Седых Александр Иванович: другие произведения.

Повелитель 2. Новый мир

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 7.48*27  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Противники империи подстроили смертельную ловушку злейшему врагу, сорвавшему большую часть их планов. Ещё ни один человек не выжил в такой ситуации. Вот и подстроившие ловушку, так думали. Они ошиблись. Нет, не в ловушке, та сработала, как надо, только попался в неё не человек. Нет спасения в этой реальности, но маги знают — она не единственная. Возвращаться придётся долго. Если есть вход куда–то, то существует и выход. Главное его найти или сделать, а это уж как получится. (Первая глава. продолжение см. на платных сайтах)

  Цикл. Повелитель.
  
  Книга 2. Новый мир.
  
  Противники империи подстроили смертельную ловушку злейшему врагу, сорвавшему большую часть их планов. Ещё ни один человек не выжил в такой ситуации. Вот и подстроившие ловушку, так думали. Они ошиблись. Нет, не в ловушке, та сработала, как надо, только попался в неё не человек. Нет спасения в этой реальности, но маги знают — она не единственная. Возвращаться придётся долго. Если есть вход куда–то, то существует и выход. Главное его найти или сделать, а это уж как получится.
  
  Пролог.
  
  После возвращения с Союза Семи я устроил совет заинтересованных лиц.
  Присутствовали: я с Лиэной, дочь императора — Тасина, псионы Короны и весь мой клан.
  Вопрос намечался только один. Что делать дальше? Самый быстрый ответ дала дочь императора:
  — Вы же собирались строить школу для подготовки по новой методике? Так стройте! Чем вам эта планетка не нравится? Население небольшое. Места свободного сколько угодно. Чужие наблюдатели будут здесь как на ладони. Наша академия в столице тоже зарыта в землю. Здесь можно построить такую же подземную базу. Если учесть, что здесь обитает куча шахтёров и подходящие катакомбы уже существуют под землёй, то обойдётся строительство совсем дёшево.
  С такой точки зрения я на эту планету как–то не смотрел, а предложение от девочки поступило весьма здравое. Поскольку возражений ни от кого не последовало, решил так и сделать. Пришлось расширить совет ещё на парочку лиц. Пригласил капитана — Эр Стара Полака и главу колонии шахтёров Этны — Демина. Без них решать такой вопрос не стоило.
  — Я‑то тут причём? — узнав причину нашего сборища, удивился капитан, с недоумением поглядывая на меня.
  — Вы сейчас как бы капитан без корабля, и ещё неизвестно, когда получите новый корабль. Предлагаю стать главой новой школы. Мне не хочется заниматься всей этой рутиной. Сами методики почти готовы и даже проверены на некоторых студентах академии, — пояснил я ему своё предложение.
  — Значит, хотите сгрузить на меня всю эту чёрную работёнку, — понимающе усмехнулся капитан, пытаясь оценить достоинства и недостатки неожиданного предложения.
  — Сколько можно таскаться по кораблям? У вас, как я понимаю, сразу две жены в скором времени намечаются? — поддел я его.
  — Хм-м…, уже донесли, — пробормотал он.
  — Как же — как же, донесут тут, — рассмеялся я, глядя на необычно смущённую физиономию капитана. — Да у вас ауры вспыхивают и цепляются друг за друга при каждой встрече. Никаких доносов не требуется, чтобы понять, что сестрички хорошую добычу так просто не отпустят.
  — Если император разрешит, то я соглашусь, — после некоторого раздумья ответил капитан.
  — Это ты правильно решил, — хлопнул его по плечу сидящий рядом Демин. С капитаном они сильно сдружились за последнее время.
  — Считай, с императором вопрос решён, инспектор я или не инспектор, — довольно пробормотал я. Капитан мог и упереться, если ещё не налетался, но, похоже, будущие жёны его уже настроили на нужный лад. Именно на это я и рассчитывал. Капитан имел достаточный опыт для такой должности, а главное — мне он подходил. — Теперь по вам, господин Демин. Поскольку глава колонии вы, а колония совсем небольшая, то должность заместителя главы школы по материально технической части вы вполне потянете, с соответствующим вознаграждением, разумеется.
  — Да я соглашусь и без вознаграждения, — энергично закивал довольный Демин. Ему и кроме вознаграждения доход привалит немаленький.
  — Ага, лишь бы у тебя не отбирали новые оранжереи и производственные линии, — в ответ хлопнул по плечу своего соседа капитан.
  — Ну…, и это тоже, — ничуть не смущаясь, подтвердил Демин.
  — И не собирался отбирать, — покачал головой я. — У нас совместное предприятие, которое будет расширяться. Я вложу в школу и эту планету почти все свои средства. Вас полсотни миллионов и пара кораблей устроит?
  — Сколько…? — поперхнулся воздухом Демин.
  — Впечатляет! Почти личная армия, — пробормотал капитан.
  — От семьи императора будет не меньше, — добавила Тасина. — Я тут посмотрела местные достопримечательности. Считаю, они со временем принесут гораздо больший доход. Попрошу отца выделять требуемое нам оборудование вне очереди.
  Дальнейшие пояснения для Демина и капитана, что Тасина единственная дочь императора привели их в возбуждение. Такого они точно не ожидали. Остальные вопросы решились быстро. Работа по строительству школы нового типа началась.
  К сожалению, долго такая идиллия для меня не продлилась. Поскольку я оказался единственный имперский инспектор в этой части империи, император повесил на меня очередную задачу. Торгового договора по этой системе с Союзом Семи для империи оказалось мало. Начался усиленный обмен информацией в инфосети. Скоро выяснилось, что очень многие корпорации, тут и там, заинтересованы в поставке своей продукции на новые рынки. На меня повесили заключение нового договора между государствами. Все мои полномочия император в очередной раз подтвердил. Соглашение нужно подписывать срочно, поэтому за мною из Союза выслали специальный корабль — скоростной прыжковый курьер. Эта посудина, имеющая только одну каюту и огромный двигатель, могла за один прыжок пересечь весь сектор.
  Как мне подсказал дух, после анализа ситуации, торговцы Союза оказались заинтересованы в поставках товаров гораздо больше, чем имперцы. До проблем с империей они поставляли туда огромное количество своих товаров. После осложнения отношений, имперские рынки для них закрылись. Если империя, из–за большего количества миров в неё входящих, пострадала незначительно, то Союз понёс большие потери.
  Учитывая вовлечение в конфликт боевых псионов Короны, правители Союза решили не связываться с военными захватами колоний, а попробовать восстановить прежние торговые отношения. Договор на использование системы Этны показал им положительный настрой императора на такие перспективы.
  Первым шагом они выслали за пределы своих территорий сторонников прежнего Совета империи. Император поддержал их решение, отозвав часть боевых кораблей с границы Союза. Ему они будут не лишними в других местах.
  Учитывая прошлые проблемы в Союзе, вместе с пилотом я облазил внутренности курьера сверху донизу, а дух проверил искин корабля. Ничего криминального мы не обнаружили. На этот раз приключений не ожидалось. Курьер не рассчитан на большое количество пассажиров, так что со мною отправлялись только Лиэна и Тартара, которая не отходила от жены ни на шаг. На большее количество пассажиров системы обеспечения корабля не рассчитаны. Пилоту и так придётся всё время полёта провести в центре управления, благо там имелись все необходимые для жизни условия. Несколько дней прыжка можно вполне нормально пережить.
  Интуиция моя вела себя как–то необычно. Вроде и намекает на неприятности, куда же без них, но как–то неуверенно. У меня создалось впечатление, что если они и будут, то очень нескоро. Попрощавшись со всеми и выдав соответствующие указания, мы отправились в путь.
  Неприятности не заставили себя ждать. Через два часа полёта тревогу поднял дух, постоянно наблюдающий за кораблём. Пилот на своём рабочем месте умер мгновенно. Хотя я и добрался до него за несколько секунд, спасти его оказалось уже невозможно. Поражение мозга нейротоксином не лечится. Да ещё каким нейротоксином! Тело ещё живёт, а вот мозг уже восстановлению не подлежит. Следы воздействия похожего такого яда я обнаружил ранее в организмах детей императора. Пилот получил очень большую дозу. Враг нанёс очередной удар, когда я его совсем не ждал. Не ждал именно потому, что не считал себя частью этой империи.
  (Дух: — Сканирование показало, что яд многокомпонентный. Точно сказать затруднительно. Кто–то прекрасно знал вкусы пилота, и последний компонент находился в орешках, пакет с которыми так и остался в руках пилота. Реакция произошла мгновенно. Боюсь, здесь даже реаниматор не помог бы.
  Рейн: — Если яд такой быстрый, как выжили дети императора?
  Дух: — Дело в концентрации. Пилота накачали составляющими яда на порядок сильнее. Боюсь, вся отрава хранилась в пакетиках с его любимыми орешками. По очереди вскрывая пакеты, он грузил в себя компоненты яда. После получения последнего компонента, пошла реакция. Я более чем уверен, в данном случае последний компонент — вообще безобидная пищевая добавка. Так что состав яда мы не узнаем. Именно поэтому следователи императора, расследовавшие смерть его жены, не узнали точно, что привело к отравлению. Всю еду, в том числе и ту самую рыбу, где находился последний компонент яда, тогда ели многие, но у них не было в организме остальных компонентов.
  Рейн: — Тогда непонятно, зачем убивать пилота? Не проще ли убить нас?
  Тартара: — Я проверяла мысли пилота перед вылетом. Для нас он опасности не представлял и против нас ничего не замышлял.
  Лиэна: — Пилот что–то знал, но не придавал этому значения и мог предупредить нас в разговоре чисто случайно.
  Рейн: — Что же он мог нам сообщить?
  Дух: — Боюсь, шеф, мы это скоро узнаем.)
  Повторное обследование корабля всеми доступными средствами, не выявило никаких опасностей. Для меня с духом не составило труда перехватить управление искином корабля. Если враги рассчитывали на нашу невозможность управлять кораблём, то они просчитались.
  Оказалось, просчитался я. Диверсия на следующий день продолжавшегося прыжка всё же произошла. Вышли из строя сразу два генератора прыжкового поля с одной стороны борта. Точнее, не сами генераторы, а излучающие антенны, причём сразу и основная и резервная. В лучшем случае нам оставалось жить не больше нескольких минут. Полевой кокон, вокруг корабля, потерял симметрию. Корабль начал дрейф в сторону от центра подпространственного тоннеля. Разбираться, какую хитрость применили враги, чтобы вывести из строя антенны, времени уже не было. Как только мы коснёмся стены тоннеля, нас выбросит в обычное пространство и распылит по нему на молекулы в огромном объёме. Даже следов не останется. Враги империи рассчитали всё очень точно и подстраховались, где могли. Если бы пилот случайно сообщил мне о каких–то ремонтах, я бы мог проверить обшивку корабля и обнаружить заложенную бомбу или то, что там придумали эти гады, чтобы повредить антенны.
  Был бы я обычным человеком, нам пришёл бы конец, а так мы ещё поборемся. Утащить в тень весь корабль сил нам не хватит, а вот спасательную капсулу мы накроем. Прогнозировать, что при этом произойдёт, даже дух не брался, но шансы выжить имелись очень неплохие, где–то пятьдесят на пятьдесят. Мы быстренько втроём набились в одноместную спасательную капсулу и приготовились к приключениям. Учитывая габариты отсека капсулы, взять с собой, что–нибудь кроме нас самих, мы не могли. Дух успел запаковать в инфокристалл всю информацию, и я забросил кристалл с аварийным сообщением в семейный теневой карман. Ответ пришёл за несколько секунд до момента разрушения корабля, но прочитать я его успел.
  Мать грозила достать меня из–под земли и всыпать по первое число, если я не вернусь. С логикой у неё иногда возникали проблемы, но в данном случае эти проблемы меня радовали. Похоже, её интуиция была полностью солидарна с моей. Из этой ситуации мы выпутаемся. Также мать сообщала, чтобы я не волновался за свой клан и своих подопечных. Оказывается, отец, ещё после первых моих сообщений, выслал ко мне корабль с поддержкой. Добираться им пришлось долго, но они уже скоро должны были ко мне прибыть. Паршиво, что я не могу их встретить и познакомить с клановцами, но мать обещала уладить всё сама.
  Корабль привезёт несколько стационарных порталов, так что в этой части галактики появится наш филиал, заодно наши маги и подготовку местных псионов курировать будут. Возможно, мои адептки среди них себе женихов найдут, я же им обещал с родственниками познакомить. Также отец обещал поговорить с императором по инфосети и передать моё сообщение по поводу диверсии. Кто–то из врагов империи в самой империи или в Союзе Семи, а скорее всего и те, и другие, очень не хотят налаживания нормальных отношений между государствами. Смерть имперского инспектора — прекрасный повод осложнить эти отношения. Не стоит императору идти на поводу обстоятельств, тем более что я‑то жив. Пусть император считает, что я отправился в незапланированный отпуск вместе с женой и служанкой. Когда вернусь, вместе пооткручиваем головы тем, кто меня в этот отпуск отправил. Поскольку это желание у меня достаточно сильное, я точно вернусь, да и до секрета яда страсть как хочется добраться. Очень он мне нужен.
  За пару секунд до столкновения с границей подпространства мы, совместными усилиями, перевели спасательную капсулу в тень.
  
  Глава 1. Нас тут не ждали.
  
  Что случилось, я не понял, но по пространству нас не размазало. При выходе в обычное пространство покров тени слетел, как будто его и не было. Хорошо хоть выбросило в какой–то системе, а не среди пустого межсистемного пространства. На такой исход я очень надеялся. Добраться куда–то на слабых системных двигателях спасательной капсулы проблематично. Как говорила наука, прыжковый тоннель строился не только за счёт энергии корабля, но и за счёт энергии промежуточных источников гравитации, то есть систем и планет. Промежуточный центр гравитации послужил тем якорем, к которому нас выкинуло. Вот только это оказались последние хорошие новости. Обнаружить над головой на экране обзорного локатора огромную галактику в виде четырёхлучевой звезды, я как–то не ожидал.
  (Дух: — Шеф, у нас проблемы.
  Рейн: — А то я не вижу!
  Дух: — Шеф, ты не понял. У нас ПРОБЛЕМЫ!
  Рейн: — Это ты по поводу, той занимательной звёздочки над головой?
  Дух: — Нет! Это я по поводу этой вселенной. Не галактики, шеф, вселенной. Я не чувствую дуновения мира мёртвых.)
  Дух меня прямо убил. Лихорадочные поиски информации о чужих вселенных, почерпнутой мною из многочисленных книг древних магов, просмотренных втайне от родителей, привели к неутешительным выводам, тут же подтвердившимся на практике. Моя магия здесь не работала, точнее, работала не так, как ей положено работать. Вызов простейшего миража, привёл только к яркой вспышке. Это полностью подтверждало высказывание духа о чужой вселенной. Как я помнил из книг, магия в разных вселенных — разная. Из–за этого даже древние маги предпочитали не шататься по чужим вселенным. На разведку туда ходили только сверхмаги, уровнем не ниже властителя, и то, только если имели возможность быстренько вернуться в случае опасности к своему якорю. Мне это не светило. Я даже не маг, в полном понимание этого слова. До мага мне ещё как до неба, не говоря уже об уровне властителя. К тому же мой единственный якорь, вот тут рядышком, спокойно сопит под боком, уверенный в моей надёжности.
  Некоторое время пришлось разбираться в ситуации. Всё оказалось не так уж плохо, как мне показалось в первый момент времени. Магия всё же работала, хотя и частично. Связь с семейным карманом я потерял — это плохо, а вот эмоциональная связь работала. Все магические печати тоже работали, но это и понятно — они завязаны на сам организм, а не на внешние магические каналы. По тем же причинам работали и магические щупы артефактора. Компы, искины и другое оборудование также прекрасно функционировали, а вот магические заклинания делали всё что угодно, но только не то, что должны. Дальше экспериментировать с магией в капсуле я побоялся. Ментальный обмен с женой и Тартарой никуда не делся и работал прекрасно.
  Настроился на эмоциональный обмен с матерью и начал разговор. После мучений с таким же разговором, когда я попал на планету к Лиэне, отец посоветовал говорить с помощью кода. Страх — точка. Радость — тире. Был такой вариант связи на родине первой матери. Разговор с пояснениями занял некоторое время. Всё же эмоции — это не очень быстрое средство коммуникации. Порадовало то, что родственники в меня верили и рассчитывали, что я выберусь из этой паршивой ситуации. Обмануть их доверие я никак не мог, так что выберусь, вот только когда — это вопрос.
  Навигационный комплекс спасательной капсулы, примитивный до невозможности, по заложенному в него алгоритму, определил ближайшую планету с максимально подходящими условиями жизни. Удивительно, что она тут вообще оказалась, точнее, они оказались. Сразу четыре подходящих мира — это как–то настораживает. Я не стал возражать против путешествия к ближайшему миру. Ресурс капсулы не бесконечный, а мы и так в три раза превышаем её вместимость.
  Системный двигатель быстро доставил нас к планете. Судя по данным локатора, местные жители давно вышли из пещер. Вокруг планеты крутилось с десяток маленьких орбитальных станций. Комп капсулы обнаружил многочисленные передачи на радиоволнах. Сигналы полевых передатчиков отсутствовали.
  Встретили наше появление местные жители неласково. С двух ближайших станция к нам стартовали четыре ракеты. Скорость ракет оказалась вполне соизмерима со скоростью спасательной капсулы. Нас без разговоров собирались сбивать. Мне это очень не понравилось, пришлось уворачиваться. Удрать–то мы могли, но я сомневался, что у других планет нас встретят более любезно. Тем более что вокруг остальных подходящих миров крутилось гораздо больше орбитальных станций, выглядевших намного внушительнее.
  Силовой экран у капсулы предназначен только для её защиты при посадке в условиях атмосферы планеты, а никак не для отражения ракетных атак. Манёвр ухода я слегка не рассчитал. Кто же знал, что эти ракеты оказались с секретом, взорвавшись, не долетая до нас. Огромное облако осколков нас слегка зацепило, и силовой экран потерял половину своего резерва энергии. Станции отставать от нас не собирались, выпустив ещё четыре ракеты. Второго попадания мы точно не переживём. Пришлось уходить в тень. Хорошо хоть эта магия работала. Как доложил дух после анализа, работала только магия, принадлежащая непосредственно нашим телам и, похоже, за счёт магических ресурсов самих тел.
  Системы наведения ракет нас потеряли. Мы спокойно добрались до планеты и нырнули в её атмосферу. Атмосфера оказалась слишком вязкой для передвижения в тени на большой скорости. Пришлось убирать такое хорошее прикрытие и изображать падение метеорита. Учитывая достаточно высокий уровень местной цивилизации, решил пожертвовать спасательной капсулой. Здесь всё равно не было ничего, без чего бы мы не смогли обойтись на кислородной планете. Сигнал пространственного маяка в этой вселенной слушать явно некому, а если и есть, то они вряд ли поймут кодированную посылку. Да и вопрос стоял о том, чтобы отвлечь возможные поисковые отряды от меня с девушками. Гибель спасательной капсулы для этого подходила лучше всего. Остатки энергии встроенного реактора от неё ничего не оставят. Реактор капсулы нам на планете точно не понадобится. Подходящее топливо для него мы вряд ли найдём. Да и сама капсула нам больше не нужна. Жители, насколько я вижу, вполне освоили системное пространство. Если вдруг нам на этой планете не понравится, можно найти способ перебраться на другую на местном транспорте.
  Когда силовой экран, на высоте двадцати километров от поверхности, сдох окончательно, я дал команду на аварийное отделение пилотской кабины, в которой мы и сидели в настоящее время. Пришлось опять утащить её в тень, иначе до земли, точнее до воды, куда она падала, мы бы не дотянули. Сильно упавшая скорость уже позволяла пользоваться тенью. Траекторию падения капсулы мы с духом изначально рассчитывали так, чтобы отделившаяся пилотская кабина приводнилась недалеко от берега, совсем маленького островка.
  Как предположил дух, вряд ли кто будет жить на островке, диаметром в полкилометра, когда совсем недалеко расположен целый архипелаг, с островами на несколько порядков больше по размеру.
  После выхода из тени над самой поверхностью и приводнения, сработала стандартная система спасения и антигравитационный пояс, расположенный по периметру кабины, доставил нас к спасительному берегу.
  Приборы в кабине работали нормально. Запаса энергии в накопителях для них хватит ещё на несколько лет. Если, конечно, мы не будем тратить эту энергию на работу того же антигравитационного пояса. Основная антенна локатора осталась на корпусе спасательной капсулы, но малая резервная антенна пилотской кабины по–прежнему ловила какие–то сообщения в диапазоне радиоволн. Судя по усиливающемуся радиофону, падение капсулы прошло очень эффектно, и местные жители наверняка ринулись к месту падения.
  Дух пока только накапливал информацию для расшифровки сигналов, но её пока не хватало даже для предварительного анализа. Я приказал ему бросить это занятие и прошвырнуться по острову. Обследование острова — более приоритетное задание. Надо получше спрятать кабину пилота, чтобы не торчать на виду, хотя и под кронами деревьев, где мы пока остановились. Кто их знает, какие системы наблюдения у местных крутятся в космосе.
  Слабый ветерок нёс с моря достаточно приятный запах. Погода стояла очень тёплая. Похоже, как и на Земле, экваториальные острова имели хороший климат для проживания. Судя по приличному возвышению в центре острова, скрытому девственным лесом, мы находились на вершине подводной горы. Только вершина которой выглядывает над поверхностью океана. Проверить моё предположение пока возможности не было. Оставшееся оборудование пилотской кабины такие функции не поддерживало. Пока кабина добиралась до берега, я пытался достать дно океана щупами артефактора. Мне это не удалось. Почти у самого берега начинались приличные глубины.
  Продолжение принудительного отпуска уже начинало мне нравиться. Наверное, подсознательно у меня отсутствовало желание заниматься рутинными проблемами школы, и поэтому интуиция так необычно предупреждала меня о будущих неприятностях. Давненько я не отдыхал в таких райских условиях. Главное не забывать о местных зверушках. Возможно, они любят полакомиться незваными отпускниками. Лиэна с Тартарой тоже с наслаждением вдыхали вкусный свежий воздух. Кислорода в атмосфере явно больше нормы.
  Девушки отослали духов на помощь моему. Площадь для исследования всё–таки достаточно большая. Сами мы уселись на совсем маленьком песчаном бережку возле капсулы под нависающими кронами деревьев, растущих наверху отвесного скального откоса. Судя по следам на камнях, волны во время бурь здесь приличные, а весь небольшой песчаный берег вокруг острова — это уступ выточенный волнами из скалы за весь период её существования.
  Духи вернулись достаточно быстро и очень удивлёнными. Духи девушек легко нашли подходящее место для маскировки нашего спасательного средства. Маленькое болотце, с впадающим в него крохотным ручейком, подходило лучше всего. Для экономии накопителя энергии подхватили щупами пилотскую кабину и оттащили её к нужному месту. Груз тащился по песку достаточно легко. В месте впадения ручейка в океан в скале имелась приличная расщелина, и добраться до затопленного места не составило труда.
  Глубина болота оказалась совсем небольшая, но полностью укрывала кабину пилота, кроме выходного люка. Его мы замаскировали местным мхом, превратив в маленький бугорок. Меня насторожили круглые формы этого болотного участка и вблизи обнаружились ещё несколько сухих, поросших лесом, воронок такого же внушительного диаметра. Ручей до них не дотягивался, и поэтому они оставались сухими. В то, что такие следы оставили метеориты, как–то не верилось, а вот в то, что некоторое время назад его явно обстреливали, верилось гораздо больше. Судя по данным духов, островок это не обычная гора, а жерло потухшего вулкана. Если по краям острова вверх поднимались небольшие, почти отвесные скалы, то середина оказалась ровным плато, немного поднятым над уровнем океана.
  Сам островок оказался обитаемым, точнее, иногда обитаемым. Дух обнаружил небольшое скрытое убежище из десятка подземных помещений. Основной вход находился под водой, в подводной расщелине, и закрывался замаскированными камнем воротами. Резервный узкий вход в убежище спрятали под огромным камнем в глубине острова. К нему–то мы и пробрались сквозь заросли деревьев и кустарника. С помощью специального поворотного механизма камень сдвигался в сторону и открывал небольшой вертикальный лаз с люком. Механический замок с кодом для духа не проблема, а обнаруженные электрические датчики открывания двери он, на всякий случай, заблокировал. Судя по оборудованию на входе, уже можно предположить, что местная цивилизация значительно опередила по развитию родину моей первой матери, когда туда попал отец. Что и подтвердилось в дальнейшем.
  Убежище представляло собой длинный коридор, начинавшийся в подводном гроте на берегу и заканчивающийся резервным выходом почти в центре острова. Как мне показалось, кто–то очень умный обнаружил один из каналов выхода вулканической магмы. Вода со временем вымыла лёгкие фракции, и очистить проход было совсем не сложно. Коридор, учитывая естественность происхождения, изобиловал множеством поворотов и расширений, превращённых в помещения.
  Обследование помещений с помощью духов не заняло много времени. Убежище больше всего походило на небольшой склад с различными вещами, оборудованием и местным вооружением. Поскольку всё находилось в соответствующей упаковке, а очереди за товаром здесь не наблюдалось, то мы склонялись к версии о нелегальной торговле или контрабанде товаров. Что подтверждалось срытым подводным входом для небольшого транспорта и приличным подземным залом с причалом для разгрузки. Поскольку комната для проживания тут имелась единственная и всего лишь с одной кроватью, то предполагать о количестве персонала не нужно.
  Система управления убежища оказалась очень примитивной. Всем распоряжался комп, большой по размеру, но очень слабый по мощности, построенный на базе электрических сигналов. Поскольку при обследовании мы с помощью духов блокировали любую электрическую активность, различные датчики, расположенные во всех помещениях, нас не обнаруживали. Свет ни мне, ни девушкам не требовался, мы и в темноте прекрасно всё видели. Тем более соваться во все щели нам надобности не было, нематериальные духи прекрасно это делали за нас, заодно обрабатывая всю доступную информацию.
  Духи быстро определили, что мир — дикий. Судя по оборудованию, даже с учётом перспективы, хозяева планеты только осваивают свою систему. С помощью искинов духи легко разобрались с убогой системой компа. Как ни странно здесь имелась местная рабочая инфосеть на базе спутниковых каналов связи. Учитывая запасы еды и источник информации, нам стоило здесь задержаться. Если до сих пор, местные противники хозяина, убежище не нашли, вряд ли найдут сейчас.
  Что меня несколько удивило, жили в этой системе люди. Я долго размышлял над таким совпадением, даже привлекал к этому девушек и духов. Предположения высказывались разные, но подтвердить то или иное пока невозможно. Остановились на варианте построения локального портала прямо в подпространственном тоннеле в момент соприкосновения тени и стенок тоннеля. Скорее всего, теневой пузырь как–то втянул в себя всю энергию прыжкового тоннеля и создал пробой в параллельную вселенную. Параметры тени совместимы с нашей системой жизнедеятельности, поэтому и настройка портала оказалась подходящей.
  То, что нас не вынесло непосредственно в обитаемый мир, объяснялось огромной энергией, выплеснутой в момент прорыва пространства. Это же не нормальный магический портал с заклинаниями компенсации выбросов энергии. Энергетическое поле планетной системы вытолкнуло портал на свою границу. Фейерверк, скорее всего, в момент прокола пространства наблюдался приличный. Наверное, поэтому нас и встретили сразу так негостеприимно. Да и, судя по всему, система очень неспокойная сама по себе. Судя по тем данным, что выкачали духи из местной инфосети, идёт вялотекущая война между колониями и метрополией.
  Изначально в системе люди жили лишь на одной планете. На трёх других кислородных мирах системы разумной жизни не было, хотя разнообразный живой мир имелся. Со временем люди добрались до космических полётов и расселились по системе. Дальше всё как обычно. Метрополия жирела на работе колоний, пока те не набрались сил и не решили отделиться. Война началась нешуточная. Применялось даже ядерное оружие. Ничего более мощного учёные выдумать пока не смогли.
  Учитывая негативные результаты нескольких обменов ударами таким оружием для всех планет, противникам пришлось снизить накал борьбы, и теперь война шла на уровне диверсий, экономических и политических уколов. В результате войны вдруг до правящих кругов дошла простая истина, что ни метрополия, ни колонии прожить друг без друга не могут. Хотя немного не так, могут, но на нормальную жизнь это мало походило. Всё–таки колонии по большей части так и оставались сырьевыми придатками метрополии, пытаясь постепенно исправлять такое положение дел. Если бы колонии объединились, то возможно им бы и удалось отстоять свою полную независимость, победив метрополию и разделив её на зоны влияния. Такого не произошло. Руководство колоний выросло из недр руководящего класса метрополии и делиться с кем–то своей властью, создавая единое правительство, не собиралось. Вот и получилось то, что получилось. С одной стороны между мирами существуют торговые отношения, а с другой стороны идёт торговая война, иногда переходящая в военные столкновения за особо выгодные ресурсы планетной системы.
  Возможно, нам повезло, что ближайшей планетой к выходу из портала оказалась наименее развитая колония, с относительно малым количеством населения. Если бы падали в метрополии, мои ухищрения со спасательной капсулой по сокрытию следов могли не помочь. Изначальный мир имел гораздо больше космических станций и систем наблюдения. Две трети промышленного производства располагалось в метрополии и вокруг неё на космических заводах, куда местные шахтёры тащили материалы со всей системы.
  Планета, где мы оказались, имела всего лишь один небольшой материк. Остальное пространство покрывал сплошной океан с приличным количеством островов и архипелагов. На одном из них, на самом краю достаточно большого архипелага, мы и очутились. Основной товар этой бывшей колонии составляли морепродукты и промышленные изделия на их основе. Самым дорогим товаром всё же считался очень редкий минерал, точнее кристалл, наподобие алмаза только абсолютно круглой формы, осколки которого находили старатели на дне океана. Назвали его Слеза Океана. Наука по его поводу оказалась в тупике и до сих пор не смогла определить, что это такое. Запредельная плотность вещества не позволяла проводить исследования. Изначально кристаллы стали использовать как обычные украшения, но скоро владельцы заметили, что при их ношении здоровье резко улучшается, и стоимость кристаллов взлетела до небес. Чем больше кристалл, тем большее влияние он оказывал некоторое время на человека, а потом мутнел и становился бесполезен. Полностью исследовать кристалл учёные не смогли, а вот разрушить его им удалось. При огромном давлении от взрывного воздействия он превращался в мельчайшую кристаллическую пыль, действие которой на организм человека оказалось фантастическим.
  Употребление одной порции порошка полученной из шарика диаметром всего пять миллиметров избавляло человека от большинства хронических болезней и снижало биологический возраст на год. Цена на кристаллы и порошок из них взлетели ещё больше. Вот только искать такие кристаллы в глубинах океана занятие очень затратное и опасное, что не останавливало желающих мгновенно разбогатеть. Так что кроме вылавливания и разведения даров моря эти же люди занимались ещё и поиском кристаллов жизни, как их называли. По данным инфосети основной объём добычи не превышал тысячи кристаллов в год, но существовал ещё и подпольный трафик кристаллов примерно такого же уровня. Местные воротилы очень активно боролись против подпольного трафика, не собираясь отдавать такой источник дохода и влияния в чужие руки. Судя по всему, наш хозяин как раз и занимался контрабандой товаров и кристаллов. А я‑то гадал, что за пару кругленьких шариков нашли духи в замаскированном сейфе в жилой комнатке вместе с местными деньгами и кредитками. Мои попытки исследования кристаллов пока тоже потерпели поражение. Даже щупы артефактора и возможности духов оказались здесь бессильными, натыкаясь на непреодолимую стену. Единственное предположение, которое нам приходило в голову — это не кристаллы, это какие–то непонятные силовые поля. Вопрос их происхождения вообще оставался открытым. Они больше походили на искусственное образование, чем на природное. Такие предположения я обнаружил и в местной инфосети, но большая наука относилась к ним скептически.
  Эта планета имела интересную структуру общества. Изначально колонисты заселяли её семьями. Постепенно семьи разрастались, превращаясь в семейные кланы. Теперь каждый город, большая часть которых располагались прямо под водой в океане на океанских отмелях, представлял собою единую семью, спаянную многочисленными брачными союзами. Именно такой город морепромышленников располагался недалеко, среди островов архипелага.
  Города местных жителей состояли из огромных модулей и постоянно мигрировали с места на место, чтобы безвозвратно не нарушать местную экологию. Да и прятаться от войны в таких городах намного удобнее, чем на поверхности земли.
  Несколько дней мы все впитывали информацию по этому миру. Инфоканал оказался очень слабеньким, да это и понятно — хозяин не собирался таким простым способом рассекречивать местонахождение убежища. Большой трафик через спутник, при пристальном наблюдении, может легко раскрыть расположение убежища.
  — Что будем делать дальше? — поинтересовалась у меня Лиэна, когда мы, наконец, получили определённый объём доступной информации по этому миру и расселись втроём на единственном стуле и кровати в жилой комнате. Тартара, устроившись на стуле, по привычке промолчала, только вопросительно поглядывая на меня. Всё–таки псионы её типа больше привыкли обмениваться мыслями.
  — Единственный вариант нашего возвращения — толчок в развитии этого мира до прыжковых технологий. Системные скорости они уже освоили. Нам нужен прыжковый корабль, чтобы в теневом состоянии войти в прыжок в том же месте, где мы из него выскочили. Дух предполагает девяностопроцентную вероятность возврата в нашу вселенную, — выдал я девушкам нашу основную задачу на период ближайшей жизни.
  — Ты полагаешь, нас тут будут слушать и исполнять наши желания? — с сарказмом усмехнулась Лиэна, толкнув меня локтем в бок, сидя на кровати рядом.
  — Хотя моя магия пока здесь не работает, но работают псионские техники и наши возможности магических печатей. Так что мы не так слабы, но ввязываться в войну с местными я не предлагаю. Надо войти в этот мир тихо и заняться своими делами, так чтобы никто не подумал, что мы чужаки. Мы многого не знаем, но я думаю, нам поможет хозяин этого убежища. Раз он нарушает закон из–за денег, мы поможем ему их заработать, а он поможет нам вжиться в мир, — выдал я самое простое в нашем случае предложение. Пока мы не встретимся с хозяином этих апартаментов, об остальном думать рано.
  — Придётся слегка скорректировать нашу внешность, — кивнула Тартара на многочисленные картинки на стене над кроватью.
  Да, внешность людей на картинках и изображениях из инфосети несколько отличались от нашей внешности. Глаза они имели чуть больше, чем у нас. Уши почти походили, но верхняя часть не округлая, а более острая. Волосы и у мужчин и у женщин доходили до плеч, а то и ниже. Причёсок на картинках встречалось достаточно, так что с этим проблем не было. Кожа у местных представителей мыслящих имела приличное количество оттенков вплоть до чёрного цвета, почти как у Тартары. Раздвоенный кончик языка оказался проблемой. Можно, конечно, использовать печать маскировки, но та не всегда могла обеспечить маскировку в технологических мирах.
  — Я встречала на одной из местных страничек в сети упоминание о неформалах. Те проводят трансформацию тел, чтобы выделяться из толпы, — задумчиво пробормотала Лиэна, скидывая нам с Тартарой информацию по неформалам.
  Похоже проблема маскировки решаемая. У них, по отдельности, встречались все признаки наших тел: уменьшенные глаза, скруглённые уши и зашитый язык. Только нужно ещё и раскрасить тела многочисленными татуировками. Придётся стать небольшой семьёй немного необычных отщепенцев — неформалов.
  До встречи с хозяином убежища оставалось только учиться и создавать свою маскировку. Для татуировки я использовал знания, полученные от матери эльфийки. Магическое зрение никуда не делось. Потоки я видел, а для создания большинства простейших эликсиров магия не нужна. Знания ведьмака, усвоенные на факультете в папиной академии, очень пригодились. Основные рисунки для татуировок я нашёл в сети и раскрасил наши тела с головы до ног. Тартаре пришлось несколько осветлить свою кожу. Всё же абсолютно чёрных жителей здесь не встречалось. Учитывая возможности управления собственным телом, для неё это совсем не проблема. Волосы ускоренно отрастили подлиннее, и раскрасили их в различные цвета. Сделать краску из местных растений для меня не сложно.
  Ожидая хозяина, времени мы не теряли, продолжая изучать данные из местной инфосети и внимательно знакомясь с тем, что хранилось в складских помещениях убежища. Как обычно, встреча произошла не так, как мы ожидали.
  
  Сайла Дрэд — одна из последних представительниц семьи Дрэдов на планете, с грустью смотрела сквозь иллюминатор на пенный след, идущего чуть в стороне, катера сопровождения. Особо думать ни о чём не хотелось. Душа пребывала в спокойствии. Всё что смогла, она уже сделала, осталось только ждать подходящего момента. Допрос с применением химии и детектора лжи совсем недавно закончился.
  С химией она легко справилась. Раньше в семье имелись неплохие химики, и именно они разработали универсальные долгоиграющие антидоты от многих ядов и препаратов подавления сознания. После разгрома семьи многое врагам не досталось. Остатки семьи сбежали на Песчаную. Там оставались дальние родственники, которые приняли беженцев.
  С детектором лжи обстоятельства сложились похуже. Следователи умели задавать правильные вопросы. Пришлось рассказать достаточно много, чтобы враги заинтересовались и доставили её к тайнику. Если бы они только заподозрили, что она из Дрэдов, её бы сначала вывернули наизнанку, а только потом повезли к тайнику.
  Все проблемы семьи Дрэдов начались, когда родные мать и отец Сайлы нашли крупнейшую залежь Слёз Океана прямо недалеко от одного из городов семьи. Сразу три сотни кристаллов, добытые за один день в одном месте — это настолько большой куш, что соседи не стерпели и война не заставила себя ждать. Дрэды переоценили свои возможности и недооценили политическую обстановку. Шесть семей, объединившись, напали на города Дрэдов. Оборона такого напора не выдержала. Гвардейцы семьи сражались славно и погибли почти все, но обеспечили старт двух космолётов, о наличии которых враги не знали. Это было нарушение договора о разграничении зон деятельности. Семья Дрэдов работала в океане, а не в космосе, но такие секреты найдутся у каждой семьи, если хорошенько поискать.
  Шесть тысяч самых деятельных членов семьи с большинством секретных разработок эвакуировались к родственникам на соседний мир. Остальные семьсот тысяч попали в плен, но работяг и так в других городах избыток. Старый глава семьи погиб при нападении. Новый глава выкупил большую часть семьи за это проклятое месторождение бесценных кристаллов.
  Пять лет космолёты вывозили остатки семьи на Песчаную. Некоторым всё же удалось затеряться и пристроиться к другим семьям. К таким людям относились и мать с отцом Сайлы. Кроме океана они ничего не знали, а на Песчаной воды на поверхности нет. Переучиваться родители не хотели, да и возраст уже не тот. Через хороших друзей из семьи Крилов они достали действующие документы на переселенцев со Второй и занялись промыслом рыбы.
  Некоторое время они действительно им занимались, а потом, используя связи семьи, перешли на контрабанду кристаллов. Знание океана позволяло им прятаться от многочисленных патрулей и полиции.
  Семьи скупали найденные кристаллы у старателей и промысловиков за совсем смешные деньги, по сравнению с конечной ценой, так что желающих незаконно подзаработать всегда находилось достаточно, даже несмотря на суровое наказание за продажу кристалла на сторону.
  В сети имелось множество тренингов для обмана простого детектора лжи, а всех на мощном устройстве не поспрашиваешь, поэтому, как ни старались главы семей держать торговлю кристаллами в своих руках, уследить за утечками кристаллов к контрабандистам не получалось. Семьи нашли другой выход. Они сами стали содержать контрабандистов в районах других семей и за прикрытие получать уже с них, хотя и меньший, но всё же приличный доход с каждого кристалла. Это лучше, чем вообще ничего не иметь.
  Активная борьба стала вестись только с контрабандистами — одиночками и контрабандистами других семей на своей территории. Такими нелегалами как раз и оказались родители Сайлы. Документы переселенцев в первом поколении не давали им права вступать в какую–то семью. Однажды они из рейда не вернулись. Возможно, столкнулись с конкурентами, а может, что–то случилось в океане.
  Сайла — поздний ребёнок. Когда началась война ей было пятнадцать, и она как раз проходила практику у хороших друзей отца из семьи Крилов. Друзья жили совсем в другом полушарии и их семья не участвовала в нападении на Дрэдов. Кроме того, когда–то очень давно, отец Сайлы спас их посреди океана, когда их подводный катер налетел на плавающую скалу. Такие скалы издалека практически не видны на экранах локаторов и представляют особую опасность для плавающего транспорта. Не каждый пилот катера на скорости может увернуться от них вблизи, когда раздаётся сигнал тревоги.
  Родители Сайлы редко оставались в городе, поэтому нападение застало их далеко за пределами зоны городов семьи. Прорываться в город смысла не было. Россыпь кристаллов они нашли и сдали их координаты главе семьи. Объём вознаграждения оказался достаточно большой, чтобы не скрывать найденную россыпь. К тому же мать Сайлы — близкая родственница главы семьи, а от своих что–то скрывать всё равно долго не удалось бы. Даже если бы у неё такое желание и появилось. Можно утаить один — два кристалла, ну десяток, а куда девать сотню? Вознаграждение за находку пришлось как нельзя кстати. Именно на эти деньги отец создал собственное производство морепродуктов. Приличный завод выпускал различные консервы. Дохода вполне хватало для хорошей жизни, даже несмотря на их низкий статус переселенцев, по документам. Против поселенцев с деньгами семьи не возражали. Спокойная жизнь, авантюрных по характерам родителей Сайлы, их не устроила. Исследование океана, а заодно и контрабанда, хорошо разнообразили их жизнь, до момента исчезновения.
  Оставшись одна, Сайла оказалась в непростой ситуации. Двадцатилетняя переселенка с приличным приданным в виде консервного завода и нескольких океанских ферм — хорошее и лёгкое приобретение для местных семей. Женить на ней какого–нибудь бездельника из семьи, принять невестку в семью и прибрать почти бесхозное хозяйство к своим рукам, чем не хорошее решение.
  От такой участи её спасло только большое количество желающих. Опять помогли Крилы. Хотя и с небольшой скидкой они купили её недвижимость. Сайла сбежала на Песчаную, к дальним родственникам, по крайней мере, так значилось в её делах, наверняка существующих не в одной семье. Как и родителям, с её знаниями океана на других планетах делать нечего, а океан она любила.
  Пришлось в очередной раз менять документы. Внешность тоже пришлось изменить. Полгода Крилы прятали её на отдалённой ферме. По новым документам они наняли очередную переселенку для работы на ферме. При росте метр шестьдесят, ей пришлось набрать вес со своих шестидесяти до ста двадцати. Получился этакий заплывший жиром колобок. Проблему отпечатков пальцев на документах, решил ожог тех самых пальцев. Так делали многие переселенцы, бежавшие от преследования со своих планет. Принимающая сторона смотрела на это сквозь пальцы. Всё равно семьи не допускали первое поколение переселенцев к управлению, а второе поколение само по себе вливалось в какую–нибудь семью.
  После окончания процесса маскировки, в толстой бабе с ужасным характером уже никто не мог разглядеть бывшую умницу и красавицу. С характером снова помогли Крилы. Их близкий родственник оказался отличным психологом, и за те же полгода превратил ангельский характер местной девушки в демонский характер переселенки.
  Распрощавшись с так много сделавшими для неё друзьями, Сайла надолго отправилась в свободное плавание. Она знала, где находились все базы родителей. Теперь контрабандой занялась она сама. До последнего момента, за счёт своей подготовки Сайла, счастливо избегала всех неприятностей, связанных с такой деятельностью. Никто даже предположить не мог, что всегда неопрятная и просящая дать взаймы денег толстуха — поисковик Слёз Океана, на самом деле знаменитая Тень. Больше пяти лет контрабандистка уводила из–под носа некоторых семей огромное количество кристаллов, нанося им значительный ущерб. Никто её не видел. Обмен всегда происходил в океане. Многочисленные попытки полиции различных семей поймать её в ловушку всегда заканчивались ничем. Кристаллы в ловушке так и оставались нетронутыми. Тень как–то узнавала о засаде и на встречу не появлялась.
  Основной доход девушке приносили Слёзы Моря. Старатели ими расплачивались за контрабандный товар или меняли на деньги. Кому Сайла передавала кристаллы, она никогда не видела. Просто делала подводную закладку с ультразвуковым кодированным управлением в районе какой–нибудь оживлённой трассы между подводными городами. Кто и когда подавал сигнал для всплытия контейнера определить невозможно. Скупщики, учитывая жёсткое противодействие семейных силовых структур, шифровались очень хорошо.
  В этот раз её сдал поставщик контрабанды. На чём его могли прихватить семьи, Сайла не понимала. Поставщик никогда не посещал Мокрую. Договаривалась она с ним только по сети, с изменённым голосом и без изображения. В определённом месте над океаном поставщик из космоса сбрасывал контейнер с кодированным маяком, предназначенный для Сайлы. Она вылавливала его из воды и везла на ближайшую базу. Некоторое время спустя товар постепенно расходился по потребителям, и Сайла переводила деньги через обезличенные счета поставщику, за вычетом своего гонорара. Несмотря на всю конспирацию контрабандной сети, поставщик в данном случае оказался слабым звеном.
  Сайле удалось разыграть дурочку при захвате и обозначить себя только как наёмного доставщика контрабандного груза. Синяков ей на допросе наставили, но наизнанку не выворачивали. Она договорилась, что её отпустят после того, как она сдаст координаты известного ей склада Тени. Сайла поздно поняла, что это не полиция семей, а члены одного из наёмных агентств, не гнушавшихся любыми заработками. Видно кому–то она сильно отдавила любимый мозоль, чтобы тот отвалил кучу денег этой полуподпольной структуре, обычно используемой семьями для решения криминальных задач. Такие люди не могли отпустить свидетеля после выполнения задачи, несмотря на любые обещания.
  Для одной Сайлы их оказалось слишком много. Похоже, они собрались делать длительную засаду на Тень. На катере, где её везли, находилось человек двадцать, на соседнем — не меньше. Все убежища Сайла оборудовала специальными тайниками, как раз на случай своего захвата в плен, но более сорока человек её не по зубам. Она один за другим отбрасывала возможные планы. Самым реальным казался план побега. Ей бы только освободиться от постоянного сопровождения из трёх охранников, не спускавших с неё глаз. Недалеко от подводного выхода, в тайнике спрятан скафандр с запасом кислорода. Если до него добраться, то будет возможность сбежать с острова и доплыть до архипелага, затерявшись среди островов. Скафандр снабжён небольшим водомётным двигателем, так что расстояние в десяток километров — это не проблема.
  Катер с девушкой погрузился и зашёл со стороны основного подводного входа. Прикрывающий катер высадил десант на берег, тот должен добраться до запасного выхода по земле. Утаивать существование запасного выхода смысла не было. Следователь, её допрашивающий, этому бы не поверил. Надежды Сайлы на побег из подводной гавани сразу растаяли. При подходе катера к шлюзу, её пристегнули крепким ремнём к одному из охранников. У девушки осталась единственная возможность вырваться из цепких рук наёмников. Она надеялась, что её подведут к сейфу. В него она специально встроила две системы. При неправильном порядке открытия сейфа срабатывала первая, выпуская в подземелье сонный газ без цвета и запаха. Запуск первой системы автоматически запускал вторую — систему самоуничтожения. Если не поступит команда запрета с компьютера, через две минуты подземелье превратится в небольшой филиал ада. Неплохой привет с того света её пленителям.
  Наблюдательность у девушки развита достаточно хорошо, чтобы сразу заметить признаки чужого посещения её убежища. Друзей здесь увидеть она не ожидала. Значит, ещё кто–то очень умный нашёл убежище Тени. Надежда выбраться из этой переделки живой вспыхнула с новой силой. Два конкурирующих отряда вполне могут сцепиться в схватке. В этом случае шансы сбежать у неё серьёзно повышаются. Дальнейшие события не заставили себя ждать. Вот только Сайла их ожидала, а наёмники нет. Пока ей это не помогло, но она надеялась на возможность побега в недалёком будущем.
  — Первый, пропала связь с катером на поверхности. Радист не отзывается, — раздался голос из рации командира наёмников. Тот постоянно находился рядом с девушкой. По её поводу у него имелись нехорошие предчувствия. Она вполне могла о чём–то умолчать. Подручная самой Тени, хотя и казалась недалёкой, в умственном плане, переселенкой, вызывала у командира непонятную тревогу. Именно поэтому он не отходил от неё ни на шаг.
  — Эй, толстуха, ты слышала что–нибудь о пропадании связи на этой базе?
  — А то я с кем–то отсюда разговаривала! — пробурчала Сайла, исподлобья наблюдая за скривившейся рожей командира.
  — Хм-м…, легко проверить, — буркнул охранник, связанный ремнём с девушкой, — перестрой рацию на музыкальную волну.
  — А то я сам не знаю, — недовольно буркнул командир, нажимая кнопки на мобильной рации.
  Через несколько секунд из её динамика послышалась чистая мелодия какой–то песни.
  — Вот же гнилая вода! Чувствовал, что что–то случится, — зло ругнулся командир, возвращая настройки на волну отряда. — Резерву покинуть катер и через подводный грот посмотреть, что там творится с катером прикрытия. Как поняли?
  Несколько секунд тишину в коридоре, где стояла девушка со своим сопровождением, нарушало только лёгкое потрескивание в динамике.
  — Вы что там заснули, что ли? — рявкнул командир в рацию.
  В ответ — только тишина.
  — Ригон не мог заснуть, — чуть слышно пробормотал привязанный к девушке охранник.
  — Сам знаю, — зло зыркнул на него командир, нервно поглаживая рацию. Обстановка, похоже, начала накаляться. Наземная группа уже давно должна проникнуть сюда через запасной вход и встретиться с ними в коридоре. Вестей от неё тоже не слышно.
  — Март, ты уже у воздушного шлюза?
  — Да, командир, но что–то ребят с той стороны не слышно. Может мне открыть люк отсюда?
  — Нет! Подожди! Не нравится мне это. Отойди в коридор. Жди. Сейчас я пришлю людей. Занимай оборону перед шлюзом. Ты главный, — взглядом и кивком головы командир наёмников отправил пятёрку людей вглубь извилистого коридора. Те поняли его без слов.
  — Раймон, пристегни толстуху ко мне, бери пятёрку и заткни проход от причала. В воду не лезьте. Если здесь кто–то чужой, и наших парней накрыли наверху, они придут к нам, — приказал командир охраннику, привязанному к девушке.
  Тот, скривившись, открыл замок на ремне и передал конец ремня командиру. Без слов кивнув очередной пятёрке, он увёл её за собой к причалу. Командир, со злостью поглядывая на невозмутимую Сайлу, прицепил ремень к своему поясу. Руки девушки сковывали наручники, пристёгнутые к её же поясу. Посреди коридора осталась только последняя пятёрка с командиром и самой Сайлой.
  — Открой двери, — глядя на девушку, указал на ближайшую дверь командир.
  — Не могу. Я же говорила, сначала нужно добраться до компьютера и ввести пароль, а комната с ним находится рядом с запасным выходом, — усмехнулась в ответ Сайла.
  — Она ещё веселится, — скрипя зубами, буркнул командир наёмников.
  — Март, где–то рядом с тобой дверь в операторскую. Она там единственная с кодовым замком. Код — тень 17. Зайди и введи тот же код на компьютере. Открой нам четвёртый блок.
  — Вижу. Делаю, — раздалось в ответ, и тут же голос ругнулся. — О демон глубин! Первый, у нас проблемы.
  — Уточни! — рявкнул в рацию командир.
  — Передо мною в проёме двери висит бумажка, на ниточках. Там написано: — «Лучше не входить». Что де–е–ла-а-а…
  Из рации доносился только треск. Если бы Сайла не знала собственной системы безопасности, она бы не услышала еле слышного шипения. Только она из всех присутствующих знала, что за этим последует, и задержала дыхание. Хороший пловец на Мокрой может задерживать дыхание на пять минут, а она — очень хороший пловец. Наёмники даже не поняли, что произошло, и через пару секунд свалились как подкошенные. Сонный газ действовал очень быстро. Сайла бросилась к командиру и скованными руками попыталась добраться до ключей от ремня и наручников в его кармане. Она уже успела освободиться от сковывающих движения препятствий, когда перед её носом на пол шлёпнулась её собственная контрабандная маска для дыхания под водой. Уж отличить качественный товар от подделок её мира, она могла без проблем.
Оценка: 7.48*27  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) А.Емельянов "Последняя петля 7. Перековка"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Р.Ехидна, "Жена проклятого некроманта"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"