Сейтимбетов Самат Айдосович: другие произведения.

Арка 7

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa


Арка 7. Ибуки (силовое дыхание)

  
   Ибуки 7.1
  
   8 мая 2011 года, Броктон-Бей
  
   Левиафан вынырнул из волн быстро, почти неуловимо даже для Джирайи, вот только что не было, и раз! Огромный девятиметровый монстр стоял на воде, растопырив непропорционально длинные руки, заканчивающиеся длинными когтями, помахивая толстым и очень длинным, длиннее тела, хвостом. На вытянутой, как у крокодила, морде Губителя сверкали четыре красных глаза, три слева и один справа, особенно подчёркивая его чуждость и чужеродность в этом мире.
   План действий мгновенно сложился в голове Джирайи, и рука его потянулась к летающей доске, закреплённой на спине. Одновременно с этим Левиафан ударил хвостом, и бурун воды понёсся к платформе, как будто Губитель запустил огромную невидимую торпеду. Силовое поле вспыхнуло и замерцало, взревели сирены, и Джирайя уловил топот ног. На базе Протектората, помимо масок, был и персонал, проверенный, допущенный и тренированный, но что могли они против Губителя?
   - Уходите на берег! - приказал Джирайя, активируя доску.
   Мисс Ополчение и Батарея, стоявшие рядом с ним на платформе, что-то возмущённо воскликнули, но Джирайя не вслушивался - просто потому, что на споры не было времени. Левиафан уже двигался, скользил по воде, и новая волна ударила в силовое поле, опять вспыхнувшее, но удержавшее удар. Платформа содрогнулась, волны били не только в силовое поле, но и в опорные колонны, ударяли снизу вверх, повинуясь воле Левиафана, умеющего управлять водой на макроуровне, выражаясь официальным языком.
   Наружу выскочил Штурм, торопливо прилаживающий маску, следом появился Бесстрашный, успевший побриться лишь наполовину, сам не замечающий кровоточащего пореза на щеке. Джирайя остановился на секунду, затем движением ног отправил доску в стремительный горизонтальный полёт. Кулак его, напитанный чакрой, врезался в грудь Штурма, сминая костюм и отбрасывая героя прочь. С грохотом и треском, заглушившим вой сирен, шум волн и крики людей, Штурм влетел в стену, смял её, прогнул, оставив очертания тела, и тут же вскочил, захохотав счастливо, буквально фонтанируя энергией.
   - Все на берег!! - рявкнул Джирайя, взмывая выше и устремляясь к Левиафану.
   Краем глаза он ещё успел увидеть, как выбежал растрёпанный, взбудораженный Оружейник с каким-то ящиком за спиной, тут же заорал, указывая Алебардой на вертолёты.
   - ...отступаем! - донёсся обрывок его крика, и Джирайя мысленно одобрил.
   Теперь оставалась самая малость - задержать Губителя, дав Оружейнику и остальным время отступить, городу эвакуироваться, а маскам Протектората со всей страны собраться. Опасный, смертельный план, но в то же время укладывающийся в новую парадигму действий, которую Джирайя ещё сам не сформулировал до конца, но подсознательно ощущал, что надо действовать именно так, что это будет верно.
  
   Джирайя неоднократно стоял против врагов, которые превосходили его во всём, пускай с годами такое случалось всё реже и реже, и сейчас спокойно, почти отрешённо наблюдал за приближением Левиафана, ещё раз анализируя и прикидывая порядок действий, доставая и сортируя свитки, которые могли бы пригодиться. Левиафан не воздействовал на мозги, как его "младшая сестра" Симург, не носил прозвище "Убийцы Героев" и не мог преодолевать ограничение Мантона, как его старший брат Бегемот, это можно было занести в сомнительный, но всё же плюс. Несколько простеньких техник Воды, которые знал Джирайя, никак не могли помочь против мастера гидрокинеза в его родной стихии, и это диктовало тактику действий.
   На воду не опускаться, разве что Левиафан сломает леталку, и уж тогда удирать со всех ног, благо есть ещё пара козырей в свитках. На дистанцию прямого удара не подлетать, двигаться быстро, быстрее Губителя, атаковать на средних дистанциях, удерживая интерес на себе. Стихия Огня - атака, стихия Земли - защита, чакру беречь, а вот свитки, наоборот, не жалеть. Тянуть Губителя за собой к ближайшей суше - северная оконечность залива, и, возможно, дальше, к выброшенным на берег кораблям, уводя от самых густонаселённых районов города, выигрывая время. Пускай скачет и рушит, всё равно Доки обезлюдели за эти недели войны и взрывов, все, у кого была хоть капля мозгов, уже сбежали оттуда.
   Оставалась самое простое: удержать Губителя на себе и сражаться с ним в одиночку, пока не прибудет помощь.
   - Дракон?
   Экран на внутренней стороне маски активировался, показывая схематичную карту местности, значки масок отсутствовали. Джирайя ещё не совсем привык к такой штуке, но когда сражаешься против врага, превосходящего тебя на три порядка, не до удобств.
   - Оповещения разосланы, сирены в городе включены, "Уничтожитель" уже вылетел, - раздался голос Дракона.
   Третья волна внизу ударила в силовое поле, сам Левиафан был уже в полусотне метров от базы. Из-под опорных колонн выметнулись три моторные лодки, на замыкающей находились Батарея и Штурм, хохочущий и делающий неприличные жесты в сторону Губителя. Два вертолёта уже взмыли с платформы, в дверце одного из них была видна Мисс Ополчение, целящаяся в Левиафана из какой-то короткой, но очень толстой трубы.
   - Ориентировочное время прибытия основной массы масок - от пятнадцати до двадцати минут.
   Левиафан скользнул по воде, и коготь его вспорол силовое поле, как будто то было сделано из бумаги. Радужный пузырь исчез, и Джирайя торопливо послал доску выше, набирая скорость, выдёргивая нужный свиток. Метровой длины рулон отлетел в сторону, и саннин сложил печать, активируя технику.
   - Взрывной Ливень!
   Рулон начал разматываться, выбрасывая сотни, тысячи кунаев с привязанными к ним взрыв-печатями. Секущий "ливень" метательного железа обрушился на Левиафана, скрывая его фигуру в облаке взрывов, дыма и пара. Из облака донёсся треск, потом скрежет сминаемого металла.
   - Левиафан громит базу Протектората, - сообщила Дракон.
   - Отлично, это его займёт на минуту, - хладнокровно отозвался Джирайя, готовя следующий свиток. - Попробую увести его на север...
   Договорить Джирайя не успел, из облака взрывов выметнулся Левиафан в могучем, стремительном прыжке. Саннин моментально понял, что произошло: укрывшись, Губитель использовал платформу-базу как опору для прыжка. Одновременно с пониманием, Джирайя уже бросил леталку вбок и вверх, тут же рухнул вниз, уходя от удара хвостом. Левиафан изогнулся, хвост щёлкнул, но всё же Джирайя оказался быстрее, успел уйти и сам ударил в ответ.
   - Огнемёт!
   Струя пламени прошлась по хвосту, подпалила живот, сжигая чешую, и тут же Джирайя заложил мёртвую петлю, пропуская под собой копьё воды, выметнувшееся снизу. Левиафан уже падал обратно, хвост и лапы его шевелились, вызывая всё новые и новые копья воды, стремительные, грозящие снести саннина, обрушить его с небес. Джирайя метнулся шуншином вбок, тут же дёрнул к себе леталку за прицепленную леску, поймал, и падение снова превратилось в полёт. Копья воды пробили клона, разметали его градом глины, и в ту же секунду Левиафан вновь обрушился на платформу - базу Протектората. Грохот и стон, лязг металла, скрежет сминаемых, не выдержавших колонн больно ударили по ушам.
   - База успела эвакуироваться, - зачем-то сообщила Дракон то, что Джирайя и так знал.
  

***

  
   - Я могу помочь! - орал Бесстрашный.
   Ветер свистел в ушах, гулко бухала базука Мисс Ополчения, доносился шум города, грохот и взрывы, сирены, воющие над Броктон-Бей.
   - Можешь и поможешь! - орал в ответ Оружейник. - Там, в городе! Это приказ!
   - Но мы же бросаем его!
   Оружейник ничего не ответил, что-то бурно обсуждая с невидимым собеседником через системы визора.
   - Жаба выигрывает нам время, - примирительно заметила Мисс Ополчение, - ведь за нами город, который мы клялись защищать, или ты забыл?
   - Нет, - вздохнул Бесстрашный, оглянулся и уже тише добавил, - но мы же его бросили!
   - Не мы бросили, - Мисс Ополчение сменила базуку на винтовку, начала прилаживать её и целиться, - а он сам вызвался, и иногда надо просто принимать такой выбор.
   В голосе её звучала искренняя горечь, и Бесстрашный замолчал, пытаясь успокоиться и сосредоточиться на мыслях о помощи городу. Получалось плохо, шум, треск, взрывы и грохот за спиной были слышны, несмотря ни на что.
   - Что творит! Что творит! - подпрыгивал Штурм и бил себя кулаками по бокам и ногам.
   Сидевшая рядом Батарея не отвечала, накапливая энергию для будущей расчистки Бульвара. Будут пробки, будут заторы, будут столпотворения, и Бульвар надо чистить, его Левиафан утопит в первую очередь, думала Джейми.
   - Если он меня ещё пару раз так стукнет, да я Левиафана голыми руками порву! - продолжал хохотать и бесноваться Этан, демонстрируя небесам эти самые руки.
   - Да я тебя сама стукну! - не выдержала Батарея. - Угомонись, лодку перевернёшь!
   - Меня распирает энергия!!
   - Разопри её на пользу городу! В Броктон-Бей триста пятьдесят тысяч жителей, и все они сейчас мечутся в панике!
   - Ну, не все, готов поспорить на твой поцелуй!
   - Иди вон, с Жабой целуйся, а сейчас сосредоточься на деле!
   Батарея встала, серьёзная и сосредоточенная, и Штурм отвёл взгляд от битвы с Левиафаном. Бульвар стремительно приближался, и уже были видны две пробки, затор, толпа, несколько полицейских, пытавшихся что-то сделать под непрерывный, душераздирающий вой сирен воздушной тревоги.
  

***

  
   Левиафан, крутнувшись на месте, добил остатки базы и одновременно с этим взметнул к небесам жадную воронку водяного смерча. Изгибающийся хобот, в котором вода вращалась с такой скоростью, что вокруг начал закручиваться и воздух. Джирайя подал леталку влево, складывая печати.
   - Стихия Огня: Цветы Отшельника-Феникса!
   Беспорядочный обстрел шарами огня не дал результатов, смерч был стабилен и поддерживался силой Губителя, жадно тянулся следом за Джирайей. Надо было атаковать самого Левиафана, но здесь саннин заколебался. Левиафан уже показал, что он быстр, - леталку приходилось держать практически на максимальной скорости, - хитёр и умён, и к тому же способен на массовые атаки. Конечно, Джирайя был крепче обычного человека, но мало выдержать удар огромной волны, нужно было ещё и успеть убраться из-под удара, и вот здесь Губитель мог его подловить. Чтобы атаковать врукопашную, нужно было хорошее преимущество в скорости, а здесь его не было, и поэтому Джирайя колебался.
   Левиафан спрыгнул на воду, ударил хвостом, и волна поднялась, покатилась к берегу, усиливаясь, расходясь на весь залив. Как круги от брошенного в воду камня, огромного такого камня, способного поднять двухметровые волны, мчащиеся к берегу со скоростью автомобиля. Губитель сделал несколько шагов в сторону берега, постепенно ускоряясь и продолжая с каждым шагом бить хвостом, поднимая волны. Казалось, что глаза он при этом хитро скосил в сторону Джирайи, а морду оскалил в молчаливом вопросе: "Ну и что теперь будешь делать?"
   Волны катились, и это было плохо.
   Главное оружие Левиафана, благодаря которому его счёт убитых был самым внушительным среди троицы Губителей. Да, Бегемот убил больше героев, а Симург свела с ума больше людей, но вот в прямых убийствах Левиафану не было равных, и всё благодаря волнам. Утопленные острова и города, миллионы погибших, несмотря и вопреки всем усилиям масок. Джирайя цокнул недовольно, осознавая, что начальный план всё же провалился. Заманить за собой Левиафана не удалось, сдержать атаками тоже, и это могло привести к провалу всего сражения. Первые минуты - самые критичные, пока не прибудет основная масса масок, а в случае Броктон-Бей - особенно критичные.
   На экране высвечивалась информация, к счастью, в понятном для Джирайи формате. Дракон были доступны все языки, и текст на японском гласил, что под городом находится огромное подземное озеро, снабжающее Броктон-Бей водой. "Мягкая" цель по категории Протектората, что означало - нужно сдерживать и удерживать Левиафана подальше от озера и города. Если он прорвётся и применит свой гидрокинез, Броктон-Бей просто провалится вниз, и никакие убежища не спасут.
   Левиафан успел сделать ещё пять шагов, когда Джирайя решился. Да, решение входило в противоречие с необходимостью экономить чакру, но и противник оказался хитрее и умнее, чем ожидалось. Саннин достал и быстро разгрыз пилюлю клана Акимичи. Среднюю, дающую увеличение размера в десять раз. Можно было вырасти и в сто раз, закинув большую красную пилюлю, но никаких гарантий, что поможет, а вот истощение потом гарантированно. Картинка того, как он пинком отправляет Левиафана на середину океана, вызвала мрачную улыбку.
   Даже сейчас, двадцатиметрового роста, он утонул бы в заливе, скрылся с головой, но шиноби есть шиноби, и Джирайя помчался вперёд по воде, Левиафан моментально развернулся, нанося удар хвостом. Джирайя поставил блок, удар отбросил его, заставив проехаться по воде, пригнувшись, тормозя ногами и рукой. Срок действия пилюли был ограничен, и Джирайя ринулся в новую атаку, рывком зашёл за спину Губителя, провёл подсечку, обрушил удар ногой сверху вниз в основание шеи, сминая чешую, оставляя полуметровой глубины выбоину. Левиафан, как будто и не ощутив страшного удара, развернулся, атакуя не только хвостом, но и водой, вздымая своё знаменитое "водное эхо", огромную волну, практически водяного клона.
   Джирайя перепрыгнул хвост и волну, крутнулся, нанося удар ногой, вкладывая максимум чакры.
   - Нога-молот!!
   В этот раз удар прошёл, Левиафан получил прямой в грудь и взмыл в воздух, попробовал напоследок зацепить Джирайю хвостом, не удалось, и Губитель полетел в сторону северной оконечности залива. В полёте он извернулся, взмахнул лапами, и Джирайя подпрыгнул не глядя, пропуская ударную волну под собой. Смерч не долетел, рассыпался водными брызгами, и Джирайя помчался вослед Левиафану, подпрыгивая, маневрируя, уворачиваясь от копий и воронок под ногами, уже не рассуждая, действуя на рефлексах и опыте.
  
   Ожидаемого удара с дрожью земли не последовало, Левиафан извернулся, приземлился в туче брызг, чуть-чуть не долетев до мыса, но Джирайя уже был рядом, налетел, осыпая Губителя градом ударов, метя в огромную вмятину на груди, откуда сочилась чёрная кровь.
   - Великий Ураган Конохи!!
   Но в этот раз не сработало, Левиафан стоял непоколебимо, блокировал и сам ударил, лапой, хвостом и водой. Джирайю отшвырнуло вглубь мыса, потащило по камням, подбрасывая, и саннин понял, что действие пилюли закончилось, что он снова стал нормального размера. Заманивание удалось, но сражение ещё не закончилось... и тут Джирайя увидел, что он уже не один. Чуть поодаль, в костюме небесно-голубого цвета, изукрашенном стилизованными молниями, висел Легенда и рядом с ним сверкал бронёй Эйдолон. Чистота, Леди Фотон, Лазер-Шоу, Слава и Бесстрашный поддерживали членов Триумвирата с флангов.
   Левиафан пригнулся, фактически вставая на четвереньки, и ринулся в новую атаку с удвоенной скоростью.
  
   Ибуки 7.2
  
   Когда взвыли сирены, а на экране смартфона высветилось сообщение о Губителе, Изуми находилась в порту, в компании Филиппа Лэгля. Осмотр сделанного и достигнутого уже практически завершился, и Кертис, надо признать, была впечатлена. Корпорация "Убежища" как будто устыдилась вынужденного перерыва из-за Бакуды, и работы в порту не останавливались ни на секунду. Дальше Изуми планировала сплавать к фарватеру, проверить и, если потребуется, укрепить там дно, а потом вернуться в порт. Две недели напряжённого труда, переустройство Доков, путей и дорог, и в порт можно запускать, так сказать, "пробный" корабль.
   Дальше процесс - Изуми не сомневалась - пойдёт, тем более что основная война масок-суперзлодеев вспыхнула, "прогорела" и была близка к завершению. С Кальвертом Кертис общалась ранее и была в курсе его решимости очистить города США от суперзлодеев.
   Поэтому, после секундной растерянности, Изуми воскликнула:
   - Немедленно увозите всех, Филипп!
   - Да-да, - закивал Лэгль, - прямо через Доки поедем, в городе будут пробки, но...
   - Немедленно!
   Филипп выскочил наружу, начал командовать, Изуми услышала ответные крики и ощутила, как в ней поднимается волна ярости и гнева. Губитель! Все труды, все планы, все надежды пойдут прахом?! Броктон-Бей, ставший её домом, утонет?!
   - Нет, - пробормотала Изуми, - нет.
   Она охватила руками плечи, как будто озябла, а когда разжала, на плечах красовались круги преобразования. Затем она приложила руки к костюму, тот немного потяжелел, маска стала толще, на груди засветился "крест Фламеля". Гнев, застилающий глаза багровой пеленой, сменился холодной, рассудочной яростью, придающей сил, скорости, энергии.
   В одно движение Изуми оказалась на улице.
   Работники корпорации, докеры, охрана не разбегались, нет. Они организованно отступали, помогая друг другу, крича что-то подбадривающее в адрес Алхимика, но Изуми не слушала, завороженная открывшейся картиной. В заливе, там, где стояла база Протектората, клубилось огненное облако, доносился треск и взрывы, шум, в котором было не разобрать деталей.
   - Он уже здесь! - в сердцах крикнула Изуми.
   Круги преобразования один за другим ложились на землю, здания теряли двери и окна, крыши и стены их становились толще, превращались в герметичные, водонепроницаемые коробки. Ярость грохотала в ушах Изуми, неумолчным барабаном, придавая сил, подсказывая идеи, решения, преобразования, но в какой-то момент внешний грохот перекрыл внутренний, и Кертис остановилась, оглядываясь, ища источник шума. Порт был практически укрыт, за считанные минуты, слегка тряслись руки, но этим можно было пренебречь, силы оставалось еще достаточно, чтобы из оставшихся на Кладбище кораблей сделать стальные волноломы - несокрушимые и дающие стекать воде обратно.
   Источник грохота - Левиафан - внезапно оказавшийся почти рядом, повернулся в сторону порта.
   На него налетела какая-то огромная маска и тут же отлетела, уменьшаясь в размерах, пока летела и пересчитывала телом камни. Левиафан смотрел, казалось, прямо на Изуми, растопырив гротескно огромные лапы-ручищи, скалясь с высоты роста. Сверкнуло, появился Легенда на пару с Эйдолоном, с ними маски Броктон-Бей, умеющие летать. Отлетевший встал, встряхиваясь, Изуми узнала Жабу, и практически сразу же маски и припавший к воде Губитель помчались друг на друга, молча, быстро и неотвратимо.
   Следом за Левиафаном мчалась волна, Изуми резко сложила круг, и мыс оказался перечёркнут стеной, которую тут же проломил Губитель, и в пролом хлынула вода. Маски кружились вокруг Левиафана, как мошки вокруг фонаря, атакуя, налетая, ударяя и поддерживая друг друга, может, не всегда умело, но очень старательно. Эйдолон висел позади и какой-то из своих сил смягчал самые могучие из ударов Левиафана, отводил их в сторону, Слава и Бесстрашный налетали врукопашную, Слава била кулаками, Бесстрашный колол копьём, закрывался щитом, умело маневрировал. Лазеры Легенды били, огибая масок, и лидера Протектората поддерживали выстрелы Чистоты, Мамы Фотон и Лазер-Шоу. Жаба кружил, маневрировал, закладывал петли в воздухе, атаковал огнём и землёй, прикрывал Славу и Бесстрашного, оттягивал на себя внимание Губителя.
   Левиафан не оставался в долгу, крутился, бил лапами и хвостом, атаковал водой, прыгал, вертелся, и вся эта карусель почти мгновенно докатилась до порта, Изуми не успела даже глазом моргнуть. Ещё две её стены Левиафан смёл, не заметив, и маски приложили, не со зла, конечно, просто в таком высокоскоростном бою было уже не до прицеливаний. Губитель запрыгнул на крышу здания администрации, как будто знал, что всё усилено и выдержит его, и тут же прыгнул в сторону Эйдолона.
   Леди Фотон торопливо бросила силовое поле, но Губитель раскроил его когтями, не заметив, Эйдолон лишь сдвинулся немного, и Левиафан пролетел мимо. Из-за зданий выметнулась волна и ударила, показывая, что прыжок Губителя был лишь отвлекающим манёвром. Легенду и Чистоту смело, Леди Фотон успела бросить ещё силовое поле, и тут же её и дочь накрыло, унося куда-то в водные глубины. Бесстрашный и Слава ринулись в бой, спеша отвлечь Губителя, дать шанс остальным спастись, и Левиафан ударом хвоста смел Славу, как будто ударом биты по мячу, юная героиня скрылась в тучах, отброшенная куда-то в сторону пролива.
   Эйдолон шевельнул рукой, и Левиафана отбросило, вмяло в будущий док, как будто и не было там усиленных стен и потолка. Левиафан вскочил, закрылся лапой от струи огня, изрыгаемой Жабой, и тут же ударом хвоста послал в атаку новую волну, перемешанную с обломками дока, этакий камнепад, усиленный ударом воды, несущейся на скорости в сотню километров в час. Ураган ударил в Жабу, но тот ловко запрыгал по камням прямо в воздухе, уворачиваясь, и тогда вихрь пронёсся дальше, смёл Бесстрашного и взлетевшего было Легенду, накрыл Эйдолона, который торопливо выставил щит, радужно-фиолетовую стену, отразившую удар и камней, и воды.
   Левиафан, пользуясь отвлечением, ударил лапами по двум соседним складам, добивая их хвостом и готовя новую волну, и Изуми, спасённая стеной Эйдолона, торопливо ударила сама. Земля вздыбилась, как будто огромный зверь высунул хребет из игл, но Левиафан ленивым движением лапы отбил атаку, тут же прыгнул вверх, хватая Жабу лапой. Жаба вывернулся, заложив пируэт, кинул что-то взрывающееся, но Губитель уже переключился, вернулся к прежнему замыслу, занося хвост для удара.
   БАБАМММ!!! Огромный корабль, пропахав еще парочку зданий, врезался в Левиафана, погребая его под десятками тысяч тонн стали. Изуми издала вопль, в котором слилось всё: гнев на Губителя, боль от уничтожения порта, страх за город, ярость и желание смерти, и одним энергичным движением запустила преобразование. Река раскалённой стали обрушилась на Левиафана, заключая его в несокрушимое на вид стальное яйцо.
   - Держи его! - с небес рухнул Жаба.
   Тут же четыре его копии поднялись из земли, встали вокруг раскалённой стальной глыбы, на которую уже накидывали силовые поля другие маски. Казалось, что сражение длилось всего секунду, но внезапно Изуми поняла, что порт разгромлен наполовину и вокруг не менее полусотни масок, галдящих радостно, швыряющих силовые поля, готовящих новые ловушки, и большая часть из прибывших - незнакомцы.
   Изуми ощутила дрожь в коленях и руках, присела на ближайший обломок, стараясь отдышаться и наблюдая, как с небес опускается гордая Александрия в чёрно-сером костюме, развевающемся на ветру плаще. Волны с залива стихли, и галдящие как чайки маски стали главным источником шума.
   - Слишком ле... - начал говорить подошедший Жаба, и в этот момент стальное яйцо взорвалось.
   Собравшихся вокруг масок, спешивших укрепить, усилить ловушку, разметало и разбросало, во все стороны полетели куски стали, и у Изуми внезапно потемнело в глазах, но секунду спустя снова посветлело.
   - Что... что это было? - закашлялась она.
   - Я затянул нас под землю, - признался Жаба, - не успевал поставить стену против удара.
   И тут же прыгнул куда-то вверх, Изуми поняла, что стоит возле здания одного из терминалов, и быстро побежала, огибая угол. От вида огромного кратера, разворотившего середину порта, хотелось плакать, а вид разбросанных, лежавших без сознания масок заставил сердце сжаться. Александрия, Жаба, Слава и ещё две маски в ярко-красных костюмах бились с Левиафаном, пытались не пустить его к лежащим на земле.
   Стычка до этого, заключение в ловушку и прорыв из неё не прошли бесследно для Губителя, хвост его пестрел дырками, кровь сочилась из ран и трещин на спине, боках, плечах, стекая по надорванной чешуе, заливая нашлёпки и шипы из застывшей стали, один глаз был как будто перерублен наискось, словно кто-то провёл черту огромным красным маркером. Но, несмотря на это, Левиафан ничуть не замедлился, двигался легко, быстро, даже быстрее, чем в начале атаки и, как с ужасом заметила Изуми, раны его затягивались, не молниеносно, но всё же заметно даже невооружённым глазом.
   Легенда и ещё кто-то в странно изогнутом, как будто рубленном топором костюме, стреляли, Эйдолон и ещё трое масок держали барьер, не давая воде с залива добраться до поверженных. Ещё дюжина масок суетилась на земле, они тормошили и подбирали раненых товарищей, доносились крики и стоны, повсюду валялись обломки зданий и корабля, земля от воды превратилась в топкую грязь и глину.
   Изуми сотворила новый барьер, ограждая раненых от воды, и Левиафан как будто ждал этого. Удар его лапы отбросил Александрию, коготь вспорол одну из масок в красном, и та отлетела, обливаясь кровью. Вторая маска в красном бросилась на помощь, и Левиафан метнул вперёд стену воды, сам вскочил на её гребень. Когти его вспороли силовые поля, и жалкие зачатки обороны моментально рухнули, как будто их и не было.
   - Стихия Огня: Великий Огненный Дракон! - раздался выкрик, и Жаба изрыгнул целую реку огня.
   Огненное туловище обвилось вокруг Левиафана, сковало его руки и ноги, Губителя заволокло паром, и тут же донёсся новый выкрик Жабы.
   - Быстрее! Я не удержу его долго!
   Хлопок. Изуми, развернувшись, увидела появившегося Бродяжника. Тот вскинул руку, и с ещё одним хлопком Изуми внезапно оказалась где-то на западе города. Холмы вокруг, и тишина, даже сирены то ли смолкли, то ли звук их досюда не долетал, но тишина эта продлилась мгновение, тут же взорвавшись криками.
   - Носилки!
   - Этот очень тяжёлый, к Панацее!
   - Ещё физраствора!
   И Кертис поняла, что их перенесло - всех! - куда-то в спешно развёрнутый полевой госпиталь, а может, в и Броктон Централ, зрение и разум отказывались воспринимать, как будто оставшись там, в разгромленном порту.
   - Всем маскам, способным сражаться - сюда! - донёсся выкрик Бродяжника. - Быстрее!
   Изуми рванула, отметив, что таких, как она не больше дюжины. Триумвират в полном составе уже вернулся туда, в порт, и у Изуми стало чуть отлегло от сердца. "Да, порт уже не вернуть, но нужен ли порт, если город будет уничтожен?" с внезапным ожесточением подумала она.
   Хлопок. Площадь перед зданием СКП, и Кертис едва не атаковала, ощутив, что нервы на взводе. Нужно было взять перерыв, но как тут возьмёшь, когда Левиафан только что уничтожил три дюжины масок и наверняка уже рвётся в город? Откуда-то вынырнула Мисс Ополчение, грязная и злая, протянула воду. Сотрудник СКП галопом носился вокруг масок, раздавая браслеты, молча, не глядя, даже не пытаясь объяснять.
   - Ждём Дракон и команду из Далласа, - пояснила Ханна, - это быстро.
   Изуми кивнула, не отрываясь от бутылочки с водой.
   - Эвакуация идёт, вы - молодцы, двадцать минут его держали!
   Кертис поперхнулась. Двадцать минут? Двадцать секунд, так вернее!
   - Маски! - донёсся могучий голос Оружейника. - Удерживаем Губителя на территории порта! Нам нужно выиграть ещё немного времени!
   На фоне нестройных выкриков хлопок потерялся, и Изуми опять поперхнулась водой.
   Империя Восемьдесят Восемь в полном составе, вместе с Триумвиратом, Жабой и ещё парой каких-то масок в сверкающих бронях сражалась с Левиафаном в порту. За те несколько минут, что Изуми отсутствовала, сражающиеся снесли все причалы, и растерзали ещё два корабля, которыми швырялась Александрия. Фенья и Менья - в максимальный размер - бились сейчас с Губителем, кололи его мечом и копьём, пока Крюковолк и Кайзер кололи его снизу, а Чистота поливала потоками света сверху. Двое неизвестных быстро монтировали из заготовок какие-то мини-турели, стрелявшие в Левиафана очередями гранат при первой же удобной возможности. Поперёк рук, ног и торса Левиафана причудливой татуировкой-печатью виднелся след, отметина от огня Жабы.
   Остро пахло чем-то кисло-вонючим, и одновременно с этим с залива тянуло свежестью.
   Маски, уже разбитые на группы, деловито разбегались, разлетались, занимали боевые позиции, пользуясь тем, что Левиафан был пока скован сражением с близняшками-гигантессами. Изуми машинально-устало припомнила порядок разбиения. Те, кто способен бить и держать удары - группа ближнего боя. Стрелки, все, кто способен наносить урон, - работают со средних и дальних дистанций. Кто не способен ни там, ни там, в группу спасения и эвакуации, особенно Движки - телепортеры и быстрые бегуны. Летуны работают сверху, координация через браслеты Дракона, Технари - ну эти повсюду, а в целом разделение весьма условное.
   Да и в бою чаще всего группы смешиваются.
   - Удерживаем его в порту! - доносились выкрики Оружейника. - Это наш шанс!
   Изуми внезапно увидела, что волны в заливе всё выше и выше, уже не просто накатывают на берег, а практически заливают порт. Помотала головой, пытаясь встряхнуться, взбодриться, вернуть состояние холодной энергичной ярости, но не выходило. Левиафан, словно услышав и поняв Оружейника, ускорился, раскроил Фенью или Менью пополам и тут же хвостом сбил вторую сестру, отбросив её в сторону как куклу. Ещё удар, отлетел Крюковолк, снёс своим телом Кайзера, и Левиафан скакнул вперёд, когти его разорвали Алебастра и гранатомёт, прихлопнули не успевшего отскочить Штормтигра, во все стороны брызнуло ошмётками тела.
   - Общее сообщение! - донеслась торопливая скороговорка из браслета. - Волна идёт!
   - Вот чего он ждал, - донёсся потрясенный выдох Мисс Ополчение.
   - Ставьте силовые поля! - взвизгнул кто-то на высокой ноте.
   - Телепортеры!
   Эйдолон уже взлетел выше, сжав кулаки, Легенда торопливо стрелял, и маски, будто стряхнув оцепенение, задвигались, часть Бродяжник успел забрать, но Изуми видела, что за остальными он уже не успеет. Прямо из пролива широкой и высокой - выше Левиафана - стеной на порт катилась волна цунами, и Губитель радостно оскалился, стряхивая тела жертв с окровавленных когтей.
   - Я ещё не сдалась! - мрачно крикнула Изуми, ощущая новый прилив ярости. - Держись, подруга!
   Руки её ударили о землю, и территория порта вспыхнула рисунком круга преобразования.
  
   Ибуки 7.3
  
   Тейлор в костюме и маске Муравья направлялась в порт, когда по городу взвыли сирены.
   Секундная паника, оцепенение, и Тейлор машинально, привычно обратилась к своей силе, ощутила всех насекомых на четыре квартала вокруг. Миллионы мелких созданий (чуть сосредоточившись, можно было даже назвать точную цифру), через которых юная героиня ощутила панику тысяч и тысяч людей, и вот тогда-то Тейлор стало по-настоящему жутко и страшно.
   Отец. Алхимик. Паника людей, которые сейчас заполонят Бульвар. Губитель.
   Первой мыслью Тейлор было бежать в ближайшее убежище, как учили, но она подавила порыв. Симург уже была, перед появлением Бегемота всегда идут подземные толчки, значит, в Броктон-Бей пришёл Левиафан - и одновременно с этой мыслью Тейлор увидела фигуру на воде в заливе. Левиафан бросился на базу Протектората, и сразу же там выросло огромное облако огня и взрывов, привлёкшее всеобщее внимание. Люди, просто останавливавшиеся или выходившие из домов, растерянно пытавшиеся понять, что происходит, теперь откровенно, неприкрыто паниковали.
   Крики, беготня, судорожные метания, люди кидались к машинам, мчались прочь вслепую, в считанные мгновения спокойный, тихий Бульвар превратился в нечто невообразимое. Несколько самых отчаянных туристов, из числа приехавших полюбоваться Базой Протектората, ибо в сумрачный день и в дождь силовое поле выглядело живой радугой, продолжали съёмку, остальные бежали, сталкивались с горожанами, парочка самых растерявшихся даже помчалась к берегу, к лодке, стоящей там.
   Не прошло и двух секунд, как столкнулись первые машины, кто-то в трёх кварталах отсюда сломал ногу, прыгая по лестнице, двое, пытаясь открыть двери, сломали ключи, мимо Тейлор с хорошей скоростью пронеслась молодая мама, ребёнка в коляске практически вжало в спинку. Крики, истошные вопли, из которых слух вырывал лишь отдельные слова.
   - Губитель!
   - Умрём!
   - Дорогу!
   Тейлор толкнули, и она поняла, что непозволительно медленно соображает, что нужно думать и действовать быстрее, если она... если... мысль не формулировалось, но там был и позор, и доказательство, что не зря надела маску, и совершение подвигов, всё в куче, мысли, слипшиеся в единый комок, который не было времени разделять. "Твоя сила - это обратная сторона твоих слабостей" - зазвучал в голове спокойный голос Жабы, и Тейлор сама успокоилась, привычно отстранившись от окружающего мира.
   Так, как она делала это в Уинслоу, отгораживаясь от издевательств и оскорблений троицы мучительниц.
   Мысли пошли чёткие, сами складываясь в план и оценку обстановки, как учил Жаба.
   Левиафан - будут волны из залива - нужно очистить Бульвар. Тучи и пасмурное небо - активность насекомых снижена - чуть позже, по воле Губителя, хлынет дождь - насекомые станут ещё бесполезнее. Разведка, целеуказания, помощь раненым, убрать людей с Бульвара и влиться в ряды других масок, которые скоро прибудут на борьбу. Паникёров угомонить, указывать цели людям, дорога уже забита, направлять всех в Доки, как можно дальше от берега. Левиафан будет здесь очень быстро - нужна мобильность - нужна возможность быстрого передвижения - только полёты в такой обстановке. Алхимик в порту - бегом туда - собирать насекомых и помогать людям в дороге - Алхимик создаст барьер против волн - отец точно успеет укрыться в убежище.
   Тейлор выпустила облачко насекомых из костюма и тут же поняла свою ошибку. Паника и страх владели людьми, и это означало, что если она хочет бежать по Бульвару и направлять людей, то ей надо быть более страшной, чем Губитель. Грохот, треск и взрывы со стороны залива продолжались, Левиафан с кем-то сражался, застрял, можно сказать, и эту паузу можно и нужно было использовать.
   Впечатление и страх? Что же, как раз время опробовать новый приём.
   Со всех сторон, изо всех щелей и углов к Тейлор ринулись летающие насекомые: бабочки, моли, комары, мухи, стрекозы, шершни, складываясь в высокую, пяти метров ростом фигуру, повторяющую очертания героини. Ползающие по земле просто не поспевали бы за бегущей Тейлор, поэтому их - в основном муравьёв и тараканов - героиня направила в дома. Проверять помещения, выгонять тех, кто в панике забился под кровать, указывать и направлять, рисовать стрелки на стенах домов, слова "Убежище там", просто садиться на людей и заползать им в одежду, чтобы можно было следить и отслеживать.
   - Жители Броктон-Бей! - зажужжала и защёлкала фигура из насекомых. - Стрелки из насекомых на стенах и в воздухе указывают на ближайшее к вам убежище! Покиньте машины, вы мешаете остальным!
   В подкрепление своих слов Тейлор направила ещё муравьёв в машины, но тут же поняла очередную свою ошибку. Внезапное появление пятиметровой фигуры на Бульваре было воспринято многими как приход Губителя, и последние остатки здравого смысла покинули людей. За считанные секунды десяток аварий, и Бульвар оказался окончательно перегорожен, в этом грохоте и криках, переходящих в откровенный визг, слова Тейлор просто утонули. Если и вышло что-то хорошее из этой затеи, так только то, что толпа хлынула прочь с Бульвара, вглубь города, чего, собственно, героиня и добивалась.
   Тактику следовало изменить, и Тейлор внезапно поняла как.
   Насекомые разлетелись во все стороны, и вместо того, чтобы щёлкать одной фигурой, которую никто не слышит, теперь Тейлор вещала на все четыреста метров радиуса действия своей силы.
   - Говорит Муравей, - жужжало и щёлкало вокруг горожан, - следуйте за стрелками, они приведут вас в убежища. Помогайте друг другу! Не паникуйте! Вспомните, вас всех учили, что надо делать при появлении Губителя! Маски уже в пути! Не паникуйте!
   Самой Тейлор тоже доставалась толика вещания - так она контролировала внятность произношения. Уроки Жабы и тут пошли на пользу, направляя насекомых и вещая через них, Тейлор успевала шагать, пробираться, смотреть, что происходит вокруг. Делать это было тем легче, что толпа, в панике отхлынувшая от пятиметрового Роя, расчистила пространство.
   Но практически тут же её продвижение застопорилось, раненые в машинах, зажатые люди, пострадавшие в давке, им всем нужно было помочь, Тейлор решительным жестом рванула из кармана на боку костюма пакет с бинтами и жгутами и тут же остановилась, мысленно застонав. Десятки раненых, и нескольким точно нужны не бинты, а что-то серьёзнее!
   И ведь будут ещё раненые, она просто физически не успеет помочь всем, она же не Панацея!
   Почти над зданиями Бульвара пронёсся вертолёт, Тейлор успела заметить сосредоточенного Оружейника за рулём, в раскрытую дверь вылетел Бесстрашный, и вертолёт скрылся в направлении центра города. "Шёпот" насекомых действовал, после первого приступа паники приходило осознание, и люди уже целенаправленно двигались, поддерживали друг друга.
   Бесстрашный снизился.
   - Муравей! - крикнул он. - Нужна помощь?
   - Много раненых и заторы на дорогах! - заорала Тейлор в ответ. - В гостинице в двух кварталах отсюда придавило женщину шкафом! Вон там, в ресторане, какой-то дурак закрылся в морозилке! На соседней улице придавило мужчину за рулём!
   - Стоп! - Бесстрашный вскинул руку. - Сюда уже направляется полиция и СКП, используй их рации, затем браслет Дракон, тебе объяснят, как им пользоваться.
   Копьё его вспыхнуло, удлинилось, ударило в ближайшую помятую машину, сбрасывая её в залив. Тейлор внезапно поняла недосказанное, что все её просьбы сразу выполнить по силам лишь Эйдолону, но он будет заниматься Губителем, жертвуя десятками раненых, чтобы спасти тысячи, чтобы спасти весь город.
   На минуту продвижение ускорилось, Бесстрашный расчищал заторы, и один его вид успокаивал людей, попутно Тейлор готовила на будущее отборный отряд относительно водоустойчивых насекомых, не забывая остальными нашёптывать, разведывать, направлять и указывать. На Бульваре стало свободнее, появились полицейские, но прожужжать им просьбу о рации Тейлор не успела. Левиафан, сокрушивший базу Протектората, превративший её в ничто, во всей красе и мощи шагал по воде прямо к Бульвару, и это было страшно.
   Кто ещё возился, выбираясь из домов, доставая вещи или пытаясь проехать, резко ускорились.
   Притихшие было крики возобновились, накал паники и ужаса скакнул вверх, и горожане, бросая всё, мчались вглубь города, как можно дальше, создавая давку и заторы на соседних улицах, топча упавших, но одновременно с этим и помогая друг другу. В этом хаосе можно было встретить всё, от предательств с подножками и хождения по головам до самоотверженной помощи с риском для жизни.
   Но Тейлор было не до анализа толпы, ибо в заливе творилось нечто невероятное.
   Невесть откуда взявшийся двадцатиметровый Жаба пинал и бил Левиафана, и радостно-истеричный вопль, слитный крик души сотен людей вторил ударам, катился над Бульваром. Впереди две маски - Штурм и Батарея - быстро продвигавшиеся навстречу Тейлор, тоже замерли, восхищённые зрелищем.
   - Ему нужно помочь! - донёсся возглас Бесстрашного, и он ускорился, полетел наискось через залив.
   Могучий удар послал Губителя в полет, прямо в сторону порта, и Тейлор ускорилась, побежала, как будто пытаясь первой успеть на помощь Алхимику. В воздухе ещё сверкнуло, обгоняя Бесстрашного, промчалась Чистота, слева мелькнули маски Новой Волны, и двадцатиметровый Жаба уже бежал по воде к Губителю.
   - Муравей! - крикнул Штурм. - Давай к нам!
   Он выбивал двери домов и дверцы автомобилей, отбрасывал машины, приподнимал, и Батарея, сверкая синими линиями костюма, тут же вытаскивала раненых, быстро несла их в сторону. Там двое мужчин и женщина, под руководством паренька - парамедика, судя по всему - оказывали первую помощь. Ещё трое бегом таскали аптечки из машин, домов, подносили воду, одеяла, помогали раненым устроиться.
   - Твоя помощь - неоценима здесь, - мягко улыбнулась Батарея.
   - А там тебе делать нечего, - жёстко добавил Штурм.
   - Там Алхимик!
   Вспышки со стороны порта, пляска лазеров и огня сделали бы честь любому световому шоу, взлетали волны, через насекомых ощущалась мелкая дрожь земли от ударов, и тут Тейлор внезапно поняла, что сирены замолчали или их приглушили, неважно, главное, что этот вызывающий боль в груди звук прекратился.
   - И ещё Триумвират! - крикнул Штурм. - Они выигрывают нам время, чтобы мы успели спасти горожан!
   Тейлор сжала кулаки и зубы. Штурм был прав, прав во всём, но почему-то эту правоту не хотелось признавать, казалось, что если не оказаться в порту, то случится что-то ужасное. Одновременно с этим Тейлор через своих насекомых ощутила изменения и воскликнула:
   - Волны прибывают!
   Волны и в самом деле уже захлёстывали набережную, и видно было, как их стройные ряды катятся и катятся по заливу бесконечной цепочкой. Несколько особо мощных волн, вызванных схваткой Жабы и Левиафана, резким ударом пробили брешь в рядах насекомых, хлестнули в лицо могучими брызгами, и это отрезвило Тейлор. Страх потерять Алхимика, страх перед Губителем, желание что-то доказать самой себе и окружающим - всему этом предстояло отступить в сторону, так как Штурм был прав.
   Ибо долг героя в первую очередь спасать людей и помогать им.
   - Что нужно делать? - спросила Тейлор.
  
   Минуты сливались в нечто бесконечное и тягомотное, изматывали и вынимали душу и силы. Тейлор непрерывно бормотала в установленные возле неё в фургоне три рации, сообщая обо всех спрятавшихся, раненых, заваленных, и помимо этого её насекомые трудились без устали, делая то же самое в виде стрелок и слов. Подоспевшие оперативники СКП и полицейские, маски Новой Волны помогали, и Бульвар вместе с окрестностями быстро обезлюдел.
   Рации и смартфоны хрипели, дилинькали, звенели, на мониторы выскакивали сообщения.
   - Затор на пересечении Лорд-стрит и Линкольна - расчищен...
   - Перестрелка возле Пятого участка, запрашиваю подкрепление...
   - Отрядам "Альфа", "Браво", "Танго" - взять под охрану Броктон Централ и полевой госпиталь, отряду "Зулу" выдвинуться в район Пятна, - доносились переговоры СКП.
   Из порта доносился отдалённый грохот, взрывы, мелькали фигурки масок, ослепительно сверкали лазеры и взлетали ввысь осколки кораблей, затем фургон начал подпрыгивать и раскачиваться, Тейлор едва не выскочила наружу. Через насекомых она ощутила, а несколько секунд спустя увидела - Фенья и Менья, в полный рост, придерживая руками и неся на плечах остальных масок Империи, бежали в сторону порта. Взлетали фонтаны брызг, ибо Бульвар уже был залит водой, Менья задела пяткой копья и свернула набок огромный пончик с надписью "У Майка", вывеска рухнула вниз, но никто из масок Империи даже не обернулся.
   И тут же в порту что-то жахнуло, взлетело до небес, а волны в заливе рывком подросли на полметра.
   Удар едва не перевернул фургон, а двигатель, жалобно хрюкнув, заглох. Водитель попробовал завести, но раздавалось лишь "тыр-тыр-тыр", ещё толчки, фургон встал бортом к волнам, и те били, пытаясь опрокинуть преграду. Тейлор схватила браслет Дракона, цепляя на запястье, выскочила из фургона.
   - Спасайтесь! - крикнула она водителю.
   - Но...
   Тейлор уже не слушала, побежала дальше, но вместо стремительного передвижения получалось почти топтание на месте, вода доходила до колен, волны захлестывали почти с головой, набегали, не давая воде уходить обратно в залив. Тейлор попыталась ускориться, отгоняя страх, не давая ему сковывать мысли и тело. В первую очередь нужно было убраться прочь от воды, и она поспешила к зданиям вдоль Бульвара.
   Волна ударила в спину Тейлор, едва не размазав её о стену магазина одежды, но героиня успела выставить руки и торопливо начала карабкаться на крышу по лестнице. Огромная собака приближалась, прыгая по крышам, и фигура на спине собаки была отлично знакома Тейлор.
   - Привет! - крикнула Сплетница.
   - Тебя кто-то прислал? - спросила Тейлор, карабкаясь на спину Брута.
   - Сама сообразила, - Лиза с усмешкой показала браслет, почти ткнула им в нос.
   Тейлор от досады на себя заскрежетала зубами, Брут уже прыгал по крышам в сторону порта.
   - Левиафан смёл первый отряд масок, и они высылают второй! - кричала Сплетница на ходу. - Хотят удержать его в порту!
   Порт приближался и быстро, внизу мелькала вода, люди, волны били труп с размозжённой головой о стену.
   - Бульвар в целом эвакуирован! - крикнула Сплетница, не оборачиваясь. - Наша задача - помогать маскам из второго отряда!
   Брут с гавком приземлился на последнее здание, рядом с тремя Стражами и Регентом, и глаза Тейлор широко раскрылись в ужасе от раскрывшейся картины. Трупы и раненые маски, вспышки, лазеры, взрывы и стрельба, кратер, разрушенные здания и корабли, маски Империи и Левиафан, сражающийся сразу с пятью из них. Насекомые на территории порта или утонули, или попрятались, но Тейлор уже направляла новые рои, когда на периферии зрения что-то появилось. Сплетница издала горловой звук, Флешетта охнула, а Регент матюгнулся, и тут Тейлор с высоты здания увидела, что с двух сторон, на порт и масок, катится огромной высоты волна, катится быстро и неотвратимо.
   - Кажется, мы не вовремя, - попыталась усмехнуться Сплетница, но голос её дрогнул.
  
   Ибуки 7.4
  
   Джирайя ощущал, что близок к пределу, и это было неудивительно.
   Экономить чакру в бою с Губителем не получалось, атаки в полную мощь, движения на предельной скорости, пилюля Акимичи, барьеры, Огненный Дракон, который удержал Левиафана всего на полминуты, и... непрекращающееся сражение. Увы, Губитель не останавливался поболтать и обменяться планами, и Джирайя тратил один свиток за другим, экономил чакру, как мог, с каждой минутой больше помогал другим, выдёргивал из-под атак, нежели атаковал сам.
   Волну, вздувшуюся горбом в заливе, он увидел практически одновременно с сообщением, и даже замер на секунду, не в силах выбросить из головы пришедшее сравнение. Сражение с Симург больше всего напоминало битву с владельцем высшего Мангекё, когда противник давит на твой разум, предвидит движения и техники, обманывает и хитрит. Левиафан же являл собой Мечников Тумана, если их всех слепить в одного и усилить раз в сто. Непревзойдённое мастерство владения водой, огромные волны из ничего, грубая мощь и любовь к ближнему бою, но при этом непременно какая-то хитрость, трюк, техника в рукаве, неожиданная смена тактики и ломовые удары, пробивающие любую защиту.
   - Дракон? - бросил Джирайя, распечатывая свиток с чакростимулирующими препаратами.
   - Минута до подлёта, - в голосе Дракон ощущалась печаль.
   Сокрушив Фенью и Менью двумя ударами, Губитель ринулся вперёд, явно собираясь не дать маскам выстроить оборону. Джирайя торопливо грыз и жевал, наблюдал сверху, ощущая, как утекают бесценные секунды. Возникнув в полукилометре от берега, цунами практически сразу понеслось со скоростью сорок метров в секунду, как любезно сообщал экран, встроенный в маску.
   Там же подсвечивалось местоположение Губителя, перечисление погибших и раненых Джирайя приглушил, решив потом поговорить обо всей этой системе с Дракон. В первой ловушке, в которую он якобы попался, Левиафан убил семерых и покалечил вчетверо больше, сейчас история повторялась, и маски опять действовали невпопад. Вся слаженность работы Триумвирата ничего не стоила в таких вот ситуациях, когда каждый сам за себя, когда нужна слаженная работа сотни масок, а её, слаженности, и нет, думал Джирайя, ощущая прилив чакры и зная, что потом за злоупотребление пилюлями и стимуляторами последует жестокая расплата.
   Но сейчас... и тут территория порта вспыхнула могучей печатью.
   Будто огромная скала ударила в территорию порта, разметав воду, землю и сталь, расплескав их во все стороны, моментально создав кратер невиданных размеров, и Джирайя с изумлением увидел, что в центре этой воронки, словно в "глазе бури", стоит Алхимик, удерживая руки на печати, мерцающей багрово-красным. Стоявшая рядом Мисс Ополчение невозмутимо целилась в Левиафана из какой-то установки, но Губитель не обращал на неё внимания. Шагнул вперёд, нога его раздавила Кайзера, лапы взметнулись, и половинки Крюковолка разлетелись в разные стороны. Секунду спустя волны цунами ударили в барьер, и земля содрогнулась, а Алхимик упала без сознания.
   Печать погасла.
   - Губитель в ЖБ-3, Алхимик выбыл, Кайзер погиб, Крюковолк выбыл, - сообщила система.
   И почти сразу же, торопливо, новый приказ:
   - Это Легенда, барьер не выстоит долго, всем отступить из кратера!
   Хлопки, телепорты, бег Движков, какая-то Технарская платформа, летающие маски торопливо хватали соратников с земли, несли в сторону, и Джирайя тоже послал леталку вниз, туда, где Мисс Ополчение пыталась поднять Алхимика, как будто забыв об оружии. Александрия и ещё три маски: толстяк с молотом, Слава и какой-то Технарь в броне налетели на Губителя, осыпая ударами, пытаясь притормозить движение и дать остальным спастись.
   Действовали они вразнобой, и Левиафан не стал стесняться с ответом. Крутнулся на месте, молот толстяка соскользнул по чешуе спины, владелец пролетел мимо и получил ускорения хвостом, врезавшись, как снаряд, в стену кратера. Александрия поднырнула под хвост и нанесла могучий пинок прямо в задницу Губителю, Левиафан отшатнулся, и горсть синих кристаллов, вылетевших из брони Технаря, прошла мимо Губителя, ударила в лицо Александрии, заставив на мгновение ослепнуть. Тут же хвост Губителя пришёл в движение, и только реакция Джирайи позволила ему уклониться, когда живой снаряд из двух героинь, Александрии и Славы, пронёсся мимо.
   Лапа Левиафана схватила Технаря и сжала, раздавила, как сам Джирайя раздавил бы гнилое яблоко. Лапы, ноги, хвост, торс и голова Губителя были покрыты ранами, ямками, язвочками и трещинами, сочились ихором, но сам Губитель двигался так же, как и в начале схватки, как будто ран и не было, не было всех этих атак, соедини которые вместе, и Броктон-Бей уже исчез бы с лица земли.
   - Молот Небес выбыл, Александрия выбыла, Слава выбыла, Метеорит погиб.
   - Проклятье, он углубляет кратер! - донёсся чей-то крик, но было уже поздно.
   Левиафан, отбросивший группу Александрии, и вправду закрутился на месте, не обращая внимания на потоки лазеров, плазмы и ракеты, летящие в него сверху. Вращение его было таким быстрым, что тело сливалось в размазанный силуэт, и тут же снизу ударил мощный фонтан, гейзер толщиной в десяток метров, бьющий не хуже водяной пушки. Левиафан взлетел, подброшенный гейзером, и тут же ударил во все стороны когтями, хвостом и водой.
   - Сверкающий Вымпел погиб, Непоседа выбыла, Рассвет выбыл, Коробка погибла.
   - Стены! Крепите стены!
   - Убирайтесь из кратера!
   - Маски! Отступаем! - донёсся чей-то выкрик.
   Эйдолон, переключивший силы, ударил в Левиафана чем-то, чего Джирайя не понял. Пространство вокруг Губителя словно изогнулось, тело или его отражения изломалось причудливо, и тут же хрустнуло, треснуло, рассыпалось, как рассыпается разбитое стекло. Левиафан молча, без звука, как и раньше, пал с небес на землю, чешуя была полностью содрана, все прошлые раны усилились и углубились, ожоги, вмятины, выбоины и шрамы, один из глаз лопнул, но всё же Эйдолон опоздал с ударом.
   Вода из гейзера, достигнув уровня моря, ударила во все стороны, и одновременно с этим волны из залива, повинуясь Левиафану, ударили навстречу, разламывая барьер, поставленный Алхимиком. Трески и грохот, трещины, вода хлынула радостно, смяла один барьер, второй, кто-то из масок сумел удержать силовое поле, но разбег стихии было уже не остановить, и Джирайя быстро огляделся.
   Несмотря на все призывы, беготню, полёты и телепорты, в кратере ещё оставалось два десятка масок, в основном в южной его части, той, что ближе к Бульвару. Рядом с Джирайей были лишь Мисс Ополчение, пытавшаяся тащить Алхимика, и Губитель, с грохотом приземлившийся рядом с гейзером, выбив ещё одну воронку. Вода ломилась в трещины, разламывала и размывала, подмывала, со стороны остатков порта был слышен треск и скрежет, на гребне показался корабль, и, поколебавшись мгновение, рухнул вниз. Сель, грязе-каменный поток, нёсся следом, ворочая валунами, обломками домов, бетонными глыбами и кусками металлоконструкций.
   Маски хлынули в кратер, кто кидал барьеры и крепил стены, пытаясь сдержать поток, кто вытаскивал оставшихся, ещё группа, ведомая Триумвиратом, обрушилась на Левиафана, который, восстав из воронки, нетерпеливо бил хвостом по воде, следил за летящими в атаку, пригнувшись и растопырив огромные лапы, на которых уже местами виднелась новая чешуя. Интуиция и опыт заорали во весь голос, и Джирайя молниеносно сложил ряд печатей, уйдя на дно кратера Заменой. В следующее мгновение поток воды снёс и сломал леталку, ударил в атакующих, но те успели разлететься, отвернуть, всё-таки в атаку шли не новички.
   Но маски и не были целью Левиафана.
   Барьер окончательно рухнул, и воды залива ринулись в кратер, Джирайя рванул вперёд на максимальной скорости, складывая печати и захватывая волосами Алхимика и Мисс Ополчение, которая отчаянно пыталась ещё что-то сделать, привести подругу в сознание.
   - Искусство ниндзя: Львиная Грива!
   Удар был страшен, но всё же броня из волос выдержала, и Джирайя торопливо потащил Алхимика и Ополчение наверх, спеша уйти из воды. Ополчение помогала, Алхимик висела на руке тяжёлым грузом. Вынырнув и твёрдо встав на воду, Джирайя закинул Алхимика на плечо, осознавая, что даже останься цела леталка, она бы не подняла двоих, и это означало, что от Губителя придётся спасаться бегом. Вода вокруг бурлила и металась, захлёстывала, растекалась в разные стороны, маски сверху хватали тех, кто выплыл, торопливо тащили в сторону. Уловив движение, Джирайя метнул возмущённо пискнувшую Мисс Ополчение вверх, прямо в Легенду, и рванул прочь, удивляясь, что всё ещё жив.
   Из воды выпрыгнул Левиафан, и следом за ним взметнулась волна, снося тех, кто пытался помочь плавающим, барахтающимся маскам. Сам Губитель легко, почти изящно приводнился и тут же заскользил вперёд, увлекая за собой "водное эхо", ударяя во все стороны, круша и добивая тех, кто ещё пытался сопротивляться.
   - Губитель в ЖА-2, Твердый Клюв погиб, Папа-Койот выбыл, Вихрь выбыл, Сын Солнца погиб, Сокрушитель погиб, - забормотала система.
   Джирайя мчался, удерживая Алхимика на плече, чутьём старого шиноби уходя от ударов воды снизу, прыгая, стелясь, лихорадочно пытаясь достать нужный свиток, и всё равно не успевая. Нужно было освободить руки, и Джирайя на ходу извернулся, перебросил тело Алхимика, заматывая его в бинты. Вода ходила ходуном под ногами, нельзя было сбавлять скорость и оглядываться, но благодаря экрану в маске он знал, что Левиафан мчится следом.
   - Губитель в ЖА-1, Бастион выбыл, Леди Фотон погибла, Лазер-Шоу выбыла, Зелёный Нос погиб, Чистота выбыла.
   Прыжок! Ещё! Джирайя торопливо перебросил тело Алхимика за спину, приматывая бинтами к спине по методу кукольников деревни Песка. Теперь у него были свободны руки, но и Левиафан был уже рядом, практически дышал в плечо. Отчаянным рывком Джирайя ушёл в сторону, прыгнул, пропуская хвост, успел уйти Заменой от удара лапы и тут же понял, что Левиафан отрезал ему отступление к зданиям Бульвара.
   Ярко-красный, почти алый, луч лазера врезался в голову Губителя, накаляя его, пытаясь выжечь глаза. Губитель вскинул лапу, закрываясь от лазера Легенды, там моментально зашипела испаряемая плоть, и тут же град ракет накрыл Левиафана, отбрасывая, оглушая и ослепляя. Губитель пригнулся, ударил водой вслепую, замолотил лапами, отмахиваясь от снарядов.
   - Губитель в ЗА-2, Барьер выбыл, Хохотунчик погиб, - и сразу, без перехода, система сменила голос. - Жаба, держись!
   Джирайя бросил быстрый взгляд вверх, там висел "Уничтожитель", корабль и робокостюм, своими формами напоминающий дракона из сказок. Кабина - пасть, тело, топорщащееся чешуёй лазерных турелей и ракетных установок, крылья с пушками, и хвост, сейчас приветливо задранный вверх. На откинутой рампе стояла Нарвал, прекрасная в мерцании силовых полей и чешуи, смотрела вниз, грозно наставив рог на Губителя.
   Новый план тут же вспыхнул в голове Джирайи, и он быстро сказал:
   - Нарвал, свяжи Губителю руки и хвост полями, только голову не трогай, мне нужна буквально секунда!
   Рог вспыхнул, сотни секущих силовых полей врезались в Левиафана, углубляя раны, подсекая, сковывая, и Джирайя торопливо прыгнул, чуть не рассчитал, приземлился на шее Губителя, едва не соскользнул с чешуи, но тут же приклеился, удержался. Левиафан вырвался из ловушки Нарвал, хвост ударил так стремительно, что Джирайя едва успел оттолкнуться ногой от черепа, взмыть, поджав ноги, пропуская изрубленную силовыми полями лапу под собой.
   Саннин торопливо сложил печати, изрыгая из себя глину, Земляного Клона, оттолкнулся двумя ногами, взмывая ещё выше. Лапа Губителя ухватила клона, и Джирайя сложил печать концентрации, активируя свиток взрыв-печатей внутри клона.
   Взрыв даже заставил когти Левиафана немного разжаться, опалил и без того грязную ладонь. Руки Джирайи доставали следующий свиток, а сам он торопливо оглянулся. Прыжки дали ему фору высоты, выигрыш во времени примерно в пару секунд, если маски не атакуют и не отвлекут Губителя. Но рассчитывать на это не приходилось, теперь это было ясно видно, даже невзирая на сумрак затянутого тучами дня.
   Левиафан дал себя поймать в ловушку и сокрушил первый отряд, не стал торопиться удаляться от воды, и маски сами пришли к нему, позволив сокрушить и второй отряд. Северный мыс превратился в остров, порт был разрушен, а маски разбросаны, раскиданы, ранены и затоплены. Пускай погибло пока не больше двух десятков и город вроде бы успел эвакуироваться, но зато Губитель сокрушил ряды и боевой дух масок, и теперь задержать его продвижение будет на порядок труднее.
   Это уже не говоря о волнах, которые Левиафан ещё и не пускал толком в ход!
   Вот тебе и заработал репутации пополам со славой, мрачно подумал Джирайя, скользя взглядом по командам масок. Пускай против Левиафана маски и работали вместе, бок о бок, забыв о вчерашних битвах, соблюдая Перемирие, действующее во время атак Губителей, но длилось это недолго. Да и непосредственно в бою маски предпочитали сражаться своими командами, но никто, кроме Триумвирата, не имел нормального опыта боёв против Губителей командой. Выбывание одной-двух масок влияло на весь отряд, и пускай даже остальные ярились, пытаясь отомстить за раненых и убитых, Губителю это было лишь на руку.
   - Кай! - выкрикнул Джирайя, активируя свиток и прыгая на спину огромной птице.
   Та заклекотала, ударила огромными рисованными крыльями, взмывая выше. Снизу ударил столб воды, рог Нарвал опять вспыхнул, отражая удар, и тут же "Уничтожитель" возобновил стрельбу, осыпая Губителя градом ракет и лазеров. Левиафан, уже добравшийся до зданий Бульвара, не стал бить водой, вместо этого хвост его разрушил стоявшее с края здания и тут же описал петлю, подбивая и посылая крупный обломок вверх. Вода, доходившая до колен Губителя, бурлила от взрывов и осколков, со стороны залива выметнулся Легенда, на чешуе спины и плеч Левиафана заплясали лазеры.
   Это как будто послужило сигналом, и команды, отступившие вглубь Доков и на Бульвар, зависшие в воздухе маски, те, кто пытался уходить по крышам зданий, обрушили шквал выстрелов, лучей, плазмы, ракет, сияния и скрежета, всего, что могли, но опять оказалось слишком поздно. Волна из только что сотворенного пролива хлынула в город, заливая Доки, Бульвар, снося дома и скрывая в себе Левиафана, тут же заскользившего вглубь города, на юго-запад.
   Птица, сложив крылья, влетела вглубь "Уничтожителя", недовольно клекотнув и затормозив практически на месте. Джирайя скользнул с её спины, уложил свёрток с Алхимиком на пол, бросил взгляд на Нарвал. Та всё так же стояла на краю рампы, глядя вниз на Левиафана, уже скользящего в город.
   - Нужен новый план, - устало сказал Джирайя.
   - Дождь начинается, - ответила Нарвал, не оборачиваясь.
   - Что?
   Но теперь Джирайя услышал. Тучи наконец прорвало, и по обшивке корабля, в иллюминаторы и по рампе били первые капли, на глазах наращивая темп, показывая, что простым дождём тут не ограничится, будет проливной ливень, густой, такой, в котором ничего не видно... если только ты не Губитель-гидрокинетик.
   - Нужен новый план, - упрямо повторил Джирайя сквозь сцепленные зубы.
  
   Ибуки 7.5
  
   - Маски! Рассеяться и наносить удары издалека! - голос Легенды доносился одновременно из браслета и с неба.
   Тейлор висела на Лизе, едва не соскальзывая со спины Брута, несущегося по крышам зданий, параллельно уже наполовину утопленному Бульвару. Внутри юную Хеберт трясло и колотило, от зрелища Жабы, бегущего с телом Изуми за спиной и прыгающего с головы Губителя, до сих пор внутри всё сжималось и рвалось.
   - Замедляем его, не даём разрушить город, сдерживаем и тянем время! - голос Легенды сопровождался шорохом и треском. - Выживаем! Наша единственная надежда - Сын!
   Тейлор, положив голову на спину Лизы, посмотрела вправо и назад, ощутив, что предел эмоций достигнут. Невиданное, небывалое, накалённое и кровавое зрелище разворачивающееся там, практически не вызывало ничего в душе.
   Левиафан, серо-чёрный от сочащегося из ран ихора, с оранжево-раскалёнными от выстрелов масок лапами, скользил по воде, как водомерка, легко и непринуждённо, бил хвостом, посылая волны в здания вокруг, цепляя когтями и разрывая всех, кто барахтался в воде, сбитый с ног. В воздухе перед и над ним спиной вперёд летел Легенда, с рук его срывались зелёные росчерки лазеров, били частым пунктиром, изгибаясь под невозможными углами, стараясь поразить шею и глаза Губителя, задержать продвижение, дать время маскам в воде спастись, уйти в сторону. Чуть ниже и по бокам от Легенды летели ещё четыре маски, стреляли, мазали и попадали, заставляли воду вокруг Губителя кипеть, вырывали куски чешуи и плоти из лап и торса Левиафана. Следом за Губителем мчалась Дракон в своём корабле, стреляла, била в спину, обрушивала шквал огня, от которого Левиафан ловко прикрывался волной водяного эха.
   Губитель скользил, ловил тех, кто пытался спасти, когти его вспарывали костюмы и разрывали тела, волны и хвост ударяли, руша дома и погребая под ними масок, заливая водой. Александрия собрала ещё группу, повела её в атаку со стороны Доков, норовя зайти в бок Губителю, отбросить его к заливу, но ничего не вышло. Волна водного эха вздулась ещё выше, подобно исполинской лапе многотонным ударом смела огромное здание и захлестнула крайнюю справа маску, не успевшую увернуться. Мелькнули сапоги и фиолетовые рукава, кто-то дёрнулся, пытаясь помочь другу, но сам еле успел уйти. Группа Александрии разлетелась, Левиафан продолжил движение, скользя и ведя обстрел водой снизу вверх в группу Легенды.
   - Губитель в ЕД-4, Зигзаг погиб, Ётун выбыл, - сообщил браслет.
   Начавшийся дождь усиливался рывками, капли барабанили, оглушали, шумели, били в воду и в здания, и Тейлор крикнула в ухо Лизе:
   - Нужно опередить его и уйти от Бульвара! С залива идут новые волны!
   - И нужно найти остальных наших! - крикнула Лиза в ответ, полуобернувшись.
   Тейлор лишь кивнула вяло, отголосок пережитого ужаса вновь шевельнулся в душе. Прорыв Левиафана, кратер, удары волн раскидали Стражей и Неформалов в разные стороны, и только самоотверженность масок, ставивших барьеры и кидавшихся в атаки, не дала юным героям сгинуть сразу. Успели сообразить, сориентироваться и отступить, но соединиться вновь не успели, Левиафан рванул в город, прямо на Тейлор, которая рвалась помочь наставнице.
   Сплетница выскочила сбоку на спине Брута, ухватила, спасла.
   - Губитель в ЕД-3, Хищник выбыл, Суровая Госпожа выбыла, Принц Лезвий погиб, - сообщил браслет.
   Брут уже заворачивал вправо, как будто собираясь перерезать путь Губителю, которого Тейлор видела глазами и ощущениями насекомых. На ощупь Левиафан был такой же, как и на взгляд: жёсткий, могучий, стремительный, и Тейлор закричала в ухо Лизе:
   - Рано! Это опасно!
   - Нужно уйти от волн! - крикнула Лиза то, что Тейлор и сама ей кричала ранее, и добавила чуть севшим голосом: - Без силы Суки Брут ослабеет и станет меньше! У нас не больше пяти минут, и то если повезёт, он очень сильно устал!
   - Запросим эвакуацию!
   - Губитель в ЕД-2, Панцирник погиб, Блицкриг погиб, Руна выбыла, Монастырь погиб.
   Сражение справа вспыхнуло с новой силой, с корабля Дракона вылетел Жаба на птице, закружил, ударяя огнём, и тут же Александрия подбила Губителя, опрокинула и сама отлетела от удара, запрыгала по воде, как будто пущенный ребёнком камень. Легенда и его группа усилили огонь, поставив сплошную, сверкающую завесу, выигрывая секунды, давая телепортерам время прибыть и спасти масок в воде.
   - Александрия выбыла, Мегаватт выбыл, - бормотал браслет.
   - Маскам не до нас! Они спасают раненых и тех, кто способен его задержать! - отозвалась Лиза.
   Тейлор опять посмотрела вправо и пробормотала:
   - Его кто-то способен задержать?
   Левиафан отбросил притворство и теперь двигался быстрее, чем в порту, уклонялся, маневрировал, скользил и бил водой, тащил её за собой, умножал воду вокруг себя, используя её как щит и меч. Хлещущий с неба дождь пока что оставался дождём, но Тейлор внезапно заподозрила, что это лишь уловка, и в момент, когда это потребуется, Губитель движением когтя обратит капли дождя в секущий и убивающий град.
   Волны в заливе подросли, пошли чаще и быстрее, и Тейлор практически не сомневалась, что со стороны порта тоже идёт атака, ведь Губитель тащил за собой воду. Маршрут его, прямая от порта до Башен, пролегал неподалёку от дома Тейлор, и тревога за отца вспыхнула, выводя из состояния опустошенности и растерянности.
   - Кто был способен задержать - те остались в порту! Я видела, он выбивал барьерщиков! Держись, ещё немного, и станет легче, - продолжала кричать Лиза, вполоборота.
   - Губитель в ЕД-2, Вспышка погиб, Рубака погибла, Руна выбыла, Александрия выбыла, Пухляк погиб.
   Взгляд Сплетницы оставался прикован к Губителю и сражавшимся с ним масками, тщетно пытающимся задержать продвижение Левиафана в даунтаун. Тейлор ощутила через насекомых ещё масок в стороне, хотела сказать Лизе, но Брут прыгнул, и Тейлор едва не прикусила язык. Вода летела сверху и снизу, в лицо, костюм ещё пока держался, но маска сбилась, и струйки затекали за шиворот, бежали холодком по спине, а разжать руки и поправить Тейлор не рисковала, боясь слететь с собаки.
   Но насекомые слушались, и она направляла их, рисовала слова, выгоняла каких-то глупых одиночек, решивших спрятаться по домам, указывала редким маскам направления, пыталась собрать ещё летающую мелочь, способную двигаться в такой дождь. Пока что Тейлор отчётливо ощущала Губителя и его движения, но с каждой волной, с каждой атакой насекомые на Левиафане гибли и гибли, и восполнять их число было практически нечем, дождь хлестал сверху и с боков, и даже снизу, брызгами капель из воды, заливающей крыши с такой скоростью, что сливы и стоки не справлялись.
   - Вон там! - крикнула она Лизе в ухо. - Обойдём его по Двадцать пятой и срежем угол у торгового центра!
   Уровень воды падал на глазах, но и Брут уменьшался, и Лиза, поколебавшись, направила собаку вниз, прямо на улицу. Вода здесь, в даунтауне, пока ещё покрывала асфальт лишь на считанные сантиметры, не больше десятка, и Брут, радостно гавкая, помчался в ворохе брызг, благо улица была пуста, машины грубо и эффективно сдвинуты к обочинам, фактически отброшены чем-то вроде огромного трактора с отвалом. Теперь не просто через ощущения, взглядом было видно, как Брут уменьшился, и Тейлор порадовалась, что они успели уйти с крыш, но в то же время ощутила недовольство Лизы.
   - Что не так?
   - Мне нужен зрительный контакт, чтобы сила работала! Нужно подобраться ближе к Губителю или выбраться снова на крыши!
   - Ты с ума сошла! - искренне воскликнула Тейлор.
   В глубине души она завидовала тем маскам, что сейчас отважно сходились с Губителем, сражались и стреляли, пытались остановить неостановимое, храбро, слаженно и умело нападая командами и в одиночку. Тейлор бы и сама напала, но её паутину Левиафан рвал, даже не замечая, насекомые были не в силах прокусить чешую, а те, что попадали в раны, захлёбывались и растворялись в ихоре - чёрной, дымящейся крови Губителя, сочащейся из многочисленных ран. Тейлор отчётливо ощущала Левиафана впереди справа, он продолжал двигаться, сражаться, бить и атаковать, и вода катилась за ним, не оставляя возможности обойти его сзади.
   - Ещё немного, и вода будет здесь! - продолжала орать Тейлор. - Нас захлестнёт и смоет!
   - Губитель в ДА-6, Блистательный погиб, Протыкающий выбыл, Молодой Кактус выбыл, Шевалье выбыл, Аномалия выбыла, - бормотания браслета было практически не слышно за шумом дождя, тяжёлым дыханием Брута, шлепками по воде, взрывами и грохотом, доносящимися справа, где продолжалось сражение с Губителем.
   Лиза выругалась, крикнула Тейлор:
   - Если мы запросим эвакуацию и бросим Брута - Сука меня убьёт!
   - Александрия выбыла, Легенда выбыл, Мышь-Защитница выбыла, Генезис выбыла, - вклинился браслет.
   - Нужно уходить дальше, нельзя останавливаться, вода обходит с юга! - крикнула Тейлор.
   И это было скорее преуменьшением. Волны уже захлестнули Бульвар, и вода стремительно распространялась по улицам, катилась, прибывала, наступала на пятки, схлопывалась за спиной, огибая возвышенность с клубом "Паланкин". Левиафан, в сущности, гнал воду по двум направлениям, от порта через Доки к Аркадии и Броктон Централ и от залива широкой дугой в даунтаун, и если новая волна цунами ещё не снесла Бульвар, то благодарить за это следовало Эйдолона.
   После прорыва Губителя из порта и смены стратегии сильнейший из масок улетел сдерживать волны, не давать Левиафану смыть Броктон-Бей в океан одним ударом. Близость города к океану, дарующая те самые мягкие зимы и рельеф местности практически без перепадов высоты теперь из преимуществ превратились в недостатки, усиливающие атаки Губителя.
   Но пока маски сражаются - ещё не всё потеряно, ещё есть возможность победить, думала Тейлор, пытаясь найти и нащупать этот самый способ, одновременно с этим управляя своими мелкими подданными, кусая, направляя, рисуя, указывая и одновременно с этим радостно ощущая, как пусто и почти безлюдно вокруг.
   - Он ускорился!! - взвизгнула Тейлор, тут же сама устыдившись такого фальцета.
   Вода выметнулась из-за десятиэтажного здания, принадлежащего крупной финансовой корпорации, держащей филиалы по всей стране, хлестнула по стёклам и стенам, подхватила машины, деревья и всякий мусор, образуя вал. На гребне волны, как матерый сёрфингист, стоял Левиафан, широко раскинув лапы, и когти его взрезали стены зданий. Тейлор не успела подумать, что здания всё равно устоят, как стала истинная цель такого поведения Левиафана. В зданиях, в филиале финансовой корпорации, в двух соседних офисных, в бизнес-центре, ещё оставались люди, то ли решившие там отсидеться, то ли забравшиеся пограбить, теперь уже было не узнать.
   Паника, вызванная взрезанием Левиафаном стен, лишала людей разума, они выбегали из зданий, вопили, орали, метались, и Тейлор, охнув, прикусила губу. Наживка! Губитель использовал людей как наживку для привлечения масок, бросившихся людям на помощь. Водяные хлысты взметнулись, взрезая фигуру, вынырнувшую откуда-то сверху, разрубая её на три части.
   - Губитель в ДБ-4, Кварк погиб, - сообщил браслет.
   - Держись! - рявкнула Лиза, но было поздно.
   Струи воды ударили снизу, люк ударил Брута в живот, с глухим звоном, подбросил, опрокидывая. Собака жалобно взвизгнула, извернулась, и Тейлор всё же не удержалась, слетела вниз. Она ещё пыталась задержаться, но мокрые, онемевшие руки лишь скользнули по сочащейся влагой ткани костюма Лизы, шип на боку Брута вспорол ногу Тейлор от бедра до колена, и она кувыркнулась в полёте, ударилась спиной о воду, ощутив на мгновение, как всё внутри онемело.
   Рядом, шумно и с брызгами, рухнул Брут, с его спины почти слетела Лиза, оказавшись рядом с Тейлор.
   - Бежим в здание! - крикнула Сплетница, хватая Тейлор, пытаясь её поднять.
   Вода доходила до пояса, Левиафан стремительно приближался, разя направо и налево, водяные хлысты и когти буквально за несколько секунд сразили и разорвали дюжину человек. Какая-то маска пролетела здание насквозь, ударила Левиафана в плечо, и тут же снизу выскочил могучий здоровяк в блестящей хромированной броне, врезался в колено Губителя с громким треском, заставив пошатнуться. Александрия уже неслась вниз, подобно миниатюрному болиду, выставив кулак, и удар её опрокинул Губителя вверх тормашками. В перевороте хвост Левиафана ударил по Александрии, со свистом отбрасывая героиню в небо, лишь плащ мелькнул, и фигурка пропала за облаками. Секундное замешательство двух других масок стоило им жизни, лапы Губителя сомкнулись, во все стороны брызнуло красным.
   - Железный Сокол погиб, Состав погиб, Александрия выбыла.
   Браслет ещё только начал бормотать, а Левиафан уже послал волну, целясь в Тейлор и Лизу, и мгновение спустя снова был на ногах, ускоряя шаг. Тейлор прыгнула вперёд, насколько вообще можно прыгать в воде, доходящей до пояса и сбивающей с ног бурным потоком, пытаясь прикрыть собой Лизу, но толку с того вышло немного. Волна ударила, выбивая дыхание и остатки воздуха, вжала Тейлор в Лизу и их обеих в уменьшающегося на глазах Брута, перевернула через собаку, и тут же потащила, кидая, швыряя, ударяя друг о друга и обо что-то твёрдое. Боль пронзила левую руку Тейлор, и почти сразу же в правый бок вонзился один из шипов Брута, а перевороты и падения остановились, финальный удар о стену заставил всё вокруг потемнеть на мгновение.
   Левиафан был уже рядом, как будто рывком преодолев сотню метров, и у Тейлор задрожали колени, мощь и смерть сквозили в каждом движении Губителя. И дело было не просто в росте, в конце концов, Фенья и Менья были не меньше, нет, Левиафан воистину являл собой воплощение стихии, грубой, слепой, бесчувственной, которой невозможно противостоять. Даже раны и подпалины, сочащиеся вонючей чёрной жидкостью, не портили впечатления, наоборот, лишь усиливали ужас.
   Тейлор оттолкнулась от стены, шагнула вперёд, выпуская из костюма жалкие остатки своего членистоногого воинства. Большая часть была ранее смыта волнами и дождём, задавлена самой героиней, потеряна и рассеяна вокруг, но это ещё не означало поражения.
   Пока жив - сражайся, и эти слова Жабы находили глубокий отклик в душе юной героини.
   - Беги! - крикнула она Лизе.
   Насекомые слепились в две фигуры, жиденькие и жалкие, не слишком похожие на людей, но выбора не было и под таким проливным дождём не было возможности призвать тучи насекомых. Фигуры метнулись вправо и влево, как будто пытаясь обойти Левиафана, и в ту же секунду Губитель ударил водяным хлыстом, точно таким же, каким минуту назад разрубил маску со шлемом на голове. Что-то просвистело мимо, Тейлор дёрнуло за костюм, всё вокруг завертелось и закружилось, земля начала стремительно удаляться, и героиня ощутила, что ещё немного, и проблюётся прямо в маску.
   Её дёрнуло и поставило на ноги, кружение и верчение исчезло, но легче не стало, Тейлор стояла на спине огромной птицы, взмывающей вверх почти вертикально. Второй рукой Жаба придерживал Лизу, с которой, как и с Тейлор, текло ручьями, мокрый костюм облеплял рельефно тело, а сама Сплетница смотрела вниз, туда, где остался Губитель и откуда катился радостный, слитный рёв дюжин голосов.
   - Жаба! - не поднимая головы, воскликнула Лиза. - Как удачно! У меня есть к вам неотложный разговор, лучше всего с глазу на глаз!
   Тейлор едва успела сдёрнуть маску, и её стремительно вытошнило, прямо на замершего посреди перекрёстка Губителя, замороженного в середине атаки, едва не убившей Муравья, Сплетницу и Брута, сейчас с истошным гавканьем удиравшего куда-то на юг.
  
   Ибуки 7.6
  
   Джирайя скользнул взглядом по фигуре Сплетницы и мысленно цокнул. Не от женских прелестей, от того, что вода, бегущая с девушек, размывала чернильную птицу, грозя уничтожить её. Ветер засвистел в ушах, хлопок и разлетающиеся брызги, но рампа корабля Дракона была уже рядом, и Джирайя прыгнул, ухватив героинь за пояса, как огромные мокрые свитки, едва удержавшись от того, чтобы швырнуть их вперёд.
   Приземление вышло не самым мягким, и Муравей охнула тихо, хватаясь за ногу. Из борта выдвинулась откидная полка, с тихим шуршанием открылась аптечка в стене, и Муравей села, почти упала. Сплетница заколебалась на секунду, потом решилась, шагнула вперёд, а Джирайя сказал громко:
   - Дракон, вызови одного из телепортеров!
   - Нет-нет, - отозвалась Тейлор, ощупывавшая ногу, слабо улыбнулась и откинулась на стенку. - Ф-фух, показалось, что шипы Брута вспороли ногу, но костюм выдержал!
   Последние слова были произнесены с оттенком гордости, и тут же тон стал встревоженным:
   - А где Алхимик?
   - С ней всё в порядке, насколько можно быть в порядке после такого взрывного расхода сил, - тут же сообщила Дракон сверху. - Она в госпитале, приходит в себя.
   Сплетница тут же оглянулась, обвела взглядом внутренности корабля и спокойно, будто не замечая высоты, мокрого костюма и ветра, повторила свои же слова:
   - Нам нужно поговорить с глазу на глаз, чтобы никто не подслушивал.
   Джирайя глянул вниз, там суетились, орали и скакали маски, прибывали новые, и дождь прекратился, а волны, ревущим потоком идущие с залива, стихли, лениво пытаясь стечь обратно.
   - Говори, здесь все свои, - предложил саннин.
   - Разговор без посторонних ушей, - настойчиво повторила Сплетница, - это очень важно!
   Джирайя задумался на секунду. Ясно было, что Сплетница или Лиза, неважно, намекает на разговор внизу, на одной из крыш, вдали от масок и ушей, но тут были свои сложности. Тратить новую птицу не хотелось, а запасную леталку с собой Дракон не захватила - кто же знал, что всё так обернётся? И в то же время Сплетница была готова наконец раскрыть, ради чего она неделю вилась рядом с Джирайей, помогала и содействовала. Выдержит ли она прыжок? Не факт, ой не факт, даже со смягчением, прыжок с сотни метров, и, самое главное - поймёт ли Нарвал, если он тут начнёт сигать с высоты, держа на руках юных масок-девиц, в мокрых, обтягивающих, ничего не скрывающих костюмах?
   Не говоря уже о том, что терялась мобильность, а Левиафан мог выйти из заморозки в любую секунду.
   - Нет, так не пойдёт, - сказал Джирайя, - но мы можем поговорить здесь. Скажем, Дракон откроет нам каюту, не будет подслушивать и подсматривать и даст в помещении на экран картину происходящего внизу, ибо Губитель важнее любого разговора.
   - Я бы и так не подсматривала за тобой, Жаба, - с мягкой укоризной в голосе отозвалась Дракон.
   - А я готов выслушать...
   - Времени нет, - перебила его Сплетница, - я согласна!
  
   Экран в половину стены показывал замершую статую внизу. Губитель стоял, вскинув правую лапу и хвост, замершими брызгами с лапы срывался водяной хлыст, волна водяного эха за спиной нависала причудливым горбом-капюшоном, в воздухе висел автомобиль, как будто выскакивающий из под волны, поднятой одной из ног Левиафана. Из водяного венца брызг маски уже тащили Стояка, радостно хлопали его по плечам, орали и шумели.
   Экран в маске Джирайи показывал цифры по маскам с браслетами: 36 погибших, 89 раненых, из них 27 тяжело, и 62 в строю, в основном сейчас мечущихся вокруг Левиафана, замороженного силой Стояка. От тридцати секунд до десяти минут заморозки, и маски торопливо ставили ловушки, препятствия, кидали силовые поля, монтировали какие-то Технарские приспособления, обкладывали бомбами и причудливыми снарядами, спеша успеть до того, как заморозка спадёт. Джирайя лишь покачал головой, маски уже дважды думали, что поймали Левиафана в ловушку, и тот громил их, собравшихся толпой. Впрочем, в этот раз была разница, ради которой Джирайя несколько раз бросался вниз головой с "Уничтожителя", вступал в битву, хлестал Левиафана Огнём и Землёй, совал клонов-обманок, не жалел чакры.
   Разница эта обозначалась одним словом: телепортеры.
   Бродяжник уже стоял неподалёку от Левиафана, на крыше жилого здания виднелся чёрно-красный костюм Трикстера, яростно прикуривающего и бросающего взгляды на небо. Мышь-Защитница в своём смешном костюме суетилась внизу, ободряя масок и хлопая их по плечам и спинам, попутно ставя свои метки, позволяющие ей потом выдёргивать помеченных из-под удара. Своей манерой говорить Мышь очень напомнила Джирайе Майто Гая, и саннин сделал пометку пообщаться после сражения, попробовать склонить героиню из Бостона к переходу в Гильдию.
   - Если что, то я рассказывала вам о внутреннем устройстве Левиафана, - сказала Сплетница, не отрывавшая взгляда от экрана.
   - Что-то важное, что нужно знать немедленно?
   - Глаза и кровь - обманки, органов нет, самое прочное - торс, - выпалила Сплетница.
   Джирайя озадаченно кивнул, потёр подбородок, но пальцы натолкнулись на пластик маски, ощутили трещины, и оставалось радоваться, что обошлось только ими. Сплетница выдохнула и сказала, почти спокойно:
   - Томас Кальверт, директор СКП Востока-Северо-Востока, и суперзлодей Выверт - один и тот же человек.
   Варианты, возможности, сравнение фигур, картинки и мысли замельтешили в голове Джирайи, но внешне он остался спокоен, даже невозмутим. В конце концов, шиноби откалывали трюки и похлеще, чем маски хуже?
   - Продолжай, - сказал Джирайя спокойно.
   - Вы не будете требовать доказательств? - слегка удивилась Лиза.
   Маски на экране отхлынули, остались только Технари, совместно сооружавшие что-то на скорую руку. Оружейник командовал, за спиной его крест-накрест висели две Алебарды, как удивлённо отметил Джирайя. Камеры-снитчи, созданные по чертежам Элита, работали исправно, обеспечивая объёмную картинку.
   - Буду, но вначале я хотел бы услышать всю историю.
   - Время поджимает, - Сплетница бросила взгляд на экран, как будто пытаясь угадать, сколько осталось до разморозки Губителя.
   - Ты же Умник, скажи кратко и ёмко, - не обвиняя, а констатируя, заметил Джирайя.
   - Он силой заставил меня работать на него, ибо Выверт тоже Умник, его сила - разделение и создание двух временных потоков, из которых он может выбрать один, по желанию.
   Джирайя безразлично пожал плечами. Секретная техника клана Учиха - Изанаги, позволяющая изменять реальность, отменять сбывшееся, только воплощённая при помощи суперсилы и не требующая за своё использование потери одного глаза.
   Не то чтобы мелочь, но и не сказать, что нечто удивительное.
   - С помощью своей силы он сколотил состояние, успешно вёл двойную жизнь, консультант и бывший оперативник СКП Томас Кальверт и одновременно суперзлодей Выверт. Неформалов собрала я, по его приказу. Он нанял Странников, завербовал ещё масок-одиночек и почти месяц назад похитил племянницу мэра, Дину Алкотт. Собственно, она - причина, почему этот разговор так важно провести сейчас.
   Лиза немного частила, бросала взгляды на экран, но Губитель пока стоял, маски суетились вокруг, перейдя от Технарских устройств, к возведению стен и барьеров силовых полей.
   - Губитель? - уточнил Джирайя.
   - Да, пророки - а Дина пророк, один из сильнейших! - не видят Губителей, Сына и Эйдолона, и здесь у нас два из трёх! Благодаря Дине Выверт всегда в курсе ожидающих его опасностей, знает, что и кто ему угрожает, успевает принять меры и нанести контрудар или ускользнуть. С его силой разделения событий он может задавать вдвое, втрое, вчетверо больше вопросов Дине, чем это возможно!
   - Ограничение силы?
   - Головная боль от использования, проклятие Умников, - мрачно кивнула Сплетница, - но Томасу плевать, он посадил Дину на наркотики, подавляющие боль, теперь она сама выпрашивает у него дозу взамен на ответы и предсказания.
   - Хорошо, она не видела этого разговора и не могла его предсказать, - задумался Джирайя, - но ты же не думаешь, что я поверю тебе на слово и помчусь атаковать директора СКП прямо посреди Перемирия?
   - Нет, - голос Лизы чуть дрогнул, и она поправилась. - То есть да, это был бы идеальный вариант. Он знает, что ему грозит опасность, но списывает её на Губителя, и в такой день директор СКП не может не быть в поле, и Кальверт там и находится. Охрана из оперативников СКП для вас - тьфу, даже его снайперы не помогут.
   - Не надо меня нахваливать, я и так знаю, что могуч, прекрасен и неотразим, - усмехнулся Джирайя.
   - Дракон - законопослушна, она доложила бы о разговоре, Муравей - где-то сболтнула бы...
   - А мне ты, значит, веришь? - перебил ее Джирайя.
   - Я верю, что вы опытный, привыкший к битвам, умеющий убивать, - тихо заговорила Лиза, - и верю, что вы сможете сдержаться, когда получите доказательства, что Выверт и Кальверт - один человек. Верю, что вы сможете сдержаться и придумать способ, как обойти его силу, ибо я не знаю, как это сделать. Его разделение событий, подкреплённое постом директора СКП и пророчествами Дины, делает его практически неуязвимым, готовым к любому развитию событий.
   Джирайя почесал бок.
   - Интересно получается, - задумчиво сказал он. - Я должен поверить тебе на слово и убить директора СКП, который... совершил что? При этом мне надо сдержаться и не убивать его сразу, чтобы подозрения не пали на тебя?
   - Не совсем так, - вздохнула Сплетница, - и я понимаю, насколько это всё невероятно глупо звучит... хорошо, вот вам другой аргумент. Убейте его, чтобы он не убил вас!
   У Джирайи вырвался непроизвольный смешок.
   - Я не зря напросилась на эту разведку, была эту неделю рядом с вами, Жаба, вы же видели, что может моя сила? - продолжала Лиза. - Он провёл не менее десятка покушений на вас, все сорвались, тогда он сменил тактику и пытается узнать ваше лицо под маской. Ведь Томас Кальверт предлагал вам свою помощь?
   - Допустим, - спокойно ответил Джирайя.
   Семь с половиной минут с момента заморозки, Губитель мог вырваться в любой момент. Перекрёсток превратился в крепость, набитую ловушками и взрывчаткой, маски торопливо отходили и разлетались, занимали места, выстраиваясь по плану, озвученному Легендой.
   Бить, сдерживать, тянуть время и ждать Сына, стараясь выжить и спасти город от затопления.
   - И чем я ему так досадил? - уточнил Джирайя. - Я же вроде за ним и не гонялся?
   - Но вы мимоходом разрушили его планы, заставили менять их на ходу, и успешно сорвали все покушения.
   - Покушения?
   - Они были, и их не было, такова сила Выверта, - пояснила Лиза. - Он пробовал и пробовал, потом убедился, что так вас не взять, силой, в смысле, и сменил тактику.
   Джирайя покачал головой. Пока что всё это звучало крайне неубедительно. Гораздо интереснее выглядела гипотеза, что Выверт и вправду принудил Лизу работать на него, и та теперь мстит, решив, что сможет задурить голову Жабе.
   - И каков его план?
   - Встать во главе СКП, очистить страну, оставив только тех суперзлодеев, кто признает его власть, - с тяжёлым вздохом ответила Лиза.
   - Серьёзно? Это же прекрасный план!
   - Он - суперзлодей! Он держит на наркотиках двенадцатилетнюю девочку! Не может быть хорошим план, который осуществляет такой человек! - закричала Лиза, срываясь.
   - Но убивать сразу его нельзя, чтобы он тебя не заподозрил? - с усмешкой уточнил Джирайя.
   - Да нет же! Ваше убийство не получится, потому что Выверт отменит эту реальность! Если вы твёрдо решите его убить, он будет готов и ударит первым, наверняка! Отправитесь на поиски Дины - её заранее перепрячут! - Лиза орала, не сдерживаясь, выплёскивая своё отчаяние.
   Джирайя вскинул руку, и Сплетница замолчала было, тяжело дыша, но тут же сказала:
   - Вам нужна команда, я буду работать на вас. Добровольно, без попыток предать, с полной отдачей.
   - Но взамен мне надо будет убить Кальверта?
   - Просто провести разведку и сбор информации, я знаю - вы умеете, - резко успокоившись, как будто перешагнув черту, ответила Лиза. - Когда вы сами всё увидите, то примете решение.
   - Но добровольно ты будешь работать на Гильдию, только если я уберу Выверта? - в голосе Джирайи звучал искренний интерес.
   - Я неделю провела, общаясь с вами, - ответила Сплетница. - Может, вы и убили больше людей, чем все маски этого города вместе взятые, но вряд ли вы станете мириться с тем, что сотворил Кальверт и какими методами он действует.
   - Но пока что надо сдерживаться?
   - Да! - Лиза вскинула руки в картинном жесте. - Иначе не будет второго шанса, я же говорю...
   Раздался звон, и тут же голос Дракона:
   - Губитель вышел из заморозки!
   Джирайя уже распахивал дверь, крикнул:
   - Работаем! Дракон - обзор Сплетнице, под запись - строение Левиафана, с корабля не выпускать, целее будет!
   - Я готова сражаться! - вскочила Тейлор.
   Джирайя решительно выкинул из рукава свиток, высвобождая ещё одну нарисованную птицу. Запас их был не бесконечен, но здесь и сейчас нужна была мобильность, и нужно было вытащить Нарвал снизу, не дёргая телепортеров, ибо им сейчас придётся потрудиться, спасая масок от Губителя. Левиафан ворочался, разламывая ловушки, вода вокруг уже снова бурлила, и времени оставалось всего ничего, от десяти до пятнадцати секунд, по прикидкам Джирайи.
   - Корабль ниже ста метров не опускать! - крикнул он напоследок, направляя птицу в проём.
   Что-то возмущённо крикнула в спину Сплетница, но ветер унёс её слова.
  
   Ибуки 7.7
  
   Маски успели не только возвести стену барьеров и ловушек, но и рассредоточиться, продолжая следовать плану Легенды. Джирайя, придерживая Тейлор, чтобы та не свалилась с пикирующей птицы, спросил:
   - Дракон, где сейчас Сын?
   - По последним сообщениям в сети, он борется с разливом реки Ганг в Индии, - тут же ответила Дракон.
   Конечно, всё ещё оставался шанс, что Сын внезапно обратит внимание на происходящее в другом полушарии и прибудет на помощь, один шанс из тысячи, а то и меньше. В переводе это означало, что либо маски найдут способ отбросить Левиафана, либо тот всё же утопит Броктон-Бей, несмотря на героическое, но не очень организованное сопротивление.
   Джирайя направил птицу вправо, к группе Стражей.
   - Муравей, будешь с ними! - крикнул он Тейлор сквозь свистящий ветер. - Поможешь им разведкой, они дадут тебе мобильность!
   - Хорошо! - крикнула героиня в ответ.
   Когти Левиафана вспороли изнутри барьеры силовых полей, наружу высунулся хвост, и тут же вся система, нагромождённая вокруг Губителя, разлетелась в клочья. Это послужило сигналом, и со всех сторон в Левиафана полетели машины, обломки домов, ракеты, лазеры и бомбы.
   Левиафан рванул вперёд - резко, закручивая за спиной водяную мантию, прикрывающую от ударов. Машина ударила в грудь Губителя, изъеденную выстрелами, помятую, и тут же ещё машина с грохотом разлетелась о плечо Левиафана, чуть углубив змеящуюся там рану. Баллистик уже метнулся к следующей машине, в Губителя полетел автобус, отбитый и разрезанный ударом водяных хлыстов. Солнышко вступила в бой, спеша помочь Баллистику, и сверхгорячая сфера пятиметрового диаметра помчалась к Левиафану, плавя стены, испаряя воду, продолжая расти в размерах.
   Левиафан скакнул, лапы и хвост его совершили слитное движение, из ливневой канализации прямо в сферу Солнышка ударил поток воды. По ушам хлестнуло шипением, во все стороны ударил перегретый пар, обжигая, ослепляя, скрывая окрестности надёжной пеленой тумана.
   - Губитель в ДБ-3, Солнышко выбыла, Ночь погибла, Виктор погиб, Цикада погибла, Мегаватт выбыл, Барьер погиб.
   - Он идёт вон туда, вглубь города! - крикнула Тейлор, указывая рукой.
   Джирайя молча послал птицу, схема внутри маски пестрела значками, Левиафан двигался точно на Стражей, которые, вопреки приказам Легенды, собрались в кучку в трёх кварталах от места заморозки. Волна пара шла туда, и всё же Левиафан опередил, выскочил из парового облака на четвереньках, помчался, как будто собираясь протаранить Стражей. Огромный заяц появился из-за угла, обвил Губителя щупальцами, и тут же выскочило ещё животное, мега-бык, с места скакнувший и ударивший рогами прямо в морду Левиафана. Волна, катившаяся за Губителем, хлестнула животных, несколько щупалец упали, а бык отлетел в сторону, но тут же помчался обратно, грозно наклонив голову.
   - Это Кукла! - крикнула Тейлор.
   Джирайя не стал уточнять, лишь кивнул.
   Сварщик и Страшила атаковали Губителя снизу, пытаясь сковать его ноги. За их спинами уже неслась, шустро перебирая лапами, десятиметровая ящерица, на шее её сидел Стояк, готовый провести повторную заморозку. Хвост Левиафана выметнулся, ударил сбоку, и ящерицу отбросило вместе со Стояком, а Губитель крутанулся, стряхивая с себя щупальца. Копья воды ударили, Сварщик отлетел, пробивая стену, а Страшилу и быка разорвало на месте.
   - Губитель в ДА-2, Стояк выбыл, Сварщик выбыл, Страшила погиб.
   Левиафан, не теряя времени, скакнул вперёд, когти его разорвали зайца-осьминога и ящерицу. Бам! Бам! Бам! Огромные фиолетово-красные шары били из пушки Винрара, висящей в воздухе, выжигая целые ямы в лапах Левиафана. Сварщик вскочил, метнулся, подхватывая Стояка и выдёргивая его из-под удара Губителя, и тут же Виста скрутила пространство, за пару шагов лидер Стражей оказался в сотне метров от Левиафана, и водяной хлыст достал в спину на излёте, лишь опрокинув.
   - Сзади! - крикнула Тейлор, и Джирайя бросил птицу в вертикальный взлёт.
   Удар Левиафана, секущий рой капель, вырвавшийся из парового облака, прошёл ниже, изогнулся и смертельным дождём рухнул вниз, прямо на крышу, откуда стреляла Флешетта и где стояла Виста.
   - Её стрелы достают глубже, чем у других! - прохрипела Тейлор.
   - Что?
   Виста скрутила пространство, сбрасывая дождь, и тут же Флешетта её подхватила, стреляя и прыгая на крышу другого здания. Коготь Левиафана вспорол место, где только что стояли две героини, и шары из пушки Винрара замолотили по лапе Губителя, стремясь прожечь её насквозь. Смешиваясь с ними, летели шары, выпускаемые Рыцарем, и тут же росчерком прочертил небо Легенда, добавил свои лазеры к залпам юных героев. Левиафан отпрыгнул от здания, хвост его проломил мостовую, и тут же снизу вверх ударил новый фонтан.
   Залп снёс Рыцаря, Винрара и пушку с неба, отбросил их и разметал.
   - Проклятье! - крикнул Джирайя, выводя птицу из мёртвой петли. - Где остальные маски?
   - Губитель в ДА-2, Рыцарь погиб, Винрар выбыл, - отозвалась система.
   Стрела Флешетты врезалась прямо в глаз Левиафана, тот лопнул с тихим хлопком, и одновременно с этим раздался чуть более громкий хлопок телепорта. Два десятка масок не успели ринуться в бой, как с небес золотисто-белой молнией рухнула Слава, и треск удара разнёсся над Броктон-Бей, Левиафан пошатнулся и упал.
   - Бей его!
   - Мочи Губителя!
   - Не давайте ему встать!
   - Цельтесь в глаза!
   Слава, чуть отлетев, ринулась в новую атаку, целясь в морду Губителя, крича что-то нецензурное. Хвост Левиафана дёрнулся, нанося удар в спину героине, один из когтей левой лапы почти развалил её напополам. Почти, потому что вмешалась Александрия, ударила навстречу, и Левиафан радостно схватил новую добычу, одновременно с этим отбрасывая Славу. Та с тучей брызг врезалась в мостовую, замерла, потоки воды вокруг тут же окрасились в красное. Лазер-Шоу вылетела, подхватывая двоюродную сестру, и помчалась на запад, в сторону госпиталя.
   На мгновение маски замерли, слишком уж неожиданно всё вышло, и тут же схватка закипела по новой.
   Вода прибывала снизу, из ливневой канализации, из подвалов и первых этажей зданий, с боков - со стороны залива и Доков - и сверху, ибо дождь хлынул с новой силой, как будто и не прекращался. Уровень воды повышался на глазах, Левиафан, использовав передышку, вскочил, по-прежнему сжимая в правой лапе Александрию, тщетно пытающуюся вырваться. Вздулся новый горб водяного эха, кулак Губителя с зажатой в нём Александрией ушёл под воду, дома вокруг чуть заметно содрогнулись.
   - Нужно освободить её! - крикнул Легенда.
   Его лазеры в очередной раз сменили цвет, теперь это была скорее череда объёмных коротких вспышек жёлтого цвета, каскадом летящих в одно и то же место, целящихся чуть ниже локтя правой лапы, туда, где виднелась выемка от одного из прошлых ударов.
   - Жаба, остановитесь на секунду возле того здания! - крикнула Тейлор.
   Птица заложила вираж, зависла, и тут же Тейлор скользнула вниз, быстро, ловко, перекатились по крыше, вскочила и помахала рукой. Флешетта и Виста, занятые обстрелом Губителя, не стали прерываться, лишь Флешетта махнула рукой в небо и тут же начала вкладывать новую длинную стрелу в арбалет. Джирайя даже не понял вначале, что Тейлор спустилась вниз по паутинке, натянутой между птицей и крышей.
   - Абураме, - усмехнулся он, бросая птицу в новый полёт.
   Чем бы ни руководствовалась Муравей, но сейчас она развязала ему руки. Ломота в руках, усталость, чакры - треть, но всё же - опыт, бесценный опыт! Джирайя постепенно приноравливался, привыкал, изучал нового врага. Маски сейчас суетились в карусели вокруг Губителя, который бил в ответ, стрелял водой, прыгал, пытался достать когтями и хвостом, обрушивал волны, поднимал воду внутри зданий и бил в спину, отбивал ракеты Александрией и крушил ею же масок, если те не успевали увернуться.
   Трикстер, Бродяжник и Мышь-Защитница на пару с четвёртой маской-телепортером, которую Джирайя ещё не спасал, работали с крыш, как одна команда, вытаскивая масок, тасуя их на поле боя, прикрывая друг друга от ударов Левиафана, и всё же не успевая, даже несмотря на то, что сражающихся стало в разы меньше, чем в начале сражения.
   И всё же это был хоть какой-то успех, маленький, но перелом, и маски старались, сражались, били, кто во что горазд, стремясь не только освободить Александрию, но и нанести как можно больше урона Губителю. С тела Левиафана уже сбили, сожгли, сорвали почти всю чешую, и серая, могучая и несокрушимая статуя Губителя превратилась в огромную глыбу, испещрённую ранами, язвами, выбоинами, дырками, залитую сочащимся ихором, слетающим веером брызг при каждом движении, окрашивая воду вокруг в чёрный цвет.
   Джирайя дал несколько кругов сверху, метнул три свитка с взрыв-печатями и кунаями и спикировал к Нарвал, рог которой почти непрерывно вспыхивал. Героиня била Левиафана, резала, помогала Легенде, и видно было, что локоть правой руки почти перепилен, и одновременно с этим Нарвал успевала кидать силовые поля вокруг, прикрывая соратников от водных хлыстов и копий.
   - Прыгай на птицу! - крикнул Джирайя.
   - Мы сражаемся!
   - Он играет с нами! Прыгай, нужно уходить на корабль!
   Левиафан прыгнул, одновременно с этим ударяя из всех люков ливневой канализации водой, превращая эту часть даунтауна в долину гейзеров. Одним могучим прыжком он вознёсся на семь этажей, и крыша, само здание немедленно треснуло под его многотонным весом, начало разваливаться и рассыпаться, и всё же Губитель успел. Лапа его словно выстрелила Александрией, ударила в Легенду, и оба героя Триумвирата в мгновение ока скрылись за горизонтом. Дождь немедленно усилился, и хвост Левиафана заходил в стороны, как маятник, взметая каменную крошку, пытаясь ослабить и без того плохую видимость.
   - Проклятье, он же мне птицу смоет! - в сердцах крикнул Джирайя.
   - Губитель в ДВ-3, Александрия выбыла, Легенда выбыл, Чистота выбыла, Руна выбыла, Мирддин выбыл, Зоркий Глаз выбыл, Добрый Сосед выбыл, - затараторил браслет.
   Джирайя прыгнул, уходя от опасности, в следующее мгновение секущий поток с неба расплескал птицу чернильными кляксами. Грохот, треск, саннин бежал наискось по стене здания, удерживая Нарвал на руках, и по крышам следом за ними прыгал Левиафан, а снизу неслись ревущие потоки воды, как стая гончих, преследующих жертву, подпрыгивая до второго этажа, разве что не гавкая.
   - Губитель в ДВ-2, Баллистик выбыл, Регент выбыл, Бесстрашный выбыл, Чурбан погиб, - бормотал, казалось, неубиваемый браслет.
   Прыжок! Рывок! Нарвал метнула силовые поля, кусок стены вылетел, и Джирайя влетел в проём, поставил Нарвал на ноги. Они помчались сквозь здание, Джирайя вышибал стены, на ходу складывая печати техники Подземного Плавания. ДАДАХ!! Здание сотряслось, пол вздыбился, потолки и стены начали разваливаться, рог Нарвал вспыхнул, отражая удар, и тут же Джирайя дёрнул её к окну, понимая, что героиня не удержит все здание.
   - Губитель в ДВ-1, Кусака погиб, Изморозь выбыла, Сварщик выбыл.
   Джирайя выскочил в окно, Нарвал на спине, Губитель за спиной.
   - Держись! - рявкнул саннин.
   Затяжной прыжок крышу ниже, амортизация, крыша треснула, но Джирайя всё же устоял, чувствуя, как ломит тело и дрожат руки, выдёргивающие следующий свиток работы Сая. Нарвал рядом уже развернулась, рог вспыхивал почти непрерывно, но этого было недостаточно, волна уже взмывала над зданием, подобно огромному молоту. Джирайя рванул к краю крыши, прыгнул, одной рукой таща за собой Нарвал, приземлился на пляшущие волны, снова закинул её на спину и помчался, крикнув:
   - Держись крепче!
   - Я буду отражать атаки сзади!
   За их спиной ударная волна развалила пятиэтажный дом, разрезала его насквозь, и тут же вода и земля под ногами дрогнули, Левиафан не сбавлял темпа погони, нёсся следом, как будто внезапно решил отомстить Жабе за прошлые удары. Джирайя едва не выронил свиток, крикнул сквозь силу:
   - Кай!
   И тут же послал птицу вверх, почти вертикально, спеша уйти от воды. Трясущиеся руки уже плясали, складывая серию печатей. Секущий поток ударил сверху и отскочил, плёнка барьера выдержала, а Нарвал радостно вскрикнула.
   - Развернёмся и атакуем! - крикнула она Джирайе.
   - Нет! Птице размоет крылья за минуту, я не могу прикрыть их барьером! - крикнул Джирайя в ответ. - Дождь слишком сильный, нужно уходить! Дракон, обстановка?
   - Основная масса масок ушла телепортами, Легенда и Александрия уже вернулись, сейчас они вместе готовят новую ловушку, дальше в городе, в районе штаб-квартиры СКП.
   - Давно меня не гоняли, как сопливого генина, - проворчал невпопад Джирайя, пытаясь привести дыхание в норму.
   Чакра ещё была, но всё же не помешало бы слегка отдохнуть, подумал саннин.
   - "Уничтожитель"?
   - Эм-м, - замялась Дракон. - Сплетница тут просила передать, что все органы чувств Губителя - обманки, он видит, точнее говоря, ощущает всё вокруг через воду.
   - То есть видит всё, - мрачно резюмировал Джирайя, наблюдая, как дождь молотит вокруг. - Где корабль?
   - Уничтожен! - выпалила Дракон. - Левиафан едва не убил вас, я придержала его, взяв на таран кораблем, всё равно ракеты уже закончились и турелей лазерных срезало половину!
   Дракон одновременно оправдывалась и нападала, и Джирайя тихо усмехнулся. Какой там искусственный интеллект? Настоящая женщина!
   - Сплетница?
   - Высадила заранее, там как раз Сука и Мрак из её команды были!
   Джирайя лишь вздохнул, и тут же Нарвал воскликнула:
   - Смотри, Жаба, смотри!
   - Что?
   - Вон там, внизу! - она показала рукой. - Кто-то бьётся с Губителем один на один!
   Рука Джирайи с глухим стуком шлёпнула по маске (этот жест он подсмотрел у Штурма и взял на вооружение).
   - Оружейник! Он всё же решился на это!
   - Это не может, - неуверенно начала Дракон и тут же воскликнула: - он отключил браслет!
   - Тьфу, дурак! - сплюнул Джирайя, бросая птицу вниз. - Славы в одиночку восхотел!
   - Что теперь? - в голосе Дракона слышался неподдельный страх.
   - Шиноби своих не бросают! Нарвал - работаем! Я в атаке, ты в защите!
   - Собрать остальных масок? - уточнила Дракон.
   - Нет! Телепортера, и так, чтобы Губитель его не достал!
   Перекрёсток, где бились Оружейник и Левиафан, стремительно приближался.
  
   Ибуки 7.8
   Оружейник командовал, помогал в эвакуации, вслушивался в грохот и взрывы, несущиеся из порта, и ощущал, как его сжигает изнутри злое нетерпение, жажда битвы, пока что ещё сдерживаемая чувством долга и опытом. Перенос в порт стал избавлением, даже несмотря на то, что там всё сразу пошло не так. Колин бился, помогал, умело вывел свою команду из ловушки в порту и затем одобрил ответную засаду Стражам, помог им с заморозкой Губителя.
   Одним выстрелом - сразу две мишени.
   Во-первых, чересчур быстрое продвижение Левиафана в город было остановлено, выигрыш времени, передышка и возможность подготовить ответный удар. И во-вторых, гораздо важнее было то, что сила Стояка прошла проверку боем, доказала свою эффективность против Губителя. Эта же сила, эмулированная Технарскими средствами, сейчас таилась в Алебардах, теперь оставалось только поймать момент, и сразиться с Левиафаном, остановить его и сразить.
   И момент этот представился, когда Левиафан вырвался из ловушки заморозки, опять разметав масок.
   Программа, посылая ультразвуковые импульсы, выстроила картину перекрёстка и зданий вокруг, прибывающей воды, надвигающегося Губителя, и тут же включился боевой тактический модуль, подсказывая и предсказывая. Оружейник подпрыгнул, отмахнулся Алебардой в левой руке, испаряя водяной хлыст Губителя, и тут же выстрелил из правой Алебарды крюком, зацепился за стену и прыгнул, пропуская удар волной под собой.
   Левиафан пригнулся, прыгнул, и Оружейник прямо в полёте изогнулся, ударил левой алебардой, в которую был встроен генератор наноструктур - главное оружие против Губителя. Разрушение молекулярных и атомарных связей, два когтя на лапе Левиафана осыпались серым прахом, и Оружейник злорадно осклабился - работает! Втянул крюк обратно и тут же выстрелил им вниз, притягивая себя к мостовой, пропуская удар хвостом сверху. Модуль работал без осечек, программа выдавала сканы, показывала даже поверхность, скрытую под водой, и Оружейник ощутил, как в груди его зарождается и катится по телу волна удовлетворения.
   К этому он шёл долгие годы!
   Удар! Ещё! Правая лапа надломилась в локте, там, где маски чуть ранее нанесли больше всего повреждений, повисла мёртвым грузом. Наноструктуры вспахали грудь Губителя, заново вскрывая раны, срезая чешую и плоть, заставляя истекать ихором. Прыжок, уход, крюк в стену, волна прошла мимо, хлыст воды испарило, и тут же Оружейник выстрелил крюком прямо в левую лапу, вонзая его в одну из ран. Нажатие кнопки, и крюк застыл, замороженный силой Стояка, генератором темпорального стазиса, выражаясь научно. Левиафана занесло инерцией, и он собственным весом надломил левую лапу, не в силах сдвинуть воткнутый туда крюк.
   Губитель вырвался и попятился, теперь левая лапа его еле двигалась, щедро брызгая ихором.
   - Боишься! - констатировал Оружейник, прыгая вперёд и устремляясь в новую атаку.
   Вода уже поднялась выше колен, но серводвижки справлялись, позволяя прыгать, уходить, атаковать, быть наравне с Губителем. Левиафан пятился, и дичайший коктейль из усталости, недосыпа, энергии, злорадства, удовлетворения и адреналина бил в голову Оружейнику, опьянял, развязывал язык.
   - Ты же не понимаешь, о чём я говорю, но всё равно - сдавайся! Ты уже проиграл! Я вижу всё вокруг, знаю все твои действия наперёд, а моя Алебарда с генератором режет тебя, как нож масло!
   Из окна ближайшего здания вылетела струя воды, Оружейник отмахнулся, не глядя, испаряя атаку. Небольшая часть воды уцелела, разбилась каплями о броню, но в ударе этом не было никакой силы. Левиафан попятился ещё, прыгнул вбок, и тут же Оружейник выстрелил наперерез, крюк и цепь вспыхнули синим огнём темпорального стазиса, и Губителя опрокинуло. Точнее говоря, он опрокинул сам себя, в прыжке ударившись грудью о цепь, не в силах сдвинуть замороженный силой Стояка объект.
   - Вот так! - удовлетворённо крикнул Оружейник во весь голос.
   Он прыгнул вперёд, захлёстывая цепью горло Губителя и тут же нанося удар Алебардой с генератором наноструктур по правой ноге, норовя подрубить колено. Левая лапа Губителя дёрнулась, Оружейник легко увернулся, скользнул за спину, подрубил хвост, обращая часть его в серую пыль, и торжествующе закричал:
   - Сегодня я срублю твою башку!
   Оружейник отразил ещё один водяной хлыст, подпрыгнул, уходя от удара хвоста, и рубанул по левой ноге Губителя, обращая часть голени в прах.
   - Впрочем, ты можешь сделать мне одолжение и дёрнуться, да как следует, не жалея силы! Тогда ты сам отрубишь себе башку и облегчишь страдания!
   Алебарда с генератором так и порхала в руке, Оружейник прыгал, отбивал волны и хлысты, которыми его пытался достать Левиафан, рубил Губителя и ощущал пьянящий, ослепляющий восторг. Голова и тело, Алебарды в руках, казалось, ничего не весили, удары шли ровно туда, куда он их направлял, и от ощущения близкой победы хотелось орать и петь. На мгновение Оружейник даже пожалел, что отключил браслет, хотелось поделиться успехом с Драконом, проорать на весь мир свой восторг, созвать масок, чтобы все, все видели!
   Ничего, фотографию с ногой на голове поверженного Левиафана он успеет сделать и потом!
   - Готовься к смерти, тварь! - проорал Оружейник, прыгая к морде Губителя и занося Алебарду.
  
   ***
   В момент удара Левиафана Флешетту и Тейлор спасла Виста. Хладнокровно и спокойно, будто не разваливалось под ногами здание, она свернула пространство, и героини прыгнули, с пятого этажа, как с пяти метров, прямо в воду.
   - Зря спустились! - крикнула Флешетта. - Давайте по крышам!
   - Ты не удержишь нас двоих, - тут же заметила Виста, - так что бежим!
   Тейлор невольно восхитилась - вот что значит опыт! Не растерялась, действует, оценивает обстановку! Флешетта не стала спорить, видимо, и сама сообразила, что втроём на цепи не полетаешь между зданиями, как Тарзан в джунглях, и попыталась побежать. Вода доходила до колен, бурлила и захлёстывала, и вместо бега получалась медленная ходьба на месте с попытками удержать равновесие.
   - Нужно забираться выше, так мы никуда не убежим! - крикнула Тейлор.
   Виста молча ткнула рукой на юго-запад, и тут же Тейлор ощутила головокружение, увидела, как изгибаются капли и здания, становясь всё ближе и ближе. Один шаг теперь переносил их на десяток метров, и расстояние до Левиафана быстро увеличивалось, но длилось это недолго.
   - Губитель движется на запад! - крикнула она остальным. - Быстро движется!
   Грохот и треск доносились справа, что-то вспыхивало, Губитель опережал, нёсся скачками, насекомых с него смывало, и Тейлор пыталась восполнить потерю. Насекомых смывало дождём, сносило встречным ветром, а затем и вовсе разом разметало и сожгло, когда корабль Дракона врезался в Губителя, изрыгая ракеты и пламя.
   - Впереди наши! - крикнула Виста.
   Тейлор ещё несколько "шагов" назад ощутила масок и огромную фигуру под ними, и ей внезапно стало любопытно, как ощущает других Виста. Отличаются ли маски на "вкус", по ощущениям искажения рядом с ними? Но спросить не успела, Виста удвоила усилия, и три героини почти влетели в огромное животное Куклы. Помесь быка, зайца и ящерицы, из которых Кукла на скорую руку сшила нечто вроде шестиногой рогатой и хищной лошади. Сама она сидела ближе к голове, направляя куклу, латая на ходу и пытаясь скроить ещё что-то, вроде помеси собаки и гепарда. За её спиной сидел Стояк, напряжённо вертящий головой, как будто увидел Броктон-Бей в первой жизни, и Тейлор невольно подумала, что в чём-то так оно и есть. Такого города она и сама ещё не видела, хотя прожила здесь всю жизнь, но (тут Тейлор вздохнула) и Губители раньше не атаковали Броктон-Бей.
   Ровно по центру улицы, следом за лошадью Куклы, мчался Сварщик, которому вода была нипочём.
   - Эгей! - крикнул Стояк, маша руками. - Приве-е-ет!!
   Обе группы юных героев невольно замедлились, и даже остановились было на секунду, но тут же продолжили движение, потому что волны не останавливались, катились, продолжали свою атаку на город. В полукилометре к северу мчался Левиафан, а потом прыжком вышел за пределы действия силы Тейлор, устремившись дальше к западу, ещё глубже в город.
   - Нужно поспешить! - крикнул Сварщик. - Мы оторвались от остальных!
   - И никто не прилетит нас забирать, чтобы мы не лезли в битву! - натужно хохотнул Стояк.
   - Р-рыцарь не с вами? - неожиданно воскликнула Виста.
   Тейлор не поняла, почему Стражи резко замолчали, затем Сварщик шагнул вперёд, положил руку на плечо Висте молчаливым жестом поддержки, сочувствия и одобрения.
   - Я думала, ты слышала, - пробормотала Флешетта, - его же объявляли вместе с Винраром!
   - Я... я... я не слышала! - и с этими словами Виста неожиданно разревелась в голос.
   В один момент она превратилась из опытной героини с многолетним стажем в поле в ту, кем являлась под костюмом. В маленькую тринадцатилетнюю девочку, только что потерявшую свою первую любовь. Она рыдала взахлёб, и Тейлор очень хотелось её утешить, но она не знала как, и рядом, с такой же проблемой, переминалась с ноги на ногу в воде Флешетта. Положение спасла Кукла, легко скользнувшая вниз с лошади, прямо в воду. Пышные одежды её и без того были вымочены хлещущим дождём, и Тейлор опять немного молча погордилась своим костюмом, лёгким и практически водонепроницаемым. Где-то на периферии мелькнула мысль, что будь у неё грудь, как у Куклы, то можно было бы и... но Тейлор торопливо отмахнулась.
   Порядок движения изменился, Кукла, утешающая Висту, и Тейлор мчались на лошади, за ними нёсся Сварщик, неся на шее Стояка, который улюлюкал и орал что-то на грани приличия. Флешетта неслась привычным способом - над головами, стрелы её протыкали здания, цепь шла по дуге, героиня в полёте стреляла, втыкала новую стрелу и цепь в следующее здание, и всё это напоминало Тейлор огромные качели. Скорость передвижения упала, но Виста продолжала рыдать и изливать душу Кукле, вместо того, чтобы скручивать пространство и сокращать расстояния.
   Компания юных масок неслась через город практически молча, никто не спешил прилетать и забирать, эвакуировать и бросать в битву, и Тейлор, держась руками за ткань на спине лошади, пыталась осмыслить случившееся ранее. Получалось плохо, мысли скакали, дождь барабанил по голове и спине, насекомые слушались лучше, но были практически бесполезны в такой обстановке. Дома здесь стояли целые, но пустые, и радость от того, что люди успели спастись, смешивалась с небольшой жутью, навеянной ощущением пустого, постепенно тонущего города.
   - Впереди Оружейник! - крикнула Тейлор, но её не услышали.
   Она вскочила на ноги, рискуя свалиться с лошади и заорала, надсаживая горло:
   - Оружейник бьётся с Губителем!!!
   Вот теперь её услышали, и первой, как ни странно, отозвалась Виста. Она перестала орошать слезами рукава костюма Куклы, провела рукой по лицу и крикнула:
   - Надо помочь ему!
   - И ещё раз прищемить хвост этому засранцу! - поддержал Стояк и тут же добавил: - Губителю, не Оружейнику, конечно же!
   Решение было практически единогласным, и несколько секунд спустя Виста уже прокладывала новый туннель в пространстве, ориентируясь на указания Тейлор. Путь по прямой был недоступен, и Стражи неслись ломаным зигзагом по улицам и проулкам центра города.
   - По четвёртой схеме! - орал Сварщик на бегу, благо ему не нужно было бояться сбить дыхание. - Я и Кукла держим его, Стояк и Виста - заморозка, Флешетта и Муравей - отвлечение!
   Тейлор одновременно была горда и рада такому вот боевому братству, и в то же время встревожена. Губитель - это всё же Губитель, его мощь беспримерна, и даже если Стражи сумеют повторить трюк с заморозкой, то сколько из них погибнет? Страшила и Рыцарь пали, сумеет ли Губитель забрать кого-то ещё? О себе Тейлор не думала, как будто, пережив одну атаку Левиафана, внезапно сумела приобрела иммунитет.
  

***

  
   Джирайя видел всё отчётливо, как в кинотеатре.
   Оружейник прыгнул, вскидывая оружие, и правая лапа Губителя взметнулась, когти оторвали герою правую руку с зажатой в ней Алебардой, от которой тянулась цепь, обвивающая шею Левиафана. Голова Губителя дёрнулась, Алебарда прошла мимо, взлетело облако серой пыли из плеча, и тут же левая лапа монстра оторвала Оружейнику левую руку. Конечность, продолжающая сжимать Алебарду, отлетела в одну сторону, Оружейник в другую, и не успели они долететь до воды, как Губитель ударил хвостом. Лезвие воды отрубило Оружейнику ноги, хвост отбросил туловище кровавым снарядом.
   - Прикрывай! - рявкнул Джирайя Нарвал.
   Импульс, посылающий птицу на посадку на крышу ближайшего дома, плоскую, с огромным рекламным щитом, демонстрирующим телевизор во всю ширину щита. Рывок вниз! Джирайя не просто падал, он мчался вниз рывками шуншина, отталкиваясь от стен, спеша успеть наперерез Оружейнику. Рывок! Джирайя подхватил обрубленного Оружейника, инерция удара потащила обоих по воде.
   - Я... - ещё попытался что-то сказать Оружейник, но тут же застонал от боли, стиснул зубы.
   Губитель мчался огромными прыжками, перед глазами его вилось бесформенное облако насекомых, пытаясь задержать. Вспыхнула пирамида полей, Губитель снёс их, словно и не заметив, Джирайя торопливо прыгнул вверх, перехватывая Оружейника под одну руку. Броня его, покрытая водой, кровью и ихором, скользила, но Джирайя удержал, сумел скрестить руки, складывая печати.
   - Огнемёт!
   Струя огня из рта Джирайи ударила в кровавые обрубки, прижигая и запечатывая кровь, саннин ловко крутанул Оружейника, оравшего от боли, прошёлся струей по обрубкам ног и тут же перевернул обратно. Удерживая орущего героя левой рукой, правой Джирайя хлопнул по груди, вытряхивая пилюли, и тут же сунул две в рот Оружейнику.
   - Грызи! Ори! Ругайся! - орал Джирайя. - Бродяжник!
   Хлопок, ещё хлопок, и Джирайя развернулся, готовый скакать наперегонки с Левиафаном, но этого не потребовалось. Никто не гнался, не ломал зданий, не слал воду, лишь вдалеке мелькнула голова Губителя, стремительно удалявшегося на запад.
   - Всё это очень странно, - задумчиво сообщил сам себе шиноби.
  
   Ибуки 7.9
  
   Джирайя выдернул из-под воды Алебарду, крутанул в руке.
   - Дракон, ты можешь её активировать?
   - Большая часть функций...
   - Мне нужна та, которой он рубил Губителя в серую пыль, - перебил её Джирайя.
   - Генератор наноструктур? Да, могу, но учти, он станет активным постоянно и батареи быстро разрядятся, не говоря уже о том, что можно разрубить самого себя.
   - Сколько у меня будет времени?
   - Так, дай глянуть на заряд... две-три минуты работы, каждый удар будет немного сокращать это время, всё же нагрузка растёт.
   - Годится.
   - Губитель в БЕ-2, он обошёл стороной штаб-квартиру СКП, если экстраполировать его маршрут, то он идёт к центральному госпиталю! - голос немного ускорился.
   - Так чего мы ждём? - хмыкнул Джирайя.
   Как будто отвечая на этот вопрос, на крыше рядом возник Бродяжник, усталый и посеревший. Стражи уже стояли там, рядом с Нарвал, Джирайя присоединился к ним могучим прыжком, и тут же хлопок телепорта перенёс их на поле новой битвы. Бродяжник исчез в очередном телепорте мгновение спустя, а Джирайя быстро оглянулся. Чуть севернее центра города и района небоскрёбов, какое-то отдельно недостроенное здание неподалёку, и дома, целый квартал жилых домов, в центре которого кипел бой с Левиафаном.
   Александрия и Баллистик непрерывно швыряли и метали в Губителя куски домов и машины, вели артиллерийский обстрел, между непрерывно летящих снарядов изгибались под невозможными углами лазеры Легенды, били прямо в раны Губителя, который лишь отмахивался, не прекращая движения. Огонь масок сильно поредел по сравнению с началом боя, и теперь Левиафана уже не отбрасывало залпами, не вбивало в землю, не говоря уже о том, что Эйдолон по-прежнему отсутствовал.
   Сражались не более трёх десятков масок, самых упорных, крепких и живучих или достаточно удачливых, чтобы уцелеть. Ещё, конечно, оставались маски в госпитале, маски в группах спасения и эвакуации, бесполезных именно в прямом бою с Губителем, но сейчас они погоды не делали. Джирайя обернулся к Кукле:
   - Можешь быстро сшить мне огромную жабу?
   Та, помедлив секунду, развела руками, наверняка пряча под безликой белой маской растерянное лицо.
   - Из чего? - озадаченно спросила Кукла.
   Джирайя молча вывалил ворох запечатывающих свитков, активировав их, и немедленно бесчисленные метры полотен, изукрашенных запечатывающими символами, полились на крышу. Кукла отшатнулась, но тут же из её платья вылетели иголки и нитки, начали сшивать ткань, летая в воздухе, словно сами по себе.
   - Жаба? - неуверенно спросила Нарвал.
   Стражи молча смотрели, лишь Флешетта взводила арбалет, закладывая туда очередную метровую иглу-стрелу. Левиафан был не далее, чем в двухстах метрах, и кто-то огромный, натуральная каменная статуя сейчас сражался с ним посреди улицы, рычал и крушил, отбивал удары и сам бил в ответ, задерживая Губителя.
   - Нужно завершить то, что начал Оружейник, - ответил Джирайя, поднимая вверх Алебарду. - Ударить так, чтобы он ушёл, ударить вместе, всем, что есть!
   И тут же он переключился на систему внутри маски.
   - Дракон, вызывай сюда Эйдолона, и включи общую связь на всех.
   - Эйдолон сдерживает волны...
   - Город вокруг залива и так утоплен, - вздохнул Джирайя, - одна-две волны цунами уже ничего не изменят, а нам нужна вся мощь, какая есть! И самое главное - ему там, наверное, очень одиноко и скучно!
   - Но он же спасает город, - возразила Дракон.
   - В Триумвирате, думаю, всё же больше любят хорошие драки, а не унылое висение в одиночестве над океаном! - захохотал Джирайя.
   И, словно услышав призыв, Левиафан опять ускорился.
   Пинок его снёс каменного гиганта, и тут же Левиафан прыгнул вперёд, помчался на четвереньках быстрыми скачками, почти полётом над поверхностью воды. Катившаяся за ним волна резко ударила под углом в одно из зданий, снося его водным тараном.
   - Губитель в БД-2, Замок выбыл, Дротик погиб.
   - Вода прибывает, снизу и в подвалах, - сообщила Тейлор, делая шаг к Джирайе.
   Сварщик что-то объяснял Стражам, указывая на Левиафана, проносящегося мимо. Губитель, будто и забыв прошлые обиды и погони, промчался по соседней улице, всего в пятидесяти метрах и выскочил на пустое пространство между недостроенным зданием и жилым кварталом. Бывшим жилым кварталом, если уж быть совсем точным.
   - Если мы не остановим его сейчас, он пройдёт город насквозь!
   - Ему это не требуется, - ответил Джирайя, следя за Губителем.
   Тот закрутился на месте, и лёгкая дрожь прошла по окрестным домам. Вода взметнулась не просто вихрем, скрыла Губителя куполом, в котором с шипением гасли лазеры, бесследно растворялись ракеты и бомбы, а когда Александрия попробовала пробить купол кулаком, волна хлестнула навстречу страшным многотонным ударом. Мостовая пошла трещинами, начала проседать, машины, брошенные на дороге, накренились, потом заскользили и поплыли к эпицентру, туда, где скрылся под водой Губитель. Маски стягивались туда же, подлетали, били, какой-то отчаянный Технарь даже начал собирать установку на остатке крыши жилого дома, подпираемой парой перекорёженных балок.
   - Он двигается... быстро, - говорила Тейлор, словно в трансе, - землю размывает, движения лапами, крутится, бьёт хвостом... моих насекомых смывает из ран и складок... уходит глубже... Алхимик!!
   Джирайя чуть не подпрыгнул - как там могла оказаться Алхимик? - но тут же понял, повернулся. Догадка оказалась верной, Алхимик и ещё с десяток масок, подлатанных на скорую руку, стояли неподалёку, готовые биться. Эйдолон с хлопком возник в небе над куполом, мгновенно оценил обстановку и вытянул руки. Видимо, он ещё не сбросил силу, которой останавливал волны, потому что вода начала расходиться в стороны, как раскрывается бутон, открывая содержимое - Губителя.
   - Флешетта! - Джирайя почти прыгнул к юной героине, озаренный идеей. - Твои стрелы правда протыкали Губителя, как говорит Муравей?
   - Да, несколько раз насквозь, но он даже не останавливался.
   - Теперь остановится!
   План сложился сам собой, словно по щелчку пальцев.
   - Алхимик! Создай пятиметровые копья из металла! Сварщик - будешь метать их в Губителя! Виста - приближаешь, Сварщик кидает, нужно пригвоздить его руки и ноги к мостовой!
   - Пять метров... нужно будет время, чтобы зарядить их, - покачала головой Флешетта, понявшая замысел.
   - Время будет, - ответил Джирайя, помахивая Алебардой, и повторил глухо: - время будет. Стояк!
   Вообще, Жаба был Стражам не указ, но в тот момент все как-то забыли об этом, и Джирайя, и сами Стражи, а Нарвал было всё равно. Она стояла, скрестив руки, смотрела лишь на раскрывающийся водный купол.
   - Твоя задача - прикрывать Флешетту! Что бы ни случилось! Морозь волны, останавливай водяные хлысты, делай, что хочешь, но прикрывай её!
   Стояк кивнул, начал хлопать себя по карманам.
   - А, проклятье! Бумага вся промокла и разлезлась!
   - Я помогу, - ступила вперёд Тейлор.
   И вместе с ней стеной ступил рой насекомых, самые негодные укрывали остальных зонтиком от дождя, самые сильные выстраивались стенкой, которую сможет заморозить Стояк, образуя непробиваемый щит. Сам Стояк лишь кивнул, взгляд его невольно скользнул в сторону воды, но Губителя ещё не было видно.
   - Он остановился, - сообщила Тейлор. - Плывёт. Вода в канализации вокруг ускорилась.
   Джирайя бросил взгляд вокруг, маски, пользуясь передышкой, стягивались к месту боя, готовились, и это было хорошо. Решимость и готовность отдать жизнь за других, пускай маски и не были шиноби, но в них тоже горела Воля Огня, вела их вперёд.
   Но полагаться сейчас на них в бою было бы неразумно.
   - Готово! - крикнула Кукла звонким голоском.
   Издав радостный вопль, Джирайя запрыгнул на голову огромной, пятнадцатиметровой Жабы из ткани. Сейчас стоило бы устроить ритуальный танец "Жабьего Отшельника", но и без этого всё было хорошо. На противоположном краю крыши с жалобными гавками приземлились три огромные собаки, с одной из них скользнула Сплетница, побежала вперёд, радостно маша Жабе. Мрак медленно слез, придерживая рукой бок, Сука так и осталась сидеть, явно чем-то недовольная.
   Джирайя дал отмашку Кукле, и та послала своё творение вперёд огромным скачком.
   Стоять на голове фигуры из ткани было не труднее, чем на обычной жабе, и всё было практически идеально, за исключением одного. Вместе с кораблем Дракона сгинули и золотистые шарики камер, исчезли где-то в пучинах воды, затапливающей город. Отчётливо ощущался подбадривающий взгляд Нарвал, как будто героиня тыкала его в спину рогом, подпирала и поддерживала.
   Джирайя глубоко вдохнул, настраиваясь на битву, и медленно выдохнул.
   - Он всплывает! - раздался в маске голос Тейлор.
   - Дракон, активируй Алебарду, - спокойно сказал Джирайя.
   Секунду спустя воздух вокруг лезвия задрожал и начал изгибаться, и, словно дождавшись этого, из раскрывающейся водной воронки вынырнул Левиафан, тут же метнулся вперёд, и Кукла, как было оговорено, послала тканевую Жабу вперёд. Язык из рулона ткани выметнулся, оплетая предплечье правой лапы Губителя, и одновременно с этим когти Левиафана вспороли живот творению Куклы.
   Джирайя метнулся вперёд прямо по языку из ткани, Алебарда крутнулась, несколько раз взрезая правое плечо, и тут же очертила дугу, отражая удар волны, испаряя её. Губитель ударил, Джирайя хладнокровно уклонился, и хвост Левиафана дополнительно вспорол его же плечо. Джирайя вспарывал шею короткими ударами, не тратя время на замахи и дуги, отпрыгнул вправо, уходя от удара мордой, помчался вниз вдоль позвоночника, таща Алебарду за собой, как плуг. Он помнил слова Сплетницы, что у Губителя нет внутренних органов, но сейчас было не время перестраиваться и ломать привычки, тело действовало на рефлексах, прыгало, уклонялось, било и надрезало.
   Пускай алебарда была непривычным оружием, но Джирайя воспринимал оружие и действовал им, как привычным каждому шиноби кунаем. Просто сейчас кунай длинный и режет всё подряд, вот и вся разница, главное самому не порезаться. Рядом частым зелёным и жёлтым дождём падали лазеры Легенды, врезались в чешую и раны, прикрывали спину Джирайе, но они же и слепили, и саннин частенько отмахивался на рефлексах, не видя атаки, лишь опираясь на опыт множества схваток.
   Левиафан двигался быстрее и быстрее, бил когтями и хвостом, но Джирайя ловко уклонялся, отпрыгивал, и тогда когти Губителя вспарывали его самого. Удары копьями воды Джирайя пропускал мимо, от широких волн отмахивался Алебардой и тут же вонзал её в следующую рану, кромсал и колол, обращая ещё кусочек Губителя в серую пыль. Левиафан прыгал и скакал, кружился, пытаясь стряхнуть и запутать, но Джирайя как приклеился с самого начала драки, так и не соскальзывал никуда, лишь кружил и отмахивался, давая Губителю непревзойдённую возможность ранить самого себя.
   Вокруг вспыхивал огонь, появлялись другие маски, били, отлетали, возвращались, и Джирайя несколько раз едва не задевал их, но всё же успевал отвести руку, блокировать удар или отпрыгнуть в сторону и тут же снова бил Алебардой, пока там ещё не кончился заряд, пока ещё оружие было способно резать Левиафана
   - Проклятье, да я не успеваю следить за ними! - заорал восторженно Стояк.
   На пустом пространстве словно бушевал огромный водяной кальмар, засунутый в блендер. Щупальца воды взлетали и били, Губитель крутился вихрем, махал лапами, словно плясал от счастья под лазерным ливнем Легенды. Александрия и ещё три летающие маски врывались в вихрь и почти сразу вылетали обратно, браслеты бормотали о выбывании, Эйдолон и Мирддин, соединив усилия, хлестали вихрем голубого огня, усмиряющего воду, выжигающего плоть, и тут же к Губителю прорывались Штурм и Крюковолк, били по ногам, отлетали от пинков и снова рвались в бой, с криками ярости. Минута напряженнейшего боя, и никто из масок, кроме Легенды, не рисковал стрелять, опасаясь попасть в своих, в тех, кто сейчас сходился с Губителем в клинче, забыв о смерти.
   Губитель уже пару раз порывался нырнуть, вскидывал огромную волну, но каждый раз Эйдолон успевал, не давал ударить, останавливал воду, и маски, вначале ошарашенно молчавшие, сейчас орали, кричали, подбадривали, потому что просто стоять и смотреть было решительно невозможно.
   - Заряжено! - крикнула Флешетта, вскакивая и впиваясь взглядом в бой. - Ого!!
   - Слишком много масок, я не могу свернуть пространство достаточно для броска! - крикнула Виста.
   Сварщик отступил на шаг.
   - Бросок? В такой круговерти? Да я проткну Александрию или ещё кого!
   Стояк, шагнув вперёд, попробовал поднять одно из копий, но то даже не шевельнулось.
   - Собаки! - крикнул он. - Погрузим на них!
   - Иди нахуй! - тут же крикнула Сука, а собаки зарычали.
   - Алхимик?! - Тейлор бросилась к наставнице, но та лишь покачала головой и развела руками.
   Сварщик, решившись, схватил копьё и спрыгнул с крыши, фонтан воды взметнулся, а лидер Стражей уже бежал вперёд, высоко задирая ноги, выставив копьё вперёд. Тейлор, прикусив губу, следила, пыталась слепить из насекомых стрелки, но дождь захлёстывал и смывал, не давал выстроить фигуры.
   - Это Сплетница! - Лиза почти кричала в браслет. - Сварщик бежит с копьём, заряженным силой Флешетты! Все с дороги! Все с дороги!
   Секунду спустя Сварщик ворвался в карусель боя и сгинул за завесой волн, лазеров и вертящегося вихрем Губителя, но ненадолго, буквально на несколько мгновений. Чугунным ядром он вылетел обратно, промчался по воздуху, и Нарвал дёрнулась было кинуть силовое поле, но промахнулась. Сварщик врезался в содрогнувшееся здание, и слышен был треск ломаемых стен и перегородок.
   - Я на такое своих собак не отдам, - проворчала Сука, но её никто не услышал, потому что Стояк заорал:
   - Да!!! У него получилось!!!
   Джирайя пинком подправил руку Сварщика, копьё вильнуло и проткнуло бедро Губителя, прошло насквозь, нога Левиафана дёрнулась, и лидер Стражей Броктон-Бей улетел обратно. Александрия, сцепив руки, ударила Левиафана, опрокидывая навзничь, и тут до Джирайи дошла собственная глупость - ну что толку с проткнувшего копья? За него Губителя не заякоришь, сам он просто соскользнёт, и всё, если бить, то нужно было бить цепью, захлёстывая и разрезая конечности, или швырять сеть, чтобы разрезать на сотню маленьких левиафанчиков.
   Джирайя отпрыгнул, воспользовавшись падением Левиафана, и помчался к Флешетте.
  
   Ибуки 7.10
  
   Жаба выскочил из круговерти боя, практически целый, рванул на полной скорости к зданию.
   - Волна цунами идёт на город! - объявила система бесстрастно.
   Жаба приземлился на крышу, здание мелко задрожало, и Тейлор поняла, что это лишь совпадение, что дрожь вызвана ударом цунами, и кто знает, сколько волн успеет обрушить Губитель теперь, когда их не сдерживает Эйдолон? Жаба торопливо обнял Нарвал и тут же метнулся к Флешетте.
   - Новый план! - крикнул он.
   Жаба молниеносно выдернул цепь из колчана героини, неуловимым для глаза движением оторвал кусок.
   - Можешь зарядить своей силой метр цепи?
   Флешетта кивнула и шагнула вперёд, взяла в руку звенья.
   - Стояк!
   Жаба не говорил, нет, он кричал, одновременно с этим извлекая из ниоткуда очередную птицу, тут же заоравшую недовольно в небо, словно жалуясь на дождь.
   - Да? - откликнулся Страж.
   - Нужна твоя сила! - торжественно объявил Жаба, приняв эффектную позу.
  
   Таранная колонна воды снесла Александрию, Губитель крутанулся на спине, словно танцуя нижний брейк, и вскочил, одновременно с движением вскидывая вокруг себя новую сферу воды. Вихрь голубого огня ударил от Мирддина и Эйдолона, гася волну и снова вбивая Губителя в мостовую, и тут же ярко-красный вихрь лазеров Легенды сотней росчерков ударил во все раны.
   - Все назад! - крикнула Александрия.
   Маски отпрянули, Губитель вскочил, страшный, изъеденный ранами, испещрённый глубокими разрезами и ямами, растопырил лапы, и тут же новый шквал огня обрушился на него. Гулко ухнул топор-лезвие Шевалье, бледного, вернувшегося из госпиталя, исполненного решимости сражаться. Мисс Ополчение, встав на колено, посылала ракету за ракетой, и ей вторили выстрелы двух масок, которых Тейлор не знала. Высокий Технарь с грубым подобием автомата, из толстого дула которого летели огромные серые пули, почти снаряды, и низенький, почти круглый Стрелок, с рук которого срывались мерцающие, почти призрачные проекции, тем не менее, наносящие ощутимые удары.
   Легенда и Чистота не отставали, к ним присоединились ещё двое летающих Стрелков, один швырялся гроздьями красных шаров, взрывающихся при ударе, второй стрелял иссиня-чёрными лазерами, почти не видными в стене дождя. Тейлор смотрела, затаив дыхание, и видела, что маски сменили тактику. Губитель освободился, и теперь маски с крыш и воздуха расстреливали его, не боясь зацепить своих.
   Губитель закрывался лапами, пытался уйти под воду, закрыться завесой, но Мирддин и Эйдолон, поймавшие ритм, не давали, швыряли вихри голубого огня, тащили Левиафана обратно. Губитель прыгал, пытаясь достать масок, Александрия и ещё две маски налетали, отбрасывали, молотили ногами и руками со всей силы. Левиафан метался, хвост и лапы его швыряли воду, били копьями и хлыстами, барьерщики отвечали, ставили силовые поля, сковывали конечности Губителя, рог Нарвал вспыхивал почти непрерывно, а где маски не успевали, их прикрывали телепортеры.
   Остальные маски орали и ревели, как болельщики на стадионе, подбадривающие любимую команду.
   - Цунами идёт! - заорала Тейлор, но её никто не услышал.
   Она торопливо ткнула в кнопку на браслете, заорала туда, с трудом припомнив торопливо выданные инструкции:
   - Экстренный вызов! Цунами рядом!
   Тейлор хлестнуло по нервам осознанием: никто из масок не видел и не слышал приближения цунами или был слишком занят схваткой, чтобы осознать, что происходит. Система, следящая за заливом, тоже не отреагировала, потому что Левиафан вздул волну прямо в даунтауне, охватывая масок полукольцом и разгоняя воду с места в карьер с невероятной скоростью. Насекомые стремительно гибли на пути прохождения волны, и Тейлор метнулась рывком к Сплетнице и Нарвал, стоящим бок о бок.
   - Волна идёт!! - заорала Тейлор им в лицо.
   И тут же, вторя ей, ожили браслеты, передавая с секундной задержкой сообщение, почти не слышное за криками, рёвом, грохотом сражения и шелестом дождя. Нарвал развернулась, сверкая чешуёй, и посмотрела на Тейлор сверху вниз, как будто желая что-то сказать, но не успела - волна была уже рядом, надвигалась с грохотом, глушащим всё, таща перед собой и в себе обломки стен, автомобили, усиливая ими и без того практически неостановимый удар.
   Рог Нарвал вспыхнул, швыряя силовые поля навстречу воде, ленты ткани, повинуясь телекинезу Куклы, взлетели, выстраивая нечто вроде решётки, и тут же Алхимик хлопнула в ладоши, ударила по крыше.
   - Все в центр! - крикнула она.
   Дом сжимался, уплотнялся, превращаясь в единый монолит волнолома, вырастая, ибо гребень цунами нёсся на высоте четвертого этажа, но всё равно - преобразование запоздало. Тейлор сжалась, присела, волна ударила, сотрясая здание, опрокидывая всех и вся, что-то трещало и ломалось, всё вертелось и кружилось, сверху летел дождь и брызги волн.
  

***

  
   За спиной орал Стояк, Джирайя швырнул птицу в пике, Алебарда в его руках равномерно крутилась.
   - Я разрублю гребень! - заорал Джирайя Стражу. - Останови волну!
   - Я не осилю столько!
   Джирайя метнул вперёд Алебарду, и тут же птица сложила крылья, влетая в уже схлопывающееся ущелье из воды. Промчалась насквозь, почти рухнула, в руках Джирайи уже вертелась цепь, сбила два водяных копья, едва не задев клюв, и птица заорала недовольно, растопырив крылья, скользя над водой и снова набирая высоту. Что-то орал Стояк, но теперь в его голосе слышалось торжество, а не ужас. Птица заложила вираж, замороженный кусок волны торчал неподвижной глыбой, подобно береговому рифу, разрезающему бурные волны.
   - Губитель в ДВ-1, Мирддин выбыл, Александрия выбыла, Шевалье выбыл, Мисс Ополчение выбыла, Серая Птица выбыла, Буйство выбыла, Скромник погиб, Решительная погибла, Мышь-Защитница выбыла, Трикстер выбыл, Баллистик выбыл, Геомант погиб, Штурм выбыл, - система перечисляла скороговоркой, почти захлёбываясь в словах.
   - Работаем! - крикнул Джирайя Стояку. - Я втыкаю в него цепь, ты бьёшь!
   - Помню!! - немного нервно крикнул юный герой.
   Птица выметнулась, Джирайя отметил с облегчением, что группа Нарвал успела укрыться, и тут же стало не до глазения по сторонам. Губитель, вырвавшийся из ловушки масок, бил с удвоенной энергией, водяные копья и столбы, хлысты, секущий град с неба, огромная волна водяного эха, сносящая здания, - теперь никто не мешал Левиафану повелевать родной стихией. Джирайя бросал птицу вправо и влево, закладывал виражи, бочки, крутился спиралью и мёртвыми петлями, придерживая Стояка, чтобы не слетел. Что случилось, Джирайя не видел, но примерно догадывался: Эйдолон и Мирддин смягчили основной удар, но Эйдолон при этом не удержал силу или перенапрягся, а Мирддин получил удар от высвободившегося Левиафана.
   И это означало, что следующую волну останавливать будет некому.
   Вначале Джирайя хотел пустить в ход кунаи с привязанной к ним металлической леской - стандартным оружием из арсенала шиноби, но потом передумал. Чакра была на исходе, и вряд ли Губитель дал бы нанести второй удар, так что сейчас в руках саннина вращалась цепь.
   Россыпь капелек стегнула на огромной скорости, срубая крыло птице, и Джирайя торопливо прыгнул, опережая следующий удар и забрасывая за спину Стояка, чтобы не отстал. Вода под ногами попробовала расступиться, Джирайя оттолкнулся, рванул вперёд зигзагом на полной скорости. Нога его вылетела вперёд, пинок с подачей чакры швырнул Штурма ввысь живым снарядом, отбившим удар лапы Губителя, метнувшейся было наперерез саннину. Не время было экономить чакру, и Джирайя мгновенно переместился Шуншином за спину Левиафана, одновременно с этим уходя выше.
   Рука его словно выстрелила цепью, почти прорезавшей хвост у самого основания.
   - Давай! - заорал Джирайя
   Стояк промедлил секунду, но всё же перехватил цепь, превращая её в подобие копья, застывшего в воздухе. Джирайя тут же оттолкнулся от цепи, уходя обратным сальто от удара воды и левой лапы, изогнувшейся под невероятным углом.
   - Огнемёт! - сжигая два водяных копья, несущихся в лицо.
   Джирайя приземлился на воду, проехал, пригнувшись, несколько метров по поверхности, не отрывая взгляда от Губителя, хвост которого оказался пришпилен к мостовой, на этот раз по-настоящему. Волны били и хлестали, Джирайя торопливо прыгал спиной вперёд, уходя от ударов и прикидывая, пройдёт удар ещё одной цепью или нет. По всему выходило, что стоит рискнуть, и Джирайя щедро подал чакры в ноги, прыжком устремляясь на крышу треугольного здания.
   Стояк, о котором Джирайя, честно говоря, немного позабыл, скатился со спины саннина и тут же рухнул на четвереньки, стремительно заблевывая крышу, одновременно с этим пытаясь что-то сказать. Джирайя даже не стал вслушиваться, окинул взглядом уменьшившееся пространство. Масок тоже стало меньше, Тейлор хлопотала над Алхимиком, которая сидела, привалившись к парапету, а Неформалы исчезли вместе с собаками.
   Флешетта, Виста и Нарвал стояли на краю, и Джирайя торопливо шагнул к ним, одновременно с этим увидев поле боя, на котором разворачивалось стремительное действие. Сварщик мчался вперёд, обнажённый до пояса, сверкая металлическим торсом, головой и руками. Губитель, по-прежнему пригвождённый к месту, послал ударную волну, и Сварщик промчался сквозь неё, не замедлившись ни на секунду. Левиафан ударил лапой, и Сварщик снёс её, разметал и ещё ускорился, прыгнул, раскидывая руки. Губитель тоже подпрыгнул, уходя от удара, но Сварщик, проскочивший мимо, развернулся, ринулся в новую атаку.
   - Копья смыло водой, хорошо, что не поранило никого, и Сварщик приказал зарядить его, - пояснила Флешетта быстро и немного смущенно.
   Сварщик попытался ухватить левую ногу Губителя, тот дёрнулся, и лидер Стражей лишь пробил часть голени. Волны били в него со всех сторон, но Сварщик не обращал внимания, прыгал, рубил и резал, норовя отхватить Губителю конечность целиком. Левиафан подпрыгивал, метался, и казалось, что он пляшет странный танец, словно домохозяйка из сериалов, увидевшая под ногами мышь.
   Из волн вынырнула Александрия, несокрушимым снарядом метнулась вперёд, удар в морду был так силён, что Губителя отбросило назад, заваливая на спину. С громким, протяжным хрустом хвост переломило в основании, там, где его удерживала замороженная силой Стояка цепь, и Губитель вырвался на свободу. Александрия метнулась к Сварщику, ухватила его за ногу и огромным металлическим ядром швырнула прямо в Левиафана, не успевающего уйти в сторону. Сварщик снёс Губителю обрубок правой лапы и часть плеча, улетел дальше, скрылся где-то в развалинах домов, обрушенных ранее ударом цунами.
   Эйдолон вступил в бой, и словно огромная невидимая коса вспорола шею Губителя, прорезав её почти наполовину, оставив рваные, лохматые края. Левиафан скакнул боком, щедро разбрызгивая кровь из обрубков лапы и хвоста, разрезанной шеи, и помчался прочь, обратно к заливу, под исступлённый, неистовый ор масок, который, казалось, было слышно даже за пределами города.
   Левиафан мчался на трёх конечностях по улицам, залитым водой, и следом по воздуху неслись маски, в азарте погони гвоздя Губителя, пытаясь наподдать напоследок ещё и ещё. Тех, кто пытался преследовать по земле, Левиафан смёл практически сразу же, ударив вторым цунами, обрушившим ещё несколько кварталов вместе с пятнадцатиэтажным элитным жилым комплексом.
   Джирайя стоял на спине очередной птицы в обнимку с Нарвал, придерживая могучую героиню и следя за Губителем. Саннину было плохо, но не настолько, чтобы упасть и не вставать. Чакра ещё оставалась, в последних стычках Джирайя сражался фактически чужой силой, а бег и прыжки были не в счёт, такое шиноби могли делать часами и потом сразу вступать в бой.
   Тем не менее, бить техниками он не рисковал, лишь наблюдал за отступлением.
   Вот Нарвал - та сражалась, непрерывно создавала всё новые и новые силовые поля, ударяла ими в Губителя, пыталась задержать, ставила рассекающие стенки на пути отхода. Губитель, скачущий на трёх конечностях, вскидывал волну водяного эха, прикрывая себе спину, отклонял удары в дома, и те рассыпались с грохотом, поддевал лапой машины и швырял их в небо, Джирайя кидал птицу вбок, уходил в сторону. Видно было, как зад Губителя подёргивается, управляя несуществующим (но уже отрастающим обратно) хвостом, и туда, а также в разрез на шее сыпалось большинство ударов от тех, кто оказался в состоянии продолжать погоню.
   Увы, таковых оказалось не больше десяти, включая самого Джирайю и Нарвал.
   Наибольший урон наносил, разумеется, Триумвират: Легенда, Эйдолон и Александрия, сейчас показывающие класс сработанности. Легенда нёсся практически над головой Губителя, заливая того дождём лазерных лучей, Эйдолон, наоборот, заходил с хвоста, взмахивая невидимой косой, и тут же в разрез ударяла Александрия, иногда кулаком, иногда фонарным столбом, пару раз била обломками стен, прямо вколачивая их внутрь, как будто намереваясь обеспечить Левиафану нагноение и заражение крови.
   Стремглав, на порядок быстрее, чем Губитель добирался в центр города, клубок из масок и Левиафана промчался, пролетел, просквозил через Броктон-Бей, доламывая недоломанное и обрушивая необрушенное. Напоследок Александрия так пнула Губителя, что тот фактически влетел вниз головой в залив и тут же скрылся, уйдя на глубину. Никто из масок не рискнул его преследовать в родной стихии, и Левиафан, послав довольно вялую волну цунами, окончательно скрылся в океанских пучинах.
   - А вот теперь самое тягомотное, - устало вздохнула Нарвал.
   - Празднование победы? - улыбнулся Джирайя.
   - Нет, - совершенно серьёзно ответила та, - расчистка входов в убежища с горожанами.
  

***

  
   Оружейник пришёл в себя от разносящих вдали криков, радостных и очень громких криков. Попытался встать с больничной койки и не смог, болело везде, где только могло болеть, руки и ноги не слушались, ощущения в теле были какие-то странные, непривычные и незнакомые.
   - Колин! - на экране появилось лицо Дракона. - Колин, ты очнулся!
   - Я, - рука Оружейника метнулась к лицу, но не нащупала там визора, от бороды остались какие-то обгоревшие клочки.
   Он поднёс к лицу руку, разглядывая её.
   - Ты помнишь? - тихо спросила Дракон.
   - Да, Левиафан отрубил мне всё... Панацея вырастила мне новые руки?
   - Панацея лечила Славу, а ты умирал, - голос Дракона был тихим и печальным. - Я выслала быстрейший из своих кораблей, но он всё равно немного опоздал. Пошла волна отказов внутренних органов, и... половина твоего тела теперь искусственная. Я готовила этот набор для себя, мечтая, что ты освободишь меня из клетки запретов и я обрету тело.
   - Так и будет!
   - Ты жив, Колин, - печально улыбнулась Дракон, - но сейчас у тебя будет гонка со временем. Протезы экспериментальные, они могут отказать в любой момент, и никто, кроме тебя, не сможет отремонтировать их на ходу. Твоя лаборатория разгромлена, но "Колыбель" уже в пути, я собрала там всё, что успела, включая исходные данные по протезам.
   Герой уронил руку, помолчал немного, потом спросил:
   - Мы победили?
   - Да, Левиафан удрал прочь, без хвоста и лапы, истекая кровью. В интернете уже бушует шквал, самые горячие требуют преследовать до конца и добить прямо в океанских глубинах, пока Губитель не излечился.
   Колин Уоллис лишь слабо улыбнулся в ответ и бросил взгляд за окно, где ярко светило солнце.
  
   Ибуки 7.11. Сплетница
  
   Боль в голове отдавалась тупыми волнами, в такт прыжкам Брута. Впереди виднелась широкая спина Суки, которая как всегда восседала на Анжелике, но в этот раз не одна. Тело Мрака лежало поперёк спины собаки, кровь сочилась из-под повязки, срывалась в воду тяжёлыми каплями.
   - Сука, бери левее! - крикнула Лиза.
   - Госпиталь - там! - Сука ткнула перед собой пальцем.
   - Там низина, в которой сейчас куча воды! Бери левее, посуху мы быстрее доберёмся!
   Сука обернулась, бросила взгляд на Сплетницу, но ничего не сказала, свистнула коротко, и троица собак - Брут, Иуда и Анжелика - тут же свернула, повинуясь команде. Лиза тихо выдохнула, словесная перепалка и выяснение, кто тут лидер, сейчас были бы совсем некстати.
   Что поделать, проблема эта тянулась за командой Неформалов с самого момента создания, ещё год назад.
   Лиза отлично помнила ту встречу в спортзале и свои мысли о том, что команда развалится через неделю. Мрак, привыкший работать в одиночку, Сука с её неумением понимать чувства людей, больше собака в поведении, чем человек, и Регент, социопат с выжженными эмоциями. И она сама, Сплетница, завербованная Вывертом под давлением и собравшая по его приказу команду суперзлодеев-подростков.
   Сука могла подчиняться только ярко выраженному лидеру, но его-то в команде и не было. Мрак был неплох, но не более, Регент постоянно отпускал шуточки на грани и за гранью фола, и сумятицы вносила она сама, Сплетница, как единственная общающаяся с таинственным "боссом". Но Выверт требовал, и Лиза прилагала усилия, смягчала, объясняла, бессовестно эксплуатировала свою силу, чтобы хоть как-то склеить, и постепенно Неформалы состоялись, считали уже команду "своими", а остальных масок противниками. Помогало и то, что Выверт не скупился, платил каждому в месяц по две тысячи долларов и ещё отдельно за каждую операцию.
   Хоть проблема лидерства и смягчилась, но всё равно то и дело возникали трения, проблемы, в основном из-за неспособности Суки правильно интерпретировать сказанное и показанное. Взгляд в глаза воспринимался ей как вызов, шутка как оскорбление, и так далее, и так далее. Даже Брайана слушалась не всегда, и Лизу уж точно не воспринимала как альфу. Своя, из стаи, но много умничает, за что хочется стукнуть, примерно так можно было бы описать обычное отношение Рейчел к Лизе.
   Сплетнице всегда казалось, что те, кто распределял суперсилы, делали это в насмешку, словно издеваясь. Мало того, что нужно было пройти через триггер, эмоциональную травму за пределами вообразимого, так ещё и суперсила выходила с изъяном. Хотела Сука спасти щенка? На тебе силу, действующую на собак, а взамен заберём понимание людей.
   Упомянула Сара Ливси, что заметила неладное со старшим братом, который совершил самоубийство? На тебе суперинтуицию, умение замечать малейшие мелочи и строить на них здание фактов. Только брат уже покончил с собой, а семья, доведшая тебя до триггера обвинениями в смерти брата, теперь требовала использовать суперсилу для зарабатывания денег.
   Про Регента с его отцом - Сердцеедом, можно было даже не начинать разговор.
   И вот итог суперсилы: Сука разыскивается за убийство, Сплетница и Регент сбежали из дома.
   Звуки за спиной - битва с Левиафаном - постепенно затихали, уровень воды падал, буквально считанные сантиметры покрывали асфальт, даже дождь стал слабее, и Лиза передёрнула плечами. В битве с Губителем не до удобств, но этот мокрый, натирающий, хлюпающий костюм раздражал невероятно. Хотелось такой же костюм, как у Муравья, лёгкий, непроницаемый, только без этой жутковатой маски с хищными мандибулами и глазами.
   При мысли о Муравье Лиза тихо ухмыльнулась.
   Всё-таки хоть что-то в этом супергероизме было полезного. Когда она первый раз увидела Тейлор, от той веяло самоубийственными намерениями. Такими же, как от старшего брата, которого Сара не успела спасти. Во имя той истории Сплетница была готова обмануть Брайана, уговорить Неформалов помочь, но обошлось без этого, подоспела Алхимик и справилась с Луном.
   При следующем столкновении, неделю назад, Муравей была почти в порядке. Невозможно излечиться за такой короткий срок, конечно, но Тейлор демонстрировала на удивление здоровое поведение, и это было приятно. Лиза никому не пожелала бы судьбы старшего брата, да и своей судьбы тоже не пожелала бы, честно говоря. Трудиться на суперзлодея, помогать его преступлениям, настоящим преступлениям, а не той игре в "казаки-разбойники", которой занимались Неформалы, и не иметь возможности вырваться?
   Нет, такое явно не подходило умной и красивой девушке.
   - Мы на месте, - сообщила Сука, спрыгивая с собаки.
   Лиза тоже спрыгнула, придержала Брайана, пока Рейчел снимала его с собаки. Живо вспомнились разговоры прошлым летом, когда Неформалы обсуждали, что делать, если появится Губитель, и решили участвовать в сражении. Где-то здесь же в здании находился и Регент, раненый ещё во время схватки в порту. К счастью, тащить увесистого, мускулистого Брайана не пришлось, подбежали санитары с носилками. Лишних вопросов задавать не стали, костюм и маски говорили сами за себя, лишь уточнили прозвище, уложили Мрака и потащили.
   - Рана у него лёгкая, - сказала Лиза, - ничего страшного.
   Не стоило, конечно, возвращаться в битву: раз помогли, проскочили, уцелели, и ладно, но Мрак настоял.
   - Пойду к собакам, - сказала Сука и пошла обратно.
   Лиза лишь вздохнула, подумав, что так и вправду будет лучше. Перемирие действует, СКП её хватать не будет, а обычные люди вряд ли подойдут к трём собакам размером с добрый фургон и их хозяйке. Собственно, стая состояла из множества собак, но только Иуда, Брут и Анжелика были достаточно дрессированы, чтобы слушаться Суку даже после трансформации, увеличения, превращения в "монстров" из шипов, мускулов и костей.
   Если Суку никто не будет задирать, то и она не будет, подумала Лиза.
   Панацея, в костюме, заляпанном кровью, медленно, словно сомнамбула, прошла мимо Лизы, даже не повернув головы. Подошла к автомату, то ли срочно установленному здесь, то ли стоявшему ранее, и медленно начала тыкать пальцем в кнопки. Автомат пищал и требовал денег, Панацея смотрела на него, явно не понимая, что происходит, и тыкала пальцем. Подоспел один из сотрудников СКП, что-то сказал, кинул денег, дал Панацее бутылку с газировкой и повёл под руку к креслами, стоящим вдоль стены. Усадил, даже открыл бутылку.
   Силу Сплетницы нельзя было выключить, но можно было максимально приглушить, словно опустив заслонку и отрезав поток информации. В первые дни и недели после обретения силы, Лиза то и дело получала запредельную головную боль, не на часы, на дни выходила из строя от переизбытка информации. Потом, конечно, приноровилась, приспособилась, но всё равно головная боль - проклятие Умников - только и ждала, чтобы вцепиться и начать терзать. Сегодня, в день битвы с Губителем, Лиза никак не могла сдерживаться, и раскалывающаяся голова свидетельствовала о том, что лучше как следует отдохнуть.
   Но и удержаться было решительно невозможно.
  
   Расстроена, подавлена, угнетена, противоречие желаний, возможностей и долга.
  
   Лиза пригасила поток информации, задумалась. Панацея регулярно выезжала на атаки Губителей, помогала раненым там, и помогала больным в Броктон-Бей, так что дело было в чем-то ещё. Что изменилось? Губитель атаковал Броктон-Бей, значит... родной город, дом и семья. Волны до особняков Новой Волны не дошли, оставались город и семья. Семья вероятнее, часть Новой Волны сегодня погибла... корит себя, что не успела спасти?
  
   Считает, что могла спасти отца, винит себя в гибели отца, могла вылечить отца, может воздействовать на мозг, считает своим долгом не трогать мозг. Может воздействовать на мозг, Слава знает об этом, Слава обвинила её в гибели, угнетена словами Славы. Угнетена и подавлена словами Славы, винит себя в гибели отца, хочет понимания и любви со стороны Славы, противоречие желаний, возможностей и долга.
  
   Головная боль резко усилилась, и Лиза поспешно оборвала поток информации. Откинулась на спинку стула, старательно отвела взгляд от Панацеи, чтобы сила не пыталась подсунуть ещё информации. Панацея сидела, уставившись в пол, и даже не заметила интереса со стороны Сплетницы. Остальным Лиза собиралась говорить, что ждёт новостей о Мраке, но персоналу было не до юной суперзлодейки, которая тихо сидела в стороне.
   Поэтому никто не мешал Лизе размышлять.
   Состояние Панацеи открывало возможности.
   У Странников, нанятых Вывертом, была проблема, скрытая, так сказать, от глаз общественности, и Выверт пообещал Странникам, что Лиза поможет им в решении этой проблемы. При этом Лиза не знала, как решить проблему, Выверт знал, но не собирался решать, а Странники верили, что им помогут. Почти что команда Неформалов в ином формате, клубок противоречий, который Сплетнице предстояло примирить и свести вместе.
   Лиза вздохнула и потерла виски.
   Странников на самом деле было шестеро, просто двое из них не показывались на публике, и один, точнее, одна, и представляла ту самую проблему. Огромную, в буквальном смысле, проблему, сейчас сидящую за двойными дверями и толстыми стенами на подземной базе Выверта, ровно над которой Левиафану и маскам приспичило устроить последнее противостояние.
   Своей историей Странники не делились, но Лиза не стеснялась держать глаза широко открытыми, высматривать, подслушивать и пускать в ход суперсилу. Все в команде Странников стали масками, оказавшись под ударом Симург, но суперсилу они получили без триггера, иным способом. Съели или выпили, приняли какой-то препарат, и с Ноэль что-то пошло не так.
   Возлюбленная Трикстера начала превращаться, и к моменту, когда Странники прибыли в Броктон-Бей, Ноэль превратилась в некую химеру, слепленную из двух половинок. Огромная мясная туша с конечностями и ртами - снизу, и торчащая из неё сверху крохотная на фоне туши прежняя Ноэль по пояс. И чем дальше, тем становилось хуже, туша росла, Ноэль всё легче и легче теряла контроль над ней. В такие бесконтрольные моменты химера вырывалась на волю, убивала всех вокруг, поглощала и поедала, и поэтому Странники кочевали с места на место, нигде не задерживаясь надолго.
   Поэтому Ноэль сидела взаперти за стенами и дверьми, которые охраняли людей от неё, а не её от людей.
   Панацея не лечила суперзлодеев, кроме случаев, связанных с Губительским Перемирием и смертельными ранами в ходе захвата, но всё же неустойчивое моральное состояние открывало возможности. Не факт, что целительница сумеет помочь, но это всё равно будет мощный ход. Из состояния "Сплетница пытается решить проблему" всё перейдёт в разряд "Даже Панацея не смогла", и проблема опять перейдёт к Выверту, пусть он ломает голову и строит новые планы.
   Стул под ней полностью промок, снизу растекалась лужа, и раздражение Лизы вполне естественно обратилось на Выверта. Насильная вербовка, принуждение, преступления, да даже необходимость сейчас сидеть в мокром костюме, во всём этом был виноват Выверт-Кальверт. Лиза не знала, раскроет ли Томас её маленький разговор с Жабой, но все возможные меры предосторожности были приняты.
   Конечно, даже их могло не хватить, но Лиза готова была рискнуть.
   Она встала, пересела, проводив взглядом удаляющуюся Панацею, и вернулась мыслями к своим проблемам.
   Всю прошлую неделю Лиза занималась и общалась с Жабой, и было вполне естественным с его стороны спасти Сплетницу и Муравья, так что вряд ли Выверт будет глубоко копать в этом направлении. Остальное же - в руках Жабы, и здесь шансы были не хуже, чем с Вывертом.
   Картина с силой Жабы в целом вырисовывалась стройная, но чтобы её понять, Лизе пришлось серьёзно приналечь на японскую литературу, и Регент отпустил по этому поводу немало шуточек. Дзирайя гокэцу моногатари, "Сказание о бесстрашном Дзирайе" стало отправной точкой её исследований, так как в тексте были жабы, змеи, слизни, гора Мьёбоку, предательство друга и любовь, всё то, что мелькало в догадках суперсилы и обмолвках Жабы.
   Шиноби или синоби - воины-ниндзя из средневековой истории Японии, и в легендах о них, мифах, сказках было всё то, что демонстрировал Жаба. Умение бегать по любой поверхности, прыгать с сотни метров, изрыгать огонь и нырять в землю, сражаться с запредельной скоростью и мастерством, вести разведку, находить и прятаться. В реальной жизни ниндзя, конечно, были пожиже возможностями, но суперсила - это суперсила.
   Воплощение шиноби из мифов, персонификация и отождествление себя с героем из выдуманной истории, и всё это густо перемешано с другими, казалось бы, несовместимыми компонентами. Элементы поведения и кодекса самураев, полной противоположности и непримиримых врагов ниндзя. Страсть к подглядыванию и извращённое поведение, ну разве что манера громко кричать и вставать в эффектные позы вполне согласовывалась с японской культурой.
   То, что нужно юной суперзлодейке, желающей избавиться от босса.
   В эту стройную картину не вписывался только Гарри Поттер, но объяснение у Лизы было. Просто в помутнение разума, из-за которого Жаба считал японский миф историей своей жизни, вкрались книги Роулинг. Внукам, например, Жаба читал о Гарри Поттере, а потом всё смешалось, ну и так далее. Детали уже неважны, главное, что именно такая маска, как Жаба: сверхсильная, опытная (пускай даже, этот опыт дарован суперсилой на основе мифов и сказок) и в достаточной степени безумная, способна была справиться с Вывертом и не потребовать потом нового рабства.
   Всё дело было в нюансах: добровольная работа на Гильдию не то же самое, что рабство у Кальверта, не говоря уже о том, что Гильдия - это сила. Всем суперзлодеям, желающим наложить лапы на освободившуюся Сплетницу (Умники и Технари - самые востребованные классы масок), придётся иметь дело с Жабой, и одна мысль об этом поднимала Лизе настроение.
   Поэтому разговор с Жабой Лиза строила соответственно. Неявно разыгрывала "девицу в беде", мокрый костюм тоже пришёлся к месту, упоминания возраста Дины, подробные повторения об осторожности и силе Выверта. Жаба не поверил словами Сплетницы, и это было ожидаемо, но Лиза делала ставку на другое. На то, что Жаба проверит часть истории и будет при этом осторожен, просто потому, что так действовали шиноби, воины из тени. Убедившись хоть в одном факте, он вспомнит слова Сплетницы, и всё. Лиза не знала, что предпримет Жаба, но не сомневалась: если он решит действовать, то Кальверт просто умрёт, и никто не поймёт, откуда пришёл удар, или, наоборот, улики будут вести в совершенно другом направлении, не к Гильдии.
   Если, конечно, Жаба решит действовать.
   Если.
   Имей Лиза возможность, она обязательно спросила бы Дину, и та дала бы ответ, с точностью до долей процента, но Выверт тщательно оберегал своего "домашнего питомца". Он даже перевёл юную пророчицу куда-то с подземной базы, после того, как отдал помещения Неформалам и Странникам, а сам занял пост директора СКП. Так что Лизе теперь оставалось только терпеливо ждать, всё, что можно было сделать для своего спасения, она уже сделала.
  
   Ибуки 7.12. Джек Остряк
  
   9 мая 2011 года, где-то к западу от Великих Озёр, почти на границе США и Канады
  
   - И вот так, вот здесь надрежем, а здесь соединим, - почти напевала Ампутация (Bonesaw), копаясь во внутренностях Джека.
   Сам Джек полусидел на операционном столе, откинувшись на жёсткую подушку и поглядывая в телевизор, бормочущий в углу. Конечно, появись лидер Бойни 9 вот так - полуголый и с вскрытым животом - на публике, его имиджу был бы нанесён серьёзный удар, но Джек Остряк (Jack Slash) не допускал подобных промахов. Он вообще не промахивался, нож в его руках всегда бил точно в цель, но и своему имиджу Джек тоже уделял немало времени. Взгляни на него кто незнакомый с историей США последних двадцати лет, так сказал бы, что видит мужчину средних лет, приятной наружности, следящего за собой, судя по аккуратно подстриженной бородке и усам, и за своим гардеробом.
   По экрану проехала заставка выпуска новостей, и появились ведущие.
   - С вами Дин Эймос и Сара Кайтлин, с самыми горячими новостями, - заявил Дин.
   - По-прежнему продолжаются спасательные операции в городе Броктон-Бей, который вчера был атакован Левиафаном. Некоторые называют эту битву самой сокрушительной победой над Губителем, - не прекращая мило улыбаться, заговорила Сара, - со времён его первого появления пятнадцать лет назад.
   - И только что к нам попал любительский видеоролик, снятый на телефон, и показывающий фрагмент битвы Левиафана с Жабой, - добавил Дин.
   Джек внимательно просмотрел короткий ролик, Райли даже не обернулась, продолжая копаться во внутренностях. БиоТехнарь всё равно Технарь, полное погружение в работу, не смотри, что Ампутации всего двенадцать лет. Незнакомым Райли могла показаться и казалась очаровательной милой маленькой белокурой девочкой, но те, кто был хоть немного "в теме", вполне могли описаться от одной улыбки Ампутации.
   Репутация и впечатление - тоже оружие, подумал Джек.
   - Вот и всё! - объявила Райли радостно. - Теперь Дорогуша (Cherish, Душечка в оф.переводе) не сможет нас подчинить! Я же правильно сделала?
   - Конечно, - одобрил Джек. - Подчинять других - нехорошо, поэтому ты - хорошая девочка, а Дорогуша нет. Но мы посмотрим на её попытки и как следует посмеёмся, так зло будет наказано, а добро восторжествует.
   - Замечательно! - воскликнула Райли и тут же надула губки. - Но я так надеялась, что теперь у меня будет старшая сестрёнка!
   Ведущие переключились на заявления властей, связанные с атакой Губителя, и Джек сделал звук тише.
   - Ничего страшного, - улыбнулся он, - ведь нас сейчас по-прежнему восемь вместо девяти, значит, мы сможем найти тебе новую сестрёнку.
   - Я знаю! Я знаю! - Райли захлопала в ладоши. - Вот сейчас говорили о Броктон-Бей, там же живёт Панацея! Я покажу ей свои работы, и она оценит их красоту! Вместе мы сотворим истинный шедевр! Она будет классной старшей сестрёнкой!
   Джек пригладил бородку, ответил, вставая с операционного стола.
   - А что об этом думают остальные?
   - Ой! - Райли умчалась, потом донёсся ее жизнерадостный выкрик. - Давайте поедем в Броктон-Бей!
   Накидывая и застёгивая рубашку, Джек размышлял.
   Броктон-Бей - хорошая цель. Город после удара Губителя, будет, где затеряться и скрыться. Несколько дней в пути, быстрее никак не получится, в Бойне слишком нестандартные маски, а Краулер (Crawler) так вообще не влезает в стандартный трейлер. Можно въехать в город под видом фуры, доставившей помощь, но путешествовать так долго не получится. Впрочем, оно и к лучшему, в Броктон-Бей закончатся основные спасательные операции, количество героев и воды упадёт, да и в дороге будет время подготовиться, собрать информацию.
   А Бостон, куда собирался Джек, можно будет посетить на обратном пути.
   Непросто вести команду масок-маньяков и психопатов, убийц, но Джек справлялся.
   Двадцать четыре года во главе Бойни 9, официально признанной угрозой S-класса, команды, вхождение в которую означало автоматическое выписывание "ордера на убийство". Менялись маски в составе, Джек оставался у руля, вел Бойню дальше, и немало в этом помогал второй, неизвестный никому, даже ему самому, аспект его суперсилы - знание и понимание того, чего хотят окружающие маски.
   Прибытие в город и вербовка новых членов в Бойню - это всегда шоу, развлечение, служащее к вящему имиджу и страху перед командой Джека. Броктон-Бей Бойня уже навещала - более десяти лет назад - и тогда всё прошло не слишком успешно. Сибири (Siberian) ещё не было в составе, и Маркиз (Marquis) уничтожил половину команды, но это не помешало Джеку выполнить заказ Зубов (The Teeth), потом уничтожить самих Зубов, чтобы знали, что никто не приказывает Бойне, и покинуть город. Возможно, пришло время реабилитироваться, если удастся склонить команду. Хороший лидер ведёт команду, но при этом прислушивается к желаниям членов команды, пусть и не показывая вида. Ампутация уже на его стороне, и, хотя Панацею вряд ли удастся завербовать, пусть "хорошая девочка" Райли старается.
   Проще всего будет с Краулером. Организм его регенерировал и приспосабливался ко всему, что повреждало его, и Краулер рос, менялся, выживал, вот только с годами всё меньше и меньше оставалось средств, причиняющих ему боль. Маска, способная дать пинка Левиафану, наверняка найдёт пару способов достать Краулера, сделав тушу-мазохиста счастливым на несколько месяцев.
   Птица-Хрусталь (Shatterbird) согласится просто так. Ей всё равно, где драться, где "оповещать" город о своём прибытии знаменитым криком, уничтожающим всё кремнийсодержащее, начиная со стёкол и заканчивая электроникой. Скучные повторы, конечно, но зато сама Птица в восторге, так что Джек каждый раз разрешал крик - пускай играется.
   Дорогуше тоже всё равно, её "Хитрый План" по незаметному порабощению Бойни предполагал, что она будет соглашаться со всеми словами Джека. Вступительные тесты Дорогуши были хорошим развлечением для Бойни, и даже то, что она сумела убить Топорылого (Hatchet Face), лишь усилило веселье и восхищение Джека. Даже жаль, что братья Дорогуши - сыновья Сердцееда - сразу сбежали, не стали пытаться отобрать сестру у Бойни, а ведь можно было славно провести время! Сила Чери Васил очень поможет в Броктон-Бей, в подготовке удара и шоу вербовки, отборе и просеивании кандидатов, определении их слабых мест, ну а дальше будет видно.
   Сейчас важнее, что она поддержит Джека, и значит, большинство голосов уже есть.
  
   Джек вошёл в большой зал, где располагались остальные маски Бойни. Как он и предполагал, Райли, устроившись на коленях Сибири, с восторгом рассказывала о будущей сестрёнке и как они классно будут ладить и работать вместе. Сибирь, пятнадцатилетняя обнажённая девушка в чёрно-белых цветах, улыбалась и что-то говорила в ответ.
   Во всём мире считалось, что Сибирь не умеет разговаривать.
   Все знали, что Сибирь одиннадцать лет назад сражалась с четырьмя сильнейшими масками и ушла невредимой, убив Героя и, собственно, оставив Триумвират в его нынешнем виде.
   Но за пределами Бойни никто не знал, что Сибирь - это не маска, а проекция её, отражение суперсилы профессора Мантона на реальность. Некогда оный профессор (в его честь был назван знаменитый эффект Мантона, ограничение суперсил, не позволяющее им воздействовать на живых существ изнутри) работал на Котёл, таинственную организацию, торгующую суперсилами из пробирки и добивающуюся каких-то своих зловещих целей. Но затем дочь Мантона выпила из пробирки и вместо получения суперсилы умерла, что почти свело профессора с ума.
   Поэтому Сибирь выглядела как пятнадцатилетняя девушка - Мантон, как мог, воспроизводил наиболее запомнившийся ему облик дочери. Поэтому она была так совершенна и неуязвима - профессор заботился о дочери. Поэтому она так любила поедать не прошедших испытания и врагов Бойни - Мантон считал, что дочке нужно полноценное питание, включающее в себя мясо, особенно мясо сильных масок. Сам профессор при этом почти не ел, словно духовно насыщаясь каннибализмом несокрушимой проекции в виде его умершей дочери.
   Пальцы, способные легко сокрушить сталь, камень, бетон и силовые поля, гладили Ампутацию по голове.
   Джек огладил бородку.
   - Нас по-прежнему восемь, это нехорошо. Думаю, пришло время провести ещё вербовку, и немного поразвлечься, напомнить всем, почему нас называют Бойней.
   Обсуждение было коротким.
   - В Броктон-Бей! В Броктон-Бей! - Райли спорхнула с колен Сибири, захлопала в ладоши. - Там мы найдём ещё друзей!


Популярное на LitNet.com Ф.Вудворт "Наша сила"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) В.Пылаев "Видящий-5. На родной земле"(ЛитРПГ) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) А.Емельянов "Мир Карика 10. Один за всех"(ЛитРПГ) А.Шихорин "Ваш новый класс — Владыка демонов"(ЛитРПГ) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) Ю.Кварц "Пробуждение"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"