Седрик: другие произведения.

Негодяй

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Ссылки
Оценка: 7.67*281  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Попаданец в Романа Торчвика из мультсериала RWBY. Здесь будет всё! Божественные сущности, которые распинаются перед героем; наглый и борзый главный герой, который собирает гарем; большие пушки; человекоподобные роботы; мороженое и печеньки; издевательства над окружающими; расистские шутки; стёб над политическими взглядами особо возбуждённых; идеальные девушки; шикарные шляпы; сомнительные поступки; и кофе... много кофе!
    В общем, оставь надежду, всяк сюда входящий!
    Примечания автора:
    Будет гарем, ибо в каноне слишком много шикарных тян и, буквально, ни единого нормального парня, который бы их ценил. То есть есть Рен... и он — единственный. Больше достойных примеров просто нет, ибо даже Жон... ну, это Жон. И вообще, о чём ещё можно писать фанфик по RWBY, кроме девушек? Они же — самое лучшее, что есть в этой вселенной!
    Ещё раз, для особо одарённых: гарем БУДЕТ! Без вариантов. Независимо от ваших комплексов и импотентских замашек. И да, если я пишу, что он будет, значит, он будет. Да, я знаю, что не все способны сразу осознать данную мысль и всё равно удивятся, не забыв главе к десятой написать, как они поражены и недовольны этим обстоятельством, ведь ничего же не предвещало, а тут вдруг, и автор не прав... Ну, всё, как обычно.
    Да, если кто-то не понял, я очень верю в человечество! Больше, чем в человечество, я верю только в капитализм с человеческим лицом и святой рыночек, который порешает.
    Текст на Фикбуке: https://ficbook.net/readfic/10937461
    Текст на Автортудей: https://author.today/work/138331

  
Пролог. Утро добрым не бывает.
  
  – Ох, где это я?
  – В Лондоне, сэр.
  – К черту подробности, мир какой?
  Из хроник алконавта.
  
  Первое, что я почувствовал, открыв глаза, была головная боль. С какого ляда у меня должна была болеть голова, вопросом было интересным. Что-то я не припомню, чтобы болел или напивался, тем более что в последнем я вообще редко когда бываю замечен (пусть иногда по утрам и жадно пью холодную воду). Но факт оставался фактом — череп жутко ломило. А ещё… какого чёрта у меня спадающая на глаза рыжая чёлка?!
  
  Последний вопрос вызвал новую вспышку головной боли, но вместе с ударами неизвестных молотобойцев прямо по мозгу в него стали поступать и другие импульсы, куда более полезные… и куда более неприятные.
  
  Итак, я попал. Причём самым тупым и шаблонным образом — меня сбил чёртов грузовик с уснувшим му… водилой, когда я тихо-мирно шёл домой из университета, где имел честь отбывать трудовую повинность в виде преподавателя, дабы получить вожделенные «часы профессорской деятельности» и закрыть этот вопрос в своей кандидатской. «Работа» хреновая, коллектив — на одну половину дом престарелых, на вторую — такие же «кабальные», как и я, что оттрубят год-два для галочки и благополучно смоются туда, где нормально платят, то есть в бизнес, по совету нашего многоуважаемого правительства. Была ещё парочка энтузиастов-идеалистов, но, по моему скромному мнению, в словах «идеалист» и «идиот» слишком много общих букв. Во всём этом было лишь два положительных момента. Первый — это тот факт, что нормальная работа уже есть, а добытые связи на кафедре эту самую работу в будущем сильно облегчат, ну а второй… как говаривал один мудрый человек: жена со временем стареет, а студентка-третьекурсница всегда остаётся молодой и прекрасной. Да, не самое благовоспитанное поведение, но что поделать? На этом «рутина» заканчивались и начинались странности. Я, конечно, не эксперт, но разве я не должен сейчас… ну там, немного истерить? Или метаться по комнате, крича «верните меня обратно!» или что-то в этом роде? Или это и есть истерика? Хм… но вот то, что я просто лежу и продолжаю с неприязнью коситься на ярко-рыжую прядь волос, пытающуюся забиться мне в глаз — это явно ненормально.
  
  Ответ пришёл с новой порцией боли, открывшей воспоминания о том, что после знаменательной встречи с грузовиком очнулся я в виде… хрен знает чего. Шарик света, чем-то смутно напоминающий варкрафтовского виспа, и вот этот самый шарик висел перед мордой, сотканной из странной, чуть отливающей фиолетовым тьмы. Драконьей мордой. Или Апостол Пётр «сильно изменился за лето», или я таки попал «на ковёр» к кому-то другому. С учётом того, что существом при жизни я был, мягко говоря, не сильно религиозным, а вот всяческими «Мечами и Магиями» в своё время увлекался знатно, то удивляться особо не следовало. Да и проблемы у меня были с удивлением. Отсутствовало оно, чуть более, чем полностью.
  
  Дракон смотрел на меня оценивающе. Я же молчал. А что тут можно было говорить? Он явно куда как больше знает об этом месте и здесь происходящем. Что-то спросить? А зачем? Мне, конечно, любопытно, но если встречать души павших ролевиков и провожать их в Вальха… эм, куда нас там надо провожать, его работа — сам всё скажет, если он решил «спереть» душу из нашего мира для своих целей, то всё равно или скажет, что ему нужно, или сожрёт, если просто «охотится». В любом случае, от меня ничего не зависело.
  
  – Очень здравомыслящая позиция. Ты мне подходишь, – глубоким басом, окутавшим меня со всех сторон, раздался его голос. То, что он спокойно читает мои мысли, удивления тоже не вызвало.
  
  – Для чего? – говорить, в привычном понимании этого слова, я не мог, но вот направленно мыслить — вполне.
  
  – Ты прав, у меня есть для тебя предложение. Давний спор и давняя ошибка. Гордость и разочарование. Теперь нам с братом нужен взгляд со стороны. Ты подходишь, – тут пробило даже мою невозмутимость.
  
  Передо мной явно был кто-то могущественный. Не знаю, насколько, но на меня точно хватит. И этот кто-то хочет, чтобы я разрулил некий спор этой сущности с родственником, очевидно, не уступающим ему в силе. Я, конечно, не Парис, которого пригласили оценить трёх богинь с очень скверным характером, но есть подозрение, что кончить смогу не лучше. Но тут дракон рассмеялся:
  
  – Нет, нам не нужен судья, судить будем мы. Нам нужен лишь тот, кто оценит со стороны. Не более, но и не менее.
  
  – Так что я должен буду сделать? И зачем мне это?
  
  – Просто прожить новую жизнь в нужном нам мире. А после — поведать, что ты о нём думаешь. Что же касается твоего второго вопроса, то тебе нечего терять. Ты не принадлежишь ни одному из ваших богов, а потому просто забудешь всё и родишься вновь. Но… да, любая работа должна быть оплачена. Раньше… давно, к нам приходили с просьбами. К брату, в основном. Но иногда и ко мне. Я не отказывал. Ты тоже сможешь попросить, что пожелаешь.
  
  – Любое желание? Даже стать Богом?
  
  – Смертные слишком много и слишком противоречивые значения вкладывают в это понятие. Но я понял, что ты хочешь. Я могу дать тебе возможность развиться, но остальное будет зависеть лишь от тебя, – с лёгкой и непринуждённой интонацией сообщил он. Я же оторопел. Это было не просто больше, чем я надеялся, это выходило вообще за рамки того, что смел предполагать. А то один даст плюшку, а второй обидится и отберёт. Или ещё что. Лучше мы сами, тихой сапой, по предоставленной методичке. – Проживи эту жизнь интересно, – вырвал меня из мыслей голос дракона, вновь прочитавшего мои мысли и увидевшего концептуальное согласие в них.
  
  И я очнулся. В непонятном месте, в неизвестном теле, страдающем похмельем. И то ли это следствие такого вселения, то ли кто-то вчера явно перебрал. А, кстати, кто?
  
  Эта мысль вызвала новый поток уже привычной боли, а к молотобойцам в голове присоединились ещё и бурильщики. Но ответ я получил. И…
  
  – Б*я-а-а-а-а, – моя рука накрыла лицо. Моя ухоженная рука с отполированными и наманикюренными ногтями. Я не просто попал, я действительно ПОПАЛ. И, судя по памяти, если не буду шевелиться, жить мне осталось с год, что явно не устроит моего нанимателя — раз, помирать повторно столь быстро очень не хотелось — два. Зато «броня пофигизма» разлетелась вдребезги.
  
  Итак, позвольте представиться, Роман Торчвик. Франт, мизантроп, расист, немного садист, человек, обладающий превосходным (по его мнению) чувством юмора и вкуса (опять же, исключительно по его мнению). А также известнейший, мать его, вор на все четыре Королевства. Ах да, вчера ему как раз сделала «предложение, от которого невозможно отказаться» одна сногсшибательная красотка в алом платье. Что же, теперь я воочию знаю, что с фаерболом и добрым словом добиться можно куда большего, чем только с добрым словом.
  
  Итак, я на Ремнанте. Мир это интересный, о котором я успел посмотреть аж целых три с половиной сезона — спасибо означенным выше третьекурсницам, о всяческом интересном в плане развлекательных мероприятий и культурного досуга узнавал я вовремя и в большом объёме. Вот только автор оригинального сценария умер как раз в конце третьего сезона, и это сразу сказалось на качестве сюжета и сериала в целом. Кое-что по его наработкам продолжатели ещё вытянуть могли, но всё же. Проблема заключалась в том, что по «оригинальному» сценарию моё нынешнее тело будет сожрано местными «злыми духами», Гримм именуемыми, аккурат в конце третьего сезона. Такова уж роль злодеев второго плана — нелепо сдохнуть где-то мимоходом. Так себе перспектива. И просто «соскочить» я уже не смогу — не после того «щедрого предложения». Эта стерва Синдер при малейшем моём шевелении в сторону выхода меня просто испепелит. А если учесть, на кого она на самом деле работает, даже вариант просто «исчезнуть» не пройдёт. Но вернёмся к Ремнанту и тому, что я о нём знаю из памяти Романа, ставшей моей. Куда делся сам Роман, задумываться не хотелось. Если мои наниматели — те, о ком я думаю, им ничего не стоило просто вырвать душу из тела и запихать её куда-либо ещё. Или просто отправить на перерождение, или… масса вариантов, в общем.
  
  Итак, Ремнант, в переводе «остаток» или «пережиток». Очень правильное название. 90-95% мира контролируется… а хрен знает, как их назвать. Демоны? Тёмные Духи? Порождения Тьмы? В общем, местные нарекли их «существа Гримм», видов их множество, количество их неисчислимо, сила разнится от почти безобидной птички размером с ворону, а то и волнистого попугайчика, до чёртового Мумака из Властелина Колец, Кракена какого или вообще Дракона. Более никто ничего об этих тварях не ведает. После смерти их тела очень быстро испаряются, а если каким-то чудом поймать данное существо, то в неволе оно тоже помирает буквально сразу, как теряет надежду вырваться, и тоже испаряется. И да, эти существа, несмотря на то, что почти поголовно выглядят этакими мутировавшими животными с чёрной плотью и костяными наростами по телу, не являются безмозглыми. Они монстры, и животных повадок в них хватает, но учиться и анализировать обстановку они способны, вплоть до проявления вполне явных признаков полноценного разума.
  
  Всё человечество ютится в городах-крепостях, коих всего четыре, по одному на каждый континент. Плюс деревеньки и небольшие поселения в одном-двух дневных переходах друг от друга, с возможностью быстро смазать пятки салом и добраться до помощи. Есть парочка исключений, но это так, в пределах статистической погрешности. Общая численность населения миллионов пятнадцать. Ну двадцать максимум. И всю историю, сколько себя местные помнят, они воевали с этими Гримм. Из моих знаний мне ещё известно о некой «Королеве», которая всем этим паноптикумом рулит и вроде бы хочет уничтожить человечество. А ей противостоит Бессмертный Герой. Точнее, не бессмертный, убить его вполне можно, но это почти ничего не даст — возродится в очередном подходящем теле, поглотит память жертвы и пойдёт геройствовать дальше. Очень, кстати, знакомый механизм. Самого только что таким же макаром в Торчвика запихнули. Но версия с желающей убить всех человеков Королевой Гримм, для друзей просто Салем, выглядит слабо, да и «объявили» её сезоне в шестом, что ли… не знаю, только краем уха слышал. В любом случае, до станковых пулемётов, взрывчатки и роботов местные развились совсем недавно, ну округлим, сто лет назад. Но с Гримм воюют-то уже тысячи лет! Да, местные могут в так называемую Ауру, эдакую обрезанную магию на одну способность и общее усиление физики сверху, но что это может против бесчисленных легионов не знающих боли, усталости, страха, способных рвать когтями сталь тварей? Даже сейчас, возьмись Гримм за людей всерьёз, человечеству кирдык — просто завалят телами. В общем, непонятно. Но что-то тут точно не так. И, вероятно, мне придётся выяснить, что именно.
  
  Но и этих проблем людям было мало. Впрочем, я никогда в людях не сомневался — мы всегда найдём, как перегрызться между собой, невзирая ни на что. Вот, казалось бы, вы — в постоянной осаде монстров, что, помимо всего прочего, ещё прекрасно улавливают любые негативные эмоции, живучи и со временем если не отращивают полноценный мозг, то уж полный комплект звериной хитрости и даже понимание тактических схем приобретают. Что должны делать нормальные разумные в такой ситуации? Объединяться и Превозмогать, но… нет, давайте мы найдём тех, кого можно погнобить, ведь нам совершенно больше нечем заняться!
  
  Дело в том, что у части местного населения есть звериные черты. Они совершенно рандомны, не меняют психику и вообще, по сути своей, ничем принципиально от иного цвета кожи или волос не отличаются, хоть и могут давать более острые чувства в той или иной области, но тут таких людей до недавнего времени считали унтерменшами. «Недочеловеки», «животные» и прочее по списку классических нациков. Да, тут гнобят кошкодевочек. В то время, как всех могут сожрать грёбаные демоны. У меня просто нет слов. Даже нецензурных.
  
  А ещё местные нашли время и ресурсы на Мировую Войну, Революцию Фавнов (те самые кошко-, зайко-, обезьяно-, лисо-, олене- и прочие девочки и мальчики) За Свои Права и прочие милые вещи. В общем, с удовольствием устраивали резню и кровопускания, при этом уровень отрицательных эмоций был такой, что лично я не понимаю, как слетевшие с нарезки от подобного Гримм не прикончили всех, кто пережил всё вышеперечисленное.
  
  И вот во всё это великолепное болото угодил я с заданием прожить жизнь, дабы мои наблюдения поучаствовали в разрешении спора. Н-да, скорее всего, удостоился я лицезреть одного из Близнецов, они же «Боги-Драконы». По легендам — создатели и покровители мира, а потом они психанули, разнесли пол-Луны и ушли. Зато пришли Гримм. Глубоко я попал. Прямо чую ароматы эпичнейшей задницы. Да и персональ, в которую я угодил… в очень паршивое время и позицию. А жить-то хочется, причём, крайне желательно, жить в тепле, вкусно кушать и мягко спать. Можно даже с кошкодевочками, в отличие от прошлого владельца сего тела, я против фавнов ничего не имею. Ну, если это, конечно, не поехавший кукухой красноволосый террорист-расист с бычьими рогами и таким же мозгом… О, я не упомянул? Ко всем прочим радостям, у нас тут есть местная Алькаида, начинавшая сначала как протестное движение фавнов за равноправие, потом эволюционировавшая в аналог ИРА *(Ирландская Республиканская Армия. По сути, те же террористы, но гражданских стараются не трогать, сосредоточив усилия на военной и полицейской силе «оккупантов», коими считают англичан. *прим. Автора)*, ну а следом уже дошедшая до «смерть неверным», точнее, не-фавнам. Думаю, скоро и своих сородичей с «неправильными» взглядами резать начнут, если уже не начали…
  
  Мои размышления об интересности положения прервал стакан минералки, оказавшийся в зоне моего восприятия. Чуть переведя взгляд со стакана, я обратил внимание на руку, что его держит. Рука была изящной и миниатюрной. Крепилась она к такой же миниатюрной, не выше метра пятидесяти, девушке с милым личиком, длинными волосами, сочетающими в себе розовый, коричневый и белый цвета, и разноцветными глазами: левый карий, а правый розовый. Морг. В смысле, левый розовый, а правый карий. Морг. То есть… голову прострелило болью.
  
  – Нео, ради всего святого, перестань! И так мутит… – взмолился я, болезненно жмурясь на коварное наказание от девушки.
  
  Неополитан. Очень… неоднозначная личность. Единственный человек, которого Роман Торчвик мог назвать другом и доверял безоговорочно. Их отношения были в высшей мере странными. Она всегда молчала, он всегда молол языком за троих. Он был довольно высоким и подтянутым мужчиной, но силовую часть операций всегда на себя брала эта хрупкая девушка. Никто никогда не мог сказать, о чём она думает на самом деле. Почти всегда улыбается, словно не воспринимает этот мир всерьёз. История их отношений с… теперь уже, получается, со мной, началась давно, больше десяти лет назад. А точнее, в тот момент, когда нищий и ещё толком ничего не умеющий беспризорник примерно двенадцати лет, уже понявший, что хорошего от жизни ждать не стоит, а путь наверх пролегает по телам и спинам других, с какого-то перепою отдал последний свой кусок хлеба маленькой голодной немой девочке. И та робко улыбнулась ему в ответ.
  
  Наверное, это был первый и последний правильный поступок Романа Торчвика за всю его жизнь. Шло время, из никому неизвестного мальчишки вырос злой и циничный мужчина, получивший репутацию человека, способного достать что угодно и в сколь угодном количестве… если у заказчика найдутся деньги, чтобы это оплатить, само собой. Новые документы, промышленный шпионаж, банальные кражи в особо крупном размере, а уж старые добрые грабёж и разбой и вовсе упоминать не стоит. Разве что заказных убийств в «прейскуранте» не было. Да и то, лишь потому, что умышленное убийство в этом мире было если не печатью конченого ублюдка и изгнанника, то уж поводом коситься и держаться от подобного деятеля подальше — точно. А отторгать «клиентскую базу» Роман не хотел, потому убивал только «в целях самообороны». И всегда с ним была молчаливая тень. Маленькая, незаметная, но такая полезная… способная буквально растворяться в воздухе… и помочь раствориться другому. Они могли бы быть друзьями, они могли бы относиться друг к другу как брат с сестрой или отец с дочерью, они даже могли быть любовниками, но… нет. Всё, что интересовало Романа Торчвика, было лишь самим Романом Торчвиком. И лично я не понимаю, почему «девочка-мороженое», в честь которого вор назвал свою молчаливую спутницу, до сих пор следует за ним. Прошлый владелец этого тела подобной верности не заслуживал, пусть и воспринимал её как должное. Что же, я хотя бы попробую это исправить. Не хочу оставаться тем же уродом, память которого унаследовал.
  
  – (-_-)… – любительница иллюзий как всегда промолчала, и как всегда я её понял по одному взгляду, жесту, мимике. Девушка заботилась о несчастном пьянчуге, но в то же время не одобряла его злоупотребление и при первой же возможности чуть-чуть наказала. Тем не менее воду я принял, и сразу стало легче. Да и Аура полностью пришедшего в себя Одарённого начала латать организм, в том числе и от следов интоксикации. Кстати, что-то как-то слишком быстро она это делает, раньше, если память мне не изменяет, это происходило раза в два, а то и в три медленнее.
  
  – Итак, моя дорогая прислужница! – начал я в бодрой манере прежнего Романа. Слова сами слетали с языка, не вызывая ни малейшего усилия. – Нам предложили прекрасную работу, возможность войти в легенды и щедрейшую оплату! Хм-м-м, мне кажется или от этого дела дурно пахнет?
  
  – (-_о)…
  
  – Нет, я помню, что мы постоянно занимаемся дурно пахнущими делами, но этот запах — аромат очень крупных неприятностей. Да и форма найма мне не понравилась.
  
  – (v_V)? – иронично приподнятая бровь.
  
  – А вот возьму и обижусь! Может, вообще в Охотники подамся! Стану Настоящим Героем! Как тот забавный самоубийца, что без подготовки и даже открытой Ауры захотел поступить в Бикон, – припомнил я одного каноничного персонажа, коему как раз мой предшественник сделал поддельные документы на поступление в местную академию супергероев-победителей Гримм. Разумеется, Торчвик мог бы чуть больше рассказать мистеру Арку и даже открыть Ауру, благо для опытного одарённого это несложно, не особо затратно и вообще дело полуминуты, но паренёк заплатил только за подделку документов, так что рыжий с ним даже лично не соизволил встретиться.
  
  – (v_<)… – и этот взгляд, окидывающий меня с головы до ног.
  
  – Что значит «герои в одних трусах не ходят»? – перевожу взгляд вниз. – Хм, да, небольшой недочёт.
  
  Чуть позже.
  – Ладненько, – одевшись и приведя себя в порядок, я вернулся к разговору с Нео, – какие планы на сегодня?
  
  – (=_=)?.. – мой внешний вид по выходу из ванной комнаты был подвергнут очень настороженному взгляду.
  
  – Ну да, мы теперь работаем на крутых парней… точнее, девчонку, но не суть! Так что нужно выглядеть брутальнее. Это определённо не связано с моей ленью и вчерашним отмечанием, – в ванной этого нарцисса всяких кремов-баночек-притираний было больше, чем у некоторых девушек! Во всяком случае, в моём мире. Хотя нет… не только в моём, вон у Нео только шампунь есть… и не важно, что она мастерица по иллюзиям. Я понимаю, что Роман, выбравшись едва ли не в прямом смысле из выгребной ямы, имел пару пунктиков на тему жажды славы (пусть и специфической) и одержимости своим внешним видом, но подводить ресницы тушью — это точно перебор, на который я не пойду ни под каким соусом!
  
  В ответ иллюзионистка закатила глаза.
  
  – Ну, раз у тебя идей нет, предлагаю продолжить то, на чем мы остановились вчера, но на этот раз духовно отдыхать будешь ты!
  
  – (О_о)???
  
  – Как насчёт по мороженке? – нежную страсть Нео к этому лакомству сложно было описать словами. Достаточно лишь сказать, что большую часть своих сбережений она спускала в различных кафе на это самое блюдо. А доход у профессиональной воровки-диверсантки был, мягко говоря, немаленьким. Хотя уж не мужику, что хренову тучу денег тратит на косметику, дорогие костюмы и сигары, об этом говорить.
  
  – (*_*)!!! – так, наверное, могла выглядеть маленькая собачка, которую хозяин позвал гулять и угостил вкусняшкой. А вот на мой отставленный локоть девушка уставилась как на диковинную зверушку.
  
  – (o_v)? – это было от меня.
  
  – (О_О)??? – от неё.
  
  – (o_v«)? – опять от меня.
  
  – (o_о)… (<_<)?.. (-_~), – пожала плечами и ухватилась.
  
  В таком комплекте мы и вышли из нашего «секретного убежища». Впереди были улицы Вейла — одного из четырёх королевств Ремнанта, где мне теперь предстояло жить. И очень сильно постараться, чтобы дожить до старости.
  
  
Глава 1. Вникаем в обстановку.
  
  Нам нужен план! Желательно, позабористее…
  Из мыслей агрария-энтузиаста.
  
  Нео счастливо зажмурилась и отправила очередную ложку в рот, после чего едва ли не замурлыкала, разве что беззвучно. Смотрелось чертовски мило, правда, я начинал подумывать, что в желудке у сей леди есть небольшая такая Чёрная Дыра или Пространственный Карман, поскольку это была уже седьмая вазочка. То есть пошёл уже четвёртый килограмм лакомства. Если бы я точно не знал, что пользователю Ауры нереально поймать банальную ангину, предварительно не просадив означенную Ауру в ноль, начал бы беспокоиться, а так меня волновало лишь одно.
  
  – И как в тебя столько влезает? Нет, серьёзно, Нео, это магия какая-то!
  
  – (<‸<)… (u‸u)… – девушка опасливо на меня покосилась и отодвинула восьмую вазочку с мороженым подальше.
  
  – Да не покушаюсь я на твою прелесть, просто пытаюсь понять, как это вообще возможно.
  
  – (^_^), – малышка улыбнулась и вновь с энтузиазмом принялась уничтожать мороженку, слабо обращая внимание на внешние раздражители, я же позволил себе немного полюбоваться — всё же девушки в этом мире были чертовски красивы почти все без исключений, а уж девушка с открытой Аурой — и подавно.
  
  Любование же никак не мешало мне в очередной раз окунуться в память Торчвика.
  
  С каждым разом это получалось всё проще и естественнее. Но вот мотивов прежнего Романа… теперь ещё и к этому имени привыкать… его мотивов я не понимал. Он добился всего, чего можно было желать. Сам. Да, по головам, по трупам и разбитым судьбам, но всё же. И… лишился всего, банально ввязавшись в дела, куда «честный вор» соваться не должен был ни в коем случае. Пусть он не знал всей подноготной, но когда тебе предлагают поработать с террористами, да ещё и организовать им гору взрывчатки и боеприпасов в центре самого густонаселённого города континента… я бы вот задумался о зачистке таких «партнёров», хотя бы из инстинкта самосохранения. Это, в свою очередь, выводило на вопрос «а сейчас-то делать что?» И вопрос этот был очень сложным.
  
  Просто сбежать… не выйдет, ни Роман, ни я-зритель понятия не имеем, где и сколько агентов есть у Синдер и тем паче — её хозяйки. Факт: в каноне она и её свита прибыли в Бикон как ученики другой Академии Охотников, имея все нужные документы, подтверждения, рекомендации, и походя включили в эту «охотничью команду» и Нео, вообще сделав ей новую личность и документы (хотя тут, возможно, не без помощи Романа). Причём документы прошли проверку по стандартам международного состязания, а это значило, что «корочки» подлинные и реально выданы Академией… вроде бы Мистраля, если я правильно помню, но не суть. Получается, что корочки эти выданы с ведома и разрешения кого-то высокопоставленного из администрации означенной Академии, а то и самого ректора. То есть глава одного из четырёх на весь мир центров подготовки бойцов с Врагом Человечества работает на агентов этого самого Врага. Отсюда возникает вполне логичный вопрос — а где ещё у них могут быть свои агенты? Жить в постоянном страхе, что не сегодня, так завтра за тобой придут… как подсказывает память, удовольствие сильно ниже среднего.
  
  Не сбегать, а пойти и сдать всех? Во-первых, с репутацией Романа, совсем не факт, что мне поверят даже знающие люди. Во-вторых, «Светлая Сторона» остаётся законниками, а «подвигов» прошлого владельца сего тела хватит на три пожизненных срока или и вовсе пять лет расстрела. Нео, скорее всего, вытащить меня сможет, и такой риск, в принципе, ещё можно было бы назвать приемлемым. Если бы не одно «но». Пресловутая Светлая Сторона и её лидер, Бессмертный Герой, по совместительству являющийся ректором Академии Охотников «Бикон»… я не уверен, что уместно судить о реальном человеке, основываясь на его мульт-образе, но я сейчас как раз в означенном мульте и нахожусь, и пока всё полностью совпадает с известной мне историей. Разумеется, дьявол обитает в мелочах, мотивация, информированность и расчёты героев могут сильно отличаться от того, как всё это подали «Петушиные Зубы» и пророк их, Монти, сварганившие данный сериал. Но у нас есть факты: Бессмертный Герой воюет с Королевой Гримм уже тысячу лет, если не больше, а Гримм как доминировали на планете, так и продолжают доминировать. Можно, конечно, возразить, что человечество постепенно развивается и даже отвоёвывает жизненное пространство, но это лишь наивные мечтания. Как показала практика и печально известный, хоть и старательно «замыливаемый» эпизод с освоением Горы Гленн (последняя попытка Вейла расширить свою площадь. Огромный город, ещё более огромная подземная часть, крайне удачное расположение и даже прямые коммуникации с самим Вейлом через подземные поезда… Почти полмиллиона трупов, когда волна монстров просто захлестнула, а чуть позже и пробила стены поселения и устроила форменную резню. И не помогли городу ни современные системы обороны, ни связь с Вейлом. Даже эвакуироваться никто не успел толком), человечество живёт лишь до той поры, пока Королева им… нам это позволяет. Другими словами, этот Герой совершенно бесполезен. Да, я понимаю, что когда враг настолько превосходит, особо не порыпаешься, но мне от этого не легче. Если же опять говорить по персоналиям, то я просто не доверяю Озпину — нынешней «аватаре» Героя. Меня вообще напрягают разные старики, что директорствуют в школах для юных волшебников. Лимонную дольку, мой мальчик? Ну или «чашечку кофе», если говорить об Озпине.
  
  Н-да, они бы друг друга стоили, что один не замечал «засланных казачков» в своём учебном заведении, что другой. И оба проворонили «коррапт» их сторонников — директора остальных Академий назначались ведь не без участия этого «старичка», пусть особо это нигде и не отмечалось, но человек, способный организовать поддельные документы, выдерживающие проверку, пусть и беглую, даже приёмной комиссии того же Бикона, кое-какой информацией владеет. Просто в силу своей специфики. Короче, не знаю, что тут может быть — «Озпингад», «Озпинтуп» или ещё какой бред, но факт остаётся фактом: компетентность директора лично у меня вызывает большие сомнения. Ну и второй момент — даже если он компетентен, вряд ли он будет впрягаться в решение проблем уголовника, что безобразничал в его городе с десяток лет, а заодно слегка портил его репутацию — как же так, какой-то самоучка-одарённый наводит шороху в вотчине самого уважаемого человека Ремнанта? Как ни смотри, но Светлая Сторона для меня закрыта, во всяком случае, если не случится чего-то из ряда вон.
  
  И вновь мы вернулись к тому, с чего начали. Делать-то что? А что у меня вообще есть? У меня есть личная обжора, миленькая. Но, если что, так же мило улыбаясь, перережет глотку любому, на кого я укажу. Были уже… инциденты. Нет, совесть, отставить попытки загрызания! Это был прошлый Роман, а я так поступать точно не буду! Ведь не буду же? Так, давайте просто… просто отложим этот вопрос и сделаем вид, что его вообще не поднимали. Что ещё? Ещё есть я сам и навыки прошлого владельца тела. Что это даёт? Знание криминала, авторитет «вора в законе», мастерское владение тростью-дубинкой, лёгким мечом (Нео учил драться боевым зонтиком именно Роман, как и скрытой рапирой в этом зонтике), хотя в последнем эта девочка меня, скорее всего, уже давно превзошла. Навык стрельбы навскидку из любого положения и без сколь-либо значимых прицельных приспособлений. И стрельбы меткой. Ещё очень неплохой запас Ауры, а после моего появления в его теле я, пусть и по косвенным признакам, могу судить, что её стало больше. А вот Проявления, увы, нет.
  
  Хм, пожалуй, стоит чуть раскрыть этот вопрос, да и самому не помешает ещё раз прогнать в памяти «краткую справку». Всё живое в этом мире имеет Ауру, ну, кроме Гримм, но они вообще хрень непонятная, и как минимум пища для продолжения жизнедеятельности им не нужна, да и размножаются они явно не половым путём. Так вот, Аура может пребывать в двух состояниях — «закрытом» и «открытом». Закрытое — это по умолчанию, в закрытом состоянии Аура не даёт ничего, по сути, человек с закрытой Аурой это «неинициированный маг», ничем не отличающийся от обычного человека, кроме потенциальной возможности обрести силы, если его инициировать. Открытая же Аура сразу превращает человека в суперсолдата. Даже в «пассивном» режиме пользователь Ауры без напряжения может тягать на себе сотню-другую кило, бегать со скоростью километров так в сорок-пятьдесят в час, принимать в упор на грудь очередь из автомата или даже без последствий ловить лицом гранатомётный залп (проверено лично), плюс регенерация уровня Росомахи из «Людей Икс», если «броню» всё же пробьют. Отрубленные конечности, правда, не отрастают, но и так — очень неплохо. Повышенная ловкость, рефлексы и координация идут просто приятным довеском. Плюс есть ещё и «активный» режим, когда атака, скорость, регенерация или защита дополнительно усиливаются «вливанием Ауры». Под таким «допингом» человек может спокойно ударом вбить в бетонную стену полутонную тушу местного Гримм-медведя, прыгать на десятки метров вверх и выживать под артобстрелом.
  
  Разумеется, в такой бочке мёда обязана была быть ложка дёгтя. Во-первых, Ауры у всех людей разные, и объём оной Ауры решительно невозможно узнать до момента её «открытия». От чего эти объёмы зависят и как развиваются, современная наука тоже ответить не может, она, наука, пока научилась только определять объём и состояние уже открытого резерва, но и только. В остальном же, Аура считается «Силой Души», чем душа сильнее, тем больше Ауры есть у пользователя. Отсюда второй минус — развить резерв этой силы почти нереально, за всю историю были единицы разумных, кому это удавалось. И то там было или достижение «катарсиса» в лучших традициях буддийских монахов, или такие Превозмогания, что героя сразу же должны были зачислить в Космодесант, не ниже чем на сержантскую должность. Третья и, на мой взгляд, самая опасная проблема — «душа нараспашку» сильно бьёт по мозгам. И чем «сильнее» душа, тем сильнее мозги съезжают набекрень. У каждого Охотника (прошедший обучение пользователь Ауры с резервом, достаточным для противостояния большим количествам Гримм) есть свои «пунктики», от безобидных, типа того же маньячного увлечения Нео мороженым, до очень неприятных или и вовсе опасных: алкоголизма, садизма, навязчивых идей и прочего. Пусть этого нигде не пишут, но в памяти Романа я не нашёл «ни одного» полностью адекватного разумного с хотя бы средним запасом Ауры. Так что, с учётом моего возросшего показателя резерва, мне уже становится как-то страшно. Может, подкрашивание ресниц тушью и маникюр — это только начало? А дальше мне захочется ходить на каблуках и носить чулки? Бр-р-р-р. На фоне третьего пункта тот факт, что «осмысленное» управление Аурой нужно было тренировать, как и любой другой навык, и кому-то даже при больших запасах было просто «не дано» их сколь-либо грамотно применять, а также временное превращение из «суперсолдата» в «инвалида-паралитика» при сильных растратах Ауры, уже не смотрелся.
  
  Но это всё были цветочки. Самое интересное в пользователях Ауры — это так называемое Проявление. Явление, изученное ещё хуже, чем сама Аура. По сути своей, Проявление было, хм… проявлением души, её уникальным свойством. У каждого человека оно было своё и открывалось совершенно случайно. Или вообще не открывалось. Классифицировать их пытались много раз, но никакой нормальной системы так и не выстроили, да и сложновато это сделать, ведь там реально может быть что угодно. От банального усиления/ускорения до чего-то подозрительно похожего на магию, псионику и управление концептуальными вещами, типа теории вероятности. Как обретается Проявление, никто не знает. Кто-то просто вдруг понимает, что может делать то-то и то-то. Кто-то сидит и медитирует, ожидая «просветления», иногда — действительно дожидается. Но чаще всего Проявление открывается в экстремальной ситуации. Когда человек очень-очень хочет жить или что-то сделать, не задаваясь вопросом цены этого действия или его вроде бы невозможностью. И у Романа Проявление не было открыто, а у меня?
  
  Из самоанализа и размышлений меня вырвало лёгкое подёргивание за рукав.
  
  – (-_-v)? – маленькая иллюзионистка смотрела с беспокойством.
  
  – Всё в порядке, Нео, я просто задумался…
  
  – (о_о)?
  
  – О чём, говоришь? Да о жизни вообще. Том, что мы уже достигли, том, что может быть дальше, – вздыхаю. – Знаешь, я вдруг осознал, каким засранцем я был.
  
  – (О_о)?
  
  – Нет, не то чтобы мне не нравится быть засранцем, – в этом действительно что-то было. Эдакая романтика и безбашенность, о которой мечтают многие, но отказываются, предпочитая «стабильность» или сталкиваясь с первыми трудностями, что несёт подобный путь. Про моральный аспект мы опять промолчим, – но мне не нравится, что я был таким и с тобой.
  
  – («~_~»)!.. – мотает головой и кивает на ряд вазочек с мороженым, я же не могу сдержать улыбки. «Кормящий Неополитан вкусняшками Роман не может быть засранцем», об этом прямо кричит вся её поза.
  
  – Если бы… но я честно обещаю исправиться! Возможно, даже наберусь смелости пригласить тебя на свидание.
  
  – (О_О’), – Нео, подавившаяся мороженым — воистину небывалое зрелище.
  
  – Что, совсем без шансов? Эх, бедный я несчастный…
  
  – (>‸<), – надулась.
  
  – Нет, я не издеваюсь и не шучу. Я просто реально осознал, что если мы продолжим в том же духе, то ничем хорошим это не закончится. Ты действительно дорога мне, и… ну, не знаю, я просто хотел тебе сказать спасибо за всё, что ты для меня делаешь…
  
  – (Т_Т)! – в меня вцепились, в одно мгновение преодолев расстояние с другой стороны стола. Не понял… Понял. Я — кретин.
  
  – Нет. Это не прощание, я не подсыпал тебе в мороженое снотворное или тем более яд. И вообще, как ты могла подумать, что я обойдусь без своей верной прислужницы? Хотя… если ты хочешь в отпуск, то я могу арендовать у Джуниора близняшек…
  
  *Хрусть* – так, понял, это была плохая шутка. Не стоит дразнить иллюзионистку-ассасина упоминанием других девушек. Не сразу после того, как ты, пусть и в завуалированной форме, приглашал её на свидание. Хотя мне это почему-то кажется очень забавным и интересным времяпрепровождением. Плохой Роман, очень, очень плохой!
  
  – О, вижу. Ну, раз ты пылаешь энтузиазмом и в отпуск не хочешь, то тогда предлагаю заняться нашими делами… но сначала скушай ещё мороженку, а то мне что-то немного неуютно…
  
  – (<_<)…
  
  – …
  
  – (v_v)…
  
  – Ладно, в качестве извинения я покормлю тебя с ложечки… Как ребёнок, честное слово.
  
  – (^____^)!
  
  Кормить мороженым красивую девушку, что «для удобства» перебралась к тебе на колени — это безумно приятно. А вот тот факт, что привязанность она испытывает не ко мне, а к прошлому Роману — нет. Но что я мог сделать? Сказать, мол, извини, твоего приятеля убили ваши боги, а в его тело заселили своего эмиссара для выполнения ответственной задачи? В лучшем случае, она бы посчитала, что Торчвик допился до белочки. И отстукала бы и связала, «пока не приду в себя». В худшем — я бы оказался вновь «на ковре» у Тёмного Дракона в тот момент, когда бы закончил произносить свою речь. Да и я сам, откровенно говоря, ничего, кроме вполне естественного влечения к красивой девушке в моём вкусе, к Неополитан не испытывал. А тот факт, что у неё за плечами пусть и небольшое, но вполне внушающее уважение кладбище, в моих глазах баллов привлекательности ей не добавлял. Пусть у Романа оно было больше, и память о нём теперь со мной, как и ощущения от стекающих по рукам алых ручейков, да и не стоит забывать, что мы немного в осаде демонов или кого-то подобного сидим, а мир вообще далеко не так прекрасен и радужен, как хотелось бы. Но одно дело — всё это понимать, а другое — принимать. Возможно, со временем меня это не будет беспокоить, возможно, я смогу создать с Нео именно наши, совместные воспоминания, где будет куда больше уюта и куда меньше крови. Быть может, она действительно станет мне дорога не на словах, а на деле. Но… это всё будет потом, а сейчас… что мне, чёрт подери, со всем этим всё-таки делать?
  
  Идей не было от слова вообще. У меня ранее никогда не стояло задачи «возьми и выкрутись из ситуации, где в твой лоб упирается ствол пистолета, а к яйцам уже подключают электроды», нынешняя же была как раз из этой оперы. У Романа такой опыт был… н-да, у мужика вообще весёлая жизнь, но проблема в том, что он — не я. Другой образ мыслей, другой характер. И как ни прискорбно признавать, но этот отбитый уголовник был куда «круче». Расистские шуточки в окружении террористов Белого Клыка, что хотят убить всех человеков? Не вопрос! Пофлиртовать с обещавшей испепелить тебе яйца дамочкой? Легко! Тот факт, что она прекрасно знает, что ты над ней издеваешься, и это терпит, потому как приличия сохраняются, а ты ей пока ещё нужен — лишь добавляет перчинки. А уж утопить в помоях её миньонов — вообще сам Бог велел. Да-да, прямо при ней и корча рожи. Это восхитительное сочетание наглости, харизмы и, казалось бы, наплевательского отношения к инстинкту самосохранения, при этом сочетающееся с умением не пересекать грань… Даже с учётом того, что я помню, как он это делал… повторить такое я неспособен. Значит, нужно использовать то, в чём я Романа превосхожу. И такое у меня было. Не боевые искусства — ни разу спецназером не являюсь, и опыт моих драк составляет аж пару стычек в школьно-институтские годы. Супер-хакер — тоже не моя специальность. Инженерные знания — уже ближе, но тут совсем другие материалы. А вот общее научно-техническое, да и просто информационное развитие… тут, как ни странно, открывается масса перспектив.
  
  Двадцать миллионов человек — это немало, но демографический бум произошёл относительно недавно и, как ни посмотри, по сравнению с семью миллиардами всё равно не котируется. Плюс Гримм, Аура и фавны. Эти вещи вносили свою лепту во все сферы жизни. В моей же голове были знания другого мира, причём мира, превосходящего по населению этот более чем на два порядка. Где люди тысячи лет с упоением резали друг другу глотки, ни на кого не оглядываясь. Где финансовый кризис из-за манипуляций с кредитами и «банковского пузыря» и связанная с ним депрессия не могли привести к прорывам инфернальных тварей. Да, кое-что местные могли, умели и практиковали… но по сравнению с выдумкой моих бывших соотечественников всё это выглядело почти невинно. Здесь не было боеприпасов с хлором и зарином, здесь не присылали в качестве предупреждений отрезанные конечности родственников, здесь не заливали напалмом города, да и самого напалма тоже не было. Да что там, банальный «перелом ноги», заработанный одним из участников на, чёрт подери, спортивном мероприятии по боям на боевом оружии с применением взрывчатки, вызвал такой ужас и возмущение зрителей, словно их как минимум провели на экскурсию в пыточную камеру во время использования её по прямому назначению.
  
  Я на миг замер, проникшись Осознанием, именно так, с большой буквы. Даже сидя в осаде демонов, даже продавая порой этим демонам души, местные обитатели были в разы гуманнее и чище, чем жители моего мира. Да, были драки, были убийства, были даже пытки, но, сравнивая арсенал парня, что вот уже двадцать лет, едва ли не с первого осознанного детского воспоминания, крутится среди самого отборного криминала и идёт к лучшей жизни по головам, со знаниями «нахватавшегося всякого», но по сути — совершенно обычного «серого» землянина, я приходил к выводу, что у нас Роман сошёл бы за романтичного героя, не без греха, но в целом — славного парня! А при хорошем адвокате так и вообще мог бы выйти едва ли не подвижником и великомучеником. А что? Сирота-беспризорник. На руках ребёнок-инвалид, пособия не платят, на работу не берут, а кушать на что-то надо… н-да.
  
  – Хм? – означенный «ребёнок-инвалид» примерно двадцати лет со счастливым видом болтала ногами и тыкала мне в лицо ложечку мороженого. – Неужели в тебя больше не лезет?
  
  – (^_~), – кусь! Был не прав, лезет, ещё как. Но со мной решили поделиться и теперь покормить меня. Смиряюсь с судьбой и стойко переношу сие испытание. Ну да, красивая девушка, сидя у тебя на коленях, кормит тебя мороженым. Непереносимые страдания.
  
  Но вернёмся к нашим мыслям. Картина получалась неприятная и абсурдная одновременно. Мне не нравилось то, чем занимался Торчвик. Я был сильно не уверен, что смогу сделать то же самое вообще, и точно уверен, что если и смогу, то получится у меня многим хуже. При этом я знаю и… в принципе, морально допускаю, считая чем-то пусть неприглядным, но естественным, методы, на которые даже Роман бы сказал что-то вроде: «ну ни хрена же себе, а так тоже можно было бы? Ну ты, приятель, и отморозок». После чего с высокой долей вероятности разбил бы мне голову. Чисто на всякий случай.
  
  А часики-то тикают. Синдер поставила чёткое задание. Ей нужен Прах. Очень много Праха, словно она вознамерилась отправить на орбиту как минимум Бикон. Во всяком случае, так думал Роман. У меня были знания, что астронавтика тут ни при чём. А вот подорвать защитные переборки, что запечатали путь от Горы Гленн до Вейла, а по пути ещё и гриммов привлечь — это да. И если она в ближайшее время не получит первые хорошие вести, то её уверенность в моей полезности сильно пошатнётся. С учётом того, что мистер Торчвик уже видел и слышал, в таком раскладе оставлять его в живых будет только клинический кретин. Синдер Фолл клиническим кретином, к сожалению, не являлась. Так что как ни прискорбно, но если я хочу дожить до следующей недели, мне действительно придётся заняться грабежом и воровством. Чёртов Прах…
  
  Ах да, Прах… Он же Пыль, поскольку термин, его обозначающий, имеет несколько смыслов, так уж исторически сложилось. Прах есть основа всего современного общества. Он используется повсюду: как топливо для генераторов, напрямую, как источник энергии, как начинка для боеприпасов и заменитель пороха, им легируют металлы. Ещё он может взаимодействовать с Аурой и высвобождать накопленную энергию по команде одарённого, а если одарённый ещё и хорошо обучен, то высвобожденную энергию можно направлять. К счастью, грёбанные «Праховые Маги» встречаются архиредко. К сожалению, Синдер — одна из них, да ещё и с «допингом» интересным. Но об этом я предпочту не распространяться даже в мыслях. Во избежание.
  
  О самом Прахе известно много и в то же время — до прискорбия мало. Люди научились обрабатывать его, использовать в своих нуждах и худо-бедно защищаться от его воздействия, но что он такое сам по себе, знают, быть может, только Озпин, Салем и Боги-Драконы. Причём насчёт первых двух я не уверен. Роман подобными материями никогда не интересовался, только слышал где-то краем уха, что за пределами атмосферы Прах уже не работает. Лично я, с учётом новых знаний и, кхм, знакомств, подозреваю, что данное вещество есть не что иное, как кристаллизовавшаяся мана (ну или там духовная энергия) мира. Потому-то пользователи «открытой души» могут работать с ним напрямую. Потому он не действует за пределами мира и потому его столько странных видов — начиная от банального огненного, ледяного и воздушного, заканчивая гравитационным, медицинским и хрен знает каким ещё.
  
  Прах отличается по качеству очистки, размерам кристаллов и, как следствие, запасаемой в них энергии. Самый паршивый и дешёвый можно пустить разве что на фейерверки, а вот качественный даже лучшие из Охотников тратят с осторожностью — стоит он прилично, а снаряжённый таким прахом правильный патрон вполне пробивает и пару десятков сантиметров стали… и среднюю ауру в ноль сносит за два-три попадания. Размер кристалла тоже имеет значение. «Пыль» — это так, расходник, может быть дорогим, но всё же остаётся расходником. А вот друза размером хотя бы с полпальца — это уже аргумент серьёзный. Если такой окажется в руках сильного Охотника, да с подходящим Проявлением, разрушений тот сможет устроить как от ковровой бомбардировки, плюс-минус. Но это случай редкий. Тем не менее даже просто выдать из такого кристалла здоровый фаербол или град ледяных стрел вполне по силам многим.
  
  А ещё Прах — не самое стабильное вещество. От одного косого взгляда, конечно, не рванёт, а вот от случайного чиха не вовремя — уже может. Ну и самая пикантная особенность: монополия по его добыче во всём мире принадлежит одной мегакорпорации. Есть, конечно, всякие мелкотравчатые и частные лавочки, но это капля в море, вернёмся к монополистам. Добывать Прах непросто, самые богатые шахты находятся в Землях Гримм, а значит, шахтёров надо охранять, снабжать, отвозить сырьё, и ещё тридцать три повода есть у корпорации гнать людей работать едва ли не за еду и по кабальному контракту. Ни условий, ни нормальной охраны труда. Чёрная, опасная и неблагодарная работа. И 90% шахтёров — фавны. Потому как из-за расизма отдельно взятых лиц, действий Белого Клыка, грамотной пропаганды от тех же корпораций найти нормальную работу для «зверей» — задача непростая. Да чего там, «кошкодевочек» даже в бордель могли не принять. Только или для отбитых извращенцев, или «для своих». И я просто не мог понять… Что, блин, не так с этими людьми? Разумеется, не везде было так плохо, в том же Вейле почти даже более-менее, но вот в других Королевствах… н-да.
  
  Ладно, к чёрту всё, я могу быть не в восторге от сложившейся ситуации, но у меня сейчас и своих проблем хватает. И на первом месте стоит вопрос, как с минимумом риска спереть максимум ресурсов, но так, чтобы потом эти ресурсы одна отбитая су…чность не смогла использовать во вред мне? Ну и остальному городу до кучи…
  
  Сильно захотелось курить. Рука привычно залезла в карман, достала сигару. Небрежное движение пальцем — и кончик отломан, а вторая рука, чуть отстранив Нео, уже чиркала зажигалкой.
  
  – (>_<), – выразили мне недовольство тем, что между Божественной Пищей и презренным табаком мой организм выбрал табак. После первой же затяжки, кстати, действительно стало легче. Да и мысли стройнее по голове забегали.
  
  Черновой план у меня был, благо Роман, даже надираясь во время «празднования открывшихся перспектив», набросок сделать успел: он с нанятыми мордоворотами идёт наглядно шуметь на границе торгового и спального районов, в трёх улицах от центра снабжения Академии Бикон, а Нео, пока он шумит и привлекает внимание всех возможных Охотников, решивших прогуляться вечерком поблизости от «стратегического объекта», тихо обносит склад здания. Всё как всегда — один действует открыто, вторая проворачивает настоящую схему из тени. Каждый занимается любимым делом. Вот только мои знания будущего показывали, что не всё пройдёт так прекрасно. И тут нужно было думать, где и как подстраховаться и что поменять. Чувствую, мне предстоит весёлая ночка. И совсем не такая, о которой можно было бы подумать, глядя на довольную красотку, ёрзающую у меня на коленях, эх…
  
  Да… «не всё гладко», точнее, «всё через задницу». Изначальный план был в отвлечении внимания случайных студентов Академии, что могли броситься защищать собственность любимого учебного заведения, заметив подозрительное шевеление рядом с местом, у которого все они проходят, отправляясь в город или из него возвращаясь в общежитие. Для этого и нужны были мордовороты с открытой Аурой — громкая, шумная потасовка со стрельбой и маханием железом надёжно отвлекла бы любое внимание от неприметного грузовика, тихо-мирно проехавшего к зданию склада и, спустя некоторое время, уехавшего по своим делам. Увы, известные мне факты говорили, что вместо студентов потасовка привлечёт внимание Глинды «Доброй Ведьмы», то бишь Гудвитч — зама и первой помощницы Озпина. Слухи об их любовных отношениях и прочем опустим — чего только мающиеся подростки в самом интересном возрасте 17-20 лет не сочиняют, а уж про одинокую симпатичную преподавательницу и такого же одинокого могущественного директора… н-да. Её Проявление — телекинез, но, как удалось выяснить, радиус его применения довольно ограничен, так что если держаться на определённой дистанции, ничего страшного не случится. А держать на расстоянии на открытых городских улицах (и при дежурящей «на стрёме» самой Синдер с местным вертолёто-истребителем) данную дамочку будет не слишком сложно. Собственно, Синдер и должна была участвовать для подстраховки, на случай появления кого-то из преподавателей Бикона или группы уже взрослых Охотников. Но, как мне ещё подсказывала память, помимо означенной Глинды, в разборку ввяжется маленькая миленькая девочка. Со здорове-е-енной боевой косой, совмещённой со снайперской винтовкой и дробовиком. И всё бы ничего, но она вроде как местная Избранная или кто-то в этом роде, к тому же данная стычка позволит ей поступить в Бикон на пару лет раньше, да и вообще на неё слишком много всего завязано, потому поступить самым разумным образом и сменить место или хотя бы время отвлекающего манёвра я не смогу.
  
  В принципе, пусть и талантливая, но всё равно ещё пигалица с косой особой опасности не представляла. Да чего там, настоящий Торчвик мог её спокойно скрутить и как следует отшлёпать, не переставая комментировать ситуацию и пыхтеть сигарой. Собственно, так оно в конце его жизни и вышло, а потом подъехал Избранной рояль из кустов. Угу, в виде гримма-грифона, что Романа и сожрал. Проблема состояла в том, что вот я со своим «талантом», а главное, опытом драк, имею очень неплохие шансы познакомить шею с лезвием косы этой милой крошки. А там и Глинда подтянется. Нет, разумеется, угодить в тюрьму, откуда меня рано или поздно вытащит Нео — не так уж и плохо, но когда она сможет это сделать? И не придётся ли мне смотреть сквозь решётку, как город доедают гриммы? А то и вместо ожидаемой Нео встречать означенных гриммов? Ситуёвина… Зато понятен первый пункт.
  
  – Моя дорогая прислужница, мне в голову только что закралась пара интересных планов на вечер!
  
  – (^_0)? – лениво-вопрошающе приоткрытый розовый глаз на счастливой мордашке смотрелся… интересно.
  
  – Нет, мы не будем устраивать разнузданную оргию с фавнами! – надо бы её взбодрить.
  
  – (O_o)???
  
  – А вот проверить пару связок мне не помешает, так что пошли домой, побренчим, – в ответ девушка пожала плечами и легко соскочила с моих коленей. Оплатив счёт (да, теперь, воочию увидев её возможности по поглощению мороженого, меня не удивляет её способность просадить доход с тёмных делишек за пару недель), мы направились в место, которое Роман с маленькой немой девочкой называли своим домом. Хотя лично я этот «официально заброшенный» склад с небольшой жилой пристройкой иначе как не самую притязательную времянку назвать не могу. Да и логично — таких времянок у парочки было с полсотни только в Вейле — чисто на всякий случай, а вот нормального, полноценного дома — увы, не та профессия.
  
  Тренировка пользователей Ауры — штука довольно интересная и эффективная. Трудно ей не быть таковой, когда можно использовать боевое оружие, настоящие патроны и взрывчатку, главное — не перестараться и не спустить Ауру оппонента совсем в ноль. Так что схватка до «красной зоны» — порядка пятнадцати-двадцати процентов запаса — ведётся в полный контакт и с натуральным желанием убить, как об этом рассказывают всякие вумные сенсеи в сёненах… блин, какой бред в голову лезет. А меж тем, стоило нам выйти в центр пустого склада, как милая добрая девочка попыталась разбить мне кадык кончиком своего зонта.
  
  *Тук!* – каким образом на траектории этого самого зонта появилась доселе просто таскаемая у меня в руках трость, я так и не понял. И давать мне время на понимание никто не собирался. Щёлк… шкряб… хлоп… клац… атаки в голову, корпус, по стопам, в пах и по глазам, попытка войти в клинч и завязать меня узлом… кончались ничем! Тело само, на автомате то подставляло трость, но делало шаг назад или вбок, сознание вообще не участвовало в процессе, создавалось впечатление, что мы с Нео просто танцевали, столь легко и красиво всё это выглядело! И тут меня посетила «гениальная» мысль попробовать атаковать… то есть сознательно вмешаться в процесс…
  
  Выпад прошёл нормально, отработанный сотни, если не тысячи раз «укол» тростью был чистым и безошибочным, но девушка просто шагнула в сторону в очередном танцевальном па, крюком зонтика подцепила оружие, и… я не успел сообразить, что произошло дальше. Что-то задело мою голову, мир качнулся, и вот я уже лежу на холодном бетонном полу, а надо мной возвышается эта милая кроха… заносящая боевой зонтик, на конце которого нехилый такой стальной шип, нацеленный мне точно в шею! В тот момент я совершенно забыл о всяких там Аурах и том, что такой удар меня точно не прикончит, был я, валяющийся на полу, и было устремлённое к моей тушке жало. И очень не хотелось так глупо помирать и отправляться на ковёр к дракону полным неудачником. Все инстинкты просто вопили «сваливай», и… мир опять качнулся.
  
  *Звяк!* – лезвие бьёт в бетон, а я, ошарашенный, стою за спиной у Нео. Дальше тело сработало само, и девушка получила тяжёлый «подзатыльник» тростью, но… – *Хрусть!* – и её образ рассыпался на тысячу осколков, а как будто сама собой дёрнувшаяся рука ловко заблокировала удар стоящей сбоку чёртовой ниндзи. Тем не менее новой атаки не последовало, вместо этого…
  
  – (О_о)?
  
  – Кажется, я всё-таки открыл своё Проявление, – смутные ощущения было очень сложно описать, но я действительно просто понимал, что и как нужно делать, пусть очень сыро и смутно, но всё же.
  
  – (^_^)! – несколько хлопков в ладоши.
  
  – Да-да, я тоже очень этому рад, не прошло и двадцати лет… – судя по всему, моя нежная душенька куда как сильнее отреагировала на опасность, пусть даже мнимую (хотя я в тот момент считал совсем иначе), чем закалённая во всяких неприятностях сущность Романа. Ну и Пробудилась. Или это Дракон помог, осознавая, что без подобного его «эмиссар» протянет очень недолго. Вот только почему-то у меня сильно трясутся руки и опять очень хочется курить.
  
  Не стал никого стесняться и достал сигару, а вот раскурить её не получалось — дрожащие руки никак не могли справиться с зажигалкой.
  
  – (-_-#)… – тяжёлый вздох, у меня отнимают инструмент добычи огня и дают прикурить.
  
  – Спасибо, – блаженно затягиваюсь, попутно судорожно пытаясь придумать объяснение для прекрасно знающей прошлого Романа девушки, с чего это его трясёт, словно обычного гражданского, которого чуть было не прирезали, хихик-с. – Видимо, откат от использования Проявления… – ничего умнее я придумать не мог, да и случаи подобные были. Не сильно часто, но были.
  
  Как правило, связаны они с резким расходованием Ауры, впрочем, телепорт (а открывшийся у меня талант выглядел именно им) — действительно штука прожорливая. Вот только моё понимание говорило о несколько ином. Перемещение в пространстве было далеко не основной «фишкой», скорее уж побочным эффектом. Не знаю, реально дракон постарался или это моя душа, помня опыт пребывания в духовной форме и при дополнении хомячности Романа такое учудила, но факт оставался фактом. Моё Проявление — это очень странный пространственно… эм, духовный карман, куда я могу убрать что угодно. Включая своё собственное тело. А потом «выкинуть» его в некоем радиусе моей чувствительности. И нет, зрение тут совсем ни при чём, скорее уж некое духовное притяжение… в общем, хрен его знает, но я только что получил прекрасный вариант для бегства… что не могло не радовать с учётом того факта, что фехтовальщик из меня никакой. По крайней мере, до тех пор, пока я каким-либо образом не синхронизирую мозги и рефлексы.
  
  – (u_v)?
  
  – Нет, продолжать, пожалуй, не будем, – не хочется ни дальше позориться, ни искушать судьбу, вызывая резонные сомнения девушки во всём происходящем. – Отдыхай, завтра нас ждёт насыщенный день… хотя нет, сходи к Джуниору, подтверди наши договорённости о его клоунах для завтрашнего спектакля.
  
  Кивок — и Нео уходит. Эх, хорошая она всё-таки спутница — по жизни помогает, на мозги не капает, с подругами по три часа на телефоне не висит… так, Роман, возьми себя в руки. Ну попал ты в мир, находящийся на стадии Армагеддона вот уже тысячу лет с гаком, ну могут тебя почти в любой момент поджарить/сожрать/посадить, но ты же ведь ещё жив и даже здоров, не так ли?
  
  – Хе-хе… хаа, – смех вышел вымученным и немного истеричным. По уму, мне бы сейчас продолжить отработку махов дубинкой, изучить хоть чуть-чуть открывшееся Проявление и, в идеале, попрактиковаться в стрельбе… но… я не мог даже встать. Ноги просто отказывались держать тело.
  
  Сейчас, оставшись в одиночестве, в пустом ангаре, который совсем недавно покинула девочка-убийца, я вдруг внезапно осознал, что всё это «взаправду». Тёмные Властелинши, орды кровожадных чудовищ, террористы, нацисты, анархисты и прочие долбанутые **-ты. А я уже несколько вышел из возраста, когда хочется приключений, но ещё не вошёл в тот, где «а почему бы и нет, терять-то уже нечего!» У меня дома остался привычный быт, комфорт, какая-никакая карьера и вполне неплохой достаток. А тут — все вышеперечисленные монстры и поручение непонятной сущности, которая, вот внезапно, может сделать со мной всё, что пожелает. И совсем не факт, что в это «пожелает» входит какая-либо «оплата» моих, прости Вселенная, «услуг». Может, сожрут и вся недолга? В конце концов, вроде бы именно этот милейший дракон и напустил на сей мир орду этих самых кровожадных чудовищ, так что ему до меня?
  
  Я старался думать позитивно, честно, но всяческие поговорки про «даже если вас съели…» воспринимались или извращённой издёвкой, или лозунгом дебила, которого ни разу не то что не съедали, но и для которого пальчик поранить — уже трагедия и мировое событие! Заставило меня подняться только осознание того факта, что увидь меня вернувшаяся Нео в таком состоянии, от неудобных вопросов мне будет не отвертеться. И гадать, что будет, когда я на эти вопросы ответить не смогу, мне крайне не хочется.
  
  – Так, спокойно, Роман, не разводи сырость, а то тушь, ха-ха, потечёт! – злая ирония вместе с отвешенной самому себе пощёчиной (эффекта ноль, даже Аура не колыхнулась) заставили подняться на ноги.
  
  Пошатываясь, я кое-как добрался до эрзац-версии ванной комнаты и засунул голову под холодную воду. Стало немного легче. Ладно, раз я всё равно уже вляпался во всё это дело по ноздри, нужно брать лопату и откапываться из «жизненных обстоятельств». В конце концов, открывшееся Проявление позволяет сделать очень много интересных ходов, особенно если о нём никто не знает. В Нео я не сомневался — будет молчать, как немая, ха-ха. А раз так, то мы ещё поборемся. Трепещи, Ремнант, я устрою свой RWBY с блэкджеком и кошкодевочками!
  
  На этой позитивной ноте я позволил своему телу доползти до кровати и отрубиться. Вроде бы и сделал всего ничего, а ощущение такое, будто самосвалы весь день разгружал… с песком… руками… в минус сорок… хр-р-р…
  
  
Глава 2. Ограбление века.
  
  Если, гуляя по стрёмной тёмной улице, ты встретишь маленькую, одинокую и беззащитно выглядящую девочку — беги! Ради жизни своей, беги!
  Из наставлений опытного негодяя.
  
  Утро красит нежным светом… где-то и кому-то. А ухоронка преступного элемента, коим я теперь имею честь являться, как-то не обладает такой штукой, как окна, увы. Тем не менее другая народная мудрость всё-таки работала. Утро вечера мудренее не было, но на свежую голову думалось лучше. Немного огорчал тот момент, что сегодня вечером мне с толпой «быков» идти на дело, от которого я желал держаться как можно дальше, но с этим ничего поделать я не мог. А вот с выводящим рулады желудком, в котором за вчерашний день побывали только пара ложек мороженого и сигаретный дым — вполне. К тому же… нос уловил ароматы кофе. Сам кофе себя сварить не может. Значит, кто-то его сварил! Дедукция, достойная Холмса, н-да. Тем не менее витающие в воздухе ароматы заставили меня окончательно продрать глаза и отправиться умываться, а после всех необходимых процедур — дотопать до кухни. Где и впасть в ступор от открывшейся картины.
  
  Нео. Нео в переднике. Нео в переднике дожаривает бекон. А на столе уже стоят чашки с чёрным кофе для Романа и… разумеется, кофе с мороженым для девушки. Ступор же у меня вызвало сразу несколько вещей. Первое — я-попаданец никак не мог совместить в своей голове образы «тихой убийцы» и этого милого создания в фартуке. Во-вторых, у Романа это тоже получалось со скрипом. Нет, кофе Неополитан ещё заваривала, но вот готовить, даже что-то простенькое… каждый раз она растерянно-беспомощно смотрела на Торчвика, тот лишь вздыхал, откладывал трость и вставал за плиту. Ну или они шли в кафе.
  
  – Значит, ты всё-таки умеешь готовить, маленькая ленивая хитрюга? И да, доброе утро.
  
  – (>‸>)… – показательно надулась, типа «я тут для тебя стараюсь, а он ещё и имеет наглость своё фи высказывать!»
  
  – А я что, против, что ли? Но теперь у тебя не получится делать беспомощный вид и разводить руками, а значит, список домашних обязанностей можно и пересмотреть… Кстати, по какому поводу праздник?
  
  – (–_-), – «вот и делай после этого добро людям». – (Х_х), (>_<), (^_^)!
  
  – А, так мы отмечаем моё Проявление? Ну тогда ладно… Хотя вопрос со списком домашних обязанностей всё равно остаётся открытым!
  
  – (г_г;)... – девушка закатила глаза, но тарелки наполнила и даже протянула мне мою порцию.
  
  – Спасибо, Нео, ты — чудо!
  
  – (<_<»)'… – теперь она чуть смутилась и даже порозовела. Блин, Роман — придурок. Это какой уровень пренебрежения у человека должен быть, чтобы простейший комплимент вызывал такую реакцию? И как Нео от него не ушла… не понимаю. Или это из серии любовь зла, полюбишь и коз… кхм, Торчвика?
  
  – Мням, – под полным подозрений взглядом я попробовал предоставленную яишенку с беконом. А ничего так, очень даже ничего. – Как там прошли переговоры с Джуниором? Он был впечатлён твоим красноречием?
  
  – (-_-)… – да-да, эта шутка стара как мир, но было бы странно, не скажи я что-то подобное. Впрочем, помимо демонстративно надувшейся мордашки, девушка показала растопыренную ладонь.
  
  – Пять громил? Неплохо, – будет кого поставить между мной и «Красной Шапочкой», пардон, Красным Капюшончиком. – А как твоя прогулка, всё нормально?
  
  – (г_г)… – очередное закатывание глаз.
  
  – Да, я волнуюсь. Не каждый день мы влезаем в столь дурно пахнущее начинание, знаешь ли.
  
  – (^_^).
  
  На этом наша крайне содержательная беседа подошла к концу, и мы занялись едой, а чуть позже и уже один только я — мытьём посуды. Что поделать, закон, что если один готовил, то другой моет посуду, был насаждён железной рукой самого Торчвика (правда, выглядело это посылом «я готовил, тебе мыть, иначе — никакого мороженого!»), и отменять его было бы непедагогично. А ещё мне нужно было чем-то занять руки. Вот только надолго этой самой посуды не хватило.
  
  Время тянулось до безобразия медленно и печально. Нео не проявляла никакого беспокойства и просто забралась на диван с какой-то книжкой, я же чувствовали себя так, словно вечером мне предстоит идти на первое в жизни свидание, экзамен, собеседование на работу и ложиться на операцию по удалению опухоли мозга. Одновременно. В общем, чтобы не начать бегать по потолку, я должен был срочно чем-то заняться. И тут мне на глаза попалась тросте-дубинко-винтовка. И я подумал, что поухаживать за оружием и удостовериться, что все механизмы в хорошем состоянии — неплохая идея. Боги, Демоны, Драконы и Пресвятой Макаронный Монстр, как же я ошибался!
  
  Нет, сначала всё было очень неплохо, я закрепил оружие на верстаке, руки сами принялись проделывать все необходимые процедуры — там разрядить, тут открутить, разобрать и почистить, здесь смазать… а потом я начал «активно задействовать мозг», скажем так. И первое, что произошло — моё знание физики и сопромата начало крыть всю конструкцию семиэтажным матом. Инстинкт самосохранения согласно поддакивал. Что меня так «восхитило» в конструкции? Ну, начнём с материалов. Тонкостенная полимерная трубка с заглушкой внизу была: а — лёгкой, б — гибкой. Я мог спокойно согнуть её с отклонением по тридцать градусов с каждого конца, то бишь почти что в дугу выгнуть. Без особого напряжения и усилий. Но это-то ладно, дубинке и не обязательно изображать из себя арматурину, почему бы ей чуть-чуть не гнуться? Да и сила пользователя Ауры превышает то, что может выдать обычный человек. Лёгкость — тоже не сильно большое неудобство, хотя лёгкое дробящее оружие заставляет в мозгу что-то такое почёсываться, но повышенная сила пользователя неудобство компенсирует. Проблема заключалась в том, что эта «трубка», ВАШУ ЖЕ МАТЬ, БЫЛА СТВОЛОМ МИНИ-ГРАНАТОМЁТА!!! Который гнулся. Но в ужас меня приводило не это. А всё связанное со стрельбой из этого «чуда».
  
  Оставим неудобную для стрельбы рукоять или отсутствие нормального прицела (отгибаемый прицел-заглушка с «крестиком» — это издевательство, а не прицел) — это всё мелочи, а вот то, как заряжалось это «чудо», просто вымораживало: перезарядка должна была производиться в «заводских условиях» с разбиранием половины корпуса, в крайнем случае, по принципу дульнозарядного мушкета. Хотя и с этим я был готов смириться, а теперь перейдём к «поверганию в ужас». «Обойма» трости. Весь боекомплект размещался в самой трубке-стволе. По принципу китайского фейерверка. Всё. Занавес.
  
  Ладно, допустим, спуск управляется посредством «надавливания» аурой, но… Ктулху Всеблагой, тут же все боеприпасы — праховые, пусть даже в оболочке! Из того самого Праха, что по стабильности не сильно превосходит нитроглицерин без загустителя! И он бьёт людей по голове вот этой вот «трубочкой», по самое горлышко «заправленной» данной субстанцией! Господи, каким чудом оно ещё не взорвалось у него в руках?! Неужели Аура способна и такую техноересь укрепить и заставить работать? Выходило, что да. Более того, местные вообще не видели в этом ничего странного. Изощрённое и комбинированное оружие со сложнейшей механикой, что при боевых нагрузках должно клинить только в путь, работает лучше швейцарских часов. Ладно. Хорошо. Не будем лезть в чужой монастырь со свои уставом. Работало же оно как-то до этого? Так что должно работать и далее… в крайнем случае, Аура способна защитить, даже если эта хрень разорвётся у меня в руках. Но, клянусь, при первой же возможности я избавлюсь от этой жути! И вообще, у меня сейчас есть Проявление, что позволит мне с собой небольшой арсенал таскать! И нужно подумать, как вообще избавиться от праховых боеприпасов! Понятно, что автомат Калашникова и пресловутый промежуточный патрон я тут не сделаю. Хотя бы по той простой причине, что понятия не имею, как устроен означенный автомат и что за магия такая в этом промежуточном патроне, что его изобретает каждый попаданец едва ли не в обязательном порядке. Да Боги, я даже состав пороха не знаю! Ну сера, ну селитра, ну уголь. А какая селитра? Какой уголь? В каких пропорциях? Как готовить? И это не говоря о том, что данный рецепт — это для примитивного дымного пороха, толку с которого не так чтобы сильно много, а современный для того же промежуточного патрона изготавливается из целлюлозы и с помощью какой-то кислоты… кажется. И это всё, что я знаю о современном огнестреле.
  
  – Нахрен, – на остатках выдержки собрал свою «вундервафлю» обратно, – просто нахрен, – оставшееся до начала операции время я провёл, бездумно тыкая в Свиток — местный аналог смартфона, только работает он по какому-то шаманскому принципу, не связанному с радиосвязью, хотя башни-ретрансляторы в мире есть. Целых четыре штуки — по одной на континент, угу.
  
  Вечером, попрощавшись с пошедшей на дело Нео, я сам направился в указанное место встречи.
  
  – Джентльмены, – приподнимаю в приветствии фетровую шляпу, вот что-что, а шляпы у Торчвика и в самом деле шикарны, – полагаю, пришло время для нашего небольшого променада, – предоставленные Джуниором «быки» солидно покивали, пытаясь показать свою крутость и профессионализм, ведь их нанял не кто-то там, а сам Роман, мать его, Торчвик. Нужно держать марку. А я вот смотрю на этих «гениев», что припёрлись в клубных пиджаках и с солнечными очками на лицах… в сгущающихся сумерках, угу… в общем, смотрю я на них — и почему-то хочется то ли истерично ржать, то ли столь же истерично плакать. Ладно, само себя внимание не привлечёт. Трость в руку (не думать о том, что она забита нестабильной взрывчаткой!), на рожу выражение «вы — говно, я — Д’Артаньян», ну… вперёд!
  
  И вот, в окружении этих… просто этих, я вальяжно следую в направление небольшого магазинчика с Прахом, расположившегося в относительной близости к Бикону. Случайные прохожие боязливо жмутся по стенам, наверняка кто-то уже набрал копов. Эх… входим. Готов поспорить, владелец уже прожал тревожную кнопку. Я, встав перед ним с печальным видом, принялся декларировать, что «всем стоять, это ограбление! Но нет, денег мы не возьмём, а вот Прах выгребем весь». Почему мой вид был печален? Ну, как-то грустно мне было изображать из себя «сферического злодея в вакууме», к тому же в дальнем углу я уже приметил низкорослую фигурку в алом капюшоне, к которой подваливал один из мордоворотов. Внутренний голос отсчитывал: до п*здеца осталось пять, четыре, три… Вот бабуин резко разворачивает невинную девочку в наушниках, изучающую оружейные журналы… два… Вот она снимает наушники и узнает об ограблении… один… Вот он тянется к ней, и…
  
  «Ну началось», – подумал я, проводив пролетающее через весь торговый зал тело взглядом. Тело бабуина, естественно.
  
  – Н-да… – я знал, что так будет, но на душе всё равно было грустно.
  
  Прожимаю уже свою «тревожную кнопку» — как уже упоминалось, изначальным планом было отвлечь внимание от перевалочного склада Праха Академии Бикон, в результате чего мне приходилось шуметь с «противоположной» от места действия стороны, рискуя нарваться на о-о-очень много злых пользователей Ауры во главе с наставниками сего учебного заведения. А так как дело было важным, дело было символичным, дело было натуральным зачином куда более глобальной операции и ещё, как я подозревал, должно было показать кому-то (Белому Клыку, скорее всего) удачливость нового партнёра и его умение подбирать кадры, Синдер сама вызвалась меня прикрывать. Надеюсь, сейчас тоже всё пройдёт «канонично», иначе мне придётся засвечивать своё Проявление, чего очень хотелось бы избежать.
  
  Пока я пребывал во мрачных думах, действующие лица перекочевали на улицу, где маленькая миленькая девочка принялась красиво раскидывать мордоворотов при помощи… (Да, о мои глаза! Реальность не была к вам милосердна, и мультяшный канон повторился точь-в-точь) здоровенной раскладной косы-винтовки-карабина. И получалось у неё это на удивление ловко. А тот факт, что оружие было раза в два большее её самой, милую особу не смущал. Кстати, реально милую, изящная фигурка, серебристые глазки, да и габаритами примерно с Нео, правда, ей всего пятнадцать, но этот недостаток быстро пройдёт… А-а-а, о чём я думаю?! Она же сейчас поворачивается в мою сторону и как-то очень нехорошо смотрит. А воткнувшееся в асфальт лезвие косы, ушедшее эдак сантиметров на пятьдесят в землю, и вот эта вот поза и подавно ничего хорошего не сулят. И где там Синдер со своей птичкой? Я уже почти буду рад её видеть. Так, надо тянуть время! О! Придумал!
  
  – Эй-эй, можно было просто сказать, что уже забила этот магазинчик себе, зачем же сразу так нервно реагировать? Мы, представители Тёмной Стороны, должны держаться вместе и уважать друг друга!
  
  – Эм? – и так невинно глазками хлоп-хлоп, я бы назвал её прелестью, если бы не угроза слишком близкого знакомства моей шеи с её сельхозорудием. – Я не злодейка! Это ты — преступник!
  
  – М-м-м, устрашающий алый балахон, чёрные тона в одежде, кладбищенская тема с крестами, – я невежливо потыкал пальцем в сторону пары серебряных крестиков, на которых держалась накидка девушки, – здоровенная и жуткая коса, словно ты сама Смерть… Готов поспорить, ты на стороне Печенек!
  
  – Э-э-э? – она вновь недоумённо моргнула. – Ну да, я люблю печенье, но при чём здесь это?
  
  – Вот видишь! А Печеньки — это тема Тёмной Стороны. У Света только безлимитные запасы кофе и нездоровое желание впутывать подростков во взрослые разборки. Хм… возможно, ещё любовь к невинным Девам, хе-хе. Озпин подтвердит, – ну да, меня несло, а какого бы вчерашнего гражданского не несло в такой ситуации?
  
  – Ч-что? – кажется, я её слегка загрузил.
  
  – Не важно, давай просто сделаем вид, что мы друг друга не видели, и пойдём по своим делам? – Синдер, ну где тебя носит?!
  
  – А-а-а-а… Не заговаривай мне зубы! Я не дам тебе уйти! – девочка поудобнее перехватила своё оружие, и…
  
  – Ха! – я выпустил где-то с пол-обоймы в сторону этой пигалицы. Да-да, с Боевым Кличем, кто сказал про истеричный визг?
  
  В то, что этот обстрел хоть в малейшей мере повредит мисс Роуз, я не верил, но тонкий писк, пришедший с моего Свитка, говорил о том, что Синдер всё же соизволила поднять свою прекрасную попку и явилась вытаскивать мою. Так что целью «артобстрела», в первую очередь, было создать достаточно пыли, чтобы девочка потеряла меня из виду. Так что, невежливо оставив даму, я принялся срочно сматывать удочки и рванул к пожарной лестнице на ближайшем здании — Фолл должна была прибыть на быкоглаве и забрать меня с крыши ей будет намного проще, чем с земли. Надеюсь, Глинда тоже не подкачает, иначе мне придётся объяснять злобной стерве, какого чёрта я убежал от пятнадцатилетней соплячки, да ещё и её вызвал для эвакуации.
  
  *Бух!* – выбившее кусок штукатурки попадание тяжёлой пули, произошедше слишком близко, на мой взгляд, от моей головы, мигом означенную голову прочистило, а ногам и рукам придало дополнительного ускорения — по лестнице я буквально взлетел. Хорошо, что стрелок из Руби не очень… ну или это мне тупо повезло, и она ещё не прокашлялась от пыли/сбила прицел/неудачно встала, нужное подчеркнуть. Вот только я совсем забыл, что у девочки есть Проявление — стоило мне выбраться на крышу, как позади из потока лепестков роз соткалась знакомая фигура в знакомом балахоне.
  
  – Ты так просто не уйдёшь!
  
  – Прости, малышка, ты мне тоже очень понравилась, но тебе нужно ещё подрасти! Потерпи пару годочков! – боги, что за хрень я несу?! Какого чёрта я это несу?
  
  – Аргх! – мягкий удар между лопаток дал понять, что девочка моим словам огорчилась и решила это огорчение донести до меня при помощи своего крупнокалиберного аргумента. Как бы то ни было, моей Ауры хватило, чтобы удар погасить, а неожиданное ускорение позволило оказаться в чреве корабля ещё быстрее.
  
  – Сваливаем! – рявкнул я, влетая в кабину пилота.
  
  – Где проблема?! – в ответ поинтересовалась сногсшибательная красотка в алом, расшитом золотом платье.
  
  *Шрух!* – корабль тряхнуло, а «лобовое стекло» разнесло ледяной шрапнелью — Глинда всё же добралась до места событий и радушно нас поприветствовала.
  
  – Держи штурвал, – дамочка выпрыгнула из кресла пилота, я едва-едва успел ухватиться за рычаг, а о том, что этой штукой я управлять не умею, вспомнил, только когда корабль начал выруливать подальше от здания, но… застыл в невидимом захвате.
  
  *Бух! Бух!* – Руби продолжала наносить добро и причинять справедливость.
  
  – Проклятье, Капюшончик! Ты мне краску поцарапала! – проорал я в ответ, судорожно дёргая штурвалом и переключая ещё какие-то рычаги и кнопки, в голове проскочило что-то про регулирование тяги и мощности, но как-то мимоходом, куда больше меня волновал тот факт, что чёртов телекинез «Доброй Ведьмы» ме-е-е-едленно, но неуклонно давил нас к земле, хотя движки надрывались на полную мощность.
  
  Вот только тут в игру вступила Синдер, не ставшая заморачиваться и просто испепелившая при помощи огненного шквала сначала все снаряды, отправленные в нас Руби, а потом направившая этот шквал на наших преследователей. Глинде пришлось переключать внимание на защиту от огня и мы благополучно смылись. Признаю, мелькнула у меня шальная мысль попробовать выкинуть Фолл из транспортника, но как она пришла, так же быстро и исчезла. Я был не уверен, что у меня это вообще получится, а также — что одной Глинды хватит на эту полу-Деву. В случае же выживания прекрасной брюнетки одному рыжему умнику настанет полный и безоговорочный цугундер. Увы, героем я никогда не был и малодушно решил своей шкурой не рисковать, как бы низко это ни звучало. Мои размышления были прерваны появлением «обдумываемой» красотки, что плюхнулась на соседнее сиденье.
  
  – Кажется, отвлечение внимания оказалось… слишком эффективным. Не находишь?
  
  – Роман, – она раздражённо прикрыла глаза, – просто веди этот быкоглав на базу. Молча.
  
  – Ладно, ты тут босс, – пожимаю плечами.
  
  – Именно. И больше я не намерена ставить под угрозу весь план, спасая твою шкуру, – раздражение девицы нарастало, и мне бы заткнуться и не отсвечивать, но тут в меня словно бес какой вселился. Ну или отходняк накрыл…
  
  – Ну извините, Ваше Превосходительство, вы заказали спереть едва ли не весь Прах в этом замечательном городе, и хоть я и мастер своего дела, но вдвоём это сделать несколько проблематично. От местных идиотов толку мало, знаешь ли, – ответ получился довольно ядовитым.
  
  – О, так всё, что отделяет тебя от успеха — лишь отсутствие дополнительных рук? – обманчиво мягко улыбнулась ведьма. – Ну что же, думаю, я смогу помочь тебе в этом вопросе… и кое с кем познакомить.
  
  – И почему мне кажется, что этот «кое-кто» мне ужасно не понравится? – вопрос был риторическим, а потому и ответа на него не последовало. Не считать же за таковой многозначительную улыбочку Синдер?
  
  Спустя полчаса лёта, приземлившись на одном непримечательном складе (спасибо хреновой ПВО за наше безнаказанное детство), мы имели честь наблюдать довольную Нео, что кушала мороженку… прислонившись спиной к хорошему такому грузовику с ещё более хорошим прицепом. Готов поспорить, он доверху забит нужной нам субстанцией.
  
  – Как всё прошло?
  
  – (^__^)!
  
  – Вот и отличненько, – открываю заднюю стенку прицепа и любуюсь ровными рядами ящиков со знакомым принтом снежинки. – Да-а-а, очень неплохо!
  
  Проявила любопытство и наша уважаемая «нанимательница».
  
  – Что же, похоже, от вас и в самом деле есть польза, – кивнула своим мыслям Синдер. – Перевезите груз на один из складов в городе. Через три дня с вами свяжется мой… человек, что поможет с рабочей силой.
  
  На этом сиятельная леди покинула наше общество, не утруждая себя прощанием.
  
  – Вот же… – очень хотелось просто сплюнуть, а ещё лучше — схватить Нео и свалить куда подальше, быть может, на прощание черкнув пару строчек Озпину. Если бы это действительно было выходом… эх.
  
  – (О_о)? – меня подёргали за рукав и с беспокойством заглянули в глаза.
  
  – Я в порядке, Нео, – вздыхаю, – просто устал. Да и обещание «рабочих рук» от нашей нанимательницы точно ни к чему хорошему не ведёт. Хм… – я окинул грузовик взглядом. Вообще, появилась у меня пара мыслей, но были они очень расплывчаты. – Как думаешь, если пара ящиков из этого великолепия совершенно случайно где-нибудь потеряется, никто ведь не будет огорчаться?
  
  – (^______^), – яростные кивки. Да, принцип «чужое, халява, взять-взять» эта милаха понимала прекрасно.
  
  – Вот и я так считаю, – убрать при помощи Проявления по ящику каждого вида Праха удалось очень просто, причём, судя по донёсшемуся ощущению «заполненности», я бы мог так упрятать вообще весь грузовик, хотя пришлось бы, конечно, поднапрячься.
  
  – (О_о)???
  
  – Хм? Я разве не говорил? Телепортация — это не основное свойство моего Проявления, хе-хе.
  
  – (о_о)… – полминуты раздумий, но вот её взгляд наполняется Пониманием и… Жадностью. – (*_*)!
  
  – Нет, Нео, я не буду твоим персональным передвижным складом мороженого!
  
  – (Т‸Т)… – чёрт, откуда она знает про этот приём с «глазки кота из Шрэка»? Тут же не было такого мультика!
  
  – Н-нет…
  
  – (Q_Q)?…
  
  – Нео, прекрати!
  
  – (Q‸Q)’’…
  
  – Л-ладно, – я прикрыл глаза, – но только в пределах разумного!
  
  – =(^__^)=! – и на мне повисли, счастливо болтая ногами в воздухе. Руки как-то сами собой, помимо воли, подхватили девушку под талию. Точнее, одна рука. Вторая легла несколько ниже, где талия называется уже иначе. И чуть-чуть сжалась. – (О_О)…
  
  – Да пошло оно всё! – меня сегодня чуть не зарубили, чуть не сбросили с крыши, подстрелили (пусть и без повреждений, спасибо Ауре), чуть не нашинковали ледяными стрелами и не разбили о крышу во время пилотирования местного истребителе-вертолета. То, что я умудрился эту хрень ещё и довести до базы — отдельный пункт. Короче, это всё было немного слишком! Стресс требовал выхода, а повисшая на мне чертовски красивая девушка стала последней каплей. Поцелуй получился резким, грубым. Пребывающая в культурном шоке Нео от удивления приоткрыла ротик… чем я тоже воспользовался. Впрочем, удивление её длилось недолго. Десяток секунд — и мне начинают отвечать. Неумело, но с большим энтузиазмом, а висящие в воздухе ножки уже скрещиваются за моей спиной, прижимая девушку ещё плотнее.
  
  Но недостаток опыта всё же сказался — у красотки с разноцветными глазами вскоре кончился воздух, и нам пришлось прерваться по техническим причинам. К тому же пусть это и было донельзя приятно, а организм явно был бы не прочь и продолжить, и углубить, да и Нео явно обеими руками «за», но… во-первых, грузовик было нужно всё-таки отогнать, во-вторых, как ни печально, но эти чувства были направлены на прежнего Романа, а не меня, и воспользоваться ими будет неправильно. Я всё же не такая сволочь, как Торчвик версии 1.0.
  
  – Пожалуй… нам нужно отогнать машину…
  
  – («>_>)… – порозовевшая девушка отвела взгляд, впрочем, разжимать ноги или руки она не торопилась.
  
  – И вообще, я мизантроп, расист и бабник, недостойный такой прекрасной девушки, как ты… – как-то очень неубедительно пролепетал мой организм, понукаемый остатками совести.
  
  – (–_–)*, – закатила глаза. – (^_^), – и потянулась за следующим поцелуем.
  
  – Это… нечестно, – следующие пять минут прошли очень приятно, пусть дальше поцелуев дело и не дошло, но всё же. Совесть только грызла, но с каждым мгновением, что я имел удовольствие лицезреть счастливую Нео, грызть у неё получалось всё слабее и слабее. Но тут дала о себе знать начавшая таять мороженка, и меня вероломно бросили. Хм… разочарование и облегчение одновременно — это очень, очень странная смесь чувств.
  
  Далее как-то само собой всё закрутилось — отогнать, сныкать, удостовериться, что никто на хвост не сел, и так далее, в общем, домой мы вернулись, уже хорошенько замяв неловкую сцену… Так мне казалось ровно до того момента, когда Нео начала странно на меня поглядывать и явно мяться в какой-то неуверенности. А ведь в обычной ситуации, коли верить памяти Романа, она уже через минуту после прихода домой после дела или плескается в душе, или зарывается в Свиток, играя в какой-нибудь файтинг, или хотя бы смотрит телевизор, выискивая новости о только что совершённом деле. Сейчас… никаких к тому предпосылок, зато имелись взгляды и неуверенность…
  
  – Может… сходим к Джуниору? – я тоже ощутил себя немного неловко. – Мне жизненно необходимо выпить! – произношу уже более позитивно, стараясь подражать эгоистичной манере Романа.
  
  – (-_-)… – предложение было явно не тем, которого она ждала, но… – (^_^)! – подавшись чуть вперёд, Нео осторожно меня поцеловала и нежно улыбнулась.
  
  – Ты сейчас намекаешь на мою подростковую нерешительность?
  
  – (>‸>)… – её показательно надувшееся личико ещё немного подняло настроение.
  
  – Ну прости! Нельзя вот так сразу стать чутким и замечательным, когда ты всю жизнь был засранцем! В своё оправдание я готов по пути купить тебе мороженого, идёт?
  
  – (=^__^=)!
  
  – Только без фанатизма! Никаких шеститонных морозильников мы воровать не будем!
  
  – (>_>)… (*_*)!
  
  – Что значит, ты согласна всего на трёхтонный? Я не торгуюсь! Максимум…
  
  – (Q‸Q)’’…
  
  – … одну тонну, – сказал язык раньше, чем я сообразил «что». – Нео! Что это сейчас было?!
  
  – (^_____^)!
  
  – Так не пойдёт! Мы идём выпить, а не грабить оптовый склад мороженого! К тому же ты сама мне объясняла, что грабить магазины мороженого нельзя, потому как они тогда теряют прибыль, а от этого имеют дурную привычку закрываться! Где ты тогда будешь брать своё любимое мороженное?! Поэтому минимальный набор, килограмма на полтора — не больше! Нам ещё надо убедиться, что оно не будет таять в моём кармашке, если что.
  
  – (<‸<)… – шутливо надула губки девушка, но было видно, что аргументы приняла.
  
  В общем, вскоре мы направились к Джуниору — промочить горло, а заодно высказать пару «фи» на тему выданных им дуболомов, что уже повязала полиция.
  
  Чуть позже. Улицы Вейла.
  – (<_<)… (>_>)… (v_v)?..
  
  – М-да-а-а, – после минутного разглядывания выбитых окон, дверей и общей картины знатного погрома, выдал я заключение. – Кажется, у нашего друга неприятности. Ну ладно, пойдём взглянем.
  
  Внутри нас встретил разгром ещё больший, чем снаружи. Модерновые светильники разбиты в хлам, место диджея разнесено вдребезги, танцпол просто прекратил своё существование, словно на нём устроила спарринг парочка Урс — местных гримм-медведей. Владелец заведения сидел перед тем, что осталось от барной стойки, держа в руках, похоже, последний уцелевший стакан в заведении, и мрачно смотрел, как одна из близняшек Мэлакайт (Роман никогда не заморачивался, кто из них Мелани, а кто Мелшайдес) наполняет его виски. Второй рукой он прижимал к голове пакетик со льдом. Ещё один располагался у него в районе паха.
  
  – (О_о)…
  
  – Полностью согласен с тобой, Нео, у кого-то определённо был шикарный вечер.
  
  – Ох, только тебя тут не хватало, – простонал двухметровый мужик с погонялом «Мелкий»… у некоторых в криминальной среде совсем нет фантазии.
  
  – Разве так приветствуют старых друзей, Хэй?
  
  – Роман, иди в жопу! Мне и без твоего чувства юмора хреново! Чего припёрся?
  
  – Н-да, ты явно не в духе, – прислоняюсь к стойке, и сестрёнка в алом платье запускает мне по ней бокал с бурбоном, видимо, в руках у владельца заведения был всё же не последний целый предмет посуды в этом заведении. – А зашёл я просто выпить. Сегодня был напряжённый день, – очерчиваю рукой, в которой уже каким-то образом оказалась зажжённая сигара, окружность, как бы показывая объём этой самой «напряжённости». – Ну там мировые заговоры, роковые красотки и всё такое прочее.
  
  – Ох, вот про роковых красоток не надо, – мужику явно стало грустно.
  
  – Выкладывай, кто тебя так и за что, – было у меня, конечно, подозреньице, но та серия являлась всего лишь трейлером, да и по времени толком не привязана была, так что полной уверенности нет. А если «в наших дружных рядах» завёлся беспредельщик, нужно будет проводить «воспитательную беседу».
  
  Ведь кто такой Джуниор? Джуниор — это не просто владелец бара, он — кто-то вроде посредника, информационного брокера и держателя «нейтральной территории» в одном лице. Он никогда никуда не лез, но его бар — это то место, где «уважаемые люди», имеющие между собой определённого рода разногласия, способные привести к образованию трупов при встрече означенных «уважаемых людей», могли спокойно сесть за стол и обсудить возникшее недопонимание за бокалом-другим неплохой выпивки. А главное, были уверены, что смогут из бара уйти на своих двоих и тут их не будет ждать полк «друзей» конкурента. Также здесь можно было купить или продать какую-либо информацию, нанять людей для пары-тройки разовых операций, правда, не слишком компетентных, но что поделать — не профильное это занятие Джуниора, он тут вообще больше посредником выступает. Ну и просто неплохо провести время, конечно. А потому трогать Хэя или даже предлагать ему «крышу», по общей договорённости, было нельзя. Да чего там, его даже копы не трясли и ничего не предъявляли, всё же «джентльменские соглашения» в мире, полном демонов-людоедов, блюлись свято. Никому не был нужен лишний негатив. Господин Шонг, кстати, тоже своё место прекрасно понимал, а потому нейтралитет блюл свято, никуда не лез и не зарывался. Оттого благополучно был в бизнесе уже больше двадцати лет.
  
  – А, – он махнул рукой. – Явилась тут девка. Шикарная блондинка. Не местная, искала информацию по какой-то женщине. Ну и выпивку, само собой. Вот только я засомневался, что ей можно наливать, а правила ты знаешь, – да, копы не трогали Джуниора в том числе и по той причине, что в его заведении нельзя было найти несовершеннолетних со стаканом, наркоту или малолетних шлюх.
  
  – Дай догадаюсь, ты её послал по всем пунктам?
  
  – Она не сказала, от кого она обо мне знает, – Джуниор приложился к бокалу. – Да и вообще, всё очень сильно было похоже на подставу, пусть такое и не принято, но всё бывает в первый раз. Хотя называть её мелкой, пожалуй, не стоило. Девочка обиделась, – он поморщился и поправил лёд в паховой области. – Мёртвая хватка…
  
  – Оу…
  
  – Угу, – Хэй поморщился и покосился в мою сторону, – я бы сказал, знакомые приёмчики…
  
  – Но-но, я никогда не хватал мужиков за всякое! – я даже возмутился.
  
  – Ты нет, а вот Неополитан… Хотя да, там просто приставленный клинок.
  
  – Да уж… – невольно ощутил озноб. – Охотницы — стра-а-ашные. Но мы отвлеклись, что дальше-то было?
  
  – Да ничего, – мой собеседник вновь поморщился и тяжко вздохнул, – я ведь реально ничего про интересующую её женщину не знаю, если она и появлялась в Вейле, то или давно, или ничем к себе внимания не привлекала. Ну а после действий этой блонди на неё полезла охрана и сёстры…
  
  – Сучка крашеная! – злое женское шипение на два совершенно синхронных и почти неразличимых голоса свидетельствовало о том, что нашу беседу внимательно слушают, правда, это не мешало близняшкам ещё и о чём-то с Нео трещать… хм. Насколько это возможно в отношении Нео, конечно.
  
  – Короче, раскидала она всех, обстановку попортила, но не сильно вышла за грань веселья празднующей команды Охотников. Трупов нет, так что и претензий к ней особых тоже. Но сюда теперь ей вход заказан, – немного подумав, Джуниор продолжил, – во всяком случае, пока не оплатит ремонт.
  
  – А я-то думал, что это у меня денёк не задался, – странно, настроение действительно поднялось, судя по печальному взгляду громилы, тот в очередной раз уверился, что на сердце Романа появляется радость, когда где-то случается гадость. Ладно, надо бы его подбодрить. – Дай хоть взгляну, кто вам так навалял.
  
  – На, смотри, – бармен поставил уже почти пустой бокал на стойку и вытащил свой Свиток. Пара касаний экрана — и на него выводится стоп-кадр с одной из камер зала. – Вот.
  
  – Вау…
  
  Нет, я понимал, что в сериале, сделанном едва ли не в примитивнейшем 3D Максе на сдачу от завтрака в момент перекура вряд ли смогли бы отобразить внешность персонажа хоть сколько-нибудь достоверно, даже после увеличения бюджета и роста графония там всё было далеко от идеала, но вот насколько, я понял только сейчас. Та же Капюшончик, конечно, была чертовски мила, но особо внимания её внешности я не уделял — куда больше мой взор занимала направленная в мою сторону боевая коса в её руках, тут же… М-м-м, на вид лет девятнадцать-двадцать, высокий рост, мягкие и привлекательные черты лица, шикарные фиолетовые глазища, проказливая ухмылка на губах, а уж копна густых золотых волос до подтянутой попки… и вообще, вся фигура, включая и верхнюю троечку или почти четвёрочку, была выше всяческих похвал. Я, помнится, говорил, что в этом мире полно красивых женщин? Да, это так, но даже на их фоне Янг Сяо Лонг смотрелась топ-моделью. Тут остаётся только слюни пускать… или не только? Ладно, чуток подслащу малину Джуниору и подпорчу имидж одной пернатой задницы.
  
  – А племяшка нашего знакомого алконавта с косой хорошо так подросла…
  
  – Алконавта с косой? Кроу… – схватился за голову Хэй. – Ну конечно, у кого ещё могут быть настолько долбанутые родственники?! Это объясняет, почему она не горела желанием говорить, от кого пришла — он мне полштуки льен должен.
  
  Сообщество Охотников — очень небольшое, все друг друга если не знают лично, то наслышаны. А Охотников, разменявших четвёртый десяток и вплотную подошедших к пятому, и вовсе всего ничего. Специфика работы, кто калечится, кто просто говорит «с меня хватит», многие на тот свет отправляются. Так что действующий Охотник, что вхож в кабинет и к Озпину, вполне может быть на слуху. Но с Кроу ситуация особая. Всё дело в том, что он не просыхает. Нельзя сказать, что он вечно на бровях, но в некотором лёгком подпитии — всегда. Ещё с ним постоянно какая-то херня случается, то стул под задницей рухнет, то драка рядом начнётся, а уж техника глючит и вовсе перманентно. В общем, с таким реноме все искренне считали, что он и до тридцати не доживёт, тем более где-то «на полпути» к этому знаменательному возрасту он начал квасить. Но несмотря на всё это, мужик был жив и при всех конечностях. И это многих вводило в ступор — ходячая аномалия.
  
  – Сегодня точно не твой день, приятель, – опрокидываю в себя остаток виски.
  
  – Ай, – Джуниор безнадёжно махает рукой, – зато теперь я знаю, кому выставлять счёт, когда он заявится сюда в следующий раз, – бармен допил свою порцию и потянулся за стойку, откуда достал почти полную бутыль и принялся разливать по бокалам. Меж тем, с женской стороны послышался дружный смех и подозрительное шушуканье, дамы тоже не сидели без дела. – А у тебя как прошло? – поинтересовался Хэй.
  
  – Так себе, – качнул я в воздухе сигарой и затянулся, – немного не по плану, немного более рискованно, чем хотелось бы, но хоть целым ушёл — и то неплохо. Напоролся на Глинду, – информировать бармена о том, что это и было целью моего «приключения», я не собирался. – Да и кадры, что ты мне подсунул…
  
  – Эй, я сразу предупредил, что там просто гражданские, которым за пару льен открыли Ауру, после чего они себя начали считать Спрюсом Уиллисом. Каждый. Так что обмену и возврату товар не подлежит!
  
  – Да я и не собирался, – очередной глоток, – просто жалуюсь на жизнь.
  
  – Ы! – подавился здоровяк. – Роман Торчвик — и не пытается поиметь какой-то профит? Где-то сдох Голиаф, возможно, даже не один.
  
  – Может быть. Ну или я устал… или внезапно влюбился…
  
  – Кха, – Хэй закашлялся. – Да сколько можно меня топить?!
  
  – Ну, ты слишком бурно на всё реагируешь, – пожимаю плечами. – Как там обстановка в городе? – меняю тему.
  
  – Да как тебе сказать… поговаривают, что Белый Клык как-то зашевелился нехорошо, как бы чего не вышло. А так всё по-старому, вот поставщики опять цену задирают на джин, зажравшиеся мистральские барыги, дождутся, буду закупать текилу в Вакуо…
  
  Джуниор продолжал трещать, вываливая на меня «дежурную болтовню бармена», я же потягивал сигару да краем глаза наблюдал, как Нео в компании сестёр Мэлакайт вкушает за наскоро восстановленным в вертикальное положение столиком порцию мороженого с каким-то ликёром да что-то активно печатает на своём Свитке. В общем, девушки тоже культурно отдыхали. Было хорошо, сжавшиеся было в пружину нервы постепенно расслаблялись. Жаль, что завтра уже придётся иметь дело с этим «лейтенантом Тауруса» и толпой фанатиков-террористов, но это будет завтра, а пока…
  
  – Налей ещё по одной, Джуниор.
  
  *Бульк!*
  
  
Глава 3. Организационные вопросы.
  
  «Незаменимых людей нет!» – Вудро Вильсон, 1912 г.
  «Кадры решают всё!» – И.В. Сталин, 1935 г.
  
  Домой мы вернулись уже где-то в районе рассвета, слегка пьяненькие, усталые и раздобревшие. До кровати я уже дошёл исключительно на автопилоте, кое-как скинул ботинки и верхнюю одежду, после чего приземлился в положении «лицом в подушку». Приземления рядом второго тела я уже не почувствовал, проваливаясь в сон.
  
  И в отличие от прошлого, новое утро было очень приятным. Хорошо просыпаться, ощущая, как у тебя на плече лежит головка симпатичной девушки, а ножка по-хозяйски на тебя закинута. Опять я испытал очень странную смесь чувств, с одной стороны, то, что мы были в одежде и между нами точно ничего не было — это хорошо, но я совру, если скажу, что совсем не огорчён.
  
  – (–_–) Zzz… – Нео зевнула и потянулась. Тут её взгляд наткнулся на меня. На обнимаемого меня. – (О_о)… – процесс загрузки… – (О_О)…
  
  – Доброе утро, – осторожно киваю.
  
  – (О_О)…
  
  – Что?
  
  – (О_0)… (0_0)… (о_о)… (–_–»)… – лежим, молчим. Неополитан постепенно наливается краской.
  
  – Хм… пойду приготовлю завтрак… – чтобы хоть как-то разбить неловкую тишину, озвучил я первую пришедшую в голову мысль.
  
  – (q‸q)?.. – дёрг, на меня жалобно посмотрели.
  
  – Эх… – приобнимаю и аккуратно целую девушку в кончик губ. – Но потом не говори, что я тебя не предупреждал!
  
  – (^____^)!!! – н-да, ну вот и что мне с этим делать?! Ладно, у них и так были очень странные взаимоотношения, теперь они будут ещё страньше и чудесатее.
  
  – Но завтрак никто не отменял! – оставив девушку ещё немного поваляться, я быстренько освежился под душем… холодным душем, всё же ночь в обнимку с красивой девушкой для молодого и здорового мужского организма… Кхм, в общем, выбираться из кровати и топать умываться под взглядом Нео мне было очень неловко. Особенно с учётом того, что примерно так же она смотрит на своё любимое мороженое.
  
  В качестве дежурного блюда сегодня выступал омлет с помидорками и рыбным филе, несмотря на странное сочетание, заставившее что-то почёсываться в моем мозгу, на вкус, да и на вид получилось очень даже неплохо. И вот, налопавшись от души, я задумался, а что, собственно, делать дальше? На ближайшие пару дней нас все оставили в покое, но это не значило, что можно прохлаждаться.
  
  В принципе, у меня имелись пара дней свободного времени, неплохой запас праха и «заправленный» верстак, что по совместительству является 3D принтером. Вот только от тех, что были в моём мире, он отличался как феррари от запорожца. Гражданские представители сих девайсов в моём мире могли разве что всякий пластик с силиконом печатать, да и то — медленно и печально. «Промышленные» были способны на чуть большее — им подвластна сталь. Порошковая и с низкотемпературной обработкой. То бишь, детали такое «чудо» выдавало «одноразовые». Вроде бы шли проекты по улучшению и развитию, но тут сказать я не берусь — не совсем моя тема, так что и не следил я за ней особо. Но вот местные Верстаки напоминали таковые из Далёкой-Далёкой. Использование в них Праха позволяло производить высокотемпературную плавку, сварку, закалку, отпуск, легирование, цементирование… короче, эта тумба размером в два рабочих стола заменяла металлургический завод полного цикла, химическую лабораторию, кузницу… чёрт, да оно даже кофе варило! И при этом местные в физике не ушли дальше классической механики, основ термодинамики и законов Ома! Но они строят роботов гуманоидной формы, а я даже краем глаза видел в каком-то из сезонов ОБЧР! С грёбаным Силовым Полем! Притом местные даже в принципы Суперпозиции не могут! Как они дошли до лазера без понятий о дефракции и интерференции, я тоже не знаю. Вернее, знаю, но ответ меня убивает. Прах. Это в прямом смысле слова волшебное вещество решало все проблемы. Суставы, особенно ножные, у роботов должны быстро изнашиваться при таких нагрузках и скоростях? Не проблема, добавь в металл пару крупинок «Земляного Праха» — и можешь смело класть на такое понятие, как «усталость металла». Что-что, говорите? Проблема с автономным источником энергии? Батарея с мелкодисперсным Электрическим Прахом размером с кулак вмещает в себя энергию, сопоставимую с тем, что за сутки может выработать небольшая ТЭЦ. Полёты? Забейте на аэродинамику, зачем она вам, если щепотка Гравитационного Праха способна заставить летать и утюг? А если чуть заморочиться, то ещё и окутает его непробиваемым силовым полем! Вам отчекрыжили руку? Да, это неприятно, но у нас есть прекрасные протезы, что могут идеально передавать даже мелкую моторику и иметь обратный отклик! Правда, у вас должна быть открыта Аура, чтобы подключить легированную каким-то хитрым медицинским прахом запчасть к вашему организму, зато будете пользоваться ей не хуже, чем вашей прошлой, мясной рукой! И так во всём. По техническому развитию Ремнант обгонял мой родной мир лет на пятьдесят минимум, да, не во всех аспектах, но в большинстве. При этом что сырьевая база, что «классическая» физика были где-то на уровне начала девятнадцатого века.
  
  И вот тут появился такой замечательный попаданец с неплохим, смею надеяться, багажом знаний. И, самое приятное, имеющий возможность эти знания воплотить в металле. Итак, что может мне преподнести Синдер? Скорее всего, познакомит с незабвенным Адамом Таурусом и его зверинцем. Таурус — это проблема, насколько помню, его Проявление — это полное поглощение любой энергии, направленной в его сторону, с последующим высвобождением заряда в атаку. Должен он спускать всё за один раз или может как-то дозировать силу удара, сказать не берусь — не настолько внимательно я поглядывал сериал, но сам факт того, что его даже не подорвёшь и не пристрелишь в спину из чего-то крупнокалиберного, лично меня сильно огорчал. Идея кого-либо убивать мне вообще не нравилась… ну… кроме Синдер, да и то не уверен, что смог бы её убить, даже представься такая возможность. Вот только вряд ли в этом мире получится иначе, так что лучше сразу готовить себя к мысли, что чистеньким мне не быть… и, что самое странное, я не трепещу в ужасе от этого осознания.
  
  Возможно, тут наложилась память Торчвика, что добрым дядей никогда не был, возможно, тот факт, что большинству людей из моего мира едва ли не с пелёнок внушают, что если поступать плохо, то «Там» придётся за это плохо держать ответ, и многих это тормозит, кто бы во что ни верил, но мыслишка «а вдруг действительно?» нет-нет, да и мелькнёт. Возможная неотвратимость наказания и налёт цивилизации плюс угроза наказания «здесь и сейчас» со стороны государства, в совокупности — это очень неплохие сдерживающие факторы. Вот только у меня была одна «ма-а-аленькая» проблемка. Я уже был «Там» и имел беседу с существом сведущим, пусть краткую и этот момент вообще прошёл как-то сбоку, мимоходом, но и этого хватило. Подсознательный страх неизбежного наказания исчез. Ну а налёт цивилизации, как показала практика, соскребается необычайно быстро — пара пуль над головой, и вот я уже страстно целуюсь и вполне не прочь как следует поразвлечься с девушкой, по поводу отношений с которой ещё сутки назад думал, что пользоваться её чувствами к прошлому владельцу тела будет очень неэтично. Немного мне понадобилось для пересмотра морали. Ну а уж про уход от «государственного наказания» и «все равны перед законом, но кое-кто равнее» прекрасно знал и я до попадания, а уж Роман мог бы написать пятитомник в поучительных примерах. Как бы с катушек не съехать от мнимой вседозволенности. Тем более с таким Проявлением. Вот только правило, что на каждую хитрую задницу всегда найдётся болт со спецрезьбой, всё равно работает везде и всегда. А значит, зарываться не стоит, особенно обладая только навыками Торчвика, но не умением их применять.
  
  Ладно, хватит самокопаний, что-то совсем не туда мои мысли ушли, начинал с Верстака, закончил едва ли не классическим «тварь я дрожащая или право имею». Не надо так, лучше вернёмся к нашим баранам, пардон, быкам. Красненьким таким, бешеным. И с толпой таких же поехавших террористов. Итак, Адама просто так не пристрелишь. В ближнем бою… кхм, ну, у оригинального Торчвика шанс, возможно, был… небольшой и с использованием грязных трюков, а лучше поддержки. Меня нынешнего он зарежет секунд за пять. И это я ещё себе льщу. Что делать? Вариант «ничего» не предлагать, он — грёбаный террорист с протекающей крышей, готовый с радостью прирезать всех, кто не фавн. Ну и кто фавн, но не разделяет его точку зрения — тоже. Так, хорошо, прямые методы воздействия неэффективны, а что насчёт косвенных? Местные до концепции светошумовых гранат, конечно, додумались, как и до дымовых шашек, но было всё это какое-то очень неубедительное. А ведь фавны имеют куда более острый слух и зрение, включая ночное. Нюх, кстати, тоже. А потому начнём с нелетальных «игрушек». К сожалению, масляной кислоты на Ремнанте не было, как-то ни к чему она была в Прахо-ориентированной технологии, но… какой школьник из нашего мира не знает, как сделать дымовушку или бомбу-вонючку подручными методами, хотя бы в теории? Рецептов десятки. Я решил использовать тот, где задействованы яичные белки, немного натрия и вода. Смешать, но не взбалтывать, а также оставить на пару-тройку дней, желательно в прозрачной бутылке на солнышке для достижения наибольшего эффекта. Немного подумав, докинул местный «усилитель вкуса», без понятия, из чего его делают, но вроде как продукт натуральный, ну а распечатать на местном верстаке нужную стеклянную колбу для этого «народного орудия» было и вовсе секундным делом. Зальём и через пару дней проверим, что у меня получилось.
  
  Ещё было бы неплохо сделать светошумовые гранаты, как ни странно, в них тоже не было ничего выдающегося — немного магния да нитрата аммония. Первое было в расходниках самого «принтера», второе — свободно продавалось как удобрение. Просто ни один придурок никогда не пытался их смешать и поджечь. Зачем, когда есть Прах? Я не был уверен в соотношении веществ, но тут можно было и поэкспериментировать.
  
  – Хм, Нео, могу я попросить тебя о небольшом одолжении?
  
  – (–_о)? – моя верная прислужница сидела рядом и наблюдала за моими странными экспериментами, не забывая поглощать мороженку, само собой.
  
  – Мне нужно, чтобы ты сходила в магазин, торгующий удобрениями, и добыла несколько на основе фосфора, – немного подумав и поуговаривав себя, что случаи в жизни бывают разные, я продолжил «составлять заказ». – Ещё мне нужны пара десятков мышей и четыре комплекта противогазов, а также плотная прорезиненная одежда, закрывающая все части тела, медицинский спирт и какая-нибудь кислота, хотя бы такая же, как та, что используется для пайки электроники.
  
  – (О_о)?
  
  – Нет, я не сошёл с ума, просто появилась одна очень, очень, очень плохая идея, которую мне всё-таки придётся осуществить.
  
  Девушка кивнула и исчезла. Я же ещё раз задумался, не перегибаю ли я палку? Если эта штука попадёт в руки той же Синдер — будет жопа, а если общество узнает, от кого такое к ней попало, мне будет лучше сразу застрелиться.
  
  Что я задумал? Заготовить аргументы на случай, если дела станут развиваться ОЧЕНЬ плохо. Как-то был в моей жизни относительно небольшой период ухаживаний за девушкой с химфака, ну и порой посиделки в компании общих друзей и знакомых, будущие инженеры общались с будущими светилами химпрома. И, разумеется, при мужском собрании, помимо девушек и политики, обсуждается и ещё один неизменный аспект мужского интереса. Оружие. А когда химики и оружие стоят в одном предложении… поправка, подвыпившие химики. Вот так я и узнал, что один из убойнейших видов боевых отравляющих веществ в своё время был совершенно случайно изобретён при попытке вывести новый вид пестицидов. А изготовить его можно вообще элементарно из любого фосфорного удобрения, спирта и кислоты, желательно, азотной, но не принципиально. В общем, химики — страшные люди, без шуток.
  
  Нео вернулась через полтора часа со всем необходимым. К тому моменту я уже закончил «распечатывать» своеобразную теплицу. Точнее, герметичный пластиковый короб с полностью независимой системой вентиляции. Дальше началась более серьёзная работа, начать я решил, правда, с чего попроще и принялся изготавливать небольшие «пробники» из смеси магния с аммонием — вытащить его из удобрений удалось тоже без проблем, функция «очистки» была вполне себе базовой для Верстака. Разумеется, что угодно из чего угодно он вытащить не мог, но вот на мои запросы его хватало вполне.
  
  И вот, пять часов спустя…
  
  – А-а-а-а, твою мааать! – работал я, разумеется, в «очках сварщика», изготовленных тут же, да и «дозы» делал едва ли не гомеопатические, но всё же было это довольно близко к глазам, да и идея добавить немного высококачественного Огненного Праха к смеси оказалась… блестящей… чтоб её. Кое-как проморгавшись и утерев выступившие слёзы, а также возблагодарив Драконов и любовь Нео к мороженому, что девушка в этот момент на кухне накладывала себе очередную порцию и вспышкой не полюбовалась, я посмотрел на то, что осталось от испытательного стенда. Кусок спёкшегося железа, бывший недавно добротной стальной пластиной, намекал, что если не использовать эту штуку как световую гранату, то всегда можно применить в виде термобарического боеприпаса. Вот ты какая, мельта-бомба. Разумеется, на шум сразу же прибежала Нео.
  
  – (О_о)??? – взгляд на ошарашенного меня, на прожжённую сталь, опять на меня, потом на термометр верстака, повисший на 3345 градусах, – (О_О)’’.
  
  – Так… – перевожу взгляд с девушки на «градусник», – первое, со мной всё в порядке. Второе — ты ничего не видела. Термометр просто глюкнул.
  
  – (=_=)… – Нео кивнула, но взгляд у неё при этом был прокурорским, думаю, если бы не мой жалкий вид, а иным после знакомства с такой вспышкой он у меня быть не мог, мне бы устроили допрос с пристрастием. Молчаливый и суровый.
  
  На этом моменте мы посовещались, и я решил устроить обеденный перерыв, заниматься второй частью запланированных «изобретений» не хотелось, к тому же сначала нужно было заменить повреждённый модуль верстака, пусть это всего лишь покрытие, но всё же. В общем, хватит на сегодня, чем удивить противника даже с нормальным зрением, у меня есть, а уж фавна такая вспышка вообще покалечить может, ну или выведет из строя на месяц, даже с учётом чудесных свойств Ауры.
  
  С обедом заморачиваться не стали и просто заказали пиццу… ну и мороженое, да. Всё больше укрепляюсь в убеждении, что не будь Торчвика, Нео питалась бы исключительно им. А так хоть что-то более мясное в её организм попадает. Вот тоже забавно, кстати — полиция злобного криминального авторитета найти никак не может, а курьер из службы доставки — запросто. Хотя ладно, тут я придираюсь — заказ был сделан на мою верную прислужницу, а она пред законом чиста и невинна, аки агнец, даже штрафов за мусор и неправильную парковку не имеет. Хорошо быть ниндзюком-иллюзионистом.
  
  После обеда я принял тяжелейшее решение — устроить ещё одну тренировку с милой крошкой, что в прошлый раз так непринуждённо вбила в бетон здорового мужика, н-да. Не думаю, что и в этот раз что-то изменится, но как бы ни было уязвлено моё эго, навыки Романа мне учиться применять нужно, с такой жизнью от желающих проделать в моём теле пару лишних отверстий отбоя у меня не будет, а метод, рекомендованный уважаемым Кайафасом Каином, к сожалению, далеко не всегда доступен, так что придётся следовать его доктрине полностью — когда не удаётся смываться, приходится сражаться. Проблема была только в том, что девушка была созданием неглупым, и вопрос, с какого перепою Роман вместо рук отрастил себе клешни, в которых нормально оружие удержать не может, у неё возникнет. В прошлый раз это ещё можно было списать на «шок» от появления Проявления, хотя сова, натягиваемая на глобус подобного обоснуя, уже подозрительно поскрипывала и пучила глаза. В этот раз, допустим, я смогу отмазаться постэффектами от слеповухи, можно даже заявить о лёгкой контузии. Но вот что придумать в качестве оправдания постоянного лажания? Или его всё же не будет? Нет, это надеться можно на лучшее, а вот готовиться — только к худшему. Хм-м-м… Как вариант, сменить оружие, основание имеется — с таким Проявлением мне самой судьбой предназначено таскать вагон узкоспециализированного снаряжения на все случаи жизни и парочку универсальных аргументов сверху, вот только «лекарство» выйдет горше «болезни», Роман более десятка лет оттачивал навыки владения именно тростью-дубинкой, сначала потому, что ничего убойнее палки он себе позволить не мог, потом просто привык. Ещё неплохо владел мечом, как одним из самых распространённых и универсальных видов холодного оружия. По нему и нормального наставника найти было проще всего, да и некоторые приёмы перенести на его любимую трость можно было. Кхм, в общем, смени я оружие — и не то что лишусь подспорья в виде десятка лет тренировок, практики и просто мордобоя, но ещё и получу всё это играющим против меня — рефлексы-то у тела остались. А вот просто модернизируй, и некоторая «неловкость» по первому времени будет вполне понятна. Ну что же, это уже похоже на план. К тому же… да… запасы Ауры у меня сейчас минимум раза в два больше, чем были у Торчвика, а он и так дядькой был неслабым, но вместе с Аурой возросло и пассивное усиление, ей даруемое. Понятно дело, что не симметрично, но всё же. В общем, даже банальная заливка трости свинцом принесёт мне массу профита.
  
  Вздохнув, быстро вбил нужные параметры на Верстаке, модернизировать старую пока не буду, но вот изготовить цельнолитую гнутую палку из стали для тренировки было минутным делом, только и успел что одну сигару скурить. Вот тоже, раньше никогда не паровозил, а тут руки сами тянутся, впрочем, пусть. Вкус у табака был весьма приятным, да и урону организму нет — Аура прекрасно борется со слабыми ядами. На что-то серьёзное её не хватает, но вот вред от табака она нивелирует полностью, от алкоголя — почти полностью, чтобы хотя бы средне опьянеть, раньше Роману нужно было в одно лицо выдуть бутылку виски, сейчас мне… ну, думаю, где-то ведро… ну, может не ведро, но что-то я сомневаюсь, что в меня столько физически влезет.
  
  Получив ещё горячее оружие, взвесил его в руке. По ощущениям, всего килограмм или чуть больше. Немногим тяжелее прежней трости. Вот только терминал 3D принтера показывал, что на эту Оглоблю ушло 14.7 кило стали. Н-да, до сих пор не могу полностью осознать, в каких монстров превращает наличие Ауры, хотя, казалось бы, пример девочки, что от силы весит килограммов сорок пять, легко машущей боевой косой в два раза её больше и весящей минимум пару пудов, совсем недавно перед глазами был. Да, с инерцией, кстати, у местных тоже особые отношения… Немного покрутив дубинку и убедившись, что навыки и рефлексы всё так же со мной и позволяют мне крутить этой штукой почище любой мельницы, я пошёл напрашиваться на очередное избиение. Можно было бы, конечно, попробовать тихонько самому, но проблема-то в том, что мне не требовалось оттачивать приёмы, тело и так их исполняло чисто и непринуждённо, мне требовалось именно научиться их правильно применять, и тут нужен был живой противник.
  
  – Нео, не хочешь немного поразмяться? – я заглянул в кухонный закуток, где девушка в данный момент ожесточённо запихивала скомканную коробку от пиццы в мусорное ведро. Впихнуть невпихуемое, потому что лениво выносить мусор, прямо прослезился от ностальгии!
  
  – (n_n)! – девушка была только «за» и быстро метнулась за своим боевым зонтиком.
  
  – Отлично, – я пошёл к пустому ангару, звонко цокая новой тростью по полу.
  
  – (–_-)‘, – моя «обновка» явно заставила девочку задуматься о вечном.
  
  – Что? С учётом моего Проявления, имеет смысл подумать о разделении стрелкового и холодного оружия.
  
  – (>_>)…
  
  – Ну да, парочки финтов это меня лишит, но зато сколько новых перспектив! Ну да ладно, хватит болтать, Нео! Время действовать!
  
  – (-_-)… – девушка показательно надулась, ну да, кто бы ещё мог обвинить её в излишней болтовне, кроме Романа? То-то же! Впрочем, я на её надутый вид не повёлся, а на одних рефлексах завёл трость за спину.
  
  *Звяк!* – столкновение с боевым зонтиком прошло успешно, а образ дующейся леди разлетелся осколками.
  
  – Какая подлость! Моя школа! – дубинка вновь и вновь встречалась с зонтом. Странно, в этот раз уже нет того мандража, более того, я чувствую, как мне это начинает нравиться! Эта приятная лёгкость, кураж и желание ляпнуть что-то такое, эдакое. Вчерашняя изощрённая попытка самоубийства, замаскированная под ограбление магазинчика с Прахом, славно дала мне по мозгам, добавив черт Романа и наполнив жизнь новыми яркими красками.
  
  – (^_^), – счастливо улыбнулась Нео, продолжая танцевать вокруг меня.
  
  – А если так? – резкий шаг вперёд, совмещённый с ударом снизу вверх, ушла! Чуть расслабить руку, и дубинка сама скользит вниз, теперь я держу её за кончик, а крюк уже отражает ответный выпад девушки — пусть мой манёвр не удался, но вчера после подобной атаки мной уже вытирали пыль. Сейчас же — новый звяк. Разворот, подключить вторую руку и со всей силы долбануть, словно клюшкой для гольфа.
  
  – (*‸*)! – как можно материться молча, я не знал, но девушка умудрялась, прямо весь её вид об этом говорил. Ну да, одно дело — принять на раскрытый зонт-щит лёгкую полимерную трость, пусть и усиленную Аурой, а вот получить по тому же зонтику литой стальной оглоблей… усиленной более мощной Аурой — это неприятно. Бедняжку даже чуть-чуть откинуло, и… моё тело сработало почти само. Трость под углом отправляется в землю, импульс Ауры… сейчас сработает заряд, и кое-чьё личико познакомится с разогнанной палкой, а там подхватить срикошетившее оружие и добить… и потом до меня доходит, что привычного Прахового заряда в оружии-то нет. Оно тупо звякает о пол.
  
  – Бл… – договорить я не успел, потому как моё лицо познакомилось с изящной ножкой в сапоге.
  
  Официально заявляю: сапогом по башке — это неприятно! А также по шее, груди, потом последовала подножка, и… мир на миг замер, моё тело упаковалось в пространственный карман, а потом вновь распаковалось уже за спиной разноглазой засранки. Схватить за ногу, дёрнуть… женское тело с воистину змеиной грацией как-то обвилось вокруг моей руки, торса, ещё миг — и вот я уже непонятным образом лечу вверх, хорошо хоть, что потолки тут высокие… Вновь упаковка-распаковка, и… мой кулак разбивает иллюзию, в то время как затылок знакомится с крюком зонта Нео. Попытка лягнуться привела лишь к тому, что я потерял равновесие, поскольку в этот момент мою ногу перехватили, а опорную вообще подцепили своим крюком. А потом чуть было не впечатали острый каблук в самое дорогое, да ещё и в тот момент, пока я летел лицом в пол. Вывернулся лишь на инстинктах тела и очень сильном нежелании огребать. Новый «телепорт», и… мне в живот прилетает жало зонта, а по лицу бьют крюком — просчитала, пакость мелкая! Пока я соображал, мне уже врезали под коленку, ещё раз в лицо и опрокинули на пол. После чего с царственным видом уселись сверху.
  
  – Знаешь… могла бы и дать мне возможность поднять трость обратно, – я философски закатил глаза и достал из кармана Свиток. Тот показывал, что Аура моя едва-едва свалилась в желтую зону. После такого избиения — прекрасный показатель.
  
  – (-_-v)???
  
  – Нет, я помню, что если противник так ошибся, то сам себе злой Гримм, но могла бы и проявить снисхождение к своему любимому начальнику! – н-да, меня вновь отделала хрупкая девушка, но в этот раз мне почему-то хотелось ржать, а не судорожно думать, куда бежать и где бы забиться получше. Чёрт, мне это даже начинает нравиться! Эта сила, ощущения и почти что неуязвимость! Кто бы от подобного отказался? И ведь умом понимаю, что это всё очень дурные звоночки, но вот поделать с этим ничего не могу, надеюсь, такое опьянение всё же пройдёт, ну или его хотя бы можно будет лучше контролировать.
  
  – (>_>)… – Неополитан сделала вид, что серьёзно задумалась, но хватило её ненадолго, – (~_~)!.. – проказливо ухмыльнувшись и довольно зажмурившись, та лишь покачала головой.
  
  – Ладно-ладно, будет мне наука… но… хм… Нет. Не важно…
  
  – (v_v), – «Падазрительна!» — прямо кричала вся её поза, девушка даже пониже склонилась, с прищуром всматриваясь в мою довольную рожу. Не воспользоваться моментом я не мог, к тому же когда на тебе сидит раскрасневшаяся и немного растрёпанная чертовски красивая дама… В общем, было «хвать», переворот через бок, и вот я уже нависаю над ней.
  
  – Попалась? – и с чего вдруг я улыбаюсь во всю рожу?
  
  – (^_^), – Нео глазами показала куда-то вниз. Аккуратно скашиваю взгляд и вижу зонтик с уже выдвинутым жалом, что сейчас почти упирается в мои штаны.
  
  – Аргумент, – вынужденно признаю. – Значит, ничья?
  
  – (~_^)»… – отрицательное качание головой.
  
  – А если я тебя немного поуговариваю? – склоняюсь ближе и шепчу вопрос в ушко, Нео улыбается и нежно проводит левой рукой мне по щеке.
  
  Кивок.
  
  Тут уже удержаться было невозможно, и мы продолжили другие «тренировки», так понравившиеся нам вчера. Впрочем, как и вчера, дальше мы заходить не стали — сейчас явно не то время, да и место. К тому же такие успехи в махании железом навели меня на ещё одну мысль, которая выглядела довольно актуально в ракурсе грядущих событий. И, пожалуй, сегодняшний вечер идеально подходил для её реализации, оставалось только провести небольшое расследование…
  
  Вечер того же дня. Гостиница.
  – Ну хватит уже! Сколько можно?! – окончательно сдалась Янг, глядя на сестру.
  
  – М-м-м-м… – тоскливо протянула из глубин пуфика на диване чернявая макушка с красноватыми, ближе к концу, прядями.
  
  – Никаких «М»! Ничего такого не случилось! Сколько можно страдать?
  
  – Нет-нет-нет! – отчаянно запищали с мебели, задрыгав в отрицании ногами. – Ты не понимаешь, Янг! – Руби подняла голову и с выражением мировой трагедии на лице уставилась на старшую сестру. – Я заподозрила директора Озпина, что он на стороне Зла, потому что он принёс мне печенье, и ещё ляпнула об этом… И ляпнула про увлечение того невинными девами! – в уголках серебряных глаз в который раз за день выступили слёзы, только совсем не печали, а скорее панического стыда. – Что скажет папа?! Директор Озпин же чуть не захлебнулся своим кофе! А если бы он подавился?! Я чуть не убила директора Озпина!
  
  – Спокойно-спокойно, – призвав на помощь всё актёрское мастерство, наработанное за годы заботы о младшей сестре, блондинка подняла ладони в защитном жесте и постаралась нацепить на лицо подходящую по случаю улыбку. – Ничего же не случилась, и тебя даже взяли в Бикон! Ты произвела хорошее впечатление! Не драматизируй!
  
  – А что если они взяли меня только потому, что я чуть не убила директора Озпина?! – выходя на новый уровень паники, точнее, заходя на очередной круг, пискнула Роуз. – Он же герой войны, великий Охотник, а я чуть не заставила его захлебнуться! Ну почему со мной такое постоянно происходит?!
  
  – Тебе надо научится проще к этому относится… – проворчала Янг и, повысив голос, продолжила: – Ты не должна забиваться в скорлупу после каждой неудачи в общении с людьми! Так ты никогда не научишься ни с кем общаться!
  
  – А ещё я съела всё принесённое им печенье, – не слушая сестру, продолжала вгонять себя в глубины отчаяния девочка. – Он только откашлялся, а я уже всё съела… Что… Что они обо мне подумали?! Уа-а-а-а!!! – лицо брюнетки с шумом плюхнулось обратно в пуфик.
  
  – Руби-и-и-и… – с тем самым многогранным страданием, какое присуще старшим родственникам по отношению к выходкам младших, простонала Янг. И тут неожиданно из спальни раздался грохот, и незнакомый голос начал громко возмущаться:
  
  – Ну кто подвязывает цветы за ручки у окна?! Ещё и специальной охотничьей леской с прозрачностью 0.23! Садисты! Цветку же все токи пережмёт! Не могли найти нормальную верёвочку?! Фу такими быть! А ещё династия Охотников! Позорище! А?.. – неизвестный крикун внезапно замолчал, как будто к чему-то прислушиваясь. – Ах да… – прочистив горло, уже более спокойно продолжил он. – Капюшончик, не пугайся, я с печеньем!
  
  – Ви-и-и-и!!! – только что совершенно расклеенная девушка, на последних словах взвилась почти под потолок. – Это ОН!
  
  Янг не стала переспрашивать и уточнять, вместо этого по гостиной разнёсся щелчок встающих в боевое положение праховых зарядов в наручах.
  
  – Ой, ну давайте без этих пошлостей, – внезапно раздался всё тот же голос прямо из-за спины блондинки, вынуждая уже ту от неожиданности подскакивать до потолка. Разворот в воздухе, рука выбрасывается в выпаде, Аура вжимает спусковой… Тут Янг поняла, что наручей на ней уже нет, – вы же не хотите платить за разрушение номера и ломать вечер всем тем очаровательным людям, которые тоже снимают номера в этом заведении? – как ни в чём не бывало покручивая на трости уже связанные шнурочком боевые перчатки, вещал высокий парень в белом пиджаке, с обворожительной улыбкой глядя на сестёр.
  
  – Вы… – Руби ткнула пальцем в сторону незваного гостя. – Вы тот грабитель! Что вы тут делаете?!
  
  – О! Разумеется, я собираюсь кормить тебя сладостями до полного изумления! – нагло ответил этот хлыщ и, закончив играться с перчатками, поднял вверх вторую руку, где оказался зажат набитый чем-то пакет. – Мне нужны данные для прогнозирования затрат на наши будущие отношения! Кстати, Капюшончик, не представишь меня своей сестре?
  
  – Я тебя сама не знаю! – возмущённо пискнула девушка в красном плащике, от сюрреализма происходящего даже забывшая про собственное оружие.
  
  – Какие ещё «будущие отношения», старик? – Янг привыкла сначала бить, потом задавать вопросы, но то, что незваный гость, во-первых, каким-то образом смог за долю мгновения снять с её рук уже взведённую Эмбер Силику, а во-вторых…
  
  Что было во-вторых, девушка представляла себе смутно, но чутьё, которому она привыкла доверять, вело себя примерно так же, как при встрече с этим алкоголиком Кроу — буквально вопило, что перед ней кто-то очень опасный, пусть и выглядит сущим идиотом. И этот кто-то стоял рядом с её сестрой. Всё это в совокупности сделало то, что не всегда получалось с первой попытки даже у пресловутого Кроу — Янг Сяо Лонг остановилась.
  
  – Ты ранишь моё сердце, Дракончик! – патетично всплеснул руками гость. – Конечно, моя жизнь была полна лишений и самых разнообразных пороков, но мне ещё далеко до Старика Озпина даже на поприще банальной аморальности, не то что возраста! – только что откровенно кривляющийся мужчина внезапно оказался над самым ухом Янг и прежде, чем та успела отпрянуть (а она сделала это со всеми прытью и оперативностью, какими могла!), заговорщически «прошептал» на всю комнату: – И между прочим, я немногим тебя старше!
  
  – И-и-и!!! – запоздало пришёл звук, с которым девушка отпрянула.
  
  – Это всё шляпа и трость, точно вам говорю, – облокотившись на ту самую трость, продолжил как ни в чём не бывало этот рыжий псих. – В детстве мне приходилось искать способы выглядеть солидней для получения работы, а потом это стало частью стиля. Но вы правы — они меня старят, – мужчина критически покосился на свой пиджак. – Как думаете, может, стоит сменить расцветку?
  
  – Не заговаривай мне зубы! Что там за «отношения»? – блондинка никак не могла отделаться от ощущения, что с ними играются в лучшем стиле Кроу, но, несмотря на всю свою любовь к дяде, расслабляться и спускать глаза с человека, спёршего её Эмбер… Минутку. А где боевые рукавицы? Он же только что крутил их на своей трости!
  
  – Не ревнуй, Дракончик, я рассматриваю твою сестрёнку лишь как источник Милоты и Позитива. Во всяком случае, на ближайшие пару лет… Ну, знаешь, эти злодеи… – гость неопределённо повёл плечами. – Наши сердца просто тают при виде милых позитивных девушек в зловещих алых платьюшках, которые способны устроить форменную резню… Да ещё такой прелестью, как огромная боевая коса со встроенным пулемётом! – мужчина мечтательно зажмурился.
  
  – А-а-а-а-а, – сравнившаяся цветом лица со своим плащом Руби спрятала означенное лицо в ладошках, – х-хватит! И-и-и-и-и… А почему «дракончик»?
  
  – Пышет пламенем, гордая, яростная, ну и резкая, как Гримм-Дракон, – как ни в чём не бывало принялся перечислять «достоинства» Янг гость. Большую часть блондинка и так неоднократно слышала от отца. – Но до взрослого дракона ещё не заматерела, а потому «дракончик». Благо есть в кого…
  
  – Гримм-Дракон? – у Руби перехватило дыхание. – А такие бывают?
  
  – И не такие бывают, Капюшончик.
  
  – Почему вы называете меня "Капюшончик"? Э-это… смущает… Меня зовут Руби. Руби Роуз!
  
  – Как раз поэтому я тебя так и называю, Капюшончик. Роман Торчвик! Искренне желающий всем добра и благополучия человек! К вашим услугам, – рыжий молодой мужчина снял шляпу и отвесил лёгкий поклон.
  
  – И как это относится к ограблению магазина с Прахом?
  
  – Как, разве ты не знаешь? Дантист желает, чтобы у тебя болели зубы, полицейский — чтобы с тобой случилось что-то нехорошее, потому как помощь тебе — это их работа, за которую они получают деньги, и неплохие… чёртовы дантисты. Кхм, так о чём я? А, да, все хотят тебе зла, и только вор искренне желает твоему дому богатства и процветания!
  
  – Эм… – Руби слегка подвисла, беспомощно повернувшись к сестре. Чтобы встретить точно такой же взгляд. – Так… вы признаёте, что вы преступник? – не придумав ничего умнее, спросила девушка.
  
  – Дайте подумать… – Торчвик и в самом деле задумался, ну или очень натурально сделал вид. Сёстры уже не знали, что думать и на что опираться в ощущениях. – Да! Определённо, да! – наконец сообщил мужчина с очевидной гордостью. – Давай дружить! – без малейшей паузы последовало новое безумное предложение.
  
  – Но… Я не могу дружить с преступником! – пропищала паникующая Руби, у которой в голове вошли в жёсткий клинч давняя мечта найти хоть кого-то, кого можно назвать другом (кроме сестры), и всё остальное мироощущение, воспитанное на идеях о том, что людям надо помогать, а со злодеями бороться. Эффект был бы, наверное, не столь силён, но так получилось, что это был вообще первый раз в жизни, когда ей предложили дружить, а к такому повороту она оказалась совершенно не готова морально.
  
  – Ничего не знаю! – пренебрежительно отмёл возражения Роман. – Девочка, собравшая такую шикарную боевую косу, не может просто так взять и не быть моим другом!
  
  – Но!.. – попыталась возразить Руби.
  
  – Ну да, я бандит, злодей и вообще рыжий, – с долей самокритичности тут же покивал гость. – Ну и что? Да, тебе, как Охотнице, наверняка придётся меня ловить, но это же только добавит интереса! И вообще, я принёс тортик и печенье! Хочешь сказать, что ты такая плохая девочка, что выставишь человека, пришедшего поздравить тебя с первым боевым крещением и поступлением в Бикон, за дверь только из-за его профессии? Неужели ты ещё и фавнов за людей не считаешь?
  
  – Я?! Нет-нет-нет! Я никогда! Янг, скажи ему! – ужаснувшаяся до глубин души Роуз повисла на руке сестры, пялясь на неё самым умоляющим взглядом, каким только владела, и даже чуточку больше.
  
  – Да! – не давая блондинке и слова вставить, триумфально возвестил Торчвик. – Я знал, что ты прелесть! Итак, начнём отмечать твоё боевое крещение! – объёмный пакет веско коснулся поверхности столика перед диваном. – Кстати, я не говорил? Ты первая, кто смог сорвать моё ограбление! Я сразу понял, что это судьба!
  
  – А?
  
  – Отдай Эмбер Силику! – не выдержала Янг, одновременно пытаясь сбросить с предплечья мёртвой хваткой вцепившуюся в него младшую сестру.
  
  – Держи, – боевые рукавицы оказались в руках гостя вновь как по волшебству. Откуда и когда он смог их достать, девушка заметить не успела. – Надеюсь, ты не захочешь их применить на мне так же, как в баре бедняги Джуниора. Он до сих пор страдает, – Янг приняла перчатки обратно, уселась на стул, предварительно развернув его спинкой к Торчвику, и облокотилась на означенную спинку.
  
  – Я… э-э-э… схожу поставлю воду! – Руби выбежала из комнаты.
  
  – Итак, ты на посылках у Джуниора? – прищурилась блондинка, пытаясь найти происходящему безумию хоть какое-то рациональное объяснение.
  
  – Кхе… ха-ха, – рассмеялся рыжий. – Нет. Джуниор, конечно, хороший парень, но я несколько повыше в табели о рангах преступного мира Вейла. Однако, – словно отделяя сказанное, поднял вверх палец мужчина, – он сказал мне, что ты ищешь кое-кого. Некую женщину…
  
  – Ты что-то знаешь? – подалась вперёд Янг.
  
  – Возможно, но остаётся вопрос цены. Что я получу за эту информацию?
  
  – Ты уйдёшь отсюда на своих двоих? – стиснутый кулачок заставил хрустнуть спинку.
  
  – Дракончик, – с напускной печалью вздохнул Торчвик, переставая улыбаться, – мне нравится твоя напористость, честно, ты очаровашка, но иногда за берегами следить всё-таки нужно. Ты и так была не права в баре, не сильно, но не права. А угрожать человеку, что спокойно прошёл в вашу комнату, обезоружил тебя и как минимум владеет о тебе некоторой порцией информации — это просто глупо.
  
  – Что ты хочешь? – скрипнув зубами, спросила Янг. – Денег?
  
  – Нет, деньги меня не интересуют, – вновь улыбнулся Торчвик.
  
  – Тогда… – скривилась в презрении девушка.
  
  – Нет-нет, – гость замахал руками, – всякие «ночи любви» с тобой меня тоже не интересуют… Нет, вру, интересуют, но я предпочёл бы тебя совратить и развратить более традиционными мерами, и вообще, мы ещё слишком плохо знаем друг друга для таких предложений.
  
  – Ну и что тогда тебе надо? – прищурилась блондинка.
  
  – То же самое, что и от твоей сестрёнки: дружбы, немножко веры, позитива… ну и я буду периодически заглядывать на чашечку чая.
  
  – Ты хочешь, чтобы я стала твоим агентом в Биконе?
  
  – Ой, ну что за пошлость? – манерно поморщился Роман. – Я же уже дал понять, что знаю об Озпине и его подноготной больше вас всех вместе взятых, да и зачем человеку, который может спокойно проходить в Бикон на чашку чая со студентками, какие-то дополнительные агенты? Ну, Дракончик, ты же умненькая, ну подумай.
  
  – Тогда зачем? – верить в сказанное не хотелось, но в нём была логика, и это злило.
  
  – Почему мне никто никогда не верит с первого раза? – обратился в пустоту слева от себя мужчина. – Ах да, – словно получив ответ, озадачился гость. – Но, в общем, хочешь верь, хочешь не верь, но всё именно так, как я сказал. Вы мне просто симпатичны. То, как ты весело разнесла бар Джуниора, то, как Капюшончик палила по мне из своей косы… Понимаешь, быть королём воров — очень одиноко. Мне даже поговорить не с кем, а такие интересные сестрёнки, как вы, на дороге не валяются, так что можешь считать это любовью с первого взгляда.
  
  – И всё?
  
  – Да, в остальные свои коварные планы я тебя посвящать не буду… пока что, – хмыкнул рыжий, явно заслуживающий парочки хороших ударов по этой самой наглой рыжей харе. – А, и ещё ты как-нибудь угостишь меня выпивкой. Ну так что?
  
  – Рассказывай! – решилась Янг. В конце концов, оторвать ему голову она сможет и позже.
  
  – Итак, интересующая тебе женщина — Рейвен Брэнвен, родная сестра одного старого пыльного ворона, хе-хе, – явно вспомнил он что-то своё, связанное с дядей Кроу. – Предводитель кочевого племени бандитов, раньше была членом команды «Старк», состоящей из её брата, некоего Тайянга Сяо Лонга и Саммер Роуз… – Торчвик замолчал, а взгляд его зелёных глаз стал лукаво-испытующим.
  
  – Дальше, – поторопила его Янг, совсем не желающая поднимать тему происхождения Руби.
  
  – Дальше так дальше, – пожал плечами гость. – Я не знаю точно, что там случилось в деталях, но у неё возникли тёрки с Озпином. Хотя это и не удивительно, тот, кто задумывается об истории Озпина, рано или поздно начинает смотреть в его сторону с подозрением. В общем, кончилось всё тем, что она оставила команду. И всё бы хорошо, но…
  
  – Но? – подобралась девушка.
  
  – В какой-то момент жизни на гражданке её переклинило на почве силы. Поиск силы, личного могущества. Презрение к слабым, – Роман дёрнул щекой, то ли выражая своё неодобрение, то ли тонко издеваясь. – В итоге, она бросила свою семью и ушла обратно к родным бандитам, жить «сильной», жрать «слабых». И я бы очень не советовал тебе её искать.
  
  – Сама разберусь, – рявкнула Янг.
  
  – Как хочешь, – пожал плечами Торчвик. – Но тогда стань сильнее. Судя по тому, что я видел на записях с камер в баре, сейчас она с тобой даже разговаривать не захочет. И я не шучу — её нынешний уровень вполне позволяет уработать и вашего папу, и вашего дядю одновременно. Возможно, запыхавшись, но она справится. А вы, хоть и привыкли воспринимать их как нечто мягко-пушисто-безвредное, но должны понимать, что эти двое реально до сих пор сидят в самой высшей лиге. Теперь чувствуешь величину ставок?
  
  – Где её найти? – хмуро насупилась блондинка.
  
  – Точно не знаю, она является официальным лидером клана Брэнвен и тусуется вместе с ним, наслаждаясь «вольной» жизнью вне городов. На контакты выходит сама, и если у кого и есть сведения, как её найти самостоятельно, то лишь у Озпина или Кроу, но спрашивать у них я не могу — не та репутация-с.
  
  – Ясно… – Янг коснулась подбородком спинки стула, начав буравить пространство тяжёлым взглядом.
  
  – Ну и небольшой бесплатный бонус, – видя реакцию девушки, участливо улыбнулся гость. – Её Проявление — это создание пространственного разрыва. Не знаю, какие у него есть ограничения, но эта дамочка реально может быть неуловимой, коли пожелает того.
  
  – Хм, – вяло хмыкнула Янг, показывая, что информация услышана.
  
  – А-а-а-а вот и я! – в комнату влетела Руби с подносом, заставленным чашками, старательно изображая позитив и то, что она совершенно не подслушивала за дверью последние пять минут.
  
  – Отлично, Капюшончик! Ты на верном пути, – очевидно, Роман тоже прекрасно знал, где «грела воду» Роуз. – Кста-а-ати, ты же, пока ходила, ведь не вызвала полицию и не позвонила малышке Глинде?
  
  – Ма-малышке? – вгонявшую её в священный трепет мисс Гудвитч можно было назвать кем угодно, но только не «малышкой». – И нет-нет. Я ничего такого не делала!
  
  – Ну разве не милота? – расплылся в умилении мужчина. – Только такая прелесть и могла утопить старика Оза, когда он пришёл вербовать её в свои миньоны, хи-хи-хи.
  
  – А-а-а!.. Откуда вы знаете? – попыталась спрятаться на ровном месте девушка.
  
  – Ты очень громко страдаешь, даже в форточке слышно… – Торчвик решительно распахнул пакет. – Но давайте кушать тортик! – неведомо откуда в руках парня возник кухонный нож, и через пару секунд в сторону Руби была подвинута тарелочка с источающим сладкий аромат лакомством. – Я обязан узнать все-все подробности, – обволакивающим голосом заявил визитёр, награждая младшую сестру предвкушающей улыбкой.
  
  Это было самое странное чаепитие в жизни сестёр. И если бы после его завершения на столе не остались бы три чашки и остатки торта с печеньем, они бы и вовсе посчитали, что им это всё приснилось. Ну, ещё и…
  
  – Он спёр половину моих патронов! – белугой взревела Янг, воспылав и окидывая округу наливающимися багрянцем глазами. – Убью сволочь!
  
  Чуть позже. Одна из резиденций «Короля Воров».
  – Уф, – я блаженно растянулся в кресле, – это было немного выматывающе, но как раз то, чего мне не хватало. Нео, почему ты мне никогда не говорила, что зависать с милыми невинными девушками так расслабляюще?
  
  – (О_о).
  
  – Ой, вот не надо! Кто стащил у Дракончика патроны за то, что она цапнула кусок, на который уже нацелилась ты и только ждала момента, чтобы незаметно прикрыть его иллюзией? Эх, мне страшно представить, что было бы, будь этот торт тортом-мороженым.
  
  – (>_<)! – сразу посмурнела и выдала характерный жест. Да… за мороженку Нео бы и убивать могла начать.
  
  – Но согласись, давно мы так не веселились.
  
  – (^_^), – подтверждающий кивок. Полминуты на размышления. – (О_о)?
  
  – Зачем мне всё это, говоришь?.. Причин несколько, и шанс просто отдохнуть в этом списке действительно фигурирует. Но и их потенциал меня впечатляет, как ни посмотри, но в одиночку раскидать толпу мужиков, надрать задницу сестрёнкам Мэлакайт и самому Джуниору — неплохое достижение для семнадцатилетней девчушки, к тому же зная, кто её мама… в общем, я хочу дружить с девушкой, имеющей такой прекрасный потенциал на ниве создания Хаоса и Разрушений. Ну а её сестру я сам видел в деле — у неё действительно очень хорошие задатки, а страсть к печенькам свидетельствует о прекрасной предрасположенности к Тёмной Стороне. В общем, почему бы нам не расшириться и из дуэта постепенно не сделать квартет? Или ещё… какую интересную фигуру…
  
  – (х_х)…
  
  – И не надо закатывать глаза! Или ты ревнуешь?
  
  – (>_>)… – всей фигурой выразила своё «пф» Нео.
  
  – Вот и правильно. Но если чуть более серьёзно, – отлипаю от спинки кресла и кладу локти на колени, – нас с тобой втянули в игру с очень крутыми ставками. Это больше не мирная романтика для двоих, когда есть только мы, наше имущество, до времени хранящееся у кого-то другого, и государство, что почти всегда играет по правилам. Теперь мы повязаны с кучей отбросов и психопатов, которых не можем ни заменить, ни послать далёким маршрутом. И их реально много. Но хуже того, все они абсолютно никак с нами не связаны — достаточно щелчка пальцев Синдер или ещё кого-то из лидеров этих её "помощников" — и все, кто только что был у нас на подхвате, внимая любому слову с засунутым в задницу языком, тут же пальнут нам в спину. Мы не мясо, но мы, очевидно, расходный материал, Нео. Как только мы выполним свою задачу, от нас избавятся, потому что сами по себе мы никому из них не нужны — для них мы чужие, как одноразовая шпана по найму, которая должна выполнять свою функцию, но совершенно не представляет интереса за рамками её исполнения. И в этом раскладе мне будет спокойнее, если появится кто-то готовый прикрыть нам спину во время кульминации, пусть он, вернее, они, сами пока об этом не подозревают.
  
  – (о_-)…
  
  – Да, пока они, формально, на вражеской стороне, но это не проблема, даже плюс. Кстати об этом, – откидываюсь обратно на спинку, ловя взгляд девушки, – зачем было тырить патроны? Ты же всё равно не увлекаешься огнестрелом?
  
  – (<_<)…
  
  – Понятно, вопрос принципа и мести за тортик. Ладно, – достаю и прикуриваю сигару. – Чем планируешь заняться, пока мы ждём нашего дорогого представителя субподрядчика?
  
  – (^____^)! – девушка прыгнула прямо ко мне в кресло, бесцеремонно усевшись на колени. – (^_^), (>_>)…
  
  – А ты не лопнешь? – отрицательное мотание головой. – Хорошо, но таки что мне за это будет? – в ответ приём с «щенячьими глазками». – Ла-а-а-адно, – противостоять такому ультимативному оружию я не мог. Да и, если подумать, неплохая традиция начинает складываться. С этими мыслями я достал из своей пространственной заначки вазочку с мороженым, – но на пару ложечек я всё же рассчитываю!
  
  – (^_^), – кусь. Вот только сомневаюсь, что смогу их получить…
  
  
***
  
  Оставшееся до полуночи время провели вместе за просмотром бодрого боевичка со Спрюсом Уиллисом. Был в этом мире такой актёр, очень косматый и нечёсаный, к слову, чем-то на Джигурду похож, только накачан, как железный Шварц. Погони! Перестрелки! Каскадёры! И много-много реального применения Ауры. И всё это снято с хороших ракурсов, с правильными слоумо и шикарными спецэффектами. Плюс широкий диван, к твоему боку прижимается шикарная девушка, тело приятно ноет после напряжённого дня, а в руках бокал неплохого бренди. Вот оно — счастье.
  
  Досмотрев фильм, чмокнул на ночь свою прекрасную прислужницу, на этом мы и распрощались, расползаясь по своим комнатам. Впрочем, я совсем не удивился, когда ночью чуть скрипнула дверь (специально петли портил, дабы беззвучно пройти никто не мог) и в мою комнату вошла Нео в одной ночной сорочке. Помимо пеньюара, у неё были: подушка — одна штука, одеяло — одна штука, крайне решительный вид — одна штука. Вооружённая всем этим, она, стараясь издавать как можно меньше шума, тихонько кралась к моей кровати. Пусть у меня и нет ночного зрения фавнов, но «дежурный ночник» света давал более чем достаточно. Но тут вставал… вопрос, что мне делать? Притвориться спящим или… Хотя кого я пытаюсь обмануть.
  
  – Если ты пришла, чтобы задушить меня подушкой, а потом завернуть тело в одеяло, то предупреждаю, я буду сопротивляться!
  
  – (>_<)!
  
  – Ну а если нет, то залезай, чего уж там. Я даже побуду джентльменом и не буду приставать! – хотя видят боги, это потребует от меня чудовищных усилий. В этой розовой сорочке Нео выглядела крайне аппетитно, пусть она была достаточно плотной, чтобы не показывать всё самое интересное, но, в то же время, достаточно тонкой, чтобы идеально это самое «интересное» очерчивать.
  
  – (–_–)… – выразительный взгляд.
  
  – А вот вариант с «сама приставать начну» я как-то не учёл. Н-но… ты же будешь нежной? С-со мной ещё никогда такого не было… чтобы ко мне приставали, я имею в виду.
  
  – (-__-)… – тяжёлый вздох и закаченные глаза, вот только улыбку в уголках губ я всё же заметил.
  
  Успокоенная привычным поведением друга девушка разместила свою подушку на кровати, благо габариты позволяли, потом подумала, опустила своё одеяло на пол и принялась отбирать часть моего.
  
  – Пришли, узурпировали территорию, теперь вот одеяло отнимают… надеюсь, хоть во сне ты не пихаешься? – меня пихнули острым локотком. – Понял, вопрос снимается, как неактуальный, – не обращая внимания на моё ворчание, девушка устраивалась поудобнее, едва ли не в клубок сворачиваясь. В этот момент она выглядела в высшей степени мило и беззащитно. Поворачиваюсь на бок и обнимаю одной рукой это чудо, чуть прижав к себе. – Спокойной ночи, Нео.
  
  – … – как всегда, тишина была мне ответом, но откуда-то пришло чёткое знание: девушка улыбалась. И это было замечательно.
  
  
Глава 4. Кураж и Саботаж.
  
  «Видел, как я это сломал? То-то же!»
  Из обращения орка-мека к простому бойзу.
  
  Весь следующий день мы убили на починку верстака. Пусть конструкция у него была модульной, пусть я и в прошлом мире умел гайки крутить, а в этом Роман вообще мог бомбу собрать из подручных материалов, фактов это не меняло — спизженный промышленный верстак атласской разработки оставался спизженным промышленным верстаком атласской разработки. А это значило, что хрен ты найдёшь на него запчасти, мануалов и инструкций тоже нет, некоторые крепления и фиксаторы расположены так, словно у сборщика должны быть или щупальца, или Единение с Силой, дабы задействовать телекинез он мог. Ну или проявление какое специфическое. Хотя что с них взять, на сборке во многих местах у них уже роботы стоят, а тем что щупальца, что сразу флюгегехаймен или ещё какое извращение вместо манипуляторов прикрутить могли.
  
  Нет, разумеется, верстак прекрасно работал и с таким повреждением, та же «распечатанная» дубинка об этом чётко свидетельствует, но я ещё не настолько долбанулся, чтобы пытаться синтезировать чёртов зарин или зоман (пока ещё не уверен, что получится) на повреждённом оборудовании. Я и так сильно не уверен, что это хорошая идея, вернее, я уверен, что эта идея — хреновая. Но пока это всё, что я могу придумать в качестве контраргумента для Синдер, Тауруса и прочих долбанутых тварей. Ремонт чередовался перерывами на обед, мороженку и перекур. Кончилось всё тем, что я, задолбавшись, просто распечатал нужный модуль на самом верстаке, благо ничего запредельно сложного там и не было, после чего торжественно… приварил его на место, потому как изворачиваться узлом, чтобы заново проклепать пластину со внутренней стороны агрегата, мне было уже невмоготу.
  
  Зато скинуть стресс и напряжённость в новой тренировочной схватке оказалось на удивление приятно. Как и тот факт, что вытирали мной пол не так активно, как я опасался — чем чаще и плотнее используешь навыки, тем естественней они встраиваются в твой миропорядок. И почему я сразу об этом не подумал? Видимо, стресс от переселения был куда серьёзнее, чем я думал. Или это, наоборот, постэффект от вселения посредством драконьих хотелок наконец-то сошёл? Как бы то ни было, использование против Нео более тяжёлого оружия с каждым «подходом» становилось всё эффективнее. Девушка, конечно, тоже училась и приспосабливалась, и даже делала это явно куда быстрее меня, но тот факт, что я тупо физически сильнее и Аура у меня больше и мощнее, никуда не девался. Хуже было то, что я как-то поймал себя на мысли, что пару Праховых зарядов для внезапного сюрприза противнику в тросточку таки можно и установить. К счастью, перечитывание методички «Прах для чайников» меня отрезвило, во всяком случае, на сей раз. Но руки всё же чесались полапать… нет, Нео, не тебя… вернее, тебя тоже, но я имел в виду что-то огнестрельное. Вот только стандартный тяжёлый пистолет мог бы напугать разве что гражданского без Ауры и отпугнуть какого-нибудь слабенького и безобидного, насколько это возможно для данных существ, Гримм. При разборках с одарёнными куда лучше использовать или что-то мелкокалиберное, но дико скорострельное, чтобы просадить защитное поле количеством попаданий, либо что-то убойное: винтовку, дробовик… ракетницу там. Разумеется, тип и качество боеприпаса свою роль играет, но всё же… И по этому поводу у меня тоже были мысли, возможно, меня слишком сильно били по голове в последнее время, но мысли эти казались мне очень привлекательными. Хотя о них позже.
  
  На третий день нас почтила своим визитом сама леди-босс, как я и полагал, вместе со своей ручной зверушкой.
  
  – О, Синдер, ты как всегда прекрасна! – отвесить галантный поклон и поцеловать ручку получилось автоматически. – Смотрю, ты завела себе питомца?
  
  – Гр-р, – если бы взгляды могли убивать…
  
  – Советую сделать ему прививки, я не эксперт, но очень похоже на бешенство!
  
  – Адам, спокойно, – одёрнула она уже потянувшегося к рукояти катаны фавна. – Роман, – ледяной взгляд на красивом лице с милой улыбочкой ожёг меня, – достаточно. Мистер Таурус любезно согласился помочь тебе в твоём затруднении. Его собратья станут так недостающими тебе «руками».
  
  – То есть я теперь директор зоопарка? Блестящий карьерный рост!
  
  – Ещё слово, человек, – ого, вот это ярость, – и тебя не спасёт и её покровительство!
  
  – Да-да, – должен признать, изобразить презрительное пренебрежение, стоя рядом со взбешённым психопатом-человеконенавистником, а также являясь тем самым человеком, что его и взбесил, было охрененно сложно. Но не поиздевайся Торчвик над фавном, он бы выглядел… странно, мягко говоря. – Итак, сколько у меня будет грузчиков?
  
  – Полсотни… для начала, – вместо боевого бычка ответила Фолл.
  
  – Много… – прикуриваю сигару, не без удовольствия отмечая, как морщится Таурус от запаха дыма.
  
  – Боишься, что не справишься? – он точно бык, а не змея? Большая, рогатая змея.
  
  – Нет, боюсь, что у твоих животных не хватит мозгов не проколоться, не привести к складу копов и не подорваться на Прахе, а значит, придётся разбивать схроны на много мелких заначек.
  
  – Синдер, я пришлю лейтенанта для координации действий. Если я останусь здесь ещё на минуту, тебе придётся искать нового мелкого жулика для своих поручений, – и гордый, мать его, революционер удалился, скрежеща зубами.
  
  – Кретин, – вздыхаю. – Но сильный.
  
  – Он… полезен, – завораживающим голосом ответила женщина, – как и ты, Роман. И мне бы не хотелось видеть, как мои… союзники и партнёры, – ну-ну, – собачатся на ровном месте. Будь добр не провоцировать его более.
  
  – Хорошо, – пожимаю плечами, – если что, ты не увидишь наших разборок.
  
  – А ты не безнадёжен, – острый ноготок прошёлся по моей щеке и застыл у подбородка, движение вышло в высшей мере эротичным, вот только лично у меня возникло ощущение, что у моего горла сейчас не холёная женская рука, а минимум лапа медведя. Вооружённого Силовыми Когтями из Вархаммера медведя-шатуна. Голодного, – но всё же не перегибай палку.
  
  – Как пожелаешь.
  
  – Когда ждать новых поступлений? – сменила она тему.
  
  – Смотря как смогут организоваться эти… революционеры, – видя прикладываемые мной усилия, чтобы поименовать этих грёбаных террористов так, как положено, Синдер соизволила улыбнуться. – Лично я готов пройтись за покупками хоть сейчас, но… думаю, не раньше, чем в начале следующей недели.
  
  – Кого-то ждёт тяжёлый понедельник.
  
  – И этот «кто-то» — я, – имитировать то, насколько мне всё это «радостно», не приходилось, я в самом деле был «в восторге» от ситуации. – Может, я просто найму бродяг и беспризорников? Толку от них будет больше, а проблем — меньше.
  
  – Нет, Белый Клык мне понадобится, просто чуть позже. Пусть привыкают.
  
  – Эх…
  
  – Ну-ну, не стоит так расстраиваться, оплата твоих усилий будет весьма щедрой, – многообещающе улыбнулась полу-Дева.
  
  – Приятно слышать. Кстати о приятном, быть может, поужинаем вместе? Я знаю неплохой ресторанчик… – только не соглашайся, ради всего святого, не соглашайся!
  
  – Быть может, в другой раз, у меня ещё есть дела на сегодня, – дежурно улыбнувшись, дежурно послали в пешее эротическое (я надеюсь). Фух, пронесло.
  
  – Жаль, но тогда до следующего раза, Синдер.
  
  – До свидания, Роман, – кивнув друг другу, мы распрощались, и только после того, как за гостьей закрылась дверь, я позволил себе ме-е-едленно сползти на пол, прислонившись спиной к стене.
  
  – (о_О)? – Нео была тут и фонтанировала целым каскадом вопросов… почему-то я опять был в этом железобетонно уверен.
  
  – Нет, Нео, я не хочу закрутить роман с этой женщиной, лучше уж с Таурусом встречаться начать… и то задница будет в большей безопасности.
  
  – (О_О)’.
  
  – И вообще, у меня есть ты и Капюшончик, всякие зловещие тётки пусть идут лесом! Изумрудным! Или Вечной Осени! Главное, подальше, – угу, в Зловещую Тёмную Башню в центре Проклятых Земель, например. Вот только Синдер там уже была, вернулась отдохнувшая и с магнитиками, в смысле, с подарками и ценными указаниями.
  
  – (О_о)?
  
  – Конечно же я не забыл о Дракончике! Как ты могла такое подумать?! – не отказал я себе в праве интерпретировать выражение лица девушки как мне удобно. – Но там всё сложно, да и ты патроны стащила, так что теперь мне придётся разрабатывать целую операцию по осаде женского сердца, – я достал очередную сигару, раскурил и жадно затянулся. – А это дело сложное, там думать надо. Одной моей харизмы и прекрасных глаз уже не хватит.
  
  – …
  
  – Что, даже не будешь ревновать?
  
  – (^_^).
  
  – Ну, так не интересно, – выдыхаю горький дым, – ты слишком хорошая для такого засранца, как я.
  
  – (-_-)…
  
  – Нет, страдать по этому поводу я и не собирался, я же засранец, помнишь?
  
  – (–_–)… – звук «Челодлани».
  
  – Ну-ну, давай по мороженке и вернёмся к нашим… пардон, моим зловещим опытам, а то скоро нам может стать не до того, да и левый народ начнёт по округе шастать, которому совсем не обязательно знать, чем мы тут занимаемся… хм-м… во всех смыслах.
  
  – (-_-«)…
  
  – И да, спасибо, Нео, ты — отличный собеседник.
  
  – (^_^).
  
  После визита Синдер собраться было непросто, но, в то же время, отчётливое понимание того, что честно и даже «честно» я её не прибью, заставило засунуть свои опасения туда, где вечно темно, и взяться за дело. Не то чтобы дамочка была таким уж крутым бойцом, насколько я знал, в возможном будущем та же Нео разок хорошенько ей отвесила. Проблема была в том, что она была натуральным магом. Во-первых, классическим праховым, то есть буквально могла управлять всем Прахом вокруг себя и творить с ним натуральную химеролого-алхимию в реальном времени, что уже огромная проблема. Так ведь, во-вторых, она была просто магом. Классическим. В смысле, этаким фэнтезийным, который может в полёты, фаерболы и прочие мистические непотребства, рядом с которыми возможности Ауры и Проявлений выглядят бедными родственниками. По крайней мере, в девяносто девяти процентах случаев, да и общая совокупность и разнообразие арсенала пользователя Ауры и мага просто не сопоставимы.
  
  К счастью, магов на весь мир три с половиной землекопа, вернее, четыре так называемые Девы, один старый инвалид труда и Королева Гримм.
  
  К несчастью, Синдер была одной из Дев.
  
  Точнее, она владела половиной силы Девы, но мне от этого не легче, ибо в фаерболы она всё равно может, и фаерболы эти будут покруче местного огнестрела и половины тяжёлой артиллерии. Плюс у неё тоже есть свои «верные прислужники», обладающие далеко не худшим боевым потенциалом в местной табели о рангах, и лично меня они прирежут с удовольствием. Короче, нервам было отчего шалить.
  
  Но я смог собраться. Я молодец.
  
  Растянул над верстаком «парник», выдал Нео противогаз и импровизированный костюм химзащиты (смотрелась она в этом настолько эпично, что я минут двадцать не мог перестать смеяться. Чувствую, что за это мне жестоко отомстят, но ничего поделать с собой не могу), сам нацепил такой же и принялся за дело. Было откровенно страшно — местные противогазы рассчитаны просто на работы в шахтах, то есть отсекают продукты горения, метан и прочее. Хватит ли их, чтобы защититься от полноценного БОВ, я точно не знал, но начинать решил всё с тех же «гомеопатических» доз, плюс была небольшая надежда на Ауру… а ещё я распечатал себе герметичный пузырь — если что-то пойдёт не так, телепортируюсь в него, как показал опыт, проникать в совершенно закрытые места я мог спокойно, главное — хотя бы примерно представлять, куда «распаковываться». И вот начался процесс… Скажи мне кто-нибудь ещё неделю назад, что я буду в подвале, почти что на коленке, синтезировать химическое оружие из подручных средств, я бы послал его провериться у психиатра, а ты смотри же…
  
  Описывать процесс подробно не буду. «Очистить» удобрения на верстаке, выделив нужные элементы, добавить кислоты и спирта, удалить осадок и примеси. В итоге получилась бесцветная прозрачная жидкость. Ещё один герметичный пузырь. Поместить туда мышку. Капнуть состава. Мышка втянула воздух. Мышка кашлянула. Мышка кашлянула ещё раз. Кровью. Мышка задёргалась. Мышка дёрнулась в последний раз и застыла. Смотрю на датчик. Концентрация «неизвестного газа» в воздухе камеры 0,0001 мг/л. Для мыши — хватит за глаза. По-хорошему, требуются испытания на людях, желательно, с Аурой… но это уже слишком. Активировать небольшой Праховый заряд, температура в камере — градусов 600, зоман разлагается при 150, должно хватить. На всякий случай распылить в камере и рабочей зоне спирт — эта дрянь устойчива к воде, а вот в этаноле распадается на безвредные составляющие. Выхожу из «теплицы» и снимаю противогаз.
  
  – (V_V)… – Нео сделала то же самое, взгляд у неё сейчас… сложный.
  
  – Да, я знал об этом веществе раньше, – прикрываю глаза, – а также то, что продай я рецепт определённым лицам, нам бы хватило до конца дней… если бы не прикопали там же. Вот только пусть я и сволочь, но даже у меня есть некоторые принципы, – хотя за каноничного Романа я утверждать не берусь, всё же он организовал прорыв толпы монстров-людоедов в центр человеческого города, а потом ещё один, причём во втором случае ещё и поломал системы защиты, обратив их против самих людей. Но я — не он.
  
  – (v_v)… – серьёзный кивок. – (о_<)? – вопросительно заглядывает в глаза.
  
  – Да, это «оружие последнего шанса» и аргумент, используемый, когда ничего другого не остаётся. Теперь ты понимаешь, насколько мне не нравятся наши «деловые партнёры».
  
  – (>__<)… – кивок и характерный жест поперёк горла. Добрая девочка.
  
  – Тоже прорабатываю, но не факт, что получится. К тому же я не знаю всей цепочки, стоящей за Фолл. Но вернёмся к тому, что ты видела.
  
  – (-_-)…
  
  – Нет, я не буду просить тебя никому не говорить, хе-хе. Знаю, что ты хорошая и разумная девочка, просто… если ты вдруг почувствуешь в воздухе запах свежескошенного сена или яблок, не наблюдая самих яблок, беги оттуда… а потом жуй белену и пей из неё отвар, пока не вырвет, – так себе антидот, что при неудаче может и сам на тот свет отправить, да и нет в этом мире больше ни у кого такой «игрушки», но… ну его нахрен, так мне будет немного спокойнее. Девушка серьёзно кивнула. – Хорошо, я сейчас снаряжу десяток гранат, и… давай сходим за оптовым запасом мороженого для лечения нервов? Видишь? Я понимаю, какой я сложный начальник, и стараюсь сглаживать эффект!
  
  – (^__^)!
  
  – Вот и замечательно, – я вновь натянул противогаз и пошёл в «теплицу». Сами себя гранаты с «невидимой смертью» не создадут… хм, нужно будет сделать и несколько поменьше — для подствольника. И пополнить запас противогазов.
  
  Но даже подобная неприятная процедура не может длиться вечно. Убрав в своё хранилище «последний довод», я сжёг «теплицу» и «рабочую камеру», а потом запустил сброс до заводских настроек на верстаке. А то ведь умная машинка для облегчения работы и помощи оператору запоминает проводимые с ней телодвижения. Конечно, смешивал я отраву ручками, но и того, что есть на верстаке, понимающему что искать разумному даст очень многое. Не будь запчасти для атласской машинки недоступны, я бы вообще хард поменял, а этот — утопил в кислоте. Чисто на всякий случай, больно уж у меня сильное ощущение, что я выпускаю джинна из бутылки. Но увы. Ладно, потом засрём диск стандартными чертежами и модификациями.
  
  В общем, закончив с неприятным, мы пошли в любимое кафе-мороженое моей зловещей прислужницы, где и провели оставшееся время до вечера, заодно экспериментируя с «теплопроводностью» моего подпространственного хранилища. К счастью, иллюзии Нео были с нами, и персонал вообще ничего не заподозрил.
  
  
***
  
  Увы, тенденцию к окончанию имеют не только моменты неприятные, но и совсем наоборот. Нет, конечно, после совместного поедания мороженого… насколько оно может быть «совместным», когда речь заходит о Нео, было и укладывание в одну кровать, и «целомудренные поцелуи на ночь»… кхм, не забыть озаботиться нужными изделиями, я не железный, и если так пойдёт и дальше, всё это приведёт к закономерному финалу, к которому нужно быть готовым, да.
  
  Но вернёмся к окончанию хорошего. После совместного просыпания и завтрака я уже подумывал пригласить даму на очередной сеанс избиения некоего рыжего харизматичного мерзавца, как к нам явился гость…
  
  – М-да… – рассматривал я «дядьку» семь на восемь, восемь на семь. Роман сам был человеком далеко не маленьким, но этот «шкаф с антресолью» просто подавлял. И заставлял подёргиваться глаз. – Пожалуйста, скажи, что ты не шёл по улице в таком виде.
  
  – Я от Тауруса, – пробасил гигант.
  
  – Я понял. Только у этого придурка хватило бы мозгов направить ко мне одного из своих… собратьев по разуму в форме Белого Клыка. Вы бы ещё торжественный въезд организовали, с фейерверками и музыкантами, – нет, я понимал, что рядовые бойцы Клыка звёзд с неба не хватают, как-никак набирать на роль «мяса» необразованных индивидуумов с крайне низким социальным статусом — стандартная практика террористов, доказано ещё талибами и прочей Алькаидой. Но вашу же мать, тут вроде как целый лейтенант, уже полноценный офицер, пусть и младший.
  
  – Гр-р-р…
  
  – Не рычи мне тут, животное. Я в таком же восторге от нашей встречи, как и ты. Но дело есть дело, и вам придётся на меня поработать… если ты, конечно, не хочешь, чтобы у твоего приятеля появились проблемы с одной дамочкой.
  
  – Хор-р-рошо, – он унял злость и вновь посмотрел на меня. – Только за свою помощь тебе командир хочет получить одну услугу.
  
  – Твой командир может хотеть что угодно, у меня другое начальство. Но попробуй меня удивить. Что так хочет бычок? Ему нужно спереть немного высококачественного сена?
  
  – Смерти предателя! – бугай извлёк из внутреннего кармана мятую фотографию и протянул мне. – Белому Клыку нужна голова Таксона!
  
  – И я должен этим заниматься? – принимаю прямоугольник, пробегаясь взглядом по породистой физиономии с бакенбардами. – Ну-ну… – переворачиваю фото и любуюсь адресом на обратной стороне… Вы шутите, да?.. – Ладно, как-нибудь гляну на досуге, что тут можно сделать, – например, заставить мужика свалить в какую-нибудь задницу и притвориться фикусом. – А теперь вернёмся к нашим баранам… и прочим членам вашей уважаемой группировки. Что от вас требуется, знаешь?
  
  – Да, нужно ограбить магазины, торгующие Прахом, – кивнул так и не представившийся лейтенант. Впрочем, его именем я и не сильно интересовался. Ни к чему оно мне.
  
  – Все ещё хуже, чем я думал, – потираю переносицу. Память Торчвика заставляла то ли рыдать, то ли грязно материться от заявления моего «собеседника». Я, пусть и не был в восторге от характера Романа, был вынужден признать — материться действительно было из-за чего… Кстати, а почему меня совершенно не смущает, что я сейчас буду организовывать массовые хищения оружия в особо крупном размере, да ещё и совершённые группой лиц по предварительному сговору? Нет, я понимаю, что гражданин страны, в которой могут с верфи целый авианосец по кускам упереть через дырку в заборе (реальный факт!), против экспроприации чего-то такого особо сильно ничего иметь не будет, но как-то всё уж слишком легко мной принимается. Словно в каком-то кураже… хотя на данный момент всё равно делать шаги в сторону не рекомендуется.
  
  – Эм?
  
  – В магазине хранится только тот запас, что реально продать за неделю. Ну, может, немного сверху для наполнения витрины. Нам же нужно куда больше.
  
  – О, поезд с Прахом! – «понял» фавн.
  
  – Ох, Чёрный Дракон, дай мне терпения… Я говорю об оптовых складах! Пара-тройка таких полностью покроет ваши потребности на полгода, а десяток позволит отправить на орбиту половину города. Ещё есть склады порта, но народу там больше, следовательно, риска тоже. Проблема состоит только в том, что охраняются они неплохо, а точно узнать, когда они наполнены, а когда почти пустые — не так-то просто.
  
  – Так что ты хочешь от нас?
  
  – Информацию я организую, доступ… с этим сложнее, было бы неплохо, если бы твои питомцы нанялись в качестве уборщиков и грузчиков, только не найдётся идиота, что нанял бы на склад с Прахом фавна — скажи спасибо своему боссу. Значит, придётся действовать иначе. Но первое — никакой формы Белого Клыка на операциях. Хотите использовать маски — используйте, но только «безликие» или нормальные банданы.
  
  – Но зачем?
  
  – Да затем, мой сильный, но точно тупой друг, что банда гопоты, решившая обнести склад и толкнуть Прах или использовать его в разборках между собой — это одно, а отряд террористической организации, которой и является Белый Клык, зачем-то добывающий большое количество оружия прямо в городе — совсем другое. Причём настолько, что таким делом могут заинтересоваться и не только копы, ферштейн?
  
  – Да… – громила чуть втянул голову в плечи.
  
  – Отлично, возможно, ты не безнадёжен. А теперь поговорим за маршруты отхода и куда будем доставлять всё необходимое… – тут уже приходилось использовать память и навыки Торчвика по полной. Потому как я в своей жизни ничем подобным никогда не занимался, а вот этот деятель реально смог бы спереть означенный авианосец… и загнать его в тот же день. В общем, следующие три часа я провёл над картой города, на пальцах объясняя фавну, где что лежит, как это брать и куда тащить. Если всё получится, то по пути можно будет «прилепить к рукам» ещё пару-тройку… контейнеров Праха. В хозяйстве точно сгодится.
  
  Полдня спустя. Логово «Короля Воров».
  – Знаешь, Нео, я думал, что ненавижу все расовые, национальные и культурные меньшинства совершенно одинаково, но Белый Клык определённо вырывается в лидеры. Да-а-а, спасибо… как хорошо, – понимающая девушка молча разминала мне плечи.
  
  – (^_^).
  
  – Так о чём это я? А, об идиотах… Ну вот как? Как?! Каким местом надо думать, чтобы в преддверии начала важнейшей операции, имеющей прямое отношение к будущему всего твоего дела, идти и… – я в расстройстве чувств накрыл ладонью лицо. – Срывать долбаную акцию каких-то гламурных защитников прав животных… Зачем, Нео? Какой в этом смысл? Есть ли он вообще?! О-о-ой, ты самая лучшая… – ловкие пальчики девушки нашли особенно верную точку между позвонками…
  
  – Количество пострадавших до сих пор уточняется, – продолжал вещать из другого конца комнаты телевизор, – по последним данным, полиции удалось задержать ещё двух фавнов в форме Белого Клыка, принимавших участие в беспорядках… – мой трагичный стон заглушил дальнейшую речь ведущего.
  
  – Они ещё и форму нацепили… Нео…
  
  – (о_о)?..
  
  – Как считаешь, сколько из этих тупых животных таки подорвётся во время работы?
  
  – (>_>)… – девушка неуверенно покачала головой, после чего подняла бровки.
  
  – Думаешь, не всё так плохо? – жалобно переспросил я, заглядывая в разноцветные глаза красавицы.
  
  – (^_^), – зеркально сменила цвет глаз девушка, и аккуратные коготочки забрались мне в волосы на затылке.
  
  – Ну, может, ты и права… Да, точно, я — Гений, я справлюсь, – растёкся я, позволяя душевной боли раствориться в блаженных ощущениях. – Эх, ладненько, – через минуту вынужденно открываю глаза, – пока никого нет, попробую поработать над парочкой своих проектов.
  
  – (-_-)… – радужная оболочка обоих глаз Неополитан стала белой.
  
  – Нет, на этот раз не настолько неприятных. Ну, я пошёл, не скучай! – чмокнув девушку, я действительно засел за многострадальный верстак, предварительно сунув в зубы очередную сигару.
  
  «Более близкое знакомство» с боевыми сестричками прошло неплохо, даже очень хорошо, если припомнить мою репутацию, заодно удалось кое-что важное узнать о собственном Проявлении — запихнуть в пространственный карман я могу даже вещи, напитанные чужой Аурой. Не то чтобы я не пробовал этого раньше, само собой, перед выходом потренировался с Нео, но одно дело — предельно лояльно и положительно настроенный к тебе человек, и совсем другое — не доверяющий и агрессивный. Всё же Аура и Проявление — это свойства души, а где душа, там и чувства должны быть неподалёку, так что затея могла и не выгореть. Узнавать же о таком стоило в максимально тепличных условиях, а не удивляться в тот момент, когда Таурус отчекрыживает тебе голову своей катаной. Тем не менее всё прошло превосходно, разве что моей собственной Ауры ушло на запечатывание чуть больше, чем я уже начал привыкать, видимо, дополнительные затраты на преодоление запитанного чужой Аурой сопротивления предмета. Но на этом хорошие новости заканчивались, впрочем, ничего удивительного, иначе было бы слишком толсто. И так плюшка получилась жирненькой и приятственной. А если довести её до ума, то будет вообще песня.
  
  Однако вернёмся к текущей теме. Пусть бойцом я оказался не таким уж никчёмным, как боялся, а Проявление позволяет всегда таскать с собой и «ломик в рукаве», и ещё парочку приятных фишек сверху, но безумно влюблённым в ближний бой я от этого не становился. Да и как показывает опыт моего мира, огнестрел даёт куда как больше возможностей. Там, конечно, не учитывали, что пехотинец может быть сам себе танком, но общая концепция сохраняется. К тому же местные технологии позволяют упаковать здоровенный шестиствольный пулемёт в дамскую сумочку. Кстати о сумочках. Проявление той красотки в стильных чёрных очках, у которой в команде ещё есть девочка-кролик, что пару раз мелькала в мультике, тоже ведь является пространственным карманом. Пусть и работающим по несколько иным принципам… возможно. Так, не отвлекаться. К чему я веду? К тому, что нужно обзавестись своим собственным стволом, вот только каким — было тем ещё вопросом. Всяческие гранатомёты и ракетницы отбрасываем сразу — со скоростями и реакцией Охотников польза от них может быть только на дистанции метров в двадцать-тридцать, ну пятьдесят максимум. Тут проще будет использовать гранаты с различной начинкой, в том числе и моими «подарочками». Всякое мелкокалиберное быстростреляющее было не сильно интересно мне, пусть боеприпасов я могу утащить на себе больше, чем «мало» или даже «мало, но больше уже не влезает», просто такое оружие подразумевает близкие и средние дистанции, возможно, даже сочетание с ближним боем. Та же проблема у дробовиков различных конструкций. А вот всяческие винтовочки меня радовали. Вот только я не уверен, что против тех же Синдер и Озпина поможет и противотанковое ружьё. Винтовочка Капюшончика их точно не проймёт даже со спецбоеприпасом. Увеличивать калибр ещё больше тоже нет смысла — местные не идиоты, несмотря на некоторую специфику мировоззрения, а Прах имеет свои ограничения, так что Руби и так бегает с самой убойной пушкой в своём классе.
  
  Но я не местный и кое-что знаю. Итак, задача — собрать на 3D-принтере вундервафлю, имея хорошие знания по физике и понятия о таких замечательных вещах, как Сила Лоренца и закон электромагнитной индукции. Вставал лишь один вопрос. Рельсотрон или гаусс? Хм-м-м… дилемма, хотя… лучше начать с рельсы — она проще в нынешних реалиях. К тому же половина «запчастей» у них общая. Итак, что нам нужно? Две проводящие палки метровой длины, можно больше, защитный кожух… и, в принципе, всё. Основной «кундштюк», как говаривал один мой друг, состоит в том, что для этой прелести нужен хороший такой источник напряжения, способный выдать приличных размеров импульс. В нашем мире для прототипов использовали корабельный реактор. Ну и размеры у установочки были соответствующие. Но мне нужен был ручной вариант, а потому Праховая батарея подходила просто идеально, а если обработать проводящие рельсы электрическим Прахом… Тут ведь какая фишка, легированное этим веществом оружие вполне могло биться током (при наличии в подключаемой камере соответствующего Праха, конечно), причём, судя по ореолу молний, там был заряд в киловольт пятнадцать-двадцать, не меньше, и… при всём при этом оружие оставалось холодным. Это могло означать лишь одно. Легированный электрическим Прахом металл получал свойства сверхпроводимости. «Высокотемпературный сверхпроводник», любой инженер, хоть гражданский, хоть военный, за подобную технологию не раздумывая отдал бы правую руку. Местные жители использовали его для того, чтобы покрывать молниями свои мечи-молоты. Наверное, звук столкновения моего лица с рукой, когда я это осознал, был слышен и в Вакуо…
  
  Я забил нужные данные и набросал чертежи. Память Романа содержала в себе навыки, достойные и матёрого конструктора, в общем, моя память говорила, что делать, а навыки Торчвика говорили — как. Так что прототип был «запилен» буквально за три часа, далее было нужно его испытать. Вот только, прикинув даже очень грубо энергию выстрела, я осознал, что испытывать эту пушку в черте города я не намерен. Если что-то пойдёт не так, сюда заявятся толпы Охотников или ещё кого столь же «нужного» мне сейчас. А значит, нужно было немного полетать.
  
  – Нео, собирайся. Нам предстоит прогулка! – вошёл я в комнату дамы наперевес с полусобранным стволом. Пока мне нужно было отработать саму концепцию, так что ни кожуха, ни даже системы пуска не было — пока хватало и пары проводов для подключения Свитка. Старое доброе «Кривое Ружьё»*(1), зачем изобретать велосипед там, где это не нужно?
  
  – (=_=)… – девушка отложила книжку и подняла на меня тяжёлый взгляд, после чего последовал столь же тяжёлый вздох. Приступы нездорового энтузиазма и изобретательства у Романа встречались и раньше, так что ей было не привыкать. Разве что к масштабам разрушения.
  
  Как бы то ни было, уже через полчаса полёта на буллхеде мы высаживались на милой полянке в Лесу Вечной Осени. Признаться, завораживающее зрелище, золотой и алый цвета радовали глаз, а уж в лучах заходящего солнца создавалось ощущение, что мир залит кровью. Величественное и, откровенно говоря, жутковатое зрелище.
  
  – Гр-р-р-р… – из любования окрестностями меня вырвал утробный рык неподалёку, я повернул голову в сторону шума и встретился взглядом со светящимися алыми буркалами. Помимо буркал там была и костяная маска, в голове даже мелькнуло что-то вроде «Пустые?!», но разум быстро перезагрузился, и пришла следующая мысль — «Гримм». Точнее, Гримм-беовольф, почти двухметровая прямоходящая волкоподобная тварь с костяной маской, густой чёрной шерстью и здоровенными лапами, увенчанными когтями размером с указательный палец взрослого человека. А ещё у него были клыки. Большие. Острые. Клыки. И вот ЭТО местными Охотниками считается проходным монстриком, которого укладывают просто пачками… Кстати, а ведь они же не ходят поодиночке, да?
  
  – Ау-у-у-у! – подтвердил мои мысли вой из-за деревьев.
  
  – У-у-у-у-у! – ответила округа.
  
  – (^_^), – Нео улыбнулась и вытащила из зонтика скрытый клинок.
  
  – Л-ладно, – заставил я себя сделать шаг навстречу твари, поудобнее перехватывая трость. Одно дело — люди, пусть и вооружённые, другое — вот такая вот кракозябрина.
  
  – Грм? – существо принюхалось и повернуло башку в мою сторону. Да… верно, они же чуют любой негатив, а страх положительной эмоцией точно не назовёшь. Но почему мне кажется, что гримм как-то неуверенно выглядит? Впрочем, длилось это недолго. – Р-рааа! – рывок твари, а моё тело вновь действует почти само по себе.
  
  Шаг в сторону с аппарели, трость подбрасывается вверх и перехватывается за конец, после чего крюк обрушивается на хребет промахнувшейся твари, превращая его в труху. Существо кувырком летит дальше, уже начиная испаряться чёрным дымом, а я переключаю внимание на Нео и… старательно стараюсь удержать челюсть. Девушка, словно на лёгкой прогулке, идёт прямо сквозь вылезшую из-за кустов стаю беовольфов, там чуть шаг в сторону, здесь «небольшой поклон», но при этом твари как по волшебству падают на землю, и ни одна из них уже не может подняться. Почти «шуточный» удар сложенным зонтиком по морде разбивает костяную маску и череп под ней, а клинок в другой руке уже выходит из глазницы следующей жертвы, и девушка делает новый шаг, оставляя за спиной ещё два «дымящихся» тела. От созерцания меня отвлёк тяжёлый удар в спину, отправивший меня в недолгий, но очень унизительный полёт в ближайшие кусты. Вот что значит отвлёкся, если бы не Аура, моя голова уже валялась бы отдельно от тела, а так — только чувство уязвлённого достоинства и понимание того, что миниатюрная девушка разбирается с проблемами, пока большой мужик щёлкает клювом и пялится по сторонам. Зато удар и тот факт, что вреда он мне не принёс, знатно прочистили мозги и привили некоторую уверенность. И я посмотрел на нового противника. Был он метра под два с половиной и весь в шипах, да и в целом крупнее и сильнее. Беовольф-альфа, матёрая и слегка эволюционировавшая тварь.
  
  – Плохая собака!
  
  – Гр-р-р!
  
  – Вот и поговорили, – в отличие от своего прошлого собрата, этот не стал на меня бросаться, а подходил неторопливо и с изрядной осторожностью. Вот ещё одна неприятная особенность гримм: с возрастом и эволюцией они умнеют, впрочем, это засранцу не поможет. Мир на миг замер, как это происходит при срабатывании моего Проявления, и вот я уже на высоте трёх метров над землёй с занесённой для удара тростью падаю прямо на голову твари. В последний момент она что-то почуяла и даже дёрнулась, но это её уже не спасло — сочетание разгона, всего моего веса, мышечных усилий и накачки оружия Аурой оказалось на редкость эффективным, да, вместо головы удар пришёлся по плечу, но это самое плечо разворотило так, что я смог «полюбоваться» и ливером твари. Точнее, полным его отсутствием, лишь ярко-красное «мясо» мышц и белые кости рёбер, ни лёгких, ни желудка и прочей требухи. Да и этим я толком насмотреться не успел — уже знакомый чёрный дым, брызнувший от растворяющейся туши, надёжно перекрыл обзор. На этом всё и кончилось — пока я развлекался с альфой, Нео добила оставшихся и подошла ко мне.
  
  – (О_о)?
  
  – Прости, но я просто залюбовался твоей грацией и совсем забыл об окружающем мире.
  
  – (-_-)… – меня легонько стукнули по плечу, – (^_^), – и быстро чмокнули в краешек губ. Понятно, комплимент засчитан, но за общее раздолбайство выносят порицание.
  
  – Да-да, я больше не буду, ай! – ещё один удар, теперь уже сложенным зонтиком.
  
  – (-__-)! – дама изволила дуться.
  
  – Ладно, любоваться буду, возможно, даже подглядывать за тобой в душе, но не в боевой обстановке, пойдёт?
  
  – (^_^), – кивок, секунда на осознание всей фразы, – (О_О), – ещё пара секунд на размышления, и… – (^____^), – ещё один кивок, уже куда как более довольный.
  
  – Маленькая извращенка, – тихонько пробубнил я себе под нос, но, вынужден признать, ход её мыслей мне очень нравился. – Так, не расслабляемся, нужно испытать игрушку, пока ещё гриммов не набежало.
  
  Наскоро соорудить стенд для стрельбы было недолго, главное, отойти подальше и укрыться за холмом… чисто на всякий случай, благо смотреть можно было и через поставленную ради такого дела камеру на штативе.
  
  – Так, испытание номер один. Мощность импульса — примерно пятьдесят киловольт, рабочее тело — алюминиевый стержень, вес три грамма, начальное ускорение за счёт прахового пускателя. Тип Праха — Огненный. Ассистент, приступайте!
  
  – (г_г)… – девушка закатила глаза. Но кнопку на Свитке послушно нажала.
  
  – ВЖ-Ж-Ж-Ж! БУХ!!! ВУ-У-У-У-У-У! ПШ-Ш-Ш-Ш! – какофония звуков, просека в лесу, вот только… почему она с другой стороны?!
  
  – (О_О)’.
  
  – Сам в шоке… – я смотрел запись с камеры в максимальном замедлении, так… вот пошёл заряд, рельса дёрнулась от воздушного удара, почти сразу ещё раз и ещё, а потом вновь и вновь, и ещё несколько раз — значит, минимум семь Махов, охренасоветь, это же где-то два с половиной километра в секунду, чуть меньше, да на пилотном прототипе, сделанном, конечно, не на «отвали», но и без «полировки». А вот дальше «что-то пошло не так». Что именно, я понял далеко не сразу, просто на конце рельсы образовался небольшой огненный шарик, который просто взял и отправился обратно с той же скоростью в механизм, нахрен расплавив оружие, стенд и улетев в лес. Судя по дыму, километра три есть…
  
  Отрываюсь от записи и выхожу на поляну. Так, перекорёженная и оплавленная хрень на месте рельсы, а позади неё… аккуратно прожжённая дырка в дереве размером с кулак, причём жар был настолько большим, что даже возгорания древесины не вызвал — он просто обратил часть материала ствола в пепел и полетел дальше… ещё дальше… ма-а-а-ать. Я ведь об этом эффекте только читал, да и то в рубрике «теоретически, оно так, но на практике сильно вряд ли получится». Я прикрыл глаза и словно вживую увидел те строки из статьи: «после подачи напряжения на рельсы снаряд разогревается и сгорает, превращаясь в токопроводную плазму, которая далее также разгоняется. Таким образом, рельсотрон может стрелять плазмой, однако вследствие её неустойчивости она быстро дезинтегрируется. При этом необходимо учитывать, что движение плазмы, точнее, движение разряда, под действием силы Ампера возможно только в воздушной или иной газовой среде не ниже определённого давления, так как в противном случае, например, в вакууме, плазменная перемычка рельсов движется в направлении, обратном силе — так называемое обратное движение дуги». Так что получить «обратную дугу» в воздушной среде было нельзя. Вот только эффективность пушки получилась слишком большой, воздух разорвало слишком резко, на доли мгновения создав зону вакуума внутри «рабочего канала» оружия. И этих долей мгновения хватило, чтобы полностью испарившийся от силы тока и трения о воздух алюминий перешёл в состояние плазмы и без проводящей среды вокруг пошёл обратно по проводнику — вдоль рельсов. Да, плазма была нестабильной и долго не прожила. Но даже секунда для раскалённого минимум до пары десятков тысяч кельвинов огненного шара, летящего со скоростью в два с половиной километра в означенную секунду…
  
  – Это п*здец, товарищи, – высказал я окончание своей мысли.
  
  – (О_О)… – Нео яростно закивала.
  
  – Так, нужно будет доработать модель, есть пара идей, хм… срезать длину, никакого разгонного модуля… поменять алюминий на вольфрам или титан… Хотя хрен тут достанешь что один, что другой. А если обработать Прахом земляного типа? Хм… Хотя и изначальный вариант отбрасывать нельзя, нужно лишь обеспечить проводящую среду… м-м-м… Создать лидер из разряда электрического Праха? Но хватит ли его «задавить» сверхпроводник? А если подвесить рабочее тело на гравитационном Прахе? Хотя… в любом случае нужно вешать, иначе износ ствола будет просто чудовищным, едва ли не одноразовый выйдет, хотя это без Ауры…
  
  *Дёрг-дёрг!*
  
  – Да, Нео? – поворачиваюсь к девушке.
  
  – (V_V)…
  
  – Да, ты права, стоит отсюда свалить, да и мысли лучше обдумывать дома, а не посреди леса с гримм в обнимку.
  
  На этом мы закончили «полевые испытания», толком не успевшие начаться, и поспешили вернуться в город. Подумать мне было о чём. Сама возможность воплотить то, что у меня в мире считалось лишь фантастикой, изрядно воодушевляла, на некоторое время я даже забыл, что нахожусь в мире, полном демонов-людоедов и психов-террористов, а сам — разыскиваемый преступник. Перспективы кружили голову, вот только для их осуществления мне нужен был качественный металл, запас которого в Верстаке изрядно оскудел. Где там мои дорогие зверушки с их тягой к экспроприации?
  
  Следующим утром ответ я получил, неуважаемый лейтенант сообщил, что отряды организовал, так что всё готово, и бойцы тоже готовы выдвигаться на позиции. Кстати о бойцах, чем больше я думал о каноничных «планах» Романа, а также «рылся», если так можно сказать, в его знаниях и навыках, тем больше приходил к мнению, что и сам он был очень не против саботажа мероприятия Фолл и Тауруса. Во всяком случае, иначе я не могу объяснить, почему того белоклыковца-ренегата Таксона он не прикопал… Хотя нет, это ещё можно было бы связать с нежеланием пачкаться в предумышленном убийстве… Только вот после организации прорыва орд гримм в Вейл подобный аргумент смотрится так себе, но… Допустим, тогда он ещё не знал о плане Синдер и пачкаться не хотел до последнего, однако с его опытом — и не додуматься до мысли приказать зверушкам не надевать своих боевых облачений… Да даже я, далёкий от всего этого криминала, сразу увидел этот момент, а уж Торчвик был просто обязан дойти до той же мысли. Но и это не всё. Каноничная пробежка на украденном супер-роботе Атласа по шоссе Вейла… Да это же даже круче светящегося рекламного щита с надписью «у террористов есть самое современное оружие Атласа, проверьте там у себя, откуда течёт!!!» Я уже молчу о том, что работай Роман серьёзно, то и без всякой помощи Нео скрутил бы команду Руби, даже не вспотев в процессе, даром ли только что их вымотал и развёл на демонстрацию всех навыков и козырей. Но нет, он предпочёл «тактично» отступить именно в тот момент, когда уже завалил всю улицу вещдоками, накрутил несколько сотен свидетелей и убедился, что всё это гарантированно попадёт в руки руководства Бикона. Вот только что Озпин, что Айронвуд то ли сидели на попе ровно (но я всё же надеюсь, что они не такие кретины), то ли результаты их проверки почему-то не были сколь-либо весомыми. Либо их в каноне не огласили, но последнее маловероятно, поскольку дальнейшие события говорят, что местных лидеров застали со спущенными штанами. Угу, на моменте «просирания всех полимеров».
  
  Короче, есть мнение, что Роман всё прекрасно осознавал и понимал, к чему дело идёт, но ни соскочить, по уже описываемым мной ранее причинам в виде неизвестного количества и уровня агентов Синдер и её хозяина, ни кинуть в самый подходящий момент он не мог. Хотя бы потому, что этого подходящего момента просто не знал, поскольку и о планах полу-Девы был осведомлён лишь на необходимо-достаточном уровне. У меня же дела обстояли куда как лучше… Потому и план диверсий будет иной. И для начала, стоит сократить количество бойцов Белого Клыка. Не важно, обманом их завлекли в организацию или они идейные борцуны за всё хорошее против всего плохого, но факт остаётся фактом, эти фавны — обычные убийцы, не важно, какими идеями они прикрываются. Те, кто осознали, куда вляпались, из организации свалили, как те же Блейк и Таксон, следовательно, остальных бешеных зверей нужно усыплять. Просто во избежание. Не знаю, говорят во мне расистские замашки Торчвика или тут моя «любовь» ко всяческим исламистам-джихадистам так дала о себе знать, но мысль так или иначе сократить поголовье белоклыковцев у меня отторжения не вызвала. Вот только для этого требовалось собрать больше информации, по базам, связным, сочувствующим, методикам отбора и тренировки, а потом уже устраивать им веселье. А значит, перво-наперво стоило доказать свой профессионализм и надёжность, потому пока сидим на попе ровно и ждём. Пусть и неприятно, но необходимо.
  
  Чуть позже.
  – Итак, мой пушисто-чешуйчато-когтистый друг… ну или кто ты там, – я повернулся к Лейтенанту. По здравому размышлению, коллектив в моём лице принял стратегическое решение не мелькать перед рядовыми бойцами фавнов. Не то чтобы я сомневался в их способности принять тот факт, что им придётся побатрачить на человека, просто чем позже я засвечусь во всей этой истории, тем лучше. Пусть полиция считает, что мы работаем независимо, а то и вообще собрались устроить разборки. Так себе отмазка, конечно, но хоть что-то, – ты запомнил план?
  
  – Да…
  
  – Ну так изложи, дабы я был уверен в твоей гениальности, – план я подбирал из обширных заготовок, хранящихся в памяти Романа… из тех, что шли под пунктом «должно пройти хорошо, но если что, исполнителей не жалко».
  
  – Группа Майка угоняет пять трейлеров с прицепами со стоянки и гонит к группе Перри, которые в этот момент аккуратно вырубают сторожа и проникают на склад, снабжающий магазины развлекательного района Вейла.
  
  – Кхм…
  
  – До этого «хулиганы» разбивают фонари, позволяя реализовать наше преимущество в ночном зрении, – поправился безымянный лейтенант.
  
  – Дальше.
  
  – Группа Лорензо устраивает драку и дебош, отвлекая внимание полиции, по прибытию копов стараются сбежать, если не получается — сдаются. Поскольку в ней одни новички, что не засветились в операциях, максимум, что им грозит — некрупный штраф и пятнадцать суток ареста. В этот момент первые две группы выносят склад и разъезжаются по пяти точкам.
  
  – И никаких случайных трупов, – ещё раз напомнил я этому громиле. – Кража — это одно дело, а вот убитые гражданские привлекут внимание детективов из «убойного», а среди них есть и отучившиеся Охотники, которым твой сброд на один зуб, – ещё раз напомнил об обстоятельствах.
  
  – А чем ты будешь заниматься? – набычился лейтенант, которому явно не понравились слова про сброд.
  
  – А я за всеми вами присмотрю в меру своих скромных сил. Очень надеюсь, что вы не накосячите в этом простейшем деле — дальше уровень нервозности всех заинтересованных лиц возрастёт, и всё будет не так уж просто. Ну всё-всё, пошли работать! – я махнул рукой, как бы отгоняя мелкую мошку.
  
  – Гр-р, – лейтенант рыкнул, но послушно попёрся раздавать указания. Что же, наша «любовь» точно взаимна, вот только ни он, ни я никуда деться не можем, что изрядно бесит нас обоих. Ха! Да у нас масса общего!
  
  На этом я ушёл изображать бурную деятельность, вообще, была соблазнительная мысля звякнуть копам и анонимно сдать всю эту кодлу, вот только такая соблазнительная на первый взгляд идея на деле была не самой удачной — это докажи я свой профессионализм и крутизну заказчику, отмазка типа «эти животные настолько тупые, что попались копам на ровном месте» прокатила бы, но вот на начальных этапах та же Синдер в ответ мне скажет, что я и был нанят для того, чтобы эти животные не облажались, и их прокол — это следствие моей собственной некомпетентности, а потом хренак фаерболом — и нет Романа. Ну или открытое начало боевых действий… Да даже если просто «неудовольствие любимого начальства», всё одно это будет означать кучу проблем на ровном месте. Нет, на это я пойтить не могу!
  
  Так что пришлось сидеть на Свитке и реально контролировать всю эту кодлу. Основных тонких моментов было три: дебоширы могли стянуть не всех патрульных — кому-то больше по душе могли прийтись поиски «хулиганов», что побили фонари; сторож мог что-то углядеть и поднять тревогу; и я не шутил на тему криволапых, подорвавших самих себя на ящике праха. Всё же уровень у моих «помощников» был чуть выше, чем у городской шпаны, со всеми вытекающими. Так что следующие четыре часа я провёл, нервно косясь на Свиток и смоля сигары одну за другой. И вот, наконец…
  
  – Груз доставлен по точкам назначения! – пиликнул прибор голосом Лейтенанта.
  
  – Отлично. Пусть теперь пару дней отстоится, если проблем не будет, перекинем с передержки на нормальные склады, заодно завезёшь мне пробники, нужно удостовериться в качестве товара, – можно, конечно, было и самому втихую потырить, но раз уж я большая босса, то почему бы не получить необходимые мне «излишки» с доставкой на дом и совершенно «легально»? – Поздравляю, на сахарную косточку ты с приятелями заработал.
  
  – Да пош… – я отключил Свиток, не собираясь дослушивать пожелания любви и здоровья от фавна.
  
  – Ну вот как-то так, Нео, – повернулся я к девушке, – теперь мы — основные поставщики снаряжения для «революции».
  
  – (<_<)…
  
  – К чёрту, может, посмотрим какую-нибудь комедию? Только без фавнов.
  
  – (^_^), – кивок.
  
  – Вот и отлично, с меня попкорн, а с тебя выбор.
  
  – (^____^), – хм-м-м, возможно, в её Проявление всё же входит телепортация или как минимум бешеная скорость. Уж больно шустро она унеслась всё подготавливать. Ну да ладно, где там был запас попкорна?
  
  Поздний вечер в итоге прошёл в тёплой, почти семейной обстановке, уже на середине фильма девушка доверчиво прижалась ко мне и тихонько засопела, пришлось постараться, чтобы аккуратно донести её до кровати и стянуть обувь с верхней одеждой, не разбудив. Впрочем, награда, когда и я, раздевшись, залез под одеяло, не заставила себя ждать — не прерывая сон, Нео обняла мою уставшую тушку и счастливо засопела, чему-то улыбаясь во сне. Что же, вечер закончился неплохо… Так, не забыть завтра созвониться с девочками, как-никак у них первый день в Биконе, надо бы поздравить. Да и пару штрихов внести, разнообразив канонические события.
  
  
  Примечания:
  *(1) Технический сленг, сама схема представляет собой кнопку пуска, подключаемую напрямую в цепь оборудования посредством кабеля/провода, как правило, от семи метров длиной. Используется для дистанционного запуска, как правило, при испытаниях, что могут быть опасны для жизни испытателя, при невозможности выполнить пуск через радиоуправление по тем или иным причинам.
  
  
Глава 5. Бабочки Брэдбери и не только
  
  – Ты видишь суслика?
  – Н-нет...
  – И я — нет, а он — есть.
  Из философских рассуждений.
  
  Утро следующего дня. Руби Роуз и Янг Сяо Лонг.
  – … Это уже второе столь крупное ограбление за месяц и третье дело, связанное с кражей Праха. На данный момент полиция располагает информацией об организаторе только одного из этих эпизодов, а именно попытки вооружённого ограбления магазина «От праха до рассвета» в Торговом районе. По показаниям задержанных, преступниками руководил бесчестный бандит Роман Торчвик, который продолжает скрываться от правосудия, – на большом экране появилась двойная фотография рыжего потрёпанного парня лет четырнадцати, одетого в белое пальто и чёрные перчатки. Молодой вор держал в руках тюремную табличку с именем и нагло скалился, всем видом показывая, что не собирается задерживаться в тюрьме. – Если вы располагаете любой информацией о его местонахождении, пожалуйста, сообщите в полицию Вейла…
  
  – У-у-у!!! Мошенник! Только попадись мне, я тебе все зубы выбью — нечем будет скалиться! – вибрирующим на половину салона голосом посулила блондинка, гипнотизируя информационный экран.
  
  – Я-а-анг, – робко подёргала её за рукав Руби. – Хва-а-атит, пожалуйста…
  
  – Этот мерзкий, противный пройдоха украл половину моих запасов! – игнорируя увещевания сестры, полыхала красной радужкой красавица.
  
  – Но, Янг, прах можно купить…
  
  – Он украл патронташи! Я столько времени их собирала и подгоняла под Эмбер Силику! Я его поймаю, Руби! Я сломаю ему руки и эту наглую ухмылку! Он ещё узнает, как грабить Янг Сяо Лонг!
  
  – Эх… – уныло вздохнула Роуз. – Ты уже неделю об этом бурчишь… Может быть, поговорим о Биконе? – с надеждой подняв глаза на сестру, пискнула девушка, заметив, что новости переключились на другую тему. – Я же тоже поступаю… Мы уже летим туда, вообще-то, – добавила Руби, смущённо опуская взгляд и рефлекторно начав тыкать указательными пальцами друг в друга, – а до сих пор так ничего и не решили.
  
  – А чего решать? – исчезновение с экрана объекта ненависти и правда способствовало возвращению блондинки к реальности.
  
  – Ну… Я не знаю… – Руби поёжилась, втягивая голову в плечи. – Мне ведь оставалось ещё два года учиться в Сигнале, нам ещё ничего не рассказывали. Что делать, когда мы прилетим? Куда… ну… С кем… Я же ничего не знаю.
  
  – Расслабься, сестрёнка! – глаза Янг сменили цвет на фиалковый, а на лице появилась улыбка. – Ты прыгнула сразу на два года! Это же невероятно! Все в Биконе будут думать, что ты — высший сорт! Вот увидишь, всё будет зашибись!
  
  – Я не хочу быть «высшим сортом», ладно? И вообще не хочу быть какого-либо «сорта», – буркнула девушка, глядя на сестру исподлобья. – Хочу быть нормальной девочкой, нормального сорта… Ну, ты поняла…
  
  – Да что с тобой? Разве ты не рада?
  
  – Конечно, я рада, просто… Я не хочу, чтобы люди думали обо мне как об особенной.
  
  – Но ведь ты особенная, – Янг обняла сестру за левое плечо, прижимая к себе.
  
  – Не говори так! – ещё сильнее сжалась брюнетка в красном плащике, наливаясь румянцем. – Я сразу вспоминаю директора Озпина… и как смеялся Торчвик после рассказа… Я не хочу быть такой особенной и чтобы это вспоминали!
  
  – Ничего, сестрёнка, мы ещё поймаем этого франта! – переходя в предбоевой режим, посулила Янг. – Никакому ворью не позволено смущать мою сестру! Он ещё пожалеет! Он обо всём пожалеет! – кулак блондинки, грозящий борту лайнера, заставил несколько ближайших пассажиров передвинуться на почтительное расстояние.
  
  – Здравствуйте, и добро пожаловать в Бикон, – прерывая трансляцию рядовых новостей, на экране появилось изображение красивой женщины в очках с собранными в строгую причёску светлыми волосами.
  
  – Кто это? – отвлеклась Сяо Лонг, разглядывая незнакомку. Руби уже повернулась, чтобы ответить, как, словно услышав вопрос, женщина представилась сама:
  
  – Меня зовут Глинда Гудвитч.
  
  – Оу… – со значением моргнула Янг.
  
  – Вы те немногие, кому выпала честь поступить в эту престижную академию, – продолжала «малышка Глинда», как окрестил её один пройдоха, с некоторых пор вызывающий зубовный скрежет у блондинки. – Наш мир переживает необычайный период спокойствия, и ваш долг, как будущих Охотников и Охотниц, поддерживать его. Вы продемонстрировали мужество, необходимое для выполнения этой задачи. И теперь наша очередь обеспечить вас знаниями и научить защищать наш мир.
  
  Трансляция погасла, и по обеим сторонам воздушного судна открылись обзорные окна, из которых было видно приближающийся комплекс академии, с огромным озером перед ним и крышами города позади.
  
  – Уау, круто… – с придыханием прошептала Руби, тут же прилипшая к стеклу. – Смотри, Янг! Отсюда можно увидеть Сигнал!
  
  – Я думаю, лучше тебе посмотреть на наш дом, – улыбаясь поведению сестры, встала рядом блондинка, за плечо разворачивая младшую.
  
  – А?
  
  – Теперь Бикон наш дом, – пояснила Янг и кивнула на сверкающее в лучах солнца озеро перед величественным обрывом с водопадами, на котором возвышался красивый комплекс зданий, переходящий в огромную башню.
  
  – Да-а, – лицо Руби осветила мягкая мечтательная улыбка…
  
  Ещё несколько минут лайнер лениво плыл по воздуху к посадочной площадке, будто специально растягивая момент, чтобы новые студенты могли дольше насладиться прекрасным видом. Но вот борт начал поворачивать и плавно притёрся к краю скального обрыва. Щёлкнули механизмы стыковки, опустился трап, и толпа молодых пассажиров дружно хлынула в открывшийся проём.
  
  – А-а-а-ах… – протянули на два голоса сёстры, замирая на дорожке при входе в парковую аллею, в конце которой виднелось центральное здание академии.
  
  Вокруг блестели фонарные столбы с витыми абажурами, развевались флаги Вейла, красиво подстриженные деревья с абсолютно красной листвой волшебно контрастировали с идеально ровным зелёным газоном, но самым прекрасным были возвышающиеся впереди башенки, воздушные переходы и галереи Академии, создающие образ настоящего сказочного замка. Если сверху это было просто красиво, то от взгляда на эти стены и деревья с земли у девушек и вовсе замирало сердце.
  
  – Вид из Вейла не идёт ни в какое сравнение с этим, – первой нарушила тишину Янг, складывая руки на груди.
  
  – Ох… – пискнула Руби, чьё внимание привлекло движение сбоку, и уже в следующий миг её глаза загорелись чистым восторгом. – Ах! А-а-а!!! Там… там… Сестра! У этого парня складной посох! – девушка ткнула пальцем в проходящего по парку студента. – У-у-ух! А у той девочки огненный меч! – натурально приплясывая на носочках, от волнения присела брюнетка. – А там, там… – носительницу красного плащика повело куда-то влево, как мотылька на свет, так что Янг была вынуждена хватать её за капюшон.
  
  – Полегче, сестрёнка.
  
  – О?.. Нет-нет! – хватка остановила порыв тела, но не души, и несколько секунд Роуз отчаянно сопротивлялась, пытаясь вырваться.
  
  Победил возраст.
  
  – Это просто оружие! – убедившись, что бунт подавлен и пленник не пытается больше бузить, повторила попытку увещевания блондинка.
  
  – Просто оружие? – от избытка чувств Руби присела и сложила кулачки под подбородком. – Оно — продолжение наших тел! Оно — часть нас! – взгляд серебряных глаз вновь жадно пробежался по толпе. – Ох, они такие клёвые! – прыг-прыг на носочках.
  
  – Хорошо, – закатив глаза, Янг с улыбкой уронила голову вбок, – тогда почему ты не балдеешь от своего оружия? Разве оно тебя не радует?
  
  – Конечно, Крессент делает меня счастливой, – смутилась Руби. – Но я обрадовалась, встретив новое оружие. Это как встретить новых людей… но лучше, – девочка опустила голову.
  
  – Руби, да ладно тебе, – Сяо Лонг быстро ухватилась за капюшон сестры и игриво натянула тот ей до подбородка, – почему бы тебе не завести себе друзей?
  
  – Но… – серебряные глаза неуверенно выглянули из-под «красной шапочки», – зачем мне друзья, когда у меня есть ты? И… эм, ну, Роман тоже назвал себя моим другом.
  
  – Руби, – вздохнула Янг, – друзья всем нужны, поскольку некоторые вещи, которые с ними можно обсуждать, со старшей сестрой обсудить никак не получится. Во-вторых, Торчвик нам НЕ друг. Что бы он ни говорил! Он злодей и преступник! Так что вперёд! К новым горизонтам и друзьям!.. – девушка уже собралась было взять сестру за плечи и куда-то толкать, как неожиданно осеклась. – О! Мои друзья уже здесь! Мне пора! Давай-давай, вливайся! – и спустя какое-то мгновение блондинка уже оказалась в компании своих приятелей из Сигнала и была такова.
  
  – Подожди, ты куда?! – с запозданием обрела дар речи вчерашняя школьница, вытягивая руку в спину уносящейся вперёд компании. – Разве нам не надо в общежитие?! Где наше общежитие?.. У нас же есть общежитие?.. – закончила она, опуская ладонь. Янг исчезла, оставив Руби совершенно одну в незнакомой обстановке. – Я же не знаю, что делать… – в последней попытке сознания сыскать помощь прошептала девочка.
  
  Паника подступала к сознанию, ведомая мрачным чувством свершившегося предательства. В следующую секунду ноги Роуз подкосились, и она села там, где стояла, неосознанно толкнув спиной кого-то позади себя.
  
  – Что ты делаешь?! – возмущённый окрик сопровождался звуком упавших вещей.
  
  – Ой, прости, – обернувшись, Руби увидела, что стала причиной падения пары чемоданов и негодования по этому поводу какой-то беловолосой девочки со странно зачёсанным на правый бок хвостиком.
  
  – Прости?! – передразнила та. – Ты хоть представляешь, какой ущерб могла нанести?!
  
  – Э-э-э-э… – бывшая ученица Сигнала поспешила поднять один из чемоданов и протянуть его пострадавшей, чувствуя себя очень сконфуженно.
  
  – Дай сюда! – грубо вырвала вещь из её рук неизвестная. – Это Прах, добытый и очищенный в рудниках Шни! – чемодан щёлкнул замком, и беловласая заглянула в его содержимое.
  
  – А-а-а… – не зная, что сказать, протянула Руби.
  
  – Ты что, совсем глупая? Прах! – девушка хлопнула крышкой, подняв изнутри небольшое облачко красноватой взвеси. – Огонь, вода, молния, гравитация! Знаешь, что будет, если всё детонирует? – в этот момент несколько красных пылинок достигли глаз Роуз, и та, жмурясь, мотнула головой. – Ты меня вообще слушаешь? – ещё сильнее завелась незнакомка. – Ты вообще хоть что-нибудь поняла? Что можешь сказать в своё оправдание?!
  
  – Я… ха, – попытка вдохнуть воздух для ответа обернулась зачесавшимся носом, в который влетело ещё несколько пылинок. – Пчх-БЫЩ! – прореагировав с Аурой, частицы огненного Праха сделали именно то, чего опасалась светленькая — они детонировали, отбросив обеих девушек в разные стороны.
  
  – Да что же это такое! – возмутилась, вставая с дорожки, беловласка. Несмотря на красочность взрыва, никто толком не пострадал, будучи защищён Аурой, но это совсем не умаляло её возмущения. – Это именно то, о чём я говорю!
  
  – Я дико, дико извиняюсь… – покраснев под цвет накидки, стушевалась Руби.
  
  – Ах! Ты полная дурёха! – всплеснула руками «Белая», нагибаясь, чтобы закрыть чемодан, который держала и который распахнулся при падении. – Как ты вообще попала сюда? – злобно ворча, девушка начала укладывать смешавшиеся баночки с красным Прахом на свои места. – Тебе сколько лет? Выглядишь так, словно шестнадцати ещё нет, как только тебя приняли в Бикон?
  
  – Ну, я…
  
  – Тут тебе не заурядная школа боевых искусств! – не слушая попытку Руби найтись с ответом, продолжила наседать незнакомка. – Тут не просто спарринг и практика. Мы здесь, чтобы сражаться с монстрами, так что смотри, куда идёшь!
  
  – Эй, я же извинилась, принцесса! – в конце концов не выдержала оскорблений девушка.
  
  – Вообще-то, наследница, – поправил новый голос со спины. – Вайсс Шни, наследница Праховой компании Шни, одного из крупнейших производителей энергоносителей в мире, – к ним подошла ещё одна девушка, с длинными чёрными волосами и бантом на голове. В руках она держала баночку, похожую на те, которые укладывала Вайсс.
  
  – Наконец-то! – расплылась в самодовольной улыбке светловолосая. – Хоть кто-то узнал.
  
  – Та же компания печально известна благодаря забастовкам рабочих и сомнительным деловым партнёрам, – осматривая девушек спокойным взглядом янтарных глаз, дополнила носительница банта.
  
  – Что… Да как ты… – Вайсс начала хватать ртом воздух, а Руби спрятала вылезшую на лицо улыбку в ладони. – Хамка! – беловласая выхватила баночку с Прахом из руки новенькой и, гордо развернувшись, пошла к тележке с чемоданами.
  
  – Я обещаю, что заглажу вину! – попыталась смягчить случившееся Роуз, но была полностью проигнорирована. Демонстративно не замечающая их Вайсс собрала вещи и стремительно зашагала к виднеющемуся впереди центральному корпусу. – Эх, – из груди девушки вырвался тяжёлый вздох. – Полагаю, не у меня одной тяжёлый первый день… Так что… – Руби повернулась к третьей участнице их диалога и обнаружила, что та уже развернулась и отошла на несколько шагов.
  
  Чувство одиночества навалилось с новой силой. Наученная горьким опытом, девушка огляделась и, не найдя, кого ещё может задеть, вновь обессиленно рухнула на землю.
  
  – Добро пожаловать в Бикон, – тихо сообщили губы в пустоту, и Руби уже собиралась окончательно растянуться в пыли, признавая своё полное поражение в области социальных отношений, как из кармана раздался входящий вызов на Свиток.
  
  Достав и открыв устройство, девочка с удивлением нашла на экране надпись «Твой Тёмный Рыцарь» с пририсованным усатым смайликом «=^_^=». Фотографии не было.
  
  – Алё? Кто там? – неуверенно спросила Роуз, принимая вызов.
  
  – Привет, Капюшончик! – жизнерадостно ответил знакомый голос. – Ну как ты там? Как первый день? Старик Оз ещё не пичкает вас тыквенным соком?
  
  – Вы?!… – узнала Романа Торчвика девушка. – Откуда у вас мой номер? И откуда на моём Свитке ваш номер? И почему он подписан «Тёмный Рыцарь»? И почему Директор Озпин должен пичкать нас тыквенным соком? – количество вопросов в голове Руби от пары слов Романа, по её личным ощущениям, превысило количество всех других вопросов за весь остальной день.
  
  – Не знаю, но я как-то читал, что старые маразматики любят эту фишку, мол, это дёшево, полезно и приучает детей ценить нормальную пищу, – вычленил только то, что ему нужно, Торчвик, игнорируя остальные вопросы. – Но ты не уходи от темы, Капюшончик, как твои дела?
  
  – Всё хорошо, – не очень понимая себя, поспешила заверить девушка. – Здесь очень красиво… И ровные газоны… И столько клёвого оружия… – Руби замолкла, молясь, чтобы её голос был достаточно убедителен.
  
  – М-м-м… – задумчиво протянули на том конце. – Тебя что, бросила Янг? В смысле… ты же сейчас не сидишь одна на парковой дорожке, оставленная сестрой в незнакомом месте, среди кучи вооружённых незнакомых людей, не знающая даже, где общежитие?
  
  – Не-ет! Конечно нет, – пискнула будущая Охотница, чьё сердце пустилось в галоп, а в голове крутилось только "Как он узнал?!!" – Ха-ха, ты такой смешной, и как тебе такое в голову пришло?.. – своему голосу не поверила даже сама девушка.
  
  – Та-а-ак… – интонация Романа тоже не свидетельствовала, что он ей верит. – Ты должна рассказать мне всё.
  
  – Я… Ну…
  
  – Давай, Капюшончик, ты можешь поделиться со мной всем-всем-всем. Роман Торчвик — могила! А я пока поищу карту Бикона, начинай уже.
  
  – Ну… да. Всё… вот как ты сказал, – вынуждена была признать девушка. – Янг увидела друзей со своего курса и пошла с ними, а я… осталась, – Руби замолчала. – Нет, ты не подумай, – опомнилась она спустя полминуты, – Янг хорошая и заботится обо мне, просто… ну, просто… она считает, что я так смогу со-циа-ли-зи-ро-вать-ся и найти себе друзей, вот.
  
  – Н-да… Ладно, о её поведении мы поговорим потом. Напомни мне, кстати, её отшлёпать при встрече.
  
  – О-отшлёпать?! Ик! – бедная мисс Роуз даже с испугу икнула.
  
  – Так, только не подумай про всякий БДСМ, это чисто в воспитательных целях. Всё остальное только когда мы узнаем друг друга получше… да и не любитель я такого.
  
  – А-а… – очень неуютно чувствующая себя девушка решила попытаться сменить тему. – А кстати, зачем ты украл патроны у Янг?
  
  – Это был не я, это была Нео.
  
  – Нео? – не поняла Роуз.
  
  – Ну Неополитан. Она сидела на подлокотнике кресла слева от меня.
  
  – Но… – девочка запнулась, тщетно пытаясь вспомнить что-то похожее из их посиделок. – Там никого не было.
  
  – Нет, она была там, – бескомпромиссно ответили с той стороны.
  
  – Оу… – девушка в красном плаще вспомнила одну вещь. – Я поняла… Знаешь, – это немного смущало, но Руби всё-таки решила морально поддержать собеседника, всё-таки он был единственным, кто не бросил её сегодня, – у меня тоже были воображаемые друзья… Это нормально.
  
  – Пх… Хе… Ха-ха-ха! – из Свитка донёсся звук нарастающего хохота, со слезами и невнятными причитаниями. – Руби… – тяжёлое, прерывающееся на «хи-хи» дыхание. – Ты самая лучшая, я тебя люблю! Если понадобится любая контрабанда в Бикон — только скажи! Ой, я не могу… Нео, ты мой воображаемый друг, бу-га-га… И ведь это, хи-хи, всё объясняет! Ауч! Не дерись! – невнятный шорох и приглушённые звуки… – Фуф, прости, – уже более спокойно заговорил Роман, когда девочка уже начала за него бояться. – Ты ещё тут?
  
  – Да… – пискнула Роуз, чувствуя, что или сказала что-то совсем неуместное, или у её знакомого всё гораздо хуже, чем она рискнула представить.
  
  – В общем, я добыл карту Бикона, но оставлять тебя одну нельзя. Есть ли рядом какие-нибудь потерянно выглядящие люди? – голос в Свитке звучал умиротворяюще и уверенно, Руби выдохнула и огляделась, пусть дистанционная и от «преступника и негодяя», но дружеская поддержка была как раз тем, что девушке так не хватало.
  
  – Эм… д-да, тут на площадке стоит светловолосый парень и так же оглядывается. Кажется, ему стало плохо во время полёта, а потому он не успел за всеми остальными.
  
  – Отлично, тогда подойди к нему и скажи: «Идём со мной, если хочешь жить!»
  
  – Э-э-э-э?
  
  – Что? Я всегда мечтал услышать эту фразу из уст миленькой невинно выглядящей девушки! Но если это для тебя слишком радикально, то достаточно будет просто: «Привет, я Руби. Руби Роуз. Ты случайно не знаешь, как пройти в актовый зал?»
  
  – Эм-м-м…
  
  – Давай, Капюшончик! Ты сможешь! А с меня тогда порция печенек Тёмной Стороны. Фирменных! С шоколадом! – голос звал на Подвиги и обещал Великую Награду. Устоять не было шансов. Глубоко вздохнув, девушка направилась к растерянно озирающемуся блондину.
  
  – П-привет. Я — Р-руби. Р-руби Р-роуз! – под конец она даже зажмурилась, а про вторую часть фразы и вовсе забыла.
  
  – Привет. Я Жон Арк. Коротко, красиво, легко слетает с языка, девушкам нравится!
  
  – Вы только что прослушали краткий курс того, как НЕ нужно знакомиться с девушками, – выдал Свиток в руках Руби.
  
  – Хи-хи, – смешок сорвался с губ мисс Роуз быстрее, чем она успела себя остановить. – Ох, прости. Просто этот комментарий вместе с твоим представлением. Мистер Торчвик, нельзя вот так издеваться над людьми, – попыталась она усовестить Свиток.
  
  – Я злодей и негодяй, мне можно. А вот сообщать всем вокруг, что ты общаешься со злодеем и негодяем — плохая идея. Ладно, раз моя будущая милая прислужница забыла, придётся делать всё самому. Эй, парень, ты ещё тут?
  
  – Э-э-э… да?
  
  – Как до актового зала добраться, знаешь?
  
  – Э-э-э… нет? – неловко отозвался Жон.
  
  – Ты офигительно красноречив. О Великие Драконы, за что мне всё это? Я что, самый рыжий? Эм… Нео, зачем тебе зеркало? А… о… вопрос снимается, спасибо. Ладно, слушайте меня, мои юные грешники, сегодня я побуду вашим Вергилием в царстве Жути и Кошмара, именуемом Биконом.
  
  – Но Бикон не выглядит Жутью и Кошмаром, – возразила Руби. – Здесь красиво.
  
  – Побуду кем? – спросил Жан.
  
  – Ты чем занимался на уроках литературы, неуч? Божественная Комедия тут есть! Ладно, для сохранения хотя бы остатков моей веры в человечество просто опустим этот момент. Значит так, сейчас вам нужно повернуться в сторону центральной башни и взять чуть правее…
  
  – Ага… – растерянно ответила Руби, повинуясь указаниям голоса из Свитка.
  
  Пять минут спустя.
  – Да, я вижу зал, спасибо! – радостно подпрыгнула Руби.
  
  – Обращайся если что, Капюшончик. И передавай привет сестрёнке, я к вам на днях заскочу с новым тортиком — всё же поступление в столь придур… престижную Академию нужно как следует отметить. Ну всё, мои злодейские планы требуют моего присутствия, пока-пока! – и абонент отключился.
  
  – Эмм… прости за бестактность, но кто это был?
  
  – Ну… – Руби покачалась с носка на пятку и обратно, – просто один мой… эм… друг… наверное.
  
  – Ясно… – осторожно отметил блондин. – Ну, спасибо ему за помощь, боюсь, без неё мы бы заплутали.
  
  – Угу… – но тут разговор прервало появление нового действующего лица.
  
  – Хэй, Руби! Смотрю, ты делаешь успехи! Уже нашла приятеля, с которым можно погулять по Бикону, – подскочила к брюнетке яркая блондинка.
  
  – Это было сложно! И страшно! Ты бросила меня, и я взорвалась!
  
  – Ты так обиделась? – не веря своим ушам, наклонила голову Янг.
  
  – Нет… – от нахлынувших воспоминаний голос девочки стал тише. – Я буквально взорвалась. Я уронила багаж одной девчонки, а там был огненный Прах, и он попал в воздух, а я чихнула, он среагировал… Ты не представляешь, через что мне пришлось пройти! Если бы не Роман, мы бы до сих пор бродили у взлётной площадки!
  
  – КАК?! – Янг словно на невидимую стену налетела. – Он здесь? Где ты его видела в последний раз?
  
  – Нет, он вёл нас по Свитку, – надулась Руби, обиженная, что её сестру больше волнуют претензии к Торчвику, чем её тяжёлые злоключения. По этой же причине она не удержалась и в следующую секунду мстительно сообщила: – А ещё он назвал тебя безответственной и обещал "отшлёпать при встрече". Он ещё сказал… как же это было… "Только не подумай про всякий БДСМ, это чисто в воспитательных целях". Кстати, а что такое БДСМ?!
  
  – Я убью его! – воспылала Янг. – Так, Руби, забудь, тебе это ещё рано знать! – более глупой фразы, что можно было сказать девочке-подростку, придумать было сложно, но Янг, не сильно далеко ушедшая по возрасту от Руби, об этом не задумывалась. – Всё, пойдём! Нам нужно ещё занять места! – миниатюрную красотку взяли на буксир.
  
  – Э-э-э… Пока, Жон, была рада познакомиться, давай потом ещё поговори-и-и-им! – толком попрощаться с новым знакомым Руби не успела, тягач имени Янг Сяо Лонг вышел на полную мощность.
  
  И вновь Злодейский Злодей.
  Закончив разговор со своей будущей верной приспешницей, я потянулся и довольно хрустнул шеей.
  
  – Всё идёт по плану, разве это не чудесно, Нео?
  
  – (^_^)… пш-ш-ш-ш, – последнее «сказала» отбивная, что девушка поджаривала с картошечкой. Кулинарные таланты этого чуда продолжали меня радовать, кажется, она не готовила раньше не только из-за лени, но и щадя чувство гордости Романа, поскольку, по моему мнению, получалось у неё куда как вкуснее.
  
  – Ну, приятного нам аппетита! – дождавшись, когда мясо с гарниром перекочует со сковороды на тарелки, пожелал я своей даме, параллельно наполняя бокалы неплохим вином. Вот что-что, а вкус на качественные продукты у Романа был — следствие голодного детства и юности, так что нынешние блюда и напитки вполне могли бы удовлетворить и вкусы почтенных Шни.
  
  Закончив с трапезой и помыв тарелки и прочую посуду, я, вновь чмокнув Нео, отправился к многострадальному верстаку. Требовалось внести коррективы согласно результатам первичного испытания и наделать ещё образцов… Эх, совсем запасы материалов в ноль сведу, но что поделать — исследования, даже по проверенным теориям, всегда были штукой дорогой. Хм-м-м… а не совместить ли мне приятное с полезным? Навещу Капюшончика, а заодно позаимствую материалов в мастерских Бикона, всё равно подавляющее число студентов приезжает уже с готовым оружием и использует местные станки только для ремонта и незначительных модернизаций, лишь в очень редких случаях что-то кардинально меняя. Неплохая идея, ну а пока займёмся созданием предсерийных моделей.
  
  – Так… – я закурил очередную сигару. К этой штуке очень быстро привыкаешь, да и с зажжённым табаком во рту как-то лучше думается. – Что нам нужно для начала, плазма или нормальная рельса?
  
  Хотелось и того, и другого, и побольше, но разрываться на много маленьких Романов я не умел, потому требовалось что-то поставить в приоритет. И рельса тут смотрелась чуть выгоднее: кинетическое оружие, каким бы оно ни было, местным обитателям давно известно, а потому в случае засветки особого ажиотажа могло и не вызвать. А вот пуляющаяся на бешеной скорости фаерболами винтовка — это уже другой разговор, даже если всё спишут на Прах, всё равно лишнее внимание привлечёт. Значит, рельса. Тогда… так, для начала создаём небольшие стальные стрелки, легировать их будем Электрическим Прахом для лучшей проводимости… Или взять не проводящую стрелу и разместить её на «стартовой площадке» из проводника? Нет, пусть дешевле, но лишний посредник, значит, меньшее КПД, так что придётся всё же потратиться на легированные боеприпасы. И одного Электрического Праха будет мало, чтобы нивелировать сопротивление воздуха, нужно добавить Воздушный и пару гранул Земляного для придания большей прочности. Так, а если не Земляного, а Гравитационного? Хм-м-м… Нет, нужно подбирать путём научного тыка, так что боеприпасов изготавливаем разных и много, в том числе и не проводящих. Что дальше? Ствол. Как показала ещё раз просмотренная запись, даже пуск алюминия напрямую с рельсы просто стёсывает означенную рельсу, всё же она из посеребрённой меди, пусть и легированной всё тем же Электрическим Прахом. Или использовать сталь? Потеря проводимости вроде бы должна получиться небольшой, Прах — это тот ещё чит. Надо так же испытать несколько видов. Плюс запаски, поскольку ещё стоит «поиграть» с напряжённостью импульса. Да и с длиной рельсы тоже. И с расстоянием между проводниками, сиречь калибром… Что ещё? Система заряжания и подвеса заряда, нужно попробовать к двум рельсам-проводникам сделать третью и четвёртую снизу и сверху для удержания патрона в гравитационном поле, что обеспечит лучшую износостойкость ствола… Блин, тут же можно просто Аурой укрепить, а не изобретать архиотех… хотя если останутся ресурсы, то можно всё-таки попробовать, дополнительная надёжность в оружии никогда лишней не будет. Ладно, что дальше? Систему первичного разгона трогать не будем, стандартного прахового заряда более чем хватает, разве что стоит попробовать вариацию вообще без него. Итого… нужно десятка два моделей и ящик разнообразных боеприпасов, и это только для прототипов, а ведь ещё стоит подумать о системе охлаждения и заряжания, поскольку помимо «пуль» есть ещё и батарея, которая тоже будет разряжаться и требовать замены. Но это уже потом, сначала мне нужно наработать статистику по эффективности стрельбы. Ну ладно, чертежи в редакторе набросаем — и пуск, довыгребем рабочий материал из верстака.
  
  На этот раз образцы «распечатались» уже к вечеру, спасибо готовым шаблонам и общедоступным схемам, не пришлось сидеть над чертежами неделю-месяц-два. Упаковав всё это добро в пространственный карман, я встретился глазами с маленькой немой девушкой.
  
  – Итак, моя дорогая прислужница, нам предстоит вылет на ещё одни полевые испытания…
  
  – (X_X), (>_<)! – Нео явно была не в восторге от подобной идеи.
  
  – Но согласись, тебе импонирует мысль иметь такой «аргумент» в своём арсенале.
  
  – (-_v)… – кивок вынужденного признания.
  
  – А значит, нам нужно ещё раз слетать подальше от Вейла.
  
  – (v_v)…
  
  – (О‸О)… – я тоже умею строить глазки!
  
  – (U_U)… – сдалась и страдальчески закатила глаза юная леди.
  
  – Я уже говорил, как сильно тебя люблю?
  
  – … – на середине шага девушка запнулась и чуть было не впечаталась в стену, видимые мне кончики ушек начали сильно алеть.
  
  – С меня мороженка!
  
  – (*‸*)!!! – это известие мигом вывело Нео из текущего состояние в хомячно-рабочее. Почему в хомячно-рабочее? Да потому что она чуть повернулась и, растопырив все десять пальчиков, показала их мне.
  
  – Десять порций? Имей совесть, проглотка! Пять, и я больше не торгуюсь!
  
  – (^_^), – видимо, этого она и добивалась, поскольку, едва ли не мурлыкая, понеслась готовить буллхед к полёту.
  
  Обратно вернулись мы уже под утро и дружно завалились спать. Испытания прошли… штатно. Разумеется, по ним можно было бы издать целый технический справочник… и ещё три по нецензурной лексике, но это мы опустим. Образ винтовки уже начинал потихоньку вырисовываться. За основу лучше всего взять или метровую рельсу, опустив напряжение импульса до тридцати пяти киловольт (точнее, около того, более-менее точно тут измеряли напряжение до тысячи вольт, дальше всё было на уровне плюс-минус километр. Прах очень сильно избаловал местных инженеров), или сократить её до семидесяти сантиметров и давать полтинник. Я склонялся к первому варианту, так как пусть он и имел большие габариты, но позволял сильно сэкономить на батарее, а при кое-каких небольших доработках и другом типе боеприпаса легко превращался в плазменное ружьё… точнее, превратится, когда я решу проблему обратного тока означенной плазмы, до которой ещё просто не добирался. Мысли были, но это новые испытания и новые ресурсы, которых покамест просто нет. Что ещё поведать? Гравиподвес патрона в стволе — идея интересная, но сложная, для стационарной позиции и стрельбы «с сохи» ещё пойдёт, но если требуется стрелять на весу или в движении, то кучность стрельбы сразу же становится едва ли не отрицательным значением, так что увы, но укрепление оружия Аурой — пока что самый надёжный вариант. Кстати, касательно стрельбы. Разогнанная уже до десяти Махов пятиграммовая стальная стрелка спокойно прошивает насквозь любые препятствия, запредельный бронебойный эффект, но вот останавливающей способности почти нет. Зато если вместо неё взять медную или алюминиевую, укреплённую Прахом… Мягкий металл не столько пробивает, сколько деформируется и передаёт всю энергию выстрела в цель. Результат? Цель разрывает на куски. Во время испытаний (а проводили мы их неподалёку от Горы Гленн — воистину безлюдное место) к нам на «познакомиться» вышел Голиаф. Вот мы и познакомились, он даже любезно согласился поучаствовать в испытаниях. При попадании в корпус слонопотама медного гостинца от означенного слонопотама остались одни быстро испаряющиеся ноги. Но самая «жесть» была при испытаниях гравитационного боеприпаса с гравиподвеса. Стальная стрела весом в сто пятьдесят грамм, во время активации первого уровня заряда вес сокращался почти до нуля, жалкие десятые части, зато после выстрела Прах «включал» обратную тягу, скажем так, и к цели прилетала «стрелка» весом… ну, на «земле» получалось что-то около двухсот килограмм. Два центнера. Без потери скорости и начального импульса. Мои знания физики корчились в агонии, там же был Здравый Смысл. В голове крутилось: «Это Магия, Гарри», но факт оставался фактом. Гравипатроны стра-а-ашные. Собственно, вид исчезнувшего в облачке пыли холма да небольшое землетрясение и стали финальным аккордом на сегодня. Испытания прошли успешно, осталось понять, а не слишком ли мощные «игрушки» получились?
  
  Следующим утром, уже привычно чмокнув посапывающую Нео, умывшись и приготовив завтрак, я занялся Зловещими Планами по проникновению в Бикон. Сегодня у Капюшончика важный день — прогулка в Изумрудный Лес и создание команды, вряд ли что-то пойдёт не по канону, моих действий в том направлении почти не было, а значит, сегодня вечером уже соберётся команда RWBY, а завтра после занятий их можно будет навестить… хотя нет, лучше послезавтра — пусть чуть привыкнут, обживутся, к тому же это будет суббота, а ведь прийти в гости в субботу будет вежливо? В пятницу же… хм, ну, подчистим запасы Бикона или таки дождёмся, когда мне принесут новую партию Праха? Пожалуй, лучше всё-таки дождаться. Может, лучшие друзья девушки и являются бриллиантами, но лучшие друзья молодых Охотниц — это патроны, коих никогда не бывает много. Особенно с любовью Руби к своей «малышке» и характером Янг. Кстати о Янг… Патроны надо вернуть. И раз уж пошла такая пьянка, заодно глянуть, что там с конструкцией, а то по моим воспоминаниям и записи Джуниора какие-то они игрушечные, хотя калибр неплох. А заодно продумать отвлекающий манёвр, а то знаю я эту компашку — сначала будет драка на пол-общаги, а потом уже выяснения вопроса, зачем припёрся и что нужно. Но одного плана умиротворения женских сердец мало, надо разработать ещё план прогулки по Бикону, пусть я всё ещё очень невысокого мнения о способностях Озпина, но мои знания основываются на невнятных слухах, известных Роману, и знании человека, что просто смотрел сериал, который, как ни крути, всех нюансов учесть не может. Наглость, конечно, второе счастье, но перинку подстелить никогда не бывает лишним. Но начнём с патронов…
  
  Утро следующего дня.
  Закончив фасовать последнюю упаковку свеженьких, блестящих цветной маркировкой патронов, убираю её в спортивную сумку и взвешиваю ту в руке. Да, это должно удовлетворить жажду разрушений Янг. Я молодец. Теперь осталось сделать заказ в хорошей кондитерской — и я буду полностью готов к подвигам, кутежу и разврату.
  
  Вариантов посещения Бикона было два. Наглый и запредельно наглый. Нет, конечно, была ещё возможность поиграть в ниндзю, но, с учётом моих дальнейших планов, это не самый лучший выбор. Потому вариант первый: просто пойти с наглой рожей по коридорам, словно так и надо. Вариант второй: сначала воспользоваться кое-какими связями и должниками из обслуги академии и чуть скорректировать базы, получив пропуск. Мистера Арка удалось пристроить несколько иным путём — подделать документы об окончании одной из местечковых Боевых Школ, а потом внести его данные вместе со списком прошедших отбор кандидатов на финальное испытание. Но вернёмся к пропускам. Тут ведь какое дело, Охотниками являются только преподаватели и, собственно, директор академии, но помимо этого кто-то должен готовить еду, отвечать за материальное обеспечение учащихся, банально чистить туалеты и подстригать газон. Разумеется, подобные задачи решали совсем не Охотники и даже не люди с открытой Аурой, обслуга состояла из самых обычных людей и фавнов. К их числу относились и пилоты, доставляющие студентов в Вейл и обратно, и служивые из «бюро пропусков», изготавливающие ключи доступа для Свитков, являющиеся также пропуском и удостоверением личности в пределах Бикона. И среди этой обслуги у Романа были должники, очень большие должники, сидящие достаточно высоко, чтобы пропихнуть и фальшивый сертификат об окончании боевой школы в обход приёмной комиссии, и просто внести в базу данных Академии ещё одного студента… и не только студента.
  
  Самым замечательным являлось то, что база допусков никак не была связана с базой учеников, ведь, как говорилось выше, всякого левого персонала в учебном заведении хватало. Так что один короткий звонок, небольшое наведение марафета, пара фотографий — и вот уже ничем не примечательный техник по имени Локи Асгард (а чего стесняться? Тем более глаза у меня зелёные…) внесён в базы школы и имеет право гулять по общежитиям, комнатам студентов (вдруг проводка где сказала «кря»?) и даже техническим помещениям, доступ в которые тем же студентам заказан. А марафет был нужен для отвлечения внимания. Всё же одержимость Романа внешним видом сыграла мне на руку. Зачёсанные назад волосы вместо идеально «зализанной» чёлки, никакой туши, сменить франтовский белый пиджак и идеально выглаженные брюки на кожаную куртку и такие же штаны — и в зеркале отражается уже совсем другой человек, а без шляпы и сигары, ставших визитными карточками Торчвика, даже мать родная не сразу узнает. Завершив образ (навыки Романа, спасибо ещё раз), я подумал, а почему бы не совместить приятное с полезным и, помимо похода в кондитерскую за универсальным ключиком к женским сердцам, не вытащить Нео просто погулять по Вейлу? Полюбуемся природой, посидим в кафешке… Да, хорошая идея.
  
  – Эй, Нео, есть желание прогуляться? – вновь заскакиваю в комнату к девушке, что с азартом резалась на своём Свитке в какой-то местный файтинг.
  
  – (^_^), – не поднимая головы, кивнула девушка и энергично, хоть и чертовски грациозно, встала на ноги. Лицо поворачивается ко мне, разноцветные глазки открываются, чтобы продемонстрировать смену цветов, и… – (О_О)’, – прибор выпал у неё из рук.
  
  – Ну так как, пойдёшь со мной на свидание?
  
  – (О_О)…
  
  – Нео?
  
  – (О_О)…
  
  – Эм, ты в порядке? У тебя какой-то пришибленный вид, – я усмехнулся, уж больно потешное выражение было на её мордашке.
  
  – (Ф_Ф)… – девушка заторможенно подошла ко мне. – Тык-тык… — это мне в лоб, там, где всегда была чёлка, потыкали пальчиком. Потом ущипнули себя и немного поморщились, после чего вновь окинули мою фигуру взглядом, теперь уже задумчивым-задумчивым.
  
  – Ну так какой твой положительный ответ?
  
  – (*_*)!
  
  – Что-то этот блеск в глазах мне кажется зловещим… Ладно, просто предрассудки, ну так пойдём? – протягиваю локоть.
  
  – (^____^), – это чудо хватается за него и готово идти куда угодно. Кажется, сегодня будет весело!
  
  Возвращение со свидания, закончившееся «тихим семейным вечером», состоялось часов в десять, а уже в одиннадцать мой Свиток пиликал, высвечивая характерную рожу фавна-лейтенанта. Ох, а ведь всё так прекрасно было.
  
  – Ты заказывала пиццу?
  
  – (О_о), – отрицательное мотание головой.
  
  – И я нет, тогда, надеюсь, это доставка Праха, а не сообщение, что они где-то накосячили и сейчас сюда несутся полицейские.
  
  – …
  
  – Здравствуй, мой маленький пушистый друг, – обратился я к громиле. – С какими новостями ты мне звонишь?
  
  – Наш боец через полчаса будет у тебя с парой ящиков для оценки. На кой хрен тебе это надо, я только не понимаю…
  
  – Тебе и не надо. Мозги в нашей группе — это я, но поскольку настроение у меня хорошее, попробую объяснить. Понимаешь, Прах — он бывает разный. И хранить его следует в разных местах. Но степень надёжности хранилищ, скажем так, различна, и потому качественный товар стоит держать в более надёжном месте, а фигнёй можно и пожертвовать или даже сдать копам, чтобы те поумерили свой пыл, «найдя и обезвредив склад банды», компрэнде?
  
  – Я понял. Курьер будет в течение часа, – он изменил срок? С чего вдруг?
  
  – Хм?
  
  – Мы… отправили образцы только с одного грузовика… – кажется, ему стало неуютно.
  
  – Просто направь ещё людей. Разных. Разными маршрутами. В идеале, им бы просто оставить «закладки» в определённых местах, но это для вас слишком сложно. Ладно, жду, – выключаю Свиток. – С кем приходится работать…
  
  – (~_~)… – меня погладили по голове. – (О_о)?
  
  – Да, можно было проще. По факту, небольшую партию возможно было изъять сразу при доставке машин в «отстойник», но с этими дилетантами я не хочу рисковать. С них сталось бы усеять дорогу до «отстойника» комками шерсти, а потом так же засветить мне все лёжки, а я как-то не горю желанием раньше времени устраивать переезд на новое место, – забавно, но все эти рассуждения приходили из памяти моего предшественника, будто нечто столь же само собой разумеющееся, как и тот факт, что солнце встаёт на востоке, а садится на западе. – А ещё я кожей чувствую, что они на меня дурно влияют, начинаю тупеть и прокалываться на мелочах — сама помнишь, как вытирала мной пол, так что чем больше перестраховки — тем лучше, и если что, не стесняйся сказать мне о косяках.
  
  – (^_^), – кивок.
  
  – Вот и отличненько!
  
  Через сорок пять минут прибыли означенные «курьеры», каждый приволок с собой по паре ящиков с грузовика, итого десять «цинков» с кристаллами и пылью. Открываю и любуюсь переливами этой Прелести.
  
  – Неплохо, очень неплохо. Свободны, идите заниматься… чем вы там обычно занимаетесь. И да, молодцы, что пришли без формы, – скупые кивки в ответ, и фавны сваливают, ну а я займусь крайне полезным и расслабляющим занятием — прикурив сигару, буду расфасовывать Огненный Прах для пополнения боезапаса, хе-хе.
  
  
Глава 6. Наглость, бесстыдство и сладости
  
  Чем дальше от нравственного идеала, тем больше характерного оказывается в распоряжении художника. Вот почему полулюди-получерти всегда удаются лучше, чем полубоги.
  Жан Поль Рихтер
  
  Итак, заказ из кондитерской изъят, гостинцы собраны и снаряжены в патронташи и обоймы, остаётся только доставить их ожидающим подарков девочкам. Или не ожидающим, так будет даже интереснее.
  
  Проникновение в Бикон вышло, как и полагалось, тихим и незаметным. Смеркалось. Я просто подошёл к рейсовым планерам и приложил Свиток к сканеру.
  
  – О, новичок? – поприветствовал меня пилот, когда я, обладая служебным допуском, вошёл в кабину. Моя рыдать над их техникой безопасности полётов.
  
  – Да, недавно устроился, – пожимаю плечами, – техником.
  
  – И сразу ночное дежурство? Даже не знаю, с одной стороны — повезло, а вот с другой — даже сочувствую. Да, и не стой в проходе, запрыгивай! – парень радушно махнул в сторону кресла второго пилота. – Меня, кстати, Фрэнк зовут.
  
  – Локи, – мы пожали руки. – А что там по поводу сочувствия?
  
  – Тебе не рассказали? Видимо, хотели сделать сюрприз, – рассмеялся явно скучающий пилот, которому хотелось потрепаться. А почему бы и не скучать? Автоматика всё ведет сама. Он тут и нужен-то только на случай нештатной ситуации. – Сейчас первокурсники только-только заселились и начали подгонять свои комнаты под себя. Ну, ты же знаешь этих деятельных Охотников, да ещё подростков! – с покровительственным превосходством, на которое способен только двадцатилетний парень при разговоре о семнадцатилетних, проинформировал меня Фрэнк.
  
  – Эм, и что?
  
  – Ну и порой они слишком увлекаются, то замыкание в проводке устроят, то с водой что нахимичат, то вообще стены пробьют. И им как-то пофиг на время суток, а ночная смена всегда меньше дневной, – кхм, а ведь верно, тараканы в головах у пользователей Ауры всегда были выдающимися. Матёрыми, отожранными.
  
  – Так, с «сочувствую» я понял, а почему повезло?
  
  – Ну как же! – возмущённо воздел руки к потолку пилот. – Толпа девчонок что-то нахимичила и вызывает доблестного ремонтника, чтобы он всё поправил!
  
  – Хм… Я видел порнушку, которая начиналась точно так же…
  
  – Вот я об этом и говорю, а тут ещё ночная смена! – м-да, кажется, у моего собеседника слишком богатая фантазия. – К тому же ты слышал — в этом году в Академию поступили Пирра Никос и Вайсс Шни! Известнейшая Непобедимая Чемпионка и Наследница Праховой Империи! Вдруг тебе свезёт и…
  
  – Любая из них свернёт шею простому человеку прежде, чем он успеет закончить фразу «детка, давай попрыгаем».
  
  – Н-да-а-а, но какие всё-таки девчонки! – весь оставшийся полёт, то есть на протяжении получаса, я имел сомнительное удовольствие слушать разглагольствования водилы со сперматоксикозом. Не самое приятное времяпрепровождение, откровенно говоря. В смысле, так-то я его позицию разделял, но одно дело — думать то же самое наедине с собой, и совсем другое — слушать от какого левого мужика, которого ты первый раз видишь. Но и о местной кухне он успел выболтать немало, думаю, даже столкнись я с кем из администрации или преподавателей, смогу сойти за местного новичка.
  
  Но вот полёт закончился, и я расстался со своим новым «другом», стаю неверморов ему навстречу. Рядом появилась лукаво улыбающаяся Нео, всю дорогу просидевшая где-то в пассажирском салоне и, судя по этой хитрой моське, дико угоравшая с моих мучений. Хорошо быть невидимкой… Эх… Что же, здравствуй, Бикон, пойдём посмотрим, насколько велики твои запасы материалов, я просто уверен, что местные верстаки требуют срочного обслуживания! Впрочем, реально меня интересовали не они, а склад расходников. Обчищать рабочие стенды было идеей глупой — перед началом учебного года их наверняка заправили под завязку, и резкое опустошение приведёт к дополнительным подозрениям. А вот облегчить подготовленные для замены картриджи — это можно, ну а дальше пусть уже интенданты Бикона с поставщиками разбираются, мы же люди не гордые, мы свои старые добытой «рассыпухой» засыпем.
  
  Поскольку время было пусть и позднее, но до отбоя ещё далеко, я решил для начала узнать о конкретном расположении моих… хм, подруг. Для этого нужно было залезть в «общажный» список. Сделать это можно было с любого служебного терминала по доступу для персонала. Доступ был, терминалов вокруг понатыкано тоже немеряно… У-у-у-у, жируют, буржуи, а в Вакуо дети голодают, и один несчастный попаданец вынужден идти на крайности, чтобы прокормить маленькую немую девочку, ну и ещё ряд девочек… кхм.
  
  В общем, данные я нашёл, комнаты уже были приписаны к командам. Было, конечно, небольшое опасение, что что-то пошло не так, но найденные апартаменты «RWBY» напротив двери в покои «JNPR» успокоили сомнения — ничего не изменилось. Пятый этаж с видом на внутренний двор. Так… минуточку, это что такое? Если верить планам, из комнаты девчонок должен открываться шикарный вид на мужские душевые тренировочной площадки.
  
  – Озпин, старый ты извращенец! У меня только что появился к тебе ряд вопросов!
  
  – (V_v)???
  
  – Вот, глянь! – показываю положение возмутившего меня объекта на карте.
  
  – (^____^)!
  
  – Что значит «им будет что посозерцать вечерком»? Портить моих будущих приспешниц разрешено только мне!
  
  – (Т_Т)…
  
  – Ну ладно, ты тоже можешь принять участие, – «смилостивился» я.
  
  – (^_^).
  
  – Ладно, что нужно — я нашёл, теперь можно просто дождаться отбоя. Сейчас даже к верстакам идти не стоит — вдруг найдётся энтузиаст, что уже там окопался? – у меня было серьёзное подозрение, что кто-то вроде Капюшончика (а то и она сама) уже мог что-то там модифицировать, подпиливать, полировать или ещё как облизывать «свою прелесть». – Чем хочешь заняться?
  
  – (>_>)…
  
  – Нет, мы не будем тихонько обжиматься в техническом помещении!
  
  – (Т_Т)…
  
  – Пустые комнаты куда как лучше!
  
  – (^_^)!
  
  Время до отбоя прошло насыщенно… Нет, к чёрту, я совсем не железный, и как мы тут закончим, кому-то придётся ответить своей подтянутой попкой за все те елозенья, что эта попка свершила, пока мы в пустой комнате… в обнимку резались в какую-то бродилку на Свитке. Нет, ну а чем ещё нам заниматься?! Фрэнк, конечно, «душу растравил», но я ещё не настолько потёк крышей, чтобы развлекаться с девушкой, которой тут быть не должно, сам пребывая на территории врага под поддельной личиной. Хм… почему эта мысль после озвучивания кажется мне не такой уж и плохой? Гр-р-р, Нео, хватит ёрзать! Или слезай с моих коленей… Хотя нет! А-а-атставить!
  
  В общем, когда часы пробили двенадцать, я был счастлив выползти из комнатушки, а то ведь могло чего и выйти… несвоевременное. Но обошлось. Дойти до комнаты RWBY по пустым коридорам с приглушённым светом и вовсе проблем не составило. Открыть дверь? Пф, «самозапечатывание» с последующим «распаковыванием» через метр — и вот я уже по ту сторону, а изнутри никакого Свитка к замку прикладывать не надо. Так что Нео вошла царственно и вальяжно. Мне оставалось только швейцара изображать.
  
  Света раздробленной луны вполне хватало, чтобы без проблем обозревать всю комнату, и… Да, они и вправду сделали это — собрали из четырёх обычных кроватей две типа (очень «типа») двухъярусные. В одном месте подвесили верхнюю кровать на прибитых к потолку верёвках, а во втором поставили на углы нижней, использовав книги для «наращивания» опорных ножек. На какой магии вся эта конструкция держалась, я представлял слабо. Подозреваю, без Ауры тут не обошлось. Правда, это не объясняло, почему всё это не падает нафиг в те моменты, когда на кроватях никого, но… некоторые вещи стоит просто принимать такими, какие они есть. Картину нереальности дополняли посапывания на четыре носика и редкие всхрапывания от блондинки, расположившейся на верхнем ярусе «книжной» кровати. Ну что же, пора играть в Сатан… в смысле, в Санту, да.
  
  Так, распечатываем сумочку с патрончиками, вот сюда ставим тортик… тц… За-а-амираем. Судя по тому, как дёргается бантик симпатичной брюнеточки с нижней кровати под Янг, меня услышали сквозь сон, даже несмотря на то, что я вовсю напрягал навыки Торчвика и старался двигаться как можно тише. Достижение выдающееся, так как сей деятель уже в четырнадцать лет мог войти в дом и вынести из него всю бытовую технику, невзирая на её габариты и количество спящих в помещении, где та хранилась. И нет, никакого насилия и препаратов, в том и суть, только ловкость рук и мягкость шага. О! Успокоилась, продолжим, тортик вот сюда… Нео, фу! Плохой миньон, не нужно пытаться разукрасить лица спящих маркером! Сходи лучше пока погуляй… где-нибудь. Хм… ушла… но вот выражение её мордашки мне не понравилось, ладно, не мои проблемы, девочка она умненькая и хитренькая. Не попадётся и не подставит. На чём я остановился? Да… тортик размещён, теперь добавим печенек… Это что? Повязка для сна с изображением алых глаз гримм? Руби, милая, ответственно заявляю, твоё чувство вкуса бесподобно, я обязан сделать пару фоток… Хм, наверное, это не очень хорошо, когда взрослый мужик прокрадывается в комнату к спящим полуобнажённым девушкам и начинает их фоткать?.. Ах да, я же вор и негодяй, делать нехорошее мне положено. Работа такая! Так что щёлк-щёлк! Ладно, тут пока хватит, оставлю записку «если не успею вернуться»… точнее, на случай, когда не успею вернуться, и пойдём навещать склады.
  
  С запиской я справился минут за десять, благо черновые варианты прорабатывались, подложить её к тортику тоже было нетрудно, а значит, план-минимум выполнен. Нео тоже вновь присоединилась ко мне, дово-о-ольная.
  
  – Мне стоит беспокоиться о том, что ты устроила?
  
  – (^____^).
  
  – Хорошо, тогда я буду делать вид, что ничего не заметил.
  
  – (;-P), – мне показали язык и залихватски подмигнули. На душе стало неуютно, кажется, с утра кому-то будет очень весело… а кому-то — грустно.
  
  Склады с расходниками, в том числе и довольно редкими, были неподалёку от самих верстаков — вполне логичное решение, чтобы довольно тяжёлые чушки далеко не таскать, держать их нужно поблизости. Нео прикрыла нас своими иллюзиями от возможных камер видеонаблюдения, которые тут быть просто обязаны, а я приступил к действиям, идеально характеризуемым фразой «Господа! Выносим всё!» Тут и просто картриджи с порошковой сталью, которые я опустошал, и болванки редких сплавов, и даже некоторые запасы высококлассного Праха! Не выгрести всё до последней крошки было почти физически больно, но я всё же смог побороть приступ клептомании. Н-да, не замечал я за собой такого. Но тем не менее пять часов вдумчивого и незаметного разграбления — это было что-то. Под конец, когда Нео устала держать иллюзии, я даже сделал вид, что реально работал: подошёл, пока ещё прикрываемый Проявлением своей напарницы, сныкал в свой карман парочку очень полезных узлов верстака, которые хорошо подошли бы и к моему, а потом любая камера подтвердит, что честный техник Локи Асгард, получив сигнал на свой Свиток, почти три часа, ругаясь на чём свет стоит, «воскрешал» сбойнувшую технику. Даже мотался на склад за запчастями и менял модули, но таки воскресил! После чего с чувством выполненного долга пошёл до ближайшей кухни, расположенной в общежитии, чтобы заварить себе чашечку кофе. Пусть это было не совсем по правилам, но так делал почти весь технический персонал, особенно из тех, кто оставался на ночных сменах. Да и кофе в академии был просто отменным.
  
  Комната команды RWBY. Позже.
  Утро свежеиспечённой команды началось с обнаружения на середине комнаты большого шоколадного торта, обмотанного красной подарочной ленточкой, и объёмного пакета без маркировки.
  
  Поверх торта лежала записка…
  
  Привет, девчонки!
  
  За конструкторское решение по кроватям — респект! Свежо, ново, креативно — чувствуется твой стиль, Капюшончик!
  
  Теперь к делу. Извиняйте — вырваться смог только вечером, но, когда пришёл, вы уже спали. (Чёрная маска для сна со злыми красными глазками… Ты определённо всерьёз настроилась бесповоротно пленить моё сердце, Капюшончик! ^__^ ) Увы, хоть ваши милые спящие мордашки и безмерно очаровательны, но я не настолько усидчив, чтобы любоваться ими до утра и больше ничего не делать. (Цените! Я проявил истинные самоотверженность и героизм, смирив свои низменные порывы!) В общем, пакет с печеньем и тортик вы уже видели, ещё раз поздравляю с поступлением и знакомством с отличной командой.
  
  Я серьёзно! Бантик два раза чуть не проснулась, пока я фоткал Свитком ваши мордашки для своей коллекции — у неё определённо талант! Так что если со стезёй Охотницы не сложится, я готов открыть перед ней двери не менее захватывающей, но куда более прибыльной профессии. Так ей и передайте, пусть она и наверняка читает это письмо вместе с вами.
  
  По поводу Снежинки вообще отдельно снимаю шляпу! Её прощальный альбом — это нечто бесподобное. И кстати, если она хоть вполовину такая пай-девочка, как и малышка Винтер, я уже предчувствую между вами ба-а-альшую взаимную любовь. (И почему у этого козла Жака получаются такие хорошие дочки?! Он же полное… кхм, простите, это давний больной вопрос). И да, классная шпага, уверен, Капюшончик, тебе она тоже понравилась.
  
  P.S.
  Заметил, что вы совершенно обделили свой карниз апгрейдом. Девчонки, ну как же так? Вы себя в зеркале видели? Да недели не пройдёт, как половина мужского состава общежития начнёт туда лазить, чтобы подсмотреть!
  
  В общем, во мне проснулись жадность, отцовский инстинкт (это точно был он! Наверное…) и немножечко благородства. Короче, я всё там заминировал. Не благодарите.
  
  P.P.S.
  Дракончик, не сердись! Все одолженные патроны я вернул с процентами — сумка под кроватью. И да, я немного поэкспериментировал, так что теперь там есть электрические, замораживающие и бронебойные заряды. А если ты захочешь стать совсем плохой девочкой, то в чёрной коробочке лежат гравитационные. Развлекайся. =^__^=
  
  После прочтения записки в комнате повисла кладбищенская тишина. Четыре девушки с разными выражениями прострации на лицах гипнотизировали листок бумаги, забыв даже моргать.
  
  Первой в себя пришла Руби:
  
  – Ура, Янг, тебе вернули патроны! – жизнерадостно воскликнула Роуз, разрушая атмосферу космического вакуума. Правда, щёки у неё при этом горели как факелы.
  
  – Он… Сделал… Что? – очнулась второй Блейк, раздельно и через силу вытолкнув из себя слова.
  
  – Этот ненормальный, кто бы он ни был, написал, что заминировал нам карниз, – схватив себя за белый хвостик волос, возмущённым тоном ответила Вайсс.
  
  – Он… Фотографировал… Нас… Во сне… – всё ещё пребывая в прострации, пробормотала носительница бантика.
  
  – Что за дела?! – насела Шни на Роуз. – Откуда он знает мою сестру? Что за шутки про шпаги? Эй, отвечайте! Судя по письму, это один из ваших чокнутых знакомых!
  
  – Я не знаю, – пискнула Руби, уже цапнувшая в руки пакет с печеньем и теперь до боли напоминающая хитрого воробушка, готового вот-вот сбежать, чтобы полакомиться.
  
  – Тебя что, совсем не волнуют его слова про маску, капюшон и всё остальное?! – не собиралась отступать Вайсс, нервно перебирая свою шевелюру. – Что вообще за прозвища такие?
  
  – Ну… – коротко стриженная брюнетка с покрашенными в красный кончиками прядей неуверенно качнула головой. – Я привыкла, – пожала плечами, пряча бегающий взгляд. – Это, конечно, всё ещё немного смущает, но он с самого начала так меня называл.
  
  – Безобразие! – от негодования пристукнула пяткой светловолосая девочка. – Что за вульгарные люди у тебя в друзьях?! Врываться в женскую комнату, писать такие возмутительные вещи, ещё и…
  
  – Фотографировать нас во сне, так чтобы мы ничего не заметили… – всё ещё убитым голосом, со взглядом в пространство, поддержала Блейк.
  
  – Точно! – повторно притопнула ногой Шни. – Это непростительно! Совершенно, определённо непростительно! Эй! Ты меня вообще слушаешь?!
  
  – Да, конечно, – закивала Руби, чьи пальчики, между тем, активно извлекали из пакета печенье, пока глаза с самой искренней честностью смотрели на подругу.
  
  – И что ты скажешь в своё оправдание?!
  
  – Ну-у-у… Он хороший, – печенька таки покинула плен жестокой упаковки и была подвергнута спасительному «Ам!» Щёки девочки по-прежнему пылали румянцем.
  
  – Отдай сюда пакет! – рассвирепела Вайсс, бросившись к Роуз.
  
  – Не-е-е-е-ет! – самое дорогое сокровище мира было намертво прижато к сердцу, и Руби пустилась в бегство.
  
  – Хватит ребячиться! – вопреки собственным словам, Шни незамедлительно пустилась в погоню по комнате. – Ты наш Лидер или кто?!
  
  – Вот именно! – уже со своей кровати, из-под потолка отозвалась брюнета. – Я — Лидер! Нельзя отбирать вещи Лидера!
  
  – Р-р-р-р-р-р!!! – беловласка задрожала от избытка чувств, до хруста вытянув руки вдоль тела. – Янг, скажи своей сестре!
  
  – Хы-хы-хы-хы… Хи-хи-хи… У-ха-ха-ха-ха… – донеслись, наконец, до её слуха тихие, но отчего-то очень жуткие звуки смеха. Спина согнувшейся над извлечённой из-под кровати сумкой блондинки сотрясалась в какой-то мрачном экстазе.
  
  – Янг?.. – хором позвали девушку недавние спорщицы, напрочь забыв о печенье.
  
  – Ну ла-а-адно, рыжий, я тебя не убью, – не слушая их и словно говоря сама с собой, сказала блондинка. – Да-а-а, ты знаешь, как понравиться девушке… Да, какая прелесть! Хы-хы-хы-хы…
  
  – Я схожу за чаем… – опустив плечи, поднялась с пола Блейк и, пока никто не успел её остановить, шмыгнула за дверь.
  
  Сердце брюнетки отдавалось гулким стуком в ушах, превращая все остальные звуки в белый шум. Как она добралась до кухни, девушка не заметила — в голове крутились только образы провала и собственной ничтожности на фоне вселенной. Как кто-то смог вскрыть дверь, незаметно прокрасться в комнату и совершить всё то, что он совершил, бывшая элитная оперативница Белого Клыка понимать отказывалась категорически. К фавнам нельзя просто так взять и подкрасться, не будучи подсознательно занесённым в некий список «своих», чьи шумы инстинктивно игнорируются. Но этот ночной гость смог… Доказательством только что хрустела Руби. И это было… чудовищно. Настолько чудовищно, что Блейк Белладонне хотелось бежать.
  
  – Милый бантик, – вывел девушку из глубин мысли незнакомый голос.
  
  Моргнув, Блейк перевела взгляд на высокого парня в чёрной кожаной куртке, что, привалившись спиной к стене, потягивал кофе из фирменной чашки Бикона. Лицо парня показалась ей знакомым, но точно вспомнить, где его видела, она не смогла. Хотя в этом не было ничего удивительного — за последние пару дней она видела кучу новых людей.
  
  – Спасибо, – дежурно отозвалась брюнетка и продолжила колдовать с чайником, в который как раз насыпала заварку.
  
  – Подходит к твоим волосам, – не унимался неожиданный сосед.
  
  – Точно, – не оборачиваясь, эхом откликнулась она. Этот разговор вызывал чувство дежавю, похоже, никто в этой академии не может придумать другой темы для знакомства, кроме её банта.
  
  – Мне кажется, ты чем-то подавлена…
  
  Блейк остановила руку, тянущуюся к чашке, и покосилась на парня. Рыжие волосы того были идеально зачёсаны назад, из кармашка на груди торчали тёмные очки, а зелёные глаза с отчётливой симпатией и неким предложением смотрели на неё.
  
  – Тебе кажется, – поборов секундную слабость, девушка взяла в руки чашку.
  
  – Очень хорошо, – довольно протянули сзади. – Потому что я бы не хотел, чтобы такая милая девушка таила на меня зуб.
  
  – О чём ты? – не понимая фразы, обернулась к нему брюнетка.
  
  – Да так, – незнакомец прошёл к раковине и быстро ополоснул пустую чашку. – Кстати, раз ты здесь, думаю, буду прав, если скажу, что Капюшончик тоже проснулась и сейчас отчаянно хочет молока к печенькам?
  
  На долгую секунду разум Блейк застыл, отказываясь принимать услышанное и краем сознания судорожно ища правдоподобные объяснения, зато потом… Отскок боком вперёд выдался превосходным, более того, она даже умудрилась не расплескать ни единой капли из чашки, хотя последнее её волновало мало.
  
  – Это… был… ты?
  
  – Был я что? – сделал вид, что не понял её, собеседник, но… у неё был один знакомый фавн-лис, любитель довольно неловких шуток. Так вот, ухмылялся он точно так же.
  
  – Ты прокрался в нашу комнату… – ещё шаг назад.
  
  – Бантик, я шокирован! – рыжий трагично приложил правую руку к сердцу. – Шокирован и разочарован этими безосновательными обвинениями! – Блейк знала, что ей нагло врут прямо в лицо, но… при этом не ощущала от стоящего напротив неё мужчины никакой агрессии и неприязни, уж что-что, а эти чувства она научилась различать отлично… И на этой ноте, словно услышав её мысли, зелёный глаз парня хитро подмигнул. – Я не просто прокрался в комнату, я ещё и принёс вам подарки!
  
  – Эм…
  
  – Пожалуйста, не делай такое лицо, я начинаю чувствовать себя виноватым, а я не люблю чувствовать себя виноватым перед красивыми девушками, – улыбка неизвестного, но явно очень опасного парня красноречиво свидетельствовала, что он едва сдерживается, чтобы не рассмеяться.
  
  – А если я сейчас вызову преподавателей? – не то чтобы девушка горела желанием так поступать, но это самое умное, что ей пришло в голову.
  
  – Ну, во-первых, я исчезну быстрее, чем они появятся, во-вторых, это никак не помешает мне заявиться к вам снова, и в-третьих, реально опасны для меня во всём Биконе человека полтора, а они вряд ли прибегут на крик смущённой девочки-подростка… по крайней мере, сразу.
  
  – Ладно, – с отчётливым ощущением, что совершает форменную глупость, Блейк кивнула. – И чего ты хочешь?
  
  – Хм-м… – зеленоглазый задумался и, кивнув каким-то мыслям, сообщил: – Выпить чаю в окружении прекрасных девушек и немного их посмущать.
  
  – Серьёзно? – невольно вскинула брови брюнетка.
  
  – Да, таков мой коварный план на сегодня, – подтвердил гость. Это выглядело нелепо, но… в целом, идеально вписывалось во всё произошедшее. – Поможешь заварить чай и кофе для подруг?
  
  – Напомни, зачем мне тебе помогать? – пытаясь сладить со смешанными чувствами, попросила девушка. Что-то внутри подсказывало, что с наличием выбора у неё не очень, но сдаваться, не попытавшись, Блейк не хотела.
  
  – Разумеется, чтобы быть уверенной, что я не подсыплю в чашки твоих подруг яда или ещё чего интересного. Я, конечно, не такой, но ведь ты мне ещё не доверяешь.
  
  – … Убедительно, – должна была признать брюнетка.
  
  Через пару минут они уже входили в комнату. Рыжий парень с подносом впереди, а следом за ним Белладонна, не рискнувшая поворачиваться спиной к этому типу. А ещё её сильно беспокоил тот факт, что она почти не слышала его шагов — приходилось сильно напрягаться, чтобы распознать прикосновение подошв его ботинок к полу. К тому же…
  
  – А-а-а-а-а-а! Что это?! – крик из комнаты напротив отвлек её внимание.
  
  – Какого?! – это было дальше по коридору.
  
  – Я убью тебя, кто бы ты ни был! – ещё один страшный вой.
  
  – Началось, – усмехнулся гость и, быстренько втащив её внутрь, закрыл дверь. – Привет, Капюшончик, Дракончик, Снежинка! Ну, как вы тут устроились?
  
  – ТЫ?! – дружный выкрик девчонок вплёлся в общую какофонию звуков. – Ты… Ты же написал, что не будешь ждать? – закончила мысль Руби.
  
  – Так и было, – парень жестом фокусника водрузил поднос с чашками на столик. – Я уже собирался уходить, но потом подумал: «А не стащить ли мне у старины Оза немного кофе?» Он, конечно, тот ещё старый маразматик, но в кофе, скажу я вам, толк знает. Но что бы вы думали? – откуда ни возьмись в руках гостя появилась трость, на которую он картинно облокотился. – Этот очкастый извращуга с прошлого раза окончательно спятил! На его кладовке больше ловушек, чем в главной сокровищнице Вейла! Пять часов моей жизни ушли вникуда. А потом он ещё и встал на ночной дожор! И такие люди нынче отвечают за образование — ужас! Мне вас уже жалко, девочки.
  
  – Что?! «Стащить у старины Оза»? «Очкастый извращуга»? – Вайсс не могла поверить, что кто-то может столь… столь неподобающе говорить о знаменитом директоре самой лучшей и престижной из всех Академий Охотников.
  
  – «Ночной дожор»? – вставила свою толику вопросов Блейк.
  
  – Не обращайте внимания, – отмахнулся гость, – когда вы закончите Бикон, у вас тоже будет куча самых интересных воспоминаний, и про профессоров в том числе. Но вернёмся к делу, вы так и не сказали, как тут устроились!
  
  – Всё классно, рыжий! Спасибо за подарки! – Янг в одно движение подскочила к парню и крепко его обняла. – А теперь поговорим, что это за телодвижения в сторону моей миленькой сестрёнки?! – невинные дружеские объятие превратились в стальной удушающий захват, а счастливая улыбка — в кровожадный оскал.
  
  – Нет-нет-нет, Дракончик, – каким-то непонятным образом умудрившийся выскользнуть из захвата гость оказался за спиной Сяо Лонг, – я не старина Джуниор и на подобные трюки не куплюсь, – оказавшийся за спиной псих обнял блондинку за талию и зашептал, но достаточно громко, чтобы слышали все: – Что же касается Капюшончика, то после того, как кое-кто бросил сестру одну на растерзание жестокому миру, мне пришлось брать на себя ответственность! Так что её будущее в роли мой верной приспешницы — целиком твоя вина! Впрочем, ты ещё можешь оказать ей моральную поддержку, заняв соседнюю позицию, поверь, шансы у тебя хорошие, особенно с учётом твоей тяги к разрушению и немотивированному насилию.
  
  – Эй! Моё насилие очень даже мотивированное! – Янг вырвалась из захвата, впрочем, гость и не думал её удерживать.
  
  – Капюшончик, твоё мнение?
  
  – Эм… ну… – Руби заёрзала, вновь заалев щеками, – я… д-да, конечно, Янг никогда… ну, в смысле, ничего такого, – оправдания звучали настолько жалко и неправдоподобно, что им, похоже, не поверила даже блондинка.
  
  – Вот не надо! Это у вас семейное! – фыркнула раздражённая Вайсс, вспоминая подрыв Праха при их знакомстве с Руби, а также то, как та бросалась на каждого встречного гримм во время вступительного испытания. – И хватит дурачиться! – повернулась она к гостю. – Зачем ты сюда явился?! Кто бы ты там ни был и в каких бы отношениях ни состоял с этими двумя, твоё поведение аморально, незаконно и просто недопустимо! Пребывать на территории Академии дозволяется только преподавателям, студентам, обслуживающему персоналу, а также персонам, приглашённым преподавателями!
  
  – Ты забыла полевых агентов старины Оза и всякого рода мутных личностей из секретных служб при правительстве Вейла и иных стран, – с улыбкой на лице поправил её рыжеволосый. – Но да, с точки зрения обывателя, ты полностью права!
  
  – Что это значит? – нахмурилась Шни.
  
  – Что я полностью подхожу под эти требования! – радостно пристукнул тростью гость. – Ну… – он на миг поморщился правой половиной лица, – может быть, кроме парочки пунктов…
  
  – Интересно, каких это? – заметив, как Руби с Янг при последних словах своего знакомого обмениваются странными неловкими улыбками, преисполнилась ещё большими подозрениями Вайсс.
  
  – Скажем так… Малышка Глинда очень жаждала бы со мной встретиться, но я бы не стал отвечать на её приглашение… Да, определённо, на ближайшие пару месяцев — именно так.
  
  – Так вы знакомый мисс Гудвитч? – ощущая, что наконец-то всё поняла, переспросила девочка.
  
  Она уже знала, что Руби попала в Бикон по личному приглашению директора. Просто так такие приглашения не поступают. Было очевидно, что и его заместительница принимала участие в этом, хотя бы потому, что все документы так или иначе, но проходят через неё. А этот рыжий, очевидно, неплохо знал обеих сестёр, возможно, будучи другом семьи. Плюс упоминание мисс Гудвитч и директора Озпина в приятельско-насмешливом ключе и та лёгкость, с которой посетитель вышел из захвата Янг, в чьей силе и навыках Вайсс уже успела убедиться. Было очевидно, что этот человек как-то связан и с руководством школы, и с сёстрами.
  
  Что же, выгодные связи и знакомства — это то, что Шни очень хорошо понимали. Кажется, сёстры не так просты, как она думала изначально.
  
  – Да, но, к сожалению, наша последняя встреча закончилась… излишне тепло… – ухмыльнулся гость, подтверждая её подозрения и переглянувшись с сёстрами, которые, судя по сконфуженно-натянутым улыбочкам, были в курсе той истории.
  
  – Что же… – решив не лезть в чужие выяснения отношений, беловолосая девушка постаралась придать лицу подобающее случаю достоинство, – тогда я рада с вами познакомиться. Тем не менее не могу не отметить, что нахожу подобный способ появления весьма… экстравагантным и всё ещё неприемлемым.
  
  – Тебе стоит привыкнуть к подобному, Снежинка, – гость поймал крюком трости спинку ближайшего стула и подтянул тот к себе. – Охотники и «нормальное поведение» редко когда сочетаются. Как правило, чем ты сильнее, тем больше у тебя странностей и пунктиков разной степени невинности. К тому же на фоне того же Кроу я смотрюсь образцом культуры и такта.
  
  – Эй, дядя Кроу — классный! – встала на защиту любимого родственника Руби.
  
  – Да, Руби, – кивнула Янг, – но вынуждена признать, рыжий прав — старикан Кроу… ну, это Кроу, – кто бы ни был этот загадочный «Кроу», Вайсс он уже превентивно не нравился.
  
  – Я всё ему расскажу, – надулась Роуз.
  
  – Не хочу прерывать ваши… ну, то, чем вы заняты, но чашки остывают, – привлекла к себе внимание Блейк.
  
  – Да, Бантик! – парень со значением окинул взглядом брюнетку с бантом на голове. – Сразу видно опытного человека — война войной, а обед по расписанию! – Блейк с подозрением покосилась на гостя, но тот как ни в чём не бывало продолжал ухмыляться, а через секунду в руках рыжего сверкнул жестом фокусника извлечённый откуда-то кухонный нож. Ловкость рук этого типа заставляла завидовать… немного. – Кто будет тортик?
  
  – Почему вы нас так странно называете? – Вайсс приняла свою чашку с кофе. – У нас есть имена!
  
  – Имена — это слишком скучно, – внимание гостя было сосредоточено на раздаче чашек, – а вот милые прозвища — совсем другое дело!
  
  – Но мне не нравится! – скрестила руки на груди Шни.
  
  – М-м-м… Ты прямо как малышка Винтер, – то ли с порицанием, то ли со скрытой насмешкой прищурился рыжий. – Гарантирую, уже через месяц парни тоже дадут тебе прозвище «Снежная Королева». Но, – ленточка, обвязывающая коробку с тортом, опала на пол, и остриё ножа взлетело вверх, требуя внимания к следующим словам, – пока этого не случилось, могу предложить Белого Ангела, – поведя бровями, с лёгким придыханием предложил гость. Девушка ощутила, как подёргивается её веко.
  
  – Кха-кха-кхе… – сёстры дружно подхватили простуду, ничем иным такой синхронный приступ кашля объяснить было нельзя.
  
  – «Мисс Шни» будет куда лучше, – продолжила настаивать Вайсс.
  
  – Думаю, столь прекрасная, воспитанная и образованная леди простит маленькую слабость человеку с тортиком? – платиновая блондинка предпочла промолчать, но от кусочка тортика всё же не отказалась.
  
  – Почему ты называешь эту Винтер, кем бы она там ни была, малышкой? – вступила в разговор Янг, долго решавшая, продолжить говорить с этим засранцем или всё-таки попробовать его пристукнуть? Чашу весов склонила полученная в руки тарелка с ароматным кусочком выпечки.
  
  – Винтер — это старшая сестра нашей Снежинки, а ещё любовь всей жизни вашего дяди Кроу, – только положившая себе в рот ложку Вайсс чуть не подавилась. – Точнее… – глядя на то, как откашливается Шни, счёл нужным поправиться гость, – у них какие-то очень сложные отношения. Я не силён в области школьного флирта, но их игры в «Подёргать нравящуюся девочку за косички, чтобы она на тебя поорала» или «Стукнуть по голове портфелем и убегать, но не серьёзно, а так, чтобы точно догнала и поколотила» давно перешли в какие-то совсем нездоровые формы. Охотники, – развёл руками гость, ещё раз намекая на не самую здоровую психику людей, что выбрали эту стезю.
  
  – У дяди Кроу есть любовь жизни, и она как Вайсс… – улетая куда-то в свои мысли, прошептала Руби, пряча ротик в ладошках.
  
  – Ну, чуть повыше, а так да, один в один, – подтвердил рыжий, заканчивая нарезать и раскладывать торт.
  
  – На вопрос не ответил! – уличила гостя в проступке Янг, активно работая ложкой.
  
  – Я так называю всех прекрасных девушек, которые при встрече захотят и имеют некоторые шансы сделать мне больно, но при этом сами по себе хорошие и добрые. Так что у вас, дамы, тоже неплохие шансы! Ай! – парень повернул голову влево. – Нео, не щипайся, я называл тебя малышкой не потому, что думаю, будто ты хочешь сделать мне больно! И не надо пихаться локтем, я же не говорил, что маленький рост — это плохо!
  
  – Он… разговаривает с пустым углом? – осторожно осведомилась у подруг Блейк.
  
  – Эм… Хе-хе. Ну-у… Нео — это его воображаемый друг, – пригибаясь и стараясь говорить как можно тише, прояснила ситуацию Руби. – У меня… тоже такой был… но это было давно! – сразу же поправилась девушка.
  
  – Да-а-а… Дела у него совсем плохи, – кивнула сестре Янг. – Мне его даже жалко. Почти.
  
  – … – Вайсс просто промолчала, всё ещё до конца не в силах принять тот факт, что у Винтер кто-то есть. И этот кто-то — какой-то… какой-то отморозок даже по меркам сестёр и этого рыжего типа! И Винтер о нём молчала… хотя Вайсс прекрасно могла понять, почему, но всё же… она же её сестра! Могла бы и сказать!
  
  – Так… это тоже "проблема Охотника", да? – уточнила Белладонна, по-прежнему нагибаясь к Роуз.
  
  – Ты уловила суть, Бантик! – благожелательно кивнул рыжий, даже не делая вид, что ничего не слышал. – Одна поправка: Нео не «воображаемый» друг, она настоящая. Если бы ты была внимательнее, то заметила бы, что мы несли не пять чашек и блюдец, а шесть, и что я раскладывал шесть кусочков торта, один из которых сейчас как раз ест Нео.
  
  Четыре пары глаз скрестились на подносе, где недавно стояли все чашки. Поднос уже был пуст. Три взгляда скрестились на Лидере.
  
  – А… Я не смотрела в ту сторону, – тут же открестилась Роуз, пряча носик в кружку с кофе.
  
  – Я почему-то не хочу продолжать эту тему, – оглядев остатки торта после пяти (или шести — по этим остаткам определить было совершенно нереально) едоков, сообщила Блейк.
  
  – Ладно-ладно, довольно обо мне! – улыбнулся гость. – Как ваш первый день? Уже прониклись Величием старины Порта? – дружный стон был ему ответом. – Ага, значит уже прониклись…
  
  В общем, посиделки вышли довольно странными, но, как ни парадоксально, весьма приятными. Их гость умел пошутить, рассказать что-то необычное, а порой и просто вогнать в краску парой фраз… по всё тому же странному стечению обстоятельств, большая часть этих фраз предназначалась Капюш… тьфу, то есть Руби. Но вот торт был съеден, чай и кофе выпиты, и гостю настало время прощаться.
  
  – Ладненько, девчата, был рад вас увидеть и познакомиться с новыми членами команды, но, пусть вы до неприличия милы и прекрасны, мой злодейский долг требует моего присутствия и в других местах. Думаю, ещё свидимся… так или иначе, хе-хе! – и с этими словами их гость… вышел в окно.
  
  – Приличные люди выходят через дверь! – фыркнула Вайсс, наблюдающая за этой картиной.
  
  – Ой! Мисс Гудвитч! – проговорила Блейк, продолжавшая наблюдать за выходом неизвестного Охотника.
  
  – И что там?!
  
  – Если вы не будете шуметь, может, что и услышим, – остальные девушки затихли, а маскирующаяся кошка навострила ушки.
  
  Меж тем, их гость как ни в чём не бывало шёл к взлётной площадке.
  
  – Молодой человек, что вы делаете на территории Бикона? Хм… ваше лицо мне кажется смутно знакомым.
  
  – Добрый день, мисс Гудвитч. Я — Локи Асгард, новенький техник, только с ночной смены.
  
  – О, вот как, – чуть расслабилась заместитель директора. – Но ваша смена кончилась почти три часа назад? – но не до конца.
  
  – Да, вот только под конец дежурства на Свиток упала оповещалка об умершем верстаке в мастерских, – рыжий запустил руку в затылок, слегка взлохмачивая волосы. – Пока продиагностировал, пока нашёл, в чём поломка, пока со склада взял новые модули и заменил…
  
  – Но вы шли не со стороны мастерских… – продолжала хмуриться преподавательница.
  
  – Эм… да, но… понимаете, вторые сутки на ногах, а ребята мне рассказывали, что в общежитии можно разжиться кружечкой кофе. Надеюсь, я не сделал ничего предосудительного?
  
  – Нет, – наконец-то расслабилась женщина и даже улыбнулась кончиками губ. – Благодарю за усердную работу, а теперь простите, мне нужно идти.
  
  – Конечно, доброго дня, мисс Гудвитч.
  
  – И вам, мистер Асгард, – кивнула Глинда и вновь направилась в сторону общежития. – Кстати… – остановилась она на половине пути, – вы не замечали ничего странного в общежитии?
  
  – Эм, нет, только какая-то компания студентов сверху шумела, что-то обсуждая, но я не разобрал, да и больше спешил закончить перекус, чтобы никому не помешать, когда они начнут спускаться, – с честнейшим видом ответил парень.
  
  – Хорошо, – на этом разговор был окончательно окончен, и собеседники разошлись.
  
  – Поверить не могу! Он просто взял и ушёл! Прямо сквозь мисс Гудвитч! – первой нарушила тишину Янг. – Вот же хитрож… – покосилась на Руби, – хитроумный заср… – ещё один косой взгляд, – тип, – тут девушка обратила внимание на ещё один нюанс… – И он заставил нас битый час сверкать перед собой в одних ночнушках, а мы даже не заметили! Гадский мошенник! – блондинка запылала. – Убью!
  
  – Я согласна про мошенника, но… Разве он не ваш друг? – уточнила Вайсс. – И кстати, как его зовут? Этот невоспитанный тип нам так и не представился, а его имя в беседе с мисс Гудвитч я не расслышала.
  
  – А-а-а… – Руби с Янг переглянулись. – Ну… Это… Хе-хе…
  
  – Кто? Говори же!
  
  – Это был Роман Торчвик, – Руби виновато вжала голову в плечи.
  
  – И он не то чтобы друг, скорее, вынужденный знакомый, который очень хорошо умеет ставить тебя в ситуацию, когда ты не можешь начать бить ему морду! – скороговоркой дополнила Янг, помогая себя жестикуляцией.
  
  – ЧТО?.. То есть… Вот тот самый Торчвик, которого уже неделю крутят по всем каналам?! С нами сидел и пил чай самый разыскиваемый вор Вейла?!
  
  – Тише ты, тише, – Янг испуганно прикрыла рот подруги рукой. – Сама видела — мы ничего не могли сделать!
  
  – А… никто не видел мой Свиток? – меланхолично спросила Блейк, переваривающая тот факт, что по её профессиональной гордости и способности к маскировке только что промаршировали коваными сапогами.
  
  – Вот, кажется, – Руби указала на смятое одеяло на кровати Белладонны, из-под краешка которого выглядывал край устройства.
  
  – Спасибо… О… – поблагодарила Блейк и, достав Свиток, замерла, таращась на его экран.
  
  – Что такое? – почуяла неладное Янг.
  
  – Он записал себя в мои контакты как «Фанат бантиков номер один»… – безжизненным голосом сообщила брюнетка, пребывая в странном состоянии. С одной стороны, допускать, что её навыки всё же хуже, чем у самого разыскиваемого преступника страны, было не так уж и сложно, его же, в конце концов, до сих пор не поймали. Но вот с другой, тот факт, что он ими заинтересовался, уже настораживал. Как и его слова о её таланте и предложение «иной» профессии… Нет, она порвала с прошлым и более не скользнёт на эту кривую дорожку! Ведь правда же?..
  
  – Вот нахал! – заметив под одеялом и свой Свиток, Вайсс быстро его взяла и первым делом проверила телефонную книгу. – Он записал мне себя: «Симпатичный Плохой Парень»!
  
  – А? – Сяо Лонг тоже заинтересовалась и схватила последний оказавшийся в кучке аппарат. – «Большой Босс»?! Не дождёшься!
  
  Тут до девочек дошёл один факт, и три пары глаз обратились на подозрительно тихую и старающуюся казаться незаметной Руби.
  
  – А твоего Свитка тут нет, – первой заговорила брюнетка.
  
  – Эм… Ну… – глаза Роуз забегали по комнате в поисках темы для перевода разговора.
  
  – Он же тебе уже звонил, – припомнила блондинка.
  
  – И как этот безмерно наглый человек записал свой номер тебе? – продолжила эстафету Вайсс.
  
  – Это не важно! – Руби вскочила с места. – Давайте лучше уберём посуду!
  
  Девушки переглянулись.
  
  – Давай сюда свой Свиток! – не терпящим возражений голосом потребовала мисс Сяо Лонг.
  
  – Нет! – Охотница с красными прядями отшатнулась на другой край комнаты, прижимая к груди устройство. – Это личная информация!
  
  – Блейк, ты слева, Вайсс — справа, я — по центру. Хватай её!
  
  – Нечестно!!!
  
  Короткая потасовка с визгами и брыканиями закончилась победой большинства…
  
  – «Твой Тёмный Рыцарь»?! – раненой белугой возопила Янг, добыв заветный Свиток. – Я оторву этому рыжему всё лишнее!
  
  – Я-а-а-а-нг, ты злюка! Отдай! – освободившаяся из ослабевшей в момент после озвучивания ключевой информации хватки Руби выхватила Свиток и, надувшись, сбежала на свою кровать под потолком.
  
  – Эй, не обижайся, – последовала за ней блондинка, правда, не став прыгать наверх, а только встав у кровати. – Руби, ну хватит. Ну не серди-и-ись!
  
  – Что будем делать? – Блейк взвесила в руке своё устройство и оглядела подруг. – Удалим?
  
  – Разумеется! – Вайсс порывистым движением поправила волосы. – Никому не позволено воровать у семьи Шни, только чтобы оставить свой номер телефона!
  
  – Ну… По идее, его номер может нам пригодиться, – сама не очень веря, что такое говорит, сообщила Белладонна.
  
  – Ладно. Хорошо, – подозрительно быстро согласилась насквозь правильная и порядочная платиновая блондинка. – Но Симпатичным Плохим Парнем ему не быть, побудет «Рыжим прохиндеем»! – с напускными достоинством и важностью заверила девушка.
  
  – Уау, – присвистнула Янг. – В списке контактов Вайсс будет кто-то с именем «прохиндей»…
  
  – Не смей, слышишь?! Не говори так, будто это показатель моего воспитания и круга общения! – взвилась Шни.
  
  – Да я молчу, – с усмешкой повела взглядом по потолку Сяо Лонг. – Эй, Руби, ты там остыла?
  
  – Хр-р-р-р, – донеслось в ответ из недр подушки. – Ты заставила меня смущаться! Ты плохая сестра, Янг!
  
  – Ну прости-прости…
  
  – Я унесу посуду, – вздохнула Блейк и, собрав чашки на поднос, отворила дверь. – Эм… девчат… Кажется, мы что-то пропустили.
  
  Команда RWBY навострила уши:
  
  – …не толкаемся! Девушек и особо изрисованных пропускаем вперёд! Сходите на другие этажи, возможно, там есть свободные ванные! – Жон Арк, сверкая нарисованными маленькими усиками и чёрной чёлкой, пытался направить нескольких студентов по позициям.
  
  – Да, капитан! Так точно, капитан! – ответила ему довольная Нора Валькери, пытающаяся поправить нарисованные очки. – Рен, я уже говорила, что тебе идёт эта борода и усы?
  
  – Да, Нора, – меланхолично отозвался парень с пририсованными «китайскими» бородкой и усиками, – целых семнадцать раз за последние пять минут.
  
  – Капитан, все ванные комнаты заняты! – подошла к Жону Пирра Никос, разукрашенная брутальными шрамами, тоже нарисованными, естественно. – Команда «Кардинал» пыталась взять штурмом одну из ванных, но была с позором побита старшекурсниками!
  
  – Раковины на кухнях?
  
  – Без шансов…
  
  – Так! – разорвал общую «деловую панику» ледяной голос Глинды Гудвитч. – Что тут происходит?
  
  – М-мисс Гудвитч. Мэм, – вытянулся в струну Жон, на которого пал начальственный взгляд, – сегодня утром все студенты этажа проснулись с разукрашенными несмываемым маркером лицами. И теперь мы пытаемся его смыть… – некоторая нелогичность фразы дошла и до Арка, но суть действительности она отображала верно.
  
  На этом моменте Блейк захлопнула дверь, дальнейший диалог её уже не интересовал.
  
  – Вот же сволочь! – прошипела Янг, смотря в окно наливающимися алым глазами.
  
  – Кто? – не поняла её сестра, даже забыв про обиду.
  
  – Торчвик! По-любому, это его рук дело!
  
  – Думаешь? – приподняла бровь Вайсс.
  
  – А ты знаешь ещё какого-нибудь безумного парня, что незаметно сможет войти в комнату к команде Охотников, сделать своё чёрное дело и так же незаметно выйти?
  
  – Н-нет, – неуверенно ответила Шни. – Но зачем это ему?
  
  – Да кто бы знал? Этот рыжий — безумец! Может, это был какой-то хитрый план для отвлечения внимания, а может, ему просто захотелось! Не важно, у нас сейчас проблема поважнее!
  
  – Какая? – не поняла Руби.
  
  – Руби, как ты думаешь, на кого подумает та толпа взбешённых студентов с разрисованными лицами, если увидит нас — чистых и без следов жёсткого оттирания «украшения»? – ткнув в сторону двери пальцем, сделала страшные глаза блондинка.
  
  *Глоть* – шумно сглотнула Роуз. – А-а-а… как лидер команды, приказываю: из комнаты мы не выходим! – выходные в Биконе обещали быть не менее интересными, чем будни.
  
  Роман «Рыжий прохиндей» Торчвик. Почти там же.
  – Фу-у-ух, чуть было не попались, – я понимал, что и так сильно рисковал, да и вообще, если подумать, поездка в Бикон была не так уж сильно и нужна, те же материалы добыть можно было на соответствующих складах в Вейле, навестить девчонок, если уж так сильно приспичило, тоже можно было во время их вояжа в город на выходных, но вместо этого я на волне куража полез в самое логово Озпина. И самое паскудное — мне это понравилось! Кажется, мои шуточные предположения про тараканов в головах сильных пользователей Ауры не такие уж и шуточные, только если у оригинального Романа была одержимость им самим, этакий нарциссизм, то вот меня «тянет» побыть трикстером. И всё же, с Глиндой получилось шикарно, может, она даже премию какую Локи выпишет? Я ведь так самоотверженно чинил верстак, даже на сверхурочные остался!
  
  – (^_^), – Нео тоже явно понравилось.
  
  – Надо будет как-нибудь ещё зайти… Может, реально попробовать найти и вычистить заначку Оза? Она должна быть, просто обязана!
  
  – (>_>)… – меня легонько стукнули. – (Т_Т)… – и сделали жалобные глазки, мол, «неужели ты погонишь маленькую уставшую меня ещё куда-то? Плак-плак».
  
  – Разумеется, не сегодня и даже не на этой неделе, но сама идея… перспективная, – девушка в ответ кивнула и устроилась в кресле пассажирского буллхеда поудобнее, прикрыв глаза. Всё же мы реально на ногах вторые сутки, пусть это и немного для пользователя Ауры, но оба свои Проявления использовали от души, что я, забивший «внутреннее пространство» пусть и не под завязку, но весьма ощутимо, что Нео, прикрывавшая сначала мои похождения, а потом и сама скрывавшаяся сразу от четырёх наблюдателей во время чаепития.
  
  Но как бы то ни было, спустя час мы уже были дома, и, глядя на то, как довольно потянулась девушка, я вспомнил об одном очень важном намерении.
  
  – Хм… а ведь знаешь, я тебе кое-что обещал… мысленно… – мой голос приобрёл вкрадчивые интонации.
  
  – (О_о)?
  
  – Понимаешь, Нео, я… – мою речь прервал звук звонка на Свиток. Причём на Свиток не для работы, а специально приобретённый для связи сперва с дочурками Тайянга, а теперь и с ещё двумя абонентами. Для связи с Синдер и Белым Клыком у меня был другой номер.
  
  – Да-да? – под заинтересованным взглядом Неополитан принимаю вызов.
  
  – Эм, привет… Это Руби. Руби Роуз… Я не помешала? – робкий голосок Красной Шапочки с головой выдавал напряжение своей хозяйки.
  
  – Нет, Каюшончик, я всегда рад тебя слышать! – почти не соврал я. – Что-то случилось?
  
  – Ну… Не совсем. Я хотела спросить…
  
  – О чём?
  
  – Зачем… – девушка замолчала в неуверенности, но всё-таки продолжила фразу: – ты изрисовал лица половине общежития?
  
  – Я что? – с выражением поднимаю бровь, глядя в глаза Нео.
  
  – Пол-общежития носится с нарисованными усами, очками, бородами и чёлками. Они не смываются, использовался какой-то стойкий маркер, – как отличница на уроке, с готовностью ответила Руби. – Так… зачем ты это сделал?
  
  – Эм… – в ответ на мой взгляд и звуки из Свитка Нео невинно захлопала ресничками, сияя совершенно бесстыдной, но очень довольной моськой. – Это был не я, это была Нео. Она сперва хотела разрисовать вас, но я ей не дал. Потом, пока я минировал карниз, ей было нечем заняться, думаю, причина в этом.
  
  – Оу… Нео… Я поняла…
  
  – Ты мне не веришь, – с укоризной в голосе констатировал я.
  
  – Нет, конечно, я тебе верю! – я прям почувствовал, как у неё забегали глазки.
  
  – Так, значит, да? Никто не верит бедному Королю Воров, эх, ну вот с чего?
  
  – Э-э-э… – на том конце явно «повисли».
  
  – Всё с тобой ясно, Капюшончик… Одобряю!
  
  – Э-э-э? – «тоновый сигнал» чуть сменил тональность.
  
  – Здоровая паранойя — залог здоровья параноика. А с Нео я вас потом познакомлю!
  
  – Х-хорошо! Ой. Прости, мне надо бежать! Я потом ещё позвоню! – и отключилась.
  
  – Нет, серьёзно? Несмываемый маркер?
  
  – (^_^).
  
  – Ладно, просто оставим эту тему… На чём мы там остановились? – в самом деле, сейчас и уже настроившись на определённые вещи, обсуждать это мне просто не хотелось — было не до того… – Ах да, на обещании…
  
  – (О_о)?
  
  – Понимаешь, Нео, я — здоровый мужской организм, и когда на мне несколько часов кряду елозит симпатичная девушка, от которой я и так без ума… Тебе придётся взять ответственность!
  
  – (о_О)???
  
  – Иди сюда! – схватив и не думающую убегать даму, я принялся жадно целовать её губы, постепенно смещаясь на шейку, а руки вовсю расстёгивали пуговицы пиджачка.
  
  – (>_<)!.. – она отстранилась и вытянула правую руку в останавливающем жесте.
  
  – Что-то не так? – сдерживаться было трудно, да и не ожидал я такого, если честно, но и обидеть эту милашку я не мог. В ответ она быстро метнулась до своей комнаты, откуда столь же быстро выбежала обратно — уже без пиджачка, зато с упаковкой каких-то таблеток.
  
  – (^_^), – Нео выдавила парочку из блистера и тут же проглотила. После чего…
  
  – М-м-м! – так, кто кого в итоге совращает? Нет, то, что дама сама проявила такую инициативу — это похвально, но давать ей играть первую скрипку я не собирался. Подхватываю висящую на мне и страстно целующуюся девушку под попку, заодно ещё раз убеждаясь в её идеальной подтянутости и упругости, и иду в уже свою комнату… или теперь стоит говорить «нашу»? Не важно, впереди был долгий день, и никто из нас явно не планировал тратить его на разговоры.
  
  
Глава 7. Затишье и служение Омниссии
  
  «Что-то здесь тихо. Слишком тихо…»
  Типичная фраза, произносимая за несколько секунд до начала жопы.
  
  Следующее утро. Логово Короля Воров.
  – Мр-р-р… – кто сказал, что утро добрым не бывает? Если ты просыпаешься в объятиях красивой и совершенно не одетой девушки, с которой ты провёл очень плодотворный день и ещё более плодотворную ночь… утро вполне доброе. С чем я и поздравил Нео.
  
  – (^_____^), – довольная моська была мне ответом. Что же, дама однозначно осталась довольной, а я заново «открыл» ещё одно преимущество пользователя Ауры, она не только лечит, но и… хм… поддерживает силы.
  
  – Душ, завтрак или продолжим?
  
  – (<_<)… – очень глубокая задумчивость, прерванная отчётливым бурчанием животика милашки.
  
  – Понятненько. Давай ты в душ, а я готовить завтрак.
  
  – (^_^), – меня быстро чмокнули в губы и выскользнули из-под одеяла, после чего продефилировали в нужном направлении, совершенно не стесняясь своего вида… впрочем, после всего, что было, как-либо стесняться действительно как-то глупо.
  
  Ну что же, завтрак так завтрак. Поставить чайник и нарезать бутербродов — дело недолгое… а потом можно и присоединиться к моей малышке, я же обещал поподсматривать за ней в душе? Вот и поподсматриваю… и спинку потру. Хм, или не только спинку, хе-хе.
  
  В общем, чайник нам пришлось греть повторно, но никто из нас этим обстоятельством огорчён не был. Жизнь была прекрасна и замечательна. Ровно до звонка с одного крайне неприятного номера.
  
  – У аппарата.
  
  – Роман, – промурлыкали с того конца эротичным голосом. Вот только он у меня почему-то вызывал стойкое отвращение, а не какое-нибудь там «томление».
  
  – Синдер. Чем обязан столь приятной собеседнице?
  
  – О, я лишь хотела тебя поздравить с успехом… а также напомнить, что нам нужно куда больше…
  
  – Синдер, дорогая, – кажется, её на том конце передёрнуло. Слегка, – я с великой радостью, но одна партия подобного размера в неделю-две — это тот максимум, что можно достать при таком количестве рабочих рук и не поднимая уровень паники властей выше приемлемого. Причём даже с такими темпами цели очень скоро кончатся. И нам ещё повезёт, если через пару недель на каждой следующей точке нас на начнёт поджидать хорошая засада.
  
  – Х-м-м, значит, тебе нужно больше людей, чтобы ускорить работы и успеть до появления засад?
  
  – Ох, – тяжело вздыхаю прямо в трубку. – Получи я достаточно исполнителей — обчищу этот город за неделю, до самой последней крупинки Праха, но это будет совершенно бессмысленно, так как в начавшейся после такого вакханалии власти станут шерстить каждую коробку в подворотне. Привлекут всех Охотников с континента, возьмут за горло всех посредников и всех боссов и вскроют расположение всех наших складов за ту же неделю, по пути переловив весь Белый Клык и сочувствующих, после чего расколют их до донышка и соберут на нас всё, что известно и только надумано в среде этих блохастых революционеров. Тебе это надо?
  
  – … – почтительная (надеюсь) тишина стала мне ответом.
  
  – Так что да, мне нужны люди, – уже более миролюбиво подтвердил я. – Адекватные, умеющие работать головой, и если уж нельзя совсем без шила в заднице на тему «убить всех человеков», то хотя бы чтобы размер этого шила не давил им на мозги. Вот тогда у нас всё будет шикарно и замечательно. И я, кстати, всё ещё предлагаю нанимать шпану, вот увидишь, толку от них не меньше, чем от твоих… питомцев.
  
  – Снова нет, Роман. Не хочу привлекать посторонних, в чьей способности держать язык за зубами не буду уверена. Но я пришлю тебе ещё рабочих рук… Адекватных рабочих рук, – дополнила после паузы она. Да неужели? Где-то сдохло что-то большое… А, ну да, те мои испытания на дружелюбном Голиафе… – Но… – ну вот, началось, – придётся немного поработать не по профилю.
  
  – Хм?
  
  – Я слышала, связной уже передал тебе просьбу от Адама разобраться с одной маленькой неприятностью, что у него случилась? Сделай это. А я пока распоряжусь выделить тебе ещё… людей, – на этом связь оборвалась.
  
  – Вот же сука, – я скрипнул зубами. Пусть умом и понимаю, что «повязать кровью» — довольно эффективная тактика, тем более в этом мире, хоть и применяется тут она очень нечасто, однако мне от этого не легче. До сего момента как-то удавалось обходиться без трупов, хотелось бы, чтобы так продолжалось и дальше (если это не трупы Синдер и Адама, а также фанатиков Белого Клыка, само собой), значит, нужно думать, как из этой ситуации вывернуться. Ничего не делать… можно, но тогда беднягу Таксона грохнут Меркури с Эмеральд — парочка прихвостней Синдер, не обременённая не то что моралью, но даже хоть какими-то «понятиями», чёртовы беспредельщики…
  
  – (>_>), – дёрг-дёрг.
  
  – Я в порядке, Нео. Просто очередная неприятная «просьба» от нашей «уважаемой нанимательницы», – хотелось плеваться на каждой фразе.
  
  – … – тяжёлый вздох.
  
  – Угу. Могу я тебя попросить о небольшом одолжении?
  
  – (v_V)? – деловитый кивок и сосредоточенный взгляд.
  
  – Прогуляйся по моргам, мне нужно присмотреться, где возможно добыть труп крупного мужчины лет сорока.
  
  – (О_О)?
  
  – Я — вор, а не наёмный убийца, так что и проблему буду решать своими методами.
  
  – (^_^), – кивок. Меня вновь чмокнули и принялись собираться «на прогулку» в город.
  
  Я же, озадачив даму, вновь ушёл к станкам, то бишь Верстаку. Загрузить расходники, заправить Прахом да сесть доводить рельсу до ума. Следующей в очереди была система охлаждения. Дело в том, что даже при укреплении оружия Аурой, использовании Воздушного Праха в снарядах и грави-подвеса патронов проводящие рельсы грелись. Чем выше температура проводника, тем хуже его проводимость, а чем хуже проводимость, тем слабее выстрел и сильнее греется проводник. Пусть конструкция рельсотрона сама по себе не предусматривает стрельбы очередями, но и «три выстрела в минуту», как для дульнозарядного мушкета, или пять, но «на расплав ствола», меня категорически не устраивали. Однако эта проблема решалась просто — алюминиевый кожух с примесью Ледяного Праха и небольшой кристалл-накопитель того же типа в основании. В теории, на тысячу выстрелов его хватит. Сверху полимерное теплоизолирующее покрытие, чтобы руки не отморозить… ну или Ауру не тратить на защиту означенных рук. Осталось только прикрутить на конец ствола разрядник, можно запитать от той же праховой батареи, что снабжает энергией и механизм выстрела. Зачем он нужен? Как раз на случай переключения оружия в режим плазмогана — искровой пробой должен будет создавать сверхпроводящий канал, с учётом того, что изначальный пучок будет разогнан как раз в сторону пробоя, то необходимости идти «обратным ходом» у него не будет. В теории. На практике же мне придётся вновь поиграть с напряжением, возможно, придётся ставить конденсатор, а то и ещё одну Праховую Батарею, пусть и маленькую, на конец ствола. Прикуриваю новую сигару. Предстоит подумать и повозиться.
  
  Промучился я с моделями почти до вечера, но результат того стоил — четыре варианта, внешне друг от друга почти не отличающиеся, если бы был нормальный полигон, можно было бы вообще ограничиться одним, просто подавая на входы оружия с генератора нужную мощность, но, увы, в моём случае было куда проще и дешевле собрать сразу «предсерийный» образец, просто потому, что при наличии Праха склепать нужного формата батарею — дело получаса, а вот управляемый генератор — это сложнее, тут ни софта нужного нет, ни чертежей, тырить где-то нужное или изобретать самому — слишком долго, да и если генератор я ещё худо-бедно смогу «родить», то вот «мозги» для него… не на местном софте точно, поскольку понимаю в нём ровно нифига. Так, стандартный юзверь.
  
  В общем, когда вернувшаяся Нео решила, что с неё хватит, и пришла вытаскивать меня из-за машины, её ждали четыре футуристичного вида винтовки на полочке и сидящий в окружении окурков любимый шеф, их задумчиво рассматривающий.
  
  – …
  
  – О, ты уже вернулась? – неопределённый жест. – Эм? Четыре часа назад? Прости, малышка, увлёкся.
  
  – (–_-)… – безнадёжно махнула рукой и… потащила обедать.
  
  На кухне меня уже ждала порция жаркого, какой-то то ли сок, то ли морс или компот, не суть важно, а также приятная компания.
  
  – Нео, я говорил, что люблю тебя?
  
  – (^_^), – кивок.
  
  – Всё равно с удовольствием повторю, я тебя люблю! А теперь — приятного аппетита! Да будет зохавана пища сия!
  
  – (^___^).
  
  После ужина и традиционной помывки посуды я вновь обратился к своей верной прислужнице.
  
  – Итак, моя дорогая Нео, нам вновь нужно отправиться на стрельбы!
  
  – (Т_Т), – да, делать это с полным животиком не так классно, но что поделать.
  
  – Надо, Нео, надо.
  
  – (Q‸Q)…
  
  – Ладно, но завтра с утра обязательно. А как там моя просьба, есть успехи?
  
  – (^_^), – кивок. Девушка достала свой Свиток, точнее, «планшетную» модификацию, а не просто «мобильник», и показала мне пару точек на карте Вейла.
  
  – Где будет меньше всего проблем?
  
  – … – тычок в сторону больницы в портовом районе.
  
  Логично, порт издревле был местом, где слишком много людей, вещей и денег меняют своё положение. Пусть после изобретения «воздушных лайнеров» товарооборот морским путём несколько упал, но «керосин», точнее, Грави-Прах стоит дорого, так что перевозить что-то крупнотоннажное было всё ещё куда выгоднее морем, даже несмотря на морских Гримм и связанные с ними риски. А там, где есть выгода и такое столпотворение, всегда найдётся место криминалу и их разборкам. От банд «городских крыс»-беспризорников до вполне себе «уважаемых людей» в дорогих костюмах, сидящих в просторных кабинетах и получающих свой скромный процентик за то, чтобы с грузом ничего не случилось… сверх стандартных форс-мажоров, конечно же. Но оставим людей в дорогих костюмах и вернёмся к кому попроще. Делёжки территории, разборки, стрелки и прочее. Ах, эти воспоминания юности! В общем, пусть участники таких разборок, как правило, старались ограничиться нанесением побоев, но порой кто-то мог перестараться. Ещё случались случаи, когда «намёков» было мало, и тогда уже валили напрочь, но случалось это не так чтобы сильно часто. Но мы люди не гордые, нам и случайных трупов хватит.
  
  – Хорошая работа, – я погладил зажмурившуюся от удовольствия девушку по голове. – Чем хочешь заняться дальше, глянем какой-нибудь сериальчик или?..
  
  – (^_^), – в ответ Нео достала уже знакомую упаковку и проглотила ещё одну таблетку, после чего запрыгнула на меня.
  
  – Значит, «или», – кивнул я своим мыслям, прежде чем приступить к борьбе языков с вошедшей во вкус маленькой развратницей… моей развратницей.
  
  
***
  
  Следующим утром бодрый и довольный я поднял не выспавшуюся, но тоже довольную девушку и в приказном порядке направил готовить буллхед к полёту, а сам в этот момент нарезал бутербродов и залил кофе в термос — нечего зря время терять, на сегодня огромные планы! Ну и ещё меня слегка подмывало самому пострелять из настоящего рейлгана! Разумеется, после того, как модель пройдёт положенные испытания и пуски через «Кривое Ружьё», но в том, что хотя бы одна из четырёх винтовок испытания выдержит, я был уверен процентов на восемьдесят.
  
  Вот и настал Час Испытания! Как я устал от ожидания! Долог был путь к цели заветно-о-ой! Тёмная су-у-у-уть маги-и-и светло-ой! Кхм… что-то я реально увлёкся и меня куда-то не туда понесло. Кстати о магии, если я правильно помню, то она тут вся была от Чёрного Дракона, что ещё и гримм создал, так что песенка в тему. Крайне в тему, ну да ладно, оставим мысли о большом боссе на потом и вернёмся к моей Прелести.
  
  Первый этап испытаний, а именно стрельба в режиме рельсотрона, прошёл без проблем, и обработанная Прахом медная стрелка была утверждена как стандартный боеприпас, стальная стала бронебойной, а грави-снаряд — ультимативным аргументом. Добавлять другие виды Праха было бессмысленно, по сравнению с чистым кинетическим ущербом, пара граммов Огненного, Электрического, Земляного или Ледяного не смотрелись от слова вообще. Все четыре рельсы показали себя прекрасно, темп стрельбы тоже был замечательным — девяносто выстрелов в минуту оружие держало спокойно, без отклонений по характеристикам, можно будет даже уменьшить напитку кожуха-радиатора Ледяным Прахом. В общем, пошла стандартная наработка статистики, лучше всего, конечно, настрелять до отказа, но… жаба душит, да и не думаю, что это необходимо — про усиление Аурой забывать тоже не стоит. Короче, началась рутина. Нео, по первому времени наблюдавшая за стрельбой с некоторым энтузиазмом, стала позёвывать и частенько отлучалась к нашему транспортному средству, чтобы заправиться очередной чашечкой кофе и слопать бутербродик, я же продолжал снимать данные. Наконец, сочтя, что их более чем достаточно, я переключил регулятор мощности батареи в максимальный импульс, закладывая уже не тридцать, а пятьдесят киловольт, и поменял боеприпас на самый первый тип — алюминиевая болванка с разгонным модулем из Огненного Праха, по сути, обычный безоболочечный патрон, только детонация происходит от искры, а вместо свинца пуля отлита из другого металла. Так, модель первая, на конце разрядник с прямым питанием от Праховой батареи. Отойдём подальше… пуск!
  
  – ВЖ-Ж-Ж-ЖУ-У-У-УХ-Х-Х! БУМ! – уже знакомый огненный шар прошёл через рельсотрон и детонировал батарею.
  
  – (О_О)? – выглянула из пепелаца Нео, кажется, решившая там вздремнуть.
  
  – Угу, прямая запитка не даёт достаточной мощности. Продолжим…
  
  – (Т_Т)… – с тяжёлым вздохом девушка забралась обратно в буллхед, послышались звуки наливаемой жидкости. Эй, она так весь мой кофе выпьет! Нехорошо… Прикуриваю сигару от раскалённого остова ствола и делаю глубокую затяжку, так… где там был огнетушитель? Роман умный, Роман догадался его положить на этот раз!
  
  Модель номер два, с конденсатором, что накапливал заряд с батареи, показала себя чуть лучше, но шарик плазмы просто «задумался» над тем, куда ему идти, в итоге провисел на стволе полторы секунды и распался, окончательно дестабилизировавшись. Результат — небольшой огненный фонтанчик и оплавленная половинка рельсотрона, но хоть батарея уцелела, и то хорошо.
  
  Третья модель, с отдельной малой батареей на конце ствола и чуть изменённым разрядником, чтобы докинуть питания и от основной. Вот с ней всё пошло не по плану. Я просто не учёл, что легированный Ледяным Прахом алюминий кожуха также будет близок к сверхпроводимости. Напряжения одной батареи не хватало, чтобы устроить пробой полимерной изоляции, а вот двух… В итоге, винтовка зашипела, покрылась сетью разрядов, и уже сформировавшееся на её конце миниатюрное Солнце полетело не вперёд, не назад, а влево-вбок… ровно туда, где стоял я. Всё, что я успел — это лишь испугаться, ещё толком не осознавая, чего же боюсь, ведь вспышка и треск разрядов — немного не те признаки, по которым можно сориентироваться в доли секунды, что понадобились комку плазмы, дабы достичь моего местоположения. И… ничего. Я стоял перед выжженной просекой, точно такая же уходила вдаль за моей спиной. Где-то я читал, что первые секунды термический ожог от сверхвысоких температур не ощущается — испепелённые нервные окончания просто не успевают передать сигнал или что-то в этом роде. Не знаю, не врач… но… ничего не было.
  
  Крайне осторожно я скосил глаза вниз, опасаясь увидеть чёрную дыру в груди или ещё где, но… ничего. Совсем, вообще. Как?! Идею о том, что заряд плазмы оказался не опаснее хлопушки для пользователя Ауры, я отверг с ходу. Аура защищает от физических воздействий, только и всего, а воздействие, способное испарить как минимум с десяток кубометров плотной сырой древесины, а по факту — прошить насквозь несколько листов брони, слабым быть не может. Но тогда что? Ответ был очевиден. Если с тобой случилась какая-то непонятная фигня, виновато Проявление. Но моё — это же пространственный карман и манипуляции с ним. Именно это я осознал, когда обрёл его? Или всё не совсем так? Или даже совсем не так?! А если не так, то… да неужели?!
  
  Медленно подхожу ближайшему деревцу и… провожу рукой сквозь его ствол.
  
  – Я дурак… Мерностей не три, а куда больше! – захотелось побиться головой о стену. Пусть человек и может осознать лишь трёхмерное пространство, но теоретически же выводили формулы даже для шестнадцатимерного пространства! Пусть я их нихрена не помню и вообще это была просто заумная теория для «общего развития», которую без методички даже толком студентам не пересказать, но… Проклятье! С чего я взял, что моё Проявление ограничено только тремя мерностями?
  
  Ещё раз провожу ладонь сквозь ствол в обратную сторону.
  
  Проклятье, да! Есть два пространства: окружающий мир и мой «карман». И я всегда сохраняю контакт с ними обоими! Даже когда тело полностью находится в каком-то одном, есть привязка к координатам второго, позволяющая мне как извлечь нужный предмет наружу, так и самому выйти в иной точке относительно той, где входил. Четвёртая мерность моего существа, или что-то в этом роде, всегда остаётся во втором пространстве относительно моего физического тела, обеспечивая связь и привязку к координатам… Или даже несколько таких мерностей — пятая, шестая, чёртова тринадцатая — без разницы, суть в том, что я могу тасовать их между двумя доступными пространствами. Я прям как долбанный Тоби из Наруто, только без стильных глаз!
  
  – И даже страсть к троллингу такая же… – меня начал пробивать истеричный смех. – Дурной признак. Очень дурной. Роман — точно не Хороший Мальчик, ехе-хе…
  
  И я ещё что-то говорил, что это местные порой гвозди микроскопом забивают? А сам оказался не лучше. Обнесение складов, таскание пушек на все случаи жизни, что там ещё? Одевание ОБЧР силой мысли для тяжкого боя? А смещение физического тела «по фазе» не хотите? Полная и абсолютная неуязвимость к любому урону, тупо за счёт того, что находишься вне реальности, оставляя в ней, по сути, лишь чистое отражение своего тела.
  
  Ладно, главное осознать… и натренировать условный рефлекс. Хе-хе… И хорош ржать, пусть это и нервное.
  
  – (О_о)? – на звуки особо сильного бадабума и моего смеха из «самолёта» показалась головка Нео.
  
  – Всё в порядке, я просто осознал одну забавную штуку и понял, какой фигнёй страдал раньше! Собирайся, мы летим домой! – можно было, конечно, попробовать доломать последний образец, но ну его нахрен, там ведь помимо второй Праховой батареи ещё и обычный конденсатор стоял, сто процентов пробьёт, сначала нужно усилить изоляцию и уменьшить уровень охлаждения, он явно избыточный. А ещё нужно поскорее увести отсюда Нео, она девочка неглупая, может что и заподозрить, пугать же её тем фактом, что любимый шеф чуть было не самоубился, а спасло его только Проявление, оказавшееся куда как более мощным, чем он сам думал… не нужно этого, в общем. Так что домой.
  
  Дома, под вздох Нео, изображавшей смирившегося с судьбой человека, я вновь засел за Верстак. Так, содрать обшивку старую, поменять кожух на «свеженапечатанный», но с меньшей примесью Ледяного Праха, заодно кристалла теперь будет хватать на три-пять тысяч выстрелов, а вот изоляцию рельс мы усилим, жаль, нельзя ещё в этой изоляции разместить экран для выравнивания поля, вернее, разместить-то можно, но толку от него не будет, ибо заземлять некуда, так что просто больше пластика и резины! Хм, а ещё рельсы можно сделать телескопическими и добавить поворотный механизм, аналогично поступить с пластиком и резиной, тогда винтовку можно будет сворачивать в небольшой пенал! Бр-р-р, отставить эту Техноересь! Никакой дополнительной механики и подвижных частей на ровном месте! Оружие должно быть простым, как весло! И уж кому нет смысла про компактность заявлять, так это мне!
  
  «Обработка напильником» и подгонка образца заняли ещё два часа, благослови Боги-Драконы создателя Верстаков, так бы дня два парился. Но в итоге в моих руках вновь оказались две винтовочки, вылизанные, уже даже с полноценной системой заряжания, пусть и пришлось делать «булл-пап», или как там правильно называется конструкция, когда обойма вставляется за рукоятью оружия, едва ли не в приклад? Но что поделать, разгонная рельса диктует свои условия, уйти от которых нельзя. И вот я весь такой красивый с двумя орудиями наперевес пошёл строить глазки Нео.
  
  – (>‸<)! – девушка дулась и упирала руки в боки.
  
  – (Q_Q), – строить глазки умела не она одна.
  
  – (О_о)?
  
  – (Т‸Т)…
  
  – (о_О)? – у неё даже цвет глаз поменялся на белый.
  
  – Ну пожалуйста, Нео, я уже закончил, это полностью рабочие прототипы!
  
  – (–_–)…
  
  – Я помню, что нечто подобное я говорил и в прошлый раз, но ведь прошлые и работали! К рельсе никаких претензий, а сейчас я доделал плазму.
  
  – (–_–)…
  
  – С меня пять… нет, десять порций мороженого! – применил я последний довод.
  
  – (–_–)…
  
  – А также я обещаю, что ещё минимум десять килограмм я буду таскать с собой и выдавать по первому требованию.
  
  – (–_-)… – тяжёлый вздох, и она опять ушла к буллхеду. На пальцах мне показав, что ещё немного — и в окрестностях Вейла не останется ни одной нормальной поляны без простреленных насквозь деревьев.
  
  На этот раз полёт длился почти полтора часа, но место мы всё же нашли. Пришлось, правда, наскоро почистить его от гримм, впрочем, это уже стало восприниматься обычной рутиной. Почистили, установили стенд, по-быстрому проверили «рейлганистость». Не найдя никаких кардинальных отличий с прошлых испытаний и получив те же стабильные девяносто выстрелов в минуту, я переключился в режим плазмы… после чего приобнял Нео и сместил нас обоих по фазе. Чисто на всякий случай. Пуск.
  
  – ВЖ-Ж-ЖУ-У-УХ! – шарик плазмы наконец-то полетел в нужном направлении, сметая всё на своём пути. – Пш-ш-ш, – ствол остыл. – ВЖ-Ж-ЖУ-У-УХ! – ещё один. – Пш-ш-ш…
  
  Итог — двенадцать выстрелов в минуту, быстрее нельзя из-за перегрева, но заряда в кристалле Ледяного Праха хватит максимум выстрелов на сто, хотя я бы предпочёл менять уже после восьми десятков. В любом случае, результат стабильный и более чем достойный. Испытания второй винтовки были почти такими же, за тем лишь исключением, что конденсатор всё же был излишеством… которое дополнительно ионизировало сам сгусток плазмы. Пусть ярко пылающий белый шар смотрелся очень внушительно, да и температура его была явно куда выше, но в таком режиме оружие могло выдать только два выстрела в минуту, да и ледяного кристалла хватало всего на пять выстрелов. В общем, излишняя мощность, в заначке у себя сохраню, но с таким «калибром» разве что на драконов охотиться… М-м-м, а это мысль.
  
  В общем, рабочая винтовка таки была изобретена и «сертифицирована», так что остаток дня мы с Нео… самозабвенно отстреливали Гримм из рейлганов, иногда «шикуя» плазменным залпом. Ох, как пылали азартом её глаза, а этот чуть высунутый язычок при стрельбе… Кстати, надо бы поставить оптику, благо её как раз можно сделать «выдвижной», всё равно под каркасной рамой есть неиспользуемая область. А для ближней дистанции поставить ЛЦУ. Так что день прошёл весьма весело и плодотворно, она даже забыла про мороженое! Ну… почти забыла.
  
  Вволю настрелявшись и налетавшись, мы вернулись домой, где наскоро поужинали заказанной пиццей и завалились спать. В этот раз — просто спать, встали мы рано, за день набегались изрядно, и вообще хорошего понемногу. К тому же отходить ко сну, стискивая доверчиво прижавшуюся к тебе красотку, тоже весьма и весьма приятно, рекомендую!
  
  
***
  
  Колокольчик на двери тренькнул, и я вошёл в помещение. «Книжный Таксона» выглядел… как книжный магазин, каковым и являлся. Пожалуй, здесь было даже уютней, чем в привычных мне по прошлой жизни магазинах, вечно совмещённых с чем-нибудь ещё и выглядящих обычным универмагом, в котором вместо продуктов на полках стоят книги. Тут же… деревянная мебель, тёплые цвета, красивые полки, достойные солидной библиотеки, ну и продавец совсем не производил впечатления рядового работника торговли из тех заполонивших всё ребят, которым явно и откровенно на всё насрать, лишь бы до конца рабочего дня простоять и деньги получить.
  
  – Здравствуйте, могу я вам помочь? – высокий плотно сбитый мужчина с располагающим лицом и шикарными чёрными бакенбардами с готовностью поднялся из-за стойки.
  
  – Да! – крутанув в руке тростью, направляюсь к продавцу. – Мне нужно подобрать подарок юной девушке с сильным чувством справедливости. Что-нибудь качественное, написанное хорошим языком и при этом романтичное по теме непонятых обществом героев-бунтарей. Только без блестящих на солнце персонажей, это важно!
  
  – Эм… – Таксон на несколько секунд озадачился. – Не уверен, что в точности понял ваш запрос… Возможно, вам подойдёт «Ниндзя любви», но это довольно взрослая книга, хотя считается романтикой.
  
  – Нет, эротику нам читать пока рано, – я задумчиво побарабанил пальцами по рукояти своего оружия ближнего боя. – Нужно что-то полегче, но такое, чтобы главный герой был в глазах общества злодеем, однако на проверку оказывался хорошим парнем, которого к преступной стезе толкнули нужда и обстоятельства. Если это будет происходить в фэнтезийном антураже, даже лучше.
  
  – Хм-м-м, – неподдельно задумался продавец, – есть у меня кое-что похожее… но… – он засомневался.
  
  – Но что?
  
  – Понимаете, это история про фавна-лиса, что грабил богатых, а деньги отдавал бедным, и его противостоянии с местным шерифом… Не самая популярная литература в эти времена.
  
  – А он там случайно был не лучником? – раз уж тут кто-то смог написать «Божественную Комедию», пусть и несколько отличную от того произведения, что я когда-то читал, то, может быть, Робин Гуд тут тоже есть?
  
  – Эм… нет, он там мастер меча.
  
  – Отлично! Беру!
  
  – Ладно… – пожав бровями (оказывается, так тоже можно), Таксон развернулся и скрылся между полок за своим рабочим местом. Я же прошёл к стойке с журналами и вытащил первый попавшийся. – Вот, с вас тридцать льен, – сообщил вернувшийся через минуту продавец.
  
  – А можете упаковать в подарочную обёртку?
  
  – Тогда тридцать одна, – получив мой кивок, фавн-пантера, очень неплохо маскирующийся под человека, принялся упаковывать товар.
  
  – Ещё я, пожалуй, возьму вот эти журналы с новинками вооружения… – кладу на стойку присмотренную парочку изданий с хорошими фото. Капюшончику должны понравиться.
  
  – Конечно, – Таксон упаковал все покупки в пакет. – Всё вместе будет стоить вам пятьдесят семь льен.
  
  – Прошу, – отсчитав из бумажника должное число прямоугольничков местной валюты, протягиваю деньги.
  
  – Благодарю за покупку, – пакет перекочевал мне в руки.
  
  – Да, с вами очень приятно иметь дело, мистер Таксон. Кстати, не удовлетворите моё любопытство?
  
  – Если это в моих силах…
  
  – Замечательно! Так, э-э-э… – облокачиваюсь на трость и заглядываю в глаза мужчине. – В чём смысл, находясь в бегах и скрываясь от группировки жаждущих вашей крови террористов, называть магазин собственным именем?
  
  – Э… – глаза фавна растерянно округлились.
  
  – Только не сочтите за критику, как по мне, то увековечить имя в названии вы вполне заслуживаете, но не находите это немного… рискованным?
  
  – … Кто вы? – выдавил из себя мужчина.
  
  – Роман Торчвик, к вашим услугам, – касаюсь двумя пальцами полей шляпы. – Я тот, кто помогает людям решать их проблемы. Вы понимаете, зачем я здесь?
  
  – … Да, – вновь выдавил из себя фавн.
  
  – А вот тут позвольте усомниться. Так уж сложилось, что мои нынешние деловые партнёры хотят получить больше, чем могут проглотить, а наблюдать за этим, поверьте, отнюдь не самое весёлое занятие. Особенно тогда, когда среди того, на что распахнули пасть, находятся твои потроха, ливер и прочая начинка. Думаю, вам знакомо это чувство, иначе бы вы не ушли из Белого Клыка…
  
  – Тогда что вам тут нужно? Вряд ли самый разыскиваемый преступник Вейла пришёл в мой магазин всего лишь чтобы купить книгу и предупредить об интересе… моих старых знакомых, – фавн напружинился, готовясь то ли дать дёру, то ли попытаться меня загрызть. Хотя нотки обречённости, проскакивающие в его голосе, давали понять, что он прекрасно осознаёт тщетность обоих вариантов.
  
  – Всё просто. Я, в некотором роде, попал в похожую с вами ситуацию. И она мне очень не нравится, как и те «просьбы», что поступают от моих новых «друзей», думаю, мистер Таксон, вам это тоже более чем знакомо.
  
  – Допустим… но вы так и не ответили на вопрос.
  
  – Вы желаете конкретики? Её есть у меня! У нас с тобой два варианта действий. Первый: мы не договоримся — и через пару часов полиция найдёт здесь обгорелый труп владельца, который курил перед сном и случайно спалил собственный магазин и себя самого. Второй: мы договоримся — и через пару часов полиция тоже найдёт здесь обгорелый труп владельца, но ты в это время уже будешь далеко, а потом сядешь на рейс до Вакуо с новыми документами и личностью. Что выбираешь?
  
  – В покое меня, разумеется, не оставят?
  
  – Увы, один наш общий знакомый бычок переел озверина и хочет кого-нибудь забодать. Выбор пал на тебя, хотя, видят Боги, лишаться такого шикарного книжного мне почти физически больно.
  
  – «Непонятый обществом герой-бунтарь», да? – улыбка на губах фавна была пусть и кривой, но всё же настоящей. В ответ развожу руками. – Хорошо, вот только я всё равно не смогу отправиться в нужное мне место раньше, чем через месяц — новые документы ещё не готовы.
  
  – Хм, странный ты человек, Таксон, тебе говорят, что за твоей головой пришли, а ты ещё хочешь ждать каких-то документов. Впрочем, ладно, ты помог мне найти интересную книжку для хорошей девочки, потому, так и быть, дам пару дельных советов. Во-первых, владелец книжной лавки Таксон умрёт, потому тебя искать не будут, но на глаза лучше не попадаться. Документы будут завтра утром, с тем, кто тебе их делает, не связывайся, вообще ни с кем не связывайся — ты умер. Переночуешь вот по этому адресу, – беру со стойки календарик и поверх него вывожу данные одной совсем левой конспиративной квартирки в портовом районе. – Ключи под третьим кирпичом слева, там пошевелишь — он выскочит. В порту особо не мелькай, побрейся, смени причёску, подложи пару валиков под щёки. Билет на дневной рейс до Вакуо тебе принесут.
  
  – С-спасибо, – чуть ошарашенно кивнул фавн, – я даже не знаю, как выразить мою благодарность…
  
  – Три вещи.
  
  – Слушаю, – серьёзно кивнул фавн.
  
  – Не попадаться… и выслать мне контакты нового книжного магазинчика, само собой. Только ради всего святого, не называй его «Книжный Таксона»!
  
  – Не буду, – настроение моего собеседника повышалось.
  
  – Ну и третье… рассказать мне о схемах Белого Клыка, что тебе были известны. Способы вербовки, адекватные представители и такие, как Адам. Базы, склады — мне нужно знать всё.
  
  – Зачем?
  
  – Вообще-то, это — твоя плата за свою жизнь, но ладно, я отвечу, чтобы ты работал не за страх, а за совесть. Клык и кое-кто ещё с ним в связке замышляют кое-что очень нехорошее. Настолько, что трупы можно будет складывать вагонами. Меня это не устраивает, но кровь прольётся в любом случае. Вопрос лишь в том, чья и сколько. Сейчас я рассматриваю весь Клык как толпу вооружённых агрессивных фанатиков, и действия мои будут… соответствующими. В твоей власти убедить меня, что хотя бы к части стоит присмотреться получше и не рубить сплеча, – если его поймают и допросят, ко мне у Синдер появится много вопросов… хотя о чём это я, если «мертвеца» поймают, у меня в любом случае будет масса проблем.
  
  – Я… понял, – осторожно ответил Таксон.
  
  – Очень надеюсь. Я и так крайне рискую, помогая тебе.
  
  – Но… почему ты вообще всё это делаешь?
  
  – У меня есть свой «кодекс чести», если так можно выразиться. Я вор, а не наёмный убийца и уж тем более не убийца на побегушках. Ну и просто мне не нравится, когда меня внаглую хотят повязать кровью. Ладно, хватит политесов, начинай собираться к переезду и начни с бакенбард, попутно рассказывая нужную мне информацию — мне ещё тут «случайный пожар» организовывать.
  
  – Хорошо, пусть я уже давно отошёл от дел, но кое-что об «адекватных» членах Белого Клыка могу рассказать. Начать стоит с Блейк Белладонны…
  
  Около часа спустя.
  – Подумать только, до чего я докатился? Жгу книги, как какой-то средневековый мракобес… – прикуриваю сигару о весёлый огонёк с ближайшего стеллажа. – Вот! Вот, Нео! Это то, о чём я говорил! – затягиваюсь. – Сотрудничество с Белым Клыком ведёт к деградации!
  
  – (~_~)… – держащая меня под локоток девушка заботливо погладила моё предплечье.
  
  – И ведь я даже не могу это всё украсть, ты представляешь? – огонь вокруг всё активней разрастался, но так как мы были смещены по фазе, это не трогало ни меня, ни мою верную прислужницу. – У меня буквально с корнем вырывают из души призвание, а я вынужден этому потворствовать!
  
  – (>_>)…
  
  – Ну да, мы кое-что взяли, должен же я знать, что такого Бантик нашла в этом «Ниндзя любви»? Но посмотри вокруг! Столько душевных трудов, столько излитых эмоций, напряжения ума и бессонных ночей… кропотливой работы редакторов, в конце концов, я уже молчу про иллюстраторов и графистов. И всё это я вынужден сжигать, словно дикий варвар… – ещё одна затяжка. Я серьёзно пытался разобраться, каким образом и откуда воздух попадает в то пространство, где мы пребываем во время смещения «по фазе», но так ничего и не нащупал. Просто был факт, что окружающие пламя и дым никак нас не касались до тех пор, пока я сознательно не хотел дать им нас коснуться. – Ужасно…
  
  Меня опять сочувственно погладили и потёрлись о руку щёчкой.
  
  – Эх, ладно, – стряхиваю пепел. – Пошли отсюда. Надеюсь, наш новый друг не завалит конспирацию, а то будет грустно…
  
  Нео согласно кивнула. Моя верная прислужница как обычно сопровождала меня на операцию под иллюзией своего отсутствия, позволяя видеть себя только мне. Она же спокойно сфотографировала на свой Свиток мужчину, когда мы договорились, и отправила фото куда надо. Дальше фотографии немного подредактируют до стандартного паспортного «вроде похож, если очень приглядеться», парой фокусов скинут несколько лет, чтобы документ выглядел более правдоподобным, и вставят в нужные базы. Согласитесь, если фото в паспорте, который ты, якобы, получил годы назад, выглядит так, будто сделано пять минут назад, это вызовет подозрения даже у самого тупого проверяющего.
  
  Впрочем, если быть честным, до самого последнего момента я не был уверен, как поступить с этим парнем. С одной стороны, каноничное решение «Проблемы Таксона» через двух молодых мразей мне не нравилось, но и убивать фавна самостоятельно либо поручать это Нео я совершенно не желал, в том числе и по тем самым причинам, которые ему озвучил. Тем не менее, окажись он среднестатистическим тупым фавном, который сбежал из Белого Клыка только из-за личных тёрок с начальством, я бы проломил ему череп без малейших угрызений совести. И да, я хорошо покопался в себе, обдумывая этот вопрос, и чётко понял, что даже аппетит не потеряю от такого дела. Умом я понимал, что это вроде как аморально, но эмоционального отклика не было. В итоге, я решил положиться на случай и дать парню шанс самому определить своё будущее. По сути, всё зависело от того, какое впечатление он на меня произведёт при личной встрече. Жестоко, не спорю, зато честно и без всяких пряток за обстоятельствами.
  
  Теперь же Таксон уже «умер», «задохнувшись угарным газом», а вскоре и обуглится за столиком на складе продукции, окружённый натюрмортом из пустых бутылок и дешёвых консервов на закусь. Тот факт, что я не был уверен, по какому сценарию работать, не значил, что эти сценарии не были подготовлены. По сути, как раз для нынешнего мне и нужен был труп мужчины примерно такого же телосложения, как и Таксон. Но одного трупа было мало, требовалось подготовить документы, историю, желательно, лицо, однако… Прах избаловал не только местных инженеров, но и медиков. В пластические операции тут не умели, даже уровня пересадки кожи и сведения шрамов, про всякие изменения формы носа и овала лица и вовсе говорить нечего. Впрочем, с остальным проблем не было — свои люди имелись в полиции, в администрации и в больничке, так что пара звонков, пара переводов по тысяче-полторы льен — и через три дня все базы готовы, только вставь фото клиента. Собственно, как раз сейчас его и будут вставлять, сразу как подрихтуют в фотошопе.
  
  Дёрг… Мы как раз только что вышли «сквозь стену» и, прикрывшись иллюзией, начали отдаляться от места происшествия, когда девушка подёргала меня за рукав. Кстати, это была одна из причин, почему Роман так спокойно разгуливал везде в своём броском наряде, который сейчас использовал и я, не боясь быть узнанным и схваченным. Очень сложно узнать и схватить парня, которого в упор не видишь до тех пор, пока он не решает эффектно появиться. Это на режимных объектах, вроде Бикона, всегда есть опасность напороться на Охотников с хорошим чутьём или неприятным Проявлением, да и системы безопасности там вынуждают напрягаться постоянно, а на городской улице всем и без того плевать на лица случайных прохожих.
  
  – Что, моя хорошая? – поворачиваю лицо к Нео.
  
  – (^_^), – она улыбнулась, но потом вернулась к делу. Характерный щелчок по горлу, – (Х_Х)… (–_-)… (>_>)?
  
  – Хм, хочешь сказать, что в том обгоревшем трупе не найдут следов алкоголя? Брось, никто не будет проводить дорогостоящую экспертизу ради насквозь очевидного случая, ты же знаешь, как наши доблестные стражи порядка относятся к работе. Ну а если и будут, то заодно найдут и следы огненного праха на полках, и отсутствие денег в сейфе, и то, что магазин закрылся не по расписанию, тогда рабочей версией станет ограбление с убийством, которые попытались замаскировать под несчастный случай. Если у нашей общей знакомой есть свои люди в полиции Вейла, то такая версия — это именно то, что она хочет увидеть.
  
  – (^_^).
  
  
Глава 8. Рога, копыта и ушки
  
  Животные – очень милые друзья: не задают вопросов и не критикуют.
  Джордж Элиот
  
  Кабинет заместителя директора академии Бикон.
  – Хм… – Глинда хмуро перебирала папки с личными делами студентов, пока не выцепила две и не отложила их отдельно.
  
  Женщина отхлебнула из своей чашки с чаем. Пусть среди преподавательского состава почти все плотно «сидели» на кофе, но у неё и так хватает стрессов и нервов, чтобы дополнительно нагружать свой организм ещё и этим. К тому же ей не нравился вкус кофе, в отличие от чая. Её взгляд вновь скользнул на отложенные документы.
  
  – Хм-м-м… – новый задумчивый хмык и новый глоток.
  
  Картина не желала складываться. Эта «диверсия» в общежитии… Кто? Зачем? Почему? Для чего она была устроена? Озпин на её слова привычно отмахнулся, «у детей должно быть детство» — привычный и ожидаемый ответ. Но такая беспечность после нападения на Амбер просто неприемлема! Кажущаяся безобидной детской выходкой операция была, тем не менее, проведена на высочайшем уровне. Пусть в самом общежитии камер не имелось, но на прилегающей территории — вполне. Только ничего подозрительного на записях не выявлено. Нет, это был кто-то из «легальных» обитателей общежития, тех, кто имел право там находиться. Но… зачем? Этот вопрос не давал покоя. Ну и «как?» — тоже. И вот этот вопрос сильно сужал круг подозреваемых. Работников Академии она отмела сразу — они все являлись простыми людьми и фавнами, не имеющими ни навыков, ни физической подготовки. К тому же большая часть из них почти всё время провела в служебных помещениях, где как раз камеры были. Разумеется, проверила она и новеньких — к сожалению, текучка кадров среди обслуживающего персонала была очень большой: простые люди, откровенно говоря, в большинстве своём опасались Охотников. Разумеется, случайно встретившись на улице или в кафе, гражданские не спешили убегать с криками паники, но вот посещать «любимые места» своих защитников желали немногие. Это тоже было понятно — когда чуть вспылившие в ссоре пользователи Ауры могут походя разнести округу, словно там полноценный городской бой проводится с использованием штурмовых подразделений полиции, простым смертным становится не по себе. Что уж говорить об Академии, где таких Охотников обучается более сотни? Поправка, Охотников-подростков в самую буйную пору гормонального шторма… Иногда она жутко завидовала Джеймсу и его возможности насадить железную дисциплину… ну, не везде и не всем, но по сравнению с Биконом Атлас смотрелся сущей казармой.
  
  Глинда встряхнула головой и сделала очередной глоток — сейчас не время сожалеть о том, что она отказалась стать заместительницей Айронвуда, да и бросить Бикон она не могла — подозрение, что без неё тут всё развалится, с каждым днём и каждым годом крепло и ширилось только сильнее, подтверждаясь массой примеров из жизни. Нужно вернуться к расследованию. Так вот, новеньких было всего трое, а здание общежития в ту ночь посещал лишь молодой техник. Она не поленилась вызвать начальника отдела кадров и расспросить его поподробнее, но, как и ожидалось, никаких странностей и проблем. Кларенс был несколько нервозен, однако в этом не было ничего удивительного — простой гражданский специалист, а её репутация довольно грозная, так что с этим ничего не поделаешь. Документы мистера Асгарда вполне соответствовали занимаемой им должности, навыки, как показали записи камер, тоже. Провести диагностику сложной техники, выявить неисправность и восстановить всё к утру, оставшись на переработку, при этом не подавая заявки на компенсацию этой самой переработки — весьма достойное поведение, сочетающееся с профессиональной компетентностью. Гудвитч пометила себе выписать молодому специалисту небольшую премию — подобный подход стоило поощрить.
  
  Вот только на этом хорошие новости заканчивались. Она так и не смогла найти никого «со стороны», персонал тоже был ни при чём, а значит, оставались студенты. Точнее, два конкретных студента. Изрисовыванию подверглись несколько десятков человек, включая старшекурсников. У большинства студентов просто не хватило бы навыков, ведь требовалось вскрыть дверь, подойти к спящему Охотнику и нанести на его лицо метки. Подавляющая часть её воспитанников «вскрыть» дверь могла бы только путем её вышибания. Да и подкрасться даже к первокурснику — не самая простая задача, а тут речь шла о десятках таких подкрадываний. Это должен быть профессионал экстра-класса. Она хорошо знала старших студентов — никого даже отдалённо подходящего у них не обучалось с её собственных времён и команды STRQ, да и те… тоже не совсем подходили, но, гипотетически, справиться бы смогли. На старших курсах. Если Озпин не преувеличивает их таланты — Кроу и Тайянг не внушали доверия их навыкам, пусть это впечатление и было полностью ложным, Рейвен — это как раз из серии «вышибания дверей», ну а Саммер… Глинда печально улыбнулась, вспоминая свою школьную подругу *(1), да, эта тихоня теоретически могла бы. Но не студенты нынешнего поколения. Кроме… Женщина вновь скользнула взглядом по папкам.
  
  Блейк Белладонна. Бывшая элитная оперативница Белого Клыка. Специализируется на скрытности и проникновении. Ох, сколько же всего она высказала Озпину, когда тот одобрил её как одну из кандидаток на поступление. Да, вроде бы девушка действительно разорвала связи с прошлым, но… всякое может быть, и расслабляться в свете недавнего нападения было бы сущей глупостью. К тому же, по странному стечению обстоятельств, среди изрисованных совсем не было фавнов или команд, в состав которых входят фавны. Разумеется, это может быть связано с более острыми чувствами этих самых фавнов. Даже к студенту-первокурснику подкрасться сложно, чуткость сна — один из тех навыков, что вбивают в детей ещё в подготовительной школе. Слишком мало в мире Охотников, слишком часто им приходится действовать в одиночку или небольшой командой, ну и спать неподалёку от гримм, со всеми вытекающими рисками. Охотник-фавн же имеет буквально звериное чутьё, а потому задача подкрасться к нему становится едва ли не на порядок сложнее. Вот и приходится гадать: фавнов не стали «красить» из-за сложности такого хода или это было сделано по идеологическим соображениям? К тому же вопрос «зачем?» никуда не девался. Какой смысл мисс Белладонне устраивать всё это? Она ведь, наоборот, старается привлекать как можно меньше внимания, даже прячет свои уши под бантом. Тем не менее уровень навыков этой девушки мог позволить осуществить подобную диверсию. И за ней стоило приглядывать — просто на всякий случай.
  
  Второй подозреваемый был куда как… неоднозначней. Жон Арк. Озпин, изучая их с мисс Никос продвижение, чему-то странно улыбался, потягивая свой ужасный кофе, но на тот момент что именно его так развеселило, Глинда узнать не успела — у неё были другие дела. Координация прикрывающих потенциальных первокурсников профессоров, например. Подростки порой бывают слишком самоуверенными. Или кому-то просто не везёт, но это не значит, что они должны быть сожраны гримм. Да, такие кандидаты не пройдут в Бикон, но и без этого у них есть Аура и какая-никакая подготовка, а потому полиция, службы МЧС и многие другие с удовольствием примут в свои ряды подобных абитуриентов. К тому же она — Охотница и должна защищать людей от гримм, а не скидывать их со скалы им на поживу, после чего попивать кофе и смотреть по Свитку, как дети выкручиваются! Ну а после Озпин лишь улыбался и говорил, что «у мистера Арка великолепный потенциал». Очень спорное утверждение. Жон Арк был… подозрителен. Нет, не так, он был Очень Подозрителен. Прекрасные аттестаты, рекомендации, его проверка до вступительного испытания была чистой формальностью — старик Клим просто проштамповал «отличника» и спокойно допустил до сдачи «прыжка». Разумеется, это было против правил, но когда речь идёт об Охотниках, на многое закрывают глаза. Просто плохой аттестат — это повод для более тщательной проверки, тот же Тайянг рассказывал, что из-за своего поведения имел массу проблем с преподавателями Сигнала, что тем не менее не помешало на проверке перед «отбором» сбить Ауру проверяющему преподавателю и едва ли не в нокаут того отправить. Так что к «отличнику» и подавно вопросов не возникло.
  
  До того момента, как он в первый раз вышел на тренировочный бой. Жон Арк не владел мечом. И навыков рукопашного боя у него тоже не было. И в «школьных» знаниях зияли такие пробелы, что становилось странно, как он вообще читать умеет. Он был нелеп, неуклюж и наивен до невозможности. В этом и состоял его основной просчёт. Он был слишком нелеп. Слишком неуклюж. И слишком наивен. Так просто не бывает, к тому же Озпин явно знал о том, что с мистером Арком что-то не так, с самого начала. И ничего не сделал, более того, завернул её предложение отчислить столь «слабого» студента с поддельными документами. Но что тогда получалось? Жон Арк — не тот, кем кажется? Однако чтобы изобразить ТАКОЕ неумение владеть оружием, нужно или и в самом деле им не владеть… или быть настоящим виртуозом клинка, вроде того же Кроу, который машет оружием, словно в пьяном угаре пытается отогнать видимую только одному ему муху, но при этом почему-то «совершенно случайно» умудряется уничтожать своих противников едва ли не в промышленных масштабах. Но столь юный парень? Да и это не объясняло, почему директор закрывает глаза на прочие «странности Арка»… Нелеп, неуклюж… да у него за пределами команды есть только… Со щелчком картина сложилась. Да. Нелеп. Неуклюж. Социально неловок. Потому ничего удивительного, что этот парень смог легко подружиться с мисс Роуз — столь же социально неловкой девочкой. А его нелепость послужила хорошей защитой от мисс Сяо Лонг, что в любом другом случае коршуном набросилась бы на любого парня, надумавшего подойти к её сестре. А то, что директор «закрывает глаза» на странности мистера Арка и его фальшивые документы… А не сам ли он эти фальшивки для него и изготовил? Да… это всё объясняло. Последней из Серебряноглазых Воинов нужен был защитник, а ещё лучше — команда прикрытия, дабы история с Саммер не повторилась. И команда, куда входит мастер меча уровня Кроу Бранвена, «Непобедимая Чемпионка», человек, способный своим Проявлением спрятать от гримм, и универсальный «тяжёлый» боец… да, это почти идеальное прикрытие. Слишком всё удачно совпало для простого стечения обстоятельств. Озпин…
  
  Глинда покачала головой, старый волшебник имел слишком много секретов и не спешил ими делиться даже с ближайшими соратниками. Ну что же, пусть это и немного обидно, но она уже не наивная девчонка и понимает, что во многих знаниях многие печали. Если директор хочет обеспечить охрану Серебряноглазой, что, вполне возможно, может ещё и новой Девой Осени стать, не привлекая к факту этой охраны лишнего внимания, то пусть. И хоть это не совсем… корректно, выбора у них особого нет. Враг силён и способен на всё. К тому же мистер Арк вроде бы действительно симпатизирует мисс Роуз, хотя лицедей такого уровня… кто знает. Но Глинда доверяла директору, а раз тот доверяет мистеру Арку настолько, что приставил его к дочери Тайянга, то будет доверять и она, закрыв глаза на ряд… «странных» моментов в поведении молодого человека.
  
  Правда, всё это не объясняло, зачем бы ему разрисовывать лица своим однокашникам, а потом ещё и возглавлять процесс отмывания… хотя… да, показать им, что он может быть лидером, командовать в нештатной и сложной ситуации, приучать других к следованию его командам. Хотя… способ был выбран довольно эксцентричный, но… вполне в духе Озпина, вынуждена была признать Глинда.
  
  – И ведь даже если я выложу всё это директору напрямую и потребую ответа, он просто отхлебнёт своей бурды и улыбнётся… эх, – мисс Гудвитч отложила папки с личными делами студентов.
  
  Однако хоть выкладки и были логичны и похожи на правду, в них было слишком много допущений. Придётся как-то повнимательнее присмотреться к мистеру Арку, раз напрямую у организатора всего этого узнать не получится. Возможно, назначить ему дополнительные занятия? Повод ведь есть весомый, а там… в ходе тренировок… вряд ли у него получится изобразить полностью некомпетентного человека сколь-либо долго. Скорее всего, всё-таки Озпин — опытный и мудрый человек, так что можно допускать, что и агента он нашёл превосходного. Главное, чтобы тот был не как Кроу — двух Бранвенов она уже не вынесет.
  
  И всё же, возвращаясь к проблеме инцидента, мисс Белладонну со счетов тоже сбрасывать не стоило. Возможно, это и впрямь был план Жона Арка — показать лидерские качества, не демонстрируя при этом силу, но также это могло быть и просто шалостью бывшей оперативницы Белого Клыка. Тот факт, что она отказалась от преступного пути, не значил, что она отказалась и от своих обид, и таким образом она могла вымещать скопившийся негатив. Маленькая месть за большие обиды, так сказать. Что ни говори, а кошкам как никому свойственны мстительность, коварство и умение изобразить полнейшую непричастность. Если размышлять в этом ключе, тихий и спокойный характер мисс Белладонны тоже выглядел подозрительно для человека, выбравшего путь вооружённой борьбы и ставшего одним из лучших бойцов движения. Вполне возможно, это тоже была маска, скрывающая авантюрную и склонную к поиску острых ощущений натуру. Что ж… в этом случае Глинда тоже знала, что делать — если детям хватает сил и времени на такие выходки уже в первые дни после поступления, то её преподавательский долг — сделать так, чтобы эти силы и время были потрачены с настоящей пользой!
  
  Решено, дополнительные занятия будут назначены не только Жону Арку — пусть лучше тратят силы на командное слаживание, чем на устраивание бедлама в общежитии!
  
  Четыре дня спустя. Одна из подпольных баз.
  – Итак, мои не слишком верные, но определённо жестокие и жаждущие невинной людской крови миньоны, – прохожу перед строем подчинённых, поигрывая тростью. Большинство из них видели меня первый раз, но уже были проинструктированы непосредственными командирами, что я тут босс, – угадайте, чем мы будем заниматься сегодня вечером?
  
  – Эм… Воровством Праха? – подняла руку одна из фавнов из группы Майка, с миниатюрными оленьими рожками.
  
  – Умница, Оленёнок! Но должен внести поправку! Нельзя мешать вульгарный криминал с революционной борьбой, поэтому политически грамотно будет называть наши действия не воровством, а экспроприацией! Это, по сути, то же самое, но с благородными целями.
  
  – Э-э-э… понятно, – неуверенно закивали фавны.
  
  Я же мысленно тяжело вздохнул. Дожили, блин… Толкаю речи о революционной борьбе толпе террористов, будучи тем, против чьей расы они выступают. Вот честно, такой шизоидный бред мог быть органичен и уместен только в исполнении Романа Торчвика. И ведь самый отстой в том, что делать-то нечего! Эти уроды, Таурус с Синдер, откровенно свалили на меня всю организаторскую деятельность, вплоть до размещения людей и обеспечения их «орудиями производства», сиречь транспортом, оружием и прочим, мол, тебе их предоставили, вот ты этими вопросами и занимайся, а мы — небожители, наша роль быть знаменем и давать ценные указания с высоты полёта, тьфу! В таких условиях и дальше прятаться от подчинённых было хоть и можно, но, по факту, не давало ничего, кроме лишнего геморроя и отсутствия реального понимания, что творится в головах нижнего звена. А когда имеешь дело с вооружённой толпой фанатиков, последнее немного… чревато, скажем так.
  
  Синдер же торопилась и требовала результатов. О, её порадовало устранение Таксона, что «устроили расисты», замаскировав его под ограбление, а потому «пополнение» мне предоставили в рекордные сроки, но вот было это пополнение… «Юноши бледные со взором горящим» — свежее мясо прямиком из Менаджери, — что свято верят, будто борются за равноправие, при этом никто из них толком не понимал, в чём это равноправие состоит, да и многие из них с обычными людьми вообще толком не сталкивались. Короче, стандартные идеалисты с засранными правильной (для Белого Клыка) пропагандой мозгами. Но не фанатики, и то хлеб. Правда, как распропагандировать этих товарищей во что-то удобоваримое, я пока представлял слабо, разве что использовать пример Блейк по встраиванию в человеческое общество, но… Да, пока это вызовет только крики «предательница!»
  
  Единственным приятным моментом была личность «командира», что пригнал всё это пополнение. Фавн-хамелеон Илия Амитола. Загорелая милашка с серыми глазами и каштановыми волосами, связанными в хвост. Не совсем в моём вкусе, да и эти чешуйки-веснушки на коже… но милаха. В том числе и по характеру. Во-первых, людей эта девочка не любила, но не до состояния «убить всех человеков», во-вторых, её лояльность была направлена не столько на Белый Клык, сколько на Тауруса и… Блейк. По словам Таксона, Илия считала нэку чем-то между учителем, старшей сестрой и лучшей подругой, так что бегство последней от Адама не только сильно ударило по хамелеонше, но и должно было заставить задуматься: «а с чего вдруг?», благо, по словам всё того же Таксона, думать девочка умела. С одной стороны, это несло массу плюсов, фавн с мозгами и её навыками в хозяйстве сгодится. Но с другой, переубедить самостоятельно думающего человека не так-то просто, а уж сменить лояльность… разве что с Тауруса целиком на Блейк, да и то — это ещё вилами по воде писано. Короче, Синдер оказалась в своём репертуаре, пусть и не нарочно, но так уж получилось, что предоставленные ею кадры использовать было можно, но толку с них было не сильно много, одновременно с этим и сливать или делать смертниками совесть не позволяла. Ну что же, Роман, ты сам хотел «людей поадекватнее», получи и распишись.
  
  – Почему я акцентирую внимание на разделении целей вашей борьбы и простой уголовщины? – продолжил я вещать, вглядываясь в лица неровного строя. – Всё просто, но оттого не менее важно. Политическая борьба — это борьба идей! И если вашу идею можно запятнать, будьте уверены, ваши враги её запятнают. Украдёте ли вы кошелёк, убьёте ли случайного прохожего — всё будет пущено в ход, чтобы выставить вас обычными бандитами, только лишь прикрывающимися борьбой за права фавнов. Жертвы среди мирного населения — это именно то, чего от вас хотят такие, как Жак Шни и ему подобные эксплуататоры! Ведь в чём самый сок? – останавливаюсь перед толпой и опираюсь на трость, по счастливой «случайности» глядя прямо на Илию Амитолу. – Если вы угоните у Жака Шни контейнер Праха, то обычный работяга на это даже поаплодирует, потому что все знают, насколько жадной и скользкой мразью является этот воротила. Но если вы при этом застрелите престарелого сторожа, получающего за свою работу жалкие гроши и едва способного прокормить собственную семью, это сразу вызовет ярость и негодование у тех самых простых работяг и обывателей. И не сомневайтесь, именно это убийство будут муссировать все СМИ, а отнюдь не кражу Праха. Муссировать, чтобы ещё сильнее настроить общество против фавнов и чтобы денежные мешки получили возможность ещё сильнее тех эксплуатировать, – пристукиваю тростью, отделяя сказанное. – Именно поэтому я настаиваю, чтобы, когда перед вами встанет выбор, вы лишний раз задумались, как ваш выбор отразится на репутации вашего движения. Ну и на обилии проблем лично для вас, но об этом позже. Лейтенант!
  
  – … Что? – не сразу откликнулся здоровяк. Никак реально слушал?
  
  – Сегодня мы будем действовать по новой схеме. Раздели группы на тех, кто при минимальных усилиях может быть замаскирован под человека, и тех, у кого с этим без шансов. И давайте поживее, как закончите — командиры ко мне.
  
  – Всё готово, – через десяток минут ввалилась ко мне в комнатушку администратора при пустующем складе толпа фавнов.
  
  – О-о-отлично, – прохожусь взглядом по лицам прибывших, среди которых была и мордашка Илии. – Слушайте же мой новый Гениальный План, – наклоняюсь над картой города, что лежала на столе. – Итак, поскольку оптовые склады мы уже дважды обносили, их охрана, как и стоило ожидать, была усилена. Потому на этот раз грабить склады мы не будем!
  
  – Не будем? – не понял лейтенант.
  
  – Нет. Не будем, – подтвердил я.
  
  – То есть вернёмся к магазинам?
  
  – И вновь мимо, мой монументальный друг.
  
  – Хватит уже петлять, говори нормально! – прошипела мисс Амитола.
  
  – Ай-я-яй, как нехорошо так говорить с командиром, – попенял я девушке. – Но так и быть — прощу на первый раз. Но вернёмся к нашим баранам…
  
  – Эм, а мы тут при чём? – спросил Лорензо сразу и за себя, и за стоящего рядом приятеля, в прошлый раз руководившего отвлекающим манёвром с разбиванием уличного освещения. Оба могли похвастаться характерными бараньими рогами.
  
  – Разумеется, при том, что вы очень ценные сотрудники! – не моргнув глазом, заверил я. – Но вообще, я про детали операции, мой круторогий друг.
  
  – Оу… – парень смутился и затих.
  
  – В магазинах Праха мало, – щёлкаю ногтем по отметкам крупнейших торговых точек города, – оптовые склады сейчас под пристальным вниманием копов, но… доставка Праха по точкам по-прежнему почти не контролируется, всё, что нам нужно сделать — это раздобыть нужные накладные и машины.
  
  – И что?! – лейтенант не догонял, а вот девочка-хамелеон уже осознала, и в её взгляде мелькнуло даже что-то похожее на невольное уважение.
  
  – Видишь ли, мой маленький пушистый друг, я уже потянул кое-какие рычажки, а также добыл нужные трафареты и заплатил пару льен за покрасочные работы, – связи Романа — это что-то, хотя техника — это фигня, при местных технологиях с нуля собрать робота можно за неделю, а уж банальная перекраска и перебивание номеров — пф. Куда больше меня интересовали возможности подделки документов и определённых баз. – С накладными тоже вышло относительно просто, так что теперь мне нужны ваши мальчики и девочки, которых можно выдать за людей и посадить в машины, где они изобразят водителей и экспедиторов и в соответствии с накладными загрузятся Прахом под завязку. Это с одной стороны.
  
  – А с другой… тебе нужно задержать настоящие грузовики!
  
  – Сечёшь!
  
  – Но не проще ли тогда сразу напасть на уже гружёные фургоны?
  
  – Это будет в следующий раз, когда они ужесточат проверку водителей и грузовиков, – пожимаю плечами. – К тому же идея нападения толпы кровожадных фавнов на везущий чёртову кучу взрывчатки грузовик лично меня немного напрягает.
  
  – Наши собратья могут сдерживаться, когда это нужно! – возмутилась Илия.
  
  – Ты слишком болезненно воспринимаешь мои шутки, – смотрю на Хамелеончика. – Ну подумай, какая разница, будут сдерживаться твои ребята или не будут? Водитель может быть вооружён и пальнуть с перепугу куда не следует, рядом может оказаться патруль полиции или проходить Охотник. Ещё хуже, если проходить будут студенты из Бикона или даже Сигнала — в повседневной одежде их заранее не узнать, а дури, чтобы разнести пол-улицы, у них хватит за глаза. Наконец, Огненный Прах может просто рвануть от неосторожного чиха. Так что подготовка такой операции — вещь куда-а-а сложнее того, на что я вас отправляю сейчас. Вот проверю вас в деле, натаскаю на чём попроще, тогда и будем говорить о романтике гоп-стопа.
  
  – Поняла… – переглянувшись с безымянным лейтенантом, понурила голову Илия.
  
  – Превосходно! – я даже хлопнул в ладоши. – Тогда вот вам маршрутные листы и накладные. Машины уже ждут по этим координатам, а отвезти груз нужно будет вот в эти места, – раскладываю на столе нужные бумаги и отдельные карты, имеющие на себе только одну-две пометки. – И не забываем: исполнители должны знать самый минимум! Не хотелось бы терять важные базы, если какую вашу курицу поймают, а она под угрозой ощипывания сдаст всех и всё.
  
  – Каждый из нас готов умереть за нашу борьбу! – с презрением сказал громила. – Впрочем, такому, как ты, этого не понять.
  
  – Поверь, если тебе начнут стачивать напильником зубы, ты скажешь всё уже секунд через тридцать, – мрачно кошусь на фавна. – У любого правительства есть специалисты, что найдут как развязать язык кому угодно, и лучший способ не вводить их в искушение поработать с вашими подчинёнными — это не давать подчинённым информации, ради получения которой применение таких навыков оправданно, – слушатели зябко поёжились. – Но вновь вернёмся к вопросу отвлечения внимания. Пока одни будут изображать водителей и получать Прах по накладным, вторые должны будут устранить угрозу от настоящих грузовиков.
  
  – Подорвать?
  
  – Никакого шума и тем более лишних трупов! О чём я только что распинался перед строем? Расставьте ежи на маршрутах, пусть проколют шины, в крайнем случае, сымитируйте налёт с попыткой ограбления, если совсем невмоготу, то можете даже немного помахать кулаками.
  
  – Но лучшим вариантом будет тот, при котором нас даже не увидят, так? – уточнила Илия.
  
  – Хамелеончик, ты проливаешь бальзам на мои раны и почти возвращаешь веру в человечество! Продолжай в том же духе, и пост верной прислужницы Великого Меня — твой.
  
  – Как-нибудь обойдусь, – фыркнула девушка.
  
  – Ну, как знаешь, в любом случае, на том основные моменты плана можно считать обговорёнными. Теперь пойдём по подробностям, кто сядет за руль, кто будет отвлекать, кто прикрывать. Я таки вас слушаю…
  
  Обсуждение заняло ещё несколько часов, но теперь я был почти уверен, что мои «помощники» и в самом деле не подорвутся сами и, что куда как важнее, не наделают лишних трупов из ни в чём неповинных людей.
  
  Но вот поручения были отданы, фавны разосланы, а я опять завис в обнимку со Свитком, ожидая докладов и нервно грызя кончик сигары — это перед фавнами я мог корчить из себя непрошибаемого профи да задвигать речи, честно стыренные из памяти по прошлому миру, а вот так, оставшись наедине с собой… нервишки малость пошаливали. И разумеется, всё по плану пройти не могло…
  
  – Это «Хамелеон», – разразился мой Свиток, – машина три не прошла!
  
  – Число охраны передали? – от этого зависело, по какому варианту работать.
  
  – Пять человек и десять роботов, но не полиция.
  
  – Передай, что отряд прикрытия скоро будет, но чтоб не вздумали тянуться за оружием. И дай отмашку лейтенанту, пусть выпускает группу приманки, – видимо, маскировка одного из фавнов оказалась недостаточной или складские что заподозрили, но вместо начала погрузки попросили подождать для проверки документов, о чём и сообщил «экспедитор», что «отзванивался руководству сообщить о проблеме, чтобы те сами связались и всё подтвердили». В роли «руководства» выступала Илия, что сразу же связалась со мной. Разумеется, подобный случай в плане тоже был учтён, в конце концов, постоянно везти не может, да и «актёрские таланты» местного «зоопарка»… в общем, что-то подобное я подспудно и ожидал.
  
  – Принято, – отозвался Свиток, но я уже не слушал. Сейчас одна из групп громилы-лейтенанта начнёт устраивать «штурм склада с целью разграбления» — за каждой машиной следовал небольшой силовой отряд, и это даст мне нужное время для вмешательства.
  
  Несколько окриков — и двигатели взревели, поднимая в воздух два буллхеда, гружённых переодетыми в поддельную полицейскую броню фавнами подходящей комплекции. Почему поддельную? Потому что была она распечатана на том же многострадальном верстаке, и явно из компонентов куда как ниже классом, чем те, что шли на настоящие комплекты полицейского спецназа.
  
  Пока мы летели, группа «приманка» пошла «грабить» склад, так что прибыли мы на место весьма вовремя — мерзкая банда злых фавнов зажала защитников склада вместе с роботами и несчастными водителями, которые «с испугу» заперлись у себя в грузовичке, так что явление наше было принято обороняющимися как манна небесная. Небольшая очередь в землю со встроенного пулемёта местного аналога вертолёта показала серьёзность наших намерений.
  
  – Говорит детектив Тор! – мой голос, усиленный динамиками и включёнными прожекторами, ударил по собравшимся внизу людям… и фавнам, нельзя забывать о фавнах, да. – Всем поднять руки, чтобы я их видел! Оружие на землю! При сопротивлении открываем огонь на поражение!
  
  Нападающие, разумеется, сразу же испугались и побросали стволы, после чего лихо спрыгнувшие по тросам ряженные копы принялись их старательно вязать, кое-кто даже тыкал стволом почти что в лицо «гнусному бандиту».
  
  – Мы — охрана склада, не стреляйте, – умные люди отрубили роботов, побросали оружие и подняли руки, прекрасно понимая, что в такой ситуации полиция очень нервная и сначала может пальнуть, а потом уже выяснять отношения.
  
  – Разберёмся, – я вышел вперёд. – Никто не пострадал? Требуется ли кому-нибудь медицинская помощь? И да, можете опустить руки.
  
  – Нет, сэр, всё обошлось, вы очень быстро прибыли, мы только отправили вызов.
  
  – Хорошо, – подаю знак, и ушедшие «проверить водителей» «полицейские» обрушивают приклады на затылки охранников. У одного из них была открыта Аура, так что бить пришлось аж три раза, но фавн справился.
  
  – Ай, за что? – воскликнул один из слишком усердных «копов», получив пинок от «арестовываемого».
  
  – А нехрен мне в лицо ствол тыкать, Барри!
  
  – Я просто отыгрывал свою роль, Карл!
  
  – Меня окружают идиоты… – я потёр переносицу. – Что стоите руки к небу тянете, да ещё и треплетесь?! Сегодня ваш Боженька — это я! Работаем! Разбились на пары и вынесли мне всё с этого склада! У нас осталось восемь минут до подхода настоящих копов. А значит, через пять нас тут уже быть не должно! – я похлопал в ладоши. – Ну, живее, пошли-пошли, порой быстрота нужна не только для ловли блох! – и фавны наконец-то вспомнили, где они находятся и что делают, и зашевелились. Я же остался величественно руководить и позировать для камер наблюдения — ломать их всё равно было уже поздно, так хоть останусь на кадрах стильным.
  
  Как бы то ни было, но хорошо наскипидаренные кролики и прочая живность справились за четыре минуты, через пять от нас остались только вырубленные охранники и пустой склад — роботов я тоже приказал спиз… кхм, экспроприировать, а что, в хозяйстве сгодится, а где в них могут встраивать поисковые маячки, мои пушистые друзья знали не хуже меня, так что от этих сувениров, коли они найдутся, машинки избавят ещё по пути. Проследив, как за поворотом скрывается грузовик, я залез обратно в буллхед и отдал приказ сваливать. Больше нас тут ничего не держало.
  
  – Большой Босс «Хамелеону», доложить обстановку, – убедившись, что истребителей на хвосте нет, связался я с девочкой.
  
  – Всё по плану, первая, пятая, шестая и двенадцатая машины ушли на базу, остальные догружаются.
  
  – Хорошо, продолжаем операцию, на всякий случай, подтяните группы прикрытия к оставшимся объектам, возможно, о ситуации сообщат оперативно, и у остальных могут возникнуть проблемы.
  
  – Поняла, – Свиток вновь отключился.
  
  К счастью, больше проблем не возникло. Остальные благополучно добрались до своих целей, загрузились и смылись раньше, чем у кого-либо возникли подозрения, но как только окружающие разберутся, что почём, больше такой трюк провернуть не удастся. Впрочем, мне больше и не нужно — придумаю что-нибудь ещё.
  
  Оставшаяся часть ночи ушла на заметание следов, распихивание групп по конспиративным квартирам и маскировку использованной техники. Сигары кончились… А ещё мне определённо нужен адъютант, который будет носить за мной термос с кофе! Или таскать в пространственном кармане? Нет, адъютант солидней. И нельзя палить Проявление перед Белым Клыком, да, это тоже очень важно!
  
  – Хм… – смотрю на Илию, что с напряжённой моськой контролирует отход последних отрядов по Свитку. – Говоришь, ты тактический командир с опытом диверсионной войны?
  
  – А?.. – девушка не сразу переключилась. – Да!
  
  – Отлично, будешь заваривать мне кофе.
  
  – Что?!
  
  – Гордись: до сих пор был только один человек, которому я мог это доверить! Только имей в виду, захочешь меня отравить — тебя найдут, и живые позавидуют мёртвым, можешь не сомневаться.
  
  – Я не буду заваривать тебе кофе, я тактический командир!
  
  – Эх… – мой вздох, наверное, слышали в Менаджери. – Я начинаю понимать, как за столько лет Белый Клык умудрился ничего толком не добиться с таким количеством бойцов, обладающих сверхчеловеческими чувствами… Никакой субординации…
  
  – Мы многого добились! – вспыхнула истинным возмущением девушка и даже поменяла цвет кожи на красный. А вот её волосы, веснушки и глаза при этом стали жёлтыми, забавно…
  
  – Не хочу тебя расстраивать, Цветочек, – с сочувствием гляжу на девушку, – но ты — фавн, который вынужден подчиняться человеку, даже состоя в террористической группировке фавнов, нацеленной на войну с обычными людьми. Если что, это не показатель успеха вашего движения.
  
  – Мы всего лишь наняли тебя для добычи Праха для вооружения Белого Клыка! – возмущение росло.
  
  – Прости, золотце, но твой шеф, который Адам, сейчас тоже на посылках у другого человека, – пренебрежительно повёл я плечом, – и Прах этот добывается не только и не столько для «вооружения Белого Клыка», сколько для кое-каких иных целей, про которые тебе пока лучше не знать, если не хочешь случайно подавиться косточкой во время еды.
  
  – Нет, это мы вас используем! – она… надулась? И позеленела? Нет, серьёзно? Хотя… а что я знаю об этой девочке, кроме того, что она чуть младше Блейк и умеет думать… в меру своей информированности?
  
  – М-м-м, – я с показным интересом окидываю её взглядом, – значит, ты признаёшь, что ваша организация не может обучить и воспитать специалиста-диверсанта достаточного уровня, чтобы самим добыть нужные ресурсы, и потому вы вынуждены обращаться к стороннему человеку? Более того, выделять своих бойцов под его руководство.
  
  – Я… Нет! – она попятилась. – Мы… мы… просто… эм-м-м… Не знаем ситуацию в Вейле так, как местный житель! – оправдание звучало жалко.
  
  – Цветочек, – я посмотрел на неё, чуть склонив голову, эдакая насмешка из-под шляпы, – подобные фокусы я бы свободно смог провернуть и в Мистрале, и в Атласе, а в Вакуо… ну, это Вакуо, там можно провернуть и не такое, лёжа в гамаке и попивая текилу. Потому у тебя есть два варианта!
  
  – Э? – насторожилась.
  
  – Ты можешь дальше дуться, как Майк на крупу, и строить из себя недотрогу и «кр-р-рутого коммандера», которому зазорно любимому начальнику заварить чашечку кофе во время операции, или таки побыть моим стажёром и почерпнуть толику мудрости от специалиста, что калибром повыше и опытом побольше. И, как порядочный стажёр, таки заваривать кофе Великому Мне.
  
  – Только кофе? – хамелеака-подозревака.
  
  – Цветочек, ты, конечно, милаха и всё такое, но два момента, даже три: во-первых, принуждать женщину к чему-то пикантному против её воли — это для неудачников, во-вторых, у меня уже есть девушка, ну и в-третьих, я человек широких взглядов, но когда дело касается фавнов… – ух ти как мы сразу нахмурились! Прям готовимся идти в последний бой против гнусного шовиниста-дискриминатора! Ну как такое не обломать? – я предпочитаю девушек с кошачьими ушками.
  
  – Ч-чего? – стоило до неё дойти смыслу моего ответа, мигом сменила колер на обычный Илия, от растерянности открыв рот.
  
  – Нет, ты не подумай, – в «защитном» жесте повожу головой, – я способен оценить красоту любой девушки, вне зависимости от того, человек она или фавн, но кошачьи ушки занимают особенное место в моём чёрном злодейском сердечке. Так что прости, но в «этом» плане у нас вряд ли что-то получится, – подхватываю трость и встаю из-за стола. – И вообще, я очень робкая и стеснительная личность, если хочешь знать. А ты мне даже кофе ещё ни разу не сделала, чтобы растопить барьер отчуждения.
  
  – (О_о)’… – нет, это не была Нео, но мимика Илии тоже оказалась весьма живой и выразительной.
  
  – Ладненько, думаю, недельки на подумать тебе хватит, а там поглядим, что для тебя важнее — получить интересные знания, пусть и от мерзкого хуманса… а, не та вселенная, ну, ты поняла, или всё же потешить свою гордость эльфа… в смысле, фавна, и просто быть девочкой на побегушках. Ну а на сегодня хватит, тебе ещё проверять и ободрять бойцов. А мне нужно добыть сигар — это не так-то просто, знаешь ли! – оставив девушку, всё ещё пребывающую в лёгком недоумении, назовём это так, Роман Торчвик покинул здание.
  
  Разговор этот я провёл не просто так, изначально да — шутка на грани фола, всё же подобные операции мне ещё не совсем привычны — потряхивает, вот и выпускаю стресс, но вот потом… пришла идея проверить характер Илии и посмотреть, насколько она готова работать даже с неприятными людьми и сколько в ней забитой пропаганды. Судя по тому, что я уже видел, шансы есть, если же нет… ну что же, я попытался, и если что, записать её в группу смертников рука у меня не дрогнет…
  
  
***
  
  Следующим утром, совершив все ставшие за последнее время обязательными процедуры, включая небольшой получасовой спарринг, на котором я уже второй день всухую укладывал на лопатки Нео, мы с красавицей отправились по магазинам. Мне нужно было пополнить запас любимых сигар, которыми в городе торговал только один магазинчик в глубине торгового района, а Неополитан возжелала прогуляться по парку вдоль реки с заходом в местный ресторанчик.
  
  И вот, прикупив пару коробок сигар, заодно издали полюбовавшись, как у главного полицейского участка города стоит дым коромыслом после моих вчерашних художеств, мы спустились к реке и приступили к чинной прогулке по пустым, хвала рабочему дню, дорожкам. Шли мы тихо, мирно, никого не трогали, как вдруг…
  
  *БУХ!!!* – справа от нас… приземлился знаменитый Оружейный Шкафчик Бикона.
  
  Первая мысль была «Вычислили!», но стоило начать её развивать, как концепция забуксовала. Вычислили и попытались прибить шкафом, но промазали? Это, извините меня, полный бред. А студента (именно студента! Ибо такие шкафчики — исключительно их прерогатива), который мог бы данный девайс вызвать для борьбы с мирно гуляющей парочкой, вокруг не наблюдалось.
  
  – Нео, мы вышли на новый уровень! Теперь имущество Бикона само прилетает к нам в руки!
  
  – (О_о)? – девушка не очень оценила шутку, да и я, в общем, тоже до сих пор пребывал в изрядном недоумении.
  
  – … С другой стороны, хоть я и определённо хорош, но всё-таки не настолько хорош… Подозрительно это всё.
  
  – (о_О)'…
  
  – Да, для подставы как-то невнятно…
  
  Словно отвечая на наши вопросы, из недр капсулы послышались глухие звуки. Мы с девушкой переглянулись.
  
  – Даже если это подстава, я себе не прощу, если не узнаю, в чём дело, – как бы оправдываясь, сообщаю своей верной помощнице.
  
  – (–_-)… – Нео посмотрела на шкафчик, на меня, опять на шкафчик и пожала печами, удобней перехватив зонтик.
  
  Подходим… Огибаем конструкцию, заглядываем в стекло. Из стекла на нас пришибленно лупал синими глазами явно ещё не до конца очухавшийся помятый блондин, додумавшийся надеть доспехи прямо поверх толстовки. Кстати, знакомая рожа… и прикид.
  
  – Эй там, в киндер-сюрпризе, – постукиваю по стеклу тростью, – ты, часом, не Озпин в маске?
  
  – А? – звук капсула пропускала неплохо.
  
  – Не похож…
  
  – Я… кха… в порядке, – блондина отчётливо вело в сторону, несмотря на полулежачее состояние и узость пространства. Да и ответ какой-то нелогичный… Или у него от звона в ушах слышится стандартное «Are you okay?», а тут я такой оригинальный и вообще не угадал?
  
  – Оно и видно… – нажимаю на панели управления приметную кнопку открытия. Пш-ш-ш…
  
  – Кхм-кха… – из недр шкафа тут же вывалился незадачливый воздухоплаватель.
  
  – Н-да, что-то космодесант совсем обмельчал. И дропботы не те, и астартес как-то ужались… – в голове вновь начали роиться планы и варианты.
  
  Нужен ли мне Жон Арк? Что я вообще о нём знаю? С одной стороны — тюфяк тюфяком. Не то чтобы совсем полный лузер и дебил, как какой-нибудь Наруто, но местами котелок у него варит как-то совсем альтернативно, чего только стоит его поступление в Бикон. Зато с другой — он умудрился выйти на Романа, пусть и через посредников, и заплатить не самые маленькие деньги за подделку документов для поступления в школу профессиональных «героев», поступок, требующий одновременно хитрости, отваги… и изрядной доли глупости, но это уже детали. Вопрос оставался открытым — стоит ли заморачиваться с мистером Арком или в этом году я уже исчерпал лимит благородных поступков? Хм… вообще, не сильно он мне и нужен, но он и его команда — это дополнительная страховка для Капюшончика с девочками. Пусть не самая лучшая и не всегда срабатывающая, но лучше иметь пусть даже хреновенький вариант, чем не иметь его. К тому же если он будет стоить мне минимум усилий…
  
  – А?.. – похоже, его хорошенько контузило, хотя Аура открыта. – Вы… – студент всё-таки сфокусировал на мне взгляд. – Я вас где-то слышал…
  
  – Неужели? – даю знак Нео, чтобы она отгородила участок иллюзией, сейчас разгар дня, и парк был пуст, но такой бадабум должен был привлечь внимание прохожих, сейчас совершенно не нужное.
  
  – Да, точно… Вы тот парень, который звонил Руби и потом выводил нас к залу по Свитку… Простите, я… – Жон сделал попытку подняться. – Мне надо идти… – пошатнулся и вернулся на землю.
  
  – О, как тесен этот мир! – делаю вид, что только сейчас его узнал. – Я тоже тебя вспомнил, мой красноречивый друг — ты тот смешной фермерский парень, которому я делал документы в Бикон… Странно, что ты ещё жив, старина Оз теряет хватку.
  
  – Что? Документы? – парень помотал головой. – Простите, вы меня, наверное, с кем-то спутали.
  
  – Отнюдь, мистер Арк, просто за документами вы обращались к одному из… моих представителей, скажем так, – в ответ парень отчётливо застонал.
  
  – Что вам от меня нужно?
  
  – Мне? От вас? Побойтесь Богов, мистер Арк, у нас была сделка с чётко обговорёнными условиями, обе стороны их исполнили, так что мне от вас ничего не нужно. Разве что удовлетворите моё любопытство — что вы делали в Ракетном Шкафчике?
  
  – А-а-а… э-э-э-э, ну, я попал туда случайно, просто небольшое недоразумение, хе-хе…
  
  – Ты ему веришь, Нео? – невидимая для окружающих девушка помотала головой. – Вот и я нет.
  
  – Эм, простите? – н-да… печально.
  
  – Дайте угадаю, мистер Арк, в школе нашлись личности, любящие смешивать вас с грязью и, быть может, «одалживающие» у вас пару-тройку льен время от времени? Можете не отвечать, ваше лицо говорит лучше всяких слов.
  
  – Я справлюсь, – набычился парень. О, неужели это что-то похожее на проявление характера? Вот только направлено оно совсем не так и не туда.
  
  – Вы? Возможно… а возможно, и нет, меня это мало заботит. Но всё же мне немного любопытно, вы решили не просто самоубиться, но и убить ещё парочку ни в чём неповинных человек? Понимаю, помирать одному — очень скучное занятие, – опираюсь на трость и разглядываю субъекта фирменным романовским образом, как эдакую интересную зверушку в зоопарке. Нет, серьёзно, Торчвик одним взглядом и позой мог о собеседнике сказать столько, что просто… ух. Я тащусь с таких навыков. И того факта, что выходят они у меня уже рефлекторно.
  
  – Ч-что? – блондин оторопел.
  
  – Ну а что? Когда человек без Ауры и даже следов какой-либо подготовки отдаёт немаленькие деньги за возможность быть скинутым со скалы, его иначе, чем очень экзотическим самоубийцей, не назовёшь. Поэтому я так и удивился, увидев вас живым. Но, видимо, в последний момент вы решили, что помирать одному неинтересно, и решили прихватить на тот свет всю свою команду.
  
  – Вы знали об испытании в Биконе?
  
  – Парень, об этом знает весь Вейл! Как ты думаешь, что обсуждают первокурсники в свой первый выходной в городе? Ну, помимо шикарных студенток, красот Бикона и подозрений о романтических связях мисс Гудвитч и директора Озпина? Пра-а-а-авильно! Как означенный Озпин каждый год устраивает развлекуху с заданием принести ему артефакты из кишащего гримм лесочка, – я прикурил сигару.
  
  – Э-э-э-э…
  
  – То, что ты даже этого не знал, не лучшим образом говорит о твоих когнитивных функциях, дружище! Ну да ладно, лучше ответь, за что ты так взъелся на своих сокомандников, что хочешь их грохнуть? Давай, поведай мне, что довело тебя до жизни такой…
  
  – Я не хочу никого «грохать»! – завёлся подросток.
  
  – Правда? – поправляю шляпу крюком трости.
  
  – Да!
  
  – Ну, значит, ты ещё глупее, чем выглядишь! – Арк опять начал бычиться, злость — это хорошо. – Видишь ли, мой скудоумный друг! Если вдруг старина Оз окончательно не спятил и не поменял все правила, то в Биконе обучаются не одиночки, а команды. И вот какая загогулина… балласт в команде на миссии не только себя угробить может, но и всю команду. Бедный ваш Лидер, ему остаётся только посочувствовать.
  
  – Лидер нашей команды… я, – убито произнёс Жон, до которого, видимо, всё же стала доходить такая простая истина.
  
  – О… – я знал об этом и ранее, но актёрского таланта изобразить охреневание мне хватило. Что неудивительно, потому как если просто включить Здравый Смысл — оно само выползет.
  
  – (О_О)’, – вон как у Нео, например.
  
  – Кажется, в этот раз Озпин заварил себе что-то очень ядрёное, конкретно так дающее по мозгам… Или ему не понравились люди в твоей команде? Все и целиком.
  
  – Хватит издеваться! Мне и без вас тошно! – это похоже на истерику. Нет, точно она.
  
  – Издеваться? – приподнимаю бровь. – Парень, ты ещё толком не знаешь, что такое по-настоящему издеваться, поверь, с моей стороны была лишь добрая насмешка… в меру личной доброты, естественно. Но вернёмся к делам твоим скорбным. Раз уж так вышло, что ты мой клиент, да ещё и приятель Капюшончика, могу дать совет, как выйти из этого положения, даже два! И совершенно бесплатно. Просто аттракцион невиданной щедрости. Итак, ты готов слушать?
  
  – Да, – всё же кое-чем мистер Арк от другого блондина отличался. Его мозги работали, и работали неплохо, в основном, в экстренных ситуациях, но чем дальше, тем больше они оставались «онлайн», насколько помню. Вот и сейчас он засунул свои истерики и обиды куда подальше и готов слушать человека, что смог протащить его в Бикон.
  
  – Варианта у тебя два. Забрать документы и валить к себе домой… – скрип зубов, – или… – а теперь чуть подержим паузу.
  
  – Или что?
  
  – Или подтянуть свой уровень хотя бы до минимума, необходимого в Биконе. Вот только тогда тебе придётся пахать, как проклятому, жить на кофе и тренироваться до кровавых мозолей… И сделать кое-что ещё, куда как более трудное.
  
  – Что? – в глазах паренька горела решимость и даже стремление к Превозмоганию.
  
  – Ты должен будешь подойти к своей команде и попросить подтянуть тебя. А ещё лучше — обратиться за тем же самым к малышке Глинде.
  
  – Н-но… она же тогда поймёт, что у меня нет подготовки, и отчислит меня! – Отчаяние — это Жон, Жон — это Отчаяние, знакомьтесь.
  
  – Ох, наивный сельский юноша, – делаю затяжку сигарой, качая в сторону головой. – Парень, то, что ты держишь меч хуже, чем дубинку, и никогда с ним не занимался, очевидно любому, кто хоть сколько-нибудь сведущ в боевых искусствах, а преподаватели лучшей академии Охотников мира, поверь мне, сведущи. И раз Глинда до сих пор тебя не отчислила, значит, не отчислит и за просьбу подтянуть тебя. Не говоря уже о том, что сейчас твоя Аура открыта, значит, тебе её открывали. Это, в свою очередь, говорит о том, что в Академии есть как минимум один человек, кто знает, что никакой подготовки у тебя нет по определению, поскольку открытие Ауры — это как раз часть начальной подготовки любого Охотника. Можешь и к этому доброхоту обратиться, если уж так боишься молодой и одинокой учительницы в очках, – всё же пойти признаваться в «страшном косяке» взрослому, да ещё и не просто преподавателю, а целому замдиректора — сложно, может и не решиться, несмотря на все аргументы, а вот попросить ту же мисс Никос парню будет куда проще. А там, может, рыжая няшка возьмет его в свои лапки как следует, и будет блондинчику счастье… во всех смыслах, хе-хе.
  
  – Пирра… – прошептал Арк, я же тактично сделал вид, что не услышал.
  
  – Ну и «вишенка на торте», – ухмыляюсь. – Чтобы ты знал, зачисление проходит по результатам вступительного испытания, того самого скидывания со скалы и весёлого забега с гримм наперегонки, документы нужны лишь для того, чтобы до него допустили, а поскольку ты его прошёл, то ты полноправный студент, пусть тебя и перешибёт плевком любой другой первокурсник.
  
  – А-ага… – Жон явно загрузился по полной.
  
  – Отлично, на этом час просвещения с Романом Торчвиком подошёл к концу, спасибо, что прослушали нашу лекцию, до встречи в следующей серии.
  
  – А? А-а-а-а… – именно под эти душераздирающие звуки я запихнул беднягу обратно в шкаф и нажал кнопку возврата.
  
  – Передавай привет Капюшончику! – помахал я вслед улетающей мебели. – Хм-м… Главное, чтоб его не триггернуло, Тейлор этому миру не нужна!
  
  – (О_о)?
  
  – Не обращай внимания, дорогая. Пойдём лучше съедим по десерту и мороженке.
  
  – (^_^)! – кивок.
  
  На этом неожиданности на сегодня закончились, мы благополучно отобедали, помимо мороженого разжившись и вполне себе вкусной и питательной курочкой с макарошками, после чего отправились домой — готовить следующие Коварные Зловещие Планы по Проникновению в Бикон. Нет, а что? Книжку Капюшончику-то подарить надо! Пусть ненадолго оторвётся от уроков и разгрузит мозги. А то с энтузиазмом Снежинки она там всех заучит. Насмерть.
  
  Примечания:
  *(1) Кто не знает, Глинде — 49, она на два с половиной года старше Кроу и остальной STRQ. Тот самый момент, когда Аура помогает женщине выглядеть лет на 30 максимум.
  
  
Глава 9. Подвиг, печеньки и плохие девочки
  
  Многие думают, что главное во флирте — сексуальность. Но на самом деле главное во флирте — умение удивлять, и нет ничего сексуальнее этого.
  Тони Джордан
  
  Прекрасное субботнее утро. Бикон.
  – Кто ходит в гости по утрам, тот поступает мудро! И здесь нальют, и там нальют, на то оно и утро! – чувствуя себя малость неуютно от отсутствия привычных шляпы и трости, негромко напевал я себе под нос, шагая по коридору.
  
  – (О_О)???
  
  – Что? Я про кофе! – отмёл я гнусные инсинуации моей верной прислужницы.
  
  – (–_-)‘… – кажется, мне не поверили. Странно.
  
  Мы с Нео спокойно шли по общежитию. Проникнуть на, вообще-то, стратегический объект, коим и является школа подготовки Защитников Человечества, было всё так же просто. И чего Синдер в каноне парилась? Входи кто хочешь, бери что хочешь… Кстати о «бери», нужно будет глянуть одним глазком за «спящей красавицей в гробу хрустальном». Нет, серьёзно, сигнализации никакой, допуск Локи Асгарда всё ещё был актуален, да чего там, аккуратно прицепленная во время «обновления» к парочке Свитков других техников учётка-двойник создавала видимость полного присутствия Локи на рабочем месте, да мне даже пришёл оклад за неделю! С премиальными за переработку от Глинды! Уму непостижимо! Ну да ладно, сами себе злые буратины, а мне денежка на карманные расходы и мороженку Нео капает. В общем, удерживало меня от попытки прямо сейчас бежать взламывать местный бункер только понимание, что наследи я хоть в мелочи, не говоря уже о совершении каких-то необратимых действий, и последствия могут быть самыми неприятными для уже намеченных планов. Так что, давя низменные клептоманские порывы, я честно топал на свидание сразу с квартетом прекрасных супергероинь. И несмотря на абсурдность того, как сие звучит, на деле это был весьма тяжкий выбор, уже хотя бы потому, что с девочками мне точно ничего не обломится ещё долго, а вот выкладываться придётся на все сто. И это на фоне того, что то самое пресловутое «обламывание» мне после углубления отношений с Нео, мягко скажем, не шибко-то и нужно.
  
  *Бз-з-з-з!* – зажужжал Свиток, показывая фоточку одной хамелеоночки. Неужели уже подумала?
  
  – Привет, Цветочек! – отвечаю, плавно закрывая за собой дверь подсобки, куда скользнул спиной вперёд, дабы не мелькать в коридоре с компрометирующими звонками. – Рад тебя слышать, но сейчас не самый подходящий момент, так что, если можно, побыстрее, я слегка занят.
  
  – Эм… привет… У нас как бы кончился провиант… – смущённо поведал Свиток.
  
  – Я же специально спрашивал о наличии запасов, когда вы только приехали? – с чувством подкравшегося совсем не радостного нежданчика отозвался я.
  
  – Ну… Сухпайка было только на три дня… и… – что значило это «и» — осталось тайной, ибо девочка замолчала.
  
  Н-да-а-а, гр-р-розные диверсанты из Менаджери пришли без запасов и без денег, но хоть догадалась мне позвонить, а не устраивать какой-нибудь налёт и грабёж с привлечением ненужного внимания. Но чем заняты их офицеры, которые местные? Должны у них быть запасы! Эх, чего уж теперь, поднапряжём память.
  
  – … Ох, как дети малые… Ладно, слушай внимательно, сейчас едешь в портовый район, найдёшь там дом с номером 37Б, смотри, семёрка стёрта, не перепутай с единицей. Спросишь Уайта, такой нервный, суетливый негр. Он барыга, сбывает просроченные консервы и прочие продукты длительного хранения, что списываются со складов к концу срока годности. Скажешь ему, что ты от Ловкача. Дальше отоваришься у него тысячи на четыре льен, он их мне должен, а будет спорить, скажи, что не продлю лицензию. Дальше уже сами, только не берите тунца, можно на гнильё нарваться. Всё поняла?
  
  – Да, – отозвалась по свитку Илия.
  
  – Умница. Ладно, беги кормить свой голодающий зверинец, а меня до следующего утра не беспокоить. И смотрите, если нарвётесь там на облаву полиции, не вздумайте палить — спекулянтов из фавновской шпаны отмазать гораздо проще, чем разгребать за фавнами-террористами. Компрэндэ?
  
  – А там может быть облава полиции? – с чувством «на что ты меня подписал, ирод?!» переспросила девушка.
  
  – Сейчас всё может быть, Цветочек. У них уже третью неделю кражи века и кровь из носу нужны хоть какие-нибудь результаты, так что грести могут начать вообще всех, лишь бы отчитаться. Так что помни: постоянная бдительность! Ну всё, целую в носик, кушай-не болей. Завтра сам позвоню, – и на этой оптимистичной ноте я сбросил звонок. – Уф, нигде покоя нет. Только вырвался душой отдохнуть, и здесь достали.
  
  – (^_^)!!! – меня обняли и потёрлись щекой, показывая, что я не один и меня поддерживают в моём горе.
  
  – Что бы я без тебя делал? – глажу Нео по голове. – Так, всё, стоп! Хватит обжиматься в кладовке! Сегодня на десять у меня по расписанию «подвиг», так что вперёд, на взятие новых рубежей!
  
  – (о_О)“, – правый глазик стал коричневым, а левый — розовым.
  
  – Хочешь сказать, наглый флирт одновременно с пятью девушками — не подвиг?
  
  – (v_-)'… ''(-_v)… (^_^)!
  
  – Вот! Я почти герой, достойный эпоса! – поправляю края куртки на груди. – Уф, всё. Вперёд.
  
  Миновав несколько ничего не заметивших студентов и добравшись до комнаты команды RWBY, я ничтоже сумняшеся постучался. Серьёзно, не портоваться же мне за дверь у них на глазах? Да и прохождение сквозь стену, боюсь, воспринято будет без должного понимания. Можно, конечно, открыть электронный замок Свитком, благо все коды доступа к студенческим комнатам у меня есть, но зачем, если можно просто постучаться?
  
  – Ты?!! – едва отворившая дверь Янг даже немного отшатнулась.
  
  – Привет, Солнышко, – лучезарно улыбнулся я и, плавно отстранив даму, скользнул внутрь, позволяя пройти и Нео, – надеюсь, я не помешал ничему интересному? – оглядываю комнату. Все дамы в этот раз были одеты (к моему некоторому сожалению, хотя костюмчик Блейк… мням) и явно намеревались прогуляться до Вейла или ещё куда.
  
  – Ты чего тут делаешь днём?! – встревоженным дракошей зашипела блондинка и, быстро оглядев коридор, для чего высунула наружу голову, поспешно захлопнула дверь.
  
  – Ух, Дракончик, не так быстро! – выставляю руки в защитном жесте. – Во-первых, судя по лицам твоих подружек, идея моих ночных визитов ещё не нашла должного отклика в их сердцах. Не забывай: они знают меня в два раза меньше, чем ты, а даже такой неотразимый красавчик, как я, не может просто так взять и сразу перешагнуть через цветочно-конфетный период к следующей стадии! А во-вторых, Руби ещё рано! Она, конечно, гений, но есть вещи, где спешить не стоит!
  
  – Что? Да как ты?.. – блондинка несколько раз метнула ошарашенный взгляд с меня на подруг и обратно. – Ты вообще о чём только думаешь, рыжий развратник?! – сиреневые глаза девушки налились багрянцем, а сжатый кулак замер в опасной близости от моего носа.
  
  – Разумеется, о вашем нравственном облике! – подмигиваю красавице. – О чём ещё может думать очаровательный преступник-рецидивист, забираясь в спальню к четырём прекрасным леди, каждая из которых способна с ленцой свернуть шею десятку Беовольфов? Кстати, привет, девочки, – окидываю взглядом замерших на своих местах Блейк, Руби и Вайсс.
  
  – Привет! – позитивно помахала рукой Роуз. – Ты сегодня один или опять с Нео?
  
  – Мы вместе, – честно ответил я.
  
  – О! – девушки понимающе переглянулись.
  
  – Я всё ещё не понимаю, почему мы должны общаться с криминальным элементом, а не обратиться к преподавателям с целью вашего ареста, мистер Торчвик! – вздёрнула носик Вайсс.
  
  – Как же так, Снежинка?! После всего того, что между нами было, ты просто возьмёшь и сдашь меня властям? Какая жестокость! Коварство… – театрально закатываю глаза, чтобы через секунду одарить её довольной улыбкой. – Полностью одобряю, вижу, ты тоже становишься на сторону Печенек.
  
  – Ч-что?! Н-ничего такого между нами не было и быть не могло! – вогнать в ступор непривычную к такому стилю общения Шни было всё ещё слишком просто, но ничего, я верю, что Янг поспособствует выработке иммунитета у Снежинки в кратчайшие сроки.
  
  – О-о-о, Вайсскимо, мы что-то о тебе не знаем? – ухмыльнулась означенная блондинка. – Ка-а-а-ак интересно.
  
  – Я вот не знаю, что хуже, – вздохнула наследница мегакорпорации, прикрывая рукой лицо, – его манеры или твои каламбуры…
  
  – Бантик, а почему ты молчишь и даже не сказала «привет» своему фанату номер один? Капюшончик ладно, она сейчас занята обдумыванием плана по конфискации у меня пакета с печеньем, и отвлекать её от этого занятия было бы в высшей мере жестоко, но ты? Ах, моё сердце разбито, – в ответ Блейк лишь страдальчески закатила глаза.
  
  – Я-а-а-а… Неправда! – Руби спрятала ладошки за спину и отвела взгляд от моей руки с презентом.
  
  – Да я разве против? Угощайся, – вручаю пакет просиявшей от этого сероглазке. То есть она была как бы всё ещё немного смущена, но радость от близости «сладенького» затмила собой всю робость и неловкость. – К слову говоря, по уже сложившейся традиции, я пришёл к тебе не с пустыми руками, нет-нет, печеньки не считаются. Так что вот! – протягиваю пухленький томик.
  
  – Книга? – бантик мисс Белладонны чуть пошевелился, едва заметно, можно было бы даже списать на лёгкий ветерок из приоткрытого окна, но… сдаётся мне, котёнок заинтересовался. – «Рыжий Лис и Мистральская Дева», – прочитала название Руби со странным выражением лица.
  
  – Неужели бандиты стали читать рыцарские романы? – прищурившись глазом, через который проходил шрамик, недоверчиво спросила Вайсс.
  
  – За бандитов не скажу, но лично я очень люблю хорошую литературу. Я, кстати, ещё в прошлый раз заметил, что у вас тут очень неплохая подборка, – повожу подбородком в сторону книжных полок вдоль стен.
  
  – Это мне? – серебряные глаза воззрились на меня.
  
  – Да, я же вроде бы так и сказал, Капюшончик. Это было от чистого злодейского сердца для моей дорогой подруги! Что-то не так?
  
  – Н-нет, спасибо… Ну, просто я никогда не получала подарков от друзей… эм, не в смысле вообще, мне делали подарки на День Рождения папа, дядя Кроу и Янг… но вот так… просто, – книжку прижали к груди. – С-спасибо, – девочка уткнула взгляд в пол, хм-м… сдаётся мне, этот тихий всхлип был совсем не к месту. Янг, стараясь соблюдать тишину, выразительно на меня посмотрела, кивнула в сторону Руби, а потом характерно провела рукой по горлу.
  
  – Хэй, не кисни, Капюшончик, – делаю шаг вперёд и приобнимаю такую хрупкую девушку. – В конце концов, прекрасная леди с такой шикарной боевой косой не должна расстраиваться, получив подарок от верного поклонника, так что прячь книжку от всяких подозрительно на неё косящихся и облизывающихся личностей, доставай печеньки, и пойдём заваривать кофе, пусть пока не из личной заначки старины Оза, но я уже близок! – в ответ на мой пустой трёп мне несмело улыбнулись из-под чёлки и кивнули, Янг незаметно показала большой палец и подмигнула, остальные девчата предпочли сделать вид, что вот вообще совершенно ничего не происходит, но, судя по тому, что я успел уловить, есть подозрение, что в самом ближайшем времени эту милую крошку не то что подарками завалят, но вниманием не обделят точно. Эх, хорошие они всё же девушки…
  
  – Я всё ещё настаиваю, чтобы мне объяснили, почему мы не должны немедленно позвать преподавателей, – проворчала Вайсс, переводя взгляд с Руби на меня. – Вы — преступник, вор и рецидивист! Как бы вы ни дурачились, мы, как будущие Охотники, обязаны сдать вас властям!
  
  – Ох, Снежинка, у меня есть много ответов на этот вопрос, – подпустив в голос бархатистых интонаций, делаю быстрый шажок к мисс Шни и мягко ловлю её ладошку в свои пальцы. – Какой ты предпочитаешь услышать: коварный или… – заговорщически понижаю голос, – романтичный?
  
  – Ах ты… Не смей меня трогать! – лапку отдёрнули и воинственно «встопорщили шёрстку». – Какая ещё романтика?! Немедленно выкладывай свой коварный замысел, а то я и правда позову учителей!
  
  – Вайсс хочет услышать коварный замысел рыжего прохиндея… – мечтательно растягивая слова, расплылась в гнусной ухмылочке Янг.
  
  – Заткнись! – вспыхнула краской Снежинка.
  
  – Хорошо, о прекрасный Белый Ангел, я дам тебе коварный ответ, – возвращаю к себе внимание. – Ты спрашиваешь, почему не должна поднимать шум из-за моего появления? Но ответь, а как ты планируешь объяснять малышке Глинде, почему вы не сообщили о моём прошлом визите? Уверен, она будет очень этим интересоваться! Как и тем, что мой номер делает на ваших Свитках?
  
  – Ты сам его туда записал!
  
  – Да, но ведь вы его не удалили. Или я ошибаюсь? – поигрываю бровями и наблюдаю по лицам девочек, что таки нет — не удалили, даже Вайсс.
  
  – Ты… Негодяй! – подтвердила мои выводы белокурая «пай-девочка».
  
  – О, неужели ты уже хочешь услышать романтичный вариант? Может быть, после него я стану кем-то другим? – поигрываю предвкушающей интонацией.
  
  – Не хочу! – отшатнулась девушка.
  
  – Уверена?
  
  – Только попробуй начать его излагать, и, клянусь, я рискну поднять шум! – грозно погрозила мне пальчиком гордая наследница транснациональной корпорации.
  
  – Ну что ж, – радостно потираю руки, оглядывая девочек, – раз Снежинка пообещала не звать учителей, предлагаю приступить к чаепитию!
  
  Распахнувшая было в возмущении ротик Снежная Королева была прервана взрывом хохота Янг, то и дело прерывающимся на реплики вроде: «Что я говорила о ситуациях? А ты не верила! Бу-га-га!» После этого мисс Шни оскорблённо надулась, но бежать никуда за помощью так и не стала. Ну а потом мы пошли за водой…
  
  – Не хочу показаться бестактной, – уже с чашкой чая в руках и сидя на кровати, подала голос Блейк, – но у меня вопрос.
  
  Её жёлтые глаза уже две минуты непрерывно гипнотизировали моё лицо, на что я старательно не обращал внимания, все силы бросив на смущение Капюшончика, рядом с которой и присел. Задача оказалась очень проста, всего-то и требовалось, что сидеть рядом и с откровенным умилением любоваться её лицом. Девочка от этого поминутно краснела, бросала панические взгляды на сестру и… раз в десять-пятнадцать секунд со скоростью пулемёта затачивала печенье, чтобы вновь замереть и повторить цикл заново, иногда добавляя в него глотки кофе из согревающей ладошки кружки. От этой картины я просто млел, тем более что, по всем признакам, проглотить печенья без всяких последствий для себя она могла не меньше, чем Нео — мороженого.
  
  И да, мы нагло оккупировали кровать Вайсс, вынудив саму платиновую блондинку усесться напротив. Вместе с Блейк. И Янг. Правда, Янг расположилась не на кровати нэки, а на стуле, уже привычно облокотившись локтями на его спинку.
  
  – Отвечу на всё, что в моих силах, если эта информация не нанесёт вам вреда, – с готовностью поворачиваюсь к брюнетке.
  
  – Какова ваша цель? – жёлтые глаза кошечки чуть прищурились.
  
  – Вообще или в чём-то конкретном?
  
  – Зачем самому разыскиваемому преступнику Вейла приходить к нам в комнату и пытаться набиться в друзья? – перефразировала девушка, не меняя позы.
  
  – В мою чистую любовь к прекрасному ты не веришь? – прячу улыбку за глотком чая.
  
  – Это… не слишком правдоподобно.
  
  – Хорошо, попробую ответить, – ставлю чашку на тумбочку с книгами перед окном и складываю руки домиком перед лицом. – Понимаешь, Бантик, большую часть жизни я был человеком не слишком хорошим. Откровенно говоря, я тот ещё гад. И ты права, криминальному авторитету моего уровня вообще не имеет смысла с вами встречаться, особенно ради каких-то низменных побуждений. Но вот в чём заковыка… В какой-то момент жизни понимаешь, что делаешь что-то совсем не то… Но и остановиться, бросить всё и вот просто взять и уйти тоже нельзя, к глубокому твоему сожалению. Потому… хочется просто… не знаю, как это сказать.
  
  – Я поняла, – серьёзно кивнула девушка. – Хотя не совсем ясно, при чём тут мы.
  
  – А это всё Капюшончик! – выпрямляясь, самодовольно сообщил я. – Она не рассказывала, как мы познакомились?
  
  – Эм… – девушки переглянулись, а Руби почуяла подвох. Нет, я не стал телепатом, но то, как заметался её взгляд, говорило об этом лучше всяких слов.
  
  – О, так вы не знаете самого интересного! – обрадовался я. – Значит, дело было так: вечер был прекрасен, лёгкий ветерок играл в моих волосах, сзади топали пяток нанятых по случаю мордоворотов, а сладковатая горчинка сигары рождала в груди лёгкую щекотку, – все будущие Охотницы очень синхронно обратились в слух. – Мелкая халтурка не обещала никаких неожиданностей, – продолжал я. – Мы вошли в магазин как полубоги. Я оглядел павильон и не нашёл лишних свидетелей, только престарелого продавца у кассы — всё складывалось идеально, прямо как я люблю. Дедок тоже оказался с пониманием и быстро вошёл в моё нуждающееся положение. И вот я лениво перебираю наличность у кассы, стряхивая пепел между кристаллами огненного Праха, как вдруг… – я сделал театральную паузу и покосился на Руби, – один из моих мордоворотов внезапно научился летать и ушёл куда-то в закат прямо сквозь окно.
  
  – Он упал всего через пару метров, а не в закат! – возмутилась попранию истины Роуз.
  
  – Не перебивай мой рассказ о том, как я тебя встретил! Я мужчина — я так видел!
  
  – А?..
  
  – Так вот, – не обращая больше внимания на вытянувшееся лицо девушки, продолжил я, – тело исчезло в светлом проёме под звон опадающего стекла, и, ещё не понимая, как следующие секунды изменят мою жизнь, я проводил его полёт взглядом. Мои коллеги, между тем, не оценили поэзию момента и вульгарно похватали оружие. А потом появилась она… В красном капюшончике и чёрном платье, со сдвинутыми на шею наушниками… Робко улыбаясь, милая девушка с огромной боевой косой вошла в мою жизнь, раскидав толпу здоровенных мужиков и снеся магазину весь парадный фасад за какие-то три с половиной секунды… Это не могло быть случайностью!
  
  – Всё было не так!!! – пискнула Руби, забарабанив ногами по полу. – Я смотрела журналы с новинками оружия и слушала музыку! Потом какой-то мужчина тронул меня за плечо и, когда я сняла наушники, начал угрожать палашом!
  
  – И ты вышвырнула его сквозь стену? Молодца, Рубс! – поддержала сестру Янг.
  
  – Нет! Янг! Ты знаешь, как всё было! Я же тебе рассказывала! – замотала головой стесняшка-очаровашка. – Я сначала удивилась и спросила у него, ограбление ли это, он сказал, что ограбление, только после этого я достала Кресент!
  
  – И вышвырнула его сквозь стену? – с видом «кто меня окружает?» приняла эстафету Вайсс.
  
  – Ну… да, но… – Руби замотала головой в поисках поддержки. – Я не разносила фасад! Я просто ударила их немножко, – взгляд в пол, – даже не сильно! Они же грабили магазин… – блин, она реально оправдывается… Я сейчас умру от передоза умиления. – А потом… потом… Он решил, что я тоже пришла грабить! – лицо сероглазки поднялось к подругам, и в меня обвинительно ткнули пальцем. – Как ты мог про меня так подумать?! – это уже мне. Сжатые кулачки и обиженно сведённые бровки прилагаются.
  
  – Когда увидел твою застенчивую улыбку на фоне развевающегося плащика, огромной косы и кучки неподвижных тел у твоих ног, я сразу понял, что это судьба, – мечтательно полуприкрыв глаза и так же улыбаясь, отвечаю в лицо Роуз. – Ты была идеальна! Таинственная красавица с загадочной улыбкой, вышедшая на дело в предзакатных сумерках! Этот стиль, это чувство вкуса, это эффектное появление… О, ты была настолько совершенна, что я в тот момент был готов признать за тобой хоть титул принцессы всего преступного мира Ремнанта! А когда узнал, что Дракончик примерно в то же время разнесла мой любимый бар, то окончательно убедился, что меня настигло само Провидение!
  
  – М-м-м-м… – маленький пылающий ушками серебряноглазый ёжик натурально свернулся на своём месте клубочком, чтобы спрятаться от страшного мира.
  
  – Так что, – оборачиваюсь к Блейк и развожу руками, – встреча с Капюшончиком и её сестрёнкой была перстом судьбы. Ну или мне просто хочется так думать, – пожимаю плечами. – Что из этого получится? Ну, не узнаешь, пока не попробуешь. Вдруг я в конечном итоге стану героем и вообще адептом бобр… добра, в смысле?
  
  – (–_-)…
  
  – Я сказал "вдруг", Нео, это — ключевой момент! – наставительно поднимаю палец. – Ну или я просто сейчас наговорил вам всякой ерунды, чтобы уйти от темы моих дальнейших коварных замыслов на ваш счёт.
  
  – Ага, мы так и подумали, – растянула губы в улыбке Янг, вот только взгляд у неё был серьёзен. И тоже… понимающий. На миг мне стало стыдно, всё же не слишком честно использовать знания о характерах девушек для вхождения в их круг доверия, но… лучшего обоснования изменениям, что произошли в ключевых моментах характера Романа Торчвика, я всё равно придумать бы не смог, а так… что-то спишется на моё желание, что-то — на их влияние, каким бы смешным это ни казалось. Ну и мне действительно просто нравилось проводить время в их обществе, что тоже не стоило сбрасывать со счетов.
  
  – Ладно, – вздохнула Блейк, прекращая сверлить взглядом запунцовевшую и прячущую носик в своих коленках Руби. – Но тогда я хочу знать ещё одну вещь, – одарив меня мрачным прищуром, веско сообщила она.
  
  – Я весь во внимании.
  
  – Не то чтобы я была против плохих парней… – нэка с толикой осторожного ожидания прозондировала глазками реакцию подруг. Те, надо отметить, резкой критики тезису не высказали, чем явно ободрили брюнетку, так что она вновь повернулась ко мне, – но ты серьёзно уже второй раз пытаешься подкатывать к нам четырём… одновременно? На глазах всех остальных?
  
  – Эй! Как ты можешь?! Я взрослый состоятельный мужчина, а вы студентки первого курса, одной из которых вообще всего пятнадцать! – возмущённо вскинулся я, возвращая себе ранее отложенную чашку.
  
  – … И? – с подозрением прищурилась Руби, ради такого дела высунув носик из своего «убежища». Боже, подозрительно прищурившаяся Руби прямо под боком… Держите меня семеро!
  
  – Конечно, я к вам подкатываю! Я же не какой-нибудь робкий подросток с комплексами, а реально очень плохой парень! И, между прочим, я здраво оцениваю свои финансовые возможности, это так, на всякий случай, – делаю глоток чая.
  
  – Девочки, можно я его стукну? – хрустнула кулаками Янг.
  
  – Нельзя, Нео будет против. Она очень ревниво относится к целостности моего организма, – пресекаю вредные поползновения.
  
  – Да-да, твой воображаемый друг! – покивала блондинка, начиная вставать. – Но она тебя не спасёт!
  
  – О, я на твоём месте не был бы так уверен! – усмехнулся я, ловя краем глаза такую же усмешку моей верной приспешницы. – Кста-а-ати! Хорошо, что напомнила, – опять ставлю на тумбочку чашку и встаю с кровати, – я же обещал вас познакомить! – слегка удивлённая Нео была поднята следом и поставлена передо мной. – Дамы, позвольте вам представить мою боевую подругу и верного товарища, Неополитан! Для друзей просто Нео!
  
  – …
  
  – …
  
  – …
  
  – … – установилась тишина.
  
  – Что? – понятно, кое-кто решил немного пошалить, впрочем, я был не против, потому положил руки иллюзионистке на плечи. – Вот — это Нео.
  
  – Мистер Торчвик, – всё ещё слишком официально обратилась ко мне мисс Шни, – тут никого нет…
  
  – Как нет? Вот же она!
  
  – А… а… ага, да, вот, мы её видим! Честно… – Руби… ты — прелесть. С таким невинным видом и без задней мысли выразить серьёзные опасения в психическом здоровье собеседника… талант, что тут скажешь.
  
  – Нео…
  
  – (:P).
  
  – Нео, я серьёзно.
  
  – (^_^).
  
  – Ты вынуждаешь меня пойти на крайние меры!
  
  – (о_>)'?
  
  – Если не покажешься, то оставлю на неделю без мороже… – не успел я договорить, как тело девушки окуталось всполохом распадающейся иллюзии, – …ного.
  
  – Э-э-э-э?!! – отшатнулись. – Ты кто?!! – хором. Что же, аргумент, как всегда, подействовал безотказно.
  
  – Как я и говорил раньше, это — Нео, моя верная прислужница на стороне Зла!
  
  – (^_^), – девушка помахала всем ручкой и вежливо поклонилась.
  
  – Я… пойду поставлю ещё воду, – мрачным голосом сообщила боевая нэка, к которой опять смогли подкрасться незаметно.
  
  – То есть… То есть она всё время была здесь?! – подпрыгнула Красная Шапочка. – И раньше тоже?!
  
  – Да, Капюшончик, она была здесь.
  
  – Но… Но почему… Почему она… – девочка не находила слов. – То есть она и правда стащила патроны Янг?
  
  – Именно так.
  
  – Э? – это была Янг.
  
  – Немыслимо! – схватилась за голову Вайсс. – Мало того, что вы совершенно недопустимо врываетесь в общежитие… в комнату к четырём девушкам… будучи разыскиваемым преступником! И делаете это под носом у мисс Гудвитч! Так вы ещё и таскаете с собой свою… не знаю… прислужницу… О, как глупо это звучит! – Шни спрятала верхнюю часть лица в ладошках. – И всё это время она за нами наблюдала?!… У-у-у!!! Ну почему со мной всё время случаются такие вещи?!
  
  – Со мной тоже это случилось, – попыталась утешить подругу Руби.
  
  – О, только ты не начинай!
  
  – Смотри на это проще, Снежинка, в конце концов, чего ты ждала? Ты ведь самая натуральная сказочная принцесса, ставшая Охотником за демонами. Практически принцесса-рыцарь и девочка-волшебница в одном флаконе.
  
  – А-а! Я не знаю, о чём вы говорите, но помолчите! – взмолилась платиновая блондинка. – А ты… – взгляд на Нео. – Почему ты молчишь? Тебе тоже всё это нравится?
  
  – (^__^)!
  
  – Да, ей очень нравится, – продублировал я. – Нео у меня вообще очень коварная и озорная.
  
  – Но почему она молчит? – нахмурилась (больше, чем до этого) Вайсс. – Эй! И что за улыбка?!
  
  – Это именно то, как Нео разговаривает, – немного наклоняюсь, чтобы быть ближе к голове малышки. – Иначе она не может. Почему? – кидаю вопросительный взгляд на свою помощницу и, после пары секунд размышлений, получаю от неё короткий кивок. – Банальное осложнение от ангины, которое не пролечили. Результат — проблема голосовых связок и невозможность говорить.
  
  – Что это за врачи такие, которые не смогли продиагностировать ангину? – возмутилась Вайсс. Эх, при всём уме этой девушки, некоторые вещи и реалии жизни для неё словно другой мир.
  
  – А не было никаких врачей, Снежинка. Не положены они сиротам-беспризорникам, что и еду не каждый день видят, – моя ухмылка вышла довольно желчной. – Но давайте не будем о грустном и сменим тему на что-то более позитивное. Сама Нео по этому поводу вот совсем не парится, верно я говорю?
  
  – (^___^), – кивок.
  
  – Так, стоп! – всполошилась Янг. – Если не ты стащил мои патроны, а она… Зачем она это сделала?!
  
  – Нео, что ты скажешь в своё оправдание? – улыбнулся я, уже предвкушая, как маленькая аферистка будет выходить из ситуации.
  
  Неополитан не подвела и, моргнув, как она любит, со сменой цвета глаз, игривой походкой двинулась на златовласку.
  
  – Эй, ты чего? – чуйка старшей сестрёнки Руби сработала на отлично, и, несмотря на разницу в росте почти в полторы головы и весь свой задиристый характер, она начала пятиться.
  
  Это была ошибка. Я, даже смотря лишь в затылок Нео, ощутил, как её улыбка становится больше. Жуткий хищник загнал в угол робкого ягнёнка, и сейчас будет бросок…
  
  *Дш!* – Янг споткнулась о собственноручно установленный стул и неловко ухватилась за его спинку, плюхаясь на сидение. Нео только этого и ждала, мигом оказавшись рядом, и эротично забралась коленом на тот же самый стул, всё ближе и ближе подбираясь личиком к откровенно запаниковавшей златовласке.
  
  – Кхм… – решаю прийти на выручку мисс Сяо Лонг. – Ну что же, тему Нео сменила мастерски, снимаю шляпу, – смотреть на ошарашенные лица молодых Охотниц было забавно. – Ах да, раз я очень плохой парень, то Нео — не менее плохая девочка, хе-хе.
  
  – Это… – Вайсс не могла подобрать слов, опасливо таращась на сцену с загнанной в угол Янг. – Это так на вас похоже! – указательный пальчик правой руки был обвинительно наставлен на Руби.
  
  – Эй! Я же не приставала к тебе с поцелуями! – возмутилась мисс Роуз.
  
  – Ещё чего не хватало! – вскочила на ноги платиновая блондинка. – Даже не думай о таком, поняла?! И… – опасливый взгляд на Нео. – Я пойду помогу Блейк с чайником! – шмыг, крак, хлоп. Это я о спринте до двери, повороте ручки и хлопке.
  
  – Хм-м-м… – потираю подбородок. – Кажется, моя репутация в этой комнате стала ещё хуже, чем была… Нео, ты переборщила.
  
  – Это точно… – тихонько пискнула Руби себе под нос.
  
  – (:Р), – мне довольно показали язык и танцующе юркнули под бок, изобразив всей позой саму невинность.
  
  – Шутки у вас… – встряхиваясь и ёжась одновременно, выпрямилась на стуле Янг.
  
  – Кстати, Дракончик, всё хотел спросить, как ты относишься к шмелям? – припоминая кое-что из прошлой жизни, прямо связанное с фанатским творчеством по мисс Сяо Лонг, решаю утолить любопытство.
  
  – Э?.. Ну, у меня есть мотоцикл, который я назвала Бамблби…
  
  – Ясно, – дарю девушке одну из самых очаровательных улыбок и присаживаюсь обратно на кровать.
  
  – А почему ты спрашиваешь? – в фиолетовых глазах блондинки вспыхнуло пламя мрачного подозрения.
  
  – Да так, заметил, что ты любишь жёлтый цвет, да и общая гамма, – прохожусь взглядом по фигурке девушки, – неуловимо навевает что-то о полосочках.
  
  – М-м-м… Что-то я тебе не верю, – промычав, сообщила Янг.
  
  – Ну что тут поделать? Только ждать, – прячу улыбку в чашке. – Будущее, как известно, даст все ответы…
  
  Мои слова её не утешили, но, как бы то ни было, дальнейшие посиделки прошли всё так же душевно, как и прошлые. Вернувшиеся Блейк с Вайсс не привели с собой Глинду с Озпином, а очень даже порадовали новыми исходящими приятным паром чашками. Ну а дальше… Дальше я дал девочкам немного расслабиться, переведя разговор на их впечатления о Биконе, учителях и знакомых. Ибо известно, что ничто в мире так не настраивает женский коллектив на позитивный лад, как возможность всласть посплетничать и поиграть в сарафанное радио. Сработал метод и в этот раз.
  
  Сперва оттаявшая Янг, время от времени позыркивая в сторону Нео, начала натуральнейшим образом строить мне глазки на тему того, что была бы «очень-очень благодарна такому славному парню»… если тот подгонит ей ещё парочку коробочек, желательно, грави-боеприпаса. Как оказалось, то ли навыки Торчвика в подпольном оружейном производстве оказались в разы лучше, чем у боевитой девочки-подростка, пусть и из семьи Охотников, то ли что-то из моих технических знаний сыграло новыми красками в местной элементарной базе, то ли и вовсе всё дело было в сборке на прецизионном оборудовании с использованием Праха высшего качества, а может быть, и всё вместе, но по итогу сделанные мной патроны были в разы лучше тех, что могла снарядить сама Дракончик, чем и покорили её сердце.
  
  Обещал подумать и посмотреть на её поведение. В ответ обещала быть хорошей девочкой. Тогда напомнил, что грави-прах — только для плохих девочек. Пообещала быть плохой. С куда-а-а-а большим удовольствием. Зря она так, Нео подобная речь понравилась, а потому весь дальнейший разговор мисс Сяо Лонг «искренне пыталась» отбиться от разноглазой милашки, что ради привлечения нового Последователя Тёмной Стороны даже была готова пожертвовать порцией торта и скормить его с ложечки означенной Янг. Результат — общий градус смущения RWBY заметно подрос, а жёлтая констатировала, что «эта Розовая ещё безумнее, чем ты, приятель», на что мне пришлось вступаться за мою Прелесть и во всеуслышание объявлять, что Нео — чудо и вообще само совершенство. В благодарность порция тортика досталась и мне. Небольшая. Очень.
  
  Вайсс в основном читала нотации на тему, что посещение всякими бандитами Академии Охотников и тем более женской комнаты общежития в этой самой Академии — это плохо, некультурно и вообще аморально. Но добилась этим только того, что поголовно весь коллектив начал поглядывать на неё с неким подозрением. Ну серьёзно, спокойно пить чай в компании бандита, одновременно рассказывая, как она против и осуждает, не забывая при этом хрустеть печеньем и поддерживать иные темы, это о-о-очень подозрительно.
  
  Руби была счастлива и позитивна, делясь всем этим с окружающими (включая шуточные потасовки за печенье и наигранное сопение в сторону Янг, когда та как бы «мимоходом» означенное печенье утаскивала у неё из-под носа), а также так забавно краснела и смущалась, когда Нео начала тот второй раунд возни с её старшей сестрёнкой…
  
  Блейк… Блейк забралась на верхний ярус кровати и внимательно Бдила оттуда за нами, доведя показатель своей кошкости почти до ста процентов. Нет, серьёзно, мне пару раз пришлось тормозить свой порыв посадить её к себе на колени и почесать за ушком, причём без каких-либо дополнительных подтекстов! А ещё она порой пыталась подкрасться к нам с Нео, и шансы у неё были неплохие, но, зная, чего примерно ждать, мы тоже Бдили, и каждая такая попытка нэки встречала отпор в виде умилительного (у меня) или насмешливого (Нео) взгляда.
  
  Закончился наш сабантуйчик уже в предобеденный час, голодное бурчание молодых растущих организмов намекало, что чай с печеньем — это, конечно, хорошо, но в топку неплохо бы положить и что-нибудь более существенное. Потому я вновь попрощался с прекрасными леди и привычно вышел в окно.
  
  Когда мы вернулись домой и подкрепили силы, мне пришлось «брать на себя ответственность» за разыгравшуюся и распалившуюся на почве приставания к шикарным блондинкам Нео. Разумеется, против подобных раскладов я не возражал, и вечер у нас прошёл весьма насыщенно, да и далеко не всю ночь удалось уделить сну. Впрочем, чашечка кофе и завтрак, приготовленный любимой девушкой, окончательно привели меня в бодрое расположение духа. На мгновение застыв, я ещё раз прокрутил последнюю мысль в голове и… с ней согласился. Как-то всё само собой сложилось, привычки и личность Романа Торчвика плавно и незаметно слились с незадачливым инженером из другого мира, пусть и с доминантой последнего, но всё же полностью соотнести себя с собой же прошлым я уже не мог. Слишком сильной и харизматичной персоной был самый известный вор Вейла, чтобы утверждать, будто я никак не изменился. Да одно вечное напрашивание на неприятности чего стоит! И при всей его ветрености, Торчвику действительно была дорога Нео… насколько это возможно. Сейчас же это приняло более «нормальный» характер… кхм, насколько понятие «нормально» вообще подходит для данного мира и такого вот «гибрида», н-да. Хотя какая вообще разница? Меня всё устраивает, Нео — тоже, а в этом вопросе только это и имеет значение.
  
  Тем не менее расслабляться и погружаться в отдых и разврат с прекрасной дамой было никак нельзя, пусть и очень хотелось — террористы, психопаты и всякие моральные уроды никуда не девались, а потому нужно было продолжать подготовку, пока на неё было время относительного спокойствия и относительного затишья. Кстати о террористах, я же обещал одной милой революционерке звякнуть. Где там её номерок?
  
  – Да?
  
  – Привет, Цветочек, как ваше ничего? Кушаете-не болеете?
  
  – Э-э-э… да, спасибо, – эх, видно, что ещё не может сия особа уловить мой безудержный полёт мысли. Ну ничего, какие её годы?
  
  – Чудесненько, но передай нашему большому пушистому другу, что я опечален его пренебрежительным отношением к собратьям и Делу Революции!
  
  – Простите?
  
  – Ох, пресвятой Чёрный Дракон, я про лейтенанта. Меня вообще-то наняли вам Прах добывать, а не хлеб насущный. Я и так вам организовал с полсотни баз в городе, технические средства и прикрытие. Я, безусловно, велик, прекрасен и всё такое, но такими темпами, чует моя печень, за дело вашей революции воевать придётся тоже мне, а это немного странно, не находишь, Цветочек?
  
  – Эм… да, пожалуй, – вынуждены были признать по ту сторону Свитка.
  
  – Нет, ты только не подумай, что я сильно против повоевать за красивых девчонок с милыми ушками и хвостиками, но вот блюсти интересы всяких психованных бычков я точно не буду! В этом плане я очень предвзят и даже консервативен!
  
  – …
  
  – Ладно-ладно, что-то я заболтался. В общем, пни лейтёху, пусть оформляет хавчик и снарягу по своим каналам. Встретимся на следующей неделе на старом месте и подумаем, как бы ещё вместе пошалить, пока всё тихо и есть свободное время. И да, не кучкуйтесь и помните: Постоянная Бдительность! Ну всё, я побежал, если соскучишься — звони!
  
  – Х-хорошо, пока, – забавно и растерянно пропищали мне в ответ и отключили связь. Блин, сказал бы мне кто-нибудь, что я буду считать «спокойствием» и «затишьем» время, когда приходится организовывать хищения и налёты на склады террористической группировкой… странная эта штука — жизнь. Тем не менее всё было именно так.
  
  И этим временем требовалось воспользоваться на полную. Вопрос огневой мощи был более-менее решён, грязных трюков и «ультимативного» решения проблем, в принципе, тоже, но оставался вопрос защиты и мобильности. Потенциал и в том, и в другом у моего Проявления был велик, чтобы не сказать чудовищно огромен, но вот нормально его использовать я просто не умел. Как показала практика (брр), уйти в нематериальность я могу мгновенно, даже толком не видя атаки — очень полезное умение, но на текущий момент времени оно было не отработано. Надеяться же на удачу в этом деле — форменная глупость. Конечно, Аура, по идее, должна выдержать первый удар и дать время на смыться, но, вспоминая всё того же Тауруса, в мире могут встречаться монстры, что способны и одним ударом просадить всю Ауру и отрезать что-нибудь нужное. Короче, момент первый — нужно выработать рефлекс уходить в пространственный сдвиг при каждой атаке по моей нежно любимой тушке, момент второй — крайне желательно сделать его частичным, дабы иметь возможность сразу ответить, но это уже «план-максимум». Эх, не хотел я до этого доводить, но, видимо, придётся.
  
  – Нео, у меня будет к тебе просьба, можно даже сказать, дело жизни и смерти! Прониклась?
  
  – (^_^), – кивок.
  
  – Хорошо, тогда… периодически меня внезапно стукай!
  
  – (О_о)?
  
  – Нет, я серьёзно, мне нужно, чтобы меня постоянно внезапно стукали, и такое ответственное дело я могу доверить только тебе. Хм-м… ну, опционально можно привлечь Капюшончика, Дракончика, Снежинку и особенно Бантика. Но это всё же не совсем то… – девушка подошла ко мне, подвинула ближайший стул, забралась на него и приложилась губами ко лбу.
  
  – (–_-)… – очень большая задумчивость.
  
  – Нет, у меня нет жара, белой горячки и осеннего обострения! Это просто такая тренировка по выработке правильных рефлексов. Постоянная Бдительность!
  
  – (<_>)'… – пальцем у виска она, конечно, не покрутила, но, судя по выражению на моське, была к этому близка.
  
  – Что же, ты заставляешь меня прибегнуть к крайним мерам!
  
  – (0_o)???
  
  – За каждое успешное внезапное нападение с меня порция твоей любимой мороженки!
  
  – (*_*)!!! – почему-то мне показалось, что сейчас я совершил очень, очень, ну просто о-о-о-очень крупную ошибку. Сдвиг!
  
  *ХРЯСЬ!* – появившийся словно ниоткуда зонтик прошёл сквозь моё тело и от души саданул по столу.
  
  – Я знал, что ты сделаешь это, дорогая. Но, увы, так просто мороженое тебе не достанется! – прикуриваю сигару.
  
  – (>_<)! – во взгляде читалось: «это война!» Предчувствие, что я ещё пожалею о своём решении, стало куда как отчётливее.
  
  – Ну-ну… – нет, что-то от мазохиста во мне точно есть, иначе зачем я сейчас дразню этого тигра?
  
  Ладно, эту проблему я верю, что решу. Рано или поздно, через побои, но решу. Вставал вопрос номер два, а именно мобильность. «Блинк» работал превосходно, в пределах видимости запечатать/распаковать себя самого было несложно, но возможность «телепортироваться» за закрытые двери, ориентируясь не на зрение, а на некое «духовное восприятие», назовём это так, явно намекала, что и тут можно чего интересного достичь. Но… нужны опыты и много места, даже ангар уже не подойдёт. Тут реально потребуются «попрыгушки в Вейле и окрестностях», но заниматься ими лучше вечером или и вовсе ночью. А раз так и время пока что есть… помнится, я хотел посмотреть, что там такого интересного в книгах Бантика. Вытаскиваем из собственного пространства один из томиков, который я «спас» при пожаре в книжном. Хм-м-м, «Ниндзя Любви. Том 1». Ну ладно, заценим-с…
  
  Три часа спустя...
  Кхм… Н-да… Ну, что сказать? Романтика, флафф, драма, лёгкая эротика, неплохой слог и много… много-много женских переживаний. Потратил три часа жизни на женский любовный роман… как низко я пал.
  
  В принципе, не сказать, что читать это было так уж плохо, но… некомфортно. Там, где я бы ограничился одним-двумя терминами для обозначения эмоции, тут шли по три-четыре абзаца переживаний, прогнозов, подозрений и страхов, после прочтения которых даже я чувствовал себя несколько неловко. С одной стороны, за это я был готов снять шляпу перед уникальными и недоступными мужчинам способностями женщин-авторов как таковых, но вот с другой… Читать от лица девушки-героини, как она смущается и паникует от задирающейся всё выше и выше ночнушки, когда её оседлал «похотливый самец»… Ну нафиг! Есть предел прочности даже у титановых яиц Торчвика!
  
  В общем, не осилив томик и до середины, я с внутренним воплем его захлопнул и признал свою капитуляцию. Книжка была торжественно вручена Нео, которая всё это время составляла мне компанию в чтении, вольготно разместившись на моих коленях, а сам я сбежал к верстаку, ибо… Ибо мозг требовал прочистки.
  
  – Итак… – поприветствовал я свой «гараж с инструментами», – с чего мы начнём?
  
  Собственно, вариантов было не так много. Прежде всего, можно было наклепать немного боеприпасов для Дракончика, раз уж она так мило просила. Но это было не к спеху, да и с точки зрения воспитательного эффекта, давать ребёнку всё, что он хочет, сразу и по первому же запросу — не есть правильно. Любые блага надо заслужить. Также можно было заняться модификацией трости. Цельнометаллическая была неплоха, но парочку мелких девайсов к ней добавить было можно, например, выдвижной клинок или электрошок… Да, я помню, как у меня потели зубы от осознания, как местные применяют электрический прах! Тем не менее сама идея… Так, держим себя в руках! Я знаю это чувство — бессмысленное изобретательство ради изобретательства нам не нужно! Оставим эту страницу истории Романа Торчвика воспоминаниям Нео, а сами займёмся чем-то действительно нужным, например, проектом гауссовки. Рельса — это хорошо, убойность у неё запредельная, но порой немного… как бы это сказать… чрезмерная. К тому же скорострельность такого оружия хороша для "винтовочного" класса, но случаи бывают разные, и автомат или пистолет-пулемёт в жизни могут и сгодиться. Пусть я так и не стал большим фанатом ближнего боя или даже коротко-средних дистанций, но лучше иметь аргументы и для подобных ситуаций, чем не иметь их, ведь не факт, что я в любой ситуации смогу телепортироваться или уйти в "нематериальность".
  
  Что ж, с задачей определились, начнём делать наброски… Перво-наперво сверхпроводящий соленоид, система питания и охлаждения, благо все материалы уже отработаны, так что курим только геометрию. Но это всё семечки, самое сложное будет заблаговременно включать каждую следующую катушку многоступенчатой системы, увеличивать мощность её поля пропорционально сокращению времени полёта снаряда, так как с увеличением скорости снаряда время действия магнитного поля каждого следующего соленоида на него существенно сокращается…
  
  *Тш!*
  
  – Ауч!!! – чуть не разбив от неожиданности сенсорный экран управления верстаком, я возмущённо развернулся на месте. – Нео! – чтобы встретиться взглядом с бессовестной моськой этой разбойницы. – Что за безобразия ты себе позволяешь?! – нет, я знаю, что сам просил, но совесть тоже надо иметь!
  
  – (О_о)… (>_>)… (^_^)!
  
  – Я не про это! Зачем было шлёпать металлической линейкой меня по заднице?! Она здесь для другого висит!
  
  – (:Р)… (^__^)!!! – девушка игриво крутанула покоящимся в другой руке зонтиком.
  
  – Мне не нравится то, как на тебя повлияла эта книга! – предупредительно поднимаю палец в защитном жесте. – Попытки воткнуть зонтик туда же, куда ты только что приложила линейку, не должны становиться частью наших семейных отношений! Я серьёзно, Нео! Это плохая, вредная и совершенно не заводящая меня мысль! Так что раздумай её немедленно!
  
  – (–_-)…
  
  – Не делай такое лицо, а то я начну верить, что ты и впрямь нечто такое планировала, а я не хочу пачкать твой прекрасный образ в своём сознании.
  
  – (~_^)!
  
  – Уф, аж от сердца отлегло, – для наглядности кладу руку на грудь в районе того самого сердца. В ответ девушка ещё раз крутанула зонтиком и гордо вздёрнула носик, всем видом выражая «Я справилась, где моя награда?» – Ладно-ладно, бери своё лакомство, – достаю из пространственного кармана вафельный стаканчик.
  
  Довольная Неополитан тут же зашуршала упаковкой и пристроилась в стареньком кресле в уголке, между делом вернув линейку на законный гвоздик в стене. Однако вернуться к работе мне опять не дали — зазвонил Свиток, высвечивая не самый приятный мне номер.
  
  – Роман, – голос Синдер как обычно сочился бархатным очарованием. Пришлось делать глубокий вдох и настраиваться на отвязно-вызывающий лад, притом, что как раз с этим абонентом я совсем не хотел разговаривать в таком тоне.
  
  – Чем обязан удовольствию тебя слышать?
  
  – До меня дошли слухи, что у твоих работников возникли некоторые затруднения с проживанием, – деликатно намекнула женщина.
  
  – И не говори, иногда мне кажется, что в Белом Клыке карьерный рост достигается исключительно через постель, иначе я не могу объяснить, как Таурус со своим вторым номером умудрились занять такой высокий пост. Представляешь, они даже собственных солдат пайком обеспечить не могут, и о том, что пополнение надо ставить на довольствие, там, похоже, вообще никто не слышал!
  
  – … – я опять смог заставить её сбиться с мысли, можно себя поздравить! – Роман, – справившись с собой, вновь бархатно промурлыкала Синдер, – у Адама сейчас есть важные дела, которые не позволяют ему контролировать обстановку в Вейле. Будь другом, разберись с пропитанием предоставленных тебе работников сам, всё-таки сейчас именно ты их командир.
  
  Да вы, бл*ть, издеваетесь! Если такое было и в каноне, но за кадром, я начинаю понимать, почему настоящий Роман ОЧЕНЬ хотел прибить всех вокруг, а когда его "сажали в тюрьму", едва ли не плакал от счастья!
  
  – Слушай, может, мне ещё и город захватить? – знаю, что борзею сверх меры, но она первая начала! – Ну так, между делом, чтоб два раза не вставать?
  
  – Не всё сразу, Роман, – улыбнулись на том конце связи. Ладно, попробуем иначе.
  
  – Синдер, дорогая, ты знаешь, как я невыносимо ценю и уважаю нашего друга Адама и его пушистое семейство, но позволь спросить, где на моём теле ты видела оленьи рога или хотя бы ишачьи уши?
  
  – Так у тебя были в предках фавны? – нагло сыграла в дурочку полу-Дева. – Теперь понятно, как тебе так хорошо удаётся с ними ладить.
  
  – Ты поняла, о чём я.
  
  – Конечно, Роман. Буду ждать от тебя хороших вестей, – и эта самодовольная сучка сбросила звонок.
  
  – Нео… – как мне удалось удержаться и не раздавить собственный Свиток на волне прилива эмоций, ума не приложу.
  
  – (о_U)???
  
  – Если вдруг… гипотетически, тебе когда-нибудь придёт в голову мысль устроить мне сюрприз и надеть в постели иллюзию какой-то иной девушки… Я тебя прошу… Никогда не принимай облик этой женщины. Никогда.
  
  – (О_О)…
  
  – Я рад, что ты меня понимаешь, – скашиваю взгляд на Свиток. – Ладно, – из горла вырывается тяжёлый вздох, – поехали…
  
  Найдя нужный номер, жму вызов и терпеливо пережидаю серию долгих гудков.
  
  – Да?
  
  – Так, Цветочек, у нас новая политика Партии, собирай своих остолопов, буду учить их, как заботиться о семье, женщинах и детях.
  
  – …
  
  – Пропитание вас добывать буду учить, – поясняю для возникшей тишины. – Ваше начальство вас бросило, а меня запрягло. Так что всё, я теперь ваш папочка по гроб жизни, и от кофе ты теперь не отвертишься, ибо кто кормит, тот и заказывает напитки! Жду всех в транзитном складе номер три через два часа, не опаздывать. И форму захватите.
  
  
Глава 10. Забота о детях и её проявления
  
  Родители понемногу учатся у своих детей тому, как справляться с жизнью.
  Мюриэл Спарк
  Да ладно?! Эти олухи даже консервы нормальные добыть не в состоянии, всему приходится учить!
  Роман Торчвик
  
  Одно из пустующих складских помещений в промзоне Вейла.
  – Поздравляю вас, дети мои! – позитивно начал я своё выступление, показываясь на глаза собравшейся и уже начавшей нервничать толпе фавнов. – Ваше начальство решило, что теперь я Крёстный Отец, мать и любимая бабушка всего Белого Клыка! Вот такой нежданчик, – останавливаюсь перед центром строя и опираюсь обеими руками на трость. – Специально проверил, но нет, рыжий хвост у меня отсутствует и следов хирургического вмешательства не видно. Я знаю, вы тоже рады! А кто не рад, тот скоро обрадуется, потому как в вашей жизни ещё не случалось ничего более прекрасного, и сегодня вы это поймёте! Конфет по праздникам, правда, не обещаю, но семью любить научу! А теперь офицеры и сержанты ко мне, рядовые — надеть форму!
  
  – … – народ безмолвствовал.
  
  – Да, вы не ослышались, сегодня мы будем работать не только качественно, но ещё и стильно. Расходимся, переодеваемся. Девочки радуются брутальности мальчиков, мальчики делают вид, что не подглядывают за девочками! Живо-живо! Романтику и цветы устроите себе сами, но уже вечером — в свободное от работы время!
  
  Сбитые с толку фавны начали переглядываться, на многих лицах, особенно из молодого пополнения, крупными буквами читалось что угодно, кроме готовности к свершениям и подвигам, но это уже были проблемы их командиров. В конце концов, не маленькие, а метод «один переодевается, три других закрывают его своими спинами» никто не отменял аж с первобытных времён. Заодно и чувство локтя подтянут, а то, сдаётся мне, про приём «скамеечка дружбы»*(1) тут вообще никто не слышал.
  
  – Значит так, товарищи первые умы грядущей революции, – дождавшись, пока все зайдут в «штабное помещение», начал я, – задача номер раз: подберите мне пять, а лучше семь девочек самого невинного и заклёванного вида, ну или тех, кто может эту заклёванность сыграть — мне без разницы. Дальше, Илия, оденешь их в рвань вон из того ящика, – киваю на угол комнаты. – Смотри, чтобы выглядело достоверно и с претензией на опрятность. Вы, женщины, это умеете, так что я в тебя верю. Остальные делятся на три группы. В первую, поменьше, пойдут самые громкие, опыт проведения митингов и протестов обязателен. Только обрадуйте их, что надо будет переодеваться назад, попозже — пусть прочувствуют свою уникальность, мне нужны их злость и искренняя ненависть к людям. Вторая группа — водители и грузчики, будут сидеть в засаде здесь, здесь и вот здесь, – указываю на разложенной на столе карте нужные точки. – В третью отберёте самых колоритных ребят, чтоб руки как ноги, пресс — хоть сейчас на плакат, а лица с печатью радушия столь милой, чтоб офисные клерки от одной улыбки в обморок падали. Пример — вот, – невежливо тыкаю пальцем в лейтенанта.
  
  – Но-о… на нём же маска? – кстати да, нафига он носит её и тут, да ещё совершенно глухую — большой вопрос. Впрочем, мне как-то пофиг.
  
  – И что? Хотите сказать, что если наш бравый лейтенант подойдёт к офисному клерку и мило улыбнётся, запуская свою прахопилу, тот не грохнется в обморок? – изобразив на лице черпак иронии в масштабе, смотрю на Майка. – Я вас умоляю, вы плохо знаете офисных клерков! Но хватит об эстетике мужской красоты, все всё поняли?
  
  – Э-э-э-э…
  
  – Зачем это всё? – первой нашлась с вопросом Илия.
  
  – Мы идём провоцировать расистов! Для красивого ограбления нет ничего лучше хорошей провокации! Как заслуженный расист Вейла говорю.
  
  – Расист? – удивилась девушка. Ну да, за время нашего знакомства я проявил себя как человек с весьма «специфическим» и, откровенно говоря, злым юмором, но вот именно расистом всё-таки не являлся. Да и откровения «о кошкодевочках»… тоже для подобной публики не характерны.
  
  – Разумеется, Цветочек! Я так ненавижу существ, чей уровень интеллекта ниже хотя бы 93 пунктов, что вообще! Днями не сплю и ночами не ем!
  
  – Э-э-э… но это же не расизм, вроде бы? – неуверенно спросил Перри.
  
  – Почему же? – достаю из внутреннего кармана сигару. – Расизм — это идеология, заявляющая о разделении людей на строго дифференцированные группы, называемые расами, о связи между унаследованными физическими чертами и чертами характера, интеллектом, моралью, культурой, а также о врождённом превосходстве одних рас над другими, – припомнил я определение из моего прошлого мира. – Таким образом, моя ненависть к идиотам и святое убеждение, что идиотизм не лечится и передаётся на генетическом уровне, является самым настоящим расизмом, как и мечта всех идиотов сжечь живьём, желательно, разом, – щёлкаю зажигалкой и прикуриваю. Интересно, кто-нибудь из них поймёт, что их попытки бросаться на людей — тоже чистый расизм? Вряд ли, заметить бревно в своём глазу довольно сложно, но вдруг?
  
  – Хм-м-м… – коллектив задумался, даже не обратив внимания на запах табака.
  
  – Так, – сделав затяжку, выдыхаю струйку дыма, – девочки и мальчики, чего стоим, кого ждём? Команды даны были ещё минуту назад! Шустрей-шустрей. Шевелите своими пушистыми задницами… или что там у вас пушистое?! – во-о-от, теперь они забегали, любо-дорого. А ещё…
  
  – Вот, – Илия, отлучившаяся на пару минут на предмет назначить нужных девчонок, вновь вернулась к коллективу… вместе с чашкой кофе, которую и протянула мне. Пусть кофе в фирменном стаканчике местной забегаловки был… пожалуй, в данной ситуации даже было не самого лучшего качества, нельзя было не отметить, что в наших отношениях наметился кое-какой прогресс. А также тот факт, что голова у девочки на плечах есть и теориями о расовом превосходстве ушасто-хвостато-чешуйчатых засрана как минимум не до конца.
  
  – Надеюсь, это попытка подлизаться к начальству, а не тихонько его травануть за превосходное чувство юмора? – принимаю стаканчик.
  
  – А что, так можно было? – невинно похлопала глазками девушка и чуть улыбнулась.
  
  – Ха, ты определённо начинаешь мне нравиться, Цветочек! Думаю, мы сработаемся, – делаю глоток. – Да, у тебя однозначно есть креативная жилка! Совместить подлизывание с отравлением — это сильно, а главное, не подкопаешься!
  
  – Э?
  
  – Премерзейшая бурда! – с уважением салютую стаканчиком самому себе и делаю ещё один глоток. – Скорее всего, родом из Атласа — только там знают, как из нормальных продуктов создать что-то, что потреблять можно только когда кончатся собачьи консервы. Зато дёшево, много, быстро и хранится почти вечно. Так сказать, отрава со знаком качества!
  
  – Ну, знаешь! – надулась хамелеончик.
  
  – Да, как раз об этом! – перебиваю её, на сей раз салютуя стаканом уже девушке, вслед за чем прохожу в угол комнаты и поднимаю с пола чемоданчик. – Ты верно заметила, я предвидел осложнения на первое время, так что вот, – алюминиевый кейс ложится на стол и с щелчком открывает запоры. – Носи с бережением, гордостью и достоинством, – вручаю девушке термос. – Кофе с особого склада Бикона. Такой есть только у меня, Озпина и доктора Ублека. Последний, правда, добавляет в него токсичные экспериментальные энергетики… не повторяй за ним!
  
  – А?..
  
  – Нет, вот бутерброды я тебе пока не доверю, пусть лежат у меня в кармане, а то знаю я вас, голодных стажёров на диете, – обламываю девушку (точнее, немного издеваюсь). – Но мы отвлеклись, как там наши будущие «несчастные бедные девушки»?
  
  – Ну… – несколько раз моргнув и с опаской смерив взглядом появившийся в руках термос, Илия встряхнулась, – я назначила тех, кто выглядит максимально безобидно, но в Белый Клык идут только те, в ком достаточно решимости для борьбы.
  
  – А потому их «безобидность» очень относительна, – продолжил я мысль. – Ладно, им не в театре выступать, – вздыхаю. – Пойдём, проведём отдельный инструктаж для будущих «жертв».
  
  Чуть позже.
  – М-да… – я осматривал «несчастных девиц». – Это будет сложнее, чем я думал.
  
  – Что не так? – насупилась Илия.
  
  – Цветочек, – в ответ на моё обращение «при посторонних», точнее, рядовом составе, девушка стала насыщенно-розовой, а означенный рядовой состав принялся старательно Превозмогать… дабы самым наглым образом не заржать при начальстве, – вот скажи мне, кого ты видишь перед собой?
  
  – Эм-м-м… бойцов Белого Клыка?
  
  – Правильно, именно их! А кто нам был нужен? Даю подсказку: «несчастные, неуверенные в себе и завтрашнем дне девушки»! В каком месте топор, копьё, булава и небольшой арсенал огнестрела делают их «неуверенными в завтрашнем дне»? И даже если ты подумала про то место, которое не упоминают в приличном обществе, то ничего подобного! С таким арсеналом эти хрупкие милые создания за пять минут поймают на улице любого самца и ночью сделают с ним всё, что захотят, будь уверена! – делаю задумчивую затяжку, с глубоким чувством во взгляде оценивая облик зверодевочек-амазонок. Н-да, а идея-то ничего так, перспективная, может, на какую порностудию подкинуть? А что? «Хищницы на тропе войны — похищение мажоров» — звучит же!.. – Кхм! Так! О чём я? – одёргиваю не в ту степь разыгравшуюся фантазию. – Короче, оружие оставляем на базе! Вы должны быть милыми и беззащитно-растерянными, вот, учитесь у руководителя! – киваю в сторону Илии, что стала уже свекольного оттенка и старалась как-нибудь провалиться под землю. Возможно, что-то из моих фантазий отразилось на лице…
  
  – Ага-а-а-а… – потянули девочки и стали разоружаться, с некоторой опаской поглядывая на точно так же начавших глядеть на них бойцов мужского пола.
  
  – Ладно, сойдёт, – посмотрев, как они пытаются заделаться белыми и пушистыми, сменил я гнев на милость. – Теперь слушаем папу Романа, девочки… Так… я сказал девочки! Остальные продолжают работать, иначе сдам в поликлинику — на опыты! – притихшие было пушистые засранцы принялись шебуршать с новой силой. – Слушайте оперативную задачу. Вы идёте в магазин «Товары из Атласа» и начинаете ходить среди полок, прицениваясь и недовольно поджимая губы, при этом крайне желательно слегка нервно подёргиваться и оглядываться.
  
  – Но зачем? – спросила одна из девушек, с парой пёстрых перьев, торчащих прямо из причёски.
  
  – Потому как в магазине Атласа работают всегда ребята родом из Атласа, Попугайчик, – начал я пояснять, – а Атлас, в свою очередь, это родина спесивых засранцев и чванливых му… кхм-м, чудаков. В общем, долго терпеть фавнов, да ещё и без денег, местная охрана не сможет, а нам этого и надо. Ясненько?
  
  – Угу.
  
  – Ну вот и чудненько. Раз больше вопросов нет, продолжим: вы ходите, нарываетесь на грубых расистов, которые вас выставляют. Смотрите, не спалите в этот момент наличие открытой Ауры! Потому что если «да», то это будет самый тупой провал всей операции за все мои эпизоды! Далее. Крайне желательно при выставлении трагично кричать, а после выпихивания на улицу — ещё более трагически упасть на тротуар. Это важно!
  
  – Х-хорошо, – похоже, им явно будет стыдно этим заниматься. Ну что же, тоже неплохо. Стыд могут посчитать опаской и «погрызанием совести» за попытку кражи, что вполне встречается у молодых и неопытных воришек, которых «жизнь заставила». М-да-а-а, опять ностальгия с памяти Ромы. Вот ей богу, если бы он вместо краж просто записал свои мемуары, денег имел бы с продаж книг едва ли не больше, чем сейчас…
  
  На окончание сборов и подготовку отрядов у фавнов ушло ещё часика так два. Смеркалось. Кофе давно кончился, как тот, что был из местного универмага, так и «домашняя заготовка», форма белоклыковца, в которую и я облачился, дабы не засветиться на камерах и не дать увязать это ограбление с изъятием Праха, немного жала, а маска — затрудняла обзор, в итоге оставалось лишь курить и медленно звереть… в переносном смысле слова. Но всё имеет тенденцию к окончанию, кончился и этот этап, и вот девочки пошли строить жалобные моськи и нарываться на неприятности, а мы — сидеть в засаде. Не прошло и двадцати минут, как парочка матёрых детин реально пинками выгнала из магазина бедно одетых зверолюдок, одна из которых зацепилась за порог и растянулась в пыли у ног ближайших прохожих, что поспешили разойтись, делая вид, что ничего не видели. Сколько подобного дерьма я уже наблюдал и в том мире. Люди… люди никогда не меняются, вот только сейчас это почти что обидно.
  
  – И чтобы мы вас больше тут не видели! – охранник самодовольно потёр руки, словно стряхивая с них грязь. Отлично, теперь следующий этап — несколько «проходящих мимо» фавнов увидели своих сородичей и стали громко возмущаться по этому поводу. Через десять минут их уже было два десятка, ещё через пятнадцать — полсотни, да ещё и с плакатами. В общем, классический стихийный митинг. Разумеется, сразу же появились и копы, но в количестве откровенно смешном — почти все, высунув языки, искали наглых расхитителей Праха, а потому очередной митинг недовольных фавнов был правоохранителям мало интересен. До того момента, как в магазин полетели камни.
  
  Тем временем с чёрного хода уже подваливали грузовики и ребята в форме Белого Клыка. Шум бунтующей толпы скрыл звуки выбивания замков, а окна рачительные хозяева, опасаясь новых камней, сами закрыли глухими ставнями.
  
  – Ну что, засранцы, мы слышали, вы тут наших братьев обижали! За это придётся заплатить… – Ларри неплохо изображал «киношного злодея, сферического в вакууме», влияние фильмов со Спрюсом Уиллисом однозначно прослеживалось. Да и эти бараньи рога придавали ему лёгкого налёта инфернальности. К счастью, работники тоже смотрели эти фильмы, а потому фигнёй страдать не стали, особенно когда ушедший чуть вперёд лейтенант вернулся, держа в одной руке уже заведённую бензопилу… хм, точнее, прахопилу, а в другой — менеджера данного магазина, уже обмочившегося и на всё согласного.
  
  – Все на пол! Свитки в тот угол, руки держать на виду, чтобы мы их видели! – Майк размахивал обрезом и дулся от важности… или это потому, что он вышел из отдела с крупами, и у него сработал расовый рефлекс? Всё же мышиные корни — это серьёзно.
  
  Тем временем работников начали вязать, благо вид у парней оказался достаточно авторитетным, и в героя никто играть не стал (охранников, кстати, слегка попинали за неподобающее обращение с дамами, не сильно, но довольно больно, впрочем, жить будут… и поделом, ибо бить женщин можно только в бою, а никак не так!), а потом мне стало некогда наслаждаться видами, ибо весь этот зоопарк на выезде надо было контролировать:
  
  – Пэрри, ну куда пошли твои парни?! Телики и прочий техномусор берём в последнюю очередь! Мы сюда за едой пришли. Я сказал за едой, а не за выпивкой, Майк! Хочешь, чтобы наши кошечки и лисички тебе по возвращении хвост на рога Ларри натянули? Сперва картошка, потом виски! Привыкайте к будущей семейной жизни заранее! И только попробуйте мне кто-нибудь пойти за консервами в зоотовары! Я не для того переступал через себя при выборе цели, чтобы вы об колено ломали мне начавшую зарождаться веру в вашу небезнадёжность!
  
  – Да, босс! Так точно, босс! – заверяли фавны и бегали, вынося всё ценное-нужное из магазина: крупы, консервы, упаковки соков, содовой… И всё-таки телевизоры, Свитки, туристические наборы… э-э-э, зачем этот тип потащил манекен с одеждой?! А, фавн-хомяк? Вопрос снимается.
  
  Лично я как-то мимоходом и на рефлексах обчистил кассу и полки с алкоголем, хотя и их потом вынесли ребята и девчата из группы Майка. В итоге, через час упорного труда в магазине остались только полки и запасы концентратов из Атласа, на которые даже тот пресловутый фавн-хомяк не покусился. Пусть в плане «дожить до начала дела» они и были самым лучшим выбором, но господам террористам и нормальных консервов хватит на полгода.
  
  Спокойно собравшись и загрузившись, мы благополучно отчалили на базу, а полиция смогла разогнать митинг только ещё через час. О том же, что с магазином что-то не в порядке, узнали вообще под утро, когда обеспокоенные члены семей работников понесли заявления в полицию о том, что их благоверные не вернулись с вечерней смены.
  
  Но об этом «беспрецедентно наглом нападении террористов из Белого Клыка» я узнал уже при просмотре дневных новостей, а пока не наступило утро, мы перегрузили содержимое грузовичков на наши склады, и я вновь выступил с речью.
  
  – Дорогие дамы и господа… Цветочек, лейтенант, – отдельно я повернулся к старшим офицерам, – поздравляю вас с окончанием удачного дела! Враг в лице расистов-капиталистов получил существенный моральный урон и начал понимать всю тщетность бытия, с чем я вас и поздравляю!
  
  – Ура-а-а!
  
  – А посему, – дождавшись, пока стихнут крики радости, – как и обещал, объявляю гулянку. Алкоголь и еда у вас есть. Мальчики, о цветах для девочек заботьтесь сами, не всё же бедному крёстному папе отдуваться! Девочки, проследите, чтобы ваши мальчики в пьяном угаре не разнесли тут всё и не завалили конспирацию, я в этом деле только на вас и могу рассчитывать! Ну всё, развлекайтесь, только не перегните палку — ветеринаров тут нет, откачивать будет некому! – в ответ послышались смешки.
  
  – Кажется, они начали понимать твои шутки, – поделилась мнением Илия.
  
  – Шутки? – приподнимаю бровь. – Я был убийственно серьёзен, Цветочек!
  
  – … – воцарилась озадаченная тишина.
  
  – Шучу, хе-хе, – я ухмыльнулся, видя, как страдальчески прикрывает глаза девушка, да и лейтенант как-то тяжело вздохнул. – Но теперь кроме шуток, как народ отпразднует и отойдёт от этого, пусть посчитают всё, что добыли из продовольствия, всё остальное — пусть будет их премией. Уж я знаю, ничто так не поднимает настроение, как слушать новости о краже по спиз… реквизированному телевизору.
  
  – А-а-а… ваша доля, как организатора?
  
  – Поверь, Цветочек, уж кого-кого, а себя я не обидел, – в кассе было почти тридцать тысяч льен, по сути — вся вечерняя выручка немаленького магазина. Чисто для справки, доход в пятьдесят тысяч в год считался неплохим достатком для клерка средней руки. Фавны, вкалывавшие на шахтах, редко когда получали больше восьми-десяти. – Была бы ты кошкодевочкой, я бы предложил это отпраздновать в более тесном кругу, но увы… – и, оставив гордых революционеров приходить в себя и осмыслять действительность, я удалился по направлению к одной из своих лёжек, правда, стоило мне только выйти со склада, как…
  
  *Хрясь!* – всё это время прикрывавшая меня Нео атаковала, подло и внезапно, но я был готов, а потому зонтик спокойно прошёл сквозь моё тело.
  
  – Увы, радость моя, не всё так просто, но попытка хорошая.
  
  – (>‸<), – надулась появившаяся «из воздуха» дева.
  
  – Ну-ну, я всё же учусь, так что всё вполне ожидаемо, – я потянулся погладить эту милашку по голове, как вдруг…
  
  *Хрясь!* – по руке прилетело зонтиком.
  
  – (^_^).
  
  – Какая подлость! Обожаю тебя! – пришлось выдавать мороженку. Что сказать? Опять подловила. Зато, получив лакомство, девушка выпала из унылой серой реальности с грабежами, атаками из засады и прочей скукотой и позволила себя потискать. В общем, всё — у меня есть дела с моей очаровательной прислужницей, и до звонка хамелеончика объявляю выходной! Хм-м… Какое-то чувство дежавю. Начать, что ли, вести дневник?
  
  Академия Бикон, где-то в парковой зоне...
  Руби ещё раз огляделась по сторонам и, убедившись, что поблизости от облюбованных кустов никого нет, воровато достала Свиток. Над этим звонком она думала уже не один раз, но всё никак не могла решиться, да и Янг постоянно была рядом, а чутьё подсказывало Роуз, что сестра ни за что не дала бы ей сделать этот звонок.
  
  Нужный абонент был найден быстро. Глубоко вздохнув, девушка собралась с духом и ткнула иконку вызова. Последовали гудки…
  
  – Алё! Руби, это ты? Что-то случилось? – быстро ответил знакомый голос с нотками переживания.
  
  – Привет, пап, – поздоровалась начинающая Охотница. – Как у тебя дела? – не зная, как начать разговор, Руби начала его с самых банальных вопросов.
  
  – Да что у меня может случиться? – весело донёсся голос с той стороны. – Новый учебный год, новые ученики. Большинство очень старательные, но есть и несколько лентяев. А как там мои девочки, надеюсь, не ленитесь на уроках?
  
  – Нет, что ты? Как можно лениться, попав в Бикон?! – прекрасно зная, что папа её разыгрывает, всё равно не смогла удержаться от возмущённого писка девочка. – Тут столько всего интересного! И мастерские, и спарринги, и можно с Гримм подраться, и профессор Ублек! Представляешь, он ходит по классу с такой же скоростью, как я, когда применяю Проявление, а ещё… Ну… – Руби уже хотела сказать то, зачем звонила, но неожиданно для самой себя осеклась.
  
  – Ха-ха! – довольно донеслось из Свитка. – Да уж, не сомневаюсь, что вам весело! Но на чём ты остановилась? Давай, Руби, ты можешь рассказать папе всё! Неужели моя девочка наконец-то нашла себе друзей?
  
  – Ну… – Роуз замялась. – Вообще-то да… Но я не поэтому звоню.
  
  – О!? Ты меня заинтриговала! Давай, скажи скорее, что же это?!
  
  – Папа, понимаешь… – Руби ещё раз помялась и стрельнула по сторонам глазами, – есть один парень… я чувствую себя как-то очень странно рядом с ним…
  
  Признавать это было очень стыдно, но когда девушка поняла, что начинает украдкой коситься в список контактов Свитка на адрес, подписанный «Твой Тёмный Рыцарь», даже во время уроков, то решила, что с этим надо что-то срочно делать. К сожалению, обратиться за советом к сестре, как она поступала обычно, юная Охотница не могла. Дело было не в том, что советы Янг в отношении парней обычно были… не очень приличными, просто… Руби точно знала, что та, несмотря на все угрозы, так и не переименовала псевдоним Торчвика на своём Свитке.
  
  Как и Вайсс…
  
  И Блейк.
  
  В Биконе никто не мог ей помочь!
  
  – … – в первые несколько секунд после признания на линии царила мёртвая тишина, зато потом… – ЧТО?!! – подсердечный крик Тайянга заставил несколько птиц вспорхнуть с деревьев. – Кто он? Кто посмел?! Что он себе позволял?! Что… Что он с тобой делал?!
  
  – Ну… понимаешь… – какое-то смутное беспокойство начало закрадываться в душу девушки, – он постоянно называет меня Капюшончиком, а Янг — Дракончиком…
  
  – Прямо как я!.. Но это ещё не значит, что я одобряю!.. Прости, Руби, я тебя перебил. Так в каких вы отношениях? Он из хорошей семьи?
  
  – Ну… я не знаю, – должна была признать Роуз, уже только после ответа вспомнив, что Роман говорил что-то о сиротах, но поправляться было уже поздно. – Так получилось, что когда мы знакомились, я хотела ударить его Кресент, но он мне не дал… Я, правда, потом выстрелила ему в спину… но он не обиделся! И даже сказал, что я ему очень понравилась… А… на следующий день он пришёл в гости с тортом и печеньем, и мы вроде как помирились, но… он немного… плохой парень, – серебряноглазая девочка очень долго думала, как спросить совета у папы, но при этом не пугать его тем, что она теперь дружит с самым разыскиваемым преступником Вейла. В результате было принято решение использовать максимально расплывчатые формулировки.
  
  – Он пьёт и курит?! Непристойно выражается?! Он к тебе приставал?! – с новым напором разразился криками её Свиток.
  
  – Н-нет, – перед внутренним взором Роуз как назло встали воспоминания о сигарах Торчвика, но не признаваться же ей было в этом папе?! – Он очень вежливый и знает много интересных историй! – поспешила успокоить родителя Охотница, отчаянно надеясь, что он не заметил, как дрогнул её голос при первом слове. – Кстати, пап, а правда, что кладовка с кофе Профессора Озпина защищена лучше, чем главная сокровищница королевства?
  
  – Я… – Тайянг завис. – Ну, вообще, это не исключено… – озадаченно-задумчивым голосом, как показалось Руби, с удивлением для себя, признал мужчина.
  
  – То есть… Дядя Кроу тоже на самом деле крутит роман с Винтер Шни и постоянно, ну… дёргает её за косичку, чтобы она разозлилась и побежала его бить?
  
  – Я… я никогда не смотрел на это с такой стороны… – сегодня был день откровений для одного отдельно взятого отца-одиночки.
  
  – Значит, это действительно так! – обрадовалась Руби. – Надо будет рассказать ему, что девочкам не нравится, когда их дёргают за волосы! Янг за такое вообще готова убивать.
  
  – А… да… разумеется… – начал соглашаться Тайянг, но тут же спохватился: – Постой, мы ушли от темы! Я хочу больше знать об этом "плохом парне" с вежливостью и тортиками!
  
  – Ну… он… – девушка покраснела. – Красиво одевается, и ему нравится оружие, ещё он высокий и заминировал нам карниз, чтобы парни не лазили подсматривать…
  
  – Он что?.. Т-то есть это правильно! Это он молодец! А-а-а что он делал у вас на карнизе? – последняя реплика была преисполнена такого живейшего интереса и в то же время патоки, что нехорошие предчувствия Руби прямо взбесились.
  
  – Вроде бы ничего, только минировал, – честно ответила девушка. – Правда, я не видела — мы в это время спали.
  
  – Э-э-э… В каком смысле «спали»?
  
  – Ну… как бы… дело было ноч…
  
  – Стой! – неожиданно появившаяся со спины Янг схватила из рук сестры Свиток. – Привет, пап! Ты не переживай, этот рыжий — классный! Хотя порой я хочу его прикончить… Но за ту пачку грави-патронов для Эмбер Силики готова простить и даже позволить пригласить себя на свидание! Но об этом я ему не скажу… пока что. В общем, не переживай, у нас всё хорошо! И нам пора на занятия! Пока-пока! – и блондинка сбросила вызов.
  
  – Янг, когда ты?.. – Руби оглянулась себе за спину, где смыкались густые ветви кустов. – Ты чего творишь?! – насела она на сестру, пунцовея от стыда и смущения.
  
  – Это ты чего творишь?! – потрясая отобранным Свитком, сделала страшные глаза Сяо Лонг. – Ты хоть представляешь, что теперь будет?! Когда я два года назад сказала ему о парне, пригласившем меня погонять на мотоциклах, он примчался через весь город и чуть не разнёс трассу! Меня после этого из клуба байкеров попёрли! И это был-то всего-лишь Том Фиджинальд, за все годы учёбы прославившийся только мазнёй на стенах школы, а представляешь, что будет, если папа узнает про Торчвика?!
  
  – Эм… – писк вышел очень виноватым, а до Руби начала доходить вся опасность ситуации.
  
  – Вот-вот! Нам надо срочно выбить какую-нибудь практику за городом! Подальше от Бикона!
  
  – Ты думаешь? – ещё не до конца веря сестре, переспросила Роуз.
  
  – Руби! – блондинка стиснула плечи брюнетки и, буквально подняв в воздух на пару сантиметров, встряхнула. – Папа будет здесь через час! В лучшем случае — через два! За это время мы должны оказаться как можно дальше!
  
  – Н-но к-как? – родственная тряска усилилась, не позволяя попадать зубу на зуб.
  
  – Профессор Порт! – будто про героя-спасателя возопила Янг. – Попросим у него досрочную сдачу практики по беовольфам! Он никогда не отказывает!
  
  – Я-я поняла!.. И п-прекрати меня т-трясти! – жалобно прокричала Роуз.
  
  – Вперёд, Руби! – взвинченная Янг послушно расслабила руки, позволяя сестре плюхнуться пятками на землю. – Ты ищешь профессора, а я — Вайсс и Блейк! Дорога каждая минута!
  
  – А зачем Вайсс и Блейк?
  
  – А ты хочешь, чтобы они видели папу, ломящегося в нашу комнату?! – вопросом на вопрос ответила блондинка.
  
  – … – краткая секунда потребовалась серебряным глазам для того, чтобы отразить нарисованную воображением картину, после чего: – Ускоряемся, Янг! Времени нет!.. – и вместе с хлопком разрываемого воздуха над землёй закружились несколько красных лепестков розы…
  
  Чуть позже. Ничего не подозревающая невинная жертва.
  – У-у-уф… – Нора сидела в кресле и отдувалась.
  
  Ей было хорошо. Очень, очень хорошо. Почему? Потому что сегодня была очередь Рена готовить, само собой. А ещё потому, что она смогла добраться до порции Жона. И Пирры. Ну и Рена, чего уж там. И нет, она не обворовывала холодильник! Тем более она не крала еду у своих друзей, она просто спасала её. Ведь блинчик, если его разогреть, становится не таким вкусным, даже блинчик её самого-лучшего-просто-друга-с-которым-она-вместе-но-не-вместе-вместе-что-не-помешает-ей-сломать-ноги-любой-курице-покосившейся-неправильно-на-её-друга! А Жон и Пирра ушли тренироваться. Опять. А значит, вернутся нескоро и им будет точно не до обеда. Во всяком случае, блондинчику, которого, скорее всего, опять притащит на себе Пирра. Нет, понятное дело, что их Бесстрашному Лидеру действительно не помешает подтянуть форму, но эти двое, кажется, слишком уж увлекаются… или они там не только мечами машут?
  
  Нора прикрыла глаза, представляя, что ещё могло происходить за закрытыми дверями одной из тренировочных площадок Бикона, возможно… им с Реном тоже стоит потренироваться? Разумеется, просто потренироваться, они же Напарники, бесстрашные Охотники на Гримм, они должны тренироваться… в полный контакт… на сверхблизких дистанциях, где сильные и ловкие руки её друга…
  
  – Уфу-фу… – мысли были очень… интересными. И немного смущающими. Но переполненный живот не позволял на них сосредоточиться. Увы, у каждого Подвига есть своя цена. И то, что она Спасла эти блинчики от ледяного плена, стоило ей снижения подвижности. И сытой отдышки. И некоторой сонливости… А ещё хотелось, чтобы её взяли на ручки и отнесли в кроватку… И где пропадает этот Рен, когда он так нужен? Нора блаженно растеклась по креслу, как вдруг…
  
  – Ты-ы-ы-ы! – полный звериной ярости и какой-то первобытной мощи рык сотряс общую гостиную общежития, а в следующий момент юная Охотница неожиданно для себя оказалась летящей из кресла в стену.
  
  Как это произошло, она понять не успела, да и попытка среагировать из-за полного живота запоздала, в результате чего, вместо того, чтобы сгруппироваться и погасить удар, она успела только слегка повернуться в воздухе и… впечаталась спиной в стену, головой вниз — наискосок. Но не этот факт потряс любительницу молотов и сладостей до глубины души, а то, что она увидела, оказавшись повёрнутой лицом к месту, где недавно сидела. У опрокинутого кресла стоял… Жон?! Но какой это был Жон! Свитое из тугих мышц тело привлекало взгляд, его рост стал ещё выше, мощная Аура горела огнём. Рыжая знала, что у их Бесстрашного Лидера этой Ауры много, но никогда не думала, что настолько много! Но хуже всего были голубые глаза, сейчас смотрящие на неё в приступе натурального бешенства. А ещё… на его лице была щеголеватая бородка, кажется, такая называется «плевок». Да и на вид ему было лет тридцать… Всё это могло означать лишь одно!
  
  – Жон, прости! – шлёпнувшись на пол, тут же зачастила Валькери. – Я не хотела красть твои блинчики! Прости, я не ожидала, что ты вернёшься из будущего, чтобы отомстить! Клянусь, я попрошу Рена испечь ещё! Я даже готова убираться в нашей комнате вместо тебя следующие три… нет, четыре раза!
  
  – Э-э-э… девчонка? – удивлённо вопросил Жон-из-будущего. – Это… но… как же… в смысле… Руби же говорила про парня и… оу… – втянул голову в плечи их Бесстрашный Лидер, наглядно доказав, что как бы крут он ни стал, он оставался всё таким же социально неуклюжим. – П-прошу прощения, кажется, я напугал вас… уверяю, это просто недоразумение…
  
  – Эй, если ты пришёл сюда из будущего, это ещё не значит, что можно забывать, как зовут твоих сокомандников, – упёрла руки в боки Нора. – И что там про Руби?
  
  – Эм… а что про Руби? – недоумённо моргнул блондин.
  
  – Как это «что»? Вы же с ней постоянно зависаете у верстаков и мило болтаете? Ну, за исключением тех моментов, когда ты не прыгаешь с Пиррой, заперевшись на тренировочной площадке…
  
  – Та-а-ак… – в глазах Жона вновь начал разгораться нездоровый огонь, – с этого момента поподробнее!
  
  – Хм… – Нора начала подозревать, что с этим взрослым Жоном было что-то не так, впрочем… они в Биконе, никто не обращает внимание на него, значит, всё в порядке, так ведь? – Сначала ты пугаешь меня до полусмерти и явно намереваешься сломать ноги, а теперь «поподробнее»? Так не ведут дела! Я требую компенсации.
  
  – Эх… сколько? – усталый и привычный вздох окончательно рассеял сомнения Норы. Почему-то так начинали со временем вздыхать все её знакомые, даже Рен. Так что это был точно Жон! Ещё, конечно, так вздыхала команда RWBY при приступах активности Янг, в частности, её каламбурах, но это тоже доказывало, что Жон — это Жон!
  
  – Десять порций фирменных блинчиков! – выдала ультиматум рыжая. Пусть блинчики Жона были не такими вкусными, как у Рена, но честное второе место в табели «самая вкусная еда по мнению мисс Валькери» они вполне занимали.
  
  – Ладно… но с тебя рассказ, что это за Жон, который «зависает» с Руби и «скачет» с другой девушкой…
  
  – Хм-м… будущий ты более странный, чем обычно, – беззаботно пожала плечами Нора. – Ну да ладно, слушай!
  
  Жон Арк даже не представлял, какие удивительные встречи готовит ему жизнь в самом ближайшем будущем.
  
  
  Примечания:
  *(1) Скамеечка дружбы — упражнение на пресс, когда несколько человек садятся рядком на скамейку, обхватывают друг друга руками за плечи и начинают коллективно опускать и поднимать корпус назад-вперёд. В итоге, даже если кто-то сдулся, более крепкие товарищи всё равно заставят его подняться и выполнить заданную норму.
  
  
Глава 11. Жестокость мотивированная и не очень
  
  Я ударил тебя не потому, что ты это заслужил, а потому, что тебе это было необходимо!
  Бэтмен.
  
  Спустя неделю после «явления Тайянга» в Бикон.
  – Нео, я не готов, – прикрываю лицо рукой, одновременно смещая шляпу пониже.
  
  *Хлоп!* – папка с машинописным текстом была поднята со стола и веско возвращена обратно передо мной, не позволяя никаких двусмысленных толкований.
  
  – Знаю, что это была моя идея, но я не готов, – теперь моё лицо скрывали уже две руки.
  
  *Хлоп!!!* – хорошо, что я в этот момент не видел её лица, хотя оно всё равно встало перед глазами, и вид у воображаемой мной Нео был очень недобрый.
  
  – Ну прости! Я заставил тебя помогать в наборе текста, и да, я знаю, что это было жестоко, но мне же теперь это читать!
  
  *Бамс!* – это уже был зонтик, хряпнувший по столу рядом с моим локтем.
  
  – Нет! Это вещи разного порядка! Ты хотя бы прерывалась на мороженое и мои перекуры, и я делал тебе расслабляющий массаж! Целовал в ушко, расчёсывал, носил на руках и заваривал релаксирующий кофе! А ещё мы ходили во Fro'Go, и я накупил тебе целую гору тех прикольных мороженок в зелёной глазури и с красной начинкой! А то, что предстоит сделать мне — это чистая, незамутнённая боль!
  
  – …
  
  – Нео? – я опасливо приоткрыл один глаз, выглядывая из-под пальцев, а то что-то моя приспешница подозрительно надолго затихла.
  
  – (T‸T)…
  
  – Эй, так не честно, – возмутился я, глядя на почти плачущую рожицу девушки, чьего актёрского мастерства более чем хватало на то, чтобы на кончиках ресниц начала скапливаться влага. Ну или это была искусная иллюзия, с Неополитан ни в чём нельзя быть уверенным!
  
  – (^_~)… (*^‸^*)… (О_О)! (v‸v)… (=^__^=)… – завершила свою пантомиму о жестоком надругательстве над несчастными фавнами девушка.
  
  – Думаешь? – идея унижения воинствующих безмозглых террористов мне нравилась, и напоминание о ней подействовало благотворно, но мои собственные страдания в этом процессе всё ещё портили момент.
  
  – \(^_^)/.
  
  – Ладно, только ради тебя, – сдаюсь под напором неопровержимых аргументов. – Но прошу занести в протокол, что в последний момент я пытался раскаяться и встать на путь исправления, однако меня заставили коварным шантажом!
  
  – (^____^)!
  
  – Да-да-да, – со вздохом взвешиваю в руках папку. – Пойдём, пока я не передумал…
  
  Несколько десятков минут спустя я расхаживал перед длинным столом, за которым сидел весь командный состав моего отделения Белого Клыка, и чувствовал себя идиотом. В смысле, на серьёзных щах читал лекцию террористам о том, как надо воевать. Впрочем, всё по порядку:
  
  – Итак, Цветочек, что ты знаешь о правильной диверсионной войне и тактике малых групп? Что такое вообще война, и что такое победа в вашей войне? – абсурдность ситуации была просто дикой. Мало того, что я об этой самой тактике знал ровным счётом ничего, уровень «Медаль за отвагу» и «Зов Долга», в которые играл лет десять назад, так на фоне местных это ещё считалось если не «Великий Гуру», то где-то около. Последняя крупная война была почти век назад, и сколь-либо серьёзных конфликтов с тех пор не появлялось, да и «тактические гении» тех времён… ну, скажем так, генерал, решивший устроить ночной рейд на базу ФАВНОВ, считался опытным и грамотным командиром, которому можно доверить командование армией.
  
  Ночью…
  
  Во времена, когда приборов ночного видения просто не существовало.
  
  На фавнов.
  
  Тех самых ребят, половина из которых ночью видит лучше, чем днём!
  
  Короче, если с гримм местные товарищи бороться умели, то вот серьёзные разборки уровня хотя бы полсотни на полсотни тут практиковались только в качестве драк банд или рейдов полиции. На этом всё. Совсем всё. Варианты типа «Охотник-ветеран пошёл и вынес пару банд перед ужином» я не беру, это в тему «танк выехал на велодорожку». Исключением тут была только Синдер, которая явно материалом владела очень неплохо. Ну или ресурсов у неё было немеряно. Остальные же… ну, пример, где командир отделения Клыка вместе с замом идут лично обносить поезд, как бы намекает… Так что и ответ я получил вполне ожидаемый.
  
  – Эм, ну… это где пускать под откос поезда и устраивать засады? Ну а победа… это победа? – она сама поняла, как неуверенно это звучит.
  
  – Ты точно диверсионный командир? – я нехорошо прищурился на стремительно зеленеющую девушку.
  
  – Да?! – неуверенно предположила она.
  
  – Ладно. Хорошо… – может, переиграть? Может, ещё не поздно? Нет, нельзя, Нео сидит в углу и уже запустила ложку в ведёрко с клубничным мороженым. Такой облом мне не простят. – Что ж, мои милые пушистые и не очень друзья, сегодня ваш крёстный папа Роман будет вам рассказывать о правильной диверсионной войне. Начнём с развёртывания агентурной сети и организации резидентов. Кто знает значение этого термина?
  
  – Эм… Разведчик в тылу врага? – предположил Лорензо.
  
  – Определение верно, но недостаточно! Резидент — это уважаемый в обществе или высших его эшелонах разумный, что, не привлекая внимания, обеспечивает информационную, техническую, а в случае необходимости, и материальную поддержку ваших отрядов в тылу агрессора… – из зала робко вытянулась рука. – Да, Перри?
  
  – Так что такое в вашем понимании наша революционная война? В смысле борьба?
  
  – М-м-м, хитрый пушистый засранец, хочешь, чтобы я сам ответил на свой вопрос? Ха, молодец! Хоть кто-то из вас способен задавать правильные вопросы, а не тупо пялиться на меня с открытым ртом! Вы на этот счёт, кстати, поосторожней, а то мухи залетят, – извлекая из внутреннего кармана сигару, предупреждаю народ о неиллюзорной опасности. – Ларри, я за тебя больше всех переживаю!
  
  – Простите! – захлопнул челюсть фавн.
  
  – Итак, война… – щёлкаю зажигалкой, воскрешая в памяти плод наших с Нео совместных мучений на почве канцелярита. – Война — это широкомасштабное, массированное, организованное, насильственное воздействие на государство, народ, социальную или этническую группу с применением средств вооружённой борьбы и/или небоевых средств для достижения решительных политических, военных, экономических, культурологических и других целей, – я смотрел на постепенно стекленеющие взгляды, но пока бриз мыслей в них ещё угадывался. – В войне могут применяться различные формы борьбы: информационная, вооружённая, экономическая, финансовая, дипломатическая, культурологическая и другие. Конфликт — насильственное воздействие с применением средств вооружённой борьбы и/или небоевых средств с ограниченными целями, не достигающее масштабов войны с резким изменением противоборствующими сторонами проводимой ими ранее политики.
  
  – Эм… чего? – вот как можно было состроить такую жалобную рожу, сидя в глухой маске и будучи двухметровым бугаём? Но Лейтенант смог.
  
  – Хорошо, буду проще: война — это не только взрывы, весёлые грабежи, немотивированное насилие и прочая развлекуха, но и капанье на мозг населению противника, чтобы убедить их в том, что они неправы и должны принять твои условия не только потому, что ты побеждаешь, а ещё и потому, что это справедливо, – я уселся на краешек ящика напротив ученического стола и как следует затянулся сигарой, настраиваясь на новый виток выноса мозга. – Наиболее общий закон войны, ранее определявший зависимость войны только от её политических целей, трансформировался в закон зависимости войны от целей войны и методов её ведения. Достижение цели в войне идентифицируется как победа; метод ведения войны — путь, способ достижения победы. Запомнили, – ещё одна затяжка, – а теперь — Самое Важное! Не разгром вооружённых сил противника или овладение его территорией, а принуждение его к миру на определённых условиях, достижение желаемого послевоенного устройства есть отличительный признак победы. Принципиально, цель действий в любом противоборстве, в том числе и в военном, может быть достигнута двумя способами: преодолением сопротивления противника или лишением его способности к ведению борьбы. Преобладание того или иного способа в содержании противоборства определяет метод достижения цели. Преодоление сопротивления в войне с применением средств вооружённой борьбы осуществляется посредством открытого вооружённого столкновения сторон, – я вздохнул, три дня сидел над этой «лекцией», выжимая из своей памяти всё, что только можно было, в плане посещения военной кафедры. – Но это не ваш случай, так что рассмотрим второй вариант: лишение противника способности к сопротивлению и к борьбе в целом — подрывом военного, информационного, экономического, научно-технического и морального потенциалов посредством специальных действий. Вот это и называется диверсионной войной! Как подрывать экономику, я вам уже показал, пусть это и мелочёвка, но мелочёвка полезная. Морального потенциала мы касаться не будем, а вот на военном, научно-техническом и информационном остановимся отдельно. Итак, детишки, запишите тему сегодняшнего урока: спам и карикатуры, что из них страшнее?!
  
  Два очень нудных часа спустя.
  Я старался. Я выедал им мозги, как только мог, заодно невзначай стараясь переплавить разрушительный потенциал во что-то более созидательное. Объяснял концепцию утапливания оппонента в отборном дерьме, добычи компромата, тонкости шантажа (вот где багаж знаний Романа был задействован на всю катушку), а главное, что, где и через кого «сливать». Самое забавное, что Белому Клыку для реального создания неприятностей тем же Шни и прочим воротилам не хватало людей в своих рядах. Не фавнов, а именно людей. Сочувствующих или купленных — не столь важно, но главное, чтобы «голос» подали и человеки. Вот только политика террора гробила имидж организации чуть меньше, чем полностью. По-хорошему, им бы открыть ещё парочку, что с Клыком никак связаны не будут. Ну, типа, есть Талибан, а есть Белые Каски, что борются с угнетением и несправедливостью исключительно законно, уличают власти в нечестной игре и жестокости и… кто сказал, что прикрывают террористов?
  
  Судя по лицам фавнов, эти знания были для них просто Откровением. Если мне немного повезёт и выжившие адекватные ребята вернутся в Менаджери, а затем таки попробуют организовать что-то такое… это может повлечь раскол террористов, особенно если рядовой состав новой организации не будет знать всех подробностей… кхм. Но что-то меня куда-то уж далеко заносит, я всё же не Макиавелли и не Борджиа, чтобы такие интриги крутить, но, с другой стороны, и противники у меня куда как попроще будут.
  
  – Ладно, вижу, что ещё немного — и ваши мозги расплавятся и вытекут через уши, так что на сегодня хватит с теорией, теперь поиграем.
  
  – Поиграем? – Илия с подозрением осматривала мою довольную рожу.
  
  – Да, мы будем… охотиться!
  
  – На кого? – не поняла девочка.
  
  – Вы — друг на друга, а я — на вас всех, – встаю с ящика и, распахнув крышку, достаю оттуда пейнтбольные маркеры.
  
  Сделать их на Верстаке было минутным делом, шарики с краской настрогать — и того быстрее, а для местных это очередное откровение. «Видеоигры ведут к жестокости и негативным эмоциям, которые могут привлечь Гримм», так что никаких военных стрелялок по человекам, максимум — это файтинги «битвы Охотников» да слэшеры, где герой-Охотник в одно лицо кладёт полчища гримм. Так что пейнтбол — это реально новое слово в подготовке солдат… н-да.
  
  – Устроим тройничок! Перри, Цветочек, Лейтенант! – бедная Илия стала ярко-ярко-алой с жёлтыми «веснушками». – Вы берёте по отряду бойцов, вооружаете их и расползаетесь по ангару. Ваша задача — устранить отряды противников, потеряв как можно меньше своих бойцов. Я периодически появляюсь на поле битвы и отстреливаю всех подряд, изображая «шального Охотника». Заляпать рядового бойца — одно очко, офицера — пять, лидера отряда — десять. За себя я дам пятнадцать. Победители получат ценные призы и подарки. Времени на подготовку у вас десять минут, – во-от, народ приободрился и зашевелился, кто-то уже даже стал с интересом разглядывать оружие. – Время пошло… ах да… правил нет и разрешено всё! – после чего я тактично вышел за дверь, давая личным пушистикам познакомиться со снарягой и разработать план.
  
  Что из себя представляют фавны как бойцы, я уже примерно понял, но вот оценить тактические способности их командиров, когда сверху никакого плана вообще не спускали, стоило отдельно, и лучше сейчас, а не в реальном бою. Потом разберём ошибки с Илией и прикинем, где и как можно было бы сделать лучше.
  
  *Хрясь!*
  
  – Тс-с-с, – я поморщился, хотя Аура погасила практически весь кинетический импульс, – опять… держи свою порцию.
  
  – (^_^), – мне протянули листочек бумаги.
  
  – Хм, что это? Рисунок? – качество изображения больше напоминало фотографию, на которой был изображён… я. С лисьими ушами и хвостом, что важно тыкал указкой в доску, на которую пялились мои подопечные… почему-то все с бараньими рогами.
  
  – Смотрю, ты ответственно подошла к теме сегодняшнего занятия о роли пропаганды и мотивации, молодец! – девушка довольно сощурилась, нет, я не я буду, если это просто так оставлю, ибо она всё это время наслаждалась, а я — страдал! Так что… – Но что это за рога? За что им столько внимания? Ох, неужели ты неравнодушна к нашему другу Лорензо, Нео? А как же я? Всё, моё сердце разбито! – схватиться за грудь и прикрыть глаза… ну, один глаз, потому как терять эту девушку из поля зрения совсем — чревато попаданием на новую порцию мороженки.
  
  – (–_-)… – фыркнула и закатила глаза.
  
  – Ну-ну, не дуйся, дорогая. Рисунок первоклассный!
  
  – … – отвернулась и хомячит.
  
  – Я знаю, что может поднять тебе настроение!
  
  – (–_<)? – вопросительно покосилась.
  
  – Нет, торт-мороженое — это само собой. Но помимо него… в общем, пошли расстреливать беззащитных террористов!
  
  – (О_о)… (^___^)!
  
  – Я знал, что тебе понравится.
  
  Ну а дальше мы действительно встали и пошли расстреливать террористов. Из пейнтбольных ружей, но удовольствия было… м-м-м. Ну и заодно посмотрели, кто и как будет действовать. М-да, надо будет им как-нибудь намекнуть, что командир не должен идти впереди группы, радостно встречая лбом всё, что пошлёт ему судьба. А вот Перри молодец, Перри сообразил затеряться среди своих и не отсвечивать. Ему бы ещё чуть больше уверенности в действиях, и вообще цены бы не было такому фавну. Эх, мечты-мечты. Но будем работать!
  
  
***
  
  Следующий месяц пролетел до неприятного быстро. Вот, вроде бы, ничего особенного не происходило, но дела затягивали и потихоньку превращались в унылую рутину. Дабы развлечь себя, я ставил социальные эксперименты над террористами и изучал их повадки в естественной среде обитания, но и это довольно быстро приелось, превратившись во что-то нормальное и естественное.
  
  Проект пистолета-пулемёта на принципах Гаусса тоже не спешил радовать, никак не складываясь. Электромагнит из сверхпроводящей катушки проблемой не являлся, проблемой было то, что, в отличие от рельсы, схема питания выходила куда сложнее. Во-первых, один электромагнит — это ни о чём, их нужно минимум три, а это ведёт к необходимости разводки, во-вторых, он должен быть разгонным модулем, потому после пролёта снаряда через центр катушки означенная катушка должна отключаться, вернее, отключаться она должна чуть раньше — иначе магнит пусть и не заставит пулю повиснуть в воздухе, но изрядно замедлит. Причём вычислить, насколько замедлит, не получалось — я тупо не помнил формул, а местные справочники мне тут были не помощниками. Пришлось работать методом научного тыка, а после и ставить оптический датчик. Однако датчик был приемлем для прототипа, но вот рабочие образцы уже должны управляться программно — иначе будут слишком большие потери в скорости реакции, по четыре микросекунды на операцию, с учётом предполагаемых скоростей и скорострельности — бездна времени впустую. Сюда же и запитка электромагнитов, ведь для лучшего разгона каждый следующий импульс должен быть мощнее предыдущего, значит, каждую следующую катушку нужно делать чуть больше и подавать больше питания. И вот тут у меня началась Жопа. Я знал, что мне нужно, но вот осуществить это в непонятной мне программной среде, притом, что я и до этого крутым хацкером (да и вообще айтишником) не был, своими силами оказалось нереально. Причём программ мне нужно было две — сначала для лабораторных работ и набора экспериментальной статистики, в частности, снятия данных скорости с оптических датчиков, а потом уже рабочая в готовый девайс, которая будет осуществлять само управление электромагнитами. Таким образом, я мог сделать железо, а вот написать к нему ПО уже не мог, и знакомых, которые могли бы, у меня не было. То есть так-то в Вейле хватало специалистов, которые могли на заказ сделать всякое, в том числе и особое ПО для кастомного оружия Охотников, вот только чтобы они такое ПО сделали, им же нужно показать, для чего, и объяснить, как оно должно работать, то есть буквально подключить к процессу изобретения с демонстрацией принципов работы пушки, а это, по очевидным причинам, совершенно мне не подходило. Мало того, что такой наёмный работник может слить схемы на сторону, так ведь и работа эта не на один день, то есть втёмную его заведомо не используешь, ибо слишком большие риски утечки информации, а использовать не втёмную — это кончать его по завершению работ. Но ведь хороший специалист — он же не дурак и прекрасно осознаёт, что его ждёт, даже начни я просто слишком сильно сидеть над душой и контролировать, как бы он куда что-то не скопировал и не переслал, не говоря уже о похищении в изолированный подвальчик. И ведь как пить дать обязательно какую-нибудь гадость сделает, которую сразу не заметишь. Я бы вот точно сделал. А нафига мне в лучшем случае бракованный, а в худшем — заминированный какой-нибудь хитрой гадостью софт? Опять же, ещё поди найди специалиста, который всё хорошо сделает с первого раза! Любую программу ведь тоже отладить надо и все глюки выловить, а это много-много натуральных испытаний. Одним словом, я упёрся в стенку, и как её обойти — пока не представлял, тупо и бессмысленно перетаптываясь на месте.
  
  В криминальной жизни было полегче, но и там была рутина. Два новых ограбления прошли как по маслу, цены в магазинах на Прах взлетели уже вдвое, полиция жевала сопли и активно делала вид, что сидит у меня на кормлении, как доблестные менты девяностых у всяких Антибиотиков. В смысле, на вызовы они дисциплинированно приезжали, но с дальнейшими следственными мероприятиями было как-то туго. Дошло до того, что у меня случился приступ паранойи, и мы с Нео неделю поднимали связи и дёргали за ниточки в попытке найти следы подготовки масштабной операции антитеррора с привлечением различных спецсредств по моему задержанию, но… по нулям. Правительство Вейла, как говорилось в тех же девяностых, в натуре щёлкало клювом. Угу, аки бакланы.
  
  Наверху занимались чем угодно: согласованием бюджета на грядущий международный фестиваль, распределением рекламных мест в ходе будущей трансляции, подготовкой жилья для гостей страны, ремонтом улиц, обновлением разметки дорог и ещё сотней видов всякой мути, словно это не у них под окнами в начале месяца внаглую прошла колонна грузовиков с наворованным Прахом. Липовая демонстрация протеста фавнов у супермаркета вызвала на порядок больше обеспокоенности в Совете, чем тот факт, что в это же время Белый Клык обнёс этот самый супермаркет. Я шизел с записи заседания, что за толику малую предоставил скромный стенографист при архиве правительства, даже не поверил, так что на следующее заседание мы с Нео сходили лично, но нет — они там на самом деле спорили о том, является ли ограбление и демонстрация частью одной операции или Белый Клык просто так решил отомстить владельцу, заметив эту демонстрацию. И главным аргументом защитников этой теории был тезис о том, что Белый Клык никогда так подло и цинично не действовал, а значит, и не мог. Лагична, чо! А ещё он не взял на себя ответственность! Не заявил, понимаешь, что провёл акцию устрашения, а значит, есть место для неоднозначности и сомнений. Мог же и персонал наплести про ребят в масках, а на самом деле магазин обнесли владельцы, желая спихнуть вину на фавнов и получить страховку. Их, кстати, очень даже мурыжили с этой самой страховкой, потому как сумма получалась какой-то совсем уж неприличной.
  
  И ведь что убивало больше всего, члены Совета Вейла не были идиотами. Это были профессионалы своего дела, которые ответственно подходили к своим обязанностям, но… только к обычным обязанностям. А при появлении чего-то нового, которое надо разгребать, они прятались в домике и, типа, нас тут нет. Почтенные мужи и не менее почтенные дамы в высоких креслах делали хорошую мину при плохой игре, объявляя мои выходки едва ли не хулиганством, да втихую развальцовывали руководство полиции. Эффект это имело… хм, проще сказать, что не имело. Кому-то отменили премию, кому-то сделали выговор, третьих разнесли морально, но в итоге стало ещё хуже, потому как «провинившихся» следователей, от большого ума начальника полиции, в целях дисциплинарного наказания отправили на усиление патрулей. Вот так вот. «Пусть слоники побегают» — физподготовка, панимаишь. Ага, голосом Бориса Николаевича нашего Ельцина. Серьёзно, чем больше я вникал, тем больше ловил чувство дежавю о компетентности родного государства лихих девяностых. Что по этому поводу думали и чувствовали несчастные следаки, история умалчивает, но степень эффективности моих поисков, думаю, давала некую пищу для размышлений.
  
  Нет, говорить, что полиция вообще ничего не делала, будет враньём, кое-что они всё-таки пытались сделать, но было это откровенно жалко. Нет, я мужиков и дам понимал — начальство сверху требует результатов, все сношают мозги и нервы, хоть что-то выдать нужно, а тут какая-то гопота решила то ли примазаться к славе, то ли под шумок тоже чего грабануть, но… они залезли в магазин. Средь бела дня. С тыканьем пушкой в лицо продавцу. Возможно, их вдохновлял один из дебилов, что нанял ещё "не улучшенный" Роман в качестве отвлекающего манёвра и пускания по ложному следу, но поскольку там были товарищи, интеллектом не обременённые, то могли они посчитать это за чистую монету, и уж раз сам «Король воров» так делает…
  
  Короче, положили их быстро. Начальству доложили, что взяли одну из групп неуловимых воров, а дальше начали их допытывать: «кто главный?» и «как на него выйти?» Гопота, разумеется, вообще ничего не понимала, но соображалки не брать на себя разграбленные склады у них хватило, в итоге, я тихо плакал (ну или истерически смеялся, тут информация неточная), наблюдая за всей этой фигнёй, и надрывно жаловался Нео на то, что присутствие Белого Клыка всё превращает в безумие и позор, а мне теперь с этим как-то жить.
  
  Одним словом, единственные, кто серьёзно пытался что-то сделать с реальной угрозой — это собственники награбленного, но их ресурсы и возможности были ограничены. Усилить охрану несколькими вооружёнными гражданскими и купленными механическими болванчиками Атласа они ещё могли, а вот вести следственные мероприятия или как-то помешать подготовке нового налёта — уже нет. Охрана, установка сигнализации, дополнительные машины сопровождения для грузов — всё это выливалось в затраты большие, чем элементарное страхование содержимого складов в государственной конторе под фиксированный индекс. Да, страховые услуги в Вейле, да и в большей части Ремнанта, осуществляло государство, а поскольку общество тут было всё же гораздо более гуманное и человеколюбивое, чем в моём прошлом мире, то и цена страховки чего бы то ни было почти не менялась, типа, всё для людей, всё для народа. Словом, пока одни пытались своими силами организовать отпор криминалу, другие, наоборот, бросались усиливать страховочную подушку безопасности, рассчитывая с потерей имущества лишь выйти в плюс, ну а третьи и вовсе засунули голову в песок, по извечной людской традиции считая, что чужие проблемы лично их не затронут.
  
  И, главное, чем оно кончится, я уже видел и в прошлом мире — или реально всё повесят на попавшихся мелких неудачников, или свалят вину на "краину-агрессора", как некоторые наши бывшие товарищи, то бишь на Белый Клык. И, как ни забавно, таки угадают.
  
  Выливалось это в то, что грабежи и разбой начали превращаться для меня в рутину, даже тот факт, что в телефонной книге у меня несколько номеров командиров местной Алькаиды и я с ними время от времени треплюсь за жизнь, уже перестал играть прежними красками. Да что там? Мне и Лейтенант потихоньку начал казаться вполне мировым парнем. Хотя с этим я боролся, да.
  
  Впрочем, всё это имело и свои плюсы. В частности, мои амораль… эм, я хотел сказать социальные опыты над пушистиками позволили более-менее определиться с тем, кто и что из себя представляет среди личного состава. Больше всех радовал Перри, нет, не утконос, но тоже вполне грамотный парень. Он понимал намёки, корректно реагировал на мои шутки и оказался неплохим организатором, способным успешно рулить не только своим, но и несколькими чужими отрядами разом. При этом вперёд не лез, в тщеславии и конфликтности замечен не был и, как мне казалось, не слишком-то хотел убить всех человеков. Так получилось, что я и раньше ставил его на наиболее деликатные направления, а теперь окончательно убедился в верности своего чутья и начал аккуратно перетаскивать в его подчинение таких же адекватных рядовых.
  
  А вот Майк, Ларри и Лорензо были неплохи только на уровне старших сержантов или младших прапорщиков. Выполнять приказы и проявлять кое-какую разумную инициативу в их рамках ещё могут, но сами по себе не интеллектуалы, и адекватными я бы их тоже не назвал. Среднее звено расистской террористической организации как оно есть, разве что гнилья и фанатизма нету, но это мало помогает. Остальные и вовсе туповаты. Организовать процесс копания рядовыми отсюда и до рассвета способны, но спину я бы им прикрывать не доверил. Даже не беря в расчёт идеи расовой борьбы.
  
  Ну и последней по списку, но отнюдь не по значимости была Илия. Мой, так сказать, персональный светофорчик с термосом для танны. Ой, не та вселенная, я хотел сказать «кофе», конечно кофе. Кстати о нём…
  
  – М-м-м!!! Очень неплохо! Совсем неплохо! Ты делаешь большие успехи, Цветочек! – прикладываясь к свежезаваренной чашке, похвалил я.
  
  – Я бы предпочла, чтобы ты хвалил меня за мою работу в качестве командира, а не за умение заваривать кофе, – проворчала девушка, старательно делая вид, что она работает с картами, планируя вывоз товара с промежуточных складов на основные базы.
  
  – Что ты такое говоришь, Цветочек? – присаживаюсь рядом с ней на столешницу, заглядывая в работу. Большую часть я, на самом деле, уже сделал, ей требовалось только причесать итоговый план и разбить маршруты по группам и времени, сами же они были проложены, а потребные силы учтены. – Лучшая похвала командиру, которая только может быть, это жизни его бойцов при успешно выполненном приказе! А вот за кофе тебя никто, кроме меня, не похвалит, – делаю ещё один глоток. – К тому же ты неправа! Умение заваривать кофе — это очень важно! Революция когда-нибудь закончится, а вот умение радовать супруга хорошим кофе останется с тобой навсегда.
  
  – Меня не интересуют парни, да будет тебе известно! – рыкнула ставшая фиолетовой Илия.
  
  – … Внеза-а-апно, – мой голос заставил её осознать только что сказанное и стремительно покраснеть, обращая ко мне испуганный взгляд. – Но вообще… я тебя понимаю. Да, определённо понимаю, – салютую опешившей девушке чашкой.
  
  – Я… Ты не так понял! – жёлтые волосы и веснушки-чешуйки ей, надо сказать, идут.
  
  – О, вот не надо этого, – отмахиваюсь от впавшей в панику девчонки. – Мы только что стали чуточку ближе, не порти этот момент вульгарной попыткой откреститься от своих слов. Лицемерие — это плохо и политически неверно для борца за революцию! – наставительно продекламировал я, изображая лицом возвышенного сноба у кафедры. – Лучше давай о нашем, о девичьем! – возвращаюсь к обычной манере и подмигиваю девушке. – У неё есть милые кошачьи ушки?
  
  – Я не собираюсь обсуждать это с тобой! – режим смущённого ёжика активирован на двести три процента.
  
  – Какая интересная оговорка, – играя интонацией, протянул я. – Неужели в нашей маленькой ячейке мировой революции есть ещё девушки со столь правильными вкусами, м-м-м? Чего ещё я не знаю?
  
  – Что ещё немного, и я тебя прикончу! – почернев до антрацитового отлива, сдавленно посулила хамелеака.
  
  – Ну вот мы и пришли к обещаниям физической расправы… – горестно вздыхаю, делая новый глоток. – Меня окружают кровожадные головорезы… Ну, кроме тебя, ты молодец, – похлопываю девушку по плечу и спрыгиваю со стола. – Жду доклад через полчаса. Не опаздывай, Цветочек!
  
  – Я тебя ненавижу!!! – донеслось мне вслед полным стыда и страдания голосом.
  
  Но в указанное время доклад с полной росписью окончательного варианта операции всё-таки был вручён мне в руки, и даже не для того, чтобы отвлечь внимание и пробить коленом по колокольчикам. Хорошо быть харизматичным плохим парнем с шикарной внешностью — даже если тебя ненавидят, тебя всё равно любят. Ну или что-то вроде.
  
  И, к слову, я был хоть и невыносим, но справедлив, так что после изучения плана честно предложил размяться в тренировочном спарринге. И не прогадал! Глазки милой, хрупко выглядящей девочки так вспыхнули счастьем и предвкушением вдумчивого нанесения мне «тяжких телесных», что захотелось прикрыть глаза тёмными очками, чтобы не слепило. И надо сказать, в боевом отношении мисс Амитола приятно удивила, чуть не лишив меня глаза своим складным мече-хлыстом, едва я скомандовал начало. Сам дурак, на самом деле, — расслабился и многого не ожидал, хотя и видел, что двигается она как опытный боец. Впрочем, все фавны Белого Клыка более-менее хорошо двигаются, животная грация, так сказать. Словом, меня почти поймали, но «почти» не считается, так что в итоге по попке получила та, кто больше всех хотела настучать. Но в обиде не осталась — я был нежен, деликатен и не скупился на комплименты, а все мы знаем, что женщины любят ушами.
  
  Короче, пар девочка скинула, и расстались мы вновь друзьями, ну а я оценил её потенциал и стиль боя. Хороший потенциал, надо сказать. Если продолжит в том же духе, то года через полтора-два достигнет нынешнего уровня Нео, а коли взяться за неё всерьёз, то и раньше. Тем не менее не воспитанием юных революционерок живёт скромный решатель проблем Роман Торчвик, есть у него и слабость в виде тяги к прекрасному. Нет, Нео, ты прекрасна, но скорее сама ко мне тянешься со всякими пошлыми предложениями! Разумеется, я обеими руками за, но и сам к прекрасному тянусь… Короче, решил я вновь проведать моих малышек в Биконе, благо за месяц они должны были утратить бди… в смысле, соскучиться, да.
  
  И вот, вновь переодевание, полёт на лайнере до школы, неспешная прогулка по коридорам, и я уже стучусь в дверь их комнаты в общежитии. Разумеется, в тот момент, когда рядом никого нет.
  
  – Опять ты?! – недовольный зырк голубого глаза из-за приоткрытой двери. Охо-хо! Они повесили цепочку! С чего бы? Не меня же хотят остановить этой мелочью?
  
  – Как всегда сияешь, Снежинка! – обворожительно улыбнулся я. – Но чего такая злобненькая сегодня? Ты узнала, что Капюшончик ночами занимается гипнозом и теперь тайно контролирует все твои поступки?
  
  – Ч-чего?!
  
  – Оу, значит, нет? – больше невинности во взгляде. Ещё больше. Моё лицо должно вызвать термоядерный приступ подозрений! – Тогда это был всего лишь мой сон. Мне иногда снятся такие странные сны…
  
  – Руби!!! – как легко манипулировать наивными юными девушками, хе-хе. – Как ты могла гипнотизировать меня во сне?!!
  
  – В-вайсс, ты же знаешь, я-я никогда бы… – послышалось удивлённо-возмущённое из-за двери. – А как это вообще? – а вот теперь голос Роуз отразил немалую заинтересованность новыми горизонтами.
  
  – … Заходи, – полный тоски и безнадёжности голос раздался из-за уже открывающейся двери, и Шни посторонилась, пропуская меня в комнату.
  
  – Всем здравствовать и улыбаться! – поздоровался я с окружающими.
  
  – Дарова, Рыжий, – широко улыбнулась мне Янг. – И-и… где она? – фиолетовые глазки зашарили по пространству вокруг меня.
  
  – Подкрадывается к тебе со спины, – честно сдал я свою приспешницу.
  
  – Эй! – разворот на месте и прыжок спиной вперёд ко мне, но…
  
  – Йать! – взвизгнула Руби, когда её обняли сзади и положили голову на плечо.
  
  – (^____^)! – довольная-довольная Нео поиграла бровками, хитро глядя в глаза блондинки.
  
  – А ну не трожь мою сестру, извращенка! – возмутилась Янг, но, вопреки темпераментности крика, бросаться на мою прислужницу не спешила.
  
  Впрочем, та не стала накалять и отстранилась, всем видом изображая саму невинность и благовоспитанность, даже зонтик этак смущённо потискала.
  
  – П-привет, – опасливо косясь на мою верную прислужницу, выдавила из себя Руби. После чего сделала один шажок в сторону от Нео. Боком.
  
  – … – Блейк… была Блейк, только ушки, в смысле, бантик, из-за книжки и торчали, но судя по тому, как этот бантик чуть подёргивался, кошкодевочка Бдила.
  
  – А я с очередным подношением моим будущим верным приспешницам! – демонстрирую тортик. – Но с вас отчёт о делах в Биконе!
  
  – О, значит, ты всё же собираешь через нас таким образом информацию, – нехорошо прищурилась Янг.
  
  – Ну да, – беспечно пожимаю плечами. – Что-то типа «как прошёл ваш день, красавицы?» и «не бегал ли случайно Озпин по школе с розовыми труселями в сердечко на голове?»
  
  – С чего бы профессору Озпину бегать по школе в таком непотребном виде? – задала вопрос Вайсс, доставая из шкафчика уже заготовленный сервиз на шесть персон. А они предусмотрительные.
  
  – Ну, смешал чего не так в своём вареве, маскирующемся под кофе, получил что-то не то, и его накрыло… опять. Чем не гипотетическая возможность? Это же старина Оз, девочки, он и не такую фигню в своей жизни творил.
  
  – Мне кажется, вы слишком много выдумываете, – постаралась в меру сил передать смысл фразы: «Достал со своей брехнёй!» платиновая блондинка.
  
  – Посмотрим, что вы запоёте, когда вас пошлют искать «Реликвию ясновидения» в «Расщелине комфорта».
  
  – Кого?
  
  – Где?
  
  – Очки в диванных подушках. Поверьте знающему человеку: без подсказок со стороны догадаться об этом нереально! Я слышал истории про людей, сошедших с ума в попытке выполнить задания Озпина, которые тот выдавал во время очередного приступа!
  
  – … – установилось почтенное молчание. Девочки начали опасливо переглядываться, явно на полную используя свою особую женскую телепатию, позволяющую выработать общее мнение без единого слова.
  
  – Ну да ладно, к гримм скучного безумного старика с кофезависимостью, давайте лучше поговорим о вас. Как продвигается учёба, было ли что интересное? – поспешил я перевести тему, пока меня не уличили во лжи.
  
  – О да-а-а, – закатила глаза мисс Шни, – очень «интересное».
  
  – Ва-а-айсс, – жалобно проблеяла имя своей напарницы Руби, в один миг оказавшись за спиной Янг и теперь пристыженно-пристыженно там сжимаясь.
  
  – Так-так, чувствую какую-то смущающую историю, – я довольно потёр руки. – Раскройте дяде Роману весь компромат.
  
  – Хм… – задумалась белокурый чертёнок, маскирующийся под ангела. – Ладно, пожалуй, твой торт заслуживает награды, – а ещё ей точно не понравился интерес Капюшончика к гипнозу.
  
  – Не-е-ет, – бедная, бедная Руби. А вот Янг…
  
  – Не дрейфь, Рубс, ничего страшного не случилось.
  
  – Кроме вашего отца, который мало того что вломился в Бикон и сломал нам дверь, так нам ещё и пришлось убегать от него в лес и краснеть потом перед директором Озпином!
  
  – Эй, он же извинился… потом, – золотоволосая красавица принялась защищать своего родителя.
  
  – Зато вся академия успела услышать, как он грозился поймать и «серьёзно поговорить» с неким рыжим, – на меня покосились, – а потом вообще напал на Нору!
  
  – Это вышло случайно! – Руби… – И она не обиделась…
  
  – Ещё бы! Рен ей столько блинов за неделю не делает, сколько ваш отец испёк за вечер, чтобы загладить вину! Да она впервые не смогла всё доесть, и остатки ещё лежали в холодильнике, когда мы вернулись!
  
  – А ещё он показал ей пару приёмов, – вставила свои пять копеек Янг.
  
  – Это ЕЩЁ хуже! – припечатала Вайсс. – Блейк, скажи уже что-нибудь!
  
  – Угу… – донеслось из-за книги. – Это было шумно…
  
  – Ну да, а когда мы вернулись, наш Лидер вместо того, чтобы разгребать за собой весь этот бедлам, спряталась под одеялом!.. – и беловолосая леди принялась жаловаться мне на жизнь… э-э-э, в смысле, предоставлять развед-информацию.
  
  По её словам выходило, что некий буйный псих, откликающийся на «Тайянг», вломился в школу в поисках дочек и «рыжего засранца». Дочек не нашёл, потому как они предусмотрительно свалили со всей командой в лес к гримм, предпочтя их компанию родному отцу, а вот «рыжий» нашёлся. Им оказалась Нора Валькери из команды JNPR, что просто сидела в кресле в общей гостиной этажа при кухне и была видна только макушкой. Нападение взрослого семейного мужчины на маленькую невинную девушку увенчалось полным успехом, о чём свидетельствовала вмятина на стене, которую заделали совсем недавно, что, впрочем, не помешало бойкой студентке тут же построить нападавшего в ряды и шеренги, выдав наряд по кухне вне очереди. Как это происходило в точности, история умалчивает, но после задабривания местной версии Тора Громовержца (а Нора Валькери сражалась молотом и имела Проявление, бьющее током) события только начинали свой дикий и необузданный бег. Никто толком не знал, что Нора наплела Тайянгу, сама она при этом хранила гробовое молчание и даже сам факт знакомства с каким-то Тайянгом напрочь отрицала, но, выломав дверь в комнату дочек и никого там не найдя, отец-одиночка ломанулся в тренировочные залы, где встретился с Жоном Арком, по стечению обстоятельств как раз отрабатывающим «бой в партере» с посильной помощью Пирры Никос. Иными словами, парень сидел сверху на девушке, что лежала на полу. Честно сказать, ни мои собеседницы, ни тем более я, имеющий некоторое послезнание, не были уверены, что это была на самом деле отработка боя, но, спасая Жона от дышащей в лицо смерти, Пирра заявила именно так и не меняла свои показания на протяжении вот уже полутора месяцев, несмотря на все попытки однокурсниц её запытать на предмет выяснения столь пикантной истины. Краснела и убегала в процессе пыток — это да, но показания не меняла. Короче, если бы не дофига Ауры, лежать бы Жону в больничном крыле с множественными переломами, а так — обошлось, разобрались. Ну как разобрались? Осознав, что мистер Арк не рыжий, девушку под собой на самом деле насиловать не пытался, да и вообще он — валенок, у которого ничего с его, Тайянга, дочками нет, взвинченный, распереживавшийся и неспособный найти сбежавших дочек отец-одиночка поставил вопрос ребром и потребовал объяснить, где тут у них высокий рыжий плохой парень, в которого Руби стреляла при знакомстве. И-и-и… Вот на этом моменте оказалось, что единственным во всём Биконе подходящим под эти параметры кандидатом оказался… Кардин Винчестер. Он же — лидер команды CRDL (Кардинал). Парень был не то чтобы рыжий, скорее шатен с рыжинкой, но… он был плохим парнем, идеально подходящим под определение «школьный хулиган», он был высок и реально имел привычку приставать к девушкам, а их первое знакомство с Руби произошло именно на тренировочной площадке для поединков. Все эти факты, дабы не ошибиться третий раз, Тай скрупулёзно вытащил из подростков (Пирра, Жон) и пошёл вымещать всё, что накипело за предыдущий опыт неудач.
  
  В общем… Кардина спасли, да. К тому моменту, как Тайянг его выследил, вся академия уже была в курсе вторжения, и на перехват отправились сразу Озпин с Глиндой. Правда, не допустить-то жестокой расправы они хоть и не допустили, но не то чтобы заранее, так что жути школьный хулиган хлебнуть успел. Ну и девочкам теперь было очень стыдно, да. Кстати, по всему выходило, что Тайянг так и не понял, что последняя цель тоже оказалась ошибочной. То есть он потом звонил дочкам и требовал не общаться «с этим Кардином», потому что он им не пара и всё такое, и не отстал, пока те не дали слово. Нужно ли говорить, что слово те дали без особого сопротивления? Но момент был забавный, как-то даже захотелось отблагодарить парня за то, что невольно стал для меня громоотводом… ровно до момента, как я вспомнил, что он в каноне обижал милую девочку-кролика за то, что она девочка-кролик. Этот момент как ничто иное показывал, что никакая солидарность между нами невозможна, а всё им перенесённое заслуженно.
  
  Правда, уже на мой вопрос, с чего вдруг их папа вообще припёрся в Бикон, да ещё и искал какого-то «рыжего» со столь чётким набором примет, Капюшончик окончательно залилась краской, а Янг принялась крайне немелодично свистеть. Настолько, что прижавшая бантик к макушке Блейк запустила в неё подушкой.
  
  – К-кста-ати, может быть, пойдём в парк? – нашла в себе силы спросить Руби после того, как страсти чуть улеглись, а подушка была возвращена законной владелице. – Ну-у-у-у… В смысле, в Биконе есть красивый парк и сейчас погода хорошая, мы могли бы посидеть там… вот, – мимимиметр вновь зашкалило.
  
  – М-м-м, Капюшончик, неужели ты приглашаешь меня на свидание? – добавляю бархата в интонацию. – Я согласен! Только чур не в Биконе, а в Вейле.
  
  – Пф, – вздёрнула носик Вайсс, под смешки Янг и приподнятую бровь Блейк.
  
  – А почему не в Биконе? – едва слышно пробормотала Руби из-за спины сестры.
  
  – Ну… я тут вроде бы не то чтобы нелегально… но вот представь, пойдёт Глинда прогуляться, подышать свежим воздухом, а тут такой рыжий высокий Плохой Парень на свидании с такими примечательными красотками в парке сок попивает… Обидится, заревнует, чего доброго, на тропу войны выйдет или, там, папу вашего наберёт… Оно нам нужно? – вся команда RWBY на диво синхронно принялась отрицательно мотать головами.
  
  – Стоп! Секундочку! – опомнилась Шни. – Какими красотками?!
  
  – Ну, во-первых, зная нашу Дракончика, она не отпустит сестру одну с таким подозрительным типом, как я, – мисс Сяо Лонг согласно покивала в такт моим словам. – Во-вторых, зная тебя, ты не сможешь спокойно сидеть, понимая, что под окном, возможно, прямо сейчас творится какая-то дичь, которая может кинуть тень на твою репутацию, так что ты отправишься с нами, чисто чтобы проконтролировать соблюдение нравственности и порядка, – взгляды коллектива скрестились на платиновой блондинке.
  
  – Ну-у-у… – неуверенно протянула та, явно представив описанное в уме. – Допустим… А что «в-третьих»? – это уже был почти спортивный интерес к тому, как я планирую вытащить Блейк.
  
  – А в-третьих, я просто попрошу Бантика пойти с нами. Потому что бросать девушку одну — подло и некрасиво!
  
  – И почему я должна буду пойти? – с долей любопытства поинтересовалась брюнетка.
  
  – Потому что тебе будет любопытно, а моё приглашение позволит это любопытство удовлетворить, а заодно попытаться найти и поймать прячущуюся Нео в природных условиях. Честная сделка!
  
  – (^_~)! – игриво подмигнула моя прислужница, как бы предлагая игру.
  
  – Уговорил, – кивнула Блейк и уткнулась обратно в книгу.
  
  – М-да, а ты умеешь подбирать аргументы, рыжий, – довольно потянулась мисс Сяо Лонг, невольно притягивая к себе мой взгляд, что не осталось для неё незамеченным, в результате чего ухмылка на её губах стала ещё довольнее. – И отмазки тоже.
  
  – Почему сразу отмазки? Я искренен в своих чувствах! Малышка Глинда страшна в гневе!
  
  – Да, Рубс рассказывала, как мисс Гудвитч обрушивала каменный дождь на один буллхед.
  
  – Эй! Когда это было? Вы бы ещё случай трёхлетней давности вспомнили.
  
  – А что было три года назад? – сразу же заинтересовалась Руби.
  
  – Ну что, расскажем им, Нео?
  
  – (^_^)! – кивок.
  
  – Ну что же, красавицы! Налейте дяде Роману ещё чаю, усадите поближе Бантика и послушайте историю невероятных приключений, наглости, удачи и безудержного кутежа!
  
  – Начало мне уже нравится, – улыбнулась Янг и… таки полезла «подсаживать Бантика поближе», в ходе небольшой борьбы и транспортировки вяло сопротивляющейся нэки под маскировкой я вновь начал думать о шмелях…
  
  Ну а потом настало время травить байки, разумеется, кое-что было изрядно приукрашено, кое-что опущено, часть — откровенно выдумана, но в итоге история о том, как чуть подвыпивший вор как-то на спор спёр у Глинды любимый стек зашла девочкам «на ура». Заодно это объясняло, почему теперь мисс Гудвитч почти никогда не выпускает оружие из рук.
  
  Расстались мы вполне довольные друг другом, я даже чуть стиснул и чмокнул Капюшончика в макушку на прощание. И получил… поцелуй от Янг, пусть короткий, пусть в щёку и после того, как подарил «хорошей плохой девочке» ещё пару пачек патронов, в том числе и гравитационных, но было чертовски приятно. А уж взявший новые горизонты уровень смущения мисс Роуз, м-м-м!
  
  Но время неумолимо бежало вперёд, и наступила пора уходить, что мы с Нео и осуществили, предварительно воскресив тему совместного свидания и посулив вытащить в следующие выходные на пикник. Только вот, покинув общество милых Охотниц, мы двинулись не на площадку к лайнерам и буллхедам, а к главной башне академии.
  
  – Дорогая, мне нужна полная невидимость для нас двоих.
  
  – (^_^), – понятливо кивнула девушка, и иллюзия «оптического камуфляжа» нежно коснулась кожи.
  
  Вообще, Проявление Неополитан имело как бы две грани. Если требовалось что-то на местности, то она вешала некое подобие «экрана», куда и проецировала изображение, причём «полный 3D», но куда интереснее был вариант с «превращениями», там шла уже «плёнка», как бы обволакивающая всю фигуру цели и меняющая её изображение на иное. Причём такая плёнка спокойно передавала мимику и изменения цвета кожи. Типа покраснеть/побелеть и прочие мелочи. Небольшое мысленное усилие, и человек становится совершенно другой личностью или и вовсе растворяется в воздухе. Почему при этом жертва не слепнет и всё прекрасно видит, лично я не понимал. Физика в виде её раздела с названием «оптика» — тоже. Но… Проявление, что тут ещё сказать. Тем не менее я отвлёкся, а ведь наступила моя очередь действовать. Волевое усилие, и мы «смещаемся по фазе». Два призрака, невидимых и неощутимых, воистину, с Нео мы друг другу подходим просто идеально, мр-р-р. А ещё — она всегда меня поддерживала и никогда не задавала вопросов. Даже когда моё поведение было откровенно странным. Любовь… это точно она!
  
  Так, предаваясь философским измышлениям, мы дошли до Часовой Башни, но путь наш лежал не вверх, а вниз. Нет, мысль обнести кабинет Оза и таки найти его заначку кофе меня не оставила, но… не сегодня. Сегодня меня ждёт другое сокровище старика.
  
  Пройти в святая святых было столь же просто, как прогуляться по парку, и вот в окружении сложнейшей машинерии мы видим гроб хрустальный, а в нём — «спящую красавицу». Эмбер — Дева Осени, что из-за своего гонора и глупости Оза осталась лишь с половиной души, вторую вытащила и сожрала при помощи некоего особого симбиотического гримм Синдер. И из-за той же глупости того же старика в том будущем, которое я знаю, доберётся и до второй. Этого я допускать не собирался. Но и вариантов у меня было не сильно много. Просто спереть «спящую красавицу»? Боюсь, без всей этой машинерии она очень быстро умрёт, и тогда вторая часть души прилетит к Синдер. Убить? Будет то же самое, но ещё быстрее. Пересадить оставшуюся оболочку кому-то другому? Единственный выход, но и он имел ряд проблем и подводных камней. Первая заключалась в том, «кому?» Из всех возможных вариантов подходила только Нео, но рисковать своей малышкой я не собирался. Второй загвоздкой стоял вопрос «как?», тут сложнейшая машинерия, а не одна кнопка «сделать зашибись», увы. Но если ответ на первый вопрос я пока найти не мог, то вот второй всё же можно было порешать, а для этого мне нужно ознакомиться с оборудованием. В общем, вооружаемся Свитком, включаем камеру и щёлкаем технику, как снаружи, так и изнутри. Потом составим в эмуляторе модельку и будем разбираться, что это такое и как работает. А там может что и по первому пункту придёт в голову. Крутится какая-то мысль в черепе. Но пока никак не получается её подцепить.
  
  В подземном зале мы провозились до глубокой ночи, а потом, собрав все силы в кулак, я потянулся к нашей с Нео спальне, где осталось столько приятных воспоминаний, мир сдвинулся, и… я, сжимая миниатюрную красотку, кулем упал на кровать. Судя по ощущениям «чтоб я сдох», Аура ушла в красную зону или вообще в ноль, всё же полсотни километров, да ещё и с пассажиром — это было немного за моим пределом, но… зато я его узнал! Тоже хорошо, а то прыжки по городу в пределах видимости почти ничего не стоили… Ладно, подумаю об этом завтра, а пока — спа-а-ать. Как сосредоточенно сопящая девушка снимала с меня куртку и сапоги, я уже не почувствовал, просто отрубившись на месте.
  
  
Глава 12. Об отношениях и не только
  
  Он талантливо манипулировал женщинами с тех пор как заметил, что сильней всего они привязываются к мужчинам, которые умеют слушать, выказывать нежность и смешить.
  Януш Леон Вишневский
  
  Проснулся я от прекрасного, божественного аромата кофе, что дразнил мой нос. Ме-е-е-едленно открыв глаз (правый), я смог лицезреть весьма привлекательную картину — видимо, только-только вылезшая из душа Нео в одном тонком халатике на голое тело и с влажными волосами, блаженно зажмурившись, мелкими глотками пила свой глиссе*(1) (ну… тут скорее мороженое с добавлением кофе, чем кофе с мороженым, но не суть).
  
  – Доброе утро! – я потянулся, ощущая не слишком приятную ломоту в теле. Значит, всё же вчера на самом деле спустил Ауру в ноль, ибо такие ощущения характерны как раз для подобных случаев. Да и восстановился я ещё не полностью — это из «красной зоны» процесс ещё нормальный, но вот «пробитие» зарастает куда дольше и неприятнее, некоторые вообще могут на пару-тройку дней постельного режима угодить.
  
  – (^_^)! – девушка улыбнулась и протянула мне чашку чёрного крепкого кофе.
  
  – Нео, я уже говорил, что люблю тебя? – кивок. – Так вот, я тебя не просто люблю, я тебя обожаю! Ты — само совершенство, мечта и прелесть за гранью любых возможностей! – делаю глоток… – О да-а-а… Ты просто Богиня моего сердца…
  
  – (^_______^)!
  
  На этом разговор на некоторое время иссяк, поскольку я стал сосредоточен на своей кружке с живительной влагой, а моя верная прислужница — на своей. Но вот кофе кончился, и я уже не заполз, а таки зашёл в душ, пусть пока что и твёрдой походкой не самого свежего зомби, однако прогресс уже был налицо.
  
  После душа и лёгкого завтрака (не забыть проверить Нео на наличие нимба, хотя… с учётом её ночного поведения, скорее лишний раз убедиться в отсутствии хвостика с кисточкой-сердечком, или что там у суккубов имеется?) я засел за разбор нашпионенного вчера.
  
  И не скажу, что разобраться с устройством установки по фотографиям было просто. Нет, где у этой штуки «штепсель с кабелем до электростанции», найти я смог, но на этом мои успехи и заканчивались. Чем бы сей девайс в девичестве ни являлся, в памяти Романа Торчвика подобной аппаратуры не значилось. Почему я говорю про девичество? Так ведь подловили эту дурочку Эмбер внезапно, и строить ей систему жизнеобеспечения с функциями переноса Ауры другому пользователю тоже требовалось вдруг и чтобы было готово ещё вчера. В таких условиях совсем новую технологию не родишь, можно работать только с уже готовым оборудованием, максимум подкручивая и перепаивая его на непрофильный режим работы. Вполне возможно, что-то было доработано и допилено уже позже, с применением всех ресурсов, доступных Озпину, но времени всё равно прошло недостаточно для разработки и воплощения в металле чего-то совершенно нового. Аналогия с моим рельсотроном тут неуместна, ибо я знал принцип и примерную технологию, а главное, обладал материальной базой, которая могла обеспечить все нужные материалы и детали «вот прям щас», без необходимости их предварительной разработки. Была ли такая лафа у Озпина, в условиях, когда Кроу с утра пораньше или там под вечер, не важно, притащил истекающую кровью Деву, которая вот-вот отойдёт в мир иной, — большой вопрос, но что-то я сомневаюсь, что ответ на него положительный.
  
  В общем, исходя из данной мысли, мы с Нео сели за изучение каталогов больниц и поставщиков медицинской техники, сопоставляя сфотографированное оборудование с тем, чем хвастались передовые разработчики Атласа и прочих королевств.
  
  Спустя пять часов матюгов и неизвестное количество кофе, чая и чего-то жевательного, что время от времени появлялось на столике у моей руки стараниями Нео, я худо-бедно выделил узлы, что отвечали за поддержание жизни тела Эмбер… теоретически. Сходство было, разумеется, не полным, но хоть что-то. Однако даже после всего этого более шестидесяти процентов установки для меня оставалось тёмным лесом с непонятными принципами работы по неизвестным технологиям. По идее, именно эта машинерия должна каким-то образом передавать Ауру или… ну, не знаю, «кусочек души» от донора к реципиенту. Но… я даже не знал, с какой стороны к этому всему подойти. Местные обитатели всё, что знали об Аурах и душах, вывели чисто эмпирически, методом научного тыка, откровенно говоря. Никаких «передач Ауры/Души» не было даже в мечтах и прогнозах на далёкое будущее, даже просто «передача заряда Ауры» считалась невозможной, поскольку каждый человек уникален и чужая сила ему не подходит, максимум, чужой силой можно расшевелить и заставить активироваться собственную, но это ни разу не передача, хоть и выматывает…
  
  Шебуршание на заднем плане на мгновение меня отвлекло, но, краем сознания удостоверившись, что опасности нет, я тут же вернулся к мрачным мыслям и сухим строчкам описания технических характеристик и физических принципов, от которых уже пухла голова, но которые всё равно надо было изучить. Нельзя было быть уверенным, что какой-нибудь с виду бесполезный утюг в списке новейших разработок в области медицины, связи и даже энергетики за этот, прошлый и так далее год не окажется тем самым гениальным решением, на которое просто надо посмотреть сбоку, чтобы осознать даруемые им возможности в интересующей меня области.
  
  Тут явно было нечто, что как раз с душой работало и, сдаётся мне, по этой «духовной технологии» стояло на уровне сложности ядерного реактора. Отсюда всплывали логичные вопросы «откуда?» и «как?» Какое-то наследие прошлых цивилизаций? Рептилойды с Нибиру? Единственная более-менее здравая мысль, что мне пришла в голову, это то, что некто сведущий, типа бессмертного древнего мага, взял и досконально расписал все необходимые процессы, а потом нашёлся некий гений, что смог эти процессы воплотить исключительно на технической основе. Но всё равно выглядело это не сильно достоверно. Да чего там, почти откровенный бред получался. Почти. Вот только были у меня воспоминания о некой Пенни… Андроид. Первая и единственная машина, способная генерировать и использовать Ауру. Но Аура — это свойство души. Получается, Пенни была машиной с полноценной душой. И она из Атласа. К тому же в каноне, после того как её «сломали», она померла и более вроде бы не появлялась, по крайней мере сезона два после своей смерти, а это немного так дофига для держания паузы о судьбе одного из ранее почти ключевых персонажей. Но это бред. В смысле — окончательная смерть. Если робот сломался, робота можно починить. К тому же её особо не задело, процессор и «жёсткий диск» точно должны были уцелеть, но… чинить боевую машину, в которую вложили миллионы льен и которая показала себя крайне эффективно в противостоянии с тем же Белым Клыком, почему-то не стали, хотя ремонт там был не особо дорогой, по идее. И на фоне начавшейся жопы подобная боевая единица была бы очень кстати. Вопрос — почему? Уж не потому ли, что после «полного отключения» душа покинула металлическую оболочку и улетела по предназначенному ей пути? И это не говоря о полноценном серийном производстве "Лучших Девочек". Даже если каждая стоит как полноценный буллхед, эффективность такой "машины" перекрывает все неудобства. Тот же Жак Шни с удовольствием бы приобрёл десяток-два таких телохранительниц. Но нет, ничего. Ни одного намёка, во всяком случае, в тех сезонах, что я посмотрел, и тех тизерах, что краем глаза видел или краем уха слышал.
  
  Что-то подёргало меня за рукав, но я был слишком глубоко в своих мыслях и просто отмахнулся. Да и вот эта вот статья о новом управляющем процессоре на нанотрубках для новой модели железных солдатиков Атласа выглядела перспективно, хоть внятных характеристик за потоками бессмысленной и беспощадной рекламы почти не угадывалось.
  
  Но всё это выглядело подозрительно. Очень подозрительно. Уж не была ли Пенни «испытательным элементом» получившейся конструкции для машинки по перекачке душ доброго дедушки Озпина? Тогда почему он о ней не знал? Ведь я точно помню, что в сериале он не знал, и это сыграло весьма заметную роль в последующих событиях. Получили описание принципа и задачу его воплотить в металле, поняли, построили, испытали и отправили Озпину только то, что он заказывал, а побочный результат заводских испытаний придержали? Слишком много неясности, слишком много подозрительных моментов и совпадений. Но очевидно одно — в одиночку я с этим не справлюсь, а довериться я могу только Нео, которая от всех этих технологий куда дальше меня. М-да… Тем не менее зацепочка у меня появилась. Профессор Полендина. Или доктор Полендина, не уверен, как правильнее. Довольно известный дядька в области робототехники этого мира, каждая вторая статья по теме даёт на него ссылку, так что вспомнить фамилию было несложно, даже с учётом того, что мелькала она в сериале дай бог пару раз. Если уж кто-то из людей что-то знает об этой машине, то это должен быть он, но… это проклятое «но». Он для меня фигура трудно досягаемая. Даже если я сейчас мотнусь в Атлас и благополучно совершу его похищение, что тоже будет непросто, хотя бы потому, что я понятия не имею, где его искать. Секретные лаборатории, правительственные шарашки — все дела. Надеяться на официальный адрес тут вряд ли можно. Да и где уверенность, что он не подсунет мне какую-нибудь гадость или «забудет» упомянуть ключевой момент при описании технологии? Даже если сейчас опустить тот момент, что эти знания из него, скорее всего, придётся выбивать пытками, остаётся тот факт, что попытка у меня будет лишь одна. И проблема тут даже не в поднявшейся тревоге и припрятывании Эмбер, а в том, что «срыв» перекидывания куска души, скорее всего, приведёт к смерти и так дышащей на ладан Девы. Далее смотри пункт с «Синдер обрела всю силушку Девы». Н-да, куда ни кинь, всюду клин. Или нет?
  
  Мне пришла в голову иная мысль. Атлас — это не только сборище ЧСВ-шных засранцев, но и самая большая и больная на голову бюрократия в мире, потому отчёты могли требовать даже с гения на гособеспечении. А даже если и нет, Пенни — машина, а машины имеют дурное свойство ломаться, значит, кто-то должен её чинить. С учётом того, что она — прототип, с высокой долей вероятности ещё нет разграничения, что «вот эту вот фигню можно починить на коленке за десять минут», а «вот эта жопа требует разобрать полкорпуса и заводских условий», значит, робот придёт с полной документацией у ремонтников/обслуги, и… мне нужно будет всего лишь спереть проектную документацию по сверхсекретной боевой единице самого милитаризованного государства в мире. А потом, возможно, и техников для «вдумчивого разговора». Ха! Всего-то делов! Ну, в любом случае, после этого или уже можно будет заняться предметными разговорами с доктором Полендиной, или мне всё же хватит данных, чтобы попробовать «переупаковать» остатки души Эмбер в какое-нибудь более надёжное вместилище. Хех, звучит как план, осталось только…
  
  *Бух!* – удар зонтиком по голове прервал цепочку моих размышлений.
  
  – Нео, вот сейчас совсем не в тему! – я был несколько раздражён, пусть я и попросил её атаковать меня в любое время, но сейчас реально был занят делом уровня едва ли не спасения мира.
  
  – (-_-), – девушка ткнула пальцем в Свиток, что показывал уже два часа ночи, после чего взяла мою голову в руки и повернула в сторону стола… на котором стоял остывший обед. Я почувствовал себя скотиной.
  
  – Прости, малышка, – я обнял насупившуюся милашку и прижал её к себе, – совсем заработался, но это действительно очень важные вещи.
  
  – (>‸<)… – Нео всё ещё дулась. Ладно, тут я действительно был не совсем прав, она старалась, готовила, а я даже не обратил на это внимание. Ощущение, что я — скотина, стало сильнее. Подхватываю красавицу на руки и с таким ценным грузом иду к столу, где и усаживаюсь, ну и Нео пристраиваю к себе на колени.
  
  – Ну прости своего глупого увлекающегося начальника, я исправлюсь! Честно-честно!
  
  – (<_<)… – отвернулась и скрестила руки под грудью, но спрыгивать с предложенного места не стала, а значит, мои дела не так уж и плохи.
  
  – Давай ты меня покормишь с ложечки, а я сделаю тебе массаж? У меня в заначке были интересные масла из Мистраля…
  
  – (>_о)? – с подозрением прищурилась, но во взгляде мелькает заинтересованность.
  
  – А потом… – я склонился ближе к ушку и горячо в него зашептал, в конце игриво это ушко укусив.
  
  – (^___^), – моя дама сменила гнев на милость и покровительственно кивнула, после чего поёрзала очаровательной попкой, устраиваясь поудобнее, обняла меня одной рукой, а во второй уже была вилка с насаженным на неё кусочком отбивной.
  
  – А-а-ам! – на сегодня, пожалуй, действительно хватит. Наброски плана есть, до появления Пенни всё равно особо суетиться смысла нет. А значит, сейчас можно чуть выдохнуть, покушать очень вкусного, пусть и остывшего ужина и… принести извинения моей красавице в приятной для нас обоих форме.
  
  
***
  
  На уточнение параметров и принципов работы оборудования, назначение и производителей которого удалось определить, ушло ещё три дня, с перерывами на профилактическую «заботу» о моих рабах… пардон, «крёстных детях» из Белого Клыка, воспитание одной хамелеаки, в которое с недавних пор добавились тренировочные спарринги, и подготовку к реализации идеи с обслугой Пенни. В последнем случае надо было заранее подготовить точки возможной дислокации будущих гостей из Атласа, а заодно места, куда первым делом пойдут в увольнительную бравые бойцы после длительного перелёта с другого континента. Само собой, ни про какую установку прослушки и видеонаблюдения речи не шло — нет у меня столько ресурсов, но вот рекогносцировку на местности провести стоило, как и подкинуть местной шпане немножко деньжат с последующей отработкой, где это было возможно.
  
  Но всё заканчивается, закончился и аврал, вызванный моими хотелками, а потому я решил донести свои счастье и любовь до окружающих. Окружающими выступили девочки из RWBY, конечно. И вообще, кое-кто, кажется, желал свидание со скромным криминальным королём? Набираем номер на Свитке.
  
  – Д-да? – м-м-м, сколько смущения в одном коротком слове.
  
  – Привет, Капюшончик! Как ваше ничего?
  
  – Эм… хорошо, наверное? – очень неуверенно отозвался Свиток голосом Руби.
  
  – Это хорошо, что хорошо! Но я звоню с определённым умыслом, я же обещал вам свидание? А твой Тёмный Рыцарь не бросает слов на ветер! Так что собирайте волю в кулак, захватывайте оружие, прихорашивайтесь и в субботу подходите к тому магазинчику, где мы впервые встретились. Ах да, не забудьте захватить с собой один апельсин и покрасить Снежинку в розовый!
  
  – З-зачем красить Вайсс в розовый? – уровень недоумения на том конце провода был просто невероятный.
  
  – Я рад, что по другим пунктам возражений нет! А нашей принцессе передай, что ты её героически спасла от страшного надругательства, пусть целует тебя в щёчку за меня! Ну ладно, я побежал, люблю, целую! – на этом я прервал связь, ещё успев услышать удивлённый «ик!», но это уже детали.
  
  Вообще, самое забавное состояло в том, что по местному «семейному кодексу» я сейчас не сделал ничего такого уж абсурдного. Местный семейный кодекс вообще был штукой очень вольной, прямо-таки мечтой хиппи, ЛГБТ и шведов. «Возраст согласия» — четырнадцать, в семнадцать человек уже считается полностью дееспособным — может вступать в браки, употреблять алкоголь, водить тяжёлую технику (лёгкую можно с тех же четырнадцати), а касательно отношений… достаточно сказать, что однополые браки официально разрешены. Правда, если против пары, наводящей меня на мысли о тех же шмелях, я ничего не имею, то вот другой вариант таки заставляет задуматься о зарине. Да, такой вот я предвзятый. «Нестандартные» же семьи с количеством партнёров более двух хоть вещью были и более редкой, но тоже встречались. То есть тот факт, что я просто взял и пригласил на свидание сразу четырёх девушек, является, конечно, наглостью, но только в том формате, что, мол, «кто-то слишком самоуверенный», а не чем-то из ряда вон. Что поделать? Негатив в этом мире был верным способом сдохнуть и утащить за собой окружающих, так как на него, аки пчёлы на мёд, слетались Гримм. И если в защищённом городе это ещё было не так уж страшно (хотя концовка третьего сезона сериала со мной бы поспорила), то в поселениях за пределами мощных городских стен всё было куда острее. А таких поселений хватало, хотя бы чисто сельскохозяйственной направленности, ибо пшеницу на городских асфальтированных дорожках не вырастишь. Вот и получалось, что в погоне за избежанием «стресса» местные напридумывали совершенно диких законов. И ладно, я бы ещё всё понял, но при этом те же самые люди продолжали гнобить фавнов, самозабвенно рождая им море стресса и негатива. Как одновременно могло сочетаться дрожание над слезинкой, что может родиться в глазах «угнетённого» обществом секс-меньшинства, и стремление превратить фавнов в безмолвную раб-силу, я понимать отказывался. Вернее, я понимал, но от этого понимания было не легче, ибо разило от него отчётливой гадливостью и цинизмом, каких лучше бы не касаться и десятиметровой палкой.
  
  Но довольно размышлений о неприятных нюансах местной системы сил! Лучше составить список покупок и затариться всем необходимым для покорения женских сердец. Нео, давай, помогай мне! Что нужно для покорения женских сердец, кроме шикарной фетровой шляпы и наглости? Да-да, мороженого мы тоже купим, но ключевым моментом тут было множественное число, а не единично-персональное!
  
  Спустя ещё два дня я мог наблюдать замечательнейшую картину — весь женский квартет реально расположился вокруг магазинчика и точно кого-то ждал.
  
  – Ну и где этот ваш ненормальный?! Сколько можно заставлять девушек ждать?! – как заведённая носилась туда-сюда по тротуару Вайсс, экспрессивно высказывая миру своё неудовольствие.
  
  – Я сразу говорила, что он не явится сюда в семь утра, – пристроившись спиной к стеночке, мрачно отозвалась Блейк, не открывая глаз и, по всей видимости, активно занимаясь практикой умения спать стоя.
  
  – Мы пришли сюда не в семь утра! В семь мы только проснулись! – потребовала соблюдения истины платиновая блондинка.
  
  – Проснуться в семь утра в субботу, потому что Вайсс боялась опоздать на моё свидание с моим парнем… – страдальчески прогнусавила откровенно лежащая щекой на стене Руби. – Почему-то мне кажется, что мне должно быть стыдно, но мне слишком плохо, чтобы ещё и смущаться…
  
  – (О_о)…
  
  – Эм… – я покосился на прикрывающую нас иллюзией Нео, зеркально отразив её выражение лица. Хотелось что-то сказать, но слов не находилось. Это было просто… просто… Команда RWBY, как она есть!
  
  – Это всё ты виновата! Надо было уточнить у него точное время! – и не подумала чувствовать себя виноватой Шни.
  
  – Хэй! – отозвалась чуть более бодрая, нежели предыдущие лобызающие стену ораторы, но всё-таки явно не выспавшаяся Янг. – Ты два дня только и делала, что говорила, как неосмотрительно идти на эту встречу и насколько ты против нашего общения с Торчвиком, а сегодня подорвалась раньше всех. Согласись, это ненормально. Ты или признай, что Рыжий тебе тоже нравится, или будь последовательна.
  
  – Ничего он мне не нравится! – завелась и так взвинченная Белоснежка. – Просто, как Охотница, я не могу позволить своим товарищам по команде попасть в ловушку коварного преступника! С вашим беспечным отношением ко всему этому вы обязательно попадёте в какую-нибудь некрасивую историю! Вы должны быть мне благодарны за то, что я о вас забочусь, когда наш Лидер проявляет столь постыдную безалаберность!
  
  – О, так вот почему ты пошла краситься к стилисту и надела новое платье? – язвительно спросила златовласка, не забыв присовокупить и ехидную улыбку.
  
  – Это маскировка, чтобы он ничего не заподозрил раньше времени! – погрозив одарившим её многозначительно-понимающими взглядами подругам указательным пальчиком, бросилась защищать себя Снежинка. – И на себя бы посмотрели! Тоже ведь накрасились и разоделись!
  
  – А мы и не отрицали, – хмыкнула Сяо Лонг, гордо складывая руки под грудью.
  
  И да, гордиться тут было чем. И я не только про то, что в результате выразительно поднялось в декольте. Команду «прихорашиваться» Руби передала явно чётко, да и восприняла серьёзно — на лице девочки были видны следы «боевой раскраски», пусть пока не сильно «профессиональной» и уверенной, но тем не менее. Вайсс сверкала идеальной укладкой и «штукатуркой» от профессионала, Блейк и так была выше всех похвал (кошкодевочки идеальны по определению!), а уж подведя глаза тенями и в новом наряде… Ну а Янг… это Янг, она и без «штукатурки» была весьма и весьма, а уж с подведёнными ресничками, макияжем и прочим… мр-р-р, слюну она сглатывать заставляет однозначно!
  
  – И вам не стыдно?! – чёрт, уж насколько я хорошо умею нагло врать в лицо, но такое мастерство по части двойных стандартов, что демонстрирует Вайсс… сразу видна мощная торгово-промышленная династия! Но пора бы уже вмешаться…
  
  – Всем привет! – жестом попросив Нео убрать иллюзию, делаю вид, что только вышел из-за угла.
  
  – О, добрый день, мистер Торчвик! – просто в микроскопическую долю секунды переобулась на лету Снежинка, изображая скромную и позитивную паиньку.
  
  То, с какими взглядами остальная команда RWBY встретила данное преображение, заслуживает занесения в анналы истории или как минимум в мой личный архив самых ценных приобретений.
  
  – Вижу, все в сборе, – так и зудело пройтись по поводу: «не старайся, я всё знаю про твой коварный план отбить меня у Руби, но нет, я верен Капюшончику до конца», но титаническим усилием воли я подавил низменный порыв остатков сущности настоящего Романа. Да, это точно было его стремление покрасоваться, а не течь в моей крыше. Инфа — 100%! – Но что-то вы какие-то измученные… Девочки, ваше стремление к учёбе восхищает, но надо всё-таки себя беречь, я же волнуюсь!
  
  – А… – голос Руби ознаменовал сеанс многозначительных переглядываний. – А куда мы пойдём? – так и не решившись поднимать тему назначения точного времени, быстренько перешла на другой вопрос девушка.
  
  – Это будет сюрпризом, – подмигиваю Роуз, – а пока прошу за мной, – и разворачиваюсь на месте.
  
  Сзади послышались приглушённые шепотки, но что-то конкретное разобрать было невозможно, да и, скорее всего, добрых две трети информации передавалось мимикой. Тем не менее дамы за мной пошли, а вскоре мы уже входили в одну ничем не примечательную подворотню, где скрывался чистый дворик с футбольно-баскетбольной площадкой, сейчас немного занятой.
  
  – (О_о)??? – девочки были на диво синхронны, вот она, женская солидарность!
  
  – Запрыгивайте, девчата! – скомандовал я, сам взлетая в открытый салон буллхеда. «Девчата» не подвели и таки запрыгнули. – Располагайтесь как дома, – радушно предложил я, обводя комфортабельно обустроенные недра машины руками. – Вон в том углу, кстати, есть пара термосов с кофе, сливки и даже шоколадки для самых сонных.
  
  – Ура, кофе! – нарочито радостно воскликнула Руби и совсем не подозрительно бросилась в указанном направлении.
  
  – Мне кажется или Капюшончик меня избегает? – громко поделился я тревогой с Нео, что как раз проходила мимо и скинула иллюзию.
  
  Спина Роуз закаменела, а рука застыла, не дойдя пары сантиметров до заветного цилиндрического объекта.
  
  – (о_-)… – Неополитан с подозрением окинула фигуру Красной Шапочки пристрастным взглядом, перевела его на меня, потом на Янг, опять на меня и… – (*_^)!
  
  – Вот и я так думаю, – важно киваю, наблюдая за реакцией девушек.
  
  – Хэй, не будь таким снобом! – златовласка очнулась и, поняв, что её сестрёнку смущают, шагнула ко мне, утыкая указательный пальчик в куртку. Мою, естественно. – Девушка радуется твоему угощению, чего тебе ещё надо?
  
  – Ты задаёшь очень смущающие вопросы, Дракончик, – улыбаюсь я в лицо красотки. – Не боишься получить на них честные ответы?
  
  – Удиви меня! – приняла вызов эта оторва, заблестев азартом в глазах.
  
  – Я хочу-у… – с намёком подаюсь вперёд.
  
  – Да-а?.. – подбодрила меня Янг.
  
  – Увидеть тебя в платье Снежинки!
  
  – Э?.. – она что, серьёзно ожидала какой-то банальщины про поцелуи?
  
  – Согласитесь, это будет неподражаемо! А если ты ещё и попытаешься изобразить скромную пай-девочку, м-м-м!.. – мечтательно закатываю глаза.
  
  – Тц… Вот ещё, – блондинка отвернулась, укоряюще складывая руки на груди. Мне удалось смутить Янг. Я крут!
  
  – Ладно, мои хорошие, Нео — за штурвал, а вы давайте — рассказывайте, как жизнь в Биконе? Продолжаете покорять окружающих парней своим великолепием?
  
  – Н-нет, с чего ты взял? – выдала дозу милоты только-только немного отошедшая лидер команды.
  
  – Капюшончик, – я закатил глаза, – вы — четыре шикарнейших девушки, что живут в одной комнате, и ни у одной из вас официально нет парня. Даже мне страшно представить, какие слухи курсируют среди студентов Бикона по этому поводу.
  
  – Каждый мыслит в меру своей испорченности! – задрала носик Вайсс, ответив мне моей же фразой.
  
  – Верно, но поскольку я сам из возраста студента вышел не так давно, то прекрасно представляю, насколько испорченными бывают эти самые студенты. Верно, Нео?
  
  – (Х_Х), – миленькая немая красотка оторвалась от штурвала и одной пантомимой изобразила всю глубину падения нравов современной молодёжи. Установилось почтительное молчание.
  
  – А куда мы, собственно, летим? – поинтересовалась Блейк, едва транспортное средство оторвалось от земли. – И где ты достал военный буллхед?
  
  – Мы летим на природу. Тут в получасе полёта есть одно замечательное место с прекрасным видом на лесное озеро в алых от листвы тонах.
  
  – Мы летим в Лес Вечной Осени? – с подозрением высказала догадку Вайсс.
  
  – Да, – я довольно кивнул.
  
  – В дальнюю часть леса, куда даже Охотники без серьёзного повода не заходят? – продолжила уточнение девушка.
  
  – Именно.
  
  – В глубину того самого леса, где и без того полным-полно старых и сильных гримм?
  
  – Где-то так.
  
  – И мы летим туда устраивать пикник? – вот не понимаю, в чём дело. Она явно пытается показать своё возмущение и недовольство, но что-то как-то мне не верилось в эти нотки и эту пантомиму на мордочке. Ну вот вообще.
  
  – И жарить мясо на природе, – внёс я важное уточнение.
  
  – Ты нормальный вообще? – Шни грозно упёрла руки в бока.
  
  – Снежинка, ну вот что за вопросы ты задаёшь человеку, который додумался пригласить на свидание сразу четырёх Охотниц и одну смертоносную помощницу главного злодея Вейла?
  
  – … Вопрос снимается, – потёрла переносицу платиновая блондинка.
  
  – Но где ты достал военный буллхед? – продолжала наседать Блейк.
  
  – Разумеется, самым честным и благородным образом угнал, – пожимаю плечами, не забывая любоваться на лица девушек, до которых дошло осознание, что летят они на угнанном транспортном средстве. Впрочем, кошкодевочку такие ответы не смущали.
  
  – И у кого ты угнал военный буллхед? – продолжила допытываться брюнетка.
  
  – У правительства Вейла.
  
  – Что?!! – хором.
  
  – Ладно-ладно, – поднимаю руки в защитном жесте. – Я одолжил его с базы Белого Клыка.
  
  – (О_О)’ – пожалуй, вариант с правительством им нравился больше.
  
  – Что? У них есть ещё! И вообще, это была компенсация за весь тот моральный ущерб, что я от них претерпел.
  
  – Моральный ущерб?
  
  – Представляешь, Капюшончик, – я тяжело вздохнул, – в рядах их отделения в Вейле нет ни одной кошкодевочки! – Блейк вздрогнула, но остальные этого не увидели, будучи сосредоточенными на моей скромной персоне. – Что это вообще за фавновская организация без кошкодевочек? Это оскорбляет мои религиозные чувства, знаете ли! Я бы их, может быть, и простил, будь у них девочки-лисички с пушистыми хвостиками, но их там тоже нет! Это просто бесчеловечный абсурд! Как, спрашивается, я должен сочувствовать их движению, если они отвергают всё лучшее в своей расе?! Так что в качестве компенсации я одолжил у них это судно.
  
  – …
  
  – Ты не боишься, что тебя убьют? – осторожно поинтересовалась Янг.
  
  – Кто? Белый Клык? Пусть сперва научатся сонный газ в воздухе определять! А то сверхчеловеческие чувства у них, понимаешь, обоняние, все дела, а пол целуют как все нормальные люди. Кстати, советую посмотреть в окно, отсюда шикарный вид на город…
  
  Чуть позже. Полянка в глубине леса.
  – Нео, садимся! – разноглазая красотка кивнула и пошла на снижение. Шальной отряд Охотников на пикник прибыл.
  
  – Иэ-э-эх, – выпрыгнувшая из буллхеда ещё на лету Янг довольно потянулась, – хорошо.
  
  – Это да, – я опустился на траву рядом и, поигрывая тростью, оглядел местность, – тишь, блажь и только шальные гримм бродят где-то в отдалении, благодать.
  
  – Ну и какой дальнейший план? – спросила Вайсс.
  
  – Всё просто, Снежинка. Вы разбиваете лагерь, вон там, – я махнул рукой в сторону сумок, – есть шатёр, складные стулья, гамаки и прочая полезная техника.
  
  – А ты что в это время будешь делать? – меня явно подозревали в чём-то нехорошем.
  
  – А я займусь делом Настоящих Мужчин! Буду нанизывать мясо на шампуры, разжигать костёр, заготавливать уголь и собирать мангал.
  
  – Прямо в такой последовательности? – деликатно уточнила Вайсс, на что я гордо промолчал, даря девушке иллюзию маленькой моральной победы.
  
  – Дядя Кроу точно так же говорил, когда мы выбирались в поход, – вступила в наш разговор Руби. – Правда, – тут она вновь смутилась, – дальше он разваливался в гамаке, и всё остальное брал на себя папа.
  
  – Ленивый прохиндей, – припечатала родича ухмыляющаяся Янг.
  
  – Это был здравый режим энергосбережения, – из мужской солидарности вступился я за Охотника-алкоголика.
  
  – Так он тоже говорил, когда папа просил его помочь, – полушёпотом сообщила Руби в сторону.
  
  – Эм… не отвлекайте меня от священного действия! – подхватив сумку с разборным мангалом, нашёлся я с ответом. И отправился звенеть на выбранное место, провожаемый покровительственной улыбочкой Янг.
  
  Спустя двадцать минут лагерь был разбит, мясо нанизано, нарубленные дрова в мангале весело трещали, обещая много горячих углей, ну а я заслуженно разместился в раскладном лежаке и открыл бутылку пива. Ещё десять-пятнадцать минут — и можно будет размещать будущий шашлык, а пока ничего не мешало мне наслаждаться проплывающими в небесной синеве облаками и краем уха слушать стрекочущих о чём-то своём девушек.
  
  Увы, долго мне понаслаждаться не дали. Начали домогаться… И, прошу заметить, совсем не в том смысле, на который я бы хотел надеяться.
  
  – Хэй, Рыжий!
  
  – Хм? – я приоткрыл глаз (на этот раз — левый), за что имел удовольствие наблюдать склонившуюся надо мной Янг Сяо Лонг, задорно сверкающую фиолетовыми глазами. – Дракончик? Я таки внимательно тебя слушаю. Ты же не хочешь сказать, что полешки уже прогорели и мне пора заняться делом? Я бдю и знаю, что это не так.
  
  – Не, – отмахнулась девушка. – Как насчёт смахнуться, пока нечего делать?
  
  – Может, потом? – предпринял я вялую попытку отмазаться.
  
  – На полный желудок драться нехорошо, – отрезало это чудо. – Ну так как?
  
  – Хм-м-м… не, не вижу мотивации для себя, – после некоторого размышления пришёл я к выводу, что оно того не стоит.
  
  – Так, значит? – нехорошо прищурилась девушка. – Тогда-а-а… Как насчёт спора?
  
  – Спора?
  
  – Да, если я выиграю, то с тебя пять пачек грави-патронов.
  
  – А если выиграю я? – мне стало интересно.
  
  – Хм-м-м… В том маловероятном случае, если выиграешь ты… как насчёт пары поцелуев? – так, вот её хитрая моська мне не нравится совсем.
  
  – Даже не знаю, хотя-я-я-я… нет, знаю! Давай-ка уточним условия во избежание разночтений. В том случае, если побеждаешь в нашем спарринге ты, то с меня пять пачек дроби с гравитационным наполнением, по двадцать цилиндриков в пачке, а если побеждаю я, то с тебя… пять «взрослых» поцелуев по-мистральски и с облапыванием в качестве бонуса!
  
  – Не слишком ли ты многого хочешь? – нехорошо прищурилась блондинка.
  
  – А я что? Я лишь назвал условия спора. Хочешь — принимай. Не хочешь — не принимай. Всяко через десяток минут мне жарить мясо, и мысли мои сейчас заняты исключительно им.
  
  – Ладно! По рукам! – выдала Янг. – Пошли махаться!
  
  – Эх, нет покоя заслуженному королю воров.
  
  Тем временем Янг уже вышла в центр полянки и вновь соблазнительно потянулась. Остальные девочки побросали свои дела и теперь заинтересованно взирали на всё это. Моя чуйка предсказывала неприятности, но я решил проигнорировать предупреждения, пусть мисс Сяо Лонг весьма боевитая девочка, но мне на данный момент не соперник. Вот года через два-три…
  
  Старшая сестрица переглянулась с младшей и…
  
  – Начали-и-и-и-и-и-и! – весело крикнула Руби, устроившая себе зрительское место на раскладном стульчике. Не успело утихнуть это самое «и-и-и-и», как мисс Сяо Лонг уже рванула ко мне, ускорившись за счёт отдачи от выстрела моими же грави-патронами. Чудом успел поднырнуть под реально жуткий по мощи удар. – Вперёд, Янг! Ты сможешь! – активно начала болеть за свою команду Роуз.
  
  – Да, покажи ему, что прокрадываться ночью в женскую спальню — это плохо, – поддакнула и Вайсс с соседнего зрительского места.
  
  – Я тоже поддерживаю, – подняла руку Блейк.
  
  – (^_^)+!!!
  
  – Нео! – возмутился я, уходя из под очередной атаки и не думающей снижать темп нанесения ударов блондинки. – Что значит — ты тоже болеешь за Дракончика?! Ты должна поддерживать меня!
  
  – (:Р)…
  
  – Предательница!
  
  – Не отвлекайся, Рыжий! – с предупреждающим криком Янг попыталась пробить мне в солнышко с применением уже огненного праха.
  
  – Ох, прости, – перехватываю крюком трости её запястье, выкручивая траекторию движения девушки в сторону, и тут же ловлю её опорную ногу на подножку, лёгким разворотом корпуса отправляя красавицу на землю.
  
  – Ар-р-р-р-р!!! – Янг вскочила на ноги уже с красной радужкой, и за меня взялись серьёзно.
  
  Так и пошло, Янг пытается бить, я ухожу и контратакую. Говоря объективно, девушка была неплоха. Сила, скорость, рефлексы — всё очень достойно для Охотника её возраста, я бы даже сказал, много выше среднего, вплоть до того, что иные выпускники Бикона послабее будут. Но в том-то и была заковыка. Янг было всего семнадцать, и пусть она одарена талантом и получила хорошее обучение, но реального опыта у неё имелось мало. Её стиль, если это можно назвать так, был слишком прямолинеен. Нельзя было сказать, что Янг не умела драться. О нет! Но вот сама манера боя… Прямо классический «Абыр» и «Ваааагх», что, в принципе, ей подходило, но, с учётом разницы в Ауре и умении её использовать, превращало девушку в очень лёгкую мишень для меня и, полагаю, любого действительно опытного бойца. Я самым банальным образом превосходил её в скорости этак раза в четыре, причём вообще не выкладываясь.
  
  – Ты слишком сильно открываешься во время атаки, – чуть-чуть ткнув её тростью в бок, буквально обозначив попадание, но всё же сбив с линии атаки и поднырнув под смазанный удар, решаю пояснить девушке. – Для противостояния гриммм это не страшно, особенно с учётом силы твоих ударов, но вот в бою против другого пользователя Ауры уже критично.
  
  – Я просто ещё не разогрелась! – азартно посулила блондинка и наградила меня парным залпом фаерболов с двух рук.
  
  – Если ты про своё Проявление, позволяющее накапливать, а потом использовать полученный кинетический урон, то должен разочаровать, – ловлю крюком трости лодыжку пролетающей рядом в очередной атаке красотки и заставляю обидно рухнуть лицом в травяную кочку, – это работает, только пока твоя Аура сдерживает повреждения, не давая нанести тебе серьёзных травм, но любую Ауру можно пробить достаточно сильным рубящим или колющим ударом. И с твоим пренебрежением к защите это может кончиться очень плохо.
  
  – Да неужели?! – вскочила измазанная в траве и пыли Сяо Лонг, сверля меня яростным взглядом из-под прилипшего ко лбу прошлогоднего листика.
  
  – Точно тебе говорю, – а теперь ускоримся на максимум… – Убита, – констатировал я одновременно с глухим ударом подошвы трости о лоб девушки, прямо поверх листика-мишени.
  
  Янг качнулась и шлёпнулась попкой на ту же самую кочку, что недавно обнимала её лицо. Пусть удар был почти символический, буквально нежный, но секунду дезориентации обеспечил.
  
  – Повезло! – мотнув пару раз головой, возмущённо сфокусировала на мне взгляд блондинка. – Ничего бы ты меня не убил этой палкой!
  
  – Разве? – нажимаю Аурой на всё-таки установленный механизм выдвигающегося шипа и демонстрирую выщелкнувшееся остриё.
  
  – Э… Нет-нет! – во взгляде Янг промелькнула паника от ощущения близкого поражения. И, чего таить, я тоже представлял вкус её губ и упругость ягодиц под моими пальцами. – У нас спарринг, а не смертельный бой! Моя Аура ещё в жёлтой зоне, и я могу драться! Не считается!
  
  – Ты так говоришь, будто можешь изменить результат, – спрятав шип обратно, картинно опираюсь на трость, подмигивая красотке и как бы приглашая продолжить.
  
  – Ещё посмотрим! – воинственно взвилась Дракончик и вновь приняла боевую стойку.
  
  Увы и ах, дух оказался сильнее плоти, и валял по траве я грозную деву ещё минуты две, не так чтобы сильно напрягаясь. И вот, когда Янг уже начала тяжело дышать и делать перерывы между бросками, позволяя мне буквально чувствовать на губах вкус победы, что-то внезапно пошло не так.
  
  – Рубс, помоги! – призвала резерв в очередной раз покатившаяся по траве златовласка.
  
  – О, нет-нет, моя хорошая, «спарринг» — это когда пара, а не трио, так что если призываешь помощь, то признаёшь поражение, – спешу прервать наметившийся кипиш.
  
  – Наших бьют! Команда RWBY, в атаку-у-у-у! – не слушая аргументов, воскликнула уже разложившая свою косу Капюшончик и понеслась на меня, увлекая за собой и остальных членов квартета.
  
  Я хотел возмутиться. Призвать к порядку. Напомнить, что это против правил, а так поступать могут только злодейсы типа меня… но у меня не было времени. Вакидзаси и ножны Блейк, шпага Вайсс, коса Руби и кулаки Янг, замелькавшие со всех сторон, вынудили резко забыть о расслабоне и напрячь булки. Уйти из-под атаки боевой косы, чтобы едва не напороться на рапиру в руках Снежинки, а стоило отбить ту тростью, как моя спина чуть не познакомилась с вакидзаси Бантика. И всё меньше, чем за полсекунды, хорошо, что девочки ещё не полностью сработались, а то было бы совсем грустно.
  
  – Капюшончик! – вырвавшись из кольца и организовав оборону по фронту, наконец смог излить миру своё «фи» один скромный криминальный гений. – Это слишком подло даже по моим меркам! Я в восхищении. И негодую! Но такими темпами, даже если вы победите, условия сделки отменяются!
  
  – Поднажали! Он почти сломался! – вот… вот откуда в этом милом застенчивом существе столько кровожадности и коварства?! Что это за горящий взгляд? Что за поползновения?!
  
  – Ну всё! Вы сами напросились! Нео, я выбираю тебя! – и… ничего. – Нео?..
  
  Внезапный удар зонтиком чуть не выбил мне трость из руки.
  
  – Нео! Ты должна помогать мне, а не им! – прыжок спиной вперёд, и на том месте, где я был, расцветает ледяной цветок — Вайсс отнеслась к вопросу моего повергания очень серьёзно.
  
  – (^_^)! – зонтик прошёл у моего виска, но пылающий кулак всё-таки врезался в грудь, правда, тем самым спасая меня от удара обухом косы, разогнанной за счёт выстрела косы, хочу отметить!
  
  – Это не будет считаться! – перехватываю руку Бантика и тяну на себя, тем самым закрываюсь ей от очередного удара Дракончика. Ну и немного пощупав по ходу дела кошкодевочку, чего скрывать?
  
  – (<_<)… – так, а вот вытаскивать рапиру и пытаться меня наколоть, одновременно охаживая зонтиком, не надо!
  
  – Что значит «я не учёл твоих интересов»?! Если ты слушала, в условиях не было указано, кому конкретно из победившей стороны Дракончик должна отдать поцелуи! Я всё учёл! – эй, зачем вдруг воспламеняться и фигачить по мне моими же грави-боеприпасами?! Янг и… так, а что это Снежинка с Капюшончиком встали и что-то шаманят над винтовко-косой последней? Только «зачарованных» пуль мне и не хватало, тут и так, между прочим, становится жарковато, пусть я и освоил навыки Романа, но без Проявления меня и одна Нео заставит попотеть, а уж с такой поддержкой… Но… тут значение моих слов дошло до разноглазой красотки.
  
  – (o_O)… (*‸*)! – просияла осознанием девушка и резко сменила сторону.
  
  В следующий миг, воспользовавшись следующим выпадом Янг, Нео вошла с ней в клинч и… э-э-э, как-то подбросила на добрых пять метров вверх. Картина, как хрупкая девушка кидается с такой силой высокой и крупной мисс Сяо Лонг, вгоняла меня в некоторый ступор, пусть я уже не раз подобное видел и даже испытал на себе.
  
  – Эй! Он же сам только что сказал, что условия отменяются! – возмутилась Дракончик, парой выстрелов стабилизировав свой полёт, а потом, сделав эффектное сальто в воздухе, приземлилась рядом со своей командой.
  
  – Э-э-э нет, красавица, это твои условия отменяются, поскольку ты призвала подкрепление. Я же, как защищающаяся сторона, лишь предпринял ответные действия. А теперь мы будем вас наказывать. Не так ли, Нео?
  
  – (^____^)!
  
  – Что-то не нравится мне эта её улыбка… – поделилась мнением с окружающими Блейк, ну а потом у неё уже не было времени на философию — мы с Нео пошли в атаку и наглядно доказали, что два бойца с лучшей подготовкой, а главное, сработанностью лет в девять — это куда как серьёзнее пусть и одарённых, но ещё не особо опытных девчонок, что друг с другом начали срабатываться всего лишь пару месяцев назад.
  
  Вот Нео прикрыла меня своим щитом-зонтиком от выстрела-удара Янг, а я, воспользовавшись моментом, пригнулся и крюком на трости подцепил блондинку за ногу, та утратила равновесие и… получила зонтом по голове, в результате чего отправилась в полёт, пусть и непродолжительный.
  
  – Гр-р-р-р-р! – судя по рычанию, она в порядке и очень скоро вернётся, но пока отряд остался без танка, я успел обезоружить Руби. После чего, как выяснилось, с ней можно было делать что угодно. Я стесняться не стал и отправил в полёт к сестре, пусть и «нежно». Наводка оказалась точной. Жертва уклоняться тоже не стала, и снаряд имени мисс Роуз сшиб с ног решительно несущуюся на нас Янг.
  
  – Страйк!
  
  – (*_^), – Нео с отчётливым интересом на предмет аэродинамики принялась оглядывать оставшихся двух девушек. И взгляд её остановился на Вайсс, видимо, как более аэродинамичной из-за несколько меньшей, чем у Блейк, груди. Мисс Шни это тоже поняла и… применила ультимативную атаку.
  
  – Постой, Нео! – шажок назад, а Нео делает ма-а-аленький шажок вперёд. – Ты же любишь мороженое?
  
  – (>_о)? – оч-чень заинтересованный кивок.
  
  – Предлагаю годовой абонемент в «Ледяной Рай» Вейла, если ты поможешь нам справиться с ним! – в меня ткнули пальчиком.
  
  – ($_$), – увидев взгляд повернувшейся ко мне девушки, я понял, что мне не жить. Поняли это и остальные девчата, что их серьёзно воодушевило.
  
  – Нео, ты не можешь предать меня после всего того, через что мы прошли вместе! – зонтик обрушился с такой силой, что вздрогнула земля, если бы не отшатнулся — голову бы снесли, и никакая Аура бы не помогла. – Эй! Я и так покупаю тебе мороженого больше, чем может дать любой абонемент! И всегда ношу с собой, между прочим!
  
  Аргумент подействовал, и Неополитан явно задумалась.
  
  – А ещё мы все расцелуем тебя в щёки! – мигом уловив хрупкость момента, выложила козырь эта коварная Шни. Я начинаю понимать чувства Лейтенанта!
  
  – \(^_^)/! – и тут я окончательно понял, что мне конец.
  
  – Э-э-э… – так, чего бы придумать?! Только срочно! – Может, договорим… – иллюзия девушки рассыпалась, и острый шип прошёл в опасной близости от моих нежно любимых ягодиц. – …ся-а-а?! Я же просил!
  
  – (^_~)!
  
  – Отомщу!
  
  Увы, ободрённые подкупом части войск противника, девочки воспряли духом с новой силой и всем скопом насели на меня. Пусть они совсем не были сработаны с Нео, да и сами друг другу порой мешали, но Боевой Дух, численное превосходство и деморализация противника сделали своё дело.
  
  В голове даже стала крутиться соответствующая песня Айрэ и Сарумана*(2), но я Превозмогал! Я крутился, как белка в колесе. Я уходил от ударов, пытался контратаковать и вообще вёл себя как образцовый Герой, но силы были слишком не равны. Буквально через пять минут я оказался в весьма щекотливом положении… Если быть откровенным, то я валялся на земле с Аурой в нижней границе жёлтой зоны и думал, как же всё так получилось? Ведь если отбросить расшаркивания, то меня… как бы это сказать повежливее? Поим… кхм… победили, да. Впрочем, кляпа в моём рту не было, а потому я продолжил быть одиноким голосом правды в пучине всего этого мракобесия. Да! Так и запишем! Кто сказал, что мне всё это понравилось и я получил море удовольствия? Враки! Поклёп! Гнусные инсинуации!
  
  – Помни, Нео, это не считается. И может быть, ты уже встанешь с меня?
  
  – (>_>)…
  
  – Победная фотосессия! – триумфальный визг Руби совпал с моим кряком, когда мне на спину в прыжке приземлилась попка мисс Роуз. Экспертно замечу, что всей должной мягкости она ещё не приобрела, что безмерно печалит мою спину.
  
  – Вот ты какое, женское доминирование, – проворчал я, когда на меня взгромоздились уже все пять девушек. Самое «обидное», пожаловаться на «подлость» команды RWBY (и Нео, нельзя забывать о Нео) я не мог. Ибо пять прижимающихся к тебе прекрасных девушек как-то вот вообще не позволяют жаловаться на жизнь, тут скорее нужно было прилагать усилия, чтобы рожа получилась хоть сколько-то приличной, а не как у кота, попавшего на склад молокозавода.
  
  К счастью, мой «позор» вскоре окончился — дровишки прогорели, оставляя после себя прекрасные красные угольки, и мне таки величественно позволили заняться делом. Пусть мне сейчас ничего не обломилось, да и с самого начала рассчитывать на это не стоило, всё же Янг любительница подразнить и пофлиртовать, но дальше вряд ли когда заходила, и совращение её есть дело долгое, тонкое, требующее деликатного подхода, но вот наблюдать за тем, как Нео получала обещанную плату и "бонусы", то бишь смотреть на смущённо-пищащий комок девчонок, было в высшей мере приятно. Главное — не упустить мясо, а то обидно будет.
  
  Полчаса спустя.
  – (О_О)…
  
  – Хм…
  
  – (О‸О)…
  
  – Кхм…
  
  – (Q‸Q)…
  
  – Капюшончик, я понимаю, что твой жалобный взгляд может заставить проявить сочувствие даже скалу, но пространственно-временной континуум всё же немного прочнее. И если мясу нужно ещё пять минут, чтобы дойти до готовности, то значит, ему нужно ещё пять минут!
  
  – Но оно так вкусно па-а-а-а-ахнет, – жалобно отозвались мне, трогательно сжимая кулачки.
  
  – Ничего не знаю! Вон, бери пример с Дракончика. Та смиренно ждёт и не сверлит во мне дырку.
  
  – Возможно, – Вайсс с видом королевы подпиливала свои коготки, – это как-то связано с тем, что твоя прислужница копается в её волосах.
  
  – О-о-ох, не желаю слышать упрёки от той, кто подписала нас всех с ней целоваться, о-о-ох… Только не прекращай, делай со мной что хочешь, только не прекраща-а-а-ай… – растёкшаяся по спинке складного стула Янг с блаженно закрытыми глазами наслаждалась тем, как увлечённо высунувшая язык Нео заплетает ей косички. Косичек уже было больше десятка, а шикарная копна золотых кудрей и не думала визуально уменьшаться.
  
  – Э-это было только ради победы! – смутилась и ушла в оборону Шни, но, едва бросив взгляд на пребывающую на вершинах блаженства златовласку, недовольно насупилась: – А-а-а, ты меня всё равно не слушаешь!
  
  – Мне так давно никто не расчёсывал волосы… – испуская гигатонны удовольствия всем своим аморфным видом, промычала в нос девушка. – А из них так сложно вычёсывать сучки и веточки…
  
  – Нео, будь осторожна в демонстрации своей идеальности, а то тебя могут похитить, чем нанесут непоправимый ущерб нашей репутации, – предостерёг я свою прелесть.
  
  – (^_^)! – кивнула девушка, однако и не подумала прекращать свои парикмахерские изыскания. Видимо, навёрстывала все недополученные детские годы игр с куклами и подружками.
  
  – А… – на мордашке Руби отразилась какая-то внезапная мысль. – А почему её ты называешь по имени, а нас по прозвищам?
  
  – Ну… Как тебе сказать… – поворачиваю лицо к Нео, поднятием бровей обозначая просьбу о помощи.
  
  – (-_^), – беспечно пожали мне плечами, и не думая прерывать свой творческий порыв.
  
  – Дело в том, Капюшончик, – поворачиваюсь обратно к Роуз, – что Неополитан — это и есть прозвище. Я назвал так Нео в честь неаполитанского мороженого. И да, это её натуральный цвет волос, – киваю на разделённую пополам розово-коричневую шевелюру своей приспешницы.
  
  – А… – новость девочку слегка шокировала. – А как её на самом деле зовут?
  
  – Так и зовут.
  
  – Эм… – не знающая что сказать девочка перевела взгляд с меня на Неополитан и обратно.
  
  – Руби, – вздыхаю, испытывая не слишком много удовольствия от необходимости пересказывать чужую жизнь, – мы с Нео были сиротами-беспризорниками. Маленькая немая девочка и отпетый хулиган-уголовник. И надо сказать, что если сейчас я ещё более-менее, то в то время был тем ещё эгоцентричным крысёнышем. Как она меня терпела — не представляю. Тем не менее если Нео и помнила когда-то другое имя, то к настоящему моменту она его давно забыла, ну или совершенно не желает мне его называть, – на самом деле, Роман этим никогда и не интересовался, отчего было весьма противно на душе, но и начать спрашивать после стольких лет я не мог, да и не хотел, если уж до конца быть с собой честным.
  
  – О…
  
  – К нам что-то приближается! – грубо ломая момент душевных откровений, встревоженно сообщила Блейк, отрываясь от книжки. – Там! – вскочив со стула, напрягшаяся брюнетка указала рукой в лес за моей спиной.
  
  Все разговоры тут же смолкли, и мы замерли, напрягая органы слуха. Спустя несколько секунд и я уловил далёкий треск деревьев и глухие удары… соприкасающихся с землёй ног. Один… три… пять слонопотамов, что очень целеустремлённо двигались в наш адрес.
  
  – Это Голиафы! – первой озвучила новость Янг, всю расслабленность с которой как ветром сдуло.
  
  – Круто! – обрадовалась Руби, буквально подпрыгнув от восторга. – Никогда их вживую не видела! Давайте быстрее пойдём и их убьём! – огромная коса разложилась в боевое положение, и милая девочка в красном плащике уже была готова бежать и рубить Гримм на макароны.
  
  – Руби, это Голиафы! – без намёка на веселье или пренебрежение крикнула с места мисс Сяо Лонг, осаживая сестру. – Вспомни, как тебе влепил Ловчий Смерти на вступительном испытании! А Голиафы в пятьдесят раз больше!
  
  – Оу-у… – энтузиазм Капюшончика резко упал, а на лице появилась активная работа мысли.
  
  В позах всех четырёх будущих Охотниц засквозило нешуточное напряжение и тщательно подавляемый страх. Очевидно, старина Порт уже просветил своих учеников, что это за существа такие, и знания эти породили у них печали великие. Вынужден признать, не без причины — подобную тварь только или опытный отряд Охотников разобрать мог, или небольшой ракетный удар. Про всяческих монстров, которых и десяток на поколение не наберётся, как та же Глинда, Рейвен или Кроу, я упоминать не буду — на то они и монстры. Вот только сейчас я намеревался хорошо отдохнуть в компании прелестных дам, а потому слонопотамы были точно лишними. Ну и, чего уж там, раз представилась такая возможность слегка распушить перья перед молодыми и красивыми барышнями, грех от неё отказываться.
  
  – Так, Бантик, присматривай за мясом и переворачивай шампуры каждые тридцать секунд, это — Важно. А я пока прогуляюсь… – подхватываю трость и разворачиваюсь к деревьям. – Нео, присмотри за ними, – краем глаза отмечаю согласный кивок и ускоряюсь.
  
  Деревья сомкнулись за спиной ещё до того, как растерянные девочки прекратили хватать ртом воздух. Руби наверняка могла бы догнать меня на своём Проявлении, но пока она не опомнилась, следовало со всем разобраться.
  
  На той же полянке. Женский коллектив.
  – Он… он… сбежал? – у Вайсс от изумления прекратил закрываться рот, и она беспомощно оглянулась на подруг. – Вот так вот взял, завёл нас в лес и оставил на съедение гримм?!
  
  – Эй, не говори так! – вступилась за своего… хм… кого-то… Руби, испытывающая схожий набор чувств. – Роман не такой!
  
  – Ты его знаешь всего ничего! – насела на своего Лидера платиновая блондинка.
  
  – Эй, не кипятись, Вайсскимо, а то растаешь, – поднявшись со стула в полный рост, осадила её Янг. – Рыжий, конечно, тот ещё пройдоха, но он правильный пройдоха, – хоть она это и говорила, но широко распахнутые фиолетовые глаза с головой выдавали царящий внутри девушки раздрай.
  
  – К тому же, – продолжила за напарницей Блейк, – логичнее всего было бы сбежать на буллхеде. А он находится в стороне, противоположной той, куда ушёл Роман, – и, опустив чуточку ошарашенный взгляд на мангал… механически подошла и повернула шампуры с мясом.
  
  – Всё равно! – задрала нос Шни. – Мы должны проследить и убедиться, что с ним… э-э-э-э, что он не надумал сбежать!
  
  – А, так ты беспокоишься и просто хочешь прийти ему на помощь! – «перевела» Руби с языка Вайсс на общедоступный. – Это правильно! Вперёд!
  
  Но стоило будущей Охотнице удобней перехватить Кресент и нацелиться побежать вслед парню, как дорогу ей преградила Нео.
  
  – (^_о)! – девушка помахала указательным пальцем и, для убедительности, пару раз мотнула головой в отрицательном жесте.
  
  – Эй, ты чего? – не поняла Роуз.
  
  – Да, разве это там не твой Партнёр сейчас пошёл убиваться о Голиафов?! – поддержала её Янг. – Мы должны ему помочь!
  
  В ответ немая девушка вновь покачала головой и, достав Свиток, быстро набрала на нём текст, развернув к подругам:
  
  – «С ним всё будет в порядке».
  
  – Откуда ты можешь знать?! Там несколько Голиафов! Голиафов, Нео! – повысив от переживаний голос, возмутилась Шни, нервно тиская в руке уже обнажённую шпагу.
  
  – «Я знаю», – быстро набрала новый текст девушка.
  
  – Знаешь что?! Что несколько Голиафов или что будет в порядке? – ненормальность ситуации заставила платиновую блондинку немного сбавить тон, но не возмущение.
  
  – (>_<)… (>_>)… (^____^)!!!
  
  – Я не понимаю!
  
  Помощница Торчвика горестно вздохнула и застучала по сенсорному экрану Свитка с новым усердием:
  
  – «Он справится, если вы не будете подставляться и ему мешать».
  
  – Но мы можем помочь! – горячо выступила Руби.
  
  – «Аура Янг у нуля, Вайсс — процентов 30, ваши с Блейк по половине. Против голиафов — без шансов! Только под ногами будете путаться». (>‸<)! – надула щёки Неополитан, стараясь передать всю степень своего негодования их непонятливостью.
  
  – Но у него ведь тоже в красной зоне! – подпрыгнула на носках от нетерпения и непонимания Роуз.
  
  – Только не говори, что он пошёл помирать, чтобы дать нам время сбежать, – округлив глаза, негромко, но так, чтобы все слышали, обронила Блейк. – Это не имеет никакого смысла. Он просил следить за мясом, а не бежать к буллхеду! – несмотря на внешнее спокойствие, брюнетку слегка потряхивало, причём она сама не могла понять, чего в её эмоциях больше: удивления, страха от нехороших догадок, потрясения или попытки осознать, в какой сюрреалистической ситуации все они оказались.
  
  Однако ответить немая красотка с разноцветными глазами не успела — откуда-то из чащи долетел громоподобный рёв гримм, но уже через секунду он оборвался, а землю под ногами чуть качнуло.
  
  Не сговариваясь, девушки взлетели на ближайшее дерево и повисли разноцветной гирляндой у макушки, наблюдая, как в километре от них пять огромных, возвышающихся между зелёными стволами чёрно-белых туш заваливаются на землю и начинают истекать чёрным дымом.
  
  – Э-э-э… – челюсти команды RWBY начали своё движение к центру планеты.
  
  – Этот Рыжий… только что взял и грохнул пятерых Голиафов? – Вайсс не могла поверить. – Вот просто одним ударом?!
  
  – Не знаю… – эхом отозвалась Блейк. – Но я вижу пять распадающихся тел огромных гримм размером с дом…
  
  – И… И вот с ним я недавно дралась? – шок души Янг повис на нервах команды тяжёлой гирей.
  
  – Хо-оти-ит-е сказать, что мы вот его по земле валяли? – озвучила уже общий вопрос Блейк.
  
  – Да какого гримма?! – огласил лес глас возмущения Шни.
  
  – Да, мой парень крут! – довольно заулыбалась Руби, поймавшая от этих откровений свою волну счастья.
  
  – Вот только назвать так его ты ни разу не решилась! – фыркнула Вайсс и тихонько, уже для себя, продолжила: – Нужно будет написать Винтер и уточнить пару моментов…
  
  – А-а, плевать на письма! Я хочу это видеть! – подавая пример, Янг спрыгнула вниз и помчалась в лес. На этот раз Нео не стала её останавливать, и это стало спусковым крючком для стайного инстинкта.
  
  Но к месту действия девушки всё равно не успели — на середине пути навстречу вышел сам предмет недавнего обсуждения. С зажжённой сигарой в зубах и видом полного довольства жизнью на лице. Таковым, впрочем, оно оставалось недолго, стоило ему увидеть моськи девушек, с которых ещё не сошло беспокойство, как…
  
  – Девочки? Что за лица? Только не говорите, что вы уронили мангал! – данная перспектива, похоже, испугала Торчвика сильнее, чем все Голиафы мира вместе взятые.
  
  – Н-нет… – ответила не сразу сообразившая, о чём речь, Роуз, но тут же мотнула головой и восторженно бросилась на парня: – Ты победил их! Сделал! Прямо — пыщь, вжих, они — бам и умирают! Эти огромные, страшные! Они как заревут! А Нео нас не пускает! Я уже думала, что… и… Ух! И-и-и-и!!!
  
  Едва успевший поймать перевозбудившуюся девушку на руки Роман в некоторой растерянности приоткрыл рот, наблюдая за бурной жестикуляцией прямо перед своим носом. Его сигара замерла в робком равновесии на углу губ, а глаза забегали между уже просто лежащей на его руках студенткой и её подругами в явной попытке составить общую картину произошедшего…
  
  То же время, Роман Торчвик.
  – … а потом Янг прыгнула вниз и пробежала рядом с Нео, а я… И ты… И ты нас обманул! Ты поддавался! Так не честно! Ты должен показать мне этот приём! Прошу! Пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста!!! – уже добрых две минуты никак не могла успокоиться Лидер команды RWBY, болтая ногами у меня на руках. Да, она развалилась с ногами у меня на руках и беспечно (или нервно) ими болтала в воздухе, не забывая помогать своей речи бурной жестикуляцией свободными руками. Это вин, товарищи!
  
  – Я ещё не сошёл с ума, чтобы бить на поражение в тренировочном бою с симпатичными мне девушками! – сумел я таки вклиниться в монолог писков и восторгов, переложив сигару на другую сторону рта.
  
  – О, – ухмыльнулась Янг, – значит, большой грозный парень может нас многому научить? – теперь девушка облизнулась, заставляя заблестеть свои розовые пухлые губки.
  
  – О, так теперь тебе интересно! – не остался в долгу я. – Что же изменилось с прошлого раза, когда моя попытка закончилась коллективным избиением?
  
  – Какая попытка? – попыталась изобразить ни в чём не повинную паиньку блондинка.
  
  – Та, где я наглядно демонстрировал тебе необходимость работать над защитой, – поудобней перехватываю Руби, «совершенно случайно» поплотнее прижав к себе. А что? Меня вполне устраивала наша поза.
  
  – Ну-у-у, я была немножко отвлечена, – застенчиво зарылась рукой в шевелюру на затылке мисс Сяо Лонг. – Но теперь я готова учиться! Всему-всему! – хитрожопая ухмылочка, пытающаяся маскироваться под обольстительную улыбку с намёком на продолжение, меня не обманула. По-моему, она вообще никого не могла обмануть. Ну разве что озабоченных подростков со сперматоксикозом.
  
  – Знаешь, Дракончик, флиртовать с парнем, у которого на руках находится твоя сестра и беззастенчиво его лапает… мне определённо нравится твой подход! Вы хорошие плохие девочки!
  
  – Руби?! – «удивилась» Сяо Лонг.
  
  – Э?.. – Руби тоже удивилась, ибо её руки занимались чем угодно, но точно не попытками не то что облапать, а даже удержаться, полностью возложив сохранение своего положения на мужчину. – Я?! – серые глаза растерянно захлопали, глядя на меня. В ответ я улыбнулся и ещё сильнее прижал это чудо. – Н-нет! – мигом залившись краской, попыталась отстоять справедливость Охотница. – Я не лапала…
  
  – Зато лежишь у него на руках уже пять минут и только и делаешь, что напрашиваешься на поцелуй! – не смогла устоять перед искушением Вайсс и нанесла подлый удар во фланг обороны противника.
  
  – И-и-и!!! – перейдя на ультразвук, распалась лепестками роз прямо у меня в руках девушка, тут же очутившись рядом с сестрой. Вернее, за спиной сестры, боясь высунуть оттуда и кончик носика.
  
  – Ну вот что ты наделала?! – притворно возмутился я, поворачиваясь к Шни. – Я только начал привыкать к роли рыцаря, несущего на руках прекрасную принцессу. Приятное чувство, между прочим!
  
  – Ох, мне так жаль, как же я могла создать такую досадную ситуацию? – живейшим образом заинтересовалась состоянием своих ногтей Снежинка.
  
  Так, что я говорил о понимании Лейтенанта? Я начинаю не просто понимать, а чертовски понимать Лейтенанта! И, судя по сердитому сопению из-за спины Янг, не я один. Шни должны быть наказаны! Жестокое расчленение, коим грезят некие командиры Белого Клыка, пока оставим в сторону, но вот хорошенько отшлёпать — это да, это прям очень да! То, что доктор прописал. Кста-а-ати…
  
  – А скажите мне, милые дамы… а кто смотрит за мясом? – невинно поинтересовался я.
  
  – Упс… – после краткого сеанса глазоактивной женской телепатии, за всех отозвалась златовласка.
  
  – Ох, грехи мои тяжкие, лучше бы вы уронили мангал… – и я поспешил спасать наш обед.
  
  К счастью, тревога оказалась ложной, и едва мы всей толпой влетели на полянку, как удостоились насмешливой ухмылки Нео, что как раз закончила перегружать шашлык с шампуров в тазик.
  
  – (^_^) ||, – Неополитан отсалютовала связкой пустых шампуров.
  
  – Я ни секунды не сомневался в тебе, моя верная боевая подруга! А вот Бантик, за небрежение к отрядному котелку, на добавку может не рассчитывать!
  
  – Но у тебя есть ещё ведро куриных крылышек и колбасок, – с нотками обиды за несправедливое наказание пробормотала Блейк. Ну да, как же, она так за меня переживала, бросилась спасать, мучительно терпела, пока я тискал Руби, хотя сама хотела на ручки и чтобы почесали за ушком, кхм… Ну, последней вывод я делаю на основе общепринятых повадок кошек, и вообще, я имею право мечтать! Короче, она ко мне со всей душой, а тут такая несправедливость.
  
  – О, так ты уже пронюхала! – а я думал, я хорошо спрятал… – Но нет, это наш ужин! Нельзя есть ужин в обед, а то на ужин не останется! – изрекаю мудрую истину. – Не могу же я вернуть вас в Бикон голодными, когда приглашал на пикник? Но ладно, так и быть, как Фанат Бантиков Номер Один, разрешу тебе украсть немного из моей доли.
  
  – … – брюнетка с нечитаемым видом промолчала, но глазки отвела.
  
  – Так что там насчёт тренировок? – подкатила ко мне с фланга Янг.
  
  – Предлагаю коллективно потренироваться в нарезании помидор и огурцов к шашлыку! – бодро предложил я и поспешил к столу, где Нео как раз взялась за описанный мной процесс.
  
  – Ты пытаешься сменить тему! – уличила меня мисс Шни, нехорошо прищурившись.
  
  – Снежинка, – взяв нож и первый приготовленный к невинному убиению помидор, я скорчил оскорблённую физиономию, – как ты могла так низко обо мне подумать? Я уже сменил её!
  
  – А если серьёзно? – склонила голову набок Янг, не давая сбить себя с мысли.
  
  – А если серьёзно, – я вздохнул, – принципиально я не против вас поднатаскать, вот только ваши учителя и опыт совместных схваток справятся с этим гораздо лучше. К сожалению, умение хорошо драться не означает умения хорошо учить, особенно обращению с несвойственными тебе видами оружия, – не говоря уже о том, что реально мне их учить разве что грязным трюкам и, быть может, тактике, так как владение оружием у них было поставлено куда лучше, чем я мог бы дать — не мои виды смертоубийственного железа у них в нежных лапках. – Что же касается специфических приёмов… Напоминаю, что я вообще-то злодей, мерзавец и гад, потому, пока вы не перейдёте на Тёмную Сторону, я придержу суперприёмы при себе. А то не хотелось бы, чтобы в самый неподходящий момент Капюшончик использовала на мне мою же технику.
  
  – Эй, почему сразу я? – возмутилась Роуз. – Это Янг у нас «плохая девочка»!
  
  – Руби!
  
  – О том и речь, о моя серебряноокая принцесса. Несмотря на то, что мы с вами так мило и тепло общаемся, ирония судьбы в том, что мы по разные стороны баррикад. Во всяком случае, пока что. И не говорите мне, что если вдруг увидите на улице, как я граблю магазин, не броситесь меня останавливать. Ещё как броситесь! И не подумайте, я не упрекаю, напротив, я всеми руками за и вообще предельно одобряю разграничение работы и личной жизни. Но так как я не хочу ставить вас перед моральной дилеммой выбора между долгом и дружбой, я обязан оставить пару трюков в рукаве до тех пор, пока моя Тьма не совратит ваши невинные души, ну или дружба и любовь прекрасных дев не направит Тёмного Героя обратно к Свету.
  
  – «Хроники павшего Охотника» от Рэда Мура? – заинтересованно шевельнула бантиком Блейк.
  
  – Я не уловила связь между трюками и моральной дилеммой, – Вайсс смотрела на меня с некоторым подозрением в моём душевном здоровье, ну, в смысле, с большим подозрением, чем обычно.
  
  – Это же очевидно, Снежинка, – подмигиваю девушке, заодно послав улыбку и Блейк. – Если я дам вам силу, позволяющую меня надёжно остановить, то каждая наша встреча будет моральной дилеммой, так как вам придётся решать, бить ли в полную силу во имя долга или умышленно себя сдерживать, дабы дать другу уйти. А так как вы — девочки очень хорошие и добрые, для которых подобный выбор действительно мучителен, я не хочу вам такого опыта. На мой взгляд, намного лучше, если вы будете честно перед самими собой выкладываться на полную, но при этом меня не ловить, потому как не можете.
  
  – Слишком самонадеянное и самодовольное мнение! То, что ты один раз смог нас победить, ещё не даёт тебе права так свысока и пренебрежительно на нас смотреть, – задрав носик и прикрыв глаза, начала читать лекцию Вайсс. – Хоть я и признаю твои навыки, это не повод относиться к нам с пренебрежением, – по мере речи мисс Шни лица остальных членов команды вытягивались всё сильнее…
  
  Чуть позже.
  – … таким образом, даже перевес в Ауре может быть нивелирован подготовкой и снаряжением, не хочу хвастаться, но материалы и Прах Шни являются лучшими в мире, и мне доступны лучшие образцы из существующих на сегодняшний день.
  
  – (@_@)… – Нео восхищённо хрустела нарезанным огурчиком, зажёвывая кусок шашлыка.
  
  – (О_О)’’… – сидели рядом с нами остальные девочки, механически работая челюстями и безмолвно, не отрывая глаз от оратора, передавали друг другу пачки кетчупа и майонеза.
  
  И ещё немного позже.
  – … вот так вот, – закончила уличать меня во всех смертных грехах Снежинка, я же… внезапно обнаружил, что тазик с шашлыком начал показывать дно. Обнаружил на ощупь, так как во все глаза любовался лицами остальных девушек. У всех на этих лицах было написано что-то между «соломинка в чужом глазу и бревно в своём» и «вот уж кто бы должен был молчать на эту тему, так это ты!», короче, смесь офигевания, возмущения и чего-то ещё, трудноопределимого.
  
  – Что?! – видя отсутствие реакции на свои слова, мисс Шни соизволила опустить взор на грешную землю и заметить моськи подруг. – Вы со мной не согласны? – и этот прищур доброго-доброго инквизитора.
  
  – Нет, что ты, Вайсс, мы полностью разделяем и поддерживаем твою точку зрения! – поспешно заверила её Янг, макнув кусок мяса в налитый в пластиковую тарелку кетчуп и с аппетитом зажевав.
  
  – Ага, точно-точно! – поддакнула ей Руби, чья тарелка была уже вылизана и в чьих руках покоился стакан с соком. – Ты всё правильно сказала.
  
  – Вы что?.. – на третий день индеец Зоркий Сокол обнаружил, что у дома нет стены… – То есть пока я тут… – ручки платиновой блондинки качнулись, указывая на землю под её ногами. – А вы… Вы уже всё съели?!!!
  
  – Нет, тут ещё осталось три кусочка! – заглянув в тазик, «успокоила» подругу Роуз.
  
  – А… А… – у Шни явно не хватало воздуха в лёгких, чтобы выразить всё своё внутреннее возмущение. – Ах… Ах вы так!
  
  – П-простите, я на минуточку, – мисс Сяо Лонг судорожно подорвалась на ноги и стремглав унеслась в лес.
  
  – Что это с ней? – не поняла Вайсс, но тут…
  
  – БУ-ГА-ГА-ГА!.. АХА-ХА-ХА-ХА-А-А-А-А!..
  
  – Р-р-р!!! – прищур и судорожно сжатые кулаки миниатюрной красавицы не предвещали Дракончику ничего хорошего.
  
  – Наверное, какому-то гримму плохо, – я пожал плечами, – с ними такое порой бывает в этом лесу.
  
  – С гримм? – приподняла она бровь. – Плохо? – голубые глаза метали молнии, и на этот раз в прицеле был я.
  
  – Да-да, – закивала Руби, – я тоже что-то такое слышала! В-верно я говорю, Блейк? – запросил лидер отряда помощи с невидимого фронта.
  
  – Да, конечно, – кошкодевочка подтвердила миф о своей идеальности — на лице её не дрогнул ни один мускул, ну а немного подёргивающийся бантик… право слово, просто ветер.
  
  – Ну вы… вы… Ах! – Вайсс подошла к столу и воинственно схватила мясо из тазика. – Уже почти остыло! Ур-р-р!!! – в несчастную свиную шейку вгрызлись с яростью берсерка.
  
  – Фух, я вернулась, – выползла из леса немного раскрасневшаяся Янг и плюхнулась обратно на своё место. – Я тут ничего не пропустила?
  
  – Нет, – убийственно серьёзно ответила ей Вайсс, с видом оголодавшего на югах Кисы Воробьянинова жестоко расправляясь с последним куском шашлыка… – только лихорадку у какого-то существа гримм.
  
  – У гримм? – приподняла бровь блондинка. – Лихорадка? – Руби подавала сестре отчаянные жесты, но та была слишком рассеянна. – Что за бред?
  
  – Э-э-э-хе-хе, нет, я уверена, что у гримм бывает лихорадка. Отчего они издают странные звуки, издали похожие на безудержный смех Янг… – до предела смутилась Руби… Да, порой её навыки общения великолепны.
  
  – О… – Сяо Лонг всё поняла, но было уже поздно — вид Шни говорил о том, что она уже готова грызть щит. Но ситуацию спасла Нео, пойдя на крайние жертвы.
  
  – (^_^)~!
  
  – Эм, мороженое? – недоумённо моргнула платиновая блондинка, смотря на протянутую упаковку. Хотя у всех возникло серьёзнейшее недоумение.
  
  – Гордись! Ты вошла в число Избранных, кому эта милашка буквально от сердца оторвала порцию! – добавил я патетики. – Нет, серьёзно, девчата, Нео за мороженку может убить. Так что цени… те? – удивлённо закончил я, наблюдая, как мороженое раздают и остальным.
  
  – (^___^)! – закончила обход красавица и развалилась на своём стульчике с шоколадным пломбиром. А вот мне порции не дали, грусть-тоска…
  
  – Эх… – оставалось печально вздохнуть и адресовать своей верной помощнице печальный взгляд побитого щеночка. Мы оба прекрасно знали, что я играю на публику, так что Нео лишь величественно закинула ногу на ногу и сделала вид, что меня в окрестностях не наблюдает.
  
  – Вот, я поделюсь, – поняла причину вздоха и моего жалобного взгляда Капюшончик и протянула своё едва надкусанное эскимо. Эх, Руби… ты воплощение добра и кавая, но… зря ты так, судя по шальным глазам твоей сестры, очень зря…
  
  – Рубс, смотрю, ты осмелела! Непрямой поцелуй — это очень важный шаг в отношениях!
  
  – А? – мороженое так и не дошло до моего рта. – Э? – а вот до девочки дошёл смысл слов. – Ви-и-и!!! – и она испарилась в лепестках.
  
  – Хе-хе, – поймав выпавшее сокровище, возликовала «плохая девочка», – мне только что досталась двойная порция! – и счастливая Сяо Лонг захомячила надкусанный продукт… оч-чень эротично.
  
  – Яа-а-а-анг! – донёсся до нас возмущенный писк из кустов.
  
  – Как дети малые! – закатила глаза Вайсс… но мороженку перехватила покрепче — просто на всякий случай.
  
  Разумеется, так просто всё не закончилось, но поглощение пищи и сладостей всё же настроило коллектив на куда более мирный и довольный лад. Да и разговоры как бы сами собой перешли просто на занимательные истории из прошлого или обсуждение тех или иных рассказов. Руби, Вайсс и Янг таки прочли местный аналог «Робин Гуда» и были не против обсудить сюжетные повороты, Блейк вообще в этом плане была ходячей библиотекой, а я просто млел и отдыхал душой, иногда вставляя комментарий-другой. Особенно мне была близка тема «перераспределения материальных благ путём насильственного отторжения неправедно нажитого имущества». Мисс Шни даже похвалила формулировку, хотя и была в корне не согласна с тем, что имущество именно «неправедно нажитое», о чём у нас даже состоялся небольшой спор.
  
  Как бы то ни было, застольные разговоры плавно перешли в разговоры на лежаках, а потом и во второй акт разжигания углей. Курица и колбаски поспели куда раньше свинины, и на этот раз Снежинка не позволила себя отвлечь, хотя попытки к тому одна фиолетовоглазая особа предпринимала.
  
  В Вейл мы вернулись только вечером, сытые, довольные, полные впечатлений и немного уставшие. Осталась только «традиционная» часть завершения удачного свидания, и… я не стал её делать. Не сомневаюсь, что после всех сегодняшних впечатлений я мог бы получить поцелуйчики от девочек, особенно если правильно их спровоцировать, но нет. Для меня это — игра, а для них — серьёзный жизненный шаг. Не дай бог ещё окажется, что я — первый мальчик, с которым они поцелуются (кроме Блейк — у неё уже был Таурус, и не верю я там в невинную целомудренность, как показал собственный опыт, свистящие над головой пули очень быстро избавляют от множества заморочек), а это — тот ещё клубок переживаний. По успеваемости скатятся мигом — к гадалке не ходи. Короче, ну его, а своё я с Нео наверстаю, и вообще будем блюсти мораль и семейные ценности.
  
  Пока девушки прощались-обнимались с Нео (вот кто не стеснялся распускать руки, даже завидно стало немного), я составлял коварный план эпатажного прощания с милыми дамами, ибо чем больше девушка думает о тебе, тем меньше она думает о других мужчинах! Так что эпатаж и запоминаемость — наше всё на сегодня!
  
  – Надеюсь, сегодняшний день вам понравился так же сильно, как и мне. Предлагаю в следующий раз добавить в программу загорание на пляже и водные процедуры.
  
  – Хо, жаждешь увидеть нас в купальниках? – ухмыльнулась Янг… – Или даже… без них? – интересно, а Руби случаем не родственница Илии? В красный оттенок уходит не хуже моей ершистой хамелеаки.
  
  – Хм-м-м… – сделать предельно задумчивое и одухотворённое перспективой лицо. – Нет, – обламываю ожидания. – Я мальчик воспитанный и не готов переходить к таким отношениям после второго свидания! Но твой энтузиазм мне, безусловно, нравится, Дракончик!
  
  – А против поцелуев на первом свидании ты возражений не имеешь? Я, кажется, тебе немного задолжала, – продолжала провоцировать мисс Сяо Лонг. Вот же чертовка… Но на наше общее счастье, я понимал её мотивы. Ну или думал, что понимал, всё же даже зная архетип, понимать ход мыслей женщины… сложно.
  
  – Нет-нет, Дракончик, я помню, что выиграл наш спор, ещё когда хлопнул тебя в лобик, но раз уж ты такая трусиха, то я побуду рыцарем и не приму причитающуюся мне плату, пока ты сама не захочешь, – одариваю уронившую челюсть Янг обворожительной улыбкой и, пока та не опомнилась, быстренько сгребаю в объятия Руби.
  
  – Э?! – пискнула девочка, когда я чуть-чуть её приподнял и чмокнул в макушку.
  
  – Придёт время — и я всё-таки похищу тебя, Капюшончик, так и знай, – шепчу в короткую шевелюру и отпускаю всё ещё красную Роуз.
  
  – Э-э… ну, гм, хе-хе… – очень показательно промямлила студентка, паникующе стреляя глазками по сторонам.
  
  – Бантик, ты прекрасна, – перехожу к следующей жертве и, не сдержавшись, таки целую её в щёчку, приготовившись тут же огрести за это по морде лица, но…
  
  – … – брюнетка с янтарными очами промолчала, просто нейтрально глядя в сторону, словно меня вообще тут не было. Кхм…
  
  Так, все вопросы потом, а сейчас надо спешить и свалить в туман до того, как Янг опомнится! Шаг к голубоглазой любительнице белого цвета…
  
  – Даже не думай! – Вайсс потянулась за своей рапирой.
  
  – Леди, я был счастлив лицезреть вас сегодня и приношу свою глубочайшую благодарность за уделённое мне благосклонное внимание, – куртуазно заложить одну руку за спину и чётко поклониться, чтобы поцеловать ручку, которую было так удобно взять с навершия клинка.
  
  – (О_о)’’’, – о да, это выражение лица стоило того.
  
  – Ладненько, мои хорошие, всем спасибо, мы ещё не раз обязательно выберемся, но сейчас мой злодейский долг зовёт меня! Бай-бай! – и пока все четыре стоят с выражением отрешённости на лицах — прыгнуть в буллхед и покинуть замечательную компанию. Да, воистину прекрасный день и шикарный отдых, обязательно нужно будет повторить!
  
  Тем временем RWBY.
  Девушки задумчиво провожали взглядами удаляющийся летающий транспорт.
  
  – Поверить не могу… этот рыжий… он… он… отшил меня! – отмерла Янг, чьи фиолетовые глаза наливались алым. – Но расцеловал всех остальных!!! – повинуясь сжатым в негодовании кулакам, Аура девушки вспыхнула огненными лепестками, порождая во все стороны горячую ударную волну.
  
  – А вот меня больше смущает, что этот хам может вести себя прилично… когда хочет, – следом за золотой блондинкой начала оживать и платиновая.
  
  – Хм… – Блейк с нечитаемым лицом, на котором были лишь самую малость нахмурены брови, коснулась своей щеки.
  
  – И это всё, что ты можешь сказать?! – возмутились обе предыдущие ораторши хором.
  
  – Нет. Ещё я могу сказать, что Руби ведёт себя странно… – меланхолично ответила носительница бантика.
  
  – Руби?
  
  – Ви-и-и-и!.. Это было всамделишное свидание… и ужин… и меня поцеловали… в макушку… но поцеловали… и-и-и-и… – одетая в чёрное с красным девочка начала возбуждённо подпрыгивать и приседать на месте.
  
  – Так, тут всё ясно, – вздохнула старшая сестра, – наш Лидер временно отправился в страну розовых пони и фиолетовых единорогов… – ещё один вздох, после чего руки Сяо Лонг рефлекторно поправили шевелюру. – Но, вынуждена признать, мне действительно понравилось.
  
  – Кроме момента с твоим отшиванием, – мило улыбаясь, подколола подругу Вайсс.
  
  – Ничего, этот рыжий ещё будет валяться у меня в ногах! – Янг сжала кулак правой руки и свирепо оскалилась. – Так или иначе…
  
  – Знаете, – пережив приступ колотящего всё тело мандража и закончив выплёскивать эмоции, призналась Руби, – порой Янг меня пугает.
  
  – Не тебя одну, – эхом ответила Шни.
  
  – Пойдём домой? – посмотрела на них Блейк.
  
  – Угу… – подтвердила Роуз, и девочки направились в сторону соседней посадочной площадки, откуда стартовали лайнеры в Бикон. На Вейл опускался тёплый осенний вечер.
  
  Чуть позже. Семейное гнёздышко одной криминальной парочки...
  – Ох, Нео, – ввалившись в помещение, заменявшее нам гостиную, и устало плюхнувшись на диван, я блаженно откинулся на спинку, – как же хорошо принять душ после похода в лес… Хотя я до сих пор чувствую, будто насквозь пропах дымом…
  
  – (=^_^=)… – укутанная в шёлковый халатик девушка, что приняла душ вперёд меня, сыто прижалась к боку, всем видом показывая, что она тоже устала, но довольна и счастлива.
  
  – Иди сюда, – подхватываю Неополитан на руки и усаживаю к себе на колени.
  
  – (n_о)''? – вопросительно приподняли на меня бровку.
  
  – Хочу сказать тебе спасибо и просто обнять, я же имею на это право?
  
  – (>_>)… – сделала вид, что задумалась и оценивает мои прегрешения. – (^_~)! – одобрительно улыбнулась и поёрзала попкой, устраиваясь поудобней. – (о_v)?
  
  – За что спасибо? За то, что ты у меня такая хорошая, – зарываюсь лицом в разноцветную шевелюру, вдыхая свежий аромат шампуня. – Всё время меня поддерживаешь даже в самых безумных и эксцентричных начинаниях. Ты моя умница, которую я очень люблю.
  
  – (^____^)! – о мою грудь потёрлись носиком и тоже обняли.
  
  – Надеюсь, ты и правда не ревнуешь к Капюшончику и остальным, потому что я не хотел бы тебя обижать, – чуть понизив голос, поднимаю давно зудящую на краю сознания тему.
  
  – (=__=), – меня боднули и излили взглядом ушат недовольства.
  
  – Я серьёзно, Нео, – не принимаю игры и, чуть-чуть отстранившись, заглядываю ей в лицо. – Мне важно твоё мнение. Что ты сама об этом думаешь и к чему хочешь, чтобы мы двигались дальше? Пожалуйста, ответь честно.
  
  – (v__v)… – мои бока отпустили и, сложив руки на груди, демонстративно надулись. – (v_>)'… – карий глаз моргнул и, открывшись уже розовым, скосился в мою сторону. Я молчал, терпеливо ожидая ответа и серьёзно глядя на Нео. – (<__<)'', – отвернулась и глубоко задумалась. – (-‸-)… – ещё сильнее ушла в себя. – (о_-)… – пришла к какому-то промежуточному выводу и вздохнула носиком. – (о_>)', – опять оценивающе покосилась на меня. – (-_v), – и вновь задумалась. – (T_T)… – помещение огласил тяжёлый вздох, и девушка потянулась за Свитком.
  
  В следующие двадцать минут я узнал о себе много нового. Оказывается, в последние месяцы я был совсем плохим мальчиком, причём реально в плохом смысле, заставляя страдать и переживать свою несчастную, бедную, исстрадавшуюся и так далее и тому подобное помощницу. Совсем забыл о конспирации, гад такой. Хожу чёрт знает куда, буквально засовывая нос в пасть Гримм, вернее, Глинды и Озпина. Хотя и гримм тоже — плевать, что могу прибить и Голиафа, главное — рискую, дурак, как полный дурак, и ей седых волос добавляю. Безобразничаю на чём свет стоит. Осторожности не проявляю. Над бедными зверюшками издеваюсь (это она про Белый Клык). За верстаком целыми днями пропадаю (сперва Рельса, потом Гаусс, который сам себя никак не сделает). Со всякими подозрительными светофорами (нежно она про Илию, нежно), которые мне даже в «этом» плане неинтересны, флиртую, и что ещё хуже бьёт по моей карме — заставляю её готовить мне кофе, отбирая сию привилегию у такой бедной-несчастной «Мороженки», которая обо мне, таком непутёвом, заботится уже много лет и заслужила право на эксклюзивные «права». И нарушаю конспирацию, да! Об этом никак нельзя забывать! И… Словом, мне припомнили всё, даже то, что я однажды случайно использовал её шампунь, хотя у самого есть пять штук, а ещё шесть гелей для душа и восемь ароматических мыл с разными запахами. Уменьшение их использования мне тоже поставили в вину, как и общую тенденцию к тому, чтобы перестать следить за собой. Короче, девочка оторвалась по полной, строча мне мегабайты изобличительного текста со скоростью пулемёта и заставляя всё это читать, с обязательным пересказом, о чём был «заданный на чтение рассказ». И только когда я уже начал откровенно плыть и тупо кивать и каяться, мне, наконец, соизволили ответить на заданный вопрос.
  
  – То есть ты за углубление отношений с девочками и развитие их до полного горизонта? Во всех смыслах этого слова? – не сразу поверил прочитанной строчке текста я.
  
  – (^____^)!
  
  – И к чему была вся предыдущая нотация?! – непритворно вознегодовал я.
  
  – («~_>)… (^_^)!
  
  – Ах ты маленькая пройдоха! – хватаю её в охапку и шутливо взъерошиваю волосы. – Я к тебе со всей душой, а ты, значит, воспользовалась поводом высказать мне всё наболевшее за все годы нашего знакомства!
  
  – (~_о)! (X‸X)! (^_^)!!!
  
  – Ладно-ладно, я погорячился! Не надо мне за все годы!
  
  – (^___^)… – удовлетворившись моим полным ужаса лицом, красавица вывернулась из объятий и полезла целоваться.
  
  – Ну вот, сразу бы так, – проворчал я, ловя изогнутые в коварной ухмылке губы девушки. Маленький кулачок тут же предостерегающе ткнул в плечо. – Молчу-молчу, – спешу заверить, отрываясь от её ротика, но… – м-м-м… – вот теперь точно молчу.
  
  
  Примечания:
  *(1) Авторы знают, как правильно называется этот напиток в нашем мире, но нет, здесь не ошибка.
  *(2) «Бой впятером на одного».
  
  
Глава 13. Террор и прочие методы экономических отношений, а также пара слов о сокровенном
  
  Гений и злодейство — две вещи несовместные.
  А.С. Пушкин
  Подержи моё пиво, салага!
  Р. Торчвик
  
  К сожалению, периоды отдыха и безудержного веселья должны были разбавляться и скучными мгновеньями работы. И далеко не всегда это были забавные ограбления, выедание мозгов моих пушистых питомцев или валяние по земле личной хамелеаки, порой приходилось поднимать и очень неприятные темы с «кружком избранных», скажем так. Пока в этом кружке числилась одна Илия, ещё неплохие шансы были у Перри, но вот его «статус в организации» и боевые навыки были далеки от понятия «выдающиеся», и это несло свои трудности. Впрочем, в этот раз тот факт, что занятие получается индивидуальным, был мне на руку… и нет, тут дело совсем не в том, что единственная (официально) моя слушательница — милаха-хамелеончик. Не сейчас.
  
  – Итак, Цветочек, некоторое время назад и для более широкой аудитории я поведал об общих принципах войны и понятии «победы». Сейчас же мы с тобой, как моей стажёркой, углубимся в определение врага и… если останется время, в методы борьбы с ним. Итак, как ты думаешь, кто является самым большим врагом фавнов?
  
  – Расисты! – последовал незамедлительный ответ.
  
  – А если немного подумать? – прикуриваю сигару.
  
  – Хм-м… – девушка и вправду задумалась. – Расисты, те, кто им сочувствует, и те, кому плевать?
  
  – Снова нет, Цветочек, увы, всё не настолько просто.
  
  – Просто?
  
  – Конечно, разве я тебе не говорил, что расисты — очень удобный материал, если уметь ими пользоваться? – м-м-м, ещё и кофе прихлебнём, что так старательно заваривала стажёрка. До Нео ей далеко, но прогресс заметен. И да, право заваривать мне кофе мы за Илией оставили, постановив, что эксклюзивные права Нео стоит реализовывать несколько в иной области.
  
  – Да, то ограбление магазина, но разве это не подтверждает мои слова? – хамелеончик недоумевала и от этого становилась немного фиолетовой.
  
  – Нет, я всего лишь воспользовался подвернувшимся под руку материалом. Не будь их, и грабануть ту лавочку я бы смог ещё восьмьюдесятью семью другими способами, – ну-у-у… несколько меньше, но подчинённых надо впечатлять, да! – Но мы ушли от темы. Самый главный враг фавнов — это система. Даже корпорации типа Шни — всего лишь её часть. Борьба же с системой — дело сложное и опасное. Это вам не мелочь по карманам тырить и поезда под откос пускать.
  
  – Система? Что ты имеешь в виду? – не поняла Илия.
  
  – Смотри, Цветочек, на чём держится всё современное общество? На Прахе! А прах нужно добывать. Для этого нужна дешёвая рабочая сила.
  
  – И они используют нас, – начала чернеть хамелеака.
  
  – Да, пусть это и идиотизм.
  
  – Идиотизм? – чернота сошла, как не бывало. – Я понимаю, почему это несправедливо, но идиотизм?
  
  – Сколько платят фавну-шахтёру? Ничтожные крохи, конечно, но всё же платят. Регулярно и в срок. А ещё их нужно кормить, обеспечивать хоть каким-то жильём… ну и охранять, само собой. Хоть как зверей в клетке, хоть иначе, но охранять. От тех же гримм. А это оплата снаряжения охраны и самим охранникам, то же жильё, организация досуга, лечения и прочего. И это деньги, и деньги уже куда как большие, чем отчисляются фавнам. И возможность эти деньги зарабатывать.
  
  – Я всё ещё не понимаю, фавнам платят мало и относятся как к животным, потому что на нас зарабатывают?
  
  – Именно. Это один из аспектов. Атласский гуманоидный робот AR-100 стоит около двенадцати тысяч льен за штуку. Кажется, что дорого, но… он не нуждается во сне, отдыхе, пище, воздухе. Даже с самой дешёвой батареей он сможет копать дня три без остановки. У него нет даже зачатка Ауры, а потому детонаций Праха в шахте тоже станет куда меньше. Его не нужно лечить, один техник с устаревшим верстаком без проблем сможет обслуживать хоть сотню машин, ему не требуется жильё, охранять его тоже не надо — нет эмоций, потому гримм роботы не особо интересны, а значит, контингент охраны можно уменьшить раз в десять, оставив пару-тройку солдат для контроля… ведь, случись чего, робота можно вооружить — отстреливать гримм со стены задача несложная. И никаких проблем и сомнений, что он захочет пальнуть в спину «работодателям». Я тут набросал примерный план… так вот, в зависимости от того, насколько богата шахта, такой робот окупается от трёх месяцев… до трёх дней. А дальше идёт чистая прибыль. Даже взрывайся они каждые полгода — это всё равно выгоднее, чем использовать смертных рабочих. Ручной труд всегда проигрывает автоматике, Цветочек. Смысл в шахтёрах был, когда ничего умнее калькулятора в природе не существовало, сейчас, как и последние двадцать лет, его уже нет.
  
  – Но тогда зачем? Для чего всё это, если даже корпорациям выгодно использовать машины?
  
  – Опять же, несколько факторов. Тут и банальная привычка, и вопрос, а куда девать целые толпы ставших ненужными людей и фавнов, ведь города не резиновые, а разбить ферму можно далеко не везде. Ну и… деньги и кое-что ещё.
  
  – Стой-стой, – аж замахала руками посиневшая девочка-хамелеон. – Ты же сам только что сказал, что использовать роботов выгоднее!
  
  – Выгоднее в долгосрочной и даже среднесрочной перспективе, но сначала нужно будет вложиться. Это и написать нужный софт «под шахтёра», и конструкцию чуть доработать для эффективности добычи. И вдруг что-то пойдёт не так? Поначалу подобная модернизация будет сжирать льены миллионами. И на это готовы далеко не все. Плюс есть такая штука, как «лобби» и «интересы других игроков». Хозяева жилья потеряют деньги, организаторы досуга потеряют деньги, доктора — и те потеряют деньги. Ваш главный враг, золотце, — это не люди и не расисты. Ваш главный враг — вот это, – демонстрирую фавну пластиковый зеленоватый прямоугольник с номиналом в пять льен.
  
  – Ты сказал, – после минуты мрачной тишины Илия заговорила и подняла на меня глаза, – «деньги и кое-что ещё»… Я хочу знать, что это за «кое-что».
  
  – Ты же понимаешь, что мои слова тебе очень не понравятся?
  
  – Да.
  
  – Ну что же, – прикуриваю новую сигару, – вторая проблема — это сама природа человека. Сейчас я не делаю различий, есть у этих людей звериные черты или нет, природа одна и та же. Людям постоянно нужен враг, тот, кого можно ненавидеть и на кого списать все свои обиды и неудачи, заслуженно или нет — совершенно не важно. И лучше всего для этих целей подходят Иные.
  
  – Кто? – не поняла Илия.
  
  – Те, кто чем-то отличаются от основной массы. Но поскольку все люди так или иначе разные, то и инаковостей великое множество: начиная от цвета кожи, волос, глаз и лисьего хвоста из копчика или кроличьих ушей на макушке, заканчивая вкусовыми, религиозными, политическими или сексуальными, – подмигиваю мигом покрасневшей хамелеаке, – предпочтениями. И в качестве агрегатора негатива столь ярко выраженная инаковая группа, как фавны, просто идеальна.
  
  – Это бред какой-то, – не хотела верить девушка.
  
  – Я знавал одну народность, что как-то утверждала, что «за проливом людей нет» и «у рыжих нет души»… И нет, они утверждали это всегда, а не после знакомства со мной! Хм… Ребята из Атласа по говнистости выходят где-то на две трети тех ребят. И пусть я до сих пор не могу понять, какого чёрта у этих придурков поднимается рука на кошкодевочек, когда должно подниматься что-то другое… но это уже мои тараканы. Возможно, изначально идея гнобления принадлежала какой-нибудь фригидной стерве или отшитому пи***асу, не суть важно. Имеем, что имеем.
  
  – Но разве негатив не привлекает гримм?
  
  – Привлекает, – пожимаю плечами, – вот только пар людям всё равно нужно спускать, а то, что при этом страдают ни в чём не повинные их сородичи, мало кого волнует. В крайнем случае, их можно выселить в отдельные районы и всегда знать, откуда придут проблемы… ну и действовать соответственно. Разумеется, это не панацея, трудностей и неприятностей хватает и так, но… с точки зрения любого правительства, пусть лучше граждане клянут на чём свет стоит «проклятых зверей», чем задают неудобные вопросы типа «а куда деваются деньги, выделяемые на здравоохранение?» или «почему никто не понёс ответственности за миллион трупов на горе Гленн?» Куда лучше ткнуть пальцем в мимо проходящего фавна и сказать что-то типа «у него уши неправильные, ату его, ату». Это куда проще, понятнее. А над сложными вопросами приходится думать, думать же люди не любят.
  
  – И с этим ничего нельзя поделать? – посеревшая хамелеончик печально поникла.
  
  – Можно, – я затянулся, настал самый неприятный момент и так нелёгкой беседы, – найти новых «крайних», за вычетом морального аспекта, сложности «перепропагандирования» и незавидной участи становления объектами всеобщей ненависти, очень хороший вариант. Тут бы идеально подошли гримм, но есть две проблемы.
  
  – Какие?
  
  – Первая — это то, что гримм… очень «умозрительная» угроза. С ними в подавляющем большинстве случаев встречаются только Охотники… нет, не так, в живых после встречи с ними остаются только Охотники, у остальных шансов не сильно много. Нет свидетелей, некому рассказать. Да, неизвестность пугает, но она не даёт сфокусировать «народное недовольство». Чего уж там, восемьдесят лет назад была полноценная Мировая Война, личные интересы правительств стран, которые, так или иначе, можно упростить до банальной алчности, оказались сильнее «мифической опасности привлечь голодное внимание монстров из Тьмы». Идиотизм, конечно, но люди — идиоты, так что всё логично. Ну а вторая проблема… это вопрос беззащитности. Кинуть камень в кошкодевочку, будучи здоровым лбом, несложно, а вот такой же камень кинуть в Беовольфа, Урсу или Голиафа… Большая часть подобных «кидателей» обосрётся от одного вида гримм раньше, чем те выйдут на дистанцию броска.
  
  – … – Илия мрачно прихлёбывала кофе, ища подвох в моих словах и не находя его.
  
  – И отсюда мы переходим к методам борьбы. Существует их огромное множество. Правильная пропаганда, подкупы, силовые акции, я уже это рассказывал. Но… кое о чём не упоминал и до сих пор не уверен, что стоит упоминать. Тебе я верю, Цветочек, вот только ты — не Адам Таурус, этот придурок и сам уже почти дошёл до данной концепции, но, зная его, всё равно сделает всё через задницу.
  
  – Эй! – возмутилась хамелеака.
  
  – Не «эйкай», я знаю, о чём говорю. Он — поехавший на идее фавновского превосходства расист, до уровня, на котором он будет с удовольствием резать и фавнов, не разделяющих его больного взгляда на мир, ему остался один ма-а-аленький шажок. Ты мне можешь не верить, но уж на всяких психопатов за свою жизнь я насмотрелся и, к чему дело идёт, вижу отчётливо, – точнее, в случае с Таурусом я точно знаю. И сейчас, по сути, собираюсь запустить встречный пал, чтобы погасить будущий пожар.
  
  – Хн… – надулась и позеленела, но кидаться с пеной у рта защищать бешеного бычка не спешит. Хороший знак.
  
  – Так вот, как можно прекратить нападки на фавнов? Ответ очень прост. Так же, как не существует нападок на гримм. Достаточно заставить людей бояться, причём бояться до такой степени, чтобы сама мысль поднять руку на зверочеловека приводила в ужас, а факт такого нападения был гарантированным суицидом, желательно, крайне неприятным. Правда, – от моей усмешки девочка реально посерела и непроизвольно попыталась отшатнуться, хотя догадываюсь, что сейчас, с такой усмешкой и пылающей сигарой в зубах, вид у меня может быть и немного инфернальным… ну или Нео под настроение и момент что-нибудь жуткое пририсовала, она может, – у этого пути есть один ма-а-аленький побочный эффект — фавнов будут искренне ненавидеть, и если общество усомнится в силе «Белого Клыка» или будет уверено, что обидчика фавнов не найдут, то… сама понимаешь.
  
  – Нет, это не наш путь! – уверенно ответила Илия.
  
  – И это не может меня не радовать! – одобрительно кивнул я. – Второй вариант много сложнее, но в то же время он проще. Ваш враг — это система, но… ей всё же управляют. Управляют люди, облечённые властью и деньгами. И большей части этих людей плевать на других, для них они — лишь «рынок сбыта», не более. И можно хоть кровавые реки по улицам пустить, это их не взволнует, лишь даст повод пропихнуть свои интересы, воспользоваться прецедентом, не более. Но… как им плевать на других, так же трепетно они относятся к себе и, в некоторой степени, своему кругу. Взорви вы бомбу в центре города, и такие, как Жак Шни, лишь фальшиво пособолезнуют, понегодуют… и протащат в Советы какую-нибудь поправку, ограничивающую права фавнов, вплоть до, например, фактического дозволения вернуть рабовладельческие порядки на своих предприятиях. Но вот если Жак Шни таинственно исчезнет, а потом к журналистам попадёт, скажем, запись, как его медленно режут на ленточки за всё хорошее… о, это тоже вызовет негодование, возмущение и, возможно, поправки. Вот только и негодование, и возмущение уже будут настоящими, а за ними будет крыться страх. Пока что небольшой. Лишь опасение, что «пришли за ним, быть может, придут и за мной?» Но после пары-тройки таких «исчезновений», причём с самых верхов, самых больших и распиаренных «слуг народа», этот страх станет явным. И здесь будет главная задача: не попасться, не дать себя захватить или убить… или подготовить преемника. И тогда им придётся что-то сделать. Придётся пойти на уступки. Ну и «гражданские» с обеих сторон понесут минимум ущерба.
  
  – Это чудовищно…
  
  – Истреби в бою тысячу противников — и твои враги тебя возненавидят. Уничтожь миллион — и неприятели твои выстроятся в очередь за твоей головой. Но убей очень тайно, скрытно и осторожно десяток, скрывая свои действия под покровами неясности, неопределённости и безмолвия — и целые народы будут вопить от ужаса при одном упоминании о твоём имени. Неплохая доктрина, верно? – я улыбнулся. – Игры кончились, Цветочек. Этот Прах украден не для салюта по случаю фестиваля Вайтэла и не для снабжения ваших товарищей — иначе он бы уже давно покинул город. Нет, этот Прах будет использован здесь. А вот для чего… думай, Илия, у тебя это неплохо получается. Думай и решай, что ты хочешь для себя и своих братьев. Пока что у тебя есть время думать и выбирать.
  
  Комнату я покидал в гробовой тишине. Что же, это последнее испытание для Хамелеончика, хотелось бы мне провести этот разговор много позже, когда девушка проникнется ко мне большим доверием и уважением, но… время, его вечно не хватает. До чёртового прорыва толпы гримм в центре города осталось месяца два, максимум три. А значит, скоро прибудут и подпевалы Синдер, что, как ни крути, присматривать за мной будут. Да и о Нео они знают слишком много, тут оригинальный Рома здорово сглупил, но чего уж теперь локти кусать. Однако если я не хочу в одиночку (точнее, вместе с Нео) превозмогать все полчища гримм или выпускать эти самые полчища на толпу обычных людей, не сделавших ничего плохого, мне нужен будет сообщник из фавнов, кто мог бы мне помочь с изготовлением, размещением и подрывом правильных бомб в правильных местах. Увы, но даже вдвоём всё это сложно выполнить грамотно и не вызывая лишних подозрений у пушистых террористов и, следовательно, Синдер, а уж под «приглядом» осведомлённых об иллюзионисте засранцев, одна из которых ещё и пусть узконаправленный, но всё же мозгоклюй… Короче, Илия мне действительно была нужна максимально лояльной, но в то же время понимающей, что и как происходит вокруг. Та ещё задачка. От борьбы она не откажется, в мирное решение не верит, потому единственное, что я мог предложить, так это вместо «геноцида» сосредоточиться на «точечных» ударах. Возможно, были и другие пути, по-любому были, но… я не интриган запредельного уровня или какой хитрожопый чернокнижник, а просто «гибрид» инженера-мизантропа из одного очень гнилого мира и вора-рецидивиста-мизантропа-модника-эстета из менее гнилого мира. Потому делаем что можем… и будь что будет. Но… на всякий случай, «граната» с отравляющим газом у меня всегда под рукой, как и плазмоган. И пусть тогда идут в жопу Клык, Синдер и прочие Таурусы, устраивать массовые убийства гражданских ради их интересов я не собираюсь. Надеюсь, Илия примет правильное решение.
  
  
***
  
  С момента нашего разговора с девочкой-хамелеоном прошло три дня. Юная революционерка ходила мрачная, задумчивая и не спешила поднимать взгляд, но и собирать народ, точить вилы и заготавливать хворост для одного рыжего вроде бы тоже не спешила. В общем, явно шёл тяжкий мыслительный процесс. И это хорошо. Главное — не дать ей слишком уж «загрузиться», а то чёрт его знает… Но вернёмся к воровским будням. Оптовые склады к настоящему моменту я зачистил все, остались только парочка правительственных хранилищ, арсеналы полиции, закрома Бикона да кладовки в магазинчиках, но обчищать их большого смысла не было, только вред и лишний риск. Хотя пару крупных оружейных магазинов и можно было обнести к вящей радости давно мечтавшего об этом Лейтенанта, но оставлю это на будущее, тем более какая-то шпана недавно одну мелкую точку таки разграбила, по ходу дела устроив пожар и отправив продавца в больницу с черепно-мозговой. В общем, криминальный мир тоже начало потряхивать, и подставляться, влезая в это, я не хотел, у меня и так контейнеры ставить некуда.
  
  Другое дело, что удалось прознать о договорённости Совета Вейла с Советом Атласа, что к фестивалю те поставят и крупную партию Праха. Транспортировка предполагалась по морю, и сухогрузы уже вышли. Так что готовиться к визиту в порт уже было можно, я даже присматриваюсь к парочке площадок, где припарковано много вкусных, практически ничейных буллхедов, но вот конкретно сейчас мной был отдан приказ бойцам сидеть по базам и не жужжать. И всё бы хорошо, вот только… оставить на месте толпу молодых и энергичных революционеров… кхм, ладно если мальчики вспомнят о девочках, а девочки о мальчиках, но ведь и всякой нездоровой фигни точно место найдётся. В общем, я решил вспомнить старые поговорки моего прошлого мира и применить их в действии, ну… там, где «чем бы воин ни занялся, лишь бы воин за… устал». И начать я решил с патрульно-постовой службы, агитационных плакатов и прочей годноты. Начиналось это примерно так:
  
  – Нео, скажи мне как художник художнику, не хочешь ли ты заняться творчеством?
  
  – (o_O)?.. (*_*)! – после секундного недоумения на лице отразились очень большая заинтересованность и готовность к действию.
  
  – Нам нужны агитационные плакаты для воспитательных целей по прививанию диким террористам элементарных знаний по выживанию в нашем суровом мире! – патетично сообщил я. – Что-то вроде: «Болтун — находка для шпиона!» и фотография Ларри, изливающего душу некой затемнённой фигуре, только Ларри чуток заретушировать, чтобы он не мог придраться.
  
  – (^___^)!!!
  
  – Я знал, что тебе понравится идея! Итак, даю тему для агитационного плаката: «Держи ушки на макушке». Тут можно два варианта, для мальчиков и для девочек. Для девочек подобрать брутального котэ на посту, и чтобы бицепс блестел на солнце, ну, ты девочка, сама знаешь, что вам нравится. А вот для мальчиков нам нужны красавицы с кошачьими ушками.
  
  – \\ (-_-) //, – иллюзионистка развела руками.
  
  – Ну да, у нас нет кошкодевочек… – я печально отхлебнул кофе. Наверное, третья кружка — это немного лишнее, но моя девочка-мороженое так шикарно его заваривает, что я не могу устоять.
  
  – (^_^)! – на макушке этого чуда появились нужные «аксессуары».
  
  – Хм-м… ты ведь понимаешь, что вступаешь на очень тонкий лёд, прелесть моя? – делаю вид, что ну совсем к этому не вёл.
  
  – (^_~)! – мне не поверили, но это было частностью.
  
  – Ну, ты сама напросилась! – стиснуть эту няшку, посадить к себе на колени и начать чесать за ушком, пусть иллюзия, но какой же ка-а-а-айф.
  
  Несколько позже.
  – Значит так, Перри.
  
  – Да, сэр? – как всегда вежливо осведомился фавн.
  
  – Поскольку сейчас у нас вынужденное затишье и мы не можем проводить сколь-либо масштабных акций, мы должны сосредоточить своё внимание и силы на укреплении духа революционной борьбы, дисциплины, а главное — бдительности! Шороху мы навели знатного, а потому бдительность, бдительность и ещё раз бдительность! Постоянная Бдительность! – для убедительности я даже немного помахал тростью перед носом вжавшегося в стенку мужчины. С учётом того, что весила тросточка немало и «махалась» с очень впечатляющим свистом и жужжанием, убедительность получилась на уровне.
  
  – Мы приложим все усилия, сэр!
  
  – Отлично! Вот, я тут набросал полезных советов в картинках, необходимо размножить и развесить в самых общественных местах наших баз, чтобы личный состав приобщался к умным мыслям.
  
  – В картинках?
  
  – Наглядность, друг мой, наглядность!.. И это совсем не потому, что я не верю, будто без картинок вы, мои пушистые, ничего не поймёте!
  
  – Эм… – Перри замялся.
  
  – Ладно-ладно, про некоторых я точно знаю, что они и с картинками не осознают, но есть же среди вас и те, кого ещё можно спасти! В общем, дерзай, я верю в тебя! Ах да, чуть не забыл, организуй вечером общее собрание — будем проводить коллективные чтения устава и проверять, как оно усвоилось.
  
  – Х-хорошо, сэр! – он явно подозревал какую-то гадость с моей стороны, ну… вынужден признать, был он недалёк от истины.
  
  – Не тушуйся, я ещё научу вас Менаджери любить! – на этом краткий инструктаж был закончен, и я отправился дальше по своим злодейским делам.
  
  Пусть «издевательство» над пушистиками и поднимало мне настроение, но были у меня дела и поважнее! Например, прокрасться ночью в комнату четырёх невинных студенток, сделать новые фото и оставить им четыре коробочки конфет. Разумеется, коробки в форме сердечек, и чтобы начинка у каждой под цвет волос! Ну и по ходу дела на работе мелькнуть, починив ещё верстак-другой… Кто сказал, что у меня кончились комплектующие? Клевета! Я просто по случаю добыл ещё парочку неплохих верстаков и теперь устанавливаю их на парочку куда более тайных и секретных нычек, о которых не знают всякие полу-Девы, и мне не хватает некоторых комплектующих! А «не хватает» — это не «кончились», это «не хватает» — разные понятия!
  
  Хотя, возвращаясь к предыдущей теме, мысль с нормальной организацией хотя бы этой части Клыка была на диво здравой. Разумеется, с регулярной армией это их не сравняет, но и той фигни, что встречалась в каноне, я постараюсь избежать. Фигни впереди и так слишком много, чтобы ещё и милых Оленят с Попугайчиками под расстрелы подставлять…
  
  Около месяца спустя. Илия Амитола.
  – У нас проблема! – ещё до конца не распахнув дверь, прокричала девушка, врываясь в кабинет.
  
  – Что опять случилось? – тоскливо протянул из-за стола рыжеволосый мужчина, даже не думая отрываться от своего Свитка, где что-то писал. – Только не говори, что Майк и Лорензо подрались, не поделив ту милашку Волчонка из группы Перри, что подстрелила их обоих на прошлой тактической игре и выбилась в лидеры рейтинга?
  
  – Нет, Прах! – перебивая как всегда, но сейчас особенно не к месту вальяжного человека, крикнула Илия.
  
  – Чего Прах? – не понял Роман Торчвик, скосив на неё зелёный глаз.
  
  – Контейнер с Прахом упал! Огненным! На пятой площадке! – постаралась выдать максимум информации перепуганная девушка.
  
  – Как упал?! – подскочил с места мужчина, до которого мигом дошла вся щекотливость ситуации. Если на складе огненного Праха рванёт повреждённый контейнер, то от перестроенного под основную городскую базу Белого Клыка старого заводского комплекса даже пыли не останется — только воронка в земле.
  
  – Н-не знаю, я сама только по рации узнала и сразу к тебе!
  
  – Ох, Пресвятой Чёрный Дракон, за что мне всё это? – Торчвик подхватил свою неподъёмную трость, одним движением нацепил на голову шляпу и посмотрел на неё. – Так, – руки мужчины взяли её за плечи и, как пушинку приподняв над полом, переставили с прохода к рабочему столу, – сиди тут, – последовала команда, – пей кофе, жуй шоколадку, папа Рома пошёл всё разруливать… как всегда!
  
  – Н-но… я… – попыталась возразить офицер.
  
  – Нет, ты сейчас слишком нервная. А нервное и суетящееся начальство военной организации в мирное время вызывает смех, а в военное — панику. Мы же не хотим лишней паники, да, Цветочек? Всё, я пошёл! – и, больше не тратя времени, он спешно, но не суетливо вышел из комнаты.
  
  – Ургх… – девушка нервно плюхнулась на ещё тёплый стул.
  
  Правильнее, наверное, было бы плюхнуться на диванчик в углу кабинета, но ноги не держали. Это пока она мчалась к кабинету, в крови бурлил адреналин и каждая мышца звенела, как идеально настроенная струна, но стоило передать эстафету решения проблемы другому, как наступил отходняк. А вместе с ним с новой силой рухнуло на плечи и чувство неопределённости… Умом Илия понимала, что её командир наверняка справится, но ничего с собой поделать не могла. Даже дошагать до дивана.
  
  Глаза сами собой покосились на недопитую кружку кофе с логотипом Бикона, неведомо как и когда украденную Торчвиком. Впрочем, Амитола бы не сильно удивилась, узнай, что у Романа есть и что-то из посуды генерала Айронвуда — подобная бессмысленная, но говорящая клептомания была в стиле её шефа. Около двух месяцев назад тот угостил её пирожным из столовой Совета Вейла, принесённом на тарелке с символикой государственного учреждения, и, пока она возмущалась, что такому дешёвому вранью даже ребёнок не поверит, включил в проигрывателе видеозапись прошедшего только что заседания того самого Совета по вопросам ограбления складов, и на этой записи можно было заметить на столе ту самую тарелку с тем самым пирожным. После того случая Илия старалась помалкивать, когда её босс касался каких-то деталей своей биографии и личного опыта, какими бы дикими и невероятными те ни выглядели.
  
  Воспоминание о пережитом позоре позволило слегка отвлечься от беспокойства и страха взлететь на воздух, и девушка покосилась на верхний ящик стола. Она знала, что там лежат шоколадки и свёртки с обедом, чаще всего бутербродами. Торчвик редко отрывался на нормальный приём пищи во время работы и всегда приносил перекус с собой. Иногда, когда они засиживались допоздна, часть доставалась и ей. А вот чего она не знала, так это где Роман хранит мороженое. То, что её шеф его любит и втайне от всех ест, она знала точно — даже сейчас в кабинете стоял запах не только кофе, но и мороженого. Правда, застукать его за этим было невозможно, сколько ни пытайся, но рядом с ним всё время чувствуется запах свежего мороженого.
  
  Её новый «руководитель» вообще был сущей головной болью. До встречи с ним всё было так просто и понятно. Но этот тип… он просто брал и ломал об колено всё, что она знала или считала, что знала всю свою жизнь. Пусть его чувство юмора было даже хуже, чем у Лейтенанта, точнее, грубее, но вот так походя и шутя он умудрялся решать проблемы, что совсем недавно вгоняли саму Илию в ступор. И он учил. Как добыть припасов в незнакомом городе; какие повадки есть у банд; какие — у полиции; как выйти на чёрный рынок; как определить, когда барыга ведёт дела честно, а когда точно попытается кинуть; как держать себя, чтобы не приняли за лохов, не называя при этом имён покровителей; как проводить диверсии и не попадаться; как собирать информацию о цели, не привлекая к себе внимания; как маскироваться под случайных прохожих-людей, практически ничего не меняя в своей внешности, на одном только поведении… А когда он становился серьёзным… Фавн зябко передёрнула плечами. Становиться врагом Торчвика, с которым он будет биться всерьёз, используя весь свой больной разум и навыки, она не пожелала бы и Жаку Шни.
  
  И вот сейчас… она осталась одна в его кабинете, а на рабочем столе рядом с пепельницей лежит включённый Свиток, в котором одиозный и самоназванный «Крёстный Отец» только что делал какие-то пометки.
  
  – Нет… ты не станешь это делать, – саму себя убеждала девушка-хамелеончик. Но… не прошло и минуты, как она, воровато оглядевшись, полезла к Свитку командира. – Ну если только чуть-чуть… хм… «Злодейский дневник со злодейскими планами»? Он серьёзно? Хотя… кого я спрашиваю… – и девушка открыла файл.
  
  Запись первая. Решил завести дневник. Ну, почему бы и нет? Меня назначили Крёстным Отцом Белого Клыка — мне нужно кому-то выговориться! Разумеется, как правильный Злодей, ничего серьёзного, типа планов по совращению Дракончика, я сюда писать не стану, только всякую мелочь типа тактических схем, концепций захватов мира и прочую ерунду. Вряд ли буду писать регулярно, так что без дат — лишние улики нам не нужны!
  
  С чего бы начать? О, точно. Идеи экспроприации нашли мощный отклик в сердцах моих пушистых питомцев. Просмотр новостей по стыренному телику заставляет их сжать зубы и дальше идти тренироваться и учиться. Ибо наглядно видят результат… Наверное… Я не уверен. Они вообще тренируются?
  
  Надо будет уточнить у Цветочка, а то никогда не интересовался повседневной жизнью зверей Это же не слишком грубо? Я не уверен, но, по-моему, фавнам не нравится, когда их называют животными, а хороший руководитель должен думать о чувствах подчинённых. Ну, я об этом где-то читал… Или это был удар зонтика Нео по голове?.. Не помню. Короче, это же логично: фавны-террористы, значит, звери. Типа, в брутальном смысле слова. Хотя не стоит им этого говорить, а то ещё загордятся и начнут сачковать
  
  «Я убью его!!!» – едва дочитав, в негодовании вспыхнула Илия.
  
  Запись вторая. Провёл занятие по политической подготовке и повышению грамотности в понимании революционной борьбы вообще и войны в частности… Сам не знаю, как так получилось. Грешу на удар по голове от Нео, больше вариантов нет.
  
  «Кто такая эта Нео? У него что, ещё и выдуманные друзья есть?»
  
  Запись третья. Провёл ещё несколько занятий. Бойцы не могут быть слишком политически просвещёнными, слишком мотивированными и слишком подготовленными. Всегда есть место улучшению и прогрессу! Заметка на память: найти кошкодевочек для правильной агитации.
  
  «Извращенец!!!»
  
  Запись четвёртая. Перечитал дневник Осознал, что творю какую-то дичь. Не провёл занятие. Скууууучно.
  
  «Это тогда он звонил мне и говорил, что у него срочные дела?! Вот мерзавец!»
  
  Запись пятая. Больше не скучно — гоняю фавнов по патрульно-постовой службе на основе устава Армии Атласа с хардкорными доработками, а то что это за фигня, мол, «часовой подчиняется старшему по званию, невзирая на место и время несения им поста»? Рядовой часовой должен и генерала пристрелить, если тот шляется где не положено и без разводящего. А то ходють тут всякие, а потом буллхеды боевые со складов пропадают. И тушёнка.
  
  Тут Илия немного смутилась, вспоминая, как они в начале месяца украли три грузовых буллхеда буквально из-под носа сил самообороны Вейла.
  
  Запись шестая. Идея, что какие-то левые личности могут увести родной тушкан, ребятам зашла. Бдительность вышла на новый уровень. И нет, я не знаю, кто спёр четвёртую часть консервов и подменил их сухпаём из Атласа. Вообще нет идей. Однако я определённо заслужил открыть ту бутылочку осеннего ликёра, что спёр из кабинета начальника полиции Вейла в прошлом году. Да, сегодня вечером я буду смаковать свою шикарность!
  
  Ещё подумываю выдать моим пушистикам Кодекс основных правил Тёмного Вла… Романа Торчвика. Пусть читают и проникаются. Осталось их написать. И увеличить количество просветительско-агитационных плакатов! Кажется, я выдал Перри для размножения и распространения слишком мало вариантов, обязательно нужно разработать что-то на тему бдительности в защите социалистической собственности и революционных завоеваний!
  
  «Я знала! Я говорила! Это был он! Не знаю как, но это точно он украл консервы! А он ещё и в дневнике издевается!»
  
  Запись седьмая. Кстати о правилах, нужно срочно организовать нормальные стрельбы, а то на моём сафари… эм, в смысле, политически грамотных занятиях по сплочению коллектива на полигоне, имитирующем бои в городской застройке, создаётся ощущение, что у меня половина состава — фавны-кролики. Нет, не потому, что милые и любят размножаться, просто косые. Пусть я и до этого прививал им зачатки дисциплины и… ну ладно, назовём это «боевой подготовкой», но теперь возьмусь всерьёз.
  
  Амитола опять смутилась, потому как проиграла спор Перри. Торчвик действительно называл про себя то издевательство с перестрелками краской «сафари». А она ещё пыталась его защищать… Мерзавец!
  
  Запись восьмая. Написал Кодекс и выдал Перри. Всё с тем же приказом размножать и распространять.
  
  Запись девятая. Кодекс по популярности среди бойцов превзошёл пресловутого «Ниндзя Любви». Впечатлён. Особенно много толков и пересудов вызвала идея о прозрачных забралах. Мои пушистые питомцы собрали митинг. Обсуждали. Были разогнаны Цветочком. Ходят слухи, что она гоняла Лейтенанта половой тряпкой. Я не верил. Попытался узнать лично. Всё отрицала. Начинаю подозревать, что слухи — правда.
  
  «Неправда!!! Он сам эти слухи распустил, чтобы замять тему прозрачных забрал!»
  
  Запись десятая. Нео ходит за мной по пятам и требует проды к Кодексу. Если разочаруюсь в карьере Тёмного Вла… кхм… Короля Воров, попробую стать писателем. Или таки совмещать? Бдительность всё ещё на высоте. Некоторые фавны уже вполне сносно стреляют и из кроликов торжественно переименовываются в соколов. Льщу, конечно, но пусть порадуются, заслужили.
  
  Запись одиннадцатая. Решил всё-таки выяснить, как зовут Лейтенанта. Нет, это не потому, что я начал наблюдать в нём проблески разума! Точно нет! Все случаи — 100% совпадение! Или дрессура. На имитацию наличия мозга его наверняка натаскивает Цветочек! Когда-нибудь я их застукаю.
  
  Так вот, решил всё-таки аккуратно выяснить его имя, а то неудобно как-то, да и интересно уже стало. Думал, будет просто. Куда там! Оказывается, мои крёстные дети реально мои! В смысле, всем вообще пофиг, как зовут эту гору мяса с бензопилой. Застращал утром до икоты двадцать с лишним рядовых из старого состава, маскируя под проверку знания командной цепочки. Ни один не в курсе, как зовут Лейтенанта!
  
  Не знаю, как к этому относиться, но хочется всплакнуть. Нео советует спросить у Цветочка, но я боюсь Вдруг она тоже не знает?
  
  Сформировать мнение о последней прочитанной записи девушка не успела, так как сзади послышалось деликатное покашливание и знакомый голос осведомился:
  
  – И чего это ты тут делаешь, Цветочек?
  
  Мысли Илии судорожно заметались в попытке понять, как он так быстро вернулся? Ведь огненный Прах располагался в покрасочном цеху старого корпуса завода по производству автомобилей, стоял он несколько отдалённо, и добираться от директорского кабинета, где сидел Торчвик, было долго даже в одну сторону.
  
  – Так-так-так… – между тем мужчина уже протянул руку и извлёк из ослабевших пальцев девушки свой Свиток. – Как интересно…
  
  – Я только взяла! – запоздало понимая, что выглядит это в высшей степени неубедительно, воскликнула фавн.
  
  – Интересно, что скажет по этому поводу скрытая камера из вон того угла? – пробегая глазами собственный текст, небрежно крутанул тростью Торчвик, указывая направление себе за плечо.
  
  – Это вышло случайно! – мигом сменила показания Илия, а вместе с ними и колер кожи. В обычной ситуации она бы, наверное, только смутилась и пристыдилась, но почему-то именно сейчас её вечно улыбающийся и дурачащийся начальник стал казаться ей очень-очень страшным.
  
  – Случайности не случайны, Цветочек, – ничего не выражающим тоном, по-прежнему глядя в Свиток, посулил мужчина, заставив сердце убеждённой террористки окончательно упасть в пятки. – Я, конечно, не фавн-черепаха, но тоже знаю эту мудрость.
  
  – Э-э-эм? – девушка отказывалась хоть что-либо понимать.
  
  – Да вот думаю, что бы такое по твоему поводу придумать…
  
  – Понять и простить? – жалобно посмотрела она на руководство.
  
  – Хм-м… нет, любопытство простительно кошкодевочкам, а проваливших бросок на скрытность диверсантов нужно наказывать. Да, однозначно, никаких сладостей. Ну и одна ма-а-а-аленькая общественная работа в воспитательных целях, хе-хе, – зелёные глаза качнулись в её сторону, и в них плясали легионы гримм.
  
  – Ы-ы-ым-м-м… – выдавила из себя невнятный звук девушка.
  
  – О, не беспокойся, никаких общественных унижений, хотя сор вынести придётся, да-а… Но не из избы, так и быть. Это будет только нашим маленьким секретом, – заверил её монстр в шляпе, сделав этим всё ещё непонятнее и страшнее.
  
  – А-а-а… Может быть, я просто извинюсь и получу свой наряд вне очереди? – не то чтобы её хоть кто-то хоть раз заставлял идти в наряды по мытью посуды в столовой, уборке или мытью полов с тех пор, как Торчвик эти занятия ввёл, но даже перспектива в одиночку перемыть всю посуду за всем персоналом базы выглядела не так пугающе, как возможная идея её руководителя.
  
  – О, не беспокойся, – расплылся в улыбке рыжеволосый, – именно наряд тебя и ждёт. Да… во всех смыслах.
  
  – Э?..
  
  – Я всё подготовлю через пару дней, – мужчина положил руку ей на плечо и мягко направил к двери. – Кстати, с контейнером я разобрался, так что пока можешь идти накручивать хвосты виновникам. И помни — именно они косвенно виноваты в твоём будущем наказании.
  
  – Что?! Что ты задумал?! – запоздало начала упираться девушка, поняв, что ещё пара шагов — и она будет вынуждена томиться в ужасающей неизвестности ещё двое суток. Двое суток, за которые не пойманный на слове Торчвик успеет придумать ей что-нибудь совершенно ужасное! – Скажи мне! – лучше получить информацию о предстоящем испытании заранее и иметь время к нему подготовиться (а ещё то, что он придумает на скорую руку, по-любому будет легче того, над чем он будет думать двое суток!!!), чем встретить его совершенно разбитой переживаниями и не знающей, чего ждать.
  
  – Нечто очень радующее моё чёрное злодейское сердечко, – вообще не заметил её попыток сопротивляться этот здоровый бугай с непомерной Аурой. – Помни — во всём виноваты они! А теперь выполни свой долг моего заместителя по воспитательной работе, – и, не дав девушке шанса даже пикнуть, Торчвик вытолкал её за дверь.
  
  – А-а-а-а!!! Нет! Ты не можешь! – Илия попыталась вернуться, но с той стороны раздался щелчок замка, и по поверхности и так тяжёлой стальной двери прошла статика расширенной на предмет Ауры. В разуме вспыхнули последние слова рыжего… – Я убью этих паразитов!!!
  
  Те же место и время. По ту сторону двери.
  Рык, достойный Короля-Льва, медленно удалялся от кабинета, не обещая несчастным пушистикам из горе-грузчиков ничего хорошего. И правильно. Ибо нефиг. Чуть всю базу не угробили, бараны крабоподобные. А потому что не руки, а клешни. И ладно бы в прямом смысле — с этим ещё можно жить, но тут в переносном! В общем, пусть девочка донесёт им немного добра и ласки.
  
  – (О_о)?.. – не слишком поняв суть произошедшего, Нео попросила объяснений.
  
  – Вот, – протягиваю ей Свиток со своим хулиганством.
  
  Девушка взяла и углубилась в чтение. Минута тишины…
  
  – (V_v)… – Нео медленно оторвалась от экрана, ещё более медленно положила прибор на стол и отошла со странным выражением лица к дивану. – Бум, – тело рухнуло в объятия обивки, уткнувшись лицом в подушку, и начало странно подёргиваться.
  
  – Надеюсь, это не значит, что записи в дневнике настолько удручающие, что ты решила задушиться диванной подушкой?
  
  – (-__-), – означенная подушка пролетела сквозь меня, потом я обрёл материальность, сграбастал её в полёте и кинул обратно девушке, что вернула снаряд на место, – (>_>)… (^_^)!
  
  – Рад, что тебе понравилось. И да, вот ещё десяток «правил», – передаю страничку моей прелести. Прелесть вновь заваливается на диван и, полная позитива, принимается за чтение, периодически неслышно похихикивая. – Ладненько, эту неудобную ситуацию замяли к своей пользе, на Прахе не подорвались, и по последнему поводу лично я чувствую острое желание выпить, – прикуриваю сигару. – Как ты смотришь на то, чтобы заскочить к старине Джуниору и где-нибудь в процессе добыть платье мистральской горничной для наказания хозяйки одного излишне любопытного носика, дорогая?
  
  – (^_____^)!
  
  – Ты моя хорошая, – глажу довольную девушку по голове. – Тогда собираемся и, пока Цветочек занята, тикаем из этого дурдома.
  
  Сказано — сделано. И вот, минуя все недавно насаженные посты и караулы, мы уже выбрались из печального памятника началу глобализации. Почему печального? Ну, после того, как у местных закончилась последняя мировая война и Вейл с Вакуо навязали Мистралю и тогда ещё Мантлу, позже, с переносом столицы, ставшему королевством Атлас, общее законодательство и принципы «общественного договора», уже через полвека оказалось, что конкурировать в условиях одного рынка с Атласом — задача не для всех. Мало того, что спесивые северяне (Атлас расположен на ледяном континенте Солитас, этаком местном аналоге Нортренда) были традиционно по части технологий впереди планеты всей, ибо жизнь заставила, так ведь ещё и объём рынка тут откровенно скромный. Насыщается и перенасыщается он очень быстро, а в рамках почти полного отсутствия необходимости в перемещении простых людей вне городов и те немногие резервы потребителей, что есть, урезаются в два-три раза, не давая и шанса держаться на плаву за счёт спихивания морально устаревшей продукции на периферию. Короче, конкретно этот завод Вейла долго-долго дышал на ладан под капельницей из субсидий государства, но в конце концов так и не смог родить конструкцию, что выдерживала бы конкуренцию, в итоге помер и был законсервирован. Оборудование с него не снимали и не продавали (ибо нафиг никому не нужно), на входы-выходы повесили замки и сделали вид, что теперь это вроде как госрезерв на случай новой войны или чего-то подобного — я не особо вчитывался в официальное обоснование решения комиссии.
  
  Собственно, я в него вообще не вчитывался — завод присмотрел под свои нужды ещё оригинальный Роман Торчвик, благо тут был даже ангар для грузовых буллхедов и какой-никакой станочный парк по их ремонту. Я, конечно, пришизел с местных раскладов, когда вдумался во всё это, но факт оставался фактом: крупным производителям любой продукции было выгодней держать все производства в одном месте (как правило — в Атласе), а по миру разбрасывать лишь торговые филиалы…
  
  *Цвеньг!* – звонко встретился кончик зонтика с… трубой водостока?
  
  – Нео? – оборачиваюсь к девушке.
  
  – (#_#)? – встретил меня недоверчиво-оскорблённый взгляд милашки.
  
  – Что?
  
  – (<_<)… – девушка качнула взглядом на трубу по левую руку от меня, потом отнесла зонтик в исходную позицию у себя на правом плече и резко взмахнула им наискосок. – Цвеньг! – вновь ответила труба, а я понял причину её взгляда — кончик любимого оружия девушки прошёл сквозь моё тело без малейшего сопротивления и участия разума с моей стороны.
  
  – Хочешь сказать?.. – недосказанные слова повисли в воздухе, ибо я боялся накаркать.
  
  *Бам!* – иллюзия девушки передо мной разлетелась на осколки, а сквозь подошву ботинка прошёл и упёрся в асфальт кончик зонта. И я опять не смещался по фазе всем телом, в смысле, умышленно.
  
  – Ну-ка ещё пару раз, я, кажется, что-то почувствовал, – не шевелясь, прошу девушку, сосредотачиваясь на ощущениях и доверяясь рефлексам.
  
  *Вжих! Вжух! Фш!* – зонтик несколько раз прошёл сквозь меня, и я действительно начал что-то чувствовать. Что-то на подобие касания, но не кожи, а… Ауры? Да, в тот момент, когда оружие приближалось к телу, Аура реагировала и… – *Бам!*
  
  – Ау, Нео! – удар по шляпе вышел очень жёстким.
  
  – (o_O)?
  
  – Стоило сосредоточиться чуть сильнее — и рефлекс сразу сбился, – озвучиваю наиболее вероятную причину появления вмятины на моей любимой шляпе. – Но это всё фигня! – оборачиваюсь к девушке. – Нео! У нас получилось! Ещё не до конца, но получилось! Полтора месяца насилия и издевательств были не напрасны! – хватаю в охапку прислужницу и, недолго думая, перевожу радостное обнимание в подхватывание её на руки, в лучших традициях рыцаря и леди. – Планы меняются! Мы идём во Fro'Go — ты заслужила свежайший торт-мороженое!
  
  – (*_*)!!!
  
  Уже сидя в любимом кафе-мороженом Неополитан, я наслаждался счастливым видом девушки, планомерно ведущей осаду замка, выполненного под образ академии Бикон. В смысле, торт из десятка видов мороженого был выполнен в форме центральных корпусов академии, и Нео методично его подкапывала со всех сторон, уничтожая одну линию шоколадно-сливочных стен за другой.
  
  В сознание то и дело стучалось чувство дежавю — примерно так же мы сидели в мой первый день владения этим телом, и так же, как и тогда, пока девушка лакомилась, я предавался мыслям о будущем и прошлом.
  
  Итоги моего пребывания в Ремнанте были, в общем и целом, довольно позитивны. Оглядываюсь назад — удивляюсь. И немного стыжусь. Совершенно ясно, что 90% моих успехов — это результат наследия оригинального Торчвика. У меня лично, ну, каким я был в прошлом мире, кишка была тонка решиться и на половину того, что здесь я творил, даже не задумываясь. Когда ты чувствуешь, что можешь в любой момент зайти в кабинет к самым большим шишкам государства и, буквально, взяв их за шкирку, прополоскать лицом в унитазе, это здорово меняет мироощущение, знаете ли. А я мог. Пусть с рядом оговорок и определённой подготовкой, но я мог прикончить весь Совет Вейла, и никакая охрана им бы не помогла. Жуть вообще, если вдуматься. Я ведь не один здесь такой — нас десятки по миру бродит, и далеко не все душки и паиньки. Но самое ироничное, что чем дальше, тем лучше я понимал, что никто из нас такой дичи совершать не будет, ну, кроме совсем поехавших, вроде Адама Тауруса и Синдер, остальные, даже такие своеобразные, как мамочка Янг, прекрасно себя чувствуют и в нынешних реалиях. Прям ощущаю себя магом из какого-то фэнтези, мол, пока ты в низшем и среднем звене, ты вынужден с государством считаться, но как только дорастаешь до звания Архимага, то уже государство вынуждено считаться с тобой. И совершенно не важно сколько на стороне этого государства других Архимагов, ведь пока не начнётся конфликт за реально жизненные интересы, никто на крайнее обострение не пойдёт. Эх, уметь бы ещё и в самом деле колдовать…
  
  Кстати об этом. По моим данным, до прибытия первых судов Атласа осталось шесть дней, примерно тогда же ожидаются корабли из Вакуо и Мистраля, но последние меня мало интересуют, в то время как с первыми сразу два важных события. В первую очередь, разумеется, Пенни и её обслуга, во вторую — крупная партия Праха. С последним в Вейле стало совсем тяжко — после первых удачных ограблений магазинов в криминальном мире пошла цепная реакция. Парни действовали нагло, дерзко и тупо, но достаточно быстро, чтобы линять с места преступления до прихода копов. Некоторых ловили, но не всех. Каюсь — я этому слегка способствовал, затруднив расследование по парочке лидеров этой шпаны из самых толковых. Их всё равно поймают, но завесу моей собственной работе они обеспечить успеют, заодно и подставятся получше. Подло? Ну… как сказать… Серьёзные люди в этот психоз не полезли. Даже те, у кого не было своих нелегальных каналов поставки Праха, более чем могли прожить на «докризисных» запасах и ничего не заметить. Да, в тирах клиентура убавилась, в том числе и подпольных, но это было не той проблемой, которая лишит сна того же Долми «Две Шестёрки», главного держателя подпольной игровой индустрии Вейла, или Блюса Плаваса, под которым две трети портовых торговцев неликвидом ходит. Больше скажу: народ шестым чувством ощущал грядущие неприятности, и даже мелкие конфликты между боссами потихоньку сошли на нет — все затаились и не отсвечивали. Только шпана бузила и напрашивалась на неприятности, ну так на то она и шпана, чтобы мозгов не иметь.
  
  Что же до Пенни, то к встрече этого милого андроида всё было готово. Я даже пару планов с похищением разработал, хоть и не собирался их применять. В идеале мальчики и девочки Айронвуда даже не заметят, что в их базах данных кто-то копался, но на крайний случай всегда можно устроить «случайное короткое замыкание в результате повреждения изоляции». Хуже было с поисками способного хакера. По здравому размышлению, я решил, что мне такой всё-таки нужен. Разбираться ещё и в софте в одиночку я не потяну, а это может быть очень нужно в ближайших событиях. Увы, в Вейле подходящих кандидатур на дороге не валялось. Искать среди моих пушистых питомцев было и вовсе заведомо гиблым делом. Оставался Атлас. В мировом центре технологий наверняка были программисты со светлыми головами, но недостатком пробивной способности, чтобы удачно устроиться. Беда в том, что отправиться в Атлас я пока никак не мог, а организовывать поиски удалённо, действуя через теневые связи… не умел. То есть вообще. Ни я, ни прежний Торчвик таким не занимались. Одно дело — разрулить всё лично на месте событий, пусть даже путём множества звонков, и совсем другое — ставить задачу (а то и вовсе лишь просить о содействии) кому-то левому, кого ты знаешь только с чужих рекомендаций, и надеяться, что он сам всё разрулит на месте, и именно так, как тебе надо. Это даже звучит сомнительно, а уж про столкновение с реальностью и «человеческим фактором» и вовсе думать не хочется.
  
  Короче, не было у меня пока штатного властелина синих экранов и командных строк. Зато у меня была вторая поездка на шашлыки с загоранием на пляже. Увы, надежда увидеть Руби в скромном школьном купальнике, аля «анимешные стереотипы», не оправдалась. Девочка ещё более-менее была готова во время полёта, но по прибытии на пляж степень смущения достигла апогея, и меня с моими пошлыми мечтами прокатили. Причём прокатили все, даже Нео. Вот этого не ожидал, но она была коварна и предпочла подмазаться к коллективу. А так, Блейк явно блюла конспирацию, Вайсс — приличия, Янг мне просто мстила за прошлый раз, ну а Руби, как уже сказано, смущалась. Точнее, это она юбку и колготки снять смущалась, а пялиться на мой голый торс — вообще ни капли. А я что? Я приехал загорать в лежаке. У меня был холодный апельсиновый сок со льдом, пляжная шляпа и плавки в розовых слониках (самая сложная покупка из всех! Едва нашёл!), так что я цинично издевался над пятью женскими сердцами, довольно фыркая во время плавания и блестя на солнце рельефными кубиками. Все захваченные напитки очень быстро кончились, к слову. Даже не знаю почему…
  
  Из воспоминаний меня вывел странный шум, несколько нехарактерный для подобного заведения.
  
  – Это… конечно, не блинчики Рена, но тоже очень неплохо! – жизнерадостная и гиперактивная девушка рыжей масти наворачивала круги по залу, выбирая место, соответствующее её желаниям.
  
  – Д-да… конечно, – вымученно улыбнулась рыжая до красноты и зеленоглазая красотка… стискивая руку замученного блондина, – мы так рады, что вы решили составить нам с Жоном компанию…
  
  – Да… очень рады, – мистер Арк, к которому и прижималась сия прелестная особа, выглядел похожим на зомби, причём несвежего и весьма потрёпанного жизнью. Однако должен отметить, что в плечах с момента нашей прошлой встречи он неплохо раздался, да и даже в таком состоянии двигается уже не как деревенский увалень, а вполне правильно ставя стопу и держа равновесие.
  
  – (–_-)… – их последний спутник просто развёл руками, как бы извиняясь за поведение подруги.
  
  Забавно. Кажется, кое-кто решил-таки сделать шаг вперёд по завоеванию сердца прекрасной принцессы… пардон, милого принца, но столкнулся с рядом трудностей класса «товарищ по команде, что не умеет в намёки». В том смысле, что а зачем бы Пирре ещё тащить на явное свидание с Жоном всю команду, да ещё и благодарить за то, что пошли? Только если сам Жон не мог догнать, что его зовут на свидание, и без команды его было не вытащить. Я не знаю, как это работает, но, эй, мы говорим о парне, который пошёл поступать в высшее учебное заведение для пользователей Ауры без открытой Ауры и даже не догадывался, что в этом есть какое-то противоречие, так что я ничему не удивлюсь.
  
  – Хм… – я перевёл взгляд на довольно откинувшуюся на спинку стула Нео, что счастливо оглаживала животик и вообще любила весь этот мир и его обитателей. Серьёзно, ещё немного — и вокруг можно будет увидеть розовую ауру и сердечки, с учётом её Проявления, вполне возможно, что и буквально. Ну что же, раз моя прелесть таки накушалась, то можно подниматься и идти дальше — дел ещё хватает, да и лишний раз попадаться на глаза Жону и нервировать бедного паренька не хотелось — у него и так жизнь тяжёлая и испытания нелёгкие, так что встаём и двигаем на выход! Во имя Добра… чужого, разумеется.
  
  
Глава 14. Разведка и ее результаты
  
  Всё, что неожиданно изменяет нашу жизнь, — не случайность. Оно — в нас самих и ждёт лишь внешнего повода для выражения действиям.
  Александр Грин, "Дорога Никуда".
  
  Торговый район Вейла. Пятница.
  – Фестиваль Вайтэла! – платиновая блондинка в воздушном белоснежном платье танцующей походкой порхала по улице. – Это же просто чудесно!
  
  – Никогда не видела, чтобы ты столько улыбалась, Вайсс, – изнывая от внутренних подозрений и нехороших предчувствий, вызванных очень странным поведением подруги, настороженно отметила Руби, для придания себе большей уверенности уперев левую руку в бок. – Это несколько озадачивает… – признала она в дополнение, исподлобья смотря в спину Шни.
  
  – Как же тут не улыбаться? – крутанулась на носках голубоглазая, чей голос, несмотря на очевидно приподнятое настроение, продолжал отдавать покровительственно-менторскими нотками. Как, впрочем, и всегда. – Фестиваль, вобравший культуры всего мира! Там будут танцы! Парады! Турнир! – для придания словам большего веса Вайсс возбуждённо жестикулировала, пребывая мыслями где-то в прекрасных и возвышенных местах, видом которых всеми силами пыталась поделиться с подругами. – От одной мысли, сколько вложено в планирование и организацию этого события, аж дух захватывает!
  
  – Умеешь ты развлечение выставить в скучном свете, – проворчала на последнюю реплику Янг, складывая руки на груди и вызывая беззвучный смешок сестры.
  
  – Молчи, ты, – обиделась Снежинка, недовольно сведя брови на златовласку.
  
  – Ещё раз напомни, почему мы тратим наш пятничный день на посещение дурацкой пристани? – и не подумала послушаться Сяо Лонг, огибая угол дома, отделяющий улицу от набережной реки.
  
  – Фу, оттуда рыбой несёт, – поморщилась Руби, когда порыв ветра с воды резко и неожиданно ударил в нос, стоило выйти из-под защиты стен крайнего дома.
  
  – Я слышала, что сегодня приплывут студенты из Хейвена, – гордо вскинув носик, отозвалась белокурая красавица, царственно подходя к ограждению. – И мой священный долг, как представителя Бикона, — поприветствовать их в нашем прекрасном королевстве, – позволяя ветру красиво подхватить свою косу под нужным углом, ещё сахарнее, чем раньше, заверила Вайсс.
  
  – Она хочет пошпионить за ними, чтобы иметь преимущество в турнире, – с ленивыми нотками в голосе «перевела» ответ Блейк, с чувством глубокой классовой солидарности косясь на сестёр.
  
  – Ох! Ты ничего не докажешь! – тут же вспыхнула оборонительным негативом платиновая блондинка.
  
  – Ого, – не забывающая глядеть по сторонам Роуз неожиданно заметила в стороне знакомые волосы. – Там Нео… – удивлённо сообщила она подругам, глядя на девушку с зонтиком от солнца, стоящую на углу соседней улицы, что выходила на набережную, и, в свою очередь, выглядывающую что-то в противоположной от них стороне.
  
  – Отлично! – обрадовалась Вайсс и подскочила ближе к Лидеру команды, спеша найти взглядом обсуждаемую девушку.
  
  – Что? – не поняла реакции и манёвра Янг.
  
  – Я пригласила её пойти с нами, – пояснила Шни, быстро поправляя свою косу и несуществующие складки на платье.
  
  – Ты имеешь в виду, – недоверчиво начала Блейк, сверля белокурую макушку напряжённым взглядом янтарных глаз, – что ты пригласила помощницу самого разыскиваемого вора Вейла прогуляться с нами?
  
  – Да, она должна иметь хорошие навыки по добыче информации, что может нам пригодиться… для ознакомительной прогулки, – закончила приводить себя в порядок и так безукоризненно одетая девушка.
  
  – Это называется "шпионаж", Вайсс, – механически поправила подругу Янг. – Но как ты с ней связалась?
  
  – Я не понимаю о чём ты, – холодно вздёрнула носик Снежинка. – А номер "Верной Приспешницы Симпатичного Плохого Парня" так же загадочным образом появился в моём Свитке, как и номер известной вам личности, сразу после последней поездки на пляж…
  
  Девушки переглянулись… и синхронно полезли за Свитками.
  
  – Н-да… – первой озвучила результат Сяо Лонг, смотря на надпись «Очень плохая девочка с расчёской ^__^». – У кого что?
  
  – Эм… – глубокомысленно сообщила Руби и как воды в рот набрала.
  
  – «Фанатка бантиков вне категорий»… – бесцветным голосом озвучила брюнетка.
  
  – А у меня… у меня… – замялась Роуз, но, глубоко вздохнув и собрав волю в кулак, призналась: – «Старшая сестрёнка номер два».
  
  – Стоило ожидать, – признала после короткой паузы Янг и повернула свой Свиток лицевой стороной к подругам.
  
  Все три девушки синхронно подались друг к другу, почти соприкоснувшись макушками, дабы поскорее прочитать подпись на экране.
  
  – А она знала, чем тебя купить… – с уважением протянула Вайсс, после того как подпись была освидетельствована.
  
  – Рыжему ни слова! – пригрозила смутившаяся златовласка, убирая Свиток.
  
  – Я на семьдесят процентов уверена, что все эти подписи — его идея, – внесла мысль Шни, но тут же сама себя оборвала и развернулась на пятках. – Так, не отвлекаемся! Нас ждут! – и, подавая пример, первой поспешила к владелице зонтика.
  
  При приближении стало заметно, что та сосредоточенно кушала мороженое и наблюдала за отрядом полиции Вейла, что ковырялся у разбитого и разграбленного магазина в глубине отходящей от набережной улицы. Место уже было огорожено жёлтой лентой, но оцепление отсутствовало, только несколько патрульных и двое людей в штатском.
  
  – Привет, Мороженка! – первой поздоровалась с Нео златовласая красотка.
  
  – Янг, – устало вздохнула Вайсс, – твой талант к каламбурам и выдаче имён с каждым днём становится всё ужаснее…
  
  – Вайсскимо, ты ранишь меня в самое сердце! – притворно схватилась за «место расположения» этого самого «сердца» Сяо Лонг, чем непроизвольно несколько ранила чувства второй блондинки. – А ведь вы, можно сказать, сёстры! Вайсскимо и Мороженка… в этом определённо что-то есть.
  
  – Привет, Нео, – нормально поздоровалась с девушкой Руби.
  
  – (^_~)! – та им весело подмигнула, никак не реагируя на подколки.
  
  – Давно ждёшь? – спросила Блейк.
  
  – (^_^), – отрицательно покачала головой их новая подруга и махнула рукой в сторону разгромленного магазина, после чего показала себе на глаза и уши.
  
  – Ты смотришь за работой полиции? – сразу же поняла Вайсс. – Зачем?
  
  – (–_-)…
  
  – Оу… да, глупый вопрос… – тем не менее остальным дамам тоже стало интересно, и они решили подойти поближе — в бытие Охотницами (пусть пока и студентками) были свои определённые плюсы и преференции, в том числе и при работе с полицией.
  
  – Что тут произошло? – Руби первой подошла к полицейскому ограждению и обратилась к ближайшему инспектору, который записывал что-то в электронный планшет.
  
  – Ограбление, – мазнув по ним коротким взглядом из-под тёмных очков и мгновенно определив по наличию оружия Охотниц, односложно ответил мужчина. – Второй магазин Праха за эту неделю, – и, явно не испытывая желания общаться, полицейский развернулся и зашагал к разбитой витрине.
  
  – Ужас какой, – вздохнула Янг, с тоской глядя на раскиданные внутри помещения полки. Что бы тут ни случилось, нападавшие явно не церемонились и действовали очень жёстко.
  
  – И кому могло понадобиться столько Праха? – риторически спросил у своего коллеги отошедший инспектор, досадливо сметая в сторону хрустнувшие под ботинком осколки стекла.
  
  – Не знаю, – в тон ему ответил второй детектив. – Армии?
  
  – Думаешь, – первый устало и неопределённо крутанул в руке планшетом, – Белый Клык?
  
  – Я думаю, что нам слишком мало платят за это дерьмо, – с нотками злости огрызнулся второй, стараясь не повышать голос, но так как девушки стояли прямо у ограждения, до них слова донеслись.
  
  – Хм-м… Белый Клык, – разом нахмурилась Вайсс, нацепив на лицо озабоченное выражение. – Что за мерзкая кучка выродков?
  
  – В чём твоя проблема? – прищурилась явно задетая словами Блейк.
  
  – Моя проблема? – повернулась к ней Шни. – Просто плевала я на невменяемых бандитов, – слова прозвучали с большей спесью и негативом, чем обычно.
  
  – Вряд ли Белый Клык — это кучка психопатов, – мрачно возразила Белладонна. – Они — группа запутавшихся фавнов.
  
  – Запутавшихся? – неподдельно изумилась платиновая блондинка. – Они хотят стереть человечество с лица планеты!
  
  – Ну, значит, они очень запутались, – стояла на своём брюнетка. – В любом случае, это не доказывает их вину в ограблении магазина праха в центре торгового района Вейла, – постаралась она сменить неприятную тему, взглядом предлагая посмотреть на разбитый фасад магазина.
  
  – Хм-м… – кивнула сама себе Руби. – Блейк права. К тому же, – девочка покосилась на беспечно продолжающую доедать пломбир Нео, – полиция так и не поймала Торчвика, а ведь он тоже грабил магазин несколько месяцев назад…
  
  – Хочешь сказать, это он был? – с подозрением повторила за сестрой направление взгляда Янг. Впрочем, не она одна: все четыре члена команды RWBY синхронно начали сверлить взглядами миниатюрную девушку с двухцветными волосами.
  
  Девушка невозмутимо положила в рот вафельное донышко и с чувством его прожевала, с каждой секундой только укрепляя юных Охотниц в их подозрениях. Но вот розовый язычок в финальном штрихе прошёлся по губам, и Неополитан изволила заметить обращённое к себе внимание.
  
  – (^_^»)?
  
  – Ты всё слышала! – не поддалась на провокацию Вайсс. – Это был тот, кто мы думаем?
  
  Отрицательное мотание головой.
  
  – А кто? – переняла эстафету вопросов Руби.
  
  – «Дилетанты», – значилось на табличке, которую девушка жестом фокусника извлекла из-за спины.
  
  – Где ты взяла табличку? – выпучила сиреневые глаза Сяо Лонг.
  
  – «Секрет!» (^___^)! – вместе с улыбкой на лице девушки, сообщила вторая табличка.
  
  – Это не отменяет… – начала было излагать некую мысль белокурая Снежинка, как её прервал чей-то крик со спины:
  
  – Эй! Держите того фавна!
  
  Влекомые любопытством, все пять дам рванули на набережную и разместились вдоль бортика, чтобы понаблюдать довольно интересную картину.
  
  – Спасибо за поездку, парни! – отсалютовал морякам некий светловолосый парень, одетый словно «типичный хулиган», и спрыгнул с борта судна прямо на пирс. Кувырок — и вот он как ни в чём не бывало встаёт и бежит дальше, с учётом того, что прыгал он с высоты метров в семь, сомнений не оставалось — перед ними был молодой Охотник. Поправка. Молодой Охотник с таким же блондинистым, как и волосы на его голове, обезьяньим хвостом.
  
  – Ах ты, поганый заяц!
  
  – Хэй, – возмутился подросток, одним прыжком вскарабкавшийся на уличный фонарь и сейчас повисший на нём исключительно на хвосте… вниз головой… и очищая банан… – «поганого» зайца бы поймали! А я — «великий» заяц! Ом-ном-ном!
  
  Девушек на секунду отвлёк звук соприкосновения ладони со лбом.
  
  – (Q__Q)…
  
  – Нео?
  
  – «Вульгарщина! Никакого Стиля!» – вновь появилась неизвестно откуда табличка, пока сама немая девушка продолжала страдальчески закрывать ладонью лицо.
  
  – Согласна, – кивнула Вайсс, сморщив аристократический носик… – Он только что швырнул кожуру от банана в лицо работнику порта!
  
  Меж тем, события развивались, и вот фавн-безбилетник уже несётся вверх по лестнице с пирса на набережную, ещё несколько секунд — и он пробегает мимо стоящих девушек и… залихватски подмигивает Блейк. Вот только кое-кто в женском коллективе был явно против подобных манёвров. Отточенным движением зонтик бьёт по ногам, и незадачливый фавн отправляется в полёт. К сожалению, он оказался достаточно ловок, чтобы перевести падение в кувырок, а потом и вовсе вскочить на ноги и побежать дальше.
  
  – Нео? – перевела озадаченный взгляд Руби с убегающего безбилетника на миниатюрную девушку.
  
  – «Он подмигнул нашему Бантику!» (>‸<), – ответила ещё одна табличка, подкреплённая сурово сведёнными бровками девушки.
  
  – Точно! – прочитав сообщение, стукнула кулаком в ладонь Янг. – Не нравится он мне! Ах да, Вайсс, – спохватилась блондинка, с усмешкой глянув на подругу, – ты хотела посмотреть на наших будущих соперников? Кажется, это был один из них.
  
  – Ужас, – словно в прострации констатировала голубоглазая принцесса. – Надо за ним проследить! Быстро! – и рванула вперёд.
  
  – (О_о)???
  
  – Не спрашивай, Нео, – трагично опуская взгляд к земле, попросила Руби.
  
  – Это всё вина Рыжего, – ухмыльнулась Сяо Лонг. – После того, как она начала с ним общаться, у неё регулярно появляются безумные идеи.
  
  – (^_^)! – обрадовалась новости девушка. Переговоры тем не менее не мешали Охотницам перебирать ногами, и погоня за жёлтой обезьяной продолжилась, но… кое-кто слишком увлёкся, и уже за следующим поворотом…
  
  *Бум!* – принцесса Шни впечаталась во что-то невысокое, рыжее и довольно жёсткое.
  
  Потеряв от неожиданности равновесие, платиновая блондинка полетела на землю вместе со столь несвоевременным препятствием, однако это мелочное недоразумение не могло сбить её с мысли и заставить выпустить из цепкого взгляда преследуемую цель. Другое дело, что цель не собиралась давать ей времени подняться и бодро сиганула через забор в переулок.
  
  – Нет! – только и успев, что встать на колени, крикнула ему вслед студентка. – Он убежал!
  
  – Эм… – со скрипом затормозившая, чтобы не повторить судьбу подруги, Янг неуверенно обозрела открывшуюся ей картину. – Вайсс… – палец блондинки тактично указал на «неожиданное препятствие», что лежало у голых коленей голубоглазой.
  
  Непривычная к сочетанию таких понятий, как «тактичность», «неуверенность» и «Янг Сяо Лонг», наследница Шни тут же переключилась на возможную опасность и обернулась к соседке по комнате. Убедившись по растерянному лицу златовласой красотки, что ей не послышалось, Вайсс перевела взгляд на указательный палец, а потом и на место, куда он показывал. Место ответило приветливой улыбкой во все тридцать два зуба и сияющими от радости изумрудно-зелёными глазами.
  
  – А-эа-а! – отшатнулась девушка, на каких-то рефлексах умудрившись встать на ноги из положения «колени на земле», между делом отпрыгнув назад метра на полтора.
  
  – При-вет-ству-ю! – торжественно донеслось снизу по слогам, и распластавшаяся на асфальте рыжеволосая девушка помахала им рукой.
  
  – Ам… – первое, что смогла выдавить Руби при виде этой картины. – Привет…
  
  – Ты как… жива? – всё ещё неуверенно уточнила Янг, наклоняя голову, чтобы смотреть на лежащую из хоть какого-то подобия одной с ней плоскости.
  
  – Живёхонька! – жизнерадостно и немного гордо донеслось с земли. – Спасибо, что спросила.
  
  – (О_о)… – все пять стоящих на ногах девушек переглянулись с примерно одинаковым выражением лица.
  
  – А ты… – пока Вайсс и Блейк замерли с чуть приоткрытыми от удивления ротиками, а Руби явно нацелилась стать отражением Нео, даже встав с ней с одинаковым наклоном головы, Янг проявила опыт старшей сестры, – не хочешь подняться?
  
  Девочка на дороге задумалась.
  
  – Да! – придя к решению, озвучила она ответ. И только после этого, выждав пару секунд, вскинула вверх ноги и, оперевшись о землю за головой руками, пируэтом приняла вертикальное положение. Весь женский коллектив дружно и синхронно сделал шаг назад.
  
  – Меня зовут Пенни! Приятно познакомиться! – Очень Дружелюбно представилась сбитая с ног девушка.
  
  – Привет, Пенни, я — Руби, – вежливо представилась мисс Роуз.
  
  – Я — Вайсс, – не отставала от неё блондинка.
  
  – … – на очередной табличке появилось изображение неополитанского мороженого.
  
  – Блейк, – носительница бантика вновь с изрядным удивлением косилась на Нео. Пока она видела только два варианта, как эта миниатюрная девица может такое проворачивать — или эта табличка с интерактивным экраном, к которому она подключила Свиток и набивает всё с него, или у неё очень странное Проявление.
  
  – Ты точно не ударялась головой? – заботливо осведомилась вторая блондинка в коллективе, намекая на странности их новой знакомой. – Ой, – острый локоток Блейк, ударивший под рёбра, напомнил о правилах приличия, – я — Янг.
  
  – Приятно со всеми вами познакомиться. Позвольте узнать, что означает данное изображение? – рыжая указала рукой на табличку разноглазой девушки.
  
  – Это неополитанское мороженое, – после краткого кивка воровки начала пояснять Руби, – Неополитан не может говорить, потому общается так.
  
  – Ясно. Приятно с вами познакомиться!
  
  – (О_о)…
  
  – Ты это уже говорила, – с явным сомнением в разуме собеседницы осторожно напомнила Вайсс.
  
  – … Так и есть! – словно только сейчас поняла, радостно кивнула Пении.
  
  – (о_О)’…
  
  – Эм… в общем, извини, что налетела на тебя, – кивнула мисс Шни и поспешила на этом закончить беседу, увлекая и остальных за собой.
  
  – Береги себя, подруга! – с долей растерянности махнула на прощание Руби и последовала за командой.
  
  – Она была какой-то… странной, – стоило девушкам скрыться за поворотом, поделилась своим наблюдением Янг.
  
  – Мне начинает казаться, что это ключевая черта всех рыжих, – вторила ей Вайсс.
  
  – Хм? – приподняла бровь Блейк.
  
  – Нора, Роман… теперь вот эта Пенни… – пояснила свою позицию платиновая блондинка.
  
  – Хм-м… если крыша ржавая, то в доме течь? – хохотнула мисс Сяо Лонг.
  
  – Янг, – простонала Вайсс, – смирись, юмор — это не твоё.
  
  – Много ты понимаешь, – надулась непризнанная гениальная юмористка.
  
  – (^_^)! – Нео погладила блондинку по волосам и показала большой палец.
  
  – Во-о-от! Хоть кто-то меня здесь ценит!
  
  – Оставим эту тему, – решила отступить Шни, пока противник не привёл ещё подкреплений. – Никто не видел, куда это фавновское отребье убежало?
  
  – Как-как ты меня назвала?! – внезапно чуть ли не из-под земли вновь вынырнула Пенни и оч-чень странным взглядом окинула толпу девушек.
  
  – Э-э-э… прости, пожалуйста! Я не имела ничего такого в виду! – Янг почувствовала себя несколько неуютно, она действительно никого не хотела обижать, хотя со стороны её слова про странность и ржавую крышу могли показаться довольно грубыми.
  
  – Нет, не ты, – отмахнулась рыжая, огибая блондинку, – а ты! – Пенни нависла над Руби.
  
  – (О_О)…
  
  – Я-аа? Я-а… я н-не знаю!… Я… что я… ну… – смущённая и дезориентированная Капюшончик, в чьё личное пространство ещё никто и никогда вот так не врывался, искала взглядом пути отхода и спасение.
  
  – Ты назвала меня подругой! – прозвучало почти как обвинение. – Я правда твоя подруга?
  
  – Э-э-эм-м-м, – мисс Роуз оглядела своих подруг. У тех же от манёвров и поведения Пенни случился массовый и резкий приступ самых плохих предчувствий, поэтому, даже не сговариваясь, все усиленно замотали головами и бросились жестикулировать в отрицательном ключе. Нео и вовсе достала табличку: «Осторожно! Возможен неуёмный энтузиазм!» и сурово смотрела на Руби. – Да, конечно! – но начинающая Охотница ещё не умела говорить «нет», тем более на предложение дружбы. – Почему бы и нет?!
  
  Все члены её команды едва ли не повалились на землю от тоски и безысходности. Интуиция, кричащая о близких неприятностях, только что сорвала голос…
  
  – «Это будет сложно», – прикрыв глаза и солидно покивав, продемонстрировала Нео ещё одну табличку.
  
  Тем временем подтверждение дружбы словно открыло второе дыхание у Пенни, тем самым выведя её почти на треть Норы. Это было много. Реально много.
  
  – Ши-кар-но! Мы сможем вместе красить ногти, мерить одежду, болтать о симпатичных парнях! – новая подруга продолжала изливать позитив, с каждым её словом мисс Роуз чувствовала себя всё более и более неудобно.
  
  – Так вот каково тебе было, когда мы повстречались? – тихонько шепнула она Вайсс, впервые осознавая, как же нелегко было её Партнёрше.
  
  – Нет, – убийственно серьёзно отозвалась та, – у неё с координацией получше.
  
  – (^_^)!
  
  – Ты ведь не из Вейла? – решила «спасти» младшую сестрёнку Янг и переключить фокус внимания этой излишне энергичной особы с Руби на кого-нибудь другого, увы, из этих «других» сейчас она могла выбрать только себя. – У тебя одежда не вписывается в местную моду.
  
  – Да, – радостно кивнула Пенни, – я из Атласа! Прибыла для того, чтобы драться на Турнире!
  
  – Погоди, – заинтересовалась Вайсс, – ты здесь для того, чтобы участвовать в турнире? – в её глазах начало разгораться что-то… нехорошее.
  
  – К бою готова! – с чувством отсалютовала рыжая, явно довольная такому вниманию.
  
  – Уж извини, но по тебе не скажешь, – платиновая блондинка недоверчиво склонила голову набок.
  
  – (^_~)! – Нео одобрительно показала Вайсс большой палец, с ходу раскусив попытку провокации и развода на засвечивание хотя бы части способностей.
  
  – Сказала девушка в платье! – фыркнула раздражённая на Шни Блейк. И всё. Провокация мигом была позабыта, ведь эта поклонница бантиков задела за святое для каждой девушки — за одежду!
  
  – Это — боевая юбка! – посмотрела на подругу с точно выверенной долей пренебрежения мисс Шни.
  
  – Да-а-а! – Руби была рядом и полностью солидарна со своим Партнёром. Тот факт, что она тоже была облачена в «боевую юбку», тут был совсем ни при чём. Абсолютно.
  
  Получив поддержку, Вайсс молча подставила руку в жесте «дай пять». Послышался звук удара ладонями. Напарницы явно были на одной волне.
  
  – (Т_Т)… – Нео… Нео прилагала чудовищные усилия, чтобы сохранить нейтральное выражение лица.
  
  – Так, минуточку, – преодолев минутную слабость, Вайсс вернулась к первоначальному плану — выбиванию информации, – если ты прибыла для участия в Турнире, то должна знать того хвостатого… негодяя!
  
  – Кого? – рыжая не понимала.
  
  – Мерзкого фавна с корабля! – выдавая голосом недюжинную озабоченность, пояснила платиновая блондинка.
  
  – Почему ты так говоришь?! – возмутилась Блейк, которая и так не до конца остыла после прошлого спора, а тут ещё и упустившая блондинистого хулигана Шни окончательно перестала выбирать слова.
  
  – Что?
  
  – Хватит называть его негодяем! – подошла брюнетка к Снежинке. – Хватит называть его мерзким, отребьем и выродком! Он — личность!
  
  – Ой, извини. Может быть, мне перестать мусорку называть мусоркой? Или фонарь называть фонарём? – в голосе Шни не сквозило ни малейшего раскаяния, как и желания отступаться от своей позиции.
  
  – Хватит! – повысила голос Блейк.
  
  – Хватит что? – взвинченно развела руками студентка. – Он явно нарушил закон, вёл себя отвратительно, унижал простых людей и по всем признакам наслаждался тем, что так может. Подожди немного, и он, скорее всего, спутается с фавнами из Белого Клыка!
  
  – Ты не можешь этого знать!
  
  – Почему нет? Белый Клык — это кучка отбросов! Эти фавны только и знают, что лгать, жульничать и воровать. Самое место для вульгарного жулика, бросающегося шкурками от бананов в честных людей, выполняющих свою работу!
  
  – Ты — бестолковая малявка! – сжала кулаки носительница бантика и, развернувшись, в раздражении зашагала в сторону от компании.
  
  – Как ты смеешь со мной так разговаривать?! – опешив в первый момент, воинственно нахмурилась Вайсс, пускаясь в погоню. – Мы в одной команде!
  
  – Ты — критиканка сопливая, – остановившись, холодно ответила ей брюнетка.
  
  – С чего это ты взяла?!
  
  – Э-эм… – ошарашенно глядя на разгорающийся скандал, озвучили коллективную мысль оставшиеся в стороне девушки.
  
  – Знаешь, утверждая, что все фавны поддерживают этих террористов только потому, что они фавны, ты сама становишься таким же негодяем, каким хочешь выставить его, – попыталась обуздать эмоции и донести свою мысль Блейк.
  
  – Так ты признала! Белый Клык — просто радикальная группировка террористов! – не преминула поймать её на слове о негодяях белокурая Охотница.
  
  – Я не это имела в виду! И ты это знаешь!
  
  – Какая разница, если этот хвостатый — определённо негодяй?! Возможно, он уже в Белом Клыке!
  
  – «Я не понимаю её возмущения тем, что кто-то может быть негодяем, после двух свиданий с главным негодяем Вейла», – показала сёстрам табличку со своим недоумением Нео.
  
  – Ну… это Вайсс… хе-хе, – нервно улыбнулась Руби, – порой она мыслит странно.
  
  А спор всё нарастал, как-то невзначай исчезла Пенни, пару секунд спустя следом за ней едва ли не растворилась в воздухе и Нео — девушкам явно было не очень удобно присутствовать при чужой ссоре, а страсти всё накалялись. Вайсс и Блейк спорили и ругались, пока шли по улице, спорили и ругались, пока летели в пассажирском рейсе до Бикона, спорили и ругались, пока шли по коридорам общежития, даже продолжили спорить, когда за окном сгустились сумерки, а на небо взошла Луна.
  
  Когда всё пошло не так? Никто понять не смог. Как-то слово за слово, и… Блейк банально сорвалась, проговорилась. «Мы просто устали, что нас притесняют!» — вырвалась злая фраза, и всё оборвалось. Для остальных девушек это стало шоком и громом среди ясного неба. Вайсс рефлекторно отшатнулась, и… это стало последней каплей. Тёмный силуэт выскользнул из двери комнаты и растворился в ночных сумерках.
  Стоя на площади перед статуей Охотника и Охотницы, Блейк утирала злые слёзы. Секундное раздумье, и бантик слетает с головы, вновь становясь простой ленточкой.
  
  – Хм-м-м… Всё-таки чёрненькие. Но как же мне теперь называть тебя, Бантик, если ты сняла свой бантик, м-м-м? – знакомый голос со знакомой насмешкой окликнул её из темноты. Девушка вздрогнула, осознав, что этот тип вновь сумел подкрасться к ней так, что она, пусть и погружённая в свои мысли, не заметила и не услышала.
  
  Несколько ранее. Один харизматичный негодяй.
  Нео сработала прекрасно. Во-первых, она доложила, что в команде RWBY наметились проблемы, и описала, в чём суть этой проблемы. Значит, чуть позже нужно будет навестить Бикон — чисто на всякий случай. Ну и ещё я, конечно же, совершенно случайно, наткнулся на одного обезьяна, что сидел на крыше…
  
  – Пс!
  
  – Э? – обвёл взглядом улицу внизу фавн. Когда ты сидишь на крыше и весь такой на пафосе от своей дерзкости наблюдаешь за серыми обывателями с высоты, немного неожиданно слышать, как тебя тактично окликают сзади.
  
  – Пс-с! Эй, парень, – обволакивающим тоном прожжённого наркодиллера начал я.
  
  – Тебе чего? – Сан нервно повернул голову, таки поняв, откуда звук, но я предусмотрительно скрыл свою наглую рожу… банально наклонив голову и демонстрируя свою шикарную шляпу. Что? Шляпы — это классно!
  
  – Ты же из Вакуо? – с многообещающей симпатией и чётко выверенной ноткой почтения продолжаю нагонять тень на плетень.
  
  – Э… да?
  
  – Есть свежая скума, интересует? – подхожу ближе и делаю вид, что собираюсь продемонстрировать что-то на внутренней стороне полупальто.
  
  – Кто?
  
  – Как ты можешь говорить, что ты из Вакуо, и не знать про скуму? А как же тёплые пески Эльсвейра? – изображаю «профессиональное» недоумение.
  
  – Кого??? – взгляд фавна подёрнулся пеленой лёгких лагов.
  
  – Всё с тобой ясно…
  
  *Тюк!* – моя трость встретилась с головой не успевшего среагировать студента по обмену. Пусть «заваншотить» пользователя Ауры почти невозможно, ключевое слово тут «почти». Удар по голове сам по себе не сильно приятен, а уж если в тросточке-дубинке весом под пятнадцать кило есть ещё и встроенный шокер (да, эту задумку я тоже реализовал, хоть инженеру во мне и было жутко стыдно от такого кощунства)… в общем, Сан был отправлен в страну розовых пони. Может быть, он парень и неплохой, но… я не самый хороший человек. А ещё я жадный и своего Котёнка никому не отдам. Я своих девочек уже три месяца кормлю, пою, на природу выгуливаю, а тут какой-то недокаджит приехал — и давай внаглую подмигивать моему Бантику.
  
  Так что к и так злым копам был доставлен фавн-безбилетник почти на порог. И нет, совесть меня не грызла, с учётом статуса Охотника, самое страшное, что ему светило — это вечер в камере, пока выясняют личность, да штраф за безбилетный проезд и «оскорбление действием», если копы поговорят с тем работником порта, которому, по словам Нео, он кинул кожуру банана в лицо. Ну… ещё могут штрафануть за мусор.
  
  Но шутки в сторону, на самом деле «суетиться» я начал ещё на моменте, как Нео рассказала мне о приглашении прогуляться по набережной. Конечно, был шанс, что это просто совпадение или я уже достаточно изменил цепь событий и канона тут не будет, но решил всё же подстраховаться. Во-первых, место встречи совпадало — набережная. Во-вторых, время тоже, хоть и относительно, но более-менее совпадает — основная эскадра Атласа слегка задержалась, но корабли из Мистраля со студентами из академии Хейвен как раз прибывали в тот день, да и несколько быстроходных курьеров Айронвуда в Вейл уже прилетели. Словом, немного поразмышляв, я решил, что лучше побегать лишний раз, чем потом сожалеть. В итоге, Нео получила ряд инструкций, особенно касательно «не теряться» и «понаблюдать», коли встретится во время прогулки с забавной рыжей девочкой. Ну и сам я «гулял» относительно неподалёку, в результате чего успешно проследил за обезьяном, когда тот скрылся в городе.
  
  Тем не менее отдельно стоит упомянуть мою верную прислужницу, которой выпала отдельная и весьма непростая задача. Ей вменялось проследить за Пенни и найти, где расположились вояки Атласа с их ремонтным цехом. Сложность тут была в том, что Пенни — это не человек, а значит, не факт, что иллюзий будет достаточно, чтобы не попасться. Но не иллюзиями едиными сильна моя прелесть, так что координаты «заветного ангара» я таки получил, теперь дадим им «отлежаться» пару дней, а лучше пару прогулок андроида по городу, чтобы связать встречу с девочками и визит некоего типа в их святая святых было сложнее. Конечно, это предосторожность больше на всякий случай, следов посещения я оставлять вообще не намереваюсь… во всяком случае, первого посещения, за документацией, но случаи, как известно, бывают разные.
  
  Было, конечно, искушение сразу наведаться на базу, выгрести всю техдокументацию, прихватить самих техников, а то и Пенни скоммуниздить, но, как ни странно, победила мораль — киднеппинг Рома прежний не любил, я и подавно. И если атласские техники ещё туда-сюда, то вот девочка-андроид всё же рассматривалась мной едва ли не ребёнком, которого и без того заставляют сражаться вместо того, чтобы дать нормальное детство, и похищать такую — это немножко слишком. Тем более, с учётом её арсенала и параметров, похищать её придётся только и исключительно в разобранном виде, детская же расчленёнка — это уже вообще за гранью. Можно, конечно, на этом моменте утверждать, что она — всего лишь машина, но если мои подозрения верны и внутри этой машины находится полноценная душа, то, с моей точки зрения, она человек. Иначе мне и самого себя придётся считать в лучшем случае химерой. В худшем — и вовсе демоном на службе у Тёмного Бога… кхм… так, просто замнём для ясности.
  
  Когда я прослушал, точнее, прочитал рассказ Нео, у меня возник всего один вопрос. Даже не столько вопрос, сколько необходимость уточнить, всё же этот момент был в откровенно мультяшном и юмористическом версе…
  
  – Нео, а серьёзно, где ты брала все эти таблички?
  
  – (<_<)… – да, на меня покосились как на человека, слишком часто стукаемого по голове зонтиком.
  
  – Я жду.
  
  – (^_^), – в руке девушки появляется иллюзия новой таблички с картинкой мороженого… и бегущей строкой «с тебя тройная порция!» – (^_~).
  
  – … – в голове крутилась только она мысль: «чёрт подери…» – Но… но почему? То есть… Я имею в виду… почему ты раньше так не делала?!
  
  – (>_>)… – отвела глазки в сторону, пожав плечиками, мол, как-то не нужно было, да и вообще…
  
  – Ага… Хорошо… – я всё ещё был несколько под впечатлением, заодно усиленно пытаясь припомнить, когда конкретно моя прелесть получила своё Проявление: до того, как научилась набирать текст в Свитке со скоростью пулемёта, или после. – Нео… – так и не вспомнив, я решил, что это не особо-то и важно в нашем ракурсе. – Я должен сказать тебе одну вещь… Ты — Гений! Но на тему тройной порции мы побеседуем отдельно!
  
  – (Т‸Т)… – «а я так старалась, плаки-плаки». Знаем мы эту картину, проходили.
  
  – … – я не поддамся.
  
  – (Х‸Х)…
  
  – Нео… – крепись, мужик, ты не можешь попадаться на эту бедную печальную несчастную моську вечно.
  
  – (Q‸Q)…
  
  – Ладно… – или можешь, – будет тебе твоя тройная порция.
  
  – (^_^)! – ну хоть моральную компенсацию в виде счастливо трущейся об меня красотки мне предоставили, и то хлеб.
  
  Следующие несколько часов я выдавал заслуженную награду этой проглотке да строил варианты дальнейшего развития событий в команде Капюшончика. Канон я помнил далеко не дословно, хотя ссора и бегство кошкодевочки в памяти моей отложились неплохо, но вопрос не в этом, а всё в том же извечном «что делать?» Нет, можно, конечно, влезть в ссору двух милых барышень с боевым потенциалом тяжёлого танка с дополнительным зенитным обвесом у каждой, мне за это даже ничего не будет… физически, но весь мой опыт по двум жизням единогласно утверждает, что в подобном случае крайним назначат меня — это раз. Конфликт это всё равно не разрулит — два. Самым разумным будет отловить их поодиночке и… нет, не проводить «воспитательных бесед», а просто поддержать. Это будет куда им полезнее и нужнее. Так что вперёд, в Бикон, прикрывать Бантика. Вайсс никуда убегать не думала, да и у неё две подруги в комнате остаются (не считая девчонок из команды JNPR, с которыми, по рассказам моей четвёрки, они также неплохо общаются), а вот Котёнок себя может излишне накрутить.
  
  Сказано — сделано, и вот я, пристроившись на карнизе (и поставив туда ещё одну мину — чисто на всякий случай, уж больно меня напрягает сильный и гибкий хвост одного фавна… так что и сверху мина пригодится… а лучше три… или четыре), застаю действительно весьма эмоциональный спор, правы в котором, как ни странно, обе стороны. Хотя… сколько уже тема «цепи ненависти», «круга насилия» и «цикла зла» поднималась в мире, хоть в философских спорах, хоть в литературных произведениях? Ничто не ново под луной, пусть и разломанной. Услышав, как Блейк покинула комнату, я вздохнул и спрыгнул вниз. Настала пора встретиться с ней.
  
  В свете звёзд и ночных фонарей изящная девушка напоминала сказочную нимфу, вот только блестящие дорожки слёз портили картину. Встав напротив памятника подвигу Охотников по защите человечества, она беззвучно смаргивала влагу из глаз и заторможенно потянула бантик с головы. Пара долгих и, по виду девушки, очень горьких секунд — и тот становится простой ленточкой, безвольно повисшей в пальцах.
  
  – Хм-м-м… Всё-таки чёрненькие. Но как же мне теперь называть тебя, Бантик, если ты сняла свой бантик, м-м-м?
  
  – Ты?! – вздрогнувшая девушка удивлённо обернулась. – Что ты тут делаешь?
  
  – Нео рассказала мне, что у вас с Вайсс начался спор на тему фавнов. Поскольку вас, девочки, я всё же уже неплохо знаю, то я примерно догадался, чем это могло кончиться. Как и все из команды Руби, ты не выносишь несправедливость, а слова Снежинки были продиктованы обидой и долгими внушениями от отца, но не объективностью. А тут ещё и глубоко личное, – я улыбнулся, наблюдая, как дёрнулось её ушко.
  
  – Давно ты узнал? – сконфуженно нахмурив брови и отведя янтарные глаза в сторону от моего лица, спросила Блейк.
  
  – Да, фактически, с момента, как первый раз тебя увидел, – улыбаюсь девушке. – Или ты думаешь, я просто так дал тебе прозвище «Бантик», а не, скажем, «Тихоня»?
  
  – И почему не сказал? – глядя в сторону, обхватила себя за предплечья нэка.
  
  – Эй, я, конечно, бываю невыносим, беспардонен и отвратительно бестактен, но просто так брать и ломать жизнь хорошей девушке?.. – убрав с лица всякий намёк на ухмылку, пытаюсь поймать её взгляд.
  
  Несколько секунд Блейк упрямилась, избегая смотреть на меня, но потом собралась и всё же подняла голову. В глазах её плескались робкая надежда и недоверие, а также боязнь обмануться в ожиданиях, но я был честен и постарался, чтобы девушка это почувствовала.
  
  – Спасибо, – наконец выдавила она и вновь опустила лицо к земле.
  
  – Было бы за что, Котёнок, м-м… – причмокиваю, будто пробуя слово на язык. – Как же приятно это звучит. Ты не представляешь, как я ждал возможности тебя так назвать!
  
  – Вижу, тебе очень весело, – постаралась скрыть смущение за напускной мрачностью брюнетка.
  
  – Ой, да не бери ты в голову, – обнимаю её под локоток и тяну вслед за собой. – Ты же знаешь, что твоя команда — замечательные девушки. Сколь бы неловкой тебе ни казалась сейчас ситуация, неужели ты думаешь, что они от тебя отвернутся?
  
  – Я… – первые несколько шагов нэка не попадала в мой шаг, но даже приноровившись, всё ещё пребывала не в своей тарелке.
  
  – Что? – подбадриваю свою спутницу.
  
  – Я сильно поругалась с Вайсс, – покачала головой Белладонна. – Очень сильно. Мы спорили о Белом Клыке, и… я так много наговорила. Она меня не простит!
  
  – Ну что ты, что ты? – заметив под подёрнувшимися пеленой паники янтарными глазами капельки влаги, я обнял девушку по-нормальному, позволив уткнуться носиком мне в грудь. – Ну-ну, Блейк, что за сырость? Котята не любят мокрое. Давай, взбодрись! Подумаешь, поругались! Дело молодое, у вас ещё всё впереди. Ты же знаешь Вайсс, она недотрога и законница только на словах. Даже если вы поцапались, она оттает и начнёт читать тебе нотацию о том, как ты могла о ней так плохо подумать.
  
  – Ты не понимаешь… – а вот надтреснутого в подступающей женской истерике голоса нам не надо.
  
  – Поверь, я всё прекрасно понимаю. И то, что Вайсс носит фамилию Шни, и то, что это значит для неё лично, и даже то, как это отразилось на обстоятельствах её взросления. Причём, не сомневайся, понимаю получше самой Вайсс.
  
  – Неужели? – Блейк подала первый признак заинтересованности, вернув голосу почти привычное звучание.
  
  – Уж поверь. Несмотря на богатства, у Снежинки было не самое счастливое детство, вернее, не самая любящая семья. Жак, разумеется, списывал своё паскудное отношение к дочерям и супруге на атаки Белого Клыка, но посмотри на человека, который вырос в трущобах среди крыс, как обычных, так и в человеческой шкуре, – девушка послушно подняла глаза к моему лицу. – Всё это — чушь. Жак Шни сам по себе гнилая мразь, который творит мерзости не потому что вынужден, а потому что может. Но Вайсс жила в изоляции, всю жизнь её кормили байками о том, что во всех её бедах виноваты фавны. Она знает, что это не так, знает, что из себя представляет её отец, потому и бежала на другой континент, под крылышко самого авторитетного и независимого человека Ремнанта. Но от такого давления нелегко избавиться. Дай ей время. Что бы она ни сказала тебе сейчас, ты для неё уже стократ важнее любой папиной сказочки про злых фавнов. Вот увидишь, не пройдёт и пары дней, как она разберётся в своих чувствах и думать забудет на тебя обижаться.
  
  – Чувствую себя ребёнком, которому взрослые объясняют, какой он глупый… – недовольно нахохлилась Блейк, но это был хороший признак.
  
  – Только не записывай меня в старики, я ещё на что-то надеюсь! – подмигиваю девушке, ловя в ответ странный взгляд. Что-то вроде «Ну и дурак же ты…», только… не знаю, вот то же самое, только без слова «дурак», но с выраженным в нахмуренных бровках укором. – Что? Я, между прочим, много раз намекал, что являюсь горячим фанатом кошачьих ушек!
  
  – … – девушка устало вздохнула, после чего обратила внимание на то, что до сих пор находится в моих объятьях. – Хм-м-м…
  
  – Хочешь, почешу за ушком? – всё-таки память Романа Торчвика сильно меня изменила, иначе я не могу объяснить, почему так настойчиво провоцирую бывшую террористку заехать мне коленом по колокольчикам.
  
  – Нет! – пришёл мгновенный ответ, и взгляд Блейк мигом соскользнул с меня на дальний край площадки.
  
  – Я должен был попытаться… – с притворной (чуть-чуть) скорбью вздохнул я и выпустил Белладонну на волю, зато от былого похоронного настроения не осталось и следа. Пусть она ещё не «любила весь этот мир и всех его обитателей», но и депрессивной безнадёжности в её взгляде больше не было. – Ладно, пойдём, – опять поймав её руку, возобновляю движение к посадочной площадке.
  
  – Куда?
  
  – Навёрстывать упущенное! Раньше я был вынужден сдерживаться, дабы не нарушить твою конспирацию, но теперь у меня развязаны руки.
  
  – Твоё умение отвечать на вопрос, ничего не отвечая, не прибавляет мне спокойствия, – отметила красавица, подстраиваясь под мой шаг и прожигая меня косым взглядом с «боевой частью» из укоряющего подозрения.
  
  – Ты же любишь тунца, Котёнок? – сахарным голосом «невзначай» спросил я. Девушки любят заедать стресс, так пусть заест какой-нибудь вкусняшкой!
  
  – М? – есть реакция! Укор с моськи исчез, подозрение усилилось, добавилось любопытство, и всё это припорошило удивление.
  
  – Мы идём в лучший рыбный ресторан Вейла! Я ещё месяц назад нашёл его специально для тебя! И кстати, я очень надеюсь, что ты ещё не ужинала, потому как я планирую скормить тебе много-много вкусной рыбки.
  
  – … Ур-р-р… Глоть, – тут же поддержали меня животик и горлышко брюнетки. На щеках Блейк начал проступать румянец.
  
  Выбраться в город было нетрудно, благо опыт наработан, так что уже меньше чем через час мы рассаживались в отдельном кабинете в действительно лучшем рыбном ресторанчике Вейла и кушали заказ. Приободрившаяся и повеселевшая было Котёнок (в девичестве — Бантик) вновь начала погружаться в себя, впрочем, вывести её из этого состояния было нетрудно — достаточно было с удовольствием разглядывать её черты лица, на своём держа влюблённое выражение. То есть напрягаться не приходилось вообще.
  
  – Так тебя не смущает, что я — фавн? – нарушила молчание Блейк, пристально глядя на меня.
  
  – Эм… – я оглядел наш отдельный кабинет, в частности, на предмет наличия новых личностей где-то у меня за спиной, но, кроме ушедшей в какой-то файтинг на своём Свитке Нео (что неслышной тенью всё это время сопровождала нас, но тактично не вмешивалась), никого не увидел. – Я что-то пропустил?
  
  – Хм-м… – нахмурилась брюнетка, укоризненно сведя брови и ещё сильнее убеждая меня в том, что я не учёл какой-то особый блок из системы женской логики. – Я помню, что ты был со мной приветлив и притащил в рыбный ресторан, – снизошла до объяснений девушка, – но я хочу знать, это твоя обычная маска весельчака или ты серьёзен?
  
  – Уф, не пугай так, Котёнок, – облокачиваюсь щекой о кулак, нависая над столиком, – разумеется, я серьёзно. Не буду утверждать, что все фавны мне одинаково симпатичны, но нэко-девочки — это моя слабость.
  
  – Какие девочки? – с недоумением прищурила один глаз Белладонна.
  
  – Нэко. Так называли кошек на одном древнем языке. Название произошло от звука «ня», которым кошки мяукают.
  
  – Кошки мяукают со звуком «мяу», – возразила брюнетка.
  
  – Нет, на самом деле кошки издают третий звук, который сильно отличается от кошки к кошке, а мы просто пытаемся подобрать аналогию согласно возможностям речевого аппарата и фонетике языка. В нашем языке принято обозначать его «мяу», но в том, о котором я говорю, его обозначали «ня», как видишь, всё просто и логично, – улыбаюсь красавице.
  
  – Эм… Так о чём мы говорили?
  
  – Мы говорили о том, что нэки — это прекрасно, и ты, как идеальная нэка, вызываешь у меня исключительно тёплые и нежные чувства, – напомнил я.
  
  – Ты сейчас назвал меня новым словом, – подняла палец Блейк. – До этого кошки были — нэко, – ну вот, можно сказать, я совершил официальное признание, а его полностью проигнорировали.
  
  – Так то — кошки, а девочки-кошки правильно называются «нэки» или «нэка», если в единственном числе.
  
  – Ты прямо сейчас это выдумал?
  
  – Нет, я серьёзно. В том языке каждый вид фавнов имел своё название, например, фавны-лисы звались «кицунэ», а фавны с кошачьими чертами назывались «нэкоматы» или «бакенэко» — там как-то зависело от внешних признаков, я, к сожалению, не в курсе, но если хотели назвать фавнов-кошек без указания на конкретные атрибуты, то называли общим термином «нэки». Как по мне, это слово очень милое и намного приятней, чем банальное «фавн-кошка».
  
  – Э-э-э… – в янтарных глазах крупным шрифтом отражался вопрос о том, как разговор к этому вообще пришёл. – Допустим… – выдохнула она, закрывая «странную тему». – То есть, – Блейк встряхнулась и подозрительно прищурилась, – тебя не смущают мои уши?
  
  – Они прекрасны, – одарив красавицу влюблённой улыбкой, честно признал я.
  
  – Но ты — человек, – никак не желала останавливать непонятный мне допрос девушка. Хотя… кажется, теперь я начал понимать, почему она игнорировала моё «признание».
  
  – Ты не представляешь, сколько фавнов ходит у меня в крёстных детях. Если когда-то у меня и были против них предубеждения, то после такого опыта их точно не осталось. Нео подтвердит.
  
  Белладонна с недоверием покосилась на мою «Мороженку». Та это заметила и извлекла «из-под стола» табличку:
  
  – «Он искал у себя следы хирургического удаления лисьего хвоста». (>_>)… – пантомима, которой это сопровождалось, лучше всяких слов говорила о том, что девушка думает о моём психическом здоровье.
  
  – Серьёзно? – губы Блейк дрогнули в какой-то странной судороге, возможно, это была задавленная волей рефлекторная попытка улыбнуться чему-то абсурдному и внезапному.
  
  – Поверь: у меня были основания, – проникновенно заверяю девушку. Когда нацики-террористы назначают тебя, де-факто, главой местного отделения их террористической организации, любой невольно задумается, а вдруг?..
  
  – «У него был приступ мстительного вдохновения», – сообщила новая табличка. – «Когда так происходит, с ним лучше не спорить».
  
  – Молчала бы, – притворно возмутился я поклёпам. – Сама первой полезла портить мне причёску в поисках ушей.
  
  – (^____^)! – и не подумала смущаться девушка.
  
  – А кому ты мстил, проверяя, есть ли у тебя хвост и уши? – переведя взгляд с лица Нео на меня, приподняла одну бровь брюнетка.
  
  – Э-это… очень долгая история, – пришло время практически искренне смущаться мне. – Полная абсурда, глупости, людской лени, некомпетентности руководителей и стремления нескольких совершенно мерзейших личностей сделать меня крайним, а заодно покататься на моём горбу. Возможно, когда-нибудь я тебе её расскажу, но за столом этого делать точно не стоит, – на всякий случай предупредил я в конце.
  
  – «А ещё там было много немотивированной жестокости, желчного сарказма, искромётного юмора и сложных идиоматических оборотов», – сдала меня Неополитан.
  
  – Эй, моя жестокость была очень мотивированна! – потребовал соблюдения истины я.
  
  – Ты уверен? – бровь Блейк поднялась выше.
  
  – Котёнок, – с чувством смотрю на неё, складывая руки домиком перед лицом, так сказать, занимая более устойчивую позицию, – я скажу одно: в одном из эпизодов той истории участвовали три фавна… которые пытались украсть консервы из зоомагазина. Уже на этом моменте ты должна понять, что моя жестокость была мотивированна. Но! – отделяю интонацией. – Самый болезненный момент того эпизода состоит в том… что рядом был продуктовый.
  
  – Э-э-эм… – поражённо зависла Белладонна.
  
  – Вот! Вот ты меня понимаешь!
  
  – Ладно, – вздохнула после паузы Блейк, будто расслабляясь и готовясь нырнуть с головой. – Будет нечестно, если спрашивать буду только я… – ещё один вздох, после которого янтарные глаза с робким доверием вглядываются в мои. – Итак… вы… – брюнетка покосилась на Нео, что опять ушла в свой Свиток, но в ответ на взгляд нэки изобразила позой неопределённый жест, неким мистическим образом читаемый исключительно как передача мне всех представительских функций. – Ты хочешь больше узнать обо мне? – без вопросов приняв «телепатический импульс», продолжила Белладонна.
  
  – Я знаю, что такое тёмные страницы жизни, и не буду заставлять, – пожимаю плечами, – но если ты захочешь поделиться или выговорится, я всегда готов выслушать.
  
  – Хорошо… – вновь окинув меня трудночитаемым взглядом, сказала Блейк. – Скажи… что ты думаешь о Белом Клыке?
  
  – Им критически не хватает в руководстве государственников с архитектурным образованием, – отвечаю предельно честно. – Слишком много идеалистов и слишком мало понимания, как добиваться реализации своих идеалов.
  
  – Я… – мой ответ сбил девушку с толку. – Я понимаю второе, но при чём тут архитектура?
  
  – Каждый вид образования приучает к определённой форме мышления. Математика учит абстрактному мышлению, на примере уравнений приучая к возможности рассматривать одну и ту же ситуацию с огромного количества ракурсов и массой разных способов. Физика даёт понимание сложности бытия и отучает от близоруких суждений, на примере хотя бы разбора действующих вот на этот стакан сил, в момент, когда я его передвигаю по столу, – указываю пальцем на посуду с апельсиновым соком. – Мой импульс, сила притяжения, сила трения, масса стакана, инерция — и это всё в простейшей системе движения в одну сторону. Очень полезное понимание для политика, которому надо учитывать огромный массив различных интересов. Ну а архитектурное образование учит создавать рабочий план, в котором будут учтены и рельеф местности, и порядок работ, и потребные материалы, не говоря уже о нужных специалистах, сроках и так далее. Но у руководства Белого Клыка со всеми этими видами образования очень тяжело. У них много энтузиазма, много веры, много желания, но учиться им приходится, набивая собственные шишки и делая форменные глупости там, где их в принципе бы не возникло, имейся у них наверху хоть один грамотный государственник.
  
  – Кхм, – Блейк промочила горло чаем из своей чашки. – Да уж… Кого ни спросишь, первым делом скажут про терроризм, воровство и негодяев, и только ты мог ответить так… так…
  
  – Профессионально? – подсказал я.
  
  – Обескураживающе, – нашла слово девушка.
  
  – Это всё моя харизма и любовь к умным книгам, – улыбаюсь Котёнку.
  
  – Тогда… – не приняла она улыбки, отводя глаза в сторону. – Я должна сказать, что… что я раньше состояла в Белом Клыке… – и затихла, ожидая реакции. Которой, естественно, не последовало. – Это… ты не хочешь там… ну, я не знаю, удивиться? Возмутиться? Ещё что?
  
  – Не, – я зажевал ещё кусочек рыбки. – Как человек, близкий к криминальным кругам, я отчётливо осознаю, что любая подпольная группировка, пусть даже это и Белый Клык, не может состоять из одних безумных отморозков. И уж не тому, кто сам был членом молодёжной банды, что-то говорить о члене Клыка. У вас хотя бы были идея и борьба за правое дело, а не просто меркантильный интерес и желание поживиться чем-то, что плохо лежит.
  
  – И тебя совсем не удивляет, что я там состояла? – округлила глаза блюнетка, в очередной раз за вечер впадая в недоумённую прострацию.
  
  – Нет, – тянусь за стаканом сока и делаю глоток. – В определённом смысле, можно сказать, что я знал об этом изначально. Разумеется, в мире есть место совпадениям, но вряд ли в мире много фавнов, которые носят фамилию Белладонна и при этом всеми силами скрывают свою принадлежность к фавнам, – подмигиваю девушке. О том, что основателя и бывшего главу Клыка звали Гира Белладонна, знали в Ремнанте пусть и далеко не все, но для заинтересованных лиц эта информация секретом не являлась. Как-никак он был политической фигурой, с корой вели переговоры на мировом уровне, да и сейчас он, насколько мне известно, в Менаджери не последний человек, хоть и ушёл из Белого Клыка. – Ну и если совсем честно, я очень удивлён, что твои подруги целых три месяца ничего не замечали. Ты любишь тунца, всё время носишь бантик и даже спишь в нём, несмотря на то, что это очень неудобно, ну и держу пари, ты ни разу не дала расчесать себе волосы в рамках общажной взаимопомощи.
  
  – Пусть ты и говоришь об этом таким образом, но всё не настолько плохо, – сконфуженно нахохлилась Котёнок.
  
  – Согласен. Вы очень чуткие и, скорее всего, рефлекторно игнорируете моменты, внимание к которым может вызвать дискомфорт у одной из вас. Даже Янг, хоть она и пытается всем видом доказать обратное, но это же Янг — она очень заботливая.
  
  – Очередной профессиональный анализ? – Блейк чуть улыбнулась — самым краешком губ.
  
  – Ой, ну о чём ты говоришь? Вы же не замечаете девяносто процентов королевских замашек Снежинки, какой ещё анализ тут нужен? – усмехнулся я.
  
  – Пожалуй, – теперь её улыбка стала шире. – Но… – и тут же померкла, – я всё равно хочу рассказать.
  
  Серьёзно киваю, показывая, что готов слушать историю девушки. Вопрос о моём отношении к Белому Клыку был только прелюдией к этому, и я не собирался мешать ей выговориться. Не удивлюсь, если с момента, как она бросила Адама, у неё в принципе не было возможности хоть с кем-то поделиться.
  
  – С чего начать?.. – Котёнок обхватила свою чашку с чаем обеими руками и вгляделась в тёмную жидкость. – Ты прав, можно сказать, я родилась в Белом Клыке… Тогда было всё иначе. На руинах войны Белый Клык должен был стать символом мира и единения между людьми и фавнами… Но, несмотря на обещанное равенство, фавны подвергались дискриминации и презрению. Люди всё равно считали нас низшими существами. Тут-то и вышел на сцену Белый Клык, как глас нашего народа. И я там была. Я была в первых рядах на каждом митинге. Участвовала во всех бойкотах. Я действительно верила, что мы на что-то влияем… – нэка подавленно поджала губы. – Но это был просто юношеский оптимизм, – вздохнула она с застарелым разочарованием. – Затем, пять лет назад, наш старый лидер ушёл… – ещё сильнее помрачнела Блейк, отчётливо избегая упоминать имя старого лидера и свою с ним связь. Похоже, и там не обошлось без личной драмы, а ведь ей было-то на тот момент всего двенадцать… – и на его место пришёл новый. Новый лидер с новым мышлением… – ещё одна пауза со вкусом горечи. – Неожиданно наши мирные протесты сменились организованными нападениями. Мы поджигали магазины, где нас отказывались обслуживать. Захватывали грузы компаний, эксплуатирующих фавнов. И что самое ужасное, это сработало. К нам начали относиться как к равным… Но не из уважения… Из страха, – девушка зажмурилась, переводя дух и, возможно, прогоняя из мыслей неприятные воспоминания. – И я ушла. Решила, что не хочу больше применять свои навыки в их бесчинствах, и вместо этого посвятить свою жизнь становлению Охотницей… И вот я здесь, – янтарные глаза поднялись ко мне. – Преступница, скрывающаяся у всех на виду благодаря лишь маленькому чёрному бантику.
  
  – (v‸v)! – Нео подвинулась ближе к Котёнку и, отняв её правую кисть от чашки, ободряюще сжала пальцы.
  
  – Значит, ты решила посвятить жизнь спасению людей и фавнов от общей для всех опасности, чтобы искупить свою вину? – глядя в глаза Блейк, спрашиваю хоть и очевидное, но нужное самой девушке.
  
  – Думаю, можно сказать и так, – согласилась брюнетка. – Я знаю, что мне не исправить то, что я делала, работая на Белый Клык, но так я смогу хотя бы немного возместить нанесённый собой ущерб. Если мои навыки помогут спасти хотя бы одного невинного человека, это уже будет намного лучше, чем если бы я просто спряталась и ничего не делала. Даже если вся моя жизнь была ошибкой, хотя бы это ей не будет, – девушка отвела взгляд. – Наверное, главному вору Вейла смешно слышать такие наивные слова…
  
  – Прости, Котёнок, но если в твоих словах и есть наивность, то не там, где ты думаешь, – отстукиваю пальцами короткий ритм по столешнице. – На мой взгляд, ты в корне ошибаешься в изначальном посыле — твоя жизнь не может быть ошибкой, ведь именно она сделала тебя той, кто ты есть, и привела к выбору нынешнего пути. Судить о том, будет ли он счастливым, я не могу, но уже то, что ты не просто знаешь, но чувствуешь такие вещи, как долг, ответственность и справедливость, говорят о том, что он правильный. Ты выстрадала понимание этих слов своей жизнью, взрастила их в себе, пусть даже путём совершения плохих поступков, а значит, жизнь твоя не была пустой и напрасной. И я верю, что ты станешь прекрасной Охотницей, которая совершит много хорошего, и всё, что тебе нужно, это тоже поверить в это. Не забывая, но и не позволяя прошлому мешать тебе на новом пути.
  
  – … Спасибо, – едва слышно выдавила из себя нэка, буравя грустным взглядом янтарных глаз столешницу у сжимаемой Нео руки.
  
  – Не за что. Но, честно говоря, слова поддержки — не мой конёк, я больше умею подбирать слова обратной направленности. А в плане тёплых чувств мне проще делать, чем говорить.
  
  – Я заметила, – прикрыв глаза, ответила девушка, – но всё равно спасибо за поддержку. И за твоё отношение.
  
  – Всегда к твоим услугам, Котёнок.
  
  Блейк едва заметно кивнула, и на этом разговор как-то сам собой увял. Ещё минут двадцать мы вяло ковырялись в остатках еды на тарелках, но постепенно накормленная и успокоенная Бантик начала позёвывать, да и было видно, что держит глаза открытыми девушка исключительно одной силой воли.
  
  – Так! – я попытался сделать максимально суровую рожу. – У тебя сегодня был тяжёлый день, много впечатлений, и вообще, время позднее, и порядочным юным леди пора спать. Ты же порядочная юная леди, Котёнок?
  
  – Не хочу сегодня обратно в общежитие, – она вздохнула.
  
  – Это не проблема, пойдём, – встаю с места и, обогнув столешницу, подаю красавице руку.
  
  Кошкодевочка не сразу сообразила, о чём речь, но руку приняла без видимых сомнений. Более задерживаться в ресторанчике смысла не было, так что, быстро оплатив счёт, мы вышли в ночь. От ресторанчика до «конспиративной квартиры», точнее, одной из, было минут двадцать неторопливого шага, но даже так к концу пути мне нэку пришлось почти что нести. Отправившаяся вперёд Нео успела включить свет, подачу воды и даже поставить чайник.
  
  Попав в дом, Котёнок чуть взбодрилась и вполне самостоятельно скинула обувь, я же пошёл проверять комплектацию жилплощади.
  
  – Так, две спальни есть, – проверив комнаты, удовлетворённо кивнул я, – диван в гостиной тоже есть, а постельное бельё у нас было где-то… – начинаю проверять отделения в шкафах. – Нео, мы что, забыли постельное бельё? – так и не найдя нужного, окликаю девушку.
  
  – «Посмотри в диване», – появилась в дверном проёме на кухню табличка.
  
  – Точно, – подхожу к означенному предмету мебели и со скрипом раскрываю его до внутреннего содержимого. – Ты была права — они здесь! Даже вакуумная упаковка не вскрыта, – с толикой гордости сообщаю присутствующей рядом Блейк.
  
  – Это нормально, что ты не знаешь, где в твоём доме находится постельное бельё, и не уверен, сколько в нём комнат? – осторожно поинтересовалась та.
  
  – Котёнок, у меня таких квартир больше полусотни, парочка даже в Мистрале есть, и три в Вакуо, – чуть-чуть приукрасил действительность я, но не так чтобы сильно. – Мы с Нео, конечно, стараемся подбирать и оборудовать жильё по одному плану, но держать в голове, куда и что мы положили в каждой из них, немного проблемно даже такому очаровательном прохвосту, как я.
  
  – … Понятно, – моргнула янтарными очами брюнетка.
  
  – «Холодильник пустой, продуктов нет, но кастрюли я нашла», – сообщила Неополитан, заходя в гостиную.
  
  – Сейчас мы все сыты, а завтра я разберусь, – успокаиваю мою Мороженку. – Ладненько, Котёнок, первый душ твой, а мы пока подготовим спальные места.
  
  – Угу, спасибо, – эхом откликнулась девушка и поплелась в ванную.
  
  Там она зависла минут на десять, за которые мы со всем справились и даже начали зевать, так сказать, реагируя на близость мягких подушек. Прикинув, что ходить по магазинам с утра пораньше мне будет лень, я достал Свиток и, призвав в помощь Нео, стал составлять меню заказа — завтракать пиццей с салями и тунцом, конечно, не так аристократично, как овсянкой, но тоже ничего — для нашей провинции сойдёт.
  
  От сего занятия нас оторвало появление Блейк из душа. Умывшаяся, посвежевшая и в халатике, но всё равно сонная и с устало повисшими ушками, она была очаровательна.
  
  – Прекрасно выглядишь, – отметил я, пока Нео грациозно скользнула в сторону, явно нацелившись оккупировать ванную вперёд меня.
  
  – Спасибо, – нэка смущённо улыбнулась. Думаю, не столько от моих слов, сколько от игривого подмигивания моей прислужницы, которым та её одарила, проскальзывая рядом.
  
  – Я всего лишь констатировал факт, – я продолжил любоваться, не скрывая своего восхищения.
  
  – Я не только и не столько о комплименте, – Котёнок подошла ближе, от её волос приятно пахло шампунем. – Спасибо, что помог мне… и выслушал.
  
  – Это меньшее, что я мог сделать, – в ванной комнате послышался звук включённой воды. – Спальня дальше по коридору, завтрак уже заказан и будет доставлен в девять утра, ну а если потребуется что-то ещё, у тебя есть номер твоего самого преданного фаната.
  
  – Я знаю, – воровато оглядевшись, Блейк сделала ещё один шажок вперед, и…
  
  – М-м-м… – её губы были тёплыми и мягкими. Но момент прошёл, и вот она сделала новый шаг, оказавшись уже сбоку-сзади.
  
  – Спокойной ночи, Роман.
  
  – Спокойной ночи… Блейк, – я знал, что мог бы сейчас пойти за ней и, вполне возможно, получить много больше, чем один поцелуй. Но… не хотел пользоваться моментом, девушка реально пережила за этот день слишком многое, и тут вопрос даже не в усталости, а просто в общем состоянии. И пусть я не самый приличный индивидуум, но всё же. И вообще, я хочу долгих и крепких отношений, а не одной горячей ночи, после которой эти самые отношения станут вряд ли возможны в принципе. М-да… стою и подбираю аргументацию, чтобы не проникать в женскую спальню… очень специфические ощущения.
  
  – (^_~)? – появившаяся из-под иллюзии совершенно одетая Нео озорно прищурилась.
  
  – Скажем так, шансы у меня точно есть, но торопить события не стоит. К тому же Котёнку тоже нужно разобраться во всём, и в первую очередь в себе, – моя прелесть… хотя это определение не совсем подходит для девушки, что помогает своему парню захомутать ещё девушек, даже с учётом весьма вольных взглядов Ремнанта, тогда… моя Идеальная Прелесть кивнула. – Как насчёт чашечки чая перед сном?
  
  – (^_^)!
  
  – Тогда беги в душ, а я пока найду заварку.
  
  Моя хитрая очаровашка кивнула и упорхнула. Ещё через некоторое время мы отправились чаёвничать, а после — спать. Переться на другую лёжку было лень, так что расположились мы с Нео в соседней от Блейк комнате. Хм… надо будет постараться проснуться первым и обеспечить дамам кофе в постель, ну а пока — хр-р-р-р-р-р.
  
  
Глава 15. Немного романтики
  
  Я всегда был настоящим романтиком, несмотря на свою репутацию повесы, и часто делал разные глупости ради любви — прыгал в окна, лазил по крышам.
  Джек Николсон
  
  Следующее утро.
  Всё шло по плану. Я смог выбраться из стального захвата Нео, подменив себя подушкой (кто сказал про бессовестное использование своего Проявления?), беспрепятственно добраться до кухни, отловить курьера, изъять у него рыбные рулетики, пиццу и прочие ништяки и поместить их в термосумку… Они и так были очень даже ничего, а в горячем виде и подавно, главное — в этом самом виде их сохранить. После того, как убедился, что еда в безопасности, принялся шаманить с кофе. До запасов Озпина я всё ещё не добрался — руки как-то не доходят, постоянно дела поважнее появляются, если бы я был параноиком, сказал бы, что тот поставил какую-то психическую или концептуальную защиту… ну или что там ставят древние поехавшие маги на свои хранилища? Но всё же склонялся к собственным лени и прокрастинации. Пока делал кофе, вспомнил о ещё одном важном деле, и вот его в долгий ящик откладывать не следовало — могло выйти чревато. А потому берём Свиток и набираем один номерок…
  
  – Алё? – раздался из Свитка сонный голос Илии.
  
  – Утра доброго, любимая моя крёстная дочка! – жизнерадостно приветствую хамелеаку. – Твой папочка Роман звонит, чтобы сообщить тебе преприятнейшее известие!
  
  – Что случилось? – мигом включила «Бодрость овер 9000» девушка, что уже убиралась в форме мистральской горничной в моём кабинете. Сообщал я ей сие задание примерно таким же тоном.
  
  – Радуйся, Цветочек, ибо в течение ближайших полутора суток вы меня не увидите. Я знаю, ты счастлива.
  
  – Что случилось?! – ещё больше напряглась фавн.
  
  – У меня подпольный турнир по покеру. Лучшие шулеры Ремнанта, самые ловкие пальцы, самые бесстыжие глаза! А какие тут девочки, м-м-м… Короче, пока меня нет, ты за главную. Смотри, не продай там родину! Вернусь — проверю.
  
  – Но!.. Но погоди, ведь!..
  
  – Не бойся, к началу операции я уже всех сделаю. Всё, люблю, глажу, целую в носик, антистрессовую шоколадку возьмёшь из верхнего ящика. Мне не звонить! – и прежде, чем девушка ответила, я сбросил вызов. – Хм-м-м, оставить на пару дней целую толпу бандитов и революционеров предоставленными самим себе. Что может пойти не так? – покатав в голове эту мысль ещё пару минут, я пришёл к выводу: компетенции Илии более чем достаточно для того, чтобы удержать всю эту халабуду в рамках приличий, а значит, волноваться не о чем.
  
  Далее по плану было пробуждение Блейк. Разбудить кошкодевочку оказалось нетрудно. Аромат свежего кофе и не менее свежей рыбки, проникший сквозь щёлочку в двери, послужил прекрасным будильником. Вскоре послышался звук льющейся воды, а там и сама «виновница торжества» вышла к обществу в нашем с Нео лице. Что? Откуда тут взялась Нео? Ну… это Нео, она просто… взялась. Вот никого нет, а в следующий момент меня уже чмокают в щёку, садятся за столик и с голодным и вожделеющим видом смотрят на пиццу.
  
  – Доброе утро, Котёнок, как спалось?
  
  – Доброе, – милашка-фавн рассеянно кивнула, взгляд её был устремлён в сторону стола, за которым моя Идеальная Прелесть уже вовсю хомячила угощение, – вроде бы неплохо, – то ли в ответ на мой вопрос о сне, то ли о содержимом стола, отозвалась нэка.
  
  – Это не свежесорванный салат и пять видов кофе, как подают в Биконе, но, надеюсь, тебе понравится, прошу! – я отодвинул стул перед девушкой и предложил садиться.
  
  – В Биконе не подают на завтрак салат и пять видов кофе, – Блейк благосклонно кивнула на мои ухаживания, но истину не отметить не могла.
  
  – Ах да, это же меню старины Оза… – я хмыкнул.
  
  – А ты его хорошо знаешь, – Блейк втянула носом аромат пиццы и довольно зажмурилась. – Не расскажешь?
  
  – «Хорошо знать» Оза на всём Ремнанте может лишь одно существо, и это не я. Но… из того, что знаю я… он довольно сложный и неоднозначный человек, логику поступков которого не могу понять даже я.
  
  – Это… о многом говорит, – осторожно отметила девушка.
  
  – Возможно, – пожимаю плечами. – А так, что о нём можно сказать? Он стар, но всё ещё крайне силён, пусть и не так, как когда-то, без сомнения, является одним из влиятельнейших людей мира. А среди Охотников, пожалуй, самым авторитетным. Скелетов в шкафу и грязного белья у него тоже хватит на роту, но… прости, Бантик, вот только эти знания ничего, кроме лишних проблем, тебе не дадут. Вообще, Озпин — не лучшая тема для застольной беседы или отвлечённого разговора. Просто… нужно помнить, что он, как ни крути, политик. И крайне не любит делиться хоть сколько-нибудь значащей информацией.
  
  – Тебе он не сильно нравится, – констатировала кошкодевочка.
  
  – И это хорошо! – поднимаю вверх чайную ложечку, которой только что размешивал сахар в своём стакане. – В тот момент, когда мне начнут нравиться престарелые маразматики вместо милых девушек, я застрелюсь, – делаю глоток кофе. – Ну а если серьёзно, с моей точки зрения, он не слишком компетентен. Само собой, я тоже могу не знать всего, но, эй, это всё равно претензия к компетентности того, как Озпин себя подаёт. В общем, всё сложно. Давай лучше поговорим о чём-нибудь другом. Например, какие фильмы тебе нравятся? Про книги не спрашиваю, этого жуткого «Ниндзю любви» у тебя видел, но что насчёт фильмов?
  
  – Эй, «Ниндзя любви» — хорошая книга! Пусть местами она и несколько… откровенна, но что плохого в том, что герой за свои труды получает не банальное «спасибо», а что-то более… существенное? – она порозовела.
  
  – Нет, в этом моменте к логике книг у меня претензий нет, но сам авторский стиль… вот честно, не осилил. Я пытался, но не смог, слишком там всё… просто слишком.
  
  – (>‸<)! – возмутилась моя Идеальная Прелесть.
  
  – Я знаю, Нео, что тебе понравилось, но не стоит ожидать такого же отношения к женскому роману от мужчины.
  
  – (–___-)…
  
  – Да-да, я мужлан и ничего не понимаю в высокой литературе, – под смешок Блейк солидно киваю, – что теперь поделать?
  
  Неожиданно мой Свиток требовательно зажужжал и пополз в мою сторону по столу с явно недобрыми намерениями. Подхватив агрессивно настроенный агрегат, я посмотрел на номер звонящего и, выразительно вскинув брови при взгляде на Блейк, нажал на приём.
  
  – Твой Тёмный Рыцарь слушает, Капюшончик.
  
  – Эм-м… д-да… здравствуйте, мистер Торчвик, – на том конце не то чтобы паниковали, но точно жутко стеснялись и были застигнуты врасплох. Я бы сказал, что это странно, с учётом того, что звонили как раз с того конца, но… это же Руби!
  
  – М-м-м, плохо, Капюшончик, очень плохо, – я откинулся на спинку стула, краем глаза любуясь, как каменеет на своём месте брюнетка. – Я понимаю, что не могу пока рассчитывать на обращение «дорогой», «любимый» или хотя бы «мой очаровательный безобразник», но можно было бы просто «Роман», «мистер Торчвик» — это слишком официально.
  
  – Ви-и-и! – взвизг, звук падения и… – Бир-бип-бип…
  
  – «Мой очаровательный безобразник»? – мертвенным эхом промолвила Блейк. – Ты же понимаешь, что ты с ней сейчас сделал?
  
  – Да, – с улыбкой до ушей признаюсь Котёнку, делая очередной глоток кофе. – И это прекрасное начало утра… – ответом мне стал очередной звонок, уже с другого номера. – Попытка номер два, да? – подмигиваю красавице с янтарными глазами. – Ну ладно… Слушаю, Солнышко.
  
  – Привет, Рыжий, – жизнерадостно отозвались с того конца на всю кухню, благо звук я подкрутил. – Пока Рубс пытается взять себя в руки и перестать изображать помидор, не ответишь ли на парочку моих вопросов?
  
  – Смотря что ты хочешь спросить, – улыбаемся и машем, – если о том, нравятся ли мне шикарные блондинки с немного буйным характером, то я весь твой, а вот разглашать, где в вашей комнате Нео прячет холодильник со своим мороженым, я не буду — мне ещё хочется жить.
  
  – Что? В нашей комнате спрятан холодильник мороженого?! – на том конце последовал новый взрыв удивления и нездоровой активности, продлился он, впрочем, недолго. – Так, Рыжий, хватит заливать! Мы по делу.
  
  – Слушаю…
  
  – Скажи, ты не знаешь, где Блейк? Она вчера… кхм… вышла прогуляться перед сном, но так и не вернулась до утра.
  
  – Хм… – поднимаю бровь, глядя на означенную прогульщицу. Бантик тут же замотала головой и подняла руки, всеми силами показывая, что говорить не хочет и её вообще тут нет. – Котёнок? Она сейчас спит.
  
  – (=О_О=)!!! – выпучила глаза испуганная котейка.
  
  – Спит? Стоп, минуточку, Котёнок?! Ты знал, что она — фавн?!
  
  – Э-э-э… девчат, постоянное ношение не самого удобного бантика, любовь к рыбке и фамилия Белладонна вам ни на что не намекнули? – жестом прошу девушку успокоиться.
  
  – Эм…
  
  – Ну ладно Руби, ладно ты, но уж Снежинка должна была всё понять, едва услышав её фамилию.
  
  – (О_о)… (–__-)… – Котёнок подавленно опустила ушки.
  
  – … Так… ладно, – я как вживую увидел, как Янг сейчас рассекает по комнате, запустив одну руку в свою шикарную шевелюру, а второй вцепившись в Свиток, – так где именно она сейчас?
  
  – В моей спальне.
  
  – (V_v)??? – встрепенулась нэка, а в янтарных глазах заплескалась паника.
  
  – …И… она там спит?
  
  – Да, – отвечаю, ещё раз подмигнув Котёнку. И, понаслаждавшись тишиной на том конце провода, я всё же решил дать несколько более подробные пояснения, пока меня окончательно не записали в гнусные развратители: – Нео мне рассказала о вашей ссоре, так что я подспудно ожидал чего-то подобного и перехватил Бантика у выхода из Бикона. Ну и сделал то, что должен делать настоящий мужчина в подобных ситуациях.
  
  – И что же ты такое сделал, что она оказалась у тебя в спальне?! – Янг уже явно рычала, алча моей крови, чем заставила Блейк по-новому взглянуть на Свиток в моих руках.
  
  – Вообще, я дал ей выговориться, вкусно накормил, напоил и уложил спать, после чего пошёл на кухню пить чай и думать о вечном. А вот то, о чём подумала ты, делают не мужчины, а мудаки.
  
  – Кхем… прости, – мисс Сяо Лонг явно смутилась, как и мисс Белладонна, к слову, – я просто беспокоюсь за свою подругу, – на последних словах ушки Блейк опять качнулись вниз.
  
  – Не волнуйся, Дракончик, Роман Торчвик, конечно, негодяй, но милых девочек обижает исключительно на тренировках. Ну или если они пытаются отчекрыжить ему голову боевой косой. И то посыл там несколько иной. И вообще, против Шмеля я ничего не имею, так что не переживай.
  
  – Вот сейчас я вообще перестала тебя понимать, Рыжий, но мне почему-то кажется, что ты опять сказал какую-то очень двузначную фразу. Так где конкретно вы находитесь?
  
  – Нет-нет, Солнышко, это так не работает! Я понимаю, что ты ревнуешь своего Котёнка ко всяким стильным проходимцам, – наслаждаясь лицом брюнетки при такой постановке вопроса, вдохновенно начал вещать я, – но вы её и так каждый день видите, а вот бедный Тёмный Рыцарь такого счастья лишён. Так что считай, что у нас свидание. На пару дней, да!
  
  – Ах, а как же планы по совращению моей маленькой невинной сестры? И меня? Моё сердце разбито! – в своей фирменной манере начала Янг, потом тем не менее стала несколько серьёзнее. – Ладно, раз Блейки с тобой, то мы не переживаем. Но, когда она проснётся, передай, что мы за неё волнуемся и ждём. Я сказала «волнуемся и ждём», Вайсс! Ну всё, у нас тут срочная тренировка с твоей Снежинкой, пока-пока!
  
  – Передавай ей привет, – успел я сказать Свитку до того, как он пробибикал «отбой». – Ну вот, а ты переживала, – смотрю на гостью. – Они тебя любят и ждут, чтобы ты вернулась, и даже Снежинка скоро перестанет кочевряжиться.
  
  – Но ты им всё рассказал! – алея щеками от волнения, обвинила меня девушка.
  
  – И что? Ты бы и сама им всё рассказала, не сегодня, так послезавтра. Кроме того, а какой у меня был выбор? Ты говорить не захотела, – пожимаю плечами. – Соври я, что не знаю, где ты есть, и они бы себя изводить начали, а то и пошли бы искать, сбив все ноги по улицам Вейла. А это, согласись, как минимум некрасиво. Вот и получалось, что я мог только их успокоить, заодно прикрыв тебя. Плюс, зная, что ты у меня, Снежинка быстрее дойдёт до кондиции.
  
  – Хм-м-м… – Блейк глубоко задумалась.
  
  – Не вешай нос, Котёнок, всё будет хорошо, – улыбаюсь ей, откладывая Свиток. – Ну так что насчёт фильма?
  
  – Ну-у-у… – молодая Охотница отвела взгляд в сторону, словно стыдясь своих увлечений, неужели… – мне нравятся фильмы со Спрюсом Уиллисом…
  
  – (*_*)!
  
  – Хм-м… в этом можно было бы заподозрить Дракончика, но ты… Ну ладно, тогда как ты смотришь на небольшой кино-марафон в диванных декорациях?
  
  – Ну, – опять замялась нэка, – до понедельника я совершенно свободна.
  
  – Отлично, Нео, готовь технику! А я пока займусь заказом, попкорном и прочими расходниками.
  
  – (^__^), – кивок, и разноглазая красотка едва ли не телепортируется, – (^_~), – не забыв на выходе подмигнуть Блейк, что осознала, что опять осталась наедине с неким Р. Торчвиком.
  
  – Я помогу, – словно решившись спрыгнуть с обрыва, подошла ко мне девушка.
  
  – Отлично, вдвоём мы управимся куда как быстрее.
  
  В итоге, весь день мы провели втроём на диване, смотря бодренькие и местами довольно забавные киношки, жуя попкорн, попивая газировку и вообще морально разлагаясь. Ничего удивительного, что к вечеру Котёнок уже вполне комфортно себя чувствовала, положив голову на моё плечо и позволяя почёсывать себя за кошачьим ушком… в тот момент, когда Нео что-то шаманила с её волосами, кажется, завивала косички… Так она и уснула, убаюканная ощущением тепла, комфорта и, надеюсь, защищённости. В общем, хороший был день.
  
  
***
  
  Следующее утро началось примерно так же, как и предыдущее. За тем лишь исключением, что команда Руби уже не звонила, зато явно успевшая обдумать пару моментов Блейк неплохо «заменила» женский коллектив в плане любопытных запросов.
  
  – Скажи, ты что-нибудь знаешь о череде ограблений, захлестнувших город? – допив чай, серьёзно взглянула на меня девушка.
  
  – Ты про те гениальные исчезновения целых складов Праха или о попытках всякой шпаны обчистить магазины, торгующие с частными лицами? – уточняю с самым честным лицом и откусываю кусок бутерброда с сыром.
  
  – Эм… – ну да, ведь «засветился» я именно во втором, но при этом сейчас всеми интонациями выражаю своё отношение к этим делам, зная же меня, Блейк должна быть сбита с толку — ещё не «синий экран», но шаблон должен подозрительно так хрустнуть. – А у этих событий разные авторы? – нашлась с вопросом она.
  
  – Ну что, расскажем ей, Нео? – запиваю бутерброд глотком кофе.
  
  – (^_^)! – кивок.
  
  – Да, ты права, быть может, впечатлившись, она поймёт, что скользкая дорожка криминального гения пусть и менее почётна, чем героический образ Охотника, но вот веселья у нас больше, – в ответ на мои слова девочка-фавн забавно надулась. Обиды там не было ни на гран, более того, я отчётливо видел — она поняла, что хотя бы частью информации я поделюсь, ну а некоторые мои заскоки… к ним девочки из RWBY уже частично привыкли и порой уже не обращают внимания. Но я тешу себя надеждой, что в один прекрасный день они начнут получать от них такое же удовольствие, как и мы с Нео.
  
  – Это… маловероятно, – сухо буркнула Блейк, усилием воли заставляя себя прекратить изображать нахохлившегося котёнка. – Но что всё-таки там с ограблениями?
  
  – Ну… – я откинулся на спинку стула и достал сигару. – Вообще, есть одна группировка, что действительно организованно тырит Прах вагонами. И есть кучки мелких банд, что под шумок пытаются поиметь свою выгоду. Имеют, в основном, кучу проблем, но некоторым порой улыбается удача.
  
  – И?
  
  – Ты ведь не это хочешь на самом деле спросить, Котёнок? – щёлкаю зажигалкой и делаю первую затяжку.
  
  – Да, – она отвела глаза.
  
  – Тогда спрашивай, если я смогу ответить — я отвечу. Но сам вопрос… не стесняйся его задавать. Уж точно не мне.
  
  – Хм…
  
  – «Образ загадочного романтичного злодея — 8/10». (^_^), – показала Нео табличку.
  
  – Эй, почему только восемь? – возмутился я, отрываясь от новой затяжки.
  
  – «Ты должен был это проникновенно говорить, держа её за руку и честно смотря в лицо таинственно мерцающими в свете восхода зелёными глазами!» (*_*)!
  
  – Ты слишком много читала «Ниндзи» и иже с ним…
  
  – (:Р), – мне показали язык.
  
  – Ладно, прости, Котёнок, мы отвлеклись на нашу штатную вспышку безумия и полностью порушили атмосферу. Так что ты хотела спросить на самом деле?
  
  – Знаешь, – Бантик улыбнулась, – вот этот твой талант разрядить обстановку какой-нибудь неуместной выходкой, но при этом сделать так, чтобы злиться по этому поводу было просто невозможно… – она покачала головой и чуть-чуть улыбнулась, – это здорово.
  
  – Рад, что тебе нравится, но надеюсь, тебе во мне нравится не только это?
  
  – Ты… опять флиртуешь со мной на глазах у своей девушки?
  
  – Эй, я же уже говорил, что плохой парень. А Нео — плохая девочка, – не удержавшись, протягиваю руку и нежно взъерошиваю волосы у своей Мороженки, наблюдая в ответ довольную улыбку. – Ну а теперь… твой вопрос, Котёнок?
  
  – За этими ограблениями, – брюнетка тяжело вздохнула, качнув глазами от нас к столу и обратно, – стоит Белый Клык?
  
  – Ты ведь уже и так знаешь ответ.
  
  – Да. Но…
  
  – Надежда… понимаю, – чтобы смягчить момент, вновь прикладываюсь к кофе, растягивая секунды.
  
  Не знаю, о чём сейчас думала Блейк, я же размышлял о том, что часть Клыка уже вполне можно и даже нужно сливать. И, в принципе, операция в порту — хороший вариант, группа там и так подобрана уровня «бросать на съедение гримм немного чересчур, но вот адекватности ребятам не хватает», в общем, посидеть и подумать о жизни энное количество времени до побега/амнистии/ещё какой фигни им будет полезно. Что говорить в случае поимки, мои пушистики давно знают, в чём выходить на дело — тоже. Так что да, воплощать данный вариант действительно можно, единственное… Не очень хочется втравливать во всё это девочек, пусть конкретно тут они и справятся без проблем.
  
  – Тогда… зачем? – прервал мои раздумья голос нэки.
  
  – Зачем что?
  
  – Зачем Белому Клыку столько Праха?
  
  – Хороший вопрос, Котёнок, – я невесело хмыкнул, – и у меня даже есть на него ответ. Вот только… его я тебе как раз сказать не могу.
  
  – Почему?
  
  – Потому, что не хочу видеть вас мёртвыми, – отставляю пустую чашку и грустно смотрю в глаза девушки. – То, что сейчас закручивается в Вейле — это очень серьёзно. Я — сильный человек и имею неплохие шансы в прямом бою одолеть не только любого преподавателя Бикона, но и лично Озпина. Разумеется, шанс шансу — рознь, но если, скажем, для тебя он состоит только в стечении обстоятельств и эффекте неожиданности, притом, что в своей команде ты — сильнейшая, то я и правда могу уверенно помахаться лицом к лицу. Однако даже я не смогу справиться с тем, что грядёт, действуя напрямую. Но вы — это не я, вы слишком добрые и честные девочки, которые не смогут стоять в стороне и молчать, узнай вы то, что знаю сейчас я. Как следствие — вы начнёте действовать, и гримм с ним — с моим планом, который вы тем самым разрушите, хуже то, что своими действиями вы гарантированно приведёте себя к смерти, чего я допускать не собираюсь.
  
  – Всё настолько серьёзно? – со смесью опаски и недоверия нахмурилась Блейк.
  
  – Поверь, Роман Торчвик не из тех, кто паникует по пустякам, – стряхиваю пепел с сигары, но затягиваться не тянет. – Я не могу тебе сказать, что именно ждёт Вейл, но это очень, очень серьёзно и может отразиться на всём Ремнанте. Единственное, что я могу тебе сказать: делайте что должно.
  
  – Что?
  
  – Впереди возможны… – я всё-таки приложился к сигаре, подстёгивая мысли таким своеобразным допингом, – ситуации. Разные ситуации. Более чем вероятно, что в какой-то момент вы увидите меня… не в самом благом свете, – делаю в воздухе неопределённый жест рукой. – И если вы хотите, чтобы всё было хорошо, то в таких ситуациях вы должны поступать по совести. Так, как вам велят ваши долг и сердце.
  
  – Может быть, хотя бы намекнёшь? – попросила брюнетка.
  
  – Если я буду совершать преступление на ваших глазах, вы должны пытаться меня остановить, не волнуясь о том, что я — ваш друг, – развожу руками. – Я уже как-то говорил это вам на шашлыках, а теперь повторяю: в случае, если попадёте в такую ситуацию, действуйте по принципу: «Делай что должно, и будь что будет». И упаси вас Боги-Драконы проявлять ко мне снисходительность, а тем паче — её демонстрировать. Короче, чуть что — ебашьте меня всем, что есть, и не сомневайтесь! А я уж там как-нибудь сам…
  
  – Ты сейчас серьёзно? – с искренним недоумением захлопала глазами Котёнок.
  
  – Более чем, – серьёзно смотрю на девушку, возвращая в зубы сигару. – Если что-то в моём плане пойдёт не так… крови может быть столько, что по улицам реально польются багровые реки. Я не святой, совсем не святой, но допускать такого не собираюсь. И потому прошу поверить мне. Хотя, скорее всего, некоторые мои поступки покажутся вам странными и даже чудовищными, быть может, вы даже меня возненавидите… но только ничего не зная и действуя согласно своей совести, вы сможете действительно спасти и себя, и огромное количество других людей. Позже я расскажу вам всё, но расскажу я не раньше, чем это «всё» закончится.
  
  – И во всём этом замешан Белый Клык… – нэка тяжко вздохнула.
  
  – Да. Пусть лишь в качестве слепого инструмента, но больше… прости, я и так уже наговорил куда больше, чем следовало. Ты заставляешь меня выбалтывать лишнее, Котёнок, одним своим присутствием. Хм… ладно, вижу по твоей недовольной моське, что ты ожидала много большего… – ворчу, поймав хмурый взгляд янтарных глаз. – Тогда… пригласи девочек на увлекательную прогулку в доки, к пирсу Е14, в понедельник вечером. Не забудьте захватить с собой оружие и пару отрядов полиции.
  
  – Спасибо! – она буквально подскочила с места.
  
  – Ну-ну, до понедельника ещё сутки. У нас есть время на второй кино-марафон, и, может быть, я даже покажу тебе, что эти золотые руки способны не только открыть любой замок и обчистить любой карман, но и кое-что смыслят в массаже. Правда, Нео?
  
  – (^____^)! (*_*)!
  
  – Да-да, ты первая. Хотя могла бы и уступить гостье.
  
  – (^_~)!
  
  – Котёнок! – с шутливым неверием потянул я. – Что ты делаешь с моей прислужницей? Она обещала подумать! Признавайся — ты за моей спиной подкупила её тортом-мороженым?
  
  – Эм… Нет, я такого не помню, – вернулась на место Бантик, чутка смутившись.
  
  – Это ещё интересней… и подозрительней, – делая новую затяжку, обвожу прекрасных дам поражённо-исследовательским взглядом…
  
  И ещё одно утро.
  Кто сказал, что утро понедельника — это плохо? Ответственно заявляю, если вам не нужно никуда идти учиться/вкалывать, а просыпаетесь вы с двумя красотками по бокам, у одной из которых ещё и есть настоящие нэко-ушки, то жизнь начинает играть яркими красками и вообще кажется прекрасной и удивительной. И нет, ничего такого вчера у нас не было, просто засиделись, устали, расползаться было лень, вот мы и завалились все дружно на один диван.
  
  – Доброе утро, девочки, – я уже рефлекторно почесал Котёнка за ушком.
  
  – Доброе, – она чисто кошачьим жестом потянулась, потом до неё дошла вся «щекотливость» ситуации, мгновение паники и… полное успокоение, прямо так и чувствую «сгорел сарай, гори и хата!» в её мыслях.
  
  – (^_^)! – моя Мороженка заморачиваться не стала и просто меня чмокнула под задумчиво-настороженным взглядом Блейк.
  
  – Как спалось?
  
  – На удивление спокойно, – ответила нэка, – хотя, с учётом того, что я узнала, это странно.
  
  – Вот и славненько. Как насчёт завтрака?
  
  – Хм-м… с рыбкой? – оранжевые глаза со сложным выражением смотрели на меня. И да, мы всё ещё лежали рядом на одном диване, пусть в одежде, но всё равно обстановка была довольно неоднозначной.
  
  – С рыбкой, – я улыбнулся и ещё раз почесал Блейк за ушком. Ничего не могу с собой поделать — они такие мягкие и приятные, что я кайфую, наверное, даже больше, чем кошкодевочка.
  
  – Мр-р-р…
  
  – (*_*)…
  
  – Ой! – мисс Белладонна вернулась на грешную землю и поняла, как всё это выглядело, а потому густо налилась румянцем. М-м-м, милота. Не такая, как у Руби, но своя, кошачья.
  
  – Ладненько, девочки, идите освежайтесь, а ваш преданный фанат пока сготовит угощение.
  
  – (–_-)…
  
  – Нет, Нео, не только «разогревает в микроволновке остатки со вчерашнего ужина», но и заваривает вкусный кофе и чай. Это Важно!
  
  – (>‸<)… – милашка изволила надуться.
  
  – Пхи, – хихикнула Котёнок, первой устремляясь в ванную.
  
  – (^_~), – иллюзия моей верной прислужницы исчезла.
  
  – Я думал, это мне нужно втихую подсматривать за симпатичными студентками… ну да ладно, где там был заварничек?
  
  После завтрака, что по времени своего проведения больше напоминал обед, причём поздний, Блейки начала потихоньку собираться «на дело», и начала она со звонка подругам. Как истинный джентльмен, я не стал подслушивать, о чём именно говорили девочки, да и сам по себе разговор занял не слишком много времени. Вернулась девушка несколько задумчивой, но, в целом, весьма обрадованной. Судя по всему, помочь ей согласились без вопросов, а заодно, вполне вероятно, ещё и сделали втык за бегство и прогул академии. Нет, я точно дурно влияю на RWBY… и это хорошо!
  
  Тем не менее наступило время прощаться, и, как бы печально это ни было, расставались мы с Котёнком на неделю-две минимум. Увы, чертежи сверхсекретной боевой единицы Атласа сами себя не потырят, а потом нужно будет отсидеться, чисто на всякий случай. А уж если помимо чертежей ещё и техников спереть, то тогда вообще можно смело уходить в глубокое подполье на месяц-два.
  
  – Ну, вот вроде бы и всё, – с лёгкой грустью вздохнула девушка.
  
  – Хэй, выше нос, Котёнок, не в последний раз видимся. И вообще, у нас с тобой всё только начинается!
  
  – Тык-тык…
  
  – Нео, у «вас» — не начинается, после того, что ты делала прошлым вечером, тебе нужно будет брать на себя ответственность и жениться!
  
  – (^_^), – моя верная прислужница растянула губы в довольной ухмылке. От этого вида даже мне стало немного не по себе, что уж говорить про Бантика?
  
  – А я ещё думала, что это Янг безумная…
  
  – Согласись, мне идёт!
  
  – Пожалуй… – тут она шагнула ближе ко мне и поцеловала, жадно, напористо, кто-то вчера явно вошёл во вкус. – Спасибо, Роман, – она отстранилась, насколько ей позволили мои руки, сошедшиеся на её талии.
  
  – Для тебя и девочек — всегда пожалуйста, – настроение стремительно росло вверх, – хотя благодаришь меня ты преждевременно. Ты же не думаешь, что я отпущу тебя вот так просто?
  
  – М-м-м? – янтарные глаза с удивлением воззрились на мою скромную персону.
  
  – У меня есть для тебя пара подарков.
  
  – Но…
  
  – Не спорь, – я несильно шлёпнул её пониже спины. – Имею я право сделать приятно своей нэкодевочке? Ты же ведь понимаешь, что теперь от меня точно отделаться будет сложно? – кивок в ответ, а этот проступивший румянец и дёрнувшиеся ушки… мр-р-р. – Так что держи, для начала, – протягиваю ей ключ.
  
  – Что это?
  
  – Ключ от этой квартиры. Случаи бывают разные, и лишняя лёжка никогда лишней не бывает. Об этом доме знаем только мы трое, даже в жилищном реестре городского архива его нет, так что если дела пойдут хреново, хватай подруг и ныкайся тут… ну или если захочешь устроить разнузданную оргию и битву на подушках, но в этом случае надеюсь, что ты скинешь приглашение своему верному фанату.
  
  *Тык-тык…*
  
  – Пардон, фанатам. Ну а теперь то, без чего приличная девушка не должна выходить из дома, – таки отстраняюсь и торжественно лезу в тумбочку, откуда вылезаю с сумкой, в которой уже покоятся снаряжённые обоймы для её «Гэмбол Шрауда» и использования в Проявлении.
  
  – Праховые заряды? – удивилась Котёнок. – Ты даришь девушке боеприпасы?
  
  – Я понимаю, что в конфетно-цветочный период отношений нужно дарить конфеты и цветы… да и не только в этот период, я даже верю, что ты сможешь многих противников этим букетом отправить в нокаут, но, Котёнок, я — циничный плохой парень, потому предпочитаю дарить что-то действительно полезное, ну, типа печенек, мороженого, боеприпасов, кастомного оружия, красивых платьев, информации и так далее. И да, вот теперь мне можно сказать спасибо, обнять, поцеловать и обещать позванивать.
  
  – Ты невозможен! – она закатила глаза, но бодро и радостно торчащие ушки её выдавали с головой, так что когда прекрасная леди перешла к указанному плохим парнем списку действий, означенный плохой парень лишь довольно щурился и прилагал титанические усилия, дабы не распустить руки…
  
  Уже после расставания с янтарноокой красавицей я горестно вздохнул и буквально с мучением заставил себя настроиться на рабочий лад. Отдых кончился, а впереди опять был сплошной геморрой с руководством и воспитанием диких революционеров и прочих боевых хомячков. И в порту надо организовать всё так, чтобы прошло гладенько, и следы умышленного слива замести, и данные по Пенни украсть, и всё это в один день, всё прям в духе дедлайна… Эх, ладно, перед смертью не надышишься.
  
  Достаю «рабочий» Свиток…
  
  – Д-да? – абонент на том конце ничего хорошего точно не ожидал.
  
  – Доброе утро, Цветочек! Я таки сорвал куш и готов нести радость и любовь всему миру! А как ваше ничего? – с самым искренним энтузиазмом начальственного самодурства начал я разговор.
  
  – Сейчас полшестого вечера… – аккуратно намекнула мне девочка-хамелеончик. – Так ты выиграл турнир?
  
  – Нет, меня срезал в четвертьфинале Диего — катала из Мистраля, ты его не знаешь, но он мировой дядька и наш героический финалист, – начал напропалую заливать я, хотя такой персонаж тут действительно существовал и даже был знаком с Торчвиком в относительно позитивных тонах, в том смысле, что Роман ни разу не пытался с него что-то поиметь, хотя в карты пару раз и проигрывал. – И нет, предупреждая твой вопрос, он не платил мне за то, чтобы я обчистил рукава его соперников в следующих матчах. Определённо нет! Если что-то и было, это было из уважения к его усам, а не ради презренного металла!
  
  – Тогда почему ты говоришь, что сорвал куш?
  
  – Остальные участники мне очень хорошо заплатили за то, чтобы их карманы чудесным образом не опустели сразу, как они покинут нейтральную территорию. Даже не знаю, почему они решили обратиться с этим ко мне, но, представляешь, это сработало! Мои руки оказались слишком заняты, и я даже не взял ничего на память! Ну, если не считать тех карт, что были в рукавах моих коллег. Кстати, Цветочек, тебе не нужны пятнадцать краплёных колод для покера? – у меня где-то завалялись с прошлого турнира Вейла, надо бы пристроить, раз такое дело…
  
  
Глава 16. Подвиг и его последствия
  
  Победителей не судят!
  Екатерина Вторая в защиту генералиссимуса Суворова.
  Ага, просто выписывают такие награды, что судить уже становится некого.
  Опытный "победитель по жизни".
  
  Ближе к вечеру. Порт. Команда RWBY.
  – Блейк! Бле-е-ейк! – шагая между хозяйственными постройками, оглашала вечернюю тишину девочка в красном плащике.
  
  – Тише! Нас могут услышать! – спрыгнула с ближайшей крыши встревоженная брюнетка с бантиком на голове.
  
  – Блейк! – не слушая предостережения, радостно налетела на девушку Руби, стискивая в объятьях. – С тобой всё в порядке! Я так переживала! – зачастила юная Охотница. – Ты не пришла утром на уроки, я уже думала, что что-то случилось, но не могла позвонить — вокруг было слишком много людей! Я вся извелась! А ещё Вайсс! Она!..
  
  – А ну стоп! – означенная Вайсс решительно шагнула ближе и силой начала отдирать Лидера команды от Блейк. – Отцепись от неё, говорю!
  
  – Эй! Я же волновалась! – попыталась сопротивляться коротко стриженная девочка с красными на концах прядями.
  
  – Мне можешь не рассказывать! А теперь отцепись!
  
  – Но! Но!.. М-м-м-м… – всё-таки оторванная от брюнетки, Роуз недовольно надулась.
  
  – Вайсс… – под вперившимся в неё взглядом голубых глаз Белладонна почувствовала себя очень неуютно. И, откровенно говоря, она несколько… опасалась реакции Шни, – я… ну, по поводу Белого Клыка…
  
  – Так! Стоп! – платиновая блондинка резким взмахом руки прервала брюнетку. – Мне и так за эти дни все уши прожужжали! Поэтому я ничего по этому поводу не желаю слышать! Ты ушла от них, так?
  
  – Да, я…
  
  – Стоп! – ладошка белокурой красавицы вновь взлетела в останавливающем жесте. – Я думала об этом больше сорока восьми часов! И думать об этом, когда над ухом то и дело зудят Руби и Янг — то ещё удовольствие, знаешь ли! Ты бросила меня с этими двумя ненормальными одну на двое суток, да ещё в положении виноватой! За это я тебя не прощу!
  
  – Я не…
  
  – Я не закончила! – мотнула пышным хвостиком волос Шни. – Так вот. За это я тебя не прощу! Как и за то, что ты заставила меня два дня мучиться мыслями, как и что тебе внушает этот несносный негодяй! Но! – девушка вскинула руку с требовательно оттопыренным указательным пальцем. – Что касается Белого Клыка, то, подумав об этом больше двух суток, я решила… мне не важно!
  
  – А?.. – растерянно моргнула Блейк.
  
  – Мне не важно! – повторила Вайсс. – Ты оттуда ушла, и мы теперь в одной команде — остальное не важно! Возможно… – юная Охотница замялась, с усилием подбирая слова, – я могу быть излишне резкой в выражениях, когда дело касается… некоторых вещей. Я это признаю… – раздосадованно качнула головой девушка, отводя взгляд, однако тут же собралась: – Но даже когда это происходит, мои слова никогда не имеют цели задеть чувства моей команды! Даже если я ругаюсь на Руби, я делаю это для её блага, а не чтобы причинить боль! Я говорю это, чтобы ты понимала: я была раздражена на того хвостатого хулигана. Разозлилась. И вообще, всё это вышло спонтанно. Но когда у меня появилось время подумать… в общем, я верю тебе, и ты для меня член команды, что бы там ни случалось в твоём прошлом!
  
  – Спасибо… – Блейк задумалась, за последние пару дней она сказала это слово больше, чем за прошлый год. И… она была рада, что у неё нашлось из-за кого говорить эти слова.
  
  – Отлично, да, команда RWBY снова вместе, дружба-товарищество!.. – поняв, что конфликт исчерпан, активно засуетилась вокруг Янг, ненавязчиво приближаясь к брюнетке. – Показывай!
  
  – Что? – почуяв некий подвох в нехорошо заблестевших фиолетовых глазах златовласой красавицы, осторожно уточнила Блейк.
  
  – Что у тебя под бантиком! – оправдала предчувствия кошкодевочки Сяо Лонг. – Давай-давай-давай-давай-давай-давай! – полилось на неё понукание, как из пулемёта.
  
  – … – вжав голову в плечи, Блейк обвела взглядом лица подруг и поняла, что отвертеться у неё шансов нет. – Ладно, – правая рука потянулась к голове и ухватилась за край ленточки…
  
  – Миленькие… – первой вынесла вердикт Руби, когда бантик канул в лету.
  
  – Хм… – протянула рядом и Вайсс. – Могла и в причёску спрятать.
  
  – Слишком долго возиться, а головной убор может слететь — бантик надёжней, – пояснила Белладонна, вспоминая, как пришла к этой форме маскировки.
  
  – М-м-м… – с нечитаемым лицом протянула Янг. – Так… почему, ты говоришь, уроки пропустила? В том звонке после пар ты толком ничего не объяснила.
  
  – Я проспала… и решила, что беспокоиться уже поздно, – девушка-фавн начала осторожно жалеть о том, что тема её прошлого себя исчерпала.
  
  – Что? – удивлённо воскликнула Янг, правда, чего было больше в её голосе — удивления, возмущения или зависти, сказать было трудно. Как любительница покутить, а потом поспать, она искренне ненавидела понедельники, и тот факт, что кто-то в этот самый понедельник, да ещё и утром, безнаказанно давил подушку, сильно ранил нежную натуру Дракончика.
  
  – К тому моменту, как я бы добралась до Бикона, прошла бы уже половина уроков…
  
  – Но почему ты проспала? – включилась в беседу Руби, полная любопытства.
  
  – Мы… поздно легли… – Белладонне стало совсем неудобно.
  
  – Что?! Мы?! Почему?! Чем вы занимались допоздна?! – сама толком не понимая с чего, занервничала Роуз.
  
  – Мы… играли в монополию, – не дрогнув ни единой мышцей, ответила Блейк чистую правду.
  
  – В монополию? – нехорошо прищурилась наследница многомиллионной корпорации.
  
  – Да…
  
  – Ты что-то не договариваешь! – бескомпромиссно уличила её Шни.
  
  – Тебе кажется, Вайсс, – на шажок отступила кошка.
  
  – Не ври мне, я чувствую, что тут что-то не так! – Руби и Янг согласно закивали, смотря на неё с нарастающим подозрением.
  
  – … Ладно, – сдалась брюнетка, опуская плечи. – Мы играли на поцелуи.
  
  – Н-но, – смущённо заикнулась Лидер команды, – если победитель получает поцелуй проигравшего, то… какая разница, кто из них победил, а кто проиграл?
  
  – Действительно, – нахмурилась Вайсс. – Это был лишь повод! Наверняка очередной «хитрый» и безумный план этого рыжего развратника! Как ты могла купиться на такое? – вот только слишком уж наигранным выглядело возмущение Шни, если бы команда не знала её лучше, они могли бы подумать, что основной мотив этого недовольства — тот факт, что её на игре не было, а значит, она не могла наглядно всем продемонстрировать, как нужно захватывать чужой бизнес. Ну и получить свою награду, конечно. Но поскольку все присутствующие, не без «просветительской помощи» означенного «рыжего развратника», прекрасно знали и понимали ход мыслей Вайсс, то такого никто не подумал. Конечно же нет!
  
  – О, хе-хе… – ухмыльнулась Янг. – И тем не менее, кто победил? И с каким счётом?
  
  – Не спрашивай… – теперь Блейк стало Очень стыдно.
  
  – Эй! Кто это был?! Говори-говори уже! – насела на неё напарница.
  
  – … Это… Ну… Нео… – повесила ушки брюнетка, пряча взгляд.
  
  – Ух… – ошарашенно отступила на шажок блондинка. – Кхм… ну и… как? – с очень-очень опасливым, но глубоким интересном выдохнула она последнее слово.
  
  – Сама попробуй и узнаешь! – не выдержала кошкодевочка. – К тебе она тоже приставала!
  
  – Как ты на это вообще согласилась?! – попыталась «спасти» от ну очень неудобных и смущающих вопросов свою «подчинённую» мисс Роуз.
  
  – Невозможно спорить с человеком, который массирует тебе голову… – к сожалению для отдельно взятого фавна, новая тема была не сильно лучше старой. Но и отмолчаться у неё бы не получилось, во-первых, подруги и так за неё переживали и имели право знать, в том числе из-за открыто заявленных поползновений самого Торчвика, вгоняющих в краску самим фактом своего наличия, а во-вторых… всё равно ведь без шансов, а на что пойдёт Руби для выяснения всего её интересующего, лично Блейк проверять не хотела. Что-то настойчиво подсказывало ей, что самый разыскиваемый преступник Вейла сулил этой милой девочке с серебряными глазами пост своей помощницы не только шутки ради.
  
  – Массирует? – переспросила Руби.
  
  – Да… – Блейк прикрыла глаза.
  
  – … Голову?
  
  – Ладно-ладно, хорошо! – всплеснула девушка руками. – Он чесал меня за ушами! Довольны?! Невозможно спорить с человеком, который чешет тебя за ушами!
  
  – …
  
  – Проклятье! – взревела Янг. – Этот рыжий! Да как он мог?! Это я, как твой Партнёр, должна была первой почесать твои ушки!
  
  – Н-не подходи! – мигом отступила Блейк. Пылающие глаза блондинки пугали. Эти явно нездоровые энергичность и инициативность не сулили ничего хорошего.
  
  – Я чуть-чуть! – с этим воплем золотой метеор налетел на Котёнка. О, разумеется, она смогла бы увернуться, но… сзади оказалась стена, слева — Вайсс, а справа — Руби. И она была не готова к такому повороту!
  
  – Это не смешно! – уже в плену пыталась возмутиться брюнетка, в чьи волосы зарылась рукой Сяо Лонг.
  
  – Котята должны любить почёсывания! – отмела претензии Янг.
  
  – Ты говоришь прямо как он!
  
  – Ему ты себя чесать давала!
  
  – Это было не сразу!
  
  – Мы тоже знакомы не первый день!
  
  – Хм-м… – глядя на Янг, что с выражением явного блаженства на лице уже вовсю почёсывала пусть и возмущающуюся, но не слишком пытающуюся вырваться кошкодевочку, Руби повернула задумчивый взгляд к мисс Шни. – Кажется, им весело…
  
  – Даже не думай! – сразу просекла направление мысли Лидера команды платиновая блондинка.
  
  – Но Ва-а-а-айсс, – состроила жалобные глазки Капюшончик, – ты же мой Партнёр, а партнёры должны друг другу помогать…
  
  – Не проси и не канючь! Хватит вести себя как ребёнок!
  
  – Ну пожа-а-алуйста, у тебя такие красивые и мягкие волосы…
  
  – Ни за что!
  
  – Тогда почеши меня! – и гордая собой Руби быстренько подставила макушку не ожидавшей такого Шни.
  
  – Да ты смеёшься?..
  
  – Ну Ва-а-а-а-айсс! – двухцветная макушка подалась ближе, завлекательно покачиваясь.
  
  – Н-нет… О чём ты только… растяпа… – уже не так уверенно возразила белокурая красавица. Как назло, в этот момент её взгляд вильнул на сцепившихся рядом Янг и Блейк. Было видно, что кошкодевочка уже смирилась с судьбой. – Я думаю, это очень-очень плохая идея! Вспомните, зачем мы здесь! – попыталась прибегнуть к последнему аргументу девушка, начав медленно отступать от Лидера команды.
  
  – А я думаю, что сегодня волосы Вайсс изумительно выглядят! – внезапно раздался из-за спины платиновой блондинки жизнерадостный голос.
  
  – И-йа! – от неожиданности вскрикнула Шни, не глядя прыгая вперёд.
  
  – А-а-а! – столкновение с опущенной головой Руби вышло резким и досадным для обеих сторон, заставив носительниц «боевых юбок» повалиться в кучу-малу. – Пенни! Откуда ты выскочила?! – неверяще подняла серебряные глаза к новой знакомой Роуз, пока Вайсс пыталась с неё слезть.
  
  – Привет, ребята! – помахала рукой рыженькая девица, а Янг и Блейк уже бодро отшатнулись друг от друга, не зная, куда девать глаза. – Чем занимаетесь?
  
  – Янг помогала мне распутать волосы! – мгновенно нашлась с ответом Белладонна, в рекордные сроки повязывая поверх ушек ленточку. Наверное, ещё никогда в жизни конспирирующейся террористки бантик не завязывался так быстро.
  
  – Т-точно! – ухватилась за идею Сяо Лонг. – Колтуны, это всё колтуны! Ай… – последний звук ознаменовал полученный златовлаской тычок в бок.
  
  – Пенни, – встав с земли, поспешила прийти на помощь своим Руби, – а ч-что ты делаешь здесь? В порту… ночью… в тёмном закутке?
  
  – Я просто гуляла, ик! – рыжая девушка икнула.
  
  – Гуляла? В такое время и в таком месте? – со скепсисом поинтересовалась Вайсс.
  
  – Точно так, ик! – девушка прикрыла ротик ладошкой. – И мне тоже нравится идея помочь с волосами своим друзьям. Но я не понимаю, почему Вайсс не хочет помочь подруге Руби с её колтунами?
  
  – Да, Вайсс, почему? – предательский удар невинного вопроса в спину несчастной Шни пришёл оттуда, откуда… ну, в принципе, был ожидаем, но не сейчас же!
  
  – Руби Роуз! – вспыхнула Снежинка, разворачиваясь на девяносто градусов и сжимая кулаки. – Это выходит за все рамки!
  
  – Но мне правда интересно, – с истинно детской непосредственностью, как умела только Лидер команды RWBY, невинно хлопнула честными-пречестными глазками пятнадцатилетняя Охотница.
  
  К счастью для душевного здоровья наследницы межконтинентальной корпорации, именно этот момент выбрали подозрительные буллхеды, чтобы на полной скорости вынырнуть из облаков и понестись к указанному Романом пирсу. Ещё никогда ни один Шни не был так рад прибытию бойцов Белого Клыка.
  
  – Кажется, это они, – собралась Блейк, одним прыжком взмывая на крышу склада.
  
  – Похоже на то, – согласилась мгновение спустя присоединившаяся к ней Янг.
  
  – Это ваши друзья? – с искренним любопытством спросила Пенни, когда все пять девочек уже наблюдали снижение летательных аппаратов почти до уровня грузовых контейнеров.
  
  – Нет, Пенни, это плохие ребята, – покачала головой Руби.
  
  – Что они делают? – удивилась её сестра, заметив, как из открытых салонов транспортников вниз посыпались человеческие фигурки и, достигнув земли, начали поспешно разбивать фонари ночного освещения. То, что прыгали они метров с пятнадцати, никого не удивило, очевидно, у всех грабителей была открыта Аура.
  
  – У большинства фавнов отличное ночное зрение, потому дополнительные источники света им не нужны, – пояснила Блейк, смотря, как из одного из буллхедов выходит мощная широкоплечая фигура в знакомой глухой маске. Пусть остальные и не надели форму, но вот эту маску она бы узнала из тысячи. А раз здесь был он, то и остальные грабители принадлежат к Белому Клыку.
  
  – Быстрее, у нас всего час и три ходки, шевелитесь! – последовал злой окрик, и «бандиты» забегали активнее. Из корпусов буллхедов были вынуты крепёжные тросы, и сейчас народ активно прикреплял проушины контейнеров к рамам транспорта.
  
  – Белый Клык всегда так слаженно работает? – не переставала удивляться Янг, видя, что уже весь пирс погрузился в темноту, а два огромных контейнера с логотипом Шни уже почти подвесили под днища буллхедов, хотя прошло не более минуты с момента прибытия террористов.
  
  – Нет, – мрачно ответила Белладонна, загоняя обойму в свой пистолет-пулемёт, – это совсем для них не типично.
  
  – Вы хотите остановить этих подлых грабителей? – со странным придыханием и даже толикой восторга, шёпотом спросила Пенни.
  
  – Да, Пенни, – кивнула Руби, тоже уже развернув свою Кресент в боевое положение. – Оставайся здесь и…
  
  – Я помогу вам, подруги! – воодушевлённо перебила её рыжая.
  
  – Но у тебя же нет с собой оружия, – осторожно заметила Вайсс.
  
  – К бою готова! – как и в первое знакомство, гордо отсалютовала девушка, а из рюкзачка на её спине сами собой поднялись в воздух десяток кривых мечей, приглядевшись к которым, можно было заметить тонкие металлические лески, уходящие в рюкзак от рукоятей.
  
  – Интересное Проявление, – отметила Вайсс, переключая на своей рапире обойму на ледяной Прах.
  
  – Спасибо! – расплылась в довольной улыбке Пенни. Впрочем, времени на разговоры уже не осталось.
  
  – Да-а-а, ночь девчонок! – возопила Янг, придавая себе ускорение при помощи пары выстрелов гравипатронов, и понеслась на бандитов. Секунда-две — и вот она уже щедро отвешивает тычки и зуботычины всем, до кого могла дотянуться, а дотянуться она могла до многих.
  
  Блейк действовала куда незаметнее, чёрные клинки крайне редко мелькали среди разбойников, но тем не менее количество отправленных на землю фавнов с просаженной Аурой лишь немногим уступало размаху старшей сестры Капюшончика, вдобавок к этому, любой противник, что пытался зайти блондинке за спину, словно сам собой падал без сознания. Далее глазеть по сторонам Руби стало некогда — круговерть боя захватила и её.
  
  Тяжёлое древко принимает на себя удар фальшиона и пытается выпрыгнуть из рук, не нужно сопротивляться, наоборот, вложить силу и вес, пусть оружие отлетит подальше, а теперь чуть перевести угол атаки, и пятка косы с разгону впечатывается в затылок незадачливого грабителя. Прыжок и дёрнуть скобу, отдача бьёт по рукам, главное — не выпускать оружие, и вот ты уже на добрых пять метров в воздухе, теперь в полёте поднять лезвие вверх и вновь дёрнуть за скобу — отдача бросает прямо в центр толпы, жёсткий удар, взмах, и ещё пятеро валятся без сознания, а если бы она чуть иначе повернула оружие и вновь дёрнула скобу, они бы валились без голов, и такая слабая Аура бы не помогла.
  
  – А-а-а-а! – мимо пролетел очередной грабитель, летел он по ледяной дорожке и с большим ускорением, которое погасил в новом отряде террористов из Белого Клыка, что только что вылезли из очередного буллхеда — Вайсс тоже не теряла времени.
  
  Рядом просвистел клинок, но, разнообразия ради, принадлежал он не фавнам. Пенни каким-то образом разогнала своё оружие и сейчас просто выкашивала бандитов, словно газонокосилкой, разве что повернув «ножи» тупой стороной, но даже так слух Руби уловил характерный треск костей, а террористов стало жалко… немного… на пару мгновений.
  
  Вот только в стремительном убывании противника был и минус — они оказались на открытой местности и рядом не было «живых щитов».
  
  – Предательница и сучка Шни, мне сегодня повезло! Огонь! – услышала Руби грубый голос, что чуть позже потонул в рёве раскручивающихся пулемётов, установленных на парящих в воздухе буллхедах.
  
  – Ложись! – кто именно это крикнул, понять девочка не успела, занятая отпрыгиванием с линии огня и вытаскиванием при помощи своего Проявления чуть замешкавшейся Вайсс.
  
  – Руби, – не обратившая внимания на экстравагантную «доставку» Шни уже проявила перед собой сложный узор, наливающийся морозной свежестью, – стреляй!
  
  – Поняла! – Роуз воткнула лезвие косы в бетон и сменила магазин на тот, что нашёлся в сумке после последнего пикника с Торчвиком. Там ещё была записка про то, что ей, как Лидеру, надо в следующий раз обязательно позаботиться о наличии купальников в команде его будущих верных прислужниц, но сейчас молодая Охотница об этом не задумывалась, куда больше её занимал вопрос прицеливания по палящему в неё транспорту сквозь не добавляющее видимости Проявление напарницы. Тем не менее руки делали всё сами. Взять упреждение, успокоиться, на выдохе плавно потянуть спуск.
  
  *БУХ!* – коса-винтовка дёрнулась, со скрежетом оставляя борозду в твёрдом покрытии порта, Роуз протащило следом, выстрел смазался и вышел совсем не таким точным, как планировалось, но усиленному грави-патрону в морозной оболочке точность и не была нужна — не предназначенной для боя машине перекорёжило всю правую часть корпуса. С печальным воем и скрежетом буллхед рухнул на крышу ближайшего склада, пилот чудом успел выскочить, впрочем, на этом его удача и закончилась — слабенькая Аура не смогла полностью погасить инерцию удара падения с полусотни метров, и если он и остался жив (о чём свидетельствовали вялые шевеления), то вот уж точно не цел.
  
  – Ты что кладёшь в свои патроны? – ошарашенно спросила Вайсс, наблюдая за падением транспортника.
  
  – Это не я! Это Роман! Я использовала подарочную обойму!
  
  – Повезло же нарваться на больных психо… В сторону! – ускорившаяся своим Глифом Вайсс буквально смела Руби, и вовремя — в место, где только что стояла девушка, вгрызлась цепь прахопилы.
  
  – ШНИ-И-И-И! – проревел здоровенный фавн, который носил глухую маску Белого Клыка, совершенно не скрываясь.
  
  – Ик! – Руби была впечатлена. – Бух! Бух! – а потому всадила ещё два гравитационных заряда в так впечатлившего её мужчину.
  
  *Плюх!* – тело, уже отдельно от своего оружия, упало куда-то за пирсы.
  
  – П-простите, – девушка вжала голову в плечи.
  
  – Не извиняйся перед тем, кто пытался нас убить! – резко отчитала её платиновая блондинка, но вот дальнейшую лекцию прервал новый взрыв.
  
  *ВЖЖУ-У-УБУ-У-УХ!* – сразу два буллхеда оказались аккуратно разрезаны на идеально ровные половинки, девочки даже успели увидеть вытаращенные глаза пилотов, пока те не улетели по инерции куда-то за склады, где и «приземлились» с жутким грохотом.
  
  – Эм-м-м… надеюсь, они не сильно пострадали, – Роуз и сама слабо верила в свои слова.
  
  – Это был лазер?! – Вайсс… недоумевала, мягко говоря. – У этой рыжей есть карманная лазерная установка?! Это вообще законно?!
  
  – Не хочу тебя прерывать, но… – Руби потыкала пальчиком за спину напарнице. На них нёсся очередной отряд, хотя, судя по лицам бандитов, они просто пытались смыться и сами удивились присутствию Охотниц. Кое у кого день явно не задался.
  
  – Ну всё… – Снежинке требовалось сбросить пар. И фавны-террористы появились очень вовремя.
  
  Примерно полчаса спустя.
  – Уф, – Руби устало опустила плечи, убирая Свиток.
  
  Нет, сам бой завершился уже давно, но объяснения с прибывшей на шум полицией вымотали раз в десять сильнее, чем бой с Белым Клыком. Хорошо, что с ними была Вайсс — её присутствие сильно облегчило дело. Правда, куда в ходе этого бедлама исчезла Пенни, Руби не уловила, да и не до странной рыжей девочки ей в тот момент было. Пусть даже её «просто гуляла» выглядело в высшей мере Подозрительно, да и, немного подумав, она пришла к выводу, что и встреча их на случайную не похожа, но… сейчас были дела и поважнее.
  
  Например, таинственное исчезновение того, кого Блейк назвала Лейтенантом. Как мог исчезнуть здоровенный фавн почти двух метров ростом, девушка не понимала. В смысле… Ну, он же не утонул? Она была уверена, что её выстрелы не смогли бы пробить его Ауру так сильно! Так что, скорее всего, он сбежал, и ничего хорошего подобное точно не сулило. Но и это меркло по сравнению с САМЫМ неприятным пунктом, что обрушился на незадачливых студенток…
  
  – Мисс Роуз, – строго выглядящая даже на фотографии блондинка в очках была недовольна. Очень, очень недовольна. И тот факт, что причиной недовольства этой женщины является её команда, Руби печалил. Си-и-ильно печалил. Единственное, что хоть немного примиряло её с жизнью, это тот факт, что разговор шёл по Свитку, потому её буравил только взгляд фотографии, а не живого человека.
  
  – М-мисс Гудвитч… – Капюшончик сглотнула мигом ставшую вязкой слюну.
  
  – О чём вы только думали, когда шли ночью в порт?!
  
  – Н-ну… мы…
  
  *Вжух!* – разрываемый стэком воздух даже по ту сторону связи заставил девочку втянуть голову в плечи.
  
  – Это вопиющая безответственность! Вы — студенты! Ваше дело — учиться, а не устраивать драку с фавновской бандой и уж точно не взрывать угнанные буллхеды! – Руби хотела было сказать, что вот они как раз ничего не взрывали, но инстинкт самосохранения активно возражал против попыток что-либо сказать во время речи Заместителя Директора. – Сражаться с преступниками — это работа полиции! Я очень, очень недовольна вами, мисс Роуз.
  
  – Простите, – Руби ещё сильнее втянула голову в плечи и постаралась стать как можно меньше и незаметнее.
  
  – Ладно, – женщина тяжело вздохнула, – хорошо, что хоть вы не пострадали — вам крупно повезло, что среди преступников не было никого, кто имел бы серьёзные боевые навыки. Я с нетерпением жду вашего возвращения в Бикон, где мы подробнее поговорим о поведении команды RWBY. Кроме того, как я смогла узнать, мисс Белладонна пропустила сегодняшние занятия без уважительной причины…
  
  – У-у-у неё была причина! – пискнула Руби, стремясь защитить свою подругу и взять огонь на себя. То, что второе удалось, она сразу поняла по повисшей тишине и ощущению, что выражение глаз фотографии стало ещё более страшным.
  
  – Жду вас через полчаса у своего кабинета, и только попробуйте опоздать, – хлестнул по ушам обманчиво спокойный голос, в котором так и слышался щелчок стэка.
  
  – Д-да, мисс Гудвитч! Всенепременно, мисс Гудвитч, будет исполнено, мисс Гудвитч! – и, пока грозный преподаватель не передумала, девочка быстренько завершила звонок.
  
  – Легко отделались, – опасливо заглядывая в погасший экран, поделилась радостью Янг.
  
  – Уф, – Руби устало опустила плечи, убирая Свиток…
  
  – Говорите за себя, чувствую, меня будут оставлять после занятий до конца месяца, если не всего семестра, – вздохнула Блейк.
  
  – Хн, зато ты неплохо развлеклась на этих выходных с одним рыжим типом, – фыркнула Вайсс. – И стоило это нарушения правил?
  
  – Да, – кошкодевочка прикрыла глаза, вспоминая крепкие объятия, от которых веяло теплом и безопасностью. – Однозначно… – правда, хорошее настроение продержалось недолго. – Вот только нынешние события меня сильно тревожат. А присутствие Лейтенанта — это плохо.
  
  – Тот здоровяк? – сразу же поняла, о ком идёт речь, Янг. – Он что-то кричал про предательницу.
  
  – Да, – брюнетка сосредоточенно вгляделась в ночную темноту, – когда-то мы состояли в одном отряде… под руководством Адама Тауруса.
  
  – Что? Ты работала с этим психопатом?
  
  – На тот момент он не был психопатом, – немного помявшись, девушка продолжила, – он был моим парнем…
  
  – Оу… – дружно протянули остальные.
  
  – Тебя действительно тянет к плохим парням, Блейки, – констатировала Янг.
  
  – Меня куда больше беспокоит тот факт, что первый помощник самого радикального человеконенавистника пытался украсть уйму Праха. Зачем им столько?
  
  – Не знаю, – мотнула головой янтарноглазая красавица.
  
  – А Роман? – спросила подругу Руби.
  
  – Сложно сказать, что-то ему точно известно, но вот делиться этой информацией он не захотел, – и девушка-фавн принялась пересказывать их с «Королём Воров» разговор.
  
  – М-даа, – Вайсс недовольно поджала губы, – не нравится мне всё это.
  
  – Не тебе одной, Снежинка, – Янг постучала пальцами по предплечьям. – По ходу дела, намечается какая-то очень суровая заварушка. Надо бы заготовить побольше патронов…
  
  – А может, расскажем обо всём преподавателям? Или папе? – предложила Руби.
  
  – И что мы им скажем, сестрёнка? Местный главный бандит рассказал бывшей террористке, прости Блейк, – кошкодевочка в ответ махнула рукой, – что что-то где-то как-то затевается, но подробностей мы не знаем?
  
  – Ну-у-у… – Руби задумалась, – папе этого хватит.
  
  – Нет! Вот к нему я обращусь только в самом, самом крайнем случае! Или ты уже забыла, чем кончился прошлый раз? – вся команда дружно вздрогнула, «Явление Тайянга» запомнилось всему Бикону очень надолго.
  
  – Я попробую посоветоваться с сестрой, – внесла предложение Вайсс, – она Специалист в Атласе и по роду своей деятельности должна быть привычна решать такие задачи.
  
  – А вообще, хорошо смахнулись, – вынесла вердикт Янг.
  
  – Да-а, – закатила глаза Вайсс. – Кхм, – кулачок резко закрыл ротик, а белокурая красотка приняла максимально независимый вид, – в смысле, мы действовали импульсивно и необдуманно, в следующий раз нужно всё распланировать и подготовиться получше.
  
  – …
  
  – Что? – возмущённо поинтересовалась платиновая блондинка.
  
  – Нет, ничего, ты права, – успокоила напарницу Руби.
  
  – Разумеется, я права, – под понимающие улыбки подруг задрала носик Шни…
  
  Примерно в это же время. Один «рыжий развратник».
  «Всё по плану! Рыжая тоже там. ^_^», – прочитал я на Свитке послание от моей Мороженки, отправленной присматривать за Капюшончиком и её командой.
  
  То, что девочки не вызовут полицию, было ясно как день — они были подростками, а какой подросток захочет просить помощи взрослых, когда можно погеройствовать самому? А если добавить к этому тот факт, что говорил про копов я Блейк, которая вообще-то бывшая террористка… Короче, девочки попёрлись к пирсу только своей командой, и пусть я в них верил, но случаи бывают разные, а там и бугай с бензопилой, и буллхеды с пулемётами, способными даже у Янг Ауру снести секунд за пять. Вот и отправилась Нео их тихонько прикрывать, сам же я сидел в «штабе» и имитировал бурную деятельность. Сейчас тут, кстати, было весело. Руководящий «в поле» Лейтенант как раз успел сообщить, что намечаются проблемы, но стоило мне задать вопрос «какие?», как связь прервалась, и сейчас Илия потихоньку впадала в панику, периодически пытаясь то дозвониться до нашего бугая, то бросая полные мольбы взгляды в мою сторону. Но вот, наконец, раздался звонок на свитке нашего Хамелеончика.
  
  – Всё пошло не по плану, – прохрипел голос «правой руки» Тауруса. – В порту нас уже ждали — пять молодых Охотников. Многих повязали. Сам остался жив и на свободе чудом.
  
  – Пятеро… – задумалась Илия. – Похоже на учебную команду с наставником, – короткий взгляд на меня, но я лишь киваю обратно ей.
  
  – Хорошо, возвращайся на перевалочную базу и отсидись там, как доберёшься, свяжись для более детального доклада.
  
  – Понял, – отозвался бугай и отключился.
  
  – Проклятье! – зашипела Илия. – Как так вышло?
  
  – Ну, – пожимаю плечами, – вариантов много. Может, старину Жака достали кражи, и он «попросил» у Айронвуда отряд студентов вместе с одним из его Специалистов в качестве сопровождения груза. Всё равно им на турнир нужно было ехать, так почему бы и не совместить полезное с полезным?
  
  – А почему ты раньше об этом не сказал? – возмутилась девушка.
  
  – Цветочек, я вам перед каждой операцией говорю, что существует опасность встречи с Охотниками и что делать в такой ситуации, даже в Устав записал, который вы все выучили, – достаю сигару и прикуриваю. – Ну-ка, Перри, что я там сегодня говорил на эту тему? – выпускаю облачко ароматного дыма.
  
  – Видишь Охотника и у тебя под рукой нет отряда товарищей с сорока автоматами и укреплённой точкой с пулемётами? Тогда беги! – дисциплинированно повторил фавн.
  
  – Во-от! – наставительно поднимаю руку с сигарой, разглядывая карту Вейла на стене перед нашим столом. – А что делал наш друг в маске?
  
  – Эм… мы ещё не знаем, – помялась смущённая хамелеака, явно греша против истины, что понимала и сама.
  
  – Цветочек, я восхищён твоей заботой о братьях наших меньших, – делаю новую затяжку, глядя на то, как девушка наливается краской. – Честно, теплота твоего сердца озаряет наш мрачный общественно-опасный коллектив лучами добра и уюта, но… серьёзно… – приосаниваюсь на кресле, подпуская в голос просительных ноток, – это же Лейтенант.
  
  – Н-но у него были пулемёты! – всё ещё пыталась возражать Илия.
  
  – Ох, грехи мои тяжкие… – стряхиваю пепел в пепельницу. – Грузовой буллхед, пусть и довооружённый пулемётом, — это НЕ стационарная точка. Хотя бы потому, что я могу его сбить, просто укрепив Аурой свой тапочек и метнув в движок… – установилось зловещее молчание, пока я делал новую затяжку. – Понятно, что молодые Охотники вряд ли могут быть столь же круты, но сбить транспортник — задача всё равно несложная. Эх… ведь по-любому и их просрали, а я так старался, когда их угонял, столько времени потратил… целых пятнадцать минут!
  
  – Это всё, что тебя сейчас волнует? – возмутилась боевой командир.
  
  – Нет, но вряд ли вы сейчас в том настроении, чтобы обсуждать экзистенциальные проблемы мироздания, а вообще, я просто вас отвлекаю, чтобы вы не начали бегать по потолку и рвать на себе волосы, – отхлёбываю кофе из своей «биконовской» чашки. Эх, до Нео Илии всё ещё далеко, да и сам кофе уже остыл. – В общем, ждём, что нам скажет Лейтенант. И да, Цветочек?
  
  – Что? – осторожно поинтересовалась фавн, уже интуитивно чувствуя, что сейчас начнётся.
  
  – Почему ещё не объявлены боевая готовность и тревога по базе? А вдруг кто-то из твоих пушистых друзей окажется слаб духом и всех заложит? Или просто сдуру проболтается? Давайте, шевелитесь! Усилить караулы, подготовить маршруты эвакуации — тревога по всем складами и точкам проживания! Я вас чему все эти месяцы учил, засранцы чешуйчато-шерстяные?!!
  
  – Сэр, да, сэр! Так точно, сэр! – и весь офицерский состав активно забегал, а Хамелеончик втянула голову в плечи и слегка позеленела.
  
  – Вот, учись, Цветочек, чтобы голова солдата была свободна от дурных мыслей, его руки должны быть заняты, – сообщаю, когда замыкающий процессию Ларри скрылся за дверью штабного помещения.
  
  – Ты всё это устроил, только чтобы мы лишний раз себя не накручивали?
  
  – Не только, мой дорогой стажер, – ещё один глоток. – Случаи действительно бывают разные, пусть в ваших бойцах я и уверен — они слишком идейные и, пока им не начнут снимать кожу с пяток, вряд ли что кому скажут, – жуткая и ужасная террористка вздрогнула с испугу, – но лишняя бдительность ещё никому не мешала.
  
  – Понятно, – кивнула девушка и задумалась.
  
  – Так, Цветочек, я не понял? Что я только что сказал по поводу мыслей? Если Перри побежал всех строить первым, это ещё не значит, что тебя команда не касается. Давай-давай — освобождай мебель. К сеансу штабной гимнастики приступить! Принеси мне ещё кофе и пару пончиков.
  
  – … – на меня бросили полный укора взгляд, но послушно встали и удалились.
  
  А через несколько минут после того, как получил новую порцию ароматного напитка, на связь вышел наш гордый Лейтенант и смог доложиться более детально. Ничего нового, впрочем, он не выдал — сначала всё шло как по маслу, но потом случилось пять Охотниц, и они, в конечном итоге, смогли навалять семи десяткам мордоворотов с поддержкой пяти «машин лёгкой бронетехники». Большая часть была вырублена, информации по погибшим у него нет, подтверждённо скрыться смогли только он сам и ещё Майк. На резонный вопрос, какого хрена он не дал команду на отступление, при том условии, что один на один против молодого Охотника, пусть даже всего второго года обучения, шансы были только у него самого, а пятеро гарантированно положили бы всех, что и произошло, мужик ответил, что среди нападавших была Шни и упустить такой шанс они просто не могли.
  
  – М-да, – подытожил я рассказ громилы, – молодец. Твоя жажда достать семнадцатилетнюю девчонку стоила нам не только сорванной операции, но и потери транспортов, бойцов и инициативы. И хорошо, если ещё и переезжать не придётся. Ну и тот факт, что ты уцелел.
  
  – Почему? – не понял последнего пункта здоровяк. Именно последнего, это бескомпромиссно угадывалось в его удивлённом голосе.
  
  – Да потому, что твоя рожа в маске слишком хорошо известна всем заинтересованным лицам! И если остальные ещё сойдут за мелких бандитов, особенно если будут на допросах говорить то, чему их учили, то вот тебя, как помощника Адама, озверевшие за последние месяцы копы реально начали бы резать на ленточки.
  
  – … – ответом мне стала тишина.
  
  – Так, ладно, – потираю переносицу, – отходите маршрутом «пять» до резервной базы и сидите там, на всякий случай — пакуйте чемоданы и крепите оборону, сражаться или смываться — будем решать по ходу дела. Как понял?
  
  – Сделаем, – хмуро отозвался голос мужчины.
  
  – Хорошо, – сбрасываю звонок. – Значит так, Цветочек, я сейчас пойду дёргать за ниточки, дабы узнать, что там по нашим пленённым и не угрожает ли им зоопарк, а ты следи, чтобы никто не накосячил в моё отсутствие.
  
  – Угу… – кивнула девушка.
  
  И на этом я быстренько свалил, оставив Илию разгребаться со свалившимся авралом, и… нет, куда-то там идти и что-то дёргать я не собирался — сейчас всё равно шли первичные допросы, если вообще не оказание первой помощи уработанным Охотницами бедолагам, но как повод оставить моих пушистиков и заняться своими делами — вполне. И вообще, я огорчён поведением Лейтенанта, он даже не упомянул, что встретился с Блейк! Как он мог, зная о моей нежной страсти к кошкодевочкам? А он зна-а-ал! Об этом уже все члены Белого Клыка Вейла знают! Ладно, шутки в сторону, резоны его я прекрасно понимаю — нефиг всяким левым «наёмным работникам» сообщать о делах, касающихся внутренней кухни если не высшего командного состава организации, то уж верхушки среднего звена — точно. Да и потом, реально кого-либо дёргать или вытаскивать я не собирался, жаль, что сам Лейтенант не слился тем или иным способом, это бы здорово облегчило мне задачу. Можно было бы попросить Нео «позаботиться» о нём, и девушка бы эту просьбу выполнила, ни секунды не сомневаясь, но… я не хотел превращать мою милую Прелесть в убийцу, пусть подобные просьбы уже были и выполнялись, и как бы поздно пить боржоми, когда почки отлетели, но… я всё же не прошлый Роман и вести себя так не собираюсь, да и отношения наши с разноглазой милашкой уже совсем иные, чем были раньше. Пусть лучше у меня потом возникнут дополнительные сложности, но пока это только мои сложности и мои проблемы, я не буду облегчать себе жизнь путём купания в крови дорогих мне людей.
  
  Ладно, поныть о моральных ориентирах, де-факто, демона, подселённого Тёмным Богом в тело короля воров, я смогу и потом, сейчас не время. Да и не в этом суть. А суть у нас в том, что сейчас самое удобное время заглянуть в одну мастерскую и, быть может, даже понаблюдать за техосмотром одной рыжей машинки-убийцы. Прикрываю глаза, сосредотачиваясь на нужных ощущениях, в восприятии моего Проявления город выглядит совсем не так, как в обычной реальности — нет улиц и проспектов, но есть «точки моего интереса», а также ощущение препятствий, что «захламляют пространство». Не очень удобно, но телепортироваться на большие расстояния без прямой видимости я могу только так. Ну или просто не нашёл способа лучше. Зато есть и плюсы от такого — с подобным восприятием я портируюсь не столько к определённому месту, сколько к связанному со мной духовно человеку или предмету. Привет Рейвен, так сказать, хотя, в отличие от неё, я через континент не прыгну и толпу народа с собой не проведу, но каждому своё, и моё Проявление мне очень нравится. Шаг вперёд, и вот я уже стою рядом с Нео неподалёку от нужного нам места.
  
  – Ну, как тут у нас? – в ответ мою голову пробил стальной шип, венчающий боевой зонтик моей малышки. – Эй, это я!
  
  – (>_<)!
  
  – Ну а как я бы иначе показал, что я уже здесь? Вариант с хватанием тебя за плечо был бы ещё хуже.
  
  – (–_-)…
  
  – Ну прости-прости, – обнимаю и целую эту надувшуюся прелесть.
  
  – (^_^), – ну вот, я прощён.
  
  – Ну так как?
  
  «Пять минут назад заехал бронированный лимузин с тонированными стёклами», – показала она табличку.
  
  – Отлично, успели как раз на самое интересное, – я потёр руки, эх, жаль, что сейчас лучше не курить — тратить силы Нео на прикрытие этого процесса иллюзией нерационально, а без неё могут и углядеть огонёк в ночной темноте. – Но пока идём, есть что по девочкам? Были проблемы?
  
  «Минимум. Пришлось сбивать прицел у пулемётов да один раз спрятать Снежинку, иначе бы она попала под очередь в спину из полутора десятков автоматов», – новая табличка.
  
  – М-да, натренировал, блин, на свою голову, – девушка в ответ кивнула, мол, ну да, сам дурачок, но потом приобняла и потёрлась щекой. – Да-да, твой дурачок, кто же спорит? – с улыбкой отвечаю на мимику девушки.
  
  – (^____^), – ещё один важный кивок.
  
  – Всё, пойдём, вешай иллюзию, а я смещу нас по фазе, и да, соблюдай тишину!
  
  – (!_!)… – брови Нео поднялись вверх, весь её вид так и выражал: «ты, блин, серьёзно?» – (^_^)! – единственный человек, кто всегда понимал и тащился с наших с Ромой шуток.
  
  И вот, подготовившись, мы аккуратно прошли сквозь стеночку в районе потолка. Здание было старым промышленным… сейчас уже и не поймёшь, то ли цехом, то ли складом, но ключевой момент тут состоит в том, что потолки у такого типа зданий по три с лишним метра. Вообще, предосторожность несколько излишняя — в оптике мы невидимы, теплового излучения также нет, как и изменения объёма давления, в общем, на пару с Неополитан — образцовые призраки, но хрен его знает, так что лучше ещё и держаться в зонах, куда люди нечасто бросают взгляды, а потолки рассматривают не так чтобы сильно часто (нету на них Икари Синдзи, увы).
  
  Внутри обстановка резко контрастировала с тем, что было снаружи. Хорошо освещённый зал, хренова туча самой навороченной техники, от компьютеров и серверных стоек до каких-то кранов, гибридов токарного станка с операционным столом и совсем уж непонятной хрени. Так, теперь мне нужно найти или комп главного инженера, или инженеров по проекту. У первого выше допуск и, теоретически, через него можно стырить вообще всё, что нужно, но, по себе зная, как это происходит в реальной жизни, у вторых объём данных наверняка больше, как и памяток с пояснениями, ибо работают они с проектом постоянно.
  
  *Тык-тык* – меня подёргали за руку.
  
  – …? – беззвучно вопрошаю. Нео в ответ показывает рукой в сторону… зафиксированной на том самом гибриде токарного станка с операционным столом рыжей андроида… у которой сейчас откручивали голову. Буквально. Сказать, что зрелище было, мягко говоря, стрёмненькое — это изрядно преуменьшить. Но вот послушать, о чём говорили люди, собравшиеся рядом с расчленённой девочкой, было интересно.
  
  – … подключите шину к основному накопителю и скопируйте последние файлы, – распорядился мужчина лет сорока пяти, уже изрядно побитый сединой, начинающий лысеть, да и вся его оплывшая фигура говорила, что он — образцовый кабинетный работник, что если в жизни когда что тяжелее чашки кофе поднимал, то было это очень давно.
  
  Его указание принялись исполнять парень с девушкой, вот эти были молодыми и подтянутыми, больше двадцати я бы им не дал, возможно, как раз армейские техники, допущенные до обслуживания. Парень залез со стандартным портом куда-то вглубь головы андроида, послышался щелчок.
  
  – Готово.
  
  – Угу, – подтвердила девушка, вбивая пароль на доступ к системе «Пенни 1.0», так, а это мы сфоткаем и даже запишем небольшой ролик, как её пальцы стучат по клавиатуре, – готово. Копирую записи боя.
  
  – Дин, проверь пока мечи, создание когерентного излучения через них могло причинить им существенный вред, – распоряжался тем временем старший.
  
  – Сейчас, – паренёк залез в свой планшет и открыл на нём схему… Я же заглянул ему за плечо.
  
  Это что, прототип модульной лазерной установки на Прахе? Как эта хрень вообще работает? А, ионизированный огненный Прах и разгон гравитационным? Понимаю. Извращение жуткое, но с учётом знаний и направленности технологий местных — близкое к гениальности. Я, зная всю «физику» процесса и работая по сути, только через электрический Прах спалил несколько десятков тестовых моделей, прежде чем получил рабочую рельсу. Сколько и чего ушло на комбинирование аж трёх разных типов Праха, причём на параллельную работу, и какие вычислительные мощности нужны, чтобы этим делом управлять, мне было даже страшно представить. Это же нужно контролировать напряжение, выдаваемое электрическим Прахом, управлять возбуждением Огненного, чтобы правильно его тянуть и не детонировать, а потом ещё и направить сформировавшийся пучок гравитационным воздействием. А ведь эта штука ещё и должна как-то смещаться, хотя бы для банального прицеливания или чтобы «вести» луч по пытающейся скрыться цели. Жесть из серии «дайте нам суперкомпьютер, а лучше три». А, ну да, полноценный ИИ, полагаю, его процессоры не лаптем щи хлебают.
  
  Пока инженеры проводили осмотр и кучковались вокруг отключённого андроида, я благополучно добрался до их рабочих мест и закачал к себе всё что нашёл — схемы, чертежи, переписки с доктором Полендиной. А всё почему? А всё потому, что этот старшой судорожно вскочил и понёсся к Пенни, даже не заблокировав свой компьютер. Почему понёсся? Ну так я аккуратненько отсоединил от лески и стырил один из клинков девчушки, и сейчас коллектив осознал, что, возможно, где-то в порту лежит «ножичек», что чисто по материалам стоит тысяч так тридцать льен, а уж как часть общей установки и того факта, что «их робот где-то потерял запчасть»… в общем, любо-дорого, как они забегали. А самое вкусное, глава техников сразу же побежал на доклад к начальству.
  
  Начальство впечатлилось и принялось судорожно названивать и отдавать команды, как я понял, отряд вояк Атласа сейчас пойдёт ползать по пирсу и искать утерянный ножик, а остальной коллектив помчится просматривать записи боя рыжей убивашки в надежде заметить момент, где мог ухайдакаться означенный ножичек. Ну а пока все заняты, мы с Нео зарылись в компы тех, кто побежал всё это дело делать. Эх, необходимость в хакере-ледорубе проявляется всё сильнее, сейчас бы понасажал всяческих червяков-троянцев и горя бы не знал, а так приходится извращаться. Например, запароленные папки. О, это отдельная тема, к счастью, вояки Атласа почти в полном составе лишены воображения, а потому логин-пароль к таким папкам, как правило, совпадает с логином-паролем учётных записей, хотя это не только у атласцев такая проблема, она вообще повсеместно. Правда, помню я варианты по своему прошлому миру со стикерами, наклеенными прямо на мониторы, а в стикерах тех были… ну да, означенные логин-пароли. Это уже вообще за гранью добра и зла. Вот так и живём.
  
  Узнать данные по учёткам было несложно, хоть и муторно-долго, даже всего для двух заинтересовавших меня персон — главного инженера и руководителя всей операции. Просто заблокировать комп и сидеть ждать, пока пользователь не зайдёт, ругнётся, разблочит систему, сделает свои дела и вновь заблочит.
  
  Вернулись мы уже под утро, уставшие, но, в целом, довольные — данных я получил более чем достаточно, более того, удалось даже выяснить название комплекса, где засел док Полендина. Где находится сам комплекс, было пока не ясно, но направление, откуда начинать копать, я получил. Омрачали мою радость только усталость от долгого использования Проявления да замученная Илия, которая первым же делом поинтересовалась, что там как с её пушистыми друзьями. Вот ей-богу, на мгновение мне даже стало чуть-чуть стыдно, пока я не вспомнил, что её друзья — это всё же террористы, а попавшаяся группа относится к «средней отмороженности». На этом совесть успокоенно пожала плечами и вновь улеглась спать дальше, а я отделался общими словами о том, что следствие ещё толком не началось, идут допросы, и даже обвинение будет выдвинуто, основываясь на этих самых допросах. И если пойманные не накосячат и будут утверждать, что их нанял стр-рашный мужик из Белого Клыка за пару сотен льен награды и угрожая близким, если его ослушаются, то им вообще могут впаять небольшой штраф и общественные работы, так как действовали они под принуждением, смягчающие обстоятельства и всё такое. Правда, рассчитывать на это не стоило — копам тоже хочется кушать и нужно громкое дело, так что могут и полноценное участие в бандформировании впаять, но, в любом случае, пока их не пристегнут к Белому Клыку, размер их неприятностей будет колебаться от мелких до средних, но никак не выливаться в полноразмерную Жопу. И именно в этот момент ожила внутренняя система связи, а из динамиков донёсся голос Перри…
  
  
Глава 17. О проблемах командировок, а также немного Хаоса и Безумия
  
  Проводить время в таких местах, которые вас вдохновляют и наполняют энергией, и связывать себя с людьми, которые радуют вас и дарят вам душевный подъем это один из секретов мудрых людей.
  Шарма Робин, канадский писатель, известный специалист по мотивации, лидерству и развитию личности.
  Ага, а вместо этого тебя отправляют в командировку в Сибирь, продавать снег чукчам.
  Человек, вынужденный работать с идиотами.
  
  – Говорит центральный пост! Сэр, мы задержали троих нарушителей, они утверждают, что к вам. Их старшая — это человеческая женщина с тёмными волосами в красном платье, говорит, что её имя Синдер. С ней двое: мужчина и девушка. Все с открытой Аурой.
  
  – Ну замечательно, – провозгласил я, потянувшись к тумблеру включения микрофона. А ведь всё так хорошо шло… Ну и какого хрена ей надо? – Да, это действительно ко мне. Кстати, они сказали, откуда знают про это место?
  
  – Нет, сэр.
  
  – Тогда поинтересуйся — мне любопытно.
  
  – … – щелчок отключения связи, и на той стороне установилась тишина. – Эм… – рация вновь ожила. – Они угрожают поджарить вашу задницу на гриле, если вы сейчас же не дадите добро на их проход… – судя по голосу фавна, он даже не столько удивился таким наездам или возмутился угрозам мне, сколько уже начинал сочувствовать гостям. Приятно, чёрт подери — в меня верят!
  
  – Креативно, – вынужденно признал я фантазию полу-Девы, и тут мне в голову пришла одна мысль: – Они нас что, слышат?
  
  – Э… – щелчки помех и явственное чувство конфуза. – Да, сэр.
  
  – И почему я не удивлён? – новенькая сигара как-то сама собой прыгнула в руку. – Перри, ты это, если вдруг нагрянет облава во главе с Айронвудом, сразу ему рацию передай. Ну, чтобы не задерживать общение.
  
  – Ам…
  
  – Ладно, проводите их к моему кабинету. Но чтобы через пять минут внутренние переговоры постов никто, кроме персонала самих постов, не слышал!
  
  – Есть, сэр!
  
  – Илия, – щёлкнув тумблером, вздохнул я, – сейчас тут появится дама, что свела меня с Таурусом. И я бы не хотел, чтобы она тебя видела. Для твоего же блага.
  
  – Х-хорошо, – немного помявшись, кивнула девушка, – тогда я пойду, может, кто ещё из наших из порта вернулся.
  
  – Да, хорошая идея, проследи, возможно, им нужна медицинская помощь, – Хамелеончик кивнула и вышла из кабинета, а уже через две минуты в этот самый кабинет едва ли не ворвалась Синдер с парочкой спутников.
  
  – Роман, как это понимать?! – вместо приветствия начала сильно раздражённая дамочка.
  
  – И не говори! – с энтузиазмом поддержал тон я, надевая на лицо выражение полнейшего одурения от ситуации. – Я дрессирую их уже третий месяц, а они до сих пор косячат так, словно только что с пальмы слезли!
  
  – Хочешь сказать, твои животные сами наставили на МЕНЯ оружие?!
  
  – Начнём с того, что это не мои, как ты выразилась, животные, а твоего друга Тауруса, – предупредительно поднимаю указательный пальчик. – А ещё они — буйнопомешанные террористы, которые мечтают убить всех человеков. Я, конечно, безмерно талантлив и гениален, но даже мне не под силу отрастить им мозг по щелчку пальцев. Кстати, – затягиваюсь сигарой, с любопытством посмотрев на Синдер, – как ты узнала про это место?
  
  – Ты же не думал, что я оставлю тебя без дружеского присмотра? – ухмыльнулась стервочка.
  
  – Ах, ты проливаешь бальзам на моё израненное сердце! – блаженно закатываю глаза, ещё сильнее развалившись в кресле. – Я думал, меня отвергли бесповоротно, но, оказывается, ты тайно за мной подглядываешь. Это так романтично…
  
  – Хватит кривляться! – рявкнула задетая за живое Синдер, поджигая свой кулак. Хм-м-м… очень любопытно, в прошлый раз мне было как-то не до этого, но вот теперь, набравшись уверенности и спокойствия, я почуял что-то от этого пламени… нет, не жар или колебания воздуха, что-то в нём было ещё, что-то, что отличало его от банального огненного Проявления.
  
  – Слушай, я правда понимаю твоё раздражение, но и ты пойми меня, – проникновенно подаюсь вперёд. – Я три месяца вынужден был общаться с не самыми интеллектуально одарёнными детьми природы, за это время я успел познать все муки Ада, включая должность воспитателя в детском саду. Спасибо за последнее пополнение, кстати. Так что погаси, пожалуйста, свой встроенный огнемёт — под нами склад Праха, как-никак, и в случае чего взрыв увидят и в Атласе, – я повернулся в кресле и указал рукой на смотровое окно, пусть под нами хранился не огненный, а всего лишь «земной» Прах, но и с ним играться крайне не рекомендовалось, во всяком случае, если ты не хочешь внезапно оказаться в центре огромной скалы.
  
  – А ты осмелел, Роман, – кулак погас, и Синдер натянула на лицо свою вежливую улыбочку, вот только в глазах её вполне отчётливо читался приговор, – что странно, с учётом твоего фееричного провала.
  
  – Эм… – я перекинул сигару с одного края рта в другой. – Прости, я не совсем уловил твою мысль. Вернее, я совсем её не уловил. Ну, знаешь, мой измученный постоянным общением с агрессивными террористами мозг почему-то выдал мне очень странный образ, где ты пытаешься заставить меня чувствовать себя виноватым и начать оправдываться прописными истинами о том, что если поручаешь дилетантам выполнять работу, требующую некой квалификации, то будь готова к их косякам…
  
  – Сегодня ты очень самокритичен, – не уколоть она не могла.
  
  – У меня был очень напряжённый день, боевой зоопарк Тауруса с его личным хомячком во главе знатно облажался в простейшем деле и тупо наплевал на все выданные ранее инструкции, так что давай лучше к делу: что за новое дело ты мне придумала? Ты же ведь не из-за косяка Лейтенанта сюда пришла? Ну, и кто эти двое? Нет, девушка очень симпатичная, твой вкус я полностью одобряю, – о, неужели я вижу довольную моську от такой слабой и незначительной похвалы на лице этой миленькой зеленоволосой убийцы, которую неплохо бы где-нибудь тихонько утопить? – а вот зачем тут какой-то смазливый парень, подозрительно напоминающий манерой движений старину Маркуса Блэка, я не понимаю. Смазливые парни с повадками алкоголиков-неудачников нам не нужны, – я вновь затянулся, глядя, как Меркури отвечает мне презрительным взглядом, а вот его спутница явно с трудом сдерживала смешки.
  
  – О, он весьма талантлив, – ухмыльнулась Фолл, почти незаметно нахмурившаяся, когда я упомянул, что знаю отца её прислужника, – но его таланты лежат в несколько иной области, и красноречием он тебе уступает.
  
  – Значит, у меня ещё есть шансы?
  
  – Посмотрим на твои поведение и успехи, – сухо отрезала девушка. – Ну а теперь к делу, у тебя будет две задачи. Во-первых, ты должен организовать перевозку украденного Праха на гору Гленн и развернуть базу Белого Клыка в районе местной железнодорожной станции сообщения с Вейлом.
  
  – Эм… – я постарался придать себе как можно более ошарашенный вид. – Прости, что?
  
  – Гора Гленн, – с ехидной улыбочкой повторила женщина. – Ты должен организовать там базу и восстановить хотя бы один поезд из тех, что остались на станции.
  
  – А у меня есть возможность выбрать какой-то менее эксцентричный способ самоубийства? – елейным голосом вопросил я, постаравшись трогательно поморгать ресницами. – Ну там… попытаться изнасиловать Глинду Гудвитч или гробануть секретное кофехранилище Озпина на его глазах?
  
  – Не волнуйся, Роман, – улыбка Синдер стала ещё ядовитее, а её жёлтые глаза таинственно сверкнули магическим всполохом, – с Гримм проблем не будет. Максимум вам потребуется зачистить парочку отбившихся от рук Беовольфов, но о ком-то более крупном переживать не стоит.
  
  – У-у…
  
  Должен признать, что такое заявление, в случае своей правдивости, любого неподготовленного человека проняло бы до печёнок. Способность тем или иным образом пусть не управлять Гримм, но хотя бы надёжно отваживать их от скопления нескольких сотен разумных — это уже заявка на серьёзный политический вес и золотую статую в полный рост. Человек же, хотя бы в общих чертах знающий подоплёку и уверенный в факте работы Синдер на Салем, получал железобетонные подтверждения связи этих двух.
  
  Короче, мне пришлось срочно корчить настолько удивлённо-ошарашенную рожу, насколько это в принципе возможно, да нервно курить взатяжечку, проникаясь величием ведьмы. Вроде бы поверила.
  
  – Второй твоей задачей будет достать кое-что в Атласе и привезти это в Вейл, – в должной мере насладившись моим видом, продолжила ведьма.
  
  – В Атласе, значит? Хм… – вновь задумчиво затягиваюсь сладковатым дымом.
  
  – У тебя с этим проблемы? – она приподняла бровь.
  
  – Нет, но перед началом дел там нужно будет «выразить почтение» местным заправилам, а то недоразумение может выйти… неудобно получится, но это уже мои проблемы. Что конкретно и в каком количестве нужно изъять?
  
  – Мне нужно, чтобы ты достал и перевёз в Вейл партию Атласских Паладинов.
  
  – Это случайно не те супер-навороченные сверхсекретные прототипы боевого шагохода, о существовании которых наши дорогие милитаристы сейчас дают информацию лишь на высшем государственном уровне?
  
  – Они самые, – улыбнулась Фолл. Я же показательно делаю новую затяжку.
  
  – Синдер, дорогая… Я понимаю, что ты ставишь перед собой высокие цели, но, может быть, ограничимся чем-нибудь попроще? Ну там, протезом Айронвуда или нижним бельём Винтер Шни?
  
  – О, неужели «Король Воров» признаётся, что это ему не по зубам? – хищно хмыкнула женщина под улыбочки своих миньонов. – Ты вновь меня разочаровываешь, Роман.
  
  – Ох, ну пожалуйста, давай без этого, – я поморщился. Понимание того, что я для неё уже списанный материал, который просто пока рано утилизировать, настроения не добавляло, – я не мальчик-подросток, чтобы меня можно было взять на слабо. Спереть навороченную «по последнему писку моды» технику этих чванливых милитаристов — это не мелочь по карманам тырить, а боевой шагоход — не распечатанная на верстаке винтовка-пукалка, их будут искать. И искать серьёзно. А значит, сначала нужно подготовить мероприятия, чтобы или искали их в другой стороне, или вообще не искали. Это время. И деньги. Много денег. А я и так последнее время изрядно потратился на обеспечение заказанных тобой операций. Тебе же результаты, как я понимаю, нужны «ещё вчера»? А это будет стоить уже не просто много денег, а очень много денег. И это не говоря уже о задаче с горой Гленн, которую тоже ну никак не назовёшь простенькой!
  
  – Не всё так страшно, – её улыбка стала покровительственной, – у тебя будет пара месяцев на подготовку, к тому же… мои связи могут устроить, скажем, крушение поезда, перевозящего часть шагоходов. Твоя задача — проработать детали, а также потом обеспечить возможность фавнов из Белого Клыка пилотировать эти машины.
  
  – Теперь я ещё и инструктор по вождению роботов, которых до этого не то что я, вообще никто в глаза не видел… – сладкий дым опять наполнил мои лёгкие. – Может, всё же ограничимся протезом Айронвуда и бельём Винтер? – с надеждой поднимаю взгляд, старательно пытаясь скопировать глазки кота из «Шрека». Ну как старательно? Чтобы не слишком переигрывать.
  
  – Я верю в тебя, – как же мне сейчас хотелось впечатать рельсу в эту наглую улыбающуюся рожу и нажать на спусковой крючок. – К тому же если бы ты не перебивал меня после каждой фразы, то узнал бы, что у меня есть и парочка инструкторов, что вполне могут научить тебя, а дальше уже твоя задача — передать эти знания.
  
  – Хм-м-м, – я задумался. То, что у Синдер и её хозяйки агентов немеряно, и так было понятно, но вот тот факт, что сидят они на уровне, с которого открывается доступ к передовым атласским технологиям, уже говорил о многом… Хотя да, в каноне же как-то белоклыковцы на этих недодредноутах Вахи рассекали. Н-да, её устранение с последующей комфортной жизнью для себя становится ещё более сложным вопросом, как-то этот момент я не продумал. Буду думать дальше. – Тогда особых проблем не вижу, пожалуй, даже афишировать своё присутствие в Атласе не потребуется, так… сошлюсь на туризм и деловые встречи. Но мне нужны детали. Что за люди, что могут, как связаться и сколько могут дать? Кстати, а сколько нужно?
  
  – Вот теперь это похоже на конструктивный разговор, – она довольно повела плечами, демонстрируя мне все несомненные достоинства своего тела, – ты всё же не безнадёжен. Ну что же, начнём с полковника Рустава… – меня стали просвещать по агентам мисс Фолл, то бишь Салем, в Атласе и чего от этих агентов можно получить.
  
  Выходило, что получить от них можно было всё, вплоть до последней рубашки и души. Старое доброе сочетание денег и страха. Тем не менее работать было можно, но лучше действительно лететь самому — дистанционно такие вопросы не решаются, точнее, у меня нет опыта, ни своего, ни романовского. К тому же заодно и свои вопросы порешаю касательно Полендины. Так что слушаем и запоминаем, а лучше записываем!
  
  Неделю спустя.
  – Что курил этот чёртов атласский засранец?! – я помассировал саднящие виски и с едва скрываемой ненавистью покосился на конструкторскую документацию.
  
  Обычно технический специалист, сколь бы далёк он ни был от конкретного направления, глядя на чертежи, сможет хотя бы в общих чертах представить, для чего изображённое на чертежах используется. То есть схему подстанции от строительной документации жилого дома отличит и машиностроитель, который ни к энергетике, ни к недвижимости отношения не имеет от слова вообще. Равно как и инженер-энергетик чертежи карданного вала распознает и поймёт, что эта штука делает. Но вот тут… Ладно, силовую часть, ПО и краткие базисы по новым архитектурам процессоров Пенни я понял без проблем, схему питания и оружейные наработки, спасибо навыку Романа, — тоже, но вот «чёрный ящик» в центре груди андроида был совершенной террой инкогнита. Но именно он мне был интереснее всего. К нему шло питание, к нему шли информационные порты от процессоров в голове… и всё. На работоспособность всей системы он, по идее, никак влиять не мог. Тем не менее располагался в самом «защищённом» месте робота, ради него даже весь вычислительный блок перенесли в голову, хотя тут не факт, может, у местных просто срабатывают условности типа «антропоморфная платформа должна думать головой», хотя, как ни парадоксально, задница — куда более защищённое место, и, по логике вещей, самое важное лучше бы запихать туда… Но вернёмся к нашему ящичку, в сопроводительной документации о нём говорилось, что это «инновационный блок генерации Ауры» и что он необслуживаемый, и в случае каких-либо повреждений или сбоев работы необходимо немедленно связаться с доктором Полендиной. На этом, собственно, вот вообще всё. Я теперь даже не уверен, что в Пенни действительно есть душа, вдруг этот гений действительно смог создать устройство, что генерирует Ауру?
  
  Короче, без нормальной «методички» или автора технологии вся эта машинерия останется для меня тёмным лесом. Что «ядро» Пенни, что та хрень по пересадке души в подвале Бикона. И если интерес к Пенни у меня был чисто научным, то вот разобраться в подвальном агрегате я был шкурно заинтересован. Но на данный момент я не мог даже с уверенностью сказать, по одной ли технологии построены оба решения или по разным, только что из банального здравого смысла — появление сразу двух концептуально новых технологий в одно и то же время, для работы с одним и тем же «материалом», из одной и той же страны… маловероятно, скажем так. Тем более в Атласе с их унитарностью. Эх, как ни крути, а все дороги всё равно ведут в заснеженные степи этих чванливых засранцев. Но просто так взять, всё бросить и отправиться на мороз я не мог, сначала требовалось подготовиться и передать дела, а то ведь вернёшься потом назад домой, а эти деятели все полимеры уже про… пропили, да. Мой Хамелеончик, конечно, девочка хорошая, но вдумчивый инструктаж ещё никому не вредил. Да и девочек из RWBY стоит предупредить о том, что их верный Тёмный Рыцарь на некоторое время отправился творить свои Зловещие Тёмные Дела в Таинственные Дали и в Вейле его не будет. Да, так им и скажу.
  
  Ещё «веселье» было с белоклыковцами. Из семи десятков злых и вооружённых до зубов пушистиков вернуться смогли пять фавнов, включая Лейтенанта и Майка, что теперь ходил надувшийся от важности. Или это была аллергия на крупу? Кто разберёт эту психованную мышь… Кхм, но вернёмся к теме «веселья». Боевую тревогу отменять я и не думал, во-первых, это заставляло буйнопомешанных и общественно опасных террористов пребывать в тонусе и заниматься полезными делами. Во-вторых, на мне висела задача с горой Гленн, и хотя Синдер вроде как обещала, что всё там будет ништяк, но мой седалищный нерв в голос орал, что стопроцентной защиты «договорняк» мисс Фолл с Королевой Гримм не даст и будущую базу нужно будет зачищать не только от парочки блудных Беовольфов, а перед этим — разведывать обстановку. К счастью, у меня давно был список тех, кто «пойдёт в атаку первым», возглавляемый как раз Лейтенантом, так что я велел Илии подготавливать рейды и снабжать наших особо отбитых мальчиков и девочек оружием и боеприпасами. Нужно ли говорить, что она была «в восторге» от открывающихся перспектив? Но что поделать, Партия сказала «надо», коммунист ответил «есть»! Ну а Перри внезапно стал начштаба, что был вынужден присматривать за всем этим безобразием, пока мужик с «пиломечом» Превозмогал, Хамелеончик строила планы и разведмаршруты вместе с путями отступления, а «любимая начальника» вообще свалил на другой континент. И да, он тоже был очень «рад», пришлось немного подсластить пилюлю и сделать так, что таинственно исчезнувший запас тушёнки так же таинственно вернулся. Я всё же не зверь и понимаю, что бойцы и так оказались в «глубоком тылу», так что ещё и проблемами со снабжением их напрягать не стал. Народ обрадовался, но к завскладом, тому самому фавну-хомяку, что в своё время едва ли полки из магазина не унёс, у означенного народа возникли серьёзные вопросы, да.
  
  Но не Клыком единым жив Роман Торчвик. Есть у него и личные дела, и вот касательно скорого отъезда ключевые фигуры этих личных дел требовалось предупредить. Что я незамедлительно и сделал. Правда, были сомнения, кому именно звонить для соблюдения гармонии в коллективе. Котёнка отметаем сразу — там у нас недавно было много глубоко личного, если начну ей после этого активно названивать, девочки могут по-чёрному взревновать. Капюшончик последний наш созвон восприняла слишком близко к сердцу, надо её немного пощадить. Дракончик… можно, но высока вероятность, что она передаст трубку Блейк, и смотри первый пункт, к тому же с ней мы тоже недавно уже общались. Значит, остаётся гордая и холодная Снежинка, что, к слову, и наиболее холодно ко мне относится из всей команды. Или это просто проявление цундэристости? Вот и совместим приятное с полезным.
  
  – Я вас слушаю, мистер… плохой парень, – в последний момент явно заменила обращение девушка.
  
  – О прекраснейший Белый Ангел Бикона, ты ранишь меня в самое сердце! Я же не просто плохой парень, я Симпатичный Плохой Парень!
  
  – Не особенно, – комплимент был засчитан, но тон всё равно постарались сделать максимально аристократичным.
  
  – Но всё-таки симпатичный, – играя обволакивающими интонациями, отметил я. – Я же помню, как ты смотрела на мой голый торс, пока я делал вид, что не замечаю.
  
  – … Тебе показалась, – о да, я её смутил, так и вижу эти бегающие голубые глазки.
  
  – Как Галантный Плохой Парень, сделаю вид, что не заметил этих очаровательных ноток в твоём голосе, от которых моё чёрное сердечко забилось чаще, – почти мурлыкая, «успокаиваю» красавицу. – В любом случае, я рад тебя слышать, Снежинка. Как вы там, ещё не разнесли Бикон?
  
  – Откуда ты знаешь?! – смущение было мигом смыто (ну, почти), а голос платиновой блондинки наполнился агрессивным подозрением.
  
  – Знаю что, радость моя? – кажется, я тут что-то пропустил.
  
  – Э-э-э… нет, ничего! Совсем ничего! – а вот теперь это даже похоже на панику. Становится всё страньше и страньше.
  
  – Ва-а-айсс, брось, ты же знаешь, что таким неуклюжим ответом могла бы ввести в заблуждение Капюшончика, но никак не твоего Преданного Плохого Парня.
  
  – Ты — не мой преданный плохой парень!
  
  – Неужели это ревность? Но тебе не стоит переживать, я обожаю холодных голубоглазых ангелов не меньше, чем прекрасных кошкодевочек. И таки что там касательно разнесённого Бикона?
  
  – Ты ведь не отстанешь, пока я не отвечу, и даже если я зашвырну куда-нибудь свой Свиток, меня это всё равно не спасёт? – отчаянно прогоняя из голоса лишние (и постыдные, да! Очень-очень постыдные!) эмоции, спросила девушка, изображая мировую тоску и смирение с неизбежным.
  
  – Я рад, что у нас с тобой уже такое глубокое взаимопонимание! Итак?
  
  – Янг и Нора устроили драку едой в столовой… – скороговоркой произнесла Вайсс. Чёрт, неужели это была та легендарная Драка Едой, а я это пропустил? Бли-и-ин.
  
  – Только Янг и Нора?
  
  – …
  
  – Брось, Снежинка, я же знаю, что в душе ты бунтарь и ищешь приключений. Я ни в жизнь не поверю, что ты в этом не участвовала.
  
  – Ладно, – тяжёлый вздох, – мы все там поучаствовали. Но они кинули мне пирогом в лицо! Я не могла стерпеть такое оскорбление! Это был священный акт возмездия! – она меня убеждает или себя? Или это просто цундэристое смущение?
  
  – Конечно-конечно, – я кивнул, пусть моя собеседница и не могла меня видеть, – а теперь я желаю знать самые грязные подробности! Излагай, моя леди, твой Плохой Парень — весь внимание.
  
  – Ты не мой парень… – повторно поправили меня и тяжело вздохнули, – но ладно, так уж и быть. Ничего не предвещало беды, пока Руби не притащила мою папку для документов, на которой зачеркнула все подписи об истинном собственнике и ещё имела наглость заявить мне в лицо, что она не жулик…
  
  Полчаса живейших описаний спустя.
  – И я всё это пропустил… – мне было грустно, очень, очень грустно.
  
  – Ну-у… – задумчиво протянула девушка. – А если бы так вышло, что у меня в сумочке случайно была камера, которую я, по чистому совпадению, забыла выключить после занятий и, по стечению обстоятельств, положила на подоконник объективом в зал, когда всё началось…
  
  – О-о-о! Снежинка, ты заставляешь моё маленькое чёрное сердечко трепетать в неподдельном восторге и обожании. Я в восхищении! Нео тоже в восхищении! Ты же поделишься этой прелестью со своим Верным Плохим Парнем, что плакал, как ребёнок, слушая твой чарующий, волшебный голос на прощальном концерте?
  
  – Даже не знаю… – почему-то в голове всплыл образ ухмыляющейся и довольно потирающей лапки Вайсс. И вот я верил, что сейчас как-то так оно и происходит. – Мне кажется, это может стать вероятным, если… ну, допустим… я получу что-нибудь соразмерное!
  
  – Как насчёт личной тройной порции моего фирменного шашлычка с печёной картошечкой?
  
  – Четыре тройных порции, – непреклонно заявила блондинка, – и ты отвезёшь нас на тот пляж у озера!
  
  – По рукам, жду файлик.
  
  – Угу! – а сколько довольства в голосе. Хотя ведь я знаю, что «выторговала» она как раз по порции каждой своей подруге, ну и себя, разумеется, не обидела.
  
  – Отлично, пересылай запись. Но я что, собственно, звоню, мне тут нужно будет отлучиться по делам за город. На связи не буду от парочки недель до пары месяцев, постараюсь побыстрее, но как пойдёт. Да и шумноватенько стало в Вейле, моя тонкая душевная организация может пострадать, да.
  
  – Ты же не пытаешься просто убежать, не заплатив, правда? – вновь перед глазами встала Вайсс, теперь с очень подозрительным прищуром.
  
  – После того, как смог почесать Котёнка за ушком? Не-е-ет, по своей воле я бы от вас вообще не отлипал, но, увы, обстоятельства сильнее меня! Но я обещаю привезти сувениры и действительно постараться всё уладить как можно быстрее! В общем, я предупредил. Целуй всех за меня и чеши Руби за ушком.
  
  – Ты хотел сказать: "Блейк"?
  
  – Нет, именно Руби. Я знаю, Котёнок вам всё рассказала, а значит, Капюшончик теперь очень хочет попробовать. А так как я нынче недоступен, сие ответственное дело я могу поручить только тебе! Ну, я побежал — мне ещё буллхед угонять, всё, пока-пока! – на этом я отключился.
  
  – (^___^), – Нео разговор тоже понравился, а уж когда Свиток пискнул, принимая видеофайл… короче, ещё минут двадцать мы залипали над записью эпичнейшего из сражений. И Руби там, кстати, всех вынесла, да. А ещё теперь я смогу троллить Янг её кастетами-индейками. Ну и лишний раз убедился, что укрепление Аурой — сильная штука, иначе как можно в полную силу фехтовать парочкой багетов и сбивать ими летящие с большой скоростью банки с газировкой, я ума не приложу. В общем, жаль, что не удалось полюбоваться на это дело лично, а то и поболеть за RWBY, но и так было очень даже да-а-а. Вот только основных задач никто не отменял, и мне таки пришлось отрываться от источника позитива и няшности (Нео принялась прокручивать в повторе особенно понравившиеся ей моменты) и идти… нет, не угонять буллхед — он был уже угнан, но прогревать движок и проверять работу агрегатов и запасов Праха — трансконтинентальный перелёт — не шутка. Путешествие в Атлас начиналось.
  
  Восемь дней спустя.
  Смеркалось. Под ногами хрустел мокрый снег, а пушистые белые хлопья то и дело норовили забиться сзади под шейный платок, изображающий шарф. Пусть Аура защищала организм от вреда и риска переохлаждения, но вот «восприятию» мешала не сильно. Погода же в Атласе нынче больше всего напоминала середину зимы моего прошлого мира. Утром всё было нормально: прохладная осенняя погода, чистые, ухоженные газоны вдоль тротуаров, приятное мягкое солнышко… а вот под вечер небо сплошняком закрыли жирные тучи и начался натуральный снегопад. Температура стояла в районе нуля, снег был мокрый и быстро таял, заодно налипая хлопьями на любой шов в одежде, ветра почти не было, но влажный воздух заставлял тело чувствовать себя хуже, чем в нормальный двадцатиградусный мороз. Для уроженца почти не знающего зим Вейла — просто ужас.
  
  – (Т_Т), – Нео зябко ёжилась под моим белым полупальто.
  
  Ни осенняя курточка, ни тёплые перчатки малышку не спасали — пришлось прижимать к груди и укрывать полами собственного одеяния, застегнув всего одну из четырёх пуговиц — больше из-за разницы в росте не получалось, ибо пришлось бы застёгивать прямо на лице девушки. Так и шли — её макушка выглядывает чуть ниже ворота, а я мужественно терплю открытые всем ветрам грудь и шею, надеясь только на пиджак да тонкий шейный платок. Вид у моей малышки, вернее, её разноцветной макушки, уже припорошенной снежком, был крайне несчастный. А ещё тут повсюду был снег, на котором оставались отпечатки ног… в общем, внимания и сил на скрытность у неё уходило куда как больше, чем раньше. И пусть это была очень неплохая тренировка талантов иллюзионистки, сама девушка была крайне недовольна и вообще хотела в тепло и на ручки.
  
  – Ничего, сейчас зайдём в кафешку и отогреемся за чашкой вкусного ароматного… чая, – обычно мы пьём кофе: чтобы проснуться — чёрный, чтобы просто попить — с молоком и сахаром, но найти нормальный кофе в Атласе — задача не из простых. Местные производители очень агрессивно относились к зарубежным конкурентам и давили их через правительство всеми возможными протекционистскими мерами. Атласский же кофе — это выкидыш не столько кулинарной, сколько химической промышленности. Даже самые дешёвые сорта растворимой бодяги из моего прошлого мира по сравнению с этой бурдой смотрелись пусть и не божественным нектаром, но более-менее прилично. Зато чай на континенте Солитас не рос и сделать его имитацию из химических усилителей вкуса не получалось, так что его приходилось честно завозить со стороны, несмотря на всё недовольство местных воротил.
  
  – (-_-;)~, – мне вяло покивали, плотнее кутаясь в тепло.
  
  Что мы делали на улице в такую погоду? Шли с «визита вежливости» от местного авторитета, на территории которого мне предстояло провести некоторое время, Огрема Фингерса. Мужику было уже под семьдесят и сам он «отошёл от дел», но быть местным Крёстным Отцом это ему ничуть не мешало. Ну и визит молодого и, как и положено, наглого «коллеги по должности» из Вейла старичка не насторожить не мог. Мои заверения, что я тут исключительно ради туризма и встречи с парочкой контрабандистов, а в самом Атласе дела начинать не собираюсь, его успокоили, но не сильно. В общем, мне вежливо порекомендовали как можно быстрее заканчивать свои дела и валить обратно в Вейл, на что я столь же вежливо ответил, что разберусь сам, куда и когда мне валить, чай, тоже не шпана залётная, и при наездах на тихих мирных путешественников «куда» может перейти в «кого». На этом традиционные порыкивания высоких договаривающихся сторон закончились, и мы уже вполне нормально и предметно поговорили с Огремом за бутылочкой доброго мистральского виски о жизни и работе. У старика были свои проблемы, и, убедившись, что я не стану новой, он вполне нормально отнёсся к моему пребыванию на своей земле, даже предложил парочку «заказиков» по избавлению атласских богатеев от неправедно нажитого имущества. Разумеется, с отстёгиванием ему двадцати процентов за наводку и правом скупки потыренного в первую очередь его людьми. Но я сюда действительно не для работы приехал, вернее, не для работы по такому профилю, так что стандартно пообещал «подумать», на этом мы с местным теневым королём раскланялись, и я ушёл заниматься своими делами, походя скинув слежку молодчиков этого дяди.
  
  *Дёрг-дёрг* — из воспоминаний о приятной беседе с уважаемым человеком меня выдернула Нео, схватившая меня за штанину под пальто.
  
  – Хм?
  
  – (q‸q)… – девушка показала в сторону сияющего огнями кафе и скорчила жалобную моську.
  
  – Конечно, пошли.
  
  – (^_^)!
  
  Чуть позже.
  – … а теперь светская хроника, – мы потягивали чай, Нео, блаженно щурясь, уплетала горячие блинчики с джемом, плазменная панель на стене вещала последние новости. Вот они-то и привлекли моё внимание, – … состоялся благотворительный приём, который почтили своим присутствием лучшие люди нашего города: Лесли Уильямс, глава «Медицинских Технологий Уильямса», Ким Брайтлайт, крупнейший поставщик продовольствия в Атласе, и, конечно же, Жак Шни вместе со своим сыном Вайтли… – камера показала мужчину и молодого парнишку, имеющих сильнейшее родственное сходство с одной голубоглазой платиновой блондинкой, а ещё у них едва ли не на лбу было написано «Спесивый Говнюк», причём оба слова реально с большой буквы. Ведущий продолжил перечислять выдающихся гостей, но я уже не слушал.
  
  Изображение младшего Шни повлекло за собой набор воспоминаний о будущем моей Снежинки, в том числе и о лишении статуса наследницы с передачей оного статуса Вайтли. Подробности я изначально знал не очень хорошо, больше по пересказам комментаторов, но тот факт, что произошло это весьма грязно и с полным довольством от мелкого пидараса при унижении его сестры, помнил точно. И да, иметь нормальную, без психических отклонений, ориентацию человек, которого обрадует унижение такой сестрёнки, как Вайсс, не может по определению! И вот гляжу я на этого парня сейчас, и мне становится грустно от подобных перспектив. Избалованный мажор во главе транснациональной корпорации, что оперирует деньгами того же уровня, что и годовые бюджеты страны… Да ну нахрен. И коль уж я всё равно оказался в Атласе…
  
  Я на мгновение застыл.
  
  Я сейчас серьёзно размышлял на тему превентивного устранения проблемы радикальным путём? Да… Точно размышлял. И-и-и… что-то совесть не спешит грызть. И ладно бы это были просто террористы, которых я уже списал, да и ничего хорошего не испытываю к сим личностям, но вот так вот, просто потому, что помню этого парня жопошником? И… вновь ничего.
  
  Я отхлебнул чая, скушал печеньку и вновь задумался. Рано или поздно, но «умышленное убийство» в списке уже именно моих преступлений появится. И это меня не беспокоит, но… если уж мне всё равно становиться убийцей, то почему бы не начать чуть раньше, но избавить себя и интересных мне людей от большого количества проблем? Мысль вновь не вызвала вообще никаких неприятных чувств. Эх… ладно, для начала стоит всё же собрать информацию, превышающую качеством источник в виде сварганенного на коленке мульта из прошлого мира.
  
  – Ну как?
  
  – (^____^)! – Нео блаженно похлопала себя по плоскому животику, показывая, что жизнь удалась и вообще всё прекрасно и замечательно.
  
  – Ну, тогда в отель, у нас сегодня был тяжёлый день, а завтра навестим господина полковника… Ну и мне потребуется собрать немного информации по кое-каким персоналиям.
  
  – (–_~)?
  
  – Так, мелочёвка, сегодня отдыхаем, – довольный кивок в ответ.
  
  Расплатившись по счёту, мы отправились в отель, холод вновь вцепился своими когтями в неприкрытые плотной одеждой участки тела, и я поймал себя на мысли, что уже готов на многое ради горячей ванны. Кошусь на разноцветную макушку красавицы, что опять устроилась у меня под пальто… Хм, возможно, мне даже составят компанию. Но сначала — добраться до гостиницы.
  
  Континент Санус, королевство Вейл, академия Бикон.
  Пока один рыжий негодяй медленно и печально продирался сквозь мокрую метель до тёплого номера в гостинице, в одной скромной комнате общежития раздался печальный вздох:
  
  – Он всё ещё вне зоны доступа… – девочка с серебряными глазами трагично плюхнулась щекой в подушку, не обращая внимания на задавленную тетрадь и закатившуюся под бок ручку.
  
  – Ты опять звонила этому франту?! – возмущённо обернулась на голос белокурая девушка из-за рабочего стола, сейчас заваленного открытыми учебниками и справочниками.
  
  – Ну-у-у… – неопределённо промычали ей в ответ с подвешенной у потолка кровати.
  
  – Руби, ты делаешь это уже шестой раз за последние дни! Ты должна остановиться!
  
  – Ва-айсс… – тоном «мне и так стыдно — не нервируйте меня!» проворчала девушка сверху.
  
  – Что «Вайсс»?! – повысила голос голубоглазая платиновая блондинка. – Признай — ты так часто названиваешь ему только потому, что знаешь — он не ответит!
  
  – Неправда! – подскочила с подушки студентка. – Янг, Блейк, скажите ей, что это не так!
  
  – Это так, – не отрывая глаз от чтения учебника и переписывания чего-то в тетрадь, бескомпромиссно рубанула брюнетка с бантиком в волосах.
  
  – Янг!!! – тут же последовал предельно жалостливо-требовательный запрос к смежной инстанции.
  
  – Э-эм… – блондинка, чьё лицо отражало тяжёлую работу мысли в области укладывания каких-то знаний в голове, заторможенно почесала ластиком карандаша в затылке, также не отрывая взгляда от своих уроков. – Прости, сестрёнка, но… Снежинка дело говорит. Зная, что он ответит, ты бы ни в жизнь не решилась набирать его без всякого повода.
  
  – Р-р-р!!! Много вы понимаете!
  
  – Руби, я серьёзно, – вернула к себе внимание юная дочь рода Шни, – профессор Ублек задал сложный реферат, и сдавать уже послезавтра, а ты и так умудрилась уже два раза опоздать на его урок. Сейчас тебе надо постараться и показать, что ты исправилась, а не витать в облаках. Даже я… – блондинка осеклась, поняв, что пример не очень корректен, – даже Янг старается, а ты отвлекаешься на всякие глупости!
  
  – Эй! – раздалось с другого конца комнаты. – Я всегда стараюсь! Просто я стараюсь в режиме энергосбережения!
  
  – Ой, только ты не начинай! Я пытаюсь тут помочь твоей сестре, между прочим, могла бы сказать «спасибо», а не возражать под руку!
  
  – Мне не надо помогать! Я уже почти дописала! Я ночью работала! – обиженно возвестила мисс Роуз. – Просто, ну… это… хотела немного отвлечься… чтобы… ну… мозги проветрить, – с каждым словом всё тише и тише, пояснила она под конец.
  
  – Три дня назад это закончилось тем, что ты всё забыла и доделывала домашку уже в классе! – не сдавалась Вайсс.
  
  – Ну хватит! Я не просила у тебя списывать! Ты сама мне дала!
  
  – А не надо было сверлить во мне дыру своим жалобным взглядом! К тому же если бы ты получила "неуд" за такое простое задание, это бы отразилось на репутации всей команды!
  
  *БАХ!* – прерывая перепалку едва ли на середине, раздался за окном громкий хлопок. – Йа-а-а-а-а!!! – вслед за которым тут же последовал чей-то болезненный крик и… – Дыщ! – звук глухого удара, где-то сильно ниже.
  
  Не сговариваясь и даже не обменявшись взглядами, команда RWBY в полном составе оказалась у окна, чтобы понаблюдать, как в воздухе исчезают остатки дымка, точно такие же, как те, что поднимались от скрюченного на земле под окнами тела с жёлтым хвостом.
  
  – Поверить не могу, он и вправду заминировал нам карниз, – первой пришла в себя Вайсс, таращась в воздух широко распахнутыми голубыми глазами.
  
  – Ты только сейчас убедилась? – с долей удивления покосилась на неё Блейк.
  
  – Хочешь сказать, ты так сразу тогда поверила его словам?
  
  – Нет, я проверила — нашла пару закладок, но решила не трогать, – честно ответила бывшая диверсантка Белого Клыка, – мало ли какие сюрпризы он мог подготовить на попытку разминирования, это же… – Белладонна неопределённо повела плечами, с намёком качнув бровями, – Он
  
  – Да… – взгляд Шни задумчиво устремился в пространство, а руки рефлекторно огладили боковой хвостик, пропуская волосы между пальцами, – с этим аргументом не поспоришь.
  
  – А-а… этот парень внизу — не тот фавн-безбилетник, которого мы видели в порту? – деликатно обратив на себя внимание подруг, указала на наблюдаемый факт мисс Сяо Лонг.
  
  – Похож, – согласилась Руби, балансируя животом на карнизе. – Досталось ему…
  
  – Ух… – мотнул головой попытавшийся сесть на земле парень. – Что это было?
  
  – Я не уверена! – крикнув вниз, подняла руку Роуз. Да так, что неловко покачнулась, и Янг, от греха, ухватила её за капюшон, готовясь предотвращать падение. – Но это очень похоже на учебную противопехотную мину класса Е2 с шоковой начинкой на электрическом Прахе!
  
  – Очень хорошо замаскированную противопехотную мину, – тихо добавила Блейк, вспоминая, как долго их искала, хотя, казалось бы, спрятать их на ровном месте по ту сторону окна было совершенно негде.
  
  – Откуда знаешь про мину? – шёпотом накинулась на напарницу Вайсс.
  
  – Ну так это же… – растерялась самая горячая фанатка оружия во всей команде, а быть может, и во всём Биконе, – это же классика! Самая лучшая учебная мина, даже сквозь Ауру работает — и никаких повреждений! Мне было восемь, когда дядя Кроу принёс журнал с рекламой этой модели!
  
  – Всё время забываю, какая у вас семейка… – прикрыла лицо ладонью белокурая красавица.
  
  – Да вы там совсем чокнулись — минировать оконный карниз общежития?! – вознегодовал оклемавшийся после болезненного разряда и удара о землю хвостатый парень, благодаря усиленному слуху расслышав обрывки переговоров девушек.
  
  – А с какой целью ты вообще оказался на нашем карнизе, м?! – требовательно хлестнула его ледяным взглядом наследница одной из крупнейших транснациональных корпораций.
  
  – Ну, я… это… – сконфуженно запустил пятерню в волосы фавн.
  
  – Ты хотел подглядеть за четырьмя ничего не подозревающими девушками, – выразительно щёлкнула встающими на боевой взвод перчатками Эмбер Силики Янг. – Плохая идея, хвостатый. Такое позволено только по-настоящему крутым парням, а они не бросают кожуру мимо урны.
  
  – Какую кожуру? – опешил гость города.
  
  – Банановую, – ответила вместо златокудрой блондинки блондинка платиновая, тоже уже достав свою шпагу и выставляя нужный картридж на обойме. – А теперь постой-ка ровненько — я давно хотела поупражняться в точности, – перед решительно настроенной девушкой возник и закрутился белый глиф.
  
  – Эй-эй! Вы же не серь…
  
  *Ты-дыщ!* – заглушил голос парня огненный цветок, вспыхнувший ровно на том месте, где он только что стоял. Реакция начинающего Охотника позволила уклониться без особых проблем, но радости от этого на его лице видно не было.
  
  – Кто первая в него попадёт — пропускает свою очередь на вынос мусора! – азартно объявила условия старшая дочь Тайянга и тут же шибанула со второй руки.
  
  – Принимается, – хмыкнула Шни, и рядом с в последний момент отпрыгнувшим фавном вспух ледяной кристалл.
  
  – Стойте-стойте! Что вы творите?! Так нельзя! Дайте я возьму Кресент! – запаниковала Руби, бросаясь в комнату.
  
  – Прости, малознакомый мне "великий заяц", – Блейк с нарочитой неохотой вставила магазин в собственный пистолет-пулемёт, – но если я не буду в этом участвовать, это можно будет квалифицировать как притеснение фавнов, а я не могу позволить своим подругам пойти по этому пути, – в окне появилось чёрное дуло и выплюнуло короткую очередь.
  
  А вскоре к взрывам дроби, ледяным снарядам и мелкокалиберным очередям присоединились хриплые басы встроенной в боевую косу винтовки. Истошные крики петляющего зайцем по территории незадачливого вуайериста ещё долго вспоминались обитателям общежития…
  
  
Глава 18. Тёмная сторона жизни
  
  Залезет вор к тебе — встречай,
  И что захочет он — отдай.
  Не дёргайся и не скупись,
  А то он может взять и жизнь.
  А ещё лучше от души,
  Под коврик ключик положи.
  Его порядочность проверь,
  Оставит ли он целой дверь.
  Тебе, возможно, повезёт,
  Всё ценное не унесёт,
  Не вставит в сердце твоё нож…
  Добра ещё ты наживёшь,
  Ведь не последний день живёшь.
  Мария Коваль
  
  Следующий вечер.
  Найти место обитания нужного нам полковника было несложно. Заместитель Айронвуда по научной части (я рыдаю над тем, как сильно «течёт» из Атласа) жил в «скромных» апартаментах на сороковом этаже небоскрёба в центре «парящего» города, что включал в себя Академию, Совет, а также резиденции богатейших людей королевства. Все, кто попроще, обитали в Мантле — прошлой столице, располагавшейся внизу и связанной с Атласом огромной трубой со сверхскоростными лифтами. Сколько всё это дело жрёт Праха, мне было даже страшно представить, но выражение «понты дороже денег» однозначно в этом мире пошло из Атласа. И если застройка Мантла ещё напоминала планировку Вейла, то вот «Верхний Город» — это роскошь и хайтек, точнее, воплощение роскоши и хайтека. И к тем, кто забрался почти на самую вершину «пищевой цепочки», уже не приходили с вопросами об источниках дохода и с прочими глупостями. Так что внутри хоромы уважаемого военного специалиста выглядели ещё роскошнее, чем я полагал, опираясь исключительно на их местоположение в городе.
  
  – Знаешь, Нео, а мне здесь начинает нравиться. Эти «умные дома», «умные холодильники» и тупые люди! Есть в этом что-то… притягательное. Ну и в плане почистить подобные жилища от всяких излишеств будет как-нибудь можно на досуге, хотя и согласовавшись с Фингерсом.
  
  – (-_-)… – девушка кивнула в сторону ванной комнаты.
  
  – Нет, вот умные унитазы — это перебор, согласен. Когда твоя сантехника за тобой следит и периодически напоминает докупить туалетной бумаги или мыла, ощущение хоть какой-то личной жизни полностью исчезает.
  
  *Пик!* – пискнул замок, сигнализируя о том, что хозяин квартиры явился со своей тяжёлой и неблагодарной работы. Мы с маленькой немой девочкой переглянулись и заняли заранее оговорённые позиции. Я — в кресле, с бокалом бренди в руке и сигарой, она — аккуратно у стеночки, прикрывая меня иллюзией и, в случае чего, контролируя самого владельца недвижимости.
  
  И вот послышалась возня из прихожей, и в комнату вошёл подтянутый мужчина тридцати пяти-сорока лет в расстёгнутом кителе. Волосы пострижены «уставным» ёжиком, лицо суровое. Так и хочется добавить «Характер стойкий, нордический. Не женат».
  
  – Добрый вечер, полковник, – я затянулся, наблюдая, как с лёгким звоном с меня спадает иллюзия.
  
  – Что?! – вояка потянулся к кобуре, но замер на половине движения, когда почувствовал холод стали у затылка.
  
  – Не стоит, – широким жестом указываю ему на кресло передо мной. – Проходите, садитесь, чувствуйте себя как дома.
  
  – Кто вы такие? Что вам надо? – атласовец был очень напряжён, напуган и взвинчен, что, впрочем, неудивительно, с учётом его положения.
  
  – Мы? Мы всего лишь пешки под рукой Чёрной Королевы, – знаю, что звучит как бред, но именно такой «пароль» передала мне Синдер.
  
  – Вот как, – не сказать, что он стал сильно счастливее, но, по крайней мере, немного расслабился, – и что же Её Величество желает от своего скромного слуги?
  
  – Да, очень скромного, – я хмыкнул, а заодно махнул рукой Нео. Девушка жест поняла правильно и перестала прижимать кончик боевого зонтика к затылку мужика. – Но к делу. Нам нужна дюжина Паладинов, информация об одном человечке и пара инструкторов.
  
  – Это будет непросто, – задумался полковник.
  
  – Было бы просто, в вас не вкладывали бы такие инвестиции и не отправляли бы в эту промороженную пустыню меня.
  
  – Хорошо, – вздохнул военный, – я могу организовать перевозку нужного количества Паладинов на испытательный полигон и рассказать о маршруте, но ни уменьшить количество охраны, ни притупить их бдительность у меня не выйдет.
  
  – Знаю, но и это уже немало. Как быстро вы сможете организовать такую логистику?
  
  – Хм… – он задумался. – Внести некоторые изменения в систему маневрирования юнитов и затребовать проверку таких модификаций «в поле» займёт неделю. После этого ещё дня три на организацию колонны.
  
  – Ясно, кто отвечает за охрану?
  
  – Наш отдел безопасности. Он под прямым управлением Айронвуда и его помощницы Шни, – теперь понятно, почему там агентов нет, всё же Джеймс не совсем безнадёжен.
  
  – Количество?
  
  – Одна мотострелковая рота. Пятьдесят-семьдесят солдат и полсотни роботов, – многовато. Но есть варианты.
  
  – Как проходит транспортировка? – задал я следующий вопрос.
  
  – Из ангара — или своим ходом, или на тяжёлых тягачах перегружают на платформу. Оттуда уже поездом почти до самого полигона, там разгрузка таким же образом и, собственно, полигон, – вариантов только что стало меньше.
  
  – Средства ПВО и связь?
  
  – По связи ещё могу сказать: согласно уставу, только внутренняя, по постам в самом поезде, внешний передатчик есть только в кабине машиниста. Личные Свитки не допускаются — страховка на случай предательства, чтобы подсадной не смог сообщить маршрут, – полковник нехорошо ухмыльнулся. Ну да, автору этой системы, наверное, и в страшном сне не могло привидеться, что продавать своих будет человек почти с самого верха. А вот я, увы, совершенно не удивлён. – ПВО же находится в ведомости безопасников, так что есть ли оно и в каком количестве, сказать не берусь.
  
  – Угу… – я прихлебнул из бокала. – Следующий вопрос…
  
  Полтора насыщенных часа спустя.
  – В целом, понятно, – подвёл я итог полученной информации.
  
  Дело обещало быть сложным, но не запредельно. Основная закавыка лично для меня состояла в том, как не допустить смертей охранников, но при этом сымитировать железнодорожную катастрофу или террористический акт, уничтоживший ценную технику. Это был самый скользкий момент всей операции. Я принципиально не хотел убивать целую роту ни в чём не повинных ребят, что просто выполняют свой долг, мои же «коллеги» видели их ликвидацию чем-то совершенно естественным. И в этом заключалась проблема. Но кое-какой план уже начинал наклёвываться.
  
  – Как уточню кое-какие детали и буду готов, я дам вам знать. Что по инструкторам?
  
  – С этим проблем не будет, – уже куда более словоохотливо ответил полковник, всё же вещать ему пришлось много, горло пересыхало частенько, а из жидкостей для смачивания было только бренди, вот незадача! – у меня есть несколько пилотов-испытателей, которые кое-чем мне обязаны. Они вопросы задавать не станут, даже если им придётся учить фавнов из Белого Клыка, не то что какую-то сомнительную личность, – а он часом не пророк?
  
  – Вы уверены в этих людях?
  
  – У меня на каждого лежит папка с компроматом лет на тридцать в колонии строгого режима. И они об этом знают, – понятно, значит, если с этими инструкторами случится очень несчастный случай, моя совесть будет спать спокойно. Хорошие люди на такой компромат не нарабатывают.
  
  – Прекрасно, ну и последний вопрос. Что вы знаете по объекту «Алмаз»?
  
  – Я удивлён, что вы даже слышали об этом объекте, уважаемый незнакомец. Это центр передовых разработок. Часть систем Паладинов сконструирована там.
  
  – Очень интересно. Где он находится?
  
  – Под Академией Охотников Атласа, – последовал незамедлительный ответ. Хм-м, логично, едва ли не самое безопасное место, где постоянно куча Охотников крутится на вполне законных основаниях, хотя я всё же склонялся к варианту «бункер в позабытой богом глубине континента».
  
  – Это… неприятно. Но — допустим. У вас есть туда доступ?
  
  – Разумеется, – кивнул офицер. – Вас интересует что-то конкретное или вы просто хотите уничтожить учёных? – блин, я уже почти забыл, с кем разговариваю и на кого он работает.
  
  – Нет, лишние трупы — это лишнее внимание, привлекать которое не стоит… пока что. Меня интересует доктор Полендина и его проекты и разработки.
  
  – Полендина… – человек задумался, словно вспоминая. – Да, есть такой, но с ним в контакте постоянно был Айронвуд, потому я не проявлял излишнего интереса в его сторону.
  
  – Разумно, – тут агент был прав. Лишний интерес к объекту, и так привлёкшему интерес сильных мира сего, может, в свою очередь, вызвать интерес этих самых сильных к интересующемуся, – но мне нужны его разработки и, крайне желательно, он сам.
  
  – Не выйдет, – сразу срезал меня собеседник. – Если с некоторым риском я ещё могу добыть вам его проекты, то вот с самим Полендиной вам встретиться не удастся.
  
  – Почему?
  
  – Его охраняют по протоколу «Птица в клетке», – не сделал ситуацию яснее мой визави, – никаких выходов в город, никаких контактов сверх утверждённого списка и никаких устройств связи.
  
  – Да в некоторых тюрьмах условия мягче! – вот тебе и защитники мира и демократии. Хотя да, чему я удивляюсь, тут век назад цвело рабство, а по отношению к фавнам оно, де-факто, продолжается и по сей день. В ответ полковник развёл руками. – Так, ладно, как именно он содержится? Есть ли в его камере видеокамеры и прочие средства наблюдения?
  
  – Нет, он всё же «невыездной» учёный, но не «заключённый», так что его просто не выпускают и ограничивают в коммуникации, не более того, – а вот это уже интересно.
  
  – Отлично, тогда я хочу, чтобы вы завтра наведались на этот объект. Найдите причину, полковник.
  
  – И что это вам даст? – он, кажется, забыл, кто тут задаёт вопросы.
  
  – Это уже не ваша забота, а во многих знаниях — многие печали. Вы же не хотите быть печальным? Говорят, это привлекает гримм и плохо заканчивается.
  
  – Я понял, – истово закивал агент Синдер.
  
  – Тогда я жду вашего выхода из этой квартиры завтра в восемь утра. До встречи! – я театрально щёлкнул пальцами, и Нео сдвинула регулятор света на выключателе в самый минимум, а после — наложила иллюзию, так что уважаемый агент Салем мог наблюдать, как его незваный гость буквально растворяется в тенях. Он потом ещё полчаса носился по квартире, пытаясь убедиться, что я действительно ушёл. Смотрелось довольно забавно, но хорошего понемногу — нужные знания я получил, нужные команды дал, а также, если кто этого типа спросит, ещё и ложные данные о своём Проявлении вбросил. Как ни посмотри, а более чем достаточно для этого вечера, а потому мысленное усилие — и вот мы с Нео в нашем номере.
  
  – (^_^)!
  
  – Да, мне тоже понравилось, особенно его выпученные глаза, но давай готовиться ко сну — день был насыщенный, а завтра предстоит такой же.
  
  – (^_~)?!
  
  – Хм-м-м, да, ты права, принять душ после такого дня не грех, а я, как порядочный Плохой Парень, за тобой поподглядываю.
  
  – (^_^)! – Нео убежала в ванную. Допив из рефлекторно стыренного бокала полковника бренди, я отправился за ней. Ночь только-только вступала в свои права, и время на активный отдых у нас ещё было.
  
  Следующее утро.
  Многоуважаемый (кем-то) полковник с военной точностью вышел из квартиры ровно в восемь ноль-ноль. Оглядевшись и никого не увидев, он немного помялся и пошёл дальше, мы с Нео, оставаясь «призраками», пошли следом. Небольшая заминка вышла с транспортом — вояка сел в приехавшую за ним служебную машину, расположиться в ней же, оставаясь при этом невидимыми и нематериальными, было сложно, пришлось цепляться тростью за буксировочный фаркоп и «ехать» снаружи — то ещё удовольствие, хорошо хоть в моём пространстве не было холода и ветра от быстрого перемещения, но всё равно — нужно будет на будущее этот момент продумать.
  
  Спустя двадцать минут автомобиль остановился у Врат, по-другому и не скажешь, что находились в стене Академии Атласа. Врата охранялись парой «гвардейцев», чей внешний вид делал мне больно почти так же сильно, как и организация Белого Клыка. Что меня в них так возмутило? Ну… бронированные сапоги были хороши, полимерная кираса, чем-то напоминающая мотоциклетную защиту, — тоже ничего так, но вот шлем… шлем просто убивал. Закрытый визор, за которым скрывалось почти всё лицо, и… открытая область рта. Вот зачем?! Чтобы можно было на посту перекусить, не снимая шлема? Или атласские вояки настолько суровы, что способны зубами словить меч/топор/пулю?! Я бы мог понять шлем без забрала вообще — не особо безопасно, но видно, кто там под шлемом. Я бы мог понять глухую защиту — пусть потенциальный противник может «загримироваться» под своего, но защищённость самого солдата на высоте, тем более, с учётом жёсткой фиксации воротника к кирасе и наличия Ауры, такая броня позволит и выстрел из дробовика в лицо принять без фатальных последствий, но вот этот «промежуточный вариант» и защиту не обеспечивает, и замаскироваться позволяет. Вот зачем? Тайна сие великая есть. Возможно, раньше эта броня была частью костюма каких-нибудь пожарных-шахтёров, и к открытому месту подключался «шланг» для кислородного баллона или что-то в этом роде, но потом нужда в таком отпала, всё «лишнее» сняли, а доделать — то ли забыли, то ли забили, в общем, как всегда, хотя такое разгильдяйство в военке всё же вымораживает. Ну да ладно, вернёмся к суровой действительности.
  
  Миновав охрану, которая доблестно проверила документы моего гида и пропустила дальше, мы попали в саму Академию. Ну что же, от Бикона она, с одной стороны, отличалась разительно — никаких парков и аллей, всюду стекло и сталь, хотя это и неудивительно — не та погода на «ледяном континенте» для садов и парков, а тут ещё и над землёй метров так триста-пятьсот, что тепла тоже не добавляет. Зато с другой — всё такое же. Подростки, прогуливающиеся меж корпусами, о чём-то спорящие группки студентов, разве что гуляющие по своим делам вояки в униформе несколько разбавляли колорит типичного кампуса. Но особо долго полюбоваться красотами нам не дали — полковник двинулся вглубь территории, и мы последовали за ним.
  
  Мужчина вошёл в обычный лифт, прислонил свой Свиток к сканеру и… нажал на ничем не выделяющийся участок «пульта управления» под стандартной панелью с выбором этажей. Двери лифта закрылись, после чего заместитель Айронвуда набрал девятизначный код, тыкая прямо по кнопкам этажей, а потом ещё и приложил свой большой палец к открывшемуся сканеру… угу, и в сканер сетчатки тоже посмотрел. Вот заморочились-то! Всё-таки Джеймс — тот ещё параноик. Уважаю! После всех описанных выше действий лифт наконец-то двинулся вниз, и двигался он так добрых полторы минуты. С учётом примерной скорости и расположения Академии, мы сейчас должны быть в самом-самом низу «Парящего Города». Но вот двери распахнулись, и я впервые увидел местный комплекс. Точнее, «прихожую». Солдаты несли караул и здесь — вон как дружно вытянулись и отдали честь моему гиду.
  
  Сам комплекс был не особо большим, общей площадью вряд ли превосходя и пять тысяч квадратных метров. Это включая лаборатории и тестовые зоны. Так что пока полковник пошёл предлагать варианты по улучшению системы управления и регулировки приводов в зависимости от ландшафта — явно готовит основание для будущей модификации и испытаний, я занялся поисками гения кибернетики и ауростроения. Легко ли найти среди сотни человек научного персонала одного конкретного типа, при условии, что ты не знаешь ни его внешности, ни даже возраста? Как оказалось — элементарно. Достаточно всего лишь найти типа с «отдельной резиденцией», точнее, рабочим кабинетом, одна из стен которого была завешана фотографиями рыженького андроида вперемешку с чертежами. А ещё… ещё там были другие фотографии. Вот добродушно выглядящий полный мужчина с ярко-рыжими волосами рядом с ничем не примечательной каштанововолосой женщиной. Вот они же, но у женщины уже хорошо заметен живот. Следующая фотография, и… мужчина уже один, улыбка у него несколько вымученная, а в руках он сжимает маленький свёрток. Следующее фото, и на нём уже девочка лет пяти. Радостная улыбка, зелёные глаза и ярко-рыжие волосы. Дальше шли чертежи… Что-то мне резко разонравилась вся эта ситуация в целом. Жаль, что выяснить что-то по прошлому доктора Полендины не удалось. Научные статьи, краткая биография уровня родился-учился-издавался — вот и всё. Ни малейших данных по семье, друзьям-знакомым, ничего. Подчищено всё было неплохо, но вот эти фотографии… Но это было в «жилом модуле».
  
  Сам профессор сидел в рабочем кабинете, который мы с Нео миновали, ещё не зная, что это тот, кто нам нужен. Ярко-рыжие волосы давно покрыла седина, от былой «пухлости» не осталось и следа, да и общий вид у него был нездоровый. Сейчас он сидел над какими-то чертежами, смутно напоминающими «проводку» в гуманоидных атласских роботах, и мрачно потягивал чай. Незаметно добавить в жидкость немного снотворного было несложно. Пять минут — и ещё нестарый, но очень уставший мужчина, из-за этой усталости выглядящий лет на пятьдесят минимум, падает лицом в клавиатуру. Судя по некоторой сноровке, как бы странно это ни звучало, падать так ему не впервой.
  
  Осторожно отодвинув задремавшего учёного, я подключил свой Свиток к его терминалу и за полчаса скопировал всё, что там было. А пока шло копирование — вылил чай со снотворным, сполоснул кружку, благо в жилом модуле Полендины была даже своя небольшая кухня, и заварил новую порцию (не забыв закинуть немного льда, дабы заварка быстрее остыла). Теперь следов нашего с Нео присутствия в комплексе не осталось вообще. Удалив все следы и подхватив ставший очень ценным девайс, я приобнял мою Мороженку и сосредоточился. Мир уже привычно моргнул, и мы оказались в нашем номере. На всю операцию — два часа и Аура в жёлтом секторе.
  
  – Ну вот и всё… – можно было вздохнуть с облегчением.
  
  – (-_-)… – Нео уже уплетала мороженое — ей тоже пришлось использовать своё Проявление на полную катушку, и теперь девушка предавалась заслуженному отдыху. Мне же покой пока что и не снился — нужно было зарываться в целую кипу файлов и данных, надеясь найти там то, что мне нужно.
  
  Почти пять часов спустя.
  – …
  
  – …
  
  – Да, Нео, это полное «нет слов», – подтвердил я выводы по нашей с малышкой деятельности.
  
  С одной стороны, можно было сказать, что я сорвал джекпот, но вот с другой — от этого «джекпота» на душе становилось откровенно мерзко. «У этой платформы есть душа» — теперь это точно известно. Потому как я нашёл запись опыта по пересадке этой самой души в означенную платформу. Посредством уже знакомой мне установки. С полным комментарием каждого действия, как и положено при проведении подобного опыта. Прекрасная видео-инструкция. По переселению души десятилетней девочки в кусок железа.
  
  Первой моей реакцией было вернуться и последовать совету доброго полковника — склянка с зарином у лифта, и никто и крякнуть не успеет. К счастью для всех, включая и меня самого, я заметил, что вид у ребёнка был весьма «бледный», и принялся рыться дальше. Доктор Пьетро Полендина был довольно скрупулёзным человеком, потому и была в его файлах папочка с анамнезом Пенелопы Полендины. Пусть медицинские термины этого мира мне были незнакомы, но поисковики по сети никто не отменял, и по этим терминам я смог найти описание заболевания: анемия, ослабление иммунитета, кровотечение; я не бог весть какой медик, но по совокупности синдромов это было похоже на лейкоз. И в прошлом-то мире это было приговором, где всё возможное лечение лишь оттягивало неизбежное, здесь же эту штуку даже обнаруживали уже на этапе, когда все признаки были «налицо» и до гробовой доски оставалось полшага. Вот только гениальный учёный, похоронивший жену, не был согласен хоронить и дочь. Не знаю, как он получил информацию о самой возможности подобной «пересадки», не удивлюсь, что из сказки о Девах Сезонов и том, как Волшебник одарил их своей силой, но как-то же эта информация до него дошла? Как и то, кто владеет этой «технологией» и с кем он «дружит». Ну а дальше Док буквально продался Айронвуду и компании и меньше чем за год, отведённый врачами его дочери, смог построить установку.
  
  Первый в мире процесс «биопереноса» прошёл успешно, пусть и не без побочных эффектов (некроны проявляют сочувственную солидарность). Девочка сохранила душу, но утратила память. Характер и система ценностей остались, но вот весь «внешний» конструктив, социализация и прочее — всё это было утрачено и вот уже пять лет потихоньку восстанавливалось. И всё бы хорошо, только есть у меня подозрение, что дружба Полендины с командой Озпин-Айронвуд себя изжила. Разумеется, я мог выдавать желаемое за действительное и дока всё устраивало в собственной судьбе, но вот видеть дочь «боевым юнитом Атласа» он точно не хотел. Потому как, пока ковырялся в записях и насиловал свою память касательно деталей всей этой истории, я вспомнил, что Пенни вроде бы хотела как-то от вояк смыться и остаться с друзьями в Биконе. По мне, так смена шила на мыло и хрен редьки не слаще, но мы говорим о наивной девочке с минимумом социализации и знаний об отношениях сильных мира сего, не стоит ожидать от неё гениальных планов и интриг, тем не менее сам факт желания андроида смазать лыжи говорит о многом. Как и то, что это желание осталось тайной для ребят Джеймса, при том, что доступ к логам девочки у них был едва ли не круглосуточный. Отсюда следуют два варианта: или все техники Атласа — слепошарые кретины, или папа оставил дочке ключики от бэкдоров, которыми она вполне успешно воспользовалась.
  
  Если это всё действительно так и сам Док желает поиграть в Тони Старка в части побега от «гостеприимных хозяев», то для одного скромного «решателя проблем» открываются очень интересные перспективы. Но что, блин, если нет? Вызывать учёного на откровенный разговор и, в случае его неудачи, прикапывать в соседнем сугробе? Так себе решение, как с точки зрения морали и моего уважения к человеку, что отбил свою дочь у Костлявой вопреки статистике, здравому смыслу и ресурсной базе, так и чисто шкурно — слишком сильно засвечусь. Но и в случае успеха — что мне делать с Полендиной, куда девать? Денег оборудовать ему лабораторию у меня, допустим, хватит, хотя тут ещё нужно смотреть, какие запросы у научного светила будут. Но менять одну клетку на другую он точно не захочет. А без изоляции или Атлас, или Оз его очень быстро найдут и вернут обратно. В лучшем случае. А то и грохнут, чтобы технология перекачки душ не ушла куда-нибудь на сторону. Старые больные богатеи вполне смогут заинтересоваться возможностью получения молодого и здорового тела, ну а то, что это тело для лучшего шанса сначала нужно сделать «овощем», вряд ли кого из них остановит. Ладно, как говорила Скарлетт О’Хара, «об этом я подумаю потом». План-минимум выполнен, деться Полендине всё равно некуда, так что и варианты с ним можно рассмотреть позже. Ну и стоит присмотреть за Пенни — теперь её безвременную кончину допускать точно нельзя. Хотя бы в качестве моей благодарности учёному за «инструкцию». Даже если он об этом никогда не узнает.
  
  Разрулив «собственную» проблему, пусть и не до конца, я устремил своё внимание к… другой «собственной» проблеме. Вайтли Шни. Что можно о нём сказать после наведения справок? Да… ничего. Шестнадцать лет. Никаких достижений, типа медиа-карьеры Вайсс или военной Винтер, нет. Скандалов уровня «напился/нанюхался и устроил дебош» — тоже. Да и сам был «никаким». Последние полгода таскаем Жаком по всем мероприятиям. Эдакая карманная собачка. Или будущий наследник, которого вводят в курс дел и знакомят с нужными людьми. При всей своей циничной жадности, затмевающей взор, нынешний глава корпорации Шни совсем не дурак. И смена «будущего преемника дел» спонтанным решением быть не может, как бы в каноне это ни показывали. Вполне вероятно, что готовить замену Вайсс он начал сразу же, как она сбежала от него на другой континент. С учётом того, что это уже вторая наследница подряд ноги делала, я бы на его месте задумался о причинах такого, но он вместо этого стал готовить младшего сына. И пока, как видно из записей с официальных мероприятий и пресс-конференций, получается у него точная копия себя же.
  
  Тем не менее ничего криминального за парнем нет. Да, по всей видимости, на сестёр ему насрать, причём до такой степени, что он добился в этом чувстве взаимности. Уж насколько Вайсс трепетно относится к близким, вплоть до того, что в бою готова не задумываясь собой ради них жертвовать, а о брате не вспомнила ни разу. Вот черновики её писем сестре я видел — было время комнату изучить, когда наведывался к ним по ночам оставить подарки. История вызовов на Свитке и всё тех же отправленных писем тоже имела место быть — пусть я и проявил такт, ничего не став читать, но глянуть её (историю вызовов, в смысле), когда мы с Нео записывали на оный Свиток свои номера, я не постеснялся. Были там и письма и звонки маме, пусть и сильно меньше, чем сестрёнке. А вот никаких отправлений брату и отцу не было абсолютно. И это девочка, которым на роду написано любить младших братиков и стараться заботиться о них. И на индивидуальность характера ведь не спишешь — Вайсс та ещё наседка, с той же Руби у них иной раз глянешь, так материнско-сестринского отношения проглядывает в разы больше, чем в паре Янг/Руби, при том, что Янг за младшую сестрёнку кого угодно на британский флаг порвёт и фамилии не спросит. Короче, чтобы реально близкий по факту, всем канонам и пробам крови человек заработал от Снежинки такой игнор, ему надо быть ну просто конченым мудаком. Как Жак Шни.
  
  Вот только само по себе это всё-таки укладывается в обычные семейные неурядицы, и хотя я такого понять не могу, но всякое бывает. Само по себе это не повод убивать. Аналогично нельзя назвать таким поводом и то, что он наслаждается своей мажористостью и ничего не хочет менять. А он наслаждается и не хочет. Хотел бы — поменял. Как-никак, у него перед глазами есть два наглядных примера. Где одна сестра в точно такой же, как у него, ситуации (даже в чём-то заметно хуже, ибо девочка) умудряется построить шикарную военную карьеру, то есть реализоваться совершенно независимо от бати и стать фигурой, с которой тот же батя вынужден считаться, не имея никаких сил её прогнуть под свои хотелки. То же самое и со второй — тоже девочка, тоже под прессингом, но нет — уже в семнадцать лет она боец, каких вообще-то мало, она буквально может положить девяносто девять процентов моего отделения Белого Клыка. Здоровенных, мотивированных, тренированных мужиков! Семнадцатилетняя девчонка! По меркам моего прошлого мира — ребёнок, которому и алкоголь бы ещё не продали. И она уже входит в элиту сильнейших людей мира, уже получила независимость от бати, успела построить медиа-карьеру, сейчас активно работает над строительством карьеры в самом престижном и привилегированном классе местного общества, а ещё у неё есть друзья, которые за неё пойдут в огонь и в воду, и не потому что у неё происхождение, а потому что она — это она. Она заработала это отношение. А Вайтли всё устраивает, он даже не потрудился себе Ауру открыть, как я теперь знал. Видимо, считал, что его жопку всю жизнь будут охранять верные лакеи и деньжата бати… Что возвращает нас к начальному вопросу. Являются ли общая мудаковатость и мои интересы достаточным основанием для устранения… помехи?
  
  Эх… Кого я пытаюсь обмануть? Решение ведь уже принято, и все эти размышления и соплежуйство — не более чем попытка стыдливо прикрыться фиговым листочком и потянуть время. Если уж мне так и так предстоит убивать, то пусть это будет по моему выбору и с максимальной выгодой. Мне просто выгодно, чтобы этот парень исчез, перестав представлять из себя угрозу положению моей Снежинки. Морально оправдать его убийство перед собой я не смог, что неприятно, но основной мотив никуда не делся. Да, самообман — штука классная, она позволяет чувствовать себя героем, творя кромешную мерзость, но не свезло. Придётся быть честным с собой. Что же, поздравляю, Роман, Романа в тебе куда как больше, чем почти безобидного инженера-мизантропа.
  
  Правда, даже будучи «больше Романом», я всё равно не спешил бежать, высунув язык, за головой «броненосца», пока он «ещё чайник», но причины для задержки были другими. Точнее, другой.
  
  Вайсс.
  
  Вряд ли её обрадует смерть брата, пусть наибольшую выгоду от неё получит именно она, но насколько я успел её узнать, такая «выгода» ей и даром не сдалась. Трагическая смерть Вайтли настроения ей не улучшит, вариации типа «его убили террористы из Белого Клыка» тоже не пройдут — тут и конфликт с Блейк может вновь вспыхнуть, да и если Снежинка сменит своё отношение к террористам с «подлые негодяи, которых я презираю» до «мои кровники», то как бы дело не кончилось геноцидом Менаджери. У этой хрупкой девочки хватит и характера, и ресурсов такое устроить, так что нет. Плюс моё сотрудничество с фавнами всё равно всплывёт, и это автоматом настроит девушку уже против меня. Да, пожалуй, это было основной причиной, я не хотел, чтобы Вайсс злилась на меня или тем паче ненавидела. Я желал и до сих желаю сделать её своей. А потому такой вариант не подходил.
  
  – Хм, Нео, у меня к тебе гипотетический вопрос…
  
  – (о_v)?
  
  – Может ли Божество, что считается тёмным и злым, выбрать для исполнения своих целей хотя бы нейтральную душу?
  
  – (-_-)“… – девушка посмотрела на меня как на больного. Впрочем, к странным вопросам и предложениям от Ромы она давно привыкла, а потому серьёзно ответила, помотав головой.
  
  – Я вот тоже пришёл к этому мнению. М-да, ладно, спасибо.
  
  – (^_^)!
  
  Итак, мы пришли к выводу, что я достаточный ублюдок, чтобы грохнуть просто не самого мне приятного парня только за то, что тот мне неприятен и мешает, а потом продолжить ухлёстывать за его сестрой и её подругами. И единственное, что меня смущает — это требования к алиби, дабы данный факт моей биографии не только не всплыл, но ничто не могло случайно навести и на подозрения в его возможности. Таким, кстати, прекрасно выступит организация хищения тяжёлой боевой техники и передача её в руки террористов. М-дааа, когда ты думаешь, что опустился уже на самое дно, то снизу обязательно постучат… Тем не менее как я ни пытался расшевелить свою совесть и остатки цивилизованности, те оживать не спешили, это убийство доктора Полендины, просто из-за того, что я знаю, через что ему пришлось пройти, отзывалось мерзостным привкусом во рту и протестом против таких действий всей сущности моей, а вот Вайтли… Даже стали приходить какие-то мысли на тему «да ещё лет пятьсот назад в моём мире и не так развлекались, а уж взять себе жён, сестёр и дочерей убитых врагов вообще считалось естественным ходом вещей!»
  
  В итоге, вместо безуспешных попыток самокопания я занялся делом более полезным — проработкой схемы как решения вопроса младшего Шни, так и похищения сверхсекретной военной техники. С младшеньким особых проблем не намечалось, это для террористов из Белого Клыка система безопасности поместья Жака была неприступной, даже полноценные команды Охотников или отряды вояк Атласа изрядно бы попотели, чтобы пробиться к жилищу магната, но вот для пары «призраков» в этом не было ничего сложного. Дальше тоже просто — проникнуть ночью в комнату подростка, свернуть ему шею, упаковать тело в карман и выйти обратно. А там отлететь от города на полсотни километров да потратить немного Огненного Праха, и… всё. А щепотку человеческого пепла подхватит злой холодный ветер и развеет по миру меньше чем за минуту. И пусть безопасники Шни ищут, куда сбежал потенциальный наследник. В этом даже будет что-то ироничное: как только Жак «берётся всерьёз» за кого-то из своих детей, эти дети сразу сваливают. Первая — просто под покровительство, де-факто, правителя Атласа. Пусть Джеймс и оглядывается на Совет и всё такое, но вот закуси он удила — и полноценным диктатором станет за полчаса. Ну, может, не совсем без проблем и не так быстро, но станет — однозначно. Вторая — вообще на другой континент, опять же, под покровительство влиятельнейшей персоны того континента. Почему бы Вайтли не продолжить славную традицию и вообще не раствориться бесследно? Хм-м-м, для пущей убедительности нужно будет после его «исчезновения» снять всё, что возможно, с его счёта. Беглецу лучше опираться на наличку, поскольку электронные платежи мало того, что отслеживаются, так Жак может ещё и заморозить означенный счёт. Да, неплохо и осуществимо. Куда больше меня волновал вопрос Паладинов.
  
  Самым простым способом было просто проникнуть на поезд, убрать нужных роботов в пространственный карман и смыться, но мало того, что слава Гудини пусть и приятна, но мне совсем не нужна, поскольку слишком сильно засвечивает моё Проявление, так и кража становится очевидной. Не говоря о том, что люди с мозгами и каплей паранойи могут и исчезновение молодого Шни к этому пристегнуть. Действовать нужно было, с одной стороны, тоньше, а с другой — грубее. Просто потому, что мне нужно сымитировать уничтожение боевой техники. А боевая техника, что логично, конструируется таким образом, чтобы её было как можно сложнее уничтожить. Добавим к этому моё желание обойтись без лишних жертв. Ещё полковника засвечивать не хотелось — если к нему придут с вопросами, он может и сдать, пусть он не видел моего лица, сокрытого тенью и иллюзиями Нео, но и факта проявления интереса к Полендине для того же Айронвуда хватит, чтобы… А вот тут я призадумался, чтобы что? Выйти на меня он не сможет, чем именно кому-то интересен док — тоже для него не очевидно, более того, Пенни недавно засветилась в доках и показала себя очень хорошо, да ещё и использовала передовое оружие. Могло бы это вызвать интерес неизвестных, но явно не самых приятных людей? Легко! К тому же добавим тот факт, что никаких, даже косвенных, улик на полковника не будет, а потому максимум, что с ним могут сделать — это по приказу Джеймса отправить пасти пингвинов, как «утратившего доверие», даже отправить в отставку уже вряд ли получится, не говоря уж о чём-то большем. Просто нет доказательств. Зато общую нервозность и настороженность Айронвуда это может поднять! То, что нужно, значит, чуток скорректируем сценарий. Да и мне будет проще. Значит, над пунктом «откуда террористы узнали, что, как и когда поедет» мы не заморачиваемся — пусть голова у вояк болит.
  
  Но остались ещё вопросы безопасного уничтожения и похищения части роботов. И тут мне нужна была помощь Белого Клыка, потому как в одиночку я дюжину Паладинов мог упереть только в своём пространственном кармане. Связываться же с этими отбросами не хотелось. Почему отбросами? Потому что, кроме Илии, там были отряды, собираемые мистером Таурусом лично. И что-то мне подсказывало, что степень отмороженности у них не сильно уступает самому бешеному бычку. И если идея бросить этот сброд на пулемёты, чтобы с криком «Абы-ы-ы-ыр» они Превозмогали, мне нравилась, то вот допускать резню среди вояк, которую эти деятели устроят, если смогут добраться до поезда, я не собирался. Но и нельзя было всех этих террористов пускать в расход — кто-то должен был упаковывать и вывозить Паладины. Чего, разумеется, вояки не допустят. Замкнутый круг. Я прикурил очередную сигару.
  
  Хорошо, зайдём с другой стороны. Что мне нужно? Мне нужно получить роботов, без потерь у вояк, с приемлемым уровнем таковых у озверевших пушистиков и полной уверенностью означенных вояк, что роботы уничтожены. Что у меня есть? Мастер-иллюзионист-ниндзюк Нео, я сам и, думаю, где-то полсотни хреново обученных и слабо контролируемых кретинов, что могут только ненадолго отвлечь вояк да исполнять роль грузчиков. Ещё есть знание по составу противника, его действиям и маршруту. По идее и словам древнего генерала Сунь-цзы, этого более чем достаточно, чтобы одержать победу. Но то ли я ни разу не китайский мыслитель, то ли этот дядька где-то откровенно наврал, потому как идей я не видел. Получалось, что или ко мне слишком много вопросов появляется, или кража становится очевидной, или воякам хана приходит. Или вообще всё вместе взятое, и роботы ещё реально херятся.
  
  Так, ладно, зажигаю ещё одну сигару. Разобьём цель на ряд задач. Что мне надо? Надо мне нейтрализовать охрану. Не фатально. Варианты? Постукать всех — плохой вариант. Что ещё? Газ. Сонный или слезогонка — уже детали, сейчас не важные. Если вагоны будут закрытыми, то проблем не возникнет, а если открытые? Больше газа. Вот только кто повезёт секретных роботов в открытом вагоне? Но лучше уточним. Делаю пометку. Далее, вот охрана нейтрализована, и поезд мой. Что помешает злым фавнам вырезать всех и похитить роботов? Хм-м-м, а что обычно спугивает вора на деле? Внезапный визит дополнительной охраны! Так-так, это уже интересно. Как организовать? Передатчик есть в кабине машиниста. Ага, допустим, вызвали. Время подлёта? Смотря где поезд подвергся нападению и откуда лететь. Тоже уточним — вторая пометка. Нужно грабить там, где охрана успеет вовремя среагировать, но всё-таки не слишком быстро. Хорошо, что дальше? Так, осознание, что украсть не успевают, потому «не доставайся ты никому». Подрыв. Как не зацепить надышавшихся газом вояк? М-м-м… о, отцепить вагоны, типа мы подготавливали их к перегонке в другое место или и вовсе прицеплению к буллхедам. Ну или быстрой разгрузке. В любом случае, на это потребуется место, а потому отцепленные вагоны будут смотреться логично… наверное. Ладно, подорвать мы сможем — там ведь и боеприпасы повезут для полигона-то. И Прах, как элемент питания железных болванчиков, будет. Угу, а как упереть при этом Паладинов-то? Да как раз часть перегрузить, а шарахнуть по остальным. Да, парочку можно будет даже «прилепить к рукам». И быстро-быстро свалить, пока не сели на хвост. Вой, конечно, поднимется знатный, да и в самом плане шероховатостей ещё навалом, типа полусотни гуманоидных роботов, которых тоже нужно чем-то занять, таймингов и тараканов в головах членов Белого Клыка, однако это уже было что-то, с чем можно было работать. Досмолив очередную сигару, я потянулся в кресле до сладкого хруста позвонков. Теперь распишем детали, начнём с проникновения и газа… Работа обещала быть нелёгкой.
  
  Следующие два дня я потратил на доработку плана, а также более детальную проработку маршрутов, таймингов, ну и персоналий. Например, роботы и Белый Клык. Зачем мне использовать этих радикалов-террористов, если всю работу могут сделать железяки, уже любезно доставленные самими вояками до места? Как это устроить? Как ни странно, но элементарно. Все железные болванчики Айронвуда были объединены в «тактические группы». Системы свой-чужой, распределение вычислительных мощностей, все дела… и переход под управление офицеру с кодами доступа в полном составе. Ещё требовался Свиток с определённым идентификатором, так сказать, двухступенчатая защита. Придумано очень толково, хотя сам метод не уникален: использование флешки-ключа для доступа куда-либо с дальнейшими вводами паролей и в моём прошлом мире без всяких роботов применялось частенько, а уж на режимных объектах туда могли добавить и ещё кучу всяких наворотов, типа необходимости повернуть два-три контрольных ключа с разницей не более чем в секунду. Ну и располагались эти ключи, разумеется, по разным углам помещения. Ну да ладно, что-то я ушёл от темы. Легально захватить роботов можно было посредством Свитка и кода. Чем выше звание владельца вышеперечисленного, тем большее количество юнитов можно взять под контроль. Как я теперь понимаю, в каноне Рома при помощи вируса влез в систему под «учёткой» Айронвуда. Ну и устроил всем весёлую жизнь. Славненько. Оставалась сущая мелочь — добыть код капитана-безопасника, а Свиток получим на месте, благо он как раз и есть то единственное устройство связи со внешним миром, что положено по регламенту в конвое.
  
  При прошлом визите к полковнику я поинтересовался именами его коллег-безопасников, что могут быть направлены на охрану конвоя. Теперь я хотел узнать, откуда они получают коды управления и как часто их меняют. Выяснил. Оказалось, их не меняют вообще. Типа, цифро-буквенный пароль из девяти символов — это более чем достаточно для безопасности, и смысл его менять, если он себя не скомпрометировал? На этом моменте захотелось тихонько поплакать в уголке, но я сдержался. И просто пошёл гулять по Академии Охотников, зашёл в «крыло генштаба» и… залез к местным админам, а там, имея информацию о внутренней кухне, найти базу данных паролей было несложно. Да это просто праздник непуганых идиотов. Короче, нужные данные были у меня в кармане… вместе со всеми учётками вояк Атласа, включая даже самого Айронвуда и Винтер Шни!
  
  Итак, теперь я буду лучшим другом роботов, но не роботами едиными, нужно иметь как запасные варианты, так и проработать вопрос местности и скорости подлёта, а потому мы с Нео по-быстрому угнали буллхед у «дочки» Праховой Компании Шни, занимавшейся логистическими перевозками, и полетели по будущему маршруту колонны. Пожалуй, тут стоит подробнее остановиться на местности и ландшафте Солитаса. Горы, долины и скалистые плато — вот и весь ландшафт. Пригодных для сельского хозяйства территорий минимум, народ сейчас, конечно, ударился в гидропонику, да и межконтинентальные поставки продовольствия, с учётом выдающегося химпрома, стали доступны из того же Вейла, но всё равно — с продуктами, случись чего, у местных будут проблемы. Куда лучше обстояли дела с промышленностью и сырьём. Местные горы были под завязку набиты Прахом, цветными и чёрными металлами, а кое-где были выходы нефти, каменного угля и природного газа. Объёмы данных «энергоносителей» сильно уступали тем, что были уже разведаны в моём прошлом мире, но тут никогда и не страдали такой фигнёй, как сжигание столь ценного сырья просто для обогрева жилища или получения электроэнергии. Всё уходило на химию: пластики, катализаторы, ингибиторы и прочая-прочая-прочая. В общем, Атлас был очень продвинутым и очень богатым королевством, но я ушёл от изначальной темы. Ландшафт. Испытывать военную технику в черте города или его предместий не будут даже самые ушибленные милитаристы. Но испытывать надо, потому и проложили доблестные вояки добрых пять сотен километров железной дороги. По горной местности. Пусть не серпантины, но маршрут сложный, а самое интересное — если грамотно разместить взрывчатку в паре мест, то можно обрушить часть склона прямо на полотно. Это даже лучше, чем устраивать «экстренный подрыв» Паладинов при «неудачной попытке похищения». Ибо обломки могут и посчитать, составить математическую модель, да и прийти к выводу, что рвануло куда меньше шагоходов, чем было по документам. А эти расплющенные блинчики, что под обвалом, ты сначала откопай, потом пойми, чего там сколько, потом проверь, а не унесло ли половину обвалом дальше вниз. Ну и как незадачливых охранников в этом случае оставить в живых, я себе представляю куда как лучше.
  
  После корректировки планов по результатам облётов я занялся самым неприятным делом…
  
  – Адам! Мой радикальный друг, какими судьбами в этом холодильнике? – не успел я закончить приветствие, как на меня было наставлено полтора десятка стволов, а Адам Таурус начал буравить очень тяжёлым взглядом сквозь прорези своей маски.
  
  – Как ты сюда попал, человек?
  
  – Не поверишь, у меня к тебе тот же вопрос! – я достал сигару. – Только не говори, что прибыл в Атлас ради местного кофе! Я только-только начал подозревать, что в фавнах есть что-то человеческое, но этим признанием ты разрушишь мои хрупкие иллюзии!
  
  – Какого гримма тебе надо, человек? Разве ты не должен был быть на побегушках у Синдер?
  
  – Да-да, – я с многозначительной печалью прикурил сигару, обозревая толпу террористов, жаждущих моей крови, – тут мы с тобой братья по несчастью, горячий менаджерский парень. Но не будем о грустном! – выпускаю изо рта струйку дыма. – Ты не представляешь, как я рад тебя видеть! Я уже предвкушал, как буду объяснять кому-то из ближайших родственников Лейтенанта обстоятельства нашей пламенной дружбы, а тут ты!
  
  – Короче!
  
  – Ах да, мне нужно доставить один груз, а рабов… в смысле, рабочей силы, чтобы катить квадратное и тащить круглое, не хватает. Твоим же животным к роли грузчиков не привыкать, – кажется, я стал слишком Романом, отвешиваю расистские шутки, стоя в толпе фавнов…
  
  – Назови мне хотя бы одну причину, почему я не должен отрезать тебе голову прямо сейчас? – прошипел Таурус.
  
  – О! – я ещё раз затянулся. – Могу назвать даже несколько. Во-первых, одна горячая штучка будет очень недовольна этим фактом. Но поскольку она далеко, а думать на перспективу из вас могут очень немногие, то я взял с собой аргументы более простые и наглядные, – распахиваю полы пальто, демонстрируя всем их внутреннюю часть. Хрупкие колбы с Огненным Прахом высочайшего качества. – Тут пятнадцать килограмм элитного Праха Шни, – я похлопал рукой с зажатой сигарой по «броне», половина «доблестных солдат» Белого Клыка рефлекторно отпрыгнула в сторону, тем самым налетев на других, началась сутолока и не то чтобы паника, но оживились террористы сильно, – управляется «мёртвой рукой» и простым детонатором. Хороший аргумент?
  
  – Да, – вынужден был признать рогоносец.
  
  – Так что, возвращаясь к моему вопросу, выделишь мне… – я прикинул, нужен самый минимум, только чтобы пристегнуть груз и быстро-быстро свалить до перевалочного пункта, – пять буллхедов с пилотом и бойцом, у которого хватит объёма мозга погрузить сверхсекретный боевой шагоход в означенный буллхед. Точнее, по три шагохода на птичку.
  
  – Тц… – он явно этого не хотел, но и понимал, что другого варианта у него нет, – хорошо.
  
  – Это был не вопрос, ну да ладно, так и быть, пощажу остатки твоего самолюбия и гордости. Тогда давай номер стрелочника, что будет собирать этих грузчиков, и я покину ваше гостеприимное общество.
  
  – Держи и убирайся, – черкнув несколько строк на клочке бумаги, в меня швырнули получившимся из этого клочка комком.
  
  – Да-да, и вам не хворать, – я подумывал сказать ещё что-нибудь вроде «кстати, я теперь тебя начинаю понимать, у Блейк потрясающие ушки и такие сладкие губы», но всё же одёрнул себя. Кураж куражом, но подставлять девушку не стоит, да и Адам не железный — может и сорваться, он и так держится на одной силе воли. А начинать с ним бой… В принципе, в своей нынешней форме да с Проявлением я его убью без особых сложностей, но прямо сейчас делать это ещё рано. В общем, получив нужное, я поспешил откланяться, заверив, что провожать меня не нужно и дорогу отсюда я найду так же, как и сюда — сам, всё сам!
  
  Очередной пункт плана был выполнен, теперь нужно было позаботиться о конкретной местности в плане закладок, а потом отдавать команду полковнику — оставшейся декады мне хватит на завершение подготовки и улаживание моих дел с Вайтли. А потом — домой, вывозить девочек на прогулку, меньше чем за неделю я уже был сыт Атласом по горло, хотелось чего-то тёплого и милого. Эх, и что там сейчас Капюшончик делает? Кста-а-ати…
  
  – Нео, не хочешь поучаствовать в одной интересной задумке, чтобы поднять себе настроение и развеяться?
  
  – (^_~)?
  
  – Нет, мы не будем делать пикантные фото того, как Винтер Шни принимает душ, и продавать их Кроу Брэнвену, у меня есть вариант поинтереснее!
  
  – (^_____^)… – моя Мороженка обратилась в слух…
  
  
***
  
  К вечеру нового дня мы, немного отдохнув и подняв свой боевой дух изготовлением… ну-у-у… не то чтобы компромата, но, скажем так, весьма неоднозначных наглядных пособий (без использования изображений Винтер Шни), пошли на дело. Как я и подозревал, будучи «призраком», пройти можно было куда угодно и сделать почти что угодно, вот и шею спящему парню я свернул без каких-либо проблем. Если не считать некоторой неуверенности в правильности поступка и осознания того, что Рубикон перейдён. Следом за трупом Вайтли в пространственный карман отправились немного его вещей, Свиток и кредитки. Навыки профессионального вора словно сами вели мои руки, а потому ценности уже точно не наследника Шни словно сами собой перекочёвывали к Нео. Нет, золотые статуэтки и серебряные канделябры мы не брали, немного поразмыслив, я доработал план — паренёк не просто «исчезнет», но и оставит за собой некоторые следы. Однако мне нужно было симулировать бегство из дому, а не крупную кражу и похищение, потому только немного одежды, гигиенические принадлежности, планшет и деньги, ну и отключение в доме нескольких камер видео-наблюдения, так как их мог бы отключить хорошо знающий место своего обитания, но не слишком ладящий с электроникой паренёк, плюс капелька иллюзий от Нео для того, чтобы на записях остались следы «истинного виновника». В общем, на мой вкус, имитация спешного отбытия в неизвестном направ