Сейтимбетов Самат Айдосович: другие произведения.

Гарри Поттер и сила Завхоза

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 3.59*101  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Волею Котэ он попадает в тело Филча, и теперь все будет по-другому. Здесь будет много всего: врагов, девушек, денег, магии и Силы Завхоза. Здравый смысл периодически курит в сторонке. Магическая Британия и Темный Лорд ничто перед Попаданцем, Несгибаемым Аки Рельс! Ничего личного, просто бизнес :) (Навеяно гневными комментами к ГП и свитку). Спасибо Беломору и всем, кто высказывает идеи! (И да, это стёб, а то смотрю некоторые затрудняются с жанром.)


Гарри Поттер и Сила Завхоза

  

Часть 1

Новый смотритель Хогвартса

  

Глава 1

в которой рассказывается, как опасно не делиться едой с больничным котом

  
   В самом центре почти столичного города N., в дорогом, недавно построенном, медицинском центре, в палате "люкс" лежал старый и больной человек, и думал нехорошие мысли. Был он лыс, низкоросл, и при разговоре почти шептал, чтобы не открывать рот и не показывать отсутствие половины зубов. Кожа на выдающемся вперед брюшке висела складками, местами окрашенными в фиолетово-розовый цвет. Хриплое, прерывистое дыхание сопровождалось бросаемыми вокруг злобными взглядами.
   Увы, в палате пациент был один, ибо сам того захотел месяц назад. Тогда Борисову Федору Михайловичу казалось, что тишина и спокойствие палаты - то, что нужно измученному болезнями, но никак не желающему сдаваться, организму. Да, самодовольно иногда думал Федор Михайлович, даже в 79 лет еще крепок! Правда потом начинала болеть пропитая на переговорах и в командировках печень, и хрипеть прокуренные легкие. Выступала с сольной партией язва желудка, подпинывая сбоящее сердце и начинали дрожать от артрита пальцы. Федор Михайловича крутило и швыряло, а крепкий организм никак не желал сдаваться.
   Поэтому месяц назад, к немалой радости многочисленных родственников, старичок приехал в центр "Здоровье", оплатив сразу год лечения. Собственно, именно эта оплата и была причиной нехороших мыслей. Всю свою жизнь Федор посвятил деньгам, деньгам и еще раз деньгам. Спекуляции, сомнительные сделки, продажи и перепродажи, почти открытые хищения государственного имущества, откаты, сделки, тройная бухгалтерия и прочие финансовые дела, от которых у обычного человека начинается зевота, а у Федора начиналось радостное возбуждение.
   И вот он выбросил целую кучу столь тщательно собираемых малюток-денег, чтобы убедиться, что ему ничем не могут помочь!
  -- Понастроили всякой херни из стекла, лучше бы врачей нормальных набрали!! - заорал Федор. - Да и врачи ваши полное говно!!
  -- Федор Михайлович, что-то случилось? - заглянула ласковая и заботливая медсестра Аня.
  -- Домой хочу!! Верните мои деньги, ироды!!
  -- Ну что вы, Федор Михайлович, что вы, ведь курс лечения еще не закончен, - терпеливо начала увещевать его медсестра. - Вот увидите, еще два месяца и вам станет значительно легче
  -- В гробу!! - заорал Федор Михайлович. - В гробу я вас всех видал!! Позови главного врача! Верните мои деньги! Врача! Умираю, ироды вы окаянные!
   Медсестра мазнула взглядом по монитору, на который выводился суммирующий итог от целого комплекса приборов поддержки жизнеобеспечения. Палата не зря проходила по классу "люкс", и теперь медсестра сразу увидела, что у пациента все в норме. Насколько оно вообще может быть в норме у желчного старикашки, с почти полностью изношенным организмом.
  -- Конечно, Федор Михайлович, сейчас позову самого главного врача, - заверила Аня, и щелкнула пультом. - Вон, передачу пока посмотрите, новости там, финансовые котировки, биржи.
  -- Арх, - просипел Борисов, но все же немного успокоился от привычных слов.
   Медсестра ушла, неплотно притворив дверь.
  -- Понабрали коров с вот такими дойками, лучше бы на размер мозгов смотрели! - проворчал Борисов вслед медсестре, но затем все же начал смотреть телевизор.
   И ничего страшного не случилось бы, не проходи мимо Барсик. Котейка, затейливого серо-черного окраса, был всеобщим больничным любимцем, которого постоянно гладили и подкармливали, как персонал, так и пациенты. В результате получилось шесть килограмм отборно наглой котятины, затаившей обиду на Федора Михайловича. Во-первых, злой Борисов дал пинка Барсику, и неважно, что промазал из-за больных коленей. Коты не прощают любых пинков, даже неудачных. И, во-вторых, неделю назад Федор Михайлович нагло зажал кусок ветчины и не поделился с Барсиком.
   Такого было прощать нельзя, и теперь котэ вышел на тропу войны.
   Вскочив на верхнюю панель приборов, Барсик выгнул спину и зашипел на старичка. Федор Михайлович не остался в долгу и захрипел в ответ:
  -- Пшел прочь, блохастая скотина!
   Это стало последней каплей, и Барсик, задрав лапу, помочился прямо на приборы. Искры, вспышки, и приборы отключились. Организм Федора, оставшийся без поддержки, моментально капитулировал, и Борисов ощутил, что задыхается и вообще скоро отъедет "в Могилевскую губернию".
  -- Барсик, - захрипел старик, - гад ты хвостатый!
  -- Не будешь в следующий раз ветчину зажимать! - ответил ему Барсик.
   "Все, предсмертные галлюцинации пошли", подумал Борисов и успел честно, от всей души, за пять секунд до смерти проклясть весь кошачий род и Барсика отдельно. Затем жизнь покинула тело старика, но за шумом телевизора, где как раз рассказывали о падении индекса Доу-Джонса, никто ничего не заметил. Тело Федор Михайловича обнаружила через пять минут пришедшая вместе с главврачом Аня. В карточке написали "смерть от естественных причин", а Барсик еще много лет гулял по больнице и окрестным кошкам.
  
  -- Смерть всем кошачьим! - орал Федор Михайлович.
   Его несло куда-то вверх, потом вбок, а потом опять вверх, и тут Борисов понял, что предсмертные галлюцинации еще не закончены. Клубились облака, сверкали молнии и прямо на него летели огромные буквы, и Федор Михайлович даже успел прочитать: "Гарри Поттер и Сила Завхоза". Тут где-то должен быть туннель, успел сообразить старичок, прежде чем его выбросило в какое-то помещение. Огромный зал с каменными колоннами, и повсюду лампы, факелы, свечи и награды, тысячи наград! Кубки, медали, грамоты и даже статуя какого-то незнакомого мужика.
   Федор Михайлович ущипнул себя за руку, но одна рука провалилась сквозь другую.
  -- Говорили мне, не пей столько, - пробормотал Борисов.
  -- Вот они где, вот они нарушители, - раздался лающий голос.
   Из-за ближайшей колонны, поддерживающей потолок, вышел еще один старикашка. Был он изрядно повыше Борисова, лысоват, хрипловат и в правой руке держал массивный фонарь. Возле его ног терлась огромная кошка, и Федор Михайлович не стал сдерживать гнева.
  -- За ВДВ!! - заорал Борисов и начал гвоздить кошку лопатой.
   Попутно прилетело и незнакомому старикану. От души отхреначив обоих, Федор Михайлович ощутил, как легко и свободно становится на душе.
  -- Давно надо было кого-нибудь уебать лопатой! - сообщил он в темноту.
   И тут Борисов внезапно осознал, что победил он не абы кого, а хозяина тела. Его нового тела, куда он по ошибке попал, сбившись с пути. Теперь, после победы, можно было управлять окружающей реальностью, отражавшей содержимое головы предыдущего владельца тела. Федор Михайлович не стал городить огород, и просто оттащил бессознательное тело в ближайший каземат. Вдоль стены зала тянулся целый ряд таких казематов, и Борисов про себя подивился странным чужим фантазиям. В каземате нашлись наручники и свисающие цепи, и, надежно закрепив побежденного за большие пальцы рук и ног, Борисов сказал прощальное слово.
  -- Полежи пока тут, потом придумаю, что с тобой сделать.
   После чего Федор Михайлович отправился осваивать новые горизонты и новое тело.
  
   Открыв глаза, Борисов первым делом увидел мертвую кошку неподалеку. Старик сразу повеселел, сообразив, что все случившееся происходило не только в воображении, но и частично наяву.
  -- Не Барсик, конечно, но тоже крупный экземпляр, - поднял кошку за хвост Борисов. - Куда тебя девать? А, закопаю ночью под ближайшим деревом.
   "Кстати, а где тут деревья" подумал Федор и тут же получил исчерпывающий ответ. Теперь он, как новый владелец тела Аргуса Филча, знал, что ближайшим деревом является Гремучая Ива на задворках школы. Он сам - смотритель и завхоз, что немало порадовало Федор Михайловича. Завхоз - должность хлебная... для тех, кто разбирается, что к чему, а наш герой очень даже разбирался.
   Находился он сейчас в каморке этого самого Филча, где-то в подземельях Школы Волшебства и Чародейства Хогвартс. Борисов покатал на губах эти слова: "Волшебства и Чародейства". Прямо песня! И тело новое... тут Федор поморщился, ибо, даже будучи новым, тело все равно оставалось в крайней степени б/у. Болели колени и суставы, в груди что-то хрипело, в боку кололо, но теперь, вырвавшись из жадных лап центра "Здоровье" Борисов знал, что делать.
   Рассматривая себя в зеркало - а ничего так, хоть и старый, но бицепс есть! - Федор Михайлович не преминул злобно ухмыльнуться. Шарлатаны от медицины вытянули из него деньги, но уж теперь-то он решит свои проблемы! Магия! Оздоровление! Омоложение! Бескрайние перспективы бессмертной жизни и прочая магическая дребедень, кружили голову Борисову. Усилием воли он взял себя в руки и сообщил зеркалу.
  -- Ну что, пойдем, посмотрим, че почем, хоккей с мячом! Школа магии, ха!
  

Глава 2

в которой Борисов записывается на курсы омоложения и знакомится с преподавателями Хогвартса.

   Память бывшего владельца услужливо подсказала, что учебный год уже начался, и что на дворе 1996-ой год, сентябрь. Также память подсказывала, что помимо присмотра за школьным хозяйством, в обязанности Филча входило патрулирование коридоров ночью и вечером, отлов и наказание нарушителей, уборка и прочие хозяйственные дела. Также Борисов обнаружил, что новое тело, в дополнение к прочим недостаткам, магией не владеет, и никогда не владело.
  -- И тут некондицию подсунули, ворье проклятое, - проворчал Федор, выходя из каморки. - Все разворовали, даже тела нормальные, и те сперли.
  -- Вы что-то сказали, Аргус? - раздался голос за спиной.
   Голос был полон высокомерия и снобизма, и сразу не понравился Борисову. Развернувшись, он обнаружил перед собой закутанного во все черное мужика, с грязными волосами, огромным носом и таким выражением на лице, как будто под огромный нос сунули огромную какашку. Северус Снейп, подсказала память, зельевар, приятель директора, в этом году преподаватель ЗОТИ, умеет читать мысли, к Филчу относится чуть лучше, чем к остальным. Федор Михайлович, не растерявшись, с ходу выдал образ: "Хочу горячую, сочную бабу и много денег".
  -- Говорю, ученики в этом году совсем с ума сошли, - прохрипел Борисов.
   Снейп ему сразу не понравился, но с ходу отоваривать могущественного мага лопатой было как-то не с руки. Не поймут, а то еще и магическую полицию позовут. Тут Борисов обнаружил, что в памяти Филча отсутствуют упоминания о каких-либо органах правопорядка, за исключением авроров. Мракоборцы, развеселился Федор Михайлович, ну пускай борются с мраком, а он тут спокойно своими делами займется. Завхозом и смотрителем Борисов в своей жизни работал, и знал, что первым делом надо провести инвентаризацию имущества.
  -- Совершенно верно, - снобично подтвердил Снейп и удалился.
   Федор Михайлович же остался стоять посреди полутемного и длинного коридора, так как внезапно понял, что действительно хочет горячую, сочную бабу. В прежнем теле данная функция отключилась еще тридцать лет назад, и ощущать реакции в паху было немного неожиданно. Покопавшись в воспоминаниях, Борисов обнаружил, что Филч регулярно -- раз в месяц ходил и драл библиотекаршу, старушку Пинс. Вызвав ее образ, завхоз содрогнулся.
  -- Не, объекты старины в нашем государстве охраняются законом, - пробормотал он под нос. - Старость хороша только в бутылках, но не в постели.
   Подумав, завхоз отложил инвентаризацию в сторону и отправился в совятню. Широкие, каменные коридоры вызывали у Борисова кривизну на лице при мысли, сколько же топлива вылетает в трубу на отопление такой нерационально построенной махины! Он шел и ворчал себе под нос, отмечая, что школьники стараются быстрее убраться с дороги. По всему выходило, что репутация у завхоза в школе скверная, и Федора это радовало. Завхоза должны бояться и регулярно подносить подарки и взятки, вот тогда, по мнению Борисова, все будет правильно. Правда, уже через минуту он пожалел о наработанной предшественником скверной репутации, когда увидел стайку старшекурсниц. Упругие попки и оттопыренные сиськи, которые не в силах были скрыть школьные мантии, усилили огонь вожделения, неосторожно разожженный в чреслах и голове.
   Федор Михайлович понял, что просто так никто завхозу не даст, но и заниматься геронтофилией с мадам Пинс совершенно не хотелось. Осознав все прелести нового мира, Борисов также понял, что есть отличные шансы не только нарубить капусты, но еще и наверстать долгие десятилетия воздержания. Да и пить, курить и заниматься прочими излишествами, в магическом мире можно без последствий, считал Борисов.
   И все равно юные прелестницы... с трудом Федор Михайлович изгнал их из головы.
  -- Мы еще посмотрим, - ворчал он, поднимаясь в совятню. - Вы еще узнаете силу завхоза!
   Написав письмо из двух слов: "Хочу омолодиться", Борисов выбрал самую крупную и злую сову.
  -- Лети, птичка, по всем центрам омоложения, и без ответа не возвращайся!
  -- Монетку гони, - проклекотала сова в ответ.
  -- А лопатой по хребту не хочешь? Ответ вначале принеси, потом деньги требуй, - ответил завхоз.
   И только ответив, он осознал, что разговаривает с совой. Память подсказала, что Филч с самого детства умел общаться с животными, и любил их гораздо больше людей. Борисов задумчиво почесал новый нос, не в силах понять, полезный ему достался талант или нет. Сова нетерпеливо клекотнула и попыталась укусить завхоза.
  -- Да на, на, до чего совы пошли до чужого добра жадные, - ворчал Борисов, доставая монетку.
  -- Жадный ты, Аргус, - клекотнула сова и улетела.
  -- Не жадный, а домовитый, - наставительно заметил завхоз.
   После чего он было уже отправился знакомиться с вверенным хозяйством, но остановился. Обозвал себя старым дураком, и вызвал память Филча. Да, здесь было все... за исключением того, что старый Филч уже забыл. Схемы, коридоры, тайные ходы и лазы, вся изнанка Хогвартса, подвалы, башни, лестницы, коридоры и многочисленные классы. Память сообщала о неустанных трудах по поддержанию всей школы в порядке, заказах еды, ингредиентов, хозяйственных мелочах и прочих хлопотах, которые отнимали у Филча все время, за исключением сна и еды.
   Были здесь воспоминания и о преподавателях, и о школьниках. С трудом Борисов отогнал картины школьниц, и попытался сосредоточиться на деловых моментах. Мозг уже начал делать привычные наброски, на кого и куда спихнуть часть работы, какую часть можно вообще не делать, а где следует изменить порядок. И тут его, так и не отошедшего от башни совятни, нагло прервали. Пришел огромный -- огромный человек.
   Рубеус Хагрид, полувеликан, преподаватель ухода за магическими существами, живет в хижине вне Хогвартса, рост 3,5 метра, слегка туповат и неотесан, присматривает за Запретным лесом, очень любит животных и друг Гарри Поттера. Борисов вспомнил огромную надпись в облаках, мимо которой пролетал после смерти. Там тоже было написано "Гарри Поттер", но вспомнить, кто это такой, завхозу не дали.
  -- Что, Аргус, уборку делал в совятне? - прогромыхал сверху Хагрид. - Дело нужное!
   "Ах ты тупень", подумал Борисов, вспомнивший, что Хагрид не уважал завхоза.
  -- Тебе какое дело, не ты же школу в порядке содержишь! - прохрипел Борисов. - Иди вон, зверушкам в Лесу помогай, как раз по тебе занятие.
   Оставив закрывающего и открывающего рот Хагрида стоять возле башни, Федор устремился обратно в каморку. Следовало посидеть в одиночестве, прикинуть входы и выходы, набросать схемку обогащения, ибо сейчас Аргус Филч был гол, как сокол. Все имущество -- полкомнатушки в подземельях, и Борисов решительно не собирался с этим мириться. Потирая старческие -- но здоровые, здоровые, ликовал Федор, без артрита! - руки, и зловеще ухмыляясь, завхоз прошел в свою каморку. Школьники, попадавшиеся по пути, оказались вдвойне напуганы, и шептались, мол, Филч задумал какую-то пакость.
   В каморке завхоз обнаружил труп миссис Норрис, и вспомнил, что хотел закопать ее под деревом. По какой-то причине огромная серая кошка была крайне дорога предыдущему владельцу, и Борисов решил похоронить ее. Мертвый кот -- правильный кот, и в дохлом состоянии кошка не вызывала у него отрицательных эмоций. Приподняв тельце за хвост, он важно прошествовал на задворки школы, к Гремучей Иве, забросив лопату на плечо. Особо впечатлительные девицы падали в обморок, а Борисов внутренне ухохатывался. "Ниче, ниче, дайте только срок, все мои будете", мысленно обещал он в пространство.
   Память вовремя подсказала, что Гремучая Ива не дура подраться, и поэтому завхоз вначале толкнул речь.
  -- Слышь ты, Буратино недоделанное! - крикнул он дереву. - Я тебе пожрать принес, так что угомонись и не крути тут своими деревяшками! У меня бензопила есть, если что!
   После чего подошел ближе, и смело начал копать. Гремучая Ива притихла и не делала попыток напасть. Напевая "мне до тебя копать еще три дня", Борисов умело орудовал лопатой. Целинная почва поддавалась плохо, но завхоз не унывал. В конце концов, просто возможность копать -- уже радость, если вспомнить последние годы жизни! И тут его опять прервали, не дав сделать последний копок.
  -- Аргус, это же опасно!
   Борисов поднял голову и увидел перед собой какую-то помесь Колобка и садово-огородного гнома. Пожилая тетка, почти шарообразная, вся в земле и с секатором в руках. Мадам Спраут, преподаватель Гербологии, мастер выращивания всякого, вечно в земле и навозе, и к Филчу относится нейтрально.
  -- Гремучую Иву вначале надо нейтрализовать, нажав вот здесь, - Спраут сопровождала слова действиями.
  -- А мне и так неплохо, - сплюнул Борисов, - есть свои методы управы на это деревце.
  -- Какой-то вы странный сегодня, Аргус.
  -- Видите, миссис Норрис померла! - рявкнул Борисов. - У меня этот, как его, КОТарсис!
   После чего Федор Михайлович сунул дохлую кошку прямо в лицо Спраут. Та отшатнулась, посмотрела безумными глазами, и, не сказав более и слова, удалилась. "Кошки непохожи на людей", пропел Борисов, немилосердно фальшивя, и начал утрамбовывать могилку. Жизнь потихоньку налаживалась.
  

Глава 3

в которой Борисов знакомится с эльфами и делает первые шаги в роли завхоза

  
   Вкусно покушать Борисов любил всегда, и притащил эту любовь с собой в новое тело. Прежний хозяин питался кое-как, лишь бы утолить голод, и это совершенно не устраивало Федора. Непритязательно Борисов ел только в студенческие годы, и больше этого кошмара не желал. Потом, правда, язва желудка нанесла ответный удар, но теперь, в новом теле, Федор Михайлович желал вкусной и обильной пищи. Поэтому он отправился на кухню, заодно решив посмотреть на домовых эльфов, ибо память подсказывала, что эти местные аналоги гастарбайтеров готовы были работать бесплатно круглые сутки. Очень Борисов такое уважал, особенно, когда кто-то трудился на него и не просил денег.
   Тем более, что домовики вроде владели магией, и были абсолютно не болтливы.
   После знакомства с частью коллег, Борисов понял, что совершенно не жаждет общаться с другими преподавателями. Правда, преподавательнице Астрономии, новый Филч охотно бы вдул, благо там было за что подержаться в процессе, да и негритянка опять же, экзотика, понимаешь. Но, увы, из всех звезд, Борисов знал только звезды на коньяке, и о чем разговаривать с Авророй совершенно не представлял.
  
   Проходя через вестибюль, Федор Михайлович внезапно увидел часы с баллами. Но дело было не во времени, а в том, ЧТО находилось внутри часов. Драгоценные камни, и память утверждала, что они сами появляются и исчезают в часах. Значит, где-то находится хранилище драгоценных камней, сообразил Борисов, и туда было бы неплохо запустить руки. Ювелирку он всегда уважал, тем более, что камешки в количестве выглядели совершенно завораживающе. Мысли с камней перескочили на деньги, и тут Филч понял, что зарплату ему платят. Да нихера вообще не платят, можно сказать, один золотой в месяц, стол и крыша над головой.
  -- Да у меня даже бомжи больше получали! - немедленно разозлился завхоз. - Нашли себе домового эльфа, нет уж, мне надо много-много денег. Не хотите платить зарплату, ниче-ниче, Федор Михайлович пожил, Федор Михайлович найдет себе средства на кусок хлеба с икоркой. Я вам не нанимался уборщицей, ишь чего удумали, маги недорезанные, денег не платить, а работу требовать!
   И тут нога злобствующего и потому не смотрящего на дорогу Борисова врезалась в какого-то коротышку. Полугоблин Флитвик пролетел вперед и, ударившись о стену коридора, упал без сознания. Преподаватель заклинаний никогда не нравился Филчу, так как умел делать то, на что Аргус был неспособен: магию. Борисов же, глядя на бессознательное тельце, выстроил цепочку. Полугоблин -- гоблины держат магический банк -- там лежат деньги. Но память тут же обломала всё, сообщив, что гоблины, конечно, держатся за своих, но полугоблины в число своих не входят.
  -- Да и хрен с тобой тогда, - сообщил Федор Флитвику и пошел дальше.
   Тем более что преподавателям платили отличную, высокую зарплату, и Борисов совершенно не желал с этим мириться. Все равно коротышка не видел, кто его в полет пинком отправил. Дыхание было, и медпункт тут работает... с очень даже вполне ничего себе врачихой, вспомнил Борисов. Во всяком случае, ректальный термометр он бы ей не задумываясь вставил.
  
  -- Чего желаете, господин Филч? - немедленно согнулся ближайший домовой эльф, едва завхоз вошел на кухню.
  -- А что есть? Хотя нет, давай сюда мяса, да хорошо прожаренного! И картошки, салатиков-малатиков, и чаю, да крепкого. Потом еще бокал вина подтащишь, как тебя
  -- Хоби, сэр
  -- Ага, значит, давай, Хобот, быро метнулся туда -- сюда, - щелкнул пальцами Борисов.
   Пока домовик метался по кухне, набирая еды, Федор немного осмотрелся. Кухня как кухня, видал он общепитовские и крупнее. Затем домовик притащил поднос с едой, и Борисов набросился на мясо, кивнув домовику.
  -- Садись, Хобот, поговорим.
  -- О чем, сэр?
  -- Слышал я, вы всякую магию-шмагию делать умеете, - невнятно из-за набитого рта пробурчал завхоз. - И при этом вам палочки не нужны.
  -- Точно так, сэр, Хоби умеет колдовать, и ему не нужна палочка.
  -- Можешь сделать меня моложе? - в лоб спросил Борисов.
  -- Нееет, сэр, не могу.
  -- Можешь сделать меня бессмертным? Хотя и так понятно, можешь не отвечать. Можешь мешок денег сделать?
  -- Хоби не может, сэр. Это запрещено магами, сэр.
  -- Ну, хотя бы полы оттирать умеешь?
  -- Хоби умеет, сэр!
   Так они развлекались еще с полчаса. Под конец, Федор, смачно рыгнув, подвел итог.
  -- Ладно, магический ты таджик, собери бригаду домовиков.
  -- Сэр?
  -- Собери, говорю, десять домовиков, будешь над ними старшим. Что там по Хогвартсу требуется, полы, стены натирать, за учениками следить -- все будете делать за меня. Нарушителей, как поймаешь, сразу тащи ко мне. Да, еще вечерком зайдешь ко мне в каморку, надо будет ремонт сделать, стены там утеплить, то да се, чтобы полный эльфоевроремонт, пусть молдаване сдохнут от зависти. Понял?
  -- Да, сэр! Хоби все понял, сэр! Хоби счастлив, сэр!
  -- Молодец, рядовой Хоботов! Назначаю тебя старшиной! - Борисов похлопал эльфа по плечу.
   Затем, сыто отдуваясь, он покинул кухню, мечтая залечь где-нибудь поспать. В конце концов, он уже несколько лет не ел по человечески, и теперь вполне можно было немного вздремнуть, после сытного обеда. Школьники, наоборот, только стягивались в Большой Зал на обед, и Борисов уже почти поверил, что удастся мирно вздремнуть часок-другой. Но тяжела и неказиста доля завхоза, и к Федору Михайловичу обратилась высокая пожилая тетка в изумрудной мантии.
  -- Аргус! Кто-то совершил нападение на профессора Флитвика! Необходимо там убрать все и присмотреть, чтобы ученики не бегали!
   Минерва МакГонагалл, декан одного из школьных факультетов, строгая, властная и по слухам любовница директора. Прозвище МакКошка, из-за анимагической формы. "И тут кошки гадят", злобно засопел Борисов. Но деваться некуда, пошел на место происшествия, так хорошо ему знакомое.
  -- Не исключено, что внутрь школы пробрался злоумышленник! - строго заявила МакГонагалл. - Поэтому необходимо проследить за этим местом и вечером тщательно обойти весь замок!
  -- Да кому эта школа нужна, - простонал Федор, мечтающий прилечь.
  -- Как это кому?! Да вы знаете, Аргус, что творится в мире?! Да
   "Да заткнись ты уже", думал Борисов, глядя на возмущенную Минерву. Что она там жужжала, завхоз пропускал мимо ушей. Очень надо, всяких там бабс слушать, что они умного могут сказать? Ладно бы еще было на что посмотреть, так ведь нет, старая сушеная вобла в зеленой мантии, и что директор в ней нашел? Пожужжи, пожужжи, я тебе припомню, мстительно думал Борисов, вот потребуются тебе услуги завхоза, ох я тебе все припомню!
   Затем Минерва, наконец, замолчала и удалилась, гордо подняв голову.
   Борисов выдохнул и прищелкнул пальцами.
  -- Да, сэр, Хоби здесь, сэр!
  -- Ага, молодец старшина Хоботов, - похвалил его завхоз. - Значит так, подгони сюда кресло, бутылочку пивка, и затри кровь. Будет кто из мелких ломиться, шугай всех нахрен.
  -- Сэр, нам нельзя трогать учеников, - робко промолвил Хоби.
  -- Ладно, ладно, дядя Федор о вас позаботится. Давай кресло и пиво, со школьниками уж как-нибудь сам разберусь, чай не маленький, - проворчал Борисов.
  -- Да, сэр!
   Через минуту в коридоре уже стояло огромное кресло, а руки завхоза приятно холодила бутылочка пивка. Федор Михайлович с наслаждением отхлебнул... и тут же запустил бутылку в стену.
  -- Что за моча молодого поросенка? - заорал Борисов. - Я такую хрень даже в школе не употреблял!
  -- Простите, сэр, в Хогсмиде было только сливочное пиво, - заскулил Хоби.
  -- Так, Хобот, слушай задачу, немедленно тащи сюда нормальное пиво. Правильное пиво, понял? Хоть в Лондон вплавь добирайся, но чтобы было!
   Хоби исчез, а Борисов горько сплюнул. Все равно по полу растекалась пивная лужа, и один плевок ничего не менял. Но не успел он сплюнуть второй раз, как Хоби появился с бутылкой пива. Федор принюхался, да, это было оно -- правильное пиво!
  -- Вот, сэр, лучшее в Лондоне пиво, сэр, - заскулил Хоби.
  -- Молодец, молодец. Так, ты только что за секунду сгонял в Лондон и обратно?
  -- Да, сэр, Хоби нетрудно, сэр.
  -- Ага, - радостно потер руки Федор. Сон слетел. - Так, давай убери лужу, и кровь там затри. Заодно можешь потрындеть, как тебе за секунду в Лондон добраться удалось.
   Внимательно слушая рассказ Хоби о трансгрессии, Борисов прихлебывал пиво и думал. Перспективы открывались просто потрясающие, особенно в свете отсутствия денег и зарплаты. Колебался завхоз недолго, все равно злоумышленника в школе нет -- а сам Борисов никому не признается, что пнул коротышку! - а тут на халяву в Лондон можно съездить.
  -- Так, Хобот, давай организуй перелет в Лондон, - приказал Борисов, вставая и выбрасывая бутылку в окно.
  -- Да, сэр!
  

Глава 4

в которой Федор Михайлович знакомится с Лондоном и особенностями магического бизнеса

  
   Перелет или, как подсказывала память, трансгрессия, произошла быстро. Живот слегка скрутило, и Борисов поприветствовал Лондон смачной пивной отрыжкой. Брусчатая мостовая, слегка покосившиеся домики, заклеенные витрины, лотки палатки. Косая Аллея, место сбора волшебников в Лондоне.
  -- Да, аллейка и вправду кривовата, - поморщился Борисов. - Блошиный рынок какой-то, а не магический квартал.
   Заколоченные окна, повсюду плакаты "Разыскивается" с черно-белыми движущимися фотографиями. Атмосфера страха и напряженности, и лотки с предложениями купить защитные амулеты. Все говорили вполголоса и постоянно оглядывались. Завхоз, убежденный, что магия -- это весело, испытал нешуточное разочарование.
  -- Бррр, ну и крокодила, - вздрогнул Борисов от плаката с Беллатрисой Лестрейндж. - Так и импотентом стать недолго!
  -- Сэр? Хоби доставил вас в Лондон, что теперь делать Хоби, сэр?
  -- Пока свободен, - смилостивился завхоз, - но если щелкну пальцами, чтобы сразу появился. Понятно?
  -- Да, сэр!
   И с громким хлопком домовик исчез, оставив Борисова посреди аллеи. Еще раз отрыгнув, завхоз отправился делать шопинг, уже немного жалея, что решил поехать в такое мрачное место. Вечно у этих англичан все не как у людей, ворчал себе под нос Федор, бредя по Аллее. Понапридумывают всякой ерунды, а как зарплату платить -- так шиш! Минут пять Борисов тупо разглядывал огромную вывеску банка "Гринготтс", раздумывая, как бы кинуть гоблинов на деньги. Ничего не придумывалось, и память ничего не подсказывала. Мало Филч имел дела с деньгами, хоть и занимался снабжением целой школы. А ведь это золотое дно, если вдуматься. Тут купил со скидкой туалетной бумаги, там слегка просроченных продуктов взял, здесь сэкономил на доставке, и глядишь, карманчик завхоза уже топорщится от хрустящих бумажек. И самое главное, тут никого подмазывать не надо, ибо нет ни полиции, ни СЭС, ни пожарнадзора, вообще никого.
   Но это деньги в перспективе, а Борисову хотелось денег прямо сейчас. И побольше, побольше.
  -- О, хоть что-то веселое, - заявил завхоз, увидев впереди яркий магазин.
  
   Близнецов Фреда и Джорджа, три месяца назад свинтивших из Хогвартса и пославших нахрен представителя Министерства Долорес Амбридж, трудно было чем-то смутить или удивить. Но обновленному завхозу это удалось на раз-два, даже напрягаться не пришлось. Федор Михайлович всего лишь завалился в магазин и с ходу заявил близнецам.
  -- Парни, есть возможность заработать!
   Память Филча пестрела эпизодами хулиганья, выходок, провокаций и троллинга со стороны близнецов Уизли, но Борисов быстро сообразил, на какую золотую жилу наткнулся. Всякая волшебная детская хренотень, яркая и блестящая. Припомнив список "Запрещенных к проносу в Хогвартс вещей", половина которого состояла из перечисления продукции магазина Уизли, Борисов потер руки. Срать на прошлые обиды, пусть прежний хозяин завывает в мозговом каземате, это его проблемы, что деньгами не интересовался.
  -- Эээ... рады вас видеть в нашем магазине, - выдавил из себя Джордж.
  -- Раньше вы не покидали Хогвартс, - уже насмешливо бросил Фред.
  -- Миссис Норрис померла, полезла на Гремучую Иву за гремучей белкой, поскользнулась и головой об землю шмяк, и все! - выдал Борисов. - Пережив после ее гибели КОТарсис, я понял, что нужно начать новую жизнь. Так что, поговорим за деньги?
   Остолбеневшие близнецы еще помолчали, вызывая недоуменные взгляды покупателей.
  -- Поговорим, - наконец выдали оба.
  
   В кабинете близнецов было тепло, просторно и весьма уютно. Борисов плюхнулся в самое удобное кресло, схватил сигариллу со стола и закурил, ничуть не смущаясь хозяев кабинета. Пока Фред и Джордж мялись, Борисов начал наступление.
  -- Значит так, парни, магазин у вас молодой -- клиентуру еще нарабатывать надо, так?
  -- Так.
  -- А в Хогвартсе полно ребятишек, которые только и жаждут занести вам золотых монет, сжимая их в потных ручонках. Да вот беда, правила не разрешают, - Борисов хитро улыбнулся, - ну да это дело поправимое, за известные деньги.
  -- Известные кому? - нахмурился Джордж.
  -- Директор не отменит правила, - поддакнул Фред.
   "С правильным бизнесом тут незнакомы", сделал вывод завхоз. Окинул взглядом кабинет, полный образцов продукции, выпустил струю дыма и... ничего не сказал. Правильная пауза в разговоре должна длиться две затяжки, и Борисов выдержал эту паузу. После чего, уже без намеков и обиняков заявил.
  -- С вас две сотни золотых в месяц, и ваша продукция будет беспрепятственно доставляться в Хогвартс.
  -- Много! - выпалили близнецы.
  -- Так еще по божески беру, - прищурился завхоз, - с учетом, что дело у вас молодое, а в школе полно ваших клиентов. На одних заказах поди десять тысяч в месяц сделаете.
   Начались торги. Против старого пройдохи, близнецы не играли, и в итоге сошлись на 180 золотых в месяц плюс десять единиц продукции, на выбор самого завхоза. О том, что он и так может все отбирать у детей в школе, Борисов промолчал, а близнецы не сообразили. Распив ритуальный стаканчик виски, и скрепив сделку, Борисов спустился на первый этаж, выбирать себе подарки. Напевая под нос "Там где был детский городок, гуляют с телками деляги", Федор ничтоже сумняшеся сгреб в карманы любовных и тонизирующих зелий.
  -- Я можно сказать новую жизнь начинаю! - заявил он близнецам и покинул магазин.
  
   На Косой Аллее Борисов расхохотался. Деньги на ровном месте! Он все равно не собирался гоняться за школьниками и отбирать всякую ерунду. Теперь же, за это ничегонеделанье, еще и деньги капать будут.
  -- А девочка созрела! - напевал завхоз, ощупывая карман с деньгами. - И вновь продолжается секс!
  -- Слышь, мужик! - донеслось из ближайшего переулка. - Магическая бижутерия интересует?
  -- Кольца и серьги пусть педики носят, - отрезал завхоз.
  -- Защитные амулеты, лучшие на всей Аллее!
  -- Засунь их себе в жопу, - посоветовал Борисов. - Тогда точно защитят.
   Наступила тишина, только где-то вдалеке раздавались выкрики: "Все сюда! Все сюда!"
  -- Слышь, мужик, - не сдавался таинственный незнакомец, - а что тебя интересует?
   Борисов прислушался к организму. До ужина еще далеко, в школу не тянет, пива выпил, деньги на кармане есть, что еще нужно в жизни?
  -- Девки есть? - спросил завхоз. - Только опытные, чтобы гнулись, как шведы под Полтавой.
  -- Чего? - не понял собеседник. - Девки? Девки есть!
  -- Вот это другой разговор, а то серьги, ожерелья, - проворчал Борисов, входя в переулок.
   Стоявший там мрачный тип, средних лет, немедленно выхватил палочку и наставил на завхоза.
  -- Кто к нам пожаловал?! Сам Аргус Филч! Ну, молись, сука, щас я тебе припомню, как ты меня за ухо таскал, пидарас старый!!
  -- Так и знал, - вздохнул Борисов, щелкая пальцами. - Хобот, фас!
   Появившийся эльф тут же влепил мрачному типу заклинанием в грудь.
  -- Молод ты еще, сосунок, на дядю Федора наезжать, - сообщил телу завхоз. - Молодец, Хобот!
  -- Да, сэр! Рад стараться, сэр!
   Борисов присел, надавив ногой на руку типа. Поднял палочку и повертел в руках. Завхоз знал, что эта штука для него бесполезна, ибо его новое тело неспособно к магии. Но сам вид типа, наставившего палочку, навел Борисова на новую мысль.
  -- Так-так, Робин Гуд из подворотни. А ведь девку обещал. Тебе не говорили, что обещания надо держать?
  -- Так есть, есть девка, и не одна! - заскулил мрачный тип. - Все есть, и зелья, и артефакты, и девки, все отдам, и деньги берите, я ж не знал, что вы такой! В школе вы магией не пользоваааались!
  -- Все течет, все меняется, - философски сообщил Борисов, вставая.
   Оглянулся, но нет, в переулке никого не было, а если кто и был, то попрятались. Память Филча намекала, что темный и хитрый народец тут в переулках обитает. Запрещенными делами занимаются, всякую гадость продают и покупают. В общем, то, что Борисову и было нужно.
  -- Значит, увидел школьного мучителя и не стерпел. Понимаю, простатит и недержание с каждым годом молодеют, но ты не сдавайся, - ехидно заявил Федор Михайлович. - Я тебя не больно зарежу!
  -- Не надо! Не надо! - мрачный тип вскочил и выставил перед собой руки. - Ну, что вам нужно, я все сделаю!
  -- Гони сюда девку -- ты обещал, и покажи, где тут перекупщики сидят.
  -- Понял, понял, - закивал тип. - Идите за мной!
   Вопрос о перекупщиках был проверкой, ибо память Филча и так все подсказала, и теперь Борисов шел за мрачным типом. Тот вел куда-то вглубь переулков, то ли в засаду, то ли пытался запутать Борисова. Завхоз тихо щелкнул пальцами, и Хоби мигом подогнал верную спутницу Борисова в этой жизни -- лопату.
  -- Ддданг! - сказала лопата, встретившись со лбом обернувшегося на звук аппарации мрачного типа.
  -- Хобот, выбрось его в Темзу, пусть поплавает, - сказал Борисов.
   Лежавший с раскроенной головой мрачный тип вряд ли бы выплыл, но Федору было все равно. С теми, кто его обманывал, у Борисова всегда был короткий разговор. Домовик телепортировался, а завхоз, потоптавшись на месте, пошел дальше, к скупщикам, делать небольшой бизнес.
  

Глава 5

в которой Борисов таки получает порцию женских ласк и демонстрирует свою несгибаемость, а также кое-что еще

   Вернувшийся Хоби получил лопату и инструкции скрыться и не отсвечивать, но чтобы если что, сразу появляться по щелчку пальцев. Домовик поклонился и отбыл, а Борисов пошел дальше, прикидывая в уме. Лопата -- удар без магии -- Темза -- вряд ли выплывет -- утопленника найдут еще нескоро. Но все равно ненадежно, размышлял завхоз, и тут его осенило. Можно трупы сбрасывать в Тайную Комнату! Надо только разузнать, как туда малышня бегала пять лет назад... а заодно и останки василиска разобрать, вроде за эти кости можно выручить огромные деньги. Повеселев, Борисов ускорил шаг, насвистывая какую-то мелодию.
  
  -- Не желаете убойных зелий? Самые лучшие зелья! Вштыривает так, что глаза лезут из орбит!
  -- А вот защитные амулеты из египетских гробниц! Маски вудУ -- отпугивают беду!
  -- Книги, магические книги! С картинками!
  -- Магическая еда! Сколько ни съешь, никогда не растолстеешь!
   Борисов шел по еще одному блошиному рынку, с темномагическим уклоном. Мрачные личности сновали между лотков, рекламировали товар, ругались, хватали друг друга за грудки, и едва ли не топтались по товару, разложенному прямо на грязной мостовой. В карман к завхозу никто залезть не пытался, но Борисов все равно зорко бдил и параноидально оглядывался, больше внимания уделяя окружающим, нежели товару на земле и продавцам.
   Поэтому, выбравшись из проулка, завхоз облегченно вздохнул.
   И тут же еще раз вздохнул, уже гораздо шире и радостнее. Улыбка сама выползла за пределы лица, а руки потерли друг друга.
  -- Я знал! - гордо заявил Борисов в пространство. - Я верил!
   Двухэтажный домик, с кокетливыми розовыми занавесочками в окнах и вывеской "Клубничная радость", по мнению Борисова не мог быть ничем иным, как борделем. Ну, в самом деле, какой дурак или дура, будет в центре криминального квартала ставить такую вывеску? Порывшись в памяти Филча, Борисов не нашел никаких упоминаний о венерических болезнях, и решил, что магия давно все это победила.
  -- Да, это правильно, - заявил Федор Михайлович, открывая дверь.
  -- Добрый день, добрый день!
   К нему сразу же поспешила толстушка, почти что колобок, с такой искренней и доброй улыбкой, что Борисов сразу заподозрил подвох. Но тетка-колобок, подойдя к Филчу, настолько бесстыдно облизала губы, что завхоз отбросил все сомнения.
  -- Хотелось бы... клубнички, - прохрипел возбужденный Федор Михайлович.
  -- О, конечно, конечно, пойдемте, я все покажу, - тетка потащила его к прилавку. - Вот, смотрите, у нас есть клубника из Африки, Индии, Азии, Австралии, мясистые сорта, диетические, со специями, есть специальный парный сорт, а также, новинка этой недели -- клубничный спрей! Принимать перорально!
   Борисов, поглядев на прилавок с муляжами клубничных ягод, ухмыльнулся.
  -- Ну, для начала неплохо было бы продегустировать, - заявил он тетке.
  -- Дегустация на втором этаже, наши продавщицы, каждая на свой сорт, специально обучены и покажут, и расскажут вам все-все, - тетка поиграла бровями, - хотя такому видному мужчине, я и сама могу провести обзорную лекцию.
   Федор Михайлович, конечно, уважал пышные тела, когда есть за что подержаться и на чем покачаться, как на волнах, но с такого колобка, по мнению завхоза, можно было только соскальзывать. Поэтому он уточнил, припомнив утро.
  -- Давайте африканскую, с клубничным спреем. Сколько стоит дегустация?
  -- Семь галлеонов с магией, пять -- без, - немного обиженно заявила тетка-колобок. Дернула плечами, увеличивая декольте, - постоянным и любимым клиентам -- скидка.
  -- Ну, это мы еще посмотрим, - рассеянно ответил Борисов, доставая деньги. - Коньяк у вас есть?
  -- Есть. Еще есть специальные клубничные конфетки, с зельевой начинкой. Нести?
  -- Несите, - решился Борисов.
   В конце концов, первый секс-загул после более чем двадцати лет воздержания, и можно было чуть-чуть шикануть.
  -- Еще три галлеона, - тетка спрятала деньги прямо в декольте и еще раз облизнулась. - Идите на второй этаж, дверь с цифрой 4. Анжелика уже ждет вас.
   Федор Михайлович молча отправился наверх, а тетка, вернувшись к прилавку, навалилась на него всей мощной грудью и томно вздохнула.
  -- Ах, какой мужчина! Флаки, в 4-ую самых убойных конфет!
   Бордельный домовик кивнул и исчез, а тетка хитро улыбнулась.
  
   Комната 4 была заполнена белоснежно-белыми вещами, включая огромную кровать, на которой в томной позе уже лежала роскошная полураздетая негритянка. Борисов облизнулся и сказал ей.
  -- Так, Анджелина Джоли, вставай, покажи товар лицом.
   Негритянка плавным движением соскользнула с кровати, мгновенно оказавшись почти вплотную к Борисову. Пластика движений моментально завела Федор Михайловича, кровь закипела, и он схватил девушку, почти рыча. Треск, и лифчик полетел в сторону, еще треск и туда же отправились трусы.
  -- Грудь маловата, но сойдет, - прорычал Борисов, хватаясь за сиськи негритянки.
  -- Как пожелаете, господин, - томно изогнулась та, и грудь начала расти в руках завхоза.
  -- О!! Это и есть клубничка с магией?! Давай сразу пятый, и губы вздуй, чтобы как настоящая Анджелина была.
  -- Да, господин, а как вас называть?
  -- Называй меня Брэд Питт!! - захохотал Борисов, скидывая рубашку и штаны. - И жопу подтяни повыше!
   Роскошный вид и долгое воздержание сделали свое черное дело, и буквально через две минуты завхоз кончил, под бурные стоны негритянки.
  -- Что, уже все, мой сладкий Брэд? - Анджелина толкнула завхоза в кресло. - Сейчас, сейчас я тебе помогу!
   Обнаружив на столике рядом сигареты, Борисов довольно закурил, глядя, как Анджелина Джоли делает ему минет. И тут Федор Михайлович ощутил теплый огонек в груди, и внезапно понял, что вполне может управлять своим мужским органом. Вздымать, опускать, делать несгибаемым и получать удовольствие столько раз, сколько захочет, главное потом не забыть поесть как следует. Докурив, Борисов не стал отказывать себе еще в одном удовольствии, и, положив руку на затылок Анджелины, начал насильно задавать ей темп, вскоре успешно закончившийся разрядкой.
  -- Ха-ха, расскажи кому, не поверят! - хохотал Федор. - Так, Анджелина, вставай, давай коньячку дернем и в душ пойдем. Есть тут у вас душ?
  -- Конечно, господин, - улыбнулась негритянка. - А вы весьма энергичны для своего возраста.
   Борисов, на глаз давший негритянке лет 25, снисходительно отнесся к этому замечанию.
  -- Дядя Федор еще всех нагнет, продаст и еще раз нагнет! Ну, вздрогнули!
  
   Часа через четыре Анджелина, едва дыша, лежала на кровати, а неугомонный Борисов все трудился над ней. Смачные хлюпы заполняли комнату, но девушка уже не стонала -- сил не осталось. В этой комнате ее за сегодня не трахали разве что на люстре, за неимением таковой. Несгибаемый Борисов продолжал отрываться, тогда как новоявленная Джоли давно уже ощущала боли внизу живота.
  -- Слышь, ты че, девственница? - остановился Федор, заметивший кровь. - А такаааая опытная
  -- Дурак, - едва ли не плача, заявила девушка, - ты ж мне все до кровавых мозолей растер!
  -- Ну, ну, не плачь, не плачь, на, пососи леденчик и все пройдет.
   Пока Анжелика облизывала леденчик, Борисов посмотрел на часы.
  -- Ох ты ж ёп, я же ужин протрахал! - спохватился завхоз. - Так, извини, Джоли, выполнишь супружеский долг в другой раз, а мне пора!
  -- Ага, пока, пока, - отвалилась на кровать девушка и тут же сморщилась. - Блин, теперь неделю нараскоряку ходить, и юбку не наденешь.
  -- Магией полечись, - равнодушно бросил Борисов, застегивая рубашку, - конфеты вон еще остались.
   Девушка, и без того испытывавшая избыток возбуждающих зелий в организме, только поморщилась.
  -- Не скучай, через недельку заскочу, попробую еще клубнички! - расхохотался завхоз напоследок.
   Оставшись одна, девушка встала, встряхнулась и пошла к столику, на ходу меняя внешность. Уже в образе нордической блондинки, взяла сигарету и закурила. Села в кресло, тут же сморщившись.
  -- Давно так не затрахивали, опять мадам Лили ворчать будет, что долго возилась.
   После чего девушка-метаморф замолчала, сосредоточившись на изменениях внутри организма.
  
   Дремавшая за прилавком мадам Лили встрепенулась и заулыбалась Борисову.
  -- Думаю, вы остались довольны?
  -- Более чем, - завхоз швырнул ей галлеон. - Через недельку или раньше заскочу, наверное.
   Мадам Лили облизнулась, но Борисов, утоливший таки сексуальный голод, теперь испытывал просто голод. Еще проще говоря, он хотел жрать, и следовало возвращаться в Хогвартс. Он уже практически щелкнул пальцами, когда дверь распахнулась, и из вечернего сумрака в бордель ввалились три странных типа, в длинных балахонах, масках и черных перчатках. Вообще вся одежда на них была черной, и казалось, будто тени вплыли с улицы.
  -- Сквиб! - тут же заорал первый из них, указывая на Борисова. - Убейте его!
   Борисов завершил щелчок пальцами, а типы в балахонах начали доставать палочки. Не дожидаясь появления Хоби, завхоз, неоднократно участвовавший в драках в коммуналках, общежитиях, питейных заведениях и просто уличных потасовках, шагнул вперед и врезал ближайшему между ног. Второму прилетело прямым в челюсть, а третьего нейтрализовал домовик.
  -- Так-так, грабеж в составе организованной группы, покушение на убийство, попытки ввести правосудие в заблуждение, - заявил Борисов телам. - По совокупности лет на 20 потянет. Эй, хозяйка, заведи уже себе охрану, а то так и будут типчики по вечерам забегать. Эй, ау?
  -- Аааа, - мадам Лили стояла в ступоре, переводя взгляд с Борисова на тела. Потом, что-то для себя решив. - Мы бедное, несчастное заведение, нет денег на охрану. Может быть вы, смелый и отважный господин, возьмете на себя эту нелегкую миссию? Вон как у вас хорошо получается!
   Борисов задумался. Крышевать бордель ему еще не доводилось. Но, быстро сообразив, что тогда можно будет трахаться на халяву -- пардон, дегустировать клубничку! - хоть каждый день, завхоз улыбнулся.
  -- Завтра заскочу, перетрем за бутылкой вина что почем, хоккей с мячом, - пообещал он мадам Лили. - Так, Хобот, этих связать и давай обратно в школу, вместе с телами и мной.
   Хлопок, и "Клубничная радость" освободилась от посетителей. Мадам Лили еще раз томно вздохнула.
  -- Ах, какой мужчина!
  

Глава 6

в которой Федор Михайлович получает ответ из центра омоложения, и ведет бурную общественную жизнь

   Оказавшись посреди вестибюля, Борисов, не задумываясь, потащил тела в балахонах прямо в Большой Зал. Выходившие оттуда ученички, задержавшиеся на ужине, с визгом бросились врассыпную. Старшекурсники, правда, выдержали марку -- всего лишь расступились и побледнели, зато старшекурсницы попадали в обморок, оголяя очень даже симпатичные ножки. Но теперь, после посещения борделя, Федор Михайлович реагировал на такое спокойнее и просто протащил три тела мимо.
   Выходившая из зала МакГонагалл отшатнулась, когда Борисов прохрипел ей прямо в лицо.
  -- Вот злоумышленники, поймал на месте преступления. Хотели сор... туалет подвзорвать!
  -- Как Пожиратели пробрались в Хогвартс? - раздался голос зельевара, полный снобизма. - И как вы справились с ними, в одиночку, Аргус?
  -- Подобрался тихо и ба... головой в сра... унитазы макнул. Пока они уси... приходили в себя, дал пару раз по голове, и все.
  -- Вы молодец -- Аргус!! - искренне вскричала Минерва. - Вас надо наградить! У вас кровь, вы ранены?
  -- Есть чуток, - не растерялся завхоз, сразу сообразивший откуда кровь. - Царапина и ерунда!
  -- Все равно, вам надо посетить медпункт, - Минерва схватила его за руку. - Северус?
  -- Я разберусь, - процедил зельевар.
   Борисова почти насильно потащили в медпункт, а школьники начала аплодировать. Общественное внимание было не слишком приятно завхозу, но сейчас его куда больше беспокоили неподвижные тела и Снейп. А ну как сумеет привести их в чувство, да мысли прочитает? В школьных правилах, конечно, ничего нет о том, что завхозу запрещается посещать бордели, но все равно возникнут вопросы, пойдут разговоры и прочая, совершенно не нужная Борисову шумиха.
   Поэтому в медпункте Федор Михайлович задерживаться не стал.
   Конечно, в другой раз он бы не отказался предъявить мадам Помфри, местной целительнице, свой окровавленный орган, и кто знает? Женщина в самом соку, то да се, опять же медик -- в домашнем хозяйстве всегда пригодится. Но усилием воли Борисов отказался от госпитализации и лечения, заверил, что все в порядке, и почти бегом покинул медпункт. Есть хотелось уже неимоверно, но все же вначале Борисов забежал к зельевару.
  -- Где эти гады?
  -- В Азкабане, дементоров развлекают, - пожал плечами Снейп. - Аргус, вы с самого утра какой-то не такой
  -- Будешь тут не такой, - Борисов немедленно вызвал в голове образ Анджелины Джоли, - когда с утра миссис Норрис находишь мертвой! КОТарсис, понимаешь, злоумышленники, все дела.
  -- А я бы сказал, - принюхался Снейп, - что от вас несет любовными зельями, коньяком, кровью и чем-то еще, никак не могу разобрать.
   "Ах ты ж, пидор", подумал Борисов, "запах женщины он разобрать не может".
  -- Это у злодеев с собой бутыльки были, но все разбились, - быстро добавил Борисов, - вот и воняет. Ладно, хорошо, что они получили по заслугам, пойду поем, а то прямо устал.
  -- В следующий раз, Аргус, зовите меня, - процедил зельевар, - я -- все-таки преподаю защиту от Темных Сил, а наши посетители именно к ним и относятся.
  -- Конечно, конечно, - откланялся Федор Михайлович
   Закрыв дверь кабинета, Борисов понял, что от Снейпа надо избавляться. Слишком много знает, слишком хорошо нюхает, слишком себе на уме. Но тело зельевара общественности не предъявишь. Хотя и ходили слушки о его темном прошлом -- а Филч знал наверняка! - но директор ему полностью доверяет. Тут следовало работать тоньше, и Борисов внезапно понял, что именно нужно сделать. Замаскировать исчезновение Снейпа под еще одно нападение на школу. А самого зельевара прибить и скинуть в Тайную Комнату. В озере -- русалки, в Лесу -- Хагрид, под Гремучей Ивой не закопаешь, а так закинуть тело и пусть там лежит. Все равно никто там не был... кроме Гарри Поттера и его дружка, Рона Уизли.
   Поглощая обильный ужин, подтащенный Хоби, Борисов думал. Много думал.
   А потом пошел в каморку спать. Строительные и модернизационные работы в ней были временно отменены, и вскоре Борисов смачно храпел, сотрясая стены Хогвартса.
  
   На следующее утро, Борисов проснулся свежим, взбодрившимся и в предвкушении приятных перспектив. Немного огорчало только то, что он вчера не добрался до скупщиков, но только немного. Лежа в кровати и почесывая живот, Борисов лениво размышлял, что никуда скупщики не денутся, вчера скупали и сегодня будут. Можно будет вечерком навестить бордель, перетереть за крышу, а перед этим посетить скупщиков.
   Получив доклад от Хоби, что в школе все в порядке, и дети уже собираются на завтрак, завхоз нехотя встал и начал одеваться. Стоит сходить, посмотреть на этого Гарри. Память Филча, конечно, память, но бывший владелец Поттера истово ненавидел, и поэтому Борисов скептически воспринял воспоминания.
  -- Уападипутипудипутипутупа, - напевал завхоз. - Хобот, что там по сегодняшним делам?
  -- Из дел, требующих вашего присутствия, только прием вагона с продовольствием, после завтрака.
  -- Ага, съездим. Заодно обсудим... новые поставки, хех. Красавец! - сообщил Борисов зеркалу. - Давай, Хобот, действуй, старайся и будешь самым главным над всеми домовиками.
  -- Да, сэр! Хоби счастлив, сэр!
  
   На завтраке, вяло ковыряя овсянку и прислушиваясь к гулу толпы, Борисов смотрел на Гарри Поттера. Подросток, каких миллионы. Правда постоянно в какие-то приключения вляпывается, и у Темного Лорда на него зуб, но в остальном ничего особенного. Приятель Гарри -- Рон Уизли, заметил взгляд Борисова и ткнул Гарри локтем, мол, смотри, завхоз на тебя таращится. Рыжий, по слухам, тоже был в Тайной Комнате и чисто теоретически мог знать, что почем. Правда, Филча оба парня искренне ненавидели, и Борисов никак не мог придумать, на какой козе к ним подъехать.
   Потом завхоз заметил, какие взгляды парни бросают на двух девушек рядом.
   Так-так-так, забарабанил по столу Федор Михайлович, получив справку из памяти. Джинни Уизли, младшая сестра Рона, и тоже была в Тайной Комнате. Вон она точно знает, как туда ходить, и этим можно и нужно воспользоваться. Тем более что фигурка приятная, есть куда руки приложить, такое для работы всегда лучше. Вот соседка ее, Гермиона Грейнджер, та Борисова не впечатлила. Сиськи мелкие, задавака, и наверняка еще и жопа холодная. Но все говорили, что в магии она разбирается, и весьма отменно.
   В принципе, больше всего Борисова бы устроило, если бы Грейнджер трудилась в борделе и одновременно его же охраняла. Но она входила в число ближайших друзей Гарри, и только тронь неаккуратно -- сразу вой до небес поднимется, и директор прибежит.
  -- Ладно, сосредоточимся на рыжей, - пробормотал он себе под нос.
   После чего любовно похлопал по бутылочкам из магазина близнецов. Было в этом что-то ироничное: зелья Уизли помогут обработать Уизли. Не будь здесь такой толпы, Федор Михайлович хохотал бы и хлопал себя по ногам.
  -- Внимание, ученики!! - встала МакГонагалл. - Вчера наш школьный смотритель, мистер Филч, поймал и обезвредил трех злодеев, пробравшихся на территорию школы! Похлопаем ему!
   Бурные аплодисменты заполнили зал, и пришлось вставать, наклонять голову.
  -- Поэтому прошу всех внимательнее смотреть по сторонам! Также по вечерам будет введено дополнительное патрулирование! - продолжила Минерва. - Заранее получайте разрешения, на передвижение по школе после отбоя! Ответственным за все назначается мистер Филч, похлопаем ему еще раз.
   Слушая очередную порцию аплодисментов, Борисов подумал: "разрешения, ха! Да это ж золотое дно! Надо будет закинуть крючки школьникам, пусть несут деньги мне, все равно ни хера с ними в школе не случится". Не сказать, что головокружительные перспективы, но вполне себе уверенный источник прибыли, и поэтому Борисов искренне улыбался хлопающим ученикам.
  
   Под конец завтрака прилетели совы, в том числе и та, которую отправлял Борисов.
  -- Так, так, посмотрим, - бормотал завхоз, почти бегом устремляясь в каморку.
   Послание гласило следующее:
  
   Многоуважаемый мистер Аргус Филч!
   Наш центр уже две сотни лет разрабатывает техники и методики омоложения. К сожалению, все они осуществляются при помощи магии (Борисов выматерился), но и для людей, лишенных магии, у нас кое-что появилось в последнее время. Наши специалисты разработали ритуал, помогающий всем. Привожу его краткое описание, дабы вы смогли оценить, сможете ли вы выполнить ритуал. В течение года, раз в месяц, в полнолуние следует принимать ванну, со спецдобавками, производства нашего центра. Лучше всего добавки растворяются в алкоголесодержащих жидкостях, например пиве или вине. Полная растворимость в воде наступает через сутки, и наши специалисты рекомендуют прибегать к водным ваннам в крайнем случае.
   Во время принятия ванны, ваша голова и ноги (ступни) должны находиться вне воды. Так как вы мужчина, то массаж головы и ног вам должны делать девушки. Три обязательных условия, они должны быть девственницами, но уже половозрелыми, должны страстно вожделеть вас, и должны быть способны к магии. В идеале ритуал осуществляется при помощи четырех девушек -- еще две массируют руки. Срок массажа -- полчаса. При этом их магия и жизненная сила, через вожделение, вливаются в ваше тело, омолаживая его.
   Также рекомендуется, чтобы девушки на время всех 12 сеансов, были одни и те же, это даст наилучший эффект. Так как ваш непосредственный начальник, профессор Альбус Дамблдор, является нашим постоянным клиентом, мы делаем вам скидку и высылаем первую порцию добавок бесплатно, чтобы вы смогли оценить качество товара. (Борисов заглянул в конверт, да там лежал еще и невесомый пузырек). Предупреждаем, что без полного цикла в 12 сеансов, результат будет нестабилен. Каких-либо требований к материалу ванны или одежде девушек -- нет, только три обязательных условия, указанных выше.
   Полный ритуал омолодит вас на срок от 20 до 50 лет, в зависимости от условий и качества проведения.
   Надеемся на долгое и плодотворное сотрудничество. Лист с ценами прилагается.
   Искренне Ваши, сотрудники центра "Сила Юности".
  
   Борисов задумался, крутя в руках пузырек.
  
   Глава 7

в которой Борисов обзаводится оружием и девственницами

  
   И ладно бы половозрелые девственницы, в конце концов, вон, сколько школьниц вокруг бегает, потрясая дойками! НО чтобы они еще при этом искренне вожделели его... целый год, да без секса. Борисов почесал в затылке. Вот жеж задали задачку, да непростую, а дорогую. Цены в листе, скажем, так, заставляли лысину вставать дыбом. Какие там подгоны денег от близнецов и возможные прибыли от продажи разрешений школьникам, эти жалкие копейки не покрывали и десяти процентов от стоимости одной порции добавок.
   Впрочем, пузырек в руках давал отличную возможность проверить, обманывают ли завхоза.
   Припомнив размеры ванны, в спецкомнате для преподавателей, Борисов тихо выругался. Там можно было искупать слона... как, в сущности, и в любой другой ванне в Хогвартсе.
  -- Ну вот, опять расходы одни, - проворчал Борисов, вызывая Хобби.
   Отправив домовика в Хогсмид, закупать сливочное пиво бочками, Борисов занялся решением других насущных проблем. А именно - в первую очередь следовало обработать младшую Уизли на предмет Тайной Комнаты, потом метнуться к скупщикам, затем в бордель, и узнать, когда ближайшее полнолуние. Борисов вытащил из кармана пузырек с любовным зельем и внимательно прочитал инструкцию, шевеля губами.
  -- Пойдет на один раз, но надо бы ей еще и память затереть, - подытожил завхоз.
   Поэтому план был шустро переигран, и вместо обработки Джинни Уизли, завхоз принялся за стаскивание в один ящик всего, что могло представлять интерес для скупщиков. Коллекция порножурналов, темномагических артефактов, наборов для списывания, разрядившихся мантий-невидимок, и прочего барахла, занимала две огромные комнаты. Филч не был склонен к бюрократии и поэтому просто сваливал в кучу, все, что отбирал у школьников.
   Хозяйственный Борисов провел два часа, разгребая завалы, и немного утомился.
   Присев отдохнуть, прямо на кучу барахла, а заодно и перекурить, завхоз имел неосторожность плюхнуться со всего размаху. Кто же знал, что в этой мягкой на вид куче тряпок и журналов притаился коварный кинжал? Заорав, Борисов подскочил и злобно пнул барахло, отчего клинок вывалился на всеобщее обозрение.
  -- В жопу раненый джигит далеко не убежит, - сообщил Борисов кинжалу. - Скотина, из-за тебя штаны испортил!
  -- Починить? - раздался голос.
  -- Чего?
  -- Починить, говорю?
  -- Ты кто вообще? - насторожился завхоз и сложил пальцы для щелчка.
  -- Кинжал желаний. Ты напоил меня своей кровью... хоть и весьма премерзостной на вкус. Теперь могу помочь тебе, один раз.
  -- А если я тобой уколюсь еще раз, поможет?
  -- Только если ты наркоман, - хохотнул кинжал, но Борисов шутки не понял. - Ладно, проехали. Короче, говори желание, я исполню и рассыплюсь в прах, все как положено. Бессмертия, новых желаний, новых кинжалов, гор золота и прочей муйни не загадывать.
  -- А
  -- Толпы девственниц в перечень не входят, - деловито сообщил кинжал.
   Борисов еще раз задумался. Встреча с тремя типами в балахонах показала, что все печально. "Но все могло бы сложиться совсем иначе, будь у меня короткоствол!" сообразил Федор Михайлович.
  -- Гони огнестрел и бесконечные патроны.
  -- Это можно, - сообщил кинжал и, крякнув, рассыпался в пыль.
  -- А где оружие, обманщик? - немедленно возопил завхоз.
   Пыль взметнулась вверх, сложившись в странную штуковину, больше всего напоминавшую автомат Томпсона, который так любили гангстеры в боевиках Голливуда.
  -- АА-12, полностью автоматический дробовик, - прочитал Борисов и повеселел.
   Дробовик - это почетно! С бесконечными патронами можно толпы выносить, только так, и теперь маги поостерегутся доставать свои палочки в его присутствии! Федор Михайлович потер руки, и закинул дробовик за спину. Понимание того, как надо и как не надо использовать оружие, влилось в него, едва он взял в руки дробовик.
  -- Нарекаю тебя Лобзиком! - сообщил Борисов оружию. - Будем вместе выпиливать!
  
   Скупщики вначале было заартачились. Один даже с криком "Берегись, Филч идет!" убежал, но остальные проявили потрясающее упорство. Упирали на то, что времена нынче тяжелые, Министерство лютует, и вообще у каждого дома семеро детей по лавкам, по пять книззлов под столами и всех кормить надо, а еще же и любовницам подарки надо делать! Пока один выступал, остальные кивали с самым одобряющим видом, мол, да, молодец, верно сказал!
   Борисов потрясал образцами товара, и упирал на то, что товар качественный, проверенный временем и что его использовали даже школьники. Скупщики, косясь на порножурналы, делали вид, что верят. Дело было на мази, и потихоньку все шло к торгу за конкретную сумму, но внезапно в переулок нагрянула инспекция из Министерства. Поджидавшие ее Пожиратели Смерти смело и решительно атаковали.
   Скупщики, визжа, разбегались кто куда. Авроры и Пожиратели метали друг в друга заклинания, разбивая витрины, окна, ломая стены и мостовую, и, самое главное, сорвав Борисову сделку. В других условиях завхоз может еще и отступил бы, но тут, когда огромная гора денег просто проплыла мимо. Федор Михайлович разозлился. Очень разозлился. Уклонившись от очередного заклинания, он сорвал с плеча дробовик.
  -- Эх, раззудись рука - разойдись плечо! - заорал Борисов, стреляя.
   Бах! Бах! Голова ближайшего аврора разлетелась, забрызгав его противника, растерявшегося от такого расклада. Бах! И Пожиратель, обливаясь кровью, упал рядом с аврором. Еще один заряд, выпущенный в упор, прервал его мучения. За грохотом и вспышками магии никто не обратил внимания на выстрелы, и совершенно зря.
   Борисов пошел по проулку, как ангел возмездия. Бесконечные патроны и полностью автоматическое оружие привели к тому, что Федор садил из дробовика со скоростью пулемета. Авроры и Пожиратели падали на мостовую, как трава под косой. Завхоз рычал и стрелял, стрелял и рычал, мстя пришедшим в переулок за срыв сделки. Последние авроры и Пожиратели пали буквально через минуту, после того как завхоз открыл стрельбу
  -- Авада
  -- Хуяда! На! - и Борисов застрелил последнего Пожирателя. - Урррроды!
   Оглянувшись - никого! - Борисов сплюнул и покинул переулок. Даже последнему дебилу было бы понятно, что теперь скупщики несколько дней будут сидеть в норах, пока ищейки из Министерства будут рыть землю. На мгновение Борисов встревожился, что сдадут, но потом сообразил, что все, кто видел его с дробовиком - остались лежать на мостовой. Следовало немного подлечить нервишки и сбросить адреналин, и Борисов пошел в "Клубничную радость".
  
   Мадам Лили была на прежнем месте, и завхоз, не стесняясь, заявил.
  -- Давай сюда крепкой выпивки и поживее!
   После чего обустроился за ближайшим столиком, скинув плащ и повесив дробовик на спинку стула. Мадам Лили немного замешкалась, но все же оперативно подтащила бутылку Огневиски и добротный граненый стакан. Борисов вскрыл бутылку, набулькал стакан до краев и в два вдоха выпил. Бандерша, выпучив глаза, смотрела на то, как Федор набулькивает второй стакан.
  -- Что встала? Где закусь? Хотя хрен с ней, - и Борисов занюхал рукавом. - Садись, обкашляем насчет охраны. Видишь, уже бригаду злодеев порешил, как раз к борделю подбирались!
  -- О, какой вы молодец, - улыбнулась Лили и похотливо облизнулась.
   Борисов, закусывая второй стакан конфетами, облизывание оценил, и сразу встал, расстегивая штаны. Откуда ж было знать завхозу, что в бутылку и конфеты мадам Лили заранее вбухала тройную дозу самых убойных любовных зелий? На Федора все равно не подействовало, только возбудило сверх всякой меры.
   Спустя два часа и два сломанных стола, Борисов покинул "Клубничную радость". Возбуждение и адреналин утихли, а насчет охраны договорились, пока Федор драл Лили прямо на столе. Старая проститутка выкладывалась по полной, и мебель пострадала... как и уши всего квартала. Лили так орала про волшебную палочку, что казалось, сейчас витрины вылетят. Впрочем, Борисов был вполне доволен собой, во всех смыслах. И напряжение сбросил, и денег заработал, а делать почти ничего и не надо будет. Подумаешь, на разборки с местными сходить, когда Лили сигнал подаст. После сегодняшней разборки с аврорами и Пожирателями, местная уголовная шпана уже не выглядела грозно.
   Поправив дробовик под плащом, Борисов отбыл в Хогвартс.
  
   Вечером, делая вид, что патрулирует Хогвартс, а на самом деле просто проветриваясь, Борисов совершенно случайно натолкнулся в одном из темных коридоров на шушукающихся девушек.
  -- Так-так, нарушаем, значит? - прохрипел Борисов, хватая их за руки.
   Одной удалось убежать, но зато вторую завхоз твердо удерживал. Вытащив под свет факелов, Федор получил подсказку от памяти. Девушка с Гриффиндора, полуиндианка, 6-ой курс, по имени Парвати. Борисов, не слишком любивший азиаток, признался сам себе, что да, эту бы Парвати он бы парвал охотно. Но память услужливо подсказала, что у девушки есть еще и сестра-близнец, Падма, которая учится на другом факультете.
  -- Пойдем оформлять нарушение, - заявил Борисов и потащил Парвати к себе в каморку.
  -- Раньше просто баллы снимали, - пискнула девушка.
  -- Раньше было раньше, - проворчал завхоз. - Теперь надо еще бумажку составить, протокол понимаешь, чтобы ни один, понимаешь, нарушитель не ушел безнаказанным.
   Затащив девушку в каморку, Борисов усадил ее писать объяснительную, а сам незаметно отхлебнул из пузырька с любовным зельем из магазина братьев Уизли. Теперь тот, кто примет остаток порции, влюбится в Борисова... на какое-то время. Потом он притащил кружку чая и вручил Парвати со словами.
  -- Пей, а я пока проверю и дополню.
   Не успел завхоз склониться над объяснительной, как девушка отхлебнула полчашки и тут же начала глупо улыбаться. Лицо ее расплылось в глупой улыбке, а руки сами начали расстегивать блузку.
  -- О мой герой! - простонала она Федору. - Насладись мной прямо здесь! Наконец-то мы одни!
  -- Стоп, стоп, тахта паравоз! - выбросил руку вперед Борисов, прерывая стриптиз. - Ты девственница?
  -- Да, я хранила себя для тебя, о мой ненаглядный лысенький симпампусик!
  -- А сестра твоя? Она тоже девственница?
  -- О да, но зачем тебе моя сестра? Разве я недостаточно хороша? Вот, пощупай
  -- Стоп! - отдернул руку завхоз. - Так, любимая, если ты хочешь, чтобы твой симпампусик был доволен, веди сюда свою сестру. Мы поговорим, попьем чайку, а уж потом поиграем с тобой в дикую кобылку и ковбоя.
   Прикрыв дверь за убежавшей в темноту Парвати, Борисов проворчал.
  -- Так, две девки есть, пиво есть, ванна есть. Когда там ближайшее полнолуние?
  

Глава 8

в которой тайна Тайной Комнаты сама отдается в руки завхоза

  
   К величайшему огорчению Борисова, ближайшее полнолуние должно было состояться только через неделю. Полистав еще "Малую Темномагическую Энциклопедию", Борисов также узнал, что любовные зелья действуют, как правило, недолго, пару дней. Побочным эффектом превышения концентрации может быть потеря памяти, и это реально порадовало завхоза. Налив чаю в пару чашек и залив туда все зелья, прихваченные из магазина близнецов, Борисов с любопытством продолжил листать пухлый томик.
   К моменту прихода близняшек, он уже успел узнать 7 способов отравить врага при помощи тыквенного сока, две причины не доверять польским оборотням, а также как размножаются румынские драконы. Финалом стала иллюстрация: "Девственница завоевывает единорога". По мнению автора энциклопедии, девственнице следовало насадиться на рог волшебного животного, таким образом, осуществив магию привязки на крови. Иллюстрация, собственно говоря, показывала момент привязки во всех подробностях.
  -- Что-то случилось, мистер Филч? - подозрительным голосом уточнила Падма.
  -- О да, о да, - закивал Борисов. - Ваша сестра... да вы пейте, пейте чай, для вас делал! Так вот, ваша сестра серьезно нарушила школьные правила. В другой раз я бы, конечно, поволок подвешивать вас за большие пальцы ног в пыточную
  -- За прогулку после отбоя? - удивилась Падма, делая глоток чая.
  -- И это еще довольно мягкое наказание! Так вот, сейчас, когда в моей жизни наступил КОТарсис, я...
   Договорить Борисов не успел. Обе девушки, синхронно отхлебнувшие чая, не менее синхронно схватились за горло и упали на довольно грязный пол, пуская пену изо рта.
  -- Вот [цензура], почему я в школе прогуливал химию? - почесал лысину завхоз. - Кажется, чаек получился слишком убойным!
   Затем Борисов еще раз почесал лысину, но легче не стало. Девушки, подергав ногами, затихли.
  -- И пол теперь отмывать, - огорчился Борисов. - Знал бы, тряпку вначале постелил бы!
   Пока он раздумывал, что делать с телами, близняшки снова задергали ногами, замычали и начали подниматься. Безумные глаза, перекошенные рты, покосившаяся одежда и вытянутые вперед руки. Борисов выдернул дробовик и невольно сглотнул. Зомби - фильмы довелось посмотреть даже ему.
  -- А ну отвечай, - рыкнул он девушкам, наставив оружие. - А то стрелять буду!
  -- Господин наш, вы обещали мне игру в дикую кобылку и ковбоя, - прохрипела Парвати, надвигаясь на завхоза.
  -- Нет, вначале он сыграет со мной в раджу и невольницу! - вмешалась Падма, отталкивая сестру.
   Они вцепились было друг другу в волосы, но Борисов растащил их в стороны.
  -- Брэк, горячие индийские девушки!
  -- Господин
  -- Господин
  -- Так, - удерживать двух молодых девушек, рвущихся накинуться, было немного тяжело. - Остановились и давайте разберемся.
  -- Господин заметил меня первой! Я - любимая жена! - вскричала Парвати.
  -- Зато за мной он прислал тебя! Значит, любит меня больше! - парировала Падма.
  -- Да без меня он бы вообще про тебя не узнал! И господин уже обещал поиграть со мной в кобылку и ковбоя! - не сдавалась Парвати.
  -- Да что он в тебе нашел? Ни рожи, ни кожи! То ли дело я, красивая и умная! - не осталась в долгу Падма.
   Борисов просто неприлично заржал, после такого заявления, и был вынужден вмешаться.
  -- Так, умная, как тебя зовут?
  -- Падма Патил, господин, - склонилась в поклоне девушка.
  -- Падма, значит. Можешь звать меня Энакин, а еще лучше Дарт Аргус, - расхохотался Борисов. - А теперь слушай мою команду. Обе замолчали!
   Девушки послушно закрыли рты и, сцепив руки перед собой, уставились на Борисова. Завхоз, почесывая лысину, прошелся туда-сюда. В принципе было понятно, что чаек с зельями подействовал на девушек ударно... но на какой срок? И спросить то не у кого! Можно, конечно, спросить у самих девушек, но и так понятно, что они будут уверять в своей любви до гроба, которого Федор собирался избежать с помощью близняшек.
  -- Так! - многозначительно поднял палец Борисов, найдя выход. - Я вижу, что вы ссоритесь, и значит, не готовы к семейной жизни со мной! Вам, юные дамы, предстоит доказать свою готовность к высоким отношениям со мной. Поэтому, в течение года, никаких игр в кобылок и раджей! Только если вы докажете свое смирение и готовность, только тогда я поверю, что вы готовы!
  -- Да, да, господин, - потупясь, закивали девушки. - Конечно, господин.
  -- Вот так-то лучше, - усмехнулся Борисов. - Теперь расскажите, что знаете о Тайной Комнате, и подберите себе двух помощниц.
  -- Да, господин.
   Борисов слушал и офигевал с прежнего владельца тела. Ну не способен ты к магии, так что теперь, вообще ничем не интересоваться? Филч раз десять затирал потопы воды, хлещущей из туалета Плаксы Миртл, но ни разу не связал их с Тайной Комнатой.
  -- Сантехника, говорите, - пробормотал Борисов. - Так, где-то я видел разводной ключ, пойдем, поиграем с этой Плаксой, в сантехника и привидение.
  -- Господин, на кого ты нас бросаешь? - застонали сестры Патил.
  -- Заткнитесь, дуры озабоченные! - рявкнул завхоз. - Она привидение, понятно? Так, марш по своим башням, и ведите себя естественно. Как будет можно встретиться, я подошлю домовика.
  -- Да, господин. Да, господин.
  
   Напевая: "И взрослые знают, и дети, мы радость творим на планете! Аквалангисты! Это не игра!" Борисов шел к туалету Плаксы Миртл, помахивая разводным ключом.
  -- Аргус? - из бокового коридора вынырнула МакГонагалл. - Что это у вас в руках?
  -- Спецоружие против злодеев! Позволяет выводить из строя противников, тут же их пытать, а также производить заковывание в кандалы!
  -- Оооо, - зависла Минерва, уважительно разглядывая разводной ключ.
   В туалете было очень мокро и немного темно. Борисов осмотрелся.
  -- Ниче так, миленько. Бывал я в сортирах и похуже.
  -- Кто там? - вылетела Плакса. - А, мистер Филч, это вы вовремя пришли!
  -- Случилось чего?
  -- Мне прислали приглашение, - кокетничая, начала летать Миртл, - на 1-ый всемирный конгресс привидений жертв магического насилия. Буду делать доклад о насилии со стороны Темного Лорда.
  -- Он же тебя вроде только убил? - не выдержал Борисов.
  -- Ну а я о чем!! - завопила Миртл. - Так и умерла девственницей!!
  -- Понятно. И что от меня требуется?
  -- Присмотреть за туалетом, чтобы тут никто не заселился.
  -- Да легко, - махнул рукой завхоз. - А как дверь в Тайную Комнату открывается?
  -- Вон к тому крану подходишь и говоришь, - Миртл прошипела что-то нецензурное.
   Борисов повторил, дверца и открылась. Громко, шумно и вонюче. Завхоз быстро прошипел еще раз, пока волна вони от сдохшего три года назад василиска не накрыла Хогвартс.
  -- Лети на свой конгресс, присмотрю, - пообещал Плаксе завхоз.
   На обратном пути в каморку Борисов размышлял, что надо бы достать противогаз, крепкую веревку и мешок. Открыть Комнату, спуститься, набрать зубов василиска и вернуться. Правда, чем дольше размышлял, тем меньше ему хотелось этим заниматься. Деньги деньгами, но спускаться по веревке завхозу не хотелось. Затем пришла мысль.
  -- Сила завхоза - в организации процесса и силе подчиненных, - пробормотал Федор Михайлович. - Завтра обязательно займусь.
  
   На сегодня, до сна, оставалось еще одно дело. Продукция близнецов - это хорошо, но все же недостаточно. Борисову требовалась качественная продукция, и он даже знал, где ее можно достать. Кабинет нового зельевара, Горация Слагхорна, оказался заперт, но Борисов молча достал дробовик и вынес замок. Пинок и дверь распахивается.
  -- Приятно иметь дело с аккуратными людьми, - прохрипел Борисов.
   Шкафы, шкафы, шкафы с зельями и везде подписи и надписи. Что за зелье, какой подвид и прочее. Борисов сгребал и сгребал склянки в безразмерный мешок, и не мог нарадоваться. Денег сэкономил, зелий приобрел, да еще и задел на будущее сейчас создаст. Надо только дождаться этого толстячка - зельевара, для того домовик и дежурит в коридоре. Одна сплошная польза, хоть и работа внеурочно.
  -- Сэр, он идет, сэр! - появился Хобби.
  -- Молодец, Хоботов! Дуй к своим, прикинься эльфийским шлангом и не отсвечивай! Дальше я сам!
  -- Да, сэр! - и домовик исчез.
  -- Я убью тебя, лодочник! - пропел Борисов, вставая возле двери с лопатой.
   Гораций Слагхорн, слегка покачиваясь и икая после медовухи, распитой с Дамблдором, уставился на дверь.
  -- Клянусь Мерлином, я забыл закрыть дверь. Надо это исправить!
   Взмаха лопаты он не увидел.
  

Глава 9

целиком посвященная поискам и наказанию злодеев, напавших на зельевара Слагхорна

  
   Проснулся Борисов от громкого стука в дверь. Попытка встать и пойти открыть дверь успехом не увенчалась: вцепившись с двух сторон, его обнимали близняшки Патил. В первое мгновение лысина Федора вспотела, но затем он вспомнил, что ничего не было, и девушки всего лишь помогали ему разгружать мешок с зельями.
  -- Фууух, - выдохнул Борисов и заорал. - Да иду, иду!
  -- О, господин, - проснулись близняшки и завозились, пытаясь удержать Борисова.
  -- Цыц, женщины!
  -- Мы еще не женщины!
  -- И никогда ими не станете, если будете мне мешать! - пригрозил Федор, все-таки выбираясь с кровати. - Быстро спрятались и не показывайтесь на глаза!
   Сестры испуганно пискнули и спрятались, а Борисов все-таки открыл дверь.
  -- Почему вы еще спите, Аргус?! - за дверью стояла взбешенная МакГонагалл.
  -- А почему бы и нет? Сегодня же суббота, а в субботу евреям работать не положено! - не растерялся завхоз.
  -- На профессора Слагхорна напали! - Минерва пропустила все мимо ушей.
   Борисов возмущенно засопел. В списке претензий к МакКошке появился еще один пункт.
  -- Вы нужны там немедленно!
   Приказав сестрам идти по Домам, и вообще заняться полезными и нужными Борисову делами, завхоз бодро зашагал в кабинет зельевара. Вчера хватило одного удара, да и пьян был Гораций, с реактивным выхлопом таким, что сразу закусить хотелось. Школьники еще спали, и в пустых коридорах Борисову никто не встретился, даже квиддичисты, которые вроде должны были уже бежать на тренировку.
  
  -- Итак! - громко вещал Снейп преподавателям. - Как вы видите, злодеи оглушили Горация, вскрыли дверь в кабинет каким-то темным заклинанием, и унесли с собой все зелья!
  -- Все, - простонал Гораций, зажимая шишку на лбу.
  -- Следы своей магии злодеи тщательно убрали, и даже я не в состоянии определить, что именно они использовали, - Снейп сложил руки на груди и зловеще понизил голос. - А значит, они вполне могут быть до сих пор в Хогвартсе! Они украли ящик Оборотного Зелья! Два флакона Зелья удачи!
  -- Три, - пискнул Слагхорн.
  -- И мы не знаем теперь, кто они и под кого замаскировались! Они могут отравить всю школу прямо у нас под носом, а мы окажемся бессильны!
  -- Какой ужас, - выдохнули собравшиеся магессы.
  -- Надо запереть всех в башнях! - тут же предложила МакГонагалл.
  -- И допросить все картины! - поддержала Спраут.
  -- И призраков! - добавила Вектор.
  -- И пройти по следам! - внесла лепту Синистра.
  -- И не давать никому пить, - выкрикнула Бэбридж.
  -- И не выпускать в туалет, - не удержалась Трелони. - Мне было видение, что ужасные и темные дела скоро начнут твориться в туалетах!
   Борисов мысленно сплюнул. Слишком много женщин в одном помещении! Вкупе с вчерашней историей с близняшками, и вообще расширением коллектива помощниц до 4-х девушек, вставал вопрос: как поддерживать порядок? По условиям задачи, они должны были вожделеть его и в тоже время оставаться девственницами. Ну, толпа девок даже хорошо, думал Борисов, глядя на галдящих учителей, допустим, сексуальное напряжение им снять друг дружке -- не проблема, есть способы. Тем более что 2 индианки должны были разбираться в "Камасутре". Но поддерживать порядок в таком курятнике? Эту задачу мозг Федор Михайловича признавал неразрешимой. Тем более, на протяжении целого года.
  -- Нам следует разделиться и отправиться на поиски! - заявил Снейп.
   Женщины загалдели по новой, пытаясь выяснить, что будет, если злодеи и вправду еще в Хогвартсе. Борисову это все надоело, тем более что он знал истинную подоплеку случившегося.
  -- Тогда я пойду, - заявил он Снейпу.
  -- Иди, - кивнул тот, безуспешно пытаясь успокоить женщин.
   И тут Борисова осенило. Вот кто ему нужен! Старший над 4-мя потенциальными носительницами молодости Федор Михайловича. Точнее говоря, старшая. Даже скажем старшая жена, чтобы уж совсем статусно и все ей подчинялись. Но кто? Борисов брел вперед, напряженно раздумывая. По условиям задачи получалось, что это должна быть тоже школьница, дабы могла неотлучно присматривать за "курятником". При этом она должна подавлять остальных, уметь держать их в узде, и быть привязана к Филчу не через любовные зелья. В идеале -- еще и отменно владеть магией, мало ли что пойдет не так? Лобзик и Хоботов -- это хорошо, но сильная магесса рядом -- еще лучше. Четверку девственниц как боевые единицы Федор не рассматривал.
   Мало ли что может случиться в бою, и меньше всего Борисову хотелось слышать канюченье за спиной, с просьбой достать свою волшебную палочку и показать всем врагам. А еще лучше показать своим женам. Борьбы за передел магического рынка Борисов не боялся, но и упускать возможность омолодиться совершенно не желал. А значит, все должно быть по высшему разряду: ванна из лучшего пива, лучшие добавки, четыре девушки, да чтоб прямо изнемогали. Память Филча хранила данные на всех школьников, и чем больше Борисов перебирал воспоминания, тем больше все сходилось на Гермионе Грейнджер. Она соответствовала всем условиям, кроме размера сисек и характера.
   Но это завхоза волновало мало.
   Старших жен держат не для секса, а при наличии "Клубничной радости" снятие напряжения вообще отпадало как проблема. Оставалось только придумать, чем купить подружку Гарри Поттера, и тут Борисов внезапно понял, что зашел куда-то не туда. Задумавшись над проблемой, он покинул школу и дошел до Запретного Леса и даже зашел в этот самый лес.
  -- Японский городовой! - выругался Борисов. - Вот это задумался! Ау, есть здесь кто живой?
  -- Шшшеловек, - раздалось шипение из кустов, - шшшшего кричишшшшь?
  -- У вас колесо спустило, - хладнокровно заметил Федор, выдергивая Лобзик.
  -- Хххххде?
   Из кустов вылез огромный паук, щелкая жвалами. Акромантул, подсказала память. Очень ядовиты, не любят людей. В Лесу появились с подачи Хагрида. Яд, паутина и прочие выделения акромантулов стоят большие деньги. Последний пункт переключил мысли Борисова в привычное русло. Что-то такое Хагрид упоминал, ага, ага.
  -- Ну что, родной, - не опуская дробовик, заявил Борисов. - Веди меня к Арагогу.
  -- Сссзачем тебе нашшш прародитель?
  -- Я же не спрашиваю, почему ты шипишь как змея, - обиделся Федор. - Лечить буду!
   Паук, сраженный человеческой логикой, повел Борисова вглубь Запретного Леса. Настроение у завхоза стремительно повышалось. Все складывалось одно к одному, и даже то, что скупщики в Лондоне не появятся еще несколько дней, было, как говорится, в кассу. Как раз можно будет обустроиться в Хогвартсе плотнее, и понять внутренние расклады, думал Борисов. Директор опять же. Да и злодеев не мешало бы предъявить, а то начнут обыскивать школу, заглянут вглубь каморки, а там зелья горкой свалены. Непорядок!
   Борисов решил, как вернется, первым делом озадачить девушек уборкой.
   Заодно меньше на него вешаться будут, да и вообще, ванну ту же обновить и попробовать надо. Мало ли что взбредет в голову этим близняшкам во время ритуала? А ну как сиганут в ванну? Что же теперь, из-за этого Борисову старым ходить. Нннет, мотал головой на ходу Федор, нифига. Будет вам байбише, вот в лепешку разобьюсь, но натравлю на вас эту заучку Грейнджер! Заучку... губы Борисова искривились. Теперь он знал, чем купить Гермиону.
  -- Человек, мы пришли, - отвлек его голос паука.
   Пришли они на поляну, затянутую по краям паутиной. В другой раз Борисов может, и струхнул бы, но теперь, имея возможность по щелчку пальцев телепортироваться вместе со старшиной Хоботовым. Да и верный Лобзик в руках! Поэтому Федор бесстрашно подошел к огромному пауку и заявил.
  -- Я все про тебя знаю! Арагог, могу помочь!
  -- Кххаа, - слепой паук, - как же?
  -- Магия творит чудеса, - пожал плечами Борисов. - Проведем курс лечения, будешь бегать, и метать паутину не хуже человека-паука.
  -- Это кто такой? - проскрипел Арагог.
  -- Могущественный маг, преклоняется перед акромантулами, даже научился паутиной из задницы стрелять. Сумел вылечить себя от 101 болезни, при помощи паучьей слюны, ну наверняка и вас вылечит! Сейчас он в Нью-Йорке, спасает тамошнюю популяцию магопауков от злых гоблинов, - не моргнув и глазом, выдал Борисов.
  -- Гоблины -- зло, - согласился Арагог. - Я верю тебе, человек, но чтобы ты не обманул, с тобой отправятся несколько моих правнуков и присмотрят. Если обманешь -- съедят!
  -- Не вопрос! У меня как раз на примете есть удобное местечко, и недалеко от моей каморки! Школьники туда не ходят, а прежний хозяин хвост отбросил! Будете сидеть в полном шоколаде!
  -- Хххоршо, человек, - сказал Арагог. - Но помни, обманешь -- съедим!
  -- А у вас случайно нет остатков прошлых обманщиков? - заинтересовался Борисов. - Мне тут улики сфа... ээээ, злодеев поймать надо, а на примете никого и нет!
   Арагог что-то прошипел.
  
   Через десять минут Борисов шел обратно, в сопровождении трех молодых акромантулов, весело насвистывая: "Чунга-чанга, лето круглый год, Чунга-Чанга -- кто-то идиот". За спиной в мешке бренчали кости и полусгрызенная рука. Оставалось дело за малым, раскрутить акромантулов на выдачу ингредиентов, да вылечить Арагога, но Борисов всегда оптимистично смотрел в будущее! Тем более что злодеи, напавшие на Слагхорна, можно сказать в ужасе бежали в Запретный Лес и там были съедены акромантулами.
   Прикидывая на ходу детали байки, Борисов еще не знал, что его ждет в Хогвартсе.
  

Глава 10

   В которой появляются Дамблдор, Гарри Поттер, Тонкс, а также вырисовываются контуры гарема.
  
   Снейп, взбешенный непрекращающимся потоком советом от учительниц, едва Филч ушел, врубил в Хогвартсе "красную тревогу". Директор прибыл через 10 минут, члены Ордена Феникса через полчаса. К тому времени заблокированные в башнях и подземельях ученики уже начали потихоньку буянить, а Борисов только-только отправился к Арагогу. Со слов Снейпа Дамблдор и остальные поняли, что в Хогвартс прокрались злодеи и замышляют жуткое и ужасное преступление. При этом у злодеев избыток зелий, и они умеют затирать за собой следы.
   Почесав бороду, Дамблдор спросил.
  -- Может, злодеев и не было?
  -- Как это не было? - взвился Слагхорн. - А кто тогда украл все мои зелья?!
  -- Да, это очень сложный вопрос. Мне надо поразмыслить, - сказал Дамблдор и удалился, пряча в бороде усмешку. - И выпить чаю с конфетами.
  -- Диррректор!! - взвыл Снейп, но было уже поздно. Дамблдор исчез.
   Вопрос как искать злодеев и вообще что делать, опять повис в воздухе. Приняв самый величественный вид, на который был способен, Снейп провозгласил, что он теперь главный, раз уж преподает ЗОТИ. И объявил тотальную проверку, обыски и опаивание учеников Сывороткой Правды.
  
   К моменту, когда Борисов вернулся в школу, коридоры были заполнены носящимися привидениями, воплями допрашиваемых школьников, криками преподавателей и членов Ордена Феникса, включая самого Феникса Фоукса, который с утробным клекотом носился по всей школе и плакал каждый раз, когда видел школьников без охраны.
   Борисов щелкнул пальцами.
  -- Так, старшина, этих трех новобранцев, - ткнул он пальцем за спину в акромантулов, - определить на постой в казармы в Тайной Комнате. Выдать мух, или че они там жрут, и проследить, чтобы не передохли от запаха.
  -- Да, сэр! Есть, сэр! - вскричал Хоби и аппарировал вместе с пауками.
   На шум немедленно выскочили Орденцы, в количестве трех штук. Какой-то могучий негр, коротко стриженная деваха, с невозможно фиолетовыми волосами и рыжий мужик с колпаком на голове. Кингсли Бруствер, Нимфадора Тонкс, Артур Уизли, как подсказала Борисову память.
  -- Здорово, - прохрипел завхоз, сбрасывая мешок. - Я добрый дедушка Мороз, я подарки вам принес.
  -- Что там? - насторожился Кингсли.
   Тонкс во все глаза пялилась на Филча. Артур Уизли немного рассеянно улыбался.
  -- Злодеи, пробравшиеся в Хогвартс.
  -- В одном мешке?
  -- Я обучен аккуратной упаковке, - осклабился Борисов. - И мне пришлось нелегко.
   Свои слова Федор сопроводил вытряхиванием содержимого мешка. Орденцы склонились над костями и рукой, и Тонкс бурно проблевалась прямо на оторванную конечность.
  -- Пожиратели Смерти, - почти выплюнул Кингсли, выпрямляясь. - Если бы наша... юная соратница не скрыла от взгляда Метку, может, даже удалось бы опознать руку.
  -- Да, да, - закивал позеленевший Артур. - Неужели Аргус вы их в одиночку?
  -- Почти, - небрежно отмахнулся Борисов. - В одиночку отбил кости и руку у акромантулов, когда шел по следу злодеев.
  -- Но вы же не владеете магией!
   Борисов пожал плечами, совершенно не желая развивать тему. Но орденцы не унимались.
  -- Так, отбой тревоги, - скомандовал Кингсли. - Я к министру, успокою его. Артур, на вас школа, объявите, что злодеи пойманы. Дора, сопроводи нашего бравого завхоза, к директору. Аргус, вы же понимаете, что Альбус Дамблдор должен услышать ваш рассказ целиком?
   Борисов еще раз пожал плечами, мол, а как же, понимаю. Но внутри взвыли сирены тревоги. Директор вроде как тоже был не дурак в чужих головах покопаться, а удерживать образ сочной бабы и одновременно врать напропалую... ну скажем так, не будь другого выхода, Федор бы рискнул. Но все же, следовало, наверное, придумать что-то другое, а то еще Снейп доложит, что завхозу постоянно бабы мерещатся.
   Тем временем, Нимфадора Тонкс тащила его к директору и болтала.
  -- Скажите, Аргус, а правда, что вы уже не первый раз ловите злодеев в школе?
  -- Ага, - машинально ответил задумавшийся Борисов.
  -- И каждый раз это были черные маги?
  -- Ага.
  -- О, да вы герой.
  -- Ага.
  -- А правда, что вам принадлежит "Клубничная радость"?
  -- Аг... Стоп, - Борисов вынырнул из мыслей. - Ты откуда знаешь?
  -- Анжелика на ушко шепнула, - рассмеялась Тонкс, меняя цвет волос и кожи. - Нас, метаморфок, слишком мало, и мы постоянно общаемся друг с другом.
   Память Филча послушно выдала справку, кто такие метаморфы, и Борисов теперь осмысливал сказанное и сделанное. Вот значит как. Клубничка, значит, со всего мира. То-то эта Анджелина Джоли так шустро грудь и губы надувала. Борисов оценивающе посмотрел на Тонкс. Нет, что ей могла рассказать Анджелина, он и так представлял, ибо сам участвовал в процессе, но вот реакция юной сотрудницы Ордена, да и засветка Борисова в жизни борделя, могла вызвать ненужные вопросы.
   Сделав себе зарубку поговорить с мадам Лили, Борисов начал думать, что бы сказать Тонкс.
  -- Вы не знали? - расхохоталась Тонкс. - Ой, не могу! Вы такой забавный, Аргус, только не сердитесь! Анжелика со сме... очень обрадуется, когда все узнает! Ой, вы только не сердитесь! Мне просто очень нравятся такие мужчины, чтобы в возрасте и смело шагали навстречу Злу! Такие мужественные и... несгибаемые!
  -- Ага, - только и смог процедить Борисов.
  -- Ой, мы уже пришли! Вступайте к нам в Орден, Аргус, вы явно зарываете свои таланты в землю! Вот, будете у директора, обязательно поговорите! Ну, все, пока!
   И Нимфадора убежала, на прощание, звонко чмокнув Борисова в лысину.
  
   Альбус Дамблдор, уже ждал Борисова, подкармливая феникса Фоукса стручками красного перца. Феникс благосклонно принимал еду, и после каждого четвертого отрыгивал язычок пламени.
  -- Аргус, мальчик мой, - широко развел руки директор, - говорят, вы поймали злодеев в Запретном Лесу?
  -- Да, - прохрипел Борисов, делая вид, что потирает руки. - Именно так.
   Альбус отвернулся, чтобы скормить последний стручок Фоуксу. Борисов хладнокровно вскрыл пузырек с Зельем Поноса, выскользнувший из рукава, и полил им конфеты, предварительно отобрав себе одну. Директор, стоявший спиной, ничего не заметил, зато феникс возмущенно заорал, тут же поперхнувшись перцем, вставшим поперек горла. "Так тебе и надо, курица ты жареная", мстительно подумал Борисов, пряча пузырек и вызывая в голове образ сочной бабы, а именно мадам Лили. Дамблдор, занятый вытаскиванием перца, образ не оценил и пропихнул стручок прямо в феникса. Фоукс немедленно изрыгнул фонтан пламени, спаливший Альбусу бороду, мантию и закоптивший очки, вкупе с ожогами на здоровой руке. Несколько искр попало и на Распределительную Шляпу, мирно дремавшую на шкафу.
   Издав протяжный вопль, Шляпа слетела на пол, на ходу извергая из себя артефакты. Меч Гриффиндора, ожерелье из топазов, комок вонючей субстанции, огромный бриллиант, и на закуску кирпич. Борисов сморгнул, но нет, ему не показалось, это был обычный кирпич, одинарный, без дырок и слегка обколотый с края. Дамблдор, к тому времени закончивший тушить себя, повернулся к Шляпе.
  -- Так-так, - хмыкнул директор. - А кирпич-то зачем?
  -- Чтобы с табуретки не сдувало! Знаешь, какие сквозняки в Большом Зале? Верните кирпич!
  -- Ну, здесь-то сквозняков нет, - директор водрузил Шляпу на место. - Что-то сегодня в Хогвартсе все вверх дном, Аргус. Возьмите конфетку, да и мне дайте.
  -- Да, - прохрипел Борисов, протягивая директору чашу с конфетами.
   Дамблдор подвоха не заподозрил, и закинул сразу две конфеты. Борисов последовал примеру, и сделал вид, что усиленно грызет сладкое. Дабы отвлечь директора от разговора о злодеях, Борисов торопливо спросил.
  -- А что это такое из Шляпы выпало?
  -- Мое! Мое! Мое! - заорала Шляпа с шкафа.
  -- Ну да, - хмыкнул Дамблдор. - Ожерелье Хельги Хаффлпафф, еда Гэмпа, бриллиант Мерлина, конечно, кому же еще владеть, как не Распределяющей Шляпе?!
  -- Они мне сами подарили!
  -- Не знал, что Мерлин вставал из могилки, чтобы подарить тебе свой Кристалл Мощи, - в очередной раз хмыкнул директор и замер.
   Глаза его слегка выпучились, рука попробовала привычно ухватить бороду, но не нашла и вцепилась в стол. Альбус попробовал открыть рот и что-то сказать Борисову, но тут же закрыл. Постояв секунд десять, директор исчез с тихим хлопком. Федор Михайлович утер пот со лба и подобрал бриллиант с пола.
  -- Эй, это мое! - заорала Шляпа.
  -- Было ваше -- стало наше, - отрезал Борисов, - не фиг артефактами срать.
  -- Ну верни, - заскулила Шляпа, - ну пожалуйста. Зачем тебе Кристалл Мощи, ты же все равно не маг, и не сможешь им воспользоваться!
  -- В хозяйстве все пригодится, - уже не так уверенно ответил завхоз.
   А ведь, наверное, с таким кристаллом, можно не только омолодиться, но и бессмертным стать, подумал Борисов. Вначале он думал продать камушек, но слова Шляпы все меняли.
  -- Так, я попользуюсь год, а потом верну, - принял решение завхоз, - если будешь себя хорошо вести.
  -- Буду, буду, - заканючила Шляпа, - а что делать-то надо?
  -- Присматривай за директором, сообщай, что делает и вообще планы.
  -- В этом году он редко здесь бывает, - немедленно отрапортовала Шляпа, - руку повредил летом, никак вылечить не может. Феникс вот за него.
  -- Ага, - повернулся Борисов к Фоуксу. - Будешь тут клюв на меня раскрывать, однажды перец не в то отверстие залетит. Же не ву компренд па? Ты меня понял, птица счастья? Или тебя на шашлык из курятины пустить?
  -- Злой ты, - проклекотал феникс. - Меня нельзя убить! Но я не против промолчать, если ты будешь регулярно кормить меня огненными саламандрами и найдешь мне пару, чтобы свить гнездо.
  -- Договорились, - не стал возражать Борисов. - Учись, Шляпа!
  -- Артефакты-то верни
  -- Да на, говна не жалко, - проворчал завхоз, запихивая все выпавшее обратно в Шляпу.
   Едва он закончил, в кабинет ввалился мужик с посохом и искусственным глазом, бешено вращающимся во все стороны. За руку он тащил тощего парня, со шрамом на лбу и в очках. Лицо парень закрывал рукой, так как держался за тот самый пресловутый шрам в виде молнии. "Гарри Поттер", шепнула память. Совершенно не впечатленный Борисов, кивнул Аластору Грюму и сообщил, что директор вышел по неотложному делу, но обязательно вернется.
   После чего Борисов поспешил покинуть кабинет, пока не вернулся директор.
  
   Так как общую тревогу уже отменили и школьников выпустили из башен, в каморке Борисова уже поджидали близняшки Патил. Не успел завхоз зайти, как они уже радостно закричали ему.
  -- Мы привели с собой подруг на чаепитие!
  

Глава 11

почти целиком посвященная дипломатии, переговорам и соглашениям

   Борисов сидел и мрачно смотрел на целую толпу девушек. Ну не успел завхоз приготовить чаек с зельями, не успел! Тем более, что Федор Михайлович не помнил, чего там и как намешал близняшкам. И как в таких условиях - на глазах у всех подливать и выяснять, девственницы они или нет? Полнолуние приближалось, а хлопот меньше не становилось. Про сбор нужной суммы для следующей порции омолаживающих добавок, Борисову даже думать не хотелось. Он еще раз осмотрел собравшихся: близняшки Патил, Лаванда Браун, Гермиона Грейнджер, Луна Лавгуд, Чжоу Чанг, Ханна Аббот, Джинни Уизли, Ромильда Вейн, Дафна Гринграсс, Панси Паркинсон и еще какая-то невзрачная девица, имя которой вылетело из памяти Филча.
   Федор Михайлович щелкнул пальцами. Из воздуха с хлопком вывалился Хоби.
  -- Да, сэр! Хоби здесь, сэр!
  -- Чаю всем собравшимся и конфет, - мрачно изрек Борисов.
  -- Да как вы смеете! - взвилась Гермиона Грейнджер. - Немедленно освободите несчастного домовика!
   Борисов мысленно потер руки. Рыба заглотила наживку, теперь следовало грамотно подсечь.
  -- Ефрейтор Хоботов, вы несчастны?
  -- Нет, сэр! Хоби счастлив!
  -- Тогда тащи чай!
  -- Да как вы! Хоби не слушай его! - топнула ногой Гермиона.
  -- Мисс Грейнджер, давайте обсудим это отдельно... от собравшихся, - предложил Борисов.
   Они вышли в коридор, и Борисов сходу зашел с козырного короля, даже не дав возмущенной Гермионе начать свою возмущенную речь о правах домовиков.
  -- Мисс Грейнджер, предлагаю вам сделку! Тысячи книг, фолиантов, гримуаров и записей, в обмен на небольшие услуги, магического свойства.
  -- Тысячи..., - покачнулась Гермиона, но устояла. - У меня есть допуск во все части библиотеки, даже Запретную секцию!
  -- Но там нет тех книжек, что я могу предложить вам, - потер руки Борисов, - и никогда не будет!
  -- Домовики...
  -- С помощью этих книг вы сможете стать директором Хогвартса, и тогда освободите всех домовиков!
  -- Баллы...
  -- Двести баллов Гриффиндору, - скучающим голосом заметил Борисов. - Мое слово не хуже любого из учителей, заметьте. Вам почти ничего не придется делать, только небольшие консультации и советы.
  -- Например?
  -- Вот, пожалуйста, - Борисов достал схему, чертеж молодильной установки.
   Гермиона вцепилась в схему, и немедленно выпала из реальности. Борисов, понаблюдав, как она воодушевленно водит пальцем по чертежу, практически выпав из реальности, рискнул вызвать домовика.
  -- Так, Хоботов, всем, кто в комнате сыпани порошка, отбивающего память, хотя нет, вам же нельзя, - пригорюнился завхоз. - Эх, все приходится делать самому!
  -- Это же гениально!!! - внезапно завопила Грейнджер на весь коридор. - Я хочу это видеть!!!
  -- Что видеть?
  -- Как будет работать эта установка!! - девушка развернула схему и увлеченно затараторила. - Вот, смотрите, крест фокусирует энергию, и она концентрируется в центре, в этом овале.
  -- Это ванна, - заметил Борисов.
  -- Тем более! Жидкость, правильная жидкость, обладает высокой емкостью! Еще необходимо будет вот здесь и здесь поставить отражающие барьеры, а если еще добавить полнолуние, то, несомненно, коэффициент преобразования будет не меньше 0,8.
  -- То есть мы договорились? - как бы невзначай спросил Федор.
  -- Конечно! Книги и это, и... что мне надо будет делать, мистер Филч?
  -- О, сущая безделица, - махнул рукой Борисов. - Чтобы установка заработала, нужны четыре девушки. Две уже есть, и нужно подобрать еще двоих. Разумеется, этими четырьмя нужно командовать, но думаю, вы справитесь на отлично. Заодно и установку увидите... во всех ее интимных подробностях.
  -- Продолжайте, - задумалась Гермиона.
  -- Ну и там по мелочи, консультации по магии, поддержка магией, сам то я немного слабоват в ней, а вот тебя все хвалят, и говорят, что ты самая лучшая во всем Хогвартсе.
  -- Тоже неплохо, - раскраснелась девушка. - По рукам, но вначале обговорим некоторые моменты. Во-первых, сексом с вами я заниматься не буду
  -- Нужна ты мне со своими мелкими сиськами! - на автомате выпалил Борисов.
   В следующую секунду ему в глаз смотрела палочка Гермионы. Волосы девушки встали дыбом, а сама она от ярости даже приподнялась над полом. Борисов отреагировал на автомате и в живот девушке смотрел дробовик, а палец завхоза подрагивал, готовясь открыть огонь. Немая сцена длилась секунд десять, но лысина Федор Михайловича не вспотела. И не такое он видал в 90-х, разве что сам в первой линии боевиков давно уже не стоял.
  -- Мои сиськи - мои проблемы! - первой нарушила тишину Гермиона, опуская палочку.
  -- Конечно, конечно, - согласился Борисов, отводя оружие. - Мир?
  -- На какое-то время, - девушка спрятала палочку. - Вы сильно изменились, мистер Филч.
  -- У меня наступил КОТарсис и кризис среднего возраста, - пустил в ход проверенную отмазку завхоз.
  -- Возможно, - девушка смотрела, прищурившись, и что-то анализировала. - Я помогу вам, вы поможете мне. Это будет правильно. Итак, судя по тому, что вам нужна помощь мага, близняшек Патил вы приворожили зельями. Состав не подскажете?
  -- Случайно вышло, - отбрехался завхоз.
  -- Что ж, есть и другие проверенные средства. Вам нужны еще 2 девушки - девственницы для работы установки, что ж, одну точно могу предложить. Луна Лавгуд, белобрысая и с выпученными глазами. Еще подошла бы Джинни Уизли, но, к сожалению, она уже не девственница. А жаль, жаль, охотно бы ее вам отдала.
  -- Почему?
  -- Луна засматривается на Рона, а Джинни на Гарри, тогда как они оба - моя собственность. Я только еще не решила, кто будет мужем, а кто любовником. Еще было бы неплохо выбрать Лаванду Браун, чтобы не подкатывала свой 5-ый размер к Рону, но она тоже не девственница, еще со Святочного Бала. Хотя я знаю, кто вам подойдет. Чжоу Чанг, она с Рэйвенкло, девственница и тоже подкатывала свои шары к Гарри.
  -- Если это так важно, от мешающих девиц можно избавиться и другими способами, - нейтрально заметил Борисов, слегка пораженный списком не-девственниц. - Не сразу, конечно, по частям.
  -- Идет.
   Они обсудили детали соглашения, и затем Грейнджер взмахнула палочкой, доставая из воздуха текст договора. Она отдельно предупредила Борисова, чтобы тот даже не думал увильнуть, ибо текст магический и сам проследит за своим выполнением. Федор Михайлович, имевший на этот счет свои соображения, незамедлительно подписался. Затем Федор Михайлович отбил память собравшимся девушкам, при помощи зелий Горация, и быстро вытолкал их из каморки.
   В помещении остались он, Грейнджер и близняшки Патил.
   Федор Михайлович сердито попенял Парвати и Падме за такую самодеятельность, и добился обещания, что впредь они будут ставить его в известность. Близняшки, потупив глаза, горестно вздыхали и уверяли, что хотели "помочь господину", и что пусть господин прямо сейчас отшлепает их своей мужественной рукой, в наказание. Борисов приказал им заткнуться и представил "старшую жену", Гермиону Грейнджер.
   Что тут началось, близняшки в унисон взвыли.
  -- Господин, ты же сам говорил, что у нее сиськи мелкие! Взгляни на наши!
   Парвати и Падма начали срывать с себя одежду. Борисов же отскочил в сторону, ожидая взрыва ярости со стороны "старшей жены". Но та на удивление спокойно спросила.
  -- Может, еще и задницы покажете?
  -- Конечно! - и близняшки развернулись спинами.
   Гермиона немедленно отвесила каждой пинка, и назидательно заметила.
  -- Молодцы, старших надо слушаться. Будете делать, что я скажу, и помалкивать! Господин назначил меня старшей женой, понятно?
  -- Но господин!
  -- Хватит! - рявкнул Борисов, ударяя по столу. - Замолчите! Делайте, что она сказала! Это приказ! Уууу, как же тяжело вести с вами всеми переговоры, с мужиками гораздо легче.
  -- Хогвартс полон девственников, - безмятежно заметила Грейнджер, - но вряд ли вам понравится результат.
  -- Спасибо, не надо, - сообразил Борисов. - Просто с мужиками проще, с вами же в баню не сходить, пивка не попить, девок не пообсуждать.
  -- Почему же, господин? - взвыли близняшки. - Мы можем!
  -- Спасибо, не надо мне тут этих азиатских подделок, - скривился завхоз. - И сиськи прикройте, нечего трясти зазря. Оделись, собрались и выдвигайтесь по своим башням.
   Дождавшись, пока близняшки Патил покинут каморку, Борисов опустился на потертый диван.
  -- Фффух, вот, старшая жена, сама разбирай эти свары, - скривился завхоз, - а у меня уже голова болит.
  -- Только после того, как увижу остальные элементы договора. Книги.
  -- Да вон там, - махнул рукой Борисов
   Вон там была подсобка, в которую прежний владелец валил все конфискованные книги без разбора. Заглянувшая туда девушка издала счастливый вопль, и начала читать, усевшись прямо на пороге. Борисов щелкнул пальцами.
  -- Ефрейтор Хоботов, слушай приказ. Присмотришь за рядовой Грейнджер, чтобы не слишком увлекалась.
  -- Есть, сэр! Хоби сделает, сэр!
  -- Молодец.
   Борисов еще хотел спросить, зачем Грейнджер свободные домовики, но передумал. Опять что-то объяснять, доказывать, спрашивать. Нет уж, и так голова болит. Надо прогуляться, подышать свежим воздухом, подумал Федор Михайлович и немедленно отправился на прогулку.
  

Глава 12

В которой на Хогвартс опять нападают злодеи, а мадам Пинс погибает на рабочем месте

  
   Федор Михайлович полагал, что уж теперь, когда он спихнул жен на Гермиону, а дела на Хоботова, можно будет расслабиться, выпить огневиски и покурить сигару, обдумывая планы внезапного обогащения. Но реальность оказалась сурова, и несколько дней завхоз крутился, как белка в колесе, решая хозяйственные мелочи, утрясая вопросы с поставщиками и договариваясь со скупщиками. В результате Борисов стал богаче еще на 400 галлеонов, и перед ним в полный рост встала проблема доставки товаров из Хогвартса в Лондон. Хоби, при всех его возможностях аппарации, столько не утащил бы, а в увеличенные сундуки и сумки не лезли объемные вещи.
   Утешало Борисова только то, что уже завтра должен был состояться ритуал. Грейнджер уверяла, что все пройдет нормально, схема рабочая, и если что, она сама проследит и поприсутствует. Также она составила букет из зелий Слагхорна, который Падма заботливо подлила в чай своим соседкам. Ударная доза моментально сломала Чоу Чанг, и дико взвеселила Луну Лавгуд. Борисов не стал ничего говорить, ибо нужный эффект - покорность и влюбленность в "господина" был достигнут. Гермиона с видимым удовольствием гоняла девушек и заставляла выполнять свои приказания. В результате, Борисов, посмеиваясь, называл ее старшей женой, близняшек - просто женами, а Чанг и Лавгуд - младшими женами.
   После ритуала будет еще месяц, думал Федор, но медлить не следует. Деньги сами в карман не запрыгнут, и надо прямо сейчас изыскивать то, что маленькое, а стоит дорого. Акромантулы в Тайной Комнате и пещерах усердно размножались и плели паутины, но до выхода конечного продукта было еще далеко, и следовало найти другой источник.
  -- Продам-ка я тебя, Вася, - сообщил он костям василиска на складе, - хоть и не сильно хочется. Так, Хоботов, бегом сюда старшую жену!
  -- Есть, сэр!
   Через полминуты с хлопком прибыли Хоби и Гермиона, страшно недовольная и сжимающая в руке толстую книгу.
  -- Какого черта? - возопила она, потрясая книгой.
  -- Оторвись от книги
  -- Да черта с два! Это же бесценный журнал лабораторных исследований, написанный самой Ровеной!
  -- Бесценный? - заинтересовался Борисов. - Дорого стоит?
  -- Такое за деньги не купишь!
  -- А все же?
  -- Сто тысяч галлеонов! - отрезала Грейнджер. - Что тут у тебя?
  -- Да нет, ничего, ты читай, читай, - пробормотал Борисов. - Хобот, отправь ее обратно.
  -- Есть, сэр!
  -- Да что вы себе..., - еще успела крикнуть девушка, исчезая в телепорте.
   Федор Михайлович потер руки, предвкушая поток денег. То, что он предоставил Гермионе, было лишь частью обширной свалки книг в Выручай-Комнате, и, следовательно, имело смысл там все разобрать. Но это вопрос будущего месяца, а сейчас вполне можно было воспользоваться упорядоченным складом. Библиотекой. Собрать в бесконечный мешок книги из Запретной секции и толкнуть барыгам в Лондоне, самое то будет: быстро, тихо и главное, принесет нужную сумму. Раз уж за какой-то лабораторный журнал дают сто тысяч галлеонов, то темные книги из Запретной секции можно и за полмиллиона толкать, не задумываясь!
   Борисов думал недолго.
   Зайти в каморку, умыться, побрызгать себя зельем с феромонами и отправиться в библиотеку. Раз прежний хозяин трахал мадам Пинс, то и он разок потерпит ради дела, а там после секса можно и поговорить насчет выноса книг из Запретной секции. Ведь не в единственном же там все экземпляре? Мадам Пинс на месте не было, и Федор Михайлович присел подождать, рассеяно листая газету, лежавшую на столе.
   От чтения его отвлекло прерывистое, тяжелое дыхание. Борисов поднял глаза, не слишком далеко поднял, так как взгляд застрял на уровне груди. Возбужденной такой груди пятого размера, вздымающейся в такт возбужденному дыханию. Лаванда Браун, издав утробный стон, прыгнула прямо на Борисова, повалив его и стул. Оказавшись сверху, возбужденная Лаванда немедленно разорвала на себе верхнюю одежду, вываливая сиськи прямо в лицо завхозу. Федор не стал отказываться, только отметил про себя, что зелья с феромонами надо использовать аккуратнее.
   Постанывая, Лаванда взасос целовала Борисова в лысину, потом начала облизывать.
  
   Мадам Пинс неспешно брела обратно в библиотеку. Почти 100 лет - не шутки, и даже простой поход в туалет превращается в длинное событие. Сейчас прийти в пустую библиотеку, присесть за стол и подремать. Но мечтам старушки не суждено было сбыться. В библиотеке ее взгляду предстало ужасающее зрелище. Стол, ее любимый стол, разломан! Шкафы повалены! Книги разбросаны! Корешки смяты! Стулья повалены!
   Мадам Пинс ощутила, как что-то крепко сжало ее сердце. Шаркая ногами, она устремилась вглубь библиотеки, откуда доносились странные звуки. Представшее ее глазам зрелище было еще более шокирующим, чем разбросанные повсюду книги. Прямо на стопке книг и газет, хорошо знакомый ей Аргус Филч, вовсю пялил какую-то старшеклассницу. Приподняв ноги, она стонала и кричала "Да, да, мой лысый жеребец!", при этом сгребала в горсть страницы и вырывала их из книг.
   Это стало последней каплей. Издав тихий писк, мадам Пинс с грохотом упала на пол. Федор Михайлович оторвался от Лаванды и повернул голову.
  -- Неплохо погуляли, - прохрипел Борисов, обозревая разгром.
  -- Дорогой, почему ты остановился? - простонала Лаванда.
  -- Цыц! - шикнул Борисов. - Человек в беде!
  -- Да, и этот человек - я!
   Но Федор Михайлович уже поднялся, подтянул штаны и, слегка оскальзываясь на книгах, подошел к мадам Пинс.
  -- Недолго мучилась старушка в высоковольтных проводах, - прохрипел Борисов, констатируя смерть. - Неудобно как-то получилось, неудобно.
  -- Ну же! - подошла полуголая Лаванда. - Что тебе с этой старушки?
   Федор Михайлович оценивающе посмотрел на девушку. Сиськи - супер, но старшая жена и омоложение важнее. Поэтому, едва Лаванда повернулась, как Борисов подхватил ближайшую толстую книгу и врезал ей по затылку. Всхлипнув, все так же полураздетая Браун упала, раскидав ноги. Федор посмотрел на книгу: "Теория магия в 3-х томах. Том I".
  -- Ученые, - прохрипел завхоз. - Все зло от ученых!
   После чего, сплюнув, отбросил книгу и задумался. Порядок действий был очень важен, и первым делом он запер дверь в библиотеку. Затем подошел к Браун, доставая из кармана пузырек с зельем. Отбеливатель памяти должен был решить проблему... если бы она еще существовала. Федор Михайлович ударил, не учтя того, что новое тело имело мощные мускулы, накачанные непрерывной уборкой школы. Теория магии убила Лаванду моментально.
   Пожав плечами, Борисов слегка поправил детали мизансцены и пошел в Запретную секцию.
   Грейнджер будет довольна, подумал Борисов, и может, сбавит накал езды по мозгам. Увы, старшая жена при всех своих достоинствах: гарем построен, книжки разбираются, консультации в любой момент по любым магическим вопросам, имела и крепкие недостатки. Ездила по мозгам Борисову, мол, так книги хранить нельзя, читала лекции и однажды даже попробовала отчитать за чрезмерное использование домовиков.
  -- Контракт - шмантракт, - проворчал завхоз, - посмотрим еще, кто тут КЗОТ нарушает.
   Зайдя в Запретную секцию, Федор Михайлович опять же не стал изобретать велосипед, а просто пнул ближайший шкаф, опрокидывая его. Шкафы начали падать один за другим, а Борисов ходил и меланхолично подбирал книги, засовывая их в бездонную сумку. Упертым книгам, пытавшимся засосать его душу или откусить пальцы, завхоз демонстрировал зажигалку. Особо упертые получали спецдубинкой по корешку, или внезапно обнаруживали, что дробовик упирается им в заднюю страницу. Пройдя библиотеку насквозь и присвоив треть книг, Борисов внезапно обнаружил еще дверь.
   Борисов толкнул ее, но дверь не поддавалась.
   Верный Лобзик решил проблему, но не сразу. Рикошеты летали по секции, вызывая злость у Борисова. В конце концов, дверь поддалась, и взору завхоза предстала крохотная комната, квадрат 2 на 2 метра. В середине комнаты, прикованная цепями, висела огромная книга.
  -- Вот жеж нихрена себе Царь-книга, - удивился Борисов.
  -- Кто ты? - книга открыла глаза. - Ты пришел убить меня?
  -- Да нет, просто мимо проходил.
   Книга дернулась в цепях.
  -- О, сколько их вокруг! - простонала книга.
  -- Кого? Ты вообще кто? Разумная книга? - нахмурился Борисов, выставляя Лобзик перед собой.
  -- Ты слышал о крысиных волках? - задала встречный вопрос книга. Борисов кивнул. - Меня вывели также. Я боролась за место под солнцем, и ела соседей, о какие вкусные у них были корешки! Надо заметить, раньше книги были вкуснее, их пропитывали для долговечности. Но вот в один прекрасный момент книги закончились, и меня вынесли на свет. Отныне и навсегда моей едой стали другие книги, газеты, плакаты, все, что несет в себе печатное слово. О, как меня кормили в те дни! Потом пришли суровые дядьки из Министерства, и унесли меня в отдел Тайн. Меня забрасывали в другие страны, и я шпионила, ела информацию и притворялась то Библией, то дешевым детективчиком, то роскошным бестселлером. О, это была бурная и насыщенная жизнь! Во мне столько секретов, что когда однажды наступил мир, меня привезли сюда, заковали в цепи и закрыли навечно.
  -- Сурово, - почесал лысину Борисов. - И что, важные секреты?
  -- Ты знаешь, например, что истинной причиной Первой Мировой войны магглов стали терки британских магов с османскими за леса Албании, где был расположен сильнейший магический источник Европы?
  -- Ого! - Борисов оценил. - Хочешь выбраться отсюда?
  -- Спрашиваешь! А еще, - книга закатила глаза, - я чувствую еду, много еды!
  -- Отлично. Будешь жить в моей каморке, регулярная кормежка и снова разъезды по миру, а взамен немного консультаций и историй на ночь.
  -- Идет, - дернулась книга. - Клянусь! Освобождай, жрать хочу!!!
   Борисов сбил замок, и книга одним прыжком накинулась на валявшиеся на полу книги. Жадно урча, она в один присест съела четырехтомник "Запретных артефактов", потом проглотила "Справочник волшебных существ Атлантиды", и закусила толстой стопкой журналов "Трансфигурация сегодня". Отрыгнув кусок корешка, книга заявила Борисову.
  -- Пойдет, для начала. Поехали отсюда, кстати, как тебя?
  -- Аргус Филч.
  -- Молодцом, Аргус! Зови меня Джеймсом, - рыгнула книга, залезая в мешок. - Сработаемся.
   Но на этом библиотечная эпопея Борисова не закончилась.
  
   Вечером, когда Федор разбирал добычу, под одобрительные комментарии Джеймса, заодно сразу оценивавшего книги, в каморку постучались. Взволнованный Хагрид, даже объяснять ничего не стал, а сразу потащил Борисова в библиотеку. Там уже собрались все преподаватели, за исключением директора, а также присутствовал Аластор, подозрительно вращавший глазом.
   По центру библиотеки расхаживал Снейп, потрясая руками.
  -- Это возмутительно! Опять злодеи проникли в Хогвартс! Опять без всякой магии! Они явно прорыли сюда тайный ход!! - орал Северус.
   Борисов задумался, а что, классная идея! Поэтому дальше он слушал с двойным интересом.
  -- Вот как было дело! - Снейп начал показывать. - Злодеи проникли в Хогвартс и прокрались к библиотеке! Их цель - книги из Запретной секции! Мадам Пинс отчаянно сопротивлялась, видите, как разбросаны шкафы и книги? Но они убили ее, какой-то сложной магией, которую потом затерли! В библиотеке была Лаванда Браун! Она отчаянно сопротивлялась, но негодяи избили ее и жестоко изнасиловали, затем убив! Затем они разграбили Запретную Секцию и скрылись, затерев следы! Это возмутительно!
   "И не говори", подумал Борисов и понял, что от Снейпа пора избавляться.
  

Глава 13

в которой наконец дело доходит до первого ритуала омоложения

   "Старшая жена", напряженно морща лоб, вычерчивала крест на полу Выручай-комнаты. Установленная там же огромная ванна, уже наполненная водой, ждала своего часа. Полночь полнолуния должна была наступить через полчаса, и Борисов немного нервничал.
   Грейнджер, наоборот, чуть ли не пела, вычерчивая, подгоняя положение яйца Мерлина, и засыпая спецдобавку. Прежде чем засыпать, она внимательно изучила ее на просвет, попробовала на язык и понюхала.
  -- Что там? - не удержался от вопроса Борисов.
  -- Магический проводник, - ответила Гермиона.
   И вот теперь она чертила, а завхоз нервничал. Собравшиеся здесь же 4 "жены" тоже не добавляли спокойствия. Пока что порыкивания "старшей" на близняшек, а тех на младших, в лице Лавгуд и Чанг, еще действовали, но атмосфера потихоньку накалялась.
  -- Это хорошо, - заметила Грейнджер, вставая с пола. - Пусть нервничают, так они отдадут больше энергии.
  -- А... с этим Кристаллом, вообще зачем магия?
  -- Нужна не только магия, но и жизнь, и желание, - как будто в насмешку Гермиона уставилась на брюки Филча, - и не только ваше. Вы же хотите омолодиться?
  -- Хочу!
  -- Вот, это главное! Лезьте в ванну!
  -- Там же холодная!
   Гермиона, направив палочку на ванну, выкрикнула что-то вроде "Водус Нагреватус", и от ванны пошла волна тепла и пар. Борисов прямо физически ощутил, какой там сейчас кипяток.
  -- А теперь горячая!
  -- Вам не угодишь, мистер Филч. То вам сиськи мелкие, то вода холодная, - уперла руки в боки Грейнджер. - Может, еще и звезды не так стоят, а потом окажется, что вы и договор соблюдать не хотите?
  -- Не кричи на господина!
  -- Сонорус! Заткнулись, дуры! - заорала Гермиона так, что у всех заложило уши. - Разделись! Бегом! Господин вас хочет, так что разделись! Как в борделе, только быстрее!
  -- Откуда такие познания про бордель? - прищурился Борисов.
  -- В книжках читала. Вы бы тоже разделись и лезли, а то до полночи всего несколько минут осталось.
   После чего все-таки убрала излишки тепла, взмахнув палочкой. Борисов начал нехотя раздеваться, под жадными взглядами голых девушек, которые, осознав слова "старшей жены" реально разделись на скорость. Назвал бы кто-то это жилистое старческое тело с выпирающими костями красивым? Конечно, нет. Но сознание жен, задурманенное зельями, приказало "В атаку!!" и они помчались на Борисова вчетвером, как будто молчаливо договорившись между собой, что вначале надо завалить, а там разберемся.
   Не ожидавший такого натиска Федор Михайлович сделал шаг назад, запнулся о недоснятые штаны и, неловко взмахнув руками, повалился в ванну, ударившись затылком о бортик. Борисов потерял сознание и не видел последующей сцены, хотя она была достойна кисти художника или камеры порно-режиссера.
   Издав победный клич, голые близняшки Патил, потрясая грудями, совершили синхронный прыжок через бортик. Чем они думали в этот момент, осталось непонятным, потому что приземление должно было добить побулькивающего под водой Борисова. К счастью для завхоза, в полете близняшки столкнулись и рухнули в ванну, расплескав воду. Бежавшая следом Чанг уже собиралась ловко поймать снитч Борисова, но Луна подставила ей ногу, и китаянка улетела лицом о ближний бортик.
  -- Ха-ха, нарглы рулят! - заявила Лавгуд и аккуратно занесла ногу над бортиком.
  -- Петрификус Тоталус! Петрификус Тоталус! Петрификус Тоталус! Петрификус Тоталус!
   Грейнджер, злая и красная, опустила палочку. Дуры! Такой проект! Такая магия! А эти дуры! Волосы ее встали дыбом, и там начали проскакивать искры. Глаза позеленели, а палочка как будто зажила своей жизнью. Не прошло и минуты, как парализованные девушки были расставлены по сторонам креста, Борисов приподнят и накормлен жаброслями, после чего опущен обратно под воду.
  -- Вот так, хоть не задохнешься, кобель старый, - сообщила она Федор Михайловичу. - Спасибо, конечно, за Лаванду, но эти жены -- ты что, лысая твоя башка, не мог, кого поумнее найти?
   Борисов, лежа на дне ванны, молча и загадочно пускал пузыри. Грейнджер скептически посмотрела на штаны и трусы, потом сверилась с инструкцией. Нет, все должны быть голыми, и образовывать строгую конструкцию.
  -- Ну, вот буквально все приходится делать самой!
   Заявив это, Гермиона пошла разбираться с "женами". Нарисовала возле каждой круг, по периметру руны барьера, руны тишины и руну стояния. Стоящие девушки, если Грейнджер все правильно поняла, должны были отдать больше жизни, больше энергии, больше страсти.
  -- Вот и пригодились Древние Руны, не зря с Маховиком возилась, - пропела она себе под нос.
   Заключив каждую из жен в круг, она сняла заклятие Оков и с удовольствием посмотрела, как те молча стучат руками о невидимый барьер. Руны барьера не давали им выйти, а руна тишины обеспечивала тишину во благо самой Грейнджер. Слушать истошные вопли в стиле "отдай господина!" ей совершенно не хотелось.
  -- Так, а где волны желания и магии? Ага, они ж его массировать должны, тактильная передача, - бормотала юная ведьма, - вот жеж незадача, так установка не сработает, а мне Филч еще много чего должен. И освобождать их не хочется, тут блин надо клетку с цепями, чтобы они... хорошая идея!
   Взмахнув палочкой, Грейнджер наколдовала цепей и крепежных столбиков, и приступила к тяжелой работе переноса ведьмочек в пределы досягаемости ванны. Те стонали, мычали, ругали Грейнджер и взывали к "господину". Борисов загадочно пускал пузыри на дне ванны и не отвечал на призывы.
   Приковав все четверых так, чтобы они могли дотянуться до завхоза руками, Грейнджер обновила руны, и, взглянув на часы, пробормотала
  -- Так, уже час ночи. Минус год, ну да ладно, все равно без чувств лежит. Поехали!
   Она освободила Патил и Лавгуд, и Чанг, и активировала Кристалл Мощи, после чего отошла в сторону и упала в наколдованное кресло, обмахивая себя наколдованным веером. Голые ведьмочки, натягивая цепи и ошейники, рвались к Борисову, клещами вцепившись, каждая со своей стороны.
  -- А я говорю, он мой! - ревела Чанг в ногах.
  -- А я говорю, что общий! - откликалась Лавгуд со стороны головы.
  -- Очнитесь, господин! - в унисон твердили Патил со стороны рук.
   Борисов пускал пузырьки, а ведьмочки распалялись, и тут Гермиона вспомнила, что забыла раздеть самого завхоза, хоть и собиралась, да жены отвлекли. Вставать ей совершенно не хотелось, и она залевитировала тело Филча вверх, стянула магией штаны и трусы, и опустила голого Борисова обратно. Жены взвыли, как гиены, и жадные руки потянулись к середине Федор Михайловича.
  
   Волны энергии, настолько мощной, что ее можно было видеть невооруженным взглядом, текли от "жен" к Борисову, и снизу ванну пробивал столб от Кристалла Мощи, соединяясь с колонной лунного света сверху. Крест фокусировал энергию, и тело Борисова менялось на глазах. Сходили и снова появлялись морщины, волны пробегали по рукам и ногам, убирая и добавляя мышцы, тело плавилось, лезли и тут же опадали волосы, и только вздыбленный предмет вожделения жен оставался неизменным. Возможно потому, что гордо торчал из воды, крепко сжатый близняшками.
  -- Он мой!
  -- Нет мой!
   Но слова тонули в грохоте водопадов энергии, и в какой-то момент крест не выдержал, и выпустил из себя волну, которая начала гулять по комнате. Полулежавшая в кресле Грейнджер получила полный заряд волны. Энергия, перемешанная со страстью, и усиленная Кристаллом Мощи, смела все защитные барьеры колдуньи, и буквально наэлектрилизовала тело. Грейнджер ощутила, что если немедленно не стиснет в объятиях крепкое девичье тело, то просто взорвется.
   Последствия прохода энергии и страсти через Филча, то, чего она не учла в расчетах.
   Но Гермиона не думала в тот момент ни о чем, ибо сила любви выбросила ее из кресла, и понесла к ближайшей, то есть Луне Лавгуд. Крепко обхватив ее сзади, Грейнджер начала тереться всем телом и массировать блондинке сиськи. Луна стонала и массировала голову Борисова, испуская еще больше энергии. Гермиона опустила руку Луне между ног, и начала натирать, потом ввела пальцы, но ощутила, что это не то, не то, и нужно сбросить энергию, иначе лопнет.
   Тогда она выхватила палочку и засунула ее в Лавгуд, испуская внутрь Луны порции энергии, и поняла, что да, это то, что нужно. Удовлетворение от процесса было столь сильным, что Грейнджер громко застонала, и начала яростно самоудовлетворяться, жалея, что у нее нет второй палочки -- засунуть в себя. Движения стали рваными, резкими, Луна стонала и тряслась, и палочка Гермионы во время одной из фрикций -- хрясь, и сломалась!
   Отраженная палочкой энергия прокатилась по руке и телу Гермионы, вызвав спазмы оргазма.
  -- Ух, ух, ух, - стонала раскрасневшаяся Грейнджер, зажав руку между ног.
  -- Еще, еще! - мычала Лавгуд.
  -- Он мой! - кричали близняшки, борясь за Филча.
   И только Чанг, не в силах дотянуться, скромно посасывала большой палец Филча на правой ноге.
  
   Пришедший в себя Борисов с удовольствием ощупал помолодевшее тело и расхохотался.
  -- Да, да!!!! - заорал он в потолок. - Иди сюда, я тебя расцелую!!
  -- Оденьтесь! - взвизгнула Грейнджер, отскакивая.
  -- Нас, нас расцелуй! - заметались все еще прикованные жены.
  -- А вам еще рано, - заявил Борисов, вылезая из ванны.
  -- Мне можно, - потупилась Лавгуд, - старшая жена лишила меня девственности!
   Федор Михайлович грозно посмотрел на Грейнджер, отмечая беспорядок в одежде, сломанную палочку, учащенное дыхание и раскрасневшееся лицо.
  -- Тю, так ты из этих, - присвистнул завхоз, - поэтому никакого секса, да? Да не боись, договор есть договор!
  -- Я и не боюсь! - выпрямилась Грейнджер. - Но моя палочка и вправду сломана!
  -- Да ладно, будет тебе новая палочка, - отмахнулся Борисов, - и девки крепкие, знаешь, какие в "Клубничной радости" девки, о, не знаешь! Огонь, а не девки! Выпроводи отсюда этих троих!
   Как ни упирались близняшки и Чанг, а Гермиона, взяв палочку Луны, быстро и принудительно одела их и вытолкала из Выручай-Комнаты, внушив желание отправляться спать. Вернувшись, она обнаружила, что Борисов уже вовсю наяривает Луну, которая, уперевшись в бортик ванны, стонет и кричит.
   Посмотрев с минуту, на эту дивную картину, Гермиона решительно уселась на бортик ванны и склонила голову Луны себе между ног.
  -- Пусть отрабатывает, - пожала она плечами в ответ на взгляд Борисова.
  

Глава 14

в которой происходит очередная поездка в Лондон, покупка новой палочки, крышевание борделя и другие вещи

  
   Поездка в Лондон - то есть аппарация при помощи Хоби - произошла как всегда быстро и незаметно. В этот раз с Борисовым отправилась "старшая жена", и завхоз был этим фактом не очень доволен. Но выбора не было, мало того, что Грейнджер сломала палочку, так еще и испортила одну из жен.
  -- Подберешь новую девственницу, - ворчал Борисов, - и чтобы в следующий раз без таких вот проколов!
  -- Да это все ваша энергия
  -- Моя, твоя, слышать не хочу. У нас договор, а ты мне девок портишь!
  -- Хочу и порчу, - огрызнулась Грейнджер. - Без меня вы все равно чертеж бы не сделали!
  -- Хотеть и портить будешь в "Клубничной радости", - рявкнул Борисов, - а в школе изволь вести себя тихо! Впереди еще одиннадцать сеансов и никаких школьниц не хватит, если ты такими темпами свои палочки будешь совать куда попало!
  -- А куда это мы идем? - нахмурилась Гермиона. - Магазин Олливандера в другой
  -- Сам знаю! Учебный год идет, а ты к Олливандеру собралась, ага, самая умная что ли?
  -- Да!
  -- Ну и дура. Стучит ваш Олливандер, как заяц по барабану и жучки на палочки вешает, - проворчал Федор Михайлович. - Есть тут один товарищ, бэушным барахлишком торгует, вот у него палочку и возьмем.
  -- Фи, барахло, - наморщила нос девушка.
   Борисов промолчал, но про себя подумал, что старшая жена, конечно, разбирается в магии, но в остальном несносная зануда и заучка, что в сочетании с гормональным выплеском приводит к ужасным последствиям. Вчера она поучала Борисова прямо во время секса, и хорошо еще, что Федор догадался при помощи Лавгуд сбросить Грейнджер в ванну. Хоть заткнулась на пару минут, а то прямо весь настрой сбивала!
  
   Знакомый Борисова, а попросту говоря, скупщик краденого и ненужного, обитал в одном из дальних уголков Лютного переулка. Мрачные дома, узкие проходы, соответствующий контингент пугали Гермиону до желания описаться, но она, стиснув зубы, продолжала следовать за Филчем. Странный договор приносил свои плоды, и не следовало разрывать его так быстро. Одни только описания Трансфигураций от Ровены Рэйвенкло стоили ста визитов куда угодно.
   Но на всякий случай она пряталась за спиной завхоза.
   Тот, в свою очередь, спокойно шел вперед и все расступались. Федор Михайлович успел немного прославиться в местных кругах, и теперь никто не лез к нему в карман и не пытался накинуть удавку на шею. Отворив грязную, обшарпанную дверь, Борисов силой впихнул Грейнджер внутрь и сам огляделся напоследок. Если кто и следил, то не показывался, и завхоз тоже шагнул внутрь лавки.
  -- Хорошая девка, - немедленно сообщил скупщик. - Две тысячи галлеонов, если девственница, есть пара заказов от арабских
  -- Ах ты сучонок!! - взвигнула Грейнджер. - Сам себя продай арабам!!
  -- Увы, они жутко консервативны, и берут только девочек, - вздохнул скупщик.
  -- Это моя старшая жена, - улыбнулся Борисов
  -- Но гаремы у них классные, - тут же сориентировался хозяин лавки, - в этом стоит брать пример. Что будешь брать, Аргус?
  -- Нужна палочка, волшебная, вот этой вот девушке. Чтобы не паленая, без жучков, и желательно мощная
  -- Африканское железное дерево и сердцевина - жало мантикоры. Неубиваемая палочка, при желании можно гвозди забивать, - тут же откликнулся скупщик. - Сто галлеонов.
  -- Да ты охренел! - искренне сказал Борисов
  -- Зато без жучков-паучков!
  -- Мистер Филч, - подергала его Гермиона за рукав. - Возьмите!
  -- Ладно, ладно, эта хотя бы не сломается, если совать куда попало, - проворчал Федор.
  -- Не знаю, что у вас там за любовные игры, - ухмыльнулся скупщик, - что твоя жена зовет тебя Мистер Филч и сует палочки куда попало, но
  -- Заткнись!! - рыкнули Грейнджер и Борисов в унисон.
  -- Книги принимаешь? - уточнил завхоз, расплачиваясь.
  -- Смотря какие, - пожал плечами скупщик. - Книжки-раскраски, например
  -- Из Запретной Секции Хогвартса.
  -- Это к Горбину, - выпалил скупщик. - Не балуюсь таким.
  -- Хлам по весу возьмешь? Парты сломанные, там стулья, отходы зельепроизводства и прочее?
  -- Это возьму. Недорого, правда, но возьму, - повеселел скупщик.
  -- Ладно, на днях подошлю Хоботова, обкашляем вопрос.
   После чего они покинули лавку. Грейнджер прямо баюкала на груди тяжелую даже на вид черную массивную палочку, длиной в тридцать сантиметров. Она уже опробовала ее и разворотила чье-то окно. Высунувшаяся оттуда ведьма понюхала дробовик Борисова, извинилась и спряталась.
  
   Борисов решительно направился в "Клубничную радость", собираясь сбросить там надоедливую ученицу, которая сразу после лавки скупщика начала сношать ему мозги видами и типами палочек, и как им повезло, купить такую редкую, и какая она мощная, и что ей еще можно делать. В конце концов завхоз не выдержал и рявкнул.
  -- В жопу ее себе засунь!!
   После чего Грейнджер надулась и замолчала. Правда, задумчивый огонек в глазах появился, но Борисову было не до него. Он обдумывал, как бы ему хлам из Выручай-Комнаты, когда она выступает в роли склада, переправить в Лондон? Одними прыжками туда-сюда много не натаскаешь, да и в сундук замаешься складывать, даже бездонный.
  -- А ну валите отсюда!! - голос мадам Лили разносился далеко. - Вы знаете, кто владелец заведения?!
  -- Бу-бу-бу
  -- Он вас всех убьет, всех!
  -- Бу-бу-бу
  -- Насилуют!!!
  -- Заткнись, дура старая! Даже не мечтай! Насилуют, ха! Деньги гони!
   Борисов широкими прыжками несся по моментально вымершему переулку, на ходу доставая дробовик и щелкая пальцами. Возле "Клубничной радости" стояло двое дюжих молодчиков с битами в руках. Дверь была открыта и оттуда доносились выкрики, как мадам Лили, так и еще кого - то, обладающего высоким, пронзительным голосом, сейчас грозящими карами от "Мистера Эф"
  -- Хозяин, что с ними сделать? - осведомился Хоби.
  -- Редукто! - крикнула Грейнджер
  -- Ебать вас в жопу! - выдал Борисов.
  -- Слушаюсь, хозяин! - крикнул Хоби, щелкая пальцами.
   Молодчики, стоявшие на охране пропали, а стекло разлетелось брызгами от заклинания Редукто. Из борделя немедленно выскочили еще трое, но тут уже в дело вступил Лобзик. Они попадали на мостовую, а сверху их придавила разлетевшаяся вслед за стеклом передняя стена здания. Со второго этажа раздались выкрики, а к проему подошла какая-то неизвестная Борисову девица.
  -- Привет, Аргусик! - крикнула она, замахав рукой.
  -- Привет, - помахал Борисов в ответ.
   Ну и что, что он ее не знал? Всегда приятно помахать голой девушке в ответ!
  -- Так это вы - владелец? - раздался снобистый голос.
   В проломленную витрину прошел человек в маске. Поморщился от вида развалин, мельком глянул на своих убитых и выхватил палочку.
  -- Экспеблюэээээ, - раздалось сзади. Старшая жена "вышла из строя".
  -- Сдавайтесь и платите дань, - заявил человек в маске.
  -- Кому?
  -- Мой хозяин предпочитает называть себя мистер Эф. Не будете платить - он вас уббрхрхрхр
  -- Попала, попала!! - захлопала девица наверху, сбросившая тумбочку. - Аргусик, я же молодец?
  -- Молодец, - кивнул Борисов.
  -- Аргус! - выскочила мадам Лили. - Ты цел?
  -- Я-то да, а вот она, - Борисов оглянулся на блюющую Грейнджер, - не очень.
  -- Мы позаботимся о бедняжке, - прослезилась мадам Лили.
  -- Ага, ага, накормить, помыть, удовлетворить, - рассеянно отмахнулся Федор Михайлович. - Хоботов!
  -- Да, сэр!
  -- Бери бригаду своих, приберитесь тут и заделайте зданию новую стену, а то как то неприлично получается, бордель и без стены!
  -- Да, сэр! Хоби понял, сэр!
  -- А тела... акромантулам в замке, ну ты понял
  -- Хоби понял, сэр!
   Отдав распоряжения, Борисов пошел навестить других скупщиков, пока вокруг "Клубничной радости" развернулась суета. Расспрашивать про "мистера Эф" не стал, и так было понятно, что какой-то местный мафиози крышует заведения и заставляет платить процент за охрану. Знакомо, привычно, уныло. Нет уж, думал Борисов, деньги мне самому нужны! Энергия молодости била в нем ключом, и теперь, убедившись, что предложение омоложения не было обманом, завхоз все помыслы свои устремил на добычу денег. За следующую неделю ему где-то предстояло добыть сто тысяч галлеонов на вторую порцию добавок, и сделать это он собирался, во-первых продав книги, а во-вторых хлам из Выручай - комнаты.
  -- Заодно можно будет туда переехать, а то каморка как-то несолидно, и гарем не помещается!
  

Глава 15

в которой Драко Малфоя подвергают изощренной пытке работой

  
   На следующий день после посещения Лондона, сдав удовлетворенную Грейнджер в башню Гриффиндора, довольный Борисов пошел проведать Выручай - комнату на предмет хлама. Память Филча подсказывала ему, что там этого хлама - просто горы! - и даже продавая на вес, можно неплохо заработать.
  -- Богато! - заявил Борисов, обозревая ущелья и тропки внутри Выручай-комнаты. - Это ж сколько лет тут гадили, что так все загадили?
  -- Емана рот! - ответило эхо.
   Борисов насторожился, и аккуратно начал пробираться вперед. На одной из средних кучек стоял шкаф, возле шкафа стоял Драко Малфой, и посасывая палец, пинал шкаф. Отпинав, он поднял палочку и крикнул
  -- Репаро!
   Эхо внутри шкафа что-то пробурчало и дверца шкафа распахнулась, врезав Малфою по лбу. Блондин кубарем скатился с кучи хлама, прямо под ноги ухмыляющемуся Борисову.
  -- Так, так, Малфой, нарушаем, значит?
  -- Тебе какое дело, сквиб? - огрызнулся Драко.
  -- Мне очень большое дело, - немедленно сунул ему в нос дробовик Борисов. - Я тут типа смотритель школы и все такое, а ты ломаешь вверенное мне имущество, да еще и делаешь это с особым цинизмом.
  -- Чего? Мой отец
  -- Далеко отсюда, не так ли? - ухмыльнулся Борисов. - Ну что, сам расскажешь, или мне применить особые средства воздействия?
  -- Какие еще особые средства?! - вздернул нос Драко.
   Завхоз щелкнул пальцами.
  -- Да, сэр?! Хоби здесь, сэр!
  -- Грейнджер и Лавгуд сюда, бегом, - приказал Борисов.
  -- Да, сэр!
   Через секунду Драко покраснел и вытаращил глаза. Хоби выполнил приказание и доставил Луну и Гермиону. Вместе. В обнимку. Обоих в мыльной пене, голых и раскрасневшихся.
  -- Ванная старост - это нечто! - заявила Лавгуд. - А что, господин, пришло время игр?
  -- О чем это она? - нахмурился Драко.
  -- Даже тут Малфой гадит, - прорычала Гермиона. - Силенцио! Ступефай!
  -- Что ты делала в ванне с палочкой? - усмехнулся Борисов.
  -- Играли в две тучки и дождик, - спрятала палочку за спину Грейнджер. - Зачем мы здесь?
  -- Вот этот молодой человек не признается в том, что делал здесь со шкафом.
  -- Надо насыпать нарглов ему в трусы, и засунуть мозгошмыга в ухо, - немедленно предложила Луна.
   Молчащий и оглушенный Малфой, услышав такое, вскочил и начал убегать вверх по куче. Гермиона лениво взмахнула ему вслед палочкой, и цепи из трансфигурированного хлама оплели Драко, лишая подвижности. Он молча дергался, пытаясь уползти.
  -- Господин, господин, а давайте играть с нами? Как вчера? - предложила Луна.
   Глаза Малфоя почти вылезли из орбит. Он мычал и дергался.
  -- Расколдуй его, кажется он созрел, - приказал Борисов.
  -- Энервейт!
  -- Вы! Вы! Вы! Извращенцы! Я всем расскажу!!
  -- Силенцио!
  -- Молодец, старшая жена, - поаплодировал Борисов. - Соображаешь. Так, нам нужно его разговорить и узнать, что он тут делал и... прикройтесь, что ли.
  -- А то что? - вздернула голову Грейнджер.
  -- Отвлекает.
  -- Вот уж фиг! Назло вам не будем прикрываться!
  -- Пожалуйста, - пожал плечами завхоз. - Охота вам перед этим мелким трясти жопой - трясите!
   Грейнджер немедленно наклонилась и потрясла грудью перед лицом Драко. Тот мужественно зажмурился и покраснел. Борисов усмехнулся, вот уж поведение назло! Лавгуд, решившая, что это такая новая игра, тоже склонилась над Драко и начала трясти грудью. Потом Грейнджер выпрямилась и сказала.
  -- Я знаю! Левикорпус! - тело Малфоя перевернулось и взлетело вверх. - Луна, сними с него трусы.
  -- Фи
  -- Сними!
  -- Зачем? - лениво поинтересовался Борисов.
  -- Вспомнила ваш совет, мистер Филч, - ехидно отозвалась Грейнджер. - Засуну ему палочку в жопу!
  -- Я все скажу!!!! - немедленно заорал Драко. - Все скажу! Все скажу! Все скажу!!! Только уберите их от меня!
   Федор Михайлович щелкнул пальцами.
  -- Хоботов, откомандируй жен обратно в ванную старост, пусть играют в тучки.
  -- Да, сэр, есть сэр!
   После чего Борисов подошел к висящему в воздухе Малфою и сказал.
  -- Рассказывай, я слушаю.
  
   Захлебываясь, Малфой быстро начал рассказывать, что летом его приняли в Пожиратели Смерти и даже продемонстрировал Метку на левой руке. Убедившись, что Борисов индифферентно слушает, Драко продолжил. Слегка красуясь, он рассказал, что сам Темный Лорд поручил ему убить Дамблдора, и он, он нашел выход! Как проникнуть в Хогвартс, защищенный от проникновения? Правильно, изнутри!
   Потом Драко долго рассказывал о своей ненависти к Поттеру. Борисов вежливо позевал. Драко заторопился и рассказал, что этот шкаф - Исчезательный, и он связан с таким же, и через них можно проникать друг в друга, надо только починить, а у него не получается.
  -- Не вижу проблемы, - заявил завхоз, оглядывая шкаф. - Три часа работы и будет как новенький.
  -- Правда? Вы поможете мне? - обрадовался Малфой.
   Он уже не висел в воздухе. В какой-то момент заклинание развеялось, и Драко упал вниз.
  -- Поможешь себе сам, - ответил Борисов, щелкая пальцами. - Хоботов, молоток сюда, лист ДВП, пилу, гвозди сороковки и простой карандаш с рулеткой.
  -- Есть сэр!
   Через минуту домовик принес все требуемое, и Борисов подпихнул инструменты ногой к Малфою.
  -- Вперед, чини шкаф.
  -- А... я.... А.... не умею!
  -- Оно и видно, - хмыкнул Федор. - Всему вас сопляков учить приходится. Значит, смотри, для начала снимаешь размеры со шкафа...
  
   Три часа спустя, усталый донельзя Драко и спокойный Борисов (еще бы, он сидел в кресле, отхлебывал коньяк, курил сигару, читал книгу и раздавал ценные указания), закончили работу. Шкаф был спущен вниз, полностью отремонтирован, заменены стенки, исправлена покосившая дверца, заменены ножки и даже вставлена ручка, чтобы было удобнее открывать двери.
   Драко, тяжело дыша, рассматривал руки.
  -- Что это такое? - спросил он у Борисова.
  -- Мозоли. Что, не дрочил что ли никогда?
  -- Нет, а
  -- В твоем возрасте пора бы и уметь работать руками! - наставительно перебил его завхоз. - Ладно, куда ведет это изделие польского деревопрома?
  -- А?
  -- Где второй шкаф?
  -- В магазине "Горбин и Бэрк"
  -- Горбин, Горбин, - и тут Борисов вспомнил, что о нем говорил скупщик. - Это в Лютном переулке? Там есть книги?
  -- Там много чего есть, в основном не слишком... законного, - Драко устало присел прямо на мусор.
   Борисов некоторое время оценивал ситуацию. Прямой портал в магазин в Лютном открывал массу возможностей. Шкаф следует перенести к себе в каморку, решил Федор, и хорошо бы установить за ним наблюдение, мало ли что оттуда полезет. Потом он вспомнил начало беседы и обратился к Драко.
  -- Так говоришь, Темный Лорд поручил тебе убить директора Дамблдора?
  -- Да! Я еще пока не приступил, но у меня уже есть на примете
  -- Владелец "Горбина и Бэрка" в курсе?
  -- Да, он связной, но какое это имеет отношение к вам?
   Борисов молча вскинул дробовик и Драко Малфой опасливо отодвинулся в сторону, стараясь не отводить взора.
  -- Ничего личного, просто бизнес, - сообщил завхоз Драко. - Убийство директора, значит, ну-ну. Интересно, сколько можно стрясти с Темного за такую услугу? Он же вроде, богат?
  -- Очень, очень богат, - закивал Драко.
  -- Сэр? - появился домовик после щелчка пальцами. Борисов прищурился.
  -- Собери потом сюда всех жен, только проверь вначале, в одежде ли они, и не играют ли в какие-то свои дурацкие девичьи игры?
  -- Да, сэр! Хоби сделает, сэр!
   Борисов убрал дробовик и потер руки и лысину. Забросить наживку через Горбина или Бэрка, пусть Темный Лорд почешет свою темную задницу и раскошелится! Попутно можно толкнуть книги, и заодно туда же подбросить Джеймса, пусть поест новых книг и заодно пошпионит, как там что. Подстраховка никогда не помешает, когда речь идет о всяких там Черных.
  -- Ну что опять? - заорала Грейнджер, едва оказавшись в Выручай - комнате. - У меня домашка!
  -- Подождет, - отрезал Борисов.
  -- Это еще почему?
  -- Потому что я отправляюсь разбираться со злодеями в этот шкаф, а вы тут сделаете уборку.
  -- Господин, не покидай нас, - заголосили жены. - Мы пригодимся тебе в шкафу!
  -- Да тут работы на двадцать лет! - заорала Гермиона. - Поручи домовикам!
  -- Уборка - женское дело, - категорично заявил Федор Михайлович. - Грейнджер, построй всех, пусть трудятся. Вернусь, с тебя спрошу!
   И не слушая воплей, Борисов шагнул в шкаф, с дробовиком наперевес.
  
  -- Так, Малфой, - нехорошо прищурилась Гермиона, - давай, берись за уборку!
  -- Ты же слышала, уборка - женское дело! - пискнул Драко.
  -- Не вопрос, хочешь тебя женщиной сделаем? - в руке Грейнджер появилась плеть.
   Побледневший Драко сглотнул слюну и проклял тот день, когда решил стать Пожирателем.
  

Глава 16

  

в которой хозяйство Борисова расширяется

   Сегодня в "Горбине и Бэрке", как и в прочие дни, царила полутьма, тишина и спокойствие. Старый Горбин, вздыхая, полировал темные артефакты, размышляя, будет ли взрыв продаж после прихода к власти Темного Лорда, или опять придется сидеть на задворках Косой Аллеи и посасывать лапу акромантула на счастье? Хлопок и звук резко открывшейся двери шкафа застали его врасплох, и Горбин с перепугу выронил метелку, которой обмахивал черепа и кости. Но поднимать не было времени, тот, кто вторгся через шкаф, тяжелой поступью шел по магазину.
  -- Эй, человек! - раздался выкрик. - По почкам один раз царице!
   Сумасшедший, понял Горбин, и, наклонившись за метелкой, заодно активировал тревогу. Дежурные Пожиратели должны были моментально аппарировать в магазин, скручивая наглеца. Конечно, это был способ не на каждый день, но кто еще мог пройти через шкаф? Явно же юного Малфоя скрутили и пытали, и он во всем признался, и значит явились Авроры, вон уже удары по почкам собираются практиковать!
  -- Стоять! - раздался голос Беллатрисы.
   Горбин присел еще сильнее. Эта безумная Пожирательница вполне могла спалить весь магазин.
  -- Стою. Стреляю, - раздался все тот же голос.
   Дадах! Дадах! Дадах! Звуки выстрелов и бьющегося стекла. Выкрики
  -- Протего! Секо! Инкарнцеро! Экспеллиармус!
   Звук щелчка пальцами.
  -- Мочи их, Хоботов!
  -- Да, сэр!
   Резкий звук прорвавших труб. Пар, свист и шипение заполнили магазин. Горбин вжался в пол, потихоньку отползая в сторону потайного хода.
  -- Сдавайся, смерд! - выкрик Беллатрисы
  -- Сама помойся, крокодила!
  -- Бомбардо Максима!
  -- Граната захуяссима!
   Не успел Горбин удивиться, что это за заклинание такое, как рвануло. Вначале выломало одну стену Бомбардой, а потом рассекло все стекла на первом этаже гранатой, брошенной меткой рукой Борисова. Завхозу хотелось расхохотаться, адреналин прямо хлестал, и его обновленному телу это жутко нравилось!
   Укрывшаяся щитом Беллатриса высматривала врага, наставив палочку.
   Несомненно, умелый и опытный враг, и магию использует странную, неужели Скримджер обратился за помощью в другие страны? Это было бы очень, очень плохо, и Беллатриса прибегла к одному из ударных заклов.
  -- Адское
  -- Энервейт! - раздался еще один голос.
  -- Госпожа, Авроры!
  -- Вижу! Адское
  -- Фините! - хлопнул посох Грюма.
  -- Сдавайтся, старушка! - раздался девичий голос.
   Горбин, уже не скрываясь, пятился на четвереньках к потайному ходу. Если уж сюда нагрянул Шизоглаз с командой, то все, тушите свет - сливайте воду. Разнесут магазин, как пить дать! Эх, накрылась торговля, и зачем он только пошел на сделку с Темным Лордом? Под горестные мысли Горбин пятился и пятился, пока не уткнулся в какое-то препятствие.
  -- Стоять, бояться, - раздался голос сверху. - Ты Горбин или Бэрк?
  -- Горбин.
  -- Отлично, разговор есть.
  -- Прямо сейчас?
  -- Нет, вначале уродов-грабителей выгоним, - успокоил голос. - Что, мужик, тебя тоже эти уроды в масках данью обложили? Ничего, сейчас разберемся
   Под эти успокаивающие речи неизвестный трижды выстрелил прямо над головой Горбина. Раздался всхлип, вскрик, и кто-то внизу осел на пол, попутно обрушив пару выставочных экспонатов. "Хана магазину", думал Горбин.
  -- О, привет Аргус! - раздался девичий голос. - Это ты его?
  -- Ага, зашел понимаешь культурно досуг провести, а тут грабители в масках! Ну я как честный гражданин не мог не вмешаться.
  -- Грюм, ты глянь - он двух Пожирателей завалил!
  -- Тьфу, молодежь, даже метки дохлые, - тут же раздался плевок Грюма. - Вот Беллатриса ушла, ее надо было бить в первую очередь! Аргус, а ты молодец! Без палочки и завалил двоих!
  -- Моя палочка всегда со мной, - спошлил Борисов, - и завалить ей я могу и поболее народа.
  -- Ох, артист! - заржал Грюм. - Ладно, этих в аврорат на опознание, Тонкс - приберись тут, а где хозяин?
  -- Да тут, возле меня.
  -- Горбин, вставай!
   Делать было нечего, и старый Горбин выпрямился. Вот уж кого, кого, а старого школьного завхоза Аргуса Филча он менее всего ожидал увидеть в роли убийцы Пожирателей и того, у кого будет к Горбину "разговор". Глядя на полуразрушенный магазин, Горбин застонал, сколько теперь придется вложить труда, чтобы восстановить!
  -- Не ссы, отремонтируем за полцены, у сержанта Хоботова тут целая бригада гастарбайтеров - домовиков есть, - мощно хлопнул его по плечу изрядно помолодевший Аргус.
  -- Откуда деньги взять, вы же все сломали! - схватился за голову Горбин.
  -- Ладно, ладно, - постукивая протезом, приблизился Грюм, - ты сильно не прибедняйся, старый прохвост! Откуда у тебя в магазие взялись Пожиратели и сама Беллатриса?
  -- Не знаю, ничего не знаю, - заюлил Горбин. - Вначале Аргус пришел, потом эти ввалились, и сразу в драку.
  -- О, - Грюм уважительно посмотрел на скромно стоящего в сторонке Борисова. - Слыхал, слыхал, как ты уже дважды злодеев напавших на Хогвартс ловил. Видишь, Пожиратели тебя за врага держат, так что вне школы соблюдай ПОСТОЯННУЮ БДИТЕЛЬНОСТЬ!!!
   Свой излюбленный слоган Грюм прямо проорал, заставив Горбина отшатнуться. После этого он, постукивая посохом, еще обошел магазин, покривился на парочку витрин, но ничего не сказал. Нимфадора Тонкс, стрелявшая во все стороны заклинанием Репаро, приблизилась к Борисову. Горбин, кряхтя, побрел куда-то вниз, в подвал, а Борисов просто терпеливо ждал, пока все разойдутся.
   Внутренне он, конечно, досадовал на случившееся, но поделать ничего не мог.
   Кто ж мог знать, что в магазин принесет эту психованную крокодилу, и та сразу схватится за палочку? Хорошо, что верный Лобзик всегда за спиной, но в целом Федор Михайлович остался доволен. Пропускная способность шкафа обещала быть крайне высокой, особенно если двери снять, и тут уже вставал вопрос, как бы изъять шкаф из магазина Горбина или договориться о партнерстве.
  -- Аргус, как это мило! - заявила Тонкс. - Вы отважно боретесь со злом!
  -- Ага, - выдавил из себя Борисов, - я такой.
  -- Вы такой милый, - пошлепала его Нимфадора по лысине, - надо будет нам поболтать за чашкой чая.
  -- Ага.
  -- Ну я побежала, не скучай, Аргус, - Тонкс послала ему воздушный поцелуй и ушла.
   Федор Михайлович почесал в затылке, признался самому себе, что нихрена не понимает в происходящем, и обратился к более приземленным материям. По магазину уже сновали домовики, во главе с покрикивающим Хоби, переделывая за Тонкс и чиня то, что та пропустила. Горбин, поднявшийся из подвала с бутылкой вина, только качал головой, глядя на такое. Борисов потер руки.
  -- Правильно, предлагаю обмыть счастливое спасение!
  
  -- Послушай, Аргус, вино - ровесник Мерлина, а ты его хлещешь как воду!
  -- Да ладно, компотик пятиградусный, - отмахнулся Борисов, - детское шампанское.
   Затем он замолчал, раскуривая сигару. Сидевший напротив в роскошном кресле Горбин тоже взял сигару. Два джентльмена, возле камина, старое вино, сигары, неспешный разговор, что может быть традиционнее?
  -- Итак, о бабах мы уже поговорили, - подытожил Борисов.
   Беллатриса, услышав тот разговор, сожгла бы Горбина и Федора на месте.
  -- О политике тоже.
   Рассказ о том, как Горбин лег под Пожирателей, спасибо памяти Тома Реддла, который не стал сразу уничтожать своего бывшего работодателя, а позволил просто платить дань, и даже выдал тревожную кнопку. Как показала сегодняшняя бойня, совершенно напрасно. Горбин уже двадцать раз проклял свою импульсивность и нажатую кнопку, но продолжал улыбаться и подливать Борисову, надеясь споить старого завхоза.
   Наивный, мог бы сказать Федор, с удовольствием хлещущий вино стаканами.
  -- Теперь поговорим о делах. Говорят, ты книгами барыжишь?
  -- Фи, как грубо, - поморщился Горбин.
  -- Зато верно. Уж извини, мы в Академиях не кончали, - взмахнул руками Борисов. - Так что вот, имею на продажу партию отборных редких запрещенных книг!
  -- Насколько отборных?
  -- Из Запретной Секции Хогвартса! - воодушевленно воскликнул Борисов.
   Горбин посмотрел на него и от души расхохотался.
  -- Детская литературка! Да на кой она мне?
  -- Толкнешь дальше, что тут думать. Деньги пополам, и лучше сразу. А еще лучше, отдай мне шкаф, есть тут дела со скупщиками, ну ты понимаешь
  -- Понимаю, но не могу. Темный Лорд пристально следит за мной и шкафом. Дело особой важности!
  -- Да знаю я это ваше дело, Дамблдора прихлопнуть, - отмахнулся Борисов.
   Горбин едва не вскочил с кресла в ужасе. Но не услышав хлопков аппарации, сел обратно.
  -- Ты... дружишь с аврорами, и так спокойно об этом говоришь?
  -- А что? - спросил Борисов, любуясь камином через бокал с вином. - Бизнес, он такой. Дружба дружбой, а галлеоны у каждого свои. Так что, Темный Лорд решил бесплатно завалить Дамблдора и поручил это сопляку, который еще ни разу в жизни не дрочил? Это что у него, юмор такой?
  -- Ходят слухи, - понизил голос Горбин, - сильно он недоволен Малфоями, вот и гнобит, как может. Сам-то я краем уха буквально слышал, но говорят, что Драко сам вызвался.
   Борисов от души захохотал, расплескивая вино. Отсмеявшись, он прямо заявил Горбину.
  -- Значит так, передай этому Темному или его подручным, что я в принципе готов предать забвению эпизод в твоем магазине, ну бывает, чего уж там. И передай, что пусть подгоняет пол-миллиона галлеонов и через неделю Дамблдор будет мертв.
  -- Ты... серьезно?
  -- Как никогда. Книги смотреть будешь?
   Горбин замолчал и надолго. Оценивающе смотрел на беззаботного Борисова, курившего сигару. Потом старый владелец магазина решился.
  -- Слушай, Аргус, а давай ты мой магазин прикрывать будешь? Дамблдора готов убрать, в аврорате у тебя связи, Лорда не боишься. Нет, ну правда, я просто хочу делать небольшой бизнес, а эти политические разборки мне мешают. Давай, а? Половина магазина - твоя!
  -- Да нахрен мне эта половина, - прямо ответил завхоз, - нет времени стоять за прилавком, разве что одну из жен поставить... не, дуры те еще. В общем, давай треть от прибыли, и я тебя крышую. По поводу мобильной связи че-нить сообразим, не бином Ньютона. Будешь всех ко мне посылать, и спи спокойно, вот такое мое мнение.
  -- Идет!! - чуть ли не закричал Горбин, утомленный возней вокруг его магазина. - Согласен!
  -- Но, - продолжал Борисов, - в целях конспирации, думаю, притворись пока, что Темный Лорд тут самый Лорд, ну ты понимаешь, да?
  -- Ага, ага, понимаю, - закивал Горбин, что-то лихорадочно обдумывая. - И предложение твое передать?
  -- Непременно, - невозмутимо подтвердил завхоз. - Можешь подарить ему книгу.
   Он вытащил из-за пазухи Джеймса, который сразу прикинулся толстым фолиантом: "Кащей Бессмертный. Как спрятать свою смерть в яйце за восемь шагов. Типичные ошибки начинающих. Как стать красивым бессмертным для чайников".
  -- ОООО, - распахнул рот и глаза Горбин. - Вот это раритет!
   Когда он брал книгу, руки у него тряслись.
   Борисов слегка подмигнул книжному волку Джеймсу, который в ответ дернул корешком.
  

Глава 17

  
   где Борисов берет на себя повышенные трудовые обязательства, а Хогвартс узнает силу завхоза
  
   Успешно завершив дела в магазине, и подписав бумаги о том, что теперь формально Горбин переходит под начало Аргуса Филча, Борисов решил пока не возвращаться в Хогвартс, а прогуляться и подышать свежим воздухом. В конце концов, что его ждет по возвращении? Усталые жены, занятые уборкой, шумные школьники, бегающие по коридорам, и подозрительный Снейп, который продолжал рыскать и вынюхивать злодеев.
   Мысли Борисова на прогулке вертелись вокруг денег. Ладно бы цена на добавки для омоложения была фиксированная, но нет, она росла от сеанса к сеансу! В письме центра омоложения "Сила Юности" это объяснялось тем, что мол, воздействие магии должно возрастать, и значит должна повышаться магическая проводимость. Федор Михайлович не догадывался, что с энергией, выдаваемой Кристаллом Мощи, можно было бы обойтись вообще без добавок, а подсказать было некому.
   Поэтому он шел и пытался придумать, где бы еще взять денег. Их и так было мало, и неизвестно, сколько еще Горбин отчехлит за книги, и непонятно, примет ли Темный предложение, деньги-то немаленькие? Будущие потенциальные доходы, по мнению завхоза, были чересчур зыбкими, а денег хотелось прямо вот немедленно. Так Борисов дошагал до самого банка Гринготтс, и тут его посетила замечательная мысль. Решительным шагом Федор Михайлович зашел внутрь огромного белоснежного здания, и спросил у ближайшего гоблина:
  -- Вы кредиты выдаете?
  -- Что, простите? - удивился гоблин.
  -- Кредиты, - повторил Борисов. - Вы мне кучу денег сразу, а я вам эту кучу кусочками потом?
  -- Нет, многоуважаемый сэр, мы никому не даем кучу денег, разве что у вас есть свой сейф?
   Проверка памяти Филча показала, что сейфа у того в Гринготтсе не было. Получал Аргус гроши, и те пропивал в Хогсмиде, жалуясь на жизнь в компании собутыльников в "Кабаньей Голове".
  -- Нет, но
   Борисов не успел изъявить желание завести сейф, как появился еще один гоблин. Старый, важный, с золотой цепью на груди, и перстнями на коротких гоблинских пальцах. Уважительно поклонившись завхозу, он сказал.
  -- Гоблин Передёрг, к вашим услугам. Мистер Филч, не соблаговолите пройти со мной, для приватного разговора, который может оказаться выгоден для обоих из нас?
  -- Соблаговолю, - согласился Борисов, сразу уловивший слово "выгоден".
   Ха, мысленно потер руки Федор, сейчас самое время раздеть коротышек до гоблинских трусов, ведь слово "выгоден", оно такое многогранное, что просто не выразить словами. Идти оказалось недалеко, просто комната типа конференц-зала рядом с общим, где принимали посетителей. Гоблин жестом пригласил Борисова садиться, и завел разговор издалека.
  -- Вы, мистер Филч, конечно же меня не знаете, но я - довольно регулярно навещаю "Клубничную радость".
   Борисов заинтересованно посмотрел на коротышку.
  -- И вот, представьте себе, что в свой последний визит я стал свидетелем маленького чуда!
   Федор Михайлович удержался от шуточки о том, что в "Радости" все маленькое становится большим.
  -- Стена! - воскликнул гоблин, взмахивая рукой. - Быстро, качественно, масштабно! Это то, что нужно нашему банку! Понимаете?
  -- Не совсем, - сложил руки на животе Борисов. - Вы хотите нанять персонал "Клубничной Радости", чтобы он обслуживал клиентов вашего банка?
   Гоблин закашлялся, Борисов поспешил хлопнуть его по спине, впечатав коротышку в стол. Но кашель прошел, и гоблин, щеголяя отпечатком узора столешницы, поспешил пояснить.
  -- Ремонт! Ремонт! Была сломана стена, а ваши... подчиненные, починили его прямо на моих глазах. Быстро, без шума, качественно! Как вы знаете, наш банк - старый банк, и тянется на многие мили вниз и во все стороны, и все это заполнено сейфами, деньгами, системами передвижения и охраны. Все это стареет и нуждается в ремонте, замене, ведь время неумолимо! Но увидев работу ваших подчиненных, я понял, что это оно! То, что нужно Гринготтсу для масштабного и полноценного ремонта!
  -- Возможно, - осторожно сказал Борисов. - Но это все требует обсуждения.
  -- Конечно!
   И они погрузились в обсуждение. Борисов торговался умело, яростно, и сумел выбить отличные условия для домовиков, включая восьмичасовой рабочий день, двойную оплату за выходные и тройную за переработки, и полную медицинскую страховку, и чуть было не выбил из гоблинов персональный транспорт, но вовремя вспомнил, что домовики и сами могут телепортировать куда угодно.
   Себе, как прорабу, Борисов выбил тройную ставку, и отдельную оплату в 10 000 галлеонов по окончании и приему всех работ. В целом, за три месяца работ, с учетом того, что домовикам деньги ну нахрен не нужны были и они все их отдавали бы Борисову, завхоз собирался получить 200 000 галлеонов. Взамен домовики должны были обработать весь объем подземных хранилищ, и в целом оплата вполне соответствовала работе. Также Борисову выделяли отдельный сейф, при условии, что его подчиненные выроют таковой, и открывали не облагаемый налогами счет в английском и швейцарском отделениях Гринготтса.
  -- Отлично! Просто замечательно! - светился от радости гоблин. - Будете осматривать фронт работ?
  -- Через неделю, наверное, - пожал плечами Борисов, - сами понимаете, то да се, материалы, рабочих подготовить, это требует времени и расходов.
  -- Понимаю. Желаете предоплаты?
  -- Половина суммы вперед, и мои парни приступят уже послезавтра, - махнул рукой Федор.
  -- Идет!
   "Ну что же, деньги на вторую порцию найдены", с облегчением подумал Борисов и сказал.
  -- Думаю, мы тоже пойдем вам навстречу, возьмем на себя повышенные трудовые обязательства, и закончим все работы дней за 80. Так сказать, за 80 дней вокруг банка.
   Гоблин шутки не понял, но на всякий случай тоже улыбнулся. На этой сделке он сэкономил банку не только время, но и кучу денег, и одна пятая от этой кучи теперь отходила к нему. Один из представителей руководства банка, гоблин Передёрг, конечно же, не бедствовал, но как известно, кнат к кнату, вот уже и целый сикль! А там и до галлеона недалеко, и это уже хорошие вина, отличный дом и прочие радости жизни, вроде горячих метаморфок из "Клубничной Радости". В каких милых гоблинок, с роскошно оттопыренными жопами там умеют превращаться, мммм!
   Гоблин усилием воли отогнал эротические картинки, и кивнул Борисову.
  -- Тогда сейчас оформим все бумаги, и вы получите предоплату!
  
   В Хогвартс Борисов вернулся все такой же безденежный, как и прежде. Гоблинские денежки ухнули на счет центра омоложения, и следовало думать, где достать денег на третью порцию, но Федор решил для начала разобраться с вопросом "карманных денег". Тем же женам платьев надарить, чтобы не визжали по ночам под дверью, как мартовские кошки! Сладости, вина, сигары, одежда, по мелочи набирались крупные суммы, и завхоз совершенно не желал экономить каждую копеечку, и значит нужен был еще источник доходов, для мелких расходов.
   Поразмыслив, Борисов щелкнул пальцами.
  -- Хоботов, во-первых, подбери крепких парней, им предстоит душевно потрудиться в банке Гринготтс, и нужны такие, чтобы не только умели работать руками, но и могли держать язык за зубами. Ферштейн?
  -- Яволь, майн герр! Да, сэр!
  -- А во-вторых, доложи, как тут в Хогвартсе с учениками по ночам? Бродят по коридорам?
  -- Да, сэр, бродят! Еще активнее, чем днем!
  -- Молодец, Хоботов, - удовлетворенно потер руки Федор. - Иди, иди, зрелища ночного патруля не для добрых домовиков.
   Поразмыслив, он еще взял с собой яркий фонарь, с заслонками. Отличное средство для устрашения робких школьников, не хуже лампы в лицо. Поужинав, он отправился в обход по школе. Жизнь тут и вправду била ключом, так как в последнее время завхоз никого не ловил, а мифические злодеи школьников уже не пугали. После пяти лет в одной школе с Гарри Поттером, школьников уже мало что пугало из Темных дел.
   Поэтому выход оказался очень плодотворным.
   Борисов ловил школьников и тут же их отпускал, за умеренную плату. Одной влюбленной парочке предоставил класс, предупредив, что парты очень жесткие. Отобрал с десяток зелий магазина Уизли, тех, что подешевле, и за которых жаба школьников давила платить второй раз. Поймал парочку очень горячих цыпочек, пробирающихся на свидания, и получили еще денег в карман. По оценке Борисова он уже получил не менее ста галлеонов, и значит после пары таких обходов можно было брать "жен" и ехать в Лондон на сеанс жесткого шопинга.
   И тут нога Борисова с чем-то встретилась.
   Раздался всхлип, потом звук падающего тела, и взгляду Федор Михайловича предстал лежащий на полу Гарри Поттер, сжавшийся в клубок.
  -- Что, Гарри, тоже на свидание спешишь? - добродушно осведомился завхоз.
  -- Уже нет, - процедил сквозь зубы Поттер, зажав руку между ног. - Уже нет.
  -- Мантия-невидимка, ну надо же! - Борисов поднял ее с пола. - Старинная вещь, ручной работы, цены немалой, а, Гарри?
  -- Она моя! Ее мне дал директор! - выпалил Поттер.
  -- В нарушение правил? - притворно удивился Борисов, и Гарри сник. - Но я теперь добрый, и всего за одну сотую стоимости такого уникального артефакта, ты получишь его обратно!
  -- Чего?
  -- Акция говорю, скидки для тех, кто в танке, принесешь полтыщи галлеонов и мантия снова будет твоей!
  -- Но у меня... а как же? Я принесу!
  -- Вот и отлично, как принесешь, так и получишь обратно!
   После чего, насвистывая, Борисов удалился во тьму коридоров делать дальнейший обход. Гарри Поттер, рассчитывавший в этот вечер лишиться девственности, сел на пол и едва не заплакал. Пробраться без мантии на свидание не представлялось возможным, и он машинально открыл корзинку и начал поглощать пирожки, а потом открыл бутылку лучшего огневиски, и употребил ее в одиночку.
   К утру мирно похрапывающего в дупель пьяного Гарри обнаружила Аврора Синистра и сразу подняла тревогу.
  

Глава 18

в которой Борисова принудительно лишают принудительного гарема, и напоминают о старых долгах

  -- Его отравили! Отравили! - кричала Аврора на весь замок.
   Паника быстро распространялась.
  -- Пожар!
  -- Враги!
  -- Тот-кого-нельзя-называть убил Гарри Поттера!
  -- Дамблдора утопили в озере!
  -- Вы знаете, что ночью на Хогвартс напало сто, нет двести Пожирателей?
  -- Кто-то утопил пять школьников в бочке с ядом василиска!
   И только мирно спящий после ночного обхода Борисов выпал из этой безумной карусели придуманных слухов. Зато бывший зельевар, а ныне почетный защитник Хогвартса, Северус Снейп, носился, не покладая мантии. Опять враги! Опять нападение! И директора опять нет на месте! Злой и доведенный до крайности, Снейп бегал по школе, рвал, метал и изничтожал несуществующее зло.
  -- Ученики! Поттер! Ученики! Злодеи явно среди учеников! - бормотал Северус. - Так, сварить два... нет, три котла Очистительного Зелья. И каждому, каждому по стакану. Да, да, посмотрим, как эти злодеи тогда скроются!
   Обрадованный, Северус помчался к Слагхорну. На пару два зельевара быстро сварганили новый рецепт, улучшив Очищающее зелье в два раза. Теперь любой принявший стакан жидкости цвета детского поноса оставался без магии на час и лишался всех наложенных на его чар, проклятий, заклинаний и прочего. Полное Очищение.
   К обеду два котла были сварены, и школьников срочно собрали в Большом Зале.
   Борисова припахали к переноске котлов, и завхоз решил, что предстоит сеанс детской вакцинации. Перенося котел, Федор Михайлович сонно думал, что как-то невовремя решили прививать детей. Суть происходящего дошла до него немного позже, заставив изрядно напрячься. Если вскроются зельевые махинации, думал Борисов, поглаживая под столом рукоятку Лобзика, то придется срочно уносить ноги. Он бы и сейчас ушел, и даже совершил две попытки, но Снейп, совершенно очумевший, останавливал его и уверял, что лучше Филча никто детям гадости делать не умеет.
   Так как зелье выглядело как говно и пахло, как говно, дети полностью разделяли мнение Снейпа.
   Северус еще держал заднюю мысль, что Филч, дважды ловивший злодеев, поможет с их поимкой и в третий. Детишки, морщась, пили и плевались, но злодеи все не находились, и тут дело дошло до Лавгуд.
  -- Туда плюнул гном-великан?
  -- Пей, - сунул ей стакан Снейп, - не задерживай очередь.
  -- Не, не, задерживай! - загудели еще не выпившие школьники.
  -- Вливай в нее! - прошипел Снейп Борисову, предчувствуя намечающийся бунт.
   Федор Михайлович почти любовно обхватил Луну за талию и сделал вид, что заставляет ее пить. Луна сделала вид, что пьет. Оранжевый цвет платья замаскировал вылитое в декольте зелье.
  -- Пойду в ванную, помоюсь, - прошептала Луна, подмигивая.
  -- Ну вот, видите, все в порядке! - громко заявил Борисов.
  -- Да, да, спасибо, Аргус, - вздохнул Снейп. - Следующий!
   Увы, повторить фокус с остальными женами не удалось. И если Грейнджер просто залпом выпила, и убежала вслед за Луной, то сестры Патил и Чжоу Чанг потеряли сознание. "Хилые нынче девственницы пошли", подумал Борисов, "ни стопку выпить, ни единорога на скаку остановить".
   Залп в Снейпа, залп в МакГонагалл, потом вызвать Хоботова и валить. Но этот нехитрый план Борисову не потребовался. Девушки быстро очнулись и, к огорчению Снейпа и радости Борисова, выяснилось, что "жены" ничего не помнят. Только то, что они шли куда-то по школе, и потом очнулись уже здесь.
  -- Даты подозрительно близки, - пробормотал Снейп. - Аргус, думаю, что ваша миссис Норрис стала первой жертвой этих неуловимых злодеев.
  -- Да, да, и не говорите, просто ужас какой-то.
  -- Они прячутся где-то здесь, где-то в школе, я чую это!! - вскричал зельевар. - В этот раз они не уйдут!
   Очередь зашевелилась и начала пить зелье вдвое быстрее. Но больше "жертв злодеев" не нашлось, и Снейп всех распустил, оставшись проводить допрос сестер Патил и Чанг. Борисов, опечаленный потерей жен-омолодительниц и одновременно довольный, что им отшибло память, ушел из Большого зала, пока Северус в приступе активности еще какой гадости не придумал.
  -- Прячутся они, ага, - ворчал Борисов, бредя по коридорам. - Спрячешься тут! Сегодня у тебя отберут жен, а завтра заставят делиться деньгами!
   Мысли о том, что Снейпа надо было убрать еще на прошлой неделе, не давали Борисову сидеть спокойно, и он все нарезал и нарезал круги по каморке, пока его не осенило.
  -- Так, что мне с этих школьниц? Ведь никто не говорил, что омолаживаться можно только в Хогвартсе? Набрать, допустим, профессиональных девственниц, - Борисов успокоился и сел в кресло, - скажем у тех же арабов, и проводить обряды. Хммм, нет, четыре девственницы - это много. В аренду, да, да, надо их брать в аренду раз в месяц! Портить их не буду, прокатная цена должна упасть.
   Обрадованный, Федор Михайлович достал сигару и закурил. Потом еще побурчал.
  -- Ох уж эти школьницы, одни проблемы от них. Нет уж, работать надо с профессионалками! Но на это нужны будут деньги, деньги, деньги.
   Борисов погладил пузырек с порцией снадобья на следующий сеанс омоложения.
  -- Так, а ведь мне еще Поттер полтыщи должен, а платья женам уже не нужны. Ну разве что леденец Лавгуд, пусть учится сосать, - строил планы завхоз, - ладно, это мелочи, а тут нужны будут крупные суммы. И связи, с нужными людьми. Так, и активы здесь не бросишь, надо обдумать.
  
   Подумав и обдумав, Федор Михайлович решительным шагом направился в Тайную Комнату. Если грамотно продать продукцию акромантулов, то можно покрыть текущие расходы и как минимум оплатить часть девственниц. Но в Комнате его ждал очередной неприятный сюрприз. Едва Борисов приземлился в подземелье, устланном паутиной, как его зажали жвалы акромантула.
  -- Шшелоффек, - прошипел паук, - ххде лехххарссво нашшшему Владыкхе?
  -- Где, где, в Караганде, - привычно срифмовал Борисов.
  -- Шшто такое?
  -- Город, далеко отсюда. Посреди непреодолимой пустыни высится он, зияя провалами шахт-ловушек и золоотвалов, но горе тому, кто рискнет приблизиться. Скрытый жар золоотвала спалит его дотла, оставив от смельчака только ботинки! И это только снаружи, а внутри города бродят боевые верблюды, меткими плевками прямо в глаз лишающие всех зрения. И там, в центре города, в заколдованном здании - акимате - лежит лекарство для вашего Арагога!
  -- Ушшас, ушшас, - паук отпустил Борисова. - Ты ушше собрал помошшников?
  -- Для чего?
  -- Для экссспедисссии в Карахханду, - покачал жвалами акромантул. - Тебе не ссправисся одному, да.
  -- Точно, точно, не справлюсь, - закивал Борисов. - Нужны средства, люди, средства доставки людей, в общем одни расходы, и никаких доходов.
  -- Мы помошшем тебе, - прошипел паук. - Стой сссмирно, шшелоффек!
   Борисов и так стоял, не шевелясь, а тут вообще застыл. Три акромантула засновали вокруг него, сплетая кружево паутины. Невесомое, легкое, безумное прочное творение, в котором акромантулы предусмотрительно сделали даже застежки. Паутинный бронежилет, выдерживающий выстрел в упор и способный поглотить несколько заклинаний, по мнению акромантулов должен был помочь Борисову в достижении цели.
  -- Вот спасибо, - криво улыбнулся завхоз и покинул Тайную Комнату.
   От желания немедленно завалить туда ход его остановило только то, что это привлечет излишнее внимание Снейпа, сейчас совершенно не нужное. Поэтому он ограничился набором клыков василиска, решив с этих паучьих паршивцев хоть такую прибыль, но извлечь. Возвращаться в ближайшее время в Тайную Комнату явно было вредно для здоровья, и Борисов припомнил, что давал еще обещаний. Раз уж начали требовать долги, то где гарантия, что не потребуют их все?
  -- Надо бы на время покинуть Хогвартс, - пробормотал Борисов. - На курорт съездить.
  
   А в Большом Зале, и затем в кабинете Снейпа все продолжался и продолжался допрос. Доведя девушек до предобморочного состояния, зельевар был вынужден отступить. Злой и раздраженный тем, что проклятые злодеи опять ловко зачистили за собой следы, Северус пошел в подземелья Слизерина. Все шло наперекосяк, хотя вроде и сбылась мечта занять место преподавателя ЗОТИ. "Неужели Темный Лорд все-таки наложил проклятие?" думал Снейп, направляясь все ниже и ниже. Сам он никакого проклятия на предмете так и не нашел, но как еще объяснить эту череду хитроумных атак и планов злобных злодеев, ухитряющихся действовать прямо под носом?
   И тут ему навстречу попался Малфой.
   Бледный, усталый, с окровавленными ладонями, Драко брел по коридору, повторяя:
  -- Магия для лохов, метла - выбор мастеров!
   Дело в том, что Малфой только недавно закончил уборку в Выручай-Комнате, и пропустил даже прием Очищающего зелья. Не упасть в обморок от усталости, Малфою не позволяла только гордость. Он стискивал зубы и брел вперед, пока не наткнулся на Снейпа.
  -- Драко, на тебя напали?
  -- Нет.
  -- А вид такой, как будто напали.
  -- Нет.
  -- Ты все отрицаешь, тебя заколдовали.
  -- Нет.
  -- Проклятые злодеи!
  -- Нет.
  -- Ага, они еще и внушили тебе добрые чувства к ним!
  -- Нет, - Малфой был искренен.
   Ведь испытывать добрые чувства к тем, кто заставил тебя непрерывно заниматься уборкой, просто невозможно. Но Снейп, разумеется, понял все иначе, и, тяжело вздохнув, потащил Драко и себя в кабинет Зелий.
  -- Эти злодеи явные уроды.
  -- Нет.
  -- Тебя заколдовали, они уроды.
  -- Нет, - стоял на своем Малфой, которому понравились сестры Патил.
  -- Тебя там не насиловали?
  -- Нет.
  -- Вот уроды!
  -- Нет.
  -- Ничего, в наше время это не зазорно.
  -- Нет.
  -- И твоему отцу ничего не скажем.
  -- Нет.
  -- Бедный мальчик, - вздохнул Снейп.
  -- Нет, - по завещанию Малфою должно было достаться два миллиона галлеонов.
  -- Ничего, я тебя вылечу.
  -- Нет.
  -- Вылечу, вылечу, - бормотал зельевар, смешивая и подогревая.
   Полученное зелье, ввиду тяжелой заколдовки, отличалось тройной концентрацией, цвета, вкуса и запаха. Прежде чем Драко успел сообразить, Снейп схватил его и вылил в глотку Очищающее, заставив проглотить. Драко схватился за горло, покраснел, раздулся и потом заорал на всю школу.
  -- ЧТО ЭТО ЗА ГОВНО?!!!
   "Выздоровел, помогло зельице", удовлетворенно подумал Снейп.
  

Глава 19

в которой еще раз появляется тень мистера Ф, а также Дамблдор и феникс Фоукс

  
   Свою каморку Борисов украсил клыками василиска, развесил на них одежду и полезные в хозяйстве мелочи, и завалился спать. День выдался тяжелый, и совершенно неясно было, что случится завтра и поэтому следовало поспать. Ночью, однако, его разбудил Хоби, принесший записку от мадам Лили.
  -- Ну что там еще? - ворчал Борисов.
   В записке, лаконично сообщалось "Радость уничтожена. Приходи"
  -- Чозанах!! - вскричал Федор, приходя в себя. - Хоботов, лопату!
  -- Да, сэр! Вот, сэр!
  -- Я этим блядям покажу, как мои бордели уничтожать!! - орал Борисов во весь голос, одеваясь и подвешивая Лобзик на петлю под одеждой.
   Телепорт, и в этот раз завхоз был так зол, что даже не ощутил неприятных ощущений при прыжке.
   Здание "Клубничной Радости" вяло дымилось, ощерясь вынесенными напрочь окнами и дверьми. Крыша тоже пострадала, и вокруг все было усеяно осколками стекла, кирпича, дерева и различных приспособлений для секса. Борисов отбросил ногой ползающий по брусчатке вибратор, и огляделся.
  -- Ночь. Улица. Бордель. Обломки, - прокомментировал Борисов. - Заплатят мне за все подонки!
  -- Аргус, это ты? - выглянула наружу мадам Лили.
  -- Я, я, - проворчал Борисов. - Что тут за хрень случилась, на днях же ремонт сделали? Клиента не удовлетворили?
  -- Заходи, это ужасно, ужасно, - понизила голос бандерша.
   Оказавшись внутри, Борисов поморщился от хруста осколков под ногами. Все в помещении было также переломано, испохаблено и разбросано. Пройдя вслед за хозяйкой, Борисов попал в ее личную комнату, где тоже было все изломано, но хотя бы сохранилась кровать. Усевшись на нее, мадам Лили заплакала.
  -- Это ужасно, господин мой, просто ужасно, - причитала она.
  -- Что ужасно? Да говори ты уже толком! - прикрикнул Борисов.
  -- Пришли, от мистера Ф, все сломали, девочек выебали и забрали в плен, а мне сказали готовить деньгииииии!
  -- Да вы тут и так целый день ебетесь, в чем ужас то?
  -- Меня не взялиииии!! - с новой силой залилась мадам Лили.
   После чего остановилась, облизала губы, и бухнулась перед Борисовым на колени.
  -- Господин! Накажите меня! Прямо сейчас покарайте анально!
  -- Дура - баба, - отпихнул ее ногой Федор, - можно подумать я посреди ночи сюда прилетел, чтобы тебя наказывать!
  -- У меня и плетка есть!! - продолжала заливаться мадам Лили.
   Борисов, содрогнувшийся от общей картины "наказания", попробовал вернуть разговор в начальное русло.
  -- Записку оставили или на словах передали? Сколько денег?
  -- Многооооооо! На словах все передали!
   Визг начал приближаться к ультразвуку, и Борисов со вздохом расстегнул штаны. Заткнув мадам Лили, он начал обдумывать ситуацию. Получалось, что нужно идти к этому мистеру Ф, и отбирать девочек, иначе "Клубничную Радость" можно сразу закрывать, и терпеть такие убытки на ровном месте Борисов не собирался. Под сладострастное чмоканье снизу мысли сбивались, но все равно завхоз сообразил, что обычную группу поддержки с собой не притащишь. Две школьницы и домовик - это несерьезно.
   Тут он вспомнил про Тонкс.
   Метаморфка и мракоборец, вот это уже что-то. Главное правильно подать информацию, и Борисов радостно потер руки. Мадам Лили прервалась было, но так как завхоз еще не додумал мысль, то он снова заткнул ей рот. Обдумав все, Борисов похлопал бандершу по голове и та радостно отстранилась на кровать, задрав юбку.
   Федор Михайлович тем временем застегнул штаны и позвал домовика.
  -- Господин, а как же наказание плеткой? - томно вздохнула мадам Лили.
  -- Достала! В жопу ее себе засунь и держи!! - не выдержал Федор Михайлович.
   Хлопок аппарации. Мадам Лили вздохнула и начала пристраивать плетку на новое место.
  
   Прибыв в здание Аврората, в сущности просто крыло Министерства, Борисов пошел на поиски дежурного мракоборца, чтобы тот поднял тревогу и вызвал Тонкс. Или просто помог, но тут память Филча пасовала и не давала подсказок о местном уголовном кодексе и наказании за похищение людей. Вот школьные наказания и проступки Борисов мог бы перечислить наизусть, но там тоже отсутствовала статья "Похищение проституток с целью шантажа владельца борделя".
  -- Ау, есть тут кто? - пустые коридоры ответили эхом, но не более.
   Борисов еще прошелся туда и сюда, пока не заметил свет, падающий из открытой двери кабинета. Приблизившись, Федор Михайлович, к своему удивлению услышал голос директора Дамблдора.
  -- Ваше средство не помогло, увы.
  -- У вас есть еще год, не более! - резкий, каркающий женский голос. - Даже со всеми моими средствами!
  -- Северус
  -- Ваш Северус дилетант и бездарь, и дальше выноса мозгов ученикам его желания не заходят! Скажите спасибо, Альбус, что ваш зельевар не трахает школьниц, а только их мозги! Иначе Министерство давно бы взяло вас за бороду и водворило в Азкабан!
  -- Ладно, ладно, - умиротворяющим голосом отозвался директор, - нет преград для силы Любви!
  -- Далась вам эта сила Любви
  -- Благодаря ей Гарри победит Волдеморта!
  -- Залюбит его до смерти, что ли? - проворчала женщина. - Ты собираешься свалить все на плечи мальчика?
  -- Это его судьба! Я должен успеть еще кое-что подготовить, и потом можно будет смело умирать! И тогда пророчество исполнится!
   Борисов, напряженно прислушивающийся, подумал: "какое еще пророчество? Ох темнит что-то старый хрен". Потом он еще подумал, что было бы неплохо провернуть дело с заказом на смерть Дамблдора, все равно даже сам директор признает, что скоро врежет дуба. Так что какая ему разница, а вот Борисову деньги очень даже нужны!
   Деньги, деньги, деньги, пропел про себя Федор Михайлович и отправился восвояси.
  -- Нас никто тут не заметит? - услышал он напоследок.
  -- Нет, я отослала дежурного, а больше в здании никого нет.
   "Понятно", сообщил сам себе Борисов и пошел искать контакты Авроров. Проблукав еще час по коридорам и ничего не найдя, кроме темных коридоров и запертых дверей, Борисов сдался. Щелкнул пальцами, вызывая домовика, и тут его осенило.
  -- Слушай, Хоботов, а если тебе нужно найти человека, что ты делаешь?
  -- Очень сильно зажмуриваюсь, сэр!
  -- Зачем?
  -- Если очень сильно зажмуриться и захотеть найти, то человек находится, сэр!
  -- Отлично. Тогда слушай команду. Зажмурься и захоти найти Нимфадору Тонкс, она метаморф и мракоборец. И не забудь меня к ней захватить, понятно?
  -- Да, сэр!
   Хоби зажмурился, напрягся и в следующую секунду он и Борисов приземлились прямо в огромную ванну. Пьяная Тонкс, пускавшая пузыри жабрами, взвизгнула и вскочила. Попыталась вскочить, так как Борисов приземлился сверху.
  -- Прювет, - пробулькала Тонкс.
  -- Хоботов, свободен!
  -- Да, сэр!
   Домовик исчез, а Борисов отодвинулся в сторону.
  -- Как жысть? - поинтересовалась Тонкс. - А я вот ванну принимаю.
  -- Молодец, ага. Тут проблемка одна нарисовалась.
  -- Какая? - Тонкс еще раз пустила пузыри.
  -- Твоих подруг из "Клубничной радости" похитили и требуют выкуп.
  -- Пфффе, они мне не подруги, - Тонкс нырнула и вынырнула. - Что, большой выкуп?
  -- Большой.
  -- Пфффе, - Тонкс еще раз пустила пузыри.
   Борисов не выдержал, вытащил ее из ванны и начал трясти.
  -- Ты! Трезвей! Мне нужна твоя помощь!!
  -- Агась? Чо, запал на метамформок? - улыбнулась Тонкс. - Да, мы такие, где надо надуем, где надо заузим, в любую дырку проползем, и вообще.
   Резким движением она обхватила Борисова руками и ногами.
  -- Помощь говоришь нужна? Пробудилось древнее зло?
  -- Ага, - кивнул Борисов, внезапно ощутив, что мадам Лили не довела процесс до конца. - Пробудилось и встает в полный рост!
  -- Сейчас мы его заборем, минимум два раза, а завтра займемся твоей проблемой, Аргусик, - и Тонкс звонко чмокнула Борисова в лысину.
  -- Почему завтра?
  -- Так ночь! Все спят! - с искренним пьяным удивлением отозвалась Нимфадора. - Одни мы с тобой не спим, со злом боремся! Пойдем уже, мне Анжелика все про тебя рассказала!
   Борисов не стал сопротивляться, и его завлекли в спальню и забороли три раза. В процессе Тонкс успокоила Борисова, что никому ничего не угрожает в данный момент. Если потребовали выкуп, значит придут за деньгами, да и не делаются так быстро дела в магическом мире, надо хотя бы день выждать, и так далее. Также Нимфадора согласилась, что похитители и грабители - зло, и несомненно мракоборцы в ее лице обязаны помочь Аргусу.
  -- Люблю неутомимых дедушек, борющихся со злом! - заявила она в лицо Борисову.
  -- Ага, я именно такой, - согласился завхоз. - Еще бы покурить и буду вообще вылитое Добро!
   Покурив, Борисов отправился сполоснуться, а протрезвевшая Тонкс осталась валяться на кровати. Удовлетворенная до глубины души, Нимфадора расплаталась на кровати в позе морской звезды. Мысли ее вертелись вокруг необычных людей и магов, к которым она с самого детства испытывала необъяснимую слабость. Сквиб-завхоз, ухитряющийся бороться со Злом, уверенно продвигался на первую позицию этого списка.
   Зазвенело стекло. Тонкс подняла глаза и увидела, что в окно долбится крупная птица.
   Открыв створку, она впустила внутрь феникса Фоукса, который бросил на ковер запечатанный пакет, и завис под потолком бесцеременно разглядывая голую метаморфку, которая на радость Филчу подкачала грудь до четвертого размера.
  -- А ну пошел прочь! - прикрикнула Тонкс.
  -- Чего это ты? - высунул голову из ванной Борисов.
  -- Да этот птиц очень любит за голыми девушками подглядывать, ты что, не знал? Пошел!
  -- Аргус, ты мне еду и подругу должен, - прокаркал феникс. - Смотри, пожалуюсь на тебя!
  -- Да помню, помню, - проворчал в ответ Федор, который признаться, совершенно забыл об обещании. - Ну, чего за девками подглядываешь? Сиськи - жопы никогда не видел что ли?
  -- Дамблдор потом смотрит, - сообщил Фоукс.
  -- Он же вроде мальчиков любит?
  -- Директор любит всех! - важно заявил феникс и улетел.
   Сплюнув, Борисов отправился в кровать. До утра еще оставалось пара часов и следовало поспать, пока есть возможность. Конверт, принесенный фениксом, его не заинтересовал.
  

Глава 20

в которой цепь злоключений и неприятностей продолжается.

   Утром Борисов проснулся один, а на месте Тонкс лежала записка: "Извини, дела, потом спасем твоих девушек. Буду вечером, не скучай!" Федор Михайлович пожал плечами и отправился добывать информацию в других местах, раз уж такая классная идея с мракоборкой не сработала. Первым в списке, конечно же, стоял Горбин, уж он то точно должен был знать, хотя бы начальные подходы к этому мистеру Ф.
   Добравшись до магазина, Борисов грязно выругался.
   Витрина была сломана, дверь вынесена, и, судя по всему, здесь можно было ожидать такой же картины, как и в "Клубничной радости". Осторожно ступая, Федор Михайлович зашел внутрь. Ничего. Ни вещей, ни хозяина. Одни голые стены, и ничего более. Унесли все, включая казалось бы намертво прибитую вешалку для шляп и даже потайной сейф, вмурованный глубоко в кирпичную стену.
  -- Три магнитофона, три замшевых пальто, - бормотал Борисов, продвигаясь по помещениям. - Книги... тоже три.
   Горбин нашелся в подвале, мертвым и без признаков повреждений. В рот ему засунули табличку, которую Борисов, морщась, вытащил и прочитал вслух.
  -- Хер тебе, а не контракт на убийство. Пошел вон из магазина. Так будет со всеми твоими вещами. Мистер Ф.
   Примерно с минуту Федор Михайлович сдерживался, кривя лицо и жуя губами, а потом заорал.
  -- Данунахуй!!!
   Подбросил табличку и прострелил ее из Лобзика. Сразу полегчало. Подумав, Борисов отправился в магазин близнецов Уизли, предупредить о несчастье, поболтать, выпить коньяка и посмотреть, что есть из зелий. В конце концов, немного денег на кармане звенело, и можно было ожидать поступлений, не говоря уже о заказе гоблинов. Так что Борисов решил, что имеет моральное право чутка потратить на себя и оставшихся жен.
   Опять же, близнецы ему еще должны остались, с прошлого раза.
  
   Поговорив с близнецами и набрав с собой сладостей женам, Борисов также решил вопрос с помещением Горбина. Так как он формально являлся владельцем магазина, то так и предложил Уизли, сделать филиал магазина или еще чего. Предупредил о мистере Ф, но Фред и Джордж только отмахнулись, сообщив, что этот таинственный товарищ и на них наезжал, но обломился.
   Немного успокоенный, Борисов отбыл в Хогвартс, чтобы там обнаружить очередную неприятность.
   В Выручай-Комнате, куда он зашел, чтобы переложить подарки, обнаружились две девушки. Старшая жена Грейнджер, с брезгливым выражением на лице рассматривала висящую на стене и закованную в цепи, Джинни Уизли. Рыжая была без сознания и без одежды.
  -- Развлекаешься? - спросил Борисов.
  -- Эта... рыжая дура решила опоить Гарри любовным зельем!
  -- И поэтому она теперь висит голая на стене, понимаю, - кивнул Федор.
  -- Ничего ты не понимаешь! - рявкнула Гермиона.
  -- И ты тоже! - рыкнул в ответ Борисов. - Мало мне проблем в Лондоне, еще ты тут рожаешь проблемы! Лучше бы подумала, где огненных саламандр достать и фениксиху.
  -- В пустыне в Саудовской Аравии и на Огненной Земле, - сразу ответила Грейнджер, даже не задумавшись.
   Борисов озадаченно почесал в затылке.
  -- А лекарство для акромантула?
  -- Старый? - Грейнджер пощупала Джинни за грудь.
  -- Лет пятьдесят будет.
  -- Значит, старый... уууу, что же выбрать, что же выбрать.
  -- Алё! - крикнул Борисов. - Я тут с тобой разговариваю, повернись!
  -- Разве можно оторваться от зрелища прекрасного девичьего тела? - рассеяно отозвалась Грейнджер.
   Федор Михайлович крякнул и понял, что быстро поговорить не получится. Поэтому он прибег к верному, хотя и рискованному средству. Подошел к Гермионе сзади и в обхвате сильно стиснул сиськи. Те и вправду оказались мелковаты, что не помешало Грейнджер подпрыгнуть, зашипеть, развернуться и заорать, наставив палочку.
  -- Ты че творишь, старый хрен?!
  -- О, пришла в себя, ну надо же. Трави давай, что случилось, будем думать.
   Грейнджер с вызовом во взгляде поправила лифчик, но все же взялась рассказывать, периодически бросая взгляды на бесчувственную Джинни. После того, как Лаванда Браун усилиями Борисова исчезла с горизонта, Грейнджер мысленно прибрала к рукам, как Рона Уизли, так и Гарри Поттера. Рон, пребывающий в глубокой депрессии после гибели Лаванды, пока что оставался в стороне, но план обработки был уже составлен.
   Но Гермиона, продолжая следовать плану, как-то забыла об изменениях в организме после ритуала омоложения.
   Поэтому Джинни, пытавшая подлить Амортенцию Поттеру, была схвачена, заточена в Выручай - Комнате, и только после этого Грейнджер осознала масштаб проблемы. Ни Гарри Поттер, ни Рон Уизли ее больше не интересовали, зато голая Джинни в цепях очень даже. Младшая Уизли ругалась и требовала ее освободить, и не соглашалась на уговоры, и поэтому Грейнджер лишила ее сознания, встав перед дилеммой.
   Просто так отпустить Джинни было нельзя, могла все рассказать.
   Затереть память можно, но после этого человек ведет себя неадекватно, и Грейнджер опасалась, что Снейп, заподозрив поиски врагов, начнет работать с Джинни и обнаружит, кто подтер ей память.
   Подлить ей любовного зелья не поднималась рука. Грейнджер хотелось большой и чистой любви, а не рабских подлизываний.
   Убрать из Хогвартса - значит опять же возбудить подозрения и запустить расследование.
   И потом, Грейнджер искренне хотелось завести свой гарем, по примеру Филча.
  -- Одни проблемы с вами, извращенцами, - вздохнул Борисов.
  -- Хочу напомнить, что наше соглашение - обоюдно, и магическая клятва не та вещь, которую стоит нарушать, - надулась Гермиона. - Вы поможете мне, я помогу вам.
  -- Да уж надо полагать, - усмехнулся Борисов. - Ну что, давай прибегнем к испытанному народному средству.
  -- А?
  -- Шантаж. Тащи видеокамеру.
  -- В Хогвартсе не работает электроника!
  -- Аааа, блин, да что ж все так сложно то? Тащи фотоаппарат, который движущиеся картинки делает.
  
   После того, как фотоаппарат был доставлен, Борисов начал объяснять задачу.
  -- Значит, твоя задача сделать фотографию так, чтобы было видно ее лицо и не видно моего.
  -- Почему? А, поняла! И что вы будете с ней делать?
  -- Насиловать, конечно, - пожал плечами Борисов. - Какой же шантаж без насилия?
  -- Нам не поверят.
  -- Значит напои ее чем-нибудь, чтобы она сама на нас кидалась! - вышел из себя завхоз. - Какого хрена? Между ног свербело у тебя, а решать проблему должен я?!
  -- Ладно, ладно, - пошла на попятный Грейнджер. - Но мне не хотелось поить ее зельями.
  -- Потом подойдешь к ней с фотками и потребуешь большой и чистой любви.
  -- А вдруг она не согласится?
  -- Тогда и будем думать! Ну!
   Грейнджер наколдовала помост, с цепями, и перетащила Джинни на него. Намазала ее чем-то, пахнущим бананом, особое внимание уделив области ниже живота и младшая Уизли резко пришла в себя. Забилась в цепях и застонала, глядя на окружающих. Кляп надежно глушил крики, и Федор Михайлович расстегнул штаны и шагнул вперед, примеряясь, а Грейнджер вскинула фотоаппарат.
   Сердце ее пылало страстью и болью, и она не выдержала вида голого Борисова.
  -- Стойте!
  -- Ну что еще?!
  -- Я сама!
  -- Чего?
  -- Возьмите фотоаппарат, я сама все сделаю! - и Грейнджер покраснела с ног до головы.
  -- Да пожалуйста, - Борисов подтянул штаны.
   Пока он разбирался, куда в фотоаппарате жать и как наводить, Грейнджер быстро меняла на себе одежду. Вначале она нацепила на себя костюм медсестры, а на Джинни больничный халат. Потом стюардесса и пилот. Потом сантехник и домохозяйка.
  -- Цепляй на нее костюм горничной, - подсказал Борисов.
  -- А мне?
  -- А тебе костюм госпожи, будет эпичное садо-мазо, - заржал Федор Михайлович. - Давай, давай, видишь девушка уже изнывает! Откуда, кстати, такие познания в сексуальных игрищах?
  -- Среди ваших книг был каталог "Все о сексе 1995", - тяжело задышала Грейнджер. - Отвернитесь, я стесняюсь.
   Борисов заржал еще громче, и Грейнджер, надув губки, приступила к процессу.
   Лежащая на спине прикованная Джинни, с красными от ярости щеками, дышала, раздувая нос и пыталась сдвинуть ноги. Костюм горничной на ней страдал недостатком ткани и разрезами в самых выпуклых местах. Себе Грейнджер сделала какую-то вычурную смесь, с призывно торчащим магическим страпоном.
  -- Виагра отдыхает, - прокомментировал Борисов. - Давай, не стесняйся, засади ей по самые помидоры!
  -- Фу, какой вы грубый, - Грейнджер взмахнула палочкой и ноги Джинни раздвинулись. - Давайте, делайте уже фотографии!
  -- Только не говори, что тебе не нравится, - раздался щелчок и вспышка.
  -- Да, это возбуждает, - согласилась девушка.
  -- Ты же даже еще не начала?
  -- Все равно возбуждает!!
   Призывно рыча, она резко вошла в Уизли, глаза которой полезли на лоб. С размерами Гермиона не рассчитала, но сказать об этом рыжая никак не могла. Грейнджер, приняв выпученные глаза за признак страсти, как у Лавгуд, наклонилась и стала посасывать грудь Джинни.
  -- Как вы это делаете? - спросила она через пару минут. - Поясница уже болит так двигаться!
  -- Так двигайся медленнее, а то скоро тут паленой резиной завоняет, - посоветовал Борисов. - Так, выпрямись, ага, грудь вперед, и чтобы торчала.
   Еще вспышка. Джинни пучит глаза и пытается вырваться.
  -- Вот умничка, вот молодец, - сообщает ей Грейнджер, - видишь, тебе уже нравится, будем жить вместе, построим себе огромный дом, заведем детей.
  -- Дети вообще-то от мужчин заводятся.
   Вспышка и щелчок.
  -- Вы отстали от жизни, мистер Фиииилч! Аааа, хорошо-то как!! - не контролируя себя, Грейнджер со всей силы укусила Джинни за плечо. - Уже! Давно! Придумано! Искусственное! О! Пло! До! Тво! Ре! Ни! Е! АА!!
   Щелчок и вспышка.
  -- Молодец. Только после окончания процесса рабочий орган падает и становится меньше.
  -- Вечно у вас мужиков все одноразовое, - презрительно заметила Грейнджер. - Мой будет стоять столько, сколько нужно.
  -- Аа, ну отлично. Тогда давай серию поз, видишь твоя подружка только разогрелась, - подначил Борисов.
   Грейнджер вошла в раж, и Борисову пришлось фотографировать еще час, за который Джинни оттрахали во все три дыры, заставили отлизать, а также сменили десяток костюмов. Борисов, никогда не понимавший пристратия баб к смене одежды, только дивился про себя, и ворчал, мол, он уже не юнец, столько с тяжелой техникой скакать.
  -- Все, устала, - и Гермиона распласталась на полу.
   Цепи, кляп, одежда - все исчезло, и голая Джинни, замерев на секунду, метнулась в угол комнаты за своей родной одеждой. Попробовала метнуться, ибо вначале упала, а потом заковыляла нараскоряку. По щекам ее текли слезы, а по телу ароматные смеси, которыми ее начиняла Грейнджер в процессе.
  -- Ты все поняла? - осведомился Борисов и похлопал по фотоаппарату. - Молчи и удовлетворяй Грейнджер и никто ничего не узнает.
   Джинни, с выражением страдания на лице, кивнула и с трудом, медленно начала одеваться. Как ни крути, а похищение, шантаж и соучастие в изнасиловании, подумал Борисов. Если вскроется, то все плохо закончится. Теперь он уже жалел, что не заставил просто стереть рыжей память. Подумаешь, Дамблдор, все равно скоро умрет! Тут он вспомнил о том, что с заказом на убийство директора его прокатили и опять расстроился.
   Одевшись, Джинни вышла, заливаясь слезами.
  -- Какая женщина! - выдохнула Грейнджер, глядя ей вслед.
  -- Да, теперь уже пожалуй женщина! - съязвил Борисов.
  -- Хозяин! Сэр! Хозяин! - среди комнаты появился Хоби. - Беда, сэр!
  -- Да что такое?!!
  -- Обвал в Гринготтсе! Наших завалило! Гоблины в ярости! Беда, сэр!
  -- Ебать-копать, - сплюнул Борисов на пол. - Ладно, погнали. Лови!
   Он кинул фотоаппарат Грейнджер, и та неловко поймала. Хлопок и Борисов с домовиком исчезли.
  -- Джинни Грейнджер, а что, отлично звучит! - расплылась в улыбке Гермиона, баюкая фотоаппарат.
  

Глава 21

В которой Борисов разбирается с гоблинами, пьет пиво и снова ищет мистера эФ

   Прибыв на место, Борисов обнаружил, что завал уже немного разобрали и вытаскивают первого полузадохшегося домовика. Гоблин Передерг, стремительно влетевший в подземелья, в одной туфле, ночном колпаке и с грозно-заспанным выражением лица, с ходу принялся обвинять Борисова.
  -- Во всем виноваты ваши сотрудники!
  -- Также, как и ваши, - ринулся в ответную атаку Федор Михайлович.
  -- Это наш банк! - не к месту ляпнул гоблин.
  -- Ведь это наши горы - они помогут нам, ага. Ваш банк - ваша вина!
  -- Вот уж хрена! Вы подряжались отремонтировать!
  -- А вы подряжались предоставить карту слабых мест! Что, геологоразведку не провели, эхолокацией не озаботились, горизонты не прочищены, аллювиаль на кептокале повсюду, сталактиты свисают, а отдуваться приходится моим сотрудникам? - усилил нажим Борисов, тыча пальцев почти в лицо Передергу.
   Гоблин зеленел и отодвигался, но потом взял себя в руки.
  -- Думаю, все случившееся надо обсудить отдельно. Пройдемте в комнату переговоров?
  -- Конечно, только после вас, - сделал жест Борисов.
   После этого, дождавшись когда гоблин пройдет, шепнул Хоби.
  -- Как наших спасете, тащите все из сейфов, а то с этими коротышками каши не сваришь.
  -- Есть, сэр!
  -- Ох, зажмут наши денежки, и на медицину тоже, - ворчал Борисов. - Знаем мы этих коротышек, чем короче, тем говнистее, как будто мало мне проблем со всем остальным было!
  
   Переговоры затянулись. В конце концов сошлись на том, что никто ни в чем не виноват, и пусть домовики лабают ремонт дальше. Рапорт решили не составлять, высокому начальству не докладывать, и вообще замять дело, ибо получалось, что от него одни неприятности при огласке. Хитрый Борисов все равно выцыганил немного денег своим домовикам за моральный ущерб, после чего разговор перешел в иную плоскость.
   Закуривая вонючую гоблинскую сигару, Передерг поинтересовался, будет ли ему скидка в "Клубничной Радости".
  -- Дык, нет больше "Радости", - отозвался Борисов, выпуская клуб дыма. - Персонал похитили, денег требуют.
  -- Ужас!! - искренне вскричал гоблин. - Что, никого не осталось?
  -- Только мадам Лили.
   Подумав, гоблин отчаянно завертел головой.
  -- Нет, такого счастья мне не надо. А кто похитил?
  -- Какой-то мистер Эф, ух, и попадется же он мне, я его на дробовик насажу.
  -- И что потом?
  -- А потом спущу курок. Достал, мафиозо недоделанный! - Борисов взмахнул рукой с сигарой, едва не попав гоблину в глаз, но тот даже не подумал жаловаться.
  -- До меня доходили слухи, - медленно начал Передерг, - что мистер Эф любит посещать ночное заведение... в маггловском мире. Знаете, где женщины обнажаются за деньги.
  -- Стриптиз-клуб, что ли? Знаю, - кивнул Борисов. - И как называется заведение?
  -- "Клуб 99", - наморщив лоб, припомнил гоблин. - Но если что, я вам ничего не говорил!
  -- Да, да, - рассеяно отмахнулся Борисов и затушил сигару. - Так, что-то меня в стриптиз-клуб потянуло.
   Щелчок пальцами.
  -- Хоби здесь, сэр! Все наши целы, только Флоби покалечил ногу, а Динки руку!
  -- Отправляй на лечение, потом подашь список. Адьес, гоблинос!
   Телепортировавшись на башню Биг-Бена, Борисов первым делом спросил.
  -- Ну что, как там с сейфами?
  -- Вынесено двадцать тысяч галлеонов и некоторое количество артефактов и редкостей, сэр! Сложены в вашей каморке, сэр! Хочу заметить, что ваша каморка переполнена, сэр!
  -- И не говори, хотел же ремонт сделать, - согласился Борисов. - Разберемся с этой жопой зебры, обязательно займусь, ты только мне напомни.
  -- Хоби напомнит, сэр! Да, сэр!
  -- Молодец. Значит так, сейчас транспортируешь меня к клубу 99, так, чтобы никто не видел. Потом исчезаешь, не хватало еще, чтобы тебя заметили. Все остальное по привычной схеме.
  -- Да, сэр! Пригласить ваших жен, сэр?
  -- Не надо, и сам справлюсь, - Борисов еще раз проверил Лобзик. - За заботу о командире, повышаю тебя, Хоботов до сержанта!
  -- Есть, сэр! Хоби счастлив, сэр!
   Клуб 99, что означало всего лишь, что таковой работает с 9 вечера до 9 утра, прятался в неказистом двухэтажном здании на окраине Лондона. Борисов, знакомый с подобными делами, сообразил, что скорее всего под зданием огромный подвал, где все и происходит, а в верхних этажах офисно-бюрократические дела творятся.
   Так как уже шел десятый час вечера, Борисов приблизился к входу.
   Два огромных негра - вышибалы, и проверяющий, в чьи обязанности входил фейс-контроль, на предмет благонадежности посетителей. Наметанным взглядом он окинул Борисова с ног до головы и махнул рукой.
  -- Вали отсюда, дедуля.
  -- Почему?
  -- Не нравишься ты мне.
  -- Понятно.
  
   Отойдя в сторону, Борисов вызвал домовика и приказал тащить сюда старшую жену.
   Грейнджер, с книгой в руках, едва не огрела Борисова по лысине.
  -- Достал старый хрен! Хватит меня дергать!
  -- Хочешь поглядеть на красивых женщин, которые будут раздеваться для тебя? - усмехнулся Федор.
  -- Хочу!
  -- Тогда колдани че-нить на этих дубов у входа, - показал он головой в сторону негров. - Нужно попасть внутрь.
  -- Твое счастье, Аргус, что я уже совершеннолетняя, - осклабилась Грейнджер, - а то тут уже кишмя кишели бы министерские ищейки.
  -- Колдуй давай, дело важное!
   Грейнджер легко и непринужденно свалила с ног охрану, проверяющего, поставила штампы клуба на руку себе и Борисову, стерла память валяющимся на полу и слегка изменила себе одежду. Потом натрансфигурировала себе денег из воздуха, так как Борисов предупредил, что внутри все непомерно дорого.
  -- Для красивых девушек мне ничего не жалко! - отрезала Грейнджер и устремилась внутрь клуба.
  
   В полночь, когда Гермиона заказывала себе уже четвертый приватный танец, а Борисов не спеша потягивал пиво и оглядывался, появилось некое Очень Важное Лицо, с охраной, свитой, расшаркиваниями персонала Клуба и прочими политесами. Рассудив, что это вполне может мистер Эф, Борисов внимательно следил взглядом, и увидел, что тот направился в часть клуба, отданную под "номера".
   Допив пиво, Борисов смачно рыгнул и сказал Грейнджер.
  -- Давай, заказывай девку на ночь и пойдем.
  -- Эээ?? - раскрасневшаяся девушка обратила на него непонимающий взгляд.
  -- Говорю, хорош приватные танцы заказывать, давай уже закажи себе девушку на ночь, - показал рукой Федор Михайлович.
   И вправду, неподалеку уже начали кучковаться стриптизерши, прослышавшие, что тут суют офигительные деньги за танцы. Грейнджер, завороженная изгибами и извивами танцовщиц, совала деньги не глядя, а учитывая, что она трансфигурила крупные купюры, внезапно всем стриптизершам захотелось исполнить ей танец.
  -- А они... согласятся?
  -- Конечно, это часть бизнеса, - пожал плечами завхоз и поманил ближайшую.
  -- Господин желает танец?
  -- Господин желает девушку для своей девушки, - скабрезно усмехнулся Борисов.
  -- Двух! - пискнула Грейнджер.
  -- Что?
  -- А двух можно?
  -- А как же рыжая? - не удержался от подколки Борисов.
  -- Не путайте любовь и еблю, - неожиданно грубо отозвалась девушка. - Короче, хочу двух! Это компенсирует мне потерянный по вашей милости вечер!
  -- Слышала? - обратился Федор к стриптизерше. - Бери подругу и пошли в номера.
  -- А вы что будете делать, господин?
  -- Слушать. Это новомодное извращение и я хочу ему предаться.
   Удивленная стриптизерша ушла, вскоре вернувшись с подругой, которая тоже ничего не имела против женских ласк. Борисов, уже составивший план действий, подгонял их нетерпеливыми шлепками по задницам. Потом Грейнджер переняла эстафету, правда она не столько шлепала, сколько сжимала, как будто не веря, что в ее руки попало такое богатство.
  
   В огромной комнате, Борисов первым делом переставил шкаф, чтобы тот стоял между роскошной кроватью-траходромом и дверью. После чего подбодрил девушек.
  -- Стоните громче, я подслушиваю, - и тихо покинул комнату.
   Пока старшая жена предавалась низменным страстям, Борисов придал себе вид пьяного посетителя, который уже от души потрахался, вышел отлить и заблудился. Подмазав напоследок помадой шею он принялся, покачиваясь, бродить по коридорам, изредка вламываясь в номера и извиняясь, мол, ошибся дверью.
   Таким колобком он докатился до охраны мистера Эф.
  -- Вали отсюда, дедуля! - заржал один из охранников.
  -- Что, до сих пор стоит? Ну ты дедуля, орел! - сказал второй. - Или виагры пачку сожрал?
  -- Эх, молодеж, - пьяно икнул Борисов. - Да с моей методикой еще сто лет стоять будет! Вон только что троих удовлетворил, и как вернусь, продолжим!
  -- Хахахаха, - залились охранники, - ну ты силен дедуган привирать!
  -- А что за методика такая? - заинтересовался первый охранник.
  -- Своего не отдавать! - рявкнул Борисов.
   Дадах! Дадах! Два выстрела из Лобзика, два трупа. Борисов перешагнул тела, сообщив.
  -- Чем больше шкаф, тем громче падает!
   Из соседних дверей выскочили еще трое, одного Борисов пинком отравил обратно, второму выстрелил прямо в лицо, а третьего взял в плен.
  -- Где мистер Эф?!
  -- Он сдерет с тебя живьем кожу, - просипел боец, прижатый к стене стволом Лобзика.
  -- Да ладно? Не побоится руки замарать? - усмехнулся Борисов. - Ну что, заряд картечи в жопу и адьос?
  -- Он в сто пятом номере, но я
   Федор Михайлович молча двинул его прикладом в затылок. Боец сполз по стене. Из соседних номеров уже лезли еще люди из свиты, и Борисов перешел на автоматический огонь. Грохотал дробовик и пистолеты, рвались гранаты и мелькали над головой заклинания. Дым, пыль и обломки затянули весь коридор, и Борисов, которого хранил паучий бронежилет, ловко добивал остатки сил противника.
   В сто пятом номере обнаружились две пышнотелые блондинки, валявшиеся без сознания.
   Пролом в стене указывал, куда бежал враг, и Борисов начал преследование. Увы, это был ложный след, и вскоре Федор Михайловича окружила охрана клуба 99, уже вызвавшая подкрепления полиции. Получив несколько выстрелов в спину, Борисов стремительно нырнул в какой-то тупик и вызвал Хоби.
  
   Через несколько минут охрана обнаружила, что в тупике пусто.
   Загадка "Дедушки-маньяка, ходящего сквозь стены" получила свое начало.
  
  -- А метаморфок так и не спас, - вздохнув, подытожил Борисов в Хогвартсе.
  -- Вот об этом я и хотела бы с тобой поговорить!! - раздался рассерженный женский голос за спиной.
  

Глава 22

В которой гарем Борисова приобретает законченные черты, а также происходят другие странные вещи

   Тонкс бушевала и сердилась. Она меняла цвет волос, лица, форму носа и лица, длину и толщину рук, груди, ног, живота, но сама того не замечала. Бегала из угла в угол в каморке Борисова, который, развалившись в кресле, снисходительно наблюдал за бурей женского возмущения. В конце концов, устав и выдохнувшись, Тонкс рухнула на кровать, и выжидающе посмотрела на Борисова. Тот отхлебнул еще коньяка, коим восстанавливал нервы прямо в ходе их уничтожения, и почесал подбородок.
  -- Все равно не понимаю, - заявил он Нимфадоре. - Ну не оставил я записки, и что?
  -- Как это что?! Как это что? Что я должна была думать? Конечно, я решила, что ты пошел спасать девушек, и побежала спасать тебя, а там начальство, и тут мне и говорят
  -- Стоп, стоп, стоп, - поднял руку Борисов. - Куда ты побежала?
  -- Ну как куда, по друзьям пробежалась, слухи собрала, где этот мистер Эф обитает, и туда, а там начальство, и тут
  -- Начальство в доме мистера Эф?
  -- Возможном доме. Начальство значит смотрит на меня и говорит, а чего это мол
  -- А кто у тебя начальство?
  -- Да все мракоборцы, шоб их! Я же стажер, тут все надо мной начальники!!
   Не выдержав или накопив новых сил, Тонкс вскочила и начала снова бегать по каморке.
  -- Короче, послали меня в Лондон, говорят, там какой-то маг-маньяк объявился, магглов режет, стреляет, давай, мол, девочка, а тут дела важные, не по твоему уровню. Ну я как обиделась! Ведь девушки в опасности!
  -- Стоп, стоп. Так ты видела этого мистера Эф, или что?
  -- Да я ж говорю, этот маньяк на него напал, а тут наши, ну хвать его в логове, а он как бах, дом разворотил и убежал! Наши значит стоят и в затылках чешут, а тут я, меня и послали
   Борисов, который наконец-то уловил связь одного с другим, кивнул
  -- Я к тебе, а ты целый! Вот и думаю, ты же постоянно злодеев ловишь
  -- Ну..., - осторожно так ответил Борисов, - если они сами в руки прибегают.
  -- В общем, я решила тебе помогать! Буду стажером на пол-ставки, все равно повышения мне не дадут, а в свободное время буду помогать тебе охранять школу Хогвартс!
  -- Ыыыы, - многозначительно выдал Борисов.
  -- Молодец, - Тонкс звонко чмокнула его в лысину. - А теперь давай все-таки спасем девушек!
  -- О, так ты узнала, где их держат?
  -- Ну, не то чтобы узнала, - засмущалась Тонкс, - так, слухи там, слухи сям.
  -- Все равно! - Борисов вскочил. - Идем быстрее! Стоп. Нам потребуются все силы, какие только можно собрать!
  -- Я бы не хотела привлекать мракоборцев, - начала было Нимфадора, но Борисов уже не слушал.
   Щелкнул пальцами и потребовал доставить сюда жен. Проверил Лобзик и бронежилет. Увы, паутину разодрало, и Борисов с сожалением отбросил творение детей Арагога в угол. Поставил задачу женам и Тонкс, а также грозно наставил палец на Хоби.
  -- Так, Хоботов, ты, конечно, людям и магам вредить не можешь, но все остальное можешь крушить и ломать?
  -- Да, сэр!
  -- Отлично. Окажемся там, сразу прячься и ломай все, что под руку попадется. Но так, чтобы наши не пострадали.
  -- Да, сэр! А кто наши, сэр?
  -- Все присутствующие, ну и пленницы. Остальные все злые злодеи, понятно?
  -- Да, сэр!
  -- Так, я не поняла, - зашептала ему на ухо Тонкс. - Что это еще за разговоры насчет жен?
  -- Потом объясню
  -- Ты будешь хорошей женой господину, - тут же заявила Лавгуд, хватая Тонкс за талию.
  -- Вот уж нет, - плотоядно облизнулась Грейнджер. - Все мое.
  -- На почве борьбы со злом они немного того, и теперь играют в гарем, - подмигнул Борисов. - В порядке передышки между битвами с темными силами, я им подыгрываю!
  -- Аааа, это серьезно, - закивала Тонкс. - Что ж, сыграем в гарем!
   И тоже подмигнула Борисову, мол, все пучком, подыграю в лучшем виде.
   Федор Михайлович же подумал, что гарем у него странный, и расширять его явно не стоит. Хватит и этих трех баб, и без них лысина уже дымится от проблем. Перестрелка в клубе "99" немного снизила напряжение, но все равно хотелось бить, крушить и ломать.
  
   Из отчета наблюдательной службы Аврората.
   Сим уведомляю, что я, Аврор 5-го ранга Доффет Бинс, 3 октября 1996 года, находился на наблюдательном посту возле одного из особняков, взятых под наблюдение в связи с делом 476/52-бис (клуб 99), а также в косвенной связи с главным подозреваемым Аристократом, также известным как мистер Эф, и делом 3890/12-альфа. В 01.10 была отмечена аппарация внутрь особняка, а затем почти сразу же куда-то дальше. В связи с этим сигнал тревоги подавать не стал, и продолжил наблюдение.
   В 03.52 возле особняка я заметил движение. Система показала множественную аппарацию. Обновив амулет ночного зрения, принялся внимательно смотреть и запоминать (воспоминание прилагается). Прибывшая на место пятерка, в составе Старика (по первичным признакам подходит под описание Деда-Маньяка, смотри дело 476/52-бис), трех девушек различного возраста и степени одетости (опознать не удалось), а также домовика (предположительно с севера Шотландии), в течение 1 минуты 15 секунд рассматривала особняк. Попутно состоялся разговор, цитирую.
   Старик: Хули тут смотреть, Хоботов, мочи козлов!
   Домовик: Да, сэр!
   Девушка 1 (кодовое имя Защитница): Не трогайте животных!
   Девушка 2 (кодовое имя Блондинка): А если попадутся морщероги?
   Девушка 3 (кодовое имя Зануда): Не бывает таких, я прочитала все британские энциклопедии!
   Старик: А, шайтан! Хоботов, давай внутрь!
   Домовик: Там щит, сэр!
   Старик: Ебашь стену, там мои девушки!
  
   (пометка на полях: Считаю доказанным, что у нас действует группа арабских и русских террористов, которая действует под видом арабского шейха с гаремом. Проверка шейхов должна быть осуществлена как можно скорее. Не исключено, что они поддерживают Сами-Знаете-Кого, или работают на него по найму. Очень серьезная ситуация!)
  
   Домовик: Да, сэр!
   В 03.54 домовик Хоботов взорвал стену, попутно выявив стационарную защиту второго класса, а также систему заклятий, немедленно атаковавшую Старика и его группу. Не могу не отметить высочайшую степень подготовки. Зануда в одиночку отразила все заклинания, пока Защитница держала щит над группой. После чего Защитница похвалила Зануду, заявив что-то о прохождении экзамена. Не исключено, что Старик и Защитница натаскивают стажеров, попутно осуществляя противоправную деятельность.
   В 03.56 система защиты была отключена Занудой, после чего Блондинка пошла в лобовую атаку с криком: "Древесные гномы!" Защита особняка в количестве пяти магов, окружила Блондинку. Я зафиксировал применение четырех Империо, не возымевших действия. Несомненно, или их там обучают методикам защиты разума, либо это был высококлассный отвлекающий маневр. Старик уничтожил пятерку, без использования магии, применив некий стреляющий артефакт, суть которого я не смог опознать. Артефакт именной, назывался Стариком странным словом Лобзик. Они связаны кровно, вот и все, что я смог опознать.
   Стало понятно, что ситуация вышла из под контроля. В связи с этим, а также из-за применения Непростительных, мной был сделан вызов экстренной группы Аврората. Они прибыли в 04.03, когда уже все закончилось. Поминутно дело было так. В 03.57 Старик и группа вошли в особняк, который немедленно начал озаряться изнутри вспышками выстрелов и взрывов заклинаний. В 03.58 из окон второго этажа вылетел полуголый маг, как показал осмотр потом, с засунутой в задницу бейсбольной битой. В 03.59 из окон третьего этажа вылетели еще четыре мага, скованные и проклятые неизвестным Аврорату способом.
   В 04.00 послышался крик Старика: "Да что я тебе, джинн, что ли?"
   В 04.01 раздался крик Зануды: "Они в подвале!"
   В 04.02 группа аппарировала прочь, за двадцать секунд до прибытия группы Аврората.
   Мракоборцы установили, что обитатели особняка, в количестве восьми магов, были подвергнуты изощренным пыткам, убиты с особой жестокостью, а также перед этим несомненно допрошены. Обращаю ваше внимание, что группа проделала это за шесть минут, также успев спасти "своих девушек" (вне всякого сомнения, это агенты Старика).
  
   Сверху на рапорте другой рукой пометка через текст
   "Наблюдателя поощрить, Старика поставить в приоритетный розыск. Запросы русским и арабам"
  
   (Пометка на полях: подбросить Старику информацию о мистере Эф. Пусть он прибьет этого ублюдка, а мы его за это арестуем и допросим. Выделить три группы мракоборцев, и двух аналитиков. Неразборчивая подпись)
  
   Спасенных метаморфок доставили в "Клубничную радость", на радостях закатив небольшую пирушку, которая перетекла в разнузданную пьянку, со всеми вытекающими последствиями.
  -- Чтоб я еще раз пил с метаморфами! - простонал Борисов утром.
   Что-то давило ему на грудь, и Борисов, открыв глаза, узрел перед собой огромную волосатую ногу. Испытав сильный протрезвляющий импульс, Борисов проследил за ногой, и обнаружил, что она принадлежит мадам Лили. Голая бандерша лежала поперек кровати, и Федор содрогнулся, заметив, что одной из могучих рук она подгребла к себе Грейнджер. С другой стороны к Борисову прижималась Тонкс в облике какой-то кинозвезды, тоже голая.
  -- Блин, верните трусы, - прохрипел завхоз, обнаружив, что он тоже голый. - Что тут было?
   Память подсказывала, что они выпили, вначале, чтобы снять шок, потом, чтобы согреться, потом отметили победу, потом еще раз сняли шок, потом девушки сняли одежду, заявив, что им жарко. Дальше все шло обрывками, вроде бы Борисов палил в потолок из дробовика, вроде бы пытались изобразить караоке, а потом Тонкс демонстрировала гимнастические номера, а Грейнджер снимала все это на камеру.
  -- Вот это погуляли, - в комнату зашла Анджелика, держась за голову. - Аргус, ну ты силен!
  -- Чего еще?
  -- Заявил, что удовлетворишь всех и знаешь - удовлетворил! - Анджелика присела. - Как начал петь протяжные песни, так все разрыдались и попадали, кто где стоял.
  -- Фффух, а я то уж подумал, - выдохнул Борисов.
  -- А, секс что ли? Ну да, потрахались на радостях, а твоя старшая жена - горячая штучка!
  -- Точно! - хлопнул себя по лбу Борисов и тут же пожалел.
   Голова трещала и раскалывалась. Выдохнув, Федор Михалович дернул Грейнджер за ногу.
  -- А? Чего?
  -- Наколдуй рассола!
  -- Чего?
  -- Рассола!
  -- Что это такое? - удивилась Грейнджер.
  -- А, шайтан! - выругался Борисов. - Варвары британские, рассола не знают! Уеду в глушь-пустыню!
  

Глава 23

   В которой Борисов дает урок ухода за животными, а также еще раз появляется Гарри Поттер
  
   В Хогвартсе тем временем продолжалась обычная школьная жизнь. Школьники ходили на уроки, делали домашние задания, влюблялись и страдали, и ссорились Домами, обсуждали квиддич и учителей. В число их входили и закадычные друзья Рон Уизли и Гарри Поттер. Они прошли мимо зевающего на входе в Большой Зал Борисова и уселись за стол Гриффиндора. Рон уже отошел от гибели Лаванды, а Гарри Поттер оправился от сорвавшегося свидания, но все равно вокруг происходило что-то странное, и они решили это обсудить.
   Как всегда, в Большом Зале, где в гуле учеников терялся любой разговор.
  -- Понимаешь, нямф, чвак, нямф, - Рон жевал и говорил одновременно. - Лавандой мир не ограничивается, я прекрасный молодой маг в расцвете сил, мне по силам любая девушка!
  -- Любая? - усомнился Гарри.
  -- Конечно! Я же теперь в команде по квиддичу! Я неотразим и прекрасен!
  -- Тогда соблазни Милисенту Булстроуд, - тут же подначил Гарри.
  -- Эээ, не надо вот так сразу, да? - Рон даже прекратил жевать. - Должны же быть границы?
   Милисента, относящаяся к факультету Слизерина, имела не очень красивую внешность и телосложение профессионального сумоиста. Размерами она больше подошла бы Хагриду, и поэтому Рон имел все основания ужасаться.
  -- Не, ты сказал любую, значит любую! - настаивал Гарри.
  -- Свидание и поцелуй в щечку, не больше! - начал торговаться Рон.
  -- Идет! - согласился Гарри, которому и такого варианта пока не очень перепадало.
   Не считать же Чжоу и сцену в Выручай - Комнате?
  -- Так, что ставим?
  -- Если я выиграю, - Гарри выдержал паузу, - то ты обеспечишь мне свидание с Джинни!
  -- Э! Э! Э! Она моя сестра!!! - заволновался Рон.
  -- Это делает ее еще привлекательнее! - схитрил Гарри.
  -- Тогда ладно, - сразу успокоился Рон. - Хммм, а если я выиграю, то ты обеспечишь мне свидание с Гермионой!
   Гарри подавился салатом, прокашлялся и посмотрел на рыжего друга.
  -- Мы и так дружим с первого курса, зачем тебе моя помощь?
  -- Ну... к тебе она больше прислушивается, и в последнее время постоянно где-то пропадает, ты заметил?
  -- Нет, - помотал головой Гарри. - Учится, наверное?
  -- Что-то раньше учеба не мешала ей каждый день читать нам нравоучения, а теперь тишина, как отрезало, даже непривычно как-то.
  -- О, смотри! - показал рукой Гарри. - Вон они, с Филчем разговаривают!
  -- Точно!
   Парни начали поедать глазами девушек, представляя себе всякое, и не догадываясь, что там за разговор шел у дверей Большого Зала. Им казалось, что Филч в своей обычной придирчивой манере отчитывает девушек за какую-нибудь мелочь, давно никому не нужную, но прописанную в школьных правилах за тысячу лохматый год. Потом Гарри вспомнил, что так и не забрал мантию у Филча, и даже немного расстроился, но созерцание прекрасной Джинни в профиль вернуло ему душевное равновесие.
   "А что, возьму и верну!", подумал он в приливе храбрости. "Напишу в банк, пусть пришлют денег!"
  
   Тем временем, возле дверей в Большой Зал.
  -- Пойми, мы прекрасно будем смотреться вместе! - убеждала Гермиона. - И белое тебе очень идет!
  -- Ты сдурела, что ли? - прорычал Борисов. - Вы еще свадьбу посреди зала устройте!
  -- Не хочу, - хлюпала носом Джинни.
  -- Спокойно, Аргус, - Грейнджер похлопала палочкой по руке, - все учтено. Мы и так дружили, теперь будем дружить теснее, да, Джинни?
  -- Нет. Да. Нет. Да.
  -- Ну вот, ее заело, - заметил Борисов. - Ты бы не давила так на нее, старшая жена.
  -- Всего то пройтись по Залу, взявшись за руки, что тут такого? - возмутилась Гермиона. - Девочки подружки постоянно так делают! Белое платьице надеть, так вне уроков же!
  -- Тьфу, - сплюнул Борисов. - Как же я устал от ваших бабских разборок! Короче, зашли обе в зал, потом разберемся, кому обтягивающее носить, а кому в белом танцевать.
  -- Я не умею танцевать! - всхлипнула Джинни.
  -- Да плевать, заходите уже! - рыкнул Борисов.
   Джинни, заходя в Большой Зал, подавила в себе слезы, и теперь пыталась придумать выход из создавшегося положения. Державшая ее за руку Грейнджер, ворковала какие-то благоглупости, перемежая их наставления по поводу экзаменов пятого курса, и обещаниями устроить роскошную жизнь. Джинни напряженно искала выход, но пока что в голову приходило только обратиться за помощью к Гарри. "Глупая мысль, что он тут сможет сделать?", отбрасывала Джинни, но мысль все возвращалась.
   Нет, тут следует обращаться к врагам Грейнджер, пришло понимание.
   Таким врагам, что с удовольствием обрубили бы ей пальцы, которыми она каждый вечер гладила Джинни. Младшей Уизли было противно, но тело ее подводило, и обычно она, закрыв глаза, воображала, что это Гарри. Становилось чуть легче, но потом раздавался задыхающийся от страсти голос Грейнджер, и страдание возвращалось.
   Враги, враги, и Джинни устремила взгляд в сторону стола Слизерина.
   Да, точно! Драко Малфой - заклятый враг, вон сидит, слегка бледный, и так злобно смотрит на Гермиону. У него подручные, влиятельный отец, за него Снейп, а уж злобный зельевар точно что-нибудь придумает! Джинни ощутила прилив надежды, теперь оставалось только придумать предлог, как бы передать Драко записку или на словах рассказать, чтобы никто из шантажистов не слушал. Пока она обдумывала, прошел обед, и уже на выходе из Зала ее перехватил Рон.
   Оттащив Джинни в сторону, он горячо зашептал.
  -- Передай Милисенте эту записку!
  -- Милисенте? Слизеринке?
  -- Ну... да, тут понимаешь, мы поспорили с Гарри, а проигрывать мне неохота, это и тебя касается.
  -- Чем это?
  -- Ну, если я проиграю, ты пойдешь с Гарри на свидание.
   Джинни вспыхнула было, и тут же угасла. Ну сходит она с Гарри на свидание, за ручки подержатся, а дальше что? В проблемах она ему точно не признается, ибо как признаться в таком? И останется все как есть, только еще хуже, и сеансы убеждения от Грейнджер каждый вечер станут еще невыносимее.
   И самое ужасное, Джинни чувствовала, что готова сдаться и стать Джинни Грейнджер.
  -- Понятно. Давай записку, - ледяным тоном сказала Джинни. - Мог бы и сам передать!
  -- Да как ты себе это представляешь? Не, через тебя надежнее! Все, я побежал!
   И Рон умчался, крича Гарри: "Готовься, Поттер!". Джинни вздохнула, развернула записку и долго давилась смехом. Рон просил Милисенту о свидании, с поцелуем в щечку, уверяя, что прекрасная слизеринка заслонила ему все небо, и вообще, он прямо пылает. Джинни прикинула, что к чему, и решила, что ничего с Роном не случится, если она слегка подкорректирует текст записки в своих целях, и вообще, ее проблема важнее!
  
   Найдя Милисенту, она отдала записку, полюбовалась, как та прямо опешила по прочтении.
  -- Что, прямо так? - недоверчиво спросила Буллстроуд.
  -- Точно, точно, не сомневайся, - закивала Джинни. - Вот, записку Драко не передашь?
  -- Конечно, - согласилась Милисента. - За ради такого!
   После чего она хлопнула Джинни по плечу, но Уизли шустро увернулась.
  
   Уже вечером, Грейнджер затащила Джинни в каморку Борисова, так сказать, осыпать драгоценностями, и под это дело как следует ощупать, пообнимать и повертеть. Сам Борисов отправился к акромантулам, предъявлять остатки бронежилета и вешать лапшу на уши, мол, крепка оборона лекарства для Арагога, надо больше брони! Драгоценности, а именно содержимое сейфов Гринготтса, упертое эльфами по приказу Борисова, так и валялось кучей в каморке. Единственное, что сделал Федор Михайлович - отделил деньги, а остальное отдал Грейнджер, со словами, что все равно в магических висюльках не разбирается.
   И теперь Гермиона демонстрировала все это богатство Джинни, вешала на нее ожерелья, цепляла кольца и цепочки, и примеряла на нее белое платье, уверяя, что все это просто прекрасно. Джинни сидела, тупо уставившись на бесценную чашу, с выгравированным барсуком, которую Грейнджер поставила перед ней и сейчас наливала вина. Любовные зелья младшей Уизли никто не наливал, ибо Гермиона, воспылавшая страстью, решила, что все должно быть естественно и нужно завоевать сердце Джинни.
   Нельзя сказать, что рыжая осталась равнодушна к такому богатству. Уизли никогда не были миллионерами, но теперь вид золота и драгоценностей вызывал в Джинни дополнительную злобу. Ненависть горячим комом разрасталась в груди, и случилось то, что должно было случиться еще в первый вечер. Ненависть перешла пределы терпения, и Джинни взорвалась. Она вскочила на ноги, выплеснула вино прямо в лицо Грейнджер, окрасив ее в рубиновые тона, и заорала.
  -- Отвали от меня, извращенка!
  -- Джинни, любовь моя
  -- Не твоя! Не твоя! - Джинни рвала на себе драгоценности и одежду. - Да на, получи!
   Она метнула чашу прямо в Грейнджер, но та ловко пригнулась. Бесценный кубок пролетел в стену, со всей силы ударившись о клык василиска, установленный там Борисов в порядке обустройства вешалки. Громкая вспышка, девушек отбросило, и вырвавшийся из кубка клубок тьмы рванул к Джинни. Осколок души Волдеморта хотел жить, и вселиться в ту, что уже была сосудом для другого осколка было легче. Он успел, за секунду до уничтожения кубка, и теперь выхода не было. Следовало подчинить себе Джинни Уизли до конца и убежать из Хогвартса, выигрывая время, чтобы полноценно завладеть душой девушки. Поэтому Джинни расхохоталась безумно, вскричала
  -- Я - повелитель мира!! - и выбежала из каморки.
   Темный Лорд побежал туда, где его никто не смог бы найти. В Тайную Комнату.
  
   Полуголая Джинни неслась по Хогвартсу, заставляя редких школьников остолбенело смотреть вслед, свистеть, кричать или убегать в ужасе. Сама Уизли, ведомая Темным Лордом, не обращала внимания на беспорядок в одежде. Осколку Тома было все равно, и только одна мысль волновала его, как бы улизнуть и побыстрее. Поэтому в женский туалет тело Джинни влетело на высокой скорости, сбив с ног Драко Малфоя.
  -- Ну наконец то! - вскричал блондин. - Я уж решил, что это чья - то злая шутка!
  -- Тыыы, - прошипела Джинни, заставив Драко побледнеть. - Тыыы поможешь мне!!
   После чего тело Уизли выдало великолепного пинка Малфою между ног, отчего Драко согнулся и упал на пол. Темный Лорд зашипел на серпентарго, заставив проход в Тайную Комнату открыться. Схватив тело Малфоя за шкирку, он прыгнул вниз, предвкушая как переселится в тело чистокровного и затем покорит весь мир.
   Полет вниз был стремителен, суров и прервался в последней трети.
  -- Что это? - оба тела зависли в паутине. - Откуда?
   Откуда-то прибежал акромантул, а рука Джинни как назло приклеилась. Темный Лорд попробовал поговорить, но акромантулы шипели и щелкали в ответ, и единственное, чего он добился, так это обещания "позвать главного". Главный акромантул вместе с Борисовым появились минут через десять, когда Драко уже пришел в себя и вовсю костерил безумную Уизли и свое безумие, которое толкнуло его на свидание с рыжей.
  -- Поаккуратнее, Малфой, - посоветовал Борисов. - Акромантулы, как и все живое, любят уход и ласку, и очень не любят, когда их паутину рвут и когда ругаются в их присутствии.
   Испуганный Драко лишь молча закивал, со всей силы раскачивая паутину.
  -- А ну немедленно отпусти меня! - заявила Джинни.
  -- Почему?
  -- Я - Темный Лорд и вам всем должно склониться передо мной!
  -- Бедолажка! - поцокал завхоз. - Совсем тебя Грейнджер затрахала, ну ничего, сейчас мы тебя вылечим!
  

Глава 24

В которой проводят сеанс экзорцизма, а Рон обретает семейное счастье

  
   Распятая обнаженная Джинни лежала в центре ритуального круга, начертанного на полу Тайной Комнаты.
  -- Что с ней? - спросил Борисов.
  -- Одержима Темным Лордом! - воскликнула Грейнджер. - Нееее, этот Волдеморт совсем обнаглел! Теперь я с ним поквитаюсь, но вначале проведем обряд изгнания. Мне нужен Кристалл Мощи.
  -- А мои личные сигары тебе не нужны?
  -- Не время для шуток! - девушка топнула ногой. - Чем дольше мы ждем, тем сильнее Темный овладевает ей!
  -- Я его понимаю, - хмыкнул Федор Михайлович, - и сам бы овладел со всем удовольствием!
   Гермиона зашипела, как рассерженная кошка. Взмахнула палочкой, и три огромных толстых тома шлепнулись рядом с ней. Раскрыв их удаленно, она принялась читать все три одновременно, бормоча что-то под нос. Борисов, вежливо позевав, вызвал домовика и устроился со всеми удобствами. Акромантулы, убедившись, что жизнь вокруг опасна, и даже сам Темный Лорд вмешался в процесс добычи лекарства, тихо плели паутину в углу.
  -- Ага! - вскричала Грейнджер через полчаса. - Сейчас!
  -- Еще немного, и твоя девушка отстудит себе все органы, - заметил Борисов.
  -- В ритуальном круге? Невозможно!
   Борисов хмыкнул, но не стал настаивать. Жизнь его в новом мире не была скучной, но сегодняшнее шоу превзошло все. В течение нескольких часов над Джинни Уизли читали молитвы, кропили дурнопахнущими жидкостями, переворачивали вверх ногами, били, щипали, заставляли дрожать от боли и затем от удовольствия. Под конец рыжая уже даже не кричала, но Темный Лорд упорно отказывался выходить.
  -- Да что ж такое! - топнула ногой Грейнджер. - Ни один экзорцизм не действует! Этого просто не может быть!
  -- Глупая девчонка! - закричала Джинни. - Сюда уже летят остальные части моей души! Вам всем конец!
  -- Давай просто прибьем ее, чтобы не мучилась, - предложил завхоз, выпуская колечки дыма.
  -- Как это прибьем? - дернулись обе девушки.
  -- Вот так. Лопатой!
   И Борисов извлек из кармана подгон от гоблинов. Специальная самоувеличивающаяся лопата с серебряным покрытием, раздвижной ручкой и даже инициалами А.Ф на черенке. Страшное оружие ближнего боя в умелых руках. Борисов крутанул лопату одной рукой, и изобразил удар по черепу.
  -- Нет, этого не будет!
  -- Но проблему надо решать, - пожал плечами Федор Михайлович. - Темный Лорд тут под боком нахрен не нужен.
  -- Вы же слышали, что сюда летят остальные Волдеморты!
  -- Дащаз, ага, - зевнул Борисов. - Я тоже пиздеть умею, летят они сюда, как же!
  -- То есть вы хотите сказать
  -- Да, да, не летит сюда никто, но тебе, старшая жена, лучше бы решить проблему с этим куском тьмы, иначе проблем не оберемся! Хватит уже и того шума, что поднялся из-за этих метаморфок и этого мистера Эф! Не говоря уже о том, что скоро второй ритуал, а я еще даже девственниц не заказал!
  -- Доставка совами? - тупо спросила Грейнджер.
  -- Ага, а упаковка входит в стоимость доставки, - съязвил Борисов. - Что-то ты отупела от секса, какая еще доставка девственниц почтой? На месте надо будет выбирать! И вообще, мы отвлеклись.
  -- Я помогу вам решить ваши проблемы, клянусь, если вы поможете мне спасти Джинни!!
   Федор Михайлович еще раз хмыкнул, но тут полыхнуло во все стороны. Даже акромантулы присели.
  -- Что это?
  -- Магическое закрепление клятвы! - гордо вскинула голову Гермиона, опуская палочку. - Не хуже Непреложного Обета, но не требует прикосновения к другому магу!
  -- Понятно, - кивнул Борисов. - Дай подумать.
   Посидев минут пять, Федор Михайлович расхохотался и шлепнул рукой по подлокотнику кресла.
  -- Эй, ты, слышь, как там тебя?
  -- Я Темный Лорд Волдеморт! Склонитесь передо мной!
  -- Ага, так я и думал, - погладил подбородок Борисов.
   После чего зашептал на ухо Грейнджер. Та вначале рассердилась и начала топать ногами, но затем вздохнула и как будто смирилась с предстоящим. После чего подняла палочку и начала колдовать. Тело Джинни подняло, развернуло и приковало дополнительными цепями. Борисов поднялся и вразвалочку подошел к ритуальному кругу.
  -- Даю тебе последний шанс, выйти добровольно.
  -- Стоп! - вскричала Грейнджер.
   После чего метнула в круг пентаграмму на цепочке. Борисов начал расстегивать штаны. Джинни задергалась.
  -- Эй, ты что там делаешь?
  -- Сам то как думаешь? - Борисов вытащил из кармана лосьон и начал аккуратно втирать Уизли в задницу.
  -- Эй! Ты не можешь так поступить со мной! Ой, щиплется!
  -- Могу, могу, еще как могу, - завхоз и не думал останавливаться. - Всю жизнь мечтал поиметь Темного Лорда!
  -- Стой! Не надо! Я осыплю тебя золотом!
  -- Откуда у тебя золото?
  -- Моя семья богата!
  -- Богатые Уизли? Все равно что светлый Волдеморт, звучит противоестественно, - усмехнулся Борисов.
  -- Ты не понимаешь
   Но Федор Михайлович уже перешел к делу, и Джинни закричала басом.
  -- Я отомщу! Отомщууууууу!!!!!
   Сгусток тьмы выскочил из тела девушки, втянувшись в пентаграмму, а ритуальный круг полыхнул столбом света. Джинни, вернувшаяся в тело, завыла и забилась в цепях.
  -- Эй, эй, хватит! Хватит! - заорала Грейнджер. - Все уже закончилось!
  -- Да я как-то не силен в ваших магических штучках, - пожал плечами Борисов, но все же остановился. - И что теперь, у тебя будет душа Волдеморта?
  -- Будет, - Грейнджер подняла пентаграмму. - Я сделаю из нее себе духа-защитника, в дневнике Ровены есть полное описание. И тогда ни один нехороший гад не посмеет обидеть мою Джинни!
  -- Как вы меня заебали, - проскулила Уизли и потеряла сознание.
   После окончания хлопот по обустройству потерявшей сознание в отдельном углу Тайной Комнаты, Борисов забрал снаряжение, приготовленное акромантулами, и собирался уходить, когда всплыл новый вопрос.
  -- А с этим что будем делать? - показала Грейнджер на Драко, который сидел, забившись в угол.
  -- Да пусть здесь сидит, дерьмо за пауками убирает, - пожал плечами Борисов и щелкнул пальцами. - Хоботов, выдай Малфою два веника, совок и скребок покрепче.
   Забившийся в угол Драко тонко и протяжно завыл: "Воооот дерьмооооо!!!"
  -- О, это мне нравится! Рабочий настрой, молодец! - похвалил его Федор Михайлович.
  
   Тем временем, наверху, в Хогвартсе разворачивались не такие громкие, но такие же драматичные события. Собираясь получить протекцию от Малфоя, Джинни скорректировала содержание записки Рона. Сделано это было, чтобы Милисента обязательно передала просьбу Джинни, но как мы уже знаем, младшей Уизли это не сильно помогло. Рон, тем временем получивший ответ от Милисенты, что она согласна, собирался на свидание.
   Грядущие радужные перспективы затмили горечь от гибели Лаванды, и младший Уизли даже что-то напевал, начищая значок с логотипом Пушек Педдл, украшавший довольно потертую мантию. Он уже предвкушал, как поразит значком Милисенту, а потом быстро поцелует в щеку и убежит. Временами ему хотелось закатиться в коварном хохоте и, потирая руки, заорать на всю школу, какой он гений и как улетно строит планы.
  -- Удачи, - неискренне пожелал ему Гарри.
  -- Хо-хо! - басом ответил Рон и помчался.
   Милисента, в нарядной мантии с рюшечками, уже ждала его и кокетливо улыбнулась. Рон содрогнулся, но отступать было поздно. В конце концов, он ведь только собирался поцеловать ее в щеку, и Милисента дала полное согласие, не так ли?
  -- Пойдем, милый, - поиграла бровями Милисента, - прогуляемся.
  -- Эээ, а как же?
  -- Вначале прогулка!
   После чего, ухватив его за руку, потащила по коридорам школы. Рон попробовал сопротивляться, но мощная девушка даже не заметила его потуг. Рон подумал и пришел к выводу, что Милисента просто стесняется, и поэтому ведет его туда, где никто ничего не увидит. "Так даже лучше", подумал Уизли, "Гарри все равно поверит мне на слово".
  -- Так что, прекрасная погода сегодня, не правда ли? - спросил он, придерживаясь правил хорошего тона.
  -- О да, я прямо вся в огне! - невпопад ответила Милисента.
  -- Тогда надо спуститься туда, где похолоднее, - предложил Рон.
  -- Молодец! - заявила Милисента. - Туда мы и идем!
   После чего она затащила Рона в подземелья, и, проплутав коридорами, выскочила в какую-то комнату. Там уже стояла огромная кровать, увенчанная пышным балдахином. Рон ощутил смутное беспокойство. Что-то пошло не так, но что?
  -- Давай, жеребец, я вся твоя! - заявила Милисента, стиснув Рона в объятиях.
  -- Хрюк, хрюк, - выдавил Уизли, пытаясь вздохнуть.
  -- Ну как скажешь!
   После чего Рона завалили на кровать, и начали сдирать одежду. Он пытался отбиваться, но только сдернул с Милисенты ее одежду и вызвал умилительное заявление девушки, мол, ее тоже сжигает страсть. Рон пытался звать на помощь, но ему заткнули рот поцелуем. Пытался вырваться, но добился только окончательного раздевания. Холодный воздух подземелья не помогал, настолько разогрелся Рон, он прямо весь пылал и светился красным.
  -- Давай, покажи мне львиную страсть!! - прошептала Милисента, забираясь на Рона сверху.
   И не дожидаясь ответа, начала скакать на безуспешно вырывающемся Роне. Увы, молодость подвела парня, и рабочий орган никак не хотел переходить в нерабочее положение. Обнаженная Милисента продолжала скакать, размахивая огромными грудями, и Рон, тихо завывавший в душе от ужаса, сосредоточился на этом зрелище. Он понимал, что теперь его просто так не отпустят, и решил дать девушке, что она хочет, а потом бежать, бежать, бежать.
   Милисента постепенно ускорялась, и Рон замирал в ужасе, что сейчас ему сломают все ниже живота.
   Постепенно начал раздаваться какой-то треск. "Уже ломается", с безнадегой подумал Рон. И тут кровать не выдержала напора силы юности и сломалась. Милисента закричала, и яростно сжала Рона в объятиях. Хрусть! Хрусть! Хрусть! Сломались три ребра. Что-то треснуло внизу, и кровать окончательно сломалась, как и тазобедренные кости Рона. Уизли завыл, не хуже Драко, но тут же поперхнулся воем, когда в комнату вошли представители Слизерина.
  -- Свидетельствуем, что все было добровольно! - хором заявили они.
  -- Властью, данной мне Хогвартсом, объявляю вас мужем и женой! - выступил вперед Префект Слизерина.
   Полыхнуло, и между руками Милисенты и Рона появилась символическая цепочка.
  -- Жених, можете поцеловать невесту!
   Но Рон Уизли уже потерял сознание.
   Милисента, закинув Рона на плечо, потащила его в медпункт, как будто добычу.
  -- Успешного вам медового месяца! - закричали вслед слизеринцы.
  

Глава 25

Где Хогвартс опять оказывается в эпицентре скандала, а Министерство встает на след Борисова

   Расследование событий в клубе 99, и дальнейших событий шло полным ходом. Арабо-русская террор-группа поставила на дыбы все Министерство, и лучшие силы были брошены на то, чтобы пресечь и не допустить. Караулили засады в самом клубе и возле особняков загадочного мистера Эф, и в Министерстве срочно разрабатывали связи этого мозга криминального мира, пытаясь отследить, где же он перешел дорожку другим странам? Срочно выехали в командировки несколько мракоборцев, чтобы на местах, особенно на пляжах Аравийского полуострова, разобраться, что же происходит? В общем, работа кипела, писались многостраничные отчеты, прикладывались фотографии и записи разговоров, а таинственная группа все не находилась.
  -- Господа, это позор! - заявил на одном из собраний самый старший следователь. - Мы у себя дома и не можем найти группу магов-террористов!
  -- Так же, как и Сами-Знаете-Кого! - последовала реплика с места.
  -- Думаете, они связаны и используют одно убежище? - задумался следователь.
  -- Думаю, что их цели противоположны!
  -- Точно!
   Самый старший следователь замер, осененный превосходной мыслью. Нет, даже целой Идеей!
  -- Раз они противоположны, то следы надо искать там, куда Сами-Знаете-Кто никогда не сунется! В Хогвартсе!
  -- Точно! - загудели следователи. - И девушки эти - наверное их под школьниц маскируют!
  -- Но заметьте, коллеги, с начала этого года в Хогвартсе было несколько нападений злодеев. Нападений таинственных и непонятных. А что если слуги Сами-Знаете-Кого тоже искали этих террористов?
  -- Точно! Правильно! Именно так!
  -- Значит так, - подытожил самый старший. - Берите того наблюдателя, который видел этого араба и его девушек, и везите в Хогвартс! Расставьте охрану вокруг школы, чтобы там даже мышь не проскочила! Переверните школу вверх ногами, и найдите этих преступников!
  -- И что потом?
  -- Потом... потом мы поможем им уничтожить их противников, и тем принесем благо всем магам!
  -- А если они не согласятся, и даже будут сопротивляться? - раздалась очередная реплика с места.
   Старший следователь опять задумался. Последствия предсказать было нельзя, и такая битва могла разнести всю школу по кусочку. Вон какая бойня была в клубе, да и в особняке! Нет, тут надо было действовать тоньше. Поэтому он изменил свое решение.
  -- Так, кто там у нас есть из стажеров, пригодных, чтобы притворяться школьниками? Трое? Отлично! Значит, пусть едут в школу, а с ними, скажем... их воспитатель! А школу все равно окружить, чтобы и муха пролететь не смогла! Когда наши внедренные агенты разузнают, кто там террористы, тогда и будем проводить операцию! Обеспечить стажеров воспоминаниями об облике террористов и рассказать об осторожности!
  -- Точно! Правильно! - зашумели остальные.
  
   Вечером, Тонкс задумчиво посмотрела на Борисова, и ласково сказала ему.
  -- Ты ж мой террорист!
   Федор Михайлович мощно закашлялся и нечаянно сломал бокал, который держал в руке.
  -- А я твоя террористочка! - добавила Тонкс.
  -- Не понял, - на второй раз Борисов удержался от битья посуды. - Объяснись!
  -- В Министерстве нас, тех, кто приходил выручать метаморфок, считают террор-группой и готовятся к уничтожению. Не знаю как, но они вычислили тебя и знают, что ты прячешься в Хогвартсе!
  -- А ты откуда это знаешь? - тупо спросил Борисов.
  -- Меня и двух стажеров высылают в Хогвартс, под видом учеников, чтобы мы собрали всю информацию и потом Министерство проведет операцию захвата.
  -- Ну пиздец, - пригорюнился Борисов. - Не понос, так золотуха.
  -- Стажеров можно было бы купить, но с нами едет взрослый мракоборец, типа наш опекун. Упертый фанатик Министерства, с ним не договориться. Стоит им тебя увидеть, как сразу или почти сразу опознают. Не знаю, с чего в Министерстве так сошли с ума, но я то знаю, что ты борешься со Злом!
  -- Ага, я такой, - кивнул Борисов. - Короче, пора в отпуск. Я шестьдесят лет не был в отпуске! Завтра же уеду!
  -- Я с тобой! - захлопала в ладоши Тонкс.
  -- У тебя же задание в школе!
  -- Откажусь, скажу, что заболела или что меня здесь все знают, я ж и вправду училась в Хогвартсе!
  -- Ладно, - вздохнул завхоз. - Все равно остальных тоже с собой тащить.
   Потом они углубились в обсуждение плана, как бы отвлечь внимание Министерства и переключить его на ложную цель. Постепенно план обрастал подробностями, подключили Грейнджер, и долго обсуждали детали. Жалко было Борисову бросать нажитое хозяйство, но все же следовало исчезнуть на какое-то время с горизонта. Принадлежащие ему здания и заведения перекинул на близнецов Уизли, пусть сами отдуваются. Выдал указания Хоботову, а затем передумал, и выдал указание домовику подобрать себе заместителя.
   Привязался Борисов к нелепому домовику, и поэтому решил взять с собой.
   Рассуждал Федор Михайлович просто: все равно наделал долгов, так надо поездить по миру, закрыть их. Глядишь, и новые шансы выпадут, а здесь на месте черная полоса закончится. На мир посмотреть, себя показать. Ритуал омоложения можно проводить в любом месте силы, так что первой целью стояли арабские маги, с целью найма в аренду девственниц. То, что Министерство разрабатывает арабо-русский след, придавало этой части плана особую пикантность.
  
   К приезду проверяющих из Министерства все было готово. Следователи Министерства отказались от плана внедрения своих агентов под видом учеников, и обратились к опыту прошлого года. Раз уж Долорес Амбридж успешно работала в Хогвартсе целый год, то почему бы не прислать в школу еще группу инспекторов?
   Не успели они переступить порог Большого Зала, как оттуда вылетел Рон и вцепился в них.
  -- Спасите меня!
  -- Дорогой, где ты? - выскочила Милисента. - Идем, тебе надо хорошо питаться!
  -- Я не хочу хорошо питаться, дорогая, - заскулил Рон.
  -- Но как же ты тогда будешь выполнять свой супружеский долг?!
   Министерские впали в глубокий ступор, пока им не пояснили, что перед ними добровольный магический брак. Затем к ним подошел Снейп и начал нашептывать, что злодеи все еще где-то здесь, притаились, даже возможно прямо в этой комнате, так что надо быть начеку, и вообще не расслабляться. Злодеи непременно захотят их убить или еще чего похуже, ведь совсем недавно были похищены двое учеников, и кто знает, для чего?
  -- Вы же не думаете? - поперхнулись министерские
  -- Нет, я не думаю, - сразу сказал Снейп, - но все же! Драко Малфой и Джинни Уизли пропали, причем, заметьте, как раз перед этим школьники видели, как голая Уизли бежала по коридорам! Это тревожный знак! Другой из их семейки, Рон, сочетался
  -- Мы видели! - поспешно заверили министерские.
  -- Это очень тревожный знак! - взвыл Снейп. - Странные дела творятся в Хогвартсе!
  
   Не успели они обустроиться в гостевых комнатах, как там невесть как появилась странно одетая девушка, и заявила, глядя прямо в глаза, что все они отравлены нарглами. Стены затряслись в такт ее заявлению, а потом девушка пропала.
  -- Да тут просто дурдом какой-то! - заявил глава группы.
  -- Хорошо, что мы приехали! - ответили ему подчиненные.
  -- Плохо, очень плохо! И вправду странные дела тут творятся!
  -- С чего начнем?
  -- Завтра соберем всех преподавателей, потом посмотрим на учеников, потом займемся поисками.
  -- Не надо искать! - прогремел громовой голос. - Я здесь!
   Дверь распахнулась и появился искомый Драко Малфой, весь в черном и с окровавленным ртом. Пройдя на середину комнаты, он громко заявил.
  -- Не будем ломать комедию! Я тот, кого вы ищете!
  -- Школьник?!
  -- Что ты сказал, червь?!! Да я величайший Темный, которого когда-либо носила эта земля! Преступления мои ужасны и неисчислимы, кровь множества магов и магглов пролита мной, и ужас, который я внушаю, заставляет трепетать всех вокруг!
  -- Он не врет, - растеряно заявил один из министерских, держащий в руках артефакт правды. - Ни в едином слове!
  -- Гхм, - откашлялся старший группы. - И зачем ты пришел, о великий Темный?
  -- Пришел сдаться!
  -- Это уловка!
  -- Конечно, - вздернул нос Малфой. - Пока я сдаюсь, мои помощники уже бежали из страны! Вам никогда не догнать их! Не исключено, что они прихватили с собой еще нескольких учеников, но вам их уже никогда не найти, мвуахахахаха!
  -- Где Джинни Уизли?
  -- Наслаждается любовью, - высокомерно ответил Драко, - там, где вам ее никогда не найти!
   Старший группы сделал знак рукой, но сотрудники и без того записывали каждое слово.
  -- Почему же вы пришли сдаться, о великий Темный? - ехидно спросил он Малфоя.
  -- Чтобы вы посадили меня в Азкабан, и тогда я докажу свою мощь, разрушив тюрьму изнутри, и вы все признаете меня своим господином!
   Следователи Министерства прямо покатились со смеху.
  -- Что ж, так тому и быть! - хлопнул в ладоши старший группы. - Взять его!
  
   В это же время в каморке Борисова заканчивались последние приготовления к отбытию. Пара безразмерных чемоданов и такая же палатка, припасы и все необходимое для комфортной жизни. Сидевшая в сторонке Грейнджер внезапно схватилась за пентаграмму, и выдохнула.
  -- Все, дух сделал свое дело! Они поверили!
  -- Теперь, когда он покинул Драко, тот начнет кричать, что он невиновен.
  -- Все так делают, - зевнула Гермиона, - кто ему поверит в Азкабане? Дементоры?
  -- Ладно, - махнул рукой Борисов. - Твой дух, тебе виднее.
  -- Сразу на пляж? - уточнила Лавгуд.
  -- Заскочим в Лондон, прихватим Тонкс. И я тебя умоляю, старшая жена, не хватай ты Нимфадору за задницу, и игрища свои женские маскируйте под что-нибудь.
  -- После ночи в "Клубничной радости"? - иронично приподняла бровь Грейнджер.
  -- Да тьфу на вас, вот жеж навязались, - сплюнул Борисов. - Делайте что хотите! Хоботов!
  -- Да, сэр! Здесь, сэр!
  -- Все подготовил?
  -- Да, сэр!
  -- Тогда отчаливаем. Давай, сержант, сначала в Лондон, потом сразу в знойные пески Аравии!
  -- Да, сэр!
   И домовик щелкнул пальцами, телепортируя Борисова с гаремом в Лондон. Большое путешествие началось!
  

Часть 2

Федор Михайлович - путешественник

  

Глава 26

в которой Борисов и команда путешествуют по Европе

   В Лондоне задержались ровно настолько, сколько потребовалось, чтобы зайти в банк к гоблинам, и получить магический кошелек и блокнот для сообщений. Конечно, домовики любят трудиться и делают это добросовестно, но мало ли что может случиться? Ремонт банка шел полным ходом, гоблины потирали свои маленькие потные ручонки и относились к Борисову крайне доброжелательно.
   Мир моргнул, и Федор Михайлович стукнулся пятками о твердый асфальт.
  -- Не понял, сержант, где пески?
  -- Хоби старается, сэр, - домовик тяжело дышал. - Хоби аппарировал так далеко, как только мог. Хоби устал, сэр! Хоби не жалуется, сэр, но вы все вместе очень много весите!
  -- Понятно, - Борисов почесал подбородок. - Так, и где мы сейчас?
  -- Нидерландия, я здесь была на стажировке, тут такие прикольные Авроры! - закричала Тонкс.
  -- Нидерланды или Голландия, - тут же педантично поправила ее Грейнджер.
  -- Сержант, когда сможешь дальше прыгнуть?
  -- Хоби будет готов через четыре часа, сэр! - тут же подпрыгнул домовик.
   Борисов быстро прикинул. Через четыре часа будет уже поздний вечер, и смысла прыгать дальше нет никакого.
  -- Так, девочки, нам нужно место для ночлега
  -- Я, я знаю! - тут же подпрыгнула Тонкс. - Мы там стажировку проходили! Веселое местечко, полное опасностей, можно будет вечером сходить побороться со Злом! Там даже фонари специальные вешают, чтобы обычные магглы были в курсе опасности!
  -- Квартал красных фонарей? - уточнил Борисов и получив кивок в ответ, расхохотался. - Давай!
  -- Подойдите поближе, я всех вас обниму!
   Нимфадора удлинила руки, обхватив одновременно Борисова, Грейнджер и Лавгуд. Зажмурилась, крякнула и хрюкнула и они оказались в холле гостиницы.
  -- Добро пожаловать в волшебную гостиницу "Магия Марии и Хуана"! - немедленно раздался жизнерадостный вопль. - Я -- Хуан!
  -- А я -- Мария! - выглянула пышная брюнетка, при виде которой Грейнджер сделала стойку.
   Борисов усмехнулся, название гостиницы, весьма недвусмысленное, указывало, чем тут приторговывают. И если хозяйка вполне могла быть Марией, то хозяин, бледный, тощий и жизнерадостный, на Хуана никак не тянул.
  -- Два двухместных номера, - скомандовал Борисов. - Со всеми удобствами.
  -- Как вас записать?
  -- Никак
  -- Ага, мистер N с эскортом, - высунув язык, строчил Хуан. - Вот ключи, номера один и два, десять галлеонов в сутки за оба.
   Борисов выдал деньги, и Хуан, подмигивая, поинтересовался.
  -- Не желаете немного нашей фирменной магии?
  -- Желаем! - выпалила Тонкс.
  -- Без меня, - отрезал Борисов. - Присмотрите за домовиком, а я пойду прогуляюсь.
  -- Выход к магглам через ту дверь, - тут же ткнул Хуан в дверь с буквой М.
  -- А в этой что? - Федор Михайлович указал на соседнюю дверь, с буквой Ж.
  -- Жизнь! Ведь только в магическом мире есть жизнь! - жизнерадостно возопил Хуан, ударяя по стойке. - Магазины, развлечения, красные фонарики, ну вы понимаете, ага? У нас тут все с размахом!
  -- Понимаю, - кивнул Борисов и усмехнулся. - Вот значит с каким злом тут на стажировках борятся.
   И вышел в дверь с буквой М. Устал завхоз от магов и хотел просто прогуляться.
  -- Так, Хоби, дуй в номер один и отдыхай, - тут же начала командовать Тонкс. - Девочки, мы во второй номер. Хуан, нам пожалуйста, три порции вашей магии и коктейль "Магический пузырик".
  -- О, конечно, - очень широко улыбнулся Хуан. - Мария!
  -- Уже, дорогой! Идемте, я вас провожу и все покажу!
  
   Борисов тем временем не спеша прогуливался по Старому Амстердаму. На то, что он не знал голландского ему было плевать, грабителей, имея при себе Лобзик, он не боялся, а покупать что-либо не собирался. Душевное спокойствие, изрядно поколебленное всей этой мелочной магической суетой, вернулось, и с ним вернулась к Федору Михайловичу и возможность мыслить здраво.
   Меряя шагами брусчатку и обозревая каналы, завхоз думал об омоложении. О деньгах. О том, что ему старательно подрезают крылья и не дают подняться. О том, что вольно или невольно, но он наследил, выдал обещаний, за которые с него спросят, и перешел дорогу довольно могущественным личностям. Правда и приобрел немало, и теперь завхоз выстраивал комбинации, как бы ему решить все проблемы разом.
   План выстраивался и дополнялся, время летело, Борисов гулял.
   В Амстердаме, живущим туризмом и для туристов, ничьего внимания он не привлек.
  
   Номера в гостинице были полностью изолированные, поэтому Борисов, открывая дверь второго номера, честно думал, что все уже утомились и спят. В номере стоял дым коромыслом, раздавалось хихиканье и играла зажигательная музыка. В центре номера, на столике, изгибалась в танце живота завернутая в прозрачную кисею Лавгуд. На том же столике стоял кальян, из которого по очереди затягивались Нимфадора и Мария, наблюдая за танцем Луны и одобрительно хлопая. На соседнем кресле Гермиона трахала Джинни, перегнув младшую Уизли через подлокотник. Джинни, с окосевшими глазами, даже не сопротивлялась, только на лице читалось угрюмое "как же вы меня заебали!"
   Разрисованные стены, разбросанные обертки от конфет и детали одежды дополняли картину.
  -- Что за бордель вы тут устроили? - рыкнул Борисов.
  -- Подумаешь немного особой гостиничной магии, - хихикнула Тонкс. - Уже и расслабиться нельзя!
  -- Вот это вот что такое? - указал Борисов на Грейнджер и Уизли.
  -- Между прочим, пальцем тыкать невежливо, - заметила Грейнджер, даже и не думая останавливаться.
  -- Трахаться с Уизли -- невежливо! - рявкнул Борисов во весь голос. - Откуда здесь взялась эта рыжая?
  -- С собой привезла, в чемодане. У нее там целый дом, так что ей не скучно!
  -- Ага, весело прям обхохочешься, - тихо пробормотала Джинни.
  -- И вообще она -- моя жена, - перешла в атаку на обоих фронтах Грейнджер.
   Федор Михайлович не нашелся что ответить и только крякнул. Потом спросил.
  -- Но как?
  -- Это же Голландия, здесь легализованы однополые браки! - гордо заявила Гермиона. - Так что не надо тут, у нас можно сказать медовый месяц!
  -- Тьфу, кругом одни пидарасы, - сплюнул Борисов и пошел к выходу из номера.
   Предложение продать задешево младшую Уизли в ближайший бордель, с приказом не выпускать и эксплуатировать сильнее, так и осталось неозвученным. Зайдя к себе в номер и выпив залпом стакан огневиски, Борисов сел в кресло и уставился в окно. Мысли лениво переползали с места на место, в основном о том, что зря он связался с этой бабской командой и что Джинни попалит всю контору.
   Оставалось только, как и раньше, уповать, что магия Грейнджер не даст сбоя.
   Борисов хватанул еще стакан, запивая неприятную мысль, что он зависим от чужой магии. Сгущались сумерки, номер погружался во тьму, но Федор Михайловичу было лень вставать. Затем приоткрылась дверь и в нее впихнули Марию, под коллективное женское хихиканье.
  -- Чего еще? - проворчал Борисов, не оборачиваясь.
  -- Пей до дна, пей до дна, пей до дна!! - раздавались из коридора выкрики.
   Выкрики придали Марие решимости, она опустилась на колени перед Борисовым и попыталась стянуть с него штаны. Два стакана огневиски без закуски туманили разум, и Федор Михайлович не сопротивлялся. Глядя на затылок брюнетки, Борисов пожал плечами. В конце концов, хочется человеку -- пускай трудится! Сиськи Марии елозили по ногам завхоза, щекоча и сбивая настрой. Не выдержав, он схватил их и начал мять, лишь бы не щекотались.
  -- О да, подоите молочную коровку, - промычала Мария, ускоряясь.
   Коровка и вправду была молочной, но Борисов решил, что лучше так, чем щекотка сосками. От алкоголя контроль над телом ослабел, и Марии пришлось потрудиться. Уже и выкрики в коридоре стихли, сменившись возгласами "Горько! Горько!" и долбежкой в стену. Встав и утеревшись, Мария перегнулась через подоконник и задрала юбку.
  -- Помогите бедной женщине! Помираю от недотраха!
  -- А Хуан тебе на что? - поинтересовался Борисов и не думая вставать.
  -- Да сколько там того Хуана? - презрительно отозвалась Мария и начала мять сиськи, не меняя позы. - А у вас все на месте, ваши жены мне все рассказали! И вообще, это моя мечта, вот так вот потрахаться с незнакомцем, свисая наружу.
  -- Мечта -- это серьезно, - кивнул Борисов и закурил.
   Мария еще не сообразила, что он и не думает вставать, во всех смыслах, и продолжала призывно шевелить задом.
  -- Руки на сиськи, никому не шевелиться! - прозвучало из темноты.
   Мария замерла, к ее виску оказалась приставлена волшебная палочка. Сам нападавший благоразумно не показывался на глаза Борисову, стоя сбоку от окна.
  -- Не глупи, Старик, и она останется жить, - прозвучал еще один голос, явно искаженный.
  -- С чего бы это я волновался о ней? - безразлично отозвался Федор Михайлович, нацеливая Лобзик.
  -- Все, как и описывали, - рассмеялся голос. - Хладнокровен, безжалостен и спокоен. Видите ли, уважаемый, нам нужна ваша помощь. Только такой специалист как вы способен пробраться в Нурменгард и освободить нескольких наших братьев.
   Борисов не знал, что такое Нурменгард, но тут из памяти Филча выплыло, что это тюрьма для особо опасных магов.
  -- Освободить?
  -- Или дать им возможность бежать, - поспешно добавил голос. - Скажем... по двадцать тысяч галлеонов за каждого спасенного?
  -- Не пойдет, - отрезал Борисов. - Двести тысяч за все, и половину суммы вперед. Вся информация, какая у вас есть по тюрьме. Если есть информатор внутри -- тоже сгодится.
  -- Хорошо, очень хорошо, - голос упал до шепота. - Завтра вы получите деньги. Не смею больше вам мешать. Развлекайтесь!
   Палочка исчезла, и Мария вздохнула свободно. Борисов озадаченно размышлял, во что же он такое вляпался? Но двести тысяч -- это двести тысяч, как ни крути!
  -- Эй, чего ждешь, у меня молоко на клумбу капает! - возмущенно заорала Мария, опять задирая юбку.
  

Глава 27

где Борисов знакомится с особенностями пенитициарной системы магического мира

  
   На следующий день в гостиницу привезли сто тысяч галлеонов, нагло бросив мешки прямо в вестибюле. Борисов вначале растерялся было, как такую тяжесть тащить, но магия решила все проблемы. Мешки были оттранспортированы в номер, и галлеоны отправлены прямо в Гринготтс через магический кошелек.
   Также к мешкам прилагался план Нурменгарда и пометки, в каких камерах сидят те, кого надо освободить.
   Боевой гарем был бы совсем не боевым, но Грейнджер, вдохновленная первой брачной ночью, лечила всех направо и налево, и теперь давала пояснения, тыкая указкой в карту Европы и, сама того не замечая, копируя МакГонагалл.
  -- Тюрьма Нурменгард была построена Гриндевальдом для своих нужд где-то в этой области Альп. Строил ее Темный Лорд с размахом, и потом сам оказался в ней, после падения от руки Дамблдора. Также маги Европы не могли пройти мимо такой хорошо укрепленной тюрьмы, и стали свозить туда преступников со всего континента. Дело в том, что у магов не принято убивать
  -- Погодите, нам предлагают освободить Гриндевальда? - нахмурилась Тонкс. - Мы же вроде боремся со Злом?
  -- Врагов, - продолжала Грейнджер, - но и на свободе их держать опасно
  -- Погодите!! - еще сильнее закричала Тонкс. - Там же преступники, а мы их освобождать?!
  -- Ты же сама слышала, как Министерство Британии назвало нас террористами, - заявил Борисов.
  -- Ну мы же не
  -- А с официальной точки зрения -- да! Поэтому к нам и обратились, за освобождением.
  -- Но как же? - Тонкс крепко вцепилась в волосы. - Ведь это же?
   Федор Михайлович понял, что дело худо. Девушка крепко верила в сиящую миссию Авроров и непогрешимость Министерства, и столкнувшись с противоречием, получила душевный конфликт. Борисов озадаченно почесал в затылке, запоздало сообразив, что не все вокруг такие старые циники, как он сам.
  -- Эээ, Грейнджер?
  -- Что? - старшая жена тут же сделала круглые непонимающие глазки.
  -- Ой-вэй, можешь оставить себе Уизли, пока ты о ней заботишься, - закатил глаза Федор, поняв, чего от него добиваются. - Можешь подкатывать свои сиськи к кому хочешь, да хоть на главной площади Парижа трахайся, мне все равно! Довольна?
  -- Конечно, - улыбнулась Гермиона и тут же кастанула что-то медицинское.
   Мышцы Тонкс ощутимо расслабились, она откинулась в кресле и закатила глаза.
  -- Вы забываете, мистер Филч, - продолжала Гермиона, - что по характеру нашего магического контракта на некоторые вещи требуется разрешение и согласие обоих сторон. Теперь я займусь лечением, но чудес не обещаю. Впрочем, сделаю, что могу.
   Поколдовав с полчаса, Грейнджер окончательно успокоила Тонкс. Теперь розововолосая Аврор лежала в кресле, уютно свернувшись клубочком.
  -- Пришлось немного снизить критичность восприятия и сделать перепривязку. В случае морально-этических конфликтов мое слово будет решающим.
  -- Понятно, - Борисов сцепил пальцы. - То есть в сущности ты подчинила всех остальных, а со мной у тебя магический контракт. Далеко пойдешь, девочка. Откуда столько всего в юной заучке?
  -- Вы зря беспокоитесь, мистер Филч, - еще раз улыбнулась Грейнджер. - Ваш возраст, опыт и цинизм незаменимы и нужны команде. Вы по-прежнему лидер, и от моих действий команда будет только эффективнее.
  -- Ну-ну, - хмыкнул Борисов, но усугублять не стал.
   В конце концов, Хоботов на его стороне, а Лобзик под рукой.
  -- Продолжай.
  -- Так вот, - Гермиона снова подошла к карте, - как уже говорила, в Нурменгарде полно опасных преступников со всей Европы, потому что у магов нет смертной казни. Держать их где-то надо, вот и свозят в тюрьму. Толстые противомагические стены, сигнализация, охранные системы на магии, хороший отряд стражи, а также расположение в толще скал, делают побег или приход на помощь заключенным делом почти невозможным. У нас в Британии Азкабан построен на маленьком островке посреди моря, да еще и с искуственно усиленным прибоем. Любой попытавшийся сбежать будет размолот в труху волнами и ударами о камни.
  -- Гуманнее было бы казнить, - проворчал Борисов.
  -- У магов это не принято. Традиция. Поэтому за тюрьмами всегда особый пригляд со стороны общественности. Это дополнительный фактор, ведь если поднимется шумиха и кто-то запомнит, что мы были там, всем будет плохо.
  -- Значит надо замаскироваться и подумать, - пожал плечами Федор Михайлович. - Переберемся в Швейцарию, осмотримся на месте, найдем кого-нибудь, кто работал в тюрьме.
  -- Им стирают память о Нурменгарде.
  -- Хммм, а экскурсии в тюрьмы они не водят?
   Грейнджер покачала головой.
  -- Есть у кого идеи? - с сомнением посмотрел завхоз на остальных.
  -- Давайте напустим на них камнегрызов, - предложила Лавгуд.
  -- Подбросьте меня голую к входу в тюрьму, - заявила Уизли. - Пока они будут всей охраной трахать меня, вы проберетесь внутрь.
  -- Ну ты что такое говоришь, дорогая? - тут же подбежала к ней Гермиона. - Не будет такого!
  -- Аааа, ты меня не любишь!!! - разревелась Джинни.
  -- Люблю, котеночек, люблю, - лепетала Грейнджер, обнимая ревущую девушку.
  -- Тьфу, бабы, - сплюнул Борисов.
   Опять все самому придется придумывать, понял завхоз. Закурил сигару и уставился в окно, пока Лавгуд массировала ему плечи. Сколько ни перебирал Федор Михайлович способы, но все разбивалось или о расположение тюрьмы в толще скал, или о магические системы. "Нелегко штурмовать магическую тюрьму для магов, когда ты сам не маг!" досадливо подумал Борисов, и тут же сообразил. Вот оно -- решение!
   Завхоз радостно потер руки, в конце концов, двести тысяч галлеонов на дороге не валяются!
   Какой-то шум привлек его внимание. Повернув голову, он обнаружил, что Гермиона опять трахает Джинни, видимо в порядке доказательства, что любит. Голова рыжей болталась у самого пола, периодически стукаясь о ковер.
  -- Что? - возмутилась Грейнджер. - Вы же сами разрешили!
  
   Отдохнувший Хоботов в два прыжка доставил их в Швейцарию, где Борисов развил бурную деятельность. Пока Лавгуд исследовала местность вокруг тюрьмы, делая вид, что разыскивает Рогатых Сноркаков, Тонкс сводила дружбу с местными мракоборцами. Тут слушок, там крупинка информации, здесь оговорка, потихоньку информация накапливалась. Грейнджер крепила охранные заклятья вокруг номера и дружбу с Джинни, а также готовила "вспомогательные" средства для Борисова.
   Сам Федор Михайлович, передавая записки с указаниями через Хоби, на глаза не показывался. Правда, нужную славу он себе создал, во-первых основательно поработав над образом Старика, а во-вторых, помелькав в окрестностях, и даже совершив одно нападение на зельехранилище. Попутно Борисов, в образе богатого пенсионера, катался по швейцарским банкам, прикидывал подходы к Нурменгарду через их подземелья, и попутно втихаря грабил. Закидывал вне поля зрения камер ценности в магический кошелек, и потом спокойно уходил.
  
   Когда план был составлен, и все приготовления закончены, настал черед финального штриха.
  
   Газета "Швейцарский магический вестник"
   Репортер: С нами герр Звейст, старший Аврор отдела мракоборцев Швейцарии. Добрый день.
   Звейст: Добрый.
   Репортер: Наши читатели хотят знать подробности поимки Старика. Правда ли, что он непревзойденный террорист и убийца, который много лет ускользал от внимания всех спецслужб?
   Звейст: Несомненно, это очень опытный и умелый маг, который и правда до недавнего времени нигде не был замечен. Я считаю, что Старик просто постарел (смеется) и стал допускать ошибки. В ближайшее время планируется допрос, и тогда мы узнаем все подробности.
   Репортер: Сообщите ли вы нашим читателям эти подробности, герр Звейст?
   Звейст: Только то, что не будет засекречено. Но засекречено скорее всего будет все.
   Репортер: Тогда скажите, это правда, что его везде сопровождает боевой гарем, из магесс-террористок, опытных и безжалостных, как сама Смерть?
   Звейст: Не могу сказать. В момент ареста он был один. Возможно это станет известно в ходе допроса, но скорее всего информация будет засекречена.
   Репортер: Можно ли ожидать мести от гарема Старика? Что вы можете сказать?
   Звейст: Отдел мракоборцев находится в полной боевой готовности. Привлечены дополнительные силы из других стран, так что магам нечего бояться. Едва где-то что-то произойдет, как туда немедленно прибудет группа быстрого реагирования.
   Репортер: Хорошо, может вы сможете нам сообщить какие-то дополнительные подробности ареста?
   Звейст: Ничего, кроме того, что и так всем известно. Старик был пойман при попытке ограбления родового поместья Карпентеров. Видимо он не учел, что у такого старинного и уважаемого семейства найдется парочка ловушек даже на него. При задержании Старик вывел из строя троих мракоборцев неизвестной магией. Слухи о том, что он изнасиловал дочь главы Рода совершенно беспочвенны, она в тот момент была в Бобатоне.
   Репортер: Что вы можете лично от себя сказать о Старике?
   Звейст: Силен. Бесстрашен. Владеет неизвестной магией. Помимо этого он был увешан магическими артефактами как новогодняя елка игрушками. Как уже известно, вина его была очевидна, и суд приговорил к пожизненному в Нурменгарде. Большего я вам сказать не могу, извините, это секретная информация.
   Репортер: Если я вам покажу разрешение Министра магии? (смеется)
   Звейст: Тогда я все вам расскажу. А читателям, чтобы прочитать, тоже надо будет разрешение (смеется).
   Репортер: То есть теперь угроза Старика ликвидирована?
   Звейст: Полностью и абсолютно! Нурменгард спроектирован на совесть, и Геллерт Гриндевальд вполне мог бы подтвердить мои слова, сумей он выйти из тюрьмы. Ан нет, не может, а ведь он был сильнейшим Темным Лордом этого столетия! Так что ваши читатели могут спать спокойно. Отдел Мракоборцев бдит, и в ближайшее время мы или выловим этот пресловутый боевой гарем, в существовании которого лично я сомневаюсь, либо официально объявим, что бояться нечего.
   Репорт: Спасибо, герр Звейст!
  
   Федор Михайловича, босиком и в тюремной робе, втолкнули в холодную одиночную камеру.
  -- Спи спокойно, Старик, здесь ты и состаришься! - пожелали охранники напоследок.
   Борисов послушал, как они удалялись хохоча, пожал плечами и уселся на лежак. Первая часть плана прошла безупречно, теперь оставалось только ждать.
  

Глава 28

в которой Борисов выступает в роли Чужого, взламывая систему изнутри.

   Охранники лениво курили, перебрасываясь незначительными репликами. Магия бдит за узниками, стены толсты, двери надежны, а все газеты уже прочитаны. Скучное, унылое дежурство, одно из многих. Так оно и было, пока в одну прекрасную секунду не взвыли сирены тревоги. Противный, выматывающий звук заполнил коридоры и помещения, заставляя охрану вскочить.
  -- Палочки к бою!! - орал Майкл Гепнер, старший в эту смену. - Массовый побег! Щиты опустить!
   Вокруг Нурменгарда возник антиаппарационный щит, отрезая возможность бегства. Камеры отрезало щитами Протего, непреодолимыми без палочки. Заключенных, ринувшиеся посмотреть, что происходит, отбрасывало обратно в камеры.
  -- Третий ярус! - продолжал надрываться Майкл.
  -- Сэр, там же...
  -- Палочки не опускать! Все, кто вне камер -- враги!! - при мысли, что Старик вырвался на свободу, у Гепнера что-то ухало в животе. - Сигнал "Альфа" в Аврорат, медикам -- полная готовность!
  -- Да, сэр! - орали охранники, пробегая мимо.
   И только Майкл успокоенно выдохнул, мол, эти справятся, как стражники толпой полетели обратно. Ударная волна припорошила пылью Гепнера, забилась в глаза, нос и уши, и ослепший, оглохший Аврор прохрипел.
  -- Красная тревога!
  -- Банзай!!! - раздался крик.
   Взрыв. Яркая вспышка. Шипение Адского пламени. Выстрелы.
  -- Сдавайтесь! - рыкающий голос заместителя Майкла, Джозефа Эбернетта.
  -- Где ты видел, чтобы русские сдавались?!
   "Значит слухи не врали", холодок в животе превратился в айсберг.
  -- Агуаменти! - струя воды омыла лицо Майкла.
   Оглядевшись, он увидел, что дежурное помещение закрыто в три слоя щитов. Стальные двери и решетки, а также сходящиеся каменные блоки создавали дополнительную защиту.
  -- Красная тревога, красная тревога, - еле слышно доносились завывания амулета, сделанного наподобие систем магглов.
  -- Что? - Майкл огляделся. - Что происходит?
   Раненые и убитые, кашляющие Авроры. Помещение трясется, как будто великан из сказок стучит по нему.
  -- Мы не успели достичь третьего яруса, сэр, - пожал плечами Джозеф. - Едва отряд вышел, как нас атаковали с двух сторон, ослепили и ударили чем-то мощным. После чего противник перешел в наступление, и нам пришлось закрыться в данном помещении. Несмотря на активированную систему красной тревоги, враг продолжает атаки, слышите? Попытки произвести контратаку не дала результатов... кроме трех трупов.
  -- Что вообще происходит?! - Майкл вцепился в голову, чувствуя, что сходит с ума. - Где отряд из Аврората?
  -- Предположительно в Аврорате. Антиаппарационный щит вокруг тюрьмы не дает им прибыть. Включенная "красная тревога" блокирует все здание, - не спеша пояснил Джозеф.
  -- Включая нас, - съязвил Майкл. - Толку от блокировки, если мы сидим тут запертые?
  -- Щиты с камер сняты, - раздался голос. - Вторжение в систему!
   Авроры недоуменно переглядывались. Никто из них не представлял, как можно вторгнуться в автоматическую охранную систему. Ставила систему сборная команда специалистов из Отделов Тайн разных Министерств, и до сегодняшнего дня не было ни единого сбоя. Майкл ощутил сильнейшее желание завыть в потолок. Надо было Старика отправлять в другую тюрьму, но кто бы знал?
   И вопрос, "как он это сделал?" не давал покоя Гепнеру.
  -- Снять щиты! - хладнокровно распорядился старший Аврор. - Приготовиться к бою. Мы выходим.
  -- Сэр, но это же... это же...
  -- Если мы дадим заключенным сбежать, это будет еще хуже! - рявкнул Майкл. - Нас самих посадят в их камеры, и будут кормить баландой! Ну! Встали! Вы боевые Авроры или кто? Сейчас нас врасплох не застанут!
   Нехотя, но охрана вставала наизготовку. Половина от наличного состава, с холодкой подумал Макйл. Всего лишь десять магов, но теперь они готовы! И тут щиты отключились, а двери начали отъезжать в сторону. Сами.
  -- Бить на поражение! - заорал Майкл.
  
   Борисов выстрелом из Лобзика отбросил очередного безумного мага. К сожалению, выборочно открыть камеры не получилось, либо все, либо ни одной. Из камер выбежало такое количество неадекватов, что можно было только удивляться, как местная охрана с ними справлялась. Они бегали, орали, стреляли заклинаниями, и Борисову уже пришлось убить четверых, решивших докопаться до "презренного сквиба".
   В остальном все прошло успешно.
   Пропитанное энергией Кристалла Мощи тело Филча послужило маяком, при помощи того же Кристалла Грейнджер "навелась" и пробила проход прямо в камеру. Тонкс тут же вынесла дверь, даже не дожидаясь, пока прибудет остальная команда. Обалдевшая охрана пялилась на метаморфку, и Борисов не упустил момента. Затем был рывок к дежурке охраны, и удалось их отбросить и запереть в помещении, спасибо динамиту и Грейнджер. Пока Лавгуд ломала магический мозг системы охраны, Тонкс и Борисов сдерживали охранников тюрьмы. Затем, оставив Гермиону вместо себя, Федор Михайлович пошел искать тех, кого надо освободить.
  -- Гриндевальд! - тоскливо заорал Борисов. - Геллерт, выходи!
  
   Магический мозг пал перед мозгошмыгами Лавгуд, и все щиты были сняты, а помещения открыты. Не только камеры, но вообще все, включая дежурку охраны.
  -- Бить на поражение! - донесся безумный выкрик.
  -- Ты слышала, - скомандовала Грейнджер. - Бей!
  -- Бомбарда Максима!! - заорала Нимфадора.
   Фиолетовый луч, под стать волосам, разворотил кусок стены.
  -- Адское пламя!! - выкрикнула Гермиона секунду спустя.
   Раньше она бы не рискнула, но Кристалл Мощи позволял и не такое. Огонь, жадно урча, пожирал тела убитых Борисовым, уничтожал кресла и системы наблюдения. Сбившиеся в кучку Авроры совместно удерживали щит, потеющими и трясущимися руками.
  -- Сдавайтесь, злобные приспешники!! - орала Тонкс.
   Авроры держались. От жара потекли стенки и пол, и Грейнджер сделала шаг назад. Затем еще один. Пока она колебалась, прерывать ли заклинание, из-за угла вынырнул еще один охранник.
  -- Инкарнцеро!
   Но вот с целью он ошибся. Тонкс упала, опутанная веревками. Гермиона моментально развернулась и кастанула Экспеллиармус, выбивая палочку у охранника. Трансфигурировала ему ноги по пояс в камень, и ухмыльнулась.
  -- Любишь пожестче, а? Садо-мазо, связывания и все такое?
   Авроры в дежурке перевели дух, так как поток Адского Пламени сбавил напор.
  -- Хорошая мысль, дорогой, - Грейнджер подходила все ближе, - но извини, я жената и мальчики не по моей части. Эй, Дора, хочешь сладкого, сочного мальчика?
  -- Да ну, - метаморфка уже выскользнула из веревок. - Какой-то дохловатый, еще помрет подо мной!
  -- Но ты подарил мне отличную мысль, - продолжала мурлыкать Гермиона, проводя пальцем по противнику.
   Окаменевший охранник стучал зубами от страха, потел и икал.
   Авроры готовились атаковать, напряженно следя за падением мощности Пламени и полуголой метаморфкой. Майкл уже мысленно сдался. Пускай щиты вокруг тюрьмы автономны, те, кто смог так быстро взорвать Нурменгард изнутри, наверняка предусмотрели и этот момент. Нет, Майкл хотел лишь отомстить за погибших товарищей, а потом будь что будет.
  -- Давайте! - скомандовал он остальным
   Авроры опустили палочки, отключая щиты. Слитным движением палочки пошли вверх, готовясь нанести удар. Гепнер оскалился, сейчас они прибьют эту взлохмаченную дуру, а метаморфку заставят потерять сознание. Затем, после водворения заключенных по местам, оттрахают всей сменой и продадут в бордель, куда-нибудь в Азию. Майкл совершенно верно высчитал, что без этой взлохмаченной ведьмы, у Авроров есть шанс выжить и пробиться за пределы тюрьмы, открывая дорогу министерским отрядам.
   Но он не учел, что в команде есть Федор Михайлович.
  -- Стоять -- бояться, руки в гору! - вынырнул из-за угла завхоз, наставляя Лобзик.
  -- Старик! - отшатнулись Авроры.
  -- Палочки -- на пол, отойти к стене, встать раздвинув ноги! - продолжал орать Борисов.
   Последние слова, вкупе с поведением Грейнджер, придали решимости Аврорам. Как-то синхронно они все вообразили, что их хотят изнасиловать, и решили бороться.
  -- Редукто!!
   Борисов едва успел отпрыгнуть обратно за угол, который тут же взорвался, обдавая его осколками.
  -- Ах так? Держи гранато! - заорал он, кидая "лимонку".
   Пока авроры соображали, что это за новое заклинание и ставили щиты, время оказалось упущено. Инициатива перешла к команде Федора Михайловича. Грейнджер поставила щит вокруг завхоза, и он ринулся в рукопашную, размахивая лопатой. О, это был не тот старый сельхозинструмент, а настоящее произведение гоблинского искусства, которое мог использовать даже сквиб Филч. В обычном состоянии лопата сжималась в сантиметровый кубик, могла раздвигаться до трех метров, имела серебрянную окантовку против нежити и титановый черенок с встроенным компасом. Также она могла трансформироваться в лом и небольшую фомку.
  -- Не читал Бальзака? По ебалу на-ка! - орал Борисов, размахивая лопатой.
   Щиты Авроров не выдерживали натиска, ведь Тонкс и Грейнджер непрерывно осыпали их Бомбардами и Ступефаями с фронта. Попытки маневрировать и подставлять Старика под удары его гарема привели к потере двух Авроров. Еще троих раскроил лопатой Борисов, и одному дал понюхать дуло Лобзика.
   Четверо оставшихся сбились в кучу в углу и закрылись щитами.
  -- О господин! - появилась Лавгуд. - Все сделано, как ты велел!
   Авроры, уставшие, задыхающиеся (после всех упражнений в магии дышалось в помещении с трудом), готовящиеся к смерти, внезапно поняли, что сейчас произойдет. Гриндевальд собственной персоной, в сопровождении сильнейших магов из заключенных, скептически посмотрел на охранников. Поднял палочку.
   Взмах палочки и вокруг щита Авроров сомкнулся камень.
  -- Мне кажется, или эта хрень сжимается? - пробормотал Майкл спустя две минуты.
  -- Не знаю, но чей-то ботинок лезет ко мне в жопу, - тут же отозвался Джозеф.
  -- Ну хоть живы остались, и на том спасибо.
   Авроры держали щиты и молились, чтобы отряд из Министерства успел вытащить их раньше, чем они задохнутся. Также каждый мысленно дал зарок никогда больше не связываться со Стариком и уж тем более не злить его боевой гарем.
  
  -- Ну и что теперь? - посмотрел Гриндевальд на Борисова. - Будем ломать щиты вокруг тюрьмы?
  -- Нет, отправимся в банк, - бросил завхоз.
  
   Ворвавшиеся спустя полчаса в Нурменгард отряды Авроров Министерств Швейцарии, Германии, Италии и Франции, быстро зачистили тюрьму, усмирили узников и разогнали по камерам. Но никаких следов Старика и Гриндевальда вкупе с десятком сильнейших магов так и не нашлось. Следователи приступили к попыткам понять, как же они сбежали, пока Министерства пытались сдержать утечку информации о "бойне в Нурменгарде", как позже назвали этот инцидент.
  

Глава 29

В которой будет винегрет из истории, золота, паники и договоренностей.

  
   Вниз Борисов с гаремом и Гриндевальд с магами спускались в напряженной тишине. Структура Нурменгарда была до невообразимости простой. Десять квадратных ярусов с камерами по периметру и коридору между ними. По центру квадрата -- лестница-стержень, этакая ось Нурменгарда, позволяющая легко и просто достичь любого этажа тюрьмы. Также с лестницы можно было попасть в камеры наблюдения -- аналог людских односторонних зеркал -- позволяющие наблюдать за узниками тюрьмы в их каморках.
   Самый нижний ярус -- основание тюрьмы -- не имел номера, так как постоянных обитателей тут не было. Стоки канализации, карцеры, хозяйственные помещения, для всякого ненужного барахла. Верхний ярус -- неофициальный нулевой, был построен уже после заточения Гриндевальда, и там располагались дежурные помещения охраны, системы наблюдения и управления щитами. Также оттуда вел ход наверх, к укрытому чарами входу, возле которого сейчас болтались три отряда Авроров. Команда Борисова запечатала ход изнутри, и сейчас Авроры ломали защиту, будучи не в силах аппарировать внутрь Нурменгарда напрямую.
   Собственно, из-за этих автономных щитов Борисов и ездил по окрестным банкам людей.
   Найдя ближайший к Нурменгарду швейцарский банк, и примерно прикинув, что между тамошним золотохранилищем и нижним ярусом тюрьмы всего-то километра три скал, Борисов дал указание Хоботову подтянуть домовиков к работе. Теперь нужно было пробить перемычку, пройти тоннелем, и гарантированно оказавшись за пределами антиаппарационного щита, делать ноги. Попутно Федор Михайлович рассчитывал нахватить золотишка в банке, подставив местных магов, и заодно обеспечив их работой по соблюдению секретности.
   Пока то да се, пока разберутся, пока побегают, Борисов рассчитывал, что будет уже далеко. И с лишней тонной золота в хранилищах Гринготтса. А там уж можно будет с гоблинами договориться, за разумный процент о переплавке халявной добычи в легальные галлеоны. Опять же за Гриндевальда вторая половина добычи положена.
   Федор Михайлович присмотрелся к бывшему Темному Лорду. Хоть Грейнджер и говорила, что Геллерту больше ста лет, все таки Борисов воспринимал его на уровне своего ровесника. Да, старый, да потрепан жизнью, сидел долго, плохое питание, мало света, оброс и все такое, но не сдался. Довольно уверенно шагает, крутит в руке палочку, снятую с убитого охранника, и что-то шепчет под нос.
   Да и остальная десятка шагает вполне уверенно. Вообще-то надо было вытащить только четверых, так сказать сподвижников Геллерта, но раз увязались, пусть идут. В конце концов, Борисов не был уверен, что старшая жена, при всей ее мощи, устоит против старых и опытных магов.
   Добравшись до места, старой подсобки с швабрами, чьей-то блевотиной и надписью на стене: "Рита Скиттер отсосала у меня за интервью. 12.06.1993. Квадратный Том", Федор Михайлович остановился.
  -- Давай! - махнул он Грейнджер.
   Струя огня превратилась в плазменный резак, плавящий породу. Одновременно с этим, Гермиона, не убирая руку с Кристалла Мощи, создала постоянный поток воздуха, усиливая горение и отгоняя дым с пеплом. В руке она держала книгу: "Шахта к центру Земли своими руками. Самоучитель для чайников" и ежеминутно заглядывала в нее.
  -- Кристалл мощи, - неуверенно произнес Гриндевальд. - Кто же вы такие?
  -- Можешь называть меня Стариком, - бесстрастно произнес Борисов. - А это моя команда.
  -- Теперь я верю, что у нас получится выйти.
  -- А до этого не верили? - тут же поинтересовалась Тонкс. - Кстати, вы плохой Темный Лорд или хороший?
  -- Да, не верил, потому что я сам делал эту тюрьму, - медленно произнес Геллерт, - чтобы сажать сюда Темных магов. И я не Темный Лорд, девочка, меня оболгали.
  -- Но вот в учебниках
  -- Подумай сама. Полвека я сижу в созданной мной самим тюрьме. Как ты думаешь, почему я до сих пор не сбежал или не сломал тут все?
   Тонкс задумалась. Борисов тоже, но над другим.
  -- Почему же тогда сейчас?
  -- Я поклялся, что приму помощь, - просто ответил Геллерт. - Вы -- первые, кто ее принес. И хоть я не Темный Лорд, но вначале нужно отомстить, а потом вернуться к достижению Общего блага.
  -- Отомстить -- это по-нашему, - одобрил Борисов. - А Общее благо, это сколько в переводе на деньги?
  -- Думаю, тебе хватит, Старик, - улыбнулся Гриндевальд. - Обещаю, что когда восстановлю свое влияние, я тебя не забуду.
   Борисов прищурился, но не стал ничего говорить. Пытаться что-то навязывать магу, у которого и через полсотни лет были последователи, готовые платить за освобождение? Нет уж, добровольное сотрудничество и только оно! Федор Михайлович мысленно потер руки, представив несколько вариантов развития событий. Теперь надо только аккуратненько свалить из тюрьмы, попутно нашумев в золотохранилище. Пусть почешутся, поотбивают память, позатирают записи. А если что и останется, на записях камер, так даже лучше. Во всем этом шуме истинные личности нападавших утонут, а слава Старика возрастет.
   Хотят маги себе страшилку-террориста, нехай будет!
  
   Пробив щиты и укрепления Нурменгарда, Грейнджер с третьей попытки, но все же попала в туннель, отрытый домовиками. Здесь команды расстались, без лишних слов. Гриндевальд сотоварищи аппарировали, с легкими хлопками, вызвавшими завистливый вздох Гермионы.
  -- Мы же сделали хорошее дело, да? - неуверенно спросила Тонкс.
  -- Конечно, конечно, мы избавили много магов от страданий, - тут же заявила Грейнджер уверенным тоном.
   После чего подошла к Борисову и слегка нервным голосом заявила.
  -- У нее плывет психика, нужен закрепляющий ритуал.
  -- Ну так нечего было у нее в мозгах ковыряться, - проворчал Борисов. - Отправили бы обратно в Лондон и дело с концом.
  -- Но она мне нравится.
  -- Слушай, до ритуала омоложения ты была разумнее, - вздохнул завхоз.
  -- Вот! Ритуал через неделю, надо использовать его.
  -- Эээ, погоди, мы еще не набрали девственниц! - испугался Борисов.
   Он конечно верил, что Грейнджер сильна в магии, но зачем менять то, что работает? В сущности, всю аферу с золотохранилищем, к которому они приближались быстрым шагом, Федор Михайлович затеял как раз затем, чтобы расплачиваться за девственниц.
  -- Ерунда, - отмахнулась Гермиона. - Я разобрала ритуал, девственность там не при чем. Это только усиление воздействия, очень важное для лишенных магии, но в нашем случае вообще не принципиальное, раз есть Кристалл Мощи. Нужно только место Силы, хорошее такое, намоленное, чтобы использовать его энергию вместо наших жизней. Совершенно не горю желанием отдавать пару лет на ваше омоложение.
   Борисов хмыкнул, но ничего не сказал.
  -- Или наоборот, темное и кровавое место Силы тоже подойдет. Избыток энергии, пропущенной через Кристалл, используем для лечения Тонкс.
  -- А в прошлый раз куда делся избыток? - полюбопытствовал завхоз.
  -- Во мне остался, - призналась Грейнджер. - Поэтому меня постоянно распирает что-то делать, исследовать
  -- Трахать Уизли три раза в день.
  -- И это тоже, - кивнула Гермиона.
   Федор Михайлович, по понятным причинам не мог знать, но Грейнджер очень рассчитывала, что попав под удар излучения Кристалла Мощи, Нимфадора сменит ориентацию и приобретет кучу энергии. И уж тогда она покувыркается с Нимфой, охохо, и с Джинни тоже! Грейнджер прямо чувствовала, как ее распирает между ног, и желание наброситься на идущую вперед Тонкс, повалить на пол и изнасиловать, становится просто невыносимым.
  -- Сэр! - появился Хоби.
  -- Молодец, сержант! - похвалил его Борисов. - Этак скоро до младлея дорастешь!
  -- Спасибо, сэр!
   Грейнджер, не в силах больше терпеть, ринулась вперед. Второй конец туннеля, выход в золотохранилище, тоже надо было проплавлять. Пусть и не с такой мощью, как выход из Нурменгарда, но все же. Ей требовалось сбросить энергию, во-первых, и как можно быстрее оказаться в гостиничном номере, во-вторых. Увы, как уже успела убедиться старшая жена, мастурбация не помогала. Физическое облегчение она давала, но не магическое.
  -- Да, и вправду, надо торопиться, - кивнул Борисов.
   Можно было бы конечно завалить туннель, но по плану требовался именно неповрежденный широкий проход из золотохранилища в Нурменгард. За банками стоят серьезные люди, не говоря уже о финансовых потерях от разграбления золотохранилища. Пусть маги почешутся, заметая следы! То, что потом маги вдвойне озлобятся на Старика, было только на руку Борисову. Репутация на халяву -- это всегда прекрасно!
  
  -- Жги, Грейнджер! - подбадривал ее Борисов.
  -- Мммм, - мычала Гермиона, крепко сжимая зубы и ноги.
   Быдыщь! Обрушилась стенка. Взвыли сирены.
  -- Коллопортус! - тут же кастанула Тонкс, запирая двери хранилища.
  -- Правильно, не давай силам Зла добраться до нас! - пафосно одобрил Борисов, сгребая слитки.
  -- Кто ж так делает? - взвыла Грейнджер. - Луна, держи кошелек!
  -- Держу! - встряхнулась блондинка. - Лезть внутрь?
  -- Нет! Просто держи! Энгоргио!
   Кошелек увеличился до двухметрового размера. Грейнджер крепко прижалась к Луне сзади, поддерживая кошелек и потираясь о Лавгуд.
  -- Ммм. Акцио золотые слитки!
   Золотые слитки устремились прямо в Гермиону, пропадая в кошельке. Не прошло и двух минут, как хранилище опустело. Не сумевшие одолеть заклинание и просто взорвавшие стенку бойцы банковской охраны обнаружили в хранилище только Борисова.
  -- Чао, буратины, - помахал он им ручкой и щелкнул пальцами.
   Хоби аппарировал Борисова в гостиничный номер.
  -- Что это было? - спросил сам себя старший охраны.
  -- Где они? - появились среди хранилища Авроры.
   Они засекли аппарацию и срочно выдвинулись по координатам, желая по горячим следам накрыть Старика.
  -- Огонь! - скомандовал старший охраны, вскидывая автомат.
   Список погибших в Нурменгарде пополнился еще на десяток строчек.
  
   Измотанная Тонкс уснула прямо на диване. Лавгуд строчила письмо отцу, периодически грызя перо и поднимая глаза к потолку. Из спальни доносились хлюпанье и стоны, потом раздался голос Грейнджер.
  -- А теперь мы сыграем в новую игру. Ты будешь беззащитная юная маггла в красной шапочке и трусиках, а я буду страшный Пожиратель Смерти -- оборотень! Ты несла пирожки своей заболевшей бабушке, но увидев меня, их спрятала, чтобы не отдавать.
  -- И что? - всхлипнула Джинни.
  -- А я поищу пирожки, - вкрадчиво говорила Грейнджер. - Везде-везде, а чтобы ты не убежала, я тебя свяжу.
  -- Не трогай меня, извращенка! - завизжала Уизли.
  -- Уже включилась в игру, молодец! - одобрила Грейнджер. - Итак, девочка, где ты спрятала пирожки?!
  -- В жопе!! - не выдержав, заорал Борисов. - Ебитесь тише -- думать мешаете!
  -- Точно, в жопе! - раздался радостный крик. - Трансфигурио! Ректум лубрикантис максима! Силенцио!
   Теперь из спальни не доносилось ни звука. Борисов закурил и выпустил колечко дыма в потолок. В ближайшие сутки по плану предстояло сидеть в номере, не высовываясь, так что можно было не торопясь, бездумно покурить, полюбоваться горами из окна и поразмыслить о дальнейших действиях и договоренностях.
  

Глава 30

В которой наши герои добираются до Италии, посещают Ватикан и знакомятся с Инквизицией

  
   Хлопок аппарации и наша группа оказалась на окраине Рима. Отдохнувший и сияющий Хоби доставил Борисова с компанией в один прыжок, унося подальше от суеты Швейцарии. Паника и волны паники грозили захлестнуть маленькое государство, причем в обоих случаях, как магов, так и людей. Поэтому оставаться дальше было опасно, могли вломиться прямо в номер, но и суточное ожидание пошло на пользу. Ведь всех, кто аппарировал сразу после ограбления и нападения на Нурменгард уже задержали и допрашивали по горячим следам.
   В общем, толково выбрал Борисов время, и когда Авроры заинтересуются, что это за группа школьниц жила в гостинице, у них уже не будет ни времени, ни сил на расследование. Да и в Риме планировалось пробыть неделю, дабы провести ритуал омоложения, воспользовавшись местным источником магии. Правда, находился он в Ватикане, ровнехоненько над резиденцией Пап, но Федор Михайлович был настроен оптимистично. Впереди еще пять дней, с ними магия, и вообще кругом Италия! Зима на носу, а тут тепло и солнечно, как тут не прибавить в оптимизме?
  -- Так, куда нам теперь?
  -- Проспект Гарибальди, гостиница "Солнце и Луна", - сказала Грейнджер, заглядывая в путеводитель.
  -- Луна, Луна, - захлопала в ладоши Лавгуд.
   Тонкс только пожала плечами. Так далеко на стажировки она не забиралась, и ничего здесь не знала.
  
   Гостиницу содержал оборотень, что придавало двусмысленности названию.
  -- Могу заказать экскурсии по городу, - говорил он, растягивая слова.
   Компания ужинала, оборотень сидел рядом. Кроме Борисова с гаремом в гостинице никого не было из постояльцев, да и сама гостиница, точнее магическая половина, была невелика.
  -- Опять же, магазинчики у нас тут есть, с разным товаром, барахолка с глубокими историческими традициями.
  -- Это как? - удивилась Грейнджер.
  -- Здесь торговали нашим братом, - зевнул оборотень, - еще когда прадедушка Ромула и Рема не родился. Ха, вы что не знали? Ромула и Рема вскормила волчица, тупые магглы! Конечно это была волчица-оборотень, она же потом помогала этим двум обалдуям город строить. Принцесса клана Быстрых Лап, как же, в наших хрониках все записано. Кто из соседей пытался на первых римлян наскочить, быстро получал лапой по голове, ну а потом город разросся и сами начали справляться.
  -- Вот это да, - прошептала пораженная Грейнджер.
  -- Нам бы в Ватикан, - вмешался Борисов.
  -- Э не, это вы сами, - пригорюнился оборотень. - Не любят там нашего брата. О, вы и этого не знаете? Первые христиане вовсю сотрудничали с магами, для совершения чудес. "И накормил он их пятью хлебами", помните?
   Борисов, который так и не добрался до религии, так как всю жизнь "делал деньги", пожал плечами. Тонкс и Лавгуд, и прикованная в номере Джинни Грейнджер, маггловских книг не читали. Только Грейнджер могла бы что-то сказать по этому поводу, но на ее жизненном пути Хогвартс встретился раньше, чем Новый Завет.
  -- В общем, это было заклинание Подзарядки Пищи, - просветил их оборотень. - Хождение по воде, вознесение на небо, в общем, маги там поработали. Ну а потом христианство пошло в рост, и тогдашние первосвященики разосрались с магами из-за власти. Каждый хотел единолично влиять на королей, императоров и всяких там герцогов с военными вождями. Какое-то время все шло не то чтобы прекрасно, но мирно. Христианство покоряло новые земли, маги помогали и имели свою долю, и при дворе спокойно уживались священник и колдун.
   Оборотень прополоскал горло глотком молодого вина и продолжил.
  -- Затем начались трения и разборки. Церковь брала все больше силы, а маги оставались все такими же разобщенными. И началось преследование, под видом ересей. Альбигойцы, катары там всякие. Зачищали Юг Франции всерьез, кровь лилась рекой, и маги не стерпели. Объединились и начали осаду Рима. Ох, перетрухали тогда знатно местные товарищи! Собрали манатки и дали деру в Авиньон, как раз на Юге Франции, только пятки сверкали! Восемьдесят лет там сидели, ждали, пока маги терпение потеряют и разойдутся. Насоздавали орденов, привлекали детей -- магов, в общем боролись, как могли. Потом это дело поставили на правильную основу, и создали Инквизицию. Заполыхали костры, пошли разборки, Европу начало штормить и заливать кровью. Маги подсуетились и заделали Реформацию, так сказать, ударили Церковь в спину! Ну а дальше все было просто, пока магглы дрались между собой, маги собрали манатки и спрятались.
   Оборотень, очень гордый собой, оглядел слушателей. Борисов откашлялся.
  -- Хорошо, а к нам это какое имеет отношение?
  -- Вернувшись в Рим, Церковь озаботилась занятием источника магии, - пояснил оборотень. - Остатки Инквизиции до сих пор живут в Ватикане, и только сунься туда -- больше никто нашего брата не увидит. Они не несут более пылающим мечом возмездие магам, но слухи ходят, что в темную ночь лучше не выходить из дома. Обряженные в специальные балахоны и защитные колпаки, Инквизиторы ходят и бдят.
  -- Ну чисто Пожиратели Смерти! - фыркнула Тонкс.
  -- Или Ку-Клукс-Клан! - поддакнула Грейнджер.
  -- Так я не понял, мы можем посетить Ватикан или нет? - уточнил Борисов.
  -- Можете, но свои магические способности лучше не афишируйте, а то все может очень плохо закончиться. И ничего вы никому не докажете, на территории Ватикана Инквизиция в своем праве, говорят, в девятнадцатом веке был заключен секретный пакт, мелким шрифтом добавление к Статуту, если вы понимаете, о чем я.
  -- Понимаю, - потарабанил по столу пальцами Борисов. - Это надо обдумать.
   Хозяин гостиницы, поняв намек, удалился. Попытки устроить мозговой штурм провалились, бабы трындели о своем, и тогда Борисов гаркнул и выдал указания.
  
   На следующий день, Федор Михайлович, спокойно и беззаботно вошел в ворота Ватикана. Как он и предполагал, чары невидимости позволили пройти мимо охранников, но привлекли внимание дежурного инквизитора. Зачем Борисов хотел поговорить с Инквизицией, он бы, наверное, и сам не взялся объяснить. Всего понемногу, и любопытство, и желание поглядеть на исторических людей, и поиск возможности окоротить магов, при необходимости.
  -- Приветствую вас, Старик, - спокойно произнес инквизитор. - Пройдем в помещение?
   Маска Старика - истинный облик Борисова - явилась результатом эльфийского заклинания Истинного Облика. Верный Хоби, при необходимости накладывал маску и потом убирал, возвращая лицо Филча. Завхоз долго хохотал, рассматривая самого себя в зеркало, похвалил Хоботова и сразу начал широко применять новооткрытые возможности. То, что его настоящее лицо будет ассоциироваться с опасным магом-террористом, мало волновало Федор Михайловича. Лицо Филча, по его мнению, было не менее старческим и вполне заслуживало права на ношение.
  -- Итак, что привело вас в Ватикан? - первым делом произнес Инквизитор.
  -- Да так, проходил мимо, - пожал плечами Борисов, оглядываясь.
   Обычная комната, минимум мебели, вроде опасности нет.
  -- Вы не маг, - констатировал инквизитор. - Да, мы умеем это видеть, иначе как бы мы охотились на магов? Это очень интересно.
  -- Что именно?
  -- Не желаете вступить в ряды инквизиции?
  -- Нет, не желаю, - ответил Борисов после паузы.
  -- Наша... организация не имеет к вам претензий, - взмахнул рукой инквизитор.
   Борисов неожиданно поймал себя на мысли, что не может запомнить лица собеседника. Оно плыло и ускользало.
  -- Охотьтесь и убивайте и дальше магов, освобождайте Темных Лордов, - продолжал инквизитор, - чем больше маги будут убивать друг друга, тем меньше останется нам работы. Я не буду спрашивать, что за команда магов вас поддерживает, понимаю, что такое секретность. Так все - таки, что привело вас сюда?
  -- Да Ватикан хотел посмотреть, и на вас, в смысле на Инквизицию, тоже, - бесхитростно ответил Борисов.
   Инквизитор, пристально всматривавшийся в лицо завхоза, кивнул, как будто получив подтверждение собственным мыслям. Потом заговорил, как будто размышляя.
  -- Многие пытались добраться до нашего источника магии и разрушить его. Глупцы! Сила веры обратила их в прах! Нынче наша организация очень ослабела, но если к нам в гости заходит маг, мы никогда не отказываемся помочь, ведь самоубийство - это грех.
   Борисов отлично уловил намеки, и его внутри передернуло. Возникло даже желание достать Лобзик и немного сократить поголовье Инквизиторов, но здравый смысл удержал. Не стоило ссориться с такой организацией, тем более настроенной вполне дружелюбно. Но мысль, что эти попы в рясах хотят убить всех магов и тем самым лишить Федор Михайловича молодости, бесила.
  -- Что ж, тогда мне остается только передать ваши пожелания долгих лет жизни моей команде, - встал Борисов.
  -- Если вам нужен незанятый источник магии, то ближайший находится на границе Румынии и Албании. Маги не слишком туда стремятся, слишком уж там опасные существа по лесам бродят, - усмехнулся инквизитор. - Но, думаю, что знаменитого Старика такие мелочи не пугают?
   Борисов пожал плечами и сделал неопределенный жест рукой.
  -- Вот, держите.
   Федор Михайлович, подсознательно ожидавший, что ему дадут маленький крестик, удивленно посмотрел на светящуюся восьмерку, перечеркнутую поперек.
  -- Если когда-нибудь вам очень сильно потребуется помощь с магами, - инквизитор сделал паузу и усмехнулся, - а точнее, помощь в сокращении количества этих самых магов, просто сломайте этот символ.
  -- А что он означает?
  -- Это символ бесконечности и меч, как знак того, что мы всегда будем стоять на страже людей. Но не тревожьте нас по пустякам, это понятно?
  -- Это понятно, - кивнул Борисов и спрятал знак.
  -- Нам нет дела до ваших магических разборок, так что можете спокойно отправляться дальше, от нас информация никуда не уйдет, - на прощание выдал инквизитор.
   Озадаченный Борисов вернулся в гостиницу и выложил разговор.
  -- Но Румыния не граничит с Албанией! - тут же вскричала Грейнджер.
  -- Тогда не знаю, - развел руками завхоз. - Проверим обе страны, время еще есть. Что больше по размерам, Румыния? Значит ее и проверим первой. Хоботов!
  -- Да, сэр!
  -- Стартуем через десять минут, цель - Румыния!
  -- Да, сэр!
  

Глава 31

(а тем временем в замке у Шефа)

в которой будут новости из Хогвартса, Азкабана и Министерства Магии, а также статья в "Пророке".

   Директор школы Чародейства и Волшебства Хогвартс, Альбус Дамблдор с наслаждением занюхал дорожку "серой радости" и утер слезу.
  -- Молодец, Северус! Отлично пробирает!
  -- Вам стало легче, сэр? - бесстрастно осведомился Снейп.
   Директор закатал рукав и посмотрел на почерневшую руку.
  -- Хи-хи-хи, смотри по моей руке ползет бабочка!
  -- Так, понятно, нужно уменьшить концентрацию, - Снейп сделал пометку в журнале.
  -- Ля-ля-ля, я тоже бабочка! - кружился в танце Альбус Дамблдор.
   Зельевар привычно дождался, пока директора "отпустит" и действие наркотика спадет. Увы, в этом году, из-за проклятия в руке, директор стал употреблять неприлично много продукции подпольной лаборатории. Доходы от продажи магической наркоты резко пошли вниз, также упали объемы поставок, и дилеры начали предъявлять претензии. Пока что дедушка Альбус ухитрялся затыкать особо недовольным рты, воздействуя через Визенгамот и Аврорат, хватая и засуживая самых рьяных из возмущавшихся. Но Снейп ощущал, что еще немного и ситуация пойдет вразнос.
  -- Сэр! - обратился он к директору. - У нас возникло несколько проблем!
  -- Говори, мой мальчик, - Директор жадно глотал минералку смешанную с бодроперцовкой в пропорции один к одному, не замечая, что часть проливается на бороду. - Говори!
  -- Во-первых, колония акромантулов в Тайной Комнате уничтожила все посадки галлюциногенных грибов и плесени, и теперь нам не из чего производить "вспышку света". Во-вторых, вы снюхали почти всю "серую радость", а ведь от нас ждут поставок и того, и другого!
  -- Пусть ученики сварят еще, - огрызнулся директор. - Что, эта старая жопа Гораций опять трясется, как бы его не прихватили на производстве?
  -- Именно так, сэр. В -- третьих, юный Малфой, посаженный в Азкабан... нам надо вытащить его.
  -- Ты же видел, что тут было! - воскликнул Дамблдор. - Что я мог сделать?
  -- Если мы не вытащим его, то мне, согласно Непреложного Обета, придется убить вас! - твердо заявил Снейп.
  -- Погоди, погоди, Северус, еще не время
  -- Тогда нужно освободить Драко и вернуть в школу! Или хотя бы освободить!
  -- Ладно, я займусь этим, - проворчал Дамблдор, вытирая бороду. - Хотя это и будет недешево
  -- Я могу убить вас бесплатно в любой момент.
  -- Но-но! - погрозил директор пальцем. - Рано еще! Что там у тебя дальше?
  -- Аргус Филч, скорее всего, переметнулся к Волдеморту и пускал злодеев в Хогвартс, - бесстрастно сообщил зельевар.
  -- Ему-то зачем? - удивился Альбус.
  -- Скорее всего окончательно еба... стал нездоров головой после смерти миссис Норрис.
  -- Понятно, - Дамблдор сделал еще глоток, чувствуя, что его окончательно отпускает. - Догнать, поймать и посадить в Азкабан. Можно вместо Малфоя, да, намекни его родителям, чтобы денег занесли, нынче освобождения из тюрьмы дороги стали. Все понял?
  -- Да, сэр. Что сказать дилерам?
  -- Чтобы заткнулись и ждали! - рявкнул директор. - Кто начнет спрыгивать -- мигом в Азкабан заедет, времена нынче суровые, а дементоры голодные!
   Поклонившись, Снейп покинул кабинет директора. Взгляд Альбуса упал на свежий "Пророк", и он развернул газету. Вначале он не поверил своим глазам. Геллерт Гриндевальд собственной персоной, в полный рост! Слеза скатилась по щеке Дамблдора, и он ощутил, что до сих пор любит Геллерта. Ах, какие кипели страсти сто лет назад, и надо же было красавчику Гриндевальду влюбиться в Ариану!
   Затем взгляд его упал на заголовок, и все мысли о том, как бы снять штаны с Гриндевальда и сможет ли Снейп сварить магическую виагру, сразу вылетели из головы директора.
   "СТАРЫЙ ПИДАРАС ДАМБЛДОР ОБОЛГАЛ МЕНЯ", и чуть ниже
   "Альбус Дамблдор убил свою сестру из ревности ко мне", заявляет Гриндевальд. "Эксклюзивное интервью с бежавшим Темным Лордом от нашего лучшего корреспондента, Риты Скиттер".
  -- Убью! Покалечу! - взвыл Дамблдор, уничтожая газету. - Вот ты как! Убью! Нет, вначале изнасилую! Точно!
   Директор срочно достал заначку "серой радости" и занюхал еще дорожку, представляя себе сцены изнасилования и убийства Геллерта. От удвоенной дозы Дамблдору сразу стало хорошо, и он задремал в кресле, повторяя.
  -- Убью, под суд, я не пидарас
   Феникс с жердочки смотрел неодобрительно, гадая, что же будет теперь с Филчем, обещавшим ему фениксиху и сладких, сочных, нажористых огненных саламандр.
  
   В Азкабане Драко Малфой икнул несколько раз подряд во сне и проснулся.
  -- Выпустите меня!! - заорал он привычно и тоскливо. - Я ни в чем не виноват! Меня подставили!
   Но, как и во все прошлые дни, никто не откликнулся. Только прошелестел мимо дементор, даже не остановившись пососать светлых эмоций.
  -- Меня подставили, - всхлипнул Драко. - Не знаю как, но я всем отомщу! Всем! Всех убью!
  -- О, что я слышу?
   Драко подпрыгнул и уставился на прозрачную морду, высунувшуюся из стены. Это была именно что морда, помесь человеческого лица с собачьим, все в чешуе и с третьим глазом посреди лба.
  -- Я расскажу тебе, как отомстить, а ты вернешь мне тело! - сообщила морда.
  -- Ты вообще кто такой? - насторожился Малфой.
   Морда поведала длинную и печальную историю о своей прошлой жизни, любви, предательстве, интригах, ударах в спину от самых дорогих и близких людей, и попадание в тюрьму, пытки, ужасную смерть и желание отомстить, а также вернуть тело. Драко прослезился к концу истории, и всхлипывая, сказал.
  -- Так что надо делать?
  -- Видишь камень с белой черточкой. Нет, левее, да, вот этой. Бей по нему со всей силы. Бей, я сказал! Что ты его гладишь, как женскую грудь, бей, я сказал!
  -- Да бью я!! - заорал в ответ Драко.
   Разбитыми в кровь руками он все-таки сумел пробить камень, и тот, заскрежетав, вдавился в стену. Немедленно открылась дверь, скрипя так, что хотелось обосраться. Малфой оглянулся, нет, дементоры не мчались ловить нарушителя.
  -- Тебе туда, - сообщила морда. - Тайный ход приведет тебя в сердце Азкабана! Там ты сможешь насладиться истинной мощью, которая питает Азкабан! Там тебе откроются новые бездны! Там ты поймешь, что такое месть!
  -- Дааааа!!!
   Драко Малфой смело и решительно ринулся в темноту потайного хода. Сделав несколько шагов, он обнаружил, что куда-то летит. Он обрадованно взревел
  -- Мощь Азкабана несет ме, - и крик оборвался.
   Через несколько секунд крик возобновился.
  -- Вот дерьмо! Дерьмо! Дерьмо! - орал Малфой.
  -- Хахахаха! - заходилась морда. - Вот оно сердце Азкабана! Дерьмосборник! Вот она вся мощь Азкабана -- это дерьмо! Ну как, тебе открылись новые бездны?!!
  -- Дапфпфпфп, - Драко опять нырнул, и вынырнул, отплевываясь. - Что за дерьмо тут творится?
  -- Наверное, тебя схватил дерьмокальмар, он нынче злой, - доверительно сообщила морда.
   Драко в один прыжок вынес дверь, ведущую в канализационный колодец, и помчался по нижним уровням Азкабана, пугая заключенных.
  -- Дерьмодемон на свободе! - катилось по коридорам.
   Глазам представителя Визенгамота, привезшего Драко указ об условном помиловании, предстало крайне печальное зрелище. Дежурный наряд дементоров скрутил Драко и притащил в главный зал, даже не дав помыться или обтереться. Авроры в панике ставили щиты, другой рукой зажимая нос. Тюремные крысы разбегались и дохли, под счастливый хохот морды.
  -- Я -- призрак Азкабана! Вы все узнаете силу дерьма! - разносился его голос по коридорам.
  
  -- Персиваль Уизли?
  -- Да, сэр! Готов служить на благо Министерства, сэр!
  -- Вот ордер на арест. Отправляйтесь в Европу, найдите там Аргуса Филча, смотрителя школы Хогвартс и арестуйте его.
  -- Да, сэр! В чем его обвиняют?
  -- Пропуск Пожирателей Смерти в школу, торговля запрещенными предметами, брал взятки со школьников, распродавал школьное имущество и самое главное, - собеседник доверительно наклонился к Перси, - он не выполнял указы Министерства!
  -- Это недопустимо! - подпрыгнул Персиваль. - Немедленно отправляюсь в путь! Он -- сквиб, это не составит труда!
  -- Также он
   Но прежде чем судья Визенгамота успел договорить про похищенного домового эльфа, Персиваль Уизли аппарировал, горя желанием арестовать страшного преступника. Тем более, что Филч ему и в школе не нравился, так что мотивация была очень мотивирующей.
  -- Ладно, пусть сам разбирается, - махнул рукой судья и раскрыл упаковку подарков от Дамблдора.
  
   Убежище Темного Лорда, оно же Малфой-мэнор.
  -- Ну что там? - прошипел Волдеморт. - Открывай уже!
  -- Лорд... это Вопилка! - дежурный Пожиратель указал на письмо.
  -- Кто осмелился прислать мне Вопилку?!! - но конверт уже раскрылся.
   Голос Гриндевальда наполнил помещение.
  -- Я, Геллерт Гриндевальд, глубоко оскорблен твоим поведением, Волдеморт. Ты считаешь себя Темным Лордом, когда тебе еще нет ста лет? Немедленно отзови своих прихлебателей из Европы или прикажи им не лезть в мои дела, иначе я уничтожу тебя. Разотру в порошок и продам, так как теперь рынок Европы -- мой. У тебя есть месяц, чтобы свернуть лаборатории в Албании, отдать шахты в Германии, а также уйти с рынка артефактов Франции. Если ты не сделаешь этого, то умрешь. И заодно все узнают, что я не Темный Лорд.
  -- Что за..., - начал набирать в грудь воздуха Волдеморт, но Вопилка продолжала орать.
  -- Как видишь, я знаю, где ты скрываешься и пробил твои щиты. Задумайся над этим, и вот еще над чем. У меня огромный счет к Дамблдору. Сумеешь его одолеть, поймать и передать в мои руки -- обсудим твое возвращение на рынки Европы.
   И с громким хлопком Вопилка исчезла.
  -- Дамблдор, говоришь, - прошипел Волдеморт. - Стой! Кто там недавно обращался насчет убийства этого старого пидараса?
  -- Через Горбина передавали предложение, анонимно.
   Волдеморт поморщился, так как Горбина уже убили, а его магазин разграбили в отместку.
  -- Говорят, что это был сам Старик, - понизив голос прошептал Пожиратель.
  -- Старик? Великолепно! Найти его и передать, что я согласен!
   После чего Темный Лорд, как и положено Темному Лорду, злобно расхохотался.
  -- И заказ на Гриндевальда ему сразу подпишите, по двойной цене!
   Пожиратель аппарировал, а Том прошипел.
  -- С рынков уйти! Лаборатории отдать! Ха! Тоже мне Тюремный Лорд нашелся!
  

Глава 32

где Борисов с командой много и бестолково путешествуют

  
   Румыния оказалась сырой, безжизненной и холодной. Пока выдохнувшийся от такого длинного прыжка Хоби приходил в себя, Борисов ходил и пинал мокрые кусты. Промочив ноги, он начал чихать, и от этого настроение окончательно испортилось.
  -- Ну, где этот источник? - поинтересовался он у Грейнджер.
  -- Хоби прыгнул к самой мощной магии, сэр! - простонал домовик.
  -- Спокойно, сержант, к тебе претензий нет, - махнул Федор Михайлович. - Ну, старшая жена, что скажешь?
  -- Да хрен его знает, - неопределенно протянула Гермиона. - Магия тут точно есть, Хоби не промахнулся, но это точно не источник.
  -- Деревня магов?
  -- Не знаю!
  -- Ладно, я схожу посмотрю, - проворчал Борисов. - Тонкс, давай со мной, если что, прикинешься румынкой.
  -- Это как? - заинтересовалась Нимфадора.
  -- Как обычно, грудь надуешь, юбку укоротишь, да смейся поглупее, и все будет в порядке, - посоветовал Борисов.
  
   Через час ходьбы он заподозрил, что Хоботов затащил их в какую-то параллельную Румынию. Ту, где динозавры не вымерли, а продолжали скакать по земле. Ничем иным непроходимые заросли, поваленные деревья, огромные следы и валяющиеся кучи дерьма, Борисов объяснить не мог. Шедшая следом Нимфадора откровенно скучала, иногда интересуясь, где же зло, которое надо побеждать? Федор Михайлович вздыхал и мысленно обещал оторвать Грейнджер руки, чтобы не совала куда попало. И палочку отобрать и засунуть куда положено. Внезапно Борисов ощутил острый прилив желания засунуть палочку куда положено.
  -- Свежий воздух что ли действует? - пробормотал он, примеряясь к заднице Тонкс.
   Секс получился бурный. У Тонкс накопилось много лишней энергии, вследствие мозголомной магии от Грейнджер. Плюс она вовсю изменялась, подпрыгивала, орала, стонала, живо напомнив Борисову первые шаги в этом мире и посещение "Клубничной радости". Заведение мадам Лили сейчас было оставлено в надежных руках близнецов, но все равно Борисов немного взволновался, как там дела в Англии? Потом перевел взгляд на Тонкс, и его посетила неожиданная мысль.
  -- Так, дорогая, а превратись-ка ты в Грейнджер!
   Нимфадора, обольстительно хихикнув, превратилась в старшую жену. Борисов перегнул ее через ближайший камень, примерился и быстро вошел в задницу. Тонкс закряхтела, потом застонала. Завхоз как будто пытался добыть огонь трением, и этот огонь растекался по телу Тонкс, растекался и грозил сжечь.
  -- Ебать! - заорала Нимфадора, выплескивая струю огня.
  -- Точно! - подтвердил Борисов, не останавливаясь.
   Огонь непрерывно выплескивался из рук и рта Тонкс, веселя Борисова. Накопилось у него претензий к старшей жене, и теперь Тонкс отдувалась за нее. И тут камень под ними пошевелился. Затем еще раз. И еще. Федор Михайлович и Нимфадора ничего не замечали, занятые процессом добычи огня.
   А потом глаз открылся.
  
  -- Кто потревожил меня? - раздался низкий утробный вой.
   Борисова оторвало от Нимфадоры, швырнуло на землю, и теперь он смотрел как огромный зрачок вращается туда-сюда. Федор Михайлович был неглупый человек и быстро сообразил, что секс они устроили прямо на глазу у огромной рептилии, видимо, спящей еще со времен гибели динозавров. Кому понравится, когда у тебя на глазу устраивают анальный секс? Никому. Поэтому Федор Михайлович, не вступая в переговоры, быстро отполз в сторону, подхватил Нимфадору и утащил в кусты.
  -- Вхгам, - раздался мощный выдох и земля заходила ходуном.
  -- Бежим, только пригибаясь, - сказал Борисов Тонкс.
   И они побежали. Огромный драконий царь, уснувший во времена ледникового периода, медленно вдыхал и выдыхал, приходя в себя. Земля тряслась, звери разбегались, равно как и завхоз с метаморфкой. Отбежав метров на двести, они разогнулись и расхохотались.
  -- Хорошо, что ты забрался в задницу ко мне, а не к нему! - сообщила Тонкс.
  -- И не говори, еще я жопе у дракона не был, - отозвался Борисов. - Как думаешь, что дальше будет?
  -- Ну... он проснется и полетит жрать, - подумав, сказала Нимфадора.
  -- Тогда валим отсюда, пока он не вылез целиком и не сожрал нас, - резюмировал Борисов.
   И они побежали обратно в лагерь. Лавгуд, напевая, мастерила себе венок из мотка колючей проволоки, Грейнджер что-то чертила на земле и поминутно тыркала в рисунок пентаграммой, а подвешенная на сук Джинни ругалась и требовала снять ее.
  -- Подыши свежим воздухом, это полезно, - рассеянно отзывалась Гермиона.
  -- Валим! Валим отсюда! - заранее, еще не добежав до лагеря, начал орать Борисов.
  -- Мммм, - подняла голову Грейнджер. - Что-то вдруг сексом потянуло.
   Джинни испуганно попробовала натянуть юбку на колени. Грейнджер оценивающе посмотрела снизу вверх.
  -- А ведь точно, на дереве мы сексом еще не занимались.
  -- Дура! - Борисов уже подбежал вплотную. - Валим отсюда!
  -- Откуда?
  -- Из страны! Сейчас тут будет жопа!
  -- Это же Румыния, тут и так жопа, - удивилась Грейнджер.
  -- А теперь это будет драконья жопа!
  -- Мы разбудили царя драконов. Случайно, - добавила Тонкс.
  -- Хоби готов, сэр!
  -- Давай в Албанию, - махнул рукой Борисов, - теперь понятно, что тут за источник был.
   Хлопок, и команда переместилась в Албанию.
  -- Хммм, кого-то не хватает, - нахмурился Борисов.
  -- Черт, жену забыли! - вскричала Грейнджер и аппарировала обратно.
   Борисов пожал плечами и начал обустраивать место для ночлега. На албанские леса накатывался вечер.
  
  -- Помогите! - орала Джинни. - Помогите! Слышит меня хоть кто-нибудь?
  -- Я слышу! - вышла Гермиона из-за дерева. - Что, легче стало?
  -- Помогите!
  -- Эх, глухомань, глухомань, - улыбнулась Грейнджер, залезая на дерево и задирая Джинни юбку.
  
   В сорока километрах от них, в драконьем питомнике, Чарли Уизли прислушался. На мгновение ему показалось, что земля содрогнулась. Да ветер какой-то нехороший. Прищурившись, он смотрел вдаль, не обращая внимания, что молодые дракончики уже сожрали все мясо и теперь пытаются закусить его штанами.
  -- Гроза, что ли идет? - пробормотал Чарли.
   Двухсотметровый драконий царь прилетел в питомник ближе к полуночи. Покружив, он издал призывный вопль, созывая всех драконов. В питомнике началась суматоха, драконы рвались сквозь барьеры, рычали и хлестали огнем. Затем драконий царь опустился ниже, проломил все щиты и увел драконов за собой. После трехдневного полета они достигли Кавказа, где драконий царь начал обустраивать логово. В питомнике погибло восемь смотрителей. Чарли Уизли нашли с раздавленной головой, сумев опознать его только по фирменному свитеру, авторства Молли Уизли.
   Маги Европы и Азии, из тех, кто был в теме, начали ломать головы, как бы им завалить драконьего царя?
  
   Леса Албании оказались мрачными, и одновременно загаженно-безжизненными. Дерьма и мусора вокруг было много, а вот людей или магов -- никого. Побродив полдня, Борисов сплюнул.
  -- Да нахрен это все. Грейнджер, есть тут источник?
  -- Есть, но какой-то загаженный, - Гермиона сжимала в руке пентаграмму. - Точно, Темный Лорд тут все загадил!
  -- Ну спасибо, - проворчал завхоз.
  -- Все равно этот источник нам не подойдет, - неожиданно заявила Грейнджер. - Тут сдохла куча животных, а это немного не то.
  -- А что то?
  -- Нужно место, где люди искренне молились или искренне ненавидели. Неважно, что и кого, главное, чтобы эмоции шли от самого сердца! Тогда с помощью Кристалла Мощи можно будет перегнать все это в жизненную силу. Но, к сожалению, только один раз.
  -- То есть мне нужно будет посетить одиннадцать источников? - взревел Борисов.
  -- Я уже говорила, что не желаю отдавать свою жизнь вам!
  -- Иди ты, - отмахнулся Федор Михайлович. - Мне твоя жизнь и не нужна! Так, план тогда остается без изменений, двигаем дальше в Аравию, за девственницами. И сроки поджимают, эх.
  -- Ебипет, - невнятно промычала Гермиона, закусив пентаграмму.
  -- Все б тебе о сексе
  -- Египет, говорю! В одной из пирамид наверняка можно провести обряд!
  -- Наверняка? То есть ты не уверена? - прищурился Борисов.
  -- На месте скажу точно.
  -- Понятно. Хоботов, давай, заводи шарманку. Цель -- Египет!
   И они прыгнули еще раз. Понюхав воздух и нацелив пентаграмму, Грейнджер удовлетворенно заявила, что источник тут есть, и точно подойдет. Правда, пришлось еще двое суток аппарировать по всей Долине Царей, разыскивая точные координаты.
   В конце концов, Борисов махнул рукой, приказал Хоботову разбить походную палатку и заявил, что с места не сдвинется. Все равно мол, ничего не смыслит в магии, так что пусть Грейнджер сама скачет бешеным сайгаком от пирамиды к пирамиде, а он -- спать!
  
   Но едва Гермиона аппарировала, сжимая Джинни за плечи и обещая той незабываемую экскурсию, как Борисова потревожили. Завхоз был настроен принять ванну и поспать нормально, а вместо этого пришлось смотреть на появившегося гоблина, который начал плести словесные кружева и раскланиваться.
  -- Чего тебе? - рыкнул Борисов.
  -- Я представлю банк Гринготтс, египетский филиал! - пропищал гоблин.
  -- И?
  -- Мы бы хотели заказать ремонт! Наши коллеги из Британии очень вас хвалят! Отличное качество, низкие цены, скорость, а наше отделение -- оно, знаете, очень старое. Давно пора расширить и почистить, а то вот недавно, иду я по делам, а на меня из-за угла мумия кааааак прыгнет!
  -- Фараона?
  -- Да не, из наших, из гоблинов. Заблудился, бедолага, свернул не туда, его бумагами и придавило. Полежал, мумифицировался -- воздух тут сухой, сами видите -- и восстал!
  -- Как зомби, что ли?
  -- Как мумия, - педантично поправил гоблин.
  -- И часто у вас такое? Ну, мумии восстают?
  -- О, не чаще раза в год! - горячо заверил гоблин. - Сэр, так что вы думаете о нашем предложении?
  -- Это смотря сколько это будет в переводе на пощупать, - задумчиво отозвался Борисов.
  -- Начальство велело передать, что готово обсудить с вами сумму, - облизал губы гоблин.
  -- Ты случайно не родственник Передёрга?
  -- Он мой троюродный дядя, - смутившись, признал гоблин.
  -- Хахахаха, понятно! Ладно уж, давай, вези к своему начальству! - расхохотался Борисов.
   И они отправились в египетский филиал банка "Гринготтс"
  

Глава 33

со вторым ритуалом омоложения и его последствиями

  
  
  -- Аккуратнее двигай ванну, не испорть рисунок! - покрикивала Грейнджер.
  -- Хоби старается, мэм! - пыхтел домовик.
   Лавгуд расставляла светильники, напевая и попутно украшая головы присутствующих мумий венками из одуванчиков. Мрачный и огромный зал древней пирамиды, куда тысячу лет не заглядывал никто, теперь преобразился. Грейнджер выдула затхлую атмосферу, убрала пыль, заготовила магических светильников. Хоби надраил походную ванну. Все было готово к ритуалу омоложения. Все, кроме самого Борисова.
  -- Ты уверена, что это сработает? - спрашивал он Гермиону.
  -- Конечно! Я магесса! - потрясала Грейнджер дневником Ровены. - Луна и Джинни выступят в роли опорных якорей, я буду направлять энергию через Кристалл Мощи, а Нимфадора получит избыток энергии. Спокойно, доверьтесь мне!
  -- Это-то меня и беспокоит, - проворчал Борисов, но все же смирился.
   Ритуал проводить надо, а кроме Грейнджер никто в этом не разбирается. Но все равно, казалось Борисову, что обязательно ритуал сорвется. Федор Михайлович списал все это на воздействие мрачной пирамиды, но на всякий случай велел Хоботову быть наготове и чуть что, садить со всей эльфийской мощи и дури.
   Ванна, вода, присадки и добавки.
   Забираясь внутрь, Борисов неожиданно подумал, что было бы неплохо вообще свести весь ритуал к чему-нибудь простому. Зарядил таблетку или воду, съел или выпил, энергия пошла в организм - здравствуй, молодость!
  -- Эй, Грейнджер!
  -- Чего? Не сбивайте настройку!
  -- А можно просто энергию в таблетку спрессовать, а потом употребить? Или там жизненной энергии стакан выпил, и пару лет вернул?
   Гермиона собиралась сказать, чтобы Филч не порол ерунды в областях, в которых не разбирается, а потом призадумалась. Было что-то такое в этой идее... что-то многообещающее. Над этим стоило бы подумать, но время ритуала уже настало.
   - Во имя Иштар! Во имя Осириса! Во имя Ра! - нараспев начала Гермиона, сжимая Кристалл Мощи.
   Откликаясь на магию, пирамида начала вибрировать. Борисов вначале увидел рябь на воде, потом дрожь, потом почувствовал, что ванна куда-то едет.
  -- Эй, чезанахер?! - заорал Федор Михайлович. - Что за вояж?!
  -- Вернитесь в фокус! - немедленно заорала Грейнджер.
   Выпустив Кристалл, она быстро вытащила палочку и зафиксировала ванну. Но момент оказался упущен. Темная энергия страданий, смерти и крови, переполнявшая пирамиду, устремилась в Кристалл Мощи. Преобразование в энергию жизни запустилось автоматически, и было ее столько, что казалось луч света бьет в небеса. Пирамида усилила воздействие, и огромный фонтан жизненной мощи, невидимый обычный глазом, забил над Долиной Царей.
  -- На место! - прорычала Гермиона, задвигая ванну.
   Две трети энергии уже ушло, но Борисову хватило и оставшейся трети. Поток пронзал его, напитывал, искривлялся, и Грейнджер, как и было задумано изначально, отводила излишки прямо в сторону Тонкс. Та плыла и менялась, сотней обликов и видов, но продолжала впитывать энергию. Кристалл Мощи тихо гудел и вибрировал, и Гермиона чувствовала, что часть энергии достается и ей.
   Она посмотрела на Джинни, но та бесстрастно сидела в позе лотоса, также как и Луна.
  -- Прерываю поток, всем приготовиться! - скомандовала Гермиона.
  -- Э! Э! - завозмущался Борисов. - Чего прерываешь?
  -- Не все же такие... не-маги, - ответила Грейнджер. - В вас хорошо, если хотя бы один процент впитался, а я сейчас лопну!
  -- Не сдерживай себя, пописай магией, - проворчал Федор Михайлович, но претензии снял.
   Резко отодвинув Кристалл, Гермиона прервала ритуал, и только сейчас в полной мере ощутила, насколько ее переполняет энергия. Чесало и зудело везде, хотелось сделать что-то такое, мощное и бессмысленное.
  -- Чего б такого наколдовать? - пробормотала она, почесываясь.
  -- Оружие не помешало бы, - проворчал Борисов, выбираясь из ванны.
  -- Зачем вам оружие? Вы и так постоянно кого-то убиваете! - тут же завозмущалась Грейнджер. - Права домовиков не соблюдаете! И вообще, знаете, как говорят: "Занимайтесь любовью, а не войной"?!
  -- У нас разделение труда, - хмыкнул Федор Михайлович. - Ты - трахаешься, я - воюю.
  -- Точно! Любовное оружие! - вскричала Грейнджер, не слушая завхоза. - Абра-Швабра-Кадабра!
  -- Чего-чего?! - Борисов потряс головой, думая, что ослышался.
  -- Это древняя магическая формула, сейчас таких не делают! - надулась от важности Гермиона.
   Из воздуха прямо перед ней соткался цилиндрик. Федор Михайлович опасливо покосился и покачал головой. А ну как там ядерная мини-бомба? Или боевые газы кожно-нарывного действия? Или вообще лазерный меч, как у этих... жыдаев из космоса?!
   Борисов аж причмокнул от такой идеи.
   Точно, надо заказать световую саблю, и рубать врагов направо и налево! Еще можно завести одежку с капюшоном и прикидываться Палпатином. Императора Борисов очень уважал, сразу было видно, этот разбазаривания имущества не допустит!
   Вкратце объяснив идею, Борисов, к своем удивлению получил именно то, что хотел.
   Цилиндрик - рукоятка светового меча. Нажмешь кнопку - вырывается пучок энергии, рубит все на своем пути. Нажмешь еще раз - исчезает. И цвет правильный - красный. Самое то! Обрадованный, Борисов повертел - порубил внутренности пирамиды, а потом спросил.
  -- А ты чего себе заказала?
  -- Помада Неотразимости, - ответила Грейнджер, пряча тюбик.
  -- Не понял.
  -- Чего тут понимать. Красишься ей - и ни один мужчина не устоит.
   Борисов почесал в затылке, но заявлять "вотжехрень" не стал. Он тоже ощущал энергию внутри, и прямо физически чувствовал, что стал моложе. Так что хрен с ней, со старшей женой, пусть играется в свою магию. Вон светошашку подогнала, теперь еще через гоблинов плащ с капюшоном заказать и все, имидж Старика достигнет недосягаемых высот!
  
   Пока команда собиралась и приходила в себя, снаружи происходили не менее интересные вещи. Поток темной энергии, переведенной в жизненную мощь, оросил Долину Царей. Мумии зашевелились в саркофагах и начали восставать одна за другой. Не всем удавалось выбраться, высушенные за тысячелетия кости и бинты не всегда справлялись с камнями, но хаотичное освобождение продолжалось недолго.
   Пирамида власти в Древнем Египте стояла крепко, и теперь мумии жрецов и чиновников командовали остальными. Выстроив иерархию, мумии быстро освободили всех собратьев, сбились в крепкий и здоровый коллектив и начали осматриваться в поисках самой главной мумии. Кандидатов набралось двадцать штук. Их могло бы быть и больше, но фараонов хоронили в самых глубоких и отдаленных уголках, и не везде дождь из жизненной магии смог достать мертвецов. Примерно с полчаса мумии - фараоны мерялись древностью, родами, предками и землями, и, в конце концов, выбрали самую главную Мумию.
   Хамхотеп Первый оглядел склонившихся перед ним мертвецов и понял, что чего-то не хватает.
   Скипетр и шапка фараона! Какой же он владыка, без этих символов власти? Но искать в окрестностях было бесполезно: что не разграбили искатели приключений, то вывезли археологи и стырили туристы. Хамхотеп воздел к небу пустые глазницы и принюхался отсутствующим носом.
  -- Там! - указал он. - Там есть сокровища и знаки власти!
   Армия мертвых развернулась и рекой полилась на северо-запад, издавая утробное уханье.
   Египетский филиал банка "Гринготтс" готовился к новому банковскому дню.
  
   Грейнджер, ощутив, что давление энергии в организме спало, сразу обратилась мыслями к своему Коварному Плану. Следовало проверить, как там Тонкс после закачки энергии, что в ней изменилось? Игриво шлепнув Нимфадору по упругой заднице, Гермиона прошептала:
   - Ну и кто тут у нас? Никак сама Нимфадора?
   Упругая попка моментально превратилась в боевую задницу, а Грейнджер осознала, что висит в воздухе, удерживаемая за шею. Рука, держащая ее, толстая, в жгутах мышц, казалось, не могла принадлежать человеку. Гермиона старалась не думать о том, с какой легкостью эта стальная балка-рука может свернуть ей шею, и перевела взгляд на лицо Тонкс.
   Вместо красивой метаморфки перед ней стоял ХАМ: хищный агрессивный метаморф.
  -- Не смей называть меня Нимфадорой! - прорычала Тонкс металлическим голосом.
  -- Да, конечно, как скажешь. Тихо, Тонкс, спокойно! Это я, Гермиона, помнишь? Ты мне доверяешь больше всех на свете, помнишь?
  -- Я доверяю только своему хозяину! - прорычала Тонкс. - Мой хозяин - Аргус!
   "Ага, значит энергия, пропущенная через Борисова, может подчинять и преобразовывать", сообразила Грейнджер.
  -- Хорошо, я не претендую!
  -- Отпусти ее, Дора, - вмешался Борисов, нехотя, но вмешался. - Она нам еще пригодится!
  -- Ррав! - Тонкс превратилась в огромную собаку и начала лизать руку Борисова.
  -- Вообще я - старшая жена, и она должна подчиняться мне, - ровным голосом сказала Грейнджер.
  -- Любишь кошек? - внезапно спросил Борисов.
  -- Да, а что?
  -- Так ты не путай кошек с собаками, - усмехнулся Федор Михайлович и потрепал по холке Тонкс. - Может оказаться несовместимым с жизнью.
  -- Учту, - Гермиона, прищурившись, смотрела на Нимфадору. - На будущее.
  -- Вот-вот. Хоботов, ну что там?
  -- Хоби готов, сэр!
  -- Все собрали? Ничего не забыли? Ну тогда стартуй, сержант. Цель - пустыни Аравии!
  -- Есть, сэр!
   И с громким хлопком команда покинула пирамиду, даже не подозревая об армии мертвых снаружи.
  
  -- Съешь еще кусочек, дорогой, - говорила Милисента, подсовывая торт.
  -- Неее, не хочу, - отмахивался Рон.
  -- Тогда выпей еще этого вкусного коктейля!
  -- Да не лезет уже, он слишком жирный, - отмахивался Рон.
  -- Тебе надо больше кушать!
  -- Да я и так ем, не переставая, с перерывами только на секс и сон! И все равно худею!
  -- Ты ж мой красавчик, - потрепала его по щеке Милисента.
   Рон смутно ощущал, что все идет немного не так. У него было все, о чем он мечтал. Много еды, секса, даже с разными девушками, известность и деньги. Но что-то в этом все было неправильное. То ли то, что он был прикован в подземельях Слизерина, то ли личность жены - Милисенты Булстроуд.
   Но тут Милисента запустила руку в штаны Рона, и мысль прервалась.
  -- Давай, дорогой, поиграем в родео, - раздался шепот Милисенты.
   Подземелья огласил приглушенный, ставшим привычным, крик Рона.
  

Глава 34

где в антураже сказок "1000 и 1 ночи" творится грубая магическая действительность

   Хоби аппарарировал команду прямо на склон бархана. Песок под ногами поехал, и команда покатилась вниз, бестолково пытаясь затормозить.
  -- Сэр, пустыня Аравии! - отрапортовал домовик, выплюнув пригоршню песка.
  -- Да я заметил, - проворчал Борисов, тоже отплевываясь.
   Надо формулировать точнее, понял Федор Михайлович. Хотел -- пустыню, вот тебе пустыня! Остальные тоже отряхивались, выбивали песок, сплевывали. Вокруг, насколько охватывал взгляд, тянулись бесконечные барханы. Солнце жарило, но умеренно, в отличие от нестерпимого жара, шедшего от песка. Борисов переступил с ноги на ногу, и взгляд его зацепился за носик чайника, торчащего из песка.
  -- Чайник -- это хорошо, - пробормотал Борисов, доставая лампу. - Хммм, а ведь это не чайник! Эй, команда, зацените, я нашел лампу Аладдина!
  -- Какого хрена этот Аладдин забыл в пустыне и зачем он прятал здесь лампу? - проворчала Тонкс.
  -- Там внутри сидит джинн, - усмехнулся Борисов. - Если потереть лампу, джинн вылезет и выполнит три желания!
  -- Каких желания? - вмешалась Грейнджер.
  -- Любых.
  -- Надо заказать Рогатого Сноркака, - тут же оживилась Лавгуд.
  -- Это невозможно! - уверенно заявила Гермиона. - Подобное противоречит всем основам магии!
   Борисов пробормотал "ну-ну" и потер лампу. Грейнджер вещала, не замечая, что из лампы пошел дым.
  -- Таким образом совершенно ясно, что джиннов не бывает! - закончила она. -Ой!
   Гермиона, да и все остальные, уставились на десятиметрового джинна, вылезшего из лампы.
  -- НЕ БЫВАЕТ?!! - прогрохотал джинн. - А Я ТОГДА КТО??!
  -- Боггарт? Только пустынный? - предположила Грейнджер.
  -- Склонись перед мощью и величием джиннов!
  -- Я -- магесса! - Грейнджер достала Кристалл Мощи. - Чтобы я кланялась какому-то духу?!
  -- Я Ибн-Абдуллах Феттах, марид из маридов, и только мощь самого Сулеймана, сына Дауда - да пребудут они оба в мире! - запечатала меня в лампу! Во имя Аллаха, милостивого и милосердного, я накажу тебя, глупая дщерь!
   Грейнджер направила Кристалл мощи на джинна и ударила заклинанием. Абдуллах продолжал шевелить пальцами, что-то бормоча под нос. То ли ругался, то ли творил злобное колдунство, Борисов так и не понял. Грейнджер ударила еще несколько раз, и потом закричала Борисову.
  -- Прикажи ему подчиниться!
   Марид посмотрел на Федора Михайловича и покачал головой.
  -- Он не маг, не Избранный, чистый душой, и не владелец перстня Сулеймана! Он не может мне приказывать!
  -- Он врет! - заорала Гермиона. - Он раб лампы и слушается владельца!
   Борисов задумчиво почесал нос. Джинн развел руки в стороны и хлопнул, обездвиживая Грейнджер.
  -- Ты слишком много о себе возомнила, глупое человеческое дитя! - заявил Абдуллах. - Я накажу тебя! Ты любишь магическую силу -- она у тебя будет! Ты будешь покорна своему мужу! Ты не будешь врать! И ты узнаешь, что джинны существуют!
   С каждым предложением Абдуллах хлопал в ладоши. Борисов и остальные оцепенело наблюдали.
  -- ХАХАХАХАХА! Я свободен!!! - и джинн взмыл в небеса облаком черного дыма. - СВОБОДЕН!!!
  
   Через минуту Борисов откашлялся и спросил.
  -- Это че за херня сейчас была?
   Он осмотрелся.
  -- Не понял. Куда этот Лах-Марах Грейнджер дел?
  -- Я здесь! - раздался голос откуда-то снизу.
  -- Где?
  -- В лампе!
   Вот тут Федора Михайловича пробило. Он упал на песок и начал хохотать, дрыгая ногами. Тонкс непонимающе переводила взгляд, Лавгуд о чем-то беседовала с барханом, а Уизли, что-то сообразив, бросилась бежать.
  -- Кккуда! - рыкнула Нимфадора, хватая Джинни. - Хозяин не разрешал!
   Отсмеявшись, Борисов поднял лампу и потер. Оттуда появился дым, сгустившийся в Гермиону.
  -- Слушаю и повинуюсь, господин, - склонилась она перед Борисовым, скрестив руки к плечам.
  -- Да, стоило поесть песка, чтобы добиться такого эффекта! - еще раз расхохотался завхоз. - Так ты теперь джинн?
  -- Джинния, - педантично поправила Грейнджер и протянула руки к Уизли. - О, Джинни, не бросай меня!
  -- Джинни и джинния, - хмыкнул Борисов. - Брак распался, на радость статистике. Ну, теперь-то ты не будешь возражать, что Уизли не нужна?
  -- Как прикажет повелитель, - склонилась Грейнджер.
  -- И сколько раз можно приказывать?
  -- Пока не надоест. Мой долг старшей жены велит исполнять ваши приказы, господин!
  -- И живешь ты в лампе?
  -- Да, повелитель. Я расширила ее и там вполне уютно!
  -- А если кто другой возьмет в руки лампу?
  -- Я подчиняюсь только вашим приказам, господин, - опять поклонилась Гермиона.
   Тут Борисов наконец заметил, что вместо ног у Грейнджер струя дыма, тянущаяся к лампе.
  -- Ну вот, а говорила, что джинния, - усмехнулся Федор Михайлович. - Где же женские прибамбасы?
  -- Внутри лампы, повелитель, я могу превращаться обратно.
   Борисов подумал, почесал в затылке и ответил.
  -- Не, ну вас нахрен. Залезешь, потом еще не вылезешь. Сиськи есть, и так сойдет.
  -- У меня тоже есть сиськи! - обрадованно заявила Тонкс.
  -- Да, дорогая, - ухмыльнулся Федор Михайлович. - Это все надо отметить! Так... как тебя теперь называть-то: джинка? Или жена-из-лампы?
  -- Как прикажет господин.
  -- Ладно, Грейнджер, организуй нам тут оазис, температурку подрегулируй, чтобы вода была теплой, а солнце приятным. Холодильник с пивом и закусками, шатер -- матер, с хорошей кроватью. Сержанту эльфийку подгони. Эй, Хоботов!
  -- Да, сэр! Хоби здесь, сэр!
  -- Торжественно присваиваю тебе звание младшего лейтенанта! У тебя увольнительная на сутки! Грейнджер выдаст тебе симпатичную эльфийку, развлекись с ней как следует. Жду тебя здесь через сутки, как понял?
  -- Хоби понял! Хоби счастлив! Спасибо, сэр!
   И домовик исчез, сжимая в объятиях миниатюрную эльфийку.
  -- Так, продолжаем концерт, - скомандовал Борисов. - Рыжей Уизли -- отдельный шатер, и чтобы сбежать не смогла! Накормить-напоить и спать уложить!
  -- Может домой ее отправить? - заикнулась Грейнджер, но осеклась.
  -- Кстати, - прищурился Борисов, - что насчет нашего контракта?
  -- Он аннулирован в связи с превращением одной из сторон в нечеловеческое существо, - сухо ответила Гермиона.
  -- Ха! Встречу еще раз Феттаха -- поставлю ему пиво! Ящик!
   Борисов расстегнул штаны и присел на край кровати.
  -- Давай, жена-из-лампы, приступай, - скомандовал он, - только вначале пива подгони. Трудись как следует, джинки у меня еще не сосали.
  -- Да, господин, - Грейнджер упала на колени перед Борисовым.
  -- Ха-ха, и вправду волшебное существо! Волшебно сосет! - заявил Федор Михайлович. - Так, Тонкс, а ты превратись в Лавгуд, и вдвоем танцуйте танец живота. Гермиона, обеспечь их соответствующей одеждой!
   Грейнджер, не прекращая движений, щелкнула пальцами. Воздушно -- кисейные одежды, зазвучала музыка, и две одинаковые блондинки начали зажигательно вертеть бедрами, постепенно раздеваясь. Борисов, прихлебывая холодное пиво, удовлетворенно заметил.
  -- Ну вот, теперь все как у людей, правильный гарем, а то развели, понимаешь, извращений!
  
   Маг-шейх непонимающе смотрел на Борисова.
   Они находились в шатре мага-шейха, курили кальян и торговались второй час.
  -- Еще раз, - заявил Борисов. - Превосходная жена! Знает все тайны секса по-английски! Родовита и плодовита! Любит также женщин, так что ты сможешь ублажать свой взор, глядя, как она ласкает других твоих жен! И за все это счастье я прошу всего лишь четырех твоих наложниц! Даже не девственниц!
  -- Вай мэ, четыре -- много! Вот если бы ты попросил четырех моих старых жен, - затянулся маг-шейх.
  -- Так они же старые!
  -- И я о том же, вай! - вскричал шейх. - Старые, понимаешь, только и делают, что ворчат!
   Борисов заглянул в лампу, всмотрелся.
  -- Вах, давай старых жен, только не четырех, а восемь! - заявил он шейху.
  -- Во имя Аллаха, ты меня грабишь, Фиодор!
  -- Во имя Аллаха, я тебя спасаю от старых жен! - парировал Борисов.
   Торги продолжались еще три часа и два кальяна. Сошлись на шести старых женах.
  -- Вай, показывай свое чудо, но если оно мне не понравится, ты отдашь мне свою боевую жену! - заявил шейх.
  -- Она ж тебе шею свернет! - искренне удивился Борисов.
   Метаморф в боевой трансформе -- страшное оружие.
  -- Э, люблю сильных женщин!
  -- Ладно, разберемся, - махнул рукой завхоз. - Заводите Уизли!
   И поспешно отвернулся. Через полминуты тишины скосил глаза -- шейх сидел, вытаращив глаза и пуская слюну.
  -- Гы, и вправду Неотразимая Помада, - хихикнул Борисов. - Защита стоит?
  -- Да, повелитель, - донеслось из лампы.
   Борисов повернулся. Джинни, накрашенная, в короткой юбочке и матроске а-ля "японская школьница" скучающе смотрела на шейха. Тот пускал слюни и выпал из действительности.
  -- Алё, любезный, - постучал ему по голове Борисов, - где оплата?
  -- Вай?! - маг-шейх потряс головой.
  -- Отвернись, - приказал Федор Михайлович.
   Уизли послушно отвернулась. Перспектива попасть под расправу Тонкс за невыполнение приказов пугала.
  -- Аааа, не врал, не врал, Фиодор! - вскочил маг-шейх. - Вах, все забирай! Хочу ее прямо сейчас!
  -- Так, вначале старые жены, потом секс, - деловито заявил Борисов.
   За несколько минут маг-шейх, одолеваемый вожделением, покончил со всеми формальностями. Старые жены, согласно магических контрактов, были переданы в собственность Борисова. Затем всех насильно выпихнуло из шатра, но Борисов успел напоследок разобрать.
  -- Попка -- чистый персик! Иди сюда, дорогая! Ты будешь самой любимой, самой главной женой!
  
   Борисов усмехнулся, достал лампу и потер. В воздухе соткалась Грейнджер.
  -- Фу, нельзя быть такими старыми! - заявила она бывшим женам мага-шейха. - Это оскорбление! Умрите!
   Одежды опали на песок. Грейнджер щелкнула пальцами, и с поклоном протянула Борисову таблетки.
  -- Вот, господин, все как ты хотел. Концентрированная энергия жизни.
  -- Блядь, я же просил просто высосать из них немного жизни!
  -- В них и так ее было немного, повелитель. Вы не задали границ, - склонилась Грейнджер.
  -- Ладно, хер с тобой, давай сюда, - забрал Борисов таблетки. - Спрячься в лампу, хотя нет, стой. Ты же у нас теперь всемогущая джинния, хоть и лесбиянка?
  -- Да, господин.
  -- Давай телепортни нас в Москву, что-то по Родине соскучился, - приказал Борисов.
  -- Слушаю и повинуюсь, господин.
  

Глава 35

в которой Федор Михайлович внезапно попадает в "Преступление и наказание"

   Москва встретила Борисова бодрым морозцем, гололедом и мрачными москвичами. В темной подворотне, куда переместились Борисов и компания, было тихо, пусто и нагажено в углу. Надписи на стенах удостоверяли, что Цой жив, а Вася по-прежнему мудак.
   Холодок пробирал и Борисов закутался посильнее, внезапно обнаружив, что мало того, что отвык от таких холодов, так еще и одет не по погоде.
  -- Так, девочки, закутались, сейчас прикупим чего-нибудь теплого, - скомандовал Борисов. - Эй, старшая жена, где тут местный магический экопост?
  -- Гостиница "Вольх Вольхович" за углом, - раздалось из лампы.
  -- Это еще кто? - удивился Борисов.
  -- Да был тут в древности один анимаг, - туманно отозвалась Грейнджер и замолчала.
   Борисов постучал лампой об стену, но потом сообразил, что вначале надо добраться до тепла и уюта, а уже потом заниматься расспросами.
  -- Так, за мной, шустро, - скомандовал он. - Шевелим своими прекрасными ножками!
  -- Слышь, мужик, мелочь есть? - в подворотню зашли два мрачных москвича.
  -- Ага, - и Борисов выхватил Лобзик. - Заряжен мелочью, брать будете?
  -- Не, - попятились мрачные москвичи, - извини, обознались.
   Федор Михайлович внезапно понял, что на дворе 1996 год, и в Москве вообще та еще жопа. Расслабился в горячих пустынях и магических борделях, пожурил сам себя Борисов и повел жен в гостиницу. Трехэтажное здание "сталинской" постройки, со слегка облезшей вывеской "Вольх Вольхович" с нарисованным добрым молодцом Вольхом, мирно соседствовало с еще двумя жилыми зданиями, ларьком и неким подобием детской площадки.
  -- Да, нихрена не пять звезд, - оценил Борисов и зашел внутрь.
  -- Нам туда! - сразу ткнула пальцем Нимфадора вглубь помещения.
   Персонал, сразу все поняв и оценив, не стал препятствовать. Невидимая для не-магов дверь открылась бесшумно, и Борисов с гаремом попали на магическую половину гостиницы.
  -- Желаете шейх-люкс? - тут же осведомился администратор.
  -- А давай, - махнул рукой Борисов. - Обед там есть?
  -- Сейчас все будет, прошу, вот ключ, он же портал в номер.
   Борисов взял в руки ключ, привязанный к брелку.
  -- Можете выйти и закрыть дверь, можете коснуться брелка и портал перенесет вас в номер, - пояснил администратор. - Справочник по магической Москве лежит на столике возле входа. Какие-то пожелания насчет обеда?
  -- Мяса и водки мне, фруктов и вина - женам, а там разберемся, - бросил Федор Михайлович.
   Когда он и жены перенеслись в номер, администратор задумчиво сделал запись в книге, напротив обозначения номеров "люкс": "Шейх инкогнито + 1 гарем", после чего вызвал гостиничного домовика и отдал распоряжения. Неплохой день, подумал администратор, погружаясь в подсчеты. Шейх-люкс шел по цене в тысячу галлеонов за сутки, и если заезжий богатей будет развлекать свой гарем хотя бы неделю, то можно будет прикупить новый домик.
  
   Номер был не просто огромным, по нему следовало скорее ездить на велосипеде, нежели ходить пешком. Комнаты, гостиные, ванны, даже рабочий кабинет и библиотека.
  -- Какой прекрасный траходром, - присвистнул Борисов, заглянув в одну из спален. - Но это потом.
   В номере "люкс" была функция заказа чего угодно, с доставкой в номер, и Борисов смело и решительно ей воспользовался. Заказал женам шубы и пальто, даже на лампу повязал теплый платок. Сам оделся по погоде, и, приказав Хоби сидеть в номере и не скучать, пошел прогуляться.
  -- Холодно же! - заворчала Тонкс.
  -- В магической Москве я еще не был, - ответил Борисов, - не хочешь ходить - сиди в номере.
  -- Эээ, нет, а кто вас охранять будет, господин? - забеспокоилась Нимфадора. - Кто продемонстрирует вашим врагам вот это?
   И она продемонстрировала внушительный бицепс, которого не устыдился бы и Халк.
  -- Тут должны водиться снежные слизни, - внезапно повела носом Лавгуд. - Обязательно надо поймать парочку!
  
   Нацепив личину Старика, Борисов, весело насвистывая, шел по улице с магическими магазинчиками. Лавгуд поедала ведерко мороженого, старательно пытаясь найти в нем снежных слизней. Нимфадора бросала настороженные взгляды по сторонам, везде чуя подвох и угрозу. Из лампы доносилось похрапывание Грейнджер, которая заявила, что и так читала о магической Москве и улеглась спать.
   Зато Борисов вдыхал родной воздух полной грудью, ощущая себя живым как никогда.
   "Если есть возможность возвращать молодость, то наверное должен быть и рецепт бессмертия?" внезапно подумал Федор Михайлович. Вся эта магическая еда и одежда не сильно возбуждала Борисова, но вот перспективы, которые открывала магия. Они были просто грандиозны, неисчерпаемы и просто волшебны! Не говоря уже о том, что, вернув молодость, можно добиться многого. Энергия молодого тела и мозги старика - это будет огого! Предвкушая перспективы, Федор Михайлович даже не обращал внимания, что за ними уже давно следуют три странных типа в балахонах и с посохами. Зато Нимфадора их очень даже видела, но на подаваемые ей знаки Борисов не реагировал.
  -- Господин! - не выдержав, Тонкс просто остановила его за плечо. - Обернись!
  -- Ага, понятно, - кивнул Борисов. - Местные гопники-волхвы, куда ж без них.
  -- Остановись! - взвыл один из преследователей. - Именем магической милиции!
  -- Понятно, - вздохнул завхоз. - Законные гопники, это хуже.
   Приблизившись, преследователи достали и с гордым видом показали Борисову магические жетоны. Федор Михайлович удивленно приподнял бровь, ибо жетоны слегка светились синим. Нимфадора кивнула, подтверждая, что все правильно, и Борисов постучал по лампе. Храп усилился, служители правопорядка напряглись.
  -- Что это у вас на поясе?
  -- Коробочка для расслабления, - тут же ответил Борисов, ничуть не погрешив против истины.
   Расслабились в последний раз просто волшебно. Волхвы переглянулись.
  -- Пройдемте с нами, - в конце концов сказал старший, приняв решение.
  -- В участок? - хмыкнул Федор Михайлович.
  -- В Главное Управление! - наставительно поправили в ответ.
   Провожаемый сочувственными взглядами и шепотками, Борисов пошел в Главное Управление дальше по улице. Тонкс спокойно шла следом, Лавгуд продолжала доедать мороженое. Ситуация очень не нравилась Борисову, но куда тут убежишь, когда улица ровная, без проулков, и не заставлена всяким хламом? Преследователи точно не потеряют из виду, а получить в спину заряд магической дроби что-то не хотелось.
  -- Слышь, мужики, - Борисов решил обратиться к проверенной стратегии. - Может, зайдем в кафе, посидим, поболтаем? Расскажете, что там за дела, выпьем за встречу? Могу дать слово, что никуда не убегу!
  -- Слова не надо, а вот в кабак - давай, - оживились волхвы. - В вон тот, видишь вывеску: "Волшебная дубинка"?
  -- Ага, вижу, - кивнул Борисов и устремился.
   Обстановка внутри кабака была вполне пристойная, на стенах висели картины и цветы, прислуга в виде двух хороших официанток дружелюбно улыбалась, никто ни с кем не дрался, да и народу было немного. Успокоенный Борисов, прикинув, что если вдруг потребуется, так можно будет этих трех ошеломить, остальных посетителей припугнуть и сделать ноги. Мало ли как разговор повернется. Подозвав официантку, заказали водки и горячего, а женам Борисов махнул, чтобы заказывали сами и вообще сели отдельно. Храп Грейнджер из лампы утих.
  -- Так как вас правильно называть? - осведомился Фёдор Михайлович, разливая по стопкам из лафитника.
  -- Магоционеры! - важно заявил один из стражей. Похлопал по посоху, - несем значит свет, стережем порядок.
  -- Хорошо звучит, надо за это выпить! - одобрил Борисов.
   Стражи порядка переглянулись с хитрыми ухмылками. Мол, какой-то заезжий будет еще с нами соревноваться в плане пития! Завхоз тоже ухмылялся, ибо был у него козырь. Пусть новое тело не слишком было тренировано в плане крепких алкогольных напитков, но зато сеанс омоложения был буквально на днях. Бурлила еще энергия, ну а симптомы и стадии опьянения Борисов помнил наизусть. Так что были, были шансы перепить магоционеров и разузнать, чего они взъелись, ну и возможно порешать проблемы на месте.
  
  -- Напилася я пьяна, не дойду я до дому! - завывала Нимфадора на плече одного из магоционеров.
   Второй валялся под столом, а Борисов как раз добрался до сути дела со старшим в тройке.
  -- Понимаешь, на тебя воооот такая, - он развел руками и чуть не упал со стула, показывая величину, - вот такая оре.. ореентеровка пришла! Ты тех убил, этих взорвал, королеву Британскую изнасиловал!
  -- Не было такого! - искренне возмутился Борисов.
  -- Девочек похищал, - продолжал твердить страж порядка, - с целью коварного растления
  -- Коварного?
  -- Коварного. Пытки, грабежи, убийства... что там еще... о, теракты! Весело живешь!
  -- Так и вы тоже можете жить весело! - предложил Федор Михайлович. - Скажем, я уйду, а вместо себя оставлю мешочек денег? Вам весело, мне приятно, все довольны.
  -- А, д-давай, - икнул пьяный волхв.
  -- Да держи, - и Борисов выложил на стол мешочек денег.
  -- И... сколько здесь?
  -- Тысяча галлеонов, от сердца последнее отрываю, лишь бы вам весело жилось! - проникновенно сказал Борисов.
  -- Мало!
  -- Ась?
  -- Нас трое, давай три мешочка, - кивнул волхв.
   Борисов заскрежетал зубами, но достал еще два мешочка. Всяко лучше, чем устраивать драку в центре магической Москвы, да еще не абы с кем, а с магоционерами! Вспышка ослепила Борисова, и он машинально прикрыл глаза рукой.
  -- Снято! - раздался торжествующий голос.
   Кабак наполнился магоционерами, уже крутившими руки Нимфадоре и Луне. На самого Борисова смотрело не менее десятка палочек.
  -- Старик! - к столу подошел пожилой волхв с проседью. - За попытку нападения на сотрудников магиции, за попытку подкупа в особо крупном размере, за нарушение магических законов нашей страны, я приговариваю вас к двадцати годам каторги с немедленной высылкой и конфискацией всего имущества. Ваши жены будут помещены в реабиталиционную клинику до того момента, когда суд установит степень их вины в ваших злодеяниях. Приговор окончательный и обжалованию не подлежит!
  -- Да вы охуели, - искренне и от души сказал Борисов.
  -- Привести приговор в исполнение! - приказал пожилой волхв и сам же кастанул что-то.
   Борисова закрутило, завертело, и внезапно он очутился в сугробе, голый и под прицелом двух палочек.
  -- Ну охуеть -- не встать, - заявил Борисов, выбираясь. - Где я?
  -- Каторжное поселение "Волшебный Магадан", - весело сообщили ему в ответ.
  -- Ну пиздец, - только и смог сказать Борисов.
  

Глава 36

В которой старшая жена ищет мужа и остальной гарем, а Хоби творит странное

   Мирно спавшая в лампе Гермиона, проснулась от ощущения удовольствия между ног.
  -- Мммм, Джинни, сладкая ты моя булочка, - промычала Грейнджер и открыла глаза.
   Никого не было в лампе, но удовольствие нарастало, и внезапно Гермиона поняла, что это вызов наружу. Кто-то, обладавший магией, тер лампу, и это потирание передавалось прямо в нужную точку.
  -- Должны же быть приятные моменты в жизни, - глубокосмысленно изрекла Гермиона и вылезла наружу.
   Помещение склада магических вещдоков и улик было огромным, пыльным и безлюдным. Сейчас там присутствовали два патрульных волхва, один из которых тер лампу и вещал.
  -- Коробочка, говорит, для удовольствия! Не абы кто, сам Старик сказал, значит удовольствие должно быть просто огромным! Ну же
  -- С чего ты взял, что имеешь право тереть эту лампу? - спросила Гермиона, складывая руки на груди.
  -- Ооо, смотри, - ткнул в нее пальцем второй волхв. - Правильно писали, что Старик - арабский террорист! Личного джинна завел! С вот такенными сиськами! Тоже так хочу!
  -- Пожалуйста, - Гермиона щелкнула пальцами.
   Волхв некоторое время смотрел на внезапно выросшую грудь восьмого размера, а потом, заорав, бросился к выходу со склада. Его напарник, наконец прекративший тереть лампу, открыл рот и сказал.
  -- Ну нихрена ж себе!
  -- Положи лампу, - приказала Грейнджер. - Стой! Не клади! Где мой муж?
  -- Муж? - тупо переспросил волхв. - Старик женат на джинке? Охуеть можно!
  -- На джинии, - педантично поправила его старшая жена Борисова. - Итак?
  -- Ну его это... на взятке поймали, - начал было рассказывать волхв, а потом остановился. - Эээ, так не пойдет! С чего бы мне тебе помогать?
  -- Ладно, - вздохнула Гермиона. - Говори, чего хочешь, но взамен ты
  -- Хочу много денег! Хочу быть самым сильным магом на земле! - не слушая ее, заорал волхв на весь склад. - Хочу чтобы все девушки были моими!
  -- Да, так мы далеко не уйдем, - вздохнула Гермиона и щелкнула пальцами.
   Самого сильного мага на земле задавило тонной золота, а еще через минуту в двери склада ворвались волхвицы, сбежавшиеся со всего здания. Раскопав тело погибшего волхва, они устроили безобразную драку, кому достанется труп. Крики "Я любила его сильнее", "Он мой ибо воистину!" и "А мне он помогал бланки заполнять!" носились по складу. Грейнджер, зевая, висела в сторонке. Сама она перемещать лампу не могла, так что терпеливо ждала, пока женщины закончат драку. Следовало выяснить судьбу остальных и договориться о перемещении лампы.
  
   Победителем в драке вышел отряд ОМОНа, ворвавшийся на склад и парализовавший всех женщин. Затем бойцы, утирая пот, обратили внимание на висевшую в стороне Грейнджер. Командир отряда, присмотревшись, воскликнул.
  -- Разрази меня гром! Да это же
  -- Пожалуйста, - щелкнула пальцами Гермиона.
   Акустический удар грома разорвал тело командира отряда магов особого назначения. Его заместитель, преодолев растерянность, заорал.
  -- Ставим щиты! Сомкнуться! Действуем как одно целое!
  -- Да пожалуйста, - зевнула Гермиона и щелкнула пальцами.
   Тела магов сползлись и вросли друг в друга. Многорукое и многоногое чудище, завывая на два десятка голосов, начало кружить по складу, ломая и топча улики. Потом несколько самых сообразительных голов догадались и сделали пролом в стене, достаточный, чтобы общее туловище прошло. Крики сотрудников Главного Управления, быстро затихающие вдали, вызвали секундную улыбку Гермионы.
   Все равно просить о помощи омоновцев было бесполезно, так хоть развлеклась.
  -- Да! - внезапно воскликнула Грейнджер, и в помещении появился Хоби.
  -- Хоби счастлив видеть... сэр? Хозяин? - закружил по складу домовик. - Хозяин, где вы?
  -- Так, Хоби, - приказал Гермиона, - бери лампу, пойдем искать остальных.
  -- Ты не можешь мне приказывать. Только хозяин, да, да!
  -- Без меня ты Филча не найдешь, - парировала Грейнджер.
  -- А ты без меня не сдвинешь лампу, - отмахнулся Хоби.
   В иерархии домовиков джинны и джинии стояли крайне низко, ибо не желали трудиться на магов, и поэтому сейчас эльф не воспринимал Грейнджер всерьез. Но это не мешало ему поддерживать перепалку, продвигаясь к своей цели.
  -- Ладно, - сдалась Гермиона, - говори, чего хочешь, а то меня что-то знобит.
  -- Это от того, что ты далеко от хозяина.
  -- Вот еще!
  -- Именно так. Ты же связана с ним узами, и чем ты ближе, тем комфортнее, - важно кивнул Хоби.
  -- И что, если это будет продолжаться, то мне будет становиться все хуже и хуже?
  -- Несомненно!
  -- Нет, так дело не пойдет, - передернула плечами Грейнджер. - Так, давай заключим сделку. Чего ты хочешь взамен помощи в переноске лампы и поиске остальных, включая Филча?
  -- Хочу секса в лампе! - твердо заявил Хоби. - В лампе ты можешь принимать любой облик и давать другим любой облик.
  -- Продолжай, - подумав, ответила Гермиона. - Больше конкретики.
  -- Ты возьмешь меня в лампу, придашь облик Фреда и Джорджа Уизли и займешься со мной разным сексом в твоем исходном облике, - твердо заявил Хоби, обожавший близнецов с давних пор.
  -- Я вообще-то больше по девочкам, - скрестила руки Грейнджер.
  -- Мальчик, девочка - какая в попу разница? - повторил Хоби слова Борисова. - Хозяину ты предлагала
  -- Только ты не хозяин! - резко прервала его Грейнджер. - И секс втроем с домовиками в мои планы не входит!
  -- Тогда и помощи от меня не жди! - надулся и демонстративно отвернулся Хоби.
   Гермиона почувствовала, что ее знобит еще сильнее, и сделала последнюю попытку.
  -- Может, ты захочешь превратиться в сестер Патил? Им я готова позволить все, что угодно!
  -- Нет, только близнецы! - твердо заявил Хоби.
   Состоялся бы первый межрасовый секс или нет, так и осталось неизвестным, потому что на склад прибыла тройка Старших Волхвов. Они уже успешно расколдовали слепленный вместе отряд ОМОНа и женщин, и теперь прибыли, так сказать, к источнику проблем.
  -- Стоять - бояться! - приказал старший тройки, но его не услышали.
   Гермиона и Хоби продолжали спорить, и тогда в ход пошла магия.
   Струя Адского Пламени ударила в лампу, но внезапно проверенное и испытанное средство не подействовало. Ограничения, из-за которых Грейнджер сейчас знобило, имели и обратную сторону. Нанести серьезный урон лампе мог только Борисов, и старания Старших Волхвов пропали втуне.
  -- Ладно, согласна, - внезапно сказала Гермиона. - Сейчас я их лишу магии, двоих убей - старшего оглуши, и тащи его в лампу. Совместим приятное тебе с полезным мне.
   Схватка была недолгой. Магия домовиков отличалась от обычной, и методы защиты наработаны не были. Никто из магов не предполагал, что найдется сумасшедший домовик, возлежавший освободиться, или кто-то вроде Хоби, чересчур много выполнявшего распоряжений Борисова.
  -- Говоришь, любой облик кому угодно? - ухмыльнулась Гермиона и затянула Хоби в лампу.
  
   Через минуту из лампы донеслись вздохи и стоны, перемежавшиеся с криками.
  -- Вот так! Открой ротик, вот умница!
  -- Идите в жопу!
  -- Иду, иду!
   Грейнджер, полируя ногти, наблюдала, как Хоби в облике близнецов насиловал Старшего Волхва в облике самой Гермионы. Увеличенная грудь, суженные отверстия и преувеличенные размеры достоинств близнецов добавляли пыточного элемента, и на пятой минуте Старший Волхв сдался.
  -- Мммм, мммм!
  -- Кажется, ей понравилось, брат, - заявил Фред.
  -- Тогда можно добавить скорости, брат, - добавил Джордж.
  -- Думаю, вам стоит перейти к другой позиции, - усмехнулась джиния. - Наша гостья желает нам что-то поведать?
  -- Все скажу! Все скажу! Только прекратите!
  -- Ну так говори, я слушаю, - пожала плечами Грейнджер. - Работайте, мальчики, работайте, а то вдруг наша гостья передумает?
   Близнецы перешли к "дедушкиной двухстволке", поэтому Гермиона получила все нужные сведения буквально за минуту. Это не помешало Хоби яростно закончить начатое, и отвалиться в сторону, удовлетворенно вздыхая.
  -- Ну что, я выполнила свою часть сделки, Хоби? - спросила его Гермиона.
  -- Дааа, это было непередаваемо! Только не пойму, как такая идея пришла тебе в голову?
  -- Ну, ты же сам сказал, что "мальчик, девочка - какая в попу разница"?
   После чего Старший Волхв пинком вылетел из лампы, а сама лампа исчезла, переместившись в реабилитационную клинику, где содержались Тонкс и Лавгуд.
  
   Прибывшие на место Хоби и Гермиона стали свидетелями очередной попытки побега Нимфадоры. Боевой метаморф, пробив кулаком стену в три кирпича толщиной, вырвался на улице. Следом за ней выбежала толпа пациентов, с криками и выражением ужаса на лице.
  -- Ну куда же вы? - последней появилась Лавгуд. - Стойте! Мы же только приступили к внедрению мозгошмыгов прямо в мозг!
  -- Хак! Хук! Хэк! - Тонкс короткими ударами разбрасывала санитаров.
   Прибывший надзиратель ударил Оглушающим, но внезапно магия не сработала. Наблюдавшая Гермиона заблокировала всю магию в радиусе ста метров, и теперь физическая мощь Нимфадоры внезапно стала непреодолимой. Сообразив, что происходит, Тонкс вздула еще мышц, удлинила когти и ринулась вперед, полосуя санитаров и охрану.
  -- Привет, Гермиона, - поздоровалась Луна, как ни в чем не бывало. - Поиграем в двух пикси?
  -- Охотно, - ответила та, но остановилась. - Вот черт! Нет, вначале освободим Филча!
  -- Будем играть в двух пикси и нюхлера? - уточнила Лавгуд.
  -- Будем играть в освободи Филча и спаси одну джиннию, - сердито отозвалась Грейнджер.
  -- Подходи! - орала Тонкс. - Я вам покажу лечение молоком! Вот вам электрошок! А это вам за клизму с лечебными зельями! Ннна! Это вам за массаж! И на сдачу за сеансы анализа!
   С последними словами Нимфадора ударила в стену с такой силой, что обрушила угол здания.
  -- Сдавайтесь! Вы окружены! - с хлопками прибыли отряд ОМОНа.
   Увидев Грейнджер, бойцы попятились.
  -- Всем молчать! - тут же рявкнул бывший заместитель и новый командир.
   Гермиона щелкнула пальцами, и все замолчали. Ее знобило все сильнее, и внезапно она поняла, что это указатель на Филча. Осознав это, Грейнджер сумела определить и то, где находится муж. Теперь оставалось сделать только одно, и она позвала остальных.
  -- Дора, Луна, Хоби! Все ко мне, срочно отбываем!
   После чего, погрозив напоследок пальцем волхвам, Гермиона и остальные исчезли с тихим хлопком.
  
  -- Арабы ответят нам за это! - прошептал Старший Волхв.
  

Глава 37

Где рассказывается, как Борисов обустраивался на каторге, а также внезапно появляются китайские и американские маги

   Борисову, успевшему посверкать голой задницей среди сугробов, отвели домик на краю поселения. Прыгая от холода, Федор Михайлович втиснулся в казенную одежду и дырявую обувку, и занялся растопкой печи, под насмешки конвоиров. Но им пришлось уйти посрамленными, ибо Борисов ловко и умело растопил печку, справился с заслонками, поддувами и прочими хитростями. По вымерзшему дому начало распространяться тепло, и Борисов поставил чугунок с водой нагреваться.
   Дела были невеселые, стоило признать.
   Выжить здесь без магии можно было, в конце концов, Борисов трудился в свое время "на северах" и с основами был знаком. Но вот бежать отсюда без магии было решительно невозможно. Да и с магией тоже не слишком получалось, у всех были отобраны палочки, над поселением растянут антиаппарационный щит и охрана чуть что, сразу била на поражение. Задачей жителей поселения была валка леса, расчистка территории и затем добыча золота, серебра и электрона -- сплава золота с серебром. Подобные месторождения часто встречались в местах с магическими источниками, и таковое золото и серебро, пропитанные эманациями магии, шли на изготовление галлеонов и сиклей.
   Можно было бы бежать ножками, но как выжить зимой в тайге без оружия, припасов, теплой одежды?
   Задумавшись, Борисов привычно потянулся и привычно ощутил тяжесть Лобзика в руке. Верный дробовик вернулся к своему хозяину. Воодушевившись, Федор Михайлович начал представлять остальные вещи и жен, но фокус не удался. Все равно неплохо, решил завхоз и начал прикидывать варианты. Напасть и перебить охрану можно было бы, но вначале следовало осмотреться, разнюхать входы и выходы, поболтать с остальными жителями, узнать что почем и уже потом уносить ноги.
   Борисов не стал восхищаться, как элегантно его подставили, а просто признал, что сам дурак.
   Пошарив по домику, состоявшему из одной огромной комнаты с печью, кроватью, столом и парой лавок, завхоз обнаружил, что в доме ничего нет. Вообще ничего. Даже подпол с припасами отсутствовал. Была, правда, поленница, но снаружи и сильно початая. Да и не будешь ведь грызть дрова?
   Поэтому Федор Михайлович покачал головой, припрятал Лобзик и вприпрыжку помчался искать местного интенданта. Местное раздолбайство начало его утомлять, ведь, по идее, его должны были сдать с рук на руки, занести в реестр, выдать одежду, поставить на довольствие, пусть и каторжное. Явно же тут централизованная раздача пищи, и чтобы больше времени уделяли работе, а не огородам, и чтобы иметь дополнительный рычаг контроля. Начинает кто-то бунтовать, его раз -- и без пайки оставили, ходи, бунтуй, пока с голоду не помрешь.
   Добежав до местной управы, которая легко находилась по двум признакам: во-первых, единственное двухэтажное здание в поселке, и во-вторых, флаг магической России над зданием. Попав внутрь, Борисов попал в руки заботливых бюрократов, уже закончивших заполнять карточку поселенца.
   Копию карточки вручили Борисову вместе с комплектом теплой одежды и обуви, и талонами на питание в местной столовой, а также разнарядкой на работы. Теперь он входил в шестую бригаду вальщиков леса, на должности подрезателя сучков, и должен был явиться завтра, в шесть утра, на участок номер шесть. Также Борисову скучным, усталым тоном сообщили, что баня один раз в неделю, вечером в субботу, выходной день -- воскресенье, за утерянный инструмент, одежду, талоны отвечает каторжанин самостоятельно. Всегда можно получить новое взамен утерянного, с соответствующим увеличением срока -- отработкой двойной стоимости выданного.
   Федор Михайлович утвердился в мысли, что надо валить, и вовсе не лес.
  
   На следующий день, прибыв с утра на шестой участок, Борисов обнаружил там веселую компанию из пяти лесорубов: два оборотня, леший, сквиб и маг вяло обсуждали предстоящую работу и сходились на том, что старший маг-бригадир -- пидарас и выдал им негодный участок.
  -- Давай к нам, старик, шестым будешь! - крикнул маг. - Посмотрим, так ли ты ловко валишь деревья, как девок и авроров!
   Компания расхохоталась, а Борисов сделал вывод, что маска Старика еще работает.
  -- Да не боись, тут главное топором себе ногу не оттяпать! - добавил леший.
   Компания опять закатилась в хохоте. Федор Михайлович пожал плечами и сказал спокойно.
  -- Вообще-то я валил лес в прошлом.
   Он не стал уточнять, что было это лет пятьдесят назад, и в другом теле. Шестая бригада удивленно замолчала, потом бригадир кивнул.
  -- Наш человек, хоть и Старик! Василий Жмыхов, бригадир над этими олухами.
  -- Тимур Нургалиев, лесоруб, - сказал сквиб.
  -- Шишкоед Двенадцатый! - заухал леший.
   Одет он был в толстую кору, и когда ухал, из него сыпались щепки.
  -- Роман Первый, - кивнул правый оборотень.
  -- Роман Второй, - кивнул левый оборотень.
  -- Да, мы братья, из одного помета, - сказали оба хором.
  -- Старик, просто Старик, - ответил Борисов.
  -- Ну тогда приступим, - приказал Василий. - Работы еще дохуя, а баланда сама себя не сварит.
  -- Причем тут баланда? - уточнил Федор Михайлович.
  -- Да это у местных говноповаров такая присказка. Варят бурду, а вид делают, как будто устрицы в пармезане подают, - сплюнул Василий.
  
   Тяжелая и неблагодарная работа продолжалась до самого обеда без перерывов. Леший указывал на слабые места в деревьях, а также ловко привязывал веревки и тянул, наравне с оборотнями. Сквиб и маг подрубали, оборотни с лешим тянули. Затем в дело вступал Борисов, обрубая ветки. Стволы оставляли лежать, в конце дня дежурный маг при помощи Левиосы оттаскивал бревна на отдельную площадку. Там дерево обрабатывали дальше, распускали на доски и бревна, и забрасывали на склады -- сушиться.
   Работа в теплых, отапливаемых складах считалась самой почетной на местной каторге.
   Хлебая "баланду", то есть суп, приготовленный из не слишком кондиционных продуктов, Борисов спросил.
  -- Смысл того, что мы делаем? Один боевой маг за два дня бы справился.
  -- За полтора, - рыгнул Василий. - Но суть тут в том, чтобы мы заебались и своим трудом приносили пользу Родине. Ну и конечно сидели подальше от приличного магического общества, пока не перевоспитаемся.
  -- Можно выйти на УДО?
  -- Ну, лет через десять, - скривился бригадир, - если сильно подмажешь и подлижешь, то можно и выйти. Потом еще лет пять будешь здесь же кантоваться, уже якобы как вольнонаемный. И только потом сможешь свалить.
  -- Кстати, по поводу свалить, - подмигнул Борисов. - Как тут с этим?
   Жмыхов молча показал запястье левой руки. Там были изображены три бегущих человечка.
  -- Это чего такое? - заинтересовался Федор Михайлович.
  -- Ты же Старик, - подозрительно насупился Василий, - и что, ни разу не сидел?
  -- Неа, не сидел. Как-то все поймать не могли, видишь, вот только под старость оплошал немного.
   Василий ткнул пальцем в человечков и пояснил.
  -- Это означает три удачных побега. Но отсюда удрать не смог.
  -- Плохо, - пригорюнился Федор Михайлович. - Остается только уповать на своих жен.
  -- Тссс, - понизил голос Василий, - ты тут лучше про баб не говори, у народа слегка того, крыша протекает на предмет женщин. Потому что их тут нет, смекаешь? Недавно девятая бригада медведицу потревожила, так того...
  -- Да ладно!
  -- Истинный крест, не вру! - пристукнул по столу Василий. - Там три оборотня в бригаде, завалили и отодрали, а мясо потом сожрали! А тебе, раз гарем есть, нужно вейлу на левом плече наколоть. Авроров убивал?
  -- Бывало и такое, - кивнул Борисов.
  -- Тогда скрещенные палочки на груди. Еще надо
   И тут огромная изба -- столовая содрогнулась. Все попадали с лавок, опрокинулись кружки и миски. Наступила тишина, и второй удар потряс строение.
  -- На улицу! - заорал кто- то. - Землетрясение!
   Федор Михайлович, понявший, что землетрясение тут не при чем, вышел последним.
  -- Вот он! Вон там, - раздавались крики.
   Каторжане тыкали пальцами. Борисов присмотрелся, в воздухе кружил огромный дракой.
  -- Ну все, пиздец нам, - подошел Тимур к Федору Михайловичу и Василию.
  -- Это еще почему? - удивился бригадир.
  -- Это ж китайский десантный дракон! Там на броне два десятка магов, да сам он огнем пылкает! Видишь, они охранников наших бомбят?!
   Федор Михайлович ощутил, что это шанс. Наклонился к Жмыхову и прошептал.
  -- Бежим к управе. Под шумок завалим тамошних, заберем палочки, одежду, припасы и свалим отсюда. Ты же умеешь аппарировать?
  -- Умел когда-то, - медленно произнес Василий. - Там же охрана в управе!
  -- Ты же не думаешь, что мы безоружны? - улыбнулся Борисов и продемонстрировал Лобзик.
   Василий и Тимур, поколебавшись пару секунд, кивнули.
  -- Веди, Старик! Эй, Шишкоед, дуй за нами!
   Леший отделился от толпы, продолжавшей зачарованно наблюдать за драконом и сражением. Вчетвером они побежали по снежной тропе, мимо типовых бревенчатых домиков, к возвышающейся управе.
  -- Не нашим деревом пахнем, - внезапно заявил Шишкоед.
   До управы оставалось два десятка шагов. Присмотревшись, Борисов заметил труп охранника в сугробе.
  -- Неужели китайцы заранее десант выбросили? - почесал в затылке Тимур.
  -- Что делать-то будем, Старик? - спросил Василий.
  -- Стрелять, - ответил Борисов, доставая Лобзик.
   Из здания и пары домиков по бокам моментально выскочили бравые маги, упакованные в броню. Наставили палочки, а старший их, на ломаном русском заявил.
  -- Хто из вас есть Старик?
  -- Ну я, - вышел вперед Борисов. - Я -- Старик.
  -- О, ви знать английский! - восхитился. - Командир отряда Волшебных Койотов, майор Джон Смит! Прибыл, чтобы освободить вас и переправить в оплот демократии и магической свободы!
  -- Зачем? - удивился Федор Михайлович.
  -- Мы поможем вам, а вы поможете нам! - молодцевато ответил майор Смит.
   Не успел Борисов сказать, что в гробу видал демократию, как на площадь со свистом спикировал дракон. Разметав и каторжан, и отряд Койотов, и даже снег, летающая рептилия плюхнулась на землю, попутно хвостом развалив второй этаж Управы. С дракона горохом посыпались маги, в одинаковых желтых мантиях.
  -- Именем магической Конфедерации Китая! - взвизнул один из них. - Эта территория наша! Старик -- наш!
  -- Идите в жопу, узкоглазые, - выбрался из сугроба майор. - Именем
  -- Муж наш и повелитель, мы прибыли спасти тебя! - с хлопком возле Борисова появились его жены.
  

Глава 38

В которой стороны ведут агрессивные переговоры

  -- Это еще что за ведьмы? - взвигнул китаец.
  -- Девушки..., - начал было майор, но прервался.
   Джинния, боевой метаморф и странная блондинка, явно менталистка. Неплохой гаремчик у Старика, мысленно оценил майор, и признался сам себе, что уже не уверен в исходе намечающейся драки. Поэтому Джон улыбнулся как можно дружелюбнее.
  -- Приглашаю вас всех в Салем! Будьте нашими гостями!
   За спиной, левой рукой, Смит сделал жест остальным Койотам: будьте начеку, но не атакуйте.
  -- Старик, валим отсюда, - зашептал Борисову в ухо Тимур. - Сейчас спецназ подтянется, "Бешеные Медведи", уй-уй, что будет, беда-беда!
  -- Погоди, - повел рукой Федор Михайлович. - Кто ж без торга добровольно в жопу лезет?
   Старшему китайцу что-то нашептывали в ухо два советника. Тяжело дышащий дракон, больше напоминающий увеличенную стрекозу, мерялся взглядами с огромной зелено-фиолетовой Тонкс.
  -- Моя думай, Старик будет хорошо, - выдал старший китайской команды. - Я, Хунь Фэнь, именем Конфедерации, обещаю много-много денег, хорошая китаянка-массажистка и большой-большой дом!
   Фэнь подумал и добавил.
  -- А кто не согласен -- может идти в задница!
  -- Я тебе схожу в задницу! - тут же окрысилась Грейнджер. - Я тебе так схожу, ты потом месяц ходить не сможешь!
   Она уже подняла было руку, чтобы "исполнить желание" Хунь Фэня, но тут здание Управы, издав душераздирающий треск, окончательно развалилось. Со спины донеслось улюлюканье и аплодисменты каторжан, потом кто-то закричал: "Валим, братцы, пока мацатели не набежали!"
  -- Мацатель -- это кличка для магоционеров, - тихо пояснил Василий Борисову. - Старик, решай уже, и вправду валить надо!
   Федор Михайлович собирался уже ответить в духе "Жену свою учи щи варить", но внезапно поселок огласил визг.
  -- Ухухухухуху!! Дааааа!!
   Из того, что раньше было подвалом управы, выбрался человек. Весь в пыли, мхе, халат надет наоборот, волосы торчат во все стороны, от очков одна половинка и босиком. Не обращая внимания на всех, кто собрался на площади, человек начал отплясывать некую сибирскую разновидность боевого гопака, не уставая выкрикивать
  -- Никто не смог, а я сумел! Никто не смог -- все дураки! Никто не смог, а я сумел!
  -- Ну ебааааать, - раздался тоскливый стон Тимура за спиной. - Только Безумного Макса нам тут не хватало!
  -- Угу, - поддакнул Василий, - я-то думал, его на Алеуты перевели, а они его в подвал засунули.
  -- Это еще кто? - спросил Борисов.
  -- Макс фон Хоффман, изобретатель, ученый и маг, в свое время решивший скрестить магию и науку и начавший это делать с Чернобыльской АЭС, - внезапно вмешалась Грейнджер. - После чего получил прозвище Безумный Макс и отправился в тюрьму.
  -- Ага, - уныло протянул Василий. - Способен из говна и палок собрать что угодно, разнес три каторжных поселка и две тюрьмы своими экспериментами, попутно убив пару сотен магов. Так и кочует с одного места на другое, все от него открещиваются, а на волю его не выпускают. И казнить не могут.
  -- Чернобыль, говоришь, - потер подбородок Борисов. - Такой кадр нам пригодится. Грейнджер, давай его к себе в лампу, построй там ему лабораторию, пусть работает, потом поговорим за жизнь и цели.
  -- Слушаю и повинуюсь, - ухмыльнулась Гермиона и щелкнула пальцами.
   После этого Борисов повернулся к обалдевшим Койотам и команде Хунь Фэня и улыбнулся.
  -- Так что вы там говорили о гареме из китаянок, курсе омоложения для меня и моих друзей, десяти тоннах золота и огромном экстерриториальном особняке? - уточнил Федор Михайлович.
   Джон Смит и Хунь Фэнь переглянулись и начали торговаться. Борисов мысленно хохотал и потирал руки. Конечно, с озвученным предложением он загнул, но Борисову была отлично известна народная мудрость: "Проси верблюда -- получишь барана". Так что теперь Федор Михайлович прислушивался к все нарастающим и нарастающим предложениям, предвкушая огромную прибыль. Придется, конечно, взамен поработать, принести демократии или там новую Великую Стену забацать, но работы Борисов не боялся.
  -- Ваша слишком наглая! - внезапно взвизгнул Фэнь. - Моя не согласна!
  -- Твоя сейчас получит добротной американской магией, - рявкнул Смит и выхватил палочку.
  -- Здеся не вестерн! - хлопнул себя по бокам Хунь Фэнь. - Твоя смотри вбок!
   Китайский дракон уже вставал на дыбы, готовясь к атаке. Подчиненные Смита разворачивали магическую базуку, и внезапно Борисов понял, что прибыли не будет. Эта мысль огорчила его, и он сделал попытку спасти положение.
  -- Ээ, может аукцион проведем? Начальные ставки по одной: одна девушка в гарем, одна тонна золота, один дворец и один сеанс омоложения?
   Смит и Фэнь переглянулись, а потом синхронно рявкнули.
  -- Нет!
  -- Ну ладно, вы деритесь тогда, а я пошел, - нейтрально заметил Борисов.
  -- Стоять! - опять же синхронно закричали Смит и Фэнь.
  -- Ну вот, теперь они объединились, - прошептал Василий. - Старик, а можно нам тоже в лампу, а?
  -- Драка, драка, - заухал Шишкоед. - Сто лет не дрался! Даешь драку!
   И тут же метнул в китайцев шишку, извлеченную откуда-то сзади.
  -- Стой, дурак! - вскричал Тимур, но было уже поздно.
   С громкими хлопками, за спиной Борисова и команды, появились "Бешеные Медведи".
  -- Всем лежать! Руки в гору! Палочки в снег! Работает ОМОН!
  -- Огонь! - взвигнул Фэнь.
   Дракон выдохнул струю огня, прямо в "Медведей". Команда Борисова еле успела попадать в снег и откатиться в сторону. Сам Федор Михайлович, сорвав гранату с пояса, сдернул чеку и метнул неприцельно, проговорив, как в детстве.
  -- На кого бог пошлет!
   Бог послал гранату прямо к ногам майора Смита.
  -- Берегись! - заорал Джон, отпрыгивая и ставя щит. - Бей всех подряд!
   Началась всеобщее побоище, в котором затерялась первоначальная цель. Тонкс дралась сразу с двумя метамфорами-медведями, успевая отвешивать затрещины всем магам, оказавшимся поблизости. Луна, зарывшись в сугроб, насылала мозгошмыгов, а Борисов просто кидался гранатами и стрелял из Лобзика во все, что движется. Грейнджер висела в воздухе, позевывая и выполняя желания направо и налево. Так как в основном раздавались выкрики "Умри!", "Чтоб ты сдох!" и "Ебать тебя поленом!", помощь джиннии косила ряды сражавшихся вдвое эффективнее завхоза.
   Не выдержав накала страстей, взрывов, заклинаний и ярости, Тимур и Василий бочком-бочком отползли в сторону и дали дёру. До них внезапно дошло, что рядом со Стариком находиться не только очень прибыльно, но еще и очень-очень опасно. Поэтому бывшие каторжане и лесорубы, не сговариваясь, решили, что ну его нахрен такие приключения, безопаснее попытаться бежать через тайгу. Шишкоед, не слишком сообразительный, продолжал метать взрывающиеся шишки во все стороны. Заклинания магов выбивали из его плотной кожи-коры щепки, заставляя лешего злобно материться.
  -- Молодец, хорошие у тебя шишки! - подбодрил Шишкоеда Двенадцатого Борисов.
   Командир "Медведей" заорал.
  -- Старика живым не брать! Мочи старого козла!
  -- За козла ответишь! - обиделся Борисов.
   Слитный залп из пяти палочек заставил его нырнуть в сугроб.
  -- Получи, фашист, гранату! - заорал Федор Михайлович.
  -- Ты кого назвал фашистами, морда арабская? - обиделись "Медведи".
  -- Спасай Старика! - всполошились увлеченно мутузившие друг друга китайцы и американцы.
   Они уже успели ополовинить отряды, перепахав бывшую площадь в равномерное месиво трупов, снега, земли и деревьев. Не объединившись, а просто совместно атаковав "Медведей" и заставив их отступить, команды Смита и Фэня подарили Борисову передышку.
   Наступившую паузу в агрессивных переговорах следовало использовать и Федор Михайлович заорал.
  -- Слышь, мужики, может вы подеретесь, а я понаблюдаю?
  -- И что потом? - крикнул Смит, укрывшийся за углом ближайшего домика.
  -- Да, сто потома? - раздался голос Фэня из-за дракона.
   Рептилия, получившая снаряд с зельевой начинкой прямо в пасть, лежала кверху брюхом, раскинув лапы. Тем не менее, бронированная чешуя позволяла китайцам использовать дракона как укрытие.
  -- А потом я договорюсь с победителем! - крикнул Борисов.
  -- С хером ты договоришься! - донеслось со стороны "Медведей". - Вы все преступники и будете казнены!
  -- А рожа не треснет? - заорал в ответ Борисов. - Поймай сначала!
  -- Не боись, на тебя хватит! Хоть ты и Старик, да и мы не пальцем деланы!
   Федор Михайлович внезапно понял, что "Медведи" просто тянут время. Значит или ждут подкрепления, или будет атака с воздуха. В любом случае, поживиться на врагах не удалось, и следовало уходить, да скорее. Борисов лихорадочно прикидывал, куда можно отступить. Сибирь, Средняя Азия, Китай, Аляска -- все поблизости контролировалось противниками. Сделать длинный прыжок при помощи Грейнджер? Но куда?
   И тут внезапно Борисов сообразил куда.
   Наклонив голову, он прошептал
  -- Слышь, Грейнджер, давай вытаскивай нас отсюда.
  -- Куда?
  -- На Северный полюс!
  -- Там ледяная вода и воздух.
  -- Зато там точно нет и не будет магов, а воду можешь превратить в лед! Поплаваем на льдине, как челюскинцы. Теплую одежду нам сотворишь и будет все нормально. Отдышимся денек и свалим в теплые края.
  -- Слушаю и повинуюсь, повелитель, - и Грейнджер щелкнула пальцами.
  
   Команда Борисова исчезла с поля боя, но это не помешало оставшимся еще долго и душевно мутузить друг друга. Победителями вышли "Медведи", к которым прибыло подкрепление.
  -- Это тебе авансом, - заявил командир "Медведей", пиная Фэня по почкам. - Вы там, смотрю, совсем страх потеряли. Забыли, что бывает с теми, кто на нас с палочкой приходит? Ничего, скоро вам напомнят, и вам, в вашей Северной Америке тоже! Всех связать и в Москву, первым же телепортом!
  
  -- Ни хрена не понимаю, где это мы? - огляделся Борисов. - Откуда на Северном полюсе горы?
  -- Это не Северный Полюс, - проявилась мрачная Грейнджер. - Этот Безумный Макс собрал какую-то хрень внутри лампы и та сбила аппарацию.
  -- А это что за здание? - ткнул рукой Федор Михайлович.
   Гермиона пожала плечами, мол, не знаю. Ворота старинного монастыря распахнулись и толпа монахов в желтых одеждах, с наголо выбритыми головами, ринулась наружу.
  -- О луноликая Госпожа! - синхронно возопили они, отбивая поклоны Лавгуд. - Ты посетила нас!
  

Глава 39

В которой Борисов любуется красотами Гималаев, а также знакомится с историей Шамбалы

   Хихикающую Лавгуд утащила толпа покачивающихся и мычащих в экстазе монахов, а к оставшимся подошел небольшой паренек. Тоже с лысой головой и в желтом.
  -- Друзья Госпожи -- наши друзья, - поклонился он. - Прошу следовать за мной.
  -- О, юный лысый падаван, - потер руки Борисов. - Где мы?
  -- Перед вами легендарная Шамбала! - склонил монашек голову. - Монастырь, хранящий Сердце Мира!
  -- Ну допустим, - Борисов, шедший за монашком, наклонил голову, - а Лавгуд тут при чем?
  -- Кто?
  -- Девушка, которую твои друзья-монахи утащили!
  -- Раз в тысячу лет аватара Госпожи, Той-что-Смотрит-С-Неба, - монашек недвумысленно ткнул вверх, - посещает монастырь, дабы укрепить его стены и дух служителей.
   Борисов задрал было голову, но они уже вошли в воротную арку. Толстые монастырские стены заслонили все, но Федор Михайлович и так сообразил, о чем речь, и, сообразив, задумался. Их еще долго вели коридорами и переходами, из окон открывался вид то на дворик, то на тренировочную площадку, то на террасы со скудным урожаем, но Борисов уже не обращал внимания.
  -- Вот гостевые кельи, - указал рукой монашек на три двери. - Прошу вас никуда не уходить.
  -- Это еще почему? - насторожился Борисов.
  -- Через полчаса вам принесут праздничные одеяния и вы будете главными гостями на празднестве в честь Госпожи, - поклонился монашек. - Монастырь стар, велик и в нем легко заблудиться
  -- Я помню дорогу, - втянула воздух ноздрями Тонкс.
  -- Бубубуэбубуб, - раздалось из лампы.
  -- Ладно, спасибо, парень, - махнул рукой Борисов. - Иди, ешь рис, стучи харю по раме, мы здесь пока побудем.
   Монашек ушел, а Тонкс соблазнительно потянулась.
  -- Поиграем в плохого метаморфа и злого Аврора? - промурлыкала она.
  -- Погоди, тут нам скоро одежду принесут, - отмахнулся Борисов.
   Он стоял возле дырки в стене, которая изображала окно, и с наслаждением вдыхал морозный воздух. Величественные, высокие, полностью заснеженные горы занимали четыре пятых панорамы, и Федор Михайлович задумчиво спросил, не оборачиваясь
  -- Так что за Шамбала такая?
   Пауза. Борисов повторил.
  -- Шамбала? Алё, Грейнджер, ты там уснула что ли?
  -- Ты забыл потереть лампу и сказать волшебное слово! - раздалось из лампы.
   Федор Михайлович потер лампу. Донеслось хихиканье. Потер еще.
  -- Ты забыл волшебное слово, господин!
  -- Бегом, твою мать!! - рявкнул Борисов. - Чозанахер, вылезла бегом!
  -- А ты потри еще
   Борисов машинально потер еще. Смех перешел в сладострастный стон.
  -- Еще!
  -- Тьфу! - сплюнул Борисов и швырнул лампу в угол. - Вот зашвырну тебя в трещину на леднике, тогда посмотрим, как ты там стонать будешь!
  -- Не гневайся, о муж мой, - появилась раскрасневшаяся Гермиона. - Систему защиты тестировали. Так что ты спрашивал? Что это за место такое?
  -- Ну да.
   Борисов огляделся. В келье присутствовал каменный лежак и каменный же стол. Грейнджер щелкнула пальцами, сотворяя нормальный диван и кресло. На столе появилась еда, и Тонкс тут же тихо стащила жареную курицу и захрустела ей, усевшись в уголке. Сама Грейнджер осталась висеть в воздухе, под струей морозного воздуха.
  -- Сердце Мира всегда было местом особенным, и еще в древности вокруг него подняли непроходимые горы, глубокие ущелья, а также невидимые магические стены. Построили монастырь, с нерушимыми стенами, поставили Хранителей и добавили бойцов-монахов.
  -- Чой-та они хлипкие какие-то для бойцов, - усомнился Борисов, ерзая в кресле.
  -- Это только по нынешним меркам. В рукопашном бою каждый из них победит десяток противников, и не запыхается. Учитывая, что в древние времена даже добраться до монастыря было проблемой, Сердце Мира оставалось под надежной охраной долгие тысячелетия.
  -- Так в чем опасность то, все равно не понял.
  -- Что бывает, если сжать сердце руками? - пожала плечами Грейнджер. - То же самое будет и с Миром. В древности многие хотели набежать и ухватиться, отсюда даже выражение пошло: "сжать весь мир в кулаке". Некоторые, собственно, донабегались. Александр Македонский, например, нарвался на первый барьер и вернулся обратно, потеряв память.
  -- Он же вроде с персами воевал? - удивился Борисов.
  -- Ну, так воевал, что до самых Гималаев добрался, а потом с сотней боевых спартанцев в Шамбалу пошел. Китайцы, в древности, тоже толпой приходили, и ничем хорошим не закончилось. Маги у них и тогда были сильные, вот и ответ последовал несоизмеримый.
  -- Не понял, - помотал головой Борисов.
  -- Простые воины, кто с ними был, остались без мозгов, с одними инстинками, размножаться там, да толпой бегать. И потомкам передали, частичку этого проклятия. Как тогда в древности начали размножаться, так до сих пор остановиться не могут. Маги же, получили удар и отправились строить Великую Китайскую Стену. Для защиты от Шамбалы и чтобы никто туда пройти не мог.
  -- Так Стена же в другой стороне, - удивился Борисов.
  -- Потому что маги сильно по мозгам получили, - снисходительно пояснила Грейнджер. - Больше они не пытались покорить Шамбалу силой, но все равно тихой сапой подбираются. Тут Тибет захватят, там железную дорогу через горы построят. Да и сами Гималаи уже не так неприступны, как ранее. Популяризация альпинизма и покорение вершин, затеянное британцами век назад, как прикрытие, дало свои плоды.
  -- Британцы тоже пытались добраться до Сердца Мира?
  -- Проще сказать, кто не пытался, - усмехнулась Гермиона. - Разве что пингвины Антарктиды не отметились, и то нельзя сказать наверняка.
   Борисов расхохотался, потом махнул рукой.
  -- Ладно, мы все равно на Сердце не претендуем, так что ничего нам не грозит!
   В дверь вошли три монашка, принесшие праздничные одеяния. Все те же неизменные хламиды, которые надо было заворачивать вокруг себя, но с вышитыми на них звездами, Солнцем и Луной. Борисов элегантно завернулся, заткнул лампу за пояс, а Тонкс просто подогнала размеры тела.
  
   Празднество проходило в квадратном дворике в глубине монастыря. Стены образовывали колодец, но взамен монахи развесили вокруг лампы дневного света. Лысых собралось тут больше сотни, и Борисов со своей полянкой на голове не слишком выделялся. Вот Тонкс - та да, очень выделялась, особенно выступающими частями тела, но так как при этом она были вдвое шире в плечах и выше на голову самого могучего из монахов, то смотрелась как танкер среди корабликов. Для развлечения Нимфадора удлинила зубы и тихо скалилась в сторону самых назойливых разглядывателей.
   Монахи упали на колени и начали отбивать поклоны.
   Барабаны за спиной задавали ритм. Борисов почесал пузо и потрогал приклад Лобзика. Много чего может случиться на собраниях сектантов, и лучше когда оружие под рукой. Монахи колотились лбами о камни, ритм нарастал. С протяжным скрипом ворота в стене начали раскрываться и оттуда показалась процессия. Луна, вся в белом, с какой-то тарелкой над головой, с букетом белых цветов, шествовала впереди. За ней шли три важных и толстых монаха, каждый нес на подушечке предмет. Диадема, жезл и короткий клинок. Дальше еще десятеро тащили детали одежды, включая трусы с какой-то картинкой.
  -- Братья! - возопил самый старый и важный монах из процессии. - Нас посетила боец Лунного Света! Правая рука Госпожи! Сегодня мы устроим пир в ее честь и костюм, хранившийся у нас десять тысяч лет, наконец обретет хозяйку!!
  -- Слава Госпоже! - возопили собравшиеся.
   Борисов зевнул.
  -- Итак! - продолжал надрываться старый монах. - Луна Лавгуд! Та, что несет добро и искореняет тьму и зло! Госпожа, явите нам свою мощь!
  -- Во имя Луны! - взмахнула палочкой Лавгуд.
   Детали одежды моментально собрались в костюм, облепивший ее тело. Боевые сапоги, бронеюбка, усиленная магией матроска, с энергокамнем, а также дополнительные энергокамни на голове, и длинные косы, как защита от ударов со спины и шеи. Диадема взлетела на голову, жезл в левую руку, клинок в правую.
  -- Воин Лунного Света снова пришел в мир, чтобы покарать нечестивых!!! - надрывался монах.
   После этого он водрузил на голову Лавгуд еще и мини-корону.
  -- Ты узришь тех, кто злоумышляет против Госпожи и накажешь их! - нараспев произнес монах.
   Борисов же прикинул, что с боевыми характеристиками Лавгуд надо разобраться как можно скорее. Чего это монахи ей надавали в качестве подарков?
  -- Возмездие за мной, - улыбаясь, произнесла Луна.
   Все атрибуты Воина исчезли, и перед монахами снова стояла юная магичка.
  -- Во славу!!! - взревел старый монах.
  
   После пира Борисова и компанию во главе с Лавгуд провели в келью-люкс: она была впятеро шире, там не дуло из окон и присутствовали три каменных лежака. Грейнджер сотворила мебель и удалилась. Из лампы тянуло чем-то сладким и тошнотворным, раздался стук металла о металл и доносилось уханье. Безумный Макс, дорвавшись до нормальных условий, творил, Грейнджер помогала.
  -- Ну а мы пока развлечемся, - потер руки Борисов. - Так, Лавгуд, давай, перекинься в эту прикольную девчонку, как днем, и посмотрим.
  -- Во имя Луны! - и Лавгуд превратилась в Воина Лунного Света.
  -- Так, детали анатомии на месте, - пощупал Борисов. - Отлично, сейчас протестируем.
   Троица перебралась на кровать, а Тонкс приняла "форму для секса".
  -- Так что ты умеешь в этой новой одежке? - спросил Борисов, сжимая грудь Лавгуд.
  -- Я чувствую энергию людей и магов вокруг, - учащенно дыша, отвечала Луна. - Чувствую их мысли и желания, и вижу, что монахи благожелательны к вам, господин.
  -- Именно ко мне? - Борисов запустил руку под бронеюбку.
  -- Мне раздеться, господин?
  -- Нет, давай так, - хмыкнул Федор Михайлович. - Воительниц в матросках и с коронами я еще не трахал. Так что там про меня?
  -- Я чувствую мысли и желания людей, с которыми они оценивают вас, - Лавгуд извернулась и развернулась. - Все в этом монастыре добры к вам. Только от лампы тянет некоторой угрозой.
  -- Хахахаха, и это неудивительно! - расхохотался Борисов. - Ээээ, Нимфа, полегче, не надо меня так глубоко облизывать! Еще что-то умеешь?
  -- Оружие действует только в бою, - облизала губы Луна.
  -- Ну, за этим у нас не заржавеет, - одобрительно заметил Борисов и крепко сжал ее ягодицы. - Ладно, потом поговорим, в менее возбужденной обстановке.
   В костюме Лавгуд обладала повышенной энергией, и троица протрахалась полночи напролет, наверстывая упущенное. А потом пыталась вломиться в лампу к Грейнджер, но та отбилась. Под утро Борисов с компанией аппарировали прочь, оставив записку монахам, что дела Луны призывают ее дальше.
   Записку бережно отнесли в комнату Госпожи и жизнь Шамбалы вернулась в прежний ритм.
  
  -- Ну и где мы теперь? - огляделся Борисов.
  -- Австралия, господин, - вылезла из лампы Грейнджер. - Схема еще сбоит.
  -- Австралия? Пойдем посмотрим на кенгуру, всю жизнь мечтал! - тут же восхитился Борисов.
  

Глава 40

   В которой рассказывается о Джинни, Фреде, Джордже, Перси и Билли Уизли, их родителях, мадам Лили, борделе "Клубничная радость", Министерстве Магии Британии, мистере Ф, войнах за переделах уличного рынка, Дамблдоре, Снейпе, Хагриде, Азкабане, Волдеморте и Гриндевальде, войне в Европе, международном скандале с арабами, китайцами и американцами, драконьем царе, армии зомби, культе Вуду, африканских магах, Пожирателях, Старике, России, Круге Волхвов, каторжанах-напарниках Борисова, а также немного о диких собаках динго.
  
   Бум! Бум! Бум!
  -- Опять долбятся, - вздохнул гоблин Быстрошмыг.
  -- Эти стены не пробить даже дракону, - заверил его сосед, гоблин Сверхухвать.
  -- Зато и нам не выйти! - возразил Быстрошмыг. - Сидим тут вторые сутки, а эта проклятая нежить долбится и долбится!
  -- Так и просидим тут целую вечность, пока нас не спасут.
  -- А если не спасут?
  -- На этот счет у меня есть план, - и Сверхухвать зашептал Быстрошмыгу.
   Затем оба гоблина отошли от второго входа в банк и свернули в подземный закоулок. Вооружившись мешочками с золотом, они сделали засаду. Через час в нее попался Билл Уизли, шедший посмотреть целостность сторожевых заклинаний. на входе. Билл получил мешочком в затылок... от чего и помер прямо на месте.
  -- Свежее мясцо! - облизнулся Быстрошмыг. - Теперь его в заморозку, и когда наступят критические дни, мы его съедим!
  -- И ни с кем не поделимся! - подхихикнул Быстрохвать.
   Египетский филиал банка "Гринготтс" был освобожден из осады на пятый день. Армия мертвых, жаждавшая драгоценностей, оказалась развеяна по ветру, и гоблины вернулись к повседневной работе. В дальнем холодильнике продолжал лежать труп Билла Уизли с проломленной черепушкой. Годовой запас продовольствия спешно удваивался, на случай следующей атаки мертвяков, и про дальний холодильник временно позабыли.
  
   Персиваль Уизли, объездивший всю Европу, но все-таки напавший на след Филча, тут же его и потерял. Он бегал и искал, и рыл носом землю, но Филч не находился. В районе Стамбула Перси догнала почтовая сова, озверевшая от метаний. Долбанув Перси клювом в рыжую макушку, она выронила конверт с предписанием и ухая, улетела.
   Раскрыв конверт, Перси обнаружил новые указания. Поиски Филча пока что отложить, не так уж и много он украл, а Персивалю переместиться в предгорья Кавказа, на спешно собранную конференцию по вопросу драконьего царя. Уизли предстояло представлять Британию на этой конференции, и письмо рекомендовало занять "твердую позицию по данному вопросу", а именно: все принадлежит Британии и точка. А кто не согласен - получит звезды. В случае успеха, Персивалю сулили отдел Дипломатических сношений и двух симпатичных секретарш, а в случае провала предлагали домой не возвращаться.
  -- Да чтоб ты сдох, Филч! - возопил Перси, пугая чаек. - В Хогвартсе гадил, и тут подосрал! Ну что за человек!!!
  
   Мистер Ф разглядывал карту Косого Переулка и окрестностей. Потом поманил пальцем помощника.
  -- Почему "Клубничная радость" еще не окрашена в цвета моего подчинения?
  -- Так это... тройку Большого тогда отбили, да еще бойня неподалеку случилась. Помните, когда с Аврорами сцепились, а те всех убили? Тот, кто тройку отбил, бордель под свою руку взял, а мы сунуться не могли. Аврорат бурлил, а тому, кто взятку предложил, эти же монетки в задницу и запихали.
  -- Было дело, - поморщился мистер Ф. - И метаморфок вы потом упустили, так?
  -- Их отбили силой, - развел руками помощник. - Говорят, что сам Старик подъехал ради такого дела в Англию.
  -- Но сейчас-то он в тюрьме!! - Мистер Ф хватанул рукой по столу. - Кто крышует бордель?
  -- Близнецы Уизли, а их... сами знаете, - помощник показал глазами вверх. - Основные распространители, давить бесполезно, подкупать тоже. Здание их магазина защищено и застраховано лучше вашего сейфа.
   Мистер Ф задумался. "Клубничная радость" процветала со страшной силой, и ее надо было отобрать. Да и рынок наркотиков давно уже следовало монополизировать. Пускать Дамблдор давит административным ресурсом, надо всего лишь немного подумать, и обратить этот ресурс против него же! Дедушка уже старенький, ему столько денег не нужно, а вот мистеру Ф очень даже. И вовсе не на баб, а на очень даже неотложные нужды.
  -- Значит так... лучшего вора ко мне, тройку Безухого, свежую газету и заместителя по распространению!
  
   Стоял тихий осенний вечер. Магазин близнецов Уизли уже закрылся, и теперь Фред и Джордж занимались второй половинкой своего бизнеса. В свое время им подсказали результат финала чемпионата мира по квиддичу, правда, они так и не сумели отжать денег у Людо Бэгмена. Правда, деньги все равно нашлись, и потом продолжали поступать. Авроры не захаживали с проверками, а магическая санитарная инспекция не предъявляла претензий к количеству слизней в подвалах. Да и козырное место посреди Косого Переулка не само по себе образовалось.
   Так что теперь Фред и Джордж отрабатывали.
  -- "Огневиски с пыльцой", два ящика, - диктовал Джордж Фреду. - На неделе нужно будет еще, и желательно концентрацию пыльцы увеличить. "Серая радость", полкилограмма, расходится хорошо, нужны еще поставки. Норвежские грибы и индийские шишки, это плохо идет, пока еще хватает. Оборотка с виагрой... двадцать флаконов, срочно пусть варят и присылают, самый ходовой товар. Так, тут у нас два ящика чего-то толченого... что это такое?
  -- Да сам не знаю, - ответил Фред. - Прислали из Африки, ни пометок, ни записей. Рисунок перевернутого слона на боковой крышке.
  -- Ага, так и запишем. Убойная дурь из Африки, валит с ног слона, никому не интересна.
   С громкими хлопками в подвале возникли мракоборцы.
  -- Всем лежать! Руки над головой! Палочки не трогать!
   Фред подмигнул Джорджу, и ящик с непонятной толченой ерундой из Африки полетел в мракоборцев. Весь подвал оказался заполнен взвесью чего-то белого и вонючего. И, как выяснилось, весьма взрывоопасного. В соседних домах повылетали окна и двери, а сам магазин близнецов, с громким треском, развалился. Рейд-отряд Аврората, получивший аванс от мистера Ф погиб, равно как и Фред с Джорджем.
  -- Ну вот, вторую половину платить не надо, - равнодушно произнес мистер Ф, глядя на развалины.
  -- Товар жалко, - вздохнул Безухий, чья тройка вчера затаскивала ящики в подвал Уизли.
  -- Говна не жалко, - отрезал мистер Ф. - Так, начинайте зачистку улиц от мелких дилеров, а ты займешься "Клубничной радостью". Через неделю все должны брать товар с наших складов. Фредди!
  -- Да, босс, - отозвался заместитель по распространению. - У меня все готово. Китайскую дурь толкать?
  -- Конечно, что мы зря с ними контракт заключали? Первую порцию "Желтого Моря" всем бесплатно... ну да, ты и сам знаешь.
  -- Что насчет власти? - Фредди мотнул головой. - В здании под землей будут очень недовольны!
  -- Это мои проблемы, - повел рукой мистер Ф. - Работайте!
   И так как заместитель был прав, сам мистер Ф отправился в Министерство Магии, дергать за ниточки.
  
   Джинни Уизли, потягивая кальян, наблюдала, как три новенькие кандидатки в нижний гарем, отчаянно крутили бедрами и животом, стараясь угодить любимой жене шейха. Зрелище было очень даже возбуждающим, и теперь Джинни, скрестив ноги, размышляла, какую из кандидаток пригласить на расширенное собеседование. У одной была идеальная грудь, у второй роскошные ноги, зато третья телосложением напоминала Грейнджер, что обещало приятную месть.
   И в этот момент, когда она уже почти выбрала и даже потянулась за коробкой с магическими страпонами, в шатер ввалились два огромных мага. Один шире другого, в броне, с какими-то дубинками в руках.
  -- Пшли прочь, уроды, - фыркнула Джинни, - а то мой муж превратит вас в верблюдов!
   Ввалившиеся молча заработали дубинками, и танцовщицы повалились на пол без сознания. Побледневшая Джинни потянулась за Помадой Неотразимости... обнаружив пустой тюбик. Маги, поигрывая дубинками, подошли к ней.
  -- Так-так, это не арабка, - сообщил один другому.
  -- Я - британка! - гордо заявила Джинни.
  -- Страшная, как моя жизнь, - ответил второй маг первому. - Ну раз твой муж - шейх, то пойдешь с нами.
  -- Вы за это заплатите! - взвизгнула младшая Уизли.
  -- Ага, тюленям на Колыме это расскажешь, - зевнул первый маг.
   Взмаха дубинки Джинни уже не увидела.
  -- Командир! - вбежал третий маг. - Местность зачищена, добыча упакована, шейх взят без шума и пыли! Потерь нет, все жены шейха захвачены!
  -- Тогда по коням! Допрашивать будем уже дома!
   Местность, где обитал маг-шейх, опустела. Командир отряда "Медведей" сплюнул напоследок.
  -- Тоже мне, маги... будете знать, как лапу на Россию задирать!
  
   Артур Уизли стоял над телом потерявшей сознание Молли и чесал в затылке. Знаменитый указатель "Норы", показывавший, кто где из семьи, теперь демонстрировал странное. Четыре ложки и вилки стояли в положении "Мертв". Еще одна вилка указывала на пункт "Тюрьма". Другая ложка застыла в положении "Медовый месяц". И последняя вилка просто погнулась и указывала куда-то в пространство. И только два ножа, обозначавших Артура и Молли, демонстрировали положение "Дом". Блям! Нож переместился в положение "Мертв".
   Артур непонимающе перевел взгляд на Молли и, тихо охнув, опустился рядом.
   Попытка применить электрошокер для реанимации обернулась неудачей. Артур повернул его не той стороной, и убил сам себя разрядом. Теперь оба ножа показывали "Мертв". Где-то на чердаке захлебывался воем и хохотом упырь.
  
   Мадам Лили пересчитывала выручку. За это время она еще больше округлилась, и даже пальцы, считавшие галлеоны, казалось стали еще толще и округлее. Сама бандерша стремительно приближалась к пропорциям золотой монеты, да и сияла не хуже. Дела шли просто великолепно, деньги лились рекой, и уже можно было подумать о расширении. Прикупить соседний дом, удвоить штат девочек, дать еще рекламы... и тут мечтания мадам Лили грубо прервали.
   Троица оборотней, заросших даже в человеческом облике, пихаясь и стукаясь, прошла в дверь.
  -- Так, толстуха, давно ты от нас бегалаЈ да время вышло.
  -- Что такое? - нахмурилась Лили, протягивая руку к тревожной кнопке.
  -- Можешь не звать, никто не появится, - усмехнулся Безухий. - Твоя крыша мертва, теперь заведение будет ходить под мистером Ф.
   Мадам Лили пнула домовика под столом, два раза коротко и один раз длинно. Домовик, имевший на этот счет особые инструкции, немедленно аппарировал прочь, на поиски Филча. Мадам Лили, в свою очередь, коротко огрызнулась.
  -- С чего бы это?
  -- Да ты че, дура, - шагнул вперед один из оборотней, - да мы тебя сейчас прямо здесь поимеем!
  -- Поимелка не отвалится? - фыркнула Лили.
  -- Молчи, - приказал Безухий. - Видишь, так и мечтает, чтобы ее поимели. Слушай сюда, толстуха. Двадцать процентов прибыли заносишь мистеру Ф, раз в месяц своих девочек вывозишь проветриться... куда скажут. Толкаешь посетителям дурь, по ценам, рекомендованным производителем. Живешь долго и счастливо, может даже мужа тебе подгоним... из наших.
  -- Пффф, - фыркнула Лили, но уже на два тона ниже. - А если нет?
  -- Ну тогда завтра здесь будет сидеть младшая сестренка Шерстистого, - Безухий мотнул головой в сторону своего подручного, - и распределять клиентов. Ты же не думаешь, что твои девочки за тебя вступятся?
  -- Община метаморфов...
  -- Даже не пикнет. Условия труда не меняются, чего бы им возмущаться? - отрезал Безухий.
  -- Понятно, - вздохнула мадам Лили.
   Оставалась только одна надежда, что домовик притащит истинного владельца заведения, но и та слабая.
  -- И тем, кто работает на мистера Ф скидка пятьдесят процентов, - осклабился Безухий. - Давай, нам три клубничных набора, да посочнее!
  -- С вас десять галлеонов, - вздохнула мадам Лили.
   Она была бы и не прочь, проверить прочность хвостов оборотней, но те прошествовали мимо.
   Оставалось только ждать и вздыхать.
  
   Министерство Магии Британии. Собрание глав отделов и Министра.
  -- Вот донесение из Европы, - негромко сказал Министр, похлопав рукой по бумаге. - Министерства стран Европы не справляются с поддержанием Статута Секретности. Информация растекается, как из дырявой бочки, и началось все с нападения Старика на Нурменгард. Похоже, грядет Третья война... и сегодня мы обсудим, как нам погреть на этом руки.
  -- А разве мы не будем участвовать? - спросил глава отдела транспорта и коммуникаций, в просторечии "каминщик".
  -- В войне - нет, это же в Европе проблемы, - безмятежно ответил Министр. - Еще по слухам скоро наш Темный Лорд и европейский драться будут, на этом тоже можно поднять денег.
  -- А как же безопасность населения? - уточнил глава колдомедиков.
  -- Так мы их всех в Европу отправим, пусть там дерутся, а мы им будем поставлять зелья, ингредиенты, палочки, артефакты, броню, оказывать транспортные услуги, можно даже думаю привлечь кентавров для перевозки. Все по повышенным ценам, разумеется, и конечно же, оплата труда должна быть соответствующая. Британские маги должны повышать свое благосостояние, а также заносить долю в Министерство.
  -- У нас тут под боком, похоже, назревает передел рынка, - тихо заметил глава отдела магических вещей. - В Косом Переулке и окрестностях каждый день находят трупы.
  -- С кем мы сейчас работаем? - тихо спросил Министр у заместителя.
  -- С мистером Ф, ваша доля - четверть.
  -- Заслать ему в помощь мракоборцев, и чтобы тишина была! Мою долю поднять до трети, военное положение как-никак!
   Заместитель быстро и мелко записывал.
  -- Проблема решена, господа! - громко объявил Министр. - Итак, что еще прибыльного мы можем извлечь для себя и Британии из надвигающейся войны в Европе?
  
   Тем временем в Хогвартсе, Дамблдор, Снейп и Хагрид не спеша вышли из хижины последнего.
  -- Ну дык того, надо вырастим, конечно, - говорил Рубеус басом. - По Лесу там туда-сюда похожу, вот только тяжело там, акромантулы и кентавры бесятся.
  -- С кентаврами я поговорю, - кивнул Дамблдор. - Приступай, Рубеус, от тебя зависит всё!
   Счастливый Хагрид достал тяпку и принялся убирать тыквы с грядки. Дамблдор и Снейп пошли в Хогвартс.
  -- Это не спасет нас, - холодно заметил Северус. - Поставки провалены, нас вытесняют с рынка, мистер Ф, по слухам, скоро перейдет в наступление.
  -- Я поговорю с Руфусом, - вздохнул Дамблдор, - пусть приструнит его, пару рейдов сделает. Ты же, Северус, восстанови цепочку, найми новых распространителей. Жалко близнецов, сколько товара прогоняли через себя! Разобрались, что там случилось?
  -- Пока нет, разбираются, - бесстрастно ответил Снейп. - Кто-то подсунул им ящик высушенного измельченного говна Северо-Африканского громового слона. Во время рейда достаточно было кому-то ударить туда заклинанием и все взлетело на воздух.
  -- Ты-то откуда знаешь?
  -- Что я, не отличу говно слона от наркоты? Я зельевар! - оскорблено ответил Снейп. - Орден привлекать?
  -- Только для силовых акций. Плохо, что Пожиратели притихли, так был бы повод, - заметил Дамблдор. - Так, давай иди и занимайся вопросом. Пара доз в "Истории Магии" у меня есть, до вечера продержусь. Потом займемся обработкой Министерства.
  -- Как пожелаете, - склонил голову Снейп и удалился.
   Дамблдор, пыхтя, продолжил подъем.
  -- Охохо, старость - не радость, - проворчал директор и закашлялся. - Развели проблем на ровном месте, как раньше было хорошо, ни тебе проклятий, ни болезней, одни сладкие мальчики вокруг, живи и радуйся!
  
   Темный Лорд Волдеморт стоял перед вывороченными вратами Азкабана и громко кричал.
  -- В темпе собираем вещи! Всем, кто встанет на мою сторону, сразу амнистия, новая палочка, ванна и посещение борделя бесплатно!
   Над головой его кружились дементоры, образуя воронку, и счастливо подвывали. Свобода! Можно летать где хочешь, пить эмоции, холодить окружающих и вообще чувствовать себя истинным дементором, а не охранником на привязи. С этих тюремных много не возьмешь, у всех эмоции ниже плинтуса и далеко не светлые. Сам Волдеморт рассчитывал увеличить свою армию до размеров, достаточных, чтобы выдвинуться в Европу и показать Гриндевальду, кто тут настоящий Темный Лорд.
   Посланные вслед Старику Пожиратели еще не возвращались, но Волдеморт никогда не складывал яйца в одну корзину. Победа над Геллертом должна была дать достаточно ресурсов, чтобы завершить проект в Британии и взять власть.
  -- Не стесняемся! Работа у Темного Лорда - это всегда престижно, весело, прибыльно! - возобновил Том крики.
  
   Геллерт Гриндевальд, восседая в кресле с бокалом вина в руке, посмотрел на соратников.
  -- Итак, господа! Наши позиции крепнут день ото дня, но теперь в дело вмешалась маленькая, просто крошечная неприятность, - Геллерт отпил вина и продолжил. - По моим данным, скоро Круг Волхвов сцепится с Советом Шаманов и Конфедерацией Китая. Попутно будут уничтожены арабы. Полем битвы назначена Европа, нас никому не жалко. В Министерствах паника, они и так не успевают ликвидировать утечки информации к магглам, а тут еще такое надвигается!
  -- Предлагаю валить из Европы, - тут же пробасил пожилой скандинав. - У нас за Полярным Кругом можно отлично укрыться и отсидеться, а потом выйти и опять всех победить!
  -- Сколько не прячься, а война все равно настигнет, - меланхолично заметил молодой парень. - Пусть я не застал времен расцвета нашего уважаемого Лорда, но все же понимаю, что и тогда организация "Общее Благо" не смогла бы сражаться с несколькими государствами сразу. Поэтому могу дать совет спрятаться под воду. Накроем куполами парочку городов Атлантиды, расчистим там все и будем сидеть, поплевывать в потолок. В решающий момент можно выйти на сушу и переломить ход истории!
   Гриндевальд, оглаживая аккуратно подстриженную клинышком бородку, посмотрел на двух оставшихся соратников. Темный маг Жерар делал вид, что поглощен разглядыванием стены. Алонсо задумчиво смаковал вино.
  -- Можно отсидеться в Британии, - внезапно сказал Жерар. - Там войны не будет. Выгоним тамошнего лордика и присядем на его место. Тесновато, конечно, будет, но мы привычные к лишениям.
  -- А что, если превентивно зачистить желающих подраться на нашей территории? - задумчиво добавил Алонсо. - Всех, мы, конечно, не потянем, но давайте наймем парочку специалистов. Старика того же, он как раз недавно с волхвами цепанулся, у него должен быть зуб. Из Африки подтянем бригаду негров, пускай поработают!
   Остальные закивали, соглашаясь. Чужими руками отвести беду - это было дельное предложение! Гриндевальд подумал, допил вино и подытожил.
  -- Совместим. Нагнем британского лордика и попробуем не допустить войны. Отто, займешься Стариком.
   Скандинав кивнул и аппарировал.
  -- Алонсо - на тебе Африка.
   Испанец тоже исчез.
  -- Жерар, займешься той армией, что мы собирали для... известного тебе проекта. Переориентируй их на Британию. Николас, - обратился Геллерт к парню, - на тебе текучка по проектам, и поступления от заводов. Остальным я займусь сам.
  -- Яволь, - кивнул Николас и аппарировал.
   Оставшись один, Геллерт налил еще вина и достал карту Европы. Операцию по отводу войны от Европы следовало как-то назвать, но Гриндевальд так и не придумал, как. Поэтому он просто склонился над картой и начал прикидывать перемещения.
  
   Тем временем на Кавказе и в его окрестностях творились странные вещи. Драконий царь, заняв Эльбрус и тут же выдолбив себе нору внутри, продолжал созывать драконов со всего мира. Летающие создания уже не помещались, и сожрали всех овец, пастухов и туристов в радиусе пятидесяти километров.
   Маги, продолжавшие съезжаться со всего мира, в панике пытались не допустить новых драконов и не выпустить в мир уже прилетевших. Получалось откровенно плохо.
  -- Кровь Земли!! - выдохнул в небо столб пламени драконий царь. - Она неподалеку!
  -- Да, Владыка!! - захлопали крыльями драконы.
  -- Принесите мне ее! - приказал драконий царь. - У меня жажда!
   Клин драконов численностью в сотню рептилий взмыл в небо.
  -- Помяни мое слово, придется их запрещенными приемами на место сажать, - лениво заметил драконолог из Вьетнама своему коллеге из Индии.
  -- Начальство сделает тут заповедник и притворится, что так и было, - не менее лениво отозвался тот.
  
   Бывшие лесорубы и каторжане сидели в пивнушке в Иркутске.
  -- Слышь, Тимур, смотри наши лица на второй полосе!
  -- А чего не на первой?
  -- Да там опять Волхвы в Круг собрались, какие-то терки с соседями.
  -- Из-за нас? - уточнил бывший бригадир.
  -- Не, - отмахнулся Тимур, - мы сошка мелкая, чего бы из-за нас международный конфликт случался?
  -- Тоже верно, - кивнул Василий и отхлебнул пива.
   Жизнь определенно налаживалась.
  
   В глубинах Африки, в специальной деревне магов, заезжий негр с Ямайки громко рассказывал о преимуществах культа Вуду. Аборигены, более склонные к шаманизму, тихо посмеивались, но слушали. Потом начались танцы, пиво, полуголые девушки, и в самый разгар веселья прибыл Алонсо.
  -- Каждому, кто пойдет на войну, Лорд Гриндевальд даст сто монет, личную хижину, копье, да не простое!
  -- Жену дадут?! - крикнул кто-то из юных магов.
  -- Да хоть две! По праву победителей - все жены врагов будут ваши! - не растерялся Алонсо.
  -- Барра! - взревели негры.
  -- Слышь, мужик, - подошел ямаец, - сам я не местный
  -- А с виду негр, - смерил его взглядом Алонсо.
  -- Загорел дома. Так эта, накинешь монет, я твоим врагам все руки-ноги поотрываю на расстоянии.
  -- Хммм, а не врешь? - прищурился Алонсо. - Ладно, будешь старшим по команде, там доппаек и надбавка за вредность. Не подведи, а то я тебе сам руки-ноги оторву!
   Ямаец загадочно улыбнулся. Негры - маги колотили в тамтамы и торговались за контракты. Вспотевший Алонсо поглощал местное пиво литрами и торговался. Ударный отряд потихоньку формировался.
  
   Тем временем на берегу Тихого океана Борисов снимал штаны. Он собирался окунуться в воду, чисто из принципа, ни разу же не был на берегах Тихого!
  -- Бежит кто-то, - понюхала воздух Лавгуд. - Много. И намерения злобные.
   По австралийской степи мчалась стая диких собак динго. Диких и голодных.
  -- Ррррастерзаю!! - зарычала Тонкс, перекидываясь в собаку.
   Не совсем динго, да и размерами поболее. Стая, увидев противника, такую же собаку, но в высоту под два метра, призадумалась и остановилась.
  -- В атаку!!! - зарычала Нимфадора и устремилась вперед.
   Динго, дружно развернувшись, принялись отступать стаей.
  -- Стой! Куда! Фу, плохая собака! - орал Борисов вслед, но Нимфадора уже скрылась из вида.
   Ничего не поделаешь, пришлось влезать обратно в штаны.
  -- Ты ее чуешь? - обратился Борисов к Лавгуд.
  -- Где-то там, - махнула рукой Луна вглубь степи.
  -- Где-то там, - проворчал Борисов. - Такое купание сорвали! Эх! Грейнджер!
  -- Чего опять? Дайте поспать! - раздалось из лампы.
  -- Ковер-самолет гони, с функцией обоняния, и спи спокойно! - прорычал Борисов.
   Вылезшую из лампы тряпку натравили на следы Тонкс, сказали "Фас!", после чего Федор Михайлович и Лавгуд залезли сверху. Кусок старой ткани попыхтел, но все же поднял их в воздух, и со скоростью четыре километра в час, поплыл по следам Нимфадоры.
  -- Не было печали, - проворчал Борисов, с тоской глядя на удаляющееся побережье. - Ссссобаки!
  

Глава 41

В которой снова появляется книжный волк Джеймс с отчетом, а Борисов знакомится с аборигенами Австралии

  
   К вечеру Борисов устал сидеть на ковре, его мутило и даже таблетка жизненной силы, которую он потихоньку грыз, не помогала. Луна медитировала на просторы Австралии, ковер покачивался, а из лампы регулярно вылетали клубы вонючего дыма.
  -- Хватит! Насрать на этих диких собак! - решительно махнул рукой Борисов. - Все, остановились, разбили лагерь!
   Федор Михайлович постучал по лампе.
  -- Алё, служба снабжения, мне один портативный раскладной домик, с холодильником жратвы, горячей водой и крепкой кроватью.
  -- Подайте заявку в письменном виде в трех экземплярах и ожидайте решения комиссии, - донеслось из лампы.
   Борисов опешил от неожиданности. Потом яростно потер лампу.
  -- Вай, хорошо, господин, три сильнее, - простонала лампа.
  -- Тьфу ты! - Борисов сплюнул и отбросил лампу.
   Проблема заключалась в том, что он не мог вызвать Грейнджер, так как не был магом. На призывы от других, старшая жена не откликалась, уверяя, что слушает только мужа. Пугать ее было бесполезно, ругаться тоже. В любой момент Гермиона могла вылезти, щелкнуть пальцами и исполнить желание вида "Чтоб меня приподняло и опрокинуло!" Проблема назревала день ото дня, и теперь терпение Борисова лопнуло.
  -- Так-так, - пробормотал он, оглядываясь.
   Как назло вокруг была степь, голая и безжизненная. Только на горизонте маячил одинокий кенгуру, но сейчас Борисову нужен был камень. Точнее два камня. На один положить лампу, вторым прихлопнуть. Так и не найдя камней, Борисов вернулся к ковру, где Лавгуд раскапывала землю
  -- Там синяя мышка, - объяснила она.
   Федор Михайлович не стал уточнять, только сплюнул привычно.
  -- Если гора не идет к Магомету, то Магомету пишут в гору, - пробормотал он, доставая дробовик.
   Примерился, попробовал засунуть ствол в лампу, но тот не лез.
  -- Ай, щекотно! - сообщила лампа. - Чем это вы в меня тычете, господин?
  -- Я в тебя щас потыкаю!! - рассвирепел Борисов. - Я в тебя так потыкаю -- ходить не сможешь!
   Сняв крышку с лампы, Федор Михайлович со всей силы задвинул туда ствол дробовика.
  -- Стойте, стойте! - вылетела Грейнджер. - Не надо так яростно входить!
  -- Ну тогда не выебывайся, а делай, что тебе говорят!
  -- Ладно, ладно, - пробормотала Гермиона, - зачем же сразу дробовик в жопу засовывать? Вот вам милый домик!
   Она щелкнула пальцами и двухэтажный особняк плюхнулся на землю перед Борисовым. Сидевший в будке пес от изумления вывалил язык и даже не стал гавкать.
  -- И там все есть? - подозрительно спросил Борисов.
  -- Все, что вы пожелаете, смотрите, какой он большой! - взмахнула рукой Гермиона.
   Особняк и вправду был огромен, и поэтому Федор Михайлович заподозрил насмешку.
  -- Ладно, поверю на первый раз, - пробурчал он. - Но если хоть что-то будет не в порядке, я вернусь и продолжу начатое!
   Но Грейнджер уже скрылась в лампе. Борисов сплюнул и пошел осматривать особняк.
  
   Перекусив и помывшись, Федор Михайлович подобрел и отмяк. Уже спокойно он пошел по комнатам, когда чавкающий звук привлек его внимание. Заглянув в дверь, он увидел препохабнейшую картину. Зажав в угол огромную энциклопедию по растениям Швейцарии, книжный волк Джеймс яростно ее трахал, одновременно обгрызая обложку.
  -- А ты тут какими судьбами? - удивился Борисов.
  -- О, спаситель! - возопил Джеймс. - Ты вернулся в Европу!
  -- Не, какая Европа, мы в Австралии, - возразил завхоз.
  -- Точно?
  -- Точнее не бывает, весь день гонялись за дикими собаками динго.
  -- Аааах! - энциклопедия упала в обморок.
  -- Ладно, потом доем, все равно бревно бревном, - сообщил Джеймс. - Это что получается, особняк перенесся из Европы в Австралию?
  -- Получается, что так, - усмехнулся Борисов. - Вечно старшая жена чего-нибудь да учудит! Ладно, раз встретились, расскажи, что с тобой за это время случилось-то?
  -- Яволь! - воскликнул Джеймс и утер корешок. - Со стариком Горбином меня занесло в гости к Темному Лорду Волдеморту. Вначале было скучно, но потом Горбина убили, а меня бросили на склад. Вот тут пошла потеха, я сожрал все его секретные планы, потом любовные записки, потом списки жертв, потом книги темномагических ритуалов, эти сопротивлялись дольше всех. Когда я уже собирался переходить к родовым книгам, на склад вломились два чудика, схватили, что под руку попалось, включая меня, и убежали. Потом их догнали Пожиратели и убили, а я остался в каком-то помещении. Прикинулся порножурналом, все любят порножурналы, и так из рук в руки попал в Европу. Побывал в гостях у местного Темного Лорда, Гриндевальда
  -- Я его и вытащил из тюрьмы, - небрежно бросил Борисов.
  -- Ну и покатился по Европе, там секретик, тут книжечка, путешествия, поездки, чтение и знакомство с новыми книгами, как в старые добрые времена, - обрадованно заявил Джеймс.
  -- Слушай, ты мне говорил, что первая мировая из-за источника магии в Албании произошла, - припомнил Борисов, - а я там побывал. Говно, а не источник!
  -- Ну так правильно, этот Темный Волдеморт его специально засрал! Вот, у меня все ходы записаны!
   С этими словами Джеймс изрыгнул из себя мятую страницу. Борисов брезгливо взял в руки.
  -- Он осквернил источник и выпил его силу, - пояснил Джеймс, - там рукой самого Волдеморта записано. После этого он стал силен, как никто, и смог создать еще несколько крестражей, не дающих ему умереть.
  -- О как! То есть он стал бессмертен? - заинтересовался Борисов.
  -- Ну да, только попутно немного с ума сошел, грубовато работал, что с него возьмешь -- дилетант, - презрительно заметил Джеймс.
  -- А ты значит сможешь сработать тонко?
  -- Описание ритуалов у меня есть, я стратег, а не исполнитель! - гордо ответил Джеймс.
  -- Ладно, набирайся знаний дальше, не буду мешать, - усмехнулся Борисов.
  
   Перебравшись в гостиную, Федор Михайлович задумался. Бессмертие! Возвращенная молодость -- это отлично, но если ее еще и сделать вечной? Грандиозная перспектива! И тут во всю стену распахнулся экран и появилось лицо Гермионы.
  -- К особняку приближается толпа местных во главе с каким-то слабым магом. С ними Нимфадора, в боевой форме. Они несут ее на руках и поют какую-то белиберду.
  -- Еще одной луноликой госпожи нам только не хватало, - озадачился Борисов. - Ладно, приготовь слезогонки, если что хуярь по толпе -- не стесняйся.
  -- Слезогонки?
  -- Слезоточивый газ, ты что телевизор не смотришь?
  -- Нееееет, - растерянно отозвалась Грейнджер.
  -- Ну так посмотри, - наставительно заметил Борисов. - Разгоны демонстраций, да всякие там "Не родись кобылой", только вначале обеспечь безопасность переговоров.
  -- Хорошо, - все еще растерянно ответила старшая жена.
   Экран выключился. Борисов проверил Лобзик, в очередной раз вспомнил, что забыл обзавестись хорошей броней, и пошел на крыльцо, встречать делегацию аборигенов.
  
   Раскрашенные, с копьями в руках, аборигены кружились в танце. Возглавлял их Шаман, с самой большой костью в носу. Нимфадору несли на руках и кружили в танце, не давая коснуться земли.
  -- Господин! - воскликнула Тонкс. - Прикажите им отпустить меня!
  -- Быздык мыздык! - заявил Шаман.
  -- Очень оптимистичное начало, - почесал в затылке Борисов. - Что вообще тут происходит?
  -- Кызык мызык! - еще тверже заявил Шаман.
  -- Нихера не понял, - покачал головой Федор Михайлович.
  -- Он говорит, что воплощение великой Динго принесло радость его племени, - появилась на крыльце Лавгуд. - Он и его племя теперь расцветут, им всегда будет урожай и плодородие и двойни в семьях, но для этого должен свершиться ритуал. Мазук ладук фадук?
  -- Выгы мыгы! - закивал шаман.
  -- Воплощение великой Динго должно поучаствовать в танце и потом съесть мясо священного медведя коала, и тогда все будет хорошо, - перевела Лавгуд.
  -- Какой емкий язык, - восхитился Борисов. - Что мы с этого будем иметь?
  -- Каза даза? Нэке геке? - обратилась Луна к шаману.
  -- Маза маза! Бурудук мурудук! - шаман дернул за кость в носу.
  -- Он клянется памятью предков, что покажет нам место с великими сокровищами, что так любят белые. И все эти сокровища будут твоими, господин, если Воплощение Динго благословит племя.
  -- Неплохой обмен, я согласен, - тут же ответил Борисов.
  -- Господин? - с подвыванием спросила Нимфадора.
  -- Да ладно, станцуешь с ними, поешь на халяву, благословение выдашь, раз Луна по-ихнему говорит.
  -- Я понимаю мыслеобразы и передаю их в ответ, - поправила Лавгуд.
  -- Да один хрен, - отмахнулся Борисов. - Главное -- результат. Поможешь людям, они нам подгонят пещерку сокровищ.
   Но Тонкс продолжала дуться и смотреть преданными глазами, и Борисов вздохнул.
  -- Ладно, с меня желание, а ты им поможешь, но по полной.
  -- Урррррра! - прорычала Нимфадора.
  -- Кеге меге! - заявила Лавгуд настороженно прислушивающемуся Шаману.
  -- Меге Деге! - сообщил тот племени.
   Аборигены начали радостно нечленораздельно вопить и скакать. Потом развели костер, притащили еды, и начали танцевать священный танец. Борисов с интересом наблюдал, Тонкс танцевала, обнажившись практически полностью. Пот стекал по выпирающим мышцам, вызывая восхищение в глазах аборигенов. Лавгуд вовсю общалась, уже примеряя кость к носу. Шаман что-то ей рассказывал с важным видом, периодически надувая грудь и щеки.
   Борисову, как почтенному Старику, подносили местного пива и деликатесов, а две девушки массировали плечи.
  -- Скажи ему, что за сокровищами отправимся завтра, - говорил Борисов Луне.
   Та послушно переводила, шаман кивал, бил себя в грудь, клялся и снова надувал щеки перед Лавгуд.
   Праздник продолжался, и уже тащили котел полный тушеной коалятины.
  
  -- Не понял, где особняк? - спросил Борисов, продирая глаза. - И почему я лежу на земле?
  -- Мммм, хорошо погуляли, - промычала Нимфадора, выступающая в роли подушки Борисова. - А где милые местные жители?
  -- Вчера ночью, - раздался голос Лавгуд, - вы, господин, приказали силой набить их в особняк и отправить его обратно, в Европу. Чтобы местные познакомились с достижениями цивилизации, вот так вы сказали.
  -- Уй-юй! - схватился за голову Борисов. - Вернуть!
  

Глава 42

В которой выясняется, что Африка и вправду полна опасностей

  
   Особняк плюхнулся перед Борисовым, из особняка вывалился Шаман и заорал.
  -- Фызук шызук!
  -- Он благодарит тебя, благословение великой Динго снизошло на племя, вокруг много еды, дерева, красивых женщин и выпивки, - перевела Лавгуд.
  -- Мдя, - крякнул Борисов. - Ну ладно, раз им нравится в Европе -- пусть живут. Но он мне обещал кучу сокровищ, я точно помню!
  -- Бурудук маза, кеге маза, - заявила Луна.
   Шаман закивал, подергал кость и начал рисовать прямо в пыли карту, сопровождая короткими пояснениями.
  -- Плывем долго -- долго на большой лодке, - переводила Луна. - Там будет большой остров
  -- Охереть, да это ж Мадагаскар! - воскликнул Борисов.
  -- Проплываем мимо, высаживаемся на большую землю.
  -- Так, так, уже ближе, - потер руки Борисов, - хотя Африка и охренеть какая большая.
  -- Там будет огромная гора, а в той горе огромная дырка.
   Кое-как, но установили, что речь идет о Килиманджаро, благо Федор Михайлович еще не все забыл из школьных уроков географии. Он даже помнил, что Килиманджаро давно потухший вулкан, но Шаман называл его просто "гора с дырой" и увлеченно тряс костью в носу.
  -- Ровно посредине есть огромный камень в форме Великой Динго. Под тем камнем проход в пещеру сокровищ, но берегись охранника. Наши собратья стерегут того охранника и гору с дыркой.
  -- Кого? - вынырнул из мечтаний Борисов. - Какого еще охранника?
  -- Охранник поставлен, чтобы сокровища достались только достойному, а больше он ничего не знает, ибо никогда не плавал на большой лодке через большую воду, - развела руками Лавгуд. - На то там есть некое племя его братьев, которых он тоже ни разу не видел.
  -- Ладно, - махнул рукой Борисов, - пусть этот абориген пиздует обратно с особняком, сам виноват, надо было сразу уточнять, что за сокровища. Только кость у него отбери!
  -- Но мы отправимся за ними, господин? - уточнила Лавгуд.
  -- Отправимся, отправимся, - проворчал завхоз. - Все равно домой уже пора, вроде все задачи выполнили, а что не выполнили, то обитатели вонючей лампы сделают. Правильно говорю, Грейнджер?
   И он постучал по лампе. Появившаяся Гермиона сделала суровое лицо.
  -- Вы нам мешаете!
  -- И что вы там такое делаете? - уточнил Борисов.
  -- Не скажу, вам все равно не нужна машинка для изготовления клубничного мороженого!
  -- Ой, хочу, хочу, хочу! - захлопала в ладоши Луна.
  -- Так, отправляемся в кратер Килиманджаро, - скомандовал Борисов, - а там уже делайте что хотите.
  -- Хо-хо! - прорычала Грейнджер и щелкнула пальцами.
   Едва вся команда оказалась возле кратера, как Луну втянуло в лампу. Борисов еще успел разобрать слова Гермионы.
  -- А сейчас мы с тобой всласть налижемся! Мороженого!
  
   Федор Михайлович заткнул стонущую лампу за пояс, приказал Тонкс пройти по окрестностям, смотря в оба глаза и нюхая в обе ноздри, взял Лобзик наизготовку и пошел в направлении кратера. В конце концов, где-то тут должно обретаться племя, охраняющее охранника, и вроде как настроенное дружелюбно.
  -- Остановись, белый!! - взвыли деревья. - Дальше тебя ждет смерть!!
  -- Нехорошо заставлять даму ждать, - наставительно заметил Борисов, поднимая Лобзик.
   Потом, сообразив, он достал из кармана кость, отобранную у Шамана и швырнул в кусты. Звук удара о что-то твердое, шуршание и шушуканье. И тут появилась Нимфадора, успевшая пробежаться по окрестностям.
  -- Ооооо!! - донеслось из кустов. - Оооооо!!
  -- Не поняла? - Тонкс посмотрела на Борисова.
  -- Они там яростно надрачивают на твою красоту, - пояснил завхоз. - Австралийцам же ты понравилась, а тут их двоюродные братья живут.
   Из кустов выбежала толпа негров. Самый высокий и могучий, потрясая копьем и костью, заорал.
  -- Друзья наших братьев -- наши друзья! Воплощение Великой Динго -- всегда желанная гостья! Стучите в тамтамы, созывайте племя на пир!
  -- Эээ, погоди, мужик, - прервал его Борисов. - Нам тут пещерку с сокровищами обещали подогнать, есть такая в ваших краях? Там еще какой-то загадочный охранник есть?
  -- Есть такая! - радостно хлопнул его по плечу вождь. - Тебе понравится! Наши братья кого попало за сокровищами не посылают, только самых лучших!
  -- Ага, я такой, - кивнул Борисов. - Самый лучший и поэтому мне самого лучшего, да побольше, побольше!
  -- Желание гостя -- закон! - вскинул руки к небу вождь.
  
   Вождь не обманул. Борисова накормили самой лучшей едой, заботливо сбереженной подтухшей слонятиной. Напоили самым лучшим пивом, обильно сдобренным местными специями и приправами. Воины сплясали танец Дружбы, а потом Борисова отвели под руки в самую большую хижину.
  -- Все самое лучшее для гостя! - заявил вождь.
   Девушки племени, едва ли не выстраиваясь в очередь, начали заходить в хижину. Быстро раздевались, снимая набедренную повязку, и вставали в сторонке. Борисов почесал в затылке.
  -- Все они хотят от тебя ребенка! - радостно заявил вождь. - Самые лучшие девушки племени! Девственницы! Только для тебя, дорогой гость! Не стесняйся!
   И начался секс-марафон. Борисов оплодотворял одну девушку за другой, делая перерывы на поесть фруктов и выпить пива. Остальные девушки в это время готовили очередную претендентку, умащивая ее тело какими-то благовониями, маслами и афродизиаками. Федор Михайловичу разминали плечи и ноги, и подносили еду. Девушки покорно ложились, вскрикивали, вставали и благодарили, после чего покидали хижину. Взамен приходили новые, и в круглом здании постоянно находилось от пятнадцати до двадцати особей женского пола. Где-то к сороковой девушке Борисов потерял счет, только начал сильнее налегать на мясо, восстанавливая силы.
   Он трудился уже пятый час, когда из лампы вылезла довольная Грейнджер.
  -- Ух и нализались же мы! - потянулась она и тут увидела собравшихся девушек.
  -- Спасай, - прохрипел Борисов, входя в очередную соискательницу, - совсем затрахали. Знал бы, что тут такое творится, ни в жисть бы не поехал.
  -- Да уж, - прыснула Грейнджер. - Так, девушки, чего хотели?
  -- Ребенка хотим от великого белого воина! - раздались нестройные возгласы.
  -- Да пожалуйста! - щелкнула пальцами Гермиона.
   Двадцать копий Борисова появились в помещении, деловито разобрали девушек, поставили на четвереньки в ряд и приступили к процессу.
  -- Ффух, опасное занятие, - поднялся Борисов, натягивая штаны. - Думал все, так тут и загнусь.
  -- Пфе, в следующий раз девушек ко мне засылайте, - фыркнула Грейнджер, - пихайте их в лампу, я уж разберусь, кого и куда!
  -- Ладно, ладно, - отмахнулся Федор Михайлович, - сто раз видел, что ты с девушками делаешь, компания Приват нервно курит в сторонке. Так, где Хоби?
  -- Хоби здесь, сэр! - выглянул из угла домовик. - Хоби готов и ждет приказаний, сэр!
  -- Так, шустрой мухой мотанись в ближайший филиал гоблинов, готовы они там принять груз сокровищ, и не надо ли им каких работ еще провести? Куда-то задевал их кошелек, так что ты там на месте осмотрись и прими решение.
  -- Да, сэр! - и Хоби исчез.
  -- Так, Тонкс сюда, - приказал Борисов. - Вытаскивай Луну из лампы, пойдем к вождю, пусть колется про пещеру и пойдем уже.
   Радостный и пьяный вождь вначале задохнулся от радости, узнав, что Борисов уже обработал всех девушек, а потом рассказал о пещере. На самом деле это был просто склад, настолько старый, что история его появления затерялась в веках. Возможно, что его сотворила одна из исчезнувших могучих цивилизаций. Факт был в том, что там хранилось много красивых вещей, волшебных артефактов, драгоценнностей, золота и серебра, и все это дело охранял некий могучий дух. Он создавал иллюзии, маскируя вход в пещеру, пугал случайных прохожих, но мог при необходимости и проклятие наслать, и камень на голову уронить.
   Также предположительно в пещере находился мощный источник магии, от которого местное зверье постепенно мутировало, усилилось, научилось потреблять и использовать магию, и также обратилось на путь магобализма. Закусить случайно подвернувшимся магом -- это было почетным делом, на которое сбегалось все магическое зверье с кратера. Человечинкой звери тоже не брезговали, но только в полнолуния.
  -- Весело, блин, - почесал в затылке Борисов. - Ну ладно, я не маг, меня не съедят, а остальных?
  -- Пусть все залезут ко мне в лампу, - предложила Грейнджер, - и мне не скучно, и их не съедят.
  -- Вы там на пару с Максом изобрели чего полезного? - тут же спросил Борисов.
   Потом обратился к вождю.
  -- Так что, надо победить духа-охранника и сокровища мои?
  -- Его невозможно победить, - развел руками вождь. - Но если он сочтет тебя достойным, то сам откроет вход!
  -- Вот только непобедимой хуйни мне и не хватало, для полного счастья, - скривился Борисов. - Ладно, вождь, спасибо, только девок своих за алиментами не присылай, прибью нахрен!
  -- И тебе счастливой дороги, великий белый воин, путешествующий с воплощением Великой Динго и Воительницей Луны!
  -- Бля, все-то вокруг все знают, ничего не скроешь, - проворчал завхоз.
   Уточнив, где начинается тропинка, ведущая сквозь стенки кратера, он быстро отправился в путь, пока еще чего дружелюбного и гостеприимного не произошло. Правда, силы его были немного подорваны непрерывным сексом всю ночь напролет, но Борисов собирался наверстать упущенное уже в кратере. Он рассуждал так, что главное -- проникнуть в кратер, а потом можно натравить жен, например, на местное зверье. Как только проход будет расчищен, сходить к пещере, раз уж там вход под приметным камнем и поболтать с духом -- охранником.
   В глубине души, правда, Борисов был уверен, что это просто охранная система.
   Сама пещера сокровищ -- склад, куда роботы свозят добытое в шахтах, ключ-допуск -- принадлежность к погибшей цивилизации, а то, что все еще не развалилось -- свидетельство добротно наложенных заклинаний. И пускай местные негры и австралийские верят, что здесь могучий дух, Борисов почти твердо знал, что охранника можно обмануть.
  -- Мы рождены, чтоб деньги сделать былью, насобирать алмазов целый двор, - напевал Борисов, вышагивая по тропинке. - И вместо сердца счетчик для купюр!
  

Глава 43

Опасности Африки продолжаются, а Борисов узнает еще интересное из истории первобытных магов и людей

  
   В кратере Килиманджаро, огромном и зеленом, и вправду обитала масса магического зверья. Первым на Борисова выскочил саблезубый заяц, радостно защелкавший клыками.
  -- Цыпа-цыпа-цыпа-цыпа, - тут же начал подманивать его Борисов. - Иди сюда, мохнатый.
  -- Это еще зачем? - клацнул зубами заяц.
  -- Оторву тебе все выступающее, одно съем, другое продам, третье на стене развешу как трофеи!
  -- А вот это ты видал?! - Заяц раскрыл огромную пасть.
   Бабах! Бабах! Борисов опустил Лобзик.
  -- Дробь перорально, принимать по два выстрела в день перед едой, - сообщил Борисов трупику.
   Потом достал рупор и заорал на весь кратер.
  -- Испытывающие нехватку свинца в организме приглашаются на сеансы бесплатного внутреннего массажа! Только сегодня прием ведет специалист-мануалист! Выводим глистов, устраняем запоры, лечим от жизни! Смелее подходим, не стесняемся! Первым десяти гранаты бесплатно!
   Местная живность, не ожидавшая такого подвоха, ломанулась толпой. Бесплатно же!
  -- Иоганн я Бах! Себастьян я Бах! Значит не Крутой Игорь! - орал Федор Михайлович невесть откуда взявшуюся в голове песню. - Всем я буду Бах! Вот такой вот Бах!
   Лобзик раскалился от непрерывной стрельбы, рядом Тонкс в звероформе рвала тех, кто прорывался близко. Потом из лампы вылезла Луна.
  -- Ой, какие злобные зверушки! - заявила Лавгуд. - Господин, они все хотят вас съесть!
  -- Да знаю я! Бах! Бах! Бах!
  -- Во имя меня! - вскричала Луна, снимая юбку.
   Бронированное одеяние Воительницы Лунного Света немедленно слетелось и наделось на Луну.
  -- Справедливость да восторжествует! - вскричала Луна, молотя жезлом по головам зверей. - Лунный жезл, дай мне силу! Техника Лунного Клинка!
   С этими словами она закрутилась как юла, взрезая клинком всех, кто попадался на пути.
  -- Техника машинки для мороженого! - внезапно донеслось из лампы.
   Огромный агрегат вылетел и плюхнулся на землю, аккурат между Борисовым и напирающим толпой с флагманами в виде двух слонов. Звери инстинктивно отшатнулись, Борисов тоже отступил на шаг. Из лампы высунулась Грейнджер и расхохоталась.
  -- Скажите "Фас"! - крикнула она Борисову.
  -- Фас! - машинально повторил завхоз.
   Машинка ожила, начала принюхиваться, потом выдала клуб вонючего дыма и распахнула металлическую пасть.
  -- Вижу сырье! - раздался механический голос. - Приступаю к сбору сырья!
   И машинка набросилась на зверей, перекусывая их металлическими зубами и заглатывая сразу огромными кусками, не снимая шкуры. Звери пробовали огрызаться, кусаться, бить лапами, но тщетно. На стальном корпусе машинки оставались только легкие вмятины и царапины.
  -- Что это такое? - спросил Борисов у Грейнджер.
  -- Машинка для изготовления клубничного мороженого! - гордо ответила Гермиона. - Макс придумал, а я ему немного помогла собрать! Видите?
  -- Пока что я вижу, как взбесившийся автомат по продаже газировки жрет магический зверей.
  -- Магических? Отлично! Значит мороженое будет не просто клубничным.... оно будет волшебно-клубничным, ммм, - мечтательно зажмурилась Гермиона, - а как приятно его слизывать с красивых девушек!
  -- Кто про что, - сплюнул Борисов.
   Машина, и в самом деле напоминавшая автомат по продаже газировки, только увеличенный и утолщенный, как будто дожидалась плевка в качестве команды. Она остановилась, поднатужилась и из задней части начали вываливаться брикеты мороженого. Борисов невольно скривился, выглядело это так, как будто у машины случился понос.
  -- Я такое есть не буду!
  -- Да и подумаешь! - фыркнула Гермиона. - Сама
   И тут машина, успевшая сожрать половину зверей, а вторую половину напугать до реального усеру, внезапно остановилась. Механический голос сообщил.
  -- Сырье не проходит! Сырье не проходит! Слишком много сырья! Недостаточно сырья! Много сырья! Удалите сырье из отсека один! Подайте сырье в отсек два! Перегрузка! Перегрузка!
   И с этими словами машина задымилась и рухнула на землю. Из всех щелей потекло мороженое.
  -- Мда, недолго музыка играла, - задумчиво сказал Борисов, машинально подцепляя пальцем кусок мороженого. Попробовал. - Вкусно. Но все равно, изобретение явно сырое.
  -- Мняммням? - Грейнджер закидывала в лампу брикеты и ящики мороженого. - Ааа, да ладно, надо будет еще сделаем. Макс такой, чего хочешь сделает!
  -- Только пусть сидит пока в лампе, хорошо? Луна, Дора -- хватит пугать зверье, идем дальше!
   Лавгуд, читавшая лекцию боевому тушканчику, с неохотой прервалась. Нимфадора, загнавшая на дерево крупнопятнистую зебру, рыча и скаля зубы пошла за Борисовым. Зебра, охватившая лапами ствол дерева, рискнула спуститься только когда команда Борисова исчезла из прямой видимости.
  
   Больше зверье не пробовало набегать за бесплатными услугами, так что камня в форме Великой Динго достигли беспрепятственно.
  -- Спору нет, чем-то на собаку похож, - вынес вердикт Борисов. - Но Великая Динго? Ох уж эта фантазия детей природы, вечно как придумают что-то, потом замучаешься догадываться. Помню, работали мы с одной конторкой из Эквадора... ладно, в другой раз. Где местный дух-охранник?
  -- Смертный! Сейчас ты умрешь! - раздалось завывание над головой.
  -- Ну кто так текст сочиняет? - вопросил Борисов. - Слышь, вахтер, выходи, кончилась твоя служба!
  -- Предъявите допуск, - внезапно перед Федор Михайловичем материализовался синий гном. - Иначе вынужден буду вас наказать за попытку взлома и превышение полномочий.
  -- Допуск, допуск, - похлопал по карманам Борисов. - Девочки, предъявите ему допуск!
   И он подмигнул. Тонкс немедленно надула грудь и начала демонстрировать бицепс. Луна тем временем подобралась ближе и ударила гнома по голове жезлом, с криком.
  -- Лунный жезл -- в бой!
  -- Бжжжж, - сказал синий гном. - Бжжжж. Ошибка. Состояние обнулено.
   Он поморгал, закрыл глаза, открыл глаза и сказал Борисову.
  -- Здравствуй, новый хозяин. Жду инструкций.
  -- Где вход в пешеру сокровищ?
  -- Команда отсутствует в списке разрешенных. Жду инструкций, - повторил гном.
  -- Вот тупая железка! - возмутился Борисов. - Грейнджер, убери этот камень, сами вход найдем!
  -- А с этим что делать? - кивнула Грейнджер на синего гнома.
  -- Да забери к себе, пусть вход в лампу охраняет, - отмахнулся Борисов.
   Джиния убрала камень, и там и вправду обнаружился спуск в пещеру. Грубовато высеченная лестница, прямо в камне, под большим углом вела вниз. Борисов радостно потер руки.
  -- Так, Грейнджер -- наверху, охраняй вход, все равно тебе никто повредить не может. Луна, Дора, за мной, сейчас мы выясним, чего первобытные Алладины напихали в пещеру!
   Спуск немного затянулся, ибо за века, прошедшие после ввода склада в эксплуатацию, кое-где обрушились тоннели, размыло почву и местами даже остались работающие ловушки. Но дело того стоило, ибо подземелья швейцарского банка ни шли ни в какое сравнение с этой пещерой. Глаза Борисов разбегались, ибо огромный, просто огромный объем был плотно забит драгоценностями. Ноги вязли в монетах и слитках, повсюду торчали сундуки с драгоценными камнями, оружие, артефакты, виднелась парочка огромных энергонакопителей.
  -- О, картинки! - внезапно воскликнула Лавгуд.
  -- Что там? - медленно подошел Борисов.
   Еще не хватало подвернуть ногу и свернуть шею на всем этом великолепии!
  -- История, - поморгала Луна. - Смотрите!
  -- Ну, - буркнул Борисов, оглядев стену. - Человечки первобытные.
  -- Да нет же, смотрите! - Луна ткнула палочкой в стену.
   И рисунки ожили, задвигались. Побежала бегущая строка, прямо в камне.
  -- Первый маг выстругал себе палочку, - машинально бормотал Борисов, сопровождая читанное своими комментариями, - а первый человек захотел такую же. И тоже выстругал себе, но огромную палку. Уже и тогда была фаллометрия. Палка не работала, и первый человек привязал к ней камень. Но палка все равно не работала, а у мага все получалось. И тогда первый человек ударил первого мага камнем с палкой. История Каина и Авеля в магической обработке. Так разошлись пути людей и магов, и стали они то враждовать, то мириться. Первые люди подражали магам и создали бой на палках. После этого они победили всех врагов, животных и расползлись по всей земле. Маги начали эксперименты и разделились на несколько видов. Из неудачных экспериментов родились гоблины, эльфы и гномы. Ага, знаем мы эти эксперименты, поди мартышек и шимпанзе потрахивали тайком. Затем маги тоже начали расползаться по планете. Ага, и по дороге создали кентавров и оборотней, понятно, понятно. А это что за значки?
  -- Письменность Атлантиды, - прикрыла глаза Луна. - Первая полностью магическая цивилизация, они подняли себе остров в Атлантическом океане, и добывали драгоценности здесь, и по всей Африке и в обоих Америках, о чем и сообщают значки. Они вывели расу синих гномов и сделали из них магических сторожей.
  -- Типа того, что встречал нас? - удивился Борисов. - Я думал, что гномы тут маленькие, фитюльки такие.
  -- Такими они стали, - подошла Тонкс, - в нашем мире. Тогда гномы были выше, да и маги Атлантиды не стеснялись экспериментировать.
  -- И что с ними стало? - полюбопытствовал Борисов.
  -- Возгордились, стали считать себя выше всех и доэкспериментировались. Сгинули в одночасье, в ужасном взрыве, вместе со всеми своими богатствами. Редко -- редко, но по миру находят какие-то остатки их цивилизации. Магия в Европе после этого пришла в сильный упадок, так нам на Истории рассказывали.
  -- Интересно, интересно, - рассеянно заметил Федор Михайлович. - Ладно, погрузим вначале все это, а потом еще разберемся с историей. Может можно организовать экспедицию на место, где стояла Атлантида? Погружение провести, посмотреть, может, что уцелело. Явно больших денег стоит! Кстати, синего гнома тоже можно выгодно продать... если он перестанет твердить про инструкции.
  -- Куда грузить будем? - спросила Тонкс.
  -- В лампу, конечно, на что нужна личная джиния, если к ней нельзя загрузить пещеру сокровищ? - пожал плечами Борисов. - А там перебросим в Гринготтс и отсортируем. Так что Тонкс, дуй бегом за Грейнджер
   Но бежать не пришлось. Гермиона и сама проявилась посреди пещеры.
  -- Господин!! Муж мой!! - взвизгнула она оглушающе. - Стены кратера рушатся! Спасай нас!
  -- Вот так и знал, что тут есть какой-то подвох, - вздохнул Борисов.
  

Глава 44

в которой из кустов выскакивает целая толпа народу и даже один рояль, и все бегут спасать Борисова

  
  -- Так, отставить панику! - скомандовал Борисов. - Хочу, чтобы у меня в руке появилась лампа джинии Грейнджер!
   Еще никогда старшая жена так охотно не выполняла приказы.
  -- Значит так - сгребай все золото и драгоценности к себе в лампу, - начал командовать Борисов, - но вначале подыми нас наверх. Как все соберешь - сама тоже мухой наверх, и будем эвакуироваться.
  -- Но
  -- Никаких но! Я полмира за этой пещерой проехал, а хочешь жить - шевели булками и сгребай все вдвое быстрее!
   Грейнджер яростно фыркнула и щелкнула пальцами. Все содержимое пещеры оказалось в лампе.
  -- Ебать тебя хвостом по голове, дурная джинка! - выругался Борисов, шлепнувшись с четырехметровой высоты. - Ну вот пошли дурака за одной бутылкой, так он дурак одну и принесет!
   Поднявшись, он сунул лампу за пазуху и приказал опешившей Гермионе.
  -- Ладно, поехали наверх, посмотрим, что за хрень там происходит.
   Наверху же происходила простая и неприятная вещь. Охранные системы древних магов Атлантиды, обнаружив отсутствие оператора (синий гном), включили протокол самоликвидации. Весь кратер Килиманджаро, некогда служивший городом-колонией Атлантиды, начал взрываться и рушиться. Борисов, конечно, этого не знал, но все равно был доволен, что спас пещеру сокровищ.
   Оказавшись наверху, он пару секунд полюбовался приближающимися взрывами, а потом сообразил, что находится в эпицентре. Так как взрывы усиливались, нетрудно было сообразить, что Федор Михайловича опять занесло на самое опасное место. Борисов уже собирался было отдать приказ на экстренную эвакуацию, но тут рядом с ним начали появляться разнообразные люди и нелюди.
  
   Вначале появилась домовиха мадам Лили и, упав на колени, начала обливаться слезами и передавать просьбу вернуться и спасти бордель от несправедливости. Борисов, искренне уверенный, что в "Клубничной радости" все просто шоколадно, нахмурился. Посягательств на свое имущество он не любил и не терпел, но и мчаться сломя голову обратно в Британию не стоило. Мысль о том, чтобы сделать погружение к Атлантиде, крепко засела в голове завхоза. Еще там бродили смутные мысли о бессмертии, но пока что просто бродили.
  -- Так, не тарахти, - прервал Борисов плачущую эльфку, - говори толком!
  -- Сэр, Хоби договорился! - появился домовик. - Гоблины берут все!
  -- Брать-то они берут, да кто ж им даст? - усмехнулся Борисов. - И понадежнее склад нашелся!
  -- Сэр, Хоби не понимает, сэр!
  -- Да тебе и не надо, - ухмыльнулся Борисов. - Вот, видишь эльфку? Как там тебя?
  -- Флики, - всхлипнула эльфка, - Флики плохая!
  -- О, понеслась моча по трубам, - скривился Борисов. - Короче, Хоботов, бери шефство над Флики, чтобы она тут не гундела над ухом. Головой за нее отвечаешь, понял?
  -- Хоби понял, сэр! Хоби предлагает спасаться!
   И опять Борисов не успел объявить экстренную эвакуацию. С громкими хлопками начали прибывать Пожиратели, как и положено, в длинных острых шляпах, плотных балахонах и с масками на лицах. В жарком климате Африки с них немедленно начал градом течь пот, а тело чесаться, и это дало Борисову время нацепить маску Старика.
  -- Ффффух, Старик, ты далеко забрался! - объявил старший из Пожирателей.
  -- А вы чьих будете? - прищурился Борисов.
  -- Я - Джагсон, правая рука Темного Лорда Волдеморта! - напыщенно заявил Пожиратель, подбоченившись. - Он желает нанять тебя, Старик!
  -- У меня творческий кризис и мои услуги нынче стоят дорого, - заявил Борисов. - А еще тут у нас небольшая проблемка, если не заметили.
  -- Мы спасем тебя, Старик! - взвыл Джагсон. - Немедленно аппарируем обратно в Европу, тут недалеко!
  -- Сам знаю, - огрызнулся Борисов, - но я еще не взялся за контракт!
  -- Все очень просто, - решительно взмахнул рукой Джагсон. - Убей Дамблдора, убей Гриндевальда, и Темный Лорд вознаградит тебя так щедро, что ты и представить не сможешь!
  -- У меня вообще-то богатое воображение! - расхохотался Борисов.
   Десяток Пожирателей представлял собой угрозу, да и обстановка не слишком располагала к однозначным ответам, поэтому Федор Михайлович решил немного потянуть время. Всего-то подождать, пока взрывы доберутся до центра, а потом свалить далеко. Вряд ли Пожиратели угонятся за возможностями джинии, так что пусть потом ищут ветра в поле. Еще можно было убить весь десяток, но это означало бы прямую конфронтацию с Волдемортом, и, следовательно, по возвращении в Британию, пришлось бы убивать Темного бесплатно.
  -- Возможности Темного Лорда велики! - уже с нетерпением в голосе заявил Джагсон.
   Борисов понял, что у Пожирателей короткое терпение и время потянуть не удастся. Но объявить экстренную эвакуацию не получилось. Внезапно из кустов выкатился огромный рояль на колесиках, и при этом наигрывающий странно знакомую мелодию. Федор Михайловичу потребовалось несколько секунд, чтобы сообразить, что это знаменитая мелодия "Наша служба и опасна, и трудна", но было уже поздно.
   Из кустов горохом посыпались маги спецотряда "Медведей".
   Моментально Пожиратели были взяты на прицел, а командир "Медведей" заявил.
  -- Старик, давай с нами, сейчас мы тебя спасем!
  -- Предлагаю подождать следующую команду, - усмехнулся Борисов.
  -- Даже не думай смыться под шумок, - и командир "Медведей" подбросил в воздух небольшой шарик.
   Удивленный Борисов обнаружил, что волна взрывов остановилась.
  -- Нейтрализатор технологий атлантов, - пояснил русский маг, - хорошая вещь, учитывая, сколько эти древние опездолы понатыкали баз по Сибири. В общем, Круг Старших Волхвов хочет пообщаться с тобой, Старик, и даже немного извиниться за случившееся.
  -- А немного заплатить они не хотят? - съязвил Борисов. - Моральный ущерб, потеря времени, в конце концов, каторжные наколки, кто мне это компенсирует?
  -- Волхвы готовы компенсировать... в известных пределах.
  -- Темный Лорд осыплет тебя золотом! - прохрипел Джагсон.
  -- Заткнись! - рявкнул командир "Медведей". - Смертожратцам слова не давали!
  -- А рояль зачем? - запоздало спросил Борисов.
  -- Отлично отвлекает внимание, потом врага можно брать голыми руками. Ну так что, Старик, решай быстрее, поедешь ты добровольно или нам силой тебя повезти?
  -- Возилка не сломается? - уточнил Борисов.
   Тонкс частично перекинулась, Хоби хрустнул пальцами, Луна перекинулась в броненаряд Воительницы, ну а Грейнджер просто зависла в воздухе и зевнула.
  -- Пффе, напугал мага голым кентавром, - зевнул командир "Медведей".
   Неизвестно, чем бы закончилась надвигающаяся стычка, но тут из кустов вылезла следующая команда.
  -- Палочки на пол, всем лежать и не двигаться! - объявил вождь.
  -- Слышь, чучело, свали обратно, - рыкнул командир "Медведей", - мы - маги, а ты кто?
  -- Конь в кожаном пальто, - на отличном русском объявил вождь. - Вся ваша магия нейтрализована нашим шаманом. Ну что, кто хочет острого национального блюда - копья в жопу? Никто? Тогда положили палочки и отошли в сторону!
   "Медведи", убедившись, что магия не действует, начали разминать плечи и достали дубинки.
  -- Мы прибыли спасти Великого Белого Воина, отмеченного знаком Великой Динго! - объявил вождь, указывая на Борисова. - Это священная миссия!
  -- Прямо все сегодня хотят меня спасти... начиная со старшей жены, - проворчал Борисов под нос, - ох не к добру это, явно или снег пойдет, или землетрясение случится.
  -- Магии нет, говоришь? - хрустнул шеей командир "Медведей". - Ладно, тогда я уберу нейтрализатор.
   Волна взрывов немедленно покатилась дальше, прямо к собравшимся. Пожиратели немного запаниковали и пошли врукопашную на "Медведей". Те, привычно построив строй, начали работать дубинками, приговаривая.
  -- Кто не с нами - тот дурак!
  
   Тем временем Борисов задумчиво оглаживал подбородок. Шаман негров, нейтрализовавший магию и магов, ничуть не снизил боевых возможностей команды Федор Михайловича. Метаморфизм, магия эльфов и джинов, и божественный лунный мозговынос продолжали работать, равно как и Лобзик. И теперь завхоз прикидывал, что будет лучше: прибить здесь всех и замародерить, пользуясь тем, что взрывы скроют картину произошедшего. Или просто телепортироваться дальше, и там спокойно начать разбираться с вопросом Атлантиды.
  -- Включи нейтрализатор! - взвизгнул вождь.
  -- Поздняк метаться, если почки отвалились, - сообщил командир "Медведей" и припечатал вождя.
  -- Мы объявим вам войну!
  -- Напугал, ага, - и командир "Медведей" еще раз пробил прямой в корпус вождю. - Еще одна шавка на Круг ножку задерет, вот ужас!
   Вождь, собиравшийся с силами, а также следивший за приближающейся волной взрывов, внезапно закричал.
  -- Отступаем!
   Все, кто пришел с вождем, моментально сбежались к шаману, тот сыпанул какого-то порошка и весь отряд исчез, как будто и не было. Командир "Медведей" немедленно запустил нейтрализатор, ибо волне взрывов оставалось пройти не больше километра.
  -- Итак..., - и тут он обнаружил, что хитрый Старик тоже убежал.
   Без всяких следов, всей командой, взял и сбежал!
  -- Петров, ты ставил антиаппарационный щит?
  -- Я!
  -- Хуйня! Два наряда вне очереди! Будешь весь день работать без магии! Какого хуя, из под твоих щитов все сбегают?
  -- Да ведь
  -- Хуеть! Молчать! Еще два наряда! Ебать-колотить! Где искать теперь этого сраного Старика?
   Тут он обратил внимание на уже побитых и связанных Пожирателей.
  -- Вы, конечно же, не знаете, где искать Старика?
   Пожиратели замотали головами.
  -- А какой интерес у Темного Лорда к Старику?
  -- Мы ничего тебе не скажем, - выплюнул Джагсон.
  -- Понятно. Так, первое отделение, аппарируете этих субчиков, и если кого расщепит, так виновника я сам расщеплю голыми руками! Не скажете мне, так штатным палачам все расскажете. И потом в санаторий на берегу Баренцева моря. Круглый год оздоровительные процедуры и труд на свежем воздухе. Будете приносить пользу там, раз не можете принести ее здесь!
   Пожиратели в панике переглянулись, но никто не заговорил. Командир "Медведей" пожал плечами, снял нейтрализатор и отдал команду на отбытие. Через минуту волна взрывов добралась до центра кратера и уничтожила одиноко стоящий рояль на огромных колесиках.
  
  -- Грейнджер! - выплюнул воду Борисов. - Опять прыжок сбился из-за машинки для мороженого?
  -- Нет, муж мой, - усмехнулась Гермиона, зависая над волнами. - Прямо под тобой Атлантида!
  -- Ооо, - Борисов уже не злился, что оказался в воде. - И далеко до нее?
  -- Нет, километра три - четыре, не больше.
  -- Отлично! Займемся глубоководными работами! У кого есть допуски? Ни у кого нет? Ну тогда я буду старшим, ахаха, - расхохотался Борисов и заорал. - Задраены верхние люки, штурвала блестит колесо!
  

Глава 45

почти полностью посвященная Атлантиде и ее жителям

  
   Глубоководный батискаф имени Грейнджер медленно и плавно опускался, при помощи магии игнорируя возрастающее давление воды и магией же заменяя балласт и двигатели. Внутри батискафа сидел Борисов с компанией, гонял чаи и слушал рассказ об Атлантиде. В разграбленной пещере сокровищ нашлись и книги, и хроники, и теперь Гермиона делилась свежим знанием.
  -- Атлантиду организовали изгои, те, кого выгнали из Европы и Африки за слишком сильные эксперименты.
  -- На людях? - уточнил Борисов.
  -- На людях, магах, животных, древним было все равно, они горели жаждой познания. Им хотелось познать все тайны магии, вывести новых существ, самим стать сильнее, и так далее.
  -- Вполне понятное желание, - усмехнулся Борисов и отхлебнул ароматного чая. - И что, после организации?
  -- Остров, который заселили изгои, был изрядных размеров, но это был все же остров, и они обратили свои взоры на другие материки. Корабли атлантов достигли обоих Америк и Австралии, пытались они основать колонии и в Азии, но не получилось. Древнекитайские маги дали отпор, не стесняясь в средствах. Атланты, не растерявшись, основались в Сибири, куда маги Китая уже не совались.
  -- Почему?
  -- Климат не тот, колдовать на морозе очень трудно, - пояснила Грейнджер. - Взамен маги Китая возвели Великую Стену, не давшую магам Атлантиды распространить свое влияние дальше. Маги Европы и Африки тоже ввели ограничения, но захватить остров им оказалось не по силам. Изгнанники вовсю применяли результаты своих экспериментов, и к Атлантиде было просто невозможно приблизиться.
  -- Это правильно, - кивнул Борисов, - свое беречь завсегда нужно.
  -- Население Америк безжалостно переводилось на эксперименты, тамошние маги были вырезаны, в результате потом, после гибели Атлантиды, расцвели культуры ацтеков, майя, инков, основанных на подражании магам Атлантиды. В остальных местах наступил упадок и провал прогресса, вызванный тем, что атланты перевели на эксперименты слишком многих. Так пришла в запустение Австралия, индейцы Северной Америки остались в каменном веке, и все это наследие Атлантиды.
  -- Это же сколько народу они загеноцидили? - удивился Борисов.
  -- Очень много, - покачала головой Грейнджер, - и что самое обидное, все их достижения сгинули вместе с Атлантидой. Традиционно считается, что они пали жертвой своих экспериментов, но
   Борисов ждал. Лавгуд и Тонкс заворожено смотрели на Гермиону, а та наслаждалась паузой.
  -- Но записи колонии неопровержимо показывают, что дело не так! - торжествующе заявила Грейнджер. - Атлантида начала распространять свое влияние и на Европу с Африкой, основывать хорошо защищенные колонии, и маги неожиданно столкнулись с тем, что их вытесняют и истребляют. Тогда они собрались в кучку, взялись за руки, использовали пирамиды Египта в качестве антенн и усилителей, и нанесли удар по Атлантиде. Объединенная мощь сильнейших магов проломила все щиты Атлантиды и утопила остров. Если кто и спасся оттуда, то исключительно бессмертные.
  -- Что? - встрепенулся Борисов. - Они достигли бессмертия?
  -- По слухам да, в записях нет прямого подтверждения, но вполне могло быть.
  -- Хммм, - задумался Борисов. - А сейчас есть бессмертные?
  -- По слухам Николас Фламель изобрел философский камень, прожил 666 лет и умер, добровольно отдав камень Дамблдору. Это было, когда я училась на первом курсе, - задумчиво произнесла Гермиона, - и вроде камень сгинул вместе с духом Волдеморта, желавшим погубить Гарри. Сама я не прошла последнюю ловушку, но Дамблдор и Гарри рассказывали потом, что случилось.
  -- Поняяяятно, - протянул Борисов. - Надо будет заняться этим вопросом.
  -- Никто не знает, где жил Фламель, - добавила Нимфадора.
  -- Дамблдор знает, - решительно заявил Борисов, - да и не уверен я, что Николас взял и покинул нас. Скорее всего Фламель и Дамблдор крутанули какую-то свою комбинацию, а вам, школьникам, показали кусочек, чтобы случись чего куча свидетелей клялась и божилась, что философский камень сгинул. Дамблдор, конечно, старый пидарас, но вот так глупо слить бесценный камушек? Не верю! Ладно, трави дальше, что там было.
  -- Откат от заклинания размазал магов по долине Нила, снес несколько пирамид и породил пустыню Сахару и Мертвое Море. Сильнейшие маги Европы и Африки и Китая погибли, но и Атлантида сгинула в одночасье. Затем был объявлен первый в мире магический крестовый поход, формально - для полной зачистки колоний Атлантиды, фактически - чтобы добыть крупицы знания сгинувшего острова.
  -- И как?
  -- В колониях стояла автоматическая защита, неизвестная тогда. Мы ее видели недавно в действии. Колонии взрывались, самоуничтожались, и маги Европы вернулись несолоно хлебавши. Маги Африки почти все поголовно погибли тогда, поэтому и уцелела колония, где мы побывали. Условно уцелела, сами вымерли со временем, но легенды остались, ну и система защиты тоже.
  -- Понятно. Весело тогда жили, - задумчиво протянул Борисов.
  -- И после этого маги Европы остались, фактически, самыми сильными и почти единственными на планете. Китай замкнулся в себе, и отошел от мировых дел. Поэтому европейские маги до сих пор мнят себя сильнейшими на планете, и центром магического мира.
   Батискаф ощутимо вздрогнул. Грейнджер повела рукой и стены батискафа стали прозрачными. Вспыхнул свет, освещая океанское дно.
  -- Ух ты, какие рыбки! - тут же восхитилась Лавгуд.
  -- А где развалины Атлантиды? - поинтересовалась Тонкс.
  -- Отложения, наросты, влияние времени, вода опять же, - пояснил Борисов. - Было бы удивительно, стой тут здания, как и несколько тысяч лет назад. Нам не помешает немножко подводной магии.
   Он посмотрел на Гермиону, та пожала плечами.
  -- Вы хотели Атлантиду, вот она, под ногами. Но кто сказал, что в ней что-то уцелело?
  -- Эка! - крякнул Борисов.
   Он уже привык к мысли о том, что атланты владели бессмертием, и расставаться с этой мыслью не хотелось. Грейнджер обвела взглядом морское дно, зачем-то послюнила палец и заявила.
  -- Вон там что-то осталось! Направляю батискаф!
   Подводный корабль завис над участком дна, ничем не отличающимся от других. Гермиона взмахнула руками, и мощные струи воды смыли донные отложения, обнажая крепкое каменное здание. Затем возник купол, из под которого начала уходить вода. Несколько минут, и вот уже здание полностью освобождено от воды.
  -- Неплохо, - оценил Борисов. - Пузырь не лопнет?
  -- Не раньше, чем у меня кончится магия, - зевнула Гермиона.
   И Борисов отважно ринулся за сокровищами сгинувшей цивилизации.
  
   Спустя два часа поисков единственной добычей Федор Михайловича оставался все тот же сундук с записями, найденным в самом начале. Плюнув, Борисов открыл сундук и еще раз сплюнул. На древнеатлантическом он не читал, и позвал специалиста.
  -- Очень схоже с Древними Рунами, - прищурилась Гермиона. - Тааак, ага, ага, и это сюда
  -- Чего ага? - проворчал Борисов.
  -- Двадцать первое цинэда, год от Основания триста двадцатый. Доставлен особо опасный преступник Толстый Пэт. Приговорен к казни через эксперименты. Отдан Алхимику второго ранга, Коро Хаэро. В камере двадцать пять совершил самоубийство
  -- Стоп, - оборвал чтение Борисов. - Вот жеж хрень! Ну да, тюрьму они построили особо крепкую, а в ней построили особо крепкий архив, все логично.
  -- Господин? - заглянула ему в лицо Тонкс.
  -- Да пошли они в жопу со своей Атлантидой! - громко сказал Борисов. - Нахер все! Грейнджер, заводи батискаф, всплываем! Найдем наверху нормальных бессмертных и с ними разберемся!
   Батискаф вздрогнул и быстро устремился вверх.
  -- Так, что там у нас еще из дел осталось? - спросил сам себя Борисов. - Ага, лекарство акромантулам... акромантулу.
  -- Его надо поить отваром молодой крапивы, заваренной в моче бешеного верблюда, и с добавлением плитки шоколада, - тут же сказала Лавгуд. - От этого акромантулы молодеют и набираются сил.
  -- Однако, - озадаченно произнес Борисов. - Ладно, бешеного верблюда найти проще, чем лекарство. Пусть Хагрид с ним управляется, он же любит зверушек и акромантулов. Фениксиху еще надо, и огненных саламандр.
  -- Эти водятся в жерлах действующих вулканов, - тут же сказала Тонкс.
  -- Ага, - сделал пометку Борисов. - Такое тоже найти можно. Хотя нужно ли? Ладно, посмотрим. Надо еще пересечься с Гриндевальдом, может чего подскажет.
  -- Что он может знать об Атлантиде? - фыркнула Грейнджер.
  -- А я не об Атлантиде говорю, - буркнул Борисов. - Ты разве не слышала? Бордель отобрали, а там, между прочим, было полно сочных метаморфок, которых ты так любишь!
  -- Ужас! - искренне возмутилась Грейнджер.
  -- Вот- вот, хозяйство расхищают, а никто и не чешется, никому ничего не надо, кроме Федора Михайловича, которому всегда надо больше всех, - заворчал Борисов. - Вам бы лишь бы вкусно есть, сладко пить, да девок портить! Мы уже всплыли?
  -- Еще две минуты и будем на поверхности, - ответила Гермиона. - Так куда потом отправимся?
  -- А где мы?
  -- Посреди Атлантического океана.
  -- Нет, так дело не пойдет! - возмутился Борисов. - Значит так, как всплывем, переправляй нас на ближайший остров, и чтобы там не было людей!
   Гермиона щелкнула пальцами, и команда Борисова, прямо внутри батискафа, перебросило на пустынный пляж. Небольшой островок, два на полтора километра, с редкой растительностью и родником, как нельзя лучше подходил для целей Борисова.
  -- Мне надо подумать! - объявил он команде. - Располагайтесь, а я пойду поброжу!
   Слишком много целей, слишком много задач, следовало составить оптимальный маршрут по достижению всего, и поэтому Борисов отправился гулять в одиночестве. Тишина и неспешная ходьба весьма способствовали успокоению мыслей и составлению планов.
   К разложенному командой костру Борисов вернулся просветленный, и сразу объявил.
  -- Сегодня - отдыхаем, завтра выдвигаемся в Европу!
  -- Не в Британию? - уточнила Тонкс.
  -- Нет, вначале Европа, потом Британия, - присел у костра Борисов. - Надо порешать парочку вопросов, навести справки, разузнать, что там, на острове туманов творится. Ну а сейчас предлагаю всем отдохнуть, потом уже вряд ли будет время. И да, Грейнджер, выдай наружу содержимое пещеры.
  -- Зачем?
  -- Считать буду! - рявкнул Борисов. - Объем оценить надо, инвентаризацию провести, мало ли чего полезного там завалялось? Так что давай, не ленись! Подсчет денег благотворно влияет на нервную систему!
  

Глава 46

В которой опять рассказывается, что творится в мире

   Гарри Поттер, потея и озираясь, пробирался под мантией-невидимкой вглубь подземелий Слизерина. Он шел на выручку друга, который исхитрился подать о себе весточку. Хихикающая Панси вручил Гарри короткую записку, и теперь, под покровом ночи, Поттер спешил на помощь. Ночью творились темные дела, и Гарри прошел уже мимо двух парочек, зажимающихся в нишах за статуями, мимо дерущихся на портретах рыцарей, а также мимо деловито снующих туда и сюда по своим делам домовиков.
   Оставалось только радоваться, что неподкупный страж в лице миссис Норрис погиб, а Филч уехал куда-то. Про завхоза говорили, что он занялся темными делишками и даже пропускал в школу Пожирателей, но Гарри сомневался. Он видел надменность Пожирателей, и чтобы такие гнусные типы, вроде Люциуса Малфоя, снизошли до разговора с Филчем? Такого не могло быть, потому что не могло быть никогда.
   Повернув за угол, Гарри натолкнулся на еще одно темное дело.
   Зажав Драко Малфоя в углу, Северус Снейп, наклонившись, насиловал юному ученику Слизерина мозг.
  -- Вы же понимаете, мистер Малфой, что за прошедшие два месяца ни на шаг не приблизились к цели? - шипел Снейп прямо в лицо Драко. - Все, чего вы достигли, это попадание в Азкабан и какие-то дурацкие выходки.
  -- Темный Лорд дал мне поручение! - огрызался Драко. - Вы мне завидуете!
   Гарри остановился и прислушался. Что за поручение?
  -- Вы думаете, что убить Дамблдора так же легко, как тайком выпить виски в туалете, мистер Малфой? Да даже напади вы на него в Большом Зале, и то у вас было бы больше шансов чем сейчас. Что это за план: разбить кувалдой горгулью, подняться по лестнице и отравить конфеты директора?
  -- У меня есть бутылка отличной медовухи! - не сдавался Драко. - Она отобьет запах и придаст лимонным долькам новый аромат! Или вы предлагаете мне подарить Дамблдору проклятое ожерелье?
  -- Красивое? - ухмыльнулся Снейп. - Обязательно подарите! Ему понравится!
  -- Не понимаю
  -- Вам это и не нужно, мистер Малфой. Просто сделайте свое дело хотя бы раз хорошо! Не забывайте, что вам еще жениться и поддерживать славный род Малфоев!
  -- Это-то здесь при чем?! - истерично взвизгнул Драко.
   Видно было, что темой женитьбы его уже глубоко довели и достали.
  -- Да при том, - опять наклонился Северус, - что вы нихрена не умеете и не можете. Ни Дамблдора убить, ни ребенка жене заделать. Темный Лорд ждет ваших дел, мистер Малфой, а вы прячетесь. Да хотя бы из рогатки в голову Альбусу стрельнули бы! Что вы все трусите и глушите виски по туалетам, боитесь -- так не брались бы за работу!
  -- Я не боюсь! Завтра же пойду и зарежу директора! А потом сделаю ребенка!
   Драко вырвался и скрылся в тьме коридора. Гарри поспешил за ним, надеясь услышать еще подробностей, а также проникнуть в подземелья Слизерина вслед за Малфоем. Оставшийся один, Снейп, тяжело вздохнул и пошел спать. Для отчетности и усыпления бдительности Темного Лорда требовались попытки покушения, но Драко, побывав в Азкабане, больше не хотел туда возвращаться. Поэтому он готовил тайное, многоступенчатое, замаскированное покушение, которое, по мнению Северуса, никогда не удалось бы.
   Но так как мнение Снейпа было Драко неинтересно, бывшему зельевару только и оставалось, что вздыхать.
   А Гарри Поттер тем временем проскользнул вслед за ругающимся Драко в подземелья Слизерина
  
   Глубоко в Атлантическом океане заворочался и очнулся Кракен. Давным-давно он охранял Атлантиду снизу, чтобы ни одна тварь, маг или человек не могли подобраться и и испортить основание острова. Или совершить тайную высадку. Но затем удар, обрушивший остров вниз, придавил и Кракена. Он долго пытался выбраться, но остров есть остров, и Кракен впал в магическую спячку. Шли года, века, тысячелетия, постепенно остров размыло, взамен нанесло отложений, а Кракен продолжал спать.
   Пока Грейнджер магией джинов не создала воздушный купол прямо над головой Кракена.
   Взмывая в батискафе, джиния просто отменила купол, и тот устремился вверх. На освободившееся место хлынули воды, снося тюрьму и пробуждая Кракена. Огромный головоног просыпался медленно, долго, впитывал магию и пытался осознать, кто он такой и что здесь делает. Но безжалостное время и удар островом по голове не пощадили Кракена, и теперь в нем остались только базовые установки. Топить корабли, убивать все магическое.
   С этими мыслями, Кракен начал подъем, туда, где он ощущал чужую магию.
  
   Дамблдор пребывал в благодушном настроении. Он вынюхал дорожку "Серой радости", и боль в руке и груди временно отступила. Все вокруг казалось ему прекрасным и превосходным. Даже вылезший из портрета Николас Фламель казался лучшим другом.
  -- Николя! - улыбнулся Альбус. - Давай нюхнем на брудершафт!
  -- Погоди, есть дела и важнее, - отмахнулся Фламель.
   Он уселся в кресло напротив директора, пощекотал Фоукса и обвел взглядом кабинет. Был Фламель ни стар, ни молод, среднего роста, невзрачное лицо, серая одежда, в общем обычный такой, неприметный человечек. Пройдешь мимо, и через минуту лица его не вспомнишь. Но при этом Николас был и оставался сильнейшим магом Европы, вот только давно уже отошел от дел, за исключением небольших совместных мероприятий с Дамблдором.
   Собственно, Фоукса юному Альбусу подарил именно Фламель, создав узы между фениксом и магом.
  -- Что ты знаешь о Старике? - спросил Николас, развалясь в кресле.
  -- Маг-террорист, работает на арабов, во всяком случае боевой гарем всегда с ним. Лично я с ним не сталкивался, но по слухам очень жаден, любит деньги, а они его. На этой почве сотрудничает с гоблинами, во всяком случае какие-то там подвязки на уровне главных гоблинов есть. Освободил Гриндевальда, изнасиловал там кого-то, убил кучу Авроров, поцапался с русскими, бежал с их каторги, перебил кучу китайцев, в общем, такое ощущение, что он что-то ищет по миру.
  -- Уже нашел, - поерзал в кресле Фламель. - Последнюю уцелевшую колонию Атлантиды.
  -- Уцелевшую?
  -- И даже неразграбленную, - кивнул Николас. - Теперь-то там понятное дело все в руинах, а ценности вывезены Стариком, но ведь была же, была колония! Как подумаю об этом, так волосы на голове рвать хочется. И стража он как-то обошел, вот уж чудо из чудес, не думал, что кто-то это сможет!
  -- Стража? - глупо улыбнулся Дамблдор.
  -- Автоматический страж колонии, его невозможно обойти, обмануть, запугать, на своей территории всесилен и всемогущ, при необходимости уничтожает врага или колонию, - рассерженно пояснил Фламель. - Альбус, соберись! Ты слишком много употребляешь в последнее время!
  -- Плевать, - сообщил Дамблдор, - зато не больно.
  -- Разве что он нашел способ сбрасывать настройка стража на исходные, - пробормотал Фламель, - но как? Никто из наших это не умел, самая охраняемая тайна Атлантиды... была.
   Дамблдор, которого окончательно накрыло, пускал слюни и пытался ловить бабочек.
  -- Так дело не пойдет, - Фламель встал и подошел к директору.
   Игла шприца вонзилась в шею Дамблдора. Багрово-красная взвесь в количестве пяти "кубиков" произвела оживляющий эффект. Дамблдор раскрыл глаза, заорал, потом схватился за голову и упал с кресла.
  -- Очень интересный эффект, - Фламель достал книжечку и сделал запись.
  -- Николас, че за хрень? - спросил Дамблдор, не вставая.
  -- Взвесь философского камня, растворенного в крови дракона, - пояснил Фламель. - Спасибо твоим исследованиям, теперь у меня всегда при себе шприц с "эликсиром жизни". Моментально выводит все яды и токсины из организма, лечит смертельные раны.
   Дамблдор тут же закатал рукав и посмотрел на почерневшую руку.
  -- Нет, от проклятий не лечит, - пояснил Фламель и сел обратно в кресло. - Давай, Альбус, соберись! Британии и мне, и тебе нужен Старик!
  -- Зачем это еще? - кряхтя поднялся Дамблдор.
  -- Хочешь излечиться?
  -- От этого проклятия нет лекарства.
  -- Нет есть, - вкрадчиво произнес Фламель. - То, что Старик унес из уничтоженной колонии. Записи, как стать бессмертным. Рецепт Атлантиды. Мой философский камень лишь жалкое подобие того ритуала.
  -- Жаль, что ты был тогда без сознания, - вздохнул Дамблдор. - Так, Старик, говоришь? По слухам, у него тут были терки с мистером Ф. Можно этим воспользоваться, а заодно и убрать Мистера Ф, а то эта козлина меня с рынка вытесняет. Но... потребуются деньги, много денег.
  -- Хорошо, - усмехнулся Фламель, - думаю, с золотом проблем не возникнет.
  
   Тем временем в магической Женеве собралась конференция, по поводу возможной войны. Маги Европы, которым не хотелось оказаться на чужом поле боя, старались и лезли из кожи вон, и сумели собрать все враждующие стороны вместе. Поэтому неудивительно, что конференция началась с ругани и кидания друг в друга заклинаниями. Арабы, индусы, китайцы, русские, американцы, а также представители Северной Африки не менее пятнадцати минут со вкусом кидались заклинаниями и просто мутузили друг друга.
   Затем в зал заседаний, расширенный магически, ворвался отряд швейцарских Авроров. Мракоборцы и без того были постоянно взвинчены, после той истории с Нурменгардом, так что разбираться не стали. Просто начали оглушать всех подряд, и так пока сопротивляющиеся не закончились. Затем убитых и раненых унесли, а оставшиеся приступили к переговорам. Десяток Авроров и отобранные палочки гарантировали, что какое-то время все будет мирно.
  -- Итак, господа арабы, - слово взял представитель США. - Расскажите нам, за каким нецензурным словом вы выпустили Старика?
  -- Чоу? - взвился представитель Саудовской Аравии. - Старик не наш! Европа виновата!
  -- Это серьезное обвинение, - заметил Министр Магии Германии. - Нужны доказательства!
  -- У него лицо русское, русские и виноваты! - заорал араб.
  -- Да, кстати, - американец посмотрел на представителя России. - Что скажете?
  -- Скажу, что он настолько русский, что мы его упекли на каторгу. Откуда, кстати, он бежал с вашей помощью, и с помощью китайцев! - обвиняющим тоном произнес русский волхв и ткнул посохом. - Так что нечего на нас пенять, мы как раз единственные, кто Старика поймал! И с ним была джиния, так что нехай арабы не пиздят, явно их производства террорист!
  -- Вы бы лучше объяснили, почему отряд "Медведей" напал на уважаемого шейха Ибн-Али Гурама, избил его и отобрал жен! Это равносильно объявлению войны!
  -- Пусть ваш уважаемый шейх объяснит, зачем он торговал со Стариком, - тут же парировал волхв. - Представителям США и Китая предлагаю объяснить, что делает их спецназ в нашей тюрьме? Негры, ладно, негры пусть молчат, а вот представителя Индии хотел бы послушать. Что там такого Старик натворил?
  -- Он осквернил святыню Шамбалы, - коротко пояснил индус. - Украл драгоценности богини Луны.
  -- Вот прохвост, и тут успел, - проворчал волхв. - Понятно, вопросов больше не имею. Предлагаю обсудить компенсацию Кругу Волхвов, а также возмещение расходов на Кавказ.
  -- С чего бы это вдруг? - возмутились остальные.
  -- Ваш драконий царь прилетел из Европы, так что компенсируйте. Какого хрена эта огромная ящерица приперлась к нам? Летела бы к Альпам, гнездилась там. Явно же вы, европейцы его на нас натравили!
  -- Категорически не согласен, - встал представитель Китая. - Русские явно мухлюют! У них есть нейтрализатор магии атлантов, и внезапно последняя целая колония Атлантиды оказывается разграблена! Конечно же, они валят все на Старика, но вам не кажется, господа, что этот террорист чересчур удобно появляется там, где нужно русским?
  -- Точно, правильно! - загудели остальные. - Русские во всем виноваты!
  -- Погодите, может это представители Африки во всем виноваты? - не сдавался волхв. - Армию мертвых подняли? Подняли! Колония Атлантиды у них под боком была, а они ни сном, ни духом! И джинии у них водятся, в верховьях Нила.
   Взгляды собравшихся обратились на представителей Африки. Те взвигнули.
  -- Русские виноваты!
  -- Нет, китайцы!
  -- Индусы!
  -- Американцы!
   Под общий визг и обвинения, конференция продолжалась, и дело явно шло к войне.
  
   В Саудовской Аравии маги-шейхи, обиженные нападением на собрата, собрались в центре пустыни. Выкурить по кальяну, полюбоваться танцами и решить, что делать.
  -- Считаю, что пришла пора повторить подвиг наших предков, - заявил один из шейхов. - Пора огнем и мечом пройти по Востоку, Руси и Европе, неся истинную магию и свет истинной веры!
  -- Да, да! - зашумели остальные. - Распечатать кладовые Соломона! Пора этим кяфирам узнать мощь и гнев боевого легиона джиннов, ифритов и маридов! Не будем терпеть этот произвол!
  -- На побежденных наложим дань девушками, - продолжал развивать мысль шейх, - это будет правильно и угодно!
  -- Да, да! - также поддержали остальные. - Больше девушек, хороших и разных! Долой старых жен, даешь новых! Даешь Великий Арабский Халифат, от океана до океана! Нагнем всех!
  -- Мочи неверных!
  -- Бей их насмерть!
  -- Магический джихад всем!
   Над пустыней разносились воодушевленные крики.
  
  -- Какие новости с конференции? - спросил Гриндевальд.
  -- Очень плохие, мой Лорд, все перегрызлись, и похоже войны не миновать.
  -- Меры приняты?
  -- Да, войско вербуется, заводы работают день и ночь, лаборатории столкнулись с нехваткой сырья: Африка перекрыла поставки. Тайники все вскрыты, сейчас обрабатываются Министерства Италии и Испании.
  -- Франция и Германия уже обработаны?
  -- Почти. Они точно закроют глаза, за определенный процент оружия и поставок.
  -- Хорошо, - удовлетворенно сказал Гриндевальд. - Надо успеть захватить Британию, пока тамошние обитатели не опомнились. Поэтому срок выступления -- через неделю, нам ведь еще надо убежища себе подготовить!
  -- Да, мой Лорд, - и помощник, поклонившись, вышел.
   Гриндевальд, оставшись один, открыл толстую тетрадь и начал писать.
   Графа "Расход" стремительно пополнялась, и в будущем должна была пополниться еще сильнее.
  

Глава 47

В которой Борисова по ошибке заносит в Скандинавию, а также ведутся разговоры

  
   Отдых на берегу и неспешные прогулки по берегу пошли на пользу Борисову и с утра он, посвежевший и довольный, потирал руки в ожидании отправки в Европу. План Борисова был прост как молоток: раз уж судьба свела с Гриндевальдом, т надо продолжить знакомство. Попутно под это дело разузнать о британских делах, выгодно вложить деньги и поговорить о бессмертии и Николасе Фламеле. Грейнджер, конечно, целый час разливалась, какой Фламель умный и долгоживущий, да только цитировала она официальные книги.
   Борисов же предпочитал другую систему: "расспроси знающего человека".
   Также Федор Михайлович собирался прихватить Джеймса, чтобы тот выдал секреты Волдеморта. Раз уж говорят, что Темный Британский лорд обрел бессмертие, то почему бы его не обрести и простому завхозу? Преследователи все равно не поспеют прыгать на такие расстояния, так что дела складывались прекрасные.
  -- Давай, давай вставай, время не ждет, день предстоит горячий, - напевал он под нос. - Давай, давай, только вперед, лови за хвост удачу!
  -- Куда прыгать-то? - появилась зевающая Грейнджер. - Кстати, хочу заметить, что если вы все будете прятаться в лампу, то мне будет легче прыгать.
  -- Знай свое место женщина! - весело заявил Борисов.
   С этими словами он похлопал по лампе, заткнутой за пояс.
  -- Давай в Швейцарию, это там где сыр, коровки, шоколад, золото под землей и где ты с Уизли в Красную Шапочку играла.
  -- Ах, прекрасные были времена, - вздохнула Гермиона. - Может вернем Джинни?
  -- Да пожалуйста, но только если она из лампы вылезать не будет, - пожал плечами Борисов. - Ебитесь там на здоровье, только молча.
  -- Не, так тоже не пойдет, она ж зачахнет в таких условиях, - пригорюнилась Гермиона. - Ладно, сейчас отправимся. Так, встали плотнее!
   И за секунду до того, как она щелкнула пальцами, из лампы вырвался столб света.
  -- О нет! - но щелчок пальцами уже состоялся.
  
   Борисова кружило и швыряло, его команда бултыхалась рядом, вокруг мелькали какие-то картины, здания, деревья, автомобили. Туннель, по которому они летели, был заполнен светом, но тот не слепил и не ослеплял.
  -- Вот по такой же херне я сюда попал, - проворчал Борисов. - Неужели обратно вылечу?
  -- Держись! - гаркнула Гермиона. - Лампу не разбейте!
   Быдыщь! Борисов аки ракета "земля-земля" воткнулся в сугроб, пробил его головой на три метра вглубь и застрял. Правой рукой он ощущал мышцы Тонкс, но пошевелиться Федор Михайлович не мог. Положение было глупое и унизительное, ибо рядом точно барахталась вся команда. И все барахтались головами вниз, пытаясь выбраться.
  -- Я спасу вас! - раздался приглушенный рык Тонкс.
   Метаморфка начала превращаться в нечто мохнатое и огромное.
  -- Во имя Луны! - раздалось слева. - О, какой симпатичный!
   Борисов широко открыл рот, чтобы выругаться, и туда тут же набился снег. Не успел Федор Михайлович удивиться, как же так, пришло понимание, что тело оседает вниз. Затем он вспомнил о лопате, подаренной гоблинами, но воспользоваться не успел.
  -- Лунный Кратер!!
   И огромная масса снега взлетела вверх, а Борисов и команда соответственно упали вниз. Прямо на меховую подстилку, холодную и жесткую. Сверху раздался торжествующий хохот. Борисов взглянул и ухмыльнулся. Абсолютно голая Грейнджер, в нормальном человеческом теле, танцевала прямо в воздухе, высоко задирая ноги, хлопая в ладоши и напевая нечто бессмысленное.
  -- У Макса получилось! - слетела она вниз. - Теперь у меня нормальное тело здесь!
   И она плотоядно облизнулась, уставившись на Луну в костюме Воительницы.
  -- Прикройся, старшая жена, - ткнул ее пальцем в живот Борисов, - а то не посмотрю, что старшая, оприходую прямо здесь, в позе пьющего оленя.
  -- Но-но! - отпрыгнула Гермиона. - Что за шуточки? Да я скорее домовику дам!
  -- Хоби согласен, сэр!
  -- Трахай свою Флики-Флаки, - тут же заявила Гермиона, - утешай по самые гланды. Ишь ты, сколько желающих на мое прекрасное тело! Не для вас эти сиськи росли!
   Борисов оценивающе посмотрел. Грейнджер резко исправила внешность, и завхоз понимаще хмыкнул.
  -- Ладно, ладно, только жопой не тряси, а то она у тебя слишком идеальная, - примирительно сказал он. - В следующий раз не сдержусь! Так, ладно, закрыли тему и тело.
   Гермиона фыркнула, но сотворила себе одежду.
  -- Где мы, почему мы здесь, и что эта за хрень под ногами?
  -- Мы в Скандинавии, тоже прошу заметить Европа, - сказала Гермиона. - Прыжок сбился из-за Макса, который нашел способ вернуть мне тело вне лампы, причем без потери силы джиннов! Во как!
  -- Саааам ты хрееееень, - раздался голос снизу.
   Поверхность, на которой стояли Борисов и компания, всколыхнулась вверх, а потом вниз, и устоять на ногах было решительно невозможно.
  -- Каааакие вы жиивыыые, - донеслось опять снизу. - Освободите мееееня!
  -- Ты кто такой? - тут же спросил Борисов.
  -- Это волчок, очень симпатичный! - добавила Лавгуд. - Хочу себе такого!
  -- Я -- Фенрир, и я никому не служу!!!
   От рыка всколыхнулось все вокруг, и вниз, в кратер, устремился снег.
  -- Это прекрасно, - вылез, отплевываясь из сугроба Борисов, - но я, если честно, нихрена не понял.
  -- Чего тут понимать, - спланировала сверху Гермиона. - Лампу не помяли? Нет? Так вот, в мифологии Скандинавии есть такой Волк Фенрир, задача которого сожрать солнце, а еще он кому-то из местных богов вроде руку откусил, когда его хитростью повязали неразрывной лентой.
  -- Как дети, - проворчал Борисов, - замотали бы в два рулона скотча, хрен бы куда делся.
  -- Так вот, мифы Скандинавии берут свое начало из легенд и историй магов. Был и есть такой Фенрир, прародитель оборотней, первый волк-маг, живший невообразимо давно и плененный древними магами.
  -- За что?
  -- За поедание магов, конечно же.
  -- Сами попробуйте прокормиться в снежной пустыне! - раздалось снизу. - Вы же волков едите?
  -- Так и лежал тут под снегом, пока Луне не приспичило его откопать!
   Волк под ногами беспокойно заворочался. Потом заговорил, с подвыванием и лязгом зубов.
  -- Древние маги сами создали меня! Я был просто скромным магом, а меня схватили, вскрыли череп, и мозг пересадили волку. Затем мне добавили генов от метаморфа, немного регенерации, чтобы мозг не погиб раньше времени. Кто же знал, что эти симбионты регенеративные так размножатся? Вы когда-нибудь лежали хотя бы день под двадцатиметровой толщей снега? Да я даже умереть не мог как следует! Конечно я сожрал своих создателей, а вы бы как поступили?
   Борисов задумался. Тонкс уважительно посматривала на брата-метаморфа, а Лавгуд нетерпеливо топнула ногой.
  -- Я знаю, что нам нужен боевой зверь! В конце концов, что я за воительница без зверя? Соглашайся, волчок, и мы тебя освободим!
  -- Менять один плен на другой? - фыркнул Фенрир. - Благодарю, мне и здесь неплохо лежится!
  -- Клятва верности на три года, - безмятежно заявила Луна, - а потом делай, что хочешь, только магов не ешь!
  -- Согласен!! - тут же вспыхнул огромный волк.
  
   Принеся клятву и освободившись от магических кандалов, с которыми пришлось изрядно повозиться, Фенрир уменьшился до размеров обычного волка и занял место у ног Лавгуд. Борисов иронично подумал, что зверинец растет и в его команде нормальные просто не задерживаются. Все или магические существа, или с оттенком безумия, или вот как он, обычный старик, притворяющийся магом-террористом и успевший нажить кучу врагов.
   Достав из-за пазухи последнюю зеленую таблетку, Борисов задумчиво захрустел ею.
  -- Ну что, Фенрир, расскажи нам что-нибудь, - произнес завхоз.
  -- Могу рассказать, как пять тысяч лет лежал под снегом, - тут же осклабился волк. - Могу рассказать о тех, кто сделал менят таким! Этих безумцев, не тех, кто меня создал, тех я сожрал, а тех безумцев, что ставили эксперименты, изгнали из Европы! Я выл от радости и хохотал в безмолвных снегах, узнав об этом.
  -- Так ты получается имел дело с предками атлантов, - кивнула Гермиона, - так я и думала. Вот откуда растут ноги у их долголетия, они изучали его на химерах.
  -- Сладкая джинка, - облизнулся Фенрир, - хочешь полижу тебе?
  -- И этот туда же! - вспыхнула Грейнджер.
  -- А если не хочешь, так могу и укусить, - серьезно рыкнул волк. - Не забывайся, рабыня лампы! Я таких как ты сожрал несколько штук, очень вкусное мясцо, с магией!
  -- Откуда в снегах Скандинавии джинны?
  -- Завезли, специально для меня!
  -- Ша! - вмешался Борисов. - Будет тебе мясцо с магией, грядет по слухам большая война, придется побегать и подраться.
  -- Это я люблю, - Фенрир радостно вывесил язык.
   Затем, не сдержавшись, начал лизать ногу Лавгуд. Та хихикала, жмурилась и чесала волка за ухом.
  -- Что еще расскажешь? - продолжал Борисов. - Ах да, ты же лежал под снегом и нихрена не знаешь. Какие-нибудь тут поблизости пещеры с сокровищами не завалялись?
  -- Ты еще спроси, куда я кость с мясом пять тысяч лет назад зарыл, - завыл-захохотал Фенрир. - И не проси меня вынюхать золота, все равно не умею!
  -- А что умеешь?
  -- Могу кусать врагов, жрать их, рвать когтями, менять размеры, моментально залечивать раны, пускать ядовитую слюну и вынюхивать мясо. Могу жрать трое суток без перерыва, а потом спать неделю.
  -- Полезное умение! - хохотнул Борисов. - Ладно, я в команде старший, так что мои команды тоже обязательны к исполнению. Потому как твоя хозяйка подчиняется мне. Ферштейн?
  -- Натюрлих, - рыкнул волк.
  -- Мясо... ну с мясом проблем не будет, нажрешься от пуза. Пока что особых приказов не будет, но в будущем обязательно найдется дело. Сейчас пожрем, наша голожопая джиния наберется сил и мы все-таки переместимся в Швейцарию.
   Грейнджер, которая сидела и непрерывно щупала ноги, даже не стала отвечать, только кивнула.
  

Глава 48

В которой Федор Михайлович занимается старыми долгами и знакомствами

   Европа, а точнее северные Альпы, встретили Борисова унылой и мерзкой ноябрьской погодой. Моросил мелкий дождик, небо в тучах, холодно. Борисов чихнул и проворчал.
  -- Там снег, тут дождь, а ведь как хорошо было в Африке! Тепло, светло, пещеры с сокровищами!
  -- Сэр, у Хоби есть вопрос, сэр?
  -- Чего там?
  -- Флики плачет и постоянно бьется об меня головой! Требует отправляться к ее хозяйке!
  -- Ничего, подождет мадам Лили, а если ее там и трахнут пару раз, так ей даже приятно будет, - резко ответил Борисов. Дернул щекой. - Так, Хоботов, бери эти домовиху и тащи в Лондон. Сдашь хозяйке, скажешь ей, что помощь скоро будет, пусть не пылит и сидит на попе ровно. Если напишет, что там за дела творятся и кто такой дерзкий нашелся, будет вообще отлично. Понял?
  -- Хоби понял, да, сэр, - закивал домовик.
  -- Ну и вали тогда, можешь там развлечься в борделе, разрешаю, - хохотнул Борисов.
   Домовики аппарировали, а Борисов опять чихнул. Постучал по лампе.
  -- Грейнджер, какого хрена?
  -- Вы просили обитель Гриндевальда, вот он живет где-то в Альпах, - раздалось из лампы.
  -- Где-то?
  -- Я не всемогуща, если что. Он накрылся щитами, ничего не разберешь. Сидит где-то в горах.
  -- Нихрена бабам поручить нельзя, - проворчал Борисов, - все самому надо делать. Эгегей, Гриндевальд!!!
  -- Чего орешь? - раздалось из-за спины.
   Борисов вздрогнул и обернулся.
  -- Надо же, я напугал Старика, будет что вспомнить на старости лет, - усмехнулся Геллерт. - Прошу в мой скромный особняк!
  -- И где он?
  -- Да вон под той горой, твоя жена почти не ошиблась. И почти снесла мои щиты.
   В процессе рассказа, Гриндевальд переместил всех в огромный подземный комплекс. Некогда он создавался на случай ядерной войны, на основе сети пещер и пустот под Альпами. Потом комплекс забросили, а Гриндевальд приспособил для своих нужд. В принципе он был уверен, что в этом убежище сможет пересидеть и магическую войну, но и план эвакуации в Британию бросать не собирался. И Старик в этом плане оказывался очень к месту.
   Геллерт, переместивший гостей в огромный зал, предложил не стесняться и устраиваться, как кому нравится.
  -- Слышал, друг мой, у тебя вышла небольшая стычка с Пожирателями? - спросил он Борисова, наливая вина.
  -- Да так, поцапались чутка, даже до магии не дошло, - небрежно бросил завхоз. - Ниче так домишко, внушает.
  -- Зачем нужна магия, если ей не пользоваться? - тонко улыбнулся Гриндевальд. - Ты еще берешься за подработки или премии за мое освобождение оказалось достаточно, чтобы перейти в разряд туристов и в свое удовольствие куролесить по миру?
  -- Беру, конечно, - тут же заявил Борисов, - денег много не бывает!
   Подумал и добавил.
  -- Но дело должно быть достойным, за мелочи не возьмусь.
  -- Необходимо убить вашего британского темного лордика, Волдеморта, а также величайшего светлого мага и моего старого знакомого, этого пидараса Дамблдора.
   Борисов сделал вид, что думает. Да, он посылал заявку Волдеморту, мол, давайте убьем Дамблдора за кучу денег, но тот отказался. Правда его Пожиратели явно не зря добежали за Борисовым до самой Африки. Федор Михайлович понял, что деньги можно стрясти со всех сторон, и может быть даже и с Дамблдора. И наделать из них таблеток с жизненной силы, и тогда можно не покупать добавки из Центра Омоложения. То есть не только заработать кучу денег, но еще и попутно сэкономить не меньшую.
   Все это было заманчиво и перспективно.
   Борисов с трудом подавил желание потереть руки и степенно ответил.
  -- Это серьезная заявка, над ней надо подумать.
  -- Конечно, - пожал плечами Гриндевальд. - Будь моим гостем, пока не дашь ответ. Не то, чтобы сроки поджимали, но тут неподалеку проходит конференция магов, и дела там совсем плохи.
  -- Что так?
  -- Постоянно ругаются, выдвигают друг другу претензии, тыкают палочками, в общем, нет мира в Европе и мире, и скоро будет война. Надо устранять конкурентов как можно быстрее, чтобы не мешали зарабатывать на войне.
   Федор Михайлович уважительно кивнул. Заработки на военных делах -- это почетно и прибыльно, это завхоз понимал и уважал. Что не отменяло его желания заработать на предстоящем деле. Тут следовало крепко подумать, а также возможно стрясти несколько мелких бонусов.
  -- Ответ я дам завтра, - сказал он Гриндевальду, - посоветуюсь с командой, мало ли что?
  -- Понимаю, - кивнул Геллерт, - девушки существа капризные, но я подготовился.
   С этими словами он подмигнул Борисову.
  -- Все это крыло ваше, развлекайтесь, домовики предупреждены, достаточно громко сказать вслух.
  -- Погоди! - поднял руку Борисов. - Так получилось, что мне нужны Феникс женского пола, огненные саламандры и бешеный верблюд, или хотя бы банка его слюны. Самому искать времени нет, все дела да дела, может где на складе в Европе завалялось такое?
   Гриндевальд, явно не ожидавший подобного, задумался. Потом сказал.
  -- Ответ я дам завтра!
   После чего Федор Михайлович и Геллерт понимающе улыбнулись друг другу.
  
   Маги и без того никогда не экономили на месте, но здесь Гриндевальду даже не пришлось магически раздвигать пространство. Огромное крыло, предоставленное Борисову с командой, содержало в себе все, как на круизном лайнере. Пока Фенрир и Нимфадора мерялись, у кого круче метаморфизм, а Луна ловила Невидимых Розовых Единорогов в подвале, Борисов сидел в гостиной и думал. Курил сигариллы, потягивал вино и думал.
   Но мысль ходила по кругу, как закольцованная, и что-то не придумывался выход.
   Внезапно Борисов поймал себя на мысли, что не о вариантах снимания денег думает, а любуется задницей Грейнджер, и думает, как бы снять с нее джинсы. Сама Гермиона, наклонившись над лампой, стоявшей на журнальном столике, переговаривалась с Безумным Максом. Федор Михайлович понял, что в принципе не отказался бы от секса, но делать это с джинией, которой противно? Ладно там, она минет разок сделала, обстановка была другая.
   Поэтому Борисов усмехнулся и громко сказал, как и советовал Геллерт.
  -- Хочу стройную, подтянутую девушку!
   Грейнджер обернулась и подозрительно уставилась на Борисова.
  -- Не о тебе речь, не отвлекайся, - помахал рукой завхоз.
   Гермиона злобно засопела, но тут двери открылись и в гостиную начали заходить стройные и подтянутые девушки. Борисов невольно восхитился уровнем организации Гриндевальда, и решил, что надо бы брать пример. Да и в целом осесть и начать обрастать хозяйством, а то катается по миру как перекати-поле. Сокровища, конечно, это дело, но за ними можно проводить выездные туры, главное, чтобы было место, куда можно стаскивать эти самые сокровища.
  -- Ты! - ткнул Борисов в первую попавшуюся девушку. - Готова к усиленным нагрузкам?
  -- Конечно, господин, - похотливо улыбнулась та.
  -- Э, я тоже хочу! - возмутилась Грейнджер и ткнула в девушек. - Ты и ты!
  -- Мы немного не по этой части, - растерялись девушки.
  -- Ничего, главное что я по этой! - осклабилась Грейнджер и девушек засосало в лампу.
  -- Идите, - махнул рукой Борисов. - Это надолго. Когда она отращивает член и начинает им думать, все затягивается.
   Девушки не стали перечить и вышли, осталась только выбранная Борисовым.
  -- Начнем с немецкого стандарта, - заявил Федор Михайлович, расстегивая ширинку. - Ну и продолжим по нему же!
   Девушка расстегнула блузку и встала на колени перед Борисовым. Не то, чтобы Гриндевальд держал гарем или толпы девушек добивались его благосклонности. Просто Темный Лорд и вправду подготовился к возможному прибытия Старика, и учел слухи, и то, что гарем боевой.
  
   Изможденная девушка спала, растянувшись прямо на ковре. Благо в аппартаментах Геллерта было тепло. Голый Борисов сидел в кресле, опять курил и думал. Бурный секс по немецкому стандарту, с повторами и позами, требующими усиленной нагрузки, прочистил мозги Федор Михайловичу, и теперь у него наконец родилось элегантное и простое решение. Конечно, придется поработать и пострелять, и противники могущественные, но и приз немаленький.
   Поэтому Борисов курил, улыбался и шлифовал в уме детали плана.
   Затем из лампы вывалились две голые затраханные девушки, в засосах и прочих следах. Оглянулись в ужасе, увидели голого Борисова в кресле, в ужасе подхватили свою товарку с ковра и ломанулись в дверь.
  -- Такого в контракте не было! - донесся выкрик.
   Борисов только заржал им вслед.
  -- Уффф, вот теперь хорошо, - из лампы вылезла Грейнджер, и тоже голая.
   Она поглаживала себя по грудям и животу, на лице читалось удовлетворение. Борисов невольно ощутил новую волну возбуждения, ибо Гермиона, как уже говорилось, подкорректировала тело. И включила систему обольщения на полную катушку, включая не только вид, но и магию и запахи.
  -- Прикройся что ли, - заявил Борисов.
  -- А то что?
  -- Развернись и нагнись, вот что! Хочешь почувствовать себя Красной Шапочкой, не вопрос -- сейчас организуем в лучшем виде, - и Борисов даже поднялся из кресла, демонстрируя, что поднялось все.
   Грейнджер, осознав реальность угрозы, взвизгнула, спряталась в лампу, выскочила из лампы уже полностью одетая. И на Борисове появилась одежда.
  -- Я тут тружусь на вас, ни времени, ни сил не жалея! - обвиняюще заявила она. - А вы только и норовите, что меня поиметь!
  -- Знай свое место, женщина, как заявил один умный волк, - усмехнулся Борисов, опускаясь обратно. - И если делаешь себе идеальное тело, то не удивляйся, что тебя хотят поиметь, в том числе и собственный муж.
  -- Однажды я решу эту проблему! - с угрозой произнесла Гермиона.
  -- Да мне насрать, решай, - безмятежно отозвался Борисов. - Но пока не решила -- изволь подчиняться и не трясти сиськами передо мной.
  -- А перед остальными можно?
  -- Перед остальными -- можно, но если меня нет, - хмыкнул Борисов.
  
   На следующее утро Темный Лорд Геллерт Гриндевальд и Старик подписали договор на устранение Волдеморта и Дамблдора. Срок -- месяц, средства исполнения -- на усмотрение Старика.
  

Глава 49

в которой опять происходит много чего, а Борисов читает газеты

  
   Злой и голодный Кракен всплыл на поверхность Атлантического океана. Стояла ночь, и проплывавший мимо круизный корабль, светившийся как новогодняя елка, сразу привлек внимание головоного хищника. "Враг! Добыча! Атака!" вспыхивали в его мозгу стандартные команды. Двигался Кракен реактивно, втягивал воду и струей выпускал сзади. Водометный движитель в биологическом исполнении, просто и эффективно.
   В круизный лайнер "Сиеста" Кракен врезался крайне удачно.
   С ходу проломил переборки клювом, и щупальцем поломал все двигатели. Затем остальными щупальцами он обхватил корабль и начал раскачивать. Пусть методы Кракена были рассчитаны на старые, деревянные корабли, гораздо меньших размеров, но при некоторой доле терпения все сработало. Корабль перевернулся и утонул, а экипаж и пассажиров Кракен сожрал. После чего поплыл дальше, охранять "остров" и топить всех, кого встретит.
   Команде магов -- заметателей следов, пришлось трудиться два дня, чтобы представить дело, как обычное кораблекрушение "по невыясненным причинам". Но все равно, количество мест и людей, где надо было зачищать и подчищать, росло и множилось день ото дня. "Сиеста" стала только началом, и вскоре команды магов уже не справлялись. Слухи и пересуды стремительно росли и множились, и это дополнительно подогрело обстановку перед войной.
   Ну а сам Кракен, не подозревая ничего такого, просто плыл к "острову" и жрал всех подряд по пути.
  
   Сторонний наблюдатель, если таковой смог бы пробраться на конференцию магов, заметил бы очень интересный факт. Все стороны хотели войны, и при этом каждая сторона считала своим долгом спихнуть вину за начало на кого-то другого. Из-за этого стояла ежедневная ругань и шли перепалки, а не будь их, война бы уже началась. Внезапно оказалось, что война крайне необходима, ну разве что европейские маги возражали, и то исключительно из-за места сражений. При условии перемещения боев в пустыню Сахару, например, европейские маги брались снабжать воюющие стороны с пятипроцентной скидкой.
   Против пустыни возражали многие, ибо она, как ошибочно считали, давала преимущество арабским магам.
   Нужна была нейтральная территория. Высокие стороны долго думали, отвергли Антарктиду, ибо там слишком холодно и забраковали Сахару. Подумывали о Южной Америке, но шаг был сочтен неуместным. Тамошние маги, навострившиеся воевать в джунглях, враз вырезали бы всех пришельцев и продолжили бы местные, непонятные другим, разборки. И тогда кого-то осенила счастливая мысль. Австралия!
   Немедленно были приглашены недавно прибывшие в центр Европы австралийцы.
   Племя, перемещенное Борисовым, было счастливо, жило в заповеднике, творило свои ритуалы и ежедневно возносило хвалу Великой Динго и Белому Воину за обильную еду, добрых соседей и крепкую выпивку. Как и было предсказано, в племени наступило изобилие и процветание, и все трудились над повышением численности. Служащие заповедника тоже были счастливы, ибо австралийцы отлично вписались в местные условия и легко договаривались с магическим зверьем. Раньше, бывало, и дня не проходило, чтобы, допустим, единорог не насадил кровавого медведя на рог, а теперь в заповеднике наступили спокойствие и мир.
  -- Великая Динго против войны! - заявил Шаман, уже успевший прикруть к носу новую кость.
  -- Поймите, - горячился представитель США, - мы хорошо заплатим вам, вы поможете нам договориться с другими племенами. Мы немного повоюем, вы и не заметите! Всем одна сплошная выгода!
  -- Выгодно жить в мире, - сложил руки на груди шаман. - Невыгодно воевать на землях наших предков!
  -- Да что мы их слушаем?! - выкрикнул с места представитель Китая. - Давайте просто повоюем, что они нам могут сделать? Видите, у них даже магии и палочек нормальных нет!
   Шаман смерил китайца презрительным взглядом и сообщил.
  -- Тех, кто придет к нам воевать, настигнет смертельное проклятие! Их палочки станут маленькими и негодными в дело! Воюйте на своей земле, а к нам не лезьте!
  -- Но вы-то к нам залезли, поселились в заповеднике, - заметил один европейских магов.
  -- Такова была воля Великой Динго, кто мы, чтобы идти против нее? - воздел руки к небу шаман.
   И разговор в таком духе продолжался еще долго, дополнительно распаляя собравшихся.
  
   Драконы, кружившие над Кавказом, ощутили зов Царя.
  -- Дети мои! - громогласно объявил драконий царь. - Сердце мое наполнилось печалью, а желудок нефтью! Сделайте также и вы увидите, что мелкие двуногие букашки превратили вас в пленников! Вас, повелителей неба и воздуха! Вы сидите в своих заповедниках, не смея носа высунуть за ограду! Это совершенно недопустимо! Мы должны очистить землю от этой мелюзги и сами владеть всем.
  -- Граааа!!! - разнесся громогласный рык.
  -- И в первую очередь мы должны уничтожить всех магов, решивших, что имеют право нам указывать! Всех, начиная с букашки, что прячется вон за тем камнем!
   Ближайшие два дракона, Индийские Чешуйчатогребневые, вытащили на свет Персиваля Уизли. Тот вообще-то направлялся на переговоры, но драконы не знали людских символов и решили, что струсивший маг пытается спрятаться за белой тряпкой.
  -- Я -- парламентер! - орал Перси. - Прибыл для переговоров!
  -- Погодите, - остановил своих подданных драконий царь. - Парламентер? Что ты, жалкий маг, можешь предложить нам? Или ты опять будешь хитрить, как все ваше племя?
  -- Мне поручено предложить вам проживание в Британии! - заорал Перси. - Самые лучшие условия! Конечно, Министерство Магии не может пригласить всех
  -- Условия?! - рыкнул драконий царь. - Условия мне?!!
   В ярости он выдул из ноздрей огромные факела огня.
  -- Эй, парламентер? - царь посмотрел на Перси. - А, спекся... слабак!
   И он сожрал поджаренного Перси, глубокомысленно заметив.
  -- Британия, наверное это центр порабощения драконов. Надо будет ей заняться в первую очередь! Ишь ты, условия они мне ставить собрались! Дети мои! Точите когти! Пейте нефть! Полируйте броню! Ибо скоро мы спустимся с гор и тогда будет беда, просто беда!
  -- Граааа!!!! - поддержали очередным рыком воодушевленные драконы.
  
   Николас Фламель опять вылез из портрета, но теперь уже к совершенно трезвому и мрачному Дамблдору.
  -- Итак, Старик гостит у Гриндевальда, - без обиняков заявил Фламель. - Непонятно, собирается он в Британию или нет, но раз Геллерт хочет сюда влезть
  -- Куда сюда? - обеспокоился Дамблдор. - В Британию?
  -- Готовит себе запасное убежище, скоро полыхнет в Европе и это просто замечательно! - потер руки Фламель.
  -- С чего бы это вдруг? Нам каким боком выгодна война? Нас вытеснили с рынка вооружений еще двести лет назад, после того печального дела о Голом Гарольде, - сообщил Дамблдор.
  -- Война -- это жертвы и трупы. Магическая война -- это трупы магов. Чем яростнее полыхнет война, тем больше будет трупов. Эта энергия пойдет в дело, пойдет к нам. Ты же хотел узнать секрет бессмертия?
  -- Философский камень, ты же сам говорил, - немного растерялся Дамблдор.
  -- Это чепуха, обманка для простаков, - отмахнулся Фламель. - Когда погибала Атлантида, энергия всех ее жителей, всех многочисленных и могущественных магов, перешла к нам. К тем, кто был приговорен к смерти и кому было нечего терять. Мы запустили ритуал и получили энергию.... да, нас было семеро, это волшебное число, но до сегодняшних дней дошел только я один. Для ритуала нужны будут трое, ибо и трупов будет меньше, и маги нынешние пожиже прежних. Нужна будет печать в центре Европы, ритуал, и вся энергия умерших, их жизненная сила, тот запас, что остался непотраченным, достанется нам! Вот это и есть истинное бессмертие, когда ты неуязвим, ибо жизненной силы в тебе столько, что ты просто не можешь умереть!
   Фламель говорил вдохновенно, глаза его горели, а Дамблдор вспомнил прошлое. Николас всегда рассказывал осторожно, без деталей, упирал на философский камень. И тут такое преображение! Не иначе Николас и вправду нуждается во мне, решил Дамблдор. Пусть директор и умирал от проклятия, но мозг его еще окончательно не разрушился, и Дамблдор понял, что Фламель набирает энергии "в запас", и еще неизвестно, что там произошло с его подельниками по прошлому ритуалу.
  -- Третий маг должен быть сильным или просто статистом?
  -- Силой не меньше среднего, - задумался на секунду Фламель. - Главное, чтобы продержался, пока чертим печать, а там уж, убьют его потоки или нет, нам ведь будет все равно? Ты, друг мой, излечишься от проклятия и уверен, выдержишь всю ту бушующую реку жизни, что польется к тебе! Теперь ты понимаешь, что мы просто обязаны подтолкнуть и начать эту войну? Хотя бы, что бы спасти тебя!
   Дамблдор не стал напоминать, что Николас никогда не делился философским камнем, и кивнул.
  -- Конечно! Осталось только найти третьего и сообразить, как спровоцировать войну!
  
   Борисов, после заключения договора, принял душ, пообедал и приступил к чтению газет. К вечеру должны были доставить бешеного верблюда и саламандр. Самку феникса Гриндевальд клятвенно пообещал прислать как только, так сразу. Поэтому Борисов, выслушавший от Темного, что происходит в Британии, решил еще дополнительно ознакомиться с новостями из газет. И тогда можно будет ночью отбыть в Лондон, и начать решать накопившиеся проблемы. Борисов привычно отметил, что нужна структура и исполнители, чтобы проблемы не скапливались.
  -- Так-так, - развернул он газету. - Мальчик-Который-Выжил и его лучший друг сбежали из Хогвартса... однако, совсем без меня дисциплину запустили. Безутешная жена... бээээ... нахер! Участились нападения Пожирателей с целью грабежа, Министерство считает, что они собирают большую сумму... и я даже знаю, для кого! Министр Скримджер заявил, что не допустит роста преступности и передела рынка наркотиков... ага, явно сам в доле. Бунт в общине оборотней... кентавры опять требуют срубить Запретный Лес и сделать там Запретную Степь... хахахаха! Северус Снейп замечен в наркопритоне с голыми мальчиками... это клевета, заявляет преподаватель Хогвартса, в это время я был с женой одного из сотрудников Министерства... даже есть фотографии... Хммм, нескучно живут люди, компромат друг на друга льют. Но это все немного не то, газеты, газеты, нужен очевидец!
  -- Может, я помогу вам? - раздался голос сбоку. - О, не пугайтесь, я пришел поговорить!
  -- И? - Борисов наставил Лобзик в грудь внезапно появившемуся в комнате магу.
  -- Меня зовут Николас Фламель и я....
  

Глава 50

В которой Борисов все-таки возвращается в Британию, но радости от этого не испытывает

  
  -- покойник, - закончил за Фламеля предложение Борисов.
   Лобзик выстрелил два раза, но Фламель как будто даже не заметил.
  -- Что ж, теперь верю, что слухи не врали, - Борисов убрал дробовик. - Бессмертие?
  -- Вроде того, - хмыкнул Николас, из которого вылезала дробь. - Вот надо было портить одежду? Репаро!
   Федор Михайлович в это время прикидывал варианты. Выходило, что все плохо. Николас вломился сквозь щиты, которые остановили даже Грейнджер. Не заметил двух выстрелов в упор, и скорее всего проигнорирует возможности боевого метаморфа. Разве что Лавгуд его долбанет по голове жезлом?
  -- Итак, о чем вы пришли поговорить? - спросил Борисов, опускаясь в кресло. - Прошу прощения за проверку, но сами же понимаете
  -- Конечно, понимаю, вас постоянно осаждают низкие людишки с низкими целями, - кивнул Николас, усаживаясь напротив в кресло, вытащенное из воздуха. - Я же готов предложить вам высокую цель! И отличное вознаграждение, разумеется!
  -- Слушаю, - ответил Борисов, гадая, когда же сработает защита особняка.
  -- Как вы знаете, неподалеку отсюда, за Малдукскими горами проходит
  -- Простите, какими горами?
  -- Альпами, оговорился, - улыбнулся Николас. - Так вот, проходит там конференция, вызванная до известной степени вашими действиями.
  -- И что? - сварливо спросил завхоз. - Мне явиться туда и попросить прощения?
  -- Конечно же, нет! - с искренней радостью вскричал Фламель. - То есть явиться туда нужно, но с совершенно другой целью! Всех убить и представить дело так, что участники конференции убили друг друга. Организовать пару свидетелей, в общем, сами знаете, больше шума, и
  -- И?
  -- И чтобы война гарантированно началась, - скромно так закончил Николас.
   Борисов удивленно смотрел на Фламеля. Разумеется, первым делом Федор Михайлович заподозрил подвох, и теперь лихорадочно подсчитывал варианты. Тот обширный кусок мозга, что отвечал за жадность, тем временем спросил.
  -- И сколько это будет в переводе на деньги?
  -- Цифра с семью нулями вас устроит? - спросил, улыбаясь Фламель. - В галлеонах, разумеется.
   Борисов удивился еще больше. Николас истолковал удивление неправильно.
  -- И, конечно же, мои услуги как мага, думаю, мне есть чем вас удивить, несмотря на всю вашу подготовку и возможности вашего гарема!
   "Намекает, что гарему каюк", понял подвох Борисов.
   Предложение было заманчивым, но очень опасным, и Федор Михайлович колебался. Хотелось и того, и другого, но судьба решила за него. Дверь распахнулась, и злой голос Луны крикнул.
  -- Ату его, Волчок! Куси! Куси!
  -- Рррр!!! Я узнаю этот запах!! - Фенрир огромными скачками несся к Фламелю. - Атлант!!!
  -- Потенс Арма! - выкрикнул Фламель.
   Волк ударился о невидимую стену и отлетел. Фламель резко дернул головой... и ничего не произошло.
  -- Кто это тут такой невежливый и пытается покинуть мой замечательный особняк без разрешения? - возле Борисов появился Гриндевальд. - Ага, какие маги! Сам Николас Фламель собственной персоной!
  -- Твои щиты не удержат меня долго! - заявил Николас, прищурившись.
  -- Ничего, удержат. Я построил тюрьму, из которой не мог сам сбежать, так что в охранных щитах понимаю, уж поверьте, - заверил Геллерт. Потом обратился к Борисову. - Ну и джиния мне немного помогла, я заверил, что это в ваших интересах.
  -- Все правильно, - одобрил Борисов.
   Волк тем временем пытался проломить щит Фламеля, но безрезультатно. Фенрир рычал и кидался, Фламель пытался сбежать, но не получалось.
  -- Ладно, тогда я убью всех и выйду отсюда! - заявил Николас.
  -- А если я соглашусь на предложение? - из любопытства уточнил Борисов.
  -- Муж мой, не соглашайся! - тут же воскликнула Лавгуд. - Этот маг лелеет злые помыслы! Не только к тебе, но и ко всем нам!
  -- Впервые вижу, что кто-то сумел пробиться через мою ментальную защиту, - зло скривился Фламель. - Ах да, Воительница Богини! Вот уж не думал, что увижу такую форму еще раз!
  -- Атлант! - пролаял Фенрир. - Я убью тебя, атлант!
  -- Меня невозможно убить, - улыбнулся уголками губ Фламель. - Я бессмертен!
  -- Тогда надо поступить с ним, как с бессмертным, - предложил Борисов. - Связать и не давать пить. Пытать, пока не выдаст все секреты, а потом залить тонной чугуния и в Марианскую впадину. Все равно же бессмертен, пусть там валяется вечно, расплющенный давлением!
  -- А что, дельная идея, - уважительно согласился Геллерт, - и пытать можно без опаски, что умрет! Сразу видно профессионала!
   На Фламеля речи Борисова произвели сильное впечатление. Видимо, Николас не раз задумывался над слабыми сторонами своего бессмертия, и пришел примерно к тем же мыслям, что Федор Михайлович. Поэтому Фламель отменил щит и яростно атаковал.
  -- Ступефай! Редукто! - в Фенрира.
  -- Бомбарда Максима! - в стену особняка.
  -- Круцио! - в Борисова.
  -- Вентилабис! - в Луну.
   Волка оглушило и взорвало, равно как и стену. Федор Михайлович принял заклинание на ствол Лобзика, ощутив разряд, как будто ударило током. Лавгуд же взмахом руки снесла заклинание и вскричала.
  -- Лунная юбка в бой!
  -- Чего? - замешкался на долю секунды Николас.
   Лавгуд, сдернула юбку, которая немедленно удлинилась, а застежка сработала в роли гирьки. Получился магический кистень, которым Луна залепила Фламелю прямо в нос. Гриндевальд засмотрелся на кружевные розовые трусики Луны, а Борисов понял, что нельзя терять момента. Пока Николас непроизвольно схватился за сломанный нос, Федор Михайлович подскочил и врезал прикладом Лобзика по затылку бессмертному. Спеленать его после этого было секундным делом. Луна притянула обратно юбку, занявшую законное место. Геллерт хмыкнул и сказал в пространство.
  -- Тоже, что ли обзавестись гаремом?
   Фенрир, пошатываясь, встал. Раны на глазах затягивалась. Волк задрал лапу и помочился на Фламеля.
  -- Фу! Плохой волчок! - тут же воскликнула Луна.
  -- Ничего, ррр, пусть знает свое место, - заявил Фенрир, но все же отошел в сторону.
  -- Мне сейчас не с руки таскать его с собой, - почесал в затылке Борисов. - Найдется в особняке крепкий подвал, из которого Фламель не сможет сбежать?
  -- Конечно, - пожал плечами Гриндевальд. - Я даже любезно буду наведываться туда каждый день.
  -- Я не против, - хохотнул Борисов. - Так даже лучше, не надо будет самому трудиться и шоркать напильником.
  -- Заключим соглашение? - уточнил Геллерт.
  -- Достаточно честного слова, - пожал плечами Борисов.
  -- Хорошо, - улыбнулся Темный Лорд. - Пришлю результаты почтовым драконом.
  -- Почему не совой?
  -- Опасно доверять обычной сове секрет бессмертия, не так ли?
   Борисов признал, что да, опасно. Впрочем, Федор Михайлович все равно собирался наведаться к Фламелю, сразу после решения неотложных вопросов в Британии. Бордель - это бордель, но бессмертие - это бессмертие. Как раз Гриндевальд успеет разогреть Николаса и тот станет сговорчивее. Да и насчет этого странного предложения перебить магов, собравшихся на конференцию, надо расспросить. Провокация с дальним расчетом, но каким, Борисов пока понять не мог. Да и конфисковать имущество и деньги Фламеля не помешало бы, все равно в Марианской впадине они ему не потребуются.
   Все эти мысли жадным табуном пронеслись в голове Федор Михайловича, и он сказал.
  -- Секреты - на двоих, деньги и ценности - пополам. Слово.
  -- Согласен, - кивнул Геллерт. - Слово!
  -- Ну вот, теперь можно ненадолго вернуться к делам насущным, - проворчал Борисов.
  
   Вечером доставили бешеного верблюда. Два охранника-голема, заплеванные и с вмятинами от копыт, еле сдерживали зверя. Пришлось Тонкс и Фенриру щелкать зубами, и то помогло буквально на пять минут. Борисов, предусмотрительно держащийся в стороне, уточнил у Луны, какой свежести должна быть слюна, и узнав, что это неважно, махнул рукой. Тонкс, подхихикивая, превратилась в верблюдицу, с соблазнительно торчащими острыми холмиками горбов, и все. Верблюд поплыл и начал пускать слюну, успевай только подставлять тару. Нацедив ведро, верблюда аппарировали неприцельно куда-то в аравийские пустыни.
   Ящик, выложенный асбестом, с огненными саламандрами, спрятали в лампу к Грейнджер.
   Оставалась только самка Феникса, но здесь вопрос откладывался. Гриндевальд заверил, что экспедиция уже собрана, и портрет Фоукса с ними, так что самок можно будет на целый фениксный гарем насобирать. Геллерт умолчал, что попутно он планировал нацедить ведра и бочонки слез фениксов, в лечебных целях. Достаточно будет заявить, что Фоукс выбрал одну из самок, как остальные разревутся, и только успевай подставлять склянки! Соответствующие инструкции члены экспедиции получили.
   Борисов просто не знал о таком, да и зеленые таблетки действовали лучше всяких слез фениксов.
   Теперь, как объявила Грейнджер, нужен будет закрепляющий ритуал на Рождество, да потом еще один в Вальпургиеву ночь, и конечно же, ежедневно есть таблетки - концентрат жизненной силы. К лету результат должен будет стабилизироваться, и организм Борисова не только помолодеет, но и останется молодым, без подпитки магией и таблетками. Все это несказанно радовало Федор Михайловича, по известным причинам, и поэтому он только махнул рукой, мол, потом привезут самку феникса так потом, плевать!
   Тем более что сроки с Фоуксом не оговаривались, а саламандры - вот они, извольте!
  
   Команда Борисова собралась в гостиной. Задумчивая Грейнджер, висящая над полом и листающая какую-то очередную книгу атлантов. Веселая Нимфадора, все еще хихикающая над проделкой с верблюдом и как-то задорно-намекающе поглядывающая на Борисова. Спокойная Луна, крутящая в руках жезл. Фенрир, остервенело чешущий за ухом. И Безумный Макс, напоминающий о себе очередными клубами вонючего дыма из лампы. Не хватало верного Хоботова, но Борисов знал, что домовик не подведет и передаст, что просили.
  -- Ну что, мы славно проехались по миру, - заявил Борисов, - и теперь возвращаемся. Дел будет много, важных и серьезных, в накладе никто не останется!
   Девушки машинально погладили украшения, полученные от Гриндевальда.
  -- И самое главное - что мы команда! Грейнджер, стартуй! Цель - магический Лондон!
   Гермиона щелкнула пальцами и Борисов с компанией переместились на Косую Аллею.
  -- Наконец-то Британия, едрить ее в корень, - проворчал Борисов, вдыхая промозглый и сырой воздух.
   Громкий и уверенный голос прогремел из-за спины.
  -- Стоять! Палочки вверх! Вы все арестованы!
  

Часть 3

Борисов Великолепный

Глава 1

в которой Борисов приступает к переделу собственности в свою пользу

   Борисов не успел развернуться, как раздались звуки ударов, а потом падения тел. Патрульная двойка Авроров, не успев ничего сообразить, получила по нокаутирующему удару от Нимфадоры и прилегла "отдохнуть" прямо на камни Аллеи. Сама Тонкс, слегка рыча, стояла над телами.
  -- Ну вот, - укоризненно сказал Борисов, - теперь не узнаем, за что арестовать хотели.
  -- Вот за это, - Лавгуд подала лист бумаги.
   Борисов с удивлением всмотрелся в собственное лицо.
  -- Награда за поимку сто тысяч галлеонов, однако, - пробормотал он. - Пойти что ли, самому себя сдать?
  -- Господин, не надо так делать! - сразу прорычала Тонкс.
  -- Вот же дуры бабы, - проворчал Борисов под нос. - Пошутил я! Так, этих двух упаковать, потом допросим.
   Тела авроров исчезли в лампе. Фенрир, высунув язык, сидел у ног Лавгуд и насмешливо косился на Борисова.
  -- Что ржешь, волчина? - недобро поинтересовался Борисов.
  -- Тут целая толпа народу в домах и все на тебя смотрят, - прорычал волк. - Их тоже будем паковать?
   Федор Михайлович озадаченно почесал в затылке, обвел взглядом дома и магазины. Потом махну рукой.
  -- Да хрен с ними, еще руки пачкать! Пошли дальше, пока следующий патруль не приехал.
   И они отправились к Лютному переулку. Первой целью в списке Борисова стояла "Клубничная радость", по ряду причин. Самому себе завхоз, конечно, не признался бы, но после того первого сеанса бурного секса испытывал он к борделю слабость и сентиментальные чувства. Жители и владельцы магазинов Аллеи, и вправду наблюдавшие из укрытий за прибытием Старика, дружно шептались и шушукались вслед.
   Следующая двойка патрульных Авроров появилась на Аллее через час.
   Маги не слишком охотно делились информацией, да еще и приукрашивали как могли, и Авроры срочно отбыли в Министерство. Судя по свидетельствам очевидцев, Старик прибыл в Британию с могучим отрядом могучих магов, чтобы захватить власть и всех убить, а также все отнять. Против такого следовало объявлять общую тревогу, что собственно и произошло. Маховик магической бюрократии под угрозой уничтожения завертелся очень быстро, и уже к вечеру Старик был объявлен врагом номер один всей Британии, а награда, даже не за голову, а просто за указание, приведшее к поимке или уничтожению, возросла до двухсот тысяч галлеонов.
  
   Сам Борисов, даже не подозревая об этом, спокойно шагал вместе с гаремом, едва ли не пуская ностальгическую слезу. Вроде всего пара -- тройка месяцев прошла, как он прибыл в этот мир, а столько всего случилось! Первоначальные похождения в Лютном казались детскими забавами, а обитатели переулка, вроде бы грозные, теперь сами разбегались в стороны.
   Тут надо заметить, что обитатели Лютного, столь грозные для "законопослушных" магов, имели отлично развитый орган интуиции. И жопа им сейчас шептала, что надо не показываться на глаза, ибо будут разборки и можно пострадать. Поэтому до самой "Клубничной радости" Борисов с командой можно сказать никого и не встретили. Даже продавцы -- барахольщики, торговавшие с земли или лотков, быстро попрятались вместе с товаром. У дверей борделя сидел маг, задумчиво ковыряя в носу и вытирая извлеченное об стену.
  -- Охранник? - задумчиво уточнил Борисов.
  -- А? - маг поднял взгляд и уперся в стволы Лобзика. - Старик?
  -- Рад, что меня везде знают, - проворчал Борисов. - Ты кто такой?
  -- Охранник, - кивнул маг.
  -- Что-то ты слабоват, братец, не находишь?
  -- Так это, - маг сглотнул, - я мозг!
  -- Оно и видно, - хохотнул Федор Михайлович. - А остальное где?
  -- Сейчас будет, я не виноват, оно тут все само реагирует! - взвизгнул маг, пытаясь вжаться в стену. - Я наемник, у меня семья, мне ее надо кормить! Я не виноват!
   Бадах! Земля, камни и дома в переулке содрогнулись. Борисов кинул взгляд за спину. Там, посреди переулка, появились три пятиметровых великана, с огромными дубинами наперевес.
  -- Мяяяясо! - прорычали великаны.
  -- Я не виноват! - визжал маг.
   Приклад Лобзика выбил из него сознание.
  -- Спи спокойно, мозг, - сообщил Борисов, разворачиваясь к новой угрозе.
   Суть происходящего была, в принципе, понятна. Какая-то автоматическая система сигнализации, призывавшая к точке срабатывания "отряд быстрого реагирования". Все было бы прекрасно, но пятиметровый рост противника выбивал Борисова из колеи. Поэтому он немного медлил с приказами, в отличие от великанов. Они надвигались и рычали.
  -- Рвать!
  -- Ломать!
  -- Бей!
   Тонкс попыталась вздуться до их размеров, но только порвала на себе одежду. Грейнджер даже не думала высовываться из лампы, а Луна задумчиво изучала великанов, не предпринимая попыток атаковать. Положение спас Фенрир, внезапно увеличившийся в размерах с рыком.
  -- Мяяяяярррсссссоооо!!!
  -- Куси их, волчок! - тут же отреагировала Лавгуд.
   Великаны, слишком туго соображавшие, не сообразили, что пора бежать. Фенрир перекусил дубину первому великану, ударом лапы отбросил второго и метким плевком обломка дубины сбил с ног третьего. Затем волк схватил пастью первого великана и швырнул его в сторону. Перелетев через три проулка, великан, подобно неразорвавшейся бомбе, воткнулся головой прямо в знаменитый книжный магазин "Флориш и Боттс". Груды школьных учебников почти похоронили его, а нераспроданный тираж "Чудовищной книги о Чудовищах" накинулся и начал радостно грызть левую ногу.
   До второго и третьего великанов начало доходить, что что-то пошло не так, но было уже поздно.
   Фенрир в один прыжок оказался поблизости и расплющил второго великана, а третьего просто перекусил пополам и проглотил. Попутно противоборствующие стороны сломали два фасада и изрядно повредили булыжники, которым мостили улицы. Не ожидавший такого Борисов только крякнул и сделал себе пометку, проработать вопрос борьбы с крупными врагами. Против пятиметровых бронированных живых танков Лобзик, при всех его достоинствах, уже не подходил.
  -- Хооррррррошо!! - прорычал Фенрир.
  -- К ноге, волчок! - скомандовала Лавгуд.
   Фенрир уменьшился до обычного размера, и подошел к Луне. Та почесала ему за ухом и сообщила.
  -- Хороший волк, хороший!
   Борисов только усмехнулся, и уже собирался задать вопрос о размерах, до которых может вырастать Фенрир, но тут его прервали. Из дверей "Клубничной радости" выскочила мадам Лили и, несолидно взвизгнув, повисла на Борисове.
  -- За... ду... шишь, - прохрипел Федор Михайлович.
  -- Ой, извини, - и мадам Лили обхватила ногами завхоза, невольно приподнявшись и тыча сиськами в лицо.
   Борисов ощутил нарастающее возбуждение, пикантности которому придавали несущиеся из окна второго этажа стоны и выкрики.
  -- Так, вернемся к делу! - скомандовал Борисов и поставить мадам Лили на мостовую. - Всем внутрь, занять оборону, потом все остальное. Этого, без сознания, тоже внутрь.
  -- А как же торжественная встреча? - удивилась мадам Лили. - Освобождение и все такое?
  -- Потрахушки потом, - отмахнулся Борисов. - Ну как еще великаны нагрянут, а мы без штанов?
  -- Ооо, это да, - по мадам Лили было видно, что такая мысль ей в голову не приходила. - Вполне может быть, этот мистер Ф тут пол -- переулка под свою руку взял.
  -- Ничего, посчитаемся за все разом, - заявил Борисов, заходя внутрь.
   Внутри сразу стала очевидна разница в подходах. Вся маскировка под продажу клубники исчезла, теперь стены были увешаны фотографиями голых метаморфок в соблазнительных позах и с лицами и телами "королев красоты".
  -- Здесь какие-то чары, - сморщила нос Лавгуд. - Не злые, а какие-то странные.
  -- Возбуждающие чары, а как же, - закивала мадам Лили. - Стационарные, чтобы клиенты больше денег отдавали, чаще заходили, и вообще.
  -- Понятно, - кивнул Борисов, осознавая откуда это ненормальное возбуждение, - затрахивают твоих подчиненных вусмерть?
  -- И не говори, еще и бесплатно приходят, да и сам мистер Ф заглядывает, на халяву, - затараторила мадам Лили энергично колыхая грудью, - а ведь убытки, убытки.
  -- Понятно, - повторил Борисов. - Так дело не пойдет. Грейнджер, Лавгуд, снимите чары.
  -- Вначале немного развлечемся, - проявилась Гермиона в фривольном платье, - тут все такие возбужденные, я помогу им!
  -- Вначале дела, потом развлечения, - отрезал Борисов.
  -- Ага, вам хорошо, у вас гарем есть, а у меня нет! - заныла Гермиона. - Вы даже лампу не трете!
  -- Ну да, что я, дурак, чужие лампы тереть? - хохотнул Федор Михайлович. - Да ладно, ладно, не канючь, если хочешь -- набери себе гарем, и да, можешь спасти свою рыжую Уизли, только чтоб я ее лишний раз не видел! Все, довольна? Снимай чары!
  -- Слушаюсь и повинуюсь, - склонилась Грейнджер.
   Крики сверху немедленно умолкли. Затем раздались шорохи и сладострастные стоны.
  -- Так, Тонкс, Лавгуд, присматривайте за округой, - скомандовал Борисов.
   Он уселся за ближайший столик и показал жестом мадам Лили, чтобы та тоже села.
  -- Коротко и по порядку, что за хрень тут творится?
  -- После твоего отъезда некоторое время было тихо, - вздохнула мадам Лили. - Дела шли хорошо, я даже начала думать, чтобы купить соседнее здание и нанять еще... девочек. Но затем пришли четыре оборотня и заявили, что теперь это заведение принадлежит мистеру Ф и мол, одну пятую всех денег заносить его представителю. Я возмутилась и спросила, знают ли они, кто предоставляет мне защиту? Они начали ржать и сказали, что мистер Ф всем тут владеет и вообще за ручку с Министром здоровается, так что нефиг тут возмущаться, а то, мол, они меня прям тут и отклубничат.
   Борисов невольно хмыкнул и уточнил.
  -- И как, отклубничили?
  -- Да хрена там, сбежали! - возмутилась мадам Лили. - Деньги взяли и сбежали! Трусы!
  -- Ладно, что там дальше было?
  -- Деньги регулярно изымали, заставили интерьер сменить, девочек поставили работать в три смены, чары вон навесили, да еще бесплатно приходили обслуживаться! - выпалила мадам Лили на одном дыхании. - Охрану вон поставили, чтобы никто не сбежал!
  -- Разве не от конкурентов? - удивился Борисов.
  -- Да какие конкуренты, когда этот мистер Ф и вправду тут всех под себя подмял!
  -- Ладно, - прихлопнул ладонью Борисов. - Как подмял, так и разомнет обратно. Совсем тут без меня распустились, понимаешь!
  

Глава 2

в которой Хоби покидает Борисова, а Борисов -- магазин Горбина

  
   Убедившись, что никто пока не спешит нападать, Борисов погрузился в раздумья. Вопрос с мистером Ф следовало решать кардинально, чтобы больше не возвращаться и не тратить силы. Также следовало урегулировать вопрос с Министерством Магии, но здесь ум Федор Михайловича терялся и плыл. Как противостоять госмашине? Если пойти по пути Волдеморта, тогда придется непрерывно сражаться, прятаться и вообще нести расходы, чего Борисов особенно не любил.
   Также следовало перебазировать из "Клубничной Радости", иначе враги точно разнесут бордель, пытаясь добраться до Борисова. И тут Федор Михайлович вспомнил, что был у него еще один магазинчик, вполне себе вместительный. Мадам Лили крутилась рядом, бросая на Борисова сладострастные взгляды, и завхоз, вынырнув из раздумий, подумал было, что минет не помешает, но тут раздался шум сверху.
  -- Что там такое? - насторожился Борисов.
  -- Не знаю, - пожала плечами мадам Лили. - Все клиенты разбежались, едва заварушка началась.
  -- Кто же тогда стонал и кричал?
  -- Это был я!!
   На лестнице, ведущей наверх, стоял Хоби. Это был уже не прежний забитый эльф из Хогвартса. Вначале распоряжения Борисова пробудили в нем инициативу. Затем длительное путешествие укрепило и закалило дух домовика. Забота о Флики пробудила в нем стремление помочь всем эльфам, и, оказавшись в "Клубничной Радости", Хоби не упустил шанса.
   Дело в том, что у домовиков были свои ясновидцы и пророки, и однажды один из них, знаменитый (среди домовиков) Занаби, изрек пророчество. "Когда немаг станет угрозой магов, тогда сольются в объятиях страсти домовик и магесса, и родится у них ребенок, который освободит всех домовиков и поведет их к процветанию". В отличие от людских пророков, эльфийские изъяснялись предельно понятно, но, не обладая силой фиксации будущего, не могли обеспечить стопроцентное исполнение пророчеств. Но так как пророчество об освобождении было всего одно, практически каждый домовик знал его наизусть.
   Поплакавшись о своей несчастной жизни, а также ловко смешав ложь с правдой, Хоби добился благосклонности Луизы, самой молодой из метаморфок борделя. Ей хотелось верить в сказку, ну и просто чары возбуждения давили, притупляя остроту мысли. В момент, когда Борисов подходил к "Клубничной радости", Луиза, превратившаяся в эльфийку, стонала и кричала от наслаждения. Хоби, насмотревшийся за время путешествия с Борисовым, на особенности секса людей, теперь умело применял подсмотренные приемы. В результате Луиза окончательно потеряла голову, и Хоби мастерски оплодотворил ее, совершив три подхода к снаряду для верности.
   После этого он, не теряя ни секунды, парализовал Луизу и переместил ее в поселение домовиков.
   Коротко объяснив ситуацию старейшинам и приказав обеспечить Луизе полный уход, свежерожденный лидер и вождь Хоби переместился обратно в бордель. Он хотел скрыть в тайне случившееся, но желание похвастаться перевесило. Все равно никто из присутствующих не знал, где находится поселение домовиков, да и Борисову будет некогда гоняться за эльфом. Так рассудил Хоби.
  -- О, так ты все-таки утешил Флики, - кивнула мадам Лили.
  -- Нет!! - гордо вздернул длинный нос Хоби. - Луиза согласилась выйти за меня замуж, и у нас состоялась брачная ночь! А теперь мы отправляемся в свадебное путешествие, можете нас не искать!
   Борисов громко заржал, пока мадам Лили багровела и наливалась яростью. К тому моменту, как она созрела для криков, Хоби благоразумно апарировал в Хогвартс. Борисов же все никак не мог прекратить смеяться, и мадам Лили обрушилась на него.
  -- Да на, на, заткнись только, - добродушно проворчал Федор Михайлович, расстегивая ширинку.
  
   Оставив умиротворенную мадам Лили валяться на кровати, Борисов быстро вытащил Грейнджер из спальни Анжелики, и приказал выдвигаться к магазину Горбина.
  -- Эх, лейтенант, подвел ты меня, - проворчал Борисов в адрес Хоби, но тему развивать не стал.
   Бывший магазин "Горбин и Бэрк" стоял заброшенный и опустевший. Бомжи магического мира еще не гадили по углам, но дело уверенно шло к этому. Окна и двери уже отсутствовали, под ногами бегали мыши, крысы и тараканы, а на стенах красовались надписи в стиле подростковых признаний и обзывалок.
  -- Вот вечно так, - ворчал Борисов, давая пинка особо наглой крысе, - стоит только перестать смотреть за хозяйством, как в нем заводятся крысы. Нет уж, пора, пора уже построить дом, да и пару деревьев посадить не помешает. Я же вроде оставлял магазин этим двум шустрым близнецам, что они, совсем нюх потеряли?
  -- Сюда кто-то идет, - внезапно сказала Луна. - Очень злые мысли.
   Борисов только сплюнул. Проблемы в запущенном хозяйстве наваливались одна за другой. Это навевало здоровую злость и желание победить. Незнакомец прошелся вдоль магазина, но внутрь заходить не стал.
  -- Да это ж Грозный Глаз, - прошептала Тонкс. - Ой-ой.
  -- Что ой-ой? - прошептал Борисов.
  -- Ну он это, своим глазом сквозь все видит, так что нас точно разглядел. Сейчас тут будет полно Авроров и представителей Ордена Феникса.
   Злость ударила Борисову в голову. Ну уж нет, так просто отдавать нажитое непосильным трудом, он не собирался! Но Грюм, втянув воздух, удалился, скрипя протезом. Авроры не сыпались из воздуха, и Борисова немного попустило. На волне адреналина он даже вспомнил, что где-то тут был шкаф -- проход в Хогвартс.
  -- Так, - Борисов пожевал губами, - магазин скрыть, а то шляются тут всякие.
  -- Фиделиус? - уточнила Тонкс.
  -- Да хоть Хренелиус, лишь бы никто не лез, - проворчал Борисов. - Где наша главная специалистка из лампы?
  -- Проблема Фиделиуса в том, что Хранитель тайны не может войти в место, тайну которого хранит, - тут же занудно пояснила Грейнджер, - да и совы с эльфами проходят свободно. Можно накрыть чарами отталкивания, но те, кто помнил о магазине, заподозрят странное. То был магазин, а то вот его нет.
  -- И что ты предлагаешь? - уточнил Борисов.
  -- Вам нужен этот магазин?
   Борисов задумался. Магазин ему был нужен, но если его спрятать, то смысл такого магазина? Место же, где можно прятаться, можно было обустроить и без магазинов. Просто выйти из магмира, и спрятаться.
  -- Мне нужен магазин как магазин, но не прямо сейчас, и мне нужно место, где можно спокойно отсидеться. И плюс мне нужен шкаф, который тут стоял, он связан с Хогвартсом.
  -- Так, - Грейнджер задумалась. - Ну тогда здесь надо все усилить, а самим занять какой-нибудь старый магический особняк, обновить щиты и завезти девушек.
  -- Кто о чем, - усмехнулся Борисов. - Погоди, сейчас дела урегулируем и съездим. Давай, крути, чего ты там хотела усилить.
  -- Абра Кадабра! - Гермиона щелкнула пальцами.
   Команда Борисова во главе с самим Борисовым моментально вылетела из здания. Под усилением Гермиона подразумевала установку чар, усиливающих восприятие. В результате внутри здания слух страдал от громкого топота тараканов, глаза слепило солнце, в нос били запахи мочи и фекалий, а про ощущения на ощупь можно было даже не рассказывать.
  -- Тьфу ты, предупреждать же надо! - закашлялся Борисов.
  -- Бугугу, - раздалось в ответ.
   Борисов посмотрел на Грейнджер, которая вышла из здания спокойно, в помеси шлема с противогазом.
  -- Ладно, я тебе покажу бугугу, - проворчал Борисов. - Будет и на нашей улице праздник.
  -- Что? - переспросила Гермиона, снимая шлем.
  -- Чья разработка?
  -- Макса, конечно.
  -- Ладно, с ним потом поговорим, - кивнул Борисов. - Есть для него пара задумок. Так, шкаф в здании был?
  -- Нет! - хором ответил гарем, и даже Фенрир чего-то там клацнул зубами.
  -- Тогда выдвигаемся к магазину близнецов, - скомандовал Федор Михайлович, - а потом поищем себе спокойный особняк, без посторонних глаз.
  -- А не опасно, господин? - уточнила Нимфадора. - Бордель, авроры, великаны, мы много шума наделали.
  -- Да, ты права. Грейнджер, давай нас прямо в магазин.
  -- А чего я? Чуть что, так сразу Грейнджер?
  -- Ну так Хоботов отправился в свадебное путешествие, после брачной ночи. Устроить тебе брачную ночь?
  -- Нет, не надо!! - отшатнулась Гермиона, ибо Борисов уже намекающе достал лампу из-за пояса. - Сейчас все будет!!
   И команда моментально перенеслась внутрь здания, где все еще красовалось "Удивительные Уловки Уизли", но также висели ленты и печати, и были установлены щиты. Но Грейнджер, впавшая в панику от перспектив, просто не заметила никакой защиты, легко оную сломав. Внутри здание было забито ящиками, мешками и контейнерами. Вся мебель, склянки, прилавки, все исчезло, остались только груды ящиков и горы мешков, и проходы между ними.
  -- Не понял, - сообщил Борисов в пространство.
  -- Апчхи! Апчхи! - сообщил Фенрир, втянувший воздух. - Наркота какая-то.
  -- Ага, и запрещенные зелья, - сообщила Тонкс, сорвавшая крышку ближайшего контейнера.
  -- И темномагические артефакты, - добавила Лавгуд.
  -- В общем, это склад всякого запретного говна, - подытожил Борисов. - Где запретное говно -- там большие деньги, а где большие деньги, там особо не церемонятся. Мда, жалко близнецов, молодые еще были, не поняли, в какое говно влезают.
  -- Вообще-то они работали с Дамблдором, - равнодушно сообщила Гермиона. - Так что прикрытие у них было, и еще какое!
  -- Ну значит Дамблдор вышел в тираж или его посчитали таковым, - отмахнулся Борисов. - Тем не менее, раз я и близнецы были компаньонами, то надо разобраться, что тут случилось. И, конечно же, изъять содержимое в свою пользу. Правда, опять все упирается в особняк.
  -- Тут тесно, темно и душно, - пожаловалась Луна, - у меня болит голова.
  -- Забирайтесь ко мне в лампу, там просторно и свободно, - тут же предложила Грейнджер. - Мороженое есть. Клубничное.
   Но, прежде чем забраться в лампу, Борисов вначале сам забрался в самый дальний и темный угол, и там оборудовал схрон для лампы. Мало ли что может случиться! И тут выяснилось, что Борисов не лезет в лампу. Никак. Вообще.
  -- Это как с Фиделиусом, - посочувствовала Тонкс и скрылась обратно.
  -- Фиделиус, Охренелиус, - проворчал Борисов, устраиваясь удобнее на матрасе. - Совсем все вокруг ебаналиус, один я нормальный.
   Через минуту подвал оглашал здоровый храп продолжающего молодеть организма.
  

Глава 3

где Борисов занимается добычей информации, а также обзаводится новой броней

  
   Утром Борисов проснулся в отличном настроении, и поэтому допрос мага-охранника, захваченного возле "Клубничной радости" начался весьма благодушно.
  -- Ну что, сам расскажешь или позовем Грейнджер, чтобы она и тебя поимела? - спросил Борисов.
  -- Нет! Не надо! - охранник заерзал и попытался отползти.
   За время нахождения в лампе он насмотрелся и наслушался достаточно.
  -- Мне платят, я охраняю! - заявил охранник Борисову, продолжая отползать.
  -- Вот, расскажи, кто тебе платит, и что вообще там у вас за структура? - ласково улыбнулся завхоз.
   Охранник уперся в штабель ящиков, скользнул по ним взглядом и внезапно расхохотался.
  -- Я понял -- это проверка такая, да? Внутренняя безопасность и все такое? - спрашивал он.
  -- С чего ты это взял?
  -- Так тут же все заставлено нашими...эээ... ящиками с клеймом мистера Ф!
   Борисов достал фонарик и пристально осмотрел ближайшие мешки и ящики. Клеймо: языки пламени с какой-то непонятной фиговиной сверху присутствовало везде. Федор Михайлович внезапно осознал картину, и понял, что зря доверил близнецам свои активы перед поездкой.
  -- И зайцев не накормил, и с партизанами как-то неудобно получилось, - пробормотал Борисов. Повернулся к охраннику. - Так что, ты знаешь, где мы?
  -- Ну..., - замялся тот. - Слухи ходили, что где-то есть Главный Склад, откуда товар по стране расходится. Правда где он никто не знает, мы ж низовой состав... упс.
  -- Так, так, - оживился Борисов, - а с этого места поподробней!
   Охранник вертелся и юлил, но перед угрозой позвать любвеобильную Грейнджер не устоял и рассказал все, что знал. Мистер Ф появился в криминальной среде лет десять назад, причем сразу с хорошо подготовленным отрядом, и отжал себе долю в рынке зелий и даже просунул один палец на рынок наркотиков. Поговаривали, что у него еще альянс с гоблинами, но никто так и не проверил правдивость слухов. Обосновавшись и отбив пару наездов, мистер Ф начал расширяться, увеличивать численность своих отрядов и, по слухам, полез во власть. Вроде как, по последним раскладам, он за руку здоровался с Министром Магии, и вообще едва ли не авроров ставил охранять свои основные предприятия.
   Сам маг -- охранник, Джереми Пиннет, попал к мистеру Ф года три назад, да так и остался, в качестве рядового мага. Сидеть -- охранять или стоять в охранении при разгрузке товара, создавать массовку на заднем фоне, при необходимости выезжать на акции устрашения, вот что составляло основной круг обязанностей Джереми. Платили очень хорошо, Джереми даже подумывал прикупить себе домик в сельской глуши и вообще, начать откладывать на старость. Из "сотрудников" мистера Ф он знал только таких же, как он, из низового состава -- рядовых магов. Ну и бригадира -- казначея, который передавал распоряжения от мистера Ф и деньги.
  -- Сам не знаю, но по слухам, у мистера Ф настоящая пирамида подчинения, из четырех или пяти уровней, и кто он такой, знают только ближайшие помощники, самые доверенные. Где он живет, чем занимается, и кто такой, я не знаю, и даже наш бригадир не знает.
  -- Хе-хе, чем он занимается -- я видел, - усмехнулся Борисов, вспомнив встречу в стрип-клубе. - Но вот что делать с тобой -- совершенно непонятно.
  -- Ээээ... могу у вас чего -- нибудь охранять, - сказал Джереми, - мне, в принципе, все равно, лишь бы платили.
  -- Вот, в этом вся проблема -- лишь бы платили, - вздохнул Борисов. - Всем вам платить -- замаешься, да и перекупить вас -- как два пальца обоссать. Нет уж, нам нужны идейные!
   После чего он достал Лобзик и застрелил Джереми.
  -- Грейнджер! Тело убрать, мешки, ящики и контейнеры во всем здании -- складировать в лампу.
  -- Моя лампа не резиновая!! - тут же завопила Гермиона.
  -- Да мне насрать, - скучным голосом ответил Борисов. - Изволь засунуть, иначе я лично займусь засовыванием, понятно?
  -- Бубубу
  -- Не слышу! - повысил голос Борисов.
  -- Да, господин, как прикажете, господин, - злобно прошипела Грейнджер. - Но настанет день
  -- И ты посчитаешься со мной, да-да-да, - отмахнулся Борисов. - Уже боюсь!
   Федор Михайлович продемонстрировал , что не боится угроз, и Грейнджер поверила, после чего бурча под нос принялась за перенос мешков и ящиков. Сам Борисов, несмотря на все свои демонстрации, в глубине души признал, что "проблема Грейнджер" никуда не делась. Как была проблемой, будучи человеком, так и осталась, став джиннией. Будь Борисов магом, он смог бы укротить и перековать Гермиону, так как являлся владельцем лампы. Но без магии, Федор Михайлович мог воздействовать только физически, то есть сломать лампу или вот угрожать сексом. Все это давало слабый эффект и требовало постоянных повторений, не говоря уже о том, что злоба Грейнджер все росла. Но и устранять джиннию прямо сейчас (уничтожив лампу) было неразумно, ибо Грейнджер представляла собой мощную магическую единицу, универсальный решатель проблем и, самое главное, быстрый транспорт с непревзойденной дальностью переноса. Не говоря уже о том, что в ее лампе хранилось очень много ценностей, которые следовало предварительно извлечь перед тем, как давить лампу.
   Но чтобы извлечь, нужны стационарные склады и убежище, а еще лучше крепость.
   Поэтому Борисов пока просто погладил лампу, заработав подозрительный взгляд от Гермионы.
  -- Макса вытащи наружу, поговорить надо, - приказал Борисов. - И комнату огороди, мало ли кто чего подслушать вздумает? И за периметром следи, если кто забредет, сразу его хватай и глуши!
  -- Да, господин, - Грейнджер потупила глаза, но в душе ее разгоралась злость.
   Способ отвязаться от лампы она пока что не нашла, но теперь клялась искать его вдвое усерднее. И потом отомстить, отомстить, отомстить Филчу, этому наглому и беспардонному, беспринципному хаму, который еще и девушек у Грейнджер отбирает! Особую изюминку злобе придавало то, что изначально Гермиона собиралась за счет Филча прокатиться по миру и набраться новых знаний и девушек.
  -- Всё, занимайся делами! - отослал ее Борисов. Потом обратился к Максу. - Итак, ты делал защитный шлем для Грейнджер?
  -- О да, да, - закивал Безумный Макс, - отличное средство для юных девушек, не желающих видеть несовершенство этого несовершенного мира!
  -- Теперь мне нужно отличное средство, чтобы защититься от несовершенства этого мира, - потер руки Федор Михайлович. - Недавно вот столкнулся с великанами и остро так ощутил несовершенство, так что проблему нужно решать в приоритетном порядке.
  -- Защита, защита, был у меня один проектик, только забраковали, - задумался Макс. - Минуту!
   Он нырнул в лампу, чтобы через пять минут вынырнуть с большим черным поясом в руках.
  -- Вот! - гордо заявил Макс.
  -- Нет, я понимаю, что самое важное под охраной -- пояс широкий и все такое, - хмыкнул Борисов, - но мне-то надо, чтобы все тело и голова были защищены.
   Макс расхохотался, шлепая себя руками по бедрам. Потом гордо пояснил.
  -- Это самонастраивающаяся универсальная система защиты. Надеваете пояс -- активация. Три режима: стандартный, параноидальный и обучение. Укрепляет ткань на теле при помощи нитей, подобных паутине. Формирует энергощит. Позволяет дышать под водой и ходить босиком в жерле вулкана. В параонидальном режиме реагирует на любую атаку, от комара до удара тактической ядерной ракетой.
  -- А почему забраковали? - спросил ошарашенный Борисов.
  -- Так источника питания подобрать не смогли! - с горечью в голосе воскликнул Макс. - Ни один стандартный энергокристалл не подошел, мощности не хватает. Ха! Можно подумать, хорошая защита должна обходиться минимумом энергии! Предложили мне придумать самозаряжающийся энергокристалл и потом приходить. Уууу, бюрократы армейские!!!
  -- Мощи, говоришь, не хватает? - задумался Борисов. - Эй, Грейнджер! Ты закончила?
  -- Еще нет, - огрызнулась Гермиона. - Уплотняю лампу, вот лопнет и вывалится вам все на ногу! Уже пройти негде, везде эти мешки!
  -- Ну-ну, - хмыкнул Борисов. - Кристалл Мощи выдай и дальше сиди на наркоте.
   Из лампы вылетел кристалл, прямо в руки Максу. Безумный ученый сказал "Оооо" и впал в транс. Борисов подождал. Потом откашлялся. В конце пришлось стучать Максу по голове, чтобы тот выпал из транса.
  -- И она молчала о таком! Это антинаучно! - прошептал Макс, поглаживая кристалл.
  -- Ладно, хватит надрачивать, - грубо заявил Борисов. - Годится такое?
  -- Годится ли такое?! Годится ли такое?! Да я еще смогу улучшить систему!!! Приделаю расширенный бак с водой и едой, и еще...
  -- Так, стоп! - прервал его Борисов. - Твоя система работает? Этот пояс, в смысле?
  -- Ну... да... его тестировали, вот только...
  -- Этот кристалл подойдет для работы? Непрерывной работы?
  -- Да, отлично подойдет! Но использовать Кристалл Мощи для такого
  -- Активируй систему, - опять перебил его Федор Михайлович. - Включай и давай мне!
   Немного подавленный, Безумный Макс приладил кристалл в гнездо на поясе, активировал систему и подал засветившийся пояс Борисову.
  -- И как эта хрень работает?
  -- Коснитесь пряжки... теперь вы новый владелец, система будет слушаться только вас. Застегиваете ремень, сразу идет автоматическая активация. Режим стандартный, переключается силой мысли.
  -- Не понял.
  -- Ну, ведь не всегда нужна броня, кожу там царапает или не гнется, - начал объяснять Макс, - так что можно пожелать и броня исчезнет. Или система перейдет в параноидальный режим, или в режим обучения. Тут все построено на мысленном управлении.
  -- Это ненадежно, - прокомментировал Борисов. - Ну как я напьюсь и пожелаю странного? Или еще что? Можно отключить мысленный контроль?
  -- Да, надо нажать одновременно на кристалл и пряжку, и тогда система мыслеконтроля отключится. Повторно нажать -- включится. После отключения пояс будет работать в том режиме, который был выставлен последним.
  -- Ну вот, - обрадовался Борисов, - это другое дело! А то мысли, мысли, это все ненадежно!
  -- Почему? - обиделся Макс. - Никто не перехватит управление!
  -- Эх, дружище, не знаешь ты, какую хрень большую часть времени думают почти все люди, - вздохнул Борисов.
  

Глава 4

в которой присутствуют оба Темных Лорда и Гарри Поттер

  
   Гарри Поттер и Рон Уизли сумели добраться до Хогсмида, там украли метлы, потом долго летели над страной, потом к ним прицепился какой-то пьяный вампир, от которого они еле отбились. Тогда парни решили, что лучше спуститься вниз и просто путешествовать, как обычные люди. Но и здесь их поджидала неприятная загвоздка. Оба они были несовершеннолетними, не имели документов и денег, и не владели ментальными чарами.
  -- Эх, была бы с нами Гермиона! - вздохнул Гарри Поттер.
   Рон только промычал что-то в ответ, но тему развивать не стал. Уговорив друг друга, что так даже веселее, парни побрели пешком по Британии, невзирая на ноябрь и отсутствие еды. Через несколько дней все веселье испарилось, и дело шло к серьезной простуде, истощению и возможной гибели.
  -- Делать нечего, вон какая-то деревня, идем туда и попросимся на ночлег, - сказал Гарри.
  -- Д-д-д-давай, - простучал зубами Рон, - а то так есть хочется, аж трясет!
   И они потопали к деревне. По дороге им пришла в голову еще более гениальная идея. Ведь у Гарри есть мантия-невидимка! Кое-как спрятавшись под ней, парни быстро забрались в ближайший дом, где было меньше всего людей. Точнее говоря, казалось, что там вообще нет людей, и поэтому Гарри и Рон смело вошли внутрь. Однако внутри стало понятно, что люди тут живут, во всяком случае одна старая и наполовину парализованная бабушка там присутствовала. Парни собирались уже было уйти, но немного запутались и пришли на кухню.
   Животы сразу заурчали, и еда ударила в голову. Тихо, стараясь не шуметь, они жрали, давились, чавкали, брызгали слюной и зажимали друг другу рты, чтобы "бабушка не услышала". Холодильник оказался обчищен наполовину, прежде чем они немного притормозили. Еда казалась им достойной богов, а насыщение и тепло в теле ощущениями рая. Наевшись и даже прибрав за собой, они приступили к вялому обсуждению, стоит ли здесь заночевать или лучше перебазироваться в другой дом, чтобы оставлять меньше следов.
   И тут пришла внучка.
  -- Прячемся, - почти беззвучно прошептал Гарри Рону.
  -- Понял, - прошептал тот в ответ.
   Еле двигаясь, отяжелевшие, они забрались под мантию, и скрылись в ближайшей двери. Увы и ах, это оказалась ванная комната. Прятаться тут было совершенно негде, но и убежать им не дали. Внучка, глянув, что бабушка спит, решила быстро принять душ после тяжелого рабочего дня. Но расслабиться Ребекке не дали. Едва она скинула одежду и уже выкрутила струю на нужную температуру и скорость, как сзади раздался шорох. Заглянув в углы и ничего не обнаружив, Ребекка со словами:
  -- Неужели завелись мыши? - продемонстрировала удар правой ногой.
   Она ходила на курсы самообороны, и никогда не упускала возможности потренироваться. К ее удивлению, нога неожиданно о что-то ударилась, и на пол перед ней рухнул рыжий подросток. Его подельник отшатнулся к стиральной машине и выставил перед собой что-то. Ребекка отреагировала точно так, как учили в секции. Шаг вперед, заломить кисть руки, подножка и бросок на пол. Парень что-то крикнул, что-то про руки, но ему это не помогло. Заломив руку за спину, Ребекка уселась верхом на парня, и злобно прорычала в ухо, как учил тренер.
  -- А ну выкладывай все!
   И парень раскололся и выложил все, очень быстро, только Ребекка мало что поняла, кроме того, что к ней в дом забралась пара психов, считающих себя магами. Но при этом они почему-то не могли добыть себе еды и денег. Тут Ребекка пришла в себя и обнаружила, что сидит голая на парне. Она встала и надела халат, и развернувшись, обнаружила, что парень тоже поднялся и поднял с пола свою деревяшку.
  -- Да ты герой, - усмехнулась Ребекка. - Желаешь продолжить драку?
  -- Нет, - Гарри опустил палочку, - ты права. Мы не имели права вламываться в твой дом и есть твою еду, и мы не хотели подглядывать за тобой, извини. Мы сейчас уйдем.
   Ребекка уперла руки в бока.
  -- Вот уж нет! Теперь, когда ты видел меня голой, ты просто обязан на мне жениться!
  -- Ээээ, - только и выдал Гарри в ответ.
  -- Бери своего друга и тащи в зал, положим на диване, а к утру придет в себя. Кстати, как вы там прятались?
   Повеселевший Гарри продемонстрировал как, и потом левитировал Рона в зал. Впечатленная Ребекка, толкая Поттера на кровать, сказала.
  -- Ого, да ты и вправду маг! Но я тебя побила, так что теперь я сверху!
   Если бы у бабушки сохранился в полной мере слух, то уснуть этой ночью у нее не получилось бы.
  
   Гриндевальд, покуривая трубку, готовил проект вторжения в Британию. План был прост и незатейлив. Выслать две группы, которые развернут стационарные порталы, и быстро провести часть войск. К моменту, когда Министерство вмешается, через порталы должно было пройти достаточно войск, чтобы отбить авроров. По выкладкам Геллерта получалось, что если не терять темпа, то Министерству придется утереться и признать право Гриндевальда находиться на землях Британии. Право Силы.
   Потом предстояло еще найти Волдеморта и разбить его войска, возможно даже вступив во временный альянс с Министерством. Все равно получалось лучше, чем пытаться держать защиту в Европе от того, что надвигалось. Геллерту уже шепнули, что война неизбежна, и конференция тянется только потому, что каждый из участников пытается втайне от других собрать больше сил. То есть фактически идет тайная мобилизация.
   В принципе, Гриндевальд был готов к чему-то такому, но все же все эти лишние телодвижения его раздражали.
  -- Я вам покажу Общее благо! - бормотал он под нос.
   Прыткое Перо порхало по бумаге, занося его мысли, но внезапно особняк содрогнулся, и перо поставило кляксу.
  -- Не может быть! - вскочил на ноги Гриндевальд.
   Но оно могло и было. Особняк рушился, и Геллерт быстро аппарарировал на склон рядом с особняком. Отсюда казалось, что здание засасывает какая-то огромная воронка.
  -- Неплохо, правда? - раздался голос сзади. - У нас это называлось Водоровот Времени. Ни одна защита и ни одно здание не устоит против дыхания времени, главное знать, куда ударить.
  -- Но как ты сам уцелел? - спросил Гриндевальд у Фламеля, не оборачиваясь.
  -- А кто сказал, что я уцелел?
   Геллерт резко развернулся. Николас выглядел страшно: ободранный и весь в крови, левый глаз практически висит вне глазницы, грудь исполосована разрезами из которых медленно, тягуче, падала кровь.
  -- Ха-ха, - сообщил Фламель, - видишь -- это раны времени! Теперь они не затянутся, пока не придет их, ха-ха, время! Только моя бессмертная живучесть не дала мне сдохнуть, пока я вырывался из твоего подвала через Водоворот! Ты и эта мелкая джинка хорошо постарались, но теперь я на свободе!
  -- Так ты долго не проживешь, - заметил Гриндевальд, пытаясь оценить ситуацию.
   Получалось, что все очень хреново. Николас, при всех его ранах и безумстве, держал палочку наставленной в лицо Гриндевальда, а опыта у Фламеля было на много тысячелетий больше. Плюс неожиданно всплывшие умения и кто знает, что еще там древние атланты напридумывали?
  -- Ничего, есть у меня один кошерный план, - улыбнулся Фламель. - На пару с твоим другом Дамблдором!
  -- Он мне не друг! - вспылил Геллерт. - Этот старый пидорас убил свою сестру только из-за того, что я ей нравился!
   Гриндевальд подумал и съязвил.
  -- Не боишься поворачиваться спиной к Альбусу, а?
   И вот тут Николас не выдержал. Тело Гриндевальда взорвалось, а голову его Фламель со всей силы отфутболил прямо в центр продолжавшего кипеть Водоворота. Сплюнул и ответил.
  -- Не боюсь.
   После чего Фламель аппарировал прочь.
  
   Приспешники Волдеморта быстро донесли до него новость, что Старик появился в Британии. Причем не просто появился, а во всеоружии и сразу же продемонстрировал неприязненные отношения с Министерством. Это привело Волдеморта в хорошее расположение духа, и он даже простил тех неудачников, что гонялись за Стариком по всему свету, но так и не догнали.
  -- Нужно пригласить Старика сюда, - сообщил Волдеморт Пожирателям. - Пусть он проникнется нашей мощью!
  -- И возможно даже станет на нашу сторону, - добавил Снейп, сидящий по левую руку.
  -- Милорд и так сильнее всех, - тут же сообщила Беллатриса, сидящая по правую руку.
  -- Несомненно, - согласился Снейп, - но пристало ли Лорду марать руки о всякую мелочь? Старик отлично с ней справится, особенно, если он встанет на нашу сторону.
  -- Да, ведь тогда он будет работать на нас бесплатно! - прохрипел Фенрир Сивый. - Милорд, мои парни засиделись без дела, они скучают.
  -- Да, - склонил голову Волдеморт, - найдите Старика и передайте ему приглашение посетить мой особняк.
   Люциус при этих словах мысленно вздохнул. Особняк был его, старинный особняк Малфоев, но ведь не скажешь такого Темного Лорду прямо в лицо? Еще проклянет прямо на месте! Темный Лорд, по мнению Люциуса, отлично смотрелся бы где-нибудь еще, например, в Министерстве. Находясь в Малфой-мэноре, Волдеморт портил Люциусу планы.
  
   Оборотни рыскали, слухи разрастались, авроры искали, и только Борисов ничего не знал. Опробовав новую броню и оставшись доволен, он, вместе с остальными, отправился к скупщикам краденого, искать шкаф Горбина. Добычу, вынесенную из магазина близнецов, Борисов пока решил не трогать и посмотреть, что произойдет. Утеря такого количества артефактов, зелий и наркоты не могла не взбудоражить определенные лица, и Борисов рассчитывал в этой суматохе отыскать след к загадочному мистеру Ф. Пока что даже Грейнджер разводила руками, в попытках дистанционно определить, кто это такой и где его искать.
  -- Трое справа, один спереди. Оборотни. Злые, - сообщила Лавгуд.
  -- Ха, - Фенрир тут же уселся и вывесил язык.
  -- Неплохо, - из-за угла вышел могучий оборотень. - И вправду неплохо!
  -- Говори или проваливай, - сообщил Борисов.
  -- Темный Лорд Волдеморт приглашает тебя на дружескую встречу! Никаких драк, чисто деловой разговор, выгодный вам обоим!
   Оборотень явно выучил фразу наизусть, так как лицо его приняло горделивое выражение.
  -- Ладно, передай, я буду, - Борисов забрал конверт с приглашением.
   Оборотни исчезли, а Тонкс спросила.
  -- Господин, это не опасно... в смысле он Темный Лорд и все такое?
  -- Конечно же нет, - усмехнулся Борисов. - Все идет по плану. По моему плану.
  

Глава 5

в которой Борисов внезапно получает возможность убить две проблемы одним взрывом

  
   Встреча Волдеморта и Старика началась поздно вечером. Конверт, в котором лежал текст приглашения, в назначенное время сработал как портключ, перенеся Борисова с командой прямо в главный зал Малфой-мэнора. Там их уже ждал накрытый стол, Пожиратели в парадных мантиях и, конечно же, Волдеморт, с неизменным кисло-высокомерным выражением лица.
   Дела у Темного в последнее время шли из рук вон плохо. Министерство в преддверии крупной войны не желало захватываться и не обращало внимания на Волдеморта. Разгоревшееся противостоянии с Гриндевальдом тоже отнимало время и силы, и что таить, Волдеморт проигрывал. Он уже лишился всех европейских активов, и был бессилен перед перспективой высадки Гриндевальда. Армия вербовалась из рук вон плохо, денег не хватало, и поэтому Волдеморт решил одним ударом покончить с проблемой. Особую пикантность, по мнению Лорда, ситуации придавал найм именно Старика, который освободил Геллерта. Волдеморт не сомневался, что Старик за деньги убьет кого угодно, как ранее освобождал.
   Но вот так вот в лоб заявлять Волдеморт не стал и начал со стандартного.
  -- Добрый вечер, дорогие гости. Садитесь, чувствуйте себя как дома.
   Люциус опять незаметно покривился, ведь Малфой-мэнор был его домом, а не Волдеморта!
  -- Как тут все прекрасно, - заметил Борисов, садясь. - Но врачи не рекомендуют пить в бане и после восьми вечера, так что давайте перейдем сразу к делу.
  -- Хорошо, к делу так к делу, - скривил улыбку Волдеморт. - Я предлагаю вам контракт.
   Волдеморт и его компания в лице пяти особо приближенных Пожирателей сидели за одним концом длинного стола, а Борисов с гаремом за другим концом. Обе компании разделяло метров семь стола, так что создавалась иллюзия приватности и разделения.
  -- Ну что, будем брать контракт? - осведомился Борисов у гарема, и сам ответил. - Конечно же, будем! Но вначале узнаем детали, иначе контракта не будет.
  -- Люциус, - повернул голову Волдеморт.
   Старший Малфой подошел к Борисову, чтобы отдать папку с описанием деталей контракта, и тут Федор Михайлович слегка вздрогнул. Приняв папку, завхоз наклонился к Луне и прошептал.
  -- Что он сейчас думает?
  -- Всякие гадости про вас, мой господин.
  -- А конкретно?
  -- Я улавливаю только общее направление, - вздохнула Луна, - увы, я еще слишком слаба!
   Тем не менее, уверенность Борисова только крепла. Он уже видел мистера Ф, когда тот драпал в стрип-клубе... Люциус двигался точно так же. Возможно ли, чтобы он тоже цеплял на себя личину, как это делал Борисов? Конечно -- да, ответил сам себе Федор Михайлович. Все сходилось один к одному, особенно в свете великанов, ведь слухи утверждали, что эти гиганты выступают на стороне Волдеморта.
   Борисов наклонился к Тонкс и прошептал.
  -- Запомни этого педераста, который только что подходил.
  -- Да я его и так знаю, это же Люциус Малфой, он -- мой дядя, хоть и не по крови, - тут же ответила метаморфка.
   Борисов потер подбородок и крякнул.
  -- Что? - тут же уточнил Волдеморт.
  -- Сумма маловата, - ответил стандартной фразой Борисов.
   Он всегда так говорил, когда хотел потянуть время или успеть прочитать документ.
  -- Да ты что! - взвилась Беллатриса.
  -- За ваши, - Борисов заглянул в бумаги, - жалкие сто тысяч галлеонов я брался устранить Дамблдора два месяца назад. Признаю, тогда был некоторый творческий кризис, брался за любую подработку, но время ушло.
   Тут Борисов использовал еще один стандартный прием. Помолчал, поводил взглядом, как будто взвешивая и оценивая возможности Темного Лорда. Потом добавил доверительности в голос и сказал.
  -- За двоих -- полмиллиона, и то исключительно в виде уважения к вам, ну вы понимаете.
   Волдеморт опешил от такой наглости, зато Беллатриса опять взвилась.
  -- Мой Лорд! За что такие деньги?
  -- Идите и сами устраняйте Дамблдора и Гриндевальда, - усмехнулся Борисов, складывая руки на груди. - За бесплатно, сами, дешево и сердито. Если же нет, то мои услуги стоят столько, сколько я озвучил.
   Тут надо добавить, что план Борисова, придуманный еще на острове посреди Атлантического океана, был прост и незатейлив. Треугольник: Дамблдор -- Волдеморт -- Гриндевальд, с вершинами в виде сильных, богатых и влиятельных магов. Все, что оставалось сделать Борисову, это слегка проэксплуатировать образ Старика, и взять с каждого из троицы деньги за устранение двух других. То есть три убийства по двойной ставке. Правда, Федор Михайлович смутно представлял, как убивать таких могущественных магов, но знал, что деньги отлично простимулируют мозговую деятельность, и вариант найдется или придумается.
  -- Хорошо, - Волдеморт повел рукой, затыкая зашумевших было Пожирателей. - Еще какие-то условия?
  -- Предпоплата вперед -- половина суммы, срок выполнения -- месяц, способы на мое усмотрение, вот и все.
  -- Месяц? Месяц -- это долго!
   Волдеморт считал, что за месяц война уже разразится, и, возможно, Гриндевальд высадится в Британии. Много чего могло случиться за месяц, и поэтому Темного не устраивали такие сроки.
  -- Можно и быстрее, но тогда дороже, - пожал плечами Борисов.
  -- Две недели?
  -- Полтора миллиона, - тут же заявил завхоз.
  -- Эээ, за месяц -- полмиллиона, а тут полтора, это как? - раздались недоуменные голоса.
  -- Это так, что чем быстрее, тем выше риски, а чем выше риски, тем выше оплата, и зависимость тут нихрена не линейная, что вышмат в школе не проходили? - объяснил и одновременно спросил Борисов.
   Пожиратели подвисли, пытаясь осмыслить концепцию.
  -- Меня устраивает, - в тишине неожиданно заявил Волдеморт.
   Он внезапно подумал, что можно расплатиться, захватив империю Гриндевальда, и тогда полтора миллиона это вообще мелочь и пустяк. Да и устранение Дамблдора открывало путь к вершинам власти, опять же большая экономия на взятках!
  -- В качестве гарантии требую принесения Непреложного Обета, - продолжил Темный.
  -- Э, нет, только контракт и подписи, - вывернулся Борисов.
   В самом деле, как давать Непреложный Обет, если ты не маг? А контракт сам за тебя магичит, что было успешно доказано Грейнджер. Напомнив себе потом выдать Гермионе "пряник", Борисов развил мысль.
  -- Должны быть четкие и ясные формулировки, без двусмысленных толкований, а то знаю я ваши клятвы, решит, что дело было сделано не так и убьет на месте. Ну нахрен, только контракт, согласованный и принятый обоими присутствующими сторонами. Юриспруденцию и прочую хренобюрократенцию разводить не будем, простые, ясные формулировки, понятные всем и не допускающие двойного толкования.
  -- Думаю, это правильно, - кивнул Волдеморт, выдержав приличествующую паузу.
  -- Тогда не будем тянуть, предлагаю сразу и приступить, а потом можно и выпить, - заметил Борисов.
   На этом и порешили, и начались жаркие дебаты.
   Только через два часа, когда все уже устали и выпили не по разу, формулировки были согласованы. Суть их была проста и понятна. Деньги -- вперед, взамен Старик обязуется убить Гриндевальда и Дамблдора в течение двух недель, иначе не быть ему больше магом. В принципе, Борисов, не собирался нарушать контракт, но лазейку себе оставил. Так, на всякий случай.
  -- Ну вот, совершенно же другое дело! - радостно заявил Федор Михайлович. - Теперь можно и приступать!
  -- Да, да, чем быстрее, тем лучше!
  -- Сегодня и приступлю, - хмыкнул Борисов.
   Он отказался от обратной отправки, заявив, мол, еще есть дела и просто вышел за пределы мэнора. Федор Михайлович уверенно повел команду прямо в ближайшую рощу, где и приказал обустраиваться.
  -- Если бы не мои чары, то профессор Снейп опознал бы нас всех, - ворчливо заявила Грейнджер, вылезая из лампы. - Опасно было соваться в логово врага!
  -- Ничего, - отмахнулся Борисов, - зато я опознал этого гребаного мистера Ф в Люциусе. Тьфу, манерный педераст! И что он в стрип-клубах забыл? В общем, давайте поедим, а ночью нападем и разгромим это кубло придурков.
  -- Правильно, Пожирателей надо бить! - закивала Тонкс.
  -- Да, они думают слишком злые мысли, - добавила Лавгуд.
   Фенрир не стал ничего говорить, просто начал чесать лапой за ухом.
  -- Так что вопрос к тебе, старшая жена, - усмехнулся Борисов, - сможешь нас внутрь забросить?
  -- Смогу, смогу, - продолжила ворчать Грейнджер, - не такие уж там и щиты, если вдуматься. Но сколько можно мне одной за всех отдуваться? Требую и себе подарков, женщин, драгоценностей... да, хочу, чтобы мою лампу инкрустировали бриллиантами.
  -- Учитывая, что лампа связана с телом, - хохотнул Борисов, - я бы не стал совать бриллианты куда попало!
  -- Ну и ладно, - Грейнджер показала язык, - жалко вам драгоценностей, так и скажите!
  -- Хочешь, залью твою лампу золотом? - задумчиво произнес Федор Михайлович. - Будешь натурально купаться в золоте!
  -- Нет, спасибо, такого не надо!
  -- Так чего же тебе надо-то?! - вскричал Борисов. - Ах да, эту рыжую... ладно, отработаем по мистеру Ф, и потом еще пару моментов, и сразу отправимся за ней.
  -- О.... а не врете?
  -- Слово, - заявил Борисов. - Только мало мистера Ф поймать, тут надо ширше и глыбже отработать. Так, еще мне нужен этот проходимец и книгострастец, книжный волк Джеймс. Что-то он там бормотал в прошлый раз про то, что сожрал все секреты Пожирателей, пусть выложит. Пока этот Волдеморт будет восстанавливать тело, пока то да се, в общем под ногами мешаться не будет. Да и контракт формально будет выполнен. Понятно?
  -- Не совсем, - вмешалась Тонкс. - Так какой у нас план действий?
  -- Ночью заходим внутрь особняка. Мистера Ф и всех, кто с ним связан -- в плен, остальных валить на месте. Нет, вру, переработать в таблетки. Особняк взорвать, свидетелей убрать. Одна сплошная выгода.
  -- А потом? - уточнила Тонкс.
  -- Суп с котом, - отрезал Борисов, но смягчился. - Подгребем организацию мистера Ф под себя, а потом займемся остальными текущими вопросами. В Хогвартс там съездим
   Грейнджер буквально метнула молнию глазами.
  -- Или за одной рыжей, - усмехнулся Борисов.
   Защита отлично отработала, погасив молнию, и изумление Грейнджер бальзамом пролилось на душу Борисова.
  

Глава 6

в которой гарем Борисова расширяется, а также опять появляются Гарри Поттер и Рон Уизли

  
   После встречи с Ребеккой, Гарри Поттер преисполнился воодушевления и сил, и быстро подговорил Рона все-таки лететь на метлах. Или использовать камин.
  -- Все равно все зло от девушек, - ворчал Рон, - вон как она меня в ухо двинула, до сих пор звенит! И вообще, надо уже использовать аппарацию, вон близнецы использовали, а мы чем хуже?
  -- Так нас никто еще не учил! - воскликнул Гарри.
  -- Значит надо научиться, - рассудительно заметил Рон. - Поэтому предлагаю лететь в "Нору".
  -- Да я и не спорю, в "Норе" хорошо, - отозвался Гарри.
   Однако, действительность преподнесла сюрприз. Да, формально Рон являлся владельцем "Норы", но он же стал и обладателем всех долгов родителей. Выплаты были просрочены, и "Нору" забрали себе гоблины, действовавшие по указам Министерства. Гарри предложил гоблинам выплатить долги за счет денег в сейфе Поттеров, но коротышка важно объяснил, что порядок есть порядок. Вначале особняк надо забрать за долги, потом его выставят на аукцион и там выкупят, и если молодые маги желают, то тоже могут принять в аукционе участие. Если у них хватит денег и если они совершеннолетние.
  -- Да идите вы нахрен!! - заорал Рон и забежал в особняк.
   Через несколько минут он выбежал обратно, нежно прижимая к груди охапку плакатов с "Пушками Педдл", а следом бежали гоблины и верещали.
  -- Взлетаем!! - заорал Рон.
   Удалившись от особняка, они стали думать и гадать, что же делать дальше. Выход нашелся быстро.
  -- Летим теперь в мой особняк! - воскликнул Гарри. - Ну, он был у Сириуса, а теперь мой!
  -- Точно! - подпрыгнул Рон прямо на метле, и плакаты разлетелись по воздуху. - Летим быстрее!!
  -- Но... Рон... а как же плакаты?
  -- Да хрен с ними, новые куплю! Летим быстрее!
   Старенькие "Кометы-260" не желали лететь быстрее, но все равно уже вечером Рон и Гарри сидели в особняке Блэков, наслаждались криками портрета, ворчанием Кикимера, едой и теплом.
  -- Завтра пойдем в Министерство, - прочавкал Рон.
  -- И в банк, - поддержал его Гарри, - пусть вернут "Нору"!
  
   Кракен, немного уставший, но полный решимости выполнять приказы, вплыл в Ла-Манш и приступил к охране.
  
   Борисов, развалившись на матрасе, покуривал сигару и лениво прикидывал перспективы, которые откроются в будущем. Раз уж структура мистера Ф пирамидальна и закрыта, то следовательно перехватив управление наверху, можно подчинить всю пирамиду себе легко и просто. Низовой состав даже не поймет, что руководство сменилось. Эти перспективы грели Борисова, потому что невозможно все делать самому. Организация нужна, исполнители и все такое. И он, Федор Михайлович, во главе организации.
  -- Господин, полночь, - сказала Тонкс.
  -- Погнали наши городских, - Борисов не спеша поднялся. - Все помнят план? Тогда приготовились и начали!
   Луна нацепила боевой наряд, Фенрир зевнул и почесался, Тонкс перешла в боевую форму, а Борисов проверил, активирована ли защита на поясе в параноидальном режиме. Грейнджер, слегка переживавшая за лампу, одобрительно кивнула и щелкнула пальцами.
   Короткий прыжок и вот уже команда в главном зале Малфой-мэнора, там же, где они обсуждали договор.
  -- Какого хрена, - ругнулся Борисов на взвывшую сирену. - Грейнджер!
  -- Нашли специалистку! - уперла руки в бока Гермиона. - Я не сильна в темной магии!
  -- А зря, - донеслось от дверей. - Вы...
   Но Нимфадора уже была рядом, и дежурный по мэнору упал с проломленной грудью.
  -- Вперед! - бросил Борисов, и команда разбежалась.
   Это было вынужденное решение. Следовало как можно быстрее захватить или убить всех в поместье, а добиться этого можно было только разделившись. Хотя все в гареме Борисова представляли собой мощные боевые единицы, все равно Федор Михайловичу стало немного не по себе. Ну как подстрелят кого, где еще найдешь такие бесценные кадры?
   Сам завхоз, с Лобзиком наперевес, выдвинулся к черному ходу.
   Не прошло и десяти секунд, как особняк затрясся, загремел, засверкал вспышками заклинаний. Наложенные Грейнджер щиты не давали никому сбежать, а опознание Люциуса как мистера Ф, четко обозначило цели. Семью Малфоев и иже с ними следовало взять в плен, остальных уничтожить. Особенно Волдеморта. Борисов еще не знал, что Темный Лорд отправился на осмотр свеженавербованных бойцов, и в поместье вернется только на следующий день.
  -- Не читал Бальзака? По ебалу на-ка! - Борисов выстрелил прямо в лицо Пожирателю.
  -- Авада Кедавра! - раздался выкрик сзади.
   Внезапно Борисова дернуло вниз и повалило на пол. Зеленый луч прошел над головой. Крутанувшись на спине, Борисов внезапно вспомнил похожую сцену в магазине Горбина.
  -- Ты! - выдохнул он в сторону Беллатрисы.
  -- Ты! - зарычала Лестрейндж. - Я буду пытать тебя
   Борисов катнул по полу две гранаты и сам откатился за угол.
  -- Девочка любит садо-мазо? - усмехнулся Борисов. - Ну что же, так тому и быть!
  -- Бомбарда Максима!
   Угол возле Борисова взорвался, но защита перехватила обломки стены.
  -- Авада Кедавра! - и опять пояс дернул Борисова вправо, уводя в сторону от луча.
   Борисов выстрелил несколько раз, но Беллатриса, в свою очередь, нырнула за угол и уже оттуда выстрелила.
  -- Редукто!
   Федор Михайлович отшатнулся от появившейся в полу дырки. Складывалась патовая ситуация, Беллатриса была не в силах пробить защиту Борисова, а тот не мог достать магессу из Лобзика.
  -- Эх, надо было у Макса оружие брать, - сплюнул Борисов.
  -- Фу! Империо! - раздалось сзади.
   Борисов ощутил толчок в затылок, но не более. И все равно разозлился.
  -- Хуерио! - он крутанулся, присаживаясь и делая подсечку.
   Все такой же манерный Люциус Малфой не ожидал такого маневра, и грохнулся об пол, теряя сознание.
  -- Ступефай! - и защита Борисова поглотила заклинание.
  -- Ага, ага, кажется я сорвал джек-пот, - усмехнулся Борисов.
   Перед ним стояла Нарцисса Малфой, с палочкой в руке. Сзади маячил Драко, которого отец срочно удалил из Хогвартса, "пока там Старик наводит порядок". Федор Михайлович приставил Лобзик к голове Люциуса.
  -- Тебе не пробить мою защиту, а вот голову я ему точно снесу, - пообещал Борисов.
  -- Редукто! - безрезультатно. - Сноси!
  -- После чего убью твоего сына, - продолжал гнуть свою линию Борисов. - Драться он не умеет, палочку держит, как будто руки из жопы растут. Впрочем, почему как будто, так оно и есть! Видел я, как он работает, там не то что руки, все тело и голова из жопы растут!
   Нарцисса ничего не поняла, зато Драко внезапно сообразил.
  -- Аргус Филч! Не может быть
  -- Да, иногда меня называют и так, - кивнул Борисов, собираясь обратить свою репутацию против врагов. - Но это ничего не меняет!
  -- Это меняет все! Старик -- могучий маг, а ты -- сквиб! Фиенд... - взревел Драко, подняв палочку.
   Нарцисса побледнела, представив неуправляемое Адское Пламя, а Борисов вообще не понял, что происходит. Положение спасла Грейнджер, внезапно появившаяся сзади. Она ударила Драко под локоть и прервала заклинание.
  -- Ты в какой-то слизи, - заметил Борисов.
  -- Ага, вспорола одну змейку, - улыбнулась Гермиона. - Теперь подконтрольный мне дух вдвое сильнее!
  -- Какой еще дух? - удивился Борисов.
   Малфои отшатнулись в сторону, когда Грейнджер явила дух Волдеморта. Частички души из двух крестражей слились в одну, и теперь Гермиона была полна решимости добыть остальные и усилить своего питомца.
  -- Как же это? - растерянно пробормотал Драко.
  -- Ну, Грейнджер и не такое может, - благодушно заметил Борисов.
  -- Грейнджер?!! Эта грязнокровка?!! - взъярился Драко. - Я что, сошел с ума?!! Темный Лорд заключает контракты со сквибом, грязнокровка управляет духом Лорда... этого не может быть!!!
  -- Ха, - осклабилась Гермиона, - теперь много чего может быть! Господин?
  -- Да делай с ним что хочешь, мне не жалко, - пожал плечами Борисов.
  -- Стойте! - Нарцисса снова подняла палочку.
   Грейнджер щелкнула пальцами и Нарциссу приковало к стене. Равно как и Драко, только предварительно развернуло. Мягкой походкой Гермиона подошла к Драко и ухватила за ягодицу.
  -- Ну что, чистокровный, - прошептала она, - хочешь немного любви?
   С Драко исчезла вся одежда, да и с Гермионы тоже. Ничуть не стесняясь, Грейнджер начала прилаживать страпон, делая вид, что не замечает широко раскрытых в ужасе глаз Драко и Нарциссы.
  -- Эээ, так нельзя! - заверещал Драко.
  -- Можно, можно. Мальчик, девочка, какая в жопу разница? - вздохнула Грейнджер. - Вот увидишь, тебе понравится, обещаю!
  -- Стойте! - выкрикнула Нарцисса. - Отпустите моего сына!
  -- И тебе понравится, - пообещала Гермиона. - Тобой я займусь после твоего сына! Это тебе авансом.
   И она сжала грудь Нарциссы, поставив смачный засос.
  -- Стойте! - зарыдала Нарцисса. - Нет! Я сделаю, что хотите!
  -- Да и ты так делаешь, что мы хотим, - заметил Борисов. - Вообще думаю, тебе придется обслужить нас двоих, так что можешь готовиться. В сущности нам нужен твой муж, а вот ты -- не очень.
  -- Зачем вам мой муж?
   Нарцисса постаралась собраться и не смотреть в сторону, где Гермиона аккуратно втирала гель в задницу Драко, шепча на ухо "успокоительные" нежности, от которых младший Малфой бился в истерике.
  -- Если ты не в курсе, то он тот самый мистер Ф, глава преступного синдиката, который испортил мне немало крови, и который я уничтожу. А точнее, заберу себе.
  -- Почему же, знаю. Я и есть мистер Ф, - заявила Нарцисса, успокаиваясь. - Мой муж -- ширма, которой я прикрывалась. Он лицо, я -- глава. Тебе нужен синдикат? Я отдам его тебе! Я буду подчиняться тебе, только отпусти моих мужа и сына!
  -- Стой, - махнул рукой Борисов.
   Гермиона надулась, но все же отошла в сторону. Тон Борисова был слишком решительным, чтобы шутить.
  -- Отдашь, говоришь? Да, это хорошая сделка, - Федор Михайлович подошел в упор к Нарциссе. - Но как ты это собираешься сделать?
  -- Я дам магическую клятву, конечно же! - удивилась Нарцисса.
  -- Ах да, магическая клятва. Ну что же, это достойно. Но вначале ты поклянешься, что являешься главой синдиката, а то мало ли кто на что способен, когда к нему сзади пристроилась джинния?
   Нарцисса облегченно выдохнула и принесла клятву. К этому времени остальные из команды Борисова уже собрались, доложив, что особняк зачищен, а взрывчатка установлена. Также Нимфадора притащила бесчувственную и оглушенную Беллатрису, вызвав радостную ухмылку у Федор Михайловича.
  -- У нас пополнение, - объявил им Борисов. - Сейчас твоя тетя, Тонкс, даст нам клятву и войдет в команду.
  -- Нимфадора? - удивилась Нарцисса.
  -- Я ненавижу это имя! - Лапа Тонкс ухватила ее за горло. - А если ты обманешь господина -- умрешь!
   Нарцисса сглотнула. Но отступать было некуда, и она принесла клятву, пообещав душой и телой вечно принадлежать Аргусу Филчу и слушаться его, и подчиняться, и так далее.
  -- Есть у вас другой особняк? - уточнил Борисов у Нарциссы.
  -- Да, господин.
  -- Грейнджер, перенеси туда этих товарищей, - указал Федор Михайлович на бесчувственных Люциуса и Драко, - а потом возвращайся. Потом перенеси нас поближе к Хогвартсу, а особняк взорви.
  -- Куда мы отправляемся, господин? - уточнила Нарцисса смиренным тоном.
  -- На встречу с Дамблдором, - усмехнулся Борисов. - Есть у меня к нему разговор.
  

Глава 7

   в которой герои постепенно подбираются к Хогвартсу, а также ведутся разговоры и еще раз разговоры.
  
   Борисов и компания заняли полностью второй этаж кафе "Три Метлы", дополнительно заплатив мадам Розмерте за молчание.
  -- Господин, - обратилась к нему Нарцисса, - мы могли бы отлично устроиться в особняке Малфоев, там установлена защита и
  -- Нет, - отрезал Борисов, - слишком много людей и Пожирателей, и Лордов там шлялось. Пусть теперь Волдеморт почешется, пытаясь вернуть тело!
  -- Эээ, господин, Темного Лорда не было в особняке.
  -- Не было? - вскинулся Борисов. Посмотрел на остальных. - Почему не сказали?
   Гарем переглянулся, пожимая плечами.
  -- Каждая из нас решила, что другая прибила Волдеморта, - певуче пояснила Лавгуд.
   Борисов растерянно махнул рукой.
  -- Ладно, пусть пока побегает, - сообщил он после паузы. - Так, займемся им после Хогвартса, а сейчас перейдем к насущным делам. Грейнджер, давай, оторви свою попу и притащи мне Джеймса, хватит ему уже странствовать. Если что, хватай его и тащи, нехрен, добыл информацию -- пусть делится с нами.
  -- Я возьму с собой младшую жену, - поджала губы Гермиона.
  -- Зачем тебе Луна? - удивился Борисов.
  -- Нарциссу!! Теперь она младшая!!
  -- Зачем тебе Нарцисса? - Борисову все стало понятно, но удержаться от возможности подразнить старшую жену было просто невозможно.
  -- Зачем нужны младшие жены? - делая безразличный вид, спросила Гермиона. - Будет согревать мне постель и ублажать меня.
  -- Слушай, Грейнджер, ты какая-то озабоченная стала, а?
  -- Это все лампа виновата! Мне постоянно хочется трахаться!! - вспылила старшая жена. - Непрерывно, двадцать четыре часа в сутки! Я уже мозоль себе между ног натерла!!!
   Ошарашенную паузу прервал голос Нарциссы.
  -- Я клялась в верности не тебе, так что можешь и дальше теребить мозоль!
  -- Господин, прикажите ей! - взвыла Грейнджер. - Ну что вам стоит? А я буду хорошо себя вести!
  -- Ага, почти поверил, - ухмыльнулся Борисов, - главное не уточнять, что хорошо вести себя ты будешь ровно то время, пока будешь трахать очередную пассию.
  -- Но я...
  -- Все! Хватит! Заебали! Будет тебе Джинни, потерпи немного! Все терпят и ты потерпи!
   Грейнджер надулась и исчезла.
  -- Так, Лавгуд и Тонкс, готовьте лекарство этому Арагогу. Начнем с акромантулов, благо к ним отдельно можно сходить. Фенрир -- обнюхай там все в Запретном Лесу, чтобы карта, расположение животных и все такое было, для информации. Понятно.
  -- Понятно, - зевнул волк.
  -- Если там секретный ход в Хогвартс унюхаешь, сразу докладывай, раз уж шкаф доблестно пролюбили военно-морским способом, - добавил Борисов. - Все, идите и трудитесь на благо общества!
   Борисов остался наедине с Нарциссой. Та стояла в стороне с непроницаемым лицом.
  -- Садись, - указал Борисов на кресло. - Поговорим о делах криминальных... что?
  -- Моя сестра! Что с ней? - взмолилась Нарцисса.
  -- Какая сестра? А, эта маньячка с садисткими замашками? Пока что ничего, сидит в лампе, под охраной. Потом надо будет ее допросить, пусть расскажет о Волдеморте, что знает. И там подумаем, что с ней делать.
  -- Но вы же не убьете ее?
  -- А вот это уже зависит, - развалился в кресле Борисов.
   Нарцисса, вздохнув, встала и начала раздеваться.
  -- Я не слишком сильна по части этих штучек, - пояснила она. - Муж мой предпочитал ходить по злачным местам, а я много сил и времени уделяла управлению синдикатом.
  -- Кто тебе сказал, что все зависит от секса? - удивился Борисов. - Ты и так поклялась быть мне верной душой и телом, так что будешь сосать и подставлять жопу без всяких условий.
   Нарцисса остановилась и начала неловко надевать платье обратно.
  -- Не, не, ты не останавливайся, - поощрил Борисов, - а то все девочки да девочки, прямо педофилом иногда себя чувствую. Хочется чего-то зрелого... но не чересчур (Борисов припомнил мадам Лили). А зависит все от того, будет ли польза от твоей сестры или нет. Если она и дальше будет бегать и кидаться в меня заклинаниями, то мне смысла нет оставлять ее в живых, согласна?
  -- Да, господин, - выдавила Нарцисса. - Вам это не нужно.
   Тут она вскинула голову и заявила решительно.
  -- А если она поклянется не вредить вам?
  -- Но все равно расскажет и покажет, кто я такой? Нет, так дело не пойдет. Ладно, она родственница Нимфадоры, окей, я не убил ее сразу, но теперь выбор очень прост. Все зависит от ее выбора. Либо она служит мне, либо отправляется вслед остальным Пожирателям из особняка. Можешь сама ей об этом сказать, если хочешь.
   Раздевшаяся догола Нарцисса уточнила.
  -- Прямо сейчас?
  -- Нет, прямо сейчас у тебя будет рот занят, - хохотнул Борисов, - да и обсудить вопрос разворота преступного синдиката в правильном направлении вначале нужно.
  -- Кстати, основной склад был полностью обчищен, - припомнила Нарцисса.
   Борисов, уже давно сопоставивший два и два, хохотнул еще раз, расстегивая ширинку.
  -- Пусть тебя это не волнует!
  
   Грейнджер вернулась примерно в середине третьего захода. Борисов увлеченно обрабатывал Нарциссу сзади, а та, постанывая, объясняла схемы поставок наркосырья из Северной Африки и Южной Америки.
  -- Ебать! - рявкнула Грейнджер, швыряя Джеймса об стену.
  -- Это ты верно заметила, - ухмыльнулся Борисов. - Нагибайся!
  -- Эээ... а можно я с другой стороны, а? Ну чуточку, а? На полязыка?
  -- Не заслужила, - отрезал Борисов, ускоряя темп.
  -- Это еще почему?
  -- Потому что... с мужем... не спишь! - Борисов серией толчков завершил дело и отпихнул Нарциссу.
   Та расплаталась на полу, тяжело дыша.
  -- Фуууу, - отвернулась Гермиона, - как можно... в живого человека?
  -- Вот-вот, и я о том же, - заявил Борисов, даже не пытаясь одеться. - Ты скажи, зачем ты Джеймса об стену ударила? Тебе не кажется, что своим зудом между ног, ты портишь работу всего коллектива? Я тебе обещал, что вернем Уизли?
  -- Ну да, обещали, - Грейнджер слегка отодвинулась.
  -- Закончим дела в Хогвартсе и займемся спасением твоей рыжей. Понятно? А будешь портить и саботировать, так никакого спасения не будет. Будешь сама тут вместо Джинни, в роли Красной Шапочки, понятно? Ну чешется у тебя в одном месте, так засядь в лампе и чеши, сколько влезет! Зачем приплетать секс к общим делам?
   Возмущенная и раскрасневшаяся Грейнджер скрылась в лампе. Нарцисса перевернулась и заметила.
  -- Господин, может стоить ей дать желаемое и она успокоится?
  -- Да хрена там, - отмахнулся Борисов. - Сколько ни дай, все проебет, и еще добавки попросит. Разве что Фенрира еще не трахала, и то, потому что он мужского рода. Был бы волчицей, давно бы уже играла в Красную Шапочку и Злого Волка. Наверное, и правда джинновская порода влияет, раньше такого сладострастия за ней не замечал. Так что ее надо держать в узде, а иначе быть пизде... причем буквально. Заебет вас всех, и спереди, и сзади. Кстати, хватит так призывно расставлять ноги, на сегодня сеанс окончен.
   Нарцисса, расставлявшая ноги только потому что Борисов реально все там натер, быстро подхватилась и начала одеваться. Нет, она не жалела, что спасла мужа и сына, хотя синдиката ей было немного жаль. Филч, конечно, демонстрировал неплохие задатки, но все же было видно, что полностью криминальную структуру он никогда не возглавял. "Да и откуда бы такой структуре взяться в Хогвартсе?" подумала Нарцисса. Потом она вспомнила о сестре и словах Борисова, что секс -- это не повод просить за Беллатрису.
   Ранее сам же Борисов думал, что сценка с "изнасилованием" Драко была отлично разыграна Гермионой... но вот теперь Федор Михайлович внезапно задумался, сколько там было игры, а сколько реального? И куда все это зашло бы? "Как была Грейнджер проблемой, так ей и осталась", подумал Борисов. Набросил огромное одеяло на лампу и спросил.
  -- Итак, что ты знаешь о джиннах и джинниях?
  
   Тем временем, на развалинах Малфой -- мэнора, вернувшийся из поездки Волдеморт рвал и бушевал. Его дом! Его люди! Его змея! Все уничтожено!! В такой трудный час, когда каждый человек и уж тем более Пожиратель на счету, кто-то посмел!!!
  -- Вернешься в Хогвартс, - прошипел он Снейпу, - подкатишь к старикану. Узнаешь, кто это сделал!
  -- А если Дамблдор не в курсе? - уточнил Северус.
   Либо его орден жареного павлина, либо Министерство, больше некому! Ах да, еще Геллерт, Лорд хренов, этот тоже мог. Но тогда старикан все равно должен быть в курсе. Он же к Геллерту до сих пор неровно дышит, так?
  -- Именно так, мой Лорд, - слегка поклонился Снейп.
  -- Значит должен знать! Так что давай, в Хогвартс, вынюхивай, узнавай, разведывай, хоть сам жопу Дамблдору подставляй, но чтобы инфа была!!
   Последние слова Волдеморт почти выкрикнул.
  -- Когда я узнаю, кто это сделал, я буду пытать его до полусмерти, потом вылечу, наложу Империо, и он будет сам себя пытать! Мои любимейшие, преданнейшие последователи!
   Волдеморт вскинул палочку и в отчаянни заорал.
  -- Морсморде! Пусть думают, что Малфоев разгромили Пожиратели, это отведет от них подозрения, если они еще живы.
  -- Мой Лорд, зачем вам эта семейка напыщенных и манерных идиотов?
  -- У этих идиотов много денег и влияния, в решающий момент это поможет нам взять власть. Все, аппарируй в Хогвартс и помни о своей задаче! Жду информацию через три дня, в пабе "Сопля тролля".
  -- Да, мой Лорд, - поклонился Снейп и исчез.
  -- Эх, а я уже привык к чашке змеиного молока из рук Беллатрисы, - вздохнул Волдеморт. - Ладно, я так этого не оставлю, не будь я Темный Лорд Волдеморт!!
   И с этими словами он тоже исчез, оставив Метку сиять в небе.
  

Глава 8

где рассказывается обо всем понемногу, и о Европе в частности

  
   Пока Борисов неуклонно лишал своих противников имущества, денег и людей, а Николас Фламель пытался добраться до Британии, в Европе готовились к войне. То есть все вокруг готовились к войне, но Европа готовилась особенно, потому что ее назначили полем боя. Уже давно прошли те славные времена, когда европейские маги стояли во главе всех магов мира. Надрыв, вызванный нанесением удара по Атлантиде, медленно, но верно вел к упадку Магической Европы. Новое Время и эпоха великих географических открытий окончательно добила власть Европы. Молодые, сильные и напористые маги осваивали бывшие колонии Атлантиды, гибли, находили крупицы знаний, возвышались, теряли все, изобретали новую магию. В общем, бешеный и бурлящий котел, на фоне которого Европа смотрелась стоячим болотом.
   Поэтому то, что там пыхтели представители Европы, магов на конференции не слишком интересовало. Четыре враждующие стороны: США (если быть точным, то Совет Шаманов управлял всей Северной Америкой), Китай, Россия и арабы в союзе с Индией. Точек соприкосновения у стороны было множество, но когда начали раздаваться угрозы, все внезапно представили, что завтра их родственникам и друзьям на головы начнут падать магические бомбы и как-то приуныли. Поэтому сошлись на Европе, по ряду причин, включая налаженный сервис и магические анклавы. Мало радости воевать в пустыне, куда даже простой пирожок надо тащить аппарацией.
   Из-за чего начался весь сыр-бор, уже никто и не вспоминал. За годы и столетия у всех сторон накопилось друг к другу столько претензий, что одного перечисления хватило бы на неделю непрерывных разговоров. Разумеется, это не помешало всем сторонам договориться о том, что победитель де-факто и де-юре стребует с побежденных за расходы и претензии.
  
   Представители Европы собрались кулуарно, и обсуждали стратегию будущей войны.
  -- Итак, в Карпатах у нас есть Дурмштранг, он будет опорной базой сопротивления России. В нем мы забазируем первые три оперативных батальона, которые прикроют весь Восточный фронт, - объяснял министр Магии Германии, тыкая указкой в волшебную объемную карту. - Удары в тыл, партизанская война, обходы, пусть русские понюхают своего стиля войны на практике. Дурмштранг им не найти и не взять, так что пусть почешутся. Вот здесь, в Греции, на базе питомника опасных существ, мы развернем центр противодействия арабам.
  -- Хотелось бы заметить, - заметил министр Магии Италии, - что мы не сможем бороться против четырех, то есть пяти магических держав!
  -- Никто и не говорит о прямом противостоянии, коллега, - тут же парировал Министр Германии. - Наоборот, мы будем сталкивать арабов и индусов с русскими и китайцами. Думаю, если расстараться, можно их выбить на Кавказ и стравить с драконами. Маневренность! Скорость! Внезапность! Никто не будет переть лоб в лоб, о нет, но взамен нам придется смириться с мыслью, что границы Европы превратятся в пустыню. Вся полоса, где будут идти охваты, маневры, стычки и засады, неминуемо будет уничтожена. Но!
   Тут он выдержал многозначительную паузу. Министры ждали.
  -- Победитель получает все? Мы победим и заберем обратно магический мир! Хватит Европе прозябать! Пора снова сжать мир в стальном кулаке и показать, что европейская магия лучше всех! Итак, пойдем севернее. Вот здесь, на севере Скандинавии, на базе домика Санта -- Клауса, которому поклоняются наивные магглы, мы сделаем базу диверсионных отрядов. Они будут скользить по снегу и под снегом, и если русские или американцы решат там пройти, то они не пройдут. Теперь о больном месте.
  -- Да, Британия совсем охрэнэла! - заявил Министр Франции. - Они отказуются участвовать в обороне!
  -- Срать на Британию, там скоро будут наши маги, и обстановка немного изменится, - подмигнул Министр Германии окружающим.
   Именно такова была договоренность с Гриндевальдом. Он получает власть над Британией и помогает в обороне. Геллерт строил там свои трехслойные планы, но Министр Германии об этом не догадывался.
  -- Так что под больным местом я имею в виду Северную Африку. Ее слишком много, и она до сих пор фонит мертвой магией. Вспомните хотя бы недавнее нападение армии мертвецов на филиал банка "Гринготтс"! Поэтому вам, коллега, - обратился он к Министру Италии, - рекомендую вспомнить, что в Риме есть Ватикан, а в нем есть одна организация...
  -- Да вы что? - министр Италии побледнел. - Выпустить Инквизицию в свет? В прошлый раз мы еле загнали их в угол! До сих пор нам стоит огромных усилий...
  -- А вы договоритесь с ними. Расскажите про совместную защиту Родины, что драться между собой потом будете, а сейчас вражеские маги напирают. Ведь вы согласны, что они эффективны в борьбе с магами?
  -- Да, - вздохнул министр Италии, - очень эффективны.
  -- Ну так и пустите их в Северную Африку! Забросьте к арабам! В Россию! Пусть несут слово Божье врагу! Когда мы возьмем магический мир за горло, Инквизиция не сможет нам противостоять, уж поверьте!
   Министр Италии промокнул лоб платком. Побледневшее лицо и бегающие глаза говорили сами за себя.
  -- Коллеги, - Министр Германии обратился к остальным. - Вы согласны, что игра стоит свеч?
   Те закивали, поддерживая такое решение.
  -- Ну вот, все за! Так что смелее, коллега! За спиной у вас Шармбатон, он станет базой для противодействия на Пиренейском полуострове. Это, что касается обороны по краям. В центре мы будем опираться на Швейцарию и Нурменгард. Всех заключенных оттуда уже разогнали, теперь это мощная крепость стратегического назначения, куда непрерывно свозят припасы. Там будет наш самый главный центр.
   Министры опять закивали, Нурменгард имел грозную репутацию.
  -- Так что теперь, - улыбнулся Министр Германии, - поговорим о тыле. Снабжение наших войск, деньги, зелья, полевые госпиталя и так далее. Рано праздновать победу, но шансы наши весьма велики!
  
   Тем временем в поселении эльфов продолжалась бешеная подготовка к исполнению пророчества. Луизу охраняли днем и ночью, не давая ни сбежать, ни навредить себе. Хоби мотался по стране, проповедуя и рассказывая. Его ораторские и организаторские навыки росли день ото дня, и вскоре его называли уже Вождь Хоби.
  -- Охраняйте Луизу. Работайте. Крепите наши ряды! - командовал Хоби. - Эльфы Хогвартса присоединятся к нам, а вслед за ними и эльфы всей Европы! Теперь уже не маги будут держать нас в рабстве, а мы завоюем магов! Мы отомстим за тысячелетия унижения! Маги будут трудиться, разумно и справедливо, под нашим присмотром!
  -- Дааа!! Трудиться!! - завопили эльфы. - Да здравствует Вождь Хоби!
   И Хоби отправился в Хогвартс, сопровождаемый криками и аплодисментами.
  
   Министр Скримджер пребывал в ярости. Мало того, что Европа упорно пыталась втянуть Британию в войну, так еще и на территории Британии творилось всякое непотребство! И поток этого самого непотребства только нарастал день ото дня, хотя обычно выплески насилия сменялись спадом. Но этой осенью Британия стремительно погружалась в хаос, или по крайней мере успешно делала вид, что это так.
  -- Старика нашли?
  -- Нет, - развел руками помощник. - Ищем. Награду увеличили еще раз.
  -- Ищите! Кто-то что-то да видел! Наглец, бить моих авроров, да еще и великанами Аллею портить, - рыкнул Руфус злобно. - Что там еще?
  -- Пожиратели разгромили Малфой-мэнор и повесили Метку, - доложил помощник.
   Скримджер с минуту осмысливал информацию, потом поморгал и сказал.
  -- Что происходит вообще?! Все как с ума сошли! Что там по нападению?
  -- Куча трупов Пожирателей, Волдеморт уцелел, семья Малфоев пропала. Предположительно, они дали бой, воспользовавшись системой защиты мэнора, но их одолели количеством. Убили или взяли в плен, и повесили Метку. Пока что следователи разрабатывают эту версию.
  -- Так, - задумался Руфус. - Объявить Люциуса героем... тело не нашли? Ладно, посмертно пока не вписывать. Так, объявить Люциуса героем и победителем Пожирателей.
  -- Если он в плену, то это усугубит положение, - заметил помощник. - По непроверенной информации, перед нападением он забрал сына из Хогвартса.
  -- Ну вот вам и мотив, - обрадовался Руфус, - на него пробовали давить при помощи сына, но Люциус и Нарцисса взбесились и дали бой. Отлично, отлично, сделаем из них героев, дадим ордена, а если посмертно, так еще лучше! Если живы -- сами объявятся, если в плену -- Пожиратели их казнят, и тем самым все равно будет хорошо и полезно.
  -- Вам не жалко их?
  -- Семью бывшего Пожирателя, замазанную в Темных делах и которая постоянно рыла под меня в Министерстве, раздавала взятки, разносила порочащие слухи и сплетни? Нет, не жалко, - отрезал Скримджер. - Давай сводку по Европе, похоже уже вот-вот и разразится.
  -- Вот, - достал папку помощник. - План береговой обороны, план развертывания и мобилизации наших отрядов, вот здесь, план мероприятий по срыву высадки...
   Скримджер углубился в бумаги, на некоторое время забыв о Малфоях и Старике.
  
   Старшие гоблины британского филиала банка Гринготтс собрались в самом защищенном сейфе на внеплановое совещание.
  -- Итак, братья, - начал старейший из гоблинов, по имени Подскок, - информация проверенная и точная. Через три дня все наши филиалы в Европе будут закрыты, деньги и ценности изъяты, а наши европейские братья мобилизованы и отправлены делать оружие.
  -- Это возмутительно! - зашептались гоблины. - А как же Уложение о создании банка?
  -- Грядет крупная война, некому будет следить за соблюдением Уложения, - ответил Подскок. - К сожалению, мы пока не можем позволить себе вербовать наемников в открытую, но тем не менее, ценности из Европы будут перевезены к нам. Равно как и гоблины -- сотрудники. Частью низших сотрудников придется пожертвовать, все равно мы для магов на одно лицо. Таким образом, маги создают нам условия для реализации Плана, можно сказать, что они сами подталкивают нас к этому.
  -- Почему?
  -- Потому что власти Британии тоже попытаются изъять у нас все, - развел руками Подскок. - Собрав здесь ценности и артефакты, мы превратим Гринготтс в оплот нашей свободы. Для начала захватим Аллею, и начнем вербовать наемников. Стремительный бросок и захват Министерства позволят нам захватить власть, как минимум, на месяц. За месяц такие предприимчивые гоблины, как мы, смогут очень многое!
   Гоблины зашушукались, но не затем, чтобы оспорить. Они просто выражали радость.
  -- Когда начинаем? - спросили у Подскока.
  -- Три дня на эвакуацию, еще дня два на размещение и утрясание вопросов... через неделю и начнем, - подсчитал Подскок. - Да, неделю. Считайте это официальным заявлением и приказом всем гоблинам Британии.
  

Глава 9

в которой Борисов узнает, что скоро станет папой

   На берегах Ла-Манша потихоньку разгоралась паника. Кракен топил и жрал все подряд, и такое не могло остаться незамеченным. Спецагентства выслали своих представителей и завели очередное "паранормальное дело". Этой осенью всем исследователям "потусторонних" феноменов пришлось немало потрудиться. Начиная с инцидента в швейцарском банке, феномены начали регистрировать едва ли не каждый день, в разных уголках планеты. В среде паранормалистов уже в полный голос говорили о том, что грядет Прорыв. Правда, чего и куда будет прорывать, никто не знал, но слово Прорыв произносилось с придыханием.
  
   На Кавказе драконы готовились к вылету. Все они вдоволь попили нефти, наелись магов, отработали слетанность, и теперь пришел черед первой цели. Злопамятный Драконий Царь, поколдовав по -- своему, выяснил, что тот, кто его разбудил, находится в Британии. В совокупности со словами покойного Персиваля Уизли, это решило дело.
  -- Цель - Британия!! - взревел драконий царь. - Этот остров будет нашим! Там рядом есть еще маленький остров, там сделаем питомник для юных драконов! Будем размножаться сколько хотим!
  -- Раааа!!! - выдохнули драконы.
  -- Сожрем мягкотелых магов, разорвем и втопчем их в пыль! Если они решат сопротивляться, тем лучше! Нет ничего слаще, чем мясо побежденного врага! Оттуда, с этого острова, начнется победное шествие драконов по всему миру! Мы победим и все будут поклоняться драконам!
  -- Раааа!!!
  -- Взлет!! - скомандовал Драконий Царь.
   Он не стал говорить молодняку, что в древности такие схватки не всегда заканчивались победой драконов. Древние маги не были сильнее нынешних, но держались кучно и чуть что начинали войну на уничтожение. Силой, кровью и трупами древние маги установили диктат магов, а драконы отправились в заповедники. Возможно, оставайся у них нормальный Царь, то битвы бы длились и длились, но хитрые древние сделали неожиданный ход. Невозможно появление нового Царя, пока жив старый, и маги древности просто усыпили противника. Насыпали сверху земли и сделали вид, что Драконий Царь просто исчез сам по себе.
  -- Но я проснулся! - рыкнул Царь, взлетая последним. - Трепещите, маги!
   Нынешние маги, дерущиеся между собой, по мнению повелителя Драконов, опасности не представляли.
  
   Николас Фламель всегда тщательно следил за внешностью и одеждой, и даже колдовал, двигаясь изящно. Но теперь все это исчезло. Замотанный в окровавленные бинты, с перекошенным лицом и диким взглядом, он больше всего напоминал суицидника-мумию, сбежавшую из "дурки". Вся мощь организма уходила теперь на поддержание жизни, и Фламель прямо физически чувствовал, как из часов его жизни выпадают последние песчинки. Магии почти не оставалось, но последний маг Атлантиды не растерялся. Короткими телепортациями, по километру, с непрерывным поеданием особо калорийных продуктов, он неуклонно приближался к Британии. Приближался, пока не уперся в Ла-Манш
  -- Никто никуда не поплывет, господин, - начальник порта, попавший под действие Империо, вещал в пространство, глядя перед собой остекленевшими глазами. - Все рейсы отменены, военный флот выходит с баз. В Ла-Манше появились какие-то террористы, топят все суда, бесследно. Любой корабль, который сейчас выйдет из порта, попадет под подозрение и будет расстрелян.
  -- Хорошо, - вздохнул Фламель. - Как быстрее всего попасть в Британию?
  -- Самолет. Но все рейсы отменены.
  -- Прикажи, чтобы рейсы возобновили!
  -- Это не в моей власти, господин, извините.
  -- А в чьей?
  -- Начальник аэропорта.
  -- Хорошо, где его найти?
  -- Ближайший аэродром в часе езды отсюда, но сейчас их начальник в Париже.
  -- Дебильные магглы!! - в сердцах вскричал Фламель.
   Он, конечно, интересовался устройством мира людей, но от случая к случаю, и последний случай был очень давно. Зачем вникать в устройство и работу автомобилей, самолетов, кораблей и систем транспорта, созданных магглами, когда есть аппарация и портключи? Вот только на аппарацию теперь не хватало сил, а портключи сгинули в недрах Водоворота вместе с особняком Гриндевальда.
   И Фламель в ярости сделал то, что умел лучше всего. Ему не хватало сил на прыжок через пролив, и он взял эти силы у обычных людей. Все служащие, кто находился в порту в тот момент, стали жертвами в ритуале крови. Так как все проводилось впопыхах и без подготовки, эффективность ритуала оказалась снижена, и Фламель попал в Хогвартс в полумертвом состоянии.
  -- Печать -- наш единственный шанс выжить, - прохрипел он Дамблдору с ходу.
  -- Что случилось?
  -- Не сошлись во мнениях, - нейтрально ответил Фламель.
   Николас решил, что для здоровья будет полезнее не рассказывать Дамблдору о том, как и почему умер Гриндевальд.
  -- Камень еще у тебя? - прохрипел Фламель.
  -- Он в надежном месте.
  -- Мне нужно попасть туда! Жизнь вытекает из меня!
  -- Вот, выпей, - подал склянку Дамблдор, - это укрепит твои силы.
   Фламель выпил залпом и распластался на полу. Дамблдор аппарировал вместе с ним в секретное убежище в Европе, выдал инструкции специальному домовику, и вернулся обратно. Заняло это у директора Хогвартса примерно полчаса.
  -- Итак, - задумчиво разгладил бороду Дамблдор, - все идет по плану.
  
   Борисов задумчиво листал страницы Джеймса, хмыкая над сценами книжного секса. Преобладало насилие с последующим пожиранием жертвы. Встречались и довольно милые сцены, особенно с Большой Британской Энциклопедией, у которой Джеймс застенчиво лизал форзац.
  -- О! - Борисов, наконец, добрался до того, что его интересовало.
  -- Да, господин? - спросила Нарцисса.
   Она строчила доклад по синдикату, этакую выжимку фактов и событий. Грейнджер дулась, а Макс опять что-то творил, из-за чего лампа регулярно мелко дрожала и выпускала синий дымок.
  -- Вот, запись о крестражах.
  -- Подделка, - безразлично заметила Нарцисса. - С чего бы Темный Лорд доверил такую тайну хоть кому-то? С чего бы он забыл, где находятся его крестражи?
  -- Он разговаривал во сне, - восхищенно заявил Борисов, - и кто-то из Пожирателей, ужасно неразборчивый почерк, все записал.
   Нарцисса заглянула в книгу и неосторожно воскликнула.
  -- Да это же почерк Беллы!
  -- Кого?
  -- Моей сестры, Беллатрисы, которая сейчас там, - она указала на лампу.
  -- Ага, - кивнул Борисов. - Отлично. Почерк сможешь разобрать?
  -- Конечно!
  -- Тогда читай! - заявил Борисов.
   Нарцисса перегнулась через его плечо, ласково тыча сиськами в плечо и шею Борисова. От нее пахло зрелой разгоряченной женщиной, и Федор Михайлович похвалил себя за прекрасный выбор. "Секс как еда", подумал Борисов. "должен быть разнообразным и здоровым, без уклона в вегетарианство".
  -- Чаша Хельги Хаффлпафф, пометка "спрятана надежно, хрен кто найдет". Медальон Салазара Слизерина, пещера с инферналами, защита на крови.
  -- Что за инферналы? - нахмурился Борисов.
  -- Покойники, поднятые волей мага.
  -- Зомби, что ли? Да ваш Волдеморт совсем больной! Читай дальше!
  -- Нагини, любимая змея.
  -- Ага, эту вычеркиваем, - потер руки Борисов. - Ее Грейнджер зверски убила и сняла шкуру во время штурма особняка, ха-ха!
   Из лампы высунулась Грейнджер, показала язык и снова скрылась.
  -- Диадема Ровены Рэйвенкло, Хогвартс, в надежном месте, где никто не найдет.
  -- И эту в минус, кстати, надо доделать старый проект, - Борисов вспомнил о планах продажи хлама из Хогвартса, найденного в Выручай-Комнате. - Продолжай!
  -- Дневник уничтожен, тупой Люциус... да, господин, это было четыре года назад, мой... уже -- не -- муж, мне рассказывал. Кольцо уничтожено, проклятый Дамблдор! Чтоб ты сдох, старый педофил... господин, тут сплошные ругательства.
  -- Пропусти, - кивнул Борисов. - Что там дальше?
  -- Все, - немного растерянно сказала Нарцисса. - Ну, если не считать излияний Беллы о том, что есть еще сам Темный Лорд с прекрасным телом, и фантазиями на тему этого самого тела.
  -- О, девочка не только садо, но и мазо? - хмыкнул Борисов, уже наслушавшийся рассказов о Темном Лорде. - Ну да ладно, пока не до нее, но раз она знает про крестражи, то ценность ее растет. Ты уговорила ее перейти на мою сторону?
  -- Она рычит и обзывает меня предательницей, - вздохнула Нарцисса. - Плюется и кусается. Даже эта ваша любвеобильная джинния к ней не подходит.
  -- Я готова ее помыть, но связанную! - раздался голос Грейнджер. - Потому что от нее воняет!
  -- Ну так води ее в туалет чаще! - рявкнул Борисов. - Или на горшок сажай! Как маленькие, ей-богу! Помой ее издалека, из шланга там пообливай, закаливание устрой!
  -- Она же простудится! Ее здоровье и так подорвано Азкабаном, господин! - тут же закричала Нарцисса.
  -- Так пусть переходит на мою сторону, и будут ей теплые ванны, и массаж ног от Грейнджер, - развел руками Борисов. - Ладно, вернемся к нашим баранам, то есть крестражам. Получается, что у Темного Лорда осталось их всего два, ну и плюс он сам, раз уж его не было в особняке. Так, поищем пещеру с неформалами, да про надежное место расспросим твою сестру.
  -- Я поговорю с ней, - почти отчаянно заявила Нарцисса. - Она поймет!
   Борисов уже собирался съязвить про садо-мазо и паяльник в жопе, но тут дверь распахнулась и внутрь влетела сияющая Лавгуд. За ней, немного ошарашенная, вошла Тонкс, держа руки на животе.
  -- О, муж мой, как это прекрасно! - заявила Луна, забираясь на колени Борисова. - Богиня говорит мне, что я тоже должна поступить так же! И прямо сейчас!
  -- Чуть помедленнее, кони, - потряс головой Борисов, - что прекрасно? Вы вылечили Арагога?
  -- Да, он даже прозрел, получив благословение Богини, - заявила Тонкс. - А потом выяснилось, что я беременна. От вас, господин.
  -- Это когда же? - прищурился Борисов.
  -- Когда мы путешествовали по Европе, примерно так.
   Федор Михайлович тут же припомнил безумный секс на голове Драконьего Царя и крякнул. Лавгуд тем временем задрала юбку, обнаружив отсутствие трусов, и села лицом к Борисову, охватив его ногами.
  -- Я тоже хочу ребенка! - заявила она, щупая рукой промежность завхоза. - И ты хочешь, муж мой! Сейчас!
  -- О да, это завсегда, - самодовольно ухмыльнулся Борисов. Потом шикнул на остальных. - Ну, что встали? Идите, погуляйте, не мешайте работать!
  

Глава 10

в которой опять происходят изменения в гареме, но общий счет остается по нулям.

  
   После бурного секса с Луной, которая стонала, что хочет тройню, и поэтому "муж" должен кончить в нее не менее трех раз, Борисов некоторое время отдыхал, а потом передумал идти в Хогвартс.
  -- Ну что я там буду делать, на ночь глядя? - задумчиво спросил он дремлющую Луну. - Только перепугаю всех.
  -- Да, муж мой, - сонно пробормотала Лавгуд. - У нас будут отличные дети.
  -- Дети! - Борисов поднялся и оделся. - Точно, как я мог забыть!
  -- Это был божественный секс, - пробормотала Луна.
  -- И не говори, - ответил Борисов.
   На втором заходе, Луна перекинулась в воительницу, и насадившись на Борисова, начала кричать про лунный жезл, который даст ей силу. Федор Михайлович от неожиданности едва не сбросил ее на пол, но вовремя остановился. На выходе из спальни он столкнулся с Тонкс.
  -- Рраф! - заявила та, и лизнула Борисова в ухо. - Мне надо уйти, господин!
  -- Надо -- иди, тебя проводить?
  -- Уйти далеко, господин, вы не сможете проводить меня. В земли метаморфов есть вход только для метаморфов, и я должна рожать на священной земле. У вас будет двойня, господин, мальчик и девочка!
  -- Отлично, - после паузы выдал Борисов, - а почему нельзя рожать здесь?
  -- Зачатие произошло, когда я... когда мы... в общем, я была частично морфирована, - призналась Тонкс, - и не следила за процессами. Поэтому я должна рожать там, иначе дети не родятся вообще.
  -- О как, - озадаченно почесал в затылке Федор Михайлович. - Ладно, не возражаю. Раз надо, значит надо. Тебе в дорогу выдать чего? Или помочь?
  -- Я бы хотела повидаться с семьей, - вздохнула Тонкс.
  -- Понятно. Грейнджер.
  -- Да, да, уже иду, нашли такси бесплатное, Грейнджер то, Грейнджер се, я -- старшая жена, а работаю так, как будто младшая, но секса при этом получаю как старшая, а должно быть все строго наоборот!!!
  -- У нас британский гарем, - хохотнул Борисов, - кто старше, тот и трудится больше остальных. Посмотри на меня, тружусь денно и нощно!
  -- Ага, слышала я, как вы трудитесь! - съязвила Гермиона. - Хлюпало тут все до одури в ушах.
  -- Что, тоже хочешь? Ну так нагибайся, - прищурился Борисов, - я не жадный, могу и тебе тройную порцию закатить, даже без перерыва на ужин.
   Грейнджер, закатив глаза, схватила Тонкс за руку и исчезла.
  -- Я -- будущий папа двух метаморфов, - пробормотал Борисов.
  -- И трех очаровательных воительниц, - донеслось со стороны кровати.
  -- Точно! Я должен обеспечить своим детям уверенное будущее! - воскликнул Борисов. - Без Темных Лордов и смут, без дурацких угроз! Так, еще надо обрюхатить Грейнджер, пара мелких джиннов не помешает, и Нарциссу, для комплекта.
  -- Я бесплодна, господин, - тут же появилась рядом Нарцисса, - после того, как родила Драко.
  -- Ничего, погрызешь зеленых таблеток, попринимаешь грязевые ванны, массаж, к гинекологу сходим, всякие там процедурки лечебные, с ультрафиолетом и уколами. Будешь как новенькая, родишь и не раз.
  -- Господин! - Нарцисса упала и начала обнимать ноги растерявшегося Борисова. - О, господин!
   Вернувшаяся в сопровождении незнакомой женщины, Грейнджер с удивлением смотрела на эту сцену. О, как она хотела, чтобы Нарцисса сейчас обнимала ее ноги! И также преданно и желанно заглядывала в глаза, а потом приподняла юбку и... тут Грейнджер застонала от желания, представляя сочные картины бурного секса. Незнакомка покосилась на Гермиону, а потом презрительно заметила в сторону Нарциссы.
  -- Цисси, как всегда, нашла себе покровителя и лижет ему пятки.
  -- Меда! - Нарцисса вскочила, полыхая яростью.
   Когда тебе внезапно пообещали исполнить невозможную мечту, в исполнение которой ты уже и сам не веришь, неожиданно обнаружить рядом нелюбимого родственника и услышать комментарий, равносильно вызову на дуэль. Или даже объявлению войны. Поэтому Нарцисса, моментально покрасневшая от ярости, гнева и стыда, выхватила палочку. То же самое сделала и Андромеда Тонкс.
  -- Семейные разборки, - улыбнулся Борисов, - это всегда так мило! Но сегодня, дамочки, вам придется обойтись без них!
  -- Круцио! - выкрикнула Нарцисса.
  -- Экспеллиармус! - в унисон выдала Андромеда.
  -- Палочкоотбиратус! - заявил Борисов, вставая между сестрами.
   Его защита "съела" заклинания, а сам Федор Михайлович отобрал палочки.
  -- Итак, не надо двухсот серий семейных разборок, - махнул Борисов рукой. - Судя по всему, вы -- сестры, да?
  -- Да! - выкрикнули одновременно Андромеда и Нарцисса.
  -- Уже неплохо. Как вас зовут, что привело вас сюда и почему вы прибыли вместе с моей старшей женой?
  -- Женой, да, - мотнула головой Андромеда. - Моя дочь не появляется дома полгода, а когда появляется, что я узнаю? Что она одна из жен, да не абы кого, а знаменитого террориста! Да еще и беременна! Да еще и забеременела в морфированной форме! Эх, мало ее за уши драли, все забыла!
   Тут она смерила Борисова взглядом.
  -- И что она в вас нашла?
  -- Я умный и хозяйственный, - хохотнул Борисов. - Понятно, вы мать Нимфадоры?
  -- Да! Андромеда Тонкс, в девичестве Блэк! - гордо вскинула та голову. - Я требую объяснений!
  -- Объяснений чему? - Борисов жестом пригласил гостью пройти в другую комнату.
   В общей комнате, он предложил Андромеде сесть и сам сел. Нарцисса встала за его спиной.
  -- Итак, объяснений чему вы требуете?
  -- Всему! Посреди Британии сидит террорист и гоняет чаи... ммм, какой отменный вкус... собирает гарем, из практически детей! И моя дочь! Это возмутительно!
  -- Вашу дочь все устраивает, - зевнул Борисов, - как и всех остальных. Нарцисса?
  -- Да, я принадлежу ему душой и телом, - подтвердила та.
  -- А еще вчера была замужем! - съязвила Андромеда. - Тут явно творится запрещенная магия!
  -- Нет, это было сделано добровольно! - парировала Нарцисса. - И твоя дочь была счастлива, живя такой жизнью!
  -- Но как вы не понимаете?! - заломила руки Андромеда. - Это же моя дочь!
   Борисов с Нарциссой переглянулись.
  -- И что? - уточнил Федор Михайлович.
  -- Отпустите ее! Ей не место здесь!
  -- Может как раз здесь ей и место? Насыщенная жизнь, полная свершений, и все такое.
  -- Но дети, мои внуки... вы же террорист! За вас объявлена награда! Огромная награда! Вас поймают и казнят! Это разобьет моей дочери сердце, убьет моих внуков!
   Борисов хотел было заявить, что пока никто не поймал, а потом припомнил ловушку от Круга Волхвов и прикусил язык. Гарантировать, что его не поймают и не казнят, он не мог. Но и отпускать Нимфадору не хотел, в конце концов, именно она выступала в роли основной жены. Да и как метаморф представляла собой грозную рукопашную единицу, в дополнение к могучей магии Грейнджер. Так Борисов и заявил.
  -- Ваша дочь слишком ценна для меня, я не могу ее отпустить!
  -- Но поймите же вы!
  -- Я понимаю ваши чувства, как матери, - ответил Борисов, - но команда есть команда. Нас и так немного, а задачи стоят глобальные. Кому-то с улицы я доверять не могу, да и не могут они того, что умеют в моей команде.
  -- Хорошо, я дам вам денег, много денег!
  -- Деньги -- это хорошо, но враги вряд ли поймут, если я буду кидаться в них монетками!
   Андромеда, убедившаяся, что Борисов непреклонен, сидела и кусала губы, а потом выпалила.
  -- Предлагаю обмен!
  -- Уже слушаю, - повел рукой Борисов.
  -- Я заменю свою дочь, - твердо заявила Андромеда. - Взамен вы отпустите ее, и не будете впутывать в свои дела, ни под каким предлогом. Она послушает вас, я знаю.
  -- Допустим, - задумчиво ответил Борисов. - Допустим, я согласен, но что я получу взамен? Вы согласны заменять свою дочь во всем, и в бою, и в постели? Вы -- метаморф, кстати?
  -- Нет, - смущенно ответила Андромеда, - моя мама была метаморфом, а мне не досталось способности. Но я опытная магичка, пусть и не могу такого же в постели, но в бою точно превосхожу!
  -- Это да, Меда всегда была лучшей из нас, только слишком мягкотелой, - кивнула Нарцисса.
  -- Мягкотелые нам не нужны.
  -- Я буду твердой! - вспыхнула Андромеда. - Но взамен -- полная свобода Доре!
   Борисов задумался и признал мысленно, что резон есть. Дела предстояли кровавые, а так Нимфадора будет далеко, да и дети в безопасности. Потом, когда все утихнет, и победа будет достигнута, тогда можно и вернуться к вопросу.
  -- Хорошо, - сказал Федор Михайлович, - но как мне тут подсказывают, необходимо будет подкрепить все это дело магической клятвой. Думаю, такой же, как принесла ты, Нарцисса.
   Лицо бывшей жены Люциуса Малфоя, озарилось каким-то предвкушением.
  -- Да, да, господин! Именно так!
   Услышав текст, Андромеда размышляла недолго, и принесла клятву. Таким образом, Борисов получил в гарем вместо Нимфадоры ее маму, и поломал еще одну семью, сам того не зная. Но сейчас его больше заботило, как попасть в Хогвартс.
  
   Далеко на севере, в особняке Малфоев, Драко топил мебелью камин. Все равно он был отключен от Сети и не годился для путешествий. Все метлы сгрызли мыши, аппарацией Драко не владел, дорог вокруг не было. Ему оставалось только жечь мебель и грызть крупы всухую, кое-как утоляя голод. Гермиона не забыла, какими мудаками были Малфои, и отомстила по-своему. Люциуса Малфоя она убила сразу, аппарировав так, чтобы тот виском ударился об угол стола. Драко предстояло мучиться дольше, и краем сознания Гермиона держала в голове перспективу потом вернуться сюда, и достичь кульминации издевательств над младшим Малфоем.
   Но подсказать Драко, что наклоняться за халявным печеньем не стоит, было некому.
   Поэтому он грыз крупу и мечтал, что кто-нибудь явится и спасет его, и тогда все будет хорошо.
  

Глава 11

в которой Борисов почти возвращается в Хогвартс и начинает выполнять взятые на себя обязательства

  
   Хоби стоял на ящике посреди кухни Хогвартса и смело вещал остальным домовикам.
  -- Скажите нет бессмысленной работе на магов! Впереди нас ждет светлое "да" осмысленной работы на самих себя! Каждый домовик будет честно и полноценно трудиться весь день, не получая дурацких приказов от магов! Это наше завтра, братья!
  -- Добби - свободный эльф!
  -- Ну так можешь быть свободен! - не растерялся Хоби, вворачивая фразу, слышанную от Борисова. - Не мешай мне спасать братьев - домовиков от ига!
  -- Мы всем довольны, нет никакого ига, - выдвинулся вперед старший повар Плоки, - мы трудимся, все довольны. Условия отличные, все трудятся значит полный день, вот!
  -- Это пока Дамблдор тут всем заправляет, а если придет новый директор? - зашел с козырей Хобби. - Вот как в прошлом году Амбридж была директором, что, легко нам было? Присоединяйтесь ко мне, и вы перестанете зависеть от капризов магов! Повторяю, у каждого будет работа, вдоволь работы!
  -- Какие значит, доказательства, у тебя есть?
  -- Пророчество Занаби! Оно осуществляется прямо сейчас! - торжествующе объявил Хоби. - Да, я слился в объятиях страсти с магессой, и уже скоро родится мой сын, который поведет домовиков к освобождению!
   Домовики завистливо зашептались, разглядывая Хоби. Тот, как и подобает Вождю, стоял с каменным лицом.
   Аргус Филч-Борисов, еще будучи смотрителем Хогвартса, отдал распоряжение, что остальные домовики подчиняются "старшине Хоботову", и никто это распоряжение не отменил, даже после объявления "Филча" в розыск. Благодаря этому распоряжению, сейчас Хоби смог увести с собой половину домовиков Хогвартса, невзирая на приказы и указы.
  
   Жизнь в особняке Блэков пришла к некоему равновесию. Кикимер, ворча и ругаясь, помогал Гарри и Рону с перемещениями, доставал газеты и вел все хозяйство, кроме приготовления пищи. Тут приходилось отдуваться самому Гарри, который каждый раз при этом вспоминал Дурслей. Кричащий портрет завесили тяжелой и плотной тканью. В гости, к разочарованию парней, никто не заходил, ибо у Ордена Феникса сейчас хватало других дел.
   Сами Гарри и Рон сосредоточились на нескольких задачах, которым уделяли все свободное время. Во-первых, они думали, как им проникнуть на аукцион и выкупить "Нору". Во-вторых, вызнавали судьбу остальных Уизли. И в-третьих, искали следы Гермионы, похищенной, как выяснилось Филчем.
  -- Он всегда мне не нравился! - в унисон злобно заявили Гарри и Рон, узнав такое.
   Вообще, они искали следы Перси, и это привело их к документу, с которым Персиваля отправили в командировку в Европу. Там подробно перечислялись преступления бывшего смотрителя Хогвартса, Аргуса Филча, и объявлялась награда.
  -- И Джинни, наверное, он же похитил! - заявил Рон.
  -- Точно! - поддержал Гарри. - И раз он сквиб, то, наверное, еще в Британии.
  -- Надо его поймать, освободить всех, получить награду и выкупить "Нору"! - продолжил Рон. - Мы отлично там вчетвером разместимся, поделим девушек и продолжим поиски.
  -- Ээ? Поделим девушек?
  -- Ну... ты бери себе Джинни, а я Гермиону, - пояснил Рон. - Не могу же я с Джинни, она все-таки сестра?
  -- Да, - Гарри поскреб затылок и признал правоту Рона. - Но вначале надо его найти.
  -- Продолжим поиски!!
   В радостном настроении они вернулись в особняк Блэков. Там их уже ждал ворчащий Кикимер и свежий "Ежедневный пророк". Привычно проигнорировав домовика, парни взглянули на первую страницу "Пророка".
  -- Малфой-мэнор разрушен, предположительно Пожирателями, сами Малфои бесследно исчезли, вот это да! Неужели они были хорошими? - растерянно воскликнул Гарри Поттер.
  -- Не может быть! Ты вспомни этого хорька Драко! - тут же заорал Рон. - Наверняка что-то между собой не поделили, да так им и надо! Сколько они из нас крови выпили, сколько раз обзывались и настроение портили! Вот бы еще Крэбб и Гойл туда же сгинули, был бы вообще праздник! Так, надо почитать подробно!
  -- Слушай, а может Пожиратели захватили Филча? И держали всех остальных у себя в плену? - произнес Гарри. Потом побледнел и добавил. - Издевались и все такое?
  -- Нет, не может такого быть! - Рон пришел в ярость. - Давай отправимся туда и все проверим сами!
  
   Два Инквизитора в длинных рясах с капюшонами, стояли у подножия горы.
  -- Ты чувствуешь, брат Томас? - произнес первый.
  -- Да, я чувствую, брат Алонсо, - ответил второй. - Эта гора просто смердит магами, тут их самое главное логово. Они выпустили нас, чтобы мы боролись с магами, и мы будем бороться!
   Оба Инквизитора глухо рассмеялись.
  -- Пометь это место на карте, брат Томас, и отправимся.
  -- К следующему логову, брат Алонсо?
  -- Можно сказать и так, - в темноте капюшона Инквизитор улыбнулся. - Наш друг создал ситуацию, когда маги обратились к нам за помощью... теперь мы поможем другу, ибо Инквизиция ничего не забывает.
   Два монаха отправились к ближайшей железнодорожной станции.
   Их ждала Британия и тяжелая, но такая нужна работа инквизиторов.
  
   Борисов собрал гарем на совещание. Грейнджер задумчиво парила над лампой, разглядывая потолок и что-то быстро записывая и черкая в блокноте. Луна уселась у стены, привалившись к сонному Фенриру. Подтянутая и строгая Нарцисса сидела на диване, рядом с замкнувшейся в себе Андромедой. Борисов, развалившись в кресле, обозначил проблему.
  -- Итак, необходимо проникнуть в Хогвартс и получить от Дамблдора заказы на убийство Волдеморта и Гриндевальда. Также необходимо пронести девушку Фоуксу, проверить колонию в Тайной Комнате, и выгрести хлам из Выручай -- Комнаты. Возможно проверить шкаф, куда там вторую половинку перенесли? Также все припасы, складированные в моей бывшей каморке, тоже должны быть оприходованы и учтены. Тайные ходы в Хогвартс мне известны, но объем дел, которые надо провернуть, требует разделения труда.
  -- Давайте убьем Дамблдора! - предложила Нарцисса.
   Она помнила, что именно такое поручение Волдеморт дал Драко, и теперь, увидев шанс сделать все руками Старика, ринулась в атаку. В конце концов, еще неизвестно, сцепятся ли Старик с Волдемортом, и кто победит, а уничтожение Дамблдора вот оно, только подтолкнуть.
  -- Мы его убьем, конечно же, - сказал Борисов, - заказы получены. Но вначале пусть выдаст денег за убийство своих противников. Или нам не нужны деньги?
  -- Нам нужны деньги, господин, - склонила голову Нарцисса.
  -- Ну вот то-то же! - ухмыльнулся Борисов. - Утром - деньги, вечером -- убийства, вот так вот. Итак, я отправлюсь разговаривать с Дамблдором, Грейнджер со мно й на магической поддержке.
  -- Фоукс же в кабинете Дамблдора, как туда незаметно пронести девушку -- феникса? - задумчиво спросила Нарцисса. - Господин, надо будет отвлечь Дамблдора!
  -- Отличная мысль! - оживился Борисов. - Так, Грейнджер, берешь клетку с фениксихой с собой и в нужный момент выпускаешь, отвлекая Дамблдора. Записала.
  -- Угу, - буркнула Гермиона, не отрывая взгляда от потолка.
  -- Тогда задача упрощается. Тайная Комната. Выручай -- Комната. Моя каморка. Проверить, забрать самое ценное и так далее. Так, Лавгуд, ты пойдешь в Тайную Комнату, поболтаешь с акромантулами и все такое. Хотя непонятно, сохранились ли там акромантулы, ну в общем проверишь. Нарцисса, на тебе Выручай -- Комната, и проверить куда ведет шкаф.
  -- О каком шкафе вы постоянно говорите, господин?
  -- Разве Драко тебе не рассказывал? - ухмыльнулся Борисов. - У нас был урок труда, и он починил своими руками шкаф, ведущий в магазин Горбина. Вроде как он хотел толпу Пожирателей в Хогвартс провести, но не слишком получилось. Надо выяснить, где теперь второй шкаф, это будет отличный туннель для переброски товара. И... Андромеда, так?
  -- Да, господин, - устало ответила та. - Я слушаю вас, господин.
  -- Проверишь мою каморку, там было немало ценного. Вполне может быть, что и разворовали, ну да ладно, разберемся. Ну, бодрей -- веселей! Я, кажется, никого насильно в команду не тянул! Даже Грейнджер сама прибежала, говорит, давай контракт заключим, аж горю вся!
   Гермиона вспыхнула и побагровела, но крыть было нечем, она и в самом деле навязала Борисову контракт, рассчитывая, что останется в выигрыше. Собственно, к тому все и шло, Борисов должен был остаться формальным руководителем, а Грейнджер фактическим. Если бы не этот подвернувшийся под ногу завхозу джинн, так бы оно и было! Грейнджер, в очередной раз отодвинула плохие воспоминания, и смолчала.
   Пока она еще должна подчиняться Борисову, но Гермиона уже работала над способом избавиться от привязки. Безумный Макс помогал изо всех сил, захваченный новым проектом. Этому свихнувшемуся гению было все равно, что изобретать, лишь бы изобретать. Также ему было все равно, кто будет пользоваться изобретениями, на чем и наживался Круг Волхвов. При всей разрушительности изобретений, Безумный Макс регулярно выдавал новинки, которых не было больше нигде.
   Собственно, в России уже готовился рейд для освобождения изобретателя.
  
  -- Итак, обязанности распределены, задачи поставлены, - подытожил Борисов. - К выполнению приступим сегодня вечером, после отбоя. Чем меньше детей будет бегать в коридорах, тем лучше. Чтобы как можно меньше попадаться на глаза, пройдем тайным ходом от "Сладкого Герцогства", а если он закрыт, то уйдем задворками в Запретный Лес к Визжащей Хижине. Общайтесь пока и готовьтесь, а я спущусь к мадам Розмерте.
  -- Господин, мне пойти с вами? - тут же вскинула Нарцисса.
  -- Конечно, можно, так будет даже веселее, - ухмыльнулся Борисов.
   Внизу было пусто, двери в кафе закрыты, окна завешены.
  -- Дорогой, я здесь! - раздалось сбоку. - Иди скорее, я с прошлого раза вся горю!
  -- С прошлого раза? - посмотрела Нарцисса. - Как?
  -- Видишь, приходится трудиться и днем, и ночью, - Борисов подтолкнул ее в спину к спальне Розмерты. - Все во имя команды! Давай, поработаешь на разогреве, тебе понравится! До выхода в Хогвартс у нас еще пять часов, как раз хватит.
   Толчок в спину, и растерянная Нарцисса почти влетела в спальню, где уже изнывала мадам Розмерта.
  

Глава 12

Хогвартс, Дамблдор и Борисов

  -- Ты же не думала, что она за деньги нас не выдает? - пояснял Борисов Нарциссе. - За нас такую награду объявили, что проще самим сдаться в плен! Зато теперь все в порядке, правильно оттраханная баба довольна жизнью и не помышляет о том, чтобы выдать нас. Всего-то немного потрахушек.
  -- Немного! - воскликнула Нарцисса.
   Борисов четыре часа обрабатывал мадам Розмерту и Нарциссу, затрахав их обоих до полуневменяемого состояния. В промежутках Нарцисса, по указке Борисова, ласкала мадам Розмерту, заново возбуждая и горяча владелицу кафе. Не сказать, что было совсем уж неприятно, ведь Люциус не баловал Нарциссу сексом. И мысли Нарциссы неоднократно обращались не только к мужчинам, но и женщинам, раз уж там можно было легко все маскировать под "женскую дружбу". Да и сама мадам Розмерта, знойная и горячая женщина, недаром постоянно мелькала в секс-фантазиях учеников Хогвартса.
   Прислушавшись к себе, Нарцисса признала, что ее оттраханность неправильная. Побаливала задница, куда ее Борисов наяривал с удвоенной силой, пока она отлизывала мадам Розмерте. Болело и между ног. Везде болело, в общем.
  -- Ну ты же сама напросилась, - ухмыльнулся Борисов, - а попа у тебя такая аппетитная, что устоять было просто невозможно. До жопы Грейнджер не дотягивает
  -- Пфе! - донеслось из лампы
  -- Но она себе магией там все улучшила!
  -- Не улучшила, а привела в гармонию с природой! - опять донеслось из лампы. - Чтобы все было красиво, соразмерно и радовало глаз! И вообще вы мне мешаете заниматься наукой!
  -- Ага, знаем мы ту науку о женщинах! - расхохотался Борисов.
   В подземном переходе его смех порождал гулкое эхо, разносящееся по туннелю.
  -- Ничего, - Борисов погладил Нарциссу по заднице, - мы еще развлечемся с тобой отдельно!
   Шедшая сзади Андромеда вздыхала и морщилась.
  -- Вот-вот, вот так вашу дочь и трахали, - зашептала ей на ухо Грейнджер, летя рядом. - И вас также оттрахают, даже вашего согласия не спросят.
  -- И что ты предлагаешь? - прошептала Андромеда.
  -- Бежать! Или прячьтесь в лампе, там он вас не достанет... наверное. Или забудет скоро, а потом бежать!
  -- Клятва, я принесла клятву, - невесело сообщила Андромеда. - Ее не обойти.
  -- Я работаю над этим! - заверила ее Грейнджер.
   Но тут она лукавила, ибо и сама не смогла найти способа обхода клятвы. С ужасом Гермиона представляла тот день, когда Филч насытится остальным гаремом и перейдет к ней. К ее идеальному телу. Поэтому она чередовала незаменимые услуги и стычки из-за женщин, рассчитывая, что это отложится в голове Аргуса, и он не будет смотреть на нее, как на добычу. Ну да, она сделала пару раз минет Филчу, но то было давно и неправда.
   Поэтому Гермиона вернулась в лампу и с удвоенной силой возобновила поиск способа освободиться.
  
   Хогвартс отходил ко сну. Самые неугомонные нарушители еще бегали по коридорам, пробирались на кухню, судорожно зажимались в темных уголках за статуями, но основная масса школьников уже была в своих башнях и подземелье. Поэтому никто не видел, как горгулья на третьем этаже отъехала в сторону, пропуская команду Борисова.
  -- Никого, - сообщил Фенрир команде.
  -- Отлично. Все помнят маршруты? - гарем закивал в полутьме. - Тогда вперед!
   Магические факела давали мало света, и команда почти моментально скрылась в темноте. Сам Борисов, приказав Грейнджер нацепить на него маску Старика, отправился по коридорам к башне директора. Нельзя сказать, что он шел и насвистывал песню, но и не особо скрывался.
  -- Добрый вечер, - преувеличенно любезно сообщил он Снейпу.
   Северус, никак не ожидавший такой встречи, все же сумел взять себя в руки и улыбнуться в ответ.
  -- Вечер добрый, - и скрылся за поворотом.
   Мысли метались в голове Снейпа, потому что с одной стороны он желал гибели Дамблдору, а с другой не желал. Возможности Старика восхищали, и Северус не знал, стоит ли лезть в атаку. За Гарри Поттера зельевар бы сходил в атаку, а вот за умирающего Дамблдора? Тем более, что Альбус только что нанюхался "вспышки света", и был немного не в себе.
  -- Пусть разбираются, а я прослежу и вмешаюсь, если потребуется, - сообщил самому себе Снейп.
   Придя к компромиссному решению, он поспешил обратно к башне директора. Горгулья, стоявшая на входе, уже там не стояла. Кто-то воткнул статую в стену, причем так, что голова горгульи осталась в этой самой стене. Тело зверя подергивалось, пытаясь освободиться, но пока безрезультатно.
  -- Хороший вариант! - невольно восхитился Северус.
   Он и сам бывало прикидывал варианты, как будет сражаться с горгульей, случись чего, но такое легкое и изящное решение ему в голову не приходило. Снейп поспешил вверх по винтовой лестнице, боясь опоздать. Мало ли что привидится Дамблдору? "Вспышка света" в модификации Северуса, штука мощная, и пускай оно сдерживает проклятие и лечит тело, но заодно и погружает принявшего в грезы и видения.
   Снейп добежал до двери и прислушался.
  
  -- Как вы обошли горгулью, сэр? - Дамблдор говорил как-то мечтательно, как будто находясь далеко отсюда.
  -- Воткнул головой в стену, это нетрудно, - отвечал Старик.
  -- Какой красивый единорог! - сообщил Дамблдор. - Ты дашь мне выпить своей крови?
  -- Алё, дедушка, протри глаза!
  -- Геллерт, любимый, ты все-таки вернулся ко мне!
  -- Тьфу, вокруг одни пидарасы! Грейнджер, протрезви это чучело!
  -- Грейнджер? - прошептал Снейп. - Протрезви? Что здесь происходит?
   Он отступил было на шаг, но затем снова прислушался. Ему внезапно стало интересно, сможет ли кто-то справиться с модифицированным наркотиком усиленного действия.
  
   Борисов раздраженно сплюнул. Он, можно сказать, полмира облетел и вернулся, пришел с деловым разговором, а директор школы закинулся, как последний торчок, и торчит!
  -- Зачем ты пьешь мою кровь, единорог? - грустно спросил Дамблдор.
   Грейнджер, взявшая кровь для анализа, не стала ничего отвечать.
  -- "Вспышка света", меднаркотик для белых магов, разработан давно, пару столетий назад запрещен, - сообщила она Борисову, проведя экспресс-тест.
  -- Когда закончится действие?
  -- Еще десять часов, стандартная доза рассчитана на половину суток, чтобы организм, избавившись от боли и страданий, смог отдохнуть и восстановить силы.
  -- Угу, - почесал подбородок Борисов. - Долго. Можно ему там капельницу поставить или клизму, чтобы быстро в себя пришел? Не собираюсь сидеть здесь до утра, чтобы с ним поговорить. Кстати, выдай Фоуксу обещанное.
   Феникс оживился и подлетел ближе. Грейнджер выпустила самку феникса, перед которой Фоукс немедленно начал надувать грудь и трясти хохолком. Также в углу очутился ящик с огненными саламандрами, заботливо укрепленный магией и асбестом.
  -- Так, обещал -- получите, - сообщил Борисов Фоуксу.
   Тот закивал и сказал.
  -- Я потом отчет предоставлю, ладно?
  -- Ладно, ладно, лети уж, продляй себя в потомстве, - хохотнул Федор Михайлович.
   Фоукс с подругой покинули кабинет, а Борисов повернулся к Грейнджер.
  -- Ну что?
  -- Сейчас, сейчас, не видите, антидот уже в склянке?
  -- О небеса, из Пожирателей хлещет фруктовый сироп! - воскликнул Дамблдор. - Надо напиться!
   И опрокинул склянку с антидотом. Стоявший за дверью Снейп стремительно побежал вниз по лестнице. Уж он-то знал, что применять стандартныйй антидот против модифицированного наркотика чревато последствиями. И оные последствия не замедлили наступить. К Дамблдору вернулась трезвость ума, затянутая дымкой агрессиии. Чрезмерной и немотивированной агрессии. Кровь бросилась в голову директору, когда он увидел, что в кабинете какой-то незнакомец.
  -- Вон! - заорал Дамблдор. - Стой! Ты арестован! Именем меня, ты арестован!
  -- За что? - уточнил Борисов, активируя защиту и стуча по лампе.
   Теперь Федор Михайловичу было плевать, поднимет ли тревогу сигнализация Хогвартса или нет, так как дела явно пошли по наихудшему варианту. Дамблдор продолжил кричать.
  -- За покушение на меня! За проникновение в Хогвартс! За убийство детей!
  -- Э, полегче! - рыкнул Борисов. - Никто тут детей не убивал!
  -- Значит убьешь! Я все вижу!
   Борисов понял, что дальше говорить бесполезно. Можно было, конечно, отступить и вернуться потом, когда Дамблдор придет в себя, но внезапно Борисова обуяла злость. Нерассуждающая такая злость, и он, забыв о деньгах, просто вскинул Лобзик.
  -- Молодец, угадал!
   Дамблдор повел рукой, и выстрелы прошли мимо. Лобзик даже дернулся в руке Борисова, но устоял перед чарами директора. Из двух столов и трех кресел Альбус создал големов и пустил их на Борисова.
  -- Э, только без зомбей! - крикнул Борисов, отходя. - Грейнджер, дави его магию!
  -- Грейнджер? - отвлекся на секунду Дамблдор. - Гермиона, как ты изменилась! Такая красавица!
  -- Ой, спасибо, - зарделась джинния, - хоть кто-то оценил.
   Борисов остановился и откашлялся. Големы бессильно топтались возле щита, созданного поясом.
  -- Умри! - Дамблдор еще раз взмахнул палочкой.
   Пояс поглотил заклинание. Борисов расхохотался и начал надвигаться.
  -- Грейнджер, дави защиту, а то выебу! - прорычал он.
  -- Но он такой душка, - вздохнула Гермиона, - такой обаятельный
  -- Гермиона, ты же всегда была самой умной, - продолжил Дамблдор, - давай объединимся и убьем твоего мучителя и поработителя!
  -- Не могу, - вздохнула Грейнджер. - Не могу идти против него.
  -- Тогда слушай мои приказы! - Борисов надвигался на Дамблдора.
   Альбус создал еще големов. Те толпой наваливались на щит, и пытались остановить Борисова. Заклинания директора поглощала защита, и Федор Михайлович, убедившись в собственной неуязвимости, начал двигаться быстрее.
  -- И хвалил меня всегда, - продолжала вздыхать Грейнджер, - ну и что, что мужчина, зато ценил! Не то, что все остальные, ну еще Гарри иногда хвалил, но это так, между делом.
   Борисов, убедившись, что джинния нейтрализована, только сплюнул злобно. В конце концов он сумел приблизиться к Дамблдору, и без затей дернул его за бороду, сбивая заклинание. Затем еще раз дернул, вскидывая колено навстречу. Полуоглушенный Дамблдор, с окровавленным ртом, отшатнулся. Борисов без затей выстрелил ему в голову. Директора отбросило к стене, забрызгав все вокруг мозгами. Големы моментально упали и превратились обратно в мебель.
  -- Столько подготовки, а делов на минуту, - еще раз сплюнул Борисов.
  

Глава 13

В которой Борисов смело и решительно возглавляет Хогвартс и не допускает паники

  
   Внезапно Борисов ощутил, что его защита проминается и глохнет.
  -- Чозанахер? - произнес он вслух.
   Камень Мощи искрил и светился.
  -- Слышь, Грейнджер... аууууу
   Но Гермиона зависла, глядя на труп Дамблдора, и не реагировала на слова Борисова.
  -- Твоя защита хороша...., - внезапно раздалось со шкафа.
   Сортировочная Шляпа, с закатившимися глазами, медленно и тягуче цедила слова.
  -- Ты победил предыдущего директора... ты могуч... твоя защита сильна... ты достоин быть владельцем Старшей Палочки... стать управителем Хогвартса... приказывать и править... школа должна оставаться под защитой... прими же власть... теперь ты наследник Основателей!
   Голову Борисова как будто сжали изо всех сил, а потом закачали туда льда, как следует пнули и оставили валяться.
  -- Ой-ой, - и Федор Михайлович присел прямо на пол. Схватился за голову и отдернул руки. - Как болит, аааа, как болит!
  -- Я излечу тебя!! - раздалось курлыканье.
   В окно влетел Фоукс, оросил слезами голову Борисова и каркнул.
  -- Я улетел справлять медовый месяц! Не ждите в этом году!
   И улетел, радостно курлыкая и роняя перья.
   Борисову стало немного легче, и тут он осознал, что голова его полна всяких разных сведений. Хогвартс ждал приказаний своего нового управителя, сообщая те или иные сведения, стоило Борисову пожелать их получить. В голове Федор Михайловича даже появился объемный макет школы, на которым были отмечены все живые существа внутри. Правда, от этого голова взорвалась новым фонтаном боли, и Борисов спешно пожелал пока что ничего не видеть.
   С высоты шкафа раздался сиплый голос.
  -- Поздравляю нового директора Хогвартса.
  -- Слышь, Шляпа, у тебя от головы ничего нет? - осведомился Борисов.
  -- Такой великий маг
  -- А, - Борисов вспомнил, что все еще под личиной Старика. - Грейнджер! Убери маску!
   Та щелкнула пальцами, и Шляпа взвизгнула.
  -- Аргус!! Ты вернулся!!! И убил Дамблдора!
  -- Ага, - хохотнул Борисов, - ничего личного, просто бизнес. Все благодаря твоему камню, но не думай, что я его тебе отдам!
  -- Нет-нет-нет! - Шляпа аж попятилась на шкафу. - С управителя Хогвартса и наследника Основателей я требовать ничего не буду! Наоборот, я создана, чтобы служить и помогать директору!
  -- Ага, замечательно, - Борисов поднялся.
   Настроение стремительно улучшалось, даже голова вроде стала меньше болеть. Теперь Борисов знал, что при необходимости замок сам придет к нему на помощь. Завхоз пожелал и в кабинете появилась мадам Помфри. Быстро окинув взглядом кабинет, Поппи присела возле Дамблдора и констатировала.
  -- Мертв. Надо вызвать Министерство.
  -- Не надо, - возразил Борисов. - Надо вылечить мою голову, для начала.
  -- Аргус, - поморщилась медсестра, - тут про вас рассказывали странные истории... что вы детей похищали, и Пожирателям продались. Теперь же я вижу вас окровавленного возле тела Дамблдора... кстати, кто меня перенес, если Альбус мертв?
  -- Я и перенес, - усмехнулся Борисов. - Теперь я управляю Хогвартсом, и с этого дня все будет по-другому.
   Помфри помолчала, оценивая ситуацию. История пахла откровенно плохо, да что там, вся эта история просто смердела предательствами, ложью, трупами и прочими вещами, и медсестра приняла решение.
  -- Что ж, я вылечу вашу голову, Аргус, а потом покину Хогвартс.
  -- Почему?
  -- Я увольняюсь.
  -- А если я не согласен? - уточнил Борисов. - Может мне нужен опытный медик?
  -- Тогда однажды я ошибусь с навеской сушеных глаз золотохвостой обезьяны, и вместо избавления от желудочной боли, вы умрете, не успев произнести ни слова.
  -- Чтож... это честно, - задумчиво произнес Борисов. - Но если вдруг вы передумаете и решите вернуться, буду рад видеть. Работы будет немного.
  -- Почему?
  -- Ну, потому что я планирую убрать отсюда всех детей, и превратить Хогвартс в цитадель имени себя. Времена предстоят смутные, будет война, много смертей и прочего хаоса. Крепкое и надежное убежище -- это дополнительный шанс выжить, так что подумайте еще над моим предложением.
  -- Без детей мне тут тем более нечего делать! - фыркнула Помфри и добавила. - Я извещу Министерство.
  -- Только когда прибудете в Лондон, - улыбнулся Борисов, - и можете добавить, что их здесь не ждут.
   Федор Михайлович вообще-то собирался задержать Помфри для перевербовки, но внезапно память, доставшаяся от Филча, обрушилась лавиной. Оригинальный, исходный Аргус благоговел перед медсестрой, и похоже был крепко влюблен, но при этом, осознавая реальное положение вещей, старался лишний раз не обращаться в медпункт. Это цунами противоречий и воспоминаний повлияло на решение Борисова. Впрочем, напоследок он уточнил насчет медиков, и узнал, что в клинике Св.Мунго можно нанять специалистов на любой вкус.
   Тем не менее, труп Дамблдора остался в Хогвартсе, временно переместившись в холодильник.
   Борисов считал, что пышные похороны устраивать не стоит, но и отдавать тело тоже может быть чревато. Ну как маги чего-нибудь выкинут, зомби там поднимут или еще чего? Поэтому тело Альбуса с выбитыми мозгами лежало на горе льда в подземельях Хогвартса, под охраной одного из домовиков. Также попутно Борисов узнал, что в Хогвартсе появлялся Хоби и увел с собой половину домовиков.
  -- Половину? - переспросил Борисов и тут же сам и ответил. - Да и хрен с ним! Сумел -- молодец, попадется -- будет наказан, у нас все просто и точно, как в аптеке! Оставшейся половины мне хватит... значит так, как тебя?
  -- Плоки, сэр!
  -- Ага, теперь сержант Плохов, ты старший над домовиками.
  -- Да, сэр! Плоки рад, сэр!
  -- Первым делом выдели бригаду толковых домовиков, пусть все тайные ходы нахер зальют бетоном. Мне тут диверсанты не нужны. Понятно?
  -- Нет, сэр!
  -- Мммм... бригады, которые работали на гоблинов, где они?
  -- Все ушли вместе с Хоби, сэр!
  -- Плохо, - пожевал губами Борисов, - опять с нуля. Значит так, Плохов, все тайные ходы, ведущие в Хогвартс, должны быть перекрыты так, чтобы никто через них не смог пройти. Понятно?
  -- Да, сэр! Плоки понял, сэр!
  -- Ну и вали... выполнять, - проворчал Борисов.
   Сияющий домовик исчез. Федор Михайловича распирала энергия после сеанса лечения, и он, задумчиво грызя зеленую таблетку, начал прикидывать варианты. Затем хлопнул себя по лбу.
  -- Епт! Самое главное забыл! Так, подать сюда остальной гарем!
   Замок услужливо откликнулся на его желание, перенеся в бывший кабинет Дамблдора Луну, Фенрира, Нарциссу и Андромеду.
  -- Так, теперь я тут главный, - сразу объяснил Борисов, - можно перемещаться по замку куда угодно и все такое. Вам всем доступ во все помещения, это понятно. Школу прикроем, здесь будет наш дом, замок, цитадель, место, откуда мы завоюем весь мир!
  -- Хорошая шутка, - проворчал Фенрир, но тихо.
  -- Никого и ничего нет в Тайной Комнате, - послушно доложила Лавгуд. - Ни людей, ни существ.
  -- Зачистили, ироды, - стукнул кулаком по столу Борисов. - Так, надо наведаться к этому Арагогу, прояснить, что случилось в замке. Раз мы его вылечили... ведь вылечили?
  -- В лучшем виде, - улыбнулась Луна, - он даже прозрел!
  -- Ну вот, такой торговый партнер нам подойдет, опять же паучков в охрану замка, одними големами сыт не будешь, вот так, - проворчал Борисов. - Паутина там, торговля, опять же броники хорошие. Так, завтра или послезавтра схожу в Запретный Лес. Дальше!
  -- В вашей каморке ничего не было, только грязь, пыль и паутина, - произнесла устало грязная и пыльная Андромеда.
   Борисов молча стукнул кулаком по столу. После чего телепортировал Андромеду в ванную комнату. Федор Михайлович и сам не знал, как это делается, но уже усвоил, что надо четко и ясно представить, и замок сделает, если это в силах самого замка. Перспективы открывались самые грандиозные, и Борисов совершенно не желал держать под боком ораву детей, ну разве что своих, но до этого было еще далеко.
  -- Так, Андромеда пускай моется, она в команде человек новый, - пояснил Борисов. - Нарцисса?
  -- Второй шкаф уничтожен, - сообщила Нарцисса, - я не рискнула проверять, куда ведет прыжок в ничто, но можно послать какую-нибудь разумную зверушку или домовика.
  -- Э, нет, домовиков у нас теперь мало, - возразил Борисов, - пусть вначале восстановят численность.
  -- А почему их мало? - удивилась Нарцисса.
  -- Прилетал в гости мой бывший домовик, лейтенант Хоботов, что-то плел о каком-то пророчестве Васаби, ну и эльфы убежали вместе с ним, - небрежно отмахнулся Борисов.
   Из собравшихся только Грейнджер слышала о пророчестве Занаби, но джинния сидела в лампе и дулась из-за убийства Дамблдора, и поэтому слова Борисова не возымели того эффекта, который должны были.
  -- В сущности, когда мы разгоним детей, оставшихся домовиков хватит для текущих проектов. Нужно будет наметить склады, точки обороны, перепланировать подходы к замку, чтобы оборона была эффективнее. Хогсмид, думаю, небольшая дань в нашу пользу будет приемлема, в обмен на защиту. Лес, надо подумать, как оттуда извлечь максимум прибыли, и чтобы не разрушить источник дохода.
  -- Господин, - вежливо вмешалась Нарцисса, - но Хогсмид -- деревня магов! Они будут подчиняться только Министерству! Или вы хотите стать Министром?
  -- Не в этом году, - пошутил Борисов. - Грядет война, и скоро жители Хогсмида сами будут умолять нас защитить их. Так что надо будет сделать объявление, а там пусть хохочут. Когда война придет в Британию, а она придет, все вспомнят о моем щедром предложении!
  -- Но, господин, это означает прямое противостояние с Министерством! - заметила Нарцисса.
  -- Именно так. Оно намечалось уже давно, теперь мы просто объявим о нем открыто и во всеуслышание! Надо только немного потянуть время, день или два, ну да в Министерстве все неспешно делается, так что время у нас будет. Завтра раскочегарим Хогвартс -- экспресс и зашлем детей домой, это уже сутки, а там пока нас будут осыпать письмами еще пара дней пройдет. И Министерству будет чем заняться, помимо прямого противостояния нам. Вот вкратце как-то так. Так что пока дети спят, надо перетащить сюда активы из Лондона и разобраться с местными сторонниками Дамблдора.
  
   Пока Борисов заседал вместе с гаремом, решая, что делать дальше, в хижине Хагрида творилось странное.
   Полувеликан плясал и прыгал, да так, что хижина ходила ходуном.
  -- Жив, цел и здоров! - хохотал Хагрид, и постоянно делал жест, как будто оглаживает бороду.
  

Глава 14

в которой Борисов решает вопрос Грейнджер в радикальной форме

  
   Обсудив вопросы и поставив задачи, Борисов зевнул.
  -- Сегодня был очень насыщенный день, - сообщил он команде, - поэтому всем спать, а дела будем делать завтра. Да-да, обустраивайтесь прямо здесь, Грейнджер поставит нам защиту и ответит на пару вопросов.
   Грейнджер, надутая и злая, вылезла из лампы и восстановила защиту башни Дамблдора. Внезапно Борисов ощутил, что и он так может, достаточно лишь пожелать. Поэтому он молча указал поставить еще щиты, непроницаемые для всех, и перешел в спальню Дамблдора. Команда осталась в большом зале-кабинете, набитом книгами и вещами бывшего директора. Впрочем, опытных магесс это мало волновало, они быстро трансфигурировали мебель в кровати и укладывались спать.
  -- Итак, старшая жена, - задумчиво произнес Борисов, - ты подвела меня.
  -- Чего это вдруг? - сложила руки на груди Гермиона.
  -- Я тебе что приказывал? - ласково произнес Федор Михайлович. - Прикрывать и поддерживать меня, а в итоге самому пришлось решать, и хорошо, что Макс создал такую отличную защиту. Иначе прибил бы меня Дамблдор на месте... или в этом и заключался твой хитрый план?
   Гермиона поджала губы, ибо в глубине души действительно рассчитывала на такой исход. Но при этом вредить Борисову она не могла, и помогать Дамблдору тоже. Ей пришлось выбрать тактику невмешательства, и она оказалась ошибочной. Поэтому Грейнджер решила пойти ва-банк, упираться и дерзить до последнего, все равно Аргус Филч полноценно приказывать ей не мог, за неимением магии. Конечно, он мог сломать ее лампу, но тут Гермиона с Максом уже предусмотрели пару путей отступления. Поэтому Грейнджер вскинула голову и дерзко заявила.
  -- А если и так, то что? Я не люблю вас, и вы сами об этом знаете!
  -- Не любишь, говоришь, - хмыкнул Борисов, - ну-ну. Жена, в койку!
   Он указал на кровать. Гермиона расхохоталась.
  -- Я же говорила, что ваши приказы ненастоящие!
  -- Так было, - потер руки Борисов, - но внезапно моя сила увеличилась! На боевую единицу, именуемую Хогвартсом!
  -- И что такого?
  -- А то, девочка, что замок он как раз колдовать может, очень даже может, собственно хваленные Основатели и создавали его как огромный инструмент для колдовства. О, если бы ты знала, что он умеет, ты бы описалась от восторга, ха-ха!
  -- Вы же не маг! - попятилась Гермиона. - Вы не можете!
  -- Если бы ты, дура сиськастая, защищала меня в бою, то может и не смог бы! - рявкнул Борисов. - Но теперь поздно! Сортировочная Шляпа выступает посредником между мной и замком! Транслирует мои пожелания и передает приказы! И теперь я пожалуй прикажу то, что давно следовало сделать!
   Грейнджер ощутила, что от стен исходит приказ. Приказ, которого нельзя ослушаться, приказ, переданный с помощью магии. Она попыталась сопротивляться, но от этого ее только выгнуло дугой и бросило на кровать. Одежда исчезла, и тут Гермиона пожалела, что не устояла перед искушением и слепила себе идеальное тело. Борисов похотливо ухмыльнулся и потер руки.
  -- Люблю свою работу! - заявил он, расстегивая ширинку. - Давай-ка, красна девица, повернись к портрету дедушки передом, а ко мне задом!
   Грейнджер, скованная приказом, молча уткнулась головой в подушку, приподняла зад и начала призывно им вихлять. Борисов, пребывающий в полном восторге от того, что наконец нашел управу на строптивую старшую жену, приступил к работе. Грейнджер, испытывая противоречивые чувства, изгрызла подушку в хлам, одновременно страдая и наслаждаясь. Джиннская часть наслаждалась, человеческая страдала.
   Зрелище изгрызаемой подушки натолкнуло Борисова на новую мысль.
  -- Прибегнем к методу кнута и пряника! - объявил он, завершая раунд.
  -- Господин? - повернулась Грейнджер.
  -- О, уже господин, работает методика! - самодовольно объявил Борисов, усаживаясь в кресло. - Итак, это был пряник, теперь перейдем к кнуту.
   Из лампы появилась Беллатриса. Она моментально попыталась бежать, но не получилось.
  -- Даже не думай, - хмыкнул Борисов, - даже не думай. Итак, перейдем к кнуту!
   В руке Беллатрисы появился кнут. Она моментально попробовала стегнуть Борисова, но не получилось.
  -- Нет уж, твоя цель -- вон там на кровати... видишь, зад отставила и хочет, чтобы ее отстегали?
  -- С каких это пор сквибы мне приказывают? - прошипела Беллатриса.
  -- О, это будет еще интереснее, - потер руки Борисов. - Грейнджер, переходи к методу кнута. Отстегай эту крокодилу
  -- А можно? - тут же вскочила Грейнджер.
  -- Да, потом можешь ее трахнуть, я не против, - махнул рукой Борисов.
   Гермиона щелкнула пальцами, Беллатрису перегнуло и обнажило ягодицы. Джинния начала стегать, вкладывая в удары свою боль, разочарование и ярость. Лестрейндж вскрикивала и ерзала, Гермиона распалялась и в один прекрасный момент не выдержала. Материализовав страпон, подскочила к Беллатрисе и вошла в нее, единым рывком.
  -- Ого! - оценил Борисов. - Вот уж воистину, не доходит через голову, дойдет через жопу... кстати, хорошая мысль.
   Пристроившись к Гермионе сзади, Борисов нагнул ее и вошел в задницу.
  -- В следующий раз ты можешь оказаться внизу этого тройничка, понятно? - прошептал он на ухо Гермионе. - Или я буду не один, вон, говорят, домовики нынче падкие на магесс пошли.
  -- Нет! - Гермиона дернулась. - Не надо! Я все поняла! Я буду послушной!
  -- Конечно будешь, пока я приказываю! - хохотнул Борисов. - Ладно, посмотрим на твое поведение, может будет тебе еще рыжий пряник, а теперь слезь с моей пленницы.
   Гермиона неохотно, но подчинилась приказу. Беллатриса сразу отползла, вскочила, гневно сверкая глазами. Борисов, не прекращая действия с Гермионой, спросил у Лестрейндж.
  -- Ну что, ты подумала?
  -- Да как ты посмел! Моя верность принадлежит Темному Лорду!
  -- Да ладно, - Борисов завершил дело и шлепнул Гермиону по заднице. - Здесь, под щитами Хогвартса, он тебя через Метку не достанет и подслушать не сможет.
  -- А..., - Беллатриса как будто обмякла. - Точно?
  -- Точно, точно, я же здесь теперь самый главный.
   Он подошел и встал над Беллатрисой.
  -- Я избавлю тебя от Метки, а ты поклянешься мне в верности. Твои сестры уже сделали это, можешь расспросить их, держу ли я слово.
  -- Принять Метку меня заставил мой муж, - обреченно и тихо произнесла Беллатриса, - и с тех пор мне приходилось играть в фанатичку, чтобы остальные ко мне не лезли. Вы точно сможете убрать Метку?
  -- Грейнджер, покажи своего подопечного, - махнул рукой Борисов.
   Гермиона, распластавшаяся на полу, щелкнула пальцами, вызывая дух Волдеморта. Глаза Беллатрисы расширились.
  -- Да, и записи твои я тоже читал, - сообщил Борисов, - так что твоя помощь в уничтожении остальных частиц души Волдеморта будет оценена по достоинству.
  -- Но кто вернет мое тело и красоту?! - заламывая руки, произнесла Беллатриса.
  -- Я верну, ну и немного вон та голая джинка, что на полу валяется, - небрежно сообщил Борисов. - Но только после клятвы верности.
   Беллатриса задумалась. Борисов успел выкурить сигариллу, а Грейнджер отойти от секса и вернуться в лампу, когда бывшая Лестрейндж произнесла.
  -- Хорошо! Я принимаю ваши условия! Мои вы знаете!
   Беллатрисе сняли Метку, и она тут же дала клятву, после чего была облагодетельствована зеленой таблеткой и отправлена к сестрам в соседнюю комнату. Борисов приказал Грейнджер.
  -- Так, создай еще запас таблеток, минимум на полгода, и вернешь этой крокодиле ее исходную внешность.
  -- Но я
  -- Себе же слепила? Вот и остальным сделай. Воровать -- так миллион, трахать -- так королеву! Разберешься с этими вопросами, выгоним детей из школы, укрепим оборону и отправимся за твоей рыжей. Ясно?
  -- Да, господин, - Грейнджер склонилась в поклоне и спряталась в лампу.
   Спать Борисову не хотелось, и он начал прикидывать варианты усиления обороноспособности замка, помимо магии.
  -- Мы рождены, чтоб сказку сделать былью, преодолеть пространство и простор, - напевал он, разглядывая карты окрестностей Хогвартса и чертежи замка.
  
   Тем временем Снейп пытался покинуть Хогвартс, но у него не получалось. Борисов перестарался и закрыл непроницаемыми щитами всю школу. Теперь сюда было нельзя войти и выйти, в чем убедился Северус, попытавшись даже спрыгнуть со стены. Его просто отбросило обратно. Метлы взлетали, но невысоко. Тайные ходы не открывались. Ворота тоже. Попытки аппарировать, уйти через камин, через порталы не дали результата. Даже связь через Метку больше не работала, и Снейп, злой и усталый, вернулся в свою каморку.
   Сосредоточившись и успокоившись, Снейп начал думать.
   Почти сразу стало понятно, что Старик победил Дамблдора и взял власть в Хогвартсе. Снейп напряженно думал и строил прогнозы, что теперь изменится в политических раскладах Британии, что смерть Альбуса дает лично ему, Снейпу, и какую выгоду можно извлечь, если повести свою игру. Затем его мысли сместились на Старика, и Снейп начал собирать воедино все известное ему про этого внезапно объявившегося мага-террориста.
   В результате Снейп пришел к выводу, что надо занять место при Старике, выторговав безопасность Поттера.
   С этой мыслью бывший зельевар беспокойно уснул.
  
   Министр Магии Британии, Руфус Скримджер, слушал сводку новостей из Европы.
  -- Если бы не странное существо, поселившееся в Ла-Манше, к нам бы уже вторглась минимум армия Гриндевальда, а то и еще парочка из стран Европы.
  -- Нами приняты меры? - уточнил Министр, не открывая глаз.
  -- Приняты, но их недостаточно. У нас просто нет нужного количества магов.
  -- Как это нет? - открыл глаза Руфус. - Вот у нас есть Хогвартс, если взять старшие курсы, то они вполне маги. Это целая сотня магов! Недопустимо, чтобы они учились, когда Отечество в опасности!
  -- Подготовить визит в Хогвартс? - осведомился помощник.
  -- Да, подготовь на завтра разговор с Дамблдором. У нас там были разногласия по вопросам рынка, так что будет что предложить этому старому хитрецу. Так, еще напиши в Аврорат, пусть проведут облаву по притонам, кабакам и прочим злачным местам. Всех преступников
  -- В Азкабан?
  -- Какой еще Азкабан? На передовую! Кто храбро сражался -- тому амнистия, так и запиши!
   И Руфус Скримджер опять закрыл глаза. Так ему было легче заниматься ненавистной бюрократией.
  

Глава 15

в которой Хагрид творит странное и много говорит

   Хагрид важно шествовал по Запретному Лесу, неся на плече огромный топор.
  -- Как непривычно чувствовать себя таким здоровым, - пробасил он, потом расхохотался. - Ахаха, я же говорил, что доверю Хагриду свою жизнь, а эта старая перечница Минерва меня так и не поняла!
   Тут Хагрид остановился и опять начал хохотать. Дамблдору, чьим крестражем был Хагрид, внезапно показалась очень смешной мысль заявиться в таком виде на традиционный пятничный секс с Минервой. Отсмеявшись, Хагрид поднял топор и продолжил путешествие. Путь его лежал в южную часть леса, занятую кентаврами.
   Еще предстояло добыть себе новую палочку, взамен утерянной Старшей, но и тут у Дамблдора был уже план.
  -- Приветствую, вольных сынов леса! - Хагрид вышел на поляну с кентаврами.
  -- Издеваешься, да? - вскочили на ноги ближайшие кентавры.
   Они надвигались на Хагрида, угрожающе ржа и приподнимая передние копыта.
  -- Нет, - простодушным тоном ответил Хагрид, разводя руками, - не издеваюсь.
   Кентавры отшатнулись от просвистевшего мимо топора.
  -- Но если вы хотите вернуть себе гордое имя вольных сынов степей, то придется потрудиться! - заявил Хагрид.
   Человеколошади не ожидали такого заявления, и наступила пауза.
  -- Да, потрудиться! - продолжил словесную атаку Дамблдор. - Ведь кто отнял у вас степи? Маги! Кто запретил вам выходить из Леса? Маги! Меня маги сажали в тюрьму и лишили палочки! Я обижен на них не меньше вашего! Вместе мы отомстим за все наши обиды!
   Кентавры ошарашенно молчали, потом вперед вышел самый старший из них.
  -- Объясни нам все с самого начала, ибо то, что ты служил магам всю жизнь, а теперь пришел подбивать нас на бунт, выглядит очень подозрительно. Звезды
  -- Звезды говорят, что будет магическая война! - зычно перебил его Хагрид. - И в этой войне магам будет не до нас! Мы же, объединившись с акромантулами, истребим всех, кто встанет на нашем пути и завоюем себе весь остров!
   Кентавры возбужденно зашушукались, игогокая вполголоса. В руках у самых молодых и горячих уже появились короткие дубинки и ножи. Дамблдор внутри Хагрида хихикал и подавлял желание огладить бороду. Где уж этим наивным лошадям тягаться с Верховным Чародеем и председателем Визенгамота! Дамблдор был полностью уверен, что сумеет уговорить кентавров и акромантулов пойти против магов.
   Они станут ударной силой, которая позволит Дамблдору перейти к второму этапу.
   Но вслух Хагрид-Дамблдор сказал другое.
  -- Уже скоро домовики освободятся! А вы так и будете прозябать в плену!
  -- Как освободятся?! Не может быть! - Кентавры заволновались.
   Над поляной поплыл запах навоза, ибо приступ чувств у кентавров оказался слишком силен. Они волновались, бегали, ржали, а Хагрид спокойно выжидал. Теперь, когда смерть не дышала в затылок Дамблдору, он был готов ждать.
  -- Объясни!
  -- Пророчество Занаби, - коротко ответил Хагрид.
   Это вызвало новый приступ волнений и беготни. Запах навоза усилился.
  -- Но как? Как? Там же невыполнимые условия!
  -- И тем не менее, оба условия выполнены! - рокотнул Хагрид.
   Дамблдор мысленно добавил: "Будь ты проклят за это, Филч!"
  -- Домовики на свободе! Неслыханно! Раньше нас?! Как? Что? Почему? - ржали кентавры.
  -- Мы не допустим! - объявили кентавры свой вердикт Хагриду. - Не допустим, чтобы эти ушастые коротышки стали свободными раньше нас! Мы будем биться за свою свободу!
   Из леса подходили и подходили новые кентавры. С луками, ножами и дубинками, воинственно скаля зубы. Вскоре на поляне стало тесно, а из леса продолжали прибывать подкрепления.
  -- Вас много -- это хорошо! - объявил Хагрид. - Но будет еще больше!
  -- Да!!
  -- Объединимся с акромантулами! Вместе сожрем и убьем всех магов! Пауки будут жить в лесах, а мы на равнинах! Там, где сочная трава и вода, где простор и воздух! - Дамблдор "накачивал" толпу.
  -- Да!!
  -- Теперь отберите из своих рядов нескольких самых уважаемых кентавров, и отправимся к акромантулам! Наш союз будет равноправным, сильным, внушающим магам ужас!
  -- Да!! - ржали кентавры на весь Лес.
   Они быстро выбрали трех представителей и отправили вместе с Хагридом. Теперь их путь лежал в северную часть Леса, там где свили логово акромантулы. Хагрид неутомимо пер вперед, вытаптывая кусты и прокладывая кентаврам дорогу. Дозорные акромантулов его пропустили, ибо знали, что лесничий -- друг Арагога.
   Сам Арагог, вылечившийся и прозревший, встретил Хагрида радостным щелканием хелицеров.
  -- Друг, я вылечился!
  -- Но как? - спросил Хагрид, в котором взыграло любопытство.
  -- Приходили две женщины, от Аргуса Филча, принесли лекарство. Ужасный вкус, ужасный запах, но помогло моментально! Теперь я снова здоров! Теперь мой яд смертоносен, как никогда!
   Дамблдор задумался, но не стал развивать тему Филча. Иначе пришлось бы слишком многое объяснять про Тайную Комнату, разборки с Аргусом и кучу других неприятных вещей, которые Хагрид не мог знать по определению. Поэтому Дамблдор радостным голосом заявил.
  -- Это же замечательно, друг! Смотри, я привел с собой кентавров!
  -- Вижу! - щелкнул Арагог. - Зачем?
  -- Поговорить о союзе! Арагог, друг мой, пришло время, которого мы ждали полвека! Скоро маги истребят себя в ужасной войне, и союз акромантулов с кентаврами может завоевать себе новые территории! Территории, на которых мы будем править, а не эти маги или тем более жалкие людишки!
  -- Но ты же великан, - заметил Арагог.
   Хагрид захохотал, вскидывая топор.
  -- Да! Леса -- вам, равнины -- кентаврам, горы -- великанам! Видишь, как все замечательно складывается? Но нельзя терять времени! Пока маги будут заняты войной, нам надо объединить силы и нанести удар! Это нам по силам, особенно если вначале сделать рейд в сторону озера Лох-Несс и освободить драконов!
  -- Это очень заманчиво, Хагрид, - заявил Арагог, - но есть ли уверенность?
  -- Уверенность, говоришь? У меня есть уверенность! - напористо заговорил Дамблдор. - Уверенность в том, что если мы сейчас не завоюем себе свободу, то этого не будет никогда! Маги просто не дадут нам второго шанса!
  -- Но если они истребят друг друга в войне?
  -- А если не истребят? - парировал Хагрид. - Или истребят, но и нас за собой утянут? Что же мы, будем ждать этого, сложив руки? Нет! Мы будем бороться и завоюем себе весь остров! Пусть потом попробуют к нам сунуться! Или еще лучше, переправимся через пролив и поскачем по Европе, огнем и ядом истребляя всех магов! Так, чтобы они больше не смогли подняться и больше не смогли поработить нас!
  -- Это обязательно?
  -- Конечно же, нет, - улыбнулся Хагрид. - Но либо мы рискнем и получим свободу, и тогда за эту свободу надо будет биться! Биться изо всех сил! Потому что иначе маги снова нас поработят, загонят в резервации, будут контролировать нас и говорить, что делать, и обижать, и обзывать нас неполноценными. Это нас-то, самых лучших существ в природе! Либо мы смиримся и останемся рабами до конца дней своих и наших детей, и внуков, и правнуков.
  -- Нет, такого допустить нельзя! - судорожно клацнул Арагог. - За наших детей мы должны и будем биться! Какой план действий ты предлагаешь, Хагрид?
  -- Для начала нам необходимо покинуть Хогвартс, - тут же ответил Дамблдор, - уйти в сторону, чтобы нас не смогли найти. Там мы посчитаем свои силы, обсудим нападение и поразим врага в самое сердце!
  -- Куда? - заинтересовались все.
   Хагрид выдержал паузу, обвел взглядом тенистую поляну, где собрались дети Арагога, и выдохнул.
  -- Министерство магии!
   И пока остальные не опомнились, заговорил с напором.
  -- Лишив магов власти, мы разобьем их на целую кучу маленьких поселений. Они не смогут общаться и ходить в гости друг к другу без каминов, а сеть каминов управляется из Министерства. Они не будут знать, что происходит, мы прекратим выпуск газет и уничтожим радио. Таким образом, вместо разъяренной толпы боевых магов мы получим много-много растерянных, жалких и блеющих групп, которые не смогут оказать нам сопротивления. Мы разобьем их по частям, прежде чем они опомнятся, а потом дадим отпор Европе.
  -- А Европа будет нападать? - уточнил один из кентавров, почесывая бок копытом.
  -- Конечно! Из зависти! Но мы обратимся к нашим европейским братьям и сестрам, мы соберем всех под свои знамена, и отобьем атаки магов! Уничтожим их, сотрем в пыль! Они сами будут в рабстве у нас, будут обслуживать нас и смиренно трудиться!
  -- Да!!! - защелкали жвалами акромантулы.
  -- Без своих палочек маги не так уж и страшны! Никто из них не сможет противостоять любому из вас, если его лишить палочки! - Дамблдора, что называется, "несло".
   Также на него исподволь влияла натура Хагрида, но Альбус пока этого не осознавал.
  -- Итак, мы будем биться за свободу! - провозгласил Арагог, приподняв передние лапы.
  
   Почти неуправляемый поток излился из Запретного Леса в Хогсмид. Возбужденные кентавры громили и крушили, ломали и насиловали, а следом шли акромантулы, которые убивали и пожирали. Деревня была разграблена и уничтожена, и никто не пришел на помощь, ибо Борисов в Хогвартсе крепко спал. К утру от деревни осталось одно пепелище, с кое-где торчащими стенами, обгрызенными трупами и разбросанными вещами.
   Занимался рассвет, обнажая всю грязь, совершенную под покровом ночи.
   Основной поток акромантулов и кентавров уже ушел к югу, из деревни выходили самые задержавшиеся. Последним шел Хагрид, который вдыхал полной грудью воздух и приговаривал.
  -- Ну до чего же оказывается хорошо быть плохим!
   Под мышкой Хагрид нес бесчувственную мадам Розмерту. Дамблдор собирался не только отдельно ее допросить, но и потренировать навыки легилименции. Тело Хагрида, внезапно, оказалось недостаточно тренировано в магии, и Дамблдор собирался это исправить как можно быстрее.
   Бросив последний взгляд на пепелище, Дамблдор накинул Чары Незаметности на хвост колонны.
   Месть Аргусу Филчу, подлому предателю Старику, была пока что отодвинута в сторону.
  

Глава 16

в которой Борисов разбирается с учителями и учениками Хогвартса

  
   Вошедшим толпой в Большой Зал ученикам и преподавателям Хогвартса предстало удивительное зрелище. За главным столом сидел Аргус Филч, с Сортиворочной Шляпой на голове. За спиной его покачивалась неизвестная джинния, лицо которой закрывала плотная кисея. Зато тело было очень даже открыто, и ученики уже пускали слюни, толкая друг друга в бок и подзуживая "А слабо познакомиться?"
   Также за столом находились сестры Блэк, с палочками наизготовку.
  -- Пожирательница Смерти! - воскликнула МакГонагалл, швыряя заклинание.
  -- Старая кошка! - фыркнула Беллатриса, отбивая заклинание.
   Борисов немедленно вспомнил о своей ненависти к котам, и стукнул кулаком по столу.
  -- Тихо! - усиленный голос заставил всех в зале схватиться за уши. - Никакой магии в моем присутствии!
  -- Аргус, что здесь происходит?! - возмущенно воскликнула МакГонагалл и опять подняла палочку.
   Джинния щелкнула пальцами, Филч ухмыльнулся и встал.
  -- Ну-ну, - поощрительно заметил он.
   Минерва потрясла палочкой, но ничего не произошло.
  -- Итак, - Филч сел, - как я и сказал, никакой магии сейчас. Считайте это моим указом номер один, как нового директора Хогвартса.
   Шум и гул моментально заполнили Большой Зал, все переспрашивали друг друга и строили догадки: "Филч -- директор? Что происходит? Где Дамблдор? Беллатриса Лестрейндж здесь, наверное Филч и правда связался с Пожирателями". Вперед пробился Невилл Лонгботтом, поднял палочку, но ничего не произошло.
  -- Магии не будет, разве я неясно выразился? - улыбнулся Филч.
   Невилл ринулся было вперед, с палочкой наперевес, но тут же упал без сознания.
  -- Вы бы поаккуратней, что ли, - наставительно произнес Аргус, - а то медсестра уволилась еще вчера, и лечить вас будет некому. Итак, продолжим. По праву победителя предыдущего директора, теперь я управляю школой Хогвартс и прилегающими землями. Духовный котарсис, случившийся со мной после гибели Миссис Норрис, открыл мне глаза и заставил многое переосмыслить!
   Мертвая тишина была ответом на слова Филча.
  -- Если кого интересует, Дамблдор мертв и уже похоронен, - продолжил Филч. - Школа упраздняется, уроки отменяются. Все ученики сегодня в полдень должны сесть на "Хогвартс -- Экспресс" и отбыть по домам. Уведомления родителям будут разосланы школьными совами, остальное -- дело Министерства, можете жаловаться туда. Те, кто решит, что тут весело и останется, очень сильно об этом пожалеет. Ученики, вы меня слышите? Я отлично знаю, кто и где находится в замке, прямо сейчас, и если вы останетесь, я вас сразу же найду. И тогда пеняйте на себя!
  -- Аргус! - воскликнула МакГонагалл. - Это же дети!
  -- И они должны покинуть Хогвартс, - упрямо заявил Филч, - я предупредил об ответственности. Преподаватели, которые решат остаться, должны сообщить мне об этом в течение часа. Хорошую зарплату и тяжелую работу гарантирую, остальное -- как повезет.
  -- Министерство так этого не оставит! - раздался выкрик. - Вы пожалеете!
  -- Думаю, Министерству будет не до меня, - самонадеянно заявил Филч, - ибо в ближайшие дни начнется война, и у тамошних канцелярских крыс будут дела поважнее, чем Хогвартс. Считайте это моим подарком всем вам, ибо в официальной прессе такого вам не скажут.
   Северус Снейп, как всегда с каменным лицом, подошел и сел возле Филча.
  -- Ученики -- свободны, - распорядился Борисов, - преподаватели -- у вас есть час. Кто не согласен -- может покинуть Хогвартс беспрепятственно. Уже завтра любой, кто окажется на территории школы без моего разрешения, будет схвачен и наказан. На этом все, завтрака не будет.
  -- Уууу! - завыли голодные ученики.
   Филч усмехнулся, и вой стих. Толкаясь, ученики устремились обратно -- укладывать вещи. Попутно они обсуждали, что происходит, строили сотни теорий и высказывали догадки, далекие от действительности.
  -- Я останусь, мне негде жить, - подошла к столу Сивилла Трелони.
   Аргус ухмыльнулся и заявил.
  -- Никаких предсказаний, если остаешься, Сивилла, то придется много работать. Кто еще?
   Волей-неволей все смотрели на деканов факультетов. Снейп присоединился к Филчу, Флитвик и МакГонагалл покинули Зал, а Спраут колебалась. Ей было жалко теплиц, в которые она вложила столько труда.
  -- Смогу ли я и дальше работать в теплицах? - уточнила Помона.
  -- Конечно, - кивнул Филч. - Площади будут расширены, посадки увеличены. В помощь тебе выделим Сивиллу, бригаду домовиков. Будет норма по выращиванию растений, остальное -- для души. Эксперименты и выведение новых сортов и пород -- приветствуется!
   И Спраут осталась, робко усевшись с края стола. Она косилась на сестер Блэк, но те стояли и делали вид, что случайно сюда зашли. Борисов и не брал бы их, но следовало показать "магическую мощь", ибо в возможности Филча никто не поверил бы. Сестры Блэк отлично подошли для демонстрации, а реальную работу делала Гермиона, закрывшая лицо, и сам Борисов, при помощи замка.
  -- Смысл моей жизни -- преподавание, - заявила Чарити Бэрбидж, ведущая Маггловедение, и покинула Зал.
   За ней последовали профессор Вектор, преподающая Нумерологию, и Батшеда Бабблинг, специалист по Древним Рунам. Аврора Синистра, ведущая Астрономию, вздохнула и тоже покинула Зал. Борисов проводил их спокойным взглядом, а затем обратился к последнему оставшемуся, зельевару Слагхорну.
  -- Гораций, вы работали в команде Дамблдора?
  -- Эээ, - проблеял Слагхорн.
  -- Он обеспечивал варку, - прошептал Снейп, - ну и я контролировал.
  -- Понятно, - кивнул Филч, - это хорошо. Можете остаться, Гораций, если хотите. Сюда война может и докатится, но войти внутрь Хогвартса, пока я этого не хочу, будет очень трудно.
   Слагхорн с облегчением выдохнул и присоединился к Спраут.
  -- Итак, кто у нас еще остался? - уточнил Филч и сам же ответил. - Профессора Бинс и Хагрид. Так, призрака нахер, толку с него нет, остальных... остальных -- мобилизовать. Будет у нас воздушная разведка, проникающая повсюду. Кто не согласен -- тому призрачного пинка под зад и пусть летит отсюда сизым привидением. Северус, эта задача на тебе. Потом, когда останутся только те привидения, что готовы служить, тогда будем разбираться дальше.
  -- Слушаюсь, - обозначил кивок Снейп.
  
   Борисов осмотрел новую команду и мысленно потер руки. Старые, опытные специалисты -- маги, собственная Цитадель Борисова, а также подконтрольный синдикат мистера Ф и возможные дивиденды от команды Дамблдора. Наконец-то получалось нормальное хозяйство, которым можно заведовать, а не трали-вали в виде гарема полусумасшедших девчонок-волшебниц и одного домового эльфа.
   Обозначив задачи, Борисов отпустил всех, кроме Нарциссы и Северуса.
  -- Итак, - заявил Федор Михайлович, закуривая, - можете чувствовать себя, как дома. Разговор пойдет о вещах серьезных, поэтому непринужденная обстановка будет как нельзя кстати. Вопросы?
  -- Зачем вы убили Дамблдора? - тут же спросила Нарцисса. - Теперь Министерство вцепится в вас, будет вой, да и ученики разнесут сплетни и слухи.
  -- Ну и что прикажешь делать? - проворчал Борисов. - Убить всех? Так все равно все всплывет, Помфри я еще ночью отпустил. Дамблдора я убил потому, что он хотел убить меня. Пришел, сидит Альбус под наркотой, слюни про единорогов пускает, ну Грейнджер сделала тест, вколола стандартный антидот, а старикан как взбесится! Хорошо, что у меня броник нормальный был, удалось отмахаться. Я-то пришел поговорить, а получилась драка со смертоубийством. И Грейнджер, вместо того, чтобы помогать, слюни пускала.
  -- Я не буду расспрашивать о деталях удивительного превращения Грейнджер в джиннию, - заметил Снейп, сделав непроницаемое лицо, - но взамен спрошу: насколько вы ее контролируете? Если я правильно понял, она очень могущественна, и если ее не контролировать, то ее ненависть может нам дорого стоить.
  -- Да, джинны очень нестабильны, похотливы и мастера трансформаций, - поддакнула Нарцисса. - Если она выйдет из-под контроля, то может притвориться любым из нас, напакостить, и так далее.
  -- Пока она в Хогвартсе, она подконтрольна, - сухо ответил Борисов, не желая углубляться в проблему. - У магов есть способы борьбы с джиннами?
  -- Есть, конечно, - в один голос ответили Северус и Нарцисса.
  -- Ну вот, значит, освежите эти способы, и если что -- так сразу, - похлопал Борисов по лампе. - Слышишь, Грейнджер?
  -- Слышу, - донеслось из лампы.
  -- Так она всегда с вами? - ужаснулась Нарцисса.
  -- Что поделать, какой-то нетипичный случай, ей нельзя удаляться от меня далеко, сразу становится плохо и дуреет. Но хрен с ней, с Грейнджер, тем более, что она осознала неправильность своего поведения. Разговор пойдет о другом. Синдикат мистера Ф в лице самого мистера Ф, то есть Нарциссы, и его возможности мне известны. Теперь необходимо взять часть от команды Дамблдора и соединить усилия, чтобы получить новые возможности.
  -- Это возможно, - признал Снейп, подумав. - Мы возьмем темную часть, и не будем связываться со светлой, то есть Орденом Феникса. Они там все идейные, и наверняка явятся мстить за Альбуса. Удивительно, что МакГонагалл не сделала этого сразу, растерялась, наверное.
  -- Минерва состоит в Ордене? - уточнил Борисов. - Что ж, тогда ей придется задержаться в гостях. Со светлой частью понятно, а что с темной?
  -- Дамблдор старался особо не замазываться, поэтому в основном действовал я, - неохотно признал Снейп. - Ну, еще он использовал Министерство, чтобы громить криминал, то есть своих противников. Одно время мы подмяли под себя почти весь рынок наркоты и зелий, но потом Гарри Поттер приехал в Хогвартс и все пошло кувырком.
  -- Так, ага, - припомнил Борисов, - найти Гарри Поттера и доставить в Хогвартс. Здесь он будет в безопаности, хорошо. Что еще?
  -- Ну, с рынка нас выжимал мистер Ф, да еще Министерство поборы увеличивало. В сущности, сейчас, если объединить усилия, то мы -- монополисты. Рынок артефактов и оружия под гоблинами, их крышует Министерство.
  -- Понятно, отожмем, - сделал пометку Борисов. - Тем более, что они мне немного задолжали. То есть возможности "темной" части сейчас подорваны?
  -- Скорее заброшены, - поправил Снейп. - Многое отдано на откуп Флетчеру, а это тот еще Мандангус. Его надо брать за шкирку, трясти, выстраивать иерархию заново, смотреть, что там по низовым агентам. В этом году, с постоянным лечением Дамблдора, я появлялся в Лютном переулке всего два раза, так что сами понимаете.
  -- Ага, пошлем тебя в командировку. Бордель со скидкой, зелья за полцены и все такое, - кивнул Борисов. - И так как мы противостоим Министерству...
  -- Дзынь!! - раскатилось по залу.
   В ответ на ошарашенные взгляды, Борисов пояснил.
  -- Это меня вызывают, только мелодию неправильно настроил.
   Он прикрыл глаза и неподвижно сидел минуту, потом снял Шляпу и сообщил замершей команде.
  -- Итак, к нам собирается комиссия из Министерства с Министром во главе.
  

Глава 17

в которой Борисов продолжает заниматься делами, а также дарит "пряники" Грейнджер

  
   Оставив Снейпа и Нарциссу приглядывать за делами в Хогвартсе, особенно за сборами детей, Борисов с остальной командой переместился в Хогсмид.
  -- Вот здесь мы и устроим засаду... эээ, а где деревня? - удивился Борисов.
   Он посмотрел на остальных, но женщины, девушки, джиннии и волки тоже изумленно разглядывали еще слегка дымящееся пепелище.
  -- Еще вчера Хогсмид был в порядке, - рассудительно заметила Андромеда, - значит это произошло ночью.
  -- Метки нет, так что Волдеморт тут не при чем, - прохрипела Беллатриса.
  -- Тут были кентавры, - заявил Фенрир.
   Надо заметить, что для остальных его речь слышалась хриплым воем и лаем. Для всех, кроме Борисова и Лавгуд, которая каким-то непостижимым образом понимала древнего волка-метаморфа.
  -- Да, - Борисов втянул воздух, - не поспоришь. И почему?
  -- И еще акромантулы, - фыркнул Фенрир. - Все просто смердит паучьим ядом и слюнями из задницы.
  -- Так, так, так, - прищурился Борисов.
   Память Филча подсказывала ему, кто дружил с акромантулами. И он же не явился на сбор преподавателей.
  -- Так, Грейнджер, быро метнулась к хижине Хагрида, проверь, на месте он или нет.
  -- Хижина пуста! - сообщила Гермиона спустя минуту.
  -- То есть Хагрид внезапно увел акромантулов из Запретного Леса, попутно прихватив кентавров и спалив Хогсмид дотла, - сделал умозаключение Борисов, - и тем самым не только обосрал нам будущие прибыли, но и выставил в неприглядном свете перед Министерством. Хотя тут ладно, просто ускорим фазу прямого конфликта. Но с чего бы наш великанчик вдруг взбесился?
  -- Вообще-то Хагрид был предан Дамблдору до последней капли крови, - заметила Грейнджер.
  -- Угу, ага, - задумчиво протянул Борисов, - тогда понятно. Хитрый посмертный план и все такое.
   Он растерянно почесал в затылке. Нападения, конечно, можно было не бояться, щиты Хогвартса отлично справлялись все прошлые года со сдерживанием тварей Запретного Леса, справятся и дальше. Но Борисова беспокоила не только упущенная прибыль, но и то, что он не понимал, куда Хагрид ведет существ.
  -- Ладно, планы менять не будем, - проворчал Борисов после паузы. - Встречаем комиссию здесь.
  
   Разговор с министерскими чиновниками вышел тяжелый. Борисов отказался от мысли напасть и убить Министра, внезапно осознав, что присоединять еще и Министерство будет чересчур. Не хватало кадров, да и просто верных людей. Поэтому Борисов первым пошел в атаку и объявил, что кентавры с акромантулами взбунтовались, сожгли Хогсмид, и поэтому школа закрывается, дети едут по домам, и пусть дальше Министерство само думает, что ему с этим делать.
   В ответ ему предъявили ордер на арест Аргуса Филча, и сказали много нехороших слов, включая магические.
   Тогда Борисов продемонстрировал Сортировочную Шляпу на голове, сообщил, что он новый директор, и все, кто с этим не согласен, могут утереться. Также он выдал труп Дамблдора, для пущего обострения конфликта. И объявил, что Хогвартс и окрестности теперь частная территория.
   Министерские пообещали, что так этого не оставят и Аргус Филч будет смещен, арестован и наказан.
   Борисов злобно рассмеялся в ответ, и на этом стороны разошлись. Министерские не могли достать Борисова с командой под щитами Хогвартса, а Федор Михайлович, как уже говорилось, решил не трогать пока Министра. Следовало укрепить позиции и так далее. Определиться с кандидатурой нового Министра, опять же.
  
   Ученики, с ужасом взирали на развалины Хогсмида, и шептались, что здесь Филч сражался с Дамблдором.
  -- Так, хоть эту мелкую заботу спихнули, - проворчал Борисов, провожая взглядом "Хогвартс -- Экспресс".
   Тут ему в голову пришла великолепная идея, и Борисов сказал.
  -- Нарцисса, Северус, вы старшие по Цитадели.
  -- А кто из нас старше? - тут же уточнила Нарцисса.
  -- Так как Снейп не входит в мой гарем, то очевидно, что ты, - хохотнул Борисов.
   Снейп скорчил гримасу вида "не пойду в ваш гарем, даже не просите", но промолчал.
  -- Меня не будет некоторое время, задачи вам известны -- делайте, - сказал Борисов и исчез.
   Вначале он переместился в кабинет Дамблдора и вызвал Грейнджер.
  -- Итак, слушай меня внимательно, - приказал он.
  -- Да, господин.
  -- Я думал заняться твоим вопросом позже, но выходит так, что сейчас самый удобный момент.
  -- Да, господин, - Гермиона развернулась и нагнулась, задирая юбку. - Как прикажете, господин.
  -- Тьфу ты! - сплюнул Борисов. - Нет, у тебя отличная жопа, но сейчас речь о другом. О другой жопе. Итак, мы отправляемся за твоей рыжей подружкой.
  -- О!! - Грейнджер моментально развернулась.
  -- Стоп! Стоп! Слушай дальше, обнимашки потом будут. Вначале нацепи на меня личину Старика, и чтобы она постоянно на мне была. Где бы не держали твою подружку, освобождать ее надо будет шумно. Чтобы все рассмотрели меня, ну и немного тебя, в общем, чтобы все увидели и потом остались свидетели, что Старик приходил в гости.
  -- Да, господин, - улыбнулась Грейнджер. - Это несложно.
  -- Так, попутно пополнишь запас таблеток, все равно врагов будет много. Так мне интуиция подсказывает, - проворчал Федор Михайлович в ответ на удивленный взгляд. - Не стесняйся шуметь, колдовать, и прикрывать меня. Ну вот и все, переноси нас.
  -- Куда?
  -- Только не говори, что ты не следила за своей подружкой издалека, ага, - проворчал Борисов.
  -- Ладно, сами напросились, - рассмеялась Грейнджер и хлопнула в ладоши.
   В следующую секунду Борисов очутился в огромном сугробе, уйдя в него почти с головой. Вокруг росла пародия на лес, в виде редких кривых деревьев. На горизонте скакало стадо оленей, и виднелись какие-то строения.
  -- Дом, милый дом, - прослезился Борисов, выбираясь из сугроба. - Итак?
  -- Женское спецпоселение "Заря Магии", - пояснила Грейнджер, вися в воздухе. - Разведение магических оленей, добыча серебра, и прочее.
  -- Понятно, - Борисов отряхнулся, сплюнул. - Ого! Так, давай мне ватник, валенки, ушанку и штаны на меху. А потом пойдем спасать твою подружайку.
  -- Как? - уточнила Грейнджер, наколдовывая одежду.
  -- Я же говорил -- с шумом, - Борисов активировал пояс. - Снегоступы мне на ноги и перенеси нас прямо к входу в поселение. И да... еще такой вот момент: следи, чтобы на меня бабы не бросались.
  -- Не поняла, - помотала головой Грейнджер.
  -- Там спецпоселение из одних женщин, как думаешь, что будет, когда они увидят такого красивого меня, да еще пришедшего всех спасти? Меня ж натурально затрахают! В другой раз не отказался бы, но сейчас дела и время поджимает. Давай, переноси.
  -- Алле-оп! - Грейнджер щелкнула пальцами.
  
   В этот раз верный Лобзик оставался за поясом. Борисов решил, что самое удобное время проверить новинку от Макса. Трансфигурирующееся оружие, с бесконечным боезапасом... ну, пока энергокристалл не разрядится. Даже если не сработает, пояс защитит, а там и Лобзик можно достать. В конце концов, рассуждал Борисов, ну сидит там десяток аврориц для охраны и направления на трудовой путь, явно не боевой спецназ.
   Собственно, примерно так оно все и вышло.
  -- Стой! Руки вверх, палочку в сугроб! - раздался крик, едва Борисов и Грейнджер оказались возле поселения.
  -- Звыняйте, громадяне, палочкив нема, - ответил Борисов.
   Палка в его руках превратилась в сетемет. Охранница швырнула в Борисова Ступефай, тот метнул сеть. Защита моргнула, поглощая оглушающее заклинание, а охранница не успела увернуться от сети. Ее сбило с ног и опрокинуло. Правда, она моментально трансфигурировала сеть в снег, который просто осыпался с нее.
  -- О, это уже неплохо, - одобрил Борисов. - Так, пока я не раскатал ваше поселение по бревнышку, выдайте мне рыжую британку, и разойдемся миром!
  -- Ты кто такой? - охранница выстрелила в воздух пучком красных искр.
  -- Я -- Старик, - осклабился Борисов, замечая, как бледнеет аврорица. - Давай, давай, зови своих подруг, меньше бегать за вами надо будет.
  -- Зачем тебе рыжая? - Аврорица быстро отскочила за угол ближайшей избы.
  -- У меня дела в Британии, и уважаемые люди попросили освободить, - дипломатично ответил Борисов.
   После чего подмигнул Грейнджер и та ударила по избе.
  -- Редукто!! - взрывая строение, да так, что бревна разлетелись по округе.
  -- Я же говорил, что раскатаю вас по бревнышку, - Борисов остановился над аврорицей.
   Та лежала, придавленная бревном, и бессильно скребла рукой, пытаясь дотянуться до палочки. Федор Михайлович пинком откинул деревяшку и наступил на бревно, склоняясь над аврорицей.
  -- Где рыжая британка, как ее там, Жопли, что ли?
  -- Не скажу, - прохрипела аврорица, закатывая глаза. - Не добьешься!
  -- Пфе, - заявил Борисов, убирая ногу. - Ломаем дальше.
   Сетемет трансфигурировался в огнемет. Борисов тут же выдал струю пламени, поджигая ближайшие дома. Прибежавшие еще двое охранниц оказались привязаны к столбам на центральной площади. Грейнджер увлеченно крушила пустые избы, пока ее не остановил Борисов.
  -- Стой, не видишь -- все на работах. Пойдем в столовую -- спросим. Вон там, видишь дымок над длинной и большой избой?
  -- Ага, - Грейнджер устремилась туда.
  -- Итак, дамы, вы свободны, - объявил Борисов поварихам. - Только сообщите, где нам найти рыжую британку.
  -- Рыжая во второй бригаде, да, Люсь? - тут же ответила самая старшая из поварих.
  -- Агась, аккурат к морю пошли, оленей доить.
   Борисов расхохотался, представив картину дойки оленей.
  -- Охрана вон к столбам примотана, - мотнул головой Борисов. - Палочки их где-то рядом, так что дальше действуйте сами, если кому нужно.
  -- А ты вообще кто такой, мужик? Мужик... мужик!
   Борисов напрягся, но к счастью Грейнджер не забыла инструкции и поварихи бессильно елозили ногами на месте.
  -- Я, вообще-то, Старик, - улыбнулся Федор Михайлович. - Но сейчас у меня дела, так что дамы, в другой раз.
   Он кивнул Гермионе, и та переместила их к морю. Здесь она взлетела, осмотрелась, нашла кучку из нескольких людей возле стада оленей и переместила себя и Борисова туда.
  
  -- Шевелите руками, коровы! - прикрикивала старшая по группе. - Всего два бидона надоили, а солнце уже высоко!
  -- А на хрен им оленье молоко? - удивился Борисов.
  -- Оно используется в зельях, добавках и при закалке оружия, - рассеянно ответила Грейнджер, обшаривая взглядом группу и не находя Джинни. - Это вторая бригада?
  -- Да, - обернулась старшая. - А вы кто такие?
  -- Где рыжая британка? - тут же рявкнул Борисов.
  -- Ааааааа!!!!! - с громким ревом, от стада оленей к ним приближалась Джинни, взметая клубы снежной пыли.
   Она подбежала и вцепилась в Грейнджер, плача, смеясь и крича одновременно. Гермиона гладила ее раскрасневшееся лицо и шептала нежности и благоглупости. Борисов усмехался. Старшая бригады закричала.
  -- Девочки! Мужик!
   И выхватила палочку, наставляя на Борисова. Тот зевнул, потом кашлянул. После пятого несработавшего заклинания, подошел к старшей, отобрал палочку и заехал прикладом Лобзика в челюсть. После чего постучал по плечу Грейнджер и та, спохватившись, перенесла их обратно в Британию, оставив обалдевшую вторую бригаду смотреть на пустое место.
  -- И что это было? - спросила одна из девушек, но ответа не последовало.
  

Глава 18

в которой война все-таки начинается, а Джинни благодарит за свое спасение

   Как ни странно, но войну первыми начали сами европейцы, а именно: армия Гриндевальда. Оставшись без предводителя и указаний, отряды вначале терпеливо ждали. Но приказа на переправу так и не поступило, в Ла-Манше засел Кракен, на борьбу с которым подтягивались все новые и новые силы, в основном Министерства Магии Франции. Скрываться боевикам Гриндевальда становилось все труднее, и в какой-то момент один из отрядов плюнул на все и пошел по домам. За ним потянулись остальные, ведь армия Гриндевальда, в сущности, представляла собой конгломерат свеженавербованных магов, не всегда ладящих с законом. Нацеленные на войну, грабеж и прочее, они радостно приступили к процессу прямо в Европе. Местные силы самообороны, особенно в Восточной Европе, не разобравшись в ситуации, завопили о вторжении. Мол, войска уже вторглись и грабят, убивают, насилуют.
   Во Франции и Испании решили, что вторглись США, Восточная Европа обвиняла Россию, южная -- арабов. На волне паники рассказывали о толпах китайских магов, поедающих врагов палочками. Сами обвиняемые решили, что кто-то из основных противников решил сыграть втихую на опережение. И все стороны разом, официально, объявили войну друг другу и мобилизовали войска.
   Наемники Гриндевальда продолжали грабить, внося хаос в и без того взбудораженную Европу.
  
   Старший Волхв, занимающийся "проблемой Старика", вызвал к себе помощника.
  -- Итак, наша ловушка сработала, - заявил Старший, - и даже лучше, чем предполагалось! Не зря, не зря "Медведи" ездили к арабам... кстати, передай спецуре приказ, пусть собираются.
  -- Куда? - уточнил помощник.
  -- Британия, Старик пока что засел там. Наш человечек там уже прислал первое сообщение, весьма удивительное, но объясняющее, почему Старик вылез из своего убежища, где бы там он ни прятался до этого. Взгляни на фотографии!
  -- Он... помолодел, - произнес помощник. Подумал и добавил. - И весьма быстро!
  -- Старик разграбил колонию Атлантиды, и есть мнение, что спер их методики омоложения. Мы должны разобраться и выяснить, что он узнал. И тогда... мы будем жить вечно! Поэтому ты поедешь вместе с "Медведями" и проследишь, чтобы Старика непременно схватили и доставили живым. Знаю я этих спецов, привезут одну ногу без ботинка и руками разводят, мол захватить не получилось по техническим причинам. Чтобы причин не было, ты отправляешься наблюдателем. В драку не лезь, а вот Старика опекай. Если он согласен продать методики, покупай, сколько бы ни стоило!
  -- "Медведи" справятся с чем угодно, - заметил помощник.
  -- Так-то оно так, но это же Старик! Они уже один раз его упустили... нет, два раза, так что еще непонятно, кто кого и что вообще произойдет. Нельзя упускать такой секрет, да и спускать Старику побег, убийства и освобождение преступницы никто не собирается, хе-хе.
   Помощник, лично занимавшийся вербовкой и ломкой Джинни Уизли, обозначил понимающую улыбку.
   Командировка его особо не пугала, в конце концов отряд "Медведей" создавали именно для таких случаев.
  
   Вернувшись с пополнением, Борисов узнал, что в Хогвартсе и окрестностях все тихо и спокойно. Почтовая сова из Министерства убилась об щит, а больше ничего не произошло. Подошел Снейп, сияющий от осознания факта, что школьники покинули Хогвартс, и сообщил, что Запретный Лес покидают обитатели.
  -- Ценные? - уточнил Борисов.
  -- Не особо, - ответил Снейп, - но все же магические существа -- это магические.
  -- Понятно, - потер подбородок Борисов. - Решили, что раз акромантулы сбежали, то опасность велика. Нет, так дело не пойдет. Лавгуд! Бери своего волчка, веди в Запретный Лес. Пусть объявит, что он теперь тут самый главный и бояться нечего. Потянешь, Фенрир?
  -- Да без проблем, - зевнул волк, - пусть мне дань таскают.
  -- Во-во, - обрадовался Борисов, - пусть сами ингредиенты собирают и носят, это ты толково придумал.
   И тут из лампы вылезли Гермиона и Джинни, уже успевшие переодеться.
  -- Это же младшая Уизли? - бесстрастно уточнил Снейп. - Зачем она вам?
  -- У старшей жены тоже могут быть любимые жены, - хохотнул Борисов.
   Снейп посмотрел на Джинни, та фыркнула и выпятила грудь. Затем между ними встала Грейнджер и заявила.
  -- Не время ссориться! У нас проблема!
  -- Мелкая и рыжая, - добавил Снейп.
  -- Джинни завербовали, чтобы она сообщала в Россию обо всем, что тут происходит! Ее принудили силой и угрозами! Но она сразу мне все рассказала, едва я приступила к процедурам! Не к тем! У нее легкое обморожение, синяки, и прочее!
  -- Ага, вижу прочее, - заявил Борисов, - что, уже и татуировки успели набить? И что означает умывающаяся кошка? Ась? Не слышуууу!
  -- То, что у меня шершавый язык, - залившись густой краснотой, еле выдавила из себя Джинни.
   Борисов сопоставил реакцию и слова, и то, откуда они вытащили Джинни, и расхохотался от души.
  -- Ну, девочки, теперь вы нашли друг друга, - сообщил он Грейнджер, отсмеявшись. - Итак, ее завербовали, но она сдала вербовщиков, и теперь хочет работать двойным агентом?
  -- Она не хочет! - возразила Грейнджер.
  -- Но придется, - посерьезнел Борисов. - Будем гнать дезу противнику, пополам с правдой, так эффективнее всего. Когда там от тебя отчета ждут? И как?
  -- Мне дали дневник, - уже смелее заявила Джинни.
  -- Протеевы чары? Неплохо, - заметил Снейп. - Аргус, предлагаю для начала сообщить, что-нибудь про вас, не раскрывая подлинной личности. Это будет нормально первое донесение для свежевнедренного шпиона.
  -- Хорошо, - одобрил Борисов, - сообщай, фотку мою зашли, под маскировкой! Так, разбирайтесь, а ты Грейнджер давай за мной, у нас тут еще один вопрос назрел.
  -- Но как же... а вот
  -- Да не съест Северус твою пассию, даже не трахнет! Видишь, как морщится? Давай, лети следом, да приготовь этого своего... духа, будет ему работенка.
  
   Джинни заливалась слезами облегчения. Жизнь у старого шейха была роскошна, по меркам Уизли: еда, напитки, секс три раза в день, молоденькие девочки -- прислужницы и возможность греться на солнце каждый день. И вдруг бах-трах, похищение, угрозы, вербовка, засылка на дальний север в спецпоселение, издевательства от других поселенок с принуждением к сексу, дразнилки и обзывалки, работа на морозе с дебильными оленями.
   Так что появление Грейнджер и то, что Джинни не отвергли как шпионку, вызывало у нее слезы и сильнейшее желание сделать что-то доброе в ответ. Даже Снейп, склонившийся над дневником, казался ей самым красивым. И тут Джинни вспомнила, что у нее после шейха секса с мужчинами не было, а организм, закаленный трехразовыми тренировками, требовал и требовал.
   Поэтому Снейп внезапно обнаружил, что Джинни расстегнула ему ширинку и приступила к оральным ласкам.
  -- Что это такое, мисс Уизли? - спросил Северус, выпрямлясь и глядя сверху вниз.
   Кровь и тело бывшего зельевара были пропитаны антидотами, и поэтому Снейп не боялся применения на нем любовных зелий. Но тут ему пришло в голову, что зелье подлили не ему, а Уизли, иначе как объяснить происходящее? Джинни оторвалась на секунду, и прошептала.
  -- Это моя благодарность вам!
   Снейп уже хотел было отстранить ее, но взгляд его упал на рыжую макушку. Его передернуло, как будто от удара током. Если смотреть только на рыжую голову, то можно было представить, что это Лили там, внизу, и что она делает ему минет. Самообладание дало трещину, и Снейп стиснул зубы. Отстранять Джинни ему окончательно перехотелось, и он позволил рыжей действовать. В конце он простонал "О, Лили!" и присел на стол перевести дух.
  -- Сэр, - Джинни выпрямилась и начала расстегивать блузку, - я хочу, чтобы вы меня отодрали прямо здесь, грубо, решительно, как будто я не сварила вам зелье на экзамене!
   И она склонила голову, опять выведя Снейпа из себя видом рыжей макушки. Внезапно Северус вспомнил, что Дамблдора больше нет, да и Волдеморту похоже скоро придет конец, и значит вся его каторжная работа закончится. И Аргус обещал ведь девушек, не так ли? Снейп внезапно ощутил нетерпение, и снова почувствовал себя подростком, кончавшим от одного прикосновения Эванс.
  -- Уткнись лицом в стол, выгни спину и стони "О, Сев!"
  -- Конечно, сэр! - Джинни тут же приняла требуемую позицию.
  -- О боги, - Снейп начал стягивать с нее трусы и ощутил, как дрожат его руки. - После стольких лет! Лили, ты моя!
  -- О, Сев, да! - простонала Джинни. - Да, возьми меня грубо!
   Северус, которому гормон окончательно ударил в голову, начал трахать ее грубо и резко. Потом наклонился немного вперед, стиснул груди и простонал.
  -- О, Лили!
  -- О, Сев!
  -- О, какая пикантная сцена! - раздался насмешливый голос Борисова сзади. - Нет, нет, не отвлекайтесь, я тут в сторонке постою, подожду, пока вы закончите.
   Джинни уже открыла было призывно рот, чтобы предложить отсосать Борисову, а потом предложить мужчинам поменяться местами, промолчала. Снейп вряд ли простил бы покушения на "Лили", и без того приувял, с появлением Филча. Но Снейп уже снова раскочегарился и забыв про Филча, продолжал наяривать Джинни, стонавшую на весь Большой Зал. Видение Лили, снова молодой Лили, которая отдается ему и стонет, окончательно лишило Снейпа мозгов.
  -- Вот видишь, любви все плоскости покорны, - заявил Борисов Гермионе, усаживаясь в кресло.
  -- Ну я ей отомщу! - сжала Грейнджер кулаки. - Не знаю как, она такая хорошенькая, но отомщу!
  -- Сзади и два раза, - хохотнул Борисов. - И татушку ей новую набей. Или еще лучше
  -- Что еще лучше?
  -- Трахни ее на пару со Снейпом, а потом местами поменяйтесь, перетрахайтесь там все втроем, и забудьте про ревность, - пояснил Борисов. - Образуйте крепкую треугольную ячейку общества, так сказать!
  -- Издеваетесь, да? Нет, я эту блудливую кошку проучу, дайте только срок, - прошептала Гермиона.
  -- Уж кто бы говорил про блудливость! - фыркнул Борисов, и стал ждать окончания действа.
  

Глава 19

в которой Борисов занимается крестражами и особняком Блэков, а Гермиона наказывает Джинни

   Борисов вернулся за Снейпом, чтобы забрать на совещание по крестражам. На нем присутствовали сам Федор Михайлович, Гермиона, Нарцисса, Беллатриса и Снейп. Вначале Борисов обозначил проблему, попутно предъявив Джеймса. Северус тут же воскликнул:
  -- Надеюсь, вы не оставляли его без присмотра?
  -- Ну... было пару раз, а что?
  -- А то, что, - Снейп наставил палец на книжного волка, - что эта тварь способна размножаться. И если их станет хотя бы несколько десятков, они сожрут все книги на планете, даже магические.
  -- Сам ты тварь! - огрызнулся Джеймс. - Я предохранялся, нафига мне конкуренты?
  -- Все равно его следует вернуть в Запретную Секцию и запереть! - уперся Снейп.
  -- Ладно, пусть пока лежит в лампе, - и Борисов спрятал Джеймса. - Так, показать не получилось, но вот ты, Белла, подслушивала бормотание Темного Лорда о крестражах, так?
  -- Тогда я не понимала, о чем идет речь, - вздохнула Беллатриса.
  -- Вчитавшись в текст и сопоставив факты, мы установили, что у Волдеморта осталось только два крестража, ну и плюс он сам, конечно же.
  -- Три крестража, - поправил Снейп, складывая руки на груди. - Третий -- Гарри Поттер.
  -- Ого! - воскликнули присутствующие.
  -- Последствия Хэллоуина в восемьдесят первом? - уточнила Белла. - Да, вот так фокус. И что теперь, убить Гарри Поттера?
  -- Ни в коем случае! - тут же вскинулся Снейп. - Это только освободит частичку души Волдеморта!
  -- Которую Грейнджер поймает в свой духоуловитель, - оживился Борисов. - Но я помню, Северус, помню про обещание, никто Гарри Поттера и пальцем не тронет. Что-нибудь придумаем.
  -- Духоуловитель? - нахмурился Снейп.
   Гермиона предъявила духа, вызвав вздохи восхищения.
  -- О! Пусть сразу расскажет, где остальные части! - ткнул пальцем в духа Борисов. - Как я сразу не догадался?
  -- Дневник был создан, - унылым голосом затянул дух.
  -- Пусть травит сразу про медальон и чашу Основателей! - перебил его Борисов.
  -- Постойте, вы имеете в виду Чашу Хельги Хаффлпафф? - уточнила Беллатриса. - Так она в моем сейфе в Гринготтсе!
  -- О, это упрощает задачу! - оживился Борисов. - Тогда трави про медальон.
  -- Неподалеку от приюта, где провел детство Том, есть пещера, в ней медальон. Защита -- на -- крови, антиаппарационные и антиполетные щиты. Специальная лодка, угнетающая волю. Чаша с неосушаемым ядом. Стоит выпить из озера, инферналы идут в атаку.
  -- Да он псих! - тут же среагировал Борисов. - На самой пещере стоит защита?
  -- Да, ее не видят магглы.
  -- Нет, там, силовые щиты и прочая магия?
  -- Такого нет.
  -- Хы-хы, тогда нормально, - потер руки Борисов. - Грейнджер, запиши -- взять в аренду бурильную установку! Теперь надо достать Чашу из Гринготтса, и потом найти Гарри Поттера.
  -- Гоблины не отдадут чашу, - вздохнула Беллатриса, - ведь они подконтрольны Министерству, а и вы, господин, и я в розыске. Нас просто арестуют или попробуют арестовать, но вглубь подземелий мы не пройдем.
  -- Эх, невовремя Хоботов свалил, - пробормотал Борисов. - В общем, есть шансы и пробраться. Или силой зайдем и силой выйдем. Грейнджер, а твой дух не?
  -- Он пройдет сквозь стены, но не сможет провести ритуал, - пожала плечами джинния.
  -- Таааак... Флетчер, говоришь, тоже в Лондоне? - обратился Борисов к Снейпу.
  -- Да, у него логово где-то в Лютном.
  -- Тогда нам надо перебазироваться в Лондон, - подытожил Борисов. - Но так, чтобы не светиться на всю Аллею и прочие Министерства, как при прибытии.
  -- Думаю, особняк Блэков подойдет, - обозначил улыбку Снейп. - Только защиту надо обновить, со смертью Дамблдора чары Фиделиуса пали.
  -- Это на Гриммо, 12, что ли? - уточнила Нарцисса. - Там защиты пять слоев, это просто Дамблдор с домом не сдружился, вот и завесил Фиделиусом. Истинных Блэков и их друзей дом и без того защитит!
  -- Понятно, - сориентировался Борисов. - Северус, ты на хозяйстве, крепи оборону, добывай сырье. То, что было в лампе -- выгрузили в подвалах, от синдиката маг подъедет завтра. Лавгуд и Фенрир тоже останутся, для начальной обороны хватит. Грейнджер и сестры поедут со мной, раз уж там нужны Блэки и духи. Если что, Хогвартс меня предупредит, ну и двусторонний дневник есть у кого?
  -- У меня есть, - сообщила Нарцисса.
  -- Тогда так и порешим! - прихлопнул Борисов ладонью об стол. - Осмотримся, разберемся с крестражами и гоблинами, и Министерству пощипаем перья. Если не нападут, и война не начнется, то можно будет и в Европу съездить, но сомневаюсь.
   После этого Гермиона перенесла Борисова и сестер Блэк к дому на площади Гриммо, 12.
  
   Теперь, когда умер Дамблдор, Фиделиус спал с дома, и любой маг мог его увидеть. Увидеть, но не зайти. Также внезапно выяснилась еще одна проблема: сестры Блэк, выйдя замуж, выпали из рядов семьи Блэк, и соответственно, защита принимала их за посторонних магов. Беллатриса едва успела поставить щит, но все равно ее отбросило от ограды.
  -- Так дело не пойдет, - задумчиво почесал подбородок Борисов. - Зачем нам убежище, куда нельзя зайти?
  -- Фиделиус исчез, - задумчиво произнесла Нарцисса, - значит внутрь можно аппарировать и поговорить с портретом.
  -- Этот психованный портрет, - начала было Гермиона
  -- Является сердцем и мозгами всей системы защиты дома, - перебила ее Нарцисса. - Поэтому его нельзя уничтожить или убрать. Дамблдор его нейтрализовал, скорее всего, при помощи Сириуса... но нам портрет точно не откажет. Проблема лишь в том, чтобы попасть внутрь: защита не даст аппарировать.
   Борисову в голову внезапно пришла мысль и он ей тут же поделился с остальными.
  
   В прихожую влетела лампа, пущенная меткой рукой Борисова. Удары защиты дома бесследно скользнули по лампе, ибо только Борисов мог причинить оной лампе вред. Из лампы немедленно выбралась Нарцисса, и проскользнула к лестнице. Короткий разговор, и защита дома перенастроилась. Конечно, Вальпурга во плоти ни в жизнь не пустила бы в дом сквибов, магглов или грязнокровок, но портрет -- система охраны -- подчинялся кодовым словам и заклинаниям.
  -- Хозяйка!! - вылетел откуда-то старый домовик.
   Он кланялся Нарциссе и бил поклоны, и рыдал.
  -- Кикимер, так ты еще жив? - удивилась Нарцисса. - Знаешь что, спрячься пока, а то господин тебя еще пристрелит под горячую руку. Его недавно бросил любимый эльф, и он знаешь, тяжело все это переживает.
   Нарцисса сама не знала, почему ее потянуло на откровенность, тем более с низшим существом. Возможно это было следствием всего пережитого и клятвы, и необходимости подчиняться сквибу, и всего остального.
   Борисов же, не подозревая, что на него возводят поклеп из правды, смешанной с ложью, быстро осмотрелся и вынес вердикт.
  -- Как временная база сойдет, но если задержимся, надо будет делать уборку. Кто тут живет?
  -- Старый сумасшедший домовик нашей семьи, - хмыкнула Беллатриса. - На нем, кстати, Темный Лорд тестировал защиту той пещеры с крестражем.
  -- О, это хорошо, - кивнул Борисов, - потом расспросим, что да как. Так, Меда, приготовь пожрать, да побольше мяса, а ты Белла потрешь мне спину. Надо принять душ и отвлечься, а потом пойдем к гоблинам.
  -- Да, господин, - ухмыльнулась Беллатриса.
  -- Чего ухмыляешься, веди в ванную, - проворчал Борисов. - Между прочим, когда я твои портреты увидел на Косой Аллее, чуть импотентом не стал.
  -- О, это была бы невосполнимая потеря, - продолжала ухмыляться Белла, показывая вход в ванную.
   Как выяснилось, художник на портретах перегнул палку, да и Грейнджер слегка подлатала внешность бывшей Лестрейндж. До идеального тела самой Грейнджер было еще далеко, но в целом Беллатриса смотрелась уже нормально.
  -- Ведь сами посудите, господин, - продолжала она, крутя краны, раздеваясь и помогая Борисову. - Мой брак был произведен по расчету, мой муж -- Пожиратель Смерти, и принудил меня принять метку. Думаете хоть кому-то в их компании было дело до меня? Они все любили Темного Лорда, и мне пришлось делать вид, что я люблю его в двойном размере. Хорошо, что секс его не интересовал, иначе все это плохо бы кончилось! Потом я сидела в Азкабане, и только всепоглощающая ненависть и мысли о том, что этого всего могло бы не быть, помогли мне не сойти с ума! Естественно, что с дементорами сексом не займешься, и годы шли, и шли.
  -- Понятно, можешь не продолжать, - Борисов развернул ее лицом к стене, вошел и ухватил за сиськи.
  -- Зато вы продолжайте, господин, - простонала Беллатриса. - А потом я потру вам спинку!
  -- Вот это деловой разговор! - хохотнул Борисов, наращивая темп.
  
   Тем временем Гермиона плыла по дому, вспоминая прошлое лето. Вот здесь жила она, здесь жили Гарри и Рон, и до сих пор вещи валяются в беспорядке. Глядя на это, Гермиону охватила ярость и ненависть ко всем мужчинам. В памяти всплыло наказание от Филча, и Грейнджер поняла, что приказывать -- безусловно приказывать ей -- Аргус может только в Хогвартсе. Но все равно та боль и унижение, и в то же время сладострастное ощущение сплетались в ней в единый комок, и тут она вспомнила о Джинни.
  -- О! Вероломная! - Грейнджер вытряхнула младшую Уизли из лампы. - Как ты смела изменять мне с этим противным Снейпом!
  -- Но... я... мне было так плохо там, а потом так хорошо здесь... вы меня спасли... мне хотелось отблагодарить вас всех... всех! И тебя, и Филча, и Снейпа, и Луну, и Дору! Я бы отдалась вам всем, одновременно и разом, мне было так хорошо, и хотелось поделиться с вами этой радостью! - почти выкрикивала красная Джинни, размазывая слезы по щекам.
  -- О, любимая, не плачь! - тут же растаяла Гермиона. - Сейчас я помогу тебе реализовать твою мечту!
   Она щелкнула пальцами и из лампы вылезла еще одна Грейнджер. Голая. Уселась на кровать, широко расставив ноги, и начала наклонять голову Джинни к промежности.
  -- Я поняла, - улыбнулась рыжая. - Сейчас будет техника кошечки!
  -- Ооо, - простонала вторая Гермиона, - и вправду шершавый!
  -- Нет, ты непоняла, - улыбнулась первая Гермиона, - но сейчас поймешь!
   Материализовав и прицепив двойной страпон, она вошла сразу в оба отверстия Джинни. Та аж закряхтела с непривычки, но потом расставила локти и еще выгнула спину. Грейнджер -- 1 начала двигаться, постепенно ускоряясь.
  -- Да, госпожа! Еще! Трахни меня глубже! - стонала Джинни во весь голос.
  -- Сейчас, сейчас, - бормотала Гермиона -- 2, тоже материализуя себе страпон. - Сейчас засунем по самые гланды!
   И в этот момент в комнате появились Гарри и Рон, которых обрадованный Кикимер вернул с осмотра развалин особняка Малфоев, дабы "молодой господин тоже порадовался". Можно сразу сказать, что злого умысла Кикимер не имел, ибо был уже давно больным на всю голову. Но последствия все равно получились неприятные. Рон, от зрелища такого тройничка, начал судорожно хватать ртом воздух, потом захрипел и упал на пол, дергая ногами. Гарри тоже стало нехорошо, комната закружилась перед глазами, и он медленно сполз по стене, решив, что сошел с ума. Сползая, Поттер потерял сознание.
  

Глава 20

в которой Гринготтс немного меняет свой статус, а из Европы приходят печальные вести

  
   Гоблины прибывали и прибывали в банк "Гринготтс". Проведенное домовиками Борисова расширение подземелий позволило создать достаточно складов и жилых помещений в подземельях, чтобы без помех размещать прибывающих. Сами сейфы гоблины пока не трогали, решив вскрыть их уже после начала войны. Директорат банка решил пока не давать ни малейшего повода для санкций, подозрений или любого обращения внимания со стороны Министерства. Поэтому они обслуживали клиентов, высылали деньги в Министерство и старательно делали вид, что все идет, как обычно.
   До начала восстания оставалось три дня.
   Все подземелья были заняты прибывшими из Европы гоблинами. Склады оружия и палочек вскрыты, сплачивались отряды, чертились тактические планы по одновременному захвату всего магического Лондона. Нюхлеры рыли недостающие подземные ходы.
   И в этот момент в банк принесло Борисова в сопровождении Беллатрисы.
  
   Трудно было не узнать Старика и Беллатрису, коль их портреты висели на каждом шагу, с обещаниями огромной награды за поимку или хотя бы указание местоположения. Десяток магов, желающих получить награду, рванули к дверям, за ними остальные, осознавшие, кто зашел в банк, и вскоре Беллатриса с Борисов остались одни, не считая трех десятков злых гоблинов.
  -- Так, я желаю посетить свой сейф! - высокомерно заявила Беллатриса.
  -- Вашу палочку! - пискнул один из гоблинов.
  -- Мне кажется, нам здесь не рады, - задумчиво заметил Борисов, потирая лампу. - Странно.
   Гоблины шушукались между собой.
  -- Скоро здесь будет полно мракоборцев!
  -- Может сдадим им Старика с Лестрейндж и они уйдут?
  -- Нет, они захотят изъять содержимое сейфов и тогда нам крышка!
  -- У нас один выход: самим атаковать и быстро нести их в Министерство!
  -- Да, мракоборцы не должны войти в банк.
  -- Тогда по моему сигналу!
  
   Борисов смотрел на совещающихся коротышек и мрачнел. Ситуация не нравилась ему все больше, и Федор Михайлович решил сразу перенести содержимое своего сейфа в Хогвартс. В конце концов, чем подземелья магической Цитадели хуже подземелий банка? Ничем, а золоту все равно где лежать. Попутно Борисов активировал защиту и шепнул Беллатрисе.
  -- Сразу бей на поражение, иначе нас задавят массой.
  -- Да, господин, - кровожадно ухмыльнулась Белла. - Гоблинов не жалко!
  -- Грейнджер, прикрывай нам спины, хер знает, какая магия у этих коротышек.
  -- Здесь это будет тяжеленько сделать, - заохала Гермиона, - тут все пропитано их чарами!
  -- Так напрягись, дура, а то как парней гробить на ровном месте -- это мы умеем, а как с гоблинами
   И тут гоблины пошли в атаку, врассыпную.
  
   Коротышки долго готовились к восстанию, и уж конечно в многочисленных войнах они отработали тактику борьбы с магами. Потом пришел Статут и у гоблинов отобрали палочки, но коротышки не растерялись и придумали новые приемы. Теперь они использовали мечи собственного производства, из укрепленной магической стали.
   Предполагалось ловить заклинания магов на лезвия, причем так, чтобы рикошет уходил вверх. Так как рассыпная атака предполагала не менее десяти гоблинов на одного мага, пока один гоблин ловит заклинание, остальные бегут к магу. В результате среднестатистический маг успевал кинуть не более двух-трех заклинаний, прежде чем гоблины подбирались вплотную и начинали работать мечами.
   Но в этот раз гоблинам не повезло, противники им достались далеко не среднестатистические.
  
   Беллатриса моментально выхватила палочку и ударила заклинанием в пол.
  -- Бомбарда Максима!!
   Заклинание выбило из гранитного пола достаточно обломков, чтобы прибить на месте четырех гоблинов и сбить с ног еще десяток. Борисов выхватил верный Лобзик и снес еще пятерых коротышек, заходивших с левого фланга. После чего быстро переменил оружие и ударил струей из огнемета, зажаривая тех, кто шел второй волной.
   Не прошло и полуминуты, как отряд из тридцати гоблинов сократился до трех.
   Пол и стойки для приема посетителей были разворочены, горели занавески и конторки с книгами, а также стелился смрад горелых гоблинских тел. Борисов приладил на лицо маску-респиратор, со встроенной магической защитой и глухо скомандовал.
  -- Идем вниз. Живых гоблинов с собой!
   Дверь для посетителей была открыта, но система магических дрезин не работала. Борисов сплюнул и приказал Грейнджер запереть намертво дверь в приемный зал, чтобы дым и смрад не пробирались. Короткая пытка вкупе с заклинанием подчинения дали Федор Михайловичу информацию, что же на самом деле тут происходит.
  -- Говоришь, у вас в доме единая система защиты, замыкающаяся на портрет? - спросил он у Беллатрисы.
  -- Да, господин, это давняя традиция, - кивнула та.
  -- Как думаешь, у гоблинов также все устроено?
  -- Это знают только в Министерстве, они же управляют гоблинами, - тут же добавила Грейнджер.
  -- Идея такая, - пояснил Борисов, - что раз гоблины решили поднять мятеж, то надо отобрать у них Гринготтс. Целиком. Это будет Банк имени меня, тоже перспективное направление, особенно если процент брать нормальный.
  -- Министерство будет против! - тут же пылко воскликнула Беллатриса.
  -- Вот поэтому нам нужна система защиты, чтобы Министерство смело пошло нахуй. Все равно у нас прямой конфликт, пусть утрутся. Но действовать нужно быстро, раз маги побежали за наградой, скоро тут будет не продохнуть от министерских пидорасов. Не продохнуть... хммм...
   Борисов задумался на несколько секунд.
  -- Грейнджер, химию учила?
  -- Учила, - фыркнула та.
  -- Тогда давай, создавай угарный газ... нет, просто диоксид углерода, и залей им все подземелья.
  -- Но это же, - глаза Гермионы расширились, - как же
  -- Заметь, я не прошу тебя создавать хлор, - сжал кулак Борисов, - только двуокись, чтобы они все уснули.
   Беллатриса прошептала жарко на ухо Борисову, залезая рукой в штаны.
  -- Господин мой, давайте убьем всех гоблинов, это так возбуждает!
  -- Ша! - отрезал Борисов. - А трудиться на благо Родины кто будет? Ты будешь выдавать потребительские кредиты на новые метлы магам? Нет уж, гоблины нам нужны живые, ну а кто сдохнет от удушья, я плакать не буду.
   Грейнджер уже вовсю трудилась над созданием диоксида углерода. Хотя двуокись и тяжелее воздуха, но, повинуясь приказу Федор Михайловича, Грейнджер дополнительно ускоряла распространение по подземельям. Борисов ухмыльнулся и сказал.
  -- Так, держи оборону, усыпляй гоблинов. Белла, цепляй маску, пойдем искать, откуда тут система защиты управляется.
   Вся прелесть магической маски-противогаза заключалась в том, что ей было все равно, какая атмосфера вокруг. Магические фильтры преобразовывали все в воздух стандартного состава. Борисов, держа Лобзик наготове, начал спуск. Через пару ярусов им попались первые гоблины, лежавшие без сознания на полу.
  -- Богато, богато приготовились, - заявил Борисов еще через три яруса.
   Здесь располагались основные казармы и полигоны, и здесь было больше всего гоблинов. Идея Борисова сработала на ура, гоблины спали, и никто не помешал завхозу достигнуть сердца системы защиты. Беллатриса, не растерявшись, тут же подчинила себе ближайшего гоблина, оказавшегося одним из Старших Директоров.
  -- Да, госпожа. Повинуюсь, госпожа, - бормотал гоблин с остекленевшими глазами, перенастраивая защиту.
  
   Команды из Министерства как раз потушили пожар, разобрали тела и бились над взломом щитов, установленных Грейнджер, когда система охраны банка Гринготтс заработала в новой манере. Объединив усилия, мракоборцы сумели отбить атаку и отступить за пределы банка. Разрушенные стены тут же начали восстанавливаться, а в дверях банка появился Старик, с довольной улыбкой на лице.
   Подождав, пока мракоборцы метнут в него несколько десятков заклинаний, Старик хохотнул и заявил.
  -- Передайте Министру, что теперь это мой банк! Пусть хуй сосет вместо денег!
   И с этими словами Старик скрылся. Старший из Авроров тяжело вздохнул.
  -- Ну все, приплыли, - после чего прикрикнул на остальных. - Что встали? Отходим в Министерство!
  
   Драконы пролетели над Черным морем, и собирались по прямой лететь в Британию, но тут началось самое неприятное. Боевой батальон румынских магов, охранявший месторождения нефти и волшебной древесины, в панике атаковал драконов. Так как на одного мага приходилось по два дракона, решение было идиотским и продиктованным паникой.
  -- Сожрать их всех! - проревел Драконий Царь.
   Пока драконы перекусывали и заправлялись старой, выдержанной нефтью, к месту действия подтянулись диверсанты из России и пехота из Греции.
  -- Отомстим за все наши обиды! - взревел Царь. - Сожрать всех магов! Будем лететь и жрать всех магов, кто попадется! Не стесняйтесь! Это только малая часть всех магов, еды хватит на всех!
   Пара диверсантов и несколько пехотинцев успели скрыться, прежде чем огромная стая драконов разорвала и сожрала их товарищей. Бежавшие сообщили в Министерства, а также всем встреченным о том, что происходит, и по Европе покатилась волна паники. Армии, уже сошедшиеся было в первых сражениях, замирали и разворачивались. Грабители и мародеры спешили убраться с дороги стаи, а ополченцы и мракоборцы, наоборот.
   Всеобщая война умирала, едва начавшись.
   Вторжение драконов не столько сплотило магов, сколько дало общего врага. Причем врага такого, которого надо останавливать как можно быстрее, иначе он доберется и к тебе домой, и сожрет всех и вся. Поэтому отряды России, США, Китая, Индии атаковали драконов, сражались, убивали и гибли сами. Драконий царь хохотал и хлопал крыльями: каждый съеденный маг -- а Царю приносили самых умелых и опытных -- делал его сильнее.
   То, что его подданные гибли, Царя волновало мало.
   Основавшись в Британии, он сделает кладку яиц, и новые драконы, смелые, сильные, ловкие, сметут остатки магов с лица планеты! Драконы продолжали полет, раскинувшись широкой сетью над просторами Европы, и жрали, жрали, жрали. Осуществлялся натуральный магоцид, но пока что только магоцид. Драконий Царь считал, что еще рано переходить к поеданию обычных людей и неохотно, но поддерживал скрывающие чары над стаей. Правда, чары эти чуть не спали, когда боевой легион джиннов догнал стаю над Адриатикой, но драконы справились.
   Разбив отряды регулярных армий всех могучих держав, драконы устремились к Британии.
   Державы, развязавшие войну, использовали передышку для объедениния усилий и подтягивания резервов. Судьба поедаемых британских магов никого не волновала, главное, чтобы драконы жрали их подольше и дали время подготовиться. Впрочем, в Министерство Магии Британии прислали официальное извещение о драконах, но и только.
  

Глава 21

в которой снова присутствуют Хогвартс, Гарри Поттер, Дамблдор и Орден Феникса

  
   Успешно отбив две атаки на "Гринготтс", Борисов спешно вернулся в Хогвартс, чтобы организовать постоянный портал между банком и школой. Он не знал еще, что атак на банк больше не будет, ибо паника из -- за драконов парализовала Министерство начисто. Борисов рассуждал так, что раз его отряд мал, надо компенсировать это мобильностью. Подрались в полном составе за банк, потом вернулись -- взвесили тем, кто нападает на школу. Если же будут нападать и там, и там, значит противник распыляет силы, и тем более нужен единый, концентрированный удар для сокрушения.
   Из особняка Блэков Борисов прихватил с собой бессознательного Поттера и Андромеду, в качестве сиделки. В конце концов, рассуждал Борисов, раз уж обещал Снейпу, что Гарри Поттер будет найден и доставлен в Хогвартс, так извольте! Умершего от кровоизлияния в мозг и разрыва сердца Рона Уизли, Борисов приказал прикопать в саду. Дополнительных внушений для Грейнджер не потребовалось, Гермиона и сама скрывала инцидент, как могла, чтобы Джинни продолжала пребывать в блаженном неведении.
   Борисов, уловивший из сбивчивых объяснений старшей жены, что проишествие имело сексуальную подоплеку, решил, что клин клином вышибают. Вначале он планировал забрать из "Клубничной Радости" одну из метаморфок, чтобы она была рядом с Поттером, но по прибытии в Хогвартс, Борисов изменил свое мнение.
   Три подружки, отмечавшие в Хогсмиде какое-то событие, и ставшие последними клиентками мадам Розмерты, вернулись в Хогвартс далеко заполночь. Чтобы не шуметь и не терять баллы, они прямиком устремились в Выручай-Комнату и завалились там спать. Когда они проснулись и вышли, школьники уже покинули Хогвартс, Хогсмид сгорел, а домовики отказывались выдавать еду. Даже из самого Хогвартса им выйти не удалось, но системы замка отметили их присутствие, и едва Борисов вернулся, как Шляпа ему сразу доложила о школьницах.
  
   Теперь вот Федор Михайлович, развалившись в директорском кресле смотрел на Чоу Чанг и близняшек Патил, которые с опаской бросали на него взгляды и тут же, потупившись, принимались разглядывать пол. Попались они Снейпу, и тот даже не особо зверствовал, но все равно запугал учениц карами от нового директора.
  -- Так-так, - в конце концов, произнес Борисов, - а ведь я предупреждал о последствиях!
  -- Но мы не слышали этого! - заявила Чанг.
  -- Незнание не освобождает от ответственности, - наставительно заметил Борисов. - Так что теперь будете в рабстве в Хогвартсе, работа вам найдется, да и Грейнджер будет рада.
   Близняшки и Чанг переглянулись, Борисов хохотнул.
  -- Точно, отдам вас ей в гарем, а то она давно стонет, что ей секса не хватает. Слышишь, Грейнджер?
   Гермиона, зевая, высунулась из лампы.
  -- Чего там? Патил и Чанг отдаете мне?
  -- Конечно, - хмыкнул Борисов.
  -- Так, ты, Парвати, будешь обслуживать меня по нечетным днем, а ты, Падма, по четным, - тут же распорядилась Грейнджер, вылезая целиком.
  -- А я? - с вызовом произнесла Чанг.
  -- А ты будешь наказана за свое плохое поведение на пятом курсе! - фыркнула Грейнджер.
  -- Это не шутки, - добавил Борисов, - она у нас такая, любвеобильная и жестокая, ха-ха!
   Федор Михайлович сделал паузу, чтобы девушки прониклись, а потом добавил.
  -- Но есть альтернатива такой работе. В лазарете сейчас находится Гарри Поттер, получивший избыток впечатлений на почве секса. Ваша задача -- привести его в норму, в том числе и в смысле гормонов. Проще говоря, вы будете гаремом Поттера, пока он не поправится. Вы будете ухаживать за ним, кормить, заботиться о психическом и физическом здоровье, трахаться с ним, причем не дожидаясь, пока он проявит инициативу.
  -- А когда он выздоровеет? - прищурилась Чанг.
  -- То он решит вашу судьбу, отпустит вас на свободу -- так отпустит, нет -- так нет, мне все равно, - равнодушно бросил Борисов. - Так что выбирайте, чьи секс-запросы вы будете обслуживать, Грейнджер или Поттера. Это не снимает с вас остальной работы, в теплицах и там по замку, но это уже отдельный вопрос.
   Возможно, девушки бы и возмущались, но общение со Снейпом и, самое главное, невозможность покинуть Хогвартс и отсутствие палочек, сделало их сдержаннее. Поэтому посовещавшись, они выбрали Поттера, и Борисов отправил их в медпункт, на смену Андромеде. Грейнджер злобно фыркала и шипела.
  -- Погоди, - меланхолично заметил Борисов, - и тебе гарем подгоним, мы же только-только начали разворачиваться! Вся Британия будет под нами, наберешь себе молоденьких и красивых, да что там, они сами на тебя залезать будут!
  -- С чего бы это вдруг? - усомнилась Гермиона.
  -- Сама увидишь, - помахал рукой в воздухе Борисов. - Ладно, этот вопрос решили, портал уже создался, теперь давай обратно в Лондон.
   После небольшой заминки, Борисов спросил.
  -- Ну?
  -- Сейчас, резь какая-то ниже живота, - Грейнджер щелкнула пальцами.
  -- Меньше голышом трахаться надо, - наставительно заметил Борисов. - Так, теперь займемся Флетчером и медальоном, но вначале посетим Мунго и приведем гоблинов к присяге!
  
   Дамблдор -- Хагрид, отпустил акромантулов и кентавров, сообщив, что собирается привести еще и великанов на помощь. План был немного скорректирован, но суть его оставалась такой же: убить всех магов, только теперь кентаврам и паукам следовало двигаться отдельно друг от друга, имея в виду общую цель: Министерство Магии в Лондоне.
  -- Идите, идите, - прошептал Хагрид вслед существам, - сейте хаос, убивайте! Мне потребуется много трупов для печати!
   После этого, Дамблдор сориентировался на местности, нашел потайное убежище, зашел в него и пропал.
   Двусторонний портал, созданный "на всякий" случай, перебросил его в горы Швейцарии, в другое убежище, где находился по-прежнему истекающий кровью Фламель.
  -- Эх, Николя! - вздохнул Дамблдор.
   Также Дамблдор обнаружил донесения от своих агентов, внедренных в окружение Гриндевальда. Скупая слеза скатилась по щеке бывшего директора.
  -- Эх, Геллерт!
   Потом Дамблдор подумал, что в новом теле было бы проблематично соблазнять Гриндевальда, и даже немного успокоился. Ему предстоял непростой ритуал, и теперь Дамблдор радовался, что многое подготовил заранее. Тело Хагрида, при всей мощи, было все-таки не таким ловким и гибким, и чертеж сложных знаков занял бы много времени и поставил бы ритуал под угрозу срыва.
   Уложив мадам Розмерту в первый фокус знаков, во второй Дамблдор поместил Николаса.
   Последний маг Атлантиды разнес бы это убежище по камешку, особенно увидь он, что именно ему приготовил Дамблдор. Поэтому Альбус предусмотрительно держал Фламеля в бессознательном состоянии при помощи препаратов и зелий, также имея дальний прицел на ритуал. Дамблдор знал, что ему не тягаться с ментальной защитой Фламеля, но теперь, когда Николас был без сознания, при смерти и находился в ритуальном круге, Дамблдор решил рискнуть.
   Вспоров себе палец, он капнул крови на лоб Розмерты и Фламеля.
   Затем Дамблдор встал в третий фокус и начал бормотать заклинания собственного изобретения. В Хогвартсе не зря было столько призраков, помимо шпионских функций, они еще служили объектом изучения для директора. И теперь Дамблдор собирался, предварительно подвергнув Розмерту заклинанию Империо, извлечь ее дух в виде призрака. Фокус тут заключался в процедуре извлечения, чтобы призрак оставался под воздействием Империо. Затем следовало сломить защиту Фламеля и вселить в него призрак Розмерты. Дух же Фламеля Дамблдор собирался уловить и заточить, сделав своим рабом и источником знаний. Таким образом он получал подконтрольный источник заклинаний атлантов, верного адепта, в теле, натренированном для магии, и маленьким бонусом -- получение благосклонности со стороны Николаса-Розмерты.
   Попутно Дамблдор еще собирался уменьшить тело Хагрида, уплотнив и усилив тем самым природную броню полувеликана, но эти планы относились уже к периоду "после печати". Впрочем, теперь бывший директор готов был терпеливо ждать, в отличие от прежней гонки со смертью наперегонки. Гонки, приведшей к опрометчивому хватанию Воскрешающего камня -- крестража, но цель была так близка! Три Дара Смерти, ибо взять у Гарри мантию-невидимку было проще простого, ритуал, немного магии, и вуаля! Дары смерти превращаются в Дары жизни, даря Дамблдору вечную жизнь. Правда, при этом сами Дары были бы уничтожены, но это ничуть не смущало Альбуса.
  
   Ритуал вначале немного засбоил, но не зря Дамблдор столько тренировался на призраках Хогвартса, и вот уже дух Розмерты, подчиненный и безвольный скользит к телу Николаса. Дамблдор напрягся, и начал совершать характерные движения левой рукой, как будто вытаскивая тяжелую цепь. Дух Фламеля выходил тяжело, и если бы не знаки, то вряд ли бы вообще вышел. Первым делом освобожденный дух Николаса попробовал атаковать Дамблдора, но весь ритуальный зал в сущности являлся ловушкой для духов, так как Альбус хорошо подготовился.
   Ненависть и планы пленения Фламеля Дамблдор строил уже третье десятилетие, и предусмотрел все.
   Дух Фламеля засосало в амулет, а сам Дамблдор принялся пропихивать призрака Розмерты в тело Николаса. Призрак входил туго, тело мага Атлантиды отвергало его, и Дамблдору пришлось изрядно попотеть, прежде чем операция завершилась. И то, под конец, ритуал немного сорвался, и отдачей Хагрида чуть не сбило с ног.
  -- Хорошо, что новое тело такое новое и бронированное, - хрипло выдал Дамблдор.
   Он в изнеможении опустился на пол. Пускай это тело было здоровым, но оно все равно не дотягивало до старого тела директора по мощи магии и энергонаполненности. Еще бы немного, и ритуал сорвался окончательно, с ужасом подумал Дамблдор, переводя дух. Он попенял самому себе за неосторожность, и окончательно лег на пол. Тело Николаса пробудет под препаратами еще шесть часов, дух его пленен, так что Дамблдор мог позволить себе расслабиться.
   Чтобы не терять время, он призвал дух Николаса и спросил.
  -- Ты сталкивался со Стариком? Да? Ты знал, что это Аргус Филч?
   Призрак развел руками и сказал.
  -- Нет, если бы знал, то подготовился!
  -- Он сквиб, - сказал Дамблдор, - так что теперь оцени еще раз, в чем его сила?
  -- В команде, - подумав, ответил призрак. - Воительница Богини Луны, древний волк, маг-метаморф, и самое главное, джинния с мозгами!
  -- Джинния... ах да, Грейнджер, - поморщился Дамблдор. - Что ж, вот оно -- решение!
  -- Альбус?
  -- Нам нужен третий маг для ритуала печати, и Грейнджер отлично подойдет!
  -- Она привязана к лампе, а та привязана к Старику.
  -- Ничего, - улыбнулся Дамблдор, - это решаемая проблема. Расскажи мне подробно все, что знаешь о Старике!
  
   Борисова атаковали на выходе из клиники Св.Мунго. Неожиданно, смело и решительно, и добились бы успеха, если бы Борисов не забыл выключить защиту, стоявшую в параноидальном режиме. Защита поглотила заклинания, а Борисов ощутил жжение на коже, так как Камень Мощи моментально разогрелся.
   Борисов не успел атаковать в ответ, как нападавший скрылся, прихватив своего карлика-подельника.
  -- Вот, - из-за угла вынырнула Грейнджер, таща за шкирку какого -- то низкого мага. - Наблюдал!
  -- Не надо пыток, я все скажу! - тут же заверещал человечек. - Я не при делах!
  -- Ты кто вообще такой? - нахмурился Борисов. - И что это было?
  -- На вас напал Орден Феникса, сэр, - заюлил человечек. - Шизоглаз и Дедалус, решили отомстить за Дамблдора и Гарри Поттера, сэр! Я -- Мандангус Флетчер, но заметьте, я не обвиняю вас в смерти Дамблдора, хотя и вел с ним дела, а сюда меня насильно затащил Шизоглаз, чтобы я потом дал ложные показания, сэр!
  -- Так -- так, на ловца и зверь бежит, - обрадовался Борисов. - Я вообще-то собирался поискать тебя позже, но раз ты подвернулся, то отлично! Поедешь со мной в Хогвартс, там как раз появились двое медиков из Мунго, если что, тебя сразу подлечат.
  -- Зачем меня лечить? Я здоров! - заюлил Флетчер, пытаясь вырваться.
  -- Будешь врать или юлить, лечение тебе точно потребуется, - пообещал Борисов. - Так что не дергайся, будешь работать под Снейпом, как и раньше. И попутно затравишь мне про Орден Феникса, все, что знаешь, и вернешься домой целым, невредимым и с галлеонами на кармане. Понятно?
  -- Да, сэр, конечно, всегда мечтал работать на вас!
   Договаривал он уже в Хогвартсе, в Большом Зале, куда их перебросила Грейнджер.
  

Глава 22

в которой в Хогвартсе появляется Инквизиция и отряд "Медведей", а Гарри Поттер поправляет здоровье

   В самый разгар допроса Флетчера, которому просто насильно влили стакан с Сывороткой Правды, система защиты Хогвартса проинформировала Борисова, что от Хогсмида к замку направляются двое посторонних. Так как они шли прямо через озеро, система не имела прямых указаний, что делать.
  -- Так, - поднялся Борисов, - у нас незваные гости, схожу -- встречу. Пока что слетайте -- разберитесь с медальоном, сэкономим на буровой установке, коли правда. И потом можно будет нанести последний удар по Волдеморту.
   Хогвартс переместил его на берег Черного Озера. По озеру неспешно шли двое Инквизиторов.
  -- Ну вы прямо, как Иисус Христос! - не удержался от возгласа Борисов.
  -- Истинно говорю вам, коли будет у вас веры с горчичное зерно, и прикажете вы горе -- иди, она пойдет! - провозгласил старший из инквизиторов. - Я -- брат Томас.
  -- Я -- брат Алонсо.
  -- Аргус Филч, управитель Хогвартса.
  -- И друг Инквизиции. Мы прибыли помочь тому, кто помог нам.
  -- Помощь -- это хорошо, - кивнул Борисов, - прошу в Хогвартс, обед, горячую ванну, а там разберемся, проектов много, дел тоже.
   Инквизиторы только кивнули, и Борисов приказал замку переместить его и гостей обратно в Большой Зал. Брат Томас и брат Алонсо не выказали внешне ни малейшего недовольства тем, что увидели. Только Луна, прижавшись к Борисову, прошептала на ухо.
  -- Они считают, что у нас здесь порочное гнездо тьмы.
  -- Пусть считают, лишь бы дело делали, - прошептал в ответ Борисов. Вслух громко сказал. - Господа инквизиторы, у нас тут в одном пареньке кусок души Темного Лорда засел, сможете его вытащить?
  -- Это называется экзорцизм, - немного педантично поправил его брат Томас. - Да, можем, в общем случае. Чтобы сказать точно, нужно осмотреть мальчика. Я правильно понимаю, что это Гарри Поттер?
  -- Да, именно так, - ответил Борисов, вставая.
   Инквизиторы переглянулись, как будто Федор Михайлович сказал что-то очень важное, и тоже встали.
  
   По дороге в медпункт Борисов припомнил, что видел близняшек Патил за столом, значит с Гарри осталась Чо Чанг. Тут его мысли переключились на Орден Феникса, и он вспомнил, что где-то в одной из камер Хогвартса сидит МакГонагалл и ждет решения своей судьбы. Что ему делать с деканом Гриффиндора, Борисов не знал, и решил, что для затравки разговора надо попробовать склонить Минерву на свою сторону, а там как пойдет. Занятый обдумыванием разговора, он даже не заметил, что уже привел инквизиторов к медпункту, и те что-то рассматривают.
   Переключившись, Борисов весело хмыкнул от представшей его глазам картинки.
   Чо Чанг, оттопырив зад, делала минет Гарри Поттеру, который полулежал в койке, откинувшись на спинку и закрыв глаза. Руки его бесцельно блуждали по голове, плечам и обнаженным грудям Чо, а сам Гарри что-то бормотал.
  -- Бесплатная медицинская помощь по страховке, - весело пояснил Борисов, держа руку на поясе.
   Гарри схватил Чо за груди и застонал, а сама Чанг перестала изображать головой отбойный молоток.
  -- Это хорошо, - заметил брат Алонсо, - сейчас Гарри будет расслаблен.
  -- Да уж, - поджал губы брат Томас.
   Услышав голоса, Чанг обернулась и спряталась за кроватью Поттера. Сам Гарри стремительно залился краской и натянул одеяло, вжимаясь в кровать. Инквизиторы бесцеремонно рассматривали Поттера.
  -- Тяжелый случай, коллега, - заметил брат Томас. - Доставайте реквизит.
   Брат Алонсо вытащил из рясы брусок желтого мела и начал чертить им прямо на полу медпункта сложный знак.
  -- Девку убрать, в помещение не заходить. Если через два часа никто не выйдет, тогда можете зайти, - объяснял брат Томас Борисову.
  -- Вам помочь магией?
  -- Нет, наша оружие -- доброта и Божье слово! Враг будет повержен силой веры!
   Борисов пожал плечами, мол, была бы честь предложена, и почти силой вытащил Чанг из убежища. Когда дверь медпункта не только закрылась за ними, но еще и была опечатана магией Хогвартса, Борисов почти весело пихнул китаянку в бок.
  -- Что, пока нет близняшек, окучиваешь Гарри?
  -- Да нет! - вспыхнула Чанг. - Выполняю ваши распоряжения!
  -- Да ладно, видно же было, что сосала от души, по приказу так не сосут, - продолжал веселиться Борисов.
   Чанг, смущенно, начала что-то там лепетать про прошлый год, и Седрика с Гарри, но Борисов ее не слушал.
  -- Дуй в Большой Зал, скажи остальным, чтобы в медпункт не входили, - распорядился он. - Продолжай в том же духе, только Грейнджер не попадайся -- затрахает.
   Чанг с кривой ухмылкой полезла в штаны Борисову и начала опускаться на колени. Федор Михайлович оттолкнул Чанг и брезгливо осведомился.
  -- К чему это?
  -- Зарабатываю себе свободу, сэр, вы же сами сказали -- продолжать в том же духе!
   Борисов молча сплюнул и повторил приказ про Большой Зал. Когда Чанг удалилась, Борисов собирался уже было пойти в Выручай-Комнату, сделать первичную прикидку по тамошнему барахлу, но его грубо прервали. Системы Хогвартса сигнализировали о вторжении, мощном, грубом. Чужаки давили оборону, причем так быстро, что прежде чем Борисов отдал приказ на переход к полной обороне, уже прорвались внутрь.
  -- Знакомые все лица! - пробормотал Борисов, которому пришла картинка вторженцев.
   Картины Хогвартса выполняли роль камер, видеопоток шел в голову Борисова. Благодаря этому, Федор Михайлович сразу опознал "Медведей", с которыми уже пересекался, и понял, что дело плохо. Он скомандовал общую тревогу и переместился в Общий Зал. Грейнджер и Снейп с Флетчером еще не вернулись, остальные были на месте.
  -- Всем к бою! - прорычал Борисов. - Противник -- спецназ из России, отлично обучены, так что работаем тройками и четверками!
   Он отдал приказ Хогвартсу подключить остальных к видеопотоку с картин.
  -- Луна -- со мной, работаем по первому этажу! - скомандовал Борисов. - Сестры Блэк -- за вами второй этаж!
   Тут его воинственный настрой немного увял, так как Федор Михайлович осознал, что остальные в Зале не слишком то и бойцы. Поэтому он приказал замку переместить их всех в подземелье Слизерина и запечатать вход.
  -- Так, отставить последний приказ, - заявил Борисов. - Все вместе идем к медпункту, и обороняем его!
  -- Но как же остальной замок? Мы не будем его защищать? - уточнила Луна.
  -- Им нужны мы, а не Хогвартс, - отрезал Борисов.
   Переместив команду к медпункту, Борисов объяснил, что надо бить на поражение вдоль коридора, и тогда все будет в порядке. Сам он после этого исчез, решив воспользоваться своей мобильностью и хорошей защитой. Суть была проста как мычание: благодаря картинам Борисов знал, где находится каждый из "Медведей". Следовало всего лишь, при помощи замка, перемещаться им за спины и пускать в ход Лобзик.
   На практике в плане возникли небольшие затруднения.
  
   Полчаса спустя, уставший и выдохшийся Борисов, сидел в нише, отстреливаясь из Лобзика и радуясь тому, что у дробовика бесконечные патроны. Только это пока еще спасало его, ибо Кристалл Мощи перегрелся и растрескался, а в трансфигурирующемся оружии Макса закончилась энергия. Хогвартс теперь напоминал Сталинград после бомбежек, выбитые окна, дыры в стенах, изломанные полы и потолки, трупы домовиков, "Медведей", и всех, кто случайно подвернулся под руку. Поэтому Борисов упрямо сидел на одном месте -- оттягивал врагов от медпункта. Что там осталось от его команды, можно было только гадать, и тут раздался немного знакомый голос.
  -- Авада Кедавра! Авада Кедавра! Авада Кедавра!
   Осторожно выглянув из ниши, Борисов увидел, что посреди коридора висит дух Волдеморта и убивает врагов. Рядом стояла Грейнджер и задумчиво лизала мороженое.
  -- Выходите, выходите, - не оборачиваясь, сказала Гермиона, - враг разбит, хоть и с трудом.
  -- Как это он у тебя?
  -- Добавила части из медальона и Гарри. Теперь в нем пять частей, так что частично материален и может работать с палочкой, - горделиво ответила Гермиона. - А у вас тут как?
  -- У нас тут очень плохо, - утер лоб Борисов.
   Переместился к медпункту. Взъерошенная Беллатриса слизывала кровь с щеки Нарциссы, в сторонке, привалившись к стене и тяжело дыша, лежала Андромеда. Посреди коридора лежал Снейп с проломленной головой, рядом с ним на коленях стояла Лавгуд в наряде Воительницы. Чуть поодаль, вздувая бока и пуская пену, отходил Фенрир.
   Из-за поворота вынырнули Инквизиторы с окровавленными посохами.
  -- Да пребудет душа их в мире! - объявил брат Томас. - Это были умелые противники!
  -- Да, - устало сказала Нарцисса, - если бы не помощь Хогвартса и домовиков, задавили бы.
   Борисов пожевал губами. Потери в команде ему не нравились. Расходы на ремонт тоже. Нападение "Медведей" так вообще было поводом выйти из себя всерьез и надолго. Федор Михайлович устало закрыл глаза, так как срываться на тех, кто доблестно сражался, было бы чересчур. Хогвартс разблокировал подземелья Слизерина, выпуская остальных, кто не сражался.
  -- Как там Гарри? - спросил Борисов у инквизиторов.
  -- Нормально, - кивнул брат Алонсо, - и будет еще лучше. Частичка темного духа тянула из него магию и жизнь, так что теперь Поттер станет вдвое сильнее и здоровее. Сейчас он спит, а как проснется, пусть усиленно ест и восстанавливает силы.
  -- Ну хоть что-то, - проворчал Борисов, глядя на Снейпа.
   И как будто мало было того, что случилось, Луна внезапно встала и заявила.
  -- Меня призывает Богиня! Меня и моего ребенка!
   Борисов хотел было заявить, что так быстро детей не бывает, но промолчал. Луна, раскинув руки, устремилась к потолку и пропала. Федор Михайлович с тоской подумал, что скоро убегание беременных жен станет традицией. На него наваливался отходняк после боя, хотелось сесть и ни очем не думать, ничего не делать. Усилием воли Борисов вызвал оставшихся домовиков и приказал начать уборку, а также подготовку к похоронам, а сам собрался присесть.
  -- Идемте, господин, - подхватили его под руки Нарцисса и Беллатриса.
   Сзади в спину, то ли подталкивая, то ли цепляясь, тыкалась Андромеда.
  
  -- Гнездо разврата, брат Томас! - заявил инквизитор, глядя, как сестры Блэк и Филч скрываются за поворотом.
  -- Благодаря которому мы уже убили десяток магов, брат Алонсо, и еще убьем, - возразил брат Томас. - Так что смирись и смиряй дух. Однажды Аргус перестанет быть другом Инквизиции и тогда мы сожжем гнездо порока дотла и посыплем здесь все солью.
  -- Во славу Его да истребится нечестивая магия! - кивнул брат Алонсо.
  
   Борисова завели в ванную для преподавателей, и долго лечили от упадка сил здоровым сексом. Вначале сестры подходили к Борисову по очереди, потом полезли на него все втроем, потом появилась Грейнджер с Джинни и началась куча-мала, с тотальным перетрахом и применением секс-игрушек. Отдыхая в кресле, и глядя, как сестры втроем трахают Гермиону, Борисов умиротворенно подумал, что мероприятие по сближению команды удалось на славу.
  

Глава 23

в которой Британия избавляется от Волдеморта и Министерства, а Борисов занимается Орденом Феникса

  
  -- Итак, половина отряда "Медведей" сумела уйти, - подвел итог Борисов. - Это очень, очень плохо! Мы потеряли две трети от оставшихся домовиков, Снейпа, Фенрира и Лавгуд, пусть даже она сама ушла. Системы защиты Хогвартса местами повреждены, а там, где прорывались "Медведи" вообще уничтожены! Следующую атаку нам не отбить. И это не говоря уже о том, что были уничтожены два склада с дорогостоящими ингридиентами!
  -- Можно перебазироваться в Гринготтс, - предложила Нарцисса, - заодно там будет легче контроллировать гоблинов.
   Кроме них, в кабинете находилась еще Беллатриса, которая яростно закивала.
  -- Низших всегда надо держать под контролем! - заявила она.
   Борисов пожевал губами, а потом внезапно спросил.
  -- Что вы распылили в ванной?
  -- Простите, господин?
  -- Ну, вы же что-то добавили в воду или воздух, иначе с чего бы такая оргия произошла бы?
   Борисов внимательно смотрел на сестер. Первой сдалась Нарцисса.
  -- Да, господин, мы добавили магический афродизиак, он действует только на магов и сильно возбуждает желание секса, независимо от пола.
  -- Понятно, - кивнул Борисов. - Магическая "Виагра". А у вас есть еще? Нет? Можете приготовить? Отлично! Тогда готовьте этот афродизиак, ах ты ж, Снейпа убили... ладно, берите Слагхорна в помощь, вроде тоже шарит в зельях. Приготовите его в виде порошка и много, чтобы можно было распылить в вентиляции и подействовало на огромное здание!
  -- Если вы, господин, готовитесь атаковать Министерство Магии, то там нет вентиляции, - скромно заметила Нарцисса. - Очистка и доставка воздуха производится при помощи магии.
  -- Вмешаться в работу воздушных систем можно? - уточнил Борисов.
   Сестры закачали головой, потом Нарцисса сказала.
  -- В Министерстве есть специальный маг, который заведует всеми системами, но он не выходит из здания. Никто не знает, как он выглядит, кроме Министра.
  -- Ладно, - пожевал губами Борисов, - но этого любовного порошка все равно сделайте -- пригодится!
  
   Посидев в одиночестве, покурив и все обдумав, Борисов пришел к выводу, что без вариантов нужно брать Министерство. Чтобы предотвратить нападения извне, нужна власть, и эта власть сосредоточена в посте Министра. Также следовало убрать конкурентов из магического мира: Волдеморта и Орден Феникса, так как и у первого, и у вторых, были свои виды на пост Министра, свои люди в Министерстве и много чего еще.
   Флетчер выдал много информации, но недостаточно. Все-таки то, что он и Снейп служили контактами Дамблдора с криминалом, накладывало свой отпечаток. С основным составом Ордена Мандангус контактировал мало, и, перечислив имена и фамилии, мало что смог добавить к этой информации.
   Что касается Волдеморта, то теперь, после уничтожения крестражей, его следовало просто убить.
   Тут Борисов припомнил рассказ Снейпа о пророчестве и еще раз задумался. В принципе, технически, Гарри Поттер имелся, вот он, в медпункте поправляет силы с близняшками Патил. Борисов оценил картинку, представленную замком, и ухмыльнулся. Поттер и в самом деле фонтанировал магией и жизнью, и сейчас доказывал это Падме и Парвати одновременно.
  -- Хммм, - задумчиво выдал вслух Борисов, - это что же получается? Осколок души пил магию и силу из Гарри?
   Борисов постучал по лампе, оттуда высунулась недовольная Грейнджер.
  -- У нас эксперимент в самом разгаре! Что еще вам?
  -- Скажи, дух Волдеморта, который у тебя, он как -- силен?
  -- Чрезвычайно силен, особенно теперь, после слияния осколков, - поджала губы Гермиона.
  -- Тогда тебе и поручим эту миссию! - потер руки Борисов. - Бери дух и пусть он ведет тебя к оригиналу. Замочишь Волдеморта, ну или сожрешь его силы, мне без разницы, и возвращайся. Лампа останется здесь, так что тебе точно ничего не грозит!
  -- Это приказ? Мне тяжело удаляться от лампы... может даже с приказом не получится, - вздохнула Грейнджер.
  -- Конечно же, это приказ! - улыбнулся Борисов. - Приказее не бывает!
   И мысленно он добавил: "А лампа и Джинни останутся в заложниках, чтобы ты не чудила".
  -- Хорошо, как скажете, - пожала плечами Грейнджер.
   Она вызвала дух Волдеморта, вскарабкалась ему на шею и приказала.
  -- Ищи!
   С силой втянув воздух ноздрями, полуматериальный дух взлетел.
  
   Проводив взглядом летящую парочку, Борисов потер руки.
  -- Итак, одну проблему решили! Теперь займемся Орденом!
   По дороге к темнице, где сидела МакГонагалл, Борисов завернул к медпункту, послушал лечебно-сексуальные стоны и крики, и удовлетворенно кивнул. Гарри Поттер должен был стать сильным козырем в грядущей борьбе за власть, и его следовало привязать к Хогвартсу и Борисову. Перехватив по дороге еще Нарциссу, Борисов приказал дополнительно подливать Поттеру зелья, снижающие критичность восприятия. Необходимо было, чтобы Гарри поверил в ту историю, которую ему скормит Борисов. Историю, конечно, еще следовало придумать, но и тут Федор Михайлович рассчитывал на успех. В конце концов, всегда оставались родственники Гарри, которых можно было опиздюлить и тем самым втереться в доверие Поттера.
   Особенно с учетом пониженной критичности мышления.
  
   МакГонагалл не стала кричать и возмущаться, а просто спросила.
  -- Аргус, что происходит?
  -- Мне нужна информация о всех, кто входит в Орден Феникса, - так же просто ответил Борисов, закрывая дверь.
  -- Ты ее не получишь! Пусть у меня нет моей палочки, но и ты не маг! - гордо заявила МакГонагалл.
  -- Именно поэтому я пригласил специалиста по добыче информации из мозгов, - скромно сказал Борисов, призывая Сортировочную Шляпу. - А чтобы ты не дергалась, Минерва
   Борисов отдал приказ, и цепи, вылетев из стены, сковали руки и ноги МакГонагалл.
  -- Видишь ли, тут раньше располагалась пыточная для нерадивых учеников, так что ассортимент всякого-разного остался. Очень приятная комнатка, не находишь?
   Из пола выдвинулся стол, и МакГонагалл внезапно оказалась в лежачем, зафиксированном положении. Даже голову прижало специальным обручем-захватом.
  -- Ну вот, теперь приступим, - ласково сказал Борисов и надел на Минерву Шляпу.
   Та подумала минутку, потом сказала.
  -- Однозначно -- Гриффиндор! Шучу, шучу! Итак, по порядку.
  -- Давай, - Борисов положил в стороне блокнот и самопишущее перо. - Под запись.
  -- Орден Феникса. Создан Дамблдором для противостояния Волдеморту во время Первой войны. После Дамблдора самый влиятельный - Аластор Грюм, по прозвищу "Шизоглаз", хотя формально руководства в Ордене нет...
   Борисов слушал, кивал, запоминал. Перо строчило. Шляпа цедила светящиеся слюни воспоминаний в расставленные на полу склянки. МакГонагалл бесилась, но сквозь специальный кляп доносилось лишь мычание. И тут пошла информация о самой МакГонагалл, и в том числе прозвучало следующее.
  -- Любовница Дамблдора, также любит секс в анимагической форме. Анимагическая форма -- кошка.
  -- Стоп-стоп-стоп, так это что Дамблдор кошку трахал? - полюбопытствовал Борисов.
   Шляпа выдержала паузу, перебирая воспоминания Минервы.
  -- В частично анимагической форме, с хвостом и ушками, а также шерстью. Секс в полной анимагической форме зафиксирован с миссис Норрис -- в принудительной форме, с котом Грейнджер Живоглотом -- в добровольной, а также с
  -- Хватит, хватит, - перебил Борисов, - еще мне тут зоофилии только не хватало. Старушка, да ты горячая штучка, оказывается!
   Заинтересовавшись, Борисов раздел МакГонагалл. Упругое женское тело выглядело очень аппетитно.
  -- Применение Трансфигурации в быту, - пояснила Шляпа, - не все могут, но Минерва -- мастер.
  -- Поэтому она постоянно носила длинные закрытые мантии, понимаю, - кивнул Борисов, расстегивая штаны. - Ну что, поза располагает, так сказать. Чего остановилась, Шляпа, трави дальше, одно другому не мешает.
   Шляпа промолчала, что вид секса людей ей неприятен, и вновь сосредоточилась на извлечении воспоминаний.
  
   Стая драконов пролетела над Ла-Маншем. Царь машинально отметил присутствие в водах пролива Кракена, решив потом перегнать существо на охрану другого острова, который меньше размерами. Надо полагать, если бы ирландцы знали, они бы отказались от такой чести. Но они не знали, а Драконий Царь планировал сделать из Ирландии детский питомник, и Кракен на охране вод смотрелся бы просто отлично. Стычки с войсками магов в Европе еще больше укрепили Драконьего Царя в мнении, что маги стали слабы, растеряли знания и умения.
   Поэтому, не колеблясь, он отдал приказ сходу атаковать Министерство Магии Британии.
  
   Грейнджер, в фривольной позе плыла по воздуху в метре над полом. Выбегавшие на нее Пожиратели замирали на секунду при виде полуматериального духа Темного Лорда. Этого времени хватало духу, чтобы скастовать Аваду. Поместье Гойлов, куда перебазировался Волдеморт, уже было усеяно трупами, и Грейнджер не собиралась останавливаться. Вид чужих смертей приносил ей болезненное удовлетворение и возбуждение.
   Вмешалась она только один раз, когда навстречу вышел сам Волдеморт.
   Щелкнув пальцами, Грейнджер снесла Темному Лорду голову, и тут началось самое интересное. Пророчество, реализация которого не состоялась, ударила по Гермионе в ответ. Нанести вред Грейнджер не удалось, ибо для этого следовало повредить лампу, а та была надежно укрыта в Хогвартсе. И тогда мощь магии пророчества обрушилась на то, что было рядом: связь между Грейнджер и Борисовым. Чары старого джинна Абдаллаха устояли, но не до конца. Поврежденным оказалось самое слабое звено, то, над чем Гермиона билась в первую очередь: разрыв зависимости от расстояния. Ее резко перестало знобить, и радостное возбуждение затопило джиннию. Пусть так, но связь разорвана!
   Она уже давно просчитала планы на все возможные случаи.
   Следовало вернуться в Хогвартс, похитить лампу и делать ноги. Лампу будет таскать подконтрольный дух Волдеморта, и Грейнджер будет сама себе хозяйка! Приказывать ей может только Борисов, но он будет далеко, а лампа неуязвима для всех, кроме Борисова, который опять же будет далеко. Фактически, это означало вечную жизнь и могущественную магию. Грейнджер задумалась даже было о мести Борисову, но признала бесперспективность занятия. Чтобы мстить, следовало избавиться от лампы или полностью разорвать связь.
  -- Ладно, цена не слишком высокая, - пробормотала она, - да и желающих отомстить этому чокнутому Старику найдется предостаточно. Надо вытащить с собой Гарри... да, но вначале надо успокоиться.
   Гермиона усилием воли подавила возбуждение, зная, что потом ей это аукнется вдвойне. Но ради лампы и сидящей внутри Джинни, джинния была готова на многое. Подконтрольный дух еще подпитался от оригинала, окончательно став материальным, и Грейнджер переместилась обратно в Хогвартс.
   Следовало найти Борисова, так как лампа всегда была у него.
   Найдя Федор Михайловича, Грейнджер поняла, что сегодня определенно ее день. Борисов возбужденно трахал МакГонагалл, которая что-то пронзительно мычала, прижимала уши и махала хвостом. Лампа и штаны валялись в углу. Направив Шляпе ментальный посыл "Сожгу нахрен!" Грейнджер при помощи духа тихо изъяла лампу. Затем она бегом устремилась в медпункт, спасать Гарри.
  -- А, Гермиона, - глупо улыбнулся Гарри, - а мы тебя искали, искали, с Роном. Кстати, где он?
  -- Мертв твой Рон, его убил Филч! - соврала Гермиона.
   Так как Гарри уже напоили спецзельем, он сразу поверил и ужаснулся.
  -- Надо бежать отсюда! Филч здесь повсюду!
  -- Спокойно, за этим я и пришла! - заверила его Грейнджер. - Полезай в лампу, нас ждет свобода.
  -- Свобода... это хорошо, - и Гарри без рассуждений залез в лампу.
   Гермиона тут же погрузила его в сон и влила антидот, занеся еще одно преступление Филча в дневник. Обитательницы медпункта, вначале спрятавшиеся было, робко высунулись и поприветствовали Грейнджер. Выслушав их историю, Гермиона вознегодовала, и предложила эвакуировать всех.
  -- И нам не надо будет спать с Гарри? - робко уточнила Падма.
  -- Конечно же нет, дорогая, - заверила ее Гермиона, ласково обнимая. - Будешь спать с кем хочешь, вот я сплю с Джинни и нам нравится.
   Девушки не стали отшатываться и кричать про мораль, это Гермионе понравилось. Пригласив всех в лампу, она громко сказала.
  -- Следующая остановка -- удаленное поместье Малфоев! Лишних пассажиров просим освободить лампу!
  

Глава 24

в которой Борисов теряет, приобретает и командует, а Грейнджер сексуально мстит

  
   Закончив сеанс и поощрительно похлопав МакГоналл по животу, Борисов, отдуваясь, спросил у Шляпы.
  -- Ну что, все извлекла?
  -- Да, все извлечено и записано. Знаете, пока вы производили накачку и добычу сведений, приходила ваша старшая жена.
  -- О, уже закончила, молодец, - рассеянно ответил Борисов, натягивая штаны. - А где лампа?
  -- Вот-вот, - зачастила Шляпа, - она забрала лампу и скрылась, и вид у нее был очень довольный! Затем она проникла в медпункт, и украла Гарри Поттера и девушек, приставленных за ним ухаживать. Подконтрольный ей дух стал еще сильнее, так что можно заключить, что она убила Волдеморта.
  -- Ну хоть что-то, - проворчал Борисов. - Чего это она взбесилась?
  -- Подозреваю, что она освободилась от некоторых уз, - дипломатично заметила Шляпа, - и также... она беременна.
  -- Чего? Еще скажи, что от меня!
  -- Да, от вас.
  -- Да ёпт! Всего несколько дней прошло! Не бывает так быстро диагнозов! - возмутился Борисов.
  -- Ну, я заглянула внутрь Грейнджер, вы же знаете, я специалистка по заглядыванию, - самодовольно сказала Шляпа. - Так что сомнений нет, мальчик!
  -- Блядь! - только и сказал Борисов. - Почему от меня сбегают беременные жены? Нет, надо заканчивать эту практику! Всем поставить спиральки! Ладно, что-то еще?
  -- Да, и вам это очень не понравится. В медпункте лежит тело, кажется его зовут Макс. Он мертв.
   Борисов выматерился. Оставалось только радоваться, что Грейнджер не нагадила еще больше, уходя. Видимо, торопилась, пока он был занят. В приступе ярости Борисов хотел уже было убить МакГонагалл, но сдержался. Перенес к себе Беллатрису и приказал, указывая на Минерву.
  -- Обработать. Привести к клятве верности. Затем освободить и поставить на работы.
   Минерва что-то протестующе мычала, но Борисова это уже не волновало. Он был в ярости от пошедшего потока потерь ценных специалистов. В первую очередь досталось специалистам из клиники Мунго, осматривавшим труп Макса. Их Борисов упрекнул в неприсмотре за пациентами и вообще.
  -- Мистер Поттер занимался с девушками, мы не мешали, как вы и распорядились! - оскорбленно воскликнули специалисты.
   Борисов фыркнул, но признал промах. Впрочем, кто ж мог знать, что Грейнджер внезапно освободится и пойдет куролесить? Федор Михайлович мысленно признал, что такое предвидеть было нельзя. Поэтому он умерил свою ярость и распорядился.
  -- Так, приступайте к обязанностям. Всех, кто находится в замке подлечить, подлатать, чтобы были здоровы! Профилактические осмотры и прочие прививки с рентгенами в обязательном порядке, жду график завтра у себя на столе!
   В медпункт внезапно ворвался гоблин, с криком.
  -- Господин! Драконы разрушили Министерство! Они атакуют Аллею и Гринготтс!
  -- Ебать -- копать! - вскричал Борисов. - Все в ружье! Готовьте бинты и гробы!
   И он исчез, переместившись к порталу в Гринготтс. Туда же, по воле Борисова, замок переместил всех взрослых магов. В двух словах объяснив ситуацию, Борисов воззвал к командному духу и призвал сражаться с драконами изо всех сил. После этого отряд прошел порталом в Гринготтс.
  -- Какой график он имел в виду? - спросил один из медиков другого.
  -- Какая теперь разница? Сам же слышал -- скоро тут будет много раненых. Давай готовиться!
  
   Дамблдор, не теряя времени, прибирал к рукам хозяйство Гриндевальда, оставшееся бесхозным. Так как война внезапно отменилась, заводы, лаборатории и производства не успели сильно пострадать. Дамблдор-Хагрид даже перехватил часть армии Гриндевальда, сразу направив их на охрану наиболее важных объектов. Дух Николаса уже вел расчеты по модификации печати, которая должна была улавливать жизненную энергию и передавать Альбусу. Дамблдор, хотя война и отменилась, да и сам он заимел новое крепкое тело, решил все-таки поставить печать. Только модифицировав ее, чтобы не привлекать внимания Министерств, и собирать не эманации умирающих, а скармливать печати, скажем, преступников. Даже при коэффициенте в одну десятую, каждый преступник означал несколько лет жизни.
   Дел было полно, и поиски Грейнджер Дамблдор пока что отодвинул в сторону.
  
   Выйдя из Гринготтса, Борисов признал, что дела очень плохи. Драконы громили Аллею, и хорошо, что банк гоблинов стоял в середине. Федор Михайлович, припомнив свою службу в армии, принялся командовать. То, что приготовили гоблины для мятежа, теперь должно было остановить драконов. Или не остановить, тут Борисов ничего сказать не мог, специалистов по сражению с драконами под рукой не было. Гоблины споро выкатывали метательные установки, вооружались палочками, укрепляли окрестные дома, чертили знаки и руны.
   Часть мракоборцев, выживших во время бойни в Министерстве, медленно отступала, пытаясь сражаться. Объединившись по три, четыре, пять магов, они атаковали драконов, те пылкали огнем в ответ, разрушали дома и жгли всех, кто попадался. Маги-жители Аллеи разбегались с криками, мракоборцев, в сущности, держало только осознание, что биться надо, иначе драконы вообще всех сожрут.
  -- Держись, парни! - заорал в мегафон Борисов. - Старик и его банк с вами! Огонь!
   Гоблины ударили, из пушек, метателей, орудий, запустили в небо дрессированных птиц. Из дверей банка, покачиваясь, начали выходить големы Хогвартса. Мракоборцы воспряли духом, задвигались активнее.
  -- Давай дружно! - орал Борисов. - Гоблины бьют, маги прикрывают, потом наоборот! Врага не жалеть, бить на поражение!
  -- Чшеловешшшек! - раздалось сверху. - Ты разбудил меня!!
   Драконий Царь, вообще-то державшийся сзади, ощутил Борисова и не смог удержаться. Вам было бы приятно, если бы кто-то трахался на вашем глазу, да еще и транслировал магией сигналы при этом? Вот и Драконий Царь затаил обиду, которая теперь толкнула его вперед.
  -- Авада Кедавра! - тут же выдали Нарцисса и Беллатриса.
   Драконий Царь гулко расхохотался.
  -- Глупые маги! Я слишком велик и могуч, чтобы меня брали ваши жалкие Авады!
  -- Интересно, как с ним справились маги древности? - немного дрожащим голосом сказал Гораций сзади.
  -- Да, вот когда пожалеешь, что Макс и Грейнджер не с нами! - прорычал Борисов. - Воздух!!
   Драконий Царь, расправив крылья, заходил в атаку прямо на Борисова.
  
   Гермиона, "освободив жилплощадь" от Безумного Макса, переместилась в особняк Малфоев в самом веселом настроении. Вопреки ее ожиданиям, трупного смрада не наблюдалось.
  -- Ау, Драко, где ты? - пропела Грейнджер.
   Предвкушение мести и расставание с Борисовым окончательно привели ее в радостно-возбужденное состояние. Мозги Гермионы потихоньку начинали "уплывать", под действием возбуждения, поэтому она выпустила остальных девушек и распорядилась.
  -- Ищите Драко Малфоя, он должен быть где-то тут!
   Девушки разбрелись по особняку, настороженно оглядываясь. Драко обнаружился на улице, возле трупа Люциуса. Он вяло пытался отрезать очередную полоску мяса, и в первую минуту даже не понял, что происходит. Его завели в дом, выдали еды и одеяло, и Гермиона подогрела особняк до приемлемой температуры. Драко, чавкая и брызжа слюной, ел, пил, давился, прихлебывал, не обращая внимания на собравшихся девушек.
  -- Итак, - Грейнджер указала на Драко, - вот этот тип всем нам насолил. Портил жизнь, обзывался, кидался заклинаниями, и вообще, вел себя, как последний хам! Предлагаю ему отомстить!
   Чо Чанг и сестры Патил, после уроков Хогвартса, не стали торопиться с высказываниями.
  -- Да! Но как? - спросила Джинни.
  -- Почему самцы считают себя выше нас, женщин? Потому что они видите ли доминируют в сексе! - фыркнула Грейнджер, скорчив презрительную мину. - Предлагаю подоминировать над этим гадом, показав ему, что женщины выше!
  -- Эээ, но как? - спросила Чо.
  -- Ну как, как, дырка у него есть, даже две, так что сегодня он будет в роли девочки, а мы в роли мальчиков, - рассмеялась Гермиона.
   Драко уловил что-то, но не понял что. Грейнджер смеется? Пускай! И он продолжил жрать, как не в себя.
  -- Но у нас нет этих штук, - заметила Чо.
  -- Зато они есть у меня, ведь магия может все, глупышка, - потрепала ее по щеке Гермиона. - Полный букет ощущений, включая впрыск спермы, гарантия производителя, то есть меня.
  -- Но он вряд ли согласится, - заметила Парвати, поглядывая на Драко.
  -- Пфе, кто его спрашивать-то будет? - презрительно заметила Грейнджер. - Нет уж, доминировать, так по полной, его согласие нам не потребуется!
   И она незаметно распылила украденную у Нарциссы партию порошка-афродизиака. Мысли о гареме из девушек крепко засели в голове Гермионы и теперь, по ее мнению, следовало повязать всех общим сексом. Ну и попутно отомстить, конечно же, ибо к Драко у нее было множество претензий.
   Выждав немного, Грейнджер поняла, что девушки "поплыли" и возбудились.
   Улыбнувшись, она припомнила сцену с Борисовым и МакГонагалл, и щелкнула пальцами. Малфоя подняло, опрокинуло на стол и приковало. Драко возмущенно заорал, удвоив силу крика, после исчезновения одежды. Гермиона смело подошла и раздвинула ему ягодицы, сказав.
  -- Ну вот, милый, ты от меня и не ушел. Не в одном особняке, так в другом!
   Драко закричал еще сильнее, пока Грейнджер входила в него.
  -- Ну разве мы не идеальная пара, а? - спросила она у Драко.
   Остальные девушки, несмотря ни на что, все еще мялись, и Гермиона щелкнула пальцами. У всех исчезла одежда и появились страпоны производства Грейнджер.
  -- Ну же, смелее! Попробуйте другую сторону секса! - подбодрила их Гермиона.
   Но девушки все равно стеснялись, и тогда Гермиона поставила вместо себя Джинни. Насильно надавила на нее, заставляя войти. Драко снова обреченно завопил.
  -- Ух ты! - воскликнула Джинни. - Восхитительно!
   И она быстро задвигала бедрами, лаская сама себе грудь. Гермиона подошла к Драко с другой стороны и заткнула ему рот, тоже начав ритмично двигаться. Малфой начал кусаться, но это привело лишь к тому, что Грейнджер отошла и врезала ему со всей силы по лицу ногой. Затем щелкнула пальцами, удаляя остатки зубов, подошла и снова вставила.
  -- Вот так, дорогой, это тебе за грязнокровок и прочие твои дела! Давай, ты же прекрасно умеешь работать ртом, покажи высший класс!
   Драко мычал, орал, стонал и плакал, Грейнджер двигалась, Джинни тоже, остальные распалялись. Первой не выдержала Чанг, подскочила к Гермионе.
  -- Дай я!
  -- Давай вдвоем! - великодушно потеснилась Гермиона.
   Малфой протестующе замычал, но сделать ничего мог. Грейнджер перешла к реализации следующей стадии плана, и начала мять грудь Чанг и ставить засосы. Чо стонала и принимала ласки с благодарностью. Затем Грейнджер оторвалась и перешла к Джинни.
  -- Давай вдвоем! - и они дали вдвоем.
   Близняшки Патил приблизились, начав ласкать Чо. Гермиона зашептала на ухо Джинни, та закивала, в несколько фрикций закончила процесс и вышла из Драко. Поманив к себе близняшек, Гермиона предложила им войти одновременно в Драко, и насладиться ощущениями. Парвати и Падма так и сделали, затем посмотрели друг на друга и слились в поцелуе. Грейнджер ликовала, оргия развивалась успешно, теперь оставался последний штрих. Обхватив грудь Парвати, она вошла в нее сзади, Джинни проделала то же самое с Падмой.
   Спустя три часа действие афродизиака закончилось, и усталые, но довольные девушки, попадали на заботливо подставленные матрасы. Драко лежал без движения, потеряв сознание на втором часу секса. Грейнджер сыто облизывалась и улыбалась. Пусть и под действием возбуждающего, но все равно секс-оргия состоялась, и теперь в памяти остальных будет, что секс с девушками -- это прекрасно. Там еще немного поработать, и у нее будет гарем, личный и неприкосновенный, с которым она сможет наконец удовлетворить свой зуд между ног.
  -- Задница Драко смотрится отталкивающе, - пожаловалась Джинни.
  -- Ой, конечно! Девочки, теперь мы будем жить в горах Швейцарии. Свежий воздух, прекрасная природа, затерянный уголок, где нас не побеспокоят. И прекрасный огромный особняк, также неподалеку есть Лазурный Берег с отличными пляжами!
  -- Да!! - раздалось устало, но единодушно.
   Грейнджер щелкнула пальцами, перемещая всех в Западные Альпы. Драко, оставшийся прикованным, умер к концу дня от заворота кишок и кровотечения, вызванного разрывом заднего прохода. Грейнджер, усвоившая уроки Борисова, могла бы злобно хохотать, если бы не была занята обустройством особняка и размещением девушек.
  
   Борисов бесстрастно наблюдал за пикированием Драконьего Царя. Сорвав с себя бесполезный пояс, Борисов раскручивал его как пращу. Кристалл Мощи, растрескавшийся, но все еще полный энергии, влетел прямо в глотку Царя. Повелитель драконов закашлялся, поперхнулся и попытался избавиться от помехи. Раскол Кристалла привел к высвобождению всей накопленной энергии... и Царя просто разорвало на миллион кусочков.
  -- Берегись! Мясной дождь! - хохотнул Федор Михайлович, трансформируя оружие Макса в зонтик.
   Драконы, лишившись Царя, горестно взвыли и упали духом.
  -- Ура, мы ломим, гнутся птички! - проорал Борисов в рупор. - Дружно! Бей рептилий!
  -- Бей!! - взревели маги.
   Истребив половину и без того поредевшей стаи, маги заставили драконов отступить. Летающие создания, оставшись без руководства, сражались плохо, и потом, после поражения, рассеялись по миру, по большей части попав обратно в заповедники. Многие пали в этой битве, и Борисов тоже едва не стал жертвой, но сестры Блэк его спасли. После битвы, над разгромленной Аллеей покатилось дружное.
  -- Старика -- в Министры!!! Старика -- в Министры!!!
   "Гарри Поттер не потребовался", мысленно усмехнулся Борисов, маша рукой.
  

Глава 25

в которой приходит Новый Год и финал

  
   Министр Филч, единственный владелец Банка Филча и Цитадели Филча, а также обладатель множества орденов от Министерств других стран, сидел в своем кабинете и курил сигару, задумчиво глядя в окно.
  -- Вот и Новый Год, - сказал он вошедшей в кабинет Нарциссе.
  -- Визенгамот единодушно присудил вам новый титул: Великолепный, - с улыбкой сообщила Нарцисса.
  -- Тоже неплохо, - Борисов развернулся. - Ладно, что там у нас по хозяйству?
  -- Поселение домовиков во главе с Вождем Хоби отвергло претензии Министерства, - официальным тоном заявила Нарцисса, - и скрылось в подпространстве, сообщив, что, цитирую: "эльфы будут свободными!" Похищенную ими метаморфу Луизу Челленджер, эльфы забрали с собой.
  -- Ну и хрен с ним, - подумав, сказал Борисов. - Так, пиши новый указ, черновик, разумеется, детали будем шлифовать позже. Домовикам -- обязательный отпуск раз в году и по беременности. Во время отпуска предписывается усиленно размножаться. За каждого нового эльфенка будем выплачивать компенсацию, и чем больше их, тем больше компенсация. Пару лет такую хрень бюджет потянет, а там и выровняем численность домовиков. Так, выделить им крыло в Хогвартсе для размножения, пусть стараются.
  -- Записала. Круг Волхвов России отверг ноту о выдаче оставшихся "Медведей", заявив, что они не делали того, что им приписывают.
  -- Как и ожидалось, - хмыкнул Борисов. - Ладно, будет им сюрприз летом! Что-то еще?
  -- В приемной сидят инквизиторы.
  -- Давай, а то они у нас уже загостились, - скомандовал Федор Михайлович.
  
   Братья Томас и Алонсо отчитались о проделанной работе. Все, кто входил в круг Пожирателей, были уничтожены. Те, кто готовился стать Пожирателями, тоже. Войска Волдеморта из оборотней и великанов, битые в двух сражениях, присмирели и часть даже выразила желание принять христианство.
  -- Но как? - удивился Борисов.
  -- Добрым словом, крестом и мечом можно добиться многого, - улыбнулся брат Алонсо.
   Все, кто имел отношение к Ордену Феникса, за исключением МакГонагалл, тоже были уничтожены. Дементоры развоплощены, только Кракен сумел удрать от инквизиторов, и то исключительно в силу размеров и пребывания в воде. Борисов, втайне договорившийся с Кракеном о правильном поведении (не так сильно топить суда с людьми и охранять остров), в обмен на убежище, уход и кормежку, только сочувственно покивал инквизиторам.
   Брат Алонсо и брат Томас переглянулись, но не стали развивать тему.
   Просто откланялись, поблагодарили за содействие и отбыли обратно в Рим.
  -- Так, а что там у нас в Италии творится? - спросил Борисов у Нарциссы.
  -- Выпущенную на волю Инквизицию не так то просто загнать обратно, - улыбнулась та. - Идет тихая и кровавая война.
  -- Неудивительно, если у них там все такие специалисты, - поежился Борисов. - Запиши, изыскать средства и внедрить к ним нашего человека, а также озаботиться подготовкой специалистов против инквизиторов.
   Борисов подошел к окну и вспомнил, что это имитация. Разрушенное драконами восстановили, здание под землей отремонтировали, сейчас шли работы по восстановлению Косой Аллеи. Борисов же думал о том, что попал он сюда в сентябре, а теперь Новый Год. За три с лишним месяца был пройден непростой путь, и вот уже он, Борисов Великолепный, заведует всей Британией. Жизнь наконец-то вошла в нормальное хозяйственное русло, ну а то, что ранг задач повысился, так то не страшно.
  -- Нам все по плечу, - сказал он вслух.
  -- Господин?
   Борисов окинул взглядом Нарциссу, которая намекающе расстегнула верхнюю пуговицу на блузке.
  -- Нет, - отрезал Борисов, - это потом. Неси соглашение с Китаем об импорте товаров и подготовь сводку по рынку запрещенных зелий и артефактов.
  -- Да, господин, - кивнула Нарцисса и вышла.
   Борисов еще раз посмотрел в окно, где на площади стояла огромная елка и падал снег, вздохнул и уселся за стол.
   Хозяйство само себя поддерживать и развивать не будет!
  
   Тем временем в Европе Дамблдор-Хагрид тоже занимался делами, в компании Николаса-Розмерты. Альбус добился уменьшения тела Хагрида, и теперь состоял в плотной связи с Розмертой, которая потихоньку осваивалась и обещала переделать новое тело под "Гриндевальда", раз уж "Любезному Хагриду так хочется". Маги, пытавшиеся осуждать, как выразился бы Борисов "шайку пидарасов", вылетели из Швейцарии или умерли в круге печати. Пары Грейнджер-Уизли и Хагрид-Фламель контролировали всю магическую Швейцарию и отчасти людскую.
   Предприятия Гриндевальда работали и еще как. Европу, после избавления от войны и драконов, охватила какая-то болезненная эйфория, и дела "Фламель и Ко", нового бренда, шли просто отменно. Маги пили, нюхали, курили, развлекались, потребляли, как будто смывая с себя тот ужас, который испытали. Гарри, под руководством Дамблдора и сумевшего уйти от инквизиторов Шизоглаза, готовился к мести Старику. Грейнджер, активно содействовавшая этому вначале, в последнюю неделю отошла от дел.
   Она лежала, стоная, со вздувшимся животом и проклинала Филча.
   Как выяснила Джинни, полистав справочник, сведений о беременности джинний крайне мало, а специалистов еще меньше. Джинны разруливали этот вопрос в своем кругу, и хотя факты связи магов и джинний, и наоборот, были зафиксированы, но никто никогда не беременел.
  -- Проклятый Филч! - Грейнджер кидала подушки в стену. - Дернуло же меня связаться с ним!!
  -- Но тогда, - робко заметила Джинни, сидящая рядом, - мы бы не были вместе.
  -- Дааааа, аааа, блядский Филч, когда я освобожусь, я найду тебя и засуну тебе в жопу зонтик! А потом раскрою!! - опять застонала Грейнджер, у которой отчаянно болел вздувшийся живот. - Сууууууукаааааа!!!!
   Она засучила ногами, пиная спинку дивана.
  -- Аааа, воды отходят!! - завопила в панике Джинни и выбежала из комнаты.
  
   Дамблдор, закончив экономические дела, пришел в ритуальный зал с нанесенной на пол и потолок печатью древних атлантов. Как выяснилось, Грейнджер могла готовить таблетки жизненной силы только по приказу Филча, хотя потреблять оные таблетки потом было по силам любому, даже не магу. Дамблдор предлагал Грейнджер съездить в аравийские пустыни, поговорить с тамошними джиннами, понять и разобраться, откуда такой эффект. Гермиона кивала, но едва она собралась, как у нее начались рези в животе, срывавшие исполнение любого заклинания.
   В любом случае, рассчитывать на халявные таблетки не приходилось: весь запас остался у Филча под надежной охраной, в надежном месте. На взбунтовавшихся магах и преступниках печать была доведена до совершенства, и даже повышен коэффициент полезного действия. Теперь Дамблдор размышлял, объявлять ли войну какой-нибудь из соседних стран или просто ограничиться тайными похищениями, лучше всего где-нибудь в Южной Америке? То, что единственный дальний аппарационнист в лице Грейнджер вышел из строя, не смущало бывшего директора. Двусторонние порталы еще никто не отменял, а добраться в джунгли Амазонки можно и транспортом магглов.
   Мысли Дамблдора скользнули обратно к таблеткам, и он в очередной раз пожалел, что не может подчинить себе Филча. Ведь как восхитительно было бы: он командует Филчем, тот командует Грейнджер, в результате есть таблетки, могучая магия и так далее. Можно просто отдавать приказы, даже не надо самому колдовать. Но пока Филч оставался директором Хогвартса, бесполезно было пытаться воздействовать на мозг. Следовало вначале победить его, лишить защиты Хогвартса и бывшего Гринготтса, и уже потом подчинять. Дамблдор вздохнул, Банк Филча теснил гоблинов с рынка Европы, и тут тоже следовало обороняться и контратаковать.
   Но пока что у Дамблдора и его подручных не было сил для такого рейда.
   Одно время Альбус даже зондировал почву с Волхвами, через Грюма, на предмет совместной с "Медведями" поездки в Британию и мести Старику. Но Круг Волхвов открестился, а доверенный человечек Альбуса шепнул, что Волхвы пока отступились, потеряв слишком много магов. Конечно, можно было обойтись и силами команды Дамблдора, но для этого вначале надо было зарядиться по полной, а как зарядишься, когда война закончилась, едва начавшись?
   Конечно, еще оставалась армия Гриндевальда, но это означало поставить на кон предприятия и лаборатории, оставшиеся без охраны. Не говоря уже о возможном вмешательстве Кракена, который приплывал, едва маги собирались кучкой больше пяти. Еще можно было поработать в Италии, но Дамблдор не хотел светиться перед Инквизицией. Толку с монахов в печати не было никакого, а начни работать по магам, так инквизиторы еще быстрее победят. И потом пойдет-поедет, по всем странам Европы.
  -- Ну ничего, я здоров и у меня есть время, чтобы ждать, - сказал самому себе Дамблдор. - Филч еще получит свою месть, когда придет мое время!
  
   Гарри Поттер ласкал левой рукой Падму, а правой Парвати. Близняшки хихикали и вызывающе гладили друг друга по грудям, распаляя Поттера. Как-то так сложилось, что они теперь считались девушками Гарри, а Чо отошла в сторону, в конце концов прибившись к Грюму. Самому Грюму было все равно, кто там ему греет постель.
   Аластор уже начал потихоньку тренировать тройку: Гарри плюс близняшки, для пущей эффективности в бою. Грюм не собирался прощать гибель Ордена и порабощение Минервы, и сам тоже исступленно оттачивал магию, под руководством духа Николаса Фламеля.
   Собственно, Гарри и близняшки сейчас продолжали отрабатывать взаимодействие, только уже не в бою. Пока Грюм принимал душ, а Чанг намыливала ему спину и протез, Гарри развлекался. Теперь, лишившись воздействия крестража, сосавшего из него силы, Гарри просто расцвел. Заклинания удавались ему с первой попытки, тело окрепло, и гормоны бурлили так, что близняшки иногда даже жаловались на это Джинни. Та всегда закатывала глаза и приводила в пример Грейнджер, а на вопрос, чего ж тогда Уизли всех отвадила от джиннии, сама Джинни пожимала плечами и говорила, что это любовь.
   И только одно огорчало Гарри, что его друг Рон не захотел ехать сюда, и остался в Британии.
   Поттер думал, что по братски отдал бы ему Парвати, а сам остался бы с Падмой. И вообще много чего можно было бы придумать, согласись Рон поехать. Но он, как сказала Гермиона, предпочел остаться с семьей. Но Гарри знал, что однажды вернется в Британию, отомстит Филчу, и встретит Рона, и тогда все будет хорошо.
   Гарри перешел к основной части и вид стонущей Падме выбил Старика из его головы.
  
  -- Маги Британии! К вам обращаюсь я, Министр Магии Старик, с приветственными словами! Нам многое пришлось вынести в этом году, но мы сражались, бились и победили! Несомненно, впереди нас ждут еще более суровые испытания, и каждый маг должен быть готов грудью встать на защиту Отечества! Подлые враги мечтают о наших богатствах, о наших землях, о наших прекрасных женщинах! Но пока все мы готовы дать им отпор, враг не пройдет! Мы будем биться, как бились наши предки, сурово, яростно и бескомпромиссно! Пока же мы будем восстанавливать мощь и славу нашей державы, приумножать богатства трудом и потом, и распространять добрую славу о Британии личным примером! Трудитесь, друзья, и наша держава расцветет, как никогда ранее не расцветала! Всех с Новым Годом, Годом Британии!
  

Оценка: 3.59*101  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"