Седрик: другие произведения.

Путь "Синигами" том 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa

  
  
***
  
  Следующие четыре месяца можно было бы назвать райскими – я вкусно кушал, сладко спал, тискал своих фраксионов, включая Лоли и Меноли, уже пообвыкшихся и очень даже не возражающих, хотя дальше объятий у нас дело не заходило. Чируччи на всё это смотрела со странной смесью боязни, отвращения, любопытства и зависти, что, опять же, меня изрядно веселило, ну а Мидори сутками напролёт пропадала в лаборатории, так что и вовсе осталась вне этих кипучих страстей. С Тией мы уже не просто целовались – теперь она вполне комфортно чувствовала себя у меня на коленях, а я стремительно прокачивал Волю, дабы не зайти дальше. Периодически я тренировался с Гриммджоу в спарринге на кулачках. Котэ, кстати, за эти месяцы сильно вырос, как по мастерству, так и по уровню реацу. Вероятно, частые тренировки на пределе сил давали свои результаты, к тому же, как я заметил, его дыра пустого стала на пару сантиметров меньше. Пожалуй, ещё полгода в таком же темпе – и он сможет выбить дурь и из Ноиторры, Дордонни он, как выяснилось, уже уделал, пока я бегал по Обществу Душ. Из Эспады Сокаччио ещё не турнули, но очевидно, что это становилось делом ближайшего времени.
  Всё это разбавлялось ежедневными многочасовыми визитами в лабораторию, где я под чутким руководством Ран’Тао постигал хитрости духовной науки. А ещё был Гин! Грустный-грустный Гин, пытающийся на пальцах объяснить Ноиторре про «три стиля письма». После каждого занятия он печально вздыхал, брал свой занпакто и уходил далеко в пустыню, откуда потом доносились волны его реацу. Мне его было даже жалко. Чуть-чуть. Впрочем, не настолько, чтобы не «восхититься» его тягой к «просвещению». Мол, сначала Тия и социальные аспекты, теперь общая грамотность. Вы – прекрасный и добрейшей души человек, Ичимару-сан! М-м-м, лицо Белочки в этот момент было таким восхитительным!
  В общем, всё было прекрасно. Ложкой дёгтя в бочке мёда было лишь состояние Нел, но я уже видел четыре варианта решения данной проблемы, так что тут был лишь вопрос времени и обстоятельств, точнее, когда «большая босса» даст отмашку или покинет наши ряды, тем самым сделав правителем уже меня.
  Таким образом, ничего не предвещало беды, я как раз отправил кошака в очередной полёт, когда рядом со мной из сюмпо вышел Гин. Примечание: очень счастливый, буквально сияющий от радости Гин. С учётом того, что раньше при виде меня он всегда был немного грустен, я начал подозревать что-то нехорошее. Да чего там, пятая точка буквально возопила о грядущей подставе.
  – Алукард, – улыбнулся Белочка.
  – Гин, – киваю бывшему капитану. – Ты что-то хотел?
  – Да, капитан Айзен просил передать, чтобы ты зашёл к нему, как освободишься, – а сам чуть ли не лапки потирает.
  – Ясно. Спасибо. Что-то случилось?
  – Как я слышал, у Куросаки-куна возникли некоторые проблемы… – лыба стала ещё счастливее. – И тебе нужно будет за ним присмотреть… Опять, – сейчас кто-то получит в рожу кирпичом! – Ладненько, я побегу, есть ещё некоторые дела. Пока-пока! – и эта сволочь свалила с полигона.
  – Почувствовал, гад, – сквозь зубы вздохнул я, расслабляя сжатый кулак. – На сегодня всё – появилось задание от Айзена, – сообщаю вышедшему передо мной из сонидо Джагерджаку.
  – Хорошо, – арранкар недовольно скрипнул зубами и отменил ресуррексион. – Спасибо за бой, Алукард.
  Забавно, авторитетов для него нет, подчиняется он только по стандартной системе пустых – «кто сильнее, тот и прав», но вот ко мне испытывает уважение, а всего делов – раз-два в неделю как следует повалять по полигону да дать пару советов из серии «посмотри соревнования в мире людей, рекомендую «бои без правил», и всё.
  – Угу, – и, не став откладывать дело в долгий ящик, направляюсь к Соске.
  Владыка Лас Ночес встретил меня на балконе центральной башни, медитируя на виды бесконечной серой пустыни. На столике рядом с его креслом покоились белый кофейник, не менее белая кружка и аккуратная вазочка с кубиками сахара. Над чашкой поднимались тонкие полупрозрачные струйки пара.
  – Ты быстро, Алукард, – поприветствовал меня Айзен, едва я перешагнул порог.
  – Зачем оттягивать неизбежное? – я был настроен весьма мрачно. – Куда опять лезет этот рыжий?
  – Пока никуда, проблемы нашли его сами. Буквально свалились на голову… – я не столько увидел (спинка кресла была высокой), сколько почувствовал пробежавшую по губам мужчины улыбку.
  – И ты тут совсем ни при чём? – приподнимаю бровь, подходя ближе.
  – Алукард, мне весьма лестно, что ты считаешь, будто я стою за любым взмахом крыла бабочки, но я не вездесущ, во всяком случае, пока что.
  – И тем не менее, чёткого отрицания я от тебя так и не услышал, – в ответ меня наградили смеющимся взглядом карих глаз и спрятали улыбку в чашку с ароматным напитком. – Ладно, перед смертью не надышишься. Что у него случилось?
  – Ты слышал про клан Касуми-Одзи? – блин... Была, была же мысль всех их вырезать ещё в прошлое посещение! Просто на всякий случай! Но не-е-ет, решил, что я параною, что это всё излишне. Воистину, ни одно доброе дело не остаётся безнаказанным.
  – Оружейники?
  – Да, – кивнул Соске, – но не только. У Третьего Отряда совсем недавно появился капитан. Далеко не такой «доблестный», как считают окружающие.
  – Ты хочешь его завербовать? – вот это уже было интересно.
  – Нет, – Айзен покачал головой, – он всецело разделяет идеи синигами и нам бы был дурным союзником. Но у него есть претензии к Главнокомандующему, и если сможешь правильно разыграть карты, тебе доведётся воочию увидеть силу занпакто Ямамото Генрюсая.
  – Вот как… Интересно. Основная задача такая же?
  – Да, Ичиго и его компаньоны должны выжить. Всё остальное – на твоё усмотрение. Ну и выдавать силу Пустого не рекомендуется, впрочем, если ты сможешь это выдать за прорыв из Хоэко Мундо, то я не возражаю. В остальном – действуй согласно своему усмотрению. Как и в прошлый раз, можешь привлекать знакомого тебе лейтенанта и его людей – соответствующие распоряжения я уже передал.
  – Ясно. Когда отправляться?
  – С учётом разницы во времени, пара дней у тебя ещё есть, завершить срочные дела хватит.
  – Понял, тогда я отправлюсь предупредить мою фракцию, – киваю.
  – Хорошо. Сообщи, когда будешь готов.
  На этом мы и распрощались. Что же, приговор ясен, мне таки придётся вновь испытывать БОЛЬ и ОТЧАЯНИЕ, глядя на рыжего и его компаньонов. Причём рыжий мне уже кажется вполне адекватным товарищем. Не иначе как благотворное влияние внутреннего Пустого, благополучно зарастившего «надрез» от ритуала передачи Силы Синигами, да и просто правильно мыслящего в реалиях мира. Ну, на взгляд другого Пустого правильно мыслящего, но неважно. Итак, мне предстоят страдания, но я себя не буду уважать, если не поделюсь ими с окружающими. И с главным виновником торжества, даже если конкретно за Куросаки вины по этому случаю нет. А значит… Тоби выходит на тропу войны!
  Так, что мне нужно? Конечно же, поиздеваться над рыжим. Но нужно переходить на следующий этап демотивации… Хм… Да-а-а, это будет шедеврально. Но как осуществить задумку? Нет, сам материал я представляю, но как его создать? Не обращаться же с такой просьбой к Ран’Тао или Заэлю. Первая подумает, что я таки спятил окончательно, второй – подложит какую-нибудь гадость, а вбивать в него мозг у меня сейчас просто нет времени и желания. Ладно, попробую вытащить из внутреннего мира. Раз я поглощаю спиритоны извне, то могу и материализовать их, вопрос лишь в точности исполнения...
  
  Тем временем в Каракуре. Ичиго и Ко.
  Парень медленно открыл глаза и тяжело вздохнул. Утро. Ещё одно отвратительное утро. Почему отвратительное? Потому что почти всю прошлую ночь, как и ночь до этого, кое-кто во внутреннем мире вытирал им пол. Парень до сих пор не мог понять, как так случилось, что Пустой, что жил в его душе, вдруг решил пойти на контакт вместо обычных попыток захватить тело. Сам пустой на прямой вопрос столь же прямо ответил: ему надоело вытаскивать их общую задницу из всех передряг, куда эта задница под управлением Куросаки лезет, а с учётом всё повышающейся силы противников, в один «прекрасный» момент даже сил такого совершенного создания, как он, может и не хватить. Поскольку внутренний Пустой очень не хочет помирать, то пришёл он к выводу, что нужно идти на сотрудничество, пока очередной враг не пришиб их обоих.
  Разумеется, Ичиго заподозрил, что это просто обман и новая попытка занять его тело, но на этот раз более тонкая и хитрая, но Пустой лишь рассмеялся своим металлическим, лязгающим смехом и довольно заявил, что наконец-то он начал использовать голову не только для того, чтобы в неё есть. А заодно добавил, что захватить тело для него – это не такая уж и большая проблема. Он неоднократно брал Ичиго под контроль, и было бы его желание – вполне смог бы повеселиться «с твоими милыми одноклассницами и сестрёнками».
  Куросаки прикрыл глаза. После этих слов Пустого он испытал то, что до этого испытывал лишь раз, по отношению к тому «Удильщику». Чистая, незамутнённая ненависть и желание разорвать врага, если потребуется, хоть голыми руками. И он атаковал, но Пустой лишь смеялся и скалился, играючи уклоняясь от выпадов. Да… Тогда-то и началось их странное сотрудничество…
  – Да, «Король», вот это – правильный взгляд! Выпусти наружу свой гнев. Свои инстинкты! Бейся! Убивай! Наслаждайся этим! К врагу не может быть жалости или пощады!
  Сорвавшая с лезвия Гецуга вспорола стену одного из зданий, подняв кучу пыли, но пустой лишь довольно скалился, издевательски отступив с её траектории на жалкий миллиметр. Взгляд Ичиго дёрнулся по сторонам, рефлекторно желая найти знакомый чёрный силуэт, но...
  – Где старик Зангецу? – сквозь зубы прошипел парень, так и не найдя привычного партнёра в своём внутреннем мире.
  – Ты всё ещё не понял? – металлический голос пустого наполнился иронией. – Когда ты говоришь Зангецу, ты имеешь в виду того, что у тебя в руках, – левая рука чёрно-белой копии Куросаки указала на меч в его ладони, – или того... – правая с ленцой поднялась к плечу... Чтобы сомкнуться на чёрной рукояти, которой секунду назад там не было, – что у меня?!
  До боли знакомый изгиб огромного лезвия взвился в воздух, единым движением высвобождаясь из обмотки чёрного, как смоль, бинта, чтобы открыть...
  «Белый... Зангецу?»
  – Хочешь узнать, где Зангецу? – небрежно крутанув клинком, чей металл отливал фарфоровой белизной, оскалился пустой. – По правде говоря... – мгновенное сюмпо противника едва не застало Ичиго врасплох, – я – Зангецу! – и только в последний момент он успел подставить под чудовищный удар собственный меч.
  Грохот столкнувшегося металла на миг оглушил, а промявшийся под ногами камень перевёрнутого небоскрёба вынудил ещё сильнее напрячься, чтобы не потерять равновесие.
  – Ублюдок! Где старик Зангецу?! – прокричал он в лицо своему карикатурному отражению.
  – Ты что, тупой? – не переставая давить, иронично вскинул брови тот. – Я не хочу тебе повторять это снова и снова! Я – Зангецу!
  Живот взорвался болью, выбив весь дух из лёгких, а следующее, что запомнило помутившееся сознание – это сильный удар спиной в стену и пыль, забивающая глаза.
  – Ичиго, – терпеливо дождавшись, пока тот откашляется и восстановит дыхание, вновь заговорил пустой, картинно положив меч на плечо, – не знаю, поймёшь ты или нет, но Зангецу и я всегда были одним целым. И Зангецу, и я – твоя сила. Я был частью Зангецу. Мы все делим одно тело, и когда доминирующая сторона меняется, то и внешность меняется вместе с ней. Когда доминирует жизнь – снаружи плоть. Когда доминирует смерть – кости. Здесь то же самое. Моя сила росла, пока не стала доминирующей, и тогда Зангецу стал частью меня.
  – Ублюдок! – рука крепче сжала рукоять меча, а душащий душу гнев всё более отчаянно требовал выхода.
  – И это всё, что ты хочешь сказать? Ну же, Ичиго! Ты разве не хотел только что меня прикончить? – дрожащим на грани смеха голосом подбодрил его пустой.
  – Убью! – клинок Куросаки взметнулся, принимая нужное положение. – Банкай! – в небо взметнулся столб чёрной реацу, и без перехода: – Гетсуга Теншоу!
  – Неплохо, – враг исчез из поля зрения, а спустя долю секунды правый бок взорвался болью. – Но этого недостаточно. Ты слишком отвлекаешься после атаки. Пожелай я этого – и ты уже был бы трупом.
  – К-когда ты научился Банкаю? – изумлённо выдохнул рыжеволосый, глядя на изменившиеся вместе с его собственными одежду и меч противника.
  – А разве это не очевидно? – скорчил издевательскую рожу противник. – В тот самый момент, что и ты!
  – Гр-р-р! – парень принялся атаковать Пустого.
  Без системы. Без навыков, фактически, он просто махал клинком в желании задеть врага. Но все его удары проваливались в пустоту или натыкались на блоки, заставляющие клинок скользить вниз, а его владельца – терять равновесие и получать болезненные тычки и зуботычины.
  – И почему мне достался такой тупой Король?! Ты уже неоднократно сталкивался с врагами-фехтовальщиками, но в твоей пустой голове ни разу даже не мелькнуло желания подтянуть свои навыки. Хотя бы в секцию записаться!
  – Я тренировался! – сам не зная зачем, возразил парень. – С Урахарой-саном! И Йоруичи! И когда обретал Банкай!
  – «Тренировался?» – смеясь, прошипел Пустой. – С каким мечом ты тренировался, тупица?! Неужели незаметно, что в Банкае твой меч отличается от того, что в Шикае?! Или ты мне заикнёшься, что освоил всё в Шикае? И сколько раз ты использовал тот приём с бинтом, который я тебе показал при нашей первой встрече? Ты даже ни одной стойки не знаешь, идиота кусок, вытягивая только на объёме реацу! Я несколько раз материализовывал Маску в критически важных местах. Тех, что ты должен был без проблем защитить, не будь в твоей голове сплошной кости!
  – Как будто ты умеешь больше! – выкрикнул парень в лицо… опять исчезнувшему противнику.
  – Вообще-то… – послышалось у него за спиной. – Умею, – и новая порция боли резанула по лопаткам.
  – Х-хаа… – Ичиго упал на один из повёрнутых небоскрёбов своего мира.
  – И хочу, чтобы умел и ты, пока нам с тобой не снесли голову или не проделали лишних дыр в теле в очередной авантюре, в которую ты влезешь по собственной глупости. Если уж ты, малыш, хочешь влезть во взрослые разборки, то встань хотя бы на соответствующий уровень. Иначе и тебя, и всех тех, кого ты считаешь близкими, просто сожрут.
  – И… ты предлагаешь мне учиться? У тебя? – парень опёрся на клинок.
  – Ичиго, в чём разница между королём и его лошадью? – играючи перекинув меч из одной руки в другую, пустой в полёте просунул палец в последнее звено цепи, свисающей с рукояти, и раскрутил оружие так, что то смазалось в прозрачный белый круг.
  – Чего? – недоумённо переспросил временный синигами.
  – Мне не нужен детский лепет, типа «король – человек, а лошадь – животное» или «у короля две ноги, а у лошади – четыре», – скалясь, продолжил говорить противник. – Если их форма, способности и сила будут одинаковыми, тогда почему один становится королём и управляет битвой, а другой – лошадью, которая везёт этого короля?! – неуловимым движением белый клинок вернулся в правую руку. – Ещё раз спрашиваю: в чём разница между ними?!
  – ... – Ичиго просто не знал, что на это ответить.
  – Есть только один ответ, – обманчиво спокойно произнёс Пустой. – Инстинкт! – отдающий скрежетом металла крик пробрал Куросаки до позвоночника. – Чтобы существа стали сильнее и получили власть стать королём, они должны искать сражения, искать силу! Они жаждут битвы и живут, чтобы беспощадно давить, рвать в клочья и разрубать своих врагов! Глубоко-глубоко внутри покоится инстинкт убийства, который пронизывает каждую клеточку наших тел. Но ты делаешь не так! Ты сражаешься, используя логику, и пытаешься с её помощью победить своих врагов! Но так ничего не получается! Ты сражаешься мечом, вложенным в ножны! Вот почему ты слабее меня, Ичиго! Я – твой инстинкт! Но ты отказываешься от меня из-за своей трусости! Из-за страха превратиться в такое же ничтожество, которое убило твою мать! Ты всё ещё недостоин ни своего меча, ни своей силы! – неразличимое глазу сюмпо – и острие белого, как фарфор, меча упирается временному синигами в горло. – Но ты всё-таки можешь быть королём, а не только безмолвным скотом, – отбросив крик, серьёзно взглянул ему в глаза белый Зангецу. – А потому я помогу тебе, пока не стало слишком поздно, – меч у шеи исчез, и… пустой протянул руку.
  Долгое мгновение Ичиго молча глядел на бледную, словно снег, ладонь с угольно-чёрными ногтями. В голове творилась настоящая каша, однако...
  – Возможно, я ещё пожалею об этом. Но… ты действительно меня неоднократно спасал. Дай мне силу, – парень пожал руку своему отражению.
  – Возьми сам, как и подобает королю! – и… в живот парня врезался кулак его визави. – Начнём наше обучение, ха-ха-ха-ха!..
  Куросаки зябко передёрнул плечами, стараясь запрятать воспоминания о последующих боли и унижении как можно дальше. Ладно, сейчас наступило утро, и до вечера он совершенно свободен от своего персонального мучит… в смысле, учителя. Ну, если не считать «голос в голове». Пустому было скучно во внутреннем мире, и теперь, наладив отношения, он довольно часто вставлял своё «веское мнение» куда надо и не надо.
  – Хватит ныть, лучше проверь, что тебя разбудило, – подал о себе весть недавно упомянутый «квартирант». Как всегда вежлив и дружелюбен, но он был прав – странный шум за окном никуда не делся. Парень подошёл к окну и открыл секцию.
  – И-чи-гоооо!
  «Куросаки Иссен» – успел подумать парень. «Куросаки Иссен на батуте» – продолжилась мысль. «Куросаки Иссен, что оттолкнулся от батута и летит сюда!!!»
  Временный Синигами отшатнулся и смог полюбоваться, как его отец воспарил на пяток метров вверх, влетел в открытое окно, ударился о потолок, растянулся на полу, но быстро поднялся на ноги и понёсся на сына.
  – Вернулся?! – прыжок!
  Куросаки-младший вновь отшатнулся, да ещё и из-за новоприобретённых рефлексов придал родителю ускорения путём мощного пинка под зад. Заодно подправил траекторию – этот кретин и так ему потолок попортил, только выбитого окна для счастья ещё и не хватало! Жертва улучшенных навыков Ичиго вновь вылетела в открытое окно и затихла где-то на земле.
  – Знаешь, Король, люди, когда падают головой вниз со второго этажа, как правило, разбиваются…
  – Ай, ничего с ним не будет, это уже не первый раз и не первый его полёт, – отмахнулся временный синигами. – Через пять минут уже будет клянчить у Юзу завтрак.
  Как и предполагал Ичиго, дорогой родитель был совершенно цел и здоров и жаловался дочерям на «злого и жестокого сына». Всё было как всегда. Поблагодарив сестёр за еду, парень вместе с Рукией направился в филиал Ада, школой именуемый. Там всё тоже было как всегда – шум, гам, одноклассники, за редким исключением, вроде Тацуки, вызывающие глухое раздражение. Ничего интересного. Только Орихимэ, демонстрирующая свой «шедевр» творчества, повеселила – занимающийся йогой розовый тиранозавр… впечатлял. Рукия в ответ продемонстрировала своих любимых кроликов. В купальниках. Ну, или пижамах, если верить экспертному мнению Орихимэ. Куросаки прямо физически ощутил, как его Здравый Смысл начинает отъезжать в сторону. Где-то во внутреннем мире ржал Пустой. Но тут рутинное умиротворение разорвал писк мобильника. Того самого мобильника.
  – О, будет драка. Это хорошо! – во внутреннем мире началось оживление.
  – Ичиго! – Рукия повернулась к парню.
  – Знаю, пошли, – парень нехотя поднялся из-за парты. Как же это всё было напряжно…
  
  Пустых набежало порядочно – навскидку Ичиго насчитал десятка четыре, а разрывы в пространстве продолжали открываться, являя всё новых монстров.
  – Разделимся и избавимся от них! – скомандовала Рукия.
  – Пф, на этих слабаков даже её одной бы хватило, лучше бы ты остался в классе и поболтал с Тацуки.
  В ответ Ичиго лишь вздохнул – его собеседник был той ещё задницей. Смутно кого-то напоминая, но вот кого? Впрочем, времени на размышления тратить не хотелось – сюмпо-удар, сюмпо-удар, повторять, пока вокруг никого не останется. На миг парню стало стыдно – он вспомнил, как совсем недавно просто бегал за врагами, не догадываясь использовать поступь нигде, кроме как в самом бою. Уже за одно разъяснение его ошибки внутреннему Пустому можно было бы сказать спасибо… Если бы он ещё при этом не смешивал его чувство собственного достоинства с грязью.
  – Эй! Ты! – донёсся до Ичиго звонкий голос.
  – Хм? – парень начал оглядываться по сторонам, ища источник звуков.
  – Мы здесь! – наконец-то он смог заметить маленькую фигуру внизу. – Ты синигами этого города?
  – Душа? – новое сюмпо – и вот он уже перед… Ну, наверное, это была девочка. В розовом, расшитом цветами кимоно очень традиционного вида и с торшером на голове, но девочка. – Знаешь, эти монстры могут тебя сожрать, если ты будешь просто так стоять… – поделился насущным синигами.
  – Это мы сейчас очень хотим есть! – небрежно отмахнулось от предупреждения это «нечто».
  – Хотим есть? Мы? – ничего не понял Ичиго, в сознании которого начали клубиться подозрения, что он нарвался на душу с душевным расстройством.
  – У неё нет цепи. Это не просто дух, идиота ты кусок!» – указал на оплошность своего… хм… напарника «Белый Зангецу».
  – От второго куска слышу! – огрызнулся Куросаки.
  – Это неважно, мы... – что хотела сказать девочка, осталось загадкой. Сделав шаг, она умудрилась запнуться и растянуться на брусчатке. Непонятный торшер слетел с её головы, открывая взгляду длинные светлые волосы и симпатичную мордашку. Цвет глаз незнакомки тоже был очень необычен – сочетание зелёного и голубого. Не «морская волна», но что-то близкое. – Ай! Как же я ненавижу эту шляпу…
  – Хммм, а она очень даже ничего. Только мелковата. Хотя тебе же нравится Рукия?
  – Ты на что это, морда белая, намекаешь? – мысленно взревел Ичиго.
  – Я – это твои инстинкты, а дальше думай сам, ха-ха-ха-ха!
  Тем временем девочка, или всё же девушка? Неважно. Прекрасная особа натянула на своё личико равнодушно-пренебреждительное выражение и манерно протянула парню руку, тыльной стороной вверх.
  – Где-то двадцать процентов Бъякуи, – авторитетно заключил внутренний собеседник. – Неплохо в её возрасте.
  Рыжий синигами вспомнил своего знакомого капитана и вынужден был согласиться – чем-то напускная манерность этой девочки напоминала Кучики, правда, тот умудрялся даже проткнутым насквозь сохранять отстранённо-брезгливое выражение лица, в этом Куросаки убедился лично.
  – Эй, хватит смущаться! Помоги нам встать! – внутренний диалог славного сына рода Сиба (в народе Куросаки) дама приняла за нерешительность.
  – Э-э... Хорошо, – парень помог девочке встать на ноги.
  Стоило этому свершиться, как блондинка отдёрнула руку (излишне резко), на пару мгновений замерла, отвернув личико, потом нарочито сосредоточенно принялась отряхивать рукав кимоно... поправлять пояс... выправлять складки... И только закончив все процедуры, она опустила руки по бокам и, по-прежнему избегая смотреть на парня, важно произнесла:
  – Ты как раз вовремя. Принеси нам что-нибудь поесть.
  – Э?..
  От подобной наглости Ичиго просто опешил, а где-то внутри появилось желание надавать этой нахалке по заднице – у него и так вышла на редкость насыщенная и неудачная неделя, а сейчас ещё какая-то больная на голову душа пытается им командовать посреди вторжения Пустых! К счастью для пятой точки неизвестной, парня вновь отвлекли – очередной разрыв в пространстве породил очередную волну низших пустых, что Куросаки смог заметить своим слегка подправленным за последнее время чутьём.
  – Эй, ты нас слушаешь? – возмутилась зеленоглазая, заметив, что внимание Ичиго переключилось на небо.
  – Помолчи, – отмахнулся временный синигами, пытаясь лучше ощутить источники чужой реацу.
  – Мы очень хотим есть! – разозлилась девочка и не нашла ничего лучше, чем повиснуть на спине обернувшегося к противникам синигами. – Ты нас не понимаешь? Мы сказали, что хотим есть!
  – Эй! Ты чего?! – прифигел от такого манёвра рыжий.
  – Мы хотим есть! Мы хотим есть! Мы хотим есть! Мы хотим есть! Мы хотим есть! – впала в истерику девчонка, начав трясти Куросаки за шею, для полного счастья парня одной из рук вцепившись в его щёку.
  – Эй! Хватит! Не лезь! – противница оказалась до неприличия цепкой, прям как клещ, но после нескольких неудачных попыток рука Ичиго всё-таки схватила раздражающую помеху за шиворот и просто отбросила в сторону. Однако упасть ей не дали.
  Откуда-то сверху появились два незнакомых синигами, за которыми гналась целая орава Пустых, и, обогнув в сюмпо рыжего с двух сторон, на лету подхватили капризную девчонку, после чего буркнули что-то про «оставляем их на тебя» и исчезли, оставив Ичиго наедине с полусотней низших пожирателей душ. Ошарашенный парень не успел даже пикнуть, как его погребла волна минусов. Сделать с ним они ничего не могли – разница в реацу была слишком велика, но вот просто погрести массой – это запросто.
  – Король, тебя отмудохала мелкая безоружная девчонка, а два каких-то недоноска в прямом смысле утопили в дерьме... Ты не представляешь, как меня сейчас опозорил... – убитым голосом сообщил внутренний Пустой. – Да ну нахрен! – воскликнул он спустя миг, вызвав металлический звон в ушах. – Пойду погамаю во второй Фолыч! – и постороннее присутствие в голове исчезло.
  – Я. Их. Прибью! – с непередаваемым чувством ненависти выдохнул Куросаки, и волна «злой» реацу шибанула во все стороны, просто рзвеяв всех Пустых чёрным пеплом.
  – Ты чего делаешь? – появилась рядом Рукия, с беспокойством глядя на озверевшее лицо временного синигами. – С ума сошёл? Выплёскивая такое количество реацу, ты только истончаешь барьер между мирами!
  – Я... Чёрт! Неважно, – стиснув зубы, постарался успокоиться парень.
  Мелкой блондинки и тех двух недоносков уже нигде не было видно, а ориентироваться по духовному фону Ичиго до сих пор умел очень плохо.
  
  Некоторое время спустя.
  – Ммм, принцесса? – удивилась Орихимэ.
  Отмучившись в школе, компания двинулась по домам. Поскольку жили все в одном районе, то и шли привычной толпой, заодно начав разговор о происшествии. Поостыв за время занятий, Куросаки решил ничего не скрывать, так что повод для удивления был.
  – Ичиго сказал, что она на неё похожа.
  – Ну, сама она этого не говорила, – поправил уткнувшуюся в телефон Рукию рекомый Ичиго, – просто постоянно повторяла «мы», «нас» и прочее, да ещё говорила, что хочет есть.
  – Звучит так, словно она игралась с тобой, – всё ещё уткнувшись в телефон, провозгласила маленькая синигами. На взгляд Куросаки – совершенно не в тему, но… Видимо, это был какой-то хитрый женский язык, потому что Иноуэ её прекрасно поняла… А вот дальше…
  – Принцесса… игралась с Куросаки-куном… – рыжеволосая красавица даже остановилась, а в глазах её зажёгся какой-то странный огонь. – Держу пари, на ней был дорогой латексный корсет, чёрные кожаные сапоги и в руках плётка?! И говорила она, – Куросаки замер на половине шага, интонации Орихимэ изменились, а ставший глубоким голос молвил: – «кто тут у нас голоден, раб? Я!» – и девушка счастливо зажмурилась.
  – Орихимэ, это «Госпожа», а не «Принцесса», – поправила подругу Рукия, даже оторвавшаяся от телефона.
  «Это что сейчас было?» – Ичиго просто впал в ступор.
  Он никогда и в страшном сне не мог себе представить, чтобы тихой и скромной Иноуэ не то что нравилось что-то подобное, а что она вообще о подобном знает! Но судя по энтузиазму девушки, ей это именно нравилось. Хотя… Нет-нет, Орихимэ просто всегда энергичная и испытывает энтузиазм, да! Определённо!
  – Хм, а она начинает мне нравиться! Крошка определённо знает толк в развлечениях. Да и у этой аристократической пай-девочки, как видно, хороший кругозор. Какие любопытные подробности мы узнаём о семье Кучики, ты не находишь? С учётом пиетета этой мелкой перед братиком, мне страшно представить, кто у них в паре госпожа, ха-ха-ха-ха!
  – Заткнись! – образ Бъякуи в кожаном корсете и с плёткой вызывал чувство подкатывающих к глазам кровавых слёз. – Какого ты вообще вылез?! Ты же куда-то ушёл?!
  – Я завалил Хорригана, теперь мне скучно, – вальяжно отозвался белый Зангецу. – Слушай, купи чего-нибудь из новинок, а? Достало перепроходить древнюю муть.
  – Постой... – до Ичиго только сейчас дошло. – Ты можешь играть в моём внутреннем мире в компьютерные игры???
  – Ичиго, хватит ужасать меня своей тупостью! Это твой внутренний мир – то, что составляет твою личность! Здесь есть всё, что хоть раз было у тебя в руках.
  – Но как же... Ведь компьютеры...– растерянно пробормотал временный сигинами, у которого концепция существования компьютеров в собственной голове никак не хотела укладываться в эту самую голову.
  – А-а-а, завались! – в расстройстве чувств ответил Пустой. – Пойду забурюсь в Принца Персии... – дальше следовало ещё какое-то ворчание, но оно постепенно утихало, пока ощущение чужого присутствия полностью не исчезло.
  Чувствуя, что ещё немного, и у него реально потечёт крыша, Ичиго поспешил отвлечься, а заодно и сменить тему:
  – Рукия, а что ты делаешь с телефоном?
  – Пытаюсь найти тех синигами и девушку, о которых ты рассказывал, но пока без толку.
  – Ладненько, мне направо! До завтра, ребята! Рукия, Куросаки-кун! – помахала всем ручкой Иноуэ.
  – Да и нам пора, – начала разбредаться остальная компания.
  – Угу, бывайте, – попрощался с друзьями временный синигами и вместе с Рукией направился к себе домой, ещё не подозревая, что Зло пришло в город и сделало свой ход.
  
  На подходе к дому Ичиго.
  Парень и девушка сверлили взглядами висящий на стене плакат, слегка фонящий реацу. С плаката на них взирала улыбающаяся фотография хорошо знакомого обоим молодым людям типа в полосатой панамке. Но вот надпись на плакате...
  
  Из Сэйрэйтэя сбежал особо опасный преступник, погоняло – Заяц, в Западной Европе и Америке известен как Безумный Шляпник, в Восточной Европе заслужил псевдоним Юхим Наибало.
  Особые приметы: хитрожопость, полосатая шляпа, трость с секретом, неумение причёсываться, хроническое умалчивание особо важной информации, эксплуатация детей и кошек.
  При встрече просьба дать по яйцам.
  
  – Это… что? – сказать, что Ичиго недоумевал – значило сильно приуменьшить действительность.
  – Розыскной лист… – ничего не выражающим голосом ответила Рукия, – с Урахарой…
  – Хм… – за спинами подростков раздался смутно знакомый голос. – Ну, шутку про зайца я слышал, как и прозвище «Безумный Шляпник», но вот про то, что он ещё и в Восточной Европе накуролесить успел – не знал. Надо будет обновить архивы.
  – Сагаро-доно? – повернувшаяся на голос девушка встретилась с задумчивым взглядом капитана четвёртой дивизии Омницукидо. – З-здравствуйте!
  – О, добрый день, Кучики-сан… Ммм, Куросаки-кун, кажется? – парень настороженно кивнул. – Простите, не узнал вас со спины и в этой одежде.
  – Ничего страшного, – махнула рукой Рукия. – Но что офицер Омницукидо дела... – начала было она, но была перебита:
  – Что там про зайца? – нетерпеливо вклинился Ичиго, у которого никак не выходил из головы список особых примет, которые были... Ну просто не в бровь, а в глаз!
  – Ну, – Сагара неуверенно почесал затылок, – это что-то вроде внутренней корпоративной шутки. В принципе, думаю, ничего не случится, если я дам вам запись, но только если обещаете не рассказывать никому в Готее от лейтенанта и выше.
  – А чего так?
  – Некоторые шутки не стоит знать тем, про кого они сочиняются, поверьте, вы поймёте, если увидите, – серьёзно сообщил синигами.
  – Эм, – Куросаки переглянулся с девушкой, – ну хорошо, а...
  – Ичиго! – одёрнула друга Рукия. – Так... Сагара-доно, что офицер Омницукидо делает в мире живых? Или это секретная информация?
  – Нет, что вы, Кучики-сан, – улыбнулся мужчина маленькой синигами. – В Каракуре были зафиксированы странные возмущения реацу, и я прибыл проверить обстановку. Вы, кстати, ничего необычного в последнее время не замечали?
  – Сегодня утром я наткнулся на странную душу в компании двух синигами, – ответил Ичиго. – Кажется, они спровоцировали прорыв низших пустых, – и парень принялся более подробно рассказывать о случившемся накануне.
  – Хм, «шляпа-торшер»? – переспросил капитан. – Похоже на какой-то барьерный артефакт для сокрытия реацу. Ладно, в любом случае, спасибо за информацию, теперь я более-менее представляю, что искать. До встречи, постараюсь принести запись на днях, – и, кивнув на прощание, разведчик скрылся в сюмпо, а подростки, ещё раз с подозрением воззрившись на розыскной лист, направились домой.
  Дома была тишина и покой, Юзу с Карин задерживались в школьных клубах, папашка наверняка завис в клинике, а потому подростки оказались предоставлены сами себе.
  – Уф… Я в душ, – сообщила Рукия, скидывая вещи прямо в прихожей.
  – Угу, – кивнул Куросаки, размышляя, пойти ему сейчас по магазинам с компьютерными играми и «подержать в руках» новинки или обождать до выходных.
  – Король… Ты – тупица. Вы остались одни в доме, девушка отправилась в душ, а всё, о чём ты можешь думать – это компьютерные игры? Вселенная, за что ты так со мной?
  – Захлопнись, озабоченный! – уже привычно рыкнул в ответ Куросаки.
  Порой парень начинал сожалеть, что они нашли «общий язык» с белым Зангецу. Когда Пустой просто пытался его сожрать – всё было просто и ясно, сейчас же он не знал, как на такое реагировать. «Внутренний голос» озвучивал то, в чём Ичиго сам себе боялся признаться – желания, неприличные и постыдные. Его желания, что мелькали в тени мыслей… Набор инстинктов, да?
  Тем не менее «плохое поведение» квартиранта решило дилемму подростка – с играми Пустой обождёт и до выходных, а пока можно зайти в свою комнату, переодеться и поваляться на кровати. Приняв решение, Куросаки подхватил школьный портфель и поднялся в свою комнату, вот он открыл дверь и… застыл на пороге. Его комната сильно изменилась за время его отсутствия. Плакаты. Плакаты занимали все вертикальные поверхности помещения, за исключением разве что окна. В первый момент сознание ещё ничего не успело осознать, но защитный механизм сработал, и Ичиго зажмурился, мотнув головой. Подняв лицо к потолку, он открыл глаза, в смутных надеждах, что зрительные галлюцинации сейчас исчезнут... И чуть не обделался.
  С потолка на него с упрёком взирал и требовательно указывал пальцем одетый в белый плащ поверх формы синигами Соске Айзен. Чуть ниже шла фраза: «Ты нужен Хоэко Мундо!» Нервно икнув, Ичиго уже открыл рот, чтобы позвать Рукию, но, повернувшись к шкафу, задохнулся воздухом. На шкафу висел ещё один плакат, на этот раз с несколькими красивыми девушками в откровенных нарядах чёрно-белой расцветки и надписью: «Вступай в ряды Арранкаров!» С ужасом метнув взгляд на соседнюю дверцу, Куросаки узрел ещё один плакат, с Айзеном в сияющем ореоле: «За родину! За Айзена!» Взгляд временного синигами судорожно заметался по комнате и везде натыкался на цветные плакаты: «Долой лживый режим Короля Душ!», «Долой генрюсайское иго!», «Бей белобородых!», «Смерть Урахаре Киске! Наглому вору и плагиатору!», «Свободу кавайным няшкам от домашнего рабства!» Последняя фраза располагалась под откровенным фото Шихоуин Йоруичи, у которой из волос выглядывали кошачьи ушки, а на лице застыло жалобное и смущённое выражение.
  Но на этом дело не закончилось:
  «Запишись в армию Лас Ночес! Порадуй няшку!» – гласила надпись под изображением очень красивой девушки в белом платье и с кошачьими ушками и хвостиком.
  «Арранкарки ждут своих героев!» – с шикарной блондинкой с очень большими… глазами в окружении пяти не менее красивых девушек.
  «Ура научному отделу Лас Ночес!» – над подписью было изображение миниатюрной, ещё меньше, чем Рукия, девушки в забавном шлеме, а уж удивлённо-обеспокоенный взгляд не мог оставить равнодушным. Вся поза этого создания словно просила защиты и поддержки.
  И таких плакатов было несколько десятков. Причём девушки изображались на них разные, на любой вкус, как в весьма скромной манере, так и в позах и одежде (точнее, паре тесёмочек), что не каждый мужской журнал себе позволит опубликовать. Были даже целующиеся девушки! Ичиго ощутил, как ему стало несколько… дискомфортно.
  – Слышь, Король... Я тут подумал… А на кой чёрт нам эти синигами? Давай собирать чемоданы! Гарганту я открою!
  – Эм… – Куросаки впал в просветлённо-созерцательное состояние. Ему было хорошо, на несколько секунд он даже действительно задумался о переезде. То была минута слабости, но кончилась она довольно быстро. На моменте, как Ичиго обратил внимание на самый большой плакат, висевший над его кроватью. На нём вновь был изображён Айзен.
  «Секс-символ Хоэко Мундо! Он замочил Совет Сорока Шести, спиздил Хоугиоку и наебал весь Готэй. А чего ты добился к ста пятидесяти годам?»
  В голове Ичиго начало зарождаться Подозрение. Вторжение в его комнату, установка дополнительного «оборудования» и идиотская аннотация. Это могло означать лишь одно.
  – То-о-оби! – прошипел временный синигами. Его личный кошмар вернулся.
  Но в этот раз всё будет иначе. Он тренируется во внутренним мире, договорился со своим Пустым, и теперь это бедствие до него не доберётся! Размышления парня были прерваны звуками шагов. Рукия вылезла из душа и, очевидно, поднималась наверх. Взгляд Куросаки упал на плакаты. «Если она увидит в моей комнате эту кучу изображений полуголых женщин, мне будет очень больно!» – мысль была кристально ясна, и Куросаки бросился к агитационному материалу, но… Клей был очень качественным, и просто так покидать стены листы из спиритонов не спешили.
  – Ну давай же! – отчаянное усилие, и листок с изображением фигуристой брюнетки с декольте до низа живота отрывается, а парень валится на пол с этим листом в обнимку, утыкаясь в изображение носом.
  – Ичиго, я… – и именно этот момент выбрала Рукия, чтобы навестить Куросаки. Открывшаяся девушке картина раскрасневшегося парня, что буквально уткнулся в постер с какой-то полуголой красоткой, не оставляла двоякого трактования. – Э-э-э, попозже зайду. Извини, не хотела мешать… – и дверь шустро закрылась с той стороны.
  – Ты феерический неудачник! – заключил Пустой, в голосе которого странно смешались злорадство, осознание «облома» и даже тень сочувствия рыжему.
  – Я буду убивать его ме-е-едленно! – пообещал изображению арранкарки временный синигами. – А может, попрошу Орихимэ его ещё и подлечивать…
  
  Куросаки Ичиго. Вечер.
  Героический школьник тяжело выдохнул. Сегодняшний день, пожалуй, можно было назвать одним из худших в его жизни. Не настолько поганым, как тот, когда он хоронил мать или медленно умирал под струями дождя с пробитым «Сном Души», но, пожалуй, в личный «топ-10» его можно было смело включить. Итак, плакаты… Недопонимание с Рукией было устранено довольно быстро, в конце концов, она неоднократно бывала в его комнате, даже жила там какое-то время, и прекрасно знала, что ничего подобного у него не было! В конце концов, он приличный парень! Правда, Пустой утверждал, что «не приличный парень, а слепой тормоз», но это к делу не относилось. Проблема была… в Коне. Этот чёртов лев-извращенец устроил форменный скандал, просил, молил и требовал отправить его «в это благословенное место». И его совершенно не смущало, что Хоэко Мундо – родина кровожадных монстров. «Я готов умереть ради такой шикарной груди!» В общем, чёртов квартирант нашёл собрата по духу и, возможно, разуму. От воплей изнутри и снаружи головы означенная голова начала побаливать. На счастье, Рукия быстро поняла его состояние и, прихватив за шкирку придурочную душу-плюс, оставила школьника одного, но... В итоге, узнав от той, что «Ичиго слегка нездоровится», ещё и Юзу заволновалась и принялась окружать его заботой. И пусть это было чертовски приятно, но, во-первых, девочке ещё нужно было сделать домашнее задание, а во-вторых… Она теперь тоже отчётливо видела духовные объекты, и виноват в этом был…
  Ичиго застонал, погружаясь в воспоминания.
  – Б-братик, – девочка с холодным компрессом в руках застыла на пороге его комнаты. Её взгляд блуждал по стенам, и чем дальше, тем сильнее наливалось краской её лицо.
  – М-м-м? Юзу? Что-то не так? – лежащий на кровати Ичиго приоткрыл глаз и потёр саднящий висок. В глаза тут же бросилась самодовольная морда Айзена, подпортившая настроение ещё больше.
  – Я… Нет, ничего, э-это же т-твоя комната… – тут парень соизволил перевести взгляд на сестру. Секунда на осознание – и он понял всё. – А-а я тут… это… компресс принесла… – потерянно сообщила девочка, делая ма-а-аленький шажок назад.
  – Юзу, постой! Я могу всё объяснить! – взвился с кровати Ичиго.
  – Нет-нет, я понимаю, я читала, что мальчики в твоём возрасте… И это нормально… – взгляд сестры временного синигами прошёл ещё и по потолку… – Н-но… з-зачем тебе плакаты с мужчинами?!
  – Король, я говорил, что ты фееричный неудачник? Забудь! Твой уровень давно перевалил за «божественный», – в металлическом голосе пустого звучало неподдельное сочувствие.
  – Это всё просто… эм, розыгрыш одного моего знакомого… Эмм-мма, духа, – начал оправдываться рыжий. – О, раз ты увидела этот розыгрыш, значит, теперь ты можешь видеть духов?! – попытался соскочить со скользкой темы парень.
  – А? Да! – Юзу в своём позитиве сильно напоминала Орихимэ и, как и его одноклассница, тоже мгновенно переключалась с темы на тему, если это не было чем-то очень важным для неё. – Как-то по пути из школы мы встретились с забавным духом и угостили его печеньем. Он был нам очень благодарен и хотел сделать что-то в ответ. Ну и как-то сделал так, чтобы я могла видеть духов! Мы с Карин его ещё домой пригласили и накормили обедом!
  – А как звали этого духа? – Ичиго уже чуял ответ копчиком, но робкая надежда оставалась.
  – Тоби. Его звали Тоби! – улыбнулась сестрёнка. – Он хороший, но очень неуклюжий и наивный!
  – Да, не сомневаюсь, – сквозь силу улыбнулся временный синигами. – А давно вы с ним виделись?
  – М-м-м, уже несколько дней прошло с нашей последней встречи. Он нам тогда подарил красивые белые платья, а мы угостили его пирогом, – улыбнулась девочка. – Правда, кажется, эти платья видят только те, кто может видеть духов, так что в город в таком не выйти, – теперь вздох был печальным. – А жаль.
  – Понятно, – кивнул рыжий. – Вот что, Юзу, когда Тоби в следующий раз появится, позовите меня, пожалуйста. Он мой старый знакомый, и я хотел бы с ним перекинуться парой… слов, – Ичиго пришлось сильно постараться, чтобы не сказать чего лишнего, но, к счастью, девочка ничего не заметила.
  – О, так Тоби – друг братика? Хорошо, когда мы в следующий раз увидимся, я тебя позову!
  – Спасибо, – кивнул Куросаки. На этом разговор с младшей сестрёнкой сошёл на нет, девочка, передав компресс, удалилась, в голове же парня крутилась одна жуткая мысль-осознание.
  «Они… Они прикормили его. Они покормили Тоби…» Внутренний мир отзывался поражённым молчанием. Видимо, ранг титула «Неудачник» перешёл в разряд неописуемых даже для весьма просвещённого и злоязыкого внутреннего пустого.
  Парень ещё раз вздохнул и оторвал последний плакат – после того, как он немного отошёл от известий, он принялся сдирать листовки. Занятие это оказалось куда более трудным, чем можно было бы предположить. Мало того, что духовные листы крайне плохо отдирались от стен, даже когда Ичиго, окончательно озверев, воспользовался Удостоверением Временного Синигами. Ну не Зангетсу же ему плакаты отдирать? К тому же чёртов квартирант обещал устроить ему незабываемые впечатления, если он повредит хоть одно изображение «таких шикарных женщин». Впрочем, повредить эти плакаты нужно было ещё умудриться.
  Закончив с фотографиями и убрав их в дальний угол шкафа – попытка выбросить подобное «сокровище» привела бы к началу войны с плюшевым львом (надо было отдать его Урахаре!) и Внутренним Пустым, а войны на два фронта он бы точно не выдержал – Ичиго довольно потянулся. На Каракуру опустился тёплый летний вечер, можно было отдохнуть, почитать мангу…
  – … сделать свою домашку… – ехидно вбил очередной гвоздь в крышку его хорошего настроения квартирант.
  – Я начинаю ненавидеть этот мир… – простонал Ичиго, хватаясь за голову.
  И словно всего этого было мало, стоило только парню открыть учебники и начать вникать в суть задания, выбросив из головы мысли о дурацком дне, как в его комнату по-хозяйски ввалилась Рукия с мобильником и толстой книгой наперевес. И Кон тоже был с ней...
  – Куда ты дел эти божественные плакаты?! – с порога возопил плюшевый дегенерат, угрожающе тыкая в сторону хозяина комнаты лапой. – Признавайся, мерзавец, куда ты их дел?!! Ты же... Ты же мог их уничтожить! Безмозглый импотент! Только скажи, что я прав, и...
  Вопли разбушевавшейся игрушки прервал врезавшийся ей в морду учебник временного синигами. Кидал Ичиго не сдерживаясь, потому лёгким шлепком возмутитель порядка не отделался.
  – Заткнись! – резюмировал рыжий свои действия, едва удерживаясь, чтобы не добавить с ноги.
  – Тупой неудачник... – стонущим голосом огрызнулись с пола. Куросаки предпочёл привычно проигнорировать хамство квартиранта и поднялся за книгой, но... – Я тебе ещё покажу!.. – посулил плюшевый лев и таки заработал молодецкий пинок с рикошетом о несколько стен.
  На этом эпизод был исчерпан: изрядно потрёпанный, но не побеждённый Кон изобразил гордую независимость и заткнулся, Рукия, не обращая внимания на происшедшее, разместилась на кровати со своими книгой и телефоном в позе «сэйдза», а Ичиго таки сел за уроки. Несколько минут в комнате царила идиллия тишины, но вот Кучики начала что-то набирать на мобильном. В первые секунды Куросаки не обратил на это внимания. На вторую минуту это начало немного настораживать. На пятую жилка на виске подростка отчётливо забилась. На десятую он поймал себя на том, что вместо домашнего задания видит в книге исключительно картины уничтожения отдельно взятого телефона топорами Джидамбо, со всей великанской душевностью, присущей этому привратнику Сэйрэйтэя. А девушка и не думала прекращать, завороженно уткнувшись в экран и ожесточённо тыкая по кнопкам...
  – Ты не могла бы делать это где-то в другом месте?! – наконец не выдержал парень. – Это пиканье меня уже достало!
  – Нет, в твоей комнате наибольшая концентрация духовных частиц, а следовательно, лучший сигнал, – невозмутимо ответила Кучики, не соизволив даже оторвать взгляд от экрана мобильника.
  – Поставь его хотя бы на беззвучный режим!
  – А? О! Тут и такая функция есть?! – удивилась Рукия.
  – Что ты вообще делаешь?!
  – Чтобы попасть в Мир Живых, синигами должны пройти через врата Сенкай. Я пытаюсь найти информацию по той «принцессе» и тех двоих синигами, о которых ты упоминал, все записи должны быть доступны... Ар-р-р!!! – внезапно рыкнула девушка, со злостью переведя взгляд на страницы книги. – Это руководство меня уже достало!
  Ичиго раздосадованно запустил пятерню в волосы на затылке, после чего помассировал шею. Запоздало парень вспомнил, что в Обществе Душ со сложной вычислительной техникой дела обстоят не так чтобы очень, а потому то, что делает Рукия – это и так подвиг и очень сложная для неё работа...
  – Сестрёнка-а-а! – плюшевый лев вновь вылез из своего угла, спеша подобраться к Рукии. – Предоставь всё мне!
  – Э?.. – реакция Куросаки и Кучики оказалась на редкость синхронной, Кон же успел уже взобраться на кровать.
  – Я лучше всех понимаю руководства! – заявил этот припадочный, гордо выпятив грудь.
  – Да неужели? – желчная ирония в голосе Ичиго разве что не брызнула.
  – Молчать! – вскинулся не понимающий уроков искусственный дух. – Я продукт Бюро Технологических Разработок! Не смей меня недооценивать!
  – Правда? – оживилась Кучики. – Ну попробуй.
  «Чёрт... Она серьёзно?» – закатил глаза Куроски, для которого бахвальство души-плюс представлялось насквозь открытой книгой.
  – Хорошо! – между тем с энтузиазмом ответил Кон и... – Сейчас я только сяду сюда... – полностью подтвердил верность прогноза подростка, то есть полез на колени к Рукии.
  Мрачно наблюдая эту картину, Ичиго в очередной раз подивился, как кусок ваты и ткани, каковой была морда игрушки, может принимать настолько сальное и пошлое выражение. А ещё ему почудилось, что он, кажется, знает, почему сам ведёт себя столь сдержанно с девушками...
  – Не льсти себе, ты просто слепошарый тормоз, – мигом влез со своим «ценным мнением» внутренний «голос».
  – Завались...
  – Ну? – так и не заметив его истинных намерений, поторопила льва Рукия. – Ну что?
  – Сейчас, сейчас... – наслаждающийся (интересно, каким образом?) редкой возможностью посидеть на голых коленках девушки Кон играл свою роль откровенно фальшиво, тем не менее, всё-таки уткнулся взглядом в книгу. – Э... Э... Э... Ах! – с придыханием воскликнул он спустя несколько секунд, разворачиваясь на месте. – Ничего не понял! – и попытался зарыться лицом в грудь маленькой синигами.
  Звук смачного удара правой мог бы возвещать о тяжёлом сотрясении мозга, увы, в голове игрушки была только вата, тем не менее последовавший рикошет тела о стены вдвое побил достижение Куросаки десятиминутной давности. А ведь он бил ногой...
  – Ладно, – Ичиго вздохнул, – прости, что накричал, – после выходок некоторых знакомых ему всегда становилось стыдно за собственную несдержанность, вот как сейчас с телефоном...
  – М? Угу… Ага… – впрочем, спустившая пар девушка уже вновь успела уйти в телефон и не сильно обратила внимание на его высказывание – хорошо хоть информационный посыл дошёл.
  Вновь вздохнув, парень решил немного подышать свежим вечерним воздухом и, встав из-за стола, открыл окно.
  – Рукия… – Ичиго философским взглядом смотрел на двух знакомых типусов, что занимались разгрузкой грузовичка с мебелью в соседнем дворе. И почему это постоянно случается именно с ним?
  – Ну кто так пишет? Кем я должна быть, чтобы это понимать? – продолжила возмущаться синигами.
  – Рукия, – устало повторил Ичиго. – Я нашёл их.
  – Что? Как? Ты что-то почувствовал? – оживилась молодая Кучики.
  – Нет. Я просто выглянул в окно. Они в соседнем дворе. Разгружают мебель, – внутренние ощущения парня пришли в странный покой и умиротворение. Он и не ожидал, что этот день кончится хоть чем-то хорошим. – Пойти, что ли, поздороваться…
  – Э-э-э… – подскочившая к нему девушка убедилась в наличии на улице грузовика и незнакомых людей. – Ичиго… Ты это… Не убей там никого. Мы же не знаем, кто они и зачем появились в городе, – похоже, его спокойствие не на шутку обеспокоило уже Рукию.
  – Угу…
  
  – Эй ты, – Ичиго подошёл к черноволосому синигами с аристократично-надменной рожей, что командовал грузчиками у машины. Означенная рожа сразу не понравилась Куросаки, а то, что тот был в гигае и даже одет в нечто очень традиционное, плохие предчувствия только подстёгивало.
  – Хм? – повернулся к нему мужчина. – А-а-а, тот самый мальчик на побегушках? Чем могу помочь?
  – Король, пусти меня на секундочку.
  – Зачем?
  – Нет-нет-нет, так это не работает, – в металлическом голосе Внутреннего Пустого появилось веселье. Очень знакомое Ичиго веселье. Он даже без труда представил, как его белая копия небрежно раскручивает за бинт свой занпакто. – Если я отвечу, ты меня точно не пустишь.
  – Хм… – учитывая, что и у самого парня первой реакцией на такое хамство было заехать нахалу в нос, о мыслях белого Зангецу он мог кое-что предположить. – Сначала я хочу узнать, какого чёрта тут вообще происходит.
  – Тц... Это всегда можно сделать, когда у него уже будет сломана пара костей.
  – Кто вы такие? Что вам вообще понадобилось в этом городе? – проигнорировав последнюю реплику собеседника, вернулся в реальный мир подросток.
  – Я не могу ответить на твой вопрос, – надменно прикрыв глаза и сложив руки в широких рукавах кимоно, ответил так и не соизволивший представиться брюнет.
  – Чего вы добиваетесь, вызвав столько пустых? – Куросаки сощурился. Предложение своего Внутреннего Пустого про кости с каждой секундой казалось ему всё более соблазнительным.
  – Я не понимаю, о чём ты говоришь. У тебя есть доказательства? – всё столь же надменно, с ноткой презрения, продолжил «отвечать» на вопросы временного синигами незваный гость.
  – Так, с меня хватит, – парень запустил руку в карман, намереваясь достать удостоверение временного синигами.
  Откровенно говоря, Ичиго было плевать на мотивы этого полудурка, но вот то, что он подверг опасности кучу людей, в том числе и его родных сестёр, чей уровень реацу по умолчанию привлекал пустых сильнее, чем обычные люди, Куросаки прощать не собирался. Чем бы они там ни занимались и к какому бы отряду ни принадлежали, терпеть такое в своём городе он был не намерен, тем более что эти двое даже пальцем не пошевелили, чтобы нейтрализовать вызванных пустых. Ну и кое-что в плане общения с синигами он уже уяснил. Нормальных среди проводников душ можно перечислить по пальцам: Хицугая Тоуширо, Зараки Кенпачи, Унохана Рецу и капитан Къёраку с его другом, правда, в последних он уверен не был – слишком мало довелось общаться. Но на этом всё. Зато если синигами набить морду, то хотя бы временно, но он становится нормальным! Доказано Бъякуей! Вот только планы его были несколько прерваны.
  – Ичиго! – та самая душа, правда, уже без торшера на голове и явно в гигае, влетела во двор. – Мы знали, что это ты, Ичиго! Не надо формальностей! Ты пришёл нас поприветствовать?
  – Это и есть та принцесса? – временный синигами чуть было не подпрыгнул на месте. О Рукии, к своему стыду, он умудрился забыть, потому её голос под самым ухом стал полной неожиданностью.
  – Да, это она... – тут до парня дошёл один существенный момент... – Постойте-ка. Откуда вы знаете моё имя?
  – Мы вели своё исследование ещё до того, как пришли сюда, – надменный синигами одарил его презрительным взглядом.
  – Энрю, что ты делаешь? – возмутилась «принцесса», когда в тот же момент второй мужчина группы – здоровый лысый бугай – перегородил ей путь рукой, присев рядом.
  – Да ты издеваешься… – глаз Куросаки невольно дёрнулся.
  В ответ его собеседник выставил вперёд руку, едва не уткнувшись ладонью в лицо подростка:
  – Надменное дитя! Разница между нами столь же велика, как и океан! Если ты нам понадобишься, мы дадим тебе знать, – и… он просто развернулся и пошёл в свой двор.
  – Э?.. – от сюрреализма картины Ичиго не сразу нашёл, что сказать. Он не считал себя тщеславным, но вот так открыто хамить, а потом поворачиваться спиной к парню, что практически брал штурмом Сэйрэйтэй, причём вполне успешно – это было за гранью понимания. Даже Бъякуя, который до сего момента занимал почётное первое место в личном топе спесивых говнюков, известных Куросаки, в сравнении с этим выглядел почти своим парнем и душой компании.
  Как-то незаметно глубокое спокойствие в душе рыжего начало уступать место первозданному бешенству.
  – ... Отпусти меня! – тем временем бушевала светловолосая девочка, тщетно пытаясь обойти не проронившего ни слова, но упорно преграждающего ей дорогу бугая.
  – Луричиё-сама, – миновав ворота, привлёк её внимание «безымянный» хам, – солнце скоро сядет.
  – А? – девочка и впрямь отвлеклась от бурного негодования и повернулась на голос, а брюнет уже встал перед ней на одно колено, чем ещё больше добавил непонимания во взгляд временного синигами.
  – С приходом ночи могут появиться пустые, – продолжил свою речь черноволосый. – Прошу вас вернуться в ваши покои, пока у нас есть время.
  – Ладно, – на мордашке ребёнка появилось расстроенное выражение, – как скажешь... – спустя мгновение она перевела взгляд на подроста и оживлённо замахала рукой. – Ичиго, увидимся!
  Чувствуя, что ещё немного – и у него взорвётся мозг, Куросаки дождался, пока девочку уведут, и шагнул к выбесившему его брюнету.
  – Что за хрень здесь происходит?
  В ответ его визави сложил пальцами несколько фигур, и… идущий напролом парень врезался носом в мигнувшую радужными всполохами невидимую стену.
  – Барьер? Сукин ты сын, думаешь, это меня остановит? – удостоверение временного синигами само прыгнуло в руку и уже почти достигло груди, когда...
  – Ичиго! Тоби так рад вновь видеть Рыжее Чудовище! – и его личный кошмар радостно помахал ему ручкой… Находясь по другую сторону барьера.
  – Ты?.. – школьнику показалось, что фиолетовые обводы вокруг глаз чёрной маски выглядели чуть больше тех, которые он запомнил, но балахон с чёрными облаками был тот же самый, да и ощущение непросветной идиотии, буквально клубящееся вокруг фигуры, не могло принадлежать никому другому! – Что ты здесь делаешь?
  – Тоби проголодался и отправился искать еду. И Тоби нашёл! – психованный пустой принял гордую позу с указывающим вверх перстом одной из рук. Точно такую, как принимают герои в некоторых детских аниме... – Тут совсем неподалёку есть странный шкаф, внутри холодный-холодный! И в том шкафу лежит еда! Ничейная! Просто так! Тоби спас эту еду! – ужас в маске демонстративно потряс батоном колбасы. Поправка. Надкушенным батоном колбасы.
  – Ты знаешь это существо? – «недобъякуя», едва ли не подпрыгнувший на месте во время появления Тоби, но напрочь забытый на фоне того подростком, был ощутимо напряжён. Всё же маска данного существа выглядела совсем не мирно...
  – Да-а-а, – гнусная улыбка сама собой вылезла на лицо временного синигами. – Он безобиден, не бойся. Ладно, пойду я, чуть не забыл, у меня есть ещё пара срочных дел. Присматривай за Тоби.
  – Ичиго должен подождать Тоби! Ам-ням... У Тоби есть новая краска для волос! Ням-хрум... Тоби сам её делал! Чмок-чмок... Рыжий ужас станет белым – красивым! Совсем как братец Хичиго! – ночной кошмар Куросаки в один присест сточил батон колбасы и рванул к временному синигами.
  – Король, что бы оно ни говорило, ЭТО не мой родственник! – ушёл в несознанку постоялец, в чьём голосе послышался натуральный испуг.
  Тем временем Тоби достиг барьера и… «БЭЭЭЭМС!» – картинно сполз по невидимой стене.
  Эти люди… Поставили барьер… И заперли в нём Тоби! Едва эта мысль мелькнула в голове Ичиго, как он проникся к этому надменному синигами самыми тёплыми чувствами. Разом были забыты вся спесь, подстава с пустыми и их мутные цели. Они заперли Тоби! Они – его лучшие друзья! Ну а то, что они остались в барьере вместе с ним… Ичиго не забудет их жертву и даже помолится за их души в храме. Да-да, обязательно!
  – Ладно, простите за беспокойство, не буду больше вас отвлекать, всего хорошего, – раскланялся с его новым лучшим другом Куросаки.
  – И-ичиго, – Рукия была выбита из колеи поведением парня.
  – Всё потом, пойдём, Рукия! – и, взяв девушку на буксир, подросток спешно покинул двор, ещё успев краем уха услышать «О-о-ой, Тоби ушибся… О?.. Тоби чувствовать стекло... Тоби в аквариуме! А-а-а!!! Тоби теперь рыба! Паника! Тоби не хотеть кушать червячки!», после чего прибавил скорости. А день-то неплохо кончился, хе-хе.
  
  Капитан Сой Фонг.
  – И почему этим должна заниматься я? Я что, похожа на почтальона? – шипела славная представительница дома Фонг сквозь зубы, хотя при мыслях о «почтальоне» её душу накрыл странный коктейль эмоций.
  Она нутром чуяла, что что-то тут не так, но что именно, понять никак не могла. Да она даже плюнула на гордость и написала официальный запрос в Омницукидо, и… ничего! Ей прислали лейтенанта из отряда Сагары. Который лишь разводил руками. Ну да, капитан опять отправился на миссию. Какую? Не могу знать, простите, госпожа капитан. Что? Давно ли я знаю Сагара-доно? Лет сто, но «знаю» – это слишком громко сказано, у нас не принято распространяться о себе, а тем более расспрашивать – специфика работы, простите, госпожа капитан. И всё в таком же духе. Присланный синигами был безукоризненно вежлив и ни на пядь не отходил от протокола, но у неё сложилось ощущение, что над ней тонко издеваются. С учётом взаимной «любви» их структур – вполне возможно.
  Но этих неприятностей было мало. Главнокомандующий, очень «довольный» работой Второго Отряда, умудрившегося «проморгать» пару десятков бомб, способных стереть с лица Общества Душ весь Сэйрэйтэй с половиной Руконгая впридачу, чуть ли не тростью своей её отходил! А уж в выражениях он не стеснялся вообще. И этому... старому маразматику было совершенно плевать, что вся история случилась ещё не то что до становления Сой Фонг капитаном, тогда и Йоруичи-самы ещё даже в Академии не было! А дело засекретили и положили под сукно прямым распоряжением Совета, в обход Готэя вообще! И ладно бы дело закончилось одним выговором, это бы она ещё могла пережить, но настроение у Командующего было преотвратнейшим – вторженцы умудрились прикончить Маюри! Бюро Технологических Разработок оказалось обезглавленным, сил и умений лейтенанта Нему хватало лишь на то, чтобы не допустить лишней самодеятельности того сборища маньяков, что из себя представляет Двенадцатый отряд, но ни нормально руководить, ни открывать новые проекты она не могла. В итоге у них образовалась ещё одна «вакансия», а ведь они только-только начали затыкать дыру, образовавшуюся из-за дезертирства сразу трёх капитанов! Амагай был силён, да и подчинённым помогал развиваться, и всё бы хорошо, но начальника контрразведки напрягало, что он был выходцем из всё того же Омницукидо! Вторая дивизия – разведчики! К тому же его приняли на должность слишком поспешно, толком не проверив связи и историю. Меньше месяца на утверждение! А ведь по обычным процедурам может пройти лет десять с момента заявки до назначения на пост. И вот у них новая потеря. Разумеется, старик рвал и метал. Она просто попала под горячую руку, но ничего теперь не попишешь, придётся исполнять унизительный приказ «раз обычный почтальон оказался эффективнее капитана отряда спецопераций, поработай на доставке. Возможно, это пойдёт тебе на пользу». В этот момент она даже не знала, чего хочет больше – провалиться под землю, прикончить Сагару или выцарапать глаза Генрюсаю!
  Сам приказ тоже восторга не вызывал. Но… было нужно. За мрачными думами девушка сама не заметила, как прошла через Сенкаймон и оказалась в мире живых. Каракура, именно сюда лежал её путь. Точнее, в один небольшой магазинчик...
  Найти базу Урахары было нетрудно. Небольшое помещение в отдалённом и полупустынном районе города, у входа дежурили двое детей, изображающих бурную деятельность в виде подметания двора. Молча миновав привратников, девушка очутилась внутри магазина. За стойкой стоял капитан Тессай. В переднике. На секунду Сой Фонг зажмурилась, силясь прогнать вызывающую зубовный скрежет картину, но нет, печально известный лидер Отряда Кидо никуда не делся, и передник всё ещё был на нём.
  – Добро пожаловать, – торжественно кивнул ей здоровяк. – О, Сой Фонг-доно, для нас большая честь принимать вас в нашем магазине. Чем мы можем помочь?
  – У меня дело к Урахаре Киске. Он здесь? – насколько знала девушка, в этом магазине была масса экранированных помещений, так что то, что она не могла почувствовать Киске, ещё ни о чём не говорило – Тессая она со входа тоже не ощущала, да и сейчас – едва-едва, вот что значит Мастер Кидо.
  – Да, подождите минутку, – кивнул здоровяк и, поднявшись на ноги, скрылся где-то в глубинах магазина.
  Сой окинула взглядом скромные потёртые деревянные панели на стенах, простые циновки под ногами и недовольно поджала губы. Каждый раз при посещении этого места в голове набатом гремела мысль о том, что Йоруичи-сама приходится обитать в грязном клоповнике... Непростительно! Но дочь семьи Фонг могла только глухо скрипеть зубами от злости и терпеть, как она терпела ещё сотню лет назад, когда это белобрысое ничтожество было ещё лейтенантом Второго Отряда...
  Мрачные думы контрразведчицы прервало появление нового действующего лица. Светловолосый высокий мужчина в зелёном халате, полосатой панаме на растрёпанных волосах и с извечной придурковатой улыбочкой на лице, прикрываемой веером, вошёл в залу. Что называется – лёгок на помине... Следом за ним показался Тессай с подносом, на котором исходила паром пара чашек.
  – О! Какой неожиданный и приятный гость на моём пороге! – обрадованно воскликнул Урахара. – Чем скромный торговец может помочь вам, Сой Фонг-сама?
  – Я здесь от лица Главнокомандующего Готэй-13, – официально начала она. – Урахара Киске, в связи с открывшимися обстоятельствами, решение о вашем изгнании аннулировано. Вы, а также Тессай Цукабиши и Шихоуин Йоруичи полностью амнистированы. Вам лично также предлагается восстановление в прежней должности Главы Бюро Технологических Разработок и капитана Двенадцатого Отряда Готэй-13.
  – Оу… Это весьма неожиданный поворот! – гипертрофированно-радостно воскликнул этот… тип, вновь прикрыв улыбочку веером. – Но как же малыш Куроцучи?
  – Капитан Маюри был убит в недавнем инциденте с баунто, – отчеканила Сой Фонг.
  – Вот оно как, – Урахара задумчиво постучал сложенным веером по губам. – Вы уверены, что он не отлёживается где-нибудь, восстанавливая тело? Это было бы вполне в его духе...
  – Его лейтенант лично засвидетельствовала, что все убежища и подготовленные Маюри помещения реанимации нетронуты. Дополнительная проверка и сканирование духовного фона аппаратурой Двенадцатого Отряда также не выявили никаких следов.
  – Что вы говорите... – наигранно удивился Киске. – Ну что же, это очень щедрое предложение, и… Я должен его обдумать! Приходите через пару лет! – девушка скрипнула зубами. С учётом ритма жизни Общества Душ, времени на раздумья Киске взял минимум, но с учётом текущей ситуации, страшного дефицита кадров, возможной войны с Айзеном и просто общего состояния дел его ответ иначе как изощрённой издёвкой не воспринимался. Тем более этот мерзавец уже лет сто живёт в Мире Живых, а тут принят совсем другой ритм жизни!
  – Хорошо… – прошипела дочь семьи Фонг. – Тогда я вас покину.
  – Как же? Вы даже на чай не останетесь? А Тессай так старался! – чего стоило контрразведчице, исполняющей роль обычного курьера, в этот момент не выплеснуть означенный чай в лицо этого нагло ухмыляющегося урода, знает только Король Душ, да и то – не факт.
  – Благодарю, но у меня нет на это времени, – коротко кивнув, дабы сохранить хотя бы подобие приличий, молодая синигами развернулась и спешно покинула магазин.
  Чтобы немного успокоиться, Сой Фонг решила пройтись – монотонное перебирание ногами способно хотя бы немного пригасить тот вулкан, что сейчас бушует у неё в душе. Вот только день решил преподнести ей ещё пару сюрпризов. Стоило пройти буквально пару кварталов, как взгляд её наткнулся на плакат. Самый обычный розыскной лист с фотографией её недавнего собеседника. Правда, выполнен он был на бумаге, состоящей из спиритонов, да и текст был несколько нетипичен для подобного.
  
  Из Сэйрэйтэя сбежал особо опасный преступник, погоняло – Заяц, в Западной Европе и Америке известен как Безумный Шляпник, в Восточной Европе заслужил псевдоним Юхим Наибало.
  Особые приметы: хитрожопость, полосатая шляпа, трость с секретом, неумение причёсываться, хроническое умалчивание особо важной информации, эксплуатация детей и кошек.
  При встрече просьба дать по яйцам.
  
  – Кошек? – девушка растерянно моргнула. Описание до боли соответствовало реальности – если бы не этот белобрысый растрёпанный тип, Йоруичи-сама не пришлось бы уходить из Сэйрэйтэя. Но всё же стиль написания… Он был странный. И почему «Заяц»? Девушку мучили и другие вопросы, но более её заинтересовал автор плаката. Просьба в этом плакате как нельзя лучше коррелировала с её настроением и желаниями, направленными на Урахару. К счастью, этот самый автор влил в свои изделия очень много реацу, а потому они оставляли заметный след. Точнее, заметный для опытного поисковика, такого, как Сой Фонг. Поскольку желание скинуть пар никуда не делось, ученица Йоруичи решила, что небольшое «расследование» – как раз то, что поднимет ей настроение. Капитан встала на след.
  Через десять минут и полтора десятка плакатов девушка вышла к месту, где, по её ощущениям, подобных плакатов было несколько десятков, видимо, где-то здесь неизвестный автор или, по крайней мере, распространитель их и складировал. И… каково же было удивление контрразведчицы, когда рядом с предполагаемым хранилищем она почувствовала знакомую реацу. Мощную, агрессивную, но вместе с тем довольно хаотичную и неструктурированную… Хотя в последнем уже были видны кое-какие подвижки, поразительные, если вспомнить, сколько всего прошло времени, но, тем не менее, ошибиться было нельзя.
  – И что Куросаки Ичиго забыл рядом с местом, где хранятся плакаты? – Сой Фонг задумалась. Хотя, с учётом того, что там было написано про «умалчивание информации, эксплуатацию детей и кошек»… Неужели Куросаки и есть автор этих постеров? Выходка действительно подростковая, хоть, признаться, Сой Фонг и сама бы подписалась там под каждым словом, включая требование как следует ударить Шляпника. Но оставался ещё один вопрос. Почему «Заяц»?
  Не став привлекать внимание, девушка аккуратно, по крыше, прокралась к месту, где хранились привлёкшие её материалы. Помещение, судя по характерному фону, являлось жилищем Ичиго. Кровать и письменный стол с лежащими на нём канцелярскими принадлежностями, что совсем недавно использовались, это подтверждали. Но фон комнаты всё же отличался от фона плакатов, нет, определённая похожесть была, но очень и очень небольшая. Сказать что-то более без специальных приборов и сложного анализа было нельзя. Но, возможно, Куросаки развешивает эти плакаты, а изготавливает их… Хм, вроде бы Кучики Рукия занималась изобразительным искусством… По старой привычке докапываться до истоков девушка решила взглянуть на плакаты и открыла шкаф.
  
  Пять минут спустя.
  – Ч-чёртов извращенец! – фотографии. Там были десятки фотографий различных девушек, как синигами, которых она знала лично, так и неизвестных особ с разбитыми масками Пустых. – Это возмутительно! Непростительно! Это… – от негодования она даже совершила немыслимое для своей профессии – совершенно не заметила подписей. Скорее всего, сие упущение она бы вскоре исправила, но тут её взгляд упал на полураздетую Йоруичи-сама с кошачьими ушками и хвостиком. – …Нужно конфисковать!.. – воровато оглядевшись, Сой Фонг осторожно свернула один из плакатов и убрала его в карман косодэ. – Но этого извращенца я кастрирую!
  Покинув комнату парня, она собралась немедленно исполнять обещание, но, услышав шум разговора, замерла на середине шага.
  – Ичиго, давай иди сюда!
  – Что там, Рукия?
  – Капитан Сагара передал мне обещанную запись.
  – О! Ты снова с ним пересеклась? Могла бы и позвать на чай – он один из немногих адекватных синигами, – несколько ворчливо отозвался парень.
  – Он был занят. Изучал неподалёку от нас барьер... – на секунду установилась тишина. – Прогрызенный изнутри барьер… А ещё там были следы подкопа…
  – Не может быть… – в голосе Временного Синигами слышался нешуточный испуг.
  – Ичиго, я тебя не понимаю. Твоя реакция на Тоби… Тебе не кажется, что ты перегибаешь палку? Он просто забавный дух. Пусть с необычными способностями, но я от него реацу даже не ощущаю – настолько её мало. А ты нервничаешь, словно он, по меньшей мере, Менос Гранде.
  – Лучше бы он был Меносом, – недовольно пробубнил Куросаки. – С тем хоть понятно, что делать.
  – Так ты будешь смотреть запись от капитана Сагары или нет? – проявила раздражение Кучики. – Или тебе уже не интересна эта «корпоративная шутка»?
  – Ладно-ладно, запускай, – Сой Фонг бесшумной тенью скользнула в гостиную. Два подростка сосредоточенно смотрели в экран. Настолько сосредоточенно, что она спокойно встала за спинкой дивана, почти даже не скрываясь, но осталась незамеченной молодыми синигами. «Куросаки ладно, он Проводником Душ стал, считай, только что, но Кучики? Чему их в Академии учат? Нужно будет сказать Бъякуе». Но дальше пошли картинка и звук, и все мысли контрразведчицы мигом улетучились, кроме, пожалуй, одной. «Это провал. Полный и безоговорочный провал!» А меж тем, текст звучал:
  
  В нашем лесу, в нашем лесу
  Много уродов четвероногих, – неизвестный оператор выхватывает погоню представителей Одиннадцатого Отряда за одним из риока во время первого проникновения в Сэйрэйтэй. Сой Фонг поймала себя на мысли, что «уроды четвероногие» – самое точное определение подопечным Зараки.
  Каждую пятницу пьяный барсук
  Ищет дорогу в родную берлогу,
  Даун-олень, запрокинув рога,
  С воем проносится через чащобу,
  Типа, уйди, кому жизнь дорога! – а вот досталось и самому Кенпачи. Нет, чувство юмора у составителя этого «видеоматериала» однозначно было, пусть весьма чёрное. Но в печаль девушку вогнало совсем не это. Кадры. Подборка. Создавалось ощущение, что оператор снимал, чуть ли не прижимаясь носом к действующим лицам, при этом оставаясь незамеченным. С учётом того, что одним из таких кадров была рубка Куросаки Ичиго с Зараки Кенпачи, где общее давление реацу было таковым, что вырубало и четвёртых-пятых офицеров, рискнувших приблизиться к месту битвы ближе чем на квартал… Это заставляло задуматься о возможностях Омницукидо вообще и «почтальонов» в частности.
  Но самый в эпическом смысле особенный
  Зверь в нашем лесу — это бе-е-ело-о-очка, – в кадре показался Ичимару Гин. Также, видимо, не догадывающийся о съёмке. И вот это было ещё хуже. Сой Фонг тоже могла бы спрятаться так, чтобы мятежный Капитан её не заметил. Но вот в своих подчинённых она уверена уже не была, тут же… Очередной удар кованым сапогом по её отряду.
  Много уродов в нашем лесу,
  Но белка средь них – неестественный гений, – на записи мелькнул ещё лейтенант Ичимару, рубящий каких-то пустых. Шутка была очень тонкой – Ичимару не раз называли Гением, но вот в таком контексте… Волей-неволей, но капитан Второго Отряда улыбнулась.
  Это она предложила лосю
  Снять абстиненцию пачкой пельменей, – а за кадр связанного и беспомощно барахтающегося Зараки многие будут готовы на многое. В первую очередь – сам Зараки, чтобы этот кадр никуда более не ушёл.
  Странные звери живут на земле,
  Но белка – зверёк сверхъестественной силы.
  Она проебала в своём же дупле-е-е...
  Пять килограммов грибов и моби-и-илу!
  Самый продвинутый зверь в лесу – это бе-е-ело-о-очка… – а вот тут Сой Фонг стало уже не до смеха. Это было видео с Собрания Капитанов с самим Главнокомандующим. И никто, никто не почувствовал этого «призрака», включая Ямамото!
  Всякое можно сказать о бобрах.
  Редкостная раздолбайка синица, – на этом фоне запись столкновений Ичимару с Куросаки и с Хитсугаей уже не смотрелась, как и пьянка, организованная лейтенантом Мацумото.
  Зайку из леса отправили нах, – у Сой Фонг дёрнулся глаз. Что же, она узнала, почему «Заяц», да и с «отправили»… По-другому и не скажешь, но… Собрание Капитанов всё ещё не отпускало.
  Но с нашею белкой никто не сравнится!
  Рыженький хвостик, пушистый флажок,
  Чёрные глазки блестят как агаты, – они… они засняли Ичимару Гина в тот момент, когда он не щурится. Причём он смотрел прямо в кадр!
  Вот она скачет с пенька на пенёк –
  Спок! – промелькнула и скрылась куда-то.
  Боже, храни нас от страшного зверя – от бе-е-ело-о-очки ...
  Боже, храни нас от страшного зверя – от бе-е-ело-о-очки! ..
  В гостиной установилась звенящая тишина, впрочем, ненадолго.
  – Бва-ха-ха-ха, Зайку… Из леса… Белочка… Олень… Ох, я ща помру… – рыжий синигами просто упал с дивана и, судорожно подвывая, катался по ковру. Кучики просто свернулась калачиком на диване и мелко вздрагивала, из последних сил пытаясь сдержаться.
  Сой Фонг же размышляла. Пусть песенка была издевательской, но чего-то особо злобного в ней не ощущалось, к тому же ни её саму, ни Командующего, равно как и его учеников, в ней вообще не упоминали. То есть никого, кто мог начать серьёзные разборки. Шутник оказался столь же предусмотрителен, сколь и незаметен. Вдруг вспомнилась фраза капитана Сагары «если капитан отряда, специализирующегося на скрытности и обнаружении тех, кто скрывается, заявила, что меня не видела – есть повод для гордости». Нет, хватит – тряхнула головой девушка, – нельзя во всех своих бедах винить одного конкретного типа, пусть на него всё и указывает.
  Истерика парня длилась минут пять, но всё же он смог как-то взять себя в руки и, утирая слёзы, кое-как приподнялся над диваном, и… Встретился взглядом с пребывающей в состоянии ледяного бешенства Сой Фонг.
  – Кажется, у меня галлюцинации, – парень встряхнул головой, так же, как и она минутой ранее.
  – Ичиго? О чём ты? – кое-как отсмеявшаяся Кучики с недоумением обратилась к парню. Тот в ответ просто ткнул в сторону Сой Фонг пальцем.
  – Мне мерещатся взбешённые капитаны синигами у меня дома, – Рукия проследила за направлением и…
  – Ой! Сой Фонг-сама… А мы… Это…
  – Кто. Как. И когда передал вам эту запись? – голосом, способным проморозить округу не хуже Хъёринмару, поинтересовалась глава контрразведки. Не таких результатов она ожидала от своего желания чуть-чуть прогуляться и подостыть. Совсем не таких.
  Вдруг раздался звук открытия входной двери, и из коридора донеслись торопливые шаги, а главное – очень знакомый голос:
  – Ребят, такое дело, я совершенно внезапно узнал, что в город прибыла капитан Сой Фонг, так что я у вас диск пока забер... – в этот момент говоривший дошёл до входа в комнату и... – Я попозже зайду... – мазнул взглядом по немой композиции, и, не снижая темпа движения, развернулся на месте... Шелест сюмпо ознаменовал конец последнего слова.
  В голове Сой Фонг будто щёлкнул выключатель.
  – Стой, ублюдок! – девушка рванула следом.
  – Э-э-э… – несущийся впереди парень настороженно обернулся, не снижая темпа. – Что-то мне подсказывает, что лучше мне этого не делать, – новое сюмпо – и этот недоносок опять скрывается за горизонтом...
  Сцепив зубы и мысленно кляня на чём свет стоит долбаные правила, обязывающие всех капитанов и лейтенантов Готэй-13 запечатывать львиную долю своей силы при посещении Мира Живых, синигами также прибавила ходу. Эта сволочь, под запрет не попадавшая, явно наслаждалась ситуацией, демонстрируя на редкость кривую поступь, за которую, будь он её подчиненным, она бы сгноила на гауптвахте! И при этом он был быстрее неё! А ведь он мог и нормально двигаться, в Обществе Душ он продемонстрировал это, но сейчас...
  – Да как ты посмел?! Ты мне всё расскажешь! – девушка вновь догнала свою прыткую цель. – Да вы там у себя совсем больные? – новый рывок – и, на миг приблизившись, она хватает его за край косоде, впрочем, её противник умудряется вывернуться, оставив означенную часть одежды у неё в руках. Вот только это было далеко не единственным, что он успел сделать.
  – Знаешь… – Сагара завис в воздухе… сжимая в руках уже развёрнутый «конфискованный» плакат, – говорить, что мы больные, таская при себе такое, как-то… В общем, обидно было, – Сой Фонг схватилась за карман, куда убрала ценный вещдок, но, увы, там было пусто. «Когда он успел?»
  – Это… Всё не так! – смутилась и возмутилась одновременно бравая капитанша. – Это вещдок! Отдай! – и новая попытка. Опять – неудачная.
  – Судя по твоей реакции, из этого такой же вещдок, как из Зараки Кенпачи – балерина, – веско и почти доверительно поделился с ней «мнением» этот гад. – Но… Понимаю… Я бы тоже такое повесил к себе на стенку. Очень… – почтальон окинул плакат взглядом большого ценителя, – мотивирующее изображение.
  – Мужлан! Извращенец! – Сой была в ярости, хотя и кое-что другое бурлило в её эмоциях. Обида?
  – Эй, это не у меня в кармане была фотография полуголой Шихоуин Йоруичи с кошачьими ушками и подписью про няшность! – возмутился Сагара, уходя из-под лезвия её занпакто.
  – Сволочь! – попытка достать лицо собеседника ногой провалилась, но гнев как-то резко ушёл, оставив позади себя опустошённость и заставляя девушку невольно остановиться. Только обида продолжала грызть где-то внутри, выступив на глазах каплями влаги. – Ну и катись! – она уже хотела было развернуться, но… Теперь они поменялись местами.
  Короткий миг – и перед ней стоит капитан Сагара.
  – Так, Сой Фонг-сан, что с вами? – лицо мужчины, ещё секунду назад казавшееся наглым и нахальным, теперь выражало только глубокую озабоченность.
  – Убирайся! – резкий выпад занпакто ушёл в пустоту, а за ним ещё один, а потом ещё и ещё! Девушка била, вкладывая в удары всю свою злость, всю свою обиду на несправедливые обвинения и унизительные наказания, всю усталость от вечного аврала и раздражение от шепотков подчинённых у неё за спиной... – Оставь меня в покое!
  – Нет, – покачал головой Сагара, перехватывая руку с клинком, – пока ты не объяснишь, что происходит. Я был, конечно, не верхом приличий, но не сделал ничего такого, за что заслужил бы такую глубокую черноту в твоих глазах. Где та стальная леди, что совсем недавно строила целую толпу мужиков, отправляя их запечатывать Дзёкайсё? Что случилось?
  – А то ты не знаешь?! – прошипела контрразведчица, вновь, как и тогда в кабинете, не способная вырвать руку из стальных пальцев. – Вы же едва ли не за каждым чихом в Сэйрэйтэе следите, выставляя Второй Отряд и меня полным мусором! – очередная попытка вырваться закончилась только тем, что противник схватил её уже двумя руками, лишив всякой возможности манёвра.
  – О чём ты? – лицо парня приняло недоумённое выражение. – Мы не настолько всеведущи, и уж тем более у нас нет намерений выставлять кого бы то ни было мусором.
  – А как же тогда то видео про «Белочку»? – с издёвкой процедила девушка. Если это было не полоскание в отходах половины Готея, то она вообще не знает, что это было!
  – Эм... – капитан четвёртой дивизии Разведывательного Корпуса смущённо замялся. – Просто нарезка кадров из официальных хроник да несколько действительно удачных моментов, попавших в объективы наблюдателей совершенно случайно.
  – Не держи меня за дуру! Какие официальные хроники и случайные наблюдатели?! Там были кадры с Совета Капитанов!
  – Э-э-э... Ну-у-у... – серые глаза парня заблуждали по сторонам. – У каждого должно быть хобби...
  – Ты называешь это хобби?! – от праведного негодования Сой Фонг чуть не взорвалась. – ЭТО – хобби?!! Да тебя зарезать мало за такие развлечения!
  – Но-но! Да будет тебе известно, что прошлая лейтенант Къёраку Шинсуя, Ядомару Лиза, вообще имела хроническую страсть подглядывать за собраниями капитанов, несмотря на все приказы начальства – и ничего, даже наш обожаемый Главнокомандующий не возмущался.
  – А тебе откуда знать?! – небрежно выложенные Сагарой подробности только подстегнули бушующее в душе девушки негодование. – Ядомару Лиза погибла сотню лет назад!
  – Понимаешь, – лицо парня приняло серьёзное и доверительное выражение, – вокруг зала собраний не так много удобных мест для наблюдения...
  – Что ты хочешь сказать? – скрипнула зубами капитан Второго Отряда, когда собеседник многозначительно замолчал.
  – Ну, грубо говоря, она самым наглым и варварским образом узурпировала мою любимую позицию... – от наглости этого мужлана у синигами перехватило дыхание. – И… Мне, конечно, очень приятно, что ко мне прижимается столь прекрасная девушка, но… Может, всё же не будем это делать, стоя на воздухе посреди города? – только сейчас Сой обратила внимание, как они смотрятся со стороны – полуголый мужчина прижал её плотно к себе, их руки сплетены, а лица так близко друг к другу… Ощутив, как стремительно горячеют щёки, гордая дочь семьи Фонг резко отскочила назад. В этот раз её никто не держал. Оказавшись на свободе, девушка выдохнула и, секунду поколебавшись, убрала оружие в ножны. – Ну вот и хорошо. Так не расскажешь, что тебя гложет? Обещаю, дальше меня это не уйдёт, а, со своей стороны, я попробую помочь.
  – Да ничем тут не поможешь, – вздохнула первая ученица Йоруичи. – Просто… Я устала, наверное…
  Вновь добывший своё одеяние Сагара просто приблизился к ней и аккуратно приобнял. Сой Фонг хотела было возмутиться, а то и по новой начать попытки его зверского убийства, но… Неожиданно ей стало как-то… комфортно.
  – Держи, – мужчина протянул ей обратно плакат. – Пойдём, я знаю одно хорошее место в этом городе.
  Сой Фонг робко кивнула и последовала за странным почтальоном. Их короткий путь окончился на вершине многоэтажки, откуда открывался действительно красивый вид на город. Даисуке встал рядом, молча глядя на неё, а девушка резко почувствовала себя не в своей тарелке. Вообще, с какого рожна она должна ему что-то рассказывать? Кто он такой? Она его видела всего пару раз в жизни! А тут откровенничать…Что он о себе возомнил?! Откуда он такой взялся?! Этот...
  – Почему ты ещё не капитан? – вопрос вырвался сам собой, возможно, оттого, что она не знала, как начать разговор, а может, ей и правда было интересно – сейчас Сой затруднялась определиться в своих чувствах.
  – Эм... Вообще-то капитан... – осторожно заметил Сагара.
  – Ты понял, о чём я говорю! – ученица «Богини Скорости» недовольно развернулась к собеседнику. – Капитан не в Омницукидо, а в Готэе! Почему ты ещё не возглавил один из отрядов, как Амагай?! Он же тоже из ваших! Силы у тебя для этого более чем хватит!
  – А-а... Как тебе сказать... – мужчина перевёл взгляд на небо, сконфуженно запустив пятерню в волосы на затылке. – Дело в том, что у меня нет Банкая...
  – У тебя?! – от удивления лицо синигами перекосило. – Это шутка?!
  – Нисколько. У меня есть только шикай, да и тот не так чтобы очень боевой... – тут парень что-то сообразил и укоризненно посмотрел ей в глаза. – Но не переводи тему! Что тебя гнетёт?
  – Вот же привязался... – Сой досадливо отвернулась, неуютно обхватив себя за предплечья.
  – Да, я такой, – Сагара шагнул ближе и, раньше, чем девушка успела среагировать, подхватил её на руки.
  – А ну отпусти!!! – к щекам гордой дочери семьи Фонг вновь прилила кровь.
  – Непременно, – улыбающийся парень поднёс её к карнизу и аккуратно усадил на край здания, сам примостившись рядом. – Рассказывай.
  – Наглец! – только и смогла выдохнуть распираемая праведным возмущением синигами.
  – Да-да, как скажешь, – продолжил тепло улыбаться этот тип. – Так с чего всё началось?
  Глубоко вздохнув и сжав кулаки, Сой всё-таки удержалась от рукоприкладства – всё равно это было бесполезно, как показала практика, а в очередной раз позориться – это последнее, что она сейчас хотела делать. Секунды текли одна за одной, всё больше тревожа и так расстроенные нервы синигами, чему только способствовало терпеливое ожидание со стороны собеседника. Капитан Второго Отряда уже успела несколько раз проклясть себя за то, что вообще согласилась с ним куда-то идти, и вообще... Во всём виноват Урахара! Если бы не его мерзкая лыба и возмутительное отношение, ей бы не требовалось спускать пар какими-то прогулками!
  В какой момент Сой начала рассказывать – она и сама толком не поняла. Но слова полились. Сперва медленно и неохотно, вскоре они наполнились резкостью и уверенностью. Девушка начала делиться тем, что никогда бы не поведала ни подчинённым, ни немногочисленным подругам, точнее, сослуживцам, так будет правильнее их назвать. О том, как восхищалась Йоруичи, о том, как вынуждена была принять командование отрядом, даже Банкай толком не освоив, о том, как с бесконечной работой, самосовершенствованием, традициями и желанием превзойти учителя вдруг поняла, что ничего, кроме работы и этого желания, у неё нет. О том, как в её собственном отряде от неё шарахаются, о вечной усталости и последних провалах... И с каждым словом действительно становилось легче. В какой-то момент Сой Фонг почувствовала, что Сагара, вновь приобняв, гладит её по голове. Было необычно и… очень приятно.
  – Знаешь, я никогда не задумывался, что под оболочкой железного капитана может скрываться столь ранимая и прекрасная девушка, – лёгкая улыбка появилась на его губах. – То есть я хочу сказать, что всегда знал, что ты прекрасная и очень милая, но то, что такая ранимая...
  – Идиот! У меня просто не было выбора, я не могла поступить иначе!
  – И это мне в тебе тоже нравится, – улыбка стала шире. – Хотя, ты слишком серьёзна – порой всё же нужно отдыхать и расслабляться.
  – Делая глупо-оскорбительные нарезки видеоматериалов? – не удержалась от колкости бравая капитан.
  – Почему нет, если это приносит радость и удовольствие? Можно, конечно, пользуясь своими навыками, проникать в женский душ какого-либо отряда… – задумчиво предложил этот… Этот… Эта скотина! – Хотя… В твоём случае должен быть мужской, но этого я позволить не могу!
  – Это почему ещё? – возмущение смыло образовавшуюся было меланхолию и взяло новые горизонты. Этот хам ещё смеет что-то ей запрещать?!
  – Я – очень жадный…
  – Причём тут эт… – договорить ей не дал поцелуй, надёжно закрывший рот.
  «Мой… Первый поцелуй… Сволочь!» Руки девушки, взметнувшиеся было в попытке оттолкнуть наглого «почтальона», замерли на половине пути. «А-а-а, к меносам всё!» И руки девушки вновь устремились к целующему её парню, чтобы как можно плотнее прижать.
  Над городом догорал закат, Каракура плавно погружалась в сон, но юной синигами-капитану было уже всё равно. На этот вечер были только она, он и это прекрасное ощущение тепла, растекающееся по душе.
  
  Позже...
  Я наклонился вперёд, целуя сжавшуюся спиной ко мне синигами в ушко. Когда от поцелуев мы перешли к постели, Сой Фонг мгновенно превратилась в страшно робкую и неуверенную девочку, полыхая лицом так, что от него можно было прикуривать, и при этом не в силах вымолвить ни слова от сковавшего голосовые связки приступа заикания. Это было так очаровательно и мило, что я до сих пор не мог согнать с лица глупой улыбки, от которой бравая капитан совсем теряла присутствие духа и всеми силами избегала встречаться со мной взглядом. Вот как сейчас, когда она развернулась ко мне спиной и сжалась калачиком.
  – И... Что теперь? – нахохлившись от моих действий, тихо-тихо произнесла девушка.
  – Теперь... – я ещё раз поцеловал её в ушко, не забыв обдать то жарким дыханием, одновременно сильнее прижимая тело красавицы к себе, – я отнесу тебя в ванную и потру спинку, – ещё один поцелуй. – И не только спинку...
  Сой-тян вздрогнула всем телом и попыталась не то вжать голову «в панцирь», не то робко выскользнуть из захвата моих рук. Второе я пресёк в зародыше, а заодно спустился губами уже к шее девушки.
  – П... Прекрати, – прозвучало панически.
  – Тебе же нравится... – чёрт, я обожаю эти мурашки на её коже!
  – Н-н.. Неправда!
  – Обманывать нехорошо, – мой язык нежно прошёлся по её шее, отчего из уст брюнетки вырвался отчаянный вздох.
  – Я... Я капитан Второго от... ряда! К-как ты себя в-ведёшь?!
  – Оч-чень развратно! – с мурлыкающими нотками отвечаю ей прямо в ушко, начиная более активно распускать руки. Увы, но, несмотря на целую ночь, я совершенно не насытился, к тому же она так очаровательно реагировала... Мур-р-р!
  – Т-ты псих! П-почему ты... Ты!.. Дурак! П-прекрати! – меня попытались отпихнуть спиной.
  – Капитан, я готов пойти навстречу вашим пожеланиям, но только на время дороги в ванную, и это моё окончательное предложение, – перегибаюсь через девушку и закрываю ей рот до того, как успели последовать возражения.
  Вялая попытка сопротивления успехом не увенчалась, и спустя минуту настойчивых ласк с моей стороны синигами сдалась, позволяя мне развернуть её лицом к потолку... И делать всё что угодно. Этот приём сработал уже далеко не первый раз за прошедшую ночь.
  – Ты не ответил... – проворчала девушка, пряча глаза под моим обожающим взглядом.
  – Чего именно? – упруго спрыгиваю с кровати и единым движением подхватываю миниатюрное тело красавицы на руки.
  – Ты... Я... – Сой-тян попыталась прикрыться и одновременно спрятать красное как помидор лицо. – Что... С нами... Ну... Дальше...
  – Не знаю, – честно ответил я, направляясь к ванной комнате узурпированной нами квартиры в одной из высоток Каракуры. – Хотелось бы "жили они долго и счастливо", но... Впереди война, ты – капитан Второго Отряда, я – вечно на заданиях....
  – Да... Верно, – девушка отвернулась.
  – На самом деле, я хочу, чтобы ты была моей. Совместная жизнь, общие интересы и задачи... Но хочешь ли ты этого? И сможем ли мы это?
  – ...Откровенно, – спустя паузу ответила дочь семьи Фонг, так и не подняв на меня взгляд.
  – Ну, играть в конспирацию после того, что между нами было, как-то глупо, не находишь?
  – Да... пожалуй. Мне... нужно всё обдумать.
  – Понимаю, – я кивнул. – Но думать ты будешь после ванной! – и, войдя в соответствующее помещение, я беззастенчиво забрался в означенный предмет, усадив обнажённую девушку себе на колени.
  – Вот же!.. – от возмущения она даже слегка растеряла свою робость, хотя никаких попыток сопротивления не последовало. – Псих!
  – Ты даже не представляешь какой... – из крана хлынул поток воды, а мои руки в который раз за последние несколько часов плавно заскользили по изгибам изящного тела…
  
  Тем временем, Куросаки Ичиго.
  Настроение Временного Синигами продолжало скатываться всё ниже и ниже. Причиной тому был даже не сбежавший и затаившийся в неведомых далях Тоби, в конце концов, чего-то такого он подспудно и ожидал. Он не настолько удачлив, чтобы надеяться избавиться от этой мелкой пакости на сколь-либо долгий срок, к тому же Тоби был всего лишь досадной помехой. Выброшенный Айзеном прочь дурачок, неудачный эксперимент или кто он там ещё?.. В общем, он мог вызвать лишь жалость, собственно, наверное, потому «Рыжее Чудовище» терпеливо сносило выходки этого существа, а не очистило его душу при помощи занпакто.
  Причиной пребывания его настроения на дне стала Луричиё. Сегодня утром в их класс «перевелись» три новых ученика. Девочка, которой место в средней школе, парень, выглядящий их ровесником, и амбал, явно переросший возраст старшей школы лет на десять. Тут и без пояснений Внутреннего Пустого было ясно, что его пытаются втянуть в какую-то авантюру. И пытаются втянуть втёмную. Не попросить помощи, не нанять, а просто использовать. В памяти всплывали слова Карии. «У синигами нет «друзей», кроме других синигами, лишь инструменты. Когда ты станешь им не нужен, тебя просто вышвырнут вон и благополучно забудут. Во всяком случае, тебе бы стоило молиться, чтобы забыли…»
  Как бы ни гнал от себя подозрения Куросаки, но слова баунто вновь и вновь будили в нём чувство тревоги. Он был уверен в Рукии, в Рейнджи, в Кенпачи и Тоуширо (Капитан Хитсугая, чёртов человечишка!!!). С девушкой они пережили многое и не раз прикрывали друг другу спину, да и порой… Впрочем, неважно. Касательно же парней – они были просты и понятны. Случись чего, они скажут это прямо. Но вот остальные… Тот же Бъякуя вполне бы провернул что-то такое, и сомнения его бы не терзали. Потому все эти подозрительные шевеления вокруг него и его друзей сильно беспокоили парня. Хоть и не до такой степени, чтобы согласиться на предложение Внутреннего Пустого и зажать одного из незваных гостей в тёмном уголке с целью предметно поговорить, стимулируя откровенность собеседника тычками занпакто в тело означенного собеседника. Во всяком случае, пока что. Выкинув из головы кажущиеся всё более соблазнительными картины с предметным разговором, Ичиго вновь склонился над столом – подвиги подвигами, а домашнее задание никто не отменял. Это Рукии хорошо – нажала кнопку на корректоре памяти, и все учителя считают, что она уже всё сдала, написала и защитила. Нет, девушка предлагала подобную «опцию» и для него, но подобное не устраивало парня. Это она в Мире Живых временно, а ему тут ещё жить и жить. И жить неучем он не хотел. Потому приходилось стискивать зубы и продолжать учить математику, историю и литературу. Хотя, в последнее время появились у него мысли, как можно облегчить себе жизнь. Если у Пустого во внутреннем мире есть компьютеры и даже игры, то в них можно записывать и что-то полезное. Например, учебники по истории. Или попробовать «установить» в голове что-то вроде маткада. Правда, для использования всех этих благ требовалось уговорить несносного квартиранта, и что-то подсказывало Куросаки, что в текущий момент времени проще и быстрее будет вызубрить всё необходимое самому – что за свои услуги потребует пустой, парень не знал, но подозревал, что это что-то будет или очень кровавым, или… будет касаться других… инстинктов.
  Парень украдкой бросил взгляд на склонившуюся над телефоном Рукию. И должен был признать, что все те предложения Пустого действительно могут принадлежать его инстинктам и запрятанным глубоко внутрь желаниям.
  Внезапно размышления школьника были прерваны резкой вспышкой реацу под окном.
  – Ичиго! – Рукия мгновенно вскочила на ноги.
  – Знаю. Это совсем близко! – парень ударил себя в грудь удостоверением Временного Синигами. Тело уткнулось лицом в учебник, а сам он уже открывал окно, дабы выбраться из дома кратчайшим путём.
  Искать источник возмущений долго не пришлось. Его новый «лучший друг» (то была лишь минута слабости!) напряжённо стоял на соседней крыше, и настороживший чувства подростков поток реацу закручивался именно вокруг его фигуры.
  Одно сюнпо – и парень уже стоит рядом с новоприбывшим, проходит долгих полторы секунды, и только потом новый обитатель района замечает стоящего рядом с ним временного синигами и судорожно отпрыгивает. Внутренний Пустой довольно оскалился, почуяв испуг чужака. Спустя ещё три секунды рядом очутилась Рукия.
  – Итак, что тут происходит? – спросил Куросаки, его «собеседник», быстро совладав с лицом, продолжал изображать каменную невозмутимость и равнодушие.
  – Эй, тебе задали вопрос! – подключилась и девушка.
  – Опять вы… Чёрт, он здесь!
  – Кто ещ… – рыжий синигами оборвал фразу на середине – по чувствам ударила новая волна реацу, какой-то странной, но в чём именно заключалась странность, парень сказать не мог – не настолько хорошо у него ещё было развито чутьё, да и опыт отсутствовал. Но в том, что что-то с обладателем подобной духовной силы не так, Ичиго готов был поручиться.
  – Проклятье! – выругался брюнет, а в следующую секунду события завертелись: в алой вспышке показался размытый силуэт, показался лишь на миг, чтобы в следующий уже пробить черепицу крыши и скрыться в недрах здания. Ставшие свидетелями явно недружественного вторжения синигами устремились следом за налётчиком. Точнее, следом за ним рванул новый сосед Временного Синигами, а Ичиго, которого, мягко говоря, не радовала возможная разборка духовных сущностей под окнами его дома, был вынужден направиться следом.
  Тем временем этот ублюдок, которого он совсем недавно считал «лучшим другом», надменно бросил «Куросаки, разберись с ним» и смылся через окно здания, оставив его наедине с явно агрессивно настроенным синигами. Правда, форма у него была странной – чем-то отдалённо похожая на костюмы ниндзя, что он краем глаза как-то заметил во время визита в Сэйрэйтэй, но именно что отдалённо. Да и судя по форме клинка, он уже активировал шикай, а значит, «просто поговорить» с этим типом не получится. Впрочем, он уже знал, как нужно поступать в таких ситуациях, хотя… Ладно, можно попробовать.
  – Может, ты просто скажешь, что тебе здесь надо? – не надеясь на нормальный ответ и мирный исход, всё же спросил Куросаки. Увы, его собеседник лишь атаковал в ответ.
  Медленно, слишком медленно. Парень без труда подставил свой занпакто под клинок незнакомца и принялся давить в клинче – его объём реацу куда больше, чем у незваного гостя, а значит, вполне может получиться просто «задавить» противника, связать и уже нормально поговорить. Получив по голове, большая часть синигами обретала мозги, хотя бы временно. Вот только всё пошло не совсем так, как планировал парень. Внезапно отблеск лунного света попал на зеркало, расположенное на клинке его противника, а с него – прямо в глаза Ичиго. Казалось бы, ничего страшного, но парень ощутил, как немеет его тело. Осознание положения молнией пронеслось по нервам, вызвав краткую вспышку страха, а тот, в свою очередь, вызвал волну гнева, что смыла наваждение. Но даже этих долей секунд его противнику хватило, чтобы едва не повернуть бой в свою пользу – ещё бы несколько мгновений, и горло парня оказалось бы перерезано клинком врага. «Мягко» поступать по отношению к врагу сразу расхотелось.
  – Ичиго! – запоздало вскрикнула Рукия, а парень уже вновь скрестил мечи с закутанным в тёмную ткань противником.
  – Гетсуга Теншоу, – удар направленного потока духовных частиц в исполнении разозлившегося Временного Синигами просто разбил меч неизвестного, врезался ему в грудь и проломил его спиной стену, отбросив на внутреннюю лужайку.
  Куросаки не стал фокусировать атаку в режущий серп, ограничившись просто мощным потоком силы, на этом битва и закончилась – вторженец остался лежать на газоне, его одежду знатно изорвало, потоком частиц сорвало маску, открыв ничем не примечательное лицо мужчины среднего возраста. Общее состояние было довольно плачевным, но он был жив и вполне мог быть приведён в чувства и как следует расспрошен.
  – Ичиго! С тобой всё в порядке? – едва ли не налетела на парня маленькая, но очень встревоженная девушка.
  – Да, Рукия, ни царапины, но что это вообще было?
  – Я…
  – О, Куросаки, ты разобрался с нападавшим, хорошо! – из сюнпо вышел его «сосед», явно довольный устроенной подставой. Рядом с ним оказался и давешний амбал, на спине которого спала девочка-блондинка.
  Ичиго почувствовал, как начинает звереть. С такой наглостью и надменностью пытаться его использовать! Судя по тому, как быстро оказался здесь этот тип, он всё время был неподалёку, но не спешил помогать подставленным им же самим людям. А ведь развейся это странное оцепенение хотя бы на полсекунды позже, Куросаки мог и умереть! По крайней мере, в своей способности подобно Зараки или Айзену останавливать высвобожденные вражеские клинки голой кожей он изрядно сомневался и проверять отнюдь не жаждал.
  Парень посмотрел на довольную и надменную рожу брюнета, перевёл взгляд на свой занпакто… Из внутреннего мира пришло ощущение одобрительной и предвкушающей улыбки, и… Это-то и отрезвило парня. Впрочем… Временный синигами просто подскочил при помощи сюнпо к раздражающему его типу, удар пяткой клинка в солнечное сплетение заставил «дорогого соседа» согнуться, а последовавший за этим удар коленом в лицо – стремительно разогнуться и отправиться в нокдаун. Временный Синигами всерьёз задумался, не попинать ли сведшее глаза в кучку тело – для профилактики и душевного успокоения, но размышления были прерваны властным голосом.
  – Прекратить! Всем стоять на месте! Офицер Кучики, докладывайте! – на воздухе стояла капитан Сой Фонг. Видимо, она сильно спешила сюда – лицо было раскрасневшимся, форма в некотором беспорядке, а ленты, вплетённые в косы, несколько выбились, явно намекая на то, что причёску неплохо бы и уложить заново.
  – Ой. Сой Фонг-сама. Мы… На нас тут напал неизвестный, и, – выбитая из колеи Рукия принялась сбивчиво обрисовывать ситуацию старшему офицеру. Кстати, при виде этого офицера соседи Куросаки постарались стать как можно меньше и потихоньку принялись отползать подальше.
  – Доброй ночи, Куросаки-сан. Не могли бы вы пояснить, что тут произошло? И кто эти синигами? – тактично позвал его со спины знакомый голос.
  – Капитан Сагара! – облегчённо выдохнул парень. Связываться с явно очень злой капитаншей Ичиго не хотел, так что дача показаний куда более спокойному (и, по мнению самого Ичиго, вменяемому) синигами была куда как более завлекательной перспективой. И Куросаки начал повествование. И как почуял странную реацу, и как столкнулся с ещё более странным типом, и про не менее странные способности его занпакто. Умолчал он только про посылы собственного Внутреннего Пустого, но это была не та информация, которой следовало с кем-то делиться.
  – Занятно, – заключил капитан, бросив задумчивый взгляд в сторону Сой Фонг, которая также закончила опрос Рукии.
  – Эм, что именно вам кажется занятным?
  – Видите ли, Куросаки-сан, занпакто синигами – очень важная часть Проводника Душ. И очень прочная. Это материальное воплощение его силы, так сказать, закалённая и сконцентрированная квинтэссенция его реацу. Разлететься же от одной вашей атаки… Будь он на уровне рядового с безымянным асаучи, я бы поверил, но шикай – это уже офицер. Сломать занпакто офицера… Вы бы, безусловно, это смогли, но не с одного же удара? Причём относительно слабого, раз уж ваш противник остался жив.
  – Д-да, – обескураженно ответил парень. – Действительно как-то странно, – тут он вспомнил один эпизод из своего прошлого. – Хотя, я как-то раз такое уже делал, – взгляд Сагары стал заинтересованным. – Ну, – Ичиго немного сконфуженно запустил пятерню в волосы на затылке, – это было во время той истории на холме Соукьоку. Ну, с таким толстым парнем, занпакто которого – это шипастый шар на цепи.
  К тому же тогда Временный Синигами вообще бил голой рукой и раскидал сразу троих лейтенантов… Но напоминать об этом Ичиго стало как-то неудобно, да и бил он тогда в полную силу, не делая никаких скидок. Всё же перед ним тогда стояли ещё несколько полноценных капитанов, и предстоял бой насмерть, так что парню было совсем не до сантиментов… Что, впрочем, только подтверждает слова Даисуке.
  – Омаэда… – прошипела слушающая их Сой Фонг. Подсердечное презрение, сквозившее в одном этом слове, заставило что-то сжаться в животе Куросаки. – Рыхлое ничтожество!
  – Кхм, – Сагара бросил встревоженный взгляд на пребывающую в крайней степени раздражения девушку. – Ну, насколько я знаю, у лейтенанта Маричиё существуют давние проблемы с, эм, дисциплиной духовного тела…
  – Не выгораживай это ничтожество! – рыкнула на коллегу капитан Второго отряда. – Я сама прекрасно знаю, чего стоит мой лейтенант!
  – Ей стыдно, точно тебе говорю! – непонятно чему оскалился внутри белый Зангецу. – К слову, Король, меня одного интересует, почему эти двое пришли вдвоём и у этой боевой цыпочки наблюдается явный беспорядок в одежде? – ощущение чужого оскала стало откровенно похабным, заставив Ичиго скрипнуть зубами.
  Вот как эта тварь умеет подбирать момент? Секунду назад его вообще не интересовали эти вопросы, а сейчас хоть под землю проваливайся!
  – Кстати, а за что вы били ногой по лицу этого парня? – решил сменить тему Сагара.
  – Кхм… Хе-хе… – всё ещё сконфуженный Куросаки почесал в затылке, прикидывая, как бы ответить на столь неудобный вопрос.
  Всё же, если подумать, он сам вылез на крышу и столкнулся там с этим типом, а то, что эта сволочь, скорее всего, на это и рассчитывала и подставила парня, доказать будет нереально. В итоге получалось, что Временный Синигами просто взял и настучал добропорядочному духу по лицу просто так... Хотя, Даисуке показал себя нормальным парнем, так что рыжий просто и без затей рассказал всё, начиная от уже упомянутой в прошлую встречу подставы с пустыми и заканчивая подставой с непонятным мужиком в костюме ниндзя и с явно враждебными намерениями.
  – М-да. Вообще, за такое можно и прибить, – заключил капитан Омницукидо. – Так что я ничего не видел, – синигами усмехнулся. – Но вашему терпению, Куросаки-сан, я всё же поражаюсь.
  – Жизнь закалила, – пожал плечами подросток, вспоминая выходки своего дражайшего папаши.
  – Понятно. Сой, что думаешь? – обратился Дайсуке к капитану Второго Отряда.
  – Наёмный убийца, причём, судя по снаряжению, не из дешёвых. И мне очень интересно узнать, что он тут делает, – девушка повернулась к пытавшейся осторожно скрыться паре синигами, – и из-за чего мне пришлось прерывать… – тут капитан внезапно осеклась. – Впрочем, это неважно.
  Ичиго принял самый честный вид, на который был способен, всей мордой лица выражая, что ничего такого из оговорки девушки, фамильярного обращения к ней по имени со стороны Сагары и того факта, в каких многозначительных обстоятельствах он видел их в последний раз, не понял. Судя по расширенным и слегка бегающим глазам Рукии на фоне того самого лица, с которым она изображает пай-девочку перед незнакомыми людьми, он был не одинок в своих попытках. На счастье, синигами-разведчики вроде бы ничего не заметили...
  – Жаль, что сейчас допросить его не получится, – Даисуке внимательно осмотрел тело. – Знатно досталось, тут нужен кто-нибудь из Четвёртого Отряда, чтобы привести его в чувства.
  – Я могу позвать Орихимэ, – предложил Ичиго, радуясь, что можно отвлечь мысли “важными делами”.
  – Капитан Унохана отзывалась о ней исключительно лестно, – кивнула своим мыслям капитан Второго Отряда. – Хорошо, Куросаки Ичиго. Мы будем признательны за вашу помощь, – сообщила девушка подчёркнуто официально и тут же повернулась к оставшимся представителям Общества Душ. – А теперь – я слушаю. Кто вы, что делаете в Мире Живых и как сюда попали из Общества Душ? Я очень внимательно слушаю…  
  
  
***
  
  Да-а-а, пребывающая в состоянии крайнего раздражения Сой-тян – это что-то. «Опрашиваемые» даже не вспомнили, что принадлежат к «старшему» клану и потому имеют некоторые преференции перед Готэем, в том числе право не допускать представителей данной организации ко внутренним делам клана. Но, как я уже говорил, раздражённая капитан Второго Отряда одним своим видом выбивает из дурных голов дурные мысли типа «не пойти на сотрудничество со следствием». В общем, эти два умника начали колоться, и рассказали они массу интересного. Итак, в клане всё было хорошо, пока на свет не появилась та самая милая девочка, чей покой охраняют эти два комбинатора-манипулятора. Нет, к самой девочке никаких претензий, но вот после её появления на свет… мать не переживает родов. Ещё раз, здоровая, сильная душа (а слабой глава клана быть не могла, пусть это и не Великий Клан, но вряд ли бы его смогла возглавить женщина, не обладай она потенциалом хотя бы офицера Готэй), имеющая связи, деньги и влияние, чтобы пригласить на свои роды офицера-медика из Четвёртого Отряда, берёт и умирает родами. Был ли медик, кстати, опрашиваемые не в курсе. Дальше – больше. Не прошло и нескольких лет – умирает отец малышки. Как и почему – опять никто не знает. То ли какая-то болезнь, то ли несчастный случай. Причём, по меркам Общества Душ, его смерть происходит почти одновременно со смертью жены. Тут бы уже любой, имеющий хоть каплю мозгов, задумался бы о причинно-следственных связях.
  Но и этого было мало! Череда смертей начала преследовать и некоторых старейшин клана. Причём смертей совершенно не скрываемых – трудно представить перерезанное горло или три десятка дырок в спине несчастным случаем. Самое интересное – все, без исключения, погибшие старейшины принадлежали к лагерю противников некоего Гёкаку Кумои. Сам Кумои, к слову, был главой «младшей ветви», входил в состав старейшин, а по должности своей курировал новые разработки оружейников.
  Сказать, что мы с Сой-тян были в лёгком шоке – изрядно преуменьшить наше состояние. Если слова этих Генрю с Энрю правдивы, то столь наглого и открытого беспредела я не встречал… да, пожалуй, что вообще никогда не встречал. И всё это под носом Готэй-13 вообще и Второго Отряда в частности.
  – И вы не придумали ничего лучше, чем, фактически, похитить принцессу и скрыться в Мире Живых? – у капитана нервно подёргивалось правое веко.
  – Ну, мы… – взгляд опрашиваемого упал на Ичиго, что восседал рядом с доставленной Иноуэ и внимательно слушал рассказ, с каждым словом мрачнея всё больше.
  – Зачем-то собирали данные обо мне, – взгляд парня не предвещал ничего хорошего.
  – Мы получили информацию о действиях Временного Синигами во время… происшествия с Кучики Рукией. Расправиться с несколькими лейтенантами и капитанами… Нам бы не помешала… помощь такого человека, – заюлил Энрю, стараясь не встречаться взглядом с начинающим звереть Ичиго.
  – И поэтому вы решили втёмную втянуть непричастного человека, использовать, а потом выкинуть… в лучшем случае, не так ли? – тут уже вмешался я, стараясь выдать в голосе максимум презрения, на которое только способен. Заодно ещё немного негатива Куросаки по отношению к синигами накинем. – Проходят века, но кланы не меняются, – Сой просверлила меня недовольно-рассерженным взглядом, но возражать не стала – уж кому, как не ей, знать о грязном белье кланов, являясь, по сути, лидером одного из них.
  В ответ нам была тишина.
  – Ну что же, – взгляд Сой Фонг изменился, теперь перед нами стояла даже не Капитан Второго Отряда, а само воплощение Закона и Неминуемой Кары, да, пожалуй, это – самое точное определение.
  – Клан Касуми-Одзи неприкосновенен. Данное происшествие – внутренние дела клана, а потому Готэй-13 не будет вмешиваться, – другими словами, девушка дала добро на то, чтобы их рано или поздно прирезали. Жестоко, но… мы всё же говорим о Готэе и нравах средневековой Японии.
  – Омницукидо также не видит причин для вмешательства, – поддерживаю бравую капитаншу. Хватит с меня уже помощи синигами, ещё немного – и мне будет стыдно смотреть в глаза другим арранкарам. Ну… не то, чтобы стыдно… но перед Айзеном как-то неудобно получится.
  Впрочем, лично для меня дальнейшие действия этой парочки были вполне очевидны, для Сой Фонг, думаю, тоже. Так что только Ичиго припух, когда к нему в ноги упали эти два типа и принялись молить о помощи. Думаю, рыжий бы их послал, но стервецы молили не за себя, а за Луричиё, которая была немногим старше сестрёнок Куросаки, а по внешности так и младше. А тут ещё и Иноуэ разжалобилась историей бедной девочки, и…
  – Ладно, – сдался рыжий. – Пока вы находитесь в моём городе, я присмотрю за Луричиё, – с видом мученика, идущего на пытки, согласился Временный Синигами.
  – Ура, Куросаки-кун, ты такой добрый! – на ошарашенном парне повисла Иноуэ и прижалась к нему своими несомненными достоинствами.
  – Я, конечно, весьма рад за вас и вашу девушку, Куросаки-сан, – о, как они оба покраснели и отпрянули друг от друга, хе-хе, – но нам бы не помешала её помощь для приведения задержанного в чувства. Всё же покушение на главу клана – очень серьёзное преступление, которое карается… Ммм?
  – Тысяча лет на нижних уровнях Гнезда Личинок или казнь, – продолжила мою фразу Сой Фонг. – В зависимости от обстоятельств.
  Смущённая Орихимэ, видимо, пропустила мимо ушей наш обмен фразами, но вот то, что от неё просят подлечить очередного страдальца, всё же уловила, ну и исполнила. Наблюдая вблизи, как действуют её способности, я не мог не восхититься вновь. В одной старой книжке один сын плотника говорил, что «если вы будете иметь веру с горчичное зерно и скажете горе сей: «перейди отсюда туда», и она перейдет; и ничего не будет невозможного для вас». И вот сейчас я наблюдал это воочию. Девушка не лечила, нет. Она верила, что лечит. Но, не будучи медиком и не представляя, как это должно быть на самом деле… просто отменяла повреждения. Стирала их из реальности. Причём реацу на это почти что не тратилось! Да чего там, у меня в одном ногте силы на порядок больше, чем в ней всей. И всё же, чудо происходило прямо на моих глазах. А ничем иным подобное «исцеление» быть просто не могло. То, что нарушает основополагающие законы мира. Или всё же нет? Но тогда откуда такой уровень воздействия на реальность? Единственное, что приходило на ум – жреческая магия, но эти воспоминания были со мной ещё с момента моего осознания себя в этом мире, и их достоверность была сомнительна. Нет, опираться на законы одного «придуманного мира», оказавшись в другом, может быть, и логично, но всё же… Хотелось бы эту девушку изучить потщательнее… Кхм, кажется, опять Маюри икнулся.
  Вернувшись в реальность из размышлений, я обнаружил уже исцелённого ниндзюка… с восстановленной катаной. Добрая девочка и сломанный меч «вылечила», благо рукоять этот тип так и не выпустил. Впрочем, как показал более детальный осмотр – выпустить вросшую в руку рукоять было бы весьма проблематично.
  – Мурамаса? Можешь что-нибудь сказать об этом мече? – обратился я к своему клинку.
  – Это не занпакто и даже не асаучи. Это что-то… – меч задумчиво умолк. – Какой-то паразит. Он никак не связан со внутренним миром синигами и пьёт из него реацу.
  Попытка отделить непонятное «нечто» от тела успехом не увенчалась. Приводить в сознание вооружённого врага было глупостью, даже если он, теоретически, ничего сделать не может.
  – Видимо, придётся подключать Двенадцатый Отряд, – заключила девушка-капитан и поморщилась, видимо, уже предвкушая весь тот объём документации, что придется составлять.
  – Да… Пожалуй, это – наилучшее решение. Вот и кончился отдых…
  – Угу, –тяжело вздохнула синигами, создавая «Адскую Бабочку». – Что сейчас будешь делать?
  – Да так… прогуляюсь немного, – поглядывая на пленного «ниндзюка», отвечаю на вопрос.
  – Ясно, – со странными интонациями ответила Сой-тян. – Хорошо.
  – Тогда… до, надеюсь, скорой встречи, капитан, – я не удержался и всё же на прощание галантно взял девушку за руку, и, пока она не опомнилась, запечатлел на изящных пальчиках поцелуй.
  О-о-о! Какой коктейль удовольствия, смущения и негодования я получил в ответ… Не говоря про волну полного обалдения со стороны Рукии. А вот подростки отнеслись ко всему индифферентно – оба всё ещё краснели и смущались после той сцены с обнимашками.
  Ну ладно, это всё, конечно, прекрасно и даже замечательно, но никакого желания сидеть и смотреть, как рыжий отражает одну волну убийц за другой, а потом, раскачавшись, идёт совершать контратаку в Сообщество Душ, у меня нет. Да и вообще, нужно было решить проблему с тем кланом ещё в прошлый раз, так что пора исправлять свои ошибки. Отойдя подальше от города и от возможных сенсоров, я открыл гарганту. Солидной части Касуми-Одзи жить оставалось лишь несколько часов.
  
  Чуть позже. Общество Душ.
  Лейтенанта я нашёл в указанном Айзеном месте, эдакой заимке Омницукидо, путь к которой мимоходом показал мне сам синигами ещё в первую мою «экскурсию» по Обществу Душ. Что тут скажешь, очень неплохо устроились «почтальоны». Ну, или конкретно старший офицерский состав отдельной дивизии. Относительно небольшая подземная база была оборудована всем необходимым для комфортной жизни – свет, тепло, водоснабжение. Причём вся эта роскошь работала на кидо, некоторые элементы которых мой уровень познаний в данной науке уже позволял выявить. Встретили меня тоже вполне приветливо и так, словно появление моё было в порядке вещей.
  – Капитан Сагара, – лёгкий поклон от поднявшегося офицера.
  – Добрый вечер, Хамура-сан, – машу рукой, позволяя ему садиться обратно.
  – Чаю? – поинтересовался лейтенант.
  – Не откажусь, – вообще, я бы с куда большим удовольствием сразу отправился к оружейникам, перерезал всех ненужных и ушёл домой, но с другой… Приличный чай в Хоэко Мундо – вещь редкая, поскольку доставляется исключительно из мира живых. Да и, говоря откровенно, доставляется только моей фракцией и компанией Тии, пристрастившейся к этому напитку. И пусть заварка на воде Трес Эспады на вкусовых качествах напитка сказывается в лучшую сторону, но попробовать полностью выращенный в духовном мире чай… Пожалуй, это стоит небольшой задержки.
  Тем временем лейтенант крикнул в дальние помещения, и уже через пару минут ничем не примечательный рядовой жнец принёс нам пару дымящих ароматным паром чашек и заварник к ним.
  – М-м-м, недурно, – пригубив напиток, я блаженно прикрыл глаза. В блаженном расслаблении прошло несколько минут, прежде чем Хамура решил продолжить разговор.
  – Итак, чем мы можем быть вам полезны, капитан?
  – Моя прошлая миссия получила продолжение. Так что мне вновь нужны будут услуги гида.
  – Я – весь внимание.
  – Клан Касуми-Одзи. Ветвь Гёкаку Кумои. Мне нужна информация, где они базируются, кто входит в состав, с кем плотно контактируют и так далее.
  – Оружейники всё же доигрались, – кивнул своим мыслям лейтенант. – У нас есть интересующая вас информация. Но потребуется пара дней, чтобы уточнить детали по конкретной группе и выяснить их текущее местоположение.
  – Нет необходимости, – у меня не сильно много времени. Готэй, конечно, весьма неторопливая организация, но Сой сейчас зла и решительна, того наёмного убийцу в научный отдел она сдаст в течение пары часов. А дальше… любой синигами, в чьей голове есть больше одной извилины, при внимательном осмотре сообразит, что оружие этого убийцы ничего общего с асаучи не имеет. Информация о «новой игрушке» сразу же уйдёт к Ямамото. И вот тут я уже не берусь предсказать реакцию старика. Может и под сукно засунуть из нежелания что-либо менять и лишний раз шевелиться, а может и вцепиться в интересную разработку. Пусть искусственно, пусть не без риска, но это оружие-паразит может духа с уровнем реацу сильного рядового Готэй вывести до старшего офицера, а то и лейтенанта. С учётом грядущей войны с Айзеном, старичок может и принять решение забить на невмешательство и влезть в это дело если не лично, то уж проявить повышенный интерес. Возможно, я сгущаю краски и переоцениваю реакции, но ну его к меносам. – Мне нужен только Гёкаку и его ближайшее окружение. Остальные – желательно, но не обязательно, – уж кто-то из них точно должен знать об этом оружии и местах его производства и хранения. Ну и это решит проблемы Ичиго заодно, что тоже является приятным бонусом.
  
  Пожалуй, я начинаю понимать, почему Айзен из всего Омницукидо взял под контроль «почтальонов» (ну, или, что более вероятно, из всех возможных выдал мне именно данный инструмент). Мало того, что «шляющихся» где только можно и не совсем можно курьеров воспринимают как должное, так и информационные потоки через них проходят весьма впечатляющие. Причём выходы они имели не только на военные ведомства и внутренние структуры Омницукидо, но и вполне себе были вхожи в кланы. Тем более в такой близкий к «военке», как оружейники. С учётом же «глазастости» людей мятежного капитана… В общем, кто, где и зачем, я узнал уже через час. М-дааа, и почему у меня складывается такое чувство, что Айзен и это заранее просчитал? Ай, не важно, не моя проблема.
  Лидер заговорщиков очень удачно расположился в отдельном домике прямо на территории клана. Совсем у мужика от вседозволенности крыша поехала. Устраивать заговор и встречаться с исполнителями прямо на территории клана, пусть и несколько удалённой и обособленной… Пусть он даже уже вырезал всех несогласных, а номинальная властительница клана вообще в Мире Живых скрывается, но всё же собирать целую толпу «ниндзюков» и толкать перед ними возвышенные речи… Ладно, я уже устал упоминать, сколько раз Общество Душ вообще и всякие синигами в частности ломали мою веру в Будущее и Здравый Смысл. Всё равно потом как-то выворачивались и их идиотским, с точки зрения нормального пустого, поступкам находились причины, но… К меносам. Собрались все в одном месте – мне же проще.
  Сам глава младшей ветви выглядел как пожилой мужчина благообразной наружности. Эдакий милый старичок, но вот нацепленные очки-пенсне и лёгкая улыбочка, которую так и тянуло назвать глумливой, образ заметно портили.
  Поскольку ситуация меня уже изрядно достала, да и с Сой-тян из-за выкрутасов данных личностей пришлось распрощаться куда раньше, чем мне бы хотелось, я не стал заниматься дополнительной проверкой и выслеживанием всех фигурантов, а просто и без затей перебил присутствующих. Предварительно испытав на «добром старичке» новоприобретённые способности Мурамасы, благо реацу у моей жертвы было немного – один крошечный порез, и «второй человек в клане» был полностью в моей власти.
  – Мне нужна информация о вашем оружии. Что это? Как производится? Каковы его свойства?
  – Бакото, хозяин, – слегка заторможенно и уж точно совсем неестественно ответил контролируемый. – Псевдоживой симбионт, генерирующий реацу за счёт перерабатывания духовного тела носителя. Выведен на основе исследования Пустых и их процесса питания, – послушно делился информацией болванчик. – Его свойства… кх-ххх, – захрипел пленник на полуслове.
  – Мурамаса, что происходит? – мой вопрос не помешал мне начать накладывать на хрипящую душу лечебного кидо.
  – У меня есть несколько предположений, господин. Первое – разница в духовной силе. Пусть ваш контроль весьма хорош, но при такой разнице даже случайно выпущенная капля энергии при царапине может оказаться смертельной. Второе близко к первому, но в плане качества. Пусть в вас есть реацу синигами, но изначальная ваша сущность – Пустой. А для слабой души даже реацу простого минуса неприятна и может обжечь, – меч ненадолго умолк и, словно несколько смущаясь, продолжил вновь. – Также, очевидно, что я ещё плохо освоил эту грань своих возможностей, и такое поведение жертвы может быть вызвано моей ошибкой. Простите, господин.
  – Понятно... Кстати, на сколько его ещё хватит? – старик перестал хрипеть и даже вроде как пришёл в себя, но обольщаться не стоило – вряд ли моих медицинских талантов хватило на нормальное исцеление. Максимум – временное облегчение.
  – Я не уверен. Полчаса-час. Вряд ли больше.
  – Понял. Спасибо, – я оборвал разговор с мечом и вернулся к жертве.
  – …но основная проблема заключается в том, что симбионт не имеет ограничений и при повышении скорости расхода реацу увеличивает скорость поглощения организма носителя, вплоть до полной переработки. К сожалению, решить данную проблему мы всё ещё не смогли, разве что как-то предварительно насытить симбионтов… – м-да, он всё ещё отвечает на вопрос, не заморачиваясь тем, что ещё минуту назад умирал и испытывал явно сильную боль. Всё же способность Мурамасы действительно чудовищна. Прекрасный меч.
  –Достаточно. Где хранятся записи по процессу производства и готовые образцы?
  – В этом доме. На нижних ярусах, – м-да, то есть он собрал всю эту кодлу не просто на «конспиративной квартире», пусть и чертовски нагло расположенной, но вообще едва ли не в святая святых? Н-да, они не перестают меня «радовать».
  – Проведи меня туда.
  – Да, хозяин.
  Мастерская, или лучше сказать лаборатория? Словом, производственная площадка занимала относительно небольшой зал. Уже готовые бакото покоились в оружейных стойках, разнообразием, впрочем, представленный ассортимент не блистал. Уже виденные мной клинки с «зеркалом» да странные гибриды пилы с алебардой. После уникальных занпакто и способностей пустых такая унификация смотрелась откровенно чуждо.
  Помимо готовых образцов были и «полуфабрикаты». Вот там было куда интереснее – колбы с питательным раствором, в котором нечто аморфное, глазстое и щупальценосное постепенно свёртывалось в форму клинка и обрастало металлом. Ну, или чем-то, что металл напоминало. В высшей мере интересно. Нашему научному отделу подобное точно пригодится. Пусть идея «подкармливать собой» кого-либо ни одному пустому, даже самому отбитому, в голову не придёт, какие бы перспективы такое подкармливание не обещало, но вот если можно будет клинку скармливать кого-то другого… Я бы и сам не отказался от такого «фракциона», пусть и своеобразного, но способного в самый подходящий момент как следует удивить врага.
  Дальше было просто – пару бакото поглотить, дабы лучше понять их структуру, с десяток перетащить в свой внутренний мир, документы и схемы кидо – туда же, остальное – сжечь Сёкацуем. Но что делать с самим Гёкаку? Он и так не жилец, но не ивзлечь ли из его смерти дополнительной выгоды? А заодно можно направить одну особу по хитрому следу. Сыграть с Сой-тян в «я знаю, что ты знаешь, что я знаю» и «поймай чёрную кошку в тёмной комнате, когда её там нет» будет захватывающе. Да, хороший вариант.
  – Ты, бери бумагу и пиши признание в убийстве прошлого главы клана и попытке захватить власть в настоящее время. С подробностями.
  – Да, хозяин, – раб способности Мурамасы принялся послушно писать, глянув ему через плечо и оценив детали, лишний раз убедился, что мать Луричиё умерла не сама. Ей в этом помог… Я остановился и ещё раз прочитал три короткие строчки. – Что это за техника – влезание в чужую кожу?
  – Одна из старых разработок. Пригодна только на слабых душах. При убийстве требуется применить кидо консервации образа и реацу, далее подготовленный убийца надевает снятый образ. Его реацу скрывается остаточной реацу жертвы. Определить подмену практически невозможно, – н-да, весёлые люди эти оружейники. Сколько всего полезного у них есть. И это только «Старший» клан. Что же тогда может быть в закромах у «Великого»? Хотя… Та штука, запечатавшая совокупную мощь тысяч сплавленных воедино занпакто, кажется, как раз от Шихоуин.
  – У тебя есть образцы?
  – Да. В моём доме. На третьем этаже, вторая комната справа. Хранилище в секретной комнате за книжным шкафом. Чтобы попасть в него, необходимо том сочинения Оды Нобунаги поменять местами с «Историей эпохи Эдо» и вдавить свиток «Мастерство Каллиграфии» в заднюю стенку шкафа, – ответил будущий труп, продолжая писать своё сочинение. Блин. Вот заморочились-то как! Что же так сплоховали с местом для заговора? Ну и задал я Кумои этот вопрос. Ответ оказался прозаичным. От кого-либо шифроваться ему уже было не нужно, поскольку, за исключением двух личных слуг наследницы клана, все остальные нерядовые члены были или на стороне данного старейшины, или мертвы.
  Через пару минут старик закончил своё сочинение. Состояние его опять начало ухудшаться, но ещё на чуть-чуть должно было хватить.
  – Теперь пиши, что осознал и раскаиваешься, а потому уничтожаешь «проклятое оружие» и всех, кто о нём знал, после чего, – вытаскиваю из внутреннего мира один из бакото, – убей себя, скормив этому клинку своё тело.
  – Будет исполнено, хозяин, – всё так же невозмутимо ответил «раскаявшийся» глава младшей ветви и, шустро оформив предсмертную записку, «подключился» к оружию, став тянуть из него реацу. Бакото сразу же начало жрать организм оружейника, и чем больше он тянул силы, тем больше оружие поглощало его тело. Через минуту от уже бывшего старейшины не осталось ничего, бакото переварило даже собственный металл, свернувшись в шар-глаз. Наблюдая за этим процессом, ещё раз убедился, что арранкарам пока что сииильно далеко в плане технического развития даже до клановых разработок, а мысль подорвать весь Двенадцатый Отряд уже не казалась столь радикальной, как раньше. Хотя там сейчас уже может сидеть Сой-тян, да и внимания к нему привлечено многовато. Может, в следующий раз.
  Свернувшийся в шарик бакото я банально раздавил. Пусть лучше синигами считают эту штуку «одноразовой», чем ищут, куда исчез образец очень неприятного оружия. Касательно же резни младшей ветви… Вряд ли следователи поверят в версию с раскаявшимся/рехнувшимся оружейником, да и у капитана Второго Отряда, когда я говорил о «прогулке», взгляд был очень выразительным, но вот формально предъявить кому-либо что-либо будет нереально. А домыслы, как известно, к делу не пришьёшь. Ну и заставить Сой-тян лишний раз поскрипеть мозгами и поиграть в теорию заговора будет весело, впрочем, это я уже упоминал. Ладно, тут я закончил, заглянем по указанным координатам и можно отправляться домой – закинуть образцы Ран’Тао, скинуть стресс с Кин и Сёри, увидеть Тию… Да и полевые испытания подчиняющей способности Мурамасы показали, что работать в этом направлении ещё и работать. И, с учётом перечисленных проблем, отрабатывать технику на низших пустых будет решением оптимальным. М-м-м, сколько дел! Ну и настроение существенно повысилось.
  Выбравшись из квартала Касуми-Одзи и переместившись подальше от обжитых мест, я открыл гарганту в Хоэко Мундо…
  
  Чуть позже. Капитан Второго Отряда.
  – Итак, что вы можете сказать по этому вопросу, лейтенант Куротсучи?
  – К сожалению, немного, – вздохнула девушка. – Существо совершенно точно искусственного происхождения, общие концепции такие же, как и у душ-плюс, но если для последних за основу брали параметры Синигами, то тут в основе выступал Пустой.
  – То есть это оружие – искусственный пустой? – только этого ей для полного счастья не хватало. Впрочем, после такого известия никакая «неприкосновенность» клану уже не поможет. Пустых и так легионы, пусть большая их часть – это самые примитивные минусы, но тем не менее производство их искусственных аналогов – точно не та вещь, на которую Совет 46 будет закрывать глаза.
  – Не в большей мере, чем душа-плюс, – несколько успокоила её в ответ лейтенант. – Но сам факт подобных исследований очень настораживает.
  – Ясно, а что сам убийца?
  – Обычный исполнитель, но приказы он получал напрямую от Гёкаку Кумои.
  – Совсем страх потерял, – прошипела миниатюрная красавица. – Ну ничего, на это Генрюсай-доно уже глаза не закроет и позволит нанести к ним визит… – дальнейшую мысль девушка развить не успела – в кабинет лейтенанта Маюри влетел Омаэда.
  – Капитан! Капитан! Срочные известия! – Сой Фонг поморщилась. Этот боров был всё таким же громким, тупым и бесполезным. Вот кто так докладывает?
  – Что? – коротко бросила подчинённому девушка.
  – Касуми-Одзи… Они… Они… – начал тот мямлить.
  – Не трясись! Докладывай, как подобает лейтенанту Второго Отряда, – рявкнула синигами. Крик подействовал. Ну, или Омаэда понял, что ещё немного, и никакие связи его уже не спасут – пребывающая во взбешённом состоянии вот уже который месяц капитан таки дойдёт до ручки и прирежет гордого наследника не менее гордого клана.
  – К нам обратились представители клана! Гёкаку Кумои… Говорят, он сошёл с ума, перебил всех, кто был рядом с ним, а после совершил самоубийство!
  – Ч-чего?! – сказать, что капитан была сильно удивлена – изрядно преуменьшить её состояние.
  – Пятый офицер с группой следователей уже на месте происшествия. Я направился к вам с сообщением...
  – Ясно. Нему, – повернулась девушка к своей собеседнице, – я пришлю к вам пару следователей, пусть допросят пленника как следует.
  – Хорошо, Сой Фонг-доно, – поклонилась «дочь» Маюри.
  – Омаэда, веди.
  – Куда? – не понял толстяк.
  – На место преступления, идиот! – поднявшееся было после встречи с Сагарой настроение вновь опустилось на привычную отметку раздражения на всё живое.
  На месте резни уже вовсю кипела деятельность. Члены второго отряда обследовали тела, изучали следы и составляли первичный рапорт.
  – Куруми, докладывай, – ознакомившись с вещдоками в виде записки и безнадежно поврежденного нечто, с реацу, отдалённо напоминающей ту, что источало оружие убийцы из Мира Живых, обратилась капитан к своему пятому офицеру – выглядящему лет на пятьдесят сухопарому мужчине без каких-либо выразительных и запоминающихся черт. Впрочем, это можно было сказать о подавляющем большинстве синигами, входящих во Второй Отряд. «Ярких индивидуальностей» здесь не жаловали.
  – Предварительный вывод – убийство, что попытались замаскировать под «зачистку под раскаянием с последующим самоубийством».
  – Основания для подобных выводов?
  – Характер ран. Гёкаку Кумои был довольно невысокого роста, но судя по расположению ранений на телах жертв, убийца должен был быть выше него на голову или даже больше. К тому же… Мы не обнаружили следов борьбы. Работал явно опытный и сильный ликвидатор – его жертвы до последнего не замечали опасности. Более того, смертельным во всех случаях был именно первый удар. Остальные если и наносились, то лишь для отвода внимания. Исходя из показаний свидетелей, глава побочной ветви не обладал ни нужными навыками, ни необходимой силой. Здесь был кто-то ещё, но его следов обнаружить пока что не удалось.
  – Ясно, что-нибудь ещё?
  – Да, – кивнул старший следователь. – Внизу мы обнаружили полностью уничтоженную и сожжённую лабораторию. Очевидно, именно там производилось то самое «проклятое оружие», о котором упоминается в записке. И есть ещё одна странность… – замялся офицер.
  – Говори, – поторопила его капитан.
  – Точное заключение выдать можно будет только после заключения нашего отдела криптографов, но предварительно… И признание, и предсмертная записка были написаны рукой Гёкаку Кумои. При этом написаны ровно, чётко, без помарок или дрожания руки. То есть обе записи написаны без принуждения.
  – Что противоречит версии с посторонним убийцей, – кивнула своим мыслям капитан.
  – Да, мы собирались отправить записи на проверку подлинности прямо перед вашим появлением, Фонг-сама.
  – Хорошо, отправляйте, – дала разрешение девушка. – Держите меня в курсе событий. Я буду у себя.
  – Есть, – поклонился офицер и вернулся к своим делам. Капитан ушла в сюмпо – у неё появилась пара мыслей, требующих срочного обдумывания.
  
  Около двенадцати часов спустя. Кабинет капитана Второго Отряда.
  – Бред! Или всё же нет? Но какая наглость, хотя… должна признать, это бы всё объяснило… И было бы в его стиле, – Сой Фонг вновь углубилась в папку с данными по делу Касуми-Одзи. Работа следователей была окончена буквально пару часов назад, но вот результаты… Результаты иначе, чем бредовыми, назвать было нельзя. Итак. Всю ту небольшую толпу убийц вырезал один человек, обладающий прекрасными навыками скрытности и поступи. Но записку написал именно Гёкаку Кумои. Без принуждения и тем более пыток. Без использования психотропных препаратов. Он был полностью спокоен и сосредоточен. Но лабораторию сожгли «Сёкацуем», причём очень мощным. Уровень лейтенанта минимум. Но никого даже близкого по уровню сил в доме не было. Точнее, не было следов присутствия. Девушка перевела взгляд на соседнюю папку. Раньше она была довольно тощей, но с тех пор несколько набрала в весе и объёме.
  – Капитан четвёртой дивизии Омницукидо. Даисуке Сагара. Скрытность – уровень старшего офицера Второго Отряда Готэй-13. Скорость – уровень старшего офицера Второго Отряда Готэй-13. Запас реацу – уровень капитана Готэй-13. Стиль боя – неизвестен. Тип занпакто – неизвестен. С его слов – небоевой шикай, банкая нет. Уровень владения Кидо – неизвестен, по косвенным данным – не ниже младшего офицера, – девушка вспомнила смонтированную «шуточную» запись и испытала ряд трудноклассифицированных эмоций. – В инциденте с баунто уничтожил одного из вторженцев. Свидетелей боя нет. Следов и образцов реацу – нет. Несколько раз был замечен в Сэйрэйтэе, имел контакты с группой Временного Синигами Куросаки Ичиго и Кучики Рукией. Как в Обществе Душ, так и в Мире Живых. Больше достоверных сведений нет. Опросы сослуживцев результатов не дали. Что-то слишком серьёзно для простого «почтальона». Больше напоминает элитного телохранителя, приставленного к Кучики… Или ликвидатора… Всё же у Совета 46 тоже обязаны быть люди для деликатных поручений, но не вносить же их в картотеку таким образом? – Сой Фонг задумчиво прикусила кончик кисточки. – Да и рост совпадает… К тому же та его фраза о «прогулке» после всего услышанного… Но вот что тогда с запиской? – девушка прищурила глаза. – «Небоевой шикай»? А какой тогда? – кончик кисти несколько раз ударил по губам. – Нет… Слишком мало данных. Или всё же да? Нет, после Айзена нельзя рисковать… – кивнув самой себе, девушка обмакнула кисточку в чернила.
  «Даисуке Сагара. Предположительно – телохранитель/ликвидатор. Возможный тип занпакто...
  
  В Мире Живых. Примерно в это же время.
  – Не спится? – Ичиго выбрался на крышу здания, где сидела светловолосая девочка-подросток с изумрудно-зелёными глазами.
  – Мы не могли уснуть, – она вздохнула. – Небо в Мире Живых… Оно такое красивое. В Обществе Душ всё совсем иначе. Спасибо, – вдруг сказала принцесса.
  – За что? Я просто охраняю покой моего города… – чуть отвёл глаза парень.
  – Не нужно, Ичиго. Мы – не дура и не ребёнок, как считают Энрю и Генрю. Мы знаем, что за нами охотятся и Гёкаку Кумои направляет своих убийц за нашей жизнью. И что ты взялся защищать нас.
  – Э-э-э?.. Что?.. Откуда? – парень был в шоке.
  – Мы всё-таки будущая глава клана Касуми-Одзи, – грустно улыбнулась девочка. – Мы благодарны, что Энрю и Генрю заботятся о нас, но мы не слепые и не глухие. Их неловкие улыбки и попытки сделать вид, что всё хорошо… Мы благодарны за них, но незнание об опасности делает эту опасность лишь сильнее.
  – А у девчонки есть мозги, Король. Тебе есть чему у неё поучиться, – привычно прокомментировал квартирант у парня в голове.
  – Завались, – столь же привычно ответил голосу в голове временный синигами.
  – Ну… Э-э-э, всегда рад помочь…
  – Твоё красноречие не знает границ! – продолжал квартирант. – Тут летний вечер, звёздное небо, грустная девушка, которая говорит тебе спасибо, но всем своим видом просто молит, чтобы её утешили и поддержали, и всё, на что тебя хватило – это «всегда рад помочь»? Ты серьёзно? Нет… Ты даже не конь, ты – конченный ишак. И с таким подходом сдохнешь девственником!
  – Кха-кхе, – подавился воздухом (и возмущением, да) парень.
  – Ичиго?
  – Эм… Да… Что-то не в то горло попало, – бедный Куросаки не знал, что делать. – Заткнись, Заткнись, чёртов набор инстинктов! Она же ребёнок!
  – Это ты акселерат-дегенерат, а она может быть старше твоей бабушки. Не говоря о том, что в Обществе Душ она уже считается полностью взрослой. Так что не тупи и хотя бы утешь её, кретин! Или, клянусь ГЕККом, на следующей тренировке я буду убивать тебя долго и с выдумкой! – последняя угроза имела не шуточную опасность для нервов и чувства собственного достоинства Куросаки. Да и кое в чём его квартирант всё же был прав, а потому, осторожно и неуверенно, но парень обнял сидящую рядом с ним блондинку, ожидая в любой момент удара и злого окрика. Но в ответ… та лишь прикрыла глаза и прижалась к нему, чуть улыбаясь.
  – Ты тёплый… Давай посидим так… ещё немного, – чуть сонно попросила Луричиё, а Ичиго поймал себя на том, что в этот вечер девочка открылась для него с новой, неожиданной и, чего уж там, приятной стороны. Избалованная и капризная принцесса могла быть и мудрой, понимающей и… Так, куда-то не туда его начало нести! Это Пустой во всём виноват, однозначно!
  Но долго наслаждаться тишиной и покоем не получилось. По чувствам ударило появление чужой реацу. Её было не много, но и не так уж и мало, но главное – это чуть гниловатый привкус в силе. И подобное он уже ощущал ранее. Когда столкнулся с убийцей, вооружённым этим их Бакото, или как там это странное занпакто называлось? Осторожно внеся в комнату пригревшуюся и уснувшую девушку, парень присел рядом и «выбил из себя дух» своим удостоверением временного синигами.
  – – во внутреннем мире царило молчание. Очень такое… многозначительное.
  – Давай уже, – вздохнул рыжий. – Я же чувствую, что ты что-то очень хочешь сказать.
  – Да, но у меня просто нет слов, – с нотками отстраннённого потрясения в металлическом голосе сообщил Белый Зангецу. – Только ты перестаёшь тормозить, как случается какая-то фигня, что полностью запарывает атмосферу. Я даже не знаю, как подобную «удачу» назвать, – сейчас был один из немногих моментов, когда голос квартиранта не сочился ядом, не пытался издеваться и не звенел от ярости и предвкушения. – Кому же наверху ты так сильно подгадил, что у тебя такая карма?
  – Набил морду половине Готэй-13, поссорился с Айзеном, чуть было не прибил последнего квинси… – начал вспоминать свои достижения Куросаки.
  …вопрос снимается, – в голосе собеседника парню послышалось даже что-то вроде небольшого сочувствия. Показалось, наверное. – Если наложить на это твою природную тормознутость, то всё становится на свои места, – точно показалось!
  – Да-да, а теперь, будь добр, умолкни – мне нужно оторвать пару голов, – раздражённо рыкнул в ответ синигами.
  – Хе, вот такой подход мне по душе! – разразился привычным металлическим смехом пустой.
  Несколько сюмпо, и парень увидел тех, кого до этого лишь чувствовал. Четыре духа: какой-то лысый карлик, иначе как «стрёмным» его не назовёшь, вооружённый то ли камой-переростком, то ли «недокормленной» косой; мужик в бежевом балахоне с вычурной нагинатой… или копьём; и два относительно нормальных индивидуума – худощавый парень с тонким клинком и мужик в тяжёлых латах с мощным полуторнирком… вросшим в его правую руку.
  – Кто вы такие? Что вам нужно в моём городе?
  – А то ты прям с первого взгляда не понял? – ехидно донеслось изнутри, а Ичиго вдруг действительно стало стыдно, но… не мог он просто так взять и начать рубить всех подряд. Быть может, удастся договориться? Парень сам в это не верил, но вдруг?
  – Ханза Нукуи. Я здесь за жизнью принцессы Луручиё. Уйди с моего пути! – из внутреннего мира донеслось мерзкое хихиканье, будто Пустой искренне наслаждался этим диалогом.
  – Я не позволю вам это сделать!
  – Тогда ты умрёшь! – незваные гости пошли в атаку, и Ичиго пришлось прервать беседу и сосредоточиться на вещи несколько более важной – собственном выживании. И если один на один, да даже против двоих, он бы справился без проблем, то против четверых… У него не осталось выбора.
  – Банкай! – сюмпо, уходя от града лезвий, что жутковатый карлик отращивал и метал прямо из собственной спины. Клинок устремляется к тощему, чуть дёрнуть цепью, меняя траекторию, и, – Гецуга Теншоу! – громила в балахоне получает поток реацу в лицо, а Тенса Зангецу возвращается обратно в руку, на обратном ходу перерезая горло карлику.
  – Ублюдок! – рыкнул тощий и, полыхнув новой порцией гнилой реацу, создал вокруг себя дымовую завесу.
  – Да хватит уже, – едва ли не рычал Куросаки. Пусть он уже принял и осознал, что стал убийцей, ведь пустые – это тоже души, пусть и искалеченные, вывернутые, но всё же… Да даже если и не брать их в расчёт, были и другие. Тот же Кария…. Но… Не думать. Не сейчас.
  – Мы не остановимся, – вновь ответил представившийся Ханзой воин. – Принцесса Луричиё должна умереть. Таков был приказ Гёкаку-сама!
  – Да зачем вам сдалась эта девочка? – пнув так и не представившегося тощего, синигами скрестил клинки с тяжелобронированным воином.
  – Таков закон нашего мира. Она слишком слаба, чтобы быть главой клана, а потому она должна умереть, – непреклонно заявил убийца. – Веками мы были тенью клана Касуми Одзи, его карающим клинком, – новый поток реацу от меча, а броня на противнике трещит и лопается, открывая захваченное омерзительно выглядящими щупальцами тело воина. – Мы защищали клан и уничтожали неугодных. Мы – клинок, что скрывается в тени. И мы служим только сильному.
  – Ублюдочная философия, – парень старался не смотреть на клинок противника – зеркало на цубе было ему уже хорошо знакомо, и вновь попадать под эффект парализации ему очень не хотелось. Вроде бы его противник хотел сделать что-то ещё, но давать ему сделать это «что-то» парень не собирался, а потому каждый раз отправлял Гецугу, стоило Нукуи лишь на мгновение остановиться.
  – Таков наш мир. Таково Общество Душ! Сильный правит, слабый будет подчиняться или умрёт. И я докажу это, сокрушив тебя! – сила убийцы и поток направленной от него духовной энергии ещё немного возросли, но… – Аррргх!.. – щупальца, растущие из клинка, сдавили тело воина, вызвав полный боли и ярости вой. Тело и глаза противника засияли алой реацу, его крик стал ещё ниже, переходя почти в рычание, а духовное давление подскочило, но прошла пара секунд, и… он растворился в узле из щупалец. Несколько мгновений отвратительная тварь питалась, по-другому это было не назвать, а потом съёжилась, превратившись в небольшого осьминога с ярким жёлтым «глазом».
  – Да что за хрень тут творится? – завершить мысль парень не успел – инстинкты буквально завопили об опасности, а сознание судорожно отметило, что последнего нападавшего он просто пнул, пусть весьма сильно и чувствительно, но ничего фатального или даже просто «нейтрализующего». Но…
  – Сёкацуй! – поток синего огня буквально запёк последнего убийцу, пытавшегося проникнуть в дом. Пусть Рукии не хватало его скорости и силы, а потому успела она лишь на завершение драки, но, главное, успела.
  – Спасибо, – кивнул парень, выходя из сюмпо рядом с девушкой. Только что он так или иначе, но убил четверых духов. Пусть очень неприятных, пусть для защиты того, кто сам не мог защитить себя, но почему-то... Почему в груди появилась эта тяжесть, ощущение усталости и… пустоты? Или во всём виноваты слова того воина? Сам он не мог понять, чувствуя себя полностью разбитым, а квартирант в кои-то веки решил проявить тактичность и просто молчал.
  – Пойдём домой, Ичиго? – пристально глянув ему в глаза, осторожно спросила маленькая синигами, словно тоже ощущая состояние парня.
  – Да, Рукия… Пойдём домой, что-то я устал сегодня, – Ичиго отменил банкай, и молодые люди неторопливо пошли внутрь дома. Небо на востоке начинало выцветать. А в перевёрнутом на 90 градусов мире улыбался Пустой. Всё шло по плану.
  
  И ещё немного времени спустя. Резиденция Первого Отряда.
  – …таким образом, Второй Отряд получил неопровержимые доказательства предательства и подрывной деятельности клана Касуми-Одзи в лице одного из его Старейшин, Гёкаку Кумои, – продолжала доклад Сой Фонг. – Более того, нашими специалистами при обыске в доме старейшины Кумои были обнаружены дневники с описаниями ранних опытов по так называемым Бакото. Данный проект вёлся кланом более сотни лет. Испытания проводились как на случайных жертвах, так и на… синигами.
  – Что? Не может быть! Это недопустимо! – разошлась рыжая девушка за плечом молодого парня с седыми волосами.
  – Лейтенант Мацумото, – чуть повернул к ней голову могучего телосложения старик, опирающийся на резной посох. Не было ни окрика, ни духовного давления, но даже мимолётного проявления внимания Главнокомандующего Ямамото Генрюсая хватило лейтенанту Десятого Отряда, чтобы прикусить язык и вытянуться по стойке смирно (к тщательно скрываемому удовольствию мужской части Капитанов).
  – П-прошу прощения!
  – Продолжайте, капитан Сой Фонг, – кивнул старик.
  – Есть! – чуть поклонилась девушка. – В ходе расследования нам удалось выявить, что Гёкаку Кумои пленил, а позже использовал в качестве подопытного офицера Первого Отряда…
  – Шиньецу Кисараги, – продолжил за руководителем «отдела внутренней безопасности» сам главнокомандующий, – мой ученик.
  – Яма-джи? – вопросительно приподнял бровь капитан Кьёраку, также являвшийся учеником Главнокомандующего.
  – Касуми-Одзи и их подозрительная активность давно попали в поле нашего зрения, но Совет 46 запретил предпринимать в их сторону какие-либо действия. И тогда Кисараги-кун вызвался добровольцем, он должен был проникнуть во владения клана и выяснить, что конкретно там происходит и как с этим связаны исчезновения в Руконгае. Но… он исчез сам, чтобы спустя немного времени появиться вновь вооружённым странным клинком. Точнее, одержимым им. Мне пришлось прервать его путь, – склонил голову Генрюсай, отдавая дань уважения своему ученику, впрочем, с учётом его возраста, вряд ли это была первая потеря на его веку. Старик давно привык.
  – Капитан Амагай? С вами всё в порядке? – с лёгким беспокойством обратилась к чуть пошатнувшемуся коллеге Унохана Рецу. – Вы как-то побледнели.
  – Да, всё хорошо, Унохана-доно, просто сказываются последствия вчерашнего отмечания с отрядом…
  – Ну да, Амагай-кун совсем не умеет пить, – тихонько поделился со своим другом бессменный чемпион по литрболу Общества Душ.
  – Обсудите это после собрания, – вернул присутствующих в деловое русло Ямамото. – Вам есть что ещё добавить, капитан Второго Отряда?
  – Только то, что информация об изготовлении этого оружия, как и большая часть образцов, была уничтожена неизвестным диверсантом. У нас есть только прототипы и клинки рядовых исполнителей, уцелевших при зачистке так называемой «Кузницы Бакото».
  – Есть указания на то, кто это сделал?
  – Только рабочие версии. С высокой долей вероятности, это был агент Совета 46.
  – Ясно, – чуть склонил голову старый синигами. – Продолжайте работать, капитан. На этом объявляю собрание законченным. Решение по Касуми-Одзи будет выдано следующим собранием Совета.
  
  Чуть позже. То же место.
  – Вы что-то хотели, капитан Третьего Отряда? – повернулся к подчинённому Ямамото. Собрание закончилось, и синигами разошлись по своим делам, так что присутствие старшего офицера было несколько необычным.
  – Да. Я прошу рассказать вас о Шиньецу Кисараги, – ответил Амагай.
  – Зачем тебе? – в голосе древнего духа послышалось лёгкое любопытство… что могло нести очень много проблем объекту этого любопытства.
  – Я… – молодой (относительно) синигами прикрыл глаза. – Изначально я вступил в Готэй-13 только с одной целью. Выяснить о судьбе Шиньецу Кисараги и отомстить повинным в его смерти. Дело в том… что… Шиньецу Кисараги – мой отец.
  – Вот как, – огладил бороду Ямамото. – Значит, Амагай – не твоя настоящая фамилия, – это было скорее утверждением, чем вопросом. – И раз ты вступил в Готэй не под своим именем… Ты подозревал, что к убийству твоего отца причастен кто-то из старших офицеров.
  – Я… думал, что это были вы, – признался капитан. – Но теперь… я просто не знаю, что делать. Всё стало каким-то бессмысленным.
  – В намерении выяснить обстоятельства гибели отца нет ничего плохого. На службе ты зарекомендовал себя стоящим офицером и грамотным командиром. Мне нужны такие подчинённые… а Третьему Отряду – такой Капитан, Амагай Сюске.
  – Н-но… я же… – замялся синигами.
  – Мысли и намерения ничего не значат, пока они не стали делами. Твои же дела показали тебя хорошим капитаном. Приведи свои мысли со своими делами в одно русло. И возвращайся к своим подчинённым.
  – Д-да, сэр! Спасибо, Ямамото-сама! – поклонился лидер отряда, обещая себе оправдать возложенное на него доверие и продолжить дело отца.
  – Что же касается истории Кисараги… Хорошо, я расскажу о том, как служил твой отец и что там произошло, – старик задумчиво огладил бороду и ещё раз прошёлся взглядом по Амагаю. На этот раз взгляд был куда более цепким. Оценивающим. – Но сперва я хочу задать тебе ещё один вопрос. Твой отец был моим учеником. Он был талантлив, пусть и не успел раскрыть свой талант в полной мере. Я вижу его талант в тебе и предлагаю свою помощь в его огранке. Твой занпакто, как и мой, относится к огненному типу. Я могу помочь раскрыть его потенциал.
  – Вы… предлагаете мне стать вашим учеником? – капитан не мог поверить собственным ушам.
  – Да, – офицеру на миг показалось, что Главнокомандующий чуть улыбнулся, хотя разглядеть подобное за столь внушительной бородой… Должно быть, действительно показалось. Что же касалось предложения древнего синигами… ответ мог быть только один.
  – Я буду вам безмерно благодарен, Ямамото-сенсей, – ещё раз склонился в поклоне Сюске.
  – Ну что же, – фигура Главнокомандующего неуловимо изменилась, точнее, ощущение от неё. Ещё миг назад это был просто лидер, могущественный дух, но и всё. Сейчас же… Капитан поймал себя на мысли, что, возможно, вот так вот сразу соглашаться было не такой уж блестящей идеей, – начнём со следующей недели. Уладь срочные вопросы и передай дела своему лейтенанту. Потом возвращайся сюда, и я начну свой рассказ.
  – Есть! – принял к исполнению приказ Наставника капитан и поспешил откланяться. Сделать предстояло много, а вот времени – в обрез. И для начала, нужно было избавиться от Третьего Офицера. Его участие было необходимо для плана мести, но с учётом новых реалий держать в отряде и покрывать синигами, который только действиями в рамках своей службы заработал себе пару тысяч лет в Гнезде Личинок, не говоря уже о «внеслужебной деятельности»… Нет, это было точно лишним. Впрочем, для Отряда Разведопераций Омницукидо подобное было пусть случаем не частым, но вполне рабочим, а среди высокопоставленных тюремщиков у него осталась парочка должников. Третьему Офицеру предстояло бесследно исчезнуть в самое ближайшее время.
  
  А тем временем в Хоэко Мундо.
  – Ску-у-учно, – тихим голосом пожаловалась Сёри своей подруге, с грустным видом лёжа животом на диване. – И у меня уже голова пухнет от всей этой письменности... Кто вообще додумался до трёх видов письма, применяемых в зависимости от обстоятельств? – уже совсем перейдя на едва различимый шёпот, проворчала она в обивку мебели.
  – Угу, а ещё эта корова фиолетовая. То, что она занималась каллиграфией, не даёт ей права смотреть на нас свысока! – вторила ей Кин, нахохлившись в кресле, куда забралась с ногами. – Может, пойдём потренируемся?
  – Хм… – задумалась арранкарка, потеревшись щекой о мягкое сиденье. – Лоли и Меноли оккупировали кухню, – принялась всё столь же тихо перечислять девушка, – Мидори пропадает в лабораториях Ран’Тао, Чируччи хочет туда же… До занятий у Ичимару ещё четыре часа… Ну, можно. Только позовём Апачи, Милу-Розу и Сун-Сун.
  – А может, не надо? – возразила подруга. – После того «проявления приязни» от Тии-сама… Не то чтобы мне не понравилось, но без Алукарда-сама это как-то… не столь приятно. Да и начинать с подобного тренировку… Ведь совсем настрой убьёт.
  – Хм… – вновь задумчивое хмыканье. – Тогда Гриммджоу и его парни?
  – Фракция недотягивает и будет скучно, – вздохнула девушка с маской в виде костяных ушек. – А сам «бойцовый кот», как его называет Алукард-сама, всё-таки немного слишком для нас. Сдерживаться он не умеет, а если будем атаковать вдвоём… Тем более, – буркнула она опустив носик к коленкам. – Хозя-я-яин может огорчиться.
  – Это же просто тренировка, – ответила Сёри, по-прежнему не отлипая щекой от дивана. – Всё будет в порядке. Или лень?
  – Мне не лень! – вскинулась кошка. – Ну… Разве что чуть-чуть. Без Мастера скучно. И грустно. А он опять ушёл и не взял нас с собой.
  – Сама же предлагала, – поникла и вторая девушка.
  – Угу, но без Хозяина плохо…
  – Ладно-ладно, мне стыдно, уговорили, – неожиданно донёсся от входа знакомый голос.
  – Господин Алукард? – дружно повернулись фракционы и… – Вы вернулииись! – повисли на обозначившем своё появление Примере.
  – Да, я снова дома, – улыбнулся тот. – Так что там было с «выражением приязни» Тии?
  – О! Думаю, – арранкарки хитро переглянулись между собой, – мы сможем вам это продемонстрировать…
  – Звучит интригующе, – ухмыльнулся Примера.
  
  И снова Мир Живых и Временный Синигами.
  – Ну, вот и всё. Угроза миновала, – чуть неловко улыбнулся Куросаки, – и ты можешь отправляться обратно домой, – «коллеги» Рукии связались с ней сегодня с утра и рассказали о радикальном разрешении вопроса с Кумоем и его планами.
  – Да. Мы благодарны тебе… всем вам за помощь и поддержку, – прикрыла глаза девушка.
  – Да мы толком и не участвовали, – смутилась Иноуэ. – Это всё Куросаки-кун…
  – Всё равно, – покачала головой принцесса. – Знать, что у нас есть друзья – это очень приятно. И… мы хотели сказать кое-что ещё… – теперь в голосе главы клана Касуми-Одзи звучала некоторая неуверенность, но, поборов минутную слабость, Луричиё продолжила. – Возглавлять клан в одиночку – очень сложная задача, а потому мы… мы… называем Куросаки Ичиго своим будущим мужем и главой!
  – Ч-чего?! – выпучил глаза рыжий, натурально отшатнувшись от девчоки. – К-каким мужем?!
  – Вот это поворот, – с тем же охренением в голосе согласился с парнем его несносный квартирант.
  – Это – огромная честь, Куросаки, – как всегда надменно начал Энрю. – Как ты смеешь отвечать с таким пренебрежением к словам Луричиё-сама? – его извечный молчаливый спутник сурово покивал, соглашаясь с товарищем.
  – А?.. Э?.. Н-но… Лури-тян, так же нельзя! – в голосе Орихимэ сквозила настоящая паника. – Как можно в таком возрасте думать о браке… и… и вообще! – что это было за «вообще», парень понимал смутно, а вот восхищённый присвист из внутреннего мира намекал, что его сожитель разобрался куда как лучше. В любом случае, это не имело смысла.
  – Кхм… Лур… – начал было рыжий, но… – Ай! Ты чего? – повернулся он к метко пнувшей его под коленку Рукии.
  – Молчи, дурак, – сквозь стиснутые зубы прошипела парню маленькая синигами. – Это официальное намерение о помолвке от представительницы высшей знати, сделанное в присутствии свидетелей. И если ты сейчас ляпнешь что-то не то, на тебя может объявить охоту вся аристократия Общества Душ во главе с моим братом и капитаном Сой Фонг.
  – Ёк, – сглотнул парень. Пусть он не боялся драки, но и получать толпу врагов на ровном месте желанием не горел, а уж то, что Рукия в таком случае будет выедать ему мозги чайной ложечкой очень и очень долго, было очевидно.
  – Мы весьма благодарны за столь щедрое предложение, Луричиё-доно, – поклонилась Рукия. – Но не могли бы вы уточнить, с чем связано подобное желание и время подготовки церемонии?
  – А… – парень, понявший, что без него его женили, хотел было вновь возмутиться, но с силой опустившаяся на его стопу ножка девушки вновь помешала этому благому намерению.
  – Ичиго, – застенчиво улыбнулась Луричиё, – такой добрый… и надёжный… и красивый. Он нам очень понравился и тогда, ночью, на крыше, когда мы были одни, и он обнял нас… – принцесса залилась румянцем и ушла куда-то в свои грёзы. – Нам было так хорошо и спокойно…
  – К-куросаки-кун и Лури-тян… ночью… одни… – Иноуэ тоже ушла в грёзы, на её лице отчётливо виднелась борьба различных эмоций. – А после этого ему говорят жениться… – грустно продолжила девушка, вновь радуя окружающих целой волной противоречивых эмоций.
  – Что?! Что ты сделал с Луричиё-сама, ублюдок? – бешеной белугой взревел Энрю и потянулся к занпакто.
  – Да вы совсем спятили? Мы просто сидели на крыше! – сделал шаг назад Куросаки.
  – Зря ты начал оправдываться, Король. Да ещё и отступил. Если жертва бежит, желание догнать и разорвать её становится только сильнее, – слова Пустого подтвердились почти сразу же. Генрю также взял в руки меч и очень недобро глянул на парня.
  – Хм… – мудро сказал Садо и просто отступил в сторону. Пусть он и обещал драться за Ичиго, но порой бывают ситуации, когда мужчина должен сам нести ответственность за свои поступки. Исида последовал за товарищем. Ибо Гордость Квинси говорила, что синигами должны страдать.
  – Не обращайте внимания… Мальчишки и их ритуалы, – поспешила представительница клана Кучики отвлечь правительницу Касуми-Одзи от того безобразия, что устроили эти придурки. Сама девушка хотела придушить идиотов, но вынуждена была сдерживаться. Всё-таки она пусть и из клана, что выше по положению, но она – рядовой член, пусть и является названной сестрой главы. Луричиё же – полноценная глава, и если что-то пойдёт не так… Они-сан будет очень разочарован, а этого Рукия допустить не могла. Но и бросить Куросаки она не могла тоже. – Но всё же, почему Куросаки-сан? Я слышала, у вас есть жених…
  – Сью всегда был нам другом, – кивнула блондинка, – и другом останется, но за всё время знакомства с ним мы никогда не испытывали того, что испытали с Куросаки-куном всего за один вечер. Ичиго удивительный… – «идиот» – хотела продолжить Кучики, но всё же сдержалась.
  – Да, но помолвка…
  – Мы твёрдо решили! – непреклонно заявила девушка. – Но понимаем, что для него это очень неожиданно. К тому же нам потребуется убедить Старейшин и… И завоевать самого Ичиго! Думаю… лет пятьдесят хватит.
  – Пя… пятьдесят? – в шоке переспросила Рукия. – Но ведь этого очень мало! Для столь ответственного решения и ста лет может не хватить!
  – За-завоевать? – от лица рыжей красотки можно было прикуривать. – П-принцесса завоёвывает Куросаки-куна… Неужели… в латексном корсете и с плёткой… и… и… вааай! – зажмурилась девушка.
  – Чего это с ней? – не поняла означенная принцесса.
  – Не обращайте внимания, Луричиё-доно, просто в Мире Живых несколько иные традиции, и для Орихимэ наши обычаи кажутся странными, – а вот глаза Рукии уже загорелись. – Но давайте обсудим будущий интерьер на мероприятии. Кролики Чаппи весьма популярны, и, думаю, оформление в подобном стиле будет смотреться прекрасно…
  Пробегающий мимо Куросаки, за которым гнались два разъярённых дуболома, всё же успел заметить и горящие щёки своей рыжей подруги, и заговорщицки склонившуюся к блондинке Рукию… Да и интуиция подсказывала, что он в очередной раз попал. И в свете этих событий мысль с обращением в Хоэко Мундо для предоставления политического убежища, а то и иммиграции, уже не казалась такой глупой. Да и плакатики, опять же…
  Нет, Король. Список перечисленных тобой прегрешений всё же не тянет на ТАКУЮ карму. Ты ничего не забыл? – во внутреннем мире тихонько угорал его несносный клинок, получая искреннее удовольствие от злоключений своей «гуманной» половины. Жизнь продолжала бить ключом.
  
  Хоэко Мундо. Алукард.
  Пару дней я просто отдыхал, телом и душой. Нормальные, адекватные разумные, чётко понимающие свою роль и своё место в иерархии. Никакого идиотизма, кривляний и необходимости изображать из себя няньку. Только оказавшись дома, понял, как же на меня всё это давило, а вот вернувшись, вдохнув «воздух», наполненный знакомыми отрицательно заряженными спиритонами, и обняв своих фракционов, смог счастливо улыбнуться. Для полного постижения дзэн и ухода в нирвану не хватало только Нел и Сой-тян. Ну и зайти на чай к Тие… ещё раз… будет очень даже неплохо.
  Мысли о «впавшей в детство» арранкарке несколько подпортили настроение и по цепочке ассоциаций сместили нить размышлений в другую сторону. Айзен, его планы и исполнители. И если сам мятежный синигами был всё так же недосягаем и невозмутим, и знал «всё и обо всех» – во всяком случае, никаких отчётов он с меня не спрашивал, а вот об успешном завершении очередного этапа моей миссии уже знал и даже поздравил, всё с той же лёгкой улыбкой на лице. То вот с исполнителями было куда интереснее.
  После отдыха я первым делом посетил Ран’Тао и сгрузил ей партию бакото и документации по ним (в которые сразу вцепился мёртвой хваткой Действительно Последний Баунто), заодно поинтересовавшись, как идут дела. Дела шли неплохо. Айзен, как и обещал, подогнал множество интересных «игрушек», в функционале которых лично я не понимал вообще ни черта, но вот синигами-учёная едва ли не слюной захлёбывалась, периодически выдавая что-то вроде «если бы нас так родное начальство обеспечивало, наши космические корабли уже вовсю бы бороздили просторы Большого Театра». Такой энтузиазм был похвален, но нужно будет налечь на занятия с утроенной силой – это сейчас сия дама на нашей стороне и вроде как не сильно дружит с проводниками душ, но что может случиться завтра? Конечно, выловленные мной пустые и Мидори с Чируччи в первую очередь служат мне, а не ей, вот только знаний для того, чтобы не то что проконтролировать, но и зачастую просто понять, что делает синигами, нам сильно не хватает. А в мире духов от разработки теории до «я собрал оружие судного дня, и сейчас к вам всем придёт пушной зверек» может пройти всего пара дней, если не часов. Впрочем, я уже размышлял по этому вопросу. Пусть Ран’Тао смотрится куда адекватнее Заэля, и жажды силы и, как следствие, власти, обязательных для почти любого арранкара, за ней не замечено, но всё же… Мысль применить на ней способности Мурамасы после нормального их освоения казалась очень привлекательной. Просто на всякий случай. Но это – вопрос будущего. В настоящем же мы имеем уже относительно нормально работающую структуру, имеющую право называться Научным Крылом. Из чего следует вывод, что… Заэль мне больше не нужен, и я наконец-то могу удовлетворить свою жажду мести, хотя бы частично. Ноиторру следовало отдать Неллиель. Он – её законная добыча, да и с точки зрения… ммм… «психологии пустых», не отомсти она лично, нет… парией считать её не станут, всё же сила уровня первой половины Эспады – это очень серьёзный аргумент, но вот от косых взглядов избавиться будет сложно. А зачем доставлять лишние неудобства девушке?
  Итак, Заэль. Можно, конечно, просто прийти к нему в лабораторию и у всех на виду оторвать голову, но, откровенно говоря, это не самый лучший вариант. Бесспорно, не удержи меня тогда Соске, именно так я бы и поступил, но вот имея время всё обдумать… Подобный шаг сейчас может оказаться очень большой свиньёй в будущем. Ведь что, в первую очередь, привлекает пустых в Лас Ночес? Ну, помимо избавления от страха регресса. Почему даже побеждённая и сломленная Чируччи едва ли не больше смерти боялась быть выкинутой обратно в пустыню? Ответ, как ни странно, тривиален. Безопасность и стабильность. Отсутствие необходимости у слабых дрожать за свою жизнь, едва почувствовав приближение кого-то более сильного. Разумеется, есть кретины типа того же Ноиторры, что могут просто пришибить нумероса по настроению, но подобное, с точки зрения даже тех же нумеросов – «оправданный риск» и всяко лучше, чем возвращение в пустыню. Однако если пришибать начнут элиту, тем более займётся этим «первый после Бога»... Нет, может и сойти с рук, но может и не повезти. Тогда начнётся стремительное откочёвывание населения. Что-то вроде «лучше быть живым одиночкой без страха регресса в пустыне, чем случайной жертвой шефа-психопата в дружной толпе». Это я ещё не говорю о том факте, что местные нумеросы пока не осознали простую истину: это здесь они считаются слабосилками и, чего уж там, отбросами. А вот в пустыне даже самый никчёмный из них имеет шансы завалить средненького адьюкаса, а наиболее развитые если не прикончить Вастер Лорда, то уж свалить от него будут способны точно. В общем, давать своим будущим слугам (всё-таки Айзен был прав, и с Жадностью у меня действительно есть некоторые проблемы – выпускать из своих рук хоть что-то ценное мне очень и очень не нравилось) лишний раз задумываться о том, что на вольных хлебах может быть куда как сытнее и приятнее – не самый разумный вариант действия. Даже если я сгущаю краски, и все только пожмут плечами.
  Вариант второй. Просто отправить Кин или Сёри бросить ему вызов за место в Эспаде, и в ходе разборок арранкарки могут чуть-чуть «перестараться». В девушках я был уверен, любая из них была вполне способна прикончить нашего маньяка-учёного, благо инициатива будет не на его стороне, а значит, в заготовленном наборе подлых трюков у него вряд ли найдётся что-то специфическое специально под них. Гибель пустого во время «выяснения места в иерархии» – вполне укладывающееся в логику и мировоззрение обитателей Лас Ночес явление и шевелений не вызовет точно. Но оставался вопрос с «нычками» этого учёного. В таких подробностях канон я не помнил, что и когда этот тип мог накрутить, достоверно не знал. Точно была «закладка» неких духовных паразитов в его брате, но когда она образовалась? И был ли это предел его возможностей? Историю я помню уже плохо, но ощущение, что тема возрождения через чужое тело тут вполне актуальна, на грани сознания зудит. Или это “наводка” от Маюри?.. В любом случае, рисковать и давать шансы возродиться Заэлю в теле кого-то из арранкаров я был не намерен, а прикончи его кто-либо без моего Полного Поглощения – и совсем не факт, что Октава Эспада не сможет вернуться из небытия. Я и так не уверен, что не придётся вырезать всех его помощников, опять же, на всякий случай.
  В итоге, решил остановиться на варианте три – «несчастный случай в лаборатории». Никаких вопросов не вызовет, можно будет под шумок убрать всех подозрительных или просто ненужных пустых, ну а то, что никаким несчастным случаем там и не пахнет, простым нумеросам и даже членам Эспады не понять. Не привык наш вид к «подковёрной борьбе», как раз только Заэль и демонстрировал зачатки чего-то похожего с этими его ядами, засадами и духовными паразитами, и то дальше применения «подлых трюков» именно в бою он так и не продвинулся. Что, честно говоря, не могло не радовать. Оставался, конечно, Айзен и другие капитаны синигами, но наш «Отец Народов» сам дал мне отмашку в своё время и разрешение не отзывал. А Белочке и… Капитану было как-то всё равно. Хотя нет, первый бы мне ещё и приплатил, случись такой же «несчастный случай» ещё и с Ноиторрой. Что поделать, грустно Гину было от попыток научить его грамоте, очень грустно…
  
  В это же самое время на другом краю Лас Ночес.
  – Эй, что за дела? – возмутился Ди Рой Ринкер, вместе с приятелями возвращаясь с полигона. – Тут же был коридор! Откуда стена?!
  – Я без понятия, – почесал висок Эдрад Лионес, непонимающе таращась на препятсвие к их аппартаментам.
  – Тут какая-то писулька висит, – заметил на стене табличку с иероглифами и каким-то знаком Наким Гриндина.
  – И чего написано?
  – Эм... Жи... вы... Я не помню, как это читать!
  – Пагади-пагади! – засуетился Ди Рой. – Я знаю, Ичимару-сама что-то такое нам показывал, вот эта закорючка читается как "Ку"! – арранкар ткнул в один из символов.
  – А чего дальше, и чё это значит? – заинтересовался Эдрад.
  – А я знаю?! Вы же рядом сидели! Что Ичимару-сама объяснял?
  – Да я не слушал, у меня на третьей минуте башка отрубилась, – вновь почесал висок здоровяк.
  – А я спал с открытыми глазами, – тут же присоединился к теме Наким.
  – И чего делать?
  – Ну… Тут нужен Шаолонг, он, кажется, что-то понимал в этих людских каракулях.
  – Тьфу ты... – сплюнул с досады Лионес. – Надо было слушать капитана...
  В этот момент Ичимару Гин за поворотом триумфально улыбнулся.
  – Да нахрена! – всплеснул руками Ринкер. – Раздолбаем стену и пойдём дальше!
  – Точно! – обрадовались идее ещё два голоса.
  По коридорам Лас Ночес прокатился резкий глухой звук удара и грохот, а улыбка медленно покинула лицо бывшего капитана Третьего Отряда.
  
  
  И вновь Алукард...
  Приняв решение, не стал откладывать его в долгий ящик и засобирался на прогулку.
  – Ммм, господин? – приоткрыла глаз Сёри и сладко зевнула. На миг меня посетила постыдная мысль, что Заэль ждал своей участи уже с год по времени Хуэко Мундо, и ещё пара часов ни на что не повлияет, но момент слабости прошёл быстро – если постоянно откладывать казнь, то она и отмениться в конечном итоге может, а это точно было недопустимо.
  – Спи, я скоро вернусь.
  – Мррр, – глаз закрылся, а лежащая с другой стороны Кин была схвачена и притянута в качестве подушки для обнимания.
  Перед выходом я тщательно спрятал все отличительные черты и переоделся в безразмерный белый балахон, заодно замотав лицо на манер прокажённого. Всё-таки в Лас Ночес полным полно камер наблюдения, и пусть Айзен и так всё будет знать, банально сопоставив ощущения от моей реацу с исчезновением реацу Заэля в момент их сближения, но давать зацепки остальным всё равно не надо. Дом я покинул на максимальном ускорении сонидо, так что даже камеры ничего не рассмотрят, а весь путь до лаборатории вивисектора занял не более пары секунд. Далее пришлось немного постараться, чтобы не попасть никому на глаза, но, к счастью, я чувствовал всех, а вот меня во всём городе ощутить мог только Айзен, потому вовремя избегать случайных встреч в коридорах получалось без особого напряжения сил. И вот я уже в святая святых, наблюдаю, как Заэль увлечённо режет прикрученного к столу бедолагу, попутно разговаривая с ним и вещая что-то на тему Совершенства и Идеала, такие вещи как наркоз или обезболивание, разумеется, не предполагались. Мне разговаривать с ним было не о чем, хотя, признаю, на миг мелькнуло желание побыть джентльменом и обменяться парой фраз и обвинений с противником, скрещивая с ним мечи. Бррр, идиотия и традиции Общества Душ начали и меня пронимать! Срочно лечиться!
  После осознания данной мысли всё и закончилось. Рука, усиленная дополнительным вливанием реацу, пробивает голову местного доктора Менгеле, и я сразу же активирую свою способность, с отвращением чувствуя, как поток гнили проходит через мою сущность. Будто мне Маюри мало было. Тем не менее предосторожность оказалась не лишней, я ощущал, как буквально выдираю, хмм… «куски Заэля» откуда-то издалека. Чёртов лич со своей филактерией! Но вариант интересный, возможно, имеет смысл посмотреть, как он этого добился и какие это несёт последствия, ведь случаи в жизни бывают разные. Особенно если имеешь дело с Айзеном.
  Закончился процесс минут через пять, информации с арранкара-учёного урвать я даже не пытался – ощущений от Куроцучи мне хватило за глаза, но вот притянуть и вырвать сущность, умудрившуюся как бы распределиться между несколькими носителями, было непросто. Зато теперь уж точно не возникнет проблем. Во всяком случае, на этом направлении. Как финальный штрих – прикончить «подопытный образец», и так уже обеими ногами стоящий в могиле, да выпустить немного полупереваренной сущности розововласки. Теперь любой пустой, попавший в эту комнату, будет уверен, что наш маньяк-учёный зачем-то пытался впихнуть кусок себя в этого нумероса (что чистая правда), но что-то у него пошло не так, и в итоге незадачливого экспериментатора просто развеяло. Бывает.
  Лабораторию я покидал в приподнятом настроении – всё прошло быстро, чисто и без осложнений. У Ран’Тао в ближайшее время может появиться несколько дополнительных лаборантов, имеющих некоторое количество мозгов и даже кое-какой опыт, ну а мне нужно будет проверить их на всякий случай. Да и братца Гранца из фракции Гриммджоу стоит осмотреть, если он, конечно, выжил. Всё-таки откуда-то я кусок арранкара-исследователя вытащил, и здравый смысл и те знания, что у меня уже есть, говорят, что работать с «родственником» всяко проще, чем со случайным пустым. Моральную сторону вопроса опустим – с ней у нашего вида и так проблемы, а уж у таких типов, как Заэль – и подавно.
  Моё благодушное настроение продержалось недолго. Стоило мне только выйти из комплекса, как передо мной зависла Адская Бабочка и…
  – Алукард, будь добр зайти ко мне, когда закончишь свои дела, – пригласила меня на ковёр к дорогому начальству. Извещение сразу после ликвидации не устраивающей меня личности… М-да. Первая мысль была чем-то между «нужно свалить» и «нужно подготовиться к драке», но за ней вовремя подоспела вторая, куда более рациональная – хотел бы Айзен меня прикончить, размениваться на приглашение он бы не стал, а сразу бы атаковал. Разумеется, был вариант с «заманиванием в ловушку» и прочие конспирологические теории, но это имело бы смысл, будь мы сопоставимы по уровню, тогда преимущество от засады очевидно. Но при расхождении на порядок или чуть меньше (всё-таки я успел немного отъесться и развиться за счёт силы синигами) все подобные телодвижения – просто пустая трата времени. Так что я просто пожал плечами и переместился к любимому балкону начальства – «совершенно случайно» мои дела закончились только что.
  – Звал? – я вошёл в зал. Всё было как всегда: выключенные мониторы, кресло, столик и белый кофейник на нём. Ну и владелец Лас Ночес, восседающий в кресле и смакующий напиток из белой чашки.
  – Ты быстро, – констатировал факт Айзен.
  – Как раз закончил дела перед получением бабочки.
  – Как раз по этому поводу я и позвал тебя, – синигами отхлебнул из чашки. – Поскольку в Эспаде вновь образовалась вакансия... – и многозначительно замолчал, наблюдая за моей реакцией.
  – Хмм… – ну а я что? Не оправдываться же.
  – Я не предлагаю кому-то из твоих фракционов занять место Октавы. Если, конечно, у них нет соответствующего желания, – лёгкая улыбка скрылась за очередным глотком. Оба мы понимали, что такого желания у моей фракции нет. Возможно, Чируччи была бы не против, но вот её данное предложение не касалось.
  – И что же тогда? – чуть шевельнулось любопытство где-то глубоко внутри. Или это наш учёный ещё не до конца переварился?
  – Поисковые партии наткнулись на странную аномалию вот в этом районе, – взмах рукой, и экран оживает, транслируя изображение карты Хоэко Мундо, по мне – ничем не примечательный кусок бесконечной пустыни, если верить масштабу и указателям, от нас эта область отстояла этак на пять-семь тысяч километров. Довольно солидное расстояние даже для сонидо. Хотя ничего удивительно тут не было – все ближайшие и не очень окрестности Лас Ночес были изучены вдоль и поперёк, вот и забираются партии неудачников-поисковиков с их «Великой Миссией» всё дальше. Правда, я не ожидал, что Айзен как-то их отслеживает. С другой стороны, почему бы и нет? Даже для меня налепить кидо-следилку – задача нетрудная, а уж Соске подобное наверняка может провернуть вообще одним мимолётным желанием. Или вообще встроить в татуировку номера. Или… Да вариантов тьма и ещё немного сверху. Да и какая разница, по большему счёту?
  – И в чём же заключается странность?
  – Никто из отправленных на поиск арранкаров, что вошли в эту область, не вышел назад. Более того, их уже нет в живых. В прошлый раз визит Неллиель Ту Одершванг в похожую область закончился твоим появлениям в наших рядах, – значит, в той зоне может быть или хорошо отъевшийся адьюкас, или Вастер Лорд. Или… кое-кто ещё более интересный, в конце концов, в той информации, которую я помню, нет упоминаний, как Айзен нашёл его. Вполне возможно, что имела место похожая схема – где больше всего ненужного материала свернуло шею, там и нужно искать интересное.
  – Ты хочешь, чтобы я сходил и посмотрел? – а зачем бы ему ещё меня звать?
  – Думаю, прогулка по Хоэко Мундо – это именно то, что тебе нужно после визитов в Мир Живых и Общество Душ. Да и я не отказался бы пройтись.
  – Эм… Ладно, – честно говоря, он вновь ввёл меня в ступор. Вот зачем это ему? Добыть нового сильного пустого? Тут бы и его одного хватило, а если лень идти самому, есть Белочка, Капитан, ну или я, на худой конец. Но вдвоём? Или… ему просто тупо скучно?
  – Да, – вновь улыбнулся этот… Кхм, ладно. Подозреваю, что он опять меня просчитал и вновь просто развлекается за мой счёт. А, к чёрту! Пусть делает, что хочет, а пройтись… Можно и пройтись. А потом обязательно загляну к Тие. Ну что же, похоже на план.
  – Я готов, – вздыхаю, наблюдая, как «любимое начальство», чтоб ему икалось, ставит пустую чашку на столик и неспешно пристёгивает ножны с занпакто к поясу.
  – Тогда пойдём, – и мы пошли, сонидо и сюмпо, лишь немногим ему уступающее по скорости… Хм, может, попросить пару уроков ещё и в поступи?
  
  По мере приближения к аномалии я всё отчетливее ощущал мощное духовное давление. И когда я говорю мощное, оно действительно таковое. Я был неслабым Вастер Лордом до арранкаризации, а после неё, благодаря своей Жадности, стал едва ли не на порядок сильнее. Но находящееся прямо по курсу существо уступало мне нынешнему всего раза в три. Такая мощь могла на месте прикончить даже сильного адьюкаса и заставить бежать без оглядки и вершину пищевой цепочки Хуэко Мундо, во всяком случае, из тех, кто имеет хотя бы каплю мозгов. Лично я бы бежал точно и весь регион десятой дорогой обходил. А ещё в этом духовном давлении отчётливо ощущалась полнейшая апатия и безысходность. Да с таким настроем только в петлю и лезть!
  – Необычно, – обронил Айзен, в чьём спокойном взгляде действительно появилась тень интереса. – Ещё немного, и он смог бы меня чувствовать. Невероятный уровень развития для обитателя этого места.
  – Ну, тут все друг друга жрут тысячелетиями, – поддержал разговор я. – Даже по теории вероятности мог найтись тот, кто достиг в этом нехитром деле высот и смог продержаться достаточно долго, чтобы накопить такую силу.
  – Да, вы, Пустые, в этом удивительны – отсутствие такого понятия, как предел развития, редчайший феномен, – всё с той же спокойной задумчивостью ответил бывший капитан Пятого Отряда.
  – Тем не менее, развитие обычных пустых ограничено внешними факторами. Без «внешней подпитки» происходит деградация. Синигами же как раз предела не имеют, – что-то меня потянуло на философию...
  – Вообще-то он есть, – Соске заложил руки в карманы, перейдя с сюмпо на обычный шаг. – Хоть и весьма отдалён и довольно условен, но есть. Как тот, кто смог его достичь, могу тебя уверить, – владыка Лас Ночес остановился и поднял взгляд к небу. – Можо сказать, что с усилением души синигами возрастает и «косность» его души. Эти процессы нелинейны, взаимосвязаны и чуть отличаются по прогрессии роста... – прекратив любоваться небом, Айзен со странным, не поддающимся точному определению выражением лица повернулся ко мне. – В итоге, в какой-то момент всей твоей силы становится недостаточно, чтобы преодолеть барьер собственного могущества и шагнуть вперёд. Пустой же становится сильнее с каждой поглощённой сущностью. Пусть на каплю, пусть почти незаметно, но душа Пустого продолжает развитие до тех пор, пока не наступает следующая стадия.
  – Следующая стадия? – не понял я собеседника. Вернее, мысли были, но очень уж любит Соске делать многозначительные заявления, напускающие излишнего туману. Видимо, следствие его конспиративной деятельности на протяжении веков.
  – Арранкар. Существо, вышедшее на совершенно иной уровень, – где-то глубоко внутри меня что-то дёрнулось от этих слов. – Становление арранкаром – пусть и крайне редкий, но тем не менее вполне природный механизм, в отличие от Пустофикации синигами. Хоугиоку лишь искусственно подстёгивает данную трансформацию, дальше всё зависит от конкретного пустого… – взгляд синигами обращается в сторону аномалии. – Те, кто сам уже готов к ней, могут миновать лишние стадии и сразу дойти до логического конца… Думаю, не встреть тебя Неллиэль, лет через пять ты сам бы разбил свою маску, через двадцать-тридцать – проявил клинок, ну а ещё через пятьдесят избавился бы от остатков маски и вышел на примерно нынешний уровень сил, – внезапно сообщил мне любопытный факт правитель Хоэко Мундо.
  – А что же тогда остальные арранкары?
  – У них процесс синигамики замер на начальном этапе, – пожал плечами мой собеседник. – Некоторые смогут освоиться и со временем завершить процесс, обретя куда более широкие возможности к дальнейшему развитию. Частично это происходит уже сейчас, хотя наиболее ярко выражено у бывших адьюкасов, но вот полностью завершить становление арранкаром… Одного Хоугиоку здесь мало. Требуется ещё и развитие «духовное», как бы странно это ни звучало применительно к духам. Желание превзойти не врага, а себя самого. Для Пустых это особенно сложная концепция – мало кто даже задумывается в этом направлении. Первый состав твоей фракции, Тия Халлибел, Улькиорра и Гриммджоу. Вот и всё, пожалуй.
  – Интересно… Но зачем ты мне всё это говоришь? – нет, сведения, без сомнения, ценные, хотя вместо философии и психологии хотелось бы, конечно, услышать более… хм, подкреплённые материальным выкладками факты, но, увы, в мире духов скидывать со счетов как раз душевное состояние было глупо.
  – Разве ты не хотел создать Хоугиоку? – в брошенном на меня взгляде карих глаз проскочила толика иронии. – А ведь кроме как создать, нужно уметь им правильно пользоваться... Но это обсудим позже. Мы на месте.
  Нашему взору предстала довольно впечатляющая, но вместе с тем унылая картина. Среди однообразных серых барханов, неотличимых друг от друга, в какую бы часть пустыни ты ни попал, высились две рукотворные горы… из трупов Пустых. Впрочем, быть может, никто их и не стаскивал друг на друга, а те сами забирались на тела собратьев, стремясь устроить трапезу, да так и умирали, не рассчитав своих сил и мощи духовного давления того, кто сидел между этих памятников смерти. Как бы то ни было, источником давления была сгорбленная фигура в какой-то потасканной серой тряпке, сидящая прямо на песке. Даже удивительно, где ему удалось раздобыть хоть такую одежу, задача явно была нетривиальна.
  Айзен не спешил начинать разговор, безмолвно рассматривая источник аномалии. Я тоже молчал, изучая нового знакомого. Старк, что и следовало ожидать. Нет, по лицу я его не узнал – всё же очень примерный рисованный образ, уже изрядно подёрнувшися в памяти пеленой, довольно сложно сопоставить с реальной картиной, но вряд ли в этой пустыне найдется ещё один арранкар, что будет депрессивно сидеть в одиночестве и прижимать к себе маленькую спящую девочку.
  Не знаю, сколько длилось наше молчание – атмосфера места, вернее, “вкус” реацу Старка навевал совершенно меланхоличное настроение. Не хотелось начинать разговор первым, окликать или ещё как-то рушить момент скорбной и вместе с тем такой покойной безмятежности. Возможно, Соске тоже ощущал нечто подобное, а может, всего лишь рассматривал что-то невидимое для меня. В любом случае, первыми тишину прервали не мы.
  – Вы… живы? – незнакомец поднял к нам лицо с остатками маски, напоминающими ожерелье из клыкастой нижней челюсти.
  – Да, – просто ответил Айзен. – Это ты убил их всех? Сделал эти горы из трупов Пустых?
  – Нет, – Старк смотрел на нас с усталосью и апатией. – Они приходили сюда, а потом просто умирали. Вот и всё.
  – Понятно...
  – Вы… сильны? – в голосе арранкара даже с большим желанием сложно было заметить надежду, столь бесцветным он был, но вот его реацу вместе со словами колыхнулась и почти как волна обрушилась на нас давлением с удвоенной силой. Теперь понятно, как умирали все эти Пустые.
  – Да, – повторил я манеру ответа нашего лидера, мягко отпуская наружу свою духовную силу. Из-за плавности снятия маскировки и спокойствия моей силы никаких спецэффектов не возникло, но глаза арранкара чуть расширились.
  – Как?
  – Мы пришли из места, где обитают достаточно сильные существа. Пусть даже на их фоне ты существенно выделяешься, но… – Соске кивнул в мою сторону, – не уникален.
  – И мы бы хотели пригласить тебя… вас обоих в это место, – продолжил я агитацию. Ведь зачем-то же меня сюда взяли, и явно не для того, чтобы стоять столбом, пока вербуют существо, что после «дорабатывания», вполне возможно, перекроет мой потенциал и вплотную приблизится к мятежному капитану?
  – Я… действительно могу пойти с вами? И там есть ещё такие же, как вы? – с надеждой спросил… Хм, даже не знаю, как его назвать. Пустой? Точно нет. Арранкар? Слишком он отличается от всех моих знакомых, носящих подобный титул. Его реацу буквально пропитана тем, что люди называют «безысходностью». В ней нет агрессии, просто какая-то безумная усталость. Это существо было старо, очень старо. Одиноко и устало. И, честно говоря, мне как-то не по себе от того, каким должна быть его настоящая способность. Та ерунда, что он показывал в аниме, со стреляющими Серо пистолетами и призывами волков… Глядя на ЭТО, я отчётливо понимал, что все показанные в сериале возможности того Примеры – даже не вершина айсберга. Те же самые Серо он так же бросал с такой же скоростью и до ресуррексиона. Призыв? Я сам могу вытаскивать из внутреннего мира своих «собак», пусть это в некоторой степени завязано на мои способности, но даже той теории реацу, что я уже успел выучить и осознать, хватает, чтобы понять: что-то похожее провернуть может любой пустой, было бы желание и время научиться. У Старка, очевидно, в избытке было и того, и другого. Да и не показали в сериале эти волки ничего особенного. Существо же с таким реацу одним своим присутствием убить может. Что наглядно демонстрируют два кургана.
  – Не такие, – отрицательно качнул головой Айзен, – но достаточно сильные, чтобы выжить в твоём присутствии. К тому же я могу помочь и с этим. В обмен ты должен будешь стать одним из тех, кто будет сражаться с синигами, когда придёт время.
  – Мне всё равно. Если ты избавишь нас от одиночества, я согласен на всё! – встал на ноги арранкар, продолжая прижимать к себе уже не спящую девочку с бледно-зелёными волосами, выбивающимися из-под шлема-маски.
  – Да будет так. Моё имя – Соске Айзен, а это – Алукард.
  – Старк… и Лилинет, – ответил мужчина.
  – Ну что же… Добро пожаловать в Эспаду, Старк. Следуй за мной, – и мы начали смещаться обратно к Лас Ночес. Странная вышла прогулочка. И, чует моё сердце, пригласил меня Соске не просто для небольшой философской беседы. Осталось понять «зачем» и «что с этим делать». Уже начинаю скучать по Рыжему. Его приключения просто вызывали Боль, но хотя бы не плавили мозг в попытках разглядеть пять смыслов в действиях и мотивах.
  
  Несколько сонидо – и мы вновь в Лас Ночес. Старк с любопытством оглядывается, порой замечая настороженные лица слегка бледных нумеросов, но тот факт, что они таки живы, явно доставляет ему удовольствие. Айзен тем временем ведёт нас в знакомую комнату для преобразований пустых.
  – Зачем мы здесь? – чуть нахмурившись, интересуется естественный арранкар. Всё же жизнь в пустыне Хоэко Мундо прививает определённые рефлексы и мировоззрение, включающее некоторый градус паранойи. Пусть чем ты сильнее, тем менее это проявляется, но всё же сама такая… ммм, «концепция» является частью нашей природы.
  – Это зал для эволюции, – поясняет Соске. – Пусть ты и твоя… спутница, – чуть улыбнулся синигами, – стали арранкарами естественным образом, но процесс преобразования ещё не завершён. Хоугиоку может помочь с этим, дать то, что вы желаете.
  – Что желаем? – не понял пустой.
  – Да, этот артефакт откликается на желание сущности того, на кого воздействует. И исполняет его.
  – Желание сущности… – явно мысленно пребывая не совсем здесь, повторил Старк. – Хорошо, я согласен. Что нужно делать?
  – Просто расслабься, – вновь непринуждённый жест, из пола вылезает столб, его вершина раскрывается, и моему взгляду представляется одно из величайших сокровищ мира. Никакого фона или ощущения. Ничего. – Алукард.
  – Мне выйти? – я смотрел на вырубившегося Старка.
  – Наоборот, смотри внимательнее, – вновь лёгкая улыбка на губах синигами. – Для понимания сути Хоугиоку тебе будет полезно посмотреть за преобразованиями столь могущественного существа. Используй кидо, что я тебе показывал в прошлый раз.
  Пожимаю плечами и активирую тот комплекс заклинаний, которым снабдил меня Соске после моего заявления о желании создать столь интересный камушек. Мир чуть изменился, и я стал не просто ощущать изменения реацу в преобразовываемом пустом, но и видеть, как переплетаются потоки и модернизирутеся сущность. Вот только…
  – Что-то идёт не так? Почему он слабеет? – пусть реацу и начало переходить на более высокое и совершенное качество, но вот общее количество… И это было не запечатывание в занпакто, сила просто… исчезала. Лично для меня подобное было просто страшно.
  – Видимо, таково было его желание… – с очень странными нотками в голосе ответил Айзен.
  – Стать слабее? Для пустого? – это было даже не странно, а просто противоестественно.
  – Всё та же проблема, Алукард. Проблема того, кто поднялся на вершину…
  – Одиночество? И он решил не пытаться поднять за собой других, но спуститься самому?
  – Да, – пребывая где-то в своих мыслях, ответил мятежный капитан.
  – Он просто сдался. Жаль, – действительно жаль. Не просто не раскрыть свой потенциал, а добровольно отрезать от себя едва ли не половину, а то и две третьих своей сущности и силы. Нет, для того, кто едва ли не всю сознательную жизнь стремился вверх, подобное не просто неприемлемо, я ощущаю смесь брезгливости и жалости, как к умственнонеполноценному. Возможно, с точки зрения человека подобный ход мыслей аморален... Хорошо, что я не человек.
  – Возможно, но я могу понять его выбор.
  – Понять, но не принять, не так ли? – Бог Хоэко Мундо кивнул, продолжая смотреть на покрытого костяной оболочкой переходного процесса арранкара. Не берусь судить, о чём сейчас думал синигами, но, как мне кажется, в его голове крутился лишь один вопрос «а что, если бы и я пошёл тем же путём?» Хм, ну ладно, попробую, всё равно, самый максимум, буду выглядеть просто глупо. – Тогда бы не было нас. И многие другие не получили бы самой возможности подняться вверх.
  – Всё же ты действительно очень проницателен, – теперь извечная улыбка синигами казалась грустной. – И быстро учишься.
  – Жажда знать и понимать – это тоже своего рода Жадность, – кстати о понимании. Тема явно стала очень личной, скажем так, и дальше развивать её не стоит, а потому я перевёл взгляд на вторую… часть Старка. – А что с ней?
  – Довольно интересная концепция. Если ты в прошлой жизни действительно был синигами, и воплощение собственной силы в виде меча для тебя естественно и подсознательно, интуитивно верно, то вот для арранкара подобная концепция не является родной. В отличие от фракции.
  – То есть она – это его занпакто? – не то чтобы я не понимал этого раньше, но лишнее понимание перед Соске не стоит засвечивать, он и так обо мне знает куда больше, чем нужно для моего спокойствия. К тому же некоторые моменты под продолжение этой темы всё же стоит прояснить.
  – Верно, – кивнул мятежный капитан.
  – Тогда как же остальные арранкары?
  – Их эволюция из пустых была вызвана искусственно. И проводил её синигами, для которого воплощение силы в мече… Думаю, ты понял. Старк же стал арранкаром естественным образом, и мы видим естественный вариант силы.
  – Получается, что остальные арранкары… искалечены? – подобрал я слово после некоторых размышлений.
  – Первые версии, на которых только проводилась отработка технологии – да, но ты это и сам знаешь. Эспада, ваши фракции и нумеросы, оставшиеся в Лас Ночес – нет. То, что воплощение силы приняло форму меча, не делает их ущербными, это просто форма. К сожалению, мало кто из арранкаров стремится превзойти себя, совершенствоваться. Отсюда и мало кто доходит до того, что воплощение их силы обретает разум. Все удовлетворяются просто «безымянным асаучи», получаемым при искусственной эволюции, – в голосе Айзена послышалось что-то похожее на разочарование, а может, мне лишь показалось. – На данный момент вас всего трое, тех, кто имеет разумные клинки. Ты с твоим наследием синигами, Старк, фактически самостоятельно развившийся до нужного уровня, и Улькиорра. Единственный арранкар, полученный из «классического» Вастер Лорда, что смог пробудить разум у своего оружия.
  – Думаю, не всё так плохо, – данная тема разговора мне тоже перестала нравиться. Вот так посокрушается наш учёный, а потом решит избавиться от результатов «неудачного эксперимента». В каноне, кстати, что-то подобное тоже мелькало. Пусть вся та история с битвой над Каракурой была подана совершенно идиотским образом, с перекорёженной мотивацией и натягиванием несчастной совы на глобус до вылезания у последней глаз из орбит, но какие-то общие корни могут иметь место быть.
  – Возможно, – неожиданно кивнул синигами. – Твоё влияние действительно оказывает благотворный эффект на некоторых арранкаров. Допускаю, что Тия Халлибел со своей фракцией и Гриммджоу смогут, в конечном итоге, разбудить свои клинки. Равно как и твоя фракция.
  – Вот как? – разговор дал мне много пищи для размышлений, впрочем, как всегда. – Буду иметь в виду.
  На этом беседа исчерпала себя, да и панцирь на переделываемых Старке и Лилинет начал трещать и лопаться. Пока голый мужик со здоровенной дырой в груди приходил в себя и разглядывал проявившийся-таки меч, Айзен повернулся ко мне.
  – Что думаешь? – как всегда, вопрос содержал массу подтекстов и имел столь же много ответов. Если о размере дыры, то меня вообще удивляет, как его «внутренняя пустота» его не прикончила, если о спутнице, что начала судорожно оглядываться, явно не понимая, как она тут вообще оказалась и что происходит, то ничего особенного, кроме огромной и крепчайшей связи между ней и Старком, я не вижу. Вопрос «что с ними делать» тоже очень интересен. Стоит ли затрачивать усилия на попытки «вправить мозг» в плане отношения к самому себе, своей сути? Или пусть живёт как хочет? В конце концов, этот пустой – далеко не первая «безынициативная амёба», пусть и сильнейшая из них. Если же речь как раз об уровне силы…
  – Даже в таком состоянии он сильнее Баррагана, но на этом всё.
  – Да, Сегунда Эспада, – кивнул Соске. – Покажи им тут всё, Алукард, – величественно распорядилось начальство, кивнуло на прощание свежеиспеченному Сегунде и самоустранилось, показывая всякую утрату интереса к новому приобретению. Я же тяжело вздохнул и… создал Адскую Бабочку. Помощь Кин и Сёри, а лучше ещё и Лоли с Меноли мне не помешает. Чую, день будет напряжным… Эх.
  
  Чуть позже. Алукард.
  День выдался не просто напряжным, это была какая-то изощрённая пытка! Если сначала бывшие «кандидатки во фракцию к Айзену-сама» несколько чурались Старка, то под конец уже были готовы сами его едва ли не пинками гнать. Почему? Мысленно назвав его амёбой, я не сильно погрешил против истины. Этому «гуру пофигизма» было вообще плевать на всё. Он чуял рядом с собой других живых существ, что не стремились умирать от одного его присутствия, и… всё, больше ему ничего не требовалось. То есть вообще. Дом? Без разницы. Знакомство с остальной Эспадой? Угу, да-да… Хррр. Даже его собственная замп… хм… воплощённая сила под конец начала психовать и чуть ли не на себе тащила, периодически отвешивая пинки, чтобы хоть как-то взбодрить. Во всей этой ситуации плюсом было только одно: лицо Баррагана, когда он понял, что уже не просто «не самая толстая лягушка в этом болоте», но и вообще перекочевал почти что в «середнячки», как бы кого из своей фракции не прибил в порыве гнева. Хотя, даже если и прибьёт – никого особо ценного там нет. Хотя и маньяков, что неплохо бы усыпить, тоже не наблюдается. Всё, к черту! Мне нужно скинуть стресс. И чаепитие с милой… уже Куатро Эспадой как раз подойдёт. Решено, сонидо!
  Халлибел и её неизменный зверинец… сидели и дружно обсуждали сериал. И какой!
  – А я говорю, что на самом деле Хуан Карлос – это давно потерянный дядя дона Диего и сводный брат Рамиля! – Мила Роза.
  – Тупой комок шерсти… – промурлыкала в рукав Сун-Сун. – В сорок третьей серии же чётко сказали, что он – муж сестры племянницы Селесты Эскобар. А она – мать Рамиля, значит, он не может быть дядей дона Диего и, тем более, братом Рамиля.
  – А… быть может… это та самая запретная любовь между родственниками? – робко (!) предложила Апачи. – А вы что скажете, Тия-сама?
  – Взаимоотношения у людей – очень сложные. Я запуталась, – смуглая блондинка сидела за столом и с явным недоумением смотрела на расчерченную схему, судя по всему – пыталась понять, кто, кому и каким родственником приходится.
  – Ещё раз приветствую всех, – ладно, подслушивать чужие разговоры невежливо, а женские – ещё и опасно. В первую очередь – для мужского рассудка.
  – Алукард, – поднялась мне навстречу Куатро Эспада и крепко обняла, к сожалению, без ресуррексиона ничего более сделать она не могла, чёртова маска. Судя по глазам девушки, в подобном ключе думал не я один.
  – Алукард-сама, – чуть зажато, но уже без паники, как было раньше, поприветствовали меня спутницы Тии. Ну и пара дежурных поцелуев, куда уж без них, хе-хе.
  – Ты к нам по делу или просто поболтать? – спросила блондинка.
  – На этот раз – просто. Наконец-то можно чуть отдохнуть от миссий Айзена и представления нового члена Эспады, – блаженно растягиваюсь на диване, нагло укладывая голову на колени к бывшей Трес. Та, чуть подумав, начинает приятно копошиться в моей причёске. Кааайф.
  – Он довольно инертен, – задумалась девушка, вспоминая свеженазначенного Сегунду, – но реацу у него приятная. Спокойная, но без холода и безразличия.
  – Ммм, – приоткрываю один глаз, – мне нужно начинать ревновать?
  – Нет, – серьёзно покачала головой Тия. – Ты и твоя реацу нравитесь мне куда больше.
  – Рад слышать, – м-да, так серьёзно обдумывать и отвечать на безобидную шутку, хотя, в этом вся Халлибел. Воплощение серьёзности и обстоятельного подхода. – А чем вы занимались, пока меня не было?
  – Ненадолго наведывались в Мир Живых за новыми обучающими фильмами, – последовал ответ. – Вопрос человеческих взаимоотношений всё ещё не совсем понятен, продавец дисков посоветовал нам взять эти фильмы.
  – И как вам? – обучаться чему-либо на основе мексиканского сериала? Брр, хуже в этом плане может быть только продукция Болливуда. И то – не уверен.
  – Часть вопросов получила ответы, но возникли новые. Семья – это что-то вроде фракции, как я поняла. Но тогда почему ей зачастую руководит не самый сильный? Почему члены этой фракции зачастую предают других членов фракции? И что такое «наркомания»? Это какие-то духовные паразиты или что-то похожее на отравление ядовитой реацу? И…
  Плакал мой отдых – вот что я понял, слушая вопросы арранкарки. Но, как и в прошлый раз, лучше ответить и просветить её мне. А то всякие левые Гины с их «пояснениями» не дремлют. Да и, как выяснилось, продавцы мексиканских (или всё же бразильских? Ааа, какая, блин, разница?!) сериалов – тоже.
  – Всё не так просто, – начал я отвечать, ещё раз тяжело вздохнув. – Люди – очень сложные существа, зачастую не понимающие сами себя. Простые правила и взаимоотношения «кто сильнее, тот и прав» у них действуют не так, как у нас… – вечер обещал быть не менее напряжным, чем день. Но хоть слушатели у меня в этот раз куда более благодарные и приятные. К тому же всегда можно было прерваться на чашечку чая, а перебравшаяся ко мне на колени Тия так и вообще примиряла с суровой действительностью и необходимостью просвещать и объяснять вещи как интуитивно понятные, а потому трудно объяснимые, так и напрочь непонятные самим людям. Ну да ладно, справлюсь как-нибудь, надеюсь, что даже неплохо.
  
  Некоторое, довольно продолжительное, время спустя.
  – Алукард-сама? Старк-доно? Вы что-то хотели? – дверь нам открыла Апачи, явно изначально намеревавшаяся высказать всё, что она думает по поводу внезапных визитёров, но увидев, кто именно почтил дом её госпожи визитом, резко изменившая решение.
  – Привет, красавица, – киваю растерявшейся арранкарке. – У меня есть просьба к Тие, она у себя? – вопрос был данью вежливости, я прекрасно чувствовал реацу Куатры и знал, что пребывает она в своём доме.
  – Д-да! Проходите, я сейчас позову Халлибел-сама!
  – Я всё ещё не понимаю, зачем ты потащил нас в этот зверинец, – как всегда сварливо поинтересовалось занпакто Старка. Сам он, по уже сложившейся традиции, пребывал в сонно-невозмутимо-пофигистичном состоянии.
  – Считай, что помогать арранкарам – это моя обязанность, как Примеры Эспады, – наверное, уже в десятый раз ответил я на вопрос шебутной девчонки, задумываясь, как я вообще дошёл до жизни такой. Началось всё с… Нет, назвать подобное любопытством будет не совсем верно, пожалуй, тут сошлись понятие «заинтересованность» и «за не имением рыбы сойдёт и рак». После преобразования Старка Айзен полностью устранился от какого-либо дальнейшего участия в его судьбе. Подозреваю, что он был сильно разочарован естественным арранкаром и не видел смысла в каком-либо общении с ним. Я, признаться, изначально тоже был далеко не в восторге от существа, что само себе вырвало ноги, переломало руки, да ещё и радуется этому. Но, тем не менее, в реацу Койота не было безумия, гнили и прочей гадости, только привкус прежней усталости и безнадёжности. К тому же – немаловажный факт! – он был единственным арранкаром мужского пола, с которым можно было говорить относительно на равных, грубо говоря, одним-единственным «нормальным парнем» с которым «можно пойти выпить пива». Всё. Без вариантов. Остальные же… Одни вызывали ощущение «подростковой тусовки для взрослого дядьки», вроде Гриммджоу с его командой, другие раздражали и вызывали подспудное желание прикончить, как тот же Барраган и, в большей степени, Ноиторра, третьи вообще были «никакими», да и разница в уровне сил тоже говорила о многом. Не было равного адекватного собеседника. Ведь даже Айзен в этом плане не подходил, опять же из-за разницы природы, сил и мировоззрения. Остальные капитаны-синигами тоже. Угаки, наш единственный и неповторимый последний баунто, в приницпе, мог бы подойти, но очень уж специфическое у нас было знакомство, да и, опять же, разница в мировоззрении и природе. Вот и решил я всё же попробовать наладить хоть какой-то контакт со Старком. В конце концов, второй по силе арранкар, как ни крути – лишним не будет. Тут и всплыла вторая проблема «стрелка». Полное отсутствие даже зачатков социализации. Он, может, и хотел бы с кем-то общаться, но совершенно не знал, как это делать. Даже потуги его собственной силы, Лилинет именуемой, тут были почти бесполезны, поскольку и с ней он устанавливал контакт с огромным скрипом. Вот тут я и вспомнил о прекрасной блондинке, что имела проблему пусть и схожую, но куда как менее серьёзную, и подумал – «почему бы и нет?» Убедить самого арранкара с его «фракционом» было несложно. Первому всё фиолетово, вторая – за любой кипиш, что способен, пусть даже теоретически, хоть как-то растолкать её партнера. Интересный феномен, сила сама пытается привести в нужное состояние её обладателя, а раз так, то не всё потеряно и можно попробовать помочь. И вот мы здесь.
  Тем временем нас проводили в зал, где Тия в окружении своих подруг всё так же пыталась выяснить, кто там кому кем приходится в очередной бразильской мелодраме.
  – Алукард? – подняла она на меня взгляд. – Старк?
  – Привет, – мои губы сами расплылись в улыбке. Спутник просто прикрыл глаза и… кажется, начал чуть похрапывать, за что тут же получил от своей «подопечной».
  – Что-то случилось? – с лёгким беспокойством и интересом спросила девушка. Всё же обычно я приходил один или со своими фракционами, а тут вдруг заявился в компании Второго.
  – Да, сегодня я пришёл попросить тебя о небольшом одолжении. Видишь ли, как и тебе раньше, Койоту нужно разобраться в Мире Живых, а главное – общении между людьми, – а там уже на их примере, думаю, сможет проникнуться и способами общения арранкаров.
  – Хмм, – задумалась девушка. – Хорошо, думаю, я смогу помочь.
  – Отлично! Рассчитываю на тебя! – улыбаюсь и ободряюще киваю девушке.
  – Хн, – задрала нос Лилинет, демонстрируя, что ей никакая помощь не нужна, впрочем, под уныло-сонным взглядом своего «патрона» девочка быстро утратила ерепенистость.
  На этом мы и расстались, я передал Старка в надёжные руки Куатры, обещая себе навещать их почаще, а сам отправился дальше – «наследие» Заэля было всё ещё толком не разобрано и не изучено, так что чем заняться в срочном порядке – у меня было.
  
  Две недели спустя. Дом Тии Халлибел.
  – А я говорю, что Санчес – это потерянный сын Хуана, тайно похищенный его второй женой, чтобы развалить его третий брак! – утверждала Апачи.
  – Нет, она в тот момент была со своим любовником в другой стране, – покачала головой Кин, попутно размышляющая, как она вообще здесь оказалась, какое ей дело до этого Хуана и почему этот вопрос её вообще волнует и не отпускает уже третий день.
  – Это могло быть просто алиби, которое она организовала при помощи сводного брата Хуана, Жулио, для того, чтобы заполучить состояние Хуана, – негромко внесла предложение Сёри, задающаяся примерно тем же вопросом, что и её подруга.
  – Зачем это было бы нужно Жулио, если он – муж троюродной сестры свояченицы Хуана и имеет ключевой пакет акций их нефтяной компании? – встала на сторону Кин Мила Роза. – А вы что скажете, Тия-сама?
  – Кажется, я начинаю… опасаться бразильцев. И людей вообще, – девушка сидела над очередной схемой. – И всё ещё не понимаю, как у них всё устроено. Даже консультации Алукарда не помогают!
  – Хм… – подал голос приоткрывший один глаз Старк, что всё это время вроде как и был у них, и присутствовал при просмотре сериалов, но был настолько тих и столь органично вплетался в окружающую среду, что если бы не Лилинет, о нём бы и вовсе забыли. – Так… В 78 серии сообщили, что Санчес приходится сыном как раз Жулио, тем самым он – потерянный племянник Хуана и двоюродный брат его дочери Агнес, но поскольку он об этом не знает, то собирается на ней жениться, и если их не остановит Маирика, что влюблена в Санчеса, то у них всё получится. Правда, это будет нарушением законов самих людей…
  В зале установилась мертвая тишина. Тия принялась судорожно рыться в своих диаграммах, Сун-сун – устремилась к залежам дисков в поисках нужной серии, а Лилинет…
  – Он проснулся! – О_о – Он заговорил!
  – И он прав, – тихо констатировала Сёри, что-то прикинув в уме. – М-м-м-м-м… – плечи девушки поникли. – На его фоне я чувствую себя полной дурой. Он же всё время спал, а всё понял лучше нас всех... – беловласая фракцион погрузилась в уныние и печаль, отчего Койот испытал нечто очень странное, а Лилинет самым краешком губ улыбнулась.
  – Хммм, – задумалась Халлибел. – Старк-сан, а как у вас с чтением?
  – С чтением? – всё ещё не разобравшись в своих ощущениях, повернулся к ней арранкар. – Вы про те странные закорючки, значение которых объясняет Ичимару Гин? Я запомнил, какая из них что означает. Это нетрудно, – где-то рядом простонала Апачи.
  – Хм, тогда… попробуйте вот это. Алукард сильно рекомендовал для «дальнейшего развития», но нам пока это слишком сложно, – девушка протянула ему пухлую книжку. Арранкар нахмурился.
  – Ар-тур Ко-нан-Дойль «Со-ба-ка Бас-кер-вил-лей». Хммм. Почему бы и нет? – бывший пустой открыл первую страницу.
  
  И вновь Алукард.
  Поток рутины всё-таки смог увлечь и меня. Слишком много дел накопилось. Проведать Нел, потом всё же осмотреть братца Заэля, он, кстати, стал чувствовать себя гораздо лучше и даже несколько набрал сил. То ли «дрючанье» от Гриммджоу дало эффект, то ли вырывание чужеродной сущности, что на нём, похоже, паразитировала. В общем, ничего подозрительного во фракционе нашего кошака я не нашёл, так что оставил его в целости и сохранности. Помимо всяких левых мужиков, следовало уделить внимание и своим подопечным. Лоли и Меноли уже вполне освоились и вовсю «дежурно собачились» с Чируччи. Без рукоприкладства, само собой, но вот сходство с отношениями в «зверинце» Тии однозначно прослеживалось. Признаться, это было даже забавным. Ну а в случае чего Кин или Сёри могли дать профилактический втык. С Мидори дела обстояли и того лучше. Едва ли не переехавшая к «Ран’Тао-сенсей» маленькая арранкарка довольно споро постигала сложную науку духовных изысканий, а бывшая синигами (или всё же не бывшая?) то ли от скуки, то ли для получения лучшего помощника из смышлёной девушки выдала ей упражнения для подтягивания контроля и даже научила парочке Кидо. Пусть самых первых и примитивных, но сам факт! В таком темпе пролетело месяца три, может, чуть больше, жизнь стремительно налаживалась, проблемы решались, уровень знаний и сил рос. Даже появление Ями не внесло разнообразия. Но на последнем можно остановиться чуть подробнее.
  Привёл этого здоровяка Улькиорра, что было несколько необычно. Нет, наш «летучий мыш» очень тщательно относился к приказам вышестоящих. Сказали ему «проводить поиск и доставлять кандидатов на синигамику», он и проводил поиск. Проблема заключалась в том, что при его уровне силы «достойного кандидата» найти проблематично. Он ведь и большую часть Вастер Лордов сейчас может спокойно называть «мусором» – объём его реацу и боевая мощь вполне позволяют. Так что голой силой нашего «готического принца» заинтересовать мог бы только кто-то уровня Баррагана до его арранкаризации. Ну, или около того. Ями же едва дотягивал до планки среднего адьюкаса. А по уровню интеллекта – так и некоторые низшие пустые, едва обрётшие самосознание, его превосходили наголову. Возникал вопрос, чем же тогда это недоразумение привлекло Улькиорру, а позже ещё и место в Эспаде за ним закрепилось, пусть и самое низкое? Ответ оказался довольно интересным. Тот факт, что на духов влияет душевное состояние, был мне уже хорошо известен, влияние эмоционального состояния на реацу также очевидно, пусть лично я в этом направлении всё ещё сильно плаваю. Но «фишка» Ями заключалась в том, что его эмоции не просто временно повышали «качество» реацу, позволяя добиваться большего эффекта за меньшие затраты, он натуральнейшим образом перерабатывал чувства в собственную силу. Точнее, одно конкретное чувство. Собственную ярость. Чем он становился злее, тем сильнее вырастала его мощь. Впрочем, на мой взгляд, добавление его в Эспаду – это скорее шутка Айзена, чем реальное отображение силы данного индивидуума. Пусть потенциально он может перекрыть в суммарной мощности даже самого Соске… Правда, когда мятежный синигами пояснял этот момент, на лице его царила улыбка, больше подошедшая бы Гину, но не суть. Проблема Ями в том, что качество его реацу остаётся всё на том же уровне средне-слабого адьюкаса, а потому какие бы объёмы он не наращивал, толку от этого – чуть. Особенно если добавить к и так безрадостной картине тот факт, что с контролем собственных сил у него тоже проблема. Он даже собственную форму нормально удержать не может, раздуваясь от приобретаемых сил, словно гиллиан какой. Ну и «раззадориваться» для выхода на сколь-либо внушительные объёмы ему нужно, по меркам скоростей пустых, неимоверно долго. Та же Чируччи его десять раз успеет зарезать, главное, чтобы не подхватила эту чёртову болезнь синигами, да-да, ту самую с «джентльменами во время дуэли», приводящую к словесному поносу на полчаса, не излечиваемую даже попытками «собеседника» снести голову оратора. Н-да. Но из милой и ставшей такой привычной и приятной рутины меня вырвал сразу ряд событий. Началось всё с посещения домика Халлибел….
  Как говорится, ничего не предвещало беды. Я, прихватив пару интереснейших сортов чая, как-то по случаю добытых у Айзена, направлялся к девушке для совместного приятного времяпрепровождения. Почти две недели толком не виделись, так что я успел соскучиться. И вот, открываю я дверь и вижу Старка. После чего мой мир уже никогда не станет прежним. Нет, случись невероятное и соврати он Куатру за это время, я бы был в меньшем шоке, ну, прибил бы просто… Но тут… Тут было что-то уже за гранью Добра и Зла.
  Вот я захожу и вижу следующее: Койот. Койот в подозрительно знакомой шляпе. В его руке не менее подозрительно знакомая трубка, из которой идёт дымок. В другой руке – подозрительно знакомая книга за авторством некоего почтенного британского писателя. Но это ещё ладно, проблема в том, ЧТО он рассказывал.
  – … элементарно, Лилинет. Дон Реба – это внучатый племянник Пабло Рамиро Эсмекады, приходящегося давно потерянным племянником главы рода Карлос. Он прибыл, чтобы отомстить предавшим его родственникам и получить наследство, подставив своего троюродного брата, дона Амина… – завороженные арранкарки потерянно кивали. Да чего там, я сам почувствовал, как у меня в черепе что-то очень подозрительно так чешется. Заметив меня, стрелок вежливо кивнул и продолжил «лекцию».
  – Мурамаса…
  – Сожалею, господин, но нет. Это НЕ иллюзия, – понял меня без слов клинок.
  – Кажется, подключить к социализации Старка Тию и её фракцию было не самой лучшей идеей…
  – Вам виднее.
  – Алукард? – заметила меня Куатро.
  – Привет, Тия. Вижу, Старк уже влился в коллектив? – это было скорее утверждением, чем вопросом, но ответственная девушка столь же ответственно принялась отвечать.
  – Не совсем, – она проводила взглядом арранкара, что, ответив на вопрос своей занпакто, вновь уселся в углу и уткнулся в книгу, посасывая трубку. – Изначально он только спал, реагируя лишь на пинки Лилинет, сейчас – читает, реагируя лишь на тычки Лилинет. Но, тем не менее, он всё замечает и отвечает на вопросы…
  – Ясно, – кажется, я поспешил с выводами. Но… Старк с трубкой и небольшой лекцией. Это было весьма сокрушительное зрелище для моего разума. – Эм… И что он предпочитает?
  – Детективы. Хотя недавно приходил Ичимару-сан и принёс несколько книг, что также понравились Старку. Гин-сан сказал, что это для закрепления навыка.
  – И что это за книги? – у меня начало возникать некоторое Подозрение.
  – Вон, – девушка кивнула на небольшую полочку. У пустых довольно острое зрение. А если усилить его каплей реацу… В общем, прочитать корешки было нетрудно. Стивен Кинг «Тёмная Башня». И почему я не удивлён? Ладно, дёргаться всё равно уже поздно.
  – Понятно. Как ты смотришь на организацию небольшого перерыва и дегустацию нового сорта чая?
  – Сейчас поставлю воду, – согласилась девушка и направилась в сторону кухни, позволяя мне немного полюбоваться совершенством заднего плана её фигуры.
  То, что передышка закончена, я понял по новой Адской Бабочке, пригласившей меня на ковёр к шефу сразу же после того, как я покинул гостеприимный домик повелительницы воды. Ну что же, рано или поздно это должно было случиться. Да и Эспада уже «доукомплектована», пусть состав её и отличается от канона – Заэля и того контролёра уже нет, я за него, пусть и на иной позиции, а Дордони хоть и потерял несколько позиций, из «элитного десятка» смещён так и не был. В принципе, логично – Чируччи он всё-таки превосходил, да и против того же Ями у него очень неплохие шансы есть. Но всё же складывалось ощущение, что последние номера в Эспаде набирались если не на «отвали», то и без такого же тщания, как первая её половина. Ну да ладно, что толку об этом размышлять, тем более когда и других дел хватает? Послушаем, что скажет руководство. Быть может, уже пора рассылать «приглашения» для Ичиго и его друзей?
  – Звал? – вновь знакомый балкон, знакомое кресло и знакомый кофейник. Словно бы и не проходило этих месяцев.
  – Да, – чуть улыбнулся Соске. – Скоро в мире живых начнутся события, способные повредить Куросаки Ичиго.
  – Опять? – каюсь, не удержался. Но, во имя всех демонов и ангелов, сколько можно? – Куда теперь он лезет? В Ад?
  – Нет, – невозмутимо ответил мятежный капитан. – Проблема не в нём и, тем более, не в Аде. Так совпало, что в круговороте душ накопилась… хм… критическая масса «неочищенных» сущностей, – и замолчал, потягивая напиток.
  – И как это связано с Куросаки и проблемами для него?
  – Для подобных сущностей, – продолжил Соске, – есть специальное место. Долина Криков. Своеобразное отдельное измерение, находящееся в тени Общества Душ. Точнее, она находится в пространстве между Обществом Душ и Миром Живых. Такой своеобразный буфер, сочетающий в себе не только перевалочный пункт, но и место очищения душ от воспоминаний. Попасть туда вне определённого времени, как раз когда этот буфер переполняется, довольно сложно. Да и смысла в этом нет. Проблема заключается в том, что из-за повышенного духовного фона границы между измерениями в Каракуре ослаблены. Как следствие – прорыв “критической массы” именно в ней наиболее вероятен. Давление всегда стремится в сторону наименьшего сопротивления. В каком-то смысле, Каракура притягивает Долину Криков к себе, а вместе с ней «тянется» и Общество Душ, грозя глобальным прорывом, или, если хочешь, столкновением сфер реальности. А это, как ты понимаешь, может вызвать серьёзный катаклизм, чего требуется избежать.
  – Я всё ещё не улавливаю, при чём здесь я? Остановить движение измерений вряд ли в моей власти. Или мне нужно просто эвакуировать Ичиго? – я понимаю, что едут на том, кто везёт, но предложение мне «поиграться» с измерениями – это всё-таки перебор.
  – Нет, «останавливать движение измерений» не потребуется. Проблема с Долиной решается несколько иначе, да и появляется она уже не в первый раз. Всё, что тебе потребуется – это проконтролировать, чтобы Куросаки не пострадал, в очередной раз выполняя за синигами их работу. Действуй по обстоятельствам. А здесь, – вновь театральный жест, и из пола вылезает новый столб, на котором лежит средних размеров книжка, – есть вся информация по Долине, её обитателям и принципу их взаимодействий.
  – Хорошо. Сколько у меня времени на подготовку? – отбрыкиваться было бесполезно, так что лучше сразу «расслабиться и получать удовольствие».
  – Неделя или чуть меньше. Проход в Долину ещё не стабилизировался.
  – Понял, сделаю, – вздыхаю и разворачиваюсь на выход.
  – Удачи, Алукард, – кивнул мне вслед владыка Лас Ночес.
  Эх, может, прибить всех по-быстрому и вернуться к Тие и девочкам? Ладно, решу на месте, а пока почитаем, что там за Долина такая и с чем её едят. В каноне что-то не припоминаю ничего подобного, но мало ли?
  
  Книга, переданная Соске, содержала действительно исчерпывающую информацию о Долине Криков, Чистых – очищенных от воспоминаний душах, а также о Розарии Памяти. И чем больше я читал об этом механизме «помощи реинкарнации», тем меньше он мне нравился. Во-первых, если раньше я просто подозревал, что вся эта система с Обществом Душ, Хоэко Мундо и Миром Живых была создана искусственно, то теперь я в этом практически уверен. Слишком громоздкий и ненадёжный механизм для естественного процесса. Итак, в чём вся соль? Есть круговорот душ между Обществом Душ и Миром Живых, но порой он «сбоит», и слишком «тяжёлая», перегруженная чувствами и воспоминаниями душа вылетает из цикла. Кстати, больше всего таких вылетов происходит с маршрута Общество Душ – Мир Живых, что, впрочем, логично. Даже если душа там была просто лавочником или бродягой, не имеющим никакого отношения к Академии Синигами или благородным семьям Сэйрэйтэя, набродить она могла пару-тройку веков, прежде чем «умереть» и отправиться на новый круг в Мир Живых. Но ладно, это так… небольшая особенность. Куда интереснее дальнейший процесс. Души стекаются в своеобразный буфер, где проходят очистку от воспоминаний, а также связанных с ними чувств и эмоций. С учётом того, как сильно всё это связано с самим духом, такое «соскабливание» всего «лишнего» этот дух сильно деформирует, вплоть до утраты индивидуальности и превращения в инертную духовную массу. После чего эта масса отправляется по дальнейшему маршруту или в Мир Живых, где, появляясь на свет естественным путём, вновь обретает нужный опыт, силы и черты, либо в Общество Душ, где становится очередным ничего не помнящим о себе жителем. Куда девается энергия и память? Сила идёт на поддержание самого буфера, а вот знания душ… Нет, они не уничтожаются, что было бы логично для естественного процесса. Во всяком случае, вся моя сущность уверена, что в природных условиях души очищаются сами, постепенно теряя приобретённое при жизни, хотя и не сильно проседая в силе. Здесь же мало того что у них едва ли не кусок отрывают, так ещё и память «складируется» в некоем сосуде, именуемом Розарий Памяти. Воспоминания, привычки, даже навыки тысяч и тысяч людей помещаются в одну, самую сильную душу. Контролирующий элемент и предохранитель. В итоге у этой несчастной души в голове образуется куча «параллельных» воспоминаний. А с учётом того, что «скорость» движения духовных сущностей по циклу перерождения также различна, переживания какого-нибудь клерка вполне могут переплетаться с тренировками самурая, а то и миссиями офицера Готэй-13, благо (не совсем подходящее слово, хотя, если смотреть со стороны Пустого…) те помирают хоть и не часто, но всё же регулярно. Даже капитаны вполне смертны. И смерть личностей подобного калибра далеко не всегда связана с поеданием Пустым.
  В общем, умей этот Розарий воспоминания фильтровать, и мы вполне можем получить очень серьёзного бойца с очень большим запасом компромата на очень многих личностей Общества Душ. Вот только была тут и ма-а-аленькая проблема. Скорость появления новых душ для очистки превышала скорость отправки их по дальнейшему маршруту. И это закономерно вело к переполнению «дампа памяти», расширению буфера и проявлению Долины Криков в, скажем так, более материальной форме. И тогда нужно было проводить очистку вручную. Проще всего это было сделать, банально уничтожив текущее воплощение Розария – «очищенные» души всё же имели привязку ко вместилищу своей памяти и, лишившись её, сразу же отправлялись по предназначенному маршруту вместо положенного «отстаивания» в буфере. Тот очищался, схлопывался обратно, и все были счастливы. Ну, кроме души-Розария, которую калечило так, что о сколь-либо нормальном перерождении в ближайшие много тысяч лет вряд ли могла бы идти речь. Второй вариант… это избавиться от Чистых иным путём, но приписанные к «буферу» души невозможно было «отправить на Небеса» путём Духовного Погребения, равно как и «очистка» их при помощи разрубания занпакто ничего не давала – они просто возвращались обратно в буфер. Помочь в этом вопросе могли бы Пустые, нейтральная душа без намёка на сопротивление – это всё равно что каша или куриный бульон, покушать может любой, но для слабого или «больного»-раненого пустого подобное будет ой как полезно. Вот только синигами в здравом уме никогда не будут откармливать Пустых. Так что всё упиралось в уничтожение Розария. Кстати, для полного счастья последнего – вообще-то почти полностью инертные Чистые тоже стремились его сожрать, дабы вернуть своё отобранное «Я». Сами по себе они все были не слишком сильными, так, чуть мощнее рядовой души, но их было реально Много. С учётом того, что методами синигами данный противник уничтожен быть не мог, уничтожение самого Розария было лишь вопросом времени. Кто-нибудь его точно прикончит, так или иначе.
  Словом… Я призадумался. Через Розарий можно попасть в данный буфер, вполне себе заменяющий хорошую реанимацию для любого Пустого, захватить подобное место было бы очень кстати, особенно с учётом приближающихся разборок над Каракурой и полного непонимания того, что может выкинуть Соске. Да и действительно много знающий союзник будет ой как полезен. Вопрос же переполнения решить просто. Оставался сущий мизер – найти этот самый Розарий, способный выглядеть как угодно, использовать любой набор воспоминаний и навыков и едва ли не внешность менять, в не такой уж и маленькой Каракуре. Та ещё задачка… если забыть о Ичиго и его Карме. Ну или об Айзене, который явно знает больше, чем сказал. В общем, готов поспорить, рано или поздно Временный Синигами сам во всё это вляпается и приведёт меня к нужной цели. Ну что же, попрощаюсь с девочками и… капитану Сагаре вновь нужно будет выйти на задание, хе-хе.
  
  Чуть позже. Мир живых.
  Конец сентября в Японии выдался на диво приятным. Каракура нежилась в мягком солнечном свете, утопала в золотистых листьях, коими весело играл всё ещё тёплый, но уже норовистый ветерок, а в воздухе явственно ощущалось всеобщее ожидание праздника. И нет, это не было моим субъективным мнением – сам духовный фон города нёс в себе отпечаток чувств и эмоций, подогреваемых грядущим сезоном фестивалей и ярмарок.
  Пожалуй, надо будет вывести моих девушек на прогулку – такой накал положительных эмоций и атмосфера праздника должны их порадовать, а то в Хоэко Мундо, несмотря на то, что «мы подключили кабельное», с развлечениями всё ещё не очень. Кстати, нужно подумать, как бы провести туда интернет. Правда, с учётом разницы в течении времени между мирами, будет он ну оч-чень медленным. Но вернёмся к нашей цели…
  – Ищи, – мысленно командую своей гончей, прошедшей в окрестности Каракуры через другую гарганту. Вторая сейчас всё ещё охраняла Нел, но одну я решил взять с собой.
  Маскировка у них была на уровне, а с учётом скорости и чувствительности, можно было не переживать о нежелательных встречах. В то же время их сенсорные способности явно могли здорово помочь при обнаружении аномалий, связанных с Долиной Криков.
  Я же, сосредоточившись на собственном восприятии реацу, устремился в сторону Куросаки, благо тот продолжал фонить на половину города. Кстати, с момента нашей последней встречи фон этот стал куда как более упорядоченным, а также – более агрессивным. Не сильно, но если вглядываться, разница ощутима. Значит, или квартирант делает своё дело, или рыжего опять кто-то довёл. Но довольно размышлений – пара сюнпо, уже не таких кривых, как раньше, но всё ещё печально медленных и неудобных, и я замираю на крыше одного из торговых центров, расположенных рядом с парком. Ичиго же… просто гулял с Рукией. Со стороны они казались обыкновенной парочкой, вон даже подарок для девушки в виде мягкой игрушки присутствует. Но… всё портил тот факт, что парень был в форме синигами, а Рукия в гигае, так что вариант со свиданием отпадает. А потому я добавил реацу к органам слуха.
  – …не используй своё Удостоверение так бездумно! – госпожа Кучики точно пребывала в не самом лучшем расположении духа.
  – Но почему? – возмутился парень, за что сразу же получил локтем по рёбрам и… мои глаза, Коном по лицу в «поцелуе». И Куросаки, и несчастный плюшевый лев стали старательно отплёвываться. Та ещё картинка.
  – У тебя есть он, помнишь? – перед носом парня потрясли всё ещё приходящим в себя львом. – Мне надоело, что ты бросаешь своё тело где попало и мне приходится за ним приглядывать! – девушка возмущённо сложила руки под грудью, уткнув бедную игрушку куда-то в бок. Н-да, очередное распекание супругой нерадивого мужа лет так после десяти совместного брака. Бедняга. Но вообще, претензия более чем обоснованная, бросать тело чёрт знает где – не самая умная идея, если, конечно, рыжий уже не начал предпринимать шаги по переезду в мир духов.
  – Но почему? – Куросаки всё ещё притормаживал.
  – Например, вот что обычно происходит, – девушка принялась изображать небольшие сценки. То смущённо-испуганное «он в порядке?», то сильно растерянное «Боже мой, он не дышит! Быстрее, вызовите скорую! Хотя нет, если он умер, то нам нужен катафалк!» – последняя часть была сказана с некоторой кровожадностью. Н-да, маленькая синигами вышла на тропу войны. – Смекаешь?!
  – Они не станут вызывать катафалк, – Ичиго явно пытался хоть что-то ответить на вполне резонные замечания своей подруги, но выдать смог только это.
  – В любом случае, это всегда отражается на мне, – Кучики пошла вдоль дорожки и вышла… к скорой, которая уже оперативно упаковывала тушку парня. Кхм, заметка на память – надо лучше следить за обстановкой, ориентируясь не только на духовный фон.
  – Быстрее, у него остановка сердца! – тройка медиков принялась оказывать экстренную первую помощь: один чуть приподнял ноги, второй начал делать непрямой массаж сердца, а третий явно намылился на искусственное дыхание. Всё по инструкции.
  – Моё тело! Не-е-ет! – очевидно, сын владельца клиники тоже понял, к чему дело идёт, и рванул к вместилищу своей души так, что и Йоруичи могла бы призадуматься.
  В итоге получили удивлённую толпу и охреневших медиков, когда «труп» рыжего открыл глаза и очень бодренько вскочил на ноги. Более того, медики, следуя, очевидно, всё тем же инструкциям, всё равно вознамерились доставить Куросаки в больничку, даже с учётом того, что, навалившись втроём, скрутить и зафиксировать синигами у них не получалось. Пусть человеческое тело и не может передать всей мощи души, но какой-то процент силы всё же на него приходится, что укрепляет и усиливает сосуд души.
  – Вот же… – грустно вздохнула Рукия и вытащила из сумочки странного вида прибор. Нажатие на кнопку, вспышка и какой-то фиолетовый дым, и простые смертные в некотором ступоре. Так вот ты какой, Заменитель Памяти. Забавно. Подростки, меж тем, сделали ноги. Но всё же интересно, что они изначально забыли в парке? Как ни крути, а на патрулирование Ичиго выходит, «припарковав» свою тушку в комнате, а тут был явно форс-мажор. Неужели действительно попытка свидания? Хех, лучше бы позвал Иноуэ или Тацуки, а раз нет – то сам виноват, теперь слушай новую порцию вразумлений от маленькой синигами в режиме «строгая супруга»…
  – Теперь понял, о чём я говорила? Тебе повезло, что у меня с собой был Заменитель Памяти. Подобная безответственность недопустима для будущего главы клана Касуми Одзи. Что сказала бы Луричиё-сама о подобном?
  Да, стукай его, стукай его полн… Стоп!.. Чего?!! Какого главы клана Касуми Одзи?!!
  – Ох, ради всего святого, Рукия! – взмолился с явными нотками отчаяния парень. – Я вообще не понимаю, что на неё нашло! Это не говоря уже о том, что я до «через семьдесят пять лет» вряд ли доживу! И почему никто не спросил моего мнения?
  – Дурак! Я и так оттянула дату, как смогла. И вообще, это большая честь и… – сама девушка замялась. – Неважно, – что, чёрт подери, здесь происходит? Когда он успел? – Так, Кон! – резко сменила тему маленькая синигами.
  – Да-да? – игрушка всегда была готова услужить. Девушке. Рукия молча подобрала льва и метнула в парня.
  – Какого чёрта?!
  – Сестрёнка, за что-о-о-о?! – на два голоса взвыли эти двое.
  – Если он не с тобой, то смысл в нём отпадает, – сказала как отрезала Кучики, морально уничтожив бедную душу-плюс.
  – Почему я должен таскать его с собой? – вполне грамотное замечание, кстати. Носить сию сущность гораздо проще и удобнее в виде таблетки, а ещё лучше – заменить на нормальную, адекватную модель «хранителя гигая». Правда, в таком случае Кона, скорее всего, утилизировали бы. Да и без тела он был бы всё равно что в коме. Хех, как бы Куросаки не бухтел, но он – довольно добрый малый… чем всяческие проходимцы-синигами и пользуются. Впрочем, потихоньку он становится на верный путь. Вот сейчас явно собирается оторвать плюшевому льву всё «лишнее».
  От жестокого и «кровавого» расчленения игрушку спас порыв странной реацу. Погружаюсь в ощущения, совмещая свои чувства с восприятием Гончей… Не Синигами и не Пустой, не Квинси и даже не Фуллбрингер. Ни с чем подобным прежде я не сталкивался, был он пресным, чем-то отдалённо напоминающим как раз «фон» Пустого, но ни малейшей агрессии, эмоций… хоть какого-то отблеска сознания в духовном наполнении, ничего. Рукия вновь взялась за свой «чудо-телефон», к счастью, свой прошлый опыт я давно учёл и доработал маскировку, благо Айзен прекрасно знал принципы работы данного устройства и то, как от него можно полностью спрятаться, но вот источник аномалии прятаться не думал и на дисплее явно светился. Ещё порадовал Ичиго – теперь его чувствительность отличалась от уровня полена, во всяком случае, истязать Кона он прекратил до того, как запищал аппарат. Ну а там и Рукия почуяла неладное уже сама и, судя по изменившемуся лицу и выплывшей на него задумчивости, опознать реацу также не смогла.
  – Это у станции! – взмах рукой, и подростки рванули в указанную сторону, сопровождаемые свистом ветра и воплем развевающейся на этом ветру плюшевой игрушки.
  – Что это за реацу такая?
  – Не знаю. Никогда подобного не чувствовала, – моя гипотеза только что подтвердилась. Обе гипотезы. Правда, я не ожидал, что рыжий приведёт меня к возможной цели спустя пять минут наблюдения.
  Недолгий забег действительно закончился на автобусной станции, где оказалась весьма многолюд… хм, многодуховно. И духи эти были в высшей мере необычными. Высокие фигуры под два метра, всё тело скрыто белым плащом, выполненным под пух и перья, хотя, может, и не плащом. Вместо головы – какой-то несуразный алый хохолок. Ни рта, ни глаз, ни ушей. И на этой площади их было сотни три или чуть больше. Однако… помимо них присутствовал и ещё кто-то. Почти сливаясь с этой толпой, но всё же несколько из неё выпирая, тут был ещё один источник духовной силы. Он был рядом, прямо на площади или где-то близко, но в то же время размывался, никак не давая обнаружить своё местоположение. Что-то отличало его от обычного Чистого (а никем больше эти хохлатые существа быть не могли), что-то помимо объёма реацу, но даже моей чувствительности вместе с гончей не хватало, чтобы понять, в чём это «что-то» состоит.
  Тем временем Чистые вели себя совершенно инертно, порождая у парочки целый ворох вопросов и недоумения. Попытка мозгового штурма в три лица полностью провалилась, потому как ни душа-плюс, ни Кучики ни о чём подобном никогда не слышали, ну а с Ичиго и спросу нет.
  – Ничего не поделаешь, – подвела итог обсуждению Рукия и, достав из кармана капсулу гиконгана, покинула гигай.
  – Что, опять? – проворчал рыжий, но тоже полез в карман.
  – Используй его! – строго одёрнула парня девушка, указав глазами на плюшевого льва. В ответ Ичиго тяжко вздохнул, но послушался и…
  – Эй, под… – запихал руку в рот попытавшемуся было запротестовать Кону.
  С секунду игрушка конвульсивно сопротивлялась, но как только таблетка души-плюс покинула вместилище, сразу безвольно обвисла. Куросаки же с явным неудовольствием вытер извлечённый шарик о толстовку и взял в рот, тут же покинув тело.
  – Кон, спрячься где-нибудь! – бросил рыжий новому постояльцу своей тушки и поспешил за успевшей чутка отойти вперёд девушкой.
  Кучики уже пыталась связаться с Обществом Душ по «волшебному» телефону и доложить ситуацию, вскоре, не отрываясь от первого дела, ребята попытались провести Духовное Погребение, но выбранный Ичиго Чистый только мотнул головой, когда в его лоб упёрлась рукоять занпакто.
  Не знаю, сколько бы это всё продолжалось, но неожиданно по городу прокатилась ещё одна мощная волна этой странной духовной энергии. Точнее, «волна» – не совсем правильное слово, на нас будто хлынуло потоком из-за грани мира, а на площади появились новые лица. Их появление было очень похоже на выход обычных пустых с «изнанки» мира, а вот сами они скорее напоминали по внешности синигами. Шестеро «людей» – такие же косодэ и хакама, как в стандартной форме Проводников Душ, только тёмного-зелёного цвета, поверх них надеты зелёные металлические нагрудники, выполненные в каком-то восточном стиле. Ну и самая разнообразная номенклатура вооружения, от здоровенных, в рост человека, дубинок, до чего-то вроде системы залпового огня, закреплённой на спине. Словом, нормальные шикаи нормальных синигами. Главным явно (о чём свидетельствовал уровень духовной силы) был высокий мужчина в длинном дорожном плаще поверх доспеха. Белые волосы, утончённые черты лица, надменность во взгляде, в общем, я бы сказал, что передо мной очередная версия Бъякуи. Тоже аристократ? Правда, лицо всё же ему кто-то слегка попортил – на левой стороне от виска вниз шёл старый шрам. Но самым примечательным во всех них было реацу, я лишь на пределе чувствительности смог уловить черты, свойственные синигами – больно сильно они забивались этой «никакой» реацу.
  А между тем Чистые начали беспокоиться, кое-кто даже «отрастил» гипертрофированные багровые руки и потихоньку направился в сторону Куросаки с подругой. И… это было странно, они же должны проявлять «инициативу» только по направлению к Розарию. Или он где-то рядом… или Ичиго действительно попал. Хотя это вряд ли, «почётная жертва» выбирается из душ, что уже находятся в Долине Криков, а не случайным образом со всего света.
  В первый миг подростки растерялись, так и не заметив за спинами белых духов новых гостей. А дальше, вторя моим мыслям, на сцене появилось очередное действующее лицо. Тот самый странный источник духовной силы, который я до сих пор не смог визуально обнаружить, резко изменился. «Никакая» реацу буквально расцвела спектром синигами, словно раскрывшийся бутон, если подобное сравнение допустимо для ощущений поведения духовного фона. Вот она почти терялась на фоне Чистых, проходит какое-то неуловимое мгновение – и безвкусная нейтральная белизна наливается красками настолько, что даже я едва могу уловить в её духовном фоне крошечный привкус «никакой» реацу Чистых.
  Не прошло и секунды, как на площадь выскочила миниатюрная девушка в традиционной чёрной форме синигами, дополненной только алым поясом. Выскочила уже с обнажённой катаной и сходу начала рубить возбуждённых недодухов. И двигалась она, надо заметить, очень даже хорошо. Бесконечно отставая в скорости от Сой-тян, но естественно и грациозно, без суеты, ошибок или излишне сильных, заставляющих сбиться с ритма и терять силы ударов. Ах да, ещё у неё были янтарного цвета глаза, фиолетовые, собранные в хвост волосы и очень… очень симпатичная мордашка.
  – Она хочет высвободить занпакто! – пока я придавался эстетическому наслаждению, попутно наблюдая за зелёной шестёркой, Рукия заметила, как, завершив очередную связку ударов и прыжком поднявшись в воздух, неизвестная девушка начала выполнять что-то вроде комплекса необходимых жестов для высвобождения меча. Не все занпакто высвобождаются одной командой, многим требуется ещё и правильная поза, очерёдность движений, а то и вовсе целый стих – всё зависит от личных качеств меча и его владельца. Похоже, здесь было так же.
  – Чего? – почему-то насторожился Куросаки, метнув шальной взгляд на девушку.
  – Призови сумрак… – катана в руках незнакомки налилась жёлтым светом, начав удлиняться, но в тот самый миг, когда должно было последовать заветное имя клинка, а хозяйка янтарных глаз уже завершала необходимый поворот, её занпакто был остановлен встречным ударом Зангецу.
  – Остановись! – игнорируя встревоженный окрик Рукии, Ичиго жёстким блоком зафиксировал оружие незнакомки. – Какого чёрта ты делаешь?! Это же совсем не Пустые!
  На лице девочки с фиолетовыми волосами на секунду проступило замешательство, но уже в следующий миг она взяла себя в руки.
  – Заткнись, дубина! – не знаю почему, но то, как разозлившиеся девушки произносят японское слово «бака» (первый звук «а» обязательно растянуть), вызывает во мне просто море умиления. Или это работает только с красивыми девушками?..
  – Дуби?.. – не успел я додумать мысль, а Куросаки – с возмущением переспросить свою характеристику, как новенькая использовала его меч в качестве опоры, оттолкнулась и прошлась одной ногой по роже рыжего, взбираясь по воздуху ещё выше, а его самого отправляя к земле. – Сучка! Ты мне на лицо наступила! – возопил оскорблённый до глубины души подросток, в последний момент избежав позорного падения на спину. Но девочка его уже не слушала.
  – Призови сумрак, Мирокумару! – клинок изменился, обратившись в копьё, на конце которого была связка колец, как на монашеском посохе, и тут же с его навершия в сторону толпы Чистых опустился торнадо, внутри которого искрили жёлтые молнии.
  Сила занпакто буквально аннигилировала белых духов, да и ветер вокруг нас словно начал подчиняться воле неизвестной, вплетаясь в развернувшееся буйство силы. Я же, всё ещё оставаясь незамеченным, отчаянно пытался вспомнить сию юную леди. И попытки эти были безуспешны. Нет, само собой, я не мог знать всех жителей Блича, в том же Лас Ночес нумеросов на два порядка больше, чем вообще упоминалось в тех «первоисточниках», что хранились в моей памяти. Но такая симпатяжка, да ещё «засветившаяся» рядом с Куросаки… и этот «душок» Чистых в её реацу… Что же, методом дедукции можно смело заявить, что Розарий я нашёл.
  – Что скажешь, Мурамаса? – обратился я к клинку.
  Это невероятно, господин, – обычно спокойный и даже несколько меланхоличный голос клинка сейчас едва ли можно было узнать – не припомню, чтобы мой меч вообще когда-либо так сильно удивлялся.
  – Что ты имеешь в виду?
  – У неё… больше сотни занпакто. Но все они… Нет, не спят… Пробуждены. Но в то же время и нет. Это трудно описать для не-занпакто.
  – Серьёзно? – я думал, Розарий получает только память и навыки, но клинок… это же кусок души.
  – Это не совсем так, – ответил на мои мысли Мурамаса. – Занпакто рождается из души синигами, но мы всё же отделены от них. Иначе Кога не смог бы уничтожить того меня, а повреждение клинка в бою приводило бы к очень серьёзным повреждениям души синигами. Мы – часть внутреннего мира, где хранится всё то, что представляет собой душа. В том числе и память. И если Розарий получает эту память путём присоединения Внутреннего Мира погибшего, то он может получить и его занпакто.
  – Интересная теория. И похожа на правду. Но давай пока оставим теоретизирования для более подходящего времени. Что по поводу этого Мирокумару?
  – Раньше она принадлежала совершенно иному синигами, а не Сенне, именно так сейчас зовут Розарий… Фамилии нет, – Мурамаса явно общался с клинком прямо сейчас. – Да, Сенна смогла пробудить её из-за схожести характеров. Упрямство и ветреность, лёгкость в жизни и достаточная решимость, чтобы идти вопреки шторму… Прошу прощения, господин, Мирокумару довольно витиевато изъясняется.
  – Ничего страшного. И, как всегда, спасибо за работу, – я мысленно кивнул своему клинку.
  – Как всегда, рад быть вам полезным, господин.
  На этом разговор завершился, а события в мире живых тем временем набирали оборот. Группа странных типов в зелёном молча исчезла на изнанке мира, так и не проронив ни слова и никак не проявив себя для Ичиго и компании. И вовремя, так как девушка при помощи «электроторнадо» благополучно зачистила всех Чистых (гм…) за какие-то двадцать секунд, тем самым лишая их очевидного укрытия. А вот после… «исчезла», точнее… Я зажмурился и подавил в себе желание протереть глаза. Она… Она ушла сюмпо за ближайший уголок, после чего сотворила себе гигай. Буквально из подручного материала – опавших листьев. Просто взяла и сделала материальное тело. За пару десятых долей секунды. Без лаборатории, без видимых усилий, вообще чисто рефлекторно. Это что же за мёртвый гений у неё в голове живёт? Хочу с ним познакомиться!
  – Что это было? – первой нарушила молчание Рукия, глядя туда, где только что в воздухе танцевала со своим копьём девушка.
  – Она исчезла, – констатировал очевидное Куросаки, пялясь в ту же точку. И, кстати, да… Источник реацу Сенны опять скрылся, почти исчезнув из восприятия. Я бы сказал, что она маскируется схожим со мной способом, но…
  – Да! У меня получилось! – глядя на то, как девочка радостно выскакивает из-за поворота прямо за спины подростков и начинает триумфально пританцовывать, у меня как-то невольно начинали закрадываться сомнения насчёт её стремлений маскироваться. – Уо! Е-е-е! – прыжок на месте и ручки-ножки туда-сюда, туда-сюда. Среди её воспоминаний определённо есть что-то о болельщицах из американского футбола. – Как круто! – присесть восторженной пружинкой и последний раз подпрыгнуть, завершая выплеск эмоций.
  Даже не знаю, что сказать…
  Кавай!
  Между тем два Суровых Синигами медленно обернулись. Блин, эти серьёзные лица и вселенская тяжесть во взглядах… Нет, я этого не выдержу. Ладно, тут я увидел достаточно, пора бы и вмешаться, пока не случилась какая-нибудь фигня. А то, что она точно случится – тут гадать не приходилось. Это же Ичиго, в конце концов.
  – Так, а вы кто? – заметив интерес к своей персоне, Сенна упёрла правую руку в бок и прожгла парочку взглядом строгого следователя. Я говорил «пока не случится»? Я опоздал. Но чёрт подери… Леди знает, как переводить стрелки! Она мне всё больше нравится.
  – Э?! – от наглости наезда Куросаки потерял дар речи. – Ты!.. – видимо, сказать он хотел очень многое, ну, об этом красноречиво свидетельствовало выражение его лица, но, как видно, рванувшие в дружном порыве наружу тезисы застряли «в дверях», по образу и подобию незабвенного Винни-Пуха. Впрочем, один таки прорвался: – К-Когда ты успела вернуться в гигай?!
  Блин, когда он успел стать таким умным? Это же один из самых неудобных вопросов, что он вообще мог ей задать, уж всяко неудобней наездов на тему хождения по чужим лицам.
  – Ха?.. – девочка с гениально пренебрежительным выражением «Да фиг его знает, кому какая разница?» пожала плечами. Так, вмешательство подождёт. Я хочу это видеть!
  – Ты кто, чёрт возьми, такая?! – окончательно взъярился парень.
  – Синигами, конечно же.
  – Я это знаю! – притопнул ногой Куросаки.
  – Прежде чем задавать такие вопросы, лучше бы сам представился, – сделав глазами влево-вверх, мол «с кем приходится работать», посетовала эта прелесть.
  – Эм, – сделав над собой явное усилие, рыжий выдохнул, но, видимо, претензия затронула что-то в области воспитания, так что, выпрямившись и согнав с лица остатки негодования, парень натужно представился: – Куросаки Ичиго…
  – М?.. – Сенна мгновенно развеселилась и, сложив ручки за спиной, по-детски подалась корпусом вперёд, заглядывая в лицо временному синигами. – А ты очень честный, – троллинг – десять из десяти! – Я Сенна! – не меняя выражения лица, представилась она, едва у Куросаки на лбу пролегла ещё одна складка, и тут же… – Пока, – девочка крутанулась на носочках с явным намерением удалиться.
  Ещё немного, и я влюблюсь…
  – Какое «пока»?! – Ичиго пошёл на новый виток негодования. – Зачем ты это сделала?!
  – А разве это не очевидно? – «что же ты такой глупенький?» невинно захлопали янтарные глаза, заставляя меня титаническими усилиями давить улыбку.
  – Ты вообще что-нибудь знаешь о них? – строгим голосом присоединилась к допросу Рукия.
  – А-а?! – лицо Сенны отразило смесь ужаса и потери, после чего, полностью игнорируя парочку, она метнулась к окну здания вокзала.
  – Эй, что случилось? – припустил следом временный синигами.
  – Вот же, так и знала, – расстроенно произнесла девушка, коснувшись руками стекла и рассматривая что-то на той стороне.
  – Что?! – Ичиго уже неподдельно переживал.
  – М-м-м… – Сенна выпрямилась и покрутила головой, всё ещё что-то высматривая. – Жёлтый мне не идёт… – наконец сообщила она новость мирового значения и… начала придирчиво поправлять ленточку, которой её волосы были завязаны в хвост. Ленточка была жёлтой.
  – Да забудь ты об этом! Эй! – Куросаки схватил её за плечо, разворачивая к себе, но уже в следующую секунду девушка скинула его руку, одарив обжигающим взглядом.
  – Ичиго, да? – к уничижительному взгляду добавились руки, убранные в карманы бежевого форменного пиджака, надетого на ней поверх белой блузки.
  – Да, – не очень уверенно подтвердил парень.
  – Это… – Сенна заглянула ему за спину и снисходительно улыбнулась.
  Все участники, включая меня, перевели взгляд в указанном направлении, чтобы обнаружить… тело рыжеволосого подростка, распластавшееся в другом конце площади. Таблетка души-плюс лежала рядом, выпав изо рта. Над телом с озабоченным видом уже столпились трое работников вокзала, явно намереваясь вызвать скорую. Ну что сказать? Это карма.
  – Кон! – временному синигами сразу стало не до выяснения отношений. И, блин, не знал бы точно, что это не так, то, глядя на довольную моську Сенны, что уже развернулась и навострилась сделать ноги, побился бы об заклад, что это она всё подстроила.
  – Я, пожалуй, пойду, – промурлыкала няша с фиолетовыми волосами, начав отступать. Но не тут-то было!
  – Я так не думаю! – грубый, агрессивный самец нагло схватил невинную девушку за руку. – Пойдём со мной! – и поволок куда-то с самыми мерзкими намерениями.
  – П-постой! – попыталась сопротивляться девушка, но на этот раз Ичиго держал крепко.
  – Дубина, – констатировала себе под нос наблюдавшая за всем этим бедламом Рукия.
  – Ну как сказать… – выхожу из сюмпо за её спиной. Я и так подзадержался с вмешательством. – Сенна умеет выводить из себя.
  – Сагара-доно? – изумлённо выпучила глаза Кучики, повернувшись в мою сторону. – Здравствуйте, – чуть поклонилась.
  – Взаимно, – улыбаюсь. – Очень рад вас обоих видеть, хотя тенденция наших встреч исключительно во время каких-то неприятностей немного напрягает.
  – А… Да, наверное… – маленькая синигами попыталась собраться с мыслями. – Вы её знаете?
  – Да, это Сенна, мой стажёр, – мы наблюдали, как второй раз уже оживший «труп» Куросаки отбивается от сотрудников автовокзала. Получившая-таки волю во время процесса «влезания в тело» девушка весело хихикала рядышком, напрочь забыв все обиды.
  – Заменитель Памяти есть? – как бы между делом интересуюсь у Кучики.
  – А? Да, конечно, – кивнула Рукия и полезла за пазуху.
  Спустя минуту последовала вспышка и розовый туман. Простые люди в ступоре, а Куросаки свободен.
  – Спасибо, Рукия.
  – С тобой я замучаюсь писать отчёты по перерасходу картриджей для оборудования… – проворчала девушка.
  – О! – тут рыжий заметил меня. – Сагара-сан? А вы что тут делаете?
  – У нас тут небольшое ЧП с Долиной Криков. Полагаю, скоро на уши встанет и Готэй, так что вам всё объяснят. И простите за Сенну, – невзначай подхожу к девушке и зарываюсь рукой в её фиолетовые волосы, – она действовала по инструкции.
  – А? – ответом мне стали две пары глаз, карие и фиалковые, выпученных в немом изумлении. И ещё два янтарных омута, с непониманием воззрившихся на меня исподлобья, так как руку я не убирал.
  – При встрече с представителями Готэя-13 во время исполнения миссии члены Омницукидо, как правило, не имеют права раскрывать свою личность, ведомственную принадлежность и детали операции. Мы обязаны всеми средствами сократить общение и исчезнуть с места действия. Это называется «секретность».
  – Она танцевала за нашими спинами! – возопил о наболевшем Куросаки, невежливо ткнув в сторону девушки пальцем.
  – А тебя это так задело? Сам, что ли, не умеешь? – надулась Сенна, сложив руки на груди. Так, будто выпад парня её по-настоящему обидел.
  – Всё я умею!
  – Да? С девушкой-то хоть раз танцевал? – сверкнула толпами бесенят в глазах эта прелесть, опять переключившись на позитивный настрой.
  – Я? Да… Ты!
  – Всё-всё-всё, – успокаивающе качаю рукой, привлекая внимание Сенны. – По «риторике» получишь отлично, убедила. Но вообще, он прав – надо было просто уйти в сюмпо, пока никто не видит. Ладно! – чуть повышаю голос, видя, что девочка хочет что-то ответить. – Рад был вас увидеть, ребята, но у нас ещё полно дел. К тому же кое-кто, – опять кладу руку на голову Сенны, – уже вторые сутки на ногах и давно проголодался, в результате чего очень ворчлив и не позитивен. Надо этого кое-кого задобрить каким-нибудь ресторанчиком, пока, чего доброго, Тринадцатый Отряд не начал писать на меня доносы, – подмигиваю Кучики. – Словом, мы пошли к еде, а вам желаю удачного продолжения свидания.
  – А?.. Э?.. Свидания?.. – как подростки-то резко заволновались, даже казавшаяся секунду назад верхом невозмутимости Рукия.
  – Парень. Девушка. Вдвоём. У развлекательного центра. В сцене присутствует мягкая игрушка… – пальцем указываю на основное тело Кона.
  – Н-нет, ничего такого, вы нас неправильно поняли, Сагара-доно! – чем яростнее отрицала Рукия, тем сильнее расплывалось в улыбке лицо Сенны, уже явно задумавшей новую шкоду.
  – О! Так вот почему он был такой злой и грубый? Вам помешали! Всё-всё, удаляемся и больше не мешаем! Так что там с едой? – последняя фраза уже предназначалась мне.
  – Веселитесь, ребята! – подхватываю девушку под руку и быстренько ухожу в сюмпо. Уф, самая сложная часть выполнена…
  
  Чуть позже.
  – Ом-но-мном, м-м-м, фкуфно! – Сенна уминала уже третью порцию, после жаркого, рыбки на пару и классического рамена. И куда это в неё только умещается? Впрочем, пусть кушает, раз нравится, благо карточка, что мне в своё время выдал Айзен, и не такие траты позволяет.
  – Да, тут действительно неплохая кухня, – я ограничился чашечкой чая, благо выбор сортов тут был весьма приличным.
  – Уф, словно сто лет не ела, – счастливо выдохнув, блаженно растеклась по стулу девушка, от удовольствия зажмурив глазки. – Да, кстати, – встрепенулась, цапнула со стола бокал с фруктовым коктейлем, поймала трубочку ртом и, нацепив на лицо серьёзную моську, окинула меня подозрительным прищуром, – а ты кто такой вообще?
  Ох, чего мне стоило не прыснуть чаем от смеха… нет, это просто неописуемо. Вот так пойти с непонятным левым типом, пронаблюдать, как он влезает в гигай, предварительно добытый из ухоронки в тени мира, объесть его на кругленькую сумму и только потом поинтересоваться, кто он вообще такой. Это шикарно!
  – Это… очень сложный вопрос, имеющий массу ответов. На данный момент самым верным будет, что я твой друг, – ставлю чашку на блюдечко. – Куда интереснее другой вопрос. Кто ты, Сенна?
  – Что за глупость? – чуть нахмурился этот источник позитива. – Я синигами.
  – Да? Тогда из какого ты отряда?
  – Эм… Я как-то не заморачивалась такими подробностями… Не помню, – беззаботно пожала плечами девушка, вновь присосавшись к трубочке.
  – Хорошо, допустим. Но тогда когда ты обучалась в Академии? Где жила? С кем дружила? С кем соперничала? Когда освоила шикай?
  – Я… – зрачок чуть расширился, а напиток оказался забыт. – Я… не помню.
  – А что если я скажу, что настоящий владелец твоего меча погиб более сотни лет назад в Разделителе Миров?
  – Ха-ха, глупая шутка… – ненатурально рассмеялась девушка, поспешно поставив бокал на стол. – Пожалуй, я лучше пойду! Спасибо за угощение!
  – А что если я скажу, что знаю, почему у тебя в голове столько противоречивых воспоминаний, почему ты помнишь одно, но совершенно не можешь вспомнить другое? – Сенна замерла на половине шага и… вновь уселась передо мной.
  – Выкладывай, – буркнула она.
  – Хорошо, – чуть хмыкаю и неторопливо отпиваю из чашки, за что на меня начинают смотреть как на врага народа. Хех, кто-то не может и минуты усидеть на месте. – Но начать придётся чуть издалека. Точнее, с круговорота душ в этом мире…
  
  Почти час спустя.
  – …так что ты не совсем синигами. Возможно, была им когда-то, всё же для Розария Памяти подходит только сильнейшая из доступных душ, а это, как правило, действительно синигами.
  – То есть… – на меня потерянно смотрели испуганные янтарные омуты, – ты хочешь сказать, что я… просто сосуд с воспоминаниями толпы мертвецов? Что меня никогда не было? Нет! – девочка отрицательно замотала головой, схватившись за виски руками. – Бред! Я – Сенна!
  – Тогда какая у тебя фамилия?
  – Я… не помню… – девушка зажмурилась, начав легонько подрагивать, – но… – тут она внезапно замерла, даже перестав дышать, будто что-то вспомнив, – но я жила в этом городе! – Сенна распахнула глаза, впившись ими в моё лицо с какой-то отчаянной надеждой. – Играла у реки! Да тут мой дом неподалёку! Я даже помню свои похороны!
  – А ты уверена, что это были твои похороны? – вскидываю правую бровь. – К тому же, бытие Розарием несёт множество плюсов. Правда, Готэй-13 с этим бы не согласился, но… помимо Готэя есть и другие организации духов.
  – Нет! Ты всё врёшь! – девушка порывисто вскочила и выбежала прочь.
  – У вас всё в порядке, сэр? – подошёл ко мне официант.
  – Да, просто сообщил новости, на принятие которых нужно время. Счёт, пожалуйста.
  – Минутку, – чуть поклонился работник ресторана.
  Оплатив счёт, я неторопливо направился в сторону, куда вёл след реацу Сенны, да и Гончая моя за ней продолжала присматривать вполглаза. На улице уже давно село солнце, и ночь попыталась заявить свои права на город, хоть и столкнулась с яростным сопротивлением фонарей, неоновых вывесок и отсветов костров вечерних ярмарок.
  След привёл меня на старое, обнесённое забором кладбище, существующее прямо в городской черте. Место последнего пристанища человеческих тел встретило меня тишиной и темнотой. И невысокой фигуркой, судорожно стиснувшей край юбки. Сенна глядела пустым взглядом на могильную плиту.
  – Йомей Накамура. Друг. Муж. Отец, – глухим голосом зачитала Розарий, стоило мне встать рядом. – Никакой Сенны. Но я помню… вспомнила его. Как жена подавала ему чашку с саке, как он качал на руках своего первенца… девочку. В прошлый раз я думала, что это мой отец… но он лежит на том месте, где должна была быть моя могила.
  – Нет смысла зацикливаться на проблемах прошлого, живи настоящим, мечтай о славе будущего.
  – Тебе легко говорить, – со слезами в голосе ответила девушка, – а я… я просто кусок Долины Криков, обрётший сознание. Винтик в колесе перерождений. Всё моё существование… – всхлип.
  – Если бы кое-кто слушал меня внимательнее, – осторожно приобнимаю вздрагивающие плечи, – то услышал бы, что я говорил. Да, синигами Сенны, возможно, действительно никогда не существовало. Но… была душа. Сильная, яркая, волевая. Настолько, что оказалась сильнейшей среди прочих. Что же касается воспоминаний… Очень малый процент душ помнят их прошлые жизни. Я свою не помню. Тебе же, в некотором роде, повезло.
  – Повезло? Как это можно назвать везением? – девушка немного успокоилась и украдкой вытерла слёзы.
  – Тебе досталась превосходная база. То, как ты двигаешься, сражаешься, даже используешь маскировку – многие синигами идут до этого уровня десятилетиями, даже веками. Ещё большее количество не доходит никогда. У тебя же всё это есть на инстинктивном уровне.
  – Но это всё – не моё, – слабо, скорее из принципа, возразила Розарий.
  – Почему же? Просто считай это своей особенностью. У каждого синигами есть своя фишка. Так почему бы не быть такой? Хотя кое в чём я с тобой соглашусь. Сейчас, – выделили я голосом, – это действительно не твоё. Лишь инстинкты, но нет понимания и сознательного использования. На твоём месте я бы приложил все возможные усилия, чтобы освоить и развить всё то, что мне досталось. Хотя бы из уважения к тем, кто это оставил.
  – Н-но… – растерянная девушка подняла глаза на меня, – ты же говорил, что Готэю проще всего решить проблему с Долиной. Уничтожив Розарий… Уничтожив меня.
  – А ещё я говорил, что я твой друг, – выпускаю на лицо мягкую улыбку. – Я могу тебе помочь, если ты захочешь принять эту помощь и пойти за мной.
  – А вся та история, что ты рассказал тому рыжему и девице с ним? Откуда я могу быть уверена, что ты и сейчас не врёшь? – подозрительно сощурилась Сенна.
  Разумная паранойя. С учётом того, что на неё сейчас обрушилось – это ещё ничего, многие другие на её месте постарались бы сбежать и забиться в какой-нибудь темный угол. Хотя… такая душа вряд ли бы прошла «проверку на профпригодность» от Долины.
  – И в чём же я соврал? – приподнимаю бровь. – Омницукидо действительно не рекомендуется лишний раз связываться с Готэем. Засветившись, с учётом твоего таланта к маскировке, действительно лучше всего было бы отскочить в сюмпо на пару районов.
  – Я… – на меня удивлённо захлопали ресницами, но тут же воинственно нахохлились и перешли в атаку: – Я не твой стажёр, вот! – о, этот полный гордости и превосходства взор... Нет, такое чудо я по любому с собой утащу, даже если оно будет брыкаться и кусаться.
  – Я занимаю командную должность в той структуре, в которой состою, так что вполне могу назначить тебя своим стажёром, что я и сделал, – и вновь чистая правда, обратись Примера Эспада к любому другому арранкару с приказом «ты мой стажёр», любой арранкар согласится и будет радостно кивать. Ну, кроме Баррагана. Ну, ещё Гриммджоу и Ноиторре, скорее всего, сначала придётся объяснять, что это страшное слово означает.
  – Ла-а-а-адно, – призадумалась девушка, окидывая меня, ну не знаю... женским подозрительно-оценивающим взглядом. Этаким «а не слишком ли космат сей бабуин?» – Но мне нужно обдумать твоё предложение! – солидно постановила мелкая. – Нельзя вот так сразу брать и соглашаться идти куда-то с непонятно откуда вылезшим типом! – ручки невинно сцепить за спинкой, качнуться на носочках, глазки в сторону… Словом, «я вся такая пай-девочка».
  – Пфффф, кхе… – меня разобрал приступ «кашля». Нет, она точно будет лучшим другом Тоби! И любимой племяшкой Примеры!
  – Ну а пока я думаю… – хитро стрельнув на мою реакцию глазками... – Хочу туда! – девушка ткнула пальчиком в сторону… парка аттракционов с колесом обозрения.
  – Почему бы и нет? Правда, я не совсем улавливаю, как это сочетается с твоей фразой про «идти куда-то с непонятно откуда вылезшим типом», после того как ты уже ходила с ним в ресторан… – в ответ на меня посмотрели точно так же, как сегодня днём смотрели на Куросаки – «что же ты такой глупенький?»
  – В ресторан – это не куда-то, это в ресторан! – на пальцах объяснили мне, в чём я не прав.
  – А сейчас?
  – Сейчас тоже не куда-то, а вон туда! – изящный пальчик ещё раз ткнул в сторону колеса обозрения.
  – А, ну да, женская логика, как я мог забыть…
  – Ты на что это намекаешь? – с прищуром почуявшего ересь инквизитора покосилась на меня Сенна. Переживания и грусть были если и не забыты, то отринуты, информация принята к сведению, и девушка двинулась дальше. Хорошая устойчивость и гибкость сознания. Думаю, и идею сотрудничества с Пустыми она воспримет куда как легче и проще, чем «нормальные» синигами. Вот только вспышка уже знакомой «никакой» реацу несколько нарушила наши планы.
  Появление Чистых было во всех смыслах странным. Только что их не было, и вот уже по чувствам ударяет то самое возмущение, будто в небе появилась дырка и ровно тебе на голову опрокидывают ведро холодной воды. Никакого возмущения пространства или напряжения тени мира, просто резкий всплеск реацу буквально со всех сторон, и вокруг начинают проявляться Чистые. Не все разом, что примечательно, а по одному-двое, но очень быстро, настолько, что территория кладбища оказалась полностью заполнена за какие-то секунды.
  – Ай! – вскрикнула от неожиданности Сенна, когда ближайшая белая душа попыталась её грубо схватить. Мгновение, и гипертрофированные багровые руки были сброшены с плеча, а девушка отступила ближе ко мне, упираясь в грудь спиной. – Опять эти штуки? – прозвучало в равной степени растерянно и недовольно.
  – Ты пойдёшь со мной! – не дав мне и секунды на ответ, с неба свалился темнокожий здоровяк поперёк себя шире и… к моему беспредельному изумлению, одним тычком отбросил меня в сторону, после чего схватил не ожидавшую ничего подобного Сенну за горло, в то время как на мне начали виснуть Чистые, явно намереваясь сковать движения.
  Абсурдность ситуации настолько меня шокировала, что на какое-то время я впал в натуральный ступор. Уровень реацу темнокожего был так себе – где-то пятый-восьмой офицер, а я не то что среагировать на его появление – даже устоять на ногах не смог! Это было настолько бредово, что разум просто отказался принимать происходящее. Ведь в одном моём ногте больше силы, чем во всей этой толпе, включая здоровяка!
  – Ты кто такой?! Чего тебе надо?! – просипела девушка, безуспешно пытаясь разжать хватку.
  – Ты пойдёшь со мной, – повторил громила, лишь на полголовы уступавший в росте Ямми. – Таков приказ Ганрю-сама, нашего лидера!
  – Ганрю? Не знаю таких… – девочка попыталась лягнуться.
  – А тебе и не надо, – сально усмехнулся темнокожий, а я, наконец, понял, какой я дурак…
  Гигай. Я находился в гигае. Ни один гигай не рассчитан на то, чтобы в нём драться! А мой и вовсе был вынужден держать в себе сущность, на несколько порядков превосходящую по силе обычных духов. Естественно, я не успел в нём среагировать!
  Едва столь простая мысль пробилась до моего сознания, как я покинул материальное тело...
  
  Чуть ранее. Куросаки Ичиго и все-все-все.
  – М-да, сходили за хлебушком, – рыжий парень мрачно оглядывал площадь, где совсем недавно они с Рукией умудрились вляпаться в странных духов, ему наступила на лицо какая-то несносная девица, а позже один из немногих вроде бы нормальных синигами предупредил, что «скоро Готэй встанет на уши». А ведь всё началось с банального похода в магазин за продуктами.
  – Да чтоб тебя тазом с помоями по хребту приложило! О чём ты только думаешь?! – вторгся в мысли противный голос сожителя.
  – Что сейчас не так?!
  – Кретин… – прозвучало с такой обречённостью, что Ичиго испытал непреодолимое желание заехать собеседнику в морду. С ноги. Два раза.
  – Я смотрю, у тебя голова с последней тренировки уже прошла, – внутренне оскалился Куросаки, намекая на своё состояние – в последнее время у него наметился прогресс, и чёртов квартирант уже не мог безнаказанно протирать им внутренний мир. Теперь они пробивали небоскрёбы своими телами оба.
  – Не зарывайся, неудачник! Я всё ещё тебя щажу… – с нотками неудовольствия проворчали ему в ответ, вызвав лёгкую улыбку. – Но вернёмся к твоей тупости! Тебе прямым текстом сказали, что тебе делать с твоей девственностью! Девушка смущена и растрогана! Пользуйся моментом, идиотина! Или ты мазохист?!
  – Ничего я не мазохист! – возразил успевший густо покраснеть Куросаки. Просто чтобы ну хоть что-то возразить.
  – Да ла-а-адно?! При первой встрече с этой маленькой симпатяжкой тебя связали заклинанием, Тацуки тебя превратила в отбивную в своё время, и вот теперь тебе наступили на лицо, и ты вместо компенсации моральных потерь думаешь о каких-то батонах… Какого хрена?!
  – Ну не бить же мне её было? Она всё же синигами… – возразить по сути парню было нечего.
  – Вообще, было бы неплохо, ишак ты синигамский. Но раз у тебя кишка тонка, то мог хотя бы не позволять ей это делать! Вот что тебе мешало оттолкнуться от воздуха и разорвать дистанцию или толкнуть клинок, отправив в полёт её? А-а-а, кому я это рассказываю?! Ты опять забыл о самом важном, а Рукия уже пришла в себя! Ну что за тупой неудачник?! – ощущение присутствия в голове вновь пропало, а приподнявшееся было настроение вновь опустилось на дно. Найти ошибку в логике Пустого парень не мог, хоть и старался. Да и те разговоры, что они вели в перерывах между попытками друг друга убить, маскирующимися под тренировки… В общем, пищи для размышлений в последнее время у него было предостаточно. И вот новые проблемы.
  – Кстати о покупках, – вывела временного синигами из мрачных дум Рукия. – До магазина мы так и не дошли…
  – Ох, точно! – парень хлопнул себя по лбу, радуясь, что можно отвлечься. – Пойдём, – но брошенный на подругу взгляд заставил в голове опять засвербеть недавние слова Зангецу. – Эм… Купить тебе мороженого?
  – Ичиго? – в широко распахнутых фиалковых глазах Кучики проступило столько неопределяемых эмоций, что парень тут же пожалел о своих словах.
  – Что?! – голос подвёл, самовольно поднявшись в громкости, а глаза уже искали пути спасения. – Если Сагара что-то там подумал, это ещё не значит, что я теперь не могу купить тебе мороженое!
  – … – во взгляде подруги прибавилось удивления, почему-то заставляющего Ичиго чувствовать себя очень неуютно. – Как скажешь… – после паузы негромко сообщила девушка, отворачиваясь к дороге.
  – Ну, может быть, ты и не безнадёжен, – задумчиво подбодрили его из Внутреннего Мира.
  – Завались!
  Но если уж день начался паршиво (а срочное уничтожение Пустого в парке, из-за которого ему пришлось бросать тело едва ли не на дороге – явно не самое лучшее начало дня), то не менее паршиво он должен был продолжиться. Хотя в данном конкретном случае всё было не так уж плохо, просто на выходе из магазина их уже ждали старые знакомые.
  – О! Привет, Мацумото, Тоуширо, – кивнул парень. Рукия ограничилась почтительным поклоном.
  – Для тебя – Капитан Хитсугая, ну сколько можно повторять? – раздражённо дёрнул бровью синигами, выглядящий немногим старше Карин. На этом их ритуал приветствия завершился, и глава десятого отряда приступил к сути. – Куросаки, пошли за мной.
  – Если вы по поводу Долины Криков, то сначала я отнесу сумки домой и нормально устрою тело! – испытывать риск попасть в больницу (а то и сразу в морг) третий раз за день Ичиго точно не хотелось.
  – Откуда ты знаешь? – насторожился парень.
  – Да тут капитан Сагара со своим стажёром работали, сказали, что Готэй тоже скоро узнает, кого-нибудь пришлёт и нам всё расскажут. Так что сначала я отнесу еду домой, а уже потом пойду с вами!
  – Ладно, – нехотя отозвался капитан, – будущего главу клана Касуми Одзи можно недолго и подождать.
  – Тоуширо, только ты ещё не начинай… – вздохнул парень, и тут его взгляд привлекла стая детишек в сторонке… активно тыкающих в него пальцами. – А ещё мне нужно купить гарнитуру…
  – Купить что? – не поняла Мацумото.
  – Зачем? – поняла Рукия, но не углядела причины.
  – Да затем, что на парня, разговаривающего с пустотой, многие смотрят с подозрением. А так хоть буду делать вид, что разговариваю по телефону.
  – Король, когда ты успел стать таким дохрена умным?
  – Сказал – завались!
  
  Немного спустя. Резиденция Безумного Шл… кхм, скромного торговца Урахары Киске.
  – О! Куросаки-кун! Хитсугая-сан, Рангику-сан и Рукия-сан! Чем обязан вашему появлению?! – как всегда радушно встретил гостей маньяк-учёный.
  – Сегодня, в 12:25… Спасибо, Тессай-сан, – капитан Десятого Отряда благодарно кивнул, получив чашку чая. – Так вот, в 12:25 город из Мира Живых внезапно появился в небе над Сэйрэйтэем. В это же время Отдел Связи обнаружил большое количество перебоев в работе, а через минуту мы вообще лишились какой-либо связи с нашими агентами вне Общества Душ.
  – Иначе мы бы просто связались с Рукией-сан, – продолжила за своим капитаном Мацумото. – Но такие неполадки – слишком серьёзное дело, так что Главнокомандующий решил направить нас для разведки обстановки.
  – Фух, – выдохнула Кучики, – а я уже думала, что у меня сломался телефон.
  – Минуточку, что ещё за «город в небесах», как это вообще возможно? – Ичиго чувствовал себя несколько лишним в этой беседе. Все синигами, находящиеся в этой комнате, восприняли такое явление как само собой разумеющееся, один он чувствовал себя идиотом. И это несколько злило.
  – Он даже этого не знает… – устало прикрыл глаза Тоуширо, всем своим видом выражая ту обречённость и тоску, что он испытывает, будучи окружён толпой некомпетентных индивидуумов.
  – Ичиго… – закатила глаза Рукия.
  – Тише-тише, – махнул рукой Урахара и повернулся к Куросаки. – Давай-ка я всё тебе объясню, – учёный вытащил из разворота кимоно сложенный веер и принялся использовать его в качестве указки. А Тессай… уже где-то раздобыл целый альбом, изрисованный в подозрительно знакомом стиле, разве что без медведей. – В нашей вселенной существуют Мир Живых и Общество Душ, а чтобы они не пересекались, есть такая штука – Разделитель Миров. Куросаки- кун, ты уже был в нём… – Тессай перелистнул страничку, и… это были точно не медведи, но и кролики получились у художника… не очень.
  – Не на то смотришь, Король.
  – Хм? – Ичиго и сам улавливал, что что-то тут не так, но эти фантасмагоричные рисунки, к которым уже прикипела Рукия с пылающим взглядом, несколько сбивали.
  – У него уже был альбом с такими иллюстрациями к нашей маленькой проблеме. Тебе не кажется это странным? На рабочую методичку подобный «шедевр» живописи точно не похож, а значит…
  – Они знали. Не уверен, насколько раньше нас к ним попала информация, но они знали, – и так не сильно нравящаяся Куросаки цепь событий перестала нравиться ему окончательно. Меж тем, Урахара продолжал, и кое-что из его речи заставило парня удивлённо воскликнуть.
  – Три дня? Причинит огромные разрушения?
  – Тебя что-то смущает, Куросаки-кун? – улыбнулся своей фирменной улыбкой синигами.
  – Да, – Ичиго поймал себя на мысли, что очень хочет вдарить по этой ухмыляющейся роже. Из внутреннего мира поступило ощущение полной солидарности. – Вам было известно о том, что эта штука появилась и очень быстро растёт, ещё три дня назад, вы знали, к чему это может привести, но вместо того, чтобы что-то с этим делать… тупо сидели и рисовали в альбоме эти дебильные иллюстрации?! – Тессай удручённо склонил голову, на миг парню стало даже как-то неудобно и совестно перед этим молчаливым, но очень добрым мужиком, однако осознание того, что из-за такого наплевательского отношения город, в котором живёт его семья, подвергся смертельной опасности, любую совестливость пинками загоняло в самый тёмный угол его внутреннего мира.
  – Мы отправили специальный отряд ко входу в это измерение, – остудил порыв парня спокойный голос Тоуширо, – но эта затея оказалась неудачной. В итоге, у нас остался лишь один способ исследования появления новых спектральных колебаний в этом мире. И я командую этой операцией! – чуть пафосно закончил капитан.
  – Почему именно ты? Ну, в смысле, разве этим должен заниматься не научный отдел и ваш Второй Отряд?
  – Все другие капитаны отмаз… отказались, – «тихонько» шепнула Рангику, явно пытаясь разрядить обстановку, вот только Ичиго было не до шуток. И факт того, что синигами, которые вроде как должны защищать живых и простые души, просто взяли и «забили» на подобную «мелочь», потому что нужно немного шевелиться… Скажем так, пребывающее на дне настроение добыло кирку и продолжило зарываться вниз.
  – Это совсем не важно! К тому же мы теперь знаем, с чем имеем дело. Долина Криков.
  – О, Хитсугая-тайчо, – прикрыл улыбку веером Урахара, – вы уже что-то выяснили?
  – Не я. Эти сведения я получил от Куросаки, – вся компания повернулась к подростку.
  – Мы сегодня в парке встретили капитана Омницукидо Сагару-сана с помощницей. Они уже вторые сутки, как я понял, работали над ситуацией и смогли выяснить, что это за измерение, – в голосе парня так и читалось «пока Готэй страдал фигнёй».
  – Значит, Долина Криков и Чистые… Понятно, – Киске постучал себя веером по губам. У Ичиго дёрнулась бровь.
  – А можно для тех, кому не совсем понятно?
  – Да-да, сейчас я тебе и это объясню… – и учёный просто перевернул страницу, где уже также был подготовлен рисунок. И начал объяснения.
  Ичиго очень хотелось ругаться, а ещё больше – как следует отделать учёного, он или считал его за идиота, или откровенно издевался. Ну или не считал проблему столкновения двух реальностей проблемой. Последняя мысль послужила хорошей заменой ведру ледяной воды на голову. А ведь действительно... Что для этого существа, разменявшего уже не одну сотню лет, проблемы смертных? Что ему Общество Душ? Ведь, как понял парень, он там уже лет сто не появлялся. А Каракура? Ну исчезнет город с лица Земли, несколько сюмпо, и он уже на другом краю Японии, если не мира...
  – Эй, ты меня слушаешь? – наклонился вперёд Киске.
  – Да, – эту проблему, скорее всего, придётся решать ему. Хотя… возможно, синигами из Общества Душ также будут заинтересованы, но одно было ясно точно. Доверять Урахаре он больше не может. И до этого методы учёного были сомнительны, а цели – очень не ясны. Но сейчас… Очень хотелось высказать всё, что парень думает об этом «скромном торговце», вот только момент был очень неподходящий.
  – Отлично, продолжим. Ты же уже видел Чистых, души, чьи воспоминания были отделены?
  – Эм, да. А куда, кстати, деваются эти воспоминания?
  – Они помещаются в отдельное существо, называемое Розариумом Памяти. С его помощью они возвращаются в Мир Живых. Появление этой долины – довольно частое явление. Мы уже видели его много раз…
  Ичиго вновь ушёл в свои мысли, пытаясь понять, сколько сказал ему учёный и о скольком умолчал. В конце концов, у этого «Зайца» даже в особых приметах стояло «хроническое умалчивание жизненно важной информации» и «эксплуатация детей и кошек». Меж тем, парень продолжал следить краем уха за беседой синигами. И чем дальше она шла, тем более неприятные подробности открывались. В этот раз кто-то чрезмерно усилил связь Долины с двумя мирами, что и могло привести к катастрофе. Тут ещё и Кон «проснулся», заявив, что видел какого-то странного типа среди тех призраков. Как бы то ни было, всё упиралось в Розарий Памяти. Он был ключом ко всему. По итогам беседы был выработан «план», точнее, его подобие: синигами отправляются назад на доклад Главнокомандующему, Урахара потрошит Кона с целью получения описания их нового врага, а они с Рукией патрулируют город, надеясь отыскать этого странного типа, а если повезёт – найти Розарий… Правда, что это такое и как выглядит – никто пояснить не смог.
  – Блестяще, – резюмировал Куросаки, выходя из магазинчика Урахары, – просто блестяще.
  – С тобой всё в порядке, Ичиго? – с беспокойством обернулась к нему маленькая синигами.
  – Да, Рукия, всё в полном порядке. Нам угрожает очередной психопат-синигами, который на этот раз хочет уничтожить мой город, ещё один ничем не примечательный день моей жизни.
  – Мы ещё не уверены, что он синигами!
  – Он прятался за духами и выглядел как «положительная» душа. Если он и не синигами, то точно из Общества Душ. И мне от этого не легче! – рыкнул рыжий. – Опять ваши разборки, в ходе которых опасности подвергаются простые люди. Моя семья! Прости, – парень сбавил обороты, – ты тут ни при чём. Просто… Не знаю, у меня такое чувство, что мне не говорят и половины того, что я должен знать. Создаётся ощущение, словно… не знаю… – на ум пришло слово «используют», но парень не мог отрицать и того факта, что вляпался во всё это сам.
  Внезапная вспышка уже немного знакомой «странной» реацу пришлась как нельзя вовремя, позволив закруглить очень непростой разговор.
  – Ты почувствовал?
  – Да, это оттуда, – Куросаки махнул рукой на северо-запад.
  – Знаешь, что там?
  – Да… Одно из кладбищ Каракуры. Пошли!
  
  И вновь Алукард.
  Шаг вперёд, слившийся с ударом снизу вверх. Пискнув, Сенна падает на землю, сжимая в руках отрубленную конечность противника, а я, завершая движение, просто перевожу направление удара, разваливая этого «негра» на две почти одинаковые половины. Правда, просуществовали они недолго – Полное Поглощение такого количества «пищи» много времени не занимает, а тут была ещё и «нейтральная» и «положительная» реацу, в общем, тело «истаяло» в воздухе, не успев даже упасть.
  Чистые мигом исчезли, растворившись в «воздухе», аналогично тому, как появились. Я же разглядел ещё несколько источников «никакой реацу», ранее скрывавшихся за общим фоном белых душ. Однако те не стали себя проявлять и показали на редкость похвальное здравомыслие – видя скорость (ну и жестокость, убийство противника без получаса разговоров для синигами – жуткая жестокость, да), с которой расправились с их подельником, гости отступили, вновь таинственно растворившись в «нигде». Безусловно, это было похоже на то, как низшие Пустые прячутся в тени мира, но именно что «похоже» – принцип точно был иной. Впрочем, имея в поглощённом виде одного из них, до механизма я докопаюсь, хотя провести вивисекцию парочки столь интересных образцов тоже бы не помешало… Я тряхнул головой. Закусывать Заэлем после недавнего поглощения Маюри, наверное, было всё же не столь блестящей идеей – до сих пор икается.
  – Как ты? – поднимаю девушку на ноги, заодно помогая «отодрать» отрезанную руку. Конечность шлёпнулась на землю и тут же была прошита лезвием Мурамасы, последовав вслед за всем остальным телом.
  – Нормально, – буркнула Розарий, нервно поправляя одежду и ленту в волосах. Её руки слегка подрагивали.
  – Не люблю ходить в гигае, – подпускаю в голос извиняющихся ноток, – реакции в нём никакой. Прости.
  – Ха! Подумаешь! – вильнула носиком Сенна, отчётливо застеснявшись, но тут же спохватилась и перешла «в атаку»: – Зато чёрный костюм-тройка тебе идёт! – подразумевая одежду гигая, улыбнулась она от уха до уха. И не поймёшь, подбадривает на полном серьёзе или подкалывает.
  – Ну хоть кто-то оценил! – принимаю игру.
  – Не хватает только красной розы в кармашке, – авторитетно заверила меня мелкая, теперь уже очевидно подкалывая.
  – Это будет уже пижонством.
  – Зато сидеть в ресторане с таким парнем намного круче! – а самодовольства-то, самодовольства…
  Так бы мы и развлекались (заодно помогая девушке скинуть стресс), но я ощутил приближение реацу Ичиго и Рукии, а вскоре те и сами показались, выпрыгнув из сюмпо.
  – Сагара-сан? Сенна? – первым опознал нас Куросаки.
  – О, Куросаки-сан, Кучики-сан. Что вас привело сюда? – улыбаемся и машем.
  – Мы почувствовали вспышку реацу и решили посмотреть, что тут творится, а вы?
  – Просто изучали этот район, а когда подошли к кладбищу, на нас напал какой-то странный тип с группой поддержки из кучи Чистых. Кажется, кто-то очень не хочет, чтобы наше расследование увенчалось успехом.
  – Да, он что-то там говорил про какого-то Ганрю-сама или как-то так, – Сенна как ни в чём не бывало присоединилась к беседе.
  – Урахара тоже считает, что связь Долины Криков с Обществом Душ и Миром Живых кто-то умышленно усилил, чтобы использовать Каракуру в качестве орудия против Сэйрэйтэя, – внесла свою лепту Рукия.
  – М-да, погорячился я с устранением противника, – пришлось досадливо цыкнуть, – нужно было сначала допросить, но, увы, рефлексы.
  – А вот лично я рада таким рефлексам, – Розарий потёрла шею.
  – Хех, учись, стажёр!
  – Хай, сенсей! – вытянулась девушка, демонстрируя мне вполне созревшие и приятные изгибы своего тела.
  – А вы ничего не слышали по поводу Розария Памяти? – перешёл к следующему вопросу Ичиго.
  – Розарий? Значит, Готэй хочет решить проблему кардинально?
  – В смысле? – хором спросили двое молодых синигами.
  – Вы не знаете? Проще и быстрее всего развоплотить Долину Криков, банально уничтожив вместилище памяти Чистых. Тогда они потеряют «якорь» и уйдут на перерождение. Долина очистится и исчезнет на пару-тройку сотен лет.
  – Че-е-его? – опять хором. Причём если у парочки гостей на лицах проступило выражение шока, то у Сенны там отразилась тень страха.
  – Киске в своём репертуаре – «забыл» сообщить исполнителям пару «незначительных» деталей.
  – Ну, заяц… Ну погоди! – посулил ночному небу Куросаки, а я чуть было не уронил челюсть, слыша подобную фразу.
  – Кхм… И что делать? – вновь вернула беседу в конструктивное русло Рукия.
  – Лично я собираюсь пойти поужинать и снять номер в отеле, – пожимаю плечами, как бы говоря, что это само собой разумеющиеся вещи, – а завтра с утра заняться поисками. Эти типы что-то ищут в городе, думаю, понятно что. Сейчас они потеряли одного из своих и отступили, им потребуется немного времени на перегруппировку и доклад своему главному. Так что эта ночь должна быть спокойной.
  – Понятно, – кивнул Куросаки. – Хм, может, тогда поужинаете у нас? Не зря же я сегодня за продуктами бегал.
  – М-м-м, ещё еда… – согнав с личика обеспокоенное выражение, Сенна мечтательно зажмурилась. – Ещё еда – это хорошо!
  – Значит, вы согласны?
  – Да, к тому же… – девушка стрельнула глазами и ухватила меня под руку, – двойное свидание – это та-а-ак интересно! А ты смелый парень, Ичиго! – вот же… тролль! Матёрый, тонкий и такой милый. Прямо так и тянет пустить скупую мужскую слезу. А бедные дети оба залились краской и судорожно хватали ртом воздух. В тот момент я ещё не представлял, на сколько был прав касательно своего предположения, что Сенна – лучший друг Тоби, да и Ичиго немного жалко...
  
  Немного позже, Общество Душ.
  – …таким образом, доказан умысел в появлении Долины Криков и укреплении связи между двумя мирами, – закончил доклад Тоуширо.
  – У вас всё, капитан Хитсугая? – осведомился Главнокомандующий.
  – От себя могу добавить, что представители Омницукидо также занимаются этим вопросом и уже вступили в контакт с Временным Синигами.
  – Хм… – многозначительно прогудел старик. – Хорошо. Готэй также будет заниматься решением данной проблемы. Капитан Сой Фонг, Капитан Амагай, – названные капитаны сделали шаг вперёд, – вы будете представителями Готэй-13 в Мире Живых на время проведения операции. По вашему возвращению жду доклад.
  – Есть, – хором ответили названные. На этом собрание закончилось.
  – Когда отправляемся, Сой Фонг-семпай? – подошёл к девушке новенький капитан. За ним тенью следовал лейтенант Кира Изуру, заставляя завидовать коллеге – её лейтенант с трудом пролезал в дверь, а уж быть незаметным… И это во Втором Отряде!
  – Как можно скорее, но сначала мне нужно переговорить с капитаном Хитсугаей, – девушка скосила глаза на выход, куда устремились остальные капитаны, но те, как назло, поспешили ретироваться почти мгновенно, оставив после себя только лёгкое дрожание воздуха. – Кстати, капитан Амагай, вы же сами из Омницукидо. Отряд разведки.
  – Да, вас что-то интересует? – вежливо улыбнулся мужчина.
  – Что вы можете сказать о Четвёртой дивизии? – девушка ещё не была уверена, но выработанное сотней лет практики чутьё во всю мощь сигнализировало, что без её… ммм... очень хорошего знакомого из курьерской службы не обойдётся.
  – Почтальоны? Честно говоря, немного. У нас и в пределах отряда не особо принято распространяться о себе и заводить больше, чем пару-тройку товарищей. А уж междивизионное общение так вообще… Но почтальоны… Не знаю, никогда об этом не задумывался. Всегда непримечательные, всегда в одинаковой форме и со скрытыми лицами, но если подумать… эти ребята умудрялись находить нас и передавать или принимать послания даже в самых глухих далях. Вас интересует что-то конкретное?
  – Да, их капитан, Даисуке Сагара.
  – Хм… – синигами задумчиво потёр подбородок, – простите, семпай, никогда не сталкивался, да и вообще, только и знаю, что такой капитан вроде как есть, но его почти никто никогда не видел.
  – Ясно. Спасибо, предлагаю подготовить группы сопровождения и встретиться через час у Сенкаймона.
  – Час? Х-хорошо, тогда мне нужно поспешить, – откланялся Амагай и ушёл в сюмпо – по меркам Общества Душ срок был минимально возможным, так что капитану-новичку действительно предстояло попотеть, чтобы успеть собрать группу вовремя. А в это время Сой Фонг уже была на полпути к казармам Десятого Отряда...
  – Чашечку саке, капитан? – Рангику занималась спаиванием несовершенноле… кхм… предлагала своему капитану чуть расслабиться.
  – У нас масса работы, Мацумото, так что отставить распитие алкогольных напитков на рабочем месте, – как всегда, урезонил свою подчинённую Тоуширо, в очередной раз понимая, что его слова были пропущены мимо ушей. Эх, вот бы поменять Мацумото на лейтенанта Къёраку-сана, но здравое опасение, что в этом случае капитан 8-го отряда окончательно сопьётся, не давало ответственному парню вынести подобное предложение на Совет Капитанов. Ещё раз тяжело вздохнув, Тоуширо продолжил. – По Долине Криков появились новые сведения, пока я был на собрании?
  – Не-а, – Мацумото изволила дуться, – всё так же, как и полдня назад. Ни-че-го. О! – последнее «О!» было связано с открывшейся от пинка дверью, в которую влетела капитан Второго Отряда.
  – Капи… – начал было Хитсугая, но...
  – Омницукидо! Кто там был от Омницукидо?! – бедного подростка едва ли не начали трясти за шкирку.
  – А? Э-э-э-э…
  – Я спрашиваю, кто это был?!
  – Са-са-сагара! Капитан Даисуке Сагара! – кое-как выдавил из себя ответ подросток, больше озабоченный способом не быть задушенным собственным косодэ.
  – Так и знала! Куда он пошёл, что делал? – продолжала выпытывать у своего коллеги Сой Фонг.
  – Да не знаю я! – парень уже подумывал отбиваться от психованной капитанши стулом или даже трусливо загородиться Мацумото. Нужно было срочно что-то делать. – Киске! Урахара Киске должен знать больше! Он живёт в Каракуре, знает там всех!
  – Точно! Заяц! – кивнула девушка и исчезла в сюмпо. О визите грозного Капитана Второго Отряда в помещении теперь напоминали лишь беспорядок в одежде Хитсугаи да чуть шатающаяся дверь.
  – Это вообще что было? – парень перевёл большие-большие глаза на своего лейтенанта.
  – Кажется… слухи оказались верными. И теперь я знаю, про кого они ходили! – в глазах Рангику зажёгся нездоровый огонь. – Простите, капитан, мне нужно срочно поговорить с лейтенантом Ячиру! – и новое сюмпо оставило парня совершенно одного.
  – Да что тут вообще происходит? – у Тоуширо нервно дёрнулся глаз. – Ещё и зайцы какие-то… Дурдом, – парень задумчиво покосился на заначку своего лейтенанта. – Хмм…
  
  Сорок минут спустя. Врата Сенкаймон.
  – Готов? Отправляемся! – встретив коллегу кивком, отдала распоряжение грозная леди. Её сопровождающие были бесшумны и почти что невидимы, благо тупой увалень остался «за главного» и ещё получит по возвращению руководительницы. В то, что её лейтенант не сможет не накосячить на ровном месте, Сой Фонг верила безоговорочно.
  – Ага, – кивнул Амагай, сопровождаемый пятым и шестым офицерами. Своего лейтенанта он тоже предпочёл оставить «на хозяйстве».
  Мир живых встретил новоприбывших синигами вечерней темнотой и огнями вывесок. Ночной ветер нёс прохладу и палую листву, где-то вдали ощущались отзвуки музыки. Город не спал, продолжая празднества.
  – Первая группа, установить наблюдение за городом. Вторая – патрулирование. Обо всём нестандартном докладывать немедленно.
  – Есть, – отозвались тени.
  – Быстро у вас…
  – Нельзя терять время понапрасну! Он может уйти в любой момент, – жёстко ответила девушка.
  – Вы думаете, Урахара-сан попробует сбежать?
  – Урах… – кажется, на миг Сой Фонг потеряла нить беседы, чем изрядно удивила Амагая, но быстро взяла себя в руки. – Да, как показывает практика, Урахара Киске может очень не вовремя исчезать в никуда, – чуть отвела взгляд капитанша. – Пойдём.
  Урахара Киске явно не ждал гостей. Тем более гостей, которые вот так вот вломятся к нему посреди ночи.
  – Где он?! – именно этот вопрос, заданный взбешённой главой дознавателей, вырвал «честного торговца» из страны снов. В голове учёного за мгновения пронеслись табуны мыслей, начиная от «как они узнали?», заканчивая «что делать?» Но вскоре проснувшееся сознание решило попробовать использовать старый приём: закосить под дурачка и ни в чём не сознаваться. В конце концов, пусть его и амнистировали, но незаконный ход в Общество Душ – это две сотни лет в застенках башни Раскаяния.
  – О, Сой Фонг-сан, какой приятный сюрп… – Урахару встряхнули.
  – Я повторяю, где он?! – испарина выступила на лбу Киске. Ученица Йоруичи явно была настроена очень серьёзно.
  – Эм… Я могу всё объяснить, понимаете, вопрос был очень срочным, дело касалось жизни и смерти…
  – Меня не волнуют твои жалкие оправдания! Где он, где Даисуке Сагара?!
  – Э-э-э… кто?! – мало что могло заставить Киске удивиться, но вот сейчас он пребывал в полнейшем ступоре. Его подняли среди ночи, одним взглядом обещают самые жуткие и изощрённые пытки, и всё это… для того, чтобы выяснить про какого-то Сагару?!
  – Не пытайся изображать из себя идиота! Я ежедневно общаюсь со своим лейтенантом. Вот он – идиот, а у тебя для этого слишком умный вид! Где он?! – тут, наконец, Урахара окончательно пришёл в себя и понял, о чём идет речь. А после – растянул губы в привычной улыбке.
  – О, так вы о капитане Омницукидо и его помощнице? К сожалению, я точно не могу сказать, где они.
  – Они? – что-то во взгляде капитана Второго Отряда очень сильно не понравилось Урахаре, а потому он, вопреки своей привычной традиции, постарался выдать как можно больше информации.
  – Их встретил Куросаки-кун, всё, что я знаю, я знаю только с его слов! Наверное, вам лучше расспросить его, Сой Фонг-сан.
  – Ладно, – девушка наконец-то отпустила вечернее кимоно учёного, что позволило ему подняться с футона – чисто на всякий случай. – Амагай, допроси пока Урахару по поводу Долины Криков, а мне нужно наведаться ещё в одно место, – и синигами исчезла в сюмпо, вызвавшем бы одобрительный мявк даже у Йоруичи.
  – Эм… Здравствуйте, извините за вторжение, – смущённо потёр шею и улыбнулся капитан Третьего Отряда.
  «Хороший и плохой синигами» – невольно подумал Киске, но, подумав ещё немного, пришёл к выводу, что что бы там ни было, но лучше общаться с этим Амагаем, чем вновь иметь «удовольствие» лицезреть бешенную Сой Фонг. И какая муха её укусила?
  – Ничего страшного, – привычно прикрыл улыбку неизменным веером опальный (в прошлом) синигами, – я понимаю всю серьёзность ситуации и обеспокоенность Готэя. Быть может, чаю? Тессай превосходно заваривает чай.
  – Да, благодарю. Если вас это не затруднит, – не успел капитан договорить, как рядом с ним буквально материализовался здоровяк в фартуке и с подносом, на котором уже исходили паром три чашки.
  
  Между тем, в доме у Ичиго...
  – Я дома, – чуть повысив голос, оповестил парень, заходя в прихожую. Наша дружная гурьба, деликатно помалкивая, проследовала за ним.
  – Ты вовремя, братик, сейчас будем ужинать, – донёсся в ответ радостный голос Юзу.
  – Ичи, ты с каким соусом рис бу… – к нам вышла Карин и споткнулась на полуслове. – Эм, здравствуйте, – спустя секунду проявила она воспитание, удивлённо переводя взгляд с нас на брата.
  – Это мои друзья, я пригласил их на ужин, – пояснил парень, уже освободившись от обуви.
  – Понятно… – моргнула девочка. – Добро пожаловать…
  – Хм… – Куросаки оглядел коридор, к чему-то прислушиваясь. – А где отец? Вы что, одни?
  – Странно, что вы его не встретили, – наклонила голову девочка. – Он буквально минуту назад куда-то умчался, вякнув что-то невнятное про какое-то срочное дело, – младшая Куросаки пожала плечами, будто такие события были в порядке вещей. – И может, ты нас всё-таки представишь? – и уже куда-то в сторону кухни: – Эй! Юзу, у нас гости!
  – А?.. – удивлённая мордашка второй сестры Ичиго не заставила себя долго ждать, уже через пару секунд выглянув из-за угла.
  – А да, прости, – парень почесал в затылке. – Это Сагара-сан, Сенна и Рукия, мы с ними познакомились во время моей… эм… подработки.
  – Ты не говорил, что где-то подрабатывал, – со святой наивностью захлопала глазками Юзу.
  – Эм… Понимаешь… Ну... Это было всего несколько раз и не очень регулярно… Я не хотел вас беспокоить… – врал парень не очень убедительно.
  – Значит, вы друзья братика? – к нам обернулся милейший ангелочек. – Тогда добро пожаловать, – девочка отвесила традиционный поклон. – Скоро всё будет готово, проходите в гостиную, пожалуйста.
  – Помыть руки можно там, – Карин ткнула пальцем в конец коридора и, одарив нас этаким подозрительно-догадывающимся взглядом, последовала за сестрой.
  – А тебе повезло с сёстрами, – заметил я, когда нас уже не могли слышать.
  – Ага, но тёмненькая тебе точно не поверила, – авторитетно заметила Сенна, лёгкой танцующей походкой обгоняя нас по коридору. – Тебе надо больше практиковаться, Ичи, – девушка замерла в дверях ванны и произнесла это уменьшительное прозвище с таким чувством, что рыжего аж перекосило, – а то что ты будешь делать, когда надо будет тайно притащить домой девушку?
  – Ты… – но голова провокаторши уже скрылась за дверью, тихонько хихикнув напоследок. Закипающий аки чайник Куросаки мог только в бессилии сжать кулаки.
  – Однако, – привлекаю его внимание к себе, полностью «игнорируя» выходку «подчинённой», – ты уверен, что держать их в неведении относительно мира духов – хорошая идея?
  – М?.. – Ичиго не сразу сообразил, о чём я, но когда до него дошло, мигом стал серьёзней. – Не думаю, что им следует знать, что в свободное от учёбы время я ношусь в бестелесной форме с мечом за злобными монстрами… Лучше уж подработка.
  – Ну, дело ваше, – пожимаю плечами, глядя в другой конец коридора, следя, чтобы нас не подслушали. – Хотя с учётом духовной силы ваших родственниц, я бы всё-таки рекомендовал им рассказать правду. Так они хотя бы вовремя смогут убежать от опасности, если случайно встретят низшего Пустого.
  – Хм… – парень задумался, но так ничего и не ответил, а вскоре дверь ванной открылась, и к нам выскочила посвежевшая Сенна.
  Мигом ощутив, что прошлая подколка уже себя изжила и речь идёт о чём-то серьёзном, Розарий тактично промолчала, бочком пристроившись рядом со мной и с интересом начав наблюдать. Следующей мыть руки отправилась Рукия, а через пару минут мы уже сидели за столом. Ага, я рядом с Сенной, Ичиго рядом с Рукией, а напротив это дело созерцали две пары любопытно-подозрительных детских глаз.
  Тишина медленно устремилась к отметке «гнетущая»… Для Ичиго. Не знаю, о чём думала малышка Кучики, но мы с Розарием явно поймали одну волну и теперь нетерпеливо ждали развязки.
  – А кем вы работаете, Сагара-сан? – первой нарушила молчание Карин.
  – Ну... – отложив вилку и тщательно прожевав оставшийся во рту рис, изображаю задумчивость. – Я что-то вроде начальника охраны премьер-министра и специалиста по особым поручениям… – ни одного слова лжи, хочу это особо отметить!
  Ка-а-ак на меня посмотрели Ичиго и Рукия… В этих взглядах просто широченными буквами читалось, что они уже решили, будто я по наивности запалил им всю конспирацию. Ну как я мог удержаться, чтобы их не обломать?
  – Шутка, – сдержано улыбаюсь. – Я почтальон.
  Фаталити! Рукия выпала в астрал… И ведь с её точки зрения я опять ни словом не соврал!
  – Почтальоны ходят в таких костюмах? – скептический взгляд Карин прошёлся по чёрному пиджаку.
  – Ну не мог же я пойти в гости в чём попало? К тому же мой стажёр – большой специалист в новинках моды, и он настоятельно рекомендовал мне именно такой стиль.
  Прыснувшая при этих словах в тарелку Сенна (хорошо хоть рот был свободен, так что обошлось без конфуза) поспешила исправить оплошность и активно закивала, мол, да, есть у нас такой большой профи, и он всё знает.
  – У почтальонов есть стажёры? – Карин Куросаки начала смотреть на меня как на… Хм, даже не знаю, ещё не инквизитор на допросе еретика, но где-то близко.
  – Даже у чистильщиков есть стажёры, – назидательно поднял я палец. Рукия при моих словах несколько сбледнула.
  – Это те, кто выносят мусор и следят за чистотой? – поинтересовалась Юзу, лучась искренним любопытством.
  – Да, что-то в этом роде, – Сенна довольно хихикнула, косясь из-за моего плеча на реакцию подростков. – Выносят и следят за чистотой…
  – Кхе… – бедная Рукия, мне её даже немного жалко. Чуть-чуть, но слишком давно я не выпускал «погулять» Тоби, а тут такая шикарная возможность выесть всем мозг чайной ложечкой, при этом блюдя образ строгого и серьёзного человека. Как тут можно удержаться? И вообще, это всё дурное влияние Розария, так и запишем.
  – Вам нехорошо, Кучики-сан?
  – Нет-нет, Сагара-доно, всё в порядке.
  – «Доно»? – теперь взгляд Карин даже напоминал прищур Сой-тян. Кстати, с учётом её потенциала, для обычного человека просто выдающегося, и того уровня разумности, что я уже имел удовольствие наблюдать, лет через сто-сто двадцать, если не форсировать события, у госпожи Фонг может появиться ученица с таким же тяжёлым характером. Заранее сочувствую Второму Отряду.
  – Компания, в которой подрабатывает Кучики-сан, входит… м-м-м, в один концерн с нашей, а я всё-таки у нас руководитель департамента. Потому и такое обращение, хотя семья Рукии-сан входит в состав совета… учредителей. И обращаться ко мне можно просто по имени.
  Лицо Ичиго стало неподражаемым. По виску ме-е-едленно стекала капелька пота, взгляд метался с одного участника беседы на другого, при этом я не мог не заметить, что парень пребывает в некотором восхищении оттого, что я, не соврав ни в слове, смог навешать такого качественного рамена на уши его сестёр. А тут ещё и Мурамаса мне подсказал, что во внутреннем мире парня сейчас ржёт Хичиго и советует «учись, салага, вот как нужно отбрехиваться».
  – Э-э-эм… – Карин переводила подозрительный взгляд с меня на подростков и обратно. – Вы же из мира духов, да?
  Чёрт! Я уже говорил, что весь разум, отведённый вселенной семейству Куросаки, достался этой девочке, так вот… Удваиваю данное утверждение!!!
  – А-а… О чём ты?! – рыжего подбросило на месте. – Т-ты не должна говорить такое при посторонних! Что о нас могут подумать?!
  – Ичи… – девочка произнесла это почти жалобно. – По твоей реакции всё видно…
  – И ничего не видно! – нервно заёрзал подросток, неосознанно повысив голос. – Не пугай наших гостей!
  – Да ты своим криком их больше пугаешь… – уже с откровенной жалостью глядя на брата, негромко произнесла Карин.
  – Да, Ичиго, ты сегодня какой-то депрессивный, – с истинно женским участием, ну таким, знаете… полный игнор темы раскрытия и всё внимание на недостойное поведение самца, поддержала девочку Сенна. – Тебе надо выпить зелёного чаю.
  – Э?.. – Куросаки перевёл затравленный взгляд на Розарий.
  – Что? – вздёрнула бровь та, отправляя в рот вилку с рисом. – Ты очень нервный.
  – Ты...
  – Ичиго, прекрати, – Рукия силком усадила парня обратно, быстро бегая глазами по столешнице в поисках решения.
  – Ладно, можешь не говорить, – со вздохом отступилась девочка.
  – Замечательный соус, – очень «к месту» вставляю своё мнение, возвращаясь к еде. – Вы используете какие-то особые специи или это готовая смесь?
  – А можно мне добавки? – тут же подключается Сенна, в два движения умяв остатки своей порции и невинно захлопав ресничками. Вот уж точно мой стажёр! И судя по взглядам двоих синигами, они теперь окончательно и бесповоротно уверены, что мы из одной конторы.
  – Конечно! – лучась позитивом, улыбнулась Юзу и приняла тарелку.
  Карин проводила действия сестры тяжёлым взглядом, смерила им наши честные лица и… просто вздохнула.
  К сожалению, именно этот момент мироздание решило выбрать для того, чтобы прервать наши милые посиделки. Или, если быть совсем конкретным, я ощутил приближение сильного духа. Пусть он, точнее, она мастерски скрывала своё присутствие, но, имея занпакто, от Мурамасы не спрячешься.
  – Куросаки! – в дверь вежливо постучали… ногой. – Где он?!
  – Э-э?.. – изогнула бровь тёмненькая сестрёнка Ичиго.
  – Братик?.. – а это уже была Юзу.
  – Я сейчас открою, – парень встал из-за стола. При этом он явно хотел успокаивающе улыбнуться, но получился у него только кривой оскал затравленного паралитика.
  – Ичиго? – в фиалковых глазах малышки Кучики также отразилось нешуточное беспокойство.
  – Я сейчас, – махнул рукой школьник, явно уже мысленно проклиная себя трёхэтажным матом за то, что решил позвать нас в гости.
  Однако не успел парень сделать и пары шагов, как прямо перед ним из сюмпо вышла изящная, но очень взвинченная леди.
  – Куросаки, у меня нет времени ждать! Где… – и тут её взгляд наткнулся на меня.
  – Семпай, а это кто? – Сенна настороженно наклонилась ко мне. Глаза Сой-тян мгновенно прикипели к новому объекту наблюдения.
  – Сой! Как я рад тебя видеть! Ты как раз вовремя, – быстренько встаю из-за стола и, технично цапнув грозного капитана под ручку, тащу к коллективу.
  – Что?.. – сбитая с толку синигами на секунду растерялась, безропотно позволяя себя усадить на тут же пододвинутый стул. – Что всё это значит?
  – Куросаки-сан любезно пригласил нас на ужин, и мы как раз обсуждали кулинарные таланты его сестёр, – не прекращая молоть языком, наполняю одну из чистых тарелок из кастрюли (Юзу ещё в начале ужина поставила её прямо на край стола, чтобы далеко не бегать за добавкой) и ставлю перед капитаном. – Вот, ты обязана попробовать этот соус, – поливаю рис смесью из второй ёмкости, – это что-то невероятное.
  – Э-э-э… – бедненькая, как ей, наверное, сейчас тяжело. Я такой негодяй. Но если сейчас предоставить инициативу грозной леди, без членовредительства может и не обойтись. 
  Растерянность Капитана Второго Отряда длилась недолго, впрочем, этого времени хватило, чтобы заботливая Юзу принесла внезапной гостье обеденные принадлежности и стакан с соком, а устраивать разборки прямо за едой дочери благородного, пусть и не самого знатного клана не позволяло воспитание. Ну или шок был всё же несколько больше, чем я думал.
  Самым крайним в этой ситуации оказался Ичиго, уже просто не знающий ни куда деваться, ни что теперь говорить сёстрам – это мы были в гигаях и «походили на людей», Сой-тян же подобным не заморачивалась и пребывала в духовной форме. Ну и обстановка за столом потихоньку начинала дестабилизироваться – Сой Фонг приходила в себя, а деятельный характер девушки требовал немедленно во всём разобраться. Впрочем, оставалась ещё Сенна, которой очень не нравилось пребывать в информационном вакууме… и, вполне возможно, выпадать из центра внимания.
  – Так кто это, семпа-а-а-ай?! – промурлыкала Розарий, совершенно не стесняясь убийственного взгляда капитанши.
  – Сенна, знакомься – Сой Фонг, капитан Второго Отряда Готэй-13 и лидер Военной Полиции Сэйрэйтея.
  – Сой-сан, позволь тебе представить: Сенна – мой стажёр и будущий лейтенант, если её характер не прибьёт её раньше…
  – Просто «Сенна»? – нехорошо прищурилась бравая капитанша.
  – Просто «Сой-сан»? – столь же нехорошо прищурился этот тролль в юбке. Причём взгляды обеих девушек были направлены именно на меня.
  – Я-а-а-а… принесу десерт! Юзу, Карин, помогите-ка… – в критической ситуации рыжий соображал на диво быстро, сразу виден большой опыт. Правда, насколько я знаю, обычно его пытались просто нашинковать в мелкую соломку, а вот женские разборки – это область новая, впрочем, по опасности она вполне может и превосходить банальные попытки убийства. Но смылся с места возможных разборок (да ещё и родственниц прихватил) он на диво оперативно. А вот за то, что не взял Рукию, ему минус в карму и внеочередной визит Тоби. И неважно, что маленькая синигами явно навострила ушки и никуда уходить сама по себе не собиралась.
  Что же касается непосредственно меня, то… я сохранял невозмутимость и каменное спокойствие – инстинкты шептали, что стоит лишь дрогнуть, и меня попытаются сожрать.
  – Кохай, твой талант подставлять всех вокруг, конечно, велик, но всё же я куда старше и опытнее. Но ладно, актёрскую игру, так и быть, зачту.
  – Не понимаю о чём ты, семпай! – сразу же состроила невинный вид девушка.
  – Может, мне всё же предоставят объяснения? – раздражённо поинтересовалась глава Второго Отряда.
  – М-м-м, двойное свидание? – невинно «предоставила объяснение» Розарий. Рукия подавилась воздухом. У Сой Фонг дёрнулся глаз.
  – Сенна, – прикрываю глаза, – достаточно. Иногда нужно быть серьёзной.
  – Но это слишком скучно! – «подчинённая» слегка надулась и… правильно, пошла «заедать стресс» очередной вкусняшкой. Всё же интересно, как в неё столько влезает? Ладно бы это была «пища духовная», но вполне материальная еда?!
  – В общем, – показательно игнорирую эту оторву, – мы получили информацию о странных возмущениях духовного плана. Долина Криков вновь проявилась, и нам требовалось выяснить подробности, исследовать феномен. В ходе расследования мы столкнулись с Куросаки-саном, и он любезно пригласил нас на ужин. А ты тут какими судьбами? Я, безусловно, всегда рад тебя видеть, но если тут проходит операция Второго Отряда, не хотелось бы лишний раз сталкиваться с твоими подчинёнными, ты не хуже меня знаешь, как у нас налажено взаимодействие, – чуть морщусь.
  – Ясно, – напряжение чуть ушло, девушка расслабилась и даже обратила внимание на предложенное угощение. – Мы здесь примерно по тому же поводу: Долина Криков, Розарий Памяти и те, кто пытается использовать это измерение для нанесения вреда Обществу Душ.
  – А вот и мы! – Куросаки как почуял, что буря миновала, и торжественно вернулся вместе с пирогом.
  – О! Пахнет вкусно! – в глазах Сенны проявился нездоровый блеск.
  – Знаешь… А ведь чрезмерное употребление пищи портит фигуру...
  – Я молодой и растущий организм! – фирменный взгляд из ряда «что же ты глупенький такой» прилагался. – И вообще, семпай, девушки любят щедрых парней! Вот Куросаки-кун мне уже глубоко симпатичен…
  – Он уже помолвлен с принцессой клана Касуми Одзи, так что без шансов, – нет, я не ревную, просто… ну да, жадный. Очень, очень жадный.
  – Дзынь! – Карин уронила тарелку.
  – Б-братик… п-помолвлен?! – неверяще воззрилась на временного синигами уже Юзу.
  – Э-э-э… – парень посмотрел на нас загнанным взглядом. – Я был против! И вообще, меня никто не спрашивал!
  – Мы несколько ушли от темы, – спасла положения Рукия. – Так что там по Обществу Душ и Долине Криков? Омницукидо и Готэй будут работать над этим вопросом вместе?
  – Лично я не вижу причин, чтобы не объединить усилия, так что со всем удовольствием, – улыбаюсь Сой-тян, та так забавно отводит взгляд.
  – У меня тоже нет возражений, – всё же нашла в себе силы ответить девушка, и в этот самый миг… я ощутил ещё одного духа, а Мурамаса поведал о его занпакто.
  – Эм… Простите за вторжение! – из сюмпо вышел слегка небритый субъект слегка за тридцать на вид в слегка растрёпанном косодэ. Слишком много «слегка». Первое впечатление – не нравится он мне. Нечего всяким подозрительным хлыщам крутиться рядом с моей синигами.
  – Капитан Амагай Сюске, – кивнула Сой-тян.
  – Разведка? – припомнил я рассказы лейтенанта Хомуры о важных лицах в Омницукидо.
  – Уже нет, – тот виновато улыбнулся и взъерошил себе волосы на затылке. – Я теперь возглавляю Третий Отряд Готэй-13, а вы?
  – О, мои поздравления. Даисуке Сагара, Четвёртая Дивизия Омницукидо, – протягиваю руку, которую новоиспечённый капитан незамедлительно пожимает.
  – О, наслышан! – вновь улыбнулся этот тип. – А вы?
  – Куросаки Ичиго, временный синигами, – отозвался парень, уже точно жалеющий, что затеял всю эту историю с ужином. А ещё он забыл, что тут сейчас сидят Карин и Юзу, хе-хе.
  – Кучики Рукия, пятый офицер Тринадцатого Отряда! Рада знакомству, Амагай-доно!
  – Не нужно так формально, мы же не на плацу. Рад с вами познакомиться!
  – Мы принесём ещё тарелок, – резюмировали младшие Куросаки, у которых, очевидно, накопился ОЧЕНЬ большой пласт вопросов к брату. Мне Ичиго даже чуть-чуть жалко стало. Может быть, визит Тоби всё же отменится.
  – Амагай, ты же должен был допросить Урахару, – повернулась к очередному гостю Сой-тян. Смена темы явно была использовала девушкой в попытке перейти на рабочий лад. Если и было у неё какое-то смущение от нашей встречи, то сейчас оно оказалось полностью задвинуто, хотя, судя по взглядам, от «последующих разборок» какое-то жалкое ЧП с угрозой существования Общества Душ (третий раз за год, прошу заметить) меня всё равно не спасёт. Ну что же, это будет забавно.
  – Я как раз по этому поводу. Киске-сану и Тессай-сану удалось просмотреть воспоминания души-плюс и идентифицировать того духа, что был замечен среди Чистых.
  – И?
  – Судя по символам на одежде и цветовой гаме, это представитель так называемого «Клана Тёмных», – пояснил капитан.
  – Клан Тёмных? – не понял Куросаки, да и я, признаться, был в некотором замешательстве. – Это ещё кто?
  – Этой истории около тысячи лет, – принялся пояснять Амагай. – В ту пору существовал Благородный Дом, достаточно богатый и могущественный, чтобы с его интересами считались, но не входивший в Совет 46, что сильно раздражало лидеров клана. И они попытались провернуть какую-то интригу, чтобы возвыситься ещё больше, нарушили запреты, но об этом узнали остальные. Состоялся суд, – на этом месте Рукия чуть вжала голову в плечи, а Куросаки явственно поморщился – судебная система Общества Душ вызывала у него массу неприятных воспоминаний. Точнее, почти полное отсутствие означенной системы как таковой, – и весь клан был приговорён к изгнанию и оказался вышвырнут в Разделитель Миров.
  – Минуточку! – встрепенулся рыжий. – Но ведь в Разделителе Миров обитает поток Корью и эта… Как там эта штука-чистильщик называется?
  – Верно. Так что никто не ждал, что этот клан сможет там выжить, – пожал плечами Сюске – то, что для героического японского школьника звучало полной дикостью, было абсолютно нормально для выходца из самого Общества Душ, даже сейчас живущего по правилам феодализма тысячелетней давности, а что было означенную тысячу лет назад? Странно, что «мятежников», которые, как я понял, просто хотели влезть к уже поделенной кормушке, на месте не прирезали.
  – То есть этот ваш Совет 46 просто взял и приказал выкинуть на съедение чистильщику целый клан? Стариков, женщин, детей?
  – Как бы ни были суровы законы, они остаются законами, – отрезала Сой Фонг, также дитя своей эпохи и общества.
  – А их и в самом деле так зовут? Клан Тёмных? – Сенна вновь смогла сместить разговор с неприятной темы. Будь у нас действительно «зачёт по красноречию» в сдаваемых материалах – поставил бы «автомат». Хотя вопрос был не самым актуальным, я бы на её месте интересовался не самоназванием противника, а его потенциалом. Или в её библиотеке памяти что-то отозвалось на это имя? Да и с точки зрения отвлечения внимания что-то такое нейтрально-неважное – как раз самое то.
  – Нет, конечно, – тут уже включилась капитан Второго Отряда, то ли тоже желая сменить тему, то ли просто «потыкивая безграмотного стажёра в прописные истины». Ну или она просто привыкла всё разжёвывать своему тупому лейтенанту, – просто имя запятнавшего себя клана навсегда вычёркивается со страниц истории, остаётся только «Тьма» или «Зло». Сейчас сказать, как раньше назывался этот клан, сможет разве что Ямамото-доно, да и то совсем не факт, что и он о них помнит.
  – Вот как… – задумался Ичиго. Разговор явно перестал ему нравиться, да и, пожалуй, на сегодня было сказано достаточно.
  – Ладно, время уже позднее, не будем злоупотреблять твоим гостеприимством, Куросаки-сан, – глядя, как в комнату возвращаются девочки, спешу встать. – Дамы, – лёгкий поклон сёстрам рыжего, – благодарю за угощение, всё было очень вкусно.
  – Да-а-а, спасибо! Наелась от пуза! – поддержала меня «стажёр».
  – Заходите ещё, – вежливо попрощалась Юзу, а вот по лицу её брата так и читалось: «Куда?! Подставили, а мне одному отдуваться?!»
  – Эм… Да, до свидания, – Карин замерла в некоторой неуверенности. – А можно вопрос?
  – Конечно, – киваю девочке.
  – А такой паренёк моего роста, с белыми волосами и в похожей одежде, – девочка указала на хаори капитанов, – он тоже с вами?
  – Тоуширо?! – шокировано выдохнул Куросаки.
  – Ну да, Тоуширо-тян, так его звали… – почесала в затылке девочка.
  – Тян? – хором произнесли все присутствующие синигами. Ичиго же, как мешком по голове ударенный, тупо вылупился на сестру, про которую, как оказалось, не знал нечто очень важное.
  – Кхм, – прочищаю горло. – Да, капитан Хитсугая тоже с нами.
  – Он и правда капитан? – во взгляде девочки возник скепсис и ожидание.
  – Да, и очень ответственный.
  – Понятно… – Карин о чём-то задумалась.
  – Думаю, мы пойдём… – тактично увлекаю к выходу набившуюся в дом Ичиго синигамскую банду.
  Оказавшись за дверью, наша бравая пятёрка впала в раздумья.
  – Почему у меня такое чувство, что мы здорово подставили Куросаки? – озвучиваю, надеюсь, общую мысль.
  – Я… – Рукия неуверенно покосилась на дом, – наверное, останусь. Надо помочь ему с объяснениями…
  – Разумно, – согласился Амагай.
  Наскоро попрощавшись, Кучики направилась назад к двери, мы же переглянулись. Не знаю, о чём думали остальные, но я размышлял над общей задачей миссии. Обитающий где-то в Разделителе Миров клан – это даже не иголка в стоге сена, это натуральная капля в море. Разделитель огромен, даже Долина Криков при всей своей «толстости» и «перегруженности» занимает там ничтожно малое пространство относительно общего массива – иначе проблемы со «связью измерений» появлялись бы каждый раз при её возникновении, а не только когда та разрастается до неприличных размеров. В общем, ни саму Долину, ни этих «Тёмных» было не найти, разве что совершенно случайно. Оставалось только ждать их визита самим. То, что он будет – это несомненно, один раз они за Сенной уже пришли, значит, она им для чего-то нужна. Но и соваться к ней, когда её окружает целая толпа синигами, они вряд ли будут… Хотя, вопрос в степени их отмороженности и наглости. Если это те же личности, что смогли выжить в Разделителе и даже как-то там устроиться, то и того, и другого у них хватает. Но просто сидеть и ждать «в засаде» было бы неинтересно, да и время потратить можно с куда большей пользой. Я окинул взглядом Сой-тян. Да-а-а, с куда-а-а-а большей пользой. Но в этом «гениальном плане» была одна маааленькая закавыка. Амагай точно был лишним, Сенна… Ну, у нас ещё совсем не такие отношения, и не факт, что «такими» они вообще будут, к тому же Сой-тян тоже вряд ли оценит подобный поворот сюжета. Но не сплавлять же мне их вместе? Не то чтобы я не доверял выходцу из очень мутной конторы, которого вижу первый раз в жизни… но отпускать Розарий, который ищут синигами, с означенным синигами… так себе идея. Даже если принять во внимание парадигмы, что «темнее всего под пламенем свечи» и «прятать нужно на виду». Так что, увы, придётся превозмогать все тяготы и лишения полевого агента, а не тискать сипатичную капитаншу. Во всяком случае, я так думал, но… кое-чего не учёл. Сенна лишилась своего любимого объекта для оттачивания остроумия в лице Ичиго, но её страсть к троллингу не давала просто так взять и успокоиться. И даже общая физическая усталость и пережитые за сегодня приключения на это влияли слабо.
  – Ха-а-а… – богатырски зевнула Розарий, одновременно сладко потягиваясь, обхватив себя правой рукой за локоть. – Что-то я устала… Пойдём спать, что ли? – в этот момент пребывающая где-то в своих мыслях руководительница Второго Отряда чуть было не подпрыгнула.
  – Чт.. В смысле «спать»? – сделала страшные глаза не сразу сообразившая, о чём речь, Сой-тян. Ой, зряяя…
  – Ну не знааю, – Сенна с полуприщуром, направленным на меня, чуть склонила голову вбок, эдак оценивающе разглядывая. – Кто-то обещался снять номер в гостинице.
  – К-какой ещё гостинице? – определить чувства Сой-тян в этот момент было очень сложно, там и паника, и гнев, и Тьма ведает, что ещё. – З-зачем это?
  – Ну… – тролль в юбке сделала вид, что озадачена вопросом, – спать? – после чего повернулась к бедной брюнетке со сложным характером, оценила выражение её лица, и… В общем, вот теперь моей маленькой синигами точно достанется. – А ты… – драматическая пауза, – о чём подумала, ммм? – инквизиторский прищур и полностью отброшенная сонливость за ноль целых, четыре десятых секунды – шикарно. Кхм, но лучше всё же вмешаться или хотя бы чуть разрядить обстановку, а то бедная капитанша попробует или сбежать, или прибить провокаторшу. И что тут хуже – вопрос сложный.
  – Как ты разговариваешь с капитаном, стажёр?! – да-да, моя злая деспотичная начальника. Моя делать нагоняй и вгонять в трепет.
  – Простите, семпа-а-ай! – и в следующий миг на моей руке уже висели, прижимаясь всем телом и сверкая хитрой моськой, причём так, чтобы остальные участники этого представления означенную моську не видели. – Ну пойдём уже, я та-а-ак устала сегодня, – и зырк-зырк в сторону бедной Сой-тян.
  Кхм… Да, признаю, я слегка «недооценил её мощь» – привык, что даже «полушутливая» угроза со стороны Примеры вгоняет жерт… кхм, подчинённых и коллег-арранкаров в священный трепет и точно обрывает все поползновения куда бы то ни было, но вот для Сенны не существовало авторитетов, к тому же у синигами нет такого чёткого иерархического строя с «кто сильнее, тот и главный», точнее, он не так ярко выражен… да и уровень моих сил она ещё не оценивала. В общем, сам виноват – слишком расслабился и, как результат, тоже получил.
  – Эм, я, пожалуй, пойду, нужно доложить обо всём в Общество Душ. Если что-то выясню, то пришлю вам Адских Бабочек! – на одном дыхании протараторил Амагай и исчез в сюмпо – похоже, чуйка у разведчика была прекрасно развита, а потому он сделал вторую вещь, что мог сделать истинный мужчина при виде женской разборки – постарался свалить подальше, дабы не стать крайним.
  – Сенна, – с серьёзным лицом поворачиваюсь к ней, – издеваться над офицерами Готэй – плохо, над собственным начальством – очень плохо. Над ними обоими одновременно – совсем плохо. Начальство может отправить на отработки… к офицерам Готэй, – провокаторша оценила выражение лица Сой-тян, потом, видимо, припомнила, как та «стучалась в двери», и поняла, что угроза куда как серьёзнее, чем кажется на первый взгляд. Вон как её передёрнуло, ну ладно, надо дать и пряник. – И лишить карманных денег! – девочка неглупая, секунда небольшого ступора – и приходит понимание, что с учётом «хорошего поведения» карманные деньги таки будут.
  – Всё-всё, умолкаю! – покаялась девушка, принимая игру и даже отлипая от меня, к некоторому моему сожалению.
  – Карманных денег? – повернулась ко мне миниатюрная брюнетка.
  – Любимая племяшка, – самовольно назначенная самодуром-Примерой Эспада, но это мы опустим.
  Означенная «любимая племяшка» одарила меня таким оценивающим взглядом, что я буквально услышал, как у неё в голове зазвучала та моя фраза о том, что могу сам назначить своим стажёром кого угодно. Активно закрутившиеся на заднем фоне шестерёнки прилагаются.
  – Вот как… – с убийственно серьёзным видом ответила Сой-тян, очевидно, достраивая в уме добрых две третьих картины.
  – Ты сама надолго в город? – как бы ненароком перевожу тему.
  – Пока не поступит новый приказ, – прикрыв глаза, отвернулась девушка. – Необходимо найти Розарий Памяти и тех, кто за ним охотится. Приказ Главнокомандующего, – и тон такой, как будто иголки выпустила…
  – Уже где-то остановилась?
  – Нет! – капитан дёрнулась, ещё сильнее отворачиваясь от меня, вот только в её духовном фоне явственно проступил испуг. – То есть да… То есть… – резко мотнула головой. – Мне надо работать!
  – Постой… – делаю вид, что что-то сообразил. – Ты, что, злишься?
  – Я? – тактика сработала, и девушка на миг забыла про иголки.
  – Ну да, ты так ворвалась в дом Куросаки, что…
  – А как я должна была врываться?! – с пол-оборота завелась синигами, наглядно показывая, что я задел больную тему. – Ты уже третий раз узнаёшь о проблеме раньше меня! Ты хоть представляешь, как я выгляжу в глазах других капитанов после этого?!
  – Не третий! – пытаюсь воззвать к объективности. – С Баунто ты была первой!
  – Да?! А кто дал мне информацию по Дзёкайсё?!
  – Это получилось совершенно случайно…
  – Тем хуже! – малышка Сой Фонг, не дотягивающая мне макушкой даже до плеча, каким-то мистическим образом умудрилась нависнуть сверху, не отрывая носков от асфальта.
  – Но про ситуацию с Касуми Одзи мы же узнали одновременно!
  – Расскажи это моему тупому лейтенанту! Ты уже был в городе, когда я сюда только пришла! А потом срочно ушёл по делам, после чего тот клан убийц и их лаборатория совершенно неожиданно превратились в дымящиеся руины без единого следа постороннего вмешательства!
  – Не понимаю, о чём ты…
  – Не делай из меня дуру! Во всём Готэе не наберётся и пяти человек, которые смогли бы так же легко уклоняться от моего меча, как это делал ты! И после этого ты будешь отрицать, что полсотни убитых с первого же удара мерзавцев, каждый из которых, по данным экспертизы, не уступал в силе третьему офицеру Готэя, были не твоих рук делом?!
  В таких случаях, кажется, надо говорить «упс»...
  – Даже не знаю, что тебе на это сказать… – раскрасневшаяся Сой-тян в праведном гневе выглядела чертовски грозной и в то же время очаровательной, но что сказать, я действительно не знал. Срочно требовалась пауза для выработки официальной позиции по вопросу.
  – А вы встречаетесь, да? – громом среди ясного неба обрушился на капитана Второго Отряда вопрос Сенны. Сама Розарий смотрела на нас с невинностью ангела, не забывая трогательно хлопать глазками.
  – НЕТ! – бедняжка Сой-тян отпрыгнула от меня спиной вперёд почти на два метра.
  – Точно? – эта проказница подозрительно прищурилась.
  – Да! У нас чисто деловые отношения! – в панике, со скоростью пулемётной очереди, протараторила гордая дочь семьи Фонг.
  – Как жа-а-алко... – протянула девушка, а в следующий миг этот электровеник в одно движение повис на моей правой руке. – Тогда, может быть, всё-таки отправимся в номер? Умираю от усталости, – в обращённых к моему лицу янтарных глазах плясали тысячи бесенят.
  – А… – Сой подавилась воздухом. – Но… Где вы остановились?! Мне надо... для согласования совместных действий!
  – Мы ещё не выбрали отель, – как можно нейтральней заверяю перенервничавшую синигами. – Быть может, составишь компанию?
  – Я не знаю… Я…
  – Семпай, не надо беспокоить капитана Сой Фонг, она же сказала, что у неё работа, – укорила меня Сенна, причём так фальшиво пряча радость в голосе за напускным укором, что у меня и тени сомнения не осталось, что это очередная провокация.
  – Я помогу! – тут же клюнула наивная капитан. От волнения на её щёчках выступил румянец, а в глазах появился лихорадочный блеск. Ох уж эта ревность… – Мои люди могут подождать!
  – Вы уверены? – теперь взгляд мелкой стал «участливо-недоверчивым».
  – Да! – Сой, независимо вздёрнув подбородок, встала рядом. – Сагара, веди.
  – Как скажешь… – усилием воли давлю улыбку.
  
  
***
  
  Выбор гостиницы не занял много времени – Каракура не самый большой город в префектуре, так что и заведений должного уровня было всего два. Всякие мелкие мотели с картонными стенами или и вовсе «человеческие пеналы», само собой, не рассматривались. В конце концов, не пропадать же карточке от Айзена без дела? Да и привык я уже к определённому уровню комфорта и при возможности старался его придерживаться.
  С арендой номера с двумя спальнями тоже проблем не возникло – пусть осенний сезон фестивалей и привлекает туристов, но Каракура – не Киото, особых наплывов гостей не предвещалось, в итоге, уже через десяток минут мы осматривали предоставляемые апартаменты. Хотя «осматривали» – не совсем правильное слово. Стоило Сенне в поле своего зрения обнаружить кровать, как ничто иное её уже не интересовало. Плюхнувшись попкой на мягкий матрац и сладко зевнув, девушка, видимо, на «рефлексах тролля» пожелала нам как следует повеселиться и… просто вырубилась, даже обувь не скинув.
  Переглянувшись с Сой-тян, я вздохнул и устроил девушку на кровати, заодно освободив ноги от ботинок, хотя для гигая это роли не играло. Капитан наблюдала за этим со странными чувствами на лице, среди которых я смог точно определить только смущение, ну и судя по состоянию духовного фона, ей было несколько неуютно. Тихо покинув комнату, мы прикрыли за собой дверь и замерли, глядя друг другу в глаза.
  – Знаешь… я успел соскучиться, – прервал я тишину, начавшую становиться неловкой.
  – Я тоже, – отвела взгляд бравая капитан Второго Отряда. Какая же она всё-таки милая. Как бы то ни было, но «отделывание» от посторонних явно помогло моей прекрасной собеседнице немного расслабиться и даже приободриться.
  – Расскажешь, что новенького в Сэйрэйтее?
  – Неужели вездесущий капитан Сагара что-то не знает? – с толикой обиды надулась девушка, впрочем, продержалась она недолго. – Всё так же, как и всегда, если не считать продолжающегося разбора происшествия с Касуми Одзи, расследования гибели капитана Маюри, ЧП с Долиной Криков…
  – Смотрю, работы у тебя прибавилось. Чувствую себя лентяем, и мне даже стыдно.
  – Это говорит мужчина, который сделал «песенку про лес»? – а скепсиса во взгляде можно было бы и поменьше. – Почему-то я тебе не верю.
  – Ладно, немного стыдно… – под скептическим взглядом собеседницы я «сдался», – в душе… где-то глубоко… очень.
  – Как ты умудрился стать капитаном Омницукидо? – раздосадованная моим несерьёзным отношением Сой-тян поджала губы. Возникло нестерпимое желание эти губы поцеловать, что я с огромным удовольствием и проделал, с лёгкостью подавив вялые и не очень натуральные попытки сопротивления.
  Остаток вечера и почти всю ночь мы провели на крыше в компании пары бутылочек вина, прихваченных как-то мимоходом. С Сой Фонг, после того, как она чуть «привыкла» и отпустила свой образ «железной леди», было очень приятно просто посидеть и поболтать ни о чём, ну и помолчать, любуясь звёздами.
  Утро началось с совместного завтрака, во избежание недоумения обычных людей и последующего использования на них стирателя памяти, завтракать решили в номере, а не в зале ресторана при гостинице, благо подобная услуга в отеле предоставлялась. Сам завтрак прошёл совершенно невинно и спокойно. Если не считать того, что у Розария обнаружился ещё один талант – она умела та-а-ак молчать, с та-а-акииим невинным видом, что немного неловко становилось даже мне, а Сой-тян вообще не знала, куда прятать взгляд. Пусть она и опытный, матёрый оперативник, что подчинённых строит по струнке одним фактом своего присутствия где-то в округе, но вот в делах более… м-м-м, мирных она просто терялась. Хм, кажется, я начинаю понимать Йоруичи – нельзя просто так взять и не поддразнить эту милашку.
  – М-м-м, Сой Фонг-сан… – очевидно, не удержалась и Сенна.
  – А? Что? – едва ли не подпрыгнула на месте капитан.
  – Передайте соль, пожалуйста, – и глазками так хлоп-хлоп.
  – В-вот…
  – Спасибо. Эх, что-то вы такая напряжённая, вам бы расслабиться, отдохнуть, пройти курс расслабляющего массажа, – с каждым словом этого тролля представительница гордого клана наливалась краской всё ярче.
  – Увы, Сенна, с нашей работой особо не расслабишься, так что учись ценить моменты покоя, когда они у тебя появляются, – чуть сгладил я неловкость, да и тему стоит сменить. – Кстати об отдыхе и работе, есть предложения, как нам искать наших «друзей»?
  – Они ищут Розарий, – сразу же переключилась на рабочий лад Сой-тян, – так что будут лезть в Мир Живых, пока не найдут его. Значит, нужно найти его первыми.
  – Это замечательно, Сой Фонг-сан, но что это даёт нам? И как нам искать этот Розарий? – с совершенно невинным видом и полными энтузиазма глазами поинтересовалась сама Розарий Памяти. Признаться, сохранить невозмутимый вид и не заржать в тот момент было очень сложно – если бы не «тренировки воли» во время пребывания в образе Тоби, сейчас я мог бы самым некультурным образом давиться смешком.
  – Пока у меня только одна идея – при помощи оборудования Двенадцатого Отряда отслеживать открытие межмировых переходов, отвечающих образцам реацу Чистых.
  – То есть перенастроить оборудование с фона пустых на выходцев из Долины Криков? – Сенна выглядела задумчивой, видимо, «сыграла» память какого-то синигами-учёного. Хм… Вполне возможно, что даже кого-то из тех, кого расщепило при подрыве Дзёкайсё. Там же целое «НИИ» отправилось в никуда…
  – Именно. Хотя с этим, безусловно, возникнут сложности, – госпожа Фонг озабоченно сложила руки в рукава своей одежды и задумалась, уставившись в пространство.
  – Почему? – чуть наклонила голову вбок Сенна.
  – После смерти Маюри дела в отряде ведёт его лейтенант Нему Куротсучи, – пустилась в объяснения капитан, всё ещё параллельно о чём-то размышляя. – Пусть она и старательна, и дисциплинирована, но она только лейтенант, к тому же… с учётом характера Маюри, даже его лейтенант может не знать и половины проектов, которые он вёл.
  – В общем, у них сейчас завалы, и заниматься ещё и нашей проблемой им просто некогда, – резюмировал я.
  – Не совсем так, но близко, – устало кивнула Сой-тян. – И это только половина проблемы. Вторая заключается в сбоях со связью между измерениями. И чем дальше, тем сильнее они будут, вплоть до блокировки Сенкаймона.
  – Как насчёт оборудования Урахары? Думаю, у него тут есть «игрушки», что заставят и Маюри истекать слюной. Пусть хоть с того света.
  – Возможно, но мне бы не хотелось прибегать к помощи Урахары Киске, – теперь девушка явственно морщилась, видимо, отношения с Зайцем у них не задались.
  – Понимаю, но, боюсь, вариантов не так уж много. Если сама не хочешь с ним общаться, быть может, попросим капитана Сюске? Мне вчера показалось, что он нашёл язык с Безумным Шляпником.
  – Эти твои шутки совершенно неуместны в нашей ситуации, – нахохлилась Сой-тян. – Особенно в присутствии подчинённых. Это… непростительная безалаберность!
  – Да ладно тебе, как будто в Готэе нет своих шуток на эту тему. Та же Хинамори-тян до сих пор называет Тоуширо Снежком, ничуть не смущаясь тем, что он стал капитаном, а она только лейтенант, а если вспомнить…
  – Я не хочу этого слушать! – вскочила со стула синигами, для вескости сказанного упираясь руками в столешницу.
  – Снежком?.. – в противовес разведчице, заинтересовалась... Хм, а можно ли ненастоящего сотрудника Омницукидо, прикидывающегося стажёром не особо достоверно изображающего «простого почтальона» непонятного типа, назвать контрразведчицей? И как при таком ходе мыслей не сломать себе мозги?
  – Ладно-ладно, не будем, – постарался я чуть сгладить углы, но...
  – Ладно, – пожал плечами этот Тролль, – потом узнаю... – янтарные глаза с хитринкой стрельнули в мою сторону, причём так, чтобы капитан синигами это заметила, – мно-о-ого всего интересного...
  – Кхм... – тишина начала становиться неуютной, а уж как начала сгущаться реацу Сой-тян... – Давайте всё же вернёмся к делу, обменяться, м-м-м... «разведданными по персоналиям» мы сможем и потом.
  – То есть посплетничать о всяком? – нездоровым блеском загорелись глаза Сенны.
  – Мне кажется, в вашем кружке женщин-синигами может появиться новый представитель... Отделение Омницукидо, так сказать...
  – Ты и об этом знаешь... – вздохнула Сой-тян, в голосе звучала вся мировая скорбь и смирение. – Я не буду спрашивать, как и откуда. Давай для сохранения остатков моего самоуважения мы просто сделаем вид, что этого разговора не было.
  В ответ я всем видом изобразил немого пай-мальчика, очень сильно заинтересовавшегося отделкой стен. По реацу чувствую — не убедил. Тем не менее, завтрак всё же вскоре завершился и мы миро покинули гостиницу. А вот дальше Сой чуть выдвинула клинок своего занпакто из ножен и послала от него волну любопытно структурированной духовной энергии. В ту же секунду все агенты Второго отряда в городе устремились в нашу сторону, а уже спустя минуту капитан выслушивала сухие отчёты подчинённых о результатах поисков, ну и мы рядышком постояли.
  Что не говори, а рядовой состав Второго Отряда не бездельничал, старательно роя землю носом в поисках хоть каких-то следов – разочаровывать своего капитана им очень не хотелось. Вот только ничего путного синигами не нашли – враг затаился и не проявлял следов своего присутствия, полтора десятка ликвидированных Чистых и походя пришибленный низший Пустой – вот и весь результат ночных патрулей. Впрочем, никто и не рассчитывал, что вот так вот сходу удастся что-то выяснить, да и настроение у Сой-тян, не смотря на все «старания» Сенны было довольно хорошим, так что господам и дамам разведчикам не досталось даже профилактического втыка и... Судя по глазам уходящего докладчика и бросаемому им на меня взгляду, кое-кто во Втором Отряде может начать на меня молиться, ну или хотя бы «ставить свечку» в храме.
  Мне же… оставалось просто присутствовать, изображая кипучую деятельность (кивать в нужных местах с умным видом) и… учиться. Как ни странно, но оперативники Готэй могли дать очень и очень много, особенное, если видели, что их капитан к «непонятному типу из Омницукидо» относится очень даже лояльно. Так что особо не скрывались и не запирались с ответами на вопросы, если те у меня возникали. Учёба же у профессионалов в «поле» дать могла многое, а то вон как засветился со своей «прогулкой» по «тёмной стороне» Касуми Одзи. И, главное, на сущей мелочи – рост и точность ударов! Вот что мне мешало просто и незатейливо нарубить тех идиотов в капусту, изображая сильного, но неумелого пользователя бакото, которым вполне мог бы стать тот старик? Как там его звали, кстати… впрочем, без разницы. В общем, даже простое наблюдение за работой профессиональных диверсантов и следователей давало пищу для размышлений. От общих понятий о методах ведения дел в таких подразделениях до принципов командной работы. Пустые, при всех своих плюсах, имели ряд лакун в образовании – навыки сокрытия следов и маскировки были далеко не у всех, а те, кто всё же их имел, в том числе и я сам, ограничивались сокрытием реацу и переодеванием. Минус небольшой, особенно в рамках Хоэко-Мундо – там никто диверсиями не заморачивается и нападение из засады как раз и есть потолок способностей моих сородичей в данной области. Что более чем логично. Зачем существам, что живут, максимум, на уровне стаи, навыки сокрытия своей деятельности в социуме с правоохранительными институтами? Вот-вот, совершенно ни к чему. Но вот с Арранкарами всё уже сложнее, там и социум потихоньку образуется, и возможны контакты с другими социумами, а значит, с учётом истории отношений синигами с Пустыми, могут быть и элементы подковёрной борьбы. В общем, уметь правильно скрываться и искать таких скрытников может быть очень полезно в перспективе. Да и вообще, когда это я отказывался от лишних знаний и возможности усилиться за их счёт? Моя Жадность мне такого не простит. Но одно я понял уже сейчас – очень хорошо, что в маске Тоби я выступал только перед Рукией, Ичиго и семейством Куросаки в целом – не особо внимательными подростками без набора даже минимальных знаний в деле сыска, а вот та же Сой-тян меня бы раскрыла если не моментально – то очень и очень быстро. Хотя бы просто по одинаковой моторике. Так что, как завещали Великие – учиться, учиться и ещё раз учиться. Ну и Сенну напрягать в том же направлении. Тут, кстати, тоже был сюрприз – мой «стажёр» всё схватывала на лету, словно просто вспоминала слегка подзабытое, порой даже высказывала дельные замечания, чем, кстати, сыскала некоторое уважение в глазах рядовых и младших офицеров Второго Отряда, а уж когда те каким-то неведомым образом узнали, что сия девушка «учится на лейтенанта», в глазах многих синигами сквозило что-то подозрительно похожее на зависть и мысли класса «вот же везучие сволочи, у них будет умница и красавица, а нами руководит жирный дегенерат». Н-да, Омаэду в отряде точно не любили.
  Тем не менее, вся активная деятельность плодов не приносила – трудно найти чёрную кошку в тёмной комнате, особенно, когда её там нет. Возможный переход в Долину Криков, если он вообще был, фонил нейтрально и засечь его на общем повышенном фоне Каракуры при помощи того оборудования и кидо, что было у Второго Отряда возможным не представлялось, а ведь у нас был ещё Куросаки, пусть последнее время его сила стала куда как структурированее и он всё лучше её контролировал, но даже зачатков попыток как-то замаскироваться или отгородить свою мощь там не наблюдалось, как следствие – засветка на половину города. Порой мне кажется, что все неприятности случаются в Каракуре как раз из-за особенностей рыжего – его излучение способно скрыть и прорыв инферно или ещё какую гадость, точнее, не позволит точно определить, где именно эта гадость случилась и окопалась. Вот означенная «гадость» и пользуется моментом.
  До полудня мы честно искали иголку в стоге сена, но потом всё же решили прерваться на небольшой ланч и очередной «военный совет», благо от Безумного Шляпника подтянулся и Амагай, толку, правда, было чуть – Урахара в лучших своих традициях пообещал, что приложит все силы, дабы помочь, но, де-факто, просто выставил капитана за дверь… вместе с небольшим презентом.
  -Это… что? – тон, которым это было сказано, оставался совершенно нейтральным, но вот взгляд Сой-тян обещал, при не устраивающем её ответе, виновнику, как минимум, пару переломов средней тяжести.
  -Я могу ошибаться, но похоже на плюшевую курицу. Миленько, - стараясь сохранить «вид серьёзный и озабоченный», ответила Сенна. Вот только любой, знающий её хоть чуть-чуть, мог с уверенностью констатировать – ещё немного и её разорвёт от смеха. Могу её понять. Суровый Капитан Синигами. Взгляд полон чувства долга и осознания Важности своей миссии. И на плече у него сидит плюшевая курица в синем платье. Поправка, говорящая курица в синем платье.
  -Я не какая-то там курица! – довольно приятным голосом напористо ответила игрушка, - я – Душа+, модифицированная для обнаружения и поиска аномалий… и ещё раз модифицированная с баунто на Чистых, - уже тише и куда как более грустно добавила птичка.
  -Урахара-сан работал всю ночь, чтобы помочь нам с обнаружением аномалии, - принялся пояснять Капитан Третьего Отряда. И вроде бы всё было хорошо, но почему у меня такое чувство, что Шляпник его просто напарил и всучил первое, что подвернулось под руку, дабы от него отвязались?
  -И как ты работаешь? – чуть повернула голову разведчица, при этом повеяло от неё чем-то таким… нехорошим. Только не ясно, она хочет препарировать эту игрушку или её автора?
  -Ч-чистые приходят из Долины Криков, н-но она находится в Разделителе миров, а значит, на них могут остаться мельчайшие частички потока Корью. Е-его я и м-могу определить! – под добрым взглядом капитана Второго Отряда плюшевая игрушка начала натурально потеть.
  -И как далеко ты чувствуешь? – добрым голосом серийного убийцы продолжала допрос разведчица.
  -С-сто метров! – курица пустила петуха… кхм… в смысле, под конец, сорвала голос на хрип...
  -Эм, то есть, при средней дальности обзора человеческого глаза в условиях нормальной освещённости в 4-5 километров, ты можешь чувствовать вероятного противника на ста метрах? – в голосе Сенны так и звучало «ты бесполезна».
  -Ну, противник может прятаться… - неуверенно возразил Амагай, хотя понимание того, что он убил, минимум, полдня на уговоры учёного ради наскоро сварганенного сенсора, что «видит» врага только на дистанции поражения кидо или даже способностью занпакто… скажем так, оно у него явно было.
  -Я-я… могу переместится в свой гигай! Тогда мои возможности возрастут!
  -Тогда почему ты ещё не в нём?! - от тона Сой-тян чуток сбледнул даже Сюске, а уж птичку и вовсе пробрала крупная дрожь.
  -Я… я… я… - заклинило.
  -Думаю, мы это сейчас уладим, капитан, - вступился за Душу+ Амагай, примирительно подняв ладони вверх.
  «Переодевание» синей курицы заняло минут десять – новый капитан Третьего отряда вновь смотался к Киске и выбил из него нужный гигай. Кстати, вполне возможно, что действительно выбил – настроения такая проволочка и выставления себе в глупом свете перед коллегами, бывшим и нынешним, настроение капитану не добавило.
  Гигай Ририн представлял собой невысокую, даже чуть меньше Рукии, светловолосую девочку с голубыми глазами, визуально немногим старше Луричиё. И вот хоть убейте не понимаю с какого лада Урахара держал её в мягкой игрушке! Ладно ещё Ичиго во время заварушки с Баунто, ему конспирироваться надо было, да и никто бы не понял пригласи он к себе в спальню пожить маленькую девочку на неопределённый срок, но Киске же сам себе хозяин и у него целые хоромы под жилплощадь, не считая подземного полигона. У него фетиш что ли на бездушные тела милых девочек, лежащие в подсобке, или где она там хранилась? Эм… Нет, я не хочу об этом думать! Я вообще не хочу думать о фетишах мужика, на профессиональной основе создающего человеческие тела на любой пол, вкус и цвет! Не хочу и точка!
  -Ну как, что-нибудь чуешь? – тем временем поинтересовалась Сенна, чуть склонив голову набок, разглядывая новую знакомую в новом амплуа.
  -Нет, - печально вздохнула модифицированная душа. - Но в радиусе ближайшего километра их точно нет… А ещё, - девочка (или нет?… Тьфу ты! Не думать, не думать об этом!!!) странно покосилась на нас с «племяшкой», - вы оба как-то странно ощущаетесь.
  Розарий немного напряглась. Чёртов Урахара, это что же он понатыкал в своё создание, что оно смогло что-то учуять? Хотя… ну да, что ещё можно было ждать от типа, который создал Хоугиоку?
  -Сагара? – повернулась ко мне Сой-тян.
  -Маскирующие кидо, спецткань… я скорее удивлён, что она вообще что-то смогла ощутить, - пожимаю плечами.
  -Ничего себе снаряжение у курьерской службы, - присвистнул Амагай с усмешкой. Вот только взгляд у него оставался всё столь же холодным и настороженным, каким стал после сообщения Ририн. Параноик. Хороший ход мыслей.
  -Вы даже не представляете, через что порой приходится пройти… курьеру… чтобы доставить… сообщение, - я скопировал его усмешку. Как ни странно, но такой «тонкий» намёк произвёл правильное впечатление, и капитан кивнул уже куда как свободнее.
  -Хорошо, раз с этим мы разобрались, нужно разделиться и начать прочёсывать город и его окрестности, - вернул нас к работе капитан Третьего отряда.
  -Думаю, чувствительности капитанов хватит для самостоятельного поиска. К тому же, случись чего, мы сможем быстро прибыть на место по сигналу, - вношу дополнение.
  -Логично, тогда отправим нашего сенсора с рядовыми, а сами разделим город на три сегмента… А кстати, почему бы не привлечь Временного Синигами и Кучики-сан?
  -Не возражаю, - согласился я. - Тогда ему и передадим сенсора. Боевой потенциал у него хороший, а вот с чувствительностью, если я правильно помню, не очень.
  -Я за! Я готова работать с Ичиго! - аж подпрыгнула на носочках блондинка. Уж не знаю почему (возможно по причине произнесения имени парня без надлежащих суффиксов «сан» и «кун»), но после этого женская часть коллектива смерила Ририн очень странным взглядом.
  -Значит, договорились, - подвожу черту под обсуждением.
  Дальше дело оставалось за малым: распределить зоны ответственности да согласовать время встречи для обмена информацией, но тут было проще – Адских Бабочек никто не отменял. И вот началось патрулирование и поиски Тёмных, Чистых и Розария Памяти, которого никто по-прежнему не мог определить хотя бы в плане внешнего вида. По странному стечению обстоятельств (ну-ну), нам с горячо искомым Розарием в качестве зоны патрулирования достался парк развлечений и его ближайшая округа.
  -Итак, как будем патрулировать? – лучась энтузиазмом, спросила Сенна, едва мы более-менее удалились от синигами.
  -Думаю, - глядя на эту одухотворённую моську, явно получающую кайф от осознания того, что она принимает активнейшее участие в своих поисках, - лучше всего будет залезть повыше – это позволит охватить больший участок, а если нас что-то заинтересует, то и сфокусировать внимание можно.
  -О! Прекрасная идея, капитан! - прыг на месте, поворот вокруг оси. - Как считаете, вон та штука подойдёт? – девушка указала рукой в сторону колеса обозрения, сверкая улыбкой во все тридцать два зуба.
  -Вполне. Ну что, пойдём занимать стратегическую позицию для нашего патрулирования?
  -Агась! – и меня едва ли не на буксир взяли.
  Дальше всё было привычно и весело — добрались, вошли, купили билеты, но вот когда мы расположились в кабинке, настрой Сенны несколько изменился. Из взгляда пропала ужа ставшая привычной плутоватость и бесшабашность.
  -Что-то случилось? – я развалился на диванчике, наблюдая, как девушка в школьной форме устраивается на противоположном.
  -Да, - она серьёзно кивнула, - я хочу у тебя кое-что спросить, - произнесла и будто окаменела, а вот пальчики на вцепившихся в сидение руках чуть-чуть подрагивают.
  -Спрашивай.
  -Почему ты вообще мне помогаешь? – голос Розария дрогнул, выдавая внутреннее напряжение. Ну что же… вопрос резонный. Если раньше она ещё могла несколько теряться в мире, то сейчас, очевидно, уже смогла понять и осознать некоторые его реалии. Например, тот факт, что синигами помогать ей нет вообще никакого смысла, скорее уж наоборот.
  -Ты мне нравишься, - врать смысла не было, да и честность сейчас лучшее оружие.
  -И всё? - у неё на миг стало такое забавное лицо.
  -Я серьёзно. Ты воплощение няшности и кавая, и просто от одного твоего присутствия моё сердце растекается в умилении.
  -Ты, вообще, чем думаешь, когда такое говоришь? - девушка от неожиданности даже подалась назад. - Это смущает, знаешь ли!
  -То есть тебе меня смущать рассказами про двойное свидание, в присутствии моих знакомых, можно, а мне уже и правду сказать наедине нельзя? - не смог я отказать себе в удовольствии её немного подразнить.
  -М-м-м… - Сенна задумалась, от усердия прищурив один глаз. - Да, всё правильно! - было заявлено почти торжественно, с этакой ноткой сытой солидности.
  -Неужели? - вскинул бровь я.
  -Точно тебе говорю! - важно покивала девушка, уже откровенно шутя. Не на долго хватило её серьёзности… Хотел было я подумать, как её брови вновь сошлись к переносице, а янтарные глаза впились в моё лицо. - Не верю. Это слишком глупо. Те синигами меня бы, в лучшем случае, в клетку посадили, а потом прикончили, чтобы развеять Долину Криков и спасти своё Общество душ от опасности, а ты говоришь какие-то глупости про симпатию.
  -И тем не менее я серьёзно.
  -Ага! А как твоё начальство отреагирует на мою защиту?! – злобный прищур, вот только начальство у меня не совсем такое, о котором думает юная леди. Точнее, совсем не такое.
  -Ну... думаю, оно будет не против, - точнее, Соске, интереса ради, может пожелать изучить такое интересное существо, как Розарий, но, с его уровнем навыков, обойдётся это без всякой вивисекции, да и у него сейчас явно другие планы на уме и менять их ради единичного существа он будет вряд ли.
  -А если оно прикажет тебе меня убить? - не отставала Сенна.
  -Я откажусь.
  -Вот просто возьмёшь и откажешься? Просто потому, что я тебе нравлюсь?
  -Именно.
  -Ты нормальный, вообще? – лицо Розария перекосило в глубочайшем недоверии, густо замешанном на опаске от знакомства с, возможно, буйным «психом». А между тем, вопрос был хороший. Нет, реально хороший. Показывающий, что моя собеседница – вполне дружит со здравым смыслом. Вот только ответ мой ей вряд ли придётся по вкусу. Хотя…
  -Не очень, но поверь, это не проблема.
  -Так… ладно, - вздох. - Значит, я тебе нравлюсь? – кто о чем, а девушки об отношениях.
  -Да, но не переживай, домогаться я до тебя не стану, меня вполне устроят и совершенно невинные отношения по типу близких родственников.
  -То есть я тебе не нравлюсь? - почему мне кажется что вот этот злобно-вопросительный прищур, несёт в себе больше угрозы чем предыдущий чисто-злобный?
  -Очень нравишься. Но в этом «нравишься» ключевую роль играет твой характер и манера поведения, а не стремление забраться тебе в трусики. Хотя ты, безусловно, очень симпатичная и вполне в моём вкусе.
  -Я-я-ясно… - протянула девушка, через несколько секунд молчания. - И тебя не смущает, что я не пойми кто не ясно какого возраста?
  -Не-а…
  -А как же Сой Фонг? – зашла на новый круг Розарий.
  -В смысле?
  -Между вами же что-то есть? – взгляд матёрого следователя прилагается.
  -Да.
  -И что?
  -Мы любовники.
  -И ты так спокойно говоришь, что я тебе нравлюсь, когда у тебя уже есть любовница? – интересно, а чуть пульсирующая на виске жилка – это хороший знак или не очень? Тот факт, что за ней вообще-то охотится едва ли не самая могущественная организация духов мира и какие-то левые культисты до кучи её уже, по всей видимости, не волновал.
  -А что такого?
  -Так... - девочка сосредоточенно замотала головой, как бы собираясь с мыслями. - Давай с начала. Что ты испытываешь к капитану Сой Фонг?
  -Я её люблю, - на лицо сама собой выползла тёплая улыбка, как от ситуации в целом, так и от мыслей о Сой-тян. - Она такая милая, когда стесняется...
  -А когда она рычит на своих подчинённых? Ты их лица рядом с ней вообще видел? – эм… вот сейчас не понял, какая разница-то, что о ней думают подчинённые? Или тут что-то сложно-абстрактно-неуловимое из разрядов женской логики? Вроде что-то такое на краю сознания вертится, но никак уловить не могу. Хм, ладно, попробую пояснить чуть более развёрнуто.
  -Видишь ли в чём дело. Я намного сильнее Сой, вплоть до того, что даже без шикая могу сделать с ней практически всё, а вот она даже находясь в Банкае не сможет меня ранить в принципе, не пожелай я того сам, а убить она меня не сможет, даже если я сам буду активно этому помогать. По этой причине я физически не могу воспринимать её грозные позы как нечто серьёзное, наоборот, они меня умиляют. Ну знаешь, как маленький котёнок свирепо пытающийся рычать и кусать твой палец – невозможно не расплыться лужицей кавая.
  -То есть… - Розарий потёрла висок, - ты хочешь сказать, что тебя умиляют попытки собственного убийства?
  -Нет, я хочу сказать, что пусть кто-то видит в ней грозного и страшного начальника, но для меня она просто милая девушка, пытающаяся своим строгим поведением скрыть застенчивость и одиночество. Разумеется там ещё много чего намешано, от необходимости соответствовать своему высокому положению и особенностей управления крупным мужским коллективом, но для меня это уже вторично, я всё равно вижу не воплощение смерти, а просто красивую девушку которой тоже нужна забота и ласка.
  -Класс, - Сенна откинулась на диванчике устремив пустой взгляд на крышу кабины, - ко мне подбивает клинья неубиваемый бабник, который сам признает, что он – ненормальный. Я ничего не упустила?
  -Попрошу занести в протокол, что о клиньях речи не было, а моё предложение звучало, как должность старшего родственника, - зря я это сказал… вот зря — по вспыхнувшим хитрющистью (иначе и не скажешь) глазам вижу!
  -О! Так ты хочешь чтобы я называла тебя папочка, или, может быть, бра-а-атик? - а вот елейной приторности в голосе можно было бы и поменьше! Я ей жизнь спасаю, между прочим! - Какой ты развратный… - теперь в голосе было игривое уважение с констатирующим оттенком, - дядя.
  -Ох, кто-то сейчас договорится, - посулил я.
  -Хи-хи! - вновь усмехнулась во все зубы девушка и… словно ничего не произошло, принялась разглядывать окрестности.
  -И?
  -М-м-м? – повернулась в мою сторону. - Что «и»?
  -И тебя это не беспокоит? - что именно «это» я уточнять не стал.
  -Не, - Сена закинула руки за голову и довольно потянулась на диванчике кабинки. - Ты прикольный. Вот если бы это оказался какой-нибудь Хитрый План по моему использованию в своих гнусных целях – вот тогда я бы огорчилась.
  -А вдруг у меня действительно есть такой план и сейчас я тебе просто навешал лапши на ушки?
  -Нет-нет, - покачала пальцем Розарий, встав с диванчика и даже чуть нависнув надо мной, - ты сейчас совершенно не врал! А ещё ты тащишься со всей этой ситуации.
  -Откуда такая уверенность?
  -Я просто знаю, - та пожала плечами, - но боюсь, что если начну задумываться над тем, как пришла к этому знанию, то тронусь умом, - тут она скорчила на редкость серьёзную физиономию. - Но учти, завоевать меня будет непросто! Одним походом в ресторан ты не отделаешься! И вообще, мы ещё недостаточно хорошо друг друга знаем, вот! – и приняла вид гордый и надменный: вытянутая шейка, чуть оттопыренная губа и «презрительно прикрытые» глаза. Правда, потом она проказливо улыбнулась и прищурилась. - Так и знай, - и мне показали язык.
  Тут я уже не выдержал и самым натуральным образом растянулся на диванчике, погрузившись в наиважнейший процесс издавания странных звуков. Другими словами, я смеялся. Нет, это чудо я не отпущу и никому не отдам. Моё!
  
  За колесом обозрения последовали «Американские Горки», а потом и «Русские», правда, в чём концептуальная разница между этими двумя аттракционами, лично я так и не понял. Прохождение полосы препятствий, принесло нам массу позитива (в основном, от вида того, как наших «коллег»-участников очередное надувное препятствие скидывает на страховочную сетку) и подарочные купоны в местный магазинчик, полученные в качестве выигрыша за прохождение маршрута. В общем, наше «патрулирование» проходило довольно весело.
  -А в Обществе Душ есть мороженное? - взгляд янтарных глаз зацепился за передвижной ларёк с соответствующим явством и вопрос тут же слетел с языка.
  -Насколько я знаю, нет, - честно признался я. - Там до сих пор средневековье, с редкими вкраплениями контрабанды из Мира живых, вроде патефонов и прочих бытовых мелочей.
  -Скукота… - печально потянула девушка, заложив руки за голову. - А я люблю сливочное! - оживилась и танцующей походкой дважды шагнула вперёд, однако, заметив, что я не двигаюсь, крутанувшись на месте и повернулась лицом ко мне. - Пойдём-пойдём! Не отставай!
  -Куда?
  -Компенсировать грядущие испытания! - назидательно подняли пальчик вверх.
  -Как скажешь, но у меня нет наличных, так что сперва забежим в тот магазинчик, - киваю на местное заведение, - и снимем немного с карты. К тому же, надо отоварить наш подарочный купон.
  Сенна нашла глазами указанное мной здание, перевела взгляд на меня и от чего-то заразительно хихикнула.
  -Ты чего?
  -Да так… - девушка изобразила «смущение», «скромно» качнувшись с носков на пятки.
  -А по-конкретней?
  -Я вспомнила, как ты прыгал по полосе в этом костюме, - хитровато, но вместе с тем как бы изображая паиньку, улыбнулась Розарий, и без малейшей паузы продолжила: - Интересно, в подарках есть накладные усы?
  -Поверь моему эстетическому вкусу — тебе лучше без них, - не остался я в долгу.
  Вместо ответа девушка прыснула смешком и устремилась к магазину, на этот раз не спеша проверять следую я за ней или нет. Впрочем тут она не прогадала, так как я следовал. Внутри всё внимание девушки мигом переключилось на витрины. Она ничего не просила и не клянчила, чего я в тайне ожидал, нет, она просто прилипла к рядам сувениров и каких-то безделушек, разглядывая их с азартным любопытством, но без малейшей алчности и суеты. Разом стало так тихо и спокойно, что я невольно умилился.
  Умиление, впрочем, очень быстро меня покинуло: после снятия денег с карточки, я буквально на минуту отвлёкся на приобретение одной вещицы, как эта непоседа умудрилась куда-то пропасть буквально на ровном месте. Вот её реацу ощущается буквально на расстоянии вытянутой руки, а вот резко размывается в окружающем фоне и уже ничего не напоминает о присутствии Розария, кроме лёгкого остаточного фона.
  Оказавшись на месте, где только что находился мой стажёр, я никого не почуял, кроме почти растворившегося следа от присутствия «Чистых». Проклятье, этим уродам или крупно повезло, или их навыки скрытности много выше, чем я думал.
  -Мурамаса, можешь найти её по занпакто?
  -Мирокумару только что исчезла из моего восприятия, видимо, её хозяйку успели переправить в Долину Криков . Но направление движения я успел заметить, это к западу отсюда, в сторону реки.
  -Понял, спасибо, - уже выходя из магазина поблагодарил я клинок.
  Две минуты ушли на то, чтобы найти тихий закуток и сбросить гигай на изнанку мира. Потом быстрое сюмпо и я стою в воздухе над рекой напрягая всей органы чувств.
  Ничего.
  Только пресный фон «Чистых» без следа инородности или уплотнений.
  Простой вариант отпадал. Придётся использовать не слишком приятный с точки зрения конспирации, точнее, лишнего риска, хотя, какая разница? Они забрали то, что принадлежит мне. И они за это ответят.
  Гончая вышла из сонидо по другую сторону реки, в тени моста. Не знаю, способны ли уловить присутствие неплохо маскирующегося Пустого сенсоры Урахары или та же Ририн, но медлить было опасно. Чёткость восприятия усилилась и помножилась на взгляд сразу с двух ракурсов.
  Секунда, две, три… Прошли добрых двадцать минут пока, до рези в «третьем глазе», всматриваясь в духовный фон я не заметил тонкую струйку движения нейтральных спиритонов идущую откуда-то из «ничего». Духовный фон густонаселённого города пребывал в постоянном движении: люди радовались, злились, пугались, испытывали оргазм и ещё сотни сильных эмоций, заставляющих души то и дело исторгать из себя потоки духовной энергии порождающие в общем фоне волны движения, как круги по воде на луже от непрерывно моросящего дождика. Куча носящихся в поисках синигами, набившихся в город по случаю явления Долины Криков, также непрерывно добавляла искажений, я уже молчу про влияние Куросаки с друзьями, но во всей этой какофонии я всё-таки смог найти тот едва уловимый ручеёк реацу у которого не было явного источника, но был нужный мне спектр.
  Портал располагался в центре реки, на глубине нескольких метров.
  Очень грамотная маскировка, слабый источник и сама текущая вода несколько «размывает» духовную силу, смешивает с теми каплями, что находятся в ней самой и уносит прочь до того, как та поднимется в воздух. Найти переход можно было бы разве что случайно или имея вот такое вот запредельное чутьё.
  Отозвав гончую, я устремился к порталу – извещать моих «союзников» не было ни времени, ни желания, а вот срезать парочку голов – вполне.
  Переход отличался от путешествия через Гарганту или Сейкаймон – никаких дорожек из реацу или тоннеля перехода, шаг, мгновение дезориентации и вот я уже ступаю по сухой и потрескавшейся «земле», состоящей из нейтральных духовных частиц. Значит, Долина всё это время была буквально в шаговой доступности – чуть «глубже», чем «Тень Мира», в которой любят скрываться низшие Пустые, но вне пределов их досягаемости и, в то же время, недостаточно «глубоко», чтобы можно было наткнуться через использование той же Гарганты. И, вероятно, сейкаймона – но тут я мог только гадать, потому как точного принципа действия просто не знал. Что же касается самой Долины Криков… ощущение она оставляла неоднозначное. Мёртвая, потрескавшаяся земля, серые неприветливые скалы, но воздух едва ли не звенит от духовных частиц, причём, в отличие от фона Хоэко Мундо, здесь он полностью нейтрален и пригоден не только для восстановления резерва реацу, но и насыщен «сущностью», если можно так выразиться, что требуется и для увеличения объёмов духовной силы. Да чего там, вся Долина, включая ландшафт, состояла из «спресованных душ». Сколько их тут, десятки тысяч, сотни? Быть может, вообще миллионы? Ведь Долину искусственно расширяли тысячу лет. Пусть серьёзный рост населения наблюдается лишь последние лет сто-сто пятьдесят, да и далеко не каждая душа проходит через это «чистилище», но, тем не менее, пять-шесть миллиардов душ, даже если сюда попадала и оставалась каждая десятая… это полмиллиарда.
  Чудовищная мощь.
  Я вполне допускаю, что такая сила вполне сможет и «стянуть» миры и стереть Сэйрэйтэй и всё Общество Душ в порошок. Сотня Пустых – это Менос. Сотня Меносов – это Адьюкас. Сотня Адьюкасов – это Вастер Лорд. Разумеется, числа очень средние, разброс значений может быть как больше, так и меньше, да и «потери материала» при поглощении неизбежны, но, условно говоря, высшая форма эволюции Пустого, существо, что по праву зовётся Повелителем Пустошей Хоэко Мундо – это спаянный воедино миллион душ с одной доминирующей личностью. Здесь были «запасы» на полтысячи таких существ. И откусить от этого богатства можно было только жалкие доли процента, что обретались в «блуждающих» Чистых. Для всех, кто не умел расщеплять округу на духовные частицы...
  Айзен был прав, что-то в этом «аспекте существования» определённо есть. Стоило лишь осознать, по какому сокровищу я иду, как из моей головы вылетели почти все мысли. И вернуло меня в реальность лишь осознание того, что сейчас я «отъесться» просто не успею, а где-то там, вдали, какие-то мутные типы что-то делают с МОЕЙ подопечной.
  Сонидо!
  Каньон узкий всего за один скачок перетёк в каньон широкий, где на каком-то столбе в самом центре была подвешена Сенна… и сейчас к ней стекались сотни и сотни Чистых, вылезая буквально отовсюду – из земли, из окружающих скал, даже просто «материализуясь» из воздуха. И теперь я понял, зачем этим Тёмным был нужен Розарий. Катализатор, только и всего. Возможно, они научились управляться с Чистыми, возможно, даже вытягивать их из окружающей среды и использовать на собственные нужды, но как бы искусны они ни были, направить все те миллионы душ, пока они в «неактивном» состоянии, мятежникам было не под силу. И потому они использовали Розарий, чтобы приманить и сфокусировать души, после чего пустить их энергию на кидо или ещё куда. Не имело значения. Важно было одно – процесс запущен и что будет с Сенной если просто грубо вырвать её из центра ритуала я не знал.
  -У нас крыса, - первым заметил моё появление тот самый седовласый аристократ со шрамированным лицом.
  -Даисуке! - со смесью надежды и испуга воскликнула моя «стажёрка» тоже заметив моё появление. И ведь запомнила это имя, хотя я называл его при ней всего раз.
  Мятежники-изгнанники дружно обернулись. Мужичок с бакенбардами и какой-то деревянной «ракетной установкой» на спине, женщина с пышными фиолетовыми волосами, здоровяк в парандже закрывающей лицо, вооружённый двумя огромными дубинами, и бледный жилистый азиат. Всего пятеро. Весь клан включая главаря.
  -Сдаётся мне, ты и есть Ганрю-сама, - приветствую явного лидера. Инстинкты Пустого кричали разорвать их на части, но это могло повредить Сенне и я сдерживался.
  Я чувствовал как поток Чистых контролируется со стороны — эти пятеро каким-то образом не давали уже проснувшимся духам начать рвать тело Розария. Этим они провоцировали усиление напряжения и включение в поток всё новых и новых душ. Целю было расшатать Долину, привести всю её в действие, возбудив и сконцентрировав всю мощь в одной точке. Но это же значило, что стоит мне нарушить внешнее управление, как уже вьющиеся вокруг Сенны Чистые тут же набросятся на её, совершенно беззащитную сейчас, сущность.
  -Ты знаешь моё имя, синигами, но мне не интересно знать твоё. Ты совершил ошибку придя сюда один — ты не сможешь нас остановить и будешь вынужден в бессилии наблюдать, как рушится твоё любимое Общество Душ, - высокомерно ответил аристократ и его слуги подняли на изготовку оружие.
  -Это всё замечательно, - я встретился взглядом с полными страха глазами Сенны, постаравшись передать той толику уверенности, - но, боюсь, между нами возникло небольшое недопонимание, - поворачиваю лицо к Ганрю. - У меня нет никакой любви к Обществу душ и я здесь присутствую не как представитель Сэйрэйтэя. Всё, что меня интересует, это безопасность девочки.
  -Девочки? - изогнул бровь седовласый. - Ты держишь меня за дурака? Розарий Памяти – просто сжатая масса мыслей и воспоминаний. Назвать её живой это уж слишком! Твоя ложь бездарна и унизительна!
  -Я не собираюсь вступать в спор на эту тему. Просто освободите её и я даю слово, что не стану вас убивать. Если же вы хотите мести, то у меня есть иное предложение, которое сможет её удовлетворить.
  -Наглец! - возмущённо крикнул носитель «ракетной установки». - Ты хоть знаешь с кем говоришь?! Ганрю-сама знатный, добрый человек, который положит конец правлению Общества Душ! Как смеешь ты?!...
  -Смею, - перебил я крикуна. - И чтобы не осталось недопонимая… - я вдохнул… и отпустил тиски воли, сдерживающие мою истинную силу.
  Ураганный порыв жёсткой реацу Пустого заставил всех активных Чистых рвануть в стороны, видимо, даже у таких отформатированных душ оставались базовые инстинкты самосохранения. Окружившая тело плёнка из чёрно-красного покрова духовной силы сама собой отправила мою униформу синигами во внутренний мир, заменив её на привычные одежды Эспады, что были многократно сильнее пропитаны этой самой силой. Сухая земля под ногами просела, покрывшись трещинами и, пусть я даже не пытался нажать духовным давлением, четверо из пяти моих визави припали на колени, хватая ртом воздух.
  -Я начну с начала, - пристально смотрю изменившимися глазами на побледневшего лидера мятежников. - Я не синигами и не служу Совету 46 или Королю душ. Моя верность принадлежит Соске Айзену — повелителю Хоэко Мундо. Он — враг Общества душ и в скором времени планирует начать войну с Сэйрэйтэем. Вы можете присоединится к нему и утолить свою жажду мести, приняв участие в его походе. Всё, что для этого нужно — освободить Сенну. Верните её мне и я дам вам то, чего вы так долго ждали.
  -Я не знаю никакого Айзена! - сквозь зубы прохрипел аристократ. - Тысячу лет наш клан жил в самом дальнем уголке Разделителя миров! Преодолев все трудности, мы смогли выжить… питаясь собственной ненавистью, желанием стереть Общество Душ с лица земли! И вот сейчас наша мечта может стать явью! Я не позволю меня остановить!
  -Тогда ты умрёшь. Твой клан навсегда падёт в забвение и ваша месть не свершится, потому как я не позволю превратить Сенну в магнит для столкновения миров.
  -Ты всё ещё думаешь, что Розарий Памяти можно спасти?!
  -Полагаю, ты знаешь, как извлечь её не нанеся при этом повреждений.
  -Слишком поздно. Розаий Памяти начала соединяться с Долиной Криков. Никто не сможет этого остановить!
  -Жаль… - что не удалось договорится.
  Додумывал я мысль уже выходя из сонидо. Тип с «ракетной установкой» на спине рассечён пополам, а его половинки втягиваются в клинок. Новый шаг и единственная женщина среди этого сборища, лишается головы, начавший было оборачиваться на всплеск реацу здоровяк получает укол занпакто прямо в центр своей паранджи и тоже втягивается в клинок. Осталось двое. Шаг и темноволосый азиат начинает падать с пробитым Сном Души, но разлетается серыми хлопьями, ещё не достигнув «земли», а сами хлопья втягиваются в мой занпакто. Слишком сильно они сроднились с исконными обитателями Долины, слишком «вкусные» они для моей способности, что мне даже не приходится как-то на ней фокусироваться, так – чуть отпустить контроль и инстинкты делают всё сами.
  -Ты… - последний мой противник сумел заблокировать удар, но…
  Серо. Расширившиеся в испуге глаза – вот и всё, он успел сделать, когда моя свободная рука окуталась плёнкой тьмы и выпустила убийственный шквал духовных частиц прямо в упор. То, что осталось от Ганрю так же втянулось в мой клинок.
  Вот только на этом ничего не закончилось. Чистые всё так же вились в небе вокруг Сенны, желая то ли сожрать её, то ли слиться, то ли ещё что, кто бы эти безмозглые души понимал. Лишь одно было ясно точно – контактировать с ними девушке совсем не следовало.
  Подскочив в сонидо вплотную к подопечной, я разорвал путы и осторожно взял её на руки. Розарий выглядела паршиво – глаза запали, под ними – здоровенные синяки, да и общий вид был весьма измождённым. Что эти уроды успели сделать за двадцать минут моего отсутствия? Или тут время течёт быстрее, чем в Мире Живых? По идее, не должно – мы не так далеко от него и временной поток не может сильно отличаться.
  -Хе, - она ещё и пытается ухмыляться, - у тебя глаза как у инопланетного шизика.
  -Ты тоже отлично выглядишь.
  -Молчал бы, - фыркнула девушка, пытаясь изобразить ироничный взгляд. Но тут по её телу пробежала судорога и лицо Сенны исказилось от боли.
  -Мурамаса, что происходит? - понимаю, что меч – не лучший консультант, но вот то, что творилось с реацу Сенны мне очень не нравилось.
  -Её внутренний мир выцветает, - подтвердил мои подозрения занпакто, - слишком много силы Чистых через неё пропустили, слишком мало от синигами осталось.
  -Поделиться реацу? - пришла в голову первая мысль.
  -У неё нет истощения, новая порция силы её сожжёт. Тем более, вашей, господин… хотя… есть шанс.
  -Слушаю, - состояние Сенны стремительно ухудшалось, разлитая вокруг реацу Пустого действовала подобно яду или кислоте, разъедая энергию Чистых внутри неё и тем самым повреждая энергетику, но и перестать насыщать округу своей силой я не мог: это тут же вернёт Чистых, которых я не успею всех перебить, не смотря на всю свою скорость, ведь здесь они повсюду, даже сам воздух состоит из них. И вернувшись, они продолжат «размывать» её сущность, что её или убьёт физически, или убьёт в ней личность.
  -Ей вредит чужая Пустота… но… если это будет её собственная…
  -Мы этот процесс изучали только в теории, а видели и вовсе лишь обратный на примере синигамики, - идея Мурамасы попахивала бредом, пытаться кого-то пустофицировать, не зная точной технологии, без Хоугиоку и опыта Айзена – это всё равно, что делать операцию на сердце кузнечным молотом. Ведь даже у него начало получаться далеко не с первого раза!
  -Тогда она умрёт, - в голосе занпакто скользнула усталость. - Но шансы есть. По своей природе Розарий очень близка к Пустым. Она тоже совокупность огромного числа частиц других душ с одной доминирующей личностью. Пусть эти частицы не полноценны, а отвечают только за навыки и воспоминания, но принцип всё равно тот же – для неё естественно впитывать и усваивать фрагменты иных духовных сущностей, так же как естественно для Пустого. Вспомните – в её душе живёт множество занпакто и это не вредит ей, хотя обычного синигами свело бы с ума. К тому же, вы опять забыли о моих возможностях, господин. Я способен не только подчинять разум, но и контролировать реацу. Я справлюсь.
  -Что мне нужно делать?
  -Мне нужна порция реацу пустого в организме Сенны. И вы должны нанести ей порез мной. И от этого пореза не отрывать.
  -Понял. Действуй, - порция реацу? Я материализовал свою маску и взял её в руку. Безликий силуэт с фиолетовыми разводами у глазных отверстий и внушительной челюстью. Думаю, вполне подойдёт. Секундное колебание и маска ложится на лицо пребывающей без сознания девушки, а мой клинок аккуратно прислоняется к чуть вздымающейся груди. Укол, всего пара миллиметров, чтобы выступила кровь и меч замирает в ранке. Теперь всё зависит от Мурамасы, впрочем, постараюсь его подстраховать…
  
  Потекли тягучие минуты напряжённого транса. Глазами я видел, как материал маски поплыл будто вязкий крем, медленно меняя свои цвет и форму. Чернота исчезала, уступая место костной белизне, глазные отверстия заплыли, устрашающая челюсть превратилась в бесформенную дрожащую массу. Словно кипящий студень измазал всё лицо и теперь то и дело норовил сползти с него на остальное тело, однако раз за разом останавливался и возвращался на место, чтобы спустя миг попытаться вновь.
  Тем же, что являлось чувством реацу и силой моего меча, я видел совсем другое и гораздо глубже. Все процессы в духовном мире, действия Мурамасы, его общение с Мирокумару и её изменение под воздействием силы Пустого. Мой занпакто не стал создавать Сенне отражённую личность воплощающую её инстинкты, каковым был белый Зангецу у Ичиго, он пошёл по знакомому пути, сращивая силы синигами и арранкара в одном клинке, делая с главным духовным мечом Розария то же, через что прошёл сам, когда стал частью меня.
  В какой-то момент состояние девушки стало критическим — враждебная среда из моего духовного давления и операция «на сердце кузнечным молотом» чуть не оборвали её жизнь, но я удержал, к тому моменту уже давно пустив в ход всё, что знал о медицинских Кидо. Кризис миновал в тот момент, когда Мурамаса закончил перестройку воплощения её силы и в душу девушки хлынул поток своей отрицательной реацу. Она была сильной, на уровне куда больше обычных гилианов — адьюкас или даже слабый Вастер Лорд. До операции количество духовной силы Сенны соответствовало лейтенанту, при том, что качество едва ли было сравнимо с меносом, сейчас же она буквально прыгнула через пару ступеней. Однако это была уже её собственная сила и она не причиняла вреда душе. Красно-чёрный ветер пронёсся по духовному миру девушки, вымывая пресную «Чистоту» и насыщая поблекшие краски. Повреждения, которые я мог лишь локализовать и не дать разрастись, начались исцеляться со скоростью положенной Пустому, и материал маски наконец-то закончил свой кипящий танец, разладившись и начав принимать новую форму...
  -М-м-м… Походу, мне не приснилось, у тебя всё ещё глаза чудика, – проскрежетал отливающий металлом голос девушки. Я чуть вздрогнул и прервал транс, облегчённо встречаясь с ней взглядом.
  -Я тоже рад тебя видеть, живой и здоровой, - на лице Сенны красовалась Маска Пустого, но её сходство с моей было теперь лишь очень отдалённым. Очертания были куда изящнее, никакого изображения зубов, вместо них – хитрая «улыбка», «тени» вокруг глазных отверстий пусть и сохранились, но вместо тёмно-фиолетового представляли собой золотисто-жёлтый рисунок. Такой же, но уже красный тонкими узорами местами покрывал и остальную белую поверхность маски. А сверху были ушки. То ли лисьи, то ли волчьи. Одним словом, маска представляла из себя не схематичное изображение черепа человека, а мордочку какой-то лисы, что, надо сказать, очень точно отражало личность Сенны. Да и смотрелось это на диво приятно, как и пылающие золотом глаза с чёрным белком.
  -Может расскажешь, что это было? - Розарий неловко попыталась сесть. - Почему я себя так странно ощущаю и что у меня с голосом? И каким образом синигами швыряется Серо пустых? И что с голосом у тебя?
  -Ну-у-у… - придерживаю её, помогая подняться, - я как бы не совсем синигами, точнее, совсем не…
  -Не поняла?
  -Ну, может когда-то я и был Проводником Душ, но вообще… я Пустой. Только без внутренней Пустоты и сорвавший Маску. Это называется «арранкар».
  -Я бы сказала тебе больше не обедать там, где ты ел, но мы там ели вместе… Может быть это всё объясняет? - с надеждой спросила девушка.
  -И Долину Криков вокруг нас?
  -Откуда мне знать, что они пихали в продукты!? - попыталась изобразить возмущённо-оправдывающийся вид Сенна. - Это наверняка было что-то очень испорченное! Может быть рыба фугу… Ты не знаешь, тухлая рыба фугу вызывает галлюцинации?
  -Точно не коллективные и точно не у духов.
  -Жаль…
  -Думаешь? По-моему слечь с отравлением, когда за тобой охотятся воинственные психопаты, было бы гораздо глупее, чем их победить и узнать нечто новое о друге.
  -Ага-ага… А откуда костюм? - мне кажется, или она специально уводит разговор в сторону?
  -Это мой повседневный. Ношу его во внутреннем мире, когда надо маскироваться под синигами.
  -А Сой Фонг знает? - подозрительно прищуривающаяся маска… это… вот как у неё это получается?!
  -Нет. Я честный шпион, который просто питает чистое чувство к начальнику структуры, коя должна меня ловить и обезвреживать.
  -Вот теперь ты убедил меня, что мне всё не приснилось — других таких ненормальных нет! - прозвучало обвинительно.
  -Думаешь, твоё воображение не справилось бы с тем, чтобы всё выдумать?
  -Разумеется! - Сенна независимо вздёрнула носик. - За кого ты меня держишь!?
  -За Сенну — хорошую девушку, которую я обещал защищать, - говорю со всей возможной теплотой и серьёзностью. - Я рад, что ты уже в порядке. И я был полностью серьёзен.
  Золотые глаза испытующе посмотрели на меня. С несколько секунд девушка молчала, выискивая что-то на моём лице, а потом вздохнула и, обхватив себя за плечи руками, сварливо проворчала:
  -Меня тут чуть не скормили Чистым, потому у меня стресс, говори медленно и сначала. А ещё лучше уведи меня отсюда куда-нибудь, у меня от этого места мурашки.
  -Как скажешь, - встаю с колен и поднимаю «племяшку». - Только не пугайся, - подняв левую руку, всё ещё придерживая Сенну правой, щёлкаю пальцами, точечным выбросом реацу, разрывая границу реальности. С характерным треском в воздухе начала открываться Гарганта. Теперь, когда я побывал в этом месте и знал его «метафизические» координаты, вернутся сюда я мог в любой момент, как и выйти отсюда. Всё таки, по-сути, Долина и так находилась на стыке между Тенью Мира и пространством Гарганты, насколько это уместно для многомерного духовного междумирья.
  -Это… - Сенна неуверенно ткнула пальцем в разрыв от которого уже во все стороны брызнули Чистые. - Эта штука ведёт в Хоэко Мундо, я же права?
  -Да.
  -Ла-а-адно… - феноменальная стрессоустойчивость, как и положено Розарию, но откуда она узнала о сути Гарганты? Насколько мне известно даже нынешние учёные синигами едва приблизились к изучению сего явления, причём не все разом, а только зубры вроде Урахары и Маюри. Айзен не в счёт, он уже давно всё постиг и сам умеет открывать проход в это пространство, высокомерно игнорируя тот факт, что реацу синигами для подобного категорически не подходит.
  -В этом нет ничего необычного, господин, - вмешался в мои мысли Мурамаса.
  -Разве?
  -Известно, что в Долину Криков приходят очищаться души, - начал издалека меч, - так же известно, что при убийстве Пустого посредством занпакто, синигами «очищает» душу Пустого и отправляет его или даже всю совокупность душ, из которой состоит Пустой, далее по циклу перерождений», - кажется я начал понимать.
  -А их воспоминания и Внутренние Миры…
  -Верно, так же остаются в Долине и у Розария, но будучи положительной душой, Розарий не может использовать особенности Пустых…
  -Но получив силу Пустого, Сенна получила и доступ к набору их знаний, как минимум, в области актуальных и базовых вещей, - закончил я за меч.
  -Эй, Даисуке, ты там уснул что ли? – меня потыкали пальцем в плечо, видимо, разговор занял порядочно времени, раз это стало заметно даже во «внешнем мире». Странно… - И кстати, - продолжила Сенна, вновь наградив меня подозрительным прищуром, - Даисуке твоё настоящее имя?
  -Хм… Нет, меня зовут Алукард.
  -Дракула наоборот? - хлопнула глазками девушка. Как же быстро она соображает!
  -Точно.
  -Ага-а… - протянула она со значением.
  -Я не пью кровь! - копчиком чую, у неё как раз начало зудеть спросить именно об этом.
  -Да я ничего такого... - смутилась девушка, отводя взгляд. - И… в общем, спасибо, что пришёл за мной.
  -Я тебе уже говорил, что не оставлю такую прелесть в беде. Тем более на растерзание каким-то левым засранцем.
  -Да-да, тебе ещё меня совращать, - солидно покивала эта чертовка.
  -Я по-прежнему настаиваю на положении старшего родственника. Тем более, теперь это уже не такая уж и ложь...
  -Ты должен мне всё нормально рассказать! – отбросив веселье, тут же насупилась девушка.
  -Конечно, но сначала, - аккуратно подцепляю и снимаю с неё маску.
  -Ох, - Розарий пошатнулась, пришлось даже ловить, дабы не упала, к тому же, Чистые прямо встрепенулись, хоть и не пытались лезть дуром. - Что-то мне нехорошо... - из её глаз медленно начала уходить чернота, а хищное золото радужки сменяться тёплым янтарём. - Откуда эта карнавальная маска? Красивая… - кажется, это будет несколько сложнее, чем я думал. Или нет?
  -Держись крепче, - прижимаю её к груди и шагаю к Гарганте...
  
  Чуть позже. Мир живых.
  -Мням, - кусочек хорошо прожаренного стейка был отправлен в рот и тщательно пережёван с элементами смакования, в этом чешском ресторанчике готовить умели. Что мы делали в Чехии? Ну, с учётом того, что по Каракуре бегает два капитана синигами, ещё двое просто там живут, а кто с чувствительностью похуже, вооружён всякими сенсорами, тащить в такое место только-только пустофицированного духа, который может случайно полыхнуть отрицательными спиритонами на всю округу... Право слово, есть способы завалить конспирацию и поинтереснее.
  -Да, неплохая вырезка, - я пригубил пива, в конце концов, раз уж мы в Чехии, то не выпить пару-тройку кружек этого напитка было бы кощунственно, к тому же, вкус алкоголя из Мира Живых был на порядок лучше, чем то, что могло предложить Общество Душ.
  -Ну так я правильно поняла, что на самом деле ты внедрившийся в структуру синигами Пустой из Хоэко Мундо, выращенный синигами-ренегатом из Вастер Лорда, но когда-то был синигами или просто положительным духом?
  -Знаешь, почему-то в твоих устах это как-то даже обидно прозвучало, но если не вдаваться в детали, то где-то так, - сильно «не вдаваться», но выразить всю мою многолетнюю эпопею, которой я с ней поделился, всего одной строчкой – талант.
  -А я ещё думала, что это у меня сумасшедшая жизнь со всеми этим тёмными кланами, Долинами и прочим, - облокотившись головой о левую руку вздохнула Сенна и новый кусочек мяса отправился на пережевывание. - А всё то, что ты мне говорил?..
  -Я не врал ни в одном слове, все мои предложения в силе, - поспешил я развеять её опасения.
  -Класс, я – стажёр и любимая племянница хищного духа, который на несколько ступеней выше в эволюционном плане, чем те Меносы Грандэ, которыми пугают курсантов в Академии...
  -Что-то мне подсказывает, что ты чрезвычайно довольна этим.
  -А то! - задорно улыбнулась эта непоседа. – К тому же, - её задор вновь сменился убийственной серьёзностью, - альтернативы у меня нет. Или помереть, будучи сожранной Чистыми, или попасть в руки к синигами и побыть подопытным кроликом, после чего опять же, умереть. А ты – классный.
  -Польщён.
  -Ну и какие наши дальнейшие действия на службе Силы Зла? – этот блеск глаз, в которых на долю мгновения мелькнули золотистые отблески не нёс окружающей действительности ничего хорошего, - устраиваем диверсии? Собираем компромат? Практикуемся в шантаже? – кажется, я пробудил в ней монстра! Шикарно!... Хотя стоп… А этот «монстр» вообще когда-либо спал?
  -Какой энтузиазм. Но нет, ближайшие пару дней мы будем симулировать активную деятельность, а когда Долина Криков сама собой «рассосётся» - делать задумчивые лица и чесать в затылках. Да и то, скорее всего этим буду заниматься я один, так как пока ты не освоишься с новой силой, будет излишне рискованно показываться на глаза синигами.
  -А что в это время буду делать я?
  -Пока не знаю. Можешь погулять в другом городе — наличность на карманные расходы я выдам, но это тоже не желательно — если случайно полыхнёшь духовным давлением Пустого, это может закончится парой сотен трупов, причём, преимущественно детей и стариков. Не думаю, что тебе это понравится.
  -Это точно, - поёжилась девушка. - И чего делать?
  -Можно отправить тебя в Лас Ночес, осмотришься, познакомишься с коллективом, а заодно соберёшь все слухи и сплетни на мой счёт пока меня не будет рядом.
  -Уговори-ил, - с проказливой моськой протянула свежеиспечённая вайзард. - А Долина точно рассосётся?
  -Для широкой общественности – да.
  -Поня-я-я-ятно. Что, решил обустроить нам гнёздышко? Учти, мне не понравился там ландшафт! Да и воздух – не очень, - Розарий передёрнула плечами, воспоминания о материализующихся из этого воздуха Чистых радости ей не доставляли точно.
  -Сделаем небольшой ремонт. Но вообще у меня на эту область совсем другие планы. И коль уж ты со мной, тебе стоит узнать и кое-что ещё… Ты ведь со мной?
  -А ты бросишь маленькую беззащитную девочку в чужом и незнакомом месте? – мне состроили печальные глазки. - Так что да, я с тобой, мням, - что-то мне подсказывает, что в данный момент времени её преданность стейку куда как выше, чем мне.
  -Тогда тебе стоит знать несколько вещей. Как обо мне, так и о арранкарах в целом. Готова?
  -Угу.
  -Начнём с меня, несмотря на то, что я владею многими способностями пустых и синигами, главная моя сила — Полное поглощение. Обычный Пустой, поедая жертву, способен усвоить лишь малый процент её силы, я же могу поглотить всё. И это всё, действительно всё — не только объём духовной энергии, но и персональные способности и даже занпакто. Пока не страшно?
  -Эм… - Сенна прекратила есть. - Ну… меня ты не кусал. Ведь не кусал? - опять этот подозрительный взгляд!
  -Нет, но если будешь продолжать так делать — точно укушу!… За что-нибудь мягкое… И тебе придётся жить с этим всю оставшуюся жизнь!
  -Хи-хи, - во все тридцать два зуба усмехнулась эта прелесть, - ты меня успокоил.
  -Надеюсь. Что ещё?… Ещё у нас важный социальный момент. Практически никто из арранкаров не помнит свою человеческую жизнь. Сейчас они все очень близки к людям в плане физической формы, но при этом весь их опыт и знания — это опыт и знания хищников. На это накладываются пробуждённые трансформацией человеческие инстинкты и фрагментарные бытовые знания, даваемые в Лас Ночес тем, кто хочет их получить. С методом подачи там не всё ладно, но он хотя бы есть. В общем, социальный строй у нас кратко описывается фразой «кто сильнее тот и прав». Самые сильные арранкары — это Эспада, чем ниже номер в ней, тем сильнее арранкар и тем выше в иерархии он находится. Каждый из Эспады может иметь и, как правило, собирает вокруг себя так называемую «фракцию». Большей частью, это пустые ещё во времена скитания по пустыне прибившиеся к некоему вожаку, чтобы спастись от одиночества и, заодно, получить защиту более сильного существа. Предупреждая твой вопрос, у меня фракция тоже есть.
  -А сам ты кто? Я имею в виду номер? - вновь жуя, поинтересовалась Сенна, с вниманием слушая рассказ.
  -Я — Примера Эспада. Сильнейший Пустой Хоэко Мундо.
  -Ты сейчас стал ещё более стрёмным, чем был… - с видом «и куда я вляпалась на этот раз», поделилась девушка. - Это круто… - последовала новая оценка ситуации. - И в планах у тебя пока сидеть и ничего не делать?
  -А потом строить удивлённое лицо – это тоже важно.
  -Угу. Но «домой», знакомить с «начальством», ты меня приведёшь до этого? Этот ваш супер-учёный меня часом не препарирует?
  -Нет. Ему и так есть чем заняться, - хотя полной гарантии я давать не мог, но всё же вряд ли Айзен будет заинтересован в Розарии. Если бы был, то моей задачей являлась бы не защита Ичиго, а как раз захват Розария.
  -Надеюсь, что ты прав.
  -Я тоже.
  -И между прочим… - прищурилась и замолчала.
  -М?
  -Ты так и не сказал, кто у тебя во фракции, - и вилочкой этак в воздухе кач-кач.
  -Исключительно девушки модельной внешности и приятного характера, - с самым честным видом ответил я, уже давно зная, что этот вопрос обязательно всплывёт.
  -Та-а-ак… - о, этот взгляд! Неужели мне всё-таки удалось ввести её в ступор?! Эти растерянно округлённые янтарные глазки и чуть приоткрытый ротик однозначно будут согревать мою тёмную душу ещё много-много лет! - Ты уверен, что это именно фракция, а не гарем? - справившись с собой, с подозрением и лёгкой опаской, переспросила Сенна.
  -Полностью уверен — я сплю только с двумя из шести.
  -Ты… - шокированный Розарий Памяти — акт второй. - Ты ненормальный, знаешь об этом?! - в мою сторону уничижительно ткнули вилкой. - Ещё не успел покорить, а уже изменяет! - возмущённо сложила руки на груди. - Нахал! С тебя ещё одна порция жаркого! Вот! - и отвернулась, независимо вздёрнув носик.
  -Знаешь, вот после этого я бы не сказал, что ты сильно удивлена.
  -Хм-м… - на меня покосились, всем видом выражая сомнение в том, достоин ли я высочайшего ответа или пока не заработал.
  -Давай уже, я знаю что ты не сердишься, у твоей реацу для этого слишком игривый привкус, - так уж вышло, что в спектре её духовной силы в самом деле не сквозило и намёка на обиду или ревность, как и в прежних разговорах о её завоевании не имелось и следа действительного вожделения. То есть, возможно, она и испытывала ко мне симпатию, но в основе поползновений лежало, прежде всего, стремление приколоться и простая дружеская игра, особенного с того момента, как она узнала о моих отношениях с Сой Фонг. О чём-то более серьёзном девушка не задумывалась.
  -Много ты понимаешь, - попыталась отстоять свою загадочность и неприступность Розарий.
  -Много. Во-первых, негативные эмоции делают духовный фон жёстче, а во-вторых, они бы сейчас спровоцировали у тебя рефлекторное использование силы Пустого, чего нет.
  -Ладно, - Сенна расслабилась и откинулась на спинку стула вместе с локтями. - Если честно, чего-то такого я и ожидала — парень, который так настаивает, чтобы девушка называла его «нии-тян» не мог ограничится одной пассией, - меня одарили наглой ухмылкой от уха до уха.
  -У меня создаётся впечатление, что ты ждёшь не дождёшься, когда я действительно тебе это предложу, - я ничего не мог с собой поделать, улыбка сама лезла на лицо.
  -Чего ещё ожидать от такого развратника? - довольно вернула подачу Сенна.
  -Так ты признаёшь?
  -Нет, я говорю, что с такими наклонностями только такое и должно тебе приходить в голову, - важно подняв перед собой указательный пальчик, сообщила эта егоза.
  -Вижу ты совсем оправилась.
  -Ещё нет! - от спинки стула мгновенно отлипли и подались вперёд. - Но дополнительная порция жаркого и бокал апельсинового сока точно меня исцелят!
  -Как скажешь… - на этом разговор сам собой иссяк. Разумеется, тем было ещё много, но пока что требовалось время чтобы «переварить» уже полученное. Так что дальше мы сосредоточились на своём: Сенна на стейке с гарниром. А я – на очередном бокале пива.
  
  -Здесь всегда так уныло? - обводя бесконечную пустыню настороженным взглядом, поинтересовалась девушка.
  -Если спустишься под поверхность, то попадёшь в Лес Меносов, там нет песка и луны, - ответил я.
  -Зато темно и меносы?
  -Точно.
  Мы только что вышли из Гарганты и пусть Сенна уже разок видела Хоэко Мундо, когда мы выходили из Долины Криков, но тогда это длилось всего пару секунд и ей было откровенно не до того, а сейчас вот огляделась.
  -Ты неправильный вербовщик, - бескомпромиссно постановила Розарий, закладывая руки за голову. - Нового аколита надо завлекать всякими вкусностями и красивыми обещаниями, а ты сразу говоришь, что тут всё плохо. Кто так делает?
  -Неужели ты не наелась? - почти искренне ужаснулся я.
  -И ничего я не толстая! - вздёрнула нос девушка. - Духи не толстеют, если хочешь знать. Они всегда выглядят так, как себя ощущают.
  -Не знаю, как ты умудрилась привести к этому разговор, но так и быть — поверю на слово. И ты несправедлива к этому месту, - поднимаю глаза к луне. - Знаешь…
  -Что? - сперва Сенна проследила за моим взглядом, но потом вновь посмотрела на моё лицо.
  -Иногда мне кажется, что Хоэко Мундо — это бесконечно огромный Пустой, рождённый из души целой планеты. Он не может питаться, потому как в одном пространстве не может существовать несколько ему подобных, но он жаждет заполнить свою внутреннюю пустоту и потому притягивает к себе одинокие и страдающие души, что сами желают вырваться из естественного круговорота перерождений и стать чем-то большим. Этот мир делится с ними силой, преобразует по своему образу и подобию, и надеется, что когда-нибудь одна из них сможет найти способ вновь наполнить эти пустоши жизнью. Заполнить пустоту этого мира, - поворачиваюсь к Розарию. - Глупость, не правда ли? Кто вообще поверит в такие бредни? Но согласись, есть в этом что-то романтичное.
  -М-м-м… - меня разглядывали с нечитаемым выражением лица.
  -Я тебя загрузил?
  -Нет, что ты? Очень красивая история, - девушка отвернулась и качнулась с носка на пятку. - Но вряд ли её можно доказать. Я таких способов не знаю.
  -Я тоже, - невольно улыбаюсь, рассматривая каким мечтательно-печальным стало личико сей неугомонной особы. - Но что-то мы заболтались, - одним движением подхватываю её на руки.
  -А? - только и успела моргнуть девушка.
  -Практиковаться в сонидо тебе пока рановато, а сюмпо тут часа три добираться, так что держись.
  -Хм, а тебе явно нравится носить меня на руках… - не удержалась Сенна от подколки, с намёком прильнув поближе.
  -Не болтай, а держись.
  -Хочешь чтобы я была… - дожидаться пока эта неугомонная язва выскажет очередной пассаж из серии «засмущать парня до смерти», я не стал и шагнул в сонидо.
  Пустыня размылась, став чередой прорисованных фрагментов, на которым падал мой взгляд, в потоке однородного серо-чёрного марева. Напрягись я — и мог бы разглядеть каждую песчинку доступную на каждом из углов зрения вдоль всего азимута прыжка, но тогда бы секундное перемещение растянулось в субъективном восприятии в целую вечность. А так — шаг, ещё один, третий… и впереди вырастает титаническая громада Лас Ночес.
  -Ох, - Сенна схватилась одной рукой за голову, - мог бы и предупредить, что это как прыгать с реактивного истребителя на полном ходу.
  -Я говорил тебе держаться.
  -Ты говорил недостаточно убедительно! - я ещё и виноват, да?
  -Кто-то просто слишком непоседливый, чтобы внимательно слушать.
  -Опять эти намёки на младшую сестру? - в янтарных омутах вспыхнула хитринка. И куда делась дезориентация, спрашивается?
  -Никаких сестёр я не упоминал!
  -Но про детей подумал! - с видом победительницы, вздёрнула носик Сенна.
  -Ты слишком сильно мандражируешь.
  -С чего ты взял?
  -Дай подумать… - выразительно прикрыв один глаз, кошусь на небеса. - Может быть с того, что ты до сих пор не посмотрела по сторонам и опять норовишь меня подколоть на ровном месте?
  -Тебе кажется, - вот как можно столь нагло врать? Нет, я не про саму ложь, а про то, что эта пигалица изволила демонстративно закрыть глазки и растянуться у меня на руках, будто в гамаке разместилась и ухмылочка ещё эта сыто-бессовестная…
  -Тогда докажи это и посмотри наконец на место, куда мы прибыли.
  -Ладно, - с видимой неохотой проворчала девушка и открыла глаза. -... - тишина затягивалась, а взгляд девушки, блуждавший по циклопическому сооружению Дворца Пустых становился всё задумчивее, - и... сколько народу здесь живёт?
  -Хороший вопрос, из реально сильных существ — десятка три-четыре. Может ещё пара сотен кого-то уровня "младших офицеров" и, пожалуй всё.
  -И зачем тогда он такой здоровый? Да это же город, размером с Токио, если не больше! - на меня воззрились с оттенком негодования, словно это я эту штуку проектировал.
  -Нуу... некоторые пустые довольно большие...
  -Даже если они как три Джидамбо, всё равно дворец слишком большой… - проворчала девушка, но вдруг осеклась, нахмурив бровки. - А кто такой этот Джидамбо и почему я его вспомнила?
  -Джидамбо — это один из "Стражей Врат" Сэйрэйтэя. Должность традиционно-номинально-декоративная. В каждом из стражей роста метра три с половиной-четыре.
  -Должно быть, патология "Сна Души", - кивнула Розарий, - либо смещено ощущение плотности духовного тела, либо очень слабое рефлекторное удержание, - вновь выдала мини-лекцию девушка, - Ксооо... - девочка с раздражением принялась тереть виски. - Эти всплывающие воспоминания... я знаю, что я говорю, но я половины могу не понимать! Как же неудобно.
  -Я бы тебе посочувствовал, - слегка улыбаюсь, глядя на мучения Сенны, - но у меня самого сейчас на руках ёрзает одна непоседливая лисичка, делая вид, что я — её законный гамак.
  -М-м-м, - зажмурив один глаз, вторым девушка внимательно изучила моё лицо. - И всё-таки... - выдержала паузу, - зачем вам такой здоровенный дворец? - ...хороший переход. - Или у его архитектора чрезмерное Эго?
  -Ты знаешь, что на твоём лице сейчас крупным буквами написана фраза «Я вся та-а-акая непонятливая»?
  -Не уходи от вопроса!
  -Если честно, я затрудняюсь ответить, - хмыкнув на эту пантомиму, мысленно вспоминаю всё, что знаю по теме. - Видишь ли, нынешний Лас Ночес возведён на основании неких древних руин. Кто их построил и когда это было я не знаю, но когда пришёл Айзен, он просто приказал возвести наземную часть и отремонтировал уже существующие подземелья. До него тут правил Барраган — весьма высокомерный старикан и, быть может, я бы и поверил, что строительство начал он, так сказать, стремясь всех впечатлить своей крутостью, но… у Пустых немного не так как людей. Чтобы продемонстрировать своё превосходство нам достаточно использовать духовное давление, а доказывать свою значимость через строительство огромных зданий… Это лишено смысла. Чтобы построить высокую башню не обязательно быть сильным, достаточно быть упорным. Да и производство строительных материалов не слишком распространённое умение в среде звероподобных хищников... Ну что, пойдём?
  -А-а-а... - Сенна замешкалась, теряя весёлость, - может не надо?
  -Надо, племяшка, надо.
  -Ну ладно, но если меня таки препарируют, знай, что я обижусь! - на этой ноте мандражирующий Розарий попытался съёжится и наградить меня взглядом из тех, которые женщины используют, чтобы заставить мужчин заранее чувствовать себя виноватыми, но я уже шагнул в сонидо. Айзен ждал.
  
  -Вижу ты уже вернулся, Алукард. И привёл кого-то интересного, - поприветствовал нас Соске, едва я показался на «верхнем» балконе, том, который возвышался над основным куполом города и открывал вид на пустыню озарённую бледным светом луны.
  Он сам появился здесь незадолго до нас, наверняка ощутив моё приближение ещё на подходе к городу, так же, как и я почувствовал его присутствие в башне. Словом, место встречи выбрал он и, без сомнения, не случайно.
  -Знакомься, это Сенна, - ставлю девушку на ноги, - она Розарий Памяти.
  Обычно неугомонная егоза замерла на месте, опасливо глядя на мужчину в белоснежном кресле.
  -Какая занятная картина, - Соске слегка наклонил голову в бок, рассматривая девушку в форме синигами.
  -Вы о чём? - рефлекторно подавшись ближе ко мне, переспросила Сенна. По всей видимости, мятежный капитан её здорово пугал, хотя, возможно это моя вина — слишком много рассказал о его послужном списке…
  -Я удивлён, - коротко изогнув губы в улыбке, пояснил Айзен. - Дело в том, что во время прошлых появлений Долины Криков, синигами несколько раз пытались наладить контакт с Розарием, но все попытки заканчивались неудачей, - и он замолчал, разглядывая девушку. Совпадение или нет, но от этого доброжелательно-заинтересованного взгляда как-то нехорошо становилось даже мне.
  Представив, что должна испытывать девочка, я осторожно положил руку ей на плечо и сознание тут же прострелили воспоминания о том, как из этого города выкидывали Нел. С трудом удалось сдержать мышечный спазм и не сжать в злости пальцы вместе с зубами. Сенна дрожала…
  -Только получивший самосознание Розарий испытывает множество стрессов и проблем с самоидентификацией, - вырывая меня из мрачных мыслей, будто того и ждал, вновь зазвучал над балконом бархатный голос мятежного капитана. - Он не знает кто он и где находится, окружающая действительность постоянно вызывает беспорядочные всплески фантомных, противоречащих друг другу воспоминаний и в довесок ко всему, его духовная сила находится далеко за гранью обычных духов, - Айзен откинулся на спинку кресла. - Сам того не желая, Розарий привлекает внимание синигами-патрульного, охраняющего территорию. В патрульные Мира Живых редко попадают выдающиеся личности. Эта работа считается скучной и не пользуется популярностью, все наиболее способные стараются отказаться от такой участи, а офицеров на патрулирование и сладким данго не заманишь, - видимо это была шутка, но ни я, ни Сенна не улыбнулись. - В результате, на первый контакт с Розарием выходят люди далёкие от дипломатии и каких-то иных выдающихся способностей. Результат немного предсказуем — посредственный рядовой, не способный даже определить границы силы противника, провоцирует конфликт и глупо погибает, пытаясь одолеть существо намного сильнее себя. В свою очередь Розарий убеждается в том, что синигами — его враги и при следующей встрече атакует. Но и если дать Розарию время на адаптацию ничего не меняется. Синигами встречает уже уверенная в себе душа с потенциалом близким к капитанскому, а это тоже приводит к конфликту, так как сила порождает гордость, а гордость не склонится пред одними только словами и не позволит собой помыкать. На первый взгляд — замкнутый круг… - Соске вновь выдержал паузу, позволив себя лёгкую улыбку. - Но стоило мне послать в Каракуру не синигами, а Пустого, как он возвращается с Розарием на руках, и по твоему виду не скажешь, что дело тут в похищении. Я бы назвал это перстом судьбы, если бы верил в это понятие.
  -То есть… - отмерла девочка, робко переступая с ноги на ногу, - препарировать вы меня не будете?
  -Я никогда не испытывал интереса к столь примитивному способу познания, - опять улыбка. - К тому же, я и так неплохо себе представляю, что у тебя внутри. Гораздо интересней, откуда в тебе взялась сила Пустого? Думаю, - карие глаза на секунду качнулись в мою сторону, - тут не обошлось без Алукарда?
  -Слишком близкий контакт с Чистыми — их духовная сила начала размывать её внутренний мир, грозя уничтожить личность, мне пришлось отдать ей свою маску, - максимально кратко, но правдиво описываю произошедшее.
  -Вот как… - Соске облокотился щекой на подставленный кулак. - Не могла бы ты продемонстрировать мне её?
  -Если честно, я ещё не знаю как, - ответила Розарий, бросив на меня обеспокоенно-просящий помощи взгляд.
  -Это не сложно, просто сконцентрируйся на отрицательной реацу и попытайся собрать её вокруг лица, для простоты можешь использовать руку, направляя духовную силу через неё, - пояснил я.
   -Хорошо… - глубоко вздохнув, кивнула девочка и подняла левую руку.
  -Мурамаса…
  -Конечно, господин, - без слов понял меня меч.
  Едва пальцы Сенны замерли напротив лба, как над ладонью вспыхнула крупная клякса, иначе это было не назвать, красно-чёрной духовной энергии, и, в секунду, окатила лицо, формируя уже знакомую мне маску, немало удивляя тем саму девушку, судя по её расширившимся глазам.
  -Как интересно, - прокомментировал увиденное мятежный капитан, поднимаясь с кресла. - Ты действительно стала подобна арранкарам, - пройдя по балкону, Соске остановился напротив нас, изучая глазами лицо Розария. - Удивительно...
  -Что именно? - под действием силы Пустого, слегка осмелела девушка.
  -По сути, Алукард поделился с тобой частью собственной сущности, - не стал запираться Айзен. - В обычном случае, для Пустого это означает прекращение развития. Покалеченная душа более не может усваивать чужую силу, сколь много бы ни питалась, однако… Я не вижу, чтобы Алукард ослабел. Напротив, его объём реацу немного подрос.
  -И что это значит? - поняв, что объяснения окончены, вновь проявила любопытство Сенна.
  -Ну, - Айзен позволил себе очередную улыбку, - Алукард не совсем обычный арранкар. Впрочем, думаю, он сам тебе всё расскажет, если сочтёт нужным, - капитан коротко взглянул на меня и вернул взгляд к Розарию, - а пока… Добро пожаловать в Лас Ночес.
  -На этом всё? - решаю проявить инициативу.
  -Да, - Айзен развернулся и направился обратно к креслу. - Потенциально она вполне способна войти в Эспаду, но на данный момент вряд ли одолеет кого-то из них, - повелитель Хоэко Мундо сел. - В любом случае, я вас никак не ограничиваю.

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) А.Шихорин "Создать героя 2. Карманная катастрофа"(ЛитРПГ) Стипа "А потом прилетели эльфы..."(Антиутопия) А.Эванс "Проданная дракону"(Любовное фэнтези) О.Герр "Невеста на подмену"(Любовное фэнтези) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Е.Решетов "Игра наяву 2. Вкус крови."(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"