Седрик: другие произведения.

Тёмный Бог

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
  • Аннотация:
    Фанфик по вселенной DС. ГГ - попаданец, но не человек. Источником вдохновения, в основном, послужил комикс "Injustice: Gods Among Us / Несправедливость: Боги среди нас", однако за основу произведения, прежде всего, взяты мультсериалы девяностых про Супермена, Бэтмена и Лигу Справедливости, остальные источники также учитываются, но только если не противоречат этим.

  
Пролог.
  
  2005 год. Пригород Метрополиса. 19:43.
  В городе шли бои. Национальная гвардия бессильно отступала под натиском армии Апоколипса. Людей спасало только то, что кротовые норы порталов пока выпустили лишь первую волну нападавших, без тяжёлой техники и вооружения, но даже рядовые пара-демоны Дарксайда были практически неуязвимы для земного оружия.
  
  — Будь проклят ложный бог, будь он только проклят… — полубезумным тихим голосом причитала угловатая фигура, мечущаяся по спрятанному глубоко под поверхностью земли помещению.
  
  В помещении было темно, свет давало лишь громоздящееся вдоль всех стен оборудование совершенно непривычных для любого землянина очертаний — с краснеющими прожилками, кругами и символами по всей поверхности, да ещё цветная голограмма, висящая над одним из устройств. В данный момент голограмма показывала центр города с поднимающимися клубами пожаров, вспышками стрельбы и пролетающими то тут, то там звеньями крылатых легионеров Апоколипса.
  
  — Ещё месяц, только месяц… — шептали губы на секунду выхваченного из темноты бледного, болезненно скрюченного существа. — Проклятый ложный бог, он рушит всё, чего касается…
  
  Внезапно мечущаяся фигура замерла и вернулась к проектору. Выхваченное из темноты искажённое лицо, когда-то явно бывшее похожим на человеческое, с ясно различимым ужасом всмотрелось в картину. На большой площади, перед каким-то важным для землян зданием, открылась гигантская воронка портала, через которую к оборонявшимся выплыла огромная платформа, украшенная символами Планеты-Ада. И на этой платформе стоял ОН — Дарксайд.
  
  А перед ним, преклонив колени, в оковах, висел главный герой Земли — Супермен.
  
  — Скоро здесь будут войска Нового Генезиса, — резанул по сознанию паникующего существа холодный голос, звучащий прямо в разуме. — Поторопись.
  
  — Но Владыка! — взмолился бледнокожий, мигом забыв о проекторе и повернувшись куда-то вглубь помещения. — Рост ещё не завершён! Генетический потенциал пробудился не до конца, возможны нарушения! Если я сейчас прерву процесс, уйдут годы, прежде чем вы сможете сокрушить ложного бога!
  
  — Это лучше, чем потерять всё, — вновь коснулся его мыслей холодный голос. — Кто бы сейчас ни победил, их сканеры обнаружат эту лабораторию. У нас мало времени, делай что должно.
  
  — Да… Мой Бог! — с придыханием и вновь ярко проступившим безумием подался вперёд учёный.
  
  Родившийся на Апоколипсе и ставший одним из мастеров плоти в услужении бога страха и боли Де’Саада, он, как и многие до и после него, со временем сошёл с ума. Безумие той или иной степени — естественная черта характера почти любого обитателя Пылающей Планеты, но конкретно этот мастер плоти отличался от своих соотечественников в одной маленькой, но кардинально всё меняющей детали — он усомнился в божественности своих владык. Ересь, за которую представителя одной из высших каст ждала бы долгая и мучительная смерть, продлившаяся бы, возможно, целые века, узнай хоть кто-то об этих его мыслях. Но безумцу повезло, хотя он сам никогда не задумывался о причинах такого везения и том, насколько своевременно и гладко всё случилось, да ему это было и не важно, ведь он нашёл своего Бога.
  
  Бога, что вёл его единственно верным путём, шептал ему во сне и говорил наяву, касаясь самих мыслей. Бога, которому он сейчас помогает обрести плоть. И Бога, во славу которого он сейчас умрёт…
  
  Религиозный экстаз и счастье заполняли разум изуродованного существа, когда он садился в кресло, подключённое к стоящей в полумраке капсуле. Устройство, позволяющее вытягивать энергию жизни и передавать её кому-то другому, начало работать. Тонкое, угловатое тело стало стремительно иссыхать, а красные прожилки, покрывающие капсулу, ярко разгорелись.
  
  На поверхности гремели взрывы и звучали крики людей. Супермен вырвался из плена и вступил в бой с Дарксайдом. Открылись новые воронки порталов, через которые в город влетели войска Нового Генезиса под предводительством Ориона. И на этом фоне никто не заметил, как где-то в пригороде Метрополиса на краткий миг вздрогнула и чуть просела земля, а в нескольких сотнях километров, недалеко от Стар-Сити, с характерным хлопком вспыхнула и пропала ещё одна воронка, из которой вышла невысокая фигура, уже через минуту скрывшаяся по направлению к городу…
  
  
Глава 1.
  
  
  Год спустя. Западное побережье США, Джамп-Сити.
  — Ваш счёт, — кокетливо улыбнулась рыженькая официантка, опуская на столик лист бумаги.
  Её звали Сьюзен, ей было 17, и она подрабатывала в этом кафе с четырёх до восьми вечера. Ах да, ещё у неё была довольно неплохая внешность для простого человека, и, может быть, я даже отвечу ей взаимностью… Как-нибудь потом.
  
  — Спасибо, — привычно надеваю на лицо вежливую улыбку довольного жизнью обывателя и достаю бумажник.
  
  Впрочем, пусть конкретно эта улыбка и была насквозь дежурным жестом, вся суть которого сводилась к элементарному поддержанию ровных отношений с персоналом места, где я регулярно пью кофе, но от реальных моих чувств она отличалась мало. Жизнь на Земле удивительно расслабляла, я бы даже использовал формулировку «умиротворяла в своей неспешности». Контраст с Апоколипсом, где я провёл долгие двадцать лет в виде бесплотного духа, был просто ошеломляющим.
  Кто бы мог подумать, что я так по этому соскучусь? Чашка чая с самым простеньким печеньем, тёплое солнце на голубом небосводе, шелест листвы, гудки машин, глупость, изливаемая говорящим ящиком… Год пролетел просто мгновенно. Того и гляди — совсем размякну, подобрею, огородик заведу…
  
  Кстати, насчёт последнего надо и впрямь озаботиться — недавно в новостях прошла информация о появлении в Готэме новой сумасшедшей злодейки, естественно, тут же обезвреженной Бэтменом. Прозвище «Ядовитый Плющ» уже прозвучало, а с ним растиражировали и фотографии молоденькой рыжеволосой девчонки с зелёной кожей, плотно пристёгнутой к медицинской коляске. Фотография-то, откровенно скажем, так себе, но даже там видно, что девочка довольно миленькая. Тем не менее сейчас с ней говорить ещё рано, пусть поварится в готэмской кухне, набьёт побольше шишек и ощутит в полной мере, что новые силы не делают её всемогущей и непобедимой. Главное — момент надо будет подобрать такой, чтобы гонору уже поубавилось, готовность к послушанию проснулась, а привычка все проблемы решать самостоятельно ещё не окрепла. Ну да это уже дело техники.
  
  Дверь кафе прощально тренькнула колокольчиками, и я вышел на залитую солнцем улицу. Прохожих ещё было не много, так что, свернув на одну из боковых улочек, я очень быстро оказался вне поля зрения любых возможных свидетелей. Надетая под обычной кожаной курткой нейроброня послушно отозвалась на сигналы мозга и окутала меня маскирующим покровом. Оптический, электромагнитный, тепловой, акустический и ещё много других, малоизвестных или совсем неведомых земной научной мысли видов камуфляжа, исполненных на технологической базе Апоколипса, были одной из главных функций моей одежды. Сам Дарксайд и его гвардия пренебрегали подобными «излишествами», но это не значит, что тёмная планета Новых Богов не имела нужных технологий. И, разумеется, эти технологии не сбоили от «плохого поведения» пользователя, как абсолютное большинство земных аналогов ещё на долгие и долгие десятки лет вперёд.
  
  Плавно поднявшись над домами, я мысленно, через броню, сверился с компьютером дома. Дроны-разведчики, ещё несколько месяцев назад тайно установленные в NASA, подтверждали, что прибытие шаттла с орбиты ожидается по расписанию. Уже седьмое с момента, как я начал за этим следить, будет ли долгожданный успех сегодня — неизвестно, но пора было на позицию, и я вошёл в ускорение.
  
  Со способностями, к сожалению, было не очень — тело не дозрело, замерев в биологическом возрасте, примерно равном шестнадцати годам для человека, и о силовом противостоянии с тем же Суперменом пока лучше было не заикаться. Утешало лишь то, что на соревнованиях в скорости трёхлетней давности Флэш и тот же Супермен показали немногим лучшие результаты, нежели мой нынешний максимум. Да и то не сразу, а когда прилично раскочегарились. По поводу физической силы тоже были скромные надежды, хотя именно тут всё было очень шатко — как я сильно подозревал, Кент постоянно и очень жёстко себя ограничивал, причём делал это неосознанно. Понять его можно, до встречи с правителем Апоколипса он ещё ни разу не встречал действительно сильных противников, те фрики, что вылазят на него в среднем раз в пару месяцев, криптонскому потенциалу даже по колено не стоят, про обычных же уголовников и вовсе вспоминать нечего, не говоря уже про его мирную жизнь в Канзасе, закончившуюся, по большому счёту, совсем недавно. Куда там средней продолжительности жизни криптонца в 300-500 лет? Так что если у парня и был какой-то стимул, то исключительно подавлять себя, чтобы кого-то случайно не покалечить.
  
  Однако продлится это недолго. Если мои расчёты верны, до следующего вторжения Дарксайда остался год, в лучшем случае — два — камнемордому придётся обезопасить себя от повторного вмешательства Нового Генезиса, а такие вещи быстро не делаются. Кроме того, он уже один раз попытался расправиться с Землёй с помощью диверсии, не вышло, но время-то потрачено. В любом случае, когда это произойдёт, психологические блоки Кларк вынужден будет сломать, и тогда драка с ним станет совсем уж нежелательной для моего нынешнего состояния, а вырасти за это время гибридный организм не сможет. Не до такой степени. К сожалению, смешение ДНК криптонца и Нового Бога с Апоколипса помимо плюсов имеет и недостатки. Впрочем, могло быть и хуже, так что следует благодарить судьбу уже за то, что я выгляжу как подросток, а не пятилетний карапуз.
  
  Зависнув в космической пустоте, я сфокусировал взгляд на орбитальной станции, где сменялся экипаж. Изображение послушно приблизилось так, словно я подлетел вплотную. Небольшое усилие — и стенки конструкции начинают просвечивать, открывая происходящие внутри процессы. Астронавты заняты рабочей суетой, часть прежней смены уже облачается в скафандры, двое из учёных, как я знал, должны были остаться внутри с новым экипажем, и изменений в планах видно не было. Вот люди начали занимать места в шаттле. Ещё одно, до сих пор не до конца привычное усилие — и картина расцветает множеством причудливых красок. Вот тепловое излучение, магнитные поля, радиоволны, последние-то мне и нужны. Отсекаем лишнее и наблюдаем за активным радиообменом с Землёй.
  
  Пожелай я подслушать, и Материнская Коробка, являющаяся частью брони, прекрасно бы всё перехватила, дешифровала и перевела, но мне неинтересно — наслушался и в первый раз, а сейчас смотрим в один глаз за шаттлом и следим за космосом. Начинается наиболее ответственный этап.
  Отстыковка произошла штатно, аппарат начал неторопливо выходить на нужную орбиту, а я подлетел ближе. Прямая солнечная радиация щекотала кожу, возбуждая криптонские элементы генома, часть излучения броня отсекала, предотвращая возможность возникновения преждевременных мутаций, но и оставшегося с избытком хватало, чтобы наполнить тело ощущением всемогущества. Обманчивым, к сожалению. Ну вот, наконец-то начали снижение, и… ДА! Наконец-то!
  
  В нескольких сотнях километров от верхних слоёв атмосферы из сверхсвета вышел космический корабль. Конструкция была мне неизвестна, это могла быть как спасательная капсула, так и одноместная яхта — дизайнов в галактике не счесть. Но это не имело значения — даже без идеального глазомера можно было понять, что курсы земного шаттла и приближающегося корабля пересекаются. Столкновение должно было произойти в верхних слоях атмосферы, примерно через минуту, однако доводить до этого я не стал и двинулся наперерез кораблю.
  
  Лёгкий, почти невесомый толчок в корпус — и шаттл продолжает благополучно спускаться, ничего не заметив, мой же клиент… Даже если что-то и заметил, то ему было всё равно. Инопланетная обшивка, к слову, носящая на себе следы повреждений, больше всего похожих на обстрел, просвету «рентгеновским» зрением поддавалась хуже земной, но не существенно — внутри находился лысый, истекающий кровью гуманоид с розовой кожей. Гуманоид в форме Корпуса Зелёных Фонарей.
  
  До этого момента у меня оставались некоторые сомнения — пусть до сих пор события в этой вселенной весьма точно повторяли одну из известных мне вариаций, с естественными поправками на реализм и условности изложения, конечно, но… Всегда есть «но». Сейчас был один из тех случаев, когда изменение «рядового эпизода» или полная его отмена никак не повлияет на общую канву событий. И, разумеется, я этого опасался. Отмены, само собой, а не отсутствия изменений. Надежду вселяло лишь то, что до этого момента на Земле не было замечено ни единого Зелёного Фонаря, а значит, любой из известных мне вариантов их появления имел равные шансы на осуществление, в том числе и отрабатываемый в данный момент. И судя по всему, моя надежда оправдалась, хотя это можно будет сказать точно только через некоторое время.
  
  Ещё несколько раз немного подкорректировав курс падающего корабля, я добился того, чтобы он рухнул подальше от любых населённых пунктов. Кажется, мы угодили в Канаду, но оно и к лучшему. К чести спроектировавших судно инженеров, оно не только не взорвалось при падении, но даже не развалилось, хотя корпус перекорёжило знатно. Но несмотря на это, пассажир был всё ещё жив, хотя что ему сделается, пока кольцо на пальце? Если бы не дыра в брюхе, пожалуй, он бы ещё и бегать смог.
  
  Маскировка была всё ещё активна, но приближаться ближе сотни метров я пока не стал, только сосредоточил всё внимание на ободке зелёного перстня. Полной уверенности в том, что технологии Апоколипса справятся с задачей обмануть творение Хранителей Вселенной, у меня не было. Да и качество материалов у меня было не самое лучшее. Лучшее положено лишь Дарксайду и узкому кругу тех, кому он дозволит, мне же пришлось довольствоваться общедоступными ресурсами. Фактически, моя броня собрана из того же ширпотреба, которым нашпиговывают пара-демонов, плюс узлы Материнской Коробки и ещё пара деталей. А оборудование, что удалось незаметно перевезти на Землю, ничем не превосходило аналогичное в распоряжении любого из касты инженеров Пылающего Мира. Есть от чего проявлять осторожность.
  
  Само Зелёное Кольцо Силы меня не интересовало — во-первых, его мгновенно отследят другие члены Корпуса, а во-вторых, Хранители могут отобрать его одной лишь мыслью, так зачем хватать то, что априори не сможешь удержать? Нет, сегодня я охотился на куда более крупную рыбку, а для такой нужен достойный живец.
  
  Через пару минут наблюдения Зелёный Фонарь благополучно расстался с кольцом, отправив то на поиски нового носителя. По губам я, само собой, пусть даже глядя сквозь обшивку, читать не мог — элементарно никогда не знал ни этой расы, ни их языка, но и без перевода его предсмертного шёпота всё было очевидно. Зелёный огонёк выскользнул через брешь в корпусе и стремительно удалился куда-то на юго-восток…
  
  Тут всё тоже пока шло согласно известной ветке событий, за одним, надеюсь, исключением: в реальной истории этого мира корабль Фонаря должен был повредить шаттл и тем самым привлечь внимание Супермена. Это я предотвратил, и теперь была надежда, что Кларк не сорвётся лететь на поиски какого-то мелкого метеорита, каких в земную атмосферу ежечасно по нескольку десятков входит, это при условии, что радары NASA вообще смогут засечь корабль инопланетной постройки. Теперь же должно было появиться главное действующее лицо этой драмы — тот, кто так неудачно пытался убить Зелёного Фонаря, и тот, кого я очень хотел увидеть. Таал Синестро. Но перед этим…
  Подлетаю к кораблю, а затем, найдя наиболее подходящее по виду место, увеличиваю дыру в обшивке и пролезаю внутрь. Розовокожий был всё ещё жив и даже на грани сознания, но продлилось это недолго — касание головы рукой в перчатке, мгновенный анализ компьютером биохимии неизвестного организма и короткий электромагнитный импульс в мозг, вызывающий потерю сознания. Теперь введём пару кубиков медицинских наноботов поближе к главной ране — и можно не бояться, что он умрёт слишком рано для моих планов.
  
  Убедившись, что моё вмешательство даже на просвет «рентгеновским» зрением далеко не очевидно, я достал из отделения на поясе брони заранее сделанную заготовку. Всего несколько грамм взрывчатки с Апоколипса в экранированном корпусе, стилизованном под Зелёное Кольцо Силы, последние косметические правки были внесены бронёй только что, когда я тщательно рассмотрел настоящее на пальце Фонаря. Аккуратно, стараясь не оставить следов, надеваю приманку на палец полутрупа и столь же аккуратно покидаю корабль, возвращаясь на наблюдательную позицию.
  Если бы Зелёный Фонарь умер, пришлось бы задействовать другой план, ведь кому как не лучшему Фонарю Зелёного Корпуса знать, что после смерти носителя Кольца Силы всегда улетают или на поиски нового владельца, или в штаб Корпуса на планете Оа. Сейчас же — носитель ещё жив, на его руке кольцо, всё очевидно и не требует лишних проверок и осторожности. В конце концов, кто в здравом уме и твёрдой памяти будет предполагать, что впереди его может ожидать подготовленная ловушка от существа, заранее знавшего события будущего?
  
  Минуты текли издевательски неторопливо. Мои дроны из центра управления полётами педантично передавали данные о ходе посадки. Шаттл приземлился. Астронавты скрылись в здании. Супермен не появлялся. Я же терпеливо продолжал ждать, используя предоставленное время, чтобы полностью подавить любые эмоции, и прежде всего — страх. Неизвестно, насколько хорошо этот Синестро уже овладел силой Жёлтого Кольца и может ли он вообще почувствовать естественные опасения, свойственные любому разумному существу, но лучше перестраховаться и очистить сознание.
  
  И вот, три часа и одиннадцать минут спустя, он наконец явился. Жёлтая звезда перечеркнула небо, и рядом с кораблём завис гуманоид. Красная кожа, чёрные волосы, высокий рост, тренированная фигура, на лице аккуратные усики. И, конечно же, одежда, повторяющая очертания униформы Зелёных Фонарей, только в ярко-жёлтом исполнении, отчего окрашенные части походили на полированное золото. Фигуру Синестро окружало золотистое силовое поле, на груди красовалась немного изменённая эмблема фонаря, а средний палец правой руки венчало кольцо.
  Не обращая внимания на окружающий пейзаж, мятежный Фонарь поднял руку и, направив её кольцом на корабль, приступил к сканированию.
  
  Итак, один факт мы уже имеем — пассивно Кольцо Силы высокими сенсорными свойствами не обладает и для анализа требует наведения на объект. Надеюсь, и моих наноботов оно не заметит, впрочем, как раз это не опасно — вряд ли Зелёный Фонарь посвящал своего убийцу в перечень имеющихся у него на борту медицинских средств.
  
  Не прошло и шести секунд, как кусок обшивки был вырван мгновенно сотворённой конструкцией из жёлтого света и отброшен в сторону. Ещё секунда — и золотистый жгут, выходящий прямо из Кольца Страха, сорвал с руки розовокожего подделку. Лицо Синестро озарила удовлетворённая улыбка, и зелёное кольцо село на соседний палец с жёлтым. Пора…
  
  Даже обычная петарда, взорвавшись в руках у человека, может оставить его без пальцев, а Синестро был представителем расы коругарцев, которые физиологически мало чем отличались от людей и уж точно не имели прочности криптонцев. Направленный взрыв разорвал ему не только руку, но и половину туловища. Ничего бы не получилось, если бы он сам не пустил бомбу под силовой покров, способный и удары Супермена сколько-то держать, здесь же получился классический «взрыв в тоннеле». Даже без учёта изначальной направленности, энергия любого взрыва всегда распространяется прежде всего в сторону наименьшего сопротивления среды, а когда вокруг пальца прочнейшее силовое поле, путь наименьшего сопротивления — плоть.
  
  Оторванное вместе с ошмётками кисти Жёлтое кольцо ещё только падало на землю, а я уже приблизился на полном ускорении к месту действия. Удар в горло поставил жирную точку в скоротечном убийстве — силовое поле с коругарца пропало в тот же миг, как его палец с перстнем отделился от прочего организма. Ещё несколько секунд субъективного времени, оставшиеся для остального мира практически незаметными, и мои пальцы смыкаются на золотистом ободке.
  Победа.
  
  Первый по-настоящему важный этап подготовки к грядущим событиям с момента, как я обрёл плоть. Восхитительное чувство… Но расслабляться рано.
  Всё ещё крепко сжимая кольцо, я присел к тому, что осталось от тела Синестро, и, действуя одной рукой, собрал немного крови в ампулу, извлечённую из отделения на поясе. Пригодятся ли мне образцы его ДНК — сказать сложно, но пусть лучше будет, на всякий случай. Закончив с этим и убрав добычу, я активировал тепловое зрение и сжёг всё, что напоминало о коругарце, после чего отлетел в сторону и, найдя в недрах корабля энергетическую установку, опять напряг глаза.
  
  Прогремевший взрыв снёс несколько деревьев и, скорее всего, был виден на многие километры вокруг, даже меня слегка шатнуло, зато теперь точно никто не найдёт никаких следов моего здесь пребывания. На всякий случай просканировав окружающее пространство во всех доступных диапазонах и не найдя, где бы мог совершить ошибку, я повернулся в сторону восточного побережья и вошёл в ускорение.
  
  Несколько часов спустя. Северо-восточный пригород Джамп-Сити, подвал частного особняка.
  Кольцо висело в силовом захвате анализатора. По общим признакам составляющий его материал напоминал нейтроний, но были и отличия, в частности, он существовал явно более чем в трёх измерениях, имел волновые свойства и признаки магического происхождения. Вероятно, примерно так должна выглядеть материализованная в своём чистом виде магическая энергия, хотя тут был совершенно явно другой случай, я бы сказал, что передо мной был материализованный… страх. Концентрированная сущность эмоции, вмещающая в себе всю многогранность этого чувства и переведённая в твёрдое состояние упорядоченного технического прибора.
  
  Технологический уровень Апоколипса едва позволял нащупать принципы работы Кольца, но ни в полной мере понять, ни воспроизвести их уже помочь не мог. Даже удивительно, как в будущем нескольких параллельных реальностей могло возникнуть столько различных корпусов эмоционального спектра. Тут явно не обошлось без Хранителей Вселенной, они или умудрились где-то потерять весомую часть своих банков данных, чтобы даже такой варвар и примитив, как Антрацитус, найдя их, сумел всё понять и разобраться, или умышленно устроили утечку. Потому что иначе — никак, разве что уже Синестро начал толкать техдокументацию кузнецов Кварда, опять же умышленно плодя себе конкурентов.
  
  В любом случае, гадать над этим можно долго, куда важнее, что все доступные методы бесконтактного изучения я исчерпал. Ну что ж… Перейдём к практическим экспериментам?
  Осторожно вынув кольцо из устройства, я вошёл в ускорение и медленно надел его на средний палец правой руки. Материал перчатки послушно раздвинулся, позволяя холодному жёлтому ободку коснуться кожи, и… Тот мгновенно ужался, идеально облегая подростковый палец. Даже в условиях замершего мира, когда секундная стрелка часов буквально застывает на месте, этот процесс едва ли можно было назвать медленным. Почти двукратное сокращение объёма за 0.03 секунды… Кольцо полностью подстроилось под руку — печатка, толщина стенок — всё. Само по себе это было неудивительно, моя броня тоже так умела и вообще проектировалась на куда более взрослый и габаритный организм, но скорость…
  
  Впрочем, уже в следующий миг данный момент перестал меня волновать. Я почувствовал, как что-то в меня проникает… Энергия, нет… Сущность. Холодная, как сияние звёзд, вкрадчивая и невесомая, как шёпот листвы безветренной ночью, затрагивающая и находящая отклик до самых глубин души… Аспект Страха… Он выстраивал связи и цепочки, каналы своей подпитки и инструменты изменения восприятия носителя. Направленная мутация, но не генетическая, а духовная.
  
  Суть её, как я смог понять, заключалась в наделении носителя возможностью чувствовать чужой страх и понимать его причины, но не только… Во мне взращивались структуры подпитки чужим ужасом!
  
  Изначально — не более чем эмоциональная зависимость — душа простого смертного не смогла бы в полной мере воспроизвести в себе механизмы поглощения и преобразования, превращающие Кольцо в столь грозное оружие. То есть КПД выращиваемой структуры позволял бы только вызвать кратковременную эйфорию от прилива энергии, но на что-то ещё этой энергии уже бы не хватило. Этакое «пугай всех и будешь счастлив» — натуральная мина замедленного действия, гарантированно обеспечивающая пользователям проблемы с психикой через некоторое время. Интересно, оружейники не понимали, что делают, или вставили функцию умышленно? Очень интересно…
  Участвовать в этом процессе было крайне любопытно. Да-да, именно участвовать — моя сущность, уже давно не человеческая, ещё на Апоколипсе подвергалась изменениям, свойственным Новым Богам, которые ещё больше усилились после обретения тела с соответствующим генетическим набором, и на новые попытки изменения я мог влиять вплоть до полного их запрета. Сейчас же меня, скажем так, инициировали властью над страхом, в чём я принимал самое деятельное участие. Кто откажется от дополнительного источника сил? Если я не ошибаюсь, сами Хранители Вселенной способны оперировать зелёной энергией Воли без всяких колец, следовательно, задача принципиально выполнима, и оружейники Кварда занимались отнюдь не пустым прожекторством. Впрочем, до ума «установочные» настройки Кольца доведены явно не были. Или им всё-таки не хватило знаний, или задача полноценной инициации вообще не стояла, так что, несмотря на подходящее духовное тело, силы Жёлтого Кольца я не получил. Только дополнительный источник энергии на использование уже имеющихся способностей, но там и без того было неплохо.
  И всё же изумительно! Обуздание практически божественной грани вселенной посредством технологий. Теперь я знал «Как», понимал процессы, технологии — Кольцо содержало огромную базу данных, как по галактике в целом, так и по принципу собственного устройства. Синестро явно не видел смысла ограничивать свой личный инструмент узким функционалом и поместил сюда всё, от звёздных карт до инструкций оружейников Кварда. Не удивительно, ведь сам он держать в памяти столько информации просто физически был не способен, кроме того, Синестро был солдатом, тактиком, лидером, но не учёным, вряд ли он мог понять изложенные тут технические материалы. Но и выкидывать их, теряя хотя бы мнимую самодостаточность и независимость от оружейников, ему не позволил бы характер. Что-то подобное я и подозревал, да чего там — прямо на это рассчитывал. Синестро — одиночка, а также высокомерный параноик, стремиться держать всё своё при себе для такого, как он, естественно. Особенно в условиях положения воюющего против системы одиночки-ренегата. Даже жаль, что его пришлось убить, за такой подарок не грех и любое желание выполнить, как это любят показывать в сказках. Но тут всё-таки реальность, пусть и специфическая, так что если уж выпал такой шанс, грех не избавиться от конкурента, а Жёлтый Корпус вполне пригодится и мне самому, тем более что Синестро не скоро бы ещё додумался до его создания…
  
  
Глава 2.
  
  В реальный мир я вернулся только к следующему утру. Изучение структуры Кольца и сокрытых в нём баз данных, даже с учётом ускоренного до предела восприятия, отняло просто чудовищно много сил, и всё равно я пока усвоил лишь самые основные моменты. Интересно, сколько живут оружейники Кварда, если для них подобный объём знаний естественен и привычен? Как-то информацию о себе они в Кольцо не вложили, а жаль, хотя функция переноса носителя в их измерение всё же присутствовала, может и наведаюсь как-нибудь… При острой нужде.
  
  Коренные жители Апоколипса бессмертны, если их, конечно, не убить. Тот дурачок, которого я подчинил, жил уже около двух тысячелетий, и на освоение всех его технических знаний мне потребовалось 17 лет непрерывного псионического контакта в форме духа. Не сказал бы, что объём здесь был много больше, скорее наоборот, но вот принципы… Архитектура, подход, исполнение — всё это отличалось если и не кардинально, то близко к тому.
  
  Суть Апоколипса была в тяжеловесности, прямолинейности и грубой мощи. Вся наука на службе Дарксайда подчинялась одной цели — созданию оружия. Простого в использовании, эффективного и смертоносного. Апоколипс жил политикой атаки — только наступление, только натиск, никаких компромиссов, никаких остановок, только напор. Всегда. В связи с этим даже энергетические щиты там были не особенно развиты.
  
  Здесь же подход был совсем иным — тонкость, изящность, мягкость, приоритет защиты перед нападением, ну и, конечно, абсолютно иной подход к энергетическому вопросу.
  Хранители Вселенной создали свою идеальную, вездесущую и потенциально неисчерпаемую концепцию превращения эмоций разумных в энергию, которую оружейники Кварда тщательно воспроизвели в отдельно взятом кольце.
  
  У Хранителей система делилась на три уровня: первый уровень — Центральная Батарея на планете Оа — своего рода гигантский генератор, вырабатывающий энергию, используя в качестве топлива совокупный объём нужных эмоций всех жителей галактики. Второй уровень — персональные батареи Зелёных Фонарей, эти уже не столько сами вырабатывают энергию, черпая из того же источника, сколько выполняют роль беспроводных ретрансляторов из Центральной Батареи. И последний — кольца. Зелёные Кольца могут черпать заряд только из чувств пользователя, но так как «сила воли» — понятие растяжимое и довольно абстрактное, которое нельзя просто взять и распалить, как ту же ярость, то совершенно естественно, что носитель не способен сам обеспечить Кольцо энергией при активном использовании. Тут и проявляется необходимость в персональных батареях для подзарядки.
  
  С Кольцом Синестро ситуация была несколько иной. Центральной Батареи у него не было, зато само кольцо могло подпитываться не только от страха пользователя, но и от страха, направленного на пользователя. То самое «пугай и будь счастлив». Но в целом, концепция энергообеспечения сохранялась — сколько уловил эмоций, столько у тебя и будет энергии.
  Дарксайд такого вольного и даже ветреного подхода не мог бы одобрить в принципе — оружие должно работать стабильно и убивать вне зависимости от всяких глупостей вроде душевного равновесия солдата. Так что Апоколипс развивал пусть и более примитивные, с точки зрения голых концепций, но куда более надёжные источники энергии, в частности, холодный ядерный синтез, подпространственные колодцы и гравитационные генераторы, не считая десятка более сложных и совершенно ничего не говорящих жителю Земли направлений.
  
  И это был лишь один из множества примеров кардинальных отличий, открывающий лишь самую вершину айсберга. А ведь мне ещё требовалось как-то синхронизировать работу Кольца с моей нейробронёй, в идеале — интегрировать системы. Но как это сделать, если даже все схемы их энергообеспечения не просто отличаются, а построены на разных принципах?
  Несмотря на полудуховную природу и криптонско-божественные гены, голова натурально пухла. И всё же я был счастлив. Мне досталось первое Квардианское Кольцо Силы, ещё не ограниченное Синестро для передачи своим последователям, без принудительных протоколов деактивации по воле главы Корпуса и элементарно созданное мастерами своего дела, жаждущими превзойти чужое достижение. Это дорогого стоит. И даже сложность предстоящей задачи радовала — всё равно активных действий до второго вторжения Дарксайда мне предпринимать нельзя, а просто жить ведь скучно…
  
  — Милорд, — вывел меня из состояния восстановительного полусна осторожный голос, — вам звонок от мистера Кемпмена, по поводу интересующего вас завода.
  
  — Вот как, — поднимаю глаза на согнувшегося в полупоклоне подтянутого мужчину, одетого в лучших традициях английских дворецких.
  
  Брюс, почти Уэйн, только по документам Пенниуорт — моя маленькая шутка. А заодно — контрольный эксперимент по совмещению генов перед созданием моего собственного тела. Он был клоном-полукровкой с Апоколипса, вторая часть была человеческой.
  Основная боевая единица армии Дарксайда — это пара-демоны, генетически модернизированные существа, подвергшиеся глубокой аугментации организма, иначе говоря — киборги. Физически они превосходят абсолютное большинство разумных видов галактики, хорошо вооружены, прекрасно организованы и абсолютно лояльны.
  
  Способов их создания два: первый — клонирование. На Апоколипсе целые сектора планеты на километры вглубь застроены фабриками для их выращивания, только биоматериал подавай с раствором нанитов. Второй — завоевание других миров. Большая часть порабощённых жителей любой захваченной планеты просто перерабатывается в пара-демонов. Строение тела, генетическая карта, биохимическая основа клеток — всё это не имеет значения, мастера плоти Де’Саада давно доработали технологию так, что к единому знаменателю легко приводится любой разумный организм.
  И, конечно, все они намертво прошиваются на верность Дарксайду. Никаких страхов, никаких сомнений, абсолютная исполнительность, подкреплённая способностью самостоятельно мыслить и искать тактические решения.
  
  Последнее я и применил к этому клону, с той лишь разницей, что программировался он на верность мне. Вообще, промывание мозгов на Апоколипсе очень хорошо развито, отчасти именно поэтому мне и удалось подчинить одного из представителей высшей касты — когда делаешь что-то массово, всегда есть вероятность брака, а тут ещё и директива была расплывчатой, заставляя служить богам вообще, а не кому-то конкретно. Кстати, ещё один забавный факт: все коренные жители Апоколипса (а мастер плоти другим быть не может) принадлежат к тому же биологическому виду, что и Дарксайд, то есть не только имеют право называться, но и фактически являются полноценными Новыми Богами. Однако официально богами признаются только единицы — правящая семья да пара особо близких прихлебателей вроде Де’Саада, остальные просто слуги богов или вообще рабы.
  
  — Хорошо, я сейчас отвечу, можешь идти, — Брюс поклонился и покинул помещение лаборатории, я же коснулся разумом нейроброни и, связавшись через неё с системами дома, вышел на телефонную линию. — Мистер Кемпмен?..
  
  Ричард Кемпмен был полезным приобретением. Перепрограммировать ему личность я не стал, это слишком грубо и чревато потерей профессиональных качеств, но тут подобного и не требовалось — минимум телепатического внушения, максимум денег — и более верного человека в Джамп-Сити было не найти. Сейчас он занимался вопросом покупки основных промышленных объектов города. Наличие технологий Апоколипса — это, конечно, хорошо, но нужно ещё и место, где их возможно воплощать в металле, и тут подпольная лаборатория совсем не отвечает планируемым мной масштабам.
  
  Вообще, с земным бизнесом было едва ли не тяжелее, чем с безумным населением Апоколипса. Столько способов надуть, облапошить, использовать и кинуть, сколько крутилось вокруг денег на Земле, пожалуй, нельзя было найти и на Римборе, а ведь тот — та ещё галактическая помойка. Может, всё дело в том, что здесь пока не привыкли к тому, что расстроенный махинацией разумный может пригнать на орбиту крейсер и испепелить половину планеты обидчика? А может, люди и вправду поголовно идиоты, за редким исключением? Как бы то ни было, но у меня отчётливо создавалось впечатление, будто местные считают себя бессмертными, настолько нагло они зачастую действовали.
  Казалось бы, что может быть проще? Пара дронов с молекулярным расщепителем в поясе астероидов вокруг того же Сатурна — и ежедневно я могу продавать десятки килограмм чистейших материалов, среди которых золото — далеко не самый ценный, но не тут-то было. Нужна зарегистрированная компания, лицензия, разрешение, документы на участки добычи и прочее-прочее-прочее, что самостоятельно организовать, даже имея возможность взломать любые местные компьютерные системы, — сущая головная боль. И так везде — проще оказалось залезть в базы данных федеральной резервной системы и нарисовать себе солидный счёт, который там «всегда был», чем заработать честно и официально. Разумеется, речь идёт о настоящих деньгах, а не мелочи на мороженое.
  Но с покупкой местных предприятий та же проблема встала в полный рост — никто ничего не продаёт тому, о ком ничего не знает и не может навести справки, а количество свободных акций на бирже строго ограничено. Сплошное наказание…
  
  — Мистер Леншер, — донёсся до меня радушный голос юриста. Ещё бы ему не быть радушным за такие деньги, — я всё подготовил, владелец готов продать вам свои 25 процентов, требуется только ваша подпись. Когда вам будет удобно встретиться? — встретиться я мог бы и сейчас, но… Эти проклятые «традиции бизнеса» подразумевали определённый протокол, несоблюдение которого не то чтобы вызвало какие-либо вопросы, но зачем давать лишние зацепки кому-либо, если этого можно избежать, не особо напрягаясь? Пустая трата времени же… Что ж, его можно и распределить несколько иначе.
  
  — Через три часа я буду свободен.
  
  — Замечательно, тогда мы с мистером Доннаваном будем ждать вас в банке для заключительного этапа оформления.
  
  — Хорошо, буду, — я отключил связь. Поскольку деньги уже переведены на счёт продавца, особо суетиться бессмысленно, правда, на данный момент средства «заморожены» до момента передачи акций в мою собственность, так что сейчас «суетиться» как раз положено продавцу, ведь желанные зелёные бумажки уже у него в кармане, вот только «расстегнуть» его он пока не может, впрочем, пусть. Всё-таки люди довольно забавны — при таком количестве способов обмануть ближнего своего они разработали целые ритуалы, правила и законы, как писаные, так и нет, с целью защититься от обмана. Самое поразительное, что постоянно находятся индивидуумы, умудряющиеся протиснуться в перекрываемые лазейки, но что-то я отвлёкся. — Брюс, готовь машину к выезду… Через три часа мы должны быть в Центральном Банке Джамп-Сити.
  
  — Слушаюсь, хозяин.
  
  Время ожидания я скрашивал разбором информационных завалов в Кольце Страха, но всё заканчивается, истекли и часы ожидания и поездки. В банке меня уже ждали, улыбчивая симпатичная девушка попросила следовать за ней, после чего привела в переговорную банка, где уже сидели юрист и бывший владелец тех самых 25% акций нужного мне завода.
  
  — Мистер Леншер, — я пожал руку невысокого суетливого типа в дорогом костюме. Я сам был почти в таком же — рабочую униформу местной элиты тоже не стоило забывать. К счастью, фасон костюма позволял оставлять под ним нейроброню, только перчатки с воротником приходилось сворачивать, но это уже частности.
  
  — Мистер Кемпмен, — отпустил рукопожатие.
  
  — Мистер Доннаван, — очередное рукопожатие, поздороваться ещё с юристом этого Доннована, и на этом приветствие закончено. Поскольку я уже давно привык при любых выходах распространять вокруг ауру пассивного внушения, то проблем с молодой внешностью не возникло.
  
  — Что ж, не будем тянуть, — продавец кивнул, поддерживая мои слова.
  
  — Разумеется, — человек разложил на столе дипломат с бумагами и водрузил рядом ноутбук для «отслеживания статуса сделки в реальном времени». — Прошу вас ещё раз ознакомиться с окончательным договором, — я пробежал строчками по тексту договора и пунктам… так, сторона, в дальнейшем именуемая Покупатель, и… в дальнейшем именуемая Продавец… так, пункт об ответственности сторон, описание предмета договора, а именно — акций Metal Type в количестве… единиц. Оплата не позднее трёх дней с момента передачи акций и штрафные пени по 5 процентов за день просрочки, но это несущественно, оплата произойдёт сразу же по получению, поскольку деньги переведены, а на «разморозку» не требуется одного банковского дня, как на тот же перевод. Сумма оплаты. Всё верно, впрочем, за те «комиссионные», что получит Кемпмен со своим коллегой, этот договор они должны были вылизать подчистую. Дав юристу пробежаться по договору и дождавшись подтверждающего кивка как от него, так и от поверенного Доннавана, я подписал бумаги, то же сделал мой визави, после чего мы вызвали представителей банка, и я «разморозил» перевод. Всё, сделка совершена, получив на руки документы, я распрощался с людьми и вновь уселся в машину.
  
  — Три часа на то, что в любых цивилизованных мирах решается тремя кликами на коммуникаторе, — прикрываю глаза. Хорошо хоть этот Доннаван был американцем и пожилым, будь на месте него русский хотя бы средних лет — дело могло кончиться «отмечанием этого дела», что съело бы ещё сутки времени, но, к счастью, обошлось.
  
  — Прошу прощения, господин, — привлёк внимание Брюс, заворачивая машину на проспект, — я взял на себя смелость записать вчерашний выпуск новостей, возможно, это будет вам интересно.
  
  — Что именно?
  
  — Папка «Архив», последняя запись, сэр.
  
  Касаюсь спинки переднего сидения и открываю панель, за которой прячется телеэкран.
  
  — … спас троих человек и водителя потерявшего управление бензовоза! — оживлённо вещала довольно симпатичная женщина с азиатскими чертами лица, держа в руках микрофон. — Нам ещё неизвестно имя нового героя Метрополиса, но очевидцы утверждают, что, по меньшей мере, он придерживается традиций, введённых Суперменом.
  
  — О чём вы говорите, Анжела?
  
  — Конечно, о дружелюбии, Карл! Он вежливо принял благодарности жителей, пожал желающим руки и улетел только после этого. Нам удалось получить эксклюзивные кадры, заснятые одним из очевидцев, там есть почти всё случившееся, предлагаю их посмотреть!
  
  На экране появилась картинка двух радостно бегающих по тротуару детей с воздушными шариками, внезапно картинка дрогнула, камера опустилась в землю, раздался громкий скрежет и крики людей, несколько мгновений мельтешения кадров — и в объективе появилась перевернувшаяся набок и быстро скользящая по асфальту топливная фура. Тут сверху блеснула яркая зелёная вспышка, и бензовоз застыл, накрытый прозрачным зелёным силовым полем. Крики на заднем фоне усилились, а на кабину опустился человек в узнаваемой форме Корпуса Зелёных Фонарей. Несколько секунд он вытаскивал водителя, а потом, схватив его в охапку, быстро отлетел в сторону. Вовремя, так как почти сразу после этого защитное поле расцвело внутри огнём взрыва.
  Ещё несколько секунд тряски, пока владелец камеры бежал к новому наблюдательному пункту, и в объектив попала группа людей с другой стороны перевернувшейся фуры, среди них стоял и давешний Фонарь, на которого тут же и навёлся фокус. Белая кожа, тёмные волосы, фигура подтянутая, лицо скрыто полумаской, но видно, что парню меньше тридцати, на губах смущённая улыбка. Обменявшись с людьми парой фраз, новый носитель Зелёного Кольца Силы окутался бледноватым сиянием и взмыл в воздух, быстро покинув поле зрения.
  
  Дальше в репортаже ничего интересного не было, и я остановил воспроизведение.
  
  — Спасибо, Брюс, это хорошие новости, — слуга сдержанно кивнул, следя за дорогой.
  Появление Зелёного Фонаря именно в Метрополисе подтвердило, что всё идёт по известному мне сценарию, и одно это уже радовало. Не то чтобы я был в восторге от перспективы возникновения на Земле представителей одной из основных сил галактики, но раз нельзя этому помешать, то следует этим воспользоваться. А преференции из героизма Корпуса можно извлечь неплохие: от увеличения шансов Супермена на следующем этапе войны с Дарксайдом до бесплатной пиар-компании возможностей Кольца Силы в широких массах. Но всё это дела будущего, пусть пока разберётся с Хранителями…
  
  — Ричард, — «набираю» номер телефона юриста, — жду вас завтра у себя в три, не забудьте материалы по Влатове…
  
  На следующий день история практически полностью повторилась, опять этот деловой костюм, опять формальные фразы и дежурные рукопожатия — даже с использованием внушения «традиции» приходилось соблюдать, пусть и не так жёстко — увы, чем меньше отклонения от «шаблона», тем меньше у марионетки поводов начинать задумываться над вопросом: «А почему я вообще имею дело с этим странным типом?» Не то чтобы такой вопрос стал настоящей проблемой, но излишне вмешиваться в работу мозга исполнителя, если речь не идёт о полном перекраивании личности, не стоит — пропадает инициатива и творческий подход. А менять личность тому, кто нужен именно из-за навыков этой самой личности, элементарно не имеет никакого смысла.
  Как бы то ни было, но сейчас мы сидели с адвокатом в моём кабинете и обсуждали дальнейшие планы по захвату мира… ну, некоторой его части.
  
  — Итак, мистер Лэншер, — Кемпмен поправил очки и разложил на столе несколько исписанных бумаг, — по поводу производств, долю в которых вы желали приобрести. С металлолитейными предприятиями проблем не возникло, равно как и с лёгкой промышленностью, но вот тяжёлые производства, химические заводы и фармацевтические фабрики… С ними возможны некоторые сложности.
  
  — Какого рода сложности, мистер Кемпмен? — нет, я был больше чем уверен, что земляне найдут способ осложнить жизнь ближнему своему, но хотелось знать подробности.
  
  — Видите ли, дело в том, что подобные производства считаются опасными, и юридическое лицо, занимающееся химическим, тяжёлым или биологическим производством, должно иметь дополнительные разрешения, пройти проверки по охране труда, экологии, пожарной безопасности… Нельзя просто взять и купить фабрику, — развёл руками юрист. — Вернее, можно, но её очень быстро прикроют, поскольку все документы по стандартам и разрешениям будут относиться к другому юридическому лицу.
  
  — Хм… Неприятно. И какие есть варианты? — кто бы сомневался…
  
  — Мы можем заключить «договор о намерениях», в частности, о покупке, на основании которого возможно инициализировать аудиты на предмет соответствия нормам и стандартам. Начать с того же ISO9000, а потом перейти к более специфическим вещам и на основании этих проверок получить уже сертификаты о полном соответствии нормам.
  
  — Неужели можно просто прийти к кому угодно с проверкой? Ну, предварительно заключив этот самый договор? — нет, законотворчество землян не устаёт меня поражать.
  
  — Разумеется, нет! — даже всплеснул руками человек. — Этим могут заниматься только специализированные агентства, с которыми требуется заключать отдельные контракты при участии принимающей стороны! — у меня уже начинает кончаться запас цензурных мыслей. Кажется, я начинаю понимать, почему почти никто никогда не пытался захватить данный мир «изнутри» — благодаря усилиям местных даже самый гуманный «захватчик» начинает задумываться о применении орбитальных бомбардировок и проведении тотального террора. Хмм… А ведь точно — у Рич*, в одном из вариантов, всё именно так и было. Бедняги…
  
  — Так. Хорошо. Разработайте и вышлите заинтересованным сторонам все необходимые документы и предложения. Теперь что по поводу аграрного сектора?
  
  — Получили разрешения от ветеринарных служб, осталось уладить вопросы с санэпидемконтролем… — понятно, тоже не радостно, но хоть не так всё страшно. — Но есть некоторые нюансы… — юрист начал выкладывать из своего воистину Безразмерного Чемодана затребованные мной материалы по королевству Влатова.
  
  Аграрный сектор своего небольшого предприятия я решил строить там. Почему? Помимо ряда личных мотивов, были и вполне меркантильные соображения — обосноваться с аграрным производством в Восточной Европе было на порядок проще, чем в США, к тому же не стоит сосредотачиваться только на Америке и класть все яйца в одну корзину. Почему тогда там именно пищевая промышленность, а не тяжёлая или высокотехнологичная, что с инопланетной «помощью» было бы гораздо проще? Технологии приходят и уходят, а кушать хочется всегда. С точки зрения долгосрочных вложений — вариант хороший… К тому же «удачно селектированный» посредством простейших генных манипуляций Апоколипса продукт заподозрить в «чуждом» происхождении куда сложнее, чем микросхему, даже на первый взгляд работающую по совершенно иному принципу, нежели местные поделки. Не говоря уже о том, что у меня совершенно легально под рукой всегда будут огромные запасы биомассы, необходимой для трансформаций. Меж тем работник костюма-тройки и кейса документов продолжал:
  
  — … вот данные почвоведческой экспертизы, метеорологов и финансовых аналитиков. Как видите, все параметры вполне благоприятны для земледелия.
  
  — Тогда о каких «нюансах» идёт речь?
  
  — Понимаете, — замялся юрист, — тут важен политический аспект. Влатова — абсолютная монархия, и вся земля так или иначе принадлежит местной аристократии, продавать её кому-либо из «чужаков» у них нет не только желания, но и возможности — по законам данной страны земельные наделы могут принадлежать только гражданам этой страны, а количество земли, как и в старые времена, указывает на статус того или иного гражданина. Сдавать же в аренду… Во-первых, желающих также немного, во-вторых, это несёт определённые риски — владелец земли может просто не продлить контракт, а он там максимум три года. С учётом того, что окупаемость подобных проектов рассчитана чуть ли не на десятилетия, то даже при таких хороших природных условиях желающих вкладывать серьёзные деньги в сельское хозяйство среди не-граждан Влатовы нет. Местные же землевладельцы традиционно предпочитают малые производства — элитные дорогостоящие вина, бренди и некоторые блюда традиционной кухни. Ну и в-третьих, в случае с арендой у арендатора появляются дополнительные обязанности перед арендодателем — тот же перерабатывающий завод нельзя будет просто так взять и построить, сначала требуется согласовать с владельцем земли. Есть ещё и четвертый пункт — пусть в самой Влатове всё спокойно, но всё-таки Восточная Европа… это Восточная Европа. Местные правительства не отличаются постоянством, а порой, — адвокат вздохнул, — чего уж там, и здравым смыслом. И это тоже нужно учитывать.
  
  — Хм, — да, не удивительно, что при таких исходных данных местные не особо горят желанием вкладываться в данное государство, но… меня это мало волнует, — возможно ли получение гражданства?
  
  — Да, но проблема в том, что после подачи заявления, по законам Влатовы, вы должны будете прожить в стране не менее трёх лет, прежде чем сможете его получить. К тому же, помимо гражданства, есть такая вещь, как подданство, которое получить ещё труднее, а без него сколь-нибудь существенных земельных наделов не приобрести. Кроме того, остаются традиции и отношение местного истеблишмента, в любом случае усилия и затраты не оправдывают возможной выгоды.
  
  — Понятно, однако вы уже нашли некий вариант, я прав?
  
  — Да, нашёл, — мужчина вскрыл ещё очередную пачку бумаг. — Вот он. Суммарная площадь — четыре тысячи квадратных километров, долина, но весьма пологая. Присутствует река, почва прекрасно подходит как для посевных работ, так и для выращивания виноградной лозы или занятий скотоводством. Владелец — граф Орвальд, 78 лет, вдовец, имеет троих детей. Как нам стало известно, из-за выходок младшего отпрыска, — небольшое досье перекочевало в мои руки, — граф сильно поиздержался. Недостаточно, чтобы продать землю соседу, но вот на сдачу её в аренду при условии авансовой выплаты… вполне. Однако я бы всё-таки посоветовал вам выбрать другую страну, ту же Болгарию или Латвию — природные условия немногим хуже, но таких проблем не возникнет. Ведь тот же граф вряд ли разрешит строить на своей земле даже фабрику, не говоря уже о чём-то типа лаборатории ГМО.
  
  — Не беспокойтесь, убедить графа — это уже моя задача. Свяжитесь с ним и запросите аудиенцию, меня заинтересовало это предложение.
  
  — Как пожелаете, мистер Лэншер, — не стал спорить юрист.
  
  — И подготовьте все необходимые документы по вопросу гражданства, — на это человек только обречённо кивнул…
  
  Стоя у окна, я смотрел на то, как Ричард Кемпмен садится в машину и выезжает со двора. Особняк был экранирован по максимуму, так что своими глазами наблюдать за этим процессом, сидя в кресле, я не мог, ни «рентгеновское» зрение, ни суперслух, ни лучшие сканеры Апоколипса не могли пробиться за пределы даже одной комнаты. Крыша же, внешние стены, несущая конструкция и подземные этажи вообще на 90 процентов состояли из жаростойкого композита, в изначальном виде идущего на броню всей тяжёлой техники армии Дарксайда. Возможно, это всё было излишней тратой ресурсов, но в таком доме куда приятней жить, чем в местных картонных коробках, рассыпающихся от одного неаккуратного движения. К тому же дронам было всё равно, что строить, лишь бы атомарная кузня давала материалы, а с этим проблем не было. Разве что с внешним декором пришлось повозиться…
  
  Серебристо-серый мерседес скрылся за забором, и автоматика закрыла ворота. Завтра будет очередной раунд, а примерно через неделю мне предстоит навестить восточную Европу, если, конечно, мой любезный стряпчий будет работать с прежней расторопностью. Хотя и некоторая задержка меня устроит — года три-четыре в запасе ещё есть, а пока… Поднимаю к лицу руку с Кольцом Страха.
  
  Надо провести пару экспериментов.
  
  Примечания:
  *Рич — высокоразвитая агрессивная цивилизация. В результате конфликта с Корпусом Зелёных Фонарей была вынуждена ограничить силовые методы экспансии, но аппетиты остались прежними, в результате чего начала действовать политическими и экономическими рычагами. Являются создателями брони «Синего Жука».
  
  
Глава 3.
  
  Несколько дней спустя, Готэм.
  Машина плавно завернула на стоянку, и наружу выбрался хмурый мужчина в костюме-тройке. Недовольно оглядев сквозь стёкла прямоугольных очков начавшую собираться к центральному входу концертного зала толпу, он устало огладил рыжие усы и повернулся к салону.
  
  — Барбара, ты идёшь?
  
  — Да-да, сейчас, только поправлю причёску! — жизнерадостно донеслось изнутри, заставив мужчину обречённо вздохнуть.
  
  По опыту зная, что на эту задачу его дочери потребуется не меньше минуты, комиссар Гордон молча поднял к лицу запястье с часами, изготовившись ждать. Истину о том, что подгонять женщин, занятых своим внешним видом, — занятие бессмысленное и даже вредное, служитель правопорядка осознал уже давно, пусть даже эта женщина едва перешла в старшую школу. Впрочем, причин расстраиваться у него всё равно не было — прекрасно зная, кого и куда он везёт, к месту Джим выехал заранее, и времени в запасе ещё было полно.
  
  — Я закончила, — выскочила на тротуар девочка в мешковатых, видимо, по последней моде, штанах, хулиганского фасона куртке, таких же очках-хамелеонах и с совершенно убивающим комиссара рыжим вороньим гнездом на голове, которое по какому-то недоразумению современная молодёжь считала крутой причёской. — И ничего не долго! — довольная школьница обезоруживающе расплылась в широкой улыбке, прекрасно зная, чем можно пронять отца.
  Гордон скосил взгляд на часы, отмечая, что и впрямь прошло всего 37 секунд. Пришлось внутренне признать, что в этот раз дочь права.
  
  — И почему я согласился? — негромко посетовал мужчина, закрывая машину.
  
  — Потому что ты меня любишь! — не переставая сиять улыбкой, заверила девочка и, ухватив Джима за руку, потащила ко входу.
  
  — Барбара, до начала концерта ещё почти час, — попытался урезонить её полицейский, крайне недовольный получившимся толчком. — Ах! Ну что ты будешь делать?! — брелок с ключами, который он уже убирал в карман брюк, неожиданно выскользнул из пальцев и упал на асфальт, закатившись под машину. — Ну вот, довольна?
  
  — Прости, папочка, — состроила ангельское личико школьница и приняла самый виноватый вид из тех, что умела.
  
  — Эх, — мужчина сел на корточки и попытался нашарить за колесом потерю.
  
  Барбара же отвернулась к центральному входу, где уже собралась толпа журналистов и зевак в ожидании возможных высоких гостей — сегодня здесь должна была состояться церемония вручения самых престижных музыкальных наград Готэма сразу по нескольким номинациям, и помимо простых гостей наверняка явятся и солидные городские шишки. К сожалению для юной гимнастки и начинающей героини (пока только-только, но всё впереди!), высоким ростом она ещё похвастаться не могла, а потому почти ничего не видела. Приподнявшись на цыпочки, девушка попыталась разглядеть, есть ли уже кто-то на почётной дорожке, но тут что-то мелкое упало ей на макушку и со звоном прокатилось по асфальту, блеснув желтизной в неярком свете фонарей.
  
  Рефлекторно потерев место, куда ударил неизвестный предмет, и тут же отдёрнув руку (только что ведь причёску поправляла!), Барбара Гордон подняла взгляд к небу, но кроме редких облаков и стоящего в трёх метрах фонарного столба никаких мест, откуда что-то могло упасть, не обнаружила. Вернув взгляд к земле, девушка сделала пару шагов и, наклонившись, подняла жёлтый ободок незнакомого перстня. По виду тот был золотой, причём новенький, никаких камней или украшений на нём не было, только непонятный символ на печатке. А ещё он был явно женским, так как мужской палец в это отверстие никогда бы не вошёл.
  
  — Странно, — пробормотала школьница, глядя на кольцо размером один в один с жучком-передатчиком, что она закончила паять буквально накануне (нужно же соответствовать образу Бэтмена!) и даже прихватила с собой (на всякий случай!), — мне показалось, ты был больше… — и покрутив так и сяк блестящий ободок в руке, быстренько примерила его на палец — надо же узнать, как он будет на ней смотреться! Перстень сел как влитой, словно делался на заказ именно под неё. Но насладиться видом нового украшения девочке не дал наполненный досадой голос отца:
  
  — Ну вот, теперь все руки грязные. Хорош отдых, не успели прийти — и уже бежать в туалет отмываться.
  
  — Ну не ворчи, папа! — тут же вновь расцвела Барбара, подскакивая к мужчине и хватая его за предплечье, только в этот раз уже аккуратно. — Послушаем хорошую музыку, ты развеешься, а то, смотри, совсем разучишься веселиться!
  
  — Эх… Ты же знаешь, что с моей работой не до веселья, — в очередной раз вяло попытался показать, как он против всей этой затеи, комиссар.
  
  — Поэтому тебе и надо ходить на такие мероприятия! — бескомпромиссно отмела попытку молодая гимнастка и потащила отца вперёд. — Ну пошли-пошли, а то что-нибудь пропустим.
  
  Джим Гордон только в очередной раз вздохнул…
  
  Двадцать минут спустя.
  — Узнаю этот взгляд, папа, ты хочешь устроить тут погром, — хитро глядя на мрачного детектива, вполголоса сообщила девушка и, когда мужчина к ней повернулся, выдала самую широкую улыбку, какую смогла.
  
  Гордон ничего ответить не успел, хотя дочь, безусловно, была права. Вся эта тусовка его жутко раздражала, особенно подозрительные хлыщи в тёмных очках, норовящие расположиться поближе к стайкам возбуждённых подростков. Не иначе наркодилеры или кто похуже. Но за руку не схватишь, а такую милую сердцу облаву с полным обыском не провести, слишком много на событии городской богемы и просто важных людей. Вот и сейчас его отвлекли, положив руку на плечо и позвав (к удивлению, причём приятному) знакомым голосом:
  
  — Комиссар, наверное, это ваша любимая дочь? — Джим обернулся, увидев перед собой радушное лицо одного из немногих приличных богачей Готэма, но и тут ему не дали толком ответить.
  
  — Брюси, где ты прятался? — на молодом крепко сложенном мужчине, что, как и Гордон, пришёл на мероприятие в приличном костюме, повисла ослепительно красивая блондинка и, ничуть не стесняясь, потащила его в сторону.
  
  — Ну, я пошёл, — беспомощно развёл руками магнат, всем видом показывая, как извиняется, но не в силах противостоять грубому насилию. Несколько секунд грустно посмотрев ему вслед, наблюдая, как мужчину буквально облепили светские львицы, уже начавший седеть в районе висков отец-одиночка лаконично представил знакомого дочери:
  
  — Брюс Уэйн. Лучший, — и с усилием оторвав мрачный взгляд от беспутного поведения размалёванных красоток, сменил тему: — Я принесу тебе пунша, Барбара, — после чего поспешил удалиться.
  
  — Хмм… — девушка задумчиво коснулась указательным пальцем левой руки кончика губ, не отрывая взгляда от богача. — Брюс Уэйн… Лучший… — рука сама собой стянула с лица очки. — А какие мускулы… — прошептали губы, пока глаза жадно сканировали мощную фигуру человека, которую был не в силах скрыть даже достаточно свободный пиджак. Смутно знакомую фигуру… Наклон головы, спина, эта широкая грудь… — А ведь у него хватило бы денег на все те хитрые приспособления, — осознала девочка, вспоминая недавно виденные вблизи инструменты Бэтмена. Пальцы опять сами собой сложились «экранчиком», и, зажмурив один глаз, Барбара «навела резкость», отсекая верхнюю часть лица. — Этот подбородок я не спутаю ни с одним другим! — сердце бешено заколотилось в предвкушении СОБЫТИЯ. — Брюси… ты же и есть… Бэтмен!
  
  С этого момента мероприятие, на посещение которого Барбара уламывала отца больше месяца, полностью перестало её волновать, теперь всё её внимание было направлено на одного человека. Брюс Уэйн, он был… Совсем не таким! Весёлым, беззаботным, улыбчивым, немного неуклюжим и совершенно безобидным на вид, ничего общего с Бэтменом!
  
  — Идеальная маскировка, — восторженно прошептала девушка, сверкая глазами над стаканчиком.
  
  — М? Ты что-то сказала? — отвлёкся от собственных мыслей Джим Гордон.
  
  — Ничего! Говорю — вкусные здесь напитки! — улыбнулась рыжеволосая, чуть подав вперёд стаканчик, минуту назад принесённый отцом.
  
  — Лучше бы тебе нравился простой чай, — проворчал мужчина, отпивая из собственного бокала.
  
  — Мне нравится, ты же знаешь, — не отказалась от давно заведённой игры девушка.
  
  — Ну-ну…
  
  Барбара сама не заметила, как пролетело оставшееся до начала концерта время; она старалась запомнить и проанализировать всё: каждую морщинку, каждый жест, каждый оборот речи, что удавалось подслушать, и чем дальше, тем больше убеждалась в том, что Бэтмен — гениальный актёр! То есть даже более крутой парень, чем она до сих пор думала! Не удивительно, что когда всех пригласили занимать места, она с отцом расположилась за ближайшим столиком к Брюсу Уэйну — к счастью, авторитета комиссара полиции хватило, чтобы приобрести билеты на самые почётные места — прямо у сцены.
  
  — Леди и джентльмены, добро пожаловать на первую в этом году церемонию вручения музыкальных наград Готэма! — поприветствовал всех со сцены высокий загорелый красавчик в белом костюме. — Первая наша группа уже успела заработать пять золотых дисков, итак, встречайте: Ози и Булыжники! — под гром аплодисментов ведущий сделал приглашающий жест и отступил в сторону, одновременно с открытием занавеса.
  
  Девушка продолжала украдкой коситься на соседний столик, а потому в первый миг не поняла, почему в зале вдруг наступила тишина, но бросив взгляд на сцену, сама едва удержалась от того, чтобы уронить челюсть. Вместо музыкантов там замерли несколько крепких мужиков бандитской наружности, в масках и с направленным на зал оружием в руках, а впереди всех стоял никто иной, как Пингвин!
  
  — О да!!! — уродливый толстяк в смокинге, довольно скалясь неестественно широкой улыбкой, ударил по струнам удерживаемой в руках бас-гитары, и по ушам тут же резанул срывающийся вой из настроенных на полную громкость колонок.
  
  Все посетители, и Барбара в том числе, невольно схватились за уши, пытаясь перекрыть шум, а Пингвин только больше распалялся. Вторя ему, раздались автоматные очереди поверх голов, заставляя людей в панике падать или пытаться убежать.
  
  — Люблю, когда толпа буквально прикована! — вскрикнул сумасшедший уродец, разбивая гитару о сцену, одновременно с чем в дверях прогремели взрывы, перекрыв завалами путь к бегству. — Наличные, золото, украшения! — подхватив неизменный зонтик, Пингвин спрыгнул вниз, не давая никому опомниться. — Всё кладите сюда! — его люди уже успели рассредоточиться и на последних словах распахнули горловины припасённых мешков.
  
  Комиссар Гордон, недолго думая, быстро заставил дочь лечь на пол за их столиком, а сам достал табельное оружие, внутренне непрерывно поминая своё предчувствие, что это мероприятие ничем хорошим не кончится. К тому же что теперь делать — он совершенно не представлял. Рядом Барбара, куча гражданских, а он один против десятка вооружённых громил под предводительством одного из опаснейших преступников Готэма!
  
  В противоположность ему, сама юная девушка никакого волнения не испытывала, напротив, душа Барбары натурально дрожала от едва сдерживаемого предвкушения. На своё счастье, Джим даже не подозревал (ну почти), что его девочка не так давно окончательно превратилась в адреналиновую наркоманку, повёрнутую на героическом образе Бэтмена, и совсем уж, даже в страшных снах, не догадывался, что она уже несколько раз лично бегала в эпатажном костюме по ночному городу. Тем не менее, пусть и без сердечного приступа у комиссара полиции, но всё это было так, и сейчас Бэтгёрл, ни на миг не задумавшись о том, в какой опасной ситуации находится, проползла к столику своего кумира и коснулась его плеча.
  
  Брюс Уэйн, так и не вставший со стула, вздрогнув, обернулся.
  
  — Надеюсь, Бэтмен появится, — с очень выразительным намёком в голосе сообщила Барбара, почти не сдерживая улыбки. Ведь это был момент триумфа! Наконец и она знает, кто он такой! И теперь он точно не сможет отказаться взять её в свои помощницы, или сдать отцу!
  
  — Я тоже, — не дрогнув лицом, согласился магнат и… полез под стол…
  
  Тряхнув головой, прогоняя недоумение, девочка сунулась следом.
  
  — Ты что, хочешь переодеться прямо здесь? — но Уэйн ей не ответил, с испуганным видом замерев на четвереньках и глядя из-под скатерти на то, что происходит снаружи.
  
  — Ба! — донеслось со стороны радостным голосом Пингвина. — Какие люди! Комиссар! — рыжеволосая дёрнулась на звук и увидела, как её отца поднимают на ноги бандиты, угрожая сразу тремя стволами. — Разве почтенные джентльмены должны себя так вести? Ну-ка ручки-ручки, чтоб я их видел, и к остальным. Не надо строить из себя героя!
  
  — Оставлю эту роль Бэтмену, — сохраняя внешнее спокойствие, ответил мужчина, позволяя себя разоружить.
  
  — Ха-ха-ха-ха!!! — противно загоготал толстяк. — Эта жалкая мышка не появится сегодня! И вообще никогда!
  
  — Ну да, конечно, — улыбнулась Барбара, опять выразительно покосившись на Брюса.
  
  — Что? — не понял поставленный на колени полицейский, чьи руки уже стянули за спиной какой-то лентой.
  
  — Вот так, Горди, — растягивая слова, усмехнулся Пингвин. — Я лично позаботился о нём… — тут голос бандита прервался, и спустя пару секунд он сладко протянул: — Привееет… — Барбара услышала приближающиеся шаги, а потом и увидела короткие и толстые ноги их обладателя. Стол сотряс громкий удар, и он отлетел в сторону, открывая взглядам прячущейся под ним парочки довольную рожу с гротескно длинным носом и неестественно большим ртом. — Так-так-тааак… Это же мой старый знакомый Брюс Уэйн! — зонтик в руках преступника поднялся, указывая кончиком в лицо мужчины. Тихий щелчок — и наружу вырывается облачко какого-то газа, заставляющее магната почти сразу рухнуть на пол без сознания. — Забудьте о них! — Пингвин махнул рукой своим подчинённым. — У нас в руках Брюс Уэйн — живая свинья-копилка! Ха-ха-ха-ха-ха!!!
  
  В следующие несколько секунд девушка ошарашенно наблюдала, как тело миллиардера обступили бандиты и, продолжая держать толпу под дулами автоматов, сноровисто его связали, просто отпихнув её в сторону. На каких-то рефлексах, или скорее повинуясь звучащему где-то на границе сознания тревожному голосу разума, Бэтгёрл успела в этот короткий момент достать из кармана свой недавно законченный передатчик и уронить его в мешок с награбленным, брошенный рядом с ней одним из бандитов, вязавших Уэйна. Но даже сама почти не заметила своего поступка, слишком шокированная происходящим.
  
  — Джентльмен ждёт свою карету! — крикнул в рацию чрезмерно довольный главарь. Буквально через миг сверху раздался треск разбиваемого стекла, и внутрь зала вместе с порывами ветра влетел гул вертолётных винтов. — Это был прекрасный вечер, господа, — Пингвин театрально отсалютовал своей шляпой-цилиндром, пока за его спиной через дыру в потолке к полу опускались несколько тросов. — Благодарю за столь чудесную компанию, но нам нужно спешить. Всего наилучшего! — и, ухватившись за свой трос, злодей взмыл вверх.
  
  Не прошло и минуты, как все бандиты скрылись снаружи, а Барбара всё так же сидела на коленях у опрокинутого столика и тупо пялилась в потолок.
  
  — Ну… может, он и не Бэтмен… — неуверенно прошептали губы девушки, когда звук винтов ощутимо удалился.
  
  Некоторое время спустя.
  — Извини, дорогая, служба, — оторвавшись от телефона, печально вздохнул комиссар Гордон. — Как только откроют двери, что ты сделаешь? — заслуженного полицейского терзали какие-то смутные сомнения и беспокойство, а потому с губ сам собой сорвался этот «детский» вопрос. Он понимал, что его дочь уже далеко не ребёнок, но… она всё-таки ребёнок!
  
  — Пойду домой, закроюсь и буду ждать твоего звонка, — послушно отчеканила девочка. Возможно, слишком послушно, но в тот момент полицейский уже думал о совсем других вещах и подобный «отчёт» его вполне устроил.
  
  — Молодец, — похлопав дочь по плечу, Джим устремился к своим коллегам, так и не заметив предвкушающей ухмылки дочери.
  
  Ещё немного времени спустя.
  Одетая в свой костюм Барбара разглядывала место, куда привёл её сигнал жучка.
  
  — Городской зоопарк? Да вы шутите… — но делать было нечего, пеленг однозначно указывал именно на него, а значит, ей требовалось проникнуть внутрь. Вскрыть дверь большого труда не составило — папа частенько брал ребёнка на работу, когда не находил, с кем бы её оставить, а полицейский участок — это такое место, где нахвататься можно… всякого. Во всяком случае, с тех пор с ней мало кто соглашался перекинуться в карты…
  
  Долго искать Пингвина не пришлось — припадочный коротышка обосновался среди, кто бы мог подумать, пингвинов и сейчас как раз беседовал с миллиардером.
  
  — … подожди, подожди, — Брюс нервно косился на металлический штык, выдвинувшийся из зонтика похитителя, — назови цену, Пингвин, я выпишу чек. Там будет ооочень много нулей, — Барбара встряхнула головой. Чек? Он что, издевается? Над коротышкой? Какой банк будет принимать чеки Уэйна после наглого похищения самого Уэйна? Девушка вновь задумчивым взглядом окинула мощную фигуру привязанного к стулу мужчины, Бэтмен в проявлении чувства юмора ни разу замечен не был, но вдруг? Ему бы такой стиль пошёл…
  
  — Очень своевременное предложение, Уэйн, — Пингвин разрезал путы на руках пленника. Он что, купился?! Тем временем Брюс действительно… выписал чек похитителю, а тот, довольно осклабившись, жадно уставился в бумагу.
  
  — А откуда мне знать, что его примут? Покажи документы! — абсурдность ситуации нарастала. Но что-то во всём этом казалось девушке неуловимо знакомым. Нет, всё-таки миллиардер — это Он, по-другому и быть не может!
  
  — Может, у Бэтмена и нет с собой костюма, но он как-нибудь выкрутится! – шёпотом уверила себя Барбара.
  
  — Ты отпустишь меня? — робко улыбаясь, спросил пленник.
  
  — Эээ… А, ну да… — любитель птиц показался весьма смущённым. — Я тебя обманул! — и мощным ударом он скинул привязанного за ноги к стулу человека в бассейн с ледяной водой. Чёрт! Девушка прыгнула следом.
  
  Разумеется, её прыжок не мог остаться незамеченным — над головой просвистели пули, Пингвин что-то крикнул, а когда вода сомкнулась над головой, следом за девушкой в бассейн прыгнули два мордоворота поперёк себя шире. К счастью, плавали они не очень, а уж дрались — и того хуже. Столь плотная среда накладывает свои условия… Не то чтобы Бэтгёрл где-то училась сражаться в воде или под водой, но её противники и под водой-то держались с трудом, что немудрено с такими-то тушами.
  
  Несильный удар ногой в живот первому преследователю — и небольшой поток пузырьков воздуха и резко потерявший интерес к дальнейшей борьбе мужчина наглядно показали, что удар пришёлся куда нужно и смог выбить воздух из лёгких врага. Со вторым противником дела обстояли ещё лучше — тот не стал рисковать и поднялся обратно на берег.
  
  Девушка подплыла к магнату, уже явно начавшему задыхаться, и несколькими быстрыми движениями перепилила сковывающие его ноги верёвки. Миллиардер стремительно рванул к поверхности, мисс Гордон последовала за ним. Вынырнув, она жадно вздохнула, уцепившись за первую попавшуюся плавучую вещь — ей оказалась «декоративная» льдина, откочевавшая к центру бассейна.
  
  — Быстрее, мистер Уэйн, выбирайтесь в безопасное… — Барбара осеклась, наблюдая, как выбравшийся на берег с противоположной стороны от людей Пингвина мужчина уже скрывается в каком-то коридоре, — … место, — закончила она в шоке. — А я-то думала, он Бэтмен, — продолжила девушка, отмечая, что бегает Брюс ОЧЕНЬ быстро. Увы, забывать о врагах и отвлекаться совсем не стоило, но что взять с неопытной девчонки? Что-то просвистело рядом с головой. Послышались хлопки выстрелов.
  
  — Идиоты, плевать на Уэйна! Он — ничто по сравнению с избавлением от мышиной семейки! Не дайте ей уйти, огонь! — девушка резко ушла под воду, и как нельзя вовремя — вокруг заплясали поднимаемые выстрелами бандитов фонтанчики воды. К счастью, калибр их оружия был далеко не 7,62, а потому уже через пару метров Бэтгёрл могла почувствовать себя в относительной безопасности — лёгкие пули не имели достаточной силы, чтобы преодолеть препятствие. Вот только что делать дальше, девушка не знала — воздуха в её лёгких было явно меньше, чем боеприпасов у бандитов. Размышления самоназначенной помощницы Бэтмена прервала прилетевшая в бассейн граната. «Судя по форме, светошумовая», — ещё успела подумать любопытная дочь полицейского, прежде чем «подарок» рванул. Предназначенная для применения в замкнутом пространстве, но всё-таки пространстве воздушном, граната потеряла большую часть своей убойности, однако вода очень неплохо передаёт колебания — эффекта от взрыва было вполне достаточно, чтобы Барбара «поплыла». Едва соображающую, оглушённую девушку очень быстро выловили из бассейна и поставили на колени перед злобным коротышкой, больно заломив руки за спину и уперев ещё горячий ствол пистолета-пулемета ей в затылок.
  
  — Ха-ха-ха-ха-ха! Мне сегодня определённо везёт! — подошёл ближе гнусный коротышка. — Грабёж — это ерунда по сравнению с тем, что я истребил популяцию летучих мышей!
  
  Сердце девушки пропустило удар, и внезапно Барбара очень чётко осознала, что игры кончились и её сейчас убьют. В животе похолодело, к горлу поступил ком, как внезапно в голове девушки раздался холодный, неестественный голос:
  
  — Зафиксирован страх. Запущены чрезвычайные протоколы, — по глазам ударил яркий жёлтый свет, кто-то вскрикнул, раздались одиночные выстрелы, но Барбару не задело, а через ещё один миг она осознала себя стоящей на ногах посреди раскиданных бандитов… И её костюм был совершенно другим!
  
  От собственноручно перешитой спортивной формы не осталось и следа; на руках красовались ярко-жёлтые и даже на вид прочные, будто металлические, перчатки до локтя, с точно такими же, как у Бэтмена, шипами по тыльной стороне. Ноги оделись в очень похожие, вплоть до расцветки и фактуры, высокие сапоги. От них вверх шли плотно облегающие угольно-чёрные штаны и куртка, своим видом невольно навевающие мысли о спецбронежилетах. Грудь украшал новый, заметно выпуклый знак летучей мыши, отливающий золотом. Плащ тоже стал другим, каким-то плотным и… мрачным, с золотой подкладкой. Даже пояс с кармашками для вещей изменился! Теперь он выглядел почти как у Бэтмена — ничего общего с самодельной игрушкой!
  
  — Круто… — выдохнула юная героиня, не в силах оторвать взгляд от своего нового наряда. И тут, словно вторя её мыслям, в голове вновь раздался чужой голос, но на этот раз совсем не похожий на бесцветный машинный оповещатель:
  
  — Барбара Гордон с планеты Земля… Добро пожаловать в Корпус Эмроя! — по спине пробежал табун мурашек, но Бэтгёрл не могла бы сказать, что это доставило ей какой-то дискомфорт.
  
  — Что за дьявол сейчас было?! — взвыл Пингвин, поднимаясь на ноги у дальней стены и наводя на неё кончик зонтика.
  
  — Хотела бы я знать, — беззвучно прошептала девушка, вернувшись в реальность, где она по-прежнему была одна против десятка вооружённых головорезов, что, как и босс, уже приходили в себя, наставляя на неё оружие.
  
  — Очередные примочки этой мыши? — словно сплюнув, предположил уродец. — Ааа, к чёрту, убить её! — и, сам подавая пример, нажал на курок, выпуская из своего любимого оружия очередь.
  Всё, что успела сделать Барбара — это рефлекторно вскинуть руки, а со всех сторон уже грохотали выстрелы автоматов. Но вот секунда прошла, и девушка непонимающе моргнула.
  
  — Уау… — вокруг неё сиял жёлтый купол настоящего силового поля! — Вот это действительно круто!
  
  — Гранату! Кидайте гранату, идиоты! — поймав взглядом источник крика, Бэтгёрл тут же увидела и то, как этот приказ начал выполнять один из бандитов. Тело ещё не успело дёрнуться, чтобы прыгнуть за какое-нибудь препятствие, как реальность опять заставила юную гимнастку из неё выпасть.
  
  Напротив потянувшегося к поясу с гранатами здоровяка ни с того ни с сего в воздухе материализовалась огромная жёлтая рука и смахнула мужчину в сторону так, что его полёт закончился лишь у дальнего края бассейна, не долетев до берега какой-то метр. И только проводив его тело глазами, девушка наконец заметила, что на её правой руке что-то светится.
  
  Этим чем-то оказался тот самый перстень, что она нашла несколько часов назад!.. И напрочь о нём забыла… Так и не сняв, даже когда переодевалась. Правда, теперь он был надет поверх перчатки, и как это могло получиться — Барбара совершенно не представляла. Но и это было не всё — будто наступил некий момент истины, в дополнение к данному открытию школьница поняла, что и пряжка на её поясе совсем не похожа на бэтменскую, а полностью повторяет символ, выгравированный на кольце.
  
  «Если вдруг начало что-то происходить, надо понять, что перед этим изменилось…» — мысленно заключила девушка. Может, и не совсем складно, но применительно к данному случаю — верно. — «И как ты работаешь? Только не говори, что от какой-нибудь концентрации! Я же сейчас в истерике!»
  Ответ пришёл быстро — один улетевший бандит ещё не означал, что остальные забыли приказ Пингвина, хуже того, у парочки мордоворотов в руках появились ручные гранатомёты, чью эффективность Барбара видела своими глазами — довелось как-то подсмотреть пару учений полицейского спецназа. Сразу жутко захотелось оказаться отсюда как можно дальше, и не успела она даже оформить эту мысль, как уже свечкой взмыла к потолку.
  
  — Уа! — крик вырвался сам собой. — Я ещё и летать могу?! — изумлённо спросила в пространство юная героиня, разглядывая, как её тело покрывает прозрачная плёнка жёлтого света.
  Вокруг загремели взрывы. На миг попытавшись прикрыться руками, Бэтгёрл обнаружила, что в этом нет нужды, ведь даже близкие разрывы гранат не причиняли её телу какого-то вреда. Она их даже не чувствовала! Паника и растерянность начали уверенно уступать место смутным подозрениям, которые не замедлили смениться весёлой злостью.
  
  Сконцентрировавшись, девочка попыталась представить, как хочет обездвижить противников, одновременно пытаясь что-то почувствовать в кольце, ну, вернее, в пальце под ним. И это оказалось правильно. Не очень поняв, что именно ощутила, но определённо точно что-то почувствовав, Барбара увидела, как вокруг преступников появляются золотистые цепи, тут же стягивающие их по рукам и ногам. Едва не пища от восторга, она смотрела, как Пингвина обматывает что-то очень похожее на гигантский рулон туалетной бумаги и, повинуясь малейшему её желанию, отдельно заматывает ему рот мотком «нормального размера».
  
  Неожиданно пол дёрнулся ближе, но уже в следующий миг Бэтгёрл опять зависла на месте, неуклюже дёрнув руками.
  
  — Значит, всё-таки концентрация? — поднеся к лицу руку с кольцом, спросила девушка у последнего. — Или просто нельзя забывать, что делаешь?
  
  Перстень не ответил, но это было уже и не особо важно, так как все преступники совершенно неожиданно… кончились. Одиннадцать обмотанных цепями мужиков бесполезно ёрзали на полу, пытаясь куда-то сдвинуться, двенадцатый — Пингвин — вообще замер толстой и неаккуратной пародией на древнегреческий обломок колонны. И все как один имели крепко заткнутый рот.
  
  — Эм… Мда… — Барбара растерянно смотрела на композицию. Следы от взрывов и пуль на полу и стенах. Журчание воды. Перепуганный гомон забившихся кто куда настоящих хозяев вольера. Разбросанное оружие. Она сама, зависшая в воздухе. Обезвреженная (Мамочки! ЕЙ самой!) банда и… Тишина. — Стойте! — встрепенулась девочка. — Был же ещё один! — быстрый взгляд на бассейн подтвердил правильность воспоминаний — один из громил был ещё там, в полуоглушённом состоянии цепляясь за кусок льдины.
  
  Управляться с полётом оказалось не сложно, и, всего пару раз неуклюже перекувырнувшись, Бэтгёрл зависла над бандитом.
  
  «Так, значит, представить… Ну хорошо», — девушка направила руку с кольцом на человека и сосредоточилась. Перстень вспыхнул чуть ярче, и перед героиней материализовался огромный дуршлаг, чья ручка, истончаясь, выходила прямо из печатки. Секунда — и, изогнувшись, инструмент скользнул в воду, зачерпывая бедолагу вместе со льдиной. Струи воды рухнули вниз, а закусившая губу Барбара медленно перенесла тело на берег, где дуршлаг преобразовался в обвивающий всего бандита моток толстой верёвки.
  
  — Уф, вот теперь всё, — девочка ещё раз оглядела результат. — Хм… Ещё бы понять, эти штуки долго держатся или как? — взгляд скользнул на руку.
  
  «А ещё: как далеко оно действует? Я могу спрятаться за укрытие или всё исчезнет? Все эти цепи, они же сделаны из, эм… силовых полей, генерируемых кольцом? Чёрт…» — Барбара сглотнула. — «Я даже представить не могу, как это возможно…»
  
  Но ход её мысли прервал неожиданный звук приближающейся сирены. Метнувшись к окну, рыжая повторно проглотила комок в горле. К зданию неслась целая вереница полицейских машин, а ей ещё не доводилось выступать самостоятельным героем. Ей вообще не очень доводилось выступать героем, честно говоря…
  
  «Спрятаться? А как? Вдруг Пингвин освободится? Или… А! Точно! Оружие!»
  
  Под мысленным управлением девушки из перстня вновь вышел толстый золотистый луч, который тут же разделился на множество гибких змеек, что, ухватив раскиданное оружие банды Пингвина, кинули его в воду — теперь даже если преступники освободятся, то навредить полицейским у них не выйдет.
  Сирены звучали уже совсем «под окном», и нужно было спешить — попадаться на глаза полиции юной героине не хотелось…
  
  
***
  
  Небольшое кафе в Джамп-Сити.
  — Ваш заказ, — кокетливо улыбнулась Сьюзен, выставляя передо мной кусочек вишнёвого пирога и чашку кофе.
  
  — Благодарю, — возвращаю улыбку и, дождавшись, пока официантка отойдёт, делаю глоток, вновь поворачиваясь к висящей над столом голограмме.
  
  Кольцо Синестро проецировало её в невидимом для человеческого глаза спектре, так что даже вмешиваться в мысли немногих посетителей не приходилось. Можно было вообще обойтись без неё и получать картинку прямо в мозг, как сейчас происходило со звуком, но так мне было просто приятней.
  
  Эксперимент по созданию дубликата прошёл удачно. Оружейники Кварда предусмотрели в своём шедевре всё, даже возможность самокопирования и внесения дополнительных директив в псевдоразум Кольца Силы. Становилось даже немного не по себе от мысли, что эти существа могут стать моими врагами. Но всё же… Оно того стоило.
  
  Первое номерное Кольцо моего собственного Корпуса несло в себе массу ограничений и дополнительных протоколов безопасности. Я мог отнять его в любой миг, мог заставить убить носителя, мог… да очень много чего, и всё же один маленький штрих, отличающийся от списка, созданного Синестро для своих последователей в известном мне варианте истории, я внёс. Помимо меня, новое Кольцо Страха могло подчиняться только одному хозяину — тому, для кого было создано. Его нельзя было украсть, отнять, взять с трупа, подарить, да даже дать кому-то на время поиграться. В лучшем случае, при таких попытках для несанкционированного пользователя шло быстрое и мучительное наказание…
  
  И всё же… Кто бы мог подумать, что она сумеет запустить активацию в первый же день? Я-то настроился на длительное ожидание, хоть и знал, кому его отправляю, — и тут такой приятный сюрприз. Да… С выбором первого рекрута я угадал правильно.
  
  Невольно улыбаюсь, отправляя в рот кусочек пирога — только что на трёхмерной картинке юная девушка в костюме летучей мыши радостно совершила очередной безумный кульбит в воздухе, оглашая пространство весёлым визгом.
  
  — Хм… Как бы она так домой не опоздала к приходу папы, — очередной глоток кофе скрыл беззвучное движение моих губ.
  
  Хотя… Пусть веселится после своего маленького самостоятельного триумфа на поприще добрых дел… Пусть наслаждается новыми силами… Тем сложнее ей потом будет от них отказаться.
  
  
Глава 4.
  
  Поездка во Влатову… Как много в этих звуках. Приятный мягкий климат, прекрасные пейзажи, весьма симпатичные представительницы местного населения… И толпа напыщенных кретинов, пытающаяся взирать на тебя сверху вниз только по той простой причине, что их пра-пра-пра и так далее дед в своё время входил в разбойничью банду, что сумела подмять под себя и удержать эти земли достаточное время, чтобы стать аристократией. И если к данному делу претензий у меня нет, вполне достойный способ получения материальных благ, оплаченный собственными потом и кровью, то вот зажравшиеся потомки… Очень хотелось устроить небольшой Армагеддон в конкретно взятой местности, но, скрипя зубами, приходилось продолжать улыбаться и повторять про себя мантру («Нельзя убивать идиотов в общественных местах посреди скопления больших групп свидетелей, нельзя убивать идиотов…»), дабы хоть немного расслабиться. Что ж, пару раз я не сдержался, и после моего визита несколько особо раздражающих «деятелей» отправились в длительный отпуск…
  
  Эх, как бы хотелось всё свалить на юристов, посредников и прочих акул местного гражданского кодекса, но увы — согласно законам этой страны, критерии получения гражданства были весьма жёсткими, и если всю электронную и бюрократическую волокиту я мог спокойно подделать и внести в базы при помощи обычной Материнской Коробки с Апоколипса, то вот «знакомых», «свидетелей» и «старых деловых партнёров» приходилось обрабатывать лично, изменяя их память чуть ли не за десяток лет. То ещё удовольствие, особенно если учесть, что обработать таким образом мне требовалось несколько десятков разумных, а лучше вообще сотню-другую. Всё дело в качестве легенды. Можно, конечно, обойтись одними бумагами и «электронным следом», пожалуй, поверхностную проверку и даже что-то среднего уровня такое внедрение пройдёт, но если кто-то начнёт копать всерьёз, то очень быстро наткнётся на несоответствие из серии «как так, по документам господин Н вёл с господином М несколько совместных дел на протяжении пяти лет, а при опросе господин М чешет затылок и ни о каком господине Н никогда не слышал». Вот и приходится мотаться по стране и «доводить сведения» своим «деловым партнёрам».
  
  Но, как я отмечал ранее, все эти «партнёры» — графья да бароны — на «иностранца», да ещё и «низкородного», смотрели как на существо второго сорта, причём даже зная, что это «существо» может купить их всех вместе взятых со слугами и домочадцами раза три. Нет, не понимаю я людей, ладно, лебезить не нужно, но разговаривать через губу с человеком, что, если будет нужно, сможет утопить тебя и твой бизнес просто походя… Логика? Нет, не слышал.
  
  Но вот после трёх десятков «обработанных» и двух «пропавших без вести» (признаю, психанул, но эти индивидуумы перешли все возможные границы не только нормального этикета, но и правил приличия самих людей) «деловых партнёров», я всё-таки добрался до старого графа. Ну как старого, семьдесят восемь лет, с учётом достижений местной медицины, — на самом деле возраст ещё не такой уж и большой, но вот выглядел этот дед так, словно застал ещё самого Бисмарка… в колыбели… Хм, хотя тут я, пожалуй, погорячился… немного.
  
  В отличие от большинства прошлых моих «собеседников», данный человек был вполне дружелюбен, адекватен и в целом производил довольно приятное впечатление, за эту поездку я встретил лишь нескольких «аристократов», не вызвавших у меня желания развеять их по окружающей территории, и он входил в этот короткий список. По поводу аренды долины мы договорились довольно споро — старику были нужны деньги, а моё предложение было весьма щедрым. Подписав все необходимые бумаги, я всё-таки не удержался от вопроса.
  
  — Сэр Орвальд, честно признаться, я весьма удивлён довольно тёплым приёмом. Весь мой прошлый опыт общения с вашими… хм, коллегами был довольно… печален.
  
  — Хе-хе, молодой человек, в этом нет ничего удивительного, — граф затянулся из старой потёртой трубки. — Влатова — большая страна только по меркам Европы, и в ней сложился определённый круг элиты, попасть в который очень непросто, тем более для иностранца. Увы, современные веянья не обошли стороной и его. Полагаю, вы общались с представителями «золотой молодёжи» или с кем-то примерно такого же уровня. Что поделать, жизни ещё не знают, зато гонору, — старик поморщился, а я на всякий случай чуть снизил своё воздействие на его разум — этот собеседник выгодно отличался от большинства моих прошлых визави, и случайно спалить его мозг было бы… неудобно.
  
  — Хм, довольно тяжело общаться было и с людьми в весьма почтенном возрасте.
  
  — Ну, кхе-хе, — граф опять затянулся, — всякое бывает. Я вон, помнится, тоже в молодости считал себя лучше других по праву рождения — издержки воспитания, понимаете ли.
  
  — И что же изменило вашу точку зрения?
  
  — Вынесший меня на своих плечах из-под обстрела в 43-м «черноногий» и два месяца на подножном корму в лесах всего с тремя уцелевшими бойцами. С тех пор я приобрёл титановый штифт в ноге и совсем другое мировоззрение. Ладно, дела мы вроде бы обсудили, если хотите, оставайтесь на ужин, его подадут через час, а мне пока нужно принять мои лекарства. Чёрт бы их побрал…
  
  — Увы, вынужден откланяться.
  
  — Ну, как пожелаете. Если захотите переброситься словом-другим со старым сумасшедшим старикашкой, буду рад новой беседе, нечасто старика ею радуют.
  
  — Всенепременно, господин граф…
  
  Раскланявшись с пожилым человеком, я покинул его резиденцию и по дороге в гостиницу обдумал приятную встречу. Граф Орвальд… Весьма занимательная личность, к тому же родовитый аристократ Влатовы. Возможно, стоит с ним сойтись более близко, быть может, включить в ряд своих планов — из него получится очень неплохая ширма, да и общаться с этим стариком было любопытно, в отличие от большинства остальных «аристо». Что ж, на первое время можно внести в планы пару правок, а дальше посмотрим. А пока у меня ещё было несколько дел в этой стране, которые не стоило откладывать на потом…
  
  Несколько дней спустя. Пригород Готэма, вечер.
  Визг шин по асфальту разорвал тишину полупустой улицы. Несущаяся на полной скорости серая машина едва не легла набок, вписываясь в поворот, но водитель удержал транспортное средство и, тяжело спружинив колёсами о дорожное покрытие, продолжил путь, распугав невольных свидетелей.
  
  — Ещё два поворота — и уйдём! — сквозь зубы, скорее для самого себя, процедил водитель.
  
  — Не бзди! — прорычал его сосед, нервно косясь назад в ожидании сине-красных отсветов недавней погони. — Легавые ещё на хвосте! Давай, быстрее, поворачивай!
  
  — Да негде здесь! До поворота к гаражу Фрэнка ещё два квартала!
  
  — Плевать на Фрэнка! Говорю — заворачивай, пока они нас не видят!
  
  — Да чтоб тебя!
  
  Машина успела нырнуть в просвет между домами за секунду до того, как сзади показались полицейские мигалки. Наваленный между домами мусор резво разлетался из-под шин, заставляя тачку подскакивать почти каждый метр, но скорости та не снижала, стремясь как можно быстрее затеряться в переплетении дворов.
  
  — Кажется, эти нас из виду потеряли, — спустя пару минут осторожно сообщил пассажир, прислушиваясь к звукам за открытым окном, — но ненадолго. Так, братва, бросаем тачку, берём барахло и на своих двоих переулками до ф… Что за чёрт?
  
  — Да, ма!..
  
  Асфальт впереди резко прыгнул вниз, а со всех сторон опустилось жёлтое сияние.
  
  — Далеко собрались, мальчики? — раздался со всех сторон весёлый женский голос, и убегающих бандитов резко дёрнуло вперёд так, что натянулись ремни безопасности, а переднее стекло машины оказалось повёрнуто вертикально вверх. Глазам мужчин на мгновение открылся окутанный золотым светом силуэт на фоне неба, а в следующую секунду их впечатало головами в крышу, внезапно поменявшуюся местами с полом.
  
  Раздался глухой удар о землю, от чего стёкла слегка потрескались, а скрюченные в неудобных позах тела встряхнуло, и протяжный скрежет металла со всех сторон. К тому моменту, как члены одной из множества мелких банд на службе небезызвестного в криминальных кругах Готэма «Дона Фальконе» более-менее пришли в себя, их машина была заметно смята со всех сторон, что делало невозможным открытие дверей изнутри, а окна подпирали с одной стороны — стена здания, а с трёх других — мусорные баки.
  
  — А теперь будьте хорошими мальчиками и посидите здесь до прихода полиции, — веселясь, сказала Барбара и, довольная проделанной работой, взмыла вверх, уже, в некоторой мере, традиционно не дожидаясь коллег отца — всё равно из положения «селёдка в банке» эти грабители-неудачники никакого реального сопротивления оказать не смогут.
  Но радость девушки от очередного блестяще выполненного задержания (а как же, сама себя не похвалишь — никто не похвалит) очень быстро сошла на нет — кольцо мигнуло, а вместе с ним и окружающее тело золотистое сияние. Лицо обдало холодным порывом ветра, до этого момента не чувствовавшимся.
  
  — Блин, — Барбара напряглась и сконцентрировалась на полёте. — Я же уже научилась не отвлекаться, — бурчала себе под нос школьница, удаляясь от места происшествия. Кольцо опять мигнуло. — Ну сколько можно?!
  
  Пролетев ещё сотню метров, постоянно чертыхаясь, девушка оборвала себя на полуслове — свет вокруг тела погас и зажигаться вновь совсем не спешил… Набор высоты замедлился, дочь комиссара полиции ощутила, как на краткий миг зависает на месте, и…
  
  — Вуии! — вместе со свистящим в ушах воздухом по телу гимнастки прокатилась волна паники, заставляя сердце пойти галопом. Но не успел её крик ещё добраться до чернеющих внизу домов, как падение остановилось, а перстень на руке вновь засиял, окутывая её послушным жёлтым светом.
  
  — Чёрт, только не говорите мне, что у этой штуки сели батарейки! — глаза героини с испугом метнулись к кольцу. — Эй, сколько у тебя осталась энергии?!
  
  — Уровень мощности — 2.5 процента, — лаконично прозвучал холодный голос в голове.
  
  — Ч… Что-о-о?! — девушка в прострации уставилась на жёлтый ободок. — Почему я раньше этого не спросила?!
  
  — Вот мне тоже интересно, — раздался со спины смутно знакомый голос, в котором угадывались иронично-весёлые нотки.
  
  Бэтгёрл резко развернулась в воздухе и… Замерла, распахнув рот.
  
  Напротив неё висел молодой мужчина, окружённый золотистым ореолом очень знакомого света. Тёмно-коричневые волосы, зачёсанные назад, кроме небольшой пряди, спадающей на лицо, насыщенно-карие глаза, высокий рост, отлично и равномерно развитое тело, чья мускулатура подчёркивалась облегающей чёрно-золотой бронёй, невероятно схожей с её собственной, за исключением деталей подражания Бэтмену. На груди у него не было никаких символов вроде «стилизованной летучей мыши», но пояс украшала та же эмблема, что венчала её перстень, за спиной на ветру развевался угольно-чёрный плащ с золотой подкладкой, и наконец — на его правой руке красовалось знакомое жёлтое кольцо, испускающее ровный золотистый свет.
  
  — Э-э-э…
  
  — Концептуально, — хмыкнул собеседник, беззастенчиво её разглядывая. — Вижу, ты умудрилась потратить весь заряд за каких-то пару недель… Впечатляет. Много тренировалась?
  
  — Эм, ну да, — заметно стушевавшись, признала Бэтгёрл. Фактически, все последние три недели можно было смело записывать в тренировки, особенно после того момента, как она обнаружила возможность подслушивать полицейские и вообще любые радио-переговоры, подключаться к компьютерам, ловить спутниковые сигналы, становиться невидимой и… В общем… Много чего обнаружила.
  
  — Хм, — одними глазами улыбнулся неизвестный.
  
  — Что?! — вконец смутилась Барбара, не зная, куда деть руки.
  
  — Ничего. Даю тебе время собраться с мыслями, — совершенно невозмутимо сообщил красавчик.
  
  — Э… Спасибо… Наверное, — что делать, школьница совершенно не понимала, даже с Бэтменом было проще, там она хотя бы что-то о нём знала!
  
  — Пожалуйста.
  
  — И-и-и… Э-э-э… Ты кто?
  
  «Аааа! Ну почему ничего умнее в голову не приходит?!»
  
  — Моё имя — Эмрой. И кольцо, что ты носишь — знак принадлежности к моему Корпусу…
  
  
***
  
  Забавное у неё выражение лица. А вот концентрации явно не хватает — по защитной оболочке то и дело пробегают мелкие протуберанцы, да и сама её структура неравномерна. Впрочем, за столь короткий срок уровень освоения кольца весьма неплох. Даже очень неплох, если вспомнить, что передо мной пятнадцатилетняя девчонка.
  
  — Это что-то вроде группы… Ну не знаю… — криво улыбнулась моя собеседница, бегающим взглядом обшаривая окрестности. Миг, второй — и вот он наткнулся на мою руку. — Владельцев колец? Я его не крала, честно!
  
  — Я знаю. Это кольцо нельзя украсть или отобрать, любой, кого оно не считает своим хозяином, в лучшем случае получит сильный удар током, в худшем — его распылит на атомы.
  
  — А-а-а… — голубые глаза девочки с испугом дёрнулись к руке.
  
  — Не беспокойся, тебя же оно током не било, — мягко улыбаюсь. — Однако вернёмся к вопросу его зарядки. Пойдём, — начинаю поворачиваться в сторону доков, благо с высоты они были как на ладони.
  
  — Куда?
  
  — Покажу тебе, как его следует заряжать, и объясню основные детали, — оборачиваюсь и ловлю взгляд девушки, после чего выпускаю на лицо чуть ироничную улыбку. — Если тебе, конечно, интересно.
  
  — Мне интересно! — мигом сориентировалась рыжая и подлетела ближе. — С чего начнём? — любопытно, что никакого ментального воздействия даже не потребовалось — энтузиазм, которым был преисполнен вопрос, пылал вполне самостоятельно. Были и мандраж, опаска, недоверие и неуверенность, но подростковые гормоны вкупе с жаждой приключений и любопытством перебивали их напрочь.
  
  — С общего положения дел, — я стал неторопливо набирать скорость, чтобы Барбара без проблем могла поспеть за моим полётом. — В галактике существует несколько Корпусов, каждый из которых соответствует своей грани эмоционального спектра. Жёлтый цвет означает страх, соответственно, питается такое кольцо эманациями страха. В тот момент, когда ты начала падать, оно зарядилось твоим страхом, то же самое будет, если ты долгое время проведёшь в полёте через открытый космос — твой инстинктивный страх оказаться в вакууме не позволит ему полностью разрядиться…
  
  — Я могу летать в открытом космосе?! — не выдержала Бэтгёрл, озвучив рвущееся наружу изумление. Тема подпитки страхом, к слову, не вызвала ни малейшего отторжения, впрочем, глупо было бы ожидать чего-то другого от фанатки Бэтмена — героя, весь стиль которого строится вокруг запугивания преступников.
  
  — Тебя что-то смущает?
  
  — Ну, э… — голубоглазая спортсменка немного скованно почесала пальцем правую щёку. — А чем там дышать? — сразу видно техническое образование, гуманитарий до такого вопроса и за год не додумался бы. *(Примечание беты: Вот щас было обидно…)* Кстати, судя по данным в архиве Синестро, Корпус Зелёных Фонарей где-то на 95% состоит из личностей с гуманитарным складом ума и не самым лучшим образованием, это просто прописано в критериях поиска кандидатов. Оправдывается это необходимостью иметь творческое мышление, не отягощённое лишними рамками, что якобы могут помешать использовать его функционал в полной мере, что — чушь собачья. Так что, как видится мне, это просто лишняя страховка Стражей Вселенной от слишком умных товарищей вроде Синестро.
  
  — Ничем. Одна из функций кольца — энергетическое обеспечение организма носителя, иными словами, когда ты окружена этим полем, твои клетки будут снабжаться энергией, даже если никаких химических реакций, предусмотренных для этого строением организма, не происходит.
  
  — Круто, — выдохнула Барбара, с восхищением глянув на кольцо.
  
  — И не слишком полезно, — заметил я, обшаривая территорию доков «рентгеновским» зрением. — Так что старайся ограничивать полёты парой часов, максимум — сутками.
  
  — Какие полёты?
  
  — Те, когда будешь летать к Луне, например, или спускаться на дно Тихого Океана, — подходящая группа людей нашлась между двумя старыми складами, и я свернул в нужную сторону.
  
  — А я буду? — со сложной смесью испуга, предвкушения и надежды в голосе спросила моя спутница.
  
  — Ты? — поворачиваюсь к девушке и, разглядывая её, изображаю задумчивость, после чего твёрдо заявляю: — Да, — ведь абсолютно точно не удержится и полезет набираться впечатлений.
  
  — Эм… Мне кажется, или вы обо мне… ну… много знаете? — поёжилась дочь комиссара Гордона, просительно заглядывая мне в глаза.
  
  — Всё в мире относительно, — мягко улыбаюсь. — Но мы отвлеклись. Способ питания Кольца от собственного страха — это больше страховка на крайний случай, в обычной ситуации куда предпочтительней использовать чужой. Например, вот так, — мы зависли над переулком, где я нашёл «наглядное пособие».
  
  Собственно, ничего примечательного там не происходило, просто четверо подвыпивших мужиков не особо умело пинали пятого, то ли не пожелавшего добровольно поделиться «на лечение», то ли просто оказавшегося не в том месте не в то время, а может, и вовсе поссорились в процессе прогулки. Начали они ещё до того, как я обратил на них внимание, а прислушиваться, чтобы выловить суть, даже имея криптонский слух, я элементарно не счёл интересным.
  
  Люди уже заканчивали, в том числе и подсчёт добытых из чужих карманов бумажек, но правильно отреагировать на возникшего сверху и в считанные секунды обвившего их компанию двадцатиметрового, в полметра шириной сияющего змея с кожистыми, добавленными для антуража крыльями, который ещё и угрожающе распахнул пасть прямо напротив их лиц, это им не помешало. Шок не позволил им заорать, но моего обоняния коснулся характерный запах подмоченных штанов, ну и главное — Кольцо начало сигнализировать о пополнении заряда.
  
  — Давай, перехвати конструкцию, — предлагаю также немного растерявшейся девушке.
  
  — А… Как?
  
  — Направь кольцо на змею и представь, что поддерживаешь её форму. Всё как при обычном использовании.
  
  Школьница молча выполнила инструкцию — тонкий луч света впился в моё творение и постепенно стал расширяться по мере того, как Барбара концентрировалась и встраивалась в процесс поддержания. Когда я счёл, что её участие уже вполне достаточно, я опустил свою руку, прерывая подпитку. Небольшое ментальное внушение, заставляющее шпану переключить основной фокус внимания с меня на юную героиню, и её Кольцо Силы сразу отреагировало:
  
  — Уровень мощности — 7.5 процентов, 8.5, 9.5, 10… — слышно этот отсчёт было только нам двоим, так как никакого звука Кольцо не производило, лишь имитируя для указанного организма его наличие.
  
  — Ну как, поняла принцип?
  
  — Да, но… — девушка замолчала, с непониманием глядя на свою руку.
  
  — Но?
  
  — А как вообще страх может быть источником энергии?
  
  — Боюсь, это разговор не для вечерней прогулки. Дело в том, что земная наука ещё не предполагает даже существования тех разделов, которые описывают подобные процессы. Представь, что тебе пришлось бы объяснять принцип получения солнечной энергии неандертальцу.
  
  — А, ну да… — рыжая неосознанно почесала затылок, причём той самой рукой, где было Кольцо. Само по себе это бы ничего не значило — свету безразлично, под каким углом распространяться, но тут она свой жест осознала и закономерно потеряла концентрацию. Держащий мужчин монстрик рассеялся, и те, рухнув на землю, с воплями бросились бежать, по пути роняя честно отобранное имущество избитого. — Хотя сравнение не очень, — в прострации наблюдая эту картину, закончила мысль школьница.
  
  — На самом деле, разница ещё более велика, чем в этом примере, — также провожая взглядом спины людей и совершенно не собираясь им мешать, заметил я. — Но не стоит расстраиваться, в конце концов, в полной мере эти технологии понимают от силы пара десятков живых существ в галактике, и абсолютное большинство из них разменяло уже не первую тысячу лет.
  
  — Круто… — опять выдохнула Бэтгёрл с уже знакомой интонацией, когда осознала цифры, но почти сразу встрепенулась: — А чем ты вообще занимаешься? Ну, в смысле, я имею в виду Корпус и, как это… — девочка замялась, на мгновение отведя взгляд, после чего даже с какой-то виноватой интонацией закончила вопрос: — мои обязанности? Что я теперь должна делать?
  
  — А что ты хочешь делать?
  
  — … — на какое-то время я поставил её в тупик. — А так разве можно? — сколько непонимания и скрытой надежды в голосе…
  
  — Одна из основных задач моего Корпуса — это защита Земли, — самое смешное, что ни словом не вру — для других моих целей Корпус ещё долго будет непригоден, а этот шарик мне действительно нужен в максимально целом состоянии. — Каких-то конкретных правил и инструкций нет, хотя, конечно, я против методов вроде массовой резни населения по принципу «мы защитим людей от их собственной глупости путём аннигиляции всех носителей оной». Так что если вдруг возникнет желание решить некую сложную проблему очень простым и радикальным методом, ты всё-таки сперва свяжись со мной. Не обещаю, что мы обязательно найдём лучшее решение, но тебе хотя бы станет легче после того, как выговоришься, — а заодно и мне. Без гарантии, конечно, но иногда даже богам нужен понимающий собеседник.
  
  — Эй, я ничего такого не собиралась!
  
  — Разумеется, иначе бы никогда не получила кольца, но в жизни всякое бывает, тем более тогда, когда обретаешь силу, о которой большинство людей может только мечтать.
  
  — Резонно… — пробормотала рыжая.
  
  — Что ж, полагаю, не стоит здесь висеть без всякого смысла? Как ты смотришь на то, чтобы переместиться в какое-нибудь кафе, где я и отвечу на имеющиеся у тебя вопросы?
  
  — Секунду! — Барбара подняла указательный палец. — Это нормально вообще, когда супергерои сидят в кафе и обсуждают свои дела?
  
  — Вообще-то я предложил это, чтобы ты чувствовала себя комфортней — более привычная обстановка, плюс у людей приём пищи благотворно действует на успокоение нервов. Ну и, само собой, я не предлагал идти в кафе прямо так, но ведь под костюмом ты не голышом?
  
  — Ну-у… Как бы это сказать… — лицо девушки, не скрытое маской, стремительно налилось краской.
  
  — Вышла патрулировать перед сном? — с нотками понимания озвучиваю предположение.
  
  — Почти…
  
  — Тогда ограничимся прогулкой, — с лёгкой улыбкой, ни разу не насмешливой, констатировал я. — Спрашивай, что тебе осталось непонятным…
  
  
***
  
  Беседа с юной героиней затянулась ещё на пару часов, и несмотря на то, что первое время она всё ещё пребывала в состоянии вялого потрясения, превращающего её в способного поддерживать беседу лишь односложными репликами болванчика, уже через час она освоилась. Вопросы, вопросы, вопросы и ещё раз вопросы, девочка трещала как пулемёт и впитывала информацию как песок воду в жаркой пустыне. И куда только делись застенчивость с робостью?
  
  Впрочем, лично меня это более чем устраивало. Подростковая непосредственность, прямолинейность и очень неплохие мозги моей собеседницы позволили в кратчайшие сроки закончить программу подсказок для будущих Колец. Большую часть материала для неё я составил уже давно, если так, конечно, можно выразиться про несколько дней, но как показала практика, ряд естественных для человека вопросов я не учёл. Всё-таки иногда сложно ставить себя на место простого жителя этой планеты, слишком многие вещи я воспринимаю как естественные и очевидные, в то время как местные, даже владеющие высшим образованием, не всегда способны вообще вообразить их существование. И наоборот, многие очевидные и естественные для людей вещи мне, как обладателю криптонско-божественных генов, даже в голову не придут. В общем, Барбара мне очень помогла, хотя сама об этом так и не узнала.
  
  Распрощались мы вполне довольные друг другом. Как со мной связаться через Кольцо, я ей объяснил, дальнейшее общение предполагалось вести уже дистанционно и не слишком часто — донести до неё мысль о моей занятости было совсем не сложно. При этом лично обо мне за всё время диалога она практически ничего не узнала, о чём наверняка сообразила лишь после расставания, так что у девочки будет на что переключить своё жгучее любопытство, сейчас обращённое к фигуре Бэтмена.
  
  Что касается меня, то, помимо мисс Гордон, я планировал встретиться в Готэме с ещё одним человеком.
  
  Ядовитый Плющ, или же Памела Айсли. Прошло уже больше месяца с момента её ареста и отправки в закрытую лечебницу Аркхэм, содержащую в своих стенах массу крайне буйных психопатов, которым, как показывает практика абсолютного большинства известных мне реальностей, совершенно не способна помочь. Скорее уж наоборот. Например, нынешний глава сего лечебного заведения, доктор Стрэндж, мало чем отличался от своих пациентов в плане психического здоровья, более того, его, так сказать, «сдвиг» выражался в любви к экспериментам над чужой психикой, в результате чего многие его пациенты не только не выздоравливали, но и крайне усугубляли свои патологии. В будущем же это должно было коснуться не только пациентов, но и персонала Аркхэма, в частности, незабвенной Харлин Франсис Квинзель, более известной как Харли Квин, что сейчас как раз заканчивает факультет прикладной психиатрии и должна вскоре поступить интерном в готэмскую лечебницу.
  
  Впрочем, сейчас речь шла не о Стрэндже с его жертвами, а о девочке, что несколько недель провела в обстановке крайнего психологического напряжения, а значит, весьма вероятно, созрела для знакомства.
  
  Внутренняя сеть лечебницы, к коей я заблаговременно подключил дрона, наверняка содержала не все материалы по обследованию пациентов, всё же люди до сих пор предпочитали работать в основном с бумажными носителями информации, а при переносе данных в компьютерные базы часто вполне умышленно опускали часть, на первый взгляд, несущественных деталей. К этому я давно привык и на иное не рассчитывал. Однако даже тех крох, что присутствовали в электронной копии её медицинской карты, было достаточно, чтобы уяснить простой факт — свою одержимость идеями защиты растений она отбрасывать и не думала.
  
  Отчасти это было печально, но в то же время — вполне ожидаемо. Насколько мне было известно, улучшение у неё наступит, но лишь через несколько лет, после долгой череды набивания шишек и шоковой терапии, обеспеченной многочисленными случаями, когда её жизнь висела на волоске. Так долго ждать я не собирался, тем более что в процессе становления на место мозгов она приобретёт ряд не слишком приятных черт характера, из которых полное отсутствие малейшего доверия к окружающим — далеко не самая сложная. Я же планировал изъять Памелу из Аркхэма и, для начала, обеспечить ей уход действительно профессиональных врачей, озабоченных именно излечением пациента, а не своими изысканиями. Кандидатуры уже были подобраны, оставалось лишь выбрать наименее болтливых, но это потом, сейчас требовалось посмотреть на саму девушку и составить личное мнение.
  
  Остров Нероуз, на котором располагалась лечебница, встретил меня редким освещением вдоль немногочисленных дорог и ночной тишиной. Охрана хоть и была, но даже без оптической маскировки вряд ли смогла бы заметить подлетающую на фоне чёрного неба фигуру. Ну разве что я бы продолжил сиять лампой накаливания и двигался со скоростью пешехода, но до подобного уровня, несмотря на обстановку психбольницы, я ещё не опустился.
  
  Проникнув внутрь здания через окно второго этажа, я сверился со схемой помещений и не торопясь направился к камере Ядовитого Плюща. Да-да, не палате, а именно камере, которые здесь полагались для всех опасных пациентов. Согласно данным из местной сети, содержалась Памела в каменном мешке на минус втором уровне лечебницы; окон на улицу нет, растений нет, на десятки метров вокруг — кирпич и бетон. В общем, самостоятельно ей сбежать пока возможности не представлялось.
  
  Путь прошёл спокойно, по ночному времени коридоры были пусты, основная часть персонала разъехалась по домам, а редкие охранники и камеры видеонаблюдения при всём желании не могли бы что-то разглядеть сквозь оптическую маскировку моей нейроброни. Не сказать чтобы система безопасности здесь вообще «мышей не ловила», но даже до какого-нибудь городского банка среднего звена тут пока было довольно далеко, чего уж говорить о противостоянии кому-то моего калибра? Пристанище Памелы я нашёл, призванную наблюдать за уже спящей девушкой камеру наблюдения закольцевал, после чего без всяких изысков сформировал кольцом в замочной скважине ключ и отпер дверь.
  
  — Кто здесь? — механический замок лязгнул и разбудил обитательницу камеры, которая тут же подскочила на койке и настороженно вгляделась в проём.
  
  Не спеша отвечать, я молча прошёл внутрь и вновь запер дверь, после чего созданный из света ключ благополучно рассеялся прямо в замочной скважине, а я осмотрел девушку. Темнота в помещении мне не мешала, как и то, что мисс Айсли рефлекторно натянула оделяло почти до самых глаз. Лёгкое усилие глазных мышц — и преграда исчезает, открывая мне невысокую девочку-подростка с бледно-зелёной кожей, одетую в больничную белую пижаму. Пышные насыщенно-рыжие волосы спускаются чуть ниже плеч, распахнутые в испуге глаза отливают зелёной радужкой, фигура ещё не избавилась от подростковой угловатости, а сердце учащённо колотилось, явно от непонимания происходящего.
  
  — Доброй ночи, Пэм, — отключаю маскировку и освещаю камеру кольцом, чтобы и девушка могла меня видеть. — Ведь именно так тебя называют друзья?
  
  — У меня нет друзей! — мгновенно ощетинилась зеленоглазая, ещё даже до того, как меня разглядела.
  
  — Да? Ну, значит, я буду первым, если ты, конечно, не против.
  
  — Ха?! А с чего бы? На доктора вы не похожи, или это какая-то очередная новая методика? Всё считаете, что меня нужно вылечить?! Только я здорова! Так что можете катиться со своими психологическими экспериментами туда, откуда вылезли! Я не собираюсь играть в ваши игры, что бы вы там себе ни планировали, наряжаясь в этот костюм! Кстати, костюм Бэтмена выглядит иначе, и он в маске ходит!
  
  — Я знаю, — растягиваю губы в улыбке, аккуратно касаясь разума собеседницы. Итак, что у нас здесь? Ага, понятно. Девочка спросонья решила, что ей хотят устроить шоковую терапию, ворвавшись ночью в палату в наряде отправившего её сюда народного мстителя, и… Дальше её фантазия ещё не успела развить версию, а то, что моя броня на костюм летучей мыши не похожа ни капли, списали на практически полное отсутствие чётких изображений Бэтмена в печати. — Я даже знаю, кто он такой и где его тайное убежище, но сейчас речь не о нём, а о тебе. Хочешь получить свободу?
  
  Мои слова вызвали секундный ступор, а потом Памела подозрительно осведомилась:
  
  — Это шутка?
  
  — Нет, я более чем серьёзен. Так что, ты желаешь выбраться из этого заведения?
  
  — А вы кто такой вообще? И чего вам надо?
  
  — Скажем так, у меня есть идея… Идея, как сделать этот мир лучше, — для меня. Впрочем, кому интересны столь малозначительные детали? — Но для её реализации мне нужны люди со способностями, такие как ты, которым небезразлична судьба Земли.
  
  — И почему я должна тебе верить? — ещё более подозрительно сощурилась Ядовитый Плющ, сама не заметив, как перешла на ты. А вот у неё внутри уже начал зреть план по моему подчинению. Персонал Аркхэма знал о способности девушки выдохнуть в лицо пыльцу, что мутила разум и превращала человека в послушного раба юной дриады, потому общались с ней на расстоянии или с респираторами на лице, но у меня на лице респиратора не было, и мы уже находились в одной закрытой комнате, так что она решила рискнуть.
  
  — Можешь этого не делать, но давай слегка подумаем — а что будет тогда?
  
  — И что же? — уже полностью успокоившаяся Памела призывно похлопала ресницами, чем меня весьма позабавила. Сама ещё совсем девчонка, а уже такие профессиональные женские трюки… Если бы ещё на задворках её мыслей не маячил возведённый в абсолют идол преклонения перед растительным миром, цены бы ей не было.
  
  — Предположим, ты не захочешь со мной общаться, и я уйду, а ты останешься в этой камере, что произойдёт тогда? — кольцом создаю за спиной структуру, принимающую вид кресла, и присаживаюсь. — Я расскажу. Для начала ты сбежишь из Аркхэма, с местной системой безопасности это несложно, ты справишься, — вновь улыбаюсь, подпирая щёку пальцами правой руки, — после чего устроишь в Готэме знатные безобразия, на весь мир демонстрируя свои способности. Ты не сможешь удержаться, ведь его ужасные жители душат твои любимые растения тротуарами и безжизненными каменными коробками, — есть отклик. Праведная злость, десятки образов-иллюстраций, воспоминания о чувстве родства со всеми растениями вокруг, гнев на тупое безмолвное большинство, которое ничего не способно понять… У неё действительно одержимость подобными идеями, и жизнь придорожного одуванчика воспринимается важнее жизни человека, способного его растоптать. Любопытно, судя по мелькающим в памяти образам, изначально это была обычная для подростка попытка найти форму самовыражения, этакий бунт против общества, подкреплённый вовремя подвернувшейся под руку литературой с призывами к защите природы и отсутствием родительского внимания, а вот после мутации начались сложности. Физические изменения, позволяющие действительно ощущать все растения вокруг практически как часть себя, вкупе со стрессом, предшествовавшим мутации, и пошедшим вразнос гормональным балансом, что видно по резким сменам настроения, привели к нынешнему результату. — А ещё ты захочешь отомстить Бэтмену и всем, кто был причастен к твоему здесь заключению, — опять попал. Ещё как захочет и в средствах не постесняется, даже не думая о последствиях. — И ожидаемо проиграешь, — ярость, отрицание. — Не веришь? А подумай хорошенько — даже если тебе несказанно повезёт и ты прикончишь летучую мышь, захватишь город и начнёшь победоносное шествие зелёного царства по миру, неужели ты думаешь, что власть имущие это так просто оставят? Сколько, по-твоему, нужно самолётов, забитых концентрированным гербицидом, чтобы превратить Готэм в безжизненную пустыню? — опять есть контакт. Этот аргумент девочка понимает, на собственном опыте испытала — если верить картинкам из памяти, Бэтмен при встрече на отраву не скупился, а потому опасность она осознаёт. — Не слишком много. А ведь есть ещё и другие люди со сверхспособностями, например, Супермен, которому все твои деревья не смогут сделать ничего, или Флеш, что вколет тебе транквилизатор быстрее, чем ты успеешь заметить его приближение. И это только герои, а ведь есть и ребята по другую сторону баррикад, и они-то точно не будут миндальничать, когда твои детки начнут ломать им налаженный бизнес. Так что ты проиграешь и опять окажешься здесь. В лучшем для тебя случае — благодаря Бэтмену и не успев поднять особого шума. Но тогда ты опять со временем сбежишь и опять ситуация повторится — ты мстишь и пытаешься выжить людей из города, тебя обезвреживают и сажают в тюрьму. Так случится несколько раз, а потом кто-нибудь серьёзный, из самых верхов, обратит на тебя внимание и решит использовать твои силы для собственных нужд. Тебя тихо и без шума изымут из Аркхэма и перевезут в закрытую лабораторию, где не будет добрых докторов, желающих тебя вылечить, но будет много проб крови, анализов тканей, операций и попыток исследовать твой организм. И в лучшем случае, ты сможешь рассчитывать на то, что твою психику окончательно доломают, превратив в послушную куклу на службе большого дяди, а в худшем — тебя ждёт смерть на операционном столе во время вивисекции. Нравится картина?
  Картина ей не нравилась, но в то же время она мне не поверила. Вернее, в полном соответствии с возрастом, отказывалась верить в то, что подобное может произойти непосредственно с ней. Разумом аргументы принимала, но душой на свой счёт не воспринимала. А потому начала действовать в соответствии с уже придуманным «хитрым» планом.
  
  — Ты недооцениваешь силу природы, — улыбнулась девочка и, ещё разок соблазнительно похлопав ресницами, подползла ближе ко мне.
  
  — Вот как? — решаю подыграть и сам подаюсь ближе, складывая руки домиком под подбородком, чтобы ей было проще. — И в чём это выражается?
  
  — В этом, — Айсли спустила ноги с кровати и плавно качнулась в мою сторону, где, не доставая каких-то пары десятков сантиметров до лица, выдохнула на меня полупрозрачное ароматное облачко пыльцы.
  
  Я глубоко вдохнул, но даже так не почувствовал ни малейшего дискомфорта. Организм даже не заметил «химической» атаки.
  
  — Боюсь тебя разочаровать, Пэм, но это именно то, о чём я говорю — в мире не только ты обладаешь сверхспособностями, — распахнутые в непритворном изумлении зелёные глаза стали мне наградой. — Бу! — активирую тепловое зрение, но не выпускаю лучи из глаз. Сам по себе трюк безобидный, но выглядит внушительно — глаза начинают сиять кроваво-красной дымкой, и если знать, что из себя представляет испепеляющий взгляд Супермена, данное зрелище само по себе может заставить испачкать штаны процентов 50 населения земного шара. А я ещё и слегка на её разум надавил, подстёгивая страх, так что прыжок спиной вперёд до упора в стену выдался на диво мастерским.
  
  — Что?.. Ты…
  
  — На меня это не действует, — улыбаюсь, убирая из глаз заряд. — Впрочем, давай вернёмся к главной теме нашего диалога. Хочешь ли ты покинуть эти стены?
  Впрочем, её испуг длился не очень долго — юный возраст и связанные с этим перегибы плюс гормональный хаос — воистину адская смесь. Страх быстро сменился чувством уязвлённого достоинства, а то переросло в злость.
  
  — Ну да, сверкать глазами, когда мы находимся в каменном мешке, ты можешь мастерски, но будь у меня хотя бы одно семечко — и мы бы посмотрели, кто на кого будет смотреть таким покровительственным взглядом!
  
  — М-да? Тогда как насчёт небольшого пари, любительница природы?
  
  — Пари? — настороженно.
  
  — Да. Сейчас я вытаскиваю тебя отсюда, и мы переносимся в… джунгли, где ты покажешь мне, что можешь. Возьмёт твоя — и ты получишь полную свободу и мой труп в качестве морального удовлетворения. Но если твои фокусы тебе не помогут и победа останется за мной… Ты станешь моей, целиком и полностью, — не забыть многозначительно улыбнуться. О, как её передёрнуло, а это негодование, ммм, прекрасно. Зато какое у неё будет облегчение, когда она поймёт, что я имел в виду службу, а не постельные утехи. Хотя через пару лет можно будет подумать и об этом.
  
  — Договорились, — хищно оскалилась девочка, уже представляя себе, как раздавит меня древесными ветвями.
  
  — Чудесно, — встаю с тут же истаявшего кресла и подаю мысленную команду броне. Воронка перехода вспыхнула у стены с характерным хлопком, и, не дожидаясь, пока Ядовитый Плющ переварит увиденное, я подхватил её конструкцией из жёлтого света и прошёл в портал.
  На другой стороне нас встретило чистое ночное небо, влажный воздух и наполненное звуками жизни зелёное море джунглей Амазонки.
  
  — Вокруг на сотни километров — лес с идеальной влажностью и питательной почвой, действуй, — отпускаю мисс Айсли на землю и, заложив руки за спину, встаю напротив неё. — Даю тебе фору в полчаса. Всё это время я буду стоять здесь и не стану пытаться тебе навредить.
  
  — Считаешь себя таким крутым? — спросила девушка неверяще-радостным голосом, уже присев на землю и трепетно проведя рукой по листьям тропического папоротника.
  
  — Поверь, мне не доставляет особого удовольствия эта ситуация, будто я — напыщенный павлин, получивший разжижение мозга на почве зашкаливающего чувства собственного величия, но тебе необходима наглядная демонстрация, а значит, я потерплю.
  
  — Ха-ха! — Ядовитый Плющ повернулась ко мне, и не думая скрывать на лице ликование. — Напыщенный павлин — это в точку! Но ты просчитался! Прощай! — руки рыжеволосой резко выпрямились в мою сторону — и окружающий лес мгновенно ожил.
  
  Десятки растущих буквально на глазах ветвей и лиан метнулись ко мне, стремясь смять и раздавить. Всего секунда — и меня сжало со всех сторон прочным деревом, но давление было несерьёзным — человеку бы, безусловно, переломало все кости, ну, а я ощутил лишь лёгкую тесноту. Тем не менее, снаружи полыхнуло торжеством, а мысли девушки, похоронив меня, сразу переключились на планы мести Готэму и способы туда добраться. Это меня не устраивало, так что пришлось пошевелиться.
  
  С хрустом и треском деревянный кокон начал рваться. Я не спешил, опасаясь, что при резком рывке шальные куски дерева могут просто пробить голову моей будущей садовнице, так что снаружи очухались до того, как последняя ветка упала на землю, и давление зелёного царства возобновилось.
  Так всё и пошло. Меня пытались раздавить. Без всякого успеха, так как против сопромата не попрёшь, и прочность дерева при всём желании не сопоставима с организмом, способным без последствий упасть на землю из верхних слоёв атмосферы или рвать голыми руками броневую сталь. Я же время от времени шевелился, когда чувствовал, что Памела решила, будто добилась успеха, заодно осторожно стимулируя в мыслях девушки страх, переплавляя его в панику и отчаяние. То, что она меня не видела, этому даже способствовало, так как люди всегда больше боятся неизвестности. И даже тот факт, что она могла легко предположить, что именно я делаю, благо древесные стволы трещали и рвались вполне показательно, ничего не менял, ведь собственных фантазий о том «как оно там» человек тоже боится больше, чем реально наблюдаемой картины, будь даже она на порядок ужасней, ведь с видимостью исчезает неизвестность. Вот и текли минуты за минутами, во время которых я всё больше ввинчивал свою волю в повреждённое сознание девочки-подростка, пользуясь завесой из страха, незаметно для неё выжигая возведённый растениям идол. Не весь, само собой, это было бы слишком опасно и грубо, а скрепы, удерживающие его пьедестал, плюс слегка стимулировал на активность воспоминания о жизни до начала «борьбы за защиту природы», поднимая самые приятные и оттеняя их налётом чувства потери.
  
  В общем, к моменту, когда полчаса истекли, её уже можно было отдавать в руки специалистов, пребывая практически в полной уверенности, что привести её в норму те смогут…
  
  То же время и место, Памела Айсли.
  Капля холодного пота стекла по виску девушки — пусть условия и были самыми благоприятными, но безостановочно направлять и изменять рост растений было тяжело даже при полной поддержке окружающей среды. Челов… существо в коконе из могучих ветвей заливало токсинами, насаживало на острые шипы, отравленная пыльца должна была давно вытеснить воздух как таковой, не то что забиться в лёгкие противника, но… ОНО всё ещё было живо! И это внушало ужас! Ощущение собственной беспомощности, словно у дерева под топором лесоруба. Нет! Она не может проиграть, ведь с ней вся сила Природы! И новая партия корней пытается разорвать врага. Цветы выпускают новую дозу токсинов — ещё более смертоносную, чем прежде, и…
  Два пылающих луча вырвались из глубины сросшихся стволов и за доли секунды буквально вскрыли завал из растений, который она создавала полчаса. Висевшая в воздухе пыльца взорвалась, но разгорающийся было огонь был погашен всего одним коротким выдохом, от которого веяло арктической стужей.
  
  — Время вышло, — донёсся из недр почерневших от копоти и подёрнувшихся инеем ветвей скучающий голос, а затем там разгорелось золотистое сияние, и окутанный им противник взмыл над землёй, направляясь в её сторону.
  
  — Иии, не подходи! — нервы не выдержали, и паника захватила девушку. Она начала пятиться спиной вперёд и… запнулась о корень, в результате чего плюхнулась на задницу. Единственное, что ей оставалось — это сжаться в комочек и зажмуриться — противопоставить этому чудовищу было действительно нечего.
  
  Прошла минута, но ничего так и не произошло. Сжавшаяся девушка осторожно приоткрыла один глаз, словно это помогло ей оставаться как можно более незаметной, и огляделась. Выдержавший все её атаки молодо выглядящий незнакомец стоял рядом и доброжелательно улыбался.
  
  — Итак, вы признаёте своё поражение, юная леди? — и вновь улыбка без капли агрессии или превосходства. Памела окончательно перестала что-либо понимать. Он же совсем недавно задвигал такие речи и вот сейчас… эээ… просто улыбался?
  
  — Д-да, — вспомнив, что она так опрометчиво поставила на кон, она вновь сжалась.
  
  — Ну вот и отлично, — незнакомец продолжал улыбаться, теперь девушке показалось, что он отчётливо веселится, — должность главного садовника в моём поместье давно тебя ждёт, — от удивления Пэм открыла рот.
  
  — С… Са-садовник? — это всё было предпринято только потому, что ему нужен был садовник??? — А… А как же те слова про улучшение мира?
  
  — Об этом мы поговорим позже, а пока тебе нужно восстановить силы, — за спиной так и не назвавшегося парня с громким «Бам!» раскрылась уже виденная белая воронка, и он чуть отступил, делая приглашающий жест.
  
  Она не знала, чего хочет больше — облегчённо вздохнуть от того, что с ней не собираются делать всего того, что она уже навоображала, или возмутиться, что её дарованные природой силы будут использоваться столь низменным образом. Но, посмотрев ещё раз на сожжённые и обломанные деревья, решила, что возмущаться всё-таки не стоит… а то мало ли.
  
  — Ааа… большое ли поместье?
  
  — Тебе хватит, — рассмеялся незнакомец, мягким движением помогая ей встать. — А дальше — посмотрим на твоё поведение…
  
  
Глава 5.
  
  — Значит, вы нашли выходы только на него? — я отложил досье в сторону и посмотрел на одного из моих помощников — очередной человек, что за лишний медяк продаст и мать родную. Но с нужными для меня связями, а его пристрастие к смене работодателя за лишнюю копейку очень хорошо лечилось парочкой имплантов и гипнопрограмм. Конечно, это несколько снизило его инициативность, но в заданных рамках он… функционировал вполне пригодно.
  
  — Да, босс, к сожалению, о местоположении других ничего неизвестно. Мы прорабатываем ещё несколько вариантов, но они либо имеют не устраивающие вас психические отклонения, либо недостаточно компетентны, — это он так вежливо назвал одержимых какой-либо идеей психопатов и криворуких дилетантов.
  
  — Что ж, организуйте нашу встречу и продолжайте прорабатывать остальных кандидатов.
  
  — Слушаюсь, босс, — «агент» откланялся, а я ещё раз прокрутил в голове план дальнейших действий.
  
  Для нормального и стабильного прикрытия мне нужны собственные хорошо обученные люди и исполнители. Причём достаточно инициативные, полностью лояльные и имеющие превосходные навыки. Под это описание неплохо подходили парадемоны, но их с людьми перепутать сложно даже в пьяном угаре, да и с творческим мышлением у них… негусто, мягко говоря. Такие «помощники» только привлекут ко мне ненужное внимание, но никак не решат проблем, не говоря уже о том, что с моими текущими ресурсами об их массовом производстве можно только мечтать. То же самое относилось и к клонированию — перспективных идей хватало, не хватало производственных мощностей. Земная техника соответствующей направленности годилась мне как деревянная соха в современное сельское хозяйство, то есть добиться нужного результата можно, но ценой таких усилий, а главное — времени, что гуманней сразу повеситься. И даже получи я вот прямо сейчас в единоличную собственность весь промышленный потенциал западного побережья США, уйдут годы, прежде чем удастся модернизировать его в должной степени для того, чтобы стало возможным производить нужное мне оборудование хотя бы на уровне предсерийных прототипов.
  
  Вероятно, можно было бы снять остроту проблемы, прибрав к рукам Крепость Одиночества Супермена, но, во-первых, кто же мне даст? А во-вторых, изучение криптонских технологий вполне могло отнять времени даже больше, чем выборочное подтягивание земной промышленности до уровня Апоколипса. Всё же криптонцы были одной из самых развитых рас изученной вселенной.
  
  Таким образом, простых решений проблемы не было, и приходилось работать по старинке.
  Люди, вроде Памелы, хороши в качестве вспомогательных сил. Даже после вправления на место мозгов их общество необходимо разбавлять психически устойчивыми индивидами, желательно с хорошим характером и развитым чувством ответственности за товарищей, чтобы было кому гасить неизбежные конфликты. К тому же их мало, и каждый требует индивидуального подхода, если я, конечно, хочу получить действительно хороший результат.
  
  Аналогично с вербовкой в «Корпус Эмроя» новых юных талантов и постепенным их воспитанием. Эти таланты не так просто найти и ещё сложнее их забрать. Например, прямо сейчас в Канзасе, на одной скромной ферме, изнывая от скуки, проживает одна симпатичная блондинка, на вид немногим старше Барбары. Девочка способная, перспективная, с хорошим характером и недурными навыками полёта в пижаме по ночам, но вот беда — её кузен, скромный журналист из Метрополиса, имеющий безобидное хобби «помогать людям в меру сил», вряд ли обрадуется, что какой-то подозрительный хмырь раскроет инкогнито его родственницы, да ещё потащит её в какие-то сомнительные организации. Это я про Кару Зор’Эл и Супермена, если что. Также я бы с огромным удовольствием навестил один скромный особняк в пригороде Дублина, где проживало известное в узких кругах семейство Затара. Пусть, на первый взгляд, громкое слово «семейство» не очень применимо к вдовцу, в одиночку содержащему ребёнка, но с учётом их родословной, включающей таких известных деятелей истории, как Леонардо да Винчи, Алессандро Калиостро, Николас Фламель и Нострадамус, — более чем заслуженное. Но и тут были проблемы. Во-первых, Джованни Затара после смерти жены от мира почти устранился, и чтобы попасть в его дом, нужно было преодолеть магическую защиту колоссальной сложности, к чему я сейчас был физически не готов. Во-вторых, он, как и Кларк Кент, не обрадуется мутной личности, предлагающей куда-то отдать дочь, да и сам на эту личность работать если и захочет, то с большим скрипом. Ну и в-третьих, по тем косвенным данным, что удалось найти, Затанне сейчас где-то от 8 до 10 лет, что в принципе не предполагает пользы от её вербовки ещё года три минимум. Ну и, соответственно, Джованни также неработоспособен, ибо должен заботиться о дочери.
  
  Ещё, из уже найденных и относительно доступных, были двое соискателей имени «Робин» при Бэтмене, но пока они мало что из себя представляли, к тому же один из них был ещё совсем ребёнком, и оба жили в полной гармонии с миром, ни о каком геройстве даже не задумываясь. Пусть у старшенького это скоро должно было измениться, сопровождаясь болью и кровью, но, в отличие от Брюса Уэйна, мне не нужны мстители, мне нужны таланты, а талант акробата… Не из тех, что мне интересны непременно в первую очередь, так скажем.
  
  В общем, всё это требовало времени и сил, обещая отдачу только после ключевых событий «на ближайшую пятилетку». И даже то, что я уже отправил пару Колец перспективным кандидатам, роли не играло — мне были нужны профессионалы: тренеры для моей небольшой армии, агенты, командиры и управляющие. Причём, что немаловажно, все эти личности должны быть с Земли — не хотелось бы привлечь внимание посторонних сил, вроде империи Рич или синдиката Спрон, а это более чем вероятно при массовой миграции выдающихся личностей с окрестных миров. К тому же искать кандидатов на маленьком голубом шарике, имея тотальное превосходство в техническом оснащении над местными, куда проще, чем искать их же на просторах огромной галактики, рискуя вляпаться в зону интересов кого-то из солидных игроков.
  
  И первая ласточка уже смотрела на меня с фотографии досье. Дэдшот… Он же Флойд Лоутон — личность почти легендарная — один из тройки лучших киллеров планеты. Активно соперничает с другой легендарной фигурой — Дэфстроуком, он же Слэйд Джозеф Уилсон, за первое место негласного рейтинга, но пока уступает. В основном, по причине разницы в опыте — Дэфстроук старше и дольше в бизнесе.
  
  По сути, искал я обоих, плюс ещё пару личностей с принципами — Спортсмастера и Чёрную Манту, но первым выходы нашли на Дэдшота. Впрочем, меня это более чем устраивало…
  
  — Сэр, — отвлекая меня от размышлений, в дверь кабинета деликатно просочился Брюс, — доктор Степлтон просит разрешения с вами поговорить насчёт мисс Айсли.
  
  — Что-то случилось? — закрываю папку.
  
  — Нет, сэр, как я понял, речь пойдёт о способах ускорить лечение.
  
  — Что ж, позови его и организуй нам чай.
  
  — Как прикажете, господин, — дворецкий поклонился и скрылся за дверью. Бумаги по наёмнику окутались светом и, взмыв в воздух, отправились в стенной сейф, я же встал из-за стола и прошёл к окну.
  
  Вид десятка величественных дубов, выращенных Памелой за пару дней, но выглядящих так, словно разменяли уже столетие, мне нравился. Вокруг поместья мне принадлежало порядка десяти гектар земли, и по моему настоянию девочка активно взялась за их озеленение, благо синтезированные на основе её генетической карты гормональные препараты позволили не опасаться, что она в любой момент сорвётся куда-то в город с целью покарать губителей экологии. Да и ход лечения пока обнадёживал…
  
  — Мистер Лэншер? — заглянул в кабинет сухонький джентльмен в чуть старомодном костюме. — Я вас не отвлекаю?
  
  Доктор Эндрю Степлтон не обладал внушительным списком научных регалий, всемирной известностью и выдающимся профессиональным честолюбием — обычный провинциальный врач, разменявший уже шестой десяток и выделяющийся лишь статистикой выздоровлений у пациентов, по которой я его и нашёл. Проверка также подтвердила, что работу свою он делать не только умеет, но и практикует не ради каких-то благ, известности и тому подобного, а просто потому, что «кто-то же должен этим заниматься». Редкий тип человека. Но всё ещё встречающийся, особенно если приложить должные усилия к поискам. Сам он меня беспокоил редко, в основном это я следил за ходом терапии и до сих пор был доволен.
  
  — Нисколько, доктор, проходите, — оборачиваюсь к гостю и указываю рукой на место у Т-образного стола, где не так давно сидел мой посредник с миром криминала. — О чём вы хотели поговорить?
  
  — О, я ненадолго, — покачал мужчина головой на мой жест. — А суть вопроса… Дело в моей пациентке. Как я вам уже говорил, её мания — это не столько психическое отклонение, сколько увлечённость идеей. Радикальность суждений и агрессия — следствие. Сейчас Памела сконцентрирована на всём растительном мире, и бороться против этого довольно сложно, хотя я делаю всё от меня зависящее. В связи с этим я хотел предложить попытаться переключить её на что-то конкретное, например, на заботу о действительно редких видах растений, стоящих на грани вымирания. В случае успеха мы локализуем её манию в безопасных для окружающих людей рамках, и сама девочка перестанет остро реагировать на каждый случай подстригания газонов, свидетелем которого невольно окажется.
  
  — Любопытная идея… — слегка усиливаю давление на разум собеседника, а то опытный врач-психиатр имел профессиональную привычку подмечать малейшие реакции собеседника, что при нашем общении приводило к тому, что он то и дело начинал замечать мою подростковую внешность, несмотря даже на фоновую телепатическую блокаду восприятия. — И что вам мешает?
  
  — Отсутствие тех самых редких растений, — Степлтон поморщился от укола боли в висках и, сняв очки, начал протирать стёкла платком из нагрудного кармана. — Памела не пойдёт на контакт, если я предложу ей заниматься мечтами о чём-то недоступном, на такое даже взрослые люди не пойдут, а моя пациентка ещё ребёнок, ей нужно иметь возможность самой потрогать и принять участие, а не только умозрительно представлять.
  
  — Что ж, я понял вашу мысль — от меня требуется достать саженцы и обеспечить условия, так?
  
  — Если вы считаете это для себя возможным, — врач водрузил очки обратно на нос. — Хотя я бы рекомендовал начать с посещения какого-нибудь ботанического сада с хорошей коллекцией или заповедника. Последнее ещё и может помочь справиться с её предвзятым отношением к людям.
  
  — Хорошо, поступим так: вы начинайте работать в этом направлении, а потом пусть Памела сама выберет, какой ботанический сад хочет посетить. С теплицами и саженцами решим по результатам, если всё пойдёт хорошо, я всё обеспечу, — к тому же, при правильной подаче, разведение и культивирование редких растений поднимет меня в глазах Зелёных и некоторой части мировой элиты, позволит получить дополнительные квоты на производство чего-то из тяжмаша, если потребуется, и вообще создаст реноме гуманиста, особенно если помимо зелени я ещё пару зоопарков «под шефство» возьму. Сейчас это не горит, но лет через пять может сильно пригодиться. А Айсли согласится, она и сейчас неровно дышит к редким травкам…
  
  Два дня спустя, арендованный особняк в пригороде Стар-Сити.
  — Я слышал, вы ищете Дэдшота? — передо мной возник высокий мужчина в каком-то спецкостюме. Лицо закрывала плотная маска, а на правом глазу чуть посверкивал визор.
  
  — Правильно слышали, уважаемый. Меня зовут Эрик Лэншер, и я хочу предложить вам работу, но сперва… — на стол перед человеком приземляется увесистый свёрток. — Здесь двадцать тысяч — награда за первую часть проверки, которую вы успешно прошли, проникнув в этот дом в обход систем охраны. Потом покажете моим людям, как вам это удалось, — если быть точным, то системы незваного гостя всё-таки засекли, но то, что он умудрился незамеченным пройти через внешний комплекс защиты, где уже была парочка игрушек с Апоколипса, говорит о моём визитёре самое лучшее. Что же до людей, то собственное охранное агентство я учредил ещё полгода назад, сам его услугами пользовался редко и больше для вида, но численность потихоньку наращивал. Очень потихоньку.
  
  — Хм, — мужчина не спешил брать свёрток, — довольно необычно. Никогда я ещё не получал денег, просто придя на встречу с потенциальным заказчиком.
  
  — Всё бывает в первый раз. Итак, я хочу нанять вас в качестве своего постоянного… сотрудника. Возможно, с элементами инструктора для некоторых моих людей.
  
  — Я не работаю нянькой, — покачал головой наёмник.
  
  — А я и не сказал, что вам придётся подтирать кому-то сопельки. Мне нужен профессионал для деликатных поручений, который порой будет давать… ну, назовём это мастер-классами.
  
  — Хм, — теперь он явно задумался. Жаль, мимику у него под маской нельзя подсмотреть, вернее, можно, но мои глаза в этом случае начнут испускать слабый белый свет, а это вряд ли будет спокойно встречено собеседником. Он же не испуганная девочка в камере Аркхэма, а матёрый головорез, так что реакция у него будет резкая, а к чему мне сейчас эксцессы?
  
  — Но сначала ещё одна небольшая проверка, — если досье не врёт, то этого человека интересуют не столько деньги, сколько вызов — интересная и трудная задача.
  
  — Я вас слушаю… Сэр, — добавил он после короткой паузы и взял деньги.
  
  — Пластик-мэн, он же Патрик О’Брайан. Мне нужна его жизнь. Метод — на ваше усмотрение. С меня — информация о последнем месте пребывания и полмиллиона. Срок — месяц.
  
  — Это будет непросто, — скорее для себя, нежели для меня сказал убийца.
  
  — Было бы просто — я бы нанял гопников из переулка. Ваш ответ?
  
  — Где его видели в последний раз?
  
  — Вот это уже деловой разговор, — улыбаюсь кончиками губ. — Присаживайтесь, беседа займёт некоторое время…
  
  Спустя час получивший необходимую информацию убийца покинул здание в сопровождении начальника охраны, которому по пути поведал о парочке дыр в периметре. Наверняка не всех, но на первый раз хватит. Если же он сможет уложиться в срок и уничтожить этого метаморфа, значит, он действительно стоит затраченных на него сил и времени и можно продолжить сотрудничество, если же нет… Что же, в списке далеко не один кандидат. А Пластик-мэн… У меня к нему претензий нет, так, лёгкая неприязнь, полученная при заочном знакомстве, зато как тренажёр для проверки способностей наёмника он почти что идеален — обычной пулей не убить, умеет хорошо прятаться, а на ближних и средних дистанциях весьма неприятный противник для человека, но в то же время ничего запредельного, как тот же Супермен, собой не представляет.
  
  Расслабившись в кресле, я усилием мысли (и небольшой помощью кольца) открыл минибар и налил себе на три пальца бренди. Пусть земляне — те ещё варвары, но кое-что в напитках они понимают…
  
  Семнадцать дней спустя, Джамп-Сити.
  Ожидание результатов найма могло бы показаться тягостным… Если бы духовно я был помоложе, а физически посвободней. Увы, многочисленные начинания требовали контроля и участия, один подбор специалистов для работы во Влатове отнимал раза в четыре больше времени, чем обработка Памелы, пригляд за Барбарой и мониторинг ситуации в геройской среде. Обнадёживало во всём этом два обстоятельства: первое — мне не нужно спать, второе — найти грамотного и готового честно работать управляющего порядка на два проще, чем хотя бы условно пригодного к вербовке метачеловека.
  
  С последними, к сожалению, перспектив пока не проглядывало вообще — одна половина, как на подбор, конченые психи, вторая — такие омерзительные ублюдки, что я бы их на парадемонов пустить побрезговал. Самое обидное, что среди засветившихся на данный момент фриков встречались вполне адекватные люди, но как раз они никакими особыми силами не обладали, полагаясь на трюки, технику и наглость, или же, как доктор Фриз, своей мутацией были мне категорически не интересны. Дошло до того, что я начал всерьёз рассматривать кандидатуру Лайвваер, она же — Лесли Уиллис, бывшая ведущая одного из молодёжных шоу Метрополиса, в результате несчастного случая с участием Супермена получившая способность управлять электричеством. Но если малышку Айсли обретение сил лишь подтолкнуло к радикализации уже устоявшихся идей, то Уиллис натуральным образом, как это говорится, сорвалась с нарезки на почве вседозволенности. Кал-Эл её, конечно, в чувство привёл, но мозги девушки уже были того… Неоперабельны. Из просто профессиональной заводилы, делающей карьеру, Лесли превратилась в конченую стерву, одержимую мечтой о мести Супермену. А поскольку стервозный характер, как и чисто женское желание отомстить мужику, психическим заболеванием всё-таки не является и, как ни прискорбно, медицинскому лечению не поддаётся, то с каждым годом «за решёткой» картина только усугублялась. На данный момент Лайвваер сидела уже два с половиной года, имея на счету один побег, и шумно сатанела — я видел записи из тюрьмы, и про шум ещё мягко сказано — дамочка была буйным «квартирантом». С большой буквы Буйным.
  
  Так вот, пару раз я уже ловил себя на мысли, что хорошая порка даже из обезьяны может сделать человека, а когда качественных кадров нет, работать надо с тем, что есть. Однако дальше мыслей это не заходило, являясь больше признаком подростковой нетерпеливости, всё-таки тело у меня биологически очень молодо, и это сказывается. Полагаю, проводи я большую часть своего времени не как сейчас — в общении с юристами, посредниками, разного рода состоявшимися специалистами и так далее, а крутясь в среде ровесников Барбары, и влияние организма на мышление и поступки ощущалось бы в разы больше. Гормоны… От них не избавлены ни криптонцы, ни новые боги, и это надо учитывать.
  
  Сегодняшний день мало отличался от предыдущих. Несколько собеседований, звонки агентов, внесение корректив в стратегию развития… Всё как всегда. Вообще, Джамп-Сити мне нравился — несмотря на размеры, тихий, спокойный город на побережье, никаких супергероев или злодеев, максимум — обычные бандиты, да и те не чета зубрам Метрополиса или Готэма. Идеальное место для совмещения благ цивилизации с тайной базой вдали от лишних глаз. Особенно если учитывать возможное будущее этого города.
  
  Я как раз заканчивал телефонный разговор с графом Орвальдом по поводу списка готовых выехать к нему специалистов и личности нанятого мной управляющего, как неожиданно Кольцо мигнуло, сигнализируя о принятии сообщения…
  
  Нью-Йорк, за несколько недель до этого.
  Джон Стюарт медленно брёл по пустынной улице, хотя какой ещё быть улице в неблагополучном районе в одиннадцать вечера? Немногие уцелевшие фонари давали минимум света, в тенях за пределами скудной освещённости мелькали какие-то силуэты, скорее всего, крысы, правда, звериного или человеческого происхождения — было непонятно, но… так ли велика разница между ними? Нарваться на неприятности Джон не боялся — мало кто из местных обитателей полезет на бедно одетого чернокожего мужчину под два метра ростом, да ещё и с шевронами морпеха США — прощальный подарок Дяди Сэма, помимо очень скромного выходного пособия. Сегодня ему в очередной раз отказали в устройстве на работу — «нет опыта», сказали они и плюнули на отличный диплом Университета Маршалла, льготы, положенные уволенным в запас солдатам, и несколько побед в архитектурных конкурсах. Как подозревал мужчина, дело было в цвете его кожи и отсутствии богатых родственников, что могли бы его устроить куда-нибудь по знакомству.
  
  Конечно, выход из ситуации был. Крепкий молодой человек, бывший морпех, да ещё и снайпер. Такая характеристика открывала довольно много дорог, но все они имели мало общего с понятием «законопослушность», а становиться хоть «элитным громилой», хоть наёмным убийцей Стюарт, при всей своей мизантропии, не хотел. Чего же он хотел? Точно ответить на этот вопрос не мог и он сам… Наверное, доказать всем, и в первую очередь — самому себе, что несмотря на то, что он негр из неблагополучной семьи, он может добиться чего-то большего, чем разбой в тёмных переулках или торговля крэком. Вот только денег у него осталось на месяц, от силы два, очень скромной жизни, и что делать дальше, если он так и не сможет найти работу, Джон не знал.
  
  Размеренный ход мыслей неудачливого архитектора прервал золотистый отблеск — видимо, что-то блестящее поймало свет от тусклого фонаря и отразило ему прямо в глаза.
  
  — Хм, что это у нас тут? — мужчина наклонился пониже и присмотрелся. На потрескавшемся асфальте, прямо на дороге, лежал массивный золотой перстень. Было довольно странно, что такая вещь могла оказаться в таком месте, но мужчина быстро выкинул подозрения из головы — мало ли как такое могло случиться, может, какая банда в ходе разбора трофеев и их делёжки обронила и не заметила? Или какой-нибудь богач, решивший поискать острых ощущений, обронил. Всякое случается. — Кажется, сегодня мне всё-таки улыбнулась удача, — подобрав оказавшееся неожиданно тяжёлым кольцо с земли, Джон засунул его в карман куртки. В официальном салоне его, конечно, никто не примет, но вот в ломбарде пару-другую сотен долларов он сможет получить. Или оставить его как талисман? Вдруг с этого колечка начнётся его белая полоса?
  
  Приподнявший своё настроение мужчина продолжил путь в маленькую квартирку в доме, стоящем между железнодорожной станцией и свалкой. Он ещё не подозревал, насколько был прав в своём предположении.
  
  Нью-Йорк, настоящее время.
  Джон вновь брёл вдоль пустой улицы, слегка покачиваясь на ходу. В руке была полупустая бутылка с каким-то пойлом, в голове было столь же пусто, как на проклятой улице. Провал. Очередной провал.
  
  — Там я управлял техникой стоимостью в миллионы долларов, а здесь не могу работать даже парковщиком, — процитировал он горькие слова своего тёзки. Может, ну его к чёрту, и смириться с судьбой? Обратиться к какому-нибудь торгашу крэком на предмет знакомства с нужными людьми, он не откажется помочь своему «бро», особенно за комиссионные, получить винтовку — да и дело с концом?
  
  Надежды на «белую полосу» так и не оправдались — ещё один месяц прошёл в бесплодных попытках устроиться хоть куда-то, уже не архитектором или дизайнером, но ведь его даже на стройку не брали — все те места уже были давно поделены между своими, и новичка-шабашника никто видеть не желал. Кольцо, с продажи которого он надеялся протянуть лишнюю неделю-другую, оказалось подделкой — пять баксов в базарный день, как сказал ломбардщик. Золото не может быть таким прочным, скорее всего, какая-то реплика из стали, может быть, с добавлением титана, судя по цвету. Дешёвая китайская поделка. Стюарт решил оставить его просто как памятный сувенир — отбракованное выброшенное кольцо к отбракованному выброшенному человеку. Символично.
  
  — Аааа, помогите! — разорвал ночную тишину женский крик. Ну вот, местные поймали какую-то забредшую куда не надо прохожую и сейчас популярно объяснят, насколько она была неправа, выбирая свой маршрут. Ей повезёт, если её просто ограбят. Джон поглубже натянул свою потрёпанную куртку с шевронами морпеха. Это. Не. Его. Проблема. Да и что он может сделать? Он — всего лишь человек, не Супермен, не Флэш и не Бэтмен. Это в комиксах и боевиках «хороший парень» может десятками раскидывать «плохих парней», ухмыляться, когда его бьют дубиной по голове, и острить, глядя на размахивающего ножом гопника. А в реальной жизни, будь ты хоть трижды морпех, для отправки на тот свет тебе вполне хватит одного удара ножом в бок или обрезком трубы по хребту. Тренировки? Навыки рукопашного боя? Бесполезны, если врагов больше одного-двух и у них есть хоть какой-то опыт. Тупо задавят массой. А там будет и нож в бок, и трубой по голове, и ещё что-нибудь столь же полезное для здоровья… — Нееет, пожалуйста!.. Не надо! — продолжала кричать жертва. Стюарт остановился и закрыл глаза. Что он может сделать, ведь в таких местах бандиты меньше чем втроём не ходят? Шансов нет. Послышались всхлипы и чей-то пьяный смех.
  
  — Джон, ты — тупой кретин, — он знал, что собирается совершить откровенную глупость, в конце концов, это дело полиции, им за это деньги платят, и немалые, но… Просто развернуться и уйти он не мог. В душе проступила некая мрачная решимость. Нет, нежелание лезть и страх никуда не делись — он чётко осознавал свои силы и чем может кончиться эта попытка погеройствовать, но также и знал, что если сейчас развернётся и уйдёт, вряд ли сможет потом спокойно посмотреть в зеркало. Впрочем, ломиться на крики, высунув язык, он тоже желанием не горел. Для начала, снял куртку и намотал её вокруг левой руки — не бог весть что, но блокировать удары дешёвого ножа или отвести в сторону дубинку вполне можно, ещё бы найти, чем усилить собственные удары. Взгляд остановился на выпавшем из кармана массивном перстне, что он весь этот месяц так и таскал. — Прочный, значит? Отлично, поработаешь сегодня кастетом, — больше времени терять было нельзя, и так он довольно долго провозился, решаясь. Подобрав кольцо с земли, Джон натянул его на средний палец правой руки. Странно, он уже пару раз пробовал, так, интереса ради, нацепить украшение, но ювелирное изделие казалось слишком большим и так и норовило соскользнуть, собственно, оттого он и таскал его в кармане, но сейчас кольцо село на палец так, словно делалось специально под Джона.
  Морпех, идя на крики и звуки пьяного угара, очень быстро вышел к разнузданной компании, зажавшей в углу молодую девушку в дорогой одежде. И какого чёрта эту дуру понесло в такое время в такое место? Приключений захотелось? Снайпер опытным взглядом окинул композицию. Пятеро, да ещё и так удачно стоят, эх, мне бы мою винтовку и по вон той лестнице на крышу, но… чего нет, того нет.
  
  Стараясь издавать как можно меньше шума, солдат подкрадывался к банде, явно уже насытившейся страхом и криками жертвы и решившей перейти к следующей части «банкета», что ж, сейчас они были сильно отвлечены, и лучшего момента для нападения сыскать было бы трудно. Окинув взглядом подворотню и убедившись, что рядом нет ни арматурины, ни битого кирпича, что можно было бы использовать в качестве оружия, мужчина пошёл в рукопашную.
  
  Резко рванувшись к ближайшему чёрному брату, Джон обрушил на его затылок свой кулак. В армии ему неплохо поставили удар, и отхвативший по голове грабитель осел там же, где стоял. На шум принялись оборачиваться его подельники, но, пользуясь их растерянностью, Стюарт успел как следует врезать ногой «по шарам» следующей жертве и добить согнувшегося противника очередным ударом по голове. На этом эффект неожиданности исчерпал себя, и на морпеха насела оставшаяся в сознании шпана, подбадривая себя матерными оборотами и угрозами по отношению к свалившемуся на их головы «герою».
  
  Нож, попытавшийся войти ему в живот, он принял на свёрнутую куртку, мимолётно отметив, что теперь ему не в чем будет ходить по улице, а за окном далеко не лето. Тело тем временем действовало почти само, на вбитых в учебке рефлексах — заломить и вывернуть руку с ножом, начавший верещать гопник очень быстро замолкает, получив пустой бутылкой по голове — Джон успел использовать заложника в качестве щита от атаки его приятеля. Освободить заваливающееся тело и пробить «двойку» в удивлённого бутылконосца также удалось без проблем, а вот дальше удача кончилась — последний из пятёрки уже полностью пришёл в себя, и в руках у него была алюминиевая бейсбольная бита…
  
  Отвлёкшийся на разборку с двумя противниками, Стюарт пропустил удар третьего — треск столкнувшихся с битой рёбер было слышно, наверное, даже на другом конце города. Грудь Джона прострелило болью, а двигаться стало куда сложнее.
  
  Под следующую атаку он подставил обмотанную руку, но удар был слишком силён — встретившись с битой, рука повисла плетью.
  
  — Ну всё, **: %:ц тебе, урод! — обратился к морпеху пришедший в себя после двойного удара в грудь гопник и подобрал валяющийся на земле нож. Новый удар битой отправил мужчину в нокдаун.
  Солдат пытался подняться — драться нужно до конца, но нога в тяжёлом ботинке, ударившая по уже сломанным рёбрам, заставила упасть обратно на растрескавшийся асфальт. Джон простонал и сплюнул вязкую слюну… не красная, значит, осколки рёбер легкие не задели… почему же тогда так больно? Сознание плыло, отмечая сыплющиеся на тело удары как-то мимоходом. Какая… глупая будет смерть… но… нужно двигаться… нужно… встать. Внезапно что-то изменилось. Золотая вспышка ударила по глазам, а начавшее было отключаться тело встрепенулось… И совершенно перестало болеть.
  
  — Джон Стюарт с планеты Земля… Добро пожаловать в Корпус Эмроя, — прозвучал в ушах чей-то гулкий голос. Тряхнув головой, стараясь прогнать залившее глаза жёлтое сияние, Джон поднялся на ноги.
  
  — Что за нах? — вежливо поинтересовался бандит.
  
  — Выброшенное кольцо для выброшенного человека… — Джон разглядывал сияющий перстень и покрывшую тело футуристическую броню чёрно-жёлтой расцветки. — Кажется, я поторопился с суждением… для нас обоих, — тут солдат поднял взгляд на бандитов и улыбнулся, разминая кулаки. — Но будем решать проблемы последовательно…
  
  
***
  
  — Значит, Джон Стюарт, да? — я сделал глоток бренди из стакана, продолжая разглядывать, как новоявленный Жёлтый Фонарь успокаивает девушку, выводя её из подворотни с пятью неподвижными телами. — Прекрасно…
  
  Когда я отправлял Кольца Хэлу Джордану и Джону Стюарту, на быстрый результат не рассчитывал, это была скорее игра за позиции против Зелёных Фонарей. Так уж получилось, спасибо предусмотрительности Синестро, что, помимо прочего, Жёлтые Кольца Силы скрывают своего владельца от методов поиска хозяев Оа, следовательно, ни одно Зелёное Кольцо не смогло бы их найти. Потерять же мои подарки ни Стюарт, ни Джордан не смогли бы чисто физически. Больше скажу, они сами не заметили, как стали таскать их в кармане, куда бы ни пошли — для столь скромного воздействия на разум даже моего участия не требовалось, лишь разовый тактильный контакт с металлом ободка.
  
  Идея была простой: минимум — лишить Зелёный Корпус сильных бойцов, максимум — получить их самому. Благо известная мне практика показывает, что сильный пользователь Кольца одной грани эмоционального спектра останется так же силён, перейдя на другую, так что успеха они обязаны были добиться. С учётом же характера, в отличие от Барбары, они точно не стали бы шифроваться от прессы, а значит, мой символ в скором времени имел все шансы получить весьма широкую известность на Земле.
  
  Само собой, всё это верно только в том случае, если бы они попали в ситуацию, позволяющую кольцо активировать. В обстоятельствах, когда ты можешь лишиться жизни и вдруг получаешь помощь, человек не будет задаваться вопросами на темы: «за что ему такое счастье?», «что он будет должен?», «в чём подвох?» и так далее, он будет рад спасению, а потом, распробовав силу, на эти вопросы махнёт рукой по принципу «всё равно уже назад не сдашь». Трюк простой, но действенный. Можно ещё и угрозу подстроить, но мне это было без надобности — не активируют Кольца — и ладно, всё равно необходимости конкретно в этих двоих я не испытывал, а Зелёный Корпус сильных бойцов в любом случае не получит.
  
  И вот судьба сказала своё веское слово, и Джон Стюарт всё-таки надел форму Фонаря, пусть и несколько другого окраса, нежели в известной мне истории. Хорошая новость…
  Справочник у него в Кольце есть, так что личная встреча пока не требуется. А вот навести о нём справки, не в первом приближении, а тщательно, — это другое дело. Если я правильно помню, он бывший военный, надо прозондировать почву, может, удастся аккуратно переманить его… да хотя бы в мою охранную фирму. Или лучше будет пригласить прямо, упирая на то, что любое дело, включая карьеру Героя, нужно делать основательно, а не разрываясь между долгом и необходимостью заработать на еду, в процессе шифруясь от начальства и получая втыки за опоздания? Хмм… Ладно, решу, когда узнаю о нём побольше.
  
  Кому бы поручить это дело?.. Впрочем, к чему сложности? Обычный частный детектив должен справиться с задачей узнать о его нынешней жизни за неделю. В Нью-Йорке их много — нанимай не хочу. А прошлое должно быть в военных архивах, начиная от аттестата в школе и заканчивая личностными характеристиками начальства и сослуживцев. Пошлю Брюса, пусть слегка развеется, а там посмотрим…
  
  
***
  
  Новость о смерти Пластик-мена пришла в вечер воскресенья, на третью неделю со дня принятия Дэдшотом заказа. В связи с тем, что по общепринятым на Земле нормам день был нерабочий, я посвящал его Памеле. Никакой романтики — в этом качестве она меня если и привлекала, то только в плане эстетического наслаждения красотой юности. Обычное создание доверительных отношений путём общения.
  
  Поездка Иви, как на английском языке звучало прозвище «Ядовитый Плющ», по местам боевой славы, точнее сказать, в какой-то помпезный ботанический сад Парижа с некой архиэпичной коллекцией кактусов (у меня были дела, и в подробности я не вникал), закончилась успешно, и вернувшаяся девушка сияла столь восторженно-предвкушающим взглядом, что строительство оранжереи рядом с основным зданием особняка закончилось спустя ровно сутки. Разумеется, строила не она и даже не бригада денежно мотивированных рабочих, а мои дроны, благо проработать столь простенький проект мог любой, даже самый примитивный, искусственный псевдоинтеллект, не то что Материнская Коробка.
  
  Как обычно приехавший утром из снимаемого в городе номера гостиницы Степлтон, конечно, удивился… Срокам. Но он и так считал меня богатым человеком.
  
  В общем, в этот вечер я зашёл в вотчину своей дриады, намереваясь немного отдохнуть среди зелени и понаблюдать за тем, как Пэм обживается. И первое, что сразу бросилось в глаза — это три крупных растения, чьим прообразом явно был кто-то из семейства мухоловок. Но привлекало не это, а ощущение в них слабого, примитивного и очень ограниченного, но разума. Немного покопавшись в памяти, удалось припомнить, что Ядовитый Плющ иногда использовала нечто подобное в роли сторожевых собачек.
  
  — Зачем ты их вырастила? — найдя взглядом увлечённо копающуюся в земле ещё пустой грядки девушку, указываю на растительных сторожей.
  
  — Для охраны, — проследив направление, буркнула Иви и продолжила шевелить грунт небольшим садовым совочком. — У тебя здесь совсем никакой охраны нет, один дворецкий и ещё пара роботов, и те в подвале. Для тебя это, может, и не важно, но я не хочу подвергать опасности моих малышек.
  
  — Ну как хочешь, — хотя территорию поместья защищают 64 автономных зенитно-артиллерийских платформы и два стационарных щита, теоретически способных около трёх минут сдерживать даже атакующего в полную силу Супермена, но ей об этом знать не нужно. Крепче спать будет, — только сделай так, чтобы они не нападали на гостей.
  
  — Само собой, я же не больная, что бы вы там с этим стариком себе ни думали, — опять пробурчали от земли сварливым тоном.
  
  — Тебе всё ещё не нравится доктор Эндрю? — улыбаюсь, подходя ближе. «Не нравится» тут было самым верным определением, негатива к врачу она не испытывала, всё же тот был хорошим специалистом и правильную манеру общения с пациентом подобрать умел, но и приязнью тут никакой не пахло — сказывалось общение с персоналом Аркхема и вызванное им стойкое предубеждение к разного рода докторам.
  
  — Нет. Поскорей бы он уже прекратил меня отвлекать по полдня.
  
  — Ты знаешь, от чего это зависит, — разглядываю куст чего-то похожего на алоэ, только трёх метров в высоту и чуть меньше в ширину*. Кажется, это один из тех саженцев, которые мы позаимствовали из Национального Леса Тонто в Аризоне. Я говорю «мы», потому как имел место синтез интересов — Памеле было мучительно больно ждать доставки купленных экземпляров, а мне не менее мучительно лень разбираться ещё и в тонкостях официальной покупки растений из заповедников и ботанических садов. А так как я мог открыть портал в любую точку галактики…
  
  — Я могу себя контролировать! — совочек с силой воткнулся в землю, и зеленоглазая девочка повернулась ко мне. — И не буду бросаться на прохожих!
  
  — Тем не менее перестройка твоего организма ещё не завершилась, — тоже поворачиваюсь к ней. — Насколько я могу судить, процесс остановится примерно через 17 месяцев, а пока твой гормональный фон будет непредсказуемо скакать со всеми вытекающими последствиями, — всё вышеперечисленное я узнал, изучив её генетическую структуру, о чём она, кстати, была осведомлена.
  
  — Ну я же пью твои таблетки и нормально себя чувствую! — негодующе вытянула вдоль тела руки со сжатыми кулачками, едва на цыпочки не становясь, чтобы визуально выглядеть выше. Получилось очень мило, но совсем не внушительно. — Даже фабрики, отравляющие окружающую среду, почти не хочу взорвать… — закончила она, чуть умерив накал эмоций.
  
  — «Почти» не считается, — улыбаюсь. — Тебе ещё в вуз поступать, а уж там ты точно всех поубиваешь, если сейчас не научишься себя контролировать без всяких таблеток.
  
  — Что? — удивлённо захлопала глазами Памела. — Зачем это? Я же преступница, меня ни один колледж не возьмёт! И зачем мне это?!
  
  — Насчёт преступности… — скептически окидываю её взглядом, а потом с намёком прохожусь им по крыше теплицы. В том мире, где деньги решают почти всё, проблемы новых документов в принципе стоять не может. Вот, начала понимать. Молодец. — А высшее образование тебе нужно. Повелитель растений, знающий о растениях только из школьного курса ботаники, звучит слишком грустно.
  
  — Я не только по школьному курсу знаю! — оскорбилась девочка в лучших чувствах. — Я сама многое читала!
  
  — Это не заменит профильного образования, — качаю головой. — Да и генетику тебе не помешает изучить. Те кустики, — киваю на мухоловки-мутанты, — очень перспективное направление, но ведь ты создала их почти интуитивно? — кивок. — Вот, значит, если будешь знать, что именно делать, то и результат станет в разы лучше.
  
  — Ладно… — Памела потупила взгляд, отпуская внутреннее напряжение. — Ты прав. Я буду… стараться, — последнее она произнесла через силу, буквально давя собственную гордость.
  
  — А я в тебе и не сомневался, — усмехаюсь, запустив руку в её волосы и чуть их взъерошив. Сказанное было чистой правдой, насколько я знал, в иных вариантах истории Ядовитый Плющ сама со временем занялась самообразованием, достигнув впечатляющих результатов, таких как, например, создание копий людей, обладающих всеми знаниями и навыками оригиналов, а также полноценно самостоятельных растительных организмов, способных думать, чувствовать и жить как люди.
  
  — Это… — сдавленно произнесла девочка, от моего прикосновения вспомнившая о нашем состязании в джунглях Амазонки, в результате чего сильно заробевшая, но не решающаяся скинуть мою руку, — хочешь посмотреть, как прижились Акалифа? ** — и такой умоляющий взгляд исподлобья.
  
  — Конечно, — убираю руку, почти слыша мысленный вздох облегчения.
  
  — Тогда это сюда, пошли…
  
  В следующие двадцать шесть минут мне, сперва робко, но с каждым словом всё более гордо, хвастались. С территорией под оранжерею я не жадничал, так что гулять здесь можно было долго, пусть пока большая часть площадей лишь готовилась к приёму произрастающих обитателей. А вот на двадцать седьмую минуту рассказ Памелы прервал вызов от Брюса.
  
  Дэдшот сработал технично — Пластик-мен отправился купаться в ёмкость с расплавленной сталью, в каком-то смысле повторив опыт персонажа из иной вселенной, тоже умеющего менять внешность***. Видеоотчёт процесса прилагался. Мерзопакостное, скажу я вам, зрелище…
  Для порядка проверив запись на предмет монтажа, оного я не обнаружил, и на указанный наёмником счёт отправился честно заслуженный гонорар, плюс возмещение расходов на операцию. Сам Лоутон пока всё ещё пребывал в Мамонт-Сити — небольшом городке-спутнике Нью-Йорка, где и закончил жизненный путь бывший мелкий бандит, ставший не менее мелким героем, Патрик О’Брайан. Однако уже через пару дней Флоид был готов встретиться и обсудить новый заказ, и подобный энтузиазм меня крайне радовал. Оставалось решить, на что конкретно его сориентировать…
  
  Разумеется, речь шла не о заказных убийствах конкурентов по бизнесу, с такой мелочью я и сам справлюсь абсолютно бесплатно, нет, Дэдшот был нужен как одна из акул теневого мира. Человек, обладающий связями, навыками и чётким пониманием, что и где искать, проще говоря — опытом, позволяющим добыть информацию, что недоступна к получению чисто техническими средствами, а также найти тех, кто отнюдь не желает быть найденным…
  
  — Итак… — откидываюсь на спинку кресла, мысленно отключая экран компьютера, где только что просматривал сообщение наёмника, — Ра’с аль Гул или Вандал Сэведж?.. — перевожу взгляд на окно, из которого пробивается бледный свет ночных фонарей.
  Или, для затравки, заказать ему убрать Аманду Уоллер? Ещё он может помочь в поисках Кента В. Нельсона, который более известен в качестве Доктора Фэйта… Столько нужных дел, и все хочется видеть решёнными ещё вчера… Сложно будет выбрать, но пара дней у меня есть.
  
  Примечания:
  *Аризона Агава. На момент 1984 года было приблизительно 100 экземпляров этого растения. Но Аризона Агава смогла преодолеть снижение своей популяции. Хотя только два вида до сих пор сохранились, оба расположены в Национальном Лесу Тонто, Аризона. Это редкое растение произрастает в горах Нью-Ривер и Сьерра-Анкас.
  
  **Акалифа вигинси (Acalypha wigginsii) — коренной «житель» крошечной части Галапагосских островов. Основными причинами сокращения популяции этих растений являются строительные работы и потеря среды обитания. По мнению Galapagos Conservation Trust (Британский благотворительный фонд), данный вид является критически приближенным к исчезновению.
  
  ***Думаю, все и сами догадались, но, для порядка, речь идёт о Т-1000 из фильма «Терминатор 2».
  
  
Глава 6.
  
  3 января 2007 года, частный особняк в пригороде Джамп-Сити.
  — Будешь? — открываю минибар и достаю пару бокалов.
  
  — Благодарю, сэр, но я не пью на работе, — как всегда сдержанно и основательно отозвался Лоутон. Вообще, его манера разговаривать напоминала что-то от дрессировщиков диких зверей — всегда ровная тональность голоса, чёткая дикция, спокойный, без малейшей спешки, темп изложения. Он не повышал голос и не делал специально пауз, но в то же время умел удивительно талантливо захватывать внимание собеседника.
  
  — Полезное качество, — отставляю один из бокалов, наливая во второй немного красного вина. — Было сложно?
  
  — Нет. Её даже не охраняли, — в эмоциях наёмника скользнуло лёгкое разочарование. Как же, потратил все рождественские праздники на подготовку, сбор информации о цели, вычисление маршрутов следования и удобного момента для удара, а в результате вместо сложной операции — скучное нажатие курка и одинокий выстрел. Даже уйти удалось без всякой спешки. Сплошное разочарование…
  
  На данный момент он выполнил для меня уже двенадцать дел, не считая Пластик-мэна. Пара конгрессменов, кое-кто из Генерального штаба, ещё человечек в аппарате президента и несколько деятелей спецслужб… Прямой выгоды от их смертей мне не было, как и косвенной. По крайней мере, из тех видов выгоды, что можно установить на данном этапе истории. По сути, эти люди даже между собой не были связаны, просто кто-то являлся излишне старательной креатурой Лутора, кто-то в будущем грозил затруднением реализации некоторых моих планов, кто-то мешал продвижению более удобных для меня лиц, а кто-то и вовсе был банальным дураком, зацикленным на доминировании США любыми средствами. В общем, личности, по разным причинам, неудобные. Вот и сейчас речь шла об одной такой неудобной персоне, чья деятельность и трудовой энтузиазм в будущем могли доставить проблемы.
  
  — Хочешь узнать, почему я послал тебя на такую мелочь? — озвучиваю очевидное, пригубив алую жидкость.
  
  — Мне было бы любопытно, сэр, — после нескольких месяцев сотрудничества маску при мне он уже не носил, позволяя лицезреть чуть смуглое лицо мужчины лет тридцати, с аккуратными усами, спускающимися к подбородку, и маленькой бородкой клинышком под нижней губой. Тем не менее, в девяноста процентах случаев эмоции на этом лице прочесть было не проще, чем по металлической маске.
  
  — Аманда Уоллер активно продвигала идею создания группы особого назначения для деликатных операций, где правительству США было бы вредно демонстрировать собственное участие, — возвращаюсь в своё кресло и достаю из ящика стола папку. — В принципе, ничего нового, кроме одной детали — эту группу предполагалось формировать из числа преступников, прежде всего наделённых особыми способностями или навыками, а чтобы избежать риска раскрытия, побега и прочего — вшивать им в тела бомбы с дистанционным подрывом. И всё бы ничего, но мне не понравился список предварительных кандидатов, — раскрыв папку на нужной странице, разворачиваю её к Флойду.
  
  Мужчина не стал заставлять упрашивать себя дважды и, взяв бумаги, вчитался в текст.
  
  — Кандидат номер 24: Дэдшот… — спустя несколько секунд зачитал он с листа. — Довольно неприятно, сэр, — а вот скепсиса не надо, документ подлинный.
  
  — Там есть не только твоё имя, если что. Или считаешь, что я стал бы платить четверть миллиона в надежде, что, увидев пару листиков, ты проникнешься ко мне жгучей благодарностью и бросишься на шею с криком «отец родной?» — отпиваю из бокала, с интересом разглядывая наёмника.
  
  — Вы заплатили миллион за босоногого придурка в женском купальнике. Я боюсь строить предположения, сэр, — впервые за весь разговор губы Лоутона растянулись в улыбке. Наглой. И довольной. Сострил, молодец.
  
  — О, первая шутка за полгода общения. Польщён.
  
  — Это была не шутка… сэр, — Дэдшот уже откровенно улыбался правой частью лица.
  
  — Вот как? — вскидываю бровь. — Тогда это был сильный аргумент.
  
  — Рад, что вам понравилось.
  
  Усмехнувшись приятной словесной игре, я сделал очередной глоток и достал ещё одну папку.
  
  — Что ты знаешь об организации, известной как «Лига убийц?» — Флойд мигом утратил весёлость и цепким взглядом окинул кожаный переплёт.
  
  — Предпочитают холодное оружие, но профессионалы. Работают преимущественно в Африке, на Ближнем Востоке и в Латинской Америке. Имеют дурную привычку ликвидировать своих провалившихся оперативников, вне зависимости от обстоятельств провала. Фанатики, делающие из работы культ.
  
  — Всё верно, — кладу папку на столешницу и подталкиваю к мужчине, — но дополню. Заказные убийства — не самоцель, а инструмент. В сути своей, Лига — религиозная секта, ставящая своей целью улучшение мира, как они это понимают. На данный момент их понимание выражено в двух ключевых идеях. Первая — улучшить и даже спасти мир можно лишь захватив власть над всем человечеством, после чего повести оное к процветанию. Вторая — спасти мир можно только уничтожив раковую опухоль планеты. Под столь высокопарным названием подразумевается человечество, и так как мы говорим о религиозной секте, не жди, что это вступает в противоречие с первым пунктом, — делаю очередной глоток, с внутренней улыбкой отмечая, что наёмник не спешит открывать документы до того, как полностью получит устный инструктаж. — Возглавляет Лигу человек по имени Ра’с аль Гул, он же и создал эту организацию. Личность Ра’с аль Гула довольно примечательна, прежде всего, он родился примерно шестьсот лет назад, на территории современного Египта. Отличный фехтовальщик, прекрасно разбирается в медицине и ряде прочих наук, владеет огромным опытом ведения военных действий, от средневековья до наших дней, превосходный тактик. Как минимум один раз уже пытался захватить власть в САСШ, но потерпел неудачу. Имеет несколько детей, из которых постоянно при себе держит только дочь. Именно он будет твоей следующей целью.
  
  — Как он прожил шестьсот лет? — вскинул левую бровь мужчина.
  
  — Обнаружил в Египте подземное озеро, чьи воды были способны возвращать людям молодость, исцелять раны и даже воскрешать из мёртвых, впрочем, это делалось не бесплатно — во время процесса человек испытывает адскую боль и может сойти с ума, кроме того, благотворно воды действуют далеко не на всех, большинство людей при попадании в них как раз умрут. Озеро он назвал «Источником Лазаря», а позже обнаружил такие же образования и в других частях планеты.
  
  — Простите, сэр, но это отдаёт какой-то магией…
  
  — Это и есть магия. Увы, не знаю, кто конкретно создал Источники Лазаря, возможно, кто-то из египетских богов до их гибели, но суть не в этом. Ра’с аль Гул безумен — многократное использование Источника не прошло для его разума бесследно, тем не менее он остаётся крайне умным и опытным противником, учитывай это, — чувствую уже готовый сорваться с губ наёмника вопрос. Мои пояснения наиболее интригующего пункта его явно не удовлетворили. Что ж, можно и дополнить. — Что же до магии… В Метрополисе живёт человек, стреляющий лазером из глаз, по Стар-Сити бегает парень со скоростью в несколько махов, моя садовница может вырастить вековой лес щелчком пальцев, а всего два года назад на Землю вторгалась инопланетная цивилизация. Тебя правда смущает существование магии на этом фоне?
  
  — Я бы не стал использовать слово «смущение»… — выдержав небольшую паузу, признал Лоутон. По его поверхностным мыслям было сложно понять, что именно послужило главным аргументом: вторжение Дарксайда, упоминание супергероев или апелляция к Памеле, про силы которой я ему до этого момента не говорил, но он, не будь дилетантом, и сам всё прекрасно выяснил ещё перед первым официальным визитом в данное поместье. Целую неделю тогда по округе ползал, пока не счёл, что собрал про меня всё. И если Супермен и Флэш для наёмника были скорее картинками с телеэкрана, то Айсли он своими глазами видел, а это многое меняет в восприятии. — Меня скорее интригуют обстоятельства получения информации.
  
  — Ожидал очередного скучного дела? — озвучиваю очевидное. Нельзя сказать, что все мои заказы после О’Брайана были лёгкими, кое у кого вопрос личной безопасности был поставлен весьма на уровне, и всё же ничего действительно эксклюзивного в плане интереса там не было, а Флойд и правда оказался своего рода гурманом.
  
  — Можно сказать и так, сэр. Не то чтобы до меня не доходили слухи… — фраза повисла в воздухе. Существование магов и прочих паранормальных существ в этом мире ещё не получило широкой огласки. Для большей части земного шара и металюди оставались диковинкой, да и мало кто в принципе понимал разницу между обладателями неких сверхсил. Тем не менее, было бы странно, если бы специалист уровня Дэдшота вообще не слышал о данной теме. Мог не сталкиваться лично, но не слышать совсем — увольте.
  
  — Понимаю, — вновь наполняю опустевший бокал и делаю глоток. — Основные моменты ты найдёшь в папке, — наёмник едва заметно кивнул. — Помимо ликвидации Ра’с аль Гула тебе предстоит собрать всю возможную информацию о Лиге Убийц и её сателлитах, более чем вероятно, что их придётся зачищать. Время работы и оперативные расходы на твоё усмотрение.
  
  — Размер гонорара? — лаконично уточнил Лоутон, уже читая подготовленные документы. Если судить по эмоциям, спрашивал он это исключительно приличия для.
  
  — Пять миллионов тебя устроят?
  
  — Много денег не бывает, сэр, — Дэдшот опять ухмыльнулся, на миг сверкнув довольным взглядом над верхним краем бумаг, — бывает маленькая тара.
  
  — Хороший тост, — улыбнулся в ответ я, касаясь губами вина…
  
  
***
  
  Проводив гостя взглядом из окна, я вернулся к столу, смакуя странное чувство. Было что-то нелепое в образе одного из лучших киллеров планеты за рулём неброской, взятой напрокат машины. Своей в Джамп-Сити Флойд, ясное дело, не покупал, да и фирмы, сдающие автотранспорт в аренду, пока ни разу не повторил, и всё же… Пусть я видел это далеко не первый раз, но ощущение некой неправильности в картине никуда не пропадало. Ему бы из командирского танка Апоколипса вылезать, вот где была бы полная аутентичность и гармония лиц. Хотя… Не так уж много ждать осталось, может, ещё покатается. И даже не один…
  
  Перед глазами промелькнули кадры разговора со Спортсмастером. Общался с ним, правда, уже не я, а посредник, я видел только видеозапись, но в целом, впечатление сложилось хорошее. Не настолько, чтобы сразу идти на контакт лично, всё же, на данный момент времени, Дэдшот меня более чем устраивал, а Лоуренс Крок даже по самым оптимистичным прогнозам не того полёта птица, что называется «и труба пониже, и дым пожиже», но присмотреться можно. А если он ещё и проверку пройдёт, прикончив Джокера, тогда можно будет и поговорить. В любом случае, у него как раз должны подрастать две очаровательные дочки с широким спектром талантов, и присмотреть за Спортсмастером стоит уже хотя бы затем, чтобы узнать, где они живут. Старшенькая там как раз скоро должна уйти в самостоятельное плаванье, и перехватить её в этот момент было бы полезно.
  Кстати, как бы такими темпами устранение самых одиозных личностей с обеих сторон героических баррикад не превратилась в добрую традицию Корпуса моего имени, этакий экзамен на профпригодность. По Пластик-мэну никто особо не плакал, и очень сомневаюсь, что будут плакать по Джокеру, но сам факт такого, хмм, поддержания равновесия сторон выглядит довольно ироничным. С другой стороны, цензуру не на пустом месте придумали, и должен же хоть кто-то этим заниматься?..
  Откинувшись на спинку кресла, пробегаюсь взглядом по столешнице, задерживая его на дисплее часов, а если быть совсем точным — на календарной дате, отражающейся рядом с временем.
  Через три дня надо быть во Влатове — по случаю Рождества планируются несколько мероприятий, что стоило бы посетить. Да и Орвальда лично поблагодарить за помощь с приглашениями не мешает, зачем обижать хорошего человека невниманием? Тем более пользы от него действительно много, да и просто пообщаться будет приятно. Жаль, сами празднества наверняка окажутся той ещё тягомотиной, но надо. Некоторые знакомства без лишних вопросов и внимания я только там и смогу завести, главное — перетерпеть общество нескольких сотен напыщенных дегенератов и убедительно сыграть такого же. Хорошо Барбаре и Памеле, обе с головой закопались в любимые увлечения и даже наступление нового года не очень заметили. Эх, молодость, как ты чудесна…
  
  Кстати о молодых да ранних, надо бы, пока есть время, уточнить по вузам и наконец решить, куда лучше пристроить моих подопечных. Как нынешних, так и будущих, причём учитывая, что кое у кого может быть крайне выразительная внешность, может, ещё придётся преподавательский состав менять или программу корректировать… Где бы на всё ещё часов пятьдесят в сутках найти?
  Смех смехом, но это и правда какая-то насмешка вселенной, что, имея сверхскорость, я вынужден 90% организационной работы вести в темпе обычных людей просто потому, что все, с кем нужно общаться, что-то согласовывать или уточнять, сверхскорости не имеют. Включая средства связи и информационные системы.
  
  Ирония ситуации просто убивает…
  
  Готэм. Пещера Бэтмена.
  — Присматриваете себе спутницу на вечер? — невозмутимо осведомился Альфред, спускаясь по лестнице с подносом. — Или партнёра для турнира по гольфу? — дополнил дворецкий, увидев, что фотография рыжеволосой девушки на экране сменилась двумя кадрами с изображениями мужчин. Крепко сложенного чернокожего в некой униформе чёрно-золотой раскраски и юноши лет 25 в почти таком же костюме, только с зелёным вместо жёлтого. Лица обоих на изображении были размыты, хотя можно было заметить, что на втором было что-то вроде полумаски.
  
  — Эти кольца работают на неизвестных земной науке принципах, — не отрываясь от экрана, отозвался Бэтмен. — По сравнению с ними даже трофеи, оставшиеся от вторжения, выглядят каменным топором неандертальцев.
  
  — Однако незаметно, чтобы юная мисс Гордон испытывала какие-то сложности с управлением, — заметил пожилой мужчина, начав выкладывать блюда на рабочий стол своего воспитанника.
  
  — Это меня и беспокоит, — Брюс Уэйн подпёр подбородок рукой. — Кто мог дать такое оружие в руки пятнадцатилетней девочке? Какие у них цели? Что означает отличие униформы и гербов? Будут ли новые кольценосцы? И если да, то как много?
  
  — Простите мои сомнения, сэр, но разве все они не играют в нашей сборной?
  
  — Это не игра, Альфред. Некто раздаёт людям оружие с огромным военным потенциалом. Некто из-за пределов Земли. Так же действовал Дарксайд с Интербандой перед вторжением. То, что сейчас это оружие попало в руки тех, кто использует его во благо, может быть отвлекающим манёвром или подготовкой к экспансии. Бескровное завоевание — тоже завоевание. У нас три случая за неполные полгода, это только те, о которых мы знаем, а сколько мы могли пропустить?
  
  — Может быть, вам стоит поговорить с мисс Гордон? — дворецкий спрятал поднос подмышку. — Вряд ли она откажется поделиться информацией со своим кумиром.
  Лёгкая подколка возымела действие, и хозяин пещеры недовольно покосился на своего друга и самого верного помощника.
  
  — Сомневаюсь… — всё же ответил Уэйн, вернув руки к клавиатуре и начав по очередному кругу перебирать все собранные факты о действиях троих носителей колец.
  
  — В том, что она что-то знает, что-то скажет, или что вы всё ещё её кумир? — уловив знакомые нотки, предположил достойный сын фамилии Пенниуорт.
  
  — Во всём, — лаконично подтвердил его воспитанник.
  
  — Разве практика — не критерий истины?
  
  — За ней могут следить. Уже то, что именно она получила одно из этих колец, заставляет насторожиться. Если я сейчас выйду с ней на связь и начну задавать вопросы, то скорее всего попаду под удар.
  
  — Раньше вас это не останавливало. Не то чтобы я осуждал проснувшийся в вас инстинкт самосохранения, мастер Брюс…
  
  — Раньше я не находился в ситуациях, когда мой противник несоизмеримо сильнее меня, а я не обладаю ни малейшей информацией даже о его природе, — привычно проигнорировал ворчание друга Бэтмен.
  
  — А я было решил обрадоваться, что кто-то на небесах ответил на мои молитвы, — ювелирно отмеряя интонацию, возвёл глаза к потолку дворецкий. — Не обращайте внимания, сэр. Лучше подкрепитесь, пока не остыло… — продолжение «ну или пока вы опять не побежите в очередной раз пытаться свернуть себе шею» повисло в воздухе.
  
  — Спасибо, Альфред.
  
  Поздний ужин, или же ранний завтрак, это смотря с какой стороны посмотреть, был прерван звуком тревожного сообщения и всплывшей на главном экране иконкой.
  
  — Хорошо, что вы успели доесть курицу, мастер Брюс, после разогрева она уже не та, — философски заметил человек, благодаря которому Бэтмен до сих пор не умер с голоду, забыв, что организму нужно не только обливаться потом в спортзале и получать травмы разной степени тяжести.
  
  — Кто-то взломал полицейский архив, — не обращая внимания на остатки пюре, констатировал Уэйн, уже изучая пришедшие материалы. — Родную сигнализацию здания он обошёл, сработал только мой контур. Я выезжаю.
  
  Единым движением покинув кресло, мужчина в костюме летучей мыши быстро направился к стоянке своей машины.
  
  — Приятной дороги, сэр. Надеюсь, вы вернётесь одним куском, — донеслось ему в спину невозмутимым голосом Альфреда…
  
  То же время, квартира семьи Гордон.
  — Пааап! Ну мы же собирались сегодня вместе посмотреть фильм! Я специально через полгорода тащилась, чтобы взять его напрокат! — удерживая трубку только щекой и плечом, недовольно протянула девушка с рыжим хвостом на затылке, не переставая помешивать тесто в миске.
  
  — Прости, дорогая, — устало донеслось с той стороны. — Соседи подкинули работы. Боюсь, сегодня не получится.
  
  — Ну я уже почти испекла печенье! — прочувствованно воскликнула Барбара, едва не уронив миску, а вслед за ней и телефон. — Или пирог, я ещё не решила, — закончила она уже тоном ниже, в последний момент поймав равновесие и ничего не разбив.
  
  — Съешь сама, — сидящий в своём кабинете Джим Гордон помассировал глаза свободной рукой. — А лучше — ложись спать, уже поздно.
  
  — Скажешь тоже, если я всё съем, я потолстею! — небрежно проигнорировала школьница упоминание времени.
  
  — Тебе бы не помешало, а то одна кожа да кости, — вполголоса проворчал комиссар, не к месту вспоминая свои отцовские переживания насчёт «слишком уж худого» ребёнка. Спорт и гимнастика — это, конечно, хорошо, но в сердце мужчины временами теплились подозрения, что возможность без труда пересчитать рёбра на боках его девочки даже сквозь футболку — это немного неправильно.
  
  — Что? — подозрительно осведомилась гимнастка.
  
  — Я говорю: обязательно попробую твой пирог завтра, сразу как вернусь с работы, — мигом поправился отец-одиночка.
  
  — Ну пааап! — опять включила просительный тон школьница. — Может, ты всё-таки сможешь освободиться пораньше? Я хороший фильм выбрала, правда! Его даже Зеллос похвалил в своём блоге, а он умудрился смешать с грязью даже вторую часть «Команды М!»
  
  — Прости, дорогая, никак, — вздохнул Джим, даже не пытаясь узнать, о ком идёт речь и почему смешение с грязью одного из самых кассовых фильмов прошлого года — это хороший показатель. Некоторые вещи в его возрасте лучше не знать.
  
  — Эх, — рыжая удручённо вздохнула, поняв, что в этот раз всё действительно серьёзно. — Ладно, папочка, тарелка будет ждать тебя на столе. Не загоняй себя там! Люблю!
  
  — Я тоже тебя люблю, Барбара. Спокойной ночи.
  
  — Спокойной ночи, пап, — в трубке послышались гудки, и юная героиня с досадой отложила свой кулинарный эксперимент, чтобы взять телефон в руку. — Ну вот, а я два таких рецепта нашла…
  Взгляд девушки наткнулся на венчающее средний палец жёлтое кольцо. В памяти тут же всплыл вид мощной фигуры в тяжёлом плаще с золотой подкладкой. Кухню огласил тоскливый вздох.
  
  — Пригласить бы сюда твоего создателя, — руки гимнастки вернулись к делу перемешивания теста, — только делать ему нечего, как в час ночи бегать по гостям. Я, конечно, тоже хороша, кто же в час ночи готовит печенье? Но первого тезиса это не отменяет, не говоря уже о том, насколько глупо я буду выглядеть, связавшись с ним со словами «привет, не хочешь посмотреть кино на диване? У меня как раз папа задержался на работе до утра». Что ни говори, Рэд, а с такими заявками быть тебе в его глазах последней дурой, а не на романтический вечер при свечах рассчитывать…
  
  Негромкое и не слишком осознанное бурчание себе под нос прервал перстень. Во время прошлой встречи Эмрой много рассказал про возможности этой вещи. Особенно… ну, чуть больше, чем все остальные стрррашно интересные темы, Барбару заинтересовал раздел взаимодействия с эмоциями окружающих. Питалось кольцо страхом и другие чувства плохо воспринимало, но страх ведь бывает разным, от ужаса перед смотрящим в лицо пистолетом до совершенно неосознанного опасения наступить в грязь во время прогулки. Осваивать всё это было сложно, хотя что именно нужно делать, чтобы через перстень научиться чувствовать чужие страхи и понимать их суть, глава Корпуса ей показал, и это умение ей даже успело несколько раз помочь, но всё равно было тяжело. Однако, пусть и не раскрыв всего потенциала своего оружия, одну вещь Бэтгёрл освоить успела, а конкретно — настроить кольцо так, чтобы оно отслеживало состояние комиссара Гордона, подавая тревожный сигнал, как только его эмоциональная волна окрасится в определённые цвета. И сейчас перстень сигнализировал, что её отец испытывает опасения за свою жизнь.
  
  — Чёрт… — выдохнула школьница, осознав информацию.
  Под яркую жёлтую вспышку, озарившую кухню, миска с тестом глухо упала на столешницу, испачкав ту парой выплеснувшихся брызг, но это уже никого в квартире не волновало…
  
  Некое полутёмное помещение.
  — Спокойно, папаша, не будешь дёргаться — и мы расстанемся даже без синяков. Ну почти, — высокий мускулистый мужчина в полувоенной амуниции и шлеме, стилизованном под хоккейную маску, дружелюбно похлопал комиссара Гордона по плечу и спустя мгновение ловко снял с его глаз очки. — И это нам тоже не понадобится, ведь правда? — стекло тихо звякнуло, упав на пол, а на лицо полицейского легла клейкая полоска, отрезая всякое визуальное восприятие.
  
  Джим предпочёл промолчать. Хотя особого выбора у него не было — рот уже был намертво стиснут скотчем, как, к слову, и руки с ногами, так что кроме невнятного мычания он бы всё равно не смог ничего высказать. Да и не пристало стражу правопорядка жаловаться на такие вещи, как ноющее после ударов тело и невежливое отношение преступников. К тому же в последнем неизвестный и так проявлял куда больший такт, чем многие, не к ночи помянутые, знакомые Гордона. Смущала комиссара лишь сама ситуация, когда из него вышибли дух и связали в собственном полицейском участке, и не при разговоре с каким-нибудь отморозком в КПЗ, что ещё можно было бы хоть как-то понять, а при совершенно мирной попытке свериться с парой старых дел. Позорней могло бы получиться только при посещении туалета.
  
  «Надеюсь, Барбара не узнает…» — вяло шевельнулась фаталистическая мысль.
  
  Меж тем, неизвестный уже вернулся к своим делам, и до ушей комиссара донёсся шелест бумаги и сдвигание предметов. По всей видимости, бандит искал что-то в архиве. Последние годы, конечно, набирал обороты массовый переход на электронные носители, но дел у полиции одного из самых неспокойных городов страны было много, а людей, напротив, всегда не хватало, так что бумажный архив грозил перейти в наследство не только сменщикам нынешнего комиссара, но и их последователям, при том без всякой гарантии уменьшения. Да и специфика работы вынуждала относиться к реальным документам с особым пиететом. Но что могло быть нужно налётчику среди старых дел и отчётов?
  
  Мысли мужчины прервал резкий грохот и звуки быстрых ударов. Одна из полок рухнула, заставив пол под комиссаром слегка подпрыгнуть.
  
  — Спортсмастер… — раздался до боли знакомый голос Бэтмена из другого конца помещения. — Заблудился в моём городе?
  
  — Не помню, чтобы летучих мышей начали избирать в мэры, — с усмешкой ответил бандит с другой стороны. Впрочем, Гордон был достаточно опытен, чтобы различить в его голосе тщательно скрытое напряжение.
  
  — Зачем ты пришёл?
  
  — Ты же не думаешь, что я отвечу? — голоса сместились, но почему-то не пытались возобновить драку, из чего Джим с малоприятным чувством сделал вывод о наличии у этого… Спортсмастера каких-то веских аргументов. А поскольку банальным пистолетом Бэтмена было не испугать, то речь шла о чём-то более опасном.
  
  — Тебе не уйти, скоро здесь будет полиция.
  
  — О да-а, я просто в панике, даже пальцы трясутся, — не повышая голоса передразнил преступник. На пол что-то упало… — Упс, вот видишь, — издевательски закончил тот и куда-то побежал, громко стуча ботинками.
  
  Дальнейшее заглушил мощный толчок в плечо и грохот взрыва…
  
  Спортсмастер, несколько минут спустя.
  Наёмник спрыгнул на асфальт и не теряя времени метнулся в тёмный переулок. Позади уже завывала сирена, и над крышами занималось зарево пожара, к которому в скором времени соберётся куча зевак, но уже сейчас он отвлекал внимание полиции от одинокой фигуры, быстро увеличивающей расстояние между собой и местом преступления.
  
  Лоуренс Крок раздражённо скривился под маской. Он с самого начала чувствовал, что с этим заказом будут неприятности. Мало того, что сама цель была из ряда вон — чиновника, бизнесмена и даже солидного преступного авторитета он бы понял — работа привычная, но психованный клоун вызывал настороженность уже своей рожей. Правда, Джокер тоже ходил у местных в авторитете, но его репутация могла заставить наёмника только презрительно сплюнуть. Но ведь мало того, что надо прикончить какого-то недоваренного метапридурка, ещё и работать предстоит в Готэме!
  
  С одной стороны, криминальная столица США открывала многие дороги тому, кто знает, где искать, но с другой — здесь был Бэтмен!
  
  Проклятая летучая мышь полностью оправдала все самые худшие и, прямо скажем, фантастически нереальные ожидания! Ну какова вероятность, что во всём многомиллионном городе этот чудик выйдет именно на него? На второй день после приезда?! И ведь даже сделать ничего такого не успел! Подумаешь, стукнул слегка какого-то дохлика, невовремя решившего зайти за ночным чтивом, первый раз, что ли? Но не прошло и минуты, как появился Бэтс! Тут волей-неволей поверишь во всю ту мистическую чушь, что ему приписывают!
  
  И бойцом он оказался неприятно сильным. Вывернуться удалось с большим трудом, и это ему — мастеру десятка единоборств! Но за короткие секунды схватки Лоуренс успел чётко осознать — тут противник явно не его уровня. Такого массой не задавишь, и на скорости подходить — дохлый номер. В силовом противостоянии ещё чего-то можно добиться, но больно уж тот вёрткий — восточная школа, причём хорошая.
  
  И вот теперь приходилось уносить ноги, судорожно обдумывая, как теперь будет выполнять заказ с этаким хвостом за спиной. За двое суток город изучить невозможно, и у Бэтмена явное преимущество, так что долго прятаться не получится. Обращаться за помощью к местным боссам тоже нельзя — это будет позор на всю жизнь, его перестанут уважать! Оставался грубый вариант — кончить Джокера на наглости, пока есть фора, рвануть к его базе и пристрелить психа. Место, где тот обитал, Крок, к счастью, уже знал, и даже примерное число шестёрок на подхвате у клоуна, но… Рискованно. Без полной информации о личности, которую он надеялся добыть в здании комиссариата, наивно полагая это самой простой частью операции, можно пропустить кучу ловушек, путей отхода цели или ещё какой гадости. Но бросать заказ нельзя! Он — Спортсмастер! Он всегда выполняет работу, за которую берётся, или делает всё, чтобы её выполнить, а не бежит, как истеричка, от тени плаща очередного геройчика!
  
  Значит, придётся рискнуть. Что ж… Он найдёт, чем удивить местную шпану, и получит свои заслуженные деньги.
  
  Добравшись до припаркованной в неприметном переулке машины, мужчина уже хотел было запрыгнуть внутрь, как сверху на него упал столб света.
  
  — Далеко собрался, спортсмен? — раздался сверху насмешливый девичий голос.
  
  Наёмник поднял взгляд. Его окружала плотная стена какого-то силового поля, а тремя метрами выше висела в воздухе какая-то девчонка не старше его младшенькой. Поправка — девчонка в женском варианте костюма Бэтмена с ярким изображением золотистой летучей мыши на груди.
  В этот момент Лоуренс окончательно понял, что ненавидит Готэм…
  
  
Глава 7.
  
  Новость о провале Спортсмастера застала меня уже по возвращении из Влатовы. Феноменально, но, похоже, везучесть Джокера — это действительно что-то с чем-то. Подумать только — по его голову послали киллера, но не прошло и суток с того момента, как тот приступил к работе, и его дружно вяжут два самых сильных героя Готэма. Этот клоун же мало того что пальцем не пошевелил для своей безопасности, так и почти наверняка даже не узнал обо всём произошедшем.
  
  Если бы я сам не владел магией, я бы сказал, что это она и есть, однако нелепость ситуации заключалась в том, что даже магия работает по вполне определённым законам, а тут было что-то совсем за гранью всякого абсурда. Хоть сам иди и убивай Джокера… Выход? Да в том-то и дело, что ни разу!
  
  Поймав Спортсмастера, наш доблестный Бэтмен раскрутил интригу минут за пять, большая часть из которых ушла на препирательства с Барбарой. Девочка не смогла удержаться, чтобы не прихвастнуть перед кумиром, и минуты четыре трещала, как пулемёт на стрельбище, если и позволяя тому вставить слово, то только для нового витка выпендривания. Брюс же хоть, безусловно, мужик умный, да и человек опытный, но опыта непосредственно в воспитании подростков имел мало, плюс и оппонентка ему попалась далеко не глупая, так что матч игры «прополоскай собеседнику мозг» закончился со счётом Бэтгёрл: 3, Бэтмэн: 1 — заткнуть он её всё-таки сумел.
  
  Но я отвлёкся. Итак, мрачный рыцарь Готэма успешно раскрыл подоплёку появления Лоуренса Крока в своём городе. Выбить имя заказчика из наёмника у него, правда, не вышло, но это не остановило нашего героя от последующих действий. Каких? О, это узнать имя заказчика он не смог, а вот вычислить лёжку Джокера им с Барбарой удалось в ту же ночь. Результат… Воспоследовал.
  
  Уже на следующее утро банда клоуна сидела в тюрьме, а сам он — в Аркхэме. И теперь, если я его таки убью, то… Скажем так, возьми я плакат с надписью «Суперзлодей 100 уровня! Хочу захватить мир!» и пролети в костюме «фонаря» по центральному проспекту города, это бы привлекло меньше внимания. А теперь скажите мне, что удача Джокера — это не за гранью абсурда.
  
  По тем же причинам освобождение наёмника из тюрьмы в ближайшее время тоже стало задачей не слишком выполнимой. Хотя тут всё же было проще — в отличие от Джокера, Лоуренс в розыске не числился, и пусть все кому надо о его работе знали, но вещественных доказательств на его счёт у сил правопорядка не имелось. Помимо этого, схватила его не полиция и не на месте преступления, да и свидетели, способные дать против него показания, кроме подслеповатого комиссара, чьи очки благополучно пали смертью храбрых во время потасовки, также отсутствовали. Словом, хороший адвокат вытащит его максимум на втором слушании, а деньги на адвоката, как и контакты должного уровня с данной братией, у Спортсмастера были.
  
  Тем не менее планы, рассчитанные на наёмника, теперь придётся менять. Мало того, что вся бюрократическая волокита займёт больше месяца (вмешиваться в этот процесс я не собирался), так ещё и проверку он завалил, а давать второй шанс… Не уверен, что в данном случае это оправданно. Проще подыскать другую кандидатуру на роль формального лидера моего карманного преступного синдиката. Что же до его дочерей и жены, то найти их можно и без его помощи. Особенно в нынешних обстоятельствах, когда есть немалая вероятность того, что деньги на адвоката Кроку пойдут как раз через его семью.
  
  Между тем, досадные новости на этом не закончились, и мне волей-неволей пришлось на некоторое время отвлечься от наблюдения за героями, «героями» и совсем не героями этого шарика, летящего в пустоте космоса на огромных скоростях. И виной всему были бюрократические ритуалы этого самого шарика. Казалось бы, что может пойти не так? Акции куплены, право собственности передано, всё, теперь это твоё — делай с ним что хочешь и как хочешь. Модернизируй, улучшай, продавай на металлолом, но… нет. Методы, пригодные для всех цивилизованных планет, на Земле не работали.
  
  Процесс получения контроля над промышленностью вокруг Джамп-Сити ещё делал первые шаги — я успел прибрать к рукам самый мизер производств, но даже этого хватило, чтобы обеспечить мне «веселье» с так называемым «перезаключением контрактов». Видите ли, произошла смена юридического лица, в результате чего новый владелец должен заново договариваться с поставщиками сырья и заказчиками продукции предприятия. Пусть ни сырьё, ни деньги за реализацию товара мне даром не сдались, но требовалось играть свою роль и не вызывать преждевременных подозрений. Но ладно бы только это. Моей новой головной болью стала грядущая «модернизация» приобретаемых промышленных предприятий, о которой я, в полном соответствии с бытующими на территории США традициями ведения бизнеса, заблаговременно объявил сотрудникам в рамках обязательного отчёта о стратегии развития компании… Как оказалось впоследствии, нельзя так просто купить завод, несколько месяцев поизображать кипучую деятельность, а потом начать выпускать на нём то, что мне требуется. Комиссии, проверки, сертификации и прочая, прочая, прочая. Разумеется, для всего этого у меня были нужные работники ручки и бланков, но чем меньше будет «разногласий» между реальностью и состряпанными под внушением документами, тем лучше. И потому для максимального соответствия этих двух картин мне приходилось вновь бездарно тратить кучу времени. Приобрести новые высокоточные станки для изготовления сложных деталей с погрешностью в доли микрометров? Их на планете поставляют три фирмы, и перед покупкой «оборудования двойного назначения» требуется предоставить едва ли не родословную покупателя. Обойтись без них? Легко, но тогда нужно будет сертифицировать твои собственные станки, а это — подключение двух-трёх соответствующих институтов, которым нужно будет предоставлять едва ли не втрое больше информации! Не заморачиваться с легализацией? Чем дальше, тем больше я приходил к выводу, что поторопился с «законным» бизнесом, но сейчас отыгрывать назад уже поздно. Да и жалко всех тех затраченных усилий, ресурсов, а главное — времени. Поэтому оставалось только согласовывать, утверждать, допускать, отправлять на сертификацию и совершать прочие ритуальные действия земного бизнеса, чтобы спокойно выпускать законную продукцию… Которую ещё кто-то должен покупать, а для этого — знать о продавце в плане его юридической состоятельности. Другими словами, требовалось повторить всё то же самое, только «с другой стороны…»
  
  Кажется, я начинаю понимать Брюса Уэйна. После недели подобного времяпрепровождения поймал себя на мысли, что неплохо бы кого-нибудь отловить и как следует отделать. Просто чтобы скинуть стресс от этих тупых человеков. Впрочем, даже это было не самое страшное. В ходе модернизации я планировал сократить рабочих, поскольку даже земная техника с минимум модернизаций от Апоколипса не нуждалась в постоянном обслуживании — на завод хватило бы одного инженера с парой-тройкой имплантов в теле вообще и в голове — в частности. Лишние люди на моих будущих базах мне были не нужны. И тут я столкнулся с НИМИ. С Профсоюзами. Впервые в жизни мне… захотелось плакать от тоски.
  
  Что такое «профсоюз?» Профсоюз — это организация работников, отвечающая за выполнение законодательства владельцем предприятия относительно этих самых работников. В теории — вещь понятная. В мире, где все друг друга готовы кинуть, сбиваться в стаю и бороться за свои интересы — для «слабых» созданий вполне логичный шаг. Вот только местные юристы и здесь нашли, как усложнить всем жизнь. Итак, начнём с того, что даже в рамках одного предприятия профсоюзов может быть неограниченное количество. Есть пара ограничений, вроде невозможности работников состоять сразу в нескольких таких организациях, минимальной численности профсоюза и прочего. Но это ещё ладно, теперь что касается вреда. Казалось бы, я сокращаю рабочих в связи с модернизацией и внедрением большей автоматизации производства. В местном законодательстве есть даже пункты, по которым всё это можно спокойно провести. Но… Профсоюзы поднимают бучу, начинают вопить о бесчеловечности и жестокости нового руководства, а такая шумиха — это лишняя головная боль. То есть те твари, которым я (точнее, прошлый владелец, но это не суть) платил за услуги, поднимают вой и хай в мой адрес, когда я в их услугах перестаю нуждаться и оканчиваю наши отношения в соответствии с их же законами! На этом фоне даже необходимость хозяину-владельцу бизнеса регулярно отчитываться о своих достижениях и грядущих планах перед наёмными работниками в рамках всё того же «отчёта о стратегии развития компании» уже не казалась таким уж бредом.
  
  Я просто не понимал… С юридической точки зрения всё было проделано совершенно законно, но при этом общественное мнение было на стороне профсоюзов. Нет, я понимал, что 95% населения Земли — кретины, но хоть какие-то рамки быть должны? Хуже всего было то, что у этих Профсоюзов были Они. Негры-педерасты-ветераны войны. И я не шучу, это — самое худшее, что случалось со мной за прошедшее время. В США с её уже набравшей силу толерантностью тронуть такого — это всё равно, что приставить себе пистолет к виску и спустить курок. Во всяком случае, с политической точки зрения. Местные «радужные» сообщества заклюют, местные защитники прав негров (зачастую не имеющие в составе ни одного чернокожего) — ославят на всю страну, а уж работать с таким «измазанным» партнёром захотят разве что страны третьего мира, у них, правда, будут претензии к американскому происхождению, но это они пережить могут. И это вновь не шутки. Сделанная Кемпманом подборка прецедентов, где из-за одного-единственного «неправильного» поставщика сырья с теми или иными фирмами рвали торговые отношения их давние партнёры, красноречиво показывала, что тут даже на внушении и гипнопрограммах не выедешь. От одного человека тут ничего не зависело, система давно стала самоподдерживающейся, и юридические коллизии дошли до того, что было достаточно один раз не предоставить вовремя каких-то документов, чтобы автоматически угодить в «Бан-лист», будь ты хоть Лекс Лутор. У него как раз на эти случаи имелся огромный медиа-холдинг, готовый в любой момент встать на защиту своего работодателя, что регулярно и делал, компостируя обывательские мозги и выставляя Лекса большим защитником прав всяческих меньшинств, чем самые оголтелые радужные сообщества. И это при том, что на самом деле Лутор являлся одним из самых ярых расистов планеты, чего уж говорить про остальных крупных игроков местной песочницы?
  
  А вот у меня медиа-холдинга не имелось, и пусть мне лично было бы плевать на крики простых людей и наличие потребителей моих товаров, но раньше времени выделяться было нельзя. Кстати, а ведь Стюарт — тоже негр и ветеран войны, но его никто на работу брать не спешил. Или… Как раз потому и не спешили, что потом, случись чего, замучаешься избавляться? Или проблема в его традиционной ориентации? Брр, нет, я не хочу об этом думать.
  
  Самым «замечательным» в этом было то, что помимо всего вышеперечисленного, уволить глав этих самых профсоюзов я не мог. Точнее, мог, но тогда смотри пункт с политическим самоубийством, да и некоторые законы в подобном случае будут уже на стороне «невинно обиженных». Решить этот вопрос можно было, большинству рабочих хватило бы «компенсации по сокращению» чуть большей, чем оговорено контрактом. Нормальное и понятное желание любого индивидуума — поиметь больше, чем дают по умолчанию. С этим я ещё мог смириться: нарисовать на их счетах чуть больше этих бессмысленных циферок нетрудно, пусть с куда большим удовольствием я бы всех их пустил на пара-демонов, но всё же я мню себя достаточно разумным, чтобы понимать, что мимолётное раздражение на всяческие недоразвитые организмы не стоит срыва всех планов. Но ведь были и принципиальные, «идейные» борцы за справедливость и прочие больные на голову. И вот с этими деятелями мне приходилось разбираться уже лично, так сказать, в рамках превентивных действий. На поверку, большая часть этих борцов также хотела денег, только для себя и побольше. Тут уже включались мои юристы, кого-то «топили», кому-то рекомендовали «отстегнуть», в общем, рутина. Ну, а действительно сдвинутых поборников демократии и прав общечеловеков я уже обрабатывал сам. Одна простенькая гипнопрограмма — и нет проблем. Если бы это всё ещё не отнимало столько времени и внимания… Но не заниматься этим было нельзя, если я, конечно, хотел иметь свободу манёвра в нужный момент времени, кроме того, в перспективе «зачистить» предстояло в десятки раз больше предприятий, так что нынешние проблемы можно было считать разминкой. И не могу сказать, что меня это радовало…
  
  Джон Стюарт. Нью Йорк.
  Джон брёл домой, задумчиво покручивая Кольцо на пальце правой руки. Его текущее положение можно было назвать… странным. Да, пожалуй, это было наилучшим определением. С момента обретения этой «безделушки» прошло уже два месяца, и жизнь его… почти не изменилась. Да, он теперь не задумывается, на что оплатить его конуру, гордо именуемую квартирой, или как найти денег на еду — небольшие «трофеи» в виде наличности, изымаемые у местных гопников, вполне позволяли сводить концы с концами, но долго так продолжаться не могло — нет, вряд ли в трущобах иссякнет запас криминального элемента, скорее уж в Сахаре снег выпадет, но вот в способности «человеческих крыс» из подворотен приспосабливаться к новым условиям он не сомневался. Если уж даже под носом у легендарного Бэтмена всяческие преступные группировки умудряются неплохо себя чувствовать, то что говорить о нём? К тому же бывшему военному сильно не нравилось, к чему идёт дело — слишком близко он подошёл к некоей грани, отделяющей человека от тех же крыс. Да, сейчас он обезвреживает банды, заодно слегка обчищая их заначки, но по сути своей его занятие уже ничем не отличается от того, чем занимаются они сами — нападение на неспособных защититься и отъём их средств. Разница была лишь в том, что эти «неспособные» были бандитами, а не мирными прохожими. Но так ли это важно? И не сотрётся ли для него эта грань в будущем? Ведь Кольцо оказалось с подвохом, впрочем, он бы сильно удивился, если бы всё было чинно-благородно. Не бывает такого в этом мире. Подвох заключался в том, что Кольцо необходимо было заряжать. И заряжалось оно страхом. Неживой механический голос любезно проинформировал его едва ли не быстрее, чем он задумался о том «есть ли у этой штуки батарейки». Проблем с зарядкой не возникало — здоровенный чернокожий мужик в навороченно выглядящей броне, расшвыривающий бандитов и вежливо интересующийся местами расположения их заначек, вызывал достаточно опасений, чтобы не беспокоиться об израсходовавшемся посреди боя заряде. Проблема была в том, что он стал ловить себя на мысли, что ему начинает нравиться видеть страх в глазах этих ничтожеств, наблюдать за их осознанием своего места в пищевой цепочке. И вот это уже действительно беспокоило. Но и отказаться он не мог. Не столько из-за ощущения силы, хоть оно и было весьма приятным, и даже не ради мифического «правосудия» — он не герой и никогда не хотел им быть, армия надёжно выбивает из головы всю эту романтическую чушь. Конечно, он применял свои новые силы для помощи нуждающимся, спас уже несколько человек, предотвратил пару аварий, разок помог полиции, но всё это было так… порядочные действия порядочного человека. Он мог им помочь, потому и помог — так было правильно, вот и всё. А реально дело было куда прозаичнее — по-другому он просто не мог добыть средств к существованию. На работу его никто брать не спешил, причём не то что архитектором или дизайнером, но даже охранником, сторожем или разнорабочим, тут обретение Кольца на ситуацию никак не повлияло. Вот и оставалось два пути: зарабатывать криминалом или зарабатывать на криминале. Вот только не выльется ли второе, в конечном итоге, в первое?
  
  С такими мыслями Джон и вошёл в своё жилище, по выработавшейся привычке повернув личинку дешёвого замка световым конструктом, хотя с тем же успехом это можно было бы проделать и пальцем — уровень «защиты» творения сумрачного гения китайского станка уступал даже банальному крючочку. Хотя для его «богатств» и такого уровня хватило бы за глаза, как в том анекдоте: осмотрев жильё, воры оставили хозяину пару баксов на еду и покормили кошку. Вся разница заключалась лишь в том, что у него кошки не было. Зато вместо данного животного в доме был кое-кто другой. И этого «кое-кого» бывший морпех точно не приглашал. Как именно он понял, что в доме кто-то есть, сказать бы не смог и сам Джон, но уверенность была стопроцентная. У него гости, и эти гости дожидаются именно его.
  
  «Банды меня вычислили и решили разобраться, пока я дома и не ожидаю нападения? Ну что же, тем хуже для них». Безработный архитектор приготовился к драке и медленно вошёл из прихожей в единственную комнату. Вот только встретил там он не группу гопников с цепями и арматурой и даже не профессионального убийцу, чьи услуги, теоретически, могли оплатить озверевшие бандиты или те, кому они отстёгивали долю, нет. В единственном кресле спокойно сидел мужчина примерно тридцати лет. Даже на вид дорогой костюм, блестящие, словно только что налакированные туфли, строгая причёска и слегка скучающее выражение лица. Он словно олицетворял собой слово «лоск» и куда уместнее смотрелся бы в кресле какого-нибудь крупного директора, но никак не в тесной дешёвой квартирке между железнодорожной станцией и свалкой.
  
  — Добрый вечер. Джон Стюарт, я полагаю? — осведомился незваный гость. Вопрос был явно задан из вежливости, поскольку вряд ли этот человек не мог знать, куда он пришёл.
  
  — Да, а кто вы и что делаете в моём доме? — Джон не спешил переходить к обвинениям, но и расслабляться сейчас явно не стоило.
  
  — Моё имя Брюс Пенниуорт, и, в некоторой степени, я являюсь вашим коллегой. Как раз по этому поводу я и нанёс вам визит. Ваш дом вполне подходит для обсуждения ряда вопросов, хотя, конечно, не всех.
  
  — Коллега? Это шутка? Я не припомню, чтобы мы раньше с вами пересекались, а сейчас у меня коллег быть не может, разве что другие безработные «в некоторой степени», — криво улыбнулся морпех.
  
  — Тем не менее мы уже состоим в одной организации, — как ни в чём не бывало продолжил гость и огладил подбородок. На его правой руке сверкнуло хорошо знакомое кольцо.
  
  — Вот значит как… Вы пришли за ним? — ну да, было бы странно, если бы на обычного чернокожего парня с неба упал такой подарок. Очевидно, что произошла какая-то ошибка, и этот Брюс, если это его настоящее имя, пришел её исправить. Вот только следующие слова визитёра походя разрушили всю логическую цепочку мужчины.
  
  — Хм? О чём вы? — Пенниуорт приподнял бровь. — Если вы смогли активировать Кольцо Силы, значит, оно предназначалось именно вам и никому более. Его нельзя отнять, потерять, передать кому-либо или надеть по ошибке. Вы были выбраны кольцом, и это уже свершившийся факт.
  
  — И что же, у меня теперь нет выбора? И почему я? — Джон испытывал странный коктейль чувств. С одной стороны, его не могло не радовать, что никто не собирается отбирать у него кольцо, но вот с другой… Очень уж это напоминало одну из схем вовлечения новичка в банду.
  
  — На второй ваш вопрос ответить я не в силах — пути Господни неисповедимы.
  
  — Господни? — дело начинало пахнуть всё дурнее. — При чём тут Бог?
  
  — А кто, как не Бог, может даровать своим слугам силу летать меж звёзд, творить или разрушать мановением мысли? Впрочем, вы можете считать Эмроя кем пожелаете — как и положено истинному Богу, его не заботит вопрос поклонения. Что до первого вашего вопроса, то вы заблуждаетесь, никто не ограничивает вас в выборе. Вы были признаны достойным Кольца, но как им распорядиться — решать вам и только вам. Если пожелаете, можете вообще его не использовать. Хотя один пункт там всё же есть.
  
  — И какой же?
  
  — Вы должны защищать Землю. Неважно — от внутренних угроз или внешних. В остальном — полная свобода действий. Хоть города уничтожайте, если посчитаете, что это необходимо. Хотя, в таком случае всё же лучше связаться с кем-то ещё из Корпуса, возможно, мы сможем найти решение, не требующее столь радикальных мер.
  
  — То есть вы даёте незнакомому человеку в руки оружие, сопоставимое с ядерной бомбой, и говорите, что он может делать с ним всё, что пожелает? — Стюарт не мог поверить своим ушам. Это было… Он даже не мог подобрать слов, чтобы сформулировать всю глупость и опрометчивость подобных решений. Во всяком случае, цензурных.
  
  — Небольшое уточнение, — его собеседник был непробиваем, — мы даём такое оружие в руки человеку, что прошёл наш отбор и который не будет делать глупостей. На Земле семь миллиардов человек, но кольца имеют меньше десятка.
  
  — Хм… Это всё довольно неожиданно, и мне нужно всё обдумать.
  
  — Понимаю, — кивнул Брюс. — Однако прежде, чем мы расстанемся, у меня к вам есть ещё одно предложение, — мужчина протянул морпеху запечатанный конверт формата А4.
  
  — Хм-м-м… — Джон вскрыл письмо и на несколько минут погрузился в чтение. — Рабочий контракт? Охранная фирма?
  
  — Да, — кивнул гость. — Будет довольно глупо, если один из сильнейших защитников Земли не сможет вовремя прибыть на место событий из-за того, что занят на работе. К тому же жилищные условия, подобные вашим — это оскорбление для человека с высшим образованием. Данный же контракт позволит вам иметь стабильный источник дохода и выполнять свою основную задачу — защищать этот мир, а не подрабатывать защитником в качестве хобби.
  
  — Как-то это всё слишком хорошо… — Джон не привык к удаче, а этот контракт — это было просто его спасение. Работа знакомая и, как понял солдат из оговорок своего собеседника, полуфиктивная, раз в любой момент можно сорваться геройствовать, значит, там будет время даже для занятия его проектами по основному профилю. Почти похороненная и забытая мечта стать архитектором вновь подняла голову. Но всё же… Это было слишком хорошо.
  
  — Мистер Стюарт, — вздохнул Пенниуорт, — рекомендую вам отвыкать мыслить мерками простого человека. Любой член Корпуса Эмроя может, например, долететь до Сатурна, отыскать там при помощи радиометрического анализа богатый золотом астероид, добыть пару десятков тонн этого металла и вернуться назад на Землю. За час. Всё, что мы вам предлагаем — это лишь легализация дохода, дабы у властей данной страны не возникло к вам лишних вопросов, да в перспективе — возможность сработаться с вашими коллегами.
  
  Джону стало откровенно стыдно. Ведь всё было на поверхности! Параметры Кольца и его возможности были описаны в справочнике, пусть там и упоминалось, что сведения весьма сокращённые и по заинтересовавшим разделам требуется смотреть расширенную справку. Но ведь и полёт за пределами атмосферы, и радиочастотный анализ там упоминались! Он ведь действительно мог за час слетать до астероида, накопать там драгметаллов и… да хоть «найти клад», а затем получить свою законную долю. Даже закопай он так сотню килограмм, ему бы хватило до конца жизни! Но… не подумал. И в таком ракурсе предложение Брюса выглядело действительно лишь как прикрытие «настоящей» деятельности, не сильно обременительное для организатора.
  
  — Я согласен, — кивнул Стюарт. Если уж его коллеги имеют такие возможности, то глупо было бы отказываться от сотрудничества. Да и этот Эмрой… Неплохо бы узнать, что он из себя на самом деле представляет.
  
  
Глава 8.
  
  Примерно в это же время, в другой части Нью-Йорка. Луиза Линкольн.
  Молодая учёная спешно закрыла дверь дома, но страх преследования никуда не делся, и как-то само собой получилось так, что на двери образовался дополнительный слой льда.
  
  — Проклятье, — прошипела девушка, сжимая кулак.
  
  В этот день её жизнь совершила резкий поворот, и совсем не к признанию, славе или богатству, а ведь всё так интригующе начиналось! Перспективная должность почти сразу после окончания университета, работа на солидную компанию, да и тема была ей близка — воздействие сверхнизких температур на структуру вещества. Она, правда, думала, что будет заниматься разработкой сверхпроводников, а не проблемами теплообмена и поглощением тепла, это была епархия её подруги Кристалл, попёршейся изучать этот вопрос аж в арктическую экспедицию, но нужно же было с чего-то начинать? Луиза прекрасно отдавала себе отчёт, что она далеко не гений, который в семнадцать лет при помощи мобильника и микроволновки может собрать машину времени, но и дурой она не являлась и питала небезосновательную надежду годам к тридцати если и не возглавить исследовательское крыло, то уж стать начальником одной из лабораторий — вполне. Вот только не зря говорили, что если хочешь рассмешить Бога, поведай ему о своих планах.
  
  День начинался вполне обычно. Никаких риск-экспериментов, нападений террористов, которыми частенько стали пугать по телевизору, ничего. Стандартный опыт по испытанию образцов новых сплавов на устойчивость к низким и сверхнизким температурам. Всех действий: обработать криогенным излучателем, эксклюзивно скопированным с разработок печально известного «Доктора Фриза», пластины метр на метр, а потом проверить их на изгиб, ударостойкость, нагрев, кислоты… Словом, на устойчивость к механическим, термическим и химическим деформациям. Скучная и рутинная работа, пусть и весьма технически сложная. Так всё и продолжалось, пока очередь не дошла до чуть зеленоватой пластины, проходящей под кодом KR-TI-17/83. Как и положено по инструкции, она подала на излучатель минимальную мощность и стала постепенно усиливать поток «криочастиц», вернее, их можно было бы назвать «псевдочастицами», поскольку принцип их действия имел скорее волновую, нежели корпускулярную природу, впрочем, не важно. В один момент показатели приборов резко скакнули, что могло свидетельствовать о переходе сплава в некое новое состояние, и, согласно заложенной программе, умная автоматика резко прекратила обработку вещества. Вот только в дальнейшем экспериментальный сплав повёл себя в высшей мере странно. Он мог вернуться в изначальное состояние, мог остаться в изменённом или найти «состояние равновесия» между двумя этими фазами. Он также мог приобрести и новые свойства структуры. Но вот чего он не мог сделать даже в теории, так это «отзеркалить» излучение. Более того, пластина повела себя подобно пробитой батарее, выпустив весь «заряд» криоизлучателя, приобретаемый десять минут, в одном коротком импульсе. Защита экспериментальной камеры просто не была рассчитана на подобное. Импульс мгновенно проник сквозь все слои защиты, промораживая всё вокруг едва ли не до абсолютного нуля. Спустя четыре секунды после остановки эксперимента волна накрыла и помещение управления экспериментом. Мир Линкольн погрузился во тьму. В себя девушка пришла относительно быстро, во всяком случае, ни охрана, ни коллеги не толпились под дверью, пытаясь выяснить, что случилось и почему никто не отвечает на запросы. А вот декорации, окружающие Луизу, сильно напоминали внутренности морозильника. Многосантиметровый слой наледи на всех возможных поверхностях и полное отсутствие стандартного освещения. Только дежурные фосфоресцирующие аварийные полосы давали хоть какое-то представление об обстановке. Ну, на подобный случай их и наносили.
  
  Следующей неожиданностью для девушки оказалось… тепло. Судя по толщине льда на стенах, в помещении должна была стоять отрицательная температура, но ей было вполне комфортно в простом лабораторном халате, надетом поверх обычной «домашней» одежды — скакать по лабораториям на каблуках и в костюме под халатом могут позволить себе или большие начальники, или приглашённые журналисты, словом, те, кто в лабораториях появляется очень нечасто и занимается там точно не работой. Следом за удивлением пришёл страх — она помнила, что и знаменитый Доктор Фриз комфортно чувствовал себя при погоде Северного Полюса в одних трусах, а вот уже комнатная температура для него была едва ли не смертельной. Перспектива всю оставшуюся жизнь подражать пачке пельменей пугала молодую девушку едва ли не сильнее, чем всё уже произошедшее. Каким чудом она выбралась из лаборатории и как дошла до туалета, Линкольн толком не запомнила. Перед глазами всё плыло, ноги подкашивались, а кровь буквально кипела от адреналина. Более-менее пришла в себя она лишь над раковиной, когда поняла, что горячая вода (над жидкостью поднималась струйка пара) никак ей не вредит, более того, удовольствия от обычного умывания стало едва ли не больше, чем от приличного отмокания на часик-другой в горячей ванной. Но главное — она не спешила корчиться в муках и свариваться заживо, что не могло не радовать. Ну, а то, что она очнулась в промороженной лаборатории и не почувствовала холода… Ну мало ли… Стресс, адреналин, да и, может быть, там было как в иглу — те вон тоже изо льда, а внутри тепло…
  
  Но мимолётное облегчение оставило её, когда девушка подняла глаза и увидела своё отражение в повешенном над раковиной зеркале. Заурядные каштановые волосы побелели и приобрели странный серебристо-синий отлив, кожа посветлела и избавилась от малейших дефектов: никаких покраснений, шероховатостей или, тем паче, прыщей. Идеально ровная и гладкая, заставившая бы любую модель удавиться от зависти. Изменились и глаза. Радужка словно выцвела и побелела, заодно приобретя тот же серебристо-синий оттенок, но никаких проблем со зрением Луиза не заметила, скорее наоборот, мир стал чётче и ярче, всё-таки, постоянно просиживая за книгами и экраном компьютера, девушка не могла похвастаться идеальным зрением… Как и идеальной фигурой — расчёты, исследования и составления отчётов подразумевают множество часов сидения за столом, и часовые занятия фитнесом по выходным, к тому же посещаемые от случая к случаю, не могли обеспечить пресловутые 90-60-90. Мисс Линкольн даже подумывала сесть на диету и подналечь побольше на упражнения — процесс превращения в «корову» нужно пресекать в самом начале, во избежание. Однако девушка, смотрящая на неё из зеркала, ни в чём подобном точно не нуждалась. Даже под халатом можно было заметить и тонкую талию, и высокую грудь, да и сзади всё было очень и очень хорошо. Это помимо того, что так свободно и легко учёная не ощущала себя курса со второго. В общем, изображение в зеркале Луизе понравилось, если бы не одно маленькое «но». Такие изменения никак нельзя было назвать естественными. Пусть скрыть их было возможно, но… её вояж до туалета точно остался на камерах, а значит, скрываться уже поздно.
  
  Когда схлынули первые эмоции, девушка с необычайной ясностью осознала, что оставаться в комплексе сейчас не рекомендуется — в голову так и полезли всяческие шепотки коллег и городские легенды об исчезающих бездомных, экспериментах на людях и прочих «радостях». А то, что с ней случилось, явно заинтересует «кого надо». Верить в то, что руководство её компании ничем таким не занимается, очень хотелось, но как-то не очень получалось. К тому же она — не светило науки с мировым именем и не дочка богатых и влиятельных родителей, а ничем не примечательная девчонка из приюта, что умудрилась довольно высоко вскарабкаться для выходца из подобной среды. А значит — исчезни она, и об этом забудут через неделю. Разве что Кристалл заинтересуется, куда подевалась её подруга… Но арктическая экспедиция, в которой та сейчас находилась, и так несколько раз переносилась из-за того, что кто-то неожиданно перекупил одну из фирм, поставлявших оборудование, и Гудзонскому Институту пришлось заново оформлять договора, и когда та ещё вернётся в США — было для Луизы полной загадкой. Слишком давно подруга грезила этой экспедицией, чтобы бросить всё в первый же месяц. Да и что она одна сможет сделать? Нет, из лабораторий нужно было срочно бежать, а дальше будет видно… Лучше всего обратиться к журналистам или в полицию. Сейчас у неё два варианта — попытаться где-то спрятаться или прикрыться шумихой. Вот только чтобы спрятаться, нужны деньги, которых у неё всего пара тысяч, накопленных на чёрный день…
  
  Луиза ещё раз подняла глаза на своё отражение. Осознание того, в какие неприятности она угодила, ещё сегодня утром повергло бы её в шок и истерику. Должно было повергнуть и сейчас, но… почему-то не истерилось. Да, она нервничала, да, волновалась и боялась, но желания куда-то забиться и порыдать… Было. Но просто само собой задвинулось на «потом», придавленное мыслью, что забейся она сейчас — и этого «потом» у неё уже может и не быть. Всё, довольно! И так её не хватились только чудом. Возможно, охрана не обратила внимания на женщину в лабораторном костюме, что прошла в туалет — вряд ли разрешение камер настолько большое, чтобы отметить все детали. Но вот с лабораторией могут попробовать связаться в любую секунду и, не получив ответа, отправят кого-нибудь посмотреть, что там случилось. И вот после этого тревога точно поднимется. И ей жизненно необходимо покинуть здание до этого момента. Решительно кивнув, Луиза вышла за дверь, совершенно не обратив внимание на промороженный кран и застывшую струйку кипятка.
  
  Вот только просто сбежать не получилось, да и, если подумать, шансов не было изначально. Пусть лабораторный комплекс — это не военная часть, но прочные двери, пропускная система и охрана в лабораториях всё-таки имелись…
  
  — Эй! — внезапный окрик на середине коридора застал девушку врасплох. — Кто вы и что здесь делаете?
  
  — А… Я… — взгляд Луизы в панике заметался по сторонам, а голова, как назло, оказалась совершенно неспособна выдумать ни одного подходящего решения.
  
  — Это закрытая зона, — продолжил между тем смутно знакомый парень из охраны, явно не узнавший девушку. — Вход только для персонала. Пожалуйста, предъявите документы и пройдёмте со мной.
  
  — Нет! — волна паники, порождённая последними словами мужчины, затопила и без того измученное переживаниями сознание, и учёная бросилась бежать.
  
  — Тревога! Говорит пост семь, в здании посторонний! Женщина, белые волосы… — охранник ещё что-то быстро говорил в рацию, но Луиза этого уже не слышала, с грохотом распахнув дверь на лестничную клетку и помчавшись вниз.
  
  На некоторое время ей удалось оторваться, но успех был иллюзорным, так как у дверей её уже ждали:
  
  — Спокойно, леди, спокойно. Вам ничего не угрожает, назовите себя и не делайте резких движений, никто вас не обидит… — встретивший её охранник говорил тихо и размеренно, словно дикому зверю зубы заговаривал, вот только направленный на неё шок-пистолет оставлял массу сомнений в миролюбии мужчины.
  
  — Не подходите! Выпустите меня отсюда!
  
  — Мы не причиним вам вреда, мисс. Но вы проникли на закрытый объект, скоро прибудет начальство и всё уладит, а пока успокойтесь, и всем будет хорошо, — мужчина потянулся к рации. Ожидать, пока он вызовет подмогу и её точно скрутят, девушка не стала и со всей силы рванула к выходу, располагающемуся за спиной охранника.
  
  Не ожидавший подобного поворота мужчина нажал на курок, выстреливая электроды, но цель оказалась очень уж шустрой, да и он отвлёкся, в итоге контактные провода просвистели над плечом учёной-беглянки, а времени, чтобы смотать их и выстрелить повторно, у охранника не было. Так что мужчина не придумал ничего лучше, чем скрутить хрупкую девушку собственноручно. И это стало его фатальной ошибкой.
  
  Как всё произошло, Луиза до конца понять не смогла: вот она делает рывок, надеясь проскочить мимо охранника, вот у неё над ухом слышится шипение пролетающих мимо электродов, вот её манёвр не удаётся, и на неё почти вешается туша раза в два тяжелее неё, а в следующий момент она уже бросает его через плечо, как показывали на курсах самообороны, и… Промороженный до костей охранник просто разлетается кучей осколков от столкновения с полом, словно стеклянный. После этого путь до дома прошёл как в тумане, и лишь когда за спиной захлопнулась дверь её квартиры, в голове начало проясняться.
  
  Убила… Она убила человека… Желудок скрутило в спазме, а осознание этой мысли ледяной молнией ударило в голову. Всё её желание прославиться, получить признание и просто устроиться потеплее теперь казалось таким мелким и незначительным. Сердце испуганно билось, из глаз сами собой текли слезы, срываясь с щёк мелкими крупинками льда, а мысли крутились вокруг одной лишь фразы «что же теперь будет?» Девушка уселась в угол комнаты и подтянула колени к груди. «Н-но… Я же защищалась… Вот только кто мне поверит? Опасный фрик убил охранника…» Луиза перевела мрачный взгляд с собственных коленей на стену, уже покрывшуюся инеем. «Убийца… Мороз-Убийца… или Убийца Мороз? Боже, о чём я думаю?» Линкольн резко встала и начала наворачивать круги по комнате.
  
  — Так, Луиза, соберись, сейчас у тебя нет времени для истерик! Что же делать… Полиция… Нет, теперь в полицию идти нельзя! Меня арестуют и посадят в Аркхэм, или куда там ещё сажают таких, какой я теперь стала? — сквозь злые слёзы проводила анализ ситуации девушка. — Остаётся только бежать и скрываться… Но куда бежать, а главное — на что скрываться? И где?
  
  За дверью послышался странный шум, беглянка едва ли не подпрыгнула на месте, но, сумев собраться, судорожно выдохнула и осторожно подкралась к двери. Тревога, к счастью, оказалась ложной — просто сосед прикупил новую мебель и сейчас занимался её транспортировкой. Однако это привело молодую учёную в чувство. Оставаться дома было нельзя — здесь её будут искать в первую очередь. Потому обдумывать, что и как делать, лучше где-то в другом месте, желательно, на другом конце города или даже за его пределами. И так ей сильно повезло, что под дверью ещё не стоит отряд головорезов или полиции!
   И тут, словно вторя её мыслям, на кухне раздался как никогда противный звук звонка. Затаив дыхание, она как парализованная слушала отсчитывающие время гудки, после которых включился автоответчик, что её собственным, но до ужаса и отвращения беспечным голосом предложил оставить сообщение. Сигнальный писк…
  
  — Луиза, это доктор Франклин, пожалуйста, если ты дома, возьми трубку…
  
  Оцепенение слетело мгновенно, и, не помня себя, девушка метнулась в спальню. Переодеться в плотную толстовку с капюшоном и спортивные штаны, чтобы скрыть необычный оттенок волос и кожи, выгрести заначку да собрать сумку с парой-тройкой необходимых мелочей было делом пяти минут. Женщины могут собираться и очень быстро, если сильно прижмёт. Затрещавший в какой-то момент мобильник только добавил прыти, и вот уже через две минуты она вновь стояла в дверях.
  
  Покидать своё небольшое, но уютное жильё было физически больно, ей пришлось через многое пройти, чтобы получить эту квартирку, да и то — кредит за неё был не выплачен ещё даже наполовину. Но лучше расстаться с жильём, надеясь ещё когда-нибудь сюда вернуться, чем окончить свои дни в камере или в роли подопытной мыши!
  
  Окинув невеликий коридор последним, прощальным взглядом, Луиза решительно вышла за дверь. Больше терять время было нельзя…
  
  Две недели спустя.
  Мисс Линкольн с досадой проглотила последний кусочек хотдога и, прошипев очередное ругательство, вновь задалась вопросом из серии «что делать дальше». Дела её шли с каждым днём всё хуже. В новостях не было никаких известий о случае в лаборатории, в газетах тоже пусто. В общем, всё старательно замалчивалось. Значить это могло что угодно, но испуганной девушке на ум приходил лишь вариант, где за ней отправили кого-то в погоню или ждут, когда она себя выдаст. Возможно, она ошибалась, но проверять желания не было, ведь в случае её правоты есть существенный риск переселиться обратно в лабораторию. Только по неправильную сторону защитного стекла.
  
  Но на этом проблемы не заканчивались, а лишь начинались. От прихваченных из дома двух тысяч долларов осталось всего пара-тройка сотен. Аренда убогого номера в мотеле съедала почти по сотне в день, возможно, где-то было бы и дешевле, и приличнее, но здесь не требовали документов, «засвечивать» которые девушка очень не хотела. Да и на свою фотографию в паспорте Луиза походила лишь отдалённо, что тоже могло привести к дополнительным вопросам. Поэтому пришлось использовать такой вариант за такую цену. А ведь ей нужно было не только где-то жить, но и что-то есть. Деньги таяли, словно снег весной… Хотя для неё теперь это было не лучшим сравнением. В её присутствии снег мог не таять совсем. Да… То, что с ней случилось в лабораториях, не только наделило её модельной внешностью, но и дало некоторые куда более серьёзные способности, обобщить которые можно было термином «криокинез». Пусть у неё не было лаборатории, чтобы проверить принципы действия и определить, каким именно образом она может охлаждать объекты. Конвекция? Прямое управление скоростью движения молекул? Изменение теплоёмкости вещества? Хотя последнее вряд ли, но с другой стороны, если в мире есть люди, стреляющие лазерами из глаз, то и не такое возможно. Как бы то ни было, но она могла мгновенно охлаждать предметы до сверхнизких температур, а неплохие знания физики в придачу позволяли ещё и создавать лёд, вытягивая влагу из воздуха, не так много и не так быстро, как, судя по новостям, делал Доктор Фриз своими гаджетами, но тут, скорее всего, дело привычки и вопрос тренировок. А тренировать свои способности было необходимо. Во-первых — это единственное, что у неё осталось, а во-вторых — хотя бы из чувства самосохранения и для защиты от риска. Когда ты при малейшем раздражении или испуге начинаешь промораживать всё вокруг тебя — это не очень-то здорово. Но всё упиралось в вопрос связей и денег. Справить новые документы было необходимо, но требовался тот, кто это может сделать, и требовалось ему за это заплатить. Жильё стоило денег, еда… Да всё. И денег у неё оставалось дня на три, и где добыть их — она просто не представляла. Ну не банк же грабить? Пусть она и сможет проморозить сейфовую дверь так, что та рассыпется от щелбана, но она не сможет сделать этого быстро. Охрана же спать не будет, и Луиза не была уверена, что сможет мгновенно заморозить пулю, дабы та ломалась о кожу. Как и вообще в возможности подобного. К тому же пусть сама идея ограбить предприятие, что грабит людей, не вызывала такого уж протеста в душе, но тогда она уже точно станет преступницей, осознанно пойдя на нарушение закона. Хотя выбора у неё всё равно не слишком много. Легально ей денег не заработать, тем более сколь-либо больших сумм. Но банк… Да и люди могут пострадать…
  
  За размышлениями девушка уже почти дошла до мотеля, где снимала номер, когда сзади её неожиданно окликнули. Взрыв паники от мысли, что её нашли, быстро утих, стоило только бросить взгляд на автора фразы, вот только на смену панике не менее оперативно пришли липкое опасение и неприязнь.
  
  — Детка, ты одна? — жилистый качок в вязаной шапочке и кожаной куртке сально ухмылялся, уже подходя к ней с двумя дружками.
  
  Как не сложно догадаться, район, где можно было снять жильё без предъявления документов, был не самым респектабельным, и разного рода шпана тут ошивалась постоянно, хотя до сегодняшнего дня к Луизе никто не докапывался.
  
  — Отвалите, — резко ответила бывшая научная сотрудница, которой только проблем с местными донжуанами не хватало, и ускорила шаг, стараясь поскорей добраться до дверей гостиницы.
  
  — Да ладно тебе, крошка, — не внял представитель городской шпаны, быстро её нагнав и схватив за руку, — мы не кусаемся.
  
  — Только чуть-чуть покусываем! — возник рядом второй, тут же гоготнув от собственной «шутки».
  
  — Хочешь развлечься? — продолжил первый. — Давай с нами, обещаем классный улёт, покажем тебе город, места…
  
  — Я же сказала: отвалите! — девушка попыталась силой скинуть руку мужчины. Раздражение и капля страха вырвались наружу…
  
  — А-а-а-а, руки! Я рук не чувствую! — схвативший её «ловелас» взвыл дурным голосом.
  
  — Сучка! Что ты с ним сделала?! — второй не придумал ничего лучше, чем схватить её за плечо и развернуть к себе. Луиза, испуганная и разозлённая, попыталась оттолкнуть нападающего, но послышался хруст, и перед ней застыла ледяная статуя.
  
  — М-монстр! Чудовище! Не подходи! — третий из незадачливых «кавалеров» рванул к выходу. «Если он уйдет и поднимет шум, то меня поймают» — необычайно чёткая и холодная мысль в сочетании с ещё не успевшим окончательно дойти до разума осознанием произошедшего толкнули Луизу вперёд.
  
  Недавно прошёл дождь, и в переулке, через который она шла, было довольно много луж. Точнее, весь переулок был одной большой лужей с небольшими островками относительно сухой земли. Девушка на одних инстинктах топнула по воде, и та послушно обратилась в лед, но её сила не остановилась на этом… Она продолжала проникать в затвердевшую воду, делая лёд не просто холодным, а обжигающим… И распространяющим холод дальше. Беглец слегка промочил ноги, и этого было достаточно.
  
  — Ы-ы-ы!!! С-спасите! — такие крики в таком месте довольно часты, и никто давно не обращает на них внимания, но Луиза находилась под властью аффекта, а потому не задумываясь захотела как можно быстрее заткнуть источник звука… Один шаг, прикосновение — и кричащий человек замер неподвижной статуей.
  
  И только потом, когда адреналин от нападения схлынул, опасность миновала и «налёт цивилизации» вновь показал себя, она осознала, что вновь убила. Теперь уже троих.
  
  Недавняя выпускница Гудзонского института в шоке замерла. Опять то же самое. Но… На этот раз никакого спазма в животе уже не было. А что было? Противно, немного страшно, но сильнее всего была досада… Досада, что теперь придётся срочно менять мотель и искать новое место, ведь три промороженных трупа — это очень серьёзный след для тех, кто будет её искать.
  
  Четыре дня спустя.
  Время всё расставило по своим местам. Кошелёк показал дно, жить было негде и не на что, идти — некуда. Ну не в бордель же ей продаваться? В общем, Луиза решилась. Больше оттягивать неизбежное смысла не имело, ей срочно, до зарезу, нужна хоть какая-то более-менее приличная сумма и возможность убраться из города. А куда? Да хоть в тот же Готэм! Вот где затеряться можно будет без особого напряжения сил. Но банк, пожалуй, был всё же перебором, а вот что поменьше… И действовать нужно было быстро, пока решимость не угасла, а совесть не начала второй раунд!
  
  Вскрыть пункт выдачи налички оказалось нетрудно: заморозить камеру, потом проморозить замок и открыть нутро «стального банкира», где лежали специальные кейсы с наличностью: сотни, полтинники, двадцатки, десятки, пятёрки и номиналы по одному доллару. Девушку интересовали первые три кейса. Она где-то слышала, что в таких кейсах есть маячки, а потому проморозила и их, после чего просто ударила хранилища об асфальт и стала перегружать банкноты в свою сумку. В этом-то и была её ошибка.
  
  — Эй ты! Чего творишь?! — из окна противоположного дома высунулся какой-то плешивый дед и, обозрев Луизу в окружении осколков банкомата и разлетевшихся купюр, быстро скрылся в квартире.
  
  — Дьявол! — выругалась девушка и, затолкав в сумку последнюю горсть бумажек, бросилась бежать от места преступления.
  
  Следующие несколько минут ей чудилось, будто она то и дело слышит приближающийся вой полицейских сирен, а каждый встречный человек самим своим видом порождал в мозгу картины, как законопослушные свидетели указывают копам, в какую сторону она побежала. Переулки сменяли друг друга, под ногами то и дело мешался какой-то мусор, грязь, банки, а то и что-то живое, подозрительно напоминающее крыс. Однако подумать о том, что у неё разыгралось воображение, Линкольн не успела — в какой-то момент она словно налетела на стену, а вокруг тела вспыхнуло странное золотистое свечение, полностью блокирующее возможность шевелиться. Более того, попытки заморозить обхватившее её вещество успехов не возымели.
  
  — Ч-что…
  
  — Тебе родители не говорили, что воровать — плохо? — с небес спустился…
  
  — Негр в золоте? — удивлённо не то воскликнула, не то только подумала Луиза. Ещё в бытность сотрудником лаборатории она краем уха что-то слышала о новом «супере», появившемся в городе, но как-то не обращала внимания. Это было где-то далеко и совсем её не касалось. До сегодняшнего дня…
  
  — Я — страж Корпуса Эмроя, — представился атлетически сложенный чернокожий в какой-то футуристической броне. — И вы арестованы за попытку кражи со взломом, мисс.
  
  — Постой! Всё не так! Я могу объяснить! — поняв, что сейчас решается её судьба, девушка была готова пойти на всё, не то что рассказать едва знакомому мужику о секретных разработках прежнего места работы. Он же герой, а герои должны защищать людей!
  
  — Я всё видел, мисс, и те промороженные трупы на углу восьмой и стрит тоже, — холодно отозвался мужчина и, более не обращая внимания на её выкрики, взлетел в воздух, таща её на буксире.
  
  Как не билась девушка, но из плена силового поля выбраться не могла, а вскоре они замерли у полицейского участка, где негр и передал её с рук на руки, попутно сообщив, что переслал видеозапись с результатами взлома и трупами к ним на сервер. Это был полный провал. Луиза ещё надеялась, что её посадят в общую камеру или, в крайнем случае, отдельный карцер, откуда она всё равно сможет сбежать, выморозив стены или решётки, но нет. Её оставили в приёмной, поскольку, как упомянул один из полицейских, «силовые поля этого парня» продержатся ещё несколько часов, за которые прибудут «компетентные специалисты». Ей оставалось только ждать и надеяться, что эти неведомые «специалисты» будут недостаточно компетентны, но надежда была призрачной.
  
  Спустя полтора часа за ней действительно приехали. Группа невзрачных людей в серых пальто. И на кого уж они точно не были похожи, так это на полицейских и конвоиров. Люди молча подошли к ней, так же молча нацепили какие-то странные металлические перчатки, намертво сцепленные друг с другом, и молча повели из здания. Луиза попыталась было ударить волной холода и рывком скрыться, но… эту самую волну никто из её сопровождающих даже не заметил.
  
  — Можешь не пытаться, силовое поле надёжно отсекает теплообмен между отгораживаемыми участками, — соизволил пояснить один из конвоиров. — Последняя разработка вашего института, мисс Линкольн.
  
  — Да кто вы такие? Куда вы меня везёте?! Мне положен адвокат!
  
  — Мы из правительства Соединённых Штатов. Это всё, что вам необходимо знать. Разве что… Луиза Линкольн трагически погибла при несчастном случае на испытаниях. А мертвецам, как известно, адвокаты не положены, — без малейшего намёка на улыбку сухо сообщил её собеседник.
  
  — Ч-что? — вот теперь ей стало страшно по-настоящему. Её уже похоронили, а значит, могут сделать всё что угодно.
  
  — Зря ты попыталась сбежать. Теперь приводить тебя к сотрудничеству будут несколько иными методами, — с этими словами её затолкали в неприметный тёмно-серый автомобиль и куда-то повезли. Воззвать к своей силе не получалось — это неведомое поле из перчаток прекрасно справлялось с задачей, заключая её в своеобразный защитный кокон. На попытки начать разговор или вызнать что-то ещё окружающие её люди не реагировали. Оставалось только покорно дожидаться своей судьбы и ждать хоть какого-нибудь шанса. Надеяться ей было не на кого.
  
  Вот только кое-кто другой считал иначе. Выбравшаяся за пределы города машина неожиданно встала.
  
  — Что там? — обратился один из сопровождающих к водителю.
  
  — Не… — более он ничего сказать не успел. Подозрительно знакомое золотое сияние охватило всех пассажиров. Миг — и они оказались на улице.
  
  Вокруг был загородный пейзаж, дорога шла сквозь лесополосу, и никаких более машин или случайных прохожих. Куда же её везли? Вроде бы они не так уж и долго ехали, разве есть где-то неподалёку от Нью-Йорка такой «дикий» уголок? Хотя, кое-кто всё-таки здесь был. Висящий в воздухе высокий парень со светлой кожей и правильными чертами лица. На вид он выглядел едва ли не младше самой Луизы, а вот золотой доспех был примерно таким же, как и на том негре. Один небрежный жест пальцев — и окружающие её люди валятся на траву с неестественно вывернутыми шеями. Ещё одно движение — и сковывавшие девушку браслеты разлетаются кучей дорогостоящего электронного хлама.
  
  — Эм… — от увиденного в горле Линкольн застрял ком. — Спасибо… Наверное, — неуверенно поблагодарила юная криомантка, разминая руки. Убежать она не пыталась — хоть её чувства вопили о необходимости данного шага, но разум учёного прекрасно понимал, что от этого «золотого мальчика» ей не скрыться.
  
  — Пожалуйста, — за спиной парня с громким «ВАМ!» раскрылась переливающаяся чёрными и белыми полосами воронка, в которую мгновением позже отправились окутавшиеся светом тела агентов правительства, машина, на которой они ехали, и детали сковывавших её перчаток. Всего пара секунд — и воронка захлопывается, оставляя их вдвоём посреди безлюдной дороги. — С моей стороны было бы неучтиво оставлять девушку в беде, — будто подводя черту под своими манипуляциями, произнёс неизвестный.
  
  — Простите… — увиденное плохо укладывалось в голове начинающей учёной. Только за последние несколько секунд она увидела больше сверхъестественного, чем за всю прошлую жизнь, включая даже собственную мутацию. Уж она-то, будучи не самой худшей студенткой своего курса, хотела верить, что осознаёт примерную сложность мгновенного переноса в пространстве и столь ювелирного контроля конфигурации силовых полей… — но звучит как-то странно, поскольку здоровенный негр в таком же костюме как раз меня в эту «беду» и втянул…
  
  — У нас в Корпусе свобода воли, — пожал плечами её собеседник. — К тому же ты вроде бы пыталась вытряхнуть деньги из банкомата, так что он был в своём праве законопослушного гражданина.
  
  — Нужно же мне было на что-то есть! — неожиданно для самой себя дала волю чувствам девушка. — Эм, простите… — но быстро сообразила, что «наезжать» на существо с такими возможностями, как у её собеседника — плохая идея.
  
  — Понимаю, обстоятельства, бывает, складываются по-разному. И можно на «ты», — неизвестный говорил ровно, без агрессии и негатива, и даже с толикой сопереживания. Она бы без сомнения подумала, что это очередная игра, как с тем охранником, пытавшимся её «успокоить», но уж слишком странным был взгляд этого непонятного парня. Взгляд, коим он беззастенчиво её разглядывал, но не так, как это делают мужчины, глядя на красивую девушку, а так… Как это делала она, рассматривая новый интересный образец перед тем, как записать уже полученные результаты тестирования.
  
  — Ладно… — Линкольн была ошарашена, но головы старалась не терять, тем более что её судьба всё ещё совершенно не прояснилась. — И что дальше?
  
  — Для начала неплохо было бы представиться. Моё имя Эмрой. И я хотел бы предложить тебе работу по специальности. Интересует?
  
  — Э… Но… Я преступница… и опасная нелюдь, — спустя мгновение собственные слова ей самой показались смешными и нелепыми. Уж не тому, кто за секунду отправил на тот свет несколько правительственных агентов, переживать о законности чьих-то действий, да и то, как он их отправил…
  
  — Первое решается хорошим адвокатом или новыми документами, а второе и вовсе глупость, — речь агитатора была прервана бурчанием живота Луизы. Мисс Линкольн от стыда зарделась. — Хм, пожалуй, сейчас не время и не место, чтобы это обсуждать. Как насчёт обеда? Я знаю один неплохой ресторанчик в Джамп-Сити.
  
  — А как же… — беглянка беспомощно оглядела собственные руки, даже в ночных сумерках отчётливо отливающие нездоровой белизной.
  
  — Не беспокойся, эту проблему можно легко решить. Ну так что ты ответишь на моё предложение?
  
  — Хорошо, — девушка прикрыла глаза. Этот Эмрой был странным. Очень странным, но хуже ей всё равно уже быть не может. Да и тот негр сказал, что состоит в некоем «Корпусе Эмроя», уж не этого ли самого?
  
  О том, что парень был явно слишком молод для того, чтобы его именем называли столь серьёзные структуры (а структуры, обладающие ТАКИМИ возможностями, не могут быть не серьёзными), разум Луизы думать отказывался. Да и желание заниматься любимым делом в тёплом местечке, казалось бы, за две недели нервов и стрессов полностью забытое, вспыхнуло с новой силой, пусть и надежда эта была откровенно смешной. Но раз уж этот парень сам предлагает, то почему бы его хотя бы не выслушать? Ведь, в отличие от прошлых «работодателей», что не так давно скоропостижно скончались на этой дороге, он начал знакомство на очень положительной ноте…
  
  — Замечательно, — на лице парня появилась тёплая улыбка. — Тогда прошу за мной, — рядом с ними вновь звонко раскрылась знакомая воронка, и новый знакомый приглашающе протянул к ней свою ладонь. Луиза была всё ещё не уверена, что поступает верно, но… Отступать было некуда.
  
  
Глава 9.
  
  — Начнём с основных деталей, — отпустив официанта, возобновляю разговор с несостоявшейся Киллер Фрост. — Я намного старше тебя, однако в силу ряда причин моё тело растёт в несколько раз медленнее, чем у людей.
  
  — А-а-а… — Луиза пребывала в перманентном замешательстве ещё с момента, как мы вошли через главный вход данного ресторана и без всяких препятствий расположились в одной из отдельных комнат.
  
  — И второй момент. Для всех окружающих мы с тобой респектабельная, но ничем не примечательная семейная пара, которая не вызывает никаких вопросов, любопытства или нехороших мыслей. Ни один из сотрудников сего заведения не сможет описать наши лица, одежду и внешность, да и не вспомнит о нашем визите уже через пару часов. Все видеокамеры и прочая следящая аппаратура, вплоть до орбитальных спутников, которые были бы направлены на эту точку, также не зафиксируют наших передвижений. Кроме того, имей в виду на будущее, что для абсолютного большинства окружающих я выгляжу как мужчина тридцати-тридцати пяти лет, потому делай на это поправку при общении.
  
  — Понятно, — эхом отозвалась девушка, на лице которой крупным шрифтом была написана фраза из трёх слов, с аббревиатурой «WTF?»*(1).
  
  — Ваш чай, — к нам заглянул официант с подносом, где, источая приятный аромат, парил глиняный заварник.
  
  Кивнув человеку за оперативность, я дождался, пока он расставит посуду и удалится, после чего наполнил себе чашку.
  
  — А ещё я телепат и меня нельзя заморозить, — отпив горячий напиток, добиваю девушку очередным фактом.
  
  — То есть вы… — от рук запаниковавшей девушки по столешнице начала распространяться наледь, которую я, впрочем, тут же убрал тепловым зрением — портить мебель и содержимое чайника мне совершенно не улыбалось.
  
  — Во-первых, успокойся и постарайся мыслить рационально, — делаю ещё один глоток, как ни в чём не бывало глядя в глаза шокированной учёной. — Как ты успела убедиться, я обладаю возможностями, много превосходящими твои собственные. Замораживать я, к слову, тоже умею, — в доказательство я легонько дунул на свою чашку, задействуя ледяное дыхание криптонцев, после чего показал ей получившийся кусок льда. — Это для того, — лёд вновь обращается в жидкость, чтобы я мог сделать ещё один глоток, — чтобы ты понимала — в качестве лабораторной мышки, из которой пытаются извлечь способ фабричной штамповки металюдей, ты меня не интересуешь. Скажу больше — чтобы разобрать весь твой геном, мне хватит одного волоса. Во-вторых, я сильный телепат и действительно могу многое, но, как несложно догадаться, исходя из данного факта, мыслями окружающих, любого формата и содержания, меня не удивить и не шокировать. Если хочешь, можешь считать меня закоренелым пользователем порносайтов, в том смысле, что случайно засветив трусики, ты такого человека не смутишь и, скорее всего, даже не натолкнёшь на мысль, что он в принципе должен смущаться, — в ответ на данную почти шутку моя собеседница нервно хихикнула, неосознанно перебирая в уме десятки секретов разной степени интимности, которые жутко страшно и стыдно кому-то открывать, особенно телепату… — И в-третьих, как ты уже поняла относительно внушения, — киваю на выход из комнаты, — я могу брать людей под контроль. Однако желай я совершить подобное с тобой, ты бы сейчас сидела не в ресторане, ожидая изысканный обед на несколько тысяч долларов, а у меня в подвале, наслаждаясь постижением веры в истинного бога, после чего даже не задумывалась бы, отчего готова вилять хвостиком по одному моему жесту, как преданная собачка. А теперь постарайся всё это осознать, и я отвечу на твои вопросы.
  
  Мысли девушки судорожно заметались, то и дело бросая её из тихой паники в чёрную меланхолию, оттуда — в истеричное веселье, потом — в холодную решительность, и так по кругу, в разных вариациях и оттенках. Ничего особенно примечательного или опасного в её мыслях не имелось — всё вполне прогнозируемо и банально. Каких бы то ни было психических отклонений я тоже не обнаружил — передо мной сидела разумная и адекватная женщина, прекрасно осознающая тяжесть той ситуации, в которой очутилась, и для собственного спасения готовая пойти очень и очень на многое, практически на всё.
  
  Стюарт, конечно, умудрился подложить мне изрядную свинью со своим вмешательством — было бы куда лучше, если бы её скрутили федералы или любой иной мелкотравчатый герой, которых в Нью-Йорке с окрестностями не так чтобы мало. В этом случае я мог бы предстать в глазах Линкольн чудесным принцем на белом коне в полном соответствии со всеми сказочными канонами, что заметно облегчило бы её привязку, но… Что имеем, то имеем. Разумеется, можно стереть из её памяти образ «негра в золоте», заменив какой-нибудь правдоподобной картиной задержания, но этим я сам подложу себе мину замедленного действия — гарантий того, что она никогда не попадётся в руки иным телепатам, способным снять блокаду с воспоминания, у меня нет, а таким ходом я дам этим телепатам шикарный козырь, позволяющий убедить девушку в том, что за всеми её проблемами стоял я, и я же срежиссировал всё крушение её прежней жизни. Как бы ни сложились у нас отношения в будущем, но такие знания легко превратят преданного друга в злейшего врага, особенно при должной подаче и моральной накачке. Иными словами, никакого желания так подставляться у меня нет, а значит, придётся мириться с её подозрениями, настороженностью и предубеждением, оставленными нашим бравым «чернокожим ветераном войны».
  
  Пока в нашей беседе образовалась пауза, успел вернуться официант, да не один, а с большим подносом в руках. На подносе же находился наш заказ, сделанный ещё перед моей отправкой за мисс Линкольн. Стейки из оленины под грибным соусом, тушеный картофель и овощи на пару в качестве гарнира, зажаренная на углях белуга, подаваемая с лимонным соком, и два вида вина: к рыбе и к мясу. Всяческую мелочёвку, идущую попутной к главным блюдам, и упоминать не стоит. Аромат от яств шёл такой, что и я себя поймал на желании сглотнуть слюну, что уж говорить о девушке, последний раз принимавшей пищу часов двенадцать назад? Пока официант расставлял заказ на столе, Луиза сверлила голодным взглядом тарелку, впрочем, когда её взгляд упал на вино, глаза в удивлении расширились, а ротик явно пожелал неаристократично раскрыться. Тем временем служка сделал своё дело и, повинуясь моему жесту, удалился, оставив нам карточку меню и винную карту.
  
  — Позволь поухаживать за тобой. Какое вино предпочитаешь? Сухое или сладкое?
  
  — Эт-то же «Петрюс?»
  
  — Да, неплохая марка. Особенно удачны у них винтажи 1990 и 1978 года. Рекомендую попробовать, — люди всё-таки весьма странные существа. Перемещение через пространственный прокол эту девушку впечатлило меньше, чем предложение угощаться вином всего лишь по пятнадцать тысяч долларов за бутылку. Обыденная роскошь воспринимается более удивительной, чем маленькое чудо.
  
  Немного поколебавшись, Луиза всё-таки протянула мне бокал, куда я и налил рубинового цвета жидкость. Налил совершенно обыденно, без всяких выпендриваний, стеканий по стенкам и прочих странных ритуалов. Зато ошарашенный взгляд на «святотатца» от молодой учёной меня позабавил. Впрочем, сразу вино пить мы не стали — немного «подышать» напитку было всё-таки необходимо. Ну а пока можно было налечь на оленину и рыбу.
  
  — Не знал, что помимо научных талантов ты ещё и разбираешься в винах, — позволив первым кускам мяса провалиться в желудок, я завёл неспешный разговор.
  
  — Я и не разбираюсь, — неуверенно (но голод всё-таки пересилил мандраж) проглотив кусочек рыбки, политый лимонным соком, и прикрыв глаза от удовольствия, ответила девушка, — но у нас в институте было несколько ребят из… крайне обеспеченных семей. И порой они устраивали пирушки, куда и приглашали всю группу. И, разумеется, там они не могли не просветить всех желающих, что за вино подаётся на вечере и сколько оно стоит.
  
  — Понятно. Тот, кому нечем больше хвастаться, бахвалится деньгами. Но не будем о них. Я предлагаю поднять бокалы за нашу встречу. Надеюсь, она доставляет тебе столько же удовольствия, сколько и мне.
  
  — Уж точно больше, чем встреча с твоим «коллегой», Эмрой, — слегка ворчливо отозвалась моя голубовласая собеседница, однако даже без телепатии было видно, что, распробовав вкус пищи, девушка стала куда благодушнее.
  
  — Он скорее мой подчинённый, и его работа заключается в защите вверенной территории, а на тебе висят четыре трупа, как минимум один из которых точно проходит по категории невинной жертвы. И будем смотреть правде в глаза: любой полицейский на его месте тебя бы пристрелил. Просто на всякий случай.
  
  Луиза замерла, не донеся очередной кусок рыбы до рта всего какой-то сантиметр. Да, я специально поднял эту тему — лучше расставить все точки над «i» сразу, пока мы не приступили к обсуждению её дальнейшей судьбы, чем потом терпеть закидоны, вызванные беспочвенными иллюзиями.
  
  — И за что мне такая честь? — спустя минуту мрачно спросила девушка, избегая смотреть мне в глаза. Подразумевала она не только общение и дорогой обед, но и отсутствие перепрошивки её личности. Последнее волновало её даже больше, с учётом собственных трупов и явного пренебрежения чужими жизнями с моей стороны, памятуя судьбу агентов правительства. Всё-таки она умная девочка — быстро всё сообразила.
  
  — Вмешательство в работу мозга неизбежно сказывается на его работоспособности. Любое внесение посторонних директив нарушает гармоничную структуру личности, а вместе с ней и навыки применения знаний, накопленных этой личностью за её жизнь. Чем сильнее вмешательство, тем острее деструктивный эффект, и как следствие — с определённого момента мы получаем верного, но тупого болванчика с минимальным объёмом творческого мышления и полезной инициативы. Как ты понимаешь, это банально невыгодно ни в каком ракурсе, — я сделал глоток из своего бокала. — Даже если таким образом создавать секс-рабынь, — Линкольн вздрогнула, — то результат будет сравним с резиновыми куклами. Абсолютно одинаковыми, безвольными и пресными, как фабричная штамповка. Возможно, для серой массы обычных безликих людей это и привлекательно, но для того, кто способен данную операцию провести… — я сделал паузу, неопределённо поведя плечами. — Представь Лекса Лутора с резиновой куклой и скажи, веришь ли ты, что его это соблазнит.
  
  — Да ему и не нужно… — ошарашенно пробормотала девушка.
  
  — Мне тоже, — улыбаюсь, беззастенчиво глядя ей в глаза.
  
  Разумеется, я сильно недоговаривал. В частности, чтобы превратить женщину в секс-рабыню, абсолютно не обязательно курочить её личность до описанной степени. В конце концов, секса хотят все существа, у которых есть разделение по половому признаку, это заложено в них природой, и человеческие, криптонианские, марсианские и все прочие женщины тут не исключение. А слегка изменить критерии наиболее желанного партнёра или малость ослабить скрепы воспитания, заместо них усилив область стремления к удовольствиям — и вуаля, любая девушка сама на тебя бросится с полным осознанием и здравым рассудком. Другое дело, что «это» — инстинкты, ими по определению управлять проще всего, а вот вещи осознанные, выстраданные жизненным опытом и прожитыми годами, таким лёгким вмешательством уже не изменишь и не симулируешь. Та же собачья верность должна быть на чём-то основана, и это что-то обязано являться значимым и весомым в рамках существующей модели личности и сформированной ею системы моральных координат. Потому я и вожусь с Памелой, Барбарой, Флойдом и кучей других людей, бережно выстраивая отношения реальными действиями и поступками, влияющими на их судьбу, а не тащу всех промывать мозги. Так же и с Луизой — лучше потратить немного времени и получить по-настоящему верного последователя, способного адекватно решать как свои, так и мои проблемы без понукания сверху, чем безвольную марионетку с околонулевой ценностью в действительно серьёзных делах.
  
  — А чего тебе вообще нужно?.. И кто ты, чёрт возьми, такой?! — большей частью пытаясь скрыть свою внутреннюю растерянность, повысила голос криомантка.
  
  — Бог, — лаконично ответил я, приступая к оленине.
  
  — Что?..
  
  — Я бог, — повторяю, не поднимая лица от мяса. — Не тот, который библейский — его не существует… — прерываюсь, чтобы сделать глоток вина. — Как минимум, в этой плоскости бытия. Я ближе к тем, кого вы знаете по легендам и мифам Древней Греции, только происхожу не с Земли. Что же до моих желаний, то их много, но одно из основных заключается в уничтожении той камнемордой твари, которая пару лет назад устроила вторжение на Землю. Ты его видела — эпическое сражение в Метрополисе крутили по всем каналам пару месяцев. И ты кушай, а то остынет.
  
  — Как можно есть в такой обстановке?.. — тихо выдохнула девушка, но послушалась, и за столиком вновь установилась тишина.
  
  Несколько минут в комнате стоял только мерный стук вилок и ножей, редкие звуки глотков и тихие ноты фоновой музыки, доносящиеся из общего зала. На юную учёную я практически не воздействовал, отсекая только самые глупые попытки истерить или забиться в «раковину», хотя, справедливости ради, она и сама неплохо с собой справлялась, пытаясь трезво осмыслить всё услышанное.
  
  — А Супермен тоже бог? — первой нарушила молчание Линкольн.
  
  — Нет, он представитель одной древней и очень развитой расы с планеты Криптон.
  
  — А Бэтмен? — с подстёгнутым любопытством продолжила девушка.
  
  — Бэтмен — человек.
  
  — Но… Погоди! Бэтмен же летает по небу, перемещается через тени, может превращаться в туман, пьёт кровь, и у него огромные крылья, как у летучей мыши! — скопом вывалила на меня сюжеты местного фольклора криомантка.
  
  — Нет, он просто тренированный мужик в навороченном костюме и с хорошими знаниями человеческой психологии, — а ещё немного псих… Богатый псих.
  
  — Ещё скажи, что знаешь, кто он…
  
  — Я знаю, кто он.
  
  — … — по голубым глазам без всякой телепатии ясно читалось, что меня подозревают в насмешке, но мой серьёзный взгляд и спокойная поза мешали этим подозрениям окончательно перейти в уверенность. — Ты шутишь, да?
  
  — Нисколько, — отправляю в рот очередной кусочек мяса. М-м-м, восхитительно.
  
  — А Флэш? Он тоже человек?
  
  — Метачеловек. Обрёл свои силы примерно так же, как и ты — в результате неудачного научного эксперимента. Завсегдатай «Лаборатории Стар», хотя с началом своей геройской карьеры почти забросил научную деятельность.
  
  — А я? От меня ты тоже ждёшь геройской карьеры? — глаза девушки напряжённо сощурились, хотя внутри она скорее трепетала от близости неприятной перспективы. — Чтобы я «защищала вверенную территорию», как тот черномазый качок?
  
  — Я же говорил: я предлагаю тебе работу по профилю, — встав, подливаю ей вина, так как бокал уже показал дно. — Как мне известно, твоя основная специальность — твердотельная электроника и сверхпроводники? — под моим взглядом Луиза неуверенно кивнула. — Вот и получишь лабораторию, оборудование и несколько интересных задач. Есть ряд институтов, здесь, на западном побережье, где я являюсь спонсором, можно устроить тебя в один из них на твой выбор. Кроме того, вскоре будет закончен исследовательский центр на одной из лун Сатурна, где тебя уж точно не достанет никакое правительство США. В последнем случае персонала ещё немного — работы и оборудование там будут совсем иного порядка, и кого попало к ним не допустишь, но полный соцпакет и ежемесячный отдых на любых курортах мира гарантированы.
  
  — Не слишком ли щедро? — осторожно переспросила девушка, настороженно оглядев свой бокал с вином и переведя столь же встревоженный взгляд на меня. Думала она при этом об уровне своей компетентности, и думы эти были очень невесёлые, можно сказать — с ярким оттенком самоуничижения.
  
  — А почему нет? — вскидываю бровь, расслабленно привалившись к спинке сидения. — Давай смотреть правде в глаза: у тебя нет выбора. Или стать подопытным кроликом в одной из секретных лабораторий правительства, или податься в криминал со всеми его прелестями. Свободной и спокойной жизни тебе теперь не светит ни при каких обстоятельствах, сумей ты даже сбежать в Австралию и поселиться на какой-нибудь заброшенной ферме. С твоей внешностью и сугубо гражданскими навыками вычислят тебя в порядке рабочего вопроса. А вычислять тебя будут — слишком уж интересный для любых силовых ведомств планеты результат ты получила. Не одни, так другие попытаются наложить на тебя руки, и рано или поздно у кого-то это получится. Единственная твоя надежда — что им удастся воспроизвести эффект без твоего участия, но надежда эта, уж поверь лучшему генетику на сотни световых лет во все стороны, весьма призрачная. А потому выбора у тебя нет — никто не предложит тебе лучших условий и не станет защищать лично тебя в случае опасности от конкурентов, а для меня это не сложно.
  
  — Но я же не гений! — вспылила девушка. — Не светило науки! И даже мой результат — это не мой результат, а случайность, в которой я ничего не понимаю! За что мне такие привилегии?! Или ты хочешь сказать, что не понимаешь значения слов «ежемесячный отдых на любых курортах мира» для подавляющего числа жителей страны?!
  
  — Понимаю, — позволяю проявиться на лице снисходительной улыбке. — А в тему гениев… Я знаю нескольких. И да — ты не гений, но ты и не дура. А твои амбиции выбиться в начальники лабораторий — и вовсе прекрасная вещь. Видишь ли, гении — это хорошо, но всегда должен быть кто-то, кто направляет их деятельность в нужное русло и следит, чтобы на почве своей гениальности они не слишком из этого русла выплывали. Гениев я, смею надеяться, найду, благо ценят их, как правило, очень незначительно, пока жизнь не прижмёт. А вот найти надёжных администраторов, которые помимо личной преданности будут обладать способностью понять, чем именно заняты их подопечные, и даже дать дельный совет по теме вопроса — вот это проблема. Ты даже не представляешь, насколько сложно отыскать компетентного специалиста, который не будет каждую минуту думать о том, чтобы присвоить достижения своих подчинённых, или чернейшей завистью завидовать их способностям. Все такие или владеют собственными компаниями, или уже намертво трудоустроены иными владельцами. Ты же в этом плане подходишь почти идеально, единственный твой недостаток — это отсутствие реального опыта, но этот недостаток из тех, которые исчезают сами собой. В остальном: ты красива, а значит, не будешь страдать комплексами из-за внешности, ты обладаешь сверхспособностями, а значит, не будешь завидовать возможным коллегам с чем-то аналогичным, ты сама хочешь заниматься этим делом, так что будешь на своём месте, и наконец, даже если ты захочешь, ты никому не сможешь меня продать, ведь все, кроме меня, тебя обязательно кинут, и ты это прекрасно понимаешь. Как видишь — всё одно к одному, так почему бы мне не быть щедрым, практически за так получая столь ценного сотрудника?
  
  — Ха… — Луиза залпом опрокинула в себя содержимое бокала, совершенно выбросив из головы, что это она недавно смотрела на меня как на святотатца за одну только манеру наливать. — Хороший метод вербовки…
  
  — Ты бы предпочла, чтобы я разливался розовым сиропом и давал все ответы в стиле пресс-секретаря Белого Дома — так же скользко и невнятно?
  
  — Нет уж, лучше как есть, — быстро открестилась девушка, утыкаясь взглядом в свою тарелку.
  
  В следующие несколько минут я мог наблюдать, как вилка учёной безвольно копается в содержимом блюда, а сама она, полностью отстранившись от мира, хмуро перебирает в уме картины прошлой жизни, будто прощаясь навсегда. Не люблю лезть людям в душу в такие моменты, потому от вмешательства я воздержался.
  
  Моя часть обеда потихоньку таяла, как и количество вина в бутылках. Линкольн тоже постепенно преодолела меланхолию и вновь взялась за пищу с прежним энтузиазмом. Моё предложение она приняла. Окончательно.
  
  — Кстати, а ты не хочешь в качестве хобби поучиться на бармена? Производить кубики для льда и охлаждать напитки прикосновением — бесценный талант, — нарушаю тишину, ощутив, что собеседница к этому уже готова.
  
  — Но… Я же учёный! А это… это… — совсем не поняла ход моей мысли девушка.
  
  — Я и сказал — как хобби. Например, у меня есть одна очень талантливая девочка, которая вовсю учится на генетика, но это не мешает ей быть моим садовником. И заметь, удовольствие она получает неописуемое.
  
  — Хм-м… И зачем это тебе?
  
  — Мне нравятся красивые девушки, лицезреть их доставляет мне форменное наслаждение, — с улыбкой салютую ей бокалом.
  
  — Ты знаешь, что ты очень странный?
  
  — Нет, я просто точно знаю, чего я хочу. Кстати, как ты смотришь на то, чтобы я тебя соблазнил?
  
  — Ну, знаешь ли!.. — девушка подавилась воздухом.
  
  — То есть принципиальных возражений нет? Хорошо! Как насчёт сходить сегодня вечером в Парижскую оперу? У меня как раз есть окно в графике.
  
   — Н-но… у меня нет платья… — тьма… Сколько паники.
  
  — Так подойдёт? — провожу в воздухе рукой с кольцом, надевая на криомантку немного модифицированный вариант униформы… Немного… Под стандарты классического земного вечернего платья.
  
  — А?.. — Линкольн в полной прострации уставилась на комбинацию золотой и чёрной ткани, элегантно облегающую её фигуру.
  
  — Так каков будет твой положительный ответ?..
  
  
***
  
  Утро встретило меня приятной прохладой и хлопьями инея, припорошившими постель, извилисто взбирающимися на стены и живописно свисающими с потолка. Что ни говори, а с мужчинами у Луизы будут проблемы — далеко не каждый в принципе переживёт подобную ночь, не говоря уже о том, чтобы повторять данный опыт регулярно. Конечно, девочка ещё плохо себя контролирует, но, боюсь, в данном случае это не аргумент. Тут ведь как? Или получаешь удовольствие, или полностью себя контролируешь, а полумеры… Не в таких обстоятельствах.
  
  Скосив взгляд на правое плечо, я невольно улыбнулся. Очень уж трогательно выглядела белокожая, сладко сопящая мордашка девушки в обрамлении голубых волос. Даже сейчас она потихоньку вытягивала тепло из моей руки, плотно зажатой между её верхними достоинствами и для надёжности обхваченной верхними же конечностями. Правая нога криомантки также была вольготно закинута на меня в, как я подозревал, неосознанной попытке согреться. Будь на моём месте простой человек — и такая компания за минуту обратила бы его в застывший кусок льда, я же наслаждался приятной свежестью и мягкостью податливого женского тела.
  
  На самом деле, давно надо было скинуть стресс, и хорошо, что мне так удачно подвернулась эта, без сомнения, примечательная «суперзлодейка» данной вселенной. Насколько я знал, имя «Киллер Фрост» в разных вариациях Земли носили разные женщины. В частности, лучшая подруга мисс Линкольн, Кристалл Фрост, тоже имела все шансы заполучить это имя и эти способности, и кому повезёт в данной реальности — до самого последнего момента мне оставалось только гадать. Конечно, сам феномен такой вариантности с людьми, даже не являющимися родственниками, был любопытен, и генетические исследования надо будет провести с обеими девушками, но, в общем и целом, впервые за последние недели я был полностью удовлетворён жизнью. Ну… Может, самую чуточку настроение омрачала малая выносливость партнёрши, но это такие мелочи, право слово. К тому же в сравнении с обычными людьми Луиза всё же была крепче, уж мне ли не знать…
  
  В любом случае, это было интересно и необычно, да и самой девушке скинуть стресс древнейшим методом было очень даже полезно. Ну и в будущем можно будет повторить… Неоднократно.
  
  Ещё раз улыбнувшись, на этот раз своим мыслям, я бросил ещё один взгляд на криомантку. И недолго думая повернулся набок, осторожно коснувшись свободной рукой обнажённой спины девушки. Та не шелохнулась, и я начал нежно спускаться ниже, исследуя изгибы шелковистой кожи, но так, чтобы не разбудить голубовласую красотку раньше времени…
  
  К сожалению, имелась и небольшая ложка дёгтя в той бочке мёда, что принесло мне приобретение данной сотрудницы. Проект собственного исследовательского центра на, точнее, под поверхностью Титана*(2) придётся форсировать. С постройкой самого комплекса лабораторий проблем не было — дроны с этим уже почти справились, проблема была с персоналом. Я обоснованно опасался начинать работу подобных структур до отражения грядущего вторжения Апоколипса, ведь сканеры Планеты-Ада могли и заметить такую базу, несмотря на всё экранирование, ибо, как ни крути, а доступа к лучшим образцам технологий у меня не было. А раз открытие не планируется ещё пару лет, то и с подбором кадров я особо не спешил — хватало и более насущных вопросов. Теперь же придётся заняться и этим, а ведь я только успел разгрестись с недавними приобретениями в промышленном секторе. Между тем, сказанное мной Луизе было чистой правдой — кого попало в такие дела не допустишь. Мало того, что мне нужны профессионалы, а не дилетанты, так ещё поди найди среди них надёжных, которые не побегут делать себе «мировое имя», едва разберутся в простейших технологиях Апоколипса. Наработки у меня, конечно, были, но…
  
  — М-м-м?.. — невнятно промычала Линкольн, разлепляя глаза, когда моя ладонь слегка сжала её попку.
  
  — Доброе утро, как спалось? — рука продолжала исследовать нижние достоинства Луизы.
  
  — Доброе… — ещё неуверенно ответила не до конца проснувшаяся девушка, но подобное её состояние проходило весьма быстро. Вот в её голове мелькнули события вчерашнего дня, и… — Боже… Меня снял Бог, выглядящий как малолетка… Какой ужас… И, что самое ужасное, мне ещё никогда не было так хорошо… Мр-р-р-р, а что это ты делаешь? — в её голосе скользнули игривые нотки, а освободившие мою вторую конечность руки девушки начали выписывать мне на груди различные узоры. Причём в прямом смысле слова — тонкие пальчики оставляли за собой дорожки инея.
  
  — Хм… Знаешь, это звучит почти как негодование, — выпущенная из плена рука по-хозяйски легла на представленный моему взору аппетитный холмик и слегка его сжала. — Неужели тебя что-то не устраивает?
  
  — Да… Я уже проснулась, а ты до сих пор меня не поцеловал, — что же, леди явно не против продолжения наших ночных упражнений.
  
  — Действительно, некоторое упущение с моей стороны, — и, притянув к себе довольно засмеявшуюся криомантку, я принялся это упущение дорабатывать. Судя по яростному ответу, моё начинание было полностью одобрено. Хех, а мне попалась довольно горячая снегурочка, ну, тем лучше, а дела могут и подождать немного.
  
  Чуть позже…
  Луиза, довольно пофыркивая, вылезла из ванной. Настоящей, шикарнейшей ванной с гидромассажем, наборами солей, расслабляющих травяных присадок и пены. После двух недель полубродяжнического образа жизни, где в средствах гигиены был лишь паршивый душ со ржавой водой, заплыв в таком чуде был едва ли не приятнее всего прошлого вечера, включая безумную ночь с настоящим, блин, богом. Девушка довольно потянулась. В очередной раз её жизнь совершила крутой поворот, но в этот раз она искренне надеялась, что к лучшему. Прекрасный ужин, галантный кавалер и бытовой комфорт уже были неплохим «задатком». Возможно, этот телепат будет использовать её, да чего там «возможно», он едва ли не прямым текстом это сказал, однако если её «использование» и дальше будет столь приятно, она совершенно не возражает, более того, уж себе можно признаться — её новый начальник начинает ей нравиться. Где ещё можно найти парня, что ДЕЙСТВИТЕЛЬНО предугадывает твои желания и, более того, исполняет их? Ведь, если подумать, и этот ужин, и эта ночь ей были нужны куда больше, чем ему… Ведь даже сейчас… Ей хотелось немного побыть одной и на свежую голову обдумать всё, что произошло. И пожалуйста — когда они закончили, Эмрой покинул апартаменты, сказав чувствовать себя как дома и, если будет желание, погулять по резиденции. Обещал вернуться вечером и уже более обстоятельно ответить на все вопросы. Так и влюбиться недолго, хи-хи.
  
  — Так, соберись! Ты — почти что солидный учёный и без пяти минут видный директор лаборатории, тебе не положено мечтательно улыбаться и глупо хихикать! — вопреки своим словам, девушка весело хмыкнула себе под нос и, надев специально приготовленную для неё одежду, отправилась изучать округу. Для начала, было бы неплохо узнать, где тут можно добыть пропитание.
  
  Осмотр местных достопримечательностей занял почти что час, за который девушка поняла, что находится она на шикарной вилле где-то в поясе умеренного климата, но что касается самого особняка… Он был странным. Идеально чистый, ухоженный, обставлен со вкусом, но… ни прислуги, ни жильцов, вообще никого. И это давило. Было ощущение, что дом ещё не заселили — слишком много в нём было пустого пространства. Привыкшая к приютской «казарме», эволюционировавшей в комнатку, которую они делили вдвоём с Кристалл в общежитии, а после — к собственной небольшой квартирке, Луиза чувствовала себя не очень уютно в столь просторных помещениях. А потому решила посмотреть, что же скрывается снаружи. Там, в красивейшей беседке, словно сплетённой из стволов деревьев (там даже были живые листья!), она и встретила первого обитателя виллы.
  
  — Эм… Привет? — мисс Линкольн неуверенно окликнула рыжеволосую девушку лет пятнадцати, что, устроившись в беседке, попивала чай, блаженно прикрыв глаза. Помимо чая, на древесном столике покоился объёмный чайник, а также различного вида выпечка и печенье. Желудок, что уже позабыл о вчерашнем пире, требовательно квакнул, напомнив, что кухню в этом доме его (желудка) глупая хозяйка так и не нашла.
  
  — … — та, к кому она обращалась, открыла глаза и повернулась в её сторону, позволяя лучам солнца вырвать из тени её лицо… Имеющее устойчивый бледно-зелёный оттенок. — Привет, — после непродолжительной паузы открыто улыбнулась зеленокожая, сверкая изумрудной радужкой глаз. — Раньше я тебя тут не видела, и на врача ты не похожа… — девочка опустила было голову набок, рассматривая Луизу, но внезапно спохватилась: — О, что-то я совсем одичала, прости. Меня зовут Памела, а ты?
  
  — Луиза. Луиза Линкольн. Я… приехала вчера вечером, — учёная старалась подбирать слова как можно более корректно — о своём статусе в этом доме и том, что можно говорить его обитателям, она не знала, а потому опасалась сболтнуть лишнего. — А почему ты упомянула врача?
  
  — А, — отмахнулась её собеседница, — у меня были некоторые… проблемы, вот Эрик и организовал нужных специалистов, предварительно вытряхнув глупость из головы.
  
  — Эрик? — Луиза никаких Эриков не знала.
  
  — Эмрой, — дёрнула плечом Памела. — У него много имён. Ты ведь тут тоже оказалась его волей?
  
  — Да, он вытащил меня из крупных неприятностей, — призналась учёная.
  
  — Меня тоже… — зелёные глаза с новым интересом осмотрели Линкольн. — Правда, в тот момент я ещё не понимала, насколько эти неприятности могут быть большими. Да, и что ты стоишь?! Присаживайся! — подросток нетерпеливо поёрзала на своём месте, прямо как нетерпеливый ребёнок.
  
  — Тут вроде бы некуда… — замялась криомантка. В ответ Памела с улыбкой шевельнула пальцем, и из земли буквально выросло удобное плетёное кресло.
  
  — Чаю?
  
  — Э-э-э… Так ты тоже… имеешь способности? — кое-как справившись с первым удивлением, Луиза осторожно присела в кресло и даже пододвинула к себе вазочку с печеньем.
  
  — Тоже? — выцепила главное её собеседница. — Значит, и у тебя они есть? Здорово! А какие? Покажешь? — насевшая на неё девушка-подросток явно отличалась гиперактивностью… — Кхм, прости, — одёрнула себя повелительница растений спустя секунду. — Тут просто мало с кем можно поговорить. Брюс — педантичный зануда, из которого слова не вытянешь, док всё время что-то мутит, пытаясь меня лечить, а Эмрой частенько занят, и отрывать его от дел как-то неприлично, вот я на тебя и накинулась.
  
  — Ясно, — протянула Луиза. — Ну, если тебе интересно, я могу сильно понижать температуру вокруг себя, не знаю точных пределов, но близко к нулю по кельвину.
  
  — Пожалуй, в теплицы к себе я тебя не пущу, — резко став серьёзной, с некоторым подозрением сощурилась на новую знакомую Памела.
  
  — Эй, я могу контролировать свои силы… почти, — вспомнив, в каком состоянии утром была комната, поправилась Луиза.
  
  — Возможно, — всё ещё с настороженностью отозвалась её собеседница, — но Акалифа, что сейчас растёт у меня в теплицах, очень чувствительна к температурному режиму и не переносит холод. Так что держись от моих деточек подальше! — в последней фразе звучала явственная угроза.
  
  — Ладно-ладно, не нужно нервничать, — подняла руки в примирительном жесте мисс Линкольн.
  
  — Да… хорошо, — Памела полезла в карман и достала оттуда блистер с таблетками, выдавила пару в руку и отправила их себе в рот, запив чаем. — Извини. Из-за некоторых генетических особенностей я излишне резко реагирую на угрозу для зелёного мира. Особенно для редких растений. Ещё у меня случаются резкие перепады настроения, потому не принимай близко к сердцу.
  
  — Ничего, понимаю. Порой от способностей больше проблем, чем пользы, — дипломатично ответила Луиза. — Давай лучше сменим тему, и я бы не отказалась от чая — найти кухню я так и не смогла.
  
  — Конечно, — её собеседница протянула руку к одной из лоз беседки, на которой уже выросли изящная деревянная чашка и блюдце. Секунда — и криомантке уже наливают ароматный отвар.
  
  — Давно ты тут?
  
  — Я особо не слежу за временем, несколько месяцев или около того, — пожала плечами зеленокожая девушка. — Лечусь, учусь и подрабатываю садовником в саду у Бога.
  
  — С-садовником? — чуть не подавилась напитком Линкольн.
  
  — Ну да, — вновь пожала плечами дриада-садовник. — Почему бы и нет? Мне нравится возиться с растениями, а заодно и в саду красоту навожу.
  
  — Боже… Я же думала, это просто шутка, — Луиза зажмурилась и встряхнула головой. — Да нет, быть того не может.
  
  — О чём ты? — заинтересовалась её визави.
  
  — Эмрой, когда предлагал мне работу, упоминал должность бармена по совместительству с основной профессией. Мол, мгновенно охлаждаемые напитки и кубики льда — это хорошо.
  
  — Ха-ха… Хи-и-и, — искренне рассмеялась Памела. — Вот ты меня понимаешь. Представь, какое у меня было лицо, когда этот тип предложил мне работать у него садовником! Это после того, как я полчаса пыталась его раздавить древесными стволами, насадить на шипы, расплавить кислотой, отравить токсинами, и так по кругу на условиях, что если не справлюсь, то буду принадлежать ему целиком и полностью! Я уже с жизнью попрощалась, когда время истекло, а он… Садовником!
  
  — Да-а-а, — с учётом того, что уже показал Эмрой, картина должна была быть эпической…
  
  — Так что… хи, учись смешивать коктейли! — продолжила хихикать рыжеволосая, отпив из своей чашки.
  
  С Памелой они проболтали ещё несколько часов. Что поделать — обе они успели соскучиться по общению, когда можно вот так потрещать ни о чём, благо разница в возрасте была у них минимальной, а с учётом похожих проблем, девушки неплохо друг друга понимали. Да чего там — за время беседы кости были старательно перемыты всем, кому только было можно, в том числе и хозяину особняка. Луиза даже попробовала осторожно узнать, в каких отношениях означенный хозяин состоит с дриадой. Просто на всякий случай, но Памела то ли реально не рассматривала Эмроя в этом плане, то ли мастерски сделала вид, но, судя по обмолвкам, мальчиками она ещё не особо интересовалась, предпочитая уделять всё своё внимание различной зелени. И нельзя было сказать, что Луиза была этим огорчена. Ну а спустя некоторое время беседа иссякла сама собой по вполне тривиальной причине — печеньки были давно, а подкрепиться с каждой минутой хотелось всё сильнее. Так что дриада, как более опытный постоялец, пошла показывать новой подруге, где в доме можно разжиться съестным. Знакомство прошло удачно.
  
  Несколько дней спустя, Стар Сити.
  — Мисс Серлин Рокет? — для порядка уточнил я, приветствуя вошедшую в кабинет стройную коротко стриженную блондинку в очках и докторском халате.
  
  — Да, верно, а вы?.. — девушка вопросительно вскинула брови.
  
  — Меня зовут Эрик Лэншер, я один из спонсоров данного заведения, — с лёгким кивком обвожу взглядом кабинет ректора Королевского университета Стар-Сити, любезно предоставленный хозяином для нашего разговора.
  
  — Очень приятно, — проявила воспитанность начинающая учёная, — но хотелось бы знать причину вашего визита. Не хочу показаться грубой, но меня сорвали прямо с экспериментальной площадки…
  
  — Я читал вашу научную работу по моделированию архитектуры простейших наномашин. Весьма оригинальный, а главное — толковый взгляд на вещи. Насколько мне известно, вы сейчас заняты в проекте конструирования сверхмалых атомных электростанций, что не совсем ваша область. Я же хотел предложить вам работу по профилю, в качестве старшего научного сотрудника в лаборатории по созданию медицинских нанороботов для внутриклеточных операций. Вот предварительные условия работы и черновик контракта, — подойдя к столу хозяина кабинета, двигаю в её сторону нужную папку, — если желаете что-то дополнить, не стесняйтесь говорить, если это будет в разумных пределах, я с удовольствием пойду вам навстречу.
  
  — Вот так просто, сразу контракт? — недоумённо выпучила глаза учёная, с недоверием подходя к столу и попеременно косясь то на меня, то на бумаги. — Никаких вопросов, собеседований?.. Вы же меня совершенно не знаете.
  
  — Я читал все ваши работы, включая рефераты за каждый курс вуза, и могу смело сказать, что вы мне подходите. Ну и, конечно, моя служба безопасности уже проверила вас на принадлежность к террористическим, криминальным и любым другим незаконным на территории США организациям.
  
  Смерив меня недоверчивым взглядом, мысленно помянув чушь, чудеса и чудиков, блондинка всё-таки подняла и раскрыла папку с контрактом, после чего сосредоточенно сморщила носик, вчитываясь в казённые строки.
  
  Данная девушка была ровесницей Луизы Линкольн, но в отличие от последней, действительно могла претендовать на звание гения. По крайней мере, ряд предложенных ей архитектурных решений при создании нанитов был актуален даже для современных наномашин Апоколипса. Не полностью, конечно, мисс Рокет отчаянно не хватало знания реалий настоящего производства и ряда чисто технологических особенностей процесса (которых в земной науке ещё не знал никто), но сами идеи и направление мысли были совершенно верны. Для едва начавшей взрослую жизнь вчерашней студентки это было феноменально. На моё счастье, никто в мире, включая саму автора, пока не мог оценить её работы должным образом, а потому переманить подающую надежды учёную не представляло проблем.
  
  Разумеется, сложности ещё будут — как показывает практика, чем талантливее человек, тем больше в его голове «тараканов», от совершенно безобидных до мешающих жить и нормально работать, вроде чрезмерно раздутого эго и прочих прелестей. Но, как бы то ни было, сейчас я уже могу смело добавить в свою команду один из «локомотивов прогресса» этого мира. Это не считая остальных кандидатов, визит к которым мне ещё предстоит…
  
  — Хм… — девушка всерьёз задумалась. — Вы правда можете предоставить такие вычислительные мощности?
  
  — Иначе я бы о них не писал. Насколько мне известно, первичная разработка и обкатка алгоритма требует большого количества ресурсов системы, и лишь потом, с оптимизацией, можно уже говорить о «серийном» софте. К тому же расчёты математических моделей для других проектов также весьма ёмкие.
  
  — И всё же, вычислительные кластеры такой мощности… Да и прочее обеспечение… Это всё слишком хорошо.
  
  — При успехе вашей разработки мы сможем «пересобирать» внутренние органы из кровавого фарша, омолаживать организм и значительно расширять его возможности, вплоть до внутриклеточной аугментики. Про операции на позвоночном нерве и лечении черепно-мозговых травм и вовсе говорить не стоит. С учётом возможных прибылей, я готов пойти на определённые риски и вложения.
  
  — Не хочу вас расстраивать, — поджала губы мисс Рокет, — но то, что вы описываете, во-первых, будет очень нескоро, если вообще окажется выполнимо. На данный момент мы теоретически просчитали, что при помощи нано-дронов возможно разобрать структуру, но собрать на её основе что-то иное — задача на два порядка сложнее, а уж про затраты энергии на создание новых молекулярных связей даже думать страшно.
  
  — Проблема энергетики и энергоносителей также решаема. Вполне возможно, что допуск к некоторым нашим прототипам поможет вам снизить себестоимость до коммерчески оправданной, — пусть для начала попробует сама, а чуть позже я покажу ей некоторые инопланетные игрушки. Сразу давать современный уровень Новых Богов не стоит, но достать на том же Римборе чего-то по-проще, превосходящее земные аналоги всего на 3-4 порядка, дело пяти минут. Думаю, в качестве мотиватора такие образцы будут как нельзя кстати, а там уже посмотрим исходя из результатов.
  
  — Хмм… Признаться, вы заинтересовали меня, да и предложение, чего говорить, весьма щедрое, как и условия, — девушка отложила изученные бумаги. — Но раз уж вы собираетесь назначить меня руководителем проекта, могу я взять с собой несколько своих коллег?
  
  — После того, как их проверит моя служба безопасности — разумеется. До этого — увы. Сами понимаете, подобные разработки — не место для случайных людей.
  
  — Я поняла, — согласилась учёная. — Сколько займёт подобная проверка для… шестерых специалистов.
  
  — Около двух недель, — на минуту «задумавшись», сообщаю срок. — Как я понимаю, вы согласны?
  
  — … Да, — расписалась в бумагах мисс Рокет. — Когда я смогу осмотреть лабораторию? Возможно, придётся срочно что-то дозаказывать или переделывать.
  
  — Если вы готовы, то завтра за вами заедет мой представитель и доставит вас на место. Все пожелания также можете направлять ему. И… Добро пожаловать в корпорацию Милленион*(3).
  
  Примечания:
  *(1) «WTF?» — «What the fuck?» Русский перевод — «Что за хрень?», «Какого чёрта?»
  
  *(2) Тита́н (др.-греч. Τιτάν) — крупнейший спутник Сатурна, второй по величине спутник в Солнечной системе (после спутника Юпитера Ганимеда), является единственным, кроме Земли, телом в Солнечной системе, для которого доказано стабильное существование жидкости на поверхности, и единственным спутником планеты, обладающим плотной атмосферой.
  
  *(3)Во-первых, именно Милленион. Во-вторых, да, это пасхалка. В-третьих, она не имеет никакого отношения к Хеллсингу. Повторяю: к Хеллсингу она не имеет никакого отношения. Вообще. И нет, это не значит, что когда я пишу Милленион я имею в виду Миллениум из Хеллсинга! И в-четвёртых, самое важное: граждане жопочтецы и идиоты, я вас ненавижу!
  
  
Глава 10.
  
  15 июня 2008 года. Метрополис.
  — Я на месте, — изящная фигура в футуристического вида костюме замерла на одной из крыш. — Эм?.. Меня слышно? Эмрой?!
  
  — Тебе всё ещё не хватает терпения, Барбара, а это — одна из наиважнейших добродетелей. Тем более для будущего следователя. Или прокурора, ты ещё не определилась? — приятный, чуть насмешливый голос прозвучал по закрытой связи, заставляя юную девушку вновь пожалеть, что она так и не набралась смелости пригласить его на посиделки с выпечкой.
  
  — Ты говоришь в точности как мой отец, — вздохнула школьница.
  
  — Комиссар — достойный и мудрый человек, если бы не его некоторая закостенелость, то, как знать, быть может, и он носил бы такое же колечко, как и ты… — представив себе эту картину и поучения любимого папы во время задержания каких-нибудь маньяков, Барбара глухо застонала.
  
  — При всей моей любви к отцу, это было бы слишком много Джима Гордона на одну несчастную меня!
  
  — Хм-м, интригующе… — с ноткой задумчивого интереса в ровном тоне донеслось по связи.
  
  — Боже, не-е-е-ет! — Барбара, конечно, не поверила в провокацию, но ей нравилась эта дружеская пикировка. — Это же чудовищно и бесчеловечно!
  
  — Говорит мне девушка, менее месяца назад подвесившая боящегося высоты Кинг Шарка на парапете двадцать второго этажа вниз головой, — с лёгкой иронией донеслось в ответ.
  
  — Ещё скажи, что он этого не заслужил! — недовольно нахохлилась Бэтгёрл, которая, говоря по чести, до сих пор не могла простить властям, что этого кровавого маньяка опять решили упечь на принудительное лечение вместо заслуженного электрического стула.
  
  — Ладно, отложим шутки, — легко сменил тему её собеседник. — Ты уже нашла нужное здание?
  Барбара стряхнула веселье — пусть болтать с этим странным типом было действительно очень интересно и весело, но когда Эмрой становился серьёзным, игривость как бы сама собой сходила и с его протеже. Тем более в кои-то веки удалось получить от него персональное задание.
  
  — Почти, — девушка оглядела город внизу, сверяясь с развёрнутой над рукой трёхмерной картой. — Да, нашла, — подтвердила она, углядев нужные ориентиры. — Так чего не так с этим центром? Информацию по нему в интернете я почти не нашла, одна рекламная муть — много пустой трескотни и мало смысла. Там ведутся какие-то незаконные эксперименты, и мне надо кого-то арестовать?
  
  — Отнюдь. Твоя главная задача — обеспечить его безопасность, особенно — присмотреть за его директором, — кольцо мигнуло, и перед девушкой зависла фотография полноватого… карлика. — Доктор Генри Уэрта — великолепный педагог и организатор, посвятивший всю свою жизнь работе с детьми и подростками, страдающими от тех или иных форм социальной несправедливости. Его безопасность приоритетна. Сколько продлится это задание — точно сказать не могу, но ближе к рассвету тебя сменят.
  
  — Кто? — юная героиня уже спикировала на крышу здания и, не снимая оптического камуфляжа, пристроилась в укромном уголке.
  
  — Джон Стюарт, — рядом с фотографией директора учебного заведения появилась карточка облачённого в золотую броню чернокожего мужчины, которого Барбара за прошедший год уже несколько раз видела по телевизору, но повода свести знакомство пока не представлялось.
  
  — И чем же этот док так важен, что ты… — поглощённая предстоящим знакомством с таким же, как она, носителем Кольца Силы школьница тем не менее не упустила момент по привычке залезть во внутреннюю сеть здания и начать вполглаза изучать досье персонала и учеников, выискивая возможные источники проблем. А поскольку читала круглая отличница быстро… — Кхм… Эмрой, а ты в курсе, чему тут учат подрастающее поколение? «Теория телекинеза», «Просмотр линий вероятности», «Телепатия»… — и тут до девушки дошло. — Хотя теперь понятно, почему он тебе так важен… — чувствуя себя очень глупо, рыжеволосая дочь комиссара полиции не смогла удержаться и почти просительно уточнила: — Я угадала?
  
  — Верно, — с ясно читаемой в интонации улыбкой ответил её собеседник. — Последние пятнадцать лет доктор Уэрта занимается детьми с паранормальными способностями. Начинал он с тех, кто не мог эти способности контролировать, что неизбежно приводило к проблемам у окружающих и самих детей. Сейчас его центр уже разработал вполне действенные методики по взятию этих сил под контроль и последующему развитию, но главное его достижение — это организация дела так, что его институт фактически независим от федеральных властей или какого-то одного спонсора. Он действительно заботится о своих воспитанниках и не желает им роли инструментов спецслужб, и персонал подобрал себе под стать.
  
  — И кто-то решил его убрать или взять под контроль силой? — озабоченно нахмурилась героиня, как губка впитывая информацию с «голографического экрана» над своей рукой.
  
  — К счастью, нет. Проблема тут иного рода… Скорее, он может попасть под горячую руку посторонних разборок. Я не могу сказать, когда именно начнутся проблемы, но ждать осталось недолго.
  
  — Понятно, — Барбара уже лихорадочно прикидывала варианты, но с каждым мигом всё больше убеждалась, что кое-чего категорически не понимает… — Только… Что такого может случиться, что могут потребоваться силы аж двух Кольценосцев? — «корпус Эмроя», конечно, звучало тоже неплохо, но Барбара была весьма начитанной девушкой, так что некие существа, нагоняющие жуть на противников и получившие свои силы посредством колец от некоей могущественной сущности, ассоциировались у неё с творчеством некоего Профессора. Правда, настораживало, что закончили эти парни как-то не очень… Но мы-то на правильной стороне! — В конце концов, это же Метрополис! Тут есть Супермен! Что может пойти не так?
  
  — Супермена в Метрополисе нет, равно как и на Земле. Он пропал больше месяца назад, * — словно гром среди ясного неба прозвучал спокойный ответ с той стороны.
  
  — Постой-постой! Его же вчера по телевизору показывали! Да чего там… — девушка быстро зарылась в настройки кольца и, поставив фильтры на скорость, высоту, траекторию… — Вот же он! Всего… в трёх кварталах от меня пролетает!
  
  — То, что ты видишь — это лишь дистанционно управляемый робот с его внешностью и характеристиками, достаточными для того, чтобы ввести население в заблуждение при беглом взгляде. Сейчас Кал-Эла подменяет его кузина Кара.
  
  — Минутку! — Барбара даже вскочила с места своей «лёжки». — Какой ещё Кал-Эл, какая Кара? Я уже ничего не понимаю!
  
  — Как ты знаешь, Супермен — не человек, а пришелец с планеты Криптон, — эта новость не была секретом уже около двух лет. — Кал-Эл — это его криптонское имя. А Кара Зор-Эл — его кузина, она же — Супергёрл. Её как-то раз показывали по новостям. Думаю, она тебе понравится — у вас много общего.
  
  — Т-ты что, знаешь их настоящие личности? — на последнюю фразу своего руководства девушка внимания не обратила, поглощённая открывшейся информацией.
  
  — Да, — как нечто само собой разумеющееся ответил Эмрой.
  
  — Но… — на языке крутилась куча вопросов и ещё больше эмоциональных реплик, с нетерпением жаждущих излить миру её душевное состояние, но Барбара сдержалась. — Как он мог пропасть? Где? Почему?
  
  — У Супермена есть небольшой корабль для космических путешествий, на котором он время от времени совершает исследовательские полёты. В основном — к месту гибели Криптона. Шесть недель назад он отправился в очередную экспедицию, но вовремя так и не вернулся.
  
  — Откуда ты знаешь, что он должен был вернуться именно месяц назад? — закусила губу рыжая героиня.
  
  — Взятый им на работе отпуск длится всего две недели, — последовала обескураживающая правда…
  
  — А он… работает? — Барбара уже ко многому привыкла, но это у неё просто не укладывалось в голове. — Ну… — девушка начала нервно вышагивать по крыше туда-сюда. — То есть… Я имею в виду… Это же Супермен! Зачем ему работать?!
  
  — Ему нравится чувствовать себя обычным человеком.
  
  — Нравится? — не до конца поверила в то, что слышит, рыжая.
  
  Всю сознательную жизнь её тяготила серая обыденность: скучные уроки, одинаковые развлечения, типичные правила — жизнь, ничем не отличающаяся от жизней миллионов других девчонок, которые смотрят те же сериалы, слушают ту же музыку, мечтают о тех же самых новинках моды, одинаково ходят на тусовки, просят о чём-то вечно занятых родителей, обижаются на их отказы и могут рассказать совершенно одинаковые истории на любую житейскую тему. Именно поэтому она когда-то упросила отца отдать её в гимнастику, с упоением изучала все те не слишком честные вещи, о которых можно наслушаться, таскаясь за папой-полицейским на работу, бросалась в сомнительные приключения по защите окружающей среды… Всё, чтобы почувствовать себя хоть немного уникальной! И кольцо сейчас носила тоже не от большой любви к ощущению себя обычным человеком.
  
  — Это долгая история, Рэд, — голос, назвавший её по школьному прозвищу, казалось, мягко улыбнулся. — Если вкратце, то ребёнку не слишком комфортно жить, когда он в любой момент может по чистой случайности сломать матери руку или покалечить отца. Подобное волей-неволей накладывает отпечаток на личность. Но мы немного увлеклись, и как бы мне ни было приятно с тобой общаться, но дела требуют внимания…
  
  — Да-да, конечно! Я всё понимаю! — поспешила заверить патрона школьница.
  
  — Тогда удачи, я на тебя рассчитываю.
  
  — Угу, — буркнула девушка уже после прекращения сигнала. — Ладно, тогда будем сидеть и охранять… — на душе дочери комиссара было как-то странно, и, немного помолчав, она тяжело вздохнула, доставая с пояса банку с содовой. — Эх, не так я себе представляла «индивидуальную миссию от Бога». Хотелось чего-то эпического… — Бэтгёрл грустно присела на карниз и сделала большой глоток газированного напитка.
  
  Именно этот момент выбрал робот Супермена, чтобы пролететь мимо неё… Прямо сквозь стену соседнего здания.
  
  — Пф-ф-ф-ф-ф! Кха! — за краткий миг она окинула подозрительным взором банку, потом подняла глаза на небо, но… ничего. — В следующий раз вместо эпичности нужно заказывать свидание… — откинув в сторону напиток, девушка активировала кольцо и на полной скорости устремилась за странно ведущим себя «Суперменом» — таранящий постройки вокруг академии спятивший робот криптонского производства — явно не то, что требуется для спокойной жизни обитателей означенной академии.
  
  — Стой! — в небе она была не одна — некая блондинка в полусапожках, красной мини-юбке и с эмблемой Супермена на белой футболке попыталась перехватить машину, зависнув у неё на пути. Удар вышел сильный, но робот огромного качка просто снёс миниатюрную фигурку, и прямо вместе с ней на плече продолжил спокойно лететь дальше. — Да стой же ты! — блондинка попыталась вразумить андроида оплеухами, но удары по голове робота видимых эффектов не имели.
  
  Мысленное усилие — и летящий объект охватывают сияющие золотом цепи. Вот только привыкшая к «работе» с относительно слабыми противниками девушка не рассчитала силы цепей, и те с лёгким звоном порвались.
  
  — Тц… — новое усилие — и жёлтые ленты вместо цепей плотно сковывают не сопротивляющуюся жертву. — Вот же дурной силы немеряно, — сцепив зубы прошипела Барбара, отчаянно напрягая концентрацию и почти «упираясь ногами», чтобы удержать рвущийся вперёд «сбрендивший локомотив».
  
  — Эмм… — летающая блондинка, пользуясь остановкой «транспорта», выбралась из «захвата» и удивлённо уставилась на Бэтгёрл. — Спасибо, не знаю, что на него нашло. Кстати, привет!
  
  — Кхм… Здравствуй, — рыжая героиня спешно добавила к лентам ещё несколько массивных конструкций, наконец-то сумевших полностью обездвижить робота. — Уф… Знаешь… Это второе по странности знакомство в моей жизни.
  
  — А у меня первое, — нервно рассмеялась блондинка. — Эм… Не могла бы ты мне помочь и отогнать ро… Супермена из города. Видимо, он переутомился.
  
  — Больше похоже, что кто-то хакнул вашего робота, — возразила Барбара, беря «улов» на буксир.
  
  — Т-ты знаешь? — большие удивлённые глаза.
  
  — Даже если бы и нет, в упор отличить летающего болвана, который не может заметить, во что врезался, от живого человека я способна.
  
  — Да… Точно, — блондинка сконфуженно почесала затылок. — Кстати, я — Супергёрл! Кузина Супермена! — пытаясь скрыть неловкость, с улыбкой представилась девушка.
  
  — Бэтгёрл, эм… Член Корпуса Эмроя! — нашлась с представлением Барбара, но из-за секундного отвлечения внимания едва не выпустила робота, который всё пытался куда-то лететь. — Чёрт! Да что у него за движки?!
  
  — Кольцевой антиграв, вроде бы… — неуверенно ответила блондинка. — Такие используют для челноков орбитального сообщения… Использовали, — поправилась она.
  
  — На Криптоне? — не смогла удержать глупый, но оттого не менее зудящий вопрос героиня Готэма.
  
  — Угу…
  
  — Прости, я не хотела, — черёд сконфуженно мяться настал и для рыженькой, стоило ей понять, насколько тема родной планеты должна быть болезненной для единственных выживших. И тут же поспешила перевести тему: — Надо бы его где-то опустить…
  
  — Да ладно, всё в порядке! — замахала руками Супергёрл. — О! Вон хорошее место!
  
  Вскоре они приземлились в одном из переулков, по вечернему времени суток совершенно пустынному. Барбара тут же зарылась в интерфейс кольца, в то время как блондинка явно стала примеряться, как бы этого железного болвана покрепче стукнуть.
  
  — Нашла! — радостно и вместе с тем озабоченно воскликнула дочь комиссара Гордона, когда перстень отсеял в окружающем город фоне излучений интересный сигнал, никак не вписывающийся в обычные для человеческого мегаполиса радиоволны.
  
  — Чего? — Супергёрл возникла за её плечом меньше чем за секунду.
  
  — Кто-то взломал вашего железного дровосека, сейчас я запеленгую сигнал и начну расшифровку, — не отрываясь от голоэкрана, пояснила Барбара.
  
  — А ты в этом понимаешь?
  
  — Немного… — школьница от напряжения высунула кончик языка. Концентрироваться на нескольких делах одновременно — это непросто. — Вот! — робот послушно замер. — Уф… Только папе не говори, хорошо?
  
  — О том, что ты умеешь взламывать инопланетных роботов? — понимающе просияла улыбкой блондинка.
  
  — Ему для инфаркта хватит и того, что я могу взломать его рабочий компьютер, — слегка нервно улыбнулась в ответ Барбара, запоздало коря себя за не к месту вырвавшуюся подробность. Наверняка на неё так подействовала встреча с такой же как она супергероиней, да ещё и ровесницей, а может, всё дело в словах Эмроя о том, что они поладят — если бы не это, она бы никогда не допустила такой оплошности!
  
  — Замётано! — согласилась криптонка. — Ах да, спасибо за помощь!
  
  — Пока не за что, — Барбара рассеяла удерживающие андроида конструкции из света. — Если в городе есть кто-то, способный взять под контроль такого робота — это проблема. Нужно его найти, пока он не додумался до ещё какой-нибудь гадости.
  
  — Ты права… — её новая знакомая, по всей видимости, только сейчас об этом подумала. — Есть идеи?
  
  — Я отследила сигнал, это недалеко, — Барбара создала над рукой трёхмерную голограмму города с мигающей точкой в нескольких кварталах от них. — Вот тут!
  
  Супергёрл мгновение изучала изображение, а потом обернулась в нужную сторону и сосредоточенно сощурилась. Радужка её глаз слегка засияла белым.
  
  — Лекс-Корп… Кто бы сомневался, — сказала, как выплюнула, скривившаяся блондинка.
  
  — А через одежду так тоже можно? — удивляясь самой себе, продолжила эстафету глупых и неуместных вопросов Барбара.
  
  — Эй! — возмутилась резко покрасневшая блондинка.
  
  — Прости! Уже молчу! — мисс Гордон поспешно прикрыла рот ладошкой.
  
  — Ну… — Супергёрл отвела взгляд, одновременно придавая себе предельно важный и независимый вид. — Если хочешь знать… Это совсем не интересно! — такой ответ физически не мог не вызвать на лице Барбары выражение крайнего скепсиса, но, здраво поразмыслив, тему она решила всё-таки не развивать.
  
  — Так чего там с Лекс-Корп? Старый знакомый? Навещать будешь?
  
  — Можно и так выразиться, — блондинка тяжело вздохнула. — Но общаться с этим типом у меня нет никакого желания. Хотя то, что он смог перехватить управляющий сигнал — это плохо.
  
  — Тогда, — Барбара сама не поверила в то, что сейчас собирается сделать, но что-то безумно-авантюрное, разбуженное где-то внутри всей этой встречей, неугомонно требовало выхода, — у меня есть предложение!..
  
  Некоторое время спустя. Крыша здания неподалёку от центрального офиса Лекс-Корп.
  — Ты уверена? — Кару вся эта затея немного напрягала.
  
  Нет, она была целиком согласна — идея была классная! Так утереть нос этому напыщенному яйцеголовому мерзавцу давно было пора! Вот только девушку терзали смутные подозрения, что когда Кларк вернётся, он будет не в восторге от их выходки… Хотя, ему же не обязательно говорить, что это они?.. Ведь правда?
  
  — Всё нормально, я уже почти закончила, — отозвалась рыжеволосая обладательница чёрно-золотого костюма летучей мыши, увлечённо что-то тыкающая в своём голографическом экране.
  
  — И откуда у Бэтмена такие гаджеты? — зависнув над головой новой подруги, Кара принялась изучать незнакомую технологию. — Даже на Криптоне такого не было.
  
  — Бэтмен тут ни при чём, — отозвалась рыжая. — Я из Корпуса Эмроя, это как Зелёные Фонари, только жёлтые.
  
  — Эм… Ла-а-адно, — попытавшаяся представить себе жёлтых, но зелёных фонарей девушка слегка подвисла.
  
  — О да! Я это сделала! — последний возглас явно относился к её работе, и в подтверждение слов рыжей огромный небоскрёб корпорации Лекса Лутора полностью погас.
  
  — Неужели правда? — Кара обернулась к зданию, не зная, то ли радоваться удачному хулиганству, то ли лететь отсюда на всех парах и делать вид, что её тут никогда не было.
  
  — Да! — рядом поднялась Бэтгёрл. — Полное форматирование всех носителей информации в пределах здания и его подземных этажей. Жёсткие диски, флэш-карты, плееры, камеры наблюдения — на всё теперь только новую прошивку ставить!
  
  — Поверить не могу, что мы это сделали, — против воли лицо кузины Супермена расплылось в счастливой улыбке.
  
  — Да… Классное чувство! — вторила ей напарница.
  
  Две террористки обменялись понимающими ухмылками.
  
  4:37 утра, 16 июня 2008 года. Метрополис.
  Окутанная жёлтым светом фигура чернокожего мужчины приземлилась на крышу, соответствующую выданным координатам. Кокон силового поля погас, и утренний ветерок приятно овеял коротко остриженные волосы Джона Стюарта, да и сам он с удовольствием втянул носом ещё свежий и прохладный воздух. Тем не менее, тщательно оглядев окружающее пространство, бывший морпех недовольно скривил губы.
  
  — И где этот дежурный наблюдатель? — обратился мужчина в пустоту.
  
  Предупреждение о грядущих неприятностях и задание сменить дежурящего у важного объекта коллегу стало хоть и неожиданным на фоне последнего года жизни (вошедшей, к немалому удовольствию отставного военного, в более чем сытную и размеренную колею), но ничего нового для опытного ветерана не несло. Удивляло разве что место, но после объяснений об исчезновении Супермена всё встало на свои места. Делая скидку на оснащение и род занятий — совершенно обычная операция, толком ничем не отличающаяся от смены часовых.
  
  Только вот на посту никого не оказалось…
  
  Тяжело вздохнув, Джон поднёс к лицу руку с кольцом и сосредоточился, передавая продукту внеземных технологий желание найти своего коллегу. Так уж получилось, что создавать разного вида оружие и объёмные конструкции в целом у него выходило в разы лучше, чем использовать иные функции артефакта. При нужде он мог даже небоскрёб сымитировать до мельчайших деталей за считаные секунды, но вот всё, что касалось радиотехники, волновой физики и всяких прочих программирований, получалось сделать только так — отдавая на откуп «дружелюбному интерфейсу» кольца. То, впрочем, ещё ни разу не подводило, вот и сейчас над запястьем мужчины появилось «окно радара» с указанием местности и направления.
  
  — И чего же такого интересно ты нашёл в… Закусочной? — брови негра удивлённо поползли вверх, едва он прочёл название на отображаемом голограммой здании.
  
  Ответ открылся ему спустя меньше минуты, когда бывший морпех завис над очередной крышей. Внизу, на карнизе ресторана быстрого питания, сидели две девчонки возраста этак от пятнадцати до восемнадцати — точно определить было сложно. Одна щеголяла красным плащиком на плечах и большой буквой S в характерном оформлении на обтягивающей футболке. Вторая же явно косплеила летучую мышь, вот только знакомые оттенки угля и золота в её костюме, а также плёнка оптической маскировки, заметная только благодаря его собственному кольцу, разом убивали всякие мысли о случайных людях и совпадении.
  
  — …и он весь такой понимающий и загадочный, а я всё никак не могу решиться и пригласить его! — эмоционально объясняла что-то рыжеволосая девчонка с жёлтым кольцом на руке своей светловолосой собеседнице.
  
  — Проблема… — неподдельно разделила переживания та, делая большой глоток через трубочку из одноразового стакана под газировку.
  
  — Вот и я о том! А если у него кто-то появится? Я даже думать об этом не хочу!
  
  — Кхм, кхм, — выразительно прокашлялся Стюарт, уже спустившись им за спины. Джон ни капли не желал подслушивать девчачьи разговоры о сердечных делах.
  
  Девчонок как гранатой подбросило, и во все стороны полетели початые упаковки из-под картошки фри, наггетсов, бургеров и чёрт знает чего ещё. Некая часть сознания мужчины отстранённо заметила, что «заседание» явно началось не пять минут назад. Девчонки, между тем, уже успели развернуться и дружно зависнуть в воздухе.
  
  — А ты ещё кто? — первой поинтересовалась блондинка.
  
  — Вообще-то это мой вопрос, юная леди.
  
  — Это свои, — поспешно воскликнула рыжая «летучая мышка», заметив символ Корпуса на броне Джона. У неё самой он располагался на пряжке ремня, а вот на груди обнаружился стилизованный символ… Бэтмена. В этот момент бывший морпех понял, что костюм совсем не совпадение.
  
  — Свои? — скептически сощурила голубые глаза светленькая.
  
  — Да, он тоже из Корпуса, — и, уже повернувшись к Стюарту: — Эм, привет. Ты нас немного напугал…
  
  — Прошу простить, — вспомнив основные правила формально-казённого общения времён своей службы, постарался сгладить момент мужчина, стараясь, чтобы его внутренний тяжкий вздох не слишком отражался на лице. О чём думал этот Бог, когда выдавал оружие, сопоставимое с ядерной бомбой, несовершеннолетней девчонке, ветеран просто не представлял.
  
  Впрочем, выяснять отношения при посторонних тоже было не лучшей идеей, хотя за оставление поста и общую бдительность эту пигалицу следовало хорошенько выпороть. Как же хорошо, что у него пока нет своих детей… В общем, он просто составит рапорт, а там пусть у начальства голова болит, сейчас стоило просто уточнить дислокацию и поздороваться с блондинкой, что-то он о ней краем уха слышал — принадлежала она к стану хороших ребят. Джон уже открыл было рот, но намерения его были прерваны банальным звонком телефона.
  
  — Ну что ещё? — недовольно проворчала блондинка, доставая из кармашка на поясе трубку. И уже в неё: — Штаб Супермена на связи!
  
  — Кара, ты слышала новость?! Это так ужасно… — донёсся до невольных слушателей взволнованный женский голос из динамика. На какой-то миг Джон даже удивился, но потом вспомнил, что для перехвата сигнала Кольцу не требовалось даже осознанного желания пользователя, хватило бы и неосознанного любопытства.
  
  — Что случилось? — ничего не поняла кузина Супермена.
  
  Ответную реплику заглушил внезапно ударивший по ушам вой сирен. Очередное утро Метрополиса определённо начиналось не лучшим образом…
  
  За некоторое время до этого...
  Мрачные стены древней цитадели возвышались над поверхностью планеты на многие километры. Нарочито грубая каменная кладка, приличествующая замку какого-нибудь примитивного варварского феодала, соседствовала с сияющими багряным светом шпилями планетарной обороны. Средневековые тканевые штандарты трепетали над многотонными орудиями и посадочными площадками для космических кораблей. Дворец властителей Апоколипса одним своим видом подавлял любую волю к сопротивлению.
  
  Но сегодня не он приковал к себе взгляды всех возможных зрителей, а то, что замерло в ожидании на титанической площади перед окнами цитадели. Испещрённый стартовыми площадками, шпилями оборонительных систем и провалами с неугасимым подземным пламенем, окрашивающим небеса Планеты-Ада в багровые тона, до самого горизонта простирался исполинский плац, в настоящий момент полностью занятый войсками.
  
  Тяжёлые композитные танки, стилизованные под мифических монстров. Сверкающие строгими линиями корпуса орбитальных штурмовиков. Бесчисленные легионы пара-демонов… Все они в торжественном безмолвии ждали слова своего повелителя, созерцавшего армию с балкона своего дома…
  
  — Мои войска готовы, отец, — с достоинством доложил высокий, атлетического телосложения мужчина в чёрно-серой броне с красным орнаментом.
  
  Пламенный взор Дарксайда оторвался от созерцания замерших перед ним рабов, и владыка тёмной ветви Новых Богов обернулся к говорившему. Серое, будто спаянное из мелкого гравия лицо дрогнуло в довольной улыбке, когда его хозяин встретился взглядом с голубыми, полными собачьей преданности глазами того, кто назвал его отцом.
  
  На какой-то неуловимый миг Дарксайд испытал сожаление, что всё это — ложь, и он не может оставить столь полезный инструмент себе, но уже в следующий момент правитель Апоколипса полностью отбросил эти мысли. Мозг криптонца с каждым днём всё больше сопротивлялся постороннему вмешательству, и сеансы ментального перепрограммирования приходилось повторять всё чаще. Недалёк был момент, когда Кал-Эл полностью утратит восприимчивость к стараниям его слуг, а это сорвёт все планы по достойному отмщению этой дерзкой планете и так страстно желавшему её защитить глупцу. Потому… спектакль следовало довести до конца.
  
  — Как будущему королю, тебе, сынок, положен свой собственный штандарт, - улыбка на сером лице стала шире — и по жесту могучей руки послушный пара-демон внёс на балкон полотнище с хорошо узнаваемым гербом дома Эл с Криптона. Дарксайд не отказал себе в таком маленьком, а главное — полезном делу удовольствии и разместил герб на точно таком же синем фоне, какой преобладал в прошлом костюме Супермена.
  
  Подтверждая прогнозы повелителя Планеты-Ада, лицо Кал-Эла дрогнуло в эмоции узнавания, но мальчишку вовремя отвлекла его верная слуга, как всегда изобразив добрую бабушку, переживающую за то, как любимый внук воспримет её подарок.
  
  — Я сама вышивала! — с лживой гордостью поведала морщинистая старуха, мягко приобняв криптонца за предплечье. — Тебе не нравится?
  
  — Нет… — поспешно заверил её бывший Супермен, бросив растерянный взгляд на полотнище. — Просто он кажется знакомым…
  
  Но вот растерянность уступила место холодной решимости, и, сделав шаг навстречу пара-демону, криптонец забрал древко штандарта и, повернувшись к Дарксайду, встал на одно колено.
  
  — Я с честью пронесу его, отец!..
  
  Примечания:
  *Действия разворачиваются в начале второй серии четвёртого сезона (или двенадцатой — третьего, зависит от ресурса, где смотреть) мультсериала «Супермен» 1996 года выпуска.
  
  
Глава 11.
  
  Западное побережье США, пригород Джамп-Сити. Чуть позже…
  — …нападающие ударили без предупреждения. Наши войска оказались не готовы к такому повороту событий. Вся линия обороны НАТО, все линии коммуникации уничтожены всего за пару минут. Но самый сильный шок производит личность предводителя захватчиков. Это — Супермен…
  
  На экране телевизора замерли кадры, снятые каким-то безбашенным репортёром на линии фронта, где мощный, широкоплечий гуманоид высокомерно созерцал ход битвы, стоя под колыхающимся штандартом с красной буквой «S» на синем фоне. Кларк был без шлема, а потому не узнать этот благородный профиль жители Земли не могли…
  
  Всё развивалось практически так, как я и ожидал. Ударный корпус Апоколипса был не столь велик, как при обычной операции вторжения этой планеты, но имея технологии мгновенного перемещения и полный контроль орбиты, Супермен справлялся и так. Огнестрельное оружие мало что могло сделать даже обычным парадемонам, орудия побольше калибром справлялись более уверенно, но всё равно оставались совершенно бессильны против тяжёлой техники, земные ракеты и управляемые фугасы оказались полностью бесполезны против систем радио-электронной борьбы гораздо более развитой цивилизации, связь рвалась мгновенно, техника слепла, солдаты впадали в панику. Кал-Эл методично зачищал один стратегически важный объект за другим, не тратя время и силы на манёвры и захват территории, а просто перемещая свои полки по глобусу через кротовые норы порталов, будто ответственная домохозяйка, поступательно зачищая одно пятно на столе за другим.
  
  Правительства и политики, что ожидаемо, дружно впали в панику на первой же минуте и до сих пор изображали накачанных никотином хомячков в клетке, делая то, к чему привыкли, а именно — истошно заполняли эфир всех средств массовой информации визгами о том, какой подлой тварью оказался Супермен, и что так вести войны — против всех и всяческих правил, но ничего этим не добивались. Что, опять же, более чем ожидаемо. Немногие заявившие о себе герои, вроде Флэша, Бэтмена и Зелёной Стрелы, пока ещё пребывали в ступоре и, по большей части, готовились защищать родные города от вторженцев, по ходу дела обливаясь холодным потом от мысли, что придётся драться с Суперменом. Военные всех стран излагали свою точку зрения исключительно матом, требуя дать им право применить по Кал-Элу ядерное оружие. Пока безрезультатно. Не потому, что ядерные державы оказались так уж гуманны, а потому, что доставить это оружие до организма Супермена в текущих условиях являлось нерешаемой имеющимися средствами задачей. Ну а всевозможные Лиги Теней и прочие достойные представители скрытой от закона грани мира заняли выжидательную позицию. Среди последних пока пребывал и Корпус Эмроя.
  
  Я ждал.
  
  Как и в случае с получением Квардианского Кольца, выдержка и точно подобранный момент будут играть ключевую роль. Можно хоть сейчас вылететь и напасть на Супермена с промытым мозгом. Пусть Кларк физически и мощнее — он старше и дольше «заряжался» под лучами солнца, я же в полную силу войду ещё не скоро, но Кольцо, ментальные способности, магия и некоторый запас криптонита способны не только нивелировать его преимущество, но и даровать таковое мне. Тем не менее всё упиралось в такую банальную вещь, как выгода. Что мне даст «выбивание дерьма» из павшего Защитника Земли? О, несомненно, это будет очень громкое заявление о себе. Тут и интерес Нового Генезиса, и пристальное внимание Дарксайда, да и хозяева Зелёного Корпуса могут заинтересоваться. Не говоря о том, что население Земли просто получит нового «монстра», ещё более могущественного, чем прошлый. А ведь тот тоже начинал как «защитник» и «спаситель».
  
  Так что я сидел в мягком кресле, потягивал неплохой виски и внимательно слушал судорожные крики целой толпы различного народа по «закрытым» и «секретным» каналам. Ситуация должна была достигнуть ключевой точки. Точки, когда все поймут, что «как-то само собой» всё не рассосётся. Момента, когда ключевые фигуры дозреют до осознания того, что происходящее — на самом деле серьёзно. Того самого мига, который определяет слом привычной картины мира и готовности этого мира принять надвигающиеся изменения. Мне было нужно, чтобы все они, от напыщенных конгрессменов до самых могущественных металюдей планеты, ощутили общий, всепроникающий и единый для всех Страх!
  
  Только страх и ощущение своего полного бессилия заставит их пойти на то, что мне нужно, а значит… нужно просто подождать.
  
  Примерно то же время. Где-то на восточном побережье…
  — …так это оружие? — спросил слегка хрипловатый голос — его владелец явно злоупотреблял курением.
  
  — Да. Один заряд если не уничтожит, то стопроцентно выведет из строя любого криптонца, — ответил мощный и хорошо поставленный голос лысого мужчины в деловом костюме.
  
  — Но как мы доставим заряд? Эта тварь может и от пуль уворачиваться!
  
  — Может, но как показывают записи, он слишком самонадеян. Думаю, вполне можно запустить снаряд вместе с обстрелом стандартными боеприпасами, что он с презрением игнорирует.
  
  — Как-то это сомнительно… — всё ещё не был уверен первый собеседник.
  
  — У вас есть другие предложения, генерал? — с лёгкой издёвкой поинтересовался старый враг Супермена. — Желательно — кроме подрыва ядерной боеголовки на собственной территории.
  
  — Ладно, — скрипнул зубами генерал, — бомбу мы действительно всегда успеем скинуть. Как именно вы предлагаете организовать боестолкновение?
  
  — Смотрите, — магнат включил проектор, — войска противника последовательно уничтожают наши базы, сам Супермен появляется только на объектах определённого значения — мелкие гарнизоны его не интересуют. А вот объекты размером с базу Эдвардс всегда удостаивались личного визита. Далее, рассмотрим его маршрут и спрогнозируем следующий пункт. С вероятностью в 93% его следующей целью станет Форт-Уорт.
  
  — Это же крупнейшая база морской авиации на весь юг страны!
  
  — Именно. И у нас осталось очень немного времени, чтобы успеть подготовить ему встречу.
  
  — … Хорошо, — после некоторого колебания согласился генерал, — мы используем ваш план. Но мне нужны следующие точки. Если не получится… Командование уже согласовало применение ядерного оружия. Лучше потерять несколько баз, чем весь мир.
  
  — Прекрасно, генерал. После Уорта он может пойти к трём точкам: Кингсвиль, Корпус-Кристи и Сэм-Хьюстон. Хотя последнее — с наименьшей вероятностью.
  
  — Я отдам нужные распоряжения. Если ваш план удастся, Америка этого не забудет, мистер Лутор.
  
  — Что вы, я просто исполняю свой гражданский долг в меру моих сил и возможностей, — губы магната растянулись в лёгкой улыбке…
  
  Несколько часов спустя. Форт-Уорт.
  Всё шло согласно плану. Насколько это возможно при инопланетном вторжении, возглавляемом летающим неуязвимым уродом, что умудрялся прикидываться другом долгие годы. На кой чёрт он это делал, главу армейского подразделения не волновало — кто этих пришельцев разберёт. Его задача была простой — встретить вторженца с его отрядом из всех стволов и позволить «коллегам» из «особого отдела» шмальнуть чем-то своим. Так себе затея, по скромному мнению полковника Найджела. Уж если Супермена и главный калибр линкора не брал, то что может какая-то едва ли не ручная пукалка? Впрочем, приказы из штаба не обсуждаются, а выполняются. К тому же с альтернативой его ознакомили, и при выборе между мутными типами с их непонятными хреновинами и ядерным ударом по его объекту он склонялся к мутным типам.
  
  Но вот томительное ожидание закончилось, и небеса с мерзким скрипом прорезала световая воронка перехода.
  — Огонь из всех орудий! — отдал приказ полковник. — Истребители, атака по готовности! — и мир утонул в грохоте залпов: стволовая и реактивная артиллерия, танки, зенитки. Всё, что могло стрелять, начиная от систем залпового огня, заканчивая автоматическим оружием в руках пехоты, извергало пламя. И это приносило результаты! То один, то другой уродливый «воин» вторженцев, представляющий собой гибрид какого-то насекомого, носорога и гуманоида, падал с небес. Вот только… несколько танковых выстрелов на одного пехотинца? Это могло бы стать страшным сном полковника, если бы… если бы не лидер этих вторженцев. Тот просто игнорировал всё, что в него отправляли, а уж его ответ… Военный вцепился в бинокль — эта тварь просто повернула голову, и звено истребителей оказалось разрезано! Хорошо хоть парни успели отжать рычаги, хотя, как видел уже немолодой солдат, далеко не всем это помогло — некоторые самолеты начинали гореть с кабины…
  
  Дальше настала очередь зенитных орудий, наносивших наибольший урон «рядовым» вторженцам. Супермен просто подлетел и начал с показной ленцой отрывать технике боевые башни. И он там оказался не один! В какой момент рядом с ним появились ещё две фигуры, полковник уловить не смог — секунду назад их не было, и вот уже один из незваных гостей перехватывает многострадальную башню, а второй… Мужчина пригляделся… Точнее, вторая, пытается заковать вторженца в какие-то светящиеся золотом кандалы.
  
  — Ну где там эти умники с их чудо-пушкой? Сейчас самое время…
  
  Тем временем непосредственно на поле боя.
  — Кларк, что ты вытворяешь? — Кара, напрягая все силы, пыталась отобрать у кузена искорёженный кусок металла, некогда бывший частью зенитного комплекса вооружённых сил США.
  
  — Выполняю волю отца, — сохраняя каменную невозмутимость, ответил Супермен, после чего с некоторым напряжением мышц смог порвать удерживающие его странные цепи и одним ударом вбил помеху в ближайший ангар, расположенный метрах в трёхстах.
  
  — Кара! — выкрикнула девушка в золотистых доспехах, но через долю секунды у неё нашлись заботы и поважнее — земля резко начала меняться местами с небом, мимо пролетели какие-то обломки, а заряд кольца просел сразу на три процента. — Ох… — откинув обломок крыши очередного ангара, страж Корпуса Эмроя вновь поднялась в небо.
  
  Тем временем из своих руин вернулась и Кара. Не став долго размышлять, она просто вдарила Супермену в ответ, отправляя его к звёздам, точнее, к одному из тяжёлых кораблей захватчиков. Столкновения тот не пережил и рванул в воздухе. Девушка ускорилась, спеша перехватить некоторые осколки, чтобы они не накрыли не успевших убраться из зоны столкновения военных, но на середине дела ей в живот прилетел новый, чудовищный по силе удар, от которого потемнело в глазах — пусть они с Суперменом оба криптонцы, но это не отменяло того факта, что он здоровенный шкаф, а она девушка-подросток.
  
  — Носишь мою эмблему и выступаешь против меня?! — с незнакомой злостью процедил сквозь зубы Кларк, одной рукой удержав её за край плаща, а вторую отведя в замахе. — Умри!
  
  — Ааа, о чём я только думаю?! — именно с таким криком охваченная золотым сиянием ножка врезалась в лицо недавнего героя Метрополиса. Получивший в челюсть Супермен отлетел на десяток метров, выпуская из хватки «поплывшую» Кару.
  
  — Супермен, стой! — новый женский голос заставил на секунду отвлечься, за что наступила мгновенная расплата — новый удар и новый полёт, закончившийся в последнем (недавно) целом ангаре. Кольцо просигнализировало о потере ещё шести процентов заряда, но, к немому изумлению Барбары, всё же спасло её от разрыва связок и переломов. А в это время у места, где упала хватающая ртом воздух Супергёрл, продолжалось представление.
  
  — Ты? — обернувшийся после своего удара на голос Кларк вздрогнул и замер с легко читаемым на лице изумлением.
  
   — Да, это я, Лоис, — выбирающаяся из-под завала дочь комиссара Гордона даже застыла на некоторое время в шоке. Лоис Лэйн была довольно известной персоной. И она точно была обычным человеком, и чтобы прийти сюда, на поле боя… Для этого требовалась или недюжинная храбрость, или полное отсутствие инстинкта самосохранения. Её же может убить любой шальной осколок! А тут вокруг всё и так постоянно горит и взрывается!
  
  — Лоис… — Супермен схватился за голову.
  
  — Ты всегда защищал и помогал, а не разрушал! — едва ли не тыкала мужчине пальцем в грудь эта… Освободившейся из-под завала Барбаре не хватало слов, чтобы описать это сочетание наглости, безрассудства и отваги. Зато вполне хватило ума затаиться и ждать. Было бы хорошо вытащить подругу, но сейчас её появление может спровоцировать Супермена на новый виток боя. — Что с тобой случилось?! — продолжала наседать журналистка.
  
  — Я…
  
  — Стал послушным рабом Дарксайда, я полагаю? — холодно подсказал знакомый голос откуда-то сверху.
  
  Бэтгёрл, Супермен и Лоис дружно подняли головы, чтобы увидеть, как над полем боя зависла окутанная золотым светом фигура в плаще. Фигура, не узнать которую готэмская героиня просто не могла! Вот только если у школьницы появление нового действующего лица вызвало радостный прилив энтузиазма, то с лица Супермена его слова разом смыли всю появившуюся мгновение назад растерянность.
  
  — Кто ты?! Как ты смеешь говорить в таком тоне о моём отце?!
  
  — Я? — губы Эмроя тронула странная улыбка. — Я — бог, — и на месте говорившего вспыхнула… звезда.
  
  Барбаре потребовалось долгих несколько секунд, чтобы осознать то, что она увидела: сотни… нет, тысячи лучей одновременно устремились во всех направлениях, безошибочно находя свои цели. Летающие монстры, танки, корабли захватчиков — их всех атака достигла в один-единственный момент, пронзая насквозь, испепеляя броню, оружие и плоть. Свету были безразличны скорость, направление, положение и действия целей, он их просто уничтожил на всём пространстве сражения до самого горизонта. И юной героине было страшно даже представить, какими вниманием и контролем надо обладать, чтобы провернуть такое с помощью кольца…
  
  Звезда потухла… И единственным невредимым представителем захватчиков остался Супермен. Краткий миг его лицо выражало потрясение, пока взгляд в неверии метался по затихшему полю боя, но лишь миг.
  
  — Ты заплатишь за это! — сквозь зубы процедил криптонец, сжимая кулаки. А в следующее мгновение его фигура размылась в ускорении.
  
  — Супермен! — взволнованно выкрикнула Лоис, но её голос заглушил чудовищный раскат грома, пронёсшийся по полю боя, а спустя секунду девушку отбросило в сторону ударной волной, несколько метров протащив по земле.
  
  — Прозвучало… не слишком убедительно, — не поведя и бровью, прокомментировал Эмрой, ладонью остановивший кулак Супермена в нескольких сантиметрах от своего лица.
  
  — А это ещё кто? — всё ещё болезненно морщась и держась за живот, появилась рядом Кара, нетвёрдо держась в воздухе. — Твой приятель?
  
  — Мой босс… — в прострации отозвалась юная героиня, пытаясь представить, что бы стало с её защитным полем, прими она такой удар.
  
  — Умри! — не став играть в словесные пикировки, выплюнул в лицо противнику Супермен и начал испепелять того взглядом. Буквально.
  
  Чёрно-золотая броня Эмроя почти полностью скрылась за алым потоком энергии из глаз криптонца, но прежде чем девушки успели испугаться и что-то сделать, грянул ещё один раскат грома, и бывший герой Метрополиса, взрывая звуковой барьер своим телом, отлетел куда-то за границы военной базы.
  
  — Я им займусь, — повернув голову в их сторону, произнёс парень, которого Барбара мечтала зазвать на свидание. — Проследите, чтобы нам никто не мешал. И… Кара, это тебе, — из поднятой вверх ладони Эмроя, вернее, из света, который её окружал, сформировался до боли знакомый жёлтый ободок, мигом устремляясь к блондинке.
  
  — А?.. Но… Мне? — растерялась девушка, когда Кольцо Силы зависло перед её лицом, но того, кому был адресован вопрос, уже не было на месте, а где-то вдали с грохотом поднялся столб пыли, в котором угадывались жёлтые всполохи.
  
  — Эм, добро пожаловать, — как-то на автомате пробормотала Бэтгёрл, чувствуя себя очень странно.
  
  — Эй вы!.. Чёрт… — раздалось снизу злым голосом безбашенной журналистки. Грязная и помятая Лоис Лэйн раздражённо потёрла лишившуюся туфли ногу и живо замахала рукой в их сторону. — Что это за парень?! — посыпались вопросы, едва героини спустились ниже. — Он что, собирается убить Супермена? Что здесь вообще происходит? И что за кольцо?
  
  Кара и Барбара переглянулись, после чего Кара решительно взяла золотой ободок и надела на палец. Вспышка — и костюм Супергёрл окрашивается в чёрно-золотые тона. Дочь же комиссара Гордона повернулась к журналистке.
  
  — Не думаю, что он будет его убивать. Скорее всего, Супермена обработали каким-то психотропным средством и внушили ложные воспоминания. Думаю, Эмрой попытается вернуть его в норму… — небеса пронзило ало-золотой вспышкой, а через некоторое время до базы донёсся новый гром. — Наверное… — уже менее уверенно добавила школьница, скосив взгляд в ту сторону, где шла битва…
  
  То же время, где-то в атмосфере Земли.
  — Тебе никогда не приходило в голову, почему, имея столько способностей, всякий раз, когда мы сталкиваемся с кем-то подобным нам, мы бьём друг друга в лицо? — утерев струйку крови из разбитой губы, интересуюсь у Кларка, пока он пытается порвать очередные сковавшие его цепи света.
  
  — Нет, — криптонец напрягся, и конструкция лопнула, выпуская его на свободу. — И почему же?! — тот самый удар в лицо устремился ровно мне в нос.
  
  — Потому что это приятно! — отвести удар, продолжить движение и зарядить «локтем в ухо» противнику, сдобрив удар физический ударом ментальным.
  
  Итак, Супермен решил одним махом сократить военно-воздушные силы США в регионе раза в два, а то и в три путём зачистки данной базы. Лутор решил воспользоваться моментом и прикончить давнего врага одним ударом, не постеснявшись лично доставить в капкан своё «супероружие» на криптоните, ожидая только удачного момента для выстрела. Я решил под шумок «легализовать» Корпус и набрать туда массу интересных личностей. Лоис Лэйн решила, что её бессмертное величество должно достучаться до мозга любимого ухажёра и тем самым всех спасти. Факт того, что ей случайно удалось прибыть для съёмок новостей о ходе войны именно туда, где и должен был появиться означенный ухажёр, спишем на журналистский инстинкт, женскую интуицию и мохнатую лапу папочки в Пентагоне.*
  
  Что решили вояки, я понять не мог.
  
  Ну прикончат они «генерала» армии вторжения, допустим. А что делать с теми сотнями тысяч парадемонов и техникой Апоколипса, что со смертью Кларка никуда не денутся? Ответа я не нашёл, как ни старался. Видимо, земные политики и военные собрались «решать проблемы по мере их появления», а начать пожелали с «предавшего» их криптонца. Кстати, опять я не могу понять логику землян. Кал-Эл никому не присягал, денег за свою защиту не брал, договоров не заключал и даже уроженцем планеты, против которой направлена агрессия, никогда не являлся. Но «предатель», ату его! Люди… Ладно, чего уж теперь.
  
  Важно другое — пока мы с Кларком самозабвенно чесали кулаки, герои и наиболее адекватные злодеи по всему миру получали в руки прилетевшие с небес жёлтые кольца. Было их немного, но, как и Кара, они не станут долго колебаться — страх и угроза жизни — хорошие стимулы. Вместе с тем, Корпус получил команду «фас» и выступил. Джон, Брюс — они обеспечат координацию. План обороны уже составлен. Они продержатся и даже потеснят войска Апоколипса без моего участия. Мне же остаётся лишь не сорвать самую важную часть спектакля.
  
  Пропускаю очередной удар мимо, чтобы принять следующий на жёсткий блок. Дрался Супермен так себе — никакой техники, только грубая сила, скорость и толика опыта уровня «уличных драк», но с его кондициями этого хватало с избытком. Если бы не силовое поле Кольца, на мне бы уже живого места не было, но и оно не являлось панацеей — в скорости меня Кларк явно превосходил, и если бы не разница в навыках, совмещённая с ментальными ударами, расшатывающими гипнопрограмму Дарксайда, а следовательно, и чёткость мышления с реакцией нынешней личности Кал-Эла, то моё поражение являлось бы лишь вопросом времени. Ну или мне пришлось бы использовать криптонит, чего хотелось бы избежать…
  
  И не потому, что его излучение, якобы, причинит вред и мне, отнюдь — поле Кольца спокойно убережёт меня от таких мелочей. Всё дело было в том, что победа должна быть наглядной. Неоспоримой. И прежде всего — с точки зрения самого Супермена. Он должен быть искренне убеждён, что одолел я его заслуженно, а не воспользовавшись подлым трюком. Только так может быть реализована самая важная часть моих планов.
  
  Очередной рывок на полном ускорении, Кларк быстрее, но не быстрее скорости света, и золотые цепи в три оборота вновь сковывают мощную фигуру. Мгновение — конструкция покрывается трещинами, но я уже рядом, и мой кулак, приправленный кинжалом ментальной энергии, впечатывается в подбородок криптонца, на скорости в несколько махов отправляя того к поверхности земли.
  
  — Скажи, Кал-Эл, — сквозь облако пыли спускаюсь к возникшему кратеру на месте падения, — каково это — забыть своих отца и мать, кузину, возлюбленную и всех своих друзей, после чего очнуться в незнакомом каменном мешке с кучей непривычного оборудования и увидеть напыщенного камнемордого маньяка, что начинает вещать о несении порядка во вселенную и твоём им усыновлении? Или ты сперва увидел добрую бабульку с глазами заправского палача и фигурой бодибилдера, которая тут же начала заливать тебе в уши приторно-сладкий сироп воркования?
  
  — Замолчи! — от силы окрика всю поднятую пыль мгновенно сдуло, а мне открылась картина взбешённого криптонца, что даже не замечал стекающую по подбородку каплю крови. — Ты ничего не знаешь!
  
  — А что знаешь ты? Быть может, имя, с которым прожил большую часть жизни?
  
  — Я не знаю, о чём ты, — процедил сквозь зубы Супермен, уже впечатав кулак мне в лицо. Восемь процентов заряда кольца как корова языком слизала.
  
  — Даже не сомневаюсь, — удар кастетом из силовых полей снизу в подбородок, и пока противник в лёгком замешательстве — два удара в корпус и удар ногой по колену… — А скажи-ка… Кларк, сколько раз в неделю ты посещаешь Бабулю, чтобы привести мысли в порядок? — а теперь локтем в печень и прямой в грудь, отправляющий его вновь на встречу с землёй.
  
  — …Что? — взгляд нетвёрдо поднимающегося на ноги Кал-Эла подёрнулся пеленой, почти такой же, как когда он увидел Лоис Лэйн.
  
  — Я спрашиваю: как часто ты проходишь гипнотерапию, чтобы закрыть в дальний угол сознания имя «Кларк Кент»? — усиливаю ментальный нажим. — А вместе с ним такие имена, как Марта Кент, Джонатан Кент, Лоис Лейн, Кара Зор-Эл и многие другие? Что ты вообще помнишь о себе, кроме набора ярких картинок с участием Дарксайда? Помнишь ли ты, как ходил в школу? С кем дружил в детстве? Помнишь свои игрушки? Комнату? Любимый пирог на праздник? — чувствую — успех уже близок, блокировка памяти близка к срыву, осталось последнее усилие. — Ты — всего лишь жалкая подделка! Искусственная заплатка на личности настоящего Кал-Эла, созданная уязвлённым маньяком, чтобы унизить и погубить всё, чем настоящий ты дорожил и что любил в своей жизни!
  
  — Ложь! — и новый виток битвы, только в этот раз Супермен атакует уже не так уверенно. Заторможенно. Небрежно. И отчаянно.
  
  Картина окружающего мира меняется быстрее, чем даже я успеваю её осознать. Земля, облака, какие-то горы, вновь небо — всюду белёсый туман, и опять чистый воздух. Чернота с близкими звёздами и облаками внизу меняется на водные просторы до горизонта… Вот мелькнули джунгли и опять пустынные степи, взрываемые нашими телами, и всё это время — бесконечный обмен ударами.
  
  — Нет, и ты это знаешь, — усмехаюсь, поднимаясь на ноги. Мимо, догоняя, пролетели куски пробитой скалы. Моим телом пробитой. — Просто боишься принять. Сейчас ты распаляешь в себе злость и ненависть, прячась в них от реальности, но она уже догнала тебя… Кларк.
  
  — Довольно! — выдохнул в ответ Кент. Выглядел он помятым — кровоподтёки, ссадины, под глазом наливался синяк, нос слегка припух, но на ногах стоял твёрдо и почти не шатался. Я бы выглядел ещё хуже, но свет окружающего тело поля по внутренней поверхности был настроен на полное соответствие спектру жёлтого солнца, так что мои раны исцелялись почти сразу после получения. — Откуда тебе это знать?
  
  — Оттуда, что, пусть во мне и течёт кровь новых богов с Апоколипса, я, по иронии судьбы, являюсь твоим ближайшим кровным родственником и прекрасно осведомлён обо всей твоей жизни на Земле. В конце концов, кто-то же должен за тобой приглядывать? — выпускаю на лицо чётко выверенную усмешку.
  
  — Нет! — Супермен схватился за голову. Да, мигрень у него должна быть страшная. — Где доказательства?!
  
  — Хочешь доказательств? — моя улыбка стала шире, а глаза подёрнулись алой дымкой. — Как пожелаешь, — и, сжигая добрую половину оставшейся в теле энергии, я первый раз за этот бой выпустил в криптонца тугой поток разрушительного света из глаз.
  
  Чуть ранее, некий миллиардер, плэйбой и филантроп.
  Всё шло согласно плану. Супермен появился в ожидаемое время в ожидаемом месте и действовал по ожидаемому сценарию. Прекрасно! Всё, что нужно было сделать — дождаться, когда он втянется в бой, и выстрелить, раз и навсегда решив проблему криптонца. О, с каким бы удовольствием он сам нажал на спусковую скобу, но… у них был лишь один выстрел, второго пришелец бы просто не дал, а потому, как бы Лексу ни хотелось принять личное участие, этот выстрел лучше всего было доверить профессионалам. Он — политик, бизнесмен, учёный, но не стрелок. А потому пусть каждый делает то, что умеет лучше всего.
  
  — Помните, генерал. Один выстрел, — ещё раз напомнил он военному, что вместе с ним стоял на небольшом пригорке и наблюдал в бинокль за резвящимся на базе Суперменом.
  
  — Не беспокойтесь, мистер Лутор, ребята своё дело знают. Как только он остановится хотя бы секунды на четыре… — но тут генерал оборвал сам себя. — А это ещё что?!
  
  К месту избиения вооружённых сил США подтянулось ещё двое «героев», и если по поводу одной из новоприбывших бизнесмен не волновался, скорее, наоборот — два криптонца одним залпом, это было бы подарком судьбы, то вот женская фигура в отливающих золотом доспехах… Лутор скрипнул зубами — совсем недавно ему пришлось попрощаться со всей электроникой в штаб-квартире, причём даже на тех уровнях, знать о которых не мог бы и криптонец — три слоя свинцовой обкладки и вакуумные камеры для гашения любых вибраций гарантировали это, но непонятный эффект, вызвавший череду замыканий и форматирование баз данных всей техники, смог проникнуть и туда. Хорошо хоть он давным-давно ввёл правило создавать бэкапы каждые двенадцать часов и хранить их на отдельном сервере на другом конце страны, иначе целые годы исследований пошли бы прахом! И всем этим он был обязан некоему «Корпусу Эмроя». Совершенно неизвестная организация с неясными целями и средствами, явно превосходящими земные технологии на сотни и сотни лет. Но при этом в составе данного корпуса были исключительно люди. Во всяком случае, только люди мелькали в «действующих агентах». Разумеется, это ещё ни о чём не говорило, но его наипристальнейший интерес привлекало — если это просто люди, нашедшие какой-то схрон инопланетной цивилизации, то стоило выйти на контакт и переманить таких полезных людей на свою сторону, если же это новая, неизвестная цивилизация решила проявить интерес к их планете… Что ж, отражать атаки внеземных захватчиков скоро может стать его хобби.
  
  Вот только одно уже было ясно — доселе прекрасно идущий план рисковал быть полностью разрушенным.
  
  — Чего вы ждёте, генерал? Стреляйте! — поторопил он номинального руководителя всей операции.
  
  — Не можем! — огрызнулся тот. — Эти трое носятся по всему взлётному полю, как ненормальные! — в подтверждение слов военного одна из фигур разломала своим телом очередной ангар с техникой, а другая, буквально в ту же секунду, отправила фигуру более рослую, видимо (за клубами дыма разобрать было сложно), принадлежащую самому Супермену, в непродолжительный полёт через летучий танк противника. И в тот же миг начала метаться над полем боя, уберегая находящихся внизу людей от дождя из обломков подбитого крейсера. Постоянное мельтешение перед глазами вызывало лёгкую мигрень.
  
  Тем не менее, буквально через минуту наступил почти что идеальный момент — Супермен захватил Супергёрл и, очевидно, собирался добить. И он застыл на месте!
  
  — Три секунды до фиксации цели! Две… — новая золотая вспышка. — Сбой прицеливания! — доложил оператор. Лутор вновь скрипнул зубами. В голове царили исключительно нецензурные мысли. Меж тем, события на руинах военной базы продолжали развиваться. Вспышка золотого сияния ознаменовала появление нового члена «Корпуса Эмроя», и… Битва закипела с новой силой. И первое, что сделал новоприбывший — одним ударом испепелил всю подступающую армию захватчиков, после чего сосредоточил своё внимание на Супермене.
  
  — Вашу же ма-а-ать! — в голосе генерала сквозило восхищение, смешанное с изрядным опасением. — Это чем он так долбанул?
  
  — Не знаю, но обязательно выясню… — если так может каждый член этого «Корпуса», то Супермен становится глубоко вторичной проблемой. А если учесть и тот случай со взбесившейся электроникой… Проблема вырисовывалась ещё более масштабная.
  
  Отряд ликвидации вынужденно превратился в простых зрителей — противники вновь принялись метаться по всей базе, её окрестностям, а то и всему миру, причём на таких скоростях, что даже уследить за ними глазом не всегда получалось, не говоря уж о том, чтобы навести оружие. К тому же последнего они очень скоро лишились.
  
  — Простите, уважаемые, но руководство потребовало, чтобы им не мешали, потому я конфискую у вас эту криптонитовую пушку… — подлетевшая в золотом сиянии рыжая девица просто охватила силовым полем установку и улетела, оставив военных в состоянии лёгкого когнитивного диссонанса от всего происходящего.
  
  — Грррр… Корпуссс Эмррроя… — то ли прорычал, то ли прошипел миллиардер. Эти твари просто пришли, похерили весь его план, едва ли не публично унизили и… улетели, словно так и надо! — Я до вас ещё доберусь! — развернувшись на каблуках, Лекс Лутор направился к своему лимузину — больше делать на базе, точнее, том, что от неё осталось, было нечего.
  
  Где-то на территории штата Небраска, настоящее время.
  — Пришёл в себя? — интересуюсь у лежащего в пыли тела, одетого в обгоревшие остатки инопланетной брони.
  
  — Да… — криптонец поднял руку ко лбу, прикрыв глаза. — Спасибо… кто бы ты ни был.
  
  — Меня зовут Эмрой, и, как я говорил ранее, я — Бог. Если вновь потребуется настучать тебе по голове, то обращайся в любое время, — всё же осознание того, что мне удалось «уделать Супермена», пусть он и был с промытым мозгом, а потому не в форме, а я — под «допингом» в виде Кольца, изрядно поднимало настроение, и удерживать мимику я не видел смысла. К тому же образ «свойского парня» явно придётся ему больше по вкусу, чем напыщенный молокосос.
  
  — Нет уж, с меня хватит и одного раза… — через силу ответил на улыбку Кларк, тут же болезненно сморщившись. — А вот кое-кому настучать… я бы не отказался.
  
  — Не Дарксайду ли случайно? — подхожу ближе и подаю ему руку, помогая встать. Руку Кларк принял. — Тогда я предлагаю чуть остановиться и подумать.
  
  — Что ты имеешь в виду? — хмуро переспросил Кент.
  
  — Судя по твоему состоянию, на тебя была наложена гипнопрограмма, и насколько я знаю, её наложение, тем более на криптонца, требует серьёзных усилий и времени.
  
  — К чему ты клонишь? — уровень хмурости Кларка продолжал нарастать.
  
  — Тебя ведь захватили в плен, не так ли? — пусть в ответ и была тишина, но поза была весьма показательна и очень неплохо передавала смесь стыда с возмущением. — И теперь, имея повреждения, устав после боя и даже не проверившись на предмет различных «сюрпризов» в организме, ты вновь хочешь вернуться к тем, кто уже ловил тебя? Вряд ли Дарксайд в этот раз ограничится промывкой мозгов.
  
  — И тем не менее я должен. Нужно обезопасить Землю от его влияния! — как же с этими героями порой трудно…
  
  — Я и не отговариваю тебя, но предлагаю хотя бы минимально подготовиться.
  
  — И что ты предлагаешь?
  
  — Две вещи. Первая — я иду с тобой. Вторая, — поднимаю ладонь и создаю новое Кольцо Силы, — ты наденешь это.
  
  — Зачем это тебе? — синие глаза непонимающе вильнули от моего лица к жёлтому ободку, зависшему над ладонью.
  
  — Скажем так: у меня есть счёты к нынешнему правителю Апоколипса и его политике, но я осознаю свои силы и их границы. Кроме того, Земля стала мне домом, и ни я, ни члены моего корпуса не будем стоять в стороне, когда кто-то пытается её разорить.
  
  — Но я… Я теперь преступник… — непонятно к чему вдруг опустил голову Кларк. — Ты остановил меня, но люди не забудут того, что я сделал, — а, вот оно что…
  
  — Меня не волнует мнение толпы. Я знаю, что ты был такой же жертвой, как и остальные, и мне этого достаточно.
  
  Кларк колебался. Он внимательно смотрел в мои глаза, возможно, пытаясь что-то уловить, почувствовать фальшь или злое намерение. Но я был искренним. Даже не просто искренним, а искренним менталистом. Пусть «в частностях» мои методы и могут вызвать неприятие, но в целом я действительно хочу низвергнуть Дарксайда (конкуренты мне не нужны) и защитить Землю (мои будущие владения запрещено разорять всякой шушере), и не собираюсь захватывать власть путём революций и мятежей (подавляющий процент людей — кретины. Какое может быть удовольствие в правлении кретинами? Так что мне вполне хватит полностью контролируемой армии из сверхлюдей, вооружённых по последнему слову лучших технологий вселенной, и ряда баз с адекватным персоналом. Вместе с финансовой мощью это и так вынесет меня на верхушку «пищевой цепочки» этой планетки за каких-нибудь десять-двадцать лет). И он это почувствовал. Всё же интуиция у него пусть и прекрасно развита, но дьявол, как известно, обитает в мелочах. Криптонец надел кольцо.
  
  — Кал-Эл с планеты Криптон. Добро пожаловать в Корпус Эмроя… — своё ценнейшее приобретение я приветствовал лично. У Дарксайда намечались действительно КРУПНЫЕ неприятности!
  
  
  Примечания:
  *В сериале, который взят за канон событий, это чётко упоминалось, да и по большей части иных источников отец Лоис занимал высокое положение в военном ведомстве США, при этом имея весьма широкие связи на самом верху. На чём, кстати, и была основана её привычка открывать почти любые двери «с ноги» и плевать на всякое чинопочитание при общении с хозяевами высоких кабинетов.
  
  
Глава 12.
  
  Планета Земля…
  — Говорит RG-6! Меня подбили! Эти твари меня подбили, катапульта вышла из строя! Иду на вынужд-ш-ш-ш… — голос прервал поток помех.
  
  — Крылатые ублюдки! — прорычал в эфир ещё один пилот, с яростью вжимая гашетку до упора и поливая вражеские цели из бортовой пушки. — Хэл, как ты?!
  
  — Живой, — очередная вспышка где-то по левому борту от кабины возвестила о мощном взрыве, — но ракеты их технику не берут. Я влупил две прямо в борт, и ни царапины!
  
  — А-а-а, фа*, ф**!!! Гаси крылатых! Их хотя бы… — новая вспышка взрыва заставила пилота замолчать навсегда.
  
  — Сэм!.. Проклятье!.. — приборы взвыли тревожными огнями, но пилот уже и сам всё увидел. — У меня пятеро на хвосте! Повторяю, пятеро! — но ответом стало лишь только мертвенное шипение помех. — Эй! Меня кто-нибудь слышит?!.. Парни?.. Хоть кто-то?..
  
  Три слепящих белых луча перечеркнули небо, поймав последний, самый юркий и живучий истребитель в смертельную вилку — и небеса окрасились новым алым пятном взрыва.
  
  — Хэл Джордан с планеты Земля… — какофония боя внезапно пропала, сменившись звенящей тишиной, в которой возник пугающий до дрожи голос. — Добро пожаловать в корпус Эмроя… — и звуки тут же вернулись, врезавшись в тело, будто удар молота.
  
  — Я ещё жив? — не веря своим глазам, спросил в пустоту мужчина, когда дым от взрыва рассеялся, а он всё так же висел в воздухе.
  
  — Эй, новенький! — незнакомый волевой голос раздался в ушах, словно говоривший стоял за плечом. — Обычно я готовлю новобранцев более пяти секунд, прежде чем им приходится столкнуться с армагеддоном, но ситуация — сам видишь. Так что запоминай основное: представляешь оружие и бьёшь им по противнику! Не зацикливайся на размере и правдоподобности — кольцо может сотворить что угодно! А теперь не зевай и разверни щит!
  
  — Какого хрена здесь творится?! — выкрикнул в ответ Джордан, не найдя никого взглядом, но поспешив последовать совету при взгляде на несколько сотен крылатых тварей, уже летящих в его сторону.
  
  Это и спасло ему жизнь во второй раз, так как не успела золотая сфера света окружить пилота, как в неё врезалось сразу несколько выстрелов из вражеского оружия. О том, как именно ему удалось поставить этот самый «щит», Хэл не успел даже задуматься, лишь краем сознания уловив, что от полётного костюма на нём не осталось и следа, вместо него тело укрыл какой-то чёрно-жёлтый костюм, а на правой руке сияет кольцо, подобранное им пару месяцев назад, да так и таскаемое в кармане.
  
  — Попытка захватить Землю, парень. И если ты не поторопишься поотрывать головы этим пара-демонам, у них может получиться.
  
  — Поотрывать? — в сферу прилетело ещё несколько выстрелов из оружия крылатой пехоты врага, а одна из тяжёлых платформ явно начала целиться в его сторону. — Как?!
  
  — Я же сказал! Кольцо может создать всё! Представь пушку побольше и стреляй! — тот, кто с ним говорил, явно тоже где-то и с кем-то дрался, по крайней мере, напряжённый голос и характерные интонации Хэл уловил отчётливо.
  
  — Всё что угодно, да? — прошептали губы мужчины. — Ладно… — небеса озарились жёлтой вспышкой, а в следующий миг в ряды парадемонов ворвался сотканный из света истребитель…
  
  
***
  
  — Да дьявол вас подери, идиоты! — надрывала голос девушка с бледно-голубыми волосами и белой, словно снег, кожей, пытаясь допрыгнуть до смотрового окошка своей камеры. — Я же слышала ваш трёп и знаю о том, что Супси спятил! Выпустите меня, придурки! Без моих сил вам с ним не справиться!
  
  — Сэр, мы закончили эвакуировать оборудование, осталась только она, — донёсся до камеры голос кого-то из охраны.
  
  — Готовьте резиновый мешок, капитан. Только что звонил директор, у нас всего двадцать минут до того, как бой докатится до здания, — ответил ему знакомый Лесли голос одного из местных яйцеголовых.
  
  — Эй-эй, кретины, полегче! — поняв, что с ней собрались делать, предприняла ещё одну попытку девушка. — Вы там совсем двинулись, что ли?! — в замочной скважине скрипнул ключ, заставив Уиллис спешно отпрыгнуть в дальний конец своей камеры. — Ладно-ладно! — замотала она руками, видя, как в двери входят сразу трое крепких парней. — Ну подумаешь, разок пыталась захватить город и убить Супермена! У меня был посттравматический шок! Эй! Да отвалите вы, придурки! — не слушая её крики, девушке сноровисто заломили руки и прижали лицом к кровати. — Козлы тупые! Я же враг Супермена и точно не собираюсь присоединяться к каким-то инопланетным уродам, пытающимся захватить Землю!
  
  — Вы — опасная заключённая, мисс Уиллис, — раздался за её спиной знакомый голос учёного. — Конечно же, ни о каком освобождении вас в нынешней ситуации не может быть и речи.
  
  — А в какой ещё она может быть?! — напрягая все мышцы, рванулась из захвата девушка, но добилась только боли в заломленной руке. — Ну, старикан, — от боли и страха она постаралась сбавить тон, — ну включи мозг — это же и моя планета тоже! Хочешь, я пообещаю, что не буду мстить за все эти грёбанные опыты, а? Ну же, чёрт, да дайте мне розетку, и я зажарю этих пришельцев до хрустящей корочки! Давай, вам же это выгодно!
  
  — К сожалению, у нас нет причин доверять твоим словам, Лесли, — учёный склонился к ней с уже готовым к применению шприцем. — Вы слишком не…
  
  Перед глазами девушки что-то сверкнуло, а в следующий миг камеру затопил слепящий свет. Когда Лайввайер проморгалась, оказалось, что все сотрудники её спецтюрьмы лежат на полу без сознания, а сама она зависла в десятке сантиметров над полом, окружённая какой-то жёлтой плёнкой. На среднем пальце правой руки замер незнакомый золотой перстень, а тюремная одежда сменилась на её «злодейский» наряд. Ну или что-то вроде, так как раньше тот был исключительно тёмно-синим, и никакого пояса на нём не было.
  
  — Здравствуй, Лесли, — чей-то голос раздался прямо в голове, заставив девушку вздрогнуть. — Я дарю тебе шанс получить свободу и счастливую, комфортную жизнь. Плата проста — верность. Будешь хорошей девочкой — и у тебя будет всё, о чём ты только могла мечтать, включая вечную молодость и красоту. Предашь — и твоим пределом навсегда останется мелкий криминал и лабораторный стол правительственных тюрем. Выбор делай сейчас.
  
  — Э-э-эм, — растерянно протянула бывшая радиоведущая, — а ты же… случайно не предводитель этих захватчиков? — не то чтобы её сильно смущала такая перспектива, но любопытно же. К тому же надо было собраться с мыслями и понять, что вообще происходит.
  
  — Нет. Я их враг.
  
  — Ну, тогда… — девушка ещё раз окинула взглядом неподвижные тела на полу, смутно подозревая, что хозяин этого света может и её не хуже приложить, — я согласна. Что делать?
  
  — Пока — поджарить столько вторженцев, сколько сможешь, — на секунду у Лайввайер перехватило дыхание, когда она ощутила, как в тело бурным потоком начала вливаться электроэнергия, будто она подключилась к высоковольтному кабелю, — а потом поговорим. Ах да, — как будто спохватился её неведомый собеседник, — Лесли Уиллис с планеты Земля, добро пожаловать в Корпус Эмроя…
  
  
***
  
  — А неделя так хорошо начиналась…
  
  Дэдшот выпустил остатки магазина по подлетающим тварям. Четверо из семи забились в воздухе и кубарем рухнули на взлётную площадку аэропорта, заставив стрелка досадливо дёрнуть щекой. За двадцать минут вынужденного при экстренной посадке лайнера боя он успел выявить все слабые места в бронировании и анатомии противников, но даже с его меткостью на одного приходилось тратить по пять патронов, а запасы, что он взял в полёт, уже подходили к концу. Но хуже всего, что если бы не части национальной гвардии, расквартированные рядом со Стар-Сити, то нынешняя напряжённая ситуация и вовсе могла превратиться в аховую, даже для профессионала его уровня. И, по правде сказать, данный факт несколько… бил по самолюбию.
  
  Близкий взрыв от попадания вражеского оружия осыпал воронку, где залёг Лоутон, градом осколков. Мужчина, впрочем, только чуть сдвинул голову, позволив куску бетона пролететь в миллиметре от щеки, и продолжил методично снаряжать магазин теми немногими патронами, что остались на дне подсумка россыпью. Недалеко что-то нервно и бессмысленно кричали военные, пытаясь громкостью голоса компенсировать боевую эффективность, точнее, тот позор, который они принимали за это слово. Чуток дальше надрывно голосили гражданские, спеша убраться из зоны боевых действий. Выла сирена, где-то долбила артиллерия…
  
  Одна из тех тварей, что направлялись к его укрытию, с противным рыком перевалилась через край, грохоча по бетону вживлёнными в плоть бронепластинами. Секунда — и увенчанная клыками пасть распахнулась, поливая всё пространство перед собой жирным багровым пламенем.
  
  — Кушай — не болей, — для придания себе опоры хлопнув сзади по зелёному наплечнику твари, ровно в тот момент, когда поток пламени прервался, Дэдшот вложил в распахнутую пасть гранату, а сам, продолжая движение, кувырком ушёл в сторону.
  
  Последовавший за этим взрыв оставил двух с половиной метровую страхолюдину без верхней части тела, а киллер уже выпустил пять пуль сорок пятого калибра по следующей цели, быстро и надёжно выведя ту из боя.
  
  — Да вы шутите… — с долей усталости выдохнул Флойд, разглядев из-за нового укрытия, как к взлётной площадке приближаются сразу шесть машин, которые можно было бы принять за танки, если бы те не были выполнены в форме какой-то больной фантазии фаната игрушечных драконов.
  
  Вот только несмотря на абсурдность внешнего вида и размеров, заставляющих устыдиться своей ничтожности знаменитый немецкий «Маус», танки захватчиков совсем не спешили увязать в грунте или быть подбитыми активно работающими по ним армейскими пушками, а бодро двигались к зданию аэропорта и находящимся за ним жилым районам. Вот один из них подполз к позициям национальной гвардии, пасть драконьей морды, возвышающейся над бронированной тушей, окрасилась алым, и на позиции вояк обрушилась высокотемпературная плазма, сметая укрытия и технику за считаные секунды. Дэдшот находился на другом конце поля, но даже так волосы мгновенно затрещали от жара.
  
  — Это будет интересно… — больше для себя, чем для какофонии боя произнёс наёмник, а дальше всё слилось в новую череду перебежек и выстрелов.
  
  Свои запасы вскоре кончились, пришлось позаимствовать у вояк занюханную М-16 старой модели. Пукалка была полным дерьмом, да ещё со сбитым прицелом, но выбирать не приходилось. С механизмом стрельбы из оружия пришельцев наёмник разобрался ещё на первой минуте, но попав в руки человеку, то отказывалось работать, превращаясь в бесполезную навороченную палку. Он проверял. Трижды. Тем не менее цель уже была близка, и, засев в очередной воронке, Дэдшот начал готовить заряд.
  
  Взрывчатки было мало, но других вариантов Лоутон не видел. Лобовую и боковую броню земные орудия даже не царапали, люк для выхода экипажа если и был, то находился слишком высоко и вряд ли открывался снаружи, если уж даже ручное оружие пехоты снабжено чем-то вроде системы «свой/чужой». Никакого десанта танки тоже не высаживали, а конструкция единственного обнаруженного орудия не давала даже теоретической возможности подорвать снаряд в стволе. Оставалось повредить ходовую и надеяться, что кто-то из экипажа выглянет наружу. Ну, или убираться подальше, пока противник обездвижен.
  
  — Один к десяти… — связка из тротиловых шашек ушла под левую гусеницу, и Дэдшот поспешил откатиться за обломок бетонной плиты. — Три… два… Ба-а-ам… — оглушительный взрыв ударил по зажатым руками ушам как раз на звуке «а-а-а».
  
  На секунду весь обзор заволокла пыль, но наёмник не стал сидеть на месте, куда вот-вот должны были нагрянуть всполошившиеся захватчики. Три короткие очереди — двое замешкавшихся громил падают с неба, четыре шага, поворот, пропустить над головой красный луч, ещё шаг, перекат, бегом, вновь очередь на три патрона, прыжок… Осколки бетона больно впиваются в самое дорогое для подавляющего большинства голливудских героев, а их собратья радостно проходятся наждаком по прикрытой бронежилетом спине, пока тело не успевает погасить инерцию. Рядом тлеют обгоревшие останки разбитой машины, поворот корпуса, два переката… и недовольное поджатие губ.
  
  Дым от взрыва рассеялся, открывая вид на совершенно целый танк захватчиков, что даже скорости не сбавил. Было отчего испытать досаду.
  
  — Воу! Взрывчатка не берёт, — голос, раздавшийся под самым ухом, едва не стоил своему обладателю жизни. Только в последний момент Флэш успел войти в режим ускорения, уклоняясь от пущенной в голову пули. — Спокойно-спокойно, парень! Я свой!
  
  Выглядел герой Стар-Сити в точности как и на фотографиях в личном деле, как-то предоставленном ему нынешним работодателем. Красный сегментированный костюм из сверхлёгких полимеров, мягкая синтетическая основа, стилизованный знак молнии во всю грудь и декоративные стрелки на боках полумаски в том же стиле. Ни оружия, ни средств связи видно не было.
  
  — Для самого быстрого человека на свете ты слишком долго прихорашивался, — прокомментировал появление нового действующего лица Дэдшот, возвращаясь к наблюдению за полем боя.
  
  — Чтобы ты знал, город атакуют не только с этой стороны, но на других направлениях военных нет! — немного обиженно и излишне экспрессивно отозвался гость. Потом задумчиво смерил Лоутона взглядом и щёлкнул пальцами. — Дай угадаю… Зелёный Стрелок?
  
  — Очень смешно, я просто задыхаюсь от восторга, — отозвался Флойд, посылая короткую очередь из-за края укрытия.
  
  — Ну прости, сегодня с шутками напряжёнка. И между прочим, что-то ты не очень похож на хорошего парня.
  
  — Твой внешний вид тоже говорит скорее о фанате всеобщей электрификации, нежели о человеке, способном двигаться на околосветовых скоростях, — не меняя тона, возразил Дэдшот.
  
  — Эй! Это — молния! — супергерой указал на знак, красующийся посередине груди. — Я двигаюсь со скоростью молнии! Так задумано, проведи логическую цепочку!
  
  — Провёл, — буркнул киллер, «спустив на землю» ещё двух пришельцев. — А теперь будьте добры, мистер супергерой, не маячьте на самом виду в своём ослепительном костюме и сделайте что-нибудь полезное. У нас тут немного Армагеддон, если вы не заметили.
  
  Флэш, кажется, обиделся, по крайней мере, замолчал. Впрочем, уже через секунду и в самом деле попробовал «сделать что-то полезное». Сперва вдоль трёх вражеских танков как будто провели красную черту, но вслед за ней пришёл ветер, начавший с каждой секундной усиливаться. Рукотворный гигантский торнадо от парня, бегающего кругами — это было бы дурной шуткой, если бы Лоутон не видел его своими глазами. Вихрь налился чернотой, всасывая в себя пыль, осколки бетона и разбросанный по взлётному полю мусор. Неполная минута — и он начал затягивать в себя летающую пехоту врага, с каждым мигом всё быстрее освобождая небо от захватчиков, только вот… Дэдшот изрядно сомневался, что на танки этого представления хватит. Даже если инопланетяне использовали какой-то очень лёгкий сплав, по одним только размерам масса одной машины была никак не меньше трёхсот тонн. Какую тягу нужно создать воздушной массе, чтобы поднять в воздух такое…
  
  Додумать мысль наёмник не успел — торнадо сразу в трёх местах набух бордовыми пузырями, а следующий миг небеса над аэропортом потонули в свете исполинского факела.
  
  — Ая-яй, чёрт! — Флэш отчего-то опять решил почтить его своим присутствием, вывалившись буквально из воздуха прямо на остатки разметки. Выглядел герой неважно — подпалин и следов копоти видно не было, но вот лёгкий дымок от его костюма поднимался.
  
  — Ну, с мелочью ты разобрался, — подбодрил невольного собрата по несчастью мужчина, глядя, как с небес падают обгоревшие тела летающих захватчиков.
  
  — Только крупная дичь уцелела, — устало облокотившись на колени после «тушения» костюма, согласился супергерой, глядя в ту же сторону. Танки если и приподняло над землёй, то невысоко, и сейчас те бодро продолжили своё движение к городу.
  
  — Ещё идеи?
  
  — Хммм… Запихнуть им что-нибудь в дула и ждать бабаха?
  
  — А не идиотских идей нет?
  
  — Ну тогда ты предложи что-нибудь, умник, — на этот раз действительно обиделся спидстер.
  
  — …ладно, что пихать будем? — ответ Флэша оборвало злобное жужжание телефона в кармане Дэдшота.
  
  — Я немного занят, — ответил на звонок наёмник, дважды выстрелив в пытающуюся подняться с земли обгоревшую тварь.
  
  — Я как раз по этому поводу, мистер Лоутон, — невозмутимо донёсся через трубку голос дворецкого его нынешнего нанимателя. — Мой господин крайне не заинтересован в вашей скоропостижной смерти и разрушении Стар-Сити, потому вам предлагается перейти на новый уровень отношений.
  
  — Что это значит?
  
  — Вскоре к вам прилетит кольцо. Наденьте его, если хотите получить оружие, которое позволит вам победить.
  
  — Обязательства? — коротко уточнил мужчина. Тот факт, что слова его собеседника звучат полным бредом, киллера не особенно волновал. Бредит тот или нет — вскоре и без лишних переживаний станет ясно, а вот такие моменты полезно уточнять сразу.
  
  — Всё как обычно. Мистер Лэншер доволен вашей работой и не собирается отказываться от действующих соглашений.
  
  — Тогда жду вашей посылки, — называвшийся Брюсом промолчал, но звонок сбросил.
  
  — Что-то важное?
  
  — Да, звонок по работе, — Дэдшот уже взял новый прицел, как прямо перед его носом завис жёлтый ободок со знакомой печаткой, точно такой же, что красовалась на пальце «мистера Лэншера».
  
  — Ай! Что за?.. — скосив взгляд на героя, Лоутон на мгновение замер. Флэш сидел рядом и обиженно потирал макушку, непонимающе глядя на точно такой же перстень у себя на ладони. Это не могло быть совпадением.
  
  В сознании киллера вихрем пронеслись десятки мыслей, подозрений и гипотез. Но какого бы высокого о себе мнения он ни был, приходилось признать, что устраивать инопланетное вторжение во главе с Суперменом для его подставы — это немного слишком. А потому… Выбирать всё равно не приходилось.
  
  — Полагаю, нам надо их надеть, — и, первым подавая пример, наёмник протянул руку…
  
  
***
  
  — Я закончил, — сообщаю Кларку, отключая оборудование.
  
  Находились мы в медицинском помещении под моим особняком. Вернее сказать, это была в первую очередь одна из лабораторий с биолого-генетическим уклоном, но её можно было использовать и в качестве операционной. Что до самого особняка… Скрывать от Супермена место моего обитания было бессмысленно. Да, я мог это сделать, но зачем, если ничего кроме подозрений и сомнений данный шаг не вызовет? А пользоваться этими знаниями, чтобы навредить мне, или же открывать их кому-то третьему… Не такой человек Кал-Эл.
  
  — И что там? — криптонец сел на операционном столе, озабоченно ловя мой взгляд.
  
  — Несколько психотропных препаратов, синтезированных под твою генетическую карту, небольшая колония нанитов и парочка сформированных ей структур слежения за состоянием твоего организма. Ничего существенного.
  
  — А перечисленное тобой несущественно? — скептически вскинул бровь Кент.
  
  — К препаратам твой организм уже начал вырабатывать иммунитет, а без них антитела извели бы всех нанитов и их структуры за неделю. Криптонское тело весьма совершенно, а после мутации клеток под светом жёлтого солнца и вовсе почти неуязвимо на физическом уровне. Ещё месяц-два Дарксайд мог бы тебя контролировать, держа на ежедневной гипнотерапии и повышенной дозировке психотропов (разумеется, ни о какой активной жизни в это время речи не идёт), но дальше процедуры свели бы тебя с ума. Разумней было бы поместить тебя в стазиз или убить, но Дарксайд не смог отказать себе в удовольствии причинить тебе ещё больше боли перед смертью, потому и отправил на Землю… — закончил я, следя за реакцией Кал-Эла.
  
  — Да… — брюнет опустил голову. Не нужно было уметь читать мысли, чтобы понять, насколько сильно на его плечи давит чувство вины. Скольких он убил за этот месяц рабства? Сколько видел и воспринимал как должное на планете-Аде? Воистину, Дарксайд не смог бы придумать для Супермена более страшной и изощрённой пытки. Пытки, которая будет терзать его всю оставшуюся жизнь. — Маньяки никогда не поступают так, как было бы лучше для простых людей.
  
  — Если бы он убил тебя, то твоё тело пошло бы на создание пара-демона, — прямо смотрю на его лицо, аккуратно касаясь сознания ментальным щупом. — Как ты понимаешь, из такого материала получился бы совсем не рядовой пара-демон. Всех твоих сил он бы не унаследовал, но его жертвам от этого было бы не легче.
  
  С минуту Супермен молчал, ведя безмолвную борьбу с собственными чувствами и медленно распаляя в себе пламя злости. Я видел эту борьбу в его разуме, видел, как горят и переплавляются убеждения, как трескаются и истлевают последние ростки прощения и милосердия к одному конкретному разумному, но не вмешивался — и без моих понуканий причин возненавидеть Дарксайда всей душой у него было с избытком. А потом криптонец встал.
  
  — Нам нужно идти, — золотое сияние, охватившее фигуру Кларка, лишь подчеркнуло решительность, лязгнувшую в его голосе, и я кивнул.
  
  — Да, — воронка перехода вспыхнула за мной с характерным хлопком, — нас уже заждались…
  
  
***
  
  Родина Дарксайда встретила нас горячим ветром, несущим ароматы пепла, серы и калёного железа, а также отрядом парадемонов, устремившимся нам наперехват. Ну да, команда «атакуй всё, что не раб или Новый Бог» забивается в них немногим хуже, чем полная лояльность повелителю сего милого и живописного места. Впрочем, нам с Кал-Элом они проблем не доставили — я не был настроен тратить время, а потому испепелил взглядом всех, кто подлетел к нам излишне близко.
  
  — Ты куда? — видя, что Кларк направился в сторону от дворца, спрашиваю у криптонца.
  
  — Хочу сначала отдать один долг, — мрачно отозвался Супермен, чья радужка из синей постепенно становилась красной.
  
  Всё же опыта боевых действий у него нет. Какой смысл отвлекаться на вторичные цели, когда гораздо лучше и быстрее сразу отрубить змее голову? Однако… Кал-Эл впервые в жизни пришёл мстить, а потому мне оставалось только молча кивнуть.
  
  Когда маршрут, выбранный криптонцем, привёл нас к одному из «особых» научных центров, я совершенно не удивился, как и тому, что Кларк не стал пользоваться входом, а показательно проломил стену. Внутри же нашему взору предстала одна милая бабуля, балующая себя чашей вина. Насколько милой может быть всклокоченная старушка в кибердоспехах, обладающая фигурой стероидного культуриста. При виде нас старушка выронила напиток и вскочила со своего кресла-трона, принявшись судорожно оглядываться по сторонам, явно ища пути отступления.
  
  — Что это ты засуетилась, Бабуля? — с нотками желчи вопросил её Кларк, прожигая взглядом. Фигурально выражаясь пока что.
  
  — Это была всего лишь шутка, мой сладкий внучек… — натянув приторную и донельзя фальшивую улыбку, ближайшая помощница Дарксайда начала отступать, пока Супермен коснулся ногами пола и начал приближаться.
  
  — Довольно, — хлестнул голосом Кларк, продолжая наступать.
  
  — Ладно-ладно, прости! Сейчас я… — дамочка упёрлась спиной в один из рабочих столов и пыталась судорожно что-то нащупать у себя за спиной, но…
  
  — Тебе это не понадобится, — охваченная золотым сиянием, ко мне подлетела боевая булава явно штучного производства. Кажется, Калибак, сын Дарксайда, тоже использует нечто подобное, так что обманываться внешней безобидностью не приходилось. Такие «игрушки» делаются в расчёте на убийство новых богов, а значит, проймёт и криптонца.
  
  — А?.. Ты ещё кто?! — потеряв оружие, «Бабуля» не удержала надетую маску и позволила выползти на лицо своей настоящей сути. Сути мерзкой и озлобленной мегеры.
  
  — Кларк, давай быстрее, у Дарксайда здесь легионы слуг. Не нужно давать ему время, чтобы он их собрал.
  
  — Ты прав, — мрачно ответил криптонец и ударил старушку по голове. От души ударил. В голову пришла странная мысль «Родион Раскольников одобряет». М-да, кажется, я слегка переборщил с классикой, но граф Орвальд весьма рекомендовал Достоевского… — Пошли.
  
  Разумеется, просто так долететь до резиденции правителя нам уже не дали. Хотя стаи парадемонов всё так же успешно испепелялись, появился и новый противник.
  
  — Фурии, — коротко предупредил я Кал-Эла, когда заметил приближение троих неприглядного вида дамочек на антигравитационных дисках.
  
  — Ты их знаешь? — Супермену хватило исчезающе малой доли секунды, чтобы оценить опасность.
  
  — Впереди Лашина — повёрнута на бдсм-нарядах и мономолекулярных электрохлыстах в качестве оружия, которые носит на манер бинтов. За ней Герриетт — психопатка-мазохистка, обожает разрывать жертву собственными когтями. Последняя — Стомпа — туповатая, грубая, но физически самая сильная из всего отряда. Была ещё Гилотина, но её, как я слышал, прикончила Барда, когда бежала на Новый Генезис.
  
  — Кто? — во время моей речи Кларк выглядел так, будто мои слова только подтверждают его собственные наблюдения, но последняя фраза его заинтересовала.
  
  — Она раньше возглавляла отряд. Хорошая девочка — смогла не свихнуться здесь и даже сохранить собственный кодекс чести… — в этот момент мы как раз поравнялись со спешащими наперерез дамами.
  
  — Вернулся к нам, красавчик? — промурлыкала та самая «любительница бдсм» и, развернув антигравитационный диск так, чтобы лететь прямо перед криптонцем, попыталась чмокнуть Кал-Эла в губы.
  
  — Не путайся под ногами, — грубо отрезал Кларк, отведя лицо и ускоряясь, чтобы обогнуть девушку.
  
  — Они убили Бабулю! — с негодованием взревела Стомпа, вблизи оказавшаяся девахой даже более монументальных форм, нежели я представлял.
  
  — Он пренебрёг моим обществом! — прошипела Лашина, вмиг растеряв всю игривость, после чего попыталась стегануть нас своими «бинтами». Разбираться с ними было некогда, поэтому я просто вспорол их доски силой Кольца. Три удаляющихся крика и полсекунды задержки — вот и весь их успех.
  
  — Кларк?
  
  — Что? — он повернулся ко мне.
  
  — У тебя с ней что-то было?
  
  — …
  
  — И всё же?
  
  — Да… Пару раз, — нехотя отозвался криптонец. — В тот момент это был не я, и давай больше не будем поднимать эту тему. Крепость Дарксайда совсем рядом, — на этом беседа закончилась, поскольку Кларк чисто инстинктивно прибавил скорости — тормозить и отвлекаться на определение диспозиции ему больше не требовалась, да и тема, похоже, чуть задела парня за живое.
  
  Я же скосил взгляд назад и слегка напряг зрение. Все три Фурии выжили, что, впрочем, неудивительно, ведь они были чистокровными Новыми Богами. Правда, интересовало меня другое… Но нет, беременной ни одна не была. Конечно, глупо думать, что Дарксайд вообще не озаботился отбором генетических образцов, получив Кал-Эла в полное распоряжение, но и оставлять без внимания возможного ребёнка Супермена было бы весьма неосмотрительно с моей стороны. Хорошо, что обошлось без этого…
  
  Дальнейший путь ко дворцу и внутри него был однообразен и даже скучен. Вылетает толпа парадемонов — косой взгляд, и нету толпы парадемонов. Активируются турели — движение мысли, и лучи жёлтого света решают эту проблему. И вот мы наконец-то добрались до главной залы. Грубый камень, мрачные знамёна по стенам, пылающие факелы и дорога к трону по узкому мосту без перил. Разумеется, над непроглядной бездной. Одним словом, вкус у Дарксайда был.
  
  Двери внутрь были выбиты одним могучим пинком Кларка, открывая нам вид на трон и его владельца, подле которого замер единственный… наследник. Широкоплечий, сгорбленный громила с мощной гривой рыжих волос и диким, звериным лицом, будто у неандертальца. Он-то и отреагировал первым на наше появление, бросившись навстречу Супермену с занесённой для удара булавой. Кал-Эл не стал тратить слов и встретил Калибака предельно жёстко — на ускорении, вложив в удар всю массу тела, вбил кулак ему в живот и пинком отправил сложившееся пополам тело куда-то вниз.
  
  — Наверное, он пошёл в мать, — прокомментировал падение своего сына Дарксайд, сложив руки домиком перед лицом.
  
  Его словно высеченное из серого камня тело было заковано в тёмно-синие доспехи высокотехнологичной брони без малейших украшений и изысков. Лишь предплечья и лицо оставались открыты, позволяя любому желающему лицезреть, насколько сильно владыка Апоколипса отличается даже от своих ближайших сородичей. Огромный, широкоплечий, с вырывающимся из глазниц пламенем, он одним своим обликом воплощал грубую и неодолимую мощь, к коей всегда так стремился.
  
  — Ты меня использовал, — не повышая тона, но так, что и без ледяного дыхания в помещении повеяло стужей, констатировал Кларк.
  
  — Помнишь, я обещал тебе, что ты будешь моим рабом? — правитель планеты-ада встал. Он заметил меня, но пока явно не считал необходимым обращать внимание, полностью сосредоточившись на общении со старым врагом.
  
  — Да, что-то такое припоминаю… — жёлтые протуберанцы в защитной плёнке, окружающей тело Кларка, стали интенсивней.
  
  — Я слово сдержал, — правитель Апоколипса начал спускаться с возвышения, где стоял его трон. — И пусть уж нет ни раба, ни хозяина, так что ж? Зато есть палач и приговорённый, — его глазницы вспыхнули, и мир для меня послушно замер.
  
  Даже в полном ускорении выпущенные Дарксайдом «Омега-лучи» достигли груди Кларка почти мгновенно, однако того, что ожидал новый бог, не последовало. Кал-Эл не дёрнулся от боли, не закричал, не отступил и даже не изменился в лице. Сейчас он нёс на пальце кольцо, подпитывающееся страхом, и пусть нынешний противник его не боялся, но там, на Земле остались миллиарды разумных, для которых он стал воплощением самых жутких кошмаров. Они ещё не знали, что Супермен был повержен — те, кто мог наблюдать нашу битву и её финал, не успели поделиться с согражданами, зато все жители планеты до сих пор видели, как в небесах продолжаются бои с войсками захватчиков. И все они сейчас питали Кларка, а через него и меня. Ведь связь Колец Силы позволяет не только общаться на расстоянии — каждое из колец, созданных мной, передаёт большую часть получаемой энергии изначальному кольцу. Тому, что сверкает на моём пальце…
  
  Между тем поток разрушительной энергии прервался…
  
  — Что?.. — впервые на лице владыки Апоколипса отразилось искреннее изумление.
  
  — Ты всё правильно сказал, Юксэс*(1), — шагаю вперёд, вставая рядом с Суперменом. — Лишь в одном ошибся. Палачей здесь двое.
  
  — Кто ты?! И откуда знаешь это имя? — оскалился камнемордый, разом утратив всю показную вальяжность.
  
  — Я — Бог, — новые боги быстры, особенно сильнейшие из них, но ускоряться подобно криптонцам они не могут. Зато я могу.
  
  Конфигурация защитного поля уже сменилась, укрепляя и усиливая, подобно тому, как делала в бою с Кларком, и я со всей доступной мощи вбил ногу в серую морду чудовища. Ударная волна сорвала знамёна со стен и разметала часть обстановки, в то время как Дарксайда унесло сквозь трон, прошивая бронированные стены одну за одной.
  
  — Мы сюда не разговоры пришли разговаривать, Кларк. Выскажешь всё наболевшее над его трупом, — устремляюсь следом за разрушениями. Вряд ли один-единственный удар, даже такой, что может расколоть тектоническую плиту планеты, доставил камнемордому серьёзные проблемы. Инициативу нужно было развивать.
  
  Вот только в себя Дарксайд пришёл куда быстрее, чем я успел до него добраться, а потому как только мы оказались в зоне видимости друг друга, в мою грудь врезалась пара Омега-лучей из его глаз.
  
  — Я — Дарксайд! — проревел властитель Апоколипса, отбрасывая со своего тела обломок стены. — Я — Энтропия! Я — Смерть!
  
  — Я знаю Смерть*(2), — сдвигаю ладонью поток убийственной энергии от своей груди, — и ты не она.
  
  Жёлтый свет сдавил Дарксайда со всех сторон, заставляя его подавиться собственным злым криком. И тут же начал терзать тысячами заострённых до микрона маленьких буров, вгрызающихся в камнеподобную плоть со скоростью, многократно превосходящей звуковую. Вся моя воля и фантазия была направлена лишь на одно: причинить врагу как можно больше ущерба, как можно больше боли. Выколоть глаза, превратить в фарш язык и носоглотку через открытый в ярости рот, добраться до нутра и расцвести сотнями лезвий… Но, к сожалению, вынужден признать, что Дарксайд стал тем, кем он стал, не просто так. Он умел терпеть и не отвлекаться на разные «мелочи», даже если означенные «мелочи» пытались стереть его в пыль. Новый поток Омега-лучей вскрыл охватившие его силовые поля, подобно консервному ножу, разрывающему крышку жестяной банки, разбив и развеяв конструкцию.
  
  Но дальше в дело вступил Кларк, врезавшись в тело врага и проломив им несколько подземных уровней. Когда я спустился следом, криптонец с новым богом уже сцепились в силовом противостоянии, давя друг друга не только массой тела и силой мышц, но и потоком яростного света из глаз. Два потока энергии, тёмно-фиолетовый и рубиново-красный, столкнулись перед их лицами и успешно аннигилировали друг друга (и всё вокруг, кроме своих хозяев) без явного перевеса одной из сторон, и я не стал ждать, добавив к фантасмагории энергий собственную атаку. Жёлтый луч ударил в грудь Дарксайду, заставляя на мгновение дёрнуться, прорезая своим взглядом ещё несколько перекрытий, стай парадемонов и всех, кто не успел убежать на другую сторону планеты. Ну, а там и подарок от взгляда Супермена достиг цели, опаляя кожу на его лице и посылая его в очередной полёт.
  
  Но и этого было мало. Обожжённый, истекающий кровью Юксэс вставал. Из его горла вырывался рык, заставляющий трескаться камни, а желание убить нас и его ярость были столь огромны, что носи он Алое Кольцо, я бы уже стремительно отступал как можно дальше из этого сектора галактики. Но Кольца у него всё же не было, а потому мы с Кларком шли в новую атаку, он бил в лоб, я предпочитал атаки с тыла и фланга. Но даже так Дарксайд держался. Нас питал страх Земли и ужас, рождаемый в сердцах обитателей планеты-ада идущей битвой, но его… Его питало целое измерение, сродство с которым и превратило обычного, пусть и высокородного, нового бога Юксэса в покрытого каменной шкурой монстра. Как и Супермен, большую часть жизни он ограничивал свою силу, не рисковал расширить связующий канал энергии, но сейчас он уже не сдерживался.
  
  Время перестало иметь значение, на взятых скоростях становилось совершенно не ясно, сколько прошло: час, секунда или неделя. Периодически местность менялась: вместо руин появлялись новые помещения подземных заводов и фабрик, лабораторий и клонических ферм. Впрочем, очень быстро они превращались всё в те же руины. Думаю, наша битва по своему «побочному ущербу» уже переросла бомбардировки городов и вплотную подошла к отметке «орбитальный обстрел планеты», хотя… кто знает. Довольно сложно определить точно, когда тобой в очередной раз проламывают очередную стену, и пусть это не причиняет боли и ущерба, но напряжение и ярость напрочь выметают из головы всё, что не касается боя. Всё, что не имеет отношения к способам убийства…
  
  Это же время. Новый Генезис.
  — Прости за вторжение, Верховный Отец, — Орион бегом ворвался в цветущий зеленью парк и, найдя взглядом высокую фигуру совершенно седого, но всё ещё могучего мужчины, направился к нему. — Я могу переговорить с тобой?
  
  — Конечно, — называемый Верховным Отцом прервал медитацию, оборачиваясь к гостю.
  
  — На Апоколипсе произошёл выброс геотермальной энергии опасного уровня, — быстро начал говорить беглый сын Дарксайда, демонстрируя голограмму с данными. — Если кризис доберётся до ядра планеты, оно взорвётся, убив миллиарды и разрушив гравитационный баланс системы. Пусть они наши противники, но это прямая угроза Новому Генезису. Нужно отправиться туда и выяснить, что происходит!
  
  — Нет необходимости, — на мгновение смежив веки, вздохнул правитель второй фракции новых богов. — Я как раз говорил с Источником и знаю, что происходит на Апоколипсе. Дарксайд вступил в смертельную битву с Суперменом и кем-то ещё, — пышная грива белых, как снег, волос Верховного Отца качнулась под одиноким порывом ветра, когда он вновь прикрыл глаза, пытаясь расслышать или рассмотреть что-то недоступное простым смертным. — Этот второй, он…
  
  — Он? — переспросил Орион, когда пауза затянулась.
  
  — Я не могу понять, — вышел из оцепенения правитель Нового Генезиса. — Источник не видит его. Даже сейчас, во время боя, в свете ярости Дарксайда и Супермена, его образ расплывается, исчезает, словно птица на фоне ночного неба.
  
  — Но как это возможно? — поражённо замер сын хозяина Апоколипса.
  
  — Не знаю, — мрачно отозвался Верховный Отец, — но это неважно. Мы не можем позволить их сражению угрожать Новому Генезису и его жителям…
  
  
***
  
  В какой-то момент уже ставшие привычными руины сменились руинами пылающими. Очередное попадание лучей или энергии Кольца пришлось в один из титанических реакторов, питающих промышленность планеты, и тот детонировал. На миг всё окружающее пространство утонуло в огне. Горел воздух, горела земля под ногами. Если кто умудрился выживать до этого, то сейчас и он опадал невесомым прахом, сгорев в этой огненной буре. И только мы втроём, купаясь в языках испепеляющего пламени, продолжали пытаться убить друг друга, раз за разом нанося раскалывающие горы удары, выжигая целые поля. Армии Апоколипса, состоящие по большей части из парадемонов, порой пытались вмешаться, но даже тяжёлые танки не могли не то что нанести хоть какой-либо ущерб, но даже просто добраться до места битвы — огонь и рождаемый чудовищными ударами ветер просто вырывали куски земли и уносили их прочь, зачастую вместе с техникой и войсками, что на них находились. А там, где не справлялся ветер, своё слово говорил огонь, уже вполне сопоставимой с жаром короны звезды. Всё это отмечалось лишь краем сознания, мимолётно, в перерывах между попытками стереть из мироздания ненавистную тварь. И… минуты, а может, и вечность спустя, настал момент, когда Дарксайд больше не мог встать.
  
  — Я… Дарксайд… Великий Дарксайд… — капая вязкой кровью с разбитого подбородка, хрипел гигант, впиваясь пальцами целой руки в груду щебня, некогда бывшую величественными стенами.
  
  — Уже нет, — сияющий луч материализованного Страха, смешанный с моей божественной силой и магической энергией, пробил его плечо, окончательно пригвоздив к земле.
  
  — Неужели… всё? — вставший рядом Кларк с почти детским недоверием смотрел на поверженного врага.
  
  — Нет… ещё нет, — усилие мысли — и жёлтый свет разворачивается вокруг нас, выравнивая и очищая площадку, — даже убей мы его, это лишь причинит ему некоторые неудобства, пусть и весьма существенные.
  
  — Что ты имеешь в виду?
  
  — Бог — это не просто красивый титул и дань самомнению, — сила кольца начала наносить на землю один весьма специфический узор. — Новые, как, впрочем, и Старые Боги — не только материальные формы жизни, но и энергетические. Грубо говоря, каждый из нас существует более чем в трёх измерениях, владея, своего рода, собственным микромиром-вселенной за гранью привычной реальности. Эти микромиры не имеют размера и прочих свойств обычного пространства, по большому счёту, являясь духовным аналогом метагенов, встречающихся у жителей земли, но важно то, что даже самый слабый из нас способен проецировать микромерные эффекты личных пузырей-вселенных на внешний макромир. Именно это и лежит в основе всех наших способностей… Чаще всего.
  
  — Послушать тебя — бывает и иначе, — нахмурился Кал-Эл.
  
  — Не «иначе», — выделяю голосом слово. — «Помимо». В частности, Дарксайд связан ещё и с так называемым Омега-измерением, из которого черпает силы, как ты от жёлтого солнца. Как бы то ни было, если просто лишить его физической оболочки, то рано или поздно он создаст себе новую. С мощностями и технологиями Апоколипса — скорее рано, чем поздно.
  
  — И что делать?
  
  — Вы нич… кхе… ничего не смо… жете поделать. Я вернусь… и сотру саму память о Зем… ле… со страниц истории Галак…кх…тики, — прохрипел потихоньку приходящий в себя Юксэс.
  
  — Бога тоже можно убить, только средства для этого требуются несколько иные. Будь добр, подними его… — Супермен безропотно приподнял Дарксайда, а я завершил построение магического круга. Безусловно, убить нашего врага можно было бы и куда проще, но так — куда выгоднее. Для меня.
  
  — Что дальше?
  
  — Положи его в центр рисунка, — дождавшись, пока Кларк уложит жертву в нужном месте, я начал напитывать остатками своих божественных и магических сил схему и… получать силу самого Дарксайда. Да, я не классический демон, чтобы просто закусить душой поверженного врага, да и с учётом силы самого правителя Апоколипса, совсем не факт, что нахрапом его сожрать получится даже у величайших из потусторонних Владык. Но я всё-таки Бог, да ещё и откровенно Тёмный. И одобряю Жертвоприношения в свою честь.
  
  Враг хрипел, отдавая мне свою силу, свою суть. Он явно понимал, что происходит, но сделать ничего не мог. И начинал бояться. О, ручеек его страха приятно омывал моё уставшее тело, сплетался с передаваемой энергией. Возможно, я даже получу свой Аспект, как Бога… От блаженства и грядущих перспектив хотелось едва ли не мурлыкать, и… Разумеется, нашёлся тот, кто умудрился всё изгадить.
  
  — Стойте! — во вспышке света от раскрывшейся кротовой норы появился могучего телосложения старик, а рядом с ним — ещё несколько существ, выглядящих как люди. Не нужно было быть пророком, чтобы понять, кто передо мной. Новый Генезис всё же решил сказать своё слово. И что-то мне подсказывало, что это «слово» мне не понравится.
  
  
  Примечания:
  *(1) Юксэс — настоящее имя Дарксайда. Дарксайд же — это его «коронационное» имя.
  *(2) Для тех, кто не знает: во вселенной DC существует персонификация Смерти. Довольно милая девушка, между прочим.
  
  
Глава 13.
  
  Появление новых действующих лиц заставило страх Юксэса отступить, и он начал сопротивляться ритуалу с удвоенной силой. Проклятье… Хотя глупо отрицать, что вероятность подобного шага со стороны Нового Генезиса с самого начала была не меньше семидесяти процентов.
  
  — Ваше сражение зашло слишком далеко, я не могу позволить этому продолжаться, — подняв правую руку в предостерегающем жесте, сообщил Верховный Отец, пристально глядя на нас.
  
  — Вы?.. — на лице Супермена проступило недоверчивое удивление. — Что всё это значит, Орион? — криптонец повернул голову к одному из спутников правителя Нового Генезиса, скрывавшему лицо под маской шлема.
  
  — Ваше сражение чуть не уничтожило эту планету, а гибель Дарксайда только усугубит кризис, — негромко, но с явным осознанием вескости собственных слов ответил вместо него Верховный Отец. — Вам надлежит уйти. Дальнейшая судьба Дарксайда — это дело Новых Богов.
  
  — Вы хотите оставить его в живых? — кулаки Кларка угрожающе сжались. — Чтобы он продолжал свои злодеяния, а как соберётся с силами, опять явился на Землю? Хотите, чтобы всё повторилось? Вы этого хотите?!
  
  — Он не вернётся… — спокойно ответил лидер Нового Генезиса. — Он будет заточён, и Апоколипс пойдёт по новому пути. Тебе не о чем беспокоиться, Супермен.
  
  — А вот тебе есть, Изайа, — мой голос был тих, но среди делегации Новых Богов не нашлось бы ни одного, кто мог сказать, что его не слышал.
  
  Они переглянулись. С удивлением, недовольством и даже гневом. Молодые, храбрые, дерзновенные… Сколько из них вообще знало настоящее имя своего обожаемого Верховного Отца? Сколько знали его историю? А сколько пытались задуматься о ней и своим умом постичь то, что не принято записывать в летописи, но что всегда сопровождает настоящую жизнь? Ответ был прост… И его озвучил сам правитель Нового Генезиса.
  
  — Ты угрожаешь мне, незнакомец? — никто. Никто из тех, что пришли с ним, не знали своего кумира. Они верили ему, обожали, восхищались. Однако ничто так не застилает глаза, как искреннее восхищение.
  
  — Не будь глупцом, — ритуал всё ещё действовал. Не так эффективно, как если бы я полностью на нём сосредоточился, но, как говорят земляне, «курочка по зёрнышку клюёт». Оставалось только потянуть время. — Ты сам пришёл сюда угрожать нам. Ставить ультиматумы и требовать исполнения своей воли. Я чувствую твой страх, Изайа. Узрев низвержение Дарксайда, ты испугался. Вся твоя любовно выпестованная роль, все лозунги и речи, окутавшие умы слуг, оказались пшиком. Ты больше не противовес вселенскому злу, не свет справедливости на пути неодолимого мрака. В один миг ты стал никчёмным болтуном, который много надувал щёки, но оказался не у дел в самый решающий момент. Битва, к которой ты так долго готовился, прошла без тебя. Ты оказался не нужен истории и теперь отчаянно стремишься ухватить за хвост уже упорхнувшую из рук птицу. Твоё появление, требования — всё это не более чем попытка в последний миг присвоить себе чужую победу. Остаться на страницах истории триумфатором, воспользовавшись чувствами Супермена, тем авторитетом, который успел заработать в его глазах и который вот-вот исчезнет в небытие, едва к нему придёт осознание случившегося. Ты знаешь, что…
  
  — Довольно, — Верховный Отец крепче сжал посох. И пусть его лицо осталось спокойным, но сила взметнулась окрест, подавляя не меньшей мощью, чем ещё недавно показывал Дарксайд, и открывая реальные чувства Нового Бога. — Твоя речь полна дерзости, незнакомец, но я закрою на это глаза, ведь ты вправе иметь своё мнение, хоть оно и беспочвенно.
  
  — Если оно беспочвенно — разворачивайся и уходи, — лязгнул мой голос, не давая ему продолжить. — Бой с Дарксайдом закончен. Планете, как и всей этой системе, более ничего не угрожает, — разгоняю энергию Кольца, структурируя и напитывая защитный барьер. — Если ты, конечно, не хочешь развязать ещё одну битву Богов.
  
  — Богов? — кустистые брови моего собеседника приподнялись в показном удивлении. — Не слишком ли много ты берёшь на себя, мальчишка?
  
  — А ты ещё не понял, кто я такой, Изайя? — усилием воли заставляю себя не сжать в напряжении кулаки. — Забавно… Тот, кто больше всех кичился своей мудростью, оказался таким слепцом.
  
  Многое из моих слов было ложью, но это была ложь из тех, которую даже свидетели истинного положения вещей легко могут принять за правду. В начале разговора Верховный Отец не боялся. Он был полностью уверен в своей силе и правоте своих поступков, но сейчас в его душу закрались… Нет, не страх, но тревога и беспокойство. Он уже не был так уверен. Сомнение прошлось по его стальной воле маленькой, но всё разрастающейся трещиной. И сейчас, в этот самый миг, он сам найдёт для себя ответ, которого больше всего не хочет слышать…
  
  — Нет… — брови лидера Нового Генезиса недоверчиво сошлись к переносице, а взгляд подёрнулся рябью дикой догадки. — Это невозможно… Дрэкс?!
  
  Имя старшего брата Дарксайда, предательски убитого им ради трона и силы Омега-измерения, сработало как гром среди ясного неба. Спутники Верховного Отца не поняли, о ком речь, ведь это было так давно, но прекрасно уловили то изумление, с которым имя покинуло уста их лидера. А вот Дарксайд… Какое-то мгновение он отказывался верить, но поражение и, главное, то, кем являлся автор догадки, сломали пелену отрицания. Верховный Отец являлся его врагом тысячи лет. Врагом заклятым, привычным… и уважаемым. Точкой постоянства, барьером и воплощённой стабильностью. Тем, кто говорит с Источником Всего Сущего, тем кто признанно равен ему. И он ответил на вопрос, мучивший самого Юксэса.
  
  Долгое мгновение Дарксайд отказывался верить… А потом его сердце сковал Страх.
  
  — Ты можешь не верить, — поток мощи, хлынувший в мою сущность после обрушения стен воли, защищавших до срока правителя Апоколипса, едва не свалил меня с ног… — Ты можешь отрицать, — сущность повелителя страха, привитая мне Квардианским Кольцом, пришла в движение. — Ты вправе называть меня как угодно, — мощь ужаса двух миров, до сих пор питавшая моё Кольцо Силы, будто ухнула в никуда, рождая вместо себя… — Но самое лучшее, на что ты можешь надеяться при нашей битве здесь и сейчас — это то, что мы уничтожим друг друга и всю эту солнечную систему… — …Аспект. — Таким образом, единственный вопрос, на который тебе нужно ответить… Стоит ли того жизнь одного маньяка?
  
  — Я слышал, — помолчав и убрав давление, более миролюбиво начал Изайа, — Дарксайд убил тебя незадолго до коронации…
  
  Взгляд Супермена ожёг мне кожу. Не буквально, но я затылком ощутил, как его глаза наполняются удивлением, а чувства растерянностью. Боевой угар спал, и теперь любая фраза могла поколебать веру моего союзника в необходимость крайних мер. Глупо было бы ожидать, что Изайа этого не заметит. И что не попытается использовать…
  
  — Твоя попытка увести разговор с острой темы похвальна, но не думай, что я настолько наивен, чтобы на неё купиться, — как бы мерзко это ни звучало, но факт остаётся фактом — во время перерождения лучше не напрягаться, дабы «эволюция» не вышла мне боком, обратив в кого-то вроде Думсдэя или Паралакса. Время и место чесать кулаки наступит потом, а сейчас я должен победить, используя только язык и разум.
  
  — Старший брат Дарксайда отличался мягкостью и терпением, — словно не слыша мои слова, продолжил Новый Бог. — Под твоим началом Апоколипс мог бы стать совсем другим миром. Расцвести. И кто знает, быть может, наши народы никогда бы не вкусили вражды… — правитель Генезиса прикрыл глаза. — Но сейчас, убивая брата ради силы и власти, ты поступаешь в точности как он. Это ли то, чего ты хочешь, Дрэкс? — пристальный взгляд впился мне в лицо, требуя ответа. Не столько вопрошающему, сколько самому себе.
  
  — Моё нынешнее имя — Эмрой, — идти на поводу его игры — верный путь к поражению, и мы оба хорошо это понимаем. Слова, намёки и угрозы, которые он может привести в жизнь, давно стали основным его оружием. Слишком давно никто не то что не осмеливался поднять на него руку, но и просто возразить. Слишком силён был его авторитет в глазах как друзей, так и врагов. Слишком веско положение. Это было его силой, заставлявшей пасовать даже Дарксайда… Но это же стало его слабостью. — Я не обязан держать перед тобой отчёт. Ты слышал мои слова, Верховный Отец. Они не изменились.
  
  — Но я обязан держать отчёт перед Источником всего сущего… — Изайа подобрался, вздёргивая подбородок. Его льдисто-голубые глаза наполнились холодом и чувством причастности к неведомой иным мудрости. Вся поза Нового Бога закричала о том, сколь важна его роль и велик исполняемый долг. И это было… именно то, чего я ожидал. — И поэтому я здесь. Он сказал мне, что время Дарксайда ещё не пришло.
  
  — Желания Источника заканчиваются там, где начинаются мои.
  
  Безмерная наглость ответа заставила моего собеседника на секунду потерять лицо. Он был ко многому готов, но только не к тому, что существо, знающее об Источнике, позволит себе подобные слова. Обе стороны напряглись будто ещё сильнее, хотя куда уж дальше. Казалось, шелохнись хоть волос на голове у любого из присутствующих, и неизбежно начнётся схватка, но… тут и проявилась его слабость. Привыкнув за многие века полагаться на слова и авторитет, на потенциальную возможность применить силу и знание противников об этой возможности, он разучился её применять.
  
  — В тебе говорят гордость и жажда мести, — совладав с собой, вновь перешёл в атаку Верховный Отец.
  
  — А в тебе высокомерие, — не стал я дожидаться продолжения. — Мы долго можем перебрасываться подобными фразами, но вопрос останется всё тем же: готов ли ты отдать свою жизнь и рискнуть существованием Нового Генезиса ради спасения Дарксайда? Ответь. И прими последствия. Уж это-то ты можешь сделать без подсказки сверху.
  
  Мир замер, расколотый на две части. Могучий старик и мальчишка, не достающий макушкой ему до плеча. Отец Богов и Бог Страха. В такие моменты говорят, что вечность затаила дыхание…
  
  Немного ранее. Две подруги.
  — А что ещё эта штука умеет? — Кара Зор-Эл силовым лучом разрезала напополам тяжёлый танк Апоколипса, словно тот был сделан из бумаги. Мгновенно и без малейших затруднений, а ведь «сверлить взглядом» подобную броню ей нужно было бы секунд десять, а то и все тридцать.
  
  — Я порой задаюсь вопросом, что она не умеет. Разве что кофе не варит… Готово! — Барбара чуть-чуть «поиграла» при помощи систем кольца с системой опознавания свой-чужой, и боевые корабли вторженцев открыли заградительный огонь по собственным войскам — обманутый компьютер начал считать себя попавшим в окружение. К сожалению, электронные болваны с родины Дарксайда были совсем не болванами и очень быстро распознали обман, да и повторно подобную атаку провести уже вряд ли получится — обучались электронные мозги тоже шустро.
  
  — Какая недоработка! — град золотых копий, пусть и сильно уступающих той феерии, что недавно показал тот странный парень, к которому, очевидно, была неравнодушна её подруга, сорвался с перстня и скосил под сотню пара-демонов.
  
  — Как Эмрой вернётся, выскажешь ему свои замечания! — Бэтгёрл переключилась на создание защитных форм и прикрытие их с Карой — выявив источник максимального ущерба, командиры армии вторжения сосредоточили все свои усилия на том, чтобы уничтожить именно его, отложив второстепенные цели вроде немногочисленных танков, вертолётов и прочей техники людей, что ещё не была уничтожена в прошлые заходы.
  
  — Да-а-а… Я бы нашла, что сказать этому красавчику, — блондинка хитро стрельнула глазами в подругу. — Ты, между прочим, не говорила, что он такой симпатяжка!
  
  — Эй! — реакция рыженькой оказалась именно такой, как Кара и ожидала. — Даже не думай!
  
  — Я пошутила, — хихикнула довольная криптонка, и сплетённый из силовых полей молот вбил в землю очередной танк.
  
  — Знаю я такие шутки, — проворчала Бэтгёрл, слегка досадуя на себя за то, что попалась на провокацию, но уже находя глазами следующую цель.
  
  Бой длился ещё несколько минут, но с каждой уничтоженной машиной противника и сбитым пара-демоном накал сражения затихал. Пока в небе не остались лишь две окутанные золотым сиянием фигуры да клубы жирного дыма от вспыхнувших на земле пожаров.
  
  — Ну… — Супергёрл сощурилась, напрягая «волшебное» криптонское зрение, обозревая то, что ещё недавно было военной базой неподалёку от Джерси. — Кажется, этот был последним — больше никого не вижу.
  
  — На их командных частотах тоже тишина, — повсматривавшись десяток секунд в голограмму фиксируемых Кольцом спектров излучения, сообщила Барбара.
  
  — А они их не сменили?
  
  — Вряд ли, — покачала головой дочь комиссара полиции. — А даже если бы и сменили, здесь есть данные по всем частотам и алгоритмам шифрования, применяемым в войсках Апоколипса, — девушка всё ещё копалась в голографической системе управления. — Сомневаюсь, что простые полевые части могут так просто взять и прямо во время боя перейти на что-то совершенно новое.
  
  — А тебе не кажется странным, что в этих кольцах есть данные по технологиям Дарксайда? Разве они не должны… ну, не знаю… — блондинка неуверенно повела плечами, — быть доступны только слугам Дарксайда?
  
  — Уже час над этим голову ломаю, — призналась Барбара. Это было странно, но это было. Собственно, только благодаря уже вшитым в перстень протоколам ей и удавалось ломать мозги вражеским компьютерам, и всё же чувство тревоги не отпускало девушку. Отчасти поэтому она и потянулась мысленно к ещё одной функции Кольца.
  
  Мысленное усилие, и над рукой возникает голограмма головы уже знакомого мужчины в чёрно-золотой униформе Корпуса, от которой сейчас, впрочем, был виден только стоячий воротник. Именно этот человек, кажется, уже целую вечность назад связался с ней у того, что осталось от авиабазы Форт-Уорт и отправил по координатам, где нужна была помощь.
  
  — Слушаю, — отозвался на вызов мужчина, назвавшийся при первом общении Брюсом.
  
  — Эм, привет. Это Бэтгёрл, мы тут закончили…
  
  — Хорошая новость, — за спиной помощника Эмроя (по его собственным словам), едва попадая в область голограммы, промелькнули какие-то чёрточки, очень напоминающие выстрелы из ручного оружия пара-демонов. — Можете передохнуть. Остальные очаги вторжения также скоро будут подавлены силами Корпуса, — взгляд собеседника почти сразу после начала разговора прикипел к чему-то вне поля зрения девушек. Судя по продолжающим мелькать рядом выстрелам и изображением «помехам», тот вёл бой.
  
  — Есть новости о Супермене и Эмрое? — поспешила задать главный вопрос девушка, пятой точкой ощутив, что сейчас «звонок сбросят». Чутьё на такие вещи у дочери полицейского было развито очень хорошо. Тем более что во время прошлых сеансов связи спросить так и не получилось — всё время надо было куда-то спешить.
  
  — Их бой закончился около семи часов назад на территории штата Небраска победой господина Эмроя.
  
  «Откуда так много?» — в изумлении промелькнуло в голове героини Готэма. Барбара могла поклясться, что прошло не больше получаса с тех пор, как она стащила криптонитовую пушку у тех вояк и лысого франта на бронированном лимузине… Ну… может быть, час, учитывая, что они её сперва хорошенько спрятали… Или два, если вспомнить, что это уже третья точка, куда их отправили помогать… «Боже… Неужели прошло уже семь часов?!»
  
  — А что с Суперменом? — между тем вмешалась в разговор Кара.
  
  — Судя по всему, господину Эмрою удалось сорвать с Супермена гипнопрограмму…
  
  — И где он сейчас? — нетерпеливо подбодрила блондинка.
  
  — В точности мне это неизвестно. Согласно последнему приказу господина Эмроя, мне надлежало взять на себя тактическое управление силами Корпуса и организовать зачистку Земли от войск вторжения. Зная господина, такой приказ он мог отдать только при условии своего отсутствия на планете.
  
  — И где же он тогда?
  
  — Вероятно, они с Суперменом отправились на Апоколипс. Это наиболее логичный шаг в нашей ситуации.
  
  — Апоколипс? — в ужасе воскликнула блондинка. — Их же убьют!
  
  — Вы должны верить в них, мисс Зор-Эл, — Брюс так и не повернул к ним лица, продолжая делать что-то, чего они не могли видеть за пределами голограммы его головы, но его голос наполнился непривычной, даже какой-то жёсткой убеждённостью. — Так же, как они поверили в вас, оставляя защищать Землю в своё отсутствие. А сейчас покорнейше прошу простить — мне необходимо связаться с ещё несколькими отрядами… — и голограмма погасла.
  
  — Что будем делать? — обе девушки произнесли это одновременно, с одинаково встревоженным выражением лиц. — Им нужно помочь! — опять одновременно и с одинаковым жаром воскликнули друг на друга героини.
  
  — Да что такое-то?! — раздосадованно зарылась руками в волосы Барбара.
  
  — Хи! — вторила ей белозубой улыбкой Кара.
  
  — Тоже волнуешься? — переспросила Бэтгёрл, совладав с эмоциями от глупости ситуации.
  
  — Ещё как! — горячо подтвердила криптонка. — Этот твой Эмрой, конечно, крут, да с ним ещё и Кла… э… Супермен, но это же Апоколипс!
  
  — Да уж, — первый член Корпуса Эмроя потёрла шею.
  
  — С вторжением мы уже почти справились, — продолжила свою мысль голубоглазая инопланетная красавица, — а от них никаких вестей! Супермен уже раз «погостил» слишком долго на Апоколипсе. Ничего хорошего из этого не вышло.
  
  — И что предлагаешь? — Барбара опять погрузилась в изучение неких данных на голографическом экране, развернувшемся над рукой. — Судя по навигационной информации в Кольце, «своим ходом» добираться до этой планеты мы будем месяц. А их устройства телепортации вмонтированы в корабли и подрываются едва ли не раньше, чем эти корабли получают серьёзный ущерб. С абордажем, как ты помнишь, тоже ничего не получилось.
  
  — Да уж, — скривилась Супергёрл. «Не получилось» — это очень мягко сказано. Стоило им добраться до командного мостика какого-то важного (то есть самого здорового в одной из вражеских группировок) судна, как командующий этим судном отдавал приказ на самоподрыв реактора, ну или от чего там запитывались все системы корабля? В итоге взрыв был такой, что сама Кара была не уверена, что смогла бы пережить его без очень серьёзных последствий для своего организма. Защитная сфера колец тогда просто спасла им если не жизни, то здоровье точно. — Но… возможно, я знаю, где можно добыть одно устройство.
  
  — И где же?
  
  — В Метрополисе есть лаборатория, с которой сотрудничал Супермен. Он им много чего передал, и там же хранится штуковина для открытия этих воронок. Её Супермену передал один парень из тех ребят, которые остановили прошлое вторжение Дарксайда. Это было без меня, но он рассказывал.
  
  — Так чего же мы ждём?! — оживилась Барбара.
  
  — Вперёд! — поддержала её Кара, и подруги устремились в сторону нужного города.
  
  Сам путь не занял и минуты — девушки очень спешили, а защитный покров мог уберечь от удара Супермена, не то что от каких-то «жалких» пары… сотен g перегрузки. С проникновением в лабораторию и поиском нужной вещи также проблем не возникло — «рентгеновское» зрение криптонцев и возможности Колец быстро обнаружили сейф, в котором лежало «устройство с архитектурными особенностями, присущими технологиям Новых Богов», как любезно подсказал голос из встроенного справочника. Трудности возникли только с извлечением этого устройства…
  
  — Что вы делаете?! Кто вас пустил?! — в помещение с сейфом вбежал среднего роста мужчина в белом халате. Его бородка клинышком была забавно всклокочена, а очки слегка съехали от бега. Видимо, Барбара что-то пропустила, отключая сигнализацию, ну или учёный обладал феноменальным чутьём.
  
  Девушки переглянулись. Впрочем, повидав в своей жизни и не такие выкрутасы судьбы, они больше удивились, что несмотря на явно проходившую эвакуацию, в здании всё равно оставались сотрудники.
  
  — Понимаете, — первой сообразила что сказать Бэтгёрл, — тут дело планетарной безопасности…
  
  — Вы заодно с Суперменом? — поспешно поправив очки, мужчина разглядел букву S на груди Кары. — Это вторжение?
  
  — Корпус Эмроя, — поняв, что учёный близок к истерике и что попытки успокоить его — пустая трата времени, дочь комиссара полиции напустила в голос строгости. — Нам необходимо изъять телепортационное устройство, которое Супермен оставлял вам на хранение. Это нужно для спасения Земли.
  
  — Что?.. Нет, вы не можете…
  
  — Ошибаетесь — можем, — луч света вскрыл бронированную крышку сейфа, как горячий нож кусок масла. Пара мгновений — и небольшое прямоугольное устройство светло-коричневой окраски оказалось в руках девушек. — Было приятно с вами увидеться, но у нас дела. Всего хорошего, мистер, — попрощалась Барбара, и подруги поспешили ретироваться.
  
  — У меня такое чувство, что нас за это не похвалят, — уже снаружи поделилась мнением Кара.
  
  — Кража со взломом, совершённая группой лиц по предварительному сговору. Да ещё и в особо крупном размере. От десяти до пятнадцати лет… — мрачно согласилась с ней Бэтгёрл. Дочь комиссара полиции и будущий прокурор уже просто рефлекторно оценивала те или иные действия со стороны уголовного кодекса.
  
  — Но мы же не крадём! Мы временно одалживаем для спасения мира! — попыталась найти оправдание мисс Зор-Эл.
  
  — Присяжных это бы не убедило…
  
  — Ладно, — опустила плечи в жесте поражения блондинка и тут же сменила тему: — Разобраться в управлении сможешь?
  
  — Сейчас узнаем… — героиня Готэма развернула световую конструкцию, пытаясь подключиться к системам Материнской Коробки.
  
  — Попытка аппаратного подключения к объекту, представляющему собой искусственный интеллект пятого и более уровня, запрещена, — внезапно сообщил голос из Кольца, и конструкция, окружившая устройство, перестала реагировать на мысленные команды Барбары.
  
  — Что это значит? — с неподдельным удивлением переспросила та.
  
  — Материнская Коробка производства Новых Богов представляет собой искусственный интеллект шестого уровня. Интеллект шестого уровня не обладает полноценным самосознанием и свободой воли, однако обладает зачатками личности, позволяющими анализировать поступающую информацию и проявлять инициативу для защиты себя и владельца. Прямое подключение может угрожать логической матрице Кольца Силы. Подключение запрещено, — развёрнуто объяснил жёлтый ободок.
  
  — Но нам нужно её использовать! — возмутилась Кара, подлетев ближе к руке подруги.
  
  — Материнские Коробки оснащены «дружелюбным интерфейсом» и системой распознавания порядка трёхсот шестидесяти пяти миллионов галактических языковых групп. Для активации пространственного тоннеля достаточно задать параметры точки выхода.
  
  — Э-э-э… То есть, — юная мисс Гордон смерила лежащую в руке «Коробку», — нам надо сказать что-то вроде… Отведи нас на Апоколипс? — вместо ответа с громким «ВАААМ!» перед девушками появилась светящаяся воронка. — …Понятно.
  
  — Пошли? — неуверенно покосилась на рыжую героиню криптонка.
  
  — Да… Надеюсь, мы не совершаем очередную глупость, — на самом деле, после «прикола» от Кольца и этого артефакта, Барбара была свято уверена, что как раз глупость они и совершают. Причём глупость феноменальных масштабов, за которую им обеим потом очень крупно влетит, но… Нельзя же было просто взять и развернуться?! Эмрою может быть нужна их помощь! Ну и Супермену тоже… В конце концов, если бы она всегда поступала так, чтобы её не за что было ругать, то никогда бы не получила это кольцо! — Вперёд!
  
  И девушки решительно влетели в пространственный переход. Короткое ощущение невесомости, и вот они уже в небесах планеты-ада.
  
  — Эм… Ты точно не ошиблась с порталом? — спросила Супергёрл.
  
  — Откуда я знаю? — ответила Барбара, также разглядывая выжженные руины.
  
  — Да, — кузина Супермена опустилась на изрытую взрывами поверхность, та стеклянно хрустнула под её ногами, — но земля ещё теплая, что бы тут ни произошло, произошло это не так давно… И тут было очень жарко.
  
  — Нашла два «наших» сигнала!
  
  — Где?
  
  — Двадцать километров на северо-северо восток.
  
  — Полетели! — и подруги рванули по указанным координатам.
  
  
***
  
  Вспышка в сознании от появления на планете ещё двух Колец ударила будто стальная плита. Вопрос «кто?» не успел сформироваться… Девчонки… Две глупые дурочки, бросившиеся в пекло, как мотыльки. Верховный Отец не смог бы убить нас с Суперменом. Не сейчас, когда нас каждую секунду подпитывает страх всей этой планеты и даже могучий Дарксайд лежит у наших ног. Но Барбара и Кара… У них не было такой защиты. Изайа сметёт их одним ударом. Возможно, Кара и сможет выжить, но не более того — слишком молода ещё она, слишком мало жила на Земле, чтобы полностью раскрыть потенциал криптонских генов, а если говорить о дочке Гордона…
  
  Мысли заметались, анализируя возможные варианты развития событий, пока тягучие, словно застывающая магма, мгновения отсчитывали время до прибытия уже устремившихся к нам гостей. Восемь секунд — много это или мало для существа, способного ускоряться до близких к световым скоростей? Это бездна… и ничто.
  
  — Супермен! — крик молоденькой блондинки, вышедшей из ускорения над нашими головами, разорвал тишину подобно звуку фейерверка, став сюрпризом для всех участников противостояния, кроме меня.
  
  Кларк вздрогнул, поднимая удивлённый взгляд на кузину, Верховный Отец на миг сжал пальцы, обхватывающие посох, оборачиваясь к источнику звука, Орион и прочие Новые Боги дёрнулись, изготавливаясь к бою… Чтобы увидеть, как в росчерке золотого света рядом с Карой возникает вторая фигура, обеспокоенно находящая меня глазами.
  
  — Я готов отдать её за сохранение Баланса, — поза правителя Нового Генезиса стала расслабленной, а во взгляде, когда он вернул его ко мне, вновь проступила непоколебимая уверенность. Он тоже всё понял.
  
  Не поворачивая головы, скашиваю взгляд на девушек. Сейчас решалось всё. Два пути. Два основных варианта, дающих наибольший результат. Заплати — и ты на вершине. Откажись — и путь к мечте растянется на долгие годы, без гарантии результата. Всего две маленьких жизни… Стоит им угаснуть от глупости Верховного Отца — и Кларк всё сделает один. Никаких больше Новых Богов. Ни Генезиса, ни Апоколипса. Никакой воли Источника. Лишь одна воля — воля Эмроя…
  
  — Супермен, что… — начала было дочь Криптона, однако я её перебил.
  
  — Слова, просто слова, — впервые за переговоры я до боли сжал кулаки. — Но в одном ты прав. Смертей было более чем достаточно. Множить их, принося на алтарь твоего высокомерия жизни детей, поверивших твоим речам, не следует. Слушай же мой ультиматум, Повелитель Нового Генезиса. Мы уйдём, но ни ты, ни Дарксайд, ни кто-либо из ваших шавок никогда более даже не посмотрит в сторону Земли. Если я узнаю, что это не так… неважно, каким образом… Вся ответственность ляжет на тебя. Это моё первое и последнее предложение. Твой ответ?
  
  Вселенная вновь замерла, и даже звуки исчезли. Мы смотрели друг другу в глаза, и, кажется, только сейчас он понял, что я спасаю не свою жизнь. Что мои слова о его неизбежной смерти были правдой.
  
  — Быть посему, — молвил Верховный Отец, смежив веки. — Во мне нет той гордыни и высокомерия, о которых ты говоришь. Всё, что мне нужно — это сохранение баланса, и если вы покинете Апоколипс и Дарксайда, мы внесём Землю в список неприкосновенных миров.
  
  — И Генезис, и Апоколипс.
  
  — Да, — вновь кивнул Бог.
  
  — Ну что же, надеюсь, что слово своё ты держишь так же крепко, как и Юксэс. Для твоего же блага, — сосредотачиваюсь и грубо разрываю ритуал жертвоприношения, жаль, конечно, что уже почти скушанную добычу приходится вырывать изо рта, но, увы, не всё всегда идёт так, как хочется. К тому же камнемордой сволочи сейчас куда как хуже — его успело знатно перекорёжить, частично растворить и «понадкусывать», а откат от прерывания ритуала был проведён опять же через него. Так что сейчас Дарксайда можно было смело назвать духовным инвалидом первой группы. Думаю, лет триста на восстановление у него уйдёт, даже с учётом Омега-измерения. Остался лишь последний штрих. — А что касается тебя… — поворачиваюсь к стонущему от внутренней боли существу. — Живи и помни свой позор, то, как твой враг спас твою жалкую душонку. Всё имеет своё начало и свой конец, надеюсь, мы ещё встретимся, Юксэс… и я завершу начатое. Уходим.
  
  Громкий «ВАААМ!» ознаменовал открытие портала на Землю за нашими спинами.
  
  — Но… — криптонец явно был в сильном недоумении и даже… огорчении.
  
  — Я отвечу на все твои вопросы, Кларк, — чуть прикрываю глаза, — но не здесь, — несколько долгих секунд Супермен смотрел на меня, но всё же кивнул.
  
  — Хорошо.
  
  Девушки, понявшие, что что-то тут пошло не так, помалкивали, опасливо косясь на происходящее. Покинули мы Апоколипс, ни с кем не прощаясь. Пусть победа вышла не пирровой, но вот полного удовлетворения от завершившегося похода не было ни у меня, ни у Кларка. Умеет же этот старик всё портить…
  
  
***
  
  — Внимание всему Корпусу. Говорит Эмрой. Сейчас на ваши Кольца поступят координаты точки на орбите, там возведена станция для временного хранения трофейных технологий. Ваша задача — собрать все фрагменты техники, оружия и тел солдат армии вторжения и доставить их на станцию. Попытки присвоения образцов технологии Апоколипса местными властями пресекать. На попытки применения в вашем отношении силы разрешаю отвечать соразмерно. Данная зачистка объявляется приоритетной задачей Корпуса до полного её завершения.
  
  — Не слишком ли сурово? — поинтересовалась Кара, когда я закончил речь.
  
  — Люди ещё не готовы к таким технологиям, — подхожу к обзорному окну, немного отдающему желтизной. Конструкция станции была достаточно стабильной, чтобы не задумываться о её поддержании каждую секунду, а также создавала комфортную искусственную гравитацию, однако по завершении операции всё равно придётся переносить добычу в более надёжное место. А до тех пор мне предстояло покараулить здесь. — И без них на Земле слишком много сумасшедших учёных, каждый вторник собирающих оружие судного дня в своём гараже. Вы с Кларком постоянно расхлёбываете за десятком, и это только на один Метрополис. Если же дать им готовые схемы Апоколипса с запасами материалов и комплектующих, то через полгода проделки Кукольного Мастера начнут вспоминаться мелкими шалостями гуманиста. Это если произойдёт чудо и он сам не включится в гонку вооружений, выйдя на совершенно новый уровень.
  
  — Не подумала, — блондинка озадаченно почесала щёку, но сразу же спохватилась: — Погоди! Откуда ты знаешь настоящее имя…
  
  — Мы — родня, — просто ответил я, прерывая поток слов девушки. — И предвещая следующий вопрос: да, я приглядывал за вами достаточно долго. Но сейчас куда важнее другое, — поворачиваюсь к гостям. — Где вы взяли Материнскую Коробку для переноса?
  
  — Ну… Понимаете, — кузина Супермена застенчиво запустила руку в шевелюру на затылке, начав нервно покусывать губу и стрелять запрашивающими срочную помощь взглядами в сторону Барбары.
  
  — Кара? — судя по виду Кларка, он, кажется, всё понял. — Вы же не вломились в лабораторию профессора Гамильтона?
  
  — А… Э-э… Это была моя идея, — самоотверженно подняла руку Бэтгёрл. — Вас долго не было, и я решила, что вам может понадобиться помощь…
  
  — Да… — повторно поворачиваясь к окну. — Я этого не учёл… — неприятно осознавать собственные ошибки.
  
  Выдрать бы их обеих за такую выходку… Но я сам виноват. Знал же, что Орион после прошлого вторжения обязан был оставить Супермену экстренное средство связи. Знал, но выкинул из головы… Или, что будет вернее, не подумал, что эти две сорвиголовы вполне могут ломануться нам помогать. Безусловно, само по себе желание похвально и достойно всяческого поощрения… Только вот ремнём к их пятым точкам приложиться всё равно хочется.
  
  — Но что это были за типы, и о чём вы говорили? — поняв, что устраивать им головомойку за самоуправство никто не спешит, перешла в наступление дочурка комиссара полиции.
  
  — Вы видели Верховного Отца — правителя Нового Генезиса, который два года назад остановил первое вторжение Апоколипса. Его настоящее имя Изайа, и он заклятый враг, соперник и… партнёр Дарксайда.
  
  — Партнёр? — голос Супермена дрогнул во вспышке волнения, и криптонец шагнул ближе.
  
  — Дарксайд ведёт бесконечный завоевательный поход, покоряя миры силой и жестокостью. Малую часть завоёванного населения он превращает в рабов, большую перерабатывает в пара-демонов для новых завоеваний. Он воплощает зло, питая свою божественную сущность муками и страданиями. Он наслаждается этой ролью… Но там где есть неоспоримое вселенское зло, должен быть и его антагонист. Его образ и взял на себя Изайа. Апоколипс не может уничтожить Новый Генезис, верно и обратное. Слишком равны их технологии, слишком соразмерны силы, слишком близки подбрюшия. Они связаны друг с другом одной звёздной системой, одним источником сил и множеством других факторов. Стоит начаться действительно полномасштабной войне — и обе планеты погибнут раньше, чем выяснится победитель в генеральном сражении. Именно это стало причиной мира, подписанного много лет назад. И с тех пор вражда двух миров стала… соперничеством партнёров. Стремление уничтожить друг друга сменилось борьбой за влияние, в которой Дарксайд играет роль пугала, а Изайа — доброго спасителя, протягивающего руку помощи. Не за каждую планету они борются, засылая эмиссаров и пытаясь обойти соперника на повороте, как это сделал Орион два года назад на Земле, но ты сам можешь вспомнить реакцию Дарксайда в тот раз. На его лице была досада, раздражение, но ни капли удивления. Тот случай был для него хоть и неприятной, но обыденной помехой. Впрочем, не нужно думать, что Генезис сам не ведёт завоеваний, просто сфера его военных интересов далека от таких планет, как Земля, — поворачиваюсь к Кларку, прямо глядя в его синие и немного расширенные от всего услышанного глаза. — Ты ведь бывал на Альмире и знаком с его королевой Максимой? Она ещё хотела тебя окольцевать, а потом вы вместе подавляли попытку переворота.
  
  — Правда? — на два голоса, оч-ч-чень заинтересованно сверкнули глазками наши юные спутницы. Кларк от такого внимания к своей личной жизни даже чуточку поёжился, бросив на кузину раздосадованный взгляд.
  
  — Это было давно… И к чему ты спрашиваешь?
  
  — К тому, что Альмир — совсем не райское место. Тамошние порядки жестоки, нравы грубы и воинственны, а про терпимость и либерализм никто и слыхом не слыхивал, несмотря на неплохо поставленную разведку. Но делает ли всё это данную планету плохой, а её население злом? Плоха ли Максима из-за того, что является абсолютным монархом в мире, где поединок до смерти представляет собой обычный метод разрешения спора, а сама она не спешит ломать вековые устои своего народа? — выжидаю пару секунд, пока до слушателей дойдёт смысл сказанного. — На мой взгляд, ответ — нет. Каждая цивилизация развивается по-своему, и ход этого развития должен быть последовательным. Любая эпоха — это часть целого, дарующая фундамент будущему развитию общества. Народ Альмира живёт в своей эпохе. Пусть это эпоха монархии и феодализма, но от этого она не становится плохой. Каждая ступень развития цивилизации важна, и судить о худости или благости одних по нравственным ориентирам из других — глупо. Но в этом-то и суть. В галактике есть огромное число планет, чьи нравы будут ещё жёстче, а население окажется не столь эстетически приятно глазу. Думаю, ты уже понял, к чему я клоню?
  
  — Новый Генезис захватывает их, оправдывая себя… — Кларк замялся, отводя взгляд, — несением цивилизации.
  
  — Бремя белого человека, как ещё недавно говорили на Земле, — кивнул я. — О таких вещах не принято рассказывать. Не принято вдаваться в подробности несения цивилизации. Просто «мы хорошие, а они грязные дикари». И да, не думай, что жителей Земли они воспринимают как-то иначе, просто на Земле есть ты, а также металюди, многие из которых способны оказать серьёзное сопротивление даже чистокровным Новым Богам. Знаешь, что случилось бы, не окажись Дарксайд столь… одержим жаждой мести?
  
  — Ты можешь заглядывать в будущее? — хмуро спросил Супермен.
  
  — Тут это и не нужно. Поверь, знание некоторых принципов легко возмещает незнание некоторых фактов, — перевожу взгляд на девочек, которые дружно изобразили позами одно большое ухо. Не знаю, как у них получилось, но ухо было именно одно на двоих. — Прошла бы ещё пара лет, — опять смотрю на Кал-Эла, — и на Землю прибыл бы новый герой, а ещё лучше героиня. Красивая, сильная и правильная… — подняв ладонь на уровень груди, создаю над ней миниатюрный глобус из света. — Проблемы есть всегда и в любом обществе, такова жизнь, и от этого никуда не деться, а Земля ещё и переживает сейчас эволюционный скачок, при котором металюдей с каждым годом будет становиться всё больше и больше… Одним словом, работа для героев найдётся, — глобус стронулся с места и вылетел в центр между нами, увеличиваясь в размерах и начиная пестрить схематичными пульсирующими и затухающими точками, символизирующими места, где требуется помощь. — И вот гостья с Генезиса стала бы помогать тебе в решении мировых проблем, спасении людей и прочих безусловно полезных вещах. Она мила, дружелюбна и ответственна. Всегда в центре внимания, всегда на экране и всегда ненавязчиво напоминает, кому жители Земли обязаны своим спасением от Дарксайда. Кому обязан сам Супермен, — глобус сменяется голограммой того, первого появления правителя Апоколипса, с избитым и подвешенным на всеобщее обозрение Кларком в кандалах. Руки криптонца передо мной неосознанно сжались в кулаки. — И вот уже прошли годы, все свыклись с этой мыслью, приняли её как мировую константу… А потом как-нибудь ненавязчиво узнали, что в системе галактических взаимоотношений Земля находится под протекторатом Нового Генезиса, но так — краем, не акцентируя на этом внимание. И ещё спустя несколько лет данная мысль станет аксиомой для большинства населения. Сменится поколение — и уже твои собственные дети будут свято верить, что советы из «метрополии» от великого Верховного Отца несут неоспоримое благо, а кто выступает против них — гнусный проходимец, желающий только наживаться на честных гражданах. Не успеет отжить своё ещё одно поколение, как советы незаметно превратятся в повеления, и вот уже земные полки участвуют в несении цивилизации грязным дикарям на просторах галактики, при нужде выжигая богомерзкие виды под корень, как воплощение зла и мерзости. Ведь что такое сто и даже двести лет… для бессмертного?
  
  — И… — Кара неуверенно запустила руку в шевелюру на затылке. — Не скажу, что я прямо всё поняла… Но… А что нам теперь делать? — голубые глаза моргнули, глядя на нас с Кларком с затаённой надеждой.
  
  — Ничего такого, чего вы не делали раньше. Мир изменился, но всё ещё нуждается в вашей помощи. И будет нуждаться, несмотря ни на какие вопли политиков, которые неизбежно последуют за всем этим.
  
  — Нет, что делать с тем стариком и его планом?! — поддержала подругу «будущий окружной прокурор» с огненно-рыжей шевелюрой.
  
  — А с ним ничего не нужно делать, — прохожу до края смотровой площадки, почти утыкаясь носом в силовое поле. — Я же сказал, что так события стали бы развиваться, не закуси Дарксайд удила. Так или иначе, сопротивление Супермена и землян слишком сильно ударило по его эго. Он готов был бы уступить равному конкуренту, отдавая дань старой партии, что они разыгрывают между собой не первый век, но только будучи неоспоримым победителем, не только в физическом, но и в моральном плане. Вальяжно бросить кость со стола, милостиво дозволяя врагу забрать себе объедки. Но тут-то и возникла проблема. Он не сломил землян перед приходом войск Нового Генезиса, не сломил их защитника… и был вынужден уйти под свист и улюлюканье в спину. Бежать от вновь поднявшегося на него кулака Супермена… Дарксайд не мог этого стерпеть, а потому сломал все планы Верховного Отца, подняв знамя мести. И теперь, после нашего выступления на Апоколипсе, всё окончательно перестало быть таким, как могло.
  
  — И теперь кто бы оттуда ни пришёл, он будет нашим врагом, — негромко заключил Кларк, с печалью и тоской глядя на голубую планету под нами.
  
  — Однако с врагами всё гораздо проще, чем с агентами влияния, — продолжил за ним я. — Корпус на деле доказал, что способен противостоять захватчикам даже уровня Новых Богов. Но превращение Земли в самостоятельного игрока на галактической арене потребует времени, процесс будет длительным и очень сложным.
  
  — Именно поэтому ты выдвинул тот ультиматум? Ты не хотел, чтобы тебе мешали? — сообразила Барбара, заставив Супермена оторвать глаза от вида Земли и покоситься на меня.
  
  — Не совсем. Я бы с куда большим удовольствием уничтожил и камнелицего, и старика. Поверьте, если чуть копнуть, то у обоих найдётся немало преступлений, по сравнению с которыми подсудимые на нюрнбергском процессе покажутся сущими агнцами. Но новое противостояние в той ситуации… — я бросил как бы мимолётный взгляд на девушек. Взгляд был замечен Кларком и понят правильно. — Так что я решил получить максимум из возможного в изменившихся условиях. Надеюсь, честное слово Изайи продержится хотя бы лет сто. Хотя и слабо верится…
  
  — Я смотрю, ты не особо любишь Новых Богов? — осторожно заметила Бэтгёрл.
  
  — Я не люблю всех, кто пытается захватить мой дом. А каким образом это делается и кем — уже детали. Новых Богов я просто неплохо знаю, всё же я один из них… Но, думаю, на сегодня хватит, — над планетой появились первые искры подлетающих кольценосцев. — У всех нас был тяжёлый день, а время уже позднее. Между тем, каждого из вас ждут близкие, которых нужно успокоить…
  
  — О Боже, папа! — лицо Барбары начало вытягиваться. — Э-э-э… Простите, но мне нужно срочно бежать! Всем пока! Кара, если что, звони на кольцо! — и девушка развила очень неплохую скорость, покидая станцию. Вот что правильная мотивация делает.
  
  — Ты можешь спасать мир, но от взыскания за опоздание на ужин тебя это не спасёт, — с какой-то ностальгией прокомментировал исчезновение девушки Кларк.
  
  — Богатый опыт? — подколола его кузина.
  
  — Угу. Пожалуй, если наша помощь здесь больше не требуется, то мы и в самом деле пойдём…
  
  — Удачи, — киваю суперсемейству. — И по поводу приоритетной задачи Корпуса. Хоть я и сказал это, но лучше вам двоим не принимать в этом участие. Думаю, вы и сами понимаете.
  
  — Да… — тень вновь набежала на лицо Кал-Эла. — У людей и так будет к нам… слишком много вопросов.
  
  
***
  
  — …продолжается разбор завалов по всему восточному побережью… — мужчина чуть изменил частоту слуха.
  
  — …члены так называемого «Корпуса Эмроя» помогают в спасательных работах по всему миру, однако все материалы, имеющие внеземное происхождение, немедленно изымаются ими и направляются в неизв… — и ещё раз.
  
  — …эти уроды ворвались прямо на базу, обезоружили ребят и опустошили секретное хранилище! Говорю вам, они враги! Америка не должна этого терпеть! Не дадим им плевать на наши законы!.. — вновь.
  
  — …так что делать жителям Земли? Был ли Супермен просто жертвой чужаков, или он — военный преступник? Кто все эти люди в жёлтых костюмах? Почему они отказываются идти на контакт? Послушаем мнение приглашённого эксперта… — и снова.
  
  — …я недавно видела Флэша, и по-моему, его костюм изменился…
  
  — …нам удалось поговорить с героем, известным под именем Зелёный Фонарь, напомню, что он активно помогал в защите восточного побережья. По его словам, он ничего не знает о Корпусе Эмроя, хотя, как нам известно, символика и форма этого Корпуса очень похожи на его собственные. Что это — сговор или совпадение?..
  
  — …этот Корпус… Они ворвались прямо в лабораторию, вскрыли хранилище с артефактами ещё прошлого вторжения. С ними была его кузина, Супергёрл… Честно говоря, раньше я считал Супермена своим другом, но сейчас… — голос Гаммильтона неприятно резанул по сердцу.
  
  — …представители Корпуса Эмроя по-прежнему отказываются давать хоть какие-то комментарии для прессы. До сих пор неизвестно, кем был тот человек, который остановил атаку Супермена на авиабазу Форт-Уорт, а после сражался с ним на равных, однако очевидцы утверждают, что уже после боя видели Супермена в точно таком же костюме, как носят представители Корпуса Эмроя…
  
  — …Супермен стал нам суперврагом, а эти светящиеся воры его только покрывают, намереваясь закончить то, что он не успел… — даже в этой какофонии не узнать голос Лутера оказалось невозможно.
  
  — …да вы что?! Супермен столько раз нам помогал, как вы можете ему не верить?! — а это уже был Джимми. Хоть один надёжный друг…
  
  — …Я на ночь запираю все окна, боюсь, что он придёт за мной…
  
  — …Я бы отправил его обратно на Криптон…
  
  — …сенатор, правда ли правительство ничего не делает по поводу возвращения Супермена, так как боится конфликта с Корпусом Эмроя?..
  
  Кал-Эл прикрыл глаза. Будет глупо говорить, что он не ожидал подобного. Но всё же… какая-то действительно глупая надежда теплилась в сердце…
  
  — Не слушай их, — знакомый голос заставил ушедшего в мысли криптонца отчётливо вздрогнуть.
  
  — Нет. Это справедливо, всё же я был их врагом. Пусть и против своей воли, — тонкие пальцы коснулись его плеч, пробежались по шее и обхватили голову, заставив повернуться к гостье.
  
  — Это был не ты. Не нужно винить себя за подлость Дарксайда, — установилась неловкая тишина.
  
  — Да, но… — те же тонкие пальцы коснулись его губ.
  
  — Не нужно никаких «но»… И знаешь… на этой крыше довольно холодно…
  
  — …
  
  — Боже, Супермен, — устало вздохнула журналистка, — хватит себя корить, всем ты всё равно не угодишь. К тому же… — девушка прижалась к криптонцу ещё плотнее и страстно поцеловала, — лично я свой выбор сделала. Я верю тебе… Верю в тебя.
  
  — Лоис… — дальнейшее продолжение фразы оборвал новый поцелуй, и в этот раз Кларк Кент уже не стоял столбом.
  
  
Глава 14.
  
  Полгода спустя.
  — …продолжается подсчёт материального ущерба, но уже сейчас очевидно, что счёт пойдёт на сотни миллиардов, а может быть, и триллионы долларов. Между тем, до сих пор неясна позиция так называемого «Корпуса Эмроя», попытки взять интервью у носителей чёрно-золотой брони не увенчались успехом. Напомним, что после вторжения среди членов этого загадочного корпуса были замечены некоторые известные герои, такие как Флэш, однако и они не спешат делиться хоть какой-то информацией об этой организации и её лидере, личность которого вызывает массу вопросов…
  
  — Пап, тебе не надоело? — только зашедшая в гостиную рыжеволосая девушка с обречённым видом возвела глаза к потолку. — Эти новости крутят уже третью неделю, и за всё это время они изменили всего пару слов да добавили про Флэша! Даже видеоряд не поменялся — я готова поклясться, что то, как несут вон ту доску, я видела уже раз сорок!
  
  — Инопланетное вторжение случается не каждый день, Барбара, — не отрывая взгляда от телевизора, прихлебнул кофе комиссар полиции.
  
  — Но там же ничего нового!
  
  — Важные для дела детали могут появиться в любой момент.
  
  — Ну па-а-ап… — тяжёлый вздох девушки не нашёл в лице родителя должного понимания, но от дальнейшего продолжения нападок Джима Гордона спас неожиданный звонок в дверь. — Я открою, — ещё раз вздохнула Бэтгёрл, когда отец уже собирался поставить куда-нибудь кружку.
  
  — Если опять будут предлагать установку стеклопакетов…
  
  — Да-да, знаю, сразу сворачивать разговор и закрывать дверь, — проворчала рыжая, уже топая в прихожую.
  
  Состояние девушки идеально вписывалось в понятие «раздражение». Постоянное переливание из пустого в порожнее журналистами уже сидело в печёнках. Ну неделю можно обсуждать, ну две, ну ладно — месяц. Но полгода едва ли не из каждого утюга? И ведь никаких новых данных не появилось! То есть вообще! Корпус хранил молчание, мисс Гордон подозревала, что Эмрой просто ждал, пока уляжется шумиха, но проблема состояла в том, что шумиха и не думала «улегаться». И это раздражало. И откровенно мешало жить — попробуй попатрулируй город или полови преступников, когда тебе на хвост почти сразу садится вертолёт с толпой идиотов, пытающихся взять у тебя интервью! Восьмой раз за месяц! Если бы не Кара и Кларк, Барбара приравняла бы всех журналистов к породе особо опасных вредителей, где-то между «мозгоклюем» и «тем вечно всех бесящим сотрудником офиса». Но более близкое знакомство с суперсемейством показало, что и среди акул пера есть нормальные разумные, правда, выборка из одних только криптонцев не могла быть достоверной, люди же показали себя с не самой приятной стороны. Тяжело вздохнув, Барбара потянула за дверную ручку.
  
  — Привет, — лаконично поприветствовал её высокий парень с зачёсанными назад тёмно-коричневыми волосами, небрежно отсалютовав двумя пальцами в жесте «виктори».
  
  — Эмр!.. — невольный вскрик изумления Барбара успела подавить только на последних звуках.
  
  — Эрик, просто Эрик, — понимающе улыбнулся глава Корпуса Страха, почему-то одетый в чёрную кожаную куртку и такие же штаны. В этом прикиде он настолько напоминал обычного подростка-хулигана, что девушка на несколько секунд полностью потеряла дар речи.
  
  — Чт… Что ты тут делаешь?! — зашептала героиня, едва оправившись от шока, посекундно косясь себе за спину в ожидании, что отец может что-то услышать.
  
  — Через пару часов в готэмском городском музее будет проходить аукцион с одним интересным лотом, который я собираюсь выкупить. А поскольку я всё равно зарезервировал на это мероприятие весь день, то решил заодно навестить тебя. Ты последнее время стала реже появляться, так сказать, на публике, личные хлопоты, полагаю?
  
  — Ам… Ну, что-то вроде… — залепетала девушка, всё ещё пытаясь уложить в голове новый образ своего «босса»… И оторвать глаза от его куртки дольше, чем на секунду, да! — А что за аукцион?
  
  — Благотворительный. Средства будут направлены пострадавшим от армии вторжения. Хотя это вторжение уже несколько приелось. Людям давно пора развеяться, поискать что-то новое… — продолжая улыбаться, ответил гость, а Барбара только теперь сообразила, что до сих пор держит его на пороге.
  
  — Да, точно… Эм… Проходи, — ничего умнее, чем буркнуть это слово и посторониться, пряча растерянность за неловкой улыбкой, дочь комиссара не придумала. — Может, всё же дать им комментарии? — неуклюже поспешила сменить тему девушка. Тем более она давно хотела задать этот вопрос, да всё как-то не решалась воспользоваться Кольцом…
  
  — Ни в коем случае, — Эмрой прошёл в прихожую, казалось, совершенно не разозлившись на вопрос, несмотря на суть ответа. — Если я хоть что-то отвечу, это будет знаком, что я принимаю правила их игры, беру на себя какие-то обязательства и вообще поддаюсь давлению общественного мнения. А это мало того, что в корне неверно, так ещё и опасно в первую очередь для самих землян.
  
  — Ты думаешь, нас попытаются использовать в политических играх? — всё же соображала мисс Гордон неплохо, даже в экстремальных ситуациях.
  
  — Нас уже пытаются использовать, — пожал плечами парень.
  
  — Кто там, Барбара? — донёсся из гостиной голос комиссара.
  
  — Эм… А… — героиня Готэма на миг запаниковала. — А это мой друг!
  
  Не успело прозвучать ключевое слово, как приглушённый шум телевизора затих, а вскоре Джим Гордон был уже в прихожей, пристально рассматривая гостя.
  
  — Здравствуйте, комиссар.
  
  — Добрый день, молодой человек, — Джим окинул куртку и штаны визитёра суровым взглядом следователя, заставшего мелкого воришку за попыткой умыкнуть коллекционную работу Рембрандта прямо из музея во время выставки. — Мы встречались?
  
  — Нет, но Барбара много рассказывала о вас, — ничуть не смущаясь, спокойно ответил гость.
  
  — В самом деле? А вот я о вас слышу впервые…
  
  — Ну, — тут в беседу включилась дочь бравого комиссара, — я… пару раз хотела пригласить Эрика к нам на ужин, но со всеми этими происшествиями…
  
  — Понятно, — взгляд сурового родителя чуть смягчился, теперь там читалось любопытство матёрого следователя, что только наблюдает за планами воришки спереть означенную выше картину. — И какая же фамилия у твоего друга?
  
  — Лэншер. Эрик Лэншер, — с готовностью подсказал подросток.
  
  — Что-то знакомое…
  
  — У моего дяди есть небольшой заводик на западном побережье, и он получил подряд на восстановление некоторых разрушенных во время вторжения объектов, должно быть, вы имеете в виду его. Меня назвали в его честь, — с вежливой улыбкой пояснил «Эрик», заставляя Барбару нутром ощутить какой-то подвох.
  
  На самом деле уже то, что Бог с другой планеты может вот так запросто явиться к ней домой, само по себе наводило на ряд очень интересных мыслей, но то, как он изображал простого человека и чуть ли не её… парня… Бэтгёрл отчётливо стало не хватать воздуха.
  
  — Вот как… — Гордон в очередной раз оглядел гостя, и девушка почувствовала, что надо срочно спасать положение.
  
  — Не будем тебе мешать, пап, мы с Эриком посидим у меня, — схватив Эмроя под локоть, Барбара настойчиво потянула его дальше по коридору, кожей ощущая тяжёлый взгляд отца, сверлящий её затылок. На счастье, Джим Гордон решил не накалять обстановку, и пусть девушка уже предвкушала, на сколько вопросов ей придётся отвечать потом, но в этот момент она вздохнула с облегчением.
  
  — Это было трогательно, — первым прокомментировал случившееся гость, когда за ними закрылась дверь.
  
  — Что ты имеешь в виду? — насторожилась дочь комиссара полиции, до сих пор не успевшая унять галопом скачущее сердце.
  
  — Ты так очаровательно боялась, хотя прекрасно знаешь, что ничем плохим эта встреча закончиться не могла.
  
  — Тебе легко говорить! — передёрнула плечами девушка. — Ты хоть представляешь, через что мне придётся пройти после твоего ухода?
  
  — Комиссар захочет узнать, приставал ли я к тебе и насколько давно ты меня знаешь, на что ты честно ответишь, что между нами ничего такого нет и что видимся мы даже не каждый месяц.
  
  — Думаешь? — испытывая странную смесь из облегчения и обиды, прищурилась Барбара.
  
  — Конечно, — Эмрой прошёлся взглядом по комнате, задержав его на окне. — На худой конец, можешь и правду сказать, хуже от этого не будет.
  
  — Не думаю, что это хорошая идея! — поспешила возразить Бэтгёрл. Возможно, даже слишком эмоционально поспешила.
  
  — Как знаешь, — пожал плечами гость, возвращая взгляд к ней. Тут его карие глаза сверкнули какой-то смешинкой, а губы растянулись в улыбке. — Итак, ты затащила молодого парня в свою опочивальню… Что дальше?
  
  — Эм… — удар был ниже пояса! — Эрик… ты… ты… тебе так нравится вгонять меня в краску?! — Барбара не знала, куда деваться. Этот тип над ней явно издевался, но почему-то сердиться совсем не получалось, да и вот эта чуть насмешливая улыбка на его губах и хитрый прищур… Ну не могла она на него сердиться, чем этот гад и пользовался, развлекаясь за её счёт!
  
  — Ты просто очаровательно реагируешь, и я ничего не могу с собой поделать, да и не хочу, — он вновь обезоруживающе улыбнулся.
  
  — То есть ты повеселиться сюда пришёл, так, что ли? — нахохлилась девушка, ощущая подкатывающую обиду. Ещё слабую, но чувствовать себя клоуном на манеже ей совсем не нравилось.
  
  — Отнюдь. Я подумал, что раз уж всё равно навестил Готэм, то тебе может быть интересно посетить этот аукцион в моей компании. Зрелище обещает быть… занимательным. Что скажешь?
  
  — Э-э-э-э… — Барбара мигом растерялась. Это… это было приглашением на свидание, ведь так? Определённо оно! Но что делать? Она столько раз планировала сама его позвать, прорабатывала сценарии и анализировала варианты, а тут… вот так он просто взял, заявился к ней домой и сам пригласил! Этого не было в плане! — Мне… я… Да, я согласна! — стараясь не думать о том, насколько глупо она сейчас выглядела, всё же ответила дочь комиссара полиции.
  
  — Отлично, — кивнул Эрик. — Тогда тебе, наверное, нужно одеться?
  
  — Сначала нам нужно уговорить комиссара полиции отпустить свою единственную дочь с типом, одетым как «типичный плохой парень», гулять по самому опасному городу США до поздней ночи… — чуть успокоившись, разум девушки вновь вышел на привычный ритм аналитика и указал на «небольшую проблему» в их грядущем свидании.
  
  — «Типичный плохой парень»? — чуть хохотнул её гость.
  
  — Да-да, я знаю, что на самом деле ты хороший. Но вот убедить в этом моего папу будет непросто, — Барбара задумалась. — Упирать на свою разумность, хорошее поведение или его занятость? Нет, последнее, пожалуй, только в крайнем случае.
  
  — Хм?
  
  — Не обращай внимания, я думаю, как это сделать… Ладно, пошли.
  
  Комиссара девушка и Бог застали в гостиной. Как раз за окончанием разговора по телефону.
  
  — … ясно, спасибо, Рик. Хм? Да нет, просто нужно было убедиться кое в чём.
  
  — Папа? — с подозрением в голосе поинтересовалась будущий следователь.
  
  — Да, дорогая? — умудрённый опытом комиссар полиции спрятал телефон за спину, словно какой-то подросток, пойманный родителями на курении, пытался спрятать сигарету.
  
  — Эрик пригласил меня на благотворительный аукцион этим вечером, мне же можно пойти?
  
  — Довольно странный выбор, — первая растерянность прошла, и полицейский перешёл в контрнаступление.
  
  — Ну, ты же бурчал по поводу моего желания пойти на тот концерт, а тут уже серьёзное культурное мероприятие. Это, можно сказать, мой личностный рост! — вот только и дочь у него была не промах. — И никаких Пингвинов! — добавила девушка ещё один «весомый» аргумент.
  
  — Хм… Можно тебя на минуточку? Мистер Лэншер, прошу прощения.
  
  — Да-да, конечно, — махнул рукой парень, а комиссар уже заводил дочь в свой кабинет.
  
  — Пап?
  
  — Барбара, как хорошо ты знаешь Эрика? — видимо, Эмрой несколько ошибся — ждать и откладывать разговор крайне заботливый родитель не стал.
  
  — Ну… мы познакомились чуть больше года назад, — немного округлила девушка, — через пару недель после того злополучного концерта с Пингвином.
  
  — И?.. — подбодрил её Гордон.
  
  — Нет, он не приставал ко мне, если ты об этом, — тяжело вздохнула Барбара. — Мы вообще видимся с ним нечасто — у него постоянно куча дел… ну, по работе компании, — подобрала крайне обтекаемое понятие едва ли не самой мощной боевой силе на Земле гимнастка. — Так что, в основном, созваниваемся.
  
  — И что ты о нём думаешь? — продолжал допрос Джим.
  
  — Ну… — Барбара смутилась и отвела глаза. — Он довольно милый… и с чувством юмора… И…
  
  — Понятно, — тяжело вздохнул комиссар.
  
  — Пап, к чему этот допрос?! — притопнула ножкой девушка.
  
  — Пока вы беседовали в твоей комнате, я навёл кое-какие справки о Лэншерах. «Небольшой заводик дяди на западном побережье», о котором упоминал твой приятель — это почти вся тяжёлая промышленность ВСЕГО Западного Побережья США, а также ряд предприятий в других сферах ещё и в Европе. Дядя этого молодого человека находится в одной лиге с Брюсом Уэйном и Лексом Лутором, просто, в отличие от них, предпочитает вести затворнический образ жизни. И Лэншер-младший — его единственный наследник.
  
  — Эй, зачем ты стал копаться в личных данных моего… эм… друга? — чуть запнулась Барбара, что не осталось незамеченным комиссаром и принесло ему нешуточное беспокойство.
  
  — Дорогая, поверь моему опыту, я достаточно успел пообщаться с сильными мира сего. Далеко не все из них — порядочные люди, точнее, там таких как раз меньшинство. И я просто беспокоюсь, что этот Эрик может тебя… обидеть.
  
  — Папа, — вздохнула девушка, — я уже взрослая и разумная женщина, — судя по виду комиссара, он был решительно против всех трёх озвученных постулатов. — Да, Эрик мне нравится, но за всё время общения он не дал усомниться в себе ни на минуту. Да и нет между нами ничего, — «надеюсь, что только пока» — продолжила мысленно будущий следователь. — Так что это просто… эм… дружеский поход на сходку высшего общества?
  
  — Барбара, — прикрыл глаза Джим.
  
  — Па-а-ап, — решила зайти с другого конца девушка, — я всё равно почти никуда не хожу. А там соберутся приличные люди, на охраняемом объекте в центре города, ну что со мной там может случиться?
  
  — Ладно, — скрепя сердце кивнул комиссар, — но убедись, что твой телефон заряжен. Если что-то вдруг случится, сразу же дай мне знать!
  
  — Спасибо, ты лучший! — девушка повисла на родителе и радостно чмокнула его в щёку.
  
  — И я всё равно поговорю с твоим ухажёром, — непреклонно заявил полицейский, чем несколько подпортил настроение дочери, но, будучи разумной девочкой, Барбара понимала, что тут папа уже не отступит. Хотя, с учётом того, что разговаривать он будет с Эмроем, посочувствовать нужно будет скорее ему, чем Богу, что смог и этого напыщенного Верховного Отца заставить почувствовать себя неуютно.
  
  — Ладно, но если что — ты сам виноват, — улыбнулась ему гимнастка и выбежала за дверь кабинета, видимо, чтобы грозный родитель не передумал и не сообщил об этом ей.
  
  Чуть позже. Эмрой.
  — … отлично, тогда я заеду за тобой через час, — временно попрощался я с Барбарой, покидая гостеприимный дом. Ну как «гостеприимный», относительно… после допроса Барбары, волей-неволей услышанного мной благодаря криптонскому слуху, Джим решил взяться за меня и исполнил едва ли не классическую, ставшую темой для анекдотов, роль Сурового Отца при встрече с жалким бойфрендом дочери. Так что мои ответы были столь же стандартны — «конечно, мистер Гордон», «разумеется, мистер Гордон» и «никак нет, мистер Гордон», если речь заходила о чём-то сомнительном типа намёка на «поползновения» в сторону его любимицы. В общем, стандартный «шум», что не откладывается в памяти ни одного нормального парня на время, превышающее длительность означенного шума.
  
  Весь разговор пришлось давить рвущийся наружу смешок, но как бы то ни было, все нюансы были решены, и Барбара отправилась прихорашиваться перед выходом в свет, да и мне стоило сменить костюм, при всей своей удобности, откровенно байкерский стиль почему-то не нравился «серьёзным людям». По поводу же репутации и отношения окружающих из-за этой репутации я размышлял неоднократно. Пусть, в основном, и нецензурно.
  
  — Брюс, машину к дому мисс Гордон через час, — оптическая маскировка надёжно скрыла меня от случайных взглядов и позволила спокойно связаться с дворецким. Статусный транспорт тоже был необходимым атрибутом костюма, если можно так выразиться.
  
  — Лимузин? — уточнил мой слуга.
  
  — Не настолько вульгарно. Боюсь, при виде лимузина у подъезда наш милейший комиссар может получить удар. Пусть будет что-то попроще.
  
  — Как пожелаете, господин.
  
  Оставшееся до встречи время я коротал, наблюдая за жизнью преступной столицы США, ну и самую малость за семейством Гордон. Я не врал, когда говорил, что зарезервировал весь сегодняшний день, к тому же срочных дел пока не предвиделось. Как в легальном бизнесе, так и в «делах, о которых джентльмены не упоминают в общественных местах», всё было более-менее нормально. Гости с Апоколипса мои предприятия не цепляли, а вот здорово получившим военным были срочно нужны промышленные мощности для быстрого восстановления уничтоженных баз, производств и техники. Так что «кому война, а кому и мать родная», кажется, так говорят в среде дельцов? Ну, а по части дел Корпуса всё тем паче было спокойно. Трофеи давно уже были отправлены с орбиты в более надёжные места, новички получили основные инструкции и пояснения, и даже удалось пока держать в тайне пополнение Корпуса рядом не самых законопослушных граждан. Словом, позволить себе выходной я мог более чем заслуженно.
  
  Но вот время ожидания истекло, и к подъезду дома, где жила моя первая избранная с Земли, подъехал чёрный автомобиль представительского класса. Вскоре из дверей вышла Барбара в… весьма симпатичном янтарном платье, которое, как и мой собственный пиджак, состояло из энергии кольца. Должен признать, несмотря на молодость и не успевшую до конца сформироваться фигуру, девушке наряд весьма шёл. Лёгкий макияж на лице дополнял картину, ну а Бдящий из окна комиссар был той завершающей нотой, что так необходима ситуации. В общем, моё состояние было близко к эстетическому раю.
  
  — Мисс Гордон, я полностью очарован вами, — выхожу из автомобиля и протягиваю девушке руку, короткий променад — и вот она уже на заднем сидении, а я приземляюсь рядом, услужливый Брюс закрывает за нами дверцу и садится на место водителя. Автомобиль мягко тронулся.
  
  — Вы… тоже смотритесь… великолепно, мистер Лэншер, — девушка старательно избегала смотреть в моё лицо.
  
  — Отлично, думаю, с официозом на этом можно покончить, — сменил я стиль с официально-делового на нормальный, нет, традиции, конечно, важны, но то, как себе усложнили жизнь жители Земли, порой вгоняет в тоску.
  
  — А?
  
  — Что? Мы тут одни и все свои, так зачем изображать напыщенных снобов? Нет, если ты, конечно, хочешь…
  
  — Нет, лучше уж так, — фыркнула Барбара.
  
  — Тогда, пока мы едем, позволь представить тебе Брюса, — киваю в сторону водительского места. — Ты должна его помнить по вторжению, он давал инструкции вам с Карой.
  
  — О! Очень приятно, мистер… эм…
  
  — Пенниуорт, хотя можете называть меня просто Брюсом, мисс Гордон, — дворецкий-водитель оставался совершенно невозмутимым.
  
  — Ну так как, тебя отпустили надолго? — продолжил я ни к чему не обязывающий, но от этого не становящийся менее приятным разговор.
  
  — С трудом отстояла своё право на независимость, — тяжело вздохнула Барбара. — Ну и, само собой, «если вдруг что-то пойдёт не так, то рота спецназа будет у тебя через минуту».
  
  — Серьёзно? — приподнимаю бровь.
  
  — Да нет, папа просто пошутил… — девушка чуть задумалась. — Наверное…
  
  — Всё же столь ответственный и решительный человек неплохо бы смотрелся в Корпусе…
  
  — О Боже, ты опять! — закатила глаза девушка.
  
  — Это был крик души или конкретное обращение? — приподнимаю бровь. Впрочем, ладно, не стоит перегибать палку. Одно дело поддразнить, м-м-м, «боевую подругу», но увлекаться всё же не стоит. — Лучше расскажи, ты определилась с нужным колледжем или всё ещё в раздумьях?
  
  — Знаешь, — чуть помолчав, произнесла Барбара, — я порой просто не понимаю, по каким принципам ты вот так вот лихо меняешь тему разговора.
  
  — Я просто являюсь собой и спрашиваю то, что мне интересно. Не больше, но и не меньше, — пожимаю плечами. — Итак?
  
  — Это точно будет один из «Лиги Плюща», благо мои оценки позволяют, но вот какой конкретно, я всё ещё не берусь сказать… — так, коротая время неспешной беседой, мы и добрались до нужного места.
  
  Аукцион проходил в здании городского музея, так что, отдав пригласительные охраннику на входе, мы проследовали в главный зал. Само «шоу» ещё не началось, да и судя по количеству пустых мест, даже далеко не все гости подтянулись, так что у нас было время пройтись и осмотреться. Должен признать, в отсутствие толп интересующихся и экскурсоводов, полюбоваться на выставляемые артефакты древности было любопытно. Особенно если начинать с павильонов Древнего Мира и постепенно двигаться вперёд. Создавалось ощущение, что вся история человечества пролетела перед глазами. Во всяком случае, общедоступная её часть.
  
  — Тебе не кажется это поразительным, Барбара?
  
  — Что ты имеешь в виду? — девушка разглядывала бронзовый хопеш* времён одного из ранних Царств Египта.
  
  — Потенциал людей. Когда-то вот это, — я кивнул на древнее оружие за стеклом, — было вершиной развития человеческой цивилизации. Прошло всего несколько тысяч лет — и вот люди уже покоряют космос, конструируют наномашины и вплотную подошли к созданию искусственного интеллекта. И с каждым годом скорость развития всё возрастает, быть может, ещё пять-десять сотен веков — и сковать подобные Кольца, — теперь я махнул рукой с кольцом, — будет совсем не трудно. Разве это не поразительно?
  
  — Я как-то не привыкла оперировать такими категориями, — вздохнула девушка. — То, о чём ты говоришь — это сотни и сотни поколений. Не факт, что будущие люди вообще смогут называться людьми. Тем более с этим «эволюционным скачком».
  
  — Намекаешь на конфликт неандертальцев и питекантропов?
  
  — Можно и так сказать, вот только я боюсь, что конфликт мета- и обычных людей может разнести всю планету.
  
  — Что же, возможно, — согласился я с дамой, — но Корпус существует в том числе и для этого.
  
  — Ладно, в любом случае, это всё будет не скоро, вряд ли мы… — она чуть запнулась, — ну, по крайней мере, я, до этого доживу.
  
  — Отчего такой пессимизм? — слегка вскидываю бровь. — Я же всё-таки Бог — при нужде я продлю твою жизнь на сколь угодно долгое время.
  
  — Правда? — и откуда столько восторженного удивления в глазах и голосе?
  
  — Я думаю, мы посмотрим на твоё поведение и успехи в учёбе, — отвечаю с хитрой улыбкой.
  
  — Ты говоришь прямо как мой папа, — насупилась героиня.
  
  — Да, забавное чувство…
  
  Так, предаваясь беседе, мы неспешно дошли до выставки оружия и доспехов Европы 15 века. В данном зале мы оказались отнюдь не одни — в данный момент произведения оружейного искусства средневековых кузнецов рассматривал мрачного вида парень, на вид лет 14, чёрные волосы пребывают в некотором беспорядке, сплетаясь во что-то типа «коровьих рогов», в руках парня кемарил толстый котяра, периодически вытягиваясь и тыкая лапкой «чесальщика», если тот вдруг прекращал ласку. В общем, картина идиллическая, если не считать того факта, что от этого «подростка» разило Хаосом, а «кот» на его руках вообще был демоном, пусть и не особо высокого ранга. И до этого «подростка» как раз сейчас домогался ещё один, тоже лет 14-15, фигура развита, но не чрезмерно, и, в отличие от «рогатого», тот был простым человеком. Ну, насколько простым может быть помощник Бэтмена.
  
  — Прошу прощения? — с явным раздражением повернулся к Робину хаосит.
  
  — Тебя ведь тоже родители заставили сюда прийти? — парень вальяжно облокотился о стойку витрины с экспонатами. «Простого смертного» на этом моменте как минимум уже бы одёрнул персонал музея, а то и вообще бы вывел прочь, но сегодня персонала было немного, те же, что были, вряд ли бы стали лишний раз упрекать очередной «денежный мешок» без совсем уж серьёзного повода.
  
  — Я здесь сам по себе, — раздражение объекта интереса Робина нарастало.
  
  — Оу, — он отошёл от стойки и, в момент перемещения, заметил и нас, — смотрю, нашего полку прибывает! Хоть вы-то тут «не сами по себе»? — парень улыбнулся.
  
  — Приличные люди перед тем, как начинать беседу, представляются сами и ждут ответного представления от собеседников, — я понимал, что «страшная тайна» и должность «самого настоящего супергероя» — весьма сильное искушение для подростка. Ощущение, что «круче тебя только горы», и осознание собственной причастности к чему-то великому отшибает мозги похлеще выпивки и наркотиков, но это всё же не оправдывало поведения парня. Тем более Барбара — немногим его старше — в точно такой же ситуации сохранила здравость рассудка и понятие о рамках приличия. Тут же паренёк просто «зазвездился», впрочем, потеряно было ещё не всё.
  
  — Прошу прощения. Дик. Дик Грейсон, — кое-какие манеры Брюс в него однозначно вбил.
  
  — Эрик Лэншер, а моя прекрасная спутница — Барбара Гордон, — представился я и представил свою подопечную. — И, отвечая на твой вопрос, мы тоже «сами по себе», хотя и не против компании.
  
  — Рад познакомиться, — он кивнул. — Но вот по поводу аукциона… Да кто вообще может добровольно потащиться на это собрание? — продолжал недоумевать Дик.
  
  — А что не так с этим собранием? Мировая история и её артефакты — это очень интересно, — внесла свою лепту и Барбара. Кстати, фамилию Гордон парень явно узнал, но виду старался не подавать. Забавно.
  
  — Каждому своё, — отступил парень. — Но по мне, всё это просто старый пыльный хлам. Лучше бы провести это время в клубе или погонять на приставке.
  
  Продолжить беседу нам помешало приглушение света в экскурсионных залах и предложение занять свои места в зале основном, где и будет проходить аукцион. Наскоро попрощавшись с парнем, мы последовали к своим местам, указанным в приглашении.
  
  — Леди и джентльмены, сегодня вашему вниманию мы предлагаем несколько артефактов, которые пришли к нам из так называемых «Тёмных Веков», — подождав, пока гости усядутся, начал ведущий. — Лот номер один, — мужчина продемонстрировал выполненное из тёмного металла тавро. Большие размеры и грубая проковка вычурной буквы «М» могли свидетельствовать о двух вещах: или это действительно старая работа тех времён, когда кузнечное дело находилось далеко не на пике, или грубая кустарная подделка. С учётом явно ощущаемого флёра магии, первый вариант выглядел куда как более правдоподобным. — По слухам, это личное клеймо феи Морганы, жившей во времена короля Артура. По легенде, оно обладает некоторой магической силой… — ведущий попытался сделать свой голос таинственным, придать налёт мистики, но на мой вкус, получалось у него… не очень. — Но мы не можем это гарантировать, — он усмехнулся, и его смех поддержало большинство присутствующих в зале. Кроме того «парня» с эманациями Хаоса, Брюса со своим протеже и… представительно выглядящего мужчины со странными чёрно-алыми волосами и ощущением мощного демонического присутствия. Как и ожидалось, Этриган не мог пройти мимо инструмента собственного порабощения, внезапно всплывшего в мире после нескольких веков забвения. — Начальная цена — десять тысяч долларов! — объявил ведущий.
  
  — Сто тысяч! — «мальчик с котом» был настроен очень решительно. Послышались перешёптывания прочих гостей, пусть тут и были весьма состоятельные граждане, но вот так сходу поднимать цену на порядок… это было нонсенсом. Обычно стоимость лота могла подняться в 4-5 раз, иногда, при слишком жаркой торговле — в 8. Но сразу со старта давать на порядок больше — это было серьёзной заявкой на интерес к вещи. — Я сказал «сто тысяч», — повторил хаосит.
  
  — О! Мистер Клэрион! Рады видеть вас снова! — улыбнулся парню ведущий. — Итак. Сто тысяч!
  
  Краем уха я успел уловить бормотание Робина.
  
  — У него сто тысяч? Ты должен давать мне больше на карманные расходы! — хех, а парень не промах. Вымогать деньги у самого Бэтмена, мотивируя это «карманными расходами», очень неплохо.
  
  — Итак, сто тысяч раз…
  
  — Сто десять! — а вот и носитель Этригана заговорил. По залу прокатила волна удивлённых шепотков. Люди недоумевали, что здесь ещё кто-то торгуется.
  
  — Сто десять тысяч предлагает мистер… Влад, верно? — мужчина кивнул, а аукционист, уже мысленно представляющий свои комиссионные, радостно улыбнулся и хотел было вновь начать отсчёт, но…
  
  — Сто двадцать! — «котоносец не сдавался».
  
  — Сто тридцать! — Влад тоже.
  
  — Сто сорок!
  
  — Сто пятьдесят! — лот очень быстро рос в цене.
  
  — Двести пятьдесят! — не выдержал хаосит. Озвученная цифра породила новые шепотки, а мистер Влад раздосадованно поджал губы. По всей видимости, таких денег у него не было, оттого бывший рыцарь сцепил руки перед лицом и отвернулся, показывая, что признаёт поражение.
  
  — Двести пятьдесят раз! Двести пятьдесят два…
  
  — Миллион! — спокойно поднял руку Брюс Уэйн. Окружающие уже просто пооткрывали рты, совершенно не понимая, что происходит и зачем платить такие деньги за пусть и древнюю, но всё же просто железку, даже без украшений в виде драгоценных камней или благородных металлов.
  
  — Цена… Один миллион! Один миллион раз! Один миллион два…
  
  — Десять миллионов, — спокойно сказал я. Теперь тишина в зале была мёртвой. Было слышно, как судорожно сглотнул ведущий.
  
  — Мистер Лэншер, — быстро пройдясь платком по лбу, посмотрел на меня аукционер, — предложил десять миллионов!
  
  Пристальный взгляд Бэтмена ожёг кожу на щеке, но я не стал утруждать себя реакцией. Клэрион и носитель Этригана пребывали в немом шоке, как, впрочем, и Барбара.
  
  — Итак, десять миллионов раз! Десять миллионов два! Десять миллионов три! Продано мистеру Лэншеру за десять миллионов долларов! — скороговоркой проговорил аукционист, пока «этот богатый псих не передумал».
  
  Разумеется, Брюс мог предложить и пятьдесят, и сто, а то и пятьсот миллионов, и я был готов перебить все его ставки, но… Он всё же был бизнесменом, что эти деньги зарабатывал, более того, значительная часть его капиталов постоянно пребывала в обороте, вывести без потерь действительно большие суммы было сложным и далеко не мгновенным делом. Он знал цену деньгам. И для него сейчас овчинка выделки не стоила. Для меня же все эти нули и единицы на счёте были лишь циферками, мало связанными с системой ценностей. Всегда можно накрутить ещё или «удачно разведать считавшееся ранее бесперспективным/истощившимся месторождение» тех же алмазов или золота, после чего синтезировать нужные алмазы или телепортировать добытое с ближайшего астероида золото в сколь угодно больших объёмах. Не совсем так просто, конечно, но с нюансами справится мой Брюс и отряд щедро замотивированных юристов.
  
  Остальной аукцион проходил куда как более вяло. После увиденного на первом лоте бороться за серебряный кубок 5 века остальным было уже как-то не спортивно, что ли… В общем, минут через пятьдесят «распродажа» завершилась, и мы поспешили пройти к месту «выдачи призов». Барбара всё ещё пребывала в некотором ступоре из-за того, что её сверстник только что выложил за какую-то кочергу денег больше, чем её отец мог бы заработать за всю жизнь. Всё же подобная реакция у жителей земли весьма стандартна — пространственные искажения, воронки гиперперехода и обретение сверхчеловеческих способностей они воспринимают куда как проще, чем потратить пару десятков тысяч этих зелёных бумажек на хорошее вино и еду или обретение нужной вещи. Странные существа.
  
  — Мне точно нужно больше карманных денег! — резюмировал Робин. Брюс, впрочем, был настроен куда как менее благодушно и лишь шикнул на подростка. Мы же, тем временем, получили вожделенную вещь.
  
  — И зачем тебе потребовалась эта штука? — спросила Барбара, едва мы чуть отошли от «столика выдачи товаров». Ответить я, впрочем, не успел.
  
  — Утончённое мастерство, не правда ли, мистер Лэншер?! — парень с кошкой явно был очень, очень зол. — Радуйтесь, пока можете! — теперь он чуть ли не брызгал ядом.
  
  — Хм…
  
  — Клэрион, — окликнул парня «Мистер Влад». Ну там и Уэйн как-то так «случайно» подтянулся. — И почему я совсем не удивлён увидеть тебя здесь.
  
  — Дядюшка Джейсон! — ухмыльнулся хаосит. — Нет конца нашим «случайным» встречам. В следующий раз это не будет «случайностью», — не заметить угрозу в словах «подростка» мог бы только конченый идиот.
  
  — Мистер Лэншер, — кивнул мне Уэйн. — Мисс Гордон, как поживает ваш отец? И как вам пришёлся сегодняшний вечер?
  
  — Всё хорошо, спасибо, мистер Уэйн, — улыбнулась миллиардеру девушка. — Вечер же выдался довольно необычным… Никогда не была ни на чём подобном, но приглашение Эрика определённо принесло мне много нового опыта.
  
  — Рад слышать. Мистер Лэншер, — повернулся ко мне миллиардер.
  
  — Зовите меня просто Эриком, всё же я гость в Готэме, а вы его хозяин.
  
  — Тогда и вы называйте меня Брюсом, — улыбка Уэйна чуть поблёкла. — И у Готэма нет хозяев. Пусть моя семья и была одной из тех, кто его основывал, но город принадлежит его жителям.
  
  — Как скажете, Брюс, как скажете, — порой одной интонацией и взглядом можно передать многое, например, мысль о том, что собеседник может говорить что угодно, правда от этого не изменится.
  
  — Кхм… Позвольте утолить моё любопытство, зачем вам потребовалось это клеймо, Эрик? Вы или ваш дядя — коллекционеры?
  
  — Нет, что вы. Просто когда я увидел, что этим клеймом хотят завладеть полуторатысячелетний чернокнижник, одержимый демоном Мерлина, Лорд Хаоса и миллиардер, сделавший своей штаб-квартирой самый криминальный город США, я подумал… лучше оно побудет у меня, — иногда искренность просто обезоруживает. Вот, например, как сейчас. Барбара переводит ошарашенный взгляд с застывшего в конце коридора «котоносца» на мистера Влада, а с него на Бэтса. Бедняга Грейсон от неё мало чем отличался в этот момент.
  
  — Э-э-э… А разве демоны существуют? — нашёл в себе силы спросить Дик.
  
  — Ну злобные пришельцы из космоса и Боги же существуют, почему бы не быть магам, демонам и прочим мистикам? Вопрос лишь в том, где и как они скрываются. Но прошу прощения, уважаемые господа, я обещал своей спутнице ужин. Думаю, мы вполне сможем продолжить нашу беседу как-нибудь в другой раз. Хорошего вечера.
  
  На этом я и откланялся, Бэтмену вместе со своим другом было о чём подумать, так что инициативы с их стороны в ближайшее время ожидать не стоило, вышеупомянутый Лорд Хаоса выкинуть мог что угодно — эти твари вообще не отличались рациональным поведением и почти всегда действовали под влиянием момента и настроения, но слишком масштабно он действовать не сможет — иначе на его «фон» сбежится целая толпа магов и экзорцистов, не считая представителей противоборствующего лагеря, вроде Доктора Судьба, и наглядно ему покажет, что особо наглеть не стоило. Ну, а действия его в текущей форме мне урон причинить не смогут. Так что ужин с симпатичной девушкой в «Астории» и утоление её любопытства, что уже заметно невооружённым взглядом, будет прекрасным завершением вечера.
  
  Ресторан «Астория». Чуть позже.
  — Помочь с выбором заказа? — я чуть приподнял кончики губ, наблюдать за разрывающей Барбару бурей чувств было весьма умилительно.
  
  — Эм… — девушка подняла взгляд с меню обратно на меня.
  
  — Я же вижу, что ты пребываешь в некоторой растерянности, вот и предлагаю свою помощь, — поясняю момент.
  
  — Как будто ты не понимаешь, что моя, как ты выразился, «растерянность» уж точно не относится к выбору главного блюда… и… лучше креветки… — что мне особенно нравилось в девушке, так это её талант приспосабливаться к меняющимся условиям. Я вижу, что её разрывает от любопытства, она видит, что я вижу, но более не торопит, потому как уже знает, что я отвечу, но тогда, когда посчитаю нужным. Ведь прелесть же!
  
  — Ну, должен же я был спросить и поухаживать за тобой?
  
  — Мне это приятно слышать, — всё же смутить её было ещё не сложно, но какой потенциал! — но ощущение, что тебе вся вот эта вот ситуация доставляет неимоверное удовольствие, у меня не проходит!
  
  — Почему бы не совмещать приятное с полезным? — я подозвал официанта и указал нужные пункты меню, тот коротко поклонился и спешно нас покинул, если потребуется, то вновь его позвать можно будет за десяток секунд.
  
  — Эх… — вздох выражал всю мировую скорбь. — Итак?
  
  — Что конкретно ты хочешь узнать?
  
  — У меня много вопросов. Что это вообще за клеймо, и зачем оно тебе на самом деле нужно? Куда оно исчезло из твоих рук? Что ещё за демон Мерлина, Лорд Хаоса, и почему ты поставил Брюса Уэйна в один с ними ряд? Он же вроде бы хороший парень, а существо, называемое демоном, вряд ли хорошим может быть… И это только то, что первым делом приходит мне в голову! — закончив с импровизированной тирадой, Барбара облегчённо выдохнула.
  
  — Действительно, вопросов немало. Ну что же, постараюсь на них ответить. Данное тавро является магическим артефактом, действительно созданным во времена Мерлина и короля Артура. Выполняет оно то, что и должно выполнять тавро — клеймит собственность хозяина. Но, как зачастую и бывает в магии, для этого клейма причина со следствием изменены местами.
  
  — В каком смысле? — не поняла девушка.
  
  — Не «раб, потому и получил метку хозяина», а «получил метку хозяина, потому и раб». Данный инструмент был создан для подчинения и порабощения.
  
  — Жуть какая…
  
  — Да нет, не всё так страшно. Ты же читала легенды о джиннах? Не детскую адаптацию, а настоящие предания? — мисс Гордон неуверенно кивнула. — Так и тут, любой приказ, при желании, можно выполнить так, что приказавшему плохо станет. Если, конечно, он об этом не знает и не умеет отдавать не допускающие двоякого толкования приказы. В любом случае, данный артефакт создавался против демонов, его власть над человеком куда как слабее, если вообще есть — тут нужно изучать более подробно, — нам принесли заказы, и беседа стала сопровождаться поглощением пищи. Запечённый с ананасами рябчик был восхитителен, так что тот советский поэт вполне знал, о чём писал, когда советовал выбирать блюдо. *(Если кто не понял, то речь идёт о Маяковском* прим.автора).*
  
  — И зачем тогда демону охотиться за этим клеймом? И при чём тут мистер Уэйн и этот непонятный «Лорд Хаоса», чем бы этот титул ни был? — продолжала задавать вопросы девушка.
  
  — Вижу, ты пылаешь энтузиазмом, — прохладный мятный настой с примесью рома прекрасно оттенял сладкий вкус дичи. — Джейсону Владу этот артефакт нужен для того, чтобы его не смог заполучить кто-либо ещё. Дело в том, что Джейсон является носителем демона Этригана, их души сплетены и существуют в симбиозе. Этриган же — сын самого Белиала и пусть сам не является одним из Владык, но всё равно представляет из себя весьма могущественную сущность, где-то на уровне Супермена. И он уже «имел удовольствие» познакомиться с действием клейма, потому вряд ли желает, чтобы оно попало в чьи-либо руки, поскольку тогда эти самые «руки» вполне смогут им управлять. Уэйн… — я задумался, можно, конечно, сказать Барбаре, что Брюс — это Бэтмен, но… смысл? Ни на что это откровение не повлияет, быть может, даже даст некоторые дополнительные баллы нашему Тёмному Рыцарю в глазах девушки, в общем, не стоит. Да и просто некультурно вот так брать и раскрывать чужую тайну личности сторонним товарищам. — Уэйн всё же живёт и работает в Готэме. Поверь словам миллиардера-филантропа, даже миллиардеру-филантропу порой очень хочется иметь под рукой что-нибудь большое и злобное… на всякий случай.
  
  — Ээ?
  
  — Профсоюзы… налоговая… экологи… СМИ, проплаченные и просто либеральные… профсоюзы… и да, ещё профсоюзы, нельзя о них забывать.
  
  — Так, — потёрла виски юная героиня, — ладно. Я не буду задумываться, как мы с мистики и демонов дошли до профсоюзов и почему мне кажется, что для тебя означенные профсоюзы куда хуже демонов… Давай вернёмся к изначальной теме, хорошо? Что там за Лорд Хаоса, и в чём его интерес?
  
  — Лорд Хаоса, он же Клэрион, — пожимаю плечами. — В некотором приближении, его можно назвать демоном, но это будет не совсем верно. Он одновременно нечто куда более могущественное и сильное, но в то же время и куда более ограниченное как своей природой, так и условиями пребывания в нашем мире. Демоны, как правило, преследуют какую-либо цель. Насилие, страдания и смерти для них лишь инструменты. Любимые, доставляющие удовольствие и повышающие их могущество, но всё же инструменты. Клэрион же и ему подобные… они скорее элемент равновесия мироздания, в точности как и их антиподы Лорды Порядка. Нести Хаос у него в природе, и он ничего не может с этим сделать, хотя способен как отдавать себе отчёт в своих недостатках, так и мыслить рационально. Он может планировать свои поступки, обзаводиться союзниками и слугами, просто все его поступки, вся мотивация диктуется сиюминутными желаниями… порывами. Представь очень импульсивного человека, добавь детский максимализм и характер избалованного «золотого мальчика» — и ты получишь парадигму его существования. Причём это отнюдь не делает его злым, он вполне может находить удовольствие и в добрых поступках, играть в Робин Гуда или любого другого героя-бунтаря, идущего против несправедливости общества, но всё это всегда подчинено одной цели — привнести в мир побольше Хаоса. Так что это тавро, скорее всего, просто понравившаяся ему игрушка. Вот только «игры» этого существа подавляющей части населения Земли, скорее всего, не понравятся.
  
  — Минуточку, но если он настолько непредсказуем и опасен, почему никто с ним ничего не делает? — не поняла девушка.
  
  — Вообще-то делают. Например, есть такой персонаж, как Доктор Судьба, он же верховный чародей Земли, он же Набу — Лорд Порядка. Вот он-то и компенсирует собой воздействия Клэриона. Проблема в том, что ни Лорда Порядка, ни Лорда Хаоса почти невозможно полноценно уничтожить, так как в материальной реальности они всего лишь гости. Их можно изгнать на какое-то время, но они смогут вернуться и… пойти мстить. А взваливать на себя «просто так» проблему, да ещё такого уровня, никто из мистиков не хочет. Им и так есть чем заняться. Да и не могут эти сущности выступать в нашем мире во всю мощь, даже просто воплотиться — уже не самая простая задача. Так что окорачивают Клэриона, только когда он уже совсем зарывается.
  
  — Ясно… Скажи, Эрик, а вот… чисто гипотетически, я бы могла стать магом? — Барбара выглядела по-настоящему смущённой. Словно спросила о чём-то совсем неприличном… Или считает, что столь «детское» желание невместно будущему прокурору?
  
  — С этим не всё так просто, — пожимаю плечами. — В теории, овладеть магией может каждый, но на кидание с рук огненных шаров можешь не рассчитывать. Магическая сила изначально в людях очень невелика и пестуется десятками поколений, прибывая по капле. Прямые воздействия возможны только у династий магов, насчитывающих несколько веков, а то и тысячелетий. Их даже homo sapiens уже называть не совсем корректно, скорее уж homo magica. Удел «первых поколений» — ритуалистика. Тоже весьма могущественный раздел, способный на многое, но требующий тщательной подготовки, строгого соблюдения инструкций, артефактов и затрат зачастую очень редких и ценных ингредиентов. Есть, конечно, и обходные варианты получения магических сил, но… большая часть из них ничем хорошим для хитреца не заканчивается.
  
  — Это какие же? — прищурилась девушка.
  
  — Никогда не слышала о продаже души демонам? — закончив с едой, я сосредоточил больше внимание на напитке, всё же умеют земляне делать приятный продукт. — Практика среди колдунов, что хотят всего и сразу, настолько распространённая, что дошла даже до обычных людей, пусть в виде преданий и историй.
  
  — Что-то мне подсказывает, что это — плохая идея.
  
  — Очень. Участь раба, вынужденного выполнять любую прихоть хозяина до конца вечности — ещё не самый худший вариант. Но не стоит о грустном. Что-то простое может использовать и почти необученный неофит с минимумом знаний и подготовки.
  
  — А ты владеешь магией?
  
  — Я Бог, — вновь пожимаю плечами. — Пусть божественная и магическая силы довольно сильно отличаются, но в то же время они и весьма схожи. Это как разница между лучом лазера и разрядом молнии, хотя аналогия, конечно, очень груба.
  
  — То есть ты можешь творить только свою магию, типа, божественную?
  
  — Человеческую тоже могу, — улыбаюсь и прикрываю нас оптической иллюзией. — Азор екур вьсивяоп, — над ладонью в бедной вспышке магического света возник цветок розы, который я протянул Барбаре.
  
  — Это было заклинание? — осторожно приняв подарок, девушка принялась с интересом его изучать.
  
  — Одна из европейских школ, — подтвердил я. Судя по взгляду мисс Гордон, сейчас у меня будут выпрашивать ещё один подарок… Хотя ладно. — Если хочешь, я могу скинуть основы тебе на Кольцо, а дальше — как пойдёт.
  
  — Хочу! — кивнула Барбара, а после того, как ей на колечко пришли нужные справочники, было видно, что поддерживает беседу она уже исключительно на силе воли — все её мысли пребывали уже не здесь и не сейчас.
  
  Ну что же, думаю, на этой ноте и можно завершить нашу прогулку. Я неплохо отдохнул и выполнил ряд нужных задач. Осталось только доставить юную леди обратно к строгому отцу, и можно будет заняться более пристальным изучением артефакта.
  
  Чуть позже. Вновь Бэт-пещера.
  — Итак, что у вас сегодня, мастер Брюс? — дежурно поинтересовался Альфред, подходя к рабочему месту воспитанника. — Проверяете потенциального делового партнёра?
  
  — К сожалению, нет, — откинувший маску летучей мыши на затылок мультимиллиардер зарывался в записи камер с аукциона и параллельно просматривал базу по заинтересовавшему его… существу. — И я просто не понимаю.
  
  — Не понимаете чего, сэр?
  
  — Ничего не понимаю, — пребывая глубоко в своих мыслях, всё же ответил самоназначенный борец с преступностью. — Этот Лэншер показался разумным индивидуумом, его поступки должны быть логичны… Но тогда почему на всех камерах и в глазах других он выглядел сорокалетним мужчиной, а мне, Дику и Джейсену предстал в виде подростка? Более того, он пришёл туда вместе с Барбарой Гордон…
  
  — Рискну предположить, что для мисс Гордон он тоже выглядел не слишком старым?
  
  — Вероятно… — Бэтмен помолчал. — Я провёл дополнительное исследование бизнеса Лэншеров, — мужчина застучал по клавишам, выводя на экран замысловатую блок-схему, выкладки из отчётов аналитиков Уэйн-индастриз и прогнозы биржевых игроков.
  
  — Насколько я могу судить, всё в полном порядке, сэр, — поделился мнением неизменный помощник борца с преступностью, изучив данные.
  
  — Верно, — кивнул Брюс. — Более восьмидесяти лет истории, покупка и продажа различного бизнеса, смены сферы деятельности, закрытые и действующие контракты, даже свидетельства их партнёров по бизнесу. Но…
  
  — «Но», мастер Брюс?
  
  — Почему я никогда не слышал о них? — Уэйн сцепил пальцы перед лицом, грузно уперев локти в столешницу. — Пусть в США они перебрались относительно недавно, но, с учётом уровня и финансов, хотя бы просто о существовании этой корпорации я должен был быть осведомлён. Более того, эта «доселе не привлекавшая» моего внимания корпорация начала это внимание привлекать одновременно с появлением Корпуса Эмроя. И наследник этой корпорации, скрываясь от камер и ненужного ему взгляда, появляется вместе с членом этого Корпуса.
  
  — Звучит неприятно, — согласился Альфред. — Но, мастер Брюс, разве после остановки вторжения Апоколипса они не доказали, что на стороне хороших ребят?
  
  — Помимо того, что они забрали себе все образцы инопланетных технологий, они воспользовались вторжением для вербовки в свои ряды большого количества рекрутов. И не только «хороших ребят», — возразил Бэтмен. — С высокой долей вероятности, Эрик Лэншер как-то связан с Корпусом или хочет на него выйти. Но это не объясняет, зачем ему понадобилось это представление на аукционе. И не даёт ответы на другие вопросы, начиная от его реальных мотивов получения клейма Морганы и заканчивая предположением, что его «дядя» и он — одно и то же существо. Слишком мало данных.
  
  — И что вы намереваетесь делать, сэр?
  
  — Кажется, мне всё-таки придётся нанести мисс Гордон визит… но это терпит. Сначала нужно заехать к Джейсену и узнать подробности по клейму и его ощущения от мистера Лэншера.
  
  — Вы поедете при костюме или в более традиционном стиле?
  
  — Я не планирую с ним драться.
  
  — Тогда я распоряжусь подготовить автомобиль, а пока попробуйте это суфле — мастер Дик нашёл его весьма приятным на вкус, — дворецкий невозмутимо подал своему воспитаннику блюдо с закусками, всё это время ожидавшее своего часа на небольшой тележке.
  
  — Потом, — отмахнулся миллиардер и поспешил на выход.
  
  — А я уже было начал надеяться, что в вас всё же проступило осознание, что и о себе нужно заботиться, мастер Брюс… — вздохнул Альфред с выражением человека, пережившего всю мировую скорбь.
  
  Тем временем в паре кварталов от дома Барбары Гордон.
  Я неспешно прогуливался вдоль погружающихся в ночную тишину улиц спального района Готэма, насколько, конечно, «ночная тишина» может быть доступна для этого города. Барбара была накормлена, напоена и передана отцу до десяти вечера, в общем, я бы сказал, что образцово-показательно. Сама девушка со мной, скорее всего, не согласилась бы, ведь уже перед расставанием она так потешно прикрыла глаза и потянулась, явно намереваясь завершить вечер положенным по успешному свиданию поцелуем, но… Была бы она года на три старше и с несколько другим характером, я бы ещё подумал, а так… В общем, поцелуй не состоялся. Так что мой отход восвояси сопровождался вполне слышимыми для криптонского уха бурчанием девы на тему несправедливости судьбы и сочетающим в себе целую бурю чувств вздохом комиссара Гордона.
  
  И вот, иду я по тёмным улочкам самого криминального города страны, если не всего мира, в полном одиночестве и никого не трогаю, как вдруг… Нет, никаких гопников, пробегающих мимо грабителей, что пожелали бы устранить случайного свидетеля, или, тем паче, разборок очередных металюдей. На меня просто напал кот. Точнее, демонический кот.
  
  — Мряяя, отдяяяй, — сумел я различить в то ли рыке, то ли шипении относительно членораздельную речь. Правда, его требование плохо сочеталось с действиями — с разодранным внушительными когтями горлом простой человек мог отдать разве что Богу душу.
  
  — А я всё ждал, когда же твой хозяин что-то предпримет… — перехватив лапу в миллиметре от кожи, с интересом разглядываю существо. Увы, то не представляло из себя ничего примечательного — кошачья голова и конечности при общем гуманоидном строении тела. Не слишком сильное даже по человеческим меркам и уж точно не обладающее впечатляющей магической силой.
  
  Поняв, что первая атака провалилась, Тиклс извернулся в воздухе, используя мой захват как опору, и попытался полоснуть меня по лицу задними лапами.
  
  — И если честно, разочарован, — отпустив конечность, я позволил противнику попробовать ещё, на этот раз банально уклонившись. — Посылать ко мне всего лишь фамильяра? Похоже, я зря отослал машину и водителя, — и действительно, несмотря на все старания демона, уходить от его атак было совсем скучно, да чего там, даже обычный тренированный человек бы с этим справился, хоть и не без труда. О чём только думает этот мальчишка?
  
  Поуворачивавшись ещё пару минут и убедившись, что ничего более, кроме всё ещё пытающегося порвать меня на лоскутки фамильяра, этот хаосит не предпринял, я просто схватил демонического кошака за шкирняк и…
  
  — Плохая киса! Очень, очень плохая киса! — потыкал его носом в лужу, оставшуюся после недавнего дождя.
  
  — Мряяяяяв! — котейке это не понравилось, но, что куда более интересно, я ощутил подрагивание некоей связи, куда как более тонкой, чем связь фамильяра, но и куда более монументальной. Поскольку проявилась она лишь в момент, когда кошке был нанесён урон…
  
  — О, так ты действительно воплотился в физическом мире с помощью этого способа? Очаровательно, — я знал, что хаоситы не очень хорошо дружат с головой, но чтобы настолько? Посылать на охоту за неизвестным противником, который как минимум понимает, с кем столкнулся, не просто фамильяра, но и свой собственный якорь в этом мире… Это всё равно, как если бы Кларк попытался посадить Лутера, подкинув тому пистолет с места преступления, предварительно заполнив обойму криптонитовыми патронами.
  
  Быть может, у него просто нет иных ресурсов? Хотя я бы начал с банальных наёмников, «избить и обобрать» любой местный гопник и сам возжелает, а если ему сверху приплатить пару-тройку сотен долларов, то и целую толпу «друзей» позовёт. Впрочем, это я, имеющий представления о рисках и ресурсах, мой визави этим может и не обладать.
  
  В любом случае, первичная задача была решена, можно было переходить ко второй части задуманного. Особых претензий к Клэриону у меня нет, сама его природа, конечно, неприятна, но её можно лишь принимать в расчёт, однако наживать из-за неё врага на ровном месте глупо. Тем не менее, раз уж парень явно заскучал и уже начал предпринимать шаги к очередному всплеску своего неуёмного характера, то… дадим дитю другую «игрушку».
  
  — Значит так, отведёшь меня к своему хозяину, понял? — всё ещё подвешенный за шкирняк котик истово закивал. — Отлично, но сначала зайдём в одно место…
  
  Чуть позже. Мрачная резиденция Лорда Хаоса.
  — Итак, нежданная помеха сама пришла в мой дом! И что же ты принёс?
  
  — Для начала, возьми обратно своего кота, — принявший полностью животную форму демон был передан владельцу. — Ну, а для продолжения… Парень, я всё понимаю, но твоя наглость уже начинает раздражать. И клеймо я тебе не отдам.
  
  — Но я хочу его! Хочу прямо сейчас! — Клэрион даже вскочил со стула. — Хочу! Хочу! Хочу! — это бы смотрелось просто отталкивающе, как истерика избалованного ребёнка, если бы каждое его «хочу» не сопровождалось вспышкой деструктивной магической энергии, проходящей по округе, благо все предметы в доме Лорда Хаоса были от этих эманаций защищены, полагаю, самим «ребёнком», которому надоело чинить всё вокруг после очередной своей вспышки раздражения.
  
  — Тогда мы поссоримся. А ты уверен, что хочешь ссориться со мной? — приоткрываю свою сущность, позволяя увидеть собеседнику, что пришёл к нему далеко не простой смертный. В своём родном измерении он бы, безусловно, раздавил меня как муху, но в рамках физической реальности именно он для меня будет означенной «мухой». Ведь тут он только гость, к тому же пролезший без приглашения, а я — натуральный Бог, владеющий Аспектом, коему подвержен и он сам.
  
  — Но мне скууучно! — чуть отступил Клэрион, с досадой передёрнув плечами. — Хочу поиграть!
  
  — С этим я могу помочь, — как и планировалось. — Вот, — вытаскиваю из пространственного кармана прикупленные как раз для этого случая плазменную панель, приставку и пару стопочек дисков.
  
  — Что это? — заинтересовался Клэрион, очевидно, больше сосредоточенный на магии, а не техническом прогрессе.
  
  — Способ развеять скуку. Ты же желаешь как следует развлечься и посеять Хаос и Разрушения? У меня как раз есть то, что тебе подойдёт, — запитать и подключить всю необходимую технику было делом пары минут. — Приступим.
  
  — Что это? Какое-то странное название — «Оверлорд»…
  
  Десять минут спустя.
  — …Да! Уничтожьте этих овец, мои верные прихвостни! И сокрушите тыквы! Нужно сокрушить больше тыкв!
  
  Я тихонько прикрыл двери. Итак, мир был спасён, а безумный маньяк нейтрализован, и всё благодаря стараниям одного скромного Бога, подсадившего мальчишку на видеоигры. Интересно, какое выражение лица было бы у Набу, если бы он узнал, КАК его верного врага смогли «Превозмочь». И плевать, что Набу сейчас представляет из себя шлем, думаю, после осознания способа победы перекосило бы и его.
  
  
  Примечания:
  Хопеш (кхопеш) — древнеегипетское клинковое оружие. Вот один из исторических вариантов: https://i3.guns.ru/forums/icons/forum_pictures/017777/17777065.jpg
  А вот современное исполнение: http://spiculo.ru/wp-content/uploads/2013/01/3.jpg
  
  
Глава 15.
  
  Западное побережье США, пригород Джамп-Сити.
  Войдя в кабинет, Памелла сразу же услышала спокойный голос Эмроя, разговаривающего с кем-то по телефону. Самого его видно не было, голос доносился из смежной комнаты, где у её бога-нанимателя-опекуна располагалась то ли спальня, то ли библиотека — Айсли ещё никогда там не была, да и не сильно интересовалась.
  
  – … Да, разумеется. Я с большим удовольствием посещу это мероприятие, не беспокойтесь… – бархатный голос разносился по помещению с заметным, хоть и сдержанным радушием, невольно заставляя к себе прислушиваться. – Спутница? Возможно, но скорее нет, чем да… Да, благодарю ещё раз, всего доброго, – звонок явно завершился, и уже через секунду из дверного проёма в неизвестное помещение показался Эмрой, застёгивая пуговицы на белой рубашке. – Ты чего-то хотела, Пэм?
  
  – Ам… я… – как-то цель визита умудрилась незаметно выскользнуть из головы, так что девушка почувствовала себя неловко. – Ты собрался куда-то с Луизой? – не придумав ничего оригинальней, решила сама поставить парня в тупик Ядовитый Плющ. Не то чтобы она до сих пор верила, что это возможно, но старые привычки иногда давали о себе знать…
  
  – Через месяц состоится торжественный приём королевского дома Влатовы по случаю введения в свет наследницы престола. Поскольку я, с недавних пор, большая фигура в финансовом мире Влатовы, то получил приглашение.
  
  – Вот как, – девушка в задумчивости закусила ноготок на большом пальце правой руки. – И ты не хочешь брать с собой Луизу?
  
  – Там будет много аристократических снобов, придворного этикета и завуалированных сражений конкурирующих группировок. Совсем не то, что ей нужно для душевного равновесия, – пожал плечами Эмрой, заканчивая застёгивать пуговицы и подхватывая пиджак с ручки своего рабочего кресла.
  
  – Понятно… – протянула девушка с зеленоватым оттенком кожи.
  
  – Так зачем ты пришла? – уже полностью одевшись, напомнил ей мужчина, выглядящий парнем всего на пару лет старше. – Надеюсь, вы не поссорились с Лесли?
  
  – А? Нет! – садовница слегка смутилась, вспоминая некоторые и правда имевшие место перепалки с нагловатой меломаншей, любящей разбрасываться молниями. – Мы просто… ну… – теперь рыжеволосая дриада смутилась ещё сильнее.
  
  – Хм?
  
  – Понимаешь, я ведь почти никуда не хожу и на тусовках давно не была…
  
  – Неужели ты вспомнила про существование такого понятия? Сколько времени это заняло: год, полтора? – беззлобно улыбнулся хозяин особняка.
  
  – Всё я помнила, мне просто это было не интересно, да и пойти не с кем! – пустилась в оправдания Памелла.
  
  – И что изменилось?
  
  – Через три недели открывается Summerfest! Это крупнейший музыкальный фестиваль в Соединённых Штатах! Мы с Лесли хотим пойти! – на одном дыхании выпалила девушка.
  
  – Три условия, – после минутной паузы, во время которой Эмрой с интересом её разглядывал, сообщил мужчина. – Кольца не светить. На сцену с суперсилами не лезть. Общественный порядок не нарушать.
  
  – Эй, я же не маленькая!
  
  – Ты — нет, а Лесли уже два раза пыталась убить Супермена, и я не хочу, чтобы случался третий, тем более с использованием Колец Силы с обеих сторон.
  
  – Я прослежу, – заверила дриада.
  
  – Надеюсь… – лицо Эмроя дрогнуло, поворачиваясь к окну, и он словно к чему-то прислушался. – Хмм… – короткий жест, и в центре комнаты возникает жёлтая голограмма какого-то мужчины, пристально изучающего внешнюю стену поместья. – Знакомые лица… – со странной интонацией обронил он.
  
  – Кто-то опасный? – напружинилась Пэм, хотя прекрасно знала, что пока рядом Бог Страха, ей вряд ли придётся самой защищать поместье.
  
  – Как посмотреть… но нам он не угроза. Тем не менее, как бы мне не было приятно твоё общество, я вынужден прервать нашу беседу и оказать приём гостю.
  
  – Хорошо! Я же могу попросить денег у Брюса? – ещё раз напомнила Ядовитый Плющ.
  
  – В разумных пределах.
  
  – Спасибо! – счастливо улыбнулась девушка прежде, чем убежать радовать новую подругу.
  
  То же место и время, Эмрой.
  Моя садовница довольно убежала, не очень осознавая, что наконец-то действительно начала приходить в норму и мыслить как здоровый человек её возраста, а не мстительный дух зелёного мира. Но вернёмся к гостю, что сейчас задумчиво смотрел на внешний контур магического барьера, как раз предназначенного для того, чтобы не пускать на территорию ему подобных. Мысленное усилие, и с привычным «БАМ» я выхожу из пространственного тоннеля рядом с ним.
  
  – Добрый день, мистер Влад, любуетесь видами?
  
  – Здравствуйте, мистер Лэншер, – на миг замерев, быстро взял себя в руки чернокнижник, разворачиваясь ко мне, – или лучше использовать имя Эмрой?
  
  – Эрика будет вполне достаточно, – улыбаюсь гостю. – Но чем обязан вашему визиту? От Готэма сюда путь не близкий.
  
  – Полагаю, вы и сами уже поняли, Эрик. Меня интересует тавро Морганы.
  
  – Да, эта милая игрушка, что может подчинять демонов воле её обладателя. И один «контракт» до сих пор в силе, даже пятнадцать веков спустя, – моя улыбка стала шире.
  
  – Итак, вы всё знаете, – устало прикрыл глаза одержимый чернокнижник. – Что вы хотите?
  
  – Ну, я бы не отказался от Дома Тайн, но ведь ты не имеешь над ним власти. В остальном… А что ты можешь мне дать, с учётом того, что у меня в руках артефакт, позволяющий и так держать в рабстве Этригана? Что мне может предложить его сосуд?
  
  – Ничего, как и сделать, – окончательно поник мужчина.
  
  – Не хочу показаться грубым, но ведь ты с самого начала всё это знал, так зачем же пришёл? Или теплилась надежда, что предположения ошибочны и получится забрать тавро силой у просто слишком много знающего богатея?
  
  – К чему эти вопросы, мистер Лэншер? Судя по вашим словам, вы прекрасно осознаёте, насколько это для меня важно. В такой ситуации люди хватаются за соломинку.
  
  – Пожалуй…
  
  – Кроме того… – помолчав, глядя в землю, сделал попытку продолжить разговор бывший рыцарь Камелота.
  
  – Что? – подталкиваю его.
  
  – С вами была юная девушка… – было видно, что ему неприятно, куда он сам же ведёт разговор, но он и в самом деле был готов хвататься за любую соломинку. – Которая вам служит, как я понимаю. И её сердце было чисто. Совсем не затронуто злом или страхом перед вами…
  
  – То есть, надежда договориться с «хорошим парнем»?
  
  – Как мне кажется, вы сами пытаетесь себя таким выставить.
  
  – Разве?
  
  – Нет… – поморщился Влад. – Но и злом вы себя не позиционируете, а ваши слуги помогают людям куда чаще, чем их убивают.
  
  – Хм, – на моё лицо выползла чуть горькая усмешка. – Ну, предположим, я готов уступить вам тавро, а ещё лучше его уничтожить, дабы не вводить вас с Этриганом в излишнее искушение. Но, как вы понимаете, не бесплатно. За это я попрошу услугу, которая будет соразмерна освобождению от рабства.
  
  – Так что же вы хотите? – в голосе Влада появился луч надежды.
  
  – То, в чём может мне помочь Этриган, но инициативный, разумный, способный импровизировать и работающий за совесть, а не сломленный клеймом раб. Вам всё ещё интересно?
  
  – Да.
  
  – Тогда поговорим втроём, – сила послушно потекла в пальцы, резкий жест, и от тела человека отделяется белёсая дымка, формируя вторую фигуру. Не материальную — я не пытался разделить сущности, лишь дал второй из них возможность побыть с нами в виде проекции.
  
  – Глаза человека скрывают обман, вновь восстаёт демон Этриган! – торжествующе продекламировал полупрозрачный зеленокожий здоровяк с мелкими рожками и алыми глазами, одетый в нечто похожее на аристократические одежды пятого века. – Призван бестелесным, бессильным и жалким, – демон сжал кулак, недовольно разглядывая свою руку, – но с целью, надеюсь, достойной внимания? – сын Белиала недобро оскалился мне в лицо, демонстрируя ряд бритвенно-острых зубов.
  
  – Ты ведь всё слышал, не так ли?
  
  – Да, слышал, Бог Страха, не трать время зря. Скажи лучше, в чём цену свободы ты назначишь для меня?
  
  – Я не стану отделять тебя от носителя, – спешу расставить все точки над «i», а то с этой склонностью рифмовать он оставляет себе слишком большой простор для интерпретаций. – А за снятие с тебя клейма и уничтожение тавро Морганы я хочу, чтобы ты помог кое-кому бежать из рабства и доставил его ко мне, – вообще, планировалось просто дождаться нужного момента, но тут речь шла не об артефакте, пусть и крайне полезном и могущественном, а о живом существе, которому свойственно меняться и иметь предел прочности. К тому же я помнил массу различных вариантов её поведения и мировоззрения и не был уверен в том, какой встречу здесь. Но и упускать особу подобного калибра я просто не имел права. Оставался, конечно, ещё вариант с Затанной, но вот там как раз всё решило бы просто время.
  
  – Кого и откуда ты хочешь достать? Скажи мне быстрее, нет сил уже ждать! – нетерпеливо поторопил меня демон, а вот Джейсон Влад нахмурился, не ожидая от задачи ничего хорошего.
  
  – Её зовут Рейвен. Дочь Тригона.
  
  – У этой отрыжки адского огня дочь есть?.. Ха! Вот это новость для меня! – продекламировав новую виршу весёлым голосом, одновременно озадачился демон, кажется, даже на секунду подзабыв, о чём мы тут говорим. – Но что за прок тебе в сей твари? Тригоновы отродья ничем не лучше половодья! Безмозглые, тупые звери — без вкуса выскочки, как их отец!
  
  – Рейвен наполовину человек и свободна от демонических ограничений на пересечение границ реальности. Тригон готовит её для роли своего Антихриста, чтобы она привела его в этот мир. Причём, по моей информации, она этому не слишком рада и хотела бы сбежать от дорогого родителя. Тебе нужно будет ей помочь.
  
  – Насколько точная это информация? – насторожился Влад.
  
  – Не очень, на уровне противоречивых слухов, вполне возможно, что вы можете встретить и вполне довольную своим положением Принцессу Ада. В любом случае, она мне нужна, а вам нужно находящееся у меня тавро.
  
  – И ты предлагаешь нам добыть для Тёмного Бога, что черпает свою силу в ужасе и страхе, дочь одного из ужаснейших демонических Владык?
  
  – Не худший обмен, как по мне, друг мой рыцарь, – рыкнул Этриган. – Но будет задача сложна и опасна. Достойной легенд может выйти она.
  
  – Я предупреждал, что цена будет велика, – перевожу взгляд с одного собеседника на другого, останавливаясь на Владе. – Но если ты беспокоишься, что я захочу использовать девушку для причинения вреда людям, то делаешь это напрасно, и ты прекрасно знаешь почему.
  
  – Может быть… – выражение лица у чернокнижника было всё ещё кислым, и особого восторга он не питал, но мой ответ его устроил. – Есть ли у нас ограничения по времени?
  
  – Нет, – качаю головой. – Я понимаю, что подобное дело не терпит спешки, но и долго откладывать не советую, если она освободится сама… ну или придёт с армией демонов на Землю, то, сам понимаешь, моё предложение потеряет силу.
  
  – Какие гарантии дашь ты нам в сделке? Что помешает тебе обмануть?
  
  – Только моё слово. Ты не в том положении, чтобы торговаться, Этриган, – в ответ он скрипнул зубами, но кивнул.
  
  – Пусть так. Я сделаю это и вырву из лап у Тригона дитя, в том слово даю. Ответь же и ты мне подобным, Бог Страха — дай слово, как должно, и выступлю я.
  
  – Я, Эмрой, даю слово демону Этригану, что если он честно и не лицемерно доставит и передаст мне в руки Рейвен — дочь архидемона Тригона, то я сниму с него клеймо Морганы и уничтожу её тавро.
  
  – Пусть так и случится! Жди новостей! – торжественно провозгласил демон и перестал поддерживать проекцию, вновь скрываясь внутри тела Влада.
  
  – Слово бога не может быть нарушено, так ведь? – прикрыв глаза, спросил Джейсон.
  
  – Да. Так что постарайся обойтись без попыток обмана. Если хотите с моей стороны выполнения духа сделки, со своей частью поступайте так же.
  
  – Хорошо…
  
  На этом мы и расстались, нельзя сказать, что довольные друг другом, но лично я был вполне удовлетворён беседой и достигнутыми договоренностями. К сожалению, самому мне домой к демонам заявляться не стоило — божественное присутствие эти твари учуют на раз, а воевать «со всем миром» я не смогу. Мало того, что границы реальности отсекут мне всю подпитку Кольца Силы от источников в этом измерении и придётся рассчитывать только на уже имеющийся заряд, так ещё и сами демоны далеко не безобидные котята. Большинство мне, само собой, не соперники даже на «родной земле», но их много, кроме того, на моё вторжение слетятся далеко не только низшие, а старшие и высшие демоны — это уже не шутки, да и сам Тригон — существо колоссальной силы, ничем не уступающее Дарксайду, а в ряде областей и превосходящее. А ведь он там далеко не один такой, пусть остальные его «коллеги» сами с удовольствием оторвали бы ему голову при встрече, но к моему визиту они все также отнесутся негативно и между конфликтом с соседом-соперником и шансом заполучить в свои руки душу неосторожного бога всегда выберут второе. С другой стороны, Этриган — полноценный Высший Демон, он там не просто «свой» – это понятие среди инфернальной братии очень… относительное, но он входит в Высшую Аристократию нечисти, над ним только полноценные Владыки — короли своих доменов, да и то, приказывать ему что-то может один только Белиал, а всякая низшая шваль при встрече только покорно подожмёт хвост, даже не думая заступать дорогу. Добраться до Рейвен такой сущности будет на порядок проще, чем мне, и ещё на три — уйти вместе с ней. Но посмотрим, что в итоге из этого выйдет, а пока продолжим дела здесь.
  
  Месяц спустя…
  Высокий приём проходил так, как и полагалось — в меру помпезно, в меру напыщенно, но без перегибов, что я уже успел повидать, встречаясь с некоторыми «бизнесменами», вся заслуга которых состояла в ряде удачных спекуляций. Здесь же всё было на должном уровне — лёгкая, ненавязчивая музыка фоном, приятные блюда и напитки, разносимые молодыми улыбчивыми официантами и официантками… и толпа расфуфыренных аристократов, большая часть из которых смотрела на меня едва ли не с отвращением, точнее, смесью отвращения, пренебрежения и откровенной зависти. Их бесило, что «плебей» был не только во много крат богаче их сиятельных герцогов, графьёв и баронов вместе взятых, но ещё и смог каким-то чудом просочиться на приём в качестве гостя, не имея родословной в пару метров длиной или статуса полномочного посла соседней державы. «Чудом» была моя дружба с графом Орвальдом, что вписал меня в приглашение как часть своей свиты, но сам, из-за возраста, явиться не смог и делегировал мне все полномочия, благо родные дети и наследники не изъявили желания заявиться, ну, а то, что им в этом немного помогли и правильно замотивировали… право слово, сущие мелочи. Вот и гулял по дворянскому собранию довольный жизнью мещанин, знатно раздражая сиятельных лордов одним фактом своего существования. Прекрасное чувство.
  
  Но вот настало положенное время, музыка стихла, а освещённости, наоборот, добавилось. Герольд, до этого притворявшийся частью интерьера, вышел из своего закутка и ударил об пол церемонным посохом. Пришло время выхода королевской четы и представления юной наследницы престола.
  
  Хотя «чета» – не совсем правильное слово. Нынешний король Влатовы, отец-одиночка и вдовец, явно доживал свои последние годы. Изрезанное морщинами лицо несло следы усталости, согнутую спину не могла скрыть пышная мантия, тяжёлый шаг выдавал проблемы с суставами, а мой слух уловил, что и дыхание его не легче шага — хриплое и прерывистое. Складывалось ощущение, что на ногах он держался исключительно за счёт чувства долга и силы воли. Печальное зрелище, откровенно говоря. Зато оно объясняло эмоциональный набор местного дворянства. Король слаб, и «хищники почуяли кровь», к тому же его наследница, принцесса Перлита*(1), слишком юна, сейчас ей лет восемь, вроде бы. Пусть по законам Влатовы на трон может взойти и «монарх в подгузниках», но любому думающему человеку очевидно, что у маленькой девочки нет ни жизненного опыта, ни навыков, чтобы управлять государством. Само собой, в нынешние «цивилизованные» времена никто не станет устраивать совсем уж явных дворцовых переворотов и смен династии, но оставшуюся одну принцессу постараются задвинуть, а там, чем чёрт не шутит, может, и выдать замуж за своего наследника, и тем самым самим получить всю полноту власти. Я уже видел эти мысли в разумах подавляющего большинства собравшихся. Остальные, не столь честолюбивые, просто желали «примазаться» и «подружиться» с будущей королевой. Людей, что реально готовы были встать на защиту девочки и её интересов, верных старым клятвам своих предков, можно было пересчитать по пальцам. Их я запомнил на будущее — вести дела с такими людьми вполне можно, пусть даже некоторая часть из них будет не в восторге от «мещанина».
  
  Но самое примечательное во всей этой ситуации было как раз то, что все эти маститые интриганы и голубокровые аристократы в своих оценках жестоко ошибались. Мне доподлинно было известно, что во всех вариациях этой вселенной, где Перлита существовала, личностью она оказывалась крайне неординарной и власть в своей стране умудрялась сохранить даже тогда, когда против неё работали такие монстры, как Лекс Лутор и Вандал Сэведж, не говоря уже про ближайшую родню и соотечественников. Разумеется, почти всегда ей помогали бравые герои, но удача — тоже важная часть таланта правителя.
  
  По чести говоря, именно она и была той главной причиной, почему я вообще полез во Влатову. Сейчас будущая королева представляла из себя милого ангелочка с зелёными глазами, светлыми волосами до подбородка и тщательно выверенной маской величественности на лице, на репетицию которой был потрачен явно не один десяток часов с наставниками манер. Она была молода и крайне неопытна, но уже сейчас могла понять серьёзность момента в гораздо более высоком разрешении, нежели «папа сказал мне вести себя хорошо». Смотрела, запоминала, подмечала фальшивость пусть далеко не всех, но многих улыбок и делала выводы. Пока простые, на уровне «этот дядя или тётя нам с папой не друг, а только притворяется», но оттого не менее верные и полезные в будущем. Пройдёт несколько лет, она окажется практически одна перед стаей голодных хищников — и, вопреки всему, выстоит.
  
  Прекрасная кандидатка на роль носительницы жёлтого кольца, на мой взгляд. Ну, а то, что в её руках будет целая страна, которая таким образом попадёт под полный контроль Корпуса — лишь приятное дополнение. Жаль только одного — ради помощи ей мне придётся куда глубже погрузиться в переплетения дворцовых интриг, чем того хотелось бы, но тут ничего не поделать, такую уж я выбрал себе работу.
  
  Меж тем, приём продолжался. Монарх устроился на троне в глубине зала, его дочка — на креслице наследницы, и к ним началось паломничество — знатный люд Влатовы спешил выразить свои верноподданические чувства. Что было в мыслях большинства из них, я уже описывал. Меня, разумеется, в той стороне не ждали — там и «мелкопоместным» и безземельным дворянам делать было нечего, а уж «богатый чужак, купивший себе место на приёме» и подавно к святая святых не допускался, если, конечно, его не пожелает видеть сам король, но тот был осторожным человеком и не стал бы так эпатировать публику. К тому же нам нечего было обсуждать, ведь, в отличие от всяких президентов и народных лидеров, правитель Влатовы не выполнял роль главного государственного менеджера по продажам. Он был тем, кто ставит таким менеджерам задачи. Мне, впрочем, было нисколько не обидно — лишний раз привлекать к себе внимание я и не желал, а узнать всё, что мне требуется, я мог и тихонько стоя в уголке, потягивая вино урожая прошлого года, собранного в винограднике неподалёку от этого дворца. К сожалению, просто так «поскучать» мне не дали.
  
  – О, мистер Лэншер, рад видеть вас на этом знаменательном событии! – окликнул меня крупный подтянутый мужчина. Само собой, до Кларка ему было далеко, но на фоне прочих гостей он вполне выделялся спортивным телосложением. Помимо того, и походка, и голос, и общая манера движения лучились силой и уверенностью, которые ещё больше подчёркивал вычурный, но элегантный наряд с претензией на старые аристократические традиции. Если бы не первые морщины на лице да слабо заметная, благодаря таким же, как у Перлиты, пшенично-светлым волосам, седина на висках, больше тридцати аристократу никто бы не дал.
  
  – Граф Вертиго, – растягиваю губы в вежливой улыбке, – поверьте, я не менее рад оказаться здесь.
  
  – Да, сегодня — особый день, – вальяжно кивнул мужчина, – в конце концов, будущее Влатовы и вся её дальнейшая политика будут определяться юной Перлитой.
  
  – Полагаю, вы не оставите её своей поддержкой и советом, – продолжил я улыбаться.
  
  – Разумеется, – вновь кивнул граф. – Кстати о поддержке, я слышал, вы намереваетесь расширить ваши виноградники и предложить для Земельного Совета несколько новых видов… – следующие двадцать минут мы занимались тем, что осторожно и вежливо прощупывали почву на предмет сотрудничества и общих интересов.
  
  Я же параллельно подавлял в себе желание устроить почтенному графу инсульт, инфаркт или просто смерть от чахотки. Граф Вернер Вертиго был на редкость скользким и мерзким человеком. Младший брат короля, причём поздний ребёнок, как и его чествуемая сегодня племянница, он истово мечтал о троне, и какое-то время эти мечты имели под собой основание, но рождение у пожилого монарха наследницы эти мечты похоронило, а сегодняшний её выход в свет клал на могилу тяжёлую надгробную плиту. Вот только сам «верноподданный» подобного развития дел не хотел, а потому желал побороться. И я бы не сказал, что у него были плохие шансы. Ситуация, в которой окажется Перлита, если её отец умрёт раньше, чем она войдёт в силу, будет весьма непростой и откроет графу массу возможностей. Однако чего было не отнять у Вернера, так это мозгов. И я сейчас не про его псионические способности шучу, которые с точки зрения сильного телепата только шутки и были достойны. Он понимал, что даже узурпируй он трон, у него начнутся проблемы, а на их решение потребуются деньги. Много денег, которых у аристократа не было. Зато они были у меня, и потому человек, искренне меня презирающий и считающий едва ли не унтерменшем, сейчас радушно мне улыбался и делал интересные деловые предложения, параллельно намекая, что дальнейшая «дружба» с ним вполне способна принести мне массу выгоды и, вполне возможно, даже титул.
  
  Не сварил я ему мозги ещё в первое наше знакомство лишь по той причине, что Влатова мне была нужна стабильной, а гибель, исчезновение, даже помутнение разума или некоторое изменение поведения де-факто второго лица в государстве на этой самой стабильности скажутся весьма неприятным образом. Сейчас тоже ничего не менялось, в каком-то смысле, он был мне даже выгоден, как безусловная точка кристаллизации любых заговоров против Перлиты. Его способности были недостаточны даже чтобы заметить моё пассивное сканирование или же внушение взрослой внешности, но сам он считал себя уникальным и одарённым — шутка ли, надев примитивный пси-усилитель, иметь возможность ошеломить и лишить координации любого противника одним усилием мысли? Неглупый, амбициозный человек при связях и положении, имея такие способности, может стать очень сильным лидером. Ни одна партия, желающая вступить в гонку за положение у пошатнувшегося трона, не сможет проигнорировать Вертиго и его сторонников. И это было хорошо — приглядывать за одной определённой и явной угрозой куда проще, чем за сотней потенциальных. К тому же ряд его предложений вполне можно использовать к своей пользе — чем полнее и глубже будет моё проникновение в экономику и промышленность Влатовы, тем проще будет осуществить второй этап плана на эту страну, когда Перлита станет королевой.
  
  Так или иначе, пережив «радушие» Вернера, я вынужден был начать отбиваться от остальной знати, слетевшейся ко мне по принципу: «если уж сам граф не нашёл ничего зазорного поболтать о том о сём с приглашенным гостем, попутно немного обсудив дела финансовые, то и младшим дворянам сам Бог велел» (вообще, Бог мысленно давно «велел» им всем провалиться в Преисподнюю, но они считали иначе). К сожалению, бить аурой ужаса и испепелять этих напыщенных кретинов взглядом мне мешал эгоистичный интерес, потому приходилось изображать из себя китайского болванчика — улыбаться и кивать, кивать и улыбаться. Хотя, в один момент разговор всё-таки стал интересным.
  
  – Так что вы думаете об инициативе с экспедицией на Марс, мистер Лэншер? – помахивая декоративным веером, улыбнулась мне дама бальзаковского возраста. Вообще, в её планах были мысли свести меня с её младшей дочерью и тем самым поправить «бюджет семьи», а тему с Марсом она подняла лишь потому, что все остальные уже были «выбраны» её предшественниками, часть из которых имела точно такие же планы (и младших дочерей).
  
  – Инициативе с экспедицией? – признаться, я был удивлён и впервые слышал о подобном. – Что вы имеете в виду, леди Варна?
  
  – Вы разве не знаете? Странно, вы же американец, – пусть женщина и старалась «держать лицо», но некоторое покровительственное пренебрежение всё-таки скользнуло в её голосе. – После того… инцидента, – в её мыслях отчётливо прозвучала слово «порка», – со вторжением инопланетян, конгресс США, Евросоюз и даже русские с китайцами принялись форсировать свои космические программы, а не далее как на прошлой неделе было объявлено о создании международной космической программы с целью исследования Марса и даже, возможно, его терраформирования! Как можно было об этом не слышать?
  
  – Мои предприятия мало связаны с космической сферой, к тому же я был довольно сильно занят с оборонными заказами — последствия вторжения до сих пор полностью не устранены, да и других дел хватало…
  
  – Вы о своём фонде дикой природы? – оживилась женщина. – Да, прекрасное начинание, моя младшенькая как раз закончила в этом году Национальный Университет по специальности экология. Вам непременно стоит с ней познакомиться…
  
  – Да, конечно, – кто бы сомневался, что всё сведётся именно к этому? Хотя ощущать, как скрипят зубами остальные «мамаши», понимая, что этот раунд остался за «конкуренткой», поскольку «жертва» в прошлые разы отбиться смогла, было довольно забавно.
  
  Впрочем, сейчас меня куда больше интересовало это известие, а также тот факт, что я совершенно его прошляпил. Мои слова о том, что я пока не лез напрямую в космическую отрасль, были правдой, но всё равно странно. В земных реалиях такие проекты — это не баловство мелкого лавочника, на них требуется работа сотен тысяч людей, целые отрасли промышленности и огромные финансовые вливания. Будь ты хоть сто раз гениальным учёным и конструктором, ты не сможешь в одиночку даже ракету с нуля рассчитать для вывода потребного транспорта на орбиту. И тот факт, что я не знал о начале таких работ и движении таких средств… это плохой сигнал.
  
  Подрядчиком там, скорее всего, выступил Лутор, возможно, в тандеме с европейцами, азиатами или русскими. Но вот почему никто не связался со мной? Даже банального «тендера» не предложили, что очень странно. Не доверяют? Мало «репутации»? Вряд ли, тогда бы мне не отдавали контракт на строительство новых баз воякам. Решили разделить сферы и не плодить монополистов? Скорее уж поверю в обратное, учитывая, что Лекс-корп и без того подвязана почти в каждой космической программе США. Ну и мои помощники могли что-то напутать и сделали не так в плане представления…
  
  Кое-как дождавшись окончания приёма, обменявшись контактами с нужными людьми и в очередной раз отбившись от людей ненужных, я поспешил покинуть столь «приятное» общество — работы неожиданно прибавилось. Опять. Но марсианский проект — это серьёзно, хотя бы потому, что марсиане разными бывают, а на фоне телепатических способностей, доступных иным представителям этой расы, даже мои таланты покажутся в лучшем случае средними. Сам я к Марсу старался не приближаться именно по этой причине — на поверхности там городов не было, и следы древней войны чувствовались до сих пор, но что скрывается в глубине — не смог бы сказать и мальтусианец. Проверять же на собственном опыте, рискуя развязать в солнечной системе войну между Землёй и расой морфирующих псиоников, желания не было.
  
  Оставив частный самолёт изображать моё респектабельное возвращение в США, я открыл воронку перехода сразу на место и начал разбираться, как стала возможна моя столь постыдная неинформированность. Признаться, работая с Корпусом, криминалом, организацией «перспективных разработок», мистиками и светской жизнью, я как-то подзабросил дела более тривиальные, вроде своего легального бизнеса, и теперь старался наверстать упущенное. Общую причину такой ситуации удалось выявить довольно быстро — у меня, как ни забавно, не было, как таковых, продавцов и тендерного отдела. Их работу вполне тянул на себе Брюс, благо его модификации и Кольцо позволяли и не такое, плюс специалисты, выкупленные с предприятиями. Сама же проблема заключалась в том, что моему дворецкому были даны указания по развитию в «тяжёлой промышленности», «микроэлектронике», ну и пресловутым «перспективным разработкам», в итоге, он просто не заинтересовался «непрофильной» экспедицией в ближний космос и подготовкой к ней. И не сообщил мне, потому как ничего интересного и опасного в ней не видел. Увы, при всей полезности и лояльности Пенниуорта, он являлся искусственно выращенной формой жизни, с искусственно привитыми личностью и набором навыков. Для управления с текучкой или воплощения чётко поставленных задач этого вполне хватало, но некоторые детали его разум упускал в силу банального недостатка жизненного опыта. Хотя, нельзя сказать, что вина была только на нём, ведь мои подозрения подтвердились — на поверку, вся экспедиция была проектом Лутора, который он тащил через своих лоббистов со скоростью и грацией носорога. Это не могло полностью отсечь иных поставщиков и заинтересованных лиц, но так как Лекс был готов, то и нужные ему компании были на шаг впереди конкурентов, а тем надо было проявлять двойную хватку и реакцию, чтобы урвать свой кусок. Даже Уэйн-Индастриз немного запоздала, упустив пару хороших контрактов, а ведь карманная корпорация Бэтмена — не самый маленький игрок в космической отрасли, у них даже свой космодром есть, для запуска спутников.
  
  Мои печали, а также начало размышлений о том, как из сложившейся ситуации выходить, желательно, сохранив лицо на рынке, а ещё желательнее — получив свой кусочек пирога (иначе партнёры могут и не понять-с), были прерваны звонком от Брюса.
  
  – Господин, я бы рекомендовал вам незамедлительно включить третий канал, – доложил дворецкий по связи Кольца Силы.
  
  – Что-то случилось? – отрываться от работы не хотелось, но дворецкий не дёргал меня по пустякам.
  
  – Да, Президент США оглашает обращение к Супермену.
  
  – О! – по-другому тут и не скажешь. Оставив в покое документы на экране, я активировал плазменную панель напротив рабочего стола и прибавил звук.
  
  – …установлено, что действовал, находясь под контролем противника, и не только не отдавал себе отчёт, но и не мог воспрепятствовать, таким образом, от лица Соединённых Штатов Америки и Северо-Атлантического Блока, я уполномочен заявить о непричастности Супермена к инкриминируемым ему преступлениям и объявляю амнистию. В связи с чем прошу его явиться в Капитолий в это воскресенье к двенадцати часам дня…
  
  – Хм… – «говорящая голова» ещё что-то там вещала, но я уже слушал его вполуха, озабоченный ходом местных игроков. – С этим могут возникнуть проблемы.
  
  – Какие будут распоряжения, сэр? – появился в дверях Брюс.
  
  – Просмотри списки по отделам кадров поглощённых нами компаний. Мне нужны управленцы среднего и высокого звена с опытом не менее пяти лет и стабильным выполнением поставленных задач их подразделениями в течение трёх лет минимум. Мне же надо отлучиться, подготовь что-нибудь из обывательской одежды — неофициальный стиль.
  
  – Будет исполнено, господин, – поклонился слуга.
  
  Следовало как можно скорее отправиться на одну скромную ферму в Канзасе и обсудить новости с Кларком. Выдёргивать его к себе или общаться «по телефону» в подобных обстоятельствах было бы крайне неуместно. Что ни говори, а общественное мнение для него значит довольно много, и моя концепция «подавляющая часть людей — кретины, чьи вопли надлежит пропускать мимо ушей» ему вряд ли придётся по вкусу. Приказывать или давить на своего лучшего бойца — тоже не самая здравая идея, вот и остаётся убеждение и пояснение, надеюсь, хоть с ними проблем не будет. Кларк — парень добрый и, в некоторой степени, даже немного наивный, всё-таки фермерское воспитание вдали от «цивилизации» даёт о себе знать, но на правительство он обижен, и этим можно воспользоваться. Очень не хотелось бы допускать прецедент, когда член моего Корпуса по первому свистку говорящей головы в дорогом костюме побежит к нему высунув язык и едва ли не с тапочками в зубах. Осталось решить, пойти к Кентам своим ходом или воспользоваться «общественным транспортом»? Хммм, пожалуй, лучше своим — заодно мысли в голове немного уложу, какие-то неприятные открытия в эту пятницу меня сопровождают…
  
  Немного позже, недалеко от маленького городка Смолвиль.
  – Доброе утро, Кара. Милая пижамка.
  
  – А? Э? Ой! А-а-а-а-а! Отвернись! – именно такая реакция меня ожидала, когда я километрах в пяти от цели своего назначения заметил юную криптонку и решил поздороваться.
  
  Казалось бы, что тут такого? Но, судя по реакции, проблема была в том, что означенная криптонка была не совсем одета. Хотя не знаю… как на мой вкус, и её форму Супергёрл нельзя назвать закрытой. По крайней мере, животик, ножки и руки у неё были демонстративно оголены, а облегающий топик, миниюбка и перчатки с сапожками скорее подчёркивали это оголение, чем реально скрывали фигуру. Обычная летняя ночная рубашка из совсем не прозрачной ткани на этом фоне в разы меньше акцентировала внимание на сексуальности девушки. Тем не менее, смотрелось по-домашнему тепло и мило, что я и озвучил.
  
  – Хорошо… – я послушно отвернулся.
  
  – Всё, можно смотреть, – после вспышки в хорошо знаком мне спектре мисс Зор-Эл оказалась в чёрно-золотой форме.
  
  – Так ты тоже выглядишь прекрасно, – сделал я дежурный комплимент, заодно вызывая прилив крови к её щекам, потому как это «тоже» вновь заставило её прокрутить в голове, что я видел её в пижаме. И нет, я не использовал псионику — всё было написано на этом личике с бегающими глазками. Одного не понимаю, если это так её смущает, зачем она в таком виде летает по окрестностям? Или вся фишка в том, что от обычного парня, перед которым сверкнула прелестями, она может сбежать на ускорении, довольная произведённым эффектом, а от меня так не получится?
  
  Осознание того, что это вполне вероятный вариант, породило в голове какое-то странное ощущение. Что-то между нежеланием верить… и желанием проверить. Думаю, несколько десятков дополнительных скрытых камер и спутников слежения, нацеленных на местные окрестности, будут смотреться здесь очень органично.
  
  – С-спасибо, – справилась она с собой и тут же вспомнила о вежливости: — П-привет, кстати.
  
  – Не утолишь моё любопытство? – складываю руки за спиной.
  
  – А-а-а… – запаниковала голубоглазая красавица. – Обычные люди меня заметить бы не смогли при всём желании! И это не патрулирование! Патрулирую я после школы или курсов, а сейчас… э-э-э-э… что-то вроде утренней пробежки! Да! – почему-то у меня появилось чувство дежавю…
  
  – Я знаю, но я о другом, – мне было сложно сдержать улыбку, но я старательно сохранял невозмутимость. – Я примерно представляю себе, почему так реагирует Барбара в подобных случаях, но ты ведь и сама знаешь, каково это — смотреть сквозь одежду, так почему же ты так смущаешься из-за гардероба перед тем, кто может его полностью игнорировать?
  
  – Эй! – вспыхнула как маков цвет кузина Супермена, выпучив на меня «страшные» глаза и приняв в воздухе позу «судорожно подалась вперёд». – Использовать такое для такого — плохо! Так делать нельзя!.. И я так не делаю!
  
  – Ясно… – главное — держать лицо, хотя эта реакция безумно забавляет, заодно и настроение себе поправляю. – Значит, не делаешь?
  
  – Никогда! – невольно перейдя в ускорение, замотала головой девушка, от лица которой можно было прикуривать.
  
  – То есть… мне надо снять рубашку, чтобы мы были квиты? – кто бы мне объяснил, почему я трачу время на такую ерунду? Но… не могу отрицать, что это приятно.
  
  – А?.. – о, эти широко распахнутые глаза, затапливаемые неподдельной паникой и пониманием, на что я намекаю… – А ты чт… Нет! Не вздумай! Мне не надо!
  
  – Уверена? – мне усиленно закивали, порождая небольшой ветер. – Ну ладно, в любом случае, ты всегда можешь сама посмотреть… – с долю мгновения наслаждаюсь лицом блондинки, на котором отразилась неподражаемая гамма чувств, после чего «незаметно» меняю тему: — Почему бы мне, в качестве извинений, как-нибудь не угостить тебя тортиком дружбы? Я знаю пару неплохих кондитерских.
  
  – Ла-а-адно, – немного растерянно отозвалась Кара, не зная, куда деть глаза. Потом немного подумала и продолжила: — Может… тогда… ну… зайдёшь к нам на чашечку кофе?
  
  – С удовольствием, – я кивнул, – я ведь как раз к вам и направлялся.
  
  – В самом деле? А зачем? – лицо девушки отразило дикое любопытство, а также капельку опаски, азарта и ещё чего-то очень сложного. Не знаю, что там творилось у неё в чуть лохматой золотистой головке, но страха в её эмоциях уже не было.
  
  – Мне нужно поговорить с Кларком в связи с недавними событиями, – тот факт, что Супермен сейчас гостит у родителей, а не сидит в своей метрополисской квартире, я знал доподлинно по координатам его Кольца, собственно, поэтому сюда изначально и летел.
  
  – Вот как, – чуть погрустнела, неосознанно прикусывая губу.
  
  – Понимаю, что всё это неожиданно и немного… – обвожу взглядом поле, над которым мы висели и где ещё недавно кое-кто развлекался, налету оглаживая растительность, и хихикал, умываясь собранной росой, – не вовремя. Но вопрос того стоит.
  
  – Ничего, я понимаю, – быстро натянула на лицо улыбку Супергёрл, невольно косясь вниз и вновь розовея. – Пойдём? – с долей неуверенности кивнула она на дом Кентов, когда пауза начала затягиваться.
  
  – Конечно…
  
  Ферма Кентов представляла собой типичное фермерское хозяйство в традиционном стиле, то есть простенько, едва ли не всё вручную, но с душой… и крайне низкой эффективностью, если говорить откровенно. Пожалуй, не будь у них «приезжающего отдохнуть от городской суеты» сына, что мог пахать круче трактора, ферма и вовсе могла бы быть убыточной или, по крайней мере, бедной, но сын был, и потому Кенты могли позволить себе успешно выживать, оставаясь пасторально-патриархальным хозяйством в мире со всё большей автоматизацией.
  
  Ещё на подлёте к крыльцу Кара резко обогнала меня и первой ворвалась в дом. В том уже вовсю бурлила жизнь, так что предупреждающий крик девушки, что, мол, дядя, тётя, я вернулась, встретили привычно и безропотно. В отличие от следующей:
  
  – Со мной гость… – и не знаю, специально она это сделала или просто ещё не успела побороть волнение от нашего диалога и обстоятельств встречи, но то, каким тоном была произнесена фраза, однозначно заслуживало какой-нибудь премии в номинации «Самая смущённая и неловкая интонация».
  
  Не удивительно, что лица Джонатана и Марты Кент, встретивших моё появление на кухне, были полны самого неподдельного и живейшего интереса.
  
  – Доброго утра, – обозначаю вежливый поклон пожилым людям. – Прошу прощения, что без приглашения, надеюсь, я не сильно помешал?
  
  – Нет, что вы? Проходите! – первой сориентировалась женщина с налётом безвредно подступающей старости во внешнем виде. Волосы её уже почти полностью поседели, лицо изрезали морщины, но по всему было видно, что это её нисколько не волнует и она совсем не пытается гнаться за ушедшей молодостью путём красок для волос, макияжей и подбором импозантного гардероба.
  
  – Вы… её друг с работы? – взял слово всё ещё крепкий, но уже начавший увядать мужчина, глядя на мою униформу Корпуса. Седина сильно побила его уже слегка поредевшие волосы, да и бывшая когда-то действительно могучей фигура явно сильно усохла на фоне прошлых лет, очки на носу также не добавляли ему молодости.
  
  – Можно и так сказать, – улыбаюсь, развеивая облачение из энергии Кольца Силы, оставаясь в повседневной одежде, представляющей собой «прикид плохого парня», как окрестила это Барбара. – Я тут оказался неподалёку, и Кара была столь любезна пригласить меня на чашечку кофе, надеюсь, вы не против?
  
  – Разумеется, нет, мы всегда рады друзьям Кары, – улыбнулся мужчина, бросая на ту удивлённый, но в то же время «понимающий» взгляд из-под очков, от которого у девушки опять забегали глаза, а на лицо вылезла неловкая улыбочка.
  
  – Я… сейчас, – пробормотала криптонка и ушла на ускорении прямо сквозь открытое окно, в очередной раз подтвердив для меня, что её миниюбка ну совсем ничего не скрывает при полёте. Секунда… – Я вернулась! – пролезла обратно и встала на прежнем месте Кара уже в «приличной» одежде из джинсовых брюк и кофточки, которые поправляла прямо на ходу, чем заработала от меня вопросительный взгляд. Взгляд она заметила, поняла, что её ускоренные перемещения я прекрасно наблюдал в нормальном темпе, и тут же залилась краской до ушей.
  
  – Эм… – Марта переглянулась с мужем. – Кара, может быть, ты предложишь своему другу, кроме кофе, ещё и клубничный пирог?
  
  – А он будет? – с истинно детской непосредственностью удивилась девушка и получила в ответ два ну очень выразительных взгляда. – Ам… В смысле, ты будешь? – спохватилась криптонка, поворачиваясь ко мне с улыбкой, взявшей новую грань неловкости. – Правда, он вчерашний, но очень вкусный!
  
  – С удовольствием.
  
  – Сейчас подогрею!
  
  – Кара, что о нас подумает молодой человек? Ты — будущая хозяйка и должна правильно оказывать гостеприимство, – ужаснулась приёмная мать Кларка.
  
  – Что сейчас не так? – не поняла Зор-Эл.
  
  – Чай или кофе, – одними губами прошептала женщина, сверкая на девчонку «страшными глазами».
  
  – Так тебе чаю или кофе? – старательно пытаясь делать вид, что прошлого разговора не было, принялась «обихаживать гостя» девушка.
  
  – Кофе, если не сложно.
  
  – Конечно, – и Супергёрл на ускорении полезла за банкой растворимой бурды, что по какому-то недоразумению называется так же, как и благородный напиток. Нет, я не привереда и прекрасно знаю, что растворимый кофе бывает очень неплох, но тут была именно дешёвая бурда прямиком из каких-нибудь пятидесятых годов, когда растворимое кофе только появилось на прилавках. Видимо, при выборе сорта в фермерах говорили привычки… Ну ладно, по крайней мере, она старается.
  
  – Давай знакомиться, парень, – пока смазанный вихрь носился по кухне, а потом нервно пританцовывал у чайника и микроволновки, старательно избегая смотреть мне в глаза, начал разговор глава семейства. – Я Джонатан Кент, но можно просто Джон.
  
  – Эрик, – отрекомендовался я в ответ.
  
  – Так давно ты знаком с Карой? – в лоб спросил фермер.
  
  – Чуть больше года.
  
  – О, в самом деле? – чуточку переигрывая, удивилась Марта. – А вот она нам совсем не рассказывает о своих друзьях, – на бедную смущённую девушку взглянули с некоторым укором.
  
  – Что поделать? – развожу руками. – Конспирация.
  
  – Да, понимаю, – покивал Джон, после чего, в чисто фермерской манере, то есть без лишнего стеснения, задал следующий вопрос:
  
  – И насколько у вас всё серьёзно?
  
  – Дядя! Ты всё не так понял! – свекольного оттенка ураганчик встал между нами, закрутив руками в жесте, требующем остановиться.
  
  – В самом деле? – коротко глянув на жену, недоверчиво переспросил Кент.
  
  – Да!
  
  – Она не врёт, – с мягкой улыбкой вклинился я. – В наших отношениях нет ничего предосудительного.
  
  – А в чём заключаются ваши отношения? – приняла эстафету Марта.
  
  – Ну… мы, в некотором смысле, коллеги… И я предложил ей кольцо.
  
  – О! – Джонатан даже открыл рот.
  
  – А?! – Кара открыла рот куда шире.
  
  – И… что она? – в волнении продолжила Марта.
  
  – И она его приняла, – я улыбнулся чуть шире, – к моему огромному удовольствию.
  
  – И ты молчала?! – негодующе-удивлённый возглас «тёти» обрушился на девочку.
  
  – Т-тётя, д-дядя, всё не так! Он не это имел в виду!
  
  – Так кольцо было или нет? – поправив очки и утерев испарину на лбу, уточнил мужчина.
  
  – Было, но…
  
  – И ты его приняла? – не дала блондинке и слова молвить женщина.
  
  – Да, но ведь… – бедная, бедная Кара, а этот взгляд несчастного щеночка, что она бросает в мою сторону. – Ты это специально! – обиженно вытянув ручки вдоль боков, насела на меня девушка, даже поднявшись в воздух на десяток сантиметров.
  
  – Ничего не могу с собой поделать, – покаянно развожу руками, – ты так забавно реагируешь.
  
  – Э-э-эй! Так нельзя! – ещё сильнее скуксилась красавица.
  
  – Ты легко могла всего этого избежать одной фразой, всего лишь представив меня нормально. Но, похоже, кому-то понравилась идея пощекотать себе нервы, так что нечего на меня дуться, – положив руку ей на голову, легко взъерошиваю золотистые волосы, – любительница острых ощущений.
  
  – Н-неправда! – вновь вспыхнула от щёк до ушей девушка.
  
  – Врать в глаза Богу — плохо, он за это может лишить подарков на Рождество, – шутливо пожурил я эту очаровашку, краем глаза наслаждаясь реакцией Кентов. – Кстати, Кларк, – поднимаю взор к потолку, – раз уж меня записали в женихи твоей старше-младшей кузины, не поможешь объясниться с родственниками?
  
  Не успел ещё отзвучать последний слог, как всклокоченный Супермен уже был внизу и, судя по его решительно настроенному лицу, спросонья уже приготовился то ли сразу пыль из жениха выбивать, то ли устраивать допрос с пристрастием образовавшейся парочке. Но тут его взгляд упал на меня.
  
  – Эмрой? – моргнул Супермен, окончательно просыпаясь. – Как ты здесь оказался?
  
  – Да вот, решил заскочить переговорить с тобой по паре вопросов, а по пути встретил Кару, слово за слово — и она любезно согласилась угостить меня чашечкой кофе.
  
  – Да! Всё так и было! – бодро закивала девушка.
  
  – Эмрой? – переспросил Джонатан. – Это разве не…
  
  – Это я. Бог Страха, Глава Корпуса своего имени и создатель всех Жёлтых Колец, а ещё дальний родственник ваших приёмных детей, – поочерёдно заглядываю в глаза фермерам. – Не обращайте внимания на внешность, я старше вас, просто тело медленно растёт.
  
  – Бог Страха? Родственник? – ничего не понял мужчина, но если второе его просто несколько ошарашило, то вот первое точно изрядно обеспокоило — его опасения я чувствовал более чем отчётливо.
  
  – Это довольно сложно, – решил я дать пояснения — оставлять о себе не лучшее впечатление в глазах Кента-старшего мне было не резон. – Я являюсь кем-то вроде «Правителя Страха», тем, кто, в некоторой степени, управляет этим элементом реальности.
  
  – Но… вы не выглядите страшным, – переглянувшись с мужем и приёмным сыном, отметила Марта Кент.
  
  – Мне и не обязательно быть страшным, – развожу руками и улыбаюсь. – Страх даёт мне силу, питает, но, приводя аналогию, не обязательно быть овощем, чтобы есть свёклу. Пусть пример весьма грубый, но общее представление даёт. Да и сам по себе Страх — это не что-то плохое, в конце концов, именно он не даёт людям прыгать головой вниз с обрыва или совать пальцы в мясорубку.
  
  – То есть вы… – Джонатан поправил очки, уже полностью совладав с впечатлениями и пытаясь рационально разобраться в ситуации, – заряжаетесь от всяких фильмов ужасов, собеседований при устройстве на работу и каких-нибудь сессий со вступительными экзаменами?
  
  – Классная идея! – аж присела на пару сантиметров Кара, уставившись пустым взглядом перед собой. – А я-то всё думала, как его заря… – тут она вспомнила, что не одна, бросила взгляд на Кентов, увидела у тех на лицах некую тень осуждения и тут же эмоционально «перековалась»: — Ты — Зло! Использовать страх, который охватывает студентов в эту пору — бесчеловечно!
  
  – Ты так говоришь, словно это я придумал экзамены, – с долей укоризны гляжу на девушку.
  
  – А разве нет?
  
  – … – я просто продолжил на неё смотреть с тем же выражением лица.
  
  – Ах да… – спохватилась блондинка, мотнув головой.
  
  В ответ Джонатан с Мартой, а чуть позже и я с Кларком рассмеялись, вызвав появление насупленно-недовольного выражения на лице девушки…
  
  – Да ну вас! – надувшаяся криптонка обиженно сложила руки на груди и отвернулась.
  
  – В любом случае, это так не работает, – отсмеявшись, покачал я головой. – Но вернёмся к цели моего визита, – тактично перевёл я тему, заодно «опустив» дальнейшие разъяснения касательного нашего родства с Суперменом и его кузиной. Не то чтобы это было чем-то сильно для них секретным или я не смог бы выдать правдоподобное объяснение, что сочетало бы это родство с тем, как меня поименовал Изайя, но «технических деталей» я бы предпочёл избежать. – Ты уже видел новости? – повернулся я к криптонцу.
  
  – Нет, а что там? – уловив серьёзность моего тона, с недоумением ответил Кларк.
  
  – Легче показать, – разворачиваю из жёлтой энергии голографический экран, подключаясь к спутниковому телевещанию и находя нужный ролик.
  
  Пару минут все зрители с интересом следили за речью президента, потихоньку озадачиваясь. Правда, хозяйке дома это ничуть не помешало закончить подогрев пирога, нарезать его и обеспечить всем присутствующим горячие напитки, осуждающе косясь на Кару.
  
  – Что скажешь? – по завершении просмотра поинтересовался я у Супермена.
  
  – Это… довольно неожиданно, – осторожно начал он, – и… я даже не знаю. Я ведь действительно виноват, и такое прощение…
  
  – Кларк, – погладила по плечу сына Марта, – ты ни в чём не виноват, ты же сам нам рассказывал, что это был не ты.
  
  – Да, но всё-таки…
  
  – Никаких «всё-таки», – поддержал я женщину, – тебя просто подставили, пусть и более технологично.
  
  – То есть мне стоит прийти и получить эту амнистию? – пусть он и спрашивал, но судя по радости в голосе, Супермен был очень не против такого хода. Неприятно, пусть и ожидаемо.
  
  – Я бы не стал торопиться, – взяв чашку, делаю глоток коричневого напитка. Растворимая гадость была изрядно облагорожена натуральным фермерским молоком и ложкой сахара, так что пить получалось даже не через силу, хотя, если так подумать, лучше бы я выпил одного молока…
  
  – Почему? – удивлённо вскинул брови криптонец. Судя по лицам, Кенты-старшие тоже проблемы не видели, как и Кара.
  
  – Потому что политика… – ответ явно их не удовлетворил. – Вот сразу видно людей, что не работали с крупным бизнесом, политиканами и профсоюзами…
  
  – Так объясни, чего там не так? – попросила Кара, а вот судя по нахмуренным бровям Кларка, тот, едва отбросив радость от известия о «прощении» и начав задействовать голову, уже что-то осознал или выдвинул соответствующие предположения, что ему не понравились.
  
  – Начнём с формулировки. «Амнистия». Но амнистия означает, буквально, «прощение», «помилование». А за что прощать Супермена, если они в том же обращении утверждают, что он невиновен?
  
  – Хм… действительно, странно, – согласилась девушка, – но, может, это просто случайная оговорка?
  
  – На таком уровне случайности маловероятны, а даже если и есть, это уже тревожный звоночек, к тому же мы ещё не добрались до самого интересного.
  
  – Интересного? – не понял Джонатан.
  
  – Статус Кларка. Я понимаю, что мы с вами ещё плохо знакомы и всё это довольно внезапно, но как люди, давно во всём этом замешанные, вы должны понимать особенности нашего образа жизни. До недавнего времени Супермен был одиночкой, пусть и очень могущественным, но представляющим только себя и отвечающим только за свои действия, однако теперь он — часть организации, каждый член которой способен уничтожить планету. Я не шучу — Кольцо Силы на полном заряде более чем способно сдвинуть Землю с орбиты, не говоря уже о Луне, да и других способов устроить глобальную катастрофу существует масса, начиная от банального перехвата управления «ядерным чемоданчиком» и инициации глобальной ядерной войны передачей нужного сигнала по инстанции.
  
  – Кольцо так может? – зависла в воздухе Супергёрл.
  
  – Да. Хотя конкретно о ядерной войне я уже давно позаботился, обеспечив, чтобы ракеты никуда не полетели даже при реальном сигнале с чемоданчика. Как, впрочем, и о ряде других неприятных вариантов, но суть не в этом. Суть в том, что Кларк хоть и скромный парень, но в Корпусе он один из сильнейших бойцов и, коли на то пошло, самый очевидный глава, если со мной что-то случится. А вот теперь представьте себе картину, где… ну, назовём это «вице-президент крупной международной корпорации» бежит на ковёр к вождю племени каких-то зулусов, потому как они простили его за то, чего он никогда и не делал. Представили?
  
  – Я бы не сказал, что мне нравится, когда сильнейшее государство на Земле равняют с каким-то африканским племенем… – заметил Джонатан, но так… без огонька. Вероятно, он был искренним патриотом, но всё же реалистом.
  
  – Понимаю вас, но даже без Кольца Кларк способен скинуть Луну на поверхность Земли, так что «африканское племя» – это ещё лестная оценка для примера соотношения сил. И это факт. Как и то, что на данный момент ни у кого на Земле нет даже видимости влияния на Супермена и Корпус. Мы вне системы, что позволяет выступать нам миротворцами и третьей, не заинтересованной стороной в любом споре, пусть с последним к нам пока и не обращаются. Но сам факт, что такой представитель Корпуса, как Супермен, берёт и прибегает на зов «говорящей головы» из Вашингтона едва ли не с тапочками в зубах, может полностью разрушить ещё толком не выстроившуюся систему. А уж как политики смогут использовать этот факт в своих интересах… ай, да чего там, достаточно достать учебник по истории и открыть там параграф «Холодная Война» и «Гонка Вооружений».
  
  – Ты не преувеличиваешь, парень? – спросил Джонатан. – Не то чтобы я любил этих говорунов из Белого Дома, но это как-то слишком.
  
  – Как бы не преуменьшаю. Просто такое «приглашение» – это лишь первая попытка, прощупывание почвы и желание сорвать сразу джекпот. Думаю, в скором времени могут последовать аналогичные «приглашения» и для других членов Корпуса, начиная от Флэша и заканчивая Супергёрл. Так или иначе, но система начнёт реагировать на возникновение в своём ареале обитания неизвестной силы. На разрозненных одиночек она ещё была способна закрывать глаза, тем более когда те эту систему, фактически, защищают, но когда независимые одиночки собираются в стаю, для системы это как красная тряпка для быка. Я не заставляю членов Корпуса друг с другом дружить или работать вместе, но при этом любой может выйти на общую частоту и сказать что-то вроде: «Ребят, меня тут зажимают, помогите, кому не сложно», а это совершенно другой уровень. Теперь невозможно планировать разобраться с каким-то одним супергероем, если тот влезет в тёмные делишки правительства, и быть уверенным, что остальные на это никак не среагируют. Ставки чудовищно поднялись, и системе срочно нужно обозначить свою власть над новым игроком, для чего она сейчас и играет на чувстве вины Супермена, его воспитании и патриотизме.
  
  – С трудом верится, – нахмурился криптонец, – но я уже успел убедиться, что в этих делах ты понимаешь много больше моего, Эмрой.
  
  – К сожалению, не я один, – делаю ещё один глоток, – есть немалая положительная вероятность, что за этим приглашением стоит Лутор, хотя он хорошо подчистил следы.
  
  – Этот яйцеголовый?! – возмутилась Кара. – Да он спит и видит, как бы нас прикончить, а ещё лучше — запереть в лаборатории и пустить на опыты!
  
  – Всё так, но и вариант подчинения его тоже устроит. Прибытие Кларка к назначенному времени и месту как раз и будет знаком о готовности подчиняться, а там уж он придумает, как надавить дальше — шажок за шажком навязывая обязательства и вытягивая обещания.
  
  – Тогда что ты предлагаешь делать? – поднял на меня задумчивый взгляд журналист с интересным хобби.
  
  – Ничего, – пожимаю плечами.
  
  – То есть как — ничего? – степень недоумения мисс Зор-Эл выразилась в наклоне всего корпуса на тридцать градусов — она всё ещё висела в воздухе над полом.
  
  – Вот так вот. Ничего. Вице-президенту нет смысла даже реагировать на писки зулусов, – видя начавшее появляться на лице Супермена недовольство, я чуть подсластил пилюлю. – И вообще, всё это началась с усилий твоей подружки Лоис Лэйн. Именно она сообщила миру, что Супермен был под контролем, вот пусть он ей и передаст благодарность, заодно дав эксклюзивное интервью общим смыслом: «Честные журналисты — forever, крикливые политики, вешающие ярлыки прежде, чем разобраться — фу!» Но только как «частное лицо», Корпус прошу вообще не упоминать.
  
  – Она точно захочет о нём поговорить, – Кларк очень неплохо знал свою женщину, так что в её реакциях не сомневался. – Быть может, ты…
  
  – Нет-нет-нет, – поднял я руки в защищающемся жесте, – твоя журналистка — твоё интервью, а я как-нибудь проживу без полусотни каверзных вопросов, любой ответ на которые можно наделить десятком непредвиденных смыслов. Это тебе хорошо — ты её много раз спасал, тебя она пожалеет, а я для неё — подозрительный тип, которого надо вывести на чистую воду. Ну, ты её знаешь.
  
  – Люди имеют право знать, – процитировал криптонец, и кривоватая улыбка на его лице лучше любых слов показывала, что я попал в точку.
  
  – Вот-вот. В общем, я повременю с интервью, пока не найду себе свою журналистку, – подмигиваю Каре, вновь вгоняя её в краску. Дальше, правда, развить тему и в очередной раз разрядить обстановку я не успел. Колечко на пальчике означенной девушки призывно засияло в неуловимом человеческом зрении диапазоне. Криптонка рефлекторно приняла вызов, и я услышал голос дочки одного ответственного комиссара полиции.
  
  – Привет, я тебя не отвлекаю?
  
  – Привет… – Кара опустилась на ноги, переступив с носка на носок. – Сейчас не лучшее время, я немного занята.
  
  – Ладно, тогда я быстро! Пойдёшь на рок-фестиваль через час? У меня сегодня целый день свободен и папа на работе — успеем оттянуться! Будет весело!
  
  – Н-ну, я не знаю, – правда, одновременно с ответом девушка скорчила жалостливую мордашку, которую и продемонстрировала чете Кентов-старших. Те переглянулись, дружно закатили глаза и столь же дружно кивнули, давая своё согласие, – но, наверное, можно!
  
  – Отлично, тогда встречаемся в ста тридцати километрах к юго-западу от Готэма, сейчас скину координаты!
  
  – Хорошо, – согласилась криптонка. – Давай позже созвонимся и всё обсудим, а сейчас мне пора.
  
  – Окей, тогда до созвона! – и связь прервалась.
  
  – Хм… – я задумался, какова вероятность того, что это будут два разных рок-фестиваля, проводимых в одно и то же время? – Кара, один момент…
  
  – Что? Надеюсь, это не входит в эту вашу «политику» и подбор рычагов влияния на Корпус? – с беспокойством спросила девушка, пролететь мимо молодёжной тусовки ей точно не хотелось.
  
  – Нет, просто если случайно встретите двух беглых суперзлодеек с зеленоватой и голубой кожей, пожалуйста, не устраивайте погром.
  
  – И что две преступницы будут делать на концерте? – Кларк вновь нахмурился.
  
  – Слушать музыку, знакомиться с людьми, не знаю, что ещё там молодёжь обычно делает в таких случаях…
  
  – Секундочку, а почему мы должны их там встретить? – моргнула Кара.
  
  – Я отпустил их с процедур под честное слово. Да, Кларк, одна из них — это Лесли Уиллис, и не смотри на меня так, во время вторжения она спасла кучу людей, сражаясь с войсками Апоколипса наравне со всеми.
  
  – Но она же преступница? – уже не так уверенно возразила Супергёрл.
  
  – Сейчас она — законопослушный электрик, – установилась тишина, взгляды суперсемейки были направлены на меня и синхронно выражали одно и то же чувство «ты это серьезно?!» – Что? Найти нормального электрика для работы в космосе — это сложно.
  
  – Н-да, сегодня прямо день откровений какой-то, – взлохматила свои золотистые волосы Кара. – Ну ладно, если ты говоришь, что с ними всё в порядке, то нам не о чем беспокоиться, – Кларк в подтверждение кивнул, его мысли сейчас явно большей частью были уже сосредоточены на предстоящем интервью.
  
  – А что за оборудование у вас в космосе, м-м-м… Эрик? – не забыл моего представления Джонатан, как и не постеснялся его использовать. Хотя, чего ему стесняться? Его сын — Супермен.
  
  – Спутники, несколько баз, станций слежения, пара городов на лунах Юпитера для членов семей Корпуса, которые пожелают жить без пристального внимания земных спецслужб. Инфраструктура пока только разворачивается, но работы хватает, – присев за стол, беру в руки кусочек пирога. Все серьёзные вопросы были обсуждены, цели намечены, нюансы обозначены, противодействия со стороны Супермена не встречено, а значит, беседа удалась, теперь можно немного отдохнуть и отдать должное и в самом деле очень недурственному пирогу. – Когда всё будет готово, сможете слетать — посмотреть…
  
  Примечания:
  
  *(1) Мы не сторонники адаптивного перевода имён собственных, как и перевода их вообще, и за Нордскол вместо Нортренда, Трелля вместо Тралла и Бильбо Сумкинса вместо Бильбо Бэггинса, не говоря уже про всяких Долгопупсов и Пуффендуев, на полном серьёзе желаем нашим надмозгам долгой и мучительной смерти. Хотя мы в курсе, что их реально учат на уровне профильного образования и внутренней цеховой тусовки, что «говорящие имена» надо переводить и адаптировать, ибо без этого, якобы, не будет донесена мысль автора, кою он вкладывал в данные имена. Тем не менее, как авторы и читатели, мы считаем, что за подобную хрень надо гнать из профессии ссаными тряпками.
  
  Однако…
  
  В любом правиле есть исключение.
  
  Есть оно и в наших убеждениях.
  
  Суть в том, что настоящее имя принцессы — «Пердита», и несмотря на то, что это реально существующее женское имя, пусть лучше будет так, потому как «буквальное» его произношение на русский манер звучит просто неприлично. И вообще, Дриззт До’Урден подтверждает, что порой адаптивный перевод имён всё-таки уместен.
  

Популярное на LitNet.com Т.Ильясов "Знамение. Вертиго"(Постапокалипсис) Л.Огненная "Академия Шепота"(Любовное фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-3 Свобода или смерть"(ЛитРПГ) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) А.Тополян "Механист"(Боевик) Т.Мух "Падальщик 4. Единство"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) О.Бард "Карфаген 2020. Полигон"(Боевая фантастика) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"