Седрик: другие произведения.

Восход Тёмной Луны

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 7.79*332  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Попадание в Лян Ю — проходного злодея из манхвы Техника Бога Звёздных Боевых Искусств, что в оригинальной истории должен был отыграть роль незначительного начального антагониста, этакого сферического аристократа-мудака в вакууме, который своим гадским поведением должен пробудить в читателях классовую солидарность с бедным и несправедливо обижаемым главным героем, а потом быть неоднократно наказан и унижен им в ответ.
    Мы давно хотели написать что-нибудь по китайщине, но трогать главных героев сянси — это просто повторять их каноничный путь, потому как без него у них нет шансов на выживание — слишком уж авторы там любят рисовать героям на ровном месте безвыходные ситуации, единственным спасением из которых будет вовремя подъехавший рояль из кустов. Нам же хотелось написать что-то такое, где к успеху ведут усилия самого героя, а не рояльной фабрики автора, где результат достигается напряжением мозгов, а не умением вовремя спрятаться за юбку могущественной тян и обвешаться артефактами, что, авторским произволом, сами пришли в руки, просто потому, что ты проходил мимо. Естественно, в силу жанра, совсем от роялей отказаться не получится, уже хотя бы потому, что те есть в каноне, но мы постараемся, чтобы в истории развития нашего героя они остались на уровне вспомогательных средств.
    Текст на Фикбуке: https://ficbook.net/readfic/11548366
    Текст на Автортудей: https://author.today/work/165386

  
Восход Тёмной Луны
  
  
Глава 1. Злодей
  
  – Все вы потенциальные ученики Академии Небесной Звезды. Те из вас, кто пройдёт финальное испытание, будут обучаться здесь боевым искусствам. Боевые искусства менялись с древних времён, но в конце концов остались только три самых сильных вида: Боевое Искусство Огня, Боевое Искусство Дракона и Боевое Искусство Звезды, – старательно разъяснял высокий мужчина атлетического телосложения с ярко-бирюзовыми волосами, только что продемонстрировав изменение тела в боевую форму, с отращиванием коротких оранжевых рожек на лбу, чешуи на предплечьях и когтей на руках. – Думаю, по изменениям моего тела все уже поняли, что я владею Боевым Искусством Дракона, – продолжил он, разворачиваясь к крупному куску скальной породы высотой в пару человеческих ростов, явно транспортированному в чистый двор академии специально для демонстрации. – У таких, как я, в жилах течёт кровь, которая почти идентична крови драконов. Я могу наносить удары огромной силы. Например, вот такой!
  
  Мужчина размахнулся и прямым коротким ударом впечатал кулак в камень. Скорость и сила удара были таковы, что в куске скалы появилась глубокая рытвина не меньше полуметра диаметром и, похоже, доходящая демонстрационному валуну где-то до середины нутра. Сопровождавший это грохот и поднявшееся облако пыли вполне соответствовали такому результату, заставив большую часть собравшейся перед зданием молодёжи пораскрывать в изумлении рты и начать оживлённо восхищаться, почти на пару минут погрузив двор в шумную мешанину голосов и перемещений. Все хотели посмотреть поближе, все хотели поделиться впечатлениями…
  
  Я же молчал, глядя на всё со стороны, и испытывал сложный набор чувств.
  
  Два дня назад я проснулся на постоялом дворе в самом дорогом номере и с удивлением осознал, что не понимаю, кто я такой. Не «не помню», как раз таки память у меня была, но имя Лян Ю совершенно не вызывало какого-то отклика в душе. Я знал, что так звали владельца моего тела, не испытывал никаких проблем с обращением к его памяти, однако не чувствовал в этом наборе звуков и образов ничего своего. Сложно описать состояние, когда всё вокруг понятно и очевидно, но при этом чуждо и инородно. Когда поступки, поведение и мысли, которые помнишь как свои, воспринимаются чужими, а зачастую и дикими до абсурда, нелепости и отказа верить, что подобная глупость вообще возможна. Когда культура и законы окружающего общества понимаются умозрительно, но вызывают отчуждение, а то и брезгливое недоумение. Когда, глядя на лица людей, ты помнишь о том, что вас связывает, но не испытываешь к ним ничего… точнее, воспринимаешь так, словно первый раз увидел.
  
  Усугублял ситуацию и тот факт, что я обладал внушительным багажом знаний, которые никак и нигде не мог бы приобрести молодой аристократ по имени Лян Ю. Мир вокруг меня был причудливой смесью магического средневековья, исполненного в китайском колорите, и какого-то японского аниме. Буквально — все окружающие меня люди и моё собственное отражение в зеркале выглядели сошедшими с экрана телевизора нарисованными персонажами. Только вот рисовки в них никакой не было, напротив, всё было предельно настоящим, трёхмерным и живым, просто совершенно непохожим на «реальных» людей, которых я помнил. Это как сравнивать индуса с рязанским мужиком, только выкрутить одному ещё и цветокоррекцию всего тела в сторону увеличения яркости красок. И уже то, что я знаю значение слов «Китай», «Япония», «аниме», «телевизор», «индусы» и «Рязань», с гарантией доказывало, что никаким Лян Ю я не являюсь.
  
  В местной ойкумене не было ни таких стран, ни таких понятий. Технологии здесь редко где доходили до уровня водяного колеса, и даже магия (само наличие которой ощущалось мной чем-то неестественным, хотя для местных она была в порядке вещей) пребывала тут в состоянии индивидуального боевого потенциала, густо замешанного на личные качества и интуицию, даже не пытаясь смотреть в сторону бытовых нужд и гражданского сектора. В лучшем случае, местные умельцы создавали артефакты — оружие и лекарства, — но никак не паровые машины.
  
  И казалось бы — вот, разгадка моей личности ясна, однако всё было не так просто. У меня имелось много знаний, и эти знания, в отличие от памяти Лян Ю, действительно ощущались моими, только вот ничего личного в них не было. Вообще не было ничего обо мне самом, только посторонние факты, в лучшем случае, сопровождающиеся уверенностью, что я это читал или слышал, но ничего о том, кем я был, что делал, кого знал и через что прошёл. Ни имени, ни профессии, ни возраста. Пожалуй, единственное, в чём я мог быть уверен, это в своей половой принадлежности — я точно был мужчиной, а не женщиной, но на этом всё.
  
  Не самая худшая ситуация, в принципе. По крайней мере, я способен здраво мыслить, имею информацию об окружающем мире, не сижу на цепи, да и вообще направляюсь на обучение в престижную магическую академию. Вернее, академию боевых искусств, но они здесь — прямой аналог магии, пусть и с китайским колоритом рукомашества и ногодрыжества под пафосные названия техник. Ещё из бонусов можно назвать принадлежность к достаточно высокопоставленному аристократическому роду, пребывающему хоть и далеко не в первой десятке страны, но вполне позволяющему к этой десятке вежливо подойти и поздороваться, не сильно кланяясь, что в местных реалиях весьма немало. Тут у нас восточный деспотизм во все щели, и вышестоящему ничего не стоит заставить вассала вылизывать себе ботинки. В прямом смысле вылизывать, без всякого иносказания. Поостерегутся так делать только по отношению к сильному, а если ты слаб, то ты — раб. Такое вот замечательное место.
  
  И всё бы хорошо, я бы даже смирился с тем неприятным фактом, что являюсь, по сути, последним в очереди на наследование титула Главы клана и первым кандидатом на скоропостижный несчастный случай, что мне непременно постараются организовать дражайшие родственники в тот же миг, когда умрёт мой дед. В конце концов, «быть — лучше, чем не быть», и уж всяко лучше быть каким-никаким наследником могущественной семьи, чем бесправным негром на плантации. Дедок у Лян Ю, опять же, ещё крепкий и помирать в ближайшее время не собирается, даром что Старейшина клана, главное, что он по личной силе в этом клане едва ли не вторым номером идёт, ну или третьим — не шибко важно, а важно, что так просто его не сковырнёшь и за внука он горой. Повторюсь, всё бы хорошо…
  
  Только вот я знал этот мир.
  
  Не по памяти Лян Ю знал, не о ней речь. Я видел этот мир в тех знаниях, что были моими. Мир, изображённый цветными картинками в китайском развлекательном комиксе. Это был выдуманный мир. С выдуманной историей. Историей, где я, вернее, Лян Ю, выступал мелким злодеем, ставшим первым испытанием для истинного героя всего повествования.
  
  И я бы рад усомниться и не верить, всё-таки мало ли в магическом псевдо-Китае людей по имени Лян Ю и семей с названием «клан Тёмной Луны», однако лицо наставника с бирюзовыми волосами, встречающего читателя буквально на первой же странице манги и только что отыгравшего на моих глазах каноничную сцену с пробиванием рукой камня, развеяло последние сомнения. Длинные тёмные волосы и фиолетовые глаза в зеркале — это одно, но мужик, морфирующий в полудракона перед толпой поступающих учеников, а потом толкающий речь о трёх видах боевых искусств, да на фоне уже существующих подозрений и выявленных фактов, вроде названия моего клана… Скажем так, впадать в стадию отрицания можно и здесь, но поступком это будет не совсем разумным. Как сказал какой-то мудрый человек: при выборе предпочесть следует невероятное, но возможное, а не возможное, но невероятное. Так вот, попасть в мир выдуманной истории на роль первого проходного злодея — это невероятно, но возможно, как минимум я уже очнулся в теле Лян Ю два дня назад. В то же время внешность, имя, семья, окружающий мир, наставник в академии, сама академия — всё это может быть совпадением, совпадения вообще возможны, но так много совпадений одновременно — это уже невероятно.
  
  И тут передо мной во весь рост вставал вопрос: как мне быть? Историю эту до конца я не знал, но большую часть начальных сюжетных вех помнил неплохо. В целом, это была классическая китайщина, где слабый, добрый и весь из себя положительный главный герой сперва подвергается унижениям и побоям, а потом внезапно обретает великую силушку и всем мстит, потихоньку начиная вести себя в точности так же, как те, кто его гнобил и кого он ненавидел за такое поведение. Всё отличие от совсем уж классического сценария, где герой обретает «артефакт силы» в случайных кустах у дороги уже после начала сюжета, в том, что местный Д'Артаньян вроде как изначально обладал огромным потенциалом и просто не имел возможности его раскрыть до поступления в академию. Только вот всё равно перспектива быть ступенькой на пути к величию главного героя меня не привлекает, и с ней надо что-то делать, причём очень тщательно подумав, потому как банальный вариант не нарываться в моей ситуации мало что даст.
  
  Пока я погружался в невесёлые мысли о своей роли в мироздании, толпа студентов немного остыла и начала возвращать себе подобие приличного поведения. Очень условное подобие, но теперь хотя бы слышались не только восторги из серии: «Учитель, это было круто!», «Научите нас этому приёму?», «Мы не знали, что вы настолько сильный!», ну и так далее, но и пошли вопросы по теме:
  
  – Скажите, Боевое Искусство Дракона ведь самое сильное из всех трёх?
  
  – Нет, – лаконично хлестнул голосом наставник, в зародыше прерывая начавшийся было гвалт желающих повозмущаться тому, что паренёк спросил такую глупость после такой показательной демонстрации, мол, ясно же, что сильнейшее и всё такое. – «Драконы» — самые распространённые, – дождавшись тишины, начал пояснять мужчина, – но Боевое Искусство Огня сильнее. Дракон может победить повелителя огня не выше своего ранга, и то один на один. Владеющие искусством огня могут поражать своими атаками огромную область, поэтому они способны победить сразу нескольких драконов того же ранга, что и они. Встретившись лицом к лицу с мастером пламени, вы не сможете убежать, даже если захотите. От огня не скрыться.
  
  Разочарованный ропот малолеток эхом прокатился по двору, вынуждая меня невольно изумляться внутри от вывертов местной системы образования. Надо сказать, с массовым образованием тут было всё не так уж плохо для средневековья, по крайней мере, читать и писать умели все, даже самые безродные крестьяне, разве что последние делали это похуже остальных. При этом местная письменность была полной калькой с китайских иероглифов, я бы сказал, что вообще ими самыми, но среди моих знаний китайского языка не было, и о письменности Поднебесной я помнил лишь несколько крайне общих фактов, потому и не мог говорить наверняка. Тем не менее для местного языка был нормой принцип того, что одно и то же понятие может иметь до десятка и более различных и ничем не связанных друг с другом вариантов написания, равно как и то, что один и тот же иероглиф может иметь крайне разное значение в зависимости от места в строке и тех иероглифов, которые его окружают. Иными словами, чтобы разбираться во всём этом, надо потратить времени и усилий гораздо больше, чем на три класса церковно-приходской школы. К этому следовало добавить, что во дворе академии сейчас собрались далеко не безродные пейзане, а люди, как минимум происходящие из семей военных, причём не рядовых, а офицерского состава, пусть и младшего. Но это самый-самый минимум, когда родители накопили на беспорочной службе поощрений и деньжат, чтобы суметь отправить любимое чадо в престижную академию, тем самым даруя им путёвку в жизнь и на реальные верха. Таких здесь максимум пара человек, а вот большая часть — это дети благородных семей, кланов, которые считаются вполне себе аристократией. Конечно, отпрысков из высших эшелонов тут тоже единицы, а основной контингент — это вассалы полноценных хозяев жизни, нередко сами работающие в поле, чтобы прокормиться. Тем не менее все они получили начальную подготовку и уже могут кое-что в местной магии, но… по какой-то причине всё равно удивляются азам, которые в стране должен знать буквально каждый, даже сам не практикуя боевые искусства. Отличить одного практика от другого и знать, что и от кого ждать — это же вопрос элементарного выживания, в конце концов.
  
  – Учитель, – броуновское движение подростков выплеснуло из себя очередного любопытного, который с почтением подошёл к наставнику.
  
  Мне бы просто скользнуть по нему взглядом и выбросить из головы, но стоило его увидеть, как глаза прикипели намертво, а по телу начал разливаться неприятный мандраж.
  
  Ну здравствуй, о бессовестно фартовый, беспардонно сильный и непрошибаемо лицемерный главный герой китайской сянси.
  
  – Да? – между тем обернулся на голос наставник.
  
  – У меня к вам просьба, – сложил руки перед собой в уважительном жесте паренёк с длинными, собранными в хвост коричневыми волосами. Местные мужчины вообще часто носили длинные волосы на зависть любой девушке, и я сам не был исключением.
  
  – Что такое?
  
  – Могли бы вы рассказать о Боевом Искусстве Звезды? Вы рассказали о сильных и слабых сторонах искусства Дракона и Огня, но ничего не рассказали об обладателях искусства Звезды.
  
  Е Синхэ из клана Лазурного Пера… Скромный, почтительный паренёк в небогатой, но опрятной одежде спокойных светло-зелёных тонов — он был в точности таким, каким я его помнил по страницам манги, с поправкой на то, что здесь и сейчас я видел не двухмерную картинку. Его семья была вассалом моей, причём вассалом крайне низкопоставленным, по сути, на данный момент этот клан откровенно выродился, представляя из себя больше крестьянскую общину, чем клан практиков боевых искусств, которые обязаны выступать по первому требованию сюзерена, предоставляя в его распоряжение боеспособный военный отряд в полном снаряжении, при фураже и обозе. Всей предыстории и предпосылок к такому положению дел я не знал, но факт оставался фактом — из поколения в поколение уровень бойцов Лазурного Пера неустанно падал. То ли у них банально не рождалось людей с хорошим магическим потенциалом, то ли они не сумели правильно организовать обучения, в результате чего сами зарывали таланты в землю, но к настоящему моменту они в полной мере заслуживали называться позорищем, если не сказать грубее. По местным понятиям, кстати, как раз грубее выражаться и следовало, потому что просрать наследие предков здесь — это хуже, чем выйти на центральную площадь города в голом виде, обмазаться дерьмом и начать кукарекать. Это позор, который ставит крест на всей семье, и хорошо, если семья хотя бы остаётся более-менее сильна, чем заставляет с собой считаться, тогда всё ограничится косыми взглядами и просто постоянными напоминаниями с выражением «ха-ха, неудачники!» в приемлемой приличному обществу форме, но если ты настолько всё просрал, что уже и от черноногих крестьян мало чем отличаешься… Тут к тебе и относиться будут как к последнему отбросу, и в лицо так же назовут — не поморщатся.
  
  Собственно, именно это и было причиной каноничного конфликта Лян Ю с Е Синхэ. Благородный аристократ с неплохими задатками, но прекрасно осознающий шаткость своего положения в семье, отчего и не испытывающий большого позитива в мыслях о будущем, увидел вассала из клана полных отбросов, что оказался с ним в одном «классе», но даже не подумал подойти и выразить уважение, а потом ещё и посмел набычиться и отвечать будто равный, когда уже сам Лян Ю подошёл к нему прояснить ситуацию. Вопрос иерархии в местном обществе — это вопрос, считай, всего, за косой взгляд не по рангу можно и головы лишиться. Или всей репутации, если такой взгляд проигнорируешь. Точнее, все в это свято верят и тщательно следят за соблюдением рамок, особенно это касается тех, у кого не всё гладко со своим положением. Это сильный может себе позволить игнорировать писк насекомых, и никто ему и слова не скажет, а слабый должен за своё место зубами цепляться, иначе просто лишится его в один момент. Восточная деспотия во все щели, чтоб её.
  
  И наш почтительный герой тут ни разу не отличается, хоть и строилась добрая половина его становления на мыслях о том, как он против такого положение дел, каким аморальным его считает и как подсердечно против в степени осуждения. Когда же у малыша подросли зубки, он не только старым обидчикам навалял, в том числе и буквально убив об себя большую часть клана Тёмной Луны, но и всех встречных-поперечных начал держать за те самые отбросы, каковыми ещё недавно все считали его семью. Вежливый, благовоспитанный мальчик, давящий на пожалейку и не упускающий случая вспомнить, как он осуждает несправедливое общество, где вышестоящие даже слушать не хотят нижестоящих, не то что с ними говорить на равных, превратился в резкого, как понос, альфа-самца, который класть хотел на любые авторитеты и готов зарядить с ноги в лицо хоть кому только за то, что тот смеет отвлекать его во время пути.
  
  По чести сказать, я его понимаю. Это не очень приятная правда, но, скорее всего, я бы на его месте тоже не избежал соблазна морально разложиться и компенсировать себе за все годы «счастливого детства». Проблема, однако, в том, что хоть я и всё понимаю, но банальные логика и здравый смысл в один голос твердят, что такого кадра надо бы травануть по-тихому, пока он в силу войти не успел.
  
  Я бы, наверное, именно так и сделал… но имелся в этом плане один изъян… точнее, даже два.
  
  Во-первых, фартовость главного героя китайщины — это такая ультимативная штука, против которой особо не попрёшь. Точнее, попробовать-то можно, но если ситуация будет развиваться так же, как и со всеми злобными планами его врагов в каноне, то мне кранты. Я не знаю, насколько «сюжетная броня» реальная и прочная субстанция, но проверять такие материи на себе я не хочу. Может быть, это можно назвать трусостью, но лучше быть живым и здоровым трусом, чем мёртвым и предварительно сильно искалеченным храбрецом.
  
  «Во-вторых» же возвращает меня к тому факту, что вариант просто не вступать с ним в конфликт мало что мне даёт в плане безопасности. Война Е Синхэ с кланом Тёмной Луны всё равно запрограммирована, и косил он в ней моих дражайших родственников натурально пачками, не особо разбираясь, кто кому сват и брат. Он ведь уже мою семью тайно ненавидит, так что, получив силу, в любом случае покажет характер, чем спровоцирует Тёмную Луну на ответные действия. На хамящего сюзерену вассала нигде глаза не закроют, а уж в реалиях азиатского фетиша имени общественного статуса и «Что обо мне подумают?» прибить парня и уничтожить его родню станет буквально делом чести для всей верхушки клана Тёмной Луны…
  
  – Звёздное искусство можно назвать уникальным, – тем временем начал отвечать наставник.
  
  – Уникальным? – бесхитростно переспросил Е Синхэ, не обращая внимания, что, по сути, перебил учителя.
  
  – Да, – видимо, привыкнув и не к такому поведению студентов, не обратил внимания мужчина, – сила звёзд даёт своим обладателям навыки в зависимости от звёзд. Исцеление, скорость… – наставник пожал плечами, как бы говоря, что всё перечислять не собирается. – Таким образом, они могут с лёгкостью одолеть любого противника.
  
  – Значит, воины звёзд не слабые, а даже наоборот?! – воспылал энтузиазмом представитель клана Лазурного Пера.
  
  – Ну… Не совсем, – дёрнул щекой учитель, и по его виду становилось понятно, что он сам не очень хорошо владеет темой. – По крайней мере, не сейчас.
  
  – Не сейчас? Что вы хотите этим сказать?
  
  – В прошлом было несколько грозных звёздных мастеров, но время ушло, – пожал плечами здоровяк. – Экспертов Искусства Звезды становилось всё меньше, как и обычных обладателей этой силы. Боевые техники были утеряны. Обладатель искусства Звезды идёт против воли Небес и потому не может наследовать ни одну из техник учителя, поэтому очень мало в настоящее время бойцов, которые достигли Девятого Небесного Уровня.
  
  Е Синхэ сразу поник, да и среди студентов опять поднялся гвалт обсуждений. Я же внутренне вздохнул. Тема наследования техник и вообще принципов работы местных магических традиций была одной из болезненных для меня. Слишком много во всём этом было аморфного и интуитивного. Стандартное описание некой техники выглядело как предельно аморфная фраза, по типу «Почувствуй Силу, Люк!», оформленная в самых неконкретных понятиях, но с претензией на поэзию и глубину скрытых смыслов. Соответственно, изучение этой техники выглядело как попытка медитировать на этот скрытый смысл, пока тебе не откроется озарение, после чего с криком: «Эврика! Я понял!» бросаться пробовать применить силу таким образом, как тебе только что пришло в голову. Не знаю как, но это действительно работало, и местные умудрялись достигать повторяющихся эффектов по таким инструкциям. Проще всего было Драконам — их боевые искусства, стили и техники были наиболее близки к нормальным боевым искусствам и имели наименьший объём мистического элемента, что позволяло им нормально тренироваться, без острой необходимости разгадывать глубокие философские ребусы авторов прошлого. У бойцов огня было посложнее, но тут хотя бы мог помочь учитель, внятно объяснив на пальцах, как и что делать, показать исполнение и даже, вроде как, в редких случаях, передать навык-знание напрямую, через синхронизацию энергии. А вот у звёздных мастеров всё было через задницу, и один практик мог в упор не понимать инструкций и пояснений второго, несмотря ни на какие личный опыт и силу.
  
  У Е Синхэ, к слову, так и было, если мне память не изменяет. Получив в руки едва ли не самую базовую брошюрку с какой-то мусорной техникой, для самых-самых чайников, он внезапно разглядел в ней вселенскую мудрость уровня боженьки и начал на-гора выдавать приёмы, от которых обтекали даже видавшие виды архимаги.
  
  Хоть отбирай у него ту брошюрку и, под видом дружеского жеста, вручай что-нибудь дорогое и кучерявое, что все считают крутым, но лично для него оно окажется кривым и бесполезным мусором. Было бы у меня больше времени на подготовку, я бы точно так сделал, но сейчас у меня не было с собой ничего по Звёздным боевым искусствам. Лян Ю имел предрасположенность к огню, и вся его свита, тоже поступившая в академию, также состояла из огневиков и драконов.
  
  Пока я размышлял, наставник подбодрил приунывшего парня и удалился, предупредив, что у нас есть два часа на отдых перед финальным тестом магического таланта. Проверку на физические кондиции мы прошли перед самой демонстрацией пробивания скалы, так что многим отдых действительно был необходим.
  
  И вот главный герой этой пьесы возвращается на своё место подальше от основного скопления народа и садится на травку, готовясь ждать, а я вновь возвращаюсь к вопросу «что делать?» Сам я тоже сидел в сторонке, окружённый только своими спутниками, прибывшими в академию вместе со мной из клана Тёмной Луны. Прямой роднёй они мне не являлись, но достаточно сильно принадлежали семье, чтобы входить в свиту наследника. Младшего, правда, что говорило и об их положении, хотя именно служба их мне была больше завязана на внутриклановые связи, то есть лично их семьи пребывали в зависимости от моей «веточки» семейного древа Тёмной Луны, а не от ответвлений Главы клана и семей других наследников и старейшин, но не суть.
  
  Как это ни прискорбно, но, если я хочу выжить, взаимодействовать с Е Синхэ мне как-то придётся. Хотя бы на первых порах. Об него ведь действительно должны убиться все мои "дорогие родственнички", пусть в каноне это случилось не без "помощи" Лян Ю, каковой хоть и словил свою порцию унижений, но вовремя смекнул, куда ветер дует, и сумел пересилить жажду мести и включить мозг, чтобы воспользоваться ситуацией. Вот только хоть я и знаю все каноничные ходы Лян Ю, а также имею его память, без этого молодого лицемера Е Синхэ шансов на противостояние с нынешним Главой клана и его фаворитами на передачу власти у меня всё равно нет. Вернее, шансы выйти из этого противостояния победителем очень призрачны. Это не считая того факта, что у нас тут немного гражданская война на носу, в которой замешано крайне много народа, включая давешнего наставника с бирюзовым цветом волос. А эти бравые борцы с тиранией и деспотизмом мало того, что ребята серьёзные, так ещё и, ни много ни мало, планируют в этом году вырезать львиную долю студентов данной академии, преимущественно аристократического происхождения, а кого не вырезать, тех взять в плен и шантажировать ими родню. И я, естественно, тоже в списке, причём отнюдь не на участь пленника, ибо моя родня меня с удовольствием спишет, о чём, в общем-то, знают все, кому надо. А революционерам надо, у них вообще с разведкой всё очень неплохо. Е Синхэ же с этими ребятами не то чтобы закорешился, но его удача и сюжетная броня сработали так, что он умудрился стать для них персоной авторитетной и неприкосновенной, что распространилось и на его клан, с большим профитом для последнего.
  
  И всё это на фоне того, что я пока сам понятия не имею, что и как у меня тут будет с магией вообще и её применением в частности. Навыки Лян Ю у меня остались — я чувствовал в себе энергию Ци и мог ей управлять, как минимум на том уровне, который возможно было проверить в пути, не привлекая внимания сопровождающих, но вопрос в том, остался ли у меня его потенциал развития? Тут этот параметр напрямую зависит от души — её силы, а моя душа далеко не факт, что является душой Лян Ю. В смысле, это не исключено, но равновероятно и прямо противоположное. Возможностей же проверить и как-то исследовать вопрос у меня нет — местная магия позволяет взаимодействовать с душами, но все связанные с этим разделом практики находятся далеко за пределами Второго Небесного Уровня развития, на котором находился Лян Ю до моего пробуждения. Иными словами, всё у меня очень неопределённо с перспективами.
  
  Тем не менее если рассуждать предельно практично, то здесь и сейчас у меня два варианта действий. Первый — ничего не делать, не отсвечивать, многозначительно молчать и ждать проверки, после которой всё станет ясно хотя бы с магией. Вариант хорош тем, что я не подставлюсь под конфликт и если что-то пойдёт не так, по мне это репутационно ударит гораздо меньше, чем если я изначально привлеку к себе внимание. Минус один — я теряю шанс подружиться с главным героем в тот момент, когда он сам ещё не знает о своей гениальности, в итоге, даже если я потом буду относиться к нему приветливо, парень просто решит, что всё дело в его таланте, а я — подлизываюсь, чтобы его использовать. И это не мои догадки — он именно так и относился к дочке наместника провинции, которая пыталась с ним подружиться, когда он показал свой потенциал. И ведь девочка там была красоткой, каких мало, и к нему со всей душой, без злого умысла, а он с ней едва не через губу разговаривает на протяжении почти сотни глав, пока она за него пару раз жизни чуть не лишилась. Только вот я не красотка с шикарными платиновыми волосами, и жизнью за него рисковать не буду, потому даже дружба, взращенная через тернии испытаний, мне при таком раскладе не светит.
  
  Соответственно, вариант второй — это подойти к парню и протянуть руку дружбы первым, находясь на позиции сильнейшего, которому от него ничего не нужно. Короче, изобразить благородного сюзерена — мечту самурая, который ценит вассалов, не разделяет негодяйские замашки семьи и всё такое. Плюсы: избежание конфликта, вероятная дружба. И всё бы отлично, только вот если сюзерен подойдёт к днищенскому вассалу, да ещё настолько тупому либо наглому, что не заметил или проигнорировал его присутствие, несмотря на характерный орнамент на одежде, при одном виде которого должен был вытянуться в струнку, после чего и заговорит с ним первый, да ещё и вежливо… Вот реально, обмазывание себя дерьмом и перьями урона репутации принесёт меньше. И пусть я не разделяю местных понятий о достойном поведении и позоре чести, вернее, далеко не всё из принятого я нахожу адекватным, но не учитывать эти понятия и реакцию окружающего мира на их несоблюдение я не могу. Просто потому, что хочу жить, ибо позорящего клан младшего наследника ведь и травануть могут, а то и без всяких изысков голову снять первым попавшимся рубящим инструментом. Деспотия. Восточная. Во все щели. С китайским колоритом, лишь чуть — самую малость — разбавленным анимешным антуражем и яркостью окружающих цветов.
  
  С другой стороны, как только таланты Е Синхэ станут известны, многие мои "коллеги по цеху" вполне могут посчитать, что я, как сюзерен, прекрасно знал настоящий потенциал вассала и показал полное покровительство и поддержку перспективному кадру. Такой ход, наоборот, репутации мне прибавит, ибо покажет мою "мудрость", читай — хитрожопость, информированность и общую прошаренность. Плюсы такого исхода? Репутация среди моего уровня общения подрастёт. Это неплохо, хоть и особой пользы не несёт. Минусы? И их есть! Как не быть… Точнее, один конкретный минус. Мой двоюродный дядя Лян Сянь, он же — действующий Глава клана Тёмной Луны, вполне резонно заинтересуется, а почему младший наследник сам полез корешиться с перспективным вассалом, вместо того чтобы передать о нём знания более "мудрым", то есть старшим и приближённым товарищам? Точнее, резоны младшего всем будут очевидны и понятны — желание грести под себя тоже вполне себе логично и уместно. Вот только, с учётом моего положения в клане, это ещё быстрее, чем прошлый пункт, может привести к чашке с ядом или верёвке на шее. Возможно, даже шёлковой и со всем почтением, но моей шее будет глубоко плевать.
  
  Так, прикидывая варианты и последствия, я всё больше приходил к выводу, что «ничего не делать» — это сейчас самый разумный для меня выбор.
  
  Мой взгляд бесцельно скользил по толпе студентов, на рефлексах отмечая малозаметные детали, говорящие о принадлежности к тем или иным кланам, а также статусе этих кланов, как младших или старших семей. Последних, понятное дело, было мало, да и те, что были, не котировались на фоне клана Тёмной Луны, однако в какой-то момент глаз зацепился за платье одной русоволосой девочки, и я кое-что вспомнил.
  
  Как-то я совсем забыл о других ключевых фигурах сюжета, сосредоточившись лишь на главном герое, а ведь у нас тут должны быть как минимум ещё два центральных персонажа. Во-первых, Ан Сюен из дома Безграничных Небес, что в будущем станет любовью всей жизни нашего героического нагибатора и собирателя древних кладов, каковым является любой главный герой китайщины, каковым и был Е Синхэ. Её имя прекрасно знал и Лян Ю, всё же семья Безграничных Небес была по положению и могуществу в регионе сопоставима с Тёмной Луной, и не знать старшую дочь главы этого клана наследник соседнего просто не мог. Лично они были не знакомы, но узнать Ан Сюен по одежде и описанию внешности было несложно, тем более что и она мало отличалась от своего образа в манге. Миловидная невысокая девушка с длинными и пышными русыми волосами, собранными в несколько хвостиков — два спускающихся вдоль лица и один уложенный сложным бантом на затылке. В одежде она предпочитала красный и нежно-персиковый цвета. И на фоне воспоминаний о земных не анимешных женщинах я бы назвал её ослепительной красавицей, но… но на фоне местных она не выделялась. Высокая, хорошо очерченная грудь, узкая талия, гармонично сложенная фигура, идеальная кожа без малейших изъянов… Так можно было описать буквально любую девушку на этой площадке, а здесь хватало девушек. И если уж начистоту, то роль Ан Сюен сводилась к архетипу доброй принцессы, которая сперва протягивает герою руку помощи, ободряет его и поддерживает исключительно из душевной чистоты, а потом влюбляется под действием героической харизмы и сюжетных костылей неловких случайностей, чтобы в будущем стать тому стимулом для дальнейшего роста, ибо как же можно обойтись без сюжетного поворота с девушкой в беде, которую нужно вырвать из рук подлых ворогов, принуждающих её выйти замуж по политическим соображениям? Нет, настоящий китайский герой просто обязан украсть девушку из-под венца, в процессе унизив и избив как её родню, так и семейство мужа. И те, и другие, ясное дело, должны быть предельно высокопоставленными и спесивыми мразями, которые, вот жеж уроды, смеют жить, опираясь на свои интересы, не испросив предварительно разрешения у героя, да и вообще, страшно сказать, имеют наглость не хотеть отдавать свою дочь-невесту первому встречному борзому малолетке, который её возжелал. В общем, ждёт девушку жизнь тяжёлая и полная лишений, ибо герой должен рваться к могуществу и превозмогать сильных мира сего, ну а поскольку герой не может просто любить магию и желать власти, так как это сразу делает его образ «проблемным» и «токсичным», в смысле, неположительным, то без страшных обидок на несправедливость и жажды праведной мести тут никуда.
  
  И я бы рад уменьшить количество желчи в рассуждениях, но девочку действительно жалко — ей сюжет не даёт шанса даже на видимость какой-то самостоятельности, а ведь она талантлива, и потенциал у неё превосходил Лян Ю и лишь чуть уступал Е Синхэ. К сожалению, я вообще не вижу вариантов ей помочь, так как обложена она не меньше моего. Родня с её мнением не считается и давно записала в ресурсы, предназначенные только для улучшения политических позиций через брак с наследником одного высокопоставленного столичного рода, личной силы у неё нет, по крайней мере такой, которая бы давала какой-то вес, а единственный союзник — это будущий герой-мститель, который просто хочет её себе, даже не рассматривая вариант дать «любимой» свободу выбора. Нерадостная картина, как ни посмотри.
  
  В таком разрезе к ней и поздороваться подходить стыдно. Может быть, в иной ситуации я бы и подумал над тем, чтобы за ней поухаживать, но в ракурсе знаний всего того, что её ждёт и что у неё на сердце, такое поведение будет просто подлым. Она ведь не хочет выходить за «принца» из столицы, но ничего не может с этим сделать, потому знаки внимания будут только напоминать ей об этой болезненной теме, а причинять ей боль я как-то не желаю. Да и давать тому же Е Синхэ лишний повод прикончить меня, уже из ревности… Ну его нафиг — такой экстрим. Тем более, несмотря на объективную красоту, при взгляде на неё в моём сердце ничего не ёкает, а значит, нечего и суетиться, обманывая и её, и себя.
  
  Вторым же важным действующим лицом, что как раз сейчас крутилось вокруг Ан Сюен, был низкорослый блондинистый паренёк из побочной ветви дома Безграничных Небес. Не помню, как его звали, и память Лян Ю тут не помощник — неоткуда знать наследнику Тёмной Луны имена всех подростков из младших семей, являющихся вассалами других кланов. Однако имя тут и не имеет значения, ведь главное — роль. А роль у этого парня была весёлой — террорист, убийца, антигерой, друг героя, повстанец, без зазрения совести режущий своих единомышленников, наконец, практик ряда крайне редких боевых искусств, включая то, что здесь называется некромантией, хотя с поднятием скелетов и зомби эта штука не имеет ничего общего. Короче, тот ещё кадр, которого бы, по-хорошему, следовало удавить в колыбели, ибо в своём идейном фанатизме лицемерит этот деятель так, как не снилось и иезуитам, искренне считая себя добряком и тем, кто реально делает что-то хорошее. Именно он, кстати, будет главным резателем студентов академии в том плане, который его организация наметила на этот год, да и по силам он, к слову, Е Синхэ постоянно превосходит благодаря своим запретным и забытым техникам.
  
  И… я вообще не знаю, что с ним делать. Понятно, что он мне — непримиримый враг, говорить с которым бессмысленно, ибо он себя мнит радетелем за права простого народа, а меня — подлым угнетателем. Понятно, что его, такого красивого, надо бы прикопать под ближайшим кустом, заодно с его напарником, внедрившимся в академию на пост учителя, но вопрос в том, как это сделать? Сам я не справлюсь, а сдавать их администрации… Как? Как я докажу, что они — повстанцы-террористы? Как объясню, откуда об этом знаю?
  
  Ох, боги, великие силы и не знаю, кто там ещё наверху есть, воистину — счастье в неведении, а все беды от ума! Вот знаю я будущее, и ничего мне это не даёт, кроме головной боли и ощущения себя загнанным зайцем. Чем больше об этом всём думаю, тем мне печальнее, хоть садись в медитацию, чтобы отвлечься…
  
  Кстати говоря, не худший вариант…
  
  Я ещё раз огляделся, уже более осмысленно отмечая обстановку. Отходивший недавно наставник-скрытый террорист уже вернулся и наблюдал за порядком. Подростки маялись кто во что горазд, причём многие вполне себе пытались медитировать, то ли для борьбы с мандражом перед тестом, то ли используя момент для тренировки Ци и даньтяня — грубо говоря, магического резерва и источника, на котором зиждется вся местная мистика. И-и… это было разумно. Сидеть два часа и стрессовать на тему того, что меня ждёт — дело бесперспективное, а вот тренировка — это тренировка. Она по определению полезна.
  
  Глубоко вздохнув, я изменил позу, закрывая глаза и расслабляя пресс. Теперь сконцентрироваться на огоньке даньтяня, что ощущался на два пальца ниже пупка, и, зачерпнув из него Ци, двинуть её по основной магистрали системы меридиан к нижней части спины и оттуда к темени, чтобы завершить круг возвращением к даньтаню. Это было одно из основных упражнений на увеличение количества Ци и укрепление тела. За два часа цикл можно было повторить около двухсот раз, по мере роста объёма участвующей в циркуляции энергии запуская её во всё большее и большее количество энергоканалов, тем самым давая им нужную для тренировки нагрузку, так что хоть какой-то эффект всяко будет, а там, авось, и все переживания отойдут на второй план…
  
  Ощущения от процедуры и впрямь очень быстро вытеснили из головы все посторонние мысли. Для Лян Ю, которым я был ещё три дня назад, такие тренировки были хоть и не слишком сложным, но муторным и морально изматывающим занятием. Молодому семнадцатилетнему парню было сложно долго сидеть на одном месте и приходилось прикладывать серьёзные волевые усилия для этой необходимой и жизненно важной работы. Я же откровенно наслаждался ощущением движения энергии, самим её наличием в своём теле и фактом возможности ею управлять. Это было просто… волшебно. Шутки шутками, но я ведь на самом деле прикасался к чуду — к магии. Я не знал, кем был до того, как очнулся в этом теле, но точно знал, что тот я не имел такой возможности. Всё во мне, пусть без конкретных воспоминаний, но на уровне самих ощущений и реакций, кричало, что в прошлом я отчаянно мечтал о подобном, но мечты мои были тщетны, лишь распаляя интерес и жажду приобщиться к чему-то мистическому и выходящему за грань унылой реальности. Чувство застарелой, тоскливой мечты, уже растерявшей все надежды на успех, но отказывающейся исчезать — стоило мне сконцентрироваться на своей Ци, ощутить власть над ней и возможность к её развитию, как отголоски тех эмоций взрывались в сознании фейерверком пьяного счастья и восторга. И в этом состоянии я легко отстранялся от любого телесного дискомфорта, окружающих шумов и лишних мыслей. Перед моим внутренним взором извивались потоки Ци, сливаясь в непрерывную сияющую багрянцем петлю, что медленно, но неотступно — с каждой новой итерацией цикла — ширились и растекались по всему организму, пока концентрация и объём задействованной энергии не превращали кольцо в пылающий костёр, охватывающий всё тело. И ощущения, что прокатывались по телу под лепестками этого пламени, ощущения, что ширились и росли в это время в даньтяне… я даже не знал, с чем их можно сравнить, но упивался этими чувствами до состояния полной релаксации.
  
  Неудивительно, что время перерыва промелькнуло для меня в одно мгновение, и очень хорошо, что мои спутники были правильными псевдокитайскими вассалами и молчали в тряпочки, даже не думая отвлекать меня от процесса.
  
  Ан Сюен. То же место.
  Девушка стояла в тенистом углу парка, где она, в числе прочих претендентов, не так давно закончила проходить проверку физической подготовки и теперь ожидала начала экзамена на духовные способности. Несмотря на то, что для практика Второго Небесного Уровня, каким она была, проверка простых силы и выносливости не доставила никаких проблем, мандраж всё равно охватывал её душу, ведь через несколько десятков минут будет решаться её судьба. Сможет ли она стать ученицей Академии Небесной Звезды или будет с позором отправлена домой? Туда, где её шансы избежать навязанной судьбы из призрачных окончательно станут несуществующими. Разумеется, домашние наставники утверждали, что ей-то уж точно не о чем беспокоиться, но… сомнения всё равно продолжали терзать разум. Не была ли это просто лесть или вежливость? Не крылся ли за этими словами какой-то умысел? Что если окажется, что уже достигнутый уровень — это её предел на всю жизнь и она уже выбрала лимит своего потенциала? Или как ей быть, если её талант окажется на самом деле обычным, а то и ниже среднего, а всё достигнутое — это лишь результат усилий клановых учителей и духовных эликсиров, которые хоть и нечасто, но выдавали ей для тренировок? Ответы на эти вопросы она узнает очень скоро, нужно лишь немного подождать, но вот будут ли они радовать её сердце — этот страх и не давал Ан Сюен покоя.
  
  Внезапно её внимание привлекло мерное свечение Ци, исходящее от темноволосого парня в белом танчжуане (*), рукава и оторочку которого украшал изысканный цветочный орнамент. Он устроился в позе для медитации неподалёку от выбранного ей места ожидания и совершенно игнорировал окружающие шум и суету, полностью погрузившись в тренировку. Его одеяния и черты лица, вместе с цветами одежд окружившей его группы людей, давали понять, что во дворе академии пребывает молодой наследник клана Тёмной Луны. Юноша был полностью спокоен, но вьющаяся вокруг него багрового оттенка Ци говорила о серьёзной и напряжённой медитации.
  
  «Какое равномерное Ци…» – невольно отметила девушка, глядя на переливы энергии, охватившие почти всё тело парня, и только спустя пару секунд окончательно удивилась: – «Но погодите, сколько времени прошло с завершения демонстрации?» – девушка с недоумением огляделась, выискивая признаки, что что-то пропустила, но не находя их. – «Минут десять? Не может быть. Не мог же он сесть медитировать ещё во время речи наставника? Чтобы достигнуть такого эффекта от циркуляции Ци, нужно не меньше пятнадцати минут!»
  
  – Что он делает? – услышала она голос одного из своих младших.
  
  – Похоже, он тренируется… – ответил другой голос.
  
  – Кто станет делать такое прямо во дворе? Кто этот парень? – недоумевал первый, явно не имевший раньше возможности так близко увидеть никого из Старших Семей.
  
  – Ты не знаешь его? – третий голос, принадлежащий рыжеволосому парню из вассалов семьи Грома. – Это же Лян Ю — молодой мастер из клана Тёмной Луны! Они являются одной из главных семей. Второй в Тяньцзуне после семьи лорда Северной Стражи. Шесть городов в нашей провинции под их властью. Некоторые из студентов вокруг него также из семьи Тёмной Луны!
  
  – Но зачем так напрягаться перед испытаниями? Он не боится устать и не справиться? – заинтересовался новый участник обсуждения, стоявший недалеко от места медитации Лян Ю.
  
  – Это не твоё дело, – резко отрезал услышавший его сосед обсуждаемого парня. – Если молодой мастер из Тёмной Луны посчитал, что ему нужно провести тренировку, то кто мы такие, чтобы обсуждать это?
  
  – Да… конечно, – не пошёл на конфликт студент, хотя его лицо и поза говорили о том, что он считает такое поведение глупостью.
  
  А вот Ан Сюен, наоборот, задумалась о том, что идея Лян Ю на самом деле не такая уж плохая. Конечно же, слишком усердствовать, как это делал парень, не нужно, но очистить разум и настроиться на деловой лад в преддверии испытания будет полезно.
  
  Придя к такому выводу, девушка не стала откладывать дальнейшие шаги и решительно села на мягкий газон, прикрывая глаза. Как бы ни пугало её будущее, она сделает всё, чтобы встретить его достойно, и, конечно же, воспользуется примером, который направили ей боги.
  
  Тот, кто теперь является Лян Ю, младшим наследником клана Тёмной Луны.
  Проведя нас по территории академии до одного из центральных корпусов, наставник остановился перед дверями, которым больше подошло бы название «ворота», и кратко проинструктировал, напоминая, что все легкомысленность и раздолбайство надлежит оставить за пределами зала, а внутри извольте сжать булки и держать свою дурь в руках. Ну, образно выражаясь.
  
  Далее врата были открыты, и толпа напряжённых тинейджеров ввалилась в огромный зал, достойный дворцов старших семей. Одна прихожая метров тридцати шириной переходила в лестницу, укрытую красным ковром, за лестницей лежал ещё один зал с рядами деревянных столиков, и уже совсем вдалеке возвышался последний ярус с местами для почтенной приёмной комиссии. Всё это великолепие перемежалось колоннами, светильниками и дорогой отделкой, на которую большая часть гостей смотрела, распахнув рты и трепетая в восхищении.
  
  Пока мы двигались к столикам, соискатели должности студентов успели разговориться, не в силах сдержать впечатления, так что вскоре закономерно получили втык:
  
  – Тихо! – мощный старик с шикарной белой бородой, восседающий в центре стола администрации, хлопнул ладонью по алой скатерти и мгновенно приковал к себе взгляды. – Соблюдайте тишину в зале для тестирования! Не забывайте о правилах Академии Небесной Звезды, новички.
  
  На этом подростки вспомнили о предупреждениях и старательно изобразили почтенное внимание, по ходу дела рассосавшись между столами, на которых обнаружились россыпи из пяти-восьми красных кристаллов. Между тем, выждав пару секунд, пока в зале установится полная тишина, старик заговорил вновь:
  
  – Я проректор Академии Небесной Звезды, Сюэ Ли, ответственный за ваш сегодняшний тест. На каждом столе вы найдёте несколько кристаллов души. Вам необходимо установить духовную связь с ними, чтобы мы смогли определить ваш врождённый талант. Ученик, который установит духовную связь с двумя кристаллами, допускается к посещению уроков; тремя — у него хороший талант; а если найдётся тот, кто сможет активировать четыре — в том задатки гения. Также ученики, которые активировали три или больше кристаллов души, имеют шанс стать учениками наиболее выдающихся мастеров Академии Небесной Звезды, достигших как минимум Шестого Небесного Уровня! Сегодня вам даётся шанс показать, на что вы способны. Если вам не удастся активировать кристаллы, вы можете практиковаться со своим учителем и повторить попытку в следующем году!
  
  Я уже стоял рядом с одним из столиков и невольно скользнул взглядом на камни. К сожалению, знания Лян Ю о них были крайне обрывочны. С одной стороны, чтобы активировать эти камни, необходимо уже иметь начальную подготовку, то есть уметь чувствовать и направлять Ци, но вот с другой, количество камней душ, с которыми ты можешь одновременно установить связь, вроде как совершенно не зависит от твоего уровня навыков и степени продвижения по пути развития собственной силы. И, точно он не был в этом уверен, но, кажется, если активировал камень души один раз, то ты уже не сможешь активировать другой на его место. То есть, допустим, у тебя потенциал ровно на три камня, и ты их активировал, однако, сделав это один раз с этими тремя, ты уже не сможешь пойти к другим трём камням и активировать их. Лимит, что называется, выбран — душа запомнила или получила некую метку и повторить процесс второй раз уже не сможет. По крайней мере, именно такую версию слышал Лян Ю к вопросу о том, почему такую проверку нельзя пройти дома и приходить в Академию, уже точно зная, сколько камней ты можешь активировать. Понятное дело, что камни души у местной элиты имелись, только кто же будет верить на слово в вопросе допуска в элитное учреждение? Этак любой скажет, что дома аж восемнадцать осилил — примите меня в элитный класс. То есть, может быть, проверить, кто активировал камни, имея на руках и их, и соискателя, возможно, но это работа явно не для рядового наставника академии, а дёргать мастеров шестого и выше Небесного Уровня на каждую личинку, пусть даже аристократа, никто не будет.
  
  – Хорошо, – прокомментировал наше почтительное молчание проректор. – Чу Сянь, начинайте тестирование.
  
  – Да! – словно с нетерпением того и ждал, поклонился наш проводник с бирюзовыми волосами, уперев правый кулак в ладонь левой руки. – Здесь есть столы для каждого! – обернулся он к нам. – Поднесите свою руку на расстояние примерно в две ладони от кристаллов души и попытайтесь активировать их. Главное — не волноваться! Кристаллы определят всё за вас!
  
  Я уселся за столиком, на котором разместилось семь грубых камушков различных размера и формы — от небольшого осколка с фалангу большого пальца до кусков с половину детского кулака. Как подсказывала мне память, никакого тайного смысла или практической пользы в разных размерах и форме не было — для задачи проверки такие камни работали совершенно одинаково, тут скорее стоял вопрос именно в образовании этой самой «Духовной Связи», чем бы она ни была с точки зрения прикладной, а не философской.
  
  Следуя инструкциям наставника, я протянул руку над камнями, действительно ощущая, что в них то ли что-то есть, то ли с ними что-то не так… Кажется, я теперь понимаю, почему местные выдают всяческие философские трактаты, в которых ищут сокровенные смыслы и всё прочее — описать свои чувства и ощущения было просто нереально. Не было в человеческом языке таких терминов, понятий и определений, а если каждый одарённый ещё и ощущает это по-своему, то тогда всё совсем весело… Как бы то ни было, лично для меня камни представляли собой сгустки… чего-то пустого и в то же время обладающего свойством… ветра. Подбирать аналогию было до рези в мозгу сложно, но, закрыв глаза, я словно видел перед собой маленькие дырочки в пространстве, которые одновременно являлись комками закрученного воздуха и дули на меня, но совсем не так, как дуют кузнечные меха, в смысле, несмотря на то, что в ощущении присутствовали дырки, они при этом абсолютно точно не вызывали ассоциаций и не являлись отверстиями, через которые дует воздух. Они дули на меня, но дули сами собой, а не чем-то, что проходит сквозь них… И в то же время они оставались на месте, а то, что на меня дуло, оно было чем-то другим, чем-то более тонким, таким, которое работает и происходит на других слоях восприятия…
  
  Чем больше я концентрировался на попытке сформулировать свои чувства, тем сильнее чувствовал, что сейчас сварю себе мозг абсурдностью получаемых смысловых конструкций.
  
  Так или иначе, камни я чувствовал и точно так же чувствовал, что я могу направить по дующему в меня «ветру» Ци, будто по собственному телу. Это было ещё одно очень странное ощущение… Не то чтобы появление дополнительных конечностей, но вот как будто у меня из руки ещё несколько пальцев выросли, причём без костей, но очень длинных и гибких, которые… занемели… и я не могу ими управлять… но они зудят на подушечках… холодно им там… и надо их как-то растереть, но не другими пальцами, потому что этих… ну, которые зудят… как бы… нет. Но они есть… Серьёзно, я очень хочу изучить нормальный магический язык, в котором существуют все нужные термины, потому что без него просто больно.
  
  В общем, осознав своё бессилие понять и описать ощущения, я открыл глаза и направил свою силу в эти камушки, после чего… они послушно среагировали, начав светиться. Правда, почему-то не только алым, был тут и жёлтый, и фиолетовый и вообще какого-то подозрительно серебряно-чёрного оттенка цвет. Небольшое усилие — энергия течёт вокруг моей руки, и камни, подхваченные ею, взлетают: первый, второй, третий… седьмой.
  
  – Хм? – я не сразу это осознал, слишком увлечённый новыми впечатлениями, но когда осознал, то… не понял. Вроде бы канонично Лян Ю смог «засветить» только четыре и почуять пятый, но вот активировать его уже не смог, да и на четвёртом потел так, словно дикобраза против шерсти рожал, я же… вообще не чувствовал усталости или напряжения. Просто мысль-желание, и камушки стали циркулировать вокруг моей руки, послушно следуя потоку Ци, плюс ветерок от них стал заметно приятней, да и ощущение чего-то пустого пропало. Вернее, это пустое наполнилось и теперь… что-то. Не знаю что, но какой-то процесс там шёл. Он менял свойство «ветра» и, кажется, что-то делал с моей Ци, но не поручусь. В общем, опыт прошёл успешно, но полученный результат не приблизил группу исследователей к пониманию, чего они вообще делали.
  
  – Се… семь?! – из созерцательного состояния меня вывел крик проректора Сюэ Ли, что, неаристократично выпучив глаза, ещё более неаристократично вскочил с места, нависая над учительским столом. Остальные коллеги уважаемого наставника, впрочем, от него ушли недалеко.
  
  – Неужели эти старые глаза меня обманывают? Этот ребёнок действительно пробудил семь кристаллов души?
  
  – Талант, способный пробудить пять кристаллов, встречается раз в сотню лет, талант, способный пробудить шесть — в тысячу, но семь… Клянусь, со времён основания Академии такого ещё не было!
  
  – Воистину так!
  
  – Удивительно! – умудрённые наставники, не стесняясь учеников и того, как такое поведение может повлиять на их достоинство и репутацию, самым банальным образом «шушукались» в полный голос.
  
  А я начал судорожно соображать, всеми силами пытаясь держать морду лица кирпичом, ибо… ну… истеричное хихиканье, лихорадочно выпученные глаза и всё прочее из той же оперы были бы тут явно не к месту, а я бы не поручился, что без дополнительного контроля оно бы не пролезло.
  
  Вот какого хрена?! Что произошло? Почему? Я попал в «бракованную» реальность? Или внезапно вселенная посчитала, что из Лян Ю герой сянси получится лучше, чем из Е Синхэ? И что делать? Семь камней — это же заявка на самого толстого Альфу и вообще Боженьку, и если с таким показателем «мой» клан меня теперь, допустим, списывать передумает и даже пылинки сдувать начнёт, потому как… Гений национального уровня — это дохрена престижный аксессуар при подсчёте политических баллов, никто от него по доброй воле не откажется, потому как через него и с императорским домом породниться можно, не говоря уже о получении придворных и военных должностей очень высокого и благостно влияющего на положение семьи уровня. Опять же, такой талантливый парень сам скорее в столицу подастся, строя себе реально крутую карьеру на самых верхах, нежели начнёт бодаться за пост главы провинциального клана, заняв который, выше уже не прыгнет. Но ведь Тёмная Луна — это один из сильнейших кланов только в «среднем» звене, а ребята, сидящие наверху, концепцию удавления броненосцев, пока те чайники, знают тоже очень хорошо, иначе бы наверху не сидели. И тут или повяжут по самое «не могу», или таки реально удавят, ведь ресурсы у них куда кучерявей, чем у моей дражайшей родни. И что мне делать? Чёрт-чёрт-чёрт!
  
  – Господин, вы невероятны! – присоединились к ажиотажу вокруг моей персоны мои же вассалы.
  
  – Вы лучший молодой мастер семьи Тёмной Луны! Я счастлив служить вам!
  
  – Ан Сюен из Безграничных Небес смогла активировать пять, но вы так решительно превзошли её!
  
  – Что и ожидалось от молодого мастера!
  
  – Ан Сюен активировала пять кристаллов? – вычленил я знакомый и имеющий значение момент, разворачиваясь, чтобы найти девушку взглядом.
  
  Совпадение или нет, но я не только сразу нашёл леди Ан, но и наши глаза мгновенно встретились, потому как она смотрела в мою сторону наравне со всеми в зале. Мне что-то уже отвечали, но я уже и сам увидел на столе перед девушкой пять сияющих камней. Мои, к слову, продолжали крутиться вокруг руки, не демонстрируя желания куда-то падать. «Ветерок» от них мне нравился, а расхода Ци я не чувствовал — она буквально закольцевалась и никуда не уходила, так что и я прерывать мельтешение как-то не спешил — совершенно о нём забыл, если совсем по-честному.
  
  Уважительно кивнув дочери главы дома Безграничных Небес, я сделал вид, что весь шум вокруг не про меня, и застыл в позе прилежного ученика, ожидающего окончания урока. Реально же я ожидал иного, но с ним как раз начались большие проблемы. Е Синхэ. Е Синхэ никак не мог «засветить» ни одного камня, и это не менялось с течением времени. Никто к нему не подходил, никто не ободрял, а сам он, под смешки более удачливых кандидатов, постепенно впадал в явное отчаяние.
  
  И я опять не понимал, какого хрена? Думай, голова, думай! Что могло пойти не так? Я действительно в другой вселенной или мои действия уже как-то повлияли на события? Но как?! Я ведь… ничего… не делал.
  
  На этом моменте мне захотелось то ли рассмеяться, то ли зарыдать.
  
  Вот именно… Я. Ничего. Не делал.
  
  Я не чморил этого «страдающего низкородного слабака», не устраивал никаких сцен с воспитанием охамевшего вассала, не ругался с той же Ан Сюен, которая за него заступилась… и я ничего не орал на самом тесте, бравируя положением семьи и личным мнением по любому вопросу. А это, если подумать, очень даже дохрена действий на такой небольшой отрезок времени и прямо-таки море раздавленных бабочек Брэдбери.
  
  Но… вы же не хотите сказать, что… мироздание посмотрело на то, что нету обязательных сюжетных крючков, и решило не делать из него главного героя сянси, и прокатило с бустом? Чтобы повесить оный на одного испытывающего затруднения в самоидентификации малолетнего аристократа, что как раз размышлял, в какой жопе он оказался?
  
  Да, звучит бредово… В смысле, я бы не стал на это рассчитывать. Бред есть бред, он нереален. Глупость. Чушь. На такое не ориентируются в здравом уме и твёрдой памяти… но после всего того, что со мной уже произошло, я готов поверить в этот бред и принять его за вполне рабочую теорию.
  
  Но что теперь делать? Все планы пошли в задницу — у меня не будет «волнолома», об которого можно устранить дорогих родственничков, скромно стоя в стороне и собирая себе все сливки, да и в нынешнем раскладе с устранением можно обождать и посмотреть, но… но ведь на этого лицемерного засранца было закручено слишком много, к тому же… А вдруг сейчас его выпрут из «секты», как неудачника, и этот Е Синхэ, бредя домой, найдёт в кустах древнего крутого практика боевых искусств, который вот именно сейчас искал себе наследника, чтобы эпичным колдунством мгновенно передать ему все силы и знания? Или вместо практика будет крутой артефакт с запечатанной техникой развития, который всё это время притворялся дорожным камнем? Или ещё какая хрень, после которой униженный и алчущий мести герой таки в один прекрасный момент вернётся и всех заровняет, особенно усердствуя с официально признанным гением академии, сиречь со мной?
  
  Мысли судорожно метались в голове, кажется, я непроизвольно даже задействовал что-то из области неких техник для ускорения мышления и прочистки сознания. Во всяком случае, когда зачаток плана сформировался в моём мозгу, бирюзововолосый наставник ещё не успел дойти до стола с неудачником, чтобы предложить ему «попробовать в следующем году». И потому я начал действовать.
  
  Е Синхэ. Там же.
  Отчаяние накатывало с каждой секундой, с каждым шагом приближающегося наставника. Ни одного. Ноль. Он не смог ничего, а значит, сейчас его выкинут. И это будет концом. Не только для него, но и для его маленького и слабого клана. Как такое могло произойти? Этого не могло быть… Невозможно! Это было абсолютно невозможно! Немыслимо! Но он не чувствовал кристаллов… Не чувствовал их!
  
  Смешки и ехидные комментарии со всех сторон ввинчивались в уши, раздирая нервы скрипучими резцами. Даже за учительским столом уже заметили его неудачу и теперь комментировали его позор, недоумевая, как он мог не получить даже самого малого отклика хоть от одного камня души. «Мусор», «отброс», «бездарность»… он ощущал эти оценки каждой частицей своего тела, не в силах поднять взгляд от оставшихся совершенно безучастными к его усилиям красных кристаллов, с ужасом предчувствуя каждый шаг приближающегося учителя.
  
  И вот время вышло, и над ним появилась тень. Е Синхэ с трудом поднял взгляд, ожидая увидеть Мастера Академии, но… вместо последователя пути Дракона перед ним стоял его ровесник. Дорогая одежда и цветочный узор. Наследник Лян Ю из Тёмной Луны. Его сюзерен…
  
  Синхэ скрипнул зубами, скрывая подсердечную ненависть. Богатый. Надменный. Одарённый. Он уже знал, что сейчас будет. «Оскорблённый бездарностью раба», он сам вышвырнет его из этих стен. И хорошо, если ещё не изобьёт до полусмерти… или не полу.
  
  – Расслабься, – неожиданно ударил по сознанию совершеннейшим диссонансом и нереальностью, относительно ожиданий, спокойный и беззлобно-участливый голос. – Ты же из клана Лазурного Пера, верно?
  
  – Да… – смог выдавить из себя обречённый, не понимая, что за злую шутку решил сыграть с ним наследник Старшей Семьи.
  
  – Я слышал, в вашей семье живут достойные люди, – прямой взгляд фиолетовых глаз молодого Мастера Тёмной Луны, казалось, пронизывал Е Синхэ насквозь, заглядывая в саму душу и подавляя своей силой. – Почему же ты паникуешь?
  
  – Я… не чувствую кристаллов… я…
  
  – Глупость, – небрежно хлестнул властный голос, в то время как его владелец сделал жест рукой, как будто отмахивается от мухи. – Тебя выбрал целый клан, из всех возможных кандидатов. Ты не можешь быть бездарен.
  
  – Но я…
  
  – Избавь меня от такой бесполезной траты времени, как выслушивание оправданий, – поморщился Лян Ю, на миг недовольно поднимая глаза к потолку. – Просто прекрати паниковать и сделай это. Я не хочу видеть, как из академии выгоняют моего вассала только потому, что он не смог побороть мандраж. Серьёзно, это несмешная шутка.
  
  А Е Синхэ вновь скрипнул зубами. Его душили злость и обида. Разумеется, всё дело было в престиже Тёмной Луны — молодой Мастер просто не хотел омрачать свой триумф позором вассала. Теперь если он не справится, то навлечёт на себя и свою семью гнев Тёмной Луны. Тем даже не придётся марать руки — у такого могущественного клана есть много способов, чтобы покончить с такой маленькой семьёй, как Лазурное Перо…
  
  – О чём ты думаешь? – прервал его мысль Лян Ю, и Синхэ бросило в холодный пот от внезапного ощущения, что тот прекрасно знал, о чём он подумал. – Я же сказал — расслабься. Просто возьми себя в руки, забудь о страхах и сконцентрируйся на кристаллах. Тот, кто не пытается, ничего не добьётся.
  
  – Да… – выдавил Синхэ, разворачиваясь к столику и вытягивая над камнями души руку. Чувство собственного бессилия, собственной слабости… душило. Его понукал наследник Тёмной Луны, говорил, что делать, как маленькому ребёнку, и Е Синхэ даже не мог возразить этим презрению и насмешке. Он должен был попытаться ещё раз. Сделать, как сказал Лян Ю. Подчиниться… Ради семьи Лазурного Пера, он должен был бороться до конца!
  
  В такт его гневу вспыхнула Ци, и он наконец почувствовал… Четыре красных кристалла на деревянной поверхности загорелись внутренним светом, а сжимающие всё нутро тиски напряжения внезапно пропали, как будто пропала вся твердь под ногами, а на её место пришло чувство падения и полного внутреннего опустошения.
  
  Парень смотрел на четыре сияющих камня, и в голове набатом бились потерявшие всякие краски и смысл слова, что он только что слышал и произносил. Эмоции, мысли, желания — всё куда-то пропало, и он мог только глупо пялиться на кристаллы и пытаться их пересчитать, посекундно сбиваясь на втором, при этом едва слыша происходящее в окружающем мире…
  
  – Он и правда был чересчур напряжён, – как сквозь вату донеслись до него задумчивые слова проректора Сюэ.
  
  – Никогда бы не подумал, что представителю младшей ветви удастся активировать четыре кристалла. Должен признать, я шокирован и недооценил его талант, – добавил другой престарелый голос, ещё недавно сетовавший на его бездарность.
  
  – Да, молодой мастер Тёмной Луны удивителен, раз смог не только сам установить связь сразу с семью кристаллами души, но и разглядеть четырёхкристалльный талант!
  
  – Четыре кристалла?.. – глупо переспросил себе под нос парень, с трудом возвращаясь к действительности.
  
  «И правда четыре…» – наконец сумел он пересчитать камни. – «Раз так… Меня не выкинут из Академии Небесной Звезды!» – с замиранием сердца осознал Синхэ, с недоверием и опаской, но начиная улыбаться.
  
  – Что же, я рад, что в наших вассалах ещё рождается сильная кровь, – привлёк его внимание всё ещё стоящий рядом Лян Ю, чьи руки были заложены за спину, а во взгляде индиговых глаз чудилась какая-то странная искра, будто он знает и понимает много больше окружающих, и случившееся совсем не является для него сюрпризом. – К слову, как твоё имя?
  
  – Я… – выходец из клана Лазурного Пера поспешно вскочил и, полностью повернувшись к человеку, который спас его от позора хуже смерти, упёр кулак правой руки в ладонь левой, уважительно склоняя голову. – Е Синхэ, старший брат!
  
  И только уже ответив, всё ещё пребывающий в шоке парень чуть было не выругался следом. Конечно же он знал о правилах Академии, согласно которым все ученики должны быть равны друг другу и на время обучения забыть о разнице в статусе и происхождении, но перед ним был наследник Тёмной Луны! За обращение к себе, как пусть и старшему, но как к равному старшему, он мог рассвирепеть!
  
  – Я запомню… – в глазах брюнета отразилась какая-то скрытая усмешка, – младший, – закончил он, дёрнув краешком губ в улыбке, и, скользнув взглядом по кристаллам на столе, повернулся, чтобы вернуться на своё место.
  
  Е Синхэ же замер в непонимании. Что произошло? Его… его в самом деле признали и позволили так обращаться? Пока он раздумывал о том, как изменилась его жизнь и правда ли она изменилась, к нему подошёл ещё один ученик.
  
  – Ого, а этот Лян Ю, кажется, хороший человек! Совсем не то, что я о нём слышал!
  
  – Что? – повернувшись на голос, Синхэ увидел низкорослого, приветливо улыбающегося блондина с ярко-зелёными глазами.
  
  – Молодой мастер Тёмной Луны! Оказывается, как у моей госпожи Ан Сюен, у него доброе сердце! Мало какой представитель старших семей стал бы проявлять такое участие к младшей ветви!
  
  – Ты кто? – не зная, как реагировать на прозвучавшие слова, и немного стыдясь поднятой темы, предпочёл сменить её Е Синхэ.
  
  – О, точно! Я — Линь Хон, я из Аньянга!
  
  И снова Лян Ю.
  Фух. Это было близко. В том смысле, что у меня всё-таки появится козёл отпущения и волнолом, но напрягает, что он смог осилить всего четыре камушка, когда в каноне точно было больше. Но хоть так — будем считать, что он просто недостаточно сконцентрировался или поспешил. Главное, что четыре кристалла души — это тоже явная гениальность, так что дальше всё должно пойти более-менее предсказуемо.
  
  Вообще, мой манёвр, при том, что казался едва ли не за гранью фола и, с учётом изложенного ранее, выглядел едва ли не политическим (а может, и не только политическим) самоубийством, но… вся соль в традициях. Это подойди простой аристократ к простому почти плебею и начни говорить с ним, как с равным, этому аристократу не поздоровится, а когда то же самое делает «гений поколения» (а судя по реакции наставников и общему переполоху, этот титул я вполне смогу получить), то тут всё совсем иначе. Это ещё не «право сильного» вести себя согласно желаниям и плевать на хотелки остальных, но «допустимая блажь», вполне позволительная гению. К тому же, как выяснилось, общаться я соизволил с носителем тоже «гениального» потенциала, пусть и послабее моего. И помог ему проявиться, что могут списать, да собственно и уже списывают на то, что я «сумел рассмотреть» этот самый потенциал. В общем, профит. Ну а если бы ничего не получилось… пришлось бы самолично выкидывать Е Синхэ из здания, как «сюзерен, не стерпевший таких позорных действий раба» — тоже вполне себе нормальное и даже достойное поведение в глазах общественности. Так что никакого риска не было.
  
  А ещё я сам охреневаю, что сумел всё это осознать, просчитать и среагировать за те пару секунд, что прошли с момента выдвижения наставника к Е Синхэ до того, как я поднялся со своего места. Да, я крут! И хочу выпить… Чаю мне, чаю!
  
  Нет, кроме шуток, толк в хорошем чае тут знали, во всяком случае, память, которая досталась мне непонятно откуда, в этом моменте была солидарна с памятью местной — чай был шикарен и для успокоения нервов подходил куда лучше, нежели местный алкоголь. Вот он был так себе. Я, правда, совершенно не помнил, имел ли большой опыт в распитии горячительных напитков, но те вина, что доводилось пробовать Лян Ю, не вызывали у меня желания повторить, а это показатель, всё же пил он далеко не разбавленную брагу из дешёвой забегаловки. Воспоминания о вкусе местных сортов чая, напротив, очень даже возбуждали желание приобщиться и посмаковать чашечку-другую.
  
  К сожалению, сразу добраться до запасов вожделенного напитка возможности не было, и требовалось ещё какое-то время изображать пафосную статую самому себе, гордо воздвигнувшись с руками за спиной в ожидании окончания проверки. Не воздвигаться варианта не было — слишком много на меня косилось народа и слишком пристально все ловили каждый мой жест, чтобы позволять себе расслабиться. Точнее, даже не расслабиться, всё же я отнюдь не чувствовал себя напряжённым и по сути был только рад возможности помолчать и подумать, но вот спокойно поговорить с кем-то, не беспокоясь о приватности этого разговора, в такой обстановке не представлялось возможным.
  
  Так или иначе, через некоторое время всех непрошедших вывели из зала, причём я чувствовал на себя жгучий взгляд буквально каждого из них, начиная с момента, как закончил с Синхэ, и заканчивая только тогда, когда они оказывались снаружи здания. В своей депрессухе эти ребята, похоже, напрочь забыли, как тут всё работает, и уверились, что я могу подкинуть им таланта, типа, вот подойду и сразу подкину. Идиоты… Вот серьёзно, меня же теперь не оставит опасение, а ну как именно среди них появится новый мститель, который должен жестоко прикончить официального гения академии? Чёртов Е Синхэ, из-за всех этих переживаний о нём и его судьбе я вспомнил слишком много сопутствующей информации по тропам китайского сюжетостроения. Кстати, вот тоже вопрос на миллион: кем я таким всё-таки был, что, явно не будучи китайцем, так много знаю об их культурных фетишах и комплексах? Это вообще нормально, когда здравомыслящий европеец (а моё мышление на это намекает) копается в такой клоаке, как китайские маньхуа, новеллы и прочие национально-колоритные произведения?
  
  – Хорошо, тест окончен, – вновь встал со своего места проректор, приковывая к себе мой (и не только) взгляд. – Как я уже говорил, теперь мастера могут выбрать учеников. Мы пришли к соглашению, что я выберу себе троих учеников первым. Я выбираю… – старик окинул зал взглядом, вызывая у соискателей невольную остановку дыхания от прилива безумных надежд, – Лян Ю, – ожидаемо нашёл он глазами мою персону, – Ан Сюен, – последовал второй предсказуемый выбор, – и Е Синхэ, – завершил он список показавших наибольший потенциал из всех присутствующих.
  
  Удовлетворённо огладив усы, пряча в них торжествующую улыбку и демонстративно не замечая завистливо-неодобрительных взглядов коллег, проректор Сюэ вновь сел, а зал погрузился в тихий шелест голосов, обсуждавших логичность его выбора. Ну или не очень тихий, ибо блондинчик-террорист уже растекался восторженным сиропом, заливая в уши Е Синхэ радость от выпавшей на его долю удачи учиться у такого выдающегося человека, достигшего аж седьмого Небесного Уровня. Вот, что называется, на ходу подмётки срезает, в том смысле, что проводит предвербовочную подготовку перспективного кадра.
  
  – Поздравляю, – подошла ко мне леди Ан, держа на лице робкую улыбку, – теперь мы будем учиться вместе. Позаботься обо мне, брат Ю.
  
  – Конечно, сестрица Сюен. Надеюсь, ты тоже позаботишься обо мне, – мягко улыбаюсь девушке, чуть склоняя голову в выражении приязни. Нет, моё отношение к ней ни на йоту не изменилось, неземной любовью я вдруг не воспылал, хоть облик её и был мне приятен, но мосты наводить надо, а то как-то неловко получится, да и девушка она хорошая, обижать такую на ровном месте — это себя не уважать.
  
  Что касается вопроса именования друг друга братом-сестрой, то такие уж тут были традиции, что ученики одного учителя или даже заведения считаются друг другу некой заменой родни на время обучения. Это было не то чтобы обязательно, да и требовало согласия второй стороны, плюс на деле обращаться так можно было не только к одноклассникам, но и в ряде других случаев, в частности, с близкими друзьями, но в учебных заведениях всё-таки было наиболее распространено и уместно. Например, назови я Ан Сюен сестрёнкой во дворе, ещё до нашего поступления, и это могло быть расценено как заявка на романтический интерес, а вот здесь и сейчас подозревать подобный подтекст уже было бы неприлично.
  
  В ответ на мою улыбку девушка мило смутилась и быстро приняла вид дисциплинированно ожидающей дальнейших указаний учителя отличницы, я тоже последовал её примеру, возвращая себе вид гордого статуя. Говорить с Синхэ ни один из нас не пошёл, что в общем-то логично… да и не до нас было парню, ибо ему по ушам до сих пор ездил блондинчик.
  
  А между тем распределение продолжалось. Люди с двумя кристаллами за душой попадали в группы по пять-десять человек, и назначались им довольно молодо выглядящие наставники. Народ с тремя разбирался товарищами посолиднее и постарше, ну а когда с этим было покончено, проректор зарядил зажигательно-стращающую речь. В том смысле, что «будьте мудры, духовны, но если ты при этом не будешь подыхать на тренировках, вырастешь мясом, будь ты хоть трижды гений». Ну, если немного утрировать.
  
  Далее высокое руководство выдало команду расходиться. В том смысле, что день у вас в стенах сего учебного заведения первый, сложный, так что идите отдыхать и заселяться по казённым домикам. На этом моменте начиналась первая «равность». Всех представителей младших родов (включая мою свиту, половина которой, готов поспорить, этой же ночью напишет о моих успехах дорогому Главе клана) упихали в общие дома типа казарма-барак, с лёгким восточным колоритом и претензией на комфорт и «евроремонт». Всё-таки тут элитное заведение, а потому даже «простые» ученики тут далеко не крестьяне. Старших благородных же, числом в две единицы, ждали отдельные дома. Ну и одного конкретного ученика проректора, что к старшим не относился. Впрочем, наставник Чу Сянь, тот самый бирюзововолосый скрытый террорист, занялся им в последнюю очередь, сначала показав наши с Ан Сюен домики — очередное негласное следование табели о рангах. Обслуживание в порядке благородности происхождения.
  
  Жилплощадь, к слову, оказалась очень даже добротной — хороший двухэтажный дом с собственным садом, расположенный достаточно обособленно от общих казарм и тренировочных площадок, которые создавали бы некомфортный шум. Слуги уже закончили перетаскивать вещи — «список принятых» распределяли где-то с час, так что времени у обслуги было предостаточно. Оставалось только зайти, открыть мешочек чая, заварить кипяток и предаться процессу получения удовольствия, заодно прикидывая, что вообще делать дальше, и прорабатывая эти самые прикидки. Импровизация — это, безусловно, хорошо, но лучше всё-таки иметь какую-то тактику и её придерживаться.
  
  Понятно, что учиться, учиться и ещё раз учиться, но даже это простое и благородное намерение имеет массу оттенков, начиная от «как», заканчивая «чему». Вариант «быстро» и «всему» звучал хорошо, вот только осуществление его на практике — дело сложное и откровенно сказочное даже для реалий китайской истории про культиваторов. Ну, в смысле, магов, чья магия строится на боевых искусствах в стиле кунг-фу, и при этом на самом деле это не магия, а духовность, просветление и прочие слова, означающие подсердечную мечту китайцев о том, чтобы их национальные философские бредни что-то значили, а не являлись никому нахрен не нужной в большом мире и бесполезной даже для самих китайцев наркоманией. Ну и которую (магию-духовность, в смысле) можно в себе культивировать медитациями и приёмом всяких расширяющих сознание веществ, как правило, уже расфасованных кем-то в типовые пилюли с маркировкой.
  
  Шутки шутками, но примерно так оно здесь и работает… как, впрочем, и в любой китайщине, хоть краем затрагивающей самосовершенствование в близких к мистике областях. Отчего, собственно, и называется культивацией на моём… по всей видимости, родном языке Земли, так как полной аналогии китайскому термину, описывающему развитие себя, своего тела, своей души, медитацию, тренировку, изучение боевых искусств, выход за пределы возможного для человека, и всё это одновременно и взаимосвязанно, в нём просто нет.
  
  Впрочем, как бы глупо и абсурдно это ни звучало и ни выглядело со стороны, факт в том, что для меня это сейчас — объективная реальность, которая работает и, вопреки очевидному скепсису, порождаемому её внешними атрибутами, работает по строгим и логичным принципам. Пусть для меня многое представляется в ней диковатым, но при этом местная магическая система остаётся системой. Я сейчас не о том, как её понимают и описывают в своих книгах местные жители, помешанные на глубинных смыслах и философском элементе в любом деле, я о самих принципах работы мироздания, когда внутренняя Ци есть у всего, от куска дерева до света звёзд, и при этом её свойства отличаются, как отличаются и последствия тех или иных взаимодействий с участием Ци. Я могу не знать в деталях, как и почему что-то происходит, но я знаю, что происходит оно в силу определённых и неизменных закономерностей, которые и формируют всю местную магию и способы её освоения.
  
  И это, к слову, возвращает нас к вопросу учёбы…
  
  За размышлениями я добрался до кухни, вполне успешно заварил себе чайные листья из запасов Лян Ю и даже успел налить горячий напиток в пиалу для питья. Нормальных кружек и стаканов в этом мире не сказать чтобы вообще не существовало, но встретить их на столе высокопоставленной семьи было совершенно невозможно.
  
  Первый глоток отозвался прекрасным букетом вкуса и приятной волной тепла по пищеводу, заодно чётко давая понять, что мой организм за время поступления несколько соскучился по приёму жидкости. Тем не менее мысли мои это мало затронуло, и размышления текли своим чередом.
  
  В стандартных условиях переход со Второго Небесного Уровня на Третий занимает год-полтора, с Третьего на Четвёртый — два-три, с Четвёртого на Пятый — уже четыре-пять. То есть стать Мастером Пятого Небесного Уровня можно к двадцати трём-двадцати пяти годам. Но это статистика, в общем и целом, описывающая ребят с талантом на три кристалла души, и то очень условно. Бывают ситуации, когда выше определённого уровня человек подняться не способен, как бы ни потел на тренировках. Для абсолютного большинства практиков, составляющих основу местных армий, то есть рядовой состав, Пятый Небесный Уровень — это потолок конца жизни, и то куча народу никогда не поднимается выше третьего. При этом есть обратная картина, с ребятами-гениями. Хороший пример тут дочка наместника провинции, он же — глава семьи Северной Стражи. Девочка — моя ровесница, но уже сейчас на Пятом Небесном Уровне. С одной стороны, она — практик Боевого Искусства Дракона, а им проще преодолеть первые уровни, и проблемы как раз начинаются после пятого, когда на первые роли у Драконов выходит духовно-энергетическая область (точнее, без неё уже никуда) со всеми проблемами её постижения, особенно когда до того ты упирал на физическое развитие и не нуждался в глубоком погружении в тройные смыслы поэтичных фраз. С другой же, красавица Ся Ю Нин — отпрыск самой что ни на есть могущественной аристократической династии, у которой и секретов, и ресурсов на три Тёмные Луны, если не больше. А всяческие сомнительного вида ягоды, вытяжки из тел животных, минералы и прочие… вещества, содержащие в себе особые виды Ци, реально могут очень ускорить процесс развития практика, и я ничуть не сомневаюсь, что всё возможное для её рода у неё в распоряжении было.
  
  Всё это к тому, что прогнозировать рост моего развития довольно сложно, особенно если тест показал реальный потенциал, а не я каким-то хитрым образом случайно сломал систему, в силу иного менталитета или ещё каких факторов, связанных с моей реальной природой, личностью или обстоятельствами попадания в этот мир и тело, памяти о которых я сейчас лишён.
  
  Вполне может статься и так, что мой реальный потенциал соответствует оригинальному Лян Ю, и тогда… я — мясо. То есть, конечно, дайте мне лет двадцать тишины и покоя, и я с его талантом вышел бы на тот же Седьмой Небесный Уровень без проблем, но в перспективе скорых событий с его потенциалом я именно мясо, которое разотрут и не заметят.
  
  Самый поганый для меня вариант, если так посмотреть…
  
  То есть понятно, что может случиться жопа и гораздо хуже, но совсем уж впадать в уныние — не дело, так что исходить надо из ситуации, где хоть что-то можно сделать, а не только лечь и помереть.
  
  Пока из таких вариантов на тему «сделать» мне в голову приходит только довольно смутная идея, общим смыслом — применить свежий взгляд. Всё же местные очень уж упираются в мистически-философский аспект изучения методов работы с Ци, а это даёт некие надежды, что если добавить к ним немного рационализма и прикладной физики, то можно будет добиться лучших результатов. Сколько там тысяч лет было секрету пороха, которым в Китае баловались? И ничего — дальше изобретения хлопушек и фейерверков фантазия его владельцев не зашла. А как он попал в Европу, так сразу пошли пушки и мушкеты, а через пару веков и вовсе станковые пулемёты с промежуточным патроном и прочими ракетами на твёрдом топливе. К тому же с чего начинать, тут понятно: в моей памяти содержатся общие методики развития Ци, методики подготовки конкретно «огневиков», вплоть до продвинуто-высокого уровня, и даже парочка клановых секретов, что тоже может быть полезным. И я уже вижу первую возможность. Лян Ю совершенно не уделял внимания методам развития мастеров иных направлений, мол, зачем, раз предки могучие уже всё и так изобрели и подготовили? А меж тем, взять те же техники Звёздных боевых искусств, что, как несложно догадаться, черпают свою силу от звёзд. Но звёзды — это ведь шары раскалённой пылающей плазмы, воплощающие понятия «жар» и «пламя» на порядки мощнее, чем самые эпические земные недра и дыхания драконов с крыльями фениксов вместе взятые. Да, находятся они далече, даже Солнце, но ведь Ци свою на планету вполне изливают, и ребятам вроде Е Синхэ этой Ци хватает, чтобы не только самим развиваться на уровне с прочими практиками в плане способности дать в челюсть, но ещё и иметь кучу уникальных способностей, вроде целительства. Разумеется, будь всё так просто и очевидно, местные и сами бы дошли до такой концепции, пусть даже и не подозревая о физических параметрах звезды их планетной системы, но способ адаптации точно есть! Я прекрасно помню, что Е Синхэ смог скопировать и под себя переделать огненную атаку, назвав её то ли звёздный огненный меч, то ли звёздное копьё… Не суть важно, главное, что если возможно преобразования Звезда-Огонь для «выхода», то почему бы не быть ему же для «входа» Ци? В том смысле, что если звёздную энергию можно преобразовать в создание огня и использовать для применения огненных техник, и это способен делать практик Звёздных боевых искусств, с огнём и огненными техниками никак не связанный и даже дня не потративший на изучение принципов этого искусства, то почему нельзя огненному практику использовать эту энергию для того же самого, коли она так подходит? Ну и, соответственно, научиться её поглощать и накапливать. Ведь она подходит для его боевого искусства. Это доказанный факт. Так почему бы и нет, в конце концов? И это то, что пришло в голову просто походя, а ведь идей действительно хватает. В общем, первое, что нужно сделать, это нарастить подушку собственной эрудированности, а потом ме-е-едленно и осторожно пощупать ручками, что там оно есть и что может.
  
  Очередная попытка долить чая из заварника показала, что всё заваренное я уже незаметно для себя выпил. Пришлось вновь кипятить воду и повторять процедуру. По идее, было бы не лишним и поесть приготовить, но я совершенно не хотел ни есть, ни тратить на приготовление время, тем более что и особых возможностей я к этому не имел, так как студентам предполагалось принимать пищу в ином месте, где её будут готовить повара академии, а моя кухня… ну, откровенно, не имела даже запаса продуктов.
  
  Глоток свежего чая сопровождался размышлением о следующей стоящей передо мной проблеме — социальной. Тут и всяческие культиваторы-конкуренты из недружественных Тёмной Луне кланов… то есть всех окрестных земель и семей, имеющих примерно такой же уровень силы и ресурсов. В Академии меня вряд ли достанут, а вот за пределами учебного заведения мне лучше не показываться — хрен его знает, как и что там будет. Могут и отравление сталью организовать всё из тех же соображений ликвидации паровозов, пока те ещё чайники. Второй вариант — это «медовая ловушка», местные в таком толк знают, пусть оно особо и не афишируется, однако память хоть и младшего, но наследника хранила как массу исторических примеров, так и воспоминания об обучении противостоянию таким подходам. Впрочем, тут можно быть относительно спокойным — даже младших наследниц средних кланов не учат на подобную профессию, скандал из-за обольщения какой-нибудь представительницы младшего клана не раздуть, тут сама девица скорее выставит себя полной дурой, а заставить наследника Старшей Семьи жениться на представительнице младшей… Его мнения-то никто не спросит — скажет Глава клана «нет», и слишком настойчивую вертихвостку могут домой и в коробочке прислать. Частями. Но ведь не скандалами и женитьбами едиными, а хорошая актриса, втирающаяся в доверие, чтобы потом стать ночной кукушкой и исподволь направлять мысли мужчины в нужную её реальному господину сторону — это сильный фактор. И опасный для благополучия жертвы. Я же хоть и тешу себя надеждой, что не дам собой манипулировать паре шикарных сисек… но от всех девушек с неизвестным происхождением лучше держаться подальше. Для профилактики. Иными словами, действовать как все тут — напряжение снимать собственными служанками, а романтика только с девушками своего круга, про которых сто процентов знаешь, что они — те, за кого себя выдают.
  
  Короче, на данный момент Академия — это мой надёжный тыл, и главное, чтобы «по срочной надобности» меня из неё не вытащила Тёмная Луна. И чем больше времени я проведу в её стенах, тем проще мне потом будет жить.
  
  И это подталкивает нас к очередной проблеме… Я точно не герой сянси? Что-то многовато толстых жоп вокруг одного скромного меня… Так вот, на каком-то походе или экзамене местные террористы, в чей состав входят тот блондинчик и местный сенсей, захотят устроить всем похохотать с диверсиями и кучей трупов. И я точно вхожу в список их целей, причём в верхнюю его часть. Можно, конечно, пытаться изображать из себя «революционера в душе», которого захотят не прибить, а сделать интересное предложение, но шансы на подобное не слишком велики, к тому же даже если я таки смогу каким-то чудесным образом перейти с отметки «ладно, он забавен, убьём его последним» в «да он наш бро по жизни», это не отменит того факта, что эти типы — поехавшие фанатики, режущие всех направо и налево, включая и своих. А пытаться с такими типами о чём-то договариваться — это идиотизм. Причём, в конечном итоге, ты оказываешься в куда большей жопе, чем без знакомства с ними: новым «друзьям» доверять нельзя, а власти, спали тебя на общении, сразу выдадут титул нукенина, ну или как тут местных отступников величают, и на этом спокойная жизнь кончится. И это не говоря уже о том, что мне не нравятся уроды, режущие женщин и подростков, оправдывая это какими-то светлыми целями и борьбой против тирании и деспотизма. Нет, я бы мог ещё понять, будь эти подростки прям реальными угнетателями и оборзевшими от безнаказанности золотыми мальчиками и девочками, что ради развлечения могут деревню спалить или прохожего зарезать, но в том-то и дело, что тут на всю академию таких максимум пара десятков наберётся со всех курсов, а остальные — это младшие семьи, которые сами от произвола таких деятелей могут пострадать и совсем его не одобряют. Нет, понятно, что ребята из моей свиты, устрой я пьяный угар с унижением каких-нибудь пейзан, мне радостно поддакнут и сами оттянутся, ибо стайность, пьяный угар и вообще рыпаться против сюзерена — это дорога на плаху, но без меня, сами по себе, они такого себе никогда не позволят. То есть причина творимого беззакония в этом примере одна, и она имеет конкретные имя и фамилию. Эти же придурки резали всех, включая тех, кого имели все шансы если не завербовать в свои ряды, то оставить в нейтралитете, показав, что воюют «за всё хорошее против всего плохого». А потому, какие бы мотивы там у них ни были, нам точно не по пути. Значит, надо как-то заложиться от парочки диверсантов, каждый из которых, на данный момент, может меня не то чтобы плевком перешибить, но где-то близко. Придумать бы ещё как?
  
  В два глотка допив чай, я встал из-за столика, где и изволил размышлять о вечном. Думать можно было долго, но нормально осмотреть дом тоже требовалось. И лучше было сделать это до заката, потому как электрического освещения здесь не завезли.
  
  Ну, что можно сказать о доме? Два этажа, в каждом по несколько комнат, сверху — спальня и зона отдыха, также «рабочая библиотека» с литературой, предоставляемой Академией. Внизу — гостиная, небольшая кухня, гардероб, ну и выход на террасу и в сад. Ещё в саду имелся «павильон размышлений» типа сортир дворовый, но с проточной водой. Простенько, но со вкусом. Во всяком случае, по мнению аристократа из старшей семьи небедного рода. Для Е Синхэ, скорее всего, подобное жильё — это хоромы и роскошь. Да и канализация, пусть и реально «древнекитайская», — это солидно. С водоснабжением, правда, было хуже. Из личного — только умывальник, куда будут таскать воду всё те же слуги, а быть может, и сам постоялец, чтобы совсем уж не бронзовел. Но тут ладно — на территории учебного заведения были вполне себе кошерные бани, где можно было отмыться после занятий. В общем, даже для того, кто помнит о совершенно ином уровне комфорта, местный «сервис» казался очень даже приемлемым.
  
  Ознакомившись с расстановкой и благами цивилизации, я вернулся к библиотеке и взялся за изучение предлагаемого ассортимента. Смутные воспоминания подсказывали, что в аналогичном собрании Е Синхэ нашёл пару книг по травам, информация из которых впоследствии не раз спасала ему жизнь. Учитывая, что как минимум один из этих случаев происходил при попытке местных повстанцев-заговорщиков перебить учеников академии, мне эта информация тоже может пригодиться. Зона риска та же самая, так сказать.
  
  Однако чем больше я снимал по-восточному сшитых томов с полок и вчитывался в названия с первыми страницами, тем больше понимал, что, во-первых, мой план по ознакомлению с другими направлениями местной магии нуждается в корректировке, ибо методичек по практикам в той библиотеке не имелось от слова совсем, а во-вторых… что я совсем не понимаю, что здесь делает вся эта макулатура?
  
  Астрономия, предсказания, поэзия, учебники каллиграфии, философские трактаты, сборники поэм… Это вообще академия боевых искусств или какая-то духовная семинария? Нет, я понимал — восточный колорит и всё такое, но… но эй, здесь не так много полок — дайте мне что-то полезное, я же не о чём-то несбыточном прошу.
  
  Полистав книжки, я понял несколько вещей: китайская поэзия, как ни странно, не так уж и плоха. Специфична, бесспорно, но читабельна, и в ней даже что-то есть. Только это не столько поэзия, сколько целая наука говорить витиевато, образно и многозначительно, пусть даже речь идёт об описании самого банального явления, вроде дождя за окном. Но вот эта их китайская философия… вот это — за гранью добра и зла. После пяти минут ознакомления с глубокими мыслями древних мудрецов мне нестерпимо хотелось поиграть в инквизитора и спалить Ересь. Желательно — вместе с авторами. К сожалению, эти авторы давным-давно померли самостоятельно.
  
  Лучом света в тёмном царстве стали методички-тире-учебники по местному зельеварению, то есть алхимии. По всей видимости, это были те самые книги по травам, что так пригодились Е Синхэ в каноне. Тут уже было что-то похожее на нормальные пособия и справочники. Да, описания типа «Корень цветка Лазурного Неба силу живительную имеет великую. Но лишь высушив его на солнце, а потом растерев в пыль и смешав с настоем валерианы, раскрыть её можно и лекарством обратить. В иных случаях лишь пустая отрава выйдет. Лекарство же свойства имеет такие…», и идёт перечисление эффектов и показаний к применению. Короче, то, что у нормального человека влезло бы в два абзаца, здесь занимало четыре листа. В лучшем случае. Слишком много воды, но и пропускать её мимо не рекомендовалось. То ли так традиционно сложилось, то ли местные алхимики из принципа вели себя как сволочи и садисты, но крупицы ценной информации порой были так заныканы в эту «воду», что некоторые моменты до меня доходили лишь после второго-третьего прочтения, благо хоть читать я мог действительно быстро, а с этими иероглифами это был почти что подвиг.
  
  Отложив несколько приглянувшихся мне справочников, с прицелом заняться ими на свежую голову, я мысленно вернулся к вопросу построения планов на будущее. Или стратегии выживания, что будет более верно в моей ситуации.
  
  Основной опасностью на ближайшее время для меня были повстанцы-фанатики, готовящие в академии теракт. Из того, что я помнил, произойти он должен во время некоего выездного мероприятия, где студентов с нескольких потоков соберут вместе и под приглядом нескольких младших наставников отправят в некий лес-полигон, оттачивать навыки в боях с мелкими демоническими животными. От обычных зверей их отличало наличие Ци и разделение по уровню силы в соответствии с общепринятой градацией небесных уровней. По сути, это были природные мутанты, изменившиеся под воздействием мистических энергий ещё в незапамятные времена и сформировавшие устойчивые популяции новых видов, и было их в этом мире навалом. Настолько навалом, что большая часть материка оставалась непригодна для жизни людей, потому как даже самый слабый демонический зверь легко задерёт простого человека, который не тренируется сражаться с самого детства. Собственно, это была одна из основных причин местного культа силы и того, что твой уровень в боевых искусствах значил для положения в обществе гораздо больше любых других достижений. Но сейчас не о зверях речь, а о тварях гораздо хуже — людях.
  
  Основная проблема в том, что, несмотря на то, что я знаю личности врагов, я никак не могу им помешать. У меня нет никаких доказательств, что они те, кто они есть, чтобы предъявить это администрации. Голословное же обвинение одного из наставников студентом ничего не даст, будь я хоть десять раз семикристалльный и аристократично-высокородный. Академия тут — игрок самостоятельный и сильный, прогибаться под хотелки малолетки не будет, тем более в ситуации, где может пострадать её репутация, а проникновение в учительский состав врага страны — это большой удар по репутации. Шумиху-то я, быть может, поднять смогу, если устрою прям совсем истерику, после чего ребят даже попробуют проверить, но какая проверка что может найти? Революционную литературу под подушкой? Или дневник с планами убийства императора? Даже не смешно. Если уж ребятам хватило навыков и ума внедриться, то ничего компрометирующего их при них нет, ведь главное их оружие — это они сами, и ничего другого для осуществления плана им не надо. Вроде бы блондинчик ещё имел какую-то метку на руке, которую смог заметить Синхэ при лечении, но сможет ли её заметить кто-то другой или там нужна особая сила главного героя сянси, ну или, если более приближённо к адекватности, особые свойства Ци конкретного практика Звёздных боевых искусств — вилами по воде писано. Опять же, я совершенно не знаю, когда блондинчик эту метку получил. Вполне мог и перед самой операцией — покидать академию в свободное время ученикам никто не запрещает, а операция всяко координировалась с товарищами «из центра», а значит, и меточку поставить была возможность. В общем, вероятность успеха тут у меня призрачна, при том, что вероятность нарисовать у себя на лбу мишень для первостепенного устранения благодарными за такой нежданчик террористами, напротив, ой как подрастёт. Иными словами, без железобетонных фактов мне открывать рот строго противопоказано.
  
  Варианты задействовать ресурсы Тёмной Луны, чтобы в нужное время в нужном месте у меня оказались лояльные и способные всё разрулить силы, или написать анонимку лорду Северной Стражи с тем же прицелом, ведь его доченька тоже сейчас учится в Академии Небесной Звезды и тоже попадёт в зону риска… На самом деле, эти варианты пожизнеспособней первого, но тут тоже всё очень зыбко.
  
  Лорд Ся Ле — дядька суровый и очень мутный. Так просто ему анонимку не отправишь, а если отправишь, то анонимкой она останется очень недолго, а потом придётся отвечать на много щекотливых вопросов, и отвечать так, чтобы самый могущественный человек провинции не посчитал, что в этой жизни ты лишний. Я лично в себе таких талантов не ощущаю, как и готовности пройти данный экспириенс, потому пока отложим вариант на самый крайний случай.
  
  Кроме шуток, сообщение о готовящемся покушении на свою дочь он к сведению примет и отреагирует так, как должен реагировать отец на такое сообщение, но послать это сообщение так, чтобы меня не вычислили и не начали ласково спрашивать, откуда мне такое известно и не верблюд ли я, у меня возможности нет. Доказывать, что я не верблюд, в застенках Лорда Северной Стражи — удовольствие сомнительное, а чтобы такого не случилось, мне необходимо как минимум иметь парочку крайне ловких и преданных лично мне людей, что смогут доставить послание, ничем на меня не указав. Людей таких у меня нет, и на этом моменте обсуждать уже нечего.
  
  С Тёмной Луной… и проще, и сложнее. На Главу клана и его отца с сыновьями рассчитывать не приходится, слишком там много факторов, от которых может зависеть их поведение. Они могут посчитать влезание в это дело полезным, а могут сыграть в свою игру, попытавшись передавить конкурентов, или сделать ещё что-нибудь, на что у меня не хватит фантазии, но на что с радостью пойдёт больное воображение этих моральных уродов. А они реально те ещё жадные до власти моральные уроды. И это ещё не рассматривая вопрос, чем мне им доказывать правдивость информации и как быть с вопросом «откуда я всё знаю?» С другой стороны, есть мой дед — Лян Инь, он полностью на моей стороне и поддержит любое начинание… ну, если то не будет глупостью и идиотизмом. Только вот и ему придётся многое объяснить, не говоря уже о том, что, хоть он и Старейшина клана, он не особо свободен в своих передвижениях, и его отлучка на встречу со мной не останется незамеченной. Хотя этот вариант всё же явно перспективней остальных и даёт хорошие шансы на победу и выживание. Конечно, его ещё надо обкатать, но в крайнем случае я всегда могу открыть деду правду об обретении знаний из другого мира. Упоминать то, что я сам не до конца уверен, кем являюсь, и склонен считать, что совсем не его внук, не обязательно.
  
  Что ещё я могу сделать, чисто теоретически?
  
  Ну, в плане бреда, велеть своим вассалам подкатить к блондинчику-террористу на предмет дружбы-жвачки-помощи в тренировках, чтобы таким образом через них получить косвенные данные о его ненормальности. В смысле, парень очень силён, уже сейчас находясь не меньше чем на Четвёртом Небесном Уровне, и при контактном обучении это будет сложно не заметить, если он, конечно, не гуру притворства и контроля тела. Но последнее из области фантастики — как бы ты ни притворялся, всё равно то там ударишь чуть сильнее в запале тренировки, то тут заблокируешь с большей лёгкостью. Это всё, конечно, ни о чём предосудительном не скажет и реальный уровень не докажет, но в копилочку фактов и свидетельских показаний для возможного разбирательства лечь может в нужном мне ключе… Если бы у меня были ещё какие-то другие факты для такого разбирательства.
  
  Добыть же эти факты… Ничего в голову не приходит.
  
  Нет, ещё есть вариант самостоятельно эти факты организовать путём подбрасывания компрометирующих вещдоков в личные вещи фигурантов, чтобы те потом были обнаружены посторонними и террористов повязали, но этот вариант выглядит красиво только на бумаге, а как его реализовывать, я без понятия. Нет у меня должных технических навыков, назовём это так. Опять же, компрометирующие вещдоки предварительно ещё надо будет где-то взять, а где я их возьму и что они вообще могут из себя представлять? С запрещённой агитационной литературой в этом мире как-то сложно всё. Это философские трактаты о глубинном смысле падения лепестка цветущей вишни на гладь пруда местные могут сочинять по кругу хоть целыми поколениями, а нормальные философские концепции построения нового общества и государства с крепкой идеологической основой тут днём с огнём не сыщешь.
  
  Короче, глухо всё с этим вариантом.
  
  В итоге получается, что или я уже замотался за день и чего-то в упор не вижу, или пространства для манёвра у меня действительно не так уж много. Можно, конечно, вообще сделать ход конём и тупо сбежать накануне того самого похода в лес, но его я не хочу даже рассматривать. Я, может, и не светоч праведности, но вот так брать и бросать на заклание кучу ни в чём не повинного народа — это не по мне.
  
  Так и не сообразив ничего конкретного на тему «нагнуть мир в три движения», я прошёл к вещам, которые привёз из дома, и развернул укладку с книгами. «Небесная Техника Огненного Опустошения», «Техника Божественного Пути Драконьего Пламени», «Секретная Техника Дробящего Камни Огня»… Эти названия откликались в душе какой-то стыдливой неловкостью, но память Лян Ю не видела в них ничего плохого, наоборот, по его мнению, это были весьма мощные и практически элитарные стили огненных боевых искусств. Так или иначе, я их достал не ради названий.
  
  Спать совершенно не хотелось, как и есть. Тренироваться с Ци… это было бы приятно, но я мог и обождать до завтрашнего урока, что начнётся с самого утра на отдельном тренировочном полигоне, выделенном нашей группе. А вот попытаться разобраться в материале по местной магии, взглянув на него свежим взглядом и попытавшись систематизировать разные техники с рациональной точки зрения, — это было тем, что перед занятием с опытным наставником как раз поможет. Заодно и вопросы ему какие-то смогу задать, если те возникнут. А потому зажжём масляную лампу и присядем за столик на веранде — до полуночи почитаю, а там уже лягу спать…
  
  
  Примечание:
  (*) Авторы не уверены в названии одежды, ибо не смогли найти ни одной статьи, которая нормально бы всё описала, с нормальными иллюстрациями.
  
  
Глава 2
  
  Утро я встретил, стоя на показанном нам ещё вчера закрытом полигоне, в том смысле, что обнесённом стеной прямо внутри территории академии, и пребывал в довольно задумчивом состоянии. Я бы даже сказал, несколько смятенном. Спать я вчера так и не лёг, хотя никакого дискомфорта по этому поводу не чувствовал, прекрасно заменив восемь часов здорового сна пиалой крепкого чёрного чая и плотным завтраком в столовой. Ну и наличие Ци с молодым семнадцатилетним телом тоже внесли свою лепту, полагаю.
  
  Причина же моей задумчивости была в результатах полуночных чтений. С одной стороны, я уже знал всё то, что написано в учебниках-методичках прошлого Лян Ю, кое-что даже было освоено на практике, а потому некое понимание механик у меня имелось. И вот в том-то и заключалась проблема. Описать эти механики «человеческим» языком сложно. А уж местным с их складом ума — сложно втройне, потому-то авторы, как я понял, пытались на бумаге дать чувственное описание. Да-да, чувственное описание практических действий. Но все люди разные, соответственно, и чувствуют по-разному. Потому описание даже самых базовых приёмов, даже для одного направления магии у разных авторов могло быть совершенно различным. Но при этом вести к одному и тому же действию-эффекту! То есть, если приводить грубую аналогию, тебе нужно получить костёр. Это твоя цель. Но вот достичь её ты можешь сотней разных способов, начиная от солнечной линзы, перетирания палочек, трута с огнивом, спичек, зажигалок и прочего, заканчивая такой экзотикой, как прикуривание от плазменной горелки, реактивного огнемёта, вулкана… да хоть ядерного взрыва! Причём кому-то будет проще именно что устроить «ядерный взрыв», чем банально чиркнуть «зажигалкой», и он будет свято уверен, что означенный «ядерный взрыв» — это просто и удобно, а остальные — просто тупят. Я, конечно, немного утрирую, но общая концепция такова, что эти чувственные описания как раз и представляют из себя все эти разные методы достижения цели. Грубо говоря, в одном случае для создания огненного шарика человеку предлагают думать о маковых полях и том, как красиво и переливисто алые цветы выглядят в лучах солнца, тем самым помогая на эмоциональном уровне достичь нужного настроя для правильного преображения и формирования Ци, а в другом говорят: представь, что тебе в лицо плюнули, а теперь больше ярости, больше ненависти, представь, как ломаешь уроду нос, и выплесни накипевшее! Результат и там, и там — огненный шарик, причём и механизм использования, и движения Ци тоже, по сути, выходят одинаковыми, но путь к понимаю, как и что делать, а также первому практическому успеху, который ты уже потом повторяешь, запомнив ощущение, совершенно различный.
  
  Роль учителя во всём этом безобразии проста и банальна: увидеть, к чему именно тяготеет подопечный, и понятными ему словами объяснять то, что умеет сам, ну и подобрать техники, которые наиболее подойдут ему для развития. И подобная структура вполне бы укладывалась в том числе и для адептов Звёздных Боевых Искусств, только вот звёзд на небе миллиарды, каждая из которых даёт свою Ци. Пусть отличия между ними минимальны, но всё-таки есть. А ещё есть то, как человек воспринимает и поглощает эту Ци. Собственно, поэтому у практиков Звёзд толком нет учителей. Если Драконы опираются, в первую очередь, на тело, Огневики, пусть и куда более вариативны, всё равно двигаются в «общем потоке», и более опытный и сильный адепт сможет не только понять, что именно младший делает не так, но и подсказать, как надо, то «Звёздные» слишком индивидуальны, и научить их, давая конкретные инструкции, можно только самым базовым вещам, на уровне использования Ци для укрепления тела. Начиная же с определённого уровня, то, что для одного практика кажется извращением и работой через задницу, для другого будет оптимальным и едва ли не единственно верным способом, просто потому, что свойства и «предрасположенность» его Ци (а ещё не надо забывать про личность и сознание) предполагают такой вариант действий, а для его возможного наставника он неприемлем, и тот даже не поймёт, в чём проблема у ученика, равно как и не сможет переложить свой метод «представления цветов» в метод «разжигания ненависти», банально не видя между ними точек соприкосновения, а часто и не представляя, что второй вообще существует. Беднягам, так-то, даже учебные пособия не сильно помочь могут, просто потому, что коли уж с учителями такие проблемы, то как ты с книжкой угадаешь, у которой даже не попросишь объяснить другими словами? Вот и получается, что идеальный вариант для них — это развитие методом научного тыка, увы.
  
  Но вернёмся к моему задумчивому состоянию. В глубоких раздумьях я пребывал ещё и потому, что к мутности и неоднозначности описаний прибавлялся и тот факт, что техники ведь действительно отличались. Дело было не только в разном описании одного и того же, дело было в том, что описываемое отличалось по своей эффективности и совершенству внутреннего содержания. При этом разные практики одной техники всегда получали один результат. Пусть с разной скоростью, пусть с какими-то мелкими декоративными отличиями, но у них были одинаковые приёмы, одинаково достигаемые и одинаково работающие. Одинаковые тренировки у них приводили к одинаковому результату, даже если сами практики воспринимали методику с диким скрипом.
  
  То, что здесь называется «Техника такая-то», это, по сути, полноценный стиль боевых искусств, можно сказать, самостоятельная школа со своими особенностями и упором на свои тактические принципы применения. И они все разные. С разным боевым потенциалом, с разной эффективностью входящих в них тренировок, с разными приёмами, в конце концов. И чем выше уровень развития практика, тем сильнее проявляются отличия даже в родственных техниках одного магического направления и изобретённых в рамках одной традиции. Были как реально мусорные стили, так и легендарные, где и приёмы Ци, и движения тела в бою отточены до совершенства и действительно делают из своего мастера машину смерти.
  
  И у меня мозги плавились от попыток понять, как всё это сочетается и работает. А ещё мне очень хочется всё-таки вывести хоть какую-то «теорию Ци», хотя бы на уровне «если поднять камень, а потом отпустить его, то он упадёт на землю, потому что на него действует сила тяготения».
  
  – Доброе утро, брат Лян, – вырвал меня из размышлений о том, как, будучи студентом-первокурсником, замутить учебник по теоретической механике мироздания, приятный женский голосок.
  
  – Сестрица Ан, – опускаю взгляд с неба на подошедшую ко мне со стороны ворот девушку и киваю в ответ, ибо вежливость — наше всё, – доброе утро.
  
  – Давно ты здесь ждёшь? Я не видела, чтобы ты шёл к полигону, – скромно держа руки сложенными под полами накидки-халата, пошла на дальнейший контакт леди Ан.
  
  – Мне не спалось, – поведя плечами, как бы говоря, что затрудняюсь назвать точное время, чуть улыбнулся я. – Думаю, это мандраж перед первым занятием.
  
  – Уверена, тебе не о чем беспокоиться, брат Ю, – улыбнулась в ответ Сюен, явно намекая на мои вчерашние семь кристаллов.
  
  – Когда от тебя много ждут, ударить в грязь лицом особенно неприятно, – скромно опускаю глаза к вымощенному плиткой плацу. – К тому же я слышал много хорошего о проректоре Сюэ, – вновь поднимаю на неё глаза. – Учиться у такого мастера — не только большая честь, но и возможность почерпнуть по-настоящему выдающегося мастерства.
  
  Возможно, я и польстил слегка проректору Сюэ Ли, но вряд ли много — этот человек одним своим присутствием мог заставить утереться главу Тёмной Луны, да и из того, что я помнил о возможном будущем, учителем он и правда был хорошим. А ещё он как раз появился в воротах, и это тоже вносило свои коррективы в возможные реплики.
  
  – Я хотел прийти пораньше, но, вижу, почти все уже в сборе, – поприветствовал нас старик, довольно оглаживая бороду. – Отрадно видеть такой энтузиазм.
  
  – Мастер, – мы с Ан Сюен синхронно изобразили почтительный поклон, упирая перед собой кулак правой руки в ладонь левой.
  
  – Что же, подождём Е Синхэ и приступим к занятию, – ограничился благожелательным прикрытием глаз проректор и встал в расслабленную позу, вполоборота к воротам на полигон.
  
  Я и Сюен дисциплинированно повторили его действия в плане начала ожидания и начали, собственно, ожидать, терпеливо глядя на проём в стене.
  
  Первую минуту всё было нормально, после второй начали появляться первые признаки неловкости, на пятой уважаемый наставник пробурчал себе под нос что-то вроде: «Действительно, я же пришёл пораньше…», однако время текло, и в какой-то момент стало очевидно, что урок-то уже начался, и то, что раньше было просто невинной неловкостью, начало стремительно превращаться в откровенное неудобство. И у меня, кстати, на этом фоне начались какие-то смутные флэшбеки о том, что на первых парах у Синхэ имелись некие траблы с уроками…
  
  – Может быть, с ним что-то случилось? – где-то, судя по положению солнца, часам к девяти нарушил я мрачную тишину. Не то чтобы она меня так уж угнетала, но вид недовольно прикрывшей глазки Ан Сюен, что замерла, спрятав руки в рукавах накидки-халата, требовал у моей мужской гордости как-то разрядить обстановку. В том смысле, что чем больше проходило времени, тем сильнее её облик отражал фразу «оскорблённая женщина», а мне как-то было не очень комфортно быть тем единственным мужчиной-ровесником, рядом с которым такая женщина стоит и многозначительно молчит.
  
  – Хм-м-м… – рокотом грозовой тучи протянул проректор, пожевав губами.
  
  Ан Сюен же открыла свои карие глаза и, повернув ко мне голову, явно собралась что-то ответить, как до нас донеслись звук бега и заполошный крик безмерно испуганного человека:
  
  – Я… Я иду! Подождите!
  
  Спустя миг в ворота влетел растрёпанный русоволосый парень в сине-зелёных одеждах, и вид у него был как у студента, только что спалившего университетскую лабораторию с новейшим оборудованием…
  
  – Пришёл только сейчас? – не скрывая мрачности, обронил проректор, встречая Е Синхэ взглядом. Ан Сюен же вновь закрыла глаза, всей позой возвращая себе определение «разочарованная оскорблённость». – Мы с Лян Ю и Ан Сюен ждали тебя, – сухо констатировал преподаватель, когда виновник торжества добежал до нас.
  
  – Простите за опоздание, проректор Сюэ! – виновато сгорбился Синхэ. – Я не думал, что всё так выйдет…
  
  – Е Синхэ! – грозно начал старик, но…
  
  – Я готов к обучению! – согнул спину в самой уважительной из принятых здесь поз парень, перебив наставника.
  
  – Я не терплю ленивых учеников, – холодно продолжил говорить проректор. – Лян Ю и Ан Сюен уже на Втором Небесном Уровне, ты же ещё не близок и к Первому. Тебе нужно приложить большие усилия, чтобы как можно быстрее догнать их.
  
  – Хорошо, Мастер. Я осознаю свою ошибку!
  
  – Хм… – седовласый мужчина, очевидно, задумался над тем, не пропесочить ли лоботряса ещё немного, но покаянно согнутая спина и чуть ли не подметающие плац волосы парня его смягчили. – Надеюсь, такое больше не повторится. Начнём занятие.
  
  – … – девушка рядом со мной ничего не сказала, но то, как она выпустила носом воздух, лучше всяких слов говорило, что она думает о тех, кто готов проспать в первый день после поступления.
  
  – Лян Ю и Ан Сюен уже достигли Второго Небесного Уровня, ты же ещё далёк от Первого, – вновь повторил учитель ту информацию, которую мы давали ещё до получения допуска к самым первым тестам на поступление. – Сейчас я научу тебя, как почувствовать энергию Ци в твоём даньтяне в первый раз. Сядь на землю, закрой глаза, очисти разум, расслабь пресс, – немного ошарашенный скоростью происходящего, Синхэ поспешно подчинился, усаживаясь на плитку плаца. – Сконцентрируйся на своём даньтяне, он расположен недалеко от твоего пупка. Если ты ощутишь небольшое тепло, это значит, что ты успешно почувствовал Ци и перешёл порог к достижению Первого Небесного Уровня.
  
  Озадачив опоздуна, наставник переключился на нас.
  
  – Лян Ю, Ан Сюен, поскольку вы уже достигли Второго Небесного Уровня, вам требуется освоить и отточить управление своей Ци. Сейчас ваш даньтянь должен быть сроднён с силой Огня, но это — лишь первый и грубый этап. Огонь изменчив и многообразен, развив свою Ци и контроль над ней, вы сможете постичь больше сутей и слиться с ними, – не сказать, что наставник открыл нам Истину — принципы развития собственных сил и возможностей был прекрасно известны. Вся закавыка была в том, что «знать принцип» и «раскачаться до боженьки» — это таки две большие разницы.
  
  – Значит, мы тоже будем просто медитировать? – спросила девушка.
  
  – Нет, – покачал головой мудрый мастер, не забыв огладить бороду, – у вас обоих уже есть большой опыт медитаций и использования Ци для усиления тела, потому мы перейдём к следующему этапу. Когда вы укрепляете своё тело, вы равномерно наполняете его Ци из даньтяня, после чего задерживаете её и таким образом делаете кости прочнее, а мышцы сильнее. В этом состоит суть вершины Первого и первой трети Второго Небесного Уровня, но чтобы претендовать на прорыв в Третий Небесный Уровень, вам следует научиться разделять Ци внутри себя, концентрируя её избытки в любой части тела, с той же лёгкостью, с которой вы выполняете обычные движения, и с той же скоростью, с которой можете наносить удары. Тренировкой этого навыка мы сейчас и займёмся. Вы будете направлять Ци в движении, начнём с Малого Прохода Великого Тигра. Повторяйте за мной.
  
  Я подавил желание приложить руку к лицу. Да, часть моей памяти относилась к таким названиям вполне себе нормально, но вторая, которую я воспринимал как-то… роднее, несмотря на то, что была она полностью обезличенной, понукала меня то ли скривиться, то ли истерично рассмеяться, то ли вообще пойти поплакать в уголке от ушибленности местных, ибо ассоциация от этого названия возникала просто очень неприличная. Но сдержаться я смог (чему изрядно помогла мысль, что это, возможно, просто я такой испорченный и, типа, стыдно должно быть за такие ассоциации) и послушно принялся копировать за сенсеем какой-то вариант гимнастики, состоящий из плавных тягучих движений, порой сменяющихся резкими рывками и шагами в стороны. Ну а этот сферический китайский мастер в вакууме, помимо демонстрации… хм, кажется, у японцев эта штука называлась «ката», так вот, помимо демонстрации того, как нужно двигаться, он объяснял, куда и как направлять Ци.
  
  Если отбросить из его речи все красивые определения частей тела, такие как «Врата жизни», представляющие из себя просто нижний позвонок позвоночного столба, и всё тому подобное, весь фокус конкретно данной гимнастики состоял в том, что действия твоего тела должны были ускорить и направить движение внутренней энергии, а та, в свою очередь, — подстегнуть скорость и реакцию тела, ну и облегчить понимание, как собирать большую часть своей Ци в одной части тела и тут же двигать в другую синхронно с движениями самого тела. В идеале, кстати, Мастер стиля Великого Тигра сможет разогнаться так, что всякие скорости звука станут для него не то чтобы черепашьим бегом, но вполне осуществимыми и укладывающимися в спектр возможностей. Но то — в идеальных условиях и при достаточном времени, а так — это был довольно распространённый средненький стиль, но вполне неплохо подходящий для разминки. К тому же Сюэ не зря был проректором и дополнил этот комплекс пространным рассказом на тему естественных каналов Ци в теле и общим «думай о Британии». В том смысле, что помимо прогонки Ци и выслушивания советов по ней нам надлежало размышлять о сути пламени, что оно такое, для чего нужно, что делает, как выглядит и прочее-прочее-прочее. Ну а когда комплекс был продемонстрирован трижды и мы начали повторять его самостоятельно, мастер принялся поправлять движения, подстраивая их именно под наши с Ан Сюен тела. И… вынужден признать, старик был если не гением, то крутым профи точно — два десятка корректировок на все ката, и то, что у меня шло не то чтобы через силу, но как-то равнодушно, стало реально ощущаться совсем иначе. Пришла необычайная лёгкость, которая просто-таки кричала: «Ещё! Сильнее! Быстрее! Резче!» И я не стал противиться, постепенно, с каждым заходом наращивая и ускоряя темп — сила внутри струилась и перетекала из точки в точку послушно и легко, но моё тело требовало, чтобы она струилась быстрее, яростнее, всё что мне было нужно — лишь чуть-чуть направлять, да сдерживать поток, дабы «мысль» не опережала «дело»… совсем уж критично. Начать думать на тему огня в такой ситуации особой сложностью не стало — требовалось лишь приноровиться и освоиться. Правда, ассоциации всё равно стремились увести меня не столько к огню, сколько к воде — очень уж отрабатываемое ката напоминало горный поток, извилисто и стремительно несущийся по склону. Хотя… вода и огонь, при всей их противоположности, имеют и много общего. Взять, например, горючие жидкости… или тот факт, что кислород является частью воды и он же нужен для процесса горения. Или…
  
  – Лян Ю! – вырвал меня из какого-то транса голос наставника.
  
  Открыв глаза, я резко остановился и с удивлением обнаружил, что своим движением смог создать неплохой такой воздушный поток. Не ударную волну от пересечения звукового барьера, само собой, но поток воздуха достаточной силы, чтобы он поднимал песчинки и мелкие камушки. А ещё я заметил в этом потоке натуральные искры…
  
  – Эм… – с одной стороны, вид того, как человеческое тело смогло создать ветер, достаточный для переноса песка обычными махами рук и ног, немного шокировал часть меня, особенно в ракурсе того, что сделало это не чьё-то там, а моё тело. Всё же одно дело — умозрительно понимать, что я живу в мире магии и сверхлюдей, и совсем другое — испытать это на личном примере. А вот с другой стороны, этот вид отозвался внутри детским восторгом и щенячьей радостью, от которой даже перехватило дыхание.
  
  Надо было собрать мысли в кучку…
  
  – Хорошая работа, – похвалил меня проректор, как-то по-своему интерпретировав растерянное выражение моего лица. – Такие упорность и энергичность достойны всяческой похвалы. Сила воли моих новых учеников радует сердце этого старика, – улыбнулся в бороду Сюэ, с гордостью обводя взглядом Ан Сюен, меня и Е Синхэ, который обнаружился неподалёку, счастливо сжимая в руках серую книжицу характерного для описания техник вида.
  
  – Похоже, я немного увлёкся и выпал из мира, – чуть виновато улыбаюсь зрителям, привычно складывая руки за спиной. И с намёком глянув на Синхэ, как бы спрашивая, почему он более не медитирует и что за книга?
  
  – Да уж, брат Ю. Тебя пришлось звать три раза, – просветила меня леди Ан, смеясь глазами.
  
  – Е Синхэ смог почувствовать Ци в своём даньтяне, и если продолжит столь же усердно тренироваться, то дней через пятнадцать достигнет Первого Небесного Уровня, – объяснил второй момент уже сам наставник.
  
  – Вот как… – мой взгляд ещё раз прикипел к серой книжке в руках парня, что должна была стать тем редким случаем, когда изложенная в письменном виде техника попадает в руки тому, кому идеально подходит, и лечь основой его будущего могущества. – Значит, тебя можно поздравить, брат Синхэ? – подавив приступ любопытства, приветливо поднимаю глаза к лицу представителя Лазурного Пера.
  
  – А?.. – словно чувствуя весь потенциал этого простенько выглядящего томика, парень с любовью прижимал его к груди и не сразу сообразил, что к нему обращаются. Н-да, дела в их клане действительно идут не ахти и пролюблены вообще все полимеры — так радоваться базовой примитивной технике, что считается едва ли не мусорной? Ужас. – Да! Большое спасибо, старший брат!
  
  – Мастер Сюэ, – изобразив положенный ситуации кивок будущему нагибатору, обратился я к почтенному наставнику, чувствуя, что сейчас вполне подходящий момент для одного нужного телодвижения.
  
  – Да, ты что-то хотел, Лян Ю? – встретил мой взгляд учитель.
  
  – Вы правы, я бы хотел ознакомиться с техниками Академии, начиная от базовых и заканчивая тем уровнем, который вы сочтёте допустимым для меня.
  
  – Разумеется, я с радостью предоставлю тебе наши труды по пути адепта Огня, – улыбнулся в бороду старик.
  
  – Простите, Учитель, – выпускаю на лицо извиняющуюся улыбку, – но этот ученик хотел бы получить техники не только для Боевых Искусств Огня, но и для пути Дракона и Звёзд.
  
  – Хо? – Сюэ удивлённо огладил бороду. – Необычно… Зачем они тебе?
  
  – Понимаете, всё дело в моей Цели, – лёгкий укол нервозности, когда я стал давать пояснения, что будут приняты местным менталитетом, заставил мои пальцы сильнее сжаться за спиной. – В том призвании, которое я в себе обнаружил, когда начал изучать боевые искусства.
  
  – Ты интригуешь меня всё больше, юный Лян Ю, – всем телом повернулся в мою сторону проректор. – Я сам хотел спросить у вас это. Поведай же, ради чего ты изучаешь боевые искусства?
  
  – Разумеется, у меня есть много причин заниматься боевыми искусствами. Без мастерства в них не занять высокое положение в обществе, не суметь защитить тех, кого любишь, и не помочь тем, кто нуждается в твоей помощи, – Е Синхэ чуть вздрогнул и окинул меня очень странным и сложным взглядом. – Ни одну из этих причин нельзя назвать ничтожной и сделать вид, что она не играет роли в моей мотивации и действиях, но всё же… Если говорить о личном… Я хочу силы.
  
  – Силы? – чуть нахмурился учитель. – Сила — лишь средство, а не цель. Желать её — нормально, но желать только её — опасный путь.
  
  – Воистину, вы мудры, Мастер, но этот ученик не желает силы ради силы. Сила приносит свободу. Лишь она позволит обрести право выбора — жить так, как велит мне сердце, а не так, как вынуждают обстоятельства, – теперь на меня почти такой же взгляд, как Е Синхэ, кидала и Ан Сюен. – Но и свобода не является моей целью, а лишь необходимым условием, ещё одним средством и ступенью.
  
  – Ступенью к чему? – спросила девушка.
  
  – К пониманию вселенной, полагаю, – я прикрыл глаза, слегка наклоняя голову, чтобы это выглядело в должной мере проявлением неловкости от такой наивной мечты и одновременно с тем твёрдой убеждённостью, которую я готов отстаивать. – Кто-то наслаждается музыкой, кто-то обожает поэзию, а я нахожу удовольствие в постижении Ци и законов мира, по которым она существует. Сам процесс развития и познания является для меня одной из важнейших причин обучения. Но как можно понимать целое, рассматривая лишь часть? Потому я смиренно прошу Учителя Сюэ помочь мне охватить взглядом картину целиком, а не только лишь краски, отражающие Боевое Искусство Огня, – я ещё раз почтительно наклонил спину, складывая руки перед собой в жесте уважения к старшему.
  
  – Поразительно, – старый мастер вновь оглаживал свою бороду, на этот раз как бы возбуждённо, – в тебе и вправду талант семи кристаллов, молодой Лян Ю. Пойдём со мной после этого занятия — я передам тебе учебники.
  
  – Благодарю, наставник, – я ещё раз поклонился, ибо кашу маслом не испортишь.
  
  – И коли зашла речь о ваших целях, что насчёт тебя, Ан Сюен? – проректор повернулся к девушке. – Зачем ты встала на путь боевых искусств?
  
  – Я жажду свободы, чтобы путешествовать вольно, словно птица, – с видимым внутренним напряжением, но также и решимостью, ответила наследница дома Безграничных Небес.
  
  – Свободы? – вскинул брови старик.
  
  – Да, – Сюен бросила короткий взгляд на моё лицо и ещё более твёрдо, чем раньше, посмотрела на учителя. – Я стремлюсь к жизни, где не буду связана оковами, где не придётся жертвовать собой ради интересов семьи или просто быть чьей-то женой. Такой свободы я хочу.
  
  – Ох, – сложно было сказать по лицу пожилого Мастера, насколько он осуждает желание девушки послать интересы своей семьи далёким лесом, но такого ответа он явно не ожидал. Впрочем, взял себя в руки Сюэ практически сразу, не допуская пауз в разговоре. – Как богиня боевых искусств Тянь Инь? Не принадлежащая ни к одной из шести великих империй, свободная от служения кому-либо? Это также отличная цель в жизни! – свёл всё к обозначению идеала и необходимости выкладываться на полную в тренировках, коли хочешь этого идеала достичь, мудрый дядька. Ну, по крайней мере, я понял это так.
  
  – Хм… – судя по тому, как Сюен прикрыла глазки, она тоже пришла к схожим выводам.
  
  – Синхэ, а ты что скажешь? – перевёл взгляд на последнего присутствующего проректор.
  
  – Моя цель? – застенчиво улыбнулся тот, словно не веря, что ему можно влезать и отвечать в одном ряду с высокородными.
  
  – Почему ты хочешь обучаться боевым искусствам? – терпеливо повторил наставник.
  
  – Видите ли… – на лицо парня набежала тень. – У меня нет каких-то особых целей в жизни, Мастер. Я просто хочу, чтобы мой клан жил лучшей жизнью! – криво улыбнулся подросток, пытаясь смягчить свои слова. – Я ведь просто сын вассала, а наш клан должен каждый год платить высокие налоги. Если после выплаты налогов мы соберём плохой урожай, у нашего клана будет нехватка еды. В результате, старики часто умирают от голода… – его руки вдоль боков неосознанно сжались в кулаки. – Если я стану сильным, то выполню свой долг перед кланом. Приложу все свои усилия, чтобы они жили в достатке и ни в чём не нуждались. Пусть сейчас я и слаб, но я, Е Синхэ, обязан совершенствовать свои навыки боевых искусств всеми силами. Защитить клан — моя обязанность.
  
  – Так ты просто хочешь лучшей жизни для своей семьи? – обронил наставник, задумчиво вздохнув, отводя взгляд в сторону. – Скоро стемнеет, вам нужно возвращаться, – сменил он тему, резко вставая к нам спиной. – Синхэ… – ещё до того, как кто-то из нас успел шелохнуться, обратился он к парню и вновь умолк на пару секунд. – Что ж, это можно назвать целью, – наконец вынес вердикт наш учитель, впрочем, так и не повернув головы.
  
  – Мастер, я сказал что-то не то? – заволновался представитель Лазурного Пера, по-видимому, действительно не понявший, сколько скрытых смыслов может быть в рассказе старику о смерти других стариков.
  
  – Нет, – сухо ответил Сюэ и решительно закрыл тему: – Лян Ю, ты хотел получить техники нашей Академии. Пойдём со мной, я выдам нужное, пока не стемнело…
  
  – Да, Мастер, – поклонился я и, бросив прощающийся взгляд на товарищей по учёбе (в основном на Сюен, конечно), поспешил за широкой спиной наставника, уже двигающейся в сторону ворот.
  
  Тем же вечером.
  Мастер Сюэ оказался чрезвычайно щедр и вывалил на меня едва ли не три мешка учебников, как я и просил, начиная с самых основ, заканчивая методами прорыва и практиками Седьмого Небесного Уровня. Я готов поклясться, что за пару одолженных книжек из этого перечня… нет, война не начнётся, но вот купить пару-тройку городов вполне получится. Что же, очевидно, наставник действительно питает большие надежды по поводу одного скромного младшего наследника. Постараемся его не разочаровывать. Поблагодарив за щедрость учителя, как это полагается, я поспешил обратно домой — изучать предоставленную литературу. И первым в списке был брат-близнец того тома, что старик выдал Е Синхэ — техника была самой базовой, её можно было даже спокойно взять в общей библиотеке, но чего уж там. И вот, поудобнее расположившись на коврике для медитаций, я углубился в чтение скромненькой тоненькой книжки с претенциозным названием «Техника Бога Звёздных Боевых Искусств». И… нет, чуда не случилось. Я нихрена не понимал.
  
  «Водная гладь утреннего озера…
  
  Всплывший пузырёк…»
  
  И-и-и чего это значит? И как это понимать? А это описание некоего приёма ближнего боя, между прочим! Или вот:
  
  «Стелиться подобно морозному ветру на вершине горы…
  
  Песня сверчка…»
  
  И как это? И куда? И почему? А в пометках на полях это обозначено защитным боевым стилем. Сиди — медитируй — постигай.
  
  Что-то там, конечно, было понятно описано, по принципу «сделай то-то и то-то, почувствуешь примерно вот такое вот, и это будет значить следующее», но этого было очень мало и оно всё было скорее в предисловии и общем описании данной техники развития, для того, кто хочет понимать, на что она способна, перед началом изучения. А дальше полный пиздец, простите за мой французский.
  
  Пришлось срочно браться за техники Драконов, просто чтобы не сойти с ума, ибо вот там всё «на пальцах» объясняли практически в каждой технике и даже рисовали — анатомические эскизы с указанием, какие группы мышц напрягать, и схемами движения Ци. Правда, для меня описанные методики не подходили совершенно. Ци адептов боевых искусств драконов была более… как бы это сказать, более телесной, сильнее завязанной на тело, и фокусировалась в своём развитии на взаимодействии с кровью носителя, а не с огнём или звёздами. Гонять эти комплексы я мог, даже эффект бы от них был, но вот эффективность подобных упражнений после того, как ты уже встал на путь Огня и сроднил свой даньтянь с Ци пламени, была бы абсолютно ничтожной, если бы вообще была, ведь это был совсем другой стиль, с другим базисом, и он не подходил для развития того базиса, который уже был у моего тела. В теории я, конечно, мог бы «переучиться», но это было бы бесполезной тратой времени, ломанием уже существующего и просто глупостью, ведь у меня была предрасположенность именно к путям развития огненных практиков, а не драконьих, было бы иначе, и прошлого Лян Ю изначально учили бы на Дракона.
  
  К слову говоря, в процессе изучения предоставленной литературы я, кажется, понял, зачем в местной домашней библиотеке все эти тома поэзии и философские трактаты. Они нужны для того, чтобы подготовить читателя к той муторной муре, что запихана в методички по боевым искусствам! В смысле, морально подготовить — настроить сознание на нужный настрой, такой вот каламбур. Просто чтобы быть с авторами текстов на одной волне и понимать, что они имеют в виду в своих пространных и многозначительных тезисах, описывающих приёмы конкретного стиля. И, хуже того, прошлый Лян Ю не видел в этом никакой проблемы, спокойно читал и понимал! Пусть не сразу, пусть порой ему нужно было недельку поразмышлять над той самой пресловутой «сокрытой мудростью», но потом он мог освоить технику! Хотя бы на базовом уровне, а с этим уже идти к клановым наставникам или деду. Но вот моё восприятие от восприятия «сферического культиватора в вакууме» отличалось. Описание некоторых методик вызывало чувство надувающегося в голове воздушного шарика, а ещё лютое раздражение от необходимости сидеть и с телячьим взглядом втыкать в каждую строчку, пока после десятого-пятнадцатого перепрочтения ты наконец-то не поймёшь, как все эти иероглифы вообще друг с другом сочетаются и «что тут происходит». А поймав себя на мысли: «я бы точно писал своё совершенно иначе!», я вновь осознал, что я — не первый, кто с таким сталкивается, и потому в мире столько совершенно разных техник развития в одном и том же направлении искусства. В общем, с одной стороны, моё дело небезнадёжно, с другой же, работы предстоит немерено.
  
  Но вернёмся к Звёздным практикам. Как я уже упоминал, местные до мысли, что звезда — это охрененно огромный и охрененно горячий объект, расположенный от земли в миллиардах и миллиардах километров, так и не дошли, ограничившись философствованием на тему «капель крови богов на небосводе» и прочими «шляпками гвоздей, которыми прибито небо», однако это тоже было не всё. Солнце по местной «сетке координат»… тоже не считалось звездой и стояло обособленно, равно как и Луна. Как я понял из нескольких трактатов «Звёздных», пользователям этого вида Ци было плевать на «качество» звёзд, их интересовало количество. Черпаешь силу от одной какой-нибудь звезды на небосклоне — ты на Втором уровне, от двух — уже на Третьем, и так далее, чем больше, тем ты сильнее. Разумеется, зависимость нелинейна, и на Девятый Уровень нужно уметь зачерпывать, наверное, всё небо и что-нибудь ещё сверху, но не суть. Вторая особенность этих в высшей мере интересных практиков была в том, как именно они воспринимали свою Ци, вернее, Ци Звёзд. Для них это был звёздный свет, точнее, они поглощали ту Ци, что падала на землю вместе со светом звёзд. Но что будет, если практик Огня будет поглощать эту же Ци, но фокусируясь не на концепции света, а на концепции Огня? Ведь свет — это лишь побочное явление, поток фотонов, рождаемый термоядерными реакциями любого светила. К тому же зачем тянуться столь далеко, когда Солнце куда как ближе, его жар можно почувствовать даже голой кожей, так почему бы не вобрать это в себя и не слить с родной Ци в даньтяне, аналогично тому, как это делается с Ци Огня при вставании на этот путь развития? Стоит попробовать.
  
  Три дня спустя.
  – Что-то я делаю не так, – озвучиваю очевидное, меряя шагами свой дом.
  
  Очередная медитация окончилась… нет, не провалом, зная, что и где искать, я действительно смог очень быстро почувствовать огненную Ци необычного золотого цвета, изливающуюся с небес днём… и серебристого, отражённого от Луны — ночью. С последним, как ни странно, ощущалось даже некоторое сродство, возможно, «Тёмная Луна» — это не просто красивое название клана. Да и помню я, что в личных покоях главы клана есть некое то ли устройство, то ли ритуальный камень, помогающий проводить какую-то особую культивацию. Правда, то ли где-то в глубине веков наши предки пролюбили секрет обращения с этим устройством, то ли народ несколько выродился, но, как я знал, на данный момент никто культивировать там не мог. Точнее, толку было не больше, чем при обычных упражнениях. Эх, опять я ушёл куда-то не туда. В общем, я смог найти и почувствовать нужную мне Ци, но… я не мог её поглотить. Она была необычна, и к ней не подходили методы огневиков, а методы звёздных я повторить не мог. Пытался, благо методичек с разными вариантами описания метода аж целая полка, спасибо проректору, но почти физически ощущал, что делаю что-то не так, словно пытаюсь рисовать ногами, вместо того чтобы нормально взять кисть в руки, однако как это исправить — не понимал. Чего-то не хватало, но вот чего, я осознать просто не мог. Там, если по-честному, с осознанием даже самих описаний, как и что делать, были большие трудности, а уж когда речь зашла о практике… В общем, я решил сделать то, что никто и никогда не делал до меня: подойти к герою сянси и спросить, как он культивирует. Да-да! Возможно, это звучало как бред, но… максимум, чем я рискую — это показаться странным в глазах одного паренька, да и всё. Зато если мой подход окажется верным, то это сохранит мне пару месяцев биения головой о стену собственного непонимания. Если я вообще смогу пробиться сквозь этот барьер. Ну что же, сказано — сделано. Не прошло и десяти минут, как я, прихватив учебник, уже стучал в дверь в стене ограждения домика своего вассала.
  
  – Лян Ю?! – удивился открывший двери паренёк. За эти три дня мы с ним особо много не общались, стандартное привет-пока, что, в принципе, с учётом разницы нашего положения, и так было немало, но и поводов для того, чтобы к нему вот так вот заскакивал сюзерен, тоже не было. – Я могу тебе чем-то помочь, старший брат?
  
  – Да, младший брат, – я чуть кивнул, – у меня возникли некоторые затруднения, с которыми, как я надеюсь, ты сможешь мне помочь.
  
  – Если это будет в моих силах, старший брат, – с выражением глубокой растерянности на лице заверил парень. И… как же меня вымораживает эта манера общения.
  
  Точнее, с Ан Сюен проблем нет — называть милую девушку «сестрёнка», когда она обращается к тебе буквально «братик», — это довольно трогательно и, чего уж греха таить, пикантно, в том смысле, что заводит и интригует… кхм… я хотел сказать, настраивает на позитивный лад. Но когда малознакомый парень, коего ты, если по-честному, в гробу видел, да в белых тапочках, начинает делать телодвижения в ту же сторону, в смысле, обозначать некую дофига важную близость между вами… Это делает мне стресс, как говорят где-то в Европе. Но… традиции, м-мать их. Нельзя просто так взять и послать лесом традиции.
  
  А Синхэ меж тем посторонился, тем самым как бы предлагая пройти на участок у его дома. Дважды уговаривать меня было не нужно, и я вошёл, не забыв быстрым взглядом окинуть обстановку. Хм-м-м… Ну, всё ровно так же, как и у меня, правда, за тем исключением, что создаётся ощущение, что тут… как бы это сказать, лишний раз стул сдвинуть боятся. Н-да.
  
  – Скажи, ты ведь уже достиг Первого Небесного Уровня и почувствовал силу Звёзд, начав процесс её слияния со своим даньтянем? – спрашиваю в лоб, так как не вижу смысла кружить вокруг да около.
  
  – Э… Да, это так, – осторожно ответил паренёк, застенчиво запустив руку в волосы на затылке. Звучало дико неуверенно и неловко, но ожидаемо для меня. – Но как ты узнал, брат Ю? Учитель Сюэ ведь говорил, что мне потребуется две недели, а сейчас прошла только половина первой.
  
  – У меня было хорошее предчувствие на этот счёт, в любом случае, поздравляю, – насколько смог, изобразил я приветливую и радостную за него улыбку. – И сделал ты это, опираясь вот на такой учебник? – сразу же переключился я на более важную мне тему и показал ему книжечку.
  
  – Могу я посмотреть? – явно не зная, как реагировать на моё поведение, попросил парень.
  
  – Разумеется, – протягиваю записи, которые он быстро пробегает глазами.
  
  – Да, именно по этой книге я учился, как почувствовать силу звёзд, – подтвердил вассал.
  
  – Прекрасно. У меня возникли некоторые вопросы по взаимодействию с силой звёзд, не мог бы ты мне объяснить их, младший брат?
  
  – Я? Н-но… не лучше ли обратиться к наставнику, старший брат? Я… я ни в коем случае не отказываюсь, но что может этот молодой ученик, когда рядом есть Мастер Сюэ?
  
  – Мастер Сюэ, как и я, принадлежит к практикам Огненных боевых искусств, ты же — единственный практик Звёздных искусств, что я знаю в Академии. Так согласен ли ты помочь мне?
  
  – Конечно, старший брат, что именно вызвало твои затруднения?
  
  И я попытался на пальцах объяснить, в чём проблема и что мне кажется странным. Е Синхэ… понял с трудом. А потом попытался как-то это объяснить мне обратно… в лучших традициях мудрёной философии и наполовину мистических, наполовину откровенно наркоманско-упоротых концепций этой самой философии. На пятой минуте объяснений я понял, что если и дальше буду пытаться во всё это вникнуть под таким ракурсом повествования, то скорее слечу с катушек, чем реально что-то пойму.
  
  – Так, стой-стой, – я замахал руками, – давай иначе. Вот что ты конкретно делаешь, когда поглощаешь Ци звезды и сливаешь её со своим даньтянем? Просто по ощущениям и движению Ци.
  
  – Ну… я… – и он вновь пустился в объяснения, только теперь уже предельно примитивными словами, без поэтического выпендрёжа. В стиле «сажусь так, расслабляюсь эдак, Ци пускаю таким-то маршрутом с такой-то скоростью, потом надо почуять звёзды, потянуться к ним и позволить силе самой раствориться», – вот на этом моменте у меня словно колокольчик в мозгу зазвенел! Вот он, ключевой момент.
  
  Практика адептов огненных искусств подразумевает именно вбирание Ци в себя — насильное, но контролируемое, ибо игры с огнём — это дело серьёзное. Но ведь, чёрт его подери, если так подумать, то да! В тех описаниях, что я читал, можно уловить смысл о пассивности, вернее, интерпретировать имеющиеся намёки так, что именно сложив руки лодочкой и не шевелясь подставив их под поток «капель силы звёзд с неба», ту силу и собирают. То есть там, где Огненный практик подходит к озеру и начинает черпать из него воду, чётко контролируя и сколько зачерпнуть, и как не пролить между пальцев, и как донести до рта, Звёздный эксперт, получается, встаёт под дождём, задирает голову и открывает рот, отдавая всё на откуп внешних факторов, ну или да — складывает ладони лодочкой и ждёт, пока те наполнятся, прежде чем испить. И совершенно очевидно, что метод, как зачерпнуть рукой из водоёма, с дождём не работает — как ты капли в воздухе зачерпнёшь, особенно если дождь не тропический ливень, а на уровне грибной мороси средней полосы? Вот она — главная фишка и центральное отличие, из-за которого у меня ничего не получалось! Я-то уже «умел» вбирать Ци и, читая методики другого подхода, воспринимал их через призму уже имеющегося умения, ну и пытался то применить в другой традиции, неосознанно отбрасывая намёки на то, что ему противоречит. Прямым текстом-то там ничего про «позволить Ци самой влиться» нет, там всё на угадайке и сквозь рассуждения о том, как себя настроить на духовную гармонию и единство с «небесным полотном». Но ведь верно, сила звёзд — это не костёр, она растворена в пространстве куда сильнее и не столь агрессивна, как огонь, но распространена при этом повсюду: звёзды стоят на небе, даже когда светит солнце, и не важно, знают об этом пользователи или нет, да и свет Солнца, несущий в себе солнечную Ци, ведёт себя в пространстве точно так же…
  
  – Идея! Отлично, ты сильно помог, брат Синхэ, спасибо! – после чего я просто выбежал из дома парня — мне нужно было срочно проверить эти гипотезы. Потому я уже не слышал, как член клана Лазурного Пера, выпучив глаза, тихонько шептал:
  
  – Наследник… Тёмной Луны… поблагодарил… меня?
  
  Ещё три дня спустя!
  – Эврика! Да-а-а-а! Я сделал это! – хотелось бегать по потолку и радостно вопить. У меня всё-таки получилось!
  
  Полностью метод пассивного «сидения под дождём» на практике мне не подошёл, но попытка уловить Ци Солнца, позволить ей втечь свободно, а уже внутри тела подхватить и аккуратно направлять поток, действуя как с классической Ци огня, сработала идеально! А дойти до этой попытки, поняв фишку, уже не было чем-то сложным.
  
  Три дня! Всего три дня самозабвенной медитации, используя всё доступное светлое время суток, и я таки смог вобрать в себя достаточно Ци «солнечного пламени», соединить её с даньтянем и слить воедино с уже имеющейся там сутью простого огня, к которой приобщался прошлый Лян Ю.
  
  Я чувствовал, как тело переполнилось Силой, словно я заново родился. Как каждую клеточку распирало от бодрости и желания действовать, как разом возросли плотность и объём Ци, перекрыв прошлый уровень практически втрое.
  
  Волевое усилие — и правую ладонь радостно охватили языки золотистого пламени, состоящего из моей Ци. Ещё одна мысль, и та же Ци послушно разливается по всему телу, укрепляя мышцы, кости и связки с совершенно новым ощущением… м-м-м… полноты этого укрепления, нежели приносил данный приём на Втором Небесном Уровне. Да… я смог, я прорвался на Третий Небесный Уровень, что было просто… просто… для выражения того, какой это был чувственный кайф, у меня просто не хватало слов. Наверное, это было похоже на приход от наркоты — не знаю, не пробовал, но точно круче оргазма во время секса. А ведь и сам процесс вбирания в себя солнечной Ци и её слияния с даньтянем был для меня дико интересным, волнительным и приятным. К тому же я смог прорваться, используя, пусть и с доработками, принципы Боевого Искусства Звезды, что автоматически расширяло мой арсенал на неизвестную величину и открывало огромные перспективы дальнейших изысканий.
  
  Ну что же, теперь можно и отметить это дело плотным завтраком, а потом на очередной урок…
  
  Приёмы пищи происходили в отдельном здании столовой, причём, как и в случае с жильём, все были равны, но кое-кто всё-таки ровнее других. Наставники, само собой, питались отдельно, личные ученики — своими маленькими группками по три-пять человек, ну а «мясо» с двумя кристаллами — в общей столовой. Сказать о качестве кушаний для них я ничего не мог, но вот о продуктах для своего стола — вполне. И были эти продукты отменными: мясо, птица, рыба — всё самое свежее и лучшее. Овощи, фрукты и рис им не уступали. Ну и никаких ограничений в количестве пищи. Каждый мог накладывать себе столько, сколько пожелает, что было вполне логично: развитие Ци требует массу энергии, которую нужно откуда-то брать. Нет, на более поздних уровнях, когда адепт уверенно будет черпать силу из самого мира, его потребность в пище и воде значительно снизится, местные легенды о каком-нибудь мудреце Девятого Небесного Уровня, что десять лет сидел на скале, не сдвигаясь ни на миллиметр и постепенно покрываясь слоем пыли, имели под собой вполне реальные обоснования. Но на начальных этапах лучше кушать как следует, хотя уже сейчас я вполне смогу сносно существовать неделю без воды и недели три без маковой росинки во рту. Настроения мне это не добавит, но сам факт! Адептам Боевых Искусств Драконов в этом плане несколько хуже — их Ци может одновременно напитывать тело куда лучше и сильнее, но и для своего развития и накопления требует от тела много сил, потому «драконовский аппетит» тут тоже вполне себе распространённое понятие.
  
  Заказав у слуги Академии то, чем я желаю насытить живот сегодня, я проследовал в выделенную для личных учеников проректора залу, как и всё прочее в сём учебном заведении, выполненную весьма дорого и искусно. Ну и способную вместить человек двадцать минимум, а не всего лишь трёх голодных студентов. К тому же время приёма пищи для «элитариев» было ненормированным, любой из нас мог прийти в любое время от рассвета и до заката и заказать еды, главное — не в ущерб тренировкам. В результате чего в этом огромном зале я сидел совершенно один. Не знаю, чем сейчас заняты Ан Сюен и Е Синхэ, может, медитируют, а может, и в ближайший городок выбрались, пусть это и маловероятно, ибо скоро тренировка с наставником, но перекусить они не пришли.
  
  Мои размышления прервал слуга, принёсший мой заказ. В нос ударили аппетитные ароматы тушёного с овощами мяса, тёплого, только-только вынутого из печи хлеба и холодного морса из местного аналога вишни. Поставив поднос с едой передо мной, слуга поклонился и вышел прочь, а я таки приступил к потреблению пищи. И это было восхитительно. В голове всплывала память о неплохих ресторанах прошлого мира, где за одну трапезу можно было оставить половину среднего месячного заработка какого-нибудь учителя… так вот, качество тех элитарных блюд, на мой вкус, уступало блюдам Академии, хотя, если подумать, ничего удивительного — здесь не знали понятия «натуральный продукт». В том смысле, что ничего другого тупо не было. Ни консервантов, ни полуфабрикатов, ни соусов с половиной таблицы Менделеева в составе. А способы приготовления? Каменные печи и уголь ароматных сортов дерева. Шашлык на яблоневых опилках или сандаловом дереве? Тут это вполне себе заурядное блюдо. В общем, я поблагодарил всех богов и демонов, что практика Ци сжигает калории со скоростью лесного пожара — иначе я имел некислые шансы стать сумоистом. Ну или просто боевым колобком, да.
  
  Мысли о еде натолкнули меня и на другие размышления. Зачем террористы так заморачивались с выходом учеников на практику? Почему бы, например, не травануть еду в столовой? Покатав эту идею и так, и эдак, я вынужден был признать, что не сделали они так потому, что не являются идиотами. Яды, что быстро убивают адепта боевых искусств, разумеется, есть. В конце концов, мы говорим о псевдо-азиатской культуре, а узкоглазые в этом деле шарили не хуже всяких Борджиа с их пафосными титулами типа «Аптекарь Сатаны», проблема состояла в том, что эти яды, в большинстве своём, нужно вводить в кровь. Те, что потребляются с пищей, всё-таки требуют времени на своё действие. Времени, за которое жертва сможет почувствовать, что с ней что-то не так, и дойти до наставников, а те не то чтобы с того света способны вытащить, но откачать отравление — вполне. Короче, слишком ненадёжно, к тому же поднимется шум, начнут искать и вычислять, глядишь, действительно найдут и вычислят. К тому же пищу ещё нужно травануть, и, с учётом того, что реально «интересные» для них цели питаются от случая к случаю и без чёткого расписания, задача усложняется ещё больше. Нет, есть яды, как подсказывает мне память наследника Тёмной Луны, что и при приёме внутрь с пищей могут отправить на тот свет почти мгновенно, но они дико сложны, дико дороги и, как правило, требуют накопительного эффекта, то есть травить нужно регулярно на протяжении недель двух, если не месяца, чтобы в теле жертвы набралась «критическая масса» и количество отравы, до того незаметной, резко перешло в качество. Н-да, с учётом места, где мы находимся — совсем уж нереальная задача. Вот и пришлось бедным террористам устраивать резню на выгуле, когда и все мощные наставники остались в Академии, и связь со внешним миром перебить удалось. Ладно, бесы с ними, с террористами, на данный момент еда волнует меня куда больше! А потом можно и на занятия — сегодня как раз намечается практика, на которой можно и порадовать наставника. Заодно показав, что выданные им книжки так или иначе, но пошли мне на пользу.
  
  
***
  
  На полигон я подошёл буквально за несколько секунд до того, как показались Е Синхэ и Ан Сюен. Мастера Сюэ ещё видно не было, но оно и неудивительно — собрались мы почти за полчаса до назначенного времени, что, впрочем, было почти обыденностью, в том смысле, что после первого дня все, кроме наставника, старались подходить пораньше, а вот он начал проявлять поразительную пунктуальность, ступая на плац нашей тренировочной площадки исключительно минута в минуту с началом урока. Тем не менее, несмотря на запас времени, разговор как-то не клеился. Мы дежурно поздоровались, встали рядом, и каждый задумался о своём. В этом тоже не было ничего нового — Сюен явно не очень горела желанием расслабляться и заводить приятельские беседы в присутствии малознакомого ей парня из младшей ветви другой высокопоставленной семьи, тем более что у того даже шансов особых нет сделать вид, что он не будет подслушивать. Ну а на то, чтобы попросить Синхэ свалить в туман, пока тут будут общаться два благородных, девочке явно не хватало наглости и хамства. Я, по очевидным причинам, тоже так не поступал. На этот фактор накладывалось ещё и то, что и меня самого леди Ан знала чуть больше, чем никак. Пара разговоров и дежурно-вежливых фраз всё же не делали нас друзьями и хорошими знакомыми, так что и особого стимула заводить разговор у девушки не было. Синхэ наверняка испытывал схожие чувства, на которые накладывались разница в социальном положении и вбитые привычки не провоцировать высокородных. Ну а я… Как-то так получилось, что моя голова, до сегодняшнего дня, постоянно была занята анализом прочитанных материалов и мыслями о моём развитии, на фоне чего тишина перед занятиями меня не только не угнетала, но и была очень кстати.
  
  Но то было до сегодняшнего дня, а после прорыва меня аж распирало от любви ко всему живому и желания поделиться этой любовью с миром, так что я решил скрасить ожидание разговором, заодно попытавшись таки растопить отчуждённость в нашей группе.
  
  – Синхэ, скажи честно, почему ты опоздал в первый день? – возможно, ответ и был в прочитанной мной в прошлой жизни манхве, но за неделю занятий я его так и не вспомнил. Не сказать, что я сильно пытался, но сейчас этот вопрос был ничем не хуже разговора о погоде.
  
  – Кхм… – парень заметно смутился, уткнув взгляд в носки своих сапог. – Я… слишком увлёкся чтением книг из библиотеки дома и не уследил за временем.
  
  – … – дочь дома Безграничных Небес воззрилась на Синхэ с искренним недоумением, потому как оправдание было… ну… своеобразным. Из серии: «на третий день индеец Зоркий Сокол заметил, что у тюремной камеры, где он сидел, нет одной стены».
  
  – … – я сделал вид, что мне неловко. – Знакомая ситуация… – а теперь живейшим образом заинтересуемся облаками, типа я тут вообще только подошёл…
  
  Да, это глупо, да, у меня вроде как взрослое сознание, но телу всего семнадцать, оно, считай, только что вышло на «совершенно иной уровень», причём действительно иной и официально… в общем, меня распирает от гормонов и энтузиазма, ими вызванного. Я даже не уверен, что в этой мешанине эмоций нет желания пораспушить перья перед Ан Сюен. В том смысле, что я не собирался ничего подобного делать, но то — осознанный выбор, по поводу которого у подсознательных желаний и стремлений половозрелого подросткового тела может быть своё, со-о-овсем иное мнение.
  
  – Хи-хи… – прыснула в кулачок единственная среди нас девушка, поняв всё именно так, как я хотел.
  
  – Любовь к чтению — это не порок, – с наигранной независимостью изобразил я всю болезненность вопроса, так сказать, в масштабе. Не очень-то я и лукавил на самом деле, так как из-за этого самого чтения за всю прошедшую с поступления неделю я сомкнул глаза для сна всего дважды и далеко не на десять часов каждый. И вообще, спать — для слабаков! А у меня нет времени на сон — я должен культивировать!
  
  – Нет-нет, я не имела в виду ничего такого, не пойми неправильно! – поспешила заверить меня девушка, примирительно замахав руками.
  
  – Ну вот, теперь чувствую себя виноватым за то, что заставил тебя оправдываться… – трагически, но всё ещё наигранно упираю указательный палец в лоб.
  
  – Ты вовсе ни в чём не виноват, брат Ю! – но девушка то ли не обратила внимание на наигранность, то ли её всё устраивало, и она продолжила разговор именно в данном ключе. Увы, её натянутую улыбочку и некое мельтешение в жестах можно было отнести к обоим вариантам. Теперь я и вправду начинал чувствовать себя неловко.
  
  – Кхм, рад слышать… – так, а что это мой вассал стоит и старательно делает вид, что он — фикус? По роже его хитрой чую, что он получает удовольствие от издевательств над своим сюзереном. Нехорошо… – Синхэ!
  
  – А?.. Я? – бедняга аж подпрыгнул от моего окрика.
  
  – Скажи что-нибудь, чтобы разрядить ситуацию! – во-о-от, теперь и он начинает нервничать и бегать глазками. Прям от сердца отлегло.
  
  – Ч-что сказать?!
  
  – Ну, что-нибудь позитивное. Ты вроде бы недавно прорвался, вот, похвастайся! – можно, конечно, было об этом промолчать и не содействовать налаживанию его контакта с будущей возлюбленной, но зачем, когда есть опция на ровном месте получить ещё капельку преданности моего будущего волнолома? Пусть я и сильно сомневаюсь, что из него действительно получится хоть сколько-то верный человек, но коль уж мне это всё равно не будет ничего стоить…
  
  – Что? – удивилась девушка, оборачиваясь к парню.
  
  – Ну, да. Думаю, я уже достиг Первого Небесного Уровня, – застенчиво запустив руку в волосы на затылке, покладисто последовал инструкции парень.
  
  – Говоришь, ты сделал это за каких-то семь дней? – в изумлении вытаращила глаза девушка.
  
  – Ничего удивительного, – пожимаю плечами. – Я и сам чувствую, что тренироваться в академии получается куда продуктивнее, чем дома, да и талант четырёх кристаллов — это не пустой звук, особенно при наличии старания и хорошего учителя.
  
  – Действительно… – кивнула как будто бы своим мыслям девушка. – Тогда прими мои поздравления, – улыбнулась она парню.
  
  – Спасибо, мисс Ан Сюен! – как и положено младшему, он начал кланяться. – Но мне далеко до тебя и старшего брата!
  
  Хм, ты смотри, он умеет подлизываться… Или он умел это и в каноне? Вроде бы что-то такое смутно и припоминаю, но без конкретики, больно уж лихо он там покрутел и начал бронзоветь, не стесняясь отчитывать и посылать лесом даже наследницу Лорда Северной Стражи…
  
  – Ну-ну, полно, а то ты опять сделаешь разговор неловким.
  
  – Я? – даже указал на себя пальцем Синхэ.
  
  – Ну не я же опоздал на первый урок, потому что угодил в плен домашней библиотеки… – а теперь гордо отвернуться и… – В смысле, в этой академии я такого не делал… – повторить полноразмерную модель болезненности вопроса. Руки — назад, спина — прямо, подбородок выше, да, вот так.
  
  – Хи!.. – вновь хихикнула в ладошку Ан Сюен, да и Синхэ заулыбался.
  
  – А вообще, обучение здесь действительно ощущается совсем иначе, нежели дома, – возвращаю разговор в серьёзное русло, прекратив кривляться.
  
  – Ты так думаешь? А в чём именно отличия, брат Ю? – отлично, Ан Сюен решила поддержать разговор, да и судя по любопытству в голосе, ей действительно интересно.
  
  – Здесь… куда как спокойнее, – выбирая слова, постарался ответить я максимально обтекаемо. – Прекрасный наставник, масса свободного времени на тренировки и изучение того, что для них нужно, минимум отвлекающих факторов, располагающая к самосовершенствованию атмосфера и… хотя я уже говорил, что тут спокойнее, – при последней мысли настроение моё несколько омрачилось, что, видимо, отразилось на лице. Ну да, когда ты осознаёшь, что над твоей головой навис топор, а жопа так приветливо улыбается из глаз Главы клана, проживание в этом самом клане становится несколько… дискомфортным. Воспоминания об этом хоть и ощущались посторонними, но в академии всё равно «попустило».
  
  – Да… – прикрыла глаза девушка, видимо, понявшая что-то по моей мимике… и имевшая пусть и несколько другие проблемы, но так же, как и у меня, завязанные на клан. Так что некоторые общие моменты и общую почву для общения мы нашли. Пусть это самое общение если и будет протекать, то точно без лишнего свидетеля в лице моего вассала. – Е Синхэ, – повернулась она к пареньку, – а что касается тебя? Нравится ли тебе в академии? – и сменила тему на что-то более нейтральное, не позволяя разговору увянуть. Что же, вполне неплохо.
  
  – Ну… мне здесь очень нравится, тут столько всего! И наставник Сюэ, и целая библиотека прямо в доме… – далее последовал целый вал восторгов, более всего напоминающий реакцию парня из провинции, что в первый раз прибыл в столицу. Собственно, если подумать, то примерно так оно и выходило.
  
  В любом случае, разговор сошёл на всякие забавные и приятные мелочи, где поддерживать беседу удавалось легко и свободно, просто вставляя периодически вариации на тему «угу», «согласен» или «нет, вот этот момент всё-таки отличается». Словом, постепенно мы переставали быть друг другу совсем чужими людьми и выходили на уровень приятелей. Перед самым приходом наставника я даже между делом пригласил своих собеседников прийти вечерком на чашечку чая, благо идти всего ничего. Ан Сюен, чуть подумав, согласилась, а вот Е Синхэ заробел и пусть и вежливо, но отказался. Вообще, на этом моменте можно было на него как следует наехать, мол, вассал совсем берега попутал, отказываясь от приглашения сюзерена, но, во-первых, парень явно просто не понял, как это можно рассматривать с точки зрения этикета, потому как с этим самым этикетом, очевидно, у него всё было очень не очень, что явно поняла и Ан Сюен, судя по брошенному на Синхэ взгляду… Так, не думать, насколько же низко упал его клан! Ну а во-вторых, между «поболтать с красивой девушкой в компании однокашника» и «поболтать с красивой девушкой без лишних и напряжных ушей и глаз» я однозначно выберу второй вариант, пусть даже не имею на неё никаких видов, кроме самого очевидного желания наладить отношения с той, кто в будущем, так или иначе, станет влиятельной и важной фигурой, просто в силу своего происхождения.
  
  В общем, поговорив ни о чём до появления Мастера Сюэ, мы без всяких проблем настроились на урок и приготовились к обещанной ещё накануне боевой практике. К слову, Сюен даже оделась сегодня иначе, оставив свою накидку-халат дома и прибыв в новом белом костюме, расшитом алыми цветами. И если честно, и этот, и прошлый её костюм, что был надет под халатом, с точки зрения европейца легко можно было принять за облегающее платье, типа ципао, однако это всё-таки был костюм, по своему функционалу являющийся спортивным, хоть и очень качественным и дорого сделанным. Местная одежда вообще очень мало коррелировала с европейскими названиями предметов гардероба, которые были близки моему «я». Пуговиц и застёжек тут не имелось, как класса, всё или запахивалось, хитро заворачиваясь так, чтобы ничего не выпадало и не съезжало при движении, или завязывалось на шнуровку. Ремней не было, в смысле с пряжками, все носили матерчатые пояса, которые крепились именно заворачиванием ткани вокруг себя, заколок и всяких фибул тоже не имелось, точнее, они могли выступать в роли декоративного элемента, но точно не того, на котором держится одежда практика боевых искусств, и в то же время встречалось очень много специфических предметов одежды и материалов, из которых они сделаны. Например, девушки, включая Ан Сюен, часто носили нечто вроде наручей, охватывающих руку от запястья до локтя, но не имея продолжения выше, то есть оставляя руку до плечевого сустава открытой. И были эти вещицы очень красивыми и прекрасно на девушках смотрелись, заодно позволяя скрыть куда менее эстетичные бинты, которыми обматывают связки с целью сократить риски растяжений, ушибов и вывихов. Причём, несмотря на то, что названия всего это я знал из памяти Лян Ю, по какой-то причине, воспринимать их и оперировать ими на автомате было тяжело, всё время зудело назвать то одну вещь рубашкой, то другую — курткой, хотя ни того, ни другого в чистом виде здесь не существовало, что порождало новый дискомфорт в ощущениях. Для себя я просто решил избегать даже мысленно темы того, как называется та или иная одежда, но отмечать её оригинальность мне это не мешало.
  
  Однако это так — лирическое отступление, а урок между тем начался и даже подошёл к началу ключевой части.
  
  – Последние семь дней я рассказывал вам о каналах вашей Ци, но с сегодняшнего дня я начну обучать вас боевым искусствам! Лян Ю, ты первый. Ан Сюен, смотри и учись. Синхэ, ты всё ещё не достиг Первого Небесного Уровня, так что тебе лучше заняться упражнениями с Ци.
  
  – Мастер, подождите! – воскликнул парень.
  
  – Хм? – приподнял бровь наставник.
  
  – Думаю, я уже достиг Первого Небесного Уровня, – повторил эту новость уже для наставника подросток, чем изрядно его озадачил.
  
  – Но как ты смог так быстро достичь его? – особых эмоций на изрезанном морщинами и изрядно прикрытом седой растительностью из усов и бороды лице видно не было, да и от изменения интонации голоса мастер воздержался, но смотрел он на Синхэ немногим менее удивлённо, нежели Ан Сюен несколькими минутами ранее.
  
  – Не знаю, Мастер, я просто повторял ту тренировку с направлением Ци через Врата жизни и Божественные врата в даньтянь, а потом почувствовал, как будто по всему телу прокатился звон удара, и всю усталость от долгой медитации как рукой сняло, – дисциплинированно рассказал парень, стараясь подражать поэтическому описанию процесса, словно это что-то звучащее лучше и уместней в общении с наставниками, дабы привести их в благодушное настроение и создать видимость, что ученик что-то таки учил и их предмет уважает.
  
  Я покатал последнюю мысль в голове…
  
  «Твою мать…»
  
  Мне не хотелось верить, но ведь это было так похоже на правду… Грузить научными терминами там, где можно объяснить простыми словами — это же, блин, классика набивания себе цены, а мы же ещё и в псевдо-китайщине, со всеми восточными заморочками на тему цветастого общения, аля: «Пусть неземное счастье украсит вашу жизнь! Сейчас вы будете лицезреть Владыку Вселенной, Великого Хана Бэкета!» О боги, как всё грустно…
  
  Тем временем проректор огладил бороду и постановил, что коль такое дело, то и Е Синхэ будет учиться боёвке, ну и поставил его в самый конец очереди, дабы тот смог сначала посмотреть на то, как будут действовать более старшие и опытные товарищи.
  
  – Кхм. Ну что же, начнём. Вон там, – мастер махнул рукой в сторону дальней части полигона, – установлены несколько брёвен. Пусть каждый из вас встанет напротив своего бревна, – дождавшись, пока мы выполним команду, Сюэ продолжил. – Теперь следуйте моим указаниям. Во-первых, соберите Ци в даньтяне, во-вторых, сконцентрируйте Ци в руке. Как только Ци достигнет пика, ударьте по бревну! Вложите всю свою силу в этот удар!
  
  Мысленно поблагодарив учителя за то, что он умеет в нужный момент обходиться без поэтических сравнений и говорить предельно конкретно, я последовал указаниям, концентрируя Ци. Это упражнение служило не только классическим «силомером», долженствующим наглядно и просто показать наставнику «выходную мощь» ученика, и не столько «боксёрской грушей», предназначенной для «постановки удара», основная цель такой методики, как я знал, — это наработка навыка выплёскивать Ци наружу с перспективой формировать из неё уже конкретные энергетические атаки. До этого мы тренировались быстро перемещать Ци по телу, нарабатывая рефлексы физического усиления и строя базу для дальнейшей возможности высвобождать Ци в энергетические атаки с любой позиции, а сейчас как раз переходили к этим атакам. Понятно, что у меня и Сюен тренировки по управлению Ци шли далеко не одну неделю, проведённую в академии, всё же мы уже пришли сюда на Втором Небесном Уровне, а достижение его как раз и позволяет развивать подобные навыки. Просто Сюэ, как и положено учителю, сперва проверял уровень учеников и вводил нас в тонус, заодно подгоняя под свой стиль тренировок. Теперь же начиналось реальное обучение, что он и обозначил, говоря о боевых искусствах. Данные брёвна, например, были напилены не из первой попавшейся сосенки, а представляли из себя железное дерево — этакий местный фикус, который не каждой стальной пилой возьмёшь и не каждым топором царапину оставишь. То есть представляли из себя «боксёрскую грушу», которая реально наши магические удары выдержит, вернее, развалится далеко не сразу, в отличие от обычной деревяшки, которую и простой хорошо тренированный боец, не достигший и Первого Небесного Уровня, сломать может, зная, как бить. Суть же тренировки сводилась к тому, что, пусть грубо, пусть буквально на одном инстинкте и факте переизбытка Ци в руке, мы должны были эту Ци выплеснуть в плевке голой силы, а дальше уже следовало запомнить ощущение и потихоньку переходить из положения «сконцентрируй Ци и бей кулаком, надеясь в процессе выплеснуть немного капель мистической энергии» к положению «сконцентрируй Ци и бей Ци, кулаком лишь задавая направление». И мне это, на самом деле, уже было не очень нужно, так как на Третьем Небесном Уровне выпускание Ци наружу и управление её формой переходит в разряд интуитивно понятных вещей. Тело уже не сопротивляется, его не надо заставлять выплёскивать Ци, оно само это с удовольствием делает. Однако «не очень нужно» не значит «не нужно вообще», ибо наработку рефлексов никто не отменял.
  
  В общем, мысленно поблагодарив учителя, я собрал энергию из даньтяня в ладони до такой концентрации, пока ту не начало припекать, и, с размахом, высвободил на выдохе, впечатывая кулак в центр тёмного деревянного столба.
  
  Рёв распространяющегося пламени, звук столкновения, и бревно окутывает дым. С небольшой задержкой сбоку раздаётся такой же удар и поднимается ещё одно облако дыма, но спустя десяток секунд задымление прошло, открыв нашим глазам довольно интересную картину. Бревно Ан Сюен получило опалённую вмятину глубиной и шириной в кулак, а вот моя атака выбила почти всю верхнюю треть бревна, сточив его за малым не насквозь, там реально осталось сантиметра два от всего объёма, к тому же «кратер» продолжал дымиться и даже тлеть.
  
  – Впечатляет! – подойдя к нам, довольно покивал Сюэ, начав осмотр с результата девушки. – Отличная демонстрация Боевых Искусств Огня, хороший радиус поражения, – далее учитель дошёл до моего бревна. – М-м, ещё лучше! Лян Ю, ты не перестаёшь меня удивлять, такой удар достоин Третьего Небесного Уровня, – проницательно определил мужчина.
  
  – Хотел сделать сюрприз, мастер, – почтительно складываю перед собой руки в жесте уважения к старшему. Спустя миг рядом удивлённо ахнула Ан Сюен, до которой дошёл смысл моих слов.
  
  – Хм, неужели? – вздёрнул брови и проректор.
  
  – Я прорвался сегодня на рассвете, – выпрямившись, зажигаю на правой руке золотое пламя. – Идеи из предоставленных вами книг очень помогли мне в этом.
  
  – Этого старика безмерно радует быстрый рост его ученика. Но что же за идеи помогли тебе в прорыве?
  
  – Разбирая техники по Боевым Искусствам Звезды, я невольно перескочил мыслями от света звёзд, из которого они черпают Ци, на свет солнца и его способность дарить тепло и даже поджигать сухую траву. Эта мысль долго не давала мне покоя, а идея о том, что свет звёзд может иметь общие корни со светом солнца, привела меня к мысли попробовать ощутить Ци солнца по аналогии с методом ощущения звёздной Ци. Сперва у меня ничего не получалось и техники Звёздных боевых искусств не могли мне помочь, тогда я обратился к брату Синхэ и после обсуждения того, как он это ощущает, понял, как надо делать, а спустя три дня смог сроднить свой даньтянь с солнечной Ци, что и привело к прорыву на Третий Небесный Уровень, – не стал я ничего скрывать, имея в том сразу три цели.
  
  Во-первых, ещё раз показать свою гениальность наставнику и тем самым укрепить свою репутацию в его глазах, во-вторых, завуалированно подсказать метод Ан Сюен и Е Синхэ, что позволит в предельно безопасных для меня условиях понять, насколько мои идеи пригодны для местных, заодно и с выборкой по направлениям. Ну а в-третьих, я просто демонстрировал всем троим широчайший жест доверия, который они не смогут проигнорировать, ибо здесь за такие знания держались ого-го и кому попало не сообщали. Я же был в идеальных условиях, заведомо зная, что из присутствующих меня никто не кинет и против меня эти знания не использует, даже Синхэ, при всей неоднозначности своей личности, был не тем человеком, который станет разбалтывать чужие секреты.
  
  – Похоже, я выбрал себе невероятного ученика! – со странным спокойствием в голосе, но гордо расправив плечи и устремив взгляд куда-то в небо, сообщил Мастер Сюэ.
  
  – Поздравляю, старший брат, – подкатил ко мне Синхэ, поняв, что наставник ушёл в свои мысли, а значит, можно и поговорить о своём, не боясь вызвать гнева ведущего урок преподавателя.
  
  – Ну, это получилось во многом благодаря твоей помощи, так что поздравить следует нас обоих, – проявил я скромность, а заодно слил возможный долг перед ним, ибо если это и его достижение тоже, то о каком долге с моей стороны за его помощь может идти речь? Это же не только я профит получил, но и он! Правда, что-то мне подсказывает, что этой логической цепочки он в упор не поймёт…
  
  – Брат Ю, нечестно было ничего не сказать нам, когда мы обсуждали достижение Е Синхэ Первого Небесного Уровня! – шутливо попеняла мне Сюен, изображая праведную женскую обиженку.
  
  – Как-то к слову не пришлось, – а теперь добавить на лицо каплю застенчивости и ещё три щепотки скромности. Да, вот так, Лян Ю, играй тОмного принца, тебе идёт эта роль! Эм… В смысле… Какого?! Что за хрень я несу?!
  
  – Кхм, – кашлянул в кулак проректор, возвращая к себе внимание, – вернёмся к уроку. Посмотрим, как справился Синхэ, используя Боевое Искусство Звезды… – старик перешёл к третьему бревну. – Что? Ни царапины? – не поверил он своим глазам, переведя полный недоумения взгляд с врытого в землю тёмного дерева на подростка.
  
  – Ты его вообще бил? – в свою очередь обозначил вопрос я, припоминая, что и в каноне был какой-то затык с этим бревном, помешавший парню ударить сразу. То, что он потом разнёс его в щепки вместе с куском стены, окружающим плац, — это сто процентов, но перед этим была какая-то сюжетка, по итогу которой оказалось, что парень хотел выпендриться, но переборщил.
  
  – Синхэ, объясни мне, что происходит, – велел учитель, не повышая голоса.
  
  – Мастер Сюэ, я хотел задать вам вопрос, не знаю даже, как его сформулировать… – неловко улыбнулся парень, в нервном жесте почесав пальцем правую щёку.
  
  – Просто скажи как есть, – терпеливо подбодрил его старик.
  
  – Мастер Сюэ, в случае, если я испорчу это дорогое бревно из железного дерева, я должен буду за него заплатить? – для наглядности подросток указал на предмет вопроса рукой.
  
  – Заплатить? – эхом переспросил наставник, чей взгляд приобрёл нотки потери коннекта, если можно так выразиться.
  
  – Как вы уже знаете, моя семья Лазурного Пера бедна, мы не сможем позволить себе заплатить за испорченное бревно железного дерева, чтобы его починили, – явно очень стыдясь озвученных фактов, пояснил ситуацию бедный, угнетаемый главный герой сянси…
  
  – … – возможно, мне следовало что-то сказать, но я не знал что. В том смысле, что я понял логику его рассуждений о том, что цена расходного инвентаря может возлагаться на учеников, тем более что поступление в Академию Небесной Звезды стоило денег, то есть без взноса тебя даже до вступительных испытаний не допускали. Только вот понимание этого не давало мне идей о том, что тут можно сказать.
  
  – … – возможно, проректор Сюэ испытывал схожие проблемы. Как, впрочем, и Ан Сюен.
  
  – Мастер? – первым не выдержал гнетущей тишины Синхэ.
  
  – Платить не надо… – тут же ответил учитель, будто проснулся.
  
  – О, так если я что-то сломаю, то платить не придётся? – на всякий случай уточнил уже отчётливо мечтающий провалиться под землю подросток, но, мысленно сжимая яйца в кулак, не позволяющий себе отступиться от жизненно важного вопроса денег.
  
  – Без проблем, выложись на полную, – заверил его старик, хотя что-то в его позе подсказывало мне, что всю неловкость участия в этом разговоре ощущает не только Е Синхэ.
  
  – Хи-хи! – в очередной раз за день рассмеялась в кулачок Сюен, похоже, начиная привыкать к этому делу в нашем присутствии.
  
  Вот только в этот раз её надо было спасать, ибо повернувшийся на звук наставник явно не разделял радости девушки насчёт того, в какой нелепой ситуации он очутился.
  
  – Сестрёнка Сюен, будь снисходительнее к моей ситуации, поверь, мне и так очень, очень неловко из-за того, как Тёмная Луна заботится о своих вассалах, – перевожу стрелки на себя, мрачно смежив веки.
  
  Ну да, пусть девушка просто выражала веселье от абсурдности происходящего, но в порыве дискомфорта из-за ситуации Мастер мог и вспылить, как минимум морально прессанув на тему «неуважительного отношения к наставнику». Он у нас вроде бы и мировой дядька, но всё же человек он серьёзный и уважаемый, а вопросы престижа в местном обществе принимаются близко к сердцу, как и выговоры вышестоящих и особенно учителей. Ну его, так рисковать… Пусть уж лучше все переключатся на мысль о том, что этот смех можно было интерпретировать и так, будто у неё вызывает веселье сам факт того, что вассал Тёмной Луны настолько беден, что беспокоится за какое-то там бревно. Разумеется, по местным обычаям сюзерен вассалу ничего не должен. Как там было… проблемы сюзерена — это проблемы вассала, проблемы вассала — это тоже проблемы вассала. Но всё равно, при желании раздуть конфликт можно и из этого, что и займёт умы всех, у кого оные умы есть, как минимум отвлекая. У Мастера Сюэ с умом всё в полном порядке, и момент он просечёт, а просеча — покатает в голове, пока же он это делает, острота собственных реакций уже поутихнет, да и вообще, девушка уже сама в неловком положении… Короче, всё очень замороченно, но факт в том, что «как бы» (большие кавычки в воздухе) обиженный я — это гораздо безопаснее для Ан Сюен, нежели решивший провести воспитательную работу проректор Сюэ Ли.
  
  – Брат Ю, – она сразу же смутилась и отвела взгляд, доказывая, что и у неё с умом всё очень неплохо, – я не смеюсь над положением вещей, просто сама эта ситуация…
  
  – Синхэ, тебя не должны заботить такие ситуации, просто сделай это, – твёрдым голосом прервал её проректор, всем видом показывая, что он ничего не слышал, но кое-кому лучше прекратить искушать судьбу.
  
  – По вашей команде! – столь же твёрдо и решительно заверил подросток, упирая правый кулак в ладонь левой руки.
  
  И-и-и… Последовал второй подход.
  
  Который оказался хреновым.
  
  Нет, в этот раз парень выдал удар и даже повредил бревно… оставив на нём выщербину сантиметра в четыре шириной и полпальца глубиной. Только это был отстой. В смысле, честный, хороший… Первый Небесный Уровень практика Боевых Искусств Звезды. И в связи с этим я хотел спросить…
  
  Какого хрена?!
  
  Нет, я уже понял, что что-то с Е Синхэ пошло не так, однако на испытаниях можно было списать всё на мандраж, иной психологический настрой, но… но ведь в этом моменте он должен был испарить это грёбанное бревно нахрен и пробить соседнюю стену! Что опять пошло не так? Я опять не почморил нищего вассала за то, что он нищий, потому буст вновь не включился? И что, чтобы теперь прокачать этого паренька, мне нужно настроить его против меня? Но нахрена он мне тогда такой настроенный будет нужен?!
  
  С этим надо что-то делать. Причём срочно! Но идей покамест нет, разве что найти стрелочника, который и будет его чморить, тем самым включив условия активации сюжетки героя сянси… Ещё бы знать, кого и как. Не сводить же мне его с троюродным братом, который тоже сейчас учится в этой академии? Нет, Лян Цзянь полностью подходит на роль зажравшегося мажористого говнюка, он по жизни такой, и это не лечится, но я же не смогу остаться в стороне, если конфликт Синхэ будет с моим родственником! Обе стороны будут ждать от меня каких-то действий, и что бы я ни сделал, ко мне обязательно будут вопросы или от Главы клана Тёмной Луны, или от Е Синхэ, причём и те, и другие крайне неприятны и с далекоидущими последствиями.
  
  Ну а занятие тем временем продолжилось…
  
  
Глава 3
  
  День тренировки с брёвнами. Ближе к вечеру.
  Как и договорились, Ан Сюен действительно зашла ко мне после окончания занятий, успев тем не менее переодеться и привести себя в порядок. Тогда, на тренировочной площадке, примерно оценив нашу мощность, Сюэ стал ставить нам технику выплёскивания Ци, объясняя, как её лучше направлять, структурировать и какими порциями лучше работать, чтобы не потратить все силы в одном ударе, но и всё-таки бить, как это положено в настоящем бою, где от силы удара зависит твоя жизнь. Ну и всё это совместно с лекциями о циркуляции Ци и том факте, что это — основа основ и базис базисов, который нужно постоянно поддерживать и развивать. Я, к стыду своему, после окончания тренировки не заморачивался ванной, а, в расстройстве чувств от результатов Синхэ, сел гонять Ци в развивающей медитации. Мне срочно требовались положительные эмоции, и удовольствие от тока магии по телу могло мне их дать, в отличие от трудов по соблюдению гигиенических процедур. Будь здесь нормальный душ, и, может быть, я бы относился к этому иначе, но тут, чтобы принять ванну, надо было сперва побегать с ведёрком, а потом подогреть специальную ёмкость, разведя под ней костёр… Короче, это были именно труды, а нифига не удовольствие, тащиться же в общие бани… можно, но это общие бани и туда надо тащиться. Впрочем, нельзя было сказать, что я был грязен или там «благоухал» — чтобы дойти до подобного состояния, пользователь Ци должен был изрядно постараться. Собственно, Небесный Уровень потому и называется небесным, что человек, вступая на него, уже становится чем-то большим. А боги не потеют и не воняют… ну, если их не загонять хуже лошадей.
  
  – О, сестрица Сюен, не ждал тебя так скоро! – улыбнулся я девушке, вежливо постучавшейся в ворота. – Проходи и позволь мне предложить своё гостеприимство.
  
  – Брат Ю, – мне вновь улыбнулись, – неужели я чему-то помешала?
  
  – Ни в коей мере, просто я ещё не успел заварить чай, – улыбаюсь в ответ, хотя на деле я в дом заглянуть не успел, так и разместившись на газоне во дворе.
  
  Во-первых, о визите гостьи я всё-таки помнил, несмотря ни на какое расстройство, а во-вторых, под лучами солнца было куда удобнее поглощать солнечную Ци. Пусть наращивать силу можно и обычным комплексом цикличного потока от даньтяня к темени и обратно, через позвоночник и центр груди (и никаких тебе Врат не нужно! Всё простые, понятные названия!), но при впитывании солнечной или огненной Ци скорость наращивания объёма своей вырастает раза в два. Пусть это капли в абсолютных величинах, но, как известно, курочка по зёрнышку клюёт.
  
  Оказавшись в домике, мы прошли в гостиную, где я быстро собрал всё необходимое для чаепития у традиционного столика. Разводить огонь для подогрева воды, впрочем, я посчитал излишне долгим, а потому — волевое усилие и поток Ци рождают на кончиках пальцев золотистое пламя, что сразу же охватывает чайник. Всего пять секунд — и вода начинает «шкворчать», ещё пять — и уже весело булькает. Можно было бы и быстрее, но я не был уверен, что глина посуды, пусть и произведённой по всем самым строгим канонам и традициям, выдержит такой резкий перепад температур. А проверять, вызовет у меня крутой кипяток ожог или нет, я не хотел. Да и чайник было жалко, он был заслуженным, ещё дедушка в свою юность из него себе заваривал.
  
  – Теперь дадим воде чуть успокоиться — и можно заваривать, – комментирую свои действия.
  
  – Ты… нагреваешь воду с помощью Ци? – удивилась красавица. – Какой необычный цвет… – а это было уже касательно самой Ци.
  
  – Сегодня и так слишком многое произошло, не хотел заставлять тебя ждать, – пожимаю плечами. – К тому же такая тренировка по контролю очень неплоха.
  
  – Брат Ю действительно гений, – смущённо отвернулась девушка, – совмещать отдых с тренировкой…
  
  – Гений или не гений — это не имеет значения, любой талант можно загубить пренебрежением и ленью, а трудолюбие и настойчивость всегда вознаграждаются. Во всяком случае, я хочу в это верить, – вода чуть остыла и теперь была вполне пригодна для заваривания, что не обожжёт впустую чайный лист, но поможет раскрыться всей его гамме вкуса и аромата. Впрочем, первое заваривание всё равно лучше слить — слишком резкое, да и стоило обмыть чай от мелкой травяной пыли, что так или иначе образуется на листах во время их обработки.
  
  – М-м-м, – вдохнув аромат из поданной мной пиалы, Ан Сюен в блаженстве прикрыла глаза, – нужно будет тоже попробовать. Кажется, вода и листья несут в себе следы твоей Ци… – на этом моменте она умолкла и начала наливаться краской… кхм, кажется, это весьма интимная штука.
  
  – В таком случае позволь дать тебе несколько советов, сестрица, – сделал я вид, что услышал фразу только про «тоже попробовать», без смущающего продолжения.
  
  – Советов? Да, конечно… – сделав один глоток, быстро взяла себя в руки она.
  
  – Лучше начинать не с чайника, а с пиалы и делать это в кожаной перчатке.
  
  – В перчатке? Зачем?
  
  – Если перестараться, то вода вскипит мгновенно и можно будет ошпариться, а чайник и вовсе взорвётся… с некоторой долей вероятности.
  
  – Брат Ю, – девушка улыбнулась, – я лишь на Втором Небесном Уровне и чтобы создать столь мощную Ци, мне потребуется приложить все мои усилия.
  
  – Ничего, я верю, что ты очень скоро прорвёшься на новую ступень, сестрёнка Сюен, – подбодрил я даму. – Главное — это мотивация и старания. И того, и другого у тебя в достатке.
  
  – Мотивация, – красавица поджала губы, – да… но скажи мне, брат Ю, зачем так стараешься ты? Изобретаешь такие необычные тренировки? Да и этот цвет Ци, он же стал таким из-за солнечной Ци? – хм-м-м, довольно серьёзный вопрос. И довольно личный. Стоит ли отвечать? Хотя… а почему бы нет? Девушка она вроде бы хорошая, к тому же раскрывать какие-либо секреты я не собираюсь, а даже если она что и сболтнёт, я всегда смогу сказать, что ничего подобного никогда не говорил. Свидетелей-то тут нема.
  
  – Всё очень просто, Сюен. Мы, в некотором роде, очень похожи.
  
  – Похожи? – она чуть нахмурилась.
  
  – Простолюдины и младшие вассалы считают, что бытие членом Старшей Семьи — это сплошь роскошь, удовольствия и развлечения, что мы — небожители, коим позволено всё что угодно. Но мало кто задумывается над тем, что на самом деле мы скованы и несвободны едва ли не сильнее, чем черноногие крестьяне. Наши судьбы не принадлежат нам. Я — младший наследник, нелюбимый Главой и главным Старейшиной собственного клана. Я — расходный материал и, случись у меня какие-либо более высокие притязания, помеха. Сейчас, когда стал известен мой талант семи кристаллов, я возвысился… до уровня «статусной вещи», которую можно продать, поменять или подарить более высокому аристократу. Или которую могут сломать из зависти, например. Потому я буду продолжать развиваться и тренироваться, если потребуется, то и на износ. Просто для того, чтобы перестать быть вещью и стать тем, кем я сам хочу быть. Только и всего, – я улыбнулся и припал губами к пиале.
  
  – Только и всего, – задумчиво повторила девушка, обнимая обеими ладошками свою посуду и наблюдая за поднимающимся над ней паром. – Знаешь… я узнавала о младшем наследнике Лян Ю… и то, что я услышала, совершенно не похоже на то, что я вижу перед собой.
  
  – Надеюсь, то, что ты видишь, лучше, чем то, что ты слышала, – делаю новый глоток отвара, скрывая в пиале смешок от вида растерянно-нахохлившейся леди. – Но в этом нет ничего удивительного — слухи часто врут, к тому же в клане нельзя быть собой, всегда есть роль, которой нужно соответствовать. Здесь же, – я обвёл взглядом помещение, показывая это абстрактное «здесь», – я могу быть собой.
  
  – Вот как… – теперь очередь отпивать из своей пиалы наступила для Ан Сюен, – никогда не думала об этом.
  
  – Хох, кажется, рассказы этого молодого человека опечалили мою сестрёнку Сюен, – я улыбнулся, меняя тему, – потому предлагаю оставить столь грустную и сложную тему. Мы там, где мы сейчас, и перед нами открыты все дороги. Так насладимся же этим временем, ну а пока… не поведаешь мне, какие блюда тебе нравятся?
  
  – Блюда? – и так глазками морг-морг.
  
  – Ну или песни, стихи… В общем, стоит нам отвлечься от печальных дум и просто развеяться в разговоре брата и сестры о приятных и не несущих в себе какой-то грусти вещах, как считаешь?
  
  – Да, – вновь немного подумав, кивнула девушка, – ты прав. Я очень люблю орехи в меду…
  
  – Сладкоежка, – я хмыкнул под мигом посуровевшим взглядом девушки. Нет, обиды там не было ни в одном глазу, но не показать возмущения даже тенью «поклёпа» на любовь леди к сладкому означенная леди не могла. Что же, продолжение вечера обещало быть куда как более позитивным. А личного, для налаживания уже дружеских отношений, было сказано вполне достаточно и так.
  
  
***
  
  Общение общением, однако тренировки и развитие никто не отменял… Н-да, чувствую, что моя тяга к этому уже напоминает ломку наркомана по очередной дозе, но поделать с собой я ничего не мог — чувство мощи, растекающейся по твоему телу и с каждым мгновением всё возрастающей — это великолепно. К тому же… Открывшиеся факты были неутешительны.
  
  Мой план по использованию Е Синхэ в качестве ледокола, который проложит мне путь к власти, вернее, плясать от того, что он таким ледоколом сам по себе станет, и уже на основе этого искать пути поиметь свою выгоду, не просто трещал по швам, он буквально осыпался прахом. Парень развивался изумительно быстро для того, кто только-только начал заниматься боевыми искусствами, но и в десятую часть не так стремительно, как было в известной мне истории. А без той силы он просто… бесполезен. Даже там ему приходилось раз от разу превозмогать, несмотря на все бусты и рояли в кустах, которые ему подкидывало мироздание, без них же он — просто пустое место. Я и так с трудом представлял, как стравить Е Синхэ с Тёмной Луной и при этом остаться в стороне от конфликта и вывести из него деда, но о каком стравливании может идти речь, если этот простофиля ничем не отличается по силе от обычного практика Боевых Искусств Звезды?! О каком вообще устранении семьи главы клана можно говорить в такой ситуации?
  
  Что? Мои семь кристаллов? Но в том-то и дело, что во мне нет той мощи, которая была в Синхэ по канону. Или на самом деле я активировал кристаллы криво и они нихрена не отображают реальность, или они отображают что-то другое, например, факт моего попадания и… не знаю… слияние душ между мной и оригинальным Лян Ю? В любом случае, точно не потенциал грубой мощи! Я вложился в удар по бревну полностью, уже будучи на Третьем Небесном Уровне, но мой удар был и вполовину не так силён, как удар Синхэ в его оригинальной истории. Я ударил просто как начинающий практик Третьего Небесного Уровня, то есть даже не практик середины Третьего Небесного Уровня, Синхэ же хреначил как Пятый. Будучи то ли на Втором, то ли вообще на Первом, времени-то с начала учёбы прошло всего ничего! То есть даже не на Третьем Небесном Уровне (Третий он получил где-то совсем накануне турпохода в лес с террористами, я это хорошо помню) он мог вмазать как Пятый! Разница наших показателей просто запредельна.
  
  Была бы, имей он оригинальный уровень силы.
  
  И вот чего мне делать в такой ситуации? Я Лян Сяню, нынешнему главе клана Тёмной Луны, не соперник — он на пике Седьмого Небесного Уровня и перед смертью вроде как на Восьмой прорвался. А это дядька, который в одно лицо армию может положить, причём наплевав на то, какие в ней собрались практики, если они ниже Восьмого уровня. Буквально — чем выше уровень, тем заметней разница в силе между цифрами, и Восьмой настолько же сильнее Седьмого, насколько Седьмой сильнее Пятого, если не Четвёртого, а Седьмой Пятых и Четвёртых может класть пачками без малейшего напряга.
  
  В общем, всё было очень безрадостно, и единственный вариант, который я для себя видел — это качаться, качаться и ещё раз качаться, пока есть такая возможность и меня ещё никто не пытается убить. А потому после того, как Ан Сюен покинула мой дом, я вновь сел в позу для медитации и, не отрываясь от запущенного цикла циркуляции Ци (трипл-Ц!), стал пытаться нащупать метод втягивания уже лунной энергии, благо сама Луна хоть и очень бледным полумесяцем, но на небосводе присутствовала.
  
  Можно было, конечно, попытаться сразу сунуться к звёздам и, так сказать, закосплеить героя сянси на полную. Ага, стать псевдокитайской копией китайского персонажа — что называется: почувствуйте самоуважение. Но, во-первых, «на полную» не получится. Банально потому, что сутры из его Техники Бога Звёздных Боевых Искусств всё ещё оставались для меня абсолютно непонятной мракобесной хренью, вместо Источника Великой Мудрости и Тайн Вселенной, каковым выглядели для Е Синхэ. А во-вторых, не стоит замахиваться на что-то далёкое, пока не охвачено то, что мне ближе. Луна, чей свет — лишь отблеск пламени Солнца. По сути — то же самое, а значит, доступное и пригодное мне. Но вместе с тем этот отблеск свой, особый. Искривлённое и искажённое отражение, но далеко не ущербное, просто… своё, специфическое, утратившее часть изначальных свойств и силы, но добавившее своих, новых ноток. Холодное, равнодушное… мёртвое.
  
  Гоняя по зацикленной петле Ци, я старался одновременно с этим впитать ту, что изливалась с небес, но при этом отсечь тот спектр, что давало ещё не зашедшее Солнце. И-и-и… получаться у меня начало почти сразу, вот только процесс поглощения лунной Ци был довольно… специфичен. Вместо прогревающего и наполняющего бодростью тепла по моему телу растекался умиротворяющий и сонный холод, который так и тянуло назвать «мертвенный». Но это, скорее всего, была лишь игра воображения… во всяком случае, я искренне на это надеялся, хотя в голову так и лезли мысли о том, что Луна у некоторых народов Земли зовётся Солнцем Мёртвых.
  
  Однако эти ощущения ни в коем случае не были неприятны, просто очень не походили на то, что испытываешь, работая с огненной Ци и светом Солнца. А ещё никакого чувства близости к завершению. Лунная Ци растворялась в моей собственной без остатка, невольно навевая мысли о том, что я занимаюсь чем-то вроде попытки озеленить пески пустыни, поливая те из детского ведёрка. То есть вода вроде бы и есть, и ты даже прекрасно видишь, как она уходит в дело, однако ни конца, ни края и близко нет. Но того, кто помнит, как паять материнскую плату при помощи шестидесятиваттного паяльника с тупым жалом и без нормального флюса, не испугать такими мелочами, и я упорно улавливал силу Луны и направлял её в свой даньтянь, хотя и чувствовал, что такими темпами и за год не смогу достигнуть слияния. Это, впрочем, было вполне объяснимо, ведь я перешёл на Третий Небесный Уровень, и сам мой резерв энергии, само её качество перешли на иную ступень, отчего для достижения результата мне теперь требовалось поглотить намного больше, чем это было с Солнцем. Там, где раньше, чтобы наполнить сосуд и достичь диффузии энергии в равных пропорциях, требовалось условное ведро, теперь необходима была бочка. Пусть не в человеческий рост, но всё равно в разы больше первого объёма. С прорывом на следующий Небесный Уровень, кстати, было так же — просто чтобы этот прорыв стал возможен, требовалось нарастить объём своей Ци в несколько раз от того, который получил при прорыве на текущий уровень. Количество тут переходило в качество, вернее, могло перейти, а могло и застыть вместе со всем развитием, когда практик достигал своего предела, но вот достигнуть качества без количества было невозможно в принципе, потому-то медитация с постоянной тренировкой даньтяня и продолжала быть актуальной на любой стадии развития.
  
  В общем, так у меня и прошёл вечер, а за ним и ночь — недавний успех с солнечной Ци вдохновлял и полнил энтузиазмом, из-за чего даже чувство тщетности прилагаемых усилий отнюдь не заставляло опустить руки.
  
  Увы, с окончанием ночи развивающую медитацию тоже пришлось заканчивать — ни уроки с проректором, ни потребность в пище пока никто не отменял, это только сон для слабаков, а остальное пока надо. Да, пока… Будем на это надеяться.
  
  Около пяти суток спустя.
  Новая ночь вновь полнилась чувством лежащего передо мной бесконечно долгого пути, а также не самыми весёлыми мыслями. Нет, сам процесс поглощения лунной Ци мне нравился, но вот темпы начинали удручать, а потому, не отрываясь от медитации, я уже который день насиловал себе память, пытаясь хоть что-то сообразить на тему своего будущего вообще и своего выживания в частности.
  
  Во-первых, техники. Ключевой вопрос, замковый камень всего дальнейшего развития. Хотелось всего и побольше, но запас времени ограничен, и чем больше проходило дней, тем ярче я это чувствовал.
  
  После моего выхода на Третий Небесный Уровень на уроках с Мастером Сюэ мы приступили к освоению классических огненных приёмов, теорию которых прошлый Лян Ю изучил ещё дома, а потому от меня даже почти не требовалось тратить лишнее время на попытку понять их описание в книгах и дёрганье за объяснениями учителя.
  
  «Огненный клинок» — самая базовая атака, выпускающая с руки узкую струю тугого пламени, — получился очень легко, ведь именно под нечто подобное наша тренировка с железным деревом и затачивалась, так что всё, что от меня дальше требовалось, это наработка контроля за формой струи и точной дозировкой Ци, вкладываемой в атаку. В перспективе так можно было выпускать хоть десяток прожигающих метровые брёвна стрел — по одной с каждого пальца, с самонаведением и на расстояние в десятки метров, потому как управлять своей Ци, даже выпущенной наружу, было возможно и не сказать чтобы сложно. Да, это требовало определённой привычки, в смысле, привыкания к, можно сказать, дополнительной конечности, а то и не одной, но… Это же была МАГИЯ! Плевать, насколько это сложно! В тот момент, когда это становится возможно, всё остальное просто не играет роли! Сон, вода, еда — всё идёт в топку, когда ты можешь научиться работать за реактивный огнемёт! И, главное, даже не нужно зубрить никаких формул и держать в голове каких-то мозголомных образов из рунических кругов, ты просто берёшь свою Ци — и двигаешь ей! Двинул неправильно? Пробуешь ещё раз! И ещё раз! И повторить! И дайте два! И так пока проректор Сюэ не даст по шее, чтобы следил за объёмом Ци и не доводил себя до истощения. И да, по шее я начал получать часто, но это было выше меня.
  
  С «Огненным щитом» — плотной плоскостью пламени трёх метров в ширину, формирующейся на небольшом расстоянии от тела и являющейся предтечей всех дальнейших барьеров огненных боевых искусств, — всё происходило точно так же, за той разницей, что здесь в процесс включились ручные печати. Этакие специальные положения рук и пальцев относительно друг друга, помогающие составить наиболее правильную конфигурацию потока Ци. Они не то чтобы обязательны, но есть ряд жестов и движений тела, которые стимулируют движение Ци с определённой скоростью и в определённом направлении. Малый Проход Великого Тигра, с которого началось наше обучение в Академии, — он как раз именно об этом и учит тем самым движениям тела. Но если там вопрос стоит о движениях всего тела прямо в бою, то ручные печати — это движения только рук и оперирование каналами Ци в них. А очевидно, что если тот же указательный палец будет направлен в сторону цели или будет расположен к ней боком, то и Ци, текущая по нему, в сторону этой цели пойдёт по-разному. А дальше всё развивается довольно логично — выброс рук вперёд, так, чтобы все каналы Ци на них максимально смотрели в ту же сторону, придаёт атаке больший импульс, а сжатие в некую закольцованную систему, где силу надо выпускать не через пару отверстий, а со всей поверхности, придаёт максимальную широту охвата. Ну и на комбинировании всего этого в соответствии с потребностями техник ручные печати и строились. Для мощного потока пламени ладони надо было сложить вместе, концентрируя между ними Ци, а потом резко выбросить вперёд, спуская «выхлоп», а для щита — выпускать Ци с тыльной стороны правой руки, с вытянутыми указательным и средним пальцами, придерживая её снизу левой, так, чтобы поток Ци из левой руки сперва входил в правую, а уже через неё в технику.
  
  Всё это добавляло своих трудностей с освоением, но и интереса. Ручные печати были вещью достаточно универсальной и в огненных практиках частой. Их исполнение мало отличалось от человека к человеку, и заучить их можно было на любом уровне развития, так что с нуля моему телу осваивать это не требовалось, только отточить и приноровиться. Вот только, несмотря на весь восторг и удовольствие от таких занятий, умом я прекрасно понимал, что всё это — фигня, которая меня не спасёт.
  
  Все эти огненные щиты и прочее фаершоу — это так, мелочь, которая практически бесполезна против тех, кто выше по уровню, и буквально никак не увеличивает шансы на выживание в противостоянии с заговорщиками, что и практиков Пятого Небесного Уровня резали пачками. Мне бы парочку техник «поддержки», хотя это название весьма условное, но память о возможном будущем Синхэ сразу выдавала много интересных вариантов. От лечения (ценность которого для выживания сложно переоценить) до неких звёздных чудо-глаз, позволяющих читать движения противника и за счёт этого умудряться избегать атак даже более умелых и быстрых практиков. Проблема в том, что всё это богатство относится к Боевым Искусствам Звезды, а в огненных техниках ничего такого нет, только магические барьеры, да и те лишь на высоких степенях развития, до которых мне ещё топать и топать.
  
  В целом, у меня был «доступ» к Солнцу, что, согласно моей же теории, позволяло мне применять и Звёздные боевые искусства. Вот только мало того, что я продолжал ни черта не понимать, что написано в книгах по данному направлению, так ведь и принцип работы, сама механика того, как работает это искусство, мне не подходил в чистом виде. То объяснение «на пальцах» от Е Синхэ и последующий успех хорошо показали, что вся работа с Ци у нас строится иначе, то есть, даже понимая худо-бедно механику Боевых Искусств Звезды, мне ещё предстояло переделать её под себя. И это не говоря о том, что потом эту переделанную механику потребуется испытать. На себе. На своих глазах, в частности. А косякнуть и выжечь органы зрения, мягко говоря, желания не было… Потому лучше было начать с целительства. Оно и побезопаснее вроде бы, и в дальнейшем поможет, даже в разрезе восстановления глаз. Конечно, своя Ци своему же организму вроде как навредить не может, но хрен его знает. Некоторые вещи организмом как вред и не распознаются. Самый простой пример — набор лишнего веса. Он вреден, он мешает жить, но организм упрямо откладывает жирок, даже когда от него уже загибается, и никак ты ему не объяснишь, что этого делать не надо. Вот и с местной магией может быть что-то такое. Пусть это вроде бы так и не работало, но страшно, однако. Хотя и сидеть на попе ровно нельзя — обычный огненный шар меня не спасёт даже от террористов-лесовиков, а вот целительство — может, как и чудо-глазки. Но хоть то же целительство и описано во всех читанных мной методичках по традиции Звёзд, но описано оно в плане: «ну ты, типа, медитируй на эту фразу, и быть тебе кошерным доктором через месяц-два». Со Звёздными Глазами было и того кучерявей — упоминались они всего в паре методичек и даже без каких-то специальных поэтических виршей, где якобы зашифрована механика приёма. И как с этим всем работать, я просто не знал.
  
  Помимо этого всё острее становился вопрос, когда будет эта «боевая практика» в том лесочке на горе? По идее, нам об этом объявят за некоторое время, но за какое? Да и что делать? Просто идти, рассчитывая на авось? Нет, это самоубийство. Не идти, сказавшись больным? Допустим, нужным образом травмироваться, чтобы остаться в академии, я сумею. И тем самым — буду знать, что террористы угрохали массу народа, включая и весело смеющуюся над моими шутками Ан Сюен, с моего попустительства и мелкого, трусливого шкурничества. На Е Синхэ надежды никакой. Да, я не имею понятия, что и как там пошло не так, в чём причина, но… он уже не вывозит. Так что надеяться, что он таки всё затащит в одно лицо, не получалось. Он и в той нарисованной истории нихрена, по сути, не затащил, сумев спасти только себя да двух спутниц, остальных студентов и наставников вырезали наполовину, если не больше, а те, кто это дело пережил, выжили только потому, что отловить их всех по лесам просто не успели. Но, имея Третий Небесный Уровень, я там и квакнуть не смогу — прибьют мгновенно. Нужно выходить на Четвёртый, а лучше Пятый. Вот только это всё равно что выполнить пятилетний план за три дня. Буквально! Я, конечно, по местным меркам чудо какой гений с семью кристаллами, но… во-первых, я до сих пор никакой такой чудо-гениальности и супер-пупер мощ-щи в себе не ощущаю, уж точно ничего похожего на тот зверский уровень силы, что демонстрировал в оригинальной истории Е Синхэ, активировав шесть кристаллов, то есть даже на один меньше, чем я. А во-вторых, даже если что-то там во мне и есть, которое раскроется в будущем, конкретно на данный момент я остаюсь «чайником», что рискует попасть под замес «броненосцев». И времени на раскачку у меня нет. Даже в самом оптимистичном случае «боевая практика» проходит «в конце семестра», то есть, ориентировочно, через два месяца. И если я каким-то чудом и успею выйти на Четвёртый Небесный Уровень, хотя бы закончив слияние своей силы с Ци Луны, то на Пятый — никак. Тут уже нужен какой-то зверский допинг и читы, причём действительно зверский — обычные духовные эликсиры и пилюли, которые можно купить у той же Академии, не подойдут. Может быть, какие-то супер-мега-совершенные образцы и смогли бы мне помочь, но супер-мега-совершенных в продаже-то как раз нет — в открытой продаже находятся только этакие сублимированные шарики из Ци-насыщенных трав и минералов, аля «Куриные кубики Магги», только шарики. И этих шариков нельзя принимать за раз много, не больше одного в день, на самом деле, если не хочешь травануться и подохнуть, потому как Ци у тех ингредиентов, что на них идут, не является человеческой, и пусть её можно впитать и пустить на рост своего резерва, но передозировка инородной энергии в организме может очень больно ударить по этому организму, вплоть до тяжёлых повреждений энергосистемы. Сами по себе материальные компоненты тоже в большой дозировке будут не шибко полезны для организма, особенно их минеральная составляющая. Наконец, и самой Ци в этих пилюлях и эликсирах не так чтобы много, то есть да — на фоне медитации вообще без всего прирост там заметный и существенный, но совершенно не такой заметный и существенный, чтобы взять новый Небесный Уровень за три дня. По идее, у Академии ещё должен быть доступ к таким вещам, как Звёздные Камни и Рубины Огненной Слезы — этаким «природным» конденсатам, веществам, что в естественных условиях накопили в себе огромный запас Ци, идеально подходящей для практиков определённого боевого искусства. То есть Звёздные Камни несут в себе запас Ци звёзд, а Огненные Слёзы — Ци огня, и адепт соответствующего направления может поглощать из них энергию неограниченно — насколько хватит терпения и запаса самого камушка. Есть и другие вариации подобных веществ, но эти — самые распространённые и дешёвые. Вот только… дешёвые они лишь относительно более редких аналогов, а реально даже за самый мелкий пару-тройку сотен серебряных монет вынь да положь. А это так-то дохрена — обычный крестьянин и одну-то серебряную монету может у себя в кошельке годами не видеть. Я же хоть и весь из себя мажористый наследник второго по силе и богатству клана провинции, да и прошлый Лян Ю, отправляясь в Академию, денег взял почти на максимум из доступного, как раз в расчёте на ученический доступ к запасам учебного заведения, но даже так мне вряд ли хватит и на пять Рубинов с огненной Ци — тут ещё местные цены смотреть надо и объём предложения. Но даже в самом благоприятном случае, если наценка будет минимальной и я смогу закупиться… Это всё равно максимум даст мне подняться на Четвёртый Небесный Уровень, но никак не на Пятый! На Четвёртом же я всё ещё буду оставаться мясом, что с лёгкостью зашибёт хоть Чу Сянь, хоть Линь Хон — тот блондинчик-террорист, что совсем не сдерживал голоса, когда представлялся Е Синхэ. А ведь у них там ещё и какие-то люто-демоничные призываемые зверюги были, от которых и опытные практики на Пятом Небесном Уровне огребали. Нет, стандартные варианты раскачки мне не подходили, тем более что и использовать их, пока я не закончу слияние с Ци Луны, было нельзя — тут или одно, или другое.
  
  В итоге получалось, что куда ни кинь — всюду клин. Я выкладывался как ненормальный, почти не спал, тренировался по двадцать часов в день и, да, развивался — рос в навыках, знаниях, Ци потихоньку в резерв капала. И тем не менее чувство, что время утекает сквозь пальцы, а я не только не отдаляюсь от смерти, но с каждым днём к ней только ближе… это чувство лишь нарастало.
  
  Оттого, наверное, поглощая холодную «мертвенную» Ци Луны, я сам не замечал, как впадаю в состояние глубокой меланхолии и не то чтобы отчаяния, но… да. Чего-то очень близкого ему, что нельзя назвать чёрным и болезненным, от которого рвало бы сердце и тянуло на суицид, но тоже не слишком приятного. Сонного такого. Равнодушного…
  
  Всё изменилось в один миг. Словно пробив какой-то барьер… или набрав критическую массу, даньтянь дрогнул, отдаваясь по всему телу волной мурашек, вслед за которой следовала волна изменившейся Ци — моей собственной, из даньтяня, но уже не такой, как выходила из него всего секунду назад. Это не был Прорыв, совсем нет — ощущения кардинально разные, как сравнивать тёплое с мягким, но я определённо достиг слияния. Слияния трёх начал — Огня, Солнца и Луны.
  
  Ещё не до конца веря в случившееся, я поднял всё ещё окутанную энергией, в результате медитации, руку к глазам, наблюдая, как золотистое пламя Ци выцветает, становясь бледным, с серебристым призрачным отливом. Выдох… золото Солнца… Вдох… призрачное серебро Луны… Выдох… оранжево-багряный отлив обычного пламени. Вдох… Да, это был ещё не Четвёртый Уровень, совсем не он, но, судя по ощущениям возросшего объёма, приобщение к новому «элементу» всё-таки даёт некий толчок к развитию даньтяня. Я всё ещё был где-то в начале Третьего Небесного Уровня, но уже не так чтобы прям совсем на «стартовой площадке», а совершив несколько широких шагов к состоянию, более характерному середине «дистанции» данной стадии развития. Это было прекрасно… но этого было мало. Прошлый Лян Ю прибыл в Академию, уже находясь на Пике Второго Небесного Уровня, и я помнил то ощущение близости Прорыва, хоть в тот момент и не мог сказать, что это за чувство в энергетике и чем оно отличается от нормального положения дел — всё-таки ни у прошлого хозяина тела, ни тем паче у меня не было опыта множества Прорывов. Сейчас же я чувствовал нечто иное — что для Прорыва у меня ещё слишком мало энергии. Нужно больше. Намного больше. Однако… достаточно. Пока что. Энергетике нужно ещё дать время устояться. Часа-двух хватит, но культивировать в это время не стоит, чтобы не вносить помехи. Они вроде бы и не могут повредить, но с моим гибридным подходом и мешаниной начал лучше не рисковать. А вот срочно влить в себя чашечку крепкого чёрного чая, чтобы включить мозги и хорошенько подумать — стоит.
  
  Как я оказался в доме и заварил бодрящий напиток, восстановить в памяти я бы не смог при всём желании, да и не до того мне было. Радость от слияния густо мешалась в душе с совсем иным чувством. Чувством… облома.
  
  Я ведь действительно рассчитывал, ожидал, надеялся — называйте как хотите, но я искренне думал, что слияние с лунной Ци позволит мне прыгнуть на Четвёртый Небесный Уровень. Да, мне этого никто не обещал, но… Блин! За эту неделю я мог нажраться пилюль, купить Рубин Огненной Слезы и выйти на середину Третьего Небесного Уровня. На середину, Карл! А не оставаться в начале, пусть и чуть-чуть отойдя от самого-самого начала.
  
  Я же такими темпами реально нихрена не успею! И придётся мне стать или трупом, или трусливым подонком, бросающим кучу, по сути, детей на растерзание отбитым фанатикам! И даже если я прям сейчас побегу к интенданту Академии — смотри пункт «до Четвёртого дотяну, но на Пятый выйти — анриал». Мне нужно было срочно придумать что-то ещё. Что-то нестандартное. Что-то действительно читерное… Минуточку… Читерное?
  
  Точно! Ледяная алебарда, что была спрятана в пещере на полигоне. Сокровище Небесного уровня, что, как видно даже из названия, даёт примерно плюс этот самый уровень. В том смысле, что тут концепция «самурай без меча подобен самураю с мечом, но только без меча» ни разу не работает, и крутой артефакт — это реально серьёзное преимущество, способное легко переломить ход боя. Конечно, уповать на единственный артефакт со свойствами, точно мне неизвестными, явно не стоит, но вот в сочетании с тем уровнем силы, который я смогу нарастить, закупившись у Академии веществами, эта штука действительно уже даст мне неплохие шансы на выживание. Есть, конечно, небольшая проблема — я совершенно не помню, где эта алебарда находится, и не уверен, что в читанной мной истории вообще были конкретные координаты и карты. Но зато я помню, что в том лесочке была некая Звёздная колонна — такая большая, древняя и одиноко стоящая прям где-то в центре полигона каменная палка выше деревьев, на которую делался мощный акцент, типа, запомните, вот эта штука — важная и жутко крутая, но потом об этом забыли, и она больше нигде и никак не фигурировала. Но это всё лирика, а важно то, что пещерка с алебардой точно находилась где-то в радиусе дневного перехода от этой колонны, а учитывая, что даже в местных лесах не так уж часто встречаются внезапные скалы с пещерами, это уже хороший ориентир! Сам же полигон тоже примечательный, там мало того, что колонна есть, так ещё и добрая половина сюжетки строилась на том, что единственный мост туда террористы-лесовики поломали, сделав невозможным побег за помощью. Итак, у нас есть цель, у нас есть план, осталось придумать, как и когда приступать к делу. Искать пещеру с алебардой во время боевой практики? В тот момент, когда по лесу будут гулять ребята, желающие меня прикончить? Я не настолько не дружу с головой, нет, нужно было успеть раньше. Но уйти на пару-тройку дней для «свободного поиска» я не мог — учитель просто не оценит даже просьбы такой, не говоря уже о «самоволке». И ведь алебарду нужно не просто найти, её нужно ещё и подчинить себе! Это же не просто железка, это настоящий магический артефакт, причём одушевлённый и чуть ли не разумный, с духом-хранителем в форме дракона внутри. Очень агрессивным и суровым духом дракона, если уж начистоту. Е Синхэ в той истории смог выехать на Пафосном Превозмогании и Сюжетной Броне главного героя сянси. У меня же подобной роскоши нет. М-м-м… Идеи? Написать дедушке? Я покатал мысль и так, и эдак… Нет, плохая идея. Пока письмо дойдёт, пока ему его передадут (хорошо, если просто передадут, а не прочитают по пути, но тут ладно, можно просто попросить о срочной встрече без подробностей и деталей), пока он придёт — Старейшина клана ведь тоже не может сорваться куда-либо по первому щелчку пальцев, пусть и любимого внука. Слишком долго. Я даже не уверен, что он успеет к этой самой боевой практике, напиши я ему прямо сейчас, не говоря о подготовке заранее. А что если…
  
  Мысль была до абсурдного наглая, несколько авантюрная, но, в крайнем случае, не несла мне вообще никакого ущерба, даже репутационного.
  
  Я улыбнулся. Порой традиции и мировоззрение местных можно использовать к своей выгоде. Всего-то и делов, что совершить парочку мразотнейших и святотатственнейших вещей с точки зрения всё тех же местных — нагло и в глаза соврать учителю и использовать его веру в ученика и бескорыстие для личной выгоды. Ну что же, это похоже на план!
  
  
***
  
  На следующий день я после завершения тренировки подошёл к уважаемому наставнику.
  
  – Мастер Сюэ, могу я с вами поговорить?
  
  – Разумеется, Лян Ю, чем этот старик может помочь молодому ученику? – наставник был благодушен и не скрывал, что сильно благоволит одарённому и крайне старательному парню. Я, меж тем, не спешил отвечать, прежде проводив взглядом удаляющихся коллег по обучению. Это не укрылось и от Сюэ, несколько сбив его благодушие и настроив на более серьёзный лад. – Так в чём дело?
  
  – Понимаете, Мастер, когда я медитировал, неожиданно передо мной возникло видение.
  
  – Видение? – немного удивился наставник, но именно что немного — различного рода приходы у культиваторов были событием не особо редким. Некоторые так даже техники изобретали. Если мне память не изменяет, тот же Синхэ чуть ли не весь свой боевой арсенал так заработал. Аля: сижу на попе ровно и вдруг — бац! Я знаю крутой приём, повергающий Небеса! Так, не думать, что это как-то связано со всей той кучей сомнительного рода веществ, что он постоянно потреблял, находя в самых неожиданных уголках провинции! Хотя это и наверняка так…
  
  – Да, – тем временем кивнул я наставнику. – Я как раз размышлял о природе огня и мороза, на примере их ироничного сходства в том, что ни то, ни другое нельзя пощупать руками, но и то, и другое может обжигать, когда неожиданно передо мной возник Дракон. Но не обычный Дракон. Этот Дракон был исполнен льда, но был яростен, словно пламя! И он звал меня к себе, призывал прийти. Холодная пещера где-то в вышине с единственным подъёмом, рядом с ней был столб из Звёзд — старая руина… Я чувствую, что это место где-то неподалёку, но не могу понять, где именно. Возможно, вы хотя бы слышали о таком?
  
  – Хм-м-м… – Сюэ задумчиво огладил бороду. – Кажется, я знаю, о каком месте идёт речь. Это действительно недалеко, и очень скоро вы должны будете отправиться туда для боевой практики.
  
  – Ясно, – я поджал губы. – Мастер, я понимаю, что это звучит очень дерзко с моей стороны, но не могли бы вы направить этого ученика туда сейчас? Я чувствую, что это важно, и просто не могу ждать…
  
  – Нет, – покачал головой старый наставник, обламывая мне всю малину, но, когда он продолжил, я чуть было не подпрыгнул на месте — ставка сыграла на все сто! – это опасное место и, пусть ты и радуешь сердце этого старика своими успехами, отправляться туда одному будет слишком рискованно даже для тебя. Я провожу тебя, Лян Ю.
  
  – Благодарю вас, Мастер Сюэ, когда мы сможем выдвигаться?
  
  – Если ты готов, то немедленно. Я только извещу Ан Сюен и Е Синхэ, что следующие два дня им нужно будет заниматься самостоятельно.
  
  – Ещё раз благодарю вас, Мастер, – я поклонился в пояс, не скрывая радости и возбуждения.
  
  – Ну, полно. Иди собери нам еды на два дня и пойдём.
  
  Сборы не заняли много времени, а предупреждение для учеников Мастер оставил и того быстрее. Так что уже через полчаса мы дружно перебирали ногами по тропе, а я слушал пояснения наставника и мотал их на несуществующий ус. Так, собственно, и выяснилось, что через две недели, плюс-минус несколько дней, нам предстоит выйти на «разведку боем», дабы на деле опробовать и отточить то, что мы за месяц занятий в Академии узнали. Дело это нужное и совершенно безопасное — слуги разобьют целый лагерь, а за дарованиями будет присматривать отряд из учителей младшего и среднего ранга — более чем достаточно для ушатывания любого противника, что может встретиться в том районе, начиная от залётных бандитов, заканчивая Демоническими зверями. Правда, в планах обороны не предусматривалось момента, когда защищать учеников нужно было от внедрённых в их же состав террористов, да ещё и «скорраптившегося» учителя.
  
  Так, коротая время за разговорами, точнее, обсуждением планов моего дальнейшего развития, мы сперва добрались до гор, коими, на самом деле, изобиловала территория всей империи Джоу, будучи, как я понимал, полной калькой с горных районов Китая, а после ступили на деревянный настил искусственного серпантина и дошли по нему до некоего горного плато, где вскоре обнаружили и площадку с одинокой колонной, опутанной сетью трещин и лианами. Вечер уже давно наступил, грозя скоро перейти в ночь.
  
  – Остановимся здесь, а завтра с утра начнём поиски, – повелел Сюэ Ли. – Лян Ю, займись ужином, а я разобью палатки, – старик тоже шёл сюда не с пустыми руками, но если у меня была тяжёлая и обильная провизия, то у него — лёгкие и удобные палатки. Впрочем, я и не думал жаловаться. Даже для Первого Небесного Уровня вес подобной поклажи не котировался, для третьего — подавно.
  
  Разогреть еду — дело нехитрое, как и разбить место для ночлега, ещё полчаса — и мы, сытые, пожелали друг другу спокойной ночи. Учитель и в самом деле отправился спать, у меня же не было сна ни в одном глазу — слишком я был напряжён и возбуждён. Мой взгляд блуждал по округе, пока не упал на колонну, одиноко стоящую посреди площадки. На буквально переполненную звёздной Ци колонну.
  
  – Нет, ты не будешь этого делать. Тебе надо отдохнуть перед завтрашним днём! – принялся я уговаривать сам себя. – Эх… Кого я пытаюсь обмануть…
  
  Уже через две минуты я усаживался в позу лотоса на прихваченный коврик для медитации. Угу, прямо наверху тридцатиметровой колонны. Не скажу, что ощущать под жопой огромный накопитель Ци было так уж замечательно, но с такой «антенной» был неплохой шанс установить связь с эталонными звёздами, что дают силу практикам соответствующего направления. В том смысле, чтобы нормально выделить их Ци на фоне солнечной и лунной, что тоже льются с небес. Привыкнуть, запомнить, сфокусироваться, может быть, даже вытянуть чуть-чуть из колонны.
  
  Таков был план.
  
  Несколько часов спустя.
  Хороший был план, красивый. Не скажу, что он полностью провалился, но, скажем так, колонне я не понравился. И на этом пока опустим дальнейшие объяснения.
  
  Завтрак прошёл в тишине и сосредоточенном пережёвывании. Плана разведки местности не имелось, по мыслям уважаемого Сюэ, раз мне приглючился дракон, он и должен меня направить дальше. А он тут так — подстраховать на случай какого-нибудь шального демонического медведя или чего-то подобного. М-да, а я уж было хотел предложить разделиться и начать прочёсывать территорию. Хотя да, если бы можно было разделяться, наставник не стал бы меня сопровождать. Это сложнее, чем я думал. И определение района поиска фразой: «Где-то на плато» — это охрененно точные координаты. Бесспорно. Отсекающие разве что центр этого самого плато, потому как никаких холмов и скал, где эта самая пещера могла бы разместиться, тут точно не было.
  
  В общем, на самом деле всё оказалось не так уж плохо, хоть и пришлось побегать, но поиски заняли лишь немногим больше десяти часов, что для такого уровня задач можно было смело назвать выдающейся оперативностью. Необходимую пещеру, от которой просто тянуло холодом, удалось обнаружить, когда уже началось смеркаться. Вот только пещера меня сейчас волновала в последнюю очередь. Дело в том, что по пути мы натыкались на всяческих демонических кабанов и огненных птиц. И учитель Сюэ был не против устроить практику своему любимому ученику чуть раньше, чем остальным абитуриентам. Ну и оставил меня разбираться с живностью, сам, в лучших традициях китайских мудрых наставников, примостившись под деревом с пиалой чая… Да-да, он потащил с собой в поход чайник и чай. Но это ладно, это хрен с ним. Проблема заключалась в другом. В последствиях убийства животных.
  
  Сам процесс не вызывал у меня ни страха, ни отвращения. Ну курица, ну огненная, свернуть ей шею — и всех делов. Вот только в тот момент, когда огонёк жизни покидал смертную оболочку, я чувствовал… просто чувствовал этот огонёк! Чувствовал Ци Демонического зверя и его жизненную силу, причём не просто как нечто внешнее и недоступное, а как что-то, что находилось у меня в руках, как что-то, что я мог впитать по аналогии с Ци огня и солнечной Ци! И оно впитывалось… Рефлекторно впитывалось! Всего капелька — маленькая часть того покидающего тело огонька жизни, но даже эта капля делала меня сильнее, повышая мою жизненную силу и объём Ци. В сравнении с поглощением солнечной Ци это было словно сравнивать запах супа с прожаренным куском мяса. В смысле, в одном случае ты вдыхаешь запах, а в другом — жуёшь мясо. И мясом были демонические звери, а отнюдь не солнце. Чем ближе была смерть, тем больше я получал. Поджарить кабана на десятке метров — получить с него, ориентировочно, один-два процента его «жизни» и Ци, ударом размозжить сердце и почувствовать в своих руках последнюю конвульсию жертвы — сразу десятая, а то и пятая часть… в зависимости от того, насколько мучительно умирает эта самая жертва. Что это такое, я понял сразу, но вот чего я не ожидал — так это подобного Подарка, да-да, можно с большой буквы.
  
  По местным поверьям, что я почерпнул, как ни странно, не из памяти Лян Ю, а из того же пласта, где нашёл сведения о перепаивании материнских плат, я стал обладателем «Запретного Тёмного Искусства Некромантии», которое, так-то, нужно получать путём прохождения бесчеловечных пыток уровня «стал пускающим слюни овощем за день». Да ещё не просто так где-то проходить, а в глубоком тёмном подземелье. С учётом того, что я уже успел узнать о местных механиках, по идее, подобная практика позволяет почувствовать и сродниться с Ци смерти, после чего ты получаешь возможность буквально пожирать других людей прикосновением, выпивая всю их Ци до донышка в свою пользу, что даёт чудовищную эффективность и скорость развития, не говоря уже об убойности самого этого приёма, от которого у абсолютного большинства практиков вообще нет никакой защиты. Вот только, по понятным причинам, обрести подобную «феноменальную космическую мощь» — дело почти нереальное, а остаться при этом в своём уме — и вовсе за гранью чуда. Так смог только Линь Хон, да и то большой вопрос, насколько у него крыша без течи — очень может быть, что его от чего-то ещё защитили уже имеющиеся психические отклонения упоротого фанатика. Во всяком случае, вырезание своих коллег-собратьев, с которыми ты много лет на одной стороне, разделяешь одни цели и прям на смерть идёшь за высокие идеалы, для защиты "другана", коего ты, по сути, видел всего три раза в жизни и всё, что вас связывает, это полтора разговора о том, какие аристократы мудаки… и которого, если уж на то пошло, можно было просто предупредить не соваться куда не надо или банально вывести куда подальше, раз уж предупредить не успел… ну, на здоровье такое поведение точно не тянет. Но в топку миниатюрных блондинов со странной страстью к длинноволосым косматым шатенам — сейчас о другом речь. Если я таки действительно помер и как-то реинкарнировал или вселился в Лян Ю, то… я уже прошёл через Смерть и получил нужное сродство. Лунная Ци, опять же, в ракурсе «Солнца Мёртвых»…
  
  Кхм… тут полагается зловещий смех и обещание вот ща всем показать, «прокачавшись на кабанах» в лучших традициях корейской гриндилки. Вот только если кто узнает, что я «балуюсь» Некромантией, за мной начнут охотиться все подряд, причём вряд ли с желанием пожать руку и предложить жениться на императорской дочке. Как я говорил, местный некромант — это однозначно пациент Кащенко в терминальной стадии. Ну или ядрён-батон без пульта управления и с детонатором, что может рвануть от одного косого взгляда. Да и сам я понимаю, что соблазн не выматывать себя тренировками, не выворачивать мозги в постижении Ци и попытках её усилить и нарастить, а просто пойти и вырезать пару деревень, сразу взлететь на ранг-два-три, после чего немного переварить и повторить процедуру… он велик. Крайне велик, тем более в моём случае так просто и удобно будет найти себе оправдание…
  
  Встряхнув головой, я выкинул дурные мысли из означенной головы. Нет уж, я не против перейти на Тёмную Сторону Силы, но только в качестве кошерного Владыки Ситхов, а не бесноватого Падшего, у которого одна извилина — и та с мотивом «Кровь Кровавому Богу». Так что придерживаемся плана, а вот кабанчиков погеноцидим, да. Благо Сюэ ничего не заметил — иначе бы уже прибил, не разговаривая. Но перспективы… какие перспективы… Где бы ещё найти нужные техники, ведь опять чувствую, что действую неправильно, растрачивая много полезного просто впустую! Но… потом, сначала — ледяная алебарда.
  
  Пещера не была чем-то выдающимся, относительно небольшая — в глубину там не наблюдалось и десятка метров, свод высокий, метра четыре — это да, ширина — примерно такая же. Ну и несколько неровный пол, в общем, просто небольшая каверна в скале, только и всего. За время наших поисков это уже была четвёртая подобная природная полость. Вот только в этот раз было кое-что ещё. Холод. Как адепт Боевого Искусства Огня, я чувствовал его особо хорошо: ледяная Ци, даже не поступая в мой резерв и не циркулируя по каналам, заставляла вздрагивать и ёжиться, хотя мы только вошли. Учителю было пофиг — он уже слишком мощный, чтобы заметить подобное, я же, с играми в гибридизацию энергетики и сознательным расширением границ восприятия, вместе с относительно малыми силами, наоборот, слишком хорошо ощущал противоположность своей основной стихии. Хотя… такую ли противоположность? Все границы, в первую очередь, в голове, во всяком случае, если речь идёт о маге, то есть адепте боевых искусств. Я мог легко заявить и даже, пожалуй, убедить себя, что Огонь — это не только огонь, это повышение энтропии, следовательно, раз ты можешь управлять энтропией, где-то усиливая, а где-то уменьшая — в зависимости от силы пламени, то, значит, при должном старании ты сможешь и пойти дальше — совсем её останавливая. Мол, если я управляю теплом, значит, я могу вытянуть тепло из объекта, таким образом создавая холод. Интересно, я со своими размышлениями и рассуждениями уже спятил или ещё нет? Что будет в конце? Теория о том, что что угодно работает через что угодно, вопрос лишь в сложности и затратах? А что, звучит неплохо — самое то для Десятого Небесного Уровня!
  
  – Вновь ничего? – обратился ко мне наставник, без обвинения, а просто предлагая продолжить поиск дальше. Действительно ничего не почувствовал.
  
  – Нет, мы на месте. Учитель Сюэ, не могли бы вы ударить по этой стене? Боюсь, моих сил не хватит, чтобы разбить преграду быстро.
  
  – Преграду? – он удивился. – Ну ладно, отойди и смотри, как делает этот старик, – велел он, после чего демонстративно плавно и нежно шлёпнул по дальней стенке пещеры. Когда скальная порода осыпалась мелкой пылью, я вот ни разу не удивился. Как он это сделал, правда, тоже не понял. Ну не разорвал же он молекулярные связи в веществе? Тут бы тогда полгоры рвануло! Или не рвануло? Или он как раз направил эту энергию на дальнейший распад вещества? М-да, есть над чем поразмышлять. – Хо, действительно, тут есть скрытый проход! Зов не обманул тебя, Лян Ю.
  
  – Рад это слышать, учитель. Пойдём вниз?
  
  – Разумеется, – кивнул наставник, и мы принялись спускаться.
  
  Чем дальше мы шли, тем холоднее становилось, причём настолько, что ненормальность ситуации заметил и старик, я же уже вовсю гонял по магистралям огненную Ци, щедро смешанную с силой Солнца и примесью Луны. Идти и медитировать на ходу было сложно, в основном из-за воздействия ледяной силы вокруг, но я справлялся. И вот наш путь подошёл к концу. Мы оказались во внутренней пещере, стены которой были утыканы сияющими ледяными кристаллами, переполненными Ци. А ещё я узнал эти кристаллы.
  
  – Учитель… это же Экстракт Холодного Снега? – память Лян Ю подсказывала, что стоят они целое состояние, а в таком количестве…
  
  – Да, ученик, пусть и качество их невысоко. Но ты не на то смотришь, – он чуть дунул, вкладывая силу в дуновение и развеивая ледяной туман, что скрывал дальнюю часть пещеры и расположенное там озеро. А над озером парила… парило… ну, по мне, это было весьма красивым копьём, больше напоминающим трезубец из-за боковых зубцов, но длина тех не доходила до центрального, а потому это всё же было копьё… ну, наверное. – Небесная Алебарда, – назвал артефакт Сюэ. И хотя я сам её так называл, но, глядя сейчас, мог ответственно заявить, что на алебарду эта штука походила мало.
  
  – И что теперь? – спросил я наставника, уже зная, что он ответит. Собственно, вся эта авантюра и строилась на понимании местных традиций, поверий, этикета и логики поведения.
  
  – Она звала тебя. Значит, тебе ей и владеть, мой необычный ученик, – с достоинством огладил бороду широкоплечий старец.
  
  – Хорошо, надеюсь, она сочтёт меня достойным, – я с некоторым сомнением посмотрел на оружие, а потом перевёл взгляд на наставника.
  
  – Не сомневайся, – он кивнул, как бы показывая, что, если что, он подстрахует. Отлично!
  
  – Хух, – я выдохнул и направился вперёд, с каждым шагом усиливая циркуляцию триединой Ци по телу.
  
  Без этого было никак — мороз нарастал с каждым метром, буквально заставляя пар от дыхания выпадать снежинками, едва тот покидал дыхательные пути. Но вот я уже около оружия. Преодоление последнего мига нерешительности, и мои пальцы обхватывают древко.
  
  Ци алебарды была мощной, давящей и арктически холодной. Рука мгновенно начала покрываться коркой льда, а инородная сила устремилась внутрь… И я не стал ей противиться, наоборот, поглощая и впуская в себя. Тело парализовало, а кровь, казалось, застыла в жилах, но я был ещё жив, стараясь адаптироваться и привыкнуть. Да, я мог попытаться сломить, подчинить себе артефакт, заполнить его жаром солнца или попробовать сожрать его жизненную сущность, как делал это с демоническими животными (хотя последнее получилось бы вряд ли), но вместо этого я предпочёл попробовать понять оружие и показать, что достоин стать его носителем, принять и разделить его силу и дать свою.
  
  – ГР-Р-Р, – из алебарды выскользнул самый настоящий змеевидный китайский дракон. Тёмно-синяя шкура, золочёные шипы и усы, отливающая серебром «грива». Монстр был безумно прекрасен. И безмерно опасен.
  
  Поначалу оруж… Какое, к чёрту, оружие?! Полноценный Дракон, ну или его дух (хотя, как я теперь подозреваю, с этими ящерами всё очень неоднозначно в этом плане), был недоволен. Он чувствовал огненную Ци и ярился от дерзости наглеца, что замахнулся на то, что не должно ему принадлежать. Но… когда на тебя рычит десятиметровый клыкастый змей с дурным характером, твоя мотивация в плане постижения объективной реальности и применения оных знаний на практике резко берёт новый уровень. Холодный свет Луны не являлся ледяной Ци, но он всё равно был холодом, который я уже принял и сделал частью себя. Он не вредил моему телу, не заставлял коченеть и терять сознание от потери тепла — он гармонично сплетался и сосуществовал с жаром открытого пламени и тёплыми лучами солнца, дарящего жизнь всему живому, а значит, и ледяная Ци может сосуществовать так же. Жар Солнца, далёкое мерцание Звёзд, холод Смерти… всё это было частью системы. Сам факт того, что каждое из этих явлений несёт в себе Ци, доказывал, что передо мной элементы одного замысла, одной природы. Фрагменты общей мозаики, что гармонично вмещала в себя всё это и многое, многое другое. Пока что я нащупал лишь само существование этой системы, этой концепции, но я уже мог ею пользоваться, пусть слабо и примитивно, но мог. И я направил широкий поток вливающейся в меня силы в свой даньтянь, начав делать то, к чему уже привык за последние дни — сливать инородную Ци со своей магической сутью.
  
  – Грм? – дракоша выглядел удивлённым. Вы когда-нибудь видели ошарашенно хлопающего на вас глазами десятиметрового боевого летучего крокодила? Синенького такого? Мне вот довелось.
  
  Не знаю, сколько он с таким выражением осматривал меня, мне было не до того — всё моё сознание сконцентрировалось на том, как природный мороз, существующий во льдах и вьюгах, смешивается с холодным светом Луны, в этаком зеркальном отражении того, как несколько дней назад тепло Солнца смешивалось в моём даньтяне с обычным пламенем. Дракон не мешал и не нападал, и для меня это было куда важнее, чем какое-то там течение времени. Ледяная Ци алебарды… густая, мощная, куда более развитая, чем моя Ци Третьего Небесного Уровня… она всё текла и текла в меня, грозя в любой момент окончательно прервать биение жизни в окоченевшем теле, но я держался и не позволял себе поддаться панике и начать биться в запоздалом сопротивлении. Сила Луны скользила по телу, обволакивала острую, как льдины, и злую, как северные ветра, силу вторженца, но не препятствуя и не противостоя ей, а лишь направляя и успокаивая. И та постепенно поддавалась. С неохотой, с норовом, недовольно фыркая и шипя на замершую за двумя покрывалами света суть пламени, родную ещё прежнему Лян Ю, но всё больше и больше уступая моим настойчивости и терпению.
  
  А потом, спустя вечность, я вдруг понял, что сопротивления больше нет. Больше нет боли в отмороженных конечностях, слабости, туманящей разум, и холода пещеры, раздирающего горло при каждом вдохе. Четыре сути смешались в моём даньтяне, образовав причудливый круговорот течений, чем-то напоминающий пресловутый символ Инь-Янь, только больше похожий на спираль, да и то лишь на мгновение и как образ перед внутренним взором, а не конкретное чувство состояния энергий. Энергия Ци в моём даньтяне была едина, однородна, перемешана, просто из неё можно было выделить нужный мне оттенок и направить, как я хочу.
  
  Шевельнувшись, осыпая с себя намёрзшую ледяную корку, я взглянул в неестественно-белые глаза дракона, что всё ещё смотрел на меня, нависая сверху дамокловым мечом. Где-то секунд десять мы играли в гляделки, после чего я осторожно толкнул в древко оружия свою новую Ци, как бы предлагая ему проверить результат. Огромный ящер перевёл взгляд на мою руку, что уже избавилась от последних признаков замерзания и без всякого неудобства сжимала продолжающий источать убийственную ледяную Ци артефакт, но не защищаясь от неё собственной энергий, а приняв эту, как родную и безвредную силу.
  
  Вновь посмотрев на меня, дракон словно кивнул сам себе и… обратившись облаком ледяной энергии, буквально впечатался мне в плечо холодным ожогом. Алебарда… Ледяного Дракона, как звучало известное мне теперь её имя, исчезла из моих рук, но я знал: возникни нужда — и она появится. Как и её хранитель, если дела пойдут совсем плохо.
  
  Глубоко вдохнув свежий от мороза воздух, я медленно выдохнул, направляя Ци из даньтяня в каждую клеточку тела, уже не сдерживаясь и не опасаясь показать солнечное тепло и огненный жар. Не разделяемая на составляющие — единая энергия покрыла тело золотистой плёнкой, даруя потрясающее блаженство и ощущение силы на фоне недавнего стояния одной ногой в могиле. Только в такие моменты и чувствуешь истинную сладость жизни…
  
  – Невероятно, – прошептал Сюэ Ли, возвращая меня из лишённой мыслей нирваны к суровой, но всё-таки прекрасной действительности, – ты не просто подчинил себе Небесный Артефакт, он и в самом деле признал тебя и решил пойти с тобой. Сам. Воистину, молодой мастер Лян Ю, ты — самый выдающийся ученик из всех, что у меня когда-либо были.
  
  – Спасибо, учитель, – отвернувшись от озера, я поклонился наставнику. – А ещё… кажется, я прорвался на Четвёртый Небесный Уровень, – по крайней мере, в череде всех этих впечатлений я уловил и знакомые ощущения, да и само чувство того, сколько Ци мне не хватает до следующего Небесного Уровня, кардинально изменилось.
  
  – Ох! – ответил на это заявление пожилой и мудрый учитель. После чего, кажется, с трудом остановил себя от того, чтобы станцевать джигу-дрыгу или что-нибудь в этом же роде.
  
  – Мастер Сюэ, с вами всё в порядке?
  
  – Да, Лян Ю… со мной всё хорошо… очень хорошо! – на глазах оживал старик.
  
  – Отлично, тогда… полагаю, нам стоит собрать эти кристаллы? Всё равно больше в них нет нужды, а нам они могут пригодиться.
  
  – Хм… пожалуй, – милостиво кивнул сенсей. И наступила самая лучшая часть приключения — сбор лута!
  
  Кристаллы на стенах были, в сущности, обычным льдом, просто хорошо напитанным ледяной Ци. Они были ценными, но малопригодными к транспортировке, так как, во-первых, представляли из себя слишком уж габаритные глыбы, чтобы их можно было транспортировать усилиями двух человек, а во-вторых, они не настолько сроднились с мистической энергией, чтобы игнорировать пребывание на солнце, да и вообще на улице. Тут у нас лето, как-никак, то есть жара, сухость и всё такое. Нет, прям сразу и быстро, как обычный лёд, они растаять были не должны, но перетащить их в какой-нибудь подвал требовалось достаточно оперативно, иначе облом и потеря ценностей. Я бы вообще не стал заморачиваться с транспортировкой, а заново запечатал пещеру, превратив её в место для тренировок. Ледяная Ци — она вообще полезна для развития, даже огненные практики могут её использовать, только не втягивая, как я, а как раз сопротивляясь ей — тренировки такие есть, и они эффективны, хотя и довольно опасны. В этой пещерке, например, мог бы околеть и практик Шестого Небесного Уровня, если бы не рассчитал силы. Я бы вот тоже не рискнул бодаться с накопившимся в этом месте объёмом Ци несколько часов кряду — для меня, до получения алебарды, и просто двигаться в этом месте было большим напряжением сил, чего уж говорить про добровольное сидение на ледяном полу.
  
  В общем, не знаю, о чём подумал наставник, когда я предложил собрать кристаллы, возможно, и правда решил, что я выберу себе несколько наиболее насыщенных — с моей Алебардой Ледяного Дракона поддержать их целостность было бы задачей элементарной, и не понимать этого учитель не мог. Однако я его удивил, начав раздеваться.
  
  – Что ты делаешь, Лян Ю? – огладил бороду Мастер Сюэ.
  
  – Там на дне что-то есть, хочу проверить, – киваю на водную гладь, вопреки здравому смыслу остававшуюся жидкой в этом царстве холода.
  
  – Хм… – с сомнением протянул старик, но тут же сам себе возразил: – Впрочем, с Небесным артефактом эпического уровня, думаю, не о чем беспокоиться.
  
  – Вы полагаете, Алебарда Ледяного Дракона — это артефакт эпического уровня? – проявил я любопытство.
  
  Вопрос разновидностей и природы артефактов я ещё не успел даже начать изучать и имел по нему довольно ограниченные знания, из серии «что знают все». То есть я прекрасно понимал, что артефакт эпического уровня — это нечто очень крутое, в нём сокрыта огромная энергия и есть собственный дух, плюс слиться с несколькими такими, как я слился с алебардой, невозможно — их внутренние духи просто разорвут душу пользователя в борьбе за главенство между собой. Однако всё это относилось к общетеоретической информации, в которой не было никакой конкретики относительно практического плана, в смысле, как артефакты определять, как отличать и так далее. Вот как понять, эпический передо мной артефакт, легендарный или божественный? Понятно, что у них разный уровень силы, но ведь, ни разу не держав в руках ни одного, как ты выстроишь градацию? На основе каких единиц измерения?
  
  – Так вот какое имя она носит? – между тем покивал сам себе наставник. – Откровенно говоря, я не очень уверен, ведь не держал её в руках, но судя по тому, что я чувствовал и видел во время твоего общения её духом, она никак не может быть ниже эпического уровня.
  
  – Понятно, благодарю за пояснения, Мастер, – я ещё раз поклонился и, закончив уже скидывать верхнюю одежду, вошёл в воды подземного озера.
  
  Температура тёмной от полумрака воды была явно ниже нуля градусов по Цельсию, и каждое движение отзывалось её попытками застыть на мне твёрдой коркой, но пропитавшая её ледяная Ци странным образом препятствовала этому, хотя, казалось бы, это противоречит её природе. Но нет, под действием этого места вода просто охлаждалась, не переходя при этом в иное агрегатное состояние. Так и моё тело, пропитанное Ци, чувствовало весь холод поднимающейся по коже жидкости, но не испытывало по этому поводу никакого дискомфорта и даже не отдавало своего тепла, словно отстранившись и как бы сказав окружающей среде: «я не вмешиваюсь в твоё равновесие, и ты меня не замечай». Нет, понятно, что в реальности никто никому ничего не говорил, но мне почему-то пришла в голову именно данная ассоциация на свойства стихийной Ци делать носителя невосприимчивым к её аспекту, даже если это противоречит биологии и физике. Ведь ладно ещё холодная вода, но ведь тут ходят легенды из серии «всё норм, так и надо» про огненных практиков, для которых нестрашно в лаве купаться. На секундочку — в расплавленном от жара камне! И местные не видят в этом ничего удивительного, огненная Ци же, сродство — все дела.
  
  Так или иначе, набрав в лёгкие побольше воздуха, я задержал дыхание и нырнул под тёмную поверхность. Я действительно чувствовал, что после исчезновения алебарды, как источника энергии, влияющего на пещеру, самая концентрированная ледяная Ци стала исходить из глубины озера. Так что даже без воспоминаний о том, что там внизу Синхэ находил ценные реагенты, я бы о их наличии догадался.
  
  И верно — всего несколько гребков в глубину, и среди чёрной толщи воды моим глазам стал виден некий источник света. Стремительно опустившись ниже, я увидел их — россыпь маленьких голубых кристаллов, испускающих бледный голубоватый свет. Ну и, конечно же, ледяную Ци в очень большой концентрации. Её качество и насыщенность не достигали уровня Алебарды, но всё равно в разы превосходили любую ледяную друзу из верхней части пещеры.
  
  Вот это уже был действительно Экстракт Холодного Снега, самый что ни на есть высококачественный, который и в горне-то не растопишь, не то что солнышком. Даже скорее он сам любой горн потушит, будучи брошенным в угли. Из такой штуки как раз и делаются шикарные ледяные артефакты, точнее, она обязательно нужна, чтобы такой артефакт напитать силой. Да и в других областях применение ей есть, и даже ой как есть.
  
  Набрав полные горсти "сокровищ" (хотя кавычки тут не очень уместны, ибо один такой кристалл стоит тысячи две серебряных монет, не меньше, а самое главное — даже имея на него деньги, его ещё надо найти в продаже), я поднялся наверх и, выложив добычу на землю, нырнул снова. Ходку пришлось повторить три раза — кристаллов Экстракта на дне обнаружилось около сорока штук, пусть десяток из них и был совсем мелкими, но на качестве их Ци это не сказывалось.
  
  – Что ты намерен делать с такими сокровищами, Лян Ю? – поинтересовался наставник, когда я наконец выбрался на берег озера.
  
  – Если позволите, Учитель, я хотел бы подарить по паре кристаллов Ан Сюен и Е Синхэ и попросить вас подобрать подходящие тренировки, что позволят им использовать Экстракт Холодного Снега с наибольшей эффективностью для своего развития, а остальное, по моему убеждению, должно принадлежать вам.
  
  – Это очень дорогой подарок, не уверен, что могу его принять, – огладил бороду широкоплечий старик, разглядывая моё лицо странным взглядом.
  
  – Я уже получил Алебарду Ледяного Дракона, и это стало возможным только благодаря вам, – уважительный поклон вышел уже привычно. – Я уверен, что вы, Учитель, сумеете распорядиться ими много разумнее этого ученика.
  
  – Ты так говоришь, но эти старые глаза видели, что ты справился сам. И ты сам нашёл этот Экстракт.
  
  – И всё же, Мастер Сюэ, я прошу вас принять хотя бы часть в качестве подарка, ведь несмотря на то, что я — наследник Тёмной Луны, мне некуда их применить, а вы, возможно, сумеете использовать их для прорыва на Восьмой Небесный Уровень.
  
  – Хо-хо, ну это вряд ли, – развеселился проректор. – Даже такой прекрасный Экстракт уже не поможет этому старику в практике укрепления его пламени. Но я тронут твоей заботой, Лян Ю, и, так и быть, приму часть этих камней, но половину ты оставишь себе! – не допускающим возражений тоном постановил он. – В конце концов, Академии остаётся эта пещера, которой хватит ещё на много лет полезного использования, а ты уже доказал, что способен придумать самые оригинальные идеи. Быть может, этот Экстракт ещё послужит тебе там, где сейчас никто не мог бы и предположить. Я лишь прошу, чтобы в этом случае ты обязательно связался со своим учителем и поведал подробности, даже если к тому времени покинешь Академию Небесной Звезды.
  
  – Разумеется, Учитель Сюэ! Вы — наставник, благодаря которому я за пару недель поднялся выше, чем за годы в своём клане. Для меня вы всегда будете уважаемым Мастером! – может быть, я и переигрываю, но момент подходящий, да и здесь как раз такой стиль общения — практически норма.
  
  – Ну, полно-полно, – отмахнулся старик, но было видно, что лесть достигла цели и он полон благодушия и любви к миру, природе и одному конкретному ученику. – Хм-м, – теперь в ход пошло оглаживание бороды, – мы управились куда быстрее, чем я ожидал, а потому у нас есть ещё день.
  
  – Вы что-то придумали, учитель? – я был весь внимание.
  
  – Да, – он кивнул, – пусть, медитируя со своим новым оружием, ты сможешь развить и укрепить свою Ци, но сейчас оно слишком сильно для тебя, и тренировка будет не так эффективна. Однако эта пещера, – наставник обвёл рукой пространство рядом с озером, – именно то, что подходит тебе здесь и сейчас.
  
  – Учитель, – я улыбнулся, – вы слишком балуете этого ученика.
  
  – Пока ученик так рьяно учится, наблюдать за ним — удовольствие для учителя.
  
  Расшаркивания и общие уверения в уважении и преданности могли бы длиться ещё минут двадцать… чёртов этикет, но, к счастью, Сюэ действительно вошёл во вкус от такого быстрого роста подопечного и горел желанием натаскать означенного подопечного в моём лице как можно скорее, а потому уже через минуту рассказывал, что и как нужно делать на Четвёртом Небесном Уровне, дабы укрепиться на нём и начать смотреть на Пятый. Порадовался? Мысленно попраздновал? Всё, хорош! Время не ждёт — пора Культивировать!
  
  
Глава 4
  
  На горном плато мы провели весь остаток дня, ночь и следующий день, лишь к вечеру засобиравшись обратно, так, чтобы вернуться на территорию Академии Небесной Звезды примерно в то же время, в какое пришли на гору, и иметь возможность нормально отдохнуть перед новым днём. За это время ничего существенного не случилось, разве что я понял, что охота на кроликов — это не для меня. Местные демонические кролики — это такие мразотные твари, скажу я вам… То есть назывались-то они «Духовными кроликами», ну, порода такая, но это были Демонические звери, и они заслуживали называться Демоническими зайцелопами! Пусть у них и не имелось рогов и крыльев, в отличие от фольклорного зверя с Земли. Так вот, эти твари явно были разумны или близки к этому, что так-то норма для Демонических животных, но разум этих мелких гнусных засранцев совершенно точно имел общие корни с какими-нибудь бесами и чертями, настолько они любили сделать гадость и поугарать с твоих мучений. В основном это выглядело так, что кролик сперва убегал от тебя, пытающегося его поймать на обед (а бегали они очень лихо, за счёт Ци и своей демонической «мутации»), а потом демонстративно садился в зоне видимости, смотрел тебе в глаза и… гадил. Вот конкретно наваливал горошек, типа выказывал отношение. А бегали эти ушастые сволочи, повторюсь, очень круто, даже на Четвёртом Небесном Уровне их было не так уж просто догнать. И от огненных стрел они, кстати, тоже круто уворачивались, а ещё любили и практиковали групповые приёмы из серии «за двумя зайцами погонишься».
  
  Короче, ел я жареную крольчатину с небывалым удовольствием, несмотря на некоторый дефицит приправ и самые примитивные методы жарки над открытым огнём, но вынес из опыта чёткую убеждённость, что охота на кроликов — это не моё. Пусть я классно освоил в процессе ослабленную версию Огненного клинка и технику прицеливания ей, но нет. Просто нет. Пусть охотятся слуги, а я уж побуду ленивым благородием. В этом вопросе я побуду ленивым благородием.
  
  В остальном же… Ну, медитация в пещере прошла хорошо и плодотворно — моя Ци полностью стабилизировалась, и появившаяся на правом плече татуировка синего дракона, представляющая из себя этакий хитрый способ хранения волшебного оружия, стала ощущаться гораздо лучше и удобней, как, собственно, и дух дракона в ней, в пассивном состоянии умиротворённо дремлющий, свернувшись калачиком. Но, конечно, никаких новых прорывов или чего-то другого не случилось. Я и так прорвался только потому, что сумел поглотить огромное количество ледяной Ци, слив её со своей собственной и тем самым расширив резерв до предела Третьего Небесного Уровня. Чтобы повторить такой подвиг, мне потребуется ещё один источник схожего уровня, а таких в ближайших окрестностях я уже не помню. Звёздная колонна не в счёт — она ни разу не будет пытаться сама впихнуть в меня свою Ци, так что там придётся работать обычным способом. Таким образом, я скорее просто переварил на свежую голову все впечатления и события последнего дня и более-менее свыкся с новыми возможностями Ци, что, в общем, и требовалось.
  
  А вот новая охота на Демонических зверей разочаровала. Они и раньше-то давали мне крохи силы, но на Четвёртом Небесном Уровне те стали восприниматься вообще какой-то насмешкой. И с одной стороны, я вполне ощущал, что впитываю их Ци откровенно через задницу, а нормальная метода должна позволять выпить её полностью — до капли, но, с другой, было понимание, что, даже знай я эту методу, количество жизненной силы и Ци, которое есть у Демонических зверей Первого Небесного Уровня, для меня нынешнего — это как яблоко для коня. То есть вроде бы и вкусно, и на зуб попало, но чтобы такими яблоками набить брюхо (собрать энергию, нужную для достижения пика Четвёртого Небесного Уровня), их надо вёдрами поглощать. А между тем, зверей тех на плато ограниченное количество, и они не появляются из воздуха, если их выбить на конкретной территории. И тут, с одной стороны, их с прошлого года расплодилось вполне достаточно для организации массовой выездной практики учеников, но, с другой, плато-то у нас не шесть соток, а очень даже здоровая территория, которую и толпой учеников Академии не шибко прочешешь, мы же с проректором прочёсывать особо и не пытались, двигаясь обратно почти по тому же маршруту, по которому уже проходили. И правильной техники я тоже не знал. То есть сейчас там даже не яблоки были, а вообще семечки.
  
  В общем, сплошное разочарование. Нормально изучать вопрос и экспериментировать, дабы подобрать правильный способ выпивания, нельзя, ибо сразу же спалюсь перед Сюэ, а «качаться» как есть — только расстраиваться. Тут, по-хорошему, нужно было избавиться от лишних глаз и засесть где-нибудь в глуши на недельку-две, за которые разобраться с этой техникой и, чем чёрт не шутит, действительно начать массовый отлов Демонических зверюшек, за счёт которых люто-бешено-быстро подняться по силе, ведь даже огненная курица Первого Небесного Уровня имеет в себе больше Ци, чем среднестатистический практик-человек того же ранга. Вот только… Кто меня такого красивого, наследника Тёмной Луны и «Гения семи кристаллов», отпустит из-под надзора, да ещё и в середине учебного семестра, когда и месяца с поступления не прошло? Даже пропади я на пару дней, тут такой вой поднимется, что я не то что в ближайших Тяньцзуну лесах не спрячусь — меня на другом конце провинции найдут. А ведь мне ещё и не каждый лес подойдёт. Это здесь, в специальном «горном заповеднике», Демонические звери ещё водятся (и то Первый Небесный Уровень мне малополезен), но в более обжитых территориях леса зачищаются, а в более диких меня не то что Четвёртый Небесный Уровень, меня Седьмой может встретить. Короче, тут и риски огромные, и до начала каникул даже теоретически ничего не сделаешь. Это только главный герой сянси может в любой момент резко сдёрнуть хрен пойми куда на несколько месяцев, поприключаться, прокачаться, нахапать артефактов и вернуться гоголем, которому никто ничего никогда не скажет, а в адекватной жизни такой дебильный поступок принесёт, в лучшем случае, кучу проблем, а в худшем тебя вместо удачной охоты ждёт уютное переваривание в желудке охотника побольше да поопытнее.
  
  Но так или иначе, наша выездная практика закончилась, и мы с учителем вернулись в Академию Небесной Звезды. Тут уж я позволил себе слабость и подавил подушку, после чего хорошенько помылся (пусть и без джакузи с тёплой водой, но настоящий мужчина и бочкой с ковшиком справится). А дальше были завтрак и дорога на наш полигон, где нас с наставником уже ожидали Ан Сюен и Е Синхэ.
  
  – Сестрёнка Сюен, братец Синхэ, как вы тут без меня? – мои руки привычно были сцеплены за спиной, заодно скрывая до времени подарки.
  
  – Брат Ю! – обрадовалась девушка, прерывая явно только начатую тренировку по отработке огненных атак. – С возвращением!
  
  – Рад тебя видеть, старший брат! – в свою очередь поприветствовал меня Синхэ, вставая из позы для медитации. И вроде даже не врал, по крайней мере, улыбка его была искренней.
  
  – Как прошло ваше с Мастером Сюэ дело? – загорелась естественным женским любопытством моя кареглазая одноклассница. – Если это, конечно же, не секрет, – быстро поправилась она, но было видно — на рассказ она очень надеется.
  
  – Прекрасно, и я даже принёс вам подарки, – вынимаю руки из-за спины и протягиваю им по два кристалла Экстракта Холодного Снега. Специально подбирал одного размера, чтобы обошлось без всяких намёков. – Мастер Сюэ обещал подобрать тебе специальную технику развития для их использования, сестрица Сюен, а ты, младший брат, насколько я знаю Боевые Искусства Звезды, и так можешь поглощать содержащуюся в них Ци, но лучше уточни у Мастера.
  
  – Неужели… – охнула девушка, разглядев, что же именно я ей протягиваю.
  
  – Это же Экстракт Холодного Снега! – был не менее эмоционален Синхэ. – Я читал в книге, что его находят в ледниках, но это очень редкое вещество! Им можно ковать оружие и ускорять своё развитие, ещё он используется в лечении…
  
  – Да-да, это именно он, – мягко прервал я восторги парня. – Держите и используйте с умом!
  
  – Но это… – попыталась было пролепетать что-то дочь дома Безграничных Небес.
  
  – Сестрица Сюен, не смущай меня отказом! – шутливо возмутился я. – Ты же поставишь меня в глупое положение! Синхэ, вот почему она меня всё время смущает?! – тут же перевёл я стрелки на стрелочника.
  
  – Я не всё время! – в свою очередь, возмутилась поддавшаяся на провокацию леди Ан. – Что ты такое говоришь, брат Ю?! – и надулась. Прям очаровательно — с выпяченными щёчками и отведённым взглядом, полным недовольства.
  
  – Сестрёнка Сюен, не дуйся на своего глупого братика! – продолжил я безобразничать. – Синхэ, почему она на меня всё время дуется?
  
  – М-м! – недовольно зыркнули на меня, раскрасневшись щёчками от негодования, но моя улыбка была самой искренней и дружеской, какую только могло выдать моё лицо, так что девушка ещё сильнее потупилась, но подарок всё же лапкой цапнула, чтобы тут же отвернуться. Типа, всем видом показывая, какой я бестактный и мучаю бедную её. Н-да, очаровашка, тут и гадать не надо, отчего в неё Синхэ влюбился.
  
  – Ну? Тебя мне тоже уговаривать? – с подозрением покосился я на означенного подростка, что тоже тормозил с тем, чтобы взять кристаллы с протянутой в его сторону ладони.
  
  – Ну-у… это нормально, вот так давать их мне? Они же очень дорогие! – вообще не уловил намёка пацан. То есть я ему прямым текстом: «Тебя же не надо как девушку уламывать?», а он мне «Уламывайте меня, уламывайте! Я вся та-а-акая неуверенная!»
  
  – Младший брат, – глубоко вздохнул я, беря себя в руки, – я тебя сейчас очень больно стукну, если ты не возьмёшь эти камни!
  
  Возможный ответ Синхэ прервали раздавшиеся рядом звуки, очень подозрительно похожие на старательно сдерживаемое хихиканье.
  
  – Хорошо… я возьму, – сконфуженно кося глазом в сторону Ан Сюен, таки «уломался» парень. Вот реально хочется стукнуть.
  
  – Признайся, тебе нравится ставить меня в ситуации, когда сестрёнка Сюен надо мной смеётся, – потребовал ответа я, в противовес ему подчёркнуто не смотря в сторону девушки. Прям выразительно. Выпяченно, можно сказать.
  
  – Что?.. Конечно нет! – засуетился Синхэ.
  
  – Ты же не врёшь в глаза своему старшему брату? – с подозрением вздёрнул я брови.
  
  – Нет! Не вру!
  
  – Пхи-ху-хи! – опять последовал приступ извержения странных звуков со стороны.
  
  – Ты опять это сделал!
  
  – Это не я! – паника и неловкость Синхэ росли соразмерно абсурдности ситуации.
  
  – Ай, ладно, – делаю вид, что смирился, и отмахиваюсь, – лучше скажите, что происходило в Академии в наше отсутствие? Случалось ли чего необычного?
  
  Как и следовало ожидать, ничего не случалось, а если и случалось, то ребята были не в курсе — мой пример их здорово мотивировал, потому оба молодых практика безвылазно засели на тренировочной площадке и Превозмогали, едва ли не последовав моему примеру досконально. Ну, тому, который «сон для слабаков». Пусть и не столь радикально, но по шестнадцать-двадцать часов заниматься… это действительно серьёзно. Тем более я-то могу «читерить» со взрослым сознанием и странным психическим отклонением на тему «заниматься очень в кайф», а вот для настоящих подростков, даже мотивированных и прошедших строгую муштру, подобный темп — это действительно подвиг. Долго, правда, нам поболтать не удалось — пришёл лесн… в смысле, Мастер Сюэ и, обрадовавшись, что я уже вручил подарки, принялся раздавать слонов. Точнее, рассказывать Ан Сюен, как укреплять свою огненную Ци, занимаясь со льдом, и как поглотить и усвоить ледяную для Е Синхэ. Меня, впрочем, старый наставник также не забыл, но решил несколько разнообразить программу.
  
  – Вот, Лян Ю, познакомься — учитель Ней Фэн, я попросил его подтянуть тебя в обращении с древковым оружием, – представил он нового для меня человека, что подошёл на полигон несколько позже самого проректора.
  
  – Благодарю вас, учитель. Наставник Ней, буду рад перенять ваши знания, – традиционно раскланялся я с преподавателями.
  
  Сам наставник, на первый взгляд, не представлял из себя ничего выдающегося. Коротко стриженные светлые волосы, лицо довольно простое, скорее всего, не из благородных, да и в противном случае проректор назвал бы семью «коллеги», а не только фамилию. На вид новоприбывшему было лет сорок. А вот телосложение у него — богатырское. Дядя реально семь на восемь, восемь на семь. Такому бы тяжёлый готический или миланский доспех, фламберг — и вперёд, прорывать строй вражеской армии. В ответ на моё приветствие мужчина просто кивнул и предложил проследовать за ним в один из павильонов, где можно будет подобрать оружие мне по душе и начать заниматься. Заодно там согласуем время и количество занятий — моя практика с алебардой отнюдь не исключала продолжение развития в управлении Ци.
  
  Добравшись до места, чем-то напоминающего обычный спортивный зал, разве что с большим количеством широких окон для лучшего освещения, мы с новым сенсеем принялись знакомиться. Мужик и вправду оказался не из благородных и находился на пятой стадии развития пути Дракона, причём, с учётом его возраста, он действительно упёрся в свой потолок. Оттого и стал искать различные способы увеличения своей боевой мощи, и холодное оружие — это самое первое и очевидное, что приходит в голову. Мастер Ней умел владеть всем, чем возможно, теоретически возможно и невозможно вообще. Во всяком случае, именно так он сказал, и у меня не было резона ему не верить — абы кого Сюэ для своего любимого ученика не притащит. Ну а после краткого знакомства начались рабочие вопросы.
  
  – Итак, проректор велел мне обучить тебя владению древковым оружием, – вернулся к разговору наставник, – но у этого понятия очень много значений. Нужно ли тебе обучаться всем видам или ты предпочтёшь сосредоточиться на чём-то одном?
  
  – Меня интересует владение лишь одним типом оружия, учитель… и умение противостоять с ним другим.
  
  – Хм… – на меня посмотрели так, словно видели впервые. – А значит, нужно уметь владеть этим самым «остальным», чтобы понимать, что ждать от противника.
  
  – Да, – киваю, – но фокус занятий я бы предпочёл сохранить именно на том, что я желаю освоить.
  
  – Хорошо, – теперь пришла очередь кивать Ней Фэну. – Итак, что ты выберешь? – он махнул рукой на стену, увешанную различным убийственным инструментарием. Чего тут только не было? Копья короткие, копья длинные, глефы, какие-то рогатины и ухваты, название которых не могла подсказать мне ни память Лян Ю, ни вторая. Но вот мой взгляд остановился на том, что было почти как две капли воды похоже на Алебарду Ледяного Дракона.
  
  – Вот это.
  
  – Фантянь цзи, необычный выбор. И очень амбициозный, юный Лян Ю.
  
  – Почему вы так говорите, наставник?
  
  – Фантянь цзи — это вершина развития мастера копья. Как дракон отличается от ящерицы, так и мастер фантянь цзи отличается от мастера цзи, – какое… воодушевляющее сравнение. Слышишь, Синий, твою физическую форму тут нахваливают. Татуировка дракона в ответ осталась совершенно безучастной — духу артефакта было пофиг, кто и что там говорит. Пока его не позовут, он будет спать, купаясь в потоках моей Ци. Ну а оружейник продолжал: – Это копьё позволяет как колоть, так и рубить, причём, в отличие от строевого и пехотного цзи и цинлун цзи, рубить можно в обоих направлениях. Но оно тяжелее своих младших братьев, а потому используется или всадниками, или практиками, сосредоточенными на силе, а не скорости и манёвре, хотя, бесспорно, истинный мастер сможет прекрасно применить его в любой ситуации.
  
  – И вы владеете им?
  
  – Разумеется, – гордо улыбнулся наставник. – И если ты уверен, то приступим. Для начала я покажу тебе основные стойки и первые удары…
  
  Некоторое время спустя.
  В кои-то веки я обрёл рутину. Хотя не совсем верная фраза, скорее я обрёл умиротворённую рутину, когда гнёт от ощущения приближающегося обрыва исчез с моей души и сам процесс тренировок перешёл в фазу планомерной и спокойной работы. Ну, насколько вообще понятие «рутина» подходит для постижения тайн мироустройства и собственного развития из человека в нечто много большее. Тем не менее факт оставался фактом: то, что можно было взять с наскока, я взял, а теперь пришла пора «переваривания» полученного, ибо высокий уровень Ци без умения эту Ци использовать в бою — это несмешной анекдот.
  
  На занятиях с проректором мы продолжали осваивать энергетические атаки экспертов пути Огня, разве что перейдя с совсем базовых форм на приёмы, достойные уже Четвёртого Небесного Уровня. По своей сути это были всё те же «Огненный клинок» и «Огненный щит», но уже модернизированные, усложнённые, когда вместо одного потока пламени выпускаешь несколько или вместо одной плоскости огня окружаешь себя защитной сферой.
  
  Отработка стоек, первых комбинаций ударов и движений с алебардой начинались, когда я подходил к порогу истощения своих запасов Ци, но всё ещё не падал без сознания. Там всё тоже происходило достаточно рутинно, хоть и далеко не скучно. Проблем с чисто физическими тренировками у меня не было — даже с минимальными запасами Ци я всё равно оставался очень тренированным парнем, занимающимся развитием своего тела и боевых навыков с самого детства. Помимо этого, практик боевых искусств, начиная даже с Первого Небесного Уровня, становится не то чтобы обладателем абсолютной мышечной памяти, но забивает в рефлексы всё много быстрее, чем обычный человек, которому нужно около десяти тысяч повторений на оттачивание идеального удара. Это связано со многими факторами, но в первую очередь с тем, что когда ты уже умеешь управлять Ци — своей духовной силой, то уж управлять своим телом всяко будешь уметь в разы лучше простого человека. Сам уровень сложности явлений несопоставим. Потому двигаться, драться и владеть оружием на средне-профессиональном уровне способен любой практик, даже если он поднялся чисто на медитациях, без физических тренировок. Такие ребята, конечно, редкость, но тоже встречаются, особенно среди адептов Боевых Искусств Звезды, что изучают направление с прицелом работать целителями. Вот зачем целителю изнурять себя отработкой ударов по деревянному манекену, если у него, например, семейное дело и он точно знает, что унаследует лекарский бизнес у отца и денежки для сытой жизни ему без всякого мордобоя капать будут? Правильно, незачем. Только вот при этом если уж он дорос до того уровня, на котором может лечить других своей Ци, то и в челюсть зарядить сможет без вопросов, как и, взяв в руки меч, очень быстро разобраться с тем, как держать его не на уровне палки.
  
  Другое дело — действительно хорошо уметь махать железом. И вот тут, помимо постановки стоек и движений, нужен был опыт. Так что порядка восьмидесяти процентов всего времени занятий с Ней Фэном наставник учил меня именно «реальной работе» оружия. Другими словами… он брал в руки палку той или иной формы, долженствующую изображать макет меча/топора/кинжала/копья/хрен-пойми-чего, и пизд… кхм, давал мне возможность оценить, как требуется сражаться. Остальные двадцать процентов занимали разбор ошибок и демонстрация новых приёмов работы. Отрабатывать их предполагалось уже в свободное время.
  
  К слову о самом наставнике Ней Фэне. Несмотря на его Пятый Небесный Уровень боевого искусства Дракона, в чистых силе и скорости я его если не превосходил, то был на уровне. А по части качества и количества Ци — так и вовсе мог бы раздавить под орех. И такая ситуация была достаточно стандартна для сравнения выходца из старшей благородной семьи и простолюдина — у нас буквально были разные «размеры» Небесных Уровней. Я не знал, как это реализовано в деталях и как выглядит во внутренней духовной механике, но тот факт, что у практиков одной и той же стадии развития может быть разный объём Ци — это реально факт. И речь не о том, что где-то чуть больше, где-то чуть меньше — в зависимости от личных характеристик, хотя это присутствует и есть, бесспорно. Речь о том, что зависимость таких объёмов от происхождения, сиречь наследственности, — она прослеживается, и прослеживается чётко. Это не отменяет рождения гениев или бездарей и там, и там, но, говоря про среднестатистического, обычного по талантам практика, благородный будет стабильно где-то на десять-двадцать процентов сильнее неблагородного при равном уровне развития.
  
  Чувствовал ли я от этого зуд бронзоватого отлива на коже? Вообще ни разу. Без читов, типа доминирования своей Ци через техники или просто вбухивания её в удары, я не мог сделать драконьему практику Пятого Небесного Уровня вообще ничего, так как он на две головы превосходил меня в навыках обращения с оружием. Да, я мог бы его положить, отбросив все условности и сдерживающие факторы, возможно, даже быстро, но вот по-честному, именно в плане навыков, я был ему грушей для битья. Зато этим обрёл небывалую мотивацию к освоению исцеления — наставник не церемонился и свою науку в меня натурально вбивал. До переломов, конечно, не доходило, да и я уже довольно прочный малый, но здоровенные кровоподтёки вполтела, ссадины, а порой и рассечения стали для меня обыденным делом. Впрочем, я не жаловался. Подобное было совершенно нормально, а среди драконьих практиков так едва ли не обязательно. Классическое «это не ты должен бояться дерева, это дерево должно бояться тебя», потому вставай и продолжай отрабатывать удары, даже если ты уже стесал костяшки пальцев или натёр кровавые мозоли. Хорошо хоть таким макаром учишься по-настоящему быстро, ибо мотивация.
  
  И раз уж зашла речь о целительстве, то и с ним всё разрешилось как-то рутинно, без прежней искры непознанного. Сам по себе этот приём, если суммировать описания из почти десятка Техник, отбросить поэтичную велеречивость и добавить в получившуюся смесь логики и здравого смысла, представлял из себя насыщение повреждённого участка тела звёздной Ци, при этом как-то настроенной собственным намерением лечить. Это в базовом варианте. Далее предполагалось, что по мере получения опыта практик научится ощущать повреждения на глубину, чувствовать самые опасные и важные участки, воздействовать на них точечным образом и вообще наработает скилл, вплоть до того, что сможет по выбору залечивать каждый кровеносный сосуд или нервный узел. И понятное дело, что сразу становился очевиден основной мой недостаток — у меня не было звёздной Ци. Были солнечная и лунная, но и ежу понятно, что керосин бензином не всегда можно заменить и лучше сперва разобраться, где там и что будет происходить, чтобы прикинуть возможности такой «оптимизации».
  
  Хорошо, что у меня был Е Синхэ.
  
  Всё случилось где-то через неделю после моего возвращения. Изобретать велосипед я не стал и по уже проверенному методу вечером вновь вломился в его дом.
  
  – Брат Лян? – парень пусть и удивился, но без вопросов посторонился, пропуская меня внутрь. Хороший знак.
  
  – Привет, Синхэ. Надеюсь, я не отвлёк тебя ни от чего важного?
  
  – Нет-нет, – закачал он головой, – я всего лишь читал учебники. Я могу чем-то помочь?
  
  – Надеюсь, – оценивающе его оглядываю. – Ты уже начал осваивать Исцеление?
  
  – Ну… – он смущённо запустил пыльцы в шевелюру на затылке. – Думаю, я знаю, как это делать, хотя ещё ни разу не пробовал.
  
  – Отлично! Значит, я тебе помогу!
  
  – Поможешь? – ничего не понял парень.
  
  – Да. Думаю, «учебное пособие» будет полезно в твоих тренировках.
  
  – А?
  
  – Вот! – я расшнуровал халат-рубашку на груди и сбросил ту на землю, демонстрируя шикарные багрово-синие полосы, во многих местах украшающие мои руки. Торс и голову я защитить смог, но вот конечности мастер Ней отбил мне капитально, если бы не Ци, я бы, наверное, и пиалу с чаем ко рту поднести не смог бы неделю.
  
  – Ох… – парень выпучил глаза, – это… на занятиях с оружием так?
  
  – Да. Всё в этом мире имеет свою цену. И всего лишь боль от тренировок в обмен на мастерство, что однажды может спасти жизнь, — небольшая плата, – капнул я полагающимся ситуации пафосом.
  
  Ибо нельзя не капать пафосом, когда ты — сюзерен, который показывает перед вассалом, что его кто-то пизд… кхм, да что ж такое? Короче, делал тебе больно, а ты ничего не мог в ответ. В таких ситуациях надо прям сразу выворачиваться, показывая, что всё шло согласно Плану, а ты сам — очешуенен и велик. Иначе в местном обществе просто нельзя. Это будет почти как сесть какать, не снимая штанов. Сказать, может, никто ничего не скажет, но смотреть начнут как на больного. Правда, вот насчёт Синхэ я не уверен — он мог и не допереть, но всё равно в данном случае у меня просто работали рефлексы, вроде тех, что при встрече надо здороваться, при расставании — прощаться, а садясь за стол — желать приятного аппетита. Так и тут — кто-то запалил, что тебя, такого благородного, кто-то отмудохал? Сделай вид, что так и надо, чтобы тот, кто хотел бы посмеяться, выглядел дураком, начав это делать.
  
  – Ну что, возьмёшься? – вернулся я к теме, не позволяя возникнуть паузе в разговоре.
  
  – Конечно! Старший брат столько сделал для меня, исцелить его раны — это меньшее, чем я могу отплатить, – горячо заверил подросток.
  
  После чего действительно приступил к исцелению, а я — к медитации, дабы лучше уловить то, что он делает своей Ци. Так сказать, наглядно посмотреть и пощупать механику, как это всё вообще работать должно.
  
  Вообще говоря, скорость развития Е Синхэ окончательно меня разочаровала. Нет, если смотреть «по дефолту», то растёт он быстрее бамбука, но уже очевидно, что нет у него той каноничной мощи, позволявшей с удара укладывать ребят на один-два Небесных Уровня выше него. Может быть, он и был чутка сильнее обычного практика Звёздных боевых искусств своего уровня, но уже драконьему практику был не ровней, не говоря уже об огненном. Таким темпом серьёзным бойцом он станет лет через пять, не раньше. И с одной стороны, это не могло не радовать, ведь если главный герой сянси не нагибает, то он не нагнёт и злодея сянси, к разряду коих я имею честь принадлежать, но с другой, я как-то слабо себе представлял, что с ним таким провинциально-неотёсанным делать, если он не нагибает. Плюнуть на него и забить? Но ведь как ни крути, а он — герой сянси, на него только плюнь — вмиг заколосится и попрёт в рост. Пытаться прибить, как потенциальную угрозу? Та же фигня, только в профиль, ещё и какая-нибудь неведомая сила с небес спустится и меня пришибёт, по принципу: «Я — Бог Звёздных Боевых Искусств, а это мой внучек!», или ещё какой дико могучий древний практик будет именно в этот момент проходить мимо и решит воспрепятствовать беззаконию. И как быть? Чего делать? Сложные вопросы, но одно ясно — резкие действия нежелательны.
  
  Но как бы то ни было, с пассивной помощью Синхэ я понял, как нужно настраивать свою солнечную Ци, чтобы она начинала взаимодействовать с клетками тела, не просто укрепляя и насыщая их собой, но и усиливая сокрытую в них жизненную энергию, а где и заменяя ту собой, если ткани слишком повреждены. Это была некая форма стимуляции естественного деления клеток, энергия на которую бралась не из запасов организма, а из Ци, что могла заменить собой даже строительный материал — необходимую биомассу, хоть и приходилось ей для этого проходить через несколько преобразований в самих клетках, как-то заменяя тем питательные вещества, необходимые для химических реакций. На самом деле, моей чувствительности не хватало на разглядывание процессов на таком глубоком уровне, но умозрительно как-то так там и происходило. Ци тратилось, жизненная энергия нарастала, клетки делились и восполняли потери, и всё это сопровождалось смутными ощущениями неких процессов внутри живой ткани вокруг повреждённого участка.
  
  Через три дня я уже знал, как надо влить Ци, чтобы свежий синяк исчез за какие-то мгновения. Я разобрался, как её настроить на нужный… спектр… частоту… не знаю. В общем, как её настроить, чтобы она приобрела целебные свойства, я понял. Понял я и то, что именно солнечная Ци для этого подходит больше всего. Лунная справлялась, но медленнее. Огненная же могла лишь убить бактерии, попавшие в ранку… или прижечь ранку, если пытаться ей стимулировать деление клеток. С ледяной то же самое — заблокировать заражение, остановить кровь — да, зарастить порез — нет. И при этом, когда ты только насыщаешь место лечения своей специально настроенной Ци, то и правда ощущаешь, что там внутри, вплоть до тех же бактерий, воспринимаемых некой живой заразой. Но при всех этих успехах я всё равно не мог сказать, как оно работает. Какой фундаментальный закон-эффект-явление стоит в основе. Даже идей не было. Оно просто работало. Потому что духовность. Потому что у всего есть Ци. Потому что некоторые Ци имеют некоторые особые свойства.
  
  Тем не менее, пусть я не понимал, как оно работает, оно работало, и даже управляемо. Стандартный принцип водителя — тебе не нужно знать сопромат и держать в голове чертежи своего железного коня, чтобы на нём ездить. И проводить мелкий ремонт. А это означало, что нужно двигаться дальше и всё-таки лезть к глазам. Не то чтобы я очень горел желанием это делать… Точнее, получить-то глаза по типу «Шарингана» из другой типа культиваторской истории, выдуманной на Земле, я очень хотел, но именно что получить, а не лишиться тех, что есть, так что эксперимент меня без преувеличения пугал. Однако, ощутив на себе, насколько сильно улучшается восприятие чего-либо через Ци, отложить в сторону этот аспект я не мог, тем более если к этому добавить тот факт, что солидная часть моей "прокачки" как раз и основана на восприятии. Да, пока что это находится в виде «я лучше знаю, как устроено мироздание, и за счёт этого могу осознавать такие концепции, которые местным не привидятся даже под самыми убойными веществами», но «знать» — это одно. Если же получится «видеть» в том или ином ключе… полагаю, это будет способно подстегнуть скорость моего развития и адаптации навыков. И вообще, шаринган — это круто, а потому — долой сомнения, накачиваем глаза "чакрой". Солнечной и очень по чуть-чуть.
  
  Честно говоря, мысленно я готовился к какой-нибудь рези в глазах, боли или ещё чему-то в этом роде, но ничего такого не случилось. Всё отличие в наполнении Ци конкретно глаз вместо всего тела разом заключалось в том, что… остальное тело не было наполнено Ци. Ничего не болело и солнечная энергия заходила в глазные яблоки без каких-либо проблем… но на этом всё. Я хорошо чувствовал глаза в таком состоянии и мог сказать, что с ними всё полностью в порядке, но никаких принципиальных сдвигов восприятия не последовало.
  
  Потыкавшись так и эдак, я ещё раз перечитал те техники Звёздных боевых искусств, где данный приём фигурировал, и погрузился в глубокое непонимание ситуации. Так и тянуло сказать, что здесь без пол-литры не разобраться, но алкоголя в моём распоряжении не было, а был только чай. Чай же обладал расслабляющим действием и меланхолию только усиливал.
  
  Из смутных описаний выходило, что «Звёздные Глаза» — это некий малозначительный навык, который осваивается на Втором-Четвёртом Небесном Уровне, в зависимости от Техники-стиля, по которой практик развивается. Иными словами, эта штука по определению несложная. Она не описывалась как что-то требующее особых тренировок, каких-то специальных движений, медитаций или управления Ци, она описывалась как что-то, что приходит само, буквально между делом. Китайских и псевдокитайских поэтов-рукопашников надо бить палками — конкретно пороть на конюшне за каждое двусмысленное выражение, которое они допускают при описании своих техник, это бесспорный факт, за который я буду морально стоять, похоже, всю оставшуюся жизнь… Но чего делать — было всё равно непонятно.
  
  Тогда я решил попробовать зайти с другой стороны. Вот есть Е Синхэ. Парень не то чтобы тупой, но в силу особенностей воспитания и недостатка образования звёзд с неба точно не хватает, хотя и старательный. Вот у него выпали крутой буст и книжка с крутыми техниками. Напряжём память… Так, глаза он освоил просто походя, вообще без напряга… но тут есть плот-армор героя сянси… Если же смотреть здраво и вспомнить, что «Звёздные» ребята, если они стандартные, — это, в первую очередь, поддержка и хил, а не прямой махач, то… как минимум дело должно быть в чём-то, что не зависит от грубой мощи. Но на низких уровнях тонких воздействий Ци нет даже у хилов — это просто бессмысленно. Контроль над Ци растёт с ростом Небесного Уровня, и то, что было тяжело и сложно на Втором, например, выпустить Ци из тела и сформировать из неё энергетическую атаку, совершенно элементарно на Четвёртом. С Пятого уже можно комбинировать техники атаки и защиты, создавая, например, огненную сферу, что защищает тебя и шибает огненными шарами со своей поверхности по противнику. А на Седьмом так и вообще контроль над своей Ци растёт настолько, что барьеры уже даже не из пламени состоят, а из перешедшей в материальное состояние и способной стать твёрже стали энергии. Вот там уже микроконтроль такой, что десятки процессов можно в комбинации собирать и претворять их в жизнь буквально жестом. Но для Второго и даже Третьего Небесного Уровня предел — это больше взять, сильнее кинуть, с самыми минимальными поправками внешней формы.
  
  Что там ещё было? Вроде как бой — он всё время с кем-то дрался. То есть, допустим, идёт бой и у героя есть только мощный силовой буст…
  
  На этом моменте я понял, что я тупой, и вновь открыл книжку с техникой. Звёздные Глаза… бла-бла… в раны изучении подспорьем сильным стать могут… бла-бла… рассмотреть ты сможешь узор крыльев малой птицы, что пьёт нектар цветов… Хм, колибри, что ли? Но там хренова туча взмахов, что рассмотреть можно только при замедленном воспроизв…
  
  Идея была внезапной, но, как и всё близкое к озарению после долгих бесплотных поисков решения, бьющей по гордости. С чего я решил, что достаточно только «глаза» включать? Восприятие — это ведь не только сбор, но и обработка информации, а значит… ускорять нужно будет и мозги.
  
  – Ла-адно, надеюсь, я не поджарю себе серое вещество, иначе это будет самая тупая смерть тысячелетия, – именно с этими словами я распространил напитку солнечной Ци с концепцией-посылом «улучшения и усиления» не только на глаза, но и на всю голову.
  
  Получилось… не сразу. Страшно. Страшно было вливать в мозг избытки Ци, да ещё и катать их там туда-сюда в поисках оптимальной конфигурации распределения. С глазами тоже было страшно, но с мозгом — особенно. И совсем не спасало, что через него я и так каждый день гоняю море Ци во время культивации. Плюс при нажатиях, сиречь избытках Ци в некоторых участках, меня начинало уводить. Хорошо, если просто в фантомную потерю ориентации в пространстве, но один разок я вообще что-то вроде наркоманского прихода словил и минут двадцать лежал спиной на полу, офигевая от того, какой крутой у меня в комнате потолок, как это гениально — поставить его на балку, и ещё доски ровные, что ва-аще пиздец как заебись и увау! Без шуток, я на эту фразу, именно в таких выражениях, минут десять залипал, повторяя про себя, как заевшая пластинка. И мне было так улётно, так всё прикольно, так зашибись, что… что больше я к этому участку мозга не прикасался.
  
  Но терпение и труд всё перетрут, и в один миг мир… не то чтобы застыл, но внезапно стал куда более чётким и ясным. Взгляд на собственную руку, и… я вижу циркуляцию Ци по каналам. Да… Воистину — прекрасный инструмент целителя… а также палача и убийцы. Осталось проверить, насколько это дело расширяет восприятие в плане быстродействия и что можно рассмотреть в чужом теле. Мне нужно будет найти добровольца для исследований! И быстро! Пока свежа идея! Е Синхэ, я выбираю тебя!
  
  Вот только у судьбы на этот счёт были несколько иные планы, но об этом я узнал, лишь когда чуть не налетел на Ан Сюен, как раз намеревавшуюся постучать в мою дверь. Хм-м-м… Зато сразу же узнал, что там с реакцией: мир не замедлился, как я и полагал, но вот отклик мышц на команды разума вышел на новый уровень. Казалось, я ещё только подумал чуть сместиться, чтобы рука девушки не заехала мне по лицу, а тело уже уходило с траектории удара. Шикарно! И крайне полезно.
  
  – Сестрёнка Сюен? Ты ко мне? – стараюсь улыбнуться как можно дружелюбнее, чтобы сгладить неожиданность встречи, заодно разглядывая каналы Ци в её теле. Они будто просвечивали сквозь кожу, но в то же время не мешали видеть её лицо во всех подробностях и красках, если я того хотел. Весь фокус был в фокусе зрения, такой вот каламбур. Я мог смотреть на кожу и одежду, а мог сдвинуть взгляд дальше и разглядывать уже потоки Ци. Те были жёлто-оранжевые, как пламя свечи, и сильно уступали моим в толщине, а ещё…
  
  – Б-брат Ю? Что у тебя с глазами? – отвлекла меня девушка, то ли в испуге, то ли в сильной неловкости.
  
  – А что с ними? – стало мне интересно, ведь в зеркало я ещё не смотрелся.
  
  – Они… светятся жёлтым, имеют вытянутый зрачок, и… у меня такое чувство, что ты… смотришь сквозь меня, – неиллюзорно поёжилась красавица, обхватывая себя за плечи и неловко отводя взгляд.
  
  – Ох, я должен извиниться, – моргаю, убирая из глаз излишки Ци. Ощущение я запомнил и теперь смогу его повторить, а вот пугать Ан Сюен не стоит. – Это просто техника, которую я недавно изучил. Не обращай внимания. Зайдёшь? – посторонившись с прохода, жестом приглашаю гостью во двор. Раз уж она сама пришла ко мне, то явно не просто так. В гости на чай она ходит только по приглашению — сама слишком стесняется. Причём даже пригласить к себе. Хотя последнее нормально, юные девушки из благородных семей не должны приглашать к себе мальчиков, даже если те — их братья по учёбе.
  
  – М-м… – она уже была явно не уверена.
  
  – Сестрица Сюен, не делай такое лицо, я же начинаю чувствовать себя виноватым, – подбадриваю её, повторяя улыбку, между тем так и не опустив указывающую внутрь двора руку.
  
  – Просто это было неожиданно, – как бы оправдываясь, смежила веки девушка, всё же приняв приглашение и пройдя мимо.
  
  – Понимаю, – я затворил дверь за гостьей. – Так чем же вызван твой визит, сестрёнка? Надеюсь, у тебя ничего не случилось?
  
  – Нет, я в порядке, – сверля взглядом пешеходную дорожку, отозвалась Сюен.
  
  – Я вижу, что тебя что-то гнетёт, – заложив руки за спину, подхожу ближе к ней, заглядывая в лицо. – Но если тебе нужно время собраться с мыслями, я заварю чай. Прошу, проходи, – обогнув девушку, первым направляюсь к дому. Насколько я успел её изучить, небольшой паузе она будет только рада.
  
  – Постой, брат Ю, тебе не стоит себя утруждать. Я пришла по делу, – остановила меня леди Ан через несколько шагов.
  
  – Делу? – с положенной долей удивления поворачиваюсь к ней.
  
  – Да… – подтвердила кареглазая красавица и замолчала, разглядывая расположенный слева от меня и, соответственно, по правую руку от неё банный домик с вниманием много большим, чем он того заслуживал.
  
  – Ты пришла попросить меня о чём-то, но не знаешь, как сказать, и опасаешься, что твоя просьба может показаться неуместной, – не спросил, но, скажем так, сделал очевидный вывод я. Девушка мгновенно начала заливаться краской, впрочем, по-прежнему избегая на меня смотреть. – Сестрёнка Сюен, не бойся, ты можешь быть со мной откровенна. Что бы ты ни попросила, обещаю, я не обижусь и не стану думать о тебе плохо. Если я не смогу этого сделать, то просто скажу об этом честно и прямо, но я ни в коем случае не стану тебя осуждать. Ты же моя любимая сестрица Ан. Как брат, к которому пришла за помощью его любимая сестра, может её за это осуждать?
  
  – Умх… – наградили меня невнятным звуком, по которому, однако, хорошо читалось её смущение. – Ты прав, – девушка вздохнула, на миг смежив веки, и уже куда решительней продолжила: – я хотела попросить тебя рассказать больше о твоём способе достичь слияния с Солнцем! – выпалив это, дочь дома Безграничных Небес полностью повернулась ко мне и твёрдо вгляделась в глаза.
  
  Теперь стало понятно её состояние, спрашивать такое в местных реалиях — это что-то сродни обсуждению расцветки нижнего белья, и то обсуждение надетого на тебя нижнего белья может считаться менее интимным. Секретные техники, особые стили, тайные практики — за эти вещи тут убивают. Делиться знаниями может учитель с учениками или родственник с родственником, ещё приём-два может показать по-настоящему близкий друг, которому ты не задумываясь спину доверишь, зная, что и он доверит её тебе. Даже проректор Сюэ пока показывал нам хоть и высокоуровневые, но лишь общедоступные вещи, то есть то, что можно достать в клане или банально купить. Собственных же секретов, которые у эксперта Седьмого Небесного Уровня уж всяко есть, он не показывал и покажет ещё не скоро, если вообще мы до этого дойдём. Иными словами, подходить к человеку и просить показать его личную, изобретённую конкретно им и больше ни у кого нигде не встречающуюся технику — это заявка на прям очень близкие и доверительные отношения.
  
  И, конечно, если собеседник так не считает, ну, в плане, что межу вами именно такие отношения, то это… очень, просто очень неудобная ситуация. Натуральный мрак с точки зрения этикета и репутации.
  
  И я уверен, что, кабы не моя изначальная открытость в описании процесса, она бы ни в жизнь ко мне не подошла. А так я как бы и сам намекнул, что готов поделиться.
  
  – Хорошо, – в бесхитростном и естественном выражении приподнял я кончики губ, словно бы меня попросили долить чая или подать руку для спуска со стремянки, в общем, сделать что-то бытовое и жизненное.
  
  – Ты согласен? – растерянно хлопнула глазами Ан Сюен.
  
  – Разумеется, – пожал я плечами. – Каким бы я был другом, если бы отказался помочь тебе стать сильнее, зная твою ситуацию?
  
  – Вот как… – смутилась девушка, вновь отводя взгляд.
  
  – Не вешай нос, – подбадриваю её. – Лучше пойдём — здесь есть одна лужайка, которая всегда освещена. Именно то, что тебе нужно для занятий, – и, развернувшись, я повёл гостью на задний двор.
  
  Проблема Ан Сюен, которая в общем-то не была секретом ни для кого из старших семей провинции, — это её помолвка. Глава дома Безграничных Небес желал упрочить положение семьи, отдав дочь замуж в столицу, тем самым становясь поближе к трону и вообще. Финансовые потоки, человеческие и прочие ресурсы, престиж родственных связей — за все эти вещи в этом мире сражались ничуть не меньше, чем на Земле. И всё бы в порядке вещей, но сама Сюен не хотела выходить замуж за того, кого никогда даже не видела, превращаясь просто в разменную монету политических интриг. На Земле бы это никого вообще не колыхало, хотя и там в истории случались ситуации, когда женщины отстаивали свою независимость, пусть это и было диким нонсенсом в аналогичный местному исторический период. Здесь же имелась некая специфика, имя которой — боевые искусства. Силой заставить пойти и раздвинуть ноги перед нужным золотым мальчиком практика Седьмого Небесного Уровня не сможет даже император. Точнее, принудить-то можно любого — рычаги найдутся, но кому нужен этот экстрим, с созданием себе на ровном месте кровного врага, что города с лица земли стирать может? Такой ведь и реально отомстить способен или тупо вырезать семейку, куда его пытаются сплавить. Собственно, уже и на Шестом Небесном Уровне такие принуждения чреваты, соответственно, Сюен нужно, по минимуму, именно этот Шестой Уровень получить за время учёбы в Академии, тогда у неё появятся реальные шансы побороться за своё счастье.
  
  Ну а поскольку я ничего не терял от того, что моя одноклассница сумеет избежать нежелательного брака, то не видел и никаких причин ей не помочь. Даже больше скажу: благодарная и обязанная мне наследница дома Безграничных Небес — это довольно ценное вложение на будущее. Опять же, не выйдет она замуж — и дом Безграничных Небес не приподнимется и не потеснит в табели о рангах и уровне влияния в провинции дом Тёмной Луны. Так что от дружбы с девочкой для меня сплошные плюсы и никакого негатива. Что ни говори, а характер у неё очень приятный, да и сама она приятна глазу, почему бы и не быть милым с такой лапочкой?
  
  – Садись напротив меня, – дойдя до нужного участка газона, я разместился левой щекой к солнцу и указал Сюен на траву перед собой.
  
  – Мы будем медитировать? – замешкалась девушка.
  
  – Ты же за этим пришла. Не беспокойся, я уверен, что с моими подсказками ты быстро справишься.
  
  Ничего не ответив, Сюен дёрнула подбородком и села в позу лотоса напротив, лицом ко мне, приготовившись слушать.
  
  – Итак, первое, что ты должна понять, это то, что Солнце на самом деле представляет из себя огромный огненный шар, и хотя его свет дарит жизнь всему в нашем мире, рождается он из первозданного жара и пламени, равного которому не достичь ни в каких кузницах. Уже поэтому Ци Солнца не является чем-то инородным для огненного практика, напротив, возможно, она близка нам, как ничто другое.
  
  – Огненный шар? – непритворно удивилась девушка. – Но как? Откуда ты узнал такое, брат Ю?
  
  – Сейчас это не слишком важно — объяснения просто собьют тебя с настроя, – мягко, но твёрдо пресекаю вопросы. – Просто поверь мне, что это так. Солнечный свет не только может породить огонь своим теплом, но и сам рождается из великого пламени, отблеск которого несёт в своей Ци. Но чтобы впитать его и начать сливать с даньтянем, обычных методов недостаточно. Не пытайся сжимать её, жёстко контролируя волей, как делаешь в обращении с огнём. Ты должна её нащупать и заставить своё тело её принять, как с Ци огня, но не тянуть силу, сжимая зубы от напряжения, а позволить ей самой наполнить тебя, согреть и обласкать, как и подобает тёплым солнечным лучам…
  
  Далее последовала череда вопросов из серии «Как же так?» и «Почему?», на которые я постарался ответить, поясняя открытые мной механики в понятных для средневековой девушки терминах. Пусть Ан Сюен и была прекрасно образована, да и мир вокруг хоть и был средневековым, но всё же магически-средневековым да с азиатским уклоном, а у этих ребят университеты появились задолго до Европы, однако тот же азиатский уклон и налагал свой отпечаток. Царицей наук здесь была литература, и истинным учёным мог считаться только тот, кто знает дохренилион иероглифов (включая те, что использовались одним-единственным автором несколько веков назад в одном-единственном трактате. А изобрести своё написание некого термина или явления мог буквально каждый каллиграф, вот просто потому, что душа у него так легла и вообще он — художник, он так видит!), поэтических произведений и сам является признанным каллиграфом. А точные науки здесь не то чтобы в загоне, но они как бы для быдла. В том смысле, что все эти практические знания — математика там, геометрия, что вот в производстве или управлении используется, это же для черновой работы, это приземлённо, низко, бездуховно. Знать вроде бы и надо, ибо без этого никуда, но в приличном обществе интегралы не обсуждают и благородных девиц им не учат. Короче, понятия, близкие моему техническому складу ума, следовало перевести в чувственную образность, близкую юной девушке, воспитанной на местной поэзии. К чести Ан Сюен, по-настоящему кипеть мозгами она меня не заставила и действительно быстро всё уяснила, после чего приступила к практике.
  
  Я же мог полюбоваться сосредоточенно медитирующей девушкой. Её глаза были закрыты, лобик чуть наморщен, показывая серьёзную концентрацию и прямо-таки намерение Превозмочь во что бы то ни стало, и… в этом и была проблема. Она слишком привыкла работать с Огнём только так, слишком долго и крепко в неё вбивали непреложные постулаты. Это я, в силу «свежего взгляда» и отсутствия косности, оставленной вместе с оригинальным Лян Ю, мог принимать самые смелые концепции и действительно верить в то, что они работают. Ан Сюен же, пусть и поняла мои объяснения, пусть доверяла мне, пусть сама видела, что я использую, не могла просто так взять и в один момент сломать об колено всё то, к чему привыкала с самого раннего детства, и начать работать по-другому. К тому же пусть Ци Солнца качественно превосходит «стандартную», правильно «нащупать» её куда сложнее, не говоря уже о том, чтобы впитать и усвоить, там ведь метод адептов Звёздных Боевых Искусств куда как ближе, чем общепринятый у огневиков.
  
  Перейдя на свой «новый взгляд», я лишь убедился в предположении: Ан Сюен просто гоняла Ци, рефлекторно пытаясь что-то нащупать и жёстко втянуть, но с таким успехом у неё было больше шансов дотянуться до пламени печи на кухне или вообще земных недр, чем до солнечного света. Ладно, попробуем чуть иначе.
  
  – Не напрягайся, – я взял её сложенные на коленях ладошки в свои руки, невольно заставляя девушку вздрогнуть и нарушить концентрацию, – не пытайся тянуть Ци силой, просто расслабься и позволь силе самой сделать всё, что необходимо.
  
  – Лян Ю, что ты… – обнаружив глазами свершившееся прикосновение, она начала стремительно наливаться багрянцем. Да, вот так вторгаться в личное пространство девушки тут считалось, мягко говоря, фривольным жестом, но я ничего такого в мыслях не имел и на самом деле просто хотел помочь.
  
  – Я покажу, что нужно искать. Сосредоточься, – выделяю именно «солнечный» спектр в своей силе и осторожно направляю его красавице, вливая в её магистральные каналы так, как если бы желал её исцелить. Плёнка золотистого сияния соединила наши руки, и я ощутил небольшое сопротивление, которого не было при использовании приёма на своём теле, но оно не мешало и не грозило чем-то неприятным. – Просто смотри — почувствуй мою Ци. Ци Солнца почти такая же, она изливается на нас прямо сейчас, ощути её, не пытайся её побороть и заставить, просто позволь ей самой наполнить тебя…
  
  Мой вкрадчивый и уверенный тон заставил девушку забыть о неоднозначности нашего положения с точки зрения этикета и вновь смежить веки, концентрируясь на медитации. Я же продолжал вливать в неё целительную солнечную Ци, не усердствуя с напором, но и не ослабляя его, тем самым давая внутреннему потоку энергии одноклассницы дополнительную подпитку. С такой помощью стандартный цикл циркуляции через даньтянь очень быстро достиг своего пика, окутывая тело Ан Сюен покровом из оранжево-золотой дымки. И довольно скоро она действительно начала чувствовать Солнце.
  
  Я видел своими «Звёздными Глазами», как в её тело начала поступать внешняя Ци, как девушка нащупывает правильный метод «общения» с этой новой для себя силой, как сперва неуверенно и дёрганно, но с каждой минутой всё более гармонично и правильно направляет её в свой даньтянь.
  
  Это наблюдение было не менее увлекательно и интересно, нежели собственные тренировки с магией. Да, в сущности, я и занимался сейчас магией — её истинным изучением и пониманием. Сюен совсем недавно прорвалась на Третий Небесный Уровень, чему явно очень способствовали Экстракт Холодного Снега и методики тренировки, специально подобранные под его применение Мастером Сюэ. Её каналы Ци были похожи на мои, и хотя сама Ци отличалась, но её движение, распределение и оттенки давали массу пищи для размышлений. Пока это было лишь абстрактное сравнение с тем, что происходило в моём теле — перевод взгляда туда и обратно в поисках общих черт и отличий, но помимо того, что сразу бросалось в глаза, то есть разницы в мощи и цвете Ци, было и много мелких деталей, которые пока получалось только заметить и запомнить для будущего разбора и понимания. Сейчас мне это ещё ничего не давало — просто не хватало опыта для понимания значения тех или иных вещей, но в будущем, когда я такой опыт наработаю… О! Я уже предвкушал возможность копировать приёмы и целые стили, просто глядя на то, как другой практик их использует.
  
  Да… это будет прекрасно! Никаких тебе глубокомысленных поэтических пыток разума, никаких мрачных часов бдения над страницами методичек в попытках понять, что за хрень автор имел в виду, когда писал это наркоманство, — просто смотри на пример и делай так же! О, как я тебя уже люблю, мой прекрасный звёздный шаринган, моя пр-р-релесть!
  
  Ан Сюен потребовалось примерно полчаса на то, чтобы уверенно встать на правильный путь, после чего я стал потихоньку уменьшать поток собственной силы. Во-первых, Ци «от истока» несколько отличалась от моей, всё-таки как ни фильтруй, а некий отпечаток носителя в энергии останется, что само-то по себе не опасно, но в процесс слияния с даньтянем эталонной силы помехи внесёт. Ну а во-вторых, ей всё-таки нужно было учиться делать всё самой, а внешние костыли для этого требовалось вовремя убрать. К тому же (пусть это и не имело никакого определяющего влияния на принятие мной решений) мне было банально интересно посмотреть на работу энергетики практика, пытающегося установить родство с энергией Солнца, так сказать, в его, практика, эталонном и беспомеховом состоянии.
  
  – М-м-м… – ушедшая в себя Ан Сюен издала довольно забавный звук недовольства, когда моя Ци окончательно отступила с её пальчиков. Эта милашка даже попыталась рефлекторно сжать оными пальчиками мои ускользающие ладони. Движение было совершенно без примеси осознанности и не зашло дальше механического шевеления, но всё равно вызвало у меня на лице улыбку.
  
  Ещё с пару минут я разглядывал её неровный, но разросшийся весьма неплохо покров Ци, вместе с тем, как та циркулировала в её теле, после чего решил, что исследования возможности глаз на этом можно пока закончить, а вот сесть и помедитировать самому было бы очень правильно. Само собой, вопросов у меня оставалось ещё море, и я совсем не затронул пока область активного боевого столкновения, в плане того, какие возможности там откроют мне Звёздные Глаза, но предлагать спарринг сейчас было бы совершенно неуместно, как и уходить куда-то, бросая девушку одну на территории чужого дома.
  
  Поднявшись с земли, не потревожив покоя красавицы, я направился в дом за Экстрактом Холодного Снега и ещё кое-чем нужным для тренировки. Мысли же скользнули на любопытный факт. В процессе помощи «сестрёнке» я влил в неё довольно много своей Ци, которая успешно включилась в тренировочную циркуляцию, то есть была усвоена её даньтянем и стала частью собственного резерва Сюен. Для меня этот объём был некритичен, и все потери не то чтобы мгновенно восстанавливались, но уже через часик-два я буду вновь полон под завязку, особенно если проведу это время в медитации. Но я-то на Четвёртом Небесном Уровне, а Ан Сюен только на Третьем, и то, что для меня некритично, для неё очень существенная прибавка, тем паче что она продолжает тренироваться, закрепляя полученный объём Ци и накапливая новые прибавления уже поверх него. А ведь я сам на Четвёртый Уровень прорвался в первую очередь благодаря тому, что впитал кучу ледяной Ци от Небесной Алебарды, точно так же пропустив её через даньтянь и присовокупив к собственному резерву. Слияние сути холода с даньтянем, позволившее самостоятельно вырабатывать и уже на постоянной основе, в рабочем порядке впитывать ледяную Ци, стало лишь завершающим этапом, так сказать, закрепившим количественный скачок качественным оформлением. Вот будет анекдот, если она сейчас тоже прорвётся, потому как добрый «братик» таким оригинальным образом нарастил ей резерв Ци, переведя тот с начала Третьего Небесного Уровня на его пик.
  
  И если такое действительно получится… сразу возникает вопрос, почему так никто больше не делает? Вариант, навскидку, был только один — несовместимость Ци. Это звёздная братия может своей Ци лечить, вливая её в чужой организм, но если такое начнёт делать огневик, он тот организм скорее покалечит, а то и запечёт до хрустящей корочки. С Драконами не знаю, но, наверное, тоже что-то подобное, всё же их практики очень завязаны на тело и кровь, они даже внешне меняются во время боя, отращивая когти, чешую и рога, причём у каждого все эти элементы очень индивидуальны и по внешнему виду, и по количеству. Вполне может статься, что их Ци тоже чужой организм заставит испытать смесь поноса с запором, помноженную на геморрой. Оставались только звёздные практики, но чем знамениты звёздные практики? Да тем, что они слабаки. Сколько Ци они могут влить? Какое у этой Ци будет качество? Глядя на Синхэ, который вообще-то гений даже без своего каноничного буста, становится понятно, что если он кого-то и смог бы так качнуть, то только кого-то на пару Небесных Уровней ниже себя. Мне, по крайней мере, его лечение ничего такого не давало, хотя парень тужился и Ци не жалел. Я, конечно, не показатель, ибо был в тот момент уже на Четвёртом, а он — всё ещё на Первом, но всё, что он в меня влил… это было сопоставимо с результатом одной недолгой медитации. То есть реально какой-то эффект будет только при разнице между донором и тем, кому он даёт энергию, в пару рангов, не меньше. В смысле, с Первого до Второго так ещё дотянуть можно, ну хорошо — со Второго до Третьего тоже, а вот дальше затык. Экспертов Боевого Искусства Звезды и так не шибко много, а уж ребят Пятого Небесного Уровня и выше… Ну, они есть, конечно, но кто же из них будет копать в сторону: «А давайте-ка я подумаю, как мне за свой счёт резко качнуть вот этого парня Первого Небесного Уровня!» Для личных учеников есть отработанные и облагороженные веками Техники, а все остальные по дефолту идут лесом, ибо высокоуровневый практик озабочен прежде всего своими карьерой, положением и собственным прорывом дальше — ему не до копошения всякой мелочи. Похоже это на правду? Да очень даже. А это приводит нас к тому соображению, что такая эрзац-версия «прокачки» будет прерогативой только моих рук и только для тех, кто меня слабее и мне доверяет.
  
  Не скажу, что это что-то плохое и я этому не рад…
  
  Но, впрочем, все эти соображения стоит придержать до результатов Ан Сюен, а то я себе напридумывал, а оно может совсем не так оказаться. Повредить я ей точно ничего в энергосистеме не повредил, так что никаких патологий и нарушения развития точно не будет, но ведь и что-то другое всплыть может. В любом случае, сперва следует подождать результатов, а выводы и планы строить потом.
  
  Вояж мой в место проживания прошёл без неожиданностей, и вскоре я уже опять примостился на лужайке, хоть и на некотором удалении от гостьи. В правой руке у меня был кристалл Экстракта Холодного Снега, в левой — всё-таки купленная «Огненная Слеза». Выглядела она почти так же, как Экстракт Холодного Снега, но имела красный цвет. Только если Экстракт был действительно редким веществом, которое ещё пойди найди в случайном леднике на вершине случайной горы, то Рубины Огненной Слезы можно было относительно спокойно и уверенно добывать в любых действующих вулканах, особенно если там ещё и природный фон Ци высокий. А особый прикол в том, что со своей Алебардой Ледяного Дракона я имею все шансы со временем научиться сам производить Экстракт Холодного Снега. Теоретически. Уровне на Седьмом. Но даже так — перспектива крайне радовала. В общем, в правой руке у меня был источник огненной Ци, в левой — ледяной, и я погрузился в медитацию, потихоньку поглощая из них энергию и смешивая в процессе медитации в равных долях. Мне ведь тоже нужно было наращивать объём Ци для достижения хотя бы пика Четвёртого Небесного Уровня, а с источником подходящей Ци это куда эффективней, чем простой тренировочной медитацией.
  
  Ан Сюен. То же место.
  Девушка сидела в глубокой медитации, прикрыв глаза и стараясь отрешиться от мира, позволить Ци течь сквозь неё, как объяснял Лян Ю. Ей было стыдно. И страшно. И странно. И всё это одновременно. Она никак не могла понять, что сподвигло её прийти и спросить. Само собой, она пыталась сначала сделать всё сама, почувствовать и повторить, но безрезультатно. И ей бы отступиться, приняв, что просто не угонится за талантом семи кристаллов, но она пришла. На что она надеялась? Такое даже Учитель раскрывает далеко не перед каждым своим учеником. Возможно, это был шаг отчаяния? Или её подтолкнула зависть? Или надежда? Или… то ощущение, из-за которого встречаться взглядом с Лян Ю становилось очень неловко, а сердце почему-то начинало колотиться сильнее? И когда это началось? С обычного вежливого приглашения на чай? С беззлобных шуток и подтруниваний над ними с Синхэ, так, чтобы каждый не мог сдержать улыбки? Или когда он просто подарил ей, без какого-либо тайного умысла, горсть камней стоимостью в небольшой город каждый? Как бы то ни было… она оказалась там, где оказалась. С просьбой раскрыть тайну, что может стать новым клановым секретом Тёмной Луны, совершенно постороннему человеку, всего лишь сестре по учёбе. Глупость хуже горячечного бреда. И тем более шокирующим было согласие Лян Ю. Просто так, без условий и назначения какой-либо цены… немыслимо! И… так… так…
  
  Ан Сюен сосредоточилась на дыхании — негоже выпадать из медитации из-за собственных мыслей. И почему думать о чём-то отвлечённом оказалось самым простым способом ощутить солнечную Ци? И почему она думает именно об этом? Лучше думать о Ци! О том жгучем, страшном и в то же время мягком и ласковом потоке энергии, что растёкся по её меридианам, когда Лян Ю взял её за руки… у него были такие нежные пальцы, словно у художника или утончённого мудреца, а не воина, что тренируется с оружием по двенадцать часов в день… Это прикосновение и этот жар… И то, что Лян Ю, будучи адептом Огненных Боевых Искусств, смог направить ей свою Ци, хотя до этого подобное считалось возможным только для адептов Звёздных… ещё один его секрет, раскрытый ей так легко и небрежно. Интересно, сколько их у него ещё?
  
  Даже с закрытыми глазами она видела эту тёплую золотую Ци, что широким потоком текла в её тело, за какие-то секунды позволяя насытить Великое Кольцо Совершенства между Вратами Жизни и Божественными Вратами в её теле до уровня многих часов изнурительной тренировки. Такая необычная, удивительная и приятная энергия… И эти ощущения… его сила проникала в неё… Нет-нет, это очень, очень плохо звучит! Вернее, хорошо… но плохо! Ну почему, почему её хотят выдать замуж за какого-то… Когда… совсем рядом… нет-нет… вдох… выдох… вдох… выдох. Не думать. Об этом. Думать. О Солнце… его Ци… его лучах… что они — тоже огонь… Да-да, её щеки горят именно потому, что закатные лучи согревают её кожу своим теплом, одновременно вливая в неё жгучую и немного колкую Ци, стекающую искрящим дождём к даньтяню! Именно так! Всё дело в силе летнего Солнца!
  
  Ан Сюен настолько ушла в свои мысли, «никак не связанные с тем, что очень, очень плохо звучит», при этом не прерывая медитацию, что в тот момент, когда всё её существо наполнила мощь, а потом само качество её сил стремительно шагнуло вверх, наполняя тело небывалой лёгкостью и силой, даже не сразу осознала, что произошло. Хотя это было знакомое ей чувство…
  
  Прорыв.
  
  Четвёртый Небесный Уровень меньше, чем за месяц после Третьего. Почти без реагентов! Это было… Поразительно! Чудесно! Великолепно!
  
  Она открыла глаза, едва сдерживая себя, чтобы не закричать от радости, и… увидела Лян Ю, что медитировал неподалёку. В правой руке его горел багровым светом хорошо знакомый Рубин Огненной Слезы, подобный тем двум, что она сама купила в Академии, пользуясь тем, что для своих учеников она продавала такие ценные реагенты почти без наценки. Рубин источал жар пламенной Ци, что до локтя окутывал руку парня багряной дымкой, а в левой его руке холодным светом сиял Экстракт Холодного Снега, выплёскивающий в мир ледяную Ци… и обе они вливались в тело наследника Тёмной Луны. Одновременно! Сплетение Льда и Пламени. Невозможное! Небывалое! Происходящее на её глазах и без малейшего вреда для адепта, творящего это невозможное. Лицо Лян Ю в свете заката и ровных потоках переплетающегося синего и красного марева энергии было таким безмятежным. Он просто сидел рядом, не беспокоя её, хотя она и уселась медитировать прямо у него во дворе, вместо того чтобы поблагодарить и отправиться к себе, как только у неё появились первые результаты… и, как всегда, не стал «зря тратить время», занявшись своим продвижением и развитием.
  
  Пожалуй, его пример уже не раз вдохновлял Ан Сюен вновь и вновь подступаться к тому, что она считала безнадёжным и подумывала бросить или отложить на потом. Но пример человека, что постоянно совершал если не невозможное, то невероятное, заставлял сжимать зубы и идти дальше. Пример того, кто действительно был готов бороться за то, чтобы быть собой и жить согласно своим желаниям… Девушка ещё раз посмотрела в безмятежное лицо парня. Да, сражаться за то, чего ты желаешь. Именно такой у неё теперь путь.
  
  Младший наследник клана Тёмной Луны.
  Порыв Ци, нарушивший мерную безмятежность окружающего мира, застал меня в середине изумительно прекрасного танца энергий, что удалось организовать в своём теле. Сколько бы ни проходило времени, мне не надоедало ощущать магию и чувствовать свой контроль над мистической силой, назови её хоть боевыми искусствами, хоть духовной энергией. Вот и сейчас я не смог удержаться и организовал из поглощаемой Ци нечто вроде борьбы Инь и Янь прямо в точке даньтяня, вернее, оформил процесс поглощения двух потоков энергии так, что, вливаясь в даньтянь, они образовали круговорот, напоминающий этот символ. Это была очень интересная задачка. Полностью бессмысленная, если по-честному, да ещё и рисковая, в том смысле, что если смешивание происходило не доходя до даньтяня, то это сопровождалось уколом боли и дискофморта, то есть, по-хорошему, никаких спиралек делать было нельзя, а вливать надо было с двух разных сторон, а лучше вообще сразу размывать собственной Ци, но… Но мне было тупо интересно это сделать! И я сделал. Поупражнялся в контроле, можно сказать. А теперь любовался получившейся игрой красок и ощущений от движения по каналам двух противоположных сил.
  
  Сразу прерывать установившееся равновесие и динамику системы было нельзя, да и не очень хотелось, но примерно через минуту я всё-таки успокоил танец энергий и, прервав медитацию, открыл глаза.
  
  – Я могу поздравить тебя с прорывом на Четвёртый Небесный Уровень и сроднением даньтяня с солнечной Ци, сестрица Ан? – на миг сверкнув Звёздными Глазами, чтобы удостовериться в том, как изменились насыщенность и оттенок её каналов Ци, улыбнулся я.
  
  – Я-я… – о чём-то размышлявшая до этого девушка резко встрепенулась, находя взглядом моё лицо. – Лян Ю… – её щёчки начали стремительно заливаться краской. – Спасибо! – и наследница дома Безграничных Небес порывисто опустила голову в поклоне, отчего её шикарные русые волосы рассыпались по траве.
  
  – Всегда пожалуйста, сестрёнка Сюен, – улыбнулся я этой смущённой милашке.
  
  То, что у неё в голове начали крутиться всякие… разные и интересные мысли, было очевидно, всё-таки и возраст подходящий, и ситуация способствует. Благородная девица осталась наедине с мальчиком из другой благородной семьи, они держались за руки и он ведёт себя с ней очень вежливо и приветливо… Было бы очень странно, если бы у девочки не возникло соответствующих мыслей.
  
  И, естественно, я всё понимал. Я же не классический герой сянси или сёнена, который не то что в намёки и чтение ситуации не может, но и прямой текст с признаниями и предложениями порой не воспринимает, однако… нет. Просто нет. Ан Сюен была, безусловно, мила и красива, и я бы не отказался скрасить свою кровать её присутствием, но… это не та девушка, с которой можно просто поддерживать приятельско-любовные отношения, как с точки зрения характера, так и касательно положения в обществе и реакции этого самого общества. Затевать же что-то серьёзное… Она помолвлена, и жених её — человек куда более высокого положения, нежели я, равно как и семья его стоит повыше Тёмной Луны. Я не против помочь Сюен избежать нежелаемой ею участи, но добровольно принимать на себя роль козла отпущения, на которого спустят всех собак со всех сторон… увольте. Помочь я ей вполне смогу и без такого экстрима, ну, если ситуация будет развиваться примерно в нынешнем ключе и с нынешним темпом. А там уж пусть найдёт своё настоящее счастье и парня, что будет её по-настоящему любить, а не просто симпатизировать. Да хоть того же Синхэ. Влюбились они друг в друга в каноне, вот и замечательно. А я не испытываю желания её обманывать ради всего лишь секса, да и вообще — у меня нет времени на любовь, я должен Культивировать! Кхм… а может, эти герои сянси и сёненов не такие уж и валенки, и у них были примерно аналогичные резоны? Так, лучше просто не думать об этом.
  
  – А, ну это… – явно испытывала трудности с подбором слов девушка.
  
  – Ну что ты опять меня смущаешь, сестрёнка Сюен? Будто мы — чужие люди. Давай я заварю чая и мы отпразднуем твой успех, – решительно начинаю вставать с земли.
  
  – Нет! – принцесса дома Безграничных Небес вскочила на ноги раза в четыре быстрее моего. – То есть я благодарна тебе за предложение, но я и так отняла у тебя непростительно много времени и больше не могу злоупотреблять твоим гостеприимством! – на одном дыхании выпалила она, напряжённо вытянув сжатые в кулачки руки вдоль тела и чуть не подпрыгивая на носочках от избытка эмоций.
  
  – В таком случае, позволь тебя проводить, – изображая лицом исключительно подобающее этикету выражение, жестом предлагаю ей проследовать к воротам.
  
  – Д-да! – словно палку проглотив, кивнула Сюен и деревянной походкой пошла за мной, но не приближаясь слишком близко. Ох, чувствую, кто-то забоялся, что я подбиваю к ней клинья и надо спасаться… Блин, это было бы даже обидно, если бы не выглядело так потешно и умилительно.
  
  – Рад, что смог тебе помочь, – уже отворив дверь во внешней стене, посторонился я, пропуская гостью. – Если тебе понадобится помочь в чём-то ещё, не важно в чём, обязательно обращайся. Двери любого моего дома всегда открыты для моей любимой сестрёнки Сюен.
  
  – …! – вспыхнув как маков цвет от шеи до кончиков ушей, благородная леди Ан смогла только нервно кивнуть, после чего стремительно сбежала, оставляя меня нагло лыбиться ей в спину.
  
  Злобный, хитрый, вульгарный и мерзко-гламурный антагонист из начала сюжета китайской сянси засмущал девушку главного героя до полной паники и потери дара речи. Какой я негодяй! Приятное чувство, надо сказать. Такое не грех и повторить… как-нибудь при случае, хе-хе.
  
  
Глава 5
  
  Очередное занятие началось с того, что Ан Сюен сообщила о том, что прорвалась на Четвёртый Небесный Уровень, и буквально сразу после неё о прорыве на Второй поведал Синхэ. Ох, каких же сил мне стоило не подарить в этот день лимон… проректору Сюэ, потому как вот реально, он уже что-то там себе под нос мурлыкать начал.
  
  Ну да ладно, пускай старик радуется и гордится — имеет полное право, потому как что Е Синхэ, что Ан Сюен развивались в таком темпе исключительно благодаря его инструкциям и помощи. Да и я ему обязан немало, пусть не столько в плане методик тренировки, сколько в общей поддержке и помощи в решении проблем и усилении иными методами. Понятно, что и мои заслуги в успехах одноклассников сбрасывать со счетов не стоило, но базис всё же давал им Мастер, я же дал только объём Ци и пару советов. Конечно, Экстракт Холодного Снега — полезная и ценная штука, а то, что я дал Сюен, полезней и ценнее вдвойне, но само по себе это ничего не решало, зато в сочетании с усилиями наставника сумело раскрыться и сыграть. В общем, дедушка рад — и хорошо! Дедушка молодец, дедушке можно порадоваться.
  
  Особенно в свете новости, которую он нам сообщил, а именно — что поход для получения боевой практики назначен на завтра. Мне, кстати, Сюэ предложил не ходить, обосновывая этот факт тем, что я там уже был и ничего нового не узнаю. Но у меня на этот счёт были иные мысли. Бросать на растерзание террористам учеников я не желал, а с Алебардой Ледяного Дракона у меня были очень неплохие шансы ушатать как учителя-предателя, так и его группу поддержки. Но и так… была ещё одна мысль, которую я поспешил осуществить. Ведь если проканало один раз, то почему бы не пройти и во второй?
  
  – Мастер Сюэ, – проводив взглядом спины удаляющихся Ан Сюен и Е Синхэ, обратился я к старику, – я хотел кое о чём с вами поговорить.
  
  – Неужели ещё одно видение? – не то чтобы с тех пор мы не перекидывались словом-другим тет-а-тет, всё-таки освоение Ци — процесс, считающийся в некоторой степени интимным, и то, что можно обсудить с учителем, по местным канонам приравненным, а то и превосходящим позицию родного отца, в присутствии посторонних не пообсуждаешь. Все к этому относились совершенно нормально, и порой Сюэ уделял день-два исключительно Ан Сюен или Синхэ, помогая и наставляя в отдельном порядке. Так что разговор наедине был вполне себе нормальным явлением. Другое дело, с какой интонацией я о нём попросил. Точно такая же была в начале истории с Алебардой. С учётом того, куда нам предстояло отправиться завтра… неудивительно, что старый наставник подумал, будто у меня случился новый «приход» или мой компаньон из татуировки чем поделился.
  
  – К сожалению, нет, – покачал я головой. – Просто… у меня дурное предчувствие. Очень.
  
  – Хм-м-м… – нахмурился Сюэ. – Ты не ошибаешься, Лян Ю? Возможно, это просто волнение перед боевой практикой?
  
  – Не думаю. Я уверен в своих силах и уже проходил эту практику под вашим руководством, потому причин волноваться у меня нет. Здесь что-то иное, и оно не даёт мне покоя уже который день.
  
  – Иное, говоришь… – проректор задумался, о чём именно, мне оставалось только гадать. Тут навести его на нужные мне мысли будет куда труднее. Это вам не о видениях с приходами вещать, тут думать надо, да и то, скорее всего, придётся идти в лоб… ну, почти.
  
  – Да, я не могу сформулировать это более ясно и чётко, но меня не отпускает ощущение, что на этой практике должно произойти что-то плохое. Оно началось где-то через пару дней после нашего возвращения и с тех пор только усиливается. Возможно, вы подскажете, к чему у меня могут быть такие чувства? – может быть, он сейчас сам выдаст теорию, на которую я потом смогу опереться в случае, если потребуется отмазаться.
  
  – Хм-м-м… – уже привычное оглаживание бороды. – Ты развиваешься удивительно быстро и уже сейчас почти вышел на пик Четвёртого Небесного Уровня, хоть и использовал для этого массу ценных реагентов… – словно рассуждая вслух, перечислил учитель. – К тому же активно изучаешь владение оружием. Ней Фэн очень хорошо отзывался о тебе… Возможно… ты заметил что-то, что не смог осознать, но что вызвало твоё беспокойство?
  
  – Я думал об этом, – озабоченно киваю, воскрешая в памяти лица террористов для нужного настроя, – но за последний месяц я не так уж часто куда-то выбирался из своего дома между тренировками. Если я что-то и мог заметить, то только на территории Академии, когда ходил в столовую и обратно. Тем не менее чем ближе было время отбытия, которое вы назвали мне ещё тогда, тем сильнее становилось моё беспокойство, а после вашего объявления сейчас интуиция вообще взбесилась. Потому… Я понимаю, что это будет безмерно нагло с моей стороны, но…
  
  – Лян Ю, – учитель чуть удручённо покачал головой, – этот выход нужен, в первую очередь, тем ученикам, кому требуется почувствовать опасность. Пусть небольшую, пусть самую ничтожную, но могущую вызвать чувство тревоги, риска. А какие могут быть риск и тревога, если вас будет сопровождать проректор? – вполне просчитал направление моей мысли седовласый мужчина.
  
  – Я это понимаю, Учитель, – для наглядности почтительно склоняю голову, упирая кулак правой руки в ладонь левой. Его сопровождение мне и не требовалось — мне нужно заставить террористов действовать, а потом накрыть и вычистить из Академии, а лучше — и из жизни. Но сопровождай нас проректор лично, там никто и крякнуть в сторону причинения вреда ученикам не подумает. И разработает новый план по возвращении, о котором я уже не буду знать вообще ничего. Узнавать же в тот момент, когда мои кишки будут плотно знакомиться с мечами заговорщиков или там особо замороченным ядом, коли они всё-таки решатся на такой шаг, мне ну совсем не хочется… – но этот ученик и не просит ни о чём таком. Я понимаю, что для того, чтобы расправить крылья и научиться летать, требуется покинуть гнездо, но… почему бы уважаемому проректору не проверить ту пещеру, что мы нашли тогда? Возможно, её следует обустроить для зала медитации.
  
  – И при этом присмотреть за группой, не обозначая своего присутствия, – продолжил мою мысль наставник.
  
  Вариант был интересным — он позволял и приглядеть за группой, и «сохранить лицо», на любые вопросы по поводу чрезмерной опеки учеников отвечая, что уважаемый Мастер, воспользовавшись тем, что ученики его заняты, решил поработать во благо Академии и подумать, как благоустроить найденную пещеру с таким хорошим потенциалом. Не щадя живота своего, можно сказать, работал, пока всякие несознательные личности бух… праздновали и отдыхали от трудов праведных по воспитанию поколения юного. Во всяком случае, сдаётся мне, что-то такое у него сейчас в голове пронеслось. Правда, если бы не моё привилегированное положение, хрен бы он согласился на подобное, предпочтя присоединиться к пьян… э-э-э… Отдохновению, да.
  
  – Да, именно так, учитель.
  
  – … – молчаливые размышления длились где-то минуту. Как всегда, нужно было внести воспитательный момент… – Хорошо, Лян Ю, – тяжело роняя слова, согласилось моё прикрытие, – но только лишь потому, что ты — лучший мой ученик, чьи прилежность в учёбе и разумность в поступках не подлежат сомнению, а забота о товарищах по учёбе достойна всяческого восхищения. Признаться, увидеть сегодня золотое пламя у Ан Сюен, а потом и услышать от неё о твоей помощи в Прорыве было отрадой для сердца этого старика. Я горд, что талант и сила не привели к охлаждению твоего сердца. Надеюсь, это продолжится и в дальнейшем.
  
  – Благодарю вас, Мастер Сюэ, я не подведу ваших ожиданий, – согнулся я в традиционном поклоне. Хорошая эта штука — поклон, позволяет скрыть выползшую на лицо ухмылку от предчувствия, что очень скоро кто-то крупно огребёт. И этот «кто-то» точно буду не я.
  
  – Мне потребуется день, чтобы закончить дела и направиться к пещере, – а вот это уже не так хорошо, но большего я не добьюсь. К тому же… терпимо, террористы тоже далеко не сразу начнут всех хватать и резать.
  
  – Этот ученик не смеет просить большего…
  
  На этом беседа была окончена, и я направился к себе домой — собираться к завтрашнему походу. Пусть основную часть вещей уже должны были притащить на место слуги, но… небольшая котомка с парой мелочей, вроде целебных мазей, универсальных и не очень противоядий, перевязочного материла и кое-чего ещё, с учётом возможных рисков и степени разборок, может сильно пригодиться.
  
  На следующее утро, как следует отдохнув и прихватив котомку с припасами, я выдвинулся на площадь перед главным входом в Академию — именно там собирались новички, дабы отправиться в свой первый поход. И народу, доложу я вам, было немало. Навскидку — толпа человек в сорок, а то и все полсотни. Все крайне взбудоражены и возбуждены. Всё как положено: гвалт, шум, все носятся, ищут знакомцев… Лично мне пришлось по-быстрому спроваживать пяток своих «вассалов»-лизоблюдов, что попытались «прилипнуть» к моей скромной персоне, едва я показался на площади. Как есть ждали, сволочи!
  
  Отделавшись от этих «младших братьев», я стал высматривать своих коллег по обучению и буквально через полминуты неспешного поиска услышал знакомый смех. Нет, в этот раз в нём отсутствовало стремление изобразить из себя приступ кашля или иным образом замаскироваться, но не узнать его я не мог. Ну и вышел на звук, где застал картину, как Ан Сюен заливисто смеётся вместе с… Сердце пропустило удар.
  
  Да, в этом мире девушки красивы, а уж девушки-практики боевых искусств и подавно, но то, что я видел перед своими глазами, иначе, чем совершенством, было назвать нельзя. Тонкая талия, подтянутая попка и шикарная грудь, которые не смогли скрыть даже весьма плотные одежды, милое личико с поистине совершенными чертами лица, начиная от полных губок, заканчивая чуть вздёрнутым носиком, хитро блестящими лазурными глазами и чуть выступающим клычком, придающим её лицу выражение мордочки хитрой лисы. Завершали картину сложенные в высокий хвост волосы платинового оттенка. И это было… было… Ох, она просто повергала, брала в плен и заставляла выбросить белый флаг одним своим присутствием. И захлебнуться слюнями. И помереть от умиления…
  
  Ся Ю Нин была восхитительна.
  
  Воспоминания прошлого Лян Ю, что был с ней лично знаком, конечно же позволяли понять, что дочка Лорда Северной Стражи была красавицей, память о манге тоже рисовала её замечательной девушкой, но… Ни то, ни другое не подготовило меня морально к реальной встрече. Да что там, они вообще оказались не способны передать и десятой доли очарования этой прекрасной принцессы. Причём в прямом смысле слова прекрасной. И в прямом смысле принцессы.
  
  Если до этого я вспоминал о ней весьма абстрактно и отстранённо, как о некой картинке и, буквально, персонаже сказки, то, увидев её вживую, я как под дых получил. И понял, что пропал… Конкретно иду ко дну с тринадцатью пробоинами ниже ватерлинии. И все от термоядерных торпед имени Купидона!
  
  А ещё в памяти ярко вспыхнул образ ещё одной девушки, с таким же платиновым отливом волос, и её имя:
  
  Вайсс.
  
  У Ся Ю Нин не было маленького шрамика через левый глаз, хвост, в который она собирала волосы, был повязан прямо на затылке, а не со смещением вправо, её фигура была куда более сформированной, да и в одежде она явно предпочитала красный и чёрный, а не белый, о чём наглядно свидетельствовал расшитый цветами и листьями алый плащ-халат, но… Боги, я готов поклясться, что если она попробует спеть, это будет волшебно.
  
  А ещё — что в этой жизни у меня только что появилась настоящая Цель. Кхм… Как-то слишком уж собственнически и нагло звучит, но не могу с собой ничего поделать… и вообще, чего стесняться тому, кто внаглую использует проректора Академии Боевых Искусств в качестве своего прикрытия и источника ништяков? Потому вперёд, только вперёд!
  
  – Доброе утро, сестрица Сюен, – вежливо поздоровался я с «более знакомой» дамой, подойдя к девушкам. С Ю Нин мы тоже были, как бы, знакомы, но то знакомство было насквозь формальным и откровенно шапочным, так что моя одноклассница тут безусловно была в приоритете по всем правилам вежливости.
  
  – А… – на меня обратили внимание, – Л-лян Ю… – после чего налились румянцем и спешно отвернулись.
  
  – Что за реакция? Неужели Синхэ опять сделал что-то, из-за чего мне нужно чувствовать себя крайне неловко? Что это было? Давай же, не щади меня!
  
  – Н-нет-нет! – замахала ладошками леди Ан, не на шутку перепугавшись непонятно чего, возможно, неловкой ситуации. – Я просто задумалась!
  
  – Ох, значит, я не так понял. Прости своего глупого братика, сестрица Сюен, он стал таким нервным в последнее время… А ещё неловким, – как бы поражаясь своей глупости, закатил я глаза. – Рад тебя видеть, Ся Ю Нин, – улыбаюсь с любопытством наблюдающей за нами платиновой блондинке. – Извини, что не поздоровался сразу. Ваша с сестрёнкой Сюен красота, собранная в одном месте, совершенно меня оглушила и дезориентировала. Надеюсь, ты не обиделась?
  
  – Привет, Лян Ю, – мне величественно кивнули, продолжая коситься на красную, как помидор, подругу. – Всё в порядке. Давно вы с Ан Сюен друзья?
  
  – Мы вместе учимся у Мастера Сюэ, разумеется, я забочусь о своей сестрёнке, как и должен поступать брат, – с вежливым достоинством и капелькой доверительной улыбки ответил я. – Правда, она постоянно надо мной потешается… – и вздохнуть с как бы понимающей и беззлобной, но всё равно печалькой.
  
  – Ан Сюен, – повернулась и вскинула точёную бровку Вай… в смысле Ю Нин, – оказывается, моя подруга сильно изменилась за время нашего расставания, кто бы мог подумать!
  
  – Нет-нет! Брат Ю! Сестрица Ся! – паника-паника-паника-возмущение-стыд, о, снова паника!
  
  – Пхи-хи, – глядя на эту картину, прыснула в кулачок её подруга, а мой внутренний тролль довольно потирал лапки, встретив предполагаемого собрата. А уж каких усилий мне стоило сдержать собственную улыбку. Но я смог, да! Превозмог! Моё лицо было воплощением самой непричастной невинности! Правда, судя по виду Ся Ю Нин, та на эту пантомиму не повелась. – Сдаётся мне, всё не совсем так…
  
  – О чём ты? – улыбаемся и машем, господа, улыбаемся и машем.
  
  – Хм-м-м… не важно. Лян Ю, была рада тебя увидеть, но сейчас мне нужно кое-что срочно уточнить, – далее последовали «хвать» и утаскивание одной кареглазой милашки едва ли не за шкирку в отдалённый уголок двора. Н-да, кого-то сейчас начнут пытать… Какой я негодяй. Это может войти в привычку…
  
  А процесс сборов меж тем набирал обороты, в том смысле, что подваливал всё новый народ, включая и откровенно неприятные и крайне «ненужные» мне кадры, вроде дорогого троюродного братика Лян Цзяня.
  
  При виде последнего я мысленно поморщился. «Говнюк сферический в вакууме» — это было самое точное и полное его определение. Или, если быть до конца откровенным, просто эталонный представитель культуры данного мира. Все, кто ниже и слабее — рабы, которых можно чморить как угодно и делать с ними что пожелаешь. Все, кто выше — уважаемые господа, перед которыми нужно лебезить, подлизываться и быть готовым к тому факту, что они могут с тобой сделать всё, что им заблагорассудится. Относительно «равные» же — это конкуренты, с которыми вроде бы и можно держаться в одной стае, но при случае было бы неплохо опрокинуть и сожрать. Особенно если этого никто не увидит и ничего тебе за это не сделает. Отношения Лян Ю с этим ушлёпком как раз были на «конкурентном» уровне (впрочем, как и между всеми остальными наследниками Тёмной Луны), что означало, что на публике мы — лучшие друзья, единый клан, семья и всё такое, а по факту, стоит только отвернуться… эх. Впрочем, чего душой кривить, возникни у меня такая возможность и уверенность в собственной безнаказанности, я пришибу его не задумываясь, просто хотя бы из инстинкта самосохранения, не говоря уже о выгоде. Что касалось иерархии в клане… Пусть он и был старше по возрасту и ближе по крови к текущему главе клана, считался он моим младшим братом, потому как, поступив в Академию на два года раньше, оказался талантом всего двух кристаллов и до сих пор достиг лишь Третьего Небесного Уровня, обучаясь у одного из старших преподавателей только в силу происхождения. В общем, он не то чтобы совсем мусор — до Пятого Уровня его вполне раскачают, тут не стоило и сомневаться, — но достаточно «не элита», чтобы младший троюродный брат считался выше по перспективам ещё до поступления. Его максимум — это основать очередную младшую семью, да и то — сомнительно и маловероятно, скорее просто будет служить на какой-нибудь административной должности. Если, конечно, доживёт. Впрочем, был ещё один вариант — выгодный брак. Так что я ничуть не удивился, когда он, изображая ледокол, попёрся в сторону Ан Сюен и Ся Ю Нин. Я даже подумал над тем, чтобы подойти ближе и погреть уши, дабы насладиться тем, как его размажут… или проигнорят, но… лучше заложиться от другой проблемы, которая может возникнуть вследствие того, что отшитый придурок захочет скинуть раздражение на окружающих. А если при этом получится подгадить ещё и «конкуренту»…
  
  – Привет, Синхэ, – обратился я к пареньку, что высматривал кого-то в толпе, видимо, своего приятеля-террориста. Но тот что-то не спешил появиться, то ли ещё кого пытался вербануть, то ли не хотел мне на глаза попадаться. В любом случае, найти моего одноклассника было проще, чем его.
  
  – О! Старший брат! Доброе утро, – будто только меня заметил, оживился парень.
  
  – Доброе. Видишь парня, что сейчас направляется к Ан Сюен? – стоя к своему родственнику спиной, глазами подсказал я нужное направление. – Это Лян Цзянь. Как и я, он является младшим наследником Тёмной Луны… и всё плохое, что ты слышал о членах моего клана, это про него. Так что держись от него подальше. Он знает, что ты — мой младший брат, и может попытаться задеть меня через тебя.
  
  – Почему… – мгновенно потяжелевший взгляд парня прикипел к точке за моей спиной, а на его лбу пролегла складка.
  
  – Что? – вскидываю бровь.
  
  – Почему ты всегда помогаешь мне, брат Ю? – теперь коричневые глаза представителя Лазурного Пера прямо смотрели мне в лицо, пытаясь на нём что-то найти.
  
  – Что за глупый вопрос? – наклоняю голову, разглядывая подростка в ответ. – Если я могу сделать хорошее дело — я сделаю его, если я могу обойтись без плохого — я обойдусь. Это тот жизненный принцип, который я для себя определил. Тебе была нужна поддержка на вступлении — и я оказал её, тебе можно было помочь в учёбе — и я помог, тебя можно предупредить о неприятностях — и я предупреждаю. В этом нет ничего феноменального.
  
  – Но… – я прям почувствовал, что он захотел сказать что-то о своём клане и моём происхождении.
  
  – Человек сам определяет, кем он хочет быть и к чему стремиться, – не дал я ему этого сделать. – А я не хочу быть гнилым человеком.
  
  – … Понял, – серьёзно кивнул Синхэ, отведя тяжёлый взгляд.
  
  – Поговорим о делах твоей семьи ближе к каникулам, – мысленно вздохнув, решил приободрить его я. – Ты, главное, не подставься за это время, а там уже посмотрим, что я могу сделать.
  
  И, оставив ошарашенного главного героя, я поспешил утечь к своим вассалам. Пусть они лизоблюды, но они хотя бы мои лизоблюды, а не двоюродных и троюродных братьев, и пока мы идём, с них можно будет стрясти немного информации. Например, по остальным наставникам — мне надо представлять, кто на что способен, до того, как начнётся горячая фаза, а то там может стать некогда.
  
  Ожидаемо отшитый Цзянь свалил, испепеляя всех недовольно-раздражённым взглядом. Даже меня немного им побуравил, но, получив в ответ мою добрую и обаятельную улыбку, решил одним взглядом и ограничиться, хотя судя по тому, как заходили желваки… Н-да, тот самый момент, когда ты понимаешь, что бесишь кого-то просто самим фактом своего существования. На удивление приятное чувство! Синхэ тем временем решил не искушать судьбу и затеряться в толпе за моей спиной — подальше от взглядов Цзяня, кажется, рядом с ним мелькнула белобрысая макушка подсадного террориста. Процесс обработки и вербовки парня продолжался. Даже захотелось улыбнуться на эту картину. В каноне, как я помнил, весь из себя гнобимый и находящийся на ножах с Тёмной Луной Е Синхэ не поддался, здесь же он вообще только что получил от меня обещание скорой помощи. В общем, ничего Линь Хону не светит. Оно и к лучшему, пусть бьётся головой о стенку — пока он делает это, он не может делать ничего другого, куда более опасного для меня и окружающих.
  
  Пока Ву Лон — один из моих вассалов, коротко стриженный блондин невысокого роста в зелёном плаще-халате — пересказывал мне последние новости и что знал о наставниках, которые будут нас сопровождать, ничего нового не случилось. Ю Нин нежно тиранила леди Ан, но та, насколько я мог видеть со своего ракурса, пока трепыхалась и позиций не сдавала, чем только разжигала любопытство подруги. Синхэ, нежданно-негаданно для себя, тоже стал жертвой женской активности и теперь то ли отбивался, то ли поражённо трепетал перед некой рыжей девицей с длинными волосами, которую так и тянуло назвать электровеником, настолько активно она двигалась и выражала эмоции. Блондинчик-террорист был рядом и, похоже, знал этот ураганчик, чем невольно вынудил меня вспомнить о медовых ловушках вообще и том соображении, что противников может быть и больше двух известных мне личностей.
  
  Но вот подошло искомое время, и к нам подкатил учитель Чу Сянь, он же Штирлиц. Хотя не, на легендарного разведчика он не тянет, так что будет просто засланным казачком. Подошедший на площадь сенсей велел выдвигаться, правда, как внезапно выяснилось, в поход мы идём по частям. Всего пять групп, и в нашей шестнадцать учеников, каждая группа выходит в своё время и, добравшись до места, направляется на свой участок горного плато, собираясь вместе только к вечеру — в общем лагере.
  
  И вот я вновь шагаю по знакомому маршруту из ворот академии. Сперва до гор, потом по тропе и, наконец, по огромному деревянному мосту, прилаженному правым краем к отвесной скале над пропастью. Пара часов подъёма по нему — и мы на плато.
  
  – Хорошо, мы достигли плато, где будет проходить испытание! – повернувшись к нам, повысил голос Чу Сянь. – Этот деревянный мост — единственная связь с миром. Сейчас я отведу вас на место первого этапа испытания. Там полно низкоуровневых демонических тварей — Огненных птиц. Это послужит отличным упражнением!
  
  Невольно бросив взгляд назад — на мост, я представил, как он будет разрушен и, признаюсь, не испытал удовольствия. Тот и без того поднимался по горе тем ещё серпантином, порождая некую слабость в животе от взгляда с края вниз, а уж если его хорошенько раскурочить… Шестой Небесный Уровень и выше тут, конечно, и без всякого моста пройти сможет, но вот мне выбраться с плато будет тяжко.
  
  Остальная молодёжь, впрочем, никакого беспокойства от слов учителя не проявила. Она, молодёжь, впервые за месяц покинула стены Академии! Горы! Природа! В пределах видимости — один занятый наставник, остальные или в разбитом где-то впереди лагере, или приведут другие группы чуть позже. Словом, юные культиваторы и будущие великие эксперты боевых искусств принялись отдыхать душой и раскрепощаться, не тратя времени на переживания о всяких мелочах жизни, вроде возможных оной жизни угроз. В том смысле, что едва мы вошли под сень деревьев за показывающим дорогу наставником, как девочки начали строить глазки мальчикам, а мальчики — девочкам. Пока что это было на уровне всяких шепотков да постреливания глазками по сторонам с одной стороны и задумчивого внимания и попыток вычленить, о чём прелестницы шепчутся — с другой. Цзянь, телодвижения которого я отслеживал краем глаза, например, не придумал ничего умнее, чем пытаться подслушать за перешёптываниями Ан Сюен и Ю Нин. Будучи на Третьем Небесном Уровне пытаться незаметно подслушать за Четвёртым и Пятым? Ой, дура-а-ак. Ну вот, судя по тем взглядам, которыми в него «стрельнули» подслушиваемые девушки, он теперь это и сам понял. Да, макайте! Макайте его полностью!
  
  Видимо, мои мысли слишком выразительно отразились на лице, так что случайно пересёкшаяся со мной взглядом Ан Сюен резко оборвала очередную фразу и живейшим образом заинтересовалась узорами коры ближайшего дерева, в очередной раз алея щёчками от смущения.
  
  Пришлось срочно брать себя в руки и тоже заняться прикладной ботаникой, ну, в смысле, пока моя довольная рожа не привлекла внимания кого другого, в частности — носящего фамилию «Лян». Всё же злорадствовать на публике над собственным ближайшим родственником — это не то, что можно назвать приличным поведением.
  
  Как бы там ни было, первую полоску леса мы миновали достаточно быстро и вышли к уже знакомой мне Звёздной колонне, которая тут же привлекла множество взглядов.
  
  – Вау, какая высокая! Что за колонна? Почему она здесь? – совершенно бесхитростный голос рыжей девицы, что крутилась вокруг Синхэ, выразил общий вопрос многих учеников, хоть и куда громче, чем они бы, вероятно, решились сами. Девчонка действительно была какой-то очень гиперактивной и чувства совершенно не маскировала и не сдерживала. Прям Нора Валькери какая-то…
  
  Кхм…
  
  Навеянная мыслями о Вайсс новая идея заставила меня с подозрением и куда большим вниманием к деталям, нежели раньше, покоситься на рыжую. Но… нет. Совсем нет. Ничего общего. Даже учитывая «восторги» от вида «башни», тут совершенно разные причёски, рост, предпочтения в цвете одежды… Хотя если её подстричь, одеть в розовую мини-юбочку, дать в руки молот…
  
  О чём я, чёрт подери, думаю?!
  
  – Это «Звёздная колонна», – обернувшись, дал, между тем, ответ Чу Сянь, – первобытная древность. В полнолуние бесконечная сила звёзд скапливается на этих руинах. Пока что никто не знает, как она действует.
  
  Бросив это объяснение, наставник с бирюзовыми волосами возобновил движение, явно не намереваясь задерживаться на поляне, где мы с Мастером Сюэ ночевали в прошлый раз. Студенты Академии цепочкой потянулись за ним, я же неторопливо сместился к компании, в которой топал Синхэ, в очередной раз невольно отмечая разницу в воспитании между ним и моими «правильными китайскими вассалами». Те хоть и не блистали талантами, да и происходили из далеко не самых перспективных младших семей, что служили в первую очередь моей ветви клана Тёмной Луны, а не ветви моего дяди Лянь Сяня, но мгновенно уловили, что я направился куда-то один и меня не надо сопровождать. Буквально прочитали это по мельчайшим невербальным признакам и даже виду не подали, что удивлены или что-то ещё — так, минимально взглядами проводили, но и всё на этом. И на их фоне Е Синхэ — эталонно-стереотипный деревенский паренёк, которому вообще всё надо прямым текстом, иначе не заметит или не поймёт. Правда, если уж совсем честно, я до сих пор иногда сомневался, что он это не специально, однако не видел для него никакой выгоды в ношении маски провинциального дурачка. Разве что это был некий Хитрый План, аля огрести поначалу пару раз по морде, но добиться того, что из-за такой беспросветной провинциальности все высокородные на него просто забьют, начав игнорировать, как что-то безнадёжное и неловкое. Но это был бы какой-то очень тупой план, ведь пока тот игнор активируется, его ведь и натурально десять раз убить могли бы, ибо мало ли на кого нарвёшься? В общем, резонов притворяться валенком я у него в упор не видел, а потому предпочитал считать, что он такой по жизни.
  
  – Синхэ, прерви на минутку свой флирт с прекрасной незнакомкой. Понимаю — тебя повергли напором и обаянием, но твоему старшему брату нужно перемолвиться с тобой парой слов, – поравнявшись с компанией "скрытый террорист/рыжий ураганчик/главный герой сянси", поспешил я ошеломить и заставить чувствовать себя не в своей тарелке всех троих.
  
  – Что?.. – округлил глаза представитель Лазурного Пера.
  
  – Мы с братцем Синхэ совсем не флиртуем! Это совсем не то, как выглядит! То есть я хотела сказать, это вообще так не выглядит! Ведь не выглядит же?! Линь Хон, Синхэ, скажите, что нет! – куда выразительнее проявила обескураженность и смущение девушка, насев на собственных кавалеров. Глаза у неё, кстати, настолько карие, что почти красные.
  
  – Ладно-ладно, я же не осуждаю, – изображаю мордой лица океан понимающей снисходительности. – Ну же, младший брат, – фамильярно приобнимаю его за плечо и решительно веду в сторону, – оставь на минутку свою леди и приятеля, уверяю тебя, наше дело займёт совсем немного времени.
  
  – Почему ты не веришь, что мы не флиртовали?! – возмущённой паникой донеслось мне в спину. – Линь Хон, почему он не верит?! Я же ничего не делала! Или делала?!… – теперь там были реальный страх и отказ верить.
  
  – Спокойно, Мо Ю, успокойся! Уверен, это была просто шутка, – вторил ей второй голос, с нотками уговаривания и просьбы.
  
  – Но ведь что-то его на эти мысли навело! – и не думала утихать рыжая. – Будь со мной честен, Линь Хон! Что я сделала? Или это Синхэ сделал?! Что… что он сделал?!
  
  – Да, Синхэ, как ты мог? – не удержался я, из последних сил сдерживая рвущийся наружу хохот.
  
  – Я ничего не делал! – сдавленно просипел натурально придавленный к земле криками со спины парень.
  
  – Ну ты вообще, младший брат… – картинно прикрываю лицо свободной рукой. – Такая девушка, с таким темпераментом, а ты ничего не делаешь… Тебе должно быть стыдно за себя!
  
  – Старший брат, прошу, не издевайся, – совсем поник несчастный, уже даже не сипя, а жалобно постанывая.
  
  – Ну уж и пошутить нельзя, – пожимаю плечами, предварительно отпустив его плечо. Отошли мы уже достаточно, чтобы разборки сзади больше не напрягали. Остальные ученики хоть на нас и покосились, заметив повышенную активность и шум, но тоже держались на расстоянии. Опять же, мы уже вновь вошли под кроны деревьев, а значит, спрятаться за парой стволов можно было без проблем.
  
  – И зачем ты меня позвал? – быстро пришёл в себя подросток.
  
  – Будет возможность, помедитируй на вершине той Звёздной колонны, – без обиняков ответил я. – Даже если не поглощать её Ци, она должна облегчить тебе установку связи со второй звездой и прорывом на Третий Небесный Уровень.
  
  – Ты так думаешь?
  
  – Разумеется, иначе бы не советовал. Эта колонна — большой накопитель звёздной Ци, что может выступать медиатором. Учитывая, что и Академия у нас носит имя «Небесной Звезды», я не удивлюсь, если вся эта местность имеет некое особое значение для звёздных практиков и такие колонны, если их несколько, являются элементом некоего механизма, помогающего в развитии данного искусства. Возможно, сам механизм уже давно пришёл в негодность, но эту колонну однозначно ещё можно использовать. Уверен, у тебя получится, – хлопаю его по плечу, намереваясь закончить разговор. – У меня всё. Можешь бежать обратно к своей зазнобе, она уже вся извелась, небось, – пожимаю плечами и начинаю отступать, повернувшись к парню боком.
  
  И пока он соображал, какой из десятка тезисов, вопросов и просто восклицаний, рвущихся наружу, что отразилось даже на лице, озвучить, я благополучно, а также красиво и таинственно смешался с толпой. После чего вновь принялся слоняться в нашем отряде студентов, точнее, опять оказался в окружении собственных вассалов, что порой бросали на Е Синхэ задумчивые взгляды, явно прикидывая: то ли попробовать как-то тихонько удавить конкурента за внимание наследника, то ли, наоборот, примазаться к новому «фавориту». С учётом того, что у паренька был талант четырёх кристаллов, вариант «примазаться», кажется, был более приоритетным. И всё это на одних взглядах, кивках, выражениях лиц… что тут сказать — азиаты, пусть и фэнтезийные. Они явно не знали, куда девать лишнее время, разрабатывая всё вот это вот. Ай, хрен с ними. Пока погуляем и поплюём в потолок, да поприглядываем за всеми присутствующими краем глаза. Вряд ли эти террористы-диверсанты начнут действовать сейчас, но хрен их знает — мало ли что может перемкнуть в башке у фанатика? Е Синхэ вот тоже почему-то не нагибаторствует ни разу, хотя должен поражать, восхищать, унижать и доминировать согласно всем канонам главного героя сянси.
  
  Вскоре мы добрались до первой поляны, где кучковались, что-то выискивая в траве, несколько Огненных птиц, и, толкнув ободряющую речь общим смыслом: «Демонических зверей по миру много, они опасны, учитесь им противостоять», Чу Сянь объявил начало практики. Часа три всё было относительно спокойно. Господа и дамы студенты стукали горящих куриц и, реже, демонических кабанчиков. С учётом насыщенности мира красками, кстати, получалось как в лучших традициях какой-нибудь корейской MMORPG на лоу-левельной локации. Я через это всё уже проходил, но для многих охота стала серьёзным испытанием. Чу Сянь за учениками приглядывал, но он же следил и за тем, чтобы те не били одного зверя толпой, в результате чего тем, кто сидел на Первом-Втором Небесных Уровнях, приходилось действительно жарко. Твари всё-таки были далеко не простыми животными, и что птичка могла плюнуть пламенем, что кабан боднуть под бустом собственной Ци, да и без пламени с разбегом на магическом ускорении у тех имелись очень острые когти, клювы и клыки.
  
  И, конечно же, это не преминуло сказаться на наших «потерях». Сильных травм не было, но ожоги и рассечения, где чисто символические, а где и посильнее, начали находить своих жертв. И, по иронии судьбы, одной из таких жертв стала даже Ан Сюен, очень неудачно поскользнувшаяся мягкими сапожками на каком-то древесном корне, когда уклонялась от кабана. Нет, кабана она поджарила и ничего страшного, по сути, не случилось, но неприятный порез на икре леди заработала.
  
  – Вот и ты преподаёшь мне уроки, сестрёнка Сюен, – подошёл я к девушкам, когда учитель отошёл к другому ученику, нашедшему себе противника, а рядом с деревом, где присела осматривающая ногу леди Ан, осталась только сетующая на её неуклюжесть Ся Ю Нин.
  
  – Брат Ю? – удивлённо хлопнула глазами дочь дома Безграничных Небес, заметившая моё приближение, только когда я подал голос. – О чём ты говоришь?
  
  – Никогда не стоит забывать, что от случайности не застрахован даже самый сильный и талантливый человек, – объясняю свою мысль, чуть смежив веки в намёке на улыбку. – Позволь я посмотрю, – начинаю присаживаться на корточки возле повреждённой конечности, с таким прицелом, чтобы закрыть всё своей спиной от лишних глаз.
  
  – Эй, Лян Ю, что ты задумал? Ты же не хочешь облапать ей ногу, пользуясь предлогом нанесения целебной мази? – предостерегающе одёрнула меня Ю Нин, но в то же время было видно, что она не столько негодует, сколько недоумевает. Мол, не настолько же я дебил, в конце концов?
  
  – Сестрица Ся, не надо так громко думать о том, как дашь мне пинка за наглость, разумеется, я не собираюсь делать ничего такого, – примирительно улыбаюсь, осматривая рассечение глубиной примерно полпальца, хоть и без особого кровотечения.
  
  – А почему же я вижу, что ты уже тянешь руки к её ноге? – саркастично осведомилась дочка Лорда Северной Стражи, упирая руки в боки.
  
  – О, это просто небольшой фокус. Сейчас я проведу рукой в воздухе над ножкой нашей Сюен, и ранка исчезнет, верите?
  
  – Чего? – с недоумением хлопнула лазурными глазами Вайсс… Эм, в смысле, Ю Нин. Конечно же Ю Нин!
  
  – Сестрёнка Сюен, возможно, ты почувствуешь небольшой зуд, не бойся, – предупреждаю девушку и выпускаю с ладони целительную солнечную Ци.
  
  – Что это? – подалась ближе платиновая блондинка, нависая у меня над плечом, пока моя одноклассница поражённо таращилась на то, как её царапина на глазах становится меньше.
  
  – Солнечное Исцеление. Я скопировал этот приём из техник Боевых Искусств Звезды и подогнал под свою Ци. Уверен, сестрица Сюен тоже так сможет, если немного потренируется.
  
  Ответом мне были двойное молчание и предельно внимательное наблюдение за тем, как окончательно исчезает царапина на ноге девушки.
  
  – Вот и всё, – закончив лечение, я немедля потушил свет вокруг руки и поднялся на ноги. – Попробуй встать, – протягиваю Сюен руку, предлагая свою помощь.
  
  – М-м-м… – на мою ладонь посмотрели так, словно я ей протягивал… даже не знаю, но, в общем, что-то дико пошлое и постыдное, да ещё на глазах у всех. Короче, девушка налилась краской со стремительностью светофора, после чего одним движением вспорхнула на ноги, как будто с муравейника подорвалась, и, разумеется, без всякой моей помощи. – Спасибо, Лян Ю, ты очень помог, но дальше я сама! Нам нужно быстрее догнать учителя и возвращаться к тренировке! – выпалила она на одном дыхании, глядя в сторону и уже знакомым мне жестом вытянув ручки вдоль тела кулачками в стороны.
  
  – Конечно, как скажешь, сестрица Ан, – понимающе улыбнулся я. – Не буду вам мешать, – и, обозначив вежливый поклон дамам, поспешил удалиться, кожей чувствуя на спине бурлящий любопытством взгляд Ю Нин.
  
  Если она ещё не расколола эту кареглазую очаровашку, то теперь ту явно ждут воистину жестокий приступ и допрос с тремя степенями устрашения. Было ли мне стыдно за такую подставу? Немножко. Но во-первых, я благородно лечил свою подругу, попавшую в беду, а значит, по определению был прав, и это не обсуждается, а во-вторых, когда ты девушке интересен и она о тебе думает — это первый шаг к чему-то куда большему. Чем больше Вайсс будет думать обо мне, тем меньше у неё останется времени думать о других мужчинах, да, таков мой коварный план! И я, кажется, опять назвал Ся Ю Нин в своих мыслях именем Вайсс… С этим надо что-то делать… Или нет?
  
  После случившегося моё настроение было прекрасно и замечательно. Что называется, ничто не предвещало беды. И конечно же, как только я подумал, что день удался, эти засранцы решили всё испортить. Да и время подобрали, уроды, очень удачно — народ, с одной стороны, уже достаточно заколебался бить недофениксов и уберпоросят, чтобы принять на «ура» любое предложение по смене деятельности, но, с другой, ещё недостаточно для того, чтобы в голове крутилось только: «Да ну его на, хочу в лагерь! Кушать и спать». А дело было так:
  
  – Учитель Чу Сянь! – подсадной блондин обратился к подсадному наставнику.
  
  С этого мига я скинул умиротворённую пелену и напрягся, ибо голос Линь Хона звучал подозрительно громко и выразительно для рядового обращения к наставнику. Может быть, для остальных в этом и не было ничего подозрительного, но когда один известный тебе шпион-террорист подходит к другому и явно пытается привлечь всеобщее внимание к тому, что они будут обсуждать, то ничего хорошего от этого точно ждать не приходится. И тот факт, что ничего подобного в воспоминаниях о той истории я не помнил, заставлял нервничать и говорил о том, что… А вот о чём — это уже хороший вопрос. Обычная книжка с картинками по-любому не может охватить весь спектр событий… В любом случае, я прислушался.
  
  – Линь Хон? Ты что-то хотел? – прекрасно изобразил отвлекаемого от дела человека наставник.
  
  – Да, учитель. Мы уже убили много огненных птиц и демонических кабанов. Простите мои слова, но вряд ли мы сможем получить с их помощью ещё хоть сколько-то опыта…
  
  – Хм… – сделал вид, что задумался, бирюзовоголовый. – Но что ты предлагаешь, ученик? Отправиться в лагерь? – с чётко очерченными нотками неудовольствия оттого, что кто-то «запросился домой», поинтересовался террорист.
  
  – Нет-нет, – замотал головой его коллега, – но… раз здесь собралось столько адептов боевых искусств разных годов обучения и разных наставников, возможно, мы сможем почерпнуть мастерства друг у друга в дружеских поединках?
  
  – Интересное предложение, – наставник окинул подобравшуюся на звуки беседы толпу задумчивым взором. Толпа, в большинстве своём, выражала молчаливое, но горячее одобрение идее блондина. – Ладно, – махнул он рукой, – в этом действительно есть резон, юные таланты смогут показать себя, – короткий мимолётный взгляд в мою сторону, – а более опытные ученики — продемонстрировать, на что способен хорошо обученный пользователь боевых искусств, – теперь такой же взгляд скользнул по Лян Цзяню, а до меня дошёл смысл их затеи.
  
  И нет, не потому, что я весь такой из себя гений и стратег, всё проще. Местный язык весьма богат на специфические выражения, плюс контекст, плюс интонации… Ай, да чего там, если тут смысл иероглифа может меняться на противоположный, в зависимости от места в тексте, на котором он располагается, то устная речь — это вообще поле непаханое для «словесной дуэли». Так вот, Чу Сянь сказал всё предельно вежливо, нейтрально, и вообще к нему никаких вопросов, вот только с учётом того состояния, в котором должны пребывать задолбавшиеся от монотонного гринда подростки, это могло восприниматься и как «покажите свою крутизну» с одной стороны, и как «ушатайте этих зарвавшихся выскочек» с другой. Добавим взгляды и то, что Цзяня две красивейшие и родовитейшие девушки Академии сегодня просто с говном смешали едва ли не прямым текстом да перед кучей свидетелей, а со мной обе очень даже мило и доброжелательно общались, пусть и не очень долго, но тем не менее. Плюс вряд ли этот ушлёпок знал, что я уже на Четвёртом Небесном Уровне. Наставники — да, без сомнения были в теме, тут и Сюэ не сдержался бы от того, чтобы похвастаться, да и с точки зрения здравого смысла — сопровождающим и контролирующим органам нужно знать, что примерно ожидать от подопечных. Разумеется, есть нюансы и свои секреты, даже уже на наших уровнях, но ранг и без этого сообщить можно. Однако одно дело — наставники, и совсем другое — ученики. Докладывать о моих прорывах Цзяню никто не обязан, хоть он там десять раз моим братом будет. И на этом фоне столкнуть лбами двух наследников Тёмной Луны и уже лично оценить, что те могут, — идея не только соблазнительная, но и легко реализуемая. А под неё, глядишь, получится посмотреть и уровень остальных сильнейших студентов из здесь присутствующих. И, главное, сделано всё красиво — хрен подкопаешься.
  
  – Брат Ю, – ну вот, этот недоумок Цзянь уже здесь, и я не сомневаюсь, что будет дальше, – не сразишься ли со мной, дабы продемонстрировать всем силу клана Тёмной Луны? – хитрая жопа, ещё и сформулировал своё предложение так, что отказаться, не наведя тень на имя семьи, я не смогу.
  
  Настолько уверен в себе? Похоже, и впрямь не знает о моём прорыве на Четвёртый Небесный Уровень, иначе бы не лез. А так… даже если я, по его прикидкам, вышел на Третий Небесный Уровень, то уж точно не на Пик, потому как месяц назад был ещё Вторым, он же сидит на этом уровне больше года, а потому всё, что можно было отточить в плане навыков и их применения, у него отточено. Но вот что делать мне? Понятное дело, что соглашаться, тут без вариантов. Но вот дальше? Сливать? Не смешно. Это будет позор, к тому же, как только вскроется тот факт, что я, будучи Четвёртым, проиграл Третьему… репутации придёт кирдык. Полный и безоговорочный. Не говоря уже о том, что террористы почуять могут подвох, они-то про мой уровень в теме. Словом, не пойдёт. Демонстративно вбивать в гумус? Ну, это будет нетрудно. Однако раскрывать что-то этой парочке агентов местной Аль-Каиды у меня желания ещё меньше, чем сливаться. Но и вообще ничего не раскрыть не выйдет. Хотя… да, о «Золотой Ци» и так все, кому надо, прекрасно знают, так что её можно. Ну и с её помощью постукать придурка… хотя нет, сначала дадим ему выложиться. Демонстративно. Дабы он показал «силу клана», а потом просто ушатать одним ударом, но ни в коем случае не светить ледяную Ци и тем паче алебарду.
  
  – Конечно, младший брат, – радушно улыбнулся я идиоту. – Учитель Чу Сянь, проведёте судейство?
  
  – Конечно, Лян Ю! – кивнул «наставник». – А дружеский бой между членами одного клана полностью исключит намёки, что это вражда! – э-э-э… вот сейчас не по…
  
  А-а-а, это что-то вроде ритуальной фразы, мол, «мы махаемся от чистого сердца, а не выясняем под шумок отношения», восходит она ещё ко временам, когда только начинали проводить более-менее цивилизованные «мирные соревнования», а на турнирах, как известно, встречаются представители из разных кланов, порой конкурирующих или просто недружелюбно друг к другу настроенных. Ну а на турнирах боевых магов бывает всякое, и вот, чтобы не плодить кровной мести и полноценной вендетты за всяческие случайности, насколько бы случайны на самом деле они ни были, ввели такое правило. Разумеется, панацеей оно не было, но… хоть что-то. Плюс от боя всегда можно отказаться, пусть и потеряв лицо, и… Ох, там столько нюансов, что хватит на пятитомник. А мы тут пришли драться, а не в дебри традиции и юриспруденции погружаться!
  
  – Начали! – отдал команду наставник, и Цзянь сразу же устремился ко мне в ближний бой.
  
  Я же… просто «включил» свои глазки и легко ушёл от удара. «Рассекретить» эту способность я не боялся — свечение глаз и даже вытягивание зрачка сами по себе не дадут никому никакой информации о том, что же именно происходит. Разумеется, те, у кого есть мозги, поймут, что я использую некую технику, но не более. Во-первых, экспертов Боевого Искусства Звезды тут банально одна штука, и зовут эту штуку Е Синхэ, который точно ничем подобным ещё не овладел. Во-вторых, практики вообще редко разбираются в возможностях других направлений искусства за границами конкретных боевых приёмов, то есть «Звёздные Глаза» банально не опознают, тем паче что этот навык — редкость, коли судить по содержимому полутора десятков Техник развития, что выдал мне проректор Сюэ. Ну и в-третьих, мне на руку играла косность мышления местных жителей, которым даже в голову не придёт, что можно взять приём из другой школы, то есть думать они будут в направлении огненных техник и искать аналоги в них, даже не думая про «лузерское» искусство Звезды. Ну и наконец, даже если кто-то узнает, что это вот именно прям точно «Звёздные Глаза», то это ему ничего не даст, ибо что данные глаза делают, никто, кроме их обладателей, тупо не знает, потому как описание в книгах — полный отстой и мракобесие.
  
  Тем не менее вид того, что я использую нечто ему неизвестное и играючи ухожу от любых атак, заставил Цзяня только раздухариться и даже немного ускориться. Разумеется, без всякого эффекта. Мало того, что я был на Небесный Уровень выше, что априори делало меня быстрее и сильнее, так ещё и моя Ци была далеко не чисто огненной, а от этого тоже многое зависит. Те же звёздные практики, при всех недостатках мощи своих атак, славятся скоростью, при прочих равных заметно превосходящей Огневиков и Драконов. Моя же Ци несла в себе силу Солнца, а то, как ни посмотри, тоже звезда, а потому скорость движений у нас была несопоставима. Ну и, наконец, я просто видел все его токи Ци и за счёт разогнанного восприятия понимал, куда и как он будет бить, ещё до того, как сам удар, собственно, наносился.
  
  И, надо сказать, для меня это был довольно занимательный опыт. Потренироваться в боевом применении «звёздного шарингана» у меня возможности до этого момента не было — после выхода на Четвёртый Небесный Уровень Ан Сюен от меня сбежала, а на уроках у нас спарринги не проводились — Мастер Сюэ нас развивал как практиков Ци, а не натаскивал на поединки, да и урок тот был всего один с момента, как я эти глаза получил. В то же время мы с этим гадёнышем являлись близкими родственниками, были одного пола и почти одного возраста, а главное — практиковали одни стили. Сама техника развития, задавшая весь вектор роста системы меридиан при вступлении на путь Огня, у нас была одной и той же — всех наследников Тёмной Луны учат чувствовать Ци и приобщаться к силе Огня по одной методике. И дальше к услугам Лян Цзяня были всё те же «Небесная Техника Огненного Опустошения», «Техника Божественного Пути Драконьего Пламени» и «Секретная Техника Дробящего Камни Огня», как самые лучшие стили, имеющиеся в распоряжении клана, за вычетом, конечно, совсем эксклюзивных вещей, что положено знать лишь Старшему Наследнику. Так что система Ци у него крайне походила на мою, что было очень полезно с точки зрения собираемой информации. Плюс к тому его стиль боя был выверен долгой практикой и доведён до предела возможного на Третьем Небесном Уровне. Одним словом, сам бог велел мне предельно внимательно изучить все его действия и приёмы, как для понимания механик и принципов работы классической огненной Ци, так и для банального перенимания в свой арсенал каких-то хитростей.
  
  – Думаешь, только убегая, сможешь победить меня?! – явно начал терять голову Лян Цзянь, хотя объективного времени с начала поединка прошло от силы секунд двадцать.
  
  – Я лишь смиренно позволяю брату поделиться со мной опытом, – разорвав дистанцию, ответил я чистую правду, с трудом удерживая улыбку на лице, с тем, чтобы она из понятия «скромная» не перешла в нечто большее. – В этом весь смысл товарищеского поединка, разве нет? – отпускаю мелкую подначку, жестом правой руки как бы предлагая посмотреть на зрителей и спросить у них, если сам не уверен.
  
  Цзянь был выше меня почти на голову, его руки были длиннее, шаг дальше и учился в Академии он дольше, но именно я выглядел свежим и беззаботным, в то время как он выкладывался на полную, что было очевидно любому наблюдателю. И, конечно же, при таком раскладе подначка попала в цель.
  
  – Смеяться надо мной вздумал?! Рано радуешься! – он одним прыжком отскочил назад и резко вбил ладони друг в друга, формируя хорошо знакомую мне ручную печать. – Ты вынудил меня это сделать, брат Ю! Не вини меня за то, что сейчас будет! – его Ци взбурлила, высвобождаясь из тела мощным огненным покровом, скручиваясь в клубок наибольшей концентрации именно в районе ладоней, в которые сейчас и нагнеталась, создавая две давящие друг на друга плоскости. – Огненный клинок Адского Пламени! – выкрикнул он на выдохе, тем самым подстёгивая эмоциональный пик, когда с его правой руки в мою сторону уже рвался огненный таран из собранной для удара Ци.
  
  Ревущий багряно-рыжий поток с футбольный мяч шириной преодолел разделяющее нас расстояние за долю секунды. Я мог бы уклониться — и скорость Четвёртого Небесного Уровня, и «Звёздные Глаза» это позволяли без проблем, но за моей спиной находились зрители, к тому же… Я видел качество и количество Ци в этой атаке. Настоящий Пик Третьего Небесного Уровня. Хороший, заслуженный, эталонный, с прекрасным исполнением приёма.
  
  Но против моей гибридной Ци он совершенно не играл.
  
  Капля лунного холода и морозной стужи под покровом солнечного света — и атака бессильно разбивается о мою окутавшуюся золотым пламенем ладонь, стекая по ней безвредными и чуть тёплыми ручейками, неспособными даже подпалить белый рукав.
  
  – Что?!… – как выразительны в Китае фейсила… В смысле, выдумывая столь выразительную мимику в своих фэнтезийных мирах, настоящие китайцы явно тешили какой-то комплекс неполноценности.
  
  – Прекрасная атака, младший брат, – и самой малой интонацией не позволяя себя издёвки, но при этом откровенно макая его гордость носом в гумус, похвалил я. – Могу я надеяться, что ты преподашь мне ещё несколько уроков в управлении Ци?
  
  – Это невозможно! – даже не услышал меня меня этот идиот. – Почему на тебе ни царапины?!
  
  – Просто хоть я и холоден снаружи, но очень горяч внутри, – как же стыдно, но, глядя на его лицо, я не могу прекратить над ним издеваться. – Можно сказать, во мне горит вулкан страстей, – как бы говоря: «у каждого есть недостатки», повёл я в воздухе кистью, с которой уже пропал покров энергии.
  
  – Тебе просто повезло! – нашёл для себя оправдание горячий тёмнолунный парень. – Не смотри на меня свысока, Лян Ю! Я старше тебя и покажу, что значит опыт в боевых искусствах!
  
  – Мне кажется, ты слишком близко принимаешь это к сердцу, младший брат. Но я с удовольствием почерпну твоей мудрости, – чувствую, что я уже перегибаю палку и он от моей показательной вежливости сейчас выйдет в стратосферу на жопно-взрывной тяге, но ничего не могу с собой поделать. Не начинать же мне на него тоже рычать или входить в режим сферического китайского антагониста в вакууме, способного унижать только по шаблону: «спесь, помноженная на грубость в степени борзота»?
  
  – Ар-р!!! – выдохнул сквозь сжатые зубы он и бросился в новую атаку, на ходу концентрируя в руках Ци.
  
  И-и-и… ничего особо не изменилось. Ну да, он теперь не скрывая бил на поражение, с целью меня убить, и пытался достать не только физической силой или огненной техникой, но и комбинируя это всё, не скупясь на «Огненные клинки» в упор, широкие потоки пламени с ног и прочий базовый арсенал практика Боевых Искусств Огня. Но там, где он рекой тратил свою Ци, я, в худшем случае, мягко отводил удар, расходуя на каждый его черпак энергии лишь каплю своей. При разнице в целый Небесный Уровень это было не назвать даже игрой в одни ворота. Тем более что чем дольше он меня атаковал, тем больше я подсматривал интересных деталей, как в обычных атаках, так и в движениях его Ци, потихоньку начиная использовать показанный арсенал реально отработанных до идеала приёмов.
  
  Однако долго такой благостный порядок вещей продолжаться не мог — мой противник начал выдыхаться, а вместе с этим ошибаться, часто повторяться и уже ничего мне не давать. Пора было заканчивать.
  
  – Вижу, ты тяжело дышишь, младший брат. Возможно, нам стоит закончить эту тренировку и поберечь силы для других поединков? – участливо поинтересовался я, разорвав дистанцию.
  
  Я в любом случае уже победил, и это для всех очевидно, в том числе и для него. Вбить его показательно в землю можно, но мне от этого никакой выгоды уже не будет. Да, его унижение станет ещё капельку сильнее, но краем заденет уже престиж Тёмной Луны, мол, один наследник избил до полусмерти другого на глазах кучи посторонних — пересуды пойдут, всякие слухи на тему «не всё ладно в Датском королевстве», и хотя все всё понимают, но давать такой повод для разговоров — это не очень хорошо с политической точки зрения, и за это «не очень хорошо» мне уже могут предъявить и в клане. Или запомнить, сделать выводы и затаить, что ещё хуже. Вызывать же в свою сторону негативные мысли со стороны главы клана мне пока и рано, и совсем не охота. Понятно, что вот только за эту ситуацию мне ничего не будет, но жизнь состоит из деталей, а детали могут накопиться, так зачем же добавлять себе отрицательные эпизоды?
  
  Опять же, пока защищался, я ничего толком никому не показал, а если атакую — я покажу свой атакующий потенциал, а нафига мне облегчать жизнь уродам, что хотят меня убить и специально подставили, чтобы на этот потенциал посмотреть?
  
  – … – скрипнув зубами, Лян Цзянь не спешил ответить. По его лицу хорошо было видно, что идея ему категорически не нравится, ведь это будет выглядеть так, словно он принимает мою милость и окончательно признаёт себя младшим, но… Но он всё-таки был не до конца конченным кретином и уже понял, что со мной не справится, а вариант «разойтись мирно» давал хоть какую-то возможность «сохранить лицо», в отличие от варианта, когда я ему это лицо начищу. – Хорошо, брат Ю, ты прав, эта тренировка затянулась, – пересиливая себя, выдавил брюнет, пытаясь изобразить светскую вежливость.
  
  – В таком случае благодарю за бой, младший брат, – учтиво наклонил голову я. И да, не забываем улыбаться — это раздражает.
  
  В общем, всё закончилось хорошо, всё закончилось замечательно — я проверил в деле свой звёздный шаринган, подсмотрел массу интересного, поднял себе настроение и испортил его нескольким уродам, что называется — жизнь удалась. Однако стоило нам только разойтись, покидая поляну, где шёл поединок, в противоположных направлениях, как я оказался в самом настоящем окружении! В том смысле, что…
  
  – Молодой Мастер, это был потрясающий бой! – милая, постриженная под каре с забавными «помпончиками» блондиночка приветливо мне улыбнулась.
  
  Хм-м… Клан Джао, судя по меткам на одежде. Тоже вассал Тёмной Луны, причём земляк Лазурного Пера, но вассал «нейтральный», скажем так, без железной привязки к кому-либо из наследников. Слишком далеко город Синего Карпа — их место обитания — от центральных земель Тёмной Луны, чтобы быть втянутым во внутренние политические разборки. Во всяком случае, до этого момента.
  
  – Да, вы были великолепны, – поддержала её худощавая брюнетка с интересного цвета, отдающими в алый, глазами. А вот фигуркой она своей подруге уступала, хотя и не так чтобы сильно.
  
  – Вы так наглядно и решительно победили Лян Цзяня, – а это уже третья — шатенка. Как и у всех девушек этого мира, личико милое, а по формам… промежуточный вариант между блондинкой и брюнеткой. Прямо на любой вкус, честное слово!
  
  – Вы мне льстите, леди, – улыбнулся я всем трём, что начали едва ли не притираться вокруг меня.
  
  Нет, реально тереться или там хватать за руки никто не думал — всё-таки наше положение в обществе сильно разнится, а столь «вольные» действия позволить себе может только кто-то равный… или безбашенный. Но вот ощущение, что три кошки начали ритуал обозначения «данного столба» своей собственностью, никуда не девался.
  
  Вообще, я не устаю удивляться, если говорить вежливо, местной культуре. С одной стороны, вассал по отношению к сюзерену — это «низшее существо», бесправный раб. Да, есть нюансы, и выйди такой вассал на Шестой-Седьмой Небесный Уровень, с ним уже вполне будут общаться как с человеком, а не вещью, да и от людей многое зависит, но общая тенденция такова. Однако… у местных женщин всё не совсем так. С одной стороны, прав у них ещё меньше, чем у вассалов-мужчин — продать, выдав замуж по политическим мотивам, тут могут и принцессу. Мужчина может ещё как-то отбрехаться или ещё что, а вот женщина… ну, пример Ан Сюен — это стандартная практика. Насколько я помню, Ю Нин тоже светило нечто подобное, но она поступила радикально — приставила себе нож к горлу и наглядно объяснила отцу, что если тот в ту сторону шевельнётся, то останется без дочери. Разумеется, местные аристократические круги и лично Лян Ю таких подробностей не ведали, но из воспоминаний о другом мире я этот факт знал. Полагаю, в ходе прений мог быть озвучен и вариант «вскрыть счастливого мужа», с Ю Нин бы сталось. Ну и да, как и Ан Сюен, Вайсс тоже очень хочет выйти на как можно более высокий уровень, чтобы уж точно никто ничего с ней сделать в этом плане не мог… Кхм, опять меня уносит. В общем, возвращаясь к иерархическому отношению к женщинам. С одной стороны — да, у них всё плохо и печально, вплоть до того, что вот конкретно эту девочку из клана Джао я могу забросить на плечо и уволочь в спальню хоть прямо из её родного дома, и даже её отец не посмеет пикнуть, но вот с другой… всегда остаётся шанс стать официальной наложницей, а то и, чем чёрт не шутит, полноценной женой кого-то более высокого и тем самым самой подняться в иерархии. Пусть и за счёт раздвигания ног. К тому же если дети от такой наложницы получатся одарёнными и сильными, то её влияние и значимость вырастут ещё больше. Потому женщин из благородных семей не то чтобы совсем не третируют, но и не чморят почём зря — вдруг через год на неё обратит внимание тот, кто и тебя может с говном смешать походя? Случай, безусловно, редкий, но не сказать чтобы исключительный. Взять за пример меня — равных Тёмной Луне семей в провинции раз-два и обчёлся, наследников у Тёмной Луны при этом аж десяток штук, это включая сыновей, племянников и внуков Старейшин. Половина этих Старейшин, кстати, — единокровные братья текущего Главы, то есть частью как раз от наложниц его отца, а другие ему дяди. И не факт, что больше наследников не появится, Лян Сян — дядька ещё молодой, здоровый, в любой момент может хоть десяток наложниц обрюхатить, и такое положение дел хоть до императорской семьи экстраполируй. Вот и получается, что если ничего не срастётся с девушками уровня Ан Сюен и Ся Ю Нин (а как с ними сложно — описано выше), то или начинай бегать по другим провинциям в поисках невесты своего круга, или бери симпатяжку из младшей семьи. Кто-то, конечно, побегает, но кто-то ведь и возьмёт. А потом напоёт такая «ночная кукушка» своему принцу, какой ты нехороший и как её обижал, и вот ты уже в полной жопе. Никому такая радость не нужна.
  
  Разумеется, как и везде, тут была масса нюансов, наличие сисек не давало иммунитета на все действия, но, скажем так, девушки из разных сословных слоёв могли общаться куда как более свободно и дружелюбно, чем парни, причём не только между собой, но и с этими самыми парнями тоже.
  
  И сейчас, судя по всему, в их глазах я стал достаточно ценным и интересным вариантом, чтобы попробовать не ждать, обращу ли я на кого-то из них благосклонное внимание, а таки самим это внимание привлечь, причём даже с учётом того, что я, как это должно выглядеть со стороны, ищу внимания Ан Сюен и Ся Ю Нин. М-да, интриги мадридского двора. Версия китайско-культивационная.
  
  – Ах, быть может, старший брат не откажется взглянуть на наше мастерство и подсказать, как нам лучше заниматься? – провокационно осведомилась брюнетка, едва ли не мурлыкая и всем своим видом показывая, что будет очень не против «подсказок», а то и «наставлений» и в других областях.
  
  И… признаться, я действительно задумался. В том смысле, что эта девушка тоже из клана Джао — вассалов Тёмной Луны, пусть и явно пониже рангом внутри этой семьи, нежели блондинка, о чём свидетельствовала более простая одежда, без вышивки и дорогих красителей. Иными словами, я для неё — билет в будущее, и грохнуть меня она точно не попытается… скорее всего. Может ли быть так, что её хотят подложить и выведать какие-то тайны? Возможно, но немного параноидально, слишком уж мало времени прошло с момента, как я что-то начал из себя представлять, да и следить за тем, что говоришь, я умею. А стресс и напряжение скидывать нужно. Не то чтобы это сильно давило на мозги, тем более всегда можно просто пойти культивировать, но всё-таки… Ход моих размышлений был прерван резким вторжением в личное пространство.
  
  – Братец Ю! – «хвать». – У меня возник один вопрос по той технике, что ты мне показывал… – ох, судя по несколько вытянувшимся лицам девушек, фраза Ан Сюен, которая меня и схватила, точно была понята превратно, – не мог бы ты помочь мне с этим?
  
  – Да, конечно, сестрица Ан, – рассеянно киваем и даём себя утащить. И нет, я не потерялся и не забыл о своих мыслях насчёт брюнеточки… да и всех трёх прелестниц, если честно, но этот приступ собственнической ревности был донельзя умилителен. И вообще, как я мог взять и не пойти со своей сестрёнкой? Она же может обидеться!
  
  Когда меня отволокли чуть дальше и, кажется, таким темпом реально вознамерились дотащить едва ли не до Академии, я решил всё же продолжить общение, а то как-то неуютно стало, да-да, именно так!
  
  – Так о какой технике шла речь, сестрица Ан? Твой братик знает их довольно много и всегда готов помочь, – я вновь улыбался. А уж когда бедная девочка застыла на середине шага и начала панически смотреть, куда бежать… продолжая держать меня за руку, но это так, к слову.
  
  – Ам… мэ-э-э… может, технике Солнечного Исцеления? – это было скорее вопросительно-жалостливо, чем утвердительно-серьёзно.
  
  Забавно, когда она пришла просить о подсказках по Ци Солнца, там было столько решимости, самоотверженности, напряжения, а тут… Даже интересно, а она вообще осознаёт, что только что, де-факто, попросила обучить точно «родовому» приёму? Ведь стойкость — это основной бич всех адептов боевых искусств Огня. Драконы живучи, бронированы, да и что-то вроде естественной регенерации имеют, пусть и не сказать что ультимативного уровня. Адепты Звёзд — поддержка, усиление и исцеление — вообще их специализация, но «Огневики» — это чистые ДД, если говорить терминами игр, то есть те, кто специализируются на нанесении урона, но не способны его же принять на себя в больших количествах. Да, у нас есть заклинания-щиты и даже некоторые усиливающие фишки, но это всё довольно сложные техники, которые далеко не каждый освоит и не у каждого есть к ним доступ, да и по сравнению с «естественным» уровнем живучести других это слёзы. Многие считают, что оно и не надо — зачем думать о защите, когда противника после первой твоей атаки можно упаковать в спичечный коробок? Вот только люди, у которых извилин больше, чем одна, прекрасно понимают, что ситуации бывают разные, а уметь вытянуть с того света в чистом поле, без всяких реагентов, артефактов и зелий, хотя бы себя — это действительно мощно. Пожалуй, принеси я эту технику Главе, вполне смогу рассчитывать на «титул» Старшего Наследника.
  
  – Хм… – делаю вид, что задумался, а девушка, осознавшая, насколько наглой, с точки зрения местных порядков, была её просьба, аж присела. А этот панически-беспомощный взгляд, эти глазки, в уголках которых начали скапливаться слёзы отчаяния. Ох, какая всё-таки милаха. Нет, точно назначу её на должность моей почётной младшей сестрёнки! – Хорошо, что именно тебе не ясно?
  
  – Ав… ама… э-э-э… – Шок. Трепет. Полное охере… удивление, – ыть? – а глазки-то как забегали, и дрожь в плечах, и вообще…
  
  – Что, неужели совсем непонятно? Ладно, давай тогда я сейчас объясню тебе основы. А как вернёмся в Академию, попробую организовать практику, – и, немного отвернувшись, бурчу себе под нос. – В конце концов, не могу же я помочь Е Синхэ и не потерпеть ради сестрёнки…
  
  – Синхэ? – удивилась девушка. – Помочь?
  
  – Я это сейчас вслух сказал, да? – выдаю неловкий смех. – Ну, я эту технику изобрёл, когда отходил от тренировок с оружием. Наставник Ней — настоящий монстр, так что я попросил брата Синхэ отрабатывать его навыки исцеления на мне — и он опыта набирается, и мне польза. Вот только на все мои травмы бедняги не хватало, так что я просто посмотрел, как он меня лечит, и переработал технику под солнечную Ци.
  
  – … – нечитаемое выражение лица. Кажется, я её сломал…
  
  – Что?
  
  – Нет… ничего. Ты и в самом деле научишь меня этой технике?
  
  – Конечно, я же уже пообещал, – тут я не смог сдержать улыбки… и рук. В том смысле, что положил свою руку на макушку Ан Сюен и начал её гладить. М-м-м, ка-айф, – а Лян Ю никогда не нарушит своего обещания, данного любимой младшей сестрёнке.
  
  – Сес…трёнке?
  
  – Что-то не так? – приподнимаю бровь в удивлении. Да, понимаю, что, может быть, играть с чувствами девочки таким образом несколько жестоко, но… я ведь не перехожу черту, верно? Пусть она сейчас и смущается, но ничего плохого в моих действиях нету. Они её не позорят и никак не повредят в будущем. Пользоваться её неопытностью и совершать что-то аморальное я тоже не собираюсь, а потому лучше избегать намёков в ту сторону.
  
  – Н-нет, всё верно… – отвернувшись, она начала неловко бормотать себе под нос: – Братик Ю такой добрый и отзывчивый… – и тут она словно встрепенулась. – Братик, будь осторожнее!
  
  – Хм? – вернув руки по швам, приподнимаю бровь.
  
  – Ты… ты очень добрый! И всегда помогаешь! А тут… тут есть те, кто… кто играют грязно! И захотят использовать твою доброту!
  
  – Не понимаю, к чему ты… – да-да, я — валенок, который только в культивацию может.
  
  – Эта Джао Нин, она может… Ой, с каких пор я начала обсуждать других за их спинами? – в ужасе зажала ротик ладошкой девушка. – В общем, Лян Ю, не важно! Забудь об этом, хорошо? – от лица Ан Сюен реально стало можно прикуривать. А ещё рядом в кустах сидел источник просто Чудовищного любопытства, азарта и чего-то ещё, сложноопределимого.
  
  Да, обычно практик Пятого Небесного Уровня вполне может спрятаться от Четвёртого, но тут Пятый имел неосторожность сидеть в зелёных кустах в ярко-красном плаще-пальто, был заведомо ожидаем Четвёртым, как нечто обязательно долженствующее крутиться где-то рядом, а ещё этот Четвёртый обладал расширенным спектром восприятия и просто кожей ощущал направленный на него поток Любопытства с большой буквы.
  
  – Ну, не важно так не важно, – покладисто пожимаю плечами, пряча руки за спину, дабы не тянулись вновь погладить эту невинную домашнюю девочку. – Так ты готова слушать теорию?
  
  – Да, конечно! – истово закивала кареглазка и неосознанно пробубнила себе под нос на три тона тише: – Я защищу братика… – так, кажется, «мысли вслух» тут — явление нередкое.
  
  – Кхм, ну ладно, начнём с того, как «взять» нужные свойства Ци. Ты уже на Четвёртом Небесном Уровне, а потому для тебя это будет несложно… – то, что я умиляюсь от няшки и немного её тереблю, не значит, что я буду безответственно относиться к обучению, тем более коли обещал.
  
  Правда, от всех этих треволнений у меня невольно наклюнулся вопрос, который, по-хорошему, нужно было задать давно: а что там у них с Е Синхэ? В смысле, я совершенно не помню, как они в каноне дошли до взаимной любви, но как-то же это происходило? Какие-то движения вроде бы должны были быть ещё до всей этой ситуации с выездной практикой? Только я вот сейчас внезапно осознал, что не могу вспомнить ни одного случая, когда бы Ан Сюен общалась с Е Синхэ напрямую. Ну, кроме, разве что, первого нашего общего разговора. То есть мы вроде бы все и общаемся перед уроками и после, но… но… Но как-то так получается, что, если мне не врёт моя память, они оба постоянно говорят только со мной, но не друг с другом. И-и-и… Что это для нас значит? Я имею в виду, а она вообще в сторону Е Синхэ в «этом» плане смотрит, нет? И если нет, что мне с этим делать? Ан Сюен, безусловно, милаха и няшка, но вот видеть её в роли своей пассии, даже с учётом того, что за кадром остаётся весь связанный с её помолвкой геморрой… Нет, так-то, в принципе, вариант не худший, ибо девочка она в самом соку, да и женой может стать прекрасной, которая и уют создаст, и морально поддержит, но… Но блин. У меня от взгляда Ю Нин глаза в глаза сердце заходится и дыхание спирает, а не от Ан Сюен. Я уже настроился на местную Вайсс и просто не вижу свою сестрёнку по учёбе кем-то кроме любимой младшей сестрёнки.
  
  Это всё надо обдумать в более спокойной обстановке… Хорошенько обдумать.
  
  
Глава 6
  
  К добру ли, к худу ли, но надолго нам с девочками (я помню про Вайсс в кустах!.. Боги, как пикантно это звучит! Мур-р-р!) уединиться не дали. То ли отогнанная стая кошечек из клана Джао нанесла ответный удар, то ли террористы сами решили не выпускать главные цели из поля зрения, но, так или иначе, нашлись силы, которые привели к тому, что нас позвали не отделяться от коллектива, типа учитель велел не теряться и всё такое.
  
  Пришлось топать обратно, чтобы ещё около полутора часов наблюдать за вялыми и не очень попытками юных культиваторов показать свои удаль и великолепие. И несмотря на то, что поединщики подбирались достаточно равными, долгих боёв всё равно не получалось, как правило, хватало одного-двух пропущенных ударов, чтобы исход быстро становился ясен. Пусть практики и крепче обычных людей, но и бьют они сильнее, а когда тебе в челюсть прилетает удар, которым можно навылет пробить ствол дерева, это заставит поплыть и очень активные юные дарования. В общем, очень быстро стало понятно, как я выделился из толпы, измотав противника с выносливостью Третьего Небесного Уровня, не позволив ему при этом и пальцем себя коснуться. Некоторые Третьи уровни в поединках со Вторыми пытались повторить это достижение, но шарингана у них не имелось, так что с успехами тоже было не ахти.
  
  Ну а когда народ намахался кулаками и все синяки с порезами были обработаны лечебной мазью, Чу Сянь вспомнил, что у нас тут практика и ещё пол-леса неощипанных горящих кур. Чувствую, он бы очень хотел посмотреть на мой поединок с Ю Нин или хотя бы Сюен, но провоцировать его он не решился. Леди Ан со мной учится и состоит в хороших отношениях, так что никак, кроме грубого нажима из серии: «а не хотят ли ученики проректора Сюэ показать мастер-класс?», нас было не стравить, да и драться мы явно бы стали не в полную силу при любых раскладах, что полностью убивает смысл. С Ю Нин же вообще отдельная история — даже дышать в сторону намёков, что кому-то позволено поднять руку на дочь Лорда Северной Стражи и, на секундочку, хозяина столичного города провинции, рядом с которым и расположена Академия, это заявка на: «Повяжите меня в темницу! Я хочу быть повешенным!» Попытка же такой поединок продавить… Скажем так, после такого я имел бы полное право прикончить Чу Сяня на месте, и все присутствующие вассалы Тёмной Луны мне бы помогли, ибо такая попытка не считалась бы ничем, кроме желания подставить наш клан. Короче, такой поединок мог состояться только по желанию самой Ся Ю Нин и по её же инициативе, но никак иначе. Северная принцесса же инициативы не проявляла, куда более занятая женским шушуканьем с подругой.
  
  И вот толпа корейски… э-э-э… я хотел сказать — псевдокитайских анимешных подростков опять ксеноцидит жутких лесных демонов Первого Небесного Уровня, время от времени познавая унижение от мерзких, белых (хотя сейчас лето, но я подозревал, что и это было частью унижения), пушистых тварей с длинными ушами. Да, Духовные кролики нашли нас, а я нашёл себя в наслаждении чужими муками и бессилием. Как же это было приятно — видеть, как кто-то проходит то, через что уже прошёл ты, но получается у них намного хуже, а значит, ты — альфа, красавчик и вообще элитарий!
  
  Они не смогли поймать ни одного кролика!
  
  Я чуть не лопнул от гордости и чувства собственного величия.
  
  Да, я не избежал этого порока антагониста китайской сянси, но пусть хоть кто-то заикнётся, что мой повод был в этом «как у всех»!
  
  Так или иначе, к вечеру вусмерть задолбавшийся народ приколупал к лагерю, где встретился с ещё двумя группами и радостно набросился на еду. В смысле, на запасы провизии, а не на две другие группы. Не отрываясь от коллектива, я тоже по-быстрому перекусил в окружении вассалов, после чего пошёл отлавливать Синхэ.
  
  Чтобы найти его в его палатке, развалившегося прямо на полу в позе морской звезды…
  
  – Синхэ! У тебя нет времени на сон! Ты должен культивировать! – воодушевляюще начал приветствие я, едва увидел его в таком положении. Ну… просто когда ещё представится возможность сказать эту фразу главному герою сянси?
  
  – А?! – от неожиданности подскочил на полметра вверх парень. – Что?! Нет! Я не собирался пропускать сегодняшнюю медитацию! – аж возмутился гнусным инсинуациям подросток.
  
  – Молодец! Я знал, что горящим петухам не сломить твою решимость, младший брат. А теперь бери коврик старшего брата и полезай на шест! – протягиваю ему свой коврик для медитации.
  
  – Чего? – растерянно вылупился на подарок Синхэ.
  
  – Старший брат заботится о тебе, Синхэ! – наставительно поднял я палец. – Всю ночь сидеть на жёстком холодном камне — это верный путь к геморрою или чему похуже, поэтому владей! – ещё раз протягиваю подарок. – Сегодня, – вношу веское уточнение. – А теперь вперёд — на столб! Звёзды ждут тебя! Ты должен взять в эту ночь Третий Небесный Уровень, не предай надежды старшего брата!
  
  – Но… – он явно не успевал за полётом моей мысли. – Я только вышел на Второй! Я никак не смогу прорваться на Третий!
  
  – Отставить пораженческие настроения! – строго потребовал я. – Как ты вообще можешь культивировать с таким настроем? Нельзя подходить к занятиям с позиции: «Я не верю в себя, я нихрена не смогу!» Каждая медитация должна начинаться с настроем, что ты возьмёшь Девятый Небесный Уровень, нужно только капельку поработать, вот буквально чуть-чуть, и ещё немного, ща оно начнётся, вот буквально в следующую секунду! И так пока прорыв действительно не случится, – уже обычным спокойным тоном завершил я мысль.
  
  – … – парень явно начал переживать о моём душевном здоровье.
  
  – Ты думаешь обо мне что-то плохое, да? – мрачно поднимаю правую бровь, глядя ему в глаза.
  
  – Нет! Конечно нет, старший брат! – Синхэ наконец вскочил на ноги и принял коврик.
  
  – Вот так вот, да? Я ему от сердца отрываю любимый коврик для медитации, а он про меня всякие гадости думает…
  
  – Неправда! – повёлся подросток.
  
  – Ладно-ладно, шутки в сторону, – отбрасываю дурашливый тон. – Идти тут недалеко, а местные Демонические звери ночью спят, так что доберёшься нормально. Если увлечёшься, не переживай — я прикрою твоё отсутствие перед учителем. В общем, удачи, младший брат. Постарайся использовать эту возможность на полную.
  
  – Да, спасибо тебе, Лян Ю, – Синхэ благодарно поклонился, упирая кулак правой руки в ладонь левой.
  
  – Пока не за что, – пожимаю плечами, разворачиваясь к выходу. – Ну всё, меня тоже ждёт медитация. Увидимся завтра, младший брат, – машу рукой на прощание и выхожу за полог ростовой палатки.
  
  Зачем я так усердствовал с его прокачкой? Ну, во-первых, это был эксперимент — если всё получится, значит, метода рабочая, а знать рабочую методу быстрой прокачки, пусть даже практика другого искусства, — это полезно. Во-вторых, Синхэ реально слабоват. Огненных птиц сегодня он, конечно, бил неплохо, но в любой серьёзной разборке, очевидно, будет балластом, а зачем мне балласт, особенно в преддверии заварушки с поехавшими маньяками-революционерами? Ну и в-третьих, как бы цинично это ни звучало, но Звёздная колонна находилась почти по пути из лагеря к мосту, и если террористы начнут действовать этой ночью, они могут прибить и Синхэ, чисто чтобы убрать свидетеля, коли тот заметит некие передвижения к оному мосту. А Е Синхэ, напоминаю, главный герой китайской сказки про неубиваемого любимчика судьбы, который выживает в любой жопе, при любом раскладе сил и вопреки любому здравому смыслу, получая при этом абсурдный буст всех сил и способностей при любой попытке ему навредить со стороны сюжетных злодеусов вроде меня. То есть чисто теоретически, если вдруг что, в смысле, если между нами таки возникнет конфликт и мне станет необходимо его убить, есть огромная вероятность, что, несмотря на всю разницу в уровнях, меня тупо раздавит внезапным дождём из роялей и кустов. Пусть последние события и заставляют усомниться в исключительной роли парня, но я-то знаю канон и каноны, а значит, знаю и то, что любые опасения в эту сторону отнюдь не беспочвенны. В общем, если его вдруг случайно зашибут террористы, я вздохну с облегчением. И да, это он сейчас милый парень и добрый малый, но я, опять же, прекрасно помню, что за этой маской скрывается тот ещё лицемерный эгоист и альфач, неприемлющий никакой власти над собой и никаких равных союзов, так что совесть меня не мучает. Получится у него прорваться и стать мне ещё капельку обязанным? Хорошо. Прибьют его? Ещё лучше. Главное тут — самому не рыпаться в сторону его убийства, от греха, так сказать.
  
  Добравшись до собственной палатки, я, как и говорил, занялся медитацией. Выспаться я успел перед выходом, хорошенько подавив подушку в последнюю ночь внутри Академии, и теперь вполне протяну бодрячком пару суток. Конечно, мне бы тоже не помешало выбраться для медитации на свежий воздух — под свет луны и звёзд, но демонстрировать всем подряд лунную Ци я не собирался, а выходить за пределы лагеря, зная, что тут шляются убийцы-террористы — это будет вообще заявкой на премию Дарвина. Так что опускаем полог, садимся на спальное место и, настроившись на тот свет ночного светила, что пробивается через ткань, начинаем работать.
  
  Пытаться сейчас сроднить даньтянь со светом звёзд будет слишком бессмысленно — расширения резерва такая медитация почти не даст. Ну, до тех пор, пока не принесёт успеха. Только вот я тыкаюсь в том направлении уже две недели — и безрезультатно, так что надеяться, что вот именно этой ночью всё получится — глупо. Другое дело — впитывать силу Луны. Тут рост резерва точно будет, а именно он мне сейчас и нужен в первую очередь — чем больше у меня будет энергии, когда всё начнётся, тем больше шансов на выживание.
  
  Примерно то же время, в другой части лагеря.
  – Сюен, будь честна со старшей сестрицей Ся! Я же вижу, что ты совершенно потеряла голову от Лян Ю! Этому должна быть причина! Говори же, как так получилось, что он учит тебя всем этим секретным техникам?! – платиновая блондинка буквально загнала в угол свою подругу, нависая над ней с опасным блеском в голубых глазах, неосознанно покусывая нижнюю губку верхним клычком от нетерпения.
  
  – Ты ошибаешься, сестрица Ся! – рефлекторно пытаясь отползти спиной вперёд, панически отгородилась поднятыми ладошками кареглазая девушка с пышными русыми волосами. – Он научил меня пока только как слить даньтянь с силой Солнца, ничего больше не было!
  
  – Ты же не можешь не понимать, как звучит это «пока» в твоей фразе, – не подразумевающим возражения тоном заявила Ю Нин, и не думая отступать. – Как и того, какое значение имеет даже этот жест.
  
  – Ты всё не так поняла! Да и как иначе, он же мой дорогой братик, мы должны помогать друг другу!
  
  – О, неужели? – весёлую иронию в голосе дочери Лорда Северной Стражи можно было пощупать пальцами. – Дело и правда в этом?
  
  – Само собой! Я бы не стала тебя обманывать, сестрица Ся! – загнанным кроликом сжалась красная как маков цвет девушка.
  
  – Это становится всё более интересным… – облизнулась в предвкушении платиновая блондинка. – Что такого могло заставить мою скромную и честную Сюен врать в глаза старшей сестрице?
  
  – Я ничего тебе не скажу-у-у! – достигнув пика паники и смущения, спрятала пылающее лицо в ладонях наследница дома Безграничных Небес.
  
  – Ох, только не говори мне, что между вами уже что-то было?! – в поражённом неверии округлила глаза Ю Нин. – Неужели он уже воспользовался тобой? – вопрос был задан ещё без желания кого-то убивать, а просто как смелая догадка, но, зная импульсивный характер подруги, ученица проректора Сюэ ни на миг не усомнилась, что желание то может вспыхнуть неодолимой стихией при первом же неверном намёке с её стороны.
  
  – С чего ты взяла?! Конечно нет! Мы только держались за руки!
  
  – Ах, за руки… – со взятием новой степени концентрации сахарной патоки в голосе протянула принцесса Севера. – И как же дошло до того, что моя робкая сестрёнка Сюен решилась на такое с мальчиком?
  
  – Это… Это было ради тренировки! Да! – особенно повысив голос на последнем слове, воскликнула девушка, не зная, куда деваться из собственной палатки, превратившейся в ужасающую пыточную. – Он просто передавал мне свою Ци, чтобы я смогла почувствовать Ци Солнца!
  
  – И, конечно, эту тренировку ничего не предвещало… – промурлыкала, смакуя наконец-то начавшую сдавать позиции добычу, юная драконица.
  
  – Ну… ну… Ну, может быть… – заёрзала на месте леди Ан, судорожно шаря взглядом по палатке в поисках выхода, но не находя его.
  
  – Лян Ю… – словно пробуя имя на вкус, ещё раз промурлыкала Ю Нин. – Этот парень очень интересный. Давай, признавайся, что он сделал, чтобы тебе так понравиться?
  
  – Я… я… я… Точно! – при звуке имени парня идея спасения вспыхнула в голове ярким фейерверком. – Мне нужно бежать! Он обещал рассказать про исцеление, а днём мы поговорить не успели, значит, можно это сделать только сейчас! Прости, сестрица Ся, у меня срочная тренировка! – и, вскочив на ноги, Ан Сюен бросилась к выходу, словно за ней гналась целая стая Демонических зверей.
  
  Разумеется, как эксперт Пятого Небесного Уровня, Ся Ю Нин могла легко остановить подругу, но вид такого небывало упорного сопротивления со стороны той заставлял чувствовать удивительное волнение и азарт. Это было интересно! Интригующе! Романтично! И… Весело!
  
  Поэтому Ся Ю Нин не стала мешать жертве почувствовать надежду на спасение, вместо этого бесшумно скользнув следом, предвкушая, как будет наблюдать за новым представлением.
  
  Пару минут спустя.
  От медитации меня отвлёк визит гостьи, точнее, сразу двух, но одна из них старательно притворялась тенью за границами палатки. Ну как «старательно», всё те же любопытство и азарт исходили от этого «стелс-пехотинца» широким потоком, что обострённым после медитации набором чувств улавливалось влёт. К слову, интересный момент: местные практики очень неплохо умеют улавливать направленный на себя негатив — ненависть там, желание убить и всё такое. Не то чтобы это было чем-то необычным для любой азиатской фэнтезятины, скорее уж подвигом будет найти такую китайско-японско-корейскую сказку, где такого нет, но суть не в этом. Суть в том, что уже на Первом Небесном Уровне ты начинаешь ощущать такие вещи, как «злой взгляд», но почему-то в сторону других чувств местные эту способность не развивают. Я, по чести сказать, от них тоже далеко не ушёл, осознав, какой я дятел, только где-то через неделю после того, как уже умудрился «перетереть за жизнь» с духом Алебарды Ледяного Дракона. То есть, несмотря на то, что там я его эмоции худо-бедно как-то ощущал, да и позже чувствовал его в татуировке на плече, в голове у меня ничего не стрельнуло, вернее, стрельнуло, но с опозданием аж на целых семь дней, когда дракоша чуток потянулся от удовольствия во время медитации с поглощением Ци из Экстракта Холодного Снега. Вот тогда-то меня и накрыло на тему: «А что, так можно было, что ли?! О_О», в смысле — воспринимать не только пожелания мучительной смерти. Короче, с тех пор я старался не уподобляться отбившему себе мозг дятлу и «слушать» во всех диапазонах, а не только «чтоб-ты-сдох-вести-фм». На обычном эмоциональном фоне у окружающих получалось так себе, но вот пиковые и насыщенные эмоции, направленные на меня, я уже улавливал.
  
  Но вернёмся к гостье первой. Ан Сюен выглядела немного потрёпанной, капельку сбежавшей от неодолимого врага, чуточку отчаянной, но непобеждённой. А ещё раскрасневшейся и дико смущённой.
  
  – Что-то случилось, сестрица Ан? – успокоив поток Ци в теле, дружелюбно приветствую девушку.
  
  – Н-нет, просто… – полы разделённой на две части синей юбки гостьи сделали «шурх» в воздухе, сопровождая резкий поворот хозяйки на сто восемьдесят. Выглядело так, будто она резко опомнилась и собралась сбежать, но… Тут же что-то вспомнила и замерла соляным столбом, глядя на полог палатки, как на врата Ада, не меньше.
  
  – Сестрёнка Сюен, что такое? – поднимаюсь на ноги, подходя ближе, как парень, что искренне обеспокоился тем, что же напугало его подругу?
  
  – Ничего! – «шурх» повторился, поставив леди Ан едва ли не нос к носу со мной. – Просто я подумала, что сейчас подходящее время… – тут она увидела, что частит почти мне в лицо, и её щёчки дружно начали притворяться светофорчиками, – ну… чтобы ты научил меня, братик. Эм-м-м… ну, если тебе сейчас удобно… – выдавила она из себя, медленно отодвигаясь спиной, но не шелохнувшись пятками. И да, всё очень… очень панически. Ох, милота-то какая!
  
  Так, не думай, как выглядит со стороны вот это вот всё! Подумаешь, молодая красивая девушка решила ночью прийти в палатку к одинокому парню. И просит её «научить»… Ох. Нет, нужно крайне серьёзно подумать над тем предложением брюнеточки! Мозги уже даже сразу после медитации всё в одну и ту же сторону клонятся.
  
  – О, конечно, я всегда рад помочь моей младшей сестрёнке, – улыбаемся и киваем, киваем и улыбаемся. – Но сначала… – начинаю движение вперёд. Хех, она так забавно съёжилась, но при этом вообще никакого поползновения отпрянуть, скорее уж наоборот, а я… Я просто взял и, легонько её обогнув, выглянул из палатки. – Ю Нин, я понимаю, что ты беспокоишься за подругу и присматриваешь за ней, и, поверь, не имею ничего против, но если ты будешь сидеть на холодном ночном воздухе, пока я буду в тёплой палатке, мне будет очень стыдно. Пожалуйста, пощади меня. Обещаю, я буду вести себя хорошо, могу даже заварить тебе чай. Уверен, следить за моим поведением, сидя с нами, будет намного удобнее, чем так.
  
  – … – не сразу, но принцесса Севера вышла из тени за углом, правда, смотрела при этом не на меня, а куда-то в сторону.
  
  – Сестрица Ся… – ох, этот беспомощно-жалостливо-обвинительный тон. Даже я почувствовал себя настоящим мерзавцем, а каково сейчас должно быть жертве этой атаки… «Жертва», впрочем, продолжала изображать из себя невозмутимую статую и вообще «всё идёт по плану».
  
  – М-м-м, хорошо, пожалуй, я великодушно приму твоё предложение, брат Ю, – и да, ни бровью в сторону Ан Сюен!
  
  В итоге, остаток ночи я провёл в своей палатке с двумя шикарными красотками. Правда, к моему глубокому сожалению, занимались мы не тем, о чём бы мечтал нормальный подросток, окажись он в такой ситуации, а вполне себе культурными вещами: пили чай, я объяснял нюансы техники и даже показывал, как исцелять себя на примере прямо перед ними порезанной ножом руки. Под конец Ан Сюен решилась и сама попробовать меня полечить, даже кое-что смогла сделать с новым надрезом, однако практика ей ещё была нужна — отделять солнечную Ци от огненной ей было сложно, что вылилось в пару лёгких ожогов на тыльной стороне моей левой ладони, но в том, что девочка справится, сомневаться не приходилось. В общем, всё было прекрасно и замечательно — набравшиеся впечатлений дамы где-то к трём ночи засобирались к себе, я их, само собой, проводил… А утром вышедшие на моцион детишки обнаружили неподалёку от лагеря труп Лян Цзяня. Что называется — началось.
  
  
***
  
  Я стоял над воронкой с телом и мрачно размышлял. Амбициозный идиот не избежал своей судьбы, но меня мучил вопрос — почему? В смысле, зачем? Какой толк убивать этого неудачника? В каноне, который я помнил, это ещё можно было как-то обставить, мол, все видели, что у него был конфликт с Е Синхэ, и все понимали, что гордый наследник Тёмной Луны будет мстить наглому вассалу за унижение. Всё ж таки там Синхэ ему набил морду, да ещё и говорил на публику всякое не очень приличное про моральный облик Старшей Семьи. Словом, в случае смерти Цзяня подозреваемый был очевиден, и на этом уже можно было сыграть при вербовке. Хотя даже так очень натянуто и глупо. Показать, что тебя не любят и держат за дерьмо, а в случае чего спустят на тебя всех собак… Так выходцу из Лазурного Пера доказывать эти вещи не надо, он сам три трактата на данную тему написать может. У ребят же цель — похитить Ся Ю Нин, и настораживать жертву ради сомнительной пользы от того, что вербуемого мальчика окатят презрением и запишут в подозреваемые… это идиотизм.
  
  Но окей. Допустим даже, что в каноне было именно так, но какой смысл сейчас-то? Зачем рисковать срывом всей операции, убивая откровенно средненького аристократа, ни на что и никак не влияющего? Навести подозрения на меня? Так по всем местным канонам я к «братику» со всем почтением отнёсся, хотя, опять же, имел полное право вместо этого вбить в гумус по ноздри. Для всех было очевидно, что для меня Цзянь не является угрозой ни в каком смысле, у меня тупо не было мотива его убивать. Но вся мякотка-то в том, что даже измордуй я его накануне и во всеуслышание расскажи, как я его не люблю и презираю… мне бы всё равно никто и слова сейчас не сказал. Будь хоть все присутствующие наставники уверены в моей виновности, они — не того полёта птицы, чтобы оглашать такие обвинения наследнику Тёмной Луны. Дело бы решалось исключительно ректором, а после него — моим кланом, то есть здесь и сейчас — вообще никакой пользы.
  
  Так зачем? Для чего? Я бы мог подумать, что его грохнули как нежелательного свидетеля, но… и эта версия не выдерживала никакой критики. Он просто не мог увидеть или услышать ничего предосудительного, даже сильно постарайся. Эксперт Третьего Небесного Уровня, оставить своё присутствие незаметным для Пятого, в виде Чу Сяня, и, возможно, вообще Шестого, в лице Линь Хона, он не мог никак. Так что я видел только один вариант — его грохнули просто потому, что могли грохнуть.
  
  Но это было форменной глупостью. Да, я понимаю, что, когда речь заходит о фанатиках, упоминать здравый смысл глупо, но… они же оба шифровались не год и не два. Чу Сянь вообще преподавал уже пять лет, собственно, потому и стал наставником, которому доверяют водить группы весьма важных детишек в места дикие и опасные. И вот так просто брать и ставить под угрозу и своё прикрытие, и свою миссию просто из желания грохнуть какого-то там аристократика?
  
  Глупо… чертовски глупо… Для Чу Сяня.
  
  А вот если смотреть в сторону Линь Хона… И вспомнить, что и в каноне трупов организовали отнюдь не мало, прежде чем взяться за Ю Нин…
  
  Картинка начинает складываться. Это Чу Сянь — взрослый дядька, который умеет себя контролировать, а блондинчик-убивашка — пиздюк малолетний, у которого детский максимализм в попе играет и мозгам покоя не даёт. Такой вполне мог «воспользоваться удачным моментом» и удавить «классового врага», благо показать себя тем самым стереотипным аристо-мудаком, которых Линь Хон ненавидит, Цзянь успел. А то, что его убил именно блондинчик — сто процентов. Раны на теле Цзяня как раз свидетельствовали о том, что его задрал зверь, а не человек, то есть одна из тех тварей, которых как раз Линь Хон и может призывать. Можно, конечно, заподозрить адепта Пути Дракона, но… нет. Даже если боевая трансформация позволяет обзавестись внушительными когтями, сама манера ударов однозначно не принадлежала человеку — это мог определить любой более-менее квалифицированный в области боевых искусств эксперт. Так что да, прибил его младший террорист.
  
  Оставалось два вопроса. Что младший наследник Тёмной Луны вообще делал за пределами лагеря ночью — раз. И почему шум драки не услышали в лагере — два. А драка, в результате которой образуются в земле небольшие кратеры, тихой быть не может.
  
  – Прими мои соболезнования, брат Ю, – подошла ко мне Ан Сюен, посчитавшая мои мрачные размышления за некий траур по почившему родичу.
  
  – Благодарю. Пусть мы и не были с ним особо близки…
  
  – Мы уже послали человека, чтобы оповестить ректора. Он должен прибыть этим вечером, – сообщил один из прикреплённых наставников, подходя ближе. Ну да, смерть пусть младшего и не особо талантливого, но наследника Тёмной Луны — это серьёзное дело, за которое огребёт вся администрация Академии. Нет, не фатально, само собой, но приятного будет мало, потому все преподаватели сейчас активно суетились. А вот случись что с Ся Ю Нин, тогда да — все наставники, присутствующие в этой вылазке, дружными рядами пошли бы на плаху.
  
  – Это серьёзное дело, – тут же вклинился и Чу Сянь, изображая всей позой суровую озабоченность. – Нам стоит поискать оружие убийцы, иначе установить его личность будет сложно! Лян Ю, можешь отдыхать со спокойной душой, мы найдём убийцу, – проникновенно посмотрел он мне в глаза, этак участливо кивая моей утрате.
  
  – Хм… – так и подмывало спросить, о каком таком орудии убийства он говорит, когда по характеру ран прекрасно видно, что они нанесены когтями, но я сдержался. Хотелось посмотреть этот спектакль до конца, тем более что выступать сейчас ещё рано — проректор Сюэ неизвестно где, а один я много не навоюю. Есть, конечно, ещё пять наставников, не считая бирюзовоголового, а также Вайсс, но наставники те слабоваты, даже я, благодаря «Звёздным Глазам», любого из них порву на своём Четвёртом Небесном Уровне, а с Алебардой — так и парочку сразу, Вайсс же одной не хватит. Да и всех их ещё надо будет перетянуть на свою сторону в случае конфликта, что далеко не просто в ситуации «голословно обвинил учителя».
  
  – Как думаешь, кто мог желать твоему двоюродному брату смерти? – подошла ко мне и Ся Ю Нин, оценивающим взглядом пробегаясь по телу в воронке.
  
  – Любой, кто общался с ним дольше пяти минут и находился в подчинённом положении, – честно ответил я, также глядя на труп.
  
  – Это не сужает круг подозреваемых… – со странной ноткой задумчивости протянула Вайсс. Так, всё-таки надо что-то делать с тем, что я её так называю в мыслях, а то ведь ляпну случайно.
  
  – Что поделать? Он не стремится облегчить мне жизнь даже после своей смерти… – в тон ей вздохнул я. А может, обосновать это имя как некое ласковое прозвище? Или там, не знаю… псевдоним для переписки? Надо прикинуть, как это сделать…
  
  И странное дело, я стою над человеческим трупом, более того, трупом ближайшего родственника, всем видом изображаю мрачность, но в голове крутится всякая чушь о том, как кадрить запавшую мне в сердце девочку, а на вид крови и изломанный труп мне глубоко плевать. Меня больше волнует то, как это произошло, а не сам факт, что произошло. И сдаётся мне, это не совсем обычная реакция для жителя того мира, воспоминания о котором я привык отождествлять со своим «я»…
  
  Краем глаза я заметил появление в толпе лохматой коричневой макушки всё-таки выжившего в ночном лесу Е Синхэ. Парень выглядел свежим, бодрым, но совершенно ничего не разумеющим в происходящем. То есть даже с его наблюдательной вышки то, как убивали Цзяня, было не видно и не слышно.
  
  Но пока другие ученики просвещали о случившемся опоздавшего, а девушки по бокам от меня о чём-то молчали, возможно, думая, чего бы мне ещё сказать, к месту действия решил протолкнуться ещё один фигурант, как ни в чём не бывало направившийся к краю воронки.
  
  – Смотрите, учитель! – бодро позвал Линь Хон, пару секунд поизображав вдумчивого сыщика на месте преступления.
  
  – Что? – как по нотам двинулся к нему Чу Сянь.
  
  – Посмотрите на раны Лян Цзяня. Эти прорехи больше похожи на отметины от когтей Демонических животных, а не от холодного оружия.
  
  – Верно, – кивнул подсадной наставник, – мы с остальными учителями это уже подтвердили. Видимо, Лян Цзянь был убит во время атаки Демонических зверей! – диалог шёл достаточно громко, чтобы его хорошо слышала вся собравшаяся толпа, и это не преминуло сказаться.
  
  Студенты мигом проглотили наживку и зароптали, обсуждая опасность шального Демонического зверя. Общий смысл общественного мнения сводился к тому, что это убийца мог иметь личные счёты к покойному, а потому для остальных не опасен, но вот монстру без разницы, кого рвать, и он с удовольствием любого из них задерёт, если натолкнётся в лесу. И, конечно, как бы пытаясь всех успокоить и призвать к порядку, но на деле лишь укрепляя в сознании свидетелей выгодную себе версию, Чу Сянь объявил, что по округе, возможно, бродит Демонический зверь как минимум Третьего Небесного Уровня, а значит, всем держать себя в руках, быть настороже и всё такое. В общем, сыграли ребята неплохо.
  
  Когда же «неожиданно» из лесу прибежал один из младших наставников, а затем драматично, с возгласами неверия, хватанием за грудки и патетичными извинениями за несдержанность, выяснилось, что мост, внезапно, разрушен и связи с внешним миром нет… картинка случившегося для меня начала складываться.
  
  Итак, молодой-дурной, но получивший в своё распоряжение огромную силу Линь Хон увидел возможность и грохнул аристо, которых он не любит так, что кушать не может. Типа, терпел-терпел, а тут дорвался — и понеслась душа в рай, мол, бей жидов — спасай Россию, и всё такое. После чего «похвастался» своему подельнику. Ну или тот ещё как об этом узнал и схватился за голову, прекрасно понимая, что и как последует дальше. И вынужден был делать что возможно — рушить мост и изображать бурную деятельность, заодно вешая всем побольше лапши на уши, чтобы окончательно запутать. Тут вам и оружие убийства, которое надо искать, после понимания, что убил Демонический зверь, и быть бдительным против зверя, и искать убийцу для наказания по всей строгости закона, короче, чем бы головы народу ни забить, лишь бы заморочить. И следующий этап в этой пьесе — принудительное разделение народа и увеличение паники, для чего нужны новые трупы и, желательно, элемент спешки, чтобы ни у кого не было времени задуматься и заметить несостыковки в его словах. А значит, сейчас будет каноничное дробление на группы…
  
  – Что за дела?! Всё становится сложнее, – аж схватился за голову парень, которому надо было идти в актёры, а не учителя. – Похоже, сейчас самое главное — защитить учеников! Тишина!!! – прикрикнул он на толпу, которую сам же недавно заводил на панические настроения. – Слушайте внимательно! У нас шесть учителей, так что каждый учитель будет ответственным за пять-шесть учеников! Разделитесь на группы!
  
  – Лян Ю, я с тобой, – сразу же попросилась, выразила робкую надежду, поставила перед фактом, и всё это одновременно, Ан Сюен.
  
  – Хорошо, – легко согласился я, мысленно радуясь, что она сама предложила и что так будет проще её защитить.
  
  – Я с вами, – не отстала от подруги и Ю Нин, правда, в её исполнении это было чистой констатацией факта.
  
  И кстати, подобная реакция очень хорошо показывала местный менталитет: если учитель сказал — значит, надо, а насколько его команда в реальности адекватна, даже такие высокопоставленные люди, как наследница дома Безграничных Небес и дочь Лорда Северной Стражи, не задумаются. Первой реакцией будет именно выполнить, а сомнения и размышления могут возникнуть только потом, если дать им время.
  
  – В Академии заподозрят что-то неладное спустя один-два дня, – продолжил между тем Чу Сянь. – Чтобы починить мост, понадобится по крайней мере четыре-пять дней, – слегка прокололся мужчина, ибо откуда ему знать реальную степень повреждений? Сообщение о разрушении того было не настолько подробным, чтобы строить такие выводы. – Мы должны похоронить его, – тут же перевёл фокус внимания на новую тему террорист, кивнув на тело Цзяня, – у нас недостаточно людей, чтобы охранять ещё и труп.
  
  – Но учитель Чу Сянь, разве это не уничтожит все улики? – заметив, что я не спешу возражать, проявила беспокойство Ан Сюен.
  
  – Даже если мы его не закопаем, через три-четыре дня его тело начнёт разлагаться. Никаких улик не останется, – не раздумывая ответил засланный казачок, опять наводя меня на мысль о том, что заранее заготовил часть фраз и ответов.
  
  – Ох, простите, вы правы, – смутилась девушка, бросив ещё один обеспокоенный взгляд на меня, но, не заметив реакции, потупилась.
  
  Я же прикидывал варианты. Можно было попытаться прямо сейчас припереть к стенке Чу Сяня, выложив все его оговорки и несостыковки в показаниях, при доле удачи этого вполне хватит, чтобы убедить Ю Нин, а после того, как она меня поддержит, и остальных учителей, но первый риск этого варианта уже упоминался — нам может не хватить сил для победы, да и в словесной дуэли всякое случиться может, они ведь тоже молча стоять не будут при таких обвинениях. Но это ещё ладно. Главная проблема в том, что Линь Хона так не прищучишь — на него ничего нет, тут только заявлять, что видел, как тот выходил из лагеря с Цзянем этой ночью, но если тот обеспечил себе алиби с трёх до пяти утра, то на этом моё обвинение и кончится. До трёх я был с девочками, и они об этом молчать не будут, а в пять уже лагерь просыпался и народ не то чтобы весь встал, но по кустикам и всяким иным надобностям уже ходил. А два часа — слишком мало, чересчур высок шанс быть пойманным на вранье, а это всё в выгребную яму сразу спустит. Но и давать этим братьям-акробатам действовать не хотелось, они же реально начнут детей резать. Самое плохое в том, что я не знал, где сейчас Мастер Сюэ, но обоснованно сомневался, что он бы попёрся на ночь глядя ночевать в ледяную пещеру, когда закончил бы свои дела в академии. То есть выходить он должен где-то вот сейчас. Час-полтора ему топать до начала моста, если не будет спешить, но зачем ему спешить? Он — человек почтенный, в возрасте, да и статус к спешке не располагает. Так что пойдёт он прогулочным шагом, дойдёт до лестницы, увидит, что что-то случилось… И вот тут вопрос. Он ведь может и назад вернуться, дабы тревогу поднять. Вариант, в целом, не худший, но на туда-сюда и разговоры ещё пара часов уйдёт. А вот дальше… дальше — да, он точно пойдёт на место встречи. Преодолеть ущелье практику Седьмого Небесного Уровня будет несложно, так что дойдёт. И тут надо будет его быстренько поймать и выдать расклады, а то ведь придёт в лагерь, чем немедленно спугнёт террористов. И хорошо, если они в этом случае просто сбегут, тогда студенты в безопасности и всё ништяк, но ведь не исключён и вариант, что отбрехаются и доказательств никаких не окажется. При этом пока что они в сторону Ю Нин даже не дышали, так что браться за них будут максимум как за убийц никому особо нафиг не нужного младшего наследника Тёмной Луны, то есть хоть и с пристрастием, но с прицелом на то, чтобы спихнуть это дело на саму Тёмную Луну. А до наших земель тут далеко — пока Глава пришлёт стражу, Чу Сянь с Линь Хоном десять раз сбежать успеют или им помогут товарищи по борьбе. В общем, по всему выходило, что лучший вариант — это взять девочек и тихонько утечь к месту встречи, а там уже смотреть по поведению Сюэ.
  
  – Пойдём, нужно кое-что сделать, – вынырнул из не таких уж и долгих по реальному времени размышлений я, когда учителя только начали решать, кому из учеников копать могилу. По логике вещей, этим должны были заняться личные вассалы Цзяня, но могли направить и простых простолюдинов из его класса — меня это на самом деле мало волновало.
  
  – Ты удивительно спокоен для того, у кого убили брата, – заметила Ся Ю Нин, этак наклоняясь корпусом вперёд, чтобы заглянуть в моё лицо.
  
  – С моей стороны будет лицемерно изображать душевные муки о человеке, который с удовольствием убил бы меня за место Старшего Наследника, – негромко ответил я, разворачиваясь спиной к трупу, а заодно лицом от Чу Сяня и Линь Хона. Конечно, это не панацея от подслушивания, но хоть что-то. Тем более, как я знал, на Пятом Небесном Уровне только эксперты искусства звёзд способны улавливать звуки на большом расстоянии, у иных направлений схожие навыки появляются позже. Зарекаться насчёт этой парочки, конечно, не стоит, но и облегчать им жизнь я не собираюсь. – Однако это не отменяет того, что убийца моего двоюродного брата всё ещё здесь и он отрезал нас от внешнего мира почти на неделю. Я бы сказал, ситуация располагает к панике, если бы поддаваться той не было смертельно опасно.
  
  – М-м-м… – задумчиво протянула Вайсс, но отрицания в этом звуке не читалось, скорее недоумение. Сюен же и вовсе помалкивала, лишь внимательно ловя нашу мимику.
  
  – Молодой Мастер Лян! – выскочила нам наперерез уже знакомая блондинка, не успели мы сделать и десятка шагов от трупа. – Позвольте выразить вам соболезнование! Это так ужасно!
  
  – Вы, должно быть, в ярости оттого, что кто-то посмел пойти на такое подлое преступление, – сочувственно вторила ей подруга-брюнетка, отставшая лишь на половину шага. А вот третьей, шатенки, видно не было.
  
  – Эм… – вы же не хотите сказать, что сейчас…
  
  – Я — Джао Нин, господин! – поняла заминку по-своему блондинка.
  
  – Я — Джао Сю, молодой Мастер! – тут же повторила за ней брюнетка.
  
  – Благодарю за тёплые слова… – чуть наклонил я голову, прикидывая, как бы от них отвязаться. И, видимо, что-то такое они просекли, потому как, стоило моей фразе отзвучать, порождая буквально самую крохотную паузу, тут же перешли в атаку:
  
  – Господин Лян Ю, вы же позволите войти с вами в одну группу?
  
  – Мы очень просим вас защитить нас, молодой Мастер!
  
  – Поверьте, мы будем очень, очень благодарны старшему брату!
  
  – И очень прилежны, конечно же!
  
  – Просим вас, господин, не бросайте нас! – две хищницы взяли меня в клещи и начали буквально разрывать на куски, не давая и шанса вставить хоть слово против. Но что много ужасней, та, от кого я больше всего ждал помощи и спасения, откровенно наслаждалась зрелищем, едва ли не хихикая в кулачок при виде наших с Ан Сюен лиц!
  
  – Вы!.. Вы!.. Вы обе! Что вы себе позволяете?! – забурлила натуральным кипящим чайником моя кареглазая одноклассница. – Как вам не стыдно делать такие вульгарные предложения на глазах у всех?! – и ручки вдоль боков! Да-да, кулачками в стороны от себя. Сюен негодовать!
  
  – Что ты такое говоришь, сестрёнка Ан? – мило улыбнулась ей блондиночка. – Мы всего лишь просим защиты у своего сюзерена, разве в этом есть что-то плохое?
  
  – Да, старшая сестра, не ругай нас, – трогательно хлопнув красными глазками, попросила ту брюнетка. – Мы же не такие сильные, как ты.
  
  – У самой-то есть жених из семьи Сотни Миль, а нам остаётся уповать лишь на защиту нашего господина Ю! – едко нанесла удар по самому больному Джао Нин, оскалившись во вроде как и милой, но очень мстительной улыбке.
  
  – Сестрица Ся! – бодро развернулся я к Вайсс, ибо надо было это пресекать. – Думаю, решать тебе, – улыбаюсь, а сам всеми силами пытаюсь пробудить навык телепатии, передавая глазами сообщение: Спаси! Спаси! Спаси меня!
  
  Сюен, к слову, делала рядом то же самое и даже выразительнее.
  
  – Хм… – явно всё поняла эта хитрюга. Вот по глазам и сладкой ухмылочке вижу — всё она поняла! – Я не возражаю, присоединяйтесь, – и предала нас в лучших чувствах, ещё и величественно махнув лапкой, чтобы подчеркнуть этот момент.
  
  – Угф! – издала непонятный звук Сюен, надувшись на подругу, аки мышь на крупу, и вот честно, только транспаранта «Предательница!» за спиной не хватало для полной гармонии образа.
  
  – Ну что ж, раз сама принцесса Севера не против, то как я могу возражать? – покорно смирился с неизбежным я. – А теперь всё же предлагаю покинуть это место. Нам нужно кое-что обсудить… – и, не дожидаясь ответа, первым зашагал к лагерю.
  
  Учителя были заняты вокруг трупа, ученики разбивались на группы и обсуждали случившееся, мои вассалы мужского пола окинули взглядом компанию прелестниц вокруг меня и сразу поняли, что им тут ничего не светит, тем более лимит в пять человек уже был выбран, Синхэ же… Синхэ уже попал в крепкие объятия Линь Хона и рыженькой Мо Ю, причём так плотно, что смог лишь растерянно хлопнуть глазами на мой короткий кивок, видать, ему что-то рассказывали очень завлекательное, от чего положено рот разевать. Одним словом, ситуация располагала к тому манёвру, который я решил совершить. Оставалось только не упустить время, потому шаг мой потихоньку ускорялся…
  
  – Мы не идём в палатку? – первой заметила неладное Ю Нин.
  
  – Нет, – лаконично подтвердил я, миновав своё место временного обитания и продолжая стремительно шагать к противоположной части лагеря.
  
  – Мы направляемся в лес? – продолжила эстафету вопросов голубоглазая красавица.
  
  – Да, – столь же кратко ответил я.
  
  – И по какой причине мы туда идём? – явно предлагая мне поскорее объясниться, протянула девушка.
  
  – Моего брата убил человек, и он сейчас где-то в лагере, – уже почти добравшись до края занятой территории, чуть понизил голос я.
  
  – Почему ты так уверен, брат Ю? – подстраиваясь под мой шаг, вышла чуть вперёд Сюен.
  
  – Во-первых, Демонический зверь не бросил бы тело просто так. Даже если бы он был сыт, он бы уволок его в логово, а не бросил на месте убийства. Звери — не люди, они убивают ради пищи, а не амбиций и удовольствия. Во-вторых, разрушение моста. Это дело рук человека, который знал, кого убил, и остался с нами здесь, а не сбежал сразу после преступления. И третье… – я выдержал паузу, оборачиваясь к спутницам, благо мы уже достигли деревьев и скрылись под их кронами от взглядов со стороны, – учитель Чу Сянь с ним в сговоре.
  
  – Что? – округлила глаза Вайсс, да и остальные отнюдь не остались безучастны.
  
  – Вспомните хорошенько ход разговора, – вновь возобновив движение от лагеря, советую девушкам. – Он осмотрел тело и подтвердил, что раны нанесены Демоническим зверем, но говорит о поисках орудия убийства и поимке преступника. Через минуту же он об этом забывает, словно спохватился, что использовал не ту заготовленную версию событий, и тут же переключает всеобщее внимание на новую тему — Демонический зверь Третьего Небесного Уровня, страшно-опасно, все бойтесь, все трепещите. Однако зачем против Демонического зверя разбиваться на группы по пять человек? Это бессмысленное дробление сил — искусственное разделение, чтобы все держались особняком друг от друга. Но против зверя нужно, наоборот, держаться вместе, тогда совместными усилиями наставники смогли бы отбиться даже от твари Шестого Небесного Уровня, не то что Третьего. Вывод — задача не увеличить шансы на защиту для учеников, а уменьшить их.
  
  – Ты понял всё это, просто послушав его речь несколько минут? – лазурные глаза платиновой блондинки продолжали смотреть на меня в некоторой, скажем так, округлённой конфигурации.
  
  – Меня ещё вчера насторожило это импровизированное соревнование с поединками и то, как он подначивал мой бой с Цзянем. Слишком точно подобраны слова, слишком наигранно.
  
  – И поэтому мы сейчас трусливо бежим? – наконец осознала данный факт Ю Нин, сверкнув негодованием.
  
  – Да, – обескуражил я их всех бесхитростным признанием такого позора.
  
  – Ты же Четвёртый Небесный Уровень, Сюен — тоже, а я — Пятый! – недоверчиво возмутилась девушка. – И ты так легко говоришь, что струсил?!
  
  – У меня есть план, как со всем этим разобраться, но я не знаю, сколько у Чу Сяня сторонников. Если с ним в сговоре половина учителей, то даже нам троим не справиться. Но больше всего меня беспокоит метод убийства Цзяня. Демонические звери, конечно, могут служить человеку, но я не припомню таких в лагере, а сталкиваться с тем, чего не понимаешь, лучше на своих условиях. И кстати… – я ещё раз остановился и обернулся к спутницам, прямо вглядываясь в глаза Вайсс. – Ты же понимаешь, что убивать моего непутёвого младшего брата не было никакого смысла ни для кого?.. И какой из этого следует вывод?
  
  – М-м-м… – на лбу Ю Нин пролегла складка, а сама дочь Лорда Северной Стражи хмуро отвернулась.
  
  – Брат Ю, – вместо неё шагнула ближе Сюен, – ты хочешь сказать, что настоящей целью врага является кто-то из нас?
  
  – Не просто кто-то, а тот, кого точно не сможет подавить один наставник Пятого Небесного Уровня. Я только так могу объяснить смерть Цзяня — они проверяли средство, которым планируют подавить Ю Нин. В противном случае, всё ещё хуже, и мы имеем дело с сумасшедшими идиотами, которые при этом любят и умеют убивать, – вернее, я-то сам был уверен во второй версии, потому как ну не мог Линь Хон не уметь пользоваться своей силой и учиться на ходу — это полный бред, но для девочек такая гипотеза была более приемлемой, они же не знали, в чём та сила состоит.
  
  – Господин, почему вы думаете, что врагов несколько? – подала голос до того опасливо молчавшая Джао Нин. – Разве всё это не мог сделать один Чу Сянь?
  
  – Он нервничал, – перевёл я взгляд на блондинку, – суетился, оттого и путался в версиях. Я почти уверен, что об убийстве он узнал постфактум и был вынужден срочно искать способы прикрыть подельника, иначе бы сделал всё гораздо чище. Он давно работает в Академии, а значит, планировать свои действия и играть на публику умеет. Заставить его допустить сегодняшние ошибки могли только дефицит времени и внезапность ситуации.
  
  – Допустим, твоя версия похожа на правду, – повела в воздухе рукой Ю Нин, возвращая к себе внимание. – Но не слишком ли ты спешишь с выводами? Что если убийство Цзяня — это только убийство Цзяня?
  
  – Ты ведь и сама в это не веришь, – прямо смотрю ей в глаза. – Убить моего троюродного брата можно было и не раздувая шумиху на всю Академию Небесной Звезды, организуя несколько десятков свидетелей и расследование, что затронет кучу уважаемых людей. Не говоря о том, что была масса способов сделать это много проще, чем так. А вот поймать тебя вне дворца и пригляда кучи охраны… Я лично не верю в такие совпадения.
  
  – Но кому могло понадобиться убивать дочь Лорда Северной Стражи? – робко спросила брюнетка. – Это же безумие. Такого никто просто так не оставит, и семьи виновников уничтожат под корень.
  
  – Вряд ли речь идёт об убийстве, – пожимаю плечами, снова начав шагать, – скорее планируется похищение.
  
  – Довольно впечатляюще, Лян Ю, – мигом пристроилась рядом обсуждаемая принцесса, бросая на меня оценивающие взгляды, – но остаётся один вопрос: если всё так, как ты говоришь, где гарантия, что тем, кто хочет меня похитить, являешься не ты? – вопрос был задан лёгким и беззлобным тоном, даже с некоторой беспечностью, но я сразу ощутил, как все вокруг напряглись. Прям каким-то эмоциональным холодком повеяло, словно их всех холодной водой окатили.
  
  – Ю Нин, ты сомневаешься в брате Ю? – первой решилась заговорить Сюен, с легко читаемой на лице тревогой ожидая реакции подруги.
  
  – Не сомневаюсь, – без тени фальши заверила та, с всё той же дружелюбной беспечностью и даже выпустив на лицо улыбку. – Но, согласись, он ведёт нас куда-то в лес, и это настораживает, – и вновь в меня глазками этак выразительно, типа, как я отреагирую?
  
  – Ты желаешь, чтобы я привёл доказательства, что не могу быть тем, кто собирается тебя похитить, или рассказал, куда мы идём?
  
  – И то, и другое! – торжествующе расцвела довольная дракоша.
  
  – Хорошо. По первому пункту: если бы я хотел тебя похитить, я бы просто этой ночью подсыпал в чай усыпляющий яд, от которого сам бы принял антидот, после чего у меня была бы куча времени вынести спящую тебя из лагеря и передать подельникам, которые к настоящему моменту уже успели бы покинуть плато, так же разрушив мост, тем самым задержав вести о твоей пропаже на пять дней, за которые уже можно скрыться так, что никакие ищейки уже не найдут.
  
  – О!.. – кажется, она ожидала чего-то другого, а теперь даже не знала, что и сказать. Да и по глазам вижу — осознание своей настоящей уязвимости стало для Ю Нин неприятным открытием.
  
  – Веду же я вас в безопасное место, где, в случае чего, гарантированно смогу справиться с парой-тройкой практиков Пятого Небесного Уровня.
  
  – Ты сейчас стал ещё более подозрительным и немного жутким, ты в курсе? – нехорошо прищурилась на меня Ся Ю Нин.
  
  – Ну вот, в ответ на мои искренность и доверие ты ранила меня в самое сердце, – патетично вздохнул я, пытаясь отобразить всю скорбь мира. Не очень удачно, потому как, вопреки серьёзности обсуждаемых вопросов, моё подростковое «всё» просто трепетало от такого пристального внимания обожаемой девушки, что не стесняясь заглядывала мне в глаза и вообще приближалась на «опасную дистанцию». Внешне-то я контролировать себя мог, но внутри меня аж плющило, что не очень способствовало правдоподобному изображению скорби. Но я старался, да.
  
  – Вздыхай сколько хочешь, – царственно отмела мои «жалкие оправдания» Вайсс, махнув ручкой и полуприкрыв в жесте превосходства глаза. – Но слова о том, что в том месте ты сможешь справиться с тремя практиками Пятого Небесного Уровня, не добавляют мне спокойствия. Кто гарантирует, что ты не нападёшь на нас, пользуясь таким преимуществом? Вдруг у тебя просто не было яда этой ночью? Ты же не мог знать, что мы придём, вот и не подготовился, – несмотря на серьёзность обвинений, те продолжали излагаться тоном небрежного дружеского разговора, даже этакой пикировки, где дозволено подтрунивать над собеседником, немного выходя за рамки приличия…
  
  – Ю Нин! – правда, как бы это ни выглядело, обвинения были обвинениями, и озвучивались они наследницей Лорда Северной Стражи, что не могло оставить равнодушной мою сестрёнку. Девочки из клана Джао и вовсе лишний раз вздохнуть боялись, уже явно жалея, что ввязались во всё это.
  
  – Ох, ладно! – подняла ладони в защитном жесте платиновая блондинка, поворачиваясь к подруге. – Забудьте о том, что я сказала. Раз Сюен тебе верит, то и я буду, – успокоила меня красавица и тут же поспешила вырваться чуть вперёд, закладывая руки за спину, мол, не смотрите на меня так, я вообще мимо проходила… И вот серьёзно, она прелесть не меньше Сюен, только если моя кареглазая одноклассница стеснительная и тихая милашка, то Ю Нин была озорной безобразницей, и я… Я просто… просто пропадал в её присутствии.
  
  – Хех, Лян Ю, Ю Нин просто шутит, – поспешила утешить меня любимая «младшая сестрёнка».
  
  – Само собой, – улыбаюсь девушке. – Если бы сестрица Ся действительно меня подозревала, то мне бы пришлось защищаться отнюдь не в словесной дуэли, а в самой что ни на есть смертельной, – одетая в красный плащ-халат спина идущей впереди принцессы каким-то неуловимым образом отобразила, что нас слушают с предельным вниманием.
  
  – Братец Ю, не обижайся на Ю Нин, она бывает груба и упряма с людьми время от времени… – карие глаза Сюен трогательно заглядывали мне в душу, со всей очевидностью желая растопить в ней гипотетически успевшие образоваться кристаллики льда.
  
  – О чём ты, сестрёнка? Это же был первый мой разговор с сестрицей Ся, где мы оба были собой и говорили как простые друзья, а не два наследника благородных семей, вынужденные в каждом жесте держаться этикета. Разве я могу обижаться на неё за такой подарок? – я развёл руками, всем видом показывая, что вообще-то самый удачливый парень в этом мире и на моей улице праздник.
  
  Такая постановка вопроса вновь вызвала странные изменения в идеальной спинке Вайсс и прямоте её, Вайсс, шага, но комментариев не последовало, да и Сюен как-то резко заинтересовалась носками своих мягких белых сапожек. Наступила смущённая тишина…
  
  
***
  
  Предложив через некоторое время ускориться, я сделал по лесу небольшую петлю, запутывая следы, после чего направился к ледяной пещере. Ту, между тем, пришлось ещё и поискать, всё же в прошлый раз мы с Мастером Сюэ начинали поиски от Звёздной колонны, а путь от неё к горам отличался от такого же пути из лагеря. Но некоторая задержка роли не сыграла, нам ведь всё равно предстояло подождать проректора около пары часов, так что петлять это время по плато было даже слегка предпочтительней, нежели сидеть на одном месте — меньше шансов быть обнаруженными.
  
  – Ты сюда нас вёл? – заметив полость в скале, осведомилась Ю Нин.
  
  – Да, теперь можно остановиться, – подтвердил я, тут же следуя своему совету и осматриваясь вокруг в поисках следов учителя, но… нет. На ночь глядя он за нами всё-таки не пошёл.
  
  – Не вижу ничего необычного, – тоже завертела головой по сторонам платиновая блондинка.
  
  – Необычное внутри, но лучше не ходите, даже тебе там будет тяжело.
  
  – О? – голубые глазки повернулись к пещере с хорошо заметным огоньком любопытства.
  
  – Молодой мастер, а что мы будем делать, если нас начнут искать? – осторожно привлекла к себе внимание Джао Сю. – Я имею в виду, что наше отсутствие быстро обнаружат, учителя наверняка поднимут панику, а учитель Чу Сянь может воспользоваться предлогом поисков, чтобы что-то сделать.
  
  – Верно, – поддержала её Джао Нин, – что если он соберёт своих подельников и выследит нас? На таком расстоянии от остальных учителей нам ведь даже помочь не смогут.
  
  – Риск действительно есть, но оставаться в лагере, позволяя Чу Сяню назначить себя ответственным за нашу группу, было бы ещё хуже. Как ответственный преподаватель, он бы имел полное право не выпускать нас из виду, а значит — и следить за каждым словом. И инициатива первого хода тоже была бы за ним, а ведь яды бывают не только в еде. Сейчас же наши враги вынуждены будут ломать свои планы, а это неизбежно приведёт к ошибкам с их стороны, – объяснил я свои мотивы тикать из лагеря, пока все ещё заняты и такого хода точно не ожидают.
  
  – Ладно, мы на месте, что дальше? – вопросительно шевельнула в воздухе кистью дочь Лорда Северной Стражи.
  
  – Подождём немного, – наклоняюсь к земле, начиная собирать хворост для костра. – Мастер Сюэ позавчера обмолвился, что собирается наведаться в эту пещеру во время нашей практики. Речь шла о подготовке зала медитации, так что мы не могли разминуться.
  
  – Мастер Сюэ направляется сюда?! – пришла в сильнейшее оживление от новости Ан Сюен. – Но ведь мост разрушен, как он сюда попадёт?
  
  – Мастер — эксперт Седьмого Небесного Уровня, преодолеть ущелье для него не станет проблемой, так что от нас требуется лишь дождаться его прихода, а дальше он возьмёт расследование в свои руки, – продолжал я собирать веточки.
  
  – А что в этой пещере такого особенного, что здесь надо создавать зал медитации? – с интересом наблюдая за моими действиями, наклонила голову вбок Вайсс. – И раз уж на то пошло, откуда ты о ней знаешь?
  
  – Мастер уже водил меня на эту практику пару недель назад, тогда мы и нашли эту пещеру. В её глубине очень велика концентрация ледяной Ци, даже практик Пятого Небесного Уровня там рискует замёрзнуть насмерть, если задержится.
  
  – Так ты хотел одолеть нескольких учителей? Запереть их внутри? – продолжила допрос принцесса.
  
  – Примерно. Если дела пойдут плохо, я заманиваю их внутрь, а ты обрушиваешь свод, замуровывая нас вместе.
  
  – Это шутка? – вылупилась на меня Ю Нин.
  
  – Нет, я предельно серьёзен, – выпрямляюсь, поворачиваясь к девушке, уже держа в руках охапку дров. – Даже не сомневайся, если придётся так сделать. Я уже тренировался в этой пещере — я готов к её холоду.
  
  – Чем ты думаешь, когда говоришь девушке, что готов за неё умереть? Говорить такое, знаешь ли, довольно нагло! – непонятно куда и к чему повела Ю Нин, но я точно должен был стать виноватым. Вот печёнкой чую — должен!
  
  – Ох, меня раскрыли! – патетично закрываю пальцами свободной руки лицо. – Теперь вы знаете мой секрет: Лян Ю — безнадёжный идеалист. Моя жизнь никогда не станет прежней…
  
  – Пф! – спешно зажала себе ротик принцесса Севера. – Пх-ха-ха-ха! – не выдержала душа дракоши, и площадку перед пещерой огласил звонкий девичий смех.
  
  – Братик Ю… Хи-хи-хи… – не отставала от неё Сюен, пряча ротик уже в двух ладошках.
  
  – Мы никому не скажем, молодой Мастер, – поддержали их синхронные смешки девушек клана Джао.
  
  – Зато у меня глаза красивые, вот! – гордо «оставил последнее слово за собой». – И вообще, я занятой человек — мне костёр разводить надо! – после чего, максимально независимо задрав нос, я пошёл к месту нашей прошлой стоянки, где уже была ямка для костра. В спину же мне нёсся ставший ещё более весёлым женский смех.
  
  Некоторое время спустя.
  – Мы пропустили завтрак, так что я добуду нам перекусить, – молодой наследник Тёмной Луны поднялся от разведённого костра, где неторопливо заходились пламенем несколько толстых брёвнышек. – Никуда не уходите, если что-то случится, пусть сестрица Сюен отправит в небо огненный шар.
  
  – Не боишься уходить в лес один? – вздёрнула точёную бровь платиновая блондинка, вольготно привалившаяся к большому валуну.
  
  – Я знаю эти места и далеко отходить не буду, – без тени беспокойства заверил брюнет с фиолетовыми глазами. – На крайний же случай, у меня есть пара фокусов.
  
  – Пожалуйста, будь осторожен, брат Ю, – с видимым беспокойством попросила его Ан Сюен.
  
  – Конечно, – лицо парня осветила мягкая и успокаивающая улыбка, а во взгляде фиолетовых глаз, направленных на наследницу дома Безграничных Небес, промелькнула неподдельная нежность. – Постараюсь вернуться как можно быстрее.
  
  Вскоре белая спина не перестающего её удивлять Лян Ю скрылась за деревьями, и взгляд Ю Нин плавно скользнул на двух вертихвосток, по пути приобретая тяжесть гор.
  
  – Итак… – от ноток, проскользнувших в голосе принцессы Севера, две нахалки из семьи Джао заметно вздрогнули и постарались стать как можно меньше. – Что вы две там говорили об отношениях со своим сюзереном?
  
  Разумеется, Ю Нин прекрасно помнила оба представления, разыгранные этими двумя, и не хуже понимала, что творилось в голове таких аморальных женщин, бесстыдно продающих себя за малейшие выгоды своим кланам. Подыграть им чуть-чуть, чтобы слегка подразнить Сюен и посмотреть на реакцию Лян Ю, было забавно, но сейчас кого-то следовало поставить на место, а то они стали забываться, позволяя себе даже выпады в сторону её подруги.
  
  – Ничего! Совершенно ничего! – проявили дивное единодушие недавние нахалки, вызывая в душе Ю Нин ещё капельку презрения в свой адрес.
  
  Дерзить наследнице дома Безграничных Небес у них духу хватало, и не останавливала их разница ни в статусе семей, ни в личных способностях. Конечно! Ведь дом Безграничных Небес почти втрое слабее Тёмной Луны и ничего не смог бы сделать её вассалам, без начала полноценной войны, в которой не имеет шансов победить. А стоит своё неудовольствие показать ей — дочери Лорда Северной Стражи, как они готовы тут же отказаться от всех слов и намерений, будто и тени гордости не имеют.
  
  – Я так и подумала, – заложила руки за голову платиновая блондинка, откидываясь на валун. – Сами должны понимать, что вы ему не ровня. Признаю, выглядите вы вполне сносно, так что, может быть, Лян Ю и воспользуется вами разок или два, но невесту будет искать из своего круга. С талантом в боевых искусствах и задатками стратега он бесспорно вскоре станет Старшим Наследником Тёмной Луны, а может быть, и сделает карьеру в столице. Таким младшим семьям, как ваша, лучше даже не мечтать о его интересе. Для собственного же блага.
  
  – Вы угрожаете нам, принцесса? – насупившись, всё-таки проявила наличие ростков самоуважения старшая из парочки — Джао Нин.
  
  – Я? – развеселилась платиновая блондинка, даже указав пальцем себе в грудь, как бы спрашивая, не ослышалась ли? – Ха-ха-ха-ха! – свод пещеры огласил заливистый беззлобный смех. – Ох, нет… – отсмеявшись, утёрла капельки влаги, выступившие на глазах, Ю Нин. – Я признаю, что он стал довольно занимательным с нашей прошлой встречи, но я точно не заинтересована в нём! – покровительственно вздёрнула носик леди Ся, больше, само собой, успокаивая Сюен, чем думая о возражении фантазиям этих двух. – Однако, если я не заинтересована, это не значит, что не найдётся других, кто увидит свою выгоду в таком браке. Но если какая-нибудь благородная семья из столицы решит, что вы переходите ей дорогу, то вы обе просто исчезнете. Такова уж наша жестокая жизнь, – пожала она плечами, вновь откидываясь на камень.
  
  Последняя реплика заставила уныло потупиться и притихнуть не только обеих Джао, но и до сих пор слушавшую разговор со стороны наследницу семьи Ан. На самом деле, Ю Нин совершенно не хотела видеть подругу в таком состоянии, но при этом сказала всё так, как сказала, в том числе и для неё. Что из себя представляет наследник Тёмной Луны, до сих пор было совершенно не ясно. Он притворялся добрячком и милым парнем, но Ю Нин точно знала, какие нравы царят во втором по силе клане провинции. Наследников Тёмной Луны с детства учат быть жестокими, не доверять никому и видеть друг в друге только соперников за власть. Лицемерные маски благородства и дружбы на публике — это тоже только часть игры за положение. Лян Ю, конечно, вёл себя нетипично, и принцесса Севера совсем не понимала его в некоторых ситуациях, таких, как обучение Сюен использованию солнечной Ци или объяснение им обеим принципов солнечного исцеления. Такое и собственным детям рассказывают не всегда, и так вот запросто отдавать эти секреты двум посторонним — это или безумие, или непроглядная глупость. Но уж кем-кем, а глупцом Лян Ю точно не был! И это ставило Ю Нин в тупик.
  
  Безумно талантливый, безукоризненно приветливый и дружелюбный, хоть и позволяющий себе невиданную вольность в общении, но совершенно не оскорбляющий этим… Да что там говорить, если его слова о громкости её мыслей и пинке вчера днём она осознала, только когда он уже начал лечить Сюен? «Сестрица Ся, не надо так громко думать о том, как дашь мне пинка за наглость», — это же надо такое придумать! И сестрицей её назвал без спросу, а она и не заметила сразу, и подначил, и слова-то какие выбрал! Думает она громко, надо же! И сегодня тоже — чуть что, и этот Лян Ю мгновенно выворачивался, да ещё и почти что заставляя её саму смутиться и отступить! Наглец! Бесстыдник! Хам!.. Но почему-то это получалось понять, только когда разговор уже закончился, а во время него ей было… весело!
  
  Как давно не было ни с кем… если вообще было хоть с одним парнем.
  
  Вывод из всего этого напрашивался сам собой — наследник Тёмной Луны был опасен. За таким поведением определённо что-то крылось. И совсем не то, что можно было подумать, глядя на его тёплые улыбки и предельно, даже запредельно корректное поведение с Цзянем во время их боя. Любой другой на его месте не преминул бы унизить соперника, растоптать его гордость и сломать репутацию, но Лян Ю поступил по-своему… И не сказать, чтобы хоть в малейшей степени от этого проиграл. Разницу между бойцами не увидел бы только слепой, и только полный дурак не понял бы к концу боя, что с Цзянем просто игрались, милостиво пощадив и позволив уйти на своих ногах, и при этом сам Цзянь становился должником Лян Ю за возможность сохранить репутацию и говорить в будущем о ничьей против Четвёртого Небесного Уровня. Кто-то бы сказал, что такая мягкость — это поведение наивного добрячка, безмерно ценящего семью, но когда от парня именно что требовалось заявить на публику о своей любви к почившему брату, он вновь поступил нетипично и прямым текстом сказал, что и сам бы того прикончил с большим удовольствием, а ещё крайне далёк от слепого непонимания внутренней политики своего клана. Да и всё, что было позже… Он даже не пытался скрыть, на какие тёмные мысли и поступки способен, но всё равно оставлял удивительно стойкое впечатление доброго и милого человека.
  
  Мог ли он намеренно играться с чувствами Сюен? Какие у него планы на неё? О чём он думает, когда делится бесценными секретами уникальных техник? И не выйдет ли так, что, связав свою жизнь с таким человеком, её подруга окажется под ударом? Всё-таки, несмотря на статус Старшей Семьи, дом Безграничных Небес не так уж далеко ушёл от тех же Джао, и любая семья, в чьём составе есть практики даже не Девятого, а Восьмого Небесного Уровня, без труда его уничтожит.
  
  – Ладненько! – резко хлопнула по коленям голубоглазая девушка, когда молчание затянулось. – Вы последите за костром, а мы с Сюен пока прогуляемся.
  
  – Что?.. Куда? – первой удивлённо захлопала глазками её подруга.
  
  – Внутрь пещеры, конечно же, – уже поднялась на ноги Ю Нин. – Хочу сама посмотреть, что в ней такого особенного.
  
  – Но ведь Лян Ю говорил, что туда опасно заходить, – попыталась урезонить её Сюен, хоть и тоже уже встала.
  
  – Ох, будет тебе, – поморщилась принцесса, на миг возводя очи к своду пещеры. – Я же Дракон Пятого Уровня. А если встретим что-то подозрительное — сразу вернёмся. Не переживай, я пойду впереди, – и, не дожидаясь дальнейших возражений, Ю Нин развернулась и пошла вглубь скрытого тенью прохода.
  
  Подруга догнала её уже через несколько шагов, ещё до того, как они вышли из пятна света, даваемого костром, но мысли платиновой блондинки уже были заняты немного другим. Раньше она этого не замечала, но, если приглядеться, пещера была довольно ровной. Следов того, что её обрабатывали люди, видно не было, но и пол, и стены были слишком гладкими для естественной полости. Особенно пол, который хоть и был засыпан мелким гравием и более крупными валунами, но при этом не имел перепадов высоты и крупных выбоин. Резких выступов в стенах тоже не было, своды не нависали ломаными линиями, и, на самом деле, это было странно.
  
  – А эта пещера глубокая… – поделилась она с Сюен, когда спустя несколько плавных поворотов свет костра окончательно потерялся за их спинами.
  
  – И здесь довольно холодно, – зябко натирая себе плечи, добавила её подруга.
  
  – Хм… – Ся Ю Нин тоже начала чувствовать лёгкую свежесть на лице, но пока не могла сказать, что та сильно отличается от того, что должно ощущаться в обычном промозглом подземелье.
  
  – Сестрица Ся, – спустя ещё несколько шагов робко позвала её Сюен.
  
  – Что? – темнота не была большой проблемой для глаз практика Пятого Небесного Уровня, так что разглядеть печальное выражение на лице лучшей подруги, обернувшись к той, Ю Нин могла прекрасно.
  
  – Ты правда думаешь, что мне не стоит думать о Лян Ю? – не поднимая глаз от пола, тихо спросила русоволосая дочь дома Безграничных Небес.
  
  – Я такого не говорила! – повысила голос платиновая блондинка, стремясь резкостью и долей возмущения взбодрить поникшую спутницу. – Но если хочешь знать моё мнение, то этот парень точно задумал что-то нехорошее!
  
  – Не говори так! – действительно взбодрилась Сюен, от прилива чувств тоже повысив голос. – Братец Ю очень добрый и отзывчивый! Он даже помог Е Синхэ, который простолюдин, на вступительном испытании, когда учителя уже почти решили его выгнать! Оказалось, что тот просто переволновался, а на самом деле имеет талант четырёх кристаллов, но слова поддержки ему подошёл сказать только брат Ю! И на уроках он всегда поддерживает нас, хотя и занимается больше всех! Но всегда находит время пригласить меня на чай и выслушать! А ещё он просто так подарил нам Экстракт Холодного Снега и упросил Мастера Сюэ подобрать методы для лучшей культивации с ним, и ещё!..
  
  – Охо-хо! Как завелась моя младшая сестрёнка! – вклинилась в монолог девушка, восторженно разглядывая раскрасневшееся и принявшее воинственное выражение лицо вечно тихой и стеснительной подруги.
  
  – Ч-что?.. – начала осознавать свою вспышку (и как та выглядела со стороны) Сюен, медленно впадая в панику.
  
  – Вот ты и призналась в том, что он тебе нравится! – с видом победителя посмотрела на неё принцесса Севера. – Призналась в этом! И не говори, что нет!
  
  – Я… я… – карие глаза темноволосой забегали по полу в поисках спасения. – Й-я сразу сказала! Ещё когда спросила о твоём мнении! – перешла она в атаку. – Не делай вид, что поймала меня! Ты вообще разрешила этим двум Джао пойти с нами! Лучшие подруги так не поступают!
  
  – Чего? – притворно возмутилась уже сама голубоглазая блондинка. – И это говорит мне та, кто весь прошлый день врала в глаза лучшей подруге?! Ты должна была мне всё рассказать в первую очередь! Вместо этого ты от меня бегала! И ты смеешь меня обвинять?!
  
  – Это… не так! – смутилась Сюен.
  
  – Это так! – непреклонно отрезала Ю Нин, триумфальным жестом складывая руки на груди.
  
  – … – в пещере повисла тишина. Наследница семьи Ан не знала, что ответить, и постепенно возвращалась к тем невесёлым мыслям, с которых начался этот разговор, что хорошо было видно по её лицу.
  
  – Эй, ты чего? – поняла, что, возможно, переборщила, дочь Лорда Северной Стражи. – Ну же, не обижайся. Раз такое дело, давай просто забудем об этом, хорошо?
  
  – Думаешь, когда мы выпустимся из Академии Небесной Звезды, он на меня даже не посмотрит? – почти шёпотом спросила Сюен, глядя в одну точку на полу.
  
  – Да ладно… – повесила плечи платиновая блондинка, вытаращившись на подругу и даже слегка ссутулившись от чувств. – Ты не можешь быть им так очарована. Сюен, он же просто парень. Ну да, симпатичный и талантливый, но таких ведь полно.
  
  – Ты много знаешь парней, которые могут изобрести свою собственную технику развития и переделать приём из чужого боевого искусства под себя? – зябко поведя плечами, возразили ей, так и не подняв взгляда.
  
  – Ну-у… ладно, признаю, Лян Ю немного отличается от других, – неохотно пошла на попятную голубоглазая. – Но это не отменяет остального! Я не могу понять его мотивов, и его поведение временами очень странное. Слушая его выводы по смерти Цзяня, я понимаю, что и сама обратила бы внимание на многие детали, найдя их подозрительными, но он сделал это так быстро, что возникает ощущение, будто он сам не раз обдумывал, как сотворить что-то подобное! Его способности тоже необъяснимы. И при этом он так легко раскрывает свои секреты тебе и мне! Как я могу доверять кому-то настолько… загадочному? – чуть замешкалась, подбирая подходящее слово, девушка. И только уже сказав, с удивлением поняла, что выбранное ей определение не очень-то и негативное. Скорее уж наоборот.
  
  – Ты же говорила, что будешь ему верить, – нахохлившаяся Сюен посмотрела на неё с осуждением.
  
  – Ой, ну хватит, ты поняла, о чём я! – недовольно махнула рукой принцесса Ся.
  
  – … – русоволосая промолчала, опять начиная погружаться в уныние.
  
  – Ну ладно, чего ты хочешь? – сдалась дочь Лорда Северной Стражи. – Я сама плохо знаю Лян Ю, мы встречались-то всего раз или два на официальных приёмах, и каждый раз он только и делал, что улыбался, как очередной идиот, который хочет мне понравиться. Я и правда не знаю, что о нём думать. Я хотела посмотреть, как он будет себя вести с этими двумя Джао и не окажется ли это в точности как и с тобой, но кроме обычной вежливости, он к ним ничего не проявил, а когда смотрит на тебя, такое ощущение, что сейчас руки распускать начнёт. Он, кстати, их не распускал? – с живейшим интересом подалась вперёд девушка, выискивая малейшие признаки возможного проступка парня на лице подруги.
  
  – Нет! Я же говорила — мы только один раз держались за руки!.. И он правда на меня так смотрит? – на два тона ниже робко переспросила леди Ан, с надеждой вглядываясь в глаза Северной принцессы.
  
  – … Как всё плохо… – прокомментировала этот вид та, но, когда на лице наследницы дома Безграничных Небес начала проступать обида, быстро сменила тему: – Да-да, он так смотрит. Того и гляди схватит и потащит в кусты, – развернувшись в конец пещеры, вновь зашагала в темноту девушка, для выразительности своей позиции высоко поднимая ноги и громко впечатывая пятки в пол.
  
  – Ю Нин! – донёсся сзади возмущённый писк.
  
  – Не отставай! – независимо ответила та, лишь прибавив шагу.
  
  Все эти разговоры о сердечных делах заставили светловолосую почувствовать себя немного уязвлённой. Она не знала, откуда это чувство, но продолжать обсуждать Лян Ю больше не хотела. К тому же понять Сюен было можно. С одной стороны, Тёмная Луна была слабее семьи Сотни Миль, но всё ещё заметно сильнее дома Безграничных Небес, если же Лян Ю и дальше продолжит показывать такие удивительные успехи, то перспектива брака с ним может стать предпочтительнее нынешнего брачного договора, которым так дорожит отец её подруги. Клан Сотни Миль всё-таки далёк от Таньцзуна и пусть кажется сильным, но в своих землях у него хватает соперников, а значит, направить крупные силы на помощь дому Безграничных Небес всё равно не сможет. Другое дело — Тёмная Луна, вступив в союз с которой, семья Ан не только избавится от сильнейшего соперника в регионе, но и кратно увеличит своё влияние в окрестных землях…
  
  Поняв, что она вновь думает о Лян Ю и даже представляет, как может проходить их свадьба с Сюен, Ю Нин раздражённо мотнула головой. Она пришла сюда разгадывать загадку пещеры, а не думать о каких-то глупостях!
  
  Так, погружённая в свои мысли и эмоции, девушка не сразу обратила внимание на то, что вокруг стало намного холоднее, чем раньше. Только когда при очередной повороте мышцы ног как-то протестующе заныли от необходимости сократиться чуть иначе, нежели в предыдущих однотипных шагах. Стоило обратить на это внимание, как резко стали чувствоваться озябшие пальцы, пробивающий сквозь тонкую подошву сапог холод каменного пола, ледяной воздух, обжигающий горло при вдохе…
  
  «Дрожь пробирает», – с изумлением поняла голубоглазая блондинка, чувствуя, что холодный воздух пещеры давно проник под плотный халат и костюм из кожи чёрного дракона под ним. С каждым следующим шагом ощущения становились только яснее, и даже горячая Ци, растекающаяся от живота вверх по груди, не спасала от начавшего щипать кожу лица мороза. – «Чем дальше я иду, тем холоднее становится…»
  
  – Сюен, – остановившись на половине шага и озабоченно поджав губы, принцесса Северной Стражи обернулась к подруге.
  
  – В-всё в порядке, Ю Нин, – дрожа как осиновый лист и обхватив себя за плечи, полушёпотом заверила её та, пытаясь уверенно и ободряюще улыбнуться, – я справлюсь… – тело наследницы семьи Ан окружала тонкая золотистая плёнка уже знакомой солнечной Ци, и пусть она согнулась почти по пояс, но в глазах и улыбке читались какое-то торжество и даже гордость.
  
  – Уверена? Теперь даже мне стало холодно…
  
  – Да, – Ан Сюен решительно кивнула, хоть и продолжала дрожать. – Если братик Ю справился, то и я должна, иначе мне его никогда не догнать, – сжав губы в тонкую линию, кареглазая последовательница искусства огня продолжила шагать вперёд, равняясь с Ю Нин и явно не намереваясь останавливаться.
  
  – Верно! – отбросила сомнения дочь Лорда Северной Стражи, воодушевлённая стойкостью подруги, и, разумеется, не позволяя ей стать лидером движения, вновь шагнула вперёд. – Мы не можем отступить, уже столько пройдя! Я не проиграю какому-то наследнику Тёмной Луны, который даже не на Пятом Небесном Уровне! – ещё сильнее распаляя себя, оскалилась холоду в лицо девушка, крепко сжимая кулаки.
  
  Правильный настрой и впрямь придал сил, и Ю Нин начала постепенно переставать чувствовать холод. Пальцы немного побаливали, но это было терпимо — она была уверена, что справится! Ещё немного, всего несколько десятков шагов, и они дойдут до конца, а потом можно будет быстро вернуться к костру и отогреться. И никакой жалкий холод не заставит её отступить!
  
  Голубоватый свет, льющийся из конца тоннеля, открылся внезапно, и, не чувствуя ног, Ся Ю Нин ещё немного прибавила шагу, даже используя Ци для ускорения. Усыпанная красивыми ледяными кристаллами пещера распахнулась перед ними в мгновение ока, дохнув в лицо белым туманом и запахом влаги.
  
  – Сюен, смотри! Огромное тайное помещение! Тут даже подземное озеро есть! – пересиливая внезапно накатившую, но сейчас совершенно не важную трясучку в голосе, воодушевлённо позвала блондинка, бегая взглядом по пещере.
  
  – К-красиво… – через пару секунд согласились сзади, и… то, каким тоном это было сказано, мгновенно отрезвило Ю Нин.
  
  Обернувшись, голубоглазая в ужасе увидела, как её лучшая подруга стоит с расфокусированным взглядом, а её тело прямо на глазах покрывает иней, в то время как защитная аура солнечной Ци совершенно исчезла.
  
  – Сюен! – в долю секунды принцесса Севера оказалась рядом и заключила названную сестру в объятия.
  
  – Всё хорошо, Ю Нин, мы дошли… – невесомый шёпот сорвался с растянувшихся в улыбке губ кареглазой. В сочетании с невидящим взглядом и обстановкой, эта улыбка откровенно наводила жути. – У меня получилось…
  
  «Плохо дело! Она холодная, как камень!» – щупая открытые плечи подруги и стряхивая с них изморозь, сжала зубы принцесса. – «Такими темпами она скоро замёрзнет насмерть!»
  
  Вот только попытка потащить Сюен к выходу привела лишь к тому, что та начала заваливаться на пол, не в силах удержать равновесие, а Ю Нин с новым приступом паники обнаружила, что, несмотря ни на какой Пятый Небесный Уровень, не может ту удержать. Ноги подломились, отказываясь держать свою хозяйку, весь игнорируемый до этого холод навалился с утроенной силой, одним решительным напором сминая остатки незаметно израсходованных сил девушки, и она рухнула на колени рядом с бессильно повалившейся и, похоже, уже теряющей сознание наследницей дома Безграничных Небес.
  
  – Как такое могло произойти?.. – сквозь не попадающие друг на друга зубы выдохнула Ю Нин, наблюдая, как пар изо рта мгновенно обращается ледяной взвесью.
  
  Сил совсем не осталось, Ци отказывалась шевелиться, конечности не слушались, сведённые охватившей всё тело колотящей дрожью. Ледяная Ци, она была повсюду — в каждом камне, в каждом вдохе, и она вымывала их силы всю дорогу по пещере. Мягко, незаметно… Пользуясь тем, что они так беспечно болтали, вместо того чтобы быть бдительными! Тем, что она развлекалась — захотела утолить любопытство и потащила за собой названную сестру, хотя знала, что эта пещера опасна даже для Пятого Небесного Уровня. Просто отказалась слышать предупреждение Лян Ю!
  
  – Сюен, ты вправе винить меня за всё это. Я виновата! – из голубых глаз выступили слёзы, тут же обернувшиеся кристалликами льда. – Так холодно!.. – хотелось крикнуть, дозваться помощи, но голос подвёл, и начинал подводить разум. – Сложно держаться… – вдох, выдох. – Так холодно… – вдох, выдох. – Хочется спать… – вдох, выдох. – Хочется прилечь… – вдох… – Я не могу двигаться…
  
  «Холодно… так холодно…» – боль в конечностях и колотящая дрожь сводили с ума. – «Моё сознание в тумане… Не могу ничего придумать…»
  
  Перед глазами помимо воли закрутились воспоминания. Мама и папа… Детские тренировки под их присмотром. Тяжёлые, сложные, но счастливые… Тёплая папина улыбка в короткие усы… Навсегда пропавшая вместе с внезапной смертью мамы… Его холодность и отстранённость, начавшиеся тогда и длящиеся до сих пор… Встреча с маленькой семилетней Сюен, как-то раз прибывшей вместе со своим отцом во дворец Лорда Северной Стражи… Новые счастье и радость, которые не могло омрачить даже холодное отношение отца… Ещё более усердные тренировки, и… Лян Ю…
  
  «Он очень хитрый и дерзкий…» – мысли шевелились с огромным трудом и, казалось, без всякого участия воли. – «Посмел назвать меня сестрицей без дозволения и ставить в неловкое положение перед Сюен… Но, не знаю почему, сейчас… перед лицом смерти, я счастлива, что встретила его…» – холод уже не чувствовался. Ничего не чувствовалось… Только образы и эмоции, текущие будто сами по себе, лишь постфактум облачающиеся в пустые и почти лишённые смысла слова, когда породившие их образ и эмоция уже перегорели. – «Он не такой плохой, каким мне казался… но, похоже, ему нравится Сюен. Не важно. Это конец. Я умру здесь, вместе с подругой. По собственной глупости… А ведь у меня осталось ещё столько не сделанных вещей. Я ведь ещё даже никогда не влюблялась…»
  
  Неожиданно, почти застывшие, замёрзшие мысли словно подёрнула волна тепла. Рядом… совсем рядом было что-то тёплое и… светлое.
  
  «Что это?..» – сознание вздрогнуло от внешнего толчка, заторможенно фокусируясь на его источнике. Ярком, тёплом… Словно укутывающем в оделяло из золотого света. – «Похоже на солнце… Такое тёплое…» – сжимающие сердце ледяные тиски отступили, наполняя всё существо Ю Нин непередаваемым трепетом почти детской надежды. – «Оно близко…» – всей душой потянулась вперёд девушка. – «Я должна… должна подобраться ближе…» – безумное, последнее усилие на самых каплях оставшейся воли, и золотое солнце замерло в объятьях, омывая тело блаженным теплом и прогоняя терзающие его когти ледяной стужи. – «Искупаться в тепле… согреть Сюен…» – выдало последние мысли измученное сознание и провалилось в сладкое, согревающее небытие…
  
  
Глава 7
  
  Те же время и место. Лян Ю.
  Сердце бешено колотилось, а солнечная составляющая моей Ци широким потоком утекала с рук, спеша вымыть из неподвижных тел девочек поразившую их стужу. Ещё бы десяток минут — жалкий десяток минут, — и Сюен я бы не откачал. У неё уже кровь просто замерзала в жилах, да и Ю Нин обморозила себе всё, что только могла. И винить в случившемся было некого. Вернее, был один конкретный дебил, которому мозги явно отшибло на почве желания распушить хвост перед девчонками. Всё продумал, всё просчитал, буквально закрыл квест «Не убиться об террористов» в первый же день — молодец, красавчик. А то, что ты просто взял и запретил девушке-подросту что-то делать… Будучи, по сути, таким же подростком… Ну кто бы мог подумать, что что-то может пойти не так?! Особенно если учитывать, что запрещал ты это принцессе, что стоит рангом повыше даже главы твоего клана!
  
  Боги… как можно было так протупить? Пусть я знаю, что они обе умницы и разумницы, но они же ещё дети! И плевать, что на год старше моего тела, восемнадцать лет — это тоже ещё ребёнок, у которого гормоны в попе играют и жажда приключений напрочь отбивает инстинкт самосохранения!
  
  – Дурочки маленькие… – полностью пропитав Ци их тела, осторожно подтаскиваю Ан Сюен к своим коленям, на которые рухнул у их покрытых коркой льда тел, спеша оказать помощь.
  
  Контролировать циркуляцию Ци в своём теле, отделять от неё нужный спектр энергии и посылать тот в два разных направления, запуская циркулировать по чужим меридианам, в две независимые друг от друга петли, было чертовски сложно и само по себе, а уж не потерять концентрацию, одной рукой двигая безвольное тело девушки одного со мной роста… Но… надо. Хотя бы голову её положить на колени, а не на пропитанный ледяной Ци камень. Уберечь мозг — самое важное! Только бы она его уже не переохладила…
  
  – На кой чёрт вы вообще так далеко залезли-то? – кое-как устроив Сюен, кладу руку ей на голову, закрывая посиневшее, хоть и начавшее уже принимать более нормальный цвет ушко. – Тут же всё ещё на полпути ясно… – перевожу взгляд на Ю Нин, что сама вцепилась в меня, как обезьянка, обхватив торс руками, едва я начал вливать в неё силу.
  
  Встревоженно-беспомощное личико, полуприкрытое сбившейся платинового цвета чёлкой, не ответило, продолжая вжиматься щекой мне чуть выше живота, заодно вынуждая придерживать тело девушки за бок, чтобы хоть как-то компенсировать неудобство её позы.
  
  Выглядела в этот момент девочка настолько мило и трогательно, что у меня даже заставить себя мыслить о ней плохо не получалось. Я и так-то не мог на неё злиться за эту авантюру — и слишком испугался за них, когда узнал у Джао Нин и Джао Сю, куда те направились, и слишком хорошо понимал, что сам во всём виноват, но… Вот так вот, когда она прижалась ко мне во сне всем телом, как маленький ребёнок, ищущий заботы и защиты…
  
  Боги, как же хорошо, что те две девицы из клана Джао, едва я показался из лесу, сразу же просветили, куда направились эти горе-искательницы приключений, а не начали светскую беседу или новую попытку меня заарканить! А то ведь я мог бы посчитать, что им до кустиков приспичило или ещё чего, и беспокоиться бы начал, лишь когда стало бы слишком поздно.
  
  Вот как? Как они могли не заметить такую концентрацию ледяной Ци, особенно зная, что надо искать?!
  
  Даже думать не хочу о том, что бы случилось, опоздай я сюда… Не хочу! Но перед глазами всё равно встают образы возможных последствий, один отвратительнее другого. Это ведь я бы их тогда убил. Пусть формально я был бы не виноват, но по факту нёс бы полную ответственность, как тот, кто показал им эту пещеру, привёл сюда, а сам бросил в самый ответственный момент.
  
  Только вот… Только вот мысли о том, как меня после этого казнят по приказу Лорда Северной Стражи, вообще ничего в душе не задевали. Ни одной струнки. Зато вид двух обнявшихся тел, на которые намерзает корка льда… Вид, что я застал в пещере, едва вбежал сюда на всей скорости… от него сердце до сих пор ходило ходуном, живот сводило от ужаса, а кровь буквально горела от сходящей с ума Ци.
  
  Ледяная энергия пещеры втягивалась в кожу со скоростью, порождающей даже небольшой ветер, но не могла унять изливающийся из даньтяня жар. От волнения меня колотило и бросало в пот, но наружу всё равно текла только солнечная Ци, остальная же… переплавлялась до нужного спектра и тоже спешила занять своё место в исцелении девочек. Мир для меня сузился до двух точек — двух лиц, что я видел перед собой, и ничего не имело сейчас значения, кроме того, чтобы исторгнуть ледяную Ци, восстановить обмороженные ткани, вернуть в норму кровоток, нормализовать дыхание, закрыть от окружающей среды…
  
  Не знаю, как долго это продолжалось — равно как первые судорожные самобичевания перешли на невозможность даже пожелать отшлёпать Ан Сюен и Ся Ю Нин за недальновидность, а те скользнули на возможные последствия, закончив возвращением к страху за их жизнь и страху их потерять, так и здесь сознание само собой погрузилось в глубокое медитативное состояние, занятое лишь тем, чтобы повторять одни и те же действия по управлению магической энергией. Меня не беспокоил холод пещеры — мороз, вцепившийся в моё нутро, был от нервов, а не ледяной Ци. Камень пола, впившийся в колени, вообще выпал из восприятия. Полумрак и тишина — ничего из этого не доставляло дискомфорта. Я потерял счёт времени, вернувшись в реальность, лишь когда моего слуха коснулся слабый звук чужого голоса.
  
  – Ух… – слабо простонала Ю Нин, слегка ослабляя железную хватку вокруг моего торса. – Уа-а… – сладкий зевок со слёзками в уголках глаз перетёк в попытку эти глазки протереть, для чего правая рука девушки перекочевала с моей спины ближе к животу, и только после этого Вайсс вяло проморгалась, растирая щёчку кулачком. – Уже утро? Я что, заснула? – голубые глаза попытались сонно обозреть окружающий мир, но закономерно наткнулись на вид моих груди и лица, к которым и были повёрнуты.
  
  – Привет, – да, знаю, что титул «Мистер Оригинальность» мне не светит, но что-то же я должен был сказать?
  
  – … Йяа-а! – «Шлёп!», «шурх-шурх-шурх». – Ты!.. Ты!.. Ты что со мной делал?! – принцесса сдавленно взвизгнула, залепила мне пощёчину и спиной вперёд отползла подальше, панически закрывая руками грудь.
  
  – Эм… – я невольно потёр слегка саднящую челюсть освободившейся от поддержания девушки рукой. Даже нанося удар из такого неудобного положения, принцесса заставила ту онеметь. – Полагаю, спасал от смерти.
  
  – А? – лазурные очи красавицы округлились, и в них начало отражаться подключение логов о предшествующих пробуждению событиях, после чего растерянная блондинка опустила взгляд на Ан Сюен, продолжавшую сладко сопеть в две дырочки, лёжа щекой у меня на коленях.
  
  – Не стоит благодарности, – сконцентрировавшись на собственном исцелении, я убрал дискомфорт из пострадавшей части лица.
  
  – Ты заслужил эту пощёчину! – заметив мои действия, вспыхнула румянцем смущения девушка, разумеется, тут же перейдя в атаку. – Я была удивлена, проснувшись в такой близости к парню! В том, что, находясь на грани обморока, я тебя обняла, нет твоей вины, но вот не делай из себя невинного — когда я проснулась, ты обнимал меня!
  
  Вот надо ей по заднице надавать, надо! Но… это вот её смущённо-негодующее выражение лица девушки, отстаивающей свою честь… Тут даже возразить не получается. Эх… Поздравляю, Лян Ю, ты — подкаблучник.
  
  – Раз уж ты очнулась, давай выбираться отсюда, – делаю вид, что мне вообще ничего только что не сказали и я весь такой начинаю разговор с чистого листа.
  
  – Что, даже отрицать не будешь? – удивилась девушка, после чего пришла к «гениальному» выводу: – Ты… Ты сделал что-то непристойное, не так ли?! – на личике Вайсс отразился истинный ужас, и от меня вновь попытались спрятать грудь и всё-всё-всё.
  
  – Когда бы я успел? – уже просто не зная, как реагировать, с тоской в глазах поймал я её взгляд.
  
  – Не знаю! Но ты точно делал что-то нехорошее! Ты трогал нас, лапал! Ты, возможно, хорошо провёл время с нами! Ты думал, что не заплатишь за это? У тебя нет совести! Ты должен столкнуться с последствиями своих действий!
  
  – Ты фантазируешь или осуждаешь? – я серьёзно не знал! Она так потешно раскраснелась и паниковала, а ещё явно понимала, что несёт какую-то пургу, но не могла остановиться, ибо стыдно-неловко, что огромными буквами читалось на её лице… В общем… В общем, я совершенно не знал, что делать.
  
  – Ах ты… Хам! – ещё сильнее приблизилась цветом лица к цвету своего халата Ю Нин, возмущённо сжимая кулачки, но не спеша переходить к новому раунду рукоприкладства.
  
  – Сестрица Ся, – улыбка вновь появилась на моём лице, но я постарался её задавить, – я ничего такого не делал. Я нашёл вас уже начавшими покрываться коркой льда и сразу приступил к лечению. Ты сама меня обняла, когда я присел рядом и начал вливать в тебя солнечную Ци. Всё, что я себе позволил — это придержать тебя за левый бок той же рукой, которой вливал целебную Ци, чтобы ты не напрягала позвоночник. Прости меня за это неразрешённое прикосновение, если пожелаешь, можешь ещё раз меня за него ударить, но сейчас, пожалуйста, давай выберемся отсюда.
  
  – Кмхмп! – издав невнятный звук, надулась Вайсс, но возражать не спешила.
  
  Какому-нибудь жителю Земли из двадцать первого века могло показаться, что я слишком прогнулся под истерику девчонки, но это было не так. Во-первых, прикосновения к благородной леди — в местном обществе вопрос довольно специфический и реально важный. По-хорошему, даже отец не должен касаться дочери старше определённого возраста без её разрешения, а уж посторонние мужчины — тем более. Причём чем выше положение семьи, тем острее воспринимается эта тема, ибо светская жизнь и слежка за каждым жестом, из которых делаются далекоидущие выводы и рождаются самые замысловатые слухи, способные очень быстро распространиться и хорошенько отравить жизнь. Конечно, боевые искусства вносят свои коррективы, и личные отношения тоже много значат, но вот так, в мирной обстановке, взять за талию девушку, а то и потрогать её, когда она спит — это очень бестактное поведение, воспринимаемое обществом буквально как сексуальное домогательство. Собственно, даже взять девушку за руку не каждому жениху и брату позволительно, отчего Сюен в той нашей тренировке с солнечной Ци и краснела до ушей. И хотя у нас тут была далеко не мирная обстановка, само острое отношение девушки к этому вопросу вполне естественно и понятно — её так воспитывали всю жизнь. Ну а во-вторых, Ся Ю Нин — это, на секундочку, настоящая принцесса, один из титулов её отца — буквально «Король Севера», а у нас тут восточный деспотизм, помноженный на средневековые нравы, а ни разу не толерантная Европа конца двадцатого века, и простого человека за попытку её коснуться зарежут на месте вообще без вопросов. Так что даже наследнику Тёмной Луны тут лучше не выпендриваться и не эскалировать конфликт, тем более в той ситуации, когда и самой девушке он не нужен, и она просто сбрасывает стресс после пребывания на грани жизни и смерти.
  
  – Уф… – прерывая наш и без того затихший диалог, подала признак возвращения в сознание и Ан Сюен, шевельнувшись у меня на коленях.
  
  – Забудь о том, что случилось только что! – сделав «страшные» глаза, зашипела на меня Вайсс, подаваясь ближе. – Только попробуй рассказать об этом Ан Сюен, и, поверь, ты заплатишь сполна! – свирепый дракончик изобразил угрожающий взгляд… Хотя кого я обманываю? Дракон был на грани паники от смущения перспективой предстать в таком неловком виде перед подругой, и мольбы в его взгляде не заметил бы только слепой.
  
  – Уа-а!.. – зевнула моя младшая сестрёнка, всё ещё окутанная золотистой плёнкой солнечной Ци. – О чём вы вдвоём говорили, что мне рассказать нельзя? – вяло приняла она сидячее положение, неосознанно скидывая мою руку с головы, отчего мне пришлось оперативно опускать ту ей на ладошку, чтобы не прекращать подпитку.
  
  – Ой… – пискнула Ю Нин, поняв, что её попытку спалили. – Эм… Я… Ничего такого! – в судорожной попытке спастись отгородилась она ладошками.
  
  – Сестрица Ся просто не хотела признаваться, как сильно за тебя испугалась и переживала во время лечения. Это было очень трогательно, но раз она просит, я не могу тебе рассказать подробностей, – как самый джентльмен, спешу разрешить «недоразумение».
  
  – Что, правда? – доверчиво взглянув мне в глаза, переспросила русоволосая девушка.
  
  – Конечно, разве я стал бы врать своей любимой сестрёнке? – затылком чувствуя сверлящий взгляд платиновой блондинки, заверил я.
  
  – Ну раз так… – тут кареглазая дочь семьи Ан заметила, что я держу её за руку. – Д-даже не знаю, что сказать… с-спасибо вам огромное!
  
  – Ты можешь встать? – демонстративно не замечаю, как её щёки наливаются краской.
  
  – Да, я… – Сюен более осознанно взглянула на сияние покрова моей солнечной Ци вокруг своего тела, а потом обежала глазами пещеру с ледяными кристаллами на стенах. – Кажется, я в порядке… – почему-то разом погрустнела она.
  
  – Лян Ю, как ты смог нас спасти? – заметив это изменение в подруге, стала серьёзней и Ю Нин, заодно зябко взявшись ладонями за плечи. Видно, стоило накалу страстей схлынуть, как холод этого места вновь начал пронимать даже Пятый Небесный Уровень.
  
  – Что? – уже начав помогать своей кареглазой однокласснице встать, оборачиваюсь к блондинке.
  
  – Мы почти околели, только дойдя сюда, а ты не только пришёл, но и смог помочь нам. И сейчас ты делишься своей Ци с Сюен, но твоё тело ей не закрыто, – указала на отсутствие золотистой ауры вокруг меня принцесса. – И я хочу знать, как это возможно? Ты точно только на Четвёртом Небесном Уровне? – лазурные глаза смотрели на меня с подозрением и требованием, а ещё капелькой опаски и искреннего непонимания. И во взгляде моей названной младшей сестрёнки тоже читались похожие чувства, хотя и совсем без требования отвечать.
  
  – Да, я на Четвёртом Небесном Уровне, – пожимаю плечами, разрывая зрительный контакт с девушкой. – Просто солнечная Ци — не единственная, которую я смог слить со своим даньтянем, – моя свободная рука поднялась, и под ошарашенными взглядами красавиц вокруг её ладони сгустилась холодная синяя аура. – Это было сложно. Я чуть не умер. Но теперь ледяная Ци для меня — это просто сила, которую я могу использовать.
  
  – Но ты же практик Боевых Искусств Огня! Я видела! Ты использовал огонь! Сюен, он же использовал огонь?! – не на шутку возбудилась Вайсс. И-и-и… как бы да, она была права, ибо нормальный практик огня ничего так не боится, как ледяной Ци, так как это буквально антипод его силе.
  
  – Да, я практик Боевых Искусств Огня, – синяя аура сменилась языками алого пламени. – Просто у меня… много идей. И мечта — освоить все техники мира, – да, я очень скромный… завидный жених. Самый завидный жених этой страны! Ну же, принцесса, осознай это!
  
  Ответом мне была тишина.
  
  Вязкая такая тишина, концентрированная. Моськи девочек, с которыми они смотрели на пламя над моей рукой, если что и отражали, то исключительно процесс загрузки процессора.
  
  Но вот Вайсс чуть ёжится от всё сильнее и сильнее одолевающего её холода, и происходит сбой загрузки, после чего девушка делает «бр-р-р!» и ёжится уже основательней, начиная растирать озябшие руки.
  
  – Пойдёмте, – гашу пламя на руке и уверенней сжимаю второй ладошку Сюен. – Чем быстрее мы вернёмся к костру и поедим, тем лучше.
  
  Возражений не последовало, и обе красавицы всё так же молча согласились, без вопросов и возражений направившись к выходу вместе со мной, едва я сделал первый шаг. По-хорошему, надо было бы мне поделиться солнечной Ци и с Ю Нин, но гордая дракоша, как специально, с самого начала движения, во-первых, шла чуть впереди, а во-вторых, смотрела исключительно в другую сторону, не давая возможности даже жестами ей что-то предложить, а звать голосом и вслух предлагать дочери хозяина Тяньцзуна и всей северной провинции Империи Чжоу подержаться за ручки… Что-то мне подсказывало, что это не лучшая идея. Ну… в ракурсе её поведения сразу после пробуждения. Особенно в ракурсе этого поведения… Которое было не так уж давно… совсем недавно, если начистоту.
  
  – Лян Ю! – прервал мои мысли решительный оклик девушки, о которой и были мои мысли. – Ты не должен выделять только одну из нас! – не терпящим возражения тоном потребовала Вайсс, замирая чуть впереди со сложенными на груди руками.
  
  – Что? – признаюсь, возможно, я слишком задумался, но вот совсем не уловил полёта её мысли.
  
  – Я очнулась первой, – развернулась к нам Ю Нин, являя лицом эталон суровой и неприступной принцессы, – так что, пока мы разговаривали, я замёрзла. Боюсь, я скоро превращусь ледышку! Поспеши и дай мне немного силы солнца!
  
  – Эм… – кажется, теперь пришла очередь мне прогружать процессор. – Хорошо, – окутываю свободную руку золотистой Ци и протягиваю красавице.
  
  – Хм, – при взгляде на мою ладонь маска неприступности на лице Вайсс треснула, наглядно доказывая, что мои опасения были небеспочвенны и кабы предложил это я, ещё не факт, что предложение бы приняли. Вот без шуток — она так на мою ладонь смотрела, словно я ей пачку презервативов протягивал… или ещё чего… из специальных… женских… игрушек. – Вот и хорошо! – решительно сжав губки, всё же схватилась за мои пальцы Ю Нин, тут же пытаясь показать всем видом, какая она независимая и вообще…
  
  Боги, она такая милашка… Лян Ю, держи, держи лицо! Нельзя трескаться рожей в такие моменты! Терпи! Терпи, мужик! Ты сможешь! Вспомни о китайской поэзии! О силе воли! Да, точно! Духовность! Культивация! У тебя нет времени на чувства, ты должен культивировать! Ну хотя бы силу воли…
  
  В самовнушении подобной мантрой прошёл практически весь обратный путь. Возможно, девочки тоже внушали себе что-то, так как слишком уж подозрительно притихли, но мне было не до того — я пытался не думать о белом драконе, в смысле, о выражении лица Ю Нин. Получалось… ну, как обычно получается, когда ты стараешься о чём-то специально не думать, хотя и ладошка девушки у меня в руке тоже, скорее всего, сыграла некую роль… Двух девушек. Ладошки… Они ведь то сожмут посильнее пальчики, то расслабят, вынуждая уже меня их держать, то елозить начнут, устраивая конечность поудобнее, но при этом как бы поглаживая мою кожу… А у меня, замечу, в этой жизни ещё никого не было, да и вокруг весь такой тёмный коридор, а кое-кто ещё и мысли недавно разбередил на тему хорошего проведения времени… В общем, мантра была востребована.
  
  Правда, когда впереди начало светлеть и потянуло запахом леса и травы, принцесса Ся резко вспомнила, что она тут не абы кто, а вообще-то старшая, крутая и аж Пятый Небесный Уровень, а впереди — свидетели! Так что ладошку у меня отобрали, да. А ещё заставили так же поступить Сюен. Одним взглядом заставили, хочу заметить. Этаким выразительным-выразительным, от которого моя сестрица Ан мигом превратилась в помидорчик и поспешила тут же отдёрнуть руку, а ещё встать у меня за спиной, чтобы я её не видел.
  
  – Если что, вы просто увлеклись тренировкой, а я позвал вас к костру, – закладываю руки за спину, понимающе улыбнувшись Вайсс.
  
  – Хмф! – гордо вздёрнула та носик, отворачиваясь к выходу.
  
  Ну а дальше… В общем, ничего особенного уже не было. Вышли, увидели встревоженных красавиц из клана Джао, показали, что волноваться не о чем, и приступили к приготовлению припозднившегося завтрака. Ну как приступили? Я приступил. Можно было, конечно, свалить эту работу на Джао Нин и Джао Сю, благо разница в статусе это не только позволяла, но и почти требовала, однако было два момента. Во-первых, готовить мясо на углях — это обязанность мужчины! И нет, дело не в том, что я — дебил, который не понимает, что попал в средневековье, где всё готовится на огне и углях, в результате чего данное дело ни разу не экзотика и форма отдыха. Всё проще — девочки сейчас голодные, уставшие, морально измотанные, время ближе к обеду, завтрака не было, короче, сейчас у них на любую засохшую корочку слюнки потекут. А это значит, что у меня есть прекрасная возможность запасть им в душу, как тот, кто их вкусно-вкусно накормил, когда им этого очень-очень хотелось, то есть — спаситель, благодетель, обаяшка и всякое прочее из той же оперы. Очевидно, что отказываться от такого шанса я не имел ни малейшего права. Ну а во-вторых… готовить предполагалось трёх пойманных мной Духовных кроликов. И я не мог позволить никому другому освежевать и разделать этих подлых тварей! Их плоть должна рваться под моими руками, кровь течь по моему ножу, и вообще я должен выместить на кого-то весь свой стресс от недавнего испуга! А значит — расчленёнка, живодёрство, маньячизм!.. под благовидным предлогом.
  
  Правда, как и любой уважающий себя маньяк, я очень старательно маскировался под приличного и порядочного человека, так что внешне всё выглядело цивильно и благолепно. Ну, насколько может выглядеть цивильно и благолепно процесс потрошения дичи, со снятием шкур, сливанием крови и последующей разделкой тушек на части, которые можно нормально приготовить без закрытых крышками сковородок, котлов и духовки.
  
  К сожалению, моя котомка с прихваченными в поход мелочами осталась в палатке. Не то чтобы я о ней забыл, но надевать на плечо походную сумку, когда тебя зовут к трупу двоюродного брата — это привлекать к себе слишком много внимания и настораживать противника, а отвлекаться на неё, когда мы уже «бежали» — это тратить время и лишний раз рисковать. Так что запасов чая, посуды и всяких перцев с пряностями у нас не было. Зато был дикий чеснок, в обилии растущий на местных горных склонах и вполне подходящий для того, чтобы им нафаршировать кусочки мяса, дабы те во время обжарки пропитывались соком.
  
  Заметка на будущее: помимо ножа и противоядий, под поясом и с внутренней стороны рубашки-халата надо взять за привычку носить соль и перец, благо расфасовать их можно в такие же маленькие керамические сосуды, что и походные лекарства с мазями.
  
  В общем, к моменту, когда в костре остались лишь замечательные алые угли, мясо было успешно нарезано, нафаршировано чесноком и нанизано на веточки чего-то вроде ольхи — с дивным приятным ароматом, слабо напоминающим орешник. И хотя сие блюдо было далеко от совершенства, аромат от него во время жарки исходил такой, что я сам начинал давиться слюной, а уж девушки…
  
  – Как вкусно пахнет… – нетерпеливо переминалась рядом Ан Сюен, посекундно засасывая в ротик верхнюю губку, чтобы её облизать и прикусить от томительного ожидания.
  
  – Ням! По-моему, оно уже готово! – ёрзала рядом Ю Нин, что как присела к костру «отогреваться», так и прилипла к месту, не сдвинувшись с него, даже когда я начал колдовать с размещением импровизированных шампуров.
  
  – Выглядит замечательно, мастер Лян! – не отставала от них Джао Нин.
  
  – Это настоящая пытка, господин! – вторила ей Джао Сю.
  
  – Сколько бы вы меня ни подгоняли, мясо ещё не готово, – непреклонно проявлял мужественный стоицизм я, следя за тем, чтобы крольчатина румянилась равномерно.
  
  – Но оно так вкусно па-а-ахнет. И выглядит аппетитным… – жалобно протянула наследница дома Безграничных Небес, от избытка чувств даже привстав на носочки, и это в сидячем положении.
  
  – Прояви терпение, сестрёнка Сюен, твой братик Ю никогда бы не стал тебя так обманывать, чтобы просто помучить, – и в самом деле испытывая некое извращённое (а может, и нет) удовольствие от их мучений, заверяю девушку.
  
  – Молодец, Лян Ю, скажи это с ещё более довольным видом, и я окончательно поверю, что ты над нами издеваешься! – сама не особо пытаясь задавить улыбку, продолжила дружескую пикировку о еде Ю Нин. – Гр-р-р… Глоть… – нарушили момент бурчание её живота и сглатываемая слюна. – И начну действовать соразмерно! – на меня решительно зыркнули то ли с жалобно-просительным, то ли с негодующе-укоряющим выражением лица… По-моему, она сама не очень понимала, какую эмоцию хочет донести.
  
  – Сестрица Ся, ну потерпи ещё хотя бы минутку!
  
  – Ты говорил это уже минимум трижды!
  
  – Всё верно, просто минутка ещё не прошла. Я — повар, я так чувствую! – продолжил я развлекать красавиц, но внимания не ослаблял и за мясом смотрел, а то знаю я этих нежных и хрупких созданий — глазом моргнуть не успеешь, а уже всё сожрали и тебе только косточки и останутся.
  
  Вообще, три кроля на пятерых делились не так чтобы сильно поровну и хорошо. Разумеется, представительницы клана Джао были куда ниже нас, и я мог не утруждаться на их счёт, тем более что и поймал добычу, и приготовил её я, но тут сыграли рефлексы более «цивилизованной» моей части, и я даже мысли не допустил не накормить голодных девушек из-за сословных соображений. В итоге, каждому досталось примерно по половине кроля, а мне, бонусом, полные благодарности взгляды. Молодёжь активно заработала челюстями, уминая мягкое мясо и вообще морально отдыхая, а я принялся думать, как быть дальше, ну и всё в таком плане. Правда, задуматься я толком не успел — из леса донёсся шум. К нашей пещерке кто-то продвигался. Незваный гость шёл не таясь и явно целенаправленно, впрочем, нельзя было сказать, что он топал или шумел, ни в коем случае! Его шаг был лёгок и тих, но для «заточенного» на восприятие пользователя Ци оставался слышен. Правда, мои спутницы ничего не заметили до последнего момента, но, к счастью, неизвестный не был врагом. Ещё минута — и на полянку перед пещерой вышел мощного телосложения старик с пышными усами и бородой, застывший и чуть выпучивший глаза при виде картины «младший наследник Тёмной Луны изволит отдыхать в кругу благородных леди».
  
  – Мастер Сюэ, – я встал, кланяясь учителю, – я безмерно рад, что вы добрались.
  
  – Лян Ю, – тот кивнул, – Ан Сюен, Ся Ю Нин, девушки, – младшие именований не удостоились, что тоже было вполне логично — не факт, что проректор вообще знал их имена, – вижу, вы в полном порядке. Этот старик начал было беспокоиться, когда увидел разрушения на мосту.
  
  – Мастер! – пискнула Сюен и принялась суетиться, словно почтенный мастер застал её не за поеданием кролика, а как минимум прямо в середине разнузданной оргии.
  
  – Мы — да. А вот моему троюродному брату Лян Цзяню повезло куда как меньше.
  
  – Рассказывай, – нахмурился наставник, присаживаясь к костру. Я с готовностью кивнул и начал рассказывать, не собираясь что-либо утаивать или приукрашивать…
  
  Некоторое время спустя.
  – Хм-м-м… – хмурость с лица пожилого мастера никуда не делась, скорее наоборот, по мере продвижения рассказа настроение его становилось всё более и более мрачным, – да… пусть прямых доказательств и нет, но даже тех фактов, что ты просто перечислил, хватит, чтобы задать Чу Сяню вопросы. Много вопросов, – вот мы и пришли к самой скользкой теме.
  
  – Да, но основная проблема в том, что Чу Сянь никак не мог, да и не решился бы действовать один, слишком это рискованно. К тому же хоть он и преподаватель Академии Небесной Звезды, но он — простолюдин, а Ю Нин мало того что личная ученица ректора, так ещё и дочь Лорда Северной Стражи, а значит, изучила множество высокоуровневых техник. Чу Сянь не может этого не понимать, а значит, никогда бы не придумал плана, в котором справиться с ней предполагалось исключительно его силами.
  
  – Я понимаю твои измышления, Лян Ю, – огладил бороду проректор, – но если допустить проникновение в Академию одного шпиона я могу, пусть это и не доставляет мне удовольствия, то чтобы сразу несколько предателей смогли внедриться к нам и занять высокие посты преподавателей… – мужчина поджал губы, качая головой. – В это сложно поверить. Ты, возможно, этого не знаешь, но Академия очень тщательно проверяет своих работников. Человек с сомнительным прошлым не сможет попасть даже в число слуг, а малейшие сомнения в прошлом соискателя должности учителя могут и вовсе привести к очень печальным последствиям для мошенника.
  
  – Его сообщниками могут быть не только преподаватели, но и ученики, скрывшие свой настоящий уровень силы при поступлении, – начинаю излагать своё послезнание под видом логических рассуждений. – Особенно подозрительным мне кажется парень по имени Линь Хон, он ещё на распределении бросился заводить дружбу с Е Синхэ, едва узнал, что тот четырёхкристальный, да и в последних событиях он слишком часто мелькал. Именно он спровоцировал бои учеников друг с другом во время охоты на Демонических зверей, а ведь это отличный способ под благовидным предлогом посмотреть, кто и на что способен, и он же стал привлекать внимание к ранам Цзяня, когда сам Чу Сянь начал путаться в версии произошедшего.
  
  – Даже если так, вряд ли только поступивший в Академию ученик является кем-то осведомлённым и ценным, – возразил Сюэ.
  
  – И я знаю Линь Хона, он хороший человек, который верен моей семье, – вступилась за блондинчика и моя названная сестрёнка.
  
  – Уверена? – ловлю взгляд карих глаз. – Как близко ты с ним общалась, чтобы точно утверждать, что это не маска? Чу Сянь ведь тоже хорошо изображает доброго парня. А насчёт ценности… – вновь смотрю на учителя. – Я бы не стал недооценивать молодость — присутствующие здесь леди, несмотря на неё, вполне способны одолеть младшего преподавателя, поэтому нельзя исключать, что и среди заговорщиков найдётся кто-то соразмерный.
  
  – Хорошо, я понял тебя, Лян Ю, но что ты предлагаешь?
  
  – Нам нужно выяснить, кто участвует в заговоре и есть ли у них какая-либо цель, кроме самой очевидной, – я бросил взгляд на наследницу хозяина Тяньцзуна, из-за чего та начала «недовольно вибрировать». Я бы не сказал, что это был «рык», но что-то такое… драконье ворчание, что ли? Вот ей богу, если бы я не знал, что Ю Нин — человек, реально бы заподозрил её в принадлежности к сородичам моего лентяя из татуировки.
  
  – Но как мы это сделаем? – непонимающе спросила Ан Сюен.
  
  – Если с нами будет проректор Академии, то, увы, никак, – констатировал я. – Однако если уважаемый Мастер прикроет нас, двигаясь скрытно и страхуя… я могу попробовать спровоцировать заговорщиков.
  
  – И как ты это сделаешь? – приподняла точёную бровку Ю Нин.
  
  – Разумеется, знатно поиздевавшись и доведя до истерики и желания поведать, какие они великие и какой я ничтожный, – бесхитростно пожимаю плечами с самым естественным видом. Девушки на меня странно посмотрели. – Что? Я могу быть безукоризненно вежливым и при этом прекрасно втоптать своего визави в грязь… – выпускаю на лицо скромную улыбку из серии «ну вы же знаете».
  
  – Мы знаем, – ответила Вайсс, закатив глаза. Будто мысли прочитала, хотя было бы что читать.
  
  – Бедный Цзянь, – кивнула Сюен.
  
  – … – я отвёл взгляд в сторону. – Вот его я как раз не втаптывал, а позволял сохранить лицо до последнего.
  
  – Тем самым выставляя на посмешище в глазах тех, кто это понимал, – припечатала принцесса Севера. – Но хорошо, допустим. Что это нам даст?
  
  – Во-первых, так мы не позволим сообщникам Чу Сяня ускользнуть, притворившись ни в чём не замешанными и тем самым получив возможность ударить в следующий раз в другом месте, ещё лучше подготовившись. Во-вторых, мы получим шанс узнать, с кем имеем дело, а это — уже немало. Конечно, вряд ли они будут с готовностью кричать о своих целях, планах и том, кто за ними стоит, но даже крупица информации — это много больше, чем её отсутствие. Ну и в-третьих, мы всё равно не сможем покинуть плато ещё почти неделю, а значит, или заставим противника действовать в наших интересах, или отдадим ему инициативу.
  
  – Хм-м… – вновь задумался и принялся оглаживать бороду Сюэ.
  
  Колебания его были понятны. Узнать о возможном заговоре против правителя провинции (а в то, что целью является не Ся Ю Нин, старый Мастер не верил) — это очень весомая услуга в глазах «Короля Севера», но и риски велики — придётся продолжать игру и подвергать опасности жизнь принцессы. За это по голове не погладят, но тут ведь можно будет и отболтаться, что никакого риска не было и всё было под контролем — главное, чтобы сама девушка не пострадала. Почему нельзя было просто захватить подозреваемого и как следует допросить, возможно, применяя такие «аргументы», как раскалённые клещи, бамбуковые иглы и прочие радости? Потому что бесполезно. Начиная с Третьего Небесного Уровня, любой практик достаточно владеет своим телом, чтобы просто остановить сердце. Про всякие откушенные языки я и вовсе молчу. Разумеется, практики ценят свои жизни и вот так вот сразу по малейшему поводу не самоубиваются, но тут повод будет крайне весомый. Конечно, как знал Лян Ю, есть методы не допустить подобных «вольностей» и таки заняться вдумчивой пыткой пленника, но все они требовали подготовки и очень специфических навыков, то есть Чу Сяня мало было поймать, его ещё надо было доставить в застенки к специалистам. А тут возникало сразу две проблемы. Если Мастер Сюэ берёт его за шкирку и тащит передавать людям Лорда Северной Стражи, то тем самым оставляет нас наедине с возможными сообщниками, которые не будут сидеть сложа руки и ждать, пока их подельник их всех сдаст под пытками, а очень даже воспользуются удачной возможностью ударить, когда рядом нет проректора. Если же Мастер никуда не уходит и сторожит пленного здесь, то тем самым тоже даёт нераскрытым врагам время для реакции и ответных действий по спасению или отравлению Чу Сяня, с каким-нибудь отвлекающим манёвром, а то и ещё чего похуже. Короче, дело это возможное, но настолько сложное, что проще было действительно принять мой план, ибо он нёс меньше рисков.
  
  – Что скажешь ты, Ся Ю Нин? – вышел из размышлений мой наставник.
  
  – Я… согласна с Лян Ю, – поддержала меня красотка, заставив наполниться грудь теплом и любовью к этому миру, – если мы можем что-то узнать об этих заговорщиках, то должны это узнать.
  
  – Ну что же, – вздохнул мужчина, – хорошо. Лян Ю, я буду полагаться на твой план. Что именно должен делать этот старик?
  
  – Ничего сложного или задевающего вашу честь, мастер, – поспешил я начать ковать железо, пока горячо. – А предлагаю я следующее…
  
  Собственно, план был довольно прост: мы с девочками возвращаемся в лагерь, тем самым приковывая к себе внимание противника и в очередной раз заставляя его перестраивать планы на ходу, а значит, совершать ошибки, заодно узнаём, что тот же Чу Сянь начал делать, когда обнаружил нашу пропажу, и если он собирался лично отправиться на поиски, да ещё и собрав себе отряд из разных групп, на которые сам же до этого делил народ, то сразу сужаем число подозреваемых. В это время уважаемый проректор прикрывает нас со стороны, не показываясь никому на глаза, и, пользуясь тем, что в лагере на нас точно никто сразу не нападёт, проверяет окрестности на предмет возможных сообщников, не входящих в число учеников и наставников академии. Если таковые есть, то при нашем неожиданном возвращении заговорщики внутри лагеря обязаны будут связаться с сообщниками за его пределами, то есть вывести на них. Далее по результатам, но приготовленную кем-то другим пищу мы не трогаем и воду не пьём, а выскользнуть из лагеря ради обсуждения собранной информации и дальнейших действий будет несложно. Ну и главное — мы в любой момент сможем заставить врага действовать, если сестрёнка Ся заявит, что желает пойти поохотиться на Демонических зверей, и, не слушая наставников, потащит нашу группу из лагеря. Запретить ей в лагере такого никто не сможет, а значит, что бы ни придумали террористы, им опять придётся свои планы ломать и, скорее всего, опрометчиво нападать на нашу группу за пределами лагеря, где мы их и накроем при помощи проректора.
  
  – Хорошо, я согласна, – выслушав объяснения, первой поддержала намечающийся кипиш сама принцесса Севера, всё время изложения моих идей то и дело косившаяся в сторону Сюен, что, в свою очередь, слушала меня очень внимательно.
  
  – Ну что ж, этот план и правда выглядит убедительно, – согласился с ней Сюэ, пряча руки в широкие рукава.
  
  – Прекрасно, – я поднялся на ноги, – тогда, если все отдохнули, нам стоит отправляться в обратный путь, пока, чего доброго, какая-нибудь поисковая партия не вышла на эту пещеру. У кого-нибудь есть возражения или ещё какие-нибудь идеи? – обвожу взглядом лица собравшихся.
  
  Мастер Сюэ в ответ лишь покачал головой, с отеческой гордостью глядя на меня и собравшийся вокруг меня «цветник». Девочки из клана Джао тоже только замотали головами, всем видом демонстрируя, что они — люди маленькие, тут оказались случайно и вообще на всё согласны, только бы большое начальство не велело им первыми бросаться в бой на террористов. Вайсс свою позицию уже высказала, а вот Сюен, стоило нашим взглядам встретиться, внезапно покраснела и потупилась, пролепетав себе под нос что-то вроде «я согласная с твоим планом, братик Ю», но как-то очень тихо и неразборчиво. Пантомима сия не укрылась и от Ся Ю Нин.
  
  – Хорошо, – задумчиво разглядывая подругу, обронила принцесса, также поднимаясь от костра, – раз с этим решили… – теперь меня одарили сложным, но однозначно тяжёлым взглядом голубых глаз, – Лян Ю, прежде чем мы пойдём в лагерь, я хотела кое-что с тобой обсудить… С вашего позволения, мастер Сюэ, – кивок в сторону наставника.
  
  – Да-да, конечно, – важно кивнул старик, с видом глубокого понимания и отсутствия возражений. После чего…
  
  – Братец Ю, пойдём-ка прогуляемся, – сообщила девушка и чуть ли не за шкирку потащила меня в сторону деревьев. Самое удивительное было в том, что руки она вот совсем не распускала, но зашагала столь выразительно, что я прям натурально ощутил, будто меня волокут на привязи…
  
  Так или иначе, Её Драконье Высочество изволила отконвоировать меня достаточно далеко, чтобы нас точно никто от костра не услышал и не увидел, и только после этого развернулась в готовности сообщить цель такой приватности.
  
  – Догадываешься, о чём я хочу поговорить? – сложив ручки на груди, без намёка на шутливый тон спросила наследница Лорда Северной Стражи.
  
  – Боюсь, возможных вариантов слишком много, чтобы уверенно предсказывать какой-то один, – с вежливой полуулыбкой отвечаю я, действительно гадая, что она задумала. Не спарринг же мне предложить? Пусть это было бы и в её характере, но для этого не надо так уединяться, скорее, подобное даже вредно.
  
  – Ты умный парень — ни за что не поверю, что ты не замечаешь взглядов Ан Сюен, – щёлкнула пальчиками правой руки Ю Нин, отведя ту чуть в сторону, как бы отсекая все возможные возражения. – В связи с чем, как её самая близкая подруга, я хочу знать, что ты к ней испытываешь и что планируешь делать с её ситуацией?
  
  – Тебе… – вот это было внезапно… То есть я не то чтобы совсем вероятности такого разговора не допускал, но точно не так и не здесь, – не кажется, что это немного личный вопрос? – попытался я деликатно донести щекотливость поднятой темы до девушки.
  
  – Когда речь идёт о благополучии моей любимой младшей сестрёнки Ан, нет личных тем! – решительно притопнула ножкой Вайсс, этак сурово надув щёчки, словно пересиливает смущение и убеждает саму себя, но делает это не смущённо, нет, а очень… прям очень решительно! – Я не могу позволить какому-то подозрительному парню вскружить ей голову, воспользоваться ей и растоптать её чувства, так что отвечай правду! – ох… этот угрожающий взгляд, эти свирепо надутые щёчки… держите меня семеро, я сейчас помру!
  
  – Ладно, – тяжело вздыхаю, буквально заставляя себя оторвать взгляд от её лица и закрыться в темноте опущенных век. – Ты права, я замечаю и понимаю её взгляды, но…
  
  – Но? – поторопила меня принцесса.
  
  – Я не собираюсь ей пользоваться, – ещё один тяжёлый вздох, под аккомпанемент чувств, будто должен объясняться с родителем девушки, усугублённых тем фактом, кто мне на самом деле нравится. – Если у меня будет возможность помочь ей с её нежелательным браком, я сделаю всё от меня зависящее, чтобы её мечта о свободе исполнилась, и всегда протяну руку помощи, чтобы защитить и уберечь. Вот только… пусть это и можно назвать любовью, но лишь любовью брата к сестре. Она прекрасная девушка, которой я искренне желаю счастья, однако… моё сердце принадлежит другой.
  
  – Ты… Ты… Ты, как ты смеешь такое говорить?! – непонятно с чего вспыхнула негодованием Ю Нин. – Как у тебя язык вообще повернулся так закончить свою речь?!
  
  – Ты сама просила говорить правду… – боги, как это неловко…
  
  – Кто эта девка?! – не слушая меня, начала выбрасывать из своего тела Ци платиновая блондинка, создавая довольно ощутимо давящую ауру. – Что ты ей обещал?!
  
  – Эй, подожди! – поднимаю руки в защитном жесте. – Успокойся, сейчас же речь не о ней…
  
  – Говори, кто эта мерзкая гадина, или пожалеешь! – раздухарившийся дракон начал бить хвостом и вести себя так, словно ищет козла отпущения.
  
  – Не говори о ней так! – повысил голос уже я. – Она замечательная и ни в чём не виновата, она даже не знает о моих чувствах!
  
  – Не ври! Назови мне имя этой мерзавки! Кто вообще может быть лучше Ан Сюен?! Немедленно признавайся, что за распутная стерва тебя соблазнила?!
  
  – Она не распутная! И не стерва! – чувствую себя идиотом на минном поле… – Она прекрасная, добрая и заботливая девушка!
  
  – Как зовут эту уродину, что посмела наплести тебе гадостей о моей младшей сестрёнке?!
  
  – Она не уродина! И она никогда не говорила мне ничего плохого про Ан Сюен! Я её совершенно не интересую! Говорю же — она даже не знает о моих чувствах! Я никогда ей не признавался!
  
  – Это почему, интересно знать?! Как ты можешь говорить, что твоё сердце принадлежит ей, если ты ей даже не признался?! – аки заправский инквизитор, пытающийся поймать нераскрытого еретика на слове, воинственно подобралась Вайсс.
  
  – Я стесняюсь ей сказать! Я знаю, что я ей безразличен, и не хочу позориться в её глазах! – как? Вот как до такого дошло?! Как мне вообще выкручиваться теперь?!
  
  – Думаешь, я так просто в это поверю?! Ты — и стесняешься?! Да ты самый наглый, дерзкий и бесстыдный человек, которого я знаю! – сопровождая каждый новый эпитет ударом пятки в землю, под упёртые в бока руки, уличила меня принцесса Ся. – Хватит ходить вокруг да около! Признавайся, кто она, или решу, что ты её только что выдумал!
  
  – Я не могу! Ты просишь, чтобы я поставил девушку, которую люблю, в неудобное положение, так нельзя! – а ещё, если я скажу, ты меня убьёшь, а я хочу жить.
  
  – Я дочь Лорда Северной Стражи, я тебе приказываю! Немедленно отвечай!
  
  – Но Ю Нин!..
  
  – Если не ответишь, решу, что ты мне врёшь и задумал сделать с Ан Сюен что-то ужасное! Надругаться над её чувствами! Телом! Будущим! Тебе не жить, если я такое решу! Быстро говори! – нависла надо мной раскрасневшаяся Немезида, в чьих лазурных очах пылала жуткая смесь из смущения и решимости меня прям здесь закопать, если я посмею заметить первый пункт. Ну и да, угроза тоже была нешуточной, по крайней мере, готовность пойти на принцип в её глазах тоже читалась.
  
  – Ладно! Хорошо! – ох уж эти драконы… Жизнь меня к такому не готовила… – Я признаюсь… – глубокий вдох… выдох… – Девушка, которую я люблю… – не верю, что я это делаю… – это ты.
  
  – … Что? – глупо хлопнула лазурными очами Вайсс, когда признание камнем упало из моих уст.
  
  – Я влюбился в тебя с первого взгляда… – развожу руками, как бы оправдываясь. – Сердце просто защемило — и всё, я понял, что пропал. Но я же не слепой и прекрасно видел твоё отношение — для тебя я был очередным идиотом, которому интересна не ты, а твоё положение и власть твоего отца. Поэтому я молчал.
  
  – … – Ю Нин несколько секунд ошарашенно таращилась на меня и, кажется, даже забыла дышать. – Ты… Ты всё врёшь! – девушка отмерла и обвинительно ткнула в мою сторону указательным пальцем, сама, правда, отскочив на полтора шага назад. – Ты это только что придумал, чтобы сбить меня с толку и уйти от вопроса! Не верю тебе! Я просто припёрла тебя к стенке, и ты теперь пытаешься меня ошеломить, чтобы избежать ответственности!
  
  – Какой ответственности? – глупо хлопаю глазами.
  
  – За Ан Сюен! Ты подлый трус, вот ты кто! Тебе должно быть стыдно! Как тебя земля-то носит?! – продолжила накручивать себя девушка, непонятно с чего так раздухарившаяся. Серьёзно, ей же, небось, каждый год по десятку признаний делают…
  
  – Но я сказал правду.
  
  – Ложь! – обвинительный приговор и скрип плахи в указующем на меня пальце начали ощущаться куда более вещественно. Очень… своеобразное чувство, надо сказать. – Твоё заявление недоказуемо! Так любой мог бы сказать, чтобы сбить меня с толку!
  
  – Да с чего ты взяла?! – к чёрту всё! Если она уже настроилась подвести меня под статью из-за каких-то своих заморочек, я не собираюсь молча это принимать!
  
  – Это очевидно! – вновь начала притопывать девушка, надуваясь грозовой тучкой. – Ты — хитрый! Наглый! Дерзкий! У тебя нет совести! Только ты и мог так играть с женскими чувствами! Но у тебя нет доказательств, поэтому я тебе не верю! Ты задумал меня обмануть и сделать с Сюен что-то непристойное, а потом бросить её! Я так и знала! Тебе не отвертеться!
  
  – Какие доказательства тебе нужны ещё, кроме прямого признания?! – её поведение выглядело… я не понимал! Её раздражение и негодование я буквально кожей чувствовал, словно пресловутое желание убивать, но при этом чисто внешне это выглядело так… так мило! Так смущённо и потешно, что… что её хотелось схватить и затискать, но… Но она реально на меня сейчас была готова броситься!
  
  – Не знаю, но у тебя их нет! Ты ничем не докажешь, что имеешь чувства ко мне! Значит, никакой девушки, в которую ты влюблён, не существует, а ты подло что-то задумал, пытаясь заморочить мне голову!
  
  – То есть тебе нужны доказательства, что я давно в тебя влюблён и мои чувства — это не враньё? – это превращалось в какое-то безумие, и я уже чувствовал, что моя крыша начинает прогревать движки, дабы в ближайшие секунды улететь куда-то за горизонт.
  
  – Да! – решительно качнула шикарной платиновой гривой девушка, независимо прикрыв глаза. – Но так как ты не можешь этого доказать, то я тебе не поверю!
  
  – Хорошо, я докажу! – быстро шагаю вперёд, хватаю её в объятья, пока Вайсс не успела открыть глазки, и накрываю уста своими губами.
  
  – М-м-м?!! – ошарашенная таким поворотом событий красавица полностью растерялась, даже не пытаясь вырваться, только изумлённо вытаращившись на меня. Ну а я, понимая, что это, возможно, последний поцелуй в моей жизни, делал буквально всё, чтобы урвать из него максимум.
  
  Розовые губки Ю Нин оказались нежными и податливыми, совершенно расслабившись от неожиданности, и секунд десять я самозабвенно наслаждался ими, не отказывая себе в удовольствии щекотливо лизнуть или чуть прикусить, пока со стороны принцессы не начала проявляться осознанная реакция.
  
  – Ч-что ты делаешь?! – очухавшись, подалась назад девушка, разрывая поцелуй.
  
  – Привожу доказательства.
  
  – Ты поцеловал меня! – воскликнула красная, как рак, принцесса Севера, однако до сих пор не пытаясь применить силу, чтобы полностью вырваться из кольца моих рук.
  
  – Именно.
  
  – Да ты знаешь, что с тобой сделает мой папа, если узнает об этом?! Он обезглавит тебя! Точно обезглавит! Ты понимаешь это?! – куда делось желание превратить меня в отбивную с полутора десятками тяжких телесных? Откуда в ней внезапно возник этот страх за мою жизнь? Что тут вообще происходит?! Разве после неразрешённого поцелуя не должно происходить наоборот — симпатия превращаться в «я тебя убью!»???
  
  – Да, и это лучше всего доказывает, что я не врал, – надо вести свою партию до конца, несмотря ни на что! – Никто не станет так рисковать ради обычного вранья! – только полный идиот, каковым я себя сейчас чувствую, но нельзя показывать вида! Уверенный тон! Меня сейчас спасёт только методика работы всех жуликов и мошенников — напор и уверенный тон! Жертву необходимо ошеломить и не дать времени на критическое мышление! Пусть даже я сказал чистую правду… но тем более!
  
  – А? А-а-ао-о-о-а?!! – пациент потерян и, кажется, в панике…
  
  Но… Собственно… А почему? Я имею в виду, ничего ведь заслуживающего паники не произошло. Да, ситуация немного неудобная и довольно щекотливая, голову мне действительно могут снять, но паники-то именно от девушки она не заслуживает. Да и вообще столь сильной реакции, если на то пошло…
  
  Погодите…
  
  Секундочку!..
  
  Буквально, стоп!
  
  Я… То есть… вы же не хотите сказать, что?..
  
  – Ты… Ты негодяй! – прерывая мою смелую догадку, отмерла дракоша.
  
  – Эм… Почему? – усилием воли переключаюсь на реальность, пытаясь уловить её новый поворот.
  
  – Ты поставил меня в ужасно неловкое положение! – всё ещё с видом «спасите-паника-боюсь» предъявила обвинение Вайсс.
  
  – Эй! Я не хотел! Я тебя предупреждал, что так и будет! Но ты меня заставила! – возмутился я попранию истины.
  
  – Ты делал это недостаточно убедительно! Ты виноват! Признай это!
  
  – Но… – не успел я оформить возражение, как то застряло в горле, ибо на меня посмотрели тем самым взглядом, каким «угрожали» в пещере, когда речь шла о молчании перед Ан Сюен. Алые надутые щёчки, сведённые вместе бровки, «свирепо» поджатые губки… – Ладно, хорошо, я виноват… – сущность подкаблучника взяла мою мужскую гордыню за горло и жестоко зарезала, попутно избив ногами до полусмерти манию величия. – Что дальше? – робко шевельнулось из уголка забившееся туда во время «расправы» самоуважение.
  
  – …
  
  – …
  
  – … – стоим, молчим, смотрим друг другу в глаза.
  
  – Развратник! – вновь пришла в себя Вайсс.
  
  – Почему?
  
  – Ты держишь меня! Ты похотливый, гнусный негодяй!
  
  – Эй, я не похотливый! – на самом деле «не гнусный», но лучше отрицать именно это. Я прям интуичил, как сумасшедший, что это будет более безопасный ход.
  
  – Тогда почему ты до сих пор меня держишь?!
  
  – Да не держу я тебя! – проклятые руки, да отцепитесь вы от неё! Слушайтесь мозга, я вам говорю! – Ты сама не отходишь! – чувствуя, что реально иду ко дну, ибо руки натурально отказывались уходить с её спины, продолжил я барахтаться.
  
  – Держишь-держишь! И про гнусного негодяя ты не отрицал! Ага! Считай, ты признался в этом! – а вот она, кажется, всё больше и больше чувствовала твёрдую землю под ногами.
  
  – К чему ты ведёшь?!
  
  – Не знаю ещё! Но ты виноват! Так и знай, тебе не отвертеться!
  
  – Я и не хочу отверчиваться, – всё-таки первым разрываю дистанцию, буквально отрывая себя от вида её глаз и близости тела. – Я понимаю, что тебе всё это неприятно, и я не хотел этого, но случилось что случилось, и теперь ты знаешь. Но не переживай — я не буду тебе докучать или рассказывать о случившемся кому-либо. Я знаю, что ты совершенно не заинтересована в каком-то младшем наследнике Тёмной Луны, который не факт, что вообще доживёт до смены главы клана. Поэтому, если я останусь жив в конце этой истории, я исчезну из твоей жизни и постараюсь больше никогда не попадаться на глаза.
  
  – Постой! – повысила голос Ю Нин на мою попытку развернуться к ней спиной и направиться обратно. – Но… ты не можешь! Как же Ан Сюен?!
  
  – Ан Сюен, – я замер, непритворно обдумывая вопрос девушки, – всегда будет для меня любимой младшей сестрёнкой, которую я буду оберегать и защищать. Но не беспокойся, я буду делать это, не докучая тебе и Дворцу Лорда Северной Стражи.
  
  – Хва… Хватит решать за меня! – допустив заминку в начале, ударил мне в спину новый крик. – Кто тебе сказал, что я не захочу больше тебя видеть?! Мало ли в чём ты признался?! Это ничего для меня не меняет, так и знай!
  
  – Я понимаю… – хочу верить, что понимаю, но и боюсь верить тому, что понимаю… Боги, как всё сложно. – Но в тебе сейчас говорят эмоции и чувство противоречия. Когда ты всё обдумаешь, ты поймёшь, что вычеркнуть меня из своей жизни — это самый удобный и логичный ход. Так будет лучше для всех.
  
  – А ну… Хватит! – вновь сбившись в самом начале, возмутилась принцесса. – Слышишь меня?! Я говорю — хватит! Мне не важно! Лян Ю, посмотри на меня! – повинуясь напору, я обернулся, чтобы увидеть обиженно-свирепый взгляд платиновой блондинки. – Пусть ты и дерзкий, и наглый, и воспользовался мной, украв первый поцелуй, но это не значит, что я тебя ненавижу! И только попробуй мне сейчас что-то сказать — прибью тебя за это! – на глазах наливаясь краской до ушей, пригрозила девушка. – И не смей говорить, что станешь мне чужим, когда мы вернёмся! Ты не можешь мне такого сказать! Ты взял за меня ответственность!
  
  – Когда я успел такое сказать? – искренне изумился я подобному повороту истории, даже скорее тому, почему я до сих пор жив и с целой челюстью, если реально умудрился такое раньше ляпнуть.
  
  – Мне всё равно! Ты сказал это! Я слышала, сказал! – обвинительно-указующий перст — акт третий.
  
  – Но… подожди… Что?! – она сама поняла, что она сейчас сказала и как это можно интерпретировать?
  
  – Лян Ю, пусть я из дома Лорда Северной Стражи, я не смотрю на тебя свысока, – полностью убрав из своего тона суетливость и смущение, заявила Вайсс. – Признаю, раньше так было… – она отвела взгляд и сжала кулаки. – Это была моя ошибка — мне не стоило быть такой высокомерной. Я не знаю, как относиться к твоему признанию и как быть с Ан Сюен, но не думай, что я такая испорченная женщина, что ради репутации буду отказываться от друзей. Меня не волнует, что думают другие, мне важно, чтобы ты понимал.
  
  – Я… понял, – стараясь сохранить в голосе нейтрально-вежливые интонации, а на лице — выражение мыслящего кирпича, я прикрыл глаза и кивнул. Хотя видят боги, как же мне хотелось схватить эту прелесть, что сейчас сказала мне «почти да», и таки приложить все силы, чтобы исчезло это самое «почти». Вот только я понимал, что по местным традициям и так нарушил все мыслимые и немыслимые, писанные и неписанные правила и традиции и судьбу лучше дальше не искушать.
  
  – Вот и хорошо! А теперь мне нужно подготовиться к возвращению в лагерь, – и Ся Ю Нин стремительно направилась… ну ладно, будем считать, что в сторону лагеря. Просто… с некоторым крюком. Кто сказал «сбежала из смущающей ситуации»? Я бы сейчас и сам не отказался так прогуляться, а ещё лучше — засунуть голову под водопад. О! Точно! Озеро с ледяной водой! Пофиг, что из-за ледяной Ци я вряд ли почувствую холод. Но сначала… я в сянсе, потому нужно проверить одну штуку.
  
  – Наставник, неужели вам доставляет удовольствие следить за неприятностями этого ученика?
  
  – Хо… – донеслось из кустов, где, я был готов поспорить, вот вообще никого не было. – Ты смог меня заметить… А я просто освежал свои навыки в скрытности, всё-таки давно я ничем подобным не занимался, утратил форму, да… – мастер Сюэ говорил в нарочито-забавной манере, позволяя мне дальше «наседать на пойманного с поличным».
  
  – И, конечно, совершенно случайно слышали, как моя попытка признаться Ю Нин полностью провалилась?
  
  – Ох, Лян Ю, – старик улыбнулся в бороду, – я бы не брался утверждать, что попытка «провалилась», скорее уж наоборот… и всё-таки, как ты смог меня обнаружить? Это довольно важно.
  
  – Ну, – я с долей конфуза почесал бровь, – я вас не обнаруживал.
  
  – Тогда как?
  
  – Просто… на вашем месте я сделал бы то же самое…
  
  – Хах, ты — действительно мой ученик! Но ладно, мы увлеклись, приводи себя в порядок и начнём.
  
  – Хорошо, Мастер, – я кивнул и быстрым шагом направился в пещерку. Умыться и настроиться на боевой мотив мне было действительно необходимо. Уже за спиной я услышал что-то вроде «эх, молодёжь», но… да нет, просто показалось.
  
  
Глава 8
  
  Вопреки возможным опасениям, возвращение в студенческий лагерь прошло без сюрпризов, эксцессов и даже особой неловкости по пути. Ся Ю Нин вела себя хоть и не так активно, как по дороге к пещере, но, на мой сугубо мужской взгляд, сказать, что она меня избегает или между нами произошло что-то особенное, по её поведению было никак нельзя. Возможно, женский взгляд и нашёл бы в её жестах и мимике некую почву для подозрений, но или мои спутницы были ещё недостаточно опытными женщинами, чтобы так уметь, или, напротив, слишком хорошо собой владели, чтобы дать заметить мне, что они заметили, такой вот каламбур. Как бы то ни было, разговоры не особо шли во всём отряде, чему в немалой степени способствовало понимание, что где-то рядом следует проректор и за нами следит. Видеть и слышать его мы не могли, но то, что он рядом, знали, а, как известно, присутствие взрослых не очень хорошо сказывается на раскованности атмосферы у подростков.
  
  В общем, добрались без приключений, а дальше… ну, как-то так получилось, что в лагерь мы проникли раньше, чем были обнаружены. Шестерых наставников было явно слишком мало для нормальной организации внешнего охранения, а ставить в дозор учеников никто или не догадался, или те ученики сачковали. Так или иначе, заметили нас уже на подходе к моей палатке, ну и тут уж начался митинг, разве что без портретов вождей, зато с большим оживлением.
  
  Ученики галдели. Ученики суетились. Ученики желали знать, куда отлучались, де-факто, самые мощные и родовитые их «коллеги». Ученики были посланы в жопу. Посылала их Ся Ю Нин. Почти прямым текстом. На этом моменте, собственно, народ осознал, что спрашивать что-либо у высокой аристократии, не являясь таковой, у них полномочий нема, а вот у явно чем-то раздосадованных и раздражённых аристо вполне хватит прав если не спустить шкуру прямо здесь и сейчас, то здорово усложнить жизнь потом. Короче, любопытные или иссякли совсем, или переключились на девушек клана Джао, но те были с пониманием и хорошо проинструктированы, потому на все вопросы вежливо отвечали, что «молодой мастер изволил прогуливаться вместе с госпожой Ан Сюен и госпожой Ся Ю Нин». Ученикам этого хватило, но не учениками едиными.
  
  – Госпожа Ся Ю Нин, – зашедший к нам Чу Сянь был сама вежливость и предупредительность, – сейчас очень небезопасно гулять по округе. Потому, пожалуйста, предупреждайте меня, если пожелаете подышать свежим воздухом.
  
  – Хм-м-м, – девушка чуть нахмурилась. – Ладно, хотя это же всего-лишь зверь Третьего Небесного Уровня, – с некоторой досадой отозвалась она, отворачиваясь от наставника. Разумеется, можно было встать в позу и эскалировать, но смысл? Да и лучше послушно покивать, а потом сделать по-своему, чем настораживать засланца раньше времени.
  
  – Благодарю вас, – вежливо поклонился мужчина с бирюзовыми волосами и покинул палатку, к вящему облегчению дам.
  
  – Поверить не могу, – покачала головой Ан Сюен. – Никогда бы не подумала, что…
  
  – Я понял, – прервал я её, – но лучше об этом не говорить. Не здесь и не сейчас.
  
  – Ой, – девушка забавно икнула и зажала себе рот ладошками, не усмехнуться на эту картину я не мог. И, разумеется, сразу же получил порцию укоряюще-негодующих взглядов от Вайсс. В итоге, от греха, решил заняться чем-нибудь более полезным, чем какие-либо обсуждения в лагере, где слишком много лишних ушей.
  
  Например, заварить дамам чай. Осмотрев свою сумку, я убедился, что никто в неё не лазил. Вроде бы. Кажется. Паранойя негодовала, да и сама ситуация… Ну да, с припасами, откровенно говоря, я облажался, но что поделать? Я ни разу не профессиональный диверсант, как и что там нужно делать, понятия не имею ни в одном из наборов памяти. Местная одежда не очень способствовала переносу на себе большого количества вещей — с долей сноровки в ней можно было спрятать и нож, и деньги, и ещё некоторые мелочи, вроде набора лекарств и антидотов, но точно не глиняный чайник и запас провизии. Причём принадлежность к старшей аристократии вопрос ещё сильнее усложняла. На том же Е Синхэ, с его простой одеждой и распахнутым верхним халатом, котомка у пояса будет смотреться нормально и даже в глаза не бросится, но наследники Старших Семей носят совсем иной фасон. Дело даже не в дорогих тканях и вышивке, рядом с которыми походные сумки вообще никак не вяжутся, дело в том, что наша одежда гораздо более облегающая и удобная для боя. Она даже чисто внешне имеет сходства с военной униформой Земли века двадцатого, пусть и исполнена в совершенно диких для любой армии мира того времени тонах. И подобно тому, как на парадном мундире генерала полевой рюкзак будет смотреться совершенной нелепицей, так и здесь таскаться везде с сумочкой — это только позориться клоунским видом и привлекать к этой сумке внимание. Вот и получается, что носить постоянно на себе — никак. Оставить в лагере? Где гарантии, что не траванут, пока сумка без присмотра лежит? Прятать где-то снаружи? Вариант, но, опять же, где гарантии, что нычку не найдут и не потравят припасы? Хотя можно сделать какой-нибудь маркер незаметный. Или лучше один заметный, а второй — нет.
  
  Так, гоняя сии невесёлые мысли, я отобрал горсть чайных листьев, которые уж точно ни с чем бы не спутал, добыл свежей воды из родника, у которого и был разбит лагерь, и таки угостил девушек.
  
  Правда, в процессе меня успел найти Е Синхэ и вывалить кучу информации, общим смыслом: «все переживали, когда мы пропали, а ночью он ничего не видел, и Звёздная колонна — это круто, но он пока не прорвался на Третий Небесный Уровень». В ответ на что был ободрён, похвален за усердие и напутствован не терять зря времени и брать пример со старшего брата, а именно — пойти и предложить своей рыжей очаровашке выпить чаю и поговорить о культивации. Да, я опять заставил главного героя сянси чувствовать себя неловко и бежать от меня в панике… Ну, может быть, там была не совсем паника, но он точно бежал! Возможно, даже по направлению к обсуждаемой Мо Ю, или как там её? Не важно. Главное — я определённо поднял себе настроение.
  
  Так или иначе, мои дамы после чаепития разошлись по своим палаткам, и тут мне тоже пришлось поскрипеть зубами и мозгами. Нет, вовсе не потому, что я хотел бы, дабы Ю Нин провела ночь в моём шатре (хотя хотел, чего уж там, пусть романтические причины этого желания в списке «обоснуя» находились ближе к концу), просто ведь её действительно нужно охранять и присматривать в оба глаза, но тут я мог надеяться только на Сюэ, при всей его любви к своему гениальному ученику, он понимает, что наследница Короля Севера сейчас куда важнее. В общем, я досидел до вечера в тренировочной медитации, воздержавшись от приёма пищи, и так и уснул — терзаемый подозрениями и всяческими нехорошими мыслями. А утром проснулся от звука обвала и приближающегося камнепада.
  
  – Какой дерьмовый будильник… самое то для утра понедельника, – в лагере уже начинались суета и переполох, скоро нужно будет рвать когти, а для этого — найти моих дам. Хотя бы двух наследниц, а в идеале — всех четырёх. А там уже будем посмотреть, что да как дальше.
  
  Е Синхэ. Примерно там же. То же время.
  – Что? – парень подскочил на расстеленном спальнике. Вчера он немного перестарался с медитацией, зря, конечно, но Прорыв был уже близко — он буквально чувствовал это, да и когда ещё выдастся возможность использовать Звёздную колонну? Но всё-таки нужно было лечь спать чуть раньше… или поспать чуть дольше, однако жуткий грохот помешал этим планам.
  
  – Брат Синхэ! – ворвался к нему растрёпанный блондинистый паренёк. – Вставай быстрее!
  
  – Линь Хон? Что происходит?
  
  – С горы идёт каменный поток — скоро он будет в лагере, нужно бежать! Ну давай же! – его друг выглядел обеспокоенным, а потому Синхэ встряхнул головой и быстро прогнал немного Ци, окончательно сбрасывая сонливость. Пять секунд — и он был готов выдвигаться.
  
  – Нужно предупредить Лян Ю и Ан Сюен!
  
  – Нет времени! Они сами смогут о себе позаботиться, быстрее! – его дёрнули за руку с какой-то чудовищной силой, неужели практики Драконьих Искусств настолько сильны, что уже на втором уровне обладают такой физической мощью?
  
  За пределами палатки стояли суета и лёгкая паника, ученики разбивались на группы и разбегались в разные стороны, наставники в этом хаосе пытались отловить своих подопечных и присоединиться к ним. Грохот нарастал. Как и суета. Отыскать в такой сутолоке Лян Ю или Ан Сюен было действительно невозможно. И почему он не догадался договориться с ними заранее? Он же собирался, но то одно, то другое, то Лян Ю с его странными, но работающими идеями, то Линь Хон со Звёздными Камнями… В итоге, он просто забыл… да и кто мог знать?
  
  – Синхэ! Хон! – крикнула стремительно приближающаяся вместе с ещё парой учеников рыжая девушка.
  
  – Мо Ю! – парень чуть покраснел. Эти ухмылки от брата Ю и его шутки… это ведь были просто шутки, да?
  
  – Отлично, все в сборе! – кивнул Линь Хон. — Уходим!
  
  – А как же наставник Тян Су? – спросил прибившийся к ним Лю Джин — выходец из небольшого, но довольно богатого клана. Не настолько, чтобы встать вровень с Тёмной Луной или Безграничными Небесами, но посматривать свысока на вассалов этих кланов он вполне мог.
  
  – На месте сбора встретимся, – ответила Тао Ра — ещё одна «почти простолюдинка».
  
  Больше на разговоры не было времени — облако пыли, что мгновения назад было ещё где-то там, далеко за лесом, неожиданно оказалось уже совсем близко и закрывало собой всю северо-восточную часть долины, а земля уже не просто мелко вибрировала, но натурально тряслась. Впрочем, даже для практика Второго Уровня подобная помеха была лишь мелким неудобством, не более. Но то, что нужно было поторапливаться, стало очевидно для всех. И они поторопились, рванув в противоположную от оползня сторону. По пути их всё-таки нашёл учитель, и они на полной скорости устремились прочь из лагеря.
  
  – Фух, вроде бы обошлось, – прислонившись спиной к дереву, выдохнул Лю Джин.
  
  – Пф, нам бы ничего не угрожало, какой-то там обвал не смог бы остановить учеников Академии Небесной Звезды! – как всегда, забавно задрала носик Мо Ю. Синхэ никогда не понимал её самоуверенности, но вынужден был признать, что звучало это довольно забавно. И Мило.
  
  – Ладно, давайте обойдём завал и попробуем найти остальных, – вздохнул наставник. – Придётся потратить несколько часов…
  
  Синхэ кивнул, соглашаясь с учителем — ещё не «улёгшийся» оползень крайне коварен и опасен. Любой шаг даже на кажущуюся крепкой и надёжной поверхность может закончиться падением в скрытую полость или вызвать новый обвал. Даже практику Пятого Небесного Уровня может быть затруднительно пройти там, а для учеников Второго-Третьего это и вовсе будет граничить с самоубийством. И потому они двинулись в обход.
  
  Их маршрут отступления оказался крайне неудачным — обвал отрезал их от остальных учеников, во всяком случае, за следующие несколько часов они не встретили ни единой живой души. Даже Демонические звери, напуганные катаклизмом, разбежались или попрятались по норам, оставляя людей в полном одиночестве. Потому, когда учитель объявил привал и велел разбивать временную стоянку, а сам отправился на поиски хоть какой-то дичи, никто не ожидал его возвращения с добычей, во всяком случае, скорого возвращения.
  
  – Брат Синхэ, нужно поговорить, – окликнул его друг и кивком указал в сторону леса.
  
  – Конечно, – кивнул практик Звёздных боевых искусств и последовал за блондином дальше в лес. – Ты что-то хотел обсудить?
  
  – Да, – не поворачиваясь к нему, ответил Хон, – я хотел тебе кое-что предложить.
  
  – Предложить? О чём ты, брат Линь?
  
  – У тебя огромный потенциал, Синхэ. Ты прошёл со стадии сбора Ци до Второго Небесного Уровня всего за месяц, обучаясь у мастера, который даже не владеет Боевыми Искусствами Звезды! Ты даже не представляешь, насколько велик твой талант в сравнении с обычными талантами двух и трёх кристаллов, но… Академия не даст тебе раскрыть его. Академия и Лян Ю.
  
  – Я не понимаю, – нахмурился парень. Направление, в котором зашла беседа, ему очень и очень не понравилось.
  
  – Ты не видишь, что происходит? – Линь Хон наконец-то повернулся. Его глаза лихорадочно блестели, а выражение лица было… странным, если не сказать откровенно пугающим. – Лян Ю — аристократ из Тёмной Луны. Не дай его хорошему отношению обмануть тебя — он всего лишь хочет тебя контролировать, использовать, а после — выкинет или убьёт.
  
  – Брат Линь, – настроение Синхэ опускалось всё ниже, – ты — мой друг, но не говори так о Лян Ю. Ты совсем его не знаешь. Да, я ненавижу Тёмную Луну, но не вся Тёмная Луна состоит из мерзавцев и подлецов!
  
  – Хорошо, возможно, Лян Ю — хороший человек, – к облегчению Синхэ, согласился Линь Хон, – но остальные? Неужели ты простишь им смерть твоей тётушки? Унижение твоего клана? Или ты думаешь, что благодаря «дружбе», – лицо блондина исказилось презрением, – с младшим наследником тебя признают равным? Мы всегда будем для них людьми второго сорта… Нет, даже не людьми! Мы для них — скот! Псы и свиньи! Рабы и мусор! Но… но я предлагаю тебе изменить это!
  
  – Изменить? О чём ты? И откуда узнал о моей тёте? – Линь Хон был безумен и нёс какую-то околесицу, вот только… при этом он владел информацией, которой владеть был не должен, и Синхэ не мог этого не заметить.
  
  – Я о нашей организации! Мы долго наблюдали за тобой, и я уже знаю всю информацию о твоей семье, даре… Синхэ, ты можешь стать великим мастером! Посмотри на меня, я вступил, когда едва-едва прорвался на Первый Небесный Уровень, но сейчас — я уже Пятый, почти Шестой! Мой талант гораздо слабее твоего, подумай, чего бы ты смог достичь? На какие высоты подняться? Академия никогда тебе этого не даст. А мы — можем! Подумай, ты сможешь отомстить!
  
  – Кто вы? Что вам нужно?!
  
  – Тебе не нужно знать, кто мы, но я предлагаю тебе вступить в нашу организацию. И тогда, если согласишься, конечно, ты узнаешь, кто мы и как мы сильны! Вместе мы истребим Старшие Семьи!
  
  – Истребите Старшие Семьи? – догадка пронзила парня. – Почти шестой уровень… Скажи мне, Лян Цзянь… это ведь ты убил его?
  
  – Да! Это моя демонстрация тебе серьёзности наших намерений, – с гордостью ответил Линь Хон, не замечая состояния своего собеседника. – Пойдём с нами, и я отомщу за твой клан — клан Тёмной Луны будет уничтожен! Не ты один в этом мире несёшь бремя мести. Много людей пострадали ни за что, однако они слишком слабы, чтобы взять реванш! – с горячностью подался корпусом вперёд светловолосый, от избытка чувств сжимая кулаки. – Разве тебе не хочется помочь им стереть с лица земли зло, которое несут главные семьи?! На самом деле, прошло больше века, как мы основали нашу организацию, собирающую гениев из простых людей. Наша цель — полностью искоренить все главные дома! Но нашей силы пока недостаточно. Нам нужно больше людей! Е Синхэ, присоединяйся к нам, вместе мы установим новый, справедливый порядок!
  
  – Присоединиться? Ты сошёл с ума! Да, аристократы гнилы и мерзки, но среди них есть хорошие люди! Разве не ты мне рассказывал о том, какая замечательная Ан Сюен и как ты её уважаешь?! Ты уже забыл об этом или это изначально была ложь?!
  
  – Ан Сюен — всего лишь слабая девчонка, которая ничего не решает в своём клане, а вскоре её и вовсе отдадут замуж в другую семью, где её слово не будет значить ничего! – резко рубанул по воздуху рукой Линь Хон, чей взгляд преисполнился неподдельного презрения. – И хотя может показаться, что она относится к тебе как к другу, не давай пустым мечтам обмануть себя! И она, и Лян Ю обихаживают тебя только из-за твоего таланта — ты для них полезный ресурс, который может пригодиться в будущем, но не заблуждайся! В их глазах ты просто скот, ожидающий убоя!
  
  – Даже если ты так говоришь, я всегда буду выбирать по совести. У меня есть принципы! – чувствуя, как заходится от нервов и нехороших предчувствий его сердце, попытался отстоять свою точку зрения выходец из клана Лазурного Пера. – Пусть Ан Сюен и Лян Ю из Старших Семей, но они не сделали ничего плохого, они невиновны. При этом ты желаешь убить их всех?!
  
  – Те, кого стоит убить, должны быть убиты, – мрачно выпрямился блондин, твёрдо встречая его взгляд. – Такова их доля. Они родились в главных домах. От истребления не уйдёт никто. Или мы должны дать им шанс выиграть?
  
  – Тогда чем ты отличаешься от них? Ты даже не говорил с ними, но для тебя они уже не люди, а тот самый скот, который следует отправить на убой! Чем ты лучше аристократа, который так же относится к простолюдину только за его происхождение?! Во имя нашей дружбы я не выдам тебя, но присоединяться… нет, я не хочу в этом участвовать! Я слушаю своё сердце, и это не мой путь.
  
  – Вот как… – обронил блондин, казалось, полностью успокаиваясь и даже вновь возвращая на лицо дружескую улыбку, на миг заставив Синхэ испытать облегчение и поверить, что на этом всё закончится, но следующие слова Линь Хона разбили эти иллюзии: – Ты совершаешь глупость, ошибку. И, как твой брат, я не могу допустить этого. Ты поймёшь… Даже если в итоге ты возненавидишь меня за это, ты поймёшь правоту нашей идеи!
  
  – Что ты… – договорить Е Синхэ не успел. Быстрое, смазанное движение, которое он толком не смог заметить, и… мир погрузился в темноту.
  
  Очнулся он уже на поляне. В голове звенело и мир слегка покачивался, но немного Звёздной Ци решили эту проблему, изгоняя постыдную слабость и возвращая ясность мыслей. Поднявшись с подстилки, Синхэ огляделся. И увиденное ему не понравилось. Первое, что он увидел — труп учителя Тян Су. А вторым были привязанные к деревьям ученики из его команды. Ну и Линь Хон, что сидел у костра и поигрывал ножом.
  
  – О, ты наконец-то пришёл в себя, хорошо! – улыбнулся блондин. Улыбнулся легко и открыто, как делал десятки раз до этого, но на фоне окружения эта улыбка выглядела жутко.
  
  – Линь Хон, что ты задумал? – стараясь скрыть испуг, спросил парень. Этот безумец убил учителя, драконьего практика Пятого Небесного Уровня. Шансов против него у Синхэ не имелось, как таковых. И оказаться в полной власти этого неуравновешенного… Это действительно пугало.
  
  – О, ничего такого! Просто я понял, что ты — слишком мягкий, Синхэ. Это хорошо, но… порой мешает. Хоть твоя семья и прошла через многие беды по вине Тёмной Луны, но ты всё равно ничего не знаешь о настоящей жизни. Сытый не поймёт голодного, и аристократа нельзя равнять с простолюдином. Ты просто ещё не понимаешь, насколько несправедлива царящая система и что наши враги не заслуживают благородного отношения. И я знаю способ, как ты примешь нашу Истину, – блондин встал на ноги и кинул к ногам Синхэ нож. – Тебе не хватает решительности, и я придам её тебе! Здесь у нас три сдавшихся, сломавшихся и ни на что не пригодных… скота. Докажи мне, что ты не такой. Зарежь любого из них! Будь с нами, Синхэ!
  
  – Линь Хон, ты окончательно сошёл с ума! Я не присоединюсь к вам! Вы — куча сумасшедших! – сердце забилось в груди выходца из семьи Лазурного Пера с отчаянием раненой птицы, громко отдаваясь в ушах, а всё тело резко покрыл ледяной пот.
  
  – О нет, мы как раз не безумны, просто мы, в отличие от вас, слепцов, видим, куда катится этот мир, это общество. И я хочу открыть тебе глаза. Посмотри, вот Мо Ю… Она же тебе нравится? – блондин подошёл к привязанной девушке. – Так спаси её… Тебе нужно лишь одно движение ножом. Стань одним из нас, и тогда, если они будут себя хорошо вести, я сохраню им жизнь. Или… – взгляд Хона стал ледяным, – ты смирился со своей ролью скота? Тогда… я сам тебя зарежу, как свинью. Итак, что ты выберешь?
  
  – Убей нас, если хочешь, Линь Хон, но я правда думала, что ты выше этого! – попыталась яростно выкрикнуть рыжеволосая девушка, но её голос дрожал, а в глазах застыли слёзы.
  
  – … – блондин не ответил и лишь наградил её снисходительным взглядом, чтобы тут же перевести его на Е Синхэ и безмолвно дать понять, что времени у того нет.
  
  Парень дрожащей рукой взял лежащий на земле нож, что, казалось, ожёг его пальцы. Выбор… был ли он? Е Синхэ хотел жить. И знал, что если он не сделает то, что от него требуют, его убьют. Прямо здесь. Вот на этой поляне, возможно, вложив нож в руки другой жертвы. Он хотел жить. Очень хотел. Ещё раз увидеть друзей. Клан. Его семья обречена без него! Она слишком много отдала ради его поступления в Академию! Он столько ещё должен сделать! И Мо Ю… она ему действительно нравилась… и сейчас её угрожал убить его бывший друг.
  
  – Я… – зубы парня неосознанно сжались до болезненного хруста, но он этого даже не заметил.
  
  – У нас нет времени ждать тут ночи, – чуть надавил Линь Хон, привязанная к дереву девушка всхлипнула и умоляюще посмотрела на Синхэ.
  
  – Хорошо, – выдохнул он и на негнущихся ногах подошёл к Лю Джину…
  
  «Я так слаб, что самому противно…» – дрожащие пальцы сильнее сжали рукоять ножа, в тщетной попытке прогнать из души омерзение к самому себе.
  
  – Прости… – в последний момент Е Синхэ зажмурился, отводя лицо в сторону…
  
  – Нет, пожалуйста, не на… – резкий удар — и мольба оборвалась, сменившись хрипом и отвратительным бульканьем, а на руки брызнуло что-то очень, очень горячее.
  
  – Отлично, брат Синхэ! Добро пожаловать! – улыбнулся ему блондинистый ублюдок.
  
  – Линь Хон… – он заставил себя открыть глаза и посмотреть на тело ученика, которого только что убил собственными руками, – как только я стану сильнее, чем ты… я убью тебя, клянусь.
  
  – Хорошо, брат Синхэ, – улыбнулся ему безумец, – нашей организации пригодится такой сильный мастер, и если цена тому моя жизнь, то да будет так! – с этими словами он легко порвал верёвки, стягивающие Мо Ю. Девушка, плача, рухнула на землю. Синхэ было бросился обнять и утешить её, но… остановился, взглянув на свои залитые алым руки.
  
  Он теперь убийца, что зарезал другого ученика. Ученика из более «высокого» клана. Что бы он ни говорил, но это уже ничего не изменит. Он — преступник, которому нет места в Академии. Как только они встретятся с наставниками, им всё расскажут… или те сами выяснят, изучив это место… а то и повесив на него смерть Лян Цзяня… Обратного пути нет, он повязан кровью… чего и добивался этот довольный ублюдок. Нет… выход был, он мог бы убить оставшихся двух свидетелей, а потом сжечь тела или оттащить их в лес на поживу Демоническим зверям, но чем он тогда будет отличаться от Линь Хона? Так что всё, что он мог сделать, это бросить Мо Ю липкий от крови нож и хриплым голосом попросить освободить Тао Ра. Жизнь Синхэ только что совершила крутой поворот, а в сердце начала расцветать ненависть, направленная на одного блондина… и всю его «организацию».
  
  И снова Лян Ю.
  Поток золотого пламени врезался огромному Демоническому медведю в левый бок, заставляя бурую шерсть и плоть под ней неестественно забурлить и оплавиться, будто тело зверя состояло из чего-то похожего на воск.
  
  В следующий за атакой Сюен момент Ю Нин уже прыгнула на противника и, пользуясь его секундным замешательством, отрубила левую переднюю лапу, ловким движением уходя из-под контратаки челюстями и подставляя его спину и правый бок уже под мой удар. Упускать момент я не стал, «закрутив» Солнечную Ци вокруг руки, оттолкнулся от ближайшего дерева и долбанул импровизированным буром энергии аккурат в затылок твари, превращая содержимое его головы в прожаренный и кипящий неестественными пузырями фарш.
  
  Нападение на нас случилось во время привала, когда взвинченные после утреннего оползня нервы уже отпустило и общая напряжённость с бдительностью начали уступать место желанию расслабиться и отдохнуть. Очередной сорванный завтрак тоже давал о себе знать, и хотя в этот раз я захватил с собой сумку, где имелся небольшой запас воды, хлеба и вяленого мяса, к обеду всё равно пришлось думать об охоте, а она после оползня стала представлять из себя известную сложность — зверьё-то разбежалось. В общем, с тактической точки зрения, время было подобрано идеально, и если бы мы ни о чём не знали, могли бы прямо тут и лечь… Всё-таки когда на тебя внезапно вылетает пятиметровая туша с параметрами минимум Пятого Небесного Уровня, то может не спасти и Небесная Алебарда, чего уж говорить про «Лунное Колесо» Ся Ю Нин, представляющее из себя артефактное оружие всего лишь «редкого» класса. Штука эта, кстати, была довольно симпатичной, весьма напоминая клинки некоего Иллидана из моей земной памяти. В татуировку артефакт Вайсс не убирался, в сложенном виде представляя из себя небольшой светло-фиолетовый диск, помещающийся в ладонь, в раскрытом же это было полукруглое фиолетовое лезвие примерно полутора метров длины с рукоятью посередине. И Ю Нин весьма красиво с ним управлялась, только вот, как я уже говорил, если ты не успеваешь достать оружие, оно ничем не поможет. А напавший на нас демонический медведь явно очень старался застать нас врасплох и напасть так, чтобы никто ничего не успел сделать.
  
  К его несчастью, лично я чего-то подобного со стороны наших противников и ждал, потому девочки были проинструктированы на случай такого нападения, так что никто не растерялся и каждый сразу начал выполнять заранее согласованную роль. Ан Сюен — беспокоящий обстрел издалека, Ю Нин — блокирование противника в ближнем бою, я — добивание. У сестрёнок Джао задача была — не мешаться под ногами. И несмотря на то, что пускать девушку драться вперёд мне изрядно претило, но это был наиболее разумный шаг — как Дракон Пятого Небесного Уровня, леди Ся реально была и сильнее, и крепче, и опытнее меня в ближнем бою, и тут даже попытайся я что-то сказать против, меня бы в лучшем случае послали, потому что Вайсс — девочка гордая и приняла бы такие манёвры за личное оскорбление. Так что идти поперёк паровоза я не стал, сосредоточившись на том, как лучше её прикрыть, что, в принципе, было ничем не хуже, нежели если бы это делала она в отношении меня.
  
  Между тем, потерявший лапу и голову мишка последний раз дёрнулся всем телом, явно очень негативно воспринимая соседство с солнечной Ци, и не успел я даже толком распрямиться, как его тело сделало «пуф» и распалось грязно-коричневым дымом, устремившимся куда-то в небо и за деревья на северо-запад. При этом, проносясь мимо меня, часть дыма цеплялась за моё тело и втягивалась внутрь, принося уже знакомые ощущения чужой жизни и Ци. Только жизни в этот раз был мизер, а Ци… чем-то она напоминала лунную, но словно с привкусом ржавчины и гнили. Очень сильная, концентрированная, но… мерзкая. Так и тянуло сплюнуть и сморщиться от накативших ощущений. Тем не менее Сила оставалась Силой, и хотя я чувствовал, что не получил и десяти процентов от резерва призывной твари, но даже те четыре-пять, что в меня впитались, ощущались весьма солидным куском, какового я бы не нарастил и за неделю нормальной медитации. Пятый… нет, даже Шестой Небесный Уровень! Именно столько должен был иметь этот инфернальный медведь, чтобы дать такой эффект.
  
  – Лян Ю! – обеспокоенно подскочила ко мне Ан Сюен. – Ты в порядке? Я видела, как в тебя втянулся этот жуткий туман.
  
  – Всё в порядке, сестрёнка, – улыбнулся я девушке, с неудовольствием отметив, что всё-таки согнулся в болезненном спазме от контакта с чужеродной Ци, – видимо, это был какой-то «прощальный подарок» монстра, но Солнечная Ци сильнее этой дряни и спокойно её выжгла, – в подтверждение своих слов окончательно выпрямляюсь, окутываясь золотистым покровом на пару секунд. – Сестрица Ся, ты как?
  
  – Нормально, – отменив перевоплощение в драконью форму, при которой у неё вырастал очень симпатичный рог в центре лба и не менее симпатичный узор из чешуи на скулах, девица уменьшила своё «Лунное Колесо» в небольшой диск и спрятала его в рукав халата, после чего сделала шаг и недовольно зашипела, припадая на левую ногу.
  
  – Что-то мне подсказывает, что это не совсем так, – я подошёл и встал перед ней на колено, – давай посмотрю.
  
  – Хмпф… – дракончик изволил выражать неудовольствие, вот только ножку при этом мне протянули, едва я попал в зону досягаемости.
  
  И что у нас там? Немного Ци в конечность… угу, просто небольшое растяжение, кто-то с испугу слишком мощно шарахнул Ци и слишком резко рванул, вот и дёрнула чуть-чуть связки. В принципе, для практика Пятого Небесного Уровня просто немного неприятно и раздражающе, да и само через минуту пройдёт, если силы есть, но… хм, уж не морщился ли кто-то специально, дабы один обаятельный злодей погладил эти стройные ножки, пусть даже полностью укрытые плотными кожаными штанишками? Так, приятель, хорош мечтать и пускать мысленные слюни. У вас не то положение. И отношения. По крайней мере, пока… надеюсь… Аргх! Интересные мысли тем не менее не мешали мне проводить лечение, и спустя пяток секунд ножка Ю Нин была в полном порядке.
  
  – Ну вот, – я поднялся, – как новенькая, – девушка осторожно наступила на лапку, но ничего не почувствовала.
  
  – Спасибо… – смущённо ответили мне.
  
  – Для тебя — всегда пожалуйста, – ну вот, отвернулась, да и Ан Сюен как-то смотрит… нет, не подозрительно, кажется, она вполне рада, что её «братик» старается наладить отношения с «сестрёнкой» и вроде как у него это получается. Но… аргх, хрен его знает! Это же женские взгляды, а я обычный мужик! Я не умею в высокую женскую телепатию!
  
  – Но что произошло с его телом? Куда оно делось? – опасливо глядя на место гибели Демонического животного, вернулась к месту боя Джао Нин, за которой следовала её родственница-брюнетка. Хоть пользы от них нам не было, но бросать их никто всё же не стал, да и точка встречи на случай ЧП была обговорена ещё до того, как мы накануне вернулись в лагерь.
  
  – Это было Искусство Призыва, – пояснила Вайсс. – Этот медведь с демонической кровью был кем-то призван. И этот кто-то должен быть недалеко.
  
  – Искусство Призыва? – переспросила Джао Сю.
  
  – Насколько недалеко? – одновременно с ней поинтересовался я.
  
  – Не знаю, – очень недовольно свела бровки Ю Нин. – Несмотря на то, что сейчас доминируют три боевых искусства: Огня, Дракона и Звезды, другие боевые техники всё ещё существуют, не говоря уж о секретных. Среди техник вызова есть так называемая Техника Тёмного Вестника. Она позволяет вызывать медведей-демонов, костяных драконов и другую нежить из преисподней. Но я только читала описания и знаю, что такие техники есть, но ни как они работают, ни какой у них радиус действия… понятия не имею. В книге было просто написано, что Призыватель может осуществить призыв лишь неподалёку от себя.
  
  Данные были весьма интересными, я, например, вообще ни о чём таком не слышал. То есть буквально — я помнил по своему послезнанию о самом факте наличия призыва у Линь Хона, но ни что это за техника, ни как она называется, ни откуда призывает животных, в моей памяти уже не задержалось, даже если и раскрывалось в той нарисованной истории. Конечно, у Тёмной Луны тоже есть некоторые, как бы забавно это ни звучало, тёмные секреты, возможно, среди них найдётся и что-то из данной области, вот только младшему наследнику из опальной ветви эти самые тайны открывать никто не торопился. Что же касается Ю Нин, сдаётся мне, у Северного Стража есть и учебники, а не только описания этих наполовину запретных, наполовину секретных техник. Вот только вряд ли к подобной литературе допускают кого-то младше Шестого, а то и Седьмого Небесного Уровня. Если вообще допускают.
  
  – Ясно, спасибо за информацию, – кивнул я девушке. Та в ответ чуть пожала плечами и тоже кивнула, принимая мою благодарность.
  
  И именно этот момент выбрал Чу Сянь, чтобы почтить нас своим визитом.
  
  – Ох, я нашёл вас! – вылетев из леса, ну вот вообще не подозрительно застыл мужик, уставившись на нашу компанию. Настолько не подозрительно, что даже, быстрым взглядом окинув место боя с медведем, явно огорчился… отсутствию на нас повреждений. – С вами всё в порядке?
  
  – Да, вполне. Учитель Чу Сянь, а как вы нас нашли? – решил я осведомиться.
  
  – Ну, вы всё-таки моя группа, потому после обвала я продолжил вас искать. Услышал какой-то шум и решил пойти на него, вот и вышел. Что у вас тут произошло? – он указал в сторону пары отметин на земле и покалеченных деревьев.
  
  – Кажется, мы наткнулись на того Демонического зверя, который убил Лян Цзяня.
  
  – Вот как? Слава Богам, что вы целы! А что случилось со зверем?
  
  – Он исчез в дыме после смерти, – с точно выверенной дозой раздражения и недоумения, каковые были бы уместны у ничего не понимающей и испуганной этим девушки, ответила Ю Нин.
  
  – Не может быть… Никогда не слышал о таких Демонических зверях! – попытался изобразить потрясение Чу Сянь. Или действительно был удивлён, что мы победили тварь его подельника.
  
  – К счастью, его больше нет, а значит, нам не о чем волноваться, – развела ручками платиновая блондинка, теперь изображая гордое самодовольство.
  
  – Да, конечно, – быстро кивнул мужчина. – Нужно встретиться с остальными, – вполне логично продолжил он, – на случай неожиданной ситуации мы договорились с другими наставниками встретиться на юго-западе долины!
  
  – В противоположной от обвала местности, логично, – я покивал.
  
  Мастер Сюэ всё это время был с нами, но по уговору не спешил вмешиваться. Хотя при стычке с медведем я ясно ощутил концентрацию Ци — если бы у нас возникло хоть малейшее затруднение, мишке пришёл бы полный и безоговорочный кирдык. Собственно, после обвала пожилой наставник окончательно убедился, что «тут что-то совсем не так» и заговорщики «работают» не только в лагере, но и за его пределами. Правда, никаких контактов с сообщниками вне лагеря он не заметил, что его сильно напрягло, так что мне пришлось выражать мысль о том, что обвал можно было устроить и дистанционно, особенно если заранее подготовиться. В любом случае, пусть и косвенные, но доказательства того, что всё это — спланированная операция, у нас имелись в большом количестве. А я в очередной раз подтвердил свою правоту и «гениальность стратегического мышления». Мелочь, а приятно.
  
  Чу Сянь вёл нас на «место встречи» около получаса, сделав по лесу пару крюков, наводящих на мысли, что он специально путает следы или тянет время. Но вот, спустя означенное время, когда сумерки уже начинали вступать в свои права, однако закат пока ещё не ушёл, окрашивая мир в алый цвет крови, мы вышли к встречающей делегации. М-да, как-то не получается у меня поэтично излагать, видимо, недостаточно я ещё китайской поэзии прочитал. А ещё я изрядно мандражирую, да. Ну ладно, вот Линь Хон и… так, а почему их всего четверо и остальные такие бледные и зашуганные? Причём девушки шугаются парней — это видно невооружённым взглядом. Если бы я не знал Синхэ, подумал бы, что они вместе с Хоном решили немного развлечься в принудительном порядке, скажем так, но это было бы бредом — нет, забронзовей этот неудавшийся Великий Нагибатор, то ещё возможно, но сейчас он вроде бы ещё нормальный. Короче, не нравится мне всё это.
  
  – Учитель! – радостно поспешил к нашему засланцу блондин-засланец.
  
  – Линь Хон! Что случилось? Где мастер Тян?
  
  – Он… На нас напал Демонический медведь, и… Лю Джин погиб, а мастер велел нам бежать, пока он сдерживает монстра!
  
  – Проклятье! Где это было?! – на лице Чу Сяня появилось уже знакомое выражение шока и неверия, что он уже разок показывал при «новости» об уничтожении моста.
  
  – В той стороне, – Линь Хон указал на лес за своей спиной. – Мы бежали больше часа, прежде чем остановиться.
  
  – Хорошо… То есть это ужасно, но Демонический зверь точно не пошёл бы за вами на такое расстояние. Теперь мы в безопасности! – «облегчённо» вздохнул мужчина с бирюзовыми волосами.
  
  – Действительно, очень удачно для нас, что Демонический медведь остался на другом конце плато, – с серьёзным видом покивал я, направившись к костру, на котором уже жарилась какая-то птичка.
  
  – Нам повезло, – расплылся в чуть смущённой улыбке Линь Хон. – Кстати, мясо скоро будет гото… – договорить ему не дал мой кулак, со всеми доступными мне силой и скоростью устремившийся в лицо «милого безобидного паренька».
  
  Где и был перехвачен голой рукой этого ушлёпка, с которого мгновенно слезло выражение показного дружелюбия.
  
  – Лян Ю, что ты… – начал было Чу Сянь, но взгляд сияющих золотом «Звёздных Глаз» заставил его заткнуться.
  
  – Больше часа бега, выход на обговорённое с другими учителями место встречи без учителя и не найдя на нём ни одной другой группы, да ещё и целых два Демонических медведя в разных концах плато? – откровенно капая ядом в голосе, смотрю на выражения их лиц. – Как много изумительных совпадений — я почти плачу от мелодраматизма…
  
  – А ты действительно умён, Лян Ю, – прищурился блондин, а мою руку словно в тисках зажали. Пока укреплённое Ци тело держалось, но быстро вырваться я бы не смог и чётко это ощущал. К тому же в правой руке этого типчика я отчётливо видел странную погань цвета венозной крови, что выглядела для моих Звёздных Глаз каким-то насекомым, представляющим из себя нечто среднее между муравьём и жуком. – Настоящий гений, что рождается не каждую тысячу лет… – на лице Линь Хона появилась кривоватая улыбка. – Жаль, что ты родился в доме Тёмной Луны…
  
  – Линь Хон, неужели ты и правда… – не могла поверить Ан Сюен. А вот Ю Нин как бы невзначай достала оружие и вроде как следила за блондином, но при этом сместилась так, чтобы атаковать Чу Сяня наиболее удобным образом.
  
  – Сколько тут ещё ваших сообщников и что с остальными учениками? – задал более конструктивный вопрос я, перебивая свою младшую сестрёнку.
  
  – Кх! – сквозь зубы шикнул Чу Сянь, но манёвр Вайсс явно не прошёл для него незамеченным и показал, что отнекиваться смысла нет. – Так вы всё-таки догадались, отродья…
  
  – Остальные на другом конце плато, в настоящей точке сбора, и не помогут вам, – ответил на мой вопрос Линь Хон. – И не беспокойся, даже если нас всего двое, вам пятерым с нами не справиться, – попытался изобразить пафос парень, но, на мой взгляд, даже его попытка «сломить наш дух» информацией о том, что помощи ждать неоткуда, была большой глупостью, ведь мы теперь знали, что остальные студенты и учителя живы, а не взяты в заложники, да и признавать свою численность — тот ещё шаг.
  
  – Учитель Чу Сянь! Вы же учитель Академии Небесной Звезды, как вы могли участвовать в этом?! – подняв руки в готовности атаковать, воскликнула Ан Сюен.
  
  – Даже если я объясню вам, вы не сможете меня понять, – обжигая нас взглядом, словно выплюнул мужчина. – Такие, как вы, должны сидеть дома и прятаться от проблем — мир слишком жесток!
  
  – Да-да, вы все такие непонятые… – тиски чужих пальцев мне уже поднадоели. Блондин явно был на Пятом, если вообще не Шестом Небесном Уровне — пытаться вырваться, даже воспламенив кулак, против него было заранее гиблым делом.
  
  Пока мы болтали, всё стояло в шатком равновесии. Попытайся Линь Хон ударить меня свободной рукой — и откроется для атаки Ю Нин с её артефактным оружием, ведь Чу Сяня тогда заблокирует Сюен, пусть всего на несколько секунд, но она сможет его повязать боем, в то же время и я не буду стоять без дела, максимально осложняя блондину манёвр и возможность пережить атаку голубоглазой дракоши. Аналогично было и наоборот — атакуй первым я, используя вторую руку, и уже сам откроюсь для Чу Сяня, который ближе и успеет меня если не убить, то серьёзно ранить до подхода Ю Нин и Ан Сюен. Поэтому-то мы и могли разговаривать, пытаясь вытянуть из террористов побольше информации, пользуясь их собственными осторожностью и опаской всё потерять от одного неверного движения. Однако Линь Хон не переставал давить мою руку и при нашей разнице в силе уже через минуту такого противостояния просто раздробит мне кости, чем вырвет для себя преимущество. И, ясное дело, я такого позволить не мог. Огонь, как я уже отметил, не был вариантом — я просто не смогу без ручных печатей в один миг создать достаточно мощное пламя, чтобы ему реально навредить, зато спровоцирую начало боя в конфигурации «сам открылся». Другое дело лёд, особенно если черпану Ци напрямую из Алебарды — там качество и мощь такие, что проймёт и Седьмой Небесный Уровень, вот только был у меня и ещё один вариант, который имело смысл попробовать, пока есть возможность.
  
  Касаясь кожи малолетнего террориста, я вновь и достаточно чётко ощущал то сочетание Ци и жизненной энергии, которое впервые уловил при убийстве Демонических зверей. Но если там у меня не было времени на него настроиться, ведь за мной наблюдал Сюэ и было бы странно, поймай я Огненную птицу за шею и застынь с ней в неподвижной позе, то здесь блондин сам любезно усиливал контакт кожи и давал мне время сосредоточиться. Конечно, это был риск. Большой риск. Правильнее было бы попробовать сперва поглотить энергию из обычного человека, преступника там в камере или ещё кого, вроде бандита у дороги, но я чувствовал, что могу потянуть на себя силу и жизнь парня, несмотря на всю разницу в уровне нашей культивации. А ещё я прекрасно осознавал, что с разогнанными Звёздными Глазами восприятием и реакцией я в любом случае успею полыхнуть огнём или вдарить холодом, чтобы замаскировать любые нежелательные спецэффекты. Ну и в конце концов, не попробовать это сделать, перед тем как использовать силу Алебарды Ледяного Дракона, было бы просто расточительно.
  
  А потому сразу же после своего ироничного капания желчью я схватил своей волей ощущаемую в Линь Хоне энергию и потянул на себя.
  
  – Агх! – хриплый вскрик блондина растянулся для меня на целую вечность интереснейших ощущений и наблюдений.
  
  В местах соприкосновения нашей кожи и немного вокруг его кровеносные сосуды резко вздулись, неестественно выпирая сквозь кожу. В это же время циркулирующая по его телу Ци сломала своё равномерное и упорядоченное движение, бесконтрольным потоком устремившись в мой кулак, словно силой вырываемая из всех меридианов и даньтяня, как будто вода, которую утягивает насос. И я… я почувствовал вкус. Этакое фантомное ощущение на языке и по всему телу. Сила… жизнь… Ци Линь Хона — они были чем-то сродственным недавно убитому мишке, только темнее и… как будто угольная пыль на языке.
  
  А потом парень дёрнулся, с хорошо заметным Звёздными Глазами и рваным усилием заставляя свою Ци и мышцы подчиняться, чтобы отпрыгнуть в сторону. Секунда на всё про всё, даже меньше. Я успел вытянуть всего несколько капель, будто сделал смазанный глоток… И эта моя способность… инстинкты… или холодный рассудок, всё понявший и просто отбросивший логическую цепочку рассуждений, как что-то способное зря потратить драгоценное время… В общем, меня аж дёрнуло вперёд — удержать, не отпустить, сжать пальцы на горле и выпить досуха… Но вместо этого ещё не успевшая разорвать контакта ладонь Линь Хона опаляется выбросом золотого пламени, и время возвращается в свой привычный ритм.
  
  – Что?.. – шарахнувшийся на несколько шагов от меня молодой террорист растерянно смотрел на обгоревшую докрасна ладонь, дисбаланс Ци в которой не позволил нормально защититься, но для внешних наблюдателей всё выглядело так, что Четвёртый Небесный Уровень… может оказаться и не Четвёртым совсем, ибо сумел ранить Пятый, а то и Шестой обычным выбросом даже без замаха на разгон Ци по магистралям.
  
  – Ах ты!.. – вспышка пламени сбоку и отступление подельника стали для Чу Сяня неожиданностью, ведь он больше следил за Ся Ю Нин, чем за мной, которого уже «спеленали», но замешательство его длилось лишь миг, а в следующий тело наставника уже трансформировалось в боевую форму и кулаки окутались бледно-жёлтой Ци, готовясь впечататься в моё тело.
  
  – Открылся! – возбуждённый крик Ю Нин совпал с ударом «Лунным Колесом», которое чуть не срезало мужчине голову в полёте. То буквально было брошено, как метательный диск, и только дико изогнувшись, Чу Сянь смог пропустить его над собой, чтобы тут же словить от добежавшей девушки пинок.
  
  Удар террорист выдержал, приняв его на правую руку, и, используя полученный импульс, разорвал дистанцию, дополнительно ускоряясь, отталкиваясь от земли ногами. Тут бы Вайсс и продолжить прессинг, не выпуская жертву, но вместо этого она замешкалась, ловя возвращающееся, словно бумеранг, оружие, а дальше всё опять зависло в равновесии.
  
  Линь Хон не спешил рваться в бой, хоть уже и осмотрел свой ожог, Сюен в бой вступить не успела, я же во время атаки Чу Сяня на себя стоял к нему слишком неудобно, чтобы пытаться достать сразу, а когда он уже отлетал в сторону, момент был упущен — надо было следить за блондином, чтобы он не ударил во фланг Ю Нин.
  
  – Я недооценил тебя, Лян Ю, но больше этого не случится, – опять заговорил молодой Призыватель. – Лучше сдайся — у вас всё равно нет шансов против нас.
  
  – Сдаться? Чтобы вы свернули нам шеи и забрали Ся Ю Нин? Очень смешно, – моя правая ладонь окуталась золотым пламенем, и вся нужная Ци замерла на кончиках пальцев, готовая в один жест обернуться или щитом, или потоком из пяти огненных клинков.
  
  – Значит, ты понял…
  
  – Тут нечего понимать, это очевидно, как день.
  
  – Линь Хон, что ты хочешь сделать с Ю Нин? – сместившись так, чтобы в следующий раз точно суметь атаковать, не рискуя задеть нас, мрачно спросила Сюен.
  
  – … – блондин неохотно перевёл взгляд на свою официальную госпожу, ведь он же у нас числится её вассалом, и, обдумав что-то пару секунд, вновь посмотрел на меня. – Первоначально я хотел сохранить тайну о себе и оставить хорошее впечатление у мисс Ан. А в конце, через несколько лет, мой клан бы позаботился о мисс Ан. Но из-за текущих обстоятельств я могу сделать только одно… – что именно, повисло в воздухе недосказанным, но в целом было и без того ясно — все препятствия и свидетелей они будут убирать.
  
  – Как банально… – с усмешкой перехожу к следующему этапу допроса. – О, прошу, только не говори, что ты ещё и планировал на ней жениться через эти самые несколько лет — моё изнеженное домашними прятками от проблем сердце не выдержит такой концентрации стереотипов о заговорах вассалов, – мой укол достиг цели, и Чу Сяня аж перекосило. – Давай серьёзно. На кого вы работаете? Какая Великая Семья решила сыграть против Лорда Северной Стражи, похитив его дочь?
  
  – Великая Семья? – о, как мои слова взбесили этого блондинистого фанатика! – Ну да, о чём бы ещё мог подумать аристократ вроде тебя? Но нет, я не служу вам! Мы уже век сражаемся против таких, как ты! Мы — организация простолюдинов, и мы истребим Старшие Семьи!
  
  – Правда, что ли? – моя ухмылка стала шире, а концентрация иронии в голосе превзошла уже любые нормы приличия. – Прям без шуток? Вот честно-честно? Организация простолюдинов, воюющая против Старших Семей? Ох, ха-ха-ха… хи-хи… – изобразить смех было несложно, если посмотреть на всю ситуацию со стороны, она действительно кажется забавной.
  
  – Ты сошёл с ума? – с недоумением спросил фанатик-террорист, чей подростковый мозг, похоже, не мог поверить, что на его горячий спич кто-то может так реагировать. Он же тут страшные тайны мирового заговора разглашает, угрозу национального уровня озвучивает, практически начало рабоче-крестьянской революции объявляет, а слушатель давай хохотать. Обидно, наверное.
  
  Впрочем, остальные зрители спектакля скорее разделяли его мнение, нежели понимали меня, даже мои девочки явно не поняли, что меня так рассмешило, а уж Синхэ с Мо Ю и второй заложницей сами, похоже, испугались за мой рассудок.
  
  – Нет-нет, прости, просто меня умиляет твоя наивность, – изображаю намёк на извиняющееся пожатие плечами, хотя ни на секунду не ослаблял внимание к противникам. – Это же ты призыватель тех Демонических медведей. Будь им Чу Сянь, он бы так не удивился, когда нашёл нас, ведь уже знал бы, что его питомец проиграл, да и дрянь в твоей правой руке имеет очень уж подозрительно похожую на них Ци.
  
  – Ты… её видишь? – опешил паренёк.
  
  – Да, и вид отвратный, – издевательски качнув головой, заверяю его я. – Только вот какая незадача. Я — наследник Тёмной Луны, далеко не самого молодого и незначительного клана в империи Джоу, но и близко не видел подобных техник, и даже Ся Ю Нин — наследница самого Короля Севера — лишь слышала об искусстве Тёмного Вестника, однако даже её семейная библиотека не хранит в себе таких техник. И тут такой красивый ты, весь из себя честный простолюдин, заявляешь, что твоя организация не имеет отношения к Великим Семьям? Самому не смешно?
  
  – Ты можешь мне не верить, но это так! – яростно выкрикнул Линь Хон, явно задетый за живое и вошедший в стадию отрицания. Ну и, как и любой малолетний максималист, он не мог просто так позволить принижать то, во что он верит, немедленно бросаясь в спор, даже если тот заведомо не имеет смысла. – Простолюдины ничем не хуже вас — аристократов! И мы тоже можем быть сильными!
  
  – О, видишь ли, мой наивный и не очень умный друг… Какими бы талантливыми ни были простолюдины, такие знания не валяются на дороге, и в первой попавшейся лавке их не купишь, а значит, вам их дали, а дать их вам мог только кто-то ещё более влиятельный, чем Лорд Северной Стражи. С учётом же ваших лозунгов, из этого следует очень простой вывод: вы, ребята, инструмент в борьбе за место у трона… или на троне. Или, быть может, это проект кого-то из наших соседей, потому что нет более удобного момента для вторжения завоевателей, чем гражданская война в стране. Так что можешь обманывать себя сколько влезет, но ваша организация — кто угодно, но точно не самостоятельный союз уставших от угнетения простолюдинов.
  
  – Ты… ты лжёшь! – прошипел террорист, чьи распахнутые до предела глаза лихорадочно блестели.
  
  – Зачем бы мне? Мой клан варится в этом чане с отходами уже больше тысячи лет, там, где ты видишь «священную борьбу», я наблюдаю всего лишь очередную интригу. Впрочем, в этом нет ничего удивительного. Расходный материал и должен быть уверен, что борется за что-то стоящее, должен быть вдохновлён идеей, ради которой не стыдно и жизнь положить. О, нет-нет, не смотри на меня так, – я вновь улыбнулся, – разумеется, ты — не расходный материал. Препараты, которыми тебя накачивали для такого быстрого развития, конечно же, не имеют побочных эффектов и не сократили твою жизнь лет до тридцати. И тварь в твоей руке, конечно же, просто даёт тебе силу, а не пожирает заживо.
  
  – Заткнись! Заткнись! Я готов умереть ради нашей борьбы! Я сам пошёл на это!
  
  – Да-да, я уже понял, что ты ничего не знаешь, как и твой приятель, – выразительно скашиваю взгляд на Чу Сяня, который хоть и перенёс психологическую атаку более стойко, но тоже выглядел далеко не оставшимся глухим к «лживой крамоле ворога». – Но, если честно, во всём этом я другого совершенно не понимаю.
  
  – Чего? – пусть сквозь зубы, но всё-таки вопросил подросток.
  
  – Если вы хотели похитить Ю Нин, то почему Чу Сянь просто не подошёл к ней вечером первого дня, чтобы передать конверт якобы с посланием от ректора? Что вам мешало положить туда какую-нибудь схему местности этого плато с парой пометок в случайных местах и пропитать его тем же ядом травы Чёрной Тюрьмы? Пока бы она крутила этот рисунок в руках, пытаясь понять, что это значит и что надо делать, яд бы проник в кожу и заблокировал ей возможность использовать Ци, после чего всё бы и закончилось. Зачем было убивать моего недалёкого троюродного брата, ставить всех на уши и устраивать весь этот цирк с оползнями, призванными Демоническими зверями и прочей идиотией?! Как это должно было работать?! – уф, наконец-то я это спросил. Боги, как долго я держал это в себе…
  
  – …
  
  – … – судя по лицам террористов, данный простой вариант им в головы тупо не пришёл.
  
  – Что за выражения лиц?! – не отказал я себе в удовольствии выместить на них своё отношение к этому факту. – Вы готовились к этой операции несколько месяцев и, хотите сказать, такой простой вариант даже не догадались обсудить? – судя по всему, да — не догадались. – Ладно, хорошо, почему тогда не отравили припасы в лагере? Пусть все готовят себе сами, но рис-то на всю толпу хранится отдельно! Что вам помешало сыпануть туда чего-нибудь с отложенным действием, чтобы весь лагерь просто уснул ночью беспробудным сном?
  
  – Лян Ю, хватит рассказывать всем, как бы ты сам меня похищал! – возмущённо потребовала Вайсс.
  
  – Да, брат Ю… – чуть менее уверенно поддержала её Сюен, – в этот момент ты выглядишь довольно жутко…
  
  – Хорошо, я понял, что самый главный злодей на этой горе — это я, – тяжело вздыхаю, с некоторым трудом заставляя себя не отвлечься в этот момент от контроля за противником, ибо… ибо это реально было больно.
  
  – Хватит! – не выдержал морального прессинга более старший террорист. – Этот разговор бесполезен! С нас хватит вашего лицемерия и ваших лживых издёвок! Сколько людей убили высшие аристократы?! По малейшей прихоти вы опустошаете побочные ветви, в ваших глазах мы скот, ваши псы и свиньи! Вы живёте в своё удовольствие в своих райских семейках! Пока мы живём убогой жизнью в побочных ветвях, вы забираете наших красивых женщин, насилуете и унижаете их! Что даёт вам право на это?! Ты, Лян Ю, только что показал, что знаешь о подлости больше любого преступника, и после этого ты смеешь нас осуждать?! Что бы ты ни говорил, недовольство среди младших семей растёт, и вы больше не можете его игнорировать! Не важно как, но придёт время, и мы убьём вас всех в ответ на ваши злодеяния и сами возьмём Великую Империю Джоу под свой контроль! Линь Хон, хватит тратить время! – бирюзовоголовый повернулся к подельнику. – Используй свой призыв и покончим с этим!
  
  – Ты прав, – блондин сложил руки в незнакомую мне печать, неотрывно глядя мне в глаза. – Пусть мы пришли за Ся Ю Нин, но ты слишком опасен, Лян Ю. Я не могу позволить тебе уйти живым с этого плато.
  
  – Думаешь, справитесь с нами? – вскидываю бровь, наблюдая в звёздной зрении, как мощный источник Ци заходит им за спины.
  
  – Ты всего лишь Четвёртый Небесный Уровень и мне не ровня, – вроде бы уверенно, но как-то слишком не спеша активировать технику, словно ждал от меня подлянки, ответил Лин Хон.
  
  – Ты прав, – я кивнул, – сейчас я действительно тебе не ровня, но перед тем, как мы начнём, ответь на один вопрос…
  
  – Какой? – он реально спросил. Н-да, всё ещё печальнее.
  
  – Мастера Сюэ ты тоже превосходишь или на него твоих силёнок не хватит?
  
  – При чём здесь… – начал было блондин.
  
  – Этому старику тоже очень интересно узнать ответ, – раздался у парня из-за спины голос моего наставника.
  
  – Проректор! – выдохнул Чу Сянь, отшатываясь в сторону.
  
  – Отступайте, я их задержу! – мгновенно поняв, что расклад сил больше не в их пользу, Линь Хон всё-таки применил технику, выпуская из бледного сияния между ладоней поток угольно-чёрной Ци, что приняла форму огромного, ещё на полметра более широкого и высокого, нежели прошлый, Демонического медведя, на этот раз с чёрной, а не бурой шкурой.
  
  И появившаяся тварь тут же бросилась на старика, а в сторону Ю Нин из-под ног парня метнулась бледная тень, на лету принимающая форму человеческой фигуры.
  
  – Е Синхэ, бежим! – разоблачённый террорист-преподаватель, к моему (да и не только моему) полному охренению, подскочил к представителю клана Лазурного Пера и, натурально схватив того в охапку, на всех парах рванул прочь от нас.
  
  Шок от подобного поворота событий чуть было не стал для нас фатальным, и только ускоренная реакция, даруемая Звёздными Глазами, позволила мне всё-таки успеть призвать алебарду и в последний момент рубануть ей по той тени, что летела к Вайсс. Ледяная Ци впилась в призрачную плоть, заставляя ту натурально покрыться ледяной коркой, но почти не нанося при этом повреждений энергетике существа, что мне было прекрасно видно. Секундный испуг на лице Ю Нин показал, что она имеет представление о том, с чем мы столкнулись — простая неожиданность бы не вызвала у неё такой реакции. Однако девушка поборола миг слабости и попыталась сама атаковать замедлившуюся тень, целя своим Лунным Колесом той в горло. И даже попала, сделав это лишь на какую-то долю секунды позже моей собственной атаки, вот только светло-фиолетовое лезвие безвредно прошло тёмную фигуру насквозь, а непогашенная инерция повела принцессу в сторону, открывая бок для контратаки. Поток солнечной Ци, пущенный мной по древку алебарды, не успел самую малость, и, прежде чем вспыхнуть и рассеяться, тварь успела дотянуться до девушки, оставляя на её красном халате глубокий разрез, сразу же начавший наполняться кровью.
  
  В это же время проректор Сюэ неловко отбивался от призванного медведя. Не потому, что был слабее него, просто, судя по тому, как ошарашенно он глядел в спину удаляющегося ученика, такой поворот событий был для него крайне неожиданным и занял мысли куда сильнее, чем какой-то Демонический зверь.
  
  Ан Сюен же оказалась связана боем с ещё двумя призванными животными, созданными Линь Хоном сразу после медведя, только в этот раз это были волки. Золотое пламя девушки легко держало их на расстоянии, но сама она точно не могла броситься в погоню.
  
  Загнанный в угол Линь Хон, судя по всему, пошёл ва-банк и бросил на нас все свои козыри. И вот уже я отмахиваюсь от каких-то бесформенных духов, закрывая спиной зажавшую кровоточащий бок Вайсс, а в сторону Сюэ несутся ещё четыре бледных, полупрозрачных силуэта с сияющими голубым светом глазницами: птица, змея, волк и кабан. Ранее же призванный медведь совсем не прост и с лёгкостью регенерирует, даже если ему сжечь половину тела, вернее, Ци, из которой он состоит, просто вновь формирует уничтоженное. А тут ещё и этот ушлёпок бросился в бой и… да, вместе со своими тварями, умудряется держаться против Седьмого Небесного Уровня на пике формы. Да, его теснили и шансов у него точно не было, но вот время… время уйти он своему подельнику давал.
  
  Я защищал Ю Нин, сама она мало того, что ранена, так и ничего не могла сделать против духов, Сюен полностью сосредоточена на собственной защите, а проректор занят. Четыре же девушки из вассальных семей… две, что бы с ними ни сделали террористы, сейчас точно не бойцы, а представительницы клана Джао… спасибо, посмеялся.
  
  Окутанная светом и морозной дымкой Алебарда Ледяного Дракона разрубает очередного духа, сунувшегося слишком близко к девушке, и, крутанувшись на сто восемьдесят, я выпускаю с её острия скрученный поток Ци, широким веером настигающий оставшихся за спиной противников. Смешанная энергия Луны, Солнца и Холода выглядит как синее пламя, оставляющее после себя на земля опалённые проплешины, скованные густой изморозью. Сейчас удар пришёлся не на почву, а потому лишь воздух за синим полукругом наполнился невесомыми крупинками снега, но это было и не важно, ведь духов атака полностью развоплотила. Сразу после меня одного из своих волков достала и Ан Сюен, накрыв того широкой струёй пламени, второго же, к некоторому удивлению, атаковали девочки Джао, сумев достать в бок пусть и слабенькими, но заставившими того опрокинуться Огненными лезвиями, и тут же уже Мастер Сюэ подловил Линь Хона и просто вогнал ему в грудь и голову с десяток огненных шипов, просто перекачанных Ци. Н-да, эту прожаренную отбивную теперь хрен допросишь. Видимо, наставник посчитал, что живым его взять не получится или излишне сложно.
  
  Точку в бою поставила сложенная в «лапу тигра» ладонь, пропитанная Солнечной Ци, что оторвала «голову» последнему волку, нападавшему на мою младшую сестрёнку, всего на миг позже, нежели проректор испепелил оставшихся зверей блондина, что нападали на него.
  
  – Цела? – короткий и не особо нужный вопрос, ведь я прекрасно видел, что кроме некоторой бледности и учащённого дыхания с Ан Сюен всё в полном порядке, но рефлексы требовали его задать, раз уж оказался рядом.
  
  – Д-да, – она кивнула, – помоги Ся Ю Нин!
  
  – Конечно, – и я уже на всей скорости спешу к дракоше, что недоверчиво оглядывает окрестности в поисках пропущенных врагов. – Присядь, я должен обработать рану, – ещё в движении отзывая алебарду, нежно придержал я платиновую блондинку, помогая опуститься на траву.
  
  – Фух… – словно отпустив натянутую струну, Ю Нин послушно позволила усадить себя на колени, попутно уменьшая своё оружие в миниатюрный диск. – Надеюсь, это всё…
  
  – Да… – я уже вливал в её рану свою Ци, с напряжением контролируя поток, чтобы изолировать и вытолкать из тела угольно-тёмную Ци, всё-таки попавшую в её организм во время удара. – Ты знаешь, что за существо тебя атаковало?
  
  – Не уверена, но это было похоже на призрачного ассасина. Я читала, что таких призывают, принеся в жертву душу умерших.
  
  – Ясно, – моя энергия уже справилась с остатками инородной силы и принялась латать рану.
  
  – Ты думаешь, что?.. – девушка не договорила, но её голос дрогнул.
  
  – Думаю, нам теперь известна судьба наставника Тян Су, – не стал я кривить душой, выложив свою версию, смутно припомнив что-то такое из «канона».
  
  – Это слишком! – будто сама себе, выдохнула Вайсс. – Не только убили, но ещё и так… использовали после смерти…
  
  – Хм-м… – я не знал, что ей сказать. Как назло, вспомнилось, что тема нежити в местной культуре довольно затабуирована. Всего, что с ней связано, реально боятся и презирают до мокрых штанов и нервных срывов, и тому были основания — в истории этого мира случались эпизоды, когда вот такие вот психи, только не Пятого, а Девятого Небесного Уровня, опустошали такими тварями целые страны, и животный страх перед теми временами местные люди буквально впитывали с молоком матери.
  
  А ещё меня изрядно озадачил один момент. Смерть (довольно близкая, отмечу) этого фанатичного ублюдка не принесла мне и грамма силы. И это было странно. Моя способность точно не ограничена только Демоническими животными — я же тянул из него силу буквально минуту назад. Но раз мне жизненной силы не досталось, значит, кто-то её куда-то дел до меня. И по поводу «кто-то» у меня была одна мысль… Но пока было не до этого.
  
  – Мастер Сюэ, поздравляю с победой, – поприветствовал я подошедшего Учителя.
  
  – Благодарю, Лян Ю… – старик внимательно смотрел на мои манипуляции с исцелением, но не спешил их комментировать. – Он был силён, для его лет — чудовищно силён. Жаль, такой потенциал…
  
  – Не уверен, насколько этот потенциал был действительно его… – закончив затягивать рану, начинаю подниматься, заодно подавая руку Ю Нин. – И, учитель, мы разве не будем преследовать Чу Сяня?
  
  – Нет… – немного подумав, ответил мужчина, – это точно была запланированная операция, а значит, на их пути отхода могут быть ловушки. Если их готовил Линь Хон, то они могут быть опасны даже для меня. К тому же мы не можем быть уверенными, что у них нет больше сообщников, и оставлять без присмотра принцессу Ся в таких условиях я не имею права, – чуть прикрыл он глаза, глядя в землю.
  
  – Хорошо, – я кивнул, гипотетические ловушки и противники явно были не единственной и далеко не основной причиной нежелания Сюэ пускаться в погоню, но настаивать не стоит. – Что будем делать с телом?
  
  – Ничего, – хмурость проректора взяла новые высоты. – Линь Хон был вассалом дома Безграничных Небес, и решать судьбу его останков должна Ан Сюен.
  
  – Давайте… давайте просто похороним его, – выдавила из себя девушка. – Если, конечно, мы не сможем получить какие-либо улики…
  
  – Лян Ю, что ты говорил о его правой руке? – переадресовал вопрос проректор.
  
  – Там у него сидит какой-то паразит, похожий на насекомое, – разглядывая прячущееся ближе к локтю Линь Хона существо Звёздными Глазами, ответил я. – Его слегка задело во время боя, но оно ещё живо или, по крайней мере, в нём есть Ци.
  
  – Тогда его необходимо убить и доставить на исследования в Академию, – мрачно постановил Сюэ. – Возможно, наши медики смогут понять, что это такое и какие препараты были использованы для увеличения сил Линь Хона.
  
  – Хорошо, – кивнул я и, вновь призвав алебарду, двинулся к телу. Солнечная Ци окутала центральное лезвие, и артефактное оружие пробило руку трупа в точке сосредоточения венозно-багряной энергии, отчётливо видимой для моих глаз.
  
  Конечно же, я очень хотел бы изучить эту штуку, возможно, даже поглотить её Ци, ведь она явно превосходила по своим качествам даже тёмную Ци Линь Хона и призванных им существ, но я был достаточно адекватен, чтобы понимать опасность таких экспериментов. Китайцы очень сильно любят всяких мразотных насекомых-паразитов, и в их сянсе эти твари наделяются самыми непредсказуемыми возможностями, включая крайне паскудные, от которых не враз защитишься, даже будучи очень крутым практиком. Так что ну его — с этой областью стоит взаимодействовать, лишь досконально изучив вопрос со стороны, но точно не ставить эксперименты на себе.
  
  Пробитая насквозь тварь в руке дёрнулась, но комбинация стали и солнечной Ци сделала своё дело — энергетическая структура его тела начала распадаться и отмирать.
  
  – Вот и всё, – алебарда вновь рассеялась потоком холодного воздуха между моих пальцев, возвращаясь в татуировку. – Теперь стоит допросить свидетелей.
  
  – Согласна, – кивнула Ся Ю Нин, до того разглядывавшая моё оружие очень задумчивым взглядом. – Эй вы, обе, рассказывайте, что с вами произошло! – н-да, тактичность катка асфальтоукладчика. Но… таковы уж традиции и воспитание.
  
  Представительницы младших семей ничего скрывать не стали и принялись делиться информацией, начиная от момента, как покинули лагерь из-за оползня, заканчивая встречей с нами. Я слушал, и… ко мне приходило Осознание.
  
  Главного героя сянси, по совместительству потенциального Великого Нагибатора подставили, заставили бежать от всего, что ему дорого, и силой завербовали в, считай, Демоническую Секту. Это же… это же просто пиздец! Хуже было бы, только если бы он из канона внезапно переродился в своё прошлое и нарисовался в моей реальности уже бронзовитый и дохрена крутой, знающий всё наперёд лучше меня!
  
  Он же сейчас выжмет эту секту до донышка, пройдя все, какие только возможно, невыносимо мучительные тренировки с бустом на 100500 ко всем характеристикам, обретёт какое-нибудь божественное тело из алмазного песка, заочищает нафиг себе все органы с костями, хапнет дохрениллион демонической Ци, техник вида «Пьяный стиль Сумасшедшего Владыки Девяти Адов» и вагон древних, забытых всеми заклинаний со схемами духовных массивов и космических построений на все случаи жизни, в процессе чего перебьёт половину населения страны, всю эту секту, десятка три занесённых в Красную Книгу архиредких Демонических зверей, а ещё разграбит несколько гробниц великих императоров прошлого и, наконец, вернётся сюда уже окончательно поехавшим психопатом с манией величия уровня «Боги плачут от своего ничтожества в сторонке». И да — он придёт причинять добро и наносить справедливость вообще всем, кто когда-либо на него косо посмотрел, и обязательно должен будет жестоко унизить и растоптать признанного гения, который раньше был впереди его и смотрел как на младшего! Всё, господа, приплыли — мы в жопе, лайнер дальше не идёт.
  
  – Лян Ю, что с тобой? – явно заметила мою бледность и капельки пота на висках Ю Нин.
  
  – Ничего, просто… Забудь, – мотнул я головой, отходя к костру, отравленную птичку с которого уже выкинули.
  
  Там, усилием воли отогнав панические мысли, я зашёл с другой стороны — у нас же есть «гений поколения», у которого злая тёмная секта увела «младшего брата» и чуть не прикончила возлюбленную. Может, всё не так уж плохо и у меня тоже появится сюжетная броня? А-а-а-а, кого я обманываю?! Я не считал Синхэ своим братом, я только так его называл! И нападение не было для меня неожиданностью — я всё знал заранее и готовился! Я никак не прохожу по граничным условиям! Я обречён!
  
  Так, вдох-выдох… вдох-выдох… У меня нет времени паниковать, я должен культивировать! И вообще, пока ты спишь — драугр качается. Пока ты делаешь побочные квесты — драугр качается. Пока ты метёшь улицу — драугр качается. А поскольку я — сюжетный злодей, я должен быть как драугр!
  
  А ещё заложиться… Да, точно! Надо подстелить соломки. Пусть он даже вконец поедет крышей, но я знаю его мотив — «Всё во имя клана Лазурного Пера!» — и на этом можно сыграть. Такой себе план, конечно, но это лучше, чем ничего. Если сработает, я буду спасён, если нет… ну, я буду знать, что сделал всё, что мог. Возможно, мне будет от этого легче…
  
  А теперь — стоп! Отставить рефлексии — надо действовать!
  
  – У меня есть просьба ко всем, – предельно серьёзно сообщаю обществу, возвращаясь от костра.
  
  – Хм-м? – обозначил вопрос Сюэ, оглаживая бороду, пока девушки просто молча посмотрели на меня.
  
  – Я прошу не сообщать никому о случившемся с Е Синхэ. По крайней мере, официально. Конечно же, ректор и Лорд Северной Стражи должны знать правду, но я не хочу, чтобы Синхэ официально объявляли предателем и ставили в один ряд с заговорщиками, планировавшими похищение Ся Ю Нин.
  
  – Но ведь он теперь один из них, – недоумённо разглядывая моё лицо, возразила платиновая блондинка. Не то чтобы прям категорично желая отказать, но, очевидно, не понимая моих мотивов. – Хочет он того или нет, его заставят подчиняться. Ты сам видел, насколько жестоки и беспринципны эти люди, а сломавшись под их нажимом один раз, он сделает это снова, и так до тех пор, пока сам не станет таким же, как они.
  
  – Возможно, но сейчас он жертва, которая мало отличается от заложника. Как те, кто знает правду, мы должны иметь в виду то, что с ним случилось, и быть готовыми к очевидным последствиям, но до того преступник и его жертва не должны осуждаться одним приговором.
  
  – Но зачем тебе это? – почти крикнула в удивлении Мо Ю, во все глаза таращась на меня. – Ты разве не должен на него злиться? Или быть в гневе? Или считать его предателем? Ведь он убил Лю Джина! И он вассал Тёмной Луны! И!.. – у рыжей явно начались отходняк и словесное недержание. Она и так-то была не очень молчаливой, но тут оголённые нервы звучали прямо в голосе.
  
  – Убив Лю Джина, он спас тебя и Тао Ра, – прерываю её эмоциональный спич. – Если тебя не убеждают мои аргументы, то выполни мою просьбу хотя бы в благодарность за то, что до сих пор можешь дышать.
  
  – Хорошо, Лян Ю, этот старик сделает так, как ты просишь, – закрыв глаза, твёрдо сообщил проректор, на корню пресекая дальнейшие прения.
  
  – Я тоже, – поддержала его Ан Сюен, со странным выражением разглядывая моё лицо, словно искала там что-то важное и даже находила его.
  
  – Ну, я не знаю… – с напускным недовольством повела плечиком Вайсс. – По-моему, в этом нет смысла, но если уж ты просишь — так и быть, – «дала себя уломать» девушка, в характерном жесте разводя лапки.
  
  – Если таково желание молодого мастера, я буду молчать, – в свою очередь поспешила заверить меня в лояльности Джао Нин.
  
  – Я тоже, – робко присоединилась к ней Джао Сю.
  
  – Благодарю вас всех, – опускаю голову так, чтобы это выглядело реальной благодарностью за участие, а не дежурным жестом. – Если никто не возражает, я схожу добыть что-нибудь на ужин — думаю, сегодня уже поздно искать остальные группы.
  
  – Хм-м… – вновь протянул проректор Сюэ, на секунду открыв глаза и внимательно изучив моё лицо, но тут же вновь их закрыл и более никак предложение не прокомментировал.
  
  – Пожалуйста, будь осторожен, брат Ю, – всё ещё глядя на меня с тем самым странным выражением, попросила Сюен и так в этот момент ловила мой взгляд… с таким чувством… не знаю… материнского инстинкта, что… Вот без шуток, на миг мне показалось, что меня сейчас возьмут на ручки и начнут заботливо гладить по голове.
  
  – Конечно, сестрёнка Сюен, вы тоже, – кивнул я, огромным усилием воли заставляя себя не бросить взгляд на Ю Нин. Её же внимание я аж кожей чувствовал, но сейчас было не время и не место для любых, даже самых незначительным намёков.
  
  Таким образом, я, на правах единственного мужчины молодого возраста, отправился добывать пропитание. Та ещё задачка, с учётом того, что зверьё пока что и не думало возвращаться в привычные места обитания, но в любом случае для меня она была проще, чем для девушек из младших семей, которых и в полном сил состоянии могут куры лапами загрести. Ну… местные огненные куры так точно. Сейчас же они ещё и устали, морально вымотаны и вообще вряд ли способны думать о какой-то там охоте. Да и не только они — Ся Ю Нин и Ан Сюен тоже явно нуждались в возможности расслабиться, да и ректору наверняка есть о чём подумать. Короче, главное мне теперь было не облажаться и не прийти с пустыми руками. Но тут я был в себе уверен — Звёздные Глаза позволяли видеть Ци даже сквозь кусты и траву, так что шансы найти местных Демонических животных у меня были.
  
  Что касается меня, то, оставшись в гордом одиночестве, я тоже смог наконец выдохнуть и позволить себе… не то чтобы сбросить маску — я ведь не особенно-то и притворялся кем-то, кем совсем не являюсь, но вот отпустить внутреннюю пружину напряжения — то да, смог. К тому же теперь я имел возможность спокойно перекусить жизненной силой Демонических зверей, не привлекая к своей персоне внимания и вопросов, так как Мастер Сюэ ни за что бы не отставил Вайсс без присмотра ради того, чтобы за мной проследить. Пусть той силы и были капли, но мне необходима была практика — чёткий и конкретный навык поглощения всей энергии жертвы, осознанно и лично держа ту за горло, а не жалких капель в момент смерти и почти не управляя процессом.
  
  В итоге, первый час я потратил на поиски Огненных птиц, хоть их мясо и непригодно в пищу. Точнее, с голодухи-то чего только не съешь, но их буквально нельзя приготовить на огне — их тело само по себе огонь источает в живом виде, и такое мясо проще спалить до состояния уголька, чем нормально пропечь. Впрочем, умирать от физических повреждений им это не мешало… или от истощения, вися в моей руке.
  
  Метод, опробованный на Линь Хоне, оказался рабочим и для этих противоестественных существ. Не было никакого чёрно-зелёного тумана, что я помнил по эффектам работы Некромантии из манги, из моей руки не вырывались никакие щупальца Ци и не сминали жертву до состояния праха за считанные мгновения, да и в сам прах выпитое тело не обращалось, просто… вместе с поглощением жизни и Ци существо усыхало до состоянии мумии, и единственным сопутствующим проявлением техники были вздувшиеся рядом с местом касания моей руки кровеносные сосуды. Но то было для обычных глаз, если же смотреть, используя «Звёздные», то каждый раз я видел одну картину: сперва парализация всей внутренней энергетики, ведущая за собой парализацию тела, а когда я начинаю тянуть, Ци жертвы течёт не только в мою руку, но и рвётся из пор — со всей поверхности тела, прозрачными дымными хвостиками устремляясь в моём направлении и впитываясь в кожу. Энергия Огненных птиц выглядела для меня бледно-коричневой, с огненным оттенком, но было её довольно мало. Ну, в сравнении с резервом Четвёртого Небесного Уровня. Тем не менее, как известно, курочка по зёрнышку клюёт. Здесь капля, там капля, вот уже и Прорыв на новый Небесный Уровень не за горами. А сейчас мне это необходимо, ибо «пока ты спишь, драугр качается». Так что нужно соответствовать. И тоже качаться.
  
  В общем, где-то через час с половиной я вернулся слегка взбодрившийся физически, но чертовски уставший морально. Я уже говорил, что ненавижу кроликов? Так вот, пусть мне и удалось выйти на целое семейство и устроить небольшой кролецид, нервов эти ушастые засранцы вымотали мне километра два. Так что зайчатинка, которую будут готовить сестрёнки Джао, обретёт непередаваемый вкус мести.
  
  Так, собственно, и случилось. Воспользовавшись моей котомкой с приправами, вассалы занялись нашим ужином, подключив и Мо Ю с Тао Ра, точнее, те включились сами, явно желая чем-то занять руки. Мастер Сюэ, дабы не смущать молодёжь, ушёл немного вглубь леса, где и занялся чуткой медитацией — если к нам попробует кто-то подойти, практик Седьмого Небесного Уровня почует его приближение заранее и успеет среагировать. В итоге, я, к своему удивлению, обнаружил себя сидящим на бревне и бездумно пялящимся в костёр. Не хотелось… да ничего не хотелось, тело выполнило план «освоить секретную технику и добыть еды» и перешло в режим ожидания, пока разум не выдаст следующую задачу. А вот с этим у меня сейчас было тяжко. Подводя итоги операции, я мог честно сказать, что на ровном месте нажил себе проблем. Нет, показать себя всем таким гениальным парнем перед Ся Ю Нин было безумно приятно, но вот тот факт, что я недооценил противников и Чу Сянь смог свалить, в перспективе нёс большие проблемы. Этот бирюзовоголовый вряд ли будет молчать о моих откровениях, а его начальство вряд ли обрадуется столь умному противнику, что их «просчитал» на ать-два. И на ходу предложил пару планов, как должен был бы действовать террорист здорового человека. Как бы теперь самому не обнаружить яд в соке или отряд ликвидаторов на свою голову… И это помимо проблемы с будущим Великим Мстюном-Нагибатором, который, по всем канонам китайских сказок, теперь обязан или увести у меня девушку, или показательно её убить у меня на глазах, чтобы сильнее растоптать достоинство «признанного гения». Короче, тучи сгущаются, жопа окружает. Да и реально все эти события просто вымотали.
  
  – Выглядишь усталым, братик Лян Ю, – справа от меня показалась Ан Сюен, доверительно пригибаясь, чтобы заглянуть в глаза.
  
  – Наверное, это потому, что я действительно устал, – я вздохнул, – да и неспокойно мне.
  
  – Ты переживаешь из-за Е Синхэ? – взгляд карих глаз стал сочувственным, а сама девушка аккуратно примостилась рядышком.
  
  – Да… – я ещё раз вздохнул и прикрыл глаза. Она, скорее всего, имела в виду несколько другие переживания, но пояснять я не видел смысла. Ни мне, ни ей не станет легче от того, что я объясню свои опасения о том, как забронзовевший герой сянси может прийти унижать младшую сестрёнку «признанного гения» или его любимую девушку.
  
  – Это действительно тяжело, – раздался голос Ся Ю Нин, присевшей на бревно слева… – Вы были дружны с ним?
  
  – Были. И, надеюсь, остались, – иначе мне точно кабздец. Хотя я, конечно, кривил душой, но объяснять и разъяснять этот вопрос тоже совершенно не тянуло.
  
  – Знаешь… я никак не могу тебя понять, – голубые глаза испытующе заглянули мне в лицо. – В один момент ты кажешься каким-то мудрецом, невозмутимым и знающим всё наперёд, в другой ты становишься действительно жутким с этой своей холодной расчётливостью и коварной стратегией действий на любой случай в жизни, а вот сейчас… – моё дыхание на миг сбилось, когда голова Ся Ю Нин неожиданно легла на моё плечо, – сейчас ты… теплый, – ничуть и никого не стесняясь, дракоша устроилась поудобнее, прикрывая глаза и прижимаясь мягким боком.
  
  – … – я просто не знал, что сказать и как реагировать. Присутствие с другого бока Ан Сюен, а метрах в десяти от нас — ещё четырёх девушек, тоже не добавляло чистоты разуму.
  
  – Сейчас, когда я вспоминаю об этом, Линь Хон ведь поспешил подружиться с Синхэ сразу после того, как ты помог ему успокоиться и показать талант четырёх кристаллов при поступлении, – словно ничего не заметив, с грустной полуулыбкой поделилась моя кареглазая милашка, положив руки локтями на колени и переплетя пальцы. – И если задуматься, то он и раньше вёл себя подозрительно.
  
  – Давай не будем говорить об этом человеке, сестрёнка, – чуть смежив веки, попросил я. – Уверен, мы ещё устанем пересказывать всё случившееся, когда вернёмся в академию.
  
  – Как скажешь, – вместо неё согласилась с моего плеча Ю Нин. – Сюен просто хочет сказать, что мы видим, как тебе плохо, и понимаем, что ты чувствуешь. Нам тоже доводилось терять близких.
  
  – … – на душе стало ещё поганее — помимо усталости добавилось осознание того, что эту усталость приняли за печаль и тревогу за «брата» и теперь пытаются утешить. Но что мне делать? Сказать, что срать я хотел на Синхэ и меня волнует только тот факт, что он теперь может стать источником огромных неприятностей? Это помимо целой организации фанатиков-террористов, что имеют ресурсы, минимум не уступающие Лорду Северной Стражи, если не превосходящие таковые. И что это даст? Меня просто не поймут. Или подумают, что я таки «сломался» после всего произошедшего и у меня отходняк… Ни того, ни другого я не желал, а потому просто молчал.
  
  – Мне было семь, когда моя мама внезапно умерла, – каким-то странным образом я почувствовал, что Ю Нин открыла глаза, устремляя мрачный взгляд перед собой, хотя смотрел я сам в этот момент на пламя костра и физически не мог видеть лица девушки. – После этого мой папа стал холодным и далёким и больше никогда не улыбался. В один момент я потеряла обоих родителей и осталась совсем одна, пока не встретила Сюен. Она стала мне младшей сестрой, и я не знаю, что бы со мной было, пропади она… таким образом, – с заминкой выдавила принцесса.
  
  – Я тоже рано потеряла мать, и кроме Ю Нин у меня есть только родная младшая сестра, но она ещё слишком маленькая и мало что понимает, а отец… – русоволосая красавица по правую руку от меня замолчала, грустно глядя в костёр. Тут не нужно было продолжать и что-то рассказывать, достаточно было факта, что этот человек собирался продать дочь из политических интересов.
  
  – Ты ведь тоже потерял обоих родителей… – почти шёпотом продолжила Ю Нин, продолжая лежать виском на моём плече. – Глядя на ваши отношения с Цзянем, сомневаюсь, что в семье у тебя всё хорошо… Хотя, на самом деле, я просто слышала, какие традиции по воспитанию наследников царят в Тёмной Луне, – с ноткой то ли извинения, то ли конфуза призналась блондинка.
  
  – У меня остался дедушка, который всегда меня поддерживал, – просто чтобы сбить накал уныния, мягко сообщаю, пытаясь передать голосом то тепло, которое прошлый Лян Ю испытывал к Лян Иню. – Все Старшие Семьи живут бок о бок со смертью ничуть не меньше самых забитых простолюдинов. Это горькая правда нашей жизни, но она не значит, что нужно поддаваться унынию. Так или иначе, будущее не предопределено, и пусть в жизни случается много того, что причиняет нам боль, но даже на самых чёрных её страницах можно найти что-то хорошее. План заговорщиков сорвался, и они потеряли очень опасного практика, который в будущем мог стать ещё сильнее и в своей фанатичной злобе отнять огромное множество жизней. Чу Сянь сбежал и больше не сможет шпионить в Академии и вербовать в ней последователей. Все убитые отомщены, и я верю, что если Е Синхэ окажется достаточно твёрд, то его дух не сломят никакие посулы. А теперь давайте просто посидим и помолчим вместе. В этом тоже… светлый миг нашей жизни.
  
  Я замолчал и с облегчением понял, что меня послушали и больше не будут жалеть меня за то, чего нет. Наверное, я слишком устал и голова уже плохо соображала. Мотивы раскрывать передо мной такие личные вещи от меня ускользали, особенно учитывая, что мы были не совсем одни. Сестрёнки Джао, Мо Ю и Тао Ра пусть и были практиками низкого уровня, да и находились от нас на почтительном расстоянии, но всё равно имели шанс подслушать. Но… наверное, им просто самим необходимо было выговориться, всё же хоть они и умницы, но всё равно молоденькие девчонки, для которых всё случившееся было тем ещё стрессом.
  
  Так мы и сидели, глядя в огонь, пока с моего левого плеча не начало доноситься забавное сопение, заставившее обратить на себя внимание.
  
  – Ха-ха, она так быстро заснула, – прикрыв ротик ладошкой, тихо-тихо прокомментировала Сюен вид пригревшейся и чуть приоткрывшей во сне губки Вайсс. – Братик Ю, одолжишь плечо, чтобы сестрица Ан тоже могла прилечь? – с пытающейся маскироваться под хитрую, но на деле довольно смущённой улыбкой подняла на меня карие глаза наследница дома Безграничных Небес.
  
  – Конечно, – тоже улыбнувшись, дал единственно возможный ответ я.
  
  – Хе-хе, тогда сестрица присоединится, – заливаясь краской, всё-таки подалась ближе Ан Сюен и, обвив руками мой локоть, тоже примостилась на плече.
  
  Было чертовски приятно, да и напряжение потихоньку отпускало, как и навалившаяся меланхолия. В конце концов, жизнь продолжается, а проблемы следует решать по мере их поступления. Сейчас же ко мне прижимаются две изумительно красивые девушки, одна из которых заставляет моё сердце пропускать удары, а вторая вызывает нестерпимое умиление. А потому оставим беды и печаль прошлому и сосредоточимся на светлом будущем. И в будущем нас ожидают вкусный ужин и совместная ночёвка, пусть и без малейших шансов на что-то фривольное, но это было и к лучшему. В самом деле, к лучшему…
  
  – Если бы не было этих житейских разногласий, было бы так здорово… вот бы так… и дальше… просто сидеть… вместе… – пробормотала через пару минут моя младшая сестрёнка, тоже явно начав клевать носом.
  
  – Да… – вынужден был признать я, поднимая взгляд к уже сияющей на небе луне. Такими темпами эти двое уйдут в ночь и проснутся только к завтраку, ничуть не смущаясь сидячего положения. Да и чего им смущаться? Многочасовое сидение в одной позе — это норма для любого практика боевых искусств, тело даже не заметит нагрузки. Только вот смогу ли я оставить их без свежего жаркого? Или правильнее спросить, поднимется ли у меня рука разбудить таких милашек, лишая себя их близости? Похоже, меня ожидает ещё один моральный подвиг…
  
  
Глава 9
  
  Поместье Лорда Северной Стражи в городе Тяньцзун. Несколько дней спустя.
  Как-то раз прошлому Лян Ю уже довелось бывать в главном зале поместья Северного Короля, но тогда здесь проходил светский приём, а он был лишь одним из гостей, прибывших от семьи Тёмной Луны, причём далеко не главным. Сейчас же в просторном светлом помещении я был единственным гостем, и только многочисленные извивающиеся белые драконы оказывали мне молчаливую поддержку с подпирающих потолок колонн и многочисленных алых стягов рода Ся, во множестве украшающих зал.
  
  Белый китайский дракон, угрожающе свившийся в кольца на алом фоне, был гербом этой семьи. Иронично, что и Тёмная Луна носила на своём знамени дракона, и тоже на алом фоне, только по форме тот был куда ближе к европейским представлениям об этих существах, нежели к китайским, имел тёмно-фиолетовый окрас, а за алым кругом, на котором он изображался, обязательно шло фиолетовое полотнище. Наш дракон изгибался на этом алом круге, создавая этакий стилизованный полумесяц, смазанный лишь наличием у ящера распахнутых кожистых крыльев, и голова его была слишком маленькой и «далёкой», чтобы можно было разглядеть на ней глаза. У рода Ся голова дракона, напротив, выносилась на передний план, и его детально вышитый правый глаз замирал чуть ли не в самом центре всей композиции, пристально следя за всеми, кто оказывался рядом со знаменем. Возможно, это должно было нервировать, но после того как мне рычал в лицо настоящий дракон, изображения ему подобного не вызывали ничего, кроме эстетического удовольствия. Всё же мастера и по резьбе, и по вышивке над оформлением поместья потрудились первоклассные, и даже некоторый явный перебор клановых символов на единицу пространства удивительным образом смотрелся гармонично и уместно.
  
  Впрочем, красоты чужого дома я отмечал лишь краем сознания, как и подозрительное отсутствие в зале видимой стражи. В том, что она есть и находится не меньше чем на Шестом Небесном Уровне, я не сомневался. У Короля Севера в подчинении находились даже несколько мастеров Девятого Небесного Уровня — я точно знал о двоих, да и сам он, без сомнения, находился на этой ступени, но зарекаться от большего числа не приходилось, всё-таки Северная Стража не просто так являлась абсолютно доминирующей силой региона. Для сравнения, главой Тёмной Луны был практик Седьмого Небесного Уровня, а самый сильный Старейшина имел лишь Восьмой, у остальных старших семей провинции ситуация была и того хуже.
  
  В общем, всё моё внимание было приковано к фигуре на золочёном троне, что так же пристально изучала меня, почтительно замершего в нескольких метрах от возвышения.
  
  Лорд Ся Ле не выглядел особо внушительно, несмотря на богатые одежды и величественные наплечники, выглядящие скорее парадным элементом, вроде золотых погон, но, без сомнения, являющиеся очень достойной защитой, не исключено, что с рядом мистических свойств. Однако убери эту одежду — и передо мной сидел бы вполне обычный, хоть и благообразный мужчина европейской внешности, насколько это определение применимо к местной анимешной реальности. Густые, но аккуратно подстриженные и лишь чуть достающие до уголков рта усы; короткие волосы, зачёсанные назад; голубые, в точности такого же оттенка, как и у Ю Нин, глаза; правильные и твёрдые черты лица, которые при этом никак не назвать резкими или грубыми. Такой человек идеально смотрелся бы за учительской кафедрой или в кабинете инженера. Тем не менее сейчас он сидел на полноценном троне и являлся, без преувеличения, самой могущественной личностью, которую я встречал за все свои жизни.
  
  – Ю Нин рассказала мне о твоих действиях, и расследование, которое провели мои люди, подтвердило её слова, – начал разговор Лорд Северной Стражи. Всё время ожидания я терпеливо стоял, склонив голову и уперев кулак правой руки в ладонь левой, не делая попыток ни заговорить, ни поймать его взгляд. – Этим ты оказал большую услугу моей семье, и поэтому я удостоил тебя личной аудиенции с глазу на глаз, где ты можешь попросить себе награду. Говори же, и если я сочту твою просьбу уместной, ты получишь желаемое, если это только отыщется в сокровищнице моего дворца.
  
  Формальные слова с совсем не формальным подтекстом. Когда после нашего вызволения с плато со мной говорил ректор Академии Небесной Звезды, формулировки звучали точно так же, разве что он воздержался от пассажей вида: «смотри не наглей, щенок», просто обещал помогать всем, чем может, и выдал полный доступ к архивам Академии, здесь же мне откровенно сказали, чтобы соизмерял аппетиты. Впрочем, ректору я своими действиями натурально спас задницу от огромных неприятностей, которые ему бы за пропажу Ю Нин устроили мгновенно и очень больно. А вот Ся Ле был иным человеком и, что-то мне подсказывало, пребывал в известной уверенности относительно того, что его люди в любом случае нашли бы дочь и вытащили её из плена.
  
  И хотя он никак не мог не наградить меня без потери лица, но я прям кожей чувствовал, что от меня банально откупаются. Не являйся я наследником клана Тёмной Луны, он бы наверняка даже утруждаться созданием иллюзии выбора не стал, а просто указал взглядом на подготовленную слугами коробочку с неким красивым мечом, ценным препаратом для культивации или редкой техникой и выразился в смысле «бери цацку и проваливай». Разумеется, всё предельно вежливо и торжественно, но, по сути, лишь для того, чтобы избавиться от морального долга передо мной наименее затратным образом. Сокровище — оно ведь не дороже денег, а должок уровня спасения дочери и репутации — это должо-о-ок. И от таких обязательств лучше избавляться поскорее. Потому и позвали меня сюда, едва только помыться успел да переоделся в чистое после всей этой катавасии на горе. Ведь так что бы я ни попросил, это будет придумано в спешке и на чужих условиях, а не в самый неудачный момент и с самой неожиданной стороны.
  
  – Благодарю Лорда Северной Стражи за высокую честь, однако этому ученику ничего не нужно. Его действия были продиктованы соображениями собственного выживания и посему не могут заслуживать награды, – не меняя позы и не поднимая взгляда от подножия трона, ответил я.
  
  И-и… да, это был ответ из серии: «Пошёл ты в жопу, ханжа циничная, подотрись своими подачками!», просто оформленный согласно правилам этикета. То есть за него мне, конечно, можно было предъявить, мол, вызывающе ведёшь себя, мальчик, ибо выразился я действительно нагло, хоть формально и не подкопаешься, но… только и всего. Выгнать взашей из дома меня за это было можно, однако лишать головы — точно нет. А уж с учётом обстоятельств, он меня вообще пальцем тронуть не мог, какую бы дичь я сейчас ни творил (ну, почти), потому что убей он спасителя дочери в собственном дворце и сразу после спасения — станет полным посмешищем для всей империи, то есть его репутация без шуток рухнет раз в десять сильнее, чем если бы Ю Нин в самом деле украли у него из-под носа.
  
  – … – такой ответ заставил моего визави на несколько секунд задуматься, явно просчитывая мои мотивы и варианты действий. – Чего ты добиваешься? – голос хозяина провинции похолодел, но пока оставался внешне спокоен и лишён намёка на гнев. – Хочешь, чтобы я, Лорд Северной Стражи, уговаривал младшего наследника Тёмной Луны взять награду, или набиваешь себе цену? – а вот теперь намёк на гнев появился, но пока только намёк.
  
  – Лорд Северной Стражи может мне не верить, но этот ученик действительно не нуждается ни в какой форме подарков, выражения благодарности или любого иного рода помощи со стороны Лорда Северной Стражи и его Дворца. Этот ученик желает достигнуть всего в жизни своими силами…
  
  – Хватит нести чушь! – прогремел на весь зал властный голос, который, однако, нельзя было назвать криком, только командой. – И смотри мне в глаза во время разговора — я не макушку твою приглашал!
  
  – Как будет угодно, – я выпрямился, опуская руки вдоль тела, и твёрдо встретил холодный взгляд лазурных глаз. – Однако я был искренен с Лордом Ся. Что бы по этому поводу ни думали другие, я не считаю, что Лорд мне что-то должен, и не собираюсь просить его ни о чём.
  
  – Какая поразительная дерзость… – пальцы мужчины отбили короткий ритм по подлокотнику трона. – Ты стоишь ниже меня, но смотришь на меня свысока. Даже когда твоя голова была опущена, в твоём облике не было и капли преклонения. Почему же тогда я не вижу в твоих фиолетовых глазах ненависти? Где алчность, зависть, высокомерие? Я вижу только самоуверенность, но она не могла бы заставить человека, спасшего мою дочь, так опрометчиво отбросить страх и опасения. Что ты скрываешь, младший наследник Тёмной Луны?
  
  – Лорд Северной Стражи желает, чтобы я говорил откровенно или почтительно? – не позволяя себе моргнуть, выдерживаю давление его взгляда. Только взгляда, если начистоту. Не стоит даже сомневаться, что, выпусти он свою силу, меня бы вдавило в пол, как миленького. Практику высокого уровня не нужно даже применять Ци, чтобы воздействовать на людей, достаточно эмоций, определённым образом проецируемых вовне. В книгах, что я читал, это описывается как сила души и давление души — приём, понимаемый интуитивно после достижения Шестого или Седьмого Небесного Уровня, защититься от которого можно лишь имея очень большую силу воли-гордость-эго. Боюсь, пока я не испытаю это на себе, никакие книги не дадут мне точного понимания.
  
  – А ты можешь говорить правду только вперемешку с дерзостью? – зеркально вернул мне вопрос Ся Ле.
  
  – Я могу говорить правду или пытаться облачить эту правду в приятную форму, неизбежно теряя смыслы и давая простор для интерпретации, а значит, и ложных впечатлений. Этот ученик не вправе решать за Лорда Северной Стражи, какая форма общения ему будет предпочтительней, однако готов повиноваться прямому указанию.
  
  – Хорошо, – мужчина ещё раз отбил нехитрый ритм по подлокотнику. – Я дозволю тебе говорить со мной свободно. А теперь не разочаруй меня и объясни причины своей уверенности.
  
  – Причины довольно банальны, – позволяю себе неторопливо сомкнуть веки, чтобы смочить глаза, одновременно чуть отводя правую руку в жесте «мне нечего скрывать». – Вашу личность можно описать многими словами: суровая, жёсткая, властная, однако определения «подлая» там не будет. Мои убеждения могут вам не понравиться, но убивать меня только за это вы не станете, особенно после того, как сами пригласили меня в свой дом. К тому же я ни в чём не виноват перед домом Северной Стражи, так отчего же я должен дрожать, как преступник перед приговором суда?
  
  – И ты настолько в этом уверен, что осмеливаешься мне дерзить в моём же дворце?
  
  – Боюсь, вы упускаете из вида то, как эта ситуация выглядит для меня, – вновь ловлю его взгляд, выпуская на лицо сдержанную улыбку. – Я всего лишь Четвёртый Небесный Уровень, и если Лорд Северной Стражи пожелает забрать мою жизнь, то его охрана убьёт меня раньше, чем я успею моргнуть, – во взгляде лорда Ся промелькнула какая-то реакция, но слишком быстро и смазанно, чтобы я успел её расшифровать. – Между нами слишком огромная пропасть, чтобы от меня что-то зависело при решении вопроса жизни и смерти, – сделав вид, что ничего не заметил, продолжаю мысль. – А если я не могу повлиять на что-то, почему я должен истязать себя пустыми переживаниями о недоступном? Случится так, как случится, и вы всё равно будете опираться в своём решении на доклады своих верных людей, которые собирали про меня информацию, а не на мои расшаркивания и попытки притвориться обычным светским лизоблюдом, до мокрых штанов счастливым уже только оттого, что его удостоили разговора.
  
  – Поэтому ты решил произвести на меня впечатление и показать, что у тебя есть стержень, чтобы я тебя зауважал? – с видимым презрением поморщился беловолосый мужчина на троне. – Какая наивность…
  
  – Этот ученик просит не шутить так Лорда Северной Стражи, – мой голос стал тише на полтона, а улыбка шире. – О каком уважении может идти речь между Королём Севера и младшим наследником Тёмной Луны? Для вас я — лишь букашка, на которую просто нужно потратить немного времени для соблюдения приличий. Ещё неделю назад вы и о моём существовании-то не знали. Этот ученик может быть излишне честен в выражении своих мыслей, но он не пускающий слюни идиот, чтобы верить, будто этот разговор может закончиться чем-то столь невероятным, как уважение человека к пробежавшему у его ноги таракану. Для таракана будет счастьем, если его не раздавят, и других трактовок происходящего быть не может.
  
  – Наглец! – голос Ся Ле хлестнул словно кнут, пока пальцы сжались на подлокотниках. – И ты хочешь, чтобы я поверил, будто ты позволяешь себе такое поведение без причины?! Твой тон — это поиск смерти!
  
  – Однако вы до сих пор не видите в моих глазах ненависти, не так ли, лорд Ся? – перебил я его, зная, что хожу по краю, но если уж решил, то нужно доводить дело до конца.
  
  Мне не нужны были подарки Северного Короля, не нужна была поддержка его Дворца, я хотел, чтобы он вышвырнул меня из своего дома, запретив даже приближаться к нему и на сотню шагов, только так я мог… рассчитывать выжить. Ещё Суворов завещал, что хочешь победить — ошеломи врага. Хозяева Чу Сяня и Линь Хона не смогут проигнорировать такой факт, как опала спасителя Ю Нин со стороны её же отца. Это удивит их, поставит в тупик, заставит сомневаться и придержать указы на мою ликвидацию, просто чтобы разобраться, что же за этим кроется и почему вообще стала возможна такая невероятная и абсурдная ситуация. Главу клана Тёмной Луны это тоже удивит, но и успокоит, отчего и он не станет спешить с организацией для меня несчастного случая, а то ведь ситуация располагала. А ну как и без того дико талантливый парень воспользуется благосклонностью правителя провинции, чтобы поменять свой статус в клане, с фатальными последствиями для текущего главы? Это сам по себе я бы стал представлять опасность, лишь когда дорасту до Седьмого Небесного Уровня, а если Лорд Северной Стражи, в благодарность за дочку, одолжит мне на недельку одного из своих генералов, то смена власти в клане случится быстро и ультимативно — никто и пикнуть не успеет. И от одной только возможности такого расклада Лян Сян должен откладывать горы кирпичей, со всеми очевидными последствиями, вроде срочных попыток снять с меня голову. И тут уже только кто первый успеет — я власть захватить или он меня укокошить. Только вот если я власть захвачу, меня тут же прирежут уже давешние террористы, потому что править кланом и заложиться от покушений, будучи всего лишь Четвёртым Небесным Уровнем — это нереально и даже не смешно. Ну и самое не то чтобы критичное, но важное на перспективу — это сам Ся Ле и его будущие действия. Я прекрасно помню, что он восстанет против императора и давно планирует свою войну с троном, только вот я не хочу в этом участвовать. Это не моя война, и вообще, влезать в политику, особенно такого уровня, меня совсем не привлекает. Не раньше, чем я стану Девятым Небесным Уровнем и обзаведусь парочкой козырей, чтобы ушатать десяток таких же. Однако если я сейчас буду обласкан, то пусть и формально, но стану считаться креатурой Лорда Северной Стражи, а когда всё начнётся, такая формальная привязка очень быстро может стать реальной, и я окажусь просто пешкой в чужом для меня конфликте. Так что спасибо, но лучше уж я рискну на несколько месяцев попасть в темницу этого дворца, чем так подставлюсь. А значит, прости, Вайсс, но твоего отца я должен оскорбить и довести до белого каления, иначе мне самому каюк.
  
  – Мальчишка… – выдержав паузу, смирил свой гнев мой собеседник, вновь став внешне предельно равнодушен и отстранён. – Ты что-то задумал и используешь меня, Лорда Северной Стражи, в своей игре. Дерзкий и наглый молокосос…
  
  – … – я молчал, не видя смысла комментировать сказанное. Равно как и прятать глаза или менять выражение лица.
  
  Местный житель уже бы давно рухнул на колени и начал вымаливать прощение, упираясь лбом в пол. И был бы полностью прав, ибо любой другой глава клана такого наглеца в лучшем случае бы вздёрнул. Но передо мной был не любой другой, а Ся Ле — человек, что безмерно любит свою дочь, которую я спас, и человек, который подумывает найти этой дочери запасной аэродром на случай поражения своего восстания. И, кабы не сама Ю Нин, коя в гробу видела всех возможных женихов, давно бы с этим справился. К тому же оставался вопрос престижа, который он не мог игнорировать ни как наместник провинции, ни тем более как будущий лидер восстания. Сделай он со мной хоть что-то — и может забыть о любой мало-мальски серьёзной поддержке своего мятежа со стороны прочих Старших Семей Тяньцзуна и остальной провинции, не говоря уже о соседях. Главам и старейшинам кланов будет абсолютно наплевать на любую официальную версию моего плохого поведения, для них ситуация будет таковой, что Лорд Северной Стражи не только не наградил того, кто оказал ему колоссальную услугу, но и подло отплатил ему за доброе дело чернейшим злом. И первая же их мысль в ракурсе такого факта будет о том, что доверять такому лидеру — это самоубийство. Вот и получалось, что я действительно мог себе позволить смотреть на него свысока.
  
  Было ли мне страшно так делать? О да! Ещё как! Ибо что себе ни воображай и как ни просчитывай логику событий, а человек — существо, действующее часто вопреки логике и здравому смыслу. Учитывая же, что мой собеседник ещё и Дракон, что крайне знамениты своей вспыльчивостью, риски возрастали чуть ли не на порядок. Но… у меня был метод, как избавиться от трясучки в коленях и нервного заикания — у меня была Ци. И у меня был странный эффект непроходящего кайфа от её использования и наличия. Иначе говоря, я банально концентрировался на ощущении течения своей энергии по меридианам, и мне на всё было пофиг. Я — культиватор. Китайский наркоман. Моя жизнь цветна и чудесата!.. Хоть и может закончиться в любой момент.
  
  – Так и будешь молчать, пока с тобой разговаривает старший? – так и не дождавшись реакции, опять нарушил тишину мужчина.
  
  – Этот ученик не вправе комментировать оценки Лорда Северной Стражи, тем более после того, как стало очевидно, что его откровенность не по нраву хозяину дома.
  
  – Довольно! – повысил голос Ся Ле. – Меня утомил этот разговор. Ты назовёшь желаемую тобой награду за спасение моей дочери, после этого я выдам её, и ты покинешь моё поместье через главный вход с благодарностью и почтением. Таков мой приказ, и ты его выполнишь. А теперь говори и не трать больше моё время.
  
  – Простите мне мою дерзость, лорд Ся, — этого будет вполне достаточно, – почтительно склонил я голову, опять упирая кулак правой руки в ладонь левой.
  
  – Издеваться надо мной вздумал?! – на мои плечи словно гора рухнула, а внутри как будто лопнул некий пузырь, после чего всё существо затопили животный ужас и чёткое, железобетонное ощущение близкой смерти. Как будто внезапно провалился в ледяную прорубь и лёд уже сошёлся над головой, в то время как обувь тянет на дно, ледяной пресс давит со всех сторон и холод вышибает воздух из лёгких. Чистая, незамутнённая атака пронизывающей всё тело паники, от которой заходится сердце и выступает пот. Сила души сидящего передо мной дракона жгла и промораживала одновременно, доходчиво донося до меня неудовольствие собеседника. И это было страшно… страшно интересно! Почти физически больно, но в то же время… Я чувствовал природу этого воздействия! Чувствовал, как что-то не являющееся Ци, но всё равно явно имеющее мистическую природу давит на меня, сминает и навязывает мне чуждые реакции…
  
  – Нет… – ужас клокотал в груди, сковывал тело, мешал связно думать, я не мог скинуть давление, не мог даже ослабить, только терпеть, пересиливая себя, как было бы с естественным страхом, но я чувствовал его, и… от этого меня переполняло восторгом. Ведь то, на что приходилось давление, то, чем я его ощущал, это… это же была моя душа? Я смог ощутить собственную душу! Прочувствовать её! Её границы, её плотность, её… способность держать такое давление. И моя душа… она была связана с Ци в теле, подключена к даньтяню, или он был к ней подключён, но при этом… у неё была своя энергия. Похожая на Ци, но отличающаяся от неё. И эта энергия… этой энергией я мог управлять!
  
  Вспышка, зародившаяся внизу живота, затопила тело уже знакомым, но на этот раз куда более мощным ощущением. Пятый Небесный Уровень открылся передо мной в самой неожиданной из всех возможных ситуаций. Я чувствовал, как моя Ци перестроилась в новую… структуру — новое состояние, словно кристаллическая решётка обычного графита сменилась на структуру алмаза. Объём, плотность, качество — всё это вышло на новый уровень, и этот уровень перехлестнул на мою душу, укрепляя и расширяя существующие связи настолько, чтобы я мог чувствовать её энергию и управлять ей на постоянной основе, а не только под чужим давлением. Степень контроля, управления, ощущения энергии, связь её с разумом и подчинение осознанной воле — всё прыгнуло вперёд так, как ни разу до этого, и даже сам этот прыжок я ощутил в разы чётче и осознанней, нежели в любом из прошлых случаев. Вот и шути после этого про просветление, что должно снизойти на практиков для прорыва — стоило реально почувствовать новые горизонты, понять их, пощупать — и вот уже Пик Четвёртого сменяется Пятым, без единой капли дополнительной Ци… Аж дух захватывает… В смысле, грёбанные псевдокитайские поэты-рукопашники! Не могли всё нормально описать, вот как я сейчас?! Обязательно выпендриться надо и тень на плетень нагнать! Уроды!
  
  – Нет… – повторил я спустя секунду после первого раза, растягивая губы в улыбке, ибо наслаждение от Прорыва полностью смыло все последствия давления, и новые его волны теперь воспринимались просто колючим ветром, бьющим в лицо, – просто Лорд Северной Стражи не может дать мне того, чего я желаю, а просить о том, чего я способен достичь или взять сам — это унизительно для мужчины. Особенно в благодарность за услугу, которую не оказывал. Я уже говорил и повторю: мои действия были продиктованы соображениями личной выгоды, а не благородными соображениями героя, спасающего деву в беде.
  
  – Ты… – ещё с первой трети моей речи давление души Ся Ле пропало, и его взгляд не оставлял сомнений, что он заметил, как я совершил Прорыв. На какой-то миг мне показалось, что об этом он и спросит, однако миг был короток, – испытываешь моё терпение! – голос Северного Короля зазвенел сталью. – Мне безразличны твои соображения и мнение. Или ты сейчас же назовёшь своё желание, или я сочту это личным оскорблением и повешу твою голову на пику перед входом в поместье, – похоже, игры кончились…
  
  – … – секунд десять мы мерились взглядом, и я видел в лазурных глазах Короля Севера, что меня вышвырнут взашей, но только после того, как впарят какую-нибудь дорогущую хрень или услугу, чтобы отвязаться от этих формальностей и сломать мне план использования дома Северной Стражи, каким бы тот ни был. И ради этого Лорд Тяньцзуна реально пойдёт на принцип. – Хорошо, – сомкнул я веки, в этаком жесте признания поражения. – Лорд Северной Стражи действительно может сделать кое-что для меня, чего во всём мире более не может сделать никто и чего я никогда не смогу сделать своими силами, – ох, как у него глаза-то сверкнули! Аж кожей чувствую, что меня заподозрили в желании попросить руки некой принцессы! Ну что ж, он сам напросился. – Я прошу вас… – поднимаю голову и прямо смотрю ему в глаза, но уже без малейшего намёка на улыбку или имевшее место ранее завуалированное фиглярство, – улыбнитесь Ю Нин, как улыбались ей в детстве, и признайтесь, как сильно вы её любите. Таково моё желание.
  
  – … Что? – коротко отозвался беловласый мужчина, застыв статуей самому себе.
  
  – Я прошу, чтобы вы прекратили ранить сердце своей дочери, – повторил я предельно серьёзно. – Она уже потеряла мать, верните ей хотя бы отца.
  
  – Да что ты знаешь об этом? – подлокотники золочёного кресла затрещали под пальцами человека, но новой психологической атаки на меня пока не проводилось.
  
  – Я знаю, что вы её любите — нет такого мужчины, который не любил бы такую дочь, как Ю Нин. И я догадываюсь, почему вы повели себя с ней так, как повели, после смерти супруги. Но разве только что случившееся происшествие с заговорщиками не доказывает, что в этом нет смысла? Любой ваш враг всегда будет пытаться достать вас через дочь, и не важно, какое отношение вы будете показывать на публику. Так к чему продолжать, если это не принесёт ничего, кроме страданий вашей дочери?
  
  – Замолчи, – на этот раз глаза закрыл он. – Я не желаю слушать этот бред. И если ты даже не можешь выбрать себе награду, я более не буду тратить на тебя время. Убирайся вон из моего дворца и благодари богов, что я оказываю тебе такую милость после твоего хамства. Если бы от этого не зависела репутация моего дома, ты был бы уже мёртв.
  
  – Как пожелаете, – поклонился и немедля развернулся к выходу из зала.
  
  Фух, это было реально близко. Так, теперь главное — держать лицо и ни в коем случае не лыбиться, если он поймёт, что это и было моим планом — точно оторвёт голову, наплевав на любые последствия и репутацию. Потому тешить своё чувство собственного величия буду потом — на территории Академии, в своём домике, в подвале, за закрытой дверью. Вот там уже можно будет выпустить наружу должный маниакальный смех. Ох, дотерпеть бы…
  
  Чуть позже. Ся Ю Нин.
  – Госпожа, вам лучше не входить туда. Лорд сейчас не в духе, – обратился к ней охранник тронного зала, но…
  
  – Я сама разберусь. С дороги, – воин коротко поклонился, уступая путь, и девушка вошла в помещение, краем глаза успев заметить, как закрылась резная дверь.
  
  Зал оказался пуст — лишь полотнища с гербом рода свисали с потолочных перекрытий и украшали собой стены, а алый ворс ковра поглощал звук шагов принцессы, направляющейся к единственному присутствующему в зале человеку — Лорду Северной Стражи. Мужчина стоял лицом к своему трону, прикрыв глаза, но поза его была далека от покоя или умиротворения, подойдя ближе, девушка смогла различить и стиснутые зубы, и перекатывающиеся желваки. Ся Ле действительно был не в духе.
  
  – Отец, что случилось? Это правда, что ты выставил вон Лян Ю, которого сам же пригласил к нам почётным гостем?
  
  – Да, – открыв глаза, окинул её взглядом мужчина. Всё тем же, чужим и холодным взглядом. – А теперь возвращайся в свою комнату, Ю Нин.
  
  – Как это понимать? – она до самого последнего момента отказывалась в это верить и теперь, когда получила подтверждение, ощутила, как внутри яростно взревело пламя негодования.
  
  – Я не желаю это обсуждать, – не менее раздражённо ответил хозяин дворца.
  
  – Как ты можешь?! Мне спасают жизнь, а ты выставляешь этого человека за порог, унижая перед всем городом! Ты пригласил его, чтобы с позором выгнать?! Такова благодарность Лорда Северной Стражи?!
  
  – Этот юнец непозволительно дерзок для своего положения! – ещё не отойдя от недавнего разговора, повысил голос Ся Ле. – Ему хватило наглости сказать мне в лицо, что он спасал себя, а не тебя, и потому не заслуживает награды! За одно это я должен был вышвырнуть его не только из своего дома, но и из всего Тяньцзуна!
  
  – Ты унизил его, прекрасно зная, как это скажется на его судьбе, только потому, что он сказал правду?! – изумилась девушка. – Любой в той ситуации спасал бы себя, и те учителя, кого бы ты казнил, если бы со мной что-то случилось, — тоже! Чу Сянь и Линь Хон не пощадили бы никого, и особенно представителей Старших Семей! Лян Ю просто не стал лить тебе в уши сладкий сироп о том, что спит и видит, как бы услужить нашей семье даже ценой своей жизни, но он заботился обо мне, не стал ничего скрывать, сразу же поспешил защитить… и защищал! Я обязана ему жизнью минимум трижды! И за это ты вознамерился сломать ему будущее?! Не думала, что ты настолько бессовестный! Мне стыдно, что у меня такой отец!
  
  – Довольно! – рявкнул мужчина, сжимая кулаки. – Я намеревался вручить ему награду! Ту, о которой он попросил бы сам! Но вместо этого он предпочёл насмехаться надо мной! Дерзить! И смотреть на меня, на всю Северную Стражу, свысока! За одно это следовало отрезать ему язык! Он же ушёл отсюда целым и невредимым! Это ли не благодарность?!
  
  – Лян Ю насмехался над тобой? – не поверила своим ушам Ю Нин. Это было невозможно. Младший наследник Тёмной Луны был кем угодно, но не дураком. Порой ей казалось, что тот может видеть будущее — настолько точно он просчитывал обстановку и реакции людей, порой почти незнакомых ему. – Каким образом?
  
  – Он отказывался от награды, – нехотя признал её отец, отворачиваясь в сторону, – нагло и вызывающе. Он рассчитывал оставить за мной долг, чтобы стребовать его, когда того захочет. А когда я дал ему понять, что этого не будет… потребовал от меня того, что требовать не имел права, что бы он ни совершил.
  
  – И что же это было? – теряясь в догадках и нехороших предчувствиях, от которых отчего-то со странной щекоткой засосало в животе, спросила девушка.
  
  – Это не твоё дело, – грубо оборвал её Ся Ле. – Я сказал своё слово, и оно не обсуждается. Ему повезло, что он вышел отсюда живым и здоровым. Но более я не желаю видеть Лян Ю в своём доме. И запрещаю тебе общаться с ним!
  
  – Ты? Запрещаешь мне? – гнев и чувство несправедливости вскипели в Ю Нин с новой силой, да так, что даже в глазах потемнело. – Никогда!
  
  – Ты смеешь ослушаться приказа отца? – девушка почувствовала, как сила Лорда Северной Стражи тяжким грузом упала ей на плечи, рождая подспудный, внутренний страх. Ещё никогда он не позволял себе подобного, но… Ся Ю Нин уже было не остановить.
  
  – Я сама буду решать, с кем мне общаться! Я — Принцесса Севера, если я потеряю свободу выбора собственных друзей, то какой смысл в этом титуле?! – сверкнули сталью лазурные глаза, заставляя вспомнить мужчину о… давнем инциденте.
  
  На этом девушка посчитала разговор исчерпанным и, резко развернувшись, спешно покинула зал, в котором тем не менее события развивались дальше.
  
  – Господин, прикажете вернуть принцессу? – обратился к мужчине возникший, казалось бы, из воздуха силуэт, закутанный в тёмную ткань по самые глаза.
  
  – … Нет нужды, – после некоторых размышлений ответил Ся Ле, – просто охраняйте её.
  
  – Будет исполнено, – поклонился силуэт, прежде чем исчезнуть так же тихо и незаметно, как появился.
  
  Несколькими днями ранее. Е Синхэ.
  Сморгнув вязкую пелену в глазах, юноша с удивлением понял, что стоит перед огромными каменными вратами, украшенными бронзовой лепниной в виде головы какого-то монстра или демона. Он никогда раньше не видел этих врат и вообще не помнил, как здесь оказался, но в голове был странный туман, мешающий трезво мыслить, отчего даже недоумение пробивалось в чувства словно через несколько слоёв шерстяной ткани.
  
  Последнее, что помнил Е Синхэ, это безвольное висение кулём в руках Чу Сяня, до боли сжатые зубы, нестерпимое чувство собственной слабости и ничтожности, а потом прыжок с обрыва в пропасть, вслед за которым в голову ударила кровь и в глазах потемнело. В тот момент он не мог даже вырваться, даже замедлить движения своего похитителя, чтобы дать время Учителю Сюэ и Лян Ю догнать их и схватить этого ублюдка, он… он не мог даже заставить себя попытаться, ведь после всего он стал соучастником заговорщиков, и, останься он там, на плато, его ждала бы казнь…
  
  Смесь понимания своего бессилия и гнева на себя, своё малодушие, свой ничтожный страх вновь коснулась его души, порождая чувство, будто всё нутро нашпиговало острыми коваными гвоздями… И странные врата со страшным скрипом и грохотом внезапно распахнулись, ударяя ему в лицо потоками горячего белого тумана.
  
  На несколько секунд он полностью перестал что-либо видеть, но потом бьющий в лицо влажный воздух исчез, и Синхэ смог оглядеться. Только сейчас он обратил внимание, что почему-то оказался совершенно голым, впрочем, это его не смутило — были проблемы и посерьёзнее. За Вратами располагался лес. Но увидеть его он смог только тогда, когда пересёк порог. Это было странно. Как и небольшой пруд, более напоминающий каменную ванну на горячих источниках, чем природное явление. И что он делает посреди дремучего леса? Что они оба тут делают?
  
  Не успел он додумать эту мысль, как внезапно оказался над озером. Он… летел? Парил? Или просто стоял на воде? Синхэ никак не мог понять, да и не было это особо важным. Неестественно-голубая вода словно светилась изнутри, манила и…
  
  *Плесь*, – ударивший снизу столб жидкости чуть было не погрёб его в себе — отшатнуться удалось в последний момент, но только для того, чтобы ощутить, как кожу обдаёт жаром от появившегося сверху яркого света.
  
  Стоило поднять вверх голову, как сердце юноши ушло в пятки — сверху на него летел огромный огненный шар. Настолько огромный, что с лёгкостью накрыл бы десяток человек, и с каждый мигом он становился больше, уже откровенно обжигая глаза и кожу.
  
  «Лучше держаться от этого подальше», – промелькнула в затуманенном сознании заторможенная мысль, и, напрягая все свои силы, Синхэ рванул обратно к вратам. Однако стоило ему начать шевелиться, как огненный шар резко ускорился. Спину обдало жаром, волосы затрещали, или же это был треск пламени, ревущего буквально за плечом, а потом пришла взрывная волна и, подхватив юношу, понесла вперёд, рискуя размазать о створки каменных ворот. Вот до них остался всего десяток метров, метр, и…
  
  – Хах!.. – он резко сел, очнувшись от своего странного сна.
  
  – Брат Синхэ? – обратился к нему обнаружившийся рядом бирюзововолосый предатель.
  
  Они пребывали в какой-то пещере. В небольшой ямке неярко горело несколько хворостин, вход перекрывали чёрные в ночи ветки каких-то лиственных деревьев, явно отрубленные совсем недавно, а его пленитель… почему-то протягивал ему флягу.
  
  – Кошмар… кажется, – парень смахнул холодный пот, отчаянно пытаясь собраться с мыслями, недоумённо вылупившись на протянутую руку Чу Сяня.
  
  – Бывает, – пожал плечами бывший наставник. – Возьми, попей — тебе изрядно досталось и пришлось много пережить. Нужно восстановить силы — нам ещё далеко идти.
  
  – Линь Хон… – невольно прошептал Синхэ, всё-таки взяв флягу, которую драконий практик всучил ему в руки буквально силой.
  
  – Да… – помрачнел Чу Сянь, возвращаясь к костру. – Эти ублюдки его убили… Будь проклят этот Лян Ю! – в ярости выплюнул бывший наставник. – Если бы не он, у нас бы всё получилось!
  
  – … – выходец из клана Лазурного Пера растерянно молчал. Слова этого урода выглядели каким-то изощрённым издевательством в лучших традициях Старших Семей. Сетовать жертве на свою неудачу, наслаждаясь тем, что та не может даже огрызнуться и вынуждена молча сносить оскорбительный спектакль, это было так похоже на то, как старшие аристократы с добрыми улыбками унижают своих вассалов, глумясь над их гордостью, зачастую прямо в родных домах, перед стариками и детьми…
  
  Из всех аристократов, что он встречал, лишь Ан Сюен и Лян Ю были хорошими людьми. И теперь в их глазах он был предателем. Подонком и убийцей. И всё благодаря Чу Сяню и тем, кто стоял за его спиной. И был только вопрос времени, когда эта улыбка сменится издевательским оскалом. Самым паршивым же было то, что он не мог сделать ничего. Попытаться убить драконьего практика Пятого Небесного Уровня? Не на его Втором Уровне Звёзд. Убежать? Тоже невозможно, да и некуда ему бежать. Собственные слабость и никчёмность бесили, он оказался в полной власти этих заговорщиков. Единственное, что вызывало его недоумение, это почему он ещё не связан и зачем Чу Сяню вообще разыгрывать перед ним этот спектакль? Не потехи же ради? За ними сейчас должны гнаться люди Лорда Северной Стражи, и развлекаться в таких условиях как-то совсем глупо и бессмысленно.
  
  – Ну ладно, – выдержав небольшую паузу, продолжил говорить мужчина с бирюзовыми волосами, – что сделано, то сделано. Линь Хон умер достойной смертью и не одобрил бы, если бы мы расклеились. Крепись, Е Синхэ, мы ещё отомстим за его смерть! Главное — не падать духом и помнить, что он ушёл ради того, чтобы мы жили и могли продолжить борьбу!
  
  – А… – парень не сразу понял, что ему говорят, а когда понял, впал в натуральную прострацию.
  
  Его… «подельник»… выражал соболезнования по гибели… его… друга? Это… серьёзно? Это не злая шутка?
  
  Парень не мог поверить.
  
  Как? Почему? Что вообще происходит?
  
  – Понимаю, что не такого присоединения к нам ты ждал, но не волнуйся, за провал перед Главой я отвечу сам, ты тут ни при чём, – продолжил… успокаивать его Чу Сянь. – Знаю, у тебя куча вопросов. Линь Хон наверняка не успел рассказать всё — времени было мало, так что спрашивай. На что смогу — отвечу. Уснуть, как вижу, ты сегодня всё равно не сможешь.
  
  – Да… пожалуй, – эхом откликнулся Синхэ, судорожно вспоминая недавние события и… с чувством холодка в животе осознавая, что когда Линь Хон привёл их группу на встречу с Чу Сянем, он не рассказывал наставнику-предателю о том, как заставил третьего ученика проректора присоединиться к ним. В тот момент он лишь обмолвился, что всё прошло прекрасно и что Синхэ теперь один из них, в доказательство чего убил Лю Джина.
  
  И на этом обсуждение его вербовки заговорщиками прекратилось! Они готовили ловушку на Ся Ю Нин и про Синхэ больше не говорили, почти сразу начав действовать. То есть… получается… Чу Сянь не знал, что Линь Хон заставил его совершить это убийство. Вынудил присоединиться. Взял в плен…
  
  Иными словами, Чу Сянь думал, что Синхэ присоединился к ним… добровольно.
  
  Это был словно удар под дых, с которым юноша совершенно не знал что делать. Вот только интересоваться подробностями этой ситуации у Чу Сяня он не спешил, обоснованно решив, что любые наводящие вопросы могут вызвать только подозрения. Вместо этого Е Синхэ решил последовать совету и попросить мужчину подробнее рассказать об их организации — чем больше он сейчас узнает, тем проще ему будет действовать! И его «брат по борьбе с тиранией Старших Семей» действительно начал рассказывать! В основном о том, насколько могуча их организация, как священна их борьба и какое блестящее будущее теперь будет у самого Синхэ. Сохранять восторженно-заинтересованное выражение на лице получалось всё труднее. Ведь если отбросить все красивые слова, то выходило, что эта «Организация» — просто бандиты. Да, сильные, да, умелые. Но всё, чего они хотели — это просто захватить страну и встать на место нынешних Старших Семей. «Очередной заговор вассалов», как, привычно улыбаясь, сказал Лян Ю. И он был тысячу раз прав!
  
  Через три дня пути они оказались в небольшой и ничем не примечательной деревеньке близ гор, но не деревня была интересна, а сеть пещер, куда привёл его Чу Сянь. За это время Синхэ смог более-менее разузнать о своих новых «товарищах» и почти уверился, что… его считают своим. То есть Линь Хон действительно не сообщил, как именно «привлёк» его в их ряды. Более того, осторожно расспросив бывшего наставника, парень с удивлением узнал, что его бывший друг расписал его едва ли не большим «революционером», чем был он сам! Эти заговорщики… они… они искренне считали, что он разделяет их устремления! И пошёл с ними добровольно! В это было невозможно поверить даже спустя трое суток общения, но это было, и… и с этим приходилось жить.
  
  Внезапно вспыхнувший в пещере яркий белый свет ударил по глазам, заставив зажмуриться и сбивая с мыслей. Когда же он проморгался, то увидел, что перед ними стоит фигура в белом балахоне.
  
  – Глава, – склонил голову Чу Сянь, – простите. Мы провалились.
  
  – Я уже знаю об этом, друг мой, – донёсся мягкий голос от безликой фигуры. Он мог принадлежать как мужчине, так и женщине, как старику, так и молодому человеку, едва ли прожившему больше двух десятков зим. – Это неприятно, как и потеря Линь Хона, но ты смог привести к нам нового брата, о котором Хон крайне высоко отзывался… – белый капюшон повернулся к пленнику.
  
  – Приветствую тебя, брат Синхэ. Я — глава нашей организации.
  
  – Приветствую, глава, – склонил голову парень, складывая руки в уважительном жесте.
  
  – Должно быть, у тебя много вопросов.
  
  – Да, Чу Сянь ответил на некоторую их часть… но… Я не знаю, что мне делать дальше.
  
  – Дальше? – фигура в балахоне, казалось, удивилась. – Ты уже доказал свою преданность, и Линь Хон за тебя поручался, потому дальше мы будем учить тебя. Но сначала нужно проверить твой потенциал.
  
  – Н-но… разве это уже не делали в Академии Небесной Звезды? И наставник Чу Сянь…
  
  – Не беспокойся, брат Синхэ, – похлопал его по плечу бирюзововолосый, – это всего лишь формальность. К тому же твои новые братья и сёстры должны своими глазами увидеть твой талант, а не довольствоваться лишь слухами.
  
  – Х-хорошо, – этот «глава» был слишком радушен. Последние сомнения Синхэ исчезли — они вправду считают, что он на их стороне. Возможно… ему действительно удастся сбежать? Только… куда? Ему некуда бежать. Неизвестно ещё, что будет с его кланом, но если он сбежит, то тому точно попытаются отомстить не только Тёмная Луна и Стража Севера, но и эти заговорщики.
  
  Перед глазами неожиданно встало ухмыляющееся лицо Лян Ю, и Синхэ словно наяву услышал, как тот произносит: «Если тебе представилась возможность, используй её». Парень не был уверен, что брат Ю на самом деле сказал бы ему такое, но… почему-то этот образ выглядел очень достоверно. И… быть может, не стоит спешить, раз уж никто не собирается его пытать, ломать его волю и дальше повязывать кровью? Нужно лишь помнить, что эти твари вполне способны на это. И не пререкаться.
  
  Тем временем носитель балахона привёл его в небольшой зал, где уже сидело несколько ничем не примечательных людей, а также располагался стол с уже знакомыми парню кристаллами.
  
  – Братья, сегодня мы приветствуем в рядах нашего общества нового члена. Е Синхэ! Продемонстрируй нам уровень своего таланта.
  
  – Будет сделано, – он хотел было спросить, не повлияет ли на новое испытание его прошлый результат в четыре кристалла, ведь связь у него вроде бы должна была остаться с прошлыми кристаллами… но, немного подумав, пришёл к выводу, что не знать этого заговорщики не могли, а значит, эти кристаллы или учитывают связь, или… ну, может, стены пещеры это как-то обрывают. Наверное.
  
  Резко вздохнув и выдохнув, он прошёл к столу и протянул руку, уже знакомым образом обращаясь к лежащим перед ним кристаллам. В прошлый раз он сильно боялся, но сейчас… сейчас страх умер, оставив лишь цель. Они лишили его всего, сделали изгоем, подвергли риску его клан. Сейчас он слаб, но придёт время — и он ответит им. И если они сами дадут ему силу для своего уничтожения… тем лучше. Кристаллы начали светиться и взлетать в воздух. Первый, второй, третий… шестой.
  
  – Шесть?! – выдохнул Чу Сянь. – Неужели на приёмных испытаниях ты не показал всего своего потенциала? А ведь верно, ты настолько нервничал, что сначала даже ни одного активировать не мог.
  
  «И ты уже намеревался меня вышвырнуть. И вышвырнул бы, если бы не брат Ю», – мысленно ответил Синхэ, рассматривая витающие в воздухе камни, что начали кружиться вокруг его руки. Шепотки остальных присутствующих он игнорировал.
  
  – Прекрасный результат, брат Синхэ, – похвалил его носитель белого балахона. – Брат Линь Хон нашёл воистину выдающийся талант, жаль, что он не может сейчас поздравить тебя с этим первым триумфом.
  
  – Да… жаль.
  
  – Брат Сянь, покажи брату Синхэ его покои на… – собеседник на миг задумался, – третьем уровне, а также покажи лагерь. Завтра, когда ты отдохнёшь, – обратился он уже к парню, – мы поговорим о том, чему и как тебе стоит учиться, – в ответ представитель клана Лазурного Пера почтительно поклонился.
  
  А далее Чу Сянь провёл его по пещерам, рассказывая, что и как. Данное убежище — что-то вроде тренировочного лагеря, а всего у организации была масса тайных убежищ, лагерей, даже свои деревни и едва ли не города с «сочувствующими» чиновниками на самом верху. Имена и места ему не называли… пока что. Но и то, что он уже узнал… Картина выглядела жуткой. Эта Организация… она была повсюду. Ну или ему показывали такую картину, но это было маловероятно — не было смысла.
  
  Само укрытие в пещерах оказалось весьма разветвлённым местом, принявшим в себя почти сотню человек, если не больше. Склады продовольствия и оружия, хранилища эликсиров, экстрактов и прочих сокровищ, которыми хвастался Чу Сянь… А его покои — они были больше дома ученика проректора и куда как богаче. И это «организация простолюдинов»? Пусть бывший наставник Академии и пояснил, что третий уровень — это место элиты элит, рядом с покоями самого Главы, но даже так… Лян Ю был прав. Ни одна организация простолюдинов хоть за сто, хоть за тысячу лет не создаст подобного. Хотя бы потому, что у простолюдинов есть вещи более важные, чем обустраивать роскошные апартаменты в центре скалы.
  
  На следующий день, когда так и не назвавший своего имени Глава поделился с ним мыслями о том, чему и как он будет учиться, даже видимость «простолюдинства» растворилась. «Секретное Искусство Ядовитых Звёзд», «Техники Звёздной Тени», «Тайное Искусство Демонов Звёзд»… Ни об одной из подобных методик он никогда не слышал, а когда он с разрешения главы прочитал первую книгу и увидел список необходимых для постижения таинства приёмов ингредиентов… «Сок Чёрной Орхидеи» был запрещён, как один из страшнейших ядов, «Кровь Живого Духа», как раз способная нейтрализовать действие сока, своей стоимостью заставляла «Экстракт Холодного Снега» выглядеть дешёвыми стекляшками, а что такое «Душа Тёмного Ассасина», он вообще не имел понятия, но название этого ингредиента ему уже не нравилось.
  
  – Это… это… и у вас есть все эти эликсиры?
  
  – Разумеется, – кивнул белый балахон.
  
  – Но они же стоят целое состояние!
  
  – Для огранки такого таланта, как у тебя, нам не жалко потратить их, брат Синхэ. К тому же если знать, где и как собирать их, то цена не столь уж и велика. Мы — не Старшие Семьи, и нам нет необходимости поднимать стоимость на два-три порядка для того, чтобы потешить свою жадность.
  
  – Понял, Глава, – вновь уважительно поклонился парень. – Когда мне начинать?
  
  – Я распоряжусь, чтобы всё необходимое тебе передали прямо сейчас. Также с тобой будут несколько практиков Звёздных Боевых Искусств, что смогут тебе что-то подсказать и подстраховать. Один из них находится на шестом уровне, пусть и куда как менее талантлив, чем ты.
  
  – Благодарю, Глава! Тогда я немедленно приступлю к тренировкам.
  
  – Я рад твоему стремлению, брат Синхэ. Если ты сохранишь его, то скоро сможешь занять очень высокую позицию среди нас.
  
  – Я приложу к этому все свои силы! – «и потом уничтожу вас всех».
  
  Представитель клана Лазурного Пера ещё раз поклонился…
  
  
Глава 10
  
  Возвращение в Академию прошло без помпы, но и без приключений — меня никто не пытался перехватить, похитить, спровоцировать на бой или, например, задержать. В самом учебном заведении тоже всё было спокойно — мастер Сюэ радушно меня встретил, а узнав, что я смог прорваться на Пятый Небесный Уровень, так вообще… кхм, ну… я думал, что он там сейчас Джигу-Дрыгу спляшет или что-то в этом роде. Интересоваться моим визитом к Лорду Северной Стражи он не стал, слишком поглощённый планами по моей дальнейшей подготовке и началу изучения «действительно интересных вещей». Собственно, для этого я ему и поспешил сообщить о Прорыве, ибо лучше уж пусть дедушка радуется и пылает энтузиазмом, чем волнуется и страдает унынием. Конечно, он всё равно узнает, но там уже всё будет в конфигурации неких непроверенных слухов, мол, кто-то где-то слышал, кому-то пересказал, ну и так далее, при том, что меня он видел довольным и цветущим, что по-любому сгладит эффект. Плюс говнюком, что принёс ему дурную новость, будет уже кто-то другой, и это будут его проблемы, а не мои. Вот только не одним Сюэ жила Академия.
  
  – Братик Ю, ты вернулся! – Ан Сюен поджидала буквально на подходе к ученическому домику и была откровенно счастлива меня видеть. И пылала любопытством. А то как же? Девушка и без этого — невозможно! – Как прошёл твой визит к Лорду Ся?
  
  – Просто прекрасно, – не смог я не улыбнуться в ответ, – меня с позором выставили вон. Всё прошло по плану! – как ни в чём не бывало отворяю двери в сад при моём домике и, всем видом показывая, что она может идти за мной, захожу внутрь.
  
  – А? Э… Что?! – не поверила своим ушкам девушка. – То есть как? Почему? За что?! – вбежала она следом, рефлекторно захлопывая калитку в стене забора.
  
  – Я просто был… очень плохим мальчиком, – загадочно заложил я руки за спину, стараясь не рассмеяться на её выражение лица.
  
  Всё-таки как же забавно за ней наблюдать… Но теперь нужно было понять, что, как и в каком объёме сообщать девушке. Нет, самой Ан Сюен я вполне доверял, но информация, которой я мог поделиться, не предполагала широкого распространения. С другой стороны, Сюен — девочка умная и болтать почём зря не будет, тем более если эта болтовня будет нести опасность для меня. Разве что с Ю Нин поделится, но это вполне допустимо, хотя, полагаю, за свои художества я удостоюсь удара по лицу. Главное, чтобы дальше девочек эта информация не ушла.
  
  – Братик Ю, не волнуйся, – ещё сильнее перепугалась эта кареглазая лапочка, – давай я заварю тебе чая? Ты только не переживай — пойдём на кухню, сестрёнка за тобой поухаживает. У тебя же ничего не болит? Голова не кружится? – меня уже мягко, но неотвратимо взяли на буксир и тащили в сторону дома — некой мистической чисто женской техникой, подавляя любую волю к сопротивлению и блокируя все пути отхода одновременно с возможностями на неповиновение.
  
  Нет, наверное, я мог собрать волю в кулак и показать, кто тут альфа-самец и вообще злобствующая асоциальная личность, неспособная в эмпатию и чтение ситуации, в смысле, начать вырываться и её одёргивать, но… но кто вообще будет делать такую глупость в такой ситуации? Ах да, я же культиватор в мире псевдо-китайского аниме… точнее, псевдо-анимешного Китая… анимешного псевдо-Китая, во! В общем, да, согласно законам жанра, я ничего такого уметь не должен. Но знаете что? Идите в жопу со своими жанровыми штампами! Всё это должно работать только на главного героя сянси, а я не Герой, я Злодей! Мне можно иметь мозг! И даже здоровую половую жизнь! Выкуси, китайская литература!
  
  В общем, вскоре я уже сидел за столиком в доме и любовался, как Сюен хлопочет с чайничком и пиалами для чая, одновременно пытаясь меня успокоить, проверить температуру, а также не упаду ли я в обморок от нервного напряжения и выгорания после истерики, кою она мне уже завуалированно диагностировала. Выглядело очень мило и трогательно. Заботящиеся о тебе милые девушки вообще очень трогательны. Так и хочется взять это чудо на ручки и погладить по голове, прям еле сдерживаюсь. Останавливало только понимание, что для нежной девичьей психики (тем более воспитанной в местных традициях, когда и за ручку-то подержаться с мальчиком — это событие уровня лишь чуть ниже официальной помолвки) такой манёвр может стать неизлечимой травмой, после которой мне останется только брать на себя ответственность.
  
  – Сестрёнка Сюен, пожалуйста, успокойся, – получив-таки в руки пиалу с ароматным напитком, попросил я у красавицы, что после завершения дела начала откровенно не находить себе места и нервно переминаться на месте. – Я понимаю, что тебя разрывает от вопросов, но, пожалуйста, налей и себе этого замечательного чая и садись. Я тебе всё расскажу, хотя и боюсь, что ответы только увеличат количество твоих вопросов.
  
  – Лян Ю, – девушка изволила забавно надуться в попытке скрыть смущение, – эта ученица вполне может контролировать своё любопытство!
  
  – То есть я могу не рассказывать? – я очень постарался, чтобы улыбка не слишком выдавала моё удовольствие от ситуации.
  
  – … – степень сходства леди из дома Безграничных Небес с недовольным надувшимся котёнком стала почти абсолютной.
  
  – Ладно-ладно, я пошутил, не обижайся. Но, пожалуйста, составь мне компанию, не могу же я действительно пить один, тем более когда ты стоишь.
  
  – Угу, – сверля меня странным взглядом, Ан Сюен осторожно присела за столик и, наполнив себе пиалу, чуть-чуть пригубила напиток. – Так что же произошло в поместье Лорда Северной Стражи? Ты же спас Ю Нин, как тебя могли выгнать?
  
  – Кхм, – я тоже сделал глоток. – Прежде всего, я должен тебя попросить, чтобы всё, что ты услышишь дальше, не вышло за пределы этих стен. Пожалуйста, не обижайся на меня за эту просьбу — я уверен, что ты всё понимаешь, но обязан был уточнить эту формальность. Ю Нин ты, разумеется, рассказать можешь.
  
  – Да, хорошо, брат Ю! – м-м-м, какие Серьёзность! Решительность! Милота-а-а-а! Так, Лян Ю, успокойся, тебя просто наконец-то начало «отпускать». Пусть разговор с отцом Вайсс и прошёл по плану, но, даже несмотря на все мои ухищрения, нервов потрепал изрядно, к тому же только добравшись до Академии и встретившись с Сюен, я наконец-то окончательно поверил, что всё закончилось.
  
  – Ну что же, тогда слушай. Меня действительно выставили из поместья Лорда Северной Стражи, – ловлю взгляд девушки, чуть взболтав содержимое пиалы, взяв ту правой рукой. – Признаться честно, мне пришлось изрядно постараться, чтобы добиться этого и в то же время не перегнуть палку, вызывая на себя серьёзный гнев лорда провинции. Это было нелегко, – улыбаюсь, вспоминая свою маленькую победу, и делаю новый глоток.
  
  – Ч-что?! То есть… ты… ты это специально? – бедная девочка отставила свою чашку — видимо, от греха. Чтобы случайно не захлебнуться или не выронить.
  
  – Да, это была часть моего плана, – киваю, продолжая потягивать прекрасный напиток. Жажда после давешнего приключения накинулась очень даже неиллюзорно.
  
  – Но зачем? Тебе оказали такую честь… я не понимаю, – будучи истинной уроженкой своего общества, Ан Сюен реагировала на ситуацию именно так, как стал бы реагировать любой местный аристократ на её месте.
  
  – Всё очень просто, – я пожал плечами, мягко улыбнувшись девушке. – Это было ради выживания.
  
  – Выживания? – эхом откликнулась Ан Сюен, хлопнув ресницами, до сих пор ничего не понимая. А значит, и другие тоже не сразу поймут. – Что ты имеешь в виду?
  
  – Хм-м… – я покатал на языке отвар трав после нового контакта губ с пиалой. – Как ты знаешь, моя позиция в клане довольно… специфична, – девушка в ответ осторожно кивнула. – С одной стороны, моя ветвь не сильно нравится Главе и главному Старейшине, с другой же, я — показатель силы и таланта, «статусная вещь», как я уже ранее упоминал.
  
  – Да… – девушка чуть вздохнула, явно вспоминая и свою нелёгкую роль.
  
  – Само по себе это не слишком опасно, даже с учётом скорости моего развития. Пока я учусь в Академии, для политических раскладов в семье я не слишком опасен, к тому же в любой момент могу быть порекомендован в столицу и соблазниться карьерой при императорском дворе, которую, на первый взгляд, будет сделать гораздо проще, чем захватить власть в клане. На это накладывается и то, что как-либо надавить на меня здесь Глава не сможет, не уронив при этом свою репутацию и не вступая в конфликт с множеством влиятельных людей. Ибо что ни говори, а Академия Небесной Звезды крайне заинтересована в сильных и талантливых учениках — от их количества и успеха в жизни напрямую зависит её собственное влияние в империи, так что попытка даже весьма сильного клана давить кого-то из них может иметь для него далекоидущие последствия не самого приятного характера, – Ан Сюен кивнула, ведь она использовала те же факторы, чтобы избежать навязанного брака. – Вот только всё крайне меняется, если в это уравнение вклинивается положение Лорда Северной Стражи.
  
  – Я не понимаю… разве поддержка Лорда Северной Стражи не была бы весомым подспорьем для твоей борьбы внутри семьи? – задала вполне правильный вопрос девушка.
  
  – Случись эта поддержка хотя бы года через три и при иных обстоятельствах, я бы ухватился за неё обеими руками, но сейчас… – качаю головой, – ни в коем случае.
  
  – Но почему?
  
  – Понимаешь, репутация клана Тёмной Луны сложилась не на пустом месте. Порядки у нас… – я поморщился, вспоминать о нравах большей части дорогих «родственничков» без отвращения никак не получалось. – В общем, мой дядя, что сейчас занимает место Главы, вполне обоснованно предполагает, что я с большим удовольствием отберу у него трон, едва мне выдастся такая возможность. И я на самом деле собираюсь так поступить, только это большой секрет, – шутливо подношу указательный палец к губам. – О нём все подозревают, но я никому ещё не сознавался, так что ты тоже никому не рассказывай! – подмигиваю русоволосой красавице, вызывая у той робкую улыбку. Скорее на рефлексах, чем искренне, но так тоже разрядка. – Однако… – я повёл в воздухе пиалой, в которой уже мало что осталось, при этом этак неопределённо поводя бровями, – одно дело, когда речь идёт про меня одного и опасность исходит только от моего уровня развития, который ещё может и застопориться на границе Седьмого, а то и Шестого Небесного Уровня, и совсем другое дело, когда у меня появляется поддержка правителя провинции. Зачем дожидаться, пока конкурент наберёт эту силу или ударит, опираясь на ресурсы своего покровителя? Академия, конечно, хорошо защищена, но сидеть в ней безвылазно несколько лет я никак не смогу, а отряд ликвидаторов Шестого Небесного Уровня оставит мне мало шансов на выживание.
  
  – Это отвратительно! – возмутилась девушка, с сопереживанием смотря на меня.
  
  – Согласен. Потому-то я и хочу всё это изменить, но на данный момент имеем то, что имеем.
  
  – Но тогда почему ты не попросил помощи у лорда Ся?
  
  – Потому что это не только поставило бы меня в полностью зависимое положение, так ещё и принесло бы вреда больше, чем пользы, – тянусь за чайником, чтобы долить себе ещё отвара. – Что мог сделать лорд? Выделить мне телохранителя Восьмого, а то и Девятого Небесного Уровня? Было бы неплохо, но сомневаюсь. Подобного нет даже у Ю Нин, родной дочери Короля Севера. Попросить «одолжить» на неделю-две одного из его военачальников нужного уровня сил и решить свою проблему… радикально? И что дальше? Глава Старшей Семьи, имеющий всего Четвёртый, ну пусть даже Пятый Небесный Уровень? Это форменная глупость, что приведёт к полной потере моей семьёй всякого авторитета. За мной самим закрепится репутация ставленника рода Ся, добившегося своего положения лишь волей сверху, и если мнением глав других кланов я могу пренебречь, то мнение моих собственных подчинённых, что после этого будут видеть во мне чужую марионетку и ничего не решающего слабака, я не могу не учитывать. Когда твои люди тебя презирают — это худшее, что может случиться с правителем. К тому же вслед за этим сразу же возникнет третья проблема, которая уже гарантированно приведёт к моей смерти.
  
  – Это было ещё не всё? – кажется, ей стало нехорошо.
  
  – Разумеется, нет! – я позволил себе насмешливую улыбку, хоть и поспешил спрятать её за новым глотком. – Как ты помнишь, у нас объявилась целая тайная секта «простолюдинов», что ненавидит Старшие Семьи. И, полагаю, у них ко мне скопился ряд претензий. Представь, что они узнают, что за срыв их плана я теперь в фаворе у самого наместника провинции. Убить меня сразу станет для них если не делом чести, то точно чем-то очень важным, тем более с учётом моего потенциала. Но… – я поставил пиалу на столешницу, – теперь они узнают, что «в благодарность» за оказанную услугу Лорд Северной Стражи с позором меня выгнал, тем самым оскорбив и унизив. Их лидеры далеко не так глупы и фанатичны, как рядовые исполнители, иначе не смогли бы скрываться на протяжении сотни лет. А это означает что?
  
  – Что? – подалась вперёд Ан Сюен.
  
  – Что им станет интересно. Например, а не получится ли натравить молодого гения на так оскорбившего его лорда? Быть может, ему даже стоит немного помочь? Подбросить интересную технику или снадобье, например. А там — связать кровью, и никуда он уже не денется. Ну или самим добить после того, как его руками будет уничтожена такая видная фигура. Потому, – пожимаю плечами, – появляется шанс, что вместо группы убийц, что могли бы быть направлены за моей головой, ко мне отправят переговорщиков-вербовщиков.
  
  – И ты будешь вести с ними переговоры? – не поверила Сюен.
  
  – Тут уже нужно смотреть, кто и что будет предлагать. Всегда можно согласиться и сделать по-своему. Но, в любом случае, дипломат — это всяко лучше, чем ликвидатор. Его, как правило, гораздо проще убить, ведь вместо искусства боя он оттачивал искусство красноречия.
  
  – Л-лян Ю… – поражённо прошептала девушка, – но… но почему ты не рассказал об этом отцу Ю Нин?
  
  – Брось, сестрёнка, он бы ни за что не стал «изображать из себя дурака» или «терять лицо» ради удобства и планов какого-то мальчишки. С его точки зрения, это был бы просто глупый прожект зазнавшегося юнца, которому успех ударил в голову. Собственно… потому мне и пришлось самому вывести его на, скажем так, естественные и нужные мне реакции.
  
  – Это… ты… это какое-то безумие!
  
  – Как и потащить с собой в простенький поход целого проректора, – согласно кивнул я. Этот аргумент ей было нечем крыть.
  
  – Когда ты всё это придумал? – вновь проснулось в ней любопытство.
  
  – Ну-у… примерно в тот момент, когда Чу Сянь утащил Е Синхэ.
  
  – … – молчание было выразительным. Очень.
  
  – Ну ладно, может быть, минут через пятнадцать после этого, – «сдался» я, «пойдя на попятный». – Уже тогда было очевидно, что молчать о том, кто сорвал их план, он не будет, ещё и, скорее всего, изрядно приукрасит мои умственные и физические возможности, оправдывая себя за то, что их план разгадал и разбил юноша семнадцати лет.
  
  – … Ты вообще человек? – таращась на меня стеклянным взглядом, спросила наследница дома Безграничных Небес.
  
  – Ну, я только что прорвался на Пятый Небесный Уровень, так что, можно сказать, я уже далёк от обычного человека, – активирую режим «духовный табурет», кхм… в смысле «валенок-культиватор»… Эм… «одухотворённое бревно», во! Ибо непонимание намёков — духовность! Все дела… Так, секунду, я сейчас себя назвал «идолищем поганым»?
  
  – О! Поздравляю, брат Ю! Как это случилось? – обрадовалась за меня девушка. Причём действительно обрадовалась без малейшей задней мысли. Эх, какая же она всё-таки милая, но… увы. Не судьба.
  
  – Ну, когда лорд Ся придавил меня убийственным намерением, я смог почувствовать свою душу, на которую шла атака, и понять, как управлять её энергией, после чего случился Прорыв, – честно ответил я, пряча новую улыбку во вновь поднятой пиале.
  
  – М… – на меня опять посмотрели тем взглядом недовольно надувшегося котёнка, только теперь он ещё и был перепуган за меня и явно хотел высказать что-то на тему инстинкта самосохранения и дружбы с головой у одного конкретного темноволосого парня. – Я не понимаю! Как ты можешь так спокойно об этом говорить? Как мой ровесник смог всё это просчитать, разобрать и составить план?! Да ещё и почти во время боя?!
  
  – Ну, бой к тому моменту уже кончился. И вообще, я же не говорю ничего экстраординарного. Всё это достаточно очевидные вещи, которые придут в голову любому, кто попытается оценить случившееся.
  
  – Неправда! – подскочила на месте девушка. – Нормальному человеку никогда бы в голову не пришло злить Лорда Северной Стражи и тем более использовать его таким образом! Чем ты думал, когда так рисковал?!
  
  – Ну-ну, не надо так переживать, у меня всё было под контролем. В худшем случае я бы посидел в темнице дворца пару недель. Пара недель непрерывной культивации в особых условиях — это тоже неплохо.
  
  – Братик… – о, неужели я вижу редчайшее зрелище, как Ан Сюен изволит закипать? Эти налившиеся гневным румянцем щёчки, этот метающий молнии взгляд, эти решительно сжатые кулачки… Держите меня семеро! Такая милота… – пожалуйста… не делай так больше!
  
  – Спасибо, что заботишься обо мне, сестрёнка, – от греха подальше смыкаю веки, чтобы и правда не броситься тискать эту прелесть. – Для меня это действительно важно. У меня никогда не было настоящей сестры, и, на самом деле, ты единственная, кто ко мне так относится. Обещаю: я никогда не забуду этого и всегда буду помогать тебе, что бы ни случилось и кем бы я ни стал.
  
  Да, я — подлец, который опять играет на чистых, светлых чувствах девушки, но лучше её сейчас переключить, а то ведь наговорит в порыве чувств чего-нибудь такого, за что сама же потом будет себя изводить самоедством. Это ведь только я тут беспардонный наглец, а Ан Сюен — девочка воспитанная и примерная, к тому же довольно робкая и неуверенная в себе внутри, так что закати она сейчас сцену супруги, устраивающей мужу головомойку, то, когда это осознает, просто умрёт со стыда. И хорошо если только в переносном смысле, ибо со всеми местными заморочками может ведь и натурально попытаться с жизнью покончить, с мотивом из серии: «я навсегда опозорена, как женщина!» Для местных девушек эти слова — далеко не пустой звук, из-за них действительно на себя руки наложить могут, особенно в таком эмоционально нестабильном возрасте, как семнадцать-восемнадцать лет, когда никакого жизненного опыта ещё нет, зато любой конфуз на публике — это трагедия на всю жизнь и повод для жуткого депресняка.
  
  – Ум… – ну вот, она вновь превратилась в сконфуженный помидорчик, который не знает куда деть глаза и руки. – Братик Ю… для меня тоже… очень важен… – и, будто утопающий за соломинку, быстро схватилась за свою пиалу и судорожно присосалась к её содержимому.
  
  – Тогда давай оставим печальные и заставляющие сердечко моей любимой сестрёнки волноваться темы и поговорим о чём-нибудь более приятном. Например, мы так и не успели толком заняться солнечным исцелением, а я ведь обещал тебе с ним помочь, так почему бы и не заняться этим сейчас?
  
  – Л-ладно, – всё ещё смущаясь, выдавила из себя девушка, сделав ещё один глоток, словно для храбрости…
  
  Там же, спустя время...
  Проводив Ан Сюен, как и положено плохому мальчику, который беззастенчиво вгоняет хорошую девочку в краску, свято блюдя при этом рамки приличия и уголовный кодекс, я… нет, не вернулся сразу же к себе. Сперва я направился к дому Е Синхэ, который пока не успели не только передать новому хозяину, но и, как я надеялся, даже обыскать. Всем было слишком не до того, и я должен был этим воспользоваться, раз уж само в руки идёт.
  
  Разумеется, ничего ценного у выходца из нищего второсортного клана быть не могло, но это касается лишь материальных ценностей, есть же в нашей жизни вещи и немного иного рода, которые мне могли пригодиться в будущем «подстилании соломки».
  
  Добравшись до места, я обнаружил, что был прав — дом действительно никто не посещал в последнее время. Запоров на дверях не было, так как местная недвижимость всё-таки располагалась на охраняемой территории и появление воров тут было сродни горячечному бреду. Словом, внутрь я попал без проблем, а вскоре уже вовсю исследовал место обитания моего недавнего одноклассника. Любимым местом Синхэ явно была библиотека, почти такая же, как и у меня. В ней повсюду чувствовалось присутствие «руки жильца», да и нагар на масляной лампе свидетельствовал, что зажигали её очень часто. Вторым по «обитаемости» помещением оказалась мастерская, где предполагалось смешивать различные травки для курильниц, варить лекарства и делать мази. Парень явно серьёзно воспринял вопрос изучения целительства, подойдя к нему основательно и комплексно. У меня тоже была такая мастерская и тоже сразу с предоставленными академией материалами, но я редко её посещал. Ароматические смеси для медитации мне были не нужны, их основная задача на низких уровнях развития — убрать усталость от неподвижной позы и не дать отвлечься, но с этим у меня не было проблем. Шутить же насчёт расслабляющего эффекта травки тут было неуместно, так как расслабляющего эффекта соответствующие травки как раз не несли, скорее уж строго наоборот. Некоторые тренировки Драконов, например, предполагали надымить в помещении определённым сбором трав, от дыма которых тебя будет крутить так, что ни шевельнуться, ни продохнуть, но ты изволь в этом состоянии упасть-отжаться или начинать долбить манекен. И пусть это — крайний пример, но и остальные варианты применения курильниц в культивации крутятся где-то рядом, в частности, есть дымок, длительное вдыхание которого вносит помехи в отклик Ци в организме, соответственно, тренировка с ним — это вдыхание и наработка контроля, пока под таким дымом ты не сможешь владеть своей Ци с той же лёгкостью, что и без него. Что же касается целебных мазей и противоядий, то я как сделал себе запас самого полезного, так и не возвращался больше к теме, а вот Синхэ, похоже, рецептики перебирал и опыт нарабатывал.
  
  Впрочем, всё это уже не имело смысла, да и пришёл я сюда за другим. Так или иначе, через полчасика я уже направлялся к себе, унося из дома парня небольшую котомку с его личными вещами, что он привёз в академию. Было тех сущие крохи, но эти крохи могли сыграть свою роль в моих дальнейших планах, пусть и большой надежды я в ту сторону не испытывал, но, когда речь идёт о выживании, любая малость не будет излишней.
  
  На этом побочные дела на этот день закончились и настало время приступить к тому, что действительно было важно. Энергетика после прорыва уже устаканилась — пора было заняться проверкой моих новых возможностей. И первое направление, зарыться в которое у меня аж чесались руки, — это вопрос души и её энергии.
  
  С тем, чтобы сесть в медитацию и сконцентрироваться на новом наборе ощущений, проблем не возникло. Я по-прежнему чувствовал ту субстанцию, на которую шло давление в особняке Лорда Северной Стражи, ощущал её связи с телом и даньтянем, воспринимал энергию, что в ней находилась, понимал, что могу той управлять… Можно сказать, после Прорыва всё это стало даже чётче и осознанней, однако… На этом успехи закончились. Я мог чувствовать «систему», но во мне не возникало понимания, как эта система работает и по каким принципам устроена, а многие ощущения буквально ставили в тупик. Например, даньтянь, который я до сих пор подсознательно воспринимал чем-то более близким именно к душе, нежели к телу. Как-никак это был источник-центр-резерв магии, да и местная философия с упором на духовность и прочий мистицизм очень конкретно выстраивала ассоциации в моём разуме. Тем не менее реальность оказалось совсем иной. Даньтянь не являлся частью души — он был частью тела и с душой хоть и взаимодействовал, но как-то очень отдалённо и несерьёзно. Словно два разных механизма соединили проводками и прикрутили к одному из них пульт управления от второго, но не больше. Моя душа определённо участвовала в управлении Ци и её вырабатывании даньтянем, отчего эта энергия и получала личностный отпечаток, опять же, влияние на Ци эмоций и общего настроя было из той же оперы, но как это происходило, почему системы настолько разнесены относительно друг друга, отчего связь между ними настолько слабая и развивается только с выходом на новый Небесный Уровень — на эти вопросы у меня ответов не было. Я всматривался в свои ощущения и не понимал. Не мог разобрать и не имел знаний, чтобы интерпретировать то, что разобрать мог. Это уже была не физика, а какая-то чистая мистика с эзотерикой, по крайней мере, на моём уровне чувствительности я даже не мог уловить, когда и где протекают процессы зарождения эмоций и их влияния на Ци — я мог смутно почувствовать только конечный результат, фиксируя исключительно факт, что процессы эти происходили и привели к результату. И так было почти во всём — я чувствовал связи между душой и телом, между душой и Ци, между душой и даньтянем, но я не мог даже осознать для себя хотя бы примерную геометрию этих связей и их форму — каналы ли это для протекания некой энергии, управляющие ли нити, прямое подключение по всей длине или что-то вроде радиоволн, распространяющихся от одного к другому и улавливаемых ими — я был вообще без понятия. Просто есть некие связи. Просто они стали сильнее при Прорыве. Просто оно работает.
  
  И, естественно, лезть в это дело ковыряться своими кривыми ручками мне было, мягко говоря, страшно, хотя управлять энергией своей души я на полном серьёзе мог. Только вот и здесь меня ждала засада, ибо понимания, что вообще можно этой энергией делать и как, не было никакого. Ну, типа, да, я мог её пошевелить. Я её чувствовал. И-и… чего дальше? На что она способна? Как её направлять вовне? Существуют ли инструкции по типу: «не сушите кошку в микроволновке»? Нет, ну а что? Вот попробую я её, допустим, направить в даньтянь, как обычную Ци, где гарантия, что это меня не превратит в овощ? Или, например, выплеснуть её наружу — это мне душу не порвёт? Может быть, для давления на кого-то надо как-то специально клапан какой-нибудь открывать? Поры? Жабры? Мозговые железы? Это же мир китайского фольклора — здесь любая ящерица или перхоть с жопы горной обезьяны могут иметь очешуительно великий смысл и значение для вселенной.
  
  В общем, потратив где-то половину ночи на созерцание своего «внутреннего мира», я понял, что опять придётся курить мануалы, сиречь переводить перлы местных гуру с поэтически-многозначительного на человеческий, надеясь, что в потоке чувственной абстракции найдётся хоть одно рациональное зерно знания. С учётом же того, какое представление о душе царило в местном обществе, я уже заранее страдал. Сомнений в том, что с приёмами создания того же давления я разберусь, у меня не было — этот вопрос хоть краем, но затрагивался буквально во всех Техниках развития, что я успел прочитать за время пребывания в этом мире, да и Мастер Сюэ явно не откажется и показать, и объяснить, и помочь с практикой. Другое дело, что к пониманию устройства всей системы меня это не приблизит с вероятностью в девяносто девять процентов, а зарываться в то, что местные насочиняли по теме прям совсем реальной духовности… Я понимаю, что больше у меня просто нет вариантов и всё равно придётся делать именно так, но… Но, блин. Я ещё из памяти оригинального Лян Ю знал, что по местным понятиям каждый человек обладает тремя душами и семью духами, где каждая душа отвечает, соответственно, за связь с раем, адом или землёй, а каждый дух — за определённое чувство и свою ключевую точку меридиан в человеческом теле, при этом как всё это порождает разум, влияет на личность и таланты, отправляется на реинкарнацию после смерти — эти вопросы были настолько мутно и угрёбищно описаны местной философской мыслью, со столькими трактовками, версиями и взаимоисключающими теориями, что просто ложись и помирай. А главное, эти представления вообще никак не объясняли того, что со мной случилось, в смысле, как я оказался в этом теле и кто я вообще такой, а также никак не коррелировали с тем, что я ощущал, прислушиваясь к своей душе вот прямо сейчас. Иными словами, с вероятностью в девяносто процентов эти представления были полной лажей, уровня теплорода или каких-нибудь крыс, что сами собой зарождаются в грязном белье, в эти вещи ведь тоже в своё время искренне верили в той же Европе и не только. Так что уже от одной мысли о том, как я буду пытаться осмыслить содержимое "научных" трактатов на данную тему, мне становилось убийственно тоскливо и больно. А ещё хотелось убить всех азиатов, просто потому, что это что-то, чего они заслуживают за свои наркоманские бредни.
  
  Однако чтение и насилие над собственным мозгом могли пока подождать, чего не скажешь о дальнейшем исследовании изменений, внесённых достижением Пятого Небесного Уровня. Так что, отложив поход к наставникам и в библиотеку в закладку «планы на ближайшее будущее», я занялся тем, чем мог — «классической» медитацией.
  
  Перво-наперво, объём резерва моей Ци увеличился относительно пика Четвёртого Небесного Уровня примерно в три с половиной-четыре раза. Вся система энергетических каналов в теле тоже как бы подросла, словно саженец в тёплом и влажном климате после хорошего удобрения. Магистрали стали шире, от них стало больше мелких, едва ощутимых ответвлений «капилляров», само тело тоже изменилось — я буквально по натяжению одежды ощущал, как возросла мышечная масса, застыв в состоянии этакого хорошего разогрева после тренировки. Но сейчас это было спокойное состояние, просто сама готовность организма к немедленным действиям, бою, нагрузкам взяла новую ступень и не спешила с неё никуда падать, напротив, как бы говоря, что это не предел и теперь можно разогреться ещё сильнее и «покачать» новый вес, который раньше был на грани возможности, а сейчас уже просто «норм» и «рабочий». Контроль над Ци также заметно возрос, и теперь даже не приходилось концентрироваться, чтобы устроить карусель ледяной и огненной силы вокруг даньтяня. Точно определить границы того, насколько сильнее стала сама Ци, было пока затруднительно — тут требовались практические испытания на манекенах, однако то, что между Ци моего дракона-татуировки-алебарды и моей ледяной Ци разрыв качества заметно сократился, было очевидно. Но самым замечательным и заметным скачком стал скачок чувствительности.
  
  Даже сидя в доме, под крышей и за слоем оконного стекла, я мог ощутить отдельные оттенки звёздной Ци, попадающей в помещение. Та для меня теперь не была сплошным однородным веществом, это был дождь из разноцветных капель, каждая капля которого, попадая на кожу, несла с собой индивидуальный и неповторимый отпечаток своей звезды-источника. Всего несколько минут наблюдения и концентрации — и я уже полноценно могу выделить в потоке капли от одной конкретной звезды, не путая их с остальными. И это… Это было очень перспективно!
  
  Возникшая под новыми впечатлениями идея смыла последние остатки расстройства после неудач с изучением души, а родившееся следом вдохновение тут же выгнало меня на улицу — занимать любимую точку на газоне, куда я в своё время усаживал ещё Сюен.
  
  Солнечный огонь был заметно сильнее обычного даже без всяких ухищрений с комбинированием наполнения, это было очевидно ещё на Третьем Небесном Уровне, когда я только слил Ци Солнца с даньтянем. Но «жёлтый карлик» — это ведь далеко не самая горячая и большая звезда, если говорить про их разновидности. Скорее уж она довольно холодная и «слабенькая», вроде как стоит по иерархии светил повыше лишь «красных карликов». Самые же горячие и «мощные» — это, если мне не изменяет память, голубые и белые звёзды, одна из разновидностей которых называется «нейтронными». Скорее всего, там всё сложнее и какой-нибудь астрофизик привёл бы десяток разных видов со всеми свойствами, размерами и температурой, но я, видимо, астрофизиком в прошлой жизни не был и знал тему лишь краем уха. Но не суть. Главное, что я мог попытаться выделить из потока звёздной Ци энергию конкретной звезды, выбрав самую горячую, чья Ци, по всей логике, должна быть наиболее выгодна для меня. Я ведь не классический практик боевых искусств Звезды, я — огневик, и мне чем мощнее огненная Ци, чем горячее несущее её пламя, тем лучше, ведь мне необходимо как раз таки увеличивать мощь внутреннего огня для роста собственной силы.
  
  А потому, закрыв глаза, я скользнул сознанием по излучаемой с небес Ци. Вся она была холодной, давно остывшей в межзвёздной пустоте, но я знал, что мне искать — голубой или белый свет, тот, что помнит, как был самым горячим, и несёт отпечаток мощнейших космических светил… Работа предстояла сложная, но награда того стоила.
  
  За некоторое время до этого. Ученический дом Ан Сюен.
  – Привет! – в открытую после стука дверь бесцеремонно ввалилась чем-то очень довольная Ю Нин с сумкой на плече. – Я поругалась с отцом и сбежала из дома! – словно совершила что-то замечательное и давно напрашивающееся, огорошила русоволосую девушку гостья, не спуская с лица улыбки. – Ты же приютишь свою сестрицу Ся, верно, Сюен? – судя по тому, как голубые глаза пробежались по двору и всмотрелись в карие, вопрос был насквозь риторическим.
  
  – А? Э? А… Но… Что? Что ты сказала?! – не сразу обрела дар речи дочь клана Безграничных Небес.
  
  – Этот бесчувственный старый хрен с позором выгнал Лян Ю за порог! Я не могла такое стерпеть! Теперь я с ним не разговариваю, – гордо вскинула нос платиновая блондинка. – Но тебе не стоит об этом переживать! Лучше скажи, как себя вёл Лян Ю, когда вернулся? – Сюен невольно пришлось присесть и откинуться назад, когда подруга нависла над ней с лихорадочно поблёскивающими глазами. – В нём было что-то подозрительное? Он улыбался? Он был доволен? Он говорил о каком-нибудь своём коварном плане, как это любит делать? – с каждым словом становясь всё более пугающей, начала давить её Ю Нин.
  
  – А… Сестрица… О-о чём ты? – не глядя, одной рукой спешно захлопнула дверь в стене ученица проректора, чувствуя, как земля уходит из-под ног, ведь откуда Ю Нин могла знать?!
  
  – Я очень удивилась, когда папа сказал, что Лян Ю смел насмехаться над ним, – чуть успокоившись, восстановила дистанцию принцесса Севера, поводя в воздухе ладонью, как бы подчёркивая свои рассуждения. – Но ты же знаешь Лян Ю — он умеет выводить людей из себя, однако он бы никогда не совершил такую глупость в отношении моего отца, если бы это не было частью какого-то его плана!
  
  – И-и… – в голове Сюен набатом гремела мысль, что её окружают монстры: один всё это придумал, другая сразу поняла, и оба говорят об этой ужасной ситуации с таким довольством на лицах, словно потеряли рассудок. – Что ты собираешься по этому поводу делать?
  
  – Ещё не знаю, – отвернувшись к домику и внимательно осматривая двор, беспечно ответила Ю Нин. – Лян Ю наверняка заслуживает наказания! Но сперва я должна узнать, что он задумал! Он точно ничего не говорил? – голубые глаза вновь вернулись к лицу Сюен с испытующим прищуром.
  
  – Я… – идея рассказать всё, что узнала, подруге отчего-то отозвалась внутри девушки леденящим ужасом и целым каскадом картин, где Лян Ю лежал изломанной куклой перед впавшей в бешенство блондинкой. Ан Сюен не могла этого допустить! Она обязана защитить братика, иначе братика ждёт смерть! – Пойдём, выберем тебе комнату! – не придумав ничего лучше, поспешила сменить тему девушка, на деревянных ногах устремившись к дому и моля всех богов, чтобы Ю Нин ничего не заметила.
  
  – Я знала, что могу на тебя рассчитывать! – донеслось до неё довольное восклицание принцессы, и вскоре её догнал звук шагов мягких сапог.
  
  Нервное напряжение не оставляло наследницу дома Безграничных Небес ещё добрых полчаса, но дочь Лорда Северной Стражи, казалось, ничего не замечала и лишь с энтузиазмом совала носик в каждую щель, полностью погружённая в процесс изучения жилища и разбирания своих вещей. Наконец обе девушки оказались в единственной спальне, где расселись на полу сразу после подготовки второго спального места. И как-то так получилось, что Ся Ю Нин расположилась ровно между ней и дверью… В момент, когда Сюен это осознала, её интуиция взвыла на высокой ноте, но было уже поздно.
  
  – Рассказывай, что знаешь, – не терпящим возражения тоном промурлыкала платиновая блондинка, подаваясь ближе.
  
  – О-о чём ты, сестрица Ся? – ученица Мастера Сюэ уже знала, что это бесполезно, но готова была бороться до конца.
  
  – Ты знаешь. Ты точно что-то знаешь. Ты говорила с ним! Точно говорила! Иначе бы гораздо сильнее удивилась новости о том, что мой отец его выгнал! Ан Сюен, которую я знаю, всполошилась бы от таких новостей до небес и минут пять не могла бы говорить ни о чём другом, а ты как воды в рот набрала. Что он тебе рассказал? Признавайся! – жуткий монстр, притворяющийся её подругой, загнал её в угол и уже готов был вцепиться в горло и растерзать неспособную сопротивляться жертву!
  
  – Н-ничего… Братик Ю просто сказал, что не о чем волноваться и всё прошло по пла… – осознав, что именно говорит, Ан Сюен зажала рот ладошками, но взгляд Ю Нин уже вспыхнул торжеством.
  
  – Что за план? Говори! Говори же мне!
  
  – Я не знаю!
  
  – Ты опять пытаешься обмануть свою любимую сестрицу Ся! – строго отчитали её. – Это всё из-за Лян Ю! Он сделал что-то плохое, да? Что-то, от чего я приду в ярость? Понятно! Ну всё, этому гаду не поздоровится! – правый кулак блондинки с громким хлопком врезался в ладонь, порождая небольшую ударную волну…
  
  – Нет! – испуганно дёрнулась остановить подругу Сюен. – Ты всё не так поняла! Братик защищался! Так было надо!
  
  – Рассказывай… – опять промурлыкала принцесса Севера, торжествующе сверкнув очами.
  
  Несколько минут спустя, то же место. Ся Ю Нин.
  Девушка была в шоке… И в ярости… И в восхищении. Она так и знала! Этот прохвост всё сделал специально! Она была права! Он негодяй! Из-за него она поругалась с папой! Но папа тоже хорош — он посмел запрещать ей видеться с другом и давить на неё своей силой! Мерзкий старый хрыч! Как он только мог так поступить с родной дочерью?! Бездушный эгоист! А Лян Ю его так ловко посадил в лужу! Только за это девушка готова была расцеловать младшего наследника Тёмной Луны! Ну… может, не расцеловать, но… но он точно заслужил её признательность! Он отомстил за неё этому чёрствому пню! И не важно, что сделал это заранее — папа заслужил! Так ему и надо за его безразличие! Лян Ю молодец! Даже она бы на такое на его месте не решилась, а он не испугался — он замечательный!..
  
  Но ему нельзя в этом признаваться! Ни за что!!! Он слишком хитрый! Он мог это планировать! С ним ни в чём нельзя быть уверенной!
  
  Наследница Лорда Северной Стражи негодующе засопела, сжимая кулаки и совсем не замечая, как Ан Сюен бледнеет и покрывается холодным потом от этого вида. Мысли платиновой блондинки уже были заняты другим.
  
  Она помнила признание отца, что парень с сиреневыми глазами попросил у него что-то такое, из-за чего тот никак не мог успокоиться, даже когда гость уже был далеко за пределами поместья, и о чём отец категорически отказался ей рассказывать. Сюен тоже ничего об этом не знала — Лян Ю ей по этому поводу даже не заикнулся, и так как Ю Нин подспудно понимала, что тот мог попросить, то не находила в этом ничего удивительного… Но в то же время её распирало от любопытства и кучи вопросов, ведь если бы это было то, о чём она подумала, то папа не стал бы этого скрывать! Он бы сказал об этом прямо, чтобы принцесса Севера сама не захотела видеть наглеца! Ся Ю Нин чувствовала, что за этим крылась какая-то тайна! Что-то там было не так! Чего-то она явно не знала! И это было ужасно… ужасно интересно! Это необходимо было выяснить! Допытаться!
  
  А потом наказать! Наказать этого наглого, дерзкого, бесстыдного, пошлого, развратного, хитрого, загадочного, интересного… Наказать Лян Ю! Просто наказать его — он заслужил!
  
  Только сперва надо всё узнать и не насторожить его раньше времени. Лян Ю не должен догадаться о том, что его ждёт!
  
  – Значит так, Ан Сюен! – взбодрилась девушка, поднимая взгляд на лучшую подругу. – Мы должны наглядно объяснить братику Ю, что перед приведением в действие таких планов он обязан ставить нас в известность! Ты же мне поможешь?..
  
  Лян Ю. Следующее утро.
  Увлёкшись процессом подключения к новому источнику силы, совмещённым с процессом освоения навыка эту силу генерировать собственным даньтянем, я чуть не пропустил время начала занятий. Пока удалось лишь «нащупать» в общем потоке энергию одной синей звёздочки, которая, по ощущениям, отвечала нужным мне параметрам, но на поиск и отсеивание я потратил большую часть оставшейся ночи, ни на что другое времени мне уже не хватило. Немного Ци этой звезды я, конечно, впитать успел, но сущие крохи, и говорить о перенимании её свойств даньтянем пока было совсем не к месту. Тем не менее работа с магией увлекла, и я действительно чуть не опоздал, вынужденный броситься на тренировочную площадку, даже не смочив горло.
  
  К счастью, совсем уж конфуза не случилось, и я всё же прибыл вовремя, пусть и всего за минуту до назначенного времени. Ан Сюен и мастер Сюэ уже были здесь, и, судя по виду старика, тому уже успели донести «пренеприятнейшие известия» — настолько смурно он сверлил взглядом пространство из-под сдвинутых бровей.
  
  Внутренне изготовившись «держать ответ» и успокаивать взволнованного и, возможно, обиженного на меня наставника, я подошёл к ним и вежливо поздоровался. Далеко не слепая и всё понимающая Сюен скромно пролепетала ответную реплику, с некоторой опаской поглядывая на учителя. Тот же уже явно вознамерился обстоятельно приступить к важному делу воспитания подрастающего поколения, за которое он несёт ответ: уже набрал в лёгкие воздуха, приосанился… И в этот момент нас прервали.
  
  – Здравствуйте, Мастер, я вам не помешаю? – в воротах на полигон обнаружилась Ся Ю Нин, что, отнюдь не тушуясь, уже широким шагом приближалась к нам.
  
  – Кхм… – появление принцессы Севера заметно сбило проректору настрой и плавное течение мысли, отчего он даже кашлянул в кулак и позволил себе округлить глаза. – Конечно нет, – тем не менее быстро взял он себя в руки, ответив, едва девушка оказалась рядом. – Чем этот старик может помочь молодой леди?
  
  – Ох, я всего лишь хотела попросить разрешения присутствовать на вашем уроке, вы не будете против? – ангельски улыбнулась платиновая блондинка, сияя неподдельным позитивом и любовью ко всему живому. Кажется, Лорд Северной Стражи таки выполнил мою просьбу, а значит, вполне возможно, после занятий у меня повиснут на шее и, быть может, даже поцелуют… хотя бы в щёку. По крайней мере, других причин пребывания здесь ученицы самого ректора я не видел, и это очень радовало.
  
  – Разумеется, – кивнул наставник, крайне выразительно скосив взгляд в мою сторону, – этому старику льстит внимание ученицы моего друга… – сквозило в его взгляде очень много подозрений и смелых догадок. Не нужно было читать мысли, чтобы понять — в голове почтенного практика боевых искусств спешно пытается выстроится некая общая картина происходящего, где, с одной стороны, меня с позором выгоняют из поместья Лорда Северной Стражи, а с другой, уже на следующий день дочь оного Лорда сама прибегает на моё занятие…
  
  – Благодарю, – чуть поклонилась девушка, сразу же переключаясь на меня: – Брат Ю, доброе утро, – розовые губки красавицы сами собой сложились в хитрую улыбку, за которой угадывалось что-то куда более многозначительное, чем банальная радость встречи.
  
  – Доброе, сестрица Ся, – улыбнулся я в ответ, краем глаза отмечая, что Ан Сюен как-то нервно потупилась. Хм-м-м… а ведь с ней Вайсс не поздоровалась и как-то даже не спешила этот факт менять. И, сдаётся мне, вовсе не оттого, что они вдруг поругались. Что-то тут было не так. Совсем не так. Я бы сказал, всё это слишком Падазрительна.
  
  Между тем, проясняться ситуация не спешила, напротив, Ю Нин почти нарочито ушла от дальнейшего общения и отправилась в сторонку медитировать, после чего волей-неволей Мастеру Сюэ пришлось отложить головомойку и допросы одного конкретного ученика и начать занятие. Первой он занялся Сюен, объясняя ей некоторые тонкости Четвёртого Небесного Уровня и давая направление, в котором ей стоит двигаться, чтобы достичь пятого. Долго инструктаж не продлился — девушка, в сущности, только прорвалась и за всеми последними событиями не успела освоить даже те приёмы, что давал ей наставник перед нашим отбытием в горы, то есть ничего нового ей пока совсем не требовалось, только поправить некоторые огрехи в движениях и дать пару советов. Так что спустя двадцать минут Сюэ добрался до меня, и, судя по выражению его лица, тут он уже собирался «зависнуть надолго».
  
  – Итак, Лян Ю, понял ли ты уже, в чём основное отличие Пятого Небесного Уровня от Четвёртого? Кроме количества и силы Ци, само собой.
  
  – Я не уверен, но, как мне кажется, основным отличием является то, что теперь управлять Ци вне своего тела мне лишь немногим сложнее, чем в нём.
  
  – Истинно так, – важно кивнул Сюэ. – И это, в свою очередь, позволит тебе осваивать куда более сложные приёмы, такие как «активные щиты», «самонаводящиеся стрелы» и даже полёт! Последний, правда, пока лишь в очень слабом и недолгом виде, но даже практик Седьмого Небесного Уровня не может сказать, что владеет полноценным полётом, – наставник чуть вздохнул. Видимо, ему хотелось летать, как птице, а такое раньше Восьмого, а то и вовсе Девятого Уровня доступно очень немногим — тем, у кого есть какие-либо предрасположенности, специальные фишки, таланты, особые тела или… Не знаю, что там ещё бывает в мире упоротых культиваторов?
  
  – Звучит вдохновляюще! С чего начнём, учитель? – проявил я должный энтузиазм, к радости старика.
  
  – Для начала я покажу тебе, как это должно выглядеть, а потом объясню последовательность действий и преобразований.
  
  И Мастер встал в стойку. Я же, недолго думая, включил свой «звёздный шаринган» и принялся следить не только за действиями практика на физическом уровне, но и за его работой с Ци непосредственно. Структура его энергетики была куда сложнее и насыщеннее моей, часть элементов была для меня полной загадкой, но, в отличие от прошлых раз, когда я цеплялся за его фигуру Звёздными Глазами, они уже не заставляли плавиться мозг, да и «внешнее управление» было штукой интересной. Сила Сюэ продолжала вести себя ровно так, как будто не покидала пределов его тела — он мог изменять её с нейтральной (вернее, родной для тела) на огненную и обратно, казалось, совершенно свободно и без малейших усилий. Ну а позже началось самое интересное — то, что можно назвать настоящей магией без всяких скидок. Не удержание волей и Ци щита из огня, не «плевки» огненными потоками, состоящими всё из той же огненной Ци, нет. Сюэ именно что создавал то, что можно было назвать «Магическим Плетением». Ну или Узором. Или Заклинанием. Словом, это была жёстко структурированная конструкция из огненной и нейтральной Ци, держащаяся без внешнего участия и управления за счёт вложенной силы. При этом сохранялась возможность влиять на эту структуру своей волей, как и на Четвёртом Небесном Уровне. В общем, это было потрясающе.
  
  – Это… великолепно, Мастер! – и я не кривил душой, такие манипуляции действительно вызывали восторг.
  
  – Этот старик уверен, что, приложив немного усилий, его ученик тоже так сможет, – наставник довольно огладил бороду. – Но начинать нужно с малого. Попробуй выпустить из своего тела Ци и удержать её от рассеивания в окружающем мире. Потом, когда у тебя это получится, измени её свойства на огненную.
  
  Я просто пожал плечами и сделал, как меня просили. После убеждения себя в том, что «свет Луны — это свет Солнца, а значит, его Ци концептуально точно так же подходит для огненного практика, несмотря на то, что ощущается чем-то холодным и мертвенным», совмещённого с постоянным прогоном энергий по телу, подобное упражнение казалось детским, тем более с моим возросшим контролем. Потому уже через минуту я спокойно наблюдал, как шарик бледно-жёлтой «нейтральной» Ци окрашивается в оранжевый от простого огня, а потом и в золотой, демонстрируя солнечную, после чего переходит в сферу синего холодного света — лёд. Вытаскивать Лунную я не стал. Как известно, умеешь считать до десяти — остановись на пяти. Даже если тут все свои, мало ли кто и что может случайно увидеть или сболтнуть? Всё-таки мы даже не в некоем родном доме, а в стенах Академии, где полным-полно чужих людей и есть свои хозяева.
  
  – Готово, что дальше?
  
  – Что, уже? – а ведь бедный старик только-только отошёл налить себе чаю. – Кхм… да, хорошо. Теперь тебе нужно будет построить из этой силы определённый Массив, сейчас я покажу тебе его форму. Мастера амулетов могут внедрять подобные и многие другие массивы в вещи, делая из них Духовные Артефакты, но это несколько иное направление, не побочное, но дополнительное, и пока об этом говорить рано. Да и всех тонкостей этот старик не знает, – честно признался наставник. – Но вернёмся к структуре. Огненная Ци будет защищать, а нейтральная должна помочь удержать форму. Тебе нужно сплести их в единый узор, позволив силам поддерживать друг друга, усиливать и дополнять. Лишь в гармонии сплетения сути и формы Ци можно отыскать равновесие для этой техники.
  
  – Учитель, а почему нельзя использовать просто огненную Ци?
  
  – Огонь силён, ученик, но он не статичен. Пламя вечно в движении, оно не может застыть. На Третьем Небесном Уровне ты мог создать из него Щит, удерживая своей волей, но сейчас твоя задача — создать технику, что не должна требовать почти никакого внимания. И в этом тебе поможет нейтральная Ци.
  
  – Ясно… – делаем неагрессивный и стойкий каркас, на который уже вешаем «боевые элементы». Хм-м-м, нужно будет потом попробовать поиграться с сутью этих боевых элементов, может, действительно удастся сделать активную защиту, как на танках? Или свернуть в сопло и реализовать кумулятивный эффект? М-м-м, сколько идей! Но ладно, прежде чем начинать бегать, стоит научиться ходить. А потому делаем всё по методичке и инструкциям наставника. Кстати, не забыть бы потом его спросить на тему души и её энергии…
  
  
Глава 11
  
  Вечером, уже немного наловчившись с созданием простеньких конструктов из Ци (пусть до лёгкости и скорости плетения Сюэ мне было ещё очень и очень далеко), я планировал отправиться на свой любимый участок газона во дворе домика, дабы продолжить настройку на нужную звезду, заодно вспоминая Е Синхэ тихим ласковым словом за мой пропавший без вести коврик, ибо осень уже начинает вступать в свои права. Нет, так-то в здешнем климате это не сильно заметно, и, по мне, «Северная Провинция» располагается где-то в районе субтропиков, но всё-таки ночная прохлада и пара-тройка градусов сезонного остывания давали о себе знать. Не столько даже дискомфортом для тела практика Пятого Небесного Уровня, сколько мокрыми от росы штанами… В любом случае, моим планам на вдумчивую медитацию не суждено было сбыться.
  
  – Лян Ю, – окликнула меня Вайсс. М-м-м, милая улыбка, чуть склонённая набок голова, спрятанные за спиной ручки и небольшой наклон вперёд, с учётом облегающего красного халатика (правда, уже немного другого фасона, нежели тот, в котором она ходила по горам), вся её фигура из идеальной стала казаться вообще какой-то запредельно-божественной и крайне желанной и притягательной. Так бы и пустил слюни… если бы не вид Сюен на заднем плане, с которого только невинно осуждённого узника перед расстрелом писать.
  
  Как бы сильно я ни надеялся на благодарственный поцелуй, но от данной картины на меня набросилась паранойя, начавшая орать благим матом, что это «жжжж» неспроста, как говаривал один эпичный медведь-культиватор. Ну, в том смысле, что он же мог общаться со всякой живностью и лез в смертельно опасные еб… дали ради «препаратов» и «веществ», расфасованных в керамические сосуды выпуклой формы, а ещё сливал Ци воды со своим даньтяньнем и применял духовное сокровище со свойством Ци воздуха, дабы освоить технику Полёта Тучи… Кхм, что-то меня не туда уносит.
  
  – Сестрица Ся? – ещё не зная, чего ждать от этой чертовки, я решил на всякий случай прикинуться максимально хорошим и вежливым мальчиком.
  
  – Братик, ты так быстро сбегаешь, а мы с сестрицей Ан хотели пригласить тебя разделить с нами немного чая… – вот теперь я более чем уверен, что она что-то задумала. Судя по потерянному взгляду Сюен, о том, что они что-то там хотели, она вполне в курсе, но вот к чаю это что-то имеет крайне опосредованное отношение. Я уже молчу о том, насколько экстравагантной по местным меркам представляется ситуация, когда мальчика на чай приглашают девочки, да ещё и без пригляда старших родственников.
  
  – Ох, я хотел немного помедитировать, но как я могу вам отказать? Тем более когда меня приглашаешь ты, – улыбаемся и машем, господа. Вайсс вон тоже улыбается. Правда, Ан Сюен смотрит на нас обоих очень странно и даже как-то капельку затравленно.
  
  Собственно, следующие полтора часа прошли… тоже странно. Зато я таки понял, для чего всё это устроила Ся Ю Нин.
  
  Допрос.
  
  Очень мягкий, очень ненавязчивый, с заходами со стороны и издалека, но… вот честно, не будь у меня опыта существования в «информационный век» (где всякие «контекстные рекламы» могут сношать тебе мозг по полгода из-за одного запроса в поисковике), наложенного на воспитание и обучение местного аристократа из «Высшей Лиги»… ну или почти Высшей Лиги, меня бы раскололи. Как пить дать раскололи. А так я держался! Превозмогал! Я не очень понимал, чего конкретно она от меня хочет (ну, кроме того, чтобы я заранее ставил её в известность о своих комбинациях) и какой темой интересуется, но превозмогал и отвечал максимально расплывчато. И нет, не для пользы дела и даже не из врождённой и благоприобретённой вредности (разве что чуть-чуть), тут был вопрос принципа. К тому же удалось, не выдав «секретов родины», выяснить кое-что и по поводу леди Ся. Разумеется, косвенно и экивоками, но умный поймёт.
  
  Так я узнал, что Вайсс «решила некоторое время пожить в Академии, дабы присмотреть за своей сестрёнкой Сюен». Зачем за наследницей дома Безграничных Небес нужно присматривать — не пояснялось. Зато было много улыбок и довольно прищуренных глазок. Приходилось тоже улыбаться, щуриться и делать вид, что я верю, да. Правда, осторожное упоминание лорда Ле, в контексте «не перестал ли он сердиться», вызвало… ну, не то чтобы шипение, но мне отчётливо послышалось что-то вроде «да чтоб его кондрашка хватила, засранца старого». И-и-и сдаётся мне, Король Севера решил не выполнять мою наглую просьбу… Печально, хоть и, чего уж там, ожидаемо. Правда, мой скромный интерес повлёк интерес ответный, из серии «что же такое произошло в её поместье, что почтенный родитель стал пребывать в столь дурном настроении?» Тут Ан Сюен опять начала коситься на Ю Нин. Нет, то, что Вайсс уже рассказали о моём Хитром Плане, было очевидно — тема информирования их о таких моих манёврах уже ведь поднималась, так что тут… скорее всего, вопрос был в другом. И расшифровать его стоило как: «что ты такое попросил у моего отца, что он едва ли не натурально пламенем пыхал?» А раз поступил такой вопрос, то его можно мысленно и продолжить: «… и наотрез отказывается говорить мне!» Но тут удалось мастерски уйти от столь скользкой темы, сделав вид, что я вот совсем не понял намёков и интереса, да. А спрашивать напрямую при Ан Сюен Вайсс не решилась. Или не захотела. В общем, да, моя — правильный китайский культиватор. У моя нет времени на разгадывание намёков безумно красивых девушек, я должен культивировать! Бр-р-р, аж самому страшно от этих мыслей, но таки да. Закончив чаепитие-допрос, я всё-таки проследовал к своему любимому месту на газончике и уселся культивировать… И почему у меня ощущение, что я падаю всё ниже и ниже?
  
  Посидеть и помедитировать мне, однако, дали всего часа три. На улице стемнело, звёздный свет приятно касался кожи, одаряя Ци. Большая часть мной игнорировалась, но пришедшая от выбранной звезды послушно впитывалась и стекала к даньтяню, прокатываясь по телу, будто нежные и ласковые прикосновения женских пальчиков. Своя магическая энергия циркулировала в теле, усиливая ощущения умиротворённости и сладости момента. Жизнь была прекрасна и полна счастья. Как вдруг…
  
  – Лян Ю! – донеслось то ли шипение, то ли всё-таки шёпот. Я недовольно открыл глаз. Один. И узрел, как надо мной нависает белокурый ангел. В сиянии звёзд и Луны девушка выглядела ещё прекраснее и очаровательнее. Весь настрой на постижение тайн вселенной выбило в единый миг, заменив на желание постигнуть то, что скрывал её обтягивающий халатик… эх, мечты-мечты.
  
  – Ю Нин? – с некоторым трудом выдавил я, возвращая мыслям адекватное восприятие реальности. – Что-то случилось?
  
  – Нет. Но я хочу с тобой поговорить! – ноздри девушки чуть раздувались в негодовании, а взгляд пылал решимостью. Сдаётся мне, «избавившись» от свидетеля, дочь Короля Севера решила взяться за меня всерьёз. К сожалению, совсем не так, как я бы хотел.
  
  – Хм-м, разве мы сейчас не разговариваем, сестрица Ся? – натянул я привычную улыбку на лицо.
  
  – Хватит изображать из себя блаженного идиота! Я с пяти лет вынуждена общаться с наследниками Старших Семей и разбираюсь в идиотах лучше, чем мастер Сюэ в Ци, – н-да-а-а, кажется, из меня явно намереваются едва ли не выбивать ответы, если я не предоставлю их добровольно.
  
  – Хорошо, – стал я серьёзнее, – допустим. И о чём таком ты хочешь поговорить, что решила дождаться, пока сестрёнка Ан уснёт и даст тебе возможность ночью прошмыгнуть в дом одинокого юноши? – склонил я голову чуть вбок. Хм-м-м, это было рычание? Да, точно оно. Но что поделать, при всей моей любви к Ю Нин и восхищении ею, она так мило сердится, что я просто не могу удержаться, чтобы немножко её не подразнить.
  
  – Перестань делать эти грязные намёки! – возмущённо завибрировала девушка, сжимая кулаки и вытягивая руки вдоль тела очень похожим на аналогичный жест Сюен образом. Только здесь красавица не выпрямлялась, словно палку проглотила, а оставалась стоять наклонившись вперёд, дабы наши лица были примерно на одном уровне.
  
  – Намёки? О чём ты, сестрица Ся? Я просто спросил тебя о цели твоего визита. Какие намёки ты видишь? – продолжил я притворяться примерным мальчиком с очень чистыми, бесхитростными глазами.
  
  – Так… – она глубоко вздохнула, всё-таки выпрямляясь. – Я прекрасно знаю о твоём таланте раздражать людей. Хватит. Я действительно пришла поговорить.
  
  – Ладно, – вздыхаю, поднимаясь на ноги, – пойдём тогда в дом, – в ответ мне кивнули.
  
  Войдя в своё жилище, я повёл даму на кухню, ибо… ну как иначе? Все серьёзные разговоры должны состояться на кухне, и плевать, что на эту тему думают китайцы. К тому же мне действительно нужно было выпить чаю и немного успокоиться. Пусть я и прогонял через себя немного Ци, ловя с этого свой кайф и обретая миролюбие и доброту, но пара пиал этого прекрасного чая и прогона Ци по меридианам точно дадут результат лучше, чем одна прогонка. Правда, я не учёл, что Ю Нин едва ли не пыхать огнём начнёт, когда я потянусь к воде и заварке.
  
  – Если что, я могу заваривать чай и разговаривать одновременно.
  
  – Грм… – возмущённое ворчание. – Ладно. Тогда завари и мне.
  
  – Само собой, – я достал вторую пиалу. – Итак?
  
  – Лян Ю… – девушка отвела взгляд, – скажи, о чём ты разговаривал с моим отцом? Что его так разозлило?
  
  – А разве ты не хотела выведать это тайно и аккуратно? – я слегка вздёрнул правую бровь, в этаком жесте лёгкого удивления. Выстрел был пробным и навскидку, скорее просто из понимания характера моей собеседницы, но многого я от него не ожидал. Тем интереснее оказалась реакция.
  
  – Как ты… – начала было возмущаться, но… – Ты и это просчитал?!
  
  – Честно говоря, это было просто предположение, – пожимаю плечами, продолжая возиться с заварником, – но да, подобную вероятность я учитывал. Слишком уж нервно и странно вела себя сестрица Ан. Создавалось впечатление, что её или допрашивали с пристрастием, или заинструктировали насмерть… – наполнив чайничек водой, я принялся вливать в него Ци. – Ну или и то, и другое одновременно.
  
  – Ты… ты… ты… опять уходишь от темы! – она… возмущённо надулась. И смотрит на меня с укоризной! Эй, это слишком подлые и негуманные приёмы! Тем более по отношению к парню, о чувствах которого она прекрасно знает.
  
  – Вовсе нет, ты спрашиваешь, я отвечаю, – пожимаю плечами. – Кто виноват в том, что мои ответы порождают у тебя вопросы, которые ты считаешь более важными, чем тот, что ты изначально хотела задать?
  
  – Ты наглый… хитрый… самодовольный… манипулятор! – она одновременно и надулась, и попыталась надо мной угрожающе нависнуть. – Не делай вид, что всё это — только моя вина!
  
  – Вина? Я и не думал ни в чём обвинять тебя, сестрёнка Ю Нин, – так, чай готов, теперь можно и разлить по пиалам. – И позволь с тобой не согласиться, самодовольным я себя не считаю.
  
  – Зато по другим пунктам, как я вижу, возразить тебе нечего! – она раздражённо скрестила руки под грудью.
  
  – Глупо отрицать очевидное, – м-м-м, нет, чай на Солнечной Ци — это что-то божественное. Ох, как хорошо, как сразу отпускает.
  
  – А что касается нас? Меня, Ан Сюен? Нами ты тоже манипулируешь?
  
  – Нет, – я вздохнул, покачав головой. Да, совсем не этого разговора я ждал. Но как-то так само собой всё на него вышло. – Я не святой, пожалуй, даже хорошим человеком я себя не назову — с таким кланом быть хорошим… очень сложно, скажем так. Но использовать дорогих мне людей… нет. Я могу чего-то вам не говорить, но ведь и ты не освещаешь все свои тайны даже ближайшим друзьям, – Ся Ю Нин досадливо прикусила губу, смотрелось это… Так, Лян Ю, спокойствие, вот, лучше выпей ещё чаю. – Однако использовать вас, как фигуры на доске, манипулировать, чтобы вы делали что-то к моей выгоде, даже не подозревая об этом… на такое я не пойду. Что-то святое должно быть и у меня.
  
  – Тц, – девушка вцепилась в пиалу с чаем, – вот почему с тобой так сложно? То ты почти святой, то — подлый злодей даже по меркам тех заговорщиков!
  
  – Что поделать? Если бы все люди были простыми и понятными, жить было бы совсем просто. И скучно, – оправдываться я не видел смысла. Да и любые оправдания звучали бы весьма глупо. Не от человека, что рассказывал террористам-фанатикам, как он бы похищал принцессу Севера на их месте. – Но, полагаю, ты пришла ко мне посреди ночи поговорить совсем не об этом?
  
  – Я не виновата, что Ан Сюен долго не засыпала! – возмутилась Вайсс. Ну да, конечно.
  
  – М-м-м, мне кажется или теперь тему стараешься поменять ты? – ну вот, надулась и буравит полным неодобрения взглядом.
  
  – Это довольно неловко, знаешь ли… Ладно, – вздох, как перед прыжком с обрыва. – Признавайся, ты просил у отца моей руки?
  
  – Пхе… кха… – чёрт, я подавился чаем. Я всякого ожидал, но такого… – Нет! Разумеется, нет!
  
  – … Что значит «разумеется»?! – едва осмыслив ответ, изумлённо воскликнула девушка, начав натуральным образом звереть, точнее, приобретать черты разъярённого дракона. А я резко понял, что меня сейчас будут убивать.
  
  – Это значит, что я никогда бы не сделал такого у тебя за спиной! – поспешил разъяснить недоразумение я. – Если я и буду когда-то просить отцовского благословения у лорда Ле, то только после того, как ты сама захочешь стать моей женой! Я тебя люблю, а не считаю статусной вещью, судьбу которой можно обсуждать, даже не ставя её в известность!
  
  – … А? – спустя пару секунд осмысления информации растерянно хлопнула ресницами Ю Нин, резко превращаясь из разъярённого дракона в совершенно беззащитную и потерянную девушку. Впрочем, это смущение скоро вновь стало негодованием: – Лян Ю!
  
  – Что?
  
  – Ты… Ты! Ты обманываешь меня! – что-то каким-то чувством дежавю повеяло…
  
  – Я бы никогда не стал тебя обманывать в таком деле!
  
  – Нет! Я тебе не верю! – совершенно по-детски отрицательно замотала головой белокурая дракоша. – Ты сейчас пытаешься произвести на меня впечатление! Точно-точно! Так и есть! Ты специально выдумал эти слова, чтобы стать для меня ещё замечательнее, чем уже есть!
  
  – А я уже есть? – оторопел один скромный наследник клана Тёмной Луны. – В смысле, для тебя я уже за…
  
  – Замолчи!!! – осознав, ЧТО она случайно ляпнула, насела на меня Вайсс. – Не смей! Не смей, слышишь?! Немедленно забудь о том, что ты хотел сказать и что только что слышал! Я не шучу! Даже мысли не допускай, что тебе это сойдёт с рук! Я не знаю, что с тобой сделаю, если только заикнёшься, но это будет что-то ужасное! Точно намного страшнее смерти — не сомневайся! И я имела в виду совсем не это! Ты должен понимать, что я просто оговорилась! Смысл того, что я хотела сказать, в том, что ты выглядишь сейчас достаточно приемлемо и просто хочешь выглядеть ещё лучше в моих глазах! Это завуалированное ухаживание! Нет, хуже! Ты использовал мои слабости, чтобы заставить меня чувствовать к тебе благодарность! Ты подлец! На самом деле ты всё попросил, просто не хочешь сознаваться, чтобы я тебя не ударила! Я всё про тебя поняла! Даже не надейся, что сможешь меня так просто обмануть! – яростной скороговоркой ударили мне в лицо.
  
  – Эм… – то есть даже в этом категоричном отрицании я выгляжу… приемлемо? В том самом смысле, где «приемлемо» заменило «замечательно»?.. Так! Отставить думать — мысли могут прорваться на лицо! Делаем вид, что я — валенок. В смысле — сферический гений-культиватор в вакууме. Я не могу в намёки и осознание неоднозначности любых фраз. И пофиг, что стоящая напротив девушка прекрасно знает, что это не так. Не пойман — не вор!
  
  – Отвечай! – видя моё затруднение и общее состояние разгрома и паники, поспешила нанести финальный удар раскрасневшаяся девушка, чьи лазурные глаза сами лихорадочно сверкали тем ещё паническим огоньком.
  
  – На что отвечать? – чувствую себя минёром перед взведённым ядерным фугасом.
  
  – Ты просил у моего папы моей руки?!
  
  – Нет. Честно, нет. Я не вру.
  
  – Врёшь!
  
  – Чем хочешь поклянусь.
  
  – Не верю тебе!
  
  – Почему?
  
  – Потому что ты… Если это была не просьба о свадьбе, тогда что?!
  
  – Это… секрет! – всегда хотел произнести эту фразу, будучи харизматичным и загадочным «злодеусом». Главное, чтобы меня за неё сейчас не убили…
  
  – Лян Ю! – а смертушка близко, ох, чую — близко!
  
  – Ю Нин, – титаническим усилием воли я подлил нам ещё чая в пиалы, – ты знаешь о моих чувствах, и я уже сказал, что не хочу и не буду манипулировать теми, кого считаю своими близкими. Это значит, что я не намерен тебе лгать. Но и сказать я не могу. Это несколько… личное и в первую очередь касается лорда Ле. И если он решил не выполнять мою просьбу, я просто не имею права её раскрывать, так как это будет очень подло и бесчестно с моей стороны.
  
  – Почему ты думаешь, что он решил её не выполнять? Из-за того, что он выгнал тебя?
  
  – Нет. Но у меня есть способ понять, – да, теперь таинственно улыбнуться, дабы соблюсти образ.
  
  – Гр-р-р… – девушка была недовольна, но… настаивать, к удивлению, не стала. – Ладно, – глубоко вздохнув, она сложила руки на груди, явно пытаясь успокоиться, – можешь всё отрицать. Так и быть… – и, гордо цапнув свою пиалу, начала вдумчиво потягивать чай.
  
  – Ты даже не представляешь, насколько мило сейчас выглядишь, – вздохнул я, буквально с корнем вырывая из себя дикое желание обнять эту нахохлившуюся прелесть.
  
  – Ага! – от меня отшатнулись, обвинительно наставив указательный палец. – Ты признался! Осмелишься теперь утверждать, что не просил у папы моей руки?! – здравствуй, новый акт марлезонского балета, давно не виделись.
  
  – Почему ты всё время пытаешься меня в чём-то уличить?! – не остался я в долгу.
  
  – Потому что ты опасен! С тобой нужно держать ухо востро! – бесхитростно опять обвинили меня в семи смертных грехах разом.
  
  – Я хоть раз сделал тебе что-то плохое для такого отношения?!
  
  – Да, ты ставил меня в ужасно неловкое положение!
  
  – И ты теперь будешь мстить мне за это всю жизнь?
  
  – Да! Нет!.. Не знаю! Но, когда ты рядом, я всё время ощущаю себя так, будто я — слабачка! Это отвратительное чувство, и ты в нём виноват!
  
  – Э?.. – я сейчас не совсем понял, но она сказала, что чувствует себя слабой женщиной рядом с сильным мужчиной?
  
  – Забудем! – твёрдо постановила Вайсс, на тон ниже и отворачиваясь в сторону.
  
  – И всё-таки ты такая милашка… – расплылся я в улыбке. Наш разговор уже получился слишком интимным, чтобы стесняться таких признаний.
  
  – Хмф! – негодующе ответили мне, в один глоток допивая чай и хлопая пиалой по столешнице. – Не хочу тебя слушать! Ты пользуешься моей добротой! Ты бесчестный… хам! – и красная как рак принцесса Севера решительно развернулась на пятках, чтобы панически сбежа… эм, я хотел сказать — оперативно отступить из моего дома в целях перегруппировки сил, да, как-то так. И… она в этот момент была такой очаровашкой! М-м-м-м!!!
  
  В общем, хоть я и дёрнулся следом, но остановить красавицу не успел, и та реально сбежала, оставляя неопределённость между нами, что, на мой взгляд, стала даже больше. Э-э-эх… проклятье, мужик, ну почему тебе было так сложно обнять родную дочь?!
  
  
***
  
  Утро нового дня до омерзения походило на предыдущее. Во-первых, я опять увлёкся и пропустил завтрак, вынужденный как ошпаренный лететь на тренировочную площадку. Во-вторых, меня опять там уже ждали со странными выражениями на лицах, заставляя чувствовать себя виноватым уже просто «вот потому что». Ну и в-третьих, к нам опять заявилась Ся Ю Нин и опять села культивировать в сторонке с таким видом, словно так и надо. Я чувствовал, что во всём этом каким-то образом виноват Е Синхэ, но улик не было. А ещё обе девушки кидали на меня действительно настораживающие взгляды. И если взгляды Вайсс, в общем и целом, сводились к тому, что мне изволят царственно демонстрировать, насколько я не оправдал, и вообще «Я бежала за тобой десять километров, чтобы сказать, как ты мне безразличен! И даже не смей мне отвечать — я тебя игнорирую!», то вот Сюен явно подозревала нас обоих в чём-то очень нехорошем и задевающем её чувства. И как-то так получилось, что мы с проректором Сюэ оказались под «перекрёстным огнём» эмоциональных фокусов вместе и вместе же были вынуждены делать вид, что ничего не замечаем. Причём если Мастер просто просёк общую атмосферу и заметил взгляды, то я реально физически чувствовал направленные на себя подозрения, и было это… не очень комфортно.
  
  Так или иначе, урок начался, и на этот раз Мастер решил, в целях мотивации (а также восстановления рабочей атмосферы на уроке), показать вершину того, чего может достигнуть огненный практик на Пятом Небесном Уровне.
  
  – Смотри внимательно, Лян Ю, сейчас я покажу тебе технику Пылающего Огнём Солнца. Это сложная техника, освоить которую многие не могут даже на Шестом Небесном Уровне, – встал в стойку проректор, только стойка эта была мало похожа на классические боевые. Он как бы весь подобрался, напряг мышцы, вжал и в то же время выставил вперёд голову, расправил плечи и вытянул руки вдоль боков, но на расстоянии от тела. – Ты должен выплеснуть свою огненную Ци и сформировать плотный покров, который станет твоими дополнительными руками, ногами и путями движения энергии, – фигура старика вспыхнула, покрываясь мощным трескучим пламенем от кончика носка до макушки. Огонь равномерно исходил с каждого миллиметра поверхности, невзирая на то, голая ли там кожа, одежда или волосы, и бушевал, полностью игнорируя очевидную пищу для себя на теле практика, хотя, даже стоя в десятке метров, я ощущал обжигающий жар, продирающийся даже сквозь одежду. – Покров должен быть покорен тебе, как собственные руки — необходимо уметь контролировать каждую каплю Ци, формируя из нейтральной её составляющей прямо в покрове несколько симметричных массивов, и тогда… – фигура Сюэ оторвалась от земли, поднимаясь на полтора метра в воздух, и, резко вдохнув, проректор выпустил со всей поверхности тела несколько десятков огненных болидов, которые, взмыв вверх и совершив над нашими головами «круг почёта», словно какой-то массированный ракетный удар обрушились на тренировочные брёвна из железного дерева, по-прежнему стоящие на краю тренировочной площадки.
  
  Тех, с момента нашего первого урока по высвобождению Ци, уже давно было далеко не три, ведь нам с Сюен нужно было отрабатывать нанесение ударов огненными клинками по нескольким целям. Лично я ещё до похода в горы мог выпустить веер из пяти огненных шаров, да и наследница дома Безграничных Небес уже могла шарахнуть троечкой. Однако два десятка брёвен от атаки проректора разметало в пыль и пепел, подпалив докрасна и заметную часть брусчатки.
  
  Мне, впрочем, было глубоко плевать на эпичность момента и все внешние проявления — я во все свои «Звёздные Глаза» всматривался в фигуру наставника.
  
  Вышедшая из его тела Ци, как он и утверждал, несла в себе несколько круглых, вернее, дискообразных рунических массивов, чьи схемы мне были даже известны, так как описывались сразу в нескольких Техниках развития Боевых Искусств Огня. Только вот если на страницах книг это были просто рисунки, которые предлагалось «воздвигнуть, следуя пути духа и вдохновения сердца, с решительной волей преодолев сопротивление естества хаотичного, что пламени свойственно и Ци воина огненного унаследовано, но презренно должно быть тем, кто к вершине путь ищет, а потому преодолено старанием и прилежностью…», короче, если при чтении книги мне хотелось убить себя, то здесь я видел исполнение именно такое, как надо. Буквально от и до — как двигается Ци, как идёт формирование и как работает этот массив!
  
  Плоский узор внешне напоминал переплетение геометрических фигур, вписанных в круг и заполненных руническими символами, которые хоть на первый взгляд и напоминали, но не являлись иероглифами, то есть прочесть их было невозможно, в них просто не было никакого лингвистического смысла, даже если отдельные куски и были похожи на местную письменность. Но все эти геометрические фигуры, переплетения линий и непонятных символов — всё это была только форма, а не суть. Эти линии не несли глубокого мистического подтекста и не создавали что-то третье сами по себе, питаясь энергией пользователя — нет! Вообще нет. Это была структура для самоорганизации Ци! Электронная схема, в которой всё формировалось из Ци и которая преобразовывала Ци, что уже шла сквозь неё от создателя, придавая той нужную частоту, напряжение, скорость, и всё это для формирования эффектов, собранных из множества взаимодействующих воздействий. Я видел, как по массиву течёт Ци проректора, как она меняет свойства на каждом этапе, как и где выходит из массива, какой становится в этот момент, в какую реакцию вступает с соседним потоком, чей путь лежал по соседней «дорожке»… Взлёт Мастера над землёй, формирование огненных атак, процесс управления ими в полёте, взаимодействие массивов друг с другом в покрове, будто выстраивающее частую, подвижную сеть из сообщающихся нитей энергии, постоянно движущуюся и текущую, но в то же время сохраняющую ровные шестигранные просветы, нигде и никак не захлёстывающие и не сминающие друг друга… И я всё это запоминал. Впитывал, как губка, и почти наяву чувствовал, как повторяю всё собственными руками. Да, я только вчера начал учиться полноценно держать свою Ци вне тела, не теряя с ней мысленного контакта, но я уже знал, что смогу это повторить. Я понимал, как и что надо делать, и всё, что мне требовалось, это время на практику.
  
  – Лян Ю, может, ты посмотришь на мишени, а не на этого старика? – огладил бороду Сюэ, полностью погасив покров и вновь вставая на землю.
  
  – А… да, – моргнув, осознавая, что слегка подвис, я засвидетельствовал уничтожение брёвнышек.
  
  – Эта техника является производной от трёх других: защитного покрова, что способен выдержать удар эксперта вплоть до Шестого Небесного Уровня и даже нанести ему серьёзные повреждения при попытке себя преодолеть; Шквала Огненных Лезвий, могущих менять направление полёта по воле создателя; и, наконец, базовой левитации, которая хоть и неспособна вознести тебя в небо, но может выручить во многих опасных ситуациях, – принялся обстоятельно объяснять проректор. – Самая простая из этих техник — «Шквал Огненных Лезвий», – старик вытянул руку в сторону, где ещё недавно стояли брёвна, и без слов, жестов и лишних движений пустил с ладони широкий поток пламени, налету расходящийся в полтора десятка отдельных болидов.
  
  Которые, разойдясь по дуге, словно прутья в круглой клетке, дружно направились к уже разбитым мишеням, вновь сходясь и достигнув цели одновременно с разных направлений. Всполох взрыва получился очень впечатляющий, хотя было видно, что проректор не пытался разрушить площадку, а пустил энергию на зрелищное, но безвредное светопреставление, дестабилизировав фаерболы в самом конце. Точнее, это мне было видно, так как я использовал свой любимый Звёздный шаринган, но и девочки могли догадаться. А ещё мне было видно, как в начале демонстрации перед рукой Сюэ сформировался ещё один массив — гораздо более простой, чем шесть предыдущих, но чем-то неуловимо на них похожий. Это был не отдельный элемент, который прикручивался бы сбоку в неизменном виде, но вот общие черты, общие моменты, согласованность символов на отдельных участках… Я видел, буквально понимал, как его разбили и встроили в более сложную схему. Не всё сразу, не полностью, не мгновенно, но стоило воскресить в памяти большой массив и сравнить с этим, и я мог найти участки, которые работали так же, которые выглядели почти так же, но в большом массиве они были разнесены друг от друга и ещё имели какой-то обвес, пока не очень понятного назначения…
  
  – Вторая по сложности техника — это Покров, – продолжал между тем Мастер. – Предтеча всех стабильных огненных барьеров, – тело проректора вновь окуталось мощным пламенем, по которому зазмеилась уже знакомая сеть с шестигранными отверстиями, которую формировали три массива: один на груди, второй над головой, и третий — на спине. – Держать его довольно затратно для Пятого Небесного Уровня, к тому же необходимо точно распределить баланс сразу между тремя узлами массива, иначе твоя Ци не обретёт защитных свойств, оставшись пусть и способной обжечь, но неосязаемой энергией, которая не блокирует физическую атаку, – учитель вновь погасил пламя и, поправив рукава, продолжил без пауз: – Ну и последнее — это левитация, – под его ногами сформировался новый геометрический круг, и вот тут я увидел уже не смутную схожесть и композицию общих элементов, что встраиваются в большой массив иной конфигурацией, нет, здесь я увидел тот самый прикрученный сбоку кусок, который даже декоративно не поменяли. – Сам этот приём уменьшает вес тела и может поднять в воздух, как и изменить траекторию полёта или падения согласно воле эксперта, – сопровождая слова демонстрацией, слегка поднялся над землёй Мастер, – но действует он не быстро, и лучше всего применять его для прыжков на длинные дистанции. Этим можно очень хорошо увеличить скорость передвижения, но, к сожалению, это почти единственное его применение, – вздохнул он, вновь вставая на ноги.
  
  – … – я молчал, потому что у меня в голове крутилось слишком много информации. Её надо было запомнить, проанализировать, сопоставить… Мне было не до разговоров! Я был близок к пониманию Ци-объектного магического программирования! Нет… в смысле, да, это тупая фраза, концентрат невежества и всё такое, но плевать — я действительно чувствовал, что вот ещё чуть-чуть — и я пойму, как взаимодействуют и за что отвечают отдельные элементы массивов!
  
  – Лян Ю? – обозначил лёгкое недоумение проректор.
  
  – … – я ещё не мог говорить, я не мог отвлекаться даже на то, чтобы моргнуть — у меня перед глазами стояли воспоминания о массивах и токах энергии внутри них, и я на них самозабвенно пырился, чувствуя, что ещё капельку, и-и-и…
  
  – Лян Ю? – уже более настойчиво позвал Сюэ.
  
  – … – я был близок!
  
  – Брат Ю опять задумался, – тихонько прокомментировала это Сюен.
  
  – И часто он так делает? – донёсся вопрос от Ю Нин.
  
  – Ну-у…
  
  – Проклятье… – со вздохом отчаяния опускаю плечи. – Я не понял… – то самое чувство, когда до тебя доходит, что даже если ты видишь, как загорается лампочка, это ещё не значит, что ты можешь догадаться, как производятся трансформаторы, только вот конкретно по её свету. Так ведь и на какой-нибудь мотор смотреть можно, в принципе понимая, что он делает и какая деталька для чего крутится, но в конструктора моторов это тебя не превратит.
  
  – Не понял? – искренне округлил глаза проректор, чуть ли не челюсть уронив. – Но что именно тебе непонятно в объяснениях этого старика? Признаться, я хотел сразу приступить к разбору формы нужных массивов и последовательности их формирования, но готов объяснить непонятные тебе моменты, – даже, кажется, испугавшись за моё здоровье, очень отечески предложил старик.
  
  – Ох, простите, Мастер, этот ученик невольно ввёл вас в заблуждение, – покладисто кланяюсь, упирая кулак правой руки в ладонь левой. – С пониманием самих техник и массивов у меня проблем нет, – в доказательство своих слов вытягиваю руку в сторону уже избитой площадки для брёвен и формирую перед ладонью действительно простенький массив техники Шквала Огненных Лезвий. Получилось не так быстро, как у наставника, но через пяток секунд разделяющийся на отдельные фаерболы шквал огня, полностью повторяющий атаку учителя, накрыл нужный участок. – Просто мне в голову пришла одна идея, которую, как оказалось, я ещё не готов реализовать. Слишком мало знаний, – продолжаю свою мысль, вновь повернувшись к мужчине.
  
  – Понятно, – односложно ответил тот, гипнотизируя взглядом уже утихающие отблески пламени на многострадальной брусчатке. – Лян Ю, глаза этого старика его не обманывают? Ты изучил эту технику, даже не взглянув на схему массива, который должен формировать из своей Ци? – и взгляд такой на меня… не знаю… подозрительный.
  
  – Ну… – так и тянуло запустить руку в волосы на затылке, но я себя пересилил, просто сложив руки за спиной. После чего выдал, в общем-то, чистую правду: – Я видел эти схемы в книгах по развитию огненных боевых искусств. У меня были некоторые проблемы с пониманием описания того, как эти техники исполнять, но, посмотрев на вас, я всё понял.
  
  – Просто посмотрев? – эхом переспросил старик.
  
  – Вы ведь уже заметили, что мои глаза периодически начинают сиять жёлтой Ци? – озвучиваю риторический вопрос. Само собой, он заметил, но традиции местного социума с прошлой недели никак не изменились, и спрашивать другого человека о его техниках тут по-прежнему не просто неприлично, а буквально моветон. Тем более в ракурсе, где старший будет спрашивать у младшего, тем самым как бы признавая свою некомпетентность и роняя свой авторитет. – Это специальная техника, которая позволяет мне разобрать исполнение чужих приёмов в мельчайших деталях и идеально запомнить то, что я увидел, в мельчайших подробностях.
  
  – То есть ты можешь изучить любую технику, просто один раз взглянув на то, как кто-то её использует? – всё сильнее выражая лицом изумление, уточнил Мастер.
  
  – Не совсем так. Я вижу весь процесс её создания, то есть понимаю, что должен делать сам, но дальше всё уже зависит от моих собственных навыков, и если я неспособен на какие-то действия, я их не воспроизведу. Например, хоть и я видел ваш бой с Линь Хоном, но точно не смогу повторить ни одну из использованных вами тогда техник — слишком сложно для меня.
  
  – Лян Ю, прости нескромное любопытство этого старика, но не мог бы ты открыть ему название этой Мистической Техники? – глаза проректора вспыхнули любопытством исследователя и убеждённого учёного, оказавшегося в шаге от получения новой лаборатории с самым современным оборудованием. – Безусловно, она очень высокоуровневая и ценная, – степенно продолжил он, рефлекторно оглаживая бороду, – и я не прошу раскрывать её секреты, но этот старик немного знаком с кланом Тёмной Луны, однако никогда не слышал ни о чём подобном в его владении и просто теряется в догадках. Разумеется, я обещаю, что не раскрою данный секрет никому постороннему, и, думаю, Ан Сюен и Ся Ю Нин тоже не откажутся сохранить эту тайну.
  
  – Тут нет никакого особого секрета, – даже не стал я поворачивать головы, чтобы обозреть лица девушек — и так было понятно, что те испытывают жутчайший приступ любопытства и согласны сейчас на всё. – Я прочитал в одной книге по Боевым Искусствам Звезды описание техники Звёздных Глаз, и мне понравилась идея получить возможность лучше видеть движения противника, поэтому я… – правая рука сама собой сделала неопределённый жест кистью, – придумал свою технику на основе солнечной Ци. И она оказалась способна дать мне видеть Ци.
  
  Взгляд проректора преисполнился глубоким познанием себя, вселенной и пространства собственного разума.
  
  – Я поговорю с наставником Ней Фэном — ближайший месяц тебе стоит посвятить техникам Ци, – кивнув словно сам себе и излучая просто какое-то титаническое Спокойствие, наконец нарушил тишину Мастер Сюэ. – Есть ли что-то, чем этот старик может помочь тебе прямо сейчас? Возможно, я должен показать ещё массивов?
  
  – Не стоит, – я покачал головой. – Пока что мне нужно просто отточить сам принцип их создания, но потом — непременно.
  
  – Хорошо, – степенно кивнул наставник, пряча руки за спиной, – тогда сейчас я схожу к учителю Ней Фэну, а потом, Ан Сюен, я сосредоточусь на твоём обучении.
  
  – Д-да, мастер! – кивнула девушка, пребывавшая в некотором шоке, да и Ю Нин как-то подозрительно затихарилась. Видимо, тоже переваривает. Ну да ладно.
  
  Оставшуюся часть дня я действительно занимался тем, что учился «плести» Ци. Чем-то это неуловимо напоминало мои воспоминания о практике по вязанию. И нет, сам я точно ничего и никогда не вязал, но видел, как это делается. В общем, было нечто общее между тем, как удерживать на весу и в правильном положении уже связанную часть и нити, идущие к спицам, одновременно продолжая работать над новым участком, и теми действиями, что выполняешь во время формирования массива. И хотя это было на самом деле несложно, как только поймёшь принцип, но «набить руку» требовалось.
  
  Подобная механическая практика не мешала мне размышлять и оценивать ситуацию. В частности, реакция Сюэ. Старик однозначно испытывал гордость и что-то вроде белой зависти. Какого-либо негатива с его стороны я не ощутил, так что с высокой долей вероятности могу гарантировать, что зависть таки белая. Но такими темпами очень скоро ему просто нечему будет меня учить. А это, в свою очередь, автоматом приведёт к «окончанию» Академии, чего, по вышеизложенным для девушек причинам, мне бы хотелось избежать. К тому же я был по-настоящему благодарен наставнику, что реально шёл мне навстречу, прикрывал и покрывал мои «тёмные делишки», ведь не заметить «попытку совращения Принцессы» он не мог. И сообщи он лорду Ле такие подробности… нет, голову бы мне не открутили, не после признанного спасения дочери, но приятного было бы мало. Так что вечером, когда уставшие мои коллеги в лице двух милых тян направились в свой домик, я подошёл к Сюэ Ли.
  
  – Учитель, – вежливый поклон с почтительным жестом упирания ладони в кулак.
  
  – Лян Ю? Ты хочешь о чём-то поговорить с этим стариком?
  
  – Да, – я серьёзно кивнул. – Учитель Сюэ, я вижу, вас заинтересовала моя техника «Драконьего Взора», – да, название тупое. Но после заявки о том, что я эту технику создал, какое-то имя ей я дать был обязан. С учётом же того, что умудрённый проректор элитной академии с полной уверенностью выдал, что техника должна быть эпичной… в смысле, «Мистической» (с большой буквы, хочу заметить!), не эпичное название просто бы не поняли. И то, это я ещё скромненько — с тем же успехом можно было придумать и что-то вроде: «Техника Пронзительных Очей Огненного Бога Девяти Небес» — зашло бы на ура. – Как вы смотрите на то, чтобы изучить её?
  
  – Лян Ю, – печально вздохнул Сюэ, – прошу тебя не играть с надеждами этого старика. Я вижу, что ты не хотел меня обидеть, а твоё сердце остаётся чистым, но… – он покачал головой, – эта техника… Ты ещё юн и не понимаешь, но я вижу, что это то, что вознесёт тебя на самые вершины нашего мира. Этот старик рад, что твоё становление прошло под его присмотром, но то, что ты предлагаешь… этому нужно учить лишь своих детей и самых доверенных и близких учеников, не более.
  
  – Учитель, – я склонил голову, – этот молодой человек прекрасно всё понимает. И пусть вы не являетесь моим близким учеником, но вы — человек, под руководством которого я начал расти и раскрываться. Вы тот, кто помог мне обрести Легендарное Небесное Сокровище, и тот, благодаря кому я всё ещё жив.
  
  – Только лишь потому, что ты сам предвидел беду и позвал меня, – открестился от лавров Сюэ. – А Небесное Сокровище само звало тебя. Я лишь стоял рядом.
  
  – И тем не менее я хочу показать вам эту технику. Мой дед и вы — вот единственные старшие, кому я могу доверять и к кому испытываю симпатию. Но… если вы настаиваете, тогда я попрошу у вас обещания никого не учить без моего согласия тем знаниям, что вы получите от меня.
  
  – Хм… – наставник задумался на пару минут. – Хорошо, – он серьёзно кивнул, – этот старик даёт своё слово. С чего начнём, учитель? – на последнем слове он усмехнулся в бороду.
  
  – Мастер, вы заставляете этого ученика чувствовать себя очень неловко!
  
  – Теперь ты начал понимать этого старика, – вторил мне Сюэ.
  
  А дальше началась учёба. И нет, я не стал рассказывать ему о подаче Ци в глаза и мозг — для этого было ещё рано. Сначала нужно было открыть ему доступ к Солнечной Ци и обосновать её концепцию. Без этого дальше двигаться было не резон. Зачем я это вообще делал? Не знаю, точно сказать не мог и я сам. Мне импонировал Сюэ — он был нормальным и правильным дядькой, что реально мне помогал и спас мою жопу от неприятностей, ну или совесть от позора — не проверни я ту операцию, и, с высокой долей вероятности, Ан Сюен была бы убита или похищена, как и Ю Нин. Про кучу трупов других учеников я и не заикаюсь — тут всё было очевидно и так. Короче, я просто хотел «прокачать» своего наставника, а если так, то почему бы и нет?
  
  Концепция того, что Солнце есть здоровенный огненный шар, расположенный в тысячах и тысячах миль от нас, старику давалась с трудом. Не помогало даже то, что буквально только что демонстрируемая им огненная техника носила слово «Солнце» в своём названии, скорее, это даже мешало. Местные слишком привыкли давать всему подряд как можно более поэтически-возвышенные, а также тупо пафосные названия, но если техника носит название «Полёт Зелёного Феникса», это вот вообще не значит, что она про полёт, хоть как-то связана с зелёным цветом и имеет какое-то отношение к фениксу, кроме, возможно, того факта, что придумавший её мог в процессе работы видеть сон, где фигурировал феникс, и интерпретировать это аки некий знак свыше. И такое здесь было сплошь и рядом: официально совершенно мусорные и базовые техники могли называться «Техника Бога» и далее по тексту (вспоминаем любимую методичку Синхэ). И хотя некие общие правила всё-таки существовали, вроде того, что «Таинственная» техника (в том смысле, что в её названии есть это слово) считается круче, чем какая-нибудь «Духовная», то есть «Таинственная техника Огненной Поступи» — формально более высокоуровневая, чем «Духовное Искусство Огненного Пальца», хотя и то, и другое — это просто стили рукопашного боя, даже не Техники Развития. В первом упор идёт на использование ног и выпускание с них пламени во время ударов, а во втором — на руки и точные удары по болевым точкам. Но всё это довольно условно и очень сильно зависит от традиций местности, где была изобретена техника, эпохи, когда она была изобретена, и, конечно же, степени отбитости фантазии автора. В общем, если уж моя младшая сестрёнка меньше чем за двадцать лет жизни накрепко впитала в себя совсем другой постулат, то что говорить о восьмидесятилетнем проректоре? Даже если он поверил моим словам, принять их всем естеством, всей сутью было очень сложно. И, в отличие от ситуации с Сюен, просто влить в него свою Ци я не мог — наставник находился на Пике Седьмого Небесного Уровня. Потуги скороспелого Пятого он не заметит при всём желании — не тогда, когда разница между нами составляет почти два порядка. Пришлось думать и изобретать велосипед. Увы, ничего умнее, чем довести учителя почти до истощения, я придумать не смог. Ну и изложил ему такую идею. Не сказать что мастер был от неё в восторге, но, с некоторым скрипом, понял и принял — свою проблему с восприятием сути вещей он осознавал едва ли не лучше меня. В итоге следующие часа два он изображал из себя реактивный огнемёт, изливая потоки Ци в пространство. Н-да-а-а, силён старик, я бы в таком темпе сдох минуте на пятой… в лучшем случае. Тем не менее после сильной растраты Ци Сюэ вполне мог почувствовать и мои потуги, а там, имея знания, что ему нужно искать и как примерно вбирать силу, он нащупал нужный источник и…
  
  – Невероятно… Это… Лян Ю, ты действительно был прав… Солнце — это Огонь, что рождает Свет… и… – дослушать его мысль я не успел. Почему? Потому, что меня отбросило взрывной волной и давлением Ци. Чудовищной Ци, которой просто неоткуда было взяться. Но она взялась. А я со смесью удивления и восторга наблюдал, как практик Седьмого Небесного Уровня переходит на Восьмой. Вот оно! Просветление! Осознание! Слом привычной картины с расширением восприятия! Отбрасывание рамок, что сдерживали и замедляли. Наблюдая за изменением Сюэ, я сам… нет, не выходил на новый уровень — у меня не было столько Ци и ещё нескоро появится, но вот Причастность и некое Понимание происходящих процессов… Они воистину того стоили. Ещё никогда поговорка о том, что, обучая, учишься сам, не была столь верна и правдива.
  
  – Ох, поздравляю с Прорывом, учитель.
  
  – Невероятно, – мастер с недоверием разглядывал свои руки, сияющие мягким золотом. Он на самом деле как-то умудрился осуществить процесс слияния нового вида Ци с даньтянем, считай, за один сеанс… – Лян Ю, ты — воистину гений, что рождается не каждую тысячу лет. Этот старик уже и не надеялся подняться выше, а сейчас я чувствую, что и Девятый Небесный Уровень станет моим, пусть и со временем. Знай же, если тебе потребуется помощь в любом, не важно каком деле, я всегда окажу её. И… кое-что ещё, но об этом мы поговорим позже.
  
  – Хох, я рад за вас, – искренне улыбнулся я учителю, уже вовсю прикидывая, в чём причина такой скорости приобщения к новому виду Ци? Вряд ли дело в банальном истощении резерва, неужели это «Просветление» — настолько мощная штука для нормальных практиков? – Но, полагаю, на сегодня этого достаточно?
  
  – Да, ты прав. Мне потребуется немного времени, чтобы привыкнуть к новому уровню, ваше с Ан Сюен обучение, безусловно, продолжится, но вот моё… пока нужно немного подождать, – прозвучало почти просительно.
  
  – Разумеется, всё-таки у вас куда как больше опыта. Если на сегодня всё, то я пойду медитировать — я многое узнал сегодня, и это стоит обдумать.
  
  – Как и мне, – кивнул наставник. – До завтра, Лян Ю.
  
  – До завтра, – подтверждающе кивнул я.
  
  Отдыхать я намерен не был — настроение приподнятое, сил осталось много, пусть и влил я в проректора где-то половину своего резерва, так что почему бы не продолжить то, на чём я остановился? Три одновременных массива из огненного покрова мне уже почти дались, и между ними уже образовывалась армирующая сеть энергетических струн, осталось лишь чуть-чуть доделать, несколько раз повторить — и можно приступать к попытке подвесить уже шесть узоров из гибридной техники.
  
  К полуночи как раз стало получаться что-то похожее на правду, пусть и всё ещё несколько корявенько и небыстро, но защитный покров пламени послушно формировался, однако дальше практиковаться я не стал. Как выяснилось, столь частое и пристальное сотворение эрзац-заклинаний сильно выматывает. Нет, физически всё было вполне неплохо, но вот умственная усталость ощущалась, я даже поймал себя на том, что настроение как-то незаметно упало до отметки «средне раздражён». Пришлось вспомнить о том, что я ничего толком не ел целый день, и топать в столовую. К счастью, у многих учеников Академии время тренировок было ненормированным, буквально завися от воли учителя, от вдохновения, от третьих обстоятельств, так что слуги привыкли кормить страждущих в любое время суток, хотя в неурочное и приходилось довольствоваться холодными остатками «былой роскоши». И, надо сказать, данное обстоятельство очень сильно напомнило мне о таких прекрасных вещах, как шоколад, тортики, эклеры… всём том, аналогов чего в этом мире не то чтобы совсем не достать… но не достать в школьной столовой.
  
  И это было грустно…
  
  Уже позже, в очередной раз поминая стыренный ныне злым террористом Синхэ коврик, я устроился в саду у своего домика, любуясь выступающими на небе звёздами. Что-то подленькое и малодушное внутри так и тянуло забить сегодня на всё и пойти… тут были варианты, от банального «поспать» до фривольного «поприставать к девушкам», но… Приставать к Ю Нин и Ан Сюен я был морально не готов. В смысле, я хотел жить и… И, в общем, оставим эту тему. Конечно, ещё были «сестрёнки» Джао, что очень даже не возразили бы против моих приставаний, однако… Н-да. Мечты-мечты.
  
  Коли уж ты оказался в мире злобных упоротых культиваторов, то изволь соответствовать. И нет, дело не в том, что у тебя нет времени на ни к чему не обязывающие интрижки и приключения, дело в том, что за эти интрижки тебя может кастрировать дочка Лорда Северной Стражи. С местной Вайсс, конечно, не всё так очевидно в этом отношении и есть пространство для некой неоднозначности, но что-то мне подсказывает, что лучше не искушать судьбу. Вот просто… просто взять — и не искушать.
  
  Вздохнув и поправив складки на одежде, я закрыл глаза и настроился на медитацию, потянувшись к нужной Ци. Как ни странно, но, пребывая в таком не самом «гармоничном» состоянии (что, по идее, должно не сильно способствовать процессу медитации и подключения к звёздам), мне, наоборот, очень легко удалось приступить к процессу поглощения нужной энергии. Возможно, всё дело было в какой-нибудь погодной аномалии или том факте, что я наблюдал Прорыв Сюэ, что даже на уровне ощущений и чувственного восприятия сильно дополнило моё понимание всех этих мистических процессов, но, как бы то ни было, Ци нейтронной звезды послушно текла в меня с небес, и тренировка вошла в свою колею, даря мне сладкие ощущения послушной магии… Ощущения, к которым я, наверное, никогда не привыкну. И это хорошо.
  
  
Глава 12
  
  Утром, проведя необходимый моцион, умывшись и поев, в этот раз в компании Ан Сюен и Ю Нин, я вновь оказался на тренировочной площадке. Правда, терзаемый смутными сомнениями. В том смысле, что Вайсс как-то странно на меня смотрела весь завтрак. Не то чтобы это было чем-то настораживающим, и вообще — ну хочет красивая девушка поглядеть, как ты кушаешь, ничего такого в этом нет. Но вот совсем уж нечитаемые чувства, что я улавливал краем своего всё ещё далеко не лучшего чутья, заставляли сомневаться в столь идиллической картине. И это немного напрягало. Как и тот факт, что она, забив на учёбу у ректора, вновь отправилась к нам. Пока что это тоже было в рамках приличий и норм, но вот со всей этой непоняткой по ощущениям, тут ведь и Сюэ могут подставить. В том смысле, что «а не сманиваешь ли ты мою ученицу, старый друг?» А подставлять наставника даже просто под неприятный разговор не особо хотелось. Вот только поделать я ничего не мог, да и не хотел, откровенно говоря. Присутствие Ю Нин мотивировало, заставляло выкладываться больше чисто инстинктивно — на желании самца распушить хвост перед понравившейся самочкой. Эх, и где там эти духовность и возвышенное культивирование, когда они так нужны? Забив на философские вопросы, я поздоровался с мастером и приступил к лёгкой разминке, ну а после… да, пошёл хвастаться.
  
  – Учитель, я освоил технику «Пылающего Огнём Солнца», но ощущаю, что идёт ещё тяжело, вы не посмотрите?
  
  – Конечно, Лян Ю, – кивнул как всегда позитивно настроенный старик, что только что закончил поправлять и давать какие-то рекомендации Ан Сюен, – показывай.
  
  Ну я и показал, начиная от формирования каркасов, заканчивая огненной атакой и небольшим «взлётом». Последний, кстати, жрал Ци как не в себя и требовал заметных усилий, чтобы не «кувырнуться» в воздухе, неаристократично клюнув землю.
  
  – Вот, – переведя дух, я привычно заложил руки за спину, ожидая вердикта.
  
  – Если бы я не знал обратного, подумал бы, что ты отрабатывал эту технику по меньшей мере три месяца, а то и полгода. Принцип ты понял, но вот само исполнение… – старик покачал головой. – Кажется, я нашёл один огрех в технике твоих глаз.
  
  – Какой? – вот это было интересно. Я проблем в своём «звёздном шарингане» не видел. Разве могут быть проблемы у этой прелести? Но послушаем наставника.
  
  – Ты действительно можешь рассмотреть исполнение техники или создание массива, но ты видишь всё-таки исполнение, отработанное для другого человека, а потому — не могущее полностью подходить тебе.
  
  – А, это, – я выдохнул, думал, что-то серьёзное, – знаю. Как этот ученик говорил ранее, он лишь постигает принцип действия техники, но воплощать её должен самостоятельно, а для этого нужны практика и опыт.
  
  – Ну что же, этот старик рад, что ты продолжаешь трудиться, несмотря на твои достижения. И пусть он не видит сотворяемый тобой массив, но его опыт может подсказать места, где у тебя видна слабость.
  
  И следующий час Мастер действительно занимался тем, что «правил» моё заклинание под меня. Из серии «доверни здесь кисть вот таким-то образом», «не выгибайся вперёд — тебе этого не нужно, лучше, наоборот, чуть отклонись назад и расслабься». И действительно становилось лучше: проще, легче, быстрее и менее затратно. Как именно он этого добился, даже не видя самого плетения? Я не понимал. Нет, он честно мне объяснил, что, зная, как течёт Ци по моим меридианам, и видя, что я уже освоил сам массив и выполняю его, просто «оптимизировал» мои движения и стойку, чтобы Ци было удобнее растекаться в конкретное плетение, но вот как он мог понять с одного взгляда, как оно надо для совсем другого человека, не имея Звёздных Глаз… это было выше моего понимания. Одно слово: опыт.
  
  В итоге, ещё через два часа уже «мелкой калибровки»… хм, почему у меня в голове начали крутиться мысли о неких турианцах?! Так вот, через два часа я уже выполнял технику совершенно свободно. Пусть ещё без той лёгкости, что порой казалась даже небрежностью, как наставник, но уже сейчас данное заклинание можно было смело заносить из «академических» в «полноценно-боевые» — если совсем со спущенными штанами не застанут, подготовить его я успею. В общем, я опять был доволен, счастлив и позитивен. И именно в этот момент меня настигла Вайсс.
  
  – Брат Ю, я смотрю, ты уже освоил технику Пылающего Огнём Солнца, поздравляю.
  
  – Спасибо, сестрица Ся, – её хитрая мордочка вновь вызвала у меня приступ подозревательности. Да ещё и Сюен вновь тихонечко в уголке затихарилась и точно смущается. Или стыдится. В общем, ведёт себя ровно так же, как и в другие моменты, когда Вайсс что-то затевает в отношении тихого-мирного сюжетного злодея.
  
  – Тогда как насчёт дружеского поединка? – и глазками так хлоп-хлоп. Ну и зачем ей это?
  
  – Ну-у-у…
  
  – Только не говори мне, что такой взрослый парень, как ты, не отважится потренироваться с такой тощей маленькой девушкой? – о боже, эти легионы бесенят в её глазах, кажется, сейчас прорвутся в нашу реальность…
  
  – Если сестрёнка хочет, то как я могу ей отказать? Только, боюсь, сейчас я немного потратился и мне нужно сперва восстановить запас Ци, иначе тебе будет совсем скучно меня бить.
  
  – Ой, ну ты что, правда испугался? – по-своему поняла мой ответ платиновая блондинка.
  
  – Ни в коем случае, – качаю головой, «степенно» закладывая руки за спину. – Я восстановлюсь за десять минут и обещаю быть в полном твоём распоряжении!
  
  – Отлично! – просияла девушка, с улыбкой от уха до уха. – Тогда поторопись! И не вздумай поддаваться. Я бы перестала тебя уважать, вздумай ты поддаться, так что даже не смей думать об этом! – с ней точно что-то не так. Слишком она… энергичная. И реакция такая, словно я её тут уже вовсю смущать вздумал, хотя ведь ответы самые что ни на есть «протокольные»… ну-у-у, почти. Где-то около того.
  
  – Как скажешь, – покладисто склоняю голову и… сажусь прямо на брусчатку, призывая в руки Алебарду Ледяного Дракона.
  
  Восстановить Ци обычным способом, с медитацией и поглощением её от Солнца и иных источников, за объявленное время было нельзя, ведь я действительно выложился почти под ноль, но я вполне мог поглотить Ци своего оружия. У дракона её много, и, даже достигнув Пятого Небесного Уровня, я всё ещё чувствовал, что её качество и насыщенность выше, чем у моей, однако разрыв всё-таки сократился, и раз уж я справился на Третьем Небесном Уровне с её усвоением, то теперь и вовсе не должно быть проблем с переливанием из одного резерва в другой. Одним словом… Хвостатый, просыпайся! Харэ дрыхнуть — имей совесть, мне же завидно! И вообще, помогай — меня тут твоя младшая родственница хочет превратить в отбивную, а нам, мужчинам, нельзя допускать подобного позора! Мне нужна Ци! Мне нужно много Ци! Помоги!.. Ну, по-братски!
  
  Мысленный посыл, сдобренный образами и чувствами, достиг адресата, и дух алебарды изволил приоткрыть глаз, обозреть диспозицию с моими аргументами, после чего до меня донеслась эмоция, которую можно было интерпретировать примерно как: «Тоже мне… развёл панику на пустом месте», и от алебарды хлынул поток энергии, мгновенно покрывший окружающую брусчатку изморозью. Тормозить я не стал и с готовностью впустил чужую Ци в своё тело, направив к даньтяню, заодно начиная поглощать и Ци Солнца, из тех соображений, что источников много не бывает. После чего полностью сосредоточился на процессе восстановления.
  
  Почти полностью заполнять резерв ледяной Ци оказалось довольно странно по части ощущений. Ничего неприятного, но описать это было очень сложно. Вроде бы и свежо, и хорошо, и легко думается, но при этом этак чуток ведёт и словно на тучке сидишь, с тебя снежок сыплется, а ты такой глубокомысленный, нордический, почти арийский… В общем, в сочетании с энергетической системой огненного практика ледяная Ци очень своеобразно отдавала в мозг, но не сказать чтобы это как-то действительно мешало.
  
  Тем не менее, когда я закончил с восстановлением, дело осталось за малым — дойти до проректора, официально объяснить наше желание и испросить разрешения, полюбоваться на его задумчивое оглаживание бороды и переводы взгляда с меня на принцессу Севера (что едва ли не переминалась с ноги на ногу в нетерпении) и обратно, ну а после — лёгкое пожатие плеч, традиционная фраза про «дружеский поединок без претензий» и заветное «начали».
  
  А вот дальше… дальше эта коварная особа, которая голубоглазая хитрая чертовка, поступила против всех правил, уложений и неписаных традиций. Во всяком случае, я так считал. Что произошло? Да ничего, просто Ю Нин сняла свой халатик, оставшись в облегающем чёрном костюме. На вид он напоминал то ли спандекс, то ли латекс, только не блестящий, а матовый. С учётом её фигуры, это было просто каким-то бесчеловечным оружием! Проклятье, моему телу всего семнадцать, ну ладно, почти восемнадцать, а тут такое! И от такой девушки! Бесчестный, подлый приём! И она сто процентов это понимала!
  
  – Эта одежда сшита из кожи чёрного дракона, – с самой святой невинностью поправляя мелкие складочки, просветила меня эта дьяволица, чуть ли не крича каждым движением и поворотом, что под костюмом нет никакого нижнего белья. – Мягкая и свободная. Однако даже мечу не под силу проткнуть её. С этой уловкой удары по мне будут не такими сильными. Немного нечестно, но что поделать! – сверкая хитрым-прехитрым взглядом, изобразила нечто из серии «обстоятельства сильнее меня» платиновая блондинка, отчётливо наслаждаясь моим полным тоски лицом, причём явно куда больше, чем я наслаждался её идеально очерченной фигуркой.
  
  – Я понимаю, – улыбаемся и машем. – Я бы сам себе не простил, если бы случайно нанёс тебе какую-то травму, сестрица Ся.
  
  – Начнём! – Ци девушки взметнулась над телом, порождая физическую трансформацию. На её лбу вырос острый жёлтый рог, на скулах проступили полоски чёрных чешуек, а лазурные глаза обзавелись узким зрачком, но на этом всё и закончилось. – Приготовься! – и в следующий миг мне в голову чуть не прилетел удар точёной ножкой.
  
  С учётом того, что, даже уклонившись от удара, я ощутил такой поток ветра, что мне немного «причёску потрепало», настроена Ю Нин была Очень серьёзно. Слови я такой удар по кумполу, уже летел бы в страну розовых пони. Во всяком случае, духом — тело имело неплохие шансы тоже полететь, но исключительно в ближайшую стену.
  
  «Звёздные Глаза» активировались почти без участия разума, а Ци стремительно заструилась по меридианам, насыщая каждую клеточку организма.
  
  Скорость и сила Принцессы Севера были прекрасны. Кроме шуток. То, как она двигалась, выдавало годы первоклассных тренировок с учителями такого уровня, что просто ух. Я не зря и раньше отмечал, что Боевые Искусства Дракона тут стоят наиболее близко к классическим боевым искусствам, как их понимают на Земле — физическая сила, мастерство владения телом, гармония каждого движения… Если для огненного или звёздного практика всё это было побочкой, призванной помочь с управлением Ци, то здесь оно лежало в основе. Техника ударов, «боевая тактика», сами приёмы — их лаконичность, эффективность, завершённость, — всё это в арсенале девушки превосходило мои потуги на голову, если не на три. И всё же… я видел все её движения.
  
  Тело само уходило с траектории атак, руки поднимались ставить блоки, ноги уносили корпус из-под опасности — мы с Ю Нин стояли на одном Небесном уровне, а солнечная Ци делала меня заметно быстрее, со Звёздными Глазами же мне не приходилось даже напрягаться, чтобы понять её манёвры и линии нападения. Правда, несмотря на всё моё превосходство, я чётко чувствовал себя рядом с ней если не инвалидом-паралитиком, то кем-то убогим точно. Кабы не мой Звёздный Шаринган, девочка размазала бы меня тонким слоем по брусчатке в первые секунд пять контакта, а главное — сколько бы времени ни проходило, разрыв не сокращался.
  
  Я видел её технику, видел приёмы и то, как течёт Ци в её теле, как она скручивается и расходится во время ударов, как напрягаются её мышцы, как проводится каждая связка, но к своему Пятому Небесному Уровню она шла несколько лет, а не пару месяцев, как один хитрожо… хитроумный наследник Тёмной Луны. А это означало, что в своём стиле она продвинулась куда дальше, чем я, сосредоточившийся именно на развитии Ци и как раз никакого особого стиля не выбиравший. Нет, были, безусловно, клановые наработки, да и с Лян Цзяня я скопировал немало, но он был Третьим Небесным Уровнем, да и то, что скопировал, я не отрабатывал. Были ещё, конечно, занятия с алебардой, но мой уровень владения оружием был ещё далёк от тех вершин, когда можно переложить оружный стиль на голые руки. Короче, я видел разницу между нами по части мастерства, но не мог её преодолеть. Нужна была практика, много практики, а ещё почти все её приёмы были для меня неудобны. Во-первых, Ю Нин была девушкой, и уже это накладывало огромную разницу на моторику движений, а во-вторых, все, все её техники были техниками Дракона и применяли Ци так, как я… не то чтобы не мог, но у нас была слишком отличающаяся энергетика. Сами расположение, форма, разветвление каналов Ци в наших телах отличались настолько, что даже пробовать повторять приёмы «как они есть» выглядело форменным идиотизмом.
  
  В общем, пока что всё это было слишком сложно, тут надо вдумчиво смотреть и тщательно всё думать, даже «физику» копируя с большой оглядкой и осторожностью. Впрочем, пока моей главной целью были отнюдь не научные изыскания, а то, как бы остаться живым куском после атак яростной дракоши. При этом бить в ответ, особенно только изученными Массивами, я даже не думал — у нас тут дружеский спарринг, а не турнир или смертельная битва. Не отточив же «заклинание» до уровня, где я чётко смогу контролировать мощь и убойность, применять его на «дружественной цели» — это нужно совсем мозгов не иметь.
  
  Вот только сама Вайсс не собиралась играть по предлагаемым правилам. Раздухарившаяся дракончик была твёрдо намерена сделать из меня отбивную. Наверное. А может быть и нет. Но случилось то, что случилось. Я успел увидеть резкую смену боевой стойки и насыщение тела девушки Ци, даже смог понять, что сейчас будет, но бить со всей дури навстречу я был морально не готов, и вышло только дёрнуться, чтобы разорвать дистанцию. Но… в общем, я не успел. Всё, на что меня хватило — покрыть тело Ци. А потом пришёлся удар, сопоставимый с ляганием коня в грудь.
  
  – Взрыв Драконьей Ауры! – голос Вайсс совпал с ударом, а меня закрутило и откинуло на пяток метров. Мир несколько раз кувырнулся, а в голове мерзко зазвенело. Но было сносно. Ровно до того момента, как я поднял немного плывущий взгляд… аккурат в момент контакта женского кулачка с моей скулой. Мир кувырнулся ещё раз. А потом за меня «взялись всерьёз». В итоге, более-менее пришёл в себя я уже лёжа на земле. На груди была какая-то тяжесть, да и двигаться я не мог. Миг паники и испуга, навеянный мыслями о сломанном позвоночнике, прошёл быстро — ровно в тот момент, как я смог сфокусировать взгляд и увидеть Ю Нин. Поправка. Сидящую у меня на груди Ю Нин. Дово-о-ольную…
  
  – Хм…
  
  – Кажется, наш гений всё-таки не непобедим, – моська «хитренькой лисы» прилагается.
  
  – Я никогда не говорил, что непобедим, – прогон солнечной Ци по меридианам очень быстро возвращал меня в норму.
  
  – Но вёл себя именно так! – она ещё и довольно поёрзала. Садистка! Так, думай о высоком, Лян Ю, о высоком! И я не имею в виду грудь Вайсс! Хотя она, конечно, очень высокая и… Так, не думать! Не думать, я сказал!
  
  – Не вёл!
  
  – Вёл! – степень самодовольства и радости девушки возрастала едва ли не в геометрической прогрессии.
  
  – Хм-м… ладно, как скажешь, – если женщина не права — согласись с ней. Есть такая народная мудрость. Или это мой внутренний подкаблучник? – Кстати, сестрёнка Ю Нин, я не то чтобы возражал… но, может быть, слезешь с меня?
  
  – Хм-м… – н-да, это не Ан Сюен, та бы сразу спрыгнула, как с раскалённой сковородки, а эта, хоть и порозовела щёчками, уступать и сдаваться не намеревается. – Ладно, – повторила она, слезая и позволяя мне подняться, – но я всё-таки победила.
  
  – Только в этот раз, но повторно я на такой трюк не куплюсь. И вообще я был уставший и не в форме.
  
  – Ну-ну, – я так и слышал «оставь свои жалкие оправдания при себе, мва-ха-ха».
  
  Тем не менее боем я был доволен. Драконий практик примерно моего уровня, но куда более хорошей подготовки действительно давал мне многое. А тот факт, что в ходе боя получается пообжиматься с красивой девушкой в облегающем костюмчике… тем лучше.
  
  А дальше стало ещё лучше. Кое-кто не мог вынести такого «издевательства над братиком» и появился высказать свое «фи».
  
  – Сестрёнка Ю Нин! За что ты с ним так?! – Ан Сюен возмущённо дулась и колотила кулачками по довольной блондинке. Поскольку означенные кулачки не были запитаны Ци, то действие сие было лишь выражением эмоций, а не попыткой «страшной мсти» за поверженного братика. И смотрелось это Архимило.
  
  – Пф! Ничего с ним не будет! – задрала носик дракоша, величественно игнорируя пыхтение Сюен. – Вон, он уже на ногах стоит… – подозрительный прищур. – Ты же сейчас не будешь шататься и изображать, что тебе плохо, дабы заставить сестрёнку Сюен ухаживать за тобой?
  
  – Как ты могла так плохо обо мне подумать, сестрица Ся? – кажется, она начала меня просчитывать. Не то чтобы я планировал нечто подобное, но будет глупо отрицать, что мысли на эту тему посетили мою голову.
  
  – Ты хитрый, коварный и бесстыдный тип! – в меня столь же «бесстыдно» потыкали пальчиком. – Разумеется, я должна думать о подобном, когда ты рядом!
  
  – Ох! Ты делаешь мне больно, сестрица Ся! – я схватился за сердце, выражая все те тоску и печаль, что нанесла мне эта красавица. Вот только кое-кто другой всё неправильно понял.
  
  – Где болит? Давай я использую на тебе солнечную Ци! Ты сейчас, видно, устал… – вновь укоряющий взгляд на блондинку.
  
  – Э-э-э… ну ладно, – отказываться и пояснять, что я не то имел в виду и на самом деле просто флиртовал с Принцессой Севера? Не-е-е. Лучше я, как и уличила меня Вайсс, немного поизображаю раненного коварным ворогом страдальца и позволю другой красотке «исцелить мои раны». Благо она от этого явно воодушевляется. Вроде бы.
  
  В результате милая и добрая Ан Сюен разошлась на полную и, напитав руки Ци, принялась меня гладить и щупать за всякое. Ох, как при этом горело её лицо, а уж то, как на это смотрела Ю Нин! Даже не представляю, чего ей стоило сдержаться и не поддразнить подругу, но, готов дать руку на отсечение, сегодня же вечером она оторвётся на бедной кареглазой милашке. Но моя — мудрый культиватор, моя пойдёт культивировать, а не встревать в женские баталии. Даже шуточные. Ибо чревато, да.
  
  Как бы то ни было, на сегодня занятия были окончены. Довольные (пусть каждая и по собственной причине) дамы разошлись к себе, предварительно попрощавшись с наставником и со мной, а я, отдохнув и восстановив свои духовные силы, вернулся к Сюэ.
  
  – Готовы продолжить, Мастер?
  
  – Хо, Лян Ю, этот старик полон сил и нетерпения, но как себя чувствуешь ты? Ю Нин сегодня была не очень милосердна к молодому человеку, – улыбнулся в усы наставник.
  
  – Ничего, я уже успел восстановиться, спасибо солнечной Ци и Ан Сюен, да и такой бой дал мне очень многое. Всё-таки опыта именно столкновения и схватки мне сейчас не хватает больше всего.
  
  – Хм-м… – Сюэ задумался. – Да, пожалуй, в этом есть моё упущение. Я подумаю, что можно сделать.
  
  – Благодарю, но пока — продолжим.
  
  – Хорошо, что должен делать этот старик?
  
  – Нам нужно начать медитировать, я объясню, – в ответ мой собеседник кивнул и уселся в позу лотоса. – Сам я нащупывал этот метод несколько дней, порой с весьма… специфическими ощущениями, но, думаю, теперь, зная, что, как и где делать, всё получится куда как быстрее. Начну с самого принципа действия «Взора». Это не очевидно из названия, но глаза — лишь часть, причём наименее значительная во всей технике.
  
  – Вот как? Любопытно, – вновь огладил бороду Сюэ.
  
  – Да. Всё дело в стимуляции определённых областей мозга солнечной Ци. Это позволяет сильно обострить восприятие и реакцию.
  
  – Именно так ты «читал» действия Ю Нин? Я видел, что с самого начала боя ты уклонялся и блокировал так, словно уже знал, куда и как она будет бить, куда шагнёт и что сделает.
  
  – Да. Я вижу движение Ци, от него понимаю напряжение мышц, а через них приходит осознание, как будет действовать мой противник. Не зная приёмов и манеры боя, предсказать атаку сложнее, но стоит изучить стиль хотя бы в общих чертах…
  
  – И тогда подловить тебя будет возможно, лишь резко его сменив, что она и сделала, использовав «Взрыв Драконьей Ауры», – как и ожидалось от учителя, он всё прекрасно понял.
  
  – Да. Кстати, весьма интересный приём, есть ли у огненных практиков что-то подобное? – предпочёл я сменить тему, пусть и знал ответ заранее.
  
  – Разумеется, – кивнул мастер. – Уже на Четвёртом Небесном Уровне практик может применять «Огненный Взрыв», я покажу тебе его, но оттачиваемая тобой сейчас техника много лучше и сложнее. Если полностью освоишь её, то со взрывом у тебя не возникнет ни малейших затруднений. Хотя по достижении Седьмого Небесного Уровня можно изучить более совершенную и эффективную версию «Огненного Взрыва» — «Огненный Взрыв Пылающего Солнца», сама по себе она не слишком сложна, но требует очень большого количества Ци, и твоей нынешней просто не хватит.
  
  – Ясно. Благодарю, но предлагаю вернуться к нашему занятию. Сейчас я воздействую своей Ци на вашу голову, учитель. Постарайтесь как следует ощутить это воздействие, а потом повторить его.
  
  – Готов, – прикрыв глаза и несколько раз вздохнув, дал отмашку Сюэ. Я же положил руки ему на голову, стараясь разместить пальцы над нужными участками мозга, и начал вливать Ци.
  
  Это было непросто. Пусть учитель не сопротивлялся, полностью доверившись моим действиям, но сам по себе организм практика Седьмого, пардон, уже Восьмого Небесного Уровня обладает чудовищным сопротивлением чужеродной Ци. Пусть звёздная и, следовательно, солнечная всё-таки могут это сопротивление то ли продавливать, то ли частично игнорировать, иначе хрен бы Звёздные Практики могли кого-то сильнее себя лечить, да ещё и сам Сюэ помогал, но разница в три Уровня, тем более уже «старших» уровня, а не основ — это серьёзно. Однако через пятнадцать минут мне всё-таки удалось осуществить нужные манипуляции и правильно «запитать» необходимые участки мозга.
  
  – А теперь откройте глаза, – мастер повиновался, и на меня воззрились сияющие расплавленным золотом провалы с вертикальным зрачком. Если у меня со стороны просто была «подсветка», то, с учётом качества и количества Ци Сюэ, вид его органов зрения стал откровенно мистическим и, признаться, немного жутким.
  
  – Ох, Лян Ю! Я вижу твои меридианы! И циркуляцию Ци! – старик поднял руку и принялся рассматривать её. – И свои тоже.
  
  – Думаю, теперь вам стоит немного освоиться с этим.
  
  – Пожалуй, – он задумчиво кивнул и вновь посмотрел на меня. – Как ты смотришь на то, чтобы этот старик показал, как должен сражаться Огненный Практик на Пятом Небесном Уровне?
  
  – Я думаю, я бы не отказался посмотреть и на то, как будет сражаться Практик на Восьмом и Девятом Уровне, но… начинать стоит с малого.
  
  Мастер улыбнулся и одним плавным движением поднялся на ноги.
  
  – Отлично, тогда выходи на площадку. Эти старые кости нужно немного размять.
  
  Кажется, у меня намечаются интересные спарринги не только с боевой дракошей, но и кое с кем посолиднее и пострашнее. Превосходно!
  
  Некоторое время спустя.
  – Всё-таки твои глаза — это жуткая техника! – душа дракоши не выдержала и поспешила излить возмущение. – Когда ты её используешь, сразу возникает такой дискомфорт, как будто ты видишь меня насквозь! Ужасное чувство! – упирая руки кулаками в бока, раздражённо жаловалась Ю Нин, в конце экспрессивно дёрнув головой, так что хвост её белоснежных волос щёлкнул по воздуху, словно хлыст.
  
  – Что поделать? – послушно выполняю невысказанную просьбу отключить глаза и примирительно развожу гудящими руками. – Твоя техника рукопашной тоже заставляет всё моё нутро трепетать.
  
  – Попытка подлизаться тебе не поможет! – гордо вскинула носик платиновая блондинка, отменяя свою трансформацию, так что её жёлтенький рог растаял во всполохе Ци. – Твоя техника — настоящее мошенничество! Без неё ты бы не продержался и минуты!
  
  – Сестрица Ся, не будь ко мне так безжалостна! Я уверен, что твоё доброе сердце сжалилось бы надо мной и ты позволила бы мне потрепыхаться на целых тридцать секунд дольше!
  
  – Хе… Ну, может быть, – не сдержала смешка Ю Нин, расплываясь в довольной улыбке из-за того, что её великолепность признали.
  
  Мы как раз закончили очередной спарринг, что непоседливая дочь Лорда Северной Стражи вытребовала, едва очередной наш урок с Мастером Сюэ завершил разминочно-теоретическую часть. Проректор, понятное дело, своё мнение относительно возражений желаниям Принцессы Севера не изменил и даже скорее был весьма доволен тем, что его ученик получил бесплатного спарринг-партнёра столь высокого класса. В итоге, гоняла меня Вайсс минут двадцать, хоть и далеко не так остервенело, как вчера. Видимо, её гордость удовлетворилась моим прошлым поверганием к её ногам (не думать об усевшихся на меня красотках! Не думать!), так что в этот раз поединок действительно был дружеским, она даже пару раз дала советы о том, как лучше двигаться при защите от особо хитрой её атаки. Это совсем не избавило меня от синяков на руках и ногах, которыми я блокировал удары разгорячившейся дракоши, но результаты всё равно радовали. Пусть её техника не подходила мне «энергетически», но сам опыт драки против бойца такого уровня был крайне полезен, да и кое-что я из её стиля всё равно перенимал, пусть и по капельке — подгоняя под свою комплекцию и систему каналов Ци. Так что в этот раз свалить меня девушка не смогла. Я её, впрочем, тоже. Не потому, что совсем не имел шансов — используй я магию, да ещё в сочетании с «предвидением движений», победить бы мог, но… лишь ценой больших повреждений на Ю Нин. Огонь — он всё-таки «немножко» опасная штука, особенно магический и особенно усиленный солнечной Ци. Учитывая, что мы при этом находились на одном Небесном Уровне, девушка не могла рассчитывать даже на пассивное сопротивление своей энергетики, ибо качество и плотность Ци у нас находились на одной планке. Даже с некоторым перевесом на моей чаше весов, как за счёт общего превосходства Огневиков над Драконами именно в плане энергетики, так и в силу гибридности моей Ци. В общем, использовать против девушки «китайские копии» систем залпового огня и им подобного арсенала мне даже в голову не приходило. Тем паче что и она не спешила вламывать мне ударами, оставляющими в земле кратеры, хотя вполне была способна на такие удары.
  
  – Эх, братик Ю, боюсь, теперь предлагать тебе товарищеский поединок будет совсем уже неуместно с моей стороны, – подошла к нам Ан Сюен с улыбкой, в которой сквозила капелька грусти.
  
  – Что ты, сестрёнка Ан? – сразу переключился я на печальную девушку, которая, похоже, начинала чувствовать себя лишней в нашей компании или, что более верно, ощущать своё отставание. – Я с удовольствием помогу тебе в тренировках. Да и для разнообразия побыть тем, кем не вытирают пол, отбивая ему всё что только можно, будет очень интересным и, я бы даже сказал, заманчивым опытом! – полным энтузиазма и радости голосом заверяю девушку.
  
  – Какой же ты хитрый подлиза! – уличила меня Ся Ю Нин, тоже подойдя ближе и изобразив позой угрожающее нависание с руками на боках. Только вот сияющее от сдерживаемого смеха лицо девушки ну ни разу не выражало осуждения.
  
  – О чём ты, сестрица Ся? Ты на мне живого места не оставила, а ведь я тебя даже ни разу не ударил! – пустился я в «суетливые» оправдания. – Неужели тебе меня ни капельки не жалко? Я ведь такой… такой…
  
  – Наглый! – подсказала свою версию Вайсс, продолжая довольно скалиться.
  
  – Ну-у… – я показательно сделал вид, что мне стыдно, даже ножкой шаркнул.
  
  – … Давай я тебя полечу? Братик Ю? – тоже заразившись весёлой улыбкой от нашего представления, смущённо предложила Ан Сюен, явно вполне понявшая мои намёки, как и то, что эти намёки поняла Ю Нин… Собственно, среди нас троих никому не было сложно угадать подтексты моего кривлянья.
  
  – Конечно, сестрёнка Сюен, – безропотно протягиваю ей руки, на которых без лечения вскоре начали бы расползаться шикарные гематомы.
  
  – Уф… – выдохнула носиком наследница дома Безграничных Небес и, протянув ладошки навстречу, стала концентрировать в них солнечную Ци.
  
  – … Чуть-чуть осторожней с напором на запястье, ты немного не отфильтровываешь Ци огня, а там много тонких энергоканалов, – спустя около минуты практики подсказал я девушке, что во время лечения очаровательно закусила губу.
  
  – Ой, прости, Лян Ю! – спохватилась кареглазая милашка, тут же уменьшая напор своей энергии.
  
  – А может, наоборот, посильнее надавить? А то вы так долго возитесь, что я скоро усну! – немного надувшись в процессе ожидания, предложила принцесса Севера. То ли ей и правда было скучно, то ли вид того, как мы почти что романтично держимся за руки с другой девушкой, заставлял её ревновать… хотя нет, второе мне точно показалось, и я выдаю желаемое за действительное.
  
  – Ю Нин! – возмутилась наследница дома Безграничных Небес, из-за чего её Ци стала чуть агрессивнее.
  
  – С-с-с, – пришлось пускать свою, не хочу проверять, насколько быстро «прижигание на клеточном уровне» исцеляется. И исцеляется ли вообще. Кстати, а это может стать интересной техникой, нужно будет подумать над таким воздействием.
  
  – Ой! – сразу же покаялась немного смущающаяся и нервничающая милашка с русыми волосами. – Прости-прости!
  
  – Ничего страшного, просто будь внимательнее, – улыбнулся я и, чуть подумав, активировал Звёздные Глаза, чтобы начать подсказывать, где ошибки и как их лучше исправить, более предметно.
  
  С таким подходом дело быстро пошло на лад, и боль в руках начала исчезать семимильными шагами, правда, это же вернуло на лицо Ан Сюен печать грусти. Ей явно хотелось обрести подобную технику, но если с Солнечной Ци и техникой исцеления она ещё смогла себя пересилить и попросить, пусть и сильно боялась моей реакции, то вот знания такого уровня… С её точки зрения, да и вообще по всем местным понятиям, это уже сто процентов будет включено в «тайное», «клановое», «только для наследников», а то и вовсе «от Главы к Старшему Наследнику и никак иначе». Конечно, я обучил этой технике Сюэ, но тот, во-первых, Учитель, что уже делает его полусакральной фигурой, во-вторых, без дураков, спас всем нам жизнь. К тому же я и так с точки зрения местного общества выказываю Ан Сюен максимальные дружбу и расположение, откровенно говоря, даже несколько выходящие за рамки «прилично-допустимых» в рамках именно дружбы, а обучение ТАКОЙ технике — это конкретная заявка «или она становится моей женой, или мне придётся её убить».
  
  Понятно, что для непосвящённых потенциал «Звёздных Глаз» далеко не очевиден — у Звёздных Практиков эти глаза есть веками, но даже в их собственных трактатах по развитию и боевым техникам тем не уделяется какого-то особого внимания. Во многом это, конечно, связано с тем, что Звёздные практики — так себе бойцы и даже с такими глазами на фоне боевых возможностей Огневиков не котируются, как минимум в девяносто девяти процентах случаев, когда речь не идёт о главном герое сянси с мистическим бустом из-под рояля в кустах. Но в том-то и дело, что Ан Сюен — практик огненный, да ещё и с очень выдающимся потенциалом. Получи же она такие глаза в дополнение к своему таланту пяти кристаллов, и реально сможет в кратчайшие сроки выйти на такой уровень мастерства, что сумеет послать лесом все хотелки своего отца и любые навязанные брачные контракты. И она это понимает. И это понимает Ся Ю Нин. И проректор Сюэ Ли. И я. А на деле ведь достаточно, чтобы только она и понимала действительную ценность техники, дабы провести логическую линию до понимания, что будет значить просьба этой технике научить. Значить же это, если без прикрас и откровенно, будет запредельные наглость и хамство, за которые убить на месте — нормальная и чуть ли не единственно возможная по местным понятиям реакция.
  
  И, к прискорбию, я не представлял, что с этим делать. Если бы не её чувства ко мне, ещё можно было бы как-то разрулить, просто дав технику и выступив в плане «срал я на мнение общества, я помогаю сестре!», но ведь у неё первая подростковая влюблённость, и на этом фоне «делать предложение подарком» и тут же ломать её чувства об колено, прямо заявляя, что никакой женой она мне никогда не будет и я даже мыслей таких не допускаю… да она себе горло вскроет через полчаса, если не раньше!
  
  А ведь и Ю Нин на глазки облизывается, хоть и понимает, что перенять технику другой школы у неё физически не выйдет. Но при этом я готов ей эту технику дать и даже в черновом варианте представляю, как это сделать, пусть это и потребует переложить на себя «драконовость» и разработать обратную методу. Но это точно не одного дня дело, тут как бы не годы потребуются, слишком уж отличается их подход, да и не осилю я прямо сейчас ещё за одно направление браться — тут бы в уже имеющемся не захлебнуться…
  
  – Хм-м, – вывел меня из невесёлых мыслей задумчивый голос Сюэ, что, разумеется, наблюдал как за спаррингом, так и за процессом моего лечения, точнее, отработки лечебных техник Ан Сюен на добровольном подопытном. – На сегодня, пожалуй, хватит, – изложил свою мысль проректор, оглаживая бороду и вместе с тем глядя на руки кареглазой красавицы сияющими жёлтым светом глазами. – А завтра я предоставлю тебе, Ан Сюен, нормальное пособие для практики — не стоит мучить Лян Ю, даже если сам он не возражает.
  
  – Учитель, это совсем меня не мучает, – поспешил я прийти на защиту сестрёнки.
  
  – Я понимаю, – очень, просто очень понимающе смежил веки седовласый мужчина, – но, как ваш Учитель, этот старик должен следить за правильностью обучения, а метод, который вы сейчас используете, имеет низкую эффективность.
  
  – Х-хорошо, простите, – ну вот, он заставил вновь смутиться эту милашку. Мой укоризненный взгляд наставник проигнорировал, сделав вид, что очень занят какими-то важными размышлениями. Хотя, может, и правда занят — планирует, что будет мне показывать и как именно выбивать пыль, когда девушки уйдут. Обеим было бы неплохо заняться медитацией, ну а я буду дальше осваивать всё то, что пропустил, так стремительно взлетев по Небесным Уровням.
  
  
***
  
  На следующее утро, выйдя из медитации на лужайке, где всю ночь впитывал звёздную Ци, я по-быстрому освежился, сбегал до столовой, а после проследовал к учебному плацу, где вчера едва ли не до ночи из меня выбивал пыль Сюэ лично. Нет, само собой, Восьмой Небесный Уровень не пытался устроить полноценный спарринг — это была бы глупость с его стороны, но… вы представляете, что может в плане передачи знаний крайне опытный, талантливый Мастер, теперь буквально открывший глаза и желающий передать свои знания, причём не потому, что так надо и это его призвание, а именно от всей души желающий воспитать ученика? Само собой, наставник и ранее не манкировал своими обязанностями, но теперь… он не просто видел любой косяк в технике или движении, но ещё и любую шероховатость замечал, причём даже ту, которая уже стала мне привычной и, что называется, вошла в рефлексы. Вот с ними было сложнее всего, поправляемые движения и стойки казались неудобными, мешающими, но когда тебя в «удобной» позиции просто тычком пальцем (пусть и усиленным Ци и довольно хитрым) сбивают с ног, а потом тот же самый приём в «неудобном» положении заставляет лишь чуть покачнуться… как говорится, разница налицо. Короче, занимающийся тобой мастер-рукопашник, что взялся «с допингом» и действительно серьёзно — это здорово. Новые приёмы и уже даже не доработка напильником, а «полировка шёлковым платком» старых, предложение по их развитию конкретно под меня… Тут, кстати, был предложен довольно необычный стиль, заточенный под контратаки… н-да, точно «шаринган». Ну и, конечно же, техники и массивы, массивы и техники.
  
  Обычному огненному практику (да и не только огненному, если уж на то пошло) «сплетать заклинание» приходилось вслепую, имея лишь графическую схему в голове и опираясь на ощущение Ци, навыки по управлению ею же и концентрацию. Потому многие вещи делались на ощупь, с применением костылей и чуть ли не шаманских плясок с бубном. В роли костылей выступали стойки, ручные печати, иногда даже татуировки на руках или узоры на одежде, потому как, что ни говори, даже удержать в голове перед глазами картинку сложной геометрической фигуры, каковой является любой массив, — это сложно. Мне лично «Звёздные Глаза» давали фотографическую память, и уже это было бессовестным читом, но для обычных экспертов боевых искусств всё надо было делать по-честному, зубря и запоминая не то что стихотворные заклинания, а картинки, ну или «писать себе шпаргалки» таким вот своеобразным образом. И только на Седьмом-Восьмом Небесном Уровне у пользователя достаёт контроля Ци, опыта и понимания процесса, чтобы начинать избавляться от заученных костылей и воплощать энергоформы массива усилием мысли.
  
  И тут вдруг нарисовался такой красивый я, которому не надо было тыкаться вслепую и на ощупь, который видел, как и что ему надо делать, мгновенно это запоминал и был достаточно не криворук, чтобы повторять увиденное, не топчась на каждом приёме по полгода. Большая часть стандартных костылей, которые вообще-то и время на себя отнимают при сотворении техники, и хорошо известны всем мало-мальски грамотным противникам, тут же стала в принципе не нужна, в один миг даруя мне существенную фору и по времени реакции, и по части неожиданности действий. Да и сама скорость освоения с таким подспорьем, как звёздный шаринган, выглядела просто запредельно невероятной по всем канонам.
  
  В общем, Сюэ был доволен, как слон. И я бы полностью разделял его чувства, если бы ситуацию не омрачал расклад с Ан Сюен, но там я пока ничего не мог сделать. Впрочем, хоть мысли о том, как же всё-таки быть с девушкой, и донимали меня во всё время одинокой культивации и беготни от бочки с водой до полигона, но когда я к нему всё-таки прибыл, открывшееся мне на тренировочной площадке зрелище смогло выбить меня из колеи и полностью переключить на новую тему.
  
  Итак, картина маслом: Ан Сюен и Ся Ю Нин — тут всё привычно, девочки жили в одном доме, одной из них была непоседливый дракончик, словом, вскочить пораньше и прибежать к месту «тусовки» быстрее всех не являлось для них чем-то, что кого-то удивит. То, что и Мастер Сюэ решил показаться пораньше — здесь да, уже было странно — он как завёл себе привычку вступать во двор в момент начала занятий, так её и не оставлял. Тем не менее раннее появление учителя ещё не было поводом впадать в ступор. В отличие от кое-кого ещё, сейчас стоящего рядом с пожилым наставником.
  
  – Хрю! – поздоровался со мной поросёнок. Вот без шуток, самый обычный розовый свинтус. Что стоял подле Огненного Практика Восьмого Небесного Уровня. Не мифический Демонический зверь, не крутой культиватор под странной техникой, а просто обычная свинья даже без намёка на систему циркуляции Ци.
  
  – Доброе утро, Мастер, – поклонился я учителю, – сестрица Ан, сестрица Ся.
  
  – Доброе, – кивнул старик. И остался стоять, вальяжно поглаживая бороду и ожидающе смотря на нас. Вот чую, он очень хочет, чтобы мы спросили. Эх, ладно.
  
  – М-м-м, Мастер, а зачем нам свинья? Это же просто… свинья?
  
  – Да, Лян Ю, – согласился Сюэ, – это просто свинья. И именно на ней Ан Сюен будет отрабатывать Технику Солнечного Исцеления.
  
  – … Пхи-хи, – я не смог уловить полностью, но, кажется, Ю Нин веселилась на тему того, что теперь сестрёнка Ан будет вынуждена щупать свинтуса, а не такого замечательного и скромного наследника Тёмной Луны. Ну да, судя по накатившемуся на щёки русоволосой девушки румянцу и тому взгляду, что она бросала с порося на меня, там было что-то такое. Ладно, надеюсь, по результатам экспертной оценки я всё же превзойду в своей привлекательности свинку.
  
  – Но ведь у свиньи нет системы циркуляции Ци? – я вопросительно посмотрел на наставника.
  
  – Да и на людей они непохожи, – поддержала меня наследница дома Безграничных Небес, явно не сильно горящая желанием «щупать свинку».
  
  – Это не совсем так, – стал пояснять наставник. – Как бы странно это ни звучало, но между людьми и свиньями очень много общего… И нет, Лян Ю, я сейчас не о манерах, – эй, я вообще молчал! – Сами по себе принципы работы наших организмов весьма похожи. А потому, отработав технику на поросёнке, ты почти без труда сможешь переложить её на людей.
  
  – А как же отсутствие меридианов с Ци? Разве оно не помешает? – это уже Ю Нин интересовалась.
  
  – Оно затруднит применение техники, – согласился старый практик, – но не помешает её использовать вообще. И когда Ан Сюен сможет исцелить поросёнка, она сможет исцелять и травмы людей. Именно так тренируются практики Боевых Искусств Звезды. Те из них, что сосредотачиваются на целительстве.
  
  – Оу… – я осознал одну Истину. От которой мне стало стыдно. Вот реально, очень и очень стыдно.
  
  – Что-то не так, Лян Ю? – повернулся ко мне Сюэ. – Тебе эта тренировка уже не нужна — ты вполне умеешь лечить других и лечиться самому, хоть и путь, которым ты этого добился, больше бы подошёл драконьему практику, – это он про то, что сводить побои я практиковался на себе? Ну звиняйте, в том состоянии искать ещё и порося было бы совсем не комильфо — на себя сил иной раз не хватало. Да и не в этом дело.
  
  – Нет, – убийственно серьёзно ответил я, глядя в пространство, – я просто осознал, что… Ну, знаете, то самое чувство, когда понимаешь, что ты — наследник клана Тёмной Луны, который добровольно выполнял роль свинки для представителя клана Лазурного Пера. Очень… очень своеобразное чувство… Проклятье! – я не выдержал и исполнил приём «рука-лицо». – Е Синхэ умудряется ставить меня в неловкое положение, даже пребывая демоны ведают где! – и вот сейчас это была искренняя претензия к парню!.. Хоть я и понимал, что сам себе злобный Буратино…
  
  – … – на площадке установилась тишина, быстро переросшая в «эпидемию кашля», Ся Ю Нин вообще согнулась, схватившись за живот, гнусно ухохатываясь над моей трагедией, хоть и сдерживала голос, да и сам наставник немного «поперхал» в бороду.
  
  – Кхм… м-да. Что же, Ан Сюен, практикуешься в исцелении, Лян Ю, продолжаем отработку техник. Ся Ю Нин… может ли этот старик чем-нибудь помочь тебе?
  
  – Нет, благодарю вас, Мастер, – вежливо поклонилась девушка. – Разве что потом я была бы не против вновь сразиться с Лян Ю, – и такой взгляд в мою сторону… Вроде бы и кровожадненький, но вот ни разу не пугает и не настораживает. Проклятье, Ю Нин, ну вот что ты со мной делаешь, а?
  
  – Да, конечно, – учитель был не против. Ну ладно, почему бы и нет, в самом деле?
  
  Несколькими часами позже. Ан Сюен.
  – … неплохо-неплохо, но ты слишком далеко отходишь, братик Ю, – Ю Нин счастливо улыбалась, довольная видом того, как судорожно отскочил Лян Ю, избегая её удара ногой, оставившего кратер шириной почти в человеческий рост и глубиной с полноги на брусчатке полигона.
  
  – Нет-нет, сестрица Ся, – уже твёрдо стоя на ногах, привычно вежливо улыбнулся парень, – это для драконьего практика «слишком далеко», а вот огненному — в самый раз! – и в доказательство своих слов Лян Ю запустил в её подругу целый шквал Огненных Клинков. Те, правда, были какими-то слабыми и медленными, по сравнению с его атаками во время отработки техник, но заставить Ю Нин сорваться с места и начать маневрировать, постепенно отгоняя ту от наследника Тёмной Луны, у них вполне получилось.
  
  Впрочем, Ан Сюен не сомневалась: пожелай Ю ударить в полную силу, Ся Ю Нин пришлось бы тяжко. Как и не сомневалась в том, что наследник Тёмной Луны никогда этого не сделает, и вовсе не из-за статуса его противницы. Ведь… ну, это же Лян Ю!
  
  Девушка украдкой вздохнула.
  
  И почему жизнь так несправедлива? Нет! Не думать о поражении! Ей просто нужно стать достаточно сильной, чтобы иметь право решать за себя!
  
  Хотя… Ещё один взгляд на сражающихся, где теперь парень подсказывал Ся Ю Нин, где у неё, по его мнению, ошибка в тактике. Нельзя было понять, подтрунивает ли он над принцессой Севера, советуя сокращать дистанцию, а не убегать от дальних атак, или же на полном серьёзе хочет напомнить откровенно веселящейся в бою партнёрше, что даже в шутливом поединке не стоит забывать о прописных истинах, но от идеально корректного тона парня и его дружелюбной ухмылки сестрица Ся только вошла в больший раж и атаковала парня уже не сдерживаясь. Тот тем не менее с виду легко и непринуждённо выдержал натиск девушки, весело сверкая золотыми глазами. Ан Сюен же от этого вида начало смутно тревожить непонятное чувство. От вида того, как легко и непринуждённо Лян Ю общается с её подругой, а та отвечает ему полной взаимностью, кареглазой наследнице дома Безграничных Небес становилось… Она не была уверена, но больше всего это чувство напоминало тревогу и дискомфорт. Ещё недавно Ан Сюен радовало, что Лян Ю смог найти общий язык с Ю Нин и её лучшая подруга не оттолкнула его, что очень хорошо умела делать с людьми, которые ей неприятны, но сейчас…
  
  Не слишком ли непринуждённо и легко общаются эти двое?
  
  Конечно же, они оба на одном Небесном Уровне, и оба могли считаться монстрами и гениями, особенно братик Ю, и понятно, что тренироваться с другом, которому полностью доверяешь и который доказал, что готов по-настоящему встать с тобой в настоящем бою и прикрывать спину, — это совсем не то, что с наставником или обычным товарищем по учёбе, но… Но ей было так обидно, что она не может делать то же самое. Ведь она же… Нет, мастер Сюэ говорил, что и она развивается невероятно быстро, но Ан Сюен видела, что с каждым днём отстает всё больше. Сколько пройдёт времени, когда она совсем отстанет от них? Когда им просто нечего будет обсуждать, когда она просто не поймёт тех материй, что станут им доступны? И тогда… тогда…
  
  – Хви-и-и! Хви-и-и! – резануло по ушам.
  
  – Ох, прости! – она слишком глубоко ушла в себя и вновь не уследила и немного подпалила «материал для отработки».
  
  Подопытная свинка попыталась шарахнуться от её рук, но спутанные ноги не дали этого сделать. Увы, чтобы начать лечить, животное сначала нужно было ранить, а потому ей приходилось резать и бить бедного поросёнка, но… лучше пусть страдает свинья, чем Лян Ю!
  
  Неожиданная мысль резанула по сознанию, и на сердце сладко затрепетала разгоревшаяся надежда. Да, пусть она и слабее братика, но всё ещё сможет быть с ним и быть полезной ему — позаботиться о его ранах в моменты, когда он потратит собственные силы. Сколько в жизни ситуаций, когда один пропущенный удар может стоить всего? Если Лян Ю потеряет сознание, то, даже не имея истощения, не сможет остановить кровь и залечить свои раны, а она сможет. Если будет рядом. И для этого ей нужно учиться, и учиться хорошо. А надёжно зафиксированный пациент в обезболивающем не нуждается, как, странно усмехаясь, приговаривал наследник Тёмной Луны, помогая связывать поросенка. Иногда Лян Ю был действительно страшным. И всё равно оставался… притягательным. Очень.
  
  – Уф, как продвигаются твои занятия, сестрёнка Ан?
  
  – Ам? – рядом с ней присел немного взъерошенный и немного потрёпанный объект её мечта… мыслей, да-да, мыслей!
  
  Проклятье, она опять слишком ушла в себя и не заметила не только окончания боя, но и тот факт, что оба бойца подошли вплотную к ней. Разумеется, это были не враги, да и они не в зоне боевых действий. Но всё равно подобные беспечность и расслабленность недопустимы! Особенно если она хочет угнаться за своими друзьями. А ещё… Лян Ю оказался слишком близко…
  
  – В-всё хорошо, – чувствуя, как начинают пылать её щеки, смогла выдавить из себя девушка, – иногда ещё срывается, но я делаю успехи, братик Ю! – взяла она себя в руки.
  
  – Это замечательно, но как насчёт того, чтобы немного прерваться и размяться? Ты уже целый день так сидишь, а для того, чтобы разум не уставал, ему нужно давать отвлечься. Тем более я обещал потренироваться с тобой.
  
  – Потренироваться? – удивилась девушка. – Ты имеешь в виду — боевым искусствам? – вспомнила вчерашний разговор она, чувствуя, как сердце начинает биться быстрее. Он помнил о том обещании и был не против! Ан Сюен не знала, почему эта новость вызвала у неё такой прилив энтузиазма и радости, но это было и не важно. – Я согласна! – выдохнула русоволосая наследница благородной семьи, но тут же спохватилась, продолжив, не скрывая волнения: – Но как же ты? Ты ведь только из боя с Ю Нин и, должно быть, устал?
  
  – Ну, – Лян Ю с капелькой смущения смежил веки. Или это была скрытая усмешка? – сегодня сестрица Ся была милосердна к этому молодому человеку и не стала выбивать из него пыль… слишком уж сильно, – стоящая рядом принцесса Севера снисходительно фыркнула, удерживая руки гордо сложенными под высокой грудью, причём фыркнула настолько довольно, что Сюен поймала себя на мысли, что была бы очень не против, если бы это Лян Ю «выбил из неё пыль». Вот только тот никогда так не поступит…
  
  От мелькнувших мыслей ей вновь стало стыдно. Как же хорошо, что остальные принимают её пылающие щёки за смущение… пусть и его было много.
  
  – Может, мне стоит сначала вылечить твои синяки?
  
  – О? – кажется, парень и вовсе забыл думать о полученных ударах, но всё же быстро сообразил, о чём она. – Да, конечно… – тут взгляд его фиолетовых глаз рефлекторно скользнул на движение пытающейся отползти от них подальше связанной свинки и, с секунду понаблюдав за её мучениями, наполнился некоторым сомнением с долей опаски.
  
  И Ан Сюен вновь стало стыдно… Эй, почему он начал улыбаться?! Ох, он опять над ней подшучивал, на этот раз заставив смущаться одним лишь взглядом. И хуже всего было то, что Ю Нин всё это видела и прекрасно поняла, вон с каким сосредоточенным видом она рассматривает облака, делая вид, что её вообще здесь нет!
  
  Тем не менее такое «вызывающее» поведение друзей не помешало ей напитать солнечной Ци синяки наследника Тёмной Луны и пару лёгких гематом на ребре и предплечье Ю Нин — пусть Лян Ю даже не пытался применять против её названной сестры действительно опасные техники, но и манекен из себя не изображал, действительно тренируясь и помогая тренироваться партнёрше, из-за чего за допущенные ошибки расплачивались оба на равных. А ведь ещё позавчера дочь Лорда Северной Стражи не то что не давала себя коснуться, но вообще натуральным образом вбила их друга в землю. Скорость обучения и адаптации парня была воистину чудовищной. И сейчас ей предстояла схватка с этим чудовищем.
  
  – Готовы? – спросил проректор Сюэ, когда с исцелением было покончено и оба участника, как положено, испросили разрешения учителя и встали на исходные позиции.
  
  – Да, – кивнул Лян Ю.
  
  – Да, – согласилась и Ан Сюен.
  
  – Тогда… начали! – и девушка рванула вперёд. На дальней дистанции у неё заведомо не было шансов — на Четвёртом Небесном Уровне достать Пятый… будь Лян Ю драконьим практиком, ещё могло бы получиться, но огненного? Нет. А вот вблизи ещё были шансы. Разумеется, при условии, что её соперник не закроется Огненным Покровом.
  
  Не закрылся. Более того, позволил ей взять инициативу в свои руки. Не воспользоваться этим Ан Сюен не имела права. Вот только, как и в случае с Ся Ю Нин, парень не собирался быть просто пассивным манекеном и спокойно отражал её атаки, даже те, что были напитаны огнём. Причём он именно отражал, показывая технику, а не давил грубой силой. И это было прекрасно! От скрутивших всё нутро напряжения, азарта и радости у неё против воли возникло ощущение, что она действительно может победить, нужно лишь ещё немного, ещё чуть-чуть, ещё одно усилие! И ещё одно! И ещё! Лян Ю был выше, его руки — длиннее и сильнее, но она была легче, а ещё тоже имела опыт тренировок с Ю Нин, пусть и не таких серьёзных, и это давало ощущение шанса.
  
  Достать Лян Ю руками не было шанса, но её ноги были длиннее его рук, а, будучи девушкой, Ан Сюен всегда знала, что никогда не обретёт комплекции прирождённого кулачного бойца, отчего упор в изучении и тренировках делала как раз на стили, где первую роль играли удары ногами. А потому — упасть боком в воздух, налету выкручивая тело юлой и обрушивая весь полученный импульс на голову противника, вынуждая его отшатнуться. Одно касание земли, чтобы хоть на миг получить точку опоры, смена центра тяжести — и сразу подсечка, опять выкручивая всё тело на пределе его гибкости. Пропустил под собой? Оттолкнуться и попытаться достать в корпус, верхнюю полусферу, в ответ — попытка захватить, ну уж нет! Сальто назад одновременно с ударом Огненным клинком. Отклонил? А если так? Ан Сюен, едва завершив сальто, оттолкнулась от брусчатки тренировочной площадки, подлетев метров на пять вверх, откуда, дополнительно ускоряя себя огненным потоком, обрушилась на Лян Ю, а тот… просто взял и чуть отошёл, а потом… он протянул руку, и земля несколько раз поменялась местами с небом. Осознала себя девушка уже лежащей на руках парня.
  
  Теперь у неё горели не щёки, а всё лицо, а скорость, с которой она покинула эти крепкие, сильные руки, что так нежно и аккуратно её поддерживали, была, наверное, наибольшей за всё её время обучения Боевым Искусствам. И от этого становилось грустно.
  
  – Лян Ю! – тем не менее она не могла не возмутиться. – Что ты сделал?! Это… это…
  
  – Непростительно! – прорычала рядом Ся Ю Нин.
  
  – Д-да! – подтвердила за подругой Ан Сюен, старательно скрывая, что эти несколько мгновений ей очень понравились и она бы хотела их повторить.
  
  – Леди, – вздохнул парень, – я всё понимаю, но… у нас вроде как был бой, при этом бой дружеский, а не смертельный, потому я просто поймал сестрёнку Сюен, как и положено заботливому брату.
  
  – О чём это ты? – нахмурилась Ю Нин.
  
  – В реальном бою, попытайся напрыгнуть на меня такой противник, я бы просто ударил навстречу своей ногой, возможно, совместно с огненной атакой. Поскольку мои ноги длиннее, это бы закончилось минимум сломанными костями таза, после чего добить тяжелораненого было бы несложно. Но поскольку это же сестрёнка Сюен, то я просто поймал её, – пожал плечами наследник Тёмной Луны. – А вообще, я бы не рекомендовал всю эту акробатику в воздухе тем, кто не умеет летать или хотя бы резко менять направление, не опираясь на поверхность.
  
  – Верно, – кивнул мастер Сюэ. – На Шестом Небесном Уровне огненным практикам как раз открывается подобная возможность. Разумеется, сами движения и приёмы можно и нужно отрабатывать раньше, но вот в реальном бою использовать их не стоит. Продолжайте, – вновь махнул рукой наставник, давая команду на дальнейший бой.
  
  Теперь Ан Сюен пришлось жарко — во всех смыслах слова. Лян Ю перешёл в атаку. И пусть он не выходил за рамки Четвёртого Небесного Уровня, сдерживаясь в мощи своих техник и ширине арсенала, ей всё равно было трудно. Развеять или отклонить удар пусть и сдерживающегося, но куда более сильного практика — сложно. Сделать это, защищаясь от «физической» атаки — ещё сложнее, а попробовать ответить так, чтобы не быть загнанной в глухую оборону, но и не подставиться на контратаке — уже почти невозможно. Когда у твоего противника глаза, способные предвидеть твои движения — можно и без «почти». Но… это было не важно. Ведь она всё равно билась с Лян Ю, и билась весьма достойно! Да, у неё были некоторые огрехи, которые сразу подмечали наставник и его лучший ученик, но каждая ошибка комментировалась и выправлялась сразу, на месте. А потому к концу боя, когда у неё просто кончилась Ци, она пусть и была очень вымотана, но вот те умиротворение и, наверное, счастье, что этот бой принёс, они воистину стоили того…
  
  
Глава 13
  
  Лян Ю. Учебный полигон после поединка с Ан Сюен.
  Выложившаяся на полную и заметно притомившаяся, но при этом счастливая, Ан Сюен прикрыла глаза, тихонько переводя дух и не замечая, какие взгляды кидает на нас одна помрачневшая дракоша. Всё-таки зря я решил выпендриться, но кто бы не решил на моём месте? Когда на тебя так удачно падает симпатичная, милая и весьма разгорячённая девушка, а ты можешь на совершенно законных основаниях её слегка «пожамкать», пользуясь превосходством в скорости и реакции, кто устоит против такого? Пусть мой разум явно несколько старше тела, но, точно так же явно, старше он не так чтобы критично, а когда тело переживает свой гормональный бум… Проклятье, так ведь в самом деле не вытерпишь и намекнёшь сестрёнкам Джао, что их господин вполне не против уделить им некоторое внимание. Тем более что спать мне особо не нужно, а девочки не ограничены распорядком, установленным индивидуальным учителем, то есть живут по общему графику младших учеников, даже посещая общеобразовательные занятия, призванные подтянуть их по математике, грамматике и прочим базовым предметам, которые наследники Старших Семей зубрят с детства, а вот дети младших семей, как правило, знают сильно на троечку. Опять же философия, литература… Нельзя поступить в престижное учебное заведение, будучи низкородным вассалом, и не задрачивать эту хрень, доказывая каждому второму сенсею, что ты не отброс, а в высокие науки способен! Это же псевдо-китайцы! Они на этой наркомании повёрнуты, ибо духовность и просветление! Изначально духовны, просветлены и «право имеют» тут только высокородные аристо, типа меня и Ан Сюен, все прочие обязаны ещё доказать, что не верблюды. Н-да… куда-то я не туда ушёл, но суть в том, что ночью Джао Нин и Джао Сю совершенно свободны, а темнота, как известно, — друг молодёжи.
  
  Или стоит заняться ещё большими культивацией и сублимацией? Ничто так не способствует сбросу лишнего напряжения, как тяжёлая физическая нагрузка…
  
  Я ещё раз покосился на подозрительно задумчивую… вернее, задумчиво-подозрительную Вайсс, которая явно искала повод назначить кого-нибудь в чём-нибудь виноватым и покарать за это.
  
  Да… Лучше уж нагрузки и сублимация. Если она так реагирует на маленькую шалость в рамках «ученического боя», да ещё и под приглядом непосредственно Учителя, то… Нет, это, безусловно, делает мне хорошо, разжигает надежду, чешет пузико мужской гордости, и вообще гормоны требуют покосплеить выражение морды кота на молокозаводе, но… Но именно по этим причинам лучше не заводить интрижки на стороне. Гнев Ю Нин я переживу, а вот быть кретином, который загубит все свои шансы и только-только наметившийся успех тем, что не удержал штаны на месте, я точно не хочу.
  
  Я и так, откровенно говоря, поступил глупо. Да, реакция обеих девушек на мою выходку меня порадовала, и… В конце концов, почему это Ю Нин меня дразнить можно, а мне её — нет? Но вот в этом-то и была глупость. Шутки шутками, но по отношению к Ан Сюен такое поведение было не самым корректным… По уже не единожды озвученным причинам.
  
  Ну и вопрос, как бы ей помочь, опять в голове нарисовался. По идее, подтолкнуть её Прорыв на Пятый Небесный Уровень можно было тем методом с вливанием Ци. Получилось один раз, может получиться и второй. Я бы и сам мастера Сюэ попросил попробовать со мной такую фишку, если бы был уверен, что он сумеет направить мне чистую солнечную Ци без примеси огня, но, глядя на то, как периодически срывается Сюен, был откровенно не готов экспериментировать с человеком, который получил эту Ци всего пару дней назад. Восьмой Небесный Уровень — это вам не хухры-мухры, пусть контроль там и запредельный, но и мощность не меньше. А ну как у него нос зачешется в процессе накачки меня силой, он чуть отвлечётся — и здравствуй, кучка пепла на месте дурачка Лян Ю? Ну нафиг такие риски! Я лучше как-нибудь сам пока, а к Мастеру месяца через три, а то и через полгодика, когда он точно освоится, а заодно и исцеление уже выучит — ни за что не поверю, что он не станет этим заниматься. Между тем, я-то сам такое вливание осуществить мог, а значит, стоило попробовать. Да и, помнится, в каноне было что-то по «парной культивации», но вот откуда Синхэ добыл нужную методичку, я не помнил. В той кипе методичек по самым разным техникам развития, что мне выдал наставник ещё в первые дни учёбы, ничего подобного не было. Нет, кое-какие упоминания, вида: «вот есть такой метод, в общем виде он выглядит примерно так, но мы на нём подробно останавливаться не будем», в старых рукописях практиков Звёздных Боевых Искусств имелись, но… Чувственное описание таких концепций, о которых я просто не имею понятия и даже не могу толком предположить, что имеется в виду… Вот реально, по первому прочтению у меня сложилось ощущение, что описывается какая-то азиатско-культивационная порнушка, этакая версия камасутры для особо отбитых. И не скажу, что второе прочтение как-то сильно изменило моё мнение. А главное, нихрена не понятно, а чего там делать-то надо? Ну, в смысле своей Ци, чтобы таки парно культивировать? Хотя и на тему чисто порнушки там ясности особой не было, кроме общего посыла, что контакт должен быть плотным и обоюдно активным. И это я ещё прилично выразил то, что в оригинале было описано чувственно-поэтически и явно подразумевало некую духовность и чистоту помыслов, по типу «встретились два асексуальных импотента». Ага, это при том, что «контакт должен быть плотным и обоюдно активным». И ладно, если это "советы" для практиков лет семидесяти. Там уже да, хотя с активностью не ясно. Но вот для кого-то моего возраста… вообще не представляю, как это. Или это как раз и рассчитано на тех, кому за семьдесят? Короче, всё сложно.
  
  Ладно, это в любом случае были планы будущего. В настоящем же Мастер Сюэ решил сворачивать общий урок и отпустить потратившуюся Ан Сюен отдыхать, вкушать ужин и проваливаться в здоровый сон. Ну или садиться медитировать — там уж как она сама решит. Но, лично на мой взгляд, сон был предпочтительнее. Судя по моторике и потускнению её меридианов при взгляде моим звёздным шаринганом, она действительно выложилась под ноль.
  
  И вот тут случилось довольно странное. Ан Сюен устремилась в свой домик, подозванные слуги забрали свинтуса, то ли на передержку до завтра, то ли сразу на кухню, а Ся Ю Нин всё ещё была с нами. Учитывая, что проректор Сюэ не являлся её учителем и никаких вопросов к нему по учёбе у девушки принципиально быть не могло, как, в принципе, и всех прочих вопросов, ситуация сразу стала довольно… неприличной. Казалось бы, ничего такого, но… Теперь ситуация окончательно стала выглядеть так, словно дочь Лорда Северной Стражи находится на чужом уроке из интереса к своему ровеснику, что…
  
  – Лян Ю, а не поможешь мне в отработке одного приёма? Там нужно провести захват и бросок. Я давно хотела его освоить, но подходящего партнёра не находилось, – сверкая в лазурных глазах танцем тысяч бесов, подалась в опасную близость ко мне ослепительная красавица с платиновыми волосами, ещё и ручки за спиной сцепила, подчёркивая идеальность своей… к-хм… верхней половинки. Потому что выделять что-то одно, даже эту объёмную и выразительную грудь, на фоне этих розовых губок, голубых глаз, ослепительного серебра волос, милых щёчек и ровной шейки…
  
  … совершенно ни в какие ворота! В том смысле, что раньше Вайсс скорее объявила бы себя лесбиянкой и засосала перед всеми Сюен, чем так явно и конкретно призналась бы, что я её интересую, а уж вот это вот «агрессивное соблазнение»… Нет, я понимаю, что она что-то задумала — тут по глазам всё видно, но никакой прикол надо мной ещё вчера не стоил бы таких «жертв».
  
  – Эм… – оторвать взгляд от её губ и начала ложбинки между холмиками, что можно было разглядеть под алым халатом, скрывающим облегающий чёрный костюм, получилось с изрядным трудом. Эта чертовка за малым ко мне не прижалась, ещё бы полшажка, и… – Боюсь, сестрёнка Ся, у меня сейчас урок по «углублённой программе»…
  
  Не то чтобы я был против с ней пообжиматься при «отработке приёма», но, во-первых, да, у меня урок, и урок важный, с важным практиком аж Восьмого Небесного Уровня, а во-вторых, если ты чувствуешь подвох и ничерта не понимаешь, то не надо совать голову в расставленный капкан. Вот просто не надо. Это не то, что следует делать в такой ситуации.
  
  – Ох, – чуть отстранилась Ся Ю Нин, – ну ничего, я подожду, – и, развернувшись, направилась к месту, где обычно медитирует…
  
  Чем окончательно вынесла мозг уже не только мне, но и Мастеру Сюэ, судя по его глазам навыкате, провожающим спину девушки. Проблема заключалась в том, что присутствовать на индивидуальном обучении можно лишь с согласия что учителя, что ученика. И этого согласия никто не давал. Она, конечно, Принцесса Севера и всё такое прочее, но это просто вконец выбивалось из всех и всяческих местных представлений даже не о приличиях, а о банальной вежливости. Нам буквально… в лицо плюнули. Ну или мы чего-то в упор не понимали.
  
  – Кхрм! – выразительно полурыкнул в кулак взявший себя в руки наставник. – Мисс Ся Ю Нин, этот старик не желает показаться невежливым, но как бы его глаза ни радовал ваш интерес к учёбе, он должен просить вас удалиться, потому как планирует начать личный урок с Учеником.
  
  Девушка как на стену налетела, замерев на середине шага.
  
  – Да… Верно… – каким-то затравленным голосом донеслось до нас от платиновой блондинки, чья фигура разом стала меньше. Она что, только сейчас сообразила? – Прошу прощения, мастер Сюэ, – резко развернулась на пятках, ловя взгляд исключительно учителя, – всего вам… доброго, – и, даже на миг не посмотрев в мою сторону, стремительно зашагала к выходу, словно палку проглотив.
  
  – … И что это было? – спросил я вслух, когда одетая в алый халат красавица исчезла за воротами.
  
  – Женщины… – философски протянул старик, тоже смотря на ворота.
  
  – Н-да…
  
  – Хотя, конечно, этот старик не исключает, что тут замешаны некие действия его Ученика… – степенно прикрыв глаза, огладил он бороду.
  
  – Мастер… – мне оставалось только с укоризной смотреть, – всё-то вы потешаетесь над этим молодым человеком.
  
  – С учётом характера ученика, этот старик не уверен, кто над кем больше потешается, – отбил Сюэ. – Хотя, бесспорно, ситуация… неординарная, – вернул он себе более серьёзный тон и вновь глянул на ворота.
  
  – Угу. И запутанная. И вызывающая проблемы с любой стороны, – я вздохнул. – Но давайте не будем об этом. Чем мы займёмся сегодня?
  
  – Для начала я хотел бы поговорить с тобой кое о чём, Лян Ю, – всё-таки оторвав взгляд от выхода с тренировочной площадки, полностью развернулся ко мне лицом старик.
  
  – О чём же?
  
  – Возможно, ты ещё не слышал, но через три недели состоится турнир Башни Бога. Оригинальный турнир Башни организует сам Император каждые четыре года, но по его указу все Академии Боевых Искусств империи устраивают отборочные соревнования каждый год. Допускаются до него ученики, достигшие как минимум Третьего Небесного Уровня. Победитель получит ценную награду и право выступить от своей Академии в главном турнире, который, по истечении отмеренного Императором срока, будет проводиться в столице. И я бы хотел, чтобы ты участвовал в этом соревновании, как мой ученик.
  
  – Разумеется, Мастер, – поклонился наставнику, упирая кулак правой руки в ладонь левой, – для меня это будет честью. Но к чему вы это так выделили? Разве эти соревнования — не обязательный экзамен и проверка результатов обучения, которые должен пройти каждый ученик Академии? – не то чтобы я не слышал о турнире, но особо им не интересовался. И дела поважнее были, и с прочими учениками я особо не общаюсь, чтобы слухи собирать и быть в теме актуальных интересов коллектива, пересекаясь, в лучшем случае, в столовой. Да и в то, что там будет какая-то по-настоящему нужная наследнику клана Тёмной Луны награда, откровенно не верилось. Как минимум на уровне именно отборочных боёв Академии, в общеимперском же зачёте шансы на победу, мягко говоря, невелики. К тому же, если по-честному, понимание, где я нахожусь, не способствовало желанию лезть в какие бы то ни было турниры.
  
  Да, это глупость, но все мои стереотипы в один голос утверждали, что любой турнир в сянсе — это очень-очень плохо. По-любому там вылезет какая-нибудь эпичная НЁХ, что будет устраивать кровавую вакханалию, полный слом всех шаблонов и унижение достоинства всех правых и виноватых скопом и помногу раз, пока не убьётся об героя. А кто это будет — ранее гнобимый ноунейм, злобный демонический практик или вообще какая нечеловеческая тварь, просто пришедшая доказывать своё превосходство, а заодно мучительно убить как можно больше народу на глазах свидетелей на законных основаниях, ибо ей такое в кайф, — уже не столь важно. Подставляться под такое ну вообще не было желания.
  
  Однако если брать за рабочую гипотезу, что Главный Герой у нас — это таки Е Синхэ, коего благополучно похитила-завербовала Демоническая Секта, и сейчас он наверняка вовсю изучает тайные и зловещие запрещённые техники тёмных искусств (или вообще всё то же самое, но ещё и с большой буквы), то есть вот конкретно на этот турнир точно не припрётся… Можно было и рискнуть с чистым сердцем. Ведь второе правило турниров китайской сянси гласит, что любая фигня на них случается только в присутствии главного героя, во всех остальных случаях всё работает нормально и без эксцессов с угарно-кровавой расчленёнкой. То есть максимум морду набьют и пару костей сломают. Вот если бы Синхэ остался, там я бы переживал и всеми силами пропихивал его вперёд себя в очереди, чтобы поскорее вычислил и танканул НЁХ, при этом готовясь позорно бежать с арены на любой подозрительный чих оппонента. Пусть я понимал, что с тем уровнем силы Синхэ бы никого старше Третьего Небесного Уровня не вывез, но у меня уже был план, и он сносно обеспечивал моё выживание, всё остальное уже было малосущественно. В общем, отказываться здесь и сейчас было бы неправильно. Тем более раз уж просит уважаемый человек. Но и не поинтересоваться причинами его напряжения я не мог.
  
  К слову, если так прикинуть, то за НЁХ как раз могу считаться здесь я. Ну, по совокупности достижений, злодейской сюжетной роли и репутации клана. И коли уж главная угроза в виде сюжетно-забронированного героя отсутствует, то «гений поколения» обязан всё затащить…
  
  Знаю, что звучит как бред, но чего бы себя не поуспокаивать? Турнир сянси — есть турнир сянси, он не может не пугать человека с мозгами и знанием предмета.
  
  – Хм… – тем временем вздохнул старик. И, немного поколебавшись, начал объяснять: – Как ты знаешь, в нашей академии два проректора. И мой… коллега выставит своих личных учеников. Сильнейший из них — Хуань Йонг из клана Пера Феникса. Он старше тебя на пять лет и достиг Шестого Небесного Уровня. У нас с проректором Хэ Юанем не самые лучшие отношения, а потому, я боюсь, его ученик не будет сдерживаться… Разумеется, от ученика первого года обучения никто не будет ждать победы, но Хуань Йонг может поступить… подло. И целенаправленно пытаться тебя покалечить, – ох уж эти «добрые традиции добрых культиваторов». – Потому, если ты не уверен… – Сюэ явно было тяжело заставить себя вымолвить следующие слова, так что я решил их не ждать:
  
  – Шестой Уровень — это неприятно, однако я уверен, что смогу если не победить, то свести наш бой к ничьей. А если вы расскажете подробнее про этого ученика, то, возможно, я найду способ как можно лучше подготовиться к нашей битве, – на самом деле, в памяти прошлого Лян Ю было немного информации о «гении» из клана Пера Феникса, так что я прекрасно знал, что тот является практиком искусства Дракона, и, по сути, этого для понимания его возможностей вполне хватало, особенно после опыта боёв с моей голубоглазой дракошей. Другое дело, что не поинтересоваться этой темой было бы всё равно глупо. Как и ещё одной: – Однако… – мой взгляд скользнул к выходу с полигона. – Что будет с Ан Сюен? – возвращаю глаза к лицу наставника. – Я практически уверен, что она захочет принять участие.
  
  – Верно, – он кивнул, – и у неё будут хорошие шансы.
  
  – Но разве вы сами только что не говорили, что… могут возникнуть проблемы с учениками проректора Хэ?
  
  – Говорил и готов повторить свои слова, но опасаться стоит именно тебе, – видя, что я не совсем понимаю, как всё это работает, Сюэ принялся объяснять более подробно: – Пусть турнир Башни Бога и является общим для Академии, он не един. Никто не будет сталкивать практика Третьего Небесного Уровня с Пятым, а Четвёртого с Шестым. Потому сначала бои будут проходить в пределах групп. И Ан Сюен — лучшая среди практиков Четвёртого Небесного Уровня. У Хэ есть несколько учеников, находящихся на том же уровне, но они уступают ей. И будут уступать ещё сильнее, если этот ученик продолжит помогать юной мисс, – улыбнулся в бороду учитель.
  
  – Хорошо, – это значительно упрощало дело и, откровенно говоря, успокаивало, – но что будет после «выхода из группы»?
  
  – Там уже сложнее, победители на своём Небесном Уровне могут бросить вызов тем, кто находится на уровень выше.
  
  – Любому?
  
  – Да. Но, как правило, все стараются вызвать победителя группы. Юность и горячность, – покачал головой проректор. Ну да, замахиваться на лучшего бойца следующего уровня — это не очень умно. Зато героично. Хотя было в этом и здравое зерно, ведь проигрыш такому противнику не ударит по репутации, в отличие от проигрыша уже проигравшему. Даже в чём-то ту поднимет, так как ты, получается, уступишь лишь лучшему из следующей группы, то есть встанешь в один ряд с ребятами на ранг выше.
  
  – Тогда я более-менее спокоен, — киваю своим мыслям. – Но что насчёт представителя клана Пера Феникса? Он же на Шестом Небесном Уровне, и вряд ли в Академии много таких бойцов.
  
  – Он — единственный, – подтвердил старик, – и считается «фаворитом турнира», потому для становления Чемпионом тебе нужно будет с ним сражаться. Разумеется, ты можешь отказаться, но…
  
  – Тогда потеряю лицо, – не совсем, разумеется, всё-таки позиция «сильнейшего представителя Пятого Небесного Уровня» (да ещё всего за несколько месяцев полученного) — это очень серьёзно. Но, как говорится, осадочек останется. Да и Сюэ явно жаждет утереть нос недругу, и «сдавшийся» или, и того хуже, «убоявшийся» ученик этому никак не поспособствует. – И, к слову, будет ли участвовать Ю Нин?
  
  – Мисс Ся будет выступать в роли «почётной гостьи». Если пожелает, она сможет принять участие, но это маловероятно. Хотя… – меня окинули задумчивым взглядом, – и не исключено.
  
  – Отлично. Тогда давайте вернёмся к вопросу об этом «фаворите». Что он может? Чего мне стоит ожидать от него?
  
  – Всего я знать не могу, – начал задумчиво оглаживать бороду Сюэ, – но точно могу сказать, что Хуань Йонг в совершенстве владеет всеми приёмами драконьих практиков до Шестого Небесного Уровня включительно. Твои тренировки с Ся Ю Нин должны были дать тебе представление о них.
  
  – Кроме Шестого Уровня, – внёс я дополнение.
  
  – Леди Ся находится на Пике Пятого, с учётом её подготовки и родословной, её вполне можно сравнить с практиком Шестого Небесного Уровня из младшей семьи. Самая главная разница возможностей Хуань Йонга в сравнении с Ся Ю Нин состоит в том, что на Шестом Небесном Уровне эффективность активации крови дракона у мастеров Боевых Искусств Дракона значительно возрастает. Его сила во время трансформации умножается в десятки раз, а не всего в пять-восемь, как на Пятом Уровне. Однако само усиление у разных практиков не одинаково и очень зависит от того, насколько в действительности кровь такого эксперта близка к крови дракона, потому Ся Ю Нин, с её родословной, заведомо сильнее выходцев из более простых семей её же Небесного Уровня. Хотя я и не знаю, насколько сильна кровь Хуань Йонга, – признал в конце наставник с долей печали.
  
  – Но клан Пера Феникса не относится к элите Старших Семей, хоть и младшей семьёй не является… – заметил я, припоминая подробности иерархии аристократических кланов провинции. Перо Феникса был примерно на одном уровне с домом Безграничных Небес, точнее, пониже, но не так, чтобы уступать хотя бы вдвое, в общем, где-то близко.
  
  – Так и есть, – кивнул старик. – В любом случае, я бы не советовал тебе сдерживаться, так как твой враг точно сдерживаться не будет. Что же касается техник, то Шестой Небесный Уровень мастеров искусства Дракона позволяет уже много лучшие манипуляции Ци, нежели раньше, но в сравнении с возможностями практиков Огня они остаются довольно примитивны. Там, где мы уже применяем массивы, у них только начинаются высвобождение с ударом и базовые приёмы покрытия своего тела для увеличения защиты. Максимум, что ты можешь встретить, это вариации «Взрыва Ауры Дракона», который тебе уже показывала Ся Ю Нин. Её техника — это удар по площади, равномерно во все стороны, Хуань Йонг, скорее всего, владеет её производными для направленного удара, но по-настоящему опасно это только в сочетании с физической атакой драконьего практика. В обычном случае защитный покров, входящий в состав техники «Пылающего Огнём Солнца», убережёт тело от серьёзных травм даже при прямом попадании.
  
  – Понятно, – протянул я, в принципе, давно уже вычитав все эти факты. Разве что убедился, что мой оппонент не бил баклуши, а реально учился и осваивал доступный своему уровню арсенал, но я бы удивился, будь иначе.
  
  В целом же имеем толстого танка с тяжёлым кулаком и минимальным количеством дальних атак. Подпускать к себе нельзя, но издалека зажарить вполне можно. А не подпускать я смогу — солнечная Ци даёт очень хороший буст к скорости, и если бы с той же Вайсс я не имел намерения именно оттачивать мастерство рукопашной, то легко разорвал бы дистанцию и загнал её самонаводящимися фаерболами. Конечно, Шестой Небесный Уровень должен быть порезвее, но точно не до уровня экспертов Звезды. В самом худшем случае он будет примерно со мной наравне, в конце концов, тот же Линь Хон тоже официально был драконьим практиком и развивался в этой традиции, пока на более мощную не перешёл, а всё равно на своём Четвёртом я тогда по скорости был с ним на уровне. В общем, будет жарко, но шансы есть. Тем более я могу использовать алебарду, личное оружие — это неотъемлемая часть силы практика, её никто отбирать перед турниром даже не подумает. Если ты используешь в своём стиле тот же меч, то как его отбирать, коли идея турнира в проверке всей силы и всего стиля? Это вам не спортивные соревнования по боксу, тут убийцы соревнуются в умении убивать и не дать убить себя.
  
  – Есть ещё один вопрос, который этот старик хотел бы обсудить со своим учеником, – степенно огладив бороду, деликатно зашёл на новый круг проректор.
  
  – Конечно, Мастер, что вы желаете узнать?
  
  – Это не что-то срочное или очень важное, но… – Сюэ этак задумчиво вздохнул, скользнув взглядом по полигону. – Скажи, какие у тебя планы на эти каникулы? – карие глаза мужчины с ожиданием вперились в моё лицо.
  
  – Хм… – вопрос был сложным, да ещё с подтекстом.
  
  Оставаться в Академии во время каникул ученикам не разрешалось, хотя исключения были возможны и я, полагаю, вполне мог попросить таковое для себя у ректора. Это был самый простой и логичный вариант. А ещё безопасный, что немаловажно. Потому как, с показанным мной ростом, отправься я в клан — и со мной могла случиться чашечка мышьяка. Не от главы клана, разумеется, он бы такой глупости не совершил, зачем ему терять статусную игрушку? Однако его сын — дело другое, тот очень даже может решиться на что-то такое, если посчитает, что я для него опасен. По этой причине мне было выгодно остаться в Академии. И по этой же причине я не мог в ней остаться.
  
  – Если честно, я намеревался отправиться в город Синего Карпа, – опустив глаза к земле, с почтением отвечаю учителю.
  
  – Город Синего Карпа? – проректор был удивлён, чего и не подумал скрывать. – Постой… – рука старика в рефлекторном жесте опять легла на бороду. – Это же родной город Е Синхэ?
  
  – Да, именно так, – не поднимая лица, сдержанно отвечаю наставнику. Не думаю, что сумел бы сыграть полагающуюся моменту скорбь и прочие чувства при взгляде глаза в глаза. – Я… кое-что обещал и должен это выполнить.
  
  – Понимаю… – мастер задумался, и на площадке почти на минуту повисла тишина. – Что же… – нарушил он молчание, прекратив перебирать между пальцев свои волосы, – я хотел сделать это немного позже, но сейчас тоже неплохой момент. Лян Ю, я хочу подарить тебе это, – Сюэ вытащил из внутреннего кармана своего наряда небольшой зелёный камень овальной формы, который словно чуть светился изнутри.
  
  – Что это? – штука выглядела интригующе, но я не мог так вот с ходу вспомнить, что это может быть. Ци от неё ощущалась… интересная. Подобной встречать мне ещё не доводилось. Впрочем, принять из рук наставника эту вещь любопытство мне не помешало.
  
  – Нефрит Живого Духа, – величественно огладив бороду (нет, серьёзно, я всё больше подозреваю, что борода Сюэ — это его… ну, не то чтобы фетиш, но однозначно предмет гордости и самого тщательного ухода). – Он способен спасти тебя даже при самом тяжёлом ранении. Пока в теле тлеет хоть искра жизни, Нефрит сможет раздуть её до яркого пламени. К сожалению, сокровище можно использовать лишь раз — передав жизненную силу, оно превращается в обычный нефрит.
  
  – Это очень ценная вещь, – я покачал головой, – этот ученик не может принять такой подарок.
  
  – Это сокровище находилось в вещах Линь Хона, – заложив руки за спину, прикрыл глаза старик. – Его разоблачил ты, и сражались мы с ним вместе, потому у тебя на него прав не меньше, чем у меня. Поверь, я понимаю ценность этого предмета, но поэтому я и хочу, чтобы он был у тебя. Ты — мой Ученик и самый талантливый человек из всех, кого я встречал. Ты обладаешь безграничным потенциалом и наверняка будешь сиять не один день. Ты уже сделал мне подарок куда как более ценный, чем этот камень, и в будущем, безусловно, прославишь себя ещё немалым количеством великих открытий и достижений. И именно поэтому тебе Нефрит Живого Духа может пригодиться намного сильнее и раньше, чем этому старику. Так что возьми его и запомни, как его использовать: получив ранение, просто положи нефрит в рот — его жизненная сила сделает всё остальное. Но всё-таки старайся не попадать в ситуации, где он будет тебе нужен, – закончил наставник на более позитивной ноте.
  
  – Я приложу к этому все усилия, но не могу обещать, Мастер, – вежливо кланяемся.
  
  – Потому я и даю его тебе, – несколько смущённо пробурчал Сюэ, отвернувшись в сторону. – Но полно. Если ты отдохнул, мы можем приступить к тренировке.
  
  – Да, Мастер, я готов, – поспешно убрав ценное сокровище под одежду, заверил я наставника…
  
  Шесть дней спустя. Площадка за ученическим домом Лян Ю.
  Сила нейтронной звезды капля за каплей растворялась в мягком тепле даньтяня, лаская моё утомлённое сознание чувством удовольствия и единения со вселенной, когда все мирские проблемы перестают что-либо значить и остаются только умиротворение, тишина и нежные волны Ци, пробегающие по моему телу. Недавно мне пришла в голову мысль, что мои тренировки с наращиванием Ци напоминают… мастурбацию. Возможно, в этом было виновато длительное воздержание, усугублённое тесным общением с двумя красотками, каждую из которых, будем честны с собой, я бы с удовольствием разложил, но, так или иначе, аналогия в голову пришла и оказалась дико прилипчивой. И вот я уже невольно отмечаю, что между испытываемым мной удовольствием от движения магии по телу и удовольствием от стимулирования мужского, кхм, естества действительно есть… некоторые сходства. И сколько ты после этого ни пытайся биться головой о стену, надолго это не помогает, и вот в голову уже лезет новая мысль, что и там, и там имеет место длительное повторение одного и того же механического действия в неподвижном положении, да ещё и, как правило, с закрытыми глазами… После же того, как лицо перестаёт болеть от самолично нанесённых воспитательных пощёчин, подсознание уже гаденько добивает тебя рассуждениями о том, что ежели у правильного гения-культиватора «нет времени на любовь, ибо он должен культивировать», то очень может быть, что за этим кроется некий скрытый подтекст… Короче, я в очередной раз нашёл себе повод пострадать на ровном месте… Не то чтобы у меня не было поводов пострадать и без этого, но, окей, я уже смирился, что иногда я полный идиот и ничего не могу с этим поделать. Особенно когда дело касается Вайсс. А дело касалось Вайсс.
  
  Тот случай на тренировочной площадке заставил её немного встряхнуться и сбавить обороты — на следующий день она даже не пришла к нам на урок… зато той же ночью пришла ко мне и часа три следила из темноты за моей тренировкой, так и не показавшись на глаза, но в силу того, что я был не слишком погружён в медитацию, я её заметил. Далее на урок она уже пришла, и вроде бы всё было как обычно, но… она не попросила о спарринге. При этом болтая на любые темы за четверых. На следующий день она о спарринге уже попросила, однако степень активности в личном общении ничуть не уменьшалась, вплоть до того, что нам с Сюен и слова другу другу не давали сказать без своего участия.
  
  И в таком темпе день потянулся за днём. Я оттачивал свои умения, потихоньку проникался сродством с нейтронной звездой, помогал Ан Сюен и Превозмогал Вайсс. Да, именно так. Превозмогал. Если поначалу мне всё нравилось — её внимание откровенно льстило и всё такое, особенно когда она «тайно» прокрадывалась к моему дому ночами (а она делала это ещё несколько раз), чтобы поиграть в «сталкера», то вот дальше… я не скажу, что её появления начали меня раздражать, но ведь неопределённость, зародившаяся между нами, никуда не девалась, скорее уж наоборот. Я полагал, что это из-за того, что девушка сама не может понять и разобраться в своих чувствах, но с каждым днём эта вера становилась всё меньше и меньше, а подозрения, что за мой счёт банально развлекаются — больше и больше. И вроде бы Ю Нин не походила на молодую знатную су… стерву из классической сянси, что могла «растаять» только перед харизмой Главного Героя, но чем дольше длилась эта возня без нормального «да» или «нет», но с постепенно возрастающим уровнем… куража, что ли?.. в смысле, того состояния, когда всё больше и больше расслабляешься на тусовке и начинаешь просто отрываться, ни о чём не думая и отпуская всякие тормоза… тем сильнее я подозревал, что всё так и есть, как бы неприятно и откровенно обидно это ни звучало для меня. В итоге, настроение с каждым днём падало всё ниже и ниже. Ю Нин ведь та ещё хитропопая чертовка, прекрасно знающая цену своей внешности и ничуть не стесняющаяся ту использовать, чтобы подразнить. И вот вообще не спасает, что она при этом носит в разы более закрытую одежду, чем Ан Сюен. Моя милая сестрёнка по учёбе, даже надевая костюмы, оставляющие её ноги и плечи совершенно открытыми, при этом выглядит невинной и чистой девочкой, которая сама по себе не провоцирует фривольных мыслей при общении. А Ю Нин даже в своём кожаном костюме, поверх которого накинут плотный халат, оставляющий открытыми для взора только ладошки да шею с лицом, в любой момент может подать себя так, что невольно задумаешься, как бы подшить в штаны металлическую подкладочку в район таза, ну, чтобы без конфузов обойтись. И ведь делает она это специально! Тут сколько ни изматывай себя на тренировках и сколько пощёчин ни отвешивай, а мысли всё равно будут уходить в сторону пошлятины и непотребства.
  
  Так и получилось, что даже такое духовное и, казалось бы, возвышенное дело, как медитация, в какой-то момент подверглось в моём сознании аморальному и грязному коррапту, нежданно-негаданно, но оказавшись сравнено с тем, как юные мальчики удовлетворяют свои природные потребности без участия юных девушек. И как бы стыдно мне за это ни было, мне теперь приходилось жить с такими аналогиями. Учитывая же, что от напряжения, вызванного межличностным общением и проблемами на личном фронте, я как раз в медитацию и убегал… Я реально чувствовал себя грязным. Но я не мог не убегать! Ведь мне надо было медитировать! Мне нравилось медитировать! Магия! Культивация! Путь к обретению Феноменальной Космической Мощи! Как от этого можно было отказаться?! Пусть даже это заставляло меня теперь чувствовать себя очень, просто очень нехорошим человеком.
  
  Вот и сейчас, стараясь не думать о своей извращённости и текущей крыше, я наслаждался тренировкой мистического естества. На самом деле, сегодня это было почти просто — Ю Нин не пришла и за мной не подглядывала, что уже само по себе благотворно действовало на нервную систему. Поэтому я полностью отдался процессу и на самом деле чувствовал себя хорошо… До тех пор, пока из даньтяня по всему телу не разошлась волна… звона.
  
  Это было похоже и не похоже на прошлые случаи, когда я завершал слияние какой-то Ци со своим магическим источником. Волна изменений, прокатившаяся по всем энергетическим каналам в теле вместе с новой Ци, что потекла из даньтяня, на этот раз была похожа на жидкое пламя, горячее и терпкое. Никаких мурашек, никакой мягкости — меня, словно какую-то систему шлангов и трубок, будто проливало изнутри кипяточком. Шока и какой-то реальной боли не было, но ощущение, что внутри меня разливается нечто до предела горячее, было ой каким чётким. В памяти сама собой вспыхнула аналогия с впрыском закиси азота в движок.
  
  После того как все меридианы и энергетические капилляры оказались заполнены новой Ци, потребовалась почти минута, чтобы привыкнуть и успокоить бегающие по телу уколы, какие бывают на коже, когда отогреваешь ноги в горячей воде после холодной улицы. Выдох неосознанно задержанного воздуха заставил тот затрещать жаром перед лицом, трава вокруг моего места медитации тоже слегка пожухла, что было отчётливо видно даже в ночной темноте. И всё же жар потихоньку спадал, а состояние тела возвращалось в норму… Почти.
  
  Ци чувствовалась теперь совсем иначе. Она стала такой плотной, густой, словно прошла через очередной Прорыв, но Прорыва не было. А ещё она стала синей…
  
  Попытка зажечь над рукой пламя привела к появлению вполне себе кошерного голубого огонька, как в газовой плитке, только размером с кулак. И это было действительно пламя, а не просто выглядящая как огонь ледяная Ци.
  
  Небольшое усилие — и огонёк становится привычно-золотым. Ещё одно — оранжевым. Снова — бледно-серебристым. И наконец — вновь сине-голубым, но на этот раз источающим не жар, а холод. Свойства менялись легко, непринуждённо, бесконфликтно. Я как будто даже не… Секунду!
  
  Спешно повторяю цикл, а потом ломаю очерёдность и тасую преобразования произвольным образом, но нет, мне не показалось — я не выделял из своей Ци какой-то конкретный оттенок, и я не переплавлял одну часть Ци в другую, я… Я просто придавал своей Ци нужные мне свойства. Те, которые хотел.
  
  Моя Ци перестала быть клубком радуги из переплетения разных элементов, она стала абсолютно однородной. Единой! И просто принимала ту форму, которая была мне нужна, без всяких преобразований и дополнительных танцев с бубном. И это было…
  
  – Ух, ё! – от неожиданности схватился я за живот, когда добрая половина объёма моей энергии лихо куда-то ухнула прямо в теле, будто впитавшись в стенки каналов, по которым текла. – Что за?.. – не успел я озвучить вопрос, как почувствовал, что и остальная энергия куда-то дружно намылились. Вернее, не куда-то, а всё в те же стенки меридианов, утекая буквально как вода из решета.
  
  Уже понимая, что происходит что-то непредвиденное, я вернулся в правильную позу и сконцентрировался на даньтяне, а также падающей с небес Ци. После успешной культивации в теле был сконцентрирован очень немаленький объём энергии, но он уже почти иссяк, а ещё через десяток секунд стало очевидно, что такой отток энергии я никак не покрою тем объёмом, что способен вырабатывать мой даньтянь и что я способен впитать с неба. То есть ещё минута-две — и я просто свалюсь с жесточайшим истощением!
  
  Как я рванул в дом за Экстрактом Холодного Снега и Рубинами Огненной Слезы, в сознании почти не задержалось — то было слишком занято переживанием о том, что со мной будет, если этот странный эффект утекания Ци не остановится, когда Ци закончится. Все заначки были вскрыты, а их содержимое где зажато в кулак (рубины), где высыпано на себя (экстракт), после чего я призвал Алебарду Ледяного Дракона и, уже втягивая в себя энергию из камушков, почти отчаянно потянулся к запасам оружия. Что было дальше, запомнилось уже плохо — всё внимание, до последней мысли, ушло на процесс поглощения и усвоения. Первыми истощились Рубины Огненной Слезы, потом один за другим растаяли простой водой Экстракты Холодного Снега, и вот я сижу уже с одной только Алебардой, запустив цикл культивации прямо сквозь неё, добавив в петлю дополнительную точку, где мои руки касались древка и пропускали через него поток собственной Ци, чтобы не тратить время и сразу вбирать в этот поток энергию артефакта.
  
  Сколько это длилось, я не знаю, но сила продолжала убывать за самой малой капелькой медленнее, чем я успевал её хапнуть у духа дракона. Тот, к слову, тоже проникся ситуацией и вырабатывал Ци очень старательно, сам подталкивая ту в общий поток. Тело онемело, я почти ничего не чувствовал, а с какого-то момента даже и не видел ничего перед лицом, полностью уйдя в себя. Тем неожиданней стал момент, когда всё закончилось. Отток прекратился, как не было. Будто кто-то рубильник переключил. И тут же накатила усталость, да такая, что хоть падай.
  
  Я и упал. На спину, прямо из сидячего положения, но не выпуская Алебарду из рук, обнимая, как самое дорогое сокровище. Дух-хранитель оружия тоже, по ощущениям, выдохнул с облегчением. Так мы и пролежали минут двадцать, пытаясь отдышаться и не шевелясь, пока мой мозг наконец-то не обратил внимание на то, что из окна падает дневной свет. Кажется, на занятие я опоздал…
  
  
***
  
  Кое-как поднявшись на ноги, я, опираясь о стенку, проследовал к выходу. Хотелось глотнуть свежего воздуха. И чая… да и поесть было бы неплохо — последнее желание пришло уже на пороге дома и внушало некоторую надежду — раз хочется кушать, значит, организм идёт на поправку. Что бы это ни был за приступ, он, кажется, отступил. Но нужно понять, какого дьявола произошло? Покалечиться собственной Ци невозможно, тут бы не справился даже такой «гений», как я. Можно было бы списать, что меня так накрыло от нейтронной звезды, но это маловероятно — её Ци ведь тоже сначала перерабатывалась даньтянем. Или даньтянь не смог полностью её «переварить»? Такого вроде бы никогда не было, но и практиков, что вот так извращаются над традициями и «незыблемыми законами», ведь тоже не встречалось. Ну или о них не сохранилось воспоминаний, не суть. Или это был какой-то хитрый яд? Но тогда кто и когда меня траванул? Нет, слишком много вариантов, мозги уже кипят. Фух, хорошо, что сейчас немного ветрено — поток воздуха так приятно обдувает лицо…
  
  С каждой секундой, что я стоял на пороге, моё состояние стремительно улучшалось, причём без всякой помощи Ци, я просто приходил в себя. Так что идею с ядом отбрасываем — там «само по себе» так быстро рассосаться не сможет даже у практика Девятого Небесного Уровня.
  
  – Лян Ю? – вырвал меня из раздумий голос наставника. Поправочка, обеспокоенный голос наставника, что шёл к моему дому от открытой калитки в заборе. – С тобой всё в порядке? – рядом с Сюэ были обеспокоенные моськи Сюен и Ю Нин.
  
  – Мастер… – я поклонился учителю. – Не знаю… Вчера я медитировал, как обычно, но после того, как постиг суть и слил с даньтянем ещё один вид Ци, мне стало очень нехорошо. Ци стала утекать с такой скоростью, словно я одновременно поддерживаю минимум три техники «Пылающего Огнём Солнца».
  
  – Хм, слил с даньтянем ещё один источник Ци? – брови мужчины озабоченно сошлись вместе. – А он?.. – начал было спрашивать что-то старик, но уже прищурился и засверкал золотыми глазами, после чего мгновенно сбился с мысли и натурально начал «пучить глазки». – Неужели… Невероятно! Немыслимо!
  
  – Учитель? Вы знаете, что со мной? – пусть он и выглядел шокированным, но напряжённости, свойственной ситуации «мой ученик сейчас двинет кони», я в нём не видел.
  
  – Да-да! – как-то перевозбуждённо моргнул проректор, после чего сфокусировал взгляд у меня на лице. – Скажи, Лян Ю, а твоя Ци после того, как ты обрёл связь с новым источником… она случайно не повела себя странно? Например, не слились ли оттенки разных источников в твоём даньтяне воедино?
  
  – Ну… да, так и было, если раньше я чётко чувствовал разные части с разными свойствами в своей Ци, то теперь она стала однородной и единой.
  
  – Поразительно… – довольно огладил бороду старик. – Даже с твоим талантом я и думать не мог, что с тобой это случится так скоро!
  
  – Мастер Сюэ, так что же случилось с Лян Ю? – нетерпеливо поторопила наставника Ся Ю Нин. Вообще, это было не особо вежливо, но сейчас я был с девушкой солидарен — старик мог так «грузиться» полчаса, а понять, что происходит, мне хотелось вот прямо сейчас.
  
  – Вы, юные мисс, можете наблюдать одно из редчайших явлений — Возврат к Истоку! – торжественно огласил проректор, поочерёдно взглянув на девушек, прежде чем вновь прикипеть взглядом к моей фигуре.
  
  – Никогда о таком не слышала, – с хорошо заметной долей растерянности и вызванного ей неудовольствия покачала головой Принцесса Севера. И эта заявка уже говорила о чём-то эпичном. У меня в сознании тоже что-то такое царапнуло, но… нет, не вспомню, во всяком случае, вот так вот с ходу.
  
  – Неудивительно, – учитель вновь довольно оглаживал бороду, – ведь этому нельзя обучиться, это то, что просто случается, направляемое Волей и Желанием практика боевых искусств. И самое раннее, когда это считалось возможным — это Седьмой Небесный Уровень, и то на такой ранний «Возврат к Истокам» способны только практики Звёздных боевых искусств, а последователи пути Огня и Дракона могут рассчитывать на это только на Восьмом или Девятом Небесном Уровне.
  
  – Ух! – теперь старательно пучили глазки и девочки, да и у меня… давление в глазницах такое подозрительное возникло.
  
  – Так что это такое, Учитель? И почему я чуть не лишился всей своей Ци?
  
  – Сейчас объясню, – кивнул мужчина, на чьём лице отражался спешный процесс «собирания с мыслями». – Это понятие обозначает возвращение тела к своему первичному состоянию после того, как уровень развития человека достигает определённого значения. Это нужно для того, чтобы достичь высших ступеней развития.
  
  – Не могли бы вы пояснить подробнее, мастер? – я понял, что нихрена не понял. – Что такое «первичное состояние»? От чего оно отсчитывается, да и что этот процесс даёт?
  
  – Хо-о-о, – старик радостно улыбнулся, кажется, как раз поймав нужную мыль благодаря моему вопросу, – слушай же! Задумывался ли ты, почему систему Небесных Уровней именуют именно так? – я покачал головой. Не говорить же, что подозревал, что всё дело в Пафосе и Веществах? А с таким сочетанием всякое «божественное, тайное, мистическое, сокровенное, запретное» — и прочая вычурная терминология — лезет само собой. – Человек происходит от Богов, свидетельством тому его божественные души, но земное существо не обладает божественным совершенством. Культивируя, мы возвращаемся от человеческого существа к божественному и, достигая апогея, Возвращаемся к Истоку. Иными словами, по природе своей становимся физически ближе к уроженцам Небес, нежели Земли, благодаря чему можем двигаться дальше.
  
  Хм-м-м, это что получается, я вышел на что-то типа «промежуточной нирваны» или там «катарсиса» какого? Но почему? Из-за чего? Только потому, что усвоил и стал способен вырабатывать Ци нейтронной звезды? Что-то не верится… Нет, спорить с тем, что «качество» этой Ци действительно очень велико, я не буду, но как-то глупо думать, что только поэтому в моей собственной энергетике могли произойти такие изменения… Впрочем, вариант, что «промежуточной нирваны» я достиг благодаря мыслям об ассоциативной цепочке знака равенства между культивацией и самоудовлетворением, будет ещё глупее.
  
  – Выше Девятого Небесного Уровня? – тем временем со священным трепетом спросила Ан Сюен.
  
  – Да, – степенно подтвердил Сюэ.
  
  – Но если это такое возвышение, почему я терял Ци? Мне пришлось поглотить всю энергию из Огненных Слёз и Экстракта Холодного Снега, что у меня были, а потом несколько часов кряду непрерывно культивировать с Алебардой Ледяного Дракона, чтобы просто не умереть от истощения.
  
  – У всего есть своя цена, – взгляд Сюэ Ли, обращённый на меня, на миг вспыхнул запоздалым беспокойством, однако старик быстро унял свои чувства. – Когда кто-то постигает это состояние, его уровень развития падает, возвращаясь к Пятому или Шестому Небесному Уровню. После этого он вынужден подниматься вновь, и хотя скорость его развития повышается относительного первого раза, когда он поднимался на Восьмой или Девятый Небесный Уровень, новые прорывы требуют уже куда больше Ци и усилий. Многие мастера, что достигли Девятого Небесного Уровня, неспособны это принять и отказываются от дальнейшего развития. В твоём же случае, как мне представляется, процесс «Возврата к Истоку» принял форму истечения Ци потому, что ты не имел трёх и более уровней развития свыше Пятого, за счёт которых и должен проходить процесс в изначальной форме. Но ничего не берётся из ниоткуда, потому тебе и пришлось, рискуя жизнью, питать изменения в своём теле собственной Ци. По крайней мере, этот старик не видит других объяснений, – чуть нервно потеребил он свою бороду при последних словах.
  
  – Ясно… – выдавил я, спеша осмыслить услышанное.
  
  А ещё чувствуя, что я могу понять людей, что на Девятом Небесном Уровне предпочли не проходить через такую процедуру. Ещё бы знать, как они от неё отказывались, а то меня вот что-то никто не спрашивал и майкрософтовских окошек с требованием подтвердить выбор и кнопочками [Да/Нет] перед лицом не возникало. Но чёрт с ним, наверняка дело в чувствительности и каком-то моём неправильном движении, ведь началось всё не сразу, а только после того, как я начал шевелить Ци и играться с её преобразованием, то есть действительно мог шевельнуть что-то в растревоженной слиянием энергетике, чего даже не заметил и не чувствовал в силу недостаточного уровня развития. Как бы то ни было, подход «отказников» понять было можно. Даже при хорошем таланте с Первого на Шестой Небесный Уровень подняться можно только лет за пять-шесть, если мы не говорим о каких-то прям особенных читах. Собственно, мой визави с грядущего турнира реально был вкалывающим как проклятый гением, что примерно столько и пахал, да и я… чисто формально тоже не первый месяц занимался. Прошлый Лян Ю боевые искусства начал постигать с очень раннего возраста, и хотя к управлению Ци подошёл только лет в тринадцать, всё равно получалось, что качался он уже почти четыре года. Таким образом, грубо говоря, гений с Шестого на Седьмой Небесный Уровень прорвётся, в лучшем случае, года за два, до Восьмого — ещё за пять, до Девятого — за десять. Итого, если округлить на неидеальные условия — двадцать лет ежедневного пахания, часов по десять-четырнадцать минимум. И это при условии, что тебе повезло и ты нигде не застрял. Собственно, лорд Ся Ле, имея все ресурсы, по сути, королевского дома, как раз так и вышел, став Девятым где-то к сорока годам, то есть даже в самых идеальных условиях погрешность в дополнительные семь-восемь лет — это норма. Это я к чему? А к тому, что взять и перечеркнуть двадцать с лишним лет адских усилий, по собственной воле становясь крайне уязвимым, ради гипотетической возможности, пропахав ещё лет двадцать-тридцать в таком же ключе, выйти к тому, что имеешь уже сейчас… но только через ещё двадцать-тридцать лет… и, может быть, потом, если повезёт, шагнуть ещё дальше… Я бы вот тоже призадумался, а нужно ли оно мне? Причём эти подсчёты — они ведь, повторюсь, про ребят с огромным врождённым талантом и кучей уникальных ресурсов, если же брать кого попроще, кто к Девятому Небесному Уровню лет восемьдесят топает, паша всё это время ничуть не меньше, то там вообще край…
  
  – … – девочки тоже молчали, мысленно явно охреневая.
  
  – А что ещё дают изменения, даруемые «Возвратом к Истоку»?
  
  – Самое полезное — это то, что продолжительность жизни увеличивается на сотню лет, а ещё ты начинаешь развиваться быстрее. Не преодолевать границы Небесного Уровня, но наращивать свою Ци. Кхм… – учитель многозначительно поднял взгляд к небу, пожевав губу. – Ты прошёл через это на Пятом Небесном Уровне, Лян Ю, – проректор твёрдо посмотрел мне в глаза, – что делает твой потенциал безграничным.
  
  – Эм… – не зная, что на это сказать и как бы случайно не пересечься взглядом с девушками, я молча активировал технику «Звёздных Глаз», чтобы взглянуть на структуру, что разглядел во мне наставник.
  
  И… увидел уже знакомую картину. Сложность структуры энергетики моего тела теперь ничем не отличалась от таковой у мастера Сюэ. Разумеется, его была мощнее и намного насыщеннее в плане чистого объёма Ци, но «общая конфигурация» у нас с ним теперь явно строилась по одному шаблону. А я думал, это просто из-за ступени его развития!
  
  – Учитель, так вы тоже?
  
  – … – в ответ он лишь степенно огладил бороду, а вид имел дово-о-ольный. Мне даже показалось, что, забей я сейчас на турнир, он бы просто пожал плечами и продолжил себе мечтательно щуриться, витая в неких сладостных грёзах.
  
  – А?.. – очень тихо, но с явным непониманием подала голос Ан Сюен. Кхм, и верно, она-то наших энергоканалов видеть не могла.
  
  – Как уже заметил Лян Ю, этот старик тоже некогда прошёл через «Возврат к Истоку», – решил пояснить проректор, переведя взгляд на девушек. – К сожалению, я уже был немолод, а развитие к старости замедляется — взор лишается азарта молодости, стремление постигать мир и принимать его притупляется, уступая место устоявшимся привычкам и суждениям. Те озарения, что помогли мне раньше, уже не работают, а найти новые не так уж просто в нашем мире. Потому для большинства таких стариков, как я, даруемая «Возвратом» сотня лет позволяет только вернуться на тот уровень, на котором мы постигали это состояние. Хоть и с гораздо большим объёмом Ци, – добавил он через секунду. – К счастью, – мастер Сюэ гордо улыбнулся, окидывая нас с Ан Сюен отеческим взглядом, – у этого старика есть воистину замечательные ученики, благодаря которым он теперь вновь верит, что сможет заметно превзойти то, чего уже достигал когда-то! Но хватит об этом, – словно засмущавшись, опустил веки мужчина. – Теперь, когда мне ясно, что с тобой случилось, Лян Ю, я освобождаю тебя от занятий на сегодня. Отдыхай и набирайся сил. Но завтра мы продолжим — тебе ещё предстоит многое узнать.
  
  – Мастер, – я поклонился, упирая правый кулак в ладонь левой руки, – этот ученик уже отдохнул и готов продолжать внимать вашей мудрости.
  
  – Хо-о, вот это энтузиазм! Хорошо! Как я вижу, твои меридианы и вправду уже окрепли и готовы к тренировке. Тогда не будем более медлить! – и, величаво развернувшись и взмахнув бородой, довольный мастер последовал на тренировочную площадку. Я поспешил за ним, вежливо кивнув дамам. Вот только ощущение прожигаемого «сложным взглядом» затылка вновь вернулось ко мне в полном объёме. И я уже не был уверен, хорошо это или плохо…
  
  
Глава 14
  
  Оставшееся время до турнира пролетело для меня в прямом смысле как один день. Спать я стал ещё меньше, тренировок проходил больше, а уж сколько интереснейших тем для изучения открыли события с «Возвратом к Истоку»! Одна культивация с Алебардой Ледяного Дракона чего стоила! По факту это было нечто вроде той самой парной культивации, информацию по которой я искал в техниках звёздных практиков, только не с другим человеком, а с духом оружия. Сам не понимая в тот момент, что делаю, я пустил свою Ци сквозь энергосистему дракона. Уж не знаю, есть ли у него свой даньтянь и как устроена система меридианов… Равно как и существует ли она вообще, ибо даже Звёздными Глазами это было не разглядеть в древке оружия, а воплощаться в теле дракона мой сожитель не желал, отбиваясь от моих запросов тем фактом, что это только для охраны оружия от всяких левых и непричастных, иными словами, не положено — и точка! А ещё ему, типа, лень… В общем, хрен его знает, как у него там всё устроено, но то, что Ци он вполне способен вырабатывать — это факт. Центральная же идея парной культивации состоит в том, чтобы соединить две системы вырабатывания Ци и правильно запустить по ним единый поток энергии, тем самым взаимно ускоряя процесс развития. Удвоенный объём Ци, участвующий в циркуляции, удваивает скорость её наращивания, а правильно введённая в организм инородная Ци благотворно влияет на развитие всей системы меридианов. По крайней мере, чисто умозрительно мне это представлялось именно так, хотя, видят боги, местные сочинители «учебников» не делали задачу понимания сути вопроса проще. Центральная проблема, опять же, виделась мне в незнании того, как именно вводить инородную Ци в организм, чтобы это было правильно, а не покалечило тот. Да, лично я мог влить в чужое тело свою Ци безопасно для оного тела, но, во-первых, это касалось только целительной Ци, то есть той, которой я специально придал нужные свойства, а в процессе-то должна участвовать вся, со всеми её свойствами, включая жар пламени и холод льда, что обычного практика просто покалечит, во-вторых же, в обратную сторону оно не работало. В смысле, пусть я даже и мог передать свою Ци, но пустить в свои меридианы чужую… О чём говорить, если Ан Сюен достаточно не до конца отфильтровать свою энергию, чтобы во время исцеления (то есть подавляющего преобладания безопасной солнечной Ци) устроить мне ожог? Что будет, если она вообще не станет фильтровать свою Ци и просто сразу толкнёт мне её прямо в энергоканалы? Словом, с этим методом всё было сложно и непонятно. Но в том-то и фишка, что там, где с людьми я даже не знал, как подступиться, с духом дракона мы соединили свои системы вырабатывания Ци! Успешно соединили, и ни один из нас не помер! Даже ледяному дракону от присутствия в моей Ци огня совсем не поплохело, чего я раньше обоснованно опасался.
  
  В общем, методу культивации со своим оружием я нащупал, и это давало неплохие результаты. Если раньше я планировал в какой-то момент, когда стану достаточно силён, просто начать поглощать его объёмы Ци, таким образом тупо прокачивая свой резерв, то теперь мы могли сделать процесс двусторонним. И делали. По себе я мог сказать, что рост объёма Ци был хороший, а с учётом бонуса от «Возврата к Истоку», что и обычные медитации сделал раза в два с половиной эффективнее, — так даже и очень хороший. С хранителем оружия было сложнее. У него до сих пор Ци была много плотнее и насыщеннее, чем моя родная, соответствуя по «качеству» где-то Седьмому-Восьмому Небесному Уровню, соответственно, и сам он был «толще», отчего помощь в культивации от Пятого Небесного Уровня визуально не ощущалась, но зверюгинг вроде как был доволен и что-то там ему делалось хорошо. Так или иначе, это было очень интересное направление, которое на какое-то время даже пробудило во мне веру, что к турниру я выйду на Шестой Небесный Уровень. Увы, губу пришлось слегка закатать — практика показала, что вот был бы у меня ещё лишний месяц, тогда бы точно вышел, а так — только на пик Пятого.
  
  А помимо этого мы с Мастером Сюэ перешли к изучению массивов Шестого Небесного Уровня. А всё потому, что стояли на ушах вместе, кхм… Короче, суть в том, что после изменения структуры энергосистемы мой контроль Ци возрос если не на дополнительный Небесный Уровень, то где-то близко, то есть я действительно мог потянуть формирование и поддержание массивов, предназначенных для практиков, стоящих на ступеньку выше. И, заметив это дело, проректор на радостях высказался в стиле: «К дьяволу отработку всей этой фигни из Четвёртого и Пятого! Сейчас я начну учить тебя настоящей уличной магии!» Ну и начал учить построению барьеров Ци. А я начал учиться. Да, было тяжело, возможностей контроля действительно хватало, но лишь впритык, и потеть приходилось, но… но это было дико интересно! Я теперь, аки кошерный маг, мог окружить себя и небольшую группу вокруг натуральным магическим куполом, который и драконий практик Шестого Небесного Уровня не враз лбом пробьёт, и это было… вах как круто!
  
  Ещё и с Ци нейтронной звезды много интересного обнаружилось. Начать с того, что теперь любая звёздная Ци, которую я поглощал, автоматически доводилась даньтянем до нужного уровня качества, то есть по-прежнему улавливать и поглощать только энергию конкретной звезды мне уже не требовалось, чтобы культивировать силу звёзд. Но это бы ладно, хотя повысившуюся скорость набирания звёздной Ци сложно назвать ничего не стоящим моментом. Однако это было вполне ожидаемо — у огненных практиков ведь тоже, достигнув некоего уровня силы внутреннего огня, ты не размываешь эту силу, если поглощаешь менее мощную огненную Ци — ты поднимаешь поглощённую Ци до своего уровня, причём без каких-то дополнительных танцев с бубном, а точно так же рефлекторно. Словом, тут сюрпризов не было. Куда интереснее было в другом моменте. Я подспудно был готов к тому, что Ци нейтронной звезды будет «заточена» на атаку и убийственность, при этом со слабостью к исцелению. Ну, концепция «исцеления», мол, не распространяется на нейтронную звезду и всё такое, но… изучая свою новую Ци, я понял, что сам себя перехитрил и перемудрил. Всё было куда проще. Солнце было звездой, что несла полный спектр «возможностей» практиков Звёздных боевых искусств. Пусть я не мог использовать именно их техники, вынужденный переделывать их под себя, но вот вся «механика» процесса звездой поддерживалась. И ей было пофиг на всякие концепции, она просто была огромным огненным шаром в далёких далях. С синей звёздочкой, что дала мне Ци, всё вышло точно так же — это был ещё более огромный и горячий огненный шар. Просто тупо сильнее, мощнее и эффективнее. Таким образом, бафф у меня получили не только огненные атаки (а они в самом деле стали сильнее раза в три), но и скорость исцеления травм, когда я использовал звёздную Ци для данной задачи. Скорость движений при напитке тела тоже заметно подскочила, а вот глаза на новой Ци видели точно так же, как и на старой. Ну, либо я не замечал разницы.
  
  Немаловажным был ещё момент с душой. Её связь с даньтянем после пережитого процесса «Возврата к Истоку» заметно возросла — я отчётливо ощутил это, стоило только отвлечься от других тем и вспомнить об этой. И было это очень интересно и занимательно, хотя само по себе ничего мне не дало, потому что я как не знал ничего по методам работы с энергией души на момент, когда смог её ощутить, так в знаниях и не прибавил. Нет, Мастер Сюэ честно показал и объяснил мне, как осуществить давление на кого-то, но это было ни о чём. Очень примитивное выплёскивание энергии наружу, с концентрацией на эмоциях вида: «ща, нафиг, зашибу!» Увы, это был предел знаний моего учителя в вопросе, и надо было искать информацию где-то ещё. Тем не менее факт оставался фактом — связь души с телом возросла, как и влияние той на свойства моей Ци.
  
  И, к слову, насчёт Ци. Играться с приданием ей конкретных свойств было очень занимательно. Я в упор не понимал, как работает цветовая дифференциация пламени и почему нельзя придать энергии все нужные свойства, сохраняя золотой цвет и не светя синий, но этого было нельзя. Если хочешь максимальное усиление пламени, изволь впихнуть в него и Огонь, и Солнце, и нейтронную звезду, всё вместе, без всяких условностей, и тогда — да, жаришь ты как боженька, но… пламя при этом будет синим. А вот если хочешь именно золотое, то Ци нейтронной звезды в нём почти не будет, следовательно, почти не будет и усиления относительно номинала. Так-то после слияния энергии нейтронной звезды с даньтянем и полного срастания воедино моя Ци всё равно стала мощнее, и даже чисто огненное, без Солнца и прочих примесей, пламя стало сильнее процентов на двадцать, но такие ограничения всё равно были неприятны и непонятны. Зелёное пламя я, кстати, сделать не смог, хотя, казалось бы, смешай золотисто-жёлтое с синим — и вот, но нет, магия так не работала. А я ведь до-о-олго пытался подобрать соотношения… Что? Зачем? Ну так ведь интересно же, блин! Магия, колдунство, Пафос! А если бы я нащупал метод, то смог бы как-то добраться и до фиолетового пламени, а оно бы шикарно смотрелось с моими глазами, да и вообще фиолетовый — это титульный цвет клана Тёмной Луны.
  
  На фоне одурения от успехов (а я не строил иллюзий относительно своего психического состояния), я уже даже особо не страдал от навязчивого внимания одной принцессы драконов, а это, честно говоря, было не так уж просто. Дошло до того, что из-за её стараний вызвать меня на какую-то реакцию и за счёт этого повеселиться на меня обиделась Ан Сюен. Нет, она ничем этого не выдавала, но как иначе объяснить тот факт, что младшая сестрёнка стала меня сторониться и едва ли не сбегать, стоило мне просто оказаться рядом? А дело было в том, что я же не слепой и не дурак, так что после такого неожиданного сдвига в своём развитии поспешил предотвратить терзания милашки и таки предложить ей метод наращивания объёма Ци, когда я буду просто вливать в неё свою, а она ту усваивать во время медитации. И всё бы прекрасно, но неугомонный голубоглазый ураганчик тут же насел на нас с вопросами и нафиг убил момент, просто заболтав его. А когда я пригласил Сюен потренироваться у меня, Вайсс прибежала с ней и тоже всё, в общем, сорвала, пользуясь тем, что, во-первых, мы не могли её послать, а во-вторых, она умеет гениально строить глазки и организовывать позитивную атмосферу, где на неё вообще невозможно злиться, но время просто улетает в трубу ни на что. То есть всё было весело, мило, дружески и классно со всех сторон — мы отлично проводили время, расслаблялись, меня чуточку тиранили в формате почти флирта, короче, в любой другой момент — прям мечта и дайте десять раз по столько же, но в той конкретной ситуации запланированная тренировка так и не состоялась. А потом, при попытке назначить ещё одну тренировку, Ан Сюен сперва зажато сослалась на какие-то дела, а после и вовсе начала меня избегать. Ну, и Ся Ю Нин, соответственно. И, когда этот расклад начинаешь обдумывать наедине с собой, как-то не раздражаться на поведение Вайсс уже не очень получается, несмотря на то, что она мне по-прежнему очень и очень нравилась, а сердце в её присутствии откровенно щемило. И хуже всего, что это действительно всё больше напоминало именно развлечение принцессы Севера. Не замаскированный флирт, не чисто дружескую возню, а конкретное тонкое издевательство, когда, пользуясь отношением человека, садишься тому на шею и начинаешь погонять, наслаждаясь как самим процессом, так и пониманием, что с этой шеи тебя никто не сгонит как раз потому, что испытывает к тебе чувства. Я отказывался верить, что Ю Нин именно такая девушка — и мои чувства, и мой разум, и даже воспоминания о манхве в один голос твердили, что этого не может быть никак, но чем дольше она суетилась вокруг и просто натурально «дёргала меня за волосы», тем сильнее меня грыз червячок сомнения.
  
  Последней каплей стал эпизод за день до Турнира, когда Мастер Сюэ выдал нам с Ан Сюен выходной для восстановления сил и полноценного отдыха. Как бы хороши ни были культиваторы в том, чтобы игнорировать многие человеческие потребности, но хорошенько подкрепиться, нормально расслабиться и помыться в бане, а потом хорошо выспаться было и для нас крайне полезным делом перед тяжёлым днём.
  
  Понятно, что ни о каких общих купаниях речи не шло, но лично я и без этого очень неплохо и с удовольствием помылся, в процессе позволив цирюльнику академии подровнять себе волосы, да и мясо на обед было очень недурственным. Короче, когда я усаживался в медитацию на новом коврике под лучами тёплого солнца, ощущая на чистой коже касания лёгкого ветерка, жизнь моя была почти идеальной. Солнечная и звёздная Ци легко и непринуждённо потекли в моё тело, ледяная Ци Алебарды без помех включилась в этот процесс, и до самого вечера я всерьёз рассчитывал поднять объём своего резерва процентика на три. Ну, по старой доброй методике, что вот ещё чуть-чуть, ещё полшажка — и я прорвусь сразу до Девятого Небесного Уровня. К работе всегда надо подходить с уверенностью в себе и энтузиазмом, да. И всё бы хорошо, но… в какой-то момент на заднем дворе моего ученического домика появился незваный гость.
  
  – Лян Ю, ты разве не должен сейчас отдыхать перед Турниром? – ангельским голоском осведомилась Вайсс, наклоняясь ко мне поближе. И хотя она идеально владела интонацией, мне уже подсознательно мерещились на заднем фоне дикие запилы адских скрипачей.
  
  – Здравствуй, Ю Нин, – поздоровался я с белокурой красавицей, вынужденно открывая глаза, хоть и стараясь при этом не прерывать процесс циркуляции Ци. – Боюсь, мне будет намного полезнее ещё немного потренироваться.
  
  Вопрос того, почему она опять без стука и предупреждений пролезла в мой дом, я предпочёл не озвучивать. Зачем зря сотрясать воздух, если и так понятно, что внятного ответа мне не предоставят?
  
  – Понимаю, – участливо прикрыв глазки, принцесса Севера без лишних слов уселась на траву напротив меня, словно так и надо.
  
  – … – я молчал, пытаясь угадать ход её мысли.
  
  – (^__^)… – тоже молчала она, лучась довольством и чуть ли не сияя чистыми-пречистыми глазами совершенно невинного и непричастного ни к чему плохому существа. Уже это заставляло напрягаться…
  
  – Так зачем ты пришла, сестрица Ся? – решив не тратить время на попытки понять женскую логику, спросил я прямо.
  
  – Я поспорила с Сюен, что в свой выходной ты пойдёшь развлекаться с теми распутными Джао! – не переставая улыбаться, словно сообщает некое прекрасное известие, чуть не заставила меня поперхнуться воздухом девушка, в один миг напрочь сбив всю концентрацию. – И вот я здесь!
  
  – … – выпустить застрявший в голе воздух и сделать новый вдох удалось далеко не сразу, но я справился. – Зачем?.. – вопросил я тот максимум, который мог выразить цензурно.
  
  – Разумеется, чтобы не пропустить момент, когда ты к ним пойдёшь или они придут к тебе! – очертания нетерпеливо покачивающегося у девушки за спиной тонкого хвостика со стрелочкой на конце стали как никогда осязаемы, настолько довольно-триумфальный у неё был вид.
  
  – Ю Нин… ты на самом деле сказала такое Сюен? – я просто не знал, что ещё сказать… и чего я хочу больше: бочку с водой или крепкое дерево. В смысле, чтобы приложить к ним… в них… короче, применить оные к голове, дабы в той прояснилось.
  
  – Неужели ты мне не веришь? – притворно изумилась Вайсс. – Ну вот! Стоило только тебе чуть-чуть поддаться на тренировках, как ты сразу утратил всякое уважение! – платиновая блондинка показательно изобразила оскорблённость, складывая руки на груди. – Так бесцеремонно говорить мне в глаза, что сомневаешься в моей честности… Ужасно! Просто ужасно! Быть таким совершенно непростительно! – продолжала явно играть на публику девушка, уже не вызывая этим ни радости, ни умиления.
  
  – Ю Нин, это совсем не смешно…
  
  – О чём ты, братик Ю? Я разве смеюсь? – и глазками так «хлоп-хлоп», типа: «Я вся така-а-ая глупенькая… Ну? Ну? Давай! Что теперь будешь делать?! Выдай мне реакцию!»
  
  – Ох… – видят боги, я люблю эту девушку, но этот её режим «садиствующего ангелочка» просто вымораживал. Зачем? Для чего? По какой причине она себя так ведёт? Я ничего не понимал…
  
  – Мне кажется или ты хочешь мне что-то сказать? – ещё сильнее растянув губы в улыбке, продолжила наседать на меня платиновая блондинка.
  
  – Тебе… кажется, – приложив некоторое усилие, оставил я свои мысли при себе, заодно спрятавшись от реальности за опущенными веками.
  
  – Ох, неужели ты даже не попытаешься защитить чувства моей милой сестрёнки Сюен? А ведь обещал всегда её поддерживать! Что, даже не скажешь, что она была права?
  
  – Ю Нин, чего ты добиваешься? – вынужденно вновь приоткрываю глаза, чтобы посмотреть в очи девушки.
  
  – Что значит «добиваюсь»? Ты меня в чём-то подозреваешь? – с нескрываемыми нотками предвкушения — как в голове, так и на лице — изобразила невинность Вайсс.
  
  – … – я уже не знал, что сказать, зато отчётливо ощущал нарастающее раздражение.
  
  – Что? – «глупенько» хлопнула ресницами на мой взгляд никак не желающая успокоиться принцесса. – Я начинаю волноваться! У тебя, знаешь ли, очень тяжёлый взгляд! Разве так можно смотреть на милую девушку, братик Ю?
  
  – Ю Нин…
  
  – Да? – моя собеседница прямо вся напружинилась от чувства близкой… победы. Или чего-то из этой области. Я уже просто не мог подобрать приличных слов — сегодня она просто… вообще отпустила всякие тормоза.
  
  – Я не знаю, чего ты хочешь добиться, – всё-таки не выдержал я, начав говорить то, что обо всём этом думаю. – Ты знаешь, как я к тебе отношусь, и знаешь, что, несмотря на это, я смирился с тем, что вместе мы не будем. Я терпеливый человек, но то, как ты используешь это знание уже которую неделю, чтобы просто веселиться за мой счёт, в иной раз откровенно мешая развиваться не только мне, но и Ан Сюен, — это уже выходит за все рамки. Мне не нравится, когда надо мной издеваются — в этом я ничем не отличаюсь от любого другого человека. И точно так же мне не нравится, когда издеваются над близкими мне людьми. Я честно терпел это до сегодняшнего дня, но дальше так продолжаться не может. У меня завтра тяжёлое испытание, где меня могут покалечить, а то и убить. Лишняя минута моей тренировки сейчас может завтра спасти мне жизнь. И тут приходишь ты и, полностью наплевав на эти факторы, пытаешься за мой счёт развлечься, оскорбляя меня буквально каждой фразой, не говоря уже о том, что вошла без спроса. Если ты видишь наши отношения именно так, то, прости, я на такую дружбу не согласен. Поэтому, леди Ся, будьте добры покинуть территорию моего дома. У меня важная тренировка. Был счастлив нашему знакомству.
  
  С каждым моим словом сердце проваливалось всё глубже в какую-то разверзнувшуюся в животе бездну, а в голове нарастал глухой гул, но, начав, я уже не мог остановиться и вывалил всё, что накипело за последние пару недель. Это был конец, и я прекрасно это понимал, но я не врал в своём отношении к ситуации — я был готов вырвать свои чувства из сердца. Пусть это будет больно и породит на душе незаживающую рану на много лет, но умом я не семнадцатилетний подросток и могу переступить через себя, когда вижу в этом необходимость. Возможно, я уже терял любовь в прошлой жизни — не знаю, но я знал, каково будет её потерять, а также знал, что это не конец света и, несмотря на все страдания, это можно пережить. И пусть я хотел Ю Нин, но никакое желание не стоит той жизни, которую она мне навязывает. В конце концов, любые плотские потребности можно удовлетворить и с простыми служанками, а в спутнице жизни главное — поддержка и синергия характеров, но здесь и сейчас я видел лишь эгоизм и полное наплевательство на мои чувства.
  
  Ю Нин застыла статуей самой себе. Улыбка с её лица исчезла. Из глаз пропало всякое веселье. Я и в самом деле не представлял, чего она хотела добиться своим поведением, но сказанное мной явно не входило в этот список.
  
  Над площадкой повисла тишина, и, чтобы не усугублять её игрой в гляделки, а также, будем уж честны с собой, спрятаться от случившегося, я закрыл глаза и постарался вернуться к медитации.
  
  – Лян Ю, я… – отреагировала на это девушка, но, подталкиваемый разливающимся по груди холодом, не имеющим никакого отношения к ледяной Ци, я её перебил:
  
  – Леди Ся, я занят важной тренировкой. Прошу, не мешайте мне, – да, грубо. Очень грубо. Но у меня внутри всё уже заледенело и покрылось коркой из злой решимости, переходящей в упрямство. Я всё сказал — и продолжать словесную дуэль совершенно не собирался.
  
  – … – принцесса Севера стояла рядом — я слышал её дыхание, но заговорить вновь не попыталась. Я запустил процесс циркуляции Ци, прошла минута, вторая… На третьей Ю Нин развернулась и стала удаляться, вскоре исчезнув из радиуса моего восприятия за пределами двора.
  
  И вот тут-то я ощутил внутри настоящую боль…
  
  Там же. Ся Ю Нин.
  Ноги несли девушку прочь из знакомого двора. Глаза застилала пелена, а в груди было странно больно. Лян Ю… она всего лишь хотела, чтобы он поболтал с ней, отвесил очередную острую и колкую фразу, как делал это всегда. Но вместо этого… этот холодный голос и сдерживаемая ярость. На мгновение ей даже показалось, что он попытается ударить её. Не попытался. Вместо этого он просто сказал, что больше не желает её видеть. Почему?! Почему?! И почему ей от этого так плохо?
  
  Как она оказалась на берегу небольшого пруда, имевшегося на территории Академии, Ю Нин не могла сказать и сама. Просто в какой-то момент она обнаружила, что сидит на земле, прижав колени к груди, и, вытирая мокрые дорожки с лица, бессмысленно смотрит на воду. Наследник Тёмной Луны… один из двух настоящих её друзей. Хитрый, находчивый и неимоверно наглый гений, что вёл себя на равных как с членами побочной семьи, так и с Королём Севера. А ещё он всегда мог найти для неё время, что-то рассказать или выслушать. И… ей хотелось, чтобы этого времени было для неё больше. И она перетягивала это время, совсем забыв, что это может не нравиться Лян Ю… Да и как она могла это понять? Ведь эти его взгляды! И тот раз, когда они остались в лесу… Ю Нин всхлипнула с новой силой. Глаза опять защипало.
  
  – Д-дурак… и я — дура, – то, что так ей понравилось в этом странном и загадочном парне, теперь играло против неё.
  
  Он был силён, горд, признавал чужую силу, но никогда не склонялся перед ней. Так было, когда он аргументированно и доходчиво разъяснял превосходящим его по силе заговорщикам, что они — некомпетентные кретины. Так было, когда он целенаправленно доводил до бешенства Лорда Северной Стражи — практика, что в своём могуществе вполне мог потягаться с самим Императором.
  
  Сейчас, сидя на берегу пруда, она как бы со стороны смотрела на своё поведение… и его причины. Да, она хотела внимания от Лян Ю, хотела, чтобы он всегда был рядом… был с ней. Но… она никогда и ни с кем не общалась на равных. Были слуги, которые выполняли её приказы. Были встречи с представителями Старших Семей из иных провинций и столицы, но там всё решали этикет и протокол — всё официально и строго выверено. Даже Ан Сюен, пусть и была её подругой, всегда была младшей. Ведомой, опекаемой, принимающей покровительственное отношение. Но наследник Тёмной Луны такое мог лишь терпеть. Терпеть ради своих чувств к ней, которые она отказалась признавать. И запасы его терпения были далеко не безграничны. И теперь… теперь он ненавидит её?
  
  От этой мысли на душе стало ещё отвратительнее, чем было. Но следующая стала ещё хуже. Не ненавидит. Холодный, полный разочарования взгляд был страшнее ненависти. Отстранённость, что она уже видела в глазах другого близкого человека — родного отца. Отстранённость и холод разочарования. Ненависть требует признания, внимания. Лян Ю… он не будет размениваться на ненависть. Он просто перешагнёт это и с безжалостной эффективностью пойдёт дальше. Но… получается, тогда все его чувства — ложь и притворство?
  
  «Я терпеливый человек, но…» – всплыли в памяти холодные слова. Терпеливый, но гордый. Ценящий себя. Готовый идти на уступки, готовый терпеть многое… но только если увидит, что то же самое делают и для него. А она… Ю Нин захотелось нырнуть в пруд с головой или разбить ту о первый же камень — всё равно ни на что иное пустота над её шеей не годна! Она вела себя как капризная и избалованная дура, считающая, что все ей должны. Ведь не только Лян Ю, даже Ан Сюен сильно отдалилась от неё! Она думала, что это просто ревность и напряжённая учёба, но что если нет?! Она сама, своими руками оттолкнула обоих близких для неё людей!
  
  – Я… – шмыг, – н-не хочу быть одна… опять…
  
  «Но что делать? Лян Ю вряд ли простит её, ведь он вполне может посчитать это очередной глупой игрой. И… и завтра его могут покалечить или убить! Он же сам рассказывал, сколько у него недоброжелателей! А тут ещё и я! О Небеса, ну почему я не начала думать раньше?! Нужно было что-то делать, как-то поддержать его!»
  
  Девушка вскочила на ноги и с удивлением огляделась. Вокруг уже давно сгустились сумерки, а на небосводе и вовсе начали проступать звёзды. Она и сама не заметила, как просидела на берегу почти весь день.
  
  Вернувшись в жилую часть Академии, наследница Короля Севера направилась было в их с Ан Сюен домик, но замерла на половине шага. Она… хотела быть там. Но посмотреть в глаза дочери дома Безграничных Небес сейчас была просто не в состоянии. Вздохнув, Ю Нин развернулась и направилась в свои апартаменты. Когда она перебиралась к подруге, то была не до конца честна. Да, она разругалась с отцом и демонстративно ушла из Дворца, но в городе было несколько резиденций Лорда Северной Стражи, а даже если и без них — собственные покои, благодаря происхождению, ожидали её и в Академии.
  
  Добравшись до жилья, девушка принялась машинально приводить себя в порядок. В голове царили сумбур и пустота. Что делать дальше? Как быть? Извиняться? Она… готова была и на это. Но как? И что скажет Лян Ю? И что дальше делать им? И с ними? Вопросы-вопросы, но ответов на них не существовало. Кое-как приведя себя в порядок, Ю Нин отправилась ко сну лишь для того, чтобы половину ночи промучиться кошмарами. А с утра всё стало ещё хуже.
  
  Находясь в каком-то полузабытьи, она умылась со сна и надела подобающий наряд. Ноги сами несли её к их тренировочной площадке, и лишь услышав шум толпы, она смогла сообразить, что сегодня — день Турнира Башни Бога. Это заставило срочно проснуться, а мысли — вновь заметаться в голове перепуганными кроликами.
  
  «Что делать? Я же хотела поддержать Лян Ю, но…»
  
  Юная голубоглазая принцесса просто не знала, что делать. Ей было стыдно попадаться Лян Ю на глаза, но если пойти на Турнир, то нужно будет занять ложу для почётных гостей, а он сразу увидит её там и… Что должно было следовать за этим «и…», Ю Нин не смогла бы сказать и под пытками. Но мысль, что она будет восседать в резном кресле и смотреть на всех сверху вниз, в том числе и на… и на парня, которого хочет видеть своим другом… и не только другом… Нет. Не после того, что было вчера. В итоге она приняла решение скрыть своё присутствие. Обычный простой дорожный плащ, неведомо как попавший в её гардероб, скрыл дорогие наряды «принцессы Севера», а капюшон позволял спрятать и выделяющие её из толпы волосы. Пусть вблизи эта «маскировка» была чуть лучше, чем никакой, но вот сторонний наблюдатель из толпы бы её не выцепил. А она могла спокойно наблюдать за турниром. И болеть за Лян Ю, пусть ему теперь её поддержка совершенно безразлична. И вот, когда она заняла неплохое место в общих рядах для учеников, Турнир начался.
  
  Приветственные слова ректора и обоих проректоров она пропустила, стараясь найти взглядом наследника Тёмной Луны. И у неё это получилось… к огромному её сожалению. Лян Ю стоял среди других участников. Вечная лёгкая улыбка и какой-то мягкий, тёплый взгляд, что придавали ему вежливо-добродушный облик, даже когда он втаптывал в грязь своего зарвавшегося родственника или смешивал с навозом заговорщиков, исчезли с его лица. Теперь там были лишь равнодушие и отражение холодного разума в глазах, словно перед ней не человек, а какой-то сложный механизм. Эффективный, мощный, возможно — неодолимый. Но совершенно неживой. И она уже видела подобный взгляд. У её собственного отца после того, как он похоронил маму. Осознание того, кого «похоронил» Лян Ю, острой бритвой полоснуло по сердцу. Глаза вновь защипало, и лишь приложив всю свою волю, Ю Нин удержалась от позорного всхлипа, ограничившись склонённой головой и более глубоким зарыванием в плащ и капюшон.
  
  А потом начались бои. Лян Ю, не меняя выражения лица, просто растаптывал своих противников. Атаки Огненных практиков Пятого Небесного Уровня просто разбивались взмахами его рук, словно он каких-то надоедливых мошек отгонял, а удары золотого пламени самого представителя Тёмной Луны или прошивали противника насквозь, лишая возможности вести дальнейший бой (хоть и, к чести парня, ни разу не ложась даже близко не то что от смертельных точек, но даже от тех, где могли необратимо покалечить), или всё было ещё проще и противник просто выбивался за пределы круга более «физическими» техниками. Тем не менее все пять боёв ученика проректора Сюэ длились не более шести ударов сердца каждый. Два из которых приходились на традиционные поклоны. Зрители неистовствовали, приветствуя ученика-первогодку, вышибающего опытных практиков, что, считаясь гениями, отучились уже по нескольку лет.
  
  – Ах… он такой, такой! – услышала она разговор совсем рядом от себя. – Интересно, у него есть подружка? – спросила свою спутницу симпатичная брюнетка.
  
  – Да даже если и есть! Пока мы в Академии, мы все равны, а потому это можно и переиграть, а даже если и нет… Лично я не против и просто присоединиться, а если получится завести ребёнка…
  
  – М-м-м, да. Такая сила, да ещё и красавчик! – вступила в беседу третья. – Он наверняка сейчас станет самым завидным женихом на весь Север, а может, и всю Империю, – вдохновлённо продолжила она. – Если не считать принцев, конечно же, – немного замявшись и оглядевшись, закончила фразу эта начавшая рассуждать о матримониальной ценности Лян Ю… курица надутая! Причём в прямом смысле надутая! Если отрастила себе сиськи, за которыми лица не видно, то это ещё не значит, что имеешь право раскрывать рот на её…
  
  Последняя мысль заставила вздрогнуть. Она… она действительно считает Лян Ю своим избранником?
  
  Подумав ещё несколько секунд, Ю Нин со странной смесью ужаса и восторга осознала, что да! Да и ещё раз да! Пусть что-то такое уже давно мелькало у неё в мыслях, но вот только сейчас, представив, что её Лян Ю возьмёт и начнёт спать с любой из этих куриц, она поняла, что впадает в состояние почти чистого бешенства. Она ревновала! И это началось уже давно, ведь иначе она бы не стала поднимать в прошлом разговоре тему этих Джао! Она… она просто боялась, что он действительно пойдёт к ним! Её это тревожило и беспокоило, а потому она сама лезла с этим. Какая же глупость! Как же стыдно.
  
  Принцесса Севера скрипнула зубами.
  
  А меж тем Наследника Тёмной Луны объявили Победителем Турнира. Так быстро? А остальные бои? Ведь прошло всего… что, шесть часов? Как?! Ю Нин не понимала, но факты оставались фактами. Она так сосредоточилась на боях её избранника, что просто пропустила мимо сознания всё остальное, даже выступления Ан Сюен! А меж тем события продолжали развиваться. Вполне ожидаемо, Лян Ю, на правах Победителя Турнира, бросил вызов прошлому Чемпиону. Драконьему Практику Шестого Небесного Уровня. И тот принял вызов.
  
  Поединщики вышли друг напротив друга. Противник наследника Тёмной Луны явно пытался завязать разговор, возможно, как-то спровоцировать парня или вывести того из равновесия. Но тот лишь молча окутался огненным покровом, с поверхности которого метнул в противника десяток отливающих золотом сгустков пламени. И всё это без единого движения, что и для Седьмого Небесного Уровня было непросто, но для Пятого? Хуань Йонг понял, что никто шутить с ним не намерен, и, мгновенно применив своё Драконье Преобразование, рванул к Лян Ю, с грохотом разрывая сам воздух, и… подскользнулся на возникшем «из ниоткуда» льду. Скорость его была столь велика, что он не просто вылетел из круга, но и пробил своим телом стену арены. Впрочем, бой с Чемпионом отличался в правилах от обычного Турнира, и такой вылет за пределы боевой зоны был лишь унизителен, но не считался поражением. С яростным рыком Хуань Йонг вскочил обратно. И попытался приложить ученика проректора Сюэ «Сконцентрированным Взрывом Драконьей Ауры», но веер ударивших одновременно в одну точку огненных клинков, вновь направленных Лян Ю, сбил применение этого приёма, не дав выплеснутой Ци сформироваться в должную структуру и просто развеяв её. А удар «огненным тараном» вновь вышиб драконьего практика за пределы круга. Вышиб, но не убил и даже не покалечил, что явно свидетельствовало о специальном ослаблении атаки, ведь даже простыми огненными клинками он смог разрушить удар Ци практика Шестого Небесного Уровня. Было очевидно, что наследник Тёмной Луны просто играется со своим противником, позволяя ему продемонстрировать хоть что-то.
  
  Ю Нин стало откровенно неуютно. Она сама не факт, что справилась бы с Хуань Йонгом, и если бы ей это удалось, то лишь ценой огромного напряжения сил. То, что творил на арене Лян Ю… только теперь она поняла, что он никогда не дрался с ней всерьёз. Он лишь изучал её приёмы, пытался понять, что могут, а чего не могут драконьи практики. Реальный же бой… Парень был чудовищно быстр, по скорости реакции превосходя её саму едва ли не на порядок. Его сияющие золотым светом глаза тому виной или что-то иное — не столь и важно, действительность это не меняло, но ведь скорость была лишь частью картины, а суть состояла в том, что… драконий практик просто не мог до него дойти. Все атаки таких бойцов ограничены ближним, на Пятом-Шестом Небесных Уровнях ещё средним радиусом действия. Огненные практики — в первую очередь бойцы дальнего боя. Средние и ближние дистанции для них глубоко вторичны. Лян Ю же мало того, что мог уверенно противостоять драконьему практику на пике Пятого Уровня в ближнем бою, но, в отличие от спаррингов с ней, здесь он не собирался щадить своего оппонента и позволять ему подойти вплотную. Огненные копья ударили прямо из-под Хуань Йонга, подбрасывая того вверх, а поток из, наверное, уже полусотни снарядов, устремившихся от ученика проректора Сюэ, вновь вышиб «дракона» за пределы бойцовского круга. В третий раз. Он держал технику «Пылающего Огнём Солнца», технику, предназначенную для одного короткого удара, с самого начала боя, активно атакуя и защищаясь, только разве что не взлетал, но даже каплей пота на виске не показывал, что потратил хотя бы половину своего объёма Ци! Впрочем, теперь это был не единственный результат. Огненные стрелы пробили укреплённую Ци чешую и глубоко вошли в тело Хуань Йонга, повреждая связки и сухожилия. Ученику проректора Хэ теперь предстояло очень и очень долго лечиться, прежде чем сможет продолжить свою практику.
  
  Установилась тишина, через мгновение взорвавшаяся одобрительными криками толпы и шквалом аплодисментов, не вызвавших никакой реакции у Лян Ю, лишь через несколько секунд небрежно погасившего свой пламенный покров. Он словно отрабатывал повинность… Ю Нин вдруг поняла, что этот турнир был ему совсем не нужен, а он просто исполнял просьбу проректора Сюэ. И, просто выполняя просьбу учителя, он подвергал себя опасности быть убитым или стать калекой… а она…
  
  «Какая же я эгоистка!» – кольнуло сердце очередной вспышкой боли.
  
  И, как назло, рядом начались очередные шевеления так раздражающих её «куриц». И эти шевеления и сквозящие в них намерения совсем не понравились Ю Нин.
  
  «Нет. Мой эгоизм уже разрушил или почти разрушил всё, что только мог. Если я поддамся ему и сейчас, точно потеряю всё. Ну а если всё-таки не получится… Что же, по крайней мере, я буду жалеть о том, что сделала, а не о том, что могла сделать, но так и не решилась!»
  
  С этой мыслью наследница лорда Ле скинула плащ с капюшоном и устремилась к арене. По причине ли подсознательного страха в последний момент передумать или просто по привычке драконьего темперамента, но, даже не задумываясь, девушка с места ускорилась до самого своего предела, оказавшись на месте меньше чем за десятую долю секунды. Но даже так для людей, стоящих на возвышении, её приближение не оказалось сюрпризом. Только галдящая толпа резко затихла, когда ноги Ю Нин уже коснулись поверхности арены.
  
  – Принцесса Ся, рад приветствовать вас на этом турнире. Что-то случилось? – вежливо заговорил ректор, но Ю Нин даже не взглянула на своего официального учителя, слишком увлечённая своими чувствами.
  
  – Прошу меня простить, у меня есть дело к Лян Ю, – тем не менее бросила что-то хоть немного соответствующее приличиям и вбитому в неё воспитанию.
  
  – Этот ученик польщён вниманием… – мазнув по её лицу холодным взглядом, поклонился наследник Тёмной Луны, прикрывая глаза.
  
  – Перестань! – его слова резали не хуже стали. – Пожалуйста, Лян Ю, перестань. Я… я была… я вела себя как… Прости! – по толпе разнёсся общий изумлённый выдох. Принцесса, что извиняется перед нижестоящим, пусть и из Старшей Семьи, но даже не то что не главой, но и не Старшим Наследником — это было сущей несуразицей. Но ей уже было плевать. Она сама не заметила, как шагнула к Лян Ю вплотную и вцепилась в одежду парня, вынуждая того поднять голову, при этом с надеждой вглядываясь в его лицо, но тот пока так и не открыл глаз. – Я никогда не хотела… ты… я не знаю, что сказать! Я люблю тебя!
  
  – Что? – Лян Ю натуральным образом выпучил глаза. И, к стремительно вспыхнувшему в груди счастью Ю Нин, в них не было того страшного холода.
  
  – Я никогда не влюблялась, и… я только после того разговора поняла… но я не знаю, как себя вести и что делать, вот и… я дура, да? – с жадностью заглядывая в прекрасные индиговые глаза наследника Тёмной Луны и не обращая больше ни на что внимания, тихо спросила девушка.
  
  – Эм… – только и смог ответить парень, но вид того, как его лицо окончательно приобретает растерянно-беспомощное выражение, совсем как в тот раз в пещере, а потом в лесу и в тот раз, когда они вместе пили чай у него дома ночью… Все страхи, боль и отчаяние, терзавшие сердце Ю Нин, в одночасье смыло волной по-настоящему волшебной радости, облегчения и небывалого чувства, что у неё всё получилось!
  
  – Я объявлю здесь и сейчас! – поймав волну счастливого куража и вспомнив о целом стадионе свидетелей, однако ничуть им не смутившись, резко развернулась к зрительским местам девушка. В ту самую сторону, где сидели те наглые курицы… – Лян Ю — это мужчина, которого я вижу как своего! Если у кого-то из вас по этому поводу проблемы, то вы будете иметь дело со мной!
  
  Зрительские места ответили поражённым молчанием, как, впрочем, и первые лица Академии, стоящие сейчас рядом с ними, даже Лян Ю продолжал глупо хлопать глазами, явно совершенно не зная, чего делать. И в этом состоянии он выглядел таким… таким… милым!
  
  – Ты же прощаешь меня, да? – вновь подалась ближе к нему северная принцесса, ничего в мире не желая сейчас больше, чем услышать это из его уст. – Я была слепой дурой, но теперь я обещаю, что буду следовать за тобой всю жизнь, несмотря ни на что! Не важно, куда ты пойдёшь — я направлюсь туда же. Пока ты сам меня не убьёшь, даже не думай избавиться от меня! – от избытка эмоций, уже почти не контролируя, что и где говорит, Ю Нин схватилась за ткань на его груди, пытливо заглядывая в глаза, надеясь угадать по ним ответ и отчаянно желая увидеть там именно тот, который хочет.
  
  – Я… тоже повёл себя как осёл, – взяв себя в руки, ответил парень. – Давай просто забудем этот эпизод и пойдём дальше… вместе? – и девушка вновь увидела тот самый тёплый и добрый взгляд индиговых глаз, который так хотела.
  
  – Да! – она порывисто стиснула своего избранника в объятьях и, счастливо улыбаясь, уткнулась щекой ему в шею.
  
  Счастье, впрочем, длилось недолго.
  
  – Вот же… – в голосе наследника Тёмной Луны сквозили досада и какая-то неловкость, слышать которую ей довелось лишь один раз — когда в своих чувствах признавался сам парень.
  
  – Что-то случилось? – чутко уловив изменение, подняла лицо платиновая блондинка.
  
  – Ну, помимо того, что наши личные отношения теперь стали достоянием всей Академии и твой отец, скорее всего, задумается об объявлении награды за мою голову… я только что увидел, как Ан Сюен стремительно убегает с трибуны.
  
  – Вот же… – Ю Нин совершенно забыла о подруге и о том, какие чувства она испытывала к Лян Ю. Только что взлетевшее до небес настроение рухнуло обратно в бездну.
  
  Те же время и место. Лян Ю.
  – Ректор, проректоры, прошу простить этого ученика, но он должен покинуть вас по срочному делу, – поспешно склоняюсь в полагающемся уважительном поклоне перед почтенными мастерами.
  
  – Да, конечно. Ещё раз поздравляю с победой, – выразил общее мнение почтенных мастеров ректор Академии, в целях удержания лица степенно смежив веки. Мастер Сюэ поступил схожим образом, изобразив глубокомысленную задумчивость мудрого старца. Проректор Хэ эмоции контролировал хуже, но тоже старательно делал вид, что он такие сцены видит по сто раз на дню и вообще вся эта суета ниже его высокого достоинства.
  
  – Пойдём, – позвал я Ю Нин и поспешил сойти с арены.
  
  – Угу… – безропотно двинулась следом девушка, из-за которой я чуть не сошёл с ума.
  
  Никогда ещё я не чувствовал такого холода в сознании и сердце. Никогда ещё мне не было настолько безразлично, чем закончится очередной бой, получу ли я травмы или умру. Ни страха, ни переживания, ни всплеска эмоций — всё выгорело за остаток вчерашнего дня и ночь. Я пришёл к арене просто выполнять долг, и меня совершенно не волновало, что случится в процессе. Никаких сомнений, никаких мыслей, я даже не был уверен, что полноценно находился в сознании. Я просто отмерил для себя рамки, что нельзя убивать и калечить ни в чём передо мной не виноватых учеников, а дальше механически реагировал на их медленные, грубые и так легко читаемые атаки. Просто раз за разом повторял то, чему учился, самую малость меняя исполнение приёмов под ситуацию и всячески избегая встречаться взглядом с Сюен, которая в перерывах между боями стояла рядом. Я не знал, что ей говорить. Не хотел ей ничего говорить. Стоял рядом, заложив руки за спину, смотрел на арену, не выключая «Звёздных Глаз», и всё. Никакой эмпатии. Никакого общения. И, думаю, она прекрасно ощутила моё состояние — её лицо и поза это вполне отражали. Как и тот факт, что она отказалась бросать мне вызов, когда победила в своей группе, даже не подойдя после этого, а отправившись в сторону зрительских трибун.
  
  Что до Хуань Йонга и его учителя… До начала соревнований они вместе с остальными учениками проректора Хэ подходили к нам, но я был не настроен на разговор, и, обменявшись несколькими дежурными фразами между собой, проректоры разошлись. Хэ Юань так и не смог вызвать меня на какую-то реакцию свыше насквозь дежурных фраз, подобающих в приличном обществе во время встречи, и, видимо, на какое-то время этим обманулся. Не знаю, как он инструктировал своих учеников, да и мне это было в тот момент безразлично. Всего у него их было шестеро, из которых лишь одна девушка. Трое из них оказались моими соперниками на арене, но даже Хуань Йонг так и не показал чего-то, что заставило бы меня выйти из состояния неразмышляющей машины. Сильный, крепкий, чуть более быстрый, чем остальные… совершенное ничто против того, чьё тело ускорено энергией звёзд, а глаза видят каждое движение ещё до его начала. На него хватило одной техники «Пылающего Огнём Солнца», вернее, я её использовал, чтобы не затягивать и лишний раз не рисковать, разве что чуть доработал, убрав из массива элемент, отвечавший за левитацию, и соединив образовавшийся разрыв в энерголиниях напрямую, кинув через массив несколько новых проводящих контуров. Я же видел, как течёт Ци в оригинальной технике, а значит, видел, куда и что должно двигаться, чтобы всё работало. Итогом стало понижение потребления техники почти в четыре раза, и вот я даже не вспотел к концу соревнований. Не вспотел и так и не очнулся, пока не услышал два коротких слова из уст Ю Нин, что едва не плакала, заглядывая мне в глаза.
  
  Это было… Ступор. Шок. Словно в грудь воткнули шокер и врубили разряд на полной мощности, заживо сжигая все нервные окончания. Я не выпал из реальности, не лишился чувств, в глазах не потемнело. Но я не понимал… Почему тогда она вела себя со мной как стерва, а теперь не просто плачет, но, без дураков, «бросает мне под ноги» свои имя и честь? Для местных её шаг значил просто немыслимо много. А я мог только пучить глаза и пытаться втянуть в себя хоть немного ставшего каменным воздуха. Всё безразличие, отрешённость и какую-то обречённую внутреннюю усталость смыло волной накатившего… счастья? Да. Кажется, это было оно. А ещё — состояние полного ступора и какого-то аффекта. Получается, она и в самом деле просто не знала, что чувствует и как это выразить. Как я и предполагал! Просто… сильнее, чем я это предполагал. А я — дурак… Ю Нин ещё что-то говорила, заявляла, а я просто стоял и продолжал наслаждаться осознанием, что теперь она моя и только моя, с удовольствием слушал её голос, не разбирая, что она говорит. Было хорошо… очень. В себя я смог более-менее прийти, только когда меня ещё раз схватили за рубаху и, жалостливо смотря в глаза, спросили, прощаю ли я её. Проклятье, да за такой вид и эти интонации я бы простил её даже в том случае, если бы она мне топор в тело засадила. И потащил бы эту прелесть в свою пещеру.
  
  А потом… настроение вернулось… нет, не на прошлый отвратительный уровень, но с вершины оно слетело вмиг. Случилось то, что должно было случиться и на что я старательно не обращал внимания, хотя бы потому, что не ожидал, что Ю Нин сделает мне шаг навстречу. Но она сделала. На глазах у Ан Сюен.
  
  И вот мы уже прорываемся сквозь вязкий воздух по территории Академии, оставив позади изумлённые взгляды учеников и наставников. Куда могла пойти робкая, скромная девушка, что сейчас наверняка испытывает то же самое, что и я вчера после ухода Ю Нин? Куда угодно! Но… Но это Ан Сюен — она побежит в свой домик, за отсекающие от мира стены, в укрытие, дарившее ей покой много недель подряд, в место, где её слёзы никто не увидит… к подушке, в которую можно выплакаться.
  
  Белый наряд в оранжевых узорах цветочного орнамента, перетянутый по талии красным поясом, мелькнул в проёме калитки, и я ускорился, переходя на чистую Ци нейтронной звезды, тем самым оставив Вайсс далеко за спиной, но успев просунуть руку в просвет за миг до того, как Сюен захлопнула дверь.
  
  – Что?.. – опешила красавица от неожиданности, отступая на шаг.
  
  Распахнув тяжёлую створку на всю ширину, я предстал перед ошарашенно округлившей глаза Ан Сюен и, молча шагнув к ней, стиснул только и успевшую чуть приподнять руки в рефлекторном жесте защиты девушку.
  
  – Лян… Ю? – задушенно выдавила кареглазая милашка, хотя я точно не сжимал её так, чтобы затруднить дыхание.
  
  – Прости своего глупого братика, меньше всего на свете он хотел причинить тебе боль, – не повышая голоса, говорю ей в волосы, чувствуя приятный ромашковый аромат. – Я знаю, что словами не всегда можно что-то исправить или помочь, но нам надо поговорить.
  
  – Ох… – влетела в арку прохода Ю Нин, запоздало тормозя, уже почти врезавшись в нас. – Вы уже начали? – обозрела она диспозицию, одним своим появлением заставив закаменеть Ан Сюен в моих объятьях. – Я сейчас дверь закрою! – тут же продолжила принцесса Севера и действительно полезла закрывать калитку, не забыв громыхнуть засовом. Не то чтобы это хоть как-то смогло спасти от практика, коему эту стену перепрыгнуть что нефиг делать, считай, с первого же Небесного Уровня…
  
  – Что?.. – вновь выдавила хозяйка дома, когда с дверями было покончено и Вайсс опять направилась к нам.
  
  – Прости! – Ю Нин как подошла, так и, не останавливая движения, полезла вплотную к Ан Сюен, хватая лапками её ладошки и за малым сама не влезая в мои объятья, тем самым вынудив меня посторониться. – Ты была права с самого начала! Он замечательный! Я ничего не смогла с собой поделать, даже не заметила, когда это случилось! Я не должна была над тобой шутить! Прости меня, Сюен!
  
  – А-а-а… – в целом… выражая и мою реакцию от этого захода, оторопела девушка.
  
  – Пойдёмте в дом, там и поговорим! – потянула подругу к зданию платиновая блондинка. Уверенно потянула. Улыбаясь при этом. Я опять перестал понимать, что у неё творится в голове! Она же только что сказала… ну… буквально худшее, что только могла! Нам надо было успокоить Сюен и честно во всём сознаться, а не куражиться над её чувствами!
  
  – Это не нужно… зачем?.. – робко попыталась притормозить дракошу кареглазая дочь дома Безграничных Небес, но добилась только обратной реакции, то есть тянуть её стали сильнее:
  
  – Это нужно! Ты поймёшь, что это нужно! И не спорь со мной сейчас! Я — дура! Я знаю! Но сейчас я знаю, что я делаю, и не спорь! Лян Ю, не отставай! Слышишь, Сюен? Ты должна выслушать его объяснения! – голубоглазая бестия уже дотащила жертву до порога, и вот они уже входят в дом.
  
  – А-а… но! – последней ласточкой донеслось нечто протестующее от моей названной сестрёнки, но дальше мне реально пришлось выходить из ступора и поднажать, чтобы догнать их уже в конце прихожей.
  
  – Ю Нин… – слабо себе представляя, что надо сказать, позвал я девушку.
  
  – Сейчас! – отмахнулась та, вертя головой по сторонам. – Вот! Это подойдёт! – и поволокла Сюен в некую комнату, оказавшуюся гостиной.
  
  – Ю Нин, не нужно. Я всё понимаю, – уже у столика наконец-то собралась с мыслями хозяйка дома и приготовилась противостоять вторжению в личное пространство.
  
  – Нет! – отрезала дракоша. – Ты моя ближайшая подруга, Ан Сюен, ты стала для меня семьёй в самые худшие мои годы, я люблю тебя, и это ничего не изменит! Поэтому, прошу, если ты хотя бы чуточку испытываешь ко мне такие же чувства, доверься мне!
  
  – Я… – возможно, Сюен сейчас была очень зла на подругу и даже считала себя преданной, да что там, так оно наверняка и было, но при этом она всё равно оставалась очень доброй девушкой, и такие слова не смогли оставить её равнодушной.
  
  – Вот и хорошо! – просияла улыбкой Ю Нин. – Садись! – и силой усадила кареглазую милашку за столик для чаепития, после чего плюхнулась за него сбоку. – Лян Ю, не стой. Сюен, признайся, ты любишь его?
  
  – А… – шатенка подавилась воздухом и принялась судорожно метаться взглядом по столешнице, в панике наливаясь краской.
  
  – Значит, любишь! – постановила принцесса. – Лян Ю, скажи ей то же, что говорил мне! – лазурные глаза просительно и в то же время совершенно уверенно в своей правоте впились в моё лицо.
  
  – Ты, по-моему, перебарщиваешь, – хоть и решив довериться этой странной уверенности Вайсс, не смог я промолчать, пока всё же начал усаживаться за столик.
  
  – Я стараюсь! – скорчили мне умоляюще-жалобную рожицу из серии «не ругайте меня, а пожалейте». – Мне тоже очень сложно, знаешь ли. Это правда! Но не отвлекайся! Расскажи, что ты к ней чувствуешь, ну, про готовность защищать и оберегать!
  
  – Эм… – перевожу взгляд на Ан Сюен, что поднять взгляд от столешницы как раз не решалась. – Эх… – вздох вырвался сам собой. – Хорошо… Сюен, ты… очень мне дорога. Я не знаю, как это произошло, но ты милая девушка, с которой мне приятно находиться рядом, которой мне приятно помогать и у которой хочется вызывать улыбку. Я совру, если скажу, что ты не интересуешь меня как женщина. Ты красива и вполне вызываешь у меня все естественные желания. И всё же я не врал тебе, когда говорил, что ты стала для меня сестрой. Я действительно желаю тебе только добра. Мне хочется тебя оберегать, защищать. Хочется помочь с твоей проблемой и сделать тебя свободной. И я всегда буду на твоей стороне, всегда буду помогать, насколько вообще способен это сделать. Таковы мои чувства, и чем дольше мы знакомы, тем они сильнее, а не наоборот. И в то же время я люблю Ю Нин, и это тоже истина, с которой я ничего не могу поделать. Я старался это скрывать и старался, чтобы это не влияло на мои решения и поведение, но случилось то, что случилось.
  
  – Ты… – тихо шепнула девушка, когда в моей речи наметилась пауза, – знал о моих чувствах?
  
  – Подозревал… Примерно с момента начала нашей практики в горах.
  
  – Вот как…
  
  – Я объявила Лян Ю своим мужчиной, и я не отступлюсь от этих слов! – внезапным громом разбила тишину Вайсс. – Но знаешь что, Сюен? – голубоглазая блондинка подалась ближе к подруге, явно не на шутку испугав ту каким-то лихорадочным огнём в своих глазах.
  
  – Ч-что?
  
  – Ты такая же дура, как и я! Даже больше! – нагло заявила бесстыдная дракоша прямо в лицо девушке.
  
  – Ю Нин… – я не знал, что с ней происходит, но это явно пора было остановить!
  
  – Просто иди к нему второй женой! – не обратив на меня внимания, выпалила принцесса Ся, нависнув над Ан Сюен.
  
  – … Что? – в который раз за разговор оторопела шатенка. Я тоже оторопел, но умудрился сделать это молча, просто выпучив на платиновую блондинку глаза.
  
  – Что «что»? Ты же сама видишь, что Лян Ю станет очень могущественным человеком! Возможно, даже более могущественным, чем сейчас допустимо говорить! Он — гений семи кристаллов! Огненный практик, который может управлять льдом! Он прошёл «Возврат к Истоку» в семнадцать лет! Да, он ненормальный, который тренируется по двадцать часов в сутки, от чего любой другой давно бы сошёл с ума, но он точно может претендовать на то, чтобы жениться на принцессе дома Северной Стражи и взять второй женой наследницу дома Безграничных Небес! Даже пойдя к нему второй женой, ты не потеряешь лицо! Особенно после сегодняшнего, когда он доказал, что даже практика на пике Шестого Небесного Уровня способен победить, не доставая рук из-за спины! И ты его слышала — он не будет возражать!
  
  – Нет? – растерянно хлопнула ресницами совершенно сбитая с толку девушка, поднимая на меня… боящийся поверить взгляд.
  
  – Конечно нет! – продолжила наседать платиновая блондинка. – Ты же его слышала: он тебя любит и тоже хочет затащить в постель! Он ещё тот развратник, точно тебе говорю!
  
  – Эй! – только и успел возмутиться я.
  
  – И не отрицай! Мой дядя постоянно говорил: все парни — развратники! – мгновенно срезала меня в полёте Ю Нин, которой, казалось, очень нравится вся эта ситуация и наша с Сюен неловкость.
  
  – Что за дискриминация?!
  
  – Никакой дискриминации! – замотала головой голубоглазая красавица. – В гареме моей тёти тоже было много симпатичных мальчиков, я всякого насмотрелась у неё в детстве, так что я знаю, о чём говорю! – обрушила на меня новый ушат откровений Вайсс, полностью разбивая всю ясность мысли и готовность возражать.
  
  – Но… но как? – кажется, вообще не испытав схожих со мной трудностей, закрутила между нами головой Сюен. – Я же ещё не разорвала свою помолвку… – подождите, что? Это… В смысле… Она согласна?
  
  – Это временно! – просияв улыбкой, негромко хлопнула по столешнице ладошками принцесса. – Я предложила решение, а детали пусть продумывает Лян Ю! – так… стоп! Почему я крайний?
  
  – В смысле, как нам провернуть такое незаконное, аморальное и неимоверно наглое дело, затрагивающее интересы почти всех ключевых кланов провинции и парочки в столице? – культурно приподнимаю бровь, хотя, видят боги, культурного в моём мышлении сейчас было мало.
  
  – И сделать его законным! – не моргнула и глазом Ю Нин. И вот эта женщина ещё мне что-то выговаривала на тему моего коварства и того факта, что я учу заговорщиков плохому!
  
  – Хм-м… – я даже не знал, что сказать. То есть… как бы… меня сейчас фактически женили на двух прекрасных девушках, и они обе при этом, по ходу дела, вообще не против такого расклада, даже Сюен, и… А хотя какого хрена я ломаюсь?! – Хорошо…
  
  – Вы… вы… вы это серьёзно? – подняв ручки к подбородку, ещё быстрее забегала глазами по нашим лицам леди Ан. Причём в глазах у неё до сих пор было выражение не: «Что за бред вы несёте?», а «Неужели так можно? Правда-правда?!»
  
  – Да! И возражения не принимаются, – гордо вскинула носик Вайсс.
  
  – Ну-у-у… – кареглазая милашка потупилась, начав активно наливаться краской до состояния помидорки, – я и не думала… возражать.
  
  – Отлично! – от радости подпрыгнула на месте Ю Нин. – Лян Ю, сколько тебе нужно времени, чтобы придумать план?
  
  – Ну-у… – мне было несколько сложно думать. То есть, с одной стороны, память, унаследованная от прежнего владельца тела, утверждала, что предложение Вайсс вполне вписывается в местные традиции, но с другой… две шикарные девчонки только что согласились стать моими жёнами… Вообще без малейших претензий друг к другу! – Если честно, у меня уже есть план… – пожимаю плечами, таки заставив себя провернуть шестерёнки в голове.
  
  – Ага! Я так и знала! Ты даже на этот случай придумал план! – восхитилась платиновая блондинка, начав буквально пожирать меня отдающими некоторой перевозбуждённой сумасшедшинкой лазурными очами. – А ещё смел утверждать, что не развратник!
  
  – Э-э… Нет! Не совсем… То есть!.. Ох! – я схватился за голову. – Это был другой план! Который изначально включал только меня. Я просто его доработал… Все мои планы можно оперативно доработать!
  
  – Ну прости, – примирительно улыбнулась Вайсс, явно поняв, что переборщила, даже подняла ладошки на уровень лица, – я немного переволновалась — несу всякую чушь. Что за план? – тут же сменила она тему.
  
  – Эх… – ещё раз вздохнул я, бросив взгляд на Ан Сюен. Та сидела нахохлившимся воробушком и, кажется, слабо верила в реальность происходящего, но на меня смотрела трепетно и внимательно. – Ладно. Перейдём на серьёзный тон. Во-первых, давайте окончательно уточним: вы обе… хотите связать со мной свою жизнь? – не смог я произнести фразу с женитьбой. Что-то во мне было от неё просто в панике. Не потому что против, а потому, что говорить такое двум девушкам за раз, в моём восприятии, отдавало лютой дичью.
  
  – Лян Ю, я не отступлюсь от своих слов! – твёрдо заявила Ся Ю Нин, в один миг став предельно серьёзной и даже железной леди. – Ты — мужчина, за которым я хочу следовать и чьей женой я хочу быть! Я знаю, что это звучит самонадеянно и глупо, но я так решила! Ан Сюен? – перевела она взгляд на подругу.
  
  – Я… я тоже, – опустила та глаза. – Я люблю тебя, Лян Ю. И я хочу быть с тобой, быть рядом, помогать тебе… Это то, что я чувствую.
  
  – Хорошо, – я сам на секунду прикрыл глаза. – Я тоже люблю вас