Сейтимбетов Самат Айдосович: другие произведения.

Арка 15

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


  • Аннотация:
    Арка 15. Начата 13.11.2017


Арка 15. Чуй (предупреждение за нарушение правил)

  
   Чуй 15.1
  
   25 июля 2011 года, штаб-квартира Гильдии, Торонто
  
   Джирайя сидел в свободной позе в широком кресле, глядя на огромный экран. Камера умело выхватывала разрушенные и выгоревшие районы Нью-Дели, сосредотачивалась на спасательных командах, индийских масках.
  -- ... локализованы и проводятся мероприятия по дезактивации, - быстро и деловито говорила репортер. - Индийские власти выражают уверенность в том, что восстановление города...
   Джирайя слушал и не слышал, на душе было удивительно тоскливо и мрачно. В какой-то момент битвы... Джирайя мрачно насупился. Кого он обманывает? С момента удара Фир Сё все пошло под откос, да так и продолжалось, даже три дня спустя. Конечно, удар Фир Сё помог, но он же сделал и хуже, намного хуже, и вишенкой на торте тут было исчезновение Фир Сё после боя. Он, его дочь, и Ачха исчезли, словно растворились, и непонятно было, спрятали ли их индийские власти, или они сами сбежали.
   В этом следовало разобраться, Танда контактировала с Котлом, Фир Сё из Танда нанес удар, который сорвал операцию по захвату и избиению Бегемота, эскалировал битву. Операция Котла, ещё одно предупреждение, чтобы не лезли в их дела? Как будто мало было проблем!
  -- Не знаю, зачем меня пригласили, - ворчливо заявила Лиза, входя в зал, - но толку от меня сейчас ноль.
   Она поморщилась от слишком яркого света, и Дракон тут же немного затемнила окна.
  -- Благодарю, - пробормотала Лиза, пробираясь в самый темный уголок.
  -- Начнем, - сказал Джирайя, в такт тяжелым шагам вошедшего в зал Оружейника. - Дракон?
   Дракон, приветливо улыбавшаяся Оружейнику, махнула рукой, и экраны вокруг заполнили тексты и слайды, изображения Нью-Дели и заголовки новостей, цифры и графики. Лиза глянула и отвела взгляд, лицо ее приняло страдальческое выражение. Оружейник невозмутимо взирал на экраны, оценивая и впитывая информацию.
  -- В итоги битвы с Бегемотом мы можем внести один огромный жирный плюс -- уничтожение Бегемота, - сказал Джирайя, - достигнутое, не в последнюю очередь, благодаря нам, то есть Гильдии.
   Не хотелось ему говорить на все эти темы, но что поделаешь -- надо. Поневоле вздохнешь о беззаботных временах путешествий в одиночку, сбора информации по борделям и онсенам, и всему прочему.
  -- Все остальное, сплошные минусы -- начиная с гибели Нарвал, Александрии, сотен масок, включая Стражей, продолжая потерями, как материальными, так и репутационными, и заканчивая явлением нового облика старого врага, и новой информацией о Губителях.
  -- Александрию еще ищут, - педантично заметил Оружейник. - И в плюс еще можно занести тестирование снаряжения в предельно экстремальных условиях.
  -- О чем вообще идет речь? - нахмурилась Лиза.
   Джирайя почти физически ощущал ее недовольство, и понимал его истоки. Лизе нравилось быть самой осведомленной, самой умной среди присутствующих, пусть даже и ценой некоторой головной боли. Но после битвы она свалилась с приступом, вызванным чрезмерным использованием силы, и не умерла лишь благодаря Панацее. Эми подлатала и самого Джирайю, дала возможность быстрее встать на ноги, и вернула, заново вырастила эти самые ноги и часть тела Тейлор. Оружейник обошелся заменой протезов и некоторых органов, и здесь Джирайя был даже ему признателен. Колин быстро вернулся в строй, и вместе с Дракон выступал от имени Гильдии, улаживая самые неотложные вопросы, провел пару выступлений, когда весь мир трясло от новости о гибели Бегемота. Причем трясло иногда буквально -- взрыв Бегемота не прошел даром, и это тоже относилось к минусам.
  -- Дракон? - еще раз повторил Джирайя. - Каков итог, если не вдаваться в подробности?
  -- Конечно, - кивнула та в ответ.
   Дракон встала, демонстрируя безупречные обводы искусственного тела, и подошла к экранам.
  -- Если считать вместе с индийскими масками, то половина из принявших участие в битве с Бегемотом паралюдей, мертвы или выведены из строя тяжелыми ранениями, огромными дозами радиации, ожогами и так далее. Благодаря раннему оповещению, прямые потери гражданских крайне низки и оцениваются примерно в пятьдесят тысяч. Косвенные потери от атаки Бегемота -- еще примерно в двадцать тысяч, от взрыва -- пока неясно. Излучение, взрывы, ураганы, выбросы вулканов, землетрясения, цунами, обрушившиеся в частности на Австралию, Японию и западное побережье обеих Америк, Северной и Южной. Стихийные бедствия продолжаются, международные силы спасателей растянуты, большая часть сосредоточена до сих пор в Нью-Дели, так что говорить о точном числе жертв пока рано. Экономический ущерб тоже пока еще оценивается, но ясно, что международный фонд страховки от Губителей не покроет даже половины убытков Индии от случившегося. Страны, пострадавшие от стихийных бедствий, случившихся после взрыва Бегемота, пока что молчат
  -- Не исключено, что они просто оценивают убытки и выжидают удобного момента, - заметил Джирайя.
  -- Не стоит так сразу плохо думать о людях, - возразил Оружейник. - Мы убили Бегемота, люди могут просто промолчать в знак благодарности.
  -- И часто они молчали в Броктон Бей? - ехидно спросила Лиза. - Или больше жаловались, что герои опять сломали им дома, и значит, герои должны все восстановить, да еще и заплатить, как будто герои ломали дома для своего удовольствия, а не потому, что обезвреживали злодеев?
   Оружейник не ответил, но его молчание было весьма красноречивым.
  -- Ясно -- понятно, - почти пропела Лиза, выпрямляясь. - Гильдия собирала масок на эту битву, значит Гильдия во всем и виновата, и мое присутствие здесь, как Умника, нужно, чтобы помочь разрешить этот кризис.
  -- Нет никакого кризиса, - проворчал Джирайя.
  -- Кризиса может, и нет, но он будет, - заметила Дракон, делая жест, - если ничего не предпринять.
   Информация на экранах сменилась картой мира, раскрашенной в разные цвета.
  -- Такое ощущение, что весь мир ополчился против Гильдии, - голос Лизы сочился язвительностью и ехидством, глаза ее бегали по карте. - Мне прямо лестно, от решателя проблем местного злодейского босса, в вершители судеб всей планеты...
  -- Ехидство здесь неуместно! - с ноткой злобы в голосе оборвал ее Оружейник. - Ты получила информацию о Губителях, жизненно важную информацию! Или правду говорят, что...
  -- Колин, - мягко оборвала его Дракон. - Не надо.
  -- Нет, пусть договорит! - с вызовом ответила Лиза. - Что говорят? Раз злодей, то злодей навсегда? В команде Протектората Броктон Бей был же Штурм?
  -- И был он таким же, - проворчал Оружейник.
  -- Но вы же доверяли ему прикрывать спину, не так ли? - Лиза склонила голову. - Или постоянно ждали удара в спину?
  -- Хватит, - негромко сказал Джирайя, придавливая окружающих выбросом ки.
   Не то, чтобы в том была реальная необходимость, но ему хотелось немного выплеснуть из себя накопившееся. И не хотелось слушать эту перебранку, неуместную, ненужную, тратящую зря время. Джирайя вполне допускал, что у окружающих тоже накопилось, но тему они выбрали крайне неудачно. Именно сейчас, когда надо было сплотиться перед лицом кризиса, устраивать перепалку и демонстрировать недоверие и ожидание удара в спину от товарища по команде?
  -- Каждый делал свою часть работы в битве, у каждого свой способ справляться с последствиями, так что хватит, - сказал Джирайя. - Сейчас у нас есть проблемы важнее.
  -- Южная Америка -- это понятно, - ответила Лиза, глядя на карту, - могу даже понять Европу, нашумели мы там изрядно, могу понять и Китай, но США?
  -- Во время битвы с Губителем произошла утечка информации, - пояснила Дракон.
  -- Но как... не понимаю... разве Бегемот управляет информацией?
  -- Аварийные протоколы безопасности, - хмуро и скупо пояснил Оружейник и тут же замолчал, словно счел, что сказал достаточно, и умный поймет.
  -- В результате колебаний земли и воздействий после взрыва Бегемота, один из банков данных попал под удар. Включился автоматический протокол создания резервной копии, произошел сбой адресации, и резервная копия оказалась на виду у всех, на одном из публичных серверов файлообмена. К сожалению, я была занята в Нью-Дели, - в голосе Дракон слышалась легкая печаль, - а когда стало понятно, что происходит, информация уже расползлась. Я контролирую ПЛО, но не интернет, и Джирайя был без сознания.
  -- Так, - Лиза поджала губы, доставая смартфон.
  -- Это необязательно, я могу вывести всю информацию на экраны, - предложила Дракон.
  -- Нет! - в голосе Лизы слышался испуг. - Я только -- только пришла в себя, правда! Не надо новой информационной перегрузки, знать все вовсе не так приятно, как оно мне представлялось!
   Джирайя отвлекся от обдумывания вопроса, сработает ли Эдо Тенсей в этом мире, и мысли его приняли новое направление. Если Лиза знала и видела все во время битвы, то значит, видела и знала все об окружающих масках. Сильнейшие из героев, что она узнала о них? Помнила ли она то, что увидела? Все эти три дня Черепаха лежала пластом, отходя от чрезмерного использования силы, но теперь, раз она вышла на совещание... нет, не так. Совещание созвали сразу, едва Черепаха более-менее пришла в себя. Но вот после следовало ее, как следует расспросить.
   Он побарабанил пальцами по столу, и тем невольно привлек к себе внимание.
  -- Предлагаю сформировать некий общий информационный пакет по проблемам, и загрузить его каждому из нашей команды, - медленно произнес Джирайя.
   Было непросто переключиться, Нарвал запала ему в душу глубже, чем он сам полагал. Сильная, независимая, спокойная, она стала бы выдающейся куноичи, занеси ее превратности суперсил в мир шиноби. Джирайе очень сильно хотелось оживить ее, но существование в виде покорной Эдо Тенсей куклы? Стоило ли оно того? Сработает ли Эдо Тенсей в другом мире? Джирайя практически не сомневался, что Нарвал сказала бы "стоило!", ибо свою Волю Огня она явила, и кто же откажется бессмертным и неуязвимым встать снова на защиту родного дома, близких людей? Но чакра? Чистый мир и души в нем?
   Джирайя усилием воли отодвинул мешающие мысли, постарался отстраниться от них.
  -- А сейчас, - продолжал он, подчиняя тело и разум велению долга, - просто вкратце обозначить информационные проблемы, самые важные из них. Общий круг проблем будет очерчен, на их основе выработаем тактику действий на ближайшее время.
  -- Не стратегию? - уточнил Оружейник.
  -- Стратегия прежняя, - ответил Джирайя, - та, что заявлена целью Гильдии -- устранение угроз А и S-ранга, помощь по всему миру.
   Он помолчал секунду, словно собираясь с мыслями, потом добавил.
  -- О том, как повлияла битва с Бегемотом на стратегию, я выскажусь чуть позже. Сейчас же разберемся с текущими проблемами -- часть их уже была решена, благодаря Дракон и Оружейнику, но часть проблем осталась.
  -- Именно так, - кивнула Дракон.
  -- То есть все в курсе, кроме меня? - тут же уточнила Лиза. - И зачем тогда это все нужно? Может, тогда позовем всех остальных?
  -- Что-то могли упустить и пропустить, - нахмурился Джирайя, - что же касается команды Муравья, то это отдельный разговор.
   Лиза лишь пожала плечами, устало прикрыв глаза рукой. Джирайя сделал жест в сторону Дракон.
  -- Рапорт о событиях, связанных с уничтожением Бойни, отчеты Гильдии по операции против Падших и Независимости, по операции в Мексике, по событиям в Рио-де-Жанейро, по плану битвы с Бегемотом, а также рапорты, касающиеся Жабы и обстоятельств его появления на Земле Бет, включая архивы манги "Наруто".
  -- Что? - встрепенулась Лиза, едва не подпрыгнув на месте.
  -- Разве эти файлы не должны быть зашифрованы? - спросил Оружейник.
  -- Странная избирательность утечки, - дернул щекой Джирайя, мысли которого обратились в сторону врагов, его личных и Гильдии.
  -- В публичный доступ попало гораздо больше файлов, - ответила Дракон, - я упомянула лишь самые важные из них, касающиеся Гильдии. Например, там были и файлы, касающиеся расследования в отношении Директора Томаса Кальверта.
   Лиза скривила гримасу, а Дракон тем временем продолжала.
  -- Дело не ограничилось одним лишь сбоем, другой сбой привел к тому, что файлы были переданы незашифрованными.
  -- Одни сбой -- случайность, два -- нет, - констатировал Оружейник.
  -- Да, я тоже так считаю, - согласилась Дракон. - И вброс удался, сеть бурлит и обсуждает файлы.
  -- Заблокировать? Удалить все? - спросил Джирайя.
  -- Я и специалисты из СКП работаем над этим, - кивнула Дракон, - но успехи пока что не впечатляют. Начальный момент был упущен из-за Бегемота, и из-за него же люди ждали хоть какой-то информации, и все, дальше распространение файлов было уже не остановить. Не остановить, не привлекая к себе излишнего внимания, не раскрывая всех возможностей. Сюда же относятся и видеозаписи битвы с Бегемотом, не менее широко разошедшиеся по интернету.
  -- Что-то важное? - нахмурился Джирайя.
  -- После удара Бегемота, с вас слетела маска, - любезно пояснила Дракон, - и кто-то из индийских масок успел снять это и выложить видео в интернет. После утечки файлов из банка данных, пользователи сети быстро сопоставили одно с другим, и теперь на форумах идут жаркие споры, как все это взаимосвязано.
  -- А, понятно, - безразлично отозвался Джирайя.
   Лиза почему-то раздосадовано поджала губы, но сейчас было не до этого.
  -- Если же вкратце, то общественность крайне встревожена, и в ближайшее время на Гильдию обрушится еще один крупный информационный скандал, - подытожила Дракон.
  
   Чуй 15.2
  
   25 июля 2011 года, основная база Котла
  
   Числовик шагнул через портал, мгновенно охватив взором все вокруг, наверняка при этом оценив, взвесив, посчитав и переведя в формулы. Доктор Мама не представляла, каково это -- воспринимать мир через числа, но три десятка лет работы бок о бок с носителями суперсил уже давно убили в ней всякое удивление.
  -- Итак, все в сборе, - сказала Доктор Мама, делая приглашающий жест.
   Числовик сел за стол, еще раз посмотрел на собравшихся. Эйдолон сидел чуть в стороне, собранный, сосредоточенный, словно и не было отгремевшей три дня назад битвы и последовавших за ней суток изнурительного труда, помощи Нью-Дели. Контесса, развалившись в кресле, словно в пляжном шезлонге, читала какую-то распечатку, неторопливо водя взглядом по строчкам.
  -- Начну с самого основного, - сказала Доктор, переплетая руки. - Александрия.
  -- Ее нашли? - бесстрастно поинтересовался Числовик.
  -- Ее Путь оборвался вместе с Бегемотом, я сразу об этом сказала, - заметила Контесса, не поворачивая головы.
  -- Если найти подходящую силу..., - бросил Эйдолон.
  -- Нет, ее не нашли, она погибла, мы не сумели открыть к ней портал и вытащить ее, - терпеливо сказала Доктор.
  -- Пространственно-временные искажения, вызванные обнажением ядра Губителя, - Числовик раскрыл принесенный с собой ноутбук, - если верить докладу Черепахи, сделанному ей перед тем, как она потеряла сознание.
   Он не стал говорить о трудностях проникновения в базы СКП и Гильдии, об усиливающейся с каждым днем цифровой охоте, устроенной Дракон, о необходимости принимать все более и более мощные меры предосторожности для прикрытия финансовой активности, и Доктор была ему за это благодарна.
  -- Да, жаль, что мы не знали этого до битвы, - вздохнула она, - но все же, еще не все потеряно. Фортуна?
  -- Исследования Райли, - Контесса отложила в сторону распечатку, села нормально, - показали, что суперсилы привязаны к телу, к ДНК, если уж быть точным.
  -- Понятно, - задумчиво отозвался Числовик, переводя взгляд на экран ноутбука. - Ящик Игрушек?
  -- Да, согласие уже получено, нужны будут деньги, - кивнула Контесса, - много денег и немного уговоров с моей стороны.
  -- Понятно, - повторил Числовик, пальцы его застучали по клавиатуре.
  -- Сколько будет расти клон? - тихо спросил Эйдолон.
  -- Минимум -- полгода, лучше год, а то и два, зависит от снаряжения, навыков, других факторов, - пожала плечами Контесса, и не дала Эйдолону, раскрывшему было рот, и слова сказать. - Можно, конечно, вырастить и за несколько часов, по методике Бласто. Состояние ума будет ровно такое же, как и у его растений. Более того, даже медленное выращивание ничего не гарантирует, в клона нужно что-то вложить, откуда-то взять воспоминания, дать клону какую-то личность.
  -- Что значит какую-то?! - возмутился Эйдолон.
  -- Чтобы дать клону настоящую личность, ее надо откуда-то взять, а у нас нет оригинала. Без личности же, это будет растение Бласто, - повторила Контесса спокойно.
  -- Не нужно растение! - вспылил Эйдолон, стукнул кулаком по столу.
   За мгновение до этого Числовик невозмутимо приподнял ноутбук, потом снова опустил. Эйдолон встал, рука его была сжата в кулак.
  -- Хорошо, что у нас нашлись образцы ДНК, после того случая с Сибирью, - примирительно заметила Доктор, вскидывая руку. - Дэвид, не горячись!
  -- Да как мне не горячиться! - но все же Эйдолон сел, передернул плечами.
   Ноздри его носа раздувались от гневного дыхания, затем он все же взял себя немного в руки, выдохнул. Сглотнул и заговорил, вначале на повышенных тонах, но постепенно успокаиваясь.
  -- Полсотни битв с Губителями вместе, четверть века в команде! Ребекка была хитра, умна, без колебаний пожертвовала собой, чтобы спасти всех нас! И вы предлагаете вместо нее получить растение?! Зачем?! Только ради ее неуязвимости?
  -- Дэвид, - Доктор намеренно еще раз назвала его по имени, глядя прямо в глаза. - Ты знаешь, что стоит на кону. Любая из сил может оказаться решающей, даже самая незначительная, не говоря уже о силе одного из Триумвирата!
  -- Так... постойте, - Эйдолон нахмурился. - Так можно воскресить и Героя?
  -- Не воскресить, увы, - спокойно поправила его Доктор. - Я бы и сама не отказалась воскресить Ребекку, но все, что мы можем -- это клонировать, вернуть тело и суперсилу, но даже это лучше, чем ничего!
  -- Можно дать больше времени на выращивание клона, - упрямо сказал Эйдолон. - Собрать воспоминания! Привлечь еще масок, если потребуется! Что? У нас на базе трудится Ампутация, чего еще?
  -- Еще у нас полно других проблем, и не хватает времени, - вздохнула Доктор. - Если бы могли моментально клонировать Ребекку и вернуть, проблем не было бы, можно было бы имитировать чудесное спасение, падение в джунгли Африки, неважно. Теперь же, даже клонировав Александрию, мы не можем просто так вернуть ее, не раскрыв связей с Котлом, по крайней мере. Значит, в боях с Губителями она будет отсутствовать, и среди Старших Директоров -- тоже.
  -- Год, у нас есть год, - сказала Контесса.
  -- На что у нас есть год? - тут же повернулся к ней Эйдолон.
   Сила плескалась в нем, расходилась, затопляла комнату. Ощущение присутствия было сильным, как никогда, словно Эйдолон и впрямь вернулся на четверть века назад, когда силы его были еще юными, а появление Губителей никто и представить себе не мог.
  -- На то, чтобы сделать тебя еще сильнее, - ответила Доктор, - дать тебе максимум сил, максимум возможностей.
   Она встала, одергивая неизменный белый халат, подошла вплотную. Числовик поглядывал на них, продолжая стремительно работать, Контесса же просто откатилась с креслом чуть дальше, словно ничего такого и не происходило.
  -- Но одна маска -- это не армия, а наша цель -- это армия, которая сокрушит Сына! - продолжала Доктор. - Сын бьет Губителей, у масок же этого ни разу не получалось, вплоть до последней битвы!
  -- Но мы прогоняли их, пусть не в одиночку, как Сын, но прогоняли! Он их не убивал!
  -- Мы говорим не о том, - выдохнула Доктор, отступая. - Нам нужна армия, и вся наша деятельность была направлена на создание таковой. Мы строили сообщество масок, поддерживали и не давали развалиться большим группам, создали неписанные правила и СКП, но этого оказалось мало. Нужно торопиться, пока все не развалилось окончательно!
  -- Да, - помрачнел Эйдолон, - это верно, все разваливается. Ребекка сейчас была бы как никогда кстати!
   Он сел, почти упал, и с силой потер лицо, потом выпрямился.
  -- Прошу прощения за вспышку, но вы должны понимать...
  -- Конечно, - мягко оборвала его Доктор, улыбнулась, - мы все понимаем.
   Возникла пауза, которую Доктор Мама же и оборвала.
  -- Вернемся к делу, - сказала она, садясь обратно за стол. - Потеря Александрии лишила нас и контроля за СКП и его делами. Кое-какое влияние на Старших Директоров у нас есть, но это не то. Эйдолону нужно будет время на набор сил.
  -- Я могу посещать Африку по ночам, - пожал плечами Эйдолон. - Правда, не знаю, сколько смогу удерживать одолженные силы, но это лучше, чем ничего!
  -- Поэтому мы должны привлечь Легенду к делам Котла... к настоящим делам, - добавила Доктор. - Пускай, Протекторат подчинен СКП, но в финальной битве против Сына будут стоять маски, а не бюрократы.
  -- Вряд ли он примет такое, - покачал головой Эйдолон.
  -- Если он действительно хочет помочь людям, если он не забыл, что было, когда зарождался Протекторат, - Доктор выделила голосом изначальное название команды из четырех сильнейших героев, каждый из которых получил силу из первых флаконов Котла, - то он поймет необходимость наших действий. Возможно, он не простит нас, но поймет и будет действовать вместе с нами, большего и не нужно.
  -- Да, Легенда -- настоящий лидер, - кивнул Эйдолон, - такой, какой нужен армии масок.
  -- Это следующий момент плана, - Доктор переплела руки, оперлась на них. - Жаба возглавит армию масок.
   Эйдолон помолчал, тишину нарушал только перестук клавиш на ноутбуке Числовика.
  -- Почему? - спросил Эйдолон после долгой паузы.
  -- У него нет пассажира, агента, Короны в голове, того, что дает суперсилы, - тут же ответила Доктор. - Ты же помнишь, почему власть в СКП принадлежит людям без суперсил? По той же самой причине, по которой я так и не выпила флакон. Суперсила -- это не только сила, но и слабость, а у Жабы есть сила без слабостей. Он водил в бой масок в своем родном мире, он сражался там с сильными врагами и здесь с Губителями, он набрал изрядно славы и авторитета за это время, но этого мало. Нужно больше, и будет больше, и попутно мы поможем усилить СКП, не дадим организации упасть.
  -- Более того, это еще поможет и нашей... армии, - с едва заметной паузой добавила Контесса.
  -- Кого же еще... Нилбог? - вырвалось у Эйдолона.
  -- Не просто Нилбог, - усмехнулась Контесса. - По соглашению с СКП Гильдия вычистит все угрозы из Северной Америки, США, Канады и Мексики, которая вскоре присоединится, и тем сделает СКП и Протекторат еще сильнее.
  -- И здесь нужна будет твоя помощь, Дэвид, - добавила Доктор. - Твоя и Легенды. Пускай вы не Старшие Директора, но вы -- Триумвират. Ваше слово значит очень, очень много, и если вы скажете его через два дня, на церемонии прощания с Александрией и другими павшими героями... это очень важно.
  -- Хорошо, - не стал спорить Эйдолон, но все же покачал головой. - Жаба, конечно, силен, кто он там, по классам -- Бугай...
  -- Излом, - перебила его Контесса, показывая распечатку, - за счет внутренней энергии, и с постоянным пребыванием в этой форме. Все остальное -- подклассы сил, получаемых в той форме. Разумеется, это лишь аналогия, так как сила у него своя.
  -- Да неважно, я же все равно сильнее! - вскинул руку Эйдолон. - Теперь сильнее!
  -- В мире Жабы именно это и сделало бы тебя генералом армии масок, - улыбнулась Контесса, - там все определяется по личной силе.
  -- Но мы здесь, на Земле Бет, - тут же вмешалась Доктор, - и у нас свои критерии. Дэвид, ты разящий меч! Ты самый сильный из всех! Ты должен будешь разить Сына, не отвлекаясь ни на что, ибо с противником такой силы....
   Она не договорила, развела руками, но недосказанное было понятно и так.
  -- СКП станет сильнее, - задумчиво произнес Эйдолон, - Гильдия станет сильнее, мы станем сильнее. Все эти утечки информации и скандалы утонут в шуме, который поднимется после зачистки Гильдией карантинных зон. Не говоря уже о следующей битве с Губителем, к ней мы подготовимся еще лучше.
  -- Примерно так, да, - кивнула Доктор. - Но?
  -- Но почему тогда год? Почему не два? Не три? Если мы научимся бить Губителей, то даже о конце света через двадцать три года речи не будет, ведь так? Мы сможем еще лучше подготовиться к битве с Сыном.
  -- Потому что мы выпустили на волю джинна из бутылки, - ответила Контесса.
  -- Не говоря уже о том, что конец света от Губителей лишь сменится концом света от Сына. Или самих паралюдей, - подал голос Числовик. - Если немного посчитать, то...
  -- Мы выпустили? - громко переспросил Эйдолон.
  -- Через год Гильдия станет так сильна, что ее не остановит никто, - признала Доктор. - Кроме Сына, разумеется.
  -- И Жаба ненавидит Котел и считает его источником всяческого зла! - неожиданно расхохотался Эйдолон, ткнул пальцем. - Вот это я понимаю, наступить на свои же грабли! Не получится ли через год так, что наша армия, и армия Гильдии, и армия масок СКП и прочих групп, которые вы создавали, сойдутся в войне на троих? А Сын, понаблюдав свысока, добьет остатки?
  -- Вот чтобы этого не случилось, нам и нужно поддержать Гильдию, развязать им руки, дать карт-бланш на зачистку зоны влияния СКП и немного прикрыть от международных скандалов, - тут же ответила Контесса, как всегда спокойная и умиротворенная. - Пускай даже это даст Гильдии еще больше силы, но в нужный момент мы легким толчком опять направим эту силу в нужном нам направлении.
   Эйдолон не стал переспрашивать, и так было понятно, что речь идет об эпизоде с Ампутацией.
  -- И за этот же год нам надо успеть многое, - сказала Доктор. - Мы долго шли к этой цели, и мы не знаем, сумеем ли победить, поэтому помимо подготовки армии и к финальной битве, нужно продолжать создание новых масок, эксперименты с силами, программы эвакуации и расселения по различным Землям, все то, что мы делали много лет. Было бы обидно споткнуться в самом конце или проиграть, потому что мы приложили недостаточно усилий.
  -- Понял, - кивнул Эйдолон и встал. - Дверь!
   Он шагнул в проем портала и исчез.
  -- С ним надо будет еще раз поговорить, о вреде заемных сил, - потерла виски Доктор. - Нужно провести тесты, определить и рассчитать оптимальный график.
  -- Я займусь этим, - кивнул Числовик.
   Контесса и Доктор Мама переглянулись еще раз, словно не веря, что путь, растянувший на три десятка лет, наконец, подходит к концу.
  
   Чуй 15.3
  
   25 июля 2011 года, штаб-квартира Гильдии, Торонто
  
  -- Кого из нас раскрыли? - прямо спросила Лиза, подаваясь вперед.
  -- На данный момент раскрыта личность только Жабы, но обстоятельства раскрытия и предыстория вызвали у общественности дополнительное волнение, - пояснила Дракон.
  -- С этим разберемся, - Лиза с заметным облегчением махнула рукой. - Не выходить под ручку с Жабой, с остальным можно разобраться.
   Оружейник бросил на нее взгляд, словно собирался возразить, что никто под ручку выходить не будет, но промолчал.
  -- Но сейчас лучше надеть маски, - улыбнулась Дракон.
  -- Зачем?
  -- Затем, что в списке проблем и неотложных задач нас остался еще один вопрос, касающийся как Гильдии, так и СКП. Юная Дина Алкот пыталась выйти на связь незадолго до сражения с Бегемотом, но по понятным причинам все пришлось отложить.
   Все надели маски, Джирайя же, ухмыльнувшись, не стал этого делать. На экране появилось огромное лицо Дины, словно старающейся просунуть нос в камеру. Она отодвинулась, зачем-то оглянулась через плечо, и попыталась сделать важное лицо, заговорила, стараясь придать официальности голосу.
  -- Я приветствую Гильдию и могучего Жабу! - тут она не выдержала и все же хихикнула. - В жизни вы выглядите лучше, чем на этих картинках из интернета!
   Без попыток выглядеть официально, без измождения наркотического плена она выглядела именно тем, кем и была, если отбросить суперсилу. Обычной девочкой лет двенадцати, ничем особо не примечательной, как в плане внешности, так и в поведении или одежде. Слова ее лишь подтверждали то, о чем только что говорила Дракон, и в чем это было хорошо, а чем-то плохо, но с этим можно было разобраться потом.
  -- И я не имела возможности поблагодарить вас лично, Жаба, за свое спасение, - Дина склонила голову, но тут же выпрямила, и, широко улыбаясь, сказала громко. - Спасибо!
   Джирайя лишь кивнул в ответ. Не станешь же рассказывать, что вовсе не собирался спасать? Что одобрял план Выверта? Правда, после всего случившегося и расследований по Котлу, саннин уже начал сомневаться, что план Выверта был именно таким, каким он его себе нарисовал. Разве что призвать самого Выверта и спросить? Мысли опять скакнули к Эдо Тенсей, но тут же вернулись обратно после следующих слов Дины.
  -- Жаба, только вам, спасшему меня, я могу довериться и сказать все без утайки! Мне нужна защита от СКП, они хотят похитить меня и снова держать в плену, выпытывать будущее!
   Оружейник что-то проворчал под нос, и Джирайя не сомневался, что будь здесь Нарвал, она тут же громко выразила бы свое несогласие. Нарвал. Черепаха звонко и искренне рассмеялась, словно услышала шутку года, а Дракон осталась по-прежнему спокойной и серьезной.
  -- Я знаю, - продолжила Дина, но уже не так уверенно, спотыкаясь, - что вы можете подумать. Ее держали в плену и на наркотиках, ее похититель стал Директором СКП, она еще ребенок, и поэтому ей кажется, что ситуация повторится, поэтому она выдумывает то, чего не может быть.
  -- И это так, - предельно серьезно ответил Оружейник, поднимая голову. - СКП не похищает детей, не держит их в плену, у СКП есть команда Надзирателей, пророков и ясновидцев, работающих легально. Ты можешь стать Стражем, и никто тебя и пальцем не тронет, наоборот, помогут развить силы, предоставят безопасность и убежище. Есть правила, протоколы, законы, акты, и то, что кто-то вроде Выверта смог найти лазейку, не означает...
  -- Я вижу будущее! - перебила его Дина. - Миллионы, триллионы различных вариантов! С каждым днем вероятность того, что меня похитит кто-то из СКП и будет удерживать в плену -- растет!
  -- Кто-то, - подчеркнул Оружейник, - это еще не все СКП. Один человек может оказаться кем-то вроде Выверта, нашедшего другую лазейку, но это не означает, что вся организация скомпрометирована!
  -- Вероятность того, что СКП не просуществует и двух лет, равна 78,596868%, и растет с каждым днем, - тихо ответила Дина. - Как меня сможет защитить несуществующая организация?
   Слова ее были встречены общим молчанием.
  -- Тогда вступай в Гильдию! - первой предложила Черепаха, бодрым голосом.
  -- Не могу, - мотнула головой Дина, пригладила волосы. - В каждом из вариантов, в котором я вступаю в Гильдию... все плохо.
   Джирайя обдумывал услышанное. Собственный предсказатель не помешал бы, еще как не помешал бы, но если вступление Дины все ухудшает, то какой тут можно сделать вывод? Все сходилось одно к одному, сходилось в крайне неприятную картину.
  -- Прямо сейчас тебе, Дина, угрожает какая-то непосредственная опасность? - спросил Джирайя.
  -- Нет, ничего такого, - она опять мотнула головой, так энергично, что волосы едва не хлестнули по глазам. - Не в ближайшую неделю - точно!
  -- В Броктон Бей есть Алхимик, которая уже давно собирается открыть школу самообороны или что-то такое, обратись к ней, она не откажет, - сказал Джирайя.
   На лице Дины отразилось ясно читаемое сомнение, возникла пауза, похоже, что она задавала самой себе вопрос и осмысливала ответ.
  -- Разумеется, тебе не побить в рукопашной тренированного оперативника СКП, - пояснил Джирайя, - но речь идет немного о другом. Алхимик дружит с Мисс Ополчение, а также сотрудничает с Гильдией. Сейчас в Броктон Бей строятся заводы, присутствуют бронекостюмы Дракон. На первое время этого хватит для охраны, а дальше что-нибудь еще придумаем. Не исключено, что угроза исчезнет сама собой, а если нет, то мы просто шепнем Муравью, и она приедет с визитом.
  -- Независимые консультации как-то влияют на ухудшение дел? - внезапно спросила Черепаха.
  -- Нет, - Дина перевела взгляд на нее, поправила сама себя. - Не сразу.
  -- Пять вопросов.
  -- Два.
  -- Четыре.
  -- Три.
  -- Четыре и совет, к кому обратиться, - ответила Лиза.
   На том молниеносный обмен репликами прервался, Дина задумалась.
  -- Если меня будут защищать другие, то им я и буду платить ответами, - сказала она. - Я доверяю Жабе, и поэтому желаю только добра Гильдии, но...
  -- Собственная жизнь дороже, понимаю, - кивнула Черепаха. - Но что, скажем, насчет такого варианта: консультации перед опасными операциями, и поддержка при необходимости, без ежедневных вопросов и вступления в Гильдию?
   Дина задумалась. Дракон была чем-то недовольна и бросала хмурые взгляды на Лизу и Джирайю, на Оружейника, который просто слушал, не вмешиваясь более в разговор.
  -- И помощь Алхимика, - в конце концов, сказала Дина.
  -- Конечно, - пожал плечами Джирайя.
   Вдаваться в детали того, что он все равно будет навещать Броктон Бей, чтобы продолжить работы по скрещиванию печатей Изуми с фуиндзюцу шиноби, что Дракон ничего не стоит выделить пару модулей в охрану Дине, Джирайя не собирался. Сколько ни выторгует Лиза, все на пользу, ибо час назад не было и этого. Ей опыт, Гильдии помощь предсказательницы.
  -- Так что, к кому мне обратиться?
  -- Трещина, - ответила Черепаха и замолчала.
   Впрочем, дальнейших объяснений не потребовалось, Дина сразу все поняла, а добавление Джирайи, что с Трещиной у них тоже есть дела и будут в будущем, окончательно ее успокоило. Она попрощалась и видеоконференция закончилась.
  -- Трещина? - спросил Джирайя у Лизы, снимающей маску. - У вас же вроде вражда?
  -- Это личное, не имеющее отношения к Дине, команда у нее крепкая, не говоря уже о том, что враждовала она со Сплетницей, а не с мудрой Черепахой! Но самое главное тут не моя вражда, а что вы, как Жаба, ведете с ней дела - то есть доверяете Трещине.
   Джирайя задумчиво поскреб подбородок, но говорить, что аргумент какой-то сомнительный, не стал. Ведь он вел дела и СКП, но Службе Дина не доверяла. Впрочем, все это могло подождать до прибытия в Броктон Бей, Алхимик возьмет Дину под защиту, и это решит все проблемы.
  -- Трудно поверить, что СКП распадется, - покачал головой Оружейник.
  -- Колин, неужели ты ей поверил? - изумилась Дракон.
  -- Она говорит правду, или то, что считает таковой.
  -- Она сильный пророк, - тут же добавила Лиза, - я работала с ней, и знаю, о чем говорю. Если она говорит, то так и будет.
  -- Значит, наша задача сделать так, чтобы не было, тем более что это в наших интересах, - небрежно бросил Джирайя.
   Он обвел взглядом собравшихся, выдержал нужную паузу и заговорил.
  -- Основная цель и задача Гильдии -- борьба с угрозами S-класса, и из этих угроз самая главная -- Губители. Борьба с ними, разумеется, не отменяет наших текущих задач и проблем, но они главная проблема, и наши действия, стратегия наших действий должна быть направлена в первую очередь на Губителей. СКП -- главная организация, борющаяся с ними, приводящая на поле боя больше всего масок, организующая доставку, и это не говоря о Триумвирате. Поэтому поддержка СКП -- она естественна для Гильдии, ибо СКП наши союзники в борьбе с угрозами, не говоря уже о том, например, что Нарвал возглавляла команду Торонто, а Оружейник -- команду масок в Броктон Бей, и они входили в ТОП масок Протектората по рейтингам и силе. Это сложившееся положение вещей, но только им дело не ограничивается. Мне представляется, что все намного, намного шире. Насколько? Настолько, что речь идет о всей Земле Бет.
  -- Именно так, Губители наносят удары по всей Земле, - согласился Оружейник.
  -- Нет! Речь о другом! - воскликнул Джирайя, подался вперед, наваливаясь животом на край стола, словно собираясь продавить. - Итак, перечислим то, что нам известно. Откуда на Земле Бет появились суперсилы, их предположительным источником называют Сына. Во всяком случае, его появление и появление первых супергероев, тогда еще таившихся в тени совпадает по времени.
  -- Есть еще теория, что он был первым из супергероев, - добавила Лиза, - и как первый, он получил больше всех сил. Столько, что оказался не в силах до конца справиться с их напором, как Зеленая Госпожа, и поэтому ведет себя так, как ведет.
  -- И у нас есть Котел, который торгует суперсилами во флаконах, - продолжил Джирайя. - Они могут быть дороги, могут вызывать физические изменения внешности, Котел ставит эксперименты над получившими силы, как мы теперь знаем, но у них есть одно неоспоримое преимущество. Выпил, и у тебя сила, никакого наихудшего дня в твоей жизни, никаких мучений триггера. Мы знаем, что Котел поддерживает злодеев, торгует с ними силами, что они могут путешествовать между мирами, что они втайне сотрудничают с правительствами, по крайней мере, в Южной Америке. Мы знаем, что Котел забрал Ампутацию и была озвучена угроза, предложение не лезть в их дела. Мы знаем, что Котел же забрал членов Танда, индийских злодеев. И мы теперь знаем, что Губители -- искусственные создания. Не случайное отклонение в силах, а именно что чьи-то создания. Мы знаем, что они сдерживаются в битвах, до поры до времени, а значит это выгодно тем, кто их создал. Битва с Бегемотом обогатила нас массой новой информации, спасибо Черепахе, а также подарила нам вот это, благодаря технике и реакции Дракон, а также ее спутникам.
   На экране появился очень размытый снимок, в котором все же угадывались очертания тела Бегемота, силуэт, который мог принадлежать только Александрии, звездное небо фоном. Джирайя ткнул пальцем в небольшое светящее пятно рядом с Бегемотом.
  -- Вот. Это портал, точно такой же, в который Котел забрал Ампутацию. Когда Тейлор окончательно придет в себя, нужно будет дать ей тоже посмотреть, но я уверен в том, что видел. Возможно, они пытались как-то спасти Бегемота, возможно, они хотели ударить в спину Александрии, не знаю, но факт остается фактом -- портал открывался. Видите связь? Котел создал Губителей, и натравил их на Землю Бет, одного за другим.
  -- Но зачем? - спросила Дракон.
  -- Борьба за рынки сбыта суперсил? - предположила Лиза.
  -- Если суперсилу можно получить бесплатно, какой же это рынок? - возразила Дракон.
  -- Вот именно! У Котла и силы хуже, и деньги они за них берут, конечно, им не выдержать конкуренции с тем, кто раздает силы сейчас и бесплатно! - прищелкнула пальцами Лиза. - Поэтому они натравили Губителя, но не сработало, натравили другого, третьего, а герои все не поддавались, и они развернули подпольную торговлю, начали работать со злодеями, чтобы потом ударить героям в спину. Медленный захват, потому что быстрый приведет к разрушению Земли, а зачем им разрушенная Земля, если они собрались владеть ей и беспрепятственно торговать суперсилами?
  -- Непонятно, как с этим увязывается тот факт, что взорвись Бегемот чуть раньше, он уничтожил бы всю Индию, - обратился Оружейник к Лизе.
  -- Да, было такое, - кивнула та, и тут же нашла ответ. - Возможно, они решили пожертвовать одним из своих творений, чтобы разом прихлопнуть всех мешающих героев? Раз уж сама Александрия не выжила, всех остальных точно развеяло бы на атомы! Без Триумвирата и самых сильных героев, осталось бы только чуть-чуть нажать и все само развалилось бы!
  -- Пришли бы новые герои, - проворчал Оружейник, но уже не так уверенно.
  -- Поэтому Гильдии нужно сейчас поддержать СКП, усилить, не дать развалиться, благо соглашение у нас заключено, - сказал Джирайя. - Котел и раньше стоял в задачах, но теперь эта задача наиважнейшая, главная из главных. И Сын. Если Котел так и будет взрывать свои творения, в следующий раз у нас не будет Александрии, способной унести угрозу далеко, так что нужно искать другие способы. И у нас есть два года по предупреждению Дины, может быть даже меньше, согласны?
   Ответом ему были только молчаливые, задумчивые кивки.
  -- Тогда вернемся к текущим проблемам и что нам с ними делать в свете новой, изменившейся стратегии, - кивнул в ответ Джирайя.
  
   Чуй 15.4
  
   25 июля 2011 года, штаб-квартира Гильдии, Торонто
  
   Тейлор села, потом неуверенно опустила ноги на пол. Эми стояла в двух шагах поодаль, закусив губу, побледневшая, измученная, спавшая с лица. Казалось, что даже веснушки ее поблекли, а волосы стали не такими пышными. Тейлор встала, сделала шаг и пошатнулась, но тут же выпрямилась и сделала еще несколько шагов, подошла к Эми и крепко обняла ее.
  -- Спасибо, - сказала Тейлор куда-то в макушку Эми.
   Та всхлипнула, потом резко отстранилась, едва ли не отбросила Тейлор.
  -- Твое лечение закончено, ты в порядке, - странно бесцветным, под стать бледному лицу, голосом сказала Эми, и сложила руки на животе. - На этом моя миссия закончена, и я отправлюсь в Клетку.
   Она отступила еще на шаг, оказавшись возле двери, словно собираясь сбежать.
  -- В Клетку? - переспросила Тейлор, выигрывая время.
   Мысли и воспоминания о том, что случилось в битве с Бегемотом, послушно, подобно насекомым, выстроились в голове Тейлор. Но то, что она помнила все, не давало ответа на вопрос - почему Клетка? Почему Эми завела речь об этом именно сейчас, пока все остальные отсутствуют? Ей нужно одобрение Тейлор?
  -- Понятно, - кивнула она, глядя на молчащую Панацею. - Ты переступила черту и не желаешь жить с этим.
   Тейлор тут же пожалела о сказанном - ведь Эми самостоятельно пришла к идее отправиться в Клетку, как она воспримет слова "не желаешь жить"?
  -- Не желаю, - подтвердила Эми безжизненным голосом.
  -- Тогда почему ты вылечила меня, вылечила остальных? - Тейлор попробовала увести тему немного в сторону, в сторону слов о жизни, а не смерти.
  -- Потому что это было правильно, - ответила Эми, поколебавшись несколько секунд. - Мне казалось, что я смогу искупить свою вину.
  -- То есть ты хотела искупить правильными поступками неправильные, - Тейлор ощутила облегчение, нащупав хоть какую-то основу, и ринулась в атаку. - Тогда зачем уходить в Клетку? Здесь, рядом с нами, ты сможешь совершить массу правильных поступков! Я сама могу посещать с тобой госпитали и...
  -- Нет!! - заорала Эми. - Ты не понимаешь!!
  -- Тогда объясни мне, чтобы я поняла, - стараясь оставаться спокойной, сказала Тейлор.
   Она сделала шаг вперед, Эми попятилась, уперлась спиной в дверь. Тейлор ощутила беспокойство, и тут же нашла ему объяснение, но оно очень, очень ей не понравилось. Эми сейчас была словно сама Тейлор образца начала апреля, уставшая, задерганная, загнанная в угол, находящаяся на грани. Одна мелочь - обливание соком в туалете, и Тейлор сорвалась, вышла на улицу в костюме, и тот выход не закончился ее смертью только чудом. Одна мелочь, и уже сорвавшаяся Эми окончательно не выдержит, помчится навстречу Клетке, не слушая никаких доводов и сметая все препятствия на пути. Можно ли было посадить человека в Клетку по его желанию? Тейлор не знала, но поняла, что либо она убедит Эми сейчас, либо Панацея удалится в Клетку, либо погибнет масса людей и масок, как это случилось в бою с Бегемотом. Зайти с позиции долга?
  -- Эми, масса людей будет спрашивать тебя о том же самом, - сказала Тейлор. - Тебе нужно будет или придумать внятное объяснение, или смириться с бесконечными вопросами и просьбами объяснить все. Так устроен мир, людям нужно объяснение.
   Последнее предложение она украла у Лизы, но какая разница? Нужно было рисковать, как-то прощупать почву, если и не добыть информации, то хотя бы потянуть время. Нет, долг тут не годился, действуй он, Эми осталась бы в Броктон Бей.
  -- Нужно! - отчаянно выкрикнула Эми. - Меня нужно изолировать! Иначе все повторится!
  -- Эми...
  -- Да как ты не понимаешь?! - снова заорала Эми. - Я же боюсь за вас! Вы дороги мне!
  -- И поэтому тебя надо посадить в Клетку?
  -- Да!
   Тейлор задумалась. Продолжать расспросы означало, что Эми распалится еще сильнее, будет кричать что-то еще, имеющее смысл для нее, но не для Тейлор. Несомненно, заяви она публично о своем решении уйти в Клетку, и история, разворачивающаяся здесь, повторится в большем масштабе. Ее будут уговаривать, требовать объяснений, и приводить объяснения, как она важна и нужна, и Эми будет горячиться сильнее, укрепляться в своем решении. Но это не означало, что тут нет решения. Эми боится, значит, ответ надо искать в эмоциональной и социальной сферах, пускай даже Тейлор не слишком сильна в некоторых их аспектах. Но никого рядом нет, и значит это ее битва, битва за Эми. Тейлор проиграет эту битву, и ее подруга отправится в Клетку, в общество преступников и монстров.
   Еще одна неприятная параллель из собственного прошлого, в этот раз с Эммой и Софией резанула по сердцу, вызвав у Тейлор нехорошее предчувствие. Могла ли она победить в этом споре? Хотя нет, возможно, она неправильно подошла к вопросу - какая еще победа? Эми - подруга, ей нужна поддержка, а не превосходство ума, недаром она так толком и не поладила с Лизой. Поддержка, плечо, опора, разговоры, даже несмотря на то, что любое слово могло привести к новому срыву, привести к ужасной смерти. Тейлор отогнала последнюю мысль, какая еще смерть? Эми - подруга, друзья не вредят друг другу... да, параллель с Эммой тут была крайне неприятна. Но, возможно, тут и крылся ответ? Не какие-то разумные доводы и доминирование силы, а эмоциональная общность прошлого? Правда, это означало снова окунуться в него, но перед как раскрывать душу, как не перед друзьями?
  -- Ты знаешь, когда-то я тоже боялась подобного, боялась, что моя сила выскользнет, выйдет из-под контроля, - начала говорить Тейлор, ощутив, что о себе говорить легче, чем придумывать доводы, взывающие к рассудку Эми. - Год, после гибели мамы, когда мне казалось, что мир вокруг вот-вот и рухнет. И предательство лучшей подруги, издевательства в школе, отец, ушедший в себя. Я не жила, я существовала, перетерпевая день за днем, со смутной надеждой, что надо лишь потерпеть, и все повернет к лучшему.
   Эми, которая стояла, понурившись, вскинула голову, стали видны бегущие по щекам слезы, и Тейлор ощутила облегчение. Слезы - это хорошо, они принесут облегчение, хотя бы временное, а сейчас каждая минута была драгоценностью. Конечно, она могла воззвать к остальным, призвать Лили из спортзала, вломиться на совещание старшего состава или тихо сообщить сидящей там же Лизе, но это было бы ложным шагом. Тейлор ощущала, что это станет ложным шагом, нарушит интимность момента, как если бы она налаживала отношения с отцом, и вмешался кто-то бы третий.
  -- После получения суперсилы, меня частенько одолевали мысли о мести, - продолжала Тейлор, глядя на Эми. - Смогла бы я остановиться, навреди они отцу или если бы просто начала мстить и издеваться над ними в ответ? Сомневаюсь, скорее всего, я обрушилась бы на них, и тем окончательно разрушила бы все. Было бы много боли и страданий, в результате моего нежелания причинять боль дорогому мне человеку. Я не говорила отцу об издевательствах, но при этом в глубине души ненавидела его за то, что он сам ничего не замечает. За то, что он ушел в себя после гибели мамы. Та ночь, после первого моего выхода и столкновения с Луном, она была ужасна. Мне легче было сражаться с Луном, гореть заживо, чем разговаривать потом с отцом, объясняя, что происходит. Поэтому я не могу тебя осуждать, знаешь, я понимаю тебя. Иногда легче сгореть заживо или сесть в Клетку, чем что-то объяснять, тем более дорогим тебе людям, которые к тому же еще и чем-то обидели тебя или за которых ты слишком сильно переживаешь.
   Эми молчала, и Тейлор ощутила досаду. Неужели ее речь пропала впустую? Ведь Эми лечили, она ходила на сеансы к психотерапевтам -- сейчас один из них был бы как нельзя кстати. Незаметно вызвать, при помощи насекомых отправив сообщение или смс-ку?
  -- И я не могу тебя осуждать за то, что случилось в Нью-Дели, - продолжила Тейлор после паузы, решив, что отступать уже поздно. - Они атаковали Славу, и зная, как она дорога тебе...
   Тейлор покачала головой. Эми вытерла слезы.
  -- Ты знаешь... Лиза! Она все разболтала! Я убью ее!
  -- Стой! - выкрикнула Тейлор.
   Кажется, она все-таки облажалась, что делать? Обнять Эми? Даже несмотря на все обнимашки во сне в прошлые месяцы, сейчас это может быть истолковано так неверно, что лучше не обнимать. Нет, нужно было все же подать сигнал остальным, и Тейлор направила насекомых, предупреждая Дракон.
  -- Она сделала это не затем, чтобы посмеяться над тобой, - стараясь оставаться спокойной, заговорила Тейлор. - Ты боишься, что твоя сила выскользнет, но представь себе, что сила Лизы постоянно это делает. Да-да, я не шучу. Не слишком-то весело видеть и знать разные грязные секреты людей, которые тебе дороги. Ты можешь не пользоваться своей силой, но она не может до конца заглушить свою.
  -- Это не оправдание того, чтобы разглашать мои секреты! - неожиданно зло огрызнулась Эми. - Что еще она тебе рассказала?
   Тейлор заколебалась, ощущая, что ее немного и все пойдет под откос. Но имело ли смысл проводить контратаку, огрызаться в ответ? Нет, так она только сильнее оттолкнула бы Эми, следовало зайти с какого-то другого угла, уйти от темы грязных секретов. Или наоборот, развить ее и вывернуть наизнанку? Но у Эми и так был срыв, стоило ли его усугублять? Если бы не ее сила, Эми, скорее всего, лежала бы в кровати и ее пичкали бы успокоительными. Вместо покоя же -- снова работа, долг, ответственность, переживания за дорогих людей, то, что ломало ее в прошлом, и от чего она пыталась убежать в настоящем.
  -- Эми, ты мне не доверяешь? - спросила Тейлор в ответ.
  -- Доверяю, - неохотно признала Эми после долгой паузы.
   Видно было, что она хочет еще что-то сказать, но не знает как. Две неумелые объясняльщицы, подумала Тейлор с иронией, гораздо легче срываться, кричать, проявлять агрессию, чем пытаться понять, искать нужные слова, чтобы достучаться до другого человека. Воспоминание об отце и отчуждении сжало на мгновение сердце и отступило, оставив кислый рвотный привкус во рту.
  -- Это неправильный разговор, и мы обе не в том состоянии ума, чтобы вести его как надо, - сказала Тейлор. - Если ты мне доверяешь, Эми, я прошу тебя, подожди немного с уходом. Я приду в себя, ты придешь в себя, мы все придем в себя от битвы с Губителем, и тогда мы сядем и еще раз поговорим, спокойно и серьезно.
  -- Обещаешь?
  -- Даю слово, что расскажу все, без утайки, - кивнула Тейлор.
   Не самое лучшее решение, конечно, но можно ли было выиграть эту битву? Она выиграла время, сейчас этого было достаточно. Конечно, придется рассказать Эми о Маркизе, и о словах Лизы, но лучше так, чем отмалчиваться. Отмалчивание и замалчивание чуть не лишило ее отца... как и саму Эми, в сущности. И Тейлор обещала только рассказать, а дальше можно все вывернуть по-разному. Главное, чтобы сама Эми была способна здраво рассуждать, хотя бы немного. Возможно, разговоры с семьей пойдут ей на пользу? Не с Маркизом, конечно, а с теми, кто остался из Новой Волны? Можно будет навестить Броктон Бей, отца, Алхимика, посмотреть на город, показать перемены. Если заранее созвониться с той же Славой, чтобы не поднимала щекотливых тем, то возможно все пойдет на пользу?
  -- Я тебе верю, - кивнула Эми в ответ.
  
  -- Если бы я хотела использовать метод от противного, то сейчас был бы идеальный момент появиться на экране и со злодейским хохотом рассказать, о моем плане посадить Эми в Клетку, - задумчиво заметила Лиза, наблюдавшая, как и остальные, за разговором. - Отношения, конечно, были бы непоправимо испорчены, но зато Эми точно назло мне не пошла бы в Клетку.
  -- Или убила бы всех, - ответил Оружейник.
  -- Тогда вы и Дракон отомстили бы за нас, - беззаботно отмахнулась Лиза. - Но я вижу, что Тейлор справилась сама, вот что значит школа старой мудрой Черепахи!
   Оружейник что-то проворчал, но очень тихо и неразборчиво.
  -- Кстати о Клетке, - сказал Джирайя. - В свете новой стратегии, помощь кое-кого оттуда еще как не помешала бы.
  -- Я признательна вам, Джирайя, за все, - отозвалась Дракон, - но даже ради вас я не открою Клетку.
  -- Даже ради уничтожения Губителя? - как бы невзначай поинтересовался Джирайя.
   Повисла пауза.
  -- О чем идет речь? - осторожно спросила Дракон.
  -- Как выяснилось, у Губителей есть ядра, пробив которые, мы их уничтожим или лишим возможности восстановления сил, - пояснил Джирайя. - Черепаха выяснила, где находится ядро Симург -- в ее самом большом крыле, хотя в данном случае это не слишком важно. О чем идет речь? О Теории Струн. Ее арестовали в момент, когда она делала пушку, которой собиралась сдвинуть Луну с неба. Симург в тысячу раз ближе, чем Луна, так что думаю, мощности удара хватит, чтобы пробиться к ядру, или как минимум оглушить Симург, сбросив с орбиты или выбросив далеко в космос. Даже если удара не хватит, у нас есть корабли Дракон, у нас есть Лили и ее сила, мы сможем добить Симург, причем в космосе, вдали от городов и жителей.
  -- Выстрел подобной пушки не скрыть никак, - задумалась Дракон. - Информационный и правовой скандал затмит все нынешние, не говоря уже о разрушении репутации Клетки, да и моей тоже.
  -- Никто не говорит, что надо проникать тайком. Старшие Директора и соглашение между Гильдией и СКП. Во время обсуждения карантинных зон и прочих вопросов я просто добавлю туда еще Симург и Теорию Струн, - пояснил Джирайя. - Если будет разрешение от властей, то проблем ведь не будет?
  -- Тогда проблем не будет, - подтвердила Дракон.
  
   Чуй 15.5
  
   27 июля 2011 года, Вашингтон, округ Колумбия
  
   Ткань опала вниз, с легким шелестом, являя миру облик мемориала, возведенного в честь победы над Бегемотом. Он представлял собой просто стелу, вознесшуюся в небо стремительно изогнутой спиралью. Честно говоря, Джирайя ожидал чего-то вроде скульптуры огромного Бегемота, которого поднимает Александрия, или даже сложного ансамбля фигур, но нет. Камень и металл, огромная вьющаяся в такт спирали надпись "Победителям", и внизу имена масок, всех, кто сложил голову в битве в Нью-Дели. Венчала список Александрия, и Джирайя подумал, что мемориал все же скорее в память о ней, нежели в честь победы над Губителем.
  -- Я благодарю всех за оказанную мне честь, возможность выступить с речью, - разнесся над собравшейся толпой голос Легенды. - Радость первой победы над Губителем омрачена потерями товарищей, тех, кто сражался и отдал жизни, чтобы эта победа стала возможной. Разумеется, имена Александрии и Нарвал первыми приходят на ум...
   Джирайя недовольно дернул щекой. Пять дней прошло, а он так и не решился опробовать Эдо Тенсей. С технической стороны все было просто -- печать из запаса, тело на замену, активировать, вытащить Нарвал и оживить, благо образцов ДНК хватало. Но вот с остальных сторон все было непросто, даже если не принимать во внимание ту Волю Огня, которую Нарвал явила в бою. Нужно было сесть, как следует поразмыслить, но времени и возможностей не было, не говоря уже о том, что мысли о Нарвал навевали печаль. Утечка информации, скандалы в интернете, обвинения со стороны правительств Венгрии и Польши, а так же супергероев из той же Европы, не говоря уже о скандале с Янгбаном и надвигающихся проверках младшей команды Молодежной Гвардией, все это сжирало время, силы и внимание. Хорошо хоть Оружейник взял на себя часть хлопот, выступал, что называется, лицом Гильдии в эти дни и получил свою часть славы.
  -- ... но я призываю почтить молчанием всех, кто пал в битвах с Губителями, всех тех, кто сражался и отдавал свои жизни, чтобы эта победа стала возможной!
   Воцарилась тишина, и мысли Джирайи невольно переключились на самую главную проблему, всплывшую два дня назад. Невольно потому, что проблема эта затрагивала как раз Легенду и стоявшего рядом с ним Эйдолона, и упомянутых Губителей, и павших масок, и Котел. Правда, это были всего лишь подозрения, высказанные Лизой, но слишком уж все сходилось одно к одному.
  
   25 июля 2011 года, в 100 метрах под землей под штаб-квартирой Гильдии.
  
  -- Я слушаю, - хмуро сказал Джирайя, глядя на Лизу.
   После окончания заседания, прервавшегося неожиданной трансляцией разговора Эми и Тейлор, Лиза начала шептать о деле невероятной важности, и что им надо поговорить там, где их не смогут подслушать. Джирайе было лениво куда-то ехать или лететь, и он просто выбил техникой Земли туннель вниз, и потом запечатал проход.
  -- Нас не подслушивают? - опять спросила Лиза, нервно поводя фонариком.
   Джирайя лишь вздохнул и подбросил вверх кунай, сопроводив бросок серией печатей. Простенький барьер, исключительно для успокоения Лизы.
  -- Вы сейчас сами все поймете! - воскликнула Лиза, верно истолковав вздох. - Благодаря Эми и ее... обстоятельствам, мне удалось попользоваться своей силой на все триста процентов.
  -- Так, - Джирайя скрестил руки на груди. - Что ты узнала?
  -- Не сказать, что наверняка узнала, - слегка поморщилась Лиза, - но у меня появились подозрения. Никаких прямых подтверждений, лишь косвенные догадки и намеки. Легкий привкус информации, если хотите, последствия нахождения рядом с Триумвиратом. В общем, у меня есть подозрения, что они из Котла. В смысле, их сила получена из флакона, а не через триггер.
  -- Триумвират? - переспросил Джирайя.
  -- Да-да, все трое, - кивнула Лиза, - и тут, после упоминания триггера, мне вспомнилась одна любопытная деталь. Считается, что масса позитивных эмоций может дать суперсилу, хорошую, положительную суперсилу, а из плохих ситуаций получаются лишь ущербные суперсилы. И считается, что Триумвират... ну, тогда их было еще четверо, Триумвират плюс Герой, в начале своего пути, совершили нечто выдающееся.
  -- И?
  -- Но что, если это не так? Все, что я знаю о триггерах, вся информация говорит о самом плохом дне, о падении ниже дна, нет примеров позитивных триггеров. По сравнению с этим сила, полученная из флакона, вполне может рассматриваться как положительный триггер. Тогда получается, что Триумвират не соврал о себе, и получается, что это еще одна информационная атака Котла -- силы из флакона положительные, силы из триггеров -- отрицательные.
  -- Ты можешь подтвердить это наверняка? - нахмурился Джирайя.
  -- Только косвенные догадки в состоянии запредельной силы, и мне не хотелось бы повторять этот опыт, - покачала головой Лиза.
   Обвинять Триумвират, не подкрепив все фактами? Самоубийство чистой воды. Допустить утечку информации той же Дракон или Оружейнику? Чревато последствиями.
  -- Ладно, - ответил Джирайя, - я понимаю, почему ты не хотела, чтобы это слышал кто-то другой. Все правильно. Мы что-нибудь придумаем.
  
   27 июля 2011 года, Вашингтон, округ Колумбия
  
   Глядя на молчащего и склонившего голову Легенду, Джирайя понял, что так ничего и не придумал. Что вообще можно сделать с подобной информацией? Только терпеливо и долго вести осторожную разведку, чтобы никого не спугнуть и не выдать себя. После подтверждения или опровержения информации, можно уже действовать смело, но сейчас нельзя было ничего менять.
   И все же, Джирайя не мог не думать о том, как удивительно все сходилось одно к одному. Неспешное завоевание Земли Бет, организация СКП и Протектората, натравливание Губителей -- и удивительно ли, что Триумвират выходил целым и невредимым из тех битв? Бегемот, вне всяких сомнений, взорвался, но погибла ли Александрия? С учетом мелькнувшего изображения портала, ее могли и спасти, вначале не прицельно открыли дверь, потом произвели захват. Величайшая победа над Губителем -- имела ли она смысл в условиях, когда Котел мог сделать еще таких Губителей? Или не мог?
   Мысли Джирайи невольно переключились на этот вопрос. Бегемот появился в 1992, тогда четверка сильнейших героев уже действовала вовсю, завоевав себе славы и уважения. Затем Левиафан в 1996 году, спустя четыре года, и Симург практически на рубеже 2002 и 2003 годов, то есть семь лет. С того момента прошло уже восемь, и новых Губителей не появлялось. Означало ли это, что Котел не мог делать Губителей по щелчку пальцев? С учетом мощи Губителей, это выглядело вполне логичным, в каждого из них требовалось вложить массу сил, материалов и энергии, подготовить программы и все остальное, что требовалось. Возможно ли, что Котла просто не хватало ресурсов? Это точно объясняло бы неспешный захват там, где можно было просто захватить: в условиях нехватки ресурсов Котлу не выдержать войны. И в этом же случае бороться с Губителями (а не теми, кто их создавал) имело смысл -- если уничтожать Губителей быстрее, чем Котел будет создавать новых, то можно просто выиграть войну на истощение, даже не имея возможности добраться в другой мир до самого Котла.
   В теорию нехватки ресурсов отлично укладывалась и продажа суперсил (по сравнению с условно-бесплатными триггерами), и оперирование в пределах одной части Земли. Конечно, Котел торговал силами по всей Земле, сотрудничал с правительствами втайне, но другой СКП на планете не было. СКП появилась сразу после первой атаки Бегемота -- не исключено, что Котел форсировал вопрос. Затем медленное распространение влияния по организации, при поддержке Старшего Директора Коста-Браун и лидера Протектората -- Легенды. Инфильтрация, продвижение "своих", наполнение СКП, то есть команд Протектората и Стражей, масками, получившими силы из флаконов. Тут была некоторая нестыковка, ведь герои Протектората сражались с Губителями во всю силу, но не исключено, что их просто использовали втемную. Для создания дымовой завесы и маскировки истинных целей, маскировки Котла.
   Не вписывалась сюда только "гибель" Александрии, ибо вместе с ней Котел терял и легального Старшего Директора, и связи во власти, и кто знает, что еще? Все это отдавало сложными, хитрозакрученными планами, вызывавшими у Джирайи зубную боль. Слишком сложно, слишком хитро, и значит непонятно. Где нет понимания, там идут ошибки, а у Котла и так преимущество в скрытности, в мобильности, во всем, даже в силе, если считать, что Триумвират работает на Котел. Конечно, было бы прекрасно, если бы они не работали, но упускать масок такой силы -- было бы безответственным разбазариванием ресурсов со стороны Котла, и следовательно, если Триумвират получил силы из флаконов, то они почти наверняка работали на Котел.
   Но как это доказать или опровергнуть?
  -- Но победа далась нам дорогой ценой! - заговорил Легенда, разбив тишину. - Конечно, кто-то скажет, что это небольшая цена за победу, за уничтожение Губителя, что бывали поражения, сокрушительные поражения, в которых гибло и большее количество масок и обычных людей. Все это справедливо и верно, мы не опускали руки после поражений и продолжали сражаться! Я не собираюсь опускать руки и буду сражаться в новых битвах, но при этом считаю себя не вправе и дальше занимать пост лидера Протектората!
   Тишина оказалась окончательно разрушена, шум разговоров, выкрики вопросов, вспышки и щелчки камер, чьи-то призывы успокоиться, собравшиеся на церемонию теперь больше напоминали бушующее море, нежели спокойных людей. Джирайя стоял молча, скрестив руки на груди, размышляя, чтобы это все значило. Новый хитрый план Котла? Увод своих людей из власти? Но зачем? Испугались расследования Гильдии? Сомнительно, крайне сомнительно. Решили сосредоточиться на теневой стороне, накопить сил и ударить, разом вырвав победу?
   Эйдолон повел рукой, и словно холодный ветер пробежал по толпе, образумил крикунов.
  -- Я по-прежнему буду возглавлять команду Протектората Нью-Йорка, - громко сказал Легенда, - и участвовать в битвах с Губителями! Но я считаю, что не справился со своими обязанностями лидера Протектората, и поэтому ухожу с этого поста!
  -- Кто будет новым лидером? - раздался чей-то отчетливый выкрик. - Эйдолон?
  -- Нет, - глухо ответил Эйдолон.
   Джирайя внезапно ощутил себя в роли Сплетницы. Что-то было не так. Привкус информации был не тот. Что-то не сходилось в этой картинке и сцене, но что именно -- он ответить не мог. Не было фактов, не было информации, лишь чувства, интуиция старого шиноби.
  -- Нет, - ответил Легенда. - Не думаю, что Эйдолону стоит тратить свою силу на борьбу с бюрократией!
   В ответ раздался смех.
  -- Новым лидером станет первый в рейтинге, глава команды Протектората Чикаго -- Мирддин! - провозгласил Легенда.
   Это было хорошо, даже слишком хорошо. Пускай Джирайя и общался с Триумвиратом насчет Губителей, пускай они вместе участвовали в трех битвах с теми же Губителями, но эти подозрения насчет Котла сводили всю общность на нет. Конечно, Джирайя уже давно покинул Чикаго, но в нескольких делах с Мирддином успел поучаствовать. Вопрос же на чьей стороне Мирддин упирался в давнюю проблему -- как отличать масок, получивших силы из флаконов, от тех, кто испытал триггер? И новый вопрос -- если СКП и Протекторат творения Котла, то имело ли смысл с ними вообще работать? Была проверка Директоров после Кальверта -- Выверта, теперь еще затевать проверку масок? Расколоть организацию, ослабить и разрушить, при этом стремясь усилить? Да и кто поверит в догадки и предположения насчет Котла?
   Джирайя мысленно покачал головой.
   Нет, надо было придерживаться прежнего курса. Никаких проявлений подозрительности, наблюдение, разведка, попытки разобраться. Старшие Директора и работа по карантинным зонам, информационные скандалы, усиление СКП и укрепление самой Гильдии -- в процессе, несомненно, что-то да выяснится. СКП слабела в последние годы, если Котел не стал захватывать власть раньше, то не рискнет этого сделать и сейчас. Не исключено, что сейчас Котел занят производством нового Губителя, но кто знает? В любом случае, задачу по битвам с Губителями надо было менять -- справляться только силами самой Гильдии -- но это могло подождать, да и пара идей на этот счет у Джирайи была.
  -- А ведь погибни Мирддин и Шевалье в битве с Бегемотом, сейчас Нарвал могла бы стать лидером Протектората, - неожиданно раздался в ухе голос Лизы.
  -- Это ты меня так подбадриваешь? - мрачно поинтересовался Джирайя. - И Нарвал же была четвертой в рейтинге?
  -- Конечно, но третья в рейтинге Пепельная -- глава команды Атланты. Она сильна, но у нее проблемы с головой, и лидером команды она стала не по назначению, а по стечению обстоятельств. Никто не поставил бы ее лидером Протектората. Так что -- Нарвал.
   Джирайе не хотелось продолжать этот разговор, и он сменил тему.
  -- Бывали и более разгромные сражения, как думаешь, почему Легенда решил уйти сейчас?
  -- Из-за потери Александрии? - неуверенно предположила Лиза. - Да и не уходит он, лишь оставляет пост лидера Протектората, который все равно во всем подчинен Старшим Директорам.
  -- Подчинен, - задумчиво отозвался Джирайя.
   Семь Старших Директоров, ну восемь, когда Мексика через месяц подпишет соглашение. Один из них -- Ребекка Коста-Браун, она же Александрия. Могло ли быть так, что Легенда формально получал приказы от Коста-Браун, тем самым гарантируя, что приказы будут только нужные Котлу? А теперь Легенда уходит, потому что другие Старшие Директора не работают с Котлом?
  -- С этим надо разобраться, главное сейчас -- не торопиться и не показывать, что нам что-то известно, - подытожил размышления Джирайя.


РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Эванс "Право обреченной. Сохрани жизнь" (Любовное фэнтези) | | A.Maore "Жрица бога наслаждений" (Любовное фэнтези) | | М.Кистяева "Кроша. Книга вторая" (Современный любовный роман) | | М.Боталова "Академия Невест" (Любовное фэнтези) | | Л.Миленина "Полюби меня " (Любовные романы) | | М.Кистяева "Кроша. Книга первая" (Современный любовный роман) | | С.Елена "Невеста из мести" (Приключенческое фэнтези) | | И.Зимина "Айтлин. Лабиринты судьбы" (Молодежная мистика) | | Д.Вознесенская "Таралиэль. Адвокат Его Темнейшества" (Любовное фэнтези) | | .Sandra "Порочное влечение" (Романтическая проза) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"