Седых Александр Иванович: другие произведения.

Проект «надежда»

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 8.02*11  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Герой романа оказался в нужное время и в нужном месте, где наложились друг на друга две независимые вероятностные линии событий. Теперь только от него зависит, будет ли новый виток развития созидательным или разрушительным, и начнётся ли он вообще. Времени для изучения собственных возможностей, достаточно. Появление новых друзей и врагов заставит эти возможности изучить. Существуют и другие силы, заинтересованные в сохранении жизни главного героя. Для него неудача — всего лишь смерть, а вот для других сил — это крах надежды на возрождение. (Ознакомительный фрагмент, книга закончена, см. прода, покупки.)

  Проект «Надежда».
  
  Герой романа оказался в нужное время и в нужном месте, где наложились друг на друга две независимые вероятностные линии событий. Теперь только от него зависит, будет ли новый виток развития созидательным или разрушительным, и начнётся ли он вообще. Времени для изучения собственных возможностей, достаточно. Появление новых друзей и врагов заставит эти возможности изучить. Существуют и другие силы, заинтересованные в сохранении жизни главного героя. Для него неудача — всего лишь смерть, а вот для других сил — это крах надежды на возрождение.
  
  Глава 1. Побег.
  
  Чуткий сон Виктора прервал шум приближающихся шагов. Сон на жёсткой лавке не мог быть другим. Почувствовав на руках наручники, он быстро вспомнил, где находится, и не стал дёргаться. Слегка приоткрыв глаза, он увидел двух подошедших полицейских. Один из них, повыше и поплотнее, наклонился и слегка тронул Виктора за плечо:
  — Эй, лентяй, поднимайся. Хватит прикидываться спящей красавицей. Если бы к самому удачливому контрабандисту побережья можно было так легко подойти, то, зачем тогда правительству содержать всю нашу контору.
  Виктор, понимая дальнейшую бессмысленность представления, полностью открыл глаза и сладко потянулся, конечно, насколько позволяли надетые наручники. Хорошо уже и то, что руки сковали впереди, а не за спиной. Затем он, недовольно поглядывая на полицейских, проворчал:
  — Может быть, пора снять эти дешёвые украшения, а то размяться мешают.
  — Ну да, а потом опять тебя ловить по всему побережью, — усмехнулся второй, более молодой, полицейский.
  — Как я отсюда могу убежать? Здесь же кругом ваши довольные рожи, да вас даже ко мне вдвоём послали, — возразил Виктор.
  — Так же, как и прошлый раз, из соседнего управления, — лукаво усмехнувшись, ответил плотный.
  — Или придумаешь ещё что–нибудь. Бережёного бог бережёт, — добавил молодой.
  — Неужели я такой страшный? — задумавшись, покачал головой Виктор.
  — Ты не страшный, а хитрый, и это для нас намного хуже, — отозвался молодой.
  — Ладно! Хватит нам мозги пудрить! Поднимай свою задницу с постели, и потопали к шефу, а то он подумает, что ты опять каким–нибудь образом от нас избавился и уже исчез в неизвестном направлении, — прервал разговор плотный.
  — Это они называют постелью. Все бока болят, — угрюмо проворчал Виктор, поднимаясь с жёсткой лавки.
  — Ничего, шеф тебе сейчас настроение подымет, — ухмыльнулся молодой, отходя в сторону и давая Виктору пройти вперёд.
  — Сейчас только и осталось ждать, когда начальник полиции поднимет мне настроение, — пробурчал Виктор, выходя из камеры в коридор.
  Пройдя несколько поворотов по обшарпанному, давно нечищеному коридору, и поднявшись выше, на несколько этажей, они попали в приёмную к начальнику полицейского управления. На месте секретаря, за примитивным пультом стационарного терминала сидел маленький, щуплый полицейский и двумя пальцами медленно и неумело что–то выстукивал на клавишах. Похоже, нейроинтерфейсом здесь даже не пахло. Иногда в полицию набирали таких неумех из переселенцев. Редко кто из местных соглашался на опасную работу за совсем небольшую оплату.
  Помещение приёмной мало отличалось от коридора. Небольшое пространство было наполовину завалено какими–то ящиками, практически везде лежал довольно толстый слой пыли. Только вдоль стены и мимо стола с терминалом проходила относительно чистая от пыли дорожка. Роботы–уборщики явно давно не касались этого заповедника пыли.
  После прихода Виктора в сопровождении полицейских, секретарь змеиным движением выскользнул из–за стола и исчез за дверью шефа. Через несколько секунд он повторил эту процедуру в обратном порядке, только оставил дверь открытой и слегка кивнул полицейским.
  Виктор, не став дожидаться традиционного в этих случаях тычка в спину, сам направился в открытую дверь. Полицейские почти беззвучно вошли следом.
  В кабинете оказалось намного чище, хотя разных ящиков и здесь хватало. Два больших окна, укреплённые мощными решётками, давали достаточно света. За массивным столом сидел седой человек с нашивками капитана и что–то писал.
  — Арестованный Виктор Стон по вашему приказу доставлен, — отрапортовал плотный, выйдя вперёд.
  — Сопротивления и попыток к бегству не предпринимал, — добавил к рапорту молодой.
  — Снимите с него наручники и ждите за дверью, — сказал капитан.
  — Не боитесь, что он сбежит, — поёжился плотный.
  — Из этой комнаты выход только через двери, — махнул рукой седой в сторону толстых решёток на окнах, — а вам приказано ждать за дверьми именно для того, чтобы заключённый не сбежал.
  Без дальнейших возражений, сняв наручники с Виктора, полицейские удалились.
  — Садитесь, пожалуйста, — седой вежливо указал Виктору на единственный стул, расположенный напротив его рабочего стола.
  — Наконец услышал в этом обществе нормальное предложение, — удобно устраиваясь на большом стуле, прокомментировал предложение Виктор.
  — Я хочу поблагодарить вас за спасение моего сотрудника во время вчерашнего инцидента, — закрывая папку на столе, продолжил седой.
  — Учить надо персонал лучше, — смущённо пробормотал Виктор, не ожидая этих слов и затем, качая головой, продолжил. — Если бы не ваш недоученный патрульный, я бы сидел сейчас по ту сторону залива в лучшем баре и отмечал удачную сделку.
  — Вероятно, вы правы, однако с судьбой не поспоришь, и вы сидите в полицейском управлении, перед старым капитаном, которому до пенсии осталось несколько недель, и которому, напоследок, удалось задержать знаменитого Стона, — задумчиво вертя ручку в руках, произнёс седой.
  — Да, вы правы, от судьбы не уйдёшь, — кивая, согласился Виктор и тут же добавил, — хотя ещё неизвестно, к лучшему такой поворот или к худшему. Это будет известно только позже.
  — Мне жаль вас, молодой человек, — продолжил седой в очередной раз, сбивая Виктора с толку. — Вы пошли в жизни не той дорогой. В тридцать пять ещё не поздно опомниться и изменить жизнь. Ведь по натуре вы добрый человек и пока не замешаны в убийствах невиновных людей, а при вашей жизни рано или поздно придётся убивать, в том числе и невиновных.
  — Уже поздно, капитан, — серьёзно поглядывая на собеседника, возразил Виктор, — с самого моего детства поздно. Я не смогу сидеть в пыльном офисе и выполнять глупые задания тупого начальства. Для меня жизнь без приключений — это не жизнь. А убивать невинных я не буду никогда, и возможно это станет, рано или поздно, причиной моей смерти. На этом давайте закончим с воспитанием и займёмся подведением итогов моей деятельности.
  — Если вам так хочется, пожалуйста, хотя я всё же советую пересмотреть ваши жизненные принципы, — доставая из сейфа объёмную папку, сказал седой. Современной компьютерной техникой здесь даже не пахло. Он открыл её, пролистал несколько страниц и начал читать вслух.
  — За вами числится сто двадцать недоказанных контрабандных рейдов на побережье.
  — Это не доказано, — вставил Виктор.
  — Пока не доказано, — возразил седой и продолжил. — Два рейда подтверждены всеми необходимыми документами, в том числе и вчерашний. Кроме того, вы замешаны в убийстве восьми человек из банды Джонни.
  — Это была самозащита, и есть свидетели, — возмущённо прервал его Виктор.
  — Прошу меня не прерывать, — перевернув лист бумаги, спокойно сказал седой. — Да, у вас есть свидетели, но восемь человек — это много, и Джонни надавит на судей. Кроме того, у вас два года срока за неуплату налогов, три побега из полицейских участков с нанесением побоев полицейским и один побег из зала суда. Это тоже потянет намного. Это что касается минусов. Теперь рассмотрим плюсы. В последнем рейде вы спасли преследовавшего вас молодого полицейского после взрыва его катера, из–за чего вас собственно и взяли. Подведя итоги, могу сообщить, упрячут вас, по крайней мере, лет на десять, а если Джонни подсуетится, то и на все пятнадцать.
  — Я испугался, — комично поёрзал на стуле Виктор, — всего лишь придётся сбежать ещё раз.
  — Могу вас обрадовать, вы будете первым, кому удастся сбежать до суда из моего управления, — седой поднялся и, подойдя к двери, вызвал охрану. Повернувшись к Виктору, седой добавил. Мы не пользуемся в нашем управлении современной техникой. Работаем по старинке. Но специально для вас, до момента вашей передачи в руки суда, мы обеспечим вас надёжной охраной.
  — Проводите господина Стона в пятую камеру. Пусть он подумает на досуге о своей дальнейшей судьбе, и предупредите охрану в том коридоре, — приказал он плотному.
  — Это к тому, ненормальному профессору, — переспросил плотный.
  — А у вас на примете есть ещё одна надёжная одноместная камера, — удивлённо посмотрел седой на плотного.
  — Нет, сэр. Все ясно, сэр, — отчеканил плотный.
  Защёлкнув на руках у Виктора наручники, старые знакомые вновь повели его по пыльным коридорам, только теперь вниз.
  — Судьба подкинула очередную задачку, — подумал Виктор. — Что–то не хочется десять лет провести в четырёх стенах. Придётся уносить ноги или отсюда, или во время суда, из тюрьмы ведь бежать гораздо труднее. Да, капитан хорошо знает своё дело, запирает в камеру с каким–то чокнутым, да ещё и профессором. Бежать без напарника в таких условиях — дохлое дело. Придётся придумать что–нибудь во время суда или после, а пока быть паинькой и не ввязываться в авантюры.
  — Похоже, совсем разорилась ваша контора, даже камер не хватает и, я смотрю, лифтами вы из принципа не пользуетесь, — произнёс Виктор, шагая по ступеням, чтобы втянуть в разговор конвоиров.
  — На тебя бы хватило, да понаехало тут разных, — с неохотой откликнулся один из них.
  — Лифтом пользоваться запретили, своей охраны кругом понатыкали, — недовольно проворчал второй.
  — Это кто же может, так распоряжаться в вашем замечательном заведении, — заинтересовался Виктор.
  — Нам не докладывали. Ткнули в нос шефу какой–то карточкой и стали здесь хозяевами, — продолжал недовольно ворчать плотный.
  — Ага, — поддержал его молодой, — посадили в одиночку, в третью камеру какого–то жулика, и сторожат его непонятно зачем.
  Так, неспешно шагая по переходам и лестницам, Виктор у разговорчивых полицейских выяснил следующие. Несколько дней назад с соседнего побережья прибыла большая группа гражданских с одним пленником. Показали начальству какие–то документы. Пленника закрыли в самой надёжной камере и установили в коридоре свою охрану. С трудом, из–за плохой аппаратуры полиции, связывались с кем–то по межпланетной связи и теперь сидят, чего–то ждут.
  Профессор, к которому собираются посадить Виктора, прилетел недавно попутным рейсом для чтения лекций местным студентам от какого–то имперского университета. Однако местным преподавателям показались слишком странными эти лекции, и они запросили сведения из университета об этом профессоре.
  Оказалось, что такого профессора никогда не было, а это опасный сумасшедший, выдающий себя за профессора. Поэтому ему в еду подмешали снотворное, а когда он заснул, упрятали его за решётку.
  Проведя Виктора по последнему, длинному и узкому коридору с четырьмя постами охраны, конвой остановил его возле единственной, маленькой, бронированной двери. Видеокамера, расположенная над дверью, дёрнулась несколько раз, обозревая всё пространство коридора, и замерла. Дверь медленно раскрылась. Виктор первый раз за последнее время удивился по- настоящему. За дверью, располагался ещё один коридор, где находились два робота охранника класса «А». Виктор только видел когда–то их изображение в каком–то телешоу, но это, несомненно, были они.
  Робот представлял собой небольшую, всего полметра диаметром, сферу, напичканную самой совершенной аппаратурой и мощнейшим вооружением. Собственный гравитационный привод и ртутный реактор, в виде источника энергии, позволяли ему перемещаться в пределах планеты в любых средах: в воде, в воздухе и в космическом пространстве.
  — Как тебе охрана? — довольно рассмеялись полицейские.
  Однако крутого мужика охраняют эти гражданские, — подумал Виктор. Подземный бункер, четыре поста, узкая дверь, глухие толстые стены, да ещё эти роботы. Видно удержать в другом месте его не так–то просто.
  — Ну и устроил мне ваш капитан весёлую жизнь, — совсем невесело пробормотал Виктор.
  Роботы пропустили Виктора и конвойных в коридор, и те, открыв одну из двух выходящих в коридор дверей кодовым ключом, впихнули Виктора в камеру.
  — Просвещайся, пока есть возможность, — хихикнул на прощанье один из них.
  В камере стоял полумрак. Привыкнув к освещению в камере после яркого света коридора, Виктор увидел довольно просторное помещение, наверное, здесь был не так давно небольшой склад. В центре располагался большой квадратный стол, по краям у стен имелись две простые кровати. На одной из них, неудобно вытянувшись на боку, лицом к Виктору, лежал пожилой человек небольшого роста. Вглядевшись в его лицо, Виктор не заметил никаких особенностей, указывающих на ненормальность. Обычное интеллигентное лицо какого–нибудь профессора из провинциального университета. Виктор подошёл к незанятой кровати и сел. Матрас оказался неожиданно мягким.
  — Условия как в отеле, и платить не надо, — тихо пробормотал он.
  — Ещё бы воду провели и ванну поставили, и жить можно, — донеслось от противоположной стены.
  — Ага, и гарем небольшой не помешал бы, да еду из ресторана, — продолжил Виктор, внимательно посмотрев на открывшего глаза соседа.
  — Нет, пожалуй, для гарема я уже староват, — грустно улыбнувшись, не согласился профессор.
  — А что вы, правда, ненормальный, — ехидно поинтересовался у него Виктор.
  — Кто вам сказал про меня такую гадость? — вскочил с кровати профессор и выпрямился во весь свой небольшой рост. — Я профессор имперского университета, последние тридцать лет преподаю философию и никогда, слышите, никогда им не упрятать меня в сумасшедший дом.
  — Никогда — это слишком долго, — возразил Виктор, устраиваясь поудобнее на кровати, — кроме того, почему вы считаете, что наш мир не сумасшедший дом? Мне думается, мы вообще живём в сумасшедшем мире.
  — Пожалуй, в этом вы правы — успокаиваясь, согласился профессор и сел на кровать. — Первый раз встречаю в таком заведении здравомыслящего молодого человека.
  — Приходилось раньше бывать в подобном учреждении? — удивлённо уставился на сокамерника Виктор.
  — Последний раз лет семьдесят назад, — кивнул профессор.
  — Сколько–сколько? Да сколько же вам лет? — ещё больше удивился Виктор.
  — Не помню, кажется, за вторую сотню перевалило — задумчиво ответил тот, внимательно наблюдая за Виктором.
  Точно чокнутый, — подумал Виктор, — неужели мне придётся до суда находиться в одной камере с этим ненормальным.
  — Нет, я вполне нормален, но мне действительно за двести, — разгадав мысли Виктора, успокоил профессор.
  — Выглядите вы на семьдесят, мне бы такую жизнь, если конечно это, правда, — вздохнул немного успокоенный Виктор. Профессор на самом деле не походил на ненормального.
  — Что бы вы стали делать, если у вас появится такая возможность, — в глазах у профессора загорелся огонёк интереса.
  — Не знаю, наверное, продолжу жить по–старому, — пожал плечами Виктор.
  — Как это по–старому? — не отставал тот.
  Виктор, немного подумав, решил не скрывать своего имени.
  — Извините, не представился, меня зовут Виктор Стон и о моей жизни каждый день пишет в этой дыре какая–нибудь сетевая газетёнка, причём в самом невыгодном для меня свете.
  — Вы тот самый контрабандист, за которым гоняется вся полиция побережья? — наступила очередь удивляться профессору. — А на фото вы выглядите гораздо старше.
  — Да, я тот самый неугодный контрабандист, который перешёл дорогу местным толстосумам и поставляет на чёрный рынок дешёвые товары и продовольствие. Я тот самый, который продаёт местному населению незаконное оружие для защиты от особо ретивых государственных служащих. Тот самый, который ухлопал восемь человек, нанятых кем–то очень влиятельным для сокращения моего жизненного пути. Достаточно или продолжить перечисления моих прегрешений, — устало махнул рукой Виктор.
  — Достаточно, — открыто улыбнулся профессор, — это мирное население, как ни странно, интересуется философией и посещает мои лекции, на которых можно говорить не только о философии.
  — Да, для полного набора мне только политики и не хватает, тогда уж точно лет двадцать отсиживать, — невесело покачал головой Виктор.
  — Что такое двадцать лет — просто миг в жизни, — усмехаясь каким–то своим мыслям, сказал профессор.
  Виктор встал с кровати и стал расхаживать по помещению из угла в угол.
  — Хорошо так рассуждать, прожив, как вы говорите, двести лет.
  — Виктор, послушайте, пожалуйста, старого и глупого философа. Очень давно я сделал большую ошибку, решив сделать мир лучше. Мир не может быть лучше или хуже, он такой, каким его делают люди, в нём живущие. Людей тоже нельзя исправить, их надо поставить в соответствующие условия. Теперь я понимаю эти простые истины, но понимать не значит принимать. Слишком поздно для переделки моего мировоззрения. Детей у меня нет и передать мой секрет некому. Если ты согласишься и будешь продолжать своё дело, говоря точнее философским языком, изменять условия жизни людей, я раскрою тебе секрет долголетия.
  Виктор резко остановился и недоверчиво уставился на профессора:
  — Неужели такой секрет существует, и за такую малую цену вы мне его откроете.
  — Ты только по наивности считаешь, это малой ценой, — невесело улыбнулся профессор.
  — Но ведь я и так когда–то выйду из тюрьмы и опять займусь тем же делом, так что я ничего не теряю, — возразил ему Виктор.
  — Я тоже так думал, и я был глуп, — устало махнул рукой профессор.
  — Не вижу никакой глупости, — упрямо возразил Виктор.
  — Вот и я не видел, — совсем глухо отозвался профессор.
  — Так расскажите глупому. Наставьте на путь истинный, — усмехнулся Виктор.
  — А тебе не страшно? Ведь получив мой секрет, ты не сможешь от него отказаться, — внимательно глядя в глаза Виктору, произнёс профессор.
  — С какой стати я должен от него отказываться? — удивился Виктор. — Я хочу прожить подольше.
  — Все мы в молодости идеалисты и романтики. Но со временем приходит мудрость и приходит усталость, а я устал, — совсем тихо пробормотал профессор и ещё тише добавил. — Всю свою жизнь я делал ошибки, и так и не нашёл правильного пути, может быть тебе и повезёт.
  — О чем ты говоришь, старик? — Виктор непонимающе уставился на собеседника. — Я не понимаю тебя.
  — Ха–ха…, я сам себя уже не понимаю. Может, у меня старческий маразм! — рассмеялся профессор.
  — Наверное, ты и впрямь сумасшедший, — пробормотал Виктор.
  — Последний раз спрашиваю, хочешь получить мой секрет? — уже вполне серьёзно, спросил профессор и встал с кровати.
  Виктор прекратил ходить по камере и посмотрел на профессора. Похоже, тот не шутил насчёт своего секрета. Сумасшедшим в этот момент он совсем не выглядел.
  А что я теряю, — подумал Виктор и ответил: — Да, хочу.
  — Ну что же, ты принял решение, и я принял решение, — как бы сам себе, пробормотал профессор.
  Профессор попросил сесть Виктора на край его кровати, запихнул ему за спину подушку и попросил Виктора откинуться на неё и расслабиться. Виктор, не видя в этом никакой опасности, выполнил все распоряжения профессора. Затем тот присел на корточки рядом с Виктором, закрыл глаза и замер. Через некоторое время профессор медленно протянул правую руку к Виктору и коснулся его лба. Вначале Виктор почувствовал на лбу только прохладную поверхность ладони профессора, но через несколько секунд ладонь профессора стала нагреваться, и у Виктора появилось лёгкое покалывание в висках. Казалось, рука профессора прорастает какими–то горячими отростками в голову Виктора. Ещё через несколько секунд ощущение жара достигло своего максимума, и Виктор только из упрямства не кричал от боли. Внезапно жар от ладони быстро пошёл на убыль и скоро пропал вовсе. Профессор резко оторвал руку ото лба Виктора и, также резко поднявшись, быстро отошёл подальше от кровати к другой стороне камеры. Виктор попытался приподняться, но не смог, тело не подчинялось ему. Страха, однако, не было. Заметив попытку Виктора, профессор, грустно покачав головой, заговорил:
  — Скоро скованность пройдёт. А ты теперь послушай, у меня не так много осталось времени. Я передал тебе мой секрет, хотя и не так, как ты ожидал. Теперь он твой, а моё время закончилось. Кое–что я тебе расскажу. Когда–то — очень давно, как ты знаешь, империя воевала с локами и победила их. Только представь, всего одна планета локов против всей звёздной империи людей. Они продержались почти двадцать лет, и продержались бы ещё больше, если бы не учёные империи, нашедшие способ взорвать звезду локов. Их планета погибла в её пламени. Ещё десятки лет отдельные корабли локов нападали на караваны и планеты империи. Локи почему–то ненавидели людей, и всё, что с ними связано. Они нападали на нас при первой же возможности, даже если соотношение сил — один к ста. Нападали, и очень часто побеждали, и уходили. Людям до сих пор не удалось обнаружить истоков этой ненависти. Живыми локов не видел никто, только мёртвыми. Силы всё же оказались неравные. Корабли локов нуждались в ремонте, и заменить погибших было некому. Со временем всех локов перебили. Если бы не их непонятная ненависть к людям, они бы разгромили империю.
  Вначале у них были союзники из нечеловеческих рас, но жестокость локов по отношению к таким же гуманоидам, как и они сами, оттолкнула даже нечеловеческие расы. Локи тут же посчитали их союзниками людей и стали уничтожать так же, как и людей. Я был в то время профессором имперского университета, по негуманоидным расам. Да–да, не удивляйся! Я немного обманул тебя. Мне не двести лет, мне почти две тысячи и я — единственный человек, который видел лока живым и говорил с ним, точнее, он говорил со мной.
  Когда я исследовал остатки планеты локов в экспедиции имперского университета, на одном из астероидов, меня украл корабль локов, точнее одного лока — последнего. Он наговорил мне много непонятного. Он сказал, что война локов с людьми оказалась ошибкой. Вожди локов приняли людей за потомков своих врагов, когда–то уничтоживших их великую цивилизацию и погибших под ответным ударом. Он сожалеет об этом, и только люди со временем смогут простить их и помочь возрождению самих локов.
  Я не понял и сотой доли того, что он мне рассказывал, но он сказал, что это неважно. Он сказал, что подарит мне бесценный дар — результат его последнего проекта, надежду на возрождение локов. Когда люди научатся им пользоваться, они станут богами, и в благодарность, может быть, возродят цивилизацию локов.
  Передать дар локов легко. Надо только действительно захотеть его отдать. Как это сделать технически, ты видел. Есть и особенность. Тот, кто передаёт дар — погибает. Лок высадил меня на астероиде, недалеко от нашей базы, и затем его корабль взорвался. С тех пор я скитаюсь по империи, прячусь от полиции и служб безопасности, и пытаюсь научиться пользоваться этим даром. У меня ничего не вышло, и я устал. Я стал делать слишком много ошибок. Меня наверняка уже выследили, а сюда направляется имперский крейсер, или несколько, что, скорее всего. В общем, как ты уже понял, в легенде о том, что последний лок бродит по империи, есть доля истины. Все сильные мира сего хотят заполучить его в свои руки и добраться до так и неразгаданных тайн локов. Единственное, что я узнал точно, это то, что я не старею вообще. Ты видишь меня таким, каким я был две тысячи лет назад. И вот что я скажу напоследок, старайся не попадаться имперским службам безопасности. Только за один секрет долголетия они вывернут тебя наизнанку, а так как ты ничего не знаешь, они вывернут тебя не один десяток раз.
  — Теперь попробуй подняться, — приказал профессор.
  Виктор, ещё ошарашенный рассказом профессора, неожиданно легко вскочил с кровати.
  — Не чувствую ничего необычного, — пробормотал он, делая несколько простых упражнений.
  — А ты ничего и не почувствуешь. Ты есть ты. Можешь не сомневаться. Я с этим прожил кучу лет, но тоже ничего не почувствовал, — усмехнулся профессор и через мгновение добавил, — а теперь мне пора, моё время закончилось. Лучше отойди подальше. Я видел, как погибают локи, отдавшие дар, а ты будешь первым, кто увидит, как погибают люди.
  Виктор, не отрывая взгляда от профессора, отошёл к стене и на всякий случай присел за спинкой кровати. Профессор, сложив руки на груди, с усталой улыбкой на лице, стоял у противоположной стены камеры. Неожиданно Виктор заметил, как от профессора стало исходить еле заметное переливчатое сияние. За несколько мгновений сияние набрало силу, и стала заметна спиральная структура, обволакивающая тело профессора, как кокон. Когда смотреть на кокон стало невозможно, Виктор полностью нырнул за спинку кровати. Раздался резкий хлопок, и под ногами у Виктора дрогнула земля, затем всё успокоилось. Виктор выглянул из–за спинки и поразился. С того места камеры, где стоял профессор, вверх по наклонной, виднелся тоннель, точно по размеру кокона. В конце тоннеля светили звезды.
  Все правильно, сейчас и должна быть ночь, — это была первая отчётливая мысль, пришедшая в голову Виктора.
  Неожиданно, в проёме отверстия тоннеля, из–за стены соседней камеры, появилась голова человека и произнесла:
  — Мне это снится или на самом деле я вижу звезды.
  — Мне точно снится, — приходя в себя, потрясённо пробормотал Виктор. Он подошёл к пробитой стене камеры, потрогал гладкий, отполированный срез стены, и продолжил, — но если я хочу отсюда выбраться, то лучше не просыпаться.
  — Может тебе составить компанию, а то как–то неуютно оставаться одному в комнатах с такими дырами в стене, — раздался весёлый голос из–за стены, и в проёме возникла фигура человека.
  — Как раз компания мне пригодится, а то одному прыгать по этажам неудобно, — задумчиво согласился Виктор, рассматривая тоннель, который уходил под углом, вверх и, похоже, пробивал под наклоном всё здание полиции. Хорошо, что была ночь. Люди, днём, находящиеся в помещениях здания, могли серьёзно пострадать.
  Где–то, вдалеке, завыла сирена. Человек за стеной вздрогнул от неожиданности, повернулся и, подбежав к противоположной стене своей камеры, упёрся в неё руками. Виктор оценил оперативность напарника и, в свою очередь, преодолев расстояние до стены, влез ему на плечи и нырнул в тоннель на следующем уровне. Затем, подав руки, он втащил напарника наверх. Таким образом, они миновали несколько этажей здания полиции. На последнем этаже здания тоннель пробил комнату контроля. Беглецам с трудом удалось выбраться на крышу из этой комнаты, высота её оказалась вдвое выше обычной из–за большого количества стоек с оборудованием. Уже оказавшись на крыше здания, Виктор остановился и оглянулся, у него возникла довольно логичная мысль. Развернувшись, он спрыгнул назад в комнату и подбежал к рабочему месту оператора. Возиться с паролями ему было некогда. Он выломал переднюю панель и выдернул из гнезда кристалл памяти. Затем он обмотал кристалл несколькими проводами, вырванными из этого же компьютера, запихнул эту самодельную конструкцию в стойку с аналогичными блоками и подсоединил провода к разъёму питания. Естественно, мгновенно возникла плазменная дуга, и вся стойка с кристаллами осыпалась на пол раскалёнными каплями.
  — Вот это работа настоящего профи, за собой никаких следов, — раздался довольный голос напарника сверху.
  Он спустил Виктору какой–то кабель с крыши, по которому тот быстро выбрался наверх. Они вдвоём подтащили этот кабель к краю крыши и сбросили его вниз, предварительно закрепив один конец за решётку ближайшей спутниковой антенны. Спуск на землю не занял много времени. Целиком их путешествие из подвала длилось не больше двух минут, и пока из–за суматохи, вряд ли кто догадывался, что заключённые сбежали. Работала лишь пожарная сигнализация.
  — Куда дальше? — спросил Виктора напарник, как только они оказались на земле.
  — Подальше отсюда, и побыстрее, — отозвался Виктор и бросился к ближайшему тёмному переулку. Напарник Виктора, не отставая, побежал за ним. Через некоторое время непрерывного бега по самым тёмным улицам они остановились отдышаться на окраине посёлка.
  — Ну, ты здоров бегать! — восхищённо прохрипел напарник Виктора, опустившись на большой камень на краю дороги, и с трудом переводя дыхание.
  — Тренируюсь по мере возможности, то есть всю жизнь, — пошутил Виктор. Состояние свободы настолько воодушевило его, что он даже не обратил внимания, на какое порядочное расстояние они с напарником удалились от полиции за относительно короткий промежуток времени.
  — Да-а…, что–то я плохо соображать стал, — проворчал напарник, — раз мы рядышком сидели в этой конторе, то ты не из разряда законопослушных граждан.
  — Куда мне до вас, — продолжал шутить Виктор, — судя по всему, вы из третьей камеры, и, насколько мне известно, это из–за вас в коридоре торчит пара таких маленьких, кругленьких, смертельных штучек, ценой с небольшую прогулочную звёздную яхту и мощностью с небольшую штурмовую бригаду.
  — Это мои, очень хорошие знакомые, подсуетились, — с неохотой признал тот и тут же, наставив палец на Виктора, добавил. — Однако и ты не так прост. Раздобыть в подвале бластерную торпеду и аккуратно просверлить все здание, это надо уметь.
  — Просто повезло, торпеда оказалась самоходной, — вспоминая профессора, пробормотал Виктор. — Но хватит трепаться, — продолжил он, — пора подумать о следующем шаге.
  — Абсолютно верно подмечено, напарник, — кивнул тот. — Кстати, меня зовут Стив.
  — Ну что же, будем знакомы, я — Виктор, — отозвался Виктор.
  — Может у тебя есть какой–нибудь план? — спросил Стив, непроизвольно взглянув на ту сторону посёлка, откуда они удрали.
  — К сожалению, все мои планы закончились, — отрицательно покачал головой Виктор.
  — Тогда послушай меня, оставаться на планете тебе нельзя, впрочем, как и мне. Мои многочисленные старые знакомые перевернут здесь всё вверх дном, только чтобы заполучить меня, да и всё, что со мной связано, то есть и тебя, в том числе. Они вполне могут подумать, что это ты организовал для меня побег, и, в общем, будут недалеки от истины. Кстати, я благодарю тебя за предоставленную возможность удалиться из предоставленных апартаментов.
  — Пожалуйста, всегда рад помочь человеку, сидящему в соседней камере, тем более мне это ничего не стоило, — шутливо отозвался Виктор и, вспомнив историю профессора, продолжил.
  — Кстати, могу тебя обрадовать, мои новые знакомые не только перевернут тут всё вверх дном, но ещё и перероют всю эту планету, а затем пересеют через мелкий фильтр, только чтобы найти меня и всё, что со мною связано. Так что могу тебя обрадовать, у тебя появились ещё одни многочисленные и весьма влиятельные знакомые.
  — Вот это да, а я‑то думал, только мне везёт на такие знакомства, — улыбнулся Стив, — хотел тебя слегка напугать и сказать, что за мной специальный полицейский корабль выслали.
  — Извини, — отозвался Виктор, опять вспоминая профессора, — похоже, что проблем у тебя добавится, и если по наши наивные души вышлют меньше звёздного флота, этак с пяток крейсеров, я буду очень удивлён.
  — Это ты серьёзно? — удивлённо уставившись на Виктора, спросил Стив.
  — Да уж серьёзней некуда, — уныло кивнул Виктор, — но хуже всего то, что побег был неподготовлен, и я не знаю, что дальше делать. Понятно, что надо линять с планеты, но как?
  — Ох…. Никогда не думал, что за кем–то можно гоняться такими силами, у нас почти нет шансов, — охнул Стив.
  — А разве они вообще есть? — зацепился за слово Виктор.
  — Ну–у–у…, некоторое количество есть, — подтвердил Стив. — Видишь ли, у меня на планете спрятана космическая яхта. Но, во–первых её скорость не так велика, как у крейсера, а во–вторых — нужен пилот. Я, к сожалению, её водить не умею. Могу только включить заранее проложенный маршрут, а вот этого делать мне как–то не хочется.
  — Во–вторых — это поправимо, — обрадовался Виктор, — я умею водить яхты простого класса, а что касается во–первых, у нас будет фора, крейсера ещё на подходе. Пока они обнаружат несанкционированный старт, пока разберутся, мы можем удрать довольно далеко. А дальше будет видно.
  — А что! Это уже приличный шанс, можно попробовать, — воспрянул духом Стив.
  Он рассказал Виктору, где спрятана яхта. Угнав, с какой–то стоянки на краю города, воздушный флаер, они добрались до указанного места. Виктор бегло ознакомился с управлением. Управление оказалось стандартным, и они быстро покинули планету. На экране локатора обнаружилась приближающаяся к планете группа кораблей большого размера. Недолго думая, развернулись в другую сторону и дали максимальный ход, на который была способна эта яхта. Просто так, далеко уйти им не удалось. При выходе из подпространства на ближайшем маяке, они обнаружили вблизи два больших патрульных корабля. Пришлось сразу уходить к другому маяку. Но и там их поджидал военный крейсер. Виктор понял, что их обложили основательно, а воевать на безоружной яхте против военных — смешно. Он с кислой физиономией обрисовал ситуацию Стиву:
  — Без наводки маяка мы не сможем рассчитать точную траекторию прыжка, а эти патрули не дадут нам приблизиться к маяку. Конечно, я знаю ещё несколько стандартных точек выхода к маякам, но очень вероятно, что и там выставлены ловушки по нашу душу.
  — Ну не сдаваться же нам самим, пусть ловят, — возразил Стив.
  — Это они мигом провернут, — возразил Виктор. — Через некоторое время локаторы патруля засекут нашу скорлупку и тогда с нашей скоростью уже не уйти. Нас догонят на следующем маяке.
  — А если идти без маяка? — поинтересовался Стив, проявляя своё незнание космической навигации.
  — И куда мы придём? — покачал головой Виктор. — Один раз собьёшься, и тогда даже на маяк не выйдем. В компьютере яхты, конечно, есть координаты ближайших, доступных, известных портов, но там нас наверняка ждёт не очень радушная встреча.
  — А если я скажу, что в компьютере есть координаты неизвестного порта, — хитро подмигнув Виктору, улыбнулся Стив.
  — Как это неизвестного! — открыл рот от удивления Виктор. — В этом секторе нет неизвестных портов.
  — Очень, очень просто, — продолжил Стив. — Ты думаешь, почему за мной охотятся мои большие друзья! Я просто побывал в одном весьма секретном месте, и взял одну легендарную вещь, за которую некоторые могут выложить довольно крупную сумму.
  — А не боишься, что я за сохранение своей шкуры продам тебя вместе с этой вещью.
  — Нет, уже не боюсь. Судя по переполоху, поднятому после нашего стремительного отбытия из мест заключения, эта охота организована не за мной. Чтобы накрыть колпаком все маяки в этом районе надо иметь столько сил и возможностей, сколько не снится даже моим очень большим друзьям. Так что можешь меня поздравить со знакомством с очень большим государственным преступником, то есть с тобой.
  Стив поднялся с кресла и церемонно отвесил лёгкий поклон Виктору.
  — Угораздило же попасть к этому профессору, — ударил кулаком по краю пульта управления Виктор. Раздался треск, и литая металлопластиковая панель рассыпалась на кусочки.
  — Не кроши аппаратуру, — удивлённо глядя на последствия удара, успокоил его Стив. — Это судьба.
  — Возможно, так оно и есть, — тяжело вздохнул Виктор и потом сказал, — ладно, поскольку ничего не изменишь, доставай свои координаты, и сматываемся отсюда.
  Стив, покопавшись в данных компьютера яхты, вывел на экран нужные сведения. Виктор быстро задал координаты прыжка, и яхта нырнула в подпространство.
  Из прыжка они вышли недалеко от какой–то планетной системы. Вокруг огромного красного гиганта вращалась всего одна планета. Ни в одном атласе Виктор не нашёл описания системы, как будто её не существовало. Поскольку неизвестная система находилась у него перед глазами, Виктор с немым вопросом уставился на Стива.
  — Ну, не знаю я…, — на немой вопрос ответил тот и, пожав плечами, пояснил, — у меня было задание. Ввести координаты прыжка. Двумя кораблями, на одном самому, а вторым на автопилоте, выйти на орбиту планеты. Сесть на планету в заданной точке. Взять из мешка с вещами один браслет. Быстро взлететь и добраться до второго корабля. Пересесть в него. Бросить первый корабль. Прыгнуть к маяку, который находится в вашей системе. Сесть на планету. Бросить второй корабль. Сесть на яхту и добраться до заказчика. В результате всего, я опять здесь с тобой и этим проклятым браслетом.
  — Давай–ка по порядку, а то из твоего короткого монолога я почти ничего не понял.
  — Хорошо. Вот тебе более подробная версия. Фирма, в которой я работаю, занимается различными доставками на пограничных мирах. В этой фирме я занимаю, а может уже и занимал, должность старшего менеджера по доставкам. Недавно в нашу фирму обратилось частное лицо с заманчивым предложением. Руководство не устояло перед предложенным гонораром, хотя условия контракта выглядели довольно странно. В нём оговаривалась полная секретность операции, о которой должны знать только три человека: заказчик, хозяин моей фирмы и исполнитель. При этом исполнитель не должен иметь навыков пилота корабля. Заказчик оплачивает три корабля фирмы, которые, по его словам, мы могли потерять из–за особых условий в зоне высадки. Предложенная сумма оплаты перекрывала все затраты, включая значительный гонорар исполнителю, в случае удачного выполнения миссии, либо возмещение ущерба фирмы в случае неудачи. Господин Корб — директор моей фирмы пришёл в восторг от условий сделки, и, как оказалось в дальнейшем, напрасно. Поскольку я у него числился на хорошем счету, исполнителем он меня и выбрал.
  Вначале всё шло прекрасно. Я привёл к твоей планете два малых автоматических транспорта фирмы, встретился с заказчиком на центральном космодроме. Тот перечислил на счета фирмы сумму оплаты за эти транспорты в случае их утери и дал мне коды для ввода координат прыжка и посадки. Честно говоря, мне не понравился этот заказчик, поэтому я решил перестраховаться, и приказал сотрудникам своего отдела перегнать на планету резервную яхту фирмы, на которой мы в данный момент находимся. Дальше я ввёл предоставленные заказчиком координаты в компьютер яхты и, спрятав, оставив её на планете, затем прыгнул на транспортниках с автопилотом по тем же координатам.
  Поскольку я не пилот, я представления не имею, где эта система, и что это за планета. Я на одном транспорте с автопилотом, сел в указанной точке, на каком–то острове, посредине вонючих болот. Недалеко нашлось место, описанное заказчиком, где на сухом дереве был привязан большой, непромокаемый мешок из кожи какого–то животного. В нем оказалось: много различной одежды, меч в чёрных ножнах, деревянный браслет и тетрадь из неизвестного материала, но с надписями на международном языке. Я забрал браслет и тетрадь, упаковал обратно всё остальное, и покинул планету. Правда, не обошлось без неприятностей. При взлёте неожиданно отказали два двигателя из четырёх, а при выходе из атмосферы отказал и автопилот. Хорошо, что отказ автопилота произошёл уже после стыковки со вторым транспортом. Я пересел на второй транспорт и отправился в обратный путь.
  Когда выдалась свободная минутка, я прочитал записи в тетради и только тогда понял, что вляпался в очень плохую историю. Планета находится на карантине. Несанкционированный доступ карается пожизненным заключением. Судя по данным из тетради, её вёл кто–то из космических торговцев, те вечно шныряют по тёмным уголкам галактики. Так вот, после обнаружения планеты, лет двести назад, произошёл конфликт с местным населением, которые являются потомками колонистов, заселивших этот мир пару тысяч лет назад. Только вот конфликт оказался не в пользу империи. Весь флот над планетой был уничтожен, большая часть наземного персонала тоже. Кто успел удрать с планеты, тоже далеко не ушли, многие корабли взрывались при попытке входа в подпространство. Уцелели единицы, то, что они потом рассказали больше походило на сказку, если бы не подтвердилось в дальнейшем. А суть в том, что на планете полностью отсутствует технология, люди живут практически в тёмном веке. Вооружение времён рыцарства — мечи, луки, копья, арбалеты. Управление построено на принципе кланово–феодальной системы. Прилетевшие имперские администраторы попытались установить свою власть и порядок. Но кланы, так называемых магов, не согласились и начали войну. Что произошло и как это произошло, никто объяснить не мог, но в результате вокруг планеты образовался своеобразный купол ускоренного времени с непонятными свойствами. При этом все искусственные материалы стареют и разрушаются с колоссальной скоростью, причём, чем ближе к планете, тем быстрее.
  Именно поэтому мне приказали воспользоваться несколькими кораблями, да и то была большая вероятность того, что первый корабль вообще мог не взлететь. Мешок с тетрадью оставил звёздный торговец. Оказывается, у них существует сеть точек на любой планете, в которых они могут оставлять сведения для своих последователей. А этого торговца забросили на планету с целью выяснения описания типа оружия, которым уничтожили имперский флот. Он выполнил свою миссию, по его данным этот браслет и является таким оружием. Как он действует торговец выяснить не смог, за ним шла большая погоня, поэтому в определённой точке на планете, он оставил свои вещи и увёл погоню дальше.
  Судя по тому, что он не вернулся, погоня его догнала. Заказчик нашей фирмы, скорей всего, связан с торговцами или каким–то образом узнал у них эти координаты. Скорее второе, потому что при посадке на космодроме твоей планеты меня поджидала большая свора громил с роботами–охранниками, упрятавших меня в камеру, из которой ты так любезно меня вытащил.
  — А браслет у тебя отобрали? — задумчиво спросил Виктор.
  — С какой стати, — усмехнулся Стив, — кому нужен деревянный амулет, оружием он явно не является. Про то, что я взял с планеты ещё и дневник вообще никто не знал. Громилы вряд ли обратили внимание на старую книжку, валяющуюся в столе моей каюты.
  — Покажи мне браслет, — попросил Виктор.
  — Не только покажу, но и отдам во временное пользование, — расстёгивая рубашку и снимая с шеи шнурок, с висящим на нём небольшим браслетиком, отозвался Стив.
  — Как это во временное пользование? — удивился Виктор.
  — Да есть у меня небольшой план, — ухмыльнулся Стив, передавая браслет Виктору.
  — Что за план? — спросил Виктор, беря браслет.
  — Видишь ли, погоня, судя по всему, действительно за тобой. Мой заказчик явно не хотел афишировать свои действия, а тут подняли шум на целый сектор империи. Поэтому я предлагаю остаться тебе пока здесь, на планете, вместе с браслетом. Посидишь, максимум, годик. И я прилечу за тобой на то же место. Меня, если и задержат имперцы, то быстро отпустят. Я ведь не преступник. Если выловит заказчик, то ты будешь моей страховкой. Только я буду знать, где тебя искать. Кроме того, поскольку браслет у тебя, у тебя есть гарантия того, что я за тобой вернусь. Сами имперцы на планету не сунутся, поскольку она на карантине.
  — Это неплохая мысль. Пожалуй — лучший вариант, — внимательно рассматривая браслет и проанализировав ситуацию, согласился Виктор. Браслет выглядел обычной безделушкой и представлял собой тонкую плоскую ленту с каким–то необычным орнаментом, свитую в плоскую спираль без явного начала. Он легко растягивался и мог надеваться на руку любой толщины.
  — Да, выглядит не очень похожим на оружие, — уловив сомнения Виктора, сказал Стив. Достав со стеллажа с аппаратурой небольшой прибор, он продолжил. — Давай сюда браслет, я тебе кое–что покажу. Он взял из рук Виктора браслет и запихнул его в прибор.
  — Это универсальный анализатор. Я проделал аналогичную операцию на транспорте при отлёте с этой планеты. — Стив пощёлкал кнопками на приборе и, удовлетворённо хмыкнув, показал Виктору результаты анализа, высветившиеся на маленьком дисплее. Виктор подошёл ближе и посмотрел на экранчик. Там виднелась только короткая надпись: — «Анализ материала невозможен, мощности анализатора недостаточно». Виктор с недоумением посмотрел на Стива:
  — Что это значит?
  — Всё очень просто и наглядно, — с усмешкой отозвался Стив и, довольно потирая руки, продолжил. — Никакой инструмент прибора не смог взять образец для анализа. Понимаешь, в приборе есть набор микроскальпелей: лазерный, плазменный, силовой и куча других, но ни один из них не смог оторвать даже молекулу вещества браслета. Кроме того, он не просвечивается никакими полями. Все это говорит о том, что внутренняя энергия любой точки этого браслета на порядок или на несколько порядков превосходит энергию, которой пытались сканировать или резать браслет. Только подумай, эквивалентная мощность этой штуки, как минимум, должна равняться станции питания целого города, и заметь, как минимум…. Какая сила кроется в этой изящной штучке, даже представить трудно.
  — Так как же нанесли на него гравировку? — удивлённо уставился на браслет Виктор.
  — Значит, тот, кто его делал, имел силы неизмеримо большие, чем мы даже можем себе представить, только и всего. — Стив вынул браслет из прибора и вернул Виктору.
  Тот уже с некоторой опаской взял браслет в руки:
  — Да–а–а…, похоже, это серьёзная штучка.
  Виктор повертел его в руках, ещё раз внимательно рассмотрел и решительно, одним движением надел его на запястье.
  — Стой! Нельзя! — Стив не успел его остановить.
  Виктор с недоумением уставился на него. Лицо Стива приобрело землистый оттенок.
  — Что я не так сделал? — осторожно поинтересовался Виктор.
  — Не знаю, — тихо ответил Стив и продолжил, переводя дыхание, — ты видел, где я носил браслет?
  — Видел, на шнурке на шее, — Виктор совсем не понимал в чём проблема.
  — Дело в том, что в тетради было написано, чтобы ни в коем случае не надевали браслет на руку, — совсем тихо прошептал Стив.
  — Вроде ничего не случилось, — сознавая свою ошибку, застенчиво улыбнулся Виктор.
  — Может и не случилось, но ты, на всякий случай, сними.
  Виктор попытался снять браслет, но не тут–то было. Браслет, свободно сидевший на руке, уже никак не хотел сниматься с запястья, при этом он свободно поднимался до бицепса, растягиваясь на величину, достаточную для снятия.
  Виктор виновато посмотрел на Стива:
  — Раньше надо сообщать меры безопасности.
  — Кто же думал, что ты такой прыткий. Ладно, поскольку больше ничего плохого не случилось, будем считать, что у тебя есть целый год, чтобы придумать, как его снять и вернуть хозяину.
  — Если раньше его у меня не снимут вместе с рукой на этой планете, — подавленно вздохнул Виктор. Он абсолютно не представлял, как будет жить целый год в диком мире.
  — Не переживай, забейся в какую–нибудь щель и сиди тихо. В мешке осталась одежда, местные деньги и меч. Только после приземления выброси всю свою одежду, она ведь искусственная, а всё искусственное будет уничтожено. Кроме того, надо торопиться. Не забывай, мы находимся на орбите планеты, а для искусственных материалов и здесь время бежит очень быстро. Мне давно пора отсюда смываться, а то за тобой некому будет прилететь.
  Больше не теряя времени, Виктор запрограммировал прыжок для Стива к известному маяку и уселся в аварийную капсулу.
  — Удачи тебе на планете! — попрощался по коммуникатору Стив.
  — Удачи тебе в империи! — эхом отозвался Виктор и дал команду на отделение.
  
  Глава 2. Начало пути
  
  Капсула Виктора приземлилась удачно. Расчёт автоматики оказался правильным. Утопив в ближайшем болоте остатки спасательного модуля, и забрав аварийный запас пищи, он, через полчаса блужданий по мокрым зарослям, нашёл на небольшом сухом островке, указанный на карте меткой, тайник Стива.
  Помня его указания, Виктор, тщательно свернув все свои вещи, запихнул их в кожаный мешок и закопал недалеко от тайника. Поскольку в этом мире все вещи, произведённые за его пределами, распадались через некоторое время, не было смысла таскать их с собой. В тайнике нашлась довольно поношенная, но ещё прочная одежда, сшитая из неизвестного Виктору материала. Она состояла из набора нижнего белья, брюк и куртки. В неё–то Виктор и переоделся. Образ дополнили прилично поношенные, но достаточно крепкие кожаные сапоги. Придирчиво осмотрев себя, он усмехнулся:
  — Кто бы мог предположить, что один из самых знаменитых контрабандистов пограничной планеты, в рассвете своей карьеры, вернётся к тому, откуда начал, к работе бродячего торговца, да ещё и на дикой планете.
  Денег в тайнике обнаружилось немного, но на месяц другой, как говорил Стив, если не очень шиковать, хватит. А что дальше? — подумал Виктор. — Стив обещал забрать его через год, да и то, если очень повезёт, во что Виктору, учитывая такую погоню за ними, совсем не верилось. Надо как–то пристраиваться здесь более основательно, залечь в какую–нибудь дыру и не высовываться. Хорошие мысли, но почему–то казалось, им не суждено было сбыться.
  Все остальное снаряжение Виктора состояло: из его непонятного браслета, который упорно не хотел сниматься с руки, потёртого кожаного дорожного мешка со всякой походной мелочью, такой же потёртой одежды бродячего торговца, в которую он был одет, да меча, в сильно поцарапанных старых ножнах. Мечом Виктор владел достаточно хорошо, можно даже сказать, он был искусным мастером боя на мечах, правда, на силовых. Впрочем, бой на обычных мечах не очень сильно отличался от боя на аналогичном, современном оружии.
  Виктор наклонился и поднял ножны с мечом с земли. При ближнем рассмотрении он понял, что ножны никак не соответствую классу меча. На серой рукоятке меча нанесены тончайшей серебряной вязью изображения сражающихся воинов. Серебро на сером фоне рукоятки просматривалось только вблизи. Внимательно рассмотрев рисунки, Виктор понял, что это набор приёмов. Некоторые из них он знал сам, а некоторые сильно поразили его. По своей простоте и эффективности они превышали всё, что он знал до сих пор. Странным Виктору показалось только то, почему так много изображений поместилось на рукоятке меча.
  Надо позаниматься на досуге, — подумал он, — в этом мире это может сохранить ему жизнь. Вынув меч из ножен, Виктор поразился ещё больше. Серая рукоятка была насажена на абсолютно чёрный клинок. Ни единой зазубрины, мало того, даже царапин не было видно на клинке. Виктор слегка ударил пальцем по поверхности клинка, и тот неожиданно отозвался мелодичным тихим звуком. А технология у них тут приличная, — с удивлением подумал он. Такого металла он ещё никогда не встречал. Да и меч из ножен доставался своеобразно. Как только меч начинал движение, ножны раскрывались, и меч почти прыгал в руку.
  Ну, да ладно, раз кто–то носил эту штуку, почему бы не поносить и мне, — усмехнулся Виктор.
  Спрятав клинок в ножны, Виктор с помощью перевязи приспособил его у себя на спине. Пришлось помучиться, пока Виктор не догадался закрепить меч за спиной, рукояткой вниз. Из–за особенности ножен раскрываться, такой способ ношения не вызывал особых неудобств, даже если ножны находились под плащом.
  Последний раз, поев еды из запаса спасательной капсулы и тщательно закопав всё остальное, Виктор двинулся в путь. Через пару недель, двигаясь по дороге, на которую он случайно вышел невдалеке от болота, и время от времени покупая еду в придорожных тавернах, Виктор добрался до небольшого городка. Ему страшно везло в пути. Мало кто обращал внимание на запылённого торговца, идущего почти без груза по своим делам. У него было время адаптироваться к окружению. Люди говорили на одном из устаревших диалектов межязыка. Виктор постоянно пополнял словарный запас в тавернах, а в пути тренировался в произношении, чтобы не очень отличаться от местного населения. Кроме того, он серьёзно позанимался с мечом на привалах, понимая, что в этом мире меч не раз может спасти ему жизнь. Тренировки языка и навыков обращения с мечом давались Виктору необычайно легко. Виктор списал это на некоторое знакомство и с тем и с другим.
  К городу он пришёл слишком поздно. На ночь ворота города запираются. Это, впрочем, его не остановило, только пришлось повозиться, перелезая через довольно высокую городскую стену.
  — Черт бы побрал все это средневековье! Когда только людям воевать надоест? — проворчал он, стряхивая пыль с одежды. — Охрана у них, однако, не на высоте. Залезай, кто хочешь. Теперь бы подкрепиться и на боковую, — подумал он и зашагал в направлении фонаря, горевшего над приземистым помещением, из которого доносилась простая музыка и громкие голоса. Немного не доходя до намеченной цели, он неожиданно услышал звон клинков и глухие вскрики из переулка. Похоже, идёт заварушка, надо посмотреть, — подумал он. Осторожно двигаясь в сумраке, Виктор пробрался к источнику шума. Ему открылся заключительный этап разыгравшейся трагедии. Прижимаясь к стене спиной и держа в обеих руках по короткому кинжалу, стояла растрёпанная седая старуха. Слева от неё, прикрывая сбоку, припав из–за раны в ноге на одно колено и держа двумя руками огромный меч, находился одетый в кольчугу здоровенный воин, и ещё один воин, в такой же кольчуге, лежал лицом вниз, в двух шагах от старухи. Из его спины торчали две рукоятки ножей. Рядом с поверженным воином в различных позах лежало на земле ещё четыре человека, одетые в разную рвань. Шестеро их товарищей, одетых в такую же рвань и угрожающе выдвинув вперёд оружие, медленно прижимали обороняющихся к стене. Неожиданно наступление прекратилось. Чуть вперёд выдвинулся здоровенный бандит и, угрожающе размахивая булавой, сказал:
  — Гони монету старая стерва и проваливай отсюда, вы и так нам слишком дорого обошлись.
  — Хочешь, верь, хочешь не верь, отродье старого козла, но у меня не хватит денег даже на кружку эля, — прошипела старуха, не меняя положения.
  — Зачем тогда водить с собой охранника, и чем ты с ним расплачиваешься, собой что ли? — рассмеялся вожак.
  Лицо старухи потемнело от гнева, но ни у неё, ни у её охранника оружие в руках даже не дрогнуло.
  — Тебе не повезло, похотливый осёл. Ты сильно ошибся. Это не слуга — это друг, а он не требует денег, и за его рану вам самим придётся заплатить, — подозрительно спокойным голосом ответила старуха и, как заметил Виктор, подала какой–то знак воину.
  — Ха–ха–ха…. Двое против шестерых, и она ещё угрожает, — опять рассмеялся вожак.
  — Трое, и один у вас за спиной, — со зловещей улыбкой на лице, поправила его старуха. Виктор удивился, старуха не могла разглядеть его в темноте ночи. Он сам видел картину только за счёт света множества звёзд, да и то в каком–то черно–белом цвете. Нападавшие грабители, как по команде повернулись посмотреть на нового врага, но кругом была темнота.
  Виктор неожиданно понял — это была уловка, и она прекрасно сработала. Воин резко наклонился вперёд, и его меч, описав стремительную дугу, разрубил ближайшего бандита почти надвое. Старуха в этот момент резким движением метнула нож правой рукой в другого и тоже не промахнулась. Тот со стоном завалился набок. Видимо этот стон и спас вожака. Резко нагнувшись, он уклонился от ножа, брошенного старухой другой рукой.
  — Ты за это заплатишь старая карга, дорого заплатишь, — с угрозой прошипел он и знаком приказал остальным нападать.
  — На всё воля владыки, — едва слышно сказал воин, с трудом поднялся с колена и, поудобнее перехватив меч, заслонил старуху.
  Шансов почти никаких, — подумал Виктор, — вот именно почти, а я ещё хотел не высовываться, — и бросился в атаку. Несколькими быстрыми прыжками он достиг вожака. Мягкие сапоги скрадывали шум шагов по голой земле переулка. Захватив уже занесённую для удара руку и используя силу инерции своего движения, Виктор резко развернулся. Ноги вожака оторвались от земли и он, сминая двух стоявших слева от него бандитов, с хрустом ломающихся рёбер отбросил их к забору. В это время Виктор продолжил вращение. Выбросив вперёд ногу, он ударил в спину последнему бандиту, который находился справа. Сила удара швырнула того, мимо замершего от неожиданности воина, прямо на стену дома, к которому спиной прижималась старуха. Раздался глухой удар, и тело медленно сползло по стене. Наступила тишина.
  Старуха и воин не могли произнести ни слова. Они были в шоке. Слишком быстро изменилась обстановка. Только что они прощались с жизнью в окружении четырёх бандитов, а буквально через мгновение, эти четверо лежат на земле, не подавая признаков жизни. Виктор, поняв состояние оборонявшихся, шагнул к замершему воину и легонько похлопал рукой тому по плечу:
  — Вечеринка закончилась. Гости разошлись. Пора и отдохнуть.
  — Кто ты? — выдохнул, приходя в себя, воин.
  — Так…, прохожий…, — усмехнулся Виктор.
  — Ничего себе, прохожий! — пробормотала, выходя из–за спины воина старуха. — Один справился с четырьмя, не вынимая оружия. Продолжая что–то невнятно бормотать, она деловито принялась вытаскивать свои кинжалы из поверженных врагов.
  — Нельзя было пользоваться оружием, пока бы я рубил одного, трое бы напали на вашего верного защитника, а так, как видите, эффект на лицо, — добродушно пояснил Виктор.
  — Ваш товарищ ещё жив? — спросил он, указав на лежащего ничком кольчужного война.
  — Предатель, он своё уже отжил, — глухо прошипела старуха, вытаскивая узкие клинки из спины, лежащего война, и проворно пряча их в каких–то потайных карманах.
  — Это всё неправильно, но мы у тебя вдолгу, — пробормотал, с трудом держащийся на ногах, второй воин и добавил, — ты второй человек, которому я что–то должен.
  Воин пошатнулся и начал падать. Виктор подхватил его с одной стороны, а старуха с другой.
  — Может быть, пора подумать о ночлеге и о докторе, — предложил Виктор.
  — У нас нет денег, — пробормотала старуха.
  — А если за чужой счёт, — возразил Виктор, помогая тащить потерявшего сознание раненого.
  — Я не беру подачек, — гневно глянула на него старуха.
  — А я вам ничего не даю, просто заплачу за лечение вашего друга. Он–то мне кое–что должен, а я собираюсь когда–нибудь получить долг, — разозлился Виктор, а про себя подумал, — прав был вожак, старуха — гордая, старая, жадная стерва. С трудом дотащившись до таверны, они с приличным шумом ввалились в зал. Разговоры мгновенно смолкли, и все уставились на вошедших.
  — Зрелище ещё то, — подумал Виктор, — окровавленный воин в кольчуге, а его держат запылённый торговец и старуха в изодранной одежде. Надо что–то то делать.
  — Эй, хозяин, проведи нас в комнату и вызови врача, — как можно грубее прокричал он и, сорвав с пояса кошель, бросил его на стойку.
  Услышав звон монет, хозяин сгрёб кошель и мгновенно начал раздавать приказания. Как по мановению волшебной палочки возобновились разговоры за столами, и уже никто не обращал внимания на то, как они, следуя за хозяином, потащили воина дальше, в глубину таверны. Почти никто. Краем глаза Виктор увидел, как какой–то тип незаметно выскользнул из таверны. Похоже, неприятности только начинаются, — подумал Виктор. — А так как меня здесь ещё не знают, то неприятности следуют за этой старой леди. Чёрт, вечно я влипаю в истории. Однако они ещё не наступили, поэтому надо отдохнуть.
  Отдохнуть Виктору не дали. Сначала пришёл доктор и начал осматривать раненого. Тот, наконец, пришёл в себя. Рана не представляла большой опасности, но воин потерял слишком много крови. Потом пришлось доставать у хозяина ткань и нитки, чтобы старуха могла как–нибудь восстановить свою одежду. Впрочем, шить она умела, и результаты, особенно учитывая подвернувшиеся материалы, оказались вполне удовлетворительными. Затем старуха захотела есть и попросила сопровождать её в зале. Местным завсегдатаям она почему–то не доверяла. Виктор хотел уже отказать и завалиться спать, но тут поймал странный взгляд воина. Этот взгляд просил его пойти. Виктор понял, если он не согласится, то это сделает воин, несмотря на своё состояние.
  Виктор смирился, частью из–за безмолвной просьбы воина, а частью из–за собственного голода. Последний раз он ел сутки назад в какой–то маленькой деревушке. Хозяин таверны помог им устроиться за крайним столиком, подальше от двери и от громких голосов. Виктор предложил заказывать еду старухе, он ещё не совсем освоился в этом мире и поэтому побоялся привлечь к себе дополнительное внимание глупой ошибкой. Та, слегка пожав плечами, произвела заказ.
  — Может быть, вы назовёте своё имя, — противным голосом проскрипела она, когда хозяин таверны удалился выполнять заказ.
  — А вам разве не всё равно, как меня зовут? — раздражённо проворчал Виктор.
  — В данном случае не всё равно. Как–никак я вам тоже кое–что должна, — с недовольством в голосе признала та.
  — Наконец–то вы признали мои скромные заслуги. Меня зовут Виктор.
  — Странное у вас имя, какое–то старинное. Сейчас не называют детей такими именами, — задумчиво покачала головой старуха, а потом как будто с трудом произнося слова, добавила. — И сами вы странный, говорите странно, действуете странно, даже смотрите странно.
  — Что же во мне странного, — скрывая тревогу, спокойно спросил Виктор.
  — Так…, мелочи, но их довольно много, — ушла от прямого ответа старуха, — хотя, несмотря на них, я вам доверяю. Не знаю почему, но доверяю. Не часто со мной такое случается.
  — Если мелочи не сильно бросаются в глаза, я это переживу, — успокоился Виктор.
  Старуха некоторое время молча катала по столу хлебную крошку и о чём–то сосредоточенно размышляла. Виктор внимательно наблюдал за её руками, не решаясь прервать размышления. Такие маленькие, чистенькие ручки, с нежной, хорошо сохранившейся по сравнению с лицом, кожей, а уложили в бою трёх громил, да ещё ухитрились добраться до спины предателя. Одного она уложила на глазах у Виктора, а из двух других она вытаскивала свои кинжалы перед уходом с поля боя. Опасно иметь дело с этой дамой в ближнем бою, — предостерёг сам себя Виктор.
  — Может быть, вы подскажете, как сохранить на старости лет руки в таком хорошем состоянии, — чтобы как–то прервать паузу спросил Виктор.
  Старуха замерла, а затем быстрым движением спрятала руки в складках своей одежды и с опаской посмотрела на Виктора:
  — А вы на самом деле опасный тип.
  Виктор попытался выяснить причину испуга старухи, но дальнейший разговор прервал появившийся с едой хозяин таверны. В течение довольно приличного времени им было не до разговоров. Еда оказалась достаточно вкусной, и Виктор взял себе на заметку эту таверну, а заодно и названия блюд, которые заказывала старуха.
  Неожиданно Виктор почувствовал опасность. Не поднимая голову и продолжая есть, он прислушался. В таверне стояла тишина. Мёртвая тишина. Он прекратил есть и поднял голову. Все люди за соседними столами были похожи на статуи, с открытыми ртами и вытаращенными глазами, и смотрели в направлении входа. Виктор тоже повернул голову к входу. У двери, полностью загородив проход, стояло два воина, коренастые, мускулистые, закованные в тёмные кольчуги.
  Поверх кольчуг накинуты, переливающиеся различными оттенками зелёного, плащи. Эти плащи и выпирающие из–под них детали доспехов предавали им вид вылезших из болота больших жаб. Воины спокойно смотрели куда–то за спину Виктору. Виктор обернулся, хотя он и так знал, что кроме старухи там никого не было. Она с непроницаемым лицом смотрела на воинов. Однако лицо её было бледным, и в глазах застыл ужас.
  Похоже, начинаются новые неприятности, надо выкручиваться, — подумал Виктор. Он слегка стукнул ложкой по столу, чтобы привлечь внимание старухи и тихо шепнул:
  — Продолжайте есть, как только они подойдут на три шага, дайте мне знать.
  Старуха медленно перевела взгляд на Виктора:
  — Это зелёная гвардия, я погибла.
  Виктор ответил ей самым презрительным взглядом, какой только мог изобразить, и продолжил спокойно есть. Презрительность Виктора сделала своё дело. Старуха пришла в себя, мало того, она пришла в ярость. Какой–то жалкий торговец смеет так на неё смотреть. Она, тоже преодолев страх, продолжила есть. Хотя, как заметил Виктор, руки у неё слегка дрожали.
  Интересно, какие рожи сейчас у наших соседей и у этих бронированных лягушек, — с трудом подавив желание повернуться, подумал Виктор.
  Когда зелёные воины подошли на указанное Виктором расстояние, старуха слегка толкнула его ногой под столом. Виктор спокойно поднялся из–за стола, повернулся и сказал:
  — Эй, хозяин, не мешало бы такую трапезу и запить чем–то вкусненьким.
  Его слова вызвали лёгкий шум по всей таверне. Виктор понял, что так, в присутствии зелёных, ещё никто не поступал.
  Ну, что же, я буду первым, — как–то весело подумал он, — раз уж мне с ними придётся подраться, надо разыграть это представление получше.
  Удивлённые проявленным к ним неуважением, воины замерли на месте. Спокойно и демонстративно оглядев воинов, Виктор добавил:
  — Хозяин, захвати по пути метлу побольше, а то здесь несёт болотом.
  Глубокий вздох пронёсся по таверне. Где–то на другом конце помещения разбилась чашка. Если сказать, что лица у посетителей вытянулись от удивления, это значит, ничего не сказать. Вначале до воинов не дошёл смысл фразы, но когда они поняли, что над ними смеются, лица их приобрели малиновый оттенок.
  — Хозяин, не забудь и воды побольше, а то от этого болота горелым запахло, — не унимался Виктор.
  По таверне кое–где раздались тихие смешки, уж очень точными оказались слова. Такого обращения с собой, воины, наверное, давно не испытывали. Они пришли в ярость. Моментально выхватив мечи, они бросились на Виктора. А мечи–то у них чёрные, — с удивлением подумал он, на большее времени не хватило.
  Узкий проход между столами не позволял нападать сразу двум. Поэтому один из них вырвался вперёд. Неожиданно Виктору показалось, что время замедлилось. Движение меча нападавшего война, вначале больше похожее на размытое пятно, стало замедляться. Виктор ожидал такого нападения, он специально пытался вывести воинов из себя. Слепая ярость в бою — плохой помощник. Однако он едва успел сделать шаг вперёд и, наклонившись, пропустить мимо себя стремительный удар.
  Меч просвистел буквально в нескольких миллиметрах от его головы. Делая следующий шаг, Виктор резко ударил открытыми ладонями обеих рук в покрытую кольчугой грудь воина. Время восстановило свой бег. Сила удара оказалась такова, что отбросила и сбила с ног обоих воинов, поскольку они двигались друг за другом. Со стороны это выглядело, как будто они со всего маха налетели на резиновую стену, которая спружинив, швырнула их метра на четыре назад. Таверна замерла. Только впоследствии, получив разъяснения, Виктор понял шоковое состояние постояльцев. На их глазах, даже не доставая оружие, средне сложенный торговец поверг наземь сразу двоих хвалёных и непобедимых зелёных гвардейцев.
  Через несколько мгновений, пришедшие, наконец, в себя гвардейцы, зашевелились и начали подниматься. Задний поддерживал переднего. Скорее всего, ударом у того было сломано несколько рёбер. Виктор нагнулся и поднял чёрный меч, выпавший из рук первого нападавшего. Он практически ничем не отличался от его собственного, но рукоятка меча тоже была чёрной, и на ней не было рисунков. Виктор перевёл взгляд с меча на гвардейцев. Их лица поразили Виктора, они выглядели испуганными. Да что там испуганы, они были в ужасе. Их взгляды были прикованы к его боку, точнее не к боку, а к рукоятке его собственного меча, которая выглядывала из–за спины Виктора. Виктор слегка скосил взгляд и заметил, как необычно переливается в свете мигающих масляных ламп серебряная гравировка на рукоятке. Конечно, издали рисунки разглядеть невозможно, но мигающий свет создавал впечатление, что рукоять меча — это живое существо, и оно дышит. Виктор проверил балансировку чёрного меча гвардейцев и резко метнул его к их ногам. Меч чёрной молнией метнулся к стоявшим гвардейцам и вонзился в пол у их ног.
  — Тому, кто служит страху, рано или поздно и меч не поможет, — спокойно сказал Виктор. Ужас, с которым гвардейцы посмотрели на него, уже не подавался описанию.
  — Разреши нам уйти, Серый мастер. Мы выполняли приказ и не знали, что встретим тебя. Если бы нас предупредили, мы бы не осмелились напасть на тебя таким малым количеством, — прошептал еле слышно раненый. Кровь появилась на его губах. Возможно, удар Виктора оказался слишком сильным, и внутренние повреждения не ограничивались повреждениями рёбер.
  Виктор пожал плечами и, не показывая своего удивления их словам, кивком разрешил им уйти. Медленно пятясь назад и все ещё не спуская глаз с Виктора, они удалились. Меч остался торчать в полу. Виктор оглянулся вокруг. Все взгляды посетителей оказались прикованы к мечу. Они, наверное, даже не слышали его разговора с гвардейцами.
  Что они на него уставились, — подумал Виктор. И вдруг, понял. Пол в таверне из коричневых каменных плит, а не из дерева, как он думал раньше, а чёрный меч почти по рукоятку вошёл в одну из таких плит.
  Мечи у них, однако прекрасные, — в очередной раз подумал Виктор.
  — Хозяин, ну, сколько можно ждать выпивку, — чтобы прервать затянувшуюся паузу, с сердитым видом заорал Виктор и, спокойно повернувшись спиной к залу, уселся за свой стол. Таверна ожила. Мгновенно начались обсуждения произошедших событий. Некоторые из посетителей спешно стали покидать таверну. Через несколько секунд к столу подскочил хозяин с двумя бутылками в руках. Он поставил бутылки на стол и поклонился:
  — Прошу извинить за обслуживание, вы не представились, а я не мог предположить, что мастер может путешествовать в такой одежде и с такими спутниками, — и он кивнул на старуху, а затем, вытирая вспотевшие руки об изрядно заляпанный фартук, спросил:
  — Извините за наглость, но какому магу вы служите? На вас ведь нет никакого плаща…
  — Никакому, — усмехнулся Виктор, — сам себе.
  — Что–о–о…, — от удивления хозяин аж подпрыгнул. — Это невозможно, все знают, чёрный меч подчиняется только воинам магов. Никто другой не сможет его использовать.
  — Значит, вас неправильно информировали, — Виктор указал кивком на торчащий в каменной плите меч и, осторожно вынув пробку из бутылки, налил себе в кружку вина.
  В недоумении качая головой и что–то бурча себе под нос, хозяин удалился. С тех пор как Виктор сел за стол, старуха даже не пошевелилась и, только после ухода хозяина таверны, она нервным движение схватила со стола вторую бутылку, резко выбила пробку и прямо из горлышка отпила изрядную порцию напитка.
  — Кто ты? — почти прохрипела она, ставя наполовину пустую бутылку на стол.
  — Просто путник из дальних стран, — покачал головой Виктор, продолжая мелкими порциями, с удовольствием потягивать вино. Вино оказалось прекрасного качества, и как нельзя, кстати, после схватки.
  — Так ты, варвар и пришёл из–за южной пустыни и совершенно ничего не знаешь! — удивилась старуха, немного приходя в себя.
  — Пожалуй, можно сказать и так, — кивнул Виктор, расслабляясь и поудобнее устраиваясь за столом.
  — Ты совсем не понимаешь, что ты здесь натворил? — ещё больше удивилась старуха.
  — По моему, абсолютно ничего ненормального, — насторожился Виктор, ему совсем не хотелось афишировать свои действия на планете.
  — Ничего себе нормальное! Ты, наверное, самый великий воин у себя в стране?
  — Какой там воин, — небрежно отмахнулся Виктор, вспомнив свою контрабандную деятельность, — обычный мелкий торговец — открыватель новых рынков.
  — Торговец! — уже дошла до предела удивления старуха. — Тогда какие же в твоей стране воины и маги?
  — Есть и намного лучше меня, но и я не из последних. Слегка не сошёлся во мнениях с властью, и мне пришлось на некоторое время прекратить свою деятельность и покинуть страну, — с грустью вспоминая старую жизнь, вздохнул Виктор.
  — Ты посмел спорить с верховными магами своей страны и остался жив? — уже привыкая к потрясениям, переспросила старуха.
  — Не такие они и страшные, эти верховные, а кроме того, у нас все немножко маги, — усмехнулся Виктор.
  — Как это все, — встревожилась старуха, — ты что, тоже маг?
  — В своей области деятельности, ещё какой, — подтвердил Виктор.
  — Этого не может быть, мой амулет предостерегает меня, если вблизи оказывается маг, а сейчас он не действует, значит, ты не маг, — не зная, что возразить, пробормотала старуха.
  — А что амулет знает все виды магии, даже неизвестные? — с наивным видом заинтересовался Виктор.
  — Я не уверена, возможно, он чувствителен только к определённым видам, — тут же засомневалась старуха.
  — Тогда пока остановимся на том, что я не маг и не воин, а просто бродячий торговец, — попытался успокоить её Виктор.
  — Торговец…, — с сомнением качнула головой старуха и затем продолжила, — который за одно мгновение уложил четверых бандитов и за ещё более короткое время двух зелёных гвардейцев. Не смеши меня, пожалуйста. Даже мастеру гвардии пришлось бы повозиться сразу с двумя, а ты ещё ни разу даже не доставал своего меча. Мало того, гвардейцы даже не стали повторно нападать и смотрели на тебя, как на смертный ужас. Как же они назвали тебя…?
  — Серый мастер, — подсказал Виктор.
  — Вот–вот, серый мастер. Надо порасспросить знакомых, что бы это значило, — как бы размышляя вслух, пробормотала старуха.
  — И что здесь необычного? — Виктор вернул старуху от её размышлений на интересующую его тему.
  — Он ещё спрашивает, — проворчала та. — А ты знаешь, что гвардейцев тренируют с детства с помощью магии? Они становятся вдвое сильнее и быстрее самого сильного и быстрого человека, поэтому у обычных воинов почти нет шансов в бою с ними. Мало того, каждый из них владеет заколдованным мечом, который при сильном ударе рубит даже щит и служит только своему хозяину. В чужих руках этот меч становится обычным мечом.
  — Что–то не заметил, — возразил Виктор, опять кивнув в сторону чёрного меча, торчащего в полу.
  — Это ты не заметил. Посмотри вокруг, тогда заметишь, — возразила старуха.
  Виктор обернулся и мельком осмотрел таверну. Народу в таверну набилось столько, сколько, наверное, не было даже в её лучшие дни.
  Очевидцы, похоже, за соответствующее вознаграждение, рассказывали вновь прибывшим о произошедших событиях, указывая при этом на меч. В сторону столика, за которым сидел Виктор со старухой, никто старался не смотреть, хотя сдержаться для посетителей было довольно трудно.
  Мало того, вокруг стола Виктора, на расстоянии примерно в четыре метра, было пустое пространство. Никто не решился сеть поближе.
  — Пожалуй, вы правы, — согласился Виктор.
  — Ещё бы я не права. Сначала ты побил гвардейцев, в принципе это мог бы сделать мастер гвардии, но только с оружием. Потом ты испугал их, а это может сделать только сильный маг. После этого ты взял чужой, заколдованный меч и броском вогнал его почти по самую рукоятку в каменную плиту, это уже не может ни один маг. С чужим колдовством так обращаться никто не может, разве только с помощью кольца власти. Вот только воспользоваться им маг может только один раз и при этом погибнет, а ты совсем не похож на покойника. И он смеет ещё утверждать, что ничего необычного не сделал, — самодовольно усмехаясь, подтвердила старуха.
  — А помоему всё вполне объяснимо, — возразил Виктор. — Они ждали, что я достану меч, и не были готовы к моим действиям, а потом просто испугались и отступили. А что касается меча, так он прекрасного качества, я раньше таких не встречал. Сразу видно, настоящий мастер изготавливал, поэтому и пробил камень при сильном броске.
  — Не смеши меня своими пояснениями, — криво улыбнулась старуха, — какой нормальный человек может увернуться от меча гвардейца, да ещё при этом отбросить двоих воинов на приличное расстояние. Ни я, ни посетители даже не заметили движение меча, только размытый след, а твои движения были ещё быстрее. Вот только странно, гвардейцы действительно испугались, и это гвардейцы, которые никогда не отступают и не сдаются, даже чужим магам. Насчёт этого надо ещё поразмыслить на досуге.
  — Может нам пора отсюда сматываться, а то твои гвардейцы могут прийти с помощью? — на всякий случай поинтересовался Виктор.
  — Вовсе они не мои, — возмутилась старуха. — Сейчас эта таверна самое безопасное место, гвардейцы избегают мест, где они потерпели поражение. Тебе бы надо содрать с хозяина побольше денег, они в дороге пригодятся.
  — Это за что? — удивился Виктор.
  — Темнота! Ты же оставил здесь такой сувенирчик, о котором будут помнить веками, это же теперь золотое место. Каждого приезжего будут приводить сюда, показывать меч и рассказывать невероятные истории, которые со временем, обрастая дополнительными подробностями, будут становиться всё невероятнее.
  — Разве никому не нужен меч, а если кто–то захочет взять его себе, меч ведь не плохой? — мельком взглянув на меч, возразил Виктор.
  — Сначала пусть из камня достанут, а потом снимут магическую защиту, если смогут, — явно развеселилась старуха.
  — Да нет там никакой магической защиты, — удивлённо возразил Виктор.
  — Это ты кому–нибудь расскажи. Магический меч, разрубивший камень как масло, без защиты не бывает.
  — Что–то ты слишком много знаешь о магии, для простой старушенции, — глядя в глаза старухи, проворчал Виктор.
  Глаза старухи не смогли спрятать мелькнувшего в них страха после этих слов Виктора, хотя её лицо сохраняло обычную невозмутимую маску.
  — Не твоё дело, — отрезала старуха.
  — Значит, вытаскивать вас, сударыня, из различных неприятностей — это моё дело, а расспросить о различных неизвестных для меня вещах — это не моё дело, — возмутился Виктор.
  — Никто не просил тебя вмешиваться, сам влез, — ехидно улыбаясь, возразила старуха.
  — Хорошо, больше вмешиваться не буду, разбирайтесь со своими проблемами сами. Ваша дорога в одну сторону, а моя в противоположную, — Виктор отставил от себя опустевшую бутылку, сгрёб со стола оставшийся хлеб и засунул его в карман. Кто его знает, когда в следующий раз придётся есть. Тем более, в кошельке, брошенном хозяину таверны, находились его последние деньги. Проделав эти манипуляции, Виктор сладко потянулся и произнёс:
  — Пора и в постельку, что–то устал я сегодня.
  Затем он поднялся и, больше ничего не говоря, двинулся к своей комнате. За спиной он услышал рассерженное бормотание старухи на тему грязного, невоспитанного варвара.
  Просто так уйти не удалось. Почти у двери его с самой любезной улыбкой задержал хозяин.
  — Мастер, вы принесли мне сегодня необыкновенный дар, как я могу отблагодарить вас?
  Виктор остановился и с подозрением посмотрел на хозяина таверны.
  Любое его желание позволяло точно определить дальнейшие его намерения, а раскрывать свои планы не хотелось. Помедлив одно мгновение, Виктор ответил:
  — Вы мне ничего не должны, считайте, вам просто повезло.
  — Что–то я все же могу для вас сделать? — возразил хозяин и как бы невзначай добавил. — Как мне называть вас, мастер?
  — Можете, — начиная злиться ответил Виктор, — исчезнуть с моего пути и дать спокойно выспаться, а что касается меня, моего имени и всего прочего расспросите вон ту старую леди, — и Виктор кивком указал на старуху.
  — Пожалуйста, пожалуйста, отдыхайте, никто вас не побеспокоит, — испуганно попятился от него хозяин.
  — Надеюсь, — бросил Виктор, быстро проходя мимо.
  Уже выйдя из зала и взглянув мельком назад, он увидел, как хозяин резво направился к старухе.
  Так, теперь ей будет не до сна, — злорадно подумал он.
  Войдя в свою комнату, он хорошо запер дверь, внимательно осмотрел запор на окне и, удостоверившись в том, что извне открыть их невозможно, вынул из–за спины меч, положил его у изголовья, уменьшил огонь в масляной лампе и, не раздеваясь, рухнул на кровать. Учитывая все недавние приключения, заснул он мгновенно.
  Проснулся Виктор неожиданно, прямо посередине очень приятного сна, который, впрочем, он уже не помнил. Пытаясь понять, что же его разбудило, он услышал лёгкий шорох за дверью. Раздался тихий стук в дверь и приглушённый голос хозяина таверны:
  — Мастер Вик! Мастер Вик, просыпайтесь. Вам немедленно надо уходить. Мастер Вик!
  — Какого чёрта будят посреди ночи? — ворчливым голосом, как будто спросонья, сказал Виктор и мгновенно скатился с кровати, одной рукой хватая походный мешок, а другой, устраивая меч за спиной. Теперь он готов к неожиданностям, всё имущество при нём. Взглянув сквозь щели в ставне во двор, он не заметил никакого движения, что было показателем того, что ловушка готова или ловушки вообще нет.
  Неслышно пробравшись к двери, в которую продолжал скрестись хозяин, и быстро открыв запор, Виктор рывком распахнул дверь.
  Не рассмотрев ничего в темноте коридора за спиной хозяина, он, на всякий случай, сгрёб хозяина за шиворот и втащил в комнату, закрыв при этом дверь опять на запор. Хозяин, похоже, от неожиданности потерял дар речи. Отпустив его шиворот, и добавив света в масляной лампе, Виктор спокойным голосом, лишённым каких либо интонаций, поинтересовался у хозяина:
  — Из–за чего шумим посреди ночи?
  — М–м–мастер… м-меня… извинит, если узнает некоторые сведения, — пробормотал, быстро приходя в себя после стремительного броска сквозь двери, хозяин.
  — Если они действительно того стоят, то я, пожалуй, тебя прощу, — от Виктора так и веяло холодом.
  — Стоят, очень даже стоят, — затараторил хозяин. — Мой сын служит у графа на конюшне. Как вам, наверное, известно, наше графство входит в протекторат зелёных магов, а вы вчера изволили побить парочку их гвардейцев. Командир гвардейцев, а их, кстати, у нас всего четыре десятка, после упомянутого поражения собирался послать сообщение в башню зелёных магов, но не успел этого сделать. Вы не поверите почему.
  — Это почему, не поверю? — усмехнулся Виктор, одновременно пытаясь переварить полученную информацию.
  — Прибыл сам верховный маг зелёной башни, — выпалил хозяин, уставившись на Виктора.
  — Подумаешь происшествие, — фыркнул Виктор, не зная, чем это может ему грозить.
  — Но ведь он прибыл из–за вас, — удивившись реакции Виктора, на видимо очень значащую в его глазах информацию.
  — Вот это уже интересно, — сразу заинтересовался Виктор. — А почему ты подумал, что он прибыл из–за меня.
  — Мой сын спал в это время на сеновале в конюшне, — опять затарахтел хозяин, увидев проблески интереса к своему сообщению, — он случайно услышал разговор верховного мага и командира гвардейцев.
  — Дальше, — подбодрил его Виктор.
  — Маг спросил командира, что случилось в последнее время в городе необычного? Тот ответил, что в городе появился серый мастер и неожиданно сорвал порученную им миссию по захвату Верии.
  
  Разговор в конюшне.
  — Откуда вы узнали, что это мастер серого братства, они ведь все погибли при великой битве?
  — Трудно не узнать. Мастер клинка Дон, выполняя ваш приказ захватить девушку, в таверне потерял меч и приобрёл сломанные ребра. Этот дьявол даже не соизволил вытащить клинок. Он легко и просто, как щенков, отбросил двух разозлённых гвардейцев. Но главное то, что он потом поднял выбитый меч, ваш магический меч, господин, и броском вогнал его в каменную плиту. И ещё, у него за спиной меч серого мастера. Так носили мечи только воины серого братства, а по легендам каждый из них был ещё и неплохим магом. Учитывая опыт первого боя и мои силы, я хотел посылать в башню за помощью, но тут появились вы.
  Маг как будто окаменел на мгновение, а затем начал раздавать приказания:
  — Немедленно посылай за подмогой, пусть поднимают всю гвардию. Прикажи собрать войска графа и дай им в помощь половину своих людей, пусть попытаются помешать выбраться этому человеку из города или хотя бы на некоторое время задержат его.
  — Господин, зачем так много шума? — возразил командир. — Даже великие мастера серого братства не могли долго сражаться против десятка воинов одновременно. Я просто соберу своих воинов, и мы притащим его к вам. Я сам боялся, что он удерёт, и только поэтому хотел позвать подмогу.
  — Ты не понимаешь, возможно, это не просто серый мастер. Этот человек что–то большее. Откуда мог появиться серый мастер, через много лет после великой битвы и гибели всего серого братства? Могу открыть большой секрет, целую неделю все предсказатели синей башни бесятся. Мир перевернулся, старые предсказания потеряли силу. Максимум на что способны синие, так это заглянуть на день, на два вперёд и то, не всегда. Единственно, что они смогли выяснить абсолютно точно, это то, что все изменения связаны с одним единственным человеком, который по одному старому, очень старому предсказанию, перевернёт жизнь первой дочери мага, а попутно и весь мир. Так вот, дочь мага, теперь это уже не секрет — Верия.
  Мы, как обычно, не поняли предсказания и хотели держать её при себе в возможный момент перелома. Не так часто рождаются дочери у магов. Поэтому и напали на башню белых магов, чтобы захватить Верию и сохранить свою власть.
  Из–за грубых просчётов нападавших гвардейцев, ей и телохранителю её отца удалось скрыться, остальные погибли, прикрывая их побег. Наш информатор обнаружил их здесь и, с помощью местных бандитов, попытался захватить. По данным магов наблюдателей он погиб и рядом с ним погибло ещё много людей, точное количество они определить не смогли. Один телохранитель не смог бы справиться с нападавшими, значит, им помогли, а помочь им мог только этот ваш серый мастер. В таверне он открыто выступил против нас, и это уже серьёзно. Даже наблюдатели и предсказатели синих ничего не смогли о нём сказать. Ты понимаешь, вообще ничего! Они не видят ничего, что имеет связь с этим человеком. Если нам не удастся задержать его сейчас, придётся идти по его следу, используя только слухи. Если твои сведения насчёт меча в камне верны, и меч не застрял между плит, а именно пробил плиту, то я даже не могу предположить возможности этого человека, если это вообще человек. Я уверен, ни один маг, ни в одной башне, не смог бы проделать такой трюк с чужим мечом без кольца власти, а ты сам знаешь, чем кончается такой опыт. А этот тип, по твоим словам, даже сил не затратил. Если задержать его не удастся, придётся собирать совет верховных магов.
  — Что–о–о…, всех? Даже серебряных и чёрных? — удивился командир.
  — Да. И это не предел. Придётся поделиться властью с аристократами и делать ещё много такого, чего делать не хочется, в противном случае, мы потеряем все. Ты понимаешь, из–за одного человека, пусть даже очень сильного мага, не может рухнуть мир, а из–за этого серого, по проклятому предсказанию, наш мир рухнет, и поскольку это предсказание начинает сбываться, нет смысла сидеть и ждать, когда оно сбудется окончательно.
  — А что это за предсказание, господин, если конечно это не секрет, — поинтересовался командир.
  — Уже, наверное, не секрет, — тяжело вздохнул маг. — Это предсказание синего мага времён великой битвы. Сокращённый смысл можно передать так: — У одного из магов родится дочь, а как ты знаешь, у магов дочери рождаются очень редко. Когда она покинет свой дом, встретится ей в дороге странник и увлечёт за собой. И сбросят они звезды на землю. И перевернётся мир.
  — Как можно сбросить звезды на землю? Какой мощью надо обладать? — удивился командир.
  — Не знаю. Все серьёзные предсказания туманны. Я знаю одно — даже с кольцом власти невозможно это сделать, так что мы ещё поборемся. А теперь выполняй приказания, — прервал разговор маг, и они вместе с командиром гвардии вышли из конюшни.
  
  — Больше ничего мой сын не слышал и незамедлительно помчался ко мне, а я, выслушав его, тотчас явился к вам, — закончил хозяин таверны.
  — А почему ко мне, может лучше было продать меня этим синим или зелёным магам? — поинтересовался Виктор.
  — Я пока не выжил из ума, помогать этим кровопийцам! Была бы их воля, они бы превратили всех людей в послушных кукол или придумали чего похуже.
  — Неужели все маги такие плохие? — удивился Виктор.
  — Теперь все хуже некуда, — тяжело вздохнул хозяин.
  — А что, раньше были и хорошие маги? — продолжал расспрашивать Виктор.
  — Были, до вчерашнего дня и говорят, были до великой битвы, — неожиданно из глаз хозяина потекли слезы. — По словам верховного мага, недавно покончили с последними, белыми магами, а это был единственный клан, который помогал людям, не требуя ничего взамен.
  Хозяин таверны вдруг вспомнил, с какой целью он здесь оказался и стал горячо убеждать Виктора поскорее скрыться отсюда.
  — Не так скоро, — возразил Виктор. — Не так уж всесильны и страшны ваши маги, раз сам верховный не заметил вашего сына. Лицо хозяина при этих словах вытянулось и по цвету стало похоже на выбеленную стену, к которой он привалился.
  — Ладно, не трусь, — подбодрил его Виктор. — Я думаю, магу сейчас не до того, чтобы следить за каким–то мальчишкой. Лучше собери что–нибудь в дорогу. С этими словами он выпихнул из комнаты медленно приходящего в себя хозяина. При этом Виктор заметил за дверью, в глубине коридора, невысокий силуэт человека. Вспомнив, что дверь комнаты старухи выходит в этот же коридор и, сопоставив её рост с силуэтом, Виктор логично подумал, что больше здесь быть некому.
  — Сударыня, не соизволите войти в комнату и не торчать посреди коридора? — язвительно поинтересовался он и отошёл в глубину комнаты.
  С лёгким шорохом силуэт проследовал за ним, не забыв закрыть дверь на запор.
  — Верия, нехорошо подслушивать чужие разговоры, — внимательно наблюдая за ней, сказал Виктор.
  — Я же говорила, что ты опасный тип, — сказала та, снимая накинутый капюшон плаща с головы.
  Под плащом оказалась молодая девушка с приятными чертами лица, которое так и излучало любопытство.
  Виктор уже не был удивлён таким превращением. После разговора с хозяином он предполагал нечто подобное. Поэтому, внимательно рассматривая в свете лампы свою гостью, он проворчал:
  — Кто бы говорил! Не попадись ты мне на дороге, спал бы сейчас спокойно, а завтра пошёл бы дальше и не стал трепать нервы ни себе, ни другим.
  — Тогда бы предсказание не исполнилось, — возмущённо тряхнула головой девушка.
  — А кто сказал, что оно исполнилось? Старый помешанный на магии тип. Может быть, я совсем не тот великий маг, которого он так ищет, — возразил Виктор.
  — Причём тут этот зелёный, — пожала плечами та. — Когда создавалось предсказание, его ещё на свете не было. Я сама немного знаю магию и чувствую, ты — тот самый.
  — Вчера не чувствовала, а сегодня она чувствует, что я маг. Ни черта вы в вашей магии не смыслите, — усмехнулся Виктор.
  — Ага, — уцепилась за эти слова Верия, — значит, ты разбираешься в магии лучше нас и отрицаешь при этом, что ты — маг.
  Виктор только промолчал в ответ, досадуя на своё неосторожное высказывание и в очередной раз давая себе обещание быть настороже в разговорах с этой леди. Затянувшуюся паузу прервал шум в коридоре и голос хозяина:
  — Мастер Вик, всё готово! Можете отправляться.
  — Знать бы, куда отправляться, — грустно вздохнул Виктор. — Может, молодая леди подскажет, в какую сторону нам следует удирать.
  — Конечно, к западным горам. Все знают, что в тех местах маги бессильны, и там пока единственные свободные земли, — без замедления ответила Верия.
  — Все знают, — Виктор задумчиво потёр рукой подбородок, и в голове у него неожиданно сложился приличный план, который на некоторое время позволит сбить с толку врагов. Он сразу принялся реализовывать его.
  Сняв запор и открыв дверь, он впустил хозяина, который продолжал что–то говорить о том, что приготовил к походу. Для того чтобы прервать бурное словоизлияние хозяина, Виктор сгрёб его за шиворот и слегка тряхнул. В наступившей тишине было слышно, как клацнули от неожиданности зубы хозяина кабака.
  — Так–то лучше, — проворчал Виктор и отпустил затихшего хозяина, который не удержался на ногах и с размаху уселся на пол, однако надо отдать ему должное, даже не пикнув при этом.
  Скорчив, как можно более хмурую рожу, что было довольно трудным делом при виде ошарашенного хозяина, Виктор, стараясь придать своему голосу спокойную интонацию, произнёс:
  — Почему–то все вдруг сразу согласились с этими зелёными придурками. Почему–то все считают, что я должен от кого–то убегать. А если я не собираюсь бежать. Может, мне хочется немного развлечься.
  — Ты не сможешь победить всех. Даже великие маги никогда не могли справиться с группой магов, — удивлённо возразила Верия
  — А кто здесь говорит о драке? Я говорю только о развлечениях, — ухмыльнулся Виктор.
  — Развлекаться с группой магов, это уж слишком, — зло топнула ногой Верия, — да они раздавят тебя, не глядя.
  — Наверняка и раздавят, — не стал возражать Виктор. — Только в том случае, если я с ними буду воевать, а воевать пока рановато, поэтому мы просто поиграем с ними в прятки.
  — В прятки со смертью? — с сомнением покачал головой хозяин кабака, продолжая сидеть на полу.
  — Где будет меня искать эта смерть? — с загадочной усмешкой спросил Виктор и продолжил, указав рукой на окно. — Куда–то убегающим. Вот пусть и ищет на пути к западным горам. Это ведь все знают.
  Пройдясь в безмолвной тишине по комнате, Виктор уселся на кровать и с той же загадочной улыбкой, взглянув на Верию, добавил. — Кроме того, в предсказании сказано, что я увлеку за собой дочь мага, а не она меня. Так куда же вы хотели бежать, молодая леди?
  — К западным … , — Верия не закончила своей фразы и задумалась.
  — Но вас же здесь найдут, — резонно возразил хозяин кабака.
  — А ты отправь кого–нибудь с шумом на телеге за город. Телегу пусть утопит в реке, а коней продаст каким–нибудь конокрадам, и тогда пусть зелёные ищут приведений на той дороге. Мы на пару дней переберёмся в другую гостиницу, отдохнём здесь и двинемся к центру вашей империи. Со временем вернёмся, но ведь мы уже будем бежать не из этого города, и погоня будет далеко впереди нас, — раскрыл до конца свой план Виктор.
  — Хм-м…. Ты самый хитрый маг, которого я встречала, — удивлённо покачала головой Верия. — Не прибегая ко всяким магическим приёмам или сильно маскируя их, так что даже я не вижу магических проявлений, ты ухитряешься победить противника и убедить в чём–то меня, что вообще удавалось только моему отцу. Нет, не зря зелёные зашевелились, ты для них большая проблема.
  Хозяин поднялся с пола, поклонился сначала Виктору, а затем Верии и вежливо сказал:
  — Я рад услужить великому магу и сейчас же пошлю сына за город на повозке. Но существует ещё одна проблема — ваш раненый спутник, его–то трудно будет спрятать.
  — Я не могу отдать его в руки магов, — забеспокоилась Верия.
  — Не надо никого отдавать, мы возьмём его с собой, — успокоил её Виктор.
  — Но нас же быстро найдут с раненым, — не унималась девушка.
  — А кто сказал, что он ранен? — возразил Вик. — Просто старый дядюшка с молодой племянницей и её женихом, в сопровождении пары слуг, следуют в столицу страны на какой–нибудь праздник, — указывая, на всё ещё стоящего посреди комнаты хозяина таверны, Виктор продолжил. — Кстати, наш любезный хозяин в счёт погашения своего долга, на который он намекал не далее как вчера вечером, обеспечит нас парой личных слуг и небольшой суммой денег, необходимой для путешествия.
  — Но ведь меня узнают? — тут же возразила Верия.
  — Кто? — пожал плечами Виктор, — неужели очень много людей тебя знают в лицо. Что–то я сильно в этом сомневаюсь. Кроме того, девушку сейчас искать не будут. Будут искать старуху или кого угодно ещё, и совсем не будут ожидать от тебя такой наглости.
  — От меня такой выходки точно ждать нельзя. Эта авантюра вполне может получиться, и если ты или кто–нибудь ещё попытаешься утверждать, что ты не маг, не поверю, — удивлённо качая головой, согласилась с предложенным планом Верия.
  — Какая же это магия? — удивился Виктор.
  — Высшая, — тихо прошептал хозяин таверны.
  — Как это высшая? Ну–ка поясни, — повернулся к нему Виктор.
  — Я не маг, — стал пояснять хозяин, — но все знают, что высшую магию обнаружить и предотвратить невозможно, и несмотря ни на что, она действует.
  — Ладно, считайте, что я маг, или кто угодно ещё, по вашему выбору, однако пора действовать, — подвёл итог разговору Виктор и вытолкал хозяина за дверь. Он задумчиво потёр подбородок и еле слышно проворчал: — Магия…, магия…, помешались тут все на магии.
  Повернувшись к Верии, он поймал её задумчивый взгляд. Глаза их встретились. Виктор неожиданно понял, что девушка что–то для себя решает, и когда лицо её приняло спокойное и беззаботное выражение, он также понял, что проблема решена.
  — Не пора ли леди собираться в дорогу, — прерывая затянувшуюся паузу, и не зная, что сказать ещё, под спокойным взглядом девушки, проворчал Виктор.
  — Наверное, пора, — еле слышно, как бы отвечая на какие–то свои мысли, ответила та, и, уже выходя из комнаты, хитро усмехнулась и добавила. — Однако, господин маг, теперь вы от меня не избавитесь, жених и невеста у нас разлучаются редко, а спят и вообще в одной комнате. Вот так–то! После этого она показала язык ошарашенному Виктору и закрыла за собой дверь.
  Ну, я и влип, — подумал Виктор, с силой сжимая металлическое изголовье кровати, в которое он уцепился, чтобы не свалиться после её слов, — и дёрнул чёрт сказать такую глупость, а ещё хотел никуда не влазить, спокойно отсидеться годик и убраться отсюда. Как легко быть идиотом.
  Под руками у Виктора что–то хрустнуло, и от этого звука он пришёл в себя. Ажурное, кованое изголовье кровати оказалось смято и порвано, словно картон. Виктор поднёс руки к глазам и с недоверием осмотрел их. На руках не было никаких следов, словно он действительно рвал бумагу. Виктор ощупал изголовье, никакого сомнения, настоящий, кованый металл. Он попытался согнуть его, но ничего не вышло.
  Вот теперь я точно сошёл с ума, — недоверчиво покачав головой, подумал он, — или мне это снится, или со мной происходит что–то непонятное. Теперь я начинаю понимать предостережение Стива, взятые им из тетради торговца, что эта проклятая планета может доконать человека очень быстро. — Надо внимательнее за собой следить, а то только за этот день я наделал столько ошибок, что как бы не пришлось расплачиваться всю жизнь.
  Самобичевание Виктора прервал голос хозяина за дверью:
  — Не соизволит ли господин маг переодеться в подобающую ему одежду.
  Хозяин приволок Виктору целую гору одежды, из которой после некоторых усилий и не без помощи хозяина Виктор отобрал себе: приличный дорожный костюм, тёплый дорожный плащ из мягкого меха и ещё кучу необходимых в дороге вещей. Затем хозяин позвал слугу, который принёс тёплой воды, и Виктор первый раз на этой планете побрился. Бритва была необычной формы, но довольно острая, так что результатами своего труда, которые отразились в также принесённом слугой зеркале, Виктор остался доволен. Когда он облачился в новую одежду, хозяин придирчиво осмотрел его, кое–что подправил и удовлетворённо сказал:
  — Никто не узнает вас в этом виде, как можно сравнивать молодого богатого путешественника с каким–то пропылённым торговцем.
  — Ну, что же, мне остаётся только поблагодарить тебя за помощь. Как–нибудь, по возможности я верну свой долг, — поглядывая на себя в зеркало, ответил Виктор.
  — Мастер, вы мне ничего не должны. Это я и вся моя семья должны вам, и ещё очень долго будем выплачивать этот долг. Вы вчера своим поступком сделали мне такой подарок, что теперь и я и все мои потомки — обеспеченные люди, — возразил, покачав головой, хозяин и продолжил. — Теперь моя таверна самая прибыльная, если каждый человек в городе, всего один раз, просто придёт посмотреть на меч, послушать рассказы об этом происшествии и выпьет только кружечку пива или стаканчик вина, я смогу на вырученные деньги купить ещё десять таких заведений и снарядить за дешёвыми товарами пяток торговых караванов. Это я не учитываю приезжих, да и жители города теперь не один раз придут ко мне. Так что я сейчас вам возвращаю только малую часть своего долга.
  — Давно не встречал, честного хозяина такого заведения, — удивлённо качая головой, пробормотал Виктор.
  — Не такой уж я и честный, — засмущался хозяин, — просто надо знать пределы своей наглости и алчности. Люди, заходящие за эти пределы, долго не живут, а я, как–никак, хочу прожить подольше. Кроме того, — продолжил он, искоса наблюдая за Виктором, — врать человеку, который не боится всех магов вместе взятых — это верх глупости, а дураком я никогда не был.
  — Это уж точно, — усмехнулся Виктор. — Как тебя зовут, хитрец?
  — Все знают Джена, хозяина таверны «Усталый путник», — с достоинством ответил хозяин и поклонился Виктору.
  Виктор поклонился в ответ и, заметив за окном проблески начала дня, сказал:
  — Теперь, после знакомства, не пора ли продолжать выполнение нашего плана.
  — Обижаете, мастер Вик, — с притворной обидой проворчал Джен, — план реализуется полным ходом. Сын с повозкой и двумя слугами, изображая вашу компанию, уже давно в пути. Моя дочь помогает привести в порядок госпожу Верию, а другой мой сын помогает её телохранителю. Брата я послал нанять для вас пару подходящих слуг для сопровождения в дальней дороге, а заодно и занять для вас комнату на пару дней в лучшей городской гостинице. Племянник готовит вам лошадей и повозку для дальнейшего путешествия.
  — Большая у тебя семейка, — удивлённо покачал головой Виктор.
  — У меня жена, четыре сына, две дочери, да у младшего брата почти такая же семья. Таверна — наше семейное предприятие, — гордо подтвердил Джен.
  — Ну что же, раз дела идут, самое время заняться переселением, — пробормотал Виктор, вешая меч за спину.
  — Закрепите лучше меч сбоку, а то уж очень непривычно вы его носите, сразу бросается в глаза необычность, — остановил его Джен.
  — Пожалуй, ты прав, — согласился Виктор, перевешивая оружие на левый бок. Но тут он остановился и спросил:
  — А нет ли у тебя ещё одного меча, а то мой в бою будет слишком заметен.
  — Для вас, конечно, найдётся приличный меч, — кивнул Джен, — но ведь и ваш по виду вполне нормальный.
  — По виду, — улыбнулся Виктор, слегка вытягивая клинок из ножен.
  В мигающем отблеске горящей на столе лампы, обнажённая поверхность чёрного клинка заискрилась разноцветными отблесками, словно была покрыта мельчайшими кристаллами преломляющими свет.
  — Заколдованный меч! — ахнул Джен, не отрывая взгляда от необычного зрелища.
  — Просто необычный, — возразил Виктор, возвращая клинок в ножны.
  — Ну, уж нет, — не согласился Джен. — Такое оружие простым быть не может. Вам стоит только обнажить его и даже десяток зелёных гвардейцев подумают, прежде чем нападать на его владельца. Права госпожа Верия, вы самый необычный маг, какой только существует на этой земле.
  — На этой земле уж точно, — улыбнулся Виктор, — однако пора трогаться, а то скоро совсем рассветёт.
  Да, пора — согласился Джен. Он взял со стола лампу и повёл Виктора по каким–то узким проходам вниз. Отперев тяжёлый замок на двери одной из комнат, Джен провёл Виктора внутрь и, показав ему на стену, увешенную различным вооружением, сказал:
  — Здесь вы можете выбрать любое оружие, которое вам понравится.
  — Осмотрев запасы хозяина таверны, Виктор выбрал себе: первый же понравившийся простой меч без всяких украшений, пару небольших кинжалов и лёгкую чешуйчатую кольчугу.
  С помощью Джена Виктор одел под плащ кольчугу и закрепил поудобнее на себе оружие. Мечи на простых кожаных перевязях он повесил по бокам, а кинжалы на специальных кожаных ремешках закрепил на руках в глубине рукавов. Такое расположение ножей, с одной стороны позволяло руке работать в качестве щита, при отражении ударов, а с другой стороны давало возможность быстро достать нож в плотном бою. Взглянув на отражение в потемневшем от времени зеркале, расположенном на другой стороне комнаты, Виктор не узнал себя. На него смотрел незнакомый, молодой воин в серебристой кольчуге, под тёмным плащом и с выступающими, с обеих сторон плаща, рукоятками мечей. Заметив сомнение во взгляде Виктора на выступающие рукоятки, Джен сказал:
  — Всё нормально. Два меча — это правильно. Вы ведь не взяли щита, а значит вы обоерукий воин. Теперь многие хорошенько подумают, прежде чем ввязываться с вами в драку. Только настоящие бойцы носят два меча.
  Виктор вышел вслед за Дженом, и после того, как тот запер двери, опять пошёл вслед за ним по таким же узким проходам. Через некоторое время они оказались в конюшне. Верия уже сидела на небольшой коричневой лошадке. Раненый воин, укрытый меховым одеялом, находился в повозке запряжённой парой небольших, но мощных лошадок. Вместо кучера на повозке находился щупленький, светловолосый паренёк. Виктора ожидал вполне приличный конь, и хотя Виктор уже очень давно не пользовался таким видом транспорта, он ухитрился довольно эффектно вскочить на коня, почти не касаясь стремени. Про себя он подумал, что не зря его приёмные родители заставили в детстве освоить этот непривычный современному человеку вид транспорта. Оказалось, он ничего не забыл из такого давнего обучения.
  Он ещё и наездник, — одобрительно кивнув, почти неслышно прошептал воин и взглянул на Верию. Та всё–таки услышала эти слова и, оторвав восхищенный взгляд от Виктора, посмотрела на воина и в ответ прошептала. — Как мало мы о нём знаем, но и то, что известно, трудно совместить в одном человеке — торговец, маг, воин, наездник и наконец, серый мастер.
  — Кто, серый мастер? — удивился телохранитель.
  — Вик, кто же ещё. Так назвал его один из зелёных гвардейцев, когда вчера пятился к выходу из таверны. Я же вчера тебе об этом рассказывала, — ответила Верия.
  — Ты мне про серого мастера не говорила, — возразил воин, — если Вик действительно серый мастер, то наши шансы спастись, сильно повышаются.
  — А кто такие эти серые мастера? — поинтересовалась Верия, но тут подъехал Виктор и воин не стал отвечать на вопрос.
  — Ну как, похож я на местного? — спросил Виктор у них.
  — Очень похожи, — кивнул воин, — только похожи на очень опасного местного.
  — Ничего, это мы как–нибудь переживём, — усмехнулся Виктор, и вся компания по его команде двинулась вглубь города. Немного попетляв по узким улочкам города, они выехали на городскую площадь, где находилась самая роскошная гостиница города. Паренёк на повозке направил её к входу. Возле входа их уже ждал человек, очень похожий на хозяина таверны. Виктор понял, что это и есть его брат.
  Тот поклонился Виктору и, передав ему небольшой мешочек, быстро отчитался:
  — Здесь необходимая для путешествия сумма. Вы, конечно, понимаете, что мы пока не очень богаты и это всё, что мы смогли быстро собрать. При следующем вашем приезде в наш город, я надеюсь предоставить в ваше распоряжение значительно большую сумму. Кроме того, в вашем распоряжении две комнаты в этой гостинице, оплаченные на два дня вперёд. К вечеру я найду вам двух подходящих слуг на время путешествия.
  Он ещё раз почтительно поклонился Виктору и, не дожидаясь ответа, бросился помогать слугам, вышедшим из гостиницы для переноски воина в отведённые им комнаты.
  Черт возьми, ну и дисциплинка в семье этого тавернщика, — подумал Виктор, провожая взглядом брата Джена. Виктор тоже хотел помочь перенести воина, но его остановил предостерегающий взгляд Верии. Хозяевам не следует выполнять работу слуг, — понял Виктор. Виктор просто соскочил с лошади и, подойдя к девушке, подал ей руку, чтобы она тоже сошла на землю. Судя по её довольной улыбке, такие действия не запрещены, а только приветствуются. Через некоторое время, после небольшого путешествия по затемнённым коридорам гостиницы, они оказались в просторной, светлой комнате. На широкой кровати расположился воин. Верия уселась возле него. Виктор, бегло осмотрев комнату, сел за стол, который находился прямо возле одного из окон. С его места прекрасно видна вся площадь. Он заметил, как повозка, на которой они приехали, отправилась обратно с их возницей и братом тавернщика.
  — Я так и не успел поблагодарить вас, — внимательно глядя на Виктора произнёс воин.
  — Правильно. Не успели, — согласился Виктор и, усмехнувшись, продолжил, — даже имени своего не назвали.
  — Прошу извинить за бестактность, — смутился воин. — Меня зовут Белаваром, для друзей просто Бел. Вы уже дважды за короткое время спасаете мне жизнь. Если для Верии это приключение максимум бы закончилось потерей свободы, то мне оно явно обошлось бы гораздо дороже. Мой долг вам уже превышает все разумные пределы, поскольку дважды отдать долг жизни редко кому удавалось.
  — Не выдумывайте себе долгов, сверх необходимого, — отмахнулся Виктор, перефразируя известную мудрость. — Разве жизнь уже закончилась? Я думаю, учитывая наше положение, мы ещё не раз будем попадать в неприятности. Вряд ли нас просто так оставят в покое.
  — Меня точно в покое не оставят, — подтвердила Верия.
  — Значит, надо пробовать запутать преследователей. Обычно, дурацкие ходы наперёд не просчитываются, так что попробуем действовать ненормально, — Виктор задумчиво потёр подбородок. — А нет ли где–нибудь ярмарки или какого–то праздника в городах поблизости?
  — Мне кажется, как раз в соседнем городе скоро должен быть графский карнавал, — припомнил Бел, — и наверняка туда пойдут караваны, так что мы легко можем пристать к какому–нибудь подходящему.
  — А что, к каравану так легко пристать? — с сомнением спросил Виктор.
  — Обычно не совсем просто, — пожал плечами Бел, — однако, если наняться в охрану, то ничего сложного не будет. Хороших воинов охотно берут в караван, а тем более у нас будет своя повозка. Так всегда путешествуют богатые семейства, и экономия средств, и повышение безопасности. На караван не каждая шайка нападёт.
  — Что, много бандитов развелось? — улыбнулся Виктор.
  — Сейчас много, — грустно подтвердила Верия. — Народ сильно обнищал в последнее время. Маги грызутся между собой. Дворянство вообще грабит народ без зазрения совести. Королевства постоянно ведут мелкие войны между собой по всякому поводу и без повода. Много крестьян и ремесленников разорились, вот и существуют, кто, как может.
  — И так всегда было? — не поверил Виктор. Государства с такими проблемами долго существовать не могут.
  — Да нет, не всегда, наверное, только последнюю сотню лет, как говорят некоторые долгожители, — покачал головой Бел. Виктор ещё долго расспрашивал их о местном государстве и отношениях между людьми, а потом направился, по подсказке Бела, на торговую площадь искать подходящий караван. Странных беженцев ожидал непростой путь по просторам империи.
Оценка: 8.02*11  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Огненная "Академия Шепота"(Любовное фэнтези) А.Светлый "Сфера: эпоха империй"(ЛитРПГ) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Тополян "Механист"(Боевик) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) М.Олав "Охота на инфанту "(Боевое фэнтези) А.Рябиченко "Капитан "Ночной насмешницы""(Боевое фэнтези) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"