Rakot: другие произведения.

Укуренный мир. Том 3

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
  • Аннотация:
    Третья часть. Комментарии в основной файл.

  
Глава 31. Возвращение Домой.
  
  Сова, открывай, медведь пришёл.
  Прекрасная иллюстрация на тему различных визитов.
  
  – ...ра, – закончил я фразу. Судя по отсутствию дракона в небе, я могу смело подавать заявку на самое долгое слово в истории. Длиной лет в семь, хотя это ещё нужно выяснить – всё–таки условия отличались от канонных, источник энергии явно был больше, как бы нас не семь, а семьдесят лет в стазисе не промариновало. – Ну зашибись, – очень хотелось приложить ладонь к лицу, но сделать сие было весьма проблематично – одной рукой я держался за ствол дерева, дабы не перегружать и так перекушенный позвоночник. А второй не было от слова совсем.
  
  – Эээ? – повернулась ко мне Мэвис. Нет, злиться на это воплощение кавая долго просто невозможно. – Я сделала что–то не так? – и глазами так хлоп–хлоп.
  
  – Неважно, – с кряхтением поднимаюсь. – Ты не видела, куда эта невоспитанная ящерица выкинула мою лапу? – разговор чем дальше, тем больше напоминал какой–то сюр.
  
  – Воон туда, – ткнула пальчиком в нужном направлении девочка, кажется, изрядно шокированная моим отношением, вернее, полным отсутствием удивления от её вида и каких бы то ни было вопросов о её же личности.
  
  – Угу, спасибо, – кое–как доковыляв до указанного места, я принялся рассматривать оторванную конечность, что сейчас была больше меня в несколько раз. М–да, проблема. И как мне это приживлять обратно?
  
  За пару минут подстроившись к энергетике, сумел вернуть руке человеческие качества и приставил её обратно. Пока лучше ей не шевелить, но хорошо хоть удалось отделаться лёгким испугом – отращивать конечность с нуля было бы куда хуже.
  
  За следующие пять минут произошла целая масса событий – Фейки выбрались из подземелья, и девушки просто завалили меня своими телами. Весьма привлекательными, бесспорно, но не с прокушенным же позвоночником мне их ловить? Кстати да, что–то он очень медленно заживает, из чего у этого дракона клыки, из адаманта, что ли? Пока я вылезал из–под любящих объятий, сдобренных потоками слёз (Джувия), обвинениями в суицидальных наклонностях (все, но в основном, конечно, Эльза), обещанием "как следует поговорить дома" (Мира... И мне уже немного страшно) и просто тёплой поддержкой (Люси, я тебя люблю!), истёк срок подготовки "чудо–заклинания" Зерефа. Вот только готовил он его с учётом магических потоков, которые, во–первых, на некоторое время были полностью отрезаны Сферой Феи, во–вторых, пусть и незначительно, но сместились с течением этого времени, а потому...
  
  – БУХ! – немного подкопчённая тушка оставила в лесу небольшую просеку и остановилась неподалёку от нас. Выглядел Чёрный Маг отвратительно – ожоги по всему телу, размочаленные в кашу руки, но... секунда, другая – и на нём вообще ни царапинки, даже плащ восстановил.
  
  – Это было больно, – колдун задумчиво почесал подбородок и потянулся к плееру... который приказал долго жить.
  
  Горестный вопль огласил округу.
  
  – Карма... – кажется, я таки познал Дзэн – тревоги и заботы этого мира отошли на второй план. И нет, попавшаяся мне на глаза Венди, сразу же схваченная и подвергнутая обнимашкам, тут ни при чём (ага, конечно).
  
  – Отморозок ненормальный! – поприветствовал меня Макарыч. – У тебя совесть есть? Между прочим, у меня слабое сердце. Ты сам говорил! Мне нельзя так волноваться! А ты... ты... ты вообще меня слушаешь?
  
  – Ась?
  
  – Шпаньё, – Дреяр горестно вздохнул и вновь зачерпнул из бочонка с пивом (когда успел притащить?!). – Как же я хочу в отпуск...
  
  – Я, конечно, извиняюсь... но это вообще кто, и как эта девочка оказалась на острове? – Эльфман, немного смущаясь, указал на... притаившуюся в сторонке златовласку, что, широко распахнув глаза, наблюдала за нами с неподдельным любопытством.
  
  – Это Мэвис. Она со мной, – лаконично просвещаю народ. На что–то большее моральных сил не было, тем более у меня в руках уже была Венди, с боков подпирали самые очаровательные девушки в мире, и мне было банально слишком хорошо, чтобы отвлекаться.
  
  – Мэвис? – Зереф полыхнул в эмоциях страхом и опасением поверить в услышанное и повернулся в нужную сторону. Мгновение – и он увидел мелкую... а та увидела, что он её увидел.
  
  Немая сцена.
  
  – Эм... – основательница Фей почему–то запаниковала так, что меня чуть из реальности не выбило, причём паника эта была очень выразительного окраса, какового я, мягко говоря, не ожидал от этой парочки, после чего сглотнула и втянула голову в плечи, заморгав как–то очень жалобно. – Привет...
  
  – Привет... – эхом откликнулся чернокнижник и заторможенно побрёл в её сторону, не разбирая дороги, отчего слегка спотыкался. Меня же начало просто корёжить накатывающими волнами эмоционального шторма.
  
  – Ты...
  
  – Я...
  
  Произнесли одновременно, причём на слове "я" тёмный маг замер на половине шага. Опять молчат и боятся шевельнутся, а вот плащик у Зерефа начал нездорово подрагивать...
  
  Ещё шаг вперёд.
  
  – Я хо...
  
  – Ну...
  
  Опять одновременно, и опять замерли.
  
  – Мы здесь лишние, – напрягаю мышцы и, поднявшись на ноги, стараюсь поскорее увести зрителей с поляны. Как ни удивительно, но девушки не сопротивляются, хотя сцена интригующая, и это мягко говоря. Ведь о том, что Мэвис была ученицей Зерефа и весьма сильной тёмной, я рассказать банально не успел, так что в их понимании сейчас сошлись Величайший Светлый и Величайший Тёмный... Которые, по всем признакам, друг друга хорошо знают!
  
  Но Феи прониклись важностью момента, и даже Мастер, рефлекторно прихватив бочонок, поспешил удалиться, заодно сграбастав увеличенной рукой тормозов, вроде Нацу, Гажила и Грея, так что те даже пикнуть не успели.
  
  – И... что это было? – первой задала вопрос Ур, нервно косясь на кусты, за которыми осталась поляна и два... легендарных мага. Один из которых, вроде как, должен быть мёртв. – Я что–то не поняла или по условиям экзамена нужно было найти именно её могилу?
  
  – Кого? – не понял Эльфман.
  
  – Первого Мастера – Мэвис...
  
  – А это была она? – осторожно поднял палец Бикслоу.
  
  – Ну, Сефирот сказал, что она с ним... – мелко подрагивая и сжимая на груди непонятно откуда взявшуюся книгу, заметила Леви.
  
  – А она не слишком молода? – продолжил эстафету Фрид.
  
  – Ну Сефирот же сказал...
  
  – Пенсия, пенсия, хочу на пенсию... – ритмично доносилось из–под ближайшего крупного дерева. – Спать, пить и ничего не знать... Ничего не видеть!
  
  – Да блин! Объясните вы наконец, чё произошло? Чё все такие припухшие?! Нам тоже интересно! – взревел припадочным носорогом Нацу, от обилия негодования выпуская язычки пламени изо рта.
  
  – Смысл? Ты всё равно забудешь.
  
  – Чё сказал, ледышка?!
  
  – Что слышал, уголёк!
  
  – А ну заткнулись оба! – рявкнула, как шестнадцати дюймовое орудие, Эльза, чья пятая точка секундой ранее взволнованно покачивалась, торча из кустов. – Тут такое... – и голова девушки опять спряталась в листве, явно подсматривая за событиями на оставленной поляне.
  
  – Э–Эльза, ты уверена? – нервно подняла руку Люси, то ли пытаясь обратить на себя внимание спины Скарлетт, то ли не решаясь двинуться вперёд и оттащить подругу.
  
  – Люси, тут такие чувства, такой накал! – с придыханием прошептали кусты голосом валькирии, отчего и так притворяющийся ветошью в сторонке Джерар совсем сник и постарался стать ещё более незаметным, фонтанируя в эмоциях растерянностью и стыдом.
  
  – Джувия тоже так хочет... – жалобно ответил соседний куст. – Так... Трогательно! Джувии их жаааалко! – в голосе уже натурально текли слёзы, а может, и не только в голосе, но куст всё закрывал. Мне даже стало интересно, что она видит?
  
  Стоящая рядом Мира переглянулась с Хартфилией, бросила короткий взгляд на меня, на остальных и, глубоко вздохнув носом, сделала шаг вперёд.
  
  – Лисанна, ну–ка помоги мне.
  
  Короткая борьба закончилась полной победой клана Штраусов, но не успел я даже вздохнуть и настроиться на длительную релаксацию с Венди на руках, как девушки обо мне вспомнили. А вспомнив, тут же развили бурную деятельность по оказанию первой медицинской помощи. То, что она уже не требовалась, никого не волновало, меня заставили лечь, отпустить "дочку" (хнык–хнык) и не шевелиться, пока та меня лечит. Как–то незаметно рядом появилась и Мелди, тоже включившаяся в процесс своей магией чувств, с прицелом на уменьшение болевых ощущений. Ур, снабдив "санитаров" запасом льда, взяла на себя руководство бедламом, гильдией Хвост Феи именуемым, и быстро всех запрягла строить лагерь и готовить пожрать. Мастера она, по всей видимости, пожалела и оставила в покое, определив к страдальцу Гилдартса в качестве моральной поддержки, от него всё одно в делах созидания толку не было.
  
  В задних же рядах Леви начала проводить разъяснительную работу для несведущих, кто такая Мэвис, и вообще просвещать по поводу истории гильдии. И только один я героически страдал, лёжа на сырой земле и не смея потискать таких близких "докторов", жалобно глядя в суровые очи надзирающей за соблюдением назначенного режима Миры.
  
  Девушка в ответ тоже страдала (внутренне), ей было меня жалко. Очень. Но, по закону подлости, именно это придавало ей сил и дальше проявлять твёрдость и на поблажки не идти. Даже Джувию застращала, а ведь та просто хотела погладить меня по голове (и поплакать на плече). Рррррр!!! Моя большой злобный дракон и праведно негодовать от такого неподобающего обращения!
  
  – Дорогой, не шевелись, – ласково одёрнула мою попытку встать ангел всея Фей.
  
  – Ну Мира, это несерьёзно...
  
  – Сефирот. Лежать, – раздельно произнесла красавица, умудрившись в мягком и тёплом голосе очень внятно передать фразу "Даже не думай! Хватит с меня на сегодня твоих суицидальных выходок, будешь лечиться как миленький! А то я за себя не ручаюсь!" Ах да, ещё она примерно так же произносит своё коронное "Брааааатик", от которого Эльфмана прошибает холодный пот.
  
  – ...Хорошо, – со вздохом покоряюсь превосходящей силе.
  
  Поскольку делать было нечего, я попытался наладить связь со своей проекцией. Ощущение было странным. Я чувствовал копию, знал, что она функционирует, но никак не мог установить полноценный контакт. Появилось даже подозрение, что копия моя захочет меня где–нибудь прикопать и занять моё место. Нет, бред, конечно, но мало ли? Всё–таки она самостоятельно функционировала неизвестно сколько времени, это вообще уже может оказаться чуть ли не другой человек. Ну, в плане личностных качеств, особенно если вспомнить некоторые... не сильно красивые моменты "плана Е". Но вот я всё–таки смог получить "обратную связь", точнее, некое её подобие. Сообщение "Дорогой я, поздравляю, ты болван. Твоё отсутствие длилось 60500 часов, это 60500 часов данных, включающих в себя визуальные, звуковые, обонятельные, тактильные, магические и эмоциональные сектора. Пусть чисто теоретически твоя аморфная тушка и способна это переварить без вреда для сознания, но заклинание Проекции на передачу таких объёмов информации не рассчитано от слова "вообще". Ты уверен, что хочешь рискнуть потерей всех знаний, что я копил эти семь лет? Короче, жди. Скоро будем". Хм, принял, проникся, осознал...
  
  – А... Эльза, ты уверена? – донёсся с другой стороны лагеря голос Джерара.
  
  – Если ты хочешь получить обед, то помогай! – включившая "сержанта" валькирия не разбирала персоналий, и морально пришибленного мага за шкирку потащили к дуэту Нацу/Грей, которых уже припахали к... чистке картошки!
  
  Великая Тьма, когда?! Я же всего на секунду отвлёкся! Откуда у них мешок картошки, ножи, котелки и бочка с водой?! Ах да, точно... После того ожившего городка тёмных Эльза же стала потихоньку использовать пространственный карман для бытовых мелочей... Как давно это, однако, уже было–то...
  
  – Хе–хе, в нашем полку прибыло, – ехидно протянул дон Драгнил, когда синевласого усадили к ним третьим.
  
  – Да–да, теперь ты узнаешь, что такое "Эльза", "друг детства", хе–хе, – с такой же пакостно–довольной рожей вторил ему сеньор Фулбастер. Блин, они сейчас реально выглядят как братья–близнецы! Ушибленные на всю голову братья–близнецы.
  
  – Вы двое на что это намекаете? – любя спросила девушка, ненавязчиво нависая над хохмачами этакой чуткой алой богиней возмездия.
  
  – Ни на что! – хором рявкнули все... трое, умудрившись вытянуться в струнку, сидя на земле, и даже почти обняться на рефлексах.
  
  – А почему мне показалось, что вы хотели сказать про меня что–то нехорошее?.. – и не подумала прекращать воспитательную работу Скарлетт.
  
  – Эльза в своём репертуаре, – счастливо лыбясь, промурчал с ближайшего дерева "синий глюк", уже с аппетитом стачивая где–то добытую рыбку.
  
  – У вас всегда такой дурдом? – негромко спросила Мелди у Венди, не прекращая колдовать над моим телом.
  
  – Сегодня все устали и спускают напряжение после боя, – улыбнулась в ответ малышка. – Обычно они просто дерутся, чтобы повеселиться.
  
  – Что за глупость? – смущённо надулась розововласка, бросая короткий взгляд на гомонящую толпу.
  
  – Ну так весело же, – улыбнулась Мира, буквально окутывая пространство вокруг нас розовым облачком из счастья, любви и умротворения.
  
  Девочки посмотрели на неё, переглянулись и синхронно вздохнули...
  
  
***
  К моменту, когда Зереф с Мэвис всё–таки наговорились и вышли к нам, стол уже был накрыт, меня отпустили и даже чмокнули в щёчку за выдержку (а хотелось куда большего!), Нацу, воспользовавшись тем, что Эльза отвлеклась, куртуазно пытался развести Джерара на "смахнуться" (куртуазно, ибо словами и без пинка с разбегу в лицо), и даже Мастер более–менее оклемался, теперь просто сидя угрюмым сычом за своим бочонком и время от времени бросая хмурые взгляды на творящийся бедлам. И вот в этот момент из–за деревьев вышла сладкая парочка Легендарных Чародеев, сияя любовью ко всему миру, словно лет пять брали уроки "Ангельского образа" у Миражанны.
  
  – "Всего лишь забавная мелкая девчонка, которой показал пару трюков", да? – ну должен же я был хоть как–то вернуть его в реальный мир? А то судя по счастью на лице, этот тип сейчас Воспарит и Вознесётся на Небеса. Его довольная рожа прямо–таки молила о кирпиче, особенно если учесть, что я–то обломался.
  
  – А разве нет? – тёмный маг с явно читаемым на лице интересом повернулся к златовласке и стал её разглядывать. Он издевается?
  
  – И вовсе я не мелкая, – непередаваемо кавайно надулась та и начала сверлить меня хмурым взглядом. – Просто кто–то вымахал как каланча. И вообще, мне двадцать пять... было, а теперь вообще сто двадцать пять, – после чего, опровергая свои собственные слова, по–детски скорчила рожицу и показала язык. – И вообще, спрашивать возраст девушки – неприлично.
  
  – Ну так я и не спрашивал, ты сама сказала, – пожимаю плечами и притягиваю своих Джувию с Мирой. В ответ на мою фразу Мэвис опять забавно надулась. Блин, не могу я её воспринимать взрослой, так и хочется потискать вместе с Венди и Мелди.
  
  – Это всё, конечно, круто, – начал Грей, косясь на Ур, недовольно наблюдающую за Зерефом и Мэвис. Не знаю, о чём сейчас думает ледяная принцесса, но на лице у неё ясно читается облом... неужто? Да неее... Хотя... М–дааа, этот вопрос всё ещё требует решения, – но как мы будем выбираться с острова?
  
  – Хм...
  
  – Если бы кто–то не раздолбал летучий корабль...
  
  – Упс... – Клайв едва не уронил тарелку из рук. – Но кто ж знал?
  
  – А давайте полетим на Сефироте? – с каким–то нездоровым оживлением предложил Нацу, за что тут же отгрёб от Эльзы и продолжил уже из травы: – Ну я фе фифто гипофефифефки...
  
  – Не, во–первых, я не в форме, во–вторых, всех не утащу, в третьих – Я ВАМ НЕ ЕЗДОВАЯ ЛОШАДЬ! – хотя группа обнажённых девушек бы очень хорошо смотрелась вокруг дракона... Да, кхм... Что–то я не о том думаю. С некоторым трудом отвожу свой взгляд от ножек Люси. – И да, если Фейки припрутся в Магнолию на драконе, то на следующий же день нам всем придётся отбиваться от толпы желающих разобрать этого дракона на ингредиенты. Не то чтобы я был сильно против завоевать Фиор...
  
  В следующий миг одновременно произошло несколько событий: Люси и Венди у стола тяжко вздохнули, синхронно уронив головы, Эльза приняла крайне задумчивый вид, судя по лицу, уже что–то подсчитывая, Ур прикрыла лицо ладонью, а второй закрыла глаза находящейся рядом Мелди, Макаров простонал что–то невнятное и поспешил залить это пивом, а в мой бок впился остренький локоток Миры. Только Джувия как мурлыкала, прижимаясь всем телом, так и продолжила.
  
  – А если к лесу? – радостно подняла вверх пальчик Мэвис. – Там нас никто не увидит, а я всегда мечтала покататься на драконе!
  
  – Правда? – заинтересовался Зереф.
  
  – Нуу... – основательница Фей покачнулась туда–сюда на босых ступнях. – У меня был небольшой опыт, но тогда дракон был из костей и пытался разрушить Магнолию, а ещё он был Юрием, которого надо было спасти, иии... В общем, я не успела распробовать, – и улыбнулась. Нет, она точно подглядывала за Мирой... или сама учила Миру.
  
  – Старик!!! – взвыл раненой белугой Нацу. – Ты не говорил, что твой отец был драконом! – ах да, Леви же успела его просветить про основателей гильдии. – А каким он был?! Драконом–гигантом? Или лысым драконом? А он умел дышать огнём?! Ну старик, колись! Я хочу всё знать!
  
  В лесу грянул дружный многоголосый хохот. Гажил сквозь слёзы долбился лбом в железную сваю, в которую превратил руку, Леви то ли плакала, то ли смеялась, уткнувшись носом в книгу, Макаров натурально решил утопиться в бочке, заколотить отверстие изнутри и утечь в океан, Ур уже закрывала глаза Мелди двумя руками, остальные просто ржали как кони. Даже Зереф и Джерар на диво дружно держались за животы.
  
  Воспользовавшись моментом, я решил проверить одну гипотезу и, тихонько выскользнув из объятий всё равно отвлёкшихся девушек, осторожно подкрался со спины к Первому Мастеру.
  
  – Ушки... – аккуратно подёргал златовласую девочку за... – Крыыылышки... Ня!.. Хм... – берусь за подол платья.
  
  – Э–эй! – Мэвис возмущённо вскрикнула и прикрыла пятую точку.
  
  – Всё–таки у Фей нет хвоста... Жаль. А я так надеялся... – набравшая было воздуха для обличительной тирады, возможно, что и нецензурной, девочка впала в ступор и лишь открывала и закрывала рот. – Но ушки прелесть!
  
  – Хм, так что ты там говорил про отсутствие тяги к суициду? – Чёрный Маг задумчиво рассматривал начинающую закипать Первую и то, как я с глупой улыбкой продолжаю нежно гладить её "ушки", совершенно игнорируя тот факт, что до взрыва осталось три, две, одна...
  
  – Не понимаю, о чём ты, – невозмутимо мурлыкаю в ответ, плавным движением успев поймать на лету, скрутить и начать нежно обнимать златовласую девочку с абсолютно офигевшим от происходящего лицом.
  
  – Хм... – Зереф очень задумчиво изучил стремительно краснеющее лицо Мэвис, скользнул взглядом по поляне и наткнулся им на Венди. – Хмммм...
  
  – Эээ? Ой! – вот и всё, что успела сказать малышка, пока не подверглась старательному затискиванию чернокнижником. Судя по движениям, Чёрный Маг слабо представлял себе, зачем это нужно и как это делать правильно, больше повторяя за мной, но по ходу процесса начал проникаться, и... ему понравилось. – И вот так уже полгода, – печально сообщила Марвелл своей подруге по несчастью спустя минуту и под оглушительную тишину.
  
  – А у меня больше десяти лет... Сколько раз я пыталась прибить за это Юрия... Бесполезно... За ушком почесать не забудь! – Основательница повернулась боком. – Вот так–то лучше, – растеклась...
  
  
***
  Пару минут спустя:
  – Ну всё, хорошего понемногу, – босоногая волшебница попыталась встать.
  
  Ноль реакции.
  
  – Эй! Пусти! Я первый Мастер, ты должен меня слушаться!
  
  Мурчание.
  
  – Эй, ну кто–нибудь, помогите мне! – надежды на впавшего в нирвану первого учителя, друга и... девушка смутилась, это к делу не относится, в общем, надежды на этого типа не было – они с этим белобрысым точно родственники – оба одинаково ушли в отключку и вообще на раздражители не реагируют.
  
  – Сейчас, – первой очнулась Ур, до этого незаметно наблюдавшая за клубом "старых страшных магов", стихийно образовавшимся у кустов. – Мелди, подойди сюда.
  
  – А? Что?
  
  – Иди ко мне, сейчааас, – волшебница склонилась над девочкой, что–то делая с её головой, а когда отошла, на макушке розововласки красовались мохнатые кошачьи ушки в тон волос волшебницы связей. – Сефирот, смотри сюда! Ты не можешь устоять! – остальные Феи подтянулись ближе.
  
  Идея Ур была превосходна, цинизм, с каким она готова была "пожертвовать" собственной "внучкой" ради спасения Первой, восхищал, но... была в этом плане одна маааленькая недоработка.
  
  – Мммм, – ледяная принцесса задумчиво глядела на Сефирота, Зерефа и... проекцию Сефирота, увлечённо тискающих свои жертвы. – Есть ещё предложения?
  
  К счастью для пленённых дев, высказывать предложения не пришлось. Оба тёмных мага (и одна тёмная ведьма, маскирующаяся под белое и пушистое существо) разом напряглись, оставили свою шутливость и поднялись.
  
  – Вы тоже чувствуете?
  
  – Да, напряжение в воздухе, пространство словно наливается Силой... – тут с громким треском воздух раздался в стороны, и в небе появилось Нечто. Оба Сефирота зажмурились и даже протёрли глаза, после чего произнесли очень странную фразу:
  
  – У меня глюки или какой–то псих скрестил Акерус с некронским Монолитом? – все Феи, включая Первую и Третьего Мастера, резко повернулись к нему. – Кхм... М–да... Стильненько. Но я тут совершенно ни при чём... наверное, – тут Сефирот заметил проекцию, а проекция Сефирота. Секунда молчания. – Эээ? Твою мааать... – дальше продолжил один из беловолосых. – Вторая проекция? Хм... Связь обычная... Так. Надеюсь, с первой ничего не случится, иначе это будет самый эпичный провал за всю историю...
  
  – Кхм, – кашлянул Зереф.
  
  – Ну, после нескольких сотен неудачных попыток самоубийства, – поправился серебряноволосый.
  
***
  – Какая... – тихо произнесла Мэвис, широко распахнутыми глазами немигающе глядя на громаду летающего строения. – Какая прелесть! – от избытка чувств девочка даже подпрыгнула, соединив кулачки перед грудью. – Я всегда мечтала о чём–то подобном!
  
  – Правда? – повернулся к ней Зереф.
  
  – Конечно! – натурально сияя нездоровым энтузиазмом в глазах, тут же повернулась к нему Фея. – Настоящий чёрный маг должен рыдать от счастья при виде всего этого!
  
  – Ты так считаешь? – самый известный чёрный маг мира окинул конструкцию более внимательным взглядом. – Ну... Это правда лучше летающего корабля...
  
  – А почему? – зачесал в затылке Нацу, непонимающе разглядывая то некрополь, то чародеев. – В смысле, зачем рыдать? Что в этой каменюге такого?
  
  – Жуткая Тёмная Цитадель – это самое важное! – назидательно обернулась к драгонслееру златовласка, поучительно вскинув пальчик. Бедняга Макаров от всей этой картины начал просто лысеть и усыхать на глазах, в полном бессилии что–то вымолвить. – Это демонстрирует тонкий вкус, статус и способность пренебрежительно относиться к переменчивым веяниям моды! А ещё это просто круто и стильно!
  
  – Если вы так считаете, то почему тогда первое здание гильдии было совсем другим? – включился в диалог Грей, с подозрением глядя на Первого Мастера.
  
  – У нас не хватило дееенег, – разом поникла мелкая, даже ушки–крылышки опустились.
  
  – Эх... – тихонько вздохнула рядом Венди, всем видом демонстрируя, что уже давно смирилась с судьбой и новость, что основательница гильдии, оказывается, разделяет вкусы её безумного опекуна и учителя, в принципе, должна была быть ожидаемой.
  
  – Интересно, – Мира поднесла пальчик к губам, рассматривая приближающиеся врата. – А ту башню с кодами взлома Эфириона ты тоже построил? – у Третьего Мастера Хвоста нервно дёрнулся глаз.
  
  – Так у вас ещё и Башня есть?! – зелёные очи "призрака" воззрились на Миражанну как на Деда Мороза в канун Нового Года, после того, как тот сообщил, что принёс все подарки, о которых ребёнок мечтал большую часть сознательной жизни. – Уряяя!!! – вся грусть мигом была забыта, и Первая изобразила несколько танцевальных па. – Гильдия стала даже лучше, чем я мечтала! – грустный вздох пенсионера был ей ответом.
  
  И вот летающая крепость зависла почти что над лагерем, Врата из чёрного металла торжественно распахнулись, от порога выдвинулось что–то типа дорожки, и по ней к нам начали спускаться трое. Уртир, Женни и... я сам.
  
  – Три Сефирота... Господи, за что ты меня так ненавидишь? – Мастер возвёл очи к небесам. – Я же с одним чуть не рехнулся...
  
  Но тут визитёры спустились с трапа, и первой ко мне подошла Уртир. Под напряжённо–ревнивыми взглядами "Боевого Гарема" девушка обратилась ко мне нежным голосом.
  
  – Я ждала этого момента семь лет...
  
  – Эээ... – начало моего, безусловно, весьма остроумного монолога прервал кулак, встретившийся с моей челюстью с неженской силой.
  
  – Всё будет в порядке, ты говорил! Мелди ничего не грозит! А сам в итоге исчез на семь лет вместе с моей дочерью! И после этого я ещё и прикрывала ваши фейские задницы на Совете! В общем, тебе придётся сильно постараться, чтобы загладить свою вину! – м–да, не скажу, что не ожидал чего–то подобного, но всё–таки не думал, что она начнёт разборки вот прямо сейчас.
  
  – Ну, – потираю челюсть, – справедливости ради, конкретно в этот раз я абсолютно, полностью и безоговорочно не виноват.
  
  – А кто виноват?!
  
  – Она.
  
  – Ой! – пискнула Мэвис, которую я под дружный стук упавших челюстей приподнял за шкирку и на вытянутой руке протянул мечущей из глаз молнии волшебнице. Та обвела мрачным взглядом мою руку и, вернув его к моему лицу, опасно сощурилась.
  
  – Уртир не состоит в гильдии и не может её видеть, – включился в наш разговор "я" до того, как девушка успела разразиться очередной волной негодования в мой адрес.
  
  – Вы двое о чём?
  
  – У него в руках призрак, вернее, проекция основательницы Фэйри Тейл – Мэвис Вермилион, и по ряду причин видеть её способны только члены гильдии, – с готовностью пояснил мой дубль. – И вообще–то, я тебе рассказывал, что именно случилось на острове.
  
  – И вы мне предлагаете бить морду призраку, которого я даже не вижу? – средняя Милкович сложила руки на груди.
  
  – Эй! – возмутилась Мэвис, сжав кулачки.
  
  – Ну, морду ей бить точно не надо, – сообщаю я, одновременно поднимая златовласку на уровень лица и изучая оную часть её организма. Очень возмущённую в данный момент часть, надо сказать. – Но вот хорошенько отшлёпать не мешало бы. Зереф, – поворачиваюсь к с любопытством слушающему чернокнижнику, – это, кстати, твоя обязанность, как её учителя.
  
  – Сумасшедший белобрысый дракон! – пленница активно задёргалась в руке, но комбинация маны Жизни и Тьмы в моих пальцах надёжно фиксировала псевдоматерию на месте. – А ну отпусти меня! Я тебе сейчас покажу, как угрожать Первому Мастеру! Кто же мог знать, а?! Я же хотела помочь! И вообще – детей бить нельзя! Зереееф!!! Не слушай его! Лучше меня спаси, а его стукни!
  
  – Зереф? – не слыша буйства малышки, с удивлением повернулась в сторону чёрного мага Уртир.
  
  – Приятно познакомиться, – вежливо улыбнулся тот, тоже игнорируя вопли. Ну или... наслаждаясь видом их издавания.
  
  – Аааа... Ладно, – боевой настрой с члена Совета, видимо, слетел, и, вздохнув, она бросила на нас ещё один недоверчивый взгляд, после чего выразительно фыркнула и, взметнув шлейф волос, отвернулась к чутко внимающей толпе. – Привет, мам! – улыбнулась слегка ошарашенной Ур и... ушла тискать Мелди, только–только облегчённо вздохнувшую после хватки проекции.
  
  – Лисса, девочки! – Женни не преминула воспользоваться моментом и помахала всем ручкой, тут же упорхнув обниматься. Судя по раздавшемуся спустя пару секунд сдавленному писку и начавшей синеть подруге детства Нацу, силёнок у Эдо–официантки с нашей последней встречи сильно прибавилось.
  
  – Набить бы тебе морду за всё, что мне пришлось пережить, но я поступлю куда подлее. Пошли, – произнёс с усмешкой мой "заместитель".
  
  – Куда?
  
  – В лабораторию, не хочу рисковать, сливаясь без страховки. Да и надо дать остальным время, тут не только Женни прилетела, пусть пообщаются без нас.
  
  – Мммм... – почти переходя на инфразвук, даже не промычали, а как–то "проурчали" снизу. Взглянув на надутое личико Мэвис и подавив дикое желание уже самостоятельно двинуть себе в челюсть за то, что почти довёл ребёнка до слёз, я всё–таки освободил бедняжку. – Э?..
  
  Шлёп...
  
  – Ай... – мелкая начала тереть пятую точку. – Ну ты бы хоть предупредил! Шпаньё бессовестное! – в уголках глаз появились слёзки, и на меня полезли колотить... ровно на долю секунды (три удара кулачками в бок), после чего девочка буквально телепортировалась за спину Зерефа и, выглянув оттуда, обиженно нахмурилась.
  
  Мы с проекцией переглянулись. В эмоциях она действительно дулась, как натуральный дирижабль, вот только нет–нет, да и сквозило за этим дирижаблем что–то подозрительно напоминающее озорное веселье и наслаждение провокацией...
  
  – Ты ей тапочки какие–нибудь приготовил? – начинаю подниматься по трапу.
  
  – Да, было сложно, но результат очень интересный, – поддержал смену темы "я", шагая рядом.
  
  – Постоянная материальная иллюзия?
  
  – Нет, хотя я тоже сперва этот вариант отрабатывал, но удалось сделать лучше – смещение материального предмета на духовный уровень.
  
  – Однако, – протягиваю уважительно и чувствую, как сзади буквально накатывают волны бешеного негодования от обманутой "в лучших чувствах" феи...
  
  
***
  Те же место и время, у кустов:
  – Вот же негодяй. Ну я ему устрою... Ну он у меня попляшет... Будет знать, как игнорировать Первого Мастера! – воинственно сжав кулачки, бурчала себе под нос златовласая волшебница, буравя спины удаляющегося парня многообещающим взглядом.
  
  – Хм, но в его словах о тапочках действительно что–то есть. Смещение на духовный уровень, как интересно... – под задумчивым взглядом чернокнижника фея начала затравленно оглядываться, подыскивая место, где можно было бы незаметно затеряться – чисто на всякий случай. Её сложные взаимоотношения с обувью насчитывали уже более сотни лет, и сдаваться просто так она не собиралась. Ради такого даже планы "Страшной Мсти" можно было отложить. Чуть–чуть.
  
  – Эй, Первая, – словно услышав её мысли, рядом оказался розововласый драгонслеер, что с некоторой опаской поглядывал на остальную толпу, в частности – на одну алую шевелюру, и даже понизил голос, не иначе стремясь сохранить "конспирацию". – А всё–таки, каким драконом был батя нашего Старика?
  
  – Ааааааа! – вопрос Драгнила, всё ещё не отошедшего от встречи с настоящим драконом (пусть и несколько "заочной"), а потому пребывающего несколько перевозбуждённым, отчего вся его "конспирация" скорее обостряла внимание общественности к его же "хитрым" передвижениям, стал той соломинкой, что таки сломала спину верблюда.
  
  – Нацу! Ты меня не понял? – мигом выросла за плечом парня Богиня Мщения. – До чего ты довёл Мастера?!
  
  – Ээээ, Эльза, я не хотел! – провинившегося покрыла липкая испарина. – Я просто... Ну, узнать... Ну, в этих, как его... Акрадемических интересах, во!
  
  – Он был костяной, такой большууущий скелет, – Мэвис решила прийти на помощь согильдийцу, а заодно чуток отодвинуться от как никогда Страшного чёрного мага. – Но там был не совсем дракон, а проклятье, которое его превратило...
  
  –... вот за что мне всё это? – причитал в сторонке Макаров. – Ведь как раньше было – знай пей пиво да выбивай что полезное из тихих безобидных монстров на десятилетних заданиях, а потом я связался с этим Шпаньём! И облысел! И спился! И мне теперь нужно лечить нервы! Эх...
  
  – Не переживайте, господин Дреяр, у всех нас бывают плохие дни, – принялся утешать пенсионера Джерар, о котором опять все забыли.
  
  – Эээ?! Ты? Ты же хотел взорвать Эльзу с ребятами в башне. Хотя... Плохой день, да?
  
  – Скорее, восемь лет.
  
  – Понимаю... Пиво будешь?
  
  – Наливайте, – пожал плечами Заклинатель Небесных Тел, присел рядом с пожилым магом, зачерпнул предоставленной кружкой из бочонка и принялся размышлять о сущности бытия, наблюдая, как вокруг легендарного Зерефа и, очевидно, невидимого призрака Основательницы гильдии собирается толпа, что–то внимательно слушая...
  
  
***
  Возвращаясь к магу с контролируемым раздвоением (а то и растроением) личности.
   В Мрачной Лаборатории Жуткого Чёрного Мага... хм, или лучше всё–таки в Жуткой Лаборатории Мрачного Чёрного Мага? А, ладно, короче, в лаборатории было довольно интересно – различные реторты, перегонные кубы, какие–то непонятные алтари со сложными магическими рисунками и прочий весьма интересный набор.
  
  – Хм?
  
  – Оставшись без способностей симбионта к изменениям органики и поддержания жизни в подопытных необходимое время, пришлось вплотную заняться алхимией и магией жизни, благо Аид в своё время очень серьёзно подошёл к этим наукам, а после его кончины библиотека при помощи Уртир перешла мне и Книге.
  
  – И как? – вопрос был весьма важным.
  
  – Скоро сам всё узнаешь, – хмыкнула проекция и уселась на какое–то подобие "трона", опять же, прилично изрисованного загадочными письменами. Хотя не такими уж и загадочными – кое–что понимал и я. Хммм, какая–то сложная конструкция по перекачке маны, да ещё и с использованием... эээ, пленных душ? Видя моё ошарашенное лицо, "я" всё–таки соизволил кое–что прояснить: – Устройство поддержания моей "жизни" – души у меня нет, так что самостоятельно "вырабатывать" магическую силу я не могу, запасов же, что ты оставил, на всё время активного функционирования просто не хватило. Пришлось конструировать насос и систему "фильтров". Также в "Золотом Троне" (тоже мне косплейщик Императора) встроены блоки информационных кристаллов – та самая подстраховка на случай, если что–то пойдёт не так. Как извлекать данные из кристаллов, есть в записях и на столе здесь, и в твоём тайном подвальчике. Хм, вроде бы всё, довольно разговоров. Подойди ближе.
  
  Я послушно подошёл и... словил второй удар в челюсть, симметричный первому. Почему мне кажется, что они с Уртир договорились об этом заранее? Хотя почему кажется, моя злобная "Тайная Советница" настояла на таком "приветствии" и уговаривала меня где–то неделю, я и сам не возражал, но больно мне понравились её методы "уговоров". Хм?
  
  Открываю глаза. Астральная проекция благополучно исчезла, а буквально через секунду в голову хлынули образы–воспоминания – опыт двойника за почти что семь лет нашего отсутствия. Хорошо, что основной пакет пошёл в симбионта, боюсь, в противном случае поджарился бы и улучшенный мозг носителя. Что ж, теперь я понимаю, почему он дал мне в челюсть, странно только, что не с ноги.
  
  Первый год дался тяжелее всего – исчезновение 90% ударной силы гильдии, отсекание от пространственного кармана, оставшегося в "стазисе", ограниченный запас энергии, сводящее с ума беспокойство о девушках, истерики Уртир и знания о реальной силе монстра, что точно вернётся, чтобы сразиться вновь. Если бы не помощь и поддержка Женни, а также визиты Эдо–Фей, выдающих себя за земных, и гильдии, и мне было бы совсем печально. Но нужно было что–то делать... И "я" делал.
  
  Знания из книги Зерефа были ценны, но он почти не уделял внимания изменениям живых существ. Демонические книги, по сути, были одержимы... хм, демонами, которых он "переписал" под себя путём долгих и сложных ритуалов, фактически, "воодушевил" предметы, а далее они развивались сами. Увы, это было совсем не то, что мне нужно. Усилить себя, свою семью это бы не помогло. Да, демонизация методом Зерефа даёт мощнейший прирост сил, вот только маг перестаёт быть собой, на его место просто приходит демон, закусывая душой, а в процессе "закуси" личность мага переписывается на новый носитель. На выходе получаем демона, считающего себя магом и полностью подконтрольного автору ритуала. Такой выход меня не устраивал, да и проблем с "гибридной" энергетикой Земли и Эдоласа не решал. Требовались исследования, опыты... и подопытный материал.
  
  Что ж, теперь я могу по праву называть себя Демоном, а Гомункулы Тёмных Эльдар не задумываясь примут меня в свои ряды – более пятнадцати тысяч замученных во имя науки жителей Земли и Эдоласа. Женщины и мужчины. Старики и почти что дети. Да, я отбирал исключительно смертников, маньяков и рецидивистов, несколько сотен даже отпустил, обнаружив их невиновность или сочтя мотивы правильным, как было с тем шестнадцатилетнем парнишкой, вырезавшим банду работорговцев, как–то разоривших его деревеньку ещё в Севене – одном из соседей Фиора. Но вот ощущения от работы мясника–вивисектора... Ведь проекция не могла надеть "Маску Демона" и погасить свои эмоции... Хотя после первых пяти сотен "я" разработал подавитель и для проекций – иначе бы рехнулся окончательно. Что ж, по крайней мере, теперь в Эдоласе или Фиоре и его ближайших соседях красивая слабо одетая девушка с полным кошельком может пройтись ночью хоть по самому злачному району, и ей ну абсолютно ничего не будет. Во всяком случае, ближайшие года два, потом шваль опять расплодится... если не продолжать её вычищать.
  
  В "работе" через проекцию меня радовало лишь одно – пусть этот поток я и получил одним куском, но в памяти моей он лёг "параллельно" другим моим воспоминаниям, поэтому сцены, как я по–живому режу очередного гопника, пытаясь имплантировать в его энергетику разветвлённость и тонкость каркасов эдоласцев, оттенялись сценами походов "оригинала" в кафе с девушками или прогулкой по выставкам, или... хм, в общем, к бочке дёгтя всё–таки прилагалась ложка мёда.
  
  Но хватит, я знал, на что шёл, когда составлял "план Е", и предполагал, что так и будет. Посыпать голову пеплом или сваливать всё это на самодеятельность проекции смысла нет. Прошлое уже произошло, и его не изменишь, а даже если и возможно... я бы всё равно всё повторил – жизни и боль незнакомых мне бандитов с большой дороги, "революционеров" (были кое–какие волнения в Эдоласе через пару месяцев после воцарения Джерара. Одному герцогу показалось, что король очень мягкий, нерешительный, да ещё и пытается разрушить всё, что создал предыдущий монарх. Джерар обратился за помощью и советом к проекции, пребывающей не в лучшем настроении. Теперь в Эдоласе появился другой герцогский дом, а у "меня" – четыре с лишним тысячи подопытных) и прочих маргинальных элементов по сравнению с безопасностью моей семьи даже близко не стоят.
  
  Возможно, девушки бы со мной не согласились (кроме Уртир, та помогала в некоторых экспериментах и относилась к этому вполне спокойно, даже одобряла. Иногда я её начинаю бояться), но... эту тайну я унесу с собой в могилу, когда бы она меня ни ждала. Встряхнув головой, я вышел из лаборатории, не забыв уничтожить записи о том, как просматривать кристаллы памяти – чисто на всякий случай. Кристаллы, после того, как просмотрю их и соотнесу с тем, что уже и так есть в моей голове, последуют следом – улики следует зачистить тщательно. Так, всё, довольно мыслей, мне нужно немного свежего воздуха и крайне желательно общество моих Феек – ведь по ощущениям я не видел их долгие годы.
  
  – Сеф? С тобой всё в порядке? – ко мне подошла Люси, временно отбившаяся от Женни, хотя, будем честны, в первую очередь эдо–девушку интересовал клан Штраусов, а уже потом все остальные, так что отбиться было относительно легко. Я посмотрел на блондинку, по которой скучал семь лет и которую обнимал пару минут назад. Очень странные ощущения от этой двоякости чувств.
  
  – Не совсем, – делаю шаг к волшебнице, – но, думаю, сегодняшним же вечером мы это исправим, – златовласка мило порозовела и улыбнулась. Надо не забыть сказать Джуду, что его дочь вернулась в целости и сохранности, а то мужик себе места не находил, на нервной почве с ним чуть было инфаркт не приключился, благо удалось предупредить симптомы и остановить развитие недуга, а позже и полностью излечить.
  
  – Господииин Сефирот! – к нам выпорхнула синевласка. Не та, что "Венди", а та, что "водная волшебница". – Джувия только что узнала, что вы тут... один... семь лет... – слёзы текут ручьями, в ручках носовой платок, лицо буквально дышит болью и трагедией мирового масштаба. – Джувии вас так жааалко! – ко мне пристроились под бочок, ненавязчиво оттерев ошарашенную этим манёвром Люси. – А ещё, – слёзы исчезли как не бывало, и на меня поднялись глаза... Нет, не так, ГЛАЗА! – Джувия очень... Очень ревнует! Целых СЕМЬ лет, – взгляд ушёл вниз, щёки порозовели, а в глазах опять появился влажный блеск, – вокруг господина Сефирота крутились всякие... Без присмотра... Без возможности защитить... Джувии очень страааашно!!! – ну вот, опять потекло.
  
  – Эй! А ну прекрати! – встрепенулась госпожа Хартфилия, хватая мисс Локсар за руку. – Устроила тут! Отпусти его, тебе говорят! Что ты там опять себе напридумывала?!
  
  – Люси! – "ГЛАЗА" обратились на блондинку. – Ты понимаешь, что с господином Сефиротом могли сотворить все эти... Вездесущие КОНКУРЕНТКИ?!
  
  – Эээ...
  
  – Они везде! – мага звёздных духов чуть ли не за грудки схватили, в буквальном смысле припирая к ближайшей стенке. – Они всегда ходили за Господином Сефиротом! Они даже брали в осаду его дом! А теперь... за целых семь лет... – девушку начало потряхивать. – Аааааа, какой кошмаааар!!!
  
  – Джувия, успокойся, всё хорошо, – попытался я утешить красавицу, хотя в чём–то она была права...
  
  – Джувия не моооожет! Джувии страааашно! Ведь господин Сефирот такой беззащиииитный... – крик души устремился в небеса, а шокированную Люси стиснули в объятьях и начали рыдать на плече. Блиин...
  
  К счастью, на шум пришла Эльза, и я было подумал, что вот она – моя спасительница. Увы, действительность оказалась куда суровее. Не успел я и рта раскрыть, как водная волшебница принялась делиться с валькирией своими соображениями на тему конкуренток. Судя по глазам аловолосой девы, после того, как та уловила суть монолога, её резко начали разбирать два противоречивых намерения – "пойти обнять меня, пожалеть, погладить по голове и приласкать" с одной стороны и... "спустить шкуру с этого кобелины и всех конкуренток" с другой. Пришлось срочно эту часть пресекать путём обнимания и поцелуев разгневанной девы (точнее, начинающей гневаться, но "давления ауры" уже вполне хватало, чтобы Нацу и Грей начали хором вещать о Силе Любви). Пожалуй, в этот момент я искренне радовался, что Мира всё ещё сильно занята с Женни, они вместе с Эльзой могли выбрать "плохую концовку", и тогда бы мне стало грустно. Так, ладно, хорошего понемногу.
  
  Дав немного времени Феям на прийти в себя, я скомандовал погрузку – нечего зря прохлаждаться. Дел и так хватает, как бы эти раздолбаи не разнесли гильдию, "празднуя возвращение Любимого Мастера и конец Диктатуры этого Чудовища с его Жутким Подпевалой".
  
  Пока мы шли по широким светлым коридорам (Пафос и Готичность – это, безусловно, хорошо, но данный летучий объект, несущий на себе Юпитер, "Пустотные Щиты" и несколько отрядов боевых големов, изначально задумывался как мобильная дача, это потом меня понесло...), народ заинтересованно крутил головами (особенно Мэвис, за которой я буквально видел тень гигантского Хомяка, жадно потирающего лапки. Шальной и полный чего–то очень нездорового взгляд девочки этому оооочень способствовал), а я выступал в роли некоего экскурсовода, временами окидывая своих Феек жадным взглядом, что приводило последних в смущение. Уртир продолжала тискать Мелди, Женни, сильно смущаясь и краснея, признавалась земным фейкам, что теперь тоже в "Боевом Гареме". При нашем отлёте официантка настояла, чтобы я в беседу не вмешивался, и вообще это их дело. Хм, судя по реакции остальных, чего–то подобного они и ожидали, да и недовольства в их эмоциях не ощущается, скорее, только что–то вроде "он в своём стиле, кобелина", хотя Джувия старательно изображала надутость. Из общей группы выделялась расстроенная Ур, у которой экспроприировали Мелди, девушка посчитала что–то на пальцах и расстроилась ещё больше. Невольно заинтересовавшись, я приблизился к ледяной принцессе.
  
  – Что–то случилось?
  
  – Уртир теперь старше меня! – выдала грустная волшебница.
  
  – Эээ? – честно говоря, я слегка подвис.
  
  – Ей уже 29, а мне 28! – кхм, не понимаю.
  
  – Иии... в чём проблема? Вы обе выглядите на двадцать...
  
  – Как ты не понимаешь?! Я её мама, а она старше меня! – женская логика... Я окунулся в глубины Тьмы, подчинил себе Огонь, играю Жизнью и Смертью, демоны служат мне, тайны Пространства и Времени открыты передо мной... Но, чёрт меня дери, я полностью отказываюсь понимать, как, как она работает!
  
  Тем временем суть проблем Ур была услышана остальным женским коллективом, и этот самый коллектив дружно принялся её утешать. Уртир даже вернула ей на тисканье Мелди! Вся мужская часть нашей команды, во главе с Зерефом и Макаровым, озадаченно чесала затылки.
  
  – Так в чём проблема–то была? – выразил общее недоумение Гилдартс, за что получил втык от любимой дочурки.
  
  – Хм, ладно, замнём для ясности. Эльфи! – мы как раз подошли к "командному мостику", где за консолью сидел мощный Мужик в татуировках, рядом с его креслом стоял тяжёлый чекан. Дааа, за эти семь лет Эдо–Эльфман разительно изменился, от неуверенного "большого дитяти" не осталось и следа, а исходящая от него мощь могла вполне себе поспорить с "излучением" Эльзы. Ох, как вспомню, сколько мучился с его энергетикой, пока всё подгонял, а уж как потом пришлось его гонять на тренировках и прививать уверенность в себе... Но результат того стоил.
  
  – Э–эльфи? – Мира и Лисанна смотрели на брата большими–большими глазами.
  
  – Мужиик, – восхищённо протянул земной Эльфман.
  
  – А то! – довольно фыркнул гигант. – Простите, что не вышел поприветствовать вас лично, но ставить эту штуку на автопилот – дело долгое и муторное, а потом опять переводить на ручное, лучше уж в Магнолии пообщаемся... Хотя я был бы не против, если бы мои сестренки и братец меня обняли, – Штраусы дружно поспешили исполнить сие действие. Дождавшись, пока все успокоятся, я отдал команду.
  
  – Телепортируй нас домой.
  
  – Принято, Маст... – Эдо–Штраус покосился на заинтересованно вслушивающегося в разговор Макарова, – в смысле, старшой. Прошу вас занять места и пристегнуться – вокруг острова сильные магические возмущения, может немного трясти.
  
  Фейки принялись послушно упаковываться. Когда щёлкнул последний замок, Эльфи отжал несколько рычагов, вбил координаты и вдавил педаль в пол. Несколько сильных толчков, небольшая дрожь по всему корпусу дачи, вспышка света, и...
  
  – Добро пожаловать в Магнолию.
  
  
***
  Те же и там же.
   Пока Эдо Эльфман "парковался", сквозь зубы поминая фиксирующие в воздухе плетения и артефакты, я сделал то, что должен был сделать сразу же, но как–то подзабыл. Видимо, память ещё не "утрамбовалась", и существуют небольшие сбои. Как бы то ни было, я открыл адамантиевый сейф в командной рубке, снял защитные чары, усмирил парочку "духов агонии", являющихся одной из линий защит, после чего начертил сложную магическую печать для открытия второй дверцы...
  
  Три минуты спустя.
   И вот наконец–то на свет божий, под заинтересованно–шокированными лицами Фей появились Они! Два плеера из драконьей кости (выращено на основе генетического материала Акнологии), залитой адамантием, а уж защитные чары на них были... ммм. Прелессссть, наша прелесссссть!
  
  – Сееф, – Мира смотрела на меня с укоризной, – твой пунктик уже реально пугает, – остальной "боевой гарем" синхронно кивнул.
  
  – И после ЭТОГО ты ещё что–то говоришь о моих кружках? – Макаров также был слегка ошарашен.
  
  – А что поделать? – пожимаю плечами, вручая один из аппаратов сразу оживившемуся Зерефу. – Это уже двенадцатая модель, я просто уже не знаю, что делать – какие бы усилия я ни прикладывал, какую только защиту ни навешивал, они ломаются. Я уже отчаялся, а отчаянные ситуации требует отчаянных мер, – вздыхаю. – Кстати! – оборачиваюсь обратно к сейфу и достаю оттуда коробочку в подарочной упаковке. – Мэвис, это тебе.
  
  – Мне? – златокудрая основательница Фей с удивлением захлопала глазами, глядя на подарок.
  
  – Именно.
  
  – Погоди, – спохватилась Люси, – а откуда ты знал, что когда мы вернёмся, с нами будет основательница гильдии?
  
  – Ну я же оставлял в Магнолии свою проекцию, и во время битвы мы поддерживали постоянную связь.
  
  – Ааа... – протянула дочь торговца. – Ты же её увидел... – покивала.
  
  – Хм, – Мира задумчиво поднесла пальчик к губам. – А как ты догадался, что она – Мэвис?
  
  – Верно, – кивнула уже Эльза. – Или вы были раньше знакомы? – куча алчущих чужих тайн взглядов скрестилась на мне.
  
  – Эм... – меня загнали в тупик, и помощи ждать было неоткуда. Зереф, не особо обращая внимания на разговор, нацепил наушники и теперь мечтательно улыбался, явно пребывая мыслями в совершенно иных сферах, а Мэвис как открыла коробочку, так и зависла, глубоко погрузившись в себя. Хотя, последнее можно было использовать... – Нет, знакомы мы не были, но я её видел. Кстати, Мэвис, с тобой всё в порядке? – добавить в голос нотки тревоги, и вуаля – любопытство девушек резко находит новую жертву. – Что–то не так с подарком?
  
  – Аааа... – босоногая фея моргнула и, подняв взгляд, заметила, что всеобщее внимание переключилось на неё. – Ну, как бы... Это... Нет–нет, всё хорошо! – заулыбалась и коробочку так – раз, единым движением захлопнула и спрятала за спину.
  
  – Примеришь? – подпускаю в голос побольше мягкости.
  
  – Потом, – в тон мне отозвалась девочка, не переставая сиять ангельской улыбкой.
  
  – А может, сейчас?
  
  – Нет, потом.
  
  – Я настаиваю, – делаю маааленький подшаг ближе.
  
  – Прости, но я всё равно вынуждена отказаться... – Вермилион, не меняя выражения лица, отступает на вдвое большее расстояние.
  
  – Сефирот, что ты такое ей подарил? – не выдержала Люси накала страстей. Судя по эмоциям, она уже напридумывала себе кошмаров о неприличности содержимого коробки и теперь собиралась защищать ребёнка от такого страшного и злобного меня.
  
  – Тапочки, – с самым честным видом признался я, стараясь не слишком сиять удовольствием от хорошо сделанной пакости.
  
  – Чего? – не поняла блондинка.
  
  – Моё тёмное злодейское сердце кровью обливается при виде того, как волшебница, основавшая мою любимую гильдию, вынуждена больше сотни лет ходить босиком. Этот факт заставляет меня чувствовать себя натуральной свиньёй, в том смысле, что гильдия – это семья, и как члены семьи, мы должны друг другу помогать, а тут я как будто на это наплевал и ничего не сделал.
  
  Фейки задумались. Особо мощная работа мысли наблюдалась на лице Нацу, причём с каждым мгновением к ней прибавлялось этакое вдохновенное чувство глубокого внутреннего согласия, а смерив Первую взглядом, в частности, задержав его на босых ступнях, Драгнил ещё и солидно покивал. Но тишину первой нарушила Эльза:
  
  – Действительно, – изучающий взгляд Нацу был повторён почти один в один, – как старшие маги Фейри Тейл, мы обязаны взять на себя ответственность! – глаза валькирии загорелись странным фанатичным огнём. Такой у неё иногда бывает, когда девушка собирается "пошалить".
  
  – Эй–эй! Вы чего? – не на шутку перепугалась Мэвис, уже откровенно пятясь от нашей дружной компании. Не сказать, что прям все так уж резко воспылали жаждой обуть "призрака", Гажилу, Грею, Громовержцам, Эльфманам и семейству Милкович вся эта сцена была глубоко параллельна, в лучшем случае проходя по графе "интересно поглазеть со стороны, чем всё закончится", но у страха, как известно, глаза велики. А ведь тут ещё и Зереф вроде бы и только музыку слушает, а глазами происходящее отслеживает, с очень таким многозначительным прищуром, типа "вроде бы и не участвую, но помочь в благом деле готов в любой момент". – Т–Третий! Скажи что–нибудь!
  
  – Да, – спохватился Макаров, – Сефирот, вы это... Ну... Прекратили безобразничать, шпаньё! Перед вами Первый Мастер!
  
  – Вот именно! – выразительно поднимаю указательный палец. – Мы обязаны проявить заботу и участие, это практически вопрос чести.
  
  – Ээээ... – подрагивающая Вермилион упёрлась спиной в стену. – А, точно! Я только что вспомнила – у меня есть одно срочное неоконченное дело! Да–да, очень срочное! Я скоро вернусь! – и поспешно растворилась в воздухе.
  
  – Она сбежала, да? – озвучила очевидное Люси.
  
  – Господин Сефирот иногда очень напорист в общении с женщинами... – недовольно пробурчали справа от меня. – Джувию это тревожит...
  
  Вот удивительное дело... Не успела она закончить, как я буквально кожей ощутил, что на мне скрестились сразу шесть взглядов, резко преисполнившихся вышеописанной тревоги, и это помимо эмоциональных флюидов самой госпожи Локсар. О, женщины, как быстро вы меняете настроение...
  
  – Эм, Сеф... – молчавшая всё это время Венди аккуратно подёргала меня за рукав, чем опять переключила всеобщее внимание. Спасительница! – А короб... ой, – девочка заметила направленные на себя взгляды и, кажется, поняла, что влезла невовремя. – Простите, – за меня спрятались, – я просто хотела сказать, что коробка с подарком тоже исчезла. Я не хотела мешать!
  
  – Всё хорошо, – одной рукой чуть приобнимаю ученицу и поглаживаю по голове. – Я это предвидел, так что делал с запасом – у меня ещё тридцать семь таких пар, так что никуда она не денется.
  
  На данное заявление Макаров издал что–то вроде тоскливого всхлипа, страдальчески посмотрел на меня, потом на невозмутимого (витающего в нирване музыки) Зерефа, следом на девушек... на парней... на Ур (последняя вздохнула, бессильно разведя руками) и обречённо уронил голову, махнув на всё рукой.
  
  –...Идём уже, что ли? – как–то неуверенно предложил он, похоже, уже изрядно опасаясь покидать транспорт, обоснованно ожидая за его пределами... всякого.
  
  – Да, конечно, сейчас только дождёмся, пока Эльфман закончит с крепостью. Мне нужно многое вам показать. Хотя минуточку... – я остановился и перевёл взгляд на Джерара, о котором все опять умудрились забыть. Может, у парня аура такая? – Нужно решить, что делать с Джераром.
  
  – И что ты планируешь с ним делать? – слегка напряглась валькирия, прекрасно знающая мой принцип "не оставлять живых врагов за спиной".
  
  – Да вот, есть у меня одна мысль. Джерар всё–таки жуткий государственный преступник, чуть было не спровоцировавший начало войны... – Эльза невзначай закрыла собой опального мага. – А вот Зигрейн – уважаемый член общества, маг уровня Богоизбранного и один из состава Совета.
  
  – Но ведь это же один и тот же человек! Он сам показал это в Башне, – Скарлетт пока что не понимала.
  
  – Я это видел, ты это видела, Симон и... всё? – девушка задумалась.
  
  – Кажется, да... Но я не совсем понимаю, к чему всё это.
  
  – О, позволь я расскажу тебе увлекательную историю о двух братьях–магах, – все присутствующие (особенно Ур) подобрались и нет–нет, да поглядывали то на меня, то на Зерефа. Самому Зерефу было пофиг, у него под рукой был плеер, и более ничего для счастья ему не требовалось. – Итак, один брат был доблестным защитником, получившим за свои труды приглашение в Совет. Второй – сбрендившим маньяком, желающим воскресить Жуткого Чёрного Мага, – означенный Жуткий Чёрный Маг довольно сощурился на очередном аккорде. – Добрый брат узнал о страшных планах своего родича и постарался помешать им, но увы – убить собственного близнеца у него не поднялась рука, а вот его павший родственник заморачиваться не стал и поверг нашего героя. А после заточил и пытками довёл до безумия, сам же занял его место в Совете при помощи Астральной Проекции и обманом вынудил Совет применить Эфирион. Такая версия, кстати, звучит куда правдоподобнее, чем–то, что некий колдун годами водил заслуженных чародеев за нос, полноценно колдуя через свою Проекцию.
  
  – Но... А куда тогда делся "настоящий" Джерар? – очень правильный вопрос задала Джувия.
  
  – Конечно же погиб вместе с Башней, а коллапсом к нам выкинуло его брата, заключённого в казематах под означенной башней и всего закованного в магические кандалы–подавители.
  
  – Но мы же сами доставили его на Совет, – растерянно возразил Нацу, почёсывая затылок.
  
  – Так перепутали, – пожимаю плечами. – Они, как никак, близнецы, в самой башне творился сущий хаос, я на некоторое время пропал, а Зигрейн был сильно не в себе – последствия пыток и плохого содержания.
  
  – Это настолько восхитительно нагло, что может и сработать... – покачав головой, протянула Уртир. После чего развила мысль: – Потом, думая, что в казематах совета действительно Джерар, глава Гримуара, Аид похитил его и хотел использовать, чтобы уничтожить Фей, но Зигрейн пришёл в себя и помог светлой гильдии побороть одну из колонн "Союза Балам", – теперь ведьма ухмылялась.
  
  – В общих чертах так всё и было, – киваю с совершенно серьёзным видом.
  
  – Но это же передёргивание фактов, выгораживание преступника и подкуп уполномоченного лица! – перечислял нарушения закона Макаров.
  
  – Классный план! – отхлебнув что–то из фляги, восторженно подвела своё заключение Кана, чем вогнала дедушку в тоску. Или это реакция на то, что Нацу, Грей, Гажил и Гилдартс синхронно покивали с очень умным видом?
  
  – Само собой, это пока что только наброски плана, возможно, кое–кому даже подправим слегка память, чтобы в Зале Совета он искренне отвечал на нужные вопросы в нужном ключе. Благо есть у меня в каба... в должниках один подходящий мозгокрут.
  
  – А можно обойтись без исправления памяти? – как–то даже робко вопросил синеволосый. – Она ко мне только–только вернулась. И, хочу спросить, зачем всё это вам? Мы ведь недавно были врагами.
  
  – Посмотрим, пока что это только намётки. Что же касается второго твоего вопроса... – на миг я задумался, подбирая наиболее точную формулировку, но так, чтобы она звучала не слишком грубо, всё–таки вокруг столько прекрасных дам. – Буду честен – особой любви я к тебе не питаю. Всё понимаю насчёт твоего тогдашнего состояния и причин оного, – пусть на Уртир я не смотрел, но всё равно ощутил, как та стушевалась, – но этого как–то мало, чтобы вот так сразу забыть сопутствующие факты. В то же время, ты друг детства Эльзы, да и сейчас всё–таки нам помог, хотя, полагаю, понимал, что доброго приёма не встретишь, а месть Аида может быть очень болезненной. А это как минимум заслуживает уважения. Ну и последний момент... – перевожу взгляд на Скарлетт, что, как и остальные, очень внимательно слушает. – Эльза, несмотря на всю свою напускную строгость, очень добрая девушка, и мне совершенно не нужно обладать даром предвидения, чтобы понимать – если ты умрёшь или пожизненно сядешь в камеру, это её очень огорчит. Друзья детства – это такая вещь... – делаю неопределённый жест рукой. – Да ещё в таком детстве... В общем, не мне тебе рассказывать. Так что если мне для того, чтобы избежать её огорчения, нужно будет из государственного преступника сделать национального героя, то... почему бы и нет? – от девушки повеяло очень аппетитной смесью эмоций из благодарности, нежности и любви, с лёгкой толикой "неодобрения" такого махинаторства, мням.
  
  – Ясно. Спасибо вам... Всем вам.
  
  – О нет, мой дорогой будущий член Совета, – на моё лицо выплыл хорошо знакомый всем чиновникам и некоторым торговцам оскал, изображающий улыбку, – одним спасибо ты не отделаешься. Нам предстоит дооолгая и плодотворная работа, хе–хе...
  
  – Кхм, – присоединилась к смешку Уртир, глянув на бывшего "коллегу" с нескрываемым, хоть и очень фальшивым сочувствием. Скорее, по её лицу читалось предвкушающе–злорадное "вот теперь–то ты попляшешь!"
  
  – Ах, господин Сефирот такой... такой... Джувии нравится эта напористость и грубость... – водная волшебница явно пребывала уже где–то в своих фантазиях. Зато данная фраза заставила меня подавиться на полуслове, да и остальные спешно принялись делать вид, что ничего не замечают и вообще просто любуются видами. Но напряжённая обстановка была разряжена.
  
  – Тогда так и порешим, а подробности разработаем уже в гильдии, пока что я предлагаю тебе, Джерар, побыть нашим гостем, – в ответ маг просто кивнул.
  
  К этому моменту Эльфман как раз закончил с парковкой, и настало "время обнимашек" семейства Штраусов, после которого все Фейки (и гости) дружною гурьбою устремились к выходу – народу не терпелось вновь увидеть товарищей и взглянуть на город.
  
  Но не успели мы выйти наружу, как...
  
  – С возвращением, Хозяин! – прямо от ворот летучей твердыни до ворот ограды Гильдии выстроился коридор. Коридор из горничных с нэко–ушками. И они сказали это синхронно! Да ещё и книксен синхронно сделали! Далее произошло сразу две вещи. Макаров пустил шикарнейшую струю крови из носу, а я почуял на себе прямо–таки убийственные взгляды от девочек. Нет, Женни, конечно же, всё знала, но, разумеется, с подругами информацией не поделилась. Более того, я о планируемой "подставе" тоже не знал, а о том, что это подстава, однозначно свидетельствовали весёлые бесенята, прыгающие в глазах моего светлого ангела.
  
  – Сефирот? – Эльза скрестила руки под грудью и приподняла бровь. Пролетавший мимо молодой (где–то год, может, полтора) иксид из Восточного Леса схватился за сердце и рухнул на землю. Рефлекторно откачав бедную кису, я начал объяснения.
  
  – Кхм... Как бы это сказать. В общем, с учётом летучей крепости, я слегка разнообразил штат официанток и включил в него иксидок.
  
  – Мне просто интересно... – Люси пыталась говорить наиболее спокойным тоном, но по факту получалось, что давление и некое "зловещее присутствие" стали ещё сильнее, – ...в каком месте ЭТО иксидки?
  
  – Девочки, вы не могли бы? – Женни всё–таки проявила милосердие и спасла меня от испепеления. По её сигналу девушки–кошки таки стали обратно кошками.
  
  – К–как? – Чарли искала свою челюсть.
  
  – Я уже как–то говорил... хм... или только делал выкладки? Ну ладно, если что, повторю. Иксиды не способны к стихийной магии, точнее, их таланты там будут весьма невелики, а сил им потратить придётся на освоение таких дисциплин очень много, зато манипуляции собственным организмом у вас происходят чуть ли не на рефлекторном уровне. Самое простое – это подключение магических крыльев к телу и, как следствие, филигранное управление полётом. Чуть сложнее – основы магии "Титана", но также может быть освоено рефлекторно и даже при низком магическом фоне, что нам показал Пантерлили с его "большой формой". Ну и третьим этапом идёт полноценное искусство Превращений, – довольные "подставой" котейки разлетелись по своим делам. Ну ничего, я не злопамятный... но гильдию они у меня вылижут. Воспитательных процессов ради и порядков для, да и Женни за такую шутку нужно будет отшлепать.... Даааа... И ещё... Хм, что–то меня занесло. О чём это я? – Ладно, пока ребята накрывают стол... И не нужно на меня так смотреть, вы встретитесь чуть–чуть позже, а мне пока хочется провести небольшую экскурсию и немного похва... рассказать, чего Феи добились за это время.
  
  – А ты построил ту Жуткую Чёрную Башню? – неожиданно раздался со спины голос Мэвис, которая, по всей видимости, всё–таки не утерпела и вернулась.
  
  – Да, – вспоминаю твердыню, – но не в Магнолии, а на границе с Рун.
  
  – Почему? – полюбопытствовала Венди.
  
  – Ну, я провёл её по документам как "автономную оборонительную крепость" и получил хорошую скидку от короля за вклад в укрепление границы и компенсацию части стоимости башни.
  
  – И почему мы с Юрием так не догадались? – прямо–таки расстроилась мелкая. – Ах да, Торговые Войны...
  
  – Ладно, пойдём во двор...
  
  За оградой нас ждал сам Замок Фей, почти что не изменившийся за прошедшие годы, если не считать пары совершенно незначительных деталей, например, слегка поменявшие оттенок "камни" кладки, при ударе издающие глухой звяк металла. Даже страшно вспоминать, сколько я извёл адамантия, чтобы покрыть им здание гильдии, да и кое–где в подземельях наших без этого материала не обошлось. А уж петли на вратах и сами ворота я чуть ли не полностью отлил из неразрушимого металла – не один только Нацу был любителем снести с петель дверь гильдии. Постоянные счета от ремонтных бригад заставляли моё земноводное страшно квакать и негодовать, да и паранойя не дремала – мысли об Акнологии, толпе Демонов Зерефа, невесть что затевающей (и ещё не ясно, как на них повлияет известие, что легендарный Тёмный теперь "Фея") и прочих милых ребятах из окружающей действительности заставляли задумываться о безопасности самым тщательнейшим образом. Так что Замок Фей в "режиме осады" на текущий момент вполне способен пережить гибель мира... теоретически, на практике проверять свои расчёты я не торопился... по понятным причинам.
  
  Помимо несокрушимых стен было в гильдейской резиденции и кое–что из "активной защиты", скажем так.
  
  – Ух ты, какие красивые барельефы! – Венди завороженно смотрела на изображения сотен ангелов, демонов, фей и просто "неведомых зверушек", что украшали собой стены нашего замка. А вот Зереф даже вышел из музыкальной нирваны и переводил озадаченный взгляд с меня на изображения и обратно, хех, почуял, значит. Все эти "украшения" были результатами моих ранних экспериментов по "демонизации" путём одержимости с перезаписью личности демона. Получившиеся твари до "книжной полочки" Чёрного Мага, конечно не дотягивали, ведь если верить лабораторному журналу, над каждым Демоном Тартароса Зереф работал чуть ли не десятилетие, мои же поделки были просто "штамповкой", чисто для отработки самого процесса, хотя и "классический метод" я использовал, чтобы создать кого–то не уступающего шедевру Чернокнижника, но об этом позже. Сейчас же вернёмся к "барельефам" – покрытые тонким слоем адамантия статуи, одержимые мелкими демонами и средненькими духами. Их магии едва хватало на полёт и довольно шустрое перемещение. Зато благодаря прочности, остановить их было почти нереально ни для кого, кроме мага S–ранга, ну, может, ещё А–ранги с богатой фантазией смогут лишить мобильности нескольких тварей, но вот вся охрана спокойно сожрёт и Богоизбранного из второй половины списка, начни он хлопать ушами.
  
  – Да, красивые, – киваю малышке и взлохмачиваю её волосы.
  
  – Хм... У них какой–то странный запах... аппетитный, – повёл носом Гажил. Ну да, Железный почуял свой любимый хавчик. Пожалуй, вот для него эти статуи реально проблемой не будут. Хех, ну да ладно, подобным можно и пренебречь.
  
  – Это ещё не все, пойдём дальше, – и экскурсия продолжилась...
  
  Чуть позже.
   – Итак, представляю вам боевого голема класса "Богоравный", модели "Фей–3000 "Д.О.Б.Р.Ы.Й.", сокращённо от Деструктивно–Объёмно–Бронебойны...
  
  – Сефирот! – раненой белугой взревел Макаров. – Что ЭТО?!
  
  – Вообще, изначально я просто хотел сделать вам памятник, ну, дань уважения и всё такое. Но в процессе работы я подумал, что просто памятник – это непрактично, и неплохо бы прикрутить ему какие–нибудь защитные функции, ну там барьер какой–нибудь, активирующийся в случае нападения на город... – я ещё раз посмотрел на монументальное изображение огромного Макарова в чёрных латах, со зверским двуручником в руках и внушающими трепет демоническими крыльями за спиной, н–да... – А потом ещё раз подумал, что если уж ставить защитные функции, то почему не прикрутить атакующие? Ну и как–то само собой получилось это. Но не волнуйтесь, я оставил возможность переходить к изначальной функции! Фей, выполнить процедуру маскировки!
  
  – ПРИНЯТО, – прогудел гулкий бас, и массивный голем резко ужался. Миг – и перед нами застыл совсем другой Макаров, в мягких свободных одеждах, с поднятым к небу одухотворённым лицом и двумя узорчатыми крылышками, а–ля Фей, за спиной. Для большей святости не хватало только нимба. Правда, если подойти поближе и присмотреться, то в руках, спрятанных в одежде за спиной, угадывались очертания пивной кружки, а из–под полы мантии в одном месте выглядывал очень характерный бесовский хвост.
  
  – Куи–хи–хи, – Вермилион, видать, уже успевшая забыть о причинах, да и самом недавнем отлучении по "срочным делам", хихикала в кулачок, наблюдая, как заслуженный пенсионер рыдал и клял любимое Шпаньё.
  
  – Так, всё. Веди меня в гильдию. Хватит с меня впечатлений на сегодня, – Дреяр утёрся рукавом и вздохнул.
  
  – Осталась ещё одна деталь, точнее, две, но сейчас действительно стоит пройти в резиденцию, – Фейки на меня с подозрением поглядывали, ну, а я... припомнил, как договорился с одним типом, а потом ещё и кое–что подсчитал, чтобы старикан не смог отмазаться и откосить, а то заметил я, как он нездорово поглядывал в мою сторону при оговорке Эльфмана (за которую он, кстати, у меня ещё получит. Неделя, нет, две недели усиленных тренировок в режиме "я хочу умереть" от милого и доброго меня. И нет, Женни, не нужно смотреть на меня с такой укоризной. Он всё равно это заслужил! Ну... ладно, я подумаю о смягчающих обстоятельствах).
  
  
***
  И вот настал торжественный миг. В полной тишине отворились створки Замка Фей, а я наложил на себя простенький звукозащитный барьер!
  
  – С ВОЗВРАЩЕНИЕМ!!! – от могучего рёва, исторгнутого сотней глоток, задрожали стёкла.
  
  – Ась? – оглушённый и дезориентированный Макаров смешно ковырял мизинцем в ухе, но тут начались массовые обнимашки, похлопывания, стискивания... Так. Локи, я понимаю, что ты тоже был в стазисе и спешишь познакомиться с новыми представительницами Фей, к тому же кошками, но сразу–то лапать зачем? Искал хвосты? Ну–ну. Джет, Дрой, отлипните от Леви! Я понимаю, что вы её не видели семь лет, но... а, ладно.
  
  Подобный хаос стоял ещё с полчаса. Но вот зловеще скрипнули ворота (а ведь до этого открывались совершенно беззвучно, пф, показушник), восторги затихли, а в проём ворот шагнул он. Высокий мускулистый блондин слегка за тридцать, с убранными в простой конский хвост волосами и с шрамом в виде молнии на лице. Одет маг был в простую рубаху, украшенную золотой вышивкой, и такие же штаны.
  
  – Старик... – мужчина в зловещей тишине посмотрел на Макарова.
  
  – Лексус, – нахмурился Третий Мастер, но... больше он ничего сделать не успел. – Эээ?
  
  – Как же я рад тебя видеть, дедушка, – преодолевший два десятка метров за какую–то долю секунды маг просто сграбастал старика и сжал того в объятиях. – Я... должен многое тебе сказать, но прежде всего... Прости, я был настоящим засранцем!
  
  – Лек... сус, – просипел Макаров, в эмоциях которого сейчас царил настоящий шторм. Впрочем, спектр очень быстро сменялся на вполне конкретный. – Лек... ссс...
  
  – Дед? Ты чего?! – обеспокоенно. М–да, что–то младший Дреяр увлёкся.
  
  – Ды... шать... – почти прошептал уже синеющий маг.
  
  – Упс... – блондин разжал хватку. – Не рассчитал... – и тут толпа, как по команде, начала ржать.
  
  Немного отсмеявшись и восстановив присутствие духа, народ продолжил празднование, а мы с Женни и Лексом принялись вводить в курс дела новоприбывших... Хм, как–то странно это всё звучит, особенно если учесть, что я тоже на острове сидел. Кхм... М–да, ох уж эта темпоральная магия. Вскоре к нашей беседе подключились и Макао с Вакабой.
  
  – Так, ладно... Давайте по порядку, – уставший от галдёжа Дреяр–старший взял техническую паузу. – Кто сейчас Мастер Хвоста Феи? – и так на меня зыркнул... бррр, ну ладно, старик, крепись...
  
  – Конечно же это вы, Мастер, – синхронно ответили мы с Лексусом и ухмыльнулись. Макарыч явно почуял подставу и затравленно огляделся.
  
  – Но меня же не было, по вашим же словам, семь лет! Гильдия не могла всё это время оставаться без руководства!
  
  – Разумеется, – киваю. – Именно поэтому я, как ваш заместитель, исполнял ваши обязанности, пока вы были в отпуске на тропическом острове.
  
  – К–каком отпуске? – дед нервно сглотнул.
  
  – Заслуженном. Вы возглавили гильдию в 736 году. Сейчас 791. Таким образом, вы занимаете должность Мастера вот уже 55 лет, – Дреяр мееедленно кивнул. – Поскольку такая должность является административной, по трудовому кодексу Фиора вы имеете право на месяц отпуска в году.
  
  – Что? Серьёзно? Я не знал, – растерянно сообщил старик.
  
  – И почему никто никогда не читает эти скучные трактаты по законам, кодексам и правилам? – я вздохнул.
  
  – Эээ...
  
  – Ладно, это был риторический вопрос. Продолжим. Судя по документации гильдии, в отпуске вы не были ни разу. Итого, у вас накопилось 55 месяцев отпуска. Делим на двенадцать, итого, чуть больше, чем четыре с половиной года. Поскольку я являюсь вашим заместителем, а вы отбыли на тропический остров в компании толпы красивых девушек, то я позволил интерпретировать это как тот самый отпуск, о котором вы так давно говорили и так давно собирались.
  
  – Ты же не хочешь сказать... – судя по глазам, он уже всё понял, но ещё не мог поверить в моё коварство и жестокость. А что ты хотел, старик? Я остался почти один с кучей проблем и резким ослаблением как себя, так и гильдии, так что... прости, ничего личного... Хотя кого я пытаюсь обмануть? Это отчаяние, зарождающееся в твоих глазах, греет мою тёмную чёрствую душу.
  
  – Да–да, в отпуске вы задержались на 29 месяцев, а значит, не сможете покинуть свою должность или взять новый отпуск, пока не отработаете данные прогулы, согласно трудовому кодексу Фиора, в двойном размере. Итого... ещё 58 лет.
  
  – Нет... нет... Боги, за что?! О, точно, я старый и слабый! Я не проживу столько! – ухватился за последний шанс Макаров.
  
  – Простите, Мастер, но я уже говорил вам семь лет назад – смерть вам не поможет, теперь я могу продолжить фразу – и самоубийство от меня не спасёт...
  
  – Не могу поверить, он всё–таки сделал это, – Макао обратился к Вакабе, бросая сочувственные взгляды на рыдающего на коленях старичка. – А ведь он его ещё не ввёл в обстановку в стране и между гильдиями... И, зная Сефирота, это тоже будет далеко не последний удар по старику.
  
  – Ах да, чуть не забыл, поскольку вы вернулись, теперь я могу подать заявление на отпуск, у меня скопилось целых полгода, так что через две недели, положенные по закону, мы с девочками...
  
  Взгляд со стороны.
   По Магнолии пронёсся вой, полный тоски и муки, словно какое–то живое существо обрекли на вечные страдания. На несколько мгновений жители города оставили свои дела и всмотрелись в сторону побережья, туда, где стоял Замок Фей – самой странной и загадочной гильдии королевства. Но прошла минута, другая, и всё вернулось на круги своя. Горожане занялись делами, в конце концов, последние семь лет в районе Замка довольно часто кто–то выл и стенал, а человек – это такое существо, что ко всему привыкает, тем более что вой из Замка, в котором живёт Демон – вполне закономерное явление.
  
  Следующее утро. Сефирот.
   Я довольно потянулся на мягкой перине у себя дома. Дом... какое замечательное слово. Забавно, я–проекция ведь никуда не уходил, для меня–оригинала не прошло и месяца с момента отбытия на остров, но при этом я ощущал именно возвращение домой после семилетнего отсутствия. Довольно странно и необычно, видимо, следствие экспериментов с Магией Времени. Причинно–следственные связи при нелинейном ходе... Брр...
  
  – Ммм? – мои размышления прервала открывшая один глаз Женни. – Сеф? Сколько времени?
  
  – Ещё рано. Спи, – я невольно улыбнулся.
  
  Вечер и ночь прошли очень насыщенно. Я ведь действительно соскучился по своим девочкам, потому, когда мы пришли домой, устроил форменный разврат. С привлечением проекций, главное – просто правильно выбрать комнаты и "не попадаться друг другу на глаза", дабы не допустить жестокого махача и попыток крайне экзотичного самоубийства. Но это было прекрасно... "Две Миры" в одной комнате и Эльза. Люси и Джувия в другой, а потом... Почувствовав, что опять начинаю пускать слюни и блаженно улыбаться, могучим волевым усилием беру себя в руки и прекращаю пялиться на то, как сонная Женни на ощупь нашла Джувию и подтянула её к себе, стиснув в объятиях – в середине ночи, когда девочки немного устали, а я только вошёл во вкус, проекция была развеяна, а сестрёнки перенесены к остальному "боевому гарему" для продолжения... Так, хватит пускать слюни, возьми уже себя в руки! Работы немеряно, Макарыча вводить в курс дел нужно! Новых членов гильдии представлять! С этим, правда, полегче – во–первых, новичков не так чтобы сильно много, во–вторых, сейчас они на заданиях и ещё не вернулись.
  
  С отчётливым скрипом я всё–таки смог оторвать свой взор от притягательных силуэтов, укрытых только простынками, да и то лишь частично. Мысленную мантру о том, что держать в руках надо себя, а не девочек, пришлось повторять очень–очень много раз, и то сам волевой подвиг я смог реализовать, лишь когда почувствовал, что мантра начала терять в восприятии всякий смысл, а руки уже на грани контролируемости. Но я превозмог, да!.. Но почему–то чувствую себя идиотом–неудачником. Жизнь – Боль! Ведь если я сейчас не встану, в кровати мы зависнем ещё на сутки, если не больше. Я–то не против, скорее очень даже за, но девочки и так сильно устали за ночь... Есть, конечно, Магия Жизни, но ведь нужно и дела делать? Хм...
  
  А почему бы не отправить проекцию?..
  
  Точно! Так и сделаю. Всё–таки хорошо, что теперь я вновь могу их использовать, помнится, в те семь лет мне дико не хватало второй пары рук, вот что значит привычка – отвык–с, а так бы сразу кастанул и не терзался муками выбора. Хм, самое забавное, вчера, для "охвата всего фронта", я о них подумал сразу же после тентаклей, а вот по отношению к работе как–то протупил. Эх, чувствую, с головой придётся разбираться ещё долго. Информация о семи годах пребывания чисто астральным телом несколько сказывается на продуктивности работы и общем восприятии. Нужно будет как–то это подправить.
  
  Создаю копию – она прекрасно знает, что нужно делать, а сам, прикрыв глаза, блаженно окунаюсь в эмоциональный поток от спящих феек. Ка–а–айф.
  
   Проекция Сефирота. Эти же время и место.
   "Великие Силы, как я его ненавижу!.." – мучительно отвернувшись от довольной рожи собственного оригинала, я поплотнее запахнул шторы, чтобы свет, пробивающийся сквозь щели, не мешал любимым спать, и отправился вниз. Если моя память не успела мне ни с кем изменить, Венди сейчас должна быть на корабле под приглядом Уртир. И это хорошо, потому как девочке, только–только входящей в тот самый период, лучше бы не наблюдать наших ночных развлечений. Рефлекторное отслеживание меток из клеток Симбы, проводившееся в том числе и перед моим созданием, подтверждало, что таки да, малышка сладко спит в своей комнате на Некрополе, Чарли кемарит где–то рядом, семейство Милкович, включая Мелди, тоже там, ну и с остальной гильдией всё в порядке, разве что Зереф чего–то забыл в центре города. Впрочем, не удивлюсь, если он решил насладиться возможностью побыть среди людей, никого при этом не убивая.
  
  Что ж, всё хорошо, всё прекрасно, и первым на повестке дня стоит завтрак для моих Феек, им и займёмся.
  
  – Ну вы вчера и устроили, – внезапно поприветствовал меня ехидный голос с тщательно скрытыми нотками восхищения, раздавшийся откуда–то сверху.
  
  От неожиданности едва не шибанув в ту сторону чем–нибудь убойным, я поднял взгляд и узрел довольную мордаху Мэвис. Девочка–призрак сидела на балке перекрытия и непоседливо дрыгала ногами, сверкая голыми пятками.
  
  – Хм... – в голове так и крутились реплики про вуайеризм и плохих девочек, которых надо наказывать, но я себя сдержал. – Нужно будет поработать над защитой от Злых Духов...
  
  – Эй, я не Злой Дух. Я основатель нашей гильдии, – сразу же надулся призрак. Нет, я не могу, это сильнее меня.
  
  – М–м–м, правильно ли я понял, что дух одного из сильнейших тёмных магов истории, личной ученицы Чернокнижника Зерефа не является "злым"?
  
  – Я не злая! Я фея! – и носом так шмыг, и глазки на мокром месте, прямо начинаю чувствовать себя конченой сволочью. Правда, общая довольная рожица этого мелкого чуда на корню рубила вероятность того, что "злой и сильный демон обидел дух беззащитной маленькой девочки".
  
  – Тем не менее подсматривать – это плохо! – я назидательно поднял палец вверх. – Маленькие девочки не должны заниматься вуайеризмом!
  
  – Я уже не маленькая! Мне двадцать пять! И ничего нового я там не увижу! – очень по–детски насупилась Первая.
  
  – Хмм... – нет, я не могу удержаться! – Ну тогда бы присоединялась.
  
  – Че–е–его?! – есть накрытие и попадание, глаза большие–большие, мордашка налилась алым, а из ушей чуть ли не пар идёт. – Д–да как у тебя только язык повернулся? Дракон–извращенец!
  
  – Раз не хочешь присоединяться, то и подсматривать нечего, – обрезал её возмущение я. – Ну да ладно. У меня есть к тебе несколько вопросов, в том числе и по твоему состоянию, но это чуть позже, а пока... – перевожу задумчивый взгляд на её босые ноги. – Вот, – усилие мысли – и из пространственного кармана вылетает новая пара обуви. На этот раз вполне себе изящные сапожки.
  
  – О! Я только что вспомнила, мне же ещё нужно поговорить с Зерефом! А на вопросы твои я отвечу, да! Потом... как–нибудь, точно–точно! – и дух Первого Мастера с очень приличной скоростью покинул мой особнячок.
  
  – М–да, экзорцизмы и противодуховные барьеры она даже не заметила, а вот пара сапожек вгоняет в священный трепет. Феи, – я покачал головой и растянул губы в довольной улыбке, – обожаю. Так, ладно, завтрак сам себя не приготовит!
  
  Через полчаса я накладывал чары стазиса на пышущие жаром блюда, если эта сволочь с моими Фейками всё–таки соизволит дойти до кухни, ему останется только отменить консервацию – и всё, кушать подано. Ну, а мы пока пойдём... к Макарову. Нужно всё–таки продолжить его введение в курс дел, да и как–то подбодрить старичка, я–оригинал всё–таки та ещё сволочь, не мог как–то нежнее с пенсионером? Его же чуть кондратий не хватил, несмотря на отреставрированное сердце и полностью залатанный организм! Привык, понимаешь, общаться с прикрученными бандитами в лаборатории, демонами и Уртир! Причём степень зловредности идёт именно в такой последовательности! Кхм, ладно, прорвёмся, в конце концов, там остался Лексус, да и Вакаба мужик грамотный. Ну что же, новое магическое усилие, внутренняя проекция сети координат, шаг за дверь моего домика – и... я вхожу в двери гильдии.
  
  – Кошки... Кошки – это хорошо–о–о, – и первое, что вижу – это ушедшего в нирвану Гажила в окружении сразу пяти молодых иксидок, причём его плющило не от нэко–горничных, это бы я понял и даже полностью бы согласился, но нет! Этот котофил был в нирване именно из–за их оригинальной формы.
  
  – М–да. И давно он так? – поворачиваюсь к стойке, за которой дежурит наш старший бармен – Кинана, верная помощница и лучшая подруга Женни. По совместительству Маг Превращений нижней границы А–ранга.
  
  – Да почти с самого вашего возвращения, – пожала она плечами, продолжая Протирать Стакан. – Девочкам он, кстати, понравился.
  
  – Хм, а где Пантерлили? – я заметил, что напарника нашей "железяки" нигде поблизости нет, что было довольно странно.
  
  – Отправился в Восточный Лес по приглашению Королевы Иксидов, Гажил всё равно вне зоны доступа.
  
  – Логично. Ладно, я к Макарову, – поднимаюсь по лестнице наверх.
  
  – Угу, удачи! – Кинана улыбнулась и продолжила протирать стакан, временами бросая заинтересованные взгляды... О, да там же Грей лежит. Упитый вусмерть и полуголый. Хех. Как же хорошо. До сих пор не верится, что я дома и моя семья со мной...
  
  Мастера я нашёл в его кабинете, сидящего за массивным столом и смотрящего куда–то в неведомые дали пустым взглядом. Рядом, прямо на полу, привалился Лексус и тихонько кемарил. Однако мой приход не остался незамеченным. Пребывающий где–то глубоко в себе Макаров ме–е–едленно повернул ко мне голову. Секунда, другая – и свет Осознания появился в его глазах.
  
  – Ты... ты–ы–ы, ТЫ–Ы–Ы–Ы–Ы–Ы–Ы–Ы! – очень доходчиво.
  
  – М–м–м, что за шум? – внук текущего главы Фей зевнул и потянулся. – А–а–а, Сефирот, я–то думал, что дедан так бушует.
  
  – Угу, и вам доброе утро, – я поздоровался с окружающими. – Чего это с ним? – кивок на Дреяра–старшего.
  
  – А то ты не догадываешься. Разница между тем, какой была гильдия семь лет назад, и тем, какой она стала сейчас, весьма велика. К тому же дед пока добрался только до официальных документов, а не того, как всё обстоит на самом деле.
  
  – Эй, издеваться над беззащитным стариком – это моя прерогатива! – возмутился я на поползновение к моим правам.
  
  – Ну, я, как зам зама, пока тебя нет, поддерживал его форму, – хмыкнул блондин.
  
  – Вы... Вы–ы–ы, ВЫ–Ы–Ы–Ы–Ы–Ы–Ы! – ответил на это Макаров.
  
  – О, прогресс, – мы с Лексусом синхронно ухмыльнулись, отчего бедный старик вообще зарыдал. Правда, фонил он при этом таким чистым и незамутнённым счастьем, что на одних эмоциях мог бы повесить хорошее такое благословение на город.
  
  – Так, шпаньё. Что ещё я не знаю? И что происходит?! – Макарыч потряс пачкой бумаг. – Судя вот по этим писулькам, мы теперь какая–то "внеранговая" гильдия, а первыми числится эта шпана из "Саблезубых". Официальных заказов от королевства у нас почти нет, но при этом, – на свет появилась вторая кипа, – в казне денег хватит на покупку собственного города, на доске заданий плюнуть некуда, а народ слишком счастливый для аутсайдеров!
  
  – Хм, вижу, ты ещё ничего ему не рассказал? – поворачиваюсь к Дреяру–младшему.
  
  – Хотел оставить это тебе, нам и так было о чём поговорить, – он лишь хмыкнул. Вот же наглая скотина, хотя чего это я? Сам такой же.
  
  – М–да, спасибо, блин.
  
  – Всегда пожалуйста...
  
  – Эй, вы про меня ещё не забыли? – влез в нашу высокую беседу низкий субъект.
  
  – Ладно–ладно. Итак, шесть с половиной лет назад наш очень любимый самодержец издал один забавный закон. Монарха достало вечное выяснение отношений гильдий на тему "кто самая толстая лягушка в этом болоте". Нет, мастер, наши разборки с Фантом Лордом тут ни при чём. Почти. И без нас хватает желающих пересмотреть своё место в табели о рангах.
  
  – Но ведь войны между официальными гильдиями строжайше запрещены! – удивился пожилой маг.
  
  – Как будто эти запреты хоть кого–то останавливают, когда речь заходит о власти и деньгах. Официально всё хорошо и чинно, но по факту – провокации, "зажимания в тёмном уголке" членов другой гильдии и прочее. И если первая десятка гильдий ещё вела себя более–менее прилично, то всякие "Разящие Клинки", "Стражи Мира" и прочие мелкотравчатые, но амбициозные гильдии порой устраивали чуть ли не городские бои стенка на стенку. Вот после очередного такого междусобойчика, жертвой которого стал городок Герань чуть меньше, чем полностью, Тома Е. Фиор Третий и издал рескрипт, регулирующий передвижение в табели о рангах среди светлых гильдий, учредив Ежегодные Великие Магические Игры. Теперь ранги гильдий зависят от места, что гильдии занимают в соревнованиях.
  
  – Хм... И никакого махача? – Дреяр с подозрением косился на нас с Лексусом.
  
  – Только на арене, как одно из заданий. Сами задания там весьма разнообразны. Хотя на мой вкус, есть и откровенно идиотские. По правде сказать, таких там большинство, но зрителям нравится.
  
  – Хм, допустим. Но как это относится ко "внеранговости" нашей гильдии? – подозрения старика крепли.
  
  – О, очень просто! Гильдии, что не принимают участия в Играх, автоматом уходят на последние места. За шесть раз все гильдии страны свои силы попробовали. Все, кроме Фей. И, по идее, мы должны были быть на последнем месте.
  
  – Ик? – старичку стало грустно и обидно. Что бы Макарыч ни твердил, звание "Первой Гильдии Фиора" всё–таки почёсывало пузико его гордости, а тут такая новость. – И почему же мы вместо этого внеранговые?
  
  – Да как–то побоялись называть аутсайдерами гильдию, в составе которой "Бог Ишгала", два неофициальных Богоизбранных и несколько S–рангов, а также открыто сотрудничающую с двумя крупнейшими торговыми домами страны, – оскалился очень гордый собой и гильдией Лекс.
  
  – Б–бог Ишгала? – мастер вытаращил глаза.
  
  – Да. Совет расщедрился пять лет назад, когда я уничтожил "Проклятье Зерефа" на юге страны.
  
  – Мёртвые земли? Как?
  
  – Маяк ионной пушк... кхм, в смысле, Анимы забросить телепортом в центр земель, а потом наслаждаться тем, как насос раскладывает на чистую ману все магические структуры той местности, в том числе и проклятье. Джерар потом неплохо отсыпал мне артефактов, изготовленных при помощи выкачанной и кристаллизованной маны. Ну, а Столетнее Задание, решённое за неделю, послужило хорошим основанием для изменения "титула".
  
  – М–даа... – старик крякнул. – Как ты тут ещё невзначай мир не захватил?
  
  – Я подумывал над этим, но мне стало лень, – совершенно честно признаюсь. – Да и дела поинтереснее были, – например, опыты в гибридизации, темпоральной интеграции, эфирном перестроении и прочем. Было бы неплохо поймать кого из зверушек моего названого брата, но Тартарос откочевал чёрт знает куда или капитально залёг на дно. Во всяком случае, весьма тщательные поиски по всему Фиору и Баско, Руну и Севену результатов не дали.
  
  – Лексус, налей мне пива, – печально вздохнул мастер. – А ты, шпаньё бессовестное, продолжай рассказывать, как дошёл до жизни такой! И в этот раз без своих шуточек! – грозно нахмурился дед.
  
  – Ну ладно, – я вытащил из пространственного кармана три кружки, а Лексус тем временем метнулся вниз за парой бочонков пива. – Во всей этой кутерьме, что началась с момента нашего исчезновения, мне, как проекции, было весьма паршиво магически и адски сложно, в плане организации, управиться с делами...
  
  
***
  Некоторое время спустя.
  – То есть ты использовал свои родственные связи с Джудом Хартфилием, чтобы обеспечить стабильный приток заказов от "Железных Дорог Фиора", а также напомнил о долге барону Альстеру, что обеспечило тебе постоянный приток заказов, даже несмотря на урезание обычных? Ох, шпаньё... – маг схватился за голову, потом подумал, оценил обстановку и вместо головы схватил кружку.
  
  – А ещё он "помогал Совету", – сдал меня Дреяр младший. – Та история с Мёртвыми Землями началась как раз по инициативе уважаемого Мэста, чей запрос поддержали госпожа Уртир и старейшина Оуг, – а как он при этом скалился... М–да, наше долгое общение явно повлияло на блондинчика не в лучшую сторону. Хотя, это как посмотреть.
  
  – Так, всё, хватит! Мне нужно поспать и обдумать услышанное. А вы пока... ну... займитесь, чем вы там обычно занимаетесь, да! – и дед выпроводил нас обоих из своего кабинета.
  
  – М–да, а ведь он ещё не видел часть наших новеньких... – задумчиво протянул Лексус.
  
  – Не всё сразу, друг мой, пусть я старика и подлатал, но к таким новостям нужно готовить постепенно, давая время свыкнуться и переварить.
  
  – Ну что же, может, ты и прав, – парень зевнул. – Ох, пожалуй, мне тоже не помешает немного поспать.
  
  – Угу, удачи, – на этом мы с блондином распрощались – он пошёл давить подушку, ну, а мне было бы неплохо наведаться обратно в мой Некрополь – Венди скоро проснётся, и у неё наверняка будут и вопросы, и нужда в завтраке.
  
  
***
  Немного времени спустя.
   Да–а. Жизнь продолжает играть всеми цветами. Ребёнок был отловлен, умыт, накормлен и затискан, причём в двойном экземпляре, ибо пока я занимался Венди, Мелди подверглась атаке беспощадных леди Милкович и Милкович. В результате чего за столом встретились две "мировые тоски", лишь увидев друг друга, сразу же всё осознавшие и сочувственно покивавшие. Полная гармония и резонанс. В высшей степени Мило. Кошка шла бесплатным дополнением. Ну и приятственная беседа за завтраком, куда же без неё?
  
  – Судя по тому, что ты не ешь, – Уртир аристократично оттопырила мизинчик, делая глоток кофе с магической плантации Севена, – ты опять подослал к нам проекцию. И чем же занят оригинал? – привычный пасс изящной рукой, и на стол ложатся чары звуковых помех – мелочь может спокойно трещать о своём (хотя сейчас она продолжает активно бороться с завтраком), а мы – о своём. Хех, некоторые привычки некоторых личностей никогда не меняются.
  
  – А чем я могу быть занят, семь лет не видев своих Феек?
  
  – Бабник, – хмыкнула девушка, а Ур украдкой вздохнула.
  
  – Ладно, замнём для ясности и перейдём к следующим вопросам, – дела не любили ждать, а времени как всегда не хватало. И даже изучение соответствующей магии проблему не решало, скорее уж наоборот – областей для исследования стало больше, а количественно минут не возросло, эх.
  
  – С моей стороны всё готово, ритуал можно провести хоть сейчас, – пожала плечами колдунья. – Или ты хотел что–то ещё?
  
  – Хм, с ритуалом неплохо, ну, а хотел я инициировать процесс по вопросу Джерара. Макарова пока никто не видел, но слухи о том, что Мастер Хвоста Феи наконец–то вернулся из своего отпуска, по городу уже ходят. И до Совета они дойдут весьма скоро. Надо бы их занять чем–нибудь ещё, дабы старички не сразу осознали, что теперь "Проклятый Демон" спихнёт всю бюрократию на нового неудачника, а сам пойдёт во все тяжкие.
  
  – Твоя гильдия никогда не умела держать язык за зубами, – хмыкнула Уртир. – Что же по поводу таких известий, думаю, это послужит поводом для объявления народных гуляний. От твоего документооборота даже Лахар воет.
  
  – М–да... А ведь вполне возможно, ну, тогда слегка подпорчу им праздник.
  
  – В этом весь ты...
  
  – Так, минуточку, – встрепенулась Ур и с напряжённым прищуром вперила в нас взгляд. – К Зерефу Совет... Эм, в смысле, к демонам... Да блин! – недовольно дёрнув головой, она упёрла руку в столешницу. – В общем, отложим пока его, что там за ритуал такой, о котором вы тут шушукаетесь?
  
  – О, одна очень любопытная разработка на основе темпорального сдвига, принципа суперпозиций и квантовой неопределённости...
  
  – На фиорском, пожалуйста, – буквально излучая спокойствие, попросила Милкович–старшая.
  
  – Уртир? – я повернулся к Милкович–младшей, у неё объяснить получится лучше.
  
  – Ладно, в общем, исследуя законы временной магии, мы обнаружили ряд фундаментальных основ. Это позволило нам разработать один интересный ритуал, помимо Магии Времени использующий понятие неделимости целого и части. Если рассматривать чародея как линейную функцию, растянутую во времени...
  
  – Я же просила на фиорском! – простонала Ур. – Сефирот! Что ты сделал с моей дочерью?
  
  – Прости, слишком долго мы с ним общались, – "покаялась" Уртир. – Если говорить проще, то любой живой волшебник существует в трёх состояниях: прошлое, настоящее, будущее. Прошлое уже произошло, и оперировать им практически невозможно. Точнее, это требует таких затрат сил, что проще мир расколоть. В настоящем находимся мы, а вот будущее... Будущее не определено, а лишь вероятно. При помощи Магии Времени можно частично связать себя–настоящего и себя–будущего. Не физически, разумеется, а лишь на энергетическом плане. Объединить свой резерв с резервом себя же из возможного будущего.
  
  – И что это даст? – Ур всё ещё не понимала.
  
  – Удвоение магического запаса. Мы создаём как бы миниатюрную временную петлю в рамках устойчивой системы координат, такой, как тело волшебника. Единственный минус – пропускная способность тонкого тела и его "крепость" остаются на прежнем уровне, так же как и способность к регенерации магии. Однако при увеличении "магической выносливости" эти проблемы можно решить за пару месяцев.
  
  – Э–э–э... И почему тогда все маги так не развлекаются?
  
  – О, всего лишь потому, что для того, чтобы создать внутреннюю временную аномалию, нужно владеть Магией Времени на очень высоком уровне, а чтобы проходящий через данный ритуал разумный точно его пережил, а не умер от болевого шока, нужен Маг Жизни не менее высокого уровня. А у нас одно направление считается "потерянным", а второе и вовсе запрещено.
  
  – М–дааа, – коротко стриженная красавица под впечатлением откинулась на спинку стула. – Ну вы и затейники...
  
  – Ты даже не представляешь, насколько, – довольно оскалилась её дочка, бросив на меня хитрый взгляд. – Но остальное позже, преобразования нужно проводить последовательно.
  
  На этом завтрак семейства Милкович (а также Венди и Чарли) и закончился. Уртир пошла собираться – как бы ей ни хотелось побыть здесь подольше, но увы – наше возвращение было хоть и прогнозируемым, но точных дат определить было нельзя, а потому к семье девушка сорвалась едва ли не с очередного заседания Совета. К тому же в том же Совете уже и так порой похаживают шепотки о том, что молодая советница как–то слишком уж плотно сотрудничает с заместителем мастера самой неоднозначной гильдии королевства. Впрочем, про Фей всегда шептались, а уж сколько выдвигалось версий, что я грохнул старичка и захватил власть... хе–хе. Вот у кого–то будет эпичненький облом. Ну, а для остальных есть "Мэст". Личный мозгоклюй – это удобно.
  
  С темпоральным ритуалом мы решили не спешить – пусть Милкович–младшая сначала подложит Совету Джерара, а пока те будут писать кипятком от счастья, мы сможем провернуть всё необходимое. Ну и ещё я просто слегка тянул время. Будучи проекцией, пройти через это преобразование я, понятное дело, не мог, так что и мне предстоит сия прекрасная операция, вот только жизнюка, чтобы сгладить неприятные эффекты, у меня не будет – нельзя преобразовывать свою энергетику и одновременно с этим этой энергетикой работать. Хм... Разве что Венди привлечь, для неё это будет хорошая практика, да и помереть я не помру в любом случае, но будет больно... м–да. Хотя есть ещё братик Зереф, но мысль, что в моей энергетике будет копаться самый зловещий чернокнижник за всю известную историю, не вдохновляла, скажем так. Нет, доверять я ему доверял, но кто знает этих маньяков–учёных? Мы те ещё кадры. Ладно, будем думать.
  
  
***
  После завтрака оба детёныша были доставлены бдительной Ур в гильдию, дабы и дальше окружать их заботой, любовью и прочими приятными вещами, совмещая их с тисканьем, воркованием и прочим. Материнские инстинкты, что уж тут поделать? А вообще – жизнь несправедлива, пока я тут горбачусь, передаю дела, ввожу в курс дела, народ очень быстро втянулся и уже веселится, словно ничего и не было. Вон Ромео с энтузиазмом хвастается перед Нацу своими достижениями на почве магии Огня, а тот с восхищением на это смотрит, откровенно облизываясь на разноцветные лепестки пламени. Грей, теперь уже под одобрительные кивки женского состава гильдии, благополучно разделся до трусов и привлекает заинтересованные взгляды. Эльфманы... устроили соревнование по армрестлингу. Два мощных накачанных мужика безбожно читерили: один преобразовал свои мышцы по образу монстров, а другой вообще накачал маной Света, повесив на себя "бафф". Хэппи постигал дзэн, пялясь на группки летучих кошек–официанток, чем медленно, но верно выбешивал Чарли. Гажил, в принципе, делал то же самое (пялился, а не выбешивал), хотя, скорее, продолжал делать. Леви раскулачила Джета и Дроя на чертежи и описания по используемым мной технологиям и артефактам и углубилась в исследования. В общем, все вели себя так, словно и не было никакого долгого отсутствия, разве что Мастер мог понять и оценить мою печаль, но из–за огромной кипы данных, свалившихся на него, был временно недоступен.
  
  И вот я сижу и информирую Джерара, пардон, Зигрейна, о его дальнейшей роли и обязанностях. Состроить нужную "липу" и оправдать государственного преступника будет относительно нетрудно. Благо подтасовывать факты я умею, да и пара оправдательных голосов в Совете у меня уже есть, добыть ещё пару вполне возможно, несколько "анонимных подарков" и "пожертвований" – и сомневающиеся примут нужное мне решение. Но это только половина дела. Просто оправданный Джерар мне не сильно нужен. Джерар в Совете Магов гораздо предпочтительнее, вот только запихнуть его туда куда сложнее, чем оправдать. Начнём хотя бы с того, что сейчас Совет укомплектован и никто из него уходить не собирается. Организовать кому–то из моих недоброжелателей проблемы со здоровьем? Хм... Вариант, но будет слишком подозрительно. Хотя если слегка напрячь Дромбальта в плане промывки мозгов... Словом, нужно думать. Для начала же будет неплохо парня просто оправдать, так что моем мозг ему, пока что, словесно и на тему – "не был, не являлся, не участвовал, вообще просто мимо проходил, гражданин начальник".
  
  Процесс просвещения был прерван самым варварским способом. С шумом, гамом и весёлым писком в Фиор заявилась делегация Эдо–Фей. М–да, тот самый момент, когда ты начинаешь жалеть, что вместо хитровыкрученного портала воткнул "обычную" дверь. Но всё равно я был чертовски рад их видеть. Рассекающий на роликах Нацу не вызывал удивления у окружающих. Эдо–Венди была весьма мила, а её фигурка за время моего отсутствия стала ещё приятнее, не настолько, чтобы у меня начали появляться определённые мысли при виде "взрослой версии" приёмной дочери, но где–то близко. Хотя, как сообщила мне моя же память, у сей прекрасной девы уже есть воздыхатель в лице, кто бы мог подумать, Мэста. Отношения там, правда, несколько странные и запутанные, но, думаю, сами разберутся. Полуголый Грей, обнимающийся с другим полуголым Греем под томные вздохи некоторых девушек гильдии, стал "вишенкой на торте", правда, означенные вздохи быстро затыкает добрый взгляд Эдо–Джувии... Ну и, конечно же...
  
  – Хэй, Сефирот, а где все альтернативные мы? – меня стиснули в дружеских объятиях, прижав к большой и красивой груди. Помимо сего достоинства, у стиснувшей меня особы также были золотистые волосы, сейчас фривольно уложенные в два "детских хвостика", милая мордашка и потрясающие тёплые глаза.
  
  – А ты догадайся, я их почти семь лет не видел. И вообще, на самом деле меня здесь нету, а ты говоришь с астральной копией.
  
  – Поня–я–ятно, не отпускаешь, развратник, – ухмыляясь, протянула эта довольная жизнью оторва, ещё и локтем в бок ткнув.
  
  – Ну–ну, кто бы говорил.
  
  – А я что, мне одного вполне хватает, – ушла в несознанку блондинка, хотя оценивающий взгляд на нашего Нацу бросила.
  
  – Да–да, прикрученного к кровати и с кляпом. Главное – стащить с него ролики, а дальше он уже утратит волю к сопротивлению.
  
  – Откуда ты... – тут она сообразила, что сама себя сдала. – Блин, демон! Никому ни слова!
  
  – Как скажешь, Люси, как скажешь... – улыбаемся и машем, как и завещали Великие Пингвины.
  
  – Ладно, вечером–то хоть вы подтянетесь? – перешла на более спокойный тон блондинка.
  
  – Подтянемся. Завтрашним. Если повезёт, – я себя прекрасно знал, соскучившийся Сефирот может и две недели своих прекрасных Феек из кровати не выпускать, разве что на обед да гигиенические процедуры. Хм... А ведь по Ур я тоже очень соскучился... М–да, это уже не лечится. – А ты просто так интересуешься или по делу?
  
  – Совмещаю приятное с полезным. Хотелось бы увидеться и поболтать с собой, плюс Его Величество проинформировать, когда господин герцог сможет принять визит его старого друга. Сам понимаешь, правитель Эдоласа не может вот так всё бросить и, высунув язык, бежать вас встречать. Подданные не поймут, нужно всё распланировать, – девушка тяжело вздохнула.
  
  – Понимаю, но пока точных сроков назвать не могу – улаживать дела требуется не одному Фернандесу, – я кивнул в сторону бедного Джерара, что в состоянии транса наблюдал за двумя Леви (приличной милой девушкой и инженером–матершинником), увлечённо обсуждающими какую–то схему. А потом переводил взгляд с Аристократичной Каны на нашу и обратно. Кстати о последних...
  
  – Ура! У меня теперь две дочери! Близняшки! Я самый счастливый отец в мире! – они обе были стиснуты радостно вопящим Разрушителем и подвергнуты процедуре затискивания.
  
  – Эм... Простите, Гилдартс, но я не ваша дочь, я из другого мира... – вежливо пыталась отстраниться Эдо–Кана, но тут... у Клайва сработали рефлексы. – Ой! – и на щеках девушки образовался смущённо–негодующий румянец.
  
  – Ты куда грабли свои протянул, пердун старый? А ну втяни обратно! – вторила ей наша картёжница, охаживая незадачливого родителя кулачками по плечам. С учётом того, что пребывала она вместе с "сестрой" в стальных объятиях мужчины, особого места для размаха у неё не было, но она старалась, да–а–а.
  
  – Ой! Каночка! Каночки, простите, я не специально, оно само!
  
  – Что значит "само"?! Кобелина–извращенец! – женская ножка чуть было не впечаталась в критически важную точку счастливого родителя с устоявшимися рефлексами.
  
  – А–а–а, Кана, не надо! Прости! Прости, я не специально! – тем не менее, "счастливый папаша" руки не разжимал. То ли рефлексы его были сильны, то ли он понимал, что очутись дочурка на свободе – и ему будет несдобровать. В общем, как бы то ни было, Клайв продолжал "цепляться за жизнь" и хватку не менял. Что, естественно, увеличивало гнев волшебницы карт.
  
  – Время идёт, но кое–что в этом мире остаётся неизменным, – я вновь улыбнулся, наблюдая за этой картиной.
  
  – Да–а–а. Феи – они везде феи, в какой мир их ни помести, – согласилась блондинка. – А король у вас ничего, похож, – одобрительно покивала она, окинув взглядом Зигрейна. – У нашего такая же рожа во время заседаний кабинета министров! Бедняга, – последнее было произнесено с улыбкой до ушей и в лицо синеволосому, после чего девушка вновь переключилась на меня: – Ну так что мне передать королю?
  
  – Давай через три дня? И он сможет срочные дела закрыть, и я немного раскидаюсь.
  
  – Теперь это так называется? – вновь пошло улыбнулась эта дама с повадками "Госпожи".
  
  – Без комментариев, – сохраняя каменную невозмутимость, отбриваю все гнусные инсинуации в мой адрес. Пусть они и довольно близки к правде.
  
  – Ладно, не буду больше вам мешать, пойду поболтаю с Кинаной. Ещё раз с возвращением, Сефирот! – и, чмокнув меня в щёку, девушка упорхнула трещать к стойке нашего бармена, да и остальные эдо–дамы потихоньку начали продвигаться туда.
  
  – Э–э–э... – пришёл в себя Зигрейн. – Это гости из иного мира?
  
  – Угу.
  
  – И они вот так запросто к вам являются?
  
  – Не обращай внимания, – я махнул рукой, – ещё один ничем не примечательный день из жизни нашей гильдии. Тут и не такое порой бывает. Но вернёмся к слушанию Совета... – в ответ парень поправил ворот своей водолазки, сглотнул и... сосредоточился на моём повествовании. Хех, всё–таки маги весьма неплохо приспосабливаться умеют. Ко всему, даже к атмосфере дурдома. И это хорошо.
  
  А Клайва, кстати, всё–таки запинали. Две взбешённые до состояния берсерка Каны – это сила (сделаем вид, что не понимаем реального соотношения сторон)! К слову, в этом состоянии всякая разница в поведении у них исчезает, и кроткая эдоласская леди фигачит каблуком по пятой точке "папочки" с точно теми же рыком и энтузиазмом, что и заслуженная разорительница баров из Фиора.
  
  
***
   На следующий день я наконец–то насытился и "отпустил" пленных Феек, попутно развеяв проекцию. Довольные девушки порхали по зданию гильдии, постепенно концентрируясь вокруг барной стойки с Кинаной, где сидел и женский эдо–коллектив. Чую печенью, будет пьянка.
  
  – Ня? – донеслось от двери. "Большая пьянка, очень, очень большая пьянка" – выдал разум. – Эльзяяя–ня! – что–то фигуристое, каштановолосое и очень кошкое (в очень откровенном наряде) пронеслось мимо меня и повисло на моей валькирии.
  
  – Милли? – удивилась и очень обрадовалась Скарлетт, под аналогичные взгляды гильдейцев, только вернувшихся с Тенрю. – Это и вправду ты?
  
  – Няяя, – "потёрлась мордочкой" о лицо Титании кошатница. – Как же ня радня тебя видеть–ня! – девушки продолжали тискаться.
  
  – Любовь Миллианы разгорелась ещё сильнее! Это так прекрасно!
  
  – Истинно, брат! Они – настоящие франты! – два очень квадратных товарища в дверях обнялись, один из них даже зарыдал от умиления. Хм, что–то рано они вернулись.
  
  – Привет, мужики! – отсалютовал им кружкой с пивом Эдо–Эльфман. – Как задание?
  
  – Сопроводили груз без проблем, но у самого города нас ждала засада, – ответил Уолли Бьючанан.
  
  – Неужели бандиты? – удивился кто–то из "рядовых" гильдейцев. Удивляться было чему – почистил я округу очень основательно – подопытного материала никогда не может быть много. На выращенных гомункулах далеко не все наработки можно проверить, в частности, касающиеся души и личности. Да и контрольная группа всяко нужна...
  
  – Нет, "друзья"–конкуренты господина Джуда наняли "независимую" гильдию для диверсии, но Ричард объяснил им, что так поступать нехорошо, и принёс своё Слово Любви в их заблудшие души. Три часа приносил, – под конец вздохнул "франт".
  
  – Бедняги, – сочувственно выдохнула Алиса за одним из столиков, вызвав дружную волну согласных кивков по всей гильдии.
  
  – Просто избить и отдать страже или рунным рыцарям было бы милосерднее, – поддержал её Ромео.
  
  – Они просто начали погружаться во Тьму, как и я когда–то, но Сила Любви сможет открыть им Дорогу к Свету, нужно лишь раскрыть её этим несчастным заблудшим! – Ричард, он же Хотэй, реально вызывал опасения даже у меня. Уж больно его речи напоминали слова другого "качка", тоже с именем на "Ха", кстати. Так, ладно, фиолетовой помады на нём нет, к мужикам этот проповедник не лезет, в смысле, лезет, но не с теми целями... Бррр, иногда богатое воображение – это плохо. Очень, очень плохо.
  
  Тем временем женский коллектив продолжал трещать о своём.
  
  – Милли, как вы здесь оказались? – слегка пришедшая в себя от радости встречи подруги детства Эльза занялась любимым делом – допросом.
  
  – Эль–ня, мы теперь тоже в гильдии! – кошкодевочка оголила плечико, показывая алую татуировку "Хвоста".
  
  – Здорово! – воительница просто светилась от счастья, и кусочек ананасового тортика, поставленный перед ней одной из летучих кошек–официанток, тут был совсем ни при чём. Почти. – Мням! А как остальные? Сё, Симон?
  
  – Сё решил, что карьера мага ему ня оченя интересня, и открыл своё казино в Мареня! – Миллианна непоседливо уселась на барную стойку (кошки любят сидеть на самых высоких местах!). – Там работает много кис–ня, да и наши предпочитают отдыхать в центре развлеченяй при том же казиня.
  
  – Хм... – воительница нахмурилась. – Но чтобы построить всё это, требуются деньги, и немалые...
  
  – А, – беззаботно махнула лапкой заслуженная кошатница всея фей, – Сефирот–ня стал партнёром, и все финянсы взял ня себня... Ммм... Киса, – одна из пролетающих официанток была сграбастана и подвергнута тисканью. До чего же привычная картина, сам пойманный иксид вон тоже уже не пытается вырваться, а лишь "расслабляется и получает удовольствие".
  
  – Понятно, – судя по брошенному на меня взгляду аловолосой девы, ждут меня допросы с пристрастием. Но позже. – А как Симон? Он с вами?
  
  – Симон–ня... – помрачнела кошка. – Мы ня видели Симона уже лет шесть, – ушки на причёске поникли. – Он просто взял и ушёл ночью, оставив записку, что ням больше не по пути. Мы его искали, но он словно под землю провалился. Зато, – отбросила печаль Миллиана, – мы няшли его сестру!
  
  – Сестру? У Симона есть сестра?! – большие–большие глаза.
  
  – Дя! – так, ладно, тут обмен впечатлениями затянется надолго, пойду–ка я вновь Макарыча проведаю, нужно посмотреть, не доконала ли его вся та макулатура, и, быть может, помочь. Макулатуре. Естественно, демон я или погулять вышел? Хе–хе.
  
  Но не успел я дойти до лестницы наверх (проклятье, во время постройки я этот момент упустил, и чёртовы строители вместо пандуса воткнули лестницу!), как в гильдию пришёл кое–кто ещё.
  
  – Тётя Кинана! Пвивет! – маленькое нечто влетело в зал и с некоторым трудом взгромоздилось на высокий табурет. – А можно сока? – весь женский коллектив с синхронным щелчком (ну ладно, это было в моём воображении, но развернулись они действительно синхронно) повернулся к источнику шума.
  
  – Ой! Какая миленькая! – Мира пришла в восторг.
  
  – Э? Две тёти Женни? – ребёнок заработал когнитивный диссонанс и свёл глаза в кучку. – И две тёти Каны...
  
  – Чьё это чудо? – спросила у Кинаны Ур, уже бросая полные энтузиазма взгляды на девочку.
  
  – Это Аска, дочь наших Альзака с Биской, а вон и они, – девушка кивнула на вход.
  
  Я тоже повернулся и действительно обнаружил лыбящуюся ковбойскую парочку. Кстати, полностью подтвердившую мои не самые приятные расчёты. Они оба – сильные B–ранги, почти что А. Беременность прошла без проблем, равно как и роды, и даже первые два года жизни ребёнка, а вот в возрасте двух с половиной у малышки инициировался магический резерв. Относительно небольшой, но даже этих крох было достаточно, чтобы у девочки была температура под сорок и очень большие шансы отчалить на тот свет – энергетика просто не выдерживала. Что должно было твориться с Уртир – потомком двух S–ок с инициацией в грудничковом возрасте – мне и представить страшно. Остаётся дивиться, как её на месте не разорвало. Но вернёмся к молодожёнам.
  
  Ковбои уже через двадцать минут с момента начала этого "заболевания" были у моего дома с ребёнком наперевес, а дальше было просто – немного маны Жизни и лёгкий комплекс укрепляющих энергетику ритуалов, как результат – через десять минут девочка была здорова, бодра и энергична, всё–таки в вопросах энергетики, как мне кажется, я вполне уже могу поспорить и с драконами. Сказал дракон, м–да. Впрочем, неважно. Сейчас этой крохе всего пять, а резерв уже как у слабенького мага С–ранга – небольшое последствие от моего лечения. А парочка наших стрелков уже задумывается о новом пополнении...
  
  Всё это, ну, кроме теоретической части по энергетике, счастливые родители и поведали новоприбывшим Фейкам. Угу, которые слушали, не отрываясь от важнейшего процесса тисканья несчастного ребёнка. Ну, а мой чуткий слух уловил кое–что ещё.
  
  – Знаешь, Мелди, с одной стороны, мне её даже жалко, – рассказывала своей подруге (девочки уже сдружились на почве общего "врага") Венди, – но вот с другой...
  
  – Лучше она, чем мы, – продолжила мысль за целительницей волшебница Связей.
  
  Обе, к слову говоря, нагло врали. Точнее, почти врали. Венди от вечного тисканья и сюсюкания банально смущалась. Ну вот так получилось, что росла девочка сперва под опекой огромного дракона, которому была с ноготь, а в плане личности сформировалась и вовсе в окружении призраков–иллюзий, словом, "телячьи нежности" большую часть жизни могла видеть только в собственном исполнении по отношению к Чарли, а тут такое внимание и беспардонное вторжение в личное пространство. В общем, девочке было просто стыдно, особенно когда дело происходило на глазах кучи народа, и поделать с этим чувством она ничего не могла – сила привычки вещь серьёзная. Что до Мелди, то у неё был другой пунктик, а именно "я уже взрослая!" В общем, тот самый возраст, когда ребёнок начинает брыкаться и всеми силами пытаться доказать, как ему не нужна забота взрослых и вообще "фи на вас, моя вздёрнуть носик!" При этом, такие брыки всегда носят характер борьбы с собственными желаниями, мол, я хочу, но из принципа откажусь. Так и здесь, обеим нравилось проявление внимания и заботы, да и чисто физически то же расчёсывание волос весьма приятно, но признаться в этом в открытую? Да никогда!
  
  И вот тут я просто не смог отказать моему маленькому чёрному сердечку в очередном злодействе.
  
  – Не волнуйтесь, – сгребаю в охапку обеих, – ваша Милота не будет забыта!
  
  – Нет! Пусти! Проклятый извращённый дракон! – недовольно запищала Мелди, пытаясь выбраться, но кто же её выпустит? В общем, я подумал и решил, что Мастер и подождать может, да–а–а.
  
  – Кстати, Мелди...
  
  – Хееех, кхм, да? – гладить её по волосам и удерживать было довольно забавно. Вот Венди сразу смирилась, хотя... Нет, кажется, просто затихарилась и готовит план побега.
  
  – Ты уже подумала, на какое место будешь ставить печать нашей гильдии?
  
  – Что? – она от удивления и возмущения даже перестала вырываться, а уж какой коктейль эмоций, мням! Мне этого чертовски не хватало. – Да с чего ты решил, что я буду вступать в твою гильдию?! – брык, брык. – Я, – пыхтение, – буду помогать Уртир!
  
  – Увы, она сейчас будет очень занята с Советом, а оставлять ребёнка одного – это неправильно, но если хочешь, потом свяжемся с ней по лакриме.
  
  – Да, так и поступим! И она возьмёт меня к себе! – насупилась малышка.
  
  – Ммм, Мелди... – обратилась к подруге Венди.
  
  – Что?
  
  – Ты это... на всякий случай о месте печати лучше подумай. Поверь, я знаю Учителя... Так что подумай, – "подбодрила" девочку лекарка. – Кстати, Сефирот?
  
  – Ммм?
  
  – А что нового ты придумал в магии Жизни за эти семь лет?
  
  – Что, не терпится вернуться к нашим занятиям? – я расплылся в предвкушающей улыбке, госпожа Марвел смутилась. – Не волнуйся, у меня целая программа. Контроль магии у тебя уже на хорошем уровне, а вот арсенал заклинаний не очень велик, будем это исправлять.
  
  – Да? А как? – воплощённое любопытство.
  
  – Начнём с "Невидимости", "Вакуумных Пуль" и "Звукового Резонанса", а там посмотрим, может, и до "Солнечного Ветра" дойдём.
  
  – Хм, что такое невидимость, пули или резонанс, я представляю, но вот последнее... Странное название.
  
  – Ну да, это уже не совсем чистая школа Воздуха, за эти семь лет я провёл довольно много исследований, вывел кое–какие концепции и подтвердил некоторые теории. "Солнечный Ветер" – это сочетание Воздуха, Света и Огня, может быть применён искусным магом любой из указанных стихий... – и я сам не заметил, как устроил небольшую лекцию, минут на сорок.
  
  А что, почему бы и нет? Два источника кавая рядом, девочки тискают третий источник, попутно болтая меж собой и изливая в окружающее пространство тонны положительных эмоций. Я просто разомлел и слегка захмелел. Прерывать всё это ради возможности поиздеваться над беззащитным стариком? Нет уж! К тому же... старик всё равно никуда не денется, днём раньше, днём позже... Какая, по сути, разница?
  
  Мои блаженные мысли и погружение в нирвану были прерваны новым эмоциональным потоком. Был он не злым, не яростным, не добрым... он был... странным. Настолько странным, что я даже соизволил открыть один глаз и повернуться в сторону источника возмущений. Источником оказалась Джувия, пристроившаяся в уголке за одним из столиков и что–то вдохновенно чертившая на клочке бумаги.
  
  – Так... Миллиана... А ещё сестра этого Симона... И Алиса... Да и Эдо–Венди... Он уже что–то такое про неё говорил... – выпустив наружу любопытство, я оторвался от тисканья источников кавая и начал подкрадываться к источнику интереса. – И Эдо–Люси, пусть она намекала на Эдо–Нацу, но я–то знаю, что это всё хитрая уловка! Конкурентки... они повсюду! – в голосе волшебницы воды послышались воинственная решимость и даже какое–то остервенение. – И эта Советница... Гррр! – я заглянул через плечо синевласки.
  
  На листе была изображена целая "схема взаимоотношений" с именами и настоящими чиби–портретами "подозреваемых". А девушка неплохо так постаралась, везде по три–четыре связи. Ну как везде, вот, например, есть рожица Грея, к которой идут пять стрелочек от действительно пускавших на него слюни девушек, от Грея стрелочка тянется к Ур, от Ур – к Мелди, от той – к Уртир, а от Уртир – ко мне, при этом Мелди тоже соединена со мной взаимными стрелочками, а ещё проведён пунктир напрямую от Ур в моём направлении, и под вопросом – такие же стрелочки от "младшего женского персонала", включая Кинану... Бли–и–ин, да на схеме надо было ещё постараться, чтобы найти женский портрет, от которого не тянется стрелочка в моём направлении! Ну, знаете ли! Правда, "пейринг" Эльза/клубничный тортик меня позабавил, да...
  
  – Ммм, ты забыла подрисовать ещё стрелочки между вами, девочки, или вы друг друга не любите?
  
  – Да, спасибо, господин Сефирот... – Джувия "спохватилась своей оплошности" и начала её увлечённо исправлять. Пять секунд на осознание... Водная волшебница бледнеет, карандаш замирает в воздухе, пальчики второй руки судорожно стискивают листочек, и красавица ме–е–е–е–едленно поворачивает голову ко мне. – Ва–а–а–а! – и испарилась. Нет, серьёзно, испарилась! Правда, вместе с бумажкой.
  
  – М–да, – судя по метке, она уже в нашем доме, – однако. Но чибиков она рисует шикарно.
  
  – М–м–м? – Люси оторвалась от увлекательнейшей процедуры кормления ребёнка с ложечки. Судя по взгляду означенного ребёнка, в неё уже больше не влезало, но отступить и бросить этот кусочек тортика на произвол судьбы малышке не давала гордость.
  
  – Говорю, ещё немного, и она лопнет.
  
  – Но она такая миленькая и выглядела такой голодной... – начала оправдываться девушка. – Аска – просто прелесть! – м–да, а в эмоциях чуть ли не прямым текстом стоит "хочу такую же, только свою". Вот это уже может стать проблемой, нужно будет с ними поговорить и обрисовать ситуацию... Как бы мне ни не хотелось этого делать.
  
  – Всё с тобой ясно, кстати, коль уж речь зашла о всяких девочках, не хочешь позвонить отцу? Он дочь семь лет не видел, вообще–то...
  
  – Ой! – девушка прикрыла рот ладошкой, а в эмоциях её забрезжил стыд. – Что же делать?!
  
  – Держи, – вытаскиваю из пространственного кармана старый шар лакримы связи, вообще, мы с Максом давно уже разработали устройства легче, проще и куда компактнее, но вот захватить такую новинку я просто не подумал – был сильно занят, а эта валяется то дома, то у меня в кармане ещё со времён начала знакомства с Уртир.
  
  – Спасибо, Сеф! – меня быстро чмокнули в губы и унеслись на второй этаж – устраивать приватный разговор с родителем в бедламе общего зала было бы неосмотрительно, а Люси – девочка сообразительная и просчитывать обстановку умеет.
  
  – Ну ладно, тут я закончил, на чём мы там остановились? – и с доброй улыбкой я развернулся к вздохнувшим было с облегчением Венди и Мелди. Девочки переглянулись и приняли вызов судьбы.
  
  – Бежим! – после чего рванули к выходу из гильдии. – Врассыпную! – следующий синхронный выкрик, и источники кавая разделяются по соседним улочкам.
  
  – Ну–ну, – я ухмыльнулся, – кажется, кто–то забыл, что меня может быть и...
  
  – ...более, чем один, – закончила проекция и рванула за Мелди.
  
  – Ну и мне нечего прохлаждаться, – с довольной улыбкой я направился за Небесной Убийцей Драконов. Праздник возвращения домой продолжался.
  
  
***
  Чуть погодя.
   Утолив свою жажду няшности, я таки отпустил слегка потрёпанных и театрально насупленных детёнышей на волю. Мелди, схватив в охапку Венди, поспешила скрыться с моих глаз. Готов поспорить, будет готовить "страшную мстю" и агитировать мою ученицу присоединиться к "акции возмездия". Хм, если девочка согласится, то это будет даже интересно, хотя я бы не отказался посмотреть и на сам процесс агитации. О, а почему бы и нет? Волевое усилие, и накачанный маной низший Дух Тьмы растворяется в ближайшей тени с заданием наблюдать за этой парочкой. На пару дней заряда хватит точно, а там они или договорятся, или оставят эту затею. В крайнем случае, ещё порцию силы всегда можно слуге передать.
  
  Оставшись за пределами гильдии в гордом одиночестве, я задумался, а что делать дальше? Женский состав Фей занялся "коллективным щебетанием", а потому на некоторое время недоступен. По части работы... Как ни парадоксально, но её было настолько много, что я просто не знал, за что хвататься. Отловить Нацу и проверить на нём мои выкладки, полученные из анализа его состояния? Слишком долго и крайне опасно, если выкладки эти окажутся... верными. Собрать сведения от агентов в том же Боско? Смысла нет, пусть само королевство и гниловатое, но сейчас у них другие проблемы – очередной налёт очень осторожных работорговцев из Севена, в сторону Фиора эти деятели стараются даже не дышать, а вот нашего восточного соседа пограбить порой пытаются. Впрочем, Джошуа будет им очень рад – упакует по–королевски и со всем почтением перекинет на "склад подопытных". Кто такой Джошуа? С некоторой натяжкой его можно назвать моим учеником – он был одним из смертников, купленных мной в исправительном учреждении, тот самый парень, что угодил туда, мстя работорговцам. Ну, а после освобождения... Продал мне душу в обмен на силу для мести и "крестового похода против всякой мрази". Он стал первым, кто прошёл ритуал демонизации, именно демонизирующий разумного, а не скармливающий его демону с перезаписью личности. После этого Джошуа "Псарь Ада" занялся любимым делом – загонной охотой на торговцев живым товаром... и поставкой мне опытного материала. В общем, довольны были все, ну, кроме работорговцев, хе–хе. Правда, проблемы Боско, ставшего его охотничьими угодьями, на этом не кончались – в последнее время Пергранд начал как–то подозрительно активно шевелиться, а потому нервишки у всех его ближних (да и дальних тоже) соседей пошаливали. Но что–то я опять ушёл в себя, в общем, случись что интересное, мне и так сообщат, а просто дёргать людей "для порядку" смысла нет. Хммм, а почему бы не вручить подарки моим Фейкам? Всё–таки я пропустил изрядное количество их дней рождений. Да, вечером они как раз наболтаются (я надеюсь) и будут дома, а я успею всё подготовить. И не забыть пригласить Ур – для неё у меня тоже найдётся один интересный презент! Выдернуть очередного духа, выдать ему Ц.У. и надиктовать сообщение, угу, готово. Хм, я ещё хотел зайти к Мастеру, ну да ладно, Макарыч подождёт, а на крайний случай – там и Лекс есть.
  
  
***
  И вот наступил вечер, боевой гарем вместе с Ур плотно оккупировал кухню, предаваясь греху чревоугодия, не забывая кормить ребёнков (два штука, поскольку моим волевым решением, ака сатрап, тиран и деспот, Мелди получила гостевую комнату в моём доме), Чарли, умудрившуюся каким–то чудом избежать цепких лапок Милли (новая кисаааааа) и любимого меня.
  
  – Итак, прекрасные дамы, прошу вас оторваться от, без сомнения, наивкуснейших блюд и уделить чуточку внимания вашему преданному слуге, – начал я велеречиво.
  
  – Ммм... Господин Сефирот... слуга... – взгляд Джувии затуманился и преисполнился каким–то трепетным сиянием. – Латексный корсет... Ой! Бррр!
  
  – Не при детях, – вернула синевласку из мира грёз Ур при помощи ледяной крошки. – Да–да, продолжай, – это уже было мне.
  
  – Кхм, в общем, я тут пропустил несколько ваших дней рождения, пусть мы все и были в стазисе, но это, право слово, не повод... – под кучей заинтересованных взглядов я начал чувствовать себя слегка неуверенно. Хомяки тут в той или иной мере были развиты у всех (кроме Венди – она святая, да, но какие её годы?), к чему я клоню – уже было понятно, а потому подсознание милых дам уже всё просекло и дало команду внутренним грызунам потирать лапки и предвкушать. – А, ладно, начнём, пожалуй. Эльза.
  
  – Да, дорогой? – и взгляд пай–девочки, глазки сверкают, моська уже довольная, в общем, слюну я не начал пускать исключительно благодаря стальной воле, да.
  
  – Я приготовил для тебя один любопытный доспех, – передаю заранее подготовленный браслет.
  
  – Хм? – браслет чуть ли не на зуб пробуют. – Я чую в нём огромную магическую силу, но она кажется какой–то... спящей?
  
  – Броня "Императрицы Драконов", из–за магического источника внутри убрать её в пространственный карман очень сложно, потому есть неактивное состояние в виде браслета, режим частичной развёртки в виде латного доспеха и полная мощность – боевой экзоскелет в виде дракона на основе сплава моей разработки, содержит модульную конструкцию, позволяющую варьировать "дыхание", автономную систему жизнеобеспечения, Юпитер, а также, чисто на всякий случай, систему управления Эфирионом и маяк наведения Анимы.
  
  – Вааах! – валькирия была близка к экстазу, нет, серьёзно, я её такой счастливой даже во время наших постельных игр не всегда видел!
  
  – Инструкция в бардачке. Что ещё?.. Ах да, он красненький... Кхе! – на мне повисли, счастливо визжа, и если бы не присутствие Венди, наверное, тут бы и разложили, прямо на столе. Нужно было детей куда–нибудь отправить, но не подумал, каюсь...
  
  
***
  Примерно десять минут спустя.
  – Кхм, да–а–а... – аккуратно сажаю на стул ушедшую в нирвану Эльзу, неотрывно любующуюся алым браслетом у себя на руке. – Люси, – позвал я блондинку, также рассматривающую обновку подруги. Хотя чего там, все девушки занялись изучением артефакта, включая Мелди, которая демонстративно к коллективу приобщаться не желала. Цундэрэ, – это тебе, – протягиваю связку чёрных ключей.
  
  – Что это? – выглядел подарок действительно зловеще.
  
  – Твои Духи – это хорошо, но ты ещё не раскрыла весь их потенциал, а случаи бывают разные. Но Зодиак – не единственное общество духовных сущностей. Я выловил, подчинил и заточил в артефакты ребят из "противоположного лагеря". Тут четыре Высших Духа Тьмы, – Ур крякнула. – Их имена: Война, Глад, Мор и Смерть.
  
  – Те самые? – чуть ли не хором возопили дамы.
  
  – Разумеется... – драматическая пауза, – нет, – в этом мире бытует множество преданий и легенд, история о четырёх Всадниках Апокалипсиса тоже есть, и она весьма популярна. Правда, по местным преданиям, их сотворил... правильно, Зереф. О, какой вздох облегчения. – Данные ключи будут брать твою силу только на сам призыв и в случае, если дух исчерпает свои резервы. Таланты у них под стать именам. Война обладает наибольшей разрушительной мощью, но может быть использован и для защиты, Глад – иссушает и ослабляет врагов, Мор – травит и проклинает, ну, а Смерть... Это на тот случай, если дела пойдут действительно плохо.
  
  – Спасибо... наверное, – неуверенно протянула девушка. Подарок был действительно зловещим, но что поделаешь – со светлыми духами требуется учиться взаимодействовать, подстраиваться под них, постигать их характеры. Тогда и только тогда они раскроют все свои силы. А этот процесс требует годы и десятилетия сотрудничества. С тёмными всё куда проще и сложнее одновременно. Чтобы заставить их себе подчиняться, нужно "всего лишь" их сломить и сковать.
  
  – Ладно, вот ещё кое–что, – протягиваю девушке массивный золотистый ключ, смотрит она на него с явной опаской. – Не бойся, он не кусается. Это заготовка под Ключ Короля.
  
  – Ключ Короля? Короля Звёздных Духов?! Но ведь ключа для его призыва не существует!
  
  – Это не совсем так. Теоретически, любой ключ может быть якорем для призыва любого духа из измерения Зодиака, именные просто облегчают призыв и снижают затраты на поддержание конкретной сущности. Но Король – слишком могущественная сущность, и протаскивание его через чей–либо переход – задача архисложная, к тому же может сломать ключ–артефакт. Но эта заготовка выполнена с расчётом на подобную силу и должна выдержать, однако напитывать её и заключать контракт тебе придётся самостоятельно. Боюсь, если это попробую сделать я, то вылезший дух попытается меня прикончить.
  
  – Что? Но почему?
  
  – Потому что я жуткое порождение Тьмы, демон и вообще очень неприятная личность, – я ухмыльнулся. – Так что для Высшего Светлого Духа я словно красная тряпка для быка. Конфликт энергий.
  
  – М–да, – загруженная девушка присела рядом с Эльзой, не забыв, правда, как следует меня поцеловать.
  
  – Для нашей Джувии я приготовил кое–что особенное, – девушка материализовалась рядом со мной словно из воздуха. Хотя... с учетом её возможностей, могла и реально "сконденсироваться". Протягиваю ей колечко.
  
  – Да! Джувия согласна! – на мне повисли.
  
  – Э–э–э... Любимая, мы уже женаты, эти обряды я как–то не воспринимаю, так что ты моя... Давно моя, – водная волшебница окончательно разомлела. – Кольцо же имеет практическое применение... – ноль реакции. А если так? Рука ложится на подтянутую попку, оглаживая и примеряясь, а теперь...
  
  – Ай! – щипок получился мощный.
  
  – Ты снова с нами? – погладим, чтобы нивелировать ущерб.
  
  – Джувии стыдно, – "покаялась" красотка.
  
  – Ну–ну, – что–то не верится. – Итак, колечко. Поскольку ты у нас повелительница воды, твоя сила, в первую очередь, зависит от наличия в округе сего рабочего тела. Можно, конечно, творить её магией и вытягивать из воздуха, но это довольно затратно.
  
  – Угу, – согласилась Джувия.
  
  – Поэтому я дарю тебе... море, – если быть точным, то пространственный карман с тремя сотнями тысяч кубических метров воды, а также "маяком" для переноса жидкости со вторым концом в океане. После объяснений Джувия вновь ушла познавать дзен, бурча что–то про отдых на море, господина Сефирота и пляжный домик.
  
  На этом "артефактные" подарки кончились, и настал черёд вещей несколько более, хм... нематериальных. Мира с её искусством Поглощения и обликом Демона получила "лакомство" – сплав душевных и магических оболочек, оставшихся от моих экспериментов. Поскольку ни к человеческим, ни к демоническим сущностям это уже отнести было нельзя, боевая официантка вполне могла без особых затруднений перекусить данным сплавом. Женни, наоборот, была побалована "эссенцией Света", переварить которую могла только её перестроенная энергетика. Что же касается Ур...
  
  – Для тебя у меня тоже есть подарок.
  
  – Право, не стоило, я всё–таки и так тебе задолжала за новую жизнь, да и вообще... – что именно имела ввиду госпожа Милкович – я понял, но беседовать на эту тему при девушках не стоит. Прибьют–с... Хотя... Может и нет, но проверять я не буду.
  
  – И что? – "убийца споров" был всё ещё со мной. – Ты часть семьи, к тому же для получения пользы от твоего подарка тебе ещё придётся попотеть.
  
  – Хм... Ты меня заинтриговал. И что же это? – я вручил презент. – Книга и кулон? "Высшие силы состояния. Том 1. Порядок. Автор: Сефирот Демон. Тираж: 1 экземпляр". Ты занялся написанием литературы? И что всё это значит?
  
  – Видишь ли, в ходе своих изысканий я заметил, что ряд магических манипуляций проще осуществить в состоянии гнева, ярости, под воздействием ненависти. Самый яркий пример – магия Огня и магия Разрушения, чем злее адепт, тем мощнее его заклинания, но... Как бы ни бесился пользователь магии Льда, его заклинания от этого не становятся сильнее. Учебные поединки с Уртир это хорошо показали.
  
  – Конкурррентка, – "прозрела" Джувия, оторвавшись от любования колечком и сделав "страшные глаза".
  
  – Кхм... В общем, я подумал, что там не всё так просто, и стал пристальнее изучать влияние состояния маны на мощность и эффекты заклинаний. Через три года исследований я добился успеха, выделив два направления. Магия Порядка и Магия Хаоса. В "чистом" виде у этих направлений заклинаний почти нет (кроме совсем запредельных уровней, теоретически способных гнуть законы физики, но это мы опустим), но перестроенные по новому принципу заклинания уже известных школ обретают дополнительную силу и способы действия.
  
  – Например? – наклонила голову набок ледяная принцесса.
  
  – Например, твоя любимая магия Ледяного Созидания. После доработки её уже можно назвать просто Криомантией, морозить она начинает едва ли не на порядок сильнее, магические структуры и свойства льда также увеличиваются, ну и побочное действие – серьёзный урон всем сущностям, имеющим в себе частицу Хаоса. Другими словами, демонам от неё становится грустно.
  
  – Хм, я правильно поняла, демон выдаёт мне книжку, по которой можно научиться магии... ммм... Убийц Демонов?
  
  – Агась! – улыбаемся и машем. – А если ещё и сможешь замешать туда Тьму или Свет, то вообще конфетка получится!
  
  – И ты ей владеешь?
  
  – Льдом – слабо, состояниями – да.
  
  – Ты псих–суицидник?! – последовал следующий вопрос.
  
  – Ты так говоришь, словно в первый раз его видишь... – Эльза закатила глаза.
  
  – А вот сейчас обидно было...
  
  – М–да, чего это я? – Ур почесала затылок, напрочь игнорируя мою фразу. – Моих обормотов по ней учить можно?
  
  – Это твой подарок, – пожимаю плечами, – поступай с ним как пожелаешь. Единственное, обучись сначала сама, а кулон тебе по первости поможет – в нём образцы нужного состояния маны.
  
  – Ну спасибо, словно мне и без этого было нечем заняться, – тем не менее поцеловали меня, пусть и в щёку, вполне искренне и радостно, а ведь рука чуть было на автомате не потянулась... кхм. Как говаривал Гилдартс – простите, это рефлекс!
  
  На "закуску" остались дети (и кошка). Тут было немного сложнее, что–то сильно специфическое дарить не хотелось – они ещё растут, и всё может по десять раз поменяться, но и простые сувениры вручать было нельзя – не после всего того, что уже дарилось. В итоге поступил по мудрому изречению Леви: "лучший подарок – это книга". Ну и вручил "заготовки под Гримуары". Доработанная и допиленная версия книги–фамильяра, что я случайно обрёл едва ли не в начале собственных приключений. Ещё не "демон Зерефа" и даже не эрзац–версия, но уже и не просто оживлённая вещь. Сделано с душой. В прямом смысле слова. Ну, а в книжках уже было всё, что я смог вывести/узнать/скопировать по магии Воздуха для моей ученицы и по прямым манипуляциям эфиром для приёмной дочери Уртир. К тому же данные книжки могли пополняться и обмениваться знаниями при разрешении хозяек, а также мимикрировать в различные предметы гардероба. Впрочем, инструкция там идёт на первой странице, разберутся. Котейке достался кулончик на лапку с курсами полиморфии для иксидов, вообще, этим её маман должна была озаботиться, но этот чёртов комок шерсти по–любому "видела", что я и так ей его подарю, а потому не стала делать ничего, что "демаскировало" бы её особое отношение к Чарли. Ну и Хэппи я потом передам такое же учебное пособие, чтоб не халтурил и не халявил, как он обычно любит.
  
  Подобная щедрость с моей стороны была вознаграждена этой же ночью – сразу после того, как за Ур закрылась дверь, а дети отправились на боковую, ну и звукоизолирующий барьер был проверен и усилен, само собой. Правда, проекцию я создать успел, причём незаметно и за пределами дома. Кое–что мне нужно было обсудить и с ледяной принцессой.
  
  
***
  Чуть позже. Холмы Феи. Апартаменты Ур.
  – Хмм, не просто напитать конструкт силой, но предварительно структурировать её по образцу кристаллической решётки алмаза и свести естественные колебания эфира к минимуму? Да как он вообще до этого додумался? – эмоционально воскликнула волшебница, прочитав первую главу с описанием общего принципа действия и законов "расширенной школы".
  
  – Это было непросто, да и начинал я с вещи противоположной, но Хаос школе Льда не подходит совсем. Изменчивость, искажение и вечное движение свойственно Тьме, Огню, Воздуху или Воде, но никак не жёстким структурам или опирающимся на логику построениям, вроде Письмён и Формул, – ледяная принцесса вздрогнула.
  
  – Сеф, – она повернулась ко мне, – ты не находишь, что вторгаться вот так в личное жильё мага – неприлично?
  
  – Сказал мне человек, периодически ночующий в моём холодильнике... – я ухмыльнулся – её лицо в этот момент выражало прекраснейшую смесь из смущения, возмущения и некой ностальгии, а уж эмоциональный коктейль... ммм.
  
  – Это было всего–то раз... или два. Так зачем ты пришёл, вернее, зачем прислал проекцию? Неужели решил ещё и меня взять в ученицы? – она отложила книгу и эффектно заложила ногу за ногу.
  
  – Ммм, интересная идея, да и помочь тебе в любом вопросе я никогда не против... Но нет. Я пришёл поговорить, – в ответ она тяжело вздохнула.
  
  – Что, твой план познакомить меня с "сильным парнем, которому я могу понравиться" потерпел сокрушительное фиаско? – усмешка Ур вышла горькой. – И опять меня обошла Фея, да ещё и не совсем живая... Что такое не везёт и как с ним бороться...
  
  – Хм? – сначала я даже не понял, о чём идёт речь, правда, когда дошло, пришлось прикладывать определённое усилие, чтобы не рассмеяться. – А, вот ты о чём. Ну что же, как раз по этому поводу я и хотел с тобой поговорить, – присаживаюсь на корточки перед девушкой.
  
  – Почему–то мне кажется, что услышанное мне не понравится, – закусила губу ледяная принцесса.
  
  – Не знаю. Решать тебе. Семь лет отсутствия – долгий срок, за который можно многое оценить и осознать. И я оценил и осознал.
  
  – И что же? – в голосе госпожи Милкович звучали обида и отзвуки зарождающихся слёз.
  
  – Я очень жадное и, чего там, эгоистичное существо. Эти годы... мне не хватало тебя. Тогда, в тот наш разговор семилетней давности, я думал, что мы просто друзья, порой согревающие друг другу кровати, но эта вынужденная разлука показала, что... я просто не способен тебя "отпустить", – широко открытые в удивлении глаза. – Я не знаю, что и как будет дальше, могу лишь пообещать две вещи: будет сложно и... я буду нуждаться в тебе, даже если ты решишь прекратить эти странные отношения, и никогда не оставлю, как бы не складывалась наша дальнейшая жизнь.
  
  – Это можно рассматривать как признание в любви? – осторожно спросила Ур, внимательно смотря мне в глаза.
  
  – Да, пожалуй, – привычная ухмылка выползла на лицо сама по себе.
  
  – А сделать это не в своей излюбленной манере с выеданием моего мозга было нельзя? – уже весело поинтересовалась девушка.
  
  – Ну, это было бы не так интересно...
  
  – Играть с нежным девичьим сердцем тебе, значит, интересно? – теперь была напускная злобность.
  
  – Ну, я же демон, мне положено. И... я так и не услышал твой ответ.
  
  – Пф, – фыркнула красотка, – порой вы, парни, всё–таки та–а–акие несообразительные. Он и так очевиден. Завлёк невинную меня в свои сети... совратил... вместе с дочерью, – а вот тут стыдом полыхнуло неимовернейшим. – Так что теперь ты должен взять на себя ответственность... за всю семью, Сеф, – последнее она прошептала, уже находясь вплотную ко мне, грациозным движением соскользнув с кресла. Последовавший за этим поцелуй был трепетным, нежным и каким–то "домашним".
  
  За первым поцелуем последовал второй, третий. Ур была подхвачена и вновь усажена в кресло, её пальчики зарылись мне в волосы, а мои руки уже вовсю путешествовали по её фигуре. Пара барьеров, просто на всякий случай, сложилась сама собой. Процесс демонстрации, как сильно я соскучился по этой женщине, может быть излишне шумным. Мы ведь не хотим никого беспокоить, не так ли?
  
  
***
  Сефирот–оригинал. Утро. Гильдия.
  И вновь я скучаю в гордом одиночестве у стойки. Почему? Ну так проекция только недавно закончила развлекаться с ледяной принцессой (ммм, очень приятные воспоминания и методы использования кресла), напоследок взбодрив её хорошей порцией маны жизни и развеявшись без следа – проснувшиеся пораньше девочки вспомнили, что сегодня к нам заявится в гости не кто–нибудь, а Повелитель Мира, пусть и соседнего, и спешно побежали готовить наряды. А как тут без подруги обойтись? М–да...
  
  Меж тем, мысли возвращались к сегодняшней ночи. Можно ли моё поведение назвать изменой или это "расширение семьи"? Вопрос хороший, а истина лежала где–то посредине... Впрочем, неважно. Я такой, какой есть, и все мои женщины об этом знают. С учётом моей выносливости, та же Женни за семь лет вполне могла догадаться, что вряд ли с Уртир мы просто деловые партнёры. Хотя... Кто знает? Если верить слухам, так меня чуть ли не со всем женским составом Фей и окрестных гильдий попереженили.
  
  Тем временем начали подтягиваться дамы. Пышные платья, сложные причёски, лёгкий макияж, можно хоть сейчас на королевский приём. А энтузиазмом–то как глаза пылают! Предвкушение! Мандраж! Нет, я знал, что Женни – прекрасная актриса, когда нужно, а страсть к подколкам у неё не хуже, чем у Ур, но ведь и эдо–девушки ничего не сказали. Про наших парней я вообще молчу – им пофиг. Ну, а я... Меня никто не спрашивал, да и полюбоваться на прекрасных Феек в таких нарядах – почему нет? Кстати о Фейках, чем там Мэвис с Зерефом занимаются? Их уже три дня нигде нет. Кхм...
  
  Так, вернёмся к Его Величеству и почему я тихонько угораю. У нас есть Повелитель Мира, который постоянно на виду: министры, приёмы, дворяне. И все следят, бдят, ловят каждое его слово. Повсюду этикет и правила. Нет, король может, конечно, на всё это поплёвывать, но сие нежелательно, а уж как его потом дедан–премьер отутюжит... В общем, имея место, где можно расслабиться, забыть о "ноблесс облидж" и просто слегка оттянуться, Эдо–Джерар не стремился привносить торжественность дворца в гильдию. А тут такое... Ммм, какие у всех будут лица! Точно, не забыть подготовить запоминающий кристалл.
  
  – О, Сефирот, наконец–то я тебя поймал! – мелкое, всклокоченное и со слегка безумным взглядом нечто выглянуло с четвертого этажа и, разглядев мою фигуру, десантировалось прямо к стойке. – Ты что, шпан... – Макарыч увидел Эльзу в платье. Приодевшаяся девушка очень огорчилась "преступной халатности" остальных гильдейцев, точнее, мужской части, и сейчас означенную часть строила. Вид двух Эльфманов, синхронно втянувших головы в плечи, был неподражаем. – Что тут происходит?
  
  – Хм? Вам разве не сказали, Мастер? Сегодня нас почтит своим визитом монаршая особа.
  
  – Чё? Кто? КАК?! – дед схватился за голову.
  
  – Ну вот как–то так... – пожимаю плечами, прихлёбывая пиво из кружки.
  
  – А–а–а–а, нужно приодеться! И гильдию выскоблить! И... – потом он встал на половине шага и с большим подозрением осмотрел мой светлый лик. – К Зерефу всё!
  
  – Зачем вам в Восточный Лес? Брат сейчас там.
  
  – Э–э–э? А, точно! Тьфу ты, теперь даже не выругаешься привычно! В общем, это опять какая–то твоя авантюра! Хватит, больше я на это не куплюсь! Я просто открою бочонок пива, усядусь на стойку и буду наслаждаться зрелищем! – заключил Дреяр.
  
  – Хороший план, Мастер, но вы упустили одну ма–а–аленькую деталь...
  
  – Какую это? – с подозрением спросил старый маг.
  
  – Её, – я кивнул на решительно направляющуюся к нам Миражанну.
  
  – Мастер?! Почему вы ещё не переоделись?! Гости могут появиться в любую минуту! – мило нахмурившись, начала прессовать деда боевая официантка.
  
  – Ты ведь всё заранее просчитал, да? – старик отставил кружку и обречённо воззрился на меня.
  
  – Понятия не имею, о чём вы... – "я тучка–тучка–тучка". Тем не менее поверженный и сломленный Третий ушёл переодеваться. Мира было повернулась ко мне, но тут, собственно, "виновник" всего этого торжества вышел из кладовки, точнее, из двери, расположенной рядом с кладовкой.
  
  – Всем при... вет, – ошарашенно поприветствовал Правитель–Соседнего–Мира, одетый в простой камзол.
  
  – В–ваше Величество? – ошарашенно спросила Эльза, разглядывая непритязательный костюм Джерара.
  
  – Се–е–еф, – не предвещающим ничего хорошего голосом начала Мира.
  
  – Хи–хи, ну у вас и лица!
  
  – Сестра, как ты могла! Меня наряжали в это платье полтора часа! – надулась на смех Женни Лисанна.
  
  – Ты в своём репертуаре. Дай угадаю, тебя никто не спросил, ты обиделся и решил "отомстить"? – из–за плеча Джерара вышла Эдо–Эльза, всё такая же стройная и красивая, как и семь лет назад. И я тут ни при чём... почти.
  
  – Нет, я сделал это из любви к искусству. И да, я тоже рад вас видеть, Ваше Величество и Ваше Высочество.
  
  – Дядя Сеф! – из–за спины Эдо–Эльзы вылетела маленькая девочка. Форма личика и карие глаза безапелляционно указывали на личность мамы, и лишь насыщенно–синий цвет волос говорил о втором родителе.
  
  – Э–э–э–э? – лица моих феек только что взяли новый уровень потрясения.
  
  – Привет, Венди! – подхватить радостно засмеявшегося ребёнка на руки. – Как твои дела?
  
  – Всё сдорофо! – с лёгким шипением из–за недостатка некоторого количества зубов радостно ответил ребёнок. – Квоме этикета. Этикет – зло, – поделилась "наболевшим" малышка.
  
  – Все через это проходили, – философски заметил Эдо–Джерар, – но куда деваться? Венди, поиграй пока с Аской, а нам с господином герцогом нужно поговорить. В том числе и о расширении словарного запаса наследниц престола... – ну да, каюсь, что–то такое я при ребёнке ляпнул во время их последнего посещения нашего мира.
  
  – Герцога? – вновь хором осведомились мои Фейки, при этом не забывая наблюдать, как две мелкие девчушки уже вовсю трещат о чём–то своём. Хех, а Венди–младшая вообще не удивилась "двум мамам", "тётям" и прочим личностям. Даже внимания особо не обратила, спеша похвастаться перед подругой своими достижениями. Эх, Милота...
  
  – Судя по их лицам, ты им вообще ничего не рассказал?
  
  – Не только я, твои маги тоже молчали, между прочим! И вообще, было слишком много событий, их не то что за три дня, за три недели не перескажешь! – изобразил я возмущение.
  
  – Но тебе всё это доставляет удовольствие, не так ли? – краешком губ улыбнулся правитель.
  
  – Ты тоже не выглядишь опечаленным, – подмечаю очевидное я.
  
  – Это всё твоё дурное влияние, – парирует он. После чего мы оба просто ржём. – С возвращением, Сефирот! Ребята! Мастер!
  
  – Дароф, Мистган! – подняли кружки вышеупомянутые ребята. Мастер меланхолично отсалютовал своей ёмкостью для питья. Кажется, после всего произошедшего он таки обрёл свои вожделенные +100 к Пофигизму.
  
  Народ отправился праздновать и отмечать, Эдо–Эльза была оперативно отловлена своей земной версией и утащена на допрос, хех, да, ей найдётся о чём поговорить с моими Фейками. Мистгана затащили в компанию к Нацу, Зигрейна, впрочем, тоже отконвоировали туда же – вот уж у кого шок так шок. Я же остался рядом с Макаровым.
  
  – Мне показалось, или у вас с Эдо–Эльзой не самые лучшие отношения? – отхлебнув, спросил мелкий маг.
  
  – Нет, не показалось, – я решил последовать примеру уважаемого главы Фей. – Все вопросы мы с ней уладили, но осадочек, как говорится, остался.
  
  – Ты к ней клеился? – поддел меня старик.
  
  – Нет, – не поддержал я шутливого тона. – Я, де–факто, убил их прошлого короля. Это Эдо–Джерар воспринимал его как врага, тирана, да и десяток лет не встречался, а потому не видел отцом даже на подсознательном уровне. Для госпожи Найтволкер же Фауст был командиром, наставником и авторитетом. К тому же она помнит мои слова об асимметричном ответе и знает, что это не просто слова, – я наблюдал за шушукающимися над детьми девушками и потягивал пиво. Было хорошо, но всё же немного грустно.
  
  – Хм? – нахмурился главный Фей.
  
  – Найтволкер – истинный рыцарь–защитник. Королевства, семьи, друзей. А я опасен для всего вышеперечисленного. Достаточно одного моего желания – и Эдолас прекратит своё существование. Неважно, сожрут его орды демонов, сгорит он в огне разбуженных вулканов, тихо умрёт, отрезанный от подпитки магией, или будет корчиться в агонии магической чумы. Она знает, что это в моей власти.
  
  – Но ты же не собираешься делать ничего такого?! – всполошился Мастер.
  
  – Нет, конечно. Джерар – один из нас, что бы ни случилось. Он член семьи. И у меня и в мыслях не было причинять ему или его королевству вред. Но когда для страха была нужна логичная причина? Она знает, что я способен на это. Большего не надо. Страх рождает гнев. Гнев порождает ненависть *(Йода одобряет. *прим. Автора)*. Пусть до последнего процесс и не дошёл, но молодая королева меня лишь терпит, не более.
  
  – И что ты думаешь по этому поводу?
  
  – Всем нравиться невозможно, – пожимаю плечами. – Если им будет нужна помощь, я выверну мироздание наизнанку, но окажу её. Если помощь понадобится мне – я не сомневаюсь, что Джерар сделает то же самое. Уже делал. Ну, а антипатию жены правителя Эдоласа я как–нибудь переживу.
  
  – М–да, умеешь ты заводить интересные связи... – вздохнул Макаров. – Ну, а как получилось, что они... ну, поженились? Боги, у меня до сих пор в голове не укладывается, что у Альзака и Биски уже есть ребёнок, хотя у них к этому всё шло уже давно, а тут такое.
  
  – Ничего особенного. Одна крайне ответственная и переживающая за страну девушка с одной стороны. И умный, талантливый, но никогда не то что чем–либо не руководивший, даже в паре ни с кем не работавший парень с другой. Они неплохо дополняли друг друга и быстро сработались. А там... совместное сидение за бумагами до утра, последний бутерброд и последняя чашка кофе одни на двоих, введение в курс дела по всей стране, очень немаленькой. Одно за другим – и он, спустя почти год "партнёрства", приглашает её на свидание. А она на автомате соглашается. Когда же осознает, то отступать уже поздно – слово дано, и его надлежит исполнять.
  
  – Опять твои фокусы? – а сколько подозрения.
  
  – Не–а, – я довольно покачал головой, тогда было весело, – в Эдолас вход проекции заказан – мир выпьет за минуту, так что я при всём желании вмешиваться не мог, – разве что пока молодой король гостил в Фиоре. – Так что я ограничился лишь парой советов да объяснением этому дундуку на пальцах, что упускать такую девушку – преступление. Ну и первый министр меня поддержал. Эдо–Эльзу любят в королевстве, и её свадьба с правителем стала поводом для недельных гуляний.
  
  – А это – деда Макавов, – к нам подошла Аска с дочерью Джерара, на правах "местного жителя" знакомя подругу с новоприбывшими/старовернувшимися. Дреяр сразу же включил свой "наседка мод" и был потерян для общества.
  
  – Ладно, потом договорим, удачи, – попрощался я со взятым в оборот стариком, пару минут понаблюдав, как он пускает светлячков и творит простенькие световые иллюзии.
  
  
***
  Ур Милкович, немного ранее.
  Девушка пригубила бокал вина и довольно зажмурилась. Состояние было близкое к легендарным "бабочкам в животе", о которых она давно читала в одной старой книжке и уже не чаяла когда–либо ощутить. Тот разговор прошлым вечером и слова её Сефирота грели душу. Пусть, возможно, это было не очень красиво по отношению к девочкам этого развратного демона, но... Ей тоже хотелось своего кусочка счастья. В конце концов, можно же побыть немного эгоисткой, да и этого типа хватит на всех – порой его становилось даже слишком много, прошлой ночью, например, она была бы не против, чтобы её кто–нибудь подменил на пару часиков, хи–хи. Но об этом и сложностях взаимоотношений с женским коллективом она подумает позже. Сейчас же её волновал другой вопрос.
  
  – Вас зовут тётя Ур? – непосредственно поинтересовалась маленькая девочка с синими волосами, открыто глядя ей в глаза.
  
  – Ммм... Да, верно... – волшебница льда скосила взгляд на столик, за которым сидели ещё две личности с синими волосами. – Хммм... Венди?
  
  – Что? – отозвались три голоса: совсем детский, подростковый и уже вполне сформировавшийся. Также на неё стали смотреть сразу три человека с одинаковым цветом волос и глаз, да и внешне весьма похожие. Прямо три состояния. Прошлое–Настоящее–Будущее.
  
  – Ты случайно во времени нигде не терялась? – озвучила первое, что пришло в голову, Ур, других вариантов объяснения такого сходства она не видела, и это немного рвало восприятие.
  
  – Вроде нет, но с некоторых пор совсем не уверена, – отвела взгляд старшая версия, зажато поведя плечом.
  
  – Не знаю! – одновременно с ней растерянно пискнула средняя, сочетая в голосе тихую панику и нотки извинения.
  
  – Дядя Сефилот тоже такое гофолил! – третьим голосом в хоре расплылась в довольной улыбке самая маленькая кареглазая синевласка.
  
  – Этому должно быть рациональное объяснение... – тихо пробормотала себе под нос Чарли, отчаянно пытаясь не косить глазом на трёх Венди.
  
  – А ведь действительно – они так похожи, – кивнула Люси, выражая мимикой общее (той части, что только вернулась) удивление.
  
  И весь женский коллектив с энтузиазмом принялся обсуждать сию интереснейшую гипотезу. Сами причины дискуссии лишь переглянулись, пожали плечами (ребёнок, правда, лишь копировала за старшими, но смотрелось это на редкость синхронно и гармонично) и разошлись по своим делам.
  
  
***
  И вновь Сефирот, временно оставшийся без собеседника.
  Мой взгляд упал на потерянно сидящего за столом земного Джерара, в смысле Зигрейна, что, фоня очень странной смесью эмоций, наблюдал за тем, как Мистган приобнимает Эдо–Эльзу, целует её или беззаботно о чём–то с ней болтает.
  
  – А... это ты... – его взгляд сфокусировался на мне.
  
  – Ты как, нормально?
  
  – Да, – он кивнул. – Просто странно вот так наблюдать за собой и Эльзой. В голову начинают лезть разные вопросы. Что было бы, не реши я строить ту треклятую башню? Или откажись я от этой идеи до того, как всё получилось так, как получилось? Могло ли быть так, что у нас тоже была бы дочь по имени Венди? Смог ли бы я сделать их счастливыми? И я не нахожу ответов на большинство вопросов, а те, что ответы всё же находят... Эх. Я знаю, что ты мне ничего не должен, скорее уж наоборот, но могу я попросить тебя об одолжении?
  
  – Я слушаю.
  
  – Позаботься о ней, – он невесело усмехнулся. – Я когда–то обещал ей, но... всё запорол.
  
  – Ты же знаешь, я сделаю это и так.
  
  – Да, но всё–таки я обязан был это сказать...
  
  Мы сидели в тишине. Разговор увял сам собой, а каждый из нас углубился в свои мысли. Но... когда бы кому–то давали скучать в доме Фей? Пока кое–кто вёл отвлечённые беседы, в общий зал прибыли новые визитёры, точнее, эдоласские варианты Альзака и Биски вместе со своим пополнением. Две Аски вместе с маленькой Венди – это настоящее стихийное бедствие. Особенно если они начинают приставать к Венди и Мелди. Концентрация Милоты становится настолько мощной, что всё живое в ближайшей округе закаваивается насмерть. В общем, начавшиеся было грустные мысли развеялись, так толком и не сформировавшись, и взрослые продолжили обмениваться шутками и историями, наблюдая за возящейся детворой. Особенно "зашла" история о том, как Альзаки с Бисками запутались, где чей детёныш, а сами детёныши были ещё маленькие и сказать не могли. Да–а–а... С тех пор, кстати, стригут девочек по–разному.
  
  Покинули нас эдоласцы лишь под вечер. Довольные, но уставшие девушки намекнули, что пора бы и домой. Не менее довольный и усталый Мастер также намекнул, что завтра с утра ждёт меня и Лексуса для продолжения вдумчивой беседы. Ну, а пока подхватываем своих дам – и домой! Я вновь успел соскучиться!
  
  
***
   Сефирот. Утро.
   И вот настал тот светлый миг, когда я всё–таки дошёл до Мастера. Нет, было искушение свернуть в лаборатории и затеряться там на недельку–другую, но, боюсь, девочки бы меня не поняли. Да и дошедший до ручки Дреяр может чего учудить, а мне потом всё это расхлёбывать. Так что не будем доводить до крайностей и таки побеседуем с почтенным старцем. С этими мыслями я и вошёл в кабинет. Старик уже ожидал меня, сидя за столом и ковыряясь в очередных бумагах. На столе стояла кружка, но, что удивительно, судя по запаху, в ней был кофе, а не привычное пиво.
  
  – Хм... Так вы пьёте и что–то ещё помимо пенного напитка? Не знал, – поздоровался я с главой всея Фей.
  
  – А, пришёл наконец, – кивнул мне Мастер и отхлебнул кофе. Потом поморщился и тяжело вздохнул. – Видишь, на что мне приходится идти из–за твоей самодеятельности?! – и грозно потряс кружкой. С кофе.
  
  – А при чём тут я? – нет, меня во многом обвиняли: в жестокости, чудовищности; подопытные, из тех, на ком отрабатывались процессы, требующие пребывания в сознании, так и вовсе проклинали... Но претензия, вызванная сменой "дежурного напитка" – это впервые.
  
  – Как это "при чём"? – аж подпрыгнул старичок. – Да я пока разобрался с этим "внеранговым" статусом гильдии, чуть не облысел! Повторно! Формально, у нас и прав–то толком нет действовать на такой обширной территории! Но мы действуем. Причём законно!
  
  – А, это просто. Мы действуем согласно спецификаций к рамочным договорам на оказание услуг. То есть контрактов, с юридической точки зрения, всего два. А исполнение их "подпунктов" интересно только налоговым инспекторам. Вот это – зло почище меня.
  
  – Да понял я уже, чай, не первый год с бюрократами воюю, но времени на то, чтобы вникнуть, ушло много, а уж про нервы я вообще молчу! – продолжал бухтеть Мастер. – Ну да ладно... – несколько пассов, и на кабинет ложатся сложные барьеры приватности, инкапсулирующие область в пространстве: ни звук, ни изображение, ни магия кабинет не покинут. Немного подумав, добавляю и от себя пару "наворотов". Старик одобрительно кивает. – Ладно, вся эта макулатура – штука полезная, но на реалии не влияет. Сейчас мне интересно другое. Ты спускался в Подземелье?
  
  – Вы про то, где за семью печатями стоит большой кристалл с очень интересным содержимым?
  
  – Значит, спускался, – вздохнул Макаров. – Понял, что это?
  
  – Да, очень любопытное состояние и сложная работа. Ну и меры безопасности беспрецедентные. Я ведь сам смотрел чертежи нашего замка, в том числе и то, что не положено видеть простым строителям, но вот это ответвление в и так тайных подземных тоннелях обнаружил почти что случайно.
  
  – И каким же образом? – заинтересовался маг.
  
  – Сам делал нечто похожее, обустраивая лабораторию. А потом просто решил проверить округу, всё–таки Феи – старая гильдия, и мало ли что. Проверка увенчалась успехом.
  
  – Ну, а что ты думаешь по поводу содержимого?
  
  – Согласуется с моими выкладками. Создавший комплекс должен был проделать сложнейшую работу, но результат... снимаю шляпу. Создать, де–факто, источник магической силы... Гениально, – и я честно эту разработку сплагиатил. Пришлось, правда, помучиться, но чего не сделаешь ради родной летучей дачи? Что поделать, жрала она магию как не в себя – держать в воздухе несколько тысяч тонн камня и металла – удовольствие дорогое, а ведь там ещё щиты, орудия... Не запитка Эфириона, конечно, но вполне сопоставимо.
  
  – Значит, и про Сияние Феи ты в курсе, – вздохнул Мастер.
  
  – Хм? – я приподнял бровь. – Это название мне ни о чём не говорит.
  
  – Я про высвобождение источника бесконечной магии, – пояснил чародей.
  
  – А, снятие выравнивающего барьера, – я махнул рукой. – Да, в курсе.
  
  – Выравнивающий барьер? – теперь удивился Макаров.
  
  – Так, – я почесал бровь, – давайте сначала подведём общий знаменатель. Мастер, что ты вообще знаешь об этом кристалле и его обитательнице?
  
  – Честно говоря, немного, – дед вздохнул, пригубил из кружки кофе, поморщился и печально вздохнул. Молча достаю из пространственного кармана бочонок пива и пару кружек. Старик благодарно кивает и разливает напиток по ёмкостям. – Только то, что мне в своё время рассказал Пурехито, – ещё один глоток. – После создания и применения "Закона Феи" Мэвис перестала внешне изменяться, застыв в облике четырнадцатилетней девушки, а через девять лет она исчезла, сразу после смерти моей матери. Год спустя какой–то маг принёс её тело и швырнул его под ноги Второму. Позже учитель смог определить, что Первая не мертва, но и живой назвать её было нельзя. Он перепробовал всё, что только можно, чтобы вернуть её в сознание, но ничего не помогало. В ходе исследований он обнаружил за телом Мэвис способность излучать в пространство огромные потоки магии. На этом, собственно, всё, – очень сухо описал ситуацию Макаров, в конце рассказа ещё раз приложившись к кружке. – А ты... ты узнал что–нибудь ещё?
  
  – Да. Я разобрал процесс и даже понял, что случилось с Первой. Возможно, если как следует попинать одного меланхолика, нам даже удастся её вернуть.
  
  – Пффф! Кха! Тьфу, – Дреяр судорожно закашлялся. – Сефирот! Ты опять?! – ну да, кружки–то я выдал без защиты, хотя никаких дурных помыслов у меня и не было, просто карман пространственный не резиновый, даже с моим резервом. А одна артефактная кружка занимает "объёма" там больше, чем два вагона кружек обычных. – Так... – отдышался дед. – Давай подробно, с расстановкой.
  
  – Подробно так подробно. Начнём с того, что из себя представляет этот "источник". Как известно, души магов после смерти уходят куда–то за Грань, в мир, состоящий из энергий. Для себя я его называю Серыми Пределами. Что там происходит с душами и куда они идут дальше – не столь важно, нас интересует сам мир. Его энергонасыщенность колоссальна. Но совершенно непригодна для живых. Вернее, не так, она слишком... ммм, возбуждённая. Нет, опять не то слово... – как же трудно объяснять обычным языком то, для чего в этом самом языке просто нет терминов и определений. – Возьмём пример. Обычный эфир очень неохотно, лениво входит в энергосистему волшебника, восстанавливая его резерв. Маг может ускорить этот процесс, "втягивая" силу, но тем не менее. Энергия же из того плана бытия сама стремится влиться в тело, заполнить его как можно больше. Это можно сравнить с давлением воды у поверхности и в глубине моря. Мы – на поверхности, а тот план – глубина.
  
  – Хм, вроде ясно, но я пока не совсем улавливаю, к чему ты клонишь.
  
  – Терпение, Мастер, я подхожу к этому. Так вот, помимо того, что сама по себе эта сила не очень приятна для живого организма, так и давление её настолько велико, что отсечь её поступление почти невозможно. В итоге, маг, не умеющий полностью перекрывать свою энергетику, при попытке обращения к этому источнику рискует повторить судьбу перекачанного воздушного шарика. Пуф – и нету больше мага. Теперь вернёмся к Мэвис. Она была "одной ногой в могиле", буквально, а потому связь с тем планом бытия установить могла.
  
  – Хм... И почему же это её не убило окончательно? – нахмурился Дреяр.
  
  – По двум причинам. Во–первых, Мэвис – сильная тёмная, а для нашей братии энергия Серых Пределов не так опасна, как для всех прочих. Безусловно, энергия Смерти и энергия Тьмы друг от друга отличаются, но не так критично, чтобы организм не мог адаптироваться.
  
  – Угу... – глубокомысленно покивал хоббит.
  
  – Ну и вторая, она же главная причина. Какой бы большой ни был резерв, рано или поздно он заполнится, а дальше смотри вариант с воздушным шариком. Но! Тут и всплывает второе обстоятельство Мэвис. Судя по прекращению роста в четырнадцать, уже на тот момент у неё были какие–то проблемы с энергетикой, а раз кто–то её почти прикончил, то проблемы эти могли и усугубиться данными событиями... В итоге "воздушный шарик" оказался изрядно продырявлен, а потому поступающая в неё сила спокойно изливалась наружу. Для прекращения же этого безобразия и магической засветки на полстраны кто–то, подозреваю, что наш общий знакомый Пурехито, наложил изолирующий барьер, что позволил "выровнять давление" и пресечь дальнейшие утечки. Ну, а потом экранировать сам барьер, но это уже несложно.
  
  – Получается, у нас под гильдией лежит магическая бомба с ядовитой маной?
  
  – Нет, – качаю головой. – Всё–таки Мэвис не совсем мертва, и её тело вполне способно преобразовать поступающую из "ниоткуда" энергию в удобоваримое для простых людей состояние. Так что у нас под гильдией – "искусственный источник маны".
  
  – Дела–а–а, – хлебнул из кружки Макаров. – Что тебе нужно, чтобы помочь ей?
  
  – Время на исследования – всё–таки проекция несколько обрезает доступные возможности, пара помощников, которых ещё нужно раздобыть или уговорить, ну и удача, само собой.
  
  – Хорошо, скажи, как будешь готов. Я должен присутствовать.
  
  – Само собой. Ещё что–нибудь?
  
  – Нет, это всё, – Мастер снял свои барьеры, ну и я проделал то же самое. – А теперь перейдём к неприятному. Бухгалтерия... – а я–то надеялся отделаться малой кровью... эх.
  
  
***
  На следующий день. Сефирот.
  Бюрократия. Бюрократия – это просто чистое, рафинированное Зло, до которого мне ещё расти и расти. А если эта бюрократия касается ещё и финансов, то вообще можно вешаться. Мастер это знал, а потому отбивался от сих бумажек с ожесточённостью загнанной в угол крысы, давил на жалость, взывал к совести, грозил карами и сулил награду. И всё это одновременно! Но я был неумолим и продолжал безжалостно передавать дела, в качестве тяжёлой артиллерии используя Лексуса. В конечном итоге старик сдался, но крови из нас он выпил на зависть любому вампиру. Да что там вампиры, даже старина Дракулос – Второй Бог Ишгала и маг Крови по совместительству – не отказался бы от уроков нашего старого кровопийцы... Кхм, что–то меня куда–то не туда клонит. Как бы то ни было, но теперь Макарыч дела официально принял и сразу же начал "рулить".
  
  – Значит так, – Дреяр мрачным взором сверлил кружку... с кофе. А что поделать? Вторые сутки на ногах, организм намекает, что хочет спать, пусть моё "Обновление Жизни" физиологическую проблему решает, но вот усталость разума – тут уже сложнее. Бюрократия – зло, я не устану это повторять, – признавайтесь, в каких вы отношениях с Королевским Двором?! Что это за заказы в самом конце с пометкой "различные услуги"?
  
  – Ну, – я почесал бровь, – принцесса Нефрит – очень миленькая. На Миру сильно похожа...
  
  – С–сефирот, т–ты же не хочешь с–сказать, ч–что... – бедняга начал заикаться.
  
  – Почему как что, так сразу я? У нас ещё Лексус есть! – перевёл я стрелки.
  
  – Л–лек–к–с–суссс? – ме–е–едленно повернул Макаров голову в направлении внука.
  
  – Сефирот, – электромаг прикрыл глаза, – тебе не надоело издеваться над дедом?
  
  – Но он так классно реагирует! – я ухмыльнулся, видя, как Макаров начинает закипать. – Ладно, если говорить серьёзно, то с монаршей особой и его присными отношения у нас чисто деловые. Пара магических услуг королю, пара поставок артефактов и сувенирчиков. А как, вы думали, я спихнул добрую половину финансирования по строительству моей Чёрной Башни на королевскую казну?!
  
  – Так это не была твоя очередная шуточка?! – всполошился пенсионер.
  
  – Эй! Жуткая Тёмная Цитадель – это очень серьёзно, шутки тут неуместны! – в ответ главный Фей лишь застонал.
  
  – Боги, Демоны и Драконы, за что мне всё это?! – старик уже чуть ли не плакал.
  
  – Не знаю, возможно – за разгульный образ жизни. И почему ты обращаешься ко мне во множественном числе? – да–а–а, новый безнадёжный стон. А вот нечего меня полночи держать в своём обществе, пока мои дорогие Фейки скучают в одиночестве. Семилетняя разлука за пару дней не навёрстывается! А я вместо прекрасных юных дам вынужден лицезреть страшного старого мужика!
  
  – Скройся с глаз моих, чудовище! – ну наконец–то. – Хотя нет! Стоять!
  
  – Что–то ещё?
  
  – Да. Я так понял, скоро очередные Игры?
  
  – Ну как "скоро", до них ещё несколько месяцев, считай, аккурат после Праздника Урожая и "Фантазии Фей". Кстати, поскольку теперь бюджетом рулите вы, Мастер, то и карты вам в руки.
  
  – Ооох... – маг схватился за голову. – Так, не съезжай с темы! По тому, что я уже видел, мне ясно одно – твою энергию нужно направить в созидательное русло... Сам не верю, что говорю такое! В общем, на Игры ты идёшь! С командой! И чтобы без смертоубийства!
  
  – Ну ладно, – пожимаю плечами, смысла в этом представлении я не видел никакого, но если старичок хочет почесать пузико своему ЧСВ, то почему бы и нет? С меня не убудет, а мастеру приятно, – но только после суда...
  
  – Ик!
  
  – Ну вот, ты его сломал, – неодобрительно покачал головой Лексус, разглядывая зависшего деда. – Кстати, какого ещё суда? У нас сейчас вроде нет открытых споров.
  
  – Да по делу Зигрейна, – я отмахнулся. – И я, между прочим, ему об этом уже говорил. И почему меня вечно никто не слушает? Эх...
  
  – Карма? Как с плеерами? – предположил Грозовой Убийца Драконов. – И почему это "никто"? Вот, например, Ро...
  
  – Даже не начинай, – я прервал блондина, уже зная, что он скажет.
  
  – Хех, как хочешь, но вы друг друга стоите.
  
  – Я не хочу знать, о чём вы говорите и кто такой этот "Ро". Я не хочу знать, о чём вы говорите и кто такой этот "Ро". Я не хочу знать, о чём вы говорите и кто такой этот "Ро"... – забубнил себе под нос Дреяр.
  
  – Так, ладно. Посмеялись и будет, – я щёлкнул пальцами перед глазами старика, выводя того из импровизированного транса. – Задачу с играми понял, будет сделано, Фиор завоюем. Не проблема, – хм, ноль реакции, хотя из транса уже выведен. Вновь активировался скилл пофигизма? Очень похоже. – Излагаю план действий. Через пару дней вернётся Уртир (успели созвониться по лакриме) и отконвоирует Зигрейна на слушания, перед нашим уходом мы проведём для всех новоприбывших один совершенно безопасный и безболезненный ритуальчик. Далее, пока вы будете приходить в себя и акклиматизироваться под новые условия, мы закончим с нашим синеволосым другом, ну или закончим хотя бы предварительные мероприятия. Далее мне потребуется Нацу, большая пещера и прикрытие для проверки одной концепции. Если всё получится, найдём одного эксперта по энергетике магических сущностей, если нет – будем думать дальше. Потом мы дружно отлавливаем моего братика, что... – сосредотачиваюсь, – устроил с Первой пикник в лесу и сейчас пытается выдать ей обувь... Уже седьмую пару она умудрилась "потерять". И потом мы все дружно топаем в другую пещерку к знакомому всем присутствующим кристаллу, где мы с коллегами соображаем на троих... Нет, Лекс, не то, что ты подумал, а как вернуть к жизнедеятельности Мэвис. Ну, а потом можно и на Игры, если вам так хочется. Как план?
  
  – Шикарно, – кивнул внук Мастера. – Правда, ты забыл упомянуть, что за это время должна подтянуться ещё пара наших команд, а тебе их придётся представлять. О да, я уже вижу лица Эльзы и Джувии!
  
  – Я не хочу знать, о чём вы говорите и что не так с теми командами. Я не хочу знать, о чём вы говорите и что не так с теми командами. Я не хочу знать, о чём вы говорите и что не так с теми командами...
  
  – Ну вот, теперь его сломал ты! – на обвинения блондин лишь развёл руками – мол, это всё твоё дурное влияние.
  
   Оставив Мастера наедине со своими мыслями, мы покинули кабинет – смех смехом, но работа действительно предстояла нешуточная, а времени... Впрочем, с этим ресурсом было как всегда.
  
  
***
   Следующие пару дней прошли просто восхитительно. Мы гуляли по городу, сидели в кафешках, даже выбрались на небольшое театральное (хотя, скорее цирковое) представление в город, благо труппа как раз околачивалась в наших местах. Было на редкость хорошо и приятно. Просто ощущать моих женщин рядом, чувствовать их эмоции, настроение. За эти два дня я, пожалуй, улыбался больше, чем за все прошлые семь лет... Хотя нет, Женни и Уртир всё–таки скрашивали моё одиночество, во всех смыслах фразы, так что совсем уж мрачным мизантропом я не стал, но сейчас... Да, сейчас я был цельным, если можно так сказать. Всё было на своих местах и шло так, как должно было идти. Прекрасное чувство. Полностью понимаю Зерефа, что не расставался с Мэвис. Они вместе гуляли по лесу, посещали город и... просто вместе молчали. Правда, эманации счастья и покоя чернокнижника были столь сильны, что на всех, даже минимально чувствительных, оказывали эффект, схожий с воздействием валерианой на кота.
  
  Ещё из интересных фактов был "разговор по душам" между Зигрейном и Эльзой (Милли шла опционально и отдельно). Штормило там эмоциями так, что пробило даже "покров эйфории", генерируемый Зерефом с Первой Феей. Но всё имеет свойство заканчиваться, закончился и этот тяжёлый для обеих сторон разговор. Джерар–Зигрейн был прощён обеими девушками, благо крови "своих" на его руках не было. Эльза отправилась заедать стресс тортиками, для моральной разгрузки прихватив Венди и Мелди, Милли отправилась с ней, с теми же целями прихватив Чарли. Я же отправился к своему названному брату уточнить пару моментов касательно его помощи в ритуале.
  
  Нашёл я его на той же лесной поляне вместе с белокурой фейкой, и застал я их в весьма интересный момент. Два могучих чародея... робко целовались, прикрыв глаза и фонтанируя шикарнейшей гаммой из восторга и стыда. А ведь обоим за сотню лет жизни за плечами и по личному кладбищу размером с небольшое королевство до кучи. И нет, это вовсе никак не связано с тем, что я сейчас вынужден работать, пока другие расслабляются.
  
  – Кхм... Простите, что прерываю, но мне необходимо с вами поговорить...
  
  – А? А–а–а... а мы тут это... – они ещё и покраснели, в точности как подростки, пойманные "на горячем".
  
  – Эт–то вовсе не то, о чём ты подумал! – фейка начала уходить в несознанку. – Мы просто... просто.
  
  – Целовались, – "помог" я ей подобрать слово. – Одобряю! Всецело одобряю. И меня очень радует, что ты не теряешь времени даром, брат, – мои губы сами растянулись в улыбке. – Если что, я знаю пару хороших мест, куда можно сводить девушку. Вам определённо нужно будет там побывать.
  
  – Кхм... Хорошо, – взял себя в руки чернокнижник. – Ты пришёл просто нас проведать или что–то случилось?
  
  – Я хочу провести над новоприбывшими, ну и над собой заодно, один темпоральный ритуал по увеличению резерва сил. Вряд ли этот дракон оставит нас в покое, а как показала практика, в прямом противостоянии он меня разотрёт меньше чем за десяток минут. Конечно, с тех пор я стал опытнее, но дополнительная огневая мощь будет не лишней.
  
  – Хм, – Зереф задумался, – разумно. Если возможно, я бы хотел присоединиться к этой процедуре.
  
  – О, вижу, у тебя появилось ради чего жить... и что защищать, – да–а–а, он вновь смутился. Блин, мягко троллить этого парня мне безумно нравится, но я никак не пойму почему. Он стойко вызывает во мне ощущение младшего брата. При том, что в нашем открытом противостоянии я бы на себя не поставил, но я всё равно не воспринимаю его ни как угрозу, ни как потенциальную опасность, ни даже конкурентом. "Слегка непутёвый младший брат" – и всё тут. И ведь я проверял, никаких воздействий на меня не было! Это чисто мой сдвиг, но откуда, почему? Не понимаю... Но, как бы то ни было, факт оставался фактом.
  
  – Да! – твёрдо ответил маг, глядя мне в глаза, а Первая рядом с ним опустила очи долу и смущённо ковыряла землю носочком сапога... а, не, она просто стряхивает обувь.
  
  – Отлично, тогда пойдёшь вместе с основной группой, а потом вместе с Венди протащите меня.
  
  – Это опасно? – спросила Мэвис.
  
  – Нет, ритуал полностью отработан и изучен. Опасности нет, из неприятных эффектов только чесотка первые часа два, да и всё. Мне нужен Зереф просто чтобы провести "обезболивающую" часть на мне – сам я не смогу быть объектом и субъектом ритуала одновременно, и на проекции тут не выедешь.
  
  – Хорошо, – вновь кивнул чернокнижник, поднимаясь на ноги, – тогда жду от тебя данных и инструкций, что делать.
  
  – Угу, лови, – достаём из пространственного кармана методичку и скидываем Его Темнейшеству. Означенное Темнейшество сразу же углубляется в записи, даже игнорируя тот факт, что над плечом у него уже зависла фейка и также читает.
  
  
***
  Полчаса спустя.
  – Псих отмороженный! Совершенно безумный дракон! Это какую логику нужно иметь, чтобы до такого дойти?! – основательница Фей давила меня укоризненным взглядом.
  
  – Сказал мне человек, патологически не дружащий с обувью. Кстати, вот, держи, – протягиваю ей новые тапочки – очередные сапожки вновь оказались благополучно "утеряны".
  
  – Сравнил, – надулась малышка и бочком–бочком, подальше от презента.
  
  – Ладно, общую концепцию я понял, мне потребуется несколько часов на отработку элементов, всё–таки я слишком долго был без практики, а тут довольно тонкие манипуляции. Хм... А вот эту последовательность можно сократить и оптимизировать затраты... – парень ткнул в строчку с частью формулы. Ну вот, началось то, чего я боялся.
  
  – Нет, будет дестабилизация всего конструкта, и энергетика пойдёт вразнос.
  
  – А если жёстко зафиксировать? – какой у него энтузиазм. М–дааа.
  
  – Эй, мы вообще–то делаем обезболивающее плетение, подготавливающее организм к "объединению", а не очередное пыточное заклинание! Нет, я понимаю, что надёжно зафиксированный пациент в анестезии не нуждается, но вот когда этот "пациент" – я, мне как–то хочется таки анестезию.
  
  – Ладно–ладно, но какая же интересная область! – я разбудил в нём маньяка–учёного. Хотя... А "засыпал" ли он когда–нибудь?
  
  – Я много добился за ваше отсутствие, кое о чём нам нужно будет поговорить отдельно, – быстрый взгляд чёрного мага на пытающуюся сныкать куда–нибудь очередную партию обуви Первую дал понять, что оценил он моё предложение верно. Легонько киваю, подтверждая его выводы.
  
  – Угу, думаю, во время подготовки к ритуалу как раз можно будет всё обсудить.
  
  – Пойдёт. Ну что же, всё, что хотел, я сказал, а теперь оставляю вас наедине, развлекайтесь, – нет, мне это никогда не надоест, хе–хе. – Завтра жду в гильдии! – а теперь, сосредоточимся, активируем заклинание, и... телепорт! Пока этот тип чего вдогонку не отправил.
  
  
***
  И вот настал долгожданный миг. Уртир вернулась вместе с Вестником Совета. Помимо этой пары, к нам припёрся также Оуг, чтоб ему икалось, и половина корпуса Рунных Рыцарей. И где я всех их буду размещать? Эх, никто не заботится о нервах бедного демона, плак–плак... Да, Женни, продолжай меня подбадривать, гладить по голове и прижимать к груди. Я разбит и безутешен, и нуждаюсь в твоей заботе, да–а–а... Хорошо–о–о–о...
  
  Взяв себя в руки и пожав плечами в ответ на закатывание глаз остальных девушек, я таки соизволил впрячься... в подготовку к Ритуалу. Что? Размещать всех этих засранцев? Хех, обойдутся, я сюда их не звал, так что размещение – это их проблемы. Ну, а так Оуг с Вестником допрашивают Зигрейна, тот благополучно сливает им подготовленную заранее историю с его противостоянием Джерару, Уртир уже в моём подвальчике "добывает секретные сведения для Совета", ну, а мы с Зерефом заканчиваем последние приготовления.
  
  – Отлично, узор завершён, теперь у нас есть минут сорок, пока Оуг не отчалит обратно.
  
  – Да. Ты хотел о чём–то поговорить? – чернокнижник стянул с головы наушники, усиленный слух уловил аккорды из "Иной" Катарсиса, ну, переделанного под местный лад. А что, в тему песенка.
  
  – Угу. Как я понимаю, с Первой у вас всё весьма серьёзно?
  
  – Нет. Да. Не знаю. Это... сложно, – парень сжал руку в кулак. – Изначально, когда мы только встретились, она была для меня лишь забавной девочкой, достаточно безрассудной, чтобы цепляться к проклятому, убивающему всё вокруг себя магу. Но с ней было весело и хорошо. Так хорошо мне было лишь когда–то в детстве... Потом мы расстались на некоторое время. У неё были свои заботы, своя жизнь, в которой было совсем не место древнему чудовищу. Мы расстались, но... без неё мне почему–то стало очень тоскливо, а оставившая было при её обучении скука навалилась с утроенной силой. Так что я плюнул на всё и отправился на Западный континент.
  
  – Хм. И чем ты там занимался?
  
  – От нечего делать построил Империю и завёл ученика. Ну знаешь, раздробленные княжества, постоянно воюющие между собой, – чернокнижник вздохнул. – Я захватил власть в одном из них и за пять лет объединил все земли континента. Было забавно, но потом опять навалилась скука. Я оставил эту империю своему ученику и вновь вернулся на Ишгар. Интересно, как там сейчас дела? Наверняка опять всё развалилось на кучу мелких княжеств...
  
  – Это потому ты хотел их заново объединять, чтобы в очередной раз попробовать самоубиться?
  
  – Да, но мы немного ушли от изначальной темы. Через несколько лет после возвращения я вновь встретил Мэвис, совершенно не изменившуюся. Я... наговорил тогда много глупостей, вернее, на тот момент я считал, что это правда, что я проклят. И что и она проклята...
  
  – Голод Смерти? У первой был Голод Смерти? – вот так новости.
  
  – На тот момент ещё нет, я заметил лишь первые его признаки. У неё было сильно повреждено духовное тело, а постоянное напряжение сил и стрессы во время Торговой Войны... Сам понимаешь, что должно было последовать дальше. И я её предупредил. Правда, сам я тоже в тот момент был в не лучшей форме... Мысли путались, чувства... всё было сложно. В итоге, получилось лишь хуже. Мои слова слишком больно её ударили.
  
  – И спровоцировали всплеск.
  
  – Да, – маг прикрыл глаза. – Следующая наша встреча состоялась через полгода или год, уже не вспомню точно. Я нашёл её в лесу, в окружении вымерших деревьев и травы, как ты тогда нашёл меня. И... я был рад её состоянию. Впервые у меня появился кто–то, кто смог бы пойти рядом со мной, тем более этот "кто–то" была той, кто заставлял моё сердце биться быстрее... Вот только у этой сказки нет хорошего конца. Да, моё странное, полубезумное признание было принято, но... Наш первый поцелуй её убил... – я вспомнил, как размышлял на тему того, что могу заработать какой–то комплекс, после того, как на тот момент ещё свободные Фейки поголовно сбегали после наших первых поцелуев. А тут ситуация на порядок хуже и всё на полном серьёзе. М–да, а ведь это мог быть вообще первый поцелуй для парня... Бедняга.
  
  – Насколько я знаю, Мэвис всё–таки не совсем мертва.
  
  – Да, организм тёмного мага чрезвычайно живуч, и чем могущественнее маг, тем больше его живучесть. Вся наша сила направлена в первую очередь на выживание и цепляется за жизнь как только может, это её суть. На момент нашей последней встречи Мэвис полгода ничего не ела, не пила и не спала, но выглядела немногим хуже, чем при нашем первом знакомстве, просто рефлекторно вытягивая жизнь из окружающего мира. Но она была слабее меня, а потому мой Голод смог нанести ей вред, пусть не фатальный, но весьма существенный. Я... я был в шоке, не помню, что я творил или делал дальше, как её тело оказалось у гильдии. Собственно, последняя сотня попыток самоубийства как раз приходится на последний век. Год разрабатываю метод, потом пытаюсь осуществить, терплю неудачу и начинаю заново.
  
  – Такого и врагу не пожелаешь. Извини, что присыпал солью раны.
  
  – Нет, ничего, – покачал головой Зереф. – Знаешь, после того, как я всё это рассказал, стало немного легче. Спасибо.
  
  – Ну, для этого и нужны друзья.
  
  – Да... верно...
  
  – Но не об этом я хотел с тобой поговорить. Общаться с проекцией – это неплохо, но как ты смотришь на то, чтобы вернуть Первой тело? Да и вряд ли она в восторге оттого, что ей уже второй век идёт пятнадцатый год. Во всяком случае, печальные взгляды, бросаемые на грудь Люси, на это намекают. Или тебе нравятся миниатюрные девушки? – о, у него заалели уши, а сам отвернулся.
  
  – Я... эм... ну, не знаю. Твои подруги очень красивы, но и Мэвис красива, и... – так, ладно, судя по шевелению его плаща, парень совсем над собой контроль утрачивает.
  
  – Ладно–ладно, я тебя понял, ты ещё не определился. В общем, я хочу, чтобы ты мне помог поработать над телом и энергетикой Первой. Думаю, вместе мы сообразим, как полноценно вернуть её в мир живых. В крайнем случае, можно поступить как с Ур – создать новое тело и переселить в него душу. Хотя с тёмной такой силы... Чёрт его знает. Ну так что скажешь?
  
  – Конечно я согласен! Но столь тонко и именно в плане восстановления я никогда не работал. Демоны, сам знаешь, создаются совершенно иначе.
  
  – Знаю, потому нам и нужен ещё один эксперт, вот только я даже не до конца уверен в его существовании. Но пока не будем об этом, главное, что ты согласен. Первой ничего пока не говорим. Не стоит раньше времени вселять надежду, как бы ни хотелось. Займёмся этим вопросом, как уладим текущие дела. Согласен?
  
  – Да. И я закончил подготовку, один раз взгляну, как это проводишь ты – и можно повторять.
  
  – Отлично, тогда зовём наших друзей, – привычно выдёргиваю Духа Тьмы и надиктовываю приказ.
  
  – Хм...
  
  – Что–то не так?
  
  – Да нет, просто обычно эти создания требуют довольно долгой подготовки и подчинения, если требуется что–то более серьёзное, нежели "лети туда и убивай всех на своём пути". Твоё мастерство в управлении этими сущностями возросло ещё больше.
  
  – И чего вы все говорите, что это вызывает какие–то трудности? Обитатели Тьмы – милейшие существа. Главное – показать им, кто главный.
  
  – Феи... – с напускной грустью вздохнул чернокнижник.
  
  – Ага, скажи ещё, что тебе это не нравится, брат, – я оскалился. Чёрный маг в ответ лишь развёл руками – дескать, а я что, я ничего, примусы починяю.
  
  
***
  Сам ритуал проходил глубоким вечером, точнее, ночью. Ничего сложного. Жертв... эм, улучшаемый входит в сложный магический узор, Уртир активирует вязь, направляет и подправляет "объединение", дабы чего не случилось, а я на ходу адаптирую энергетику проходящего ритуал, усиливая и подправляя духовное тело, тем самым спасая его от перенапряжения из–за удвоения резерва и волн адской боли по телу, как следствия этого перенапряжения.
  
  За три часа прошли все наши и сейчас делились впечатлениями от ощущений. Настал мой черёд, и я вошёл в рисунок, а моё место заняли Венди и Зереф, уже прокачанные. Вон как над колдуном дрожит воздух – такое количество маны в одном сосуде само по себе уже слегка "корёжит" реальность, надеюсь, что после ритуала выйду на такой же уровень, а вот потом придётся уже извращаться, ну да ладно, мысли есть.
  
  – Готов? Мы хоть и наблюдали, и ассистировали, но опыта у нас нет, так что может быть неприятно, – предупредил меня чернокнижник.
  
  – Хватит уже вещать прописные истины. Я в вас верю, ну, а в крайнем случае – потерплю – после Эфириона ничего нового я в плане боли не испытаю точно.
  
  – И он ещё что–то говорит о моей тяге к суициду, – вздохнул Зереф и дал отмашку Уртир.
  
  Мандражировали мы зря, всё прошло вполне удачно, пара небольших упущений в правке энергетики не в счёт, сам виноват. Я оказался слишком мощен для Венди, а Зереф заметил отклонение не сразу, ну, а пара минут в ощущениях, словно тебе по пальцу со всего маху бьют молотком... Не скажу, что я стремлюсь этот опыт повторять, но могло быть и хуже.
  
  – И что теперь? – первой ко мне обратилась Эльза. Убедившись, что с моей тушкой всё в порядке, она принялась что–то увлечённо выводить на листке, одновременно общаясь с окружающими. Хм, какой приступ энтузиазма. Нет, от Джувии это было бы естественно, но Эльза... Хотя, минуточку. Увеличение резерва в два раза, значит, и пространственный карман... А, понятно.
  
  – Пойдём отмечать, но учти – весь твой склад всё равно не влезет.
  
  – Как ты... – она даже оторвала взгляд от листочка.
  
  – Смею надеяться, что я неплохо тебя знаю, дорогая, – улыбаемся и машем.
  
  – Да! Нажрёмся же! – Кана была в своём репертуаре.
  
  – Каночка, ты же воспитанная девушка, бери пример со своей сестрёнки... – начал было Гилдартс, но...
  
  – Захлопнись, кобель старый! – и ножкой. Ножкой его! Ммм, какое зрелище.
  
  – Куда это ты смотришь, дорогой? – улыбнулась Мира, вызывая у окружающих табуны мурашек. Она и так здорово прибавила в силушке и "демоничности" после закуски моим подарком, а уж сейчас...
  
  – Ладно, если это всё, то я вас оставлю и пойду "мириться" с мамой и уговаривать её покинуть этот дурдом и начать работать на совет.
  
  – ЧЕГО?! – все дружно повернулись к волшебнице времени.
  
  – А как ещё я должна, по вашему мнению, обосновывать моё отсутствие в номере? Попыткой совращения вашего мужа? Хм... Ну, можно и так! – усмехнулась эта язва.
  
  – Грр... конкур–р–рентка. Точно конкуррентка! Джувия будет Бдить!
  
  – Кисы теперь стали в два раза лучше! Уряяя!
  
  – Да! Теперь я точно уделаю эту ледышку!
  
  – Чё сказал, уголёк?!
  
  – Феи. Феи никогда не меняются, – я рассмеялся. – Всё, шпаньё, на выход! Все разборки и пьянки за пределами лаборатории. И вообще, нас уже ждут накрытые столы в гильдии, так что вперёд!
  
  – Да!!! – и под громогласный рёв огненного драгонслеера "молодёжь" устремилась на выход.
  
  – Уртир, ты с нами?
  
  – Увы, нет. Если отсутствие своё я объяснить смогу просто, то вот совместную пьянку с самой неоднозначной гильдией страны – уже нет. Так что лучше я действительно пообщаюсь с мамой и Мелди.
  
  – Ну тогда удачи.
  
  – Тебе тоже, – поскольку выходили мы последними, то эта оторва просто взяла и поцеловала меня, пока от остальных нас отделял поворот коридора. Ещё одна адреналиновая наркоманка на мою голову. Но... Чего уж там, это было чертовски приятно и сильно будоражило.
  
  
***
   Следующим утром я уже покидал Магнолию в сопровождении Уртир, Зигрейна, Оуга и Люси. Госпожа Хартфилия договорилась о встрече с отцом, тот как раз завершил все неотложные дела, свернул с середины деловой поездки и уже мчался на всех парах к дочери. Хорошо, что я был "недоступен", а то магнат бы мне плешь проел, мол, телепортируй меня напрямую! И пофиг, что телепорт не–мага на расстояние в пару тысяч километров может этому не–магу выжечь мозги просто напряжённостью магического поля. Не ему же потом латать его тушку!
  
  Поездка проходила в тёплой дружеской атмосфере. Оуг сверлил меня недовольно–подозрительным взглядом, Люси уткнулась в свои черновики и продолжала строчить приключенческий роман. Очень неплохой, замечу, а описания боёвок были бесподобными. Сразу виден большой опыт влипания в неприятности... Ну и нахождения в обеденном зале нашей Гильдии во время очередных разборок. Уртир напропалую флиртовала с Зигрейном, Зигрейн старательно делал вид, что ничего не замечает и не понимает. Я... не то чтобы ревновал, поскольку понимал, что всё это очередной акт игры этой заслуженной артистки всея Фиора, но вот то, что моя женщина пытается строить глазки другому, несколько раздражало. Интересно, это драконья жадность, демоническая страсть или я сам законченный кобель? Хм, почему–то мне кажется, что последний вариант наиболее правдив, но я буду всё валить на драконовость! До последнего, да!
  
  Сама Эра ничуть не изменилась. Магическая столица Фиора продолжала радовать глаз сложными иллюзиями, яркой рекламой, фривольно одетыми (скорее уж раздетыми) волшебницами, зазывающими в кафешки и ресторанчики. О, кстати о ресторанчиках, нужно будет заскочить к Яме в его "Седьмой Остров".
  
  – Слушания состоятся завтра, – вывел меня из задумчивости Оуг. – Вы будете представлять защиту господина Зигрейна, уважаемый Сефирот?
  
  – Хм? Нет, – я пожал плечами.
  
  – Эм, как нет? Зачем же вы тогда прибыли? – удивился старый волшебник.
  
  – Лишь как свидетель, не более, – так, а теперь начнём вешать лапшу на уши почтенному старцу. – Почему–то Совет не очень меня любит, хотя я вас, наоборот, безмерно ценю.
  
  – Ещё бы, столько денег из нас выкачать, – не особо скрываясь, прошипела Уртир.
  
  – Ах, милостивая госпожа, твои слова ранят меня в самое сердце! – для остального мира у нас очень странные отношения. Что–то вроде "нам выгодно сотрудничать, но мы терпеть друг друга не можем". Самое забавное, что инициатором этих отношений стал сам Гран Дома – нынешний Глава Совета, а Уртир обрядила себя в одежды великомученицы, вынужденной вести дела с этим "исчадием ада". В результате чего её статус и авторитет в Совете довольно высоки, ну, а совместно проворачиваемые дела действительно приносят пользу как мне, так и правлению магов, правда, есть ещё "делишки", что приносят пользу исключительно мне, но это уже не освещается широкой общественности.
  
  – Ну–ну. Итак, почему же ты не хочешь защищать уважаемого Зигрейна? – Уртир изобразила любопытство.
  
  – Всё просто. Мне до него нет никакого дела, да и услуги мои оплатить он также не сможет, звиняй, Зигрейн.
  
  – Да чего уж там, – махнул рукой парень.
  
  – Но он пострадал из–за действий Джерара, который был другом детства моей жены. И Эльза попросила меня помочь. Добрая она у меня...
  
  – Кхм, м–да, – у Оуга в голове явно не совмещались понятия "Титания", строившая всех и вся железной рукой (а пока её не было, Эдо–Эльза периодически исполняла её роль. Угу, с её любовью к магам вообще и конкретно Феям в частности), и "добрая".
  
  – А поскольку мне всё равно нужно было в Эру по делам, я решил потратить немного времени на дачу свидетельских показаний.
  
  – Хорошо, – вздохнул советник. – Зигрейн, вас пока разместят в муниципальной гостинице под домашним арестом. Охраной будет руководить начальник подразделения защиты Рунных Рыцарей, капитан Дормбальт. Уртир, проводи, пожалуйста, нашего гостя. Господин Сефирот, ждём вас завтра в зале Суда. Дорогу вы, полагаю, прекрасно знаете, – несколько желчно закончил Оуг.
  
  – Угу, до встречи, – махнул я магам–чиновникам. – Ну что, Люси, пойдём снимем номер в гостинице? Джуд прибудет только вечером.
  
  – Знаю. Но не расскажешь, какие у тебя должны были быть дела в Эре?
  
  – Ну, я подумывал о романтической прогулке с тобой по улицам сего славного города, ужине при свечах, до того, как тебя похитит твой родитель, но если ты не хочешь...
  
  – Се–е–еф, – меня оперативно взяли под руку и прислонили голову к плечу, – я тебя люблю!
  
  – Я знаю, солнышко, я знаю. Ну так пойдём?
  
  – Веди! – и мы отправились гулять по городу, не забывая заскакивать в различные лавочки и магазинчики на предмет всяческих интересностей.
  
  
***
  Джуд действительно прибыл лишь вечером, превратив наш "романтический ужин при свечах" в семейную встречу. Впрочем, Люси была счастлива, а это главное. Правда, сам торговец немного сокрушался, что с нами нет Эдо–Люси. Пусть разумом он и понимал, что она не его дочь, но вот по ощущениям... Да и за семь лет почтенный господин Хартфилий имел неоднократное удовольствие общаться с Мастером Эдо–Фей. Взаимоотношения у них были... забавными. Пожалуй, это самое подходящее слово. Эдо–Люси – весьма ершистая персона, но она сирота. Джуд же действительно изначально отнёсся к ней как к дочери. Сложно сказать, что тому было причиной – "проекция" чувств к дочери на эдоласскую девушку, принятие её как сестры Люси или ещё что, но факт оставался фактом. И девочка–сирота не могла не ответить на такой порыв купца. О да, она была весьма ерепенистой, независимой... И тем больше походила на его родную дочь. В конечном итоге, после ряда весьма неловких и неоднозначных сцен, они стали чем–то вроде племянницы и любимого дядюшки. Джуд даже организовал для Эдо–Люси "курсы по управлению предприятием", оказавшиеся вполне к месту для молодой "главной Эдо–Фейки". Но вернёмся к текущей ситуации. Отцу явно хотелось побыть с дочерью наедине, так что я повесил на них по "Бодрости" да отбыл, сославшись на необходимость готовиться к завтрашнему суду. Вообще, за эти семь лет с Джудом у нас сложились весьма крепкие, можно сказать дружеские, отношения. Как ни странно, но если просто "маг Жизни" в качестве мужа его дочери устраивал его не сильно, пусть он и готов был мириться с этим, то вот когда я предложил ему поставки артефактов перграндского уровня по вполне нормальным ценам, а также рамочные договоры между Феями и его бизнесом... О, вот тогда он уже был не против, чтобы я его называл "папа". Правда, против был я. Пусть я не помню своего отца, но он у меня был, и ему я обязан появлением на свет, а потому, даже чисто из–за этого факта, называть так какого–то постороннего мужика у меня не повернётся язык. Он отец моей Люси и мой деловой партнер, этого более чем достаточно. Ну да ладно, отношения у нас сложились неплохие, а это главное, деталями в данном случае можно пренебречь.
  
  
***
  Следующее утро я встретил в зале суда, где сначала выслушивал версию "Зигрейна" о том, как он пытался остановить и образумить брата, а потом подтверждал его слова в качестве свидетеля. Мол, да, отпинал я какого–то товарища, похожего на подсудимого, но я пинал качественно, и на выходе должен был быть инвалид, а этот деятель очень даже здоров. Что? Почему раньше не сказал? А я знал, что там не так? Я как бы по вашей милости под Эфирионом побывал, а как вернулся с того света – был отправлен на лечение к нашему Медику, Полюшкой именуемому. После же у меня были дела поважнее, чем выяснять, что там сталось с пойманным мной преступником и каково его состояние.
  
  В итоге, Совет признал Зигрейна невиновным и даже предложил должность... помощника–заместителя Уртир. Надо будет поспособствовать "уходу на пенсию" кого–нибудь из действующих советников, например, мне никогда не нравился этот клыкастый коротышка, как там его?.. А, неважно. А на его место Зигрейн уже проскочит. Спасибо Мэсту/Дормбальту за майндфа... майндтрик подсудимого, что совершенно искренне считал, что восстал против брата, но потерпел поражение. Хм, запомнить: распорядиться вернуть мозги Джерара в изначальное состояние.
  
  И тем же днём мы возвращались домой в Магнолию. Джуд, поблагодарив меня за то, что я позаботился о его дочери, отчалил дальше по своим торговым делам, правда, не забыв пригласить дочь "погостить в отцовском доме". Жопой чую, организует ряд приёмов и будет хвастаться перед своими торговыми партнёрами, особенно перед бароном Альстером "Двуруким", чья дочь до сих пор так и не вышла замуж. Впрочем, старому морскому волку есть чем ответить. В отличие от Люси, Леона пошла по стопам отца и уже вполне может принять из его рук всё дело. В общем, два друга–конкурента–партнёра найдут о чём поговорить и что обсудить.
  
  Уже на следующий день мы вернулись в Магнолию, где я тут же был оккупирован Джувией, что смотрела на "соперрррницу" как Ленин на буржуазию. Остальные девочки быстро зажали Люси в уголок и принялись выпытывать, что и как было. Эх, чую, придётся мне с каждой устраивать такие романтические прогулки. Но... я разве против? Никоим образом, скорее – обеими руками за. Пусть ощущать их всех весьма приятно, но каждая моя девушка уникальна и неповторима, их чувства, настроение... Их можно смаковать годами, как лучшие напитки, но и отдельные эмоции каждой – словно изысканное вино. И я счастлив, что окопался в таком "винном погребе".
  
  
***
   Следующие пару недель прошли в блаженном ничегонеделании. Мы привыкали к новым резервам сил и обстановке в мире. Я вплотную засел за Венди, Нацу и Гажила – даже уползти с моих занятий было для них сродни подвигу. Ур загнала в "кабалу" Грея, а припёршийся, дабы "бросить вызов" учителю, Леон был заморожен, скручен, отлюблен напрямую в мозг на тему отсутствия Формы у его магии Льда и припахан вместе с Греем. М–да, бедняги.
  
  Впрочем, я не только и не столько "развлекался" с учениками или миловался с моими девочками, сколько планомерно готовился к одному действительно чрезвычайному, но крайне сомнительному эксперименту. Для самого эксперимента была вырыта новая пещера, соединившаяся с сетью тайных ходов под гильдией. И весь месяц мы с Зерефом старательно покрывали все доступные поверхности подземного зала письменами и рунами, превращая помещение в один большой артефакт для удержания энергетических сущностей типа душ, астральных проекций, духов и прочих нематериальных товарищей.
  
  – Интересная задумка, но я не понимаю, зачем тебе требуется подобное помещение, да ещё и такого размера, – оторвавшись от очередного ряда запрещающих символов и утерев трудовой пот, обратился ко мне Зереф.
  
  – Я хочу проверить одну свою полубезумную теорию. И нет, отвечая на твой вопрос, не все мои теории полубезумные. Есть и просто безумные, и даже парочка "откровенно суицидальных".
  
  – И как с таким отношением к жизни ты не помер раньше? – маг поднял глаза к потолку. – Кстати, верх тоже нужно защитить, дабы замкнуть рунный контур.
  
  – Знаю, но этим займёмся чуть позже. Сначала стены и пол.
  
  – Хорошо, – кивнул чернокнижник и продолжил допытываться. – Так что это за теория, которую ты хочешь проверить?
  
  – О, это довольно сомнительная концепция, основанная лишь на интуиции и предположениях. Видишь ли, в чём дело... Я "урождённый" драгонслеер, если так можно выразиться. Меня не растил и не обучал дракон. В итоге, чем больше я колдовал, тем сильнее становилась моя "драконовость". Особенно сильно это проявилось после Эдоласа, когда моё духовное тело подверглось небывалому стрессу от местного фона и, де–факто, полной очистке. После посещения того мира процесс драконизации начал лавинообразно нарастать.
  
  – Хм, действительно странно. Сколь бы ни был силён Убийца, но переродиться в дракона без помощи извне и перестроения организма магией Жизни почти что невозможно.
  
  – Я бы не был столь категоричен. Тот же Акнология пусть и воспользовался плодами твоих трудов, но всего добился сам. К тому же всегда остаётся метод перевода количества в качество, я вполне допускаю, что при чрезвычайно мощном насыщении магией драгонслеер может "эволюционировать" и без дополнительных ухищрений. Лично я драконом стал именно таким образом, хотя и признаю, не будь я столь живучим, имел бы неплохие шансы умереть в процессе.
  
  – Возможно, – Зереф вывел очередную руну. – Хотя ты и твоя живучесть скорее исключение, нежели правило.
  
  – Не суть важно. Куда интереснее другой момент. Более никто из драгонслееров не показывал не то что признаков эволюции, но и даже минимальных отклонений. Я понимаю, что я могу являться неким исключением, но всё же я принадлежу к тому же виду, а значит, некие общие признаки у нас должны были быть! Но их не было.
  
  – Если смотреть на ситуацию с этой стороны, то действительно странно, – согласился чёрный маг.
  
  – "Странно" – слишком мягкое слово. Это полностью противоречило всей магическо–биологической теории. Если предположить, что были учтены все элементы. И я стал искать неучтённый элемент. И появилось у меня предположение. Очень неприятное.
  
  – Что–то искусственно контролирует развитие драгонслееров? – он точно гений. Меньше минуты на размышление при предоставлении не особо подробной информации – и вот он делает вывод, к которому я шёл почти пять лет. Хотя в своё оправдание скажу, что большую часть времени заняли у меня как раз анализ ситуации и поиск доказательств.
  
  – Верно, но я так и не смог найти никакого внешнего воздействия. А потому остаётся лишь воздействие изнутри. И я понятия не имею, что бы это могло быть. Вернее, предполагать я могу, но варианты там откровенно паскудные и мне не нравятся. Тот самый случай, когда очень хочется ошибиться.
  
  – С учётом того, что тут мы строим "ловушку душ" гигантских размеров, ход твоих мыслей перестал нравиться и мне. И это действительно полубезумная теория.
  
  – Невозможного не существует. Есть лишь нехватка знаний либо недостаток силы. Нельзя отбрасывать теорию, пока не доказана её ошибочность.
  
  – Хорошо, брат, – вздохнул парень. – Я закончил. Осталось проверить прочность – и можно приступать.
  
  В ответ я кивнул и призвал очередного духа Тьмы, на этот раз – что–то среднего уровня. Тварюшка честно попыталась исполнить приказ "убираться назад", но ни покинуть комнату физически, ни перейти обратно на свой план дух так и не смог. Защиту можно было признать удовлетворительной.
  
  – Вроде бы готово.
  
  – Угу, – кивнул чернокнижник.
  
  – Подстрахуешь в случае чего?
  
  – Разумеется.
  
  – Отлично, ну тогда я пошёл за жерт... подоп... Кхм... – эти оговорочки по Фрейду начинают реально напрягать. – За Нацу.
  
  
***
  Примерно полчаса спустя. Компания драгонслееров.
  – И зачем Сефирот пригласил нас в этот подвал? Какая–то суперсекретная тренировка? – Огненный Убийца Драконов был воодушевлён.
  
  – Не знаю, Учитель ничего по этому поводу не говорил, – не отрываясь от книжки, ответила Венди.
  
  – Надеюсь, нам не придётся опять есть сомнительные субстанции или пытаться выжить во время "учебного спарринга" с этим чудовищем.
  
  – Надеюсь, – вздохнула девочка. – Приживлять обратно ваши оторванные руки–ноги очень сложно. Я ещё плохо умею сшивать энергетические оболочки.
  
  – Нам, знаешь ли, тоже очень не хочется терять конечности! – рыкнул Гажил. – Вот только твоему учителю на это плевать. Чёртов маньяк...
  
  – О, вижу, вы бодры и полны энтузиазма, – обманчиво–добрый голос заставил дружно передёрнуться молодых драгонслееров. Через секунду из тени вынырнул сереброволосый маг. – Это хорошо.
  
  – Сефирот стра–а–а–ашный, – в который уже раз с момента знакомства открыл для себя страшную тайну Хэппи, со слезами в уголках глаз прячась за спину Чарли.
  
  – Будет больно, – синхронно вздохнули Огненный и Железный Убийцы.
  
  – Возможно, но тут уже не от меня зависит. Итак, отложим разговоры. Нацу, будь добр встать в этот фокусирующий рисунок, угу, спасибо.
  
  – Будет очень больно... – обречённо пробурчал Нацу и встал на указанное место.
  
  
***
  Те же место и время. Сефирот.
  – Не обязательно, – ответил я Драгнилу и активировал Ловушку Душ на полную мощность. – А теперь я бы хотел сказать пару слов... – так, полностью отдадимся чувствам носителя Симбы, добавим туда маны и стихиальную окраску тьмы... – Эй, ящерица–перррерррросток, вылезай! – в ответ была тишина. Ожидаемо. – Или ты вылезешь сам, или я... немного сломаю твой сосуд, – преобразованная когтистая лапа замерла напротив груди Нацу. – Смерть и воскрешение освобождают от множества ограничений... И кое–чего ещё! – придавленные ощущением ярости и жажды крови Венди с Гажилом попятились назад, но помещение уже вошло в автономный режим, и теперь покинуть его было не так просто. Я же продолжал давить, выпустив уже всю свою магическую силу, буквально запугивая до седых волос одним своим присутствием. В ответ была тишина.
  
  – Ну что же, ты сам решил! – и моя рука устремляется к груди Нацу, я на полном серьёзе желаю вырвать его сердце, на губах застыла клыкастая улыбка дорвавшегося до крови монстра, а ноздри трепещут в ожидании этого прекрасного, тяжёлого запаха. Да, порой отдаться инстинктам биологического оружия весьма приятно и продуктивно.
  
  В следующий миг моё тело впечатывается в стену, а рядом с Драгнилом... материализуется астральная копия дракона. По своим габаритам он не уступает Акнологии, тот ещё "летучий дом", но чешуя имеет тёмно–кирпичный оттенок, на морде присутствует шип, само телосложение несколько отличается, ну и магическая мощь едва ли не на порядок ниже. Если Акнология может меня размазать за десяток минут, то я вполне смогу за это же время выпотрошить моего визави. Правда, если это тот, о ком я думаю, этот тип и на одном опыте какую–нибудь гадость подложит.
  
  – ТЫ НЕ ТРОНЕШЬ ЕГО! – зарычал красный дракон.
  
  – И–Игнил?! – охренение Нацу не знало границ, – Что? Как ты тут оказался?
  
  – СЕЙЧАС НЕ ВРЕМЯ И НЕ МЕСТО ЭТО ОБСУЖДАТЬ, НАЦУ! ПЕРЕД НАМИ ОЧЕНЬ ОПАСНЫЙ ВРАГ!
  
  – Если быть точным, то я не враг. Во всяком случае, для Нацу, – отстраняюсь от чувств себя–носителя, а заодно вправляю свёрнутую шею – пусть этот дракон гораздо слабее Акнологии, но он каким–то образом умудрился перебить мою сопротивляемость. Пусть на прожарку его и не хватило, но вот шею он мне свернул только в путь.
  
  – ТЫ... Я БОЛЬШЕ НЕ ЧУВСТВУЮ УГРОЗУ И БЕЗУМИЕ, ИСХОДЯЩИЕ ОТ ТЕБЯ... – дракон подозрительно сощурился.
  
  – Разумеется. Если бы я не умел контролировать свои чувства, давно бы превратился в монстра похлеще Акнологии.
  
  – ТАК ЭТА ЯРОСТЬ БЫЛА ЛИШЬ ПРИТВОРСТВОМ?
  
  – Разумеется нет. Обмануть чувства дракона чрезвычайно трудно, так что я вполне серьёзно пытался убить Нацу, впрочем, ему не привыкать.
  
  – Сефирот становится всё страшне–е–е–е–е–е! – поделился своим наблюдением Хэппи.
  
  – Но я бы смог его воскресить, случись чего. У меня есть вопросы к тебе, дракон, и если ответы меня не устроят, я сожру твою душу, – вновь выпускаю немного ярости. В ответ Игнил скалится и тоже давит.
  
  – Сефирот! Игнил! Стойте! Что происходит? Зачем вам драться?!
  
  – Это... Нацу сейчас пытается остановить махач? – мир Гажила треснул.
  
  – Д–да, – Венди от него недалеко ушла.
  
  – ТЫ СМЕЛЫЙ. НУ ЧТО ЖЕ... СПРАШИВАЙ, А ТАМ ПОСМОТРИМ...
  
  – Ты хотел использовать Нацу как якорь для своего возрождения? – я максимально сосредоточился. От этого ответа зависело всё наше дальнейшее отношение с этим драконом. Соврать в этом зале он не сможет, да и, судя по поведению, с ложью и интригами у Игнила не очень, хотя... Что я на самом деле знаю об этом ящере?
  
  – ЧТО? – он аж присел на задние лапы. – НАЦУ – МОЙ СЫН! – судя по негодованию, у Игнила даже и мысли подобной не было.
  
  – Ладно, верю. Тогда прошу прощения за неласковую встречу и провокацию.
  
  – ПОЗДНО СОЖАЛЕТЬ. ТЕПЕРЬ У МЕНЯ ОСТАЛОСЬ НЕ ТАК МНОГО ВРЕМЕНИ, – дракон повернулся к ошарашенному розоволосому парню. – НАЦУ... ТЫ ТАК ВЫРОС... СТАЛ ТАКИМ СИЛЬНЫМ.
  
  – И–Игнил, – парень рванул и обнял склонившегося к нему дракона за морду, – я так скучал! И искал. Искал всё это время...
  
  – Я ЗНАЮ. Я НАБЛЮДАЛ ЗА ТОБОЙ. ПРОСТИ, ЧТО ОСТАВИЛ ТЕБЯ, НО ИНАЧЕ БЫЛО НЕЛЬЗЯ. МОЁ ВРЕМЯ ИСТЕКАЛО. И ЭТО БЫЛ МОЙ ПОДАРОК ТЕБЕ. ПОСЛЕДНИЙ ПОДАРОК.
  
  – Я не понимаю.
  
  – УБИЙЦЫ ДРАКОНОВ, – дракон склонил голову, – ВЫ САМЫЕ УДИВИТЕЛЬНЫЕ СОЗДАНИЯ, ЧТО КОГДА–ЛИБО ПОЯВЛЯЛИСЬ НА СВЕТ. ВЫ ЛЮДИ, НО В ТО ЖЕ ВРЕМЯ ВЫ ДРАКОНЫ. И В ЭТОМ БЫЛА ГЛАВНАЯ ОПАСНОСТЬ. ЧЕМ СИЛЬНЕЕ СТАНОВИЛСЯ УБИЙЦА, ТЕМ БОЛЬШЕ ОН ПОХОДИЛ НА ДРАКОНА. ЕГО ЧУВСТВА, СТРЕМЛЕНИЯ – ВСЁ ЭТО ПРИОБРЕТАЛО ОБРАЗ И ПОДОБИЕ НАСТОЯЩЕГО ДРАКОНА. НО ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ РАЗУМ СЛИШКОМ СЛАБ. ОН НЕ МОЖЕТ ВМЕСТИТЬ ВСЁ ТО, ЧТО ИСПЫТЫВАЕТ ДРАКОН. ПЕРВЫЕ УБИЙЦЫ СХОДИЛИ С УМА, РАЗРЫВАЕМЫЕ ДРАКОНЬЕЙ ЯРОСТЬЮ, ВПАДАЛИ В БЕЗУМИЕ ОТ ОТКРЫВАЮЩЕЙСЯ ИМ КАРТИНЫ МИРА В ДРАКОНЬЕМ ВОСПРИЯТИИ. МОГУЩЕСТВЕННЕЙШИЙ ИЗ НИХ, АКНОЛОГИЯ, САМ СТАЛ ДРАКОНОМ, НО БЕЗУМИЕ НЕ ПОКИНУЛО ЕГО. ОН ЛИШЬ ПОЛУЧИЛ СИЛУ, ДАБЫ ВОПЛОТИТЬ ЕГО В ЖИЗНЬ. МЫ НЕ ХОТЕЛИ ТАКОЙ СУДЬБЫ ВАМ. И ПОТОМУ МЫ ПОМЕСТИЛИ СВОИ ДУШИ В ВАШИ ТЕЛА. ТАК МЫ МОГЛИ КОНТРОЛИРОВАТЬ, СДЕРЖИВАТЬ И НАПРАВЛЯТЬ ВАШ РОСТ, ДАБЫ ВЫ НЕ ПРЕВРАТИЛИСЬ В ЧУДОВИЩ, КАК ПЕРВЫЕ УБИЙЦЫ. ВЫ – ПЯТЬ ПОСЛЕДНИХ УБИЙЦ ДРАКОНОВ. НАША НАДЕЖДА НА ИСПРАВЛЕНИЕ НАШИХ ЖЕ ОШИБОК.
  
  – Н–но... Это же должно было убить вас, – вмешалась в разговор Венди.
  
  – ДА, ДОЧЬ ГРАНДИНЫ. НО... К ТОМУ МОМЕНТУ МЫ УЖЕ ДАВНО БЫЛИ МЕРТВЫ. АКНОЛОГИЯ ВЫРВАЛ НАШИ ДУШИ ИЗ ТЕЛ. НАШЕЙ СИЛЫ ХВАТИЛО, ЧТОБЫ СУЩЕСТВОВАТЬ НЕКОТОРОЕ ВРЕМЯ БЕЗ МАТЕРИАЛЬНОГО ВМЕСТИЛИЩА, НО ВСЁ ИМЕЕТ СВОЙ КОНЕЦ, – кхм, вот это поворот, как говаривали в одном фильме. Я думал, что Робауль суров, но Игнил с сотоварищами – это вообще за гранью.
  
  – Нет! Я только встретил тебя! Ты не можешь вот так уйти! – Нацу с трудом сдерживал слезы.
  
  – ПРОСТИ, НАЦУ.
  
  – Ещё один самоубийца на мою голову, – я вздохнул. – И что вы все так стремитесь отчалить на тот свет?
  
  – Сефирот! – Драгнил повернулся ко мне со взглядом, полном безумной надежды. – Ты ведь можешь ему помочь?!
  
  – Стал бы я просто так выдёргивать этого типа, если бы не предусмотрел такого исхода? Разумеется, могу, к тому же мне бы не помешал учитель. Пусть я и обуздал "Ярость Дракона", но как представитель этой расы, я нахожусь на уровне несмышлёного детёныша. Игнил же вроде бы – весьма опытный и много знающий дракон, – я направился к одной из стен пещерки. – Ну так что, Игнил, не против поучаствовать в одном эксперименте? Терять тебе всё равно больше нечего, – Дракон осмотрел метущегося Нацу, других Убийц, потом ещё раз окинул подозрительным взглядом мою фигуру и нервно дёрнул хвостом.
  
  – БУДЬ ПО–ТВОЕМУ. НО УЧТИ, МОИХ СИЛ ХВАТИТ ЕЩЁ НА НЕСКОЛЬКО ЧАСОВ, НЕ БОЛЕЕ.
  
  – Мне больше и не потребуется, – убираем стеночку, и взглядам окружающих открывается ещё один участок лаборатории. Чуть менее огромный, чем отрытая пещерка, зал был занят большой колбой, а внутри неё...
  
  – Второй Игнил? – Нацу округлил глаза.
  
  – Нет. Всего лишь бездушное тело. За основу я взял генетический материал твоего... хм, отца. Потом два с половиной года выращивания с размера небольшого варана до нынешних габаритов и обильная накачка магией Огня, образцы маны уже были твоими, так что, думаю, я вполне смогу использовать это тело для возрождения Игнила.
  
  – А... А остальные драконы? – с надеждой спросила Венди.
  
  – У меня не было генетического материала, потому я не смог вырастить подходящие тела. Это у Нацу был шарф, с которого я взял образец тканей, – глаза девочки мигом наполнились слезами. – Но если Игнил покажет, где лежат останки ваших драконов, то я смогу их реставрировать до вполне жизнеспособных вместилищ. Думаю, более пары–тройки месяцев это не займёт, хотя тут всё зависит от степени сохранности тел.
  
  – ПОКАЖУ, – кивнул дракон. – ЧТО СЕЙЧАС ТРЕБУЕТСЯ ОТ МЕНЯ?
  
  – Не сопротивляться. Я разорву твою связь с Нацу, а потом начну перенос в новое тело. Для человека этот процесс занимает около пяти–восьми часов. Дракон на порядок мощнее, ориентировочное время – от двух дней до недели.
  
  – Я НЕ СМОГУ СТОЛЬКО СУЩЕСТВОВАТЬ. СЛИШКОМ МАЛО СИЛ ОСТАЛОСЬ.
  
  – Тогда возьми мою силу, Игнил! – завёлся Нацу.
  
  – В этом нет необходимости. Мы находимся в "Ловушке Душ". Ни полноценно умереть, ни отчалить в Серые Пределы для уже мёртвого здесь нельзя.
  
  – ПОЛУЧАЕТСЯ, ТЫ ВРАЛ, КОГДА ПЫТАЛСЯ УБИТЬ НАЦУ?
  
  – Я не убиваю своих друзей. Если бы ты не "вылез", я бы просто вырвал ему сердце, но он от этого бы не помер. Ну, а потом бы его подлечил.
  
  – Его "обучение" ещё хуже, чем у Металликаны, – поделился насущным с Венди Гажил.
  
  – Ага, – кивнула девочка. – Но всё–таки, интересно, какие бы заклинания использовал Учитель для того, чтобы вылечить Нацу? – задумался любознательный ребёнок, а Гажил так сначала посмотрел на неё, потом на меня, а потом так тихонечко подхватил Пантерлили и откочевал ближе к выходу. Чисто на всякий случай.
  
  – Я тебе потом покажу, – пообещал я девочке. – Ну что, приступим? – все присутствующие согласно кивнули. Я принял "истинную форму", то бишь перекинулся драконом – сила и концентрация, затрачиваемая на человеческий облик, сейчас была нужна мне для другого, и приступил к процессу.
  
  Вырвать душу Игнила из Нацу было нетрудно. Буквально одно движение когтем – и связь разорвана, ещё одно – и "сферический дух дракона в вакууме" повисает перед моими глазами. Нацу валится на пол.
  
  – ВЕНДИ, ПОПРАВЬ ЕГО ЭНЕРГЕТИКУ. В ГРУДИ ЕСТЬ НЕБОЛЬШИЕ РАЗРЫВЫ, НУЖНО ВОССТАНОВИТЬ ЦЕЛОСТНОСТЬ.
  
  – Х–хорошо! – девочка рванула к огневику и старательно принялась латать тонкое тело парня. Угрозы для его жизни не было и так, но без лечения пару дней ему пришлось бы поизображать старую развалину, что не то что передвигается, дышит с трудом. Про возможность манипулировать магией в таком состоянии мы вообще промолчим.
  
  Пока ребёнок был занят, я принялся за установку души в тело и сшивание тонких энергоканалов. Дракон был большой, энергетика его – развитой и очень сложной, в общем, работы был океан и пара озёр сверху. Выделить канал, подключить к душе, запаять. Выделить канал, подключить к душе, запаять. Выделить канал...
  
  – И на шестой день Он создал человека... – я утёр лапой воображаемый трудовой пот и пару раз тряхнул затёкшими крыльями и хвостом. – У нас, конечно, не шестой день, а всего лишь четвёртый, но и подопытный не человек, а змей... Хм, а когда были созданы змеи? – моё "тихое бурчание под нос" в драконьем исполнении было по громкости вполне сопоставимо с очень громким голосом в человечьей ипостаси. Ещё не крик, но где–то рядом.
  
  – Ну как? – Нацу притопывал от нетерпения. Все эти четыре дня он не отходил от колбы со своим приёмным отцом, отправляясь спать только посредством соответствующих чар от Венди. Хм, надо будет проведать Зерефа – он всё это время держал внешний контур, дабы защитить конструкт от внешних эманаций и случайных флуктуаций. Это была больше перестраховка, чем реальная необходимость, но слишком уж тонкие предстояли воздействия, чтобы полагаться на авось. В этом деле лучше перебдеть, чем потом кусать локти.
  
  – СЕЙЧАС, – трансформируемся обратно. – Уф... – голова на миг закружилась – слишком уж различно твоё восприятие в состоянии "летучий дом" и "обычный гуманоид". – Это было сложно, – так, теперь нажмём эту кнопочку – питательная жидкость откачивается, плавающее в ней тело падает на пол и начинает подёргиваться. Теперь дёрнем этот рычажок – стенки колбы уходят в пол. Ну и главное действо. Берём палочку... И тыкаем ей дракона в нос.
  
  – А... ААА... АААПЧХУУУУУ!
  
  – В следующий раз нужно использовать палочку из адамантия, – я задумчиво рассматривал небольшой огарок у себя в руке – всё остальное дракон испепелил буквально одним чихом.
  
  – Игнил?
  
  – ОХ... КАК ЖЕ МНЕ ПЛОХО... КХА... ТЬФУ, – поглощаю несколько огненных всполохов. – СЛОВНО ТОЛЬКО ИЗ ЯЙЦА...
  
  – Ну, формально, твоя тушка как раз "только из яйца" и есть. Пару дней тебе нужно будет просто полежать и подождать, пока окрепнет тонкое тело – сейчас ты ещё не до конца сросся. К тому же ты довольно долго был "мёртв", так что и координацию придётся нарабатывать заново. Но ничего, я покажу тебе свой любимый маршрут ползания по плитам, хе–хе, – тем временем несчастный дракон уже подвергался тисканью своего приёмного сына.
  
  – ВНОВЬ ЧУВСТВОВАТЬ... ЭТО СТРАННО. НО... ОЧЕНЬ ПРИЯТНО... Я БЛАГОДАРЮ ТЕБЯ, ДРАКОН СЕФИРОТ, – хм, меня, типа, официально признали драконом? Хм, ну ладно.
  
  – Одним спасибо ты не отделаешься, мой будущий учитель. Нам предстоит долгая и сложная работа, ну, а пока – отдыхай и набирайся сил. Нацу, проследи, чтобы Игнила никто не беспокоил ближайшие пару дней. Ну и пообщайтесь, думаю, Убийцам и Дракону будет о чём поговорить. А я пойду – пусть я и предупредил мастера и моих Феек, но за столь долгое отсутствие меня всё равно по головке не погладят.
  
  Драгонслееры серьёзно и дружно кивнули. Судя по их настрою, к телу крылатого ящера сможет пробиться только армия, да и то не факт. Кажется, мои рекомендации по "не беспокоить" они приняли слишком серьёзно. Впрочем, ладно, не хочу об этом думать – работа была действительно сложной, и мне не помешал бы отдых... Ммм, положить голову к Эльзе на колени и блаженно жмуриться, когда она будет меня почёсывать... Да–а–а, план отдыха есть, осталось его лишь исполнить.
  
  
***
  Чуть позже.
  – Мир, за что?! – я грустно вздохнул.
  
  С отдыхом получился полный облом. Мои фейки, узнав, что я буду недоступен минимум пару дней, решили проверить свои новообретённые силы и отправились на задание по сопровождению каравана из точки А в точку Б. Работы там на неделю, но Эльза не могла удержаться. Сначала запихнула в пространственный карман весь груз, потом полностью развернула доспех "Императрицы Драконов", усадила приказчиков и на форсаже понеслась к месту назначения, воздушной волной сгибая и ломая деревья на маршруте. Доставку она осуществила за десять часов, но приказчики, успевшие попрощаться с жизнью (а сидя на "механическом" драконе, летящем на сверхзвуке, вновь сойти на землю мужики уже не надеялись), не преминули пожаловаться. В итоге премиальные за экспресс–доставку ушли в качестве компенсации морального ущерба. Впрочем, Эльза всё равно была довольна, как слон, и обещала скоро вернуться домой, угу, сразу же, как они с девочками попробуют новые виды суфле в Розалии и оценят новую коллекцию нарядов от мастера Мелрика. В итоге, остался я совсем один – девочки развлекаются на другом конце страны без меня (ну ладно, дорвались до новых игрушек, тут я их понимаю), Ур гоняет Грея с Леоном – они втроём потихоньку осваивают Криомантию. Убийцы жутко заняты Драконом, кошки с ними. О! Мелди! Мелди одна и скучает!
  
  Увы, моим чаяниям не суждено было сбыться. Юная леди под шумок смылась к Уртир, о чём последняя мне и "отэсэмэсила". Впрочем, у криомантки сейчас проблем и без приёмной дочери хватало, так что очень скоро в наших рядах появится ещё один "агент Совета", правда, сама "агент" об этом пока не в курсе. В общем, как–то так вышло, что я оказался предоставлен самому себе, пусть и всего на пару дней. Дел было невпроворот, но я просто не знал, за что хвататься, а потому... поступил в лучших традициях нашей славной гильдии – забил на всё и ушёл изучать кристалл Мэвис, прихватив с собой Зерефа.
  
  – До сих пор не укладывается в голове, что драконы решили запечатать свои души в людских телах, – чернокнижник уже был ознакомлен с историей Нацу и Ко. Данный ход вещей его изрядно озадачил, мягко говоря.
  
  – Меня больше вводит в ступор тот факт, что они не привязали себя к Убийцам. Ведь, казалось бы, самый очевидный способ решения их проблемы с поддержанием жизни.
  
  – Ты хоть и являешься драконом, но мыслишь больше как человек, – возразил Чёрный Маг.
  
  – Что ты имеешь в виду?
  
  – Насколько я знаю, драконы крайне бережно относятся к потомству. Вероятно, подобный образ мыслей свойственен для любого долгоживущего народа. За исключением демонов, само собой, хотя и там бывают исключения. Хммм... Но вернёмся к драконам. Свои дети для них являются наивысшей ценностью. Это на уровне инстинктов. Дракон скорее сам себе перегрызёт глотку, чем навредит детёнышу. Что действительно необычно, так это факт того, что Игнил и его подруги признали обычных детей, пусть и преобразованных их кровью, своими.
  
  – А я смотрю, ты неплохо разбираешься в драконьей психологии.
  
  – Довелось пообщаться в своё время, – пожал плечами маг. – С тем же Игнилом мы являемся старыми знакомыми. Хотя, признаться, я удивлён, что он умудрился пережить Акнологию, пусть и в таком весьма... неоднозначном состоянии.
  
  – М–да. Ну да ладно, оставим пока что проблему драконов. Как насчёт взглянуть на Мэвис?
  
  – Хм?
  
  – На её физическое тело. С духом–то и так всё понятно, – кстати, то, чем чернокнижник занимался с этим самым духом... считается ли это некрофилией или нет? Кхм, пожалуй, я не хочу об этом задумываться.
  
  – Разумеется, – кивнул маг. – Её саму ты звать всё ещё не желаешь?
  
  – Нет. Слишком много неопределённого, а пытка надеждой – одна из самых худших, уж поверь опыту демона.
  
  – Хорошо, – серьёзно кивнул Зереф. На этом разговор увял, и мы отправились в святая святых Фей. Ну, после винного погреба и кабинета Макарыча.
  
  За время моего отсутствия ничего не изменилось. Охранные печати, изолирующие барьеры, а в конце пути – двухметровый кристалл с девушкой внутри.
  
  – Мэв... – в голосе чернокнижника сплелось многое.
  
  – Не думай об этом. Что было – прошло. Нужно двигаться дальше и исправлять ошибки.
  
  – Да... верно, – маг не отрывал взгляда от кристалла. – С чего начнём?
  
  – Ну, во–первых, неплохо бы вытащить её оттуда. Вот только концентрация непроработанной некроэнергии может стать проблемой... – для большинства живых.
  
  – Не вижу проблемы, – покачал головой чернокнижник. – Просто ограничим распространение энергии в пределах этого помещения. Остаточные эманации будут не опасны и для простых людей, что же касается эпицентра... Нам с тобой уж точно бояться нечего.
  
  – Ладно, тогда рисуем ограничители. А потом снимаем барьер и ломаем кристалл.
  
  – Угу...
  
  Разумеется, просто ломанием барьера дело не ограничилось. Как–то так получилось, что помимо ограничения мы с чернокнижником организовали полноценную диагностическую печать под кристаллом, а также навернули систему жизнеобеспечения, просто на всякий случай. Подготовка заняла ещё два дня, но вот по завершению активировать систему мы не торопились. Чёрт его знает, как всё пойдёт дальше, помощь дракона, что умудрился запихнуть самого себя в человека, нам бы не помешала, да и Макарову я обещал участие.
  
  Однако планы пришлось несколько менять, а заодно думать на тему дота или переселения к дракону – чисто на всякий случай. Ну, во–первых, после разграбл... в смысле, исследования западного побережья Фиора на предмет последних писков моды, которые они вынуждены были пропустить по техническим причинам, вернулись мои девочки. Нет, не то чтобы они были "тряпичницами", но всё–таки за модой следили и старались порадовать меня красивыми нарядами. А у кого–то это вообще была привычка. Мира пару лет работала моделью, тут хочешь–не хочешь, а будешь в курсе, Люси – дочь уважаемого человека, и пусть ей по статусу положен был "классический стиль", но и тенденции она отслеживала, Эльза – вообще имеет профессиональную деформацию на почве перевооружения, впрочем, её любовь к косплею я полностью одобряю и поддерживаю, особенно тот белый наряд с ушками... Кхм, так, это к делу не относится. Что же касается Джувии – приютское детство всё–таки несёт свои следы, потому кто–кто, а она никогда не была против красивого платья или какой–то безделушки. Женни же выступала гидом всего этого безобразия. В общем, я небезосновательно надеялся, что дома меня будет ждать показ мод в исполнении обворожительных моделей, да и просто потискать вернувшихся Феек хотелось безмерно. Угу, сразу как они отловят и натискают Венди...
  
  Но я отвлёкся, а дело было так: сижу, значит, в здании Гильдии, никого не трогаю, попиваю пиво, в голове крутится трёхмерная динамическая модель "операционного стола" для диагностики и исправления энергетики Первой, рядом сидят мои Фейки и хвастаются своим походом. Лаки вон уже записывает адреса, пароли и явки; ничего не предвещает беды, как тут дверь открывается, и входят четыре очень симпатичных девушки.
  
  – Ты? – удивилась Эльза, первой заметив гостей.
  
  – Повелитель, – поклонилась одна из новоприбывших, – указание ваше исполнено, остановлен был враг.
  
  – Это было нетрудно, – подтвердила её спутница.
  
  – Разумеется, ведь с вами были Ангелы Небесные Владыки Сефирота! – смотря на всех сверху вниз, вставила своё веское мнение третья гостья.
  
  – Сестра, – вздохнула последняя девушка, – это... очень смущающее название.
  
  – Ещё четыре... – простонал Макаров. – Хм, а она мне кого–то напоминает, – подумав, он пожал плечами и вновь прихлебнул из кружки, а потом и вовсе подтянул к себе полосочки копчёного мяса и явно приготовился к шоу.
  
  – Се–е–еф? – добрым голосом вопросила Мира. Женни вновь куда–то ушла. "Очень вовремя" ушла. И как у неё это постоянно получается? Вот же...
  
  – Так, – я предупредительно поднял руки, – перед тем, как вы начнёте меня зверски расчленять, позвольте всё же сказать пару слов и представить наших дорогих согильдийцев.
  
  – Мы слушаем, дорогой, – улыбнулась Мира. Проходящие рядом Эльфманы понятливо переглянулись и постарались отгородиться столами от места возможного побоища. Предатели!
  
  – Тогда разрешите мне вам представить: Икаруга, мастер меча, бывший член Хвоста Ворона, группы "Черепов", – я указал на прекрасную девушку в белом кимоно. Со времён наших разборок с Джераром она почти не изменилась: всё те же длинные розовые волосы, собранные в сложную причёску, длинная катана, высокие деревянные сандалии и два аккуратно выведенных тушью пятнышка под глазами.
  
  Стоило прозвучать моей реплике, как мечница церемонно поклонилась:
  
  – Приветствую вас.
  
  – Ты же была в Райской Башне! – воскликнула Эльза.
  
  – Верно сие, – кивнула та, – но то уже в далёком прошлом, как и наёмничество моё. Давно я среди Фей по зову владыки моего, – никак не могу привыкнуть к несколько архаичной манере речи Икаруги, хотя для уроженки востока Боско – вполне нормальный у неё стиль. Там многие так общаются.
  
  – Владыки? – вычленила "опасное" слово Джувия и очень нехорошо начала буравить взглядом мечницу. – Что вас связывает с господином Сефиротом? Конкуррентка... Ещё одна... Они всюду... Гр–р–р–р, – впрочем, последнее уже было произнесено себе под нос, если бы не улучшенный слух, вряд ли бы я разобрал.
  
  – Владыка жизнь мне спас, – степенно ответила Икаруга, – дал кров, когда я в нём нуждалась, и стал сенсеем на Пути Меча. С тех пор вся жизнь моя лишь для него, – иногда мне кажется, что все новенькие в гильдии сговорились за моей спиной, чтобы при возвращении основного состава отвечать на их вопросы наиболее двусмысленно. Как минимум конкретно она точно отвечает так, прекрасно понимая, чем мне это грозит.
  
  – Господин Сефирот такой добрый, – всхлипнула Джувия, – и этим пользуется всякие... – а теперь с её направления отчётливо разило Жаждой Крови.
  
  – Наше знакомство началось ещё в небезызвестной вам Башне, – спешу разъяснить обстановку, – ну, а после неё и уничтожения Черепов она не смогла найти нормальную работу. Лет шесть назад мы встретились на границе Севена, и я предложил ей вступить в гильдию.
  
  – Понятно, – протянули мои девочки, обменявшись прощупывающими почву взглядами, полными очень конкретного подозрения.
  
  – Всё правильно сделал, – кивнула Эльза. – Икаруга – хороший человек, – заключила она, как бы пресекая безмолвное совещание.
  
  – Благодарю за лестные слова твои, – поклонилась аловолосой валькирии мечница, – и предложить хочу я вновь скрестить клинки. Тогда была сильнее ты, но лет прошло немало, и моё сердце жаждет новой схватки, дабы узнать, насколько возросло моё искусство.
  
  – Хорошо, но позже. Сначала нужно разобраться со всем остальным, – Эльза скрестила руки под грудью и серьёзно покивала, что, насколько я знал, свидетельствовало о некотором смущении валькирии. А вообще, вопрос был интересен. Моя Титания – действительно гений в перевооружении, талант во владении мечом, да и по магической силе превосходит самурайку. Но превосходит не так чтобы слишком сильно, а Икаругу я действительно подтягивал в мечемашестве, и срок обучения там был шесть лет, против года у Эльзы. Так что схватка обещала быть действительно интересной.
  
  – С Кагурой вы уже заочно знакомы... – киваю на темноволосую напарницу Икаруги. В отличие от последней, с огромным удовольствием демонстрирующей всем оголённые плечи и верхнюю часть груди, она предпочитала предельно строгую и закрытую форму одежды. Высокие белые сапожки, плотные чёрные колготки, приталенный белый пиджак, перчатки, рубашка и галстук не оставляли никаких шансов полюбоваться на кожу девушки где–то ещё, кроме лица. И даже в домашней обстановке её было практически невозможно застать в чём–то более откровенном. – И вам о многом нужно будет поговорить.
  
  – М–м–м???
  
  – Я сестра Симона, и... Но об этом позже и, если позволите, не здесь, госпожа Скарлетт, – вместо меня ответила вторая мечница, смущённо отведя взгляд и сжав пальцами ножны с мечом.
  
  – Э–э–э... Да, конечно, – моя валькирия оказалась несколько сбита с толку.
  
  – С Сорано вы все тоже знакомы, в некотором роде, – указываю взглядом на волшебницу, что уж точно ни капли не стеснялась показывать своё тело. Её костюм, к слову, почти полностью состоящий из белоснежных перьев, будто имел своей целью продемонстрировать все достоинства красавицы, нежели что–то скрыть, но если кто–то и испытывал по этому поводу дискомфорт, то исключительно окружающие парни, не знающие, куда деть глаза. – Раньше она носила псевдоним "Ангел". Ну и Юкино – её младшая сестра, – моего кивка дождалась и младшая из компании. В силу попытки подражать старшей родственнице в её одеянии также присутствовали белые перья, но духу на ту же степень откровенности у неё не нашлось, скорее, напротив – она единственная из всех носила плащ, в который рефлекторно куталась при каждом взгляде на сестру. Внешне же обе волшебницы до боли напоминали Миру и Лисанну, и если в Сорано это проявлялось меньше, то Юкино элементарно можно было принять за сестру–близнеца Лисы, за исключением разве что чуть другого оттенка волос и карего цвета глаз. – Обе они Заклинательницы Зодиака.
  
  – О–о–о! – Люси сразу начала проявлять повышенное любопытство. – Рада с вами познакомиться! А какие у вас ключи? Есть ли среди них Скорпион? Я давно хотела посмотреть на парня Водолея... – так, тут понятно, тут полный одобрямс и взаимопонимание.
  
  – Оу... Госпожа Люси, я много о вас наслышана и тоже рада познакомиться, – начала Юкино.
  
  – Стоп! Ангел? – Мастер с подозрением переводил взгляд с кружки на меня и обратно. – Она же состояла в Орашион Сейс?
  
  – Лишь как агент Совета, а потом я переманил её к нам в гильдию, – улыбаемся и машем.
  
  – Была одна мечница... Стало три... Была одна Заклинательница Духов... Стало три. Джувия начинает беспокоиться, что где–то есть ещё две волшебницы воды... И демонессы. Нужно применять решительные меры! – пришлось выцеплять повелительницу воды и прижимать к себе, зарываться носом в её шикарные волосы и тихонько шептать на ушко, как я её люблю. В итоге госпожа Локсар размякла и уже не планировала под шумок утопить "конкуренток" где–нибудь по–тихому. Ну, я надеюсь на это.
  
  – Эм, Учитель, – ко мне робко подошла Юкино, удерживая в руках небольшой мешочек, – тут те семена, которые вы искали...
  
  – О, большое спасибо! – резко оживился я, принимая из рук девушки ценный материал – я давно хотел сделать внутри Некрополя небольшую оранжерею.
  
  – Учитель? – непонимающе переспросила Люси, переводя удивлённый взгляд с меня на юную красавицу с почти белыми волосами. Остальные девушки тоже сделали стойку, ведь до сих пор меня так называла только Венди.
  
  В ответ я улыбнулся и беззастенчиво взъерошил волосы Юкино. Та густо покраснела, кидая панические взгляды на моих девушек, но убегать не спешила. Вот уж в ком я уверен – она точно не участвовала в заговоре против меня!
  
  – Юкино было одиннадцать, когда Сорано привела её в гильдию, – поясняю в ответ на ошарашенные взгляды. – И так уж получилось, что я стал её временным опекуном. В магии Звёздных Духов я не слишком большой специалист, потому дал ей базис по Магии Небесных Тел, с тех пор как–то и пошло, – я вновь улыбнулся и ещё раз взъерошил ей волосы.
  
  – То есть... – осторожно подал голос Дреяр. – Ты хочешь сказать...
  
  – Дети так быстро растут, Мастер, – я почти искренне всплакнул, прижимая мешочек с семенами к груди. – Так быстро... Ещё так недавно я катал её на плечах, а сейчас боюсь отпускать на задания!
  
  – Учитель! – пискнула от негодования девушка. – Прекратите, это смущает!
  
  – Вот не понимаете вы, девушки, мужского сердца, – назидательно сообщил я. – А вдруг ты встретишь какого–нибудь подозрительного проходимца? Глазом моргнуть не успеешь, а этот пройдоха уже запудрит тебе мозги! Они такие. Сволочи! Только об одном и думают! А ритуал откатки времени очень сложный и затратный! Вот как тут спокойно жить?!
  
  – У Сефирота опять приступ отцовского инстинкта, – с пониманием вздохнул за своим столиком Макао. Бывалая часть гильдии синхронно вздохнула и согласно закивала.
  
  – Боже... Как стыдно, – Юкино спрятала лицо в ладонях и постаралась бочком–бочком отодвинуться к сестре.
  
  В этот момент к нам приблизился Лексус и... вполне по–хозяйски обнял Сорано, тем самым переводя её в глазах Джувии из группы "конкур–р–рентка, утопить при случае" в "маскирующаяся конкур–р–рентка, бдить", ну и переведя фокус внимания коллектива на новое действо.
  
  – С возвращением, – электромаг, никого не стесняясь, чмокнул девушку в губы. Новоприбывшие–старовернувшиеся дружно пошли познавать дзен, судя по заинтересованным мордочкам женской части, бывшего "агента совета" заклюют вопросами о Лексе и "как у них всё складывается". Макарыч... Макарыч сидел с полуоткрытым ртом, стекающей по подбородку струйкой пива и глазами на пол–лица, медленно переводя неверяще–шокированно–счастливый взгляд с внука на продолжающую пребывать у него в объятиях девушку. Всё выражение лица старика буквально кричало "Боже! Неужели я дожил до этого светлого мига?!"
  
  В общем, запуск исследовательской программы опять откладывался. Зереф ушёл "отвлекать внимание" Первой. По странному стечению обстоятельств, это отвлечение включало в себя посещение Гранд–Оперы Крокуса, билеты на которую добыть было не так уж просто, но я же обещал ему подсказать пару мест, куда можно сходить с дамой? Эх, пришла Весна в гильдию, вон Эдо–Эльфман уже о чём–то перешучивается с Кагурой, пока остальной женский коллектив, походя оттеснив Лекса (сразу же утащенного дедом наверх), приступил к допросу сестричек–заклинательниц.
  
  – Ну вот, опять меня все бросили, – мне оставалось только печально вздохнуть и взять у Кинаны кружку пива.
  
  – Ну почему же сразу "все"? – Ур присела рядом с бокалом вина. Хм, в последние пару дней я её почти не видел – так плотно она засела за новую магию и тренировку своих оглоедов... Хм, их, кстати, тоже что–то не видно.
  
  – О! Я не заметил, как ты подошла, – а ведь действительно не заметил, что–то я в последнее время излишне рассеян. Понимаю, эйфория от возвращения, да и мои Феи у меня давно в списке "доверенных" людей, но всё же.
  
  – Стареешь, – она хмыкнула.
  
  – Угу, скоро меня оставят силы и будет сыпаться песок.
  
  – Но–но, я тебе дам "оставят силы", – меня пихнули кулачком в бок. С учётом того, что удар я прочувствовал, успехи девушки в новой магии были велики.
  
  – Эх, ещё один деспот, – тяжело вздыхаем. – Неужели тебе мало двоих молодых парней, и ты пришла и по мою душу?
  
  – Что поделать, эта молодежь такая хлипкая... – притворно вздохнула госпожа Милкович. – Так и норовят то сбежать, то потерять сознание.
  
  – Хм, быть может, в тебе просыпаются гены дракона? Очень уж знакомый подход к обучению... – я хмыкнул в кружку и сделал очередной глоток.
  
  – Ты на что это намекаешь? – прищурилась ледяная волшебница. – И вообще, по сравнению с тем, что ты творишь с Нацу и Гажилом, я образец гуманизма, сострадания и милосердия.
  
  – Да–да, конечно, – скепсиса в моём голосе не заметил бы лишь глухой. – И как успехи?
  
  – Как ни странно, но очень даже неплохо. Не скажу, что магия Порядка и магия Льда созданы друг для друга, но сходство базисов довольно сильное. Особенно ярко это выражено у Грея. Его Форма – это Правильные Структуры.
  
  – Ммм, я не настолько глубоко изучал Ледяное Созидание, не расшифруешь?
  
  – О, неужели ты чего–то не знаешь? – приподняла бровь ледяная принцесса.
  
  – Может и знаю, но это нужно зарываться в память, – к тому же я вижу, как ты хочешь похвастаться учеником, так почему бы и нет?
  
  – Лентяй, – незлобиво заключила девушка. – Форма Правильных Структур не сильно популярна, поскольку считается "примитивом", и многие маги Льда относятся к ней презрительно, ведь именно с основ этой формы начинается изучение нашего направления. Потому подавляющее большинство считает её "слабой".
  
  – Знакомо. С фехтованием примерно то же самое.
  
  – Возможно. Но вернёмся к Формам. Их множество, лично я предпочитаю "Мир Животных" и "Мир Растений", Уртир предпочитает только "Растения", а Леон склонен к "Животным". Пусть "Структуры" не такие гибкие, как "Растения", или подвижные, как "Животные", и для придания этих свойств приходится вкладывать дополнительные концентрацию и силу, кое–какие преимущества у неё есть. Прочность, и создаётся она путём структурирования льда максимально близко к идеальной кристаллической решётке. Разумеется, между структурированием вещества и структурированием самой магической силы – бездна, но в основе принципа лежит одно и то же.
  
  – Хмм, хочешь сказать, Грей может тебя превзойти на этом поприще?
  
  – Хех, не забывай, что мелкого учила я. Пусть я и предпочитаю другие направления Ледяного Созидания, но любой хороший маг Льда должен уметь владеть всеми формами Льда.
  
  – И как успехи? – вместо ответа девушка сосредоточилась, и... у неё в руке вырос ледяной клинок. На вид – обычный полуторник, но вот в магическом плане... Я осторожно коснулся пальцем кромки и слегка нажал. Палец укололо болью, а на клинке осталась пара капель крови. Меч проигнорировал демоническую защиту от магии низкого и среднего уровня, да и порез от такого клинка не торопился закрываться и немного побаливал. Хотя уже лёгкое "Исцеление" проблему решило. Но всё же. – Хм–м–м... Впечатляет.
  
  – Правда, скорость создания оставляет ещё желать лучшего, да и поддерживать даже клинок сложно, не говоря уже о чём–то дистанционном.
  
  – Не всё сразу, с учётом того, сколько времени ты этим занималась, результаты и так невероятно хороши. Меня окружают настоящие монстры... Ай, за что?
  
  – Девушкам не нравится слышать, что они монстры, знаешь ли, – вопреки своим собственным словам, Ур довольно ухмылялась. – Но я кое–что хотела у тебя уточнить. На последних страницах того томика я обнаружила упоминание о возможности "принудительной структуризации магии у реципиента".
  
  – Да, такая возможность есть. Эта разработка – смесь моих изысканий и информации об инициации драгонслееров. В теории – проводит реструктуризацию энергетики объекта ритуала и позволяет ему структурировать магическую энергию в нужном ключе.
  
  – Сдаётся мне, будь всё так просто, ты бы не стал вручать учебник, а просто провёл необходимые ритуалы.
  
  – Верно. Любое резкое изменение энергетики организма опасно. Те же Убийцы Драконов довольно... специфичны, скажем так. Акнология – наглядный пример того, к чему подобное может привести. А вот Венди – наоборот, самая стабильная из известных мне Убийц, и, самое любопытное, её инициировала Небесная Драконица, наиболее разбирающаяся в энергетических манипуляциях. Возможно, это лишь совпадение, но мои исследования его косвенно подтверждают. А потому изменять духовное тело без веской необходимости не рекомендуется, а если уж и проводить изменения, то делать их нужно постепенно, в несколько этапов. Ну, если ты не хочешь получить на выходе безумного монстра или труп, конечно. Тот комплекс упражнений и структуры в амулете меняют и структурируют твою силу, но делают это постепенно и безопасно. Проведи я ритуальную инициацию Убийцы Демонов – и магия Порядка откроется тебе мгновенно. Вместе с возможными проблемами со здоровьем, рассудком и магией. Риск, конечно, далеко не сто процентов, но зачем рисковать?
  
  – Вот за что я тебя особо люблю, так это за талант переворачивать всё с ног на голову и обратно в ходе мимолётной беседы.
  
  – Всегда к вашим услугам, леди.
  
  – Ладно, – девушка допила своё вино и поднялась на ноги, – пойду взгляну, насколько пришли в себя эти обормоты, да продолжу процесс обучения.
  
  – И вновь меня все бросают, печалька, пойду тогда тискать Венди, вот она – святая и никогда не бросит учителя, – Ур замерла на половине шага. Хех, кое–кто тоже был совсем не против потискать эту милаху, но поезд уже ушёл.
  
  – Хотя знаешь, пусть ребята отдохнут. Так что ты там говорил про Венди? – а может, и нет. Хм, а ведь у Ур ещё "висит" некая призрачная возможность заделаться драгонслеером. Так что пусть на неё наш чешуйчатый взглянет, может, что и присоветует. Да и кто–кто, а уж она распространяться о сидящем у меня в подвале драконе точно не будет, да, пожалуй, так и сделаю.
  
  
***
  Некоторое время спустя. Один примечательный Мегаподвал.
  – А ВОТ ЕЩЁ ПОМНЮ СЛУЧАЙ, КОГДА МЫ С АТЛАНТОМ И МЕТАЛЛИКАНОЙ ПОШЛИ КАК–ТО ПОДБОДРИТЬ ВАЙСОЛОГИЮ, КОГДА ЕГО В ОЧЕРЕДНОЙ РАЗ ОТШИЛА ГРАНДИНА... – могучий бас, от которого подрагивали стены, не выходил за пределы помещения только благодаря соответствующим чарам. Ну, а через полминуты неспешного шага нам предстала умилительнейшая картина. Здоровенный красный дракон осторожно прикрывал крылом тихонько посапывающую Венди, совершенно не обращающую внимания на могучий бас, а перед ним уселись Нацу с Гажилом, буквально поглощённые историей. Во всяком случае, на появление новых действующих лиц они особого внимания не обратили. Ну что же, за бдительность им двойка, нужно будет подтянуть этот их параметр на тренировках... Пожалуй, игра в прятки с Духами Слабости в тёмной комнате подойдёт.
  
  – Хм... Сефирот, – ледяная принцесса повернулась ко мне, – я понимаю, что у каждого сильного мага есть скелеты в шкафу, но... Дракон в подвале – это как–то немного слишком даже для тебя.
  
  – Ты так думаешь? Ладно, придётся из подвала его выпускать, но сначала нужно, чтобы он поменял облик на что–то более... компактное.
  
  – Я знала, что ты скажешь что–то в этом духе, – вздохнула волшебница. – Ну хоть представь нас, а то как–то невежливо получается.
  
  – Разумеется. Игнил, отвлекись, пожалуйста, на минуточку, – дракон чуть вздрогнул, блин, я понимаю – эти два раздолбая ушли в себя, но чтобы и ящер нас прохлопал... Мы ведь не скрывались ни разу! Хотя... Встреча с Нацу, плюс ещё не до конца "прижившееся" тело... Мог и прохлопать. Ну да ладно, со временем это пройдёт. – Позволь представить тебе Ур – мою хорошую подругу, наставницу лучшего друга твоего ученика, а также просто прекрасную и сильную колдунью. Ур, представляю тебе Игнила, приёмного отца и первого учителя Нацу.
  
  – РАД ЗНАКОМСТВУ, – рыкнул дракон.
  
  – Э–э–э, угу... Я тоже, – девушка явно растерялась.
  
  – ХМ... – ящер–переросток приблизил свою морду лица к девушке и втянул воздух. – ТЫ ОЧЕНЬ СТРАННО ОЩУЩАЕШЬСЯ. СЛОВНО ОТГОЛОСОК ВЕТРА С ЛЕДЯНЫХ ВЕРШИН ЗОНИИ... НЕ МОГУ СКАЗАТЬ ТОЧНЕЕ, МРАК СЕФИРОТА ПОЧТИ ПОЛНОСТЬЮ ЗАБИВАЕТ ЧУТЬЁ.
  
  – Ну извини, скрываться как–то не учился, – пожимаю плечами. – Но кое в чём ты прав. Вас с Ур можно назвать коллегами, ну или собратьями по несчастью, кому как больше нравится. Она в своё время тоже лишилась тела, и я создавал ей новое. На тот момент мои познания в принципах работы с Тонким Телом и душами были относительно невелики, да и тело создавалось не из её образца, а лишь по ближайшему родственнику. Да и само создание было... Хм, в общем, в итоге получилось что–то вроде инициации Убийцы Драконов, пусть и весьма ослабленный вариант.
  
  – НЕВОЗМОЖНО! ИНИЦИАЦИЯ В ЗРЕЛОМ ВОЗРАСТЕ ПРИВОДИТ К ПОВРЕЖДЕНИЮ РАЗУМА ИЛИ ВОСПРИЯТИЯ, ЧТО, ОПЯТЬ ЖЕ, ПРИВОДИТ К ПОВРЕЖДЕНИЮ РАЗУМА!
  
  – Я что... сойду с ума? – известия девушку явно не обрадовали.
  
  – Во–первых, не обязательно, я сам инициировался уже в зрелом состоянии.
  
  – Я точно сойду с ума, – печально заключила Ур, опустив плечи.
  
  – Вот сейчас обидно было. Не такой уж я и псих. И вообще, всё это у меня было ещё и до инициации. Ну и есть "во–вторых" – таким образом я преобразовывал только тело и его энергетическую структуру. Души в нём не было. Да и само воздействие вряд ли было идентично тому, как это делают драконы. Собственно, потому я и пришёл к Игнилу – чтобы разобраться.
  
  – Пс, Нацу, ты понимаешь, о чём они? – шепнул Гажил своему собрату по несчастью.
  
  – Ага! Ур – тоже драгонслеер, и Сефирот – её папа!
  
  – Боже... Меня окружают идиоты, – Чарли приложила лапку к лицу, в то время как Пантерлили вместе с Хэппи пытались просто "переварить" подобную новость.
  
  – ОЧЕНЬ ИНТЕРЕСНОЕ РЕШЕНИЕ. НО ИНИЦИАЦИЮ ОНО НАПОМИНАЕТ ЛИШЬ ОТДАЛЁННО. ЧТОБЫ СОЗДАТЬ УБИЙЦУ, ДРАКОН ДЕЛИТСЯ С КАНДИДАТОМ СВОЕЙ КРОВЬЮ, ВЛИВАЕТ СВОЮ МАГИЮ И СЛЕДИТ, ЧТОБЫ ОНИ ГАРМОНИЧНО ВПЛЕЛИСЬ В ТЕЛО И ДУШУ КАНДИДАТА, КОНТРОЛИРУЕТ ЭТОТ ПРОЦЕСС, ДАБЫ ИЗБЕЖАТЬ... ЭКСЦЕССОВ.
  
  – Это каких? – поинтересовалась Ур, девушке явно хотелось знать, какие проблемы могут у неё быть или могли бы быть теоретически.
  
  – НАША КРОВЬ И НАША МАГИЯ СИЛЬНЫ. И ПЫТАЮТСЯ ПЕРЕДЕЛАТЬ ОРГАНИЗМ, КУДА ОНИ ПОПАЛИ, ПО НАШЕМУ ОБРАЗУ И ПОДОБИЮ. МАГИЯ ДЕЛАЕТ ЭТО КУДА БЫСТРЕЕ КРОВИ. ОДНАКО ЛЮДИ – СЛИШКОМ ХРУПКИЕ И СЛАБЫЕ СУЩЕСТВА, БОЛЬШИНСТВО ИЗ ВАС НЕ СПОСОБНО ВМЕСТИТЬ И ДЕСЯТОЙ ДОЛИ ПЕРЕДАВАЕМОЙ СИЛЫ. НО ЛЮДИ ОЧЕНЬ ПЛАСТИЧНЫ, СКЛОННЫ К ИЗМЕНЕНИЯМ. ЕСЛИ ПОМОЧЬ НАШЕЙ КРОВИ ПРОРАСТИ В КАНДИДАТЕ, УСИЛИТЬ ЕЁ, А НАШУ МАГИЮ, НАОБОРОТ, ОСЛАБИТЬ И ЗАМЕДЛИТЬ, ТО ОЧЕНЬ БЫСТРО ВЫ АДАПТИРУЕТЕСЬ К НЕЙ, СМОЖЕТЕ ВЫДЕРЖАТЬ НАШУ МОЩЬ. ВСЕГО ПЯТНАДЦАТЬ–ДВАДЦАТЬ ЛЕТ – И СИЛА ЮНОГО УБИЙЦЫ БУДЕТ СОПОСТАВИМА С СИЛОЙ МОЛОДОГО И НЕОПЫТНОГО ДРАКОНА. А ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ ПЛАСТИЧНОСТЬ ДАЖЕ ДАСТ ПРЕИМУЩЕСТВА. НО ЕСЛИ ПРОЦЕСС НЕ КОНТРОЛИРОВАТЬ ИЛИ ПРОИЗОЙДЁТ СБОЙ... ТОГДА МАГИЯ ВЫЙДЕТ ИЗ–ПОД КОНТРОЛЯ И СОЖЖЁТ СВОЕГО НОСИТЕЛЯ. В ЛУЧШЕМ СЛУЧАЕ.
  
  – А в худшем? – сглотнула Ур.
  
  – В ХУДШЕМ – ОТКЛИКНЕТСЯ НАША КРОВЬ И ПОСТАРАЕТСЯ СПАСТИ ЖИЗНЬ ОРГАНИЗМУ, ЭКСТРЕННО ПЕРЕСТРОИВ ЕГО ПО НАШЕМУ ПОДОБИЮ, – дракон умолк.
  
  – Но разве не этого же вы хотели, проводя инициацию?
  
  – КОГДА ЗА МИНУТЫ ПРОИСХОДИТ ТО, ЧТО ДОЛЖНО ИДТИ ГОДЫ, РЕЗУЛЬТАТ ПОЛУЧАЕТСЯ ДАЛЁКИМ ОТ ОЖИДАЕМОГО. УБИЙЦЫ СОЗДАВАЛИСЬ КАК НАШИ ПОМОЩНИКИ, СОЮЗНИКИ ДРАКОНОВ И ЗАЩИТНИКИ ЛЮДЕЙ. БЕЗУМНАЯ ТВАРЬ, ОДЕРЖИМАЯ ЖЕЛАНИЕМ РАЗРУШАТЬ И УНИЧТОЖАТЬ ВСЁ НА СВОЕМ ПУТИ, ОЧЕНЬ ДАЛЕКА ОТ ОЖИДАЕМОГО РЕЗУЛЬТАТА, – Игнил прикрыл глаза и тяжело вздохнул, эта беседа явно затронула какие–то очень неприятные воспоминания. – ИМЕННО ПОЭТОМУ ДРАКОНЫ ВСКОРОСТИ ОТКАЗАЛИСЬ ОТ СОЗДАНИЯ УБИЙЦ. И ИМЕННО ПОЭТОМУ МЫ ЗАКЛЮЧИЛИ СВОИ ДУШИ В ПОСЛЕДНИХ ИЗ НИХ. ЧТОБЫ СДЕРЖИВАТЬ И ГАРМОНИЗИРОВАТЬ ИХ РАЗВИТИЕ.
  
  – А как же Акнология? Что по поводу него?
  
  – АКНОЛОГИЯ, – дракон рыкнул. – СИЛЬНЕЙШИЙ ИЗ УБИЙЦ. ДАВНО ЗАБЫТО И УТЕРЯНО ИМЯ ДРАКОНА, ЧТО СОЗДАЛ ЕГО, – ящер с каким–то подозрением покосился на меня, нет, вот этого я точно не делал! – ОН БЫЛ ОДНИМ ИЗ ТЕХ НЕМНОГИХ, ЧТО ИЗНАЧАЛЬНО МОГЛИ ВЫДЕРЖАТЬ НАШУ СИЛУ. И ОН НЕНАВИДЕЛ ДРАКОНОВ. ТОГДА МЫ СЧИТАЛИ, ЧТО ЕГО НЕНАВИСТЬ НАПРАВЛЕНА НА ТЕХ, КТО КОГДА–ТО УНИЧТОЖИЛ ЕГО СТРАНУ. О ТОМ, ЧТО МЫ ОШИБАЕМСЯ, МЫ УЗНАЛИ СЛИШКОМ ПОЗДНО. ЕГО ЯРОСТЬ ПИТАЛА ЕГО МАГИЮ, А ТЕЛО, ЗАКАЛЁННОЕ В КРОВИ УБИТЫХ ИМ ДРАКОНОВ, ПОЗВОЛЯЛО ВЫДЕРЖИВАТЬ ЭТУ ЯРОСТНУЮ МОЩЬ. КАК ОН СТАЛ ДРАКОНОМ – МНЕ НЕВЕДОМО. ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ ТЕЛО, КАК БЫ СИЛЬНО ОНО НИ БЫЛО ЗАКАЛЕНО, НЕ ДОЛЖНО ВЫДЕРЖИВАТЬ МОЩИ, ЧТО НАБРАЛ ЭТОТ УБИЙЦА. НО ОН ВЫДЕРЖАЛ. НАШЕ ВЕЛИЧАЙШЕЕ ТВОРЕНИЕ. И НАШ САМЫЙ СТРАШНЫЙ ВРАГ.
  
  – М–да, нехорошо вышло, – пожалуй, не стоит Игнилу знать, что "помог" с полной драконизацией этому славному малому мой названный брат. – Но вернёмся к Ур. Ей такое подвешенное состояние чем–либо грозит?
  
  – НЕТ, – после пары минут размышлений ответил дракон. – ДУМАЮ, ДЛЯ НЕЁ ДАЖЕ ВОЗМОЖНА ПОЛНОЦЕННАЯ ИНИЦИАЦИЯ, РИСК МИНИМАЛЕН. НО ЕЁ МАГИЯ УЖЕ СЛИШКОМ СИЛЬНА. ИНИЦИИРОВАТЬ ЕЁ МОЖЕТ ЛИШЬ ЛЕДЯНОЙ ДРАКОН. КОИХ НЕТ БОЛЕЕ СРЕДИ ЖИВЫХ.
  
  – Да мне и так неплохо, – ответила девушка. – Главное, что я знаю, что в один прекрасный момент не сойду с ума или не взорвусь от какой–нибудь магической несовместимости, – ледяная принцесса вздохнула с явным облегчением.
  
  – Хорошо, с этим разобрались. Ур, уложи, пожалуйста, Венди. Драконий бок – не самое лучшее место для отдыха ребёнка, – хотелось бы, конечно, самому повозиться, но чего уж теперь. Девушке явно нужно что–то такое милое, чтобы окончательно в себя прийти, а у меня ещё есть дела. Эх, как же я понимаю Макарыча с его вечным "Хочу в отпуск!"
  
   Колдунья ушла транспортировать малышку (и кошку), Нацу с Гажилом тоже клевали носами, но на боковую отправляться не собирались – стоически превозмогали, дабы пообщаться с обожаемым драконом ещё немного. Ну да ладно, это их выбор, и на условия завтрашней тренировки он не повлияет. Разве что... Выдать, что ли, духам небольшие кристаллы грома от Лекса – чисто для подбадривания учеников?
  
  – Ну, а теперь займёмся тобой, Игнил. Как самочувствие? – я развернул диагностирующее плетение и направил его на дракона. Плетение безвредно соскользнуло с чешуи ящера. – Блин, – пришлось добавить каплю Хаоса, дабы пробить естественное сопротивление. Оттенок плетения с изумрудно–зелёного сменился на гнилостный, чем вызвал некоторое опасение у ящера, но защиту прошёл, и я получил необходимые данные.
  
  – ВРОДЕ БЫ НЕПЛОХО, НО ТОЧНО СКАЗАТЬ НЕ МОГУ. НА НОГАХ УЖЕ ДЕРЖУСЬ КРЕПКО, НО ВОТ КРЫЛЬЯ... ТУТ НЕ ВЗЛЕТИШЬ.
  
  – Ну, с энергетической точки зрения ты полностью здоров, да и в физическом плане я отклонений не нахожу. Так что можно тебя уже спокойно выпускать наружу. Вот только есть проблема.
  
  – КАКАЯ? – Игнил вопросительно склонил голову.
  
  – Драконы оставили о себе не самую добрую память, и появление крылатого ящера в небе над Магнолией привлечёт слишком много нездорового внимания. Я так вообще оборачиваюсь только в хорошо защищённых местах или если больше нет другого варианта.
  
  – И ЧТО ТЫ ПРЕДЛАГАЕШЬ? СИДЕТЬ В ПОДВАЛЕ? – подобной перспективой ящер был недоволен.
  
  – Нет. Как насчёт превращения в человека?
  
  – НЕ ПОЛУЧИТСЯ. МАГИЯ ПРЕВРАЩЕНИЙ – РАЗДЕЛ МАГИИ ТЬМЫ. ВОЗМОЖНО, ЧЕРЕЗ МАГИЮ ЖИЗНИ БЫ И ПОЛУЧИЛОСЬ, НО ВСЕ НАПРАВЛЕНИЯ, КРОМЕ ОГНЯ И ЧИСТОЙ МАНИПУЛЯЦИИ ЭФИРОМ, ЗАКРЫТЫ ДЛЯ МЕНЯ.
  
  – Неужели ничего нельзя сделать?! – Нацу было обидно за обожаемого отца.
  
  – ТАКОВА ПРИРОДА ДРАКОНОВ. НАШИ СИЛЫ ВЕЛИКИ, НО СПЕЦИАЛИЗИРОВАНЫ. ЭТО ЛЮДИ ПЛАСТИЧНЫ И ИЗМЕНЧИВЫ, СПОСОБНЫ ПОДСТРОИТЬСЯ ПОД ЛЮБУЮ МАГИЮ.
  
  – С людьми тоже не всё так просто, но неважно. Скажем так, у меня есть каркас заклинания, способного провести превращение посредством магии Огня. На самом деле, даже имея одну стихию, добиться можно любых манипуляций. Вопрос лишь в сложности плетения и затратах. Но, думаю, с талантом и мощью дракона с этим проблем не возникнет, не так ли?
  
  – И ЧТО ЖЕ ЭТО ЗА ПЛЕТЕНИЕ?
  
  – Смотри! – иллюзия заклинания, что я рассчитывал неделю в Боевом Режиме, пусть и не безвылазно, раскинулась на половину немаленькой пещеры.
  
  – Эт–то... что? – Гажил пытался собрать глаза в кучку, видимо, прикинул сложность конструкта.
  
  – Я подошёл к понятию пламени концептуально. Огонь постоянно меняется, перетекает из одной формы в другую, это – одна из его граней. Если власть над огнём у заклинателя достаточно велика, то он вполне может уподобиться своему "партнёру", перенять его черту и... измениться. Нужно лишь задать направление этого изменения, потом суметь его зафиксировать и не забыть о возвращении в изначальную форму. Хотя с этим всё куда проще – достаточно "отпустить" пламя, чтобы оно вновь стало собой. Можно было ещё пойти другим путём, ну там "Измени свой путь, Искажение – Хаоса суть", но контролировать преобразования чистой магии Хаоса на два порядка сложнее, не говоря уже о возвращении в изначальную форму.
  
  – МАГИЯ ХАОСА?
  
  – Ну, так это направление назвал я. Суть в насыщении маны эмоциями, полной её дестабилизации и направлении этого потока на нужное дело. Лучше всего использовать её как усилитель уже существующей школы, того же Огня, например, но можно и в "чистом виде". Правда, контролировать в таком случае процессы неимоверно трудно, а уж прогнозировать результаты с более–менее вменяемой точностью – ещё сложнее.
  
  – СЕФИРОТ. ТЫ БЕЗУМЕЦ. ГЕНИАЛЬНЫЙ, НО ВСЁ ЖЕ БЕЗУМЕЦ, – Игнил прикрыл глаза. Лапой.
  
  – Угу, а ещё у меня есть хобби – экзотические виды самоубийства и коллекционирование статуэток прекрасных девушек. Ну так что, учиться будем? – дракон ещё раз тяжело вздохнул и принялся изучать предоставленное ему плетение Огненной Трансформации.
  
  
***
  Неопределённое время спустя.
  – Хм... – брутальный накачанный мужик ростом за два двадцать, с буйной тёмно–красной, под цвет чешуи, шевелюрой, в которой была ещё и пара рогов из "короны", задумчиво рассматривал свои руки, облачённые в латные перчатки. На ногах также были латные сапоги, переходящие в бронированные штаны и латную юбку. А вот торс был почему–то голый. В общем, подозреваю, что состав Тру–Мужиков, в котором раньше числились Эльфманы, только что расширился ещё на одного индивидуума. А интересные тараканы в голове Игнила – образ ведь строится из подсознательно желаемого образа или воспоминаний. Или ему концентрации не хватило для материализации полного доспеха? Не–е–е, маловероятно.
  
  – Н–да, думаю, ты будешь пользоваться бешеным успехом у дам.
  
  – Что ты имеешь в виду? – он поднял на меня глаза.
  
  – Человеческим женщинам нравятся мощные мускулистые мужчины. Да и рожа у тебя не очень страшная... А уж варианты использования хвоста... – да, когда Игнил неуклюже повернулся, стал виден и хвост. Вполне себе драконий хвост, разве что по габаритам он уменьшился, под стать фигуре. В общем, выглядел сей дядька весьма колоритно, но вполне в допустимых для могущественного мага рамках. А по могуществу, даже с учётом затрат на поддержание гуманоидного тела, он слегка превышал прокачанного Гилдартса, которого сейчас вполне можно было записать в носителей титула "Бог Ишгала". Да–а, получив физическое тело, да ещё "молодое", душа Игнила развернулась на полную мощь. Пусть до Акнологии всё ещё далеко, да и я тоже потолще буду порядочно, но всё же.
  
  – Спасибо... наверное. Хотя мне малоинтересны ваши женщины.
  
  – Ну–ну, бытие определяет сознание. Если ты долго пробудешь в гуманоидном теле, то вполне возможно, что твои взгляды изменятся.
  
  – Посмотрим. Что дальше? – дракон скрестил руки на груди, точнее, хотел это сделать, но немного промазал и от души шкрябнул своими когтями на перчатках по груди. Впрочем, как и следовало ожидать – ни царапины он от этого действия не получил, зато стало ясно, чем дальше мы будем заниматься.
  
  – Эй, спящие красавцы! – я окликнул закемаривших драгонслееров.
  
  – А?! Что? Где? – оба парня резко вскочили, причём не просто так, а с перекатом, сразу же уходя с места, причём Гажил рефлекторно сотворил стальную стену, за которой они с Нацу (уже плетущим "Огненный Рой") и окопались.
  
  – Хм... Хорошая реакция. Правильная, – одобрительно покивал Игнил.
  
  – Вылезайте, бить не буду... по крайней мере, сейчас.
  
  – Хм... – две головы высунулись из–за укрытия и с глубоким подозрением оглядели помещение. – А где Игнил? И что это за стрёмный мужик? – Нацу спросонья слегка тупил.
  
  – Это кого ты назвал стрёмным, мелочь? Гррр...
  
  – Игнил? Так у вас получилось?
  
  – Ты сомневался в своих учителях, Нацу? – мягко улыбаюсь драгонслееру. Он так забавно бледнеет и начинает яростно мотать головой от этой улыбки, вот как тут можно удержаться?
  
  – То–то же, – довольно рыкнул и ящер под маскировкой.
  
  – В общем, ученики, слушайте задание. Игнилу нужно освоиться с человеческим телом как можно скорей, а потому... выбейте из него дух!
  
  – Э–э–э?
  
  – Чё–о? – парни опешили.
  
  – А–ха–ха, как в далёкой юности моей. Ну что же, Нацу и Гажил, нападайте! Покажите мне, чего вы достигли! – а что, какой ещё способ обучения мог бы быть у дракона? Неделю учиться ходить – слишком скучно, полчасика–часик на бой – и он будет прыгать, бегать и колдовать, хоть стоя на хвосте. А помереть тут всё одно не выйдет.
  
  – Ну, ты сам напросился, – Железный хрустнул шеей и проглотил очередную таблетку заряженного маной Тьмы адамантия. – Darksteel Colossus! Готов Пафосно Превозмогать! – я чуть было не подавился воздухом. Он что... воспринял эту шутку всерьёз? Кхм... Ладно, сделаю вид, что по–другому оно не работало, да.
  
  – Я не буду сдерживаться! Рёв Пылающего Дракона Тьмы! – от души вдарил Нацу, Игнил только и успел, что крякнуть и на рефлексах выставить Стену Огня. Вот только если по мощи она была раза в три выше, чем залп Драгнила, то по качеству маны проигрывала – чистый Огонь и сам по себе не особо хорош в защите, а уж против Огня, усиленного другой стихией, и тем паче – Тьмой... Пробить стену не пробило, но капитально повредило плетение, в результате чего она просто развеялась. Не ожидавший такого развития событий дракон словил в грудь "цепным мечом" Гажила. Игнил вновь отлетел, а на его груди появилась довольно глубокая царапина. Неопасная, но сам факт, что эти двое умудрились поцарапать существо, что по своей силе превосходит их где–то раз в шесть–семь, уже заставлял гордиться учениками.
  
  – Превосходно! – похожие чувства испытывал и сам оцарапанный, а уж как он зарядил пылающей ногой по Гажилу, отправляя того в полёт, было любо–дорого посмотреть.
  
  – Ладно, развлекайтесь, как закончите – подходите к гильдии, – хм... надеюсь, они меня услышали, правда, судя по эманациям бешеного азарта и упоения схваткой – совсем не факт. Ну да ладно, пусть развлекутся. А я пойду проконтролирую плетения вокруг кристалла с Мэвис. Вряд ли там что–то поменялось за время нашего с Зерефом отсутствия, но лучше перебдеть, чем недобдеть, да. Ну и проверить, как там Ур с Венди устроились, тоже не помешает.
  
  
***
  Чуть позже.
  Поднявшись к комнате девочки, я осторожно приоткрыл дверь, дабы застать умилительнейшую картину. Венди сладко спит в обнимку с Чарли, вольготно развалившись на большой кровати. А рядом спит Ур, примостив свою пятую точку в кресло, в то время как голова и торс пребывали всё на той же кровати. Пусть зрелище и донельзя милое, но всё же оставлять так волшебницу не следовало – человеческое тело имело дурную тенденцию затекать, а после этого болеть. Нет, всё это решалось слабеньким даже не заклинанием, а просто зарядом маны Жизни, но почему бы не совместить приятное с полезным? Так что я просто аккуратно поднял уснувшую чародейку на руки и отнёс в гостевые апартаменты, хотя, с учётом того, что никто, кроме Ур, в них никогда не жил, уже можно говорить не "гостевые апартаменты", а "покои ледяной принцессы". Ай, неважно. Разместив девушку на кровати и избавив её от обуви, я покинул помещение, пусть и с некоторым сожалением. На дворе стояла глубокая ночь, мои Фейки, судя по ощущениям, организовали очередные посиделки женского состава в Холмах. Зереф всё ещё был в окрестностях Крокуса, неугомонная основательница с вероятностью процентов в 99,9 – с ним (точнее, это он с ней, но не суть важно). Макаров сладко спал в своём кабинете, прямо на очередной кипе отчётов, Лексус... Хм... Судя по меткам, он решил "подтянуть уровень" своих Громовержцев. Бедные Фрид, Бикслоу и Эвер... Хотя нет, последнюю отбили девушки, но вот парням достанется. У Лексуса, несмотря на прошедшие годы, полученный опыт и вхождение в пятёрку сильнейших магов королевства, остался один ма–а–аленький пунктик. Звучал он как "Феи должны быть сильными!" И если по отношению к обычным гильдийцам ему вполне хватало кучи заказов, хорошего финансового состояния и просто позитивного настроя, то вот Старшие Маги и его личная Свита, она же команда, должны быть монстрами и никак иначе. Возможно, да чего уж, наверняка, тут было моё дурное влияние, сумасшедшие идеи по развитию себя и окружающих, помноженные на понимание того, что где–то относительно неподалёку (а всё, что в пределах одного мира – это "неподалёку", когда речь идёт о чём–то подобном) обитает хтоническая хрень, вполне могущая накрыть половину континента одним заклинанием, живучестью превосходящая чернобыльского таракана, а на сладкое – очень желающая тебя прикончить. Не по злобности даже, а просто от желания "помахаться". Хотя вот что–что, а резоны Акнологии всем были до лампочки, хватало одного факта его существования и не самых мирных намерений. В общем, Лекс вполне мог бы сойти за своего в среде всяких китайских культиваторов, медитаторов и прочих аграриев. И если бы не минусы Драконьей Лакримы в его теле, его резерв сейчас не уступал бы Клайву, если не превосходил, но увы. Впрочем, сейчас, когда я вернулся, так сказать, во плоти, да ещё и Зереф с Игнилом имеются, может быть, можно будет этот камушек извлечь и подлатать энергетику парня. Пусть этот верный последователь Дарта Вейдера и крут, как и его "коллега", но в целом виде всё же будет ещё круче. Что я имею в виду? Ещё на опытах с Эриком, который Кобра из "Просящих", я определил, что Драконья Лакрима имеет свой потолок. Да, он весьма высок, как показали более поздние опыты на любезно предоставленных Джошуа работорговцах, потенциал лакримы активируется далеко не сразу, а по мере готовности тела, и в пике составляет что–то около резерва среднего Богоизбраного, читай, 10–15 S–ок. Казалось бы, очень внушительный объём, и это действительно так. Вот только если твой враг этих Богоизбранных может кушать на завтрак (в прямом смысле слова, доказано Клайвом), то всё не так уж весело. К тому же ещё один минус такого камня в тушке – он накладывает те же ограничения, что есть у настоящих драконов, ну, может, самую малость расширив рамки дозволенного, типа Молния – суть упорядоченное движение крайне мелких частиц, сиречь электронов. Такой маг может попробовать податься в Свет – упорядоченное движение фотонов. Но вот магия воды для него будет закрыта напрочь, даже самый примитив. В конечном итоге, получаем на выходе "недодракона", что ни мощью "предка" похвастаться не может, ни широтой арсенала опытного Убийцы из "настоящих". Теоретически, проблему можно было бы решить, подключив к телу ещё пару–тройку других драконьих лакрим, в конце концов, редко какой маг, пусть и из Богоизбранных, может похвастаться хорошим владением и пятью школами, а увеличение грубой мощи дополнительные камни дадут в те же 10–15 резервов за камушек. Вот только в плане энергетики такой Монстр Франкенштейна будет сущим калекой. Один несильный удар в нужную точку – и его разорвёт на куски собственная магия. Не лучший вариант, особенно если вспомнить, кто у нас числится противником.
  
  Лексус своего потолка достиг и сейчас может лишь увеличивать контроль и придумывать различные нестандартные ходы. И с каждым месяцем сделать что–то новое становится всё труднее. Пусть в прямом бою он вполне может положить и Варрода, и Дракулоса, но вот по чистой магической мощи он значительно уступает обоим, да и Джура Некис, что раньше был слабейшим среди Богоизбранных, по выдаваемой мане уже Лексу не уступит. Всё это не сильно повышало настроение блондина, а потому он дрючил всех, до кого мог дотянуться, с усердием едва ли не большим, чем у меня. В общем, случай блондина был архисложным. Куда как сложнее воскрешения Ур и преобразований Игнила, насчёт лечения Первой не уверен, там ещё нужно смотреть, но где–то около – вполне. Пока что я видел лишь два решения проблемы, и оба радикальные. Полноценная демонизация, на которую парень вряд ли согласится и которая к тому же ещё совсем не факт, что решит его проблему. И полная смена тела, что проблему решит, но обрежет его по силам ровно на порядок. К тому же совсем не факт, что я смогу провести инициацию драгонслеера вообще, что она пройдёт без последствий, описанных Игнилом, и, однозначно, это будет не Грозовой Убийца, то есть псу под хвост пойдут все наработки парня за последние двадцать лет. Ну хорошо, может, и не все, да и его любимую Молнию можно будет открыть повторно. Но всё упирается во время и в усилия. Даже по самым оптимистичным прогнозам ему потребуется года три, чтобы вновь выйти на текущий уровень. В общем, тоже не вариант, нужно думать и совещаться.
  
  Под такие мысли я и вошёл в подвал к телу Основательницы Фей. За время нашего отсутствия ничего не изменилось. Плетение–диагност всё так же показывало, что кристаллический барьер крепок, надёжен и полностью отсекает какие–либо флуктуации маны за свои пределы. Вот тоже не ясно, что делать с Мэвис. Почти век маринования в чистой мане смерти по–любому должен сказаться на её организме, энергетике и душе. Как бы на выходе не получился кто–то вроде незабвенной Сильваны. Нет, я не спорю, сия Тёмная Охотница – пожалуй, самая сексуальная нежить за всю историю, но вот перевести кого–то подобного в полностью живое состояние должно быть той ещё задачкой. Пусть мастером–некромантом за эти семь лет я не стал, как–то не лежит у меня душа к этой науке, но общую базу всё же изучил и принципы существования того же лича вполне понимаю. Так вот, некротические формы жизни вернуть к "классическим" едва ли не на два порядка сложнее, чем просто воскресить мёртвого. А под рукой, как назло, никаких "Источников Жизни" нет. И хрен его знает, как отреагирует Зереф, если вдруг выяснится, что его любовь вернуть к полноценной жизни почти что нереально. Будь на его месте я, меня бы пришлось скручивать, по крайней мере, пока не пройдёт состояние аффекта. А позже... Следить и вновь скручивать, потому как если появится решение вида "принести в жертву мир ради жизни любимой", единственный вопрос, над которым я задумаюсь, будет "какой именно?" Бр–р–р... Выкинув очень дурные мысли из головы, я посмотрел на безмятежное лицо Первой, заключённой в магический кристалл.
  
  – Надеюсь, всё будет хорошо. Воевать с Безумным Чёрным Магом, помимо Безумного Чёрного Дракона, будет слишком. Даже для меня.
  
  
***
  Полторы недели спустя.
  Жизнь постепенно входила в привычную размеренную колею, насколько "размеренной" может быть колея у гильдии, представляющей собой странную смесь дурдома, притона и детского сада для особо буйных. Семейная жизнь тоже гармонизировалась и доставляла мне искреннюю радость и покой. Зереф со своей благоверной вернулся из Крокуса, полный самых положительных эмоций, причём настолько, что вокруг него всё просто цвело. Буквально. Вот представьте себе картину: идёт довольный парень в тёмном плаще, чему–то радуется, на губах – улыбка едва ли не от уха до уха, а вокруг него птички поют, травка прорастает, зверушки всякие мелкие носятся, даже прекрасная музыка раздаётся, разве что только нимба над головой не хватает. И вот ЭТО – Величайший Тёмный Маг Современности, создатель демонов, автор десятков проклятий и прочее–прочее–прочее. Макаров, когда увидел эту картину, вновь попытался утопиться в кружке, несмотря на всю свою приобретённую пофигистичность.
  
  Игнил тоже благополучно влился в наши ряды (а вот это Мастера совершенно не проняло. Ну дракон, ну хочет вступить в гильдию. Драконом больше, драконом меньше, пофиг), вон уже благополучно пьёт пиво с Гилдартсом и интересуется у него... Чуть усиливаю слух.
  
  – ...не понимаю, почему эта самка... Лаки... так странно на меня смотрит и периодически облизывается, когда думает, что я не вижу! Не припомню, чтобы среди людей был распространён каннибализм...
  
  – О, хе–хе, – ухмыльнулся разрушитель. – Пожалуй, можно действительно сказать, что она хочет тебя съесть... В некотором смысле.
  
  – Что ты имеешь в виду? – не понял дракон.
  
  – Ща–а–а объясню, – заслуженный бабник всея Фей (а сам–то?!) придвинул к себе поближе кружку и склонился к дракону поближе. – Ну, слушай...
  
  Хм, вот даже не знаю, пойти нормально просветить нашего чешуйчатого друга о некоторых аспектах человеческих взаимоотношений или доверить сие почётное дело Клайву, а потом ловить лулзы? То, что после "мудрого обучения" от этого типа Игнил точно будет попадать в весьма забавные ситуации, я не сомневался. Итак, что же выбрать? Хм... Ну, он так и так меня потихоньку учит в драконовости, но и ему не помешает слегка расслабиться и попасть в какое–нибудь приключение, так что оставим всё как есть. И нет, моё желание поразвлечься тут совсе–е–ем ни при чём.
  
  От размышлений о красном драконе мысли невольно скользнули к драконам другим. Приёмный отец Нацу раскрыл местоположение Кладбища Драконов, где лежали кости его друзей. Итак, последнее пристанище они нашли вместе с остальными ящерами – под Крокусом. Ожидаемо, хотя это сейчас для меня "ожидаемо", с разведкой в Совете и кругах аристократии, а ведь ещё пять лет назад я считал, что кладбище располагается где–то в окрестностях Эры – смутные воспоминания об уже порядком искорёженном каноне в этом месте ошибались. Ну что же, бывает, да и не критична эта информация. Сейчас суетиться и срочно бежать добывать биологический материал было неразумно. До Великих Магических Игр осталось около месяца, организаторы уже вовсю шаманят над ареной, слишком много лишних глаз, отводить которые затратно во всех смыслах. Проще дождаться начала игр и, уже смешавшись с толпой, провернуть всё необходимое. Драконы были мертвы более четырёх сотен лет, потерпят и ещё четыре недели.
  
  Кстати о терпении... Мысли под кружечку пива, любезно предоставленную мне Мирой, плавно перетекли с крылатых ящеров на Основательницу Фей. По идее, снять барьер с её тела мы уже могли, но делать это я не спешил. Экранирование экранированием, но идея высвобождать столетие мариновавшийся в некротической энегии источник в месте, где живёт моя семья, лично мне категорически не нравилась. Не говоря о дальнейшем возможном буйстве некоего Чернокнижника и его усмирении двумя драконами... Да и вообще, для начала было бы неплохо понаблюдать за самим барьером, возможно, удастся снять хотя бы поверхностные данные. Да и "вскрывать" лучше в отдалении от людей, например, на одном примечательном необитаемом острове.
  
  Как ни странно, но Зереф поддержал мою очень осторожно высказанную мысль. Честно говоря, я удивился, на его месте я бы старался приблизить момент встречи с возлюбленной всеми возможными способами и любую задержку воспринимал бы в штыки. Но... мой названный брат оказался куда как более сдержанным и терпеливым. Впрочем, что ещё ждать от человека, что мог спокойно десятилетие ваять демона, не разгибаясь? Да и целый век упорнейших попыток самоубийства... Терпения ему было не занимать. К тому же он мог общаться с Мэвис и так. Не знаю, насколько... хм... плотно, но истосковавшийся по общению маг был счастлив даже от возможности просто поговорить с предметом своего обожания, подержаться за ручку, да и вообще ушёл в романтику и был перманентно счастлив. Так что вполне мог подождать и месяц, и год, и десять. Так что сначала можно будет вернуть драконов Венди и Гажила, а потом уже вытаскивать Мэв.
  
  Мои мысли были прерваны ощущением приближения кое–кого знакомого. Та–а–ак, на этот раз я буду готов!
  
  – М–м–м, Женни, – проникнуть за барную стойку и приобнять официантку было нетрудно.
  
  – Сеф? – девушка вопросительно приподняла бровь, впрочем, это ей не помешало мило улыбнуться и тихонько мурлыкнуть.
  
  – Кажется, к нам кое–кто приближается... – шепнул я своему персональному ангелу на ушко.
  
  – Как развратно, – уловил я слова Миры, адресованные Джувии, что уже и так сверлила беловолосую красавицу у меня в руках ревнивым взглядом.
  
  – Джувия будет негодовать! – заверила её та, возмущённо нахохливаясь буквально на глазах.
  
  – Как дети малые, – закатила глаза Эльза, в данный момент активно изменяющая мне с вишнёвым тортиком со взбитыми сливками.
  
  – И не говори, – поддакнула Люси, явно прикидывающая, как бы отжать кусочек кондитерского изделия и для себя. Просто взять ещё один с кухни девушке явно было неинтересно, но отбирать сладкое у Эльзы? Хм... А моя тяга к экзотическим видам самоубийства случайно не заразна? Впрочем, не важно. Окружающая девочек атмосфера заставляла меня блаженно щуриться. Ничто и никто не мог бы подпортить момент... Хотя знаю я двух личностей, что на подобном специализируются, и одна из них как раз сюда и направляется.
  
  – Ты же не покинешь меня, дорогая? – спросил я нежным голосом всё ещё старательно обнимаемого ангела. – Не оставишь в самый неподходящий момент... Опять?
  
  – О чём ты, дорогой? – состроила невинные глазки девушка. – Я бы никогда не бросила тебя на растерзание толпе злых женщин, подозревающих тебя во всех смертных грехах! – правда, скачущий в её глазах легион чертей свидетельствовал о прямо противоположном.
  
  – Спасибо, ты просто прелесть! – лёгкий поцелуй в щёчку. – А то с тем, кто сейчас появится, боюсь, без поддержки мне не совладать.
  
  – Хм? – но тут и она почувствовала приближение гостя. – Ох, вот оно как...
  
  – Ага... И теперь ты не сбежишь...
  
  – О чем это вы? – навострила ушки Люси, но ответ явился с другой стороны.
  
  – Народ! Шухер! ОНА вернулась! – через чёрный ход влетел Ромео. Растрёпанный, напряжённый, слегка паникующий. И его настрой был сразу же подхвачен остальными Феями.
  
  – ОНА? – синхронно выдохнул зал. Эдо–Эльфман, этот матёрый мужичище, затравленно оглянулся и с выражением мрачной решимости на лице бросился к проходу на кухню, что был за барной стойкой.
  
  – Она? – Люси переводила становящийся всё более недоумённым взгляд с одного паникующего согильдийца на другого.
  
  – ОНА! – "поправил" её Ромео, после чего шустро скрылся под одним из столов.
  
  – Не поможет, – печально затянулся Вакаба, зябко втянув голову в плечи.
  
  – Хм... У меня какое–то странное чувство дежавю, – задумчиво протянула золотоволосая Заклинательница Духов, с подозрением осматривая Эльзу, что под действием всеобщей опаски даже оторвалась от тортика и теперь с недоумением изучала вход. Зал напряжённо замер.
  
  С улицы послышались шаги, а ветер донёс карканье нескольких ворон и песню, исполняемую приятным женским голосом. Правда, от смысловой нагрузки не грех было и поёжиться.
  
   Когда ты устанешь землю топтать
   И небо коптить зазря,
   Начну для тебя я в путь собирать
   Безглазого поводыря;
   Швырнёт его лодку злая волна
   На серый песчаный пляж,
   И ты на пороге зыбкого сна,
   Мне сердце своё отдашь.
  
   Когда ты устанешь жить не любя,
   А сердце сгрызёт тоска,
   Тогда на тропе пустынной тебя
   Подхватит моя рука;
   От страха в округе взвоет зверьё,
   И всадника сбросит конь,
   А я заберу дыханье твоё
   И спрячу в свою ладонь.
  
   И сколько по свету ни колесить,
   Не ждать от меня вестей –
   Однажды ко мне придёшь погостить
   В чертог из людских костей.
   Мою темноту на миг озаришь
   Душой, что сгорит в огне,
   И как ни старайся, не избежишь
   Путей, что ведут ко мне.
  
   И знай, что не минет эта весна –
   Я брошу свою печать
   И, встав на пороге зыбкого сна
   Я выйду тебя встречать. *(Канцлер Ги – Manaviddan* прим. Автора)*
  
  Дверь зала зловеще скрипнула, открываясь во всю ширь. В дверном проёме показался силуэт хрупкой на вид девушки, вот только на одно плечо у неё была закинута мощная и даже визуально тяжёлая алебарда, полностью отлитая из тёмного металла, а через второе был перекинут огромный рог, превышающий габаритами гостью где–то раза в полтора–два. Весь обеденный зал замер в опасливом ожидании. Как всегда, появление этой особы было на редкость эффектным.
  
  – У–у–ух, – в установившейся мёртвой тишине тихий вздох усталости был подобен оружейному выстрелу. Впрочем, спустя мгновение его сопроводил громоподобный удар рога о плиты пола, заставивший слегка подпрыгнуть пару столов. – Ну что за болван опять устроил аварию на путях у города? Тащиться с этой штукой через лес не слишком–то комфортно, знаете ли... – в голосе проступили укоризненно–обиженные нотки, а глаза гостьи нашли фигуру Штрауса–старшего. – Эльфман! Я к тебе обращаюсь! Ремонтники мне сообщили, кто там развлекался, сколько можно тебе повторять, чтобы учился держать в узде свои дикие мужские инстинкты?! – девушка на секунду задумалась, в очень знакомом жесте приложив указательный пальчик к губам, и после паузы поправилась: – Ну хотя бы в общественно–значимых местах.
  
  – Э–э–э... Я–а–а... – ничего не понимающий беловолосый гигант с опаской покосился в сторону Миры.
  
  – Ты–ты! – грозно упёрла свободную руку в бок гостья. – Ещё раз такое увижу, и трёхдневным спаррингом уже не отделаешься.
  
  – А–а–а... – заикнулся было Эльфман, но его тут же в шесть рук скрутили Макс, Макао и Вакаба. Последний ещё и шипел на ползала нечто вроде "Молчи, дурак, живее будешь!"
  
  Мои девушки воззрились на незнакомку с больши–и–им подозрением. Благо посмотреть там было на что. Невысокий рост, хрупкое телосложение, милое округлое личико со слегка вздёрнутым носиком и весёлой улыбкой, появившейся от вида мужской потасовки. Изумительного цвета фиалковые глаза и водопад чёрных волос, спускающийся до талии. На макушке был то ли хитрый бант, то ли и вовсе настоящие кошачьи ушки. Стройное тело было затянуто в тёмное готичное платье, выгодно подчёркивающее все достоинства фигуры: небольшую, но очень гармонично и притягательно смотрящуюся грудь, визуально чуть–чуть увеличивало попку, а стройные ножки и так ничем не скрывались. Образ милой домашней девочки портила только излишне короткая юбка, не способная скрыть подвязки к чулкам, и тяжёлые сапожки с большими каблуками. А, ну и топор–переросток, да–а–а. Между тем, девушка принюхалась.
  
  – Вакаба! Ты опять куришь эту дрянь?! Весь зал провонял, – девушка выразительно помахала ладошкой перед лицом, "прогоняя дым", не забыв скукситься. – Если сам так спешишь помереть – я не против, но хоть об окружающих подумай! – с учётом интонаций, создавалось ощущение, что она сама его убьёт, если маг не перестанет дымить.
  
  – Я–я... работаю над этим, – вжал голову в плечи волшебник, но владелица алебарды уже перешла к следующей жертве.
  
  – Ма–а–акс, – прозвучало с грудными, мурлыкающими нотками.
  
  – Я! – несчастный волшебник–песка побледнел и покрылся потом.
  
  – Не расскажешь мне, что там была за история с барельефом для тех новых общественных бань в Эре? – гостья сладко облизнулась, чуть ли не пожирая парня голодными глазами, отчего тот явно был на пороге обморока, а вот его группа поддержки, состоящая из Эльфмана, Макао и Вакабы, телепортировалась с места действия в мгновение ока. – То, что ты нашёл себе девицу – это оч–ч–чень хорошо, – шажок к жертве заставил оную жертву отшатнуться спиной вперёд, – но что вы там де–е–елали? – ещё шажок и новое облизывание. Макс не удержал равновесие и рухнул на задницу. – Слухи такие противоречи–и–ивые... А мне интере–е–есно...
  
  – Н–ничего такого не было! Тина и Макс просто... Это всё недоразумение! – пришла на помощь страждущему Алиса, буквально закрывая его грудью.
  
  – Вот ка–а–ак... – внимание приторно–сладкого взгляда переключилось на дриаду. – А ты, как я слышала, тоже себе мужика нашла...
  
  – Я?!.. Н–нет! – взвизгнула волшебница.
  
  – Да ладно тебе, – гостья по–дружески ткнула девушку кулачком в плечо. – Он хоть как, нормально?.. А? А?..
  
  – И–и–и!.. Неправда! У меня никого нет! – и чего она так бурно реагирует?
  
  – Макао, – имя лязгнуло как затвор на двенадцатидюймовой гаубице, и "прицел" орудия чётко замер на лице мага Огня. – Я не поняла. Ты ещё долго будешь позорить гильдию? На юных волшебниц мало засматриваться – побрейся, причешись, подкачай кубики. У нас в гильдии так много одиноких, несчастных, но прекрасных девушек! Им всем нужен опытный, ответственный мужчина, а ты филонишь! Владыка не может отдуваться за всю мужскую часть гильдии! Или ты уже надышался этой дрянью Вакабы до полного... – девушка смерила нижнюю часть торса мага, – горизонта?.. В том месте, которое женщинам тоже интересно.
  
  – Я не буду реагировать, не буду реагировать... Я могу, могу... – Макао прикрыл глаза и, вытянувшись, словно швабру проглотил, пустился в сеанс самогипноза. С его стороны это было самым верным решением, так как со "стороны обвинения" сталось бы с милой улыбкой развить тему, не скупясь на самые животрепещущие анатомические подробности. Ага, на глазах у всей гильдии.
  
  – Терпи, мужик, терпи... – неслось со всех сторон сочувственным шёпотом, мгновенно прекращающимся, стоило гостье скользнуть по тому направлению взглядом. А та скользила и явно получала море удовольствия от реакции окружающих, что переносили это внимание со стойкостью настоящих Ультрамаринов.
  
  – Кста–а–ати, а где же наш славный Ромео? Он был так рад меня увидеть, что поспешил поделиться своей радостью с окружающими... – оставив фразу многозначительно висеть в воздухе, пришелица принялась было искать цель, как её внимание дошло до нашего уголка...
  
  – О, Владыка! – фиалковые глаза вспыхнули, как два факела, и гостья изменилась, словно по мановению волшебной палочки. На губы вылезла мечтательная, чуть безумная улыбка, на щёчках появились милые ямочки, а сам вид её словно стал излучать... Как бы это сказать... В общем, излучать, да. Сама же девушка переместилась ко мне вплотную быстрее, чем кто–то в зале успел моргнуть. – Вы наконец–то вернулись во плоти и теперь мы сможем осуществить все те вещи, которые вы желали сделать со своей верной слугой!
  
  – Это ещё что такое?! Конкур–р–рентка? – Джувия была готова убивать. Фигурально выражаясь, хотя, может быть, и не фигурально.
  
  – Конкурентка? – повернулась "готик–лоли" к водной волшебнице. – Нет. Вы не конкурентки мне. Я кровь от крови Владыки моего, магия от магии его, душа моя рождена из его дыхания души. И в жизни, и в смерти я последую за ним, – нагоняла она мрачной торжественности. – А ещё за последний месяц он развратно домогался до меня 78 ра–а–а–аз, – добавила она уже другим голосом, в котором сплетались веселье, вожделение, радость и Тьма ведает, что ещё. А уж как при этом она закатила глазки и какое блаженное личико состроила... Вот же... Ведь я знал, чуял, что что–то подобное она и выкинет! Так, всё, Женни, спасай, пока меня не принялись расчленять!
  
  – Рори, – улыбнулась Женни, – последние два месяца ты была на задании. И с Сефом видеться просто не могла.
  
  – Ну... – брюнетка с показательно–смущённым видом вновь приложила пальчик к губам в характерном жесте Миражанны, – он делал это в моих мечта–а–ах... – а сколько обиды и укора (само собой, в мой адрес) в голосе моего личного наказания... Хотя любимого, признаю. Правда, отношения у нас... странные, но что поделать? Я тоже не очень адекватный чело... драк... разум... кхм... форма жизни. С учётом нашей связи и магии, странным бы было что–то "нормальное".
  
  Тот самый момент, когда полубезумное вдохновение, ряд случайностей и могущественная магия сходятся в одной точке. Кто бы мог подумать, что примитивная, оживлённая грубейшими чарами книга, что я когда–то упрятал в пространственный карман, вырастет в это? Ну да, у нас установилась связь во время моего первого "вдоха" магии, ну да, нас хорошо "пропаяло", пока я плавал в мощи Эфириона, ну скармливал я ей едва ли не все книги по магии, что находил, сам писал массу всего, да потом ещё пару душ пустил на подпитку магической структуры книжки, когда осознал её наличие у фолианта. Потом было зачарование и демонизация по инструкциям Зерефа. Поскольку хотелось сделать что–то не уступающее шедеврам Чернокнижника, на ингридиенты я не скупился: тринадцать душ сильных тёмных, собственная драконизированная плоть и кровь в качестве материала для преобразования... гигатонны маны, и как результат – Она. Я сам порой не понимаю, как создал её, словно меня действительно что–то вело и дало почувствовать себя Творцом. Пусть на несколько мгновений, но... в итоге на свет явилось это чудо. Демон, но имеющий полноценную душу и свободу воли, правда, моих тараканов в её голове тоже немало. Конечный результат и наши отношения описать сложно. Родительские? Да. Привязанность "питомца"? Тоже да, равно как и влечение и действительно близость, как духовная, так и вполне эстетическое наслаждение от лицезрения друг друга. В общем, как и всё в этом мире – странно, безумно, но чертовски притягательно.
  
  – Не стоит вводить людей в заблуждение, – будто иного ответа и не ожидала, улыбнулась Женни.
  
  – Верно, – меня оглядели плотоядным взглядом и предвкушающе облизнулись. – Надо скорее сделать так, чтобы пространства для заблуждения у них не оста–а–алось... – вот где она научилась такому эротичному голосу? Больше никто из моих знакомых в Фиоре так не умеет! – Вы же со мной согласны, хозя–я–яин?.. – и на меня нагло начали карабкаться, не разрывая зрительного контакта.
  
  – Хммм, – тут уже поднялся Зереф, осматривая гостью налитыми магией глазами. – Это демон?
  
  – Чёрная Книга Владыки Сефирота, – мигом переключилась девушка, встав на пол и сделав книксен в сторону чернокнижника, – его Тёмный Апостол.
  
  – Его кто? – синхронно поинтересовался боевой гарем.
  
  – Невероятно, – тем временем тёмный маг создал несколько заклинаний, судя по конструкции – диагностические. – Это... Безумно, но... Это есть. Я уж думал, что после Ларкейда ничему удивляться не смогу.
  
  – Эй, а не для таких крутых Чёрных Магов пояснить можно? – подёргала своего... м–м–м, ну, назовём его парнем, Мэвис, как раз и являющаяся "не таким крутым Чёрным Магом". Остальные согласно закивали.
  
  – Это не мне решать, – покачал головой мой названый брат. – Всё же это... сильно личное, – пылающие любопытством взгляды женского коллектива скрестились на мне, остроты добавлял тот факт, что Рори не стала терять времени и, отложив свой любимый топор, уже вновь приникла ко мне и сейчас, мечтательно улыбаясь, водила своим пальчиком с острым коготком по моей груди.
  
  – Так как там миссия? – сменила тему Женни, за что я был ей горячо признателен.
  
  – А, ничего существенного, – отмахнулась Тёмный Апостол. – Очередные искатели старых артефактов залезли в давно заброшенную лабораторию, что раньше была заперта "Мёртвыми Землями", и нарвались на попытку древних магов вырастить боевую виверну. Её клык я решила прихватить на память. От искателей сокровищ памяти не осталось совсем.
  
  – Что–то ты не выглядишь особенно опечаленной по этому поводу, – Эльза начала сверлить трущуюся об меня Рори тяжёлым взглядом, хех, а ведь они по характерам довольно похожи, ну, их хомячьи части так точно.
  
  – Ну, они вряд ли были бы интересными противниками, – пожала плечами Рори, которой действительно было уже всё равно.
  
  – Какие у тебя отношения с господином Сефиротом? – Джувия тоже не переживала о судьбе каких–то там непонятных людей, когда стоял куда более важный вопрос.
  
  – Он мой Владыка. Я принадлежу ему душой... мр–р–р, и телом... – хм, может, она хочет меня убить? Ну, вдруг при создании я где–то напутал и не снял императив, что закладывал Зереф в свою очередную попытку самоубийства? Судя по страшному взгляду Джувии, это порождение ужаса на правильном пути.
  
  – Сеф? – Мира улыбнулась, но вот от этой улыбки даже мне стало как–то не по себе.
  
  – Ну, если сильно упрощать, то Рори не человек, а... м–м–м, кто–то вроде искусственно созданного фамильяра, – очень, очень "вроде", но это единственное, что приходит на ум в плане краткого и быстрого пояснения, пока его из меня не начали вытряхивать.
  
  – Семь лет прошло, не забывайте, – неожиданно спокойно включилась в беседу Люси. И повернулась к готик–лоли. – Полагаю, нам нужно нормально познакомиться. Я Люси Хартфилия, спасибо, что присматривала за Сефиротом, пока нас не было, – честно говоря, не ожидал подобного от своей Заклинательницы Духов. Хотя... Она же привыкла к дипломатии с Зодиаками, так что... возможно. Но всё равно, не ожидал. Видимо, Джуд ей многое рассказал о том, что происходило, пока их не было.
  
  – Зовут – Рори Меркури, – вновь сделало книксен моё творение, – приятно познакомиться, – и добавила радушную и светлую улыбку. Смотрелось крайне мило, если бы ещё не тот факт, что с совершенно такой же улыбкой она может и любит устраивать кровавую бойню...
  
  – Меркури?
  
  – Моя фамилия, – лаконично обронила провокаторша и вновь прильнула ко мне.
  
  – Эм, Рори, – Женни, которую вышеописанный манёвр в очередной раз норовил нагло оттереть от моей персоны, мило улыбнулась, обращая на себя внимание, – а ты ничего не забыла?
  
  – А? – Апостол удивлённо моргнула, взглянув на волшебницу. – Ах да, верно! – миниатюрная брюнетка вспыхнула энтузиазмом и обернулась к барной стойке. – Кинана! Тащи пива! И побольше – я соскучилась!
  
  – Сейчас будет, – непринуждённо отозвалась бывшая Къюбелиос. Она была одной из немногих, для кого явление Рори никогда не являлось чем–то страшным, а борьбой за мою многострадальную тушку она и вовсе не интересовалась.
  
  – Женни, – украдкой прошмыгнула к ушку моего белокурого ангела мой второй белокурый ангел, – можно тебя на секундочку? – и очаровательная улыбка. Божечки... Мира, заговорщицки зовущая другую Миру посекретничать – это так мило... Даже учитывая то, что неуловимым образом это выглядит как предложение инквизитора проследовать в пыточную.
  
  – Разумеется, какие могут быть вопросы? – отзеркалила ангельское личико уроженка Эдоласа. А теперь повеяло чем–то вроде "только чур потом не обижаться".
  
  – Тогда пойдём? – "мы не обидимся, ты только ответь на несколько вопросов..."
  
  – Конечно... – "ну вы сами напросились".
  
  Завершив сей трогательный диалог, обе Миражанны, излучая килотонны скромности, благолепия и кротости, синхронно удалились. Даже Женни ничем не выдала эмоций от покидания моих объятий, за которые только что собиралась слегка пободаться с Рори.
  
  Означенная же времени зря не теряла и, стоило "позиции" освободиться, беззастенчиво залезла мне на колени, и даже успела получить в руки кружку тёмного пива от расторопной официантки. И теперь это чудо с незамутнённым счастьем на моське нагло ёрзала нижними достоинствами, якобы устраиваясь поудобней, и в то же время с наслаждением ополовинила посуду в один присест. А ведь кружку ей Кинана подала большую. Макаровскую.
  
  – Между прочим, я очень опечалена вашим поведением, господин, – продолжая излучать довольство и полное удовлетворение жизнью, отметила провокаторша.
  
  – И чем же? Я же ещё ничего не сделал?
  
  – Вот именно! – булькнули в кружку. – А я та–а–ак скучала! – и попкой туда–сюда...
  
  – Джувия тоже скучает по господину Сефироту! – бдящая повелительница воды перешла в атаку, прижавшись ко мне сбоку, с учётом того, что я сидел на стуле, часть моего лица оказалась в очень мягком и приятном захвате верхних прелестей волшебницы.
  
  – М–м–м, какая милашка! – Рори этим было не пронять – кружка оказалась на стойке, а попка Джувии – в захвате изящных, но очень сильных ручек, остальные достоинства колдуньи подверглись пристальному визуальному осмотру. Пока что визуальному. – У Владыки отменный вкус, впрочем, это и так известно, – Апостол развратно облизнулась, как бы показывая, по кому это должно быть известно. А вот для Джувии, несмотря на всё, что уже было между нами, даже с участием других девушек, подобное поведение было весьма постыдным. Как же так?! В Гильдии! На глазах у толпы народа! Стыд! Паника! Ужас! В итоге, реакция была закономерна.
  
  – И–и–и–и! – и испарилась.
  
  – Ещё и стесняшка, – Рори прижала пальчик к губам и мечтательно закатила глаза.
  
  – Да–а–а, – я отхлебнул из кружки. Что? Где взял? Так нечего было выпускать её из рук, как говорится, в большой семье не щёлкай клювом. Впрочем, потеря источника пива огорчила демоницу не сильно.
  
  – М–м–м, Владыка, когда я воочию увидела ваших избранниц, у меня возникло некое желание, помочь с которым можете лишь вы... – откинувшись на спину, жарко выдохнула мне в шею эта совратительница.
  
  – И что же это за желание? – приподнимаю бровь.
  
  – Вы... – девушка взяла мою руку и уверенным жестом положила к себе на грудь, рефлекторно я слегка сжал предоставленный холмик, ощущая его нежность даже сквозь ткань платья, – мрр... не могли бы... сделать их чуть больше? Я очень, очень прошу вас, Владыка, и буду безумно... благодарна, – от этого прерывистого шёпота по всему телу прошлась волна мурашек. Хм, может, действительно, в рамках эксперимента? Хотя...
  
  – Нет, – отказал я этой хитрой девице, хотя сделать подобное в таком положении было действительно сложно.
  
  – Но почему?! Ведь, как я могу видеть, все ваши женщины имеют... весомые аргументы...
  
  – Ты – идеальная готик–лоли. В тебе прекрасно всё, и изменения лишь испортят этот идеал, – сказал я чистую правду. Да, подозреваю, что у меня уже давно не всё в порядке с головой, но именно такой образ для своего шедевра мне нравился более всего. К тому же там были далеко не "равнины Рохана". Да и ещё одна причина была.
  
  – Но хозя–я–яин! – о, эта вселенская боль, тоска и обида. Как не поверить этим замечательным фиалковым глазам, в которых начинают блестеть слёзки горя?
  
  – Никаких но, – убираю руку. – Ты для меня как ребёнок, так что никаких поползновений в этом направлении.
  
  – Но я не ребёнок! Я вообще не человек! – продолжала она изображать досаду. Или не изображать? Читать Рори было довольно сложно, к тому же, будем откровенны, сейчас я её просто дразнил, но эти реакции... И как я только жил раньше без этого?
  
  – Для меня ты как ребёнок, так что не обсуждается. В общем, будь хорошей девочкой и веди себя как положено уважаемой ведьме.
  
  – Ну, если вы так говорите, хозя–я–я–яин, – она вновь поёрзала, потом заметила, что её пиво уже благополучно кончилось, и, лукаво ухмыльнувшись, провела пальчиком у меня по уголкам рта, собирая остатки влаги, после чего провокационно–медленно обхватила его губами.
  
  – Да, я так желаю.
  
  – Хорошо, – довольная своим поведением брюнетка соскочила с моих колен, – тогда я размещу трофей дома и буду надеяться, что мои действия для поддержания нашей репутации не останутся без награды, – и, подхватив с пола свой топор, она стала неспешно удаляться, покачивая бёдрами. Вот же... чертовка.
  
  
***
  Тем временем в тайном кабинете заговорщиков (ранее – кладовка рядом с кухней).
  – Больше ты ничего нам не забыла рассказать? – Мира недовольно сверлила взглядом Женни.
  
  – М–м–м, нет... вроде бы, – беспечно улыбнулась эдоласская девушка. – Хотя за это время было столько событий, а моя жизнь столько раз кардинально менялась, что я не могу утверждать наверняка. Вполне возможно, что совершенно обыденные для меня вещи вам покажутся дикостью.
  
  – Ну, знаешь ли, забыть, что у Сефа есть личные демоны – это немного перебор! – возмутилась Люси.
  
  – Рори у него уже давно, все как–то привыкли... – белокурый ангел задумчиво поднесла пальчик к губам. – Как и к его "летучей даче", при помощи которой можно захватить пару–тройку стран.
  
  – Ах... Они там... Я... А она и ко мне! И Сеф... У–у–у, стыдно! – вломившаяся в допросную морально уничтоженная Джувия несколько разрядила обстановку и отвлекла внимание на себя.
  
  – Так, спокойствие, только спокойствие! Вдохни, выдохни, выпей... – взгляд госпожи Хартфилии заскользил по находящимся в помещении зачарованным ёмкостям, – вот, сока, и давай ещё раз – кто, что, как и при чём тут Сеф?
  
  – Да–да, мы хотим слышать все грязные подробности! – продолжила по–семейному "издеваться" Женни. Взгляды присутствующих дружно скрестились на ней. – А то вы скажете, что вам не интересно, что там такого произошло, что Джувия так смущена?
  
  – Ты ещё плохо знаешь нашу Джувию, – Эльза прикрыла глаза. – Такую реакцию могло вызвать что угодно – хоть шёпот на ухо, хоть просто смех "конкурррентки", – пусть эдо–девушку и приняли в "клуб жён Сефирота", да и по сухому времени она с Сефом общалась больше всех них вместе взятых, но вот действительно "срастись" они ещё не успели. Кроме Миры, само собой. Иногда создавалось впечатление, что они даже мыслят синхронно. У знающей Демоницу Мираджейн Эльзы подобное вызывало некоторую... опаску. В том, что две Миры – это чересчур даже для неё, валькирия никогда бы не призналась.
  
  – И всё же, в каких отношениях Сеф с этой мелкой нахалкой? – продолжила допрос Люси после того, как Джувия присосалась к кувшинчику.
  
  – Трудно это описать, – Женни всерьёз задумалась. – С одной стороны, она ему как дочь. Когда Юкино была моложе, это особенно бросалось в глаза: одна – скромная и тихая, другая – оторва и хулиганка, но смотрел на них Сефирот одинаково. Тогда они часто работали в паре, это сейчас Сорано уже вступила в гильдию и начала опекать сестру, а Рори перешла на задания S–ранга, но ещё пару лет назад Рори от Юкино и на шаг не отходила.
  
  – А с другой стороны? – поторопила подругу Люси.
  
  – Ну... Порой у меня складывается впечатление, что она словно его продолжение, как ещё одна рука. Иногда – что она заявляет на Сефа прав больше, чем мы все. Но одно я знаю наверняка – за гильдию и своего обожаемого "хозяина" она порвёт любого. Злая тёмная фея. Но всё же Фея. А ещё на неё почти невозможно злиться, уж не знаю почему.
  
  – Так между ними что–то есть?! Эта нахалка делала что–то с господином Сефиротом?! – нервно уточнила Джувия.
  
  – Насколько я знаю – нет, – качнула головой уроженка Эдоласа. – Говорит на эту тему она давно, но до сих пор обещала только совратить его, когда он вернётся во плоти. Все уже привыкли.
  
  – Но он уже вернулся... – заметила Люси.
  
  – Хм... – Миражанна вновь на мгновение задумалась. – Она сегодня и правда более энергична, чем обычно...
  
  – Эх, будто бы нам двух жутчайших чернокнижников в составе гильдии не хватало. Теперь ещё демон... – пусть Эльза вновь бурчала и выражала "неудовольствие", но знающие её подруги прекрасно понимали, что валькирия в очередной раз начинает "включать сержанта", а значит – выбита из колеи. Впрочем, неудивительно. Остальным "новоприбывшим" Фейкам тоже требовалось немного времени, чтобы переварить и разложить по полочкам полученные данные.
  
  – Вы ещё забываете об огненном драконе–оборотне и перспективе принять ещё двух таких же, – подложила полешек в костёр Осознания Ситуации (да–да, именно так, с больших букв) девушек Женни.
  
  – Ну, чего–то подобного от Сефа и стоило ждать, – пожала плечами Мира. – Джувия, как ты? Полегчало?
  
  – Да–а–а, хотя Джувии до сих пор очень стыдно! Джувия хотела обнять господина Сефирота, дабы помешать разлагающему воздействию этой... этой... в общем, этой! А она! Она... Джувию... при всех... прямо на глазах господина Сефирота... не слезая с его коленей... – взгляд водной волшебницы начал затуманиваться.
  
  – Мы её теряем, – вздохнула Заклинательница Духов. – Несправедливо. Писательница тут вроде бы я, а такое воображение досталось ей, эх...
  
  – М–м–м, думаю, если бы у тебя было такое же воображение, то твои книги опасались бы продавать даже в магазинах для взрослых... – хихикнула Женни.
  
  – Судя по лицу, кое–кто не отказался бы от прочтения таких книжек, правда, Эльза? – поддержала сестру Мира, заодно напомнив валькирии о том, что боевая официантка прекрасно осведомлена о невинном хобби подруги.
  
  – Это к делу не относится! – отрезала Скарлетт, начиная потихоньку приобретать лицом цвет, идентичный оттенку её волос. – И вообще, – нужно было срочно менять тему, и разум девушки зацепился за один факт, почему–то упускаемый ими ранее. И удивление, вызванное этим самым фактом, было столь сильно, что смыло даже смущение от уличения её в столь постыдном занятии, как чтение эротических рассказов, – я только сейчас кое–что осознала...
  
  – М–м–м?
  
  – Мы же замужем за Сефом, так? – капелька смущения вновь проявила себя.
  
  – Ну... Как бы... – глаза Люси невольно забегали. – Да... Наверное...
  
  – А какая у Сефа фамилия? – в ответ раздалось лишь озадаченное молчание.
  
  – А ведь действительно... – новый вопрос захватил умы девочек. Ведь им нужно теперь носить фамилию мужа, но как–то так получилось, что никто никогда этой фамилии у него не спрашивал.
  
  – Женни? – повернулась к сестре Мира.
  
  – Не знаю, – девушка растерянно нахмурилась. – Почему–то за всё время знакомства я никогда не задавалась этим вопросом. Всё время было не до того, а потом и вовсе забылось и стало неважным.
  
  – И тебе не интересно? – начала провокацию Люси. Хотя там и провоцировать было не надо.
  
  – Конечно интересно! Но... не спрашивать же это у самого Сефирота?
  
  – А что такого–то? – не поняла волшебница перевооружения.
  
  – Эльза, – вздохнула Мира, – мы знаем нашего сумасшедшего дракона больше года, живём с ним в одном доме, делим одну постель уже несколько месяцев... Вот как бы ты отреагировала, если бы после всего этого Сеф не знал, как тебя полностью зовут?
  
  – Ой... – стало нестерпимо стыдно.
  
  – А ведь когда у него день рождения, мы тоже не знаем... – принялась "добивать" подруг Люси.
  
  – Тут я могу помочь, – вмешалась Женни. – Сеф говорит, что не помнит и, в любом случае, не считает необходимым его отмечать.
  
  – Ну да, что ему, древнему монстру, какой–то очередной год, – вздохнула Заклинательница Духов. – Но вот с фамилией нужно что–то делать!
  
  – Джувия думает, что это может знать брат господина Сефирота, – предложила вышедшая из мечтаний Джувия, заодно продемонстрировав, что означенные мечтания не мешают ей отслеживать обстановку.
  
  – Да! Хорошая идея! – покивала валькирия.
  
  – Но прямо спрашивать тоже нельзя. Зереф может об этом упомянуть Сефу, а тот сразу догадается, – писательница кое–что понимала в теории конспирации и желала зашифроваться по полной.
  
  – Хмм, может, Первая нам поможет? – земная Штраус задумчиво приложила пальчик к губам.
  
  – А может, она даже знает? Всё–таки, как я поняла, она была ученицей Зерефа... Да и не только, как теперь известно.
  
  – Да, кто бы мог подумать... Это так романтично! – глаза Эльзы мечтательно вспыхнули.
  
  – У господина Сефирота тоже есть ученица, даже две, и одна из них очень похожа на Миру и Женни... А у второй синие волосы, как у Джувии. Джувия начинает беспокоиться...
  
  – Кхм, – кашлянула Люси. – По–моему, ты перебарщиваешь...
  
  – Конкуррррентки! Они повсюду! Как ты не понимаешь, Люси?! – сделав "страшные глаза", водная волшебница принялась едва ли не трясти бедную заклинательницу за грудки.
  
  – Л–лааадно! От–пус–тиии... – придушенно пискнула блондинка.
  
  – Девочки, хватит, – осадила подруг валькирия. – Так, мы определились, что нам нужно сделать и с кого начать. Теперь нужно понять, как именно этого добиться! Нам нужен план... – взгляд аловолосой упал на полку... – и пара тортиков, чтобы подкреплять силы во время его обсуждения, – продолжила мысль заслуженная сладкоежка.
  
  – Эххх... Ладно, но давайте дальше обсудим это у нас дома, а не в кладовке, – вздохнула Женни. – Тут даже чай не заварить, да и уютного диванчика не наблюдается.
  
  – Угу... А ещё можно спросить Ур, думаю, ей тоже будет интересно, – присоединилась Мира, внеся дополнительное предложение.
  
  – Уфу, пойдёмте, а то после встряски Джувии мне бы не помешало прилечь на пару минут, – Люси недовольно повела слегка кружащейся головой и бросила осуждающий взгляд на слишком увлёкшуюся подругу.
  
  – Простите, Джувия больше так не бу–у–удет! – покаялась повелительница воды, чем вызвала невольные смешки подруг. Сколько раз они уже слышали подобное, но рано или поздно всё повторялось. Слишком уж увлекающейся и непосредственной натурой была синеволосая красавица, за что её и любили.
  
  Весело смеясь, Фейки покинули "комнату заговорщиков", ловко притворяющуюся обычной кладовкой. Впереди их ждал вечер в хорошей компании, тортики, чай и, конечно же, Хитрый План. Тот, ради кого всё это и затевалось, весело хмыкнул, пряча улыбку в очередную кружку пива. Его терзал вопрос, устроить ли девочкам небольшой розыгрыш или лучше не вмешиваться и наблюдать, как они будут "вызнавать стратегическую тайну", попутно, в лучших традициях Фей, сея вокруг себя хаос, разрушения и веселье. Серебряноволосый маг пожал плечами, небольшим усилием воли создал монетку и подкинул её в воздух.
  
  – Ну что же, почему бы и нет? – маг потянулся за следующей кружкой.
  
  
***
  Чуть позже. Дом, милый дом.
  – А ОНА что тут делает?! – Эльза повернулась к Женни с удивлённо–негодующим выражением лица.
  
  – Я могу ошибаться, но это похоже на бутерброд с чёрной икрой и осетриной, – меланхолично ответила ангел. – На очень большой бутерброд.
  
  – Я маленькая, несчастная, голодная и совершенно игнорируемая моим Владыкой. Мне нужно заесть стресс. Рыыыбкой, – с видом абсолютно довольного существа просветила Фей "Чёрная Книга Владыки Сефирота" и впилась зубами в бутерброд воистину чудовищных размеров.
  
  – Врё–ё–ё–ш–ш–шь! – прошипела Джувия.
  
  – Вру, – согласилась Меркури. – На самом деле я ничего не ела полтора месяца и соскучилась по вкусненькому, – миниатюрная девушка потешно слизнула несколько икринок, прилипших к носу во время укуса, и сделала новый.
  
  – Полтора месяца? – удивлённо округлила глаза Люси.
  
  – Мне не обязательно есть, но иногда это приятно... – прожевав кусочек, сообщила демон. – А ещё Хозяин обещал сделать со мной кое–что с использованием взбитых сливок и клубнички... – брюнетка мечтательно закатила глаза. – А–а–ах, быстрее бы! – было очевидно, что над ними издеваются.
  
  – Рори... – с укоризной посмотрела на провокаторшу Женни и повернулась к остальным девушкам. – Она живёт здесь. После ряда опытов Сефа с магией Пространства этот дом стал куда больше, чем кажется.
  
  – Дай угадаю. Это ещё одна из "мелочей", о которых ты забыла нам рассказать? – теперь недовольные взгляды обрушивались на эдо–девушку.
  
  – М–м–м, то есть обычная дверь, что открывается в другой мир, не навела вас на мысли, что и двери в доме могут быть не так просты? – Меркури, уже почти прикончившая бутерброд, склонила голову набок и прислонила пальчик к губам.
  
  – Почему–то мне кажется, что нас очень вежливо и аккуратно назвали дурами, – поделилась с подругами своими думами Люси.
  
  – Нет, что ты! Как я могу так назвать обожаемых девушек моего дорогого Владыки? – состроила невинное личико провокаторша. – Ну ладно, не буду вам мешать. Я в душ... – Рори, облизнув с пальцев последние крошки, соскочила со стула и продефилировала к выходу с кухни. – М–м–м, водичка... мочалка... господин Сефирот, трущий мне спинку...
  
  – Гр–р–р!!! – Джувия "водичку" уже намеревалась предоставить. – Это мечты Джувии! Не смей на них покушаться!
  
  – Ох, тогда, – Рори остановилась и, хитро глянув на грозно выглядывающую из–за спины Эльзы синевласку, многозначительно облизнулась, – мы вполне можем разделить эту мечту. Я ведь уже говорила, ты милашка, – улыбка демона стала откровенно развратной.
  
  – А–а–а! Не подходи–и! – госпожа Локсар мигом утратила весь свой боевой настрой и скрылась за Валькирией.
  
  – Как дети малые, – прикрыла глаза рукой Женни.
  
  – Ну ладно, я всё же займу с дороги ванную. Джувия, предложение с потиранием спинки в силе, буду тебя ждать! – и провокаторша торжественно удалилась в одну из ванных комнат.
  
  Остальные дамы переглянулись и... рванули занимать вторую оставшуюся ванную.
  
  – Хм, а ведь я так и не успела сказать, что, с учётом расслоения, в одну и ту же комнату можно войти пять раз, словно они разные? Кака–а–а–ая я рассеянная... – ухмыльнулась уроженка Эдоласа и неторопливо пошла к уже "занятой" порождением сумрачного сефиротского гения ванной комнате, пока четыре другие дамы продолжали делить "последний" санузел.
  
  Спустя примерно полтора часа, когда все заинтересованные стороны смогли–таки отвоевать свой кусочек комфорта и разместились за столом, домой явился Сефирот, успешно вместе с Игнилом погонявший драгонслееров. Настолько успешно, что слегка переутомившуюся Венди он нёс на руках.
  
  – Я в полном порядке! Заклинание бодрости уже всё устранило! – вяло отбивался ребёнок, уже, по–видимому, смирившийся со своей нелёгкой долей.
  
  – На эфирном теле могли остаться следы, так что, на всякий случай, напрягаться тебе не нужно, – с заботливым видом покачал головой Сефирот.
  
  – Э–э–эх... – горестно вздохнула девочка, поворачивая голову вперёд.
  
  – Мы дома! – крикнул единственный представитель мужского пола в доме. – Как насчёт ужина?
  
  – Садитесь! – кивнула Эльза.
  
  – Но сначала – мыть руки, – дополнила Люси.
  
  – Старая добрая домашняя тирания, – хмыкнул сереброволосый.
  
  – Ты что–то сказал, дорогой? – улыбнулась Мира.
  
  – Да! – с готовностью подтвердил маг, ссаживая с рук показательно счастливую от этого факта Венди. – Что я по вам соскучился и ужасно хочу обнять и поцеловать!
  
  – Тогда за чем дело стало? – рассмеялась Женни и первая "подала пример".
  
  Глядя на целующихся взрослых, Венди, с видом вселенского смирения на лице, ещё раз вздохнула и поспешила отправиться на гигиенические процедуры. В своих ожиданиях девочка оказалась целиком права, так как за "примером" последовали и логичные повторения.
  
  – М–м–м, Женни... Мира... Люси... Эльза... Джувия... Рори... Минуточку, Рори? – маг отстранил от себя попытавшуюся повиснуть на обожаемом Владыке девушку за миг до касания губ.
  
  – Тц, не получилось, – ничуть не смутилась "пойманная на горячем" Апостол.
  
  – Давайте ужинать, – вздохнул чернокнижник, ставя брюнетку на пол.
  
  Некоторое время за столом царила тишина, прерываемая лишь сосредоточенным сопением над очередным блюдом авторства Женни. Правда, странный взгляд, которым Рори то и дело сверлила Венди, заставлял юную волшебницу нервничать и подозревать подвох. Как показывал её личный опыт, лёгкое безумие в семье Сефирота было явлением столь же распространённым, как насморк среди простых людей.
  
  – Уф... Спасибо, всё было очень вкусно, – с некоторым усилием откинулась за столом Венди.
  
  – Угу, – ленивым движением руки Джувия избавила посуду от остатков еды, ещё одно – и посуда уже сухая.
  
  – Отлично! Теперь мы можем все вместе заняться кое–чем интересным! – предвкушающе улыбаясь, Рори сию секунду переместилась к девочке.
  
  – А может, не надо? – обречённо спросила воздушная драгонслеер.
  
  – Не волнуйся, тебе понравится... Может быть, – продолжала ухмыляться Меркури.
  
  – Се–е–еф? – повернулась к своему избраннику Мира. Её голос и интонации не предвещали магу ничего хорошего.
  
  – Я тут ни при чём! – открестился маг.
  
  – Это твоя книга, – как бы между прочим отметила Люси.
  
  – И ты должен был следить за её воспитанием, – добила Эльза.
  
  Тем временем виновница столь бурной реакции умудрилась исчезнуть, прихватив с собой "заложницу". Впрочем, через десять минут они вновь появились...
  
  – Н–не смотрите так! – Венди, наряженная в точную копию платья "готик лоли", включая "кошачьи ушки", зажмурила глаза.
  
  – Ну, Хозяин, вам нравится? – пристроилась рядом с девочкой Рори, счастливо улыбаясь. – Это же прелесть!
  
  – Хмм... – протянул маг.
  
  – А ничего... – задумчиво высказала своё мнение Эльза. – Венди, тебе идёт! – в голосе главной косплейщицы всея Фей знающие люди (то есть все присутствующие) безошибочно определили стойкое желание заиметь себе такой же костюмчик.
  
  – П–правда? – неуверенно приоткрыла глаза Марвел. На самом–то деле она тоже испытывала слабость к новым нарядам (как и все девушки), но эти смущающие подвязки очень уж... смущали.
  
  – Угу, – согласилась Люси, серьёзно кивая. – Выглядишь очень гармонично, а как размеры–то подошли... Будто на тебя и шили, – уже с толикой профессиональной заинтересованности склонилась ближе девушка, пристально разглядывая наряд.
  
  – Вы прямо как сёстры, – улыбнулась Мира, мысленно погружаясь в сладкую ностальгию о собственном детстве с Эльфманом и Лисанной. Последняя нередко донашивала кое–что из тех вещей, что стали для старшей сестры маловаты...
  
  – Я тоже заметила, – зеркально повторила улыбку Женни.
  
  Джувия же в обсуждении участия не принимала, судорожно дорисовывая в уголке свой "план взаимоотношений", где между Венди и портретом "новой опасности" появлялась двойная стрелочка с жирным знаком вопроса и подписью "Сёстры?!" Какие конспиративные теории и фантазии у неё при этом роились в голове – сказать было затруднительно, но лицо покраснело, а по бесшумно шевелящимся губам то и дело можно было прочитать слова вроде: "одинаковые размеры...", "пошлые подкаты...", "сливки и клубника..." Процесс закончился внезапно: карандаш замер над бумагой, над головой синевласки закурился пар, а голос сам собой возвестил на всю гостиную:
  
  – Господин Сефирот... Как это... Как это неприлично!..
  
  Обернувшиеся на звук девушки только закатили глаза, всё поняв без слов. Одна только Рори продолжала довольно улыбаться, будто ничего не произошло, да Венди густо покраснела. Не потому, что догадалась, о чём думала Джувия, а так – на всякий случай... Интуиция, опять же, утверждала, что покраснеть было от чего – это же Джувия...
  
  
***
  На следующее утро. Уединённый столик на втором этаже Гильдии.
  – Ой... – введённая в курс дела под кодовым названием "Фамилия жениха" Первая "ушла в себя", забавно пожав крылышками на причёске. – А ведь действительно... Я никогда у него не интересовалась.
  
  – И как нам добыть эту информацию? – спросила Эльза.
  
  – Х–м–м... – Мэвис закусила ноготок. – Прямой вопрос не годится, придётся собирать по косвенным данным. Зеф никогда не расстаётся с музыкальным артефактом и постоянно слушает какую–то историю на нём. Я как–то его спросила, что это, но он лишь улыбнулся и сказал, что... М–м–м, как же там было... "Очень похоже на его жизнь в художественной обработке".
  
  – Это случайно не та, где "Не врём ли мы, Зереф, доверчивым людям?" – включилась в беседу Ур.
  
  Ледяную Принцессу забавляла возня молодёжи (и одной древней, но очень неопытной в романтических делах колдуньи) с этим вопросом. Лично она не видела ничего зазорного в том, чтобы подойти и просто спросить, но женская солидарность и то веселье, что несло это "расследование", просто не позволяли госпоже Милкович душить прекрасные порывы Фей практичным подходом.
  
  – Не уверена, но вроде бы да, что–то такое там было, хотя Зеф больше слушает про "Ещё не поздно настроить скрипку, взять верную ноту, исправить ошибку".
  
  – Нам нужно прослушать эту историю! – подвела итог Люси.
  
  – Да, но как это сделать? – Эльзу волновала прикладная сторона вопроса.
  
  – Это–то как раз просто, – мотнула головой маленькая (и босоногая) златовласка. – Я подойду и попрошу послушать, он, с вероятностью в 98%, просто включит громкий режим либо наложит чары, усиливающие звук. А вам останется просто сидеть и слушать, пока я буду отвлекать внимание Зерефа, чтобы, даже если его спросит Сефирот, он не мог выдать наш интерес к конкретной теме!
  
  – И ты думаешь, что это сработает? – Мире как–то не верилось, всё было очевидно–просто, но... почему тогда никто из них не догадался сделать что–то подобное?
  
  – Ну–у–у, – отвела взгляд призрачная Фейка и немного покачалась на носочках. – Если что, у меня есть средства, чтобы он точно обо всём остальном забыл...
  
  – Это какие же? Джувии интересно, – пусть у водной повелительницы и было весьма богатое воображение, но вот опыта связать это самое воображение с реакцией Первой пока что не хватало. Зато его было вдосталь у Ур, и та зашептала на ушко синеволосой красавице варианты "отвлечения мужского внимания". – Ох... И так... А потом?..
  
  – Я... я совсем не это имела в виду! – Первая стремительно сменила колер лица на красный. – А ты слишком много общаешься с этим извращённо–извращенческим драконом!
  
  – Оказывается, у призраков острый слух, – цыкнула Ур.
  
  – Это что же там за объяснение такое было? – навострила ушки Эльза.
  
  – Джувия н–не может этого сказать! – над синевлаской начал подниматься пар.
  
  – Я тебе потом поведаю, – пообещала подруге Мира, что во время "просвещения" магией изменила свои уши на кошачьи и всё прекрасно слышала.
  
  – Так! Мы свернули не туда! И вообще, мы идём получать стратегически важную информацию или нет? – засуетилась Мэвис. Озвученная тема её явно сильно смутила.
  
  – Да–да, пошли, – и девушки дружною гурьбою отправились на поляну в Восточном Лесу, где любил отдыхать Великий Чернокнижник в перерывах между странными и явно зловещими опытами вместе со своим братом или походами с призраком светловолосой Фейки.
  
  – Интересно, это у них семейное или дочка просветила маму на предмет способов отвлечения? – спросил потолок вышедший из невидимости серебряноволосый маг. – Хороший вопрос, нужно будет поинтересоваться у Уртир... Ну, а пока продолжим, – и маг вновь скрылся в невидимости.
  
  
***
   Чуть позже. Полянка в Восточном лесу.
  – М–м–м? – самый жуткий Тёмный Маг за последнее тысячелетие соизволил лениво приоткрыть глаз. – Мэвис, – и улыбнуться. – Привет, – чернокнижник вытащил "затычки" из ушей.
  
  – Привет. Ты всё так же лежишь и ничего не делаешь? – девушка склонила голову набок, прислушиваясь к едва уловимым звукам.
  
   "Сегодня Конклав собирается в полном составе.
   В опасности мира устройство и магии лик.
   Я слышал, что Зереф М...", – волшебник отключил артефакт. На самом интересном месте, чем породил в голове Фейки смутные подозрения о своей осведомлённости об их плане. Хотя это было невозможно. Выходит, совпадение? Логика утверждала, что да. Опыт подсказывал, что в отношении двух братьев полагаться на логику – дурная затея.
  
  – Нет, я наслаждаюсь ощущениями живого леса вокруг, – вновь улыбнулся маг. – Не хочешь прилечь рядом?
  
  – Ну–у–у, только если ты дашь мне послушать, что же тебя настолько увлекло, что ты круглыми сутками не расстаёшься с этим артефактом, – поставила условие белокурая вымогательница.
  
  – Хорошо, – как и рассчитывала девушка, чародей решил просто поставить повыше громкость, а сам, дождавшись, когда Мэвис приляжет рядом, довольно прижал её к себе. И артефакт начал рассказывать Историю...
  
   "Сдуваю пыль со страниц, которым не одна тысяча лет...
   И слова, что безмолвно лежали веками, оживают, срастаются, текут...
   Я снова вижу Историю, которую записал когда–то...
   О Власти, о Любви и Предательстве...
   О могущественном волшебнике,
   О его великой победе
   И великом поражении.
   О тех, кто его любил... и ненавидел" *(Вступление к мюзиклу "Последнее Испытание", прошло уже немало лет, но меня всё ещё продолжает завораживать эта история. прим. Автора)*
  
  
***
  Примерно четыре часа спустя. Чуть в стороне от вновь ушедшего в нирвану чернокнижника.
  – Джувии их так жа–а–алко! – синеволосая волшебница вновь устраивала минипотоп.
  
  – Я не буду плакать! Я не буду плакать! – вторила ей основательница гильдии.
  
  – Жена? – Эльза хмурилась. – И её тоже звали Эльза? *(Автор в курсе, что звали жену Карамона иначе, но тут слегка "подпиленная" версия. Как для рифмы на фиорском, так и для пущего эффекта. ещё одно прим. Автора)*
  
  – Меня больше смущает путешествие во времени и этот "Летописец", – Ур, как и положено самой опытной и старшей из коллектива, отнеслась к услышанной истории не столь буквально. В конце концов, "художественная обработка" и "похожа" не есть то же самое, что и "моя краткая биография в стихотворной манере".
  
  – Утеха... – хмурилась Мира. – Это точно не в Фиоре, да и название какое–то... подозрительное.
  
  – Не нужно всё воспринимать так однозначно. Это всё–таки художественное произведение, и в нём всё может быть совсем не так, как было на самом деле, – Люси, в силу своего увлечения, также оставалась островком здравомыслия в этом море эмоций. – И названия географических мест, имён и прочего могли быть изменены. Например, я никогда не слышала о боге по имени Паладайн.
  
  – И что же, всё было зря? – спросила Женни.
  
  – Ну почему? Мы как минимум прослушали очень интересную и красивую историю, переложенную на музыку, – вынырнула из задумчивости Эльза.
  
  – К тому же часть имён может быть не изменённой или не сильно искажённой. Так что зацепка у нас всё же появилась.
  
  – Значит... Маджере? – демоническая официантка поджала губы. – Нет, ничего на ум не приходит. Нужно спросить у кого–то более начитанного.
  
  – К Леви? – сразу же поняла госпожа Хартфилия.
  
  – К Леви, – подтвердила направление земная Миражанна. – Но сначала... Нам нужно привести в чувство наших... М–м–м, слишком расчувствовавшихся подруг. Да и подкрепиться не помешает, – на последнем замечании в желудках Фей дружно квакнуло, одобряя подобные устремления.
  
  – Тогда возвращаемся в гильдию, – отдала команду Эльза, и, взяв на буксир не прекращающую рыдать от избытка чувств Джувию, девушки отправились назад.
  
  
***
  Чуть позже. Логово главного книжного червячка всея Фей.
  – Хм–м–м, – Леви озадаченно хмурилась.
  
  – Есть идеи? – Эльза наседала.
  
  – Как–то не очень, – развела руками маленькая чародейка. – Разве что...
  
  – ЧТО?! – сразу же налетели остальные девушки.
  
  – Э–эм–м–м, я видела похожие названия на карте Пергранда. Сейчас! – девушка быстро метнулась к карте – довольно старой и неточной, но ничего лучше о территории дальнего восточного соседа у неё в наличии не было, равно как и у подавляющего большинства жителей Фиора – имперцы предпочитали поставлять за границу свои товары, а не сведения о стране. – Вот, смотрите... Ишванская пустыня, что упирается в... э–э–э, Заманский залив. Никаких городов и крепостей, да и названия отличаются... Не говоря о том, что пустыни и заливы просто так не появляются и им должна быть...
  
  – ...не одна тысяча лет, – пребывая в странной задумчивости, закончила мысль Первая.
  
  – Ну да, где–то так, – согласилась Леви. – И всё–таки, зачем вам эти места, и откуда вы о них вообще узнали?
  
  – Да так... – замялись девушки.
  
  – Джувия считает, что господин Сефирот откуда–то из тех мест! – помогла выкрутиться подругам водная волшебница. Можно было, конечно, сказать и всю правду, но девушка считала, что они и сами не совсем правы, пытаясь что–то вызнать о прошлом своего мужа, пусть всего лишь с целью узнать его фамилию, но всё же. И уж точно будет совсем неправильно вмешивать в это дело посторонних, пусть и близких друзей по гильдии.
  
  – Ясно, – Леви ещё раз кивнула. – К сожалению, больше я ничем помочь не могу. Пергранд не слишком общительная страна, да и находится от нас далеко.
  
  – Мастер Ли! – вспомнила Эльза.
  
  – Эм, чего "Мастер Ли"? – не поняли остальные.
  
  – Он же перграндец! Возможно, он сможет что–то рассказать!
  
  – О, точно! Эльза, ты гений! – довольная Люси чмокнула подругу в щёку, что привело к изменению колера наблюдавшей за ними Леви до ярко–розового.
  
  – Кхм... Да... – Леви срочно требовалось сменить тему. – Кстати, а вы уже подготовились к "Ежегодной Фантазии Фей"?
  
  – Фантазия Фей? – девушки вспомнили, какое сегодня число.
  
  – А–а–а–а, она же уже через неделю! – Паника! Хаос! Анархия! Мысли о фамилии Сефирота сразу же отошли на второй план.
  
  – Женни, ты почему мне не сказала? – шипела на сестру Мира.
  
  – Я думала, ты в курсе! – отбивалась та. – Да и приготовления уже давно автоматизированы и почти не требуют внимания, а со всяческой мелочёвкой я разбираюсь по мере возникновения проблем.
  
  – Срочно нужно новое платье... и продумать номер... и проверить платформы... и... – начала судорожно перечислять Эльза.
  
  – Насколько я знаю, Макао с Вакабой уже всё подготовили и договорились с властями города, – осторожно заметила Леви. Приступ паники полудесятка волшебниц S–ранга – это совсем не то, что она хотела бы видеть в своей уютной библиотеке.
  
  – Им нельзя доверять! – едва ли не синхронно выкрикнули прошлые главные организаторши торжественного праздника Фей.
  
  – Л–ладно, – сглотнула Леви, уже жалеющая, что напомнила подругам об этом замечательном событии. Но кто же мог знать?
  
  – Так, идём уточнять информацию! Леви, спасибо, мы к тебе ещё заглянем. Женни, рассказывай! – принялась отдавать команды валькирия. "Боевой Гарем" (с дополнениями) спешно покинул обитель книжной девочки.
  
  – Жуть! И как Сефирот с ними справляется? – Макгарден зябко поёжилась. – Но всё же, при чем тут Заманский залив и как он связан с некоей "Крепостью Заман"? – окинув взглядом полки, девушка, решительно нахмурившись, отправилась в библиотеку Гильдии. Возможно, старые архивы смогут что–то прояснить. Волшебнице стало интересно.
  
  
***
  И вновь Сефирот.
  Ладно, этот шпионский триллер был действительно забавным, но пора завязывать с развлечениями – нужно проконтролировать, что там эта зашуганная Рори парочка друзей организовала для Фантазии, да начинать потихоньку выдвигаться в Крокус. И дались старику эти игры? У нас, между прочим, проект по возвращению Первой и Драконов стынет. Хотя всё одно теперь идти за телами Металликаны и Грандины, чего уж теперь возмущаться. Ай, ладно, моя большая злобная дракона, моя не хотеть глупый игры, моя мечтать о всяческих бесчеловечных опытах... Н–да, что–то меня заносит. Это всё Рори и её дурное влияние, да–да, так и запишем.
  
  Однако как бы мне ни хотелось просто сидеть, думать о высоком и ничего не делать, работа никуда не девалась. Пусть я и приложил немало усилий, дабы найти крайних (вон, Макарыч до сих пор вместо подушки использует очередную кипу документов), но проконтролировать завершающие этапы всё равно нужно будет мне.
  
  Следующая неделя слилась в череду беготни, суеты, переделывания, доделывания и обратного переделывания инвентаря и декораций. Что там говорить, Первая, обрадовавшаяся такому празднику, ещё раз доказала, что она истинный Чёрный Маг, лишь маскирующийся под милую беззащитную девочку. Во всяком случае, вид Легендарного Чернокнижника, что с гвоздями во рту, молотком в руке и грозной решимостью во взгляде сколачивает очередную платформу, навсегда останется в моём маленьком чёрном сердце. Угу, сразу за огненным драконом, вместе со своим учеником обжигающим посуду из глины от дяди Хотэя. Мэвис пыталась припахать и меня, но, в отличие от некоего Чернокнижника, я куда более стойкий и на её жалобные глазки и милые рожицы внимания не обращаю, да!
  
  – М–м–м? Да–да, Женни, уже иду и сейчас приподниму эту платформу для установки магического двигателя... – кхм, правда, моя устойчивость очень... фрагментарна.
  
  Но всё когда–нибудь заканчивается, кончился и этап подготовки. В кои–то веки Феи умудрились всё организовать без эксцессов... Ну, за исключением увлёкшегося Ричарда, что утопил одну из платформ, перестаравшегося Игнила – его "обжиг" почти спалил мастерскую, а из–за жара подтаял Ледяной Дворец, сооружаемый Ур, Греем и Джувией. Парень пошёл "разбираться" и столкнулся лбами с Нацу...
  
   Ай, кого я пытаюсь обмануть? Ещё не было ни одного года, когда Фантазия Фей проходит без "приключений". Хорошо хоть ребята с Эдоласа в этом году обошлись без поставок фейерверков – при наличии двух пироманьяков в наших рядах это могло плохо кончиться.
  
  Сам праздник прошёл спокойно. Без прорыва демонов, без пришествия драконов, без восстания мертвецов и даже без "Королевской Битвы" от старины Лекса. Феи спокойно прошли со своим шествием по городу и добрались до логичного итога мероприятия – пьянки. Так что я мог спокойно сидеть в кресле, попивать вино и приобнимать (точнее, довольно ощупывать) сидящую у меня на коленях Эльзу, попутно наслаждаясь тем, как Джувия пытается отбиться от Рори, Нацу и Игнил не понимают намёки Лисанны и Лаки соответственно, а Грей, затравленно озираясь, пытается выбраться из окружения, правда, сделать это с гирями, намороженными ему на ноги заботливой Ур (Учитель, за что–о–о–о–о?!), для него будет весьма проблематично. М–м–м, жизнь хороша.
  
  
***
  Следующее утро я встретил в своих покоях в окружении довольных и уставших девушек. Настроение было замечательнейшим (Рори вновь пыталась проскользнуть "с толпой", но я бдил), жизнь прекрасна и восхитительна, и вообще, не один Зереф умеет источать ауру позитива и любви ко всему живому. Так... Планы на сегодня: завтрак, семейный отдых, обед, вновь семейный отдых, ну, а вечером, ладно, так и быть, займёмся неспешными сборами в Крокус. Ах да, ещё нужно сформировать команду. Причём состав "я, Лекс, Гилдартс, Рори" судейская бригада однозначно не пропустит – им почему–то очень хочется дожить до пенсии. Хм, а какие правила вообще будут в этом году, с учётом того, что Феи подали–таки заявку? Нужно будет спросить, а то и набиться в судейскую бригаду.
  
  – Мррр, Сеф? Сколько времени? – приоткрыла глаз Люси.
  
  – Ещё рано, спи, а я пока организую завтрак.
  
  – Ты чудо... ммм, – с этими словами блондинка сжала в объятиях Миру и вновь отправилась в страну Морфея.
  
  – И не забудьте приготовить и на мою долю, Хозя–я–я–яин, – сообщило мне другое чудо (вище), свешиваясь в окно вниз головой. На чём она там держится? – Или вы желаете, чтобы ваша верная слуга приготовила вам трапезу?
  
  – Хм, пожалуй, помощь мне и в самом деле не помешает, – кивнув демону, спускаюсь на кухню. На большую семью требуется большой завтрак.
  
  
***
  Чуть позже. Гильдия.
  Ничто не предвещало беды. Был погожий солнечный денёк, с канала веяло приятной прохладой, что в +30 в тени было очень положительным моментом, но тут, как гром среди ясного неба...
  
  – Где он? – в зал ворвалось нечто злобное, в кожаном плаще и с розовыми волосами.
  
  – Ик! – народ с первого взгляда опознал главного медика всея Фей и резко научился телепортироваться.
  
  – Да–а–а... До такого класса запугивания мне ещё расти и расти, – покачала головой Рори. Что тут скажешь – опыт и природный талант.
  
  – Привет, Полюшка, если ты ищешь Макарова, то он только что стремительно убежал в свой кабинет.
  
  – Нет, Сефирот, я ищу не Макарова, – не предвещающим ничего хорошего голосом ответила женщина. – Мне тут кошечка на хвосте принесла, что у нас в гильдии появился некий маг Огня с драконьим хвостом, отзывающийся на Игнила...
  
  – Допустим... – кажется, кое–кто попал. Серьёзно попал.
  
  – И почему эта старая ящерица ко мне не зашла? Ты–то понятно, я вообще удивлена, что ты уже в гильдии, а не укатил в очередной медовый месяц со своим гаремом, но этот тип... Ну я ему устрою!
  
  – Венди, готовься, скоро у тебя появится уникальный опыт лечения избитого до полусмерти дракона... – внесла свою лепту Рори, добрейшая из демонов.
  
  – А–а–а–а может, не надо? – робко возразила девочка.
  
  И тут, как по заказу, в гильдию вошёл Игнил, разумеется, в сопровождении Нацу и Гажила, что от дракона так и не отлипали.
  
  – Ну здра–а–авствуй, старый друг, – оскалилась в улыбке пожилая леди. Оба драгонслеера, за свою карьеру как минимум по разу побывавшие под её надзором, дружно сглотнули, а вот сам дракон...
  
  – Грандина? Э–э–э... Привет...
  
  – "Привет"? И это всё, что ты можешь мне сказать? После всего, что было? Ты, чемодан огнеплюющий, просто исчез в неизвестном направлении, а теперь "привет", словно ничего не случилось?
  
  – Грандина? – Венди во все глаза смотрела на Полюшку, о которой только что узнала оч–ч–чень интересные сведения.
  
  – Это напоминает Джувии наш допрос Сефирота... Получается, что Полюшка и Игнил... Ва–а–а–а...
  
  – Я догадываюсь, что ты представила. Распредставь это обратно! – на взлёте застрелила полёт фантазии водной волшебницы Эльза.
  
  – Простите, – потупилась девушка.
  
  – Эх, ладно, – Полюшка прикрыла глаза и потёрла переносицу. – Не так я всё это хотела представить, но чего уж теперь. Венди, я не та Грандина, о которой ты подумала, я Грандина из Эдоласа, хотя со своей "тёзкой" пообщаться мне довелось. Она просила передать тебе некоторые записи, когда ты будешь готова, держи, думаю, ты разберёшься. Ну или твой маньяк–учитель поможет, – Полюшка протянула девочке несколько "пачек" сшитых листов.
  
  – С–спасибо, – девочка прижала к себе бумаги, а я задумался, каким образом существо размером с пятиэтажку смогло написать текст на листах, не превосходящих форматом А4. На ум пришло с пяток способов, но всё же интересно, какой выбрала дракон–целитель? Это бы могло многое сказать о её образе мышления.
  
  – Не за что, я просто выполняю старое обещание, – хммм... Уж не признаки ли Цундере я вижу? Бррр, больное воображение, отставить! Развидеть картину Полюшки–Цундере! – Ну, а теперь, – дама повернулась к Игнилу, – пойдём–ка. Поговорим–ка, – и, более не обращая внимания на присутствующих, едва ли не за ухо потащила двухметрового дядьку с магическим потенциалом уровня уничтожения города плевком.
  
  – Полюшка стра–а–ашная, – Хэппи вновь был Капитаном.
  
  – Знаешь, кошак, в этот раз я с тобой полностью согласен. Так, ладно, концерт окончен, расходимся, дамы и господа, – гильдейцы покивали и принялись расползаться по своим делам. Венди засела за стойкой и стала рассматривать бумаги.
  
  – Хммм... – девочка задумчиво морщила лобик, вчитываясь в ровные строчки. – Учитель, ты не мог бы посмотреть? – мне протянули выписку. Беру документ и читаю принцип построения конструкции и предполагаемый эффект. Осознаю. Ещё раз перечитываю. Трясу головой и читаю в третий раз.
  
  – Кажется, лёгкое сумасшествие свойственно всем драконам. Это... дико, мозговыкручивающе, но... гениально!
  
  – Но... ты же говорил, что работа с мертвецами – это магия Смерти и некромантия, а тут – призыв душ или, – девочка ещё раз пробежала текст глазами, – отпечатков духов, если души уже переродились.
  
  – Да... И это выполнено через магию Жизни. Нет, теоретически – возможно: жизнь и смерть – две стороны одной медали, но для правильных преобразований потребуется запредельный контроль... Угу, а вот и облегчающий процесс ритуал с рисунком фокусировки. М–да, создатель этого заклинания, как там его, угу, "Млечный Путь", – гениален. Возможно, отморожен до безумия, но гениален.
  
  – Знаешь, дорогой, слышать подобное от тебя – это как–то... – Мира махнула рукой, показывая что–то такое абстрактное, неопределённое. – Как минимум странно.
  
  – А я что? Я ничего, – улыбаемся и машем, а также смотрим жалобным взглядом на боевую официантку.
  
  – Ладно уж, идите, я же вижу, что тебе не терпится поковыряться с новой "игрушкой". Ох уж эти мужчины...
  
  – Мира, я говорил, что я тебя люблю? – она прелесть. Где ещё можно найти такую понимающую и заботливую девушку?
  
  – Я не против это услышать ещё раз... и ощутить демонстрацию, – улыбнулась боевая официантка. Разве можно в такой ситуации отказаться? Так что, потратив энное количество времени на прощание, я сгрёб Венди под мышку и, дабы не терять время, телепортировался домой, а оттуда – в лабораторию.
  
  – Эм... – голосом, полным смирения, обратилась ко мне девочка. – А можно меня поставить на землю?
  
  – М–м–м? А, да, прости, задумался.... Что там ещё было в записях?
  
  – Несколько боевых заклинаний, но я их уже и так знаю, да и не нравится мне "прямое взаимодействие", избежать драки гораздо лучше.
  
  – Угу...
  
  – А для всего остального есть "Солнечный Ветер"... Ты только не забудь, что хотел в скором времени отправиться в Крокус – Игры скоро начнутся.
  
  – Да–да, – я уже начинал чертить узор. Хм... Он слишком "конкретный", а что будет, если расширить критерии и зону поиска духа? Правда, потребуется материальный компонент... Хотя, он в любом случае нужен... Любопытно.
  
  – Ну да... Всё как обычно, – вздохнула Венди. – Чтобы его вытащить, придётся звать Эльзу. Ну ладно, Сефирот, а вот этот контур для чего? В бумагах его нет...
  
  – Этот? Для отсечения лишних сущностей – ритуал всё же обращается к иным планам бытия, а поскольку конкретную привязку к виду я убрал, нужно ставить защиту, дабы на зов не пришёл кто–нибудь ненужный, желающий поживиться магией... или ещё чем.
  
  – Понятно, – кивнула девочка. – А вот тут? – процесс изучения новых материалов набирал обороты.
  
  
Глава 32. Великие Магические Игры и прочие неприятности.
  
   Я хочу сыграть с тобой в одну игру...
   Один очень "добрый" дядька.
  Неделю спустя. Гостиница Крокуса.
  – И зачем мы остановились на постоялом дворе, когда спокойно можем использовать телепортацию и добраться до арены напрямую из нашего домика? – Женни распаковывала чемодан и бурчала себе под нос. Изюминку ситуации добавляло то, что этот чемодан она достала из своего пространственного кармана. Пусть он не столь огромный, как у Эльзы (всё–таки мой персональный ангел специализируется на другой школе магии, так что её мана для манипуляций пространством подходит не лучшим образом), но обычных вещей без магии она способна хранить вагона три, если не больше. Но "Сеф, нельзя просто так взять и отправиться в поездку, да ещё и в столицу, без чемодана!", причём остальные девушки её полностью поддержали! Даже Ур! Да даже Венди и Рори (О_о") солидарно кивали! Нет, я всё ещё недостаточно крут (и безумен), чтобы понимать женскую логику. А ведь часть чемоданов пришлось переть мне, ведь далеко не у всех были пространственные карманы (надо этот момент доработать – удобнейшая же вещь!). Ну как "переть", запихнул в карман, чему, кстати, никто не возмутился, и спокойно доставил, но вот на кой–чёрт им это понадобилось... Женщины. С некоторыми вещами нужно просто смиряться и принимать их такими, какие они есть. Ладно, хватит философствований, нужно ответить на вопрос.
  
  – Правила на этот год слегка изменились, – вздыхаю. – Сначала было почти полторы сотни заявок на участие, а потому планировался отборочный тур, в целях безопасности на город накладывали сложную защиту, которая не очень хорошо относилась к толпам шляющихся через неё туда–сюда магов. Вот и поставили ограничение на время прибытия и наложили запрет на пребывание вне помещений в определённые моменты. Пусть отборочный тур и отменили, но саму защиту так просто взять и снять нельзя, да и толпы магов меньше не стали, в итоге всё одно нужно как–то спасать население от проявлений излишнего... энтузиазма отдельных товарищей.
  
  – Понятно, – кивнула боевая официантка.
  
  – Отменили? Почему? – ухватилась за слово Люси. – Что–то изменилось?
  
  – Ну как вам сказать... Наружу как–то просочилась информация, что Макаров вернулся, а сразу после этого "Демон из Хвоста Феи" отнёс заявку на участие в играх...
  
  – Хм, и что? – стало интересно и Эльзе?
  
  – И осталось у нас полтора десятка участников – остальные просто снялись. Их даже призовой фонд в сто миллионов драгоценных не привлёк! Как поведал глава гильдии "Весёлые Клинки": "Покойникам деньги не нужны! Мы сваливаем!"
  
  – Какой... умный глава у "Клинков", – плотоядно улыбнулась Рори.
  
  – Возможно, он просто вспомнил, как ты гонялась за ним с топором наперевес и криками "я тебя совсем не больно зарежу!" по всему Шалфею? – мило улыбнулась беловолосая волшебница из Эдоласа.
  
  – Он ущипнул меня за попу! Лишь мой любимый хозя–я–я–ин имеет на это право! – демон прижалась ко мне и стала старательно мурлыкать.
  
  – Рори... Ничего подобного он не делал, – вздохнула Женни.
  
  – Но он явно подумывал об этом! – непреклонно отозвалось это чудо (–вище, теперь меня оставили последние сомнения. Хотя их и раньше было не особо много).
  
  – Вот так и живём, – подвёл я черту под беседой. – Ммм, Люси? С тобой всё в порядке?
  
  – Сто миллионов... Призовой фонд – сто миллионов... – блондинку слегка заклинило.
  
  – А ведь действительно, это же сколько всего можно накупить... – в глазах валькирии начала разгораться жажда шопинга.
  
  – И чего такого? – не поняла Венди. – Учитель за исцеление барона взял немногим меньше... И половину отдал мне, – под конец смутилась девочка.
  
  – Не обращай внимания, кажется, у них началась золотая лихорадка, – я начал старательно лохматить волосы ребёнку. Кааайф.
  
  Рори, к слову, смерила это дело завистливым взглядом и явно разрывалась между желанием потребовать свою долю и продолжать играть роль взрослой, опытной женщины... Второе победило.
  
  На этом политинформация была окончена, и мы спустились из нашего номера вниз, где уже вовсю паслись остальные гильдийцы. Кинана привычно стояла за стойкой бара, то, что это не её стойка и не её бар, девушку не смущало – зная повадки Фей, я просто арендовал всё заведение на время проведения мероприятия... Ну и заранее оплатил владельцу ущерб (что поделать, я был полностью уверен в наших ребятах и девчатах, точнее, в их разрушительном потенциале).
  
  – Значит так, – взял слово шальной Макарыч, наконец–то смогший Превозмочь бюрократию, что была вывалена на него. Правда, далось это дедушке нелегко, да–а–а–а, – объявляю военный совет! Сефирот, докладывай! Что?! Где?! Когда?!
  
  – А почему как что, так сразу Сефирот? – чисто из принципа я попробовал уйти в несознанку.
  
  – Потому что о твоей хитрож... – Мастер бросил взгляд на Аску (в количестве двух штук), Венди и Ромео и слегка изменил слово, – ...кхм, хитроумности уже анекдоты ходят. И я никогда не поверю, что ты ничего о предстоящих Играх не узнал.
  
  – Ладно, – не стал я отпираться. – Значит так, всего есть три основных правила: первое – Мастера в соревнованиях участия не принимают, – загибаю один палец. – Второе – к соревнованиям допускаются только члены гильдии, нет печати герба – сиди на трибунах и наблюдай, так что никаких наёмников. Ну и третье – условия каждого соревнования держатся в тайне и объявляются непосредственно перед началом соревнования. Теперь правила этого года. От гильдии может выступать только одна команда, но её состав вариативен и может в любой момент изменяться, главное – чтобы не нарушались первые два правила. В соревнованиях запрещено участвовать магам, имеющим титул "Бог Ишгала", так что я вас буду поддерживать морально. Ну и стандартный комплекс – нельзя убивать, целенаправленно калечить, проявлять неспортивное поведение и вмешиваться в соревнования.
  
  – Хмм... – прищурился дед. – Сдаётся мне, все пункты, начиная с "Бога Ишгала", появились в правилах совсем недавно, например, после того, как ты отнёс заявку...
  
  – Очень может быть.
  
  – Ещё скажи, что тебя это остановит, – фыркнула Эдо–Люси, как и остальные эдоласцы, прибывшая посмотреть на махач. Не было только королевской четы – увы, дела не позволяли им взять вещи и на недельку свалить в мир иной, хорошо, если на полдня–день удастся выцепить Его Величество с семейством.
  
  – Почему бы и нет? К тому же я не хочу вставать между Нацу и дракой, – пожимаю плечами. – Да и кой–какие другие дела у меня есть.
  
  – Да! Махач! – воспылал огненный драгонслеер, Игнил (успевший залечить следы "радости" Полюшки) понимающе улыбнулся.
  
  – Правильный настрой, Нацу, задай им жару!
  
  – А кто ещё будет участвовать? – поинтересовалась Леви.
  
  – Как я сказал, осталось полтора десятка гильдий. Мы, Саблебобр... прошу прощения, Саблезубры, Чешуя Сирены, Пегасы, Церберы, Борода Дварфа, Нос Титана... Тьма, я не против забавных названий, но бороды, носы и прочие части тела – это уже как–то перебор.
  
  – Сказал член Хвоста... – фыркнула Эдо–Люси.
  
  – От другого хвостовика слышу. К тому же хвост – это очень важная часть тела, до которой носу далеко, а бороде и подавно.
  
  – Это да, – солидно кивнул Игнил. – Вот помню, как–то мы с Металликаной обсуждали хвост одной дамы, в итоге в нос получили оба...
  
  – Думаю, он не совсем это имел в виду, – почесал затылок Эдо–Эльфман.
  
  – Ладно, неважно. Я продолжу. Также прошла маленькая и чисто женская гильдия Русалкин Башмачок. Я у них из–под носа увёл Кагуру и Милли, так что они могут быть на нас слегка обижены. Это из нормальных. Есть ещё просто не очень умные, но очень отмороженные гильдии, типа Сумеречного Людоеда, Обманчивых Миражей, Отмороженных Моржей и прочей шантрапы.
  
  – Отмороженные Моржи? – Ур вопросительно вскинула бровь.
  
  – С северных побережий Руна пришли они, – начала вводить в курс дела волшебницу Икаруга, до этого очень неплохо изображавшая деталь интерьера. – Обстановки не знают местной, за что поплатиться должны, но битва получится пресной.
  
  – Пс, одну меня клинит от того, как она говорит? – спросила Эльза у Милли.
  
  – А, ня обращай внямания, – махнула лапкой девушка–кошка. – Оня только так и говорит–ня, прявыкнешь.
  
  – И есть ещё кое–кто, – я внимательно посмотрел на Макарыча и Лекса. – Хвост Ворона. Ребята очень сомнительные, и я бы давно от них избавился, поскольку за эти семь лет из просто наёмников, не брезгующих брать и откровенно тёмные заказы, они превратились в полноценную тёмную гильдию, но тут решать не мне. К тому же им хватает мозгов не попадаться на горячем, так что официально они вполне добропорядочные граждане.
  
  – Иван... – Мастер прикрыл глаза. – Всё настолько плохо?
  
  – Трудно сказать, – ситуация с сыном Дреяра–старшего была действительно очень неоднозначна. – Не тому, кто носит прозвище "Демон", осуждать сомнительные методы. Да и в осторожности ему не откажешь, – за все эти годы он внимательно приглядывался к гильдии, старался ввести своих шпионов и даже "поговорить наедине" с Лексусом, но палку не перегибал и вёл себя относительно в "рамках", что, с учётом его семейного статуса, останавливало меня от принятия какого–либо радикального решения проблемы, а "мелкие пакости"... Да кто их считает?
  
  – Вот как... Хорошо, я подумаю над этим.
  
  – Тогда у меня всё. Официально игры откроются завтра утром, с учётом того, что участников, допущенных до арены, всё же раза в два больше, чем в прошлом году, начать могут с какого–нибудь испытания на вылет. Так что не засиживайтесь допоздна и как следует отдохните перед завтрашним днём.
  
  – А ты сейчас куда? – полюбопытствовала Валькирия.
  
  – А мы с Игнилом прогуляемся по Крокусу, – дракон понимающе кивнул. – Заодно у тебя, наконец, появится время поговорить с Кагурой, – это я уже шепнул девушке на ухо. – Хватит друг от друга бегать, вам это действительно необходимо, хоть и понимаю, что обсуждать Симона тебе не очень приятно.
  
  – Л–ладно, – несколько посмурнела воительница.
  
  – Тогда мы пошли.
  
  – Удачи! – сразу уйти не получилось, некоторое время ушло на "прощание".
  
  – Хех, – хмыкнул дракон в человеческой шкуре, – хорошую стаю ты себе собрал, – но потом перешёл к делу. – На кладбище?
  
  – А куда же ещё. Найти сможешь? – где находится кладбище, я знал очень примерно. Самостоятельно найти смогу, но это займёт некоторое время и может привлечь ненужное внимание.
  
  – Поверь, это место я не забуду, сколько бы веков и тысячелетий ни минуло, даже если от меня останется лишь бледная тень... – дракон склонил голову.
  
  – Всё было настолько плохо?
  
  – Ты не представляешь. Кладбище образовалось на месте битвы. Последней битвы Эпохи Драконов. Десять тысяч драконов, бывшие враги и верные друзья, пребывающие на пике могущества "Короли", вроде меня, Вайсологии, Металликаны, Грандины, и другие, едва вышедшие из детского возраста подростки, что и на крыло–то нормально не встали. Эта армия затмевала небеса, на земле наступала ночь от тени наших крыльев... И против нас был всего один, – Игнил прикрыл глаза. – Но сделать ему хоть что–то могли только самые могущественные из нас. Атаки остальных он просто не замечал... в лучшем случае, а то и поглощал и отправлял назад, добавив и от себя... – глубокий вздох. – С поля ушёл только он один. И я не представляю, как с ним можно справиться сейчас, четыреста лет спустя.
  
  – Хм... Не знаю, мне он не показался настолько чудовищно могущественным, возможно, эти четыре века сказались на нём не лучшим образом, – всё же Зереф делал ритуал для своего убийцы, вряд ли он при этом задумывался, чтобы получившаяся тварюшка имела "полный функционал", хотя тут я уже натягиваю сову на глобус, с куда большей вероятностью эта сволочь с адамантовыми зубами заржавела за полтысячи лет... или просто со мной игралась, растягивая удовольствие от "махача". М–да, не лучшая перспектива.
  
  – Глупо на это рассчитывать, готовиться нужно к худшему.
  
  – Знаю. И, поверь мне, пока вы были в безвременье на острове, я разработал несколько десятков всевозможных вариантов его убийства. Шансы неплохи.
  
  – Надеюсь. Пришли, – мы стояли неподалёку от магической арены, – кладбище прямо под нами.
  
  – Хорошо, – мгновение сосредоточения, шаг, Тьма мягко обнимает нас, принося привычный покой и умиротворение, ещё шаг – и мы уже в подземелье.
  
  – Что это было?
  
  – Тёмные Тропы – одно из заклинаний соответствующей школы.
  
  – Жутковатые ощущения, – поведал Игнил.
  
  – Серьёзно? А мне, наоборот, нравится.
  
  – Брр, это было даже хуже, чем когда меня на спор Скиадрам протащил по теням. Там хотя бы было ощущение двумерности, а не полное растворение в Ничто.
  
  – Тропы Теней – штука удобная, но по ним попасть туда, где ты ни разу не был – сложновато, мягко говоря.
  
  – Ладно, оставим это. Мы на месте. Кладбище Драконов, – мы оказались в огромной пещере, буквально заваленной костями бывших владык этого мира. Даже спустя четыре века магический фон от останков был весьма впечатляющ, и если бы не город наверху, сильно "размывающий" сигнал, фонила бы эта пещера так, что её бы и за сотню километров заметили... И набежала бы сюда такая толпа некромантов, что только держись. Десять тысяч драконьих скелетов... Тот самый момент, когда начинаешь жалеть, что испытываешь иррациональное отвращение к материальной нежити...
  
  – Сила смерти здесь до сих пор крайне велика, – даже не собираюсь втягивать разлитую вокруг мощь природным талантом драгонслеера, того, что поступало от "фонового излучения", хватило, чтобы мгновенно возместить траты магии на открытие перехода и протаскивание по нему весьма увесистого, во всех планах, товарища.
  
  – Пойдём, – Игнил повёл меня среди костей. Любящий поболтать дракон стал на редкость немногословным, хотя понять его было можно. Но вот движение в полной тишине и темноте (поскольку свет для того, чтобы видеть, не был нужен ни мне, ни ему) несколько угнетало. – Вот... Мы пришли, – приёмный отец Нацу махнул рукой, показывая на пять скелетов, лежащих чуть в стороне.
  
  Я подошёл ближе. Кости Игнила определил сразу – даже остаточный магический фон, смешанный с некроэманациями места, всё ещё мог показать, кто был... хм... владельцем этого скелета когда–то.
  
  Рядом с ним... Звяк!.. Металлорганика, не трансформация плоти, которой пользуется Гажил, а полноценный живой металл.
  
  – Металликана, – напитать собственной маной, убрать в карман. Перейти к следующему. Более лёгкий и маленький костяк... по драконьим меркам, конечно. Флёр Воздуха и далёкий отголосок магии Жизни, мягко говоря, нехарактерный для давно мёртвых костей. – Грандина, – напитать и убрать. Следующий "образец" был темнее "соседей", от него "пахло" чем–то смутно знакомым и отдалённо напоминающим мою собственную основную стихию... – Хмм...
  
  – Скиадрам, – глухо отозвался Игнил, – сильнейший из теневых драконов.
  
  – Полагаю, он был учителем Роуга? – за семь лет я так или иначе раздобыл много информации о всех мало–мальски интересных магах, и уж два оставшихся драгонслеера мимо моего внимания пройти не могли.
  
  – Да. Они с Вайсологией, первым из драконов Света, – король огненных драконов кивнул в сторону чуть светящихся костей, – были лучшими друзьями. Странная и абсурдная дружба, если учесть, что их стаи всегда враждовали, но так вышло, – Игнил осторожно, самыми кончиками пальцев, погладил останки крыла. – Хотя всё, что касалось Скиадрама, можно назвать "странным". Ты его мне чем–то немного напоминаешь, Сефирот.
  
  – Хм? Что ты имеешь в виду?
  
  – Теневые драконы – ближайшая родня драконов тьмы, бывали даже случаи, когда первые становились вторыми, но... Ты ведь как раз дракон тьмы, пусть и очень... Хм... Сложно это выразить человеческими словами и понятиями... "Нестандартный", пожалуй. Но вернёмся к теневым. Их образ мыслей... Неочевидные и спорные решения, весьма жёсткая закалка детей и многое другое.
  
  – Эй, я не буду извиняться, что пару раз пытался убить Нацу – это был обучающий процесс. И он бы всё равно выжил!
  
  – Вот что–то вроде этого я и имел в виду, – всё же чуть улыбнулся дракон – моя незамысловатая шутка возымела эффект, а то было такое впечатление, что этот летучий огнемёт сейчас в петлю полезет. – В общем, Скиадрам для того, чтобы сделать ученика морально сильнее и устойчивее, разыграл сцену, в которой его ученик его убил. И Вайсологию уговорил сделать так же.
  
  – Ч–чего? – сказать, что я удивился, значило сильно преуменьшить моё состояние.
  
  – Мы были духами, а детям было лет по семь. Пусть большая часть нашего могущества канула вместе с нашими телами, но духу изобразить умирающего и уговорить нанести "удар милосердия" совсем не сложно.
  
  – Да к чёрту технические подробности! Они окончательно долбанулись? Драгонслееры и так нестабильны! Ты сам рассказывал, как у нашей братии едет крыша! Пусть ваше вселение и купировало процесс, но всё же... А тут – внушать ребёнку, что тот убил любимого учителя, приёмного отца и лучшего друга в придачу? Тут и полностью здоровый человек может "тронуться".
  
  – Мы с Металликаной и Грандиной были против, но как воспитывать своих учеников, каждый учитель решает сам.
  
  – Может быть, вы и гениальные прирождённые маги, безмерно мудрые существа и так далее, но в человеческой психологии вы как не понимали, так и не понимаете. Нанося такую чудовищную психологическую травму, вы сильно рискуете на выходе получить вторых Акнологий или кого похуже.
  
  – О чём ты? – не понял Саламандр–старший.
  
  – Люди – весьма хрупкие существа. Не только касательно магии или физических параметров, но и их психика. Да, чем меньше возраст, тем она пластичнее, но вот такое "выковывание" нужного результата... Один неверный шаг, случайная погрешность – и мы рискуем в будущем заиметь кровавого маньяка, способного принести в жертву пару–тройку миров чисто для потакания своим амбициям.
  
  – Ты это серьёзно?
  
  – А похоже, что я шучу? Возможно, всё обойдётся, особенно если эти ребята найдут хорошие "якоря" – семью, друзей, любимое хобби. Но такое издевательство над детьми – это размещение под собой здоровенной магической мины, что рвануть может в любой момент. То, что сотворили вы... Я даже не знаю, как это назвать, а главное, я не понимаю – зачем? Такая сложная магия и полное непонимание природы человека.
  
  – У нас не было выбора. Мы сами уже были мертвы, как воспитывать в таком состоянии учеников и что делать дальше, никто не знал. Потому каждый выбирал тот способ, что казался ему наиболее правильным, у нас не было возможности действительно изучить людей и понять их, – глухо ответил дракон.
  
  – Прости, я погорячился.
  
  – Я понимаю. Подвергать такому сына... Сама мысль о том, что подобное могло произойти с Нацу, вызывает желание испепелить кого–нибудь, но у нас действительно не было выбора. Скиадрам считал, что так будет лучше. Поверь, он желал лишь блага.
  
  – И после этого они ещё меня называют психом, – упаковываю кости и этих двоих "гениев" – и так было ясно, что Игнил за них попросит, да и при столкновении с Акнологией два лишних дракона большой силы не помешают.
  
  На этом разговор сам собой угас, и, схватив Игнила за плечо, я молча перенёс нас на поверхность – больше в драконьем склепе нам было делать нечего, да и обдумывать поступившую информацию лучше на свежем воздухе. К тому же сейчас, спокойствия душевного ради, мне было жизненно необходимо потискать Венди, ну или моих девочек, а потому – назад в таверну. Всё остальное – завтра.
  
  
***
  Следующее утро.
  – Уважаемые дамы и господа, рады приветствовать вас на открытии Великих Магических Игр 791 года! В эту неделю нас ожидает масса интереснейших событий и незабываемых впечатлений. Но сначала минутка рекламы. Администрация Игр выражает огромную благодарность нашему генеральному спонсору! Сефирот–индастриз – мы поставляем артефакты на все случаи жизни и не только! Также рад представить вам нашего сегодняшнего гостя и второго комментатора! Встречайте, один из "Богов Ишгала", трёхкратный победитель конкурса журнала "Волшебник" на самую очаровательную улыбку, а также один из самых завидных женихов Фиора – "Демон" Сефирот.
  
  – Кхм, спасибо, Кайл, – отозвался сидящий рядом беловолосый маг, – но я вообще–то давно женат. Ммм, а ещё я бы рекомендовал вам быть теперь крайне осторожным – только что пять волшебниц A– и S–рангов и одна кровавая маньячка занесли вас в чёрный список.
  
  – Ик! – ведущему стало грустно. – Л–ладно, спасибо за предупреждение, господин Сефирот. Итак, перед началом Игр нам требуется провести Отборочные Испытания – всё же желающих поучаствовать оказалось больше, чем способна вместить в себя наша арена! А потому – да начнётся Битва в Лабиринте! – ведущий сделал жест рукой, и стоявшие на арене четырнадцать команд телепортировало в неизвестном направлении. – Над этим лабиринтом целая сотня магов работала на протяжении полугода, полностью скопировав и перемешав нашу столицу в полное опасностей испытание!
  
  – И каковы же правила? – спросил Сефирот.
  
  – Только стандартный комплекс, как и на играх, условие же одно – входят в Лабиринт четырнадцать команд, выходят только восемь! В самом лабиринте установлено множество ловушек и бродят специально отловленные монстры, ну и представители других команд, разумеется! Так что нашим участникам следует быть как можно более осторожными! Безусловным фаворитом являются победители прошлых лет – Саблезубые Тигры, в составе которых двое Убийц Драконов, Роуг Чени и Стинг Эвклиф, а также непревзойдённые маги Орга Нанагеар и Руфус Лор, ну и, конечно же, украшение гильдии и опаснейшая колдунья – Минерва Орланд! Но в этом году им бросили вызов легендарные Феи! До организации Игр эта гильдия считалась сильнейшей в Фиоре, но по какой–то причине отказывалась выступать на публике, и вот сегодня они всё же здесь! Не расскажете, что подвигло вас на выступление?
  
  – Да чего тут рассказывать, – хмыкнул "Бог Ишгала". – Мастер ушёл в отпуск, а я, как его заместитель, не видел резона участвовать в спортивных мероприятиях – и без того дел хватало, но тут старик наконец–то вернулся с облюбованного тропического острова и в приказном порядке погнал на Игры.
  
  – О, ясно. Не расскажете о составе выдвинутой вами команды? Думаю, нашим зрителям будет интересно.
  
  – Почему бы и нет? На битву в Лабиринте наша гильдия решила выставить четырёх моих учеников, а также ученика "Ледяной Принцессы".
  
  – О, значит, это будет своего рода экзамен для них? – заинтересовался ведущий.
  
  – Нет, что вы... Просто небольшая охота. Нацу, Гажил – каждый из вас должен вынести по команде противника, иначе я очень... огорчусь. Рори – никаких смертоубийств и доведения противника до помешательства. Грей, Ур просила передать, чтобы последние наработки ты не использовал – промороженные трупы нам не нужны. Венди.... Никаких нареканий, ты идеальна, присматривай за этим паноптикумом.
  
  – Кхм... Кажется, мы не зря ужесточили правила в этом году. Но должен признать, что у вас очень мощная команда, если не ошибаюсь, три Убийцы Драконов?
  
  – Да, была мысль отправить ещё Лексуса Дреяра и Гилдартса Клайва, но это было бы уже совсем неспортивно. К тому же... Я не уверен, что ваш лабиринт выдержит нашего Разрушителя.
  
  – Что вы, уверяю, данную арену готовили маги, прекрасно знающие своё дело, и выдержать она способна мно... – в этот момент одну из стен висящего в воздухе сооружения прорезал луч ярко–белого огня, а развешенная над стадионом Лакрима Связи транслировала занимательнейшую беседу.
  
  – Придурок с недожаренными мозгами! В правилах же сказано – без убийства и членовредительства! А ты чуть было не испепелил сразу две команды! – Грей стучал по голове Нацу.
  
  – Иди в задницу, недооттаявший! Сефирот сказал, что если я не разберусь один с вражеской командой, он огорчится! Прошлое его огорчение вылилось в игру в прятки с толпой вооружённых шоковыми артефактами демонов в чертовски тёмной комнате!
  
  – Не напоминай мне об этом. При одном воспоминании всё тело начинает болеть и кажется, будто разряды проскакивают по коже.
  
  – Ох, господин имеет такую прекрасную фантазию! – мурлыкнула Рори. – Ладно, мальчики и девочки, не скучайте, а я, пожалуй, отправлюсь поохотиться, – и готик–лоли просто растворилась в воздухе. Венди, вздохнув, принялась откачивать слегка подкопчённых противников – от "Плазменного Залпа" те отпрыгнуть успели, но вот жаром их опалило прилично. Но вообще, на будущее стоит сделать Нацу замечание не использовать атаки уровня Юпитера на всех подряд. Понимаю, что после обряда и так немаленькой силушки у него стало совсем немеряно (по человеческим меркам, хотя даже и по драконьим в неполные двадцать иметь резерв в одну седьмую от Игнила – это круто).
  
  Через двадцать минут всё было кончено. "Моржи" нарвались на Грея, пояснившего им реальное значение слова "Отмороженный", "Людоедов" едва ли не в самом начале приласкал Нацу, "Клинками" занялся Гажил. Чем занималась Рори, было неясно, но ещё три гильдии были просто вырублены. Таким образом, пока остальные участники окапывались или уходили разведывать районы, Феи умудрились вынести всех шестерых "лишних" конкурсантов, разломать порядка 70% всех ловушек, устроить сафари на монстров в лабиринте и попутно оказать первую помощь и поставить на ноги выбывших.
  
  – Иеха! Было весело! Давайте так развлекаться хотя бы раз в месяц? – Нацу тащил с собой здоровенную клешню какого–то крабопаука. – Кстати, как вы думаете, получится уговорить Миру приготовить эту штуку?
  
  – А оно вообще съедобно? – со скепсисом в голосе спрашивал Грей.
  
  – Есть только один способ это узнать! – пылая нездоровым энтузиазмом, предложила Рори. – Нужно поймать добровольца и протестировать на нём!
  
  – Чё? И так тоже можно? – Нацу даже замер. – А почему тогда он тестирует всё на нас?
  
  – Это же очевидно, – покровительственно улыбнулась демонесса. – Вы – его добровольцы.
  
  – Знаешь, – сочувственно обратился к другу Грей, – теперь я понимаю, что мой учитель – очень душевная и добрая женщина, задающая мне самые щадящие условия тренировок.
  
  – Монстры... Они все сущие монстры... – ведущий со священным трепетом смотрел на то, что осталось от Лабиринта.
  
  – Да–а–а, хорошо погуляли, – резюмировал беловолосый. – Как я полагаю, на этом отборочные соревнования окончены и можно переходить к официальным испытаниям?
  
  – Эммм... Да, правда... Кхм, первым туром должны были быть "прятки"... в Лабиринте... – установилась неловкая тишина.
  
  – Ладно, – выдохнул Сефирот. – О минуты, что уже прошли, повторитесь вновь! – над руинами лабиринта возник сложный, отливающий сталью магический узор. На глазах ошарашенной публики пробоины зарастали, раскиданная взрывами брусчатка вновь собиралась в единое целое и вставала на свои места.
  
  – Ч–что это?
  
  – Магия искривления времени. Понимаете, я с Феями уже не первый год и, глядя на очередной счёт за восстановление порушенного в гильдии, вдруг понял, что проще и дешевле изучить магию Времени, чем постоянно платить строителям.
  
  – Аааргх! И почему я до этого не додумался? – послышался крик души со зрительских мест, видимо, Мастер Макаров был солидарен со своим замом.
  
  – Н–но разве это не исчезнувшее и забытое направление?
  
  – Её когда–то создали люди. Что может сделать один человек, может повторить и второй. Вопрос лишь в упорстве и знаниях. Но не кажется ли вам, Кайл, что мы отвлеклись? – в голосе мага слышалась улыбка. Как улыбка могла "слышаться" – понять было затруднительно, но всё же.
  
  – Д–да... конечно, итак, игра в прятки. Правила очень просты. По одному члену команды переносится в Лабиринт, где создаются дубли всех участвующих в конкурсе магов. Задача участников – среди дублей найти оригиналов и атаковать их. Достаточно лёгкого удара или заклинания. Если участник угадывает, то получает балл, а его противник балл теряет, если не угадывает, то лишается балла. Всё просто.
  
  – Угу, – беловолосый достал из кармана плоскую лакриму связи. – Ммм, Мастер. Да–да, я шпаньё бессовестное, я знаю. Я про следующий конкурс. Отправьте туда Венди. Разумеется, я уверен. Это будет весело. Да, вечером поговорим. Я всё, простите.
  
  – Хм, должен признать, вы заинтриговали нас, господин Сефирот. Не скажете, почему именно такой выбор?
  
  – О, думаю, вы сами скоро увидите, точнее, не увидите, хе–хе.
  
  Тем временем участники заняли места на арене. Причём все без исключения конкурсанты с большииим подозрением смотрели на милую девочку в сарафане, что скромно потупила глазки. Если до отборочного тура все просто не знали, что ждать от самой странной и неоднозначной гильдии Фиора, то после устроенного их командой террора заинтересованные стороны поняли, что ждать от данных отморозков можно исключительно неприятностей. Пусть даже данный конкретный отморозок выглядит как маленькая милая девочка.
  
  – И–и–и–и начали! Исчезайте в тишине, словно чёрные кошки под покровом ночи! – проорал один из помощников организаторов и ударил в гонг. Тут же часть магического Лабиринта, что проявился на арене, заполонили дубли игроков. А сами они предстали на лакримах наблюдения, видимых только для зрителей. Всё внимание сосредоточилось на невинно выглядящей девочке.
  
  – Эх, учитель, я же не люблю драться... – печально вздохнула Венди, одной фразой порвав шаблон многим сведущим магам. "Убийца Драконов" и "не любит драться" вместе было чем–то сродни ереси и бреда. – Ну ладно, – под девочкой образовался магический круг. – Полёт! Невидимость! – ученица Демона исчезла с экранов. – Сокрытие запахов! Дыхание Ветра! Поиск Жизни! Хм... Кажется, я что–то забыла... А, точно! Сокрытие магии! Сокрытие тепла! Сокрытие звуков! – девочка полностью исчезла из всех спектров восприятия. А потом... остальных участников начало просто вырубать, как и на отборочных соревнованиях совсем недавно. Правда, тогда грешили на другую девушку, хорошо известную в узких кругах, а её объявление о сафари поняли превратно. Прошло ровно три минуты, и в городе осталась одна маленькая миленькая девочка, задумчиво рассматривающая небольшую кучку тел. После каждого её удара противник валился парализованный. Да ещё и с "выдутой" из организма маной, то есть магическим истощением средней силы. Пусть потом система их и переносила прочь, но не то что двигаться, даже прийти в сознание никто из них не мог, потому заботливая Венди ещё раз нашла и стащила всех в одну кучку.
  
  – А я ещё не верил этой новой фиорской поговорке... – у ведущего уже нервно подёргивался глаз, а сам он начал подозревать, что его приятель с магией Тыкв, лишь услышав, кто собирается приехать на игры, резко взял отпуск, больничный и уехал в командировку совсем не просто так.
  
  – Ммм?
  
  – Ну, хе–хе, – смех получился нервным и не особо достоверным, – если ты, двухметровый бугай с не очень законной деятельностью, гуляя по тёмным подворотням, случайно встретил маленькую невинную девочку, то беги... ради жизни своей беги.
  
  – Да, современная молодёжь – она такая, – солидно покивал второй ведущий. – Но что будем делать дальше? Первое место, на мой взгляд, очевидно, но у всех остальных по минус одному баллу.
  
  – Хм... Видимо, придётся организовывать замену и начинать бой за второе место, вряд ли наши конкурсанты будут в состоянии продолжить.
  
  – Ну почему же? Одну минутку, – маг вновь потянулся к лакриме связи, а стадион замер в ожидающем предвкушении, кое–кто уже вовсю посмеивался. – Венди, ты молодец!
  
  – Спасибо, – зарделась девочка, которую теперь вновь было видно и слышно по наблюдающему кристаллу.
  
  – Мы заняли первое место, но нужно определиться со вторым и далее, так что поставь пострадавших на ноги, пожалуйста.
  
  – Конечно! Дуновение Небес! – лёгкий бриз, насыщенный маной до такой степени, что она стала видна и чуть светилась синим, накрыл вяло подёргивающиеся тушки остальных участников. – Цепное Исцеление! – тушки зашевелились активнее.
  
  – О, так ваша ученица ещё и целитель? – удивился Кайл.
  
  – Что значит "ещё и"? – приподнял бровь беловолосый. – Она целитель, ну и я показал ей пару приёмов и тактик для самообороны. Просто на всякий случай.
  
  – Ик! – ведущий схватился за сердце, но тут же был накрыт вспышкой зелёного сияния.
  
  – Спокойнее, инфаркт нам тут не нужен, – меланхолично пояснил свои действия Сефирот. – Итак, наша прекрасная Венди занимает первое место, но какова же будет судьба второго? Всё внимание на арену, дамы и господа. Начинаем второй раунд.
  
  Помощник организаторов пожал плечами и ещё раз лупанул в гонг. Девочка оказалась телепортирована обратно в раздевалку участников и уже через минуту была в зрительской ложе Фей (и сразу же оказалась затискана довольной Рори и остальными девушками), а вновь поставленные на ноги остальные конкурсанты, продолжая пребывать в состоянии лёгкого когнитивного диссонанса, расползлись по лабиринту с дублями.
  
  
***
  Сефирот. Ложа комментаторов.
  Да–а–а, Венди шикарно выступила, действительно идеальна – ничего лишнего, ни движений, ни нервов. К тому же мои теоретические выкладки полностью подтвердились на практике – имея смесь Воздуха и Жизни, штурмовиком быть... можно, но разведка и стелс будут куда как эффективнее. М–м–м, добавить бы ей ещё магию Тьмы или хотя бы Теней, но... C её характером – вряд ли... Разве что позже. Лет через десять–двадцать, когда моя любимая ученица подрастёт, окрепнет и наберётся опыта. Хотя, к тому моменту ещё что–нибудь придумаю.
  
  Как бы то ни было, выступления продолжались, и там было на что посмотреть. В частности, меня удивил Руфус Лор. У него была довольно необычная школа, он называл её "созиданием памяти", но вот, как таковой, никакой менталистики там не было и в помине. Этот тип очень неплохо управлялся с иллюзиями и "зеркалил" заклинания. И это было в высшей степени любопытно. Информацию по этому магу я собирал и раньше, но из описаний выходило, что он просто иллюзионист. Да, одарённый и очень мощный, но не более. Реальность же оказалась куда интереснее. Начнем с того, что использовал он ману Света. Тьма "содержит в себе всё", но и Свет есть "совокупность всего". Две стороны одной медали. Инь и Янь, называть можно как угодно, суть от этого не меняется. У обеих стихий, разумеется, есть своя специфика, но вот по универсальности они на одном уровне. На своём текущем уровне, при помощи накопленного опыта, драконьих глаз и расчётных мощностей Симбы, я могу скопировать практически любое заклинание противника, как говорится, Учихи одобряют. Понимая конструкт, могу и во вражеское плетение подкинуть дестабилизирующий заряд, тем самым развеяв атакующее или защитное заклинание в момент его построения или активации–развёртки. Каково же было моё удивление, когда–то же самое провернул обычный человек? Ну, пусть маг S–ранга, но всё же? Он мог "отзеркалить" вражеское заклинание, скопировать его себе и развеять таковое у противника. Действительно страшный боец, если бы ещё не придуривался, проблем бы мог доставить даже Мире, до апгрейда так точно. Так что почти всё время я наблюдал лишь за этим магом и в конце концов понял, как он проделывает подобное. Как и всё гениальное, схема оказалась проста. Магия Архива, откуда можно добыть информацию о заклинании, прекрасные рефлексы и "универсальная" стихия, которую он долгие годы затачивал именно под копирование и отражение чужой магии, вон, отчётливо виден след преобразования в энергетике... Хм... Да–а–а, казалось бы, семь лет ковырялся в различнейших тайнах мироздания, а вот поди же ты – на ровном месте встретил ещё один интереснейший феномен... В общем, в себя я пришёл, когда "прятки" кончились и настал черёд "битвы". И первой парой были... Эм? Люси против Флёр?
  
  Хм... Что я знаю об этой даме? Как и все в Хвосте Ворона – довольно неоднозначная и мутноватая личность, присоединилась к гильдии уже после ухода Икаруги, так что данных из первых рук у меня нет. Вроде как воспитана великанами, что автоматически означает её странность для человеческого социума, ну и странность человеческого социума для неё. Маг Волос, как бы странно это ни звучало. Хотя, по сути, та же магия превращений, но на нейтральной мане и со специализацией в одну узкую область, по мне – сомнительный выбор, пусть полноценный метаморфизм и сложнее, но выхода даёт куда больше, посмотреть хотя бы на Миру... Хотя нет, не совсем корректный пример, но вот Эльфман – это "классика". Которая, на сегодняшний момент, может об колено сломать Делиору. Но вернёмся к волшебнице, видок у неё... специфичный. Я бы сказал, что слегка безумный, но тут на любителя, волосы, например, действительно шикарны, насыщенно–алые, как у Эльзы, да и мордашка очень ничего (помимо выражения лёгкой стукнутости на ней), фигурка, опять же, прекрасна... Кхм... Что–то я увлёкся, у нас тут бой намечается, а не показ мод.
  
  И Иван, глава Воронов, придерживается тех же принципов, что и я, даже, пожалуй, ограничений у него поменьше. И что–нибудь неприятное выкинуть он вполне может попытаться.
  
  – Рори, присмотри за нашими в ложе. На всякий случай, – обратился я по связи к своей Книге.
  
   – Будет исполнено, Хозя–я–я–яин, – пришёл ответ. Вот как можно томно мурлыкать по мыслесвязи? Рори... Ну да ладно, сосредоточимся на арене.
  
  
***
  Люси. Арена.
  Девушка ещё раз проверила крепление Ключей на поясе. С одной стороны – Зодиак, с другой – Бездна. Отливающие мраком и словно поглощающие свет артефакты вызывали озноб даже у хозяйки, к которой они были привязаны, а уж "знакомство" с обитателями этих артефактов... Если бы не долгое общение с Сефом и Мирой, вполне возможно, у неё бы появились первые седые пряди, а так... Ну подумаешь, нечто трёхметровое, в сплошной броне и словно сочащееся кровью, да с голосом, словно сплетённым из смеси криков умирающих и рёва битвы. Или нечто гнилостного цвета, источающее ауру безнадёжности и отчаяния... Про остальных двух не хотелось даже вспоминать. Пусть Сеф дарил этот набор "на всякий случай", но девушка пообещала себе, что использовать ЭТИХ духов будет только в совершенно безвыходном положении. "А ведь Сефирот оказался страшнее и могущественнее, раз смог их подчинить и привязать" – мелькнула следующая мысль, от которой она перешла к следующей, давно терзавшей её. На данный момент она являлась самым слабым звеном в их семье, даже Венди была куда сильнее и опаснее – чего стоило её выступление на арене. Будь у неё чуть иной характер, и она смогла бы перебить всех магов на том испытании. И это в двенадцать лет! Что же будет, когда ей исполнится хотя бы двадцать? И подобное угнетало, пусть никто ей ничего по этому поводу не говорил, но... она просто не хотела вечно быть балластом. Потому она и тренировалась едва ли не каждую свободную минуту, пыталась понять своих Духов и научиться использовать их наилучшим образом. Это давало свои результаты – уже сейчас она могла спокойно поддерживать сразу троих призванных, а их отношения стали достаточно доверительными, чтобы Духи одалживали ей своё оружие и Одеяния, хотя с последним было ещё сложновато – слишком много внимания уходило на удержание подобных предметов в мире людей. Но всё же, этого было недостаточно. Возможно, она и была сильна, но на фоне остальных женщин этого безумного дракона... Именно поэтому она записалась в список команды от Гильдии – испытать себя, доказать самой себе, что её тренировки дают эффект. Самой сразить противника, а не выступать поддержкой монстров типа Эльзы или Миры, что на их общих заданиях, которые Люси иногда брала, выносили всех в одиночку до того, как она успевала схватиться за Ключ. И именно поэтому сейчас она выходила на песок арены. Хотя тягучее чувство волнения в животе несколько мешало.
  
  – Давай, Люси, выбей из неё всё дер... ой, всю дурь! – девушка улыбнулась. Нацу был в своём репертуаре.
  
  – Ты трёх таких вынесешь и не вспотеешь! Задай ей! – вторил собрату по разуму Грей.
  
  – После твоей победы с меня тортик! – Хартфилия даже сбилась с шага. Чтобы Эльза добровольно (!!!) делилась кондитерскими изделиями? Разве что с Аской, и то не факт.
  
  – О, блондиночка! – её соперница склонила голову набок и растянула губы в улыбке. Смотрелось это весьма отталкивающе. Лёгкое безумие, к которому она привыкла при виде картины "Сефирот и очередной интересный образец", тут было представлено в куда более зловещем свете.
  
  – На бой отводится 30 минут! – включился комментатор. – Вы победите, если выведете противника из строя за это время. Ну, а теперь... НАЧАЛИИИ! – ударил гонг.
  
  – Ну держись, блондиночка. Волосяной Поток: Волчий Клык! – волосы противницы сплелись в волчью фигуру, что на приличной скорости устремилась к заклинательнице Духов.
  
  – Дар Небес: Скорость! – наложила на себя усиление Люси. Пусть она не могла использовать целые каскады заклинаний поддержки, как Венди, но пару–тройку чар из Школы Небес её магия вполне позволяла наложить. Теперь волк казался куда как менее шустрым. Не став терять времени, девушка поспешила оказаться на максимальном удалении от противницы – большая часть магов работают на ближней и средней дистанции, дальних атак существует не так уж и много, тем более у того, кто оперирует частью собственного тела.
  
  – Стой, куда же ты, блондиночка! – волк распался на жгуты, устремившиеся под землю. Увернуться от того, чего не видишь, действительно сложно. Вот только она не будет уворачиваться.
  
  – Дева! – прикосновение к нужному ключу на бедре, и перед ней возникает вызванный дух.
  
  – Ожидаю ваших приказов, госпожа! – дух в виде девушки с розовыми волосами, облачённой в платье горничной, склонился в поклоне.
  
  – Утяни её, – кивок в сторону Флёр, – под землю и укрепи почву.
  
  – Будет исполнено! – Дева исчезла, а спустя несколько секунд волшебница из Хвоста Ворона оказалась зарыта по пояс. Волосы её также были плотно зафиксированы обращённым в монолитный камень песком. – Простите, госпожа, я смогла утянуть её лишь наполовину, прошу, накажите меня! – порой Люси казалось, что некая белобрысая личность добралась и до её духа, в результате чего дух приобрёл весьма специфические наклонности.
  
  – Позже. Рак! – её "парикмахер", на досуге подрабатывающий машиной смерти класса "взбесившийся миксер", оказался подле призывательницы.
  
  – Йо, креви! Что будем делать сегодня, Люси–креви?
  
  – Маг волос. Нужно обезвредить её! – дальше Дух и сам разберётся.
  
  – Сделаем лучшую стрижку, креви! – оскалился Рак. Порой Люси начинало казаться, что все сущности с определённого этапа развития становятся несколько... странными. Хотя... Не ей об этом говорить.
  
  А дальше Призывательнице достаточно было лишь смотреть да передавать своим духам магическую силу – остальное они прекрасно взяли на себя. Дева плотно зафиксировала пытающуюся освободиться Флёр, а Рак превзошёл сам себя. Добравшись до столь пышных и длинных волос, "парикмахер" не на шутку разошёлся. В итоге, через пять минут жертва талантов Духа Зодиака была превращена в настоящую гусеницу, скрученная собственными волосами.
  
  – Всё, креви, минимум два часа она не сможет освободиться, я наполнил её волосы своей магией. Но дольше держать её без подпитки не выйдет, креви.
  
  – Спасибо, Рак. Этого более чем достаточно.
  
  – Обращайся, Люси–креви... И тебе бы не помешало подравнять концы – я вижу несколько секущихся!
  
  – Угу, вечерком.
  
  – Договорились, креви! – и Духи покинули поле боя, повинуясь желанию Призывательницы.
  
  – И победителем становится Люси Хартфилия, Хвост Феи! – объявил комментатор, а девушка расплылась в довольной улыбке, наслаждаясь звуками аплодисментов. Всё же скрутить мага минимум А–ранга – это очень неплохо. Но забрасывать тренировки не стоит... да и с Ключом Короля нужно будет, наконец, разобраться, теперь она была уверена – у неё всё получится.
  
  
***
  А в это время в ложе комментаторов.
  Хм, я определённо плохо влияю на своих девочек. А ведь до нашего знакомства Люси была очень милой и доброй леди. Ну, с лёгкой хитринкой и небольшой склонностью к пакостничеству, но не суть. Тут же... Началось всё весьма бодро. Флёр в лоб атаковала своей шевелюрой, моя заклинательница наложила на себя "Дар Небес" и, ускорившись, разорвала дистанцию. Ведьма из "Воронов" в ответ сунула волосы в песок и решила поиграть в удары из–под земли. Ну, а Люси... призвала Деву и приказала той укрепить грунт, не забыв предварительно закопать противницу по пояс. Дальше, пока Дева держала начавшего что–то подозревать противника, госпожа Хартфилия вызвала Рака и предложила ему поработать по части его хобби с созданием сложных причёсок. М–да... Скрученный собственными волосами маг волос... В этом определённо что–то есть.
  
  – Хозяин, вы были правы. Иван не смог удержаться, – пришло сообщение от моего демона.
  
  – И что он попытался сделать?
  
  – Подослал тёмного духа. Развитый Круг и спецификация в незаметном устранении. Было вкусно, но ма–а–а–ало.
  
  – Ты уже не в том возрасте, чтобы всякую гадость тащить в рот, – слегка попенял я "девочке". – Узнала, на кого он нацеливался? – от следующей фразы Рори зависело, что я буду делать с Иваном – просто "поговорю" до средней степени тяжести или потом придётся извиняться перед Мастером за более... серьёзные последствия.
  
  – Он просто наблюдал, не уверена, что у него была какая–либо цель помимо этой. Но... кто знает? Давайте их на всякий случай перережем, а? – н–да, её бы энергию, да в мирное русло.
  
  – Не будь он сыном Макарова, я был бы склонен твоё предложение принять, но увы. Без серьёзного основания трогать его мы не будем. А вот членов его гильдии... Если хочешь, можешь их немного попугать, – решил я всё же дать моей прелести немного пошалить.
  
  – Мррр, да–а, хозя–я–я–яин! – счастливую моську демона было отчётливо видно даже с другого конца арены.
  
  Меж тем настала пора следующих боёв. Саблезубые походя вынесли Церберов, Русалки не смогли превозмочь Чешую, Пегасы побороли ребят из Носа Титана. Вот последнего не ожидал. Всё же "Титаны" – гильдия боевая, в своё время они вместе с Феями и Фантомами боролись за первое место в листе гильдий, в то время как наши крылатые лошадки подозрительного оттенка специализируются на представительских функциях, услугах телохранителей. Ну и в тактические схемы они любят и умеют, но вот прямое боестолкновение, да ещё один на один – всё же не их стезя, но тем не менее...
  
  На этом первый день Игр кончился, волшебники потянулись по арендованным жилплощадям. Довольные первым местом Феи уже предвкушали, как будут разносить трактир (Нацу огорчался, что махался не он, Кана предлагала "отметить это дело", Клайв пытался устроить дочери лекцию о вреде алкоголя... Не заметив, как в процессе принял от Макао с Вакабой кружку пива и начал активно её осушать, под изнемогающее угорание всех свидетелей. В общем, все мои чувства подсказывали, что мирно это дело не закончится), Мэвис злобненько потирала лапки, тоже весьма довольная ходом событий, Зерефу было пофиг, он тащился от музыки и настоящей толпы народа вокруг него. Ну и от Мэвис, само собой.
  
  – Итак, господа, – взял слово Макаров.
  
  – И дамы! – поправила деда Ур.
  
  – И дамы, – согласился Мастер. – Да забухаем же! – вот и вся краткая речь.
  
  – Да! Дед жжёт! – Нацу...
  
  – Венди, ты не против, если я украду тебя на пару часиков? – обращаюсь к ученице.
  
  – Нет, конечно! – сразу согласилась девочка. – А что мы будем делать?
  
  – Заниматься драконами, – после этих слов девочка была готова бежать куда угодно и как угодно, хоть на руках и голышом. – Пойдём?
  
  – Да!
  
  – Хорошо, сейчас только предупрежу наших, – мисс Марвелл серьёзно кивнула.
  
  По странному стечению обстоятельств "нашими" оказались мои девочки. К счастью, никакого возмущения по поводу моей очередной отлучки не последовало. Эх, какие же они у меня хорошие и понимающие, а эта добрая улыбка Миры и Женни... Так, Сеф, соберись! Потом поумиляешься, и не только поумиляешься, а сейчас дело.
  
  С такими мыслями я вместе с Венди и покинул Эру, а от пригородов, уже не имеющих навешанной Советом защиты, мы телепортировались домой.
  
  – В лабораторию? – ммм, глазки пылают, энтузиазм бьёт через край. Прелесть! Не смог отказать себе в удовольствии слегка потискать это чудо. Чудо отнеслось к этому стоически – видимо, уже смирилась, ну–ну.
  
  – В лабораторию! – и мы отправились в родные подземелья, точнее, в пещерку, где я "выращивал" одну хорошо знакомую ящерку.
  
  Так, посмотрим, колбы для выращивания у меня есть, генетического материала хватает, основа для биомассы – тоже есть, а вот подгонять её под структуру конкретного дракона согласно магическо–генетического образца нужно. Этим и займёмся.
  
  – Так, моя любимая ученица, смотрим и запоминаем следующее плетение. "Преобразование Плоти" – условно мирное заклинание, как ясно из названия, трансформирующее живую материю согласно заданным параметрам. В общем формате способно преобразовывать любую "живую" или бывшую живой материю. В школе Смерти есть близкое заклинание "Некропластика", но работать через него с живой плотью не рекомендуется – из–за свойств школы, плоть, подвергнутая такому преобразованию, перестаёт быть живой очень быстро.
  
  – Уф, чуть помедленнее, пожалуйста, – Венди уже заполняла свой Гримуар.
  
  – Да, конечно, – даю девочке время записать новые данные. – Итак, обобщённое заклинание преобразования способно взаимодействовать с любой материей. Есть совсем общее заклинание "Трансмутация", но оно требует или слишком сложной подгонки для конкретного случая, или слишком больших расходов магии, поскольку принцип выигрыша спецификации над универсальностью сохраняется здесь в полной мере. Пока понятно?
  
  – Угу, – не отрываясь от фолианта.
  
  – Поскольку работать мы будем со вполне конкретным материалом, использовать можем специализированное заклинание школы Жизни. В качестве образца возьмём материал Грандины, – девочка встрепенулась.
  
  – У тебя появился образец?
  
  – Да. В первый же день мы с Игнилом прогулялись до кладбища драконов.
  
  – Понятно... – ну вот, в эмоциях печаль.
  
  – Не раскисай, Венди. Там лежат всего лишь старые кости. Твой дракон всегда была с тобой. И очень скоро вновь будет. Но для этого ты должна мне помочь.
  
  – Хорошо, – взяла себя в руки ученица. – Значит, мы будем создавать физическую оболочку для Грандины?
  
  – Верно, – киваю. – Состоит эта оболочка из двух составляющих. Сама оболочка и энергетическая составляющая, что будет сращена с душой и позволит той укорениться в теле. Эти три основы и составляют полноценного здорового дракона. И чем лучше они подогнаны друг к другу, тем проще и быстрее пройдёт процесс акклиматизации и адаптации. С плотью вопрос я могу закрыть единолично, тут тебе только для общего развития и практики потребуется принимать участие. А вот с энергетикой уже сложнее. По мощности подтянуть можно, но тут будет или нейтральный окрас, если пускать через артефакты–преобразователи, что усложнит приживление, или мой собственный отпечаток. Это, с одной стороны, даёт теоретическую возможность расширить арсенал Грандины, благо у нас есть общий участок – магия Жизни. Да и Ветром я владею, хоть и на среднем уровне (очень среднем, да и извращаться с преобразованием приходится). Но вот с другой... Смерть, Огонь и Тьма могут очень негативно повлиять на душу дракона–целителя. Это Игнилу с его сродством с огнём всё нипочём, да и сродство у нас куда большее, – всё же "драгонслееровался" я через его геном, пусть в ходе трансформации там всё серьёзнейшим образом перекорёжило, но основа его. – Как ты понимаешь, рисковать я не хочу.
  
  – И–и–и–и что же делать?.. – девочка задумалась. – Ты хочешь сказать, что моё магическое сродство как раз подходит для Грандины наилучшим образом?
  
  – Верно, так что твоему резерву предстоит сегодня сильно напрячься.
  
  – Я готова!
  
  – Я и не сомневался. Тогда начнём. Лучше всего совмещать оба процесса по созиданию физики и магии, – вытаскиваю из пространственного кармана нужный скелет в колбу и заливаю туда же основу. – Приступим.
  
  
***
  Тем временем в таверне Эры.
   – Ну вот, он меня опять бросил, – нарочито расстроенным голосом протянула в нос Рори, растекаясь на табурете перед стойкой.
  
  – Ну, он же скоро вернётся, не переживай так, – поспешила подбодрить её сидящая рядом Юкино. – Вот, хочешь чаю с печеньками? – заклинательница духов подвинула подруге наполненный стакан и вазочку. – Твои любимые – ты всегда так радовалась, когда кормила меня в детстве печеньем! – голубоволосая волшебница подкрепила свои слова тёплой улыбкой.
  
  При виде подъехавших стакана и сладостей возлежащее на стойке лицо демоницы расплылось в улыбке умиления.
  
  – Да–а–а... Печеньки – это хорошо–о–о... – неуловимым движением скользнувшая к вазочке рука отправила первую жертву в ротик, очерченный фиолетовой помадой. – М–м–м... Шоколадные, ня...
  
  – Вот видишь – ты уже не грустишь, – довольно зажмурилась Юкино.
  
  – Да, ты права, – миниатюрная демоница отлипла от стола и сладко потянулась. – Жизнь хороша... Хм–м–м... – её взгляд упал на умиротворённо попивавшего что–то из кружки Макарова, сидевшего на стойке несколькими метрами дальше. – Хм–м–м...
  
  Волшебница с короткими голубыми волосами сразу почувствовала, как в голосе её давней напарницы проступили опасные нотки. Те самые, после которых ей всегда приходилось жутко краснеть за их дуэт...
  
  – Рори, только не говори, что опять собралась...
  
  – Свершилось чудо! – патетично перебила её брюнетка, трогательно сведя руки вместе и как–то неуловимо нависнув над заклинательницей духов. – Моя любимая подруга спасла мою душу от тоски и отчаяния! Наша дорогая Апостол Владыки Сефирота теперь вновь полна жизни... И ей полагается пошалить, – состроив хитрое личико, девушка задорно подмигнула опешившей подруге и в следующий миг уже исчезла с табурета.
  
  – Рори, нет!.. – только и успела пискнуть вслед Юкино, но было уже поздно.
  
  – Ма–а–астер, – оказавшись перед лицом Дреяра, сладко пропела особа, являющаяся источником проблем, боли и страданий большей части окружающих (по выходным, когда у неё игривое настроение), – я только что поняла, что вы такой интересный мужчи–и–инка... А скажи–и–ите, магией Титана вы умеете увеличивать всё–о–о?.. – провокаторша предвкущающе облизнулась, просто пожирая хоббита похотливым взглядом.
  
  – Ик... – застигнутый врасплох Макаров чуть не сверзился с высоты.
  
  – Ну же, не будьте таким скромником, – ловкие пальчики игриво пробежали по галстуку почтенного хоббита. – Покажите своей юной подопечной настоящую ма–а–агию.
  
  – Я–а–а–а... И–и–и... Ы?!
  
  – Мелкая, отстань от деда, – переместившийся с другого конца зала во вспышке молний Лексус взял девушку за шкирку и поднял над стойкой.
  
  – Но почему–у–у?! – в голосе демоницы прозвучало неподдельное возмущение.
  
  – У него слабое сердце, – с каменным лицом, выдающим богатый опыт общения с этой конкретной девицей, заявил драгонслеер. Хотя тут он против истины грешил, но как аргумент в споре с демоном такая версия была вполне состоятельна, пусть оба собеседника и понимали, что это не совсем (точнее совсем не) правда.
  
  – Ты такой скучный, – надулась Рори, впрочем, по–прежнему не обозначая попыток вырваться.
  
  – Ш... П... А–а! Ы–ы–ы!!! – невразумительно, но эмоционально начал жестикулировать Макаров.
  
  – Вот, Мастер, попейте, – подоспевшая Юкино осторожно поднесла к губам мага стакан с так и не тронутым Рори чаем.
  
  – П–ш! Ф–ф! Бульк! Ха... – выдохнул дед, осушив посуду. – Шпаньё... Паршивцы! Сефирот... Это всё Сефирот! Он–он!.. Они! Они заполонили!
  
  – Вот, Мастер, лучше выпейте это, – бдящая Кинана сунула в руки Дреяру полную кружку "особого" пива...
  
  – Бедняй Мастер, – грустно прокомментировала это зрелище Миллианна на другом конце бара. Хвать! Очередная кошко–официантка (в этот раз вытянувшая "короткую соломинку", а потому вынужденная обслуживать ту часть зала, где сидела главная кошатница всея Фей) была схвачена, прижата к груди и подвергнута почёсыванию. – Хорошо–ня!
  
  – Милли, – оторвавшись от картины того, как Рори изображает совершенную невинность, покорно вися в руке Лексуса и выслушивая причитания Макарова, закатила глаза Женни, – опять ты официанток отрываешь от работы.
  
  – Нячего сделать ня могу, у менья стресс! – заявила волшебница.
  
  – М–м–м? – стало интересно и Эльзе, тем более что электромаг как раз отпустил виновницу торжества, и та технично испарилась куда–то в толпу.
  
  – Ричард... Три часа о силе любви–ня, – тяжко вздохнула девушка. Это было серьёзно. – А потом–ня Рори... с разнясняниями к лекции, – Женни молча поймала ещё одну кошку и протянула её девушке. – И сейчняс мня хорошооо–ня.
  
  – Н–да, – валькирия перевела взгляд обратно на стол. – Хмм, – пирожное исчезло. И это требовало скорейшего расследования. Например, вот что–то Мира выглядит подозрительно невинно.
  
  – Кстати, а куда сейчас–то Ричард с Уолли подевались? – спросила Лисанна.
  
  – Это большой город, в который ещё и приехало немало гостей... – намекнула Женни.
  
  – Только не говори мне... – сестра её прекрасно поняла.
  
  – Угу, – и установилась задумчивая тишина.
  
  – Госпожа Эльза... – к валькирии направилась явно нервничающая Кагура, которую, в качестве моральной поддержки, сопровождала Икаруга.
  
  – Да? – что–то подсказывало девушке, что разговор будет не самым простым. Тем более что "доставившая" брюнетку самурайка почти сразу удалилась, да ещё и остальным намекающе махнула, что тут требуется приватность.
  
  – Я... хотела поговорить. О Розмарине...
  
  – Откуда... – девушка нахмурилась. Ту историю о своём детстве до Башни она поведала только Сефу. И сильно вряд ли, что он мог кому–то эту историю рассказать, тем более не спросив у неё.
  
  – Значит, я всё–таки не ошиблась, и это была именно ты. Девочка с алыми волосами, что спрятала меня в бочке, – смущённо улыбнулась мечница.
  
  – Ты... – Скарлетт не могла подобрать слов. Память о детстве была для неё болезненной, но всё же, воспоминания – это всё, что осталось от того времени, а потому они были очень ценны.
  
  – Да... – вновь неловкая пауза. – Знаешь... Я несколько часов готовилась к этому разговору. А до этого много раз себе его представляла, думала, как всё это будет... И теперь совершенно не знаю, что сказать. Просто "спасибо" – это мало, но выразить словами... У меня их просто нет.
  
  – Я понимаю, – в глазах щипало, подобрать слова Титания тоже не могла, а потому... просто обняла одного из немногих людей, кто действительно мог понять её чувства к тем событиям.
  
  – Хнык... – обнимаемая девушка всхлипнула, да и сама воительница украдкой стёрла влагу с лица. Сидеть так можно было долго, да и не считали они срок. Просто в какой–то момент к ним подошла Икаруга.
  
  – Смотрю я, гармонию свою нашли вы в месте сём.
  
  – Да, можно и так сказать, – улыбнулась Эльза.
  
  – Но всё же, настрой ваш слишком мрачен, и допустить такое для своей подруги и женщины владыки моего я не посмею, и потому... а не развлечь ли слух наш пением клинков?
  
  – Эм?
  
  – Икаруга предлагает размяться и устроить тренировочный бой, – "перевела" фразу своей подруги младшая мечница.
  
  – А где? Не в общем же зале устраивать бой? – хотя, на придирчивый взгляд девушки, зал был большим, да и не на полную же они собирались тут сражаться.
  
  В ответ девушкам пришлось едва ли не синхронно отпрыгивать, поскольку в место, где они только что сидели, пришёлся удар обнажённого клинка.
  
  – Помнится, знакомство наше первое имело такое же начало? – в безукоризненно–вежливой манере поинтересовалась уроженка Боско. – Но в этот раз, надеюсь, эндшпиль пройдёт иначе!
  
  – Но победа всё равно будет за мной! – оскалилась Эльза. Да, позвенеть клинками – это именно то, что ей сейчас было необходимо.
  
  – Прошу вас, госпожа Эльза, не забывайте обо мне, – аловолосой воительнице пришлось срочно призывать второй клинок, дабы отбиться от атаки Кагуры.
  
  – И не думала! – откинув самурайку, девушка перешла в атаку на сестру Симона. Вечер переставал быть томным.
  
  – Хмм, им бы бассейнчик с грязью и купальники... – поведала уже сидящая сверху на балке Рори устроившейся там же Миллиане. – Ладненько, тут уже точно без нас разберутся, а вот оставлять скучать нашу победительницу в одиночестве – нехорошо.
  
  – Няк... Рори, но с Люси же сейчас Сорано, Ур, Леви и ещё семь... восемь девушек–ня!
  
  – Вот и я говорю – в одиночестве! – "согласилась" со словами кошки демоница. – Ведь всё, где нет меня... ну или моего милого Владыки, за компанию сойти не может! К тому же... я тут совершенно случайно прихватила одной интересной настоечки...
  
  – М–ня... Это добром ня кончится... – кошатница хорошо знала, пожалуй, главного демона–искусителя (это ещё хорошо, что тут нет её "Хозяина") гильдии.
  
  – То есть ты не участвуешь? Смотри, тут с добавлением кошачьей мяты, – применила один из запретных приёмов Меркури.
  
  – Я ещё пожалею об этом–ня... – вздохнула девушка–кошка. – Ня с тобой!
  
  
***
  А тем временем среди "тусовки" заклинателей духов веселье набирало обороты.
  
  – Госпожа Люси, поздравляю, прекрасное владение Духами! – улыбнулась подошедшая Юкино.
  
  – Да, весьма неплохо, – вальяжно кивнула Ангел, устроившись в кресле и закинув ногу на ногу. – Благодарю, – и принялась смаковать доставленный официанткой коктейль.
  
  – Спасибо, – довольно зажмурилась блондинка, также смакующая очередной шедевр искусства бармена, коим выступала Кинанна. – А вы будете выступать в Играх?
  
  – Хах, веселить толпу? Мне это неинтересно, хотя на выступления Юкино я бы посмотрела. Быть может, даже на двух Юкино...
  
  – Сестра, – более скромная девушка зябко передёрнула плечами, – только не опять!
  
  – А что было? – заинтересовалась Хартфилия.
  
  – О, как–то я подбирала костюм для сестрёнки, но на глаз точно подобрать было сложновато, и я воспользовалась услугами Близнецов. Ммм, две Юкино... – Ангел прикрыла глаза, а вот сама интонация... Что–то подобное девушка слышала только от Сефа на фразе "две Миры, две Люси", ну и так далее.
  
  – Как же стыдно... – младшая сестра прикрыла глаза.
  
  – Кхм... М–да, – Люси это чувство было знакомо. – О, а почему бы нам не позвать наших Духов? Всё же та победа – это, в первую очередь, их заслуга, – решила сменить тему и помочь своей "сестре по тяжкой доле" блондинка.
  
  – Да, хорошая идея! – ухватилась за возможность сменить тему Юкино.
  
  – Ну–ну, – манёвр явно не остался незамеченным старшей сестрой, но дальше "издеваться" над родственницей Сорано всё же не стала, а просто махнула своими ключами, приглашая Зодиаков. Аналогично поступили и оставшиеся заклинательницы.
  
  – Йоу, красотки! – с ухмылкой поздоровался моложаво выглядящий мужчина с разноцветными волосами и скорпионьим хвостом. – А–а–а, я ничего такого не имел в виду! – ... которого за ухо уже схватила девушка с синими волосами и рыбьим хвостом вместо ног.
  
  – И куда это ты так внимательно смотрел, дорогой? Ну и вам здравствовать, – кивнула девушкам Водолей.
  
  – Мууу, понятно кудааа, какие формы, – прогудел Телец.
  
  – Перестань, здоровяк, ты смущаешь сии прекрасные цветы! Леди, разрешите мне выразить вам моё восхищение! – Лев принялся сразу же строить глазки обеим сёстрам.
  
  – Локи, – улыбнулся парню переместившийся во вспышке молнии Лексус, – даже не смотри в ту сторону, – и доброжелательно улыбнулся.
  
  – Не желаете поправить причёски?
  
  – Или поменять наряды? – Рак и Дева были в своём стиле.
  
  – Нечасто мы собираемся все вместе! За это надо выпить! – Сын–Рыба был весьма рад встрече.
  
  – Никакого алкоголя. Ты ещё слишком молод! – срезала его Мать–Рыба.
  
  – И вот так всегда! – под смешок Весов ответили своему приятелю Близнецы, принявшие его облик и очевидно готовые "прикрыть" друга от грозных очей маман.
  
  – И никаких манер... – покачал головой Козерог. – Леди Овен, прошу вас, проходите, не нужно стесняться.
  
  – П–простите, – отозвалась смущённо сжавшаяся девушка, отдалённо похожая на Деву.
  
  – ... – улыбнулась одними глазами Весы.
  
  – Ого, что за компания внезапно образовалась в сём замечательном месте? – Ур с бокалом вина наперевес с любопытством рассматривала новоприбывших. – Ещё раз протянешь руки, и я сделаю так, что ты следом протянешь ноги, кошак! – проморозила (буквально) взглядом ледяная принцесса потянувшегося на радостях обнять гостью Локи.
  
  – А я что, я ничего! – сразу же понял, что тут ему ничего не обломится, инопланарный ловелас.
  
  – Ну, за встречу! – откуда вынырнула Рори, да ещё и с несколькими подносами алкоголя, летящими следом за ней, никто уже заметить не смог. Дальнейшее слилось в ряд сцен, перемежаемых взрывами хохота и очередными возлияниями.
  
  Устроившие очередной турнир по армрестлингу Эльфманы встретили достойного соперника в лице Игнила, Нацу с Греем и Гажилом пошли вытягивать Лекса на бой, по примеру Эльзы с остальными мечницами, но были посланы электромагом... найти себе уже, наконец, девушек. С учётом того, что посылал он их, прижимая к себе Сорано, совет вышел очень душевным. Настолько, что услышавшая его Лисанна, приняв ещё немного "для храбрости" (от очень вовремя оказавшейся рядом Рори... слишком вовремя), пошла по душу Драгнила, Леви, посмотрев и вздохнув, решила присоединиться в этом вопросе к подруге. А вот Грею "повезло" – сразу пять девушек решили "получше узнать этого симпатичного стриптизёра". В общем, каким образом таверна смогла устоять, понять было проблематично. Весело было всем, хотя... Макаров мог с этим поспорить, но никто об этом не узнал. Веселье продолжало набирать обороты, вино – течь рекой. Утро обещало быть "добрым".
  
  
***
  Следующее утро. Почти целая таверна.
  – Мы вернулись! – поприветствовал я окружающих бодрым и довольным жизнью голосом.
  
  – У–уа–а–ау–у... – ответил мне отряд несвежих зомби, притворяющийся моими одногильдийцами.
  
  – Ну что же, Венди! – продолжил я бодрым (и громким) голосом. – Нам предстоит практика в некромантии, совмещённая с лекцией о вреде пьянства!
  
  – Се–е–еф, – жалобно простонала одна из главных виновниц такого состояния народа – всё же, в первую очередь, ребята отмечали победу Люси, а уже потом – лидерство в "общем зачёте".
  
  – Эх, и на полдня вас оставить нельзя...
  
  – Кана... Ур... РОРИ–И–И–И, – сдала "развративших" её дам блондинка. Причём последнее имя было, что называется, криком души.
  
  – Это многое объясняет, – не став больше мучить девушку, я таки наложил на страдалицу "Восстановление", за что получил благодарный взгляд от поползшей в сторону дамской комнаты заклинательницы.
  
  – Нет... Так больше жить нельзя! – громогласно возвестил на всю таверну угрюмый Макаров со своего любимого места. – Какой пример мы подаём молодёжи?! Какой моральный ориентир ставим перед ними?! Шпаньё! Натуральное шпаньё! Я всех волос лишился на этой должности, а вы!.. Вы!..
  
  – Мастер, ну пожалуйста, не надо так убиваться, вот – попейте, – в руках чародея оказалась огромная кружка тёмного пива, к которой Кинана добавила тёплую и заботливую улыбку.
  
  – А вы... Вы и меня испортили, – дед в отчаянии сделал большой глоток. – Сефирот, это всё ты... Я знаю... – ещё один глоток, вслед за котором послышалось невнятное ворчание не отрываясь от кружки.
  
  – Угу, – Ур приложила к голове созданный ею же кусочек льда. – Он такой, он может.
  
  – Я бы попросил, – тактично поднимаю перед собой указательный палец. – Я вообще не в курсе, что вы тут без меня устроили.
  
  – Да–а, мой любимый повелитель невиновен, – выскользнувшая из–за угла Рори мгновенно прильнула ко мне всем телом, как бы закрывая собой от возможных нападок. Ну... Если опустить момент, что её объятия очень напоминали откровенное облапывание. – Он средоточие всего лучшего во Вселенной, и... – личико демоницы поднялось к моему лицу, приняв самое жалобное выражение. – Господин, я так устала... Вы же отнесёте меня в кроватку? – убедительности для, именно в этот момент её ножки задрожали, и девушка вцепилась в меня прямо–таки "теряя равновесие".
  
  – Так, ладно, хватит прохлаждаться, второй день состязаний откроется через час с небольшим, так что завтракаем, окончательно приходим в себя и выдвигаемся! – громко хлопаю в ладоши, "совершенно ничего не замечая".
  
  – Агась! – вытянулся в струнку синий кошак. Остальные тоже начали кивать.
  
  – Ты сегодня такой жестокий, – укоризненно донеслось снизу, и у меня на животе начали выводить узоры указательным пальчиком.
  
  – Так, а что у нас там на второй день? – потягиваясь, подошёл к нам Лексус.
  
  – Пока без понятия. Да и вообще, сегодня вторым комментатором будет старик Ямыч, а я останусь в ложе.
  
  – Надеюсь, будет ещё махач! – Нацу разминал кулаки. – Сефирот, ты же не менял списки?
  
  – Нет, да и когда бы я успел? Так что ты, Грей, Гажил, Венди, Лексус, Мира, Женни, Эльза, Люси, Джувия, Ур, оба Эльфмана, Игнил, а также Громовержцы в полном составе в списках значатся. Кстати, Макс, Лаки, Леви, не хотите тоже записаться?
  
  – Не–не–не, – ушёл в отказ скульптор, – мне ещё жить охота.
  
  – Ах, я лучше полюбуюсь на господина Игнила, – едва ли не облизнулась Лаки, м–да, дракоша, кажись, попал. Леви просто мотнула головой и опять уткнулась в какие–то записи.
  
  – Альзак, Биска?
  
  – Мы тут просто поддержать наших друзей да показать игры Аске, – отказалась и парочка стрелков.
  
  – Хозя–я–яин, а как же я?! – вот теперь это уже был не наигранный упрёк, а натуральное изумление. – Почему вы забыли о вашей преданной слуге? Неужели вы отвернётесь от меня после всего, что между нами было? – голосом, полным тоски и боли, вопросила демон.
  
  – Чшшто быыыло? – загробным голосом поинтересовалась в секунду материализовавшаяся рядом Джувия. С учетом её недавнего состояния, косплей вышедшего на тропу войны умертвия получился на редкость реалистичным.
  
  – Ик! Мир и любовь! – у парней сработал рефлекс, а значит, моя повелительница воды успешно вышла как минимум на 0,5 Эльзы в режиме воспитателя. Чем это чревато, знали и остальные, а потому кинулись утешать и увещевать госпожу Локсар.
  
  – Тебя я записал по умолчанию, поскольку уж в чём, а в твоей жажде причинять добро и наносить справедливость я не сомневался никогда, – ну, а я продолжал "улыбаться и махать" – некоторые вещи никогда не меняются. И это хорошо.
  
  – Да–а–а... – а вот от этой мечтательной улыбочки передёрнуло и вторую половину зала.
  
  – Кхм, ладно, нам пора, – закруглил я тему (и в очередной раз стряхнул возжелавшую полазить по мне Рори).
  
  И вот мы прибыли на стадион. Зрители уже настроились, толпа гудит и улюлюкает, комментаторы приветствуют гостей и участников, а также объявляют следующий конкурс.
  
  
***
  Пять минут спустя. Ложа гильдии.
  – Что? Скачки на ездовых ящерках? И в чём тут магическое соревнование? – недоумевала Леви.
  
  – К тому же они запретили повторное участие уже выступивших членов гильдии... – Мэвис была не рада подобной перспективе. – Жаль, Венди могла бы усилить своего скакуна и прийти первой, особо не напрягаясь.
  
  – А разве так можно? – удивилась честная и добрая девочка.
  
  – Ну так в правилах этапа ограничений на магию я не видела, а всё, что не запрещено... – зловеще замолчала демоница и растянула губы в плотоядной улыбке. – Хозяяяин, отправьте меня!
  
  – Хм... А ведь верно, отборочный тур не считается... – я задумался. – Справишься?
  
  – Конечно, там же запрещено убивать и калечить участников и ящерок, да касаться земли... ногами. Только и всего.
  
  – Знаешь, Мира... только что у меня возникло странно–немотивированное желание посочувствовать остальным участникам, – поделилась с подругой Эльза.
  
  – Не у тебя одной, – кивнула моя Демоница... кхм, которая Штраус, а не Меркури.
  
  – Сеф? – повернулась ко мне Эльза. – Вы же не собираетесь устроить что–то... просто что–то?! – а сколько подозрения.
  
  – Ммм, давай я угощу тебя тортиком, и мы не будем обсуждать столь щекотливую тему? – выдвинул я встречное предложение.
  
  – Так, шпаньё, хоть без членовредительства? – подобрался Макаров.
  
  – Обещаю, я не трону их и пальцем! Топором тоже! – принялась играть пай–девочку Рори. На ней скрестилась масса откровенно сомневающихся взглядов. – Что? Честно–честно! – и фирменная проказливая улыбка. Я бы ещё на моменте с "не трону пальцем" уже напрягся, а уж после "честного слова" и такой улыбки...
  
  – Всё равно ведь как–то выкрутишься, как и эта головная боль, – печально вздохнул почтенный дедушка, невежливо ткнув в меня пальцем.
  
  – Без сомнения, – серьёзно кивнул Лексус.
  
  – Ай, ладно, – махнул на всё рукой Макаров и достал пиво, – из того, что я уже слышал о нашей гильдии, хуже о нас думать всё равно не будут... ибо некуда!
  
  – Да–а–а. Спасибо вам, ма–а–астер! – Рори чмокнула деда... в лысину. После чего залихватски спрыгнула на арену. Ох, чую, кому–то очень скоро будет весело. А комментатор тем временем продолжал.
  
  – Итак, дамы и господа, конкурсанты определены, что скажете о выборе гильдий, уважаемый Яма?
  
  – М–м–м? Кто–кто от Хвоста Феи? Рори Меркури? Я скажу "до свидания", – после чего невысокий старик реально покинул ложу комментаторов и устремился в сторону выхода.
  
  – Ик! – Дреяр начал осознавать всю глубину проблем.
  
  – Э–э–э... Довольно необычная реакция, – даже растерялся оставшийся ведущий. Вот что значит пригласили неместного... – Но вернёмся к нашим гонщикам! От Носа Титана выступает Зендаль Карстен – маг S–ранга со специализацией в иллюзиях! Поприветствуем его, уважаемые дамы и господа! – арена разразилась звуками аплодисментов, а довольно высокий мужик со словно плывущими чертами лица вежливо откланялся публике. – От Хвоста Ворона – Курохэби! К сожалению, мы не можем сказать, в чём специализируется данный участник, – мрачного вида молодой человек (а может, и не молодой – слишком уж он был размалёван и неопределим на глаз) коротко кивнул и прошёл к ящеркам. – Саблезубого Тигра представит сильнейшая девушка в гильдии – Минерва! Знаменитый парфюмер Ичия будет защищать имя Голубых Пегасов! – а значит, без допинга не обойдётся. – Четыре Цербера... М–м–м, прошу прощения, Четыре Розовых Слоника... М–да, никогда не заключайте пари с... Я не знаю, кто там так постарался, – и чего это Рори выглядит такой довольной? – но фантазия у этого какого–то... Кхм, да, простите, от лица сей гильдии выступит Гай Алеус по прозвищу Укротитель, А–ранг! Ну что же, вполне логичный ход! В этом соревновании его таланты будут как нельзя кстати! Рисли Лау, маг Тяготения от Русалкиного Башмачка! – невысокая и полноватая девушка, увы, такой её вид – следствие довольно кривого изучения магии Гравитации, энергетика тела буквально "давит" на неё. Пусть физических травм это не наносит, но вот внешность страдает. Зато стоит ей распустить энергоузлы и начать колдовать, как сия леди стремительно превращается в довольно красивую волшебницу. Да и сил у неё прилично. Не Блюнот, конечно, что был с Сердцем Гримуара, совсем не Блюнот, но вот сильный А–ранг дать вполне можно. – Ну и представительница непревзойдённой, изумительной гильдии Хвост Феи, неподражаемая и прекрасная Рори Меркури по прозвищу... Бич Божий? Эм... Кто подсунул мне этот текст?! – н–да, и почему я не удивлен?
  
  – Нет, Мастер, не нужно хвататься за голову и рвать на себе остатки волос – она же не попалась, так что мы тут ни при чём... – Эльза, как всегда, была практична и непробиваема.
  
  – Как же я хочу в отпуск, – отозвался дед, глядя на довольно хихикающую Первую, меланхолично прислонившегося к стенке Зерефа и вкушающего попкорн Игнила. Н–да, если так подумать, картинка не для слабонервных.
  
  Тем временем участники заняли стартовую позицию. Трасса пролегала пусть и в огороженной защитой зоне, но вне арены, зрители могли наблюдать за событиями лишь посредством специальной Лакримы, впрочем, как и за первым этапом, но там хоть сам лабиринт был внутри круга стен.
  
  – Пусть победит быстрейший! Начали–и–и! – вновь удар гонга, и участники устремляются вперёд, с первых же секунд вовсю используя магию для ускорения себя и замедления или запутывания противника. Все, кроме одной особы. Разумеется, на это обратил внимание и комментатор. – Но что же с участницей от Хвоста Феи? Кажется, она совсем никуда не торопится! Или... Боже, что ЭТО?!!! – испуг бедняги был понятен. Я вот тоже задумался, как теперь всё это объяснять людям? А, точно! Это всё иллюзия! И пусть докажут обратное.
  
  – Ну что же, жалкие смертные! Развлеките меня! – оскалилась Рори, что начала творить форменное непотребство, а именно – отпустила свою силу на полную.
  
  На залитый солнцем город резко упала тень, в чистых небесах стали набухать и закручиваться угрожающей спиралью грозовые тучи, хрупкая фигура Апостола подёрнулась вуалью Тьмы, в которую вплетались нити тёмно–багрового пламени... Миг – и девочка вытянула руку, в которую тут же прилетел её чудовищный топор. Ещё удар сердца – вуаль, источаемая телом, вспыхивает исполинским костром, достающим вершиной до уже заполнивших всё небо угольно–чёрных туч. Ездовой ящер преобразуется в некую инфернальную тварь, размером никак не меньше тиранозавра, а из накрывших город теней начинают вылезать ещё более жуткие существа. Рори вызвала из пространственного кармана небольшой охотничий рожок и поднесла к губам. Ну что же, только что мы выяснили, что "телевизионная лакрима" прекрасно передаёт инфразвук. – Тёмные Искусства: Дикая Охота! – объявила название заклинания Меркури и рассмеялась. Её смеху вторил торжествующий вой призраков, рванувших следом за участниками.
  
  – *(? %? *: *Љ*! – процитировала свою эдо–версию Леви.
  
  – А она ничего так, – заключил Игнил, продолжая наблюдать, как призраки настигают очередных жертв.
  
  – Сеф, а она не перестаралась? – с сомнением спросила Люси.
  
  – О–о–о–о... – в прострации протянула призрак Первой, после чего её глаза опасно вспыхнули. – Это самое классное появление Зловещего Тёмного Мага, что я когда–либо видела! – и девочка захлопала в ладоши, едва ли не попискивая от восторга.
  
  – –_–, – мастер меланхолично осушал кружку.
  
  – Хм... Когда я предложил ей немного попугать кое–кого, я не учёл, что Рори весьма обстоятельно подходит к подобного рода предложениям. Мой просчёт, – нет, ну вот же мерзавка. А ведь после этого все будут считать Фей больными на голову кровожадными отморозками... Ещё раз задумался над фразой. А, всё нормально.
  
  – Нет, всё же твоё творение – это нечто, – восхищённо цокнул языком Зереф, отлипнув от своего места. – Манипуляция духами, частичное погружение, да ещё сразу в две стихии, и демонизация, пусть всего лишь животного, но прямо на ходу. Изумительно.
  
  – Рад, что тебе понравилось, – рассеяно киваю, глядя на монитор. А там... ящерки, почуявшие, что за твари встали на их след, посбрасывали седоков, несмотря на все их таланты и попытки удержаться, и были таковы. То бишь, опять Феи заняли первое место, просто потому, что все остальные не могут далее продолжать соревнования. Причём мы не нарушили ни одного пункта правил.
  
  – Ну как, всё кончилось? – спустя энное количество времени (и разгон облаков) вернулся в ложу комментаторов Яма, благополучно пересидевший всю бучу "в бункере" – вот что значит опытный старый маг. Чуйка запредельная. – Кайл? Эй, ты там жив?
  
  – Э? Ы–ы–ы–ы! О–о–о... – н–да, товарищ в глубоком шоке.
  
  – Эх... Даже на пенсии от них нет покоя, – вздохнул Ямыч. – Значит так... первое место объявляю за Хвостом Феи. А ещё объявляю получасовой перерыв, чтобы участники успели прийти в себя или подобрать замену и отловили разбежавшихся ящеров для гонки за второе место и далее. Ах да... и ещё... двадцать пять порций – я слишком стар для всего этого... эххх... – вздохнул пожилой ведущий и пошёл приводить в чувства своего молодого коллегу.
  
  – Прекрасное продолжение прекрасной недели, – резюмировал Лексус. – А компенсацию Ямычу вычтем из премии Рори, – за прошедшие годы он и не такое видел, так что какая–то "свора демонов и тёмных духов, вышедшая на охоту за живыми" была явлением, явно недостаточным, чтобы поколебать самообладание электромага.
  
  – Вот так и живём, – развёл руками Эдо–Эльфман, не скрывая веселья наблюдающий за лицами "вернувшихся" Фей, а потом ещё решил и "разъяснить"...
  
  "Шаг за шагом, не видя след, по лесам да по тропам сокрытым,
   Заслоняя собой свет, ночь идёт по теням размытым.
   То не ворон крылом машет, то не филин вздохнул в чаще,
   То не бес среди звёзд пляшет, только сердце бьётся всё чаще." *(Дэн Назгул "Черный Менестрель"*прим. Автора)*
  
  Звонок? Смотрю на вызов мобильной лакримы. Королева Иксидов? Так, кажется, развлечениям конец – без веского повода этот комок шерсти мне не звонит. Эх, и дались Макарычу эти игры? Поднимаю трубку.
  
  – Слушаю... – по привычке активирую глушилку, дабы никто ничего лишнего не услышал. Как говорится, у стен есть уши. С учётом того, что мы сейчас находимся на крупнейшем сборище магов страны, то помимо ушей у данных стен могут оказаться комплекты уровня "мечта шпиона" в промышленных количествах, так что лучше перебдеть, да и силы экономить мне сейчас не требуется.
  
  – Сефирот! У вас проблемы! – обеспокоенная Шаготта была очень информативна. Кстати, я таки смог понять, как она "видит" будущее, но для меня этот путь заказан, потому как... тупо слишком много силы. А принцип, по которому прорицает кошка, завязан на ощущении колебаний магии, информационных полей и подсознательной обработке вероятностей. Требует минимум сил, но очень капризен в плане эманаций самого "пророка" и напряжённости магического спектра вокруг него. Я же просто глушу одной "тенью присутствия" и как бы ни маскировался, но "внутреннее око", или как ещё эту способность назвать, всё равно "во мне" и "забивается" силой. Но был и плюс – я трудночитаем для провидцев. Помнится, в начале нашего знакомства эта киска чуть меня капитально не подставила, что стало бы причиной её быстрой, но очень болезненной смерти, да и остальным комкам шерсти могло не поздоровиться. Как выяснилось чуть позже – она действительно очень смутно улавливала события, что могут быть связаны со мной, а уж когда я стоял рядом – дар вообще "глючило", и напророчить можно было хоть дождь из пончиков, хоть зомби–апокалипсис.
  
  – Подробности?
  
  – Точно не могу определить, если бы это не касалось Чарли, могла и вообще не увидеть. Но в этом будут как–то замешаны драконы и пространственная магия.
  
  – Когда? – если ты собрался воскресить парочку драконов, чьи кости сначала помещал в пространственный карман, а потом ещё и с ними телепортировался, а после этого тебе звонит пророк и сообщает, что возможна жопа с драконами и пространством... Это заставляет задуматься, скажем так.
  
  – Ближайшее время, но не меньше суток и не больше недели, – последовал ответ. Хм, значит, "мои" драконы тут ни при чём. Одну Грандину в строй планируется вернуть недели через две, причём это – самый оптимистичный вариант. Остальные два займут ещё месяц, а ведь их носителям ещё придётся всё на пальцах объяснять и учить направлять силу нужным образом...
  
  – Ещё что–нибудь известно?
  
  – ...
  
  – Что?
  
  – Я могу ошибаться... но я видела... тебя, – с лёгкой дрожью в голосе ответила кошка, – и ты... устраивал бойню. Сначала драконам... потом... потом ты уничтожил мир, – я сделал что? Нет, не буду скрывать, пока искал способы надёжно прикончить Акнологию, разработал несколько вариантов, что теоретически могут погубить мир. Собственно, после этого я занялся апгрейдом Замка Фей до уровня "пережить гибель мира". Но с какого перепоя я должен это творить? Мой взгляд упал на над чем–то смеющихся Эльзу и Женни. Ответ я нашёл, но такое мне, мягко говоря, не понравилось.
  
  – Как?
  
  – Не знаю... не помню... Только ощущение ужаса и отчаяния.
  
  – От кого?
  
  – Не знаю... вокруг. Всюду... Прости, но больше я сказать не могу. Просто нечего.
  
  – Хорошо. Я учту. Если вдруг сможешь почувствовать ещё что–то, дай знать.
  
  – Конечно, – ответили мне на том конце трубки, и связь прервалась, а я отключил глушилку.
  
  – Проблемы? – Лексус меня слишком хорошо знал, а потому сумел что–то прочитать по лицу, хоть я его и держал. Новая глушилка, теперь уже для "очной беседы".
  
  – Да. Нам только что напророчили очень большую задницу, связанную с драконами, – в ответ Лексус покосился на Игнила. – Нет. Не с нашими.
  
  – Что будем делать?
  
  – Пока слишком мало данных. Проблемы ожидаются в течение недели. На всякий случай я позову Уртир – ещё один Богоравный маг лишним не будет. Присматривай за нашими, и... решите уже с дедом, что делать с Воронами. Сейчас неопределённость позволить себе мы не можем.
  
  – Насколько точная информация? – "разбираться" с собственным отцом Лексуса тянуло не сильно.
  
  – Информация от Шаготты, – блондин досадливо цыкнул языком. Пусть после переселения в куда более насыщенный мир пророческий дар королевы стал куда менее подробным, но оставался всё ещё точным.
  
  – Хорошо. Наших предупреждать будем?
  
  – Только убийц и старших магов. Остальных... Я бы вообще предпочёл их сплавить из города под каким–либо благовидным предлогом, но в голову ничего не приходит. А предлагать "удалиться, поскольку ожидается эпичный махач"...
  
  – М–да, не поймут, даже если рявкнем, – согласился Дреяр–младший. – Хотя Альзака с Биской и Аской я отошлю. Ребёнку в таких разборках делать точно нечего, и наши стрелки это прекрасно понимают и в бутылку не полезут.
  
  – И то хлеб. Тогда займись ими прямо сейчас, а я пока свяжусь с Уртир... Хм, возможно, стоит "пригласить" и войска Совета.
  
  – Если не справимся мы, то у них шансов нет вообще, – удивился маг.
  
  – Они могут дать лишних пару секунд своей смертью... – не стал я ходить вокруг да около.
  
  – Всё может быть НАСТОЛЬКО плохо? – вот теперь электромаг действительно проникся.
  
  – Всё слишком смутно, но рисковать я не хочу, – моё "послезнание", увы, уже давно бесполезно – я просто "не досмотрел", что там было после выступления Фей на Игры, да и с учётом всех внесённых мной изменений, даже имей я детальную информацию, вряд ли бы в ней был толк – всё по десять раз поменяться успело.
  
  На этом мы и разошлись. У обоих появилась масса дел. Настроение резко испортилось. Впрочем, об одной вещи я не рассказал даже Лексусу.
  
  – Уничтожил мир, да? Это мы ещё посмотрим...
  
  
***
  Магические Игры. День третий.
  Помимо Лексуса, я серьёзно озадачил Зерефа на предмет поиска любых "нестандартных" эманаций, ну и своего личного демона запряг по самое "не могу". Но пока результатов не было, да и... Пророчества. Если есть в мире что–то, что я ненавижу наравне с лестницами, так это именно они. Пророк "видит" лишь "конец пути", но не всю цепь событий, что к нему привели, а потому зачастую бывает так, что действия, предпринятые для уклонения от предсказанного, как раз к нему и приводят. С другой стороны, поскольку мы не видим цепи событий, то с той же вероятностью к заднице может привести бездействие. Как ни крути, а всё равно жоп... кх, не очень хорошо, но всё же я руководствуюсь принципом, что лучше жалеть о сделанном, чем о не сделанном, да и владение инициативой куда как более предпочтительно, чем заплыв по течению. Но цена ставок... это немного слишком. Потому самый адекватный драгонслеер (как ни крути, но тут я Лексусу проигрываю с треском), демон и самый жуткий чёрный маг за последнюю тысячу лет едва ли не носом рыли землю в поисках возможного источника проблем. Но... ничего. Никого чужого, странного или выбивающегося за рамки. Впрочем, полностью полагаться на эти данные было нельзя – слишком много магов вокруг и слишком большой накал эмоций: азарт, радость, ярость, печаль, эйфория и банальная похоть – всё это сплетено в такой тугой клубок, что тут и легион демонов спрятать можно, ничем кардинально от толпы фанатов проигрывающей гильдии они отличаться не будут – те же недовольство, азарт и желание нести смерть и разрушения. М–да.
  
  В итоге, чтобы не нагнетать панику раньше времени, пришлось делать вид, что ничего существенного не произошло, и спокойно наблюдать из ложи за третьим днём Игр. Сегодня на повестке дня у нас были бои. И было их множество. Открывали день Эльза против Минервы, и было это... скучно. Нет, сама Минерва показала неплохой уровень, S–ранг, причём много выше среднего, но вот сам набор заклинаний... Магия Тьмы, причём под ближний бой и с накачкой эмоциями. С таким арсеналом нападать на ту, кто регулярно "выясняет отношения" с Демоницей Мираджейн (использующей мои грязные приёмы), что одинаково опасна на любой дистанции, также использует Тьму, а физические её параметры превосходят даже мага S–ранга в несколько раз... В общем, привыкшая к Мире Эльза просто размазала Минерву по арене за первые десять секунд боя. Потом, правда, испугалась и долго извинялась, пытаясь оказать первую медицинскую помощь, лепеча что–то на тему, что рефлекторно получилось – увидев у противницы "Кулак Тьмы", сработала как всегда.
  
  – Шпаньё, ты чему моих девочек учишь? – возмутился Макаров.
  
  – Нет, старик. Тут я вообще ни при чём – это всё они сами. Я тут поинтересовался, у них подобное с детства, так что ничего удивительного, – уходим в несознанку.
  
  – Да! Здоровое соперничество – это замечательно! – довольно улыбнулась Маленькая Кавайная Девочка.
  
  – Мэвис, тебя Рори не кусала? – поинтересовалась Женни, также наблюдающая за выступлением.
  
  – Э–э–э... Нет, – неуверенно ответила слегка сбитая с толку Первая.
  
  – Поверьте, я бы была не против... – влезла в разговор упоминаемая, прильнув к спине Мэвис и зарывшись лицом ей в волосы. – Но брат моего Хозя–я–яина, – голос стал обиженным, с намёком на подступающие слёзы, – может не одобрить подобное... без его участия... А на это я пойти не могу! – почти "плача" в голос, протянула демонесса, однако и не думая переставать зарываться носиком в золотые локоны Первой.
  
  – Эй! Чего ты делаешь?! А ну пусти! Спаси–и–ите!!! – призрак включилась в игру и изобразила беспомощную попытку вырваться, задёргав босыми ножками.
  
  – Ня–а–а–а... – промурчали у неё за спиной... Кхм, а может, и не изобразила...
  
  – Рори, ну что ты делаешь? На нас же все смотрят! – поспешила на помощь Юкино.
  
  – Пусть завидуют, – нагло отозвалась демоница и мгновенно вновь включила "слёзки". – Ах! Ну почему у меня нет таких волос?! Я тоже хочу кудряшки!
  
  – И зачем я только начал этот разговор? Ведь зна–а–а–ал же, чуял, но не–е–ет, – печально вздохнул Мастер.
  
  – Карма, – пожал плечами Лексус.
  
  Тем временем Минерву унесли для оказания медицинской помощи, а Эльза поднялась обратно к нам (и сразу же попала в осаду эдоласцев, вновь выбравшихся в наш мир и сейчас активно сравнивающих мою валькирию с её "сестрой". На данный момент высокий суд пришёл к выводу, что "Эльзы стра–а–ашные, какими бы они ни были"). Следующий бой был между "собачником" с ядовитыми когтями из Чешуи и тем мрачным типом... Курохэби, кажется, из Хвоста Ворона. Вновь всё было слишком предсказуемо. Мало того, что "собачник" был явно туповатым, так и потенциал его энергетический соответствовал лишь В–рангу, против него же стоял полностью серьёзный А, причём до S–ки там было не так чтобы сильно далеко. Так что размазали бедного дурачка за полминуты, особо не напрягаясь.
  
  Вообще, как я узнавал от организаторов, сегодня должен был быть этап под звучным названием "Пандемониум", заключающийся в битве с различными монстрами всё в том же многострадальном Лабиринте. Но Рори приспичило "сходить на сафари" ещё в день отбора, в итоге, с боем с монстрами возникли серьёзные проблемы – монстров тупо не осталось от слова совсем, и организаторам пришлось извращаться и выкручиваться. Нет, я честно предложил свои услуги – призвать или, при наличии санкции, создать пару–тройку... сотен разных тварей – дело несложное. Но организаторы почему–то были резко против. А ведь я совсем недавно закончил расчёт настоящих ксеноморфов! Организм существа с кислотной кровью, что, тем не менее, выполняет все необходимые функции крови обычной... ммм, это было интересно, но... увы. Впрочем, я отвлёкся. За боями одиночными последовали бои парные, и, разумеется, организаторы просто не могли не столкнуть лбами Убийц Драконов. В итоге, данные бои открывали пары Нацу–Гажил против Стинга–Роуга. И на время этих боёв я даже забыл о чёртовом пророчестве, общих неприятностях и всём остальном. Это было Забавно, Пафосно и Эпично. Да, именно в такой последовательности, но, пожалуй, стоит остановиться подробнее.
  
  – И–и–и–и... Началиии! – прозвенел гонг.
  
  – Вперёд! – рявкнул Стинг.
  
  – Да! – подбодрил себя и товарища Роуг.
  
  – Тук–Тук, – ответили их лица после соприкосновения с кулаками моих учеников. Оба били быстро, мощно и молча. Впрочем, пары зуботычин этим гаврикам оказалось маловато.
  
  – Рёв Белого/Теневого Дракона, – прозвучало хором, и в Нацу с Гажилом полетели самые "знаменитые" атаки драгонслееров. Выхлоп Светом – это серьёзно.
  
  – Стальная Стена, – Гажил прикрыл и себя, и товарища.
  
  – Рой Огненных Птиц, – ответил окопавшийся за стеной Нацу. Оба противника попытались увернуться, но птички были самонаводящиеся, а потому продолжали преследовать юркие цели.
  
  – Белые Нити! – хмм, скорее спицы, но не суть – разрушить целостность заклинания у Стинга вполне получилось, птички схлопнулись. Комментатор вопил и едва ли не писался от радости, сыпя риторическими вопросами и восторженными восклицаниями. Меж тем, накал страстей на арене рос.
  
  – Неплохо, – Стинг незаметно утёр пот, – но вам не превзойти Истинных Убийц Драконов!
  
  – Истинных? – не понял Нацу.
  
  – Мы не просто победили, мы убили своих драконов! – ответил Стинг, источая Пафос и Мрачность. – Мы забрали их Лакриму и вживили в себя. Мы – Третье Поколение Убийц.
  
  Нацу с Гажилом переглянулись и... повалились в приступе дикого ржача, по–другому я это назвать не могу.
  
  – Ох... Убили... драконов. Сколько им тогда было, лет по десять? Бу–га–га!.. И дракона... – прочувствовав силу Игнила на себе и имея информацию, что "отцы" этой парочки долбоящеров были примерно на таком же уровне, ребята вполне осознавали, что не то что убить, но даже поцарапать подобных существ у детей нет и шанса. Даже если данное существо само подставит шею и не будет сопротивляться.
  
  – Третье... поколение... – Гажил утирал слёзы. – Ребят, вы хоть знаете, что это означает? Нет, лакрима тут ни при чём. Третье поколение, это когда ты драгонслеер, твой папа драгонслеер и твой дедушка – драгонслеер. Так что звиняйте, но вы из первого, как и мы с Нацу, – Гажил, этот панк в пирсинге, толкающий лекцию, пусть и простейшую, но всё же... кхм, что сказать. Мозг он вынести своим противникам умудрился, а также (скашиваю взгляд на смотрящую на нашего Железного странным взглядом Леви) произвести определённое впечатление на нашего книжного червячка.
  
  – К чёрту! Темный Привод! – не выдержал смеющихся рож Роуг, хотя тут его винить нельзя – эти два товарища кого угодно могут довести, а если к ним добавить ещё Грея, то тогда вообще всё – туши свет.
  
  – Белый Привод, – поддержал друга Стинг. Хм, интересный приём, судя по потокам маны... Так, они используют запас из лакримы, чтобы стимулировать собственный организм на драконизацию. Интересно. Более того, лакрима, находящаяся в и так инициированном организме, на первый взгляд, не сильно–то на него и влияет. Просто "встроенный накопитель", не мешающий развиваться основному телу дальше. Хм–м–м, нужно исследовать этот вопрос внимательнее. Возможно, решение проблемы Лексуса есть гораздо более простое, быстрое и эффективное, нежели то, что у меня есть сейчас. М–да, Скиадрам с Вайсологией хоть и полностью некомпетентны в плане человеческой психологии, но вот их уровень владения магией и энергетикой организма выше всяческих похвал... Кстати, возможно, отсутствие проблем с ростом силы из–за лакримы в теле у этих двоих связано с сидящими прямо внутри них драконами, что корректируют проблемы в ручном режиме, не отходя от кассы. Так, давить порывы их препарировать! Давить, я сказал!
  
  – Теперь вам конец! – рявкнул Стинг и понёсся на Нацу, сдабривая свой путь целым шквалом копий света.
  
  – Тени неуловимы, попробуй поймать меня, – ухмыльнулся Роуг, но...
  
  – Тьма, поглоти этот Свет, – шепнул Нацу, сплетая "Плоскость Тьмы" – один из поглощающих щитов, которым я совсем недавно обучил огненного драгонслеера, благо канал он к моей любимой стихии пробил и даже не был сожран ею на месте. Пусть по сродству и тонкости взаимодействия ей до его же Огня далеко, но солидно расширить арсенал этого хватит. Само заклинание, кстати, я почерпнул в архивах дяди Аида. Оно, к тому же, двухтактное, а значит, сейчас будет... – возьми обратно! – поток тёмных лезвий, ровно в два раза превосходящий количество поглощённых копий, рванулся обратно на "светлого" Убийцу. А тот и так застыл в шоке, оу... это точно больно. У Роуга, кстати, дела шли и того хуже. Тот слился с тенями и попробовал атаковать Гажила. Зря он так, очень, очень зря.
  
  – О, ты думаешь, что Тьма – твой союзник, – Гажил оскалился и просто сунул руку в материальную тень, вытащив за горло дрыгающегося и хрипящего Роуга. – Ты почти приспособился к Тьме. А я переродился в ней, насквозь пропитан ей. Я не видел света, пока Чудовище не позволило это. Свет стал для меня чем–то слепящим. Тени предают тебя, потому что они принадлежат МНЕ! – а потом он поднял его над головой и от всей души шваркнул об землю. Хорошо хоть вспомнил о непричинении тяжких телесных, он же явно намеревался его об колено приложить, вон, даже шипованный наколенник уже вырастил... брр. Но всё же... десять Бэйнов из десяти!
  
  – Гажил стра–а–ашный! – сказал... Пантерлили.
  
  – Ты что с ребёнком сделал, изверг? – повернулся ко мне Макаров. – Нет, я что–то подобное и ожидал, но зачем так–то?
  
  – Кхм... Да, неудобно получилось, надо будет потом ребят подлечить, – а Нацу тем временем допинал обалдевшего Стинга. Итого, две минуты на весь бой и гробовая тишина в зрительном зале, в смысле, от зрительских мест арены. Но вот ступор прошёл, и народ начал реветь, рукоплескать и улюлюкать. Люди... Моральные качества большинства из них не меняются со времён Колизея. Лишь бы увидеть чужую боль, кровь и страх. Да, порой они нужны для дела, но просто смотреть на это... Впрочем, Бездна с ними, у меня есть дела поважнее, чем осуждать чей–то моральный облик. К тому же, судя по лицам Миры и Эльзы, кое–кого ожидает серьёзный разговор о "необходимо–достаточном" уровне запугивания и применения силы. Главное, чтобы потом и до меня не добрались, м–да.
  
  
***
  Тем же вечером. Многострадальная таверна.
  – Эх–х–х... – девушка с печалью вздохнула и потянулась за следующим пирожным.
  
  – Что так грустно вздыхаешь, Лиса? – рядом за стол приземлилась Женни. – Да и вид у тебя печальный, давай, поведай любимой сестрёнке, что случилось!
  
  – Двум любимым сестрёнкам, – с другой стороны подсела Мира.
  
  – Так заметно, да? – младшая дочь семейства Штраус вновь вздохнула. – Всё дело в Нацу...
  
  – Он тебя обидел? – нахмурилась Демоница. – Ну я ему задам... – до боли знакомый тон голоса старшей сестры не предвещал парню ничего хорошего.
  
  – Нет! – даже вскочила девушка, впрочем, быстро взяла себя в руки и подавила порыв. Нужно как следует всё им объяснить, иначе ведь сначала устроят взбучку бедному Драгнилу, а потом уже будут выяснять причины. – Понимаете... – младшая Штраус замялась, не решаясь озвучить наболевшее, но бросив взгляд на сестёр, а потом вспомнив о том, как у них самих идут сердечные дела... и ощутив тоскливый укол зависти, всё–таки решилась: – Он совсем не обращает на меня внимания... У него то тренировки с Сефиротом, то выяснения отношений с Гажилом и Греем, то "время послушать новую крутую историю" от Игнила. А я... Мне... Эх... – плечи девушки поникли.
  
  – О... – Миражанны синхронно скосили друг на друга большие–большие глаза.
  
  – Ну... это Нацу, – погладила по плечику сестру Мира. – Он полный дуб.
  
  – Нет, дубом он был раньше, после всех тренировок и закалки это уже образцово–показательный баобаб, – не согласилась с сестрой Женни.
  
  – Но делать–то что? – вздохнула Лисанна. – Мне он нравится... Очень. Но совсем не обращает на меня внимания. Я для него всего лишь друг, вроде Грея!
  
  – Ну, с Греем в полуголом виде он всё же обнимается, – не смогла удержаться Мира.
  
  – Хнык...
  
  – Прости, я не это имела в виду! – получив подзатыльник от своей сестры–близнеца, поправилась боевая официантка и сразу же принялась за дело. – Но раз уж он тебя в упор не замечает, то нужно это исправить!
  
  – Да? – прозвучало со смесью сомнения и надежды. – Как?
  
  – Значит, так. Во–первых, нужно сменить тебе наряд – очень уж он скромный... Надо посмотреть в моих старых вещах, пусть из большей части ты выросла, но кое–что может прийтись впору, ну, а если и нет – закажем по образцу, благо в Крокусе магических костюмеров немало.
  
  – Далее, нужно то, против чего он не сможет устоять, – включилась в гонку предложений Женни.
  
  – Драка? – не поняла её младшая сестра. – Или еда?
  
  – Нет, – мило улыбнулась "Светлая" Миражанна. – И то, и другое!
  
  – Драка едой? – теперь не поняла её и Демоница. – Да за такое Эльза убьёт, и я не скажу, что она будет слишком уж не права.
  
  – Какие вы кровожадные! – фыркнула эдо–девушка. – Я говорила о тренировке, а после – "ужине в благодарность". А дальше подключим вариант с одеждой!
  
  – Думаете, сработает? – с серьёзным сомнением спросила Лисанна.
  
  – Можно спросить у эксперта, что покорила Эдо–Нацу! – воодушевилась боевая официантка. – Они ведь похожи, так что–то, что сработало на одном, может сработать и на другом!
  
  – Что–то мне подсказывает, что это – не лучшая идея, – поёжилась Лисанна под пылающими энтузиазмом взглядами сестёр.
  
  – Не беспокойся, всё будет в лучшем виде! Я сейчас, – и эдо–девушка стремительно исчезла, чтобы через минуту появиться вновь вместе с эдоласской версией Люси.
  
  – Лиса, Женни тут мне шепнула, что ты хочешь обратить на себя внимание Нацу?
  
  – Д–да, – вновь смутилась Лисанна, – но не знаю, как. Он меня просто не воспринимает как девушку...
  
  – Нет ничего проще! Смотри, подходишь к нему, потом, бросаешь через плечо, в силовой захват и ведёшь в свой дом. Там привязываешь к кровати и... Да, чуть не забыла две вещи: первое – стащи с него ролики, без них он теряет волю и становится лёгкой добычей, а второе – правильно выбери бельё. Лучше бери атласно–чёрное, он от него в восторге, точно говорю! Хотя стой... – Люси глубоко задумалась. – В вашем случае надо надеть ролики!.. Хотя он будет сопротивляться, – уже не так уверенно дополнила она.
  
  – Э–э–э–э... – младшая Штраус зависла, картина, где она бросает через плечо Нацу, в её голове укладывалась слабо, не говоря о привязывании к кровати.
  
  – В этом определённо что–то есть, нужно будет попробовать на Сефе, – задумчиво покивала Мира. Новая картина, предстающая в голове бедной Лисанны, стала ещё более малореальной, хотя сестра говорила это с такой уверенностью, но...
  
  – Без шансов, – девушка печально растеклась по столу.
  
  – Ну почему же? – улыбнулась Женни. – Интересное зерно в данном предложении всё же есть, нужно лишь подогнать ситуацию под наши кондиции. Использовать тренировку, например...
  
  – К тому же мы с Эльзой ещё не "поговорили" с Нацу и Гажилом на тему их излишнего энтузиазма на сегодняшнем бое. Как я слышала, Роуг теперь боится темноты...
  
  – А после нашего разговора, – поддержала сестру эдо–официантка, – отбиться ему будет куда сложнее.
  
  – Ну... как–то это... – мялась младшая Штраус, – неправильно вот так вот всё...
  
  – Лиса, – улыбнулась ей Мира, – это Нацу. Пусть он и здорово вырос за последнее время, но в некоторых очень важных вопросах остался всё таким же глупым мальчиком, как и в детстве. А самый хороший способ объяснить что–либо драгонслееру мужского пола – это занести информацию в мозг напрямую.
  
  – Ага, путём вбивания чем–нибудь тяжёлым, – поддержала подруг Эдо–Люси.
  
  – Сеф их так и учит, – кивнула боевая официантка с Земли.
  
  – Хм–м–м... – девушка поднесла пальчик к губам. – А как тогда доносится информация до самого Сефа?
  
  – Его все называют старым опытным самоубийцей, так что, в принципе, он тут не исключение – методы те же, только размах пошире.
  
  – Да уж, – девушки дружно рассмеялись, даже приунывшая Лисанна весело улыбнулась.
  
  – Значит, нужно попросить Нацу о тренировке? – вернулась к важному для себя вопросу младшая Штраус.
  
  – И подобрать одежду, дабы сразить его наповал, – напомнила Эдо–Люси ещё один пункт "Хитрого Плана".
  
  – Когда речь заходит об одежде, то тут без Эльзы не обойтись, – нехорошо ухмыльнулась Мира.
  
  – Правда? – привлекать дополнительных людей для организации и так уже донельзя странного свидания волшебнице превращений не хотелось.
  
  – Угу, иначе потом она будет дуться, что её не поставили в известность, недели две.
  
  – А ещё добавим Рори, – включилась Женни.
  
  – Зачем? – уже откровенно испугалась Лисанна.
  
  – Она мастер агрессивного флирта и провокаций, хотя и грезит только о Сефироте... – беловласка бросила настороженный взгляд в зал и, чуть понизив голос, продолжила: – А ещё она всё равно узнает и вмешается – у неё нюх на такие вещи.
  
  – Оу... – младшая Штраус в прострации потянулась к следующему на очереди эклеру. Если раньше её интуиция просто подсказывала, что будет "весело", то сейчас уже просто пожала плечами и пошла собирать чемоданы, дабы покинуть обречённую хозяйку.
  
  – И помни, – заговорщицки шепнула Эдо–Люси, – главное – правильно привязать к кровати!
  
  Вот тут Лиссана уже со стоном опустила голову на стол. Помощь родственниц и друзей обещала вылиться во что–то такое, после чего её в приличное общество пускать перестанут. Хотя... Пришла новая мысль, "Феи" и "приличное общество" и так находятся в очень сложных взаимоотношениях, так может, всё же стоит довериться сёстрам? Опыт покорения шальных драгонслееров у них есть, что может пойти не так?
  
  Лисанна ещё раз вздохнула. У них – может быть, и ничего, но вот у неё... Она была довольно неглупой девушкой и могла здраво оценивать себя и окружающих. Мира и Женни ушли далеко вперёд. В этом не было ничего удивительного, с самого детства сестра заботилась о них с братом, оберегала и хранила, как могла, а они в меру своих сил отвечали взаимностью. Когда она попала в Эдолас, место Миры заняла Женни, помогая освоиться в новом негостеприимном мире ничего не знающей о нём девочке, неумело выдающей себя за её Лисанну. Женни и Эдо–Эльфи приняли её и стали семьёй... Но со временем разрыв между ними всё увеличивался. И запомнившиеся лёгкой неуклюжестью и боязливостью братья теперь могут ударом кулака пробить стену, но даже они теряются на фоне старших сестёр. Демоница и Ангел могут едва ли не армии в одиночку останавливать. И, как она смогла в очередной раз убедиться сегодня, Нацу входит в эту лигу "монстров", как раз где–то между её сестрами и братьями. А она... она осталась всё той же маленькой Лиссой. Сейчас её предел – А–ранг, и вряд ли она сможет когда–либо этот предел преодолеть. Может, потому Нацу и не обращает на неё внимания? Ведь он такой сильный... и добрый... эх...
  
  
***
  И вновь Сефирот.
  Поиски "неведомо чего" в густонаселённом городе во время спортивного мероприятия уровня "событие года" – вещь заранее обречённая на провал. Не то чтобы мы это не понимали с самого начала, но просто сидеть и ждать было совсем уж неправильно. Потому мы суетились, обращая внимание на окружающие события только постольку–поскольку. В очередной битве, на этот раз в шаре воды, безоговорочно победила Джувия, просто в первую же секунду выпихнув все "инородные тела" за поле боя, так что, по уже сложившейся традиции, борьба вновь развернулась за второе место. Впрочем, ни нам, ни самой победительнице было от этого ни тепло, ни холодно – вышла, быстренько всех отпинала и пошла дальше "помогать господину Сефироту", ну, а заодно и Бдить, дабы ещё кто из волшебниц не решил стать такой помощницей, куда уж без этого. Как там было с битвами между остальными гильдиями, я, если честно, особо не следил, разве что как–то в коридоре меня поймал Лекс и мрачно уведомил, что "проблема с Воронами решена", а через пару часов выглядящая ещё более помятой, чем после Люси, Флёр сообщила, что гильдия вынуждена покинуть соревнования в связи с изменившейся ситуацией. Правда, несколько смущало, что кроме девушки вообще никого из "Воронов" больше не видели да Икаруга ходила какая–то подозрительно задумчивая... Ай, ладно. Если бы было что–то даже потенциально опасное, Дреяр–младший бы сообщил.
  
  Этим же вечером на моё приглашение явилась Уртир, прихватив с собой целый батальон Рыцарей Рун в полном обвесе.
  
  – Итак, что же такое экстренное случилось, что самая большая заноза в седалище Совета едва ли не напрямую обратилась в этот Совет с просьбой о помощи? – после короткого приветственного поцелуя осведомилась девушка.
  
  – Потенциальный конец света – достаточная причина? – осведомился я.
  
  – Если это шутка, то не очень хорошая, хотя и признаю – в твоём стиле.
  
  – Никаких шуток. Информация от Шаготты. Намечается что–то очень крупное. Связанное с драконами и магией пространства.
  
  – Но ты же сам...
  
  – Не со мной, – о моей второй форме волшебница была прекрасно осведомлена. Вообще, получается довольно странно. Как–то так получилось, что мои "официальные любовницы", если можно так выразиться, знают обо мне куда больше, чем "официальные жёны", разве что за исключением Женни. А если учесть, что любовницами у меня числятся мать и дочь... Тьма, создаётся ощущение, что я герой какой–то хентайной манги. Так, ладно, я просто не буду думать об этом, но вообще, пора бы уже завязывать и полноценно ввести леди Милкович и Милкович в семью. По шее я, конечно, получу, но это будет всё же лучшим вариантом. Проклятье, опять отвлёкся, сейчас есть дела поважнее матримониальных планов!
  
  – Хм, план действий? – что мне особенно нравилось в Уртир – так это её способность действовать рационально и решительно в любой ситуации, какой бы она ни была.
  
  – Пусть Рыцари прочёсывают Крокус в поисках чего–нибудь странного и подозрительного. Понимаю, что так себе определение, но пока это всё, что я могу предложить. Когда начнутся неприятности, их задачей будет поработать буфером, чтобы дать время на отступление или контрудар.
  
  – Именно "когда"? Не "если"? – осведомилась ведьма, не слишком переживая о рисках для войск Совета.
  
  – Семь лет относительной тишины и благополучия. Это и так слишком долгий срок. После такого затишья должна начаться воистину жуткая буря.
  
  – Но ведь это затишье ты устроил сам, просто вырезав в зародыше едва ли не всех, кто мог бы доставить проблемы, – возразила Уртир. – Ну и твой ручной демон, конечно, в стороне не сидела.
  
  – Да, но даже в пределах континента осталась ещё масса игроков, способных доставить проблемы. Джошуа уже который год перехватывает отряды Пергранда, что с какого–то ляду всё лезут и лезут на запад. Рано или поздно терпение имперцев кончится, и тогда они вполне могут послать не группу разведки, а отряд карателей.
  
  – Хм...
  
  – И это просто то, что приходит в голову сходу, а ведь есть и масса других вариантов. Тебе ли не знать, сколько проблем может доставить даже небольшая кучка фанатиков, применённая в правильное время и в правильном месте? И я далеко не бог, чтобы знать о любом шорохе в моих владениях.
  
  – Ладно, я поняла, – вздохнула ведьма. – Пусть мне и кажется, что ты излишне перестраховываешься с этим предупреждением королевы кошек.
  
  – Лучше быть живым параноиком, чем беспечным трупом.
  
  – Да–да, – махнула рукой Милкович–младшая, – смею надеяться, я уже неплохо изучила твой ход мыслей. Ладно, общую канву я поняла, пойду отдам распоряжения рыцарям.
  
  – Хорошо. И... если будет на то твоё желание, то подходи, как освободишься, в нашу таверну, думаю, Ур будет очень рада тебя видеть.
  
  – Только Ур? – сказать, что улыбка на её лице была провокационной – это сильно преуменьшить.
  
  – Ты же знаешь, я рад видеть тебя всегда.
  
  – Что же, тогда я просто обязана ответить на приглашение, до встречи, – ещё один жадный, резкий поцелуй и ведьма стремительно уходит по своим делам. Всё же какие–то у нас очень странные отношения, ну да ладно. Пора и мне возвращаться, а то Бдящая Джувия уже скоро начнёт устраивать окружающим допросы третьей степени, дабы выяснить, куда так внезапно запропастился один драгонслеер–суицидник.
  
  
***
  Ближе к ночи. Сефирот и Джувия.
  – Хм... – я остановился рядом с одним из переулков Крокуса. Ничем не примечательная улочка, такая же, как десятки других, пройденных нами совсем недавно, но что–то меня всё–таки остановило. Вопрос в том, что именно?
  
  – Господин Сефирот? – до этого прижимавшаяся ко мне и довольно мурлыкающая себе под нос приятную мелодию повелительница воды чуть отстранилась и приоткрыла глаза. – Что–то случилось?
  
  – Не уверен. Минутку, – разум привычно отстранился от эмоций и чувств, оставив только голые цифры вычислительной мощности. Почему я остановился здесь? Что увидел? Или не увидел... Анализ. Поиск результата. Выбраковка связей. Результат. Чувства вновь вернулись в норму. – Любопытно...
  
  – Хм? – вопросительно протянула синеволосая красавица, впрочем, одним вопросительным восклицанием она не ограничилась, плавно сместившись мне за плечо и приготовившись прикрыть или поддержать в атаке. Всё же пребывание в "боевом гареме" выработали очень правильные рефлексы.
  
  – Подожди тут, – я направился к переулку, принюхиваясь к запахам, витающим на улице. Нет, ошибки не было. Пахло Люси, вот только... она сменила духи ещё... уже семь с половиной лет, получается, как раз после того нашего похода по магической ювелирке, здесь же был тот самый цветочный аромат, что я уловил при нашем первом знакомстве. Конечно, вряд ли она пользовалась уникальными духами, но ведь я ощущал не только духи, но и аромат самой Люси. Пусть до Ичии мне далеко, но драконье обоняние вместе с чутьём демона уж знакомые мне обертона пропустить не даст. Но вот была одна проблема. Я чуял запах Люси, но я точно знал, что она никогда в этом переулке не была – маячок в обручальном кольце позволял мне это знать наверняка. Неудивительно, что подобную странность не получалось отследить раньше, да и сейчас наткнулись чисто случайно. Осталось понять, что всё это значит? Доппельгангер?
  
  Крадучись следую за запахом, чтобы буквально через минуту выйти к небольшой лавочке, на которой расположился силуэт в тёмном балахоне. Поза зажатая, чуть опирается о спинку – усталость или ранение... Ещё шаг, и вот я уже в метре от неизвестного... неизвестной, что, зажав между коленями блокнот, пытается что–то ввести на нём левой рукой. Судя по получаемым каракулям, этот кто–то или толком не умеет писать, или ни разу не левша.
  
  Присаживаюсь на корточки перед склонившейся девушкой и бесцеремонно заглядываю под капюшон, активируя и драконье зрение. Я уже примерно представлял, что увижу, благо душу видел вполне отчётливо, но удостовериться всё же было нужно. Только сейчас объект моего внимания замечает, что уже не одна, и отшатывается, вскрикивая.
  
  – Не бойся, я не причиню тебе вреда... Люси.
  
  – К–кто вы? Откуда вы меня знаете? – уставший и испуганный голос. Я не знаю, что с ней произошло, но точно ничего хорошего.
  
  – Моё имя Сефирот. И судя по тому, что ты меня не узнала, ты не из нашего мира. Но... пусть и чистая, подворотня – не то место, чтобы это обсуждать. Да и Мастеру, думаю, будет полезно послушать твой рассказ.
  
  – Господин Сефирот, у вас всё в порядке? – из–за угла высунулась макушка госпожи Локсар – не удержалась всё–таки. Хотя сейчас её появление как нельзя кстати.
  
  – Джувия? – повернулась к новой участнице... эм... так... пусть будет пока "нездешняя Люси".
  
  – Люси? Что ты тут делаешь? Неужели ты устроила засаду на господина Сефирота... прямо на улице... в переулке... – Тьма, я приветствую бурную фантазию этой прекрасной девушки, но вот сейчас точно это не к месту!
  
  – Джувия, не сейчас. У нас намечаются проблемы. Идём в таверну.
  
  – Поняла, – мигом вылетела из грёз волшебница и подхватила гостью под руку, вернее попыталась, но... – Что? – правой руки у нездешней Хартфилии просто не было. – Кхто–о–о–о, – шипение закипающей повелительницы воды могло испугать и дракона.
  
  – Не здесь. В таверну. Живо, – Джувия ещё не поняла, что это всё же не наша Люси, но... даже если бы и поняла, вряд ли бы это что–то изменило. Это я дифференцирую разные отражения одних и тех же людей, считая их в лучшем случае дальними родственниками, для девочек же это чуть ли не они сами или родные сёстры и братья. Тем не менее, вопрос был интересный. Как тут оказалась Хартфилия из другого мира, как давно она тут находится и что случилось с её рукой? Связана ли она с теми проблемами, что напророчил нам комок шерсти? Но для начала, нужно привести её в таверну, нормально накормить и заняться конечностью. Всё остальное – потом.
  
  В таверну мы вломились в самый разгар "выяснения отношений" между принявшей моё приглашение Уртир, "боевым гаремом", Рори и Эдо–Люси, наблюдавших за всем этим безобразием с искреннейшим любопытством, разрываемой дилеммой, на чью сторону встать, Ур и просто офигевающих от всего происходящего Мелди и Венди, что как–то рефлекторно скучковались вместе. Опытный Эдо–Эльфман вместе с не менее опытным Лексусом кого смогли похватали и бочком–бочком.
  
  – Так, всем успокоиться. Сейчас не время устраивать очередной раунд семейных игр!
  
  – Пфф, – Макаров подавился пивом.
  
  – Ага, я так и знала! – то ли ликующе, то ли негодующе выдала Мелди, тыкая в мою сторону пальцем.
  
  – Кажется, его опять не так поняли, – Лексус задумчиво потёр бровь. – А может быть, и так.
  
  – Нацу... Грей... ребята, – гостья из дальних краёв шмыгнула носом.
  
  – Э–э–э... это же голос Люси? – с удивлением повернулся к нам огненный драгонслеер. Потом с не меньшим удивлением посмотрел на блондинку, что стояла рядом с Уртир, потом на ту, что сидела вместе с Рори на балке, и, наконец, перевёл взгляд обратно к нам. Открыл рот и...
  
  – Три Люси... – Хэппи выпал в астрал, но точно высказал мысль своего напарника.
  
  – Ы–ы–ы–ы... – очень вдумчиво поддержал его Мастер.
  
  – Значит так. Всех старших магов, драгонслееров и Уртир жду в своей комнате через двадцать минут. И выловите кто–нибудь Первую с моим братом – кажется, мы нашли то, что нужно.
  
  Далее под полными охреневания взглядами я спокойно поднялся по лестнице, едва ли не на руках неся впавшую в ступор девушку. Открыть телекинезом дверь, занести ценную ношу, закрыть дверь, расположить девушку на кровати.
  
  – Что происходит? – иномировая Люси явно пребывала в шоке и ничего не понимала, это было неудивительным, но сначала ей нужно оказать помощь, а потом уже отвечать на вопросы и задавать свои.
  
  – Всё в порядке, ты в безопасности в кругу друзей, чуть позже мы ответим на все твои вопросы и зададим свои, но пока, позволь мне позаботиться о тебе. Что с рукой?
  
  – Ну... как–то так получилось... – девушка сжалась и вновь всхлипнула, своей травмы она явно стеснялась. Хотя это не совсем правильное слово для подобного, но всё же.
  
  – Судя по следам в энергетическом теле, её откусил дракон или кто–то сопоставимый по уровню сил, – она вновь вздрогнула, но всё же нашла в себе силы кивнуть.
  
  – Ничего страшного, это мы мигом поправим, – всё же биологически и на уровне энергетики она была почти идентична моей любимой заклинательнице духов, а с учётом некоторой тяги к перестраховыванию по отношению к моим главным сокровищам, у меня под рукой для каждой девушки всегда был набор реаниматора (а в подвале дома и на "даче" – по небольшому бассейнчику с телами для каждой, на случай, если дела пойдут совсем плохо), тут, впрочем, вполне хватит "Крови Титана" – один декокт, разработанный мной как раз на случаи потери конечностей, совмещённые с травмой энергетики. По сути, универсальная биомагическая субстанция, подстраивающаяся под донора и возвращающая ему изначальную целостность. Сплав Алхимии, магии Жизни, магии Тьмы, подраздел магии Душ и слегка приправлено темпоральным сдвигом для ускорения эффекта. Сильно продвинутая и чисто магическая версия "Эликсира Жизни", что я когда–то выдавал Фейкам при штурме Райской Башни. Один небольшой укол в плечо правой руки, Печать Восстановления для надёжности, и через три секунды новая конечность вместо уродливой культи. Причём сразу функциональная и проводящая магию на должном уровне. Да, всё же время и очень много бесчеловечных опытов над разумными могут здорово продвинуть многие навыки. Сейчас на "ремонт" Гилдартса я бы затратил лишь немногим больше времени, чем на восстановление руки иномировой Хартфилии.
  
  – Как? – девушка в шоке смотрит на свою здоровую правую руку, да и общее состояние сильно улучшилось. Усталость прошла, нервное истощение... с этим сложнее.
  
  – Это магия, Люси. К тому же... для твоего организма у меня были готовы шаблоны на все случаи жизни.
  
  – Эм... Шаблоны? Почему? – непонимание.
  
  – Ну, всё же для целителя иметь специальные средства исцеления для дорогих людей – вполне логично. А жена – это точно дорогой человек.
  
  – Же–жена? – всё, ступор и шок, но теперь уже не посттравматический, а просто. Кхм, но тут я, кажется, всё же немного перестарался, не обработай я её сперва эликсиром, могло бы стать куда хуже.
  
  – Да. Как я понял, ты попала к нам из другого мира, ход событий в котором отличен от нашего. Различия могут быть как огромными, даже концептуальными, так и совершенно незначительными, – я говорил мягко и доброжелательно, заодно транслируя чувство покоя и защищённости. Девушке точно нужно было расслабиться, и чуть отстранённая беседа – неплохой вариант. – Ты же знаешь об Эдоласе?
  
  – Да, мы там были и даже спасли Лисанну, – растерянно кивнула она.
  
  – Это яркий пример концептуально отличающегося мира – другие магические законы, чуть другая физика, но при этом есть такие же люди.
  
  – Но... Крокус, ребята... Здесь всё тоже самое, но... в моём мире не было вас.
  
  – Можешь обращаться ко мне на "ты", ничего страшного. Ну, а такое отличие – вполне возможно и допустимо.
  
  Примерно на этом моменте в комнату ввалилась дружная толпа буйных Фей.
  
  – Простите, учитель, я пыталась их задержать, но... – повинилась Венди из задних рядов.
  
  – Тут нет твоей вины, изначально было без шансов, потому я и сказал про двадцать минут – нужно было, чтобы нам дали хотя бы пять.
  
  – Сеф, что это за история с рукой? – сразу же принялась выпытывать Эльза. – Что происходит?
  
  – Я пока ещё ничего не выяснил, ждал вас, но, быть может, сначала дадим нашей гостье поесть и чуть–чуть прийти в себя?
  
  – Я мигом, – кивнула Мира и едва ли не телепортировалась вниз за порцией съестного. Секунд десять – и вот демоническая официантка уже притаскивает столик со снедью прямо к кровати.
  
  – Вот, Люси, перекуси.
  
  – Спасибо, Мира... – блондинка вновь в некотором ступоре рассматривает госпожу Штраус, что для ускорения приняла свой демонический облик. – Да... кажется, это действительно другой мир, – иномировой маг вцепилась зубами в бутерброд.
  
  – Почему? – полюбопытствовала Ур.
  
  – Мира, которую я знаю, не очень любила показывать свой демонический вид.
  
  – Ну, – чуть смутилась моя демонесса, отменяя превращение, – так и было, но один тип был без ума от моего хвостика, и...
  
  – Не при детях! – хором заткнули официантку Ур и Эльза.
  
  – И ничего такого я и не собиралась рассказывать!.. – белокурая красавица смущённо потупилась. – И вообще, кто бы говорил... повелительница сиропа... – перешла в контратаку это воплощение доброты и радушия.
  
  –Так, давайте закроем эту тему, пока бедного Мастера не хватил инфаркт, у него слабое сердце, между прочим, – решительно закруглила тему валькирия, при этом старательно отводя глаза.
  
  – Ладно, это всё прекрасно и замечательно, но всё же, Люси, как ты сюда попала и что с тобой случилось?
  
  – Всё началось с Магических Игр, – прикрыв глаза, начала повествование девушка, – и моего похищения...
  
  
***
  Некоторое время спустя.
  – Итак, – мой голос разорвал установившуюся тишину, – подведём итог. Тебя похищали представители королевской гвардии. Дважды. Второй раз ты просидела в тюрьме до самого конца, а освободилась потому, что дворец и его казематы начали рушиться. В небесах летали сотни, если не тысячи драконов, уничтожая всё живое, а ты смогла пройти сквозь полуразрушенные Врата Затмения, попав в "прошлое", которое, на самом деле не прошлое, а просто иная параллель. Что, кстати, легко доказать, хотя бы тем, что ты не знала меня и у тебя нет воспоминаний о встрече с будущей собой. Ну, это кроме того факта, что подобное путешествие само по себе невозможно, а временные сдвиги работают совсем иначе. Кстати о Вратах. Зереф, какого демона? Как ты мог их не заметить?
  
  – З–зереф? – гостья из иного мира, видимо, только сейчас заметила задумчивого чернокнижника, пристроившегося на подоконнике и... ну да, в раздумьях поглаживающего надувшуюся Первую. – К–как, что он тут делает?
  
  – Ну, он у нас один из Старших Магов гильдии, всё же учитель основательницы, вон, она, кстати... и опять без тапочек.
  
  – Ну да, совершенно обыденная картина для Фей, – кивнула моя Люси. – Это он во всём виноват, – и в меня ткнули пальцем.
  
  – Ага, во всём всегда виноват бараба... эм, Сефирот, – я вздохнул. – Но давайте всё же вернёмся к нашей небольшой проблеме. Ну там десяток тысяч драконов, конец света и прочие мелкие неудобства. А также ко Вратам, итак?
  
  – Обнаружить я их не мог при всём желании, – начал чёрный маг, озабоченно сверля взглядом пространство за окном. – Сама структура врат перехода такова, что магия вокруг них исчезает. Нет, – опередил он мой вопрос, – это не даёт "засветку" магической пустоты, магическая энергия остаётся, просто она смещается в иной временной поток, потому она есть, но её в то же время нет.
  
  – Зачем были нужны такие сложности? – не шевелясь, поинтересовалась Первая, безуспешно пытаясь скосить глазки так, чтобы видеть происходящее у себя за спиной. – И как ты этого добился?
  
  – Это была... – чернокнижник неуверенно почесал указательным пальцем подбородок, – кажется, 187 попытка моего самоубийства, сейчас уже не вспомню точно. Поняв, что в текущем времени нет ничего, что способно было бы лишить меня жизни, я подумал, а почему бы не отправиться в прошлое и не убить себя до того, как я стал бессмертным? Магия времени уже в те дни была забыта, и вопросов в ней было куда больше, чем ответов, но я заметил, что временной поток в измерении Зодиака существенно отличается от нашего, к тому же он был нестабилен. Именно это я и использовал, чтобы пройти сквозь пространственно–временной континуум.
  
  – Зодиак? – удивилась местная Хартфилия. – Ты ещё и маг Звёздных Духов?
  
  – Нет, я никогда не заключал с ними контрактов, – покачал головой парень. – Но собрать Ключи было нетрудно, а право на использование их измерения... Ну, я отправил Мар Де Голя, чтобы он занял Короля Духов. И пока демон его сдерживал, сумел отделить часть измерения и привязать его ко Вратам, устроив что–то вроде переходной зоны.
  
  – А я–то думала, это Сефирот знает толк в экзотических видах самоубийства, – пробормотала себе под нос Эльза.
  
  – Как бы то ни было, Врата были готовы, и я прошёл сквозь них и убил молодого себя.
  
  – Эм... Тогда почему ты здесь? – осведомился Лексус, пряча руки в полы своего любимого мехового плаща.
  
  – Потому, что я изначально ошибся в концепции временного потока, – повернулся к нему маг. – Вернуться назад в прошлое можно только в рамках временной петли. Это позволяет "расставить акценты", но никак не повлиять на ключевые факты и состояния, такие как жизнь и смерть. Полноценно повернуть время вспять тоже возможно, но на это требуется просто запредельное количество силы. Всей моей нынешней мощи хватит на полчаса–час... – Зереф на несколько секунд замолк, то ли что–то вспоминая, то ли обдумывая. – На момент, когда я это узнал и разработал соответствующее заклинание, мне требовалось "откатить" порядка 250 лет, – закончил он, и в помещении установилась тишина, которую так и тянуло назвать "почтенная".
  
  – Так что же такое эти Врата? – не выдержал Мастер.
  
  – Просто Дверь Измерений, – пожал плечами чернокнижник. – Более сложная, чем та, что брат установил для связи с Эдоласом, поскольку позволяет в некоторой степени настраивать мир прибытия, но принцип тот же.
  
  – Н–да... Дела...
  
  – Получается... моё вре... мой мир уже не спасти? Мою гильдию... ребят.
  
  – Мне жаль, – склонил голову чернокнижник. Иномировая Люси расплакалась. Мои девочки кинулись её утешать, я же серьёзно задумался.
  
  Что–то крутилось на заднем плане, но пока слишком размыто и нечётко. К тому же Зереф упустил один момент, правда, с учётом его прошлых намерений и его состояния вообще, для него мало значащий. Магия Времени берёт свою плату. И если остановить, замедлить, обернуть вспять для конкретного предмета или группы предметов или даже закольцевать время на отдельном, к слову, весьма небольшом, участке просто затратно по силам, то вот откатывать временной поток можно лишь в более широкой системе координат, а именно – только для мира целиком. И тут мало того, что затраты энергии возрастают едва ли не на два порядка, так ещё и "стираемое" прошлое бьёт по посмевшему покуситься на одну из основ мироздания наглецу. Выражается это очень просто, как показали лабораторные исследования, секунда отката стоит год жизни. Откатил минуту? На шестьдесят лет постарел. Так что полноценно заниматься магией Времени могут только трудно убиваемые бессмертные существа с магическим резервом уровня Бога. Причём не какого–то там местечкового, а полноценного Владыки Мира или хотя бы главы пантеона. Моих текущих сил, даже с учётом "драконовости", хватит часа на полтора. И я не уверен, что откат от такого меня не прикончит. Симбе, по идее, будет пофиг, организм тоже вроде как условно–бессмертный и стариться не может, но пропустить через себя несколько тысяч лет "отката"... Нет, даже спрогнозировать не могу. Хм... Бога, значит... Последняя часть мозаики со щелчком встала на место. Видение Шаготты и мои размышления о нём, история иномировой Люси, рассказ Зерефа и выкладка по магии Времени. Причина, мотив, средства и цель сложились в План. Очень сомнительный и откровенно дурно пахнущий, но другой альтернативы я просто не видел. И лучше делать что–то, чем плыть по течению.
  
  – Невозможного не существует, – ответил я. – И твой случай не исключение. Пока ты можешь думать, пока ты можешь действовать – ещё ничего не кончено, и даже смерть не является окончанием пути. Возможно... только возможно, всё не так плохо, как кажется.
  
  – Мой мир сожрали тысячи драконов, что тут "не так плохо"? – с явными нотками истерики крикнула "гостья из будущего".
  
  – Ты выжила и рассказала об этом самой больной и отмороженной на всю голову гильдии. А это уже кое–что. Но для начала, нужно посмотреть на эти Врата Затмения. Сможешь проводить нас к ним?
  
  – Они были в руинах дворца. Я не могу точно сказать где, – взяла себя в руки девушка. – Но... думаю, если окажусь там, найду дорогу.
  
  – Хорошо. Тогда утром сходим во Дворец. Что у нас завтра, кстати?
  
  – Завершение Игр. "Королевская битва", по пять человек с каждой гильдии. Разрешено выступление Богоизбранных, – ответил Дреяр–младший.
  
  – Хмм... Ладно, Лексус, бери Рори, Эльзу, Зерефа и Игнила. Пора заканчивать этот фарс – у нас появились дела поважнее.
  
  – Если потребуется разбираться с Вратами, то мне лучше пойти с тобой, – указал на просчет с моей стороны чернокнижник.
  
  – Действительно. Тогда Женни.
  
  – Хорошо, дорогой. Заодно присмотрю за Рори... и Игнилом... и... – многообещающий взгляд на Эльзу.
  
  – Заклинатели Духов пойдут с нами. А также Мира, Джувия, Ур и Уртир. Нацу, Грей, Гажил – вы с остальными нашими на трибунах – если что–то пойдёт не так, прикроете гильдию.
  
  – Поняли, – кивнули названные.
  
  – Уртир, организуй войска Совета, пусть расположатся между дворцом и стадионом... на всякий случай. Кто там за главных?
  
  – Лахар и Дромбальт. Парни неглупые, сделают.
  
  – Отлично. На этом всё. Постановляю: всем спать. Завтра предстоит тяжёлый день, – глядя на иномировую Люси, просто накладываю на неё заклинание сна – вряд ли она смогла бы уснуть самостоятельно. – Так будет лучше, – возражений не последовало. Все начали расходиться по номерам. Хотя нет, не все. Кое–кто мастерски прикрылся иллюзией и дождался, пока я пожелаю девочкам спокойной ночи.
  
  – Что ты задумал, Сеф? – стоило мне выйти "подышать свежим воздухом перед сном" и чуть отдалиться от таверны, как Уртир скинула иллюзию.
  
  – Пока точно не знаю. Слишком много вариантов событий. Возможно, мне придётся совершить небольшое путешествие.
  
  – Ты хочешь попасть в мир нашей гостьи, – констатировала девушка, – и вряд ли просто с целью поглазеть на легион драконов.
  
  – Как всегда проницательна, – я кивнул. – Но вот что именно я там буду делать... пока этого я и сам не знаю. Есть несколько вариантов.
  
  – Я иду с тобой, – я хотел было возразить, но... – Тебе может понадобиться помощь. И что бы ты ни задумал, это меня не оттолкнёт – ты знаешь. Я не светлая "Фея", которую жизнь побила и показала неприглядные стороны реальности. Я злая ведьма с руками по локоть в крови. И я пойду за тобой, мой демон. Мы уже многое пережили вместе... И я не хочу, чтобы ты вновь исчезал, оставляя взамен в лучшем случае проекцию.
  
  – Ты действительно прекрасно меня узнала, – прикрываю глаза. – Хорошо.
  
  – Так что же ты собираешься делать?
  
  – Игры кончились. Мы идём на Войну.
  
  
Глава 33. Властелин Ничего.
  
   Ты из тех, кто всегда идёт к своей цели.
   Все, кто рядом с тобой – всего лишь ступени.
   Ты поднялся по ним, не ведая жалость.
   Что ж, взойди на престол, возьми, что осталось.
   Последнее Испытание "Властелин Ничего".
  
   Утро. Многолюси и Ко.
  – Ваш мир... он кажется таким странным, – девушка потёрла переносицу правой рукой, всё ещё не до конца способная поверить, что ужасная калечащая травма полностью исцелена, причём за какие–то мгновения.
  
  – Ну, с нашей точки зрения, странный именно твой мир... И, признаться, мне он не очень нравится, – нахмурилась местная Люси.
  
  – Да уж, глядя на нашего дядюшку Джуда, даже не верится, что в твоём мире он... Кхм, прости, я не хотела, – оборвала себя уже Эдо–Люси.
  
  – Ничего... – мотнула головой иномировая гостья. – Но всё же, заседающая в Совете Уртир, Джерар, который Зигрейн, её там замещающий, две Миражанны, Зереф в нашей гильдии, живой Игнил, который выглядит как человек... Про остальное я вообще молчу! Это как–то слишком.
  
  – Мы вот тоже не можем представить себе мир без господина Сефирота, должно быть, там грустно и одиноко, Джувия такого не хотела бы... – поёжилась повелительница воды, уставившись в чашку перед собой.
  
  – У нас ты бегала за Греем, – просветила девушку внеземная Люси.
  
  – Джувия? За Греем? Вот это да–а–а, – Эльза отправила в рот кусочек тортика, с любопытством наблюдая за "подвисшей" волшебницей воды, переваривающей подобную новость.
  
  – Ну... Но... Хотя, если подумать, – синевласка озабоченно поднесла пальчик к губам в жесте, невольно скопированном у Миражанны. – На самом деле, Грей действительно симпатичный, но... – повелительница воды сконфуженно покраснела, – Джувия никогда о нём ничего такого не думала.
  
  – Я бы хотела на это посмотреть, – хихикнула в кулачок Мира.
  
  – А ты сама? – внезапно прямо перед лицом иномировой Хартфилии откуда–то сверху опустилась чернявая макушка молодой девушки с сиреневыми глазами. На лице новой участницы разговора цвела бесстыжая лукавая улыбка, а радужка как будто даже слегка мерцала каким–то внутренним сиянием. – Колись, что за мужика ты себе нашла? – держалась девушка за древко огромного топора, которым каким–то образом зацепилась за балку наверху, густой шлейф чёрных волос рассыпался по столешнице, едва не попав в чашки с чаем, задравшаяся внизу юбка и вовсе почти ничего не скрывала, но ту, кого звали Рори, эти обстоятельства нисколько не беспокоили.
  
  – Сколько раз тебе говорить, что так влезать в разговор – невежливо?! – первой возмутилась местная Люси.
  
  – Да к вам же за столик по полу не протиснуться! – оправдалась брюнетка. – И, признай, тебе тоже интересно! – сиреневые глаза вновь впились в гостью с каким–то лихорадочным блеском. – Ну! Кто?! Кто этот мужчина, что смог заменить моего обожаемого Владыку?!
  
  – А–а–а... Ну–у–у... – Люси из иного мира ощутила невольные мурашки, заметив, как дружно во взглядах её собеседниц разжигается неподдельное любопытство. – Как бы... Если честно... Ну... У меня нет парня, – резко повесила голову блондинка от стыда и смущения.
  
  – ...
  
  – ...
  
  – ... – приступ неловкого молчания резко поразил всех участниц беседы.
  
  – А у них?! – нетерпеливо воскликнула Рори, подавшись ещё ближе к лицу гостьи, явно имея в виду остальных девушек за столом.
  
  В ответ Хартфилия ещё сильнее насупилась, пряча взгляд.
  
  – Но ПОЧЕМУ?! – в голосе и на лице демоницы откровенно читались изумление, возмущение и оскорбление в лучших чувствах.
  
  – Эй, почему это тебя так волнует? Ты же всё время бегаешь только за беловласиком, – потыкала брюнетку в плечо Эдо–Люси, стремясь разрядить обстановку.
  
  – Как ты не понимаешь?! – Рори неуловимым движением перевернулась в воздухе, отпустила топор и уселась на столешнице, уставившись "Страшными" глазами на девушку. – Ведь любимые женщины моего Владыки – уникальны! Они заслуживают только лучшего! Как может быть, чтобы не нашлось никого, кто бы их оценил?! Ай! – от избытка чувств брюнетка подскочила на месте, сжимая кулаки перед грудью, и, почти плача, прокричала на всю таверну: – Как я хочу устроить кровавую жатву!!!
  
  Разговоры в общем зале мигом смолки, и десятки настороженных взглядов скрестились на миниатюрной фигурке. Кто–то даже уронил кружку с пивом, что, в установившейся тишине, громко и как–то даже напрягающе прокатилась по полу. Демоница внимание заметила.
  
  – Что?! У меня стресс! – возвестила возмутительница спокойствия, и... все всё сразу поняли, возвращаясь к прерванным делам.
  
  – А... Это вообще кто? – шёпотом поинтересовалась у своей местной копии иномировая Люси. Вопрос её занимал давно, но как–то не приходилось к слову.
  
  – Я – Книга господина Сефирота! – и не думая делать вид, что адресованный другому вопрос её не касается, расплылась в гордой улыбке брюнетка. – Его плоть и кровь, дух и магия! Во мне записаны все его знания и проекты! Апостол его воли и вернейшая слуга!
  
  – Но к себе в постель он тебя не пускает, – ехидно хохотнула Эдо–Люси, наслаждаясь тем, как с лица демоницы сползает гордо–пафосное выражение.
  
  – Не поднима–а–ай эту тему! – обиженно нахохлилась Рори. – Это всё из–за груди – она слишком маленькая, – девушка расстроенно накрыла свои верхние достоинства ладошками, окинув завистливым взглядом оные достоинства у окружающих. – Но Владыка отказывается её увеличить, это так обидно...
  
  – Книга?.. Как это? – не поняла иномировая Люси. Тихий вздох Венди на моменте про грудь остался никем не замеченным.
  
  – Лет восемь назад вы возвращались с совета Мастеров и набрели на мелкую тёмную гильдию, балующуюся магией Жизни, – мгновенно вновь переключилась на позитивный тон Рори, будто и не куксилась всего секунду назад. – Они там ещё город оживили.
  
  – Помню... – неуверенно кивнула блондинка, вспоминая такой эпизод из своего мира. – Мы тогда ещё попыталась приготовить что–то из ожившего... Глупо получилось.
  
  – Да–а–а... – будто сама это видела, усмехнулась демоница. – Но, в общем, там была библиотека гильдии, и книги в ней тоже ожили. Мой Владыка убил несколько и решил поставить эксперимент по их слиянию и повторному оживлению, так и родилась я... Правда, сначала я была просто живой книгой, которая любит питаться другими книгами, но это несущественно, – изобразив на личике толику смущения, призналась Апостол.
  
  – То есть ты... э–э–э... – гостья из иного мира не смогла сразу подобрать слов.
  
  – Она демон, как Делиора и Колыбельная, – помогла девушке Женни, мило улыбнувшись.
  
  – Эй! – возмутилась Апостол. – Делиора и Колыбельная были всего лишь страницами, а я полноценная Книга! К тому же Зереф создавал их только для отработки процесса, а я была рождена в любви и нежности, как величайшее и самое дорогое творение, м–м–м... – глаза демоницы закатились в экстазе, а руки сами собой сцепились перед грудью, силясь унять прокатившуюся по телу дрожь.
  
  – И так каждый раз, – пожаловалась самой себе из другого мира местная Люси.
  
  – Воплощение пошлости, – поддержала её насупившаяся Джувия.
  
  – Кажется, я услышала чью–то зависть... – прикрыла лицо кулачком Мира.
  
  – Н... – госпожа Локсар от неожиданности подпрыгнула на стуле. – Н–нет! Я осуждала!
  
  – Ну что ты, – кокетливо отвела глазки в сторону боевая официантка, – разве я когда–нибудь осуждала интересные наклонности своих подруг?
  
  – Н–не понимаю, о чём ты... – над ушедшей в несознанку синевлаской начал клубиться лёгкий парок.
  
  – Ну как же, – смущённо улыбнулась Мира, – вот взять хотя бы последнюю ночь и то, что вы вытворяли с Эльзой...
  
  – Да, это было так... волнующе, – вернувшись из мира грёз, провокационно облизнулась Рори.
  
  – Семейка извращенцев, хи–хи, – прокомментировала ситуацию Эдо–Люси, удобней разваливаясь на своём месте с кружкой пива.
  
  – Давайте не будем об этом, – начавшая цветом лица сливаться с оттенком своих волос валькирия подчёркнуто спокойно поставила на стол чашку с чаем.
  
  – О, тогда ты не была столь скромна, – решила чуток "потроллить" подругу и Люси.
  
  – Сказала девушка, что в этот момент самозабвенно целовалась с Женни, – решила сместить "фокус внимания" с себя на подругу валькирия.
  
  – Знаешь, это прозвучало бы более правдоподобно, не занимайся ты с ней и со мной тем же самым... – не дала соскочить ей с темы Мира.
  
  – Э–э–э... – гостья из "будущего" не знала, куда деться. Нет, она привыкла к женским разговорам, да и в Холмах Феи, куда она частенько наведывалась, порой обсуждалось всякое, но такое, да так открыто... – Вам не кажется, что это немного слишком?
  
  – Мы вроде бы не обсуждаем ничего такого... – неуверенно поднесла пальчик к губам Миражанна. – Ну, в том плане, что не стоит обсуждать среди посторонних, – на этих словах Венди опять тихонько вздохнула, но этого опять никто не заметил. – К тому же очень странно слышать это от тебя, Люси.
  
  – П–почему? – "гостья из будущего", конечно, смутно подозревала, почему так могло бы быть, но всё же надеялась на обратное.
  
  – Понимаешь, – заюлила земная Люси, – как–то так получилось, что подобная инициатива исходила от меня... ну... косвенно, в некотором роде...
  
  – Это она изначально предложила "делить" Сефа, а потом устроила групповушку с ним и Джувией... уделяя больше внимания Джувии, как я слышала, – на корню зарубила все попытки леди Хартфилии уклониться от ответа Мира.
  
  – Пхе?! – иномировая блондинка была в лёгком шоке. Всё–таки этот мир отличался от её куда сильнее, чем она думала.
  
  – Эй, всё это получилось совершенно спонтанно! И вообще... Ай, ладно, – махнула рукой Хартфилия. – Да, девушки мне тоже нравятся, я восхищалась Мирой ещё задолго до... всего такого, и что?
  
  – Ничего, мы тоже тебя любим, – улыбнулась беловолосая боевая официантка и, совершенно никого не стесняясь, поцеловала подругу в щёчку.
  
  – Тайм–аут, тайм–аут! – чудесным образом оказавшаяся уже на полу Рори волевым движением отодвинула девушек друг от друга. – Во–первых, я завидую, – наставительным тоном начала она, – так что фи–фи на вас! А во–вторых, мы ушли от темы!
  
  – Какой из? – уточнила Женни.
  
  – Темы мужиков! – притопнула ногой демоница. – Почему у тебя нет парня?! – брюнетка резко нависла над иномировой Люси. – Как? Почему? Кто виноват?!
  
  – Ну... Понимаешь... – Люси и сама думала над этими вопросами много–много раз, хотя и представить себе не могла, что кто–то будет требовать от неё ответов. Тем более вот так. – Парни, они... ну... – взгляд блондинки скользнул в другой конец зала, где Нацу опять о чём–то громко спорил с Греем. –...Такие болваны.
  
  Вместе с упавшими, будто тяжёлый камень, словами плечи девушки окончательно поникли.
  
  – М–даа... – дружно потянули девушки.
  
  – Это... получается, что Владыка Сефирот устроил личное счастье для каждой! Да, Хозя–яин прекрасен, если бы он ещё больше внимания уделял своей верной слуге... Эх... Мне нужно выпить, – настроение "Книги Сефирота" скакало самым странным образом от вдохновенного восторга до неподдельной тоски, причём никого это уже не удивляло и тем более не напрягало.
  
  Как бы то ни было, девушки решили морально поддержать свою подругу (а после пары бокалов фруктового ликёра ещё и поговорить с Сефом на тему обижания им верной демоницы, что хочет себе грудь побольше). Ну, а после – сменить тему на что–то более приятное, например, новые наряды и поиск различия между модами миров. Впрочем, утренние посиделки вскоре подошли к концу, и им нужно было выдвигаться во дворец...
  
  
***
  Сефирот и отряд. То же утро.
  До дворца мы добрались без приключений, да и в сам дворец прошли спокойно. Почему? Ну, кое–какая слава у меня была. Равно как и кое–какие деловые отношения с королевской семьёй. Всё же артефакты нужны всем, а если это качественные артефакты с индивидуальным подходом и по умеренным ценам от проверенного поставщика – то тем более. Так что в приёмной дворца я был если и не частым гостем, то и не совсем левым пришельцем.
  
  – Узнаёшь места? – поинтересовался я у иномировой Люси. Сон без сновидений пошёл ей на пользу – пусть настроение и было препоганейшим, но робкий луч надежды и отдых сделали своё дело – отчаяние чуть отступило.
  
  – Да, но нам нужно дальше – за внутренние стены, – последовал ответ.
  
  – Это хуже. Попробую напроситься на приём, но официально это может занять довольно много времени.
  
  Вот только сложилось всё иначе.
  
  – Капитан Аркадиас? – к нам направлялся высокий мужчина в артефактных белых доспехах.
  
  – Господин Сефирот, – рыцарь кивнул, – вы прибыли как нельзя вовремя, впрочем, как и всегда. Её Высочество отправила меня для встречи с вами. И магами Звёздных Духов из вашей гильдии.
  
  – Жить становится всё интереснее, – ответила на это приглашение Сорано.
  
  – За мной? Зачем?
  
  – Не могу знать. Но прошу пройти со мной, – ответил мужчина.
  
  – Хорошо. Со мной будут ещё несколько сопровождающих.
  
  – Не положено по регламенту, – упёрся рыцарь, но у меня не было настроения спорить.
  
  – Аркадиас, ты в самом деле считаешь, что возжелай я навредить принцессе или уничтожить ваш город, мне потребовались бы помощники?
  
  – Это угроза? – набычился телохранитель принцессы.
  
  – Это констатация факта, но да, можешь считать это угрозой – у меня нет времени и желания с тобой спорить – своих дел по горло. И поверь, мне они куда важнее даже встречи с принцессой, королём и всем дворянством Фиора. Ну так что, мы пойдём или будем ещё час спорить?
  
  Вместо ответа рыцарь связался с кем–то по "мобилке" и доложил о непредвиденной ситуации. Всё же мужик он нормальный и адекватный, понимающий и градус своей ответственности, и предел своих возможностей. Пусть несколько резковат по жизни, но в остальном – образцовый рыцарь. Ссориться с ним и тем более идти на конфликт мне не очень хотелось, но если я начну объяснять всем подряд цели нашего визита, то и до ночи не управлюсь. А время идет... и для моего возможного плана оно критично. Как бы то ни было, уже спустя полминуты он безнадёжно махнул рукой и велел следовать за ним, очевидно, получил соответствующие инструкции.
  
  И пришла наша кавалькада... прямиком ко Вратам, перед которыми уже замерла принцесса и Первый Министр.
  
  – Ваше Высочество, господин министр, – лёгкий поклон, ибо совсем уж нарушать протокол с монаршей особой не стоит – мне с ними ещё работать. Если, конечно, они не попытаются сотворить какую–нибудь фееричную глупость. Пусть мир альтернативной Люси и имеет отличия от нашего, но по обитателям и их характерам он почти идентичен, а раз те монархи додумались похищать члена магической гильдии прямо во время игр и на глазах у других гильдий, то мало ли. Пусть нынешний король с принцессой в слабоумии замечены не были, но всё же.
  
  – Господин Сефирот, – довольно симпатичная зеленоволосая девушка чуть улыбнулась и приветственно кивнула, – я рада, что вы так быстро прибыли. Мне нужна помощь магов Звёздных Духов из вашей гильдии.
  
  – Что–то произошло?
  
  – Да, я знаю, это прозвучит очень странно, но... нашему миру угрожает опасность. Нашествие драконов...
  
  – Это больше по части драгонслееров, магия Зодиака специализируется в первую очередь на поддержке и призыве Духов.
  
  – Не только. Также с её помощью можно активировать Пушку Затмения!
  
  – Эм... Простите? – что за Ересь она несёт?
  
  – Перед вами, – Нефрит указала рукой себе за спину, – Врата Затмения, они связывают наше время с прошлым. Изначально, мы планировали использовать их, чтобы попасть в прошлое и уничтожить Зерефа и Акнологию до того, как они обрели свою силу.
  
  – Кхэм... кха... кхи... – стоящие рядом со мной Фейки подхватили эпидемию кашля. Зереф... Зереф просто тяжело вздохнул, ну да, когда тебя "пытаются убить", используя твой же старый и провалившийся план самоубийства... это должно вызывать очень противоречивые эмоции.
  
  – Но при чём тут некая пушка?
  
  – Врата имеют два режима. Сами врата и, собственно, оружие, работающее за счёт разницы временных потоков! Мощь залпа должна быть сопоставима с Эфирионом, а то и превосходить его! – я что–то говорил на тему "в слабоумии не замечены"? Беру свои слова назад. Хотя... как–то это слишком, даже для идиотов.
  
  – Хм, хорошо, Ваше Высочество, мы поможем вам, но позвольте пару уточняющих вопросов, – с психами нужно соглашаться.
  
  – Да, конечно, – кивнула принцесса, – время у нас ещё есть.
  
  – А как включается эта пушка?
  
  – Я точно не уверена, но человек, предупредивший меня о драконах, оставил инструкции. Достаточно снять Замки Зодиака и открыть Врата... – нет, ну не может же она и в самом деле быть такой дурой? А вот если ей кто прошёлся по мозгам...
  
  – А что это был за человек? Вы уже неоднократно его упоминали.
  
  – Мужчина, он прибыл из будущего, чтобы предупредить нас о начале вторжения, – честно ответила наследница фиорского трона. – Он знал несколько моментов, которые ещё не произошли, предупредил о драконах...
  
  – Понятно. Что скажешь? – поворачиваюсь к чернокнижнику.
  
  – Чушь, – маг был категоричен, – никакой пушки я в конструкцию не закладывал. Не говоря о том, что универсальное темпоральное оружие, способное действовать на живые организмы – очень энергозатратное, сложное и неэффективное, куда проще использовать тот же Голод Смерти и его вариации.
  
  – Сможешь определить, куда сейчас настроены Врата, которые принцессе так настойчиво рекомендовали открыть?
  
  – Минутку, – названый брат меланхолично обошёл представителей правящей элиты и принялся колдовать над Вратами. От данной картины министр уронил челюсть.
  
  – Но... как? Магия же рядом с ними не действует!
  
  – Это не совсем так, зная определённые закономерности и принцип работы, вполне можно колдовать... Хм... Понятно. Их настроили на мир с отставанием в четыре века. Поскольку остальные параметры идентичны... Конец Эпохи Драконов. С высокой долей вероятности, обещанное "вторжение драконов" начнётся как раз при открытии Врат.
  
  – Нет, не может быть, – принцесса схватилась за голову.
  
  – Если хотите, я могу немного приоткрыть Врата, пройти через них будет нельзя, для этого нужно активировать замки Зодиака при помощи ключей, но вот посмотреть – вполне возможно.
  
  – Действуй, – пока аристократия пребывала в некотором шоке, а стража, они же – телохранители принцессы, нервно сжимала уставные алебарды, я решил глянуть, что нас ждало по "хитрому плану" некоего типа. Кстати, очень бы неплохо найти и его самого. Но вот как это сделать? Так, допустим, что ему нужно открыть Врата, он в этом сильно заинтересован, но сам сделать этого не может – иначе не городил бы таких сложностей. Остаётся вопрос, чего конкретно он хотел добиться? Отсюда уже могут быть разные варианты действий. Пока же ясно одно, с высокой долей вероятности, рядом с Вратами его не будет, не в зоне их влияния на мир, а вот чуть дальше... Ладно, пока оставим эту тему и вернёмся к текущему вопросу.
  
  Пара пассов, руки чернокнижника сплетают замысловатый узор, и створки Врат становятся прозрачными, а за ними... Ну да, целая толпа драконов, выжидательно пялящаяся на нас, точнее, на артефакт перехода, с другой стороны.
  
  – НАКОНЕЦ–ТО, – проревел здоровенный зелёный дракон и рванул к нам, но...
  
  – Жбеньк! – переход действительно был закрыт.
  
  – Зирконис, – меланхолично прокомментировал Зереф, – очень искусен в магии Огня. Любит людей.
  
  – Это хорошо, – выдохнула Люси.
  
  – ВАШИ САМЦЫ ЖЕСТКОВАТЫ, А ВОТ У САМОЧЕК ОЧЕНЬ ВКУСНОЕ И НЕЖНОЕ МЯСО. ПРАВДА, ОДЕЖДА НЕСКОЛЬКО ПОРТИТ ВКУС, – дракон "за окном" косил глазом и пускал слюну на присутствующих среди нас дам.
  
  – В качестве обеда, – дополнил чернокнижник.
  
  – Это плохо, – констатировала очевидное моя блондинка.
  
  – Твой знакомый?
  
  – Нет, но наслышан о нём от Игнила.
  
  – ЭТА СТАРАЯ ЯЩЕРИЦА ДАВНО СДОХЛА! – рыкнул зелёный представитель драконьего племени и поскрёбся когтями о барьер.
  
  – Ладно, заканчивай, тут и так всё ясно, – даю отмашку. Зереф пожал плечами и просто щёлкнул пальцами. Связь прервалась.
  
  – Нет... Как же так... Я сама... чуть было не привела их в наш мир, – хм, слёзы и истерика у принцессы? Нет, она, конечно, девушка эмоциональная, но всё же не до такой степени. С учётом прошлого поведения...
  
  – Слово Тьмы: Очищение, – на монаршую особу ложатся тонкие письмена, пусть магическое мозгоклюйство мне в полной мере недоступно, разве что на уровне "выпотрошить разум в ноль", но в магии есть масса обходных путей, к тому же ломать – не строить, и снять все наложенные на девушку эффекты, в том числе и ментальные, если это не что–то сверхнавороченное, я вполне могу одним заклинанием. Ух, а Врата неплохо так оттягивают поток маны на себя, словно снова на миг очутился в Эдоласе без канала подпитки, зато накачанный стимуляторами, ускоряющими "поглощение" маны.
  
  – Что ты делаешь с Её Высочеством? – Белый Рыцарь потянулся за мечом.
  
  – А...Что? – Нефрит выглядела немного дезориентированной.
  
  – Спокойно, я просто снял с неё чьё–то воздействие. Всё же реакции принцессы мне показались несколько странными. У неё хватило воли частично нивелировать влияние установки, но не хватило сил её полностью сорвать.
  
  – Установки? Какой установки? – не понял министр.
  
  – А вы не задумывались, почему Её Высочество вдруг поверила непонятно откуда взявшемуся во дворце мужику, вещающему про возвращение драконов, которых никто уже четыре сотни лет не видел? И побежала искать способ открыть Врата, даже не задумавшись о том, чтобы показать их магам Совета или хотя бы нанять какого–нибудь артефактора для исследований. Уж поверьте, определить, что никакой "пушки" в арке перехода нет и быть не может, способен даже самый криворукий подмастерье. За день. Кстати, – кастую ещё пару очищений – на этот раз для министра и телохранителя. Судя по начавшим резко вытягиваться лицам, до них тоже начала доходить ситуация. Хм... Если так обработали всю верхушку королевства, то это могло объяснить ту дикую ситуацию с похищением Люси. Ослабить критическое мышление и повысить степень доверия к словам конкретного индивидуума. Дёшево и сердито.
  
  Правда, всё это не давало ответов на другие вопросы. Кто это такой умный, как он сумел обойти всю охрану дворца, тут всё–таки и артефакты, и маги Совета всякого понаставили, и, самое главное, на кой–чёрт ему всё это понадобилось? Ну что же, попробуем выяснить – оставлять такого типа за спиной, тем более тогда, когда я сам планирую некоторую прогулку за пределы нашего мира – увольте. Итак, как выйти на след этого неведомо кого? Если он так хотел открытия Врат, то, вполне возможно, должен был как–то за этим открытием следить. Лично я бы на его месте поставил дежурных духов–наблюдателей на границе влияния искажений артефакта. Ну или действительно какой артефакт подсунул. Значит, для начала, отойдём чуть подальше и поищем что–нибудь необычное, не укладывающееся в рамки, что же это может быть?
  
  Ответ я получил буквально минут через десять, сначала смутное предчувствие и ощущение чего–то знакомого, а потом на меня накинулись тени... Неизвестный не стал заморачиваться с посредниками и наблюдал за всем лично. Запредельная самоуверенность. Тем паче когда планируешь вытащить из другого мира десяток тысяч бронированных, кровожадных и магически мощных чудовищ.
  
  – Хм, – интересно, я отчётливо ощутил энергию Тьмы, но она была "приправлена", точнее, перестроена по принципам магии Хаоса, вот только было в ней и что–то ещё.
  
  – Сеф! – с беспокойством воскликнула Мира.
  
  – Всё хорошо, – волевое усилие, и тени замирают и успокаиваются. – Но наш неизвестный "друг" всё же проявил себя. Быть может, покажешься и воочию? – проблема хорошего теневика в том, что найти его непросто даже для более опытного "коллеги", особенно в большом и не так чтобы хорошо освещённом зале. Нет, это возможно, вплоть до выпихивания его из среды теней, но он явно сидит где–то на "Теневых Тропах", а там разных мелких и не очень духов соответствующего спектра хватает. Обнаружить среди них грамотно скрывающегося мага непросто, а скрывался маг грамотно, так что, может быть, у его самоуверенности и желания посмотреть на возвращение драконов лично были некоторые основания. Хотя, на мой взгляд, всё равно глупо.
  
  – Я не помню тебя, – из тени стены вышел молодо выглядящий волшебник, на лице сложная татуировка, волосы двух цветов – насыщенно–чёрные и молочно–белые. Прямо наглядная иллюстрация инь–янь. Переключаюсь на драконье зрение и замечаю, что помимо инь–янь у него есть ещё и хрень. Но вот энергетика... Чем–то она напоминала то извращение, что устроил в себе Серена – несколько драконьих лакрим, вшитых в тело, но основа – это тело полноценного драгонслеера, и, как я могу видеть, тех проблем, что есть у Лекса и того же Серены, здесь не наблюдается, а вот качественный "природный" сплав нескольких стихий, как это есть у меня и появилось у Нацу и Гажила – вполне. Вот только сочетание стихий... Он смог имплантировать в изначально тёмное тело лакриму Света и лакриму Тьмы! Нет, теоретически возможно, но без стабилизирующего фактора данные стихии имеют дурное свойство аннигилировать тело, в которое помещены. А ведь тут искусственные каналы к стихии, а не естественные! Очень, очень любопытный экземпляр. Основа, кстати, знакомая.
  
  – А ты неплохо изменился, Роуг.
  
  – Роуг?! – мои Фейки выразили всеобщее недоумение.
  
  – Да, только сильно доработанный. Где же ты раздобыл лакриму Света?
  
  – Как ты... Впрочем, неважно. Мне, Королю Драконов, нужны Ключи Зодиака. И вы мне их отдадите! – среднее ментальное воздействие, относительно сильное, но неструктурированное, обычного человека или даже не ожидающего подвоха мага могло хорошо пронять, я же не являлся ни человеком, ни "не ожидающим подвоха" магом, хотя некоторый дискомфорт атака всё же доставила. На долю секунды, но наваждение прошло столь же быстро, как и началось, пришло узнавание "почерка", и на смену испытываемому дискомфорту пришла ярость. Я всё–таки обнаружил, что, а точнее кто является стабилизирующим фактором у этого Роуга.
  
  – Ты смеешь приказывать мне... низший? – "Тропа Тьмы" сама легла под ноги, мгновение – и моя рука впивается в тень Роуга. Небольшое усилие, и со слышимым только мне треском из энергетики мага вырывается один из демонов Тьмы. Совсем недавно, лет десять назад, он был обычным средним уровнем, но сейчас отожрался до Эмиссара, да и до уровня Советника ему осталось очень немного.
  
  – Дыхание Дракона Белой Тени! – мне в спину ударило противоестественное сплетение Тьмы и Света.
  
  Ну как ударило? Попыталось. Тратить время на защитные заклинания мне было лень, потому я банально закрылся схваченным демоном.
  
  – Аауууууу! – синхронный вопль на две глотки сотряс зал. Орал Роуг, оставшийся без стабилизирующего элемента и применивший одновременно взаимоисключающие стихии – пусть само заклинание ему и удалось, но баланс сил в организме сразу же пошёл вразнос. Орал и попавший под луч Света демон – с учётом мощи этого Роуга и стихии, даже полноценному Советнику этой атаки бы хватило, а отожравшемуся Эмиссару – и подавно.
  
  – Сеф! – вновь рванули ко мне Фейки.
  
  – Со мной всё в порядке, – нечего зря нервировать девочек, да и Зереф вон как напрягся – на кончиках пальцев одной руки чувствуется что–то жутко убойное, а второй уже сплетает восстанавливающее заклинание. Впрочем, получив моё уведомление и увидев, что со мной действительно всё в полном порядке, он развеивает заклинания. Перевожу взгляд на подпалённого Светом демона. Ну, не пропадать же добру – поглощаю то, что от него осталось, пусть, в конечном итоге, это всё равно, что капля в море. Но этот Роуг всё же разочаровал. С одной стороны – не стал атаковать там, где у него были бы проблемы с магией, а дождался того момента, как мы отдалимся, что говорит о наличии мозга. Но вот с другой... Если бы кто–то заблокировал мою внезапную атаку с такой лёгкостью, я бы предпочёл отступить. Хотя... о чём это я? Драгонслеер и инстинкт самосохранения, а тут ещё и его "постоялец" явно на мозги капал... М–да.
  
  Подошедший Зереф молча наложил ряд исследовательских структур на поверженного и задумчиво потёр переносицу.
  
  – Его тело начинает разрушаться...
  
  – Да, без демона–контролёра баланс сил нарушился, и теперь конфликт энергий медленно, но неизбежно его убивает.
  
  – Всё... позади? – кажется, он пришёл в себя. Судя по косвенным признакам, одержим этот теневик был лет так десять, плюс–минус. Срок солидный, но всё же недостаточный, чтобы демон выжег разум жертвы в ноль. Ну, если, конечно, он не ставил перед собой такой задачи.
  
  – Нет, твои проблемы только начинаются, – честно предупредил я этого типа, но вот некоторое чувство дежавю... Хотя, сколько подобных восклицаний я слышал в последнее время? Особенно от тех работорговцев, что доставлял ко мне Джошуа. Наивные, думали, что чудом спаслись от жуткого "Псаря Ада". Словно это самое страшное, что с ними могло случиться. Приходилось переубеждать, н–да... Интересные были времена, но об их окончании что–то совсем не жалею.
  
  В жертву дисбаланса энергий устремляется сразу "Вытягивание Маны" – заклинание, разработанное мной на основе магии Тьмы, если конкретнее – подраздела Поглощения и "Выдувания Маны" воздушной школы, точнее, не столько разработанное – подобного добра и в классической тёмной школе хватает, сколько оптимизированное, подрихтованное и не наносящее вред жертве... Для этого у меня есть "Выжигание Маны". Эх, опять отвлекаюсь... Помимо "Вытягивания", в цель отправляются "Восстановление Духа", "Сильное Исцеление" и "Ловушка Душ" – это чисто на всякий случай.
  
  – Начнёшь сам рассказывать или мне необходимо будет демонстрировать, за что я получил прозвище "Демон"? – завязал я беседу с бывшим одержимым.
  
  – Как–то это не очень гуманно... – заметила внеземная Люси.
  
  – Он атаковал первым. Да и Ключами Зодиака он собирался завладеть явно не для пополнения коллекции, – моя Люси признаками гуманизма точно не страдала.
  
  – Не нужно... я всё расскажу. Теперь... словно пелена спала с глаз. Тени... Они всегда были со мной... шептали... пока я сам не стал един с ними...
  
  – Ты просто подцепил паразита со спецификацией на манипуляции энергиями и небольшим талантом ко влиянию на разум. В конечном итоге, он тебя захватил.
  
  – Да... Тени шептали долго, но я мог противиться их голосу... пока шесть лет назад Грей Фулбастер не убил Фроша...
  
  – Чего?! – Фейки продолжили припухать. – Нет, Грей, конечно, периодически грозится пустить на шаурму нашего синего глюка, – продолжила одна Люси, – но у нас половина старших магов этим же ему угрожает едва ли еженедельно.
  
  – Ещё бы, он умеет... находить время, – Мира поджала губы. Кошак, конечно, у нас милый и всё такое, но порой появляется реальное желание его прикончить – очень уж он любит то появиться там и тогда, когда не надо, то ляпнуть что–нибудь эдакое.
  
  – Ближе к делу, – надавил я на будущий труп. – Зачем тебе понадобились драконы?
  
  И пленник начал свой рассказ. И чем дальше он говорил, тем больше я убеждался, что демон планировал–таки прикончить носителя и закусить его душонкой, но сделать это напрямую не мог – Роуг был сам по себе неслабым парнем, так его ещё и "откармливал" паразит, ну и немного перестарался. Плюс, как и положено демону, попутно могла организоваться неплохая гекатомба, что подняла бы засранца на планку Высшего, а там и до полноценного Тёмного Бога недалеко. Но вернёмся к рассказу.
  
  Итак, данный Роуг пришёл из мира "недалёкого будущего", а именно – опережающего наш на семь лет. В том "далёком тёмном будущем" всё было очень–очень плохо. То ли Акнологию всё достало, то ли случилось что, но этот дракон–убийца выполз из той норы, в которой спокойно сидел, и просто и без затей уничтожил более 90% всей живности, включая разумную, в мире. Никто с ним ничего поделать не мог. Зерефу было или пофиг, или и его умудрились прикончить, Фей перебили всех, равно как и почти все остальные гильдии королевства, да и мира как такового. Вот Роуг и решил превентивно уничтожить этого дракона... путём взятия под контроль других драконов "из далёкого прошлого" и переселения их в "недалёкое прошлое". Как он собирался контролировать подобную толпу, пусть в нём "внезапно" и прорезались некоторые таланты к влиянию на разум, лично я не понимал, а на "просьбу" пояснить этот момент выяснилось следующее: он "изобрёл" заклинание, что подчиняет драконов, вот только ни нормально его описать, ни рассказать хотя бы о принципах действия он не смог, но свято был уверен, что оно сработает, и о большем даже не задумывался. Знакомый почерк – вера в идею и снижение критического мышления, ведь над вопросом, что с Акнологией могут сделать те тысячи драконов, которых он уже всех перебил когда–то, причём будучи ещё "молодым и неопытным", он тоже не думал. Нет, судя по тому, что он показал, пару–тройку драконов он, может быть, и смог бы чуть заморочить, но разве что на уровне "мы с тобой одной крови, ты и я" и в пределах того, что сами драконы были бы не против сделать. Отловить человеков на вкусное рагу тому же Зирконису было бы в радость, а вот идти бить морду Акнологии – что–то сомнительно. В любом случае, подобная установка, с учётом природной стойкости (да, стойкости, кто сказал про баранью упёртость?) драконов, могла слететь от любого чиха.
  
  Впрочем, разум этого мага уже давно был во власти демона, а потому ясным мышлением похвастаться не мог, единственное, что его действительно заботило – это Власть и Сила, а такие "несущественные" мелочи, как Здравый Смысл и банальная Логика... для одержимого это было излишним. Ради этой жажды Силы он перерезал половину своей собственной гильдии, принеся её в жертву захватившей его твари, убил лучшего друга и извлёк из его тела лакриму, которую потом вживил себе. Вот такой вот славный парень. Сейчас он вроде как пришёл в себя и сам ужасается своим поступкам, вот только сколько о них ни сожалей, ничего не изменится. Да и вообще, грех упускать такую хорошую, откормленную душонку, по самое "не могу" запятнанную предательствами и убийствами, да ещё и сдобренную Светом, пусть и искусственно приживлённым, хэй, да тот демон был настоящим гурманом! Нет, просто так сжирать её нельзя, я буду ме–е–едленно и вдумчиво потягивать её долгими зимними вечерами, не торопясь и как следует усваивая, может, ещё и чего полезного урвать удастся.
  
  – Понятно, – пасс рукой, и жизнь полностью вымывает из тела падшего драгонслеера, а пытающаяся ускользнуть душа ловится в ловушку и сажается в подготовленный для этих целей "Камень Тьмы" – очищенную и направленную лакриму соответствующей стихии. Да и тело можно упаковать в Пространственный Карман – всё–таки материал для изучения оно весьма любопытный.
  
  В зале стоит тишина. Расколдованная принцесса никак не может поверить, что в мире есть подобные ублюдки, более того, она такому ублюдку поверила и чуть было не привела свой мир к гибели. Белый Рыцарь просто обтекает, явно осознав, какой задницы удалось избежать. Министр нервно дёргает глазом – он осознаёт чуть больше, а именно – тот счёт, который я выставлю королевству за свои услуги. А ещё поглядывает на чуть улыбающуюся Уртир. Маги Совета не забыли, в какую позу их поставил король после той истории с Эфирионом и выстрелом по Райской Башне, находящейся в территориальных водах другой страны. И информация о том, что наследница престола чуть было самолично не устроила вторжение драконов и конец света, пребывающая в руках одного из магов Совета, теперь позволит в интересные позы ставить уже монархов. Феи... Им просто грустно. Пусть Роуг и был "чужаком", но они знали его просто как молодого мага одной из Гильдий. Одной из Светлых Гильдий. Просто соперник на Играх, ранее не замеченный ни в чём плохом, вроде как фанатеющий с Гажила и имеющий своего кошака. И наблюдать, чем он стал... Для них это было очень неприятно.
  
  – Нужно будет проверить нашего Роуга. Просто на всякий случай, – нарушила тишину Мира.
  
  – Да, – кивнула Ур, – и принять меры... по результатам.
  
  – Начальные стадии одержимости неопасны, – поделился информацией Зереф, – и безболезненно обратимы. В любом случае, ему стоит рассказать, кто может встретиться на "Тропе Теней" и глубже, а также научить, как защититься от этого.
  
  – Займёшься этим, пока меня не будет?
  
  – Да, – кивнул чернокнижник.
  
  – Минуточку, это куда ты собрался? – с прищуром посмотрела на меня Мира.
  
  – Я попробую помочь Люси из другого мира. У меня есть пара идей, но требуется посмотреть на месте, так что на несколько дней я вас оставлю.
  
  – Мы пойдём с тобой, – было заявлено непреклонно.
  
  – Я знал, что ты скажешь это, но беда в том, что чем больше людей пройдёт со мной через Врата, тем меньше шансов на успех, а я и без того не назвал бы их очень значительными.
  
  – Но ведь там тысячи драконов, даже господину Сефироту понадобится помощь! – горячо поддержала Миру Джувия.
  
  – Я не собираюсь с ними драться, – подхожу к синевласке и мягко обнимаю, успокаивающе погладив по спине. – В конце концов, это не решит проблему, даже если я каким–то чудом уничтожу всех вторженцев.
  
  – Но... – что именно хотела сказать Мира – осталось тайной, так как и сама она явно не нашлась с продолжением.
  
  – Не стоит переживать, я в любом случае выживу, – ещё раз сжав покрепче Джувию, отстраняюсь и перехожу в ускорение.
  
  Даже без использования магии, на одной только физике, я могу довольно хорошо разогнаться. Три "хватательных движения", и у меня три связки золотых ключей.
  
  – Уртир.
  
  – Ледяная Цитадель, – и между мной, ледяной принцессой, иномировой Люси и остальными возникает купол из укреплённого магией Порядка Льда.
  
  – Эй! – несколько возмущённых голосов слились в один.
  
  – Это на всякий случай, – поясняю через стену. – В конце концов, я знаю, в какой гильдии состою. Даже у дракона уйдёт минут двадцать, чтобы пробить это, так что не тратьте зря силы.
  
  – Сеф... нам нужно будет серьёзно поговорить о твоём поведении, – укоряющая Мира... мррр, это смотрелось безумно мило и притягательно... Увы, по возвращении мне действительно будут отрывать голову.
  
  – Я знаю, что ты хочешь сказать мне много всего доброго, но я так решил. Убить меня очень сложно, а там, – киваю на Врата, – всё же десять тысяч драконов и вам делать нечего. Если получится, я вернусь один, если нет – вместе с Люси. Но вернусь в любом случае. Обещаю.
  
  – Джувии стра–а–ашно, – всхлипнула колдунья по ту сторону зачарованного льда.
  
  – Бояться нужно драконам, родная, – улыбаюсь. – Всё же за их головами отправляется жуткий Фей. Так что пожелайте мне удачи и ждите. Ур, ты остаёшься за главную.
  
  – Давай уже, – старшая повелительница льда положила руку на стену. – И только посмей там подвергнуть мою дочь опасности – голову оторву, несмотря на всю твою живучесть, – под нежной ручкой лёд начал трескаться и крошиться. Пусть не полностью, но мать смогла подчинить вложенную энергию дочери и стала ту "раскачивать", разрушая укрепляющий конструкт. Н–да, дракон продолбится минут двадцать, а вот очень злая Фея справится за две. Впрочем, мне хватит одной.
  
  – Ну что, готова к возвращению? – я поворачиваюсь к гостье из иного мира.
  
  – Да, – голос напряжённый, но взгляд уверенный. Пусть без ключей, пусть осознавая, что впереди ждёт разрушенный мир и тысячи драконов, она всё равно готова была идти вперёд. Феи... они не перестают меня восхищать.
  
  – Ну что же, тогда... пойдём, – взмах рукой, и ключи Зодиака влетают в замки. – Приложи руку к створке, – иномировая Хартфилия послушно выполняет команду, теперь запрос Вратам на возвращение иномирового гостя, отклик... и дверь меж миров отворяется. Мы втроём заходим внутрь... Скрежет, звук удара за спиной. Что же, теперь у нас остался только один путь.
  
  
***
  Сефирот, Люси и Уртир. Уже в ином мире.
  Родина Люси "из будущего" встретила нас ночным небом. Холодный свет звёзд освещал то, что осталось от Крокуса. Опалённые огнём руины. Иссечённые каменным крошевом улицы и оплавленные кислотным дыханием дома. И никого живого, если не считать барражирующий высоко в небесах десяток драконов. Остальные, очевидно, уже разлетелись по свету, неся с собой ужас и разрушение.
  
  Люси до крови закусила губу.
  
  – Всё... ещё хуже... чем в самом страшном кошмаре, – с трудом выдавила из себя она.
  
  – Пойдёмте, нам не стоит оставаться на открытом пространстве, – взяла слово Уртир. – Не нужно привлекать внимание раньше времени.
  
  – Никого не осталось. И такое теперь везде? – на меня подняли взгляд, полный обречённости. Она уже знала ответ и сама, но надежда... Человек всегда хочет на что–то надеяться.
  
  – Да, – врать не было смысла. Да и не люблю я врать.
  
  – Значит, всё кончено?
  
  – Нет, Люси. Всё только начинается. Но... мы больше не увидимся, прощай, – чары сна подействовали мгновенно и отправили свою жертву в страну грёз. Подхватываю начавшее оседать тело волшебницы.
  
  – Ты ведь именно это ожидал здесь увидеть, не так ли? – спросила Уртир.
  
  – Примерно, но нужно было уточнить варианты, – режим "Маски Демона" уже был "активирован", точнее, разум просто отбросил лишние эмоции и сантименты и спешно дорабатывал математические модели и варианты развития событий. Пока не остановился на одном–единственном. Пусть он и был с самого начала самым вероятным, но всё же убедиться и подтвердить подобное чудовищное намерение... а главное, то, что последует за ним, было непросто. Ещё раз взвесить все за и против. Ещё раз оценить риски. Ещё раз задуматься об отступлении. Ай, в Бездну всё. Я всё–таки грёбанный Фей, собирающийся совершить ещё одну эпичную попытку самоубийства. Пусть я и подготовился, оставив максимально полные бэкапы в моём мире, даже заново "голокроны" с полным банком памяти создал. С эмоциональным контентом и маячками Симбы, на случай, если меня текущего полностью уничтожит постэффектами и придётся реально "распаковываться" из иномирового бэкапа.
  
  – Что–то мне подсказывает, что–то, что ты собираешься сделать, мало того, что жутко, но ещё и попахивает самоубийством.
  
  – Да. Скорее всего, так и есть. Но по–другому я не могу. Я дал слово.
  
  – И всё же, зачем? – неужели Уртир пытается меня отговорить? Хотя, почему бы и нет? Точка невозврата ещё не пройдена, ничего не помешает нам забрать эту Люси и вернуться домой. Время лечит, рано или поздно воспоминания о прошлом мире поблёкнут, забирая боль потерь. Но... развить мысль мне не дало продолжение вопроса повелительницы льда. – Ты же понимаешь, что даже если у тебя всё получится, что бы ты там ни затеял, это мало что изменит? Таких миров тысячи тысяч. Спасёшь её, но сколько её вариаций погибнет? Так в чём смысл? Или ты решил спасать всех подряд? Боюсь, даже твоих сил на это не хватит. Ты просто сожжёшь сам себя, – вот что её беспокоит. Хех, действительно Тёмная Ведьма. Моя Тёмная Ведьма.
  
  – Ну, раз уж у нас намечается такой почти философский разговор, – вести беседу, нести девушку на руках и одновременно просчитывать грядущий ритуал было нетрудно, – то изволь. Спасать всех без разбору я не собираюсь, всё же это прерогатива Светлых, да и то рано или поздно и до них доходит осознание того, что подобное невозможно, на выходе рождая или "Падших Паладинов", или безумных фанатиков, готовых уничтожить всё на пути к своим несбыточным идеалам, или же действительно достойных личностей, делающих, что должно, но принимающих, что будет. Я тёмная и эгоистичная сволочь, мы оба это знаем. Меня не заботят судьбы мироздания и невинные жертвы – в этом мироздании всё время кто–то умирает и появляются невинные жертвы, но меня заботит ближний мой круг. Моя стая.
  
  – И ты отнёс эту девочку к нему?
  
  – Нет, – качаю головой, – я осознаю, что моя Люси и эта Люси – это две разных девушки. Пусть похожие, пусть родственные, пусть даже они – один и тот же человек, но при всём при этом они не одно и то же. Безусловно, я испытываю к ней симпатию, как испытываю её к двойникам из Эдоласа, но эта симпатия не делает её частью моей стаи.
  
  – Тогда я не понимаю, зачем?
  
  – Всё просто. Да, меня не заботят умирающие где–то там люди, пусть они будут хоть трижды прекрасными и похожими на мою семью. Но я не буду и проходить мимо... назовём это "знакомой", что просит меня о помощи, если я могу её оказать...
  
  – Что–то это на тебя всё равно не очень похоже, – нахмурилась колдунья.
  
  – Ну, ещё я планирую на этом нажиться, пока не знаю, насколько сильно, а также испытать то, что испытывать в мире с небезразличными людьми мне бы очень не хотелось. Тебя одну я прикрыть смогу, да ты и сама вполне способна неплохо о себе позаботиться, но вот целый мир или даже город... не факт. Так что лучше действительно испытывать подобное там, где и так уже ничего, кроме врагов, не осталось.
  
  – Вот теперь я тебя узнаю, – хмыкнула девушка. – А то я уже начала беспокоиться. Да и эта твоя "Тёмная Сторона", что уже проглядывает сквозь образ "милого раздолбая"... Очень уж неоднозначные чувства я к ней имею.
  
  – Извращенка, – улыбка сама выползла на губы, попутно скидывая то похоронно–решительное состояние, что я испытывал. Для грядущего плана оно было не лучшим. – Спасибо.
  
  – Обращайся, – ответная улыбка. – Итак, что ты задумал?
  
  – Скажи, Уртир, – начал я вместо ответа, – ты когда–нибудь задумывалась, что такое "Магия"? Не в рамках инструмента твоего воздействия на мир, не в чётких формулах, законах обращения к различным силам, а что такое она сама по себе? – молчание было мне ответом, да и не требовался мне ответ, по большому счёту, к тому же для каждого он свой, в чём и заключается основная прелесть. – Для меня Магия – это неотделимая часть бытия, даже там, где её нет, она всё же есть, как бы странно это ни звучало. Магия – это отзвук дыхания Творца, того, настоящего Демиурга. Каждый может попробовать почувствовать этот бриз, ведь в каждом из нас горит изначальная искра. В любом, от червя до бога и архидемона, разница лишь в её размере, цвете и силе сияния. Но как направить этот поток? Как подчинить его себе? Думаю, что в тот момент, когда разумному это удаётся, на свете появляется новый Творец. Но... можно приблизиться к этому состоянию... И тогда... Впрочем, скоро ты сама увидишь. Для каждого это состояние индивидуально, и я смог найти своё.
  
  – Музыка, не так ли? – всё же Уртир знала меня очень хорошо.
  
  – Не только. Сочетание строгих законов, ритуалов, естественных физических явлений и да... музыки. Но довольно разговоров. Мы пришли.
  
  Бывшая центральная площадь Крокуса почти не пострадала и выглядела прилично, если не считать пары тысяч обгоревших костяков.
  
  – Огонь: Письмена, – волевое усилие, и на километр окрест раскидывается сложная вязь символов, попутно очищая площадь от тел и испаряя стоящие с краю здания. Подобное светопреставление не осталось незамеченным, тем более ночью. Парившие в небесах драконы устремились к подготавливаемому месту. Хорошо, следующий шаг. – Тёмные искусства: Тяжесть Гор, – переиначенное через школу Тьмы заклинание Гравитации. Сил я не жалел, а потому подлетающих ящеров просто вбивает в землю, чуть–чуть подправить их полёт, чтобы приземление состоялось в нужном месте, было несложно. Восемь ящеров. Хм... Я надеялся на десяток, но... пойдёт. – Уртир, что бы ни случилось, не выходи за пределы защитного круга, – передаю своей ведьме спящую Люси. Драконы хрипят и силятся подняться, но ритуал уже начался и держит крепко, да и на переломанных крыльях и лапах особо не подёргаешься. Пора. Призываю из пространственного кармана запечатанную адамантиевую колбу. Плод моих исследований и разработок по части убиения Акнологии. Вершина моих возможностей как биолога и генетика.
  
  Иногда оружие может быть слишком эффективным. Ну что же... начнём. Включаю зачарованный плеер и... перерезаю себе вены.
  
  
***
  Там же. Вид со стороны.
  Абсолютная, нереальная тишина опустилась на иссечённую магическим огнём площадь. Мир замер, предчувствуя что–то нехорошее. Но миг прошёл, и по замершему миру ударила музыка, если жуткую какофонию звуков можно было так назвать, а стоящее в центре магического узора существо запело жутким, пробирающим до глубины нутра голосом.
  
  Пришла чума из мрака проклятых высот,
  На сонный мир она обрушилась кроваво,
  И жизням всем людским пришёл печальный срок.
  Во славу Мрака всё, и Смерти всё во славу!
  
  Взмах рукой, и брызги чёрной крови пробивают головы пленённых драконов. Вот только двигаться убитые не перестали...
  
   Пришла чума, и мир в агонии погряз,
   Забылся в боли он, и болью был разрушен,
   И чья–то кровь в пыли струится, словно грязь,
   И только шёпот, словно гноем, льётся в душу...
  
   Впусти суть Смерти в свою кровь,
   Узри могущество и силу.
   Бессмертие – не будет сном,
   Жизнь не закончится могилой.
   Умри и встань навек живой,
   Прими проклятие как почесть,
   И потечёт по венам гной,
   И станет кровь чернее ночи.
  
  Начинает испаряться драконья плоть, поднимаясь к небесам чёрной тучей. Собирается ливень, а взметнувшийся ветер с бешеной, нереальной скоростью гонит тучи дальше... за горизонт.
  
   Пришла чума, спустившись с неба, словно дождь,
   В кровавых игрищах мир позабыл про смелость,
   И трупный смрад живых отталкивает прочь
   Во славу Смерти – для немёртвых нет пределов.
  
  К голосу стоящего в центре ритуала демона добавляются ещё восемь. Костяки драконов, убитых, но всё ещё живых, присоединились к погребальной песне по этому миру.
  
   Пришла чума, затмив собой весь белый свет,
   Все сны живых лишь кошмарами наполнив,
   И ясный разум – стал не более чем бред,
   И только шёпот разливается по крови...
  
   Впусти суть Смерти в свою кровь,
   Узри могущество и силу.
   Бессмертие – не будет сном,
   Жизнь не закончится могилой.
   Умри и встань навек живой,
   Прими проклятие как почесть,
   И потечёт по венам гной,
   И станет кровь чернее ночи.
  
   Пришла чума из Мрака проклятых глубин,
   И яркий жизни свет был смят ей и раздавлен.
   Отныне в смерти весь наш мир навек един,
   Во славу Мрака Смертью этот мир был сплавлен.
  
   Пришла чума, нарывами смыв кожу с лиц,
   Под светом звёзд в мир принеся Мрака заразу.
   И всюду только трупы, и людей, и птиц,
   И только шёпот волной тёмной бьётся в разум...
  
  Голос начал затихать. Невесомым прахом упали на камни площади истлевшие костяки драконов. Лишь на самой грани слышимости, улавливаемый даже не телом, а чем–то более тонким, ещё слышался шепот.
  
   Впусти суть Смерти в свою кровь,
   Узри могущество и силу.
   Бессмертие – не будет сном,
   Жизнь не закончится могилой.
   Умри и встань навек живой,
   Прими проклятие как почесть,
   И потечёт по венам гной,
   И станет кровь чернее ночи...
   *(Слегка переделанная "Чума" за авторством Grimwind. Если выкрутить басы и снизить громкость, по спине реально начинают бродить мурашки размером с Леман Русса.*прим. Автора)*
  
  Повинуясь жуткой мелодии, мир умирал, содрогаясь в агонии. Немногочисленные выжившие люди падали замертво, стоило лишь чёрным тучам пронестись над их головами. Трава и деревья осыпались прахом или растекались зловонными лужами. Рухнул с небес и забился в конвульсиях могучий чёрный дракон – даже всей его мощи, сопоставимой с божественной, не хватало, чтобы защититься от заразы, рождённой из его собственной крови. Где–то далеко безумный чёрный маг поднял глаза к укутанным во мрак небесам и улыбнулся разлагающимися губами. После стольких лет и неудач его мечта всё–таки осуществилась: свою смерть он встречал с радостью и улыбкой, как долгожданного друга...
  
  И снова Сефирот.
  Я опустил поднятые в завершающем жесте руки. Порезы затянулись, а тело переполняла сила. Потраченные на ритуал запасы маны стремительно восполнились – умирающий мир разливал эманации боли и смерти в таких количествах, что тот пресловутый демон, подчинивший альтернативного Роуга, с самых низов отожрался бы до Советника минут за пять. Состояние, тем не менее, было у меня весьма паршивым. Жертва уже принесена, и процесс начался, я чувствовал изменения в своей сути, маленькие, незначительные, но вот к чему они приведут... я знал. И мне нужно было осуществить вторую и третьи части задуманного до того, как эти изменения завершатся, но не раньше, чем они пройдут определённый порог. То ещё развлечение, если учесть, что для моего случая все схемы у меня были лишь теоретическими, а на практике процесс отрабатывался до средне–высокого уровня...
  
  – Вид у тебя... внушающий, – оторвал меня от размышлений голос Уртир.
  
  – Хм? – только сейчас я заметил, что инстинктивно принял свой боевой вид. Ну, хорошо хоть не драконью форму. – А, да...
  
  – Что это вообще было? И что дальше?
  
  – Было... Я назвал это "Дланью Чумы". Один из вариантов убийства Акнологии. Слишком мощный, как показали расчёты. То, что может пронять организм этого дракона, по умолчанию убьёт всё живое, с чем вступит в контакт, а поскольку оно направлено на преодоление магической защиты самого Акнологии, то и остановить его искусственными барьерами невозможно. Этот небольшой пятачок – Око Бури, единственное место в мире, где воплощённая Смерть не действует. Что же касается твоего второго вопроса... Нам предстоит ещё два ритуала, но нужно немного подождать.
  
  – Мне уже страшно спрашивать, – хотя страха ни в её эмоциях, ни, тем паче, в голосе не наблюдалось, а вот коктейль из "опасливого уважения" и некоего довольства прослеживался, – но что ты хочешь устроить дальше?
  
  – Видишь ли, я был серьёзен, когда говорил, что Искра Творца есть во всём. В том числе и в мире. И демоны могут эти "искры" поглощать, усиливая свою собственную суть. Но как заполучить душу целого мира? Ответ, на самом деле, прост и лежит на поверхности. Проще всего получить душу при смерти тела.
  
  – Не может быть... – её зрачки расширились. Осознание пришло.
  
  – Но мир жив, пока жизнь теплится хотя бы в одном его сыне... или дочери, – ощущаю, как моё заклинание достигает последних, самых удалённых уголков мира. Теперь точно всё – никого живого, полностью мёртвая планета... если не считать нас троих.
  
  Пора.
  
  Я всеми фибрами души ощутил, как натянулась невидимая струна, нет... волос, что всё ещё удерживал суть мироздания.
  
  – За право стать Богом расплата в виде одной, последней жертвы, – подхожу к местной Люси и кладу руку ей на лоб. Небольшое мысленное усилие – и все процессы в организме девушки останавливаются. Быстрая и безболезненная смерть – это тот максимум, что я мог ей дать, во всяком случае, сейчас.
  
  Струна оборвалась.
  
  Из груди преданной и убитой волшебницы вырвался шар света. Дух мира. То, что составляет его суть, то, что позволяет магам восстанавливать свою ману извне, а не за счёт внутренних ресурсов, то, что даёт жизнь всему на планете, но в то же время от этой жизни зависит само. И то, что могло и не существовать, если бы мои расчёты оказались неверны. Когтистая лапа, всё ещё обагрённая чёрной кровью демона, сомкнулась на сфере.
  
  – По праву силы я заявляю права на эту душу! – слов можно было и не говорить. Моя меняющаяся природа и так бы сделала всё сама, но это нужно было мне самому. Хотя бы для психологического настроя.
  
  Новорождённый Тёмный Бог, Архидемон, истинный Властелин Ничего закрыл глаза и рассмеялся...
  
  Расчёты оправдались. Очищенный мир станет его доменом, где начнут зарождаться преданные ему легионы. Готовые убивать и умирать по одному желанию своего Повелителя. Да, новая роль принесёт и некоторые... неудобства, всё же во всём должно быть равновесие. Отточенный разум, привыкший подавлять эманации желающего нести смерть и разрушения тела, привычно задавил и позывы новорождённой сути. Смех утих. Да, собственный домен, преданные легионы и пресловутая "Абсолютная Власть!"... И оковы, привязывающие к свежесозданному плану. Пусть не такие крепкие, как у прочих демонов, пусть оставляющие возможность их обойти и действовать с небывалым размахом. Но... что толку в этой силе и власти, если я буду сидеть один в пустом мире? Во Тьме обитает множество демонов. Одним больше, одним меньше...
  
  Изнутри пришло смутное чувство, словно я уже когда–то делал подобный выбор. Хм... Правильность выбора подтверждается необходимостью сделать его повторно, но уже зная его цену? Окончательно воплотиться Тёмным Богом, завоёвывать миры, покорять народы и растить мощь. Или же можно пойти другим путём. Но для начала... нужно убедиться ещё в одном. Волевое усилие – и блок, поставленный когда–то очень давно мной самим, рушится. Всё же "запрограммированный кусок себя" в нынешнем состоянии был куда большим, чем прошлый я–оригинал. Память вернулась, равно как и мотивы. Майер. Вальтер Майер. Это имя заставило улыбнуться. Я вспомнил. И я позвал. Сейчас этот мир – часть моего домена, а потому встретиться и с ним будет нетрудно. Для третьей части плана мне может потребоваться помощь. В первую очередь от нашей извечной и странной спутницы... Тем не менее внимание двух персон я на себе ощутил. Одна, как всегда, смотрела с доброжелательным любопытством, словно вопрошая "чем ещё может меня удивить этот интересный экземпляр?" Второй источник интереса явно был в некотором замешательстве. Он – это я, а я – это он. Но он старше, и он изначален. Я могу не понимать его мотивов и намерений. Но вот он мои – вполне. Вальтер знает план Сефирота. И с ухмылкой кивает, обещая помощь и поддержку.
  
  – Ну что же, теперь настало время для самого интересного, – мой собственный голос напугал даже меня. Что поделать, существа, к которым я теперь мог смело себя причислять, никогда не были белыми и пушистыми, а с учётом моего способа Становления, всякие Повелители Ужаса вполне могут начинать записываться ко мне на курсы повышения квалификации.
  
  – ... – разрываемая от инстинктивного ужаса и в то же время явно восхищающаяся силой демонического присутствия Уртир явно была сильно удивлена. На её лице так и читалось "а это что, ещё не конец"?
  
  Щелчок пальцами – и рисунок ритуала плавно меняется, превращаясь во что–то иное. Это мой мир, если потребуется, я смогу сделать и небо фиолетовым в крапинку без малейших усилий, лишь одним мимолётным желанием, а уж банальную форму земли под ногами... Пф. Подавив лёгкий приступ гордыни и встряхнув рогатой головой, я вновь активировал плеер. В моей следующей задумке одной волей и желанием не обойдёшься.
  
  – Я уже чувствую... Будет... больно... – и начинаю новую песнь–ритуал.
  
  Задержи свой бег, этот мир
   устал – его силы тают.
   Замка силуэт перед нами встал,
   бремя с плеч спадает.
  
  Ну, допустим, не замка, а просто хорошего особняка. Я был в нём совсем недавно... и безумно давно.
  
  В замке призрачном на краю земли
   время обитает.
   Ты лишь слышал, а я его знал!
   Лишь закрой глаза и всего на миг
   задержи дыханье,
  
  В песню вплетается голос Изиды. Она решила, что мой порыв достоин помощи. Я действительно прикрываю глаза и киваю. Спасибо.
  
  Между двух огней, между двух
   зеркал путь проходит тайный.
   Время ждёт тебя, оно знает
   все тайны мирозданья.
   Время знает. Ты его звал!
  
  Теперь подключается я–исходник. Или стоит звать меня Вальтером? А, какая разница?! Что же, теперь настал и мой черёд.
  
   Времени маг – это я! – заявка сделана.
   На перекрёстке миров,
   Знаю секрет бытия,
   Рождения и смерти Богов!
  
  Под резкие, тревожные звуки музыки сила со всего мира исполинской спиралью начала закручиваться вокруг городской площади. Все эманации смерти, потоки маны и сонмы захваченных душ втягивались в начавшийся ритуал подобно гигантскому водовороту, закрывая небеса фантасмагорическим буйством красок. Но мне уже было не до любований видами...
  
   Рассыпает Тьма по моим плечам
   пепел вдохновенья, – мы вновь поём хором.
  Не хочу страдать, надоело ждать
   от судьбы знаменья.
   Я кричу во тьму, я почти уж твой –
   задержи мгновенье, – тут я один. Ощущаю, как на последнем шаге замерла моя окончательная трансформа и закрепление в сути Архидемона.
  
  Ты увидишь, что я живой.
   Не хочу смотреть в зеркало судьбы,
   правды избегаю –
   Там как будто я, тот же самый лик,
   но судьба другая, –мы с оригиналом стоим друг напротив друга и вновь тянем это хором.
   Потерять любовь, коротать свой век,
   боль лишь причиняя?
   Нет! Не бывать никогда! – ещё не окрепшая суть дрожит, колеблясь.
  
   Тьма наполняет меня,
   И что мне до всей суеты –
   Знаю, лишь только она
   Будет со мною на "ты", – Изида улыбается. И в этой улыбке заключено... многое. Новый поток силы окончательно размывает сущность повелителя демонов. И срывает оковы, что к ней прилагаются. Теперь же нужно сделать то, для чего изначально всё и задумывалось.
  
   Знаю, что время не ждёт,
   Время нельзя упустить,
   Вновь этот мир оживёт,
   А время способно забыть!
  
  Мир замер. А мне нужно было решить, сколько отмотать назад. Чуть меньше трёх дней. Ровно шестьдесят восемь часов. Именно столько были открыты врата в мир с Эпохой Драконов. И столько им понадобилось, чтобы мир опустошить. Впрочем, не тому, кто справился гораздо "качественнее" всего за двадцать минут, об этом жаловаться. Это будет очень, очень больно. Но снявши голову, по волосам не плачут.
  
   Даже в час ночной не даёт уснуть
   мой обет священный, – если обещание вернуться можно так рассматривать.
   В зеркало смотрю – там начертан путь
   необыкновенный.
   Голос прозвучит, и опять лечу
   хоть на край Вселенной,
   Но судьёй быть не хочу.
  
   Оставляю след в небесах ночных
   золотистой нитью,
   Время лечит всех, но друзей моих
   не могу забыть я.
   Их недолгий век, и не знаю, как
   буду с этим жить я, – то, что я всегда старательно загонял как можно дальше.
  На меня опускается Мрак.
   Но Свет озаряет меня, – в конце концов, я сейчас едва ли не добровольно жертвоприношусь за совершенно чужой мне мир, как конченый Светлый.
  
   Хранитель судьбы двух планет.
   Вызов готов я принять –
   У Вечности прошлого нет.
   Звёзды устанут мерцать,
   Боги собьются с пути,
   Я буду идти до конца,
   И время меня пощадит, – очень, очень на это надеюсь.
   *(Чуть подпиленная "Вне Времени" авторства группы Эпидемия. Как и почти все песни в их последнем альбоме "Легенды Ксентарона" – очень душевно и просто шикарно. Автор рекомендует ознакомиться, особенно с треком "Я иду за тобой")*
  
   Вспышка Света, грохот – и мир померк. На меня действительно опустился Мрак и Боль. Много Боли... Очень Много Боли. Сознание отключилось.
  
  В себя я пришёл, сидя в удобном кресле. Как ни странно, ничего не болело... хотя и ощутить своё состояние я точно не мог, что уже говорило о серьёзных проблемах.
  
  – Ты наконец–то пришёл в себя, – я поднял взгляд и увидел в соседнем кресле себя–Вальтера. Тот спокойно сидел, развалившись в кресле и потягивая вино. Тот факт, что мгновение назад в этом зале не было ни второго кресла, ни столика с вином, ни его, ни меня не удивляло.
  
  – Да... Хотя ощущаю себя несколько странно.
  
  – Ничего удивительно. Ты здесь в духовной форме, поскольку тело прибывает в качественной отключке. Вина? Пива? Чая? – прикинув своё состояние, я пришёл к закономерному выводу.
  
  – Спирта. Ну или коньяка, на худой конец.
  
  – Изволь, – жест рукой, и в ней оказывается пыльная бутылка. – Спасибо, Винки. Что нам день послал? Хм, "Lheraud Cognac" 1900–го года, неплохо, Федерико так и вовсе его обожает, – мой собеседник щедро плещет янтарную жидкость в пузатый бокал. Сижу, потягиваю напиток. Думать ни о чём не хочется. Хорошо... Но всё же, долго так продолжаться не могло.
  
  – Ну и как сильно я влип? – начинаю беседу.
  
  – Что тут сказать. Если Зереф может ставить рекорд по количеству попыток самоубийства, то ты – по их качеству.
  
  – По расчётам, даже откат за поворачивание времени вспять меня убить не должен был, плюс я смягчил его ритуалом.
  
  – Ритуал лишь гарантирует выживание, но "пропустил" ты через себя всё, что положено. Причём ещё и с некоторым запасом из–за флуктуаций при корёжении пространственно–временного континуума, находясь в его пределах. Так что ты постарел на... – собеседник сделал вид, что слегка задумался, – 260 тысяч лет, плюс–минус пара тысячелетий. Тут уже не принципиально. Но, с учётом нашей природы, это не проблема. Проблема заключается в другом, впрочем, об этом ты знать не мог, а та, что знания имела, не спешит ими делиться до сих пор, разве что по настроению. Впрочем, я отвлёкся. Причина наших будущих неприятностей состоит в том, что ты для отката времени принёс в жертву свою божественность, точнее, суть Архидемона. Понимаю, даже став Тёмным Богом, тебе бы не хватило сил на поворачивание времени вспять на столь долгий период, не с силами "новорождённого", так что это действительно был выход. Кстати, поздравляю – это был рекордно короткий срок пребывание на посту "Повелителя Зла". Вот только есть одно маленькое "но". Ты стал архидемоном, принеся в жертву себе целый мир... после чего вырезал из истории этот кусок.
  
  – Но для его вырезания я использовал то, что получил в этом самом куске, – продолжил я мысль своего второго "Я". – Это было мной учтено. Ритуал отката не действует на проводящего и тех, кого он выберет, потому пародокса нет.
  
  – Да. С уровня твоих знаний всё совершенно верно. Но божественные уровни уже затрагивают такие неприятные вещи как "вера", "концепция" и "чудо". Ты же, в лучших традициях наших любимых Фей, не стал заморачиваться и просто сломал об колено все эти понятия. Начиная от "жертвующего собой во имя светлого будущего совершенно незнакомых людей Архидемона", заканчивая темпоральным парадоксом. А пока мироздание, если можно так выразиться, охреневало от подобных действий, ещё и затерялся в волнах искажений. Отсюда хорошие новости: основной план удался, кусок будущего стёрт, и теперь мир другой Люси пойдёт по другому пути развития. Разность магических потенциалов из–за несоответствия результатов с истраченными ресурсами удалось компенсировать во время этой небольшой бури мироздания, что ты устроил. Ну и как вишенка на торте – есть вероятность, что тебе стала доступна стихия Света, хотя, скорее, ты получил от неё хорошую защиту и возможность когда–нибудь, в очень отдалённом будущем, всё же освоить и это направление. Тело альтер–Роуга в помощь при изучении, – кхм, не скажу, что он мне вынес мозг, но в макушке что–то так подозрительно чесалось.
  
  – А теперь плохие новости?
  
  – И их есть у меня, – Вальтер пригубил коньяк. – Начнём с мелочей. Десять тысяч душ драконов уровня "Древнего Красного" прошли мимо нас – их энергия ушла на выравнивание баланса, так что Хомяк негодует, но тут ничего не сделаешь. Теперь более серьёзные неприятности: получившийся мир, в котором осталось твоё тело, смещён с прошлых временных координат, твоя энергетика, после всех издевательств вроде демонизации, частичного её отката, а потом вливания чистого Света, находится на последнем издыхании, плюс ещё и времени для неё прошло очень немало, в общем, чувствовать и действовать в первое время ты будешь как старая развалина. Но это просто неудобства. Проблема в смещении координат, – вот тут я похолодел, понимая, что это означает.
  
  – Я не смогу вернуться домой? – миров неисчислимое множество, будь я даже опытным "плейнсволкером", после такой бури сориентироваться было бы непросто, а с учётом моего не слишком большого опыта и некоторого топографического кретинизма... – А как же Врата? Мои Маячки, в конце концов? Ну или твоё воздействие? Раз ты сидишь здесь, значит, Страннику не поздоровилось, а зная его примерный уровень... – начал я судорожно выдавать идеи.
  
  – Врата не помогут, поскольку были смещены вместе с миром, даже одна наносекунда сдвига с вероятностью процентов в девяносто приведёт к переходу в совершенно иной мир, а уж три дня... Без вариантов. Моё вмешательство... возможно, но есть ряд сложностей. Да, я знаю координаты мира, куда нужно вернуться. Проблема в том, что в этом домене ты лишь мысленно – даже не духовно. Твои физическое и духовное тела находятся не просто в ином относительно меня мире и даже не просто в иной относительно меня вселенной, а в иной временной плоскости относительно того континуума бытия, к которому принадлежит и мир Марвела, и мир известной тебе гильдии Хвост Феи. Если проводить грубые аналогии, то разные миры одной вселенной можно представить как отдельные комнаты на определённом этаже некоего здания, разные миры одного континуума бытия уже будут комнатами во всём этом здании, от подвала до чердака, а вот миры другой временной плоскости – это даже не другое здание по соседству, а другое здание на ином материке, с противоположной стороны планеты. То есть позвонить ещё можно, что мы сейчас и делаем, а вот на своих двоих дотопать уже несколько затруднительно, тем паче в удобоваримые сроки. Выдернуть тебя, в принципе, можно, но после той бури возмущений, что устроил некий драгонслеер, сделать это будет сложно даже с моими текущими силами, не говоря о том, что подобное может привлечь слишком много внимания. Как бы ни хотелось верить в обратное, но реальность такова, что мы с тобой далеко не самые толстые жабы во вселенной. Если верить оговоркам Изиды, то на единичные выходки, вроде твоей нынешней, большие дяди ещё могут закрыть глаза, всё–таки возможность иногда отойти от правил бывает нужна всем, и достойные джентльмены это понимают получше нашего, но если мы начнём играть в отмороженных беспредельщиков, откровенно плюя на все писаные и неписаные нормы приличия, то даже она нас не защитит. Просто потому, что за нами может явиться протеже кого–то из её старших сестёр, чтобы это ни значило. А ты и сам прекрасно знаешь, что может сделать большой серьёзный дядя с борзым беспредельщиком, начавшим бузить на его территории, только вот суть ситуации такова, что в роли "дяди" на этот раз окажемся отнюдь не мы, – я кивнул, невольно вспомнив всех тех гопников, что регулярно пускаю на сырьё для опытов. Повторение картины, но уже в обратном ракурсе, перспективной было такой себе... – Можно, конечно, просто провести обратное слияние, тогда всё станет куда проще, – убедившись, что я достаточно проникся, пожал плечами Вальтер. – Я спокойно притяну духовное тело, так сказать, выписав бандеролью по почте, перейду в Фиор, найду феек, но вряд ли девочки оценят то, как их муж "сильно изменился за лето". Это помимо "расширения гарема", возможности переезда в странное и непонятное место и прочего стресса. К подобному они ещё не готовы, вот лет через пятьдесят–сто...
  
  – Да уж, – я представил реакцию Джувии. А потом Миры... и Женни. Добавить Эльзу и "лакирнуть" Люси. Вот в Ур я не сомневался, она точно будет не против, но она всё же куда как опытнее и прошла через всякое. Да и де–факто смерть и возрождение тоже сказываются и заставляют откинуть много лишней шелухи. Кстати о семействе Милкович. И, словно откликаясь на мои мысли (хотя почему "словно"? Так оно и было), Вальтер продолжил.
  
  – И это не говоря о том, что таким образом мы бросим Уртир одну, хрен знает где и когда, и без реальных шансов вернуться обратно.
  
  – М–да, не вариант. Получается, остаются только маяки?
  
  – Даже если вас съели, у вас всё равно есть как минимум два выхода, – хмыкнул мой визави. – Но второй – это всё–таки мне тянуть вас обоих. С учётом необходимого уровня скрыта, пассажира, а также всех возмущений и расстояний по пространству–времени... Во–первых, я надорву пупок, во–вторых, с вероятностью в 99 процентов мне кто–нибудь точно натянет глаз на жопу, хотя бы из тех высших богов, на чьи миры я наведу очередную бурю возмущений, ну и в–третьих... Вернуться в точку отправления, поднимаясь по спирали параллельных отражений и временных сдвигов, будет объективно проще, надёжней и быстрее, чем так. Так что оставим этот вариант на самый крайний случай. Словом, тебе предстоит долгая дорога домой. Правда, в твоём состоянии это будет... хлопотно. Даже с помощью Уртир.
  
  – Хлопотно, потому как "невозможного не существует"? – озвучиваю ему наш девиз. Феи всегда могут найти себе проблемы.
  
  – Нет, – он ухмыляется, – не настолько хлопотно. Но ладно, сама себя наша тушка домой не доставит. Хочешь ещё что–то спросить?
  
  – Я ещё смогу прийти сюда?
  
  – Ты и так всегда здесь, нужно лишь понять это и пожелать оказаться в своём домене. Есть, конечно, ряд ограничений, куда без них, но это мелочи, сам всё поймешь, когда попробуешь, – встаём из кресел.
  
  – Ладно, последний вопрос. Почему ты выбрал такой странный ключ к памяти?
  
  – Я был молод и романтичен, – ушёл от ответа Вальтер, хотя нет, всё же ответил. – Но вообще, просто связи. Груз, что мои частицы берут с собой... Порой он слишком силён. Не позволяет найти то, что может заинтересовать в мире. В итоге, всё может свестись к вдумчивому потрошению всех окружающих и отправке дальше или схеме действия симбионта до того, как появились мы. Потому я делал то, что делал. Смотрел варианты, экспериментировал, отправляя различные "модификации" себя. Пусть осознанно и не понимая, но... в общем, подозреваю, что и за этим виднеется прекрасный силуэт нашей общей знакомой, но уличить или доказать... сам знаешь. Потому разблокирование всей памяти, привязанное к крику младенца, которого бы ты–я считали родными, кровью от крови, мне показалось уместным.
  
  – Психоэмоциональный код, помещённый в подсознание, сударь знает толк в извращениях, – всё стало на свои места.
  
  – От старого опытного самоубийцы слышу. И вообще, вести беседу самим с собой – признак не самого крепкого рассудка. Так что на этом предлагаю распрощаться, бывший Властелин Ничего. Меня ждут дела, а тебя – долгая дорога домой. Удачи, – мой собеседник просто исчез. Вот он был – и вот его уже нет.
  
  – Показушник, но всё же он прав, рассиживаться рано, – встаю и я. Нужно разобраться с собственной энергетикой, узнать, что там с драконьей и демонической частями. Ну и найти дорогу назад, конечно же. Впереди предстоял долгий путь, но несмотря на это, настроение было великолепным – я всё же сумел изменить судьбу обречённого мира, и... это грело душу.
  
  
***
  Второй посетитель зала с камином точно так же исчез, как и его собеседник немногим ранее. Появившаяся на их месте миниатюрная девушка–чибик в костюме горничной принялась убирать со стола полупустую бутылку и бокалы.
  
  – Всё–таки хозяин очень странный, только Винки подумала, что привыкла, как он вновь делает ещё более странные вещи. Теперь вот два хозяина сами с собой беседовали... – тихо проворчала домовушка, а когда навела привычный идеальный порядок – растворилась в воздухе, не потревожив покой зала хлопком – её хозяин очень не любил резких звуков, особенно в лаборатории, а потому она научилась передвигаться беззвучно, ведь Винки – хороший эльф!
  
  
***
  Вновь Сефирот. Проявленный мир.
  – Ох... Что ж я маленьким не сдох, – было моей первой фразой, когда я очнулся. Так дерьмово я себя не чувствовал даже после заплыва в Эфирионе. Тело было чудовищно слабым, желудок пытался покинуть организм вместе со всем содержимым и сейчас пребывал где–то в районе горла. Суставы скрипели, хрустели и создавали впечатление, что ими последний раз пользовались... А, ну да, пару сотен тысяч лет назад. Ну, а клетки симбионта... О–о–о, Тьма, как мне хреново... И это с учётом того, что и общая чувствительность у меня сейчас находилась где–то на уровне полена.
  
  – Ох, хвала... не знаю кому, ты очнулся, – обеспокоенный голос Уртир звучал приглушённо. Судя по всему, я ещё и глуховат стал. Просто блеск.
  
  – Долго... кхе... я провалялся? – горло хрипело и ничего не чувствовало, потому выдавать звуки получалось с большим трудом.
  
  – Нет, всего минут двадцать. Как ты себя чувствуешь? – в голосе звучало беспокойство, но вот нормально увидеть девушку я никак не мог – в глазах стоял туман, периодические "чёрные мухи" также ясности не добавляли.
  
  – Думаю, даже хуже, чем выгляжу... Как я, кстати, выгляжу?
  
  – Как дед лет двухсот, непонятно как доживший до этого возраста, – последовал беспощадный ответ. – С учётом того, какой сейчас день и сколько ты открутил назад, ты просто прекрасно сохранился.
  
  – Вот за что я тебя люблю больше всего, так это за непревзойдённое чувство юмора и понимание ситуации. Ох... – поясница Сефирота – радикулит, радикулит – поясница Сефирота, знакомьтесь. Старость – это неприятно. – Так, ладно, где мы и что вокр... – меня вновь скрутило. На этот раз от голода. Пробирающего до самого нутра голода. И был он отнюдь не физическим. Ноги начали подкашиваться.
  
  – Сеф! – повелительница льда попыталась было рвануть ко мне.
  
  – Не подходи! – всего лишь простейший телекинез, чтобы оттолкнуть её, вызвал новый разряд боли, впившейся в каждую клеточку тела раскалёнными иглами, кажется, я понял, что испытывает человек, нырнувший в расплавленный металл. Но цели своей всё же достиг – волшебницу отбросило в сторону. – В "тюрьму" меня, быстро!
  
  Организм тёмного мага и так цепляется за жизнь всеми доступными способами, а уж организм, дошедший до уровня Архидемона... С каждым мгновением сдерживать Голод Смерти становилось всё тяжелее, с учётом насыщенности, он мог выпить весь Крокус с окрестностями, тем самым просто спустив в унитаз всё то, чего я достиг. К тому же это тело нуждалось в подпитке жизнью, а вот энергетике моей нужно было время, чтобы хотя бы частично прийти в себя, и "Голод" мог меня если не прикончить, то серьёзно покалечить и сильно замедлить восстановление точно.
  
  К счастью, Уртир не стала страдать фигнёй, положенной по канонам "спутницам героя", а сразу же активировала нужное заклинание, не заморачиваясь вопросами "зачем" и почему".
  
  – Техника Ледяных Убийц Демонов: Ледяной Трон! – насыщенный по самое "не могу" упорядоченной маной лёд начал охватывать моё тело, начиная с ног. Созданная на основе "Ледяного Гроба" техника действовала даже эффективнее оригинала и не требовала жертвовать душой, вот только я чувствовал, что долго на мне она не продержится, да и захватывала она меня медленно – всё же для Архидемона, пусть и "самопорезанного", просто заклинания, без ритуала–усилителя, было маловато. Тут проблема даже не в количестве сил – на данный момент Уртир меня превосходит по количеству маны раз в семьдесят. Проблема в самой сущности. Чем сильнее демон, тем выше его показатели сопротивления любому урону. Состояние, конечно, тоже играет свою роль, но всё же.
  
  – Выкинь меня в центре океана или лучше в "Мёртвых Землях", – успел я ещё выдать Ц.У. до того, как волшебный лёд полностью меня сковал, отсекая от внешнего мира.
  
  Хорошо, теперь можно чуть отпустить контроль и подробнее заняться энергетикой. Сил немного, нужно использовать их экономно и восстановить самые необходимые узлы... Восстановить... Нужно...
  
  Сознание раздирало голодом и жаждой добраться до источника столь вожделенной жизни, мысли путались, с каждым мигом всё глубже погружаясь в какую–то белёсую пелену. Кажется, в какой–то момент я скатился в бездумный бред, бессвязно повторяя установку, но фокусироваться на задаче почти не получалось... Слова начали утрачивать смысл. Всё начало утрачивать смысл...
  
  
***
  За некоторое время до этого.
   Люси открыла глаза и буквально подскочила на месте. Вокруг был небольшой скверик – таких в Крокусе полно. Где–то вдалеке слышался мирный шум города, в ветвях деревьев чирикали птички, где–то мяукнула кошка... Сама она сидела на скамейке и, видимо, слегка прикорнула – последние события и череда поражений как всей гильдии, так и её самой не добавляли ей настроения, хотелось побыть немного одной, вот она и... Закончить мысль девушка не успела, яркой вспышкой перед ней пронеслись события трёх следующих дней. Игры, с трудом вырванная победа, похищения и... тысячи драконов, закрывающие своими телами небеса и уничтожающие город и весь мир. Воспоминание о боли в откушенной руке, безумный бег в никуда, Врата и другой, странный мир. Одновременно знакомый и неизвестный, такой родной и совершенно чуждый. Случайная встреча, правда о причинах всего этого и... возвращение назад. И слова самого неоднозначного мага, что она когда–либо встречала. "Нет, Люси. Всё только начинается. Но... мы больше не увидимся, прощай".
  
  Не помня себя, волшебница бросилась к ближайшему просвету между домами. Под ноги что–то упало, она запнулась, шаркнула плечом стену, но ничего из этого не заметила, стрелой выскочив на мощёную брусчаткой городскую улицу.
  
  И замерла, будто налетев на стену...
  
  Вокруг были люди. Живые. Они что–то спрашивали, кажется, кого–то испугало её стремительное появление, но Люси ничего не слышала.
  
  – Он всё–таки смог... – губы девушки задрожали, а на глаза навернулись слёзы. – Спасибо... спасибо за всё.
  
  
***
  Сильнейший из всех драконов, их самый страшный кошмар, открыл глаза. Посетивший его сон... нет, видение заставило испытать его то, что он уже давным–давно забыл. Страх. Ощущение собственной слабости и беспомощности. Боль поражения...
  
  – НАКОНЕЦ–ТО!!! – радостно взревел Акнология.
  
  Достойный враг! Тот, кто сумел убить его, даже не показываясь на глаза! А потом... Дракон не был сильно искушён в магии. Да, его атаки были чудовищно сильны, арсенал разнообразен, но он всегда предпочитал мощь тонкости. Какой смысл плести изощрённое кружево чар, если можно просто вдарить от души или, ещё лучше, разодрать когтями и перекусить клыками? Но кое–что бывший драгонслеер всё–таки понимал, пусть в его времена этот раздел и был полузабыт, но всё же. Магия Времени... Он никогда не задумывался, что с её помощью можно вернуть старых противников и убить их ещё раз! Видимо, тот, кто в том не случившемся будущем убил его, посчитал это слишком скучным и решил проверить другой метод. Да, иначе и быть не могло! Даже сквозь пелену видения он ощущал ярость и жажду битвы своего неизвестного противника, не уступающие, а то и превосходящие его собственные. Превосходно! Он найдёт его и вырвет глотку! А потом вернёт, чтобы сразиться вновь! Но... дракон недовольно зашипел, для этого ему вновь принять эту жалкую и тщедушную людскую оболочку – как показала практика, голая мощь не всегда может помочь. А знания проще и быстрее всего получить от людских магов. Что же, если бы он не был способен извлекать уроки из собственных ошибок, никогда бы не стал тем, кем был сейчас – Королём Драконов. И если для того, чтобы добраться до достойного врага, ему на время придётся прикидываться человеком – пусть. Цель была ясна, и дракон приступил к её осуществлению, плюнув на мелкую возню всяких армий, что раньше хоть немного скрашивали его скуку. Жажда как можно быстрее вступить в новую битву гнала его вперёд.
  
  
***
  – Нет! За что?! – вновь оказавшийся в мире живых чернокнижник самым банальным образом плакал.
  
  Его осуществившаяся мечта была самым жестоким образом у него отобрана, как и всё, чем он дорожил когда–либо. Мир в очередной раз нанёс ему свой удар.
  
  Но... в этот раз было что–то иное, отличное. Оглядевшись, маг на некоторое время впал в ступор. Лес вокруг него... остался живым. Выброса Голода не последовало. Его проклятье исчезло. Как? Почему? Гениальный волшебник не знал. В этом определённо как–то была замешана его смерть и откат времени... на... Зереф замер на середине вдоха.
  
  – На три дня?! – хорошо осознающий, сколько для этого требуется сил и какой сложности необходимы чары, маг поражённо открыл рот. В голове воцарилась странная и непривычная пустота. Что за существо могло это провернуть, он не представлял. Но интуиция колдуна, разменявшего уже пятую сотню лет, отчётливо рекомендовала держаться от этого самого существа как можно дальше, поскольку даже смерть, как показала практика, от него не избавит. А ещё интуиция по не ясной для самого мага причине просто вопила, что "во всём виноваты Феи". Он давно присматривал за гильдией своей первой ученицы и вынужден был констатировать, что убить всё живое в мире, потом откатить время, дабы всё живое возродить – пусть и немного слишком для них, но, теоретически... Особенно для кого–то вроде Нацу. С мыслей о гильдии он переключился на непосредственно её основательницу. Ведь... если каким–то чудом его проклятие с него снято, то... возможно... ему дали шанс? Шанс всё исправить, в том числе и последствия этого самого проклятья?
  
  – Это нужно обдумать... – чернокнижник сотворил из воздуха стол, удобное кресло, пачку листов бумаги и писчие принадлежности. – Но сначала нужно понять, что произошло и не вернётся ли Голод, – бессмертный маг привык действовать основательно. Сначала всё следует тщательно проверить, а потом уже действовать. – Если всё так, как кажется, то... за мной большой долг и благодарность тебе... кто бы ты ни был.
  
  
***
  Три дня спустя. Сефирот.
  О Тьма, как я понимаю вампиров! Самые несчастные существа во вселенной...
  
  Лихорадка более–менее прошла, выпустив меня из объятий бреда. Боль от голода потихоньку притуплялась, вернее, сознание привыкало к ней, и пусть с перебоями, но мне удалось заставить себя заняться лечением.
  
  Лёд потихоньку таял, хотя, по идее, делать этого он не мог, но бьющее по нему изнутри поле Голода Смерти потихоньку подтачивало даже почти совершенную конструкцию клетки, без труда способную удерживать кого–нибудь уровня демона ранга Советник любое время. А ведь я даже не пытался выбраться, скорее уж наоборот... Дела мои были так себе. Восстановить физическую часть было нетрудно – всё–таки магическая старость – это не совсем "старость" в полном смысле слова. Да, организм изношен, но все его ресурсы остаются при нём. Так что даже в таком состоянии можно быть живчиком... С учётом резко уменьшившихся возможностей и прочности, само собой, да и последствия при перенапряжении будут куда как серьёзнее. Но это всё лирика. Ресурсы у меня были, время и изолированная среда – тоже. Так что "подлатать мясо" и вернуть ему прошлый вид и параметры было лишь делом пары часов, тем более что само по себе тело вполне было "рассчитано" на столь длительную "эксплуатацию". Пусть полностью восстановиться и не получилось – всё же я уже куда более магическо–энергетическое существо, нежели "мешок с мясом", как выражался один дроид–мизантроп в Далёкой–Далёкой очень много лет назад, и потому физическая оболочка нужна мне постольку–поскольку, куда больше процессов завязано на энергетику. А вот с ней была задница. Не полная, но около того. Подпалённые негативной для меня маной энергоканалы, да ещё с "растяжениями" и "разрывами" из–за пропускания через себя чудовищных даже по моим меркам объёмов силы. Добавим к этому их эволюцию, резко сменившуюся регрессом, а потом вообще "шагом в сторону", когда я хапнул чуток Света... В общем, на тему "качественного" самоубийства я–Вальтер не шутил. Более того, подозреваю, что ему пришлось попотеть, чтобы не дать–таки убиться его больной на голову Эмблеме.
  
  Выход из ситуации был. Мне нужно было сожрать какого–нибудь демона, желательно – большого и толстого, чтобы пустить его сущность на "питательную кашку" для дышащей на ладан энергетики. Вот только и тут была засада. Я сейчас в таком состоянии, что и беса скушать не сумею, поскольку кушать мне нужно медленно, неторопливо и "тщательно пережёвывая". А демоны – такой народ, что очень негативно относится к тем, кто их пытается кушать. Даже если разница в "статусах" несоизмерима, всё равно любое тёмное существо будет цепляться за жизнь до конца. Просто на инстинктах. Единственное исключение – сотворённые тобой самим сущности. Вот те да... Но из таких у меня есть только Рори, а её я есть точно не буду. Даже если отбросить тот факт, что она осталась в моём родном мире, сжирать едва ли не самое близкое тебе существо только ради преодоления неудобства... А, ну да, вполне в стиле солидной части демонов.
  
  Ну да и Тьма с ними, это их проблемы. Мне же нужно найти другой выход. Ждать годик–другой, пока оно "само рассосётся", не вариант – меня же потом мои девочки прибьют. Да и течения времени неоднородны, это тут годик–другой, а там? По временной плоскости–то я сместился... М–да... Проблема.
  
  Мысли текли вяло и с повторами. Новая идея возникала в сознании, изучалась, оценивалась и, как правило, отсеивалась. Или потому, что уже была однажды, или потому, что являлась полоумным бредом. На лицо была дилемма "Дяди Фёдора–Шарика". Та самая с "чтобы продать что–то ненужное, нужно иметь что–то ненужное". Чтобы восстановить энергосистему в сколь–либо приемлемые сроки, мне нужно сожрать демона уровня Эмиссара. Хотя бы Эмиссара. Чтобы не дать ему рыпнуться во время поедания, мне нужно его удержать... при помощи энергосистемы, для восстановления которой... Ну, в общем, ясно. Варианты? Мне нужен такой же "инвалид", и, как ни странно, я даже примерно знал, кто может на эту роль подойти. Делиора на момент ритуала с Лунной Каплей. Просто идеальный вариант. Но была другая проблема. В этом мире он уже был мёртв. Демоны из "Книжной Полочки" моего названного брата? Не смешно, сейчас они скорее меня сами сожрут, чем я их. Всякие левые тёмные маги?
  
  Не подойдут по "качеству материалов", мне сейчас требовалось что–то между условным переливанием крови и трансплантацией органов. В обоих случаях донор должен соответствовать определённым параметрам, иначе выйдет только хуже. Ладно, отложим мысль, как возможную, но только явно не здесь и не сейчас. Ещё идеи?
  
  Вытянуть жизнь из пары–тройки кубических километров океана? Скорее всего, придётся в любом случае. Но это так, "бульончик для больного" – смотри случай восстановления за годы. Не говоря уже о том, что даже его нельзя принимать сразу – нужно подождать, пока энергоканалы хоть немного отойдут от напряжения, иначе получу магический вариант "заворота кишок".
  
  "Прооперировать" себя самого, вручную залатав повреждения? Не получится, разве что–то совсем мелкое и незначительное. Была бы тут Венди, способная поставить временные заплатки на самых проблемных участках... Хотя... Теперь бы она не смогла пробить моё сопротивление магии. Уж точно не медицинскими чарами. Н–да, и тут засада...
  
  Алхимия? Хм... А вот это вариант. Были у меня образцы для подобного случая, пусть и не рассчитанные на такое, но были... Угу, в пространственном кармане, до которого я не могу дотянуться из–за слишком обширных повреждений. Замечательно! Лучше и быть не может! Чувствуя моё раздражение, Голод Смерти впился в стенки моей тюрьмы ещё активнее.
  
  Гадство, ещё рано... Достаём плеер, включаем, закрываем глаза и наслаждаемся. Музыка и покой – если уж нет под рукой демона для захавывания, то именно это сейчас как раз то, что мне нужно.
  
  
***
   Ещё пару дней спустя.
  – Бульк! Буль–Буль! – судя по давлению воды и освещённости, точнее, отсутствию оной, я где–то километрах в полутора от поверхности. Хотя ладно, с освещённостью я загнул – может быть, и просто ночь на дворе, хотя "внутренние часы" утверждают обратное, но с учётом временных откатов, вырубания, беседы с самим собой неведомо где и когда... В общем, веры в них у меня нет. Но вот давление воды – это уже другое дело. Итак, Ледяной Трон разрушен, и заключённая в нём злобная жестокая хрень, несущая смерть всему живому, вырвалась наружу... Хм... Что–то это мне напоминает. Прочь! Прочь эти мысли про 25 отморозков, что постоянно прибегают к тебе "фармить маунт"... Бррр.
  
  Но ладно, если быть чуть серьёзнее, то ещё сутки (плюс–минус) сидения и медитаций, помимо взятого под относительный контроль Голода, принесли мне очередную идею. В Серых Пределах есть условно бесконечное количество маны. Построить туда канал сложно, единовременно использовать сколь–либо большой запас – ещё сложнее, да и риск "лопнуть" велик, к тому же напрягать и так держащуюся на одном честном слове энергетику не хотелось. Но... этот несносный предлог, разнообразия ради, в этот раз решил сыграть в мою сторону. Мне не нужно что–то масштабное, мне не требовалась постоянная подпитка, но вот втягивать небольшую дозу силы, а потом потихоньку переваривать, преобразуя в ману жизни и просто прогоняя по каналам... могло получиться, пусть и так себе выход, но сейчас не до жиру. Осталась пара мелочей – без силы "достучаться" до соответствующего измерения, без "контроля" черпнуть столько, чтобы не разорвало, а потом с "пробитым желудком" это дело "переварить". И почему мне кажется, что все мои последние идеи уже не просто попахивают самоубийством, но настолько суицидальны, что это умудряюсь замечать даже я! Ладно, запомним и эту мысль, потом прикинем, что к чему.
  
  Размышления не мешали мне потихоньку отпускать Голод, впитывая всё то буйство жизни, разлитое в океане. Всякие бактерии–планктоны умерли первыми, мелкая рыбёшка последовала следом, а там и мимо проплывавшего кита накрыло. Ну что же, первая порция бульончика пошла, а у местных падальщиков сегодня будет праздник. Теперь можно осмотреться.
  
  Разбитый ледяной кокон, мелкие осколки уже благополучно всплыли, теперь им предстоит очень долго плавать по миру и вгонять в ступор разных магов – даже оставшихся капель упорядоченной силы хватит, чтобы сохранять структуру льда годами, если не десятилетиями, даже под самым палящим солнцем. Сам кокон не просто приморожен ко дну, он ещё и обвит ледяными цепями, что в означенное дно вбиты ледяными штырями. В общем, Уртир действительно постаралась, чтобы я никуда не делся и случайно не отдрейфовал к какому–нибудь острову или побережью материка. А где она сама? Напрягаю чувствительность Симбы, поскольку другой у меня сейчас считай что и нет... О, совсем недалеко, всего–то два десятка миль... Ну ладно, поплыли потихоньку, заодно ещё повытягиваем жизнь из окрестных вод.
  
  До метки я добрался часа за три – магии нет, но физика, пусть и не в полном объёме, при мне (использовать тентакли для создания эрзац–винта, дабы быстрее перемещаться под водой, как низко я пал, надеюсь, другие тентаклиевые монстры из космоса об этом никогда не узнают!) На самом месте я обнаружил... льдину. А на льдине – домик, а в домике – госпожу Милкович с бутербродом в одной руке и чашкой чая в другой. А ещё рядом был столик, где лежало ЦЕЛОЕ БЛЮДО БУТЕРБРОДОВ!!!
  
  – О, ты выглядишь гораздо лучше! – поприветствовала меня ведьма.
  
  – К сожалению, мням... только выгляжу, кусь... До "чувствую" мне ещё далеко... глоть... Ещё есть? – пока отвечал, сам не заметил, как опустошил тарелку с закуской.
  
  – Да, сейчас, – повелительница льда призвала из пространственного кармана новую порцию еды. Как же хорошо, что в своё время я настоял на изучении девушкой этого направления. Не на уровне Эльзы, разумеется, хранить у себя пару ангаров артефактов, мгновенно призывать и отзывать вещи, а также кидаться ими из подпространства Уртир не могла, да и не нужно ей это было, но вот таскать с собой "пару вагонов" НЗ – вполне.
  
  – Фпафибо! – всё–таки на правку тела ресурсов я потратил прилично. Будь при мне моя магия – проблем бы это не вызвало, но сейчас даже то, что собрал Голод, в первую очередь шло на восстановление энергетики, потому помимо пищи "духовной" возникла нужда и в пище вполне материальной.
  
  – Всегда пожалуйста, – кивнула волшебница и распечатала ещё порцию.
  
  – Я тебя люблю!
  
  – Я знаю, – ухмылка. – Итак? – когда я всё же утолил голод обычный, поинтересовалась ведьма.
  
  – Мы в заднице, особенно, я, – кратко поясняю ситуацию.
  
  – Где мы, я уже примерно поняла, всё же в магии Времени и Пространства тоже кое–что понимаю, так что можешь не утруждаться пояснениями, но что с тобой?
  
  – Почти полный коллапс энергетики, даже хуже, чем после Эфириона.
  
  – А то жуткое ощущение демонического присутствия? Сейчас я почти ничего не чую, хотя, с учётом моей "специализации", – намекнула она на Убийцу Демонов, – должна была бы.
  
  – В ходе ритуала обратил и выжег почти полностью. Нужно смотреть, когда восстановлюсь. То, что было после первого этапа, точно не вернётся, – бытие Архидемоном точно не для меня, разве что получится заиметь все плюшки, минуя "штрафы класса"...
  
  – Ладно, – она задумчиво принялась накручивать прядь волос на указательный палец, – если не помер на месте, то оклемаешься...
  
  – Я всегда верил в твою поддержку и чувство сострадания, – что ещё я мог ожидать от своей главной помощницы по тёмным делишкам? Её заботу и беспокойство обо мне я и так ощущал, она знала, что я это чувствую, так зачем тогда слова? А вот проблемы решать нужно, и, желательно, быстро.
  
  – Да–да, – отмахнулась девушка. – Кстати о поддержке, держи, – в мои руки перекочевала небольшая фляжка из горного хрусталя, чьё содержимое отливало насыщенно–синим.
  
  – Хм? Это же "эликсир магии", что я тогда для тебя сделал, – в плане охраны своих сокровищ не забыл я и о моей ведьме, так что реанимационные наборы были и у неё в полном объёме, в том числе и средство, способное восстанавливать повреждения энергетики.
  
  – Мне он сейчас не нужен, а вот тебе точно пригодится, – пожала она плечами.
  
  – Ты просто прелесть, а я болван! – что стоило мне просто передать ей свои средства восстановления? Но не–е–ет, бэкапы сделал (с тройным дублированием!), "хилками запасся", забив ими пространственный карман, а вот то, что он будет недоступен – просто не подумал. Семь лет жизни проекции без доступа к карману напрочь отучили о нём вспоминать. Точнее, первое время я о нём вспоминал часто, но потом свыкся и выбросил из головы, так что на момент слияния никаких активно удерживаемых в уме триггеров не имелось. А те годы, когда я лично им пользовался, выработали привычку, что с ним всегда всё в порядке. Результат – я кретин!
  
  Словом, придётся использовать средство, рассчитанное под ледяную чародейку. Лучше, чем поедание ближайшего отловленного тёмного мага, но куда хуже захавывания демона, к тому же это может мне помочь вытащить свою фляжечку. Так что благодарно киваем и осушаем протянутую ёмкость.
  
  – Мне нужно будет минут тридцать на усвоение. Не просветишь, что я пропустил, пока изображал пельмешку в морозилке?
  
  – Так, мелочёвка. Волнения в Фиоре, объявление военного положения, новые указы Совета по контролю и ограничению направлений магии, ну и сами маги Совета, слегка поседевшие и жутко нервные, судорожно ищут того, кто сначала уничтожил всё живое в мире, а потом откатил время на пару дней назад, – принялась она перечислять с пофигистичным видом.
  
  – Эм... – если бы не необходимость уделять столько внимания внутренним процессам залатывания самых больших проблем только условно подходящим составом, я бы выразился более эмоционально. – Ну, с волнениями, предположим, понятно, как и с объявлением военного положения. Но что значит "ищут"? Они там что, рехнулись на почве переутомления? – нет, на то, что мои манипуляции останутся незамеченными, я не надеялся, но вот искать того, кто такое провернул бы с моим миром? Да я бы уже паковал чемоданы и семью для переезда за пару измерений от объекта интереса подобного существа! Кхм, кажется, со здравомыслием у магов... А, ну да, фиорские маги и здравомыслие, о чём это я?!
  
  – Не знаю что там тебе понятно, – потянулась в кресле душка, – но волнения и правда самые обычные – с задаванием ряда неприятных вопросов королевской семье. Весь город помнил, откуда полезли драконы. Как мы с тобой знаем, кое–кто должен был бы видеть и побольше подробностей, в том числе и то, откуда точно лезли ящеры и кто открыл им дорогу. К счастью принцессы, эти кое–кто–либо преданная гвардия, либо лица, сами "замаранные" вознёй с Вратами. В общем, дело удалось спустить на тормозах, для общественности во всём виноват "вражеский диверсант", пробравшийся в "секретное хранилище" дворца и попытавшийся таким образом уничтожить страну. Благо спятившего "Роуга из будущего" нашли неподалёку от Врат.
  
  – Значит, и в этом мире он был? Хотя логично, если в нашем мире их побудил на авантюру с артефактом самого Зерефа только наш "Король Драконов", то с чего бы тут пошло иначе?
  
  – Скорее всего. В любом случае, разум окончательно его покинул, из полубезумных бредней удалось выявить, что данный маг почему–то считал, что сможет подчинить себе драконов, вот и попробовал их вызвать. Чем всё кончилось, люди прекрасно помнили, козёл отпущения был найден и незамедлительно казнён.
  
  – Как–то всё слишком гладко. Правду знало всё–таки прилично народу, вряд ли всех можно заткнуть. И ты не ответила на вопрос.
  
  – Думаю, магам Совета и главам Гильдий известно куда больше, и королю придётся сильно постараться, чтобы откупиться, но развитие конфликт вряд ли получит. Текущая династия и положение дел в стране устраивают всех. К тому же внутренние распри при возможности внешней угрозы – не самая лучшая идея. А вопрос... – волшебница сморщила носик. – Откуда мне знать, зачем ты им понадобился? Может, памятник из золота отлить, может, в ученики напроситься, а может даже и прибить хотят. В местном Совете состав несколько другой, и чего у них в головах творится – я не знаю. Всё же в этом мире у меня нет положения мага Совета, наших осведомителей и деловых партнёров, так что узнавать информацию приходится едва ли не из слухов.
  
  – Понимаю... А внешняя угроза... Дай–ка угадаю, наши соседи по континенту тоже прекрасно видели, с какой стороны к ним прилетели чешуйчатые гости?
  
  – Да, и это им не очень понравилось. Впрочем, с той же стороны прилетели и твои "тучки", добившие тех немногих, кто умудрился пережить налёт драконов. Потому лезть опасаются... но тоже усиленно ищут.
  
  – Бле–е–еск, – что называется, "навёл шороху". Впрочем, нечто подобное и стоило ожидать – подобные события без внимания остаться не могли, а недели как раз вполне достаточно, чтобы собрать всю известную информацию в единое целое. Хотя попытки поисков всё–таки смотрятся странно, но спишем на некоторый шок и общую стукнутость волшебников. С волнениями в стране тоже всё ясно, всё–таки не каждый день наружу всплывает тот факт, что у монарших особ в подвальчике такая мина лежит. Сами виноваты – если ты "в коллекции" хранишь штаммы чумы, набор "Судного Дня" и кучу прочих интересностей, то уж будь готов, что из–за этих интересностей за твоей головой (или хотя бы с серьёзными вопросами) могут прийти сознательные граждане с весомыми аргументами. Я вот к такому готов, башенку там соорудил, дачку построил, демонов повыращивал, в общем, каждый сам кузнец своего счастья. И чем весомей молот в твоих руках, тем больше счастья сможешь выковать. Хотя, для не–магов, внутренние помещения дворца со стражей и волшебниками охраны – довольно надёжный схрон. Ну да фиг с ним, с королём и принцессой, куда больше меня волновал другой вопрос.
  
  – Что с Вратами? С Феями?
  
  – Врата сломали, – досадливо поджала губы Уртир. – Поручили это, кстати, Феям, поскольку они вернули себе статус сильнейшей гильдии королевства, а уж их таланты на почве разрушения давно и хорошо всем известны. К самим им претензий нет, о необходимости использовать Ключи Зодиака для открытия Врат знали только принцесса, капитан гвардии, а также "Роуг из будущего", Юкино и Люси, возможно, ещё первый министр и сам король. Роуг мёртв и уже точно никому ничего не скажет. Остальные... Думаю, у них хватит мозгов не распространяться о деталях открытия пространственного разрыва. Да и других забот сейчас хватает.
  
  – Хорошо, – я прикрыл глаза – "лекарство" начало действовать, и по телу прошёл первый бриз магии, пусть лёгкий, почти неощутимый и совершенно ни на что не пригодный, но он был, и от этого уже становилось безумно приятно.
  
  – Что будем делать дальше? Или ты решил остаться в этом мире? – последний вопрос звучал с некоторым беспокойством.
  
  – Нет, здесь мы чужие, а там, – я махнул рукой за горизонт, – и тебя, и меня ждут.
  
  – Что? Даже не будешь спасать эту планету от Зерефа, Акнологии и прочих бед? – в голосе послышалась привычная чуть ядовитая ехидца, хех, всё, беспокойство прошло, нервишки отпустило, и Уртир вновь стала собой.
  
  – Я уже отвечал на этот вопрос – если "хорошая знакомая" попросит меня о помощи, то я попробую помочь. Но постоянно бегать и всех спасать? Увольте. Угрожай им опасность "здесь и сейчас", я бы ещё подумал, но гипотетическая? Это немного слишком. Зереф на момент встречи с нами на Тенрю уже под четыре сотни лет разрабатывал планы самоубийства и никуда не лез. С чего бы ему вдруг что–то менять? С Акнологией ещё проще. Он вообще устроил себе логово у Зонии и плюёт в потолок, периодически выбираясь лишь посмотреть на очередную войну человеков да навешивая всем, кто окажется неподалёку от его логова, как тогда Гилдартсу. И сидит он так уже те же четыре сотни лет. Не вижу, с чего бы ему менять свой распорядок дня. Ну и если уж быть до конца честным, я сейчас не в том состоянии, чтобы устраивать разборки с альтернативной версией моего брата или дракона–убийцы. Особенно с последним.
  
  – Уж не инстинкт ли самосохранения я слышу? – состроила удивлённый вид девушка, продолжая капать ядом. – Вот это действительно внезапно!
  
  – Ну, знаешь ли, принесение самого себя в жертву заставляет задуматься о вечном даже драгонслеера, – поддержал я её настрой.
  
  – Ну–ну. Однако ты не ответил на вопрос, что мы будем делать дальше?
  
  – Искать путь домой. Метка с координатами по моим параметрам есть. С тобой попробуем "Зов Крови" – всё же тело Ур изначально было создано из твоих образцов, да и так вас очень многое связывает вместе. Направление магии, возраст, вкусы...
  
  – Общий любовник, – продолжила список девушка, провокационно улыбаясь. Точно отпустило.
  
  – Ну так вкусы же, – пожимаю плечами. Чего–то подобного я и ожидал. – Или это была попытка воззвать к моей несуществующей совести?
  
  – В твой инстинкт самосохранения до сего момента я тоже не верила, а он проявился, так что мало ли? – парировала девушка.
  
  – Нет, всего лишь надругательства над пространством–временем будет маловато для настолько серьёзных изменений во мне.
  
  – Учту, – она рассмеялась. – И всё же, я рада, что ты вернулся и остался прежним, Сеф.
  
  – А уж я–то как рад... Но ладно, мне потребуется ещё несколько часов – дождаться стабилизации энергоканалов и вытащить зелье под себя.
  
  – Тогда не буду тебе мешать и пойду поплаваю – когда ещё выдастся подобный "отпуск"? – и девушка развязала крепления на своей "блузке", отправляя ту на ледяной пол, ещё одно движение – и юбка отправляется следом, потом сапожки, и на ней остаётся только нижнее бельё, да ещё и полупрозрачное. И главное, всё так естественно, провокация была, как ни странно, без "задней мысли", она просто привыкла ничего не скрывать от меня, а естественная грация волшебницы делала всё остальное. Пока я любовался её фигурой, на пол полетел лифчик, а её руки уже легли на трусики. Я же понял, что пребывание "на грани" серьёзно разжигает аппетит, к тому же мы действительно давно не были вместе... И вообще, во время восстановления требуются положительные эмоции, да–да, так и запишем.
  
  – У меня есть идея получше, – один шаг, прижаться сзади и положить свои руки поверх её.
  
  – А тебе сейчас можно? – чуть повернулась она в моих объятиях, тем самым потёршись попкой.
  
  – Нужно, – страстный, требовательный поцелуй получает столь же яростный ответ. – Но чуть напитай тело Порядком, если я сильно увлекусь и не смогу сдержаться...
  
  – О, я очень постараюсь, чтобы ты не смог! – провокаторша взяла мою руку в свою и положила себе на грудь. – Поверь, я приложу... все свои... усилия... для этого, – этот эротичный шёпот в ухо стал последней каплей, срывающей и так не слишком крепкие тормоза и отправляющей в пучину страсти. Стоя, на столе, на стуле, перебравшись на кровать из тёплого и мягкого льда – для волшебницы с её силой и контролем создать можно было и не такое. Это было просто безумно, но нам обоим это дико нравилось. Пару раз Голод не удавалось сдержать полностью, и он тонким слоем покрывал нас обоих, но текущая в жилах Уртир сила предохраняла её от последствий близкого контакта с маной Тьмы и Смерти.
  
  Через несколько часов мы всё–таки оторвались друг от друга, уставшая, но очень довольная девушка, покачивая бёдрами, пошла "немного поплавать перед сном", а я вновь уселся в кресло (также участвовавшее в недавних... хм, приключениях) и постарался максимально расслабиться. Зелье повелительницы льда своё дело сделало, положительные эмоции и очень близкий контакт с сильной энергетикой искренне симпатизирующего мне разумного также были полезны, а значит, самое время вытянуть заветную скляночку, к тому же моя леди так вовремя ушла освежиться и не увидит моих перекошенных гримас – остатки гордости будут спасены. Ну, приступим–с...
  
  
***
  А всё это время в Крокусе...
  – Ты?! Что ты тут делаешь?! – Уртир в шоке смотрела на самого Зерефа, задумчиво изучающего главную площадь города. Вот уж кого она не ожидала здесь увидеть, так это его. Что же, временное расставание с Мелди и Джераром уже себя окупило.
  
  – А? – легендарный чернокнижник поднял взгляд. – Ты та волшебница с магией Времени, что была на острове Тенрю? Тоже изучаешь следы ритуала?
  
  – Ритуала? – не поняла представительница "Греха Ведьмы".
  
  – Да. На этой площади провели несколько последовательных ритуалов, – вновь уходя в свои мысли, кивнул тёмный маг, – след от той бури энергий до сих пор ощущается, даже смещённый в неслучившееся, он всё же есть. И, что более странно, он кажется мне смутно знакомым.
  
  – Кхм... – девушка передёрнула плечами. Она ничего ощутить не смогла... зато прочувствовала на себе нечто иное. Когда пришли драконы, она сама попробовала повернуть время вспять. Всего один час – вот и всё, что ей было нужно. Она даже готова была заплатить за это своей жизнью, но... минута. Всех её не таких уж и малых сил и всей жизни хватило лишь на минуту. И тот, кто совершил откат на три дня... Её всегда манила сила. Ведь только она в этом мире может позволить ощутить себя свободной, независимой от обстоятельств и прихоти судьбы. Да, та встреча с Фулбастером заставила посмотреть её на события прошлого под другим углом, но... глупо отрицать очевидное перед самой собой. Она никогда не была "доброй", её мало заботили проблемы других, а все встречные были лишь временными союзниками и ступенями на пути к цели. Разве что Мелди выбивалась из этого правила. И вот она узнала от этой фейки, Люси, кто всё это устроил. Пусть и не ясно было, как именно он это сделал, хотя ходили какие–то слухи о жутком проклятии едва ли не на весь мир... И, что самое удивительное, она также узнала и о том, кто стоял от него по правую руку. Тот самый момент, когда завидуешь самой себе... – У меня есть некоторая информация... Думаю, мы могли бы помочь друг другу, – осторожно предложила она.
  
  – М–м–м?.. – теперь задумался чернокнижник. Он уже несколько отвык общаться хоть с кем–то, максимум – это выдача приказов демонам, а вот так... – Я не против, хотя не знаю, чем я могу помочь тебе. Чем я вообще могу помочь кому–либо.
  
  – Думаю, эту проблему мы решим, – невольно довольная улыбка вылезла на лицо волшебницы. К тому же... этот чернокнижник выглядел так беззащитно и мило... мррр... – Я кое–что узнала. Одна волшебница из Хвоста Феи во время вторжения драконов прошла через Врата и оказалась в другом мире...
  
  
***
  Примерно десять минут спустя.
  – ...а потом он её усыпил. После чего началась вся та чертовщина с массовым вымиранием всего живого и откатом времени.
  
  – Невероятно... – маг пребывал в шоке. – Брат... Так вот почему след казался мне знакомым...
  
  – Ты что–то знаешь? – чародейка отложила бифштекс в сторону – пока суть да дело, они решили присесть в одной из забегаловок Крокуса. Краем глаза девушка успела отметить, что прославленный тёмный маг держал столовые приборы, да и вообще ел с некоторым осторожным сомнением, словно давно этого не делал и сейчас вспоминает, зачем оно вообще нужно.
  
  – У меня... действительно был брат. Но... он умер. Очень и очень давно, – маг замер, постоянно крутящийся в голове хоровод мыслей после получения новой информации смог сложиться в правдоподобную картину. – Не может быть... та песня.
  
  – Какая песня? Я уже не первый раз слышу о ней от тех, кто "дожил до вымирания", но так и не смогла узнать подробностей.
  
  – Скорее всего, это было частью ритуала. Хотя я никогда о подобном не слышал, но... возможно, – вновь начал погружаться в свои мысли чародей.
  
  – Так что не так с этой песней?
  
  – "Умри и стань на век живой", – процитировал маг слова, что совсем недавно едва ли не вгрызались в его сущность. – Может ли быть так, что в том мире всё пошло по иному сценарию? Да, скорее всего... и... неужели ответ на вопрос, что мучил меня четыреста лет, был столь простым? "Прими проклятие как почесть"... Неужели достаточно было просто признать, принять это частью себя и использовать на своё благо? Так просто?
  
  – Ты не мог бы выражаться чуть яснее? – слегка раздражённо спросила ведьма.
  
  – Да, прости, я несколько отвык от общения. Проклятие Анкселам. Оно дарует бессмертие, но убивает всех, кто находится рядом с проклятым. Что я только не перепробовал, чтобы снять его, а потом и просто умереть. Ничего не помогало. До того дня.
  
  – То есть проклятья больше нет, и ты вновь стал смертным?
  
  – Нет, – покачал головой маг, – я всё так же не могу умереть, но теперь Голод Смерти оставил меня, и я могу ходить среди людей... Исправить свои прошлые ошибки...
  
  – Забавно, – рассмеялась девушка, – сейчас мы занимаемся примерно тем же.
  
  – Мы?
  
  – Гильдия "Грех Ведьмы". Не у одного тебя есть в прошлом страницы, за которые приходится расплачиваться.
  
  – Вот как... – маг задумался. – А к вам можно вступить?
  
  – Кха... – Уртир подавилась блюдом. – Ты серьёзно? – кивок. – Л–ладно, но зачем тебе это?
  
  – Мне есть, что исправлять, и... я просто устал от одиночества, а как когда–то мне заявила одна наглая мелкая девчонка, "Гильдия – это весело", – улыбнулся кончиками губ чернокнижник.
  
  – Вот как? Ну, тогда добро пожаловать, – улыбнулась магу и ведьма.
  
  – Хорошо. Что мы будем делать? – поинтересовался маг.
  
  – Нужно представить тебя Мелди и Джерару, а потом... Пару–тройку недель лучше где–то переждать, пока не уляжется шумиха.
  
  – Хм... Я бы хотел посетить Хвост Феи.
  
  – Хочешь расспросить Хартфилию обо всём лично? – предположила Уртир.
  
  – Не только. Ещё мне необходимо встретиться... со старым другом, – лицо мага оставалось бесстрастным, но вот на последней фразе голос немного дрогнул. Кто бы этот "старый друг" ни был, с ним у Зерефа явно связана какая–то очень личная и глубокая история, отметила девушка.
  
  – Почему бы и нет? Думаю, Джерар тоже не откажется кое–кого из Феек повидать, – вновь усмехнулась ведьма. – Тогда не будем терять время?
  
  – Да... Пошли, – маги оплатили счёт и направились прочь. Каждому из них было о чём подумать, что предположить и что запланировать. Новый мир встал на тропу новой судьбы.
  
  
***
  И вновь Сефирот и Уртир (пришлые)
   Вытаскивание заветной скляночки процессом оказалось болезненным, муторным и сложным, собственно, как и предполагалось. Зато после употребления (и заплыва в океане, дабы добыть ещё "бульончика") сразу так хорошо стало. Мир наполнился Дружбой и Любовью, нигде ничего не болело, можно уже даже было нормально применять магию. Пусть А–ранг был потолком, ну, может, что–то из S–ки, если сильно поднапрячься, но по сравнению с риском получить "инвалидность" от любого чиха – огромный шаг вперёд, а главное – теперь можно было вернуться к варианту с закусыванием демонами. Не шедеврами Зерефа, само собой, но вот на тех же Колыбельную или Делиору покуситься уже можно, особенно если они будут в ослабленном состоянии.
  
  – Доброе утро, Сеф. О, вижу, ты теперь просто сияешь, – проснулась Уртир и сладко потянулась, а спала она, по доброй традиции магов льда, в совершенно непотребном для цензуры виде.
  
  – Доброе. Извини, сегодня без завтрака в постель, – мой взгляд помимо воли скользил по притягательным изгибам девушки, и это, разумеется, не осталось незамеченным.
  
  – Хм... Думаю, всё же кое–какой мой голод ты утолить сможешь, – волшебница отодвинула тонкое, чисто символическое (ибо мёрзнущий маг льда – это даже не оксюморон) одеяло и поманила меня к себе.
  
  – Звучит очень многообещающе, – не ответить на такое предложение я не мог. В итоге, "утро" затянулось ещё на некоторое время, а потом всё же был завтрак.
  
  
***
  – Так, ничего не забыли? – я прикинул координаты и простенький ритуал. Нет, ошибиться в нём было сложно. Ну, для того, у кого в голове биокомп.
  
  – А мы что–то выкладывали? – приподняла бровь колдунья. Ну да, запасы пищи не в счёт, лечебные эликсиры тоже – они уже оприходованы. Остальное вообще было создано изо льда. Кстати, что делать с плавучим домом? Разрушать? Хотя... Ну айсберг, ну в тропиках, подумаешь, тут и не такое встречается, так что пусть будет.
  
  – Резонно, ну, попытка первая, – уколоть когтем пальчик ледяной принцессы и сотворить очередные чары. На этот раз набор из магии Жизни, с уклоном в Кровь, Тьмы и немного Пространства для получения координат. Арка перехода разворачивается прямо перед нами, а я недовольно морщусь от тянущего ощущения в энергоканалах – примерно как слабая ноющая зубная боль, но по всему телу.
  
  – Как ты? – заметила моё состояние девушка.
  
  – Лучше, чем могло бы быть, но куда хуже, чем хотелось. Сейчас бы демоном каким закусить, но чего нет, того нет. Пойдём?
  
  – Да, чего тянуть, – вздыхает она. – Кстати, ты ни о чём не забыл?
  
  – М–м–м?
  
  – А кто мне вечно повторял "сначала щиты, потом портал?" – опять эта её ехидность. Впрочем, после укора она просто накладывает на нас довольно сложную защиту из "чистого" Порядка. Вот теперь нам и "пых" Акнологии не страшен. Ну, один пых. Жаль, что наложить что–то подобное я сейчас не смогу – с недозажившей энергетикой нужного уровня контроля силы просто не достичь. Всё, хорош ныть, время отправляться в дорогу. И мы делаем шаг вперёд. Уже знакомый полёт сквозь Тьму и Свет, и...
  
  
Глава 34. Странник.
  
  Но я вернусь домой,
  Боль моя, любовь моя,
  Я вернусь домой
  Звёздной тропой!
  Но я вернусь домой
  Сквозь огонь небытия,
  Я вернусь домой –
  Двери открой!
  Для меня...
  Эпидемия "Дорога Домой"
  
  За несколько минут до этого. Иной мир.
  Волшебница стиснула зубы и вновь призвала свою силу. Перетруженное тело прострелило болью. Болели многочисленные ссадины, порезы и синяки. Болел стык её плоти с наскоро сотворённым протезом. Болели перетруженные мышцы. Это был конец.
  
  – ...Я никогда не могла подумать, что Леон сделает то, что собиралась сделать я... Ха, да уж, вот что значит, что он мой ученик... Отлично...
  
  – Вы собирались?.. Вы хотите... – растерянный, опустошённый и ничего не понимающей голос Грея.
  
  Маленький глупый ученик, толком ещё не освоивший даже азы магии. Глупый, но достаточно храбрый и безрассудный, чтобы бросить вызов тому, от кого предпочитали держаться подальше и самые могучие чародеи этого края. В том числе и она. И вот они здесь. За её спиной двое детей, а перед ней – пылающие яростью алые глаза древнего демона. Что же... у неё есть способ остановить его, цена... не имеет значения. Да и незачем ей больше жить. Ребята сильные, основы она дать успела, не пропадут, а рано или поздно и превзойдут её. А больше... больше у неё ничего не осталось. Коротать же свой век калекой? Нет, лучше уйти, забрав с собой врага.
  
  – Оставайся позади, – короткая команда сама сорвалась с губ, и разум окончательно очистился, полностью отдаваясь задуманной цели.
  
  – Ур... – воскликнул так и не отошедший от шока парень, но девушка уже не слушала.
  
  Руки сплетаются в начальном жесте Запретного Заклинания, тело само принимает наиболее эффективную форму, осталось только напитать Силой... как одновременно произошло сразу несколько вещей.
  
  В небесах над руинами, совсем недавно бывшими городом, раскрылась странного вида воронка, из которой просто выпал человеческий силуэт со светлыми волосами. Короткий полёт, прямо на разрушенную лестницу, звук удара... Следом за светловолосой фигурой из разрыва показалась фигура более изящная и с тёмными волосами, её полёт был куда более плавным, да и приземление было несравненно мягче – прямо на распростёршееся тело её спутника. "Это должно быть больно" – ещё успела подумать волшебница, но секундное промедление стоило очень дорого – демона не волновали внезапные гости, он желал лишь убивать и уничтожать, а потому без раздумий выдохнул широкую струю раскалённой добела плазмы, накрывая и пришельцев, и её, и её учеников. Точнее, попытался накрыть, но...
  
  Перед неизвестными, оказавшимися ближе к демону, развернулся сложнейший магический щит, буквально звенящий от влитой в него мощи. Заклинание поглотило атаку, казалось, даже не заметив её. Дальше началось что–то совершенно абсурдное, да чего там, просто бредовое! Лежащий на лестнице с неестественно вывернутой шеей мужчина поднялся и с отчётливым щелчком вернул свою голову в нормальное положение. После чего злобно ухмыльнулся.
  
  – Пространственный портал и опять на лестницу, да ещё и сразу же у меня попытались сломать плеер, – неизвестный щёлкнул по какому–то небольшому артефакту, сворачивая щит. – А ты ещё спрашивала, не свихнулся ли я, используя такие материалы и вешая подобные чары на "всего лишь" плеер.
  
  – Ладно–ладно, – немного сварливо отозвалась его спутница, – ты был прав, мироздание действительно ненавидит твою музыкальную технику. Но тебя не смущает, что помимо твоего обожаемого плеера, нас пытался прикончить отожравшийся почти что до уровня Высшего демон?
  
  – М–м–м... – лицо серебряноволосого мужчины приняло озабоченное выражение. –...Нет? – неуверенно ответил он спустя секунду. – Ещё один ничем не примечательный день в нашей дружной семье, – странную парочку совершенно не смущало ни то, где они оказались, ни присутствующий рядом жуткий монстр.
  
  – Ну да, спрашивать старого опытного самоубийцу о чём–то подобном... и на что я рассчитывала? – с нарочитой досадой обратилась к небесам неизвестная.
  
  – Ррра?! – даже демон был несколько сбит с толку. Во всяком случае, его рёв выглядел как–то неуверенно.
  
  – Признай, дорогая, тебе всё же импонирует некоторый флёр моего сумасшествия, – заметил серебряноволосый, озаботившись отряхиванием плаща от грязи.
  
  – Иногда у меня возникает страстное желание взять тебя за шею и сжимать, сжимать... – неопределённо поведя рукой в воздухе, с мечтательными нотками в голосе поделилась его спутница.
  
  – Поверь, подобное желание возникает почти у всех моих знакомых, – закончил отряхивать одежду мужчина. – Ну, кроме Зерефа, да. Зереф – святой.
  
  – Рар?! ГРАААА! – демон явно огорчился невниманием к своей персоне, а вот волшебница льда от сюрреализма картины пребывала в полнейшем ступоре. Назвать Зерефа святым?! Нет, по поведению этого парня и так было ясно, что с головой у него проблемы, но не настолько же!
  
  – Тц... – пришелец поморщился. – Создание портала меня несколько утомило. Уртир, ты не могла бы...
  
  – Эксплуататор! – шутливо возмутилась девушка. – Дыхание Зимы! – поток странной магии, чем–то похожей на её собственную, но в то же время и полностью отличной, устремился к демону и прошёл сквозь него. Мгновение ничего не происходило, но лишь мгновение. Ещё секунда – и тварь, тяжело дыша и хрипя, припала к земле, оперевшись на руки. – А он силён. Снежный Сад! – появившийся ниоткуда снег стал прилипать к склонившейся фигуре, каждая коснувшаяся снежинка вырастала цветком. Не очень большим, но было их много, и силу для своего роста они брали напрямую из демона, тот уже даже не скулил – тяжело завалился на бок и, явно из последних сил, скрёб когтями лёд, пытаясь уползти от неожиданно опасных врагов. – Фух... Всё ещё сложновато, – атака девушке тоже далась явно не просто. Волшебница различила и подрагивание рук, и испарину, выступившую на лице. Знакомом лице. Имя всё ещё звучало в ушах. Как? Как подобное возможно? Её малышка умерла давным–давно... и... ей сейчас должно было быть куда меньше двадцати, на которые выглядела гостья. Но магия... черты лица.
  
  – Спасибо, – кивнул сереброволосый и одним прыжком оказался у поверженного демона. – Отлично, сущность цела, а сил ты из него вытянула прилично.
  
  – Приятного аппетита, – кивнула ему знакомая незнакомка. Серебряноволосый же просто подошёл и пробил голову демону голой рукой! Секунда, и... Ужас Севера, несокрушимый и безумно опасный Делиора просто исчез, а прибывший неизвестно откуда гость довольно зажмурился.
  
  – А жизнь–то налаживается! – едва ли не промурлыкал он. – А теперь осталось выяснить всего пару вопросов, – молодой человек, хотя в обоих пунктах такого определения волшебница сомневалась, повернулся к ней. Их глаза встретились, и всего на миг она увидела пылающие яростью алые вертикальные зрачки, жажду разрушения и крови, куда как превосходящую таковую у только что уничтоженного демона. Но вот наваждение схлынуло, и перед ней стоял вполне обычный молодой маг с серыми глазами, насколько маг может быть обычным. Пока женщина и её ученик в ступоре разглядывали гостя, тот разглядывал их, словно оценивая. – Хм... А с формами я несколько ошибся в прошлый раз. Хотя и так всё очень даже, да, кхм, не суть... Добрый вечер, Ур.
  
  – Вы знаете меня? – насторожилась волшебница, Грей же просто рухнул на колени там же, где и стоял, пялясь на пришельцев с открытым ртом, и только замороженный учителем несколько секунд назад Леон никак не отреагировал на случившееся. Впрочем, последнее было не удивительно, всё же заклинание, использованное Ур, должно было вернуть его в сознание лишь через несколько часов.
  
  – Да, хотя это не совсем так, – очень странно ответил гость. – И прошу, отмените подготовку "Ледяного Гроба" – против меня всё равно не подействует, а Уртир вы морозить в любом случае не захотите... да и не сможете – заклинание всё равно перехватит и отменит, а мне потом возиться...
  
  Чем дальше шёл этот разговор, тем более странным он становился.
  
  – Что вообще здесь происходит? – ледяные маги не склонны к истерике – сама их суть состоит из хладнокровия и способности просчитывать ситуацию, но сейчас та, кого назвали Ледяной Принцессой, была как никогда близка к этому состоянию.
  
  – Это будет долгий разговор, и, кажется, вести его в руинах, да ещё в таком состоянии – не лучшая идея. Уртир, ты не могла бы... – имя дочери вновь заставило её вздрогнуть.
  
  – Кому–то вечером придётся сильно постараться с выражением своей благодарности за мою заботу, – девушка, носящая имя её дочери, очень выразительно посмотрела на парня. Вопрос со степенью их отношений отпал сам собой. Впрочем, сейчас это пострадавшую заклинательницу льда волновало в последнюю очередь. Напряжение боя постепенно отпускало, а раны и истощение давали о себе знать. Да и о мелких позаботиться стоило. К тому же выбора у неё всё равно не оставалось – не принять "приглашение" от двух магов, походя уничтоживших демона, что заставлял дрожать от страха весь Север, она просто не могла.
  
   Чуть позже. Сефирот.
  Восстановить повреждения волшебницы было нетрудно. Набор для Ур у меня в загашниках тоже лежал, пусть моя повелительница льда из–за восстановления тела с нуля с основой на геноме Уртир физически была ближе как раз к дочери, но вот энергетика процентов на восемьдесят совпадала. В общем, не идеал, но всё же лучше, чем "универсальное" снадобье... К тому же его всё равно не осталось – вылакал всё сам почти сразу после закуски демоном – его энергетика поможет перестроиться универсальному составу и обеспечит чуть больший выход нужного мне "заплаточного материала". В общем, ногу отрастил обратно, ну, а истощение и всякие царапины–ушибы вообще были минутным делом. Правда, в процессе чуть не забыли о "мелких". Леон пребывал в отключке, Грей – в шоке, да и контузило его маленько, Ур обращать внимание парочки отморозков, вынесших злобного демонюгу без видимых усилий, на своих учеников тоже желанием не горела. Но моя ледяная принцесса отличалась хорошей памятью, общей злобностью и вообще, похоже, у неё всплыл старый таракан с ревностью к ученикам матери. Ну или она просто недолюбливала Грея, что вполне может быть правдой, а причина... Да какая, по сути, разница? Так что мелких просто отловили, посадили на самоходную льдину и дотащили до наспех намороженного домика. Потом настало время вопросов.
  
  – Теперь можно и поговорить, – я с блаженством вытянул ноги и потянулся за чашечкой горячего чая, любезно налитой для меня Уртир в созданную из её льда посуду. – Думаю, стоит начать с представления. Меня зовут Сефирот, как вы уже слышали, я являюсь магом... ну и так, ещё пара должностей по совместительству.
  
  – Да–а–а, "пара" и "по совместительству", – хмыкнула моя ведьма, присаживаясь рядом. – Очень интересное определение.
  
  – А эта милейшая, добрейшая, а главное – очень скромная и сдержанная на язык девушка – Уртир Милкович. Ей почти тридцать, и у неё уже есть кот, – пусть тут шутка про "сильную независимую женщину" не прижилась, поскольку реально таких женщин в мире хватало, и многие из них юмора бы не оценили, а что такое разозлившаяся волшебница S–ранга, ясно даже самому тупому крестьянину (ну, из тех, кто вообще слышал о магии – есть в мире настолько глухие места, что народ там ни ухом, ни рылом в этом плане). Тем не менее, от меня девушка подобную шуточку и её разъяснение (в одной далёкой стране давным–давно и т.д.) слышала, а потому расплата последовала незамедлительно – острый локоть, для верности напитанный маной Порядка, заехал мне по ребру.
  
  – Оставь моего секретаря в покое, – усмехнулась волшебница. – И вообще, ревновать меня к иксиду – глупость. Тем более с твоей страстью к ушкам...
  
  – Ладно, потом найду, как ещё отыграться... Прошу прощения, – я вновь перевёл взгляд на нашу гостью, всё ещё пребывающую в некотором ступоре от всего случившегося. Да и возвращение ноги на неё явно произвело впечатление, – мы несколько отвлеклись, но тут уж ничего не поделаешь, поглощение демона, совмещённое с собственным исцелением, несколько... опьяняет. Вернёмся к нашему вопросу. Если опустить подробности, то мы пришли из иного мира, который "ушёл вперёд" относительно вашего... лет на пятнадцать–семнадцать, – я как–то не интересовался никогда точной датой происшествия с Делиорой, к тому же ни леди Милкович (обе), ни Грей не особо горели желанием вспоминать этот период своей жизни. – Из–за ряда вопросов, требующих решения, мы отправились в соседний мир и провели там ритуал, связанный с искажением пространства–времени, а потому возвращение домой по прямым координатам стало невозможным. Так что сейчас идём "пешком", используя косвенные признаки и пространственные метки, – я старался вырезать все ненужные детали, передав лишь суть, при этом объяснив общий принцип, но всё же ограничив информацию для очень неглупой волшебницы – как мне призналась в своё время сама Ур, услышав о возвращении её в мир живых, её первым порывом были мысли о том, как бы прикончить такого нехорошего мага, балующегося с запретным. Нет, тут проблем вроде бы быть не должно, да и объективно, Милкович из данного мира ничего нам сделать не сможет, но зачем лишний раз нервировать "хорошую знакомую"? – Конкретно сюда мы прибыли по "Зову Крови" – довольно специфическому заклинанию, наводящемуся на самые близкие по физически–магическим признакам координаты. Видимо, сочетание вашей крови и близкого присутствия могущественного демона дало нужный процент соответствия заданным параметрам.
  
  – Это звучит очень... странно, – осторожно подбирает слова, – но после того, что я уже видела, готова поверить и не в такое. Но, – она ещё раз посмотрела на Уртир, – как такое возможно? Моя дочь...
  
  – Брейн... – шипит моя заклинательница льда. – Этот ублюдок соврал нам обеим. Тебе рассказал, что я умерла, а мне – что ты меня бросила.
  
  – ЧТО?! Уртир жива? – Ур подскочила на месте. – Я должна найти её!
  
  – Спокойно, – останавливаю подорвавшуюся волшебницу. – Лезть туда, где сейчас должна находиться ваша дочь, с двумя детьми на руках – это глупость. А с учётом того, у кого она находится – самоубийство.
  
  – Я не могу просто сидеть и ничего не делать! – даже у хладнокровия ледяных магов есть свои пределы.
  
  – Мы не будем "сидеть и ничего не делать", – так, достать из кармана фирменную настойку, едва ли не с самого начала моих приключений там болтающуюся. Наливаю в ледяной бокал и едва ли не силой вливаю в девушку. – Всё же вы с дочерью не чужие мне люди. Пусть тут и другие вы. Для начала, с детьми вы никуда не полезете...
  
  – Мы не дети! – вскипел Грей. – Мы... мммм...
  
  – Спасибо, дорогая, – ледяной кляп – очень весомый аргумент в споре с любым собеседником. – Так вот. Вам нужно будет перебраться в другие края. Мелким не помешает компания сверстников–магов, а если на Севере свяжут ваше появление в городе и исчезновение Делиоры, у некоторых личностей могут возникнуть вопросы. Совершенно ненужные вопросы, – я вновь кивнул на ребят. Ур, проследив за моим взглядом, скрипнула зубами, но согласно прикрыла глаза. Жизни она успела понюхать изрядно, так что прекрасно понимала, что исчезновение демона не останется незамеченным, а с учётом того, что летела к Грею она ничуть не скрываясь, кого первого будут по этому поводу спрашивать, также осознаёт. Как и тот факт, что люди бывают разные, а женщина с двумя детьми, что ещё толком постоять за себя не могут, и без поддержки кого–то могущественного за спиной – слишком удобная жертва. – И я знаю одно место, где вам будут рады.
  
  – У тебя уже рефлекс? Всех к Феям? – Уртир закатила глаза.
  
  – Что поделать – профессиональная деформация, хомячизм головного мозга.
  
  – Да нет, там по–любому уже давно обитает тварь страшнее дракона.
  
  – Что дальше? – Ур, узнавшая о дочери, явно не желала тратить время попусту.
  
  – Дальше... вы с мелкими отправитесь туда, Уртир повспоминает, где в этом времени должен быть Брейн, думаю, вам обеим хочется сказать ему много интересного. А я заберу здешнюю Уртир и доставлю к вам. Кстати, где твоя местная версия должна быть сейчас? – поворачиваюсь своей спутнице.
  
  – Хм... Какой сегодня день? – спрашивает она у "матери".
  
  – Эм... Одиннадцатое ноября... – заклинательница несколько ошарашена нашим очередным "резким поворотом", хех, ничего, поживёт с Феями месяц–другой и привыкнет. Ну или сбежит к Тёмным Гильдиям, как в итоге сделал один старик.
  
  – К демонам подробности! Дата какая?! – прояснила мысль девушка.
  
  – 776 год, 11 ноября, – ответила Ур *(Автор знает, что в "официальной хронологии" Грей в 774 году уже был в Феях, но это бред, поскольку в 74–м он только попал в ученичество к Ур, причём далеко не в начале года. Получается, что он освоил сродство и основы магии льда меньше чем за полгода и сделал это в неполные 8 лет. Как–то крутовато. А вот полтора–два года на учёбу – уже срок более реальный, к тому же косвенно он подтверждается периодами знакомства его с остальными членами нового поколения гильдии. *прим. Автора)*. А вот Уртир поджала губы и чуть отвела взгляд. Подобную мимику она демонстрирует лишь тогда, когда ей за что–то действительно стыдно. На моей памяти подобное было лишь во время разговора о Мелди.
  
  – Или на летучем корабле Сердца Гримуара, или... В Райской Башне, домываю мозг Джерару.
  
  – Сердца Гримуара – это же не одна из сильнейших тёмных гильдий Ишгала? – потрясённо спрашивает обеспокоенная родительница.
  
  – У меня с пелёнок была плохая компания, – нехотя ответила девушка. Я же словно ведро ледяной воды на голову получил. Джерар – Райская Башня – Эльза в рабстве. Маленькая Эльза в рабстве. Путь это не моя Эльза, но Эльза. И она ещё ребенок. И там же сидят Милли, Сорано, Кинана и остальные. А я тут сижу, с довольной рожей перевариваю демона и развлекаюсь...
  
  – Крак... – подлокотники ледяного кресла, по своей прочности не сильно уступавшего алмазу, с жалобным хрустом разлетелись мелким крошевом под мгновение назад расслабленными пальцами.
  
  Эманации жажды крови и разрушений, перекрывающие таковые у Делиоры в десятки раз, расползлись по наколдованному дому. Но так же как всё резко началось, всё резко и закончилось. Поднявшийся из кресла маг, почему–то с тёмными и укоротившимися волосами, отстранённо произнёс:
  
  – Прошу прощения, я только что вспомнил об одном неотложном деле, – холодный и равнодушный голос пробирал до глубин души. Вроде бы ничего необычного, но за совершенно обыденными словами слышались крики пытаемых грешников и радостный визг полчищ демонов. Жест рукой – и пространство разрывается, открывая арку перехода. – Уртир, бери Ур и мелких – это переход в Магнолию. Сообщи Макарову, что скоро ему нужно будет ждать большое пополнение. Я пребуду через... некоторое время, – ещё один жест, и чернокнижник исчезает во вспышке мрака.
  
  – Это что сейчас было? – Милкович этого мира сглотнула подступивший к горлу комок. Бояться – это нормально. Она боялась Делиору, но всё же вышла против него, она боялась обращаться к уроду Брейну, но всё же смогла пересилить этот страх, чтобы попытаться спасти дочь. Но сейчас... колени просто тряслись, а сердце испуганной птицей билось в груди, стремясь покинуть тесную клетку рёбер.
  
  – Сефирот в бешенстве, – Уртир была умненькой девочкой и о причинах резкого изменения настроения своего спутника догадалась сразу.
  
  – В бешенстве? Его внешность изменилась! И он выглядел так спокойно, будто за чаем направился...
  
  – Да. И это спокойствие – самое страшное в нём... И притягательное, – а ещё у Уртир был несколько извращённый вкус. Ну или он стал таковым под воздействием знакомства с неким магом. Ведь всегда и во всём виноват бараб... в смысле, Сефирот. Но это уже другой вопрос.
  
  – И что нам делать?
  
  – Воспользоваться порталом, он не будет висеть здесь вечно. В твоём доме ничего критически важного не осталось?
  
  – Нет, – покачала головой Ур, – ничего, без чего бы я не смогла обойтись, – маленькое детское одеялко, над которым было пролито немало слёз, ей больше не понадобится. А более ничего ценногго у волшебницы, до встречи с учениками жившей по инерции, просто не было.
  
  – Тогда пойдём, – и женщины, подхватив детей, шагнули в пространственный разрыв.
  
  
***
   Внутренние помещения системы Р. Примерно в это же время.
  – Дедушка Роб! Нет! – старик закрывает её собой от убийственного огненного луча. На его губах улыбка – его жизнь не оказалась напрасной. Он смог, защитил, пусть и последний раз. Вот сжигающий поток подлетает к щуплой груди и... уходит в сторону.
  
  И тюремщики, и их жертвы застывают в недоумении, их головы поворачиваются в направлении, куда ушёл залп, и удивление растёт. В глухом тупике, где точно никого не было ещё десяток секунд назад, стоял высокий темноволосый мужчина в тяжёлом плаще и с сияющей багрянцем радужкой.
  
  И страшная атака просто застыла в его руках. Огонь играл и ластился, словно милый зверек. Но вот прошла ещё секунда, неизвестный сжал руку в кулак, и огонь погас, возвращая неприметный тупичок во власть теней. Девочке вдруг показалось, что в этих тенях есть что–то ещё... что–то зловещее... и голодное.
  
  – Кто ты такой? – выкрикнул кто–то из надсмотрщиков.
  
  – Забавно, – вот только ничего даже отдалённо напоминающего веселье в голосе жутковатого гостя не наблюдалось, – вы потратили десятилетия труда, заливали эти залы кровью, насыщали их муками жертв и всё лишь для того, чтобы призвать сюда жуткое чудовище, проклятого чёрного мага, и вот когда он оказался здесь, вы спрашиваете "кто я"?
  
  – Г–господин Зереф? – в голосе тюремщика страх смешивался с восторгом, рабы же... Страх с новой силой напал на них, опутывая по рукам и ногам, всех... кроме одной.
  
  – Кто бы ты ни был, мы всё равно выйдем отсюда! – единственный целый глаз девочки горел огнём решимости. Маленькая ручка стискивала рукоять большого кинжала, хотя, для её габаритов, скорее меча, до побеления костяшек. Страшный гость повернулся к ней и окинул изучающим взглядом, от которого немного не по себе стало даже столь отважной леди. Но вот его взгляд изменился, в нём появилось что–то странное... и тёплое?
  
  – В детстве ты и вправду была воплощением милоты, Эльза. Даже в таком состоянии. Спасибо.
  
  – А... э? – все, мягко говоря, удивились.
  
  – Но сейчас не то место... и время, – алые глаза названного Зерефом вновь наполнились холодом, – а у меня есть ещё дела, – и повернулся к хозяевам башни. – К вашему глубокому сожалению, я не Зереф. Мой брат слишком мягкий и просто бы вас убил. Со мной "просто" не будет.
  
  – Убейте его! – крик из толпы и в "не Зерефа" устремляются магические заряды. А вот демонические псы стояли, как вкопанные, лишь поджимая хвосты и тихонько поскуливая.
  
  Странный гость даже не пошевелился, атакующая магия не оставляла на нём ни царапины, а во взгляде виднелась лишь скука и отвращение. Спустя три минуты, когда атакующие выдохлись, он вновь заговорил.
  
  – Что же. На закованных в магические цепи стариков и детей этого действительно бы хватило. Но... слабо. Тем не менее вы успели замучить и убить многих. Их тени до сих пор здесь и требуют отмщения. Всё, что им нужно – лишь немного силы... Так пусть каждый, кто погиб по вашей вине, вырвет у вас кусок души. Тёмные Искусства: Месть Павших, – сложная конструкция, сплетённая из лучей чёрного света, засияла над руками чернокнижника. Мгновение – и она рассыпалась, а из теней стали выходить силуэты. Рабы, что нашли своё последнее пристанище в этих стенах. Старики, подростки и совсем дети, мужчины и женщины, и с каждой секундой их становилось всё больше. – Они ваши, – кивнул тёмный маг, и вал призраков устремился по переходам, подхватывая с собой в ужасе взвывших тюремщиков...
  
  Вскоре в башне остались лишь рабы. Теперь уже точно бывшие.
  
  В установившейся тишине звук шагов страшного гостя был отчётливо слышен. Он направлялся к замершему старику, который продолжал закрывать собой девочку с алыми волосами. Роб внимательно следил за неизвестным, пусть он понимал, что шансов в противостоянии с этим существом у него не будет, но это не повод пропускать его к детям.
  
  – И что дальше? – нашёл в себе силы спросить старик.
  
  – Я не причиню вам вреда. Не для того я пришёл. К тому же, думаю, и вам, и вашим подопечным нужно будет найти ответ на один сакраментальный вопрос бытия.
  
  – Что вы имеете в виду? – нахмурился старый маг.
  
  – Скажи... есть ли у Феи Хвост? – склонил голову набок "не Зереф".
  
  – Что?! – старик опешил. – Не может быть...
  
  – Феи бывают тёмными, злыми, но всё же остаются Феями. История нашей гильдии куда как интереснее, чем принято считать, – рукав плаща на правой руке вторженца неведомым образом исчез, открывая вид на чёрно–алую татуировку. Такую же, что красовалась на спине Роба. – И я пришёл, чтобы вернуть вас домой.
  
  – Ха–ха–ха, – пожилой волшебник упал бы на колени, если бы гость не успел его перехватить. Смех и слёзы, а также эманации счастья и облегчения. – Я... давно утратил надежду. Спасибо...
  
  – Сефирот. Так меня зовут. Но сейчас возьми себя в руки – ты должен позаботиться об этих детях, да и всех остальных. Собери всех в зале – я открою портал.
  
  – Мы должны спасти Джерара! – вступила в разговор Эльза. Она была сосредоточенна, серьёзна и... чуть дулась, что вызвало новую улыбку у Сефирота.
  
  – Конечно. Идём, – и девочка и жуткий чернокнижник пошли в сторону центральных залов.
  
  
***
  Чуть позже. Центральный зал. Сефирот.
  До цели маленькая Эльза провела меня буквально минут за пять. Несколько разорванных трупов по пути не вызвали у неё никакого отклика, всё же в Башне она уже успела повидать всякого, невольно напоминая мне о другой девочке с подобным характером. Но если Лауру растили как "суперубийцу" и "подопытного кролика", тот тут была просто жизнь раба, чьё существование сводилось к отупляющей работе и, как итог, месту на жертвеннике, когда работать больше не сможет. Ярость вновь начала подниматься из глубин моего существа, но была задавлена волевым усилием.
  
  Достаточно.
  
  "Эхо Мёртвых" и так наказало их сильнее, чем что бы то ни было ещё. Мне не сильно нравится некромантия, работа с живыми трупами – точно не моё, но вот Смерть как таковая и то, что остаётся после смерти от тонких тел – тут уже всё гораздо интереснее. Эти стены действительно помнят очень много смерти и боли, отчаяние было буквально запечатлено в них. В итоге, воплотить образ было нетрудно, а подпитка демонической силой позволила этим теням, ненадолго призванным из Серых Пределов, бить не просто по энергетике, ослабляя жертву и вытягивая жизнь, нет, они именно рвали души на куски, но, не будучи полноценными демонами, даже низшими, поглотить их они не могли. Так что теперь этим тварям, притворявшимися людьми, предстоят сотни, если не тысячи перерождений в самых ничтожных и мерзких существ, пока раны не затянутся, позволяя стать... ну, баобабом, хотя бы. Но довольно вспоминать о них. Мы пришли.
  
  Большой круглый зал с управляющей лакримой в центре, я уже был здесь десяток лет вперёд. Да, за прошедшие годы тот Джерар сделал многое – сейчас зал лишь отдалённо напоминал то, чем он мог бы стать в будущем. Вот только теперь этого не будет. Тем временем девочка рванула к своему другу и принялась его отвязывать, а я сосредоточился на магических следах – Уртир просто "прошила" в свою жертву нужные парадигмы, но закладка ещё толком не легла и не прижилась, потому, пока Эльза старательно резала верёвки на своём друге, я просто наложил на него очередное Очищение. Энергоканалы неприятно дёрнуло – пусть я и подлечился, но до прежней формы мне ещё далеко, а несколько порталов, призывы и прямой перехват чужих заклинаний пусть и не сильно энергозатратны, но всё же ощутимы, так что увлекаться не стоит.
  
  Но вернёмся к местной Уртир. Девушка–подросток уже явно заметила, что все её усилия только что смыли, а потому было нетрудно почуять эманации её недовольства, приправленные капельками страха и... заинтересованности? Тьма, я не думал, что у неё подобный пунктик был уже в этом возрасте, хорошо, что хоть интерес явно академический, а не нечто большее – этого бы мои нервы могли и не пережить. Кхм, неважно, в любом случае, её эмоции я отчётливо ощутил – она сидела совсем неподалёку, видимо, тайничок, организованный гримуаровцами под носом у "хозяев" данной башни. М–да, с учётом уровня Аида и того, что показали эти самые "хозяева", сдаётся мне, старик мог тут и официальное посольство разместить – никто бы не заметил.
  
  – А? Эльза? Это ты? – паренёк пришёл в себя. Вид у него был потрёпанный и слегка замученный, но вот то, как звучал его голос и как осторожно он прижал к себе девочку... Ну что же, тут всё понятно, вполне возможно, что лет через десять–пятнадцать в этом мире появится ещё одна маленькая Венди. М–да, нужно будет сказать спасибо моей Уртир – если бы не она, сердце моей воительницы было бы безнадёжно занято. Пусть я и понимаю, что те действия причинили ей немало боли, но мой эгоизм, тем не менее, всё равно рад.
  
  – Идите вниз, мне нужно закончить ещё одно дело, – накладываю на парочку "Лёгкое Исцеление" – усталость и ссадины с ушибами это уберёт, а на большее мне сейчас замахиваться нельзя, если не хочу профукать весь тот прогресс с собственным исцелением. Вряд ли ещё раз на моём пути встретится "готовый к употреблению" демон, да и лечебные эликсиры остались только "именные", их эффективность для другого человека, а тем более нечеловека, составит процентов 5–10 от максимума... В общем, не рискуем.
  
  – Я знаю, что ты меня видишь и слышишь. Выходи, я тебя не трону, – в ответ тишина и небольшой приступ паники за стенкой. – Хмм... Не поверила... Странно, – призвать адамантиевый клинок. Три разреза и пинок в вырезанный треугольник... Дежавю, однако!
  
  Открывшаяся зала была действительно небольшой, где–то три на три метра и с потолком метра в два, моя цель прижалась к одной из стен и сейчас переводила большие–большие глаза с вырезанного куска стены на меня и обратно. Хм... Что тут скажешь, нескладная и весьма угловатая девочка–подросток с милыми косичками, как у Венди, магическая сила А–ранг, с учётом её возраста – очень неплохо, но и не что–то запредельное. Смотрим друг на друга. Изучаем.
  
  – Ну привет, Уртир.
  
  – Вы знаете меня? – настороженно.
  
  – Это сложный вопрос. Тебя я не знаю, но вот Уртир Милкович – знаю очень хорошо. Мы познакомились с ней в 784 году и многое пережили вместе.
  
  – Восемь лет вперёд? – а она быстро всё поняла.
  
  – Суммарно – пятнадцать и не совсем вперёд. Но в целом – верно. Ох уж эти пространственно–временные аномалии и сдвиги.
  
  – И какие ваши доказательства? – м–м–м, этот знакомый прищур.
  
  – Я знаю твоё самое сокровенное желание, а также то, что его осуществление возможно совсем иным способом. Гораздо проще и быстрее.
  
  – ЧТО?! – её аж подбросило, а на лице смесь недоверия, надежды и страха, что в эмоциях творится – лучше даже не смотреть.
  
  – Я могу помочь тебе исполнить его. К тому же... задание Аида ты всё равно завалила, а он не отличается всепрощением, – девочка насупилась. Хм... Возможно, тут старик Пурехито ещё не окончательно "скорраптился" и не внушает ужас и страх и своим подчинённым. Хорошо, если так.
  
  – Почему я должна вам верить? – и настороженный зырк.
  
  – Тьма, дай мне терпения, – девочки–параноики, как же с ними сложно. – Начнём с того, что я, зная где ты находишься, что делаешь и чем это грозит, не прибил тебя на месте, продолжим тем, что вместо того, чтобы просто связать и тащить, словно гусеницу, я трачу своё время на убеждение. Ладно, вижу, всё равно не веришь. Как насчёт небольших личных подробностей? Твоё любимое блюдо – запечённые в меду крылышки чокобо (психованный мир, в котором водятся психованные цыплята–переростки, используемые в качестве транспортных средств, заодно с ящерами). Любимый вид одежды – свободное кимоно, под которое ты не надеваешь бельё с двенадцати лет, а ещё у тебя есть небольшая родинка, прямо на... – мой взгляд устремился вниз.
  
  – Я поняла! – о, ты вогнал в краску четырнадцатилетнюю девчонку. Молодец, Сеф, можешь собой гордиться. Разумеется, в этом мире дела могли обстоять несколько иначе, что–то чуть сместиться и прочее. Но на этот случай у меня был "план Б", состоящий из "тюк по голове", за шкирку и к Ур с Уртир, а там уже пусть вправляют мозги коллективными усилиями.
  
  – Ну что, теперь веришь?
  
  – В это... всё ещё сложно поверить, но альтернативу я вижу, – насупилась. Хех, всё же действительно умненькая девочка, если бы ещё не некоторые детско–подростковые закидоны, вообще всей бы этой истории не случилось, но уж что теперь.
  
  – Вот и замечательно. Пошли, – от протянутой руки она гордо отказалась, но послушно встала и двинулась в нужном направлении.
  
  В зале уже всё было готово. Роб, три десятка детей возрастом от едва ли не грудничков до подростков 14–15 лет. Увидел я в этой толпе и Сорано, и Эрика–Кобру с Кинаной (уже прошедших через эксперименты местных вивисекторов) на руках, и ещё некоторых знакомых, часть из которых я убил в другом мире. Помимо детей, была там ещё и сотня взрослых. От пятнадцати до "столько не живут", все с той или иной степенью истощения, но боевой дух на максимуме, так как кроме свободы им ещё и нормальная еда досталось, равно как и ключи от кандалов. На Уртир поглядывали довольно косо – её никто из рабов раньше не видел, плюс отсутствие следов тяжкого труда и цивильная одежда не из дешёвых. Но дальше косых взглядов никто заходить не стал – всем было не до этого, да и тот факт, что она пришла со "страшным типом, что в одиночку жутко убил всех надсмотрщиков" тоже, полагаю, сыграл не последнюю роль.
  
  – У нас всё готово, – отчитался повеселевший и даже слегка помолодевший Роб.
  
  – Отлично, – открываю очередной пространственный разрыв по метке моей Уртир. Судя по координатам, они уже в Магнолии, полагаю, как раз сейчас объясняют Макарову, что он попал. Ну что же, не будем заставлять старика ждать, хе–хе. – Прошу.
  
  Эльза, подавая пример остальным, смело сигает в портал, Джерар несётся следом, за ним Симон и прочая мелюзга. Дальше идут взрослые, а замыкает процессию Роб. Последней в портал с недовольным криком влетает Уртир, что–то она замешкалась, а как говорил кто–то из мудрых, зачастую движение вперёд – есть следствие пинка под зад... Вот я и обеспечил ей это самое... движение. Портал закрылся, и я остался совершенно один в пустой башне, забитой лакримой и пленными душами принесённых в жертву магов. Вот только ни то, ни другое мне было не нужно. Будь эти маги злобными ублюдками – это бы решило проблему, как раз такие души мне бы подошли для дальнейшего восстановления больше всего, но вот "невинно убиенные", тем более дети... Где–то в глубине моего "Я" голодно–предвкушающе взревели останки сущности Архидемона. Нет уж, обойдётся – хватит с нас и просто маньяков... Да и вообще, даже к такой диете я ещё не готов, иначе не стал бы заморачиваться с "Эхом" и просто бы их сожрал. Ладно, с башней пора заканчивать, и я даже знаю как.
  
  Вернуться к управляющей лакриме, на основную энергетическую магистраль наложить простейшее "Укрепление", запитав его школой Тьмы, а сверху, на управляющий контур – светляка на мане Света (вновь дёрнуло каналы, пусть мизер, пусть я вроде как стал к этой стихие куда как менее уязвим, но всё равно больно), теперь чуть подправим вот эти пару линий, и... готово – через пару минут "затемнённая" мана пережжёт подпиленный фильтр и вступит в прямое взаимодействие со светляком, что автоматически приведёт к полному обрушению энергосистемы и высвобождению маны, а поскольку превалировать тут будет мана Тьмы, всю эту конструкцию просто и без затей аннигилирует. Хомяк, молчать! Мы всё равно ничего унести не сможем. И вообще, это месть за загубленный плеер!
  
  Осталось решить ещё парочку проблем. И первая из них – Аид и его навязчивая идея убить всех Фей. Или он ещё не дошёл до жизни такой? Так, где его основная база, Уртир мне в своё время поведала, всё же летучий корабль – это лишь мобильный штаб, а вообще они сидят одном непримечательном городишке в Рун. И почему всякая гадость любит строить свои обиталища в этой стране? Работорговцы, наркобароны и прочий криминал. Причём не "честные" воры, убийцы и разбойники – их я ещё вполне мог понять и даже принять их образ мыслей, в конце концов, из таких банд и вырастали в прошлом все эти аристократические династии, нет, там гнездилась именно "гниль". Ох, сколько мы с Рори в своё время добыли подопытного материала в тех краях. Ну и научили в сторону Фиора даже не дышать, но это детали. Довольно ностальгии, время не ждёт. Мина активирована и скоро рванёт, так что оставаться на месте не рекомендуется даже тентаклиевым монстрам–суицидникам. Все ценные для меня кадры так же покинули башню, ну, а если кто из рабов оказался слишком медлительным или тупым, чтобы добраться до места... значит, дедушка Дарвин в очередной раз подтвердит свою правоту. Задать координаты, "Тёмная Тропа" вновь ложится под ноги.
  
  
***
   Гильдия встретила меня "старым интерьером" прошлого здания и привычной атмосферой "пожара в борделе во время потопа". Макаров бешеным колобком носился по всему залу, пытаясь обеспечить всех детей едой, водой, снять мерки для одежды, упихать куда–то взрослых рабов и при этом не налететь на Полюшку, что и так посылала лучи "любви и добра" всем человекам. Впрочем, последнее не мешало ей проводить медосмотры всех, кто не успевал убежать, и поить пойманные жертв... эм, пациентов своими декоктами.
  
  Затеряться в подобной атмосфере было несложно. Краем глаза ещё заметил, как Ур вцепилась в молодую версию Уртир и что–то ей объясняет. У обеих глаза на мокром месте, а счастья... А вот моя ведьма пристроилась у стеночки и наблюдает за всем этим с очень сложной гаммой в эмоциях.
  
  – Вижу, общение налажено? – подойти сбоку и приобнять чуть вздрогнувшую девушку было нетрудно – слишком глубоко она ушла в свои размышления.
  
  – Сеф, – устало прозвучало в ответ, – сколько можно тебя просить перестать так подкрадываться.
  
  – Что поделать, меня просто постоянно тянет подкрасться к тебе и... завязать непринуждённую беседу.
  
  – Ну да, наше знакомство началось примерно так же, правда, там ещё присутствовал клинок из неуничтожимого металла у моего горла... Умеешь ты находить подход к женщинам.
  
  – Продолжение столь интересно начавшегося знакомства, на мой взгляд, получилось на диво удачным.
  
  – Это да, – девушка прикрыла глаза и чуть улыбнулась.
  
  – Как они? – не думаю, что вопрос нужно было пояснять дальше. – И как ты?
  
  – Знаешь... странно. В обоих случаях. Когда ты вернул мне Ур... это уже было сродни идеи–фикс. Слишком много сил я положила на эту цель, слишком много жертв. Мне не нужна уже была мать, я просто приняла для себя решение и целенаправленно шла к нему. К Силе и связям. Ты дал мне всё это и даже много большее, – девушка прикрыла глаза и чуть плотнее прижалась ко мне. – Но вот эта Уртир... Для неё ещё не всё потеряно. Она всё ещё искренне желала вернуть маму, добиться её признания. И теперь она выяснила, что ничего добиваться не нужно. Всё это у неё всегда было, всё, что требовалось – лишь встретиться. Так просто... Пожалуй, я немного завидую. А ещё, – она повернулась ко мне, – из этой Уртир вполне может вырасти Фея, а не злая ведьма.
  
  – И ты этому рада, не так ли?
  
  – Да. Жизнь в банке с пауками делает сильнее. Вот только едва ли не впервые за свою сознательную жизнь я искренне и счастливо улыбнулась уже с тобой, – волшебница времени кивнула в сторону несмело, но всё же радостно улыбающейся девушки–подростка.
  
  – Тогда что ты делаешь здесь, а не там?
  
  – Брось, злой ведьме не место в этом царстве любви и счастья.
  
  – А злому демону пофиг на условности, так что вперёд. И я, так и быть, закрою глаза на эти две забавные косички, но голове "серьёзной и страшной ведьмы". Смотрится, кстати, очень мило... Как ты могла не сказать мне, что в детстве носила такую же причёску, как и Венди? Ты хоть представляешь, сколько прекраснейших моментов я из–за этого упустил?
  
  – Сефирот... ты... ты... чёртов демон! – шипит чародейка и опять чуть отводит взгляд.
  
  – Так я и не отрицаю! А теперь хватит зажиматься! – и чуть подтолкнул Уртир к... хм, другой Уртир и Ур. – Потом скинешь стресс, превращая Брейна в сосульку.
  
  – Чтоб тебя... – сварливо отозвалась чародейка, но всё же двинулась по указанному маршруту. Хех, теперь ей отбиваться от благодарной Ур и любопытной "младшей версии", которые явно пожелают узнать, как жилось "старшенькой" всё это время.
  
  – Так значит, это ты заварил всю эту кашу, – Макаров смог всё–таки временно ото всех отбиться и даже заметить постороннего в своей вотчине.
  
  – В некотором роде, – я хмыкнул. – Хотя нынешние события – это скорее "дополнительное задание", которое удалось осуществить в рамках другого.
  
  – И чем же это будущие Феи занимаются? – очень подозрительный прищур.
  
  – Да тем же, что и всегда – разносят всё подряд, заставляют Мастера разбирать кипы жалоб и претензий, разве что молодое поколение действует с ещё большим размахом. Гора–а–аздо большим размахом.
  
  – Что–то мне расхотелось узнавать подробности, – старик сглотнул, ощущая что–то такое... глобально–неизбежное.
  
  – А придётся. Потому как в будущем будет ряд очень неприятных событий, которые я бы хотел избежать, но остаться в этом мире надолго мы не сможем.
  
  – Хм... – хмыкнул в усы дед, как бы предлагая продолжить.
  
  – Всё–таки дома осталась семья и толпа распи... раздолбаев, за которыми нужен глаз да глаз. Чёртовы жалобы...
  
  – Это да–а–а, – солидно покивал маг. – Но не опасно ли будет это знание будущего?
  
  – Разумеется, опасно, равно как и один кристалл в глубине нашей гильдии, – Дреяр посмотрел на меня оч–чень задумчивым взглядом... Блин. Точно, эта информация же передавалась только от Мастера к его преемнику, да и в моём "времени" посвящены в тайну только старшие маги, – вот только сокрытие этой информации всё равно не отменит события, что могут произойти.
  
  – Хорошо. Пойдём в мой кабинет... Четвёртый.
  
  – Не боишься оставить всю эту толпу внизу? – уже поднимаясь, вопрошаю старика.
  
  – Боюсь, но что поделать? Да и я уже позвал Хильду – опыта контроля толпы буйных подопечных у неё едва ли не больше, чем у нас с Робом вместе взятых.
  
  – Н–да, боевая старушка, вот помню, когда я пытался прокрасться в Холмы...
  
  – Да–а–а... Кхм, в смысле, подобное поведение недопустимо! Тем более для старшего мага!
  
  – Карту ты мне сам скинул. Очень, очень подробную. И плетение для подгл... хм... осмотра территории, – забавно, стоило сломать первый лёд недоверия, и я словно общаюсь со стариканом из своего мира... Кстати, надо бы и этой версии Макарыча подрихтовать сердце.
  
  – Эм–ма... Так о чём бишь мы? Точно! Что там с будущим? – заёрзал дед.
  
  – Во–первых, есть такое семейство Штраусы, обитают в глухой деревушке, Ирисе. Две сестры и брат. У старшенькой – потенциал S–ранга к четырнадцати–пятнадцати, Богоизбранный – к двадцати пяти. Брат – А–ранг, если как следует замотивировать, дорастёт до S–ки, а к сорока и Богоизбранным стать может. Младшая сестра – А–ранг. У всех магия Превращения. У старшей вдобавок Поглощение и Тьма. В 78–м у них погибнут родители, на деревню нападёт демон, а "благодарные жители" за избавление от этого демона будут закидывать Миру и её младших родственников камнями, – из горла вырвался злобный рык, я бы убил и за меньшее, но сейчас я ничего сделать не могу, кроме как предупредить Мастера и попросить позаботиться о семье Штраус. – Семья небогатая, так что предложение переехать в Магнолию и поработать на Фей, скорее всего, встретят с радостью. Вот ресурсы для найма, – вытаскиваю из пространственного кармана небольшой мешочек.
  
  – В этом нет необходимости, – нахмурился дед.
  
  – Есть. Феи сейчас не такая уж богатая гильдия, особенно если учесть, что все штрафы ты, Мастер, оплачиваешь из собственного далеко не бездонного кармана. Здесь же хватит и на детей, и на найм, и ещё останется.
  
  – Ладно, – немного пожевав губами, Макаров убрал мешочек в стол, вот же упрямый осёл. Ведь знаю же, полезет за "заначкой", лишь когда совсем прижмёт.
  
  – Второе. Седьмого июля 77 года в мире "найдутся" Убийцы Драконов. Сотворённые самими драконами Убийцы, а не человеческая поделка, типа Лексуса.
  
  – Это же миф! – не поверил Дреяр.
  
  – Грядут времена, когда мифы вновь станут явью. И далеко не все из них "добрые" мифы. В любом случае, когда встретишь своего будущего подопечного, передай: "Игнил, хватит страдать хернёй, бегом к Зерефу, пусть делает тебе новое тело – технология у него есть".
  
  – Пхе... Кха... – Макаров... ну да, подавился пивом. – Чё–о–о?!
  
  – Угу.
  
  – К Зерефу?
  
  – Ну да...
  
  – Легендарному жуткому чернокнижнику, монстру, чей образ внушает страх вот уже четыре века?
  
  – А ещё он учитель Первой...
  
  – Чё–о–о?!
  
  – А ещё...
  
  – НЕТ! Хватит! Дай мне сначала переварить эту новость, – дед судорожно вцепился в кружку. Ладно, про их явно взаимные романтические чувства я упоминать не буду.
  
  – Хорошо, оставим это. Ещё пара моментов.
  
   –А может, не надо? – прозвучало обреченно.
  
  – Надо, Мастер, надо. Итак, август 77 года. Лейла Хартфилия умирает из–за энергетического истощения и повреждений в энергетике, – вытаскиваю флакончик именной "хилки" для Люси – не бог весть что, но для близкого родственника с такой же магией процентов 50–60 выдаст. Более чем достаточно, чтобы вытащить с того света. – Пусть выпьет это. Хм... Думаю, Полюшке тоже будет интересно поковыряться в этом эликсире. А этот, – вытаскиваю ещё один, – для Эльзы и её глаза.
  
  – О_о"... – по–другому выразить то, какое лицо и эмоции были у старика, было нереально.
  
  – Дополнительная пара моментов. Детский приют в Дубах. В нём сейчас живёт некая Джувия Локсар. S–ранг в семнадцать и форма атранаха воды. А ещё тотальное одиночество и депрессия. И мы, старик, обязаны забрать её в гильдию, – серьёзный кивок в ответ. – Ну и последнее по списку, но не по значению. В лесу неподалёку от "дачи" Мастера Боба из Голубых Пегасов году в 78 появится гильдия "Кошкин Дом". Её создаст некий Робауль.
  
  – Хм... И что? Ежегодно появляются новые гильдии и исчезают старые.
  
  – Ничего. Но Робауль уже четыре века как мёртв, оставаясь на земле лишь в виде призрака.
  
  – Ик! – кажется, ему стало слегка нехорошо.
  
  – И гильдию он создаст из иллюзий ради одной маленькой девочки. Поступок, без сомнения, сильный и правильный... но компания иллюзий и одного мертвеца – совсем не то, что нужно ребёнку. Поговори с ним, он и так всё поймёт. Ну и, по доброй традиции Фей, заодно разнесите Нирвану... а ещё лучше – аккуратно разберите и сдайте "на металлолом".
  
  – Это всё? – жалобно посмотрел на меня старик. – Или нам нужно готовиться ещё к чему–нибудь, кроме оружия, о котором и упоминания–то толком не осталось? Ну там прорывы демонов, атака драконов, восстание нежити?
  
  – О, спасибо, что напомнил.
  
  – Кхэ?!
  
  – Передай Гилдартсу, чтобы он держался подальше от Зонии... и ткни его носом, что Кана Альберона – его дочь. А то пока я не ткнул десять лет вперёд, один идиот не видел, а вторая никак не могла набраться решимости. Вроде бы всё... Остальное улажу сам, – ещё бы предупредить об Эдоласе, но тут проще подстелить соломки... хм. – Вот, – вытаскиваю из пространственного кармана лакриму и пустой "голокрон". В лакриму подселяю выдернутого из Тьмы мелкого демона, даже скорее беса, а вот в "голокрон" загружаю часть своих познаний в школе Тьмы, – это для Миры. В будущем могут понадобиться эти знания. А демонёнок – для практики в Поглощении. Упакован и ослаблен он надёжно, проблем не доставит. Инструкция по использованию... – достать со стола бумажку, выжечь на ней текст, – вот здесь.
  
  – Как–то у тебя всё слишком быстро, – нахмурился Макаров.
  
  – Понимаю, но у меня просто нет времени для вдумчивого и обстоятельного рассказа обо всём. Мы и так устроили небольшую бурю в пространстве–времени, так что я даже не знаю, сколько прошло дома и какой коэффициент разброса временных потоков между этой и моей плоскостями. Потому извини, но потратить месяц на полноценное повествование я просто не могу себе позволить. Даже если параметры идут как 1 к 1–му.
  
  – Феи. Месяц. Без Мастера, – Макаров слегка побледнел и покрылся испариной. – С–согласен, это точно лишнее.
  
  – Кроме этого есть и ещё одна причина, – серьёзно гляжу в глаза старика, который сейчас, впрочем, не такой уж и старик. – Моё эмоциональное состояние сейчас не очень стабильно, и я бы не хотел рисковать, длительно контактируя с молодыми версиями людей, которые в моём мире стали мне очень близки. У меня и так... излишне бурно проявляется отцовский инстинкт по отношению к милым маленьким девочкам, способным устроить форменную резню, а учитывая, что "данных" девочек я привык воспринимать взрослыми и состоявшими женщинами... Это может вызвать проблемы. Поверь, я бы очень не хотел заработать психические отклонения в таком ключе... В моей голове и текущим тараканам тесно.
  
  – ...Понимаю, – после паузы отозвался Макаров, мысленно явно примерив описанные мной перспективы на себя и содрогнувшись.
  
  – Ну тогда вроде бы всё. Мы немного отдохнём и завтра двинемся дальше. Если всё пройдёт хорошо, жди пару гостей. Очень старая гвардия нашей гильдии.
  
  – Я не хочу знать, куда ты пойдёшь и что будешь делать; я не хочу знать, куда ты пойдёшь и что будешь делать, – заладил Макаров такую привычную для меня мантру.
  
  – Правильное решение. Тогда, я пойду... Хотя... Сперва кое–что для тебя, старик, от меня лично. Магия Жизни: Полное Обновление, фххх, – всё, это точно было последнее заклинание на сегодня – в конце даже слегка перегнул и даже получил парочку новых микротравм в каналах. Зато дед расцветал на глазах. Не став дожидаться новых вопросов, я поспешил покинуть кабинет. Хм... А не пойти ли мне чуть–чуть "поплавать"? Благо до моря недалеко, а после наложения крайнего заклинания Голод может и вновь вернуться. Да, пожалуй, так и сделаю, а завтра займусь оставшимися проблемами. Хм... И я даже знаю, с какой начать. Если всё выгорит, Аида ждёт оч–чень большой сюрприз как раз в стиле Фей, хе–хе.
  
  На следующее утро.
  Найти депрессивного чернокнижника было нетрудно – достаточно было лишь знать, что искать, скрываться он и не думал. К тому же я знал примерное его местоположение, а дальше в ход вступили мелкие духи, только и годные для разведки и передачи мелких сообщений. Итак, маг всё ещё сидел на Тенрю и предавался тяжёлым думам. Оставив Уртир отдыхать и общаться со своей младшей версией, я ступил на "Тёмую Тропу" к острову.
  
  – Сидишь? – выйдя из ближайшей тени, интересуюсь у мага.
  
  – Сижу... – индифферентно заявляет он, но тут его Голод почуял большой и вкусный источник жизни и сразу же активировался. – Б–беги! Быстрее!
  
  – В этом нет необходимости, – пусть сейчас он куда больше может вложить в свою магию, даже на рефлексах, но вот облако его Голода всё такое же неструктурированное, к тому же он ещё и пытается его сдерживать. В итоге, чёрное облачко спокойно меня огибает, не причиняя вреда. Я ещё и чуть–чуть впитать в себя этой силы смог – эталонная манна тьмы и смерти после очередной порции "укрепляющего бульончика" из океана – самое то.
  
  – Ты... жив? – маг даже скинул свою извечную пофигистичность.
  
  – Вряд ли обычный стихийный выброс, пусть и сильного мага, сможет мне повредить.
  
  – Стихийный выброс? Это проклятие Анкселам, оно убивает любого, кто окажется рядом со мной, – в голосе и на лице парня появились уже знакомые мне тоска и безнадёжность.
  
  – Мой слишком умный глупый младший брат, – о, как вытянулось его лицо, – поверь, тут всё гораздо проще, – небольшое усилие, и облачко уже моего Голода Смерти крутится у меня над рукой. – Подобное "проклятие" рано или поздно возникает в организме любого достаточно сильного тёмного мага. Такова наша природа. Но, как и любой особенностью организма, этой можно управлять и использовать себе во благо.
  
  – Как? И кто ты?.. У меня никогда не было старшего брата, – настороженности и страха нет, зато безумная надежда... Честно говоря, очень не люблю, когда на меня смотрят такими глазами. Это реально тяжело.
  
  – Меня зовут Сефирот, и я из другого мира. Здесь оказался совершенно случайно, но... почему бы не помочь отражениям дорогих для меня людей? Тем более если это несложно. Ну так что, учиться будем?
  
  – Да, – кивнул чернокнижник и явно приготовился Внимать Вселенской Мудрости, не иначе.
  
  – Ну что же, начнём с основ. Психоэмоциональное состояние и его влияние на магическую систему, – достаю из пространственного кармана новую фляжку с настойкой, – а также польза девушек, вообще всего милого, ну и пива для улучшения означенного состояния. Ты, кстати, когда в последний раз нормально ел и пил, а не вытягивал жизнь из окружающего мира? – ответ я и так знал, но мало ли.
  
  – Не помню... Кажется, в прошлом столетии...
  
  – М–даа, ну ладно, приступим, – достаём ещё и пару салатиков и шашлычка...
  
  Некоторое время спустя.
  – Я–ик... л–люблю весь этот м–мир и е–его об... овит... обвит... Тьма, как их там... и всё ж–живое, ик! – где–то я это уже слышал.
  
  – Не, брат, всех – это слишком, в мире слишком много сволочей, а вот семью, друзей – это да–а–а.
  
  – У м–меня нет семьи... ик... ну... т–только ты... ик... в некоторой степ–ик–ни. И друзей тоже нет, – заплетающимся языком ответил чернокнижник, выбросы, кстати, у него почти прекратились уже часа через полтора наших посиделок. Общий принцип он понял даже в таком состоянии, так что справится, ну, а от всяких случайностей... Технологию "Плаща Чёрного Дракона" я прекрасно помню и предоставить смогу.
  
  – А давай ты вступишь в Хвост? Для меня гильдия заменила семью, да и друзей я там нашёл... и не только. М–м–м, какие там девушки... И главное, очень скоро ты начинаешь мечтать об одиночестве! – процитировал я сам себя. – К тому же... эту гильдию основала одна небезызвестная тебе мелкая девчонка с забавными крылышками на голове и отсутствием инстинкта самосохранения в организме.
  
  – Мэвис?
  
  – Она... И по этому поводу мы с тобой тоже поговорим, когда ты слегка протрезвеешь. Ну так что, вступишь?
  
  – Но Голод... – он замялся.
  
  – Создадим ограничитель на всякий случай, а со временем и сам справишься.
  
  – А давай! – бесшабашно махнул рукой чернокнижник.
  
  – Ну что же, думаю, Макаров будет не против. Осталось показать тебе последнюю, самую великую Тайну Магии, – я грустно вздохнул. Карма, от неё не убежать. А помня, как этот паренёк привязался к музыке, лишить его её я не имею морального права. Включаю плеер и протягиваю аппарат чернокнижнику.
  
  
***
  Некоторое время спустя.
   Отвори эту дверь,
   Ведь за ней пустота,
   Ты об этом мечтал.
   Ты себя поместил
   В нарисованный мир,
   Но художник устал.
   Когда последний луч
   Растает над землёй,
   Глаза свои открой.
  
   Придумай светлый мир,
   В нём кто–то улыбается тебе,
   За собою маня,
   Огонь в душе уйми,
   Иди навстречу ветреной судьбе,
   Никого не виня.
  
   Тени прошлых веков,
   В пыльном зеркале лик,
   Твой заклятый двойник
   Ледяною стрелой
   Твоё сердце пронзил.
   Он тебя не простил.
  
   Когда последний луч
   Растает над землёй,
   Глаза свои открой.
  
   Придумай светлый мир,
   В нём кто–то улыбается тебе,
   За собою маня,
   Огонь в душе уйми,
   Иди навстречу ветреной судьбе,
  Никого не виня... *(Эпидемия "Придумай светлый мир". *прим. Автора)*
  
  – Действительно... это прекрасно, – Зереф чуть грустно улыбался, прикрыв глаза. – Я ощущаю странное... сродство.
  
  – Это и должна делать хорошая музыка. Считай это моим подарком, и... – вытаскиваю из пространственного кармана ещё один плеер, – вот, на всякий случай.
  
  – Зачем? – он удивляется. – Судя по зачарованию, этот артефакт может пережить что угодно, – да, плетение "Терминаторской Кружки" Макарова было досконально изучено, улучшено и использовано, в числе прочих щитов, на моей прелести.
  
  – Это уже тринадцатая модель. И поверь, прошлые были не сильно хуже. Вот ЭТО действительно проклятие.
  
  – ... – установилось почтительное молчание.
  
  – Ладно, вижу, ты уже пришёл в себя, так что пойдём займёмся защитным плащом. Ну и я хочу попросить тебя помочь в паре вопросов...
  
  – Помочь? Конечно, брат!
  
  – Вот это разговор! Я рад, – отвечаю на автомате. Потом мы с ним замолкаем, и...
  
  – Пха–ха, оно намертво забивается в голову, – рассмеялся чернокнижник.
  
  – Да–а–а, шикарная вещь, – особенно если учесть, что я умудрился проделать всё едва ли не по этой "инструкции", включая и альтернативную концовку с таймбэком. Ну, только не запирался в Бездне в компании очень интересной и тёмной особы. На ум пришёл я–оригинал в компании с Изидой... кхммм... Ладно, замнём для ясности.
  
  – Итак, что у тебя на уме?
  
  – Ну слушай. Это по поводу возвращения тела при наличии души в мире...
  
  Ещё некоторое время спустя.
  Смеркалось. Два тёмных мага в похожих тяжёлых плащах сидели над сияющей зловещим алым светом хрустальной пирамидкой.
  
  – Вот как–то так, – подвёл я точку под описанием технологии.
  
  – Невероятно. Общий принцип известен давно, но без демонизации образца поддерживать жизнедеятельность в выращиваемом теле... Я думал, это невозможно.
  
  – Как видишь, возможно, вопрос лишь в понимании процессов и того, что в организме стимулировать нужно, а что нет. Ну так как, справишься или мне судорожно создавать заготовки под этих ненормальных ящериц?
  
  – С такой инструкцией? Справлюсь, – кивнул Зереф, куда более заинтересованный просмотром данных по Вермилион в "гробу хрустальном".
  
  – Отлично, тогда остался последний вопрос. Нужно вправить мозги одному старому маразматику, ну и объяснить пару подробностей.
  
  – Знаешь, – с некоторым сомнением он поглядел на меня, – для того, кто прожил уже как минимум пятьсот лет, называть "старым" мага всего лишь на второй сотне...
  
  – "Старый маразматик", как и "малолетний дебил" – термин более медицинский, характеризующий состояние разума, а не реально прожитый срок.
  
  – Хорошо, – пожал плечами чернокнижник. С учётом его отношения к жизни и смерти, а также ещё "неопределившимся" статусом касательно отношений с окружающими, он был вполне не против как помочь с перевоспитанием, так и просто грохнуть бывшего Второго Мастера Фей.
  
  – Тогда выдвигаемся, – задаю координаты. – Не подсобишь? – Зереф молча запитывает плетение, делясь своей силой.
  
  
***
  Тем временем. Один зловещий старик.
  Аид, а именно это имя он сейчас предпочитал, скрипнул зубами и подавил желание как следует выругаться – не пристало главе одной из сильнейших тёмных гильдий столь ярко демонстрировать эмоции при подчинённых, даже получив столь неприятные известия. Весь план, рассчитанный на доброе десятилетие, полетел дракону под хвост. Мотивы тех идиотов, что пытались "воскресить" Чёрного Мага, были понятны, но вот сама мысль о том, что столь искушённый и могущественный чернокнижник мог умереть, была смехотворной, а потому он искал другие версии, подсказки и ключи к возвращению Лорда Зерефа. И кое–что найти ему удалось. Старая, потрёпанная и наполовину нечитаемая книга дала ему больше, чем десятилетия исследований, а различные культы, посвящённые чернокнижнику, хранили и другие секреты, порой – действительно стоящие. Так он узнал, что легендарный маг ослаб и едва ли не запечатан, но его можно освободить, нужно лишь собрать определённые ключи. Проблема состояла в том, что добраться до них было непросто. Точно придётся стереть с лица земли пару городов, но это мелочи, а вот необходимость обеспечить сильнейшие магические колебания для сокрытия изъятия некоторых других – это было куда сложнее. И Башня должна была сыграть одну из ключевых ролей. Не даром он отправил туда Уртир, очень многообещающую девочку, с заданием найти и обработать подходящего исполнителя. Башню нужно было достроить и активировать в определённый момент. А что в итоге? Магический удар, ощущаемый через половину страны, просто исчезнувшая в никуда башня, пропавшая без вести подопечная и необходимость срочно подготовить новый проект. Быть может, стоит внимательнее посмотреть, что это за "Лики" такие? Должно быть что–то интересное, раз даже ему ничего, кроме очень смутных слухов, выяснить не удалось. Во всяком случае, с наскока. Размышления мага были прерваны рёвом пробитой защиты и вспышкой тьмы от пространственного разрыва. Ну и небольшое облачко пыли от разбитого в хлам пола внесло определённый диссонанс.
  
  – Мы на месте, брат. Кажется... защита внесла лёгкое искажение, – полный какого–то вселенского спокойствия голос пробился сквозь шум и пыль "экстремального приземления".
  
  Глава Сердца Гримуара уже собрался вдарить на голос чем–нибудь особо убойным, как следующая фраза неизвестных заставила его буквально замереть.
  
  – Вижу, спасибо, Зереф, – куда как более жизнерадостно произнёс ещё один голос. – Тьфу, вот напылили–то, – лёгкий порыв ветра сносит облачко, открывая вид на двух молодых парней в одинаковых плащах. Да и в чертах лица что–то такое было, если бы ещё не диссонанс в цвете волос и фигурах, их можно было бы принять за близнецов. – Привет, Пурехито! – добродушно улыбнулся блондин.
  
  – Мы знакомы? – первый шок прошёл, и сейчас Аид настороженно вглядывался в двух магов, умудрившихся мало того что найти его базу, так и пробить всю защиту.
  
  – Да, – кивнул темноволосый с равнодушным выражением лица, – я показывал тебе азы магии около ста лет назад. Хотя тогда ты выглядел куда моложе.
  
  – Что?! – бывший Второй Мастер внимательнее вгляделся в черты лица его собеседника. Пусть память о тех днях давно подёрнулась дымкой, но всё же первый учитель сумел вписаться в неё довольно отчётливо. – Ты – Зереф?!
  
  – Ах да, в тот раз вы же так и не спросили моё имя, а я не счёл нужным называть его... – припомнил события прошлого чернокнижник.
  
  – Скажи, Второй, – склонил голову набок пришедший с Зерефом маг, – какой смысл было уходить из Фей, сильнейшей тёмной гильдии мира, которыми ты в тот момент управлял, чтобы создавать их бледное подобие? Да ещё и совсем без Духа Фей? Неужели тебя так напугали наши товарищи, что ты решил сбежать от них к этим милым психопатам, фанатикам и убийцам?
  
  – Чего?! – старый маг отказывался понимать, что происходит. Этот тип в плаще нёс откровенный бред, но рядом с ним стоял сам Зереф и периодически задумчиво кивал.
  
  – Феи – не Тёмная Гильдия! – нашёлся он с ответом.
  
  – Брось, – отмахнулся собеседник, – её основательница – тёмный маг, её учитель – тёмный маг, её преемник – тоже тёмный маг. В торговых войнах "Фееричный Тактик" организовывала такие кровавые бани врагам, что все потуги тех придурков в Башне системы Р кажутся детским лепетом, а уж ежегодный ущерб мирному населению от действия наших магов... не бывшему Мастеру Фей об этом сообщать. А ещё у нас под гильдией зарыт мощнейший магический источник, связанный с планом Смерти, и в случае чего, разнести означенный город – вопрос пары минут, – добил его собеседник.
  
  – Нет, – Пурехито даже отступил на шаг, – всё это бред. Совет...
  
  – В котором каждый уважающий себя Мастер Тёмной Гильдии обязан держать своего агента... ну типа Ямы, старого приятеля Макарова, – продолжил с самым честным лицом издеваться над могучим магом неизвестный. И, что самое страшное, все его бредни были просто изложением голых фактов, лишь поданными под определённым углом. Последнее же вообще было "ударом ниже пояса" – ввести Уртир, как своего агента, в состав Совета Магов он планировал лет через пять. И выходило... что он, Аид, Мастер Тёмной Магии, тот, кто желает познать Бездну... просто сбежал от толпы чёрных магов на край земли и постарался отгородиться от них всякими недодемонами и колдунишками. – Мы просто не попадаемся, – это уже был "контрольный выстрел".
  
  – Хватит играть словами! – верная магическая цепь полетела в противника. – Хвост Феи – тёмная гильдия?! Не смеши меня! Это просто семейные слабосилки, что ограничивали, тянули меня вниз! – цепь бьёт и бьёт во врага. А помимо неё в бой отправляются и сложные письмена, способные прогнуть под себя саму реальность, сотворив взрыв или даже разрыв к первостихии на ровном месте.
  
  – О, это что–то интересное! – так и не представившийся маг с возмутительным пренебрежением отмахивался от оружия, способного разрубить тяжело бронированного рыцаря в магических латах. Сложная и гармонично упорядоченная вязь формул вообще развеялась безобидными кляксами от одного взгляда, а начавшийся было прорыв просто затянулся без какой–либо причины. Названный Зерефом же... просто поставил какой–то сложный (даже для него, думающего, что достиг немалых вершин в этом направлении магии!) барьер, не допускающий остальных членов "Гримуара" до места боестолкновения их Мастера с неизвестными, и пристроился у стенки, натянув на уши подозрительного вида затычки и прикрыв глаза! Аид почувствовал, как у него начинает дёргаться глаз. Стиль был до боли знакомым. Феи. Эти двое явно из этих чёртовых Фей – только там водятся подобные... подобные... Подобные! – И в чём же они тебя "ограничивали" и "тянули"? – вновь кажущийся небрежным жест, и отбитая голой рукой магическая цепь улетает в потолок. Вновь использовать против этого мага Формулы старик уже не решился.
  
  – Исток Магии! Беззаботным глупцам не понять этой жажды. Постичь глубины магии, окунуться туда, где всё началось – узреть Бездну.
  
  – Вот как? – ухмыльнулся его противник. – И ты думаешь, что для достижения цели тебе не нужны спутники, ведь они могут стать конкурентами, не так ли? Что же, Предвечная вполне может явить тебе свой лик... но... для каждого он свой, и тот, к которому ты стремишься... Ну что же, смертный... смотри. А я посмотрю на тебя! – голос его противника пробрал до самого нутра, доставая из глубин души все страхи, неуверенность, всю горечь потерь и обид. Аид замер, мир на миг подёрнулся Тьмой. Не обычной темнотой, обусловленной отсутствием света, а той, древней, изначальной. Той, в которой обитали демоны и духи, чья тень заставляла первых людей испуганно жаться по пещерам и молить всех богов отвести беду. То, к чему он так давно стремился. – Добро пожаловать в МОИ владения! – и перед магом предстала пустошь. Совершенно мёртвый мир. Лишь пепел и пламя. Только гниль и Смерть. Полная. Окончательная. Неотвратимая. И могучая крылатая гуманоидная фигура на краю скалы. Лорд Бездны. Властелин Ничего. Он повернулся к магу и окинул его взглядом. Извечный голод, ярость и жажда нести боль и страдания – вот и всё, что он смог там увидеть. А ещё разум. Столь же могучий, сколь и извращённый. Пурехито, повидавший на своём веку многое, переживший Торговые Войны, бесчисленные битвы, участвовавший во множестве самых сомнительных ритуалов и практик, почувствовал, как трясутся его поджилки. Тварь смотрела на него с исключительно гастрономическим интересом. А ещё он понимал, что ни противостоять, ни сбежать он не сможет. И после смерти... после очень долгой и мучительной смерти у него уже не будет новой жизни. Демон выпьет саму его душу. Вновь вспышка Тьмы, и они вновь в разгромленном зале, у мага на лбу выступил холодный пот. Его собеседник устало прикрыл глаза.
  
  – Ч–что... что это было?
  
  – Это был я. Тень воспоминаний о том, кем я был когда–то, кем мог стать, последуй я по твоему пути, – демон, прикидывающийся человеком, слегка поморщился. – Ты спрашиваешь, зачем тебе "балласт"? Чтобы было к кому возвращаться. Ради кого возвращаться. Тьма принимает всех, её не волнуют наши качества. Она мыслит, если так можно выразиться, совершенно иными категориями и параметрами. Она берёт свою плату, но никогда больше, чем ты готов отдать. Если же ты готов отдать всё... – глаза его собеседника превратились в настоящие провалы во мрак, – если ты считаешь, что ради достижения своих желаний допустимо отдать тех, кто верит и любит тебя, то тогда тебе достанется лишь Ничего. Ты станешь очередным отожравшимся демоном, запертым в клетке собственного могущества. И тогда... – на мгновение Аид вновь ощутил на себе тот тяжёлый и голодный взгляд демона. – Впрочем, для тебя нынешнего это уже будет безразлично...
  
  Маг осел на пол и опустил голову. Верить в увиденное очень не хотелось, но не поверить не получалось. Слишком ярко всё это было, слишком по–настоящему. И... теперь он просто не знал, что делать дальше. Он желал заглянуть в Бездну, но не был готов к тому, что Бездна в ответ взглянет на него. Цель была достигнута, но не принесла того, на что он надеялся. Всё впустую? Последние сорок лет были напрасны?
  
  – Вот и всё... Больше незачем жить... – закончить он не успел, мощный подзатыльник едва ли не вбил его в пол.
  
  Там же. Сефирот.
  – Ещё одного суицидника мне тут не хватало, – "ворчащий" демон смотрится сюрреалистично, а то, что Аид считает меня демоном, было написано у него на лице. Кру–упными буквами. Впрочем, я сам столь сильного эффекта не ожидал. Привык транслировать больше заботу, покой и поддержку, подзабыв, что "исконная" эмпатия симбионтов направлена на совсем другой спектр, а тут ещё и огрызки Архидемона шевельнулись как нельзя "вовремя". Но к чести старика, у того только чуть коленки тряхнулись, подавляющее большинство людей на его месте испачкали бы штаны, если бы вообще инфаркт не словили. Но вернёмся к вопросу самоубийц. – ...Подозреваю, что каждый Старший Маг Фей чем–то таким страдает, – прыгающая под выстрел Юпитера Эльза, мы всей дружной кучей, ещё толком на S–ранг не вышедшие, лезущие на опытного Богоравного... Хм... У Лисанны тогда тоже должен быть неплохой потенциал. М–да.
  
  – Старших магов? – Аид... Нет, старый добрый Пурехито уже ничего не понимал.
  
  – Ты всё забыл, старик. У Хвоста существует только одно правило. И не в наших традициях интересоваться прошлым членов нашей гильдии.
  
  – Вот так вот просто? – он не верил.
  
  – А зачем разводить дополнительные сложности? Это не в духе Фей! Нет, мы, конечно, можем самое простое поручение превратить в смертельно опасное задание с кучей разрушений, немотивированного насилия и анархии, но с протоколом–то на кой–заморачиваться?
  
  – А я ведь и верно уже подзабыл, как было весело, – маг поднялся на ноги.
  
  – Ну что, с жалкой имитацией покончено? Готов вновь влиться в ряды самой жуткой и опасной гильдии мира?! – протягиваю ему руку.
  
  – Это полное безумие, но... если уж в ней состоят жуткий демон и величайший чернокнижник истории, то... почему бы и нет? – рукопожатие.
  
  – Ну всё, пора домой. Зереф, как насчёт обратного билета? – в ответ тишина. – Зереф?
  
  – Ты Чёрный Маг – ты обречен, такая плата, таков закон, – тихонько напевала эта сволочь, пока я тут в поте лица проводил экстремальную психотерапию тёмному магу уровня Бога Ишгала.
  
  – Вот же... – пришлось "тыкать палочкой" и повторно объяснять, что я от него хочу (работай батарейкой, мне пока особо колдовать нельзя, только невосприимчивость к магии и спасает). Со второго раза всё прошло хорошо – вспышка, и вот мы уже в зале, где Грей вовсю выясняет отношения с Леоном и Эриком, который Кобра (но уже без змейки – ту утащила Полюшка на предмет приведения в человеческий вид. Буквально). Милли домогается до бедного Вакабы на предмет сделать кису из дыма, Макао уже работает факиром. Роба облепила остальная мелюзга и создаёт такое шумовое загрязнение, что не по себе становится и мне. Макаров бегает по всему этому бедламу, пытаясь хоть что–то сделать. Оглушённый открывшейся картиной Зереф невольно присел, а Пурехито так вообще как–то рефлекторно попятился в сторону выхода.
  
  – Стоять! Второй раз смыться не получится, – от моей предвкушающей ухмылки мужик взгрустнул ещё больше. Но мой выкрик привлёк внимание, и почти тут же рядом с нами оказалось что–то мелкое, всклокоченное и слегка шальное.
  
  – Сефирот! Это всё ты–ы–ы–ы! Демон! Чудовище! Хочу в отпуск! – м–м–м, как всё знакомо.
  
  – Да–да, Мастер, я тут привёл ещё двух желающих к нам присоединиться.
  
  – Ась? – на третий день Зоркий Сокол... ну и так далее. – Учитель? – большие–большие глаза на маленьком–маленьком хоббите.
  
  – А ты неплохо справляешься, мальчишка, – хмыкнул в бороду Пурехито.
  
  – Неужели это и правда ты? Сколько лет! – счастливый дед полез обниматься ко второму деду.
  
  – Потом наобнимаетесь и вспомните юность, – тормознул я Дреяра. – Хочу вам представить моего брата из этого мира. Зереф – это Макаров. Макаров – это Зереф. Старик, я пригласил их в гильдию, думаю, одному нужно поставить печать, а второму – восстановить её. Так, ладно, демон сделал своё дело – демон может уходить, – дальше быстро развернуться и, пока никто не сообразил, скрыться в толпе.
  
  Чем меньше эмоциональных привязок будет связывать меня с этим миром – тем лучше, а значит, общение необходимо минимизировать. Энергетика придёт в относительный порядок, позволяющий отправится дальше, только через несколько часов, следовательно, это время нужно где–нибудь переждать. Желательно там, где меня не будут ежесекундно дёргать Феи, и я такое место в гильдии знал. Заодно и посмотрю, насколько сильно местная библиотека покрывается пылью без зоркого пригляда Леви...
  
  Те же. Там же. После ухода колоритной парочки.
  – Это сейчас вообще что было? – Аид переводил недоумевающий взгляд со старого мага на древнего чернокнижника и обратно.
  
  – Этот засранец заварил кашу и смылся, оставив нас её расхлёбывать. Я тоже так хо–о–о–очу–у–у–у!
  
  – Да... Вовремя смыться – это очень важно, – огладил бороду бывший глава Гримуара, припоминая, что вот как–то так он сам свалил на своего тогда ещё совсем юного (всего лишь каких–то сорок лет) преемника управление этим сумасшедшим домом.
  Сильнейший Чёрный Маг мира лишь молча натянул наушники и закрыл глаза, а потому не заметил взглядов двух стариков, усиленно косящихся на него. В конце концов, помимо "вовремя смыться", истинным Тёмным нужно было знать и другую науку – "найди крайнего", и бывший и нынешний Мастера самой жуткой Тёмной Гильдии Мира этой наукой владели прекрасно. Ещё один ничем не примечательный день в Хвосте Феи...
  
  Новый мир.
  Крепость готовилась к бою. Пусть дни её славы давно прошли, стены выщербились, местами и вовсе были пробиты, а проломы – наскоро завалены. Пусть защитников было всего ничего. Пусть враг был силён и внушал многим едва ли не суеверный ужас. Немногочисленных магов и воинов гарнизона это не волновало. Правились мечи, проверялись доспехи, варились эликсиры и заготавливались бомбы. Каждый знал, для чего он здесь, и каждый был здесь сугубо по своей воле. Но вот размеренный порядок был нарушен. Прямо во дворе, над старой выщербленной лестницей, открылся пространственный разрыв, из которого, прямо на ступеньки, неуклюже рухнуло чьё–то тело. Следом за ним из разрыва спокойно вышла облачённая в белое кимоно черноволосая женщина с очень странными чертами лица.
  
  Первой реакцией обитателей крепости стала обнажённая сталь и вспыхнувшие мистической энергией руки, удерживающие на кончиках пальцев уже готовые сорваться боевые чары, однако... Рассмотрев гостью повнимательнее, защитники неуверенно замерли. Странными в ней были не только черты лица, но и пропорции тела – с одной стороны, вполне человеческие, но с другой, совершенно чуждые. Более гладкие, чистые, однородные. Без обычных для любой женщины изъянов, вроде выборочной бледности или наоборот – прилившей к каким–то местам крови. Мелочей, на которые в повседневной жизни совершенно не обращаешь внимания, но столкнувшись с тем, что их нет, чувствуешь отчётливую неправильность. И это не считая выдающегося и явно упругого бюста, которым может похвастаться очень редкая красавица, да и та найдётся больше в фантазиях мужчин, чем в реальной жизни.
  
  – Как же я ненавижу порталы... – устало проворчало тело под ногами неизвестной, начиная вставать.
  
  Тело оказалось высоким мужчиной с длинными серебристыми волосами и такой же экзотичной внешностью. Тут дело касалось уже не только разреза глаз, формы скул и прочих деталей лица, но и одежды. Кожаный плащ–пальто на его плечах отличался крайне непривычным кроем и качеством работы мастера, уж в таких вещах тут понимал любой из собравшихся, но и под ним угадывалось что–то странное. То ли дублет, то ли рубаха, словом, ни один знакомый защитникам портной такой одежды не шил. И даже меч на поясе мужчины был каким–то не таким. Выглядели оба гостя молодо, но вот были ли людьми – оставалось загадкой. Впрочем, речь незнакомца была понятна, так что попытаться выяснить это можно было уже сейчас.
  
  – Кто вы ещё такие? – пристально следя за руками неизвестных, выступил вперёд один из защитников крепости, с собранными в хвост белыми волосами.
  
  – Не знаю, что он сказал, Сеф, но, кажется, мы опять не там, где требуется... – меланхолично заметила женщина.
  
  – Хм... – второй гость огляделся. – Да, ты права... Эм... – он остановил взгляд на предводителе защитников. – Полагаю, это прозвучит странно, но магический портал выкинул нас не совсем туда, куда мы собирались... Совсем не туда, если судить по обстановке.
  
  – Допустим... ситуация знакомая, – неуверенно согласился выступивший вперёд, – Но это не отменяет вопроса кто вы такие?
  
  – Лично меня зовут Сефирот, а мою очаровательную спутницу – Уртир. Мы своего рода, кхм, путешественники. Так получилось, что нам потребовалось уладить одно дельце в соседнем мире, но с возвращением возникли некоторые затруднения. В общем, мы в поиске дороги домой. Это если кратко.
  
  – Сеф, откуда ты знаешь их язык? Я лично ничего похожего не слышала, хотя учила многие диалекты, даже мёртвые, – обратила на себя внимание названная Уртир.
  
  – Хороший вопрос, – задумался мужчина. – Вероятно, это как–то связано с демонической природой, – предположил он после краткой паузы. – В любом случае, – вновь повернулся он к предводителю местных, – мы вам не враги, и если вас смущает наше присутствие в этих стенах, готовы немедленно удалиться.
  
  – Вокруг дикие леса, – счёл нужным предупредить тот. – Ближайшее поселение в неделях пути, а к нам... скоро заявятся гости.
  
  – В таком случае, как насчёт небольшой сделки? – вздёрнул бровь серебряновласый. – Нам нужно некоторое время для отдыха и перерасчёта портала, а вам, думаю, не помешают два лишних мага для встречи гостей?
  
  – И с какой стати мы должны вам доверять? – очень вежливо поинтересовалась черноволосая женщина с надменным лицом из числа защитников крепости, облачённая в чёрное и белое.
  
  – Они, по крайней мере, говорят, а не пытаются сразу напасть, – возразила ей рыжеволосая девушка с короткой стрижкой.
  
  – Они могут быть засланы для удара нам в спину, – не согласилась черноволосая.
  
  – Зачем?
  
  – Да, Йеннифэр, мы не в том положении для таких сложностей... – нарушил молчание самый молодо выглядящий из мужчин с короткой стрижкой.
  
  – К тому же они точно не эльфы, а Эредин вряд ли бы стал иметь дело с теми, кто не принадлежит AenElle, – включился в беседу пожилой, но всё ещё крепкий мужчина.
  
  – Тем не менее они слишком уж вовремя свалились к нам на голову, – женщина стояла на своём.
  
  – Знаешь, не понимать, о чём вы там беседуете, несколько... неприятно, – обратилась к своему спутнику экзотически выглядящая красавица, но ответить её спутник не успел.
  
  – Что тут происходит? – из донжона вышла девушка с серебристыми волосами и мечом за спиной. Довольно красивое лицо с чуть сияющими "колдовскими" зелёными глазами портил старый шрам, пересекающий щёку.
  
  – Вы говорите на фиорском? – удивился сереброволосй гость.
  
  – Фиорском? – не поняла новоприбывшая девушка... – Хм... Вы из другого мира?
  
  – Верно, но, кажется, ваши спутники сомневаются в этом, леди, или в наших дружелюбных намерениях, я пока точно не понял. Впрочем, их нельзя винить – появление наше было действительно... неожиданным. Проклятые порталы, – местный лидер с белой шевелюрой чуть кивнул, на долю мгновения на его лице даже мелькнуло сочувствие.
  
  – У нас тут небольшая война... Эй, что ты делаешь? – насторожилась девушка, да и остальные, увидев золотистое сияние вокруг черноволосой, вновь подняли опустившиеся было клинки.
  
  – Снимаю... показания... с вашего... архива. Неспособность участвовать в беседе, пока этот... мужская особь из семейства псовых... флиртует с очередной волшебницей.
  
  – Мужская особь из семейства псовых? – приподняла бровь колдунья с гривой насыщенно–рыжих волос. – Интересное определение.
  
  – Флиртует? – нехорошо прищурилась названная Йеннифэр.
  
  – Уртир... – прикрыла глаза означенная "мужская особь".
  
  – Хм, нет, пожалуй на агентов Эредина они не похожи, – хмыкнул беловолосый, вновь привлекая к себе внимание. – Ну что же, раз вы не от Народа Ольх, то добро пожаловать.
  
  – Ты уверен? – повернулась к мужчине брюнетка.
  
  – Мы не в том положении, чтобы отказываться от помощи, пусть даже и случайной, – воин повернулся к новоприбывшим. – Но учтите, будет непросто...
  
  – Когда у нас было просто...
  
  – Хм... – спутница нежданного гостя задумчиво осматривала собравшихся.
  
  – Что–то не так? – он повернулся к ней.
  
  – Да вот смотрю я на окружающих и начинаю понимать, что "Зов Крови" опять сработал криво. Подозреваю, что теперь сыграли твои "общие вехи".
  
  – С чего ты взяла?
  
  – Белые волосы, вертикальные зрачки, магия и меч. Вокруг несколько чародеек, судя по взглядам, бросаемым ими друг на друга и на этого мужчину, все они имеют с ним весьма близкие отношения. Компания друзей–раздолбаев в наличии... Для полного сходства не хватает только старого наставника – любителя выпить и приёмной дочери, которую он обучает, а также проблем с порталами и амнезии, – закончила резюме Уртир, ничуть не стесняясь присутствующих. Впрочем, робость вообще охватывала её крайне редко и уж точно не перед посторонними разумными, которых она видит первый раз в жизни.
  
  Именно в этот момент из донжона показался пожилой мужчина, снимающий со взвода арбалет.
  
  – Я, между прочим, всё вспомнил, – сухо ответил назвавшийся Сефиротом... чем заработал очень странный взгляд от беловолосого хозяина замка и его спутников, периодически переходящих с новоприбывших на девушку со шрамом.
  
  – Вопрос со старым наставником закрылся сам собой... – уловив взгляды хозяев на арбалетчика, продолжила Уртир, – и, видимо, с приёмной дочерью, – а вот теперь взгляд понимающих глаз волшебницы достался беловолосой. – А по поводу излечения от амнезии и того, что ты не сказал об этом мне, мы поговорим отдельно.
  
  – Геральт, ты ничего не хочешь мне рассказать? – очень вежливо поинтересовалась Йеннифэр.
  
  – Какие знакомые интонации, – хмыкнула Уртир.
  
  – Хм, я слышала о подобном от Авалакха, – вступила в беседу беловолосая девушка. – Миров бесконечное множество, многие из них почти неотличимы от нашего, многие – совершенно не похожи. Возможно, где–то есть мир, где события развивались так же, как и у нас, но при этом всё остальное было иначе.
  
  – Звучит настолько бредово, что похоже на правду, – сохраняя настороженность, кивнула черноволосая чародейка.
  
  – Значит, мы договорились?
  
  – Да, думаю, что да, – убрал меч в ножны названный Геральтом. – Добро пожаловать в Каэр Морхен.
  
  – Спасибо, но я что–то слышал о скором появлении неприятных гостей. Нельзя ли чуть подробней?
  
  – Хорошо, слушайте... – пожала плечами рыжая волшебница и принялась рассказывать "чуть подробнее".
  
  Сефирот. Каэр Морхен. Немного позже.
  Вот уж где я точно не думал оказаться, так это здесь. Легендарный мир и легендарные герои. Как нас сюда занесло? Ну, подозреваю, что действительно из–за совпадений в условиях координатного ритуала, хотя и прихоть некой особы тоже сбрасывать со счетов не стоит. А также пространственные искажения от Цири. Но не суть важно. Общее знакомство и представление немногочисленных защитников крепости надолго не затянулось, а потом последовал сам рассказ, в принципе, мало чем отличающийся от той цепи событий, что я смутно помнил. Традиционно возникал вопрос: "Что тут делать?" Вопрос интересный. Это не наша война и не наши проблемы. Симпатия, что я когда–то испытывал к книжным героям пару жизней назад? Так себе аргумент. Меня, конечно, немного "опалило Светлостью" во время последнего ритуала, но не настолько, чтобы, высунув язык, теперь всех спасать и помогать. К тому же никто на нас всерьёз и не рассчитывал, да и поглядывали с подозрением, хотя было бы странно, случись иначе... Но, как всегда, была парочка интересных "но". Во–первых, покопаться в геноме искусственно выведенных мутантов, сиречь ведьмаков, было бы интересно, во–вторых, тут упоминался некий "двимерит", металл, что может блокировать магию. Просто сам по себе. Не сложный и дорогой артефакт, а просто железка. И это интриговало, руки так и чесались покрутить эту любопытную штучку. Ну и самое главное...
  
  – Итак, ваш мир хочет захватить армия эльфов–ксенофобов, которые преследуют Цириллу сквозь миры и пространство уже не первый год.
  
  – Верно.
  
  – И делают это они потому, что их мир потихоньку умирает и они хотят переселиться в этот. Но сил на открытие перехода для большого количества народа, да ещё и со скарбом, у них нет.
  
  – Да...
  
  – И проблема с их миром у них известна едва ли не несколько веков. То есть задолго до рождения означенной Цириллы.
  
  – К чему ты клонишь?
  
  – Они там все конченые кретины–суицидники? – я не удержался и позволил отразиться на лице охватывающим меня эмоциям от такой глупости. Однако... судя по взглядам местных, они ход моих мыслей не уловили. – Имея несколько веков времени, не придумать ничего лучше, чем выводить полумифическую генетическую линию, надеясь на счастливый случай, а потом ещё и умудриться её профукать и настроить против себя?!
  
  – ...Их король был очень стар, к тому же отношение эльфов к людям...
  
  – О, то есть там ещё и старческий маразм, великолепно.
  
  – А что бы ты делал на их месте? – с раздражением поинтересовалась Йеннифэр.
  
  – Имея полноценную рабочую технологию, пару веков времени и ресурсы всего мира? Построил бы полноценные Врата, отправил отряды на поиски других способов открыть переход, искал способы предотвратить катастрофу собственного мира или варианты пережить её без потерь. Начал бы переселять подданных мелкими партиями, в конце концов – за столько времени даже таская по сотне–другой за раз можно было бы миллионы переправить. Но ставить всё на одного человека? Люди смертны и, что самое неприятное, внезапно смертны. Один пропущенный удар, одна капля яда – и всё.
  
  – Значит, других способов нет или они ещё сложнее, – черноволосая явно хотела сказать что–то язвительное, но её рыжая подруга успела раньше и сгладила углы.
  
  – Вы говорите, что этот Эредин владеет способами навигации в межпространстве. Причём настолько совершенными, что может находить и преследовать отдельно взятого человека сквозь миры? – задумчиво произнёс я, быстро просчитывая перспективы.
  
  – К чему вы клоните? – наши собеседники явно напряглись.
  
  – Это вполне очевидно. У них проблемы с силой, у нас – с навигацией. Насколько я могу судить, магические традиции наших миров заметно отличаются, а значит, наверняка отличаются и некоторые константы, но если Эредин передаст мне знания по межмировой навигации и укажет координаты пустого пригодного для жизни мира, я вполне смогу организовать пространственный переход, способный пропустить через себя любое количество материи, – градус напряжения и подозрительности ещё немного повысился.
  
  – Вот так вот просто отдать им целый мир? – нахмурилась рыжая девица.
  
  – Пустой мир, где нет разумной жизни, – пожимаю плечами. – Думаю, в бесконечности вселенной найти такой будет нетрудно. В конце концов, эта охота за Цириллой, как я понял из вашего рассказа, лишь следствие ситуации в мире AenElle. Таким образом, без решения изначальной проблемы, борьба со следствием будет давать лишь отсрочку перед очередной партией.
  
  – Не совсем так, – поправила меня Цири. – Навигаторов, способных открывать порталы, у эльфов очень немного, – дальше мысль развивать было не нужно.
  
  – Логично... Правда, этот вариант влечёт за собой медленное и мучительное вымирание целого народа. Стариков, женщин и детей. Впрочем, если они все злобные расисты, то да, это вполне оправданно, – установилась неловкая тишина. Видимо, с такой точки зрения данную проблему никто не рассматривал.
  
  – Нет, это просто даст моему народу повод рассмотреть другие пути решения, о которых ты упоминал совсем недавно, – послышался усталый голос сверху.
  
  – Авалакх! – повернулась к источнику шума Цири.
  
  – И давно ты слушаешь? – Геральту этот эльф явно не очень нравился. Причём есть подозрение, что основным мотивом неприязни была некоторая ревность.
  
  – Достаточно, – степенно ответил таки показавшийся нам остроухий. Выглядел он, правда, не очень. Тени под глазами, общий измождённый вид, а что у него с магией? Кстати... я ведь ещё ни разу не смотрел на местных чародеев в магическом плане, нужно бы исправить это упущение! Активируем драконье зрение, и... хмм... н–да–а–а.
  
  Итак, начнём с конкретного эльфа. Сама по себе энергоструктура очень сложная и разветвлённая, но резерва, как такового, нет. То есть совсем. Зато видны широкие каналы к мане мира. Чем–то напоминает эдоласцев, но тут всё ещё "дальше" от тела, магия почти его не затрагивает и физических улучшений не несёт. Данный представитель "древней мудрой расы" ещё и несёт в себе следы серьёзных повреждений, его энергетику буквально "скукожили", а потом вернули на место неким варварским и очень топорным способом. Судя по его физическому состоянию, это было больно и выматывающе, а если память мне не врёт, его просто накачали ведьмачьими мутагенами для исправления физики. Странно, что он не помер, даже на поправку идёт потихоньку.
  
  Рядом с ним местные чародеи выглядели несколько бледновато – структура не столь сложная, хотя и более мощная в некоторых местах, резерва, как такового, тоже нет, да ещё и, насколько я помню, подавляющее число магов зарабатывают себе бесплодие.
  
  А вот Цири... О, это было шедевром! Резерв слабенького, но Богоизбранного, сложнейшая энергетика, имеющая оч–чень интересные вкрапления и надстройки, а самое вкусное – всё это завязано на геном! И, разумеется, никаких проблем от использования магии. Если другим кудесникам в мире с малым количеством энергии будет очень плохо, то вот сия прелестная особа затруднения испытывать будет далеко не сразу, а если эти надстройки именно то, о чём я думаю, то проблем с силой у неё нет априори – вот эти и эти структуры очень похожи на те, через которые я подключался к Серым Пределам, только более универсальные, если верить спектру... хм... прямая подпитка от межреальности? Великолепно! Чёрт, не будь я женат, попытался бы охомутать сию девицу однозначно! Хм, а она не согласится дать чуть–чуть себя поисследовать? Но вот неравномерность развития структур, а то и некоторые заглушки говорят о том, что нормально использовать магию её никто не учил, а если вспомнить историю, то у неё ещё и психологический блок стоит, вроде того, что был у Миры...
  
  – Что–то не нравится мне его взгляд... – в себя меня привёл голос ещё одного ведьмака, Ламберта.
  
  – Хм, простите, слегка задумался... – привожу глаза в нормальное состояние.
  
  – Нашу историю вы услышали, а как насчёт поделиться вашей? – сменила тему блондинистая чародейка. – Кто вы вообще такие и как попали сюда?
  
  – Это долгая история. Но если её подсократить... Я Убийца Драконов, это что–то вроде ваших ведьмаков. Моя спутница специализируется на криомантии. Из–за ряда причин нам нужно было попасть в другой мир и провести там ряд манипуляций. Сделать это было нетрудно, но из–за волн искажений, вызванных данными манипуляциями, координаты нашего мира сбились, и сейчас мы ищем дорогу домой. Как нас занесло сюда? Точно не знаю, но предполагаю, что из–за сходных вех в ритуале.
  
  – И твоего тотального невезения с порталами, – вставила свои "пять копеек" Уртир.
  
  – Да, и моего тотального невезения с порталами, – тут сложно не согласиться. – Ну и пространственные искажения от вас, леди, – кивок в сторону юной воительницы, – могли внести свою лепту.
  
  – Пространственные искажения? – насторожилась девушка.
  
  – Да. Чем выше сила существа, тем отчётливее и дальше оно ощущается. Если, конечно, не прячется. Судя по давлению вашей... м–м–м, ауры и её... хм, оттенку – налицо сильнейшая склонность к магии пространства. Да и сам запас сил впечатляющий.
  
  – И это вот так можно определить по одному взгляду? – с подозрением спросила брюнетка.
  
  – Если у тебя глаза дракона и большой опыт в манипуляциях с энергетикой, то да, можно.
  
  – Глаза дракона? – теперь интересно стало и ещё одному ведьмаку, представленному как Эскель.
  
  – Да. Одна из возможностей развитых Убийц Драконов. Позволяет видеть магические структуры и плетения, а также энергетику живых и неживых существ.
  
  – Любопытно. И что, вы действительно убиваете драконов? – вступил в беседу и самый пожилой из ведьмаков – Весемир.
  
  – История взаимоотношения Убийц и самих Драконов довольно сложна. Убийцы создавались самими драконами для войны с себе подобными. Зачем рисковать самому, когда можно сделать пару десятков инструментов из обычных человеческих магов и бросить их на убой? Пусть большая часть погибнет, но и твоего врага захватит с собой. Хотя всё было не так однозначно, некоторые драконы действительно заботились о людях, и Убийцы были способом защитить людей от других крылатых ящеров.
  
  – И что случилось дальше? – спросила Цири.
  
  – Убийцы оказались очень эффективным оружием, да ещё и способным развиваться. В итоге, драконы кончились. Все драконы. Ну, а потом и Убийцы вымерли – технология производства была утеряна, да и без драконов получить можно было только искусственную подделку. Возможно, где–то по миру бродят потомки тех драгонслееров, но без инициации это ничего не даст, может, чуть больше силы и живучести, но на этом всё. На весь мой мир осталось меньше десятка "настоящих" Убийц Драконов, последнее поколение.
  
  – Но ведь драконы были уничтожены? – спросила Йеннифэр.
  
  – Да, но для некоторых смерть – лишь неудобство, преодолеть которое, чтобы оставить своё наследие, вполне по плечу особо искушённым и могущественным драконам.
  
  – А что за потомки? В нашем мире и ведьмаки, и, – брюнетка чуть замялась, – большая часть чародеев бесплодны.
  
  – У нас с размножением тоже есть серьёзные проблемы, но тут всё очень индивидуально, верным сохраняется лишь тот постулат, что чем сильнее маг, тем больше трудностей у него с оставлением потомства. Приходится проводить серьёзнейшую подготовку будущей матери, да и потом со здоровьем самого ребёнка могут быть сложности.
  
  – И какую, если не секрет? – вступила в беседу и рыжая чародейка.
  
  – Для каждого это что–то своё, но если обобщить... увеличение запаса сил, повышение живучести, направленные мутации для обретения и закрепления сродства. Но давайте вернёмся к нашей проблеме. Значит, вы считаете, что с Эредином договориться не получится?
  
  – Он просто не станет слушать низшую расу, – ответил эльф.
  
  – Значит, придётся по–плохому.
  
  – Почему бы нам не помочь друг другу? – спросила носительница "Старшей Крови".
  
  – Хм?
  
  – Если вы настолько хороши, как заявляете, то помогите нам разобраться с Дикой Охотой, а Авалакх предоставит интересующую вас информацию.
  
  – Дикая Охота? У вас есть Рори? – вздёрнула брови Уртир.
  
  – Есть кто? – не поняли окружающие.
  
  – Хм, видимо, просто совпадение. Это демон, выглядящая как милая девочка лет тринадцати. Обожает пошлые шутки, устраивать кровавую резню огромным топором, ну и один из её приёмов – "Дикая Охота" – это призыв стаи голодных призраков на противников...
  
  – Интересные монстры обитают в вашем мире... – отметил Весемир.
  
  – Да нет, она девочка хорошая, – повела в воздухе рукой Уртир, – на мирных жителей не бросается, разрушений особых не устраивает, просто... любит убивать. В любом случае, не важно, – меня локтем потыкали в бок.
  
  – Да. В общем, мне нужны эти знания, а получены они будут от официальной власти или кого–то другого, для меня разницы нет, – переключаю внимание на себя. – Но вы всё же оказали двум усталым путникам гостеприимство, в то время как с теми эльфами я ещё не знаком, так что такое предложение меня вполне устроит. Но что скажет сам возможный учитель?
  
  – Наука порталов весьма сложна, я потратил более трёх столетий, но могу лишь открывать переходы на месте естественных червоточин и строить небольшие переходы до нужного мира.
  
  – И вы согласны передать эти знания нам в обмен на помощь?
  
  – Хорошо, – явно нехотя кивнул остроухий. – Но без таланта на это не хватит человеческой жизни.
  
  – Это уже моя проблема, не так ли? Итак, знания по портальной навигации в обмен на решение проблемы с Эредином. Сделка?
  
  – Сделка, – кивнул эльф. Ну вот и отлично, теперь, в случае чего, я имею полное моральное право из него душу вытрясти. Хотя, не то чтобы меня что–то останавливало до этого, но за услуги принято платить, а на гостеприимство отвечать добром, так что... пусть.
  
  – Отлично, в таком случае, стоит немного подготовиться. Я займусь анализом окружающего магического фона и перерасчётом констант, если это будет необходимо. Уртир, собери пока, пожалуйста, первичные данные, – лучше бы, конечно, этим заняться мне самому, но с учётом общего состояния, всю относительно "грубую" работу лучше свалить на нежные женские плечи.
  
  – Продолжаешь эксплуатировать несчастную меня... – посетовала чародейка. – Сейчас займусь.
  
  – Для чего расчёты? – заинтересовалась Кейра Мец, светловолосая чародейка, не сильно включавшаяся в беседу ранее. Да и остальные навострили уши.
  
  – Как я уже упоминал, с высокой долей вероятности, магический фон вашего мира отличается от нашего. И если на низком и среднем уровне чар это не столь и важно, в крайнем случае неточность исполнения всегда можно компенсировать увеличением вкладываемой силы, то вот действительно сложные и тонкие вещи могут вообще сорваться. Как я понял, наш будущий противник искушён в магии и может привести с собой значительные силы, значит, простые заклинания будут неэффективны, а использовать что–то вроде Огненного Шторма я сейчас не могу. Значит, нужно что–то менее энергозатратное, но столь же эффективное. Хм... Например, призывы, но для этого нужно рассчитать как минимум общий фон, дабы понять уровень подпитки, расположение Планов для направления Зова и его параметров, а также мощность природной защиты мира для расчёта вкладываемой силы. О, простите, кажется, я немного увлёкся.
  
  – Что вы, весьма интересный подход, о котором любопытно послушать. И как вы собираетесь исследовать напряжённость фона? Хотелось бы посмотреть на ваш аналог потестиквизитора. Ну и хотелось бы понять, как ваши слова про сложность соотносятся с тем, что ваша спутница каким–то образом выучила наш язык за минуту.
  
  – Я не "выучила", – поправила чародейку Уртир. – Обращение к Архиву Мира – довольно простые чары, которые как раз можно без проблем усилить. Вылавливание в нём обозначений нужных образов и составление их в смысловой конструкт тоже требует скорее административного опыта, нежели магической силы или мастерства. Правда, порой случаются огрехи и определение получается слишком формальным. Особенно хорошо это заметно в брани.
  
  – Ясно...
  
  – Потестиквизитор – это что? – лезть самому в Архив мне было не то чтобы лень, но составление в уме математической модели местной системы, основанное только на органах чувств, поскольку изготовить даже примитивный исследовательский артефакт в текущем состоянии я смогу разве что за неделю, сжирало львиную долю вычислительных способностей организма.
  
  – Потестиквизитор – это магический детектор энергии. Обычно мы используем их для настройки мегаскопа, – видя некоторое непонимание на наших лицах, Кейра продолжила пояснение, – средства магической связи и наблюдения. Это довольно капризное и чувствительное ко внешним колебаниям устройство, потому для его настройки приходится тщательно вымерять фон и смотреть за магической активностью и аномалиями.
  
  – Понятно. Просто фон и его изменения я ощущаю естественным образом, как человек может определить температуру воды в реке, направление течения и его силу. Аналогия весьма приблизительная, параметров там куда как больше, но всё же. Как там замеры? – вернулся я к основной теме.
  
  – Общая насыщенность фона ниже нашей втрое, но это ты и сам определить уже был должен, коэффициент усиления эффекта от уменьшения "поправки давления" 1.3, а вот по созданию... – в руках девушки медленно сложился рунный круг, мгновение, и на пол рухнул ледяной шар в один кубометр, грохот он поднял преизрядный, чародейка, впрочем, на это внимание не обратила. – Созидание плетения, навскидку, усложнилось в два с половиной раза, хотя приноровиться со временем можно. Свои старые школы использовать смогу полностью, но вот Порядок – разве что что–то самое простое, ко Тьме вообще не полезу – развеет.
  
  – Угу, паразитных токов и завихрений не вижу, значит, артефакты будут работать штатно. А вот прямые воздействия... сейчас, пожалуй, ничего мощнее "Дыхания" я выдать не смогу, да и то – на самый минимум. Треть начального Нацу. Теперь посмотрим по влиянию точек силы и стихийному фактору...
  
  – Знаешь, измерять воздействия в своих учениках... есть в этом что–то... извращённое.
  
  – Как удобней, так и измеряю. Но не отвлекайся, замерь пока стихийную компоненту, а я займусь планарным откликом... – мы с чародейкой углубились в исследования и расчёты, обращая мало внимания на окружающих. Окружающие, особенно представители магических слоев, отнеслись к такому с пониманием, так что поспешили заняться своими делами, не забывая, впрочем, присматриваться к нашим действиям. Чего в этом было больше – просто любопытства, желания понаблюдать за действиями неизвестной им школы магии или недоверия к манипуляциям неведомо откуда свалившихся гостей, лично я сказать затруднялся. Наверное, всего понемногу. Тем не менее часов через пять предварительная выкладка была готова. Полностью изучить обстановку без серьёзной практики, да ещё за столь короткое время, было невозможно, но для наработки общего базиса данных хватало. Ну, а устраивать тут очередной курочащий пространство–время–концепции ритуал я не собирался – не в моём состоянии и не сразу же после прямого предупреждения о последствиях такого шага.
  
  – Ну вот и всё, – устало, но тем не менее довольно вздохнула госпожа Милкович, – мы закончили.
  
  – И что дальше? – поинтересовалась Кейра, более всех остальных волшебников проявившая интерес к нашим манипуляциям.
  
  – Подлатаю нашего нового друга, – киваю на остроухого. – Всё–таки у него налицо истощение, последствия интоксикации и следы какого–то вычурного проклятья – часа на полтора работы, уж больно криво это проклятие снимали.
  
  – Это вообще был единственный способ, – сразу же пошла в атаку Йеннифэр. Что же, теперь становится ясно, кто это проклятие снимал, тут мои воспоминания также не врали.
  
  – Возможно, но в магии существует множество путей. Вещи, недоступные в вашей системе понятий, вполне тривиальны для нашей, впрочем, обратное тоже имеет место быть – у нас открыть портал способен далеко не каждый маг, даже из самых могущественных. Итак, вы не против? – эльф задумчиво окидывает меня взглядом, но всё же кивает. – Отлично. Тогда начнём с общего укрепления и очистки организма, – киваю на ближайшее кресло и, как только мой новый пациент в нём умещается, начинаю накладывать стандартный комплекс, стараясь обойтись самым минимумом – пусть за время разговора я от создания перехода и отошёл, но всё же перебарщивать всё ещё не стоит. Так что стандартное "Обновление", "Укрепление Духа", "Малое Исцеление". Как результат, ушастому становилось куда лучше прямо на глазах.
  
  – А как же "полтора часа"? – с сильным удивлением поинтересовалась блондинистая чародейка.
  
  – Починить физическое тело – самое простое, начиная с определённого уровня, оно вообще становится глубоко вторичным фактором, сосудом для духа мага. Его можно восстанавливать, изменять, если сильно понадобится, то вообще заменить или обходиться без него. Знавал я одного чародея, что преспокойно существовал в форме духа четыре века, пока не завершил все свои дела на этом свете и не перебрался на тот. А вот с тонким телом всё куда как сложнее, но без него маг и не маг вовсе, а так... огарок, – теперь настала пора "ручного управления" – берём пару капель маны Жизни и начинаем прогонять её по энергоканалам эльфа, дожидаясь, пока означенные "капли" как следует "размажутся" по структуре, эдакий энергетический бальзам на раны.
  
  Тем временем Уртир взялась за древнюю твердыню ведьмаков. Не став заморачиваться, она просто решила "привести крепость в первозданный вид". Уж откат времени для строения, в котором сам нахожусь, я могу почувствовать даже в таком состоянии и при полной занятости пациентом. А вот народ всполошился и даже частично выбежал во двор... как раз полюбоваться на восстанавливающуюся лестницу и зарастающий пролом в стене.
  
  Чуть позже.
  С эльфом я провозился часа три – первое время было выбрано с учётом моего нормального состояния, а не "средней пожёванности", так что приходилось делать перекуры и отдыхать. За это время в крепость вернулись ещё некоторые колоритные личности – бывший глава разведки одного королевства со своей заместительницей, ещё один ведьмак, поперёк себя шире, ну и самый настоящий дварф – дядька метр на метр на метр, с топором за пазухой, бородой и явной тягой к пиву. Пока новоприбывшие узнавали последние новости, я заканчивал с Авалакхом и подумывал раздобыть себе где–нибудь еды, должны же тут кормить гостей, нет?
  
  – Как ощущения?
  
  – Впервые за долгое время ничего не болит. Ваше искусство целителя действительно велико, благодарю, – коротко кивнул остроухий маг и поднялся из кресла.
  
  – Тем не менее до полного исцеления ещё далеко. Я бы рекомендовал лишний раз не перенапрягаться с колдовством... хотя всё равно никто из магов никогда этому совету не следует.
  
  – Богатый опыт? – лицо эльфа не изменилось, но уж не лёгкую ли иронию я слышу в его голосе? Да не–е–е, бред.
  
  – Статистика, хотя собрана она в нашем мире, где маги не особо отличаются инстинктом самосохранения. Одного моего приятеля как–то раз частично съели, казалось бы, хороший повод задуматься о жизни и уйти на покой, но куда там...
  
  – Интересные у вас знакомые, Сефирот, – к нашему разговору присоединилась Цирилла.
  
  – Ну, как я могу судить, у вас они не менее занимательны, Цирилла, – на звуки своего имени девушка слегка поморщилась.
  
  – Лучше просто Цири, не люблю весь этот официоз.
  
  – Как пожелаешь... – вежливо склоняю голову, задерживаясь взглядом на её лице.
  
  Странное это было чувство – люди здесь выглядели почти так же, как в моём первом мире, отличаясь даже от обитателей вселенной Марвел. Раньше я об этом не задумывался, во многом по причине проблем с памятью, но сейчас, глядя на Цири, предельно ясно ощутил, как же отвык от внешности, когда–то казавшейся мне совершенно естественной. Возможно, так же себя чувствовал бы человек, годами живший в окружении топ–моделей и всевозможных секс–символов, а потом внезапно встретившийся с обычными, ничем не примечательными обывателями. Первое впечатление – "инопланетяне!", настолько разительным было отличие. И ведь стоявшая передо мной девушка, объективно, была весьма красива: правильные черты, гибкий и изящный стан, чуть сияющие зелёные глаза, способные не оставить равнодушным ни одного мужчину, волосы странного, но тем не менее очень приятного пепельного оттенка. В общем, наслаждаться подобным видом было более чем можно, даже шрам не очень портил эстетику, но... всё равно в душе сидело чувство, что это уже не то. Это как "симпатичное" рядом с "прекрасным" – вроде бы и хорошо, но для привыкшего к последнему – блёкло.
  
  – Что–то не так? – чуть нахмурилась девушка, выводя меня из размышлений.
  
  – Да нет, просто любуюсь, – не успел я закончить фразу, а Цири уже иронично, даже в некоторой степени ехидно, вздёрнула бровь, заставив меня невольно улыбнуться. – Хотя этот шрам несколько портит эстетическое удовольствие. Он тебя не беспокоит?
  
  – Раньше беспокоил, – она равнодушно пожала плечами, – но с тех пор я просто расстёгиваю лишнюю пуговицу на блузке, и мало кто обращает на него внимание... как и вообще запоминает моё лицо, – сказано было с убийственной серьёзностью.
  
  – Хах, шикарный ответ! – да–а–а, очень правильное воспитание. Сразу виден потенциал хорошего Тёмного Мага. – Но всё же, шрамы – это больше украшение мужчины, да и то весьма специфическое, – поднимаюсь с кресла. – Так что прими небольшой подарок от усталого странника, красавица, – быстрое движение рукой, совмещённое с заклинанием, и в моём кулаке остаётся полоска зарубцевавшейся кожи вместе с парой капелек крови, а отпрыгнувшая от меня и потянувшаяся к мечу Цирилла замерла в начале боевой стойки, кстати, довольно необычной. Почему замерла? Ну, она рефлекторно ощерилась и, думаю, вполне почувствовала, что шрам больше не стягивает щёку.
  
  – Об этом нужно было предупредить, – проведя кончиками пальцев по чистой и ровной щеке, она немного расслабилась.
  
  – Нужно, но эффект получился бы не тот, – пока все отвлеклись, незаметно убираю столь интересный образчик генома.
  
  – Ты... очень странный маг.
  
  – Ну, лёгкая доля безумия – это обычная черта наших чародеев. У каждого она имеет свои особенности, но есть почти у всех. Кто–то зарывается в исследования самых тёмных и зловещих тайн, кто–то без ума от клубничных тортиков, другие обожают драться, у кого–то очень буйная фантазия... кхм... неважно. У меня вот страсть к музыке, желание вызывать улыбки на лицах красивых девушек и маленькое и совершенно безобидное хобби в виде магических исследований, – толпы принесённых в жертву науке бандитов вряд ли бы со мной согласились на тему безобидности, но кто их спрашивает?
  
  – Получается неплохо, – действительно улыбнулась девушка. – А твой мир, какой он?
  
  – Сложно объяснить это в двух словах. Люди как люди, есть добрые, есть злые, в общем, самые обычные. Есть глухие места, где мага может встретить разъярённая и испуганная толпа, желающая избавиться от опасной и страшной твари, а есть города, где магических лавок больше, чем пекарен, кузниц и швейных мастерских вместе взятых, и никто из жителей не удивится, даже встретив на улице говорящего летающего кота или чешуйчатого мужика с хвостом и рогами.
  
  – Говорящие коты? – чуть удивилась она.
  
  – Да, у нас есть целая раса говорящих летающих кошек. Они полноценные граждане, так же работают, вступают в магические гильдии и ведут светскую жизнь. А те, кто овладел магией Превращения или Титана на высоком уровне, могут и неплохой боевой единицей выступать.
  
  – Впервые слышу о подобной магии.
  
  – Энергетика наших и ваших магов сильно отличается. То, что для нас просто и очевидно, для вас – сложнейшие манипуляции, равно и наоборот, хотя я вроде бы это уже упоминал. Но с тобой ситуация иная. Твоя энергетика куда ближе к нашим магам, чем к вашим... Хм, могу предположить, что заклинания даются тебе тяжело.
  
  – Вы утверждаете, – к нашей беседе вновь присоединился уже немного забытый эльф, – что знаете лучший подход к обучению? – хммм, да, если бы какой–то левый тип такое заявил по отношению к моему обучению Венди, я бы этого типа...
  
  – Нет, я лишь сказал, что сама энергетика Цири подразумевает не ваш принцип вытягивания силы из мира, хотя и допускает его, а, в первую очередь, оперирование её собственной мощью, тем, что течёт в её крови.
  
  – Aen Hen Ichaer, и вы считаете, что знаете об этом больше, чем Aen Elle? – прозвучало уязвлённо.
  
  – Об использовании силы, заключённой в собственном организме, я действительно знаю немало. И мне уже довелось обучать магов с потенциалом разрушения уровня "накрыть город одним заклинанием".
  
  – Ну что же, быть может, продемонстрируете?
  
  – Если таковое желание будет у Цири, всё же решать, в первую очередь, ей.
  
  – Сефирот, ты действительно можешь меня чему–то научить?
  
  – "Чему–то" – очень расплывчатое определение, – усмехнулся я, но тут же стал более серьёзен, активировав драконье зрение. – У тебя явные проблемы с контролем Силы и обращением к ней. Также заметны следы "клетки" – когда волшебник сам запирает свою мощь. Такое, как правило, возникает из–за сильного стресса и психически тяжёлого момента, – начинаю перечислять то, что вижу в её ауре. Девушка в ответ помрачнела, но всё же кивнула. – От этого избавиться и просто, и сложно одновременно. "Клетку" можно сломать изнутри, достаточно лишь волевого усилия и желания, но перешагнуть через себя и свои страхи всегда тяжело. Второй вариант – это разрушение извне, но такое возможно лишь с тем, кому полностью и безоговорочно доверяешь, незнакомец, которого знаешь с десяток часов, для такого точно не подойдёт.
  
  – Значит, это были просто слова? – хм, уже начинаю немного жалеть об исцелении этого ушастого, полудохлым он мне нравился больше.
  
  – Почему же? Я обозначил проблемы, но они не помешают изучить что–то простое, но, тем не менее, полезное. Например, – вытаскиваю из пространственного кармана свой любимый меч с сюрпризом, – возможность всегда иметь при себе запас оружия, медикаментов и продовольствия. С учётом предрасположенности Цири к данному виду магии, даже с доступным при внутреннем ограничении резервом сил её Пространственный Карман сможет вместить немало. Думаю, за час–другой заклинание изучим, остальное – вопрос тренировок.
  
  – Час–другой? Никаких бесконечных медитаций и "постижения себя"? – сильно удивилась девушка.
  
  – Эльфийская школа, да? У нас заклинания составляют люди и для людей, как правило, у людей нет пары–тройки веков на постижение всех тонкостей манипуляций, а потому "черпай побольше, кидай подальше, пока летит – отдыхай". Метод грубый, но на начальном этапе весьма эффективный, особенно для кого–то с твоим потенциалом.
  
  – Хорошо, с чего начинать? – решительности хватает. Это хорошо.
  
  – С общего конструкта. Ты же уже умеешь направлять магию?
  
  – Да, хотя я всё ещё не до конца понимаю, как делаю то, что делаю.
  
  – Тогда, для начала, просто подай Силу в свои руки и обводи вот этот узор, – вешаю иллюзию нужного плетения. – Со временем будет достаточно лишь волевого усилия и желания, но пока – добавим жестов.
  
  Девушка проводила манипуляции, а я следил за токами энергий в её теле, пусть показать ей пару приёмов фиорской школы было моим желанием, так, мимолётная идея, но вот не пронаблюдать, как столь интересный и, чего уж там, совершенный во многих аспектах организм функционирует в связке с привычными мне нагрузками... Это было занимательно и вельми полезно. Так почему бы и не да?
  
  Первые результаты были уже через десяток минут. С лёгким "пуф" в свежеобразованный пространственный карман был запихнут небольшой объем воздуха.
  
  – Отлично, теперь попробуем с... – вытаскиваю из своего кармана один из метательных ножей, всё время думаю выкинуть лишний мусор и всё время забываю, ну да ладно.
  Метательный нож ушёл следом за воздухом уже за минуту, действительно чудовищная предрасположенность к пространственным манипуляциям, где–то на том же уровне, что у меня с Тьмой, если не выше. Распечатывание заняло всего полминуты – стоило лишь показать новый узор–плетение.
  
  – Действительно, это гораздо проще и как–то даже интуитивно понятно, – призналась девушка, а многомудрый эльф печально вздохнул и явно задумался о пересмотре учебной программы. Надеюсь, в сторону уменьшения теории и философствований, всё же неофиту сначала хочется хоть немного "пощупать" предмет, а потом уже грызть гранит теории.
  
  – Я так и знала, что чем–то эдаким вы тут и занимаетесь, – к нашему милому междусобойчику присоединились остальные участники, закончившие обход восстановленной крепости. Хотя, готов поспорить, Уртир ещё и ценную информацию из чародеек выбивала. Ну или они обсуждали мужиков, судя по грустным лицам ведьмачьего племени – тоже вполне возможно.
  
  – Цири, твой шрам... – сразу же заметил изменения в девушке Геральт.
  
  – Дай угадаю, он сказал что–то вроде "нарушает его эстетические чувства"? – Уртир, как всегда, была ядовита.
  
  – Зачем задавать вопрос, на который ты и сама знаешь ответ?
  
  – М–да, тебя только могила исправит... – закатила глаза Милкович–младшая. – Хотя о чём это я? Даже подобное средство не гарантирует результата.
  
  – Да–да, как скажешь. Так что там с крепостью? – сменил я тему на более интересную.
  
  – Я понятия не имею, как вы этого добились, но всё цело и сияет, словно только вчера её сдали! – с отчетливыми нотками довольства ответил дворф, в этом мире почему–то именуемый краснолюдом.
  
  – Если рассматривать процесс формально, то так оно и есть. Хотя и не совсем – я могу восстановить разрушенные укрепления и оружейные, но вынесенные из них мечи и броня останутся там, где они есть сейчас. То же и по остальным помещениям, – отмахнулась волшебница времени. – А в лаборатории меня вообще не пустили.
  
  – При всём уважении, но ведьмачьи секреты не для посторонних, – пожилой вояка был непреклонен.
  
  – Как хотите, – пожала плечами колдунья. – Но, откровенно говоря, нас эти секреты не особо интересуют, при желании, Сефирот сможет сотворить хоть армию подобных вам, хоть три, – тц, ну вот, её уязвленное самолюбие может здорово попортить отношения, насколько я знаю, ведьмаки очень негативно относятся к возможности восстановления производства себе подобных.
  
  – В самом деле? – Ламберт, самый молодо выглядящий ведьмак, прямо излучал скепсис. Ладно, чего уж теперь.
  
  – Без исследований сложно сказать точно, но аналог – вполне.
  
  – И что тебе для этого нужно? – в беседу включился виденный бугай.
  
  – Хм...
  
  – Лето из Гулеты, – представился он, верно поняв моё затруднение, всё же воспоминания об этом мире у меня довольно старые, да и полностью им доверять нельзя. – Какие–нибудь вивисекции?
  
  – Капли крови будет достаточно, – кажется, далеко не все ведьмаки против воссоздания своего... ммм, вида.
  
  – Ну держи, – он спокойно надрезал руку и протянул мне.
  
  – Так... – каплю на язык, пусть Симба разбирает, а сам внимательно изучу пока энергетику... – Модификация мышц почти отсутствует, вегетативная нервная система и рефлексы – тут уже лучше, но ничего запредельного, регенерация выше человеческой, но ненамного, зато поднята общая живучесть. Иммунная система... вот тут прекрасно, кости упрочнены, глаза перестроены, но очень грубо. А генетический код весьма интересен. В рецессивном состоянии масса вариантов сегмента, даже под кислотную кровь есть... но механизма активации нет, как и транспортировочного для самого изменения... Магия? Нет, тут требуется ещё и химическое воздействие... эликсиры, репродуктивная система... хм, стерилизованы... – а в энергетике дела обстояли куда как интереснее, тот же сплав физики и магии, что я имею счастье видеть у любого драгонслеера, но, с учётом местных реалий и исходных "материалов" куда как более низкого качества, разница была как между древним мушкетом и современной системой залпового огня. И то, и то – оружие, но на этом, пожалуй, сходства и заканчиваются.
  
  – Ну что?
  
  – Если честно, то пара моментов впечатляет, но в общем – всё довольно печально. В идеале, конечно, неплохо бы собрать статистику, а так... создаётся ощущение недоделанности. Словно у создателя технологии не хватало времени, знаний или ресурсов. Потенциал хороший, но почти не реализован, некоторые изменения прижились слабо... В общем, массовое производство на скорую руку, уж простите.
  
  – Так оно и было, – совершенно спокойно воспринял мои слова Лето. – Сможешь сделать?
  
  – Физическую часть можно и получше, с магией сложнее, к тому же потребуется индивидуальный подбор для каждого преобразуемого, иначе есть шанс отторжения и смерти. Но аналог создать действительно нетрудно. Вот только зачем?
  
  – Я хочу возродить свою Школу, – ответил ведьмак. А ведь для них Школа – это ведь почти то же самое, что для нас Гильдия, более того, многие ведьмаки ничего другого в жизни не знали – ни семьи, ни друзей за пределами того братства, где они воспитывались.
  
  – Достойное желание, но я не могу тратить здесь столько времени. Хотя... – в голове забрезжила некая идея, как и все мои идеи в последнее время – весьма долбанутая, но это бы решило проблему... и породило десяток новых, думать о которых, впрочем, будет уже кто–то другой. Найти крайнего – очень полезная для любого тёмного мага способность, да. – Как насчёт альтернативного варианта? Правда, займёт он лет двадцать.
  
  – Это какой? – заинтересовался бугай.
  
  – Я чуть правлю твой организм, вывожу все ведьмачьи признаки в доминанту, а дальше ты размножаешь ведьмаков естественным, так сказать, методом. Желательно, с чародейками.
  
  – Ты можешь сделать что?! – чёрный вихрь, до этого с некоторой скукой слушающий нашу беседу и притворяющийся просто волшебницей, налетел на меня с беспощадностью урагана.
  
  – Одно из основных направлений моего магического развития – магия Жизни, управляемые мутации, создание и изменение организмов. Излечить магическую патологию – сложно, но вот обычное бесплодие, вызванное просто мутацией – дело пяти минут, – вспыхнувшая было надежда в глазах женщины при словах о магической патологии вновь погасла.
  
  – Знаю, я сама этим занималась... но как тогда это относится к словам о чародейках? Мы тоже бесплодны.
  
  – Насколько я могу судить, – теперь вертикальный зрачок драконьих глаз пристально прошёлся по ауре чародейки, – у вас как раз просто физическое повреждение из–за специфического использования магии, характерного для вашего мира.
  
  – Значит... – это уже продолжила Трисс.
  
  – Да.
  
  – Что ты хочешь за это? Душу? – на её предложение внутри опять что–то жадно потянулось. Добровольно отданная душа мага – это действительно очень заманчивая плата.
  
  – Никогда и никому не предлагай такую цену, что бы ни случилось. Смерть много лучше. Потому что если её у тебя кто–то примет, то для тебя уже не будет будущего. Что же касается платы... – в принципе я мог бы помочь и так, но... Нет! Это всё гнусные инсинуации Светлой Стороны! – Меня интересуют знания. Портальная навигация в обмен за помощь с Эредином. Но неужели у вас больше нечего предложить на обмен?
  
  – Рецепты ведьмачьих эликсиров устроят? – сразу же спросил Лето.
  
  – Вместе с образцом, – тот кивнул и едва ли не побежал куда–то вглубь замка. Кажется, проблема вторжения короля иномировых эльфов–расистов его уже не волновала от слова вообще. Чародейки тоже засуетились, а пытавшегося сказать хоть что–то Геральта просто заткнули коллективным змеиным шипением.
  
  – Ты действительно можешь это сделать? – спросила Цири.
  
  – Да, это не так сложно, как кажется... В смысле, сложно, конечно, но это как в фехтовании – для новичка даже меч правильно извлечь – уже проблема, а мастер мыслит уже совсем другими категориями, – пример пришёлся ко двору, и слушатели задумчиво покивали. – К тому же я придерживаюсь мнения, что если можешь сделать доброе дело без серьёзных затрат со своей стороны, то почему бы и нет?
  
  – И всё? – Цири вновь смерила меня недоверчиво–ироничным взглядом.
  
  – Нет, – усмехаюсь. Вот почему её скептическая мордашка на меня так действует? – Не будь я женат, ещё бы сказал, что хочу произвести на тебя впечатление, совратить и включить в свой гарем, но пять жён, две любовницы и ручная демонесса с комплексом хозяина – этого более чем достаточно для этого меня, возможно, в другом отражении, но точно не здесь и не сейчас.
  
  – Пять жён?..
  
  – Гарем?..
  
  – А что такого? – улыбаемся и машем. – Если ты можешь уделять любимым женщинам достаточно внимания и заботы, то почему нет? К тому же большая семья – это весело. А всяческие предрассудки про моногамию – выдумки тех идиотов, что никогда не встречали существо с выносливостью, превосходящей человеческую, – теперь обе чародейки суетились уже не так активно и как–то задумчиво поглядывали на Геральта и друг на друга. На самого же ведьмака стало жалко смотреть.
  
  – Нет, ну определённый резон тут чувствуется, наверное, – проследив за взглядами ведьм на беловолосого, произнесла путешественница меж миров.
  

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Ю.Королёва "Эйдос непокорённый" (Научная фантастика) | | В.Прекрасная "Говорящая с драконами" (Любовное фэнтези) | | К.Вэй "По дорогам Империи" (Боевая фантастика) | | В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ" (Боевик) | | М.Атаманов "Искажающие реальность" (Боевая фантастика) | | О.Герр "Защитник" (Любовное фэнтези) | | Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1" (Киберпанк) | | А.Демьянов "Долгая дорога домой. Книга Вторая" (Боевая фантастика) | | В.Кривонос "Магнитное цунами" (Научная фантастика) | | Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2" (Антиутопия) | |

Хиты на ProdaMan.ru Титул не помеха. Сезон 1. Olie-Я возвращаю долг. Екатерина ШварцБез чувств. Наталья ( Zzika)Я тебя не хочу. Эви ЭросМои двенадцать увольнений. K A AНа грани. Настасья КарпинскаяПодари мне чешуйку. Гаврилова АннаЯ хочу тебя трогать. Виолетта РоманВсе изменится завтра 2.Реверанс судьбы. Мария ВысоцкаяВедьма и ее мужчины. Лариса Чайка
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"