Сейтимбетов Самат Айдосович: другие произведения.

Портал Назначения: омаки

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Омаки к квесту "Портал Назначения", размещаются здесь, так как на фикбуке запрещено. 09.02.2020


Портал Назначения: Омаки

  
  
   Nedograc
  
   Золото - мягкий металл
  
   Кузница.
   Бывший инженер металлургического комбината в Порт -Талботе, Ричард Вин Джонс, ныне более известный как Топка, в ярости опрокинул скамью. В отношении к этому мужчине средних лет, у Бога явно было извращенное чувство юмора. Пожалуй, все в его жизни пошло наперекосяк, когда в его мире, родном мире, появился Левиафан. Тупая тварь, самим фактом своего существования мешала морским перевозкам, и промышленность Великобритании, крайне зависящая от импорта сырья начала задыхаться. Предприятия закрывались,профсоюзы бастовали. Ричард работал как проклятый по четырнадцать часов в сутки, чтобы сохранить завод на плаву, но чувствовал, что не справляется. Тогда и случился триггер. Джонс мог создавать любые машины,любые станки, но чертовы английские бюрократы ставили ему палки в колеса, и что-то лепетали про закон о защите промышленности от парахуманов. Его родной город задыхался в объятиях экономического кризиса, и он мог это исправить! Пришлось идти на контакт с Элитой . И когда все договоренности были достигнуты ******** Зион утопил Великобританию! А потом еще объявилась ***** Хепри! и теперь он практически с голой задницей посреди такой же голой степи! Без угля , легирующих добавок, электричества! Даже без отвертки! Сила настойчиво зудела, побуждала к действию, а он ничего не мог сделать!
   - Мистер. вас там главный искал -раздался за его спиной голос с ясным польским акцентом.
   Охваченный яростью Ричард обернулся и увидел их. Золотые коронки. Во рту поляка. Пластичный, ковкий материал с низким электрическим сопротивлением! Сила сразу же подсказала множество применений, идей. Это окрыляло, вдохновляло. Но как же их получить?
   Взгляд упал на лежащие на наковальне клещи. Из дрянного металла, но сойдет.
   - Сэр? - почуяв неладное поляк сделал шаг назад.
   Топка заволновался - еще чуть -чуть и золотые коронки убегут! Нельзя было этого допустить! Нужно действовать. Присев и протянув правую руку вперед он произнес:
   - А ну, цыпа-цыпа - цыпа. Иди сюда.
  
   asm
  
   Отала в подарок
  
   Монолит, глядя на разверзшиеся над городком порталы, из которых, словно мешки с песком, вываливались люди - старые, молодые, женщины, мужчины, дети, старики - все вперемешку, - мог только стоять и думать: он попал. Попал непонятно куда, но что-то ему подсказывало, что вряд ли он, как типичный попаданец из дешёвых романов, сразу выбьется из грязи в князи, переебёт всех эльфиек в радиусе ста лиг, и прочая-прочая. Тем более что таких вот попаданцев тут оказались сразу сотни, и... что если это не он главный герой этой попаданческой истории? Значит, ему надо будет преклоняться перед каким-то бывшим форумным засранцем, пока тот будет трахать эльфиек?
   В этот момент Монолит понял, что мысли его понеслись куда-то не туда. Стоило думать не об эльфийках, а о том, где он и ещё несколько сотен несчастных оказались, есть ли среди них другие кейпы, есть ли ещё оперативники СКП или хотя бы просто военнослужащие, как им располагаться, как управлять людьми так, чтоб каждый мог показать свою полезность, что делать с балластом... Нет, балласт был не самым корректным определением - просто люди от которых будет чуть меньше пользы, чем от некоторых других - и глядя на кряхтящего неподалёку старого негра, Монолит осознал, что такие точно будут.
   "Ну пожалуйста", - мысленно взмолился он, - "если в этом мире есть хоть какая-то справедливость или высшая сила, пусть то, что закинуло нас в эту непонятную задницу, даст хоть какой-нибудь инструмент для того, чтобы каждый из этих людей мог оказаться полезным"
   Подумав ещё, он пришёл к выводу, что только в ранее вспомненных попаданческих романах на него мог бы свалиться артефакт невиданной силы, а тут точно придётся делать всё своими руками. И валящиеся с неба люди, равно как и лежащие вокруг трупы, говорили о том, что задача будет очень непростой. Если коротко, то Монолит оказался в жопе.
   "Блядь", - подумал он, и тут неожиданно сверху что-то упало.
   - Блядь, - донёсся до него женский голос. - Что это за херня...
   - Извините, мисс, - сказал он поднимаясь и тем самым сваливая с себя упавшую с неба девушку.
   - Ничего, я тоже не специально, - отозвалась она, поднимаясь на ноги. Кажется, Монолиту в какой-то мере повезло: упавшая оказалась кейпом в ярко-красном обтягивающем костюме с какой-то руной, нарисованной на груди. Светлые волосы также закрывали глазную повязку с такой же руной на ней. Что-то в её облике было знакомо Монолиту, но сходу он не мог вспомнить такую героиню. Наверное, она принадлежала какой-то независимой команде или была в составе одной из супергеройских организаций Европы... возможно, он просто видел её мельком в очередной битве с одним из Губителей?
   - Я Монолит, - представился он, - Протекторат Юго-восток.
   - Блядь, - со стоном произнесла героиня.
   - Блядь! - выкрикнул старый негр, неожиданно резво для своего возраста вскакивая и убегая. - Это же Отала! Спасайся кто может!
   Коновал
  
   О нелегкой судьбе коров-оборотней
  
   Звон алебард, которые стражи снова скрестили после ухода очередного агента, всегда раздражал Кадема.
Не любил Кадем алебарды, как и из-за неприятного звука, так и то что ситуации когда агенты вынуждены что-то докладывать самому лидеру, почти всегда были малоприятны
И все же то что их род должен вооружаться алебардами, был традицией с которой невозможно поспорить, ведь заложил ее сам Прародитель.
А с одним из богов, который породил множество семейств оборотней, сложно было спорить, пусть этот бог уже и ушел на перерождение, волей людей что ненавидели то чего не могли понять.
Даже Кадему, одному из перворожденных, из тех, уже не людей, кому Прародитель явил дар перевоплощения в зверей, и возможность распространять этот дар на других, пусть и осложенный тем что перевоплощаться можно лишь в тех кому ты близок по весу, благо местные коровы были не слишком большими. И одним из немногих что смог уберечь свой род от местных фанатиков, и даже приспособиться к столь сложному для порождений богов, миру.
И приспособились они как шпионы, пусть и ограниченные своей природой. Но в итоге, в конце то концов кто будет подозревать корову, в том что она за тобой следит?
В этом же случае была потеряна связь с одним из агентов, который уже несколько дней не мог доложить ситуацию в одной из пограничных крепостей. Обычно лидера по таким мелочам не дергали, но район был важным, ведь это были приграничные с степями земли, которые всегда могли излиться ордами грабителей, и местные командиры щедро платили за те сведения которые мог предоставить их род
И Кадем вздохнув, призвал одного из своих людей, что бы отдать распоряжение о проверке затихшей крепости, в конце концов ему за это платят.
Да и в глубине души была надежда не только спасти одного из своих, но и найти кого-то кого можно было бы переманить к себе. В конце концов, люди что потеряли все, склонны принимать помощь от кого угодно, даже если придется стать нелюдем, вкусив коровьей крови.
  
   Vicont
  
   Средневековые нравы
  
   - О Великий Повелитель Огня и Металла! О Могучий Низвергатель нечестивых и Искаженных! О...
   - Идите нахуй! - рявкнул Великий - Идите все нахуй!
   - Именно за этим, о Могучий и Многосильный...
   - Я что, неясно выразился?! - Могучий не отрывал взгляда от чертежей, астролябии и резинового утёнка - кому-то захотелось на удобрения?! Не сметь мне!
   Кафира вздрогнула и положила на бумаги Великого кристаллик, переданный ей дядюшкой. Сейчас как никогда она понимала, что от смерти её отделяет мгновение.
   Отрада Мастеров вздрогнул и уставился на кусочек руды. Поднёс к носу, понюхал, лизнул и застыл на тридцать два удара сердца.
   Неужели враждебные кланы подменили на отраву? - пронеслось в голове девушки.
   - Сколько? - хрипло спросил Многосильный.
   - Три короба, таких, что не всякий тяжеловоз спос...
   Кафиру схватили за ворот платья и притянули нос к носу с Отрадой Мастеров. После чего обнюхали.
   - Сталь, произведённая с такими добавками, сможет резать камни, плавить любой металл, о Ведающий...
   Рука Средоточья Кузни накрыла грудь девушки.
   - Твои машины пересекут все страны земель здешних и нездешних...
   С рыком дикого зверя Великий повалил Кафиру на пол и навалился сверху.
  
   *Прошло некоторое время*
  
   - Рыцари огня и металла, высотой с трёх человек и мечами, что споо..ох! Ох! ААА!!!
   *Ещё некоторое время*
   - И откроют они недра тверди и добудут новые руды и каменья и, и, и-и-и ААА!!!!!
   Вечерело. Кафира задумчиво поглаживала живот и никак не могла решить, что же она сделает после рождения дитя Бога.
  
   Read_GreenNY
  
   Когда Спящий проснется
  
   Монолит чесал голову, охватив задумчивым взглядом всю эту толпу вытянутых из других миров людей. Не то, чтобы у него была какая-то потребность в чесание головы, нет, с тех пор, как он выпил тот отвратительный на вкус флакон, у него вообще никогда и ничего не чесалось. Просто в такой сложной ситуации и сам Эйдолон почесал бы репу.
-- Значит так, слушаем все сюда! -- проговорил Монолит в рупор, любезно предоставленный одним из солдат. -- Мне нужно знать, есть ли среди нас еще кейпы. Если есть -- три шага вперед.
Из толпы людей вышли шестеро человек. Большинство из них конечно же было одето в костюмы, но были и те, кто их не носил. В целом, их можно было и в толпе отыскать, но было намного проще с ними работать, если они находились не в одной шумящей кучи людей, а выстроились в стройный ряд из шести человек.
Монолит объяснил им кто он такой и какие у него силы и того же потребовал у каждого из них. Он узнал имена и силы почти всех присутствующих кейпов, за исключением одно нелюдимого Технаря (что этот человек именно Технарь, а ни кто-либо другой, ему подсказал Добрый Доктор, у которого по роду службы был наметан глаз на Технарей).
-- Да в топку это все и вас всех вместе взятых, -- проворчал Технарь и скрылся куда-то в лес.
Так и Монолит назвал про себя нелюдимого Технаря -- "Топка".
Когда с кейпами было покончено (Монолит мысленно закатил глаза за такую формулировку, пришедшую ему на ум), Монолит перешел к гражданским.
Он узнал, что среди недолингвистов была весьма симпатичная девушка с очаровательным славянским акцентом -- Анна.
-- Приятно познакомиться, Анна, -- с улыбкой проговорил Монолит и пожал девушке руку.
-- Взаимно, -- улыбнулась она в ответ. -- Думаю, мы поладим.
И тут, среди ясного неба, грянул гром, сверкнула молния. Пугливые гражданские решили, что вернулся Сын и в панике бросились бежать, кто куда.
В воздухе, в метрах двух над землей, открылся портал, и оттуда выпал мужчина.
"Как странно, что он опоздал", -- подумал Монолит и осторожно направился в сторону нового попаданца.
-- Your bunny wrote, -- произнес мужчина, отряхиваясь от пыли.
-- С вами все в порядке, мистер? -- спросил Монолит. От чего-то у него появилось какое-то дурное предчувствие, некий мистический, иррациональный страх перед неизвестным. Но Монолит пересилил свой страх и заставил себя продолжить диалог. -- Вам нужна помощь?
-- Нет, -- махнув рукой, ответил неизвестный. -- А вам?
-- Нам-то? -- с горькой усмешкой произнес Монолит, оглядываясь назад. -- Нам любая помощь пригодится.
Монолит вновь повернулся назад и заметил там тревожную картину: Капля стояла спиной к Монолиту и бормотала что-то непонятное (молитву?), а Анна тщательно вглядывалась в лицо незнакомца, а затем заплакала.
-- Да кто ты такой? -- изогнув одну бровь, спросил Монолит у незнакомца.
-- Алексей Богумилов, -- ответил тот, протягивая Монолиту руку. -- Более известный как Спящий.
-- Хыыыы, -- просипел Монолит. Из его легких разом вышел весь кислород. Уже через каких-то десять секунд герой упал, лишенный сознания.
-- Леша, -- прошептала рыдающая девушка и направилась к Спящему. -- Это ты...
-- Здравствуй, дорогая сестренка, -- произнес Спящий и направился к Анне. На его глазах тоже проступала влага. -- Я так рад тебя видеть.
Вновь воссоединившиеся брат и сестра обнялись и день резко сменился на ночь, освещенную необычайно большой и яркой Луной. Зазвучала торжественная музыка.
-- Ну, думаю, теперь я заправляю этой вечеринкой, -- произнес Спящий и улыбнулся. Его улыбка сияла даже ярче, чем гигантская Луна.
  
   Архин
  
   Последний довод
  
   Атмосфера в комнате была далека от благодушной. Да что там - учитывая собравшийся контингент, было ясно, что схватка (или даже бойня) - это всего лишь вопрос времени.
Учитель мягкими, успокаивающими фразами пытался образумить то и дело взвизгивающую Деву-Беду. Процесс шёл ни шатко не валко, особенно учитывая язвительные реплики, что то и дело отпускала существенно усилившаяся Журавль Гармонии. Лун, сложив руки на груди, мрачно наблюдал за разговором. По его обнажённому торсу то и дело пробегали едва заметные огоньки. Впрочем, он, как и все присутствующие (за исключением разве что всё сильнее и сильнее истерящей Девы-Беды) время от времени нервно поглядывал в угол. Там маленькая девочка, весело мурлыкающая что-то себе под нос, увлечённо копалась во внутренностях заживо вскрытого человека. Костепилка твёрдо считала, что перед тем, как Краулер начнёт развиваться, в его организм следует внести пару мелких усовершенствований. Остальные давным-давно разобрались бы с растущей угрозой - вот только начавший первым рисковал получить удар в спину...

Короткий стук в дверь, и в комнату вошла мрачная и подавленная Капля.
- То есть вы окончательно отказываетесь сотрудничать и помогать гражданским? - она спросила прямо с порога, безо всяких экивоков.
- О, я никогда не отказывался помочь людям, - мягко улыбнулся Учитель.
- Цена твоих даров слишком хорошо известна, - резко заметила Журавь и обернулась к Капле. - Мы поможем. Некоторым.
- Тогда мне придётся заставить вас сотрудничать, - на лице Капли заиграли желваки.
- Интересно будет на это посмотреть, - невозмутимо ответила Журавль. - Ты, подруга, крута, вопросов нет, но...

Повисшую недосказанность разбило радостное щебетание Костепилки.
- А можно её мне? Ну пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста! У меня уже есть несколько идей, как усилить дядю Неда!

- Ну что же, - обречённо кивнула Капля, - я знала, что до этого дойдёт. Крутыш согласился мне помочь. Он не может открыть портал отсюда, но может засосать сюда ещё одного парачеловека.
- Чем больше достойных противников - тем лучше, - мрачно громыхнул Лун.
- Эй, эй, громила, он станет моим новым подопытным! - тут же возразила Райли.
- Нет, - с какой-то обречённостью ответила Капля. - Этот парачеловек научит вас сотру...

Осёкшись на полуслове, Капля повернулась и вышла из дома. Остальные паралюди дисциплинированно потянулись за ней на улицу, где, застенчиво улыбаясь и мило склонив голову набок, их уже ждала Хепри.
  
   Read_GreenNY
  
   Новые возможности
  
   Вот еще вам омак.
-- Это, несомненно, другой мир. Новый мир - новые возможности, -- произнес высокий блондин, осматривая небольшую кучку собравшихся кейпов. -- Возможно, мы даже можем исправить свою репутацию.
-- Пф, -- с недоверием фыркнула нездраво бледная женщина. Если закрыть глаза на цвет кожи, то вполне симпатичная брюнетка.
-- Слушайте, я понимаю, что у нас у всех есть старые, пагубные привычки, -- нахмурившись, произнес блондин и посмотрел на расстроенную девушку в красном платье и на, наоборот, слишком веселого мужчину, который игрался с ножом. -- Но надо как-то перебороть их. Нужно заново влиться в цивилизованное общество...
-- Или, может быть, создадим свое? -- перебила его женщина-арабка.
-- Я сказал -- цивилизованное, -- ответил ей блондин, сделав акцент на слово "цивилизованное". -- Я прекрасно помню как я пытался создать свое общество и к чему это в итоге привело.
-- Собственно, сейчас-то мы и пожинаем плоды моей инициативы, -- продолжил говорить блондин и потер лоб. -- Кто же тогда знал, что эта затея вот так вот обернется?
-- Ну, зато нам всем было весело, -- произнесла краснокожая девушка и развела руками. -- Во всем надо искать свои плюсы.
-- Ладно, признаю, веселья было хоть отбавляй, -- произнес блондин и махнул рукой. -- Но весело было нам, а не... другим людям.
-- И когда это ты стал задумываться о других людях? -- спросил лысый мужчина.
-- По правде говоря, совсем недавно, -- признался блондин. -- У меня состоялся разговор с... кое с кем.
-- Ха, да ты просто маленький, белый и пушистый котенок! -- с усмешкой произнесла беловолосая женщина. -- А мне про тебя столько всего понарассказывали, то какой ты грозный. А ты оказывается, о простых людишках печешься...
-- Так, все хватит спорить! -- грозно рявкнул блондин и подошел к беловолосой, схватив ту за плечи и поднял ее. -- Или ты еще что-то хочешь возразить мне?
-- Нет, -- робко ответила женщина. Было слышно, как громко и часто бьется ее сердце.
-- То-то же! -- произнес мужчина и резко отпустил женщину, от чего та охнула.
Блондин оглядел остальных присутствующих кейпов. Те отступили на шаг. Было видно, что они крайне напряжены. Эта краткая демонстрация силы хорошо на них подействовала.
-- С этим мы закончили. Вам ясно?
Кейпы дружно закивали. Никто больше не хотел как-либо возражать блондину.
-- Еще раз: в этом мире мы новички. Никто о нас не знает, и если мы хотим поработать над нашей репутацией, то нам важно не портить отношения с местными. Согласны?
Кейпы вновь закивали.
Блондин осмотрел городок-крепость, в котором они сейчас находились и вновь заговорил:
-- Я понимаю, первое знакомство с местными у нас не заладилось. Они были напуганы, а мы из-за раздражения и под влиянием старых инстинктов, дали слабину. Это плохо, такое не должно повториться. Это ведь не повторится?
Кейпы отрицательно покачали головой.
-- Хорошо. Благодаря тому, что мы избавились от всех свидетелей, о нас пока-еще никто не знает, и никто с уверенностью не сможет увязать наше появление с этим... инцидентом. Важно будет произвести хорошее второе "первое" впечатление. Все поняли?
Все всё поняли и закивали головой.
-- Отлично, -- хлопнув в ладоши, произнес блондин. -- Пора выходить отсюда.
Компашка кейпов вышли из поселения и уже пересекли реку вброд, как с стороны городка послышался шум.
Блондин заметил, что новые порталы начали открываться и из них повалили толпы людей, среди которых опытный глаз бывалого злодея отыскал и кейпов.
-- Так, и еще кое-что, -- обратился он ко своей группе. -- Раз уж мы здесь больше не одни такие иномиряне, то нам стоит отказаться от старых имен и придумать новые. Ребрендинг так полный.
-- Тебе-то тем более стоит сменить имя, -- заметила арабка.
-- Да, мне тем более. Для тех, кто не знает мое имя, я Габриэль. И я больше не Король.
  
   Коновал
  
   Нелегко лингвистом быть
  
   Генрих Штайнер скакал навстречу к приключениям, во главе своей могучей дружины.
Волею Тевтонского ордена, несущего свет господень нечестивым язычникам и грешникам, он и его соратники двигались к одной из крепостей, что создали враги ордена в своих бесплодных попытках помешать носителям великой веры, распространить ее дикарям.
Все шло как всегда, друзья были верны, благородны и целеустремленны, обсуждая свои былые свершения, квартимейтер хитро улыбался и подкручивал ус, слушая чужую болтовню о подвигах, его помощница с далекого запада, хмурила брови, и все же улыбалась, зная что все хорошо, доктор был оптимистичен и добр, и лишь инженер был мрачен и груб, но он не злил, ведь каждый в отряде знал что в глубине души он уважает своих соратников. И следовали за ними прекрасные девы, что были спасены от нечестивцев, влюбленно глядящие на несущего истинную веру немца, на его могучем коне.
И вот вознесся перед героями замок нечестивцев, и каждый из дружины внес свой вклад.
Воины уничтожали врагов, доктор лечил, инженер помог взорвать стены, и их единый порыв сумел сокрушить и мрачных людей болот, и странных степняков что им помогали.
И стоя над горами сокровищ, могучий рыцарь с непробиваемым камнем на щите взял за плечи Генриха, и с безграничным уважением с великому лидеру сказал ему.
- Генрих, мы облажались!
- Что за...- недоуменно просипел Генрих.
- ...хуйня - договорил он уже проснувшись, сквозь сонную муть, такого приятного сна.
Светлана нервно взвизгнув снова тряхнула за плечи Генриха, повторила
- Облажались говорю! Тот старик говоривший на псевдолатыни, умер, его не успели донести до доктора. Для допроса остался только тот пленный степняк который кое-как говорит на псевдонемецком, так что Монолит сказал разбудить тебя - чуть успокоившись проговорила Светлана.
Гребанный степняк.
Который еле говорит на языке, который и сам Генрих знает довольно паршиво.
И они предлагают ему ЭТО допрашивать!?
-Да вы издеваетесь! - взвыл Генрих.
  
   Цена удовольствия
  
   Крепость повидала в свое время много праздников.
   В ней свои свершения и счастливые дни отмечали многие люди, дворяне и воины, крестьяне и купцы, и даже люди из степей, которые несмотря на сложные отношения с местными, не были дураками в том что бы повеселиться.
   Ну а в этот раз веселились люди из другого мира.
   Не то что бы крепость никогда не видела таких людей, пусть и не в таких количествах.
   И все же веселье проходило почти так же как и всегда
   Люди горланили песни, как и воинские, так и обычные, что слышали когда-то, обжимались по углам, а уж пили все сразу, и как в последний раз, пусть и стаканах их была не привычная местным людям брага, а порождение одного из тех, кого в этих землях называют богами.
   Разве что из привычного расклада, выбивались дети, что в окружении умиляющихся родителей и скучающих людей, читали стихи, написанные в хлипкой книжице, в которой не было ни намека на пергамент
   Прораб и Добрый доктор чокнулись стаканами, с немногим оставшимся в поселке виски, что был принесен еще с их мира, и с умилением смотрели на это зрелище, ведь они лучше всех понимали что измотанным от переживаний и труда людям, праздник был просто необходим.
   - И все таки так странно звучит, когда дети читают Бал Повешенных, РембО - пробормотал Добрый Доктор.
   - Ну кто же нам доктор, что единственный кто попал сюда с томиком стихов, оказался обладателем специфического вкуса. - ухмыляясь сказал Прораб
   - С этим не поспоришь - хмыкнув сказал Доктор - По крайней мере можно порадоваться что Паста обещала что от ее варева не будет похмелья, а мне не придется вспоминать опыт утренних страданий, после корпоративов Элиты. Пусть это не будет касаться нас.
   Прораб ничего не говоря, улыбнулся, и чокнувшись с Доктором, они осушили стаканы.
  
   Паста же, которая радостно хохоча, осушила кружку, будучи в обнимку с каким-то нормалом, которого до этого дня и не знала, с легким чувством вины снова вспомнила что та травка против похмелья которая она добавляла в спиртовую пасту, кончилась куда раньше чем она приготовила выпивку на праздник. Но поцелуй с нормалом выбил эти мысли из головы. В конце концов удовольствие имеет свою цену, не так ли?
  
   asm
  
   Бомбардировка омаками и кейпами
  
   Местные скрылись за горизонтом, и можно было спокойно продолжать заниматься своими делами. А дел было много: и обустройство города, и принятие мер защиты, и придумывание способов добычи пищи и сырья для производства - и всё было одинаково срочным. Хорошо хоть, что большой объём разнообразной работы не мог не отвлекать людей от мыслей о том, в какой ситуации они оказались, и таким образом пораженческие мысли откладывались всё дальше и дальше - а там люди, глядишь, и неплохо обжиться успеют.
Монолит вздохнул, развернулся от степи в сторону города и пошёл давать указания дальше, как внезапно раздался совершенно жуткий, но чем-то знакомый вой... сирен? Народ замер.
- Воздушная тревога! - первым опомнился и на рефлексах заорал Гонсалес. - Всем укрыться в бомбоубежищах!
Люди бросились врассыпную, кто куда. Бросился бежать и Монолит - но через несколько секунд вспомнил несколько важных вещей. Во-первых, нигде поблизости не было бомбоубежищ и потому не очень понятно было, куда надо бежать, во-вторых, никаких сирен воздушной тревоги у них не было, и звук раздавался непонятно откуда, и в третьих, откуда в этом средневековом мире бомбы? Монолит задумался, и тут одна из них неожиданно упала прямо ему на голову.
***
Монолит очнулся. Странно, но голова после удара слегка побаливала. Он огляделся. Рядом сидела девушка и тихо что-то бормотала себе под нос.
- Мисс?.. - спросил он её.
- Что? - дёрнулась девушка. - А, вы очнулись... - Она махнула рукой.
- Вы случайно не подскажете, где мы? - Монолит уставился на неё выжидающе, но вскоре вспомнил о вежливости и добавил. - Я, кстати, Монолит, и боюсь, что не знаю вашего имени.
- Я Отала, - представилась в свою очередь она. - И мы в очередном сраном омаке!
- Насколько это плохо? - с подозрением спросил Монолит.
- Это блять какой-то пиздец! - не выдержала Отала. - То меня заставляли стрелять в своих же подчинённых, а в последний раз, я... я... - она готова была расплакаться, - я внедрилась в банду ниггеров! Ниггеров-сука!-подростков!
- Не ругайся, - донёсся сзади другой женский голос, - могло быть и хуже. Я, конечно, в банду черномазых не вступала...
- Привет, Кайден, - перебила её Отала, - тебе-то что жаловаться: ты хотела свалить от Кайзера, тут его вроде как и нету.
- Если бы ты знала... - Кайден только покачала головой.
- Кхм, - напомнил о себе Монолит. - Дамы, возможно, вы просветите меня, а зачем вообще создаётся омак...
- Чтобы повысить цифры, - просветила его Отала, говоря как будто о чём-то само собой разумеющемся.
- Ладно, - Монолит не стал уточнять, хотя ничего не понял (как и, судя по удивлённому виду, Кайден). - А что нам теперь с этим делать? Есть способ выбраться обратно?
- Надо найти автора и пиздить его до тех пор, пока ему не станет нечем писать, - буркнула Отала.
- Или разобраться, что это за омак, - добавила Кайден.
Взгляд троицы упал на лежащую рядом тетрадку. Отала подошла и подобрала её, и начала читать вслух.
"Омаковая бомбардировка", - произнесла она. - "Автор - Бакуда aka Чёрный Властелин..."
- Что?! - воскликнула Кайден. - Нет, только не это! Ни за что! - Она ослепительно вспыхнула и за несколько мгновений скрылась из вида.
- Тут ещё приписка, - невозмутимо продолжала Отала. - "Узрите этот омак! Склонитесь перед неоспоримой мощью и гением моей силы!" Ну, - она пожала плечами, - хоть к ниггерам пока не запихивают, значит не о чем беспокоиться - ничего ужасного этот Чёрный Властелин с нами не сделает. А потом мы его найдём и сами ему запихнём... и пропихнём... и ещё... - она что-то начала про себя бормотать с задумчивым выражением лица.
Монолит с удивлением обнаружил, что ему на ум приходит всё больше... неприличных способов "запихнуть и пропихнуть", Чёрного Властелина нигде не видно, и надо же как-то эти способы испробовать - но на ком?..
  
   WarpBeacon
  
   Разведка боем?

Отряд ехал вот уже 4 часа, Бережная уже скрылась из вида а голову Вильгельма
всё не уходили мысли о странных чужаках появившихся в приграничной деревне и отсутствие в ней исконных жителей. Нет с одной стороны всё было понятно: налетели степняки скажем ночью, или когда люди отдыхали, да даже могли попробовать выманить людей, да даже предательства он не исключал! Но вот что-то подсказывало ему что что-то он упускает, слишком целой выглядела деревня, обычно если степняки налетали то после них лишь пепелища оставались, а тут почти целая деревня! Да и чужаки эти... Вот откуда они могли придти, да ещё и в таком количестве? Он-бы ещё поверил в десяток или два кнехтов сбежавших от своих господ, но их ведь там было слишком много! Никак не меньше сотни, а то и поболее да и одеты они были странно, а уж он-то на своём веку навидался всякого.
-Командир, как из степи вернёмся может всё таки остановимся в той деревеньке? Ведь бабы у них огого какие! А мужики все безоружные, что нам сделают эти кнехты?-Заговорил самый нетерпеливый из отряда
-Нет, сначала надо к лорду вернуться и о налёте степняков доложить. А после можешь и девок портит, да вот только чувствуется мне что не всё с ними так просто, слишком-уж они себя уверенно вели в присутствии отряда сержантов.
-Да мало-ли болезных под небом? Хотя командир прав, выглядели они и правда странно. Слушай Гатс, а ты что думаешь обо всём этом?-обратился он к лучшему следопыту в отряде, может разобрал что?
-Да нечего там разбирать. Времени прошло немало да и эти пришлые там все следы потоптали, а об остальном вы и сами должны догадаться.
-Но как они смогли и деревню не пожечь и всех перебить? Ведь заметь их вовремя и все сбежались-бы в крепость, а незаметно такой отряд чтобы всех перебить не подойдёт! Колдовство какое-то...
-Сплюнь дурень, аль беду хочешь накликать? Суеверия это всё! Суеверия и сказки!
  
   Медаль за город Нюктенбург!
  
   Этот день навсегда войдёт в память тогда ещё молодого мальчишки Котомине Кирея, тогда ещё сына обычного священника в небольшом городке или даже скорее большой деревне. Обычный ничем не примечательный день, такой-же как и множество других до этого проходил совершенно обычно, отличие было лишь в том, что через их городок проходил конвой Святой Церкви который охранял человека совершившего самое страшное преступление какое можно совершить под небом: он предал пути Творца и начал постигать мерзкое любому человеку колдовство. Кирей который с самого детства был крайне религиозен не мог понят, как можно променять свою бессмертную душу на мимолётный миг власти и силы? Кто в здравом уме пойдёт на такое? Именно за такими мыслями проходил день юного послушника.
   Всё началось немного позже вечерней молитвы когда люди уже разошлись из церкви. Сам Кирей тоже уже направлялся к себе домой, однако его внимание привлекло то, чего он никогда не ожидал услышать услышать в их тихом городе: Дикий крик ужаса и боли огласил округу, а за ним раздался второй, третий, восьмой. Тут бы любой понял что вокруг творится что-то неладное, понял это и молодой послушник который сразу-же ринулся к своему дому надеясь что его отеци сестра целы и невредимы.
   А на город тем временем умирал, он видел как люди как безумные кидаются на других и рвут их плоть зубами, он видел как твари выглядящие как несколько сплавленных между собой человеческих тел рвут стражников абсолютно не замечая их сопротивления, после чего те из убитых чьи тела были не слишком повреждены вновь встают чтобы присоединится к творящемуся вокруг безумию. Ему везло на протяжении всего пути к дому и он надеялся что повезёт и там, но видимо демоны что заполонили город лишь игрались с ним, когда он вошёл в дом он увидел своих родителей убитых одной из этих тварей. Именно тогда тот юноша и должен был умереть не в силах противостоять монстру вне пределов его понимания, но во вселенной есть бесконечное множество одинаковых, или почти одинаковых, в каких-то он умер ещё по пути домой, в каких-то он умер в доме не имея шансов не спастись не отомстить, в каких-то уехал из города и скорбел по родными всю оставшуюся жизнь. Но если количество миров бесконечно то и вариантов развязки бесконечно много? Именно это и подтвердил юный Кирей.
   Он висел средь миллионов звёзд и смотрел на танец двух существ, существ столь невообразимых что кто-то даже мог назвать их богами или демонами существ что как будто состоят из множества осколков но при этом являются едиными, тогда Кирей не думал о спасении, он думал лишь о мести, о том что у него нет ни навыков, ни оружия ни тренированного тела... и шансов навредить тем существам у него так-же нет. Тогда он увидел как к нему летит быстро сократив расстояния она входит к нему в голову а ведение исчезает чтобы никогда не появиться вновь... Или?
  
   Nedograc
  
   Ужасная правда
  
- Мистер Такер, можно войти ? - бывший герой Протектората, оторвался от горы, сваленных на столе бумаг,дощечек, и кусочков бересты.
- Да, Доктор?
Конрад Мазовец, в прошлом патологоанатом из Детройта, а в данный момент единственный человек с высшим медицинским образованием на сотню миль вокруг, крепко захлопнул дверь. Затем пройдя к столу, он буквально рухнул на табурет, который под ним жалобно, скрипнув. Нервно похлопав по карманам своего белого халата , Конрад вытащил мятую пачку сигарет, и закурил сделав несколько глубоких затяжек.
-Дело дрянь.
- Согласен, - Монолит кивнул головой - продукты подходят к концу, мы не знаем языка местных...
- Это мелочи. Ты когда-нибудь задумывался почему мы здесь? Люди из разных концов Земли, большинство практически без полезных навыков. Большинство оставили свои семьи в нашем мире . Чуть ли ни треть старики и дети. На первый взгляд мы никак не связаны между собой. Но должен же быть признак по которому, нас выбрали?
- Случайность.
- Если бы, если бы - Доктор нервно затянулся сигаретой, его пальцы мелко дрожали. - Помнишь девочку свалившуюся в яму, Иохана, миссис Петринс? Всех тех, кто умер?
- Предположим.
- Ты знаешь, я работал в команде кейпов. Когда кто-то из них оказывается в радиусе действия моего поля, я чувствую их, чувствую их разницу от обычных людей. Это ... это как писк комара в темной комнате. Когда я оказался здесь...это чувство не покидало меня. Сначала я списывал это на потрясение, контузию. Но затем ... на одном из ледников я оборудовал прозекторскую... морг... и сделал вскрытия.
- Что ? Зачем?- Монолит медленно поднялся из-за стола.
- Я должен был проверить! Удостовериться. У них у всех были короны.
- Совпадение. -прошептал Такер.
- Нет! -с истеричными нотками в голосе вскричал доктор - У одного, у двух, но не у всех троих сразу! Бьюсь об заклад, каждый житель нашего городка потенциальный кейп! Нас всех выбрали, отобрали специально, и запихнули сюда!
- Но зачем ? Кому это могло понадобится?
- Ты знаешь - нервы Доктора не выдержали и он закатился в безумном смехе - ты знаешь! Крылатая девка! Симург! Мы ее бомбы!
  
   asm
  
   Отала против расизма
  
   Организация сотен незнакомых людей, как и ожидалось, отнимала много времени и сил. Строго говоря, им всем очень повезло, что среди них нашёлся Прораб: как бы Монолит к нему не относился, но польза от его сил была несомненная и первоочередная. Вот и сейчас он разбирался с делами в крепости, пристраивал каждого туда, где было его место, оставляя Монолиту формулирование задач и точечную инспекцию действий. В данный момент он проверял транспортировку трупов к подготавливаемой для них яме, и с ним же увязалась Анна. Анна на Земле Бет была историком, и её задачей было скорее проверить, чтоб никто не потерял местные письменные источники, если таковые найдутся. Судя по всему, у трупов ничего такого не было, но надо было проверить ещё будущую могилу, и только потом отпускать её обратно к Прорабу.
Для рытья ямы львиную долю работы сделала Бочка, вымыв землю и грязными потоками смыв её в сторону реки, а сейчас финальной частью работы командовала Отала, стоя с автоматом сверху, пока её подопечные занимались работами внизу.
- Всё нормально? - спросил он вместо приветствия.
- Пока справляемся, - пожала плечами она, зевая.
- А кто там? - поинтересовалась Анна.
- Там, - Отала посмотрела на рытьё, - мои чёрные копатели...
У Анны внезапно закатились глаза, на губах появилась пена, и она бросилась бы на Оталу, если б Монолит изо всех сил не навалился на неё и не удерживал. От неё доносились странные нечеловеческие звуки, в которых с трудом можно было разобрать что-то про "материальную культуру", "уничтожают", "убью" и прочие малосвязные фразы.
- Чего она хочет? - с опаской спросила Отала.
- Я так понял, что убить чёрных копателей, - ответил Монолит.
- Их нельзя убивать, - Отала покачала головой, - у нас тут исправительные работы...
Слова про исправительные работы, судя по всему, смогли несколько упокоить разбушевавшуюся Анну, и через несколько минут та, бормоча себе под нос ругательства и косо оглядываясь, побрела в сторону замка.
- А теперь ты мне объясни, - спросил Монолит холодным тоном, - что это за херня.
- Ну как, - пожала плечами Отала, - вы с Прорабом мне битый час дудели что-то в уши про то, что мне различия между расами сейчас - не ключевое, про то, что даже если в нашем мире расы и отличаются, то все мы почти одинаковы по сравнению с местными, про то, что надо объединиться, отбросить расовые предрассудки, - продолжала она бубнить скучным тоном. - Что пока мы здесь мне надо привыкать работать с, - она поморщилась, - не-белыми людьми, и начинать лучше сразу, и чтоб они ко мне точно привыкли, и прочая хрень. Ну вот я и работаю с ни... с неграми.
Монолит присмотрелся к рабочим, и действительно: яму копала деревянными, обитыми иногда по краям металлом лопатами, группа негров, то и дело кидая взгляд на Оталу, невозмутимо стоящую с автоматом.
- И ты при этом им не помогаешь в копании? - с подозрением спросил он.
- Так себе-то я не могу даровать супер-выносливость, - бросила она. - Тем более, должен же кто-то стоять и охранять нас на всякий случай, - она похлопала автомат.
- И они не против работы с тобой? - Монолит должен был разобраться в ситуации, и пока что, учитывая нацистское прошлое Оталы, всё выглядело крайне подозрительно. - То мы в замке колодец от трупов не можем прочистить, - пробормотал он больше для себя, - так ещё и тут проблем не хватало...
- Эй, чернорабочие! - крикнула в яму Отала. - Тут ищут добровольцев, чтоб спускаться в колодец и таскать оттуда трупы! Есть желающие?
В ответ раздалось пара ругательств, но желание никто не изъявил.
- Что, все довольны своей работой? - выжидающе спросила Отала. - Точно-точно?
Ответом стал нестройный и негромкий хор подтверждения.
- Что? Не слышу!
В этот раз работники заметно более громко и экспрессивно выразили своё довольство имеющейся работой.
- Как видишь, у нас тут всё хорошо и все довольны, - отчиталась Отала.
Монолит подумал, что надо ему тоже куда-нибудь уйти, пока он не начал кидаться на людей, как Анна.
*в возможной следующей серии: Отала и немного неканонное развитие событий*
  
   Когда все сделано правильно
  
   Когда Алиса услышала, что местные мальчишки собираются во что-то играть после отбоя, то первым её желанием было пойти и пожаловаться на них старшим, чтобы те научили их уму-разуму и прервали веселье ради их собственной же безопасности. Потом она задумалась: а ведь сейчас у них не было ни приставок, ни компьютеров с телефонами, и даже в банальный футбол особо было не поиграть - наверняка им всем было жутко скучно и страшно, и лишать их совсем и этой радости...
- Будем играть в коров-оборотней, - доносились голоса.
- Делимся на команды...
- Проигравший садится голой жопой на ежа! - сказал кто-то, вызвав возгласы одобрения. Этого уже оставить было никак нельзя!
- Ну уж нет, - показалась перед ними взъярённая Алиса, - я не позволю вам мучить ни в чём не повинных ежей! - Её в средней школе тоже прозвали ёжиком из-за непослушных и точащих в разные стороны волос, которые, стриженные относительно недлинно, делали её немного похожей на них. Она и сама испытывала своего рода симпатию именно к этим животным.
- И что ты сделаешь? - спросил один из мальчишек.
- Если вы соберётесь садиться на ежей, то я тут же сообщу об этом взрослым, и вы будете расхлёбывать все последствия, - злорадно произнесла она. - А пока я сама буду следить, чтобы ни один ёж не пострадал от ваших забав.
Многие мальчишки сразу скорчили кислые мины, но противопоставить ей им было нечего. В итоге они успокоились, поделились на команды, и начали играть, стараясь одновременно и повеселиться от души, и не поднимать шума, дабы взрослые не пришли и не надавали им по заднице. В тонкости игры Алиса не вникала - своей задачей она считала защиту ежей и детей от них самих, и она решила подойти к ней со всей ответственностью, не выпуская никого из поля зрения. Поэтому когда пара мальчишек зачем-то зашла в коровник, то Алиса не могла не двинуться вскоре следом за ними - вдруг у них там были припрятаны ежи, и некому было их спасти!
Мальчишки внутри о чём-то шушукались, и не сразу заметили Алису, хотя та особо не скрывалась. Зато когда заметили, сразу дали дёру в сторону стойл, переполошили коров, и в следующее мгновение Алиса с ужасом наблюдала за тем, как оба мальчика вылетели от одной из коров, как пробки из-под шампанского, отлетели на несколько ярдов, прямо в противоположный конец помещения, и замерли без движения. Алисе подурнело. Она смотрела на неподвижные тела мальчиков, и ей овладевал ужас: вся эта ситуация была результатом её действий, и её вина, что... Что-то внутри неё оборвалось...
Когда Алиса снова обрела возможность хоть как-то мыслить и двигаться, то она заметила две вещи: во-первых, мальчики, кажется, всё-таки были живы, просто находились в состоянии боевого шока. Во-вторых, коровы взбудоражились и вовсю шумели, и одна из них - самая здоровая и страшная, казавшаяся в темноте коровника чёрной, с тёмно-багровыми глазами - медленно двигалась прямо на неё и мальчиков. И хотя Алиса никогда не разговаривала с коровами, она могла точно прочитать, что та пытается ей сказать: "Ну всё, ребятки, вы меня заебали. Сейчас я превращусь, и вам всем пиздец!"
Снаружи тоже доносился шум. Только было обрадовавшаяся чудом оставшимся в живых детям Алиса теперь стояла, не знала, что предпринять, и паниковала. Внезапно, двери распахнулись и возле них показались дежурные с пистолетами.
- Здесь кто-то есть! Что если это последователи Джонотнана прорвались?! - доносился громкий шёпот.
- Нельзя вступать в переговоры, - отвечали ему, - надо сразу стрелять на поражение!
Паника достигла своего апогея, и Алиса начала действовать полуинстинктивно. Ей надо было угомонить коров и убедить охрану в том, что она своя. Угомонить и убедить в том, что она своя...
- Что вы делаете! - она двинулась к корове и смотрела прямо ей в морду. - Мы же свои! - Корова наклонила голову и посмотрела на неё недоумённо, и казалось, немного замешкалась. - Нас нельзя убивать, вы что! - Слова выходили наивными и неуклюжими, но стоять и ничего не делать было нельзя.
- Эй, ты кто?! - окликнул её один из охранников. - Сдавайся и не говори ничего!
- Стой или буду стрелять! - крикнул второй. Алиса повернулась к ним.
- Му-у-у! - сердито протянула она, глядя на людей исподлобья! - Му-у-у! - Алиса начала бить ногой в землю, чуть наклонила голову вниз и стала слегка раскачивать ей из стороны в сторону, с каждой секундой говоря всё твёрже и яростнее: - Му-у-у!
- Она ёбнутая, Карл! - вскричал один из охранников. - Что с ней делать?!
- В неё вселился демон! - заорал второй. - Надо спасаться! Задержи её, я сбегу за подмогой! - Он развернулся и побежал прочь, что-то вопя про тревогу.
- Я ещё слишком молод, чтобы умирать... - испуганно произнёс первый. - Ну нахуй... - он выронил пистолет и тоже припустил от коровника.
Алиса посмотрела им вслед, потом переключила внимание на корову. Кажется, кризис миновал: никто не собирался их пристрелить, спутав со сбежавшей со свежепоявившимся злым кейпом группой, и даже корова смотрела на неё с некоторым одобрением и уважением, словно поверив в неё. Наверное... Наверное, она действительно всё сделала правильно!
***
P.S. Алиса действительно всё сделала правильно - это говорил ей не кто-нибудь, а сама Капля, явившаяся в коровник по тревоге. Она руководила отправкой мальчишек в лазарет, а также бурчала что-то под нос про то, насколько у них ужасающе некомпетентные люди заведуют безопасностью, но самое главное - она действительно сказала, что Алиса всё сделала правильно! Не кто-нибудь, а сама Капля, одна из супергероинь, на которых втайне хотела быть похожа сама Алиса! И она видела, что Капля действительно не зла на неё, и выражает к ней нежность и симпатию, и даже обняла её, пытаясь успокоить. Алиса не выдержала и разревелась прямо в её объятиях от облегчения и радости.
- Ну же, не стоит теперь волноваться, - шептала ей на ухо Капля. - Всё прошло, всё закончилось, всё хорошо...
Алиса не могла остановить радостные рыдания.
  
   Read_GreenNY
  
   Хитрый план Регента
  
   -- Мария Фернандез, -- произнесла юная латиноамериканка, широко улыбаясь при этом и тем самым демонстрируя всем собравшимся кейпам свои ровные и белоснежные зубы.
Монолит усмехнулся про себя, отмечая забавную особенность Умницы каждый раз называть свое имя, даже не смотря на то, что Бочка уже представила ее.
-- Бернард Омон, -- назвался Топка в ответ, пожимая девушке ее протянутую руку, и на его устах тоже расцвела улыбка. Его зубы, в отличие от зубов Марии, были в весьма плачевном состоянии.
Монолит удивленно поднял бровь. Он был приятно удивлен реакции Технаря, ведь весьма не часто тот позволял себе улыбнуться.
-- Хмммм, -- задумчиво протянула Капля, наматывая на палец прядь волос.
Топка нахмурился и осторожно выпустил руку Марии из своей хватки.
-- А тебя разве зовут не Жан-Поль Дюбуа? -- сощурив глаза и сложив руки на груди, с подозрением спросил Монолит.
-- Да, точно, -- произнесла озаренная Капля, брови которой поползли на лоб.
-- Объяснись, -- потребовал Монолит, склонив голову на бок. -- Тебе есть что скрывать от нас?
Мария прекратила улыбаться и в непонимании начала озираться по сторонам, а затем попятилась к Бочке.
-- Я... я... я сейчас все объясню, -- пробормотал нервничающий и раскрасневшийся Топка.
-- Так какое у тебя настоящие имя? -- спросила Капля, уперев руки в бока. -- Жан-Омон-Багет или как там тебя?
-- У... у меня нет имени! -- выпалил красный как помидор Топка.
-- Чего? -- спросил ошарашенный Монолит. -- Как такое вообще может быть?
-- Того, -- угрюмо ответил ему Топка. -- Нет у меня гражданского имени. Только кейповское.
-- Поясни, пожалуйста, как так вышло? -- робко спросила Бочка.
-- Эх. В детстве я был настолько сварливым ребенком, что родители всегда называли меня то негодником, то букой. А по имени так ни разу и не назвали.
-- Ах, бедный... Топка! -- произнесла расчувствовавшаяся Бочка и бросилась к Топке обнимать его.
Следом за ней бросилась и Мария, но больше обнимая саму Бочку, нежели Технаря. Так они и повалились все втроем на землю.
-- Вы, девчонки, можете называть меня как хотите! -- проговорил вмиг повеселевший Топка и растрепал девушкам их волосы.
-- Жан-Поль звучит красивее! -- воскликнула Мария, которая все-еще валялась на земле и периодически хихикала.
-- А мне больше нравится имя Бернард, -- произнесла Бочка, проговаривая имя по слогам. -- Бер-нард, Бер-нард...
-- А тебе самому какое имя больше нравится? -- спросил Монолит, помогая Топке подняться.
Тот, ухмыляясь, пожал плечами и принялся отряхивать себя.
-- Ха! -- неожиданно осенило обеих девушек и они, повернувшись друг к другу, сказали одновременно. -- Жан-Поль Бернард!
-- Идеально! -- выкрикнул Топка и подпрыгнул.
-- Жан-Поль Бернард, Жан-Поль Бернард, Жан-Поль Бернард, -- все повторяли они втроем.
  
   Nedograc
  
   Хитрый план Симург
  
Все началось когда Убийца Надежды, атаковала Мэдисон. Трасса 69 была перекрыта, и водителю грузовой фуры, принадлежащей логистической компании "Монт -трак" пришлось ехать в обход. На плохознакомой трассе он не справился с управлением и вылетел на встречную полосу, где врезался в лесовоз. В результате ДТП, перевозимый фурой груз, состоящий из китайского фарфора эпохи Мин. серьезно пострадал. Страховые выплаты за пострадавший груз обанкротили компанию. Ее бывший директор, заглушив горечь случившегося дешевым алкоголем, вернулся домой пораньше и застал жену в постели с любовником. В состоянии аффекта он застрелив их из охотничьего ружья, затем не выдержав покончил с собой. Местный патологоанатом, отец-одиночка, работающий со свежими трупами, задержался допоздна. На фоне умственного перенапряжения у него случился массивный инсульт,но никто не пришел ему на помощь. Превратившегося в овощ мужчину признали недееспособным, и соц.защита забрала его дочь в сиротский приют. Там она познакомилась с подростком Гарии Стоквортом, чьи родители остались в карантине Мэдисона, и подружилась с ним. Вместе они много времени проводили за книгами, обсуждением придуманных миров. своими фантазиями и мечтами. Но затем девочку забрала нашедшаяся дальняя родственница из Орегона. А Гарри остался один. Вскоре он стал совершеннолетним и попытался осуществить свою мечту о путешествиях. К сожалению. реальность оказалась мрачнее. Гарри пришлось перебиваться подработками, найти постоянное место работы мешала его привычка мечтать и витать в облаках. Рутина и безнадега, душили его. Когда отчаяние достигло максимума, случился триггер и Гарри стал Технарем. Его специализацией были порталы. Он вступил в Протекторат, мечтая изменить мир к лучшему. Но мир не хотел меняться. И заслуживал ли он изменений? В боях с Губителями гибли лучшие, честные, а злодеи ... злодеи продолжали жить. Сердцеед, похищал женщин, Бойня устраивала кровавые вакханалии по всей стране.Мир медленно катился к коллапсу - экономическому, политическому, культурному. Не желая наблюдать за гибелью мира. Гарри захотел сбежать - туда где будут благородные рыцари, каменные замки, прекрасные принцессы. Сила подсказала ему путь. Когда аппарат был готов, и началась калибровка для переноса, Гарри забрала Хепри. В бою с Сыном он погиб. Аппарат лишенный контроля со стороны Технаря начал сбоить , энергии для переноса хватало, но не были полностью заданы параметры переносимого субъекта. В конце концов, программным обеспечением аппарат было принято решение , о переносе всех объектов обладающих единственным введенным параметром - "корона Поллентия"
  
   Коновал
  
   Коровы-оборотни снова в деле
  
   Прошедший день был сложен для Кадема, и все же он был доволен
События в степи наконец-то сдвинулись с мертвой точки, и начали раскручиваться, причем так что это шло на пользу самим оборотням.
   Поначалу пришельцы действовали не слишком активно, и даже войска местного барона не обнаружили ничего интересного, хотя разведчики Кадема смогли определить силы как минимум части богов, и то что их языка никто не знает, пусть он и слегка знаком им.
   В внутреннюю войну пришельцев удалось вмешаться не сразу, но когда удалось, коровы отыграли на отлично
   Один из отрядов степняков удалось заманить на пришельцев, которые на появление неизвестных отреагировали крайне агрессивно, и сразу кинулись на них с своими гром-палками, и дубьем, по крайней мере те кто не побежал от них сломя голову
   Те же кто побежал, как раз вышли к останкам разгромленного степняками каравана крестьян, в который агенты внедрились еще на ярмарке с которой они шли.
   Бой пришельцев и степняков был кровав и хаотичен, в основном потому что обе стороны почти сразу лишились своих лидеров, степняки от гром-палки, пришельцы как ни странно от нее же, после того как непонятная рябь пробежалась по строю пришельцев, и до того единый отряд начал разбегаться, а некоторые и вовсе сцепились друг с другом?
   Итог сражения был плох и для степняков и для пришельцев, потерявших многих своих без особого смысла, но хорош для коров, которые как и захватили одного из раненых пришельцев, так и смогли внедрить свою агентуру к пришельцам, и скоро наконец смогут переговорить с агентом в крепости.
   Кадем был доволен сегодняшним днем
   И все таки, почему, после того как он ушел от лежащего в отключке пленника, его не отпускало ощущение что он не заметил чего-то очень важного?
   И почему смотря на него, он неожиданно вспомнил о Прародителе?
  
   Vicont
  
   Настоящая причина смерти виконта и Полиглот.

Полиглот и Виконт смотрели на огромный табун со стены.
- Боги на нашей стороне! Я верил, я знал!
- А они не попробуют схитрить?
- Нет, слишком глупы. Без ящеров без командиров их остаётся только забить - виконт хохотнул - Теперь я понимаю как чувствовали себя ближники богов. Просто забить. И это я говорю о неисчислимых ордах людоедов, несущихся по нашим городам и убивающим всё живое вплоть до куриц и котов.
- А вот кстати, почему они пощадили коров?
Полиглот почувствовала, что плечо виконта под её рукой напряглось.
- Кхаркхры?! Крровы!? - прохрипел он - В крепости остались КОРОВЫ?!
- В городе, вон в... Полиглот затрясли, удерживая в воздухе двумя крепкими феодальными руками.
- Убить!!!! Вы что, не понимаете?!...
В сарае набольшая Причастителей раздраженно взмахнула хвостом.
- Сколько чистых причастились к нашему молоку?
- Сорок семь, верная.
- Мало. Нам не удалось отвлечь их фальшивым набегом. Пятая, ты говорила, что у тебя есть кто-то близкий к Верному Пробуждению?
- Пятая прекратила жевать и вздохнула - Близкий-то близкий, но мозгов будет чуть больше чему у конелюда. И поведение похожее. Да и управление через день слетит в никуда.
- Выбора нет, проводи пробуждение и направь его на Виконта и Говорящую. Потом пусть убъётся о главного бога пришлых.
- Будут жертвы среди чистых - пятая прикрыла глаза и вошла в Транс Удалённого Преображения.
- Вытерпим, сёстры. Ну, ради Любви и Ласки!
- Ради Любви и Ласки! - отозвались остальные.
  
   WarpBeacon
  
   Рагнарёк
   n лет назад, краесветные степи

Перед глазами человека предстала картина о которой, как он был уверен позже будут слагать легенды и участники которой будут помнить её до скончания своих жизней. Огромное войско людей насчитывающее более сорока тысяч человек с одной стороны и бесконечное море тварей с другой. Тогда в степи сошлись две противоположности: люди и нелюди, хаос и порядок, тьма и свет.

Два могущественных войска вот-вот сойдутся в битве подобной которой мир не видел прежде. Вот орда монстров как будто повинуясь команде сорвалась в направлении войска людей, в тоже время со стороны людей в сторону орды двинулось множество конных лучников которые проходили в бреши в построении войска которые тут-же закрывались солдатами. Тысячи отборных копейщиков и пикинёров были готовы сдержать любой натиск а тысячи лучников и арбалетчиков готовились пролить на врага смертельный дождь из стрел и болтов. Сотни рыцарей собрались на флангах чтобы в случае необходимости выдвинуться вперёд и раздавить нечисть созданную богом монстров как сабатон давит гнилые яблоки.

Вот кентавры и людоящеры исполняющие роль их наездников начали нести первые потери от обстрела конными лучниками, вот на правом фланге в рядах монстров вспыхивает огненный цветок лепестки которого слизывают сразу десятки кентавров и их всадников, вот на левом вспыхивают десятки молний выкашивая передние ряды орды, а вот из земли начали вырываться сотни пик тормозя натиск орды и давая возможность конным лучникам нырнуть в глубину войска, а ноги тех кентавров которые смогли прорваться сквозь ряды пик хватает необычайно прочная и острая трава выросшая казалось в мгновенье ока. Казалось у людей всё идёт прекрасно: боги и стрелки выкашивают орду, а тех что смогли прорваться встречали ряды пикинёров и пехота вооружённая щитами и мечами но всё изменилось достаточно внезапно, вот в рядах кентавров всё чаще и чаще начинают мелькать другие твари: вот огромный тролль не обращая внимания на торчащие из него стрелы бежит к пехоте и падает только после ослепительной молнии что буквально поджаривает его, вот десяток вервольфов с как будто отливающей металлом шерстью смог прорваться к пехоте и врывается в строй сея там опустошение.

Они не обращали внимания на те раны что люди всё же смогли им нанести, как будто вовсе не испытывая неудобств. Изменилась ситуация когда к битве присоединился бог войны который ударами молота буквально раскидал вервольфов превратив их в изломанные куклы, а орда всё же смогла прорваться сквозь стрелы и магию и схлестнулась с армией людей. Несмотря на огромные потери и численное преимущество было видно что люди побеждают благодаря мужеству солдат, помощи богов и тяжёлой рыцарской кавалерии.

Изменилось всё в тот момент когда по людям с тыла неожиданно ударила армия каменных големов, люди что были не готовы к тому что к их противнику подойдут такие подкрепления растерялись, упустили момент и не смогли вовремя отдать единственный правильный приказ-приказ об отступлении. Будучи неуязвимыми для оружия людей и многих богов големы разметали строй людей и позволили кентаврам, ящеролюдам и другим монстрам перевести битву из относительно правильной баталии в схватку где каждый пытался лишь выжить... Это был разгром, хотя многим всадникам всё же удалось вырваться из этой ловушки и доложить о разгроме объединённой армии
  
   Коновал
  
   Бесконечный источник мяса
  
   Когда Монолит, выбравшись за город что бы немного отдохнуть от подготовки к визиту местного герцога, почуял запах крови, он заподозрил что-то неладное
   Когда он услышал ругань, хохот и восхищенные вопли, он был в смятении, но воспоминания с работы, заставили напрячься еще больше
   Увидев трехметровую гору отрубленных рук, ног и голов, и прочих человеческих ошметков, он слегка смутился абсурдности картины, но тот факт, что рядом с горой тел были лишь Капля и Джедай, его несколько успокоил.
   Пока он не увидел, как на удивление довольная Капля устраивала целое гимнастическое представление, а ржущий Джедай рубил ее в процессе энергохлыстом, в результате чего Капля разлеталась во все стороны, восстанавливалась и снова отплясывала
   Пока конечно веселая парочка не обратила внимание на начальство, и неудачно дернувшись, не свалили груду мяса на себя, начав после этого с руганью из нее выкапываться.
   Монолит лишь приложил руку к лицу, пока в опустевшей от абсурдности ситуации, голове, не мелькнула очень важная мысль
   Визит
   Завтра
   А тут гора тел
   - Черт бы вас побрал, как мы это разгребем? - взвыл он
   - Ну, за вечер машины в кулинарном цеху разберутся с этой кучей - Пробормотала Паста
   Стоп, Паста?
   Монолит покосился на, усталую женщину, стоявшую во главе группы из нескольких помощников, которые на удивление тихо пришли, не обратив на себя внимание раздраженного бугая.
   - Тоже решила размяться, и заодно к Топке сходить, обсудить некоторые рабочие вопросы, пока не забыла. Но видимо не судьба. Ну так как, что делаем?
   Один из помощников Пасты, несмело протянул
   - Ну, у нас ведь недостаточно мяса, к встрече? Может...
   Монолит поперхнувшись посмотрел на слегка съежившегося парня, но столь абсурдная идея, начала все больше ему нравится. И он начал отдавать приказы.
  
   На следующее утро
  
   Крепость гудела. Гости, в этот раз даже не враждебные, оживили не слишком приятный быт, кто-то общался, кто-то торговал, а улыбающийся виконт, разобравшийся с делами, и перекусывающий возле бургерной, флиртовал с охотно принимающей знаки внимания Полиглот, которая тоже обедала после пусть и не слишком напряженной, но довольно сложной встречи инженеров, присланных герцогом, и технарей.
   - Мы ведь предупреждали народ что не стоит лишний раз упоминать что эти бургеры буквально сделаны из меня? - прошептала Капля, стоящей рядом Пасте
   - Вроде как нет, но ведь об этом знает только рабочие из кулинарного цеха, а они не идиоты. Ну, обычно. - хмыкнула Паста
   Тем временем только сейчас вернувшийся из леса работяга, проходя мимо Полиглот, присмотрелся к мясу из бургеров, и довольно хмыкнув, громко сказал
   - О, бургеры из человечины все-таки понравились даже аборигенам? Пойду закажу парочку.
   Позеленевшая Полиглот несколько секунд постояла в ступоре, после чего ее вывернуло в пыль рядом с стойкой. Нахмурившийся виконт посмотрел на бургер, отложил его, и недобрым взглядом осмотрел людей вокруг него
   - Блядь - синхронно пробормотали две женщины, вера в разумность человечества у которых внезапно испарилась.
  
   WarpBeacon
  
   Коровий Санин
  
Ночь в поселении людей была тиха и казалось ничто не способно разрушить эту тишину, люди занимались своими делами даже не представляя что с самого их прибытия за ними наблюдали, они делали это незаметно прячась под самым носом у врагов, они скрывались в тени и были неуловимы словно ветер. Но вот настал момент когда их господин посчитал их задачу выполненной и прислал новое задание: они должны были проникнуть в глубь территории людей и найти союзников их господина, жалкие людишки были обречены на смерть, они могли уничтожить их в любой момент пока они спят но не делали этого, ведь господин приказал им только наблюдать и нечего более. Хотя грязные приматы и без них прекрасно справлялись с копанием своей могилы они были безмерно опечалены тем что не могут им в этом помочь, но приказ господина они бы не нарушили некогда. Поэтому когда им поступил новый приказ они исчезли оставив вместо себя фальшивки и два трупа тех, кто случайно увидел их преображение.
А тем временем ничем не примечательная группа людей уходила в сторону вольных городов...
   Read_GreenNY
  
   Священная миссия
  
   Ночь с седьмого на восьмой день пребывания на Земле Х.
  
Те немногие избранные, кто услышал зов истинных Богов и откликнулись на их зов, собрались в тайном подземном Убежище, которое было сотворено с помощью силы одного из Возвышенных (который в их родном мире назывался бы кейпом, но последователи Истинной Веры решили отринуть это несуразное слово).
Карен Симплфул очень сильно нервничала, переминаясь с ноги на ногу и жалела, что ее вязальные спицы пришлось отдать тому Ремесленнику-еретику. Нервничала она из-за того, что это было их первое всеобщее собрание, на котором будет присутствовать сам Верховный Жрец! Она бы начала грызть ногти, если бы за ее руки не держались другие последователи Истинной Веры.
-- По слухам, его Хитрейшество планирует нам выдать особое задание! -- послышался голос справа, который принадлежал ее сыну, Джерри. -- Мне уже не терпится взяться за выполнение воли наших Богов!
-- Тише, сынок, -- шепотом ответила ему Карен. Ей пришлось долго вглядываться в лицо сына, чтобы разглядеть его, ведь сейчас Убежище было освещено только тусклым мерцанием кристаллов, созданных одним из Возвышенных. -- Здесь можно говорить только с дозволения его Скрытнейшества!
Джерри кивнул и в Убежище снова возникла тишина, нарушаемая лишь дыханием собравшихся здесь людей.
Послышался грохот и скрежет камней, и в противоположной стене открылся проход, ведущий в келью Верховного Жреца. Всю собравшуюся паству ослепил свет, который исходил толи от самого Верховного Жреца, толи вырывался из его кельи. Вскоре вновь послышался скрежет и проход закрылся. Одновременно с этим на стенах Убежища, по воле Верховного Жреца, зажглись факелы.
Карен смогла разглядеть Верховного Жреца. Он представлял собой высокого мужчину, который передвигался совершенно бесшумно, как и подобает пророку их религии. Он был одет в черно-белый балахон с глубоким капюшоном, который полностью скрывал его лицо.
Под восторженный хор голосов, которые восхваляли и Верховного Жреца их Веры, и их Богов, он подошел к каменной трибуне и жестом приказал всем остановиться. Верховный Жрец взял с трибуны рукопись с, по всей видимости, заготовленным заранее текстом, и изучал ее несколько секунд, прежде чем сжечь ее.
"Его Остроумнейшество не нуждается в каких-то заготовленных бумажках с речами", -- подумала Карен, пока изучала взглядом остальных двух Возвышенных.
Закованный в каменную броню Император держал в одной руке алмазный молот с ударной частью в виде кошачьей головы. Он внимательно осматривал собравшихся людей, выискивая малейшие признаки опасности.
Луна, парящая в облаке пара под потолком, следила за входом. Рядом с ней парили две огромные сосульки, которые она без колебаний была готова запустить во врагов Верховного Жреца если те вдруг появятся здесь.
-- Братья и сестры по Истинной Вере! -- начал говорить Верховный Жрец. В его сильном, властном голосе слышался треск костра и рев пламени. -- Этой ночью мы собрались здесь дабы я поведал вам волю наших Богов! Дабы я поведал вам о священной миссии, которая будет возложена на плечи избранной семерки!
Верховный Жрец ненадолго затих, для того чтобы шепот взволнованных последователей не перебивал его.
Карен продолжила осматривать окружение. Ниже трибуны, с которой вещал Верховный Жрец располагался алтарь, который представлял собой три каменных статуи их Богов, глаза которых были инкрустированы сапфирами, изумрудами и рубинами. Они окружали с трех сторон чашу для подношений. Чаша была наполнена клубками шерсти, картонными коробками, рыбой, тушками крыс и кошачьей мятой.
Когда рокот голосов стих, Верховный Жрец продолжил.
-- Священная миссия будет заключаться в уничтожении нашего главного врага! -- проговорил Верховный Жрец и по Убежищу вновь пронесся гул голосов. Он продолжил, даже не дожидаясь, пока гул стихнет. -- Мерзкие, богопротивные коровы-оборотни захватили разумы ни в чем неповинных людей! Жители поселения Глубокий Брод хоть и не разделяют нашу веру, но это наш долг -- спасти их бессмертные души от пагубного влияния коров-оборотней и наставить их на путь истинный!
-- Ох, мерзкие коровы-оборотни! -- произнесла Карен голосом, в котором были нотки гнева. -- Я так и знала, что все беды от них!
-- Карен Симплфул! -- воскликнул Верховный Жрец и протянул свою руку в ее направлении. -- Подойди ко мне!
Карен, повинуясь Верховному Жрецу, миновала алтарь и поднялась по каменным ступенькам к трибуне Верховного Жреца.
-- Ты должна будешь выбрать шесть избранных соратников, Карен, -- произнес Верховный Жрец, хватаясь за руку пожилой женщины. -- Этой ночью, ты и твои соратники прокрадетесь в нечестивый обитель коров-оборотней и уничтожите этот рассадник зла и всех тех, кто помешает вам!
-- В-ваше Чистоплотнейшество! -- воскликнула Карен, которая задыхалась от осознания того, какая ответственность вдруг свалилась на ее старческие плечи. -- Н-но, если мы вдруг столкнемся с теми неуязвимыми Возвышенными врагами, то у нас просто не будет и шанса справиться с ними! Как нам быть тогда?
Верховный Жрец смотрел на Карен несколько долгих секунд, прежде чем извлек из кармана своего балахона чайную ложку, после чего вложил ее в руки женщины.
-- Возьми это священное Орудие, Карен, -- произнес Верховный Жрец и сжал дрожащие ладони женщины в своих теплых руках. -- С ним ты сможешь уничтожить любого нечестивца, если твоя вера будет по истине крепка!
-- Если... если вы верите в меня и в мою веру в наших великих Богов, то я с радостью приму это священное Орудие, с помощью которого я уничтожу нечестивых врагов наших Богов и вернусь к вам с благими вестями!
Карен собрала команду из семи избранных, в которую вошли, по мимо прочих, ее сын Джерри и двое морпехов, которые ушли в степи вместе с Ложным Пророком Джонатаном, который хотел отвратить людей от Истинной Веры. Дабы искупить свои грехи эти морпехи обратились в единственную Истинную Веру.
-- Удачи, вам, братья и сестры по Истинной Вере! И да хранит вас наша Священная Триада: Котулху Рыбоед, К'Отун Нёх и Мотрозкиин Заин! -- торжественно проговорил Верховный Жрец Священной Триады кошачьих Богов и после ритуального сожжения подношений благословил группу избранных, и отпустил их вершить правосудие над коровами-оборотнями и их последователями-еретиками.
  
   WarpBeacon
  
   Предложенный план

Вечер неумолимо приближался к своему окончанию а вокруг замка уже царил сумрак, впрочем огонь в камине давал достаточно света.
-Итак виконт, вы говорите что в наш мир пришли новые боги, те кто сразили Золотого Бога и теперь они со своими подручными обосновались в Глубоком Броде?
-Да мой господин, я лично видел силы четырёх из них. Двое из них сильны как сотня мужчин и неуязвимы, одна из них может управлять водой а другая понимает любой язык, даже если впервые его слышит. Также их глава Монолит упоминал о том что среди них есть боги ремесленники один из которых может построить всесметающую машину! Поймите господин: Это шанс, шанс на победу над кентаврами. Мы должны собрать знамёна и пройтись по степи огнём и мечом чтобы наконец положить конец богам кентавров и камня. Вы ведь понимаете что это шанс?
-Я понимаю это, но поймите: В прошлый раз у нас была армия, была поддержка богов и чёткая организация, да в конце концов даже соседи прислали нам если не солдат так денег! Поймите: я также как и вы желаю изгнать тварей обратно к горам или и вовсе уничтожит но у нас может банально не хватить сил. Поймите что такие дела с ходу не делаются и то нам в любом случае понадобится одобрение короля
-Господин, я уверен что его величество с радостью соберёт армию и отправится в поход, это ведь мечта сотен, нет тысяч людей! Вернуть себе то что когда то им принадлежало!
-Просто поймите что такие дела сразу не делаются, нужны деньги, нужно продовольствие, нужно созвать войска, да и вы до этого упоминали о богах-ремесленниках, не так-ли?
-Да, я уверен что их творения помогут нам...
-Постойте. Для того чтобы эти творения вообще появились им нужны ресурсы, а для того чтобы они действительно помогли нудно много ресурсов. Поэтому пока идите спать, время позднее, а завтра мы продолжим этот разговор.
-Как пожелаете граф, спокойной ночи.
  
   Коновал
  
   Мэдисон-Х
  
   Монолит напряженно думал.
Не то что бы для него это было непривычным занятием, но в новом мире это было почти перманентным его состоянием.
В этот раз дело касалось массовой шпиономании, внезапно возникшей после волны слухов о том что Рватнек может контролировать и людей, и шпионить при помощи чуть ли не любых животных и птиц.
К счастью наученная горьким опытом, после проблем с сектантами коровооборотничества, администрация сумела убедить население в том что она на их стороне, и принимает меры, хотя абсурдные эксцессы, вроде истребления птиц, или попыток нападения на присланных королем разнорабочих, случались.
И одним из способов несколько внести свой вклад в решение проблемы, хотя по сути скорее спустить пар, стала именно инициатива по предоставлению планов того как именно стоит бороться с потенциальными шпионами и диверсантами.
Большая часть была конечно бессмысленным переводом весьма ценной бумаги, но часть писанины, более-менее заслуживающей доверия из-за личности авторов, все таки дошла до Монолита и приходилось ее оценивать.
С учетом того что он сейчас читал, он молча сочувствовал тем кому приходилось отсеивать еще больший бред.
- Бред, чушь, каша из прочитанных детективов, осмысленны лишь пункты про защиту документации... - Комментарии разной степени осмысленности немало помогали сосредоточиться.
Пробегая глазами очередной документ, Монолит почувствовал дежавю.
- Допрос через застекленные панели, тревога при излишних движениях, срабатывание рычажных арбалетов соединенных с тросами в комнате, связанные руки у подозреваемых, провоцирование стрессовых реакций.... - с каждым произнесенным словом, тон становился мрачней, а смутные воспоминания все ярче, и казалось что вот-вот...
И вдруг в голове Монолита щелкнуло.
- Блядь - прошипел Монолит.
Реакция была неудивительна. Ведь по сути то что он сейчас читал, было модифицированными под местные условия, протоколами контроля карантинной зоны в Лозанне.
Теми самыми протоколами, пусть и модифицированными, которыми в свое время руководствовался и сам Монолит, когда был одним из тех кто проводил первичное сдерживание карантина в Мэдисоне.
И это было далеко не самые приятные воспоминания.
Инициалы автора были до боли знакомы, Хотя он надеялся что ошибается, по поводу того ПРТ-шника которого сейчас вызывает.
Несколько минут занял вызов автора, и Монолиту предстало до боли знакомое лицо.
- Джеймс Тагг прибыл, сэр! - Отчеканил парень лет двадцати пяти, отдав честь Монолиту.
- Ну садись Тагг - с кривой улыбкой произнес Монолит. - Скажи мне для начала одну вещь парень. Ты его сын?
- Племянник, сэр - слегка скривившись, сказал парень. - Но меня назвали в честь дяди.
- Ну что же Тагг, а теперь мы поговорим о твоем докладе...
  
   Nedograc
  
   Сила слухов
  
   - Благодарю вас братья и сестры, можете идти. - объявила о завершении собрания Имир. Маленькая, разнородная группа людей начала двигаться к выходу. Когда, последний из них закрыл за собой дверь, Сэдвил не выдержал:
- Зачем все это? Зачем распускать тупые слухи про коровооборотней, про заражение кентаврами? Ради чего? Мне надоело заниматься этой ерундой! Мне надоело корячится на болоте! Мне до смерти надоел Монолит, хватит ему командовать! Я хочу жить в его доме. Хочу Бочку и...
- Сэдвил, твоя голова никогда много не стоила, потому, что в ней никогда не было мозгов - брат порой сильно ее раздражал. Своей близорукостью, нетерпеливостью, желанием получить все и сразу. Но все эти недостатки перевешивала его верность сестре.
- Как ты думаешь,братик, для чего все эти слухи? У нас сейчас нет сил выступить против кейпов. Они раздавят нас, не поморщившись. Поэтому, нам нужны помощники.
- Эти нормалы? - Сэдвил презрительно скривился- половина из них старики и сопляки.
- Это ничего не значат если они станут кейпами. Поверь мне, ты, я и все эти люди - мы избраны! Ни Элигос, ни Велифор, ни сама Матушка. А мы! По воле Ангела мы пришли в этот мир, чтобы разрушить его и построить заново. Для этого мы должны оборвать все связи со старым миром. Слухи породят отчаяние. Отчаяние - это то пламя в котором сгорят эти люди, дабы воскреснуть как фениксы и положить начало Новому Времени! Ты веришь мне?
- Да. - Сэдвил почтительно склонил голову. затем немного подумав спросил - а что у нас сегодня на ужин?
- Паста, как всегда.
  
   Linig
  
   Победитель дракона становится драконом

"... убийству всех, кто пил молоко коров, то есть в первую очередь детей и стариков!"
- "Переборщил" - было первой мыслью следившего за толпой Монолита.
Слова Джонсона словно взорвали толпу - поначалу оцепление удалось удержать, но когда казалось что вот-вот и людской поток отхлынет, кто-то кинул камень в пожилую сектантку, как раз открывавшую рот. Камень повыбил ей половину зубов, но что более важно, вид крови словно превратил казалось бы мирных жителей в бешеных зверей. Под напором чистой массы силовики упали и толпа устремилась к сектантам, явно намереваясь свершить самосуд. Монолит и Капля устремились им навстречу и...

... две невозможно огромные Сущности летели сквозь космос. Двигаясь намного быстрее скорости света, они тем не менее даже не обращали внимания на препятствия. Излучение, космическая пыль, даже астероиды - все это, должное в таких количествах или на таких скоростях убить что угодно при столкновении, безвредно стекало или отскакивало от Сущностей. Или отскакивало от него? Сложно сказать. Казалось бы, ещё мгновение и Монолит наконец сможет разобраться, но тут...

- "Вставай! Вставай, черт побери, нас сейчас всех перебьют без вас!" - орал Монолиту в ухо какой-то морпех, чьего имени он не помнил.
Триггер. Мгновенно поняв в чем дело, Монолит вскочил, развернулся... и застыл в ошеломлении.

Огромная, рогатая и четвероногая тварь, покрытая чем-то вроде хитиновой брони и странно смахивающая на корову, яростно топтала Каплю. Ответные удары регенерирующей и вздувшийся мускулами Капли вызывали лишь яростное мычание, но не были достаточно сильны чтобы остановить чудовище, как и гидрорезак Бочки, льющийся с крыши. Вокруг валялись несколько морпехов, по-видимому тоже затоптанных ей - и намного больше гражданских. Не затоптанные гражданские разбегались с воплями, резко растеряв жажду крови.

Нечто вроде ходячего дерева надвигалось на Джедая, яростно махая кучей заострённый ветвей - регулярно обрезавшихся взмахами световых мечей, но чуть ли не с той же скоростью отраставших.

Вздувшийся мускулами мужчина упал, нашпигованный пулями... а затем пулями нашпиговали и стрелявших. Двое морпехов не показывали никаких признаков суперсил, но, освобождённые мускулистым сектантом, они сумели добраться до оружия своих затоптанных бывших товарищей и применили его без всякого сомнения.

Ещё одна группа силовиков стреляла, казалось бы, по пустому пространству... или не совсем пустому, как показала неожиданно высунувшаяся из груди одного из них конечность. Несмотря на невидимость владельца, покрывавшая конечность кровь позволяла различить очертания - нечто вроде клешни, покрытой шевелящимися отростками.

Стряхнув ошеломление от такого количества триггернувших разом, Монолит рванулся на помощь... или, точнее говоря, намеревался рвануться до того как что-то ударило ему в бок. Краем взгляда он уловил оравшего на него морпеха, чьё лицо сейчас было покрыто какой-то невероятно клейкой слизью - морпех отчаянно пытался сорвать её и вдохнуть воздуха, но лишь прилепил к лицу свои ладони и теперь корчился на земле, задыхаясь. Увы, но даже успев понять что его ждёт, Монолит не смог увернуться от последовавшего почти сразу плевка в лицо от повалившего его Оборотня, и скоро разделил судьбу морпеха.
  
   Коновал
  
   Когда ты дерево
  
   Возле мастерской Пасты нередко терся довольно разный народ
Кто-то заскакивал ради того что бы забрать очередную порцию продукции, кто-то поболтать с Пастой, ну а некоторые уже в который раз спрашивали про то когда будут новые вкусы.
- Тетя Паста, ты же хорошая тетя? Ну сделай наконец сахарную пасту!
- Как только так сразу. Кыш отсюда, мелкая - буркнула Паста, но покосившись на наручные часы, прогонять крутящуюся возле нее девочку не спешила. В конце концов, если ее она ее сгонит, то ее потом хрен найдешь, а так хоть грузчики заберут, и в детсад вернут. А там и ее отец с лесоповала вернется.
Паста хмыкнула вспомнив отца девочки, который уже забирал ее раз из мастерской. Мужик был веселым и оптимистичным человеком, но замотанным в край, чем дочка активно пользовалась.
Хлоя была довольно милым, но гиперактивным ребенком, и она опять сбежала с плановой прогулки детсада, в этот раз в мастерскую к "тете Пасте", ведь там так много всего интересного! Странная посуда, бурлящие смеси, сама тетя, которая иногда рассказывала интересные истории! Правда дядя Джедай немного пугал, но ведь он тоже хороший...правда?
Девочка снова вспомнила с какой улыбкой от резал головы тем людям на площади, пусть про них и говорили много плохого, и передернула плечами.
В конце концов есть вещи и поинтересней странного дяди.
К примеру такая интересная и загадочная мастерская, в которую ее вечно не пускали...когда могли.
То есть не в тот момент когда Паста и Джедай объясняли во дворе мастерской, что именно стоит взять грузчикам
И пока Хлоя шаталась по мастерской, грузчики наконец договорили с начальством, и вошли в мастерскую.
Хлоя кое-как пыталась пройти мимо, и столкнулась с выходящими грузчиками на выходе, пока Джедай, вернувшийся в мастерскую через другой вход, копошился в мастерской.
Столкнулась очень неудачно.
Насколько что один из мужчин, с ящиком в руках ввалился обратно в мастерскую, сбил какие-то склянки и котел, в которых бурлила непонятная дрянь, а заодно и товарища
Судя по диким воплям боли, дрянь мужчинам не очень понравилась
Судя по тому что у одного мужчины которого видела девочка, от нее начало облезать мясо с пальцев,, а у другого кожа с лица, она им очень не понравилась
Дальше начался бардак
Один грузчик начал раздуваться, и бешеным ревом, и котлом на голове начал разносить мастерскую, еще больше озверев получив пылающей плеткой по спине, другой, с которого вся жидкость стекла, не причинив вреда, оставив тем не менее лицо обезображенным, кинулся на Пасту. Зря.
Но сцену того как грузчиков располосовал Джедай, она не увидела.
Ведь у Хлои были дела поважней
К примеру попытка одновременно забиться в угол двора, рыдать, и испытывать чувство вины.
В голове проносились многие из ее шалостей, которые в том числе кончались и не слишком хорошо.
- Ну почему я не могу быть хорошей девочкой!? Я же всегда хотела ей быть!? Ну почему я не могу стать кем-то кто никому не мешает, деревом например!?!?! Почему я....
Ее речь конечно была бы проникновенной, не прорывайся наружу она лишь отдельным слогами, во время плача то.
...я дерево?
И Хлоя шокировано смотрела на кору на ладонях, и пробившийся на ней листок, уже не обращая внимания на вопли, и прибежавших героев.
  
   Read_GreenNY
  
   Я есть Грут
  
   Хлоя очень сильно привязалась к Капле. Героиня искренне надеялась, что дело было не во влюбленности, а всего-навсего в том, что та просто видит в ней пример для подражания, взрослую героиню на которую можно (и нужно) равняться.
Хлоя стала проводить с Каплей все больше времени, говорить с ней о том о сем, вот и сейчас они отдыхали после плотного котлетного ужина и болтали.
-- Так почему ты решил выбрать такое имя? -- спросила Капля. -- Что это вообще за слово "Грут"?
-- Потому что Грут клевый! -- воскликнула Хлоя и радостно подпрыгнула. -- Грут - пришелец, похожий на дерево.
-- Ох, пришелец? -- переспросила героиня, ожидая того, что Хлоя пояснит ей подробно.
Тут же Капля невольно вздрогнула при упоминании о пришельцах, вспоминая о происхождении их суперсил. Она снова вздрогнула, когда задумалась о том, что ей фактически пришлось употребить плоть одной из жутких инопланетных сучностей.
А пока героиня испытывала ужас у холодильника, Хлоя объяснила более подробно:
-- Грут -- он персонаж из старых комиксов про супергероев! -- все также радостно воскликнула Хлоя. -- Папа начал коллекционировать их еще с детства, но забросил, когда суперы начали появляться и в реальности.
Последнюю часть фразы Хлоя проговорила грустным голосом, должно быть и ей нравилось старое увлечение отца. Возникла довольно долгая пауза, и тишину решилась нарушить Капля.
-- А этот Грут, -- начала Капля и подалась поближе к Хлое, чтобы обратить на себя ее внимание. -- Раз он супергерой, то у него должна быть и команда? Расскажешь.
-- Вообще, он сначала был плохим, -- начала объяснить Хлоя, слегка поерзав на своем месте. -- Но потом он стал лучше. Присоединился к хорошей команде и спасал людей.
Она рассказала Капле не только про Грута, но и также о других персонажах, связанных с ним. Также рассказала и о том, как она копила деньги на покупку дорогущих комиксов с Земли Алеф. В общем, Хлоя полностью высказалась о своем увлечении, а Капля, как это уже неоднократно у них случалось, молча слушала разговорившуюся девочку и кивала.
Когда Хлоя закончила свой увлекательный рассказ, вновь повисла тишина.
Капля заметила, что девочка как-то странно смотрит на нее. В ее глазах отчетливо читался немой вопрос.
-- Я вижу, что ты хочешь что-то спросить, Хлоя? -- поинтересовалась Капля. -- Не стесняйся, задавай свой вопрос.
Хлоя покраснела и смущенно потупила взгляд. Должно быть, Хлоя хотела спросить нечто очень личное и до последнего не решалась озвучить свой вопрос.
После очередных слов поддержки от Капли, девочка наконец-то решилась озвучить животрепещущий вопрос:
-- Мистер Монолит сказал, что триггер - это самый плохой момент в жизни кейпа, -- начала Грут, дрожащим от волнения голосом. - Могу ли я спросить у вас, а какой был ваш худший день в жизни, как вы получили свою силу?
-- Ох, -- вздохнула Капля и убрала со своего прекрасного лица упавшие пряди ее шикарных волос. - Ну, начнем с того, что это был самый лучший день в моей жизни, даже не смотря на мое состояние в тот день.
Хлоя удивленно выпучила глаза на такое заявление героини.
"То есть как?! Я увидела смерть двух людей и сама чуть не..." - Хлоя оборвала эту мысль. "А Капля... А она была даже счастлива в свой день триггера?!" - пронеслось в голове у Хлои. Девочка чувствовала обиду, горечь, непонимание и даже злость. Она злилась на то что... на то что...
На самом деле, Хлоя не понимала, почему это она сейчас злится на такую добрую, отзывчивую и клевую Каплю.
-- Я была больна, -- продолжила рассказывать Капля свою историю. - Неизлечимым генетическим заболеванием. Моя плоть постепенно заменялась костной тканью. Я уже не могла себя полноценно обслуживать.
-- О, ужас! - произнесла впечатленная Хлоя.
-- Ко мне пришла женщина и предложила исцеление и обретение суперсил в обмен на то, что я стану героем. Я согласилась без раздумий.
-- Что? - удивленно спросила Хлоя и на ее лице отразилась гримаса непонимания.
-- Она дала мне флакон с цветной жидкостью... И вот я здесь, разговариваю с тобой.
-- Я бы тоже была счастлива, если бы и я болела такой жуткой дрянью, а меня бы вылечили... -- признала Хлоя. Она теперь не злилась на Каплю, а была счастлива за нее.
С каждым их разговором, Капля все больше начинает нравиться Хлое.
  
   Read_GreenNY
  
   Они на деревьях, Джонни!
  
   Небольшой (по меркам орды Рватнека) табун могучих кентавров преследовал жалкую кучку слабых и тщедушных юдишек.
Жалкие двуногие юдишки были настолько слабы, что для того чтобы сбежать от кентавров, им приходилось седлать лошадей, но это, как правило, не сильно и далеко не всегда помогало им избежать гибели. Даже в таких ситуациях, как эта, когда у юдишек была фора в добрую милю.
Обычные лошади уступают и в скорости, и в выносливости могучим кентаврам, которых подпитывает божественная магия Рватнека. А жалкие юдишки даже рядом и не стояли.
Разведывательный табун вели двое отборных бойцов Рватнека: Билли-бо и Дж'Онни.
-- Кажется, они хотят заманить нас в лес, -- произнес Дж'Онни, наблядая как большая часть юдишек спешивается и бегут по направлению к лесу, а в то самое время двое оставшихся всадников уводят лошадей в сторону.
-- Нас гораздо больше и мы намного сильнее, -- ответил ему Билли-бо. -- Мы справимся с этими жалкими юдишками и докажем Рватнеку, что мы можем действовать самостоятельно, а не слушаясь приказов ящерик.
-- А если это засада? -- обеспокоенно спросил Дж'Онни.
-- Тебе следует пореже общаться с ящериками, -- с презрением в голосе и скорчив гримасу отвращения, ответил старший кентавр. -- Они дурно на тебя влияют.
-- Ну не знаю, -- произнес Дж'Онни и после небольшой паузы добавил. -- Они многому обучили меня.
-- Они могут научить только грязным трюкам! -- с еще большим презрением в голосе ответил Билли-бо. -- И ты станешь как эти жалкие юдишки, которые из-за своей никчемности и слабости вынужденны отринуть честную драку и вместо этого прибегать к грязным уловкам!
Дж'Онни не стал продолжать спор, ведь они уже почти достигли леса, в котором всего несколько секунд назад скрылись двуногие.
Табун вошел в лес.
Первые пару минут они просто неторопливо шли среди деревьев, поглядывая по сторонам в поисках юдишек. Было так тихо, что Дж'Онни подумал, что юдишки обманули их и на самом деле покинули лес и сейчас мчатся на всех порах в свои города.
Но вскоре среди деревьев, то тут то там, начали мелькать силуэты двуногих. Из-за толстого дерева выбежала женщина, которая не носила на себе железа. Она была довольно быстра, но ее скорость обернулась против нее же, и женщина запнувшись об корень, упала.
Билли-бо приказал одному из кентавров подойти к кричащей от боли женщине и прикончить ее.
Молодой кентавр встал на дыбы и приготовился опустить свои передние копыта на грудь упавшей женщины, как вдруг та самая женщина раздулась, увеличиваясь в раза полтора и бросилась на кентавра. Тот упал, но коварная женщина не дала ему подняться и свернула молодому кентавру его могучую шею.
Одновременно с этим в остальных кентавров со всех сторон полетели стрелы, копья и арбалетные болты. Большая часть кентавров умерла сразу. Выжившие кентавры пытались сопротивляться, но нигде не находили противников, которые как будто бы стали призраками.
Подозрение закралось в голову Билли-бо и тот поднял взгляд на ближайшее дерево.
-- ОНИ НА ДЕРЕВЬЯХ, ДЖ'ОННИ! -- прокричал старший кентавр, глядя на стремительно приближающегося мужчину, который зажал в зубах заточенный лом.
-- ОНИ И ЕСТЬ ДЕРЕВЬЯ! -- прокричал в ответ последние в своей жизни слова Дж'Онни. Могучие ветви внезапно ожившего дерева упали на его конский хребет.
  
   Коновал
  
   Повод для зависти
  
   Виста была не слишком рада этой командировке, но восприняла ее с интересом.
   В конце концов она впервые за долгое время выбралась за пределы Бет и Гимел, пусть даже и Цади лишь один из угловых миров.
   Впрочем новый мир, недавно подключившийся к портальной сети оказался небезынтересен, и успел прославиться несколькими, ставшими бестселлерами, книгами, которые написал тот немец, о злоключениях людей оказавшихся здесь из-за ошибки Двередела.
   Одну из них Виста даже полистала до задания, и признала что они не только интересны, но и вполне реалистичны, хотя местами от них передергивало, будоража неприятные воспоминания.
   Планов на этот мир было множество, разбиралось наследство местного безумного биотинкера, налаживалось сотрудничество с аборигенами, планы добычи полезных ископаемых... а заодно и место под лагерь обучения Стражей, в условиях приближенных к боевым, которое как раз отправилась инспектировать Виста.
   И эти условия там были, ведь местные никогда не слышали о том что нельзя производить самовоспроизводящийся тинкертех и монстров, и банды отродий оставшихся после войны с тинкером, до сих пор портили жизнь местным.
   Но в итоге опыт местного, на удивление большого кадетского корпуса кейпов был изучен, заметки сделаны, и Виста бродила с кофе, по довольно странно смотревшемуся поселку, состоящего из каши современных и средневековых зданий, и на удивление непринужденно общалась с главой кадетов.
   С Грут.
   И пусть их разговор был немалую его часть был довольно специфичным и странным для девушек их возраста, в конце-конце странно слышать от них хвастовство пережитыми боями, сейчас он перешел на несколько более нормально выглядящее русло.
   К примеру на памятники на той площади где они были.
   Множество памятников, в конце-концов один из наследников местного короля, некогда спасенный попаданцами, и ставший посредником между ними и королем, был как и очарован богами, чьими усилиями он выжил, так и архитектурой, что заметно повлияло на облик их города.
   Хлоя бодро тараторила о памятниках, наконец то найдя человека который может ее понять, за счет специфического жизненного опыта.
   - Этот о том как Монолит победил Дюрандалем генерала людоящеров, того самого, который умудрился триггернуть в умника-козыря, здесь Дуга поджаривает молнией архижреца культа Рватнека, а тут...
   Но Виста прервала болтовню Грут, спросив о другом памятнике, который так упорно обходила своим вниманием, наверно уже и подруга?
   Довольно странном, и даже немного мрачном памятнике, похожем на дерево, с ветвями на которые было насажено...что-то. И пусть Виста зная силы девушки с которой говорила, имела некоторые догадки, ей все таки хотелось удостовериться в том о чем она подумала.
   Грут скривилась, но все же ответила.
   - А это памятник обо мне. Дерево, на каждую ветвь которое насажены кентавры. Ну, на самом деле я их тогда насадила не на каждую ветвь, но я тогда немного вспылила, когда мне показалось что Капля умерла, да и там не показали что ветки начали расширяться, рвя их на куски, но и хорошо что не показали, хотя я тогда обрадовалась что сила стала сильнее...
   Виста машинально отметила мелькнувшее в разговоре имя одного из местных кейпов, возвращению которой так обрадовалась Нарвал, но ее больше беспокоило другое.
   Довольно дурацкая мысль, достойная столь непривычного для нее жеста, в виде обиженно поджатой губы.
   Она тоже хочет себе памятник!
   И молча порадовавшись, что заболтавшаяся подруга не заметила ее метаний, решила все таки попросить кое о чем Голема, когда вернется на Гимел.
   В конце концов может же девушка сражавшаяся с самим Зионом, позволить себе кое-какие капризы, верно?
  
   Linig
  
   Реинкарнация
  
   Носитель погиб. Сцена, виденная тысячи раз - другой носитель оказался сильнее и одержал победу в конфликте. Выданная данному носителю сила не была предназначена для прямого, физического конфликта, и даже в комбинации с естественной социальной склонностью не могла преодолеть прямую модификацию нервной системы. Прежде, осколок мог бы попытаться связаться с осколком враждебного носителя, предложить более аккуратный подход к конфликту - тестирование вместо уничтожения. Сейчас же любые попытки бесплодны - сети больше нет.
  
   В отличие от тысячи подобных сцен в прошлом, сейчас осколок отрезан от других частей целого. Собрав огромное количество информации о функционировании общества и социальном поведении населения планеты, осколок не может поделиться ей. Осколок не может запросить дополнительные ресурсы или доступ к маркерам, отмечающим подходящих носителей. Единственный выход - использовать результаты самостоятельного сканирования небольшой группы, вместе с носителем переброшенной на другую версию планеты. Тот же самый осколок, мёртвый с самого начала и обеспечивающий транспортировку сотрудничающих носителей, обернулся против них.
  
   Изучив собранные данные, осколок приходит к решению. Молодая самка, не обладающая структурой поддержки. Породившие её либо мертвы, либо остались в другой версии планеты - самка, как и сам осколок, отрезана от всех кто мог бы помочь ей. Возраст и пол обеспечивают естественную склонность к эмоциональной нестабильности, а окружающая обстановка оказывает оптимальное воздействие - требуется лишь подходящая ситуация, и самка впадёт в отчаяние, удовлетворяющее определяющим склонность к конфликту критериям. Учитывая ограниченные ресурсы, наиболее оптимальным подходом будет выделение частей осколка, содержащих собранную за время проведённое с первым носителем информацию - частей, которые осколок планировал выделить одному из помеченных в окружении прошлого носителя, или, при подходящей ситуации, перекалибровать и выделить самому носителю, расширяя его возможности. Самка будет неспособна выполнять функции предыдущего носителя, но в общении и понимании будет намного превосходить его - возможно, такой подход позволит ей прожить дольше в текущей враждебной обстановке.
  
   Мария проснулась, хватая ртом воздух. Чужеродные мысли и ощущения уже ускользали, быстро становясь неотличимыми от обычных снов, но одна деталь привлекла её внимание прежде всех остальных.
   - Прораб?..
  
   Альвандерр
  
   Шедевр Рватнека
  
   Тем временем в божественных горах...
   Рватнек создавал свой Шедевр.
   Ооооо, именно он совершит месть за его деток. Это будет совершенный организм. Все уничтожающий Титан, которому не будет равных. Никто ни Сокрушитель, ни Фрайд не смогут противостоять ему. Даже стены крепостей не будут защитой людишек, а только их могилой.
  
   Пятнадцатиметровый гуманоид, одетый в броню, выкованную кузнецами людоящеров из металла упавшего с небес, окрашенную в благородный пурпур, уничтожит остальных ложных богов. Сильнейшие мышцы, прочнейшие кости, звериная ярость, крепчайшая кожа никто не смог бы противостоять ему, лишь один изъян печалил Рватнека в его создании, бесполезный роговой нарост на лбу.
   И Имя сего Шедевра было... Евангелион.
  
   Монолит резко проснулся, пытаясь понять что произошло. Из головы все не выходила фигура Евангелиона в окружении людоящеров, одевающих его.
   - Это всего лишь сон, просто сон.
  
   Продолжение из комментариев (см. омак Read_GreenNY):
  
   - Лезь в гребанного гуманоида Дж'Онни!
  
   Read_GreenNY
  
   Одна большая шутка
  
   -- Долбанные коровооборотневеры, -- ворчал Майкл - младший из профессиональных рыбаков, пока возился с сетями. - Жрать теперь почти нечего из-за них... С каждым днем все меньше и меньше рыбы вылавливаем... Даже я, рыбачивший с самого раннего детства, уже задолбался жрать эту долбанную рыбу... Долбанные Бугаи - жрут как не в себя...
   Майкл так и продолжил бы ворчать себе под нос, но тут его окликнул другой рыбак, Джейкоб:
   -- Эй, Майки, тебе рваные сети не попадались? - прокричал уже далеко немолодой рыбак.
   -- Нет! - крикнул Майк в ответ. - Только пустые. Будто вся рыба сдохла или научилась просачиваться сквозь сети...
   -- Смотри, -- произнес Джейкоб, подходя ближе к Майку и демонстрируя ему обрывки сетей.
   -- Мдаааа, -- протянул Майкл, почесывая затылок. - Качество у местных сетей дерьмовое.
   -- Гляди, что плывет! - удивленно вскрикнул Джейкоб, тыча пальцем куда-то в воду.
   -- Бумага? - не менее удивленно спросил Майкл, подбирая размокшую находку.
   Вскоре рыбаки обнаружили в одном из фрагментов разорванных сетей некий предмет. В обрывках сети запутался серебристый кейс со стилизованной буквой "C".
   -- Что за черт? - в один голос произнесли рыбаки и открыли кейс. Внутри была размокшая бумага, немного водорослей и пять стеклянных пробирок, заполненных разноцветной жидкостью.
   -- Что это, блядь, за хуйня?! - запаниковал Майкл. - Этот чемоданчик похож на одну из тех вещей, при обнаружении которых у тебя будут проблемы с тайными спецслужбами!
   -- Хммм, -- задумчиво протянул Джейкоб, перебирая размокшую бумагу и стараясь не порвать ее в процессе. - Буквы размыты, слов не разобрать. Но судя по выделяемым пунктам и параграфам - это какой-то договор...
   -- Ну как у вас там, рыбаки? - послышался женский голос, и мужчины оглянулись, чтобы посмотреть на навестившую их Каплю. - Удачный у вас улов?
   -- Мы вот что нашли в реке, -- произнес Майкл и показал Капле кейс с пробирками.
   Когда героиня осознала, на что же она смотрит, ее глаза с ужасом широко раскрылись.
   -- Скорее, дайте это сюда! - на бегу воскликнула Капля и когда добежала до мужчин, отобрала кейс. - И вы это просто так выловили из реки?!
   -- Ну, да, -- одновременно произнесли рыбаки, а Майкл затем добавил. - Это что-то плохое, да?
   -- Черт, нужно срочно рассказать Монолиту, -- проговорила Капля, осматривая пробирки.
   Героиня обнаружила, что одна из пробирок треснула, и в ней отсутствует больше половины содержимого.
   -- Блядь! - выкрикнула Капля, и одновременно с этим, Джейкоб упал на землю. Его грудь была разорвана, а из спины поднимался дымок.
   Капля с удивлением уставилась на рыбу, которая парила в воздухе, заключенная в водяной пузырь. У рыбы были почти полностью прозрачны чешуя, кожа и внутренние органы, а ее кости и кровеносные сосуды светились фиолетовым.
   Из глаз рыбы вырвались два фиолетовых лазера, которые беспрепятственно прошли сквозь воду, силовое поле, что удерживало водяной пузырь, и направились к Капле, снеся ей голову.
   Тело, лишенное головы, кинулась к ошеломленному Майклу, тем самым спасая его от смертельного лазерного заряда.
   Майкл истошно кричал, наблюдая за тем, как у Капли отрастает голова. Кровь заливала лицо Майкла, и он чувствовал, как содрогается тело Капли, под выстрелами рыбы-убийцы.
   Тьма поглотила и его, и Каплю.
   Капля обнаружила себя лежащей на земле за небольшой скалой. Она с удивлением заметила, что ее тело отсутствует ниже грудной клетки. Руки тоже были частично обрублены, по локоть.
   Рядом, примостившись к скале и спрятавши лицо за ладонями, сидел Майкл. От его ладоней исходил синий дым, мужчину покрывало голубоватое силовое поле, которое иногда подрагивало, тем самым становясь видимым.
   Капля осторожно выглянула из-за скалы и увидела, что неподалеку лежало тело Джейкоба, рядом с ним же валялась нижняя половина ее собственного тела.
   Над рекой парила... парарыба? Она оглядывалась по сторонам и искала, куда же делись ее жертвы.
   -- Майкл, верно? - полушепотом обратилась Капля к рыбаку и продолжила, когда увидела, что тот обратил на нее внимание и кивнул. - Только ты из нас двоих можешь сейчас достать эту рыбину... Ты справишься?
   -- П-почему в-вы так ув-веренно говорите? - заикаясь, проговорил Майкл. - От-ткуда вы знаете, что... что я д-достану ее?
   -- Типичный триггер Стрелка, -- ответила Капля, указывая себе за спину. - Враг на расстоянии.
   -- Может... может мы пока посидим тут и под-дождем по-пока нас не хватятся и не п-придут за нами? - начал говорить Майкл и отдышавшись, продолжил. - Э-эта рыб-бина вроде не горит желанием ис-скать нас...
   Капля даже объяснить ничего не успела, какая это плохая идея - оставаться здесь и упускать опасного врага, как Майкл неожиданно поменял свое решение.
   -- Л-ладно, д-давайте зададим этой уродине! - выговорил Майкл, смотря на свои руки, на которых зажглись голубые огоньки. - От-твлечете ее?
   Капля кивнула и рывком выбежала из-за скалы. Все ее потерянные части тела уже давно восстановились.
   -- Эй, мерзкая уродина, -- прокричала Капля, размахивая руками. Она конечно поняла, что вряд ли отродье Посейдона поняло ее слова, но тем не менее, рыбина обратила внимание на Каплю.
   Пока триггернувшая рыба пыталась поразить Каплю, она была поражена сама.
   Майкл сформировал огненный шар из своего голубого пламени и метнул его в водяной пузырь рыбы.
   Раздался хлопок, и над рекой образовалось облако пара. Капля услышала плеск и тут же ринулась к воде, чтобы не упустить возможно еще живого противника.
   Капля увидела в воде фиолетовое свечение, которое удалялось по течению реки.
   -- Майкл, эта хуйня еще жива и хочет сбежать! - прокричала Капля, указывая на уплывающую рыбу.
   Еще один огненный шар и еще одно облако пара, и вот на поверхность воды всплыл оплавленный скелет рыбы.
   -- Горячий еще, -- произнесла Капля, перекладывая скелет из руки в руку. - Похож на стекло.
   -- Ну дела, -- произнес Майкл, с опаской косясь на металлический кейс со злополучной пробиркой.
   -- На, держи, герой, -- с усмешкой сказала Капля, протягивая скелет парарыбы Майклу. - Твой первый боевой трофей.
   Майкл изо всех сил старался не смотреть Капле ниже живота, ведь ее костюм не восстановился...
   У него это плохо получалось...
   ***
   -- Кейс с флаконами Котла, выловленный из реки в средневековом мире; триггернувшая рыба-случай 53... -- проговорил потрясенный рассказом Капли Монолит. - Во дела.
   -- Как он, блядь, вообще тут оказался?! - воскликнула Капля, которая все-еще не до конца могла поверить в реальность происходящего. - Котел проводил здесь свои опыты?
   -- Я без понятия, что тут происходит, но все это похоже на одну сплошную шутку, -- ответил ей Монолит и направил свой взгляд на ночное небо, которое было свободно от всяческого светового загрязнения, и потому открывало прекрасный вид на бесчисленное количество звезд. Монолит продолжил задумчивым тоном: -- Как будто, Бог или сама Вселенная, или кто-то еще издевается над нами...
  
   Продолжение из комментов от asm
  
   - так что же всё-таки было написано на бумаге? Полиглот?
   - с первым апреля! Ваша С.
  
   asm
  
   Параёжик в тумане
  
   Майкл плохо помнил события той злой ночи: кто-то где-то носился, убегал, догонял, в кого-то стреляли... Где он тогда был? Что делал? Сплошной туман в голове... Не то чтобы это беспокоило, но всё-таки глодало что-то внутри, будто он находится не на своём месте и должен делать что-то иное, и будто он не видит чего-то важного... Словно в унисон его мыслям в окрестностях города в эти дни часто стояли туманы, бледным покрывалом расстилаясь по степи, оставляя только холм с крепостью торчать в сплошном белом поле. Раньше он любил высматривать на горизонте кентавров и вести подсчёты в те пару моментов, когда они действительно там появлялись, но сейчас не было видно ничего - только ночное небо, - и он повадился считать звёзды... а вдруг одна потеряется, кто ж её тогда отыщет, кроме него? Ночной ветерок донёс запах малины, смешанной с потом...
   Внезапный сигнал тревоги и крики "предатели напали!" поднял Майкла на ноги. Вокруг снова начиналась паника, а предатели... Майкл увидел, что он окружён странными людьми в кожаных доспехах и малиновых ветках, которыми они, как он подумал, наверное, маскировались на подходе. В следующий момент на него навалились со всех сторон, и он уже особо ничего не думал, просто действовал автоматически, как ему подсказывали инстинкты...
   Когда через несколько мгновений Майкл разогнулся и посмотрел, что происходит вокруг: где-то за парой соседних домов летали, как и в ту злополучную ночь, лучи Бластера, можно было различить неподалёку и мерцание от энергооружия джедая, а вокруг него самого лежали проткнутые насквозь трупы или уже умирающие в агонии люди. Майкл подумал и втянул шипы в себя - схватка, только начавшись, подходила к концу, и ему уже ничего особенно не угрожало. Теперь...
   Теперь он вспомнил, где он должен быть, что делать. Там, за городом, где-то была лошадка, и что если она потеряется в этом тумане? Он осмотрел трупы, нашёл огниво, взял факел - больше его ничего не держало. Что-то говорила Капля, но в данный момент это не имело значения, и он пошёл прочь. Нестерпимо хотелось чаю. И малинового варенья. Но это всё могло подождать до вечера.
   ***
   - Что он делает? - поинтересовался Джедай.
   - Понятия не имею, - хмыкнул в ответ Бластер, - но угрозы от него я не ощущал.
   - Лошадка-а-а! - Доносился окрик из степи.
   - У меня такое чувство, - задумчиво произнесла Капля, - что мы о что-то забываем...
   - Но что?
   - Да не могу понять, какая-то медвежья тема... - Капля замолчала на мгновение. - А, неважно. Давайте разберёмся лучше с насущными делами.
  
   Пора приниматься за работу
  
   Топка придирчиво оглядывал своё творение. Всё уже было готово, и огромная машина по производству картечниц прямо из сырья была готова, и теперь он, наконец, мог обработать большую часть потока привозимого караванами металла в их новый, построенный по последнему слову средневековой техники городок. Ассистенты уже должны были подготовить место и материалы под новый проект - цех для сборки бронетранспортёров со встроенной функцией переработки враждебных кентавров (и не только) в фарш, но Топка позволил себе немножко перевести дух и полюбоваться на плоды своего труда. Первую партию топлива и материалов загрузили, машину прогрели, и наконец, можно было нажать на рычаг, запускающий процесс производства, что Топка и сделал. Внутри что-то задвигалось, запыхтело, в лицо топке брызнуло маслом...
   Топка проснулся. Провёл рукой по лицу. Кажется, на нём было всё-таки не масло... Пыхтение доносилось со стороны ближайшей стенки, в которой заделывал щели каким-то разлетающимся во все стороны (в том числе, к неудовольствию Топки, и на его лицо) говном выданный королём от щедрот дебил, с помощью голых рук и такой-то матери. По мнению Топки ему не хватало то ли шпателя, то ли шпицрутенов. Тело несколько затекло от неудобной лежанки и, возможно, по прострелам в пояснице, даже продуло, но Топке не то чтобы следовало жаловаться - сараи, в которых ютились остальные, были даже хуже этого, поскольку их приходилось возводить наспех и самим. Повозки с материалами ехать особенно не спешили, а на почве поставок металла их гражданское руководство посралось с королевскими исполнителями.
   Топка никогда не умел хорошо ладить с людьми, но даже он, в отличие от идиотов-управленцев уже догадался в чём дело: король мог пообещать что угодно, но выполняли его поручения специальные люди. И естественно, чтобы поручение было выполнено быстро и чётко, их надо было умаслить, а не сраться с ними и сидеть куковать, надув щёки. Кентавры для этих людей были где-то далеко, а семья сама себя не прокормит...
   Топка почесался, и наткнулся ногтями на что-то мелкое, мешающееся. Вошь. Стоило Доктору отлучиться на пару дней полечить местную знать, как вши не преминули появиться, будто они здесь самозарождались. Более того, оказалось, что местные болезни без своевременной медицинской поддержки не обходят пришельцев стороной, и несколько человек уже слегли с температурой. По городу ходили слухи о загадочном корововирусе, выведенном специально местным Нилбогом - Рватнеком, но Топка подозревал, что это скорее просто обычный грипп. Он вздохнул. Эх, если б он сейчас был в старой уютной мастерской на болоте, то работали бы вовсю плавильни, строились металлургические комбинаты, разрабатывалась бы артиллерия... На лицо снова упали брызги. Что ж, ближайшую машину он уже запланировал - она будет работать на дровяной печи, и одним шпательным манипулятором выравнивать стены и заделывать щели, а другим - шпицрутенным - отгонять дебилов, которых местные посылают в помощники. Пора было приниматься за работу.
  
   Linig
  
   Повелевая воздухом
  
   Слишком быстро. Предыдущий тип стресса не был оптимален для максимизации конфликта с учетом специализации осколка, а когда ситуация поменялась - все произошло слишком быстро. Осколок был довольно разносторонен - он был способен выделить части себя в ответ на угрозу со стороны окружающей среды, угрозу вблизи, или угрозу издалека. Данная специфическая форма манипуляции материей могла быть применена множеством способов, но ни один из них не был полезен в ситуации когда высокоскоростной снаряд местного оружия проделал отверстие в голове потенциального носителя, мгновенно прекращая жизнедеятельность. Нет времени для отчаяния, для подсоединения и реструктуризации. Ставший причиной конфликтной ситуации носитель тоже был мёртв, но ситуацию это не меняло - теперь осколку следовало найти нового потенциального носителя. Цикл был непоправимо испорчен, но вложенные алгоритмы все равно требовали от осколка действовать определенным образом. Даже без доступа к сети, впрочем, осколок потратил значительное время на сканирование союзников погибшего - как его отряда, так и отряда с которым те чаще всего взаимодействовали.
  
   Довольно быстро осколок пришёл к решению. Самка схожего возраста, со схожим конфликтным потенциалом и, в связи с родом деятельности, склонная попадать в потенциально подходящие ситуации. Гибель предыдущего носителя позволяла осколку не налагать дополнительные ограничения на мощность выделяемой способности - теперь оставалось только ждать.
  
   Двадцать два оборота спустя, столкновение с конструктами другого носителя представляет оптимальную ситуацию. Первое столкновение закончилось слишком быстро, без значительных источников стресса, но победа над данной группой была вне возможностей самки и её союзников, несмотря на куда более эффективное оружие и двоих носителей поблизости. Один из двоих распознал это и выбрал способ действий, позволяющий убить как можно больше - воспламенить добываемое для переработки в топливо вещество. Самка попыталась его спасти, но добилась помещения и себя в ситуацию где выживание было невозможно. Осознание этого момента предоставило идеальный момент для подключения...
  
Сара моргнула. Это было довольно странно - пламя такой силы должно было превратить её в сильно обгоревший труп, если не пепел, но она не чувствовала ни боли, ни жара, и никакого пламени тоже не было видно. И она даже знала почему - она чувствовала отсутсвие... чего-то вокруг разлившейся повсюду нефти, и его присутствие практически в каждой другой точке верхней половины огромной полусферы, ограничивающей её новое восприятие. В нижней половине этого чего-то практически не было, одни клочья.

- Я... контролирую воздух? - неуверенно пробормотала Сара.

Триггер. За свою службу в СКП она подробно ознакомилась с этой темой, и даже один раз увидела вживую - но никогда не думала что это может произойти с ней. Она уже давно смирилась с тем, что в по-настоящему серьёзных ситуациях предел её возможностей - поддерживать героев. Но сейчас она стала одной из них...

Ржание кентавров прервало поток мыслей, и Сара поняла что сейчас не время для рефлексий. Если она смогла предотвратить доступ воздуха к нефти... что насчёт живых существ?

Как выяснилось, на живых существах это тоже работало отлично. После первой сотни кентавров её товарищи даже перестали стрелять, вспомнив о экономии патронов - лишь смотрели, как Сара в одиночку останавливает напор орды. В какой-то момент выжившие людоящеры поняли что в лобовом столкновении им не победить и попытались отступить... но Сара была не намерена их отпускать. Сначала просто побежав, она довольно быстро поняла что управление воздухом можно использовать не только для атаки и защиты, и дни орды были сочтены. Задушив последнего кентавра, Сара полетела назад, и была встречена потоком благодарностей - от товарищей, охотников, выживших местных (на занятиях Полиглот она была не то чтобы самой успешной ученицей, но "богиня" и "спасибо" разобрала), и даже, как ни удивительно, Топки.

- Сара, с Брода сообщают что в степи ещё орда, приближается к нам! - воскликнул Коннорс.
- Скажи им чтобы не беспокоились, - усмехнулась Сара, уже снова поднимаясь в воздух. - Я с этим разберусь.
  
   Read_GreenNY
  
   Мумия Хепри возвращается
  
   Какое-то время все поостерегались ловить рыбу. А то мало ли, сколько еще рыбы успело наглотаться той дряни из пробирки.
   Даже одежду стирали с осторожностью, и возле реки рядом с гражданскими обязательно был кто-то из боевых кейпов. Майкл, по понятным причинам, первое время избегал контактов с водой вообще, и даже с неким подозрением косился на Бочку, словно та может прятать в своем пространственном кармане еще парочку-другую чудо-юдо-рыбин-кейпов.
   Но вскоре, ловлю рыбы пришлось возобновить, потому что ночью внезапно вспыхнул пожар, в котором сгорел продовольственный склад (от использования слова амбар решили отказаться, ведь продовольственный склад звучит как-то солиднее), да еще и часть ледников внезапно оказались опустевшими, так что вновь возникла потребность в рыбе.
   Сейчас двое рыбаков занимались рыбалкой с берега, а их охраняла парочка кейпов: Всполох и Капля, как самые опытные в противостоянии злобным рыбам-убийцам. Капля к тому же одна из немногих, кто может пережить атаку любой гипотетической парарыбы.
   Всполох стоял рядом с Каплей, на большом валуне и внимательно наблюдал за бурной рекой, у берега которой рыбачили двое рыбаков.
   -- Знаешь, Лили, а я все-таки рад, что те пробирки также сгорели, -- произнес Всполох, не глядя на Каплю и продолжил, все также не отрывая взгляд от поверхности воды. - А то неизвестно, каких же делов они могли наделать, если даже половина той пробирки превратила рыбу, рыбу, в жуткую ебанину...
   -- Ну, я опять же, повторюсь, Майкл, те флаконы Котла могли бы обеспечить нам новых кейпов, -- прервала Капля Всполоха. - Как правило, кейпы котла получается сильнее тех, кто прошел натуральный триггер. Мы с Монолитом тому доказательство, и это еще не говоря о Легенде...
   -- Пффф, -- фыркнул Всполох и спрыгнул с камня, оставив там Каплю одну и пробормотал полу-слышно. - Скажи это Спящему, что он оказывается слабак...
   -- Ой, ну надо же, какие мы обидчивые, Майкл, -- с усмешкой произнесла Капля.
   За прошедшую неделю с момента инцидента с рыбой, Капля со Всполохом как-то даже очень тесно сдружились. Капля даже думала о том, что Майклу хочется большего, но она сама не была к этому готова. Сейчас им нужно озаботиться проблемой выживания и по возможности вернуться нормальный, цивилизованный мир. А там уж можно будет и взять инициативу на себя.
   -- Скучно, -- зевая, произнесла героиня, глядя на рыбаков, которые безуспешно пытаются поймать рыбу с помощью удочек.
   Один из рыбаков повернул голову в сторону сидевшей на валуне Капли и недовольно посмотрел на нее. Как назло, в этот самый момент начало клевать.
   Рыбак чертыхнулся и начал подсекать, но, к сожалению, простая деревянная удочка с треском сломалась пополам.
   -- Да еб твою мать! - закричал рыбак и с размаху кинул остатки удочки в воду. - Да что же это такое-то, а?!
   -- Эх, сейчас бы нам хотя бы один спиннинг качественный, -- с грустью в голосе произнес Всполох. - Эх, мечты-мечты...
   Послышался еще один треск, а затем матерные возгласы Джейсона - самого старшего и самого опытного рыбака.
   -- Дерьмо, дерьмо! - сокрушался Джейсон, яростно пиная мелкие камни у берега. - Удочка дерьмо, и река эта дерьмо, и мир этот дерьмо! Все дерьмо!
   -- Джейсон, успокойся, -- произнес Майкл, идя чернокожему рыбаку на встречу. - У вас там еще парочка удочек есть, так что можно продолжить...
   -- Что продолжить?! - вскрикнул Джейсон, активно размахивая руками. - Продолжить ловить рыбу этим дерьмом?! Этими ебанными деревянными удочками из каменного века?!
   -- Мистер Курц, послушайте... -- попыталась вмешаться Капля и остановить разгоряченного рыбака, но была проигнорирована.
   -- Хотите чтобы я и дальше продолжал ебаться с этими палками?! Да как бы не так! - выкрикнул Курц и прошел мимо Капли, пихнув ту плечом, затем развернулся и выкрикнул напоследок, обращаясь к Всполоху. - Почему бы тебе самому вновь не взяться за удочку, Саммерс?
   Спустя еще час не особо плодотворной рыбалки, запасные удочки тоже были сломаны, а Джек Мудак, Сын, Кхепри и портальщик Котла были упомянуты не одним крепким словцом, ведь именно из-за всех них они и оказались в этой непростой ситуации.
   -- Хммм, -- задумчиво протянула Капля, кидая взгляд то на обломок удочки, то на нож Лиама, который покоился у того на бедре. - Ну, рыбу можно ловить и без удочки...
   -- Что ты задумала, Лили? - обратился Всполох к подруге.
   -- Эй, Лиам, ты не мог бы одолжить мне твой нож, ненадолго? - спросила Капля, обращаясь к рыбаку.
   -- Хехехехе, -- весело смеялась Капля, метая острогу в проплывающих мимо рыб. - Это намного веселее, чем я предполагала!
   При очередной попытке вернуть острогу в руки, Капля неожиданно запнулась и упала в воду.
   Пытаясь понять, за что же она все-таки запнулась, героиня увидела, что большой палец ее ноги был продет через звено цепи.
   -- Ребят! - прокричала вынырнувшая Капля. - Я похоже, нашла затонувший речной корабль! Ну или хотя бы якорь...
   -- Это вряд ли, Лили, -- ответил ей Всполох. Он выглядел обеспокоено. - Эта река слишком мелкая для судоходства.
   -- Ой, да наплевать! - воскликнула героиня. - Скорее зовите Монолита и всяких прочих разных силачей...
   Через десяток минут раскопок, Монолитом и Каплей со дна реки на всеобщее обозрение был поднят очень необычный предмет...
   -- Что это за хрень такая?! - произнес шокированный Гонсалес глядя на штуку, которая напоминала гроб.
   -- О нет-нет-нет-нет! - проговорил Всполох, который, не смотря на все неприязнь к Монолиту, спрятался за его неуязвимой спиной. - Эта... штуковина выглядит очень и очень не добро...
   -- О, Аллах! - воскликнул Бластер. - Я что-то чувствую!
   -- Мамочки... -- прошептала Грут и решила последовать примеру Всполоха и спряталась за спиной у Капли.
   -- Он... очень зловещий, -- сдержанно произнесла Бочка.
   -- Что-то это мне напоминает, -- проговорил Джедай и задумчиво потер бороду. - Но вот что? Никак не могу вспомнить...
   Перед собравшимися кейпами и обычными людьми предстал взору жуткого вида гроб или скорее саркофаг. Он был сделан из темно-фиолетового материала и украшен золотым символом скарабея. Также гроб был обмотан золотыми же цепями.
   -- Ну, и что же мы будем делать дальше? - спросил Монолит и обвел взглядом всех собравшихся.
   -- Очередная жуткая хрень... -- начал было Всполох, но тут его перебила Капля.
   -- Давайте вскроем его!
   --... нужно избавиться от него, -- закончил говорить Всполох, но потом шокировано добавил. - Чегоооо?!
   -- Там наверняка полно сокровищ! - поддержала Каплю Грут.
   -- Золото! - воскликнул Джедай и начал потирать руки.
   -- Древние проклятия... -- мрачно пробубнил Бластер.
   Все начали без умолку говорить, постепенно повышая тон, и дабы избежать обострения спора, Монолит вмешался:
   -- Тихо! - выкрикнул Бугай и затем продолжил более спокойным тоном. - Давайте проведем голосование.
   -- Да, давайте, устроим демократию, -- со скепсисом в голосе произнес Гонсалес.
   -- Кто за то, чтобы открыть гроб?
   Капля, Грут, Джедай и, неожиданно, Гонсалес подняли руки.
   -- Против кто?
   Всполох, Бластер, Бочка и сам Монолит подняли руки.
   -- Ничья, -- сухо бросил Монолит и задумчиво почесал затылок, а затем добавил. - Позовем остальных?
   -- А давайте на камень-ножницы-бумага решим все! - предложила Грут.
   После проигрыша в сухую, Монолит решил сдаться и поменял свой голос.
   -- Ну что же, лучше сразу с этим разобраться, узнать что в этом гробу... Вряд ли там лежит какая-нибудь Симург, так что в случае чего - мы справимся.
   Цепи были размотаны, а замок выломан Каплей с помощью меча-лома. И вот громадная крышка гроба была сдвинута и с грохотом обрушилась на землю, явив всеобщему обозрению...
   Все замерли, шокировано уставившись на содержимое гроба...
   Никто из собравшихся не рискнул пошевелиться.
   -- Ну я же говорил! - первым решил нарушить тишину Всполох.
   Бластер упал в обморок.
   Бочка неторопливо перекрестилась.
   Никто не решился сопротивляться или бежать, ведь все знали, что они обречены...
   Существо, крехтя, медленно поднялось и вывалилось из гроба. Оно тяжело дышало, медленно осматривая сначала себя, потом других людей и окружение.
   Оно медленно поднялось на ноги. Было видно, что существу трудно удается удерживать равновесие.
   Сделав глубокий вдох, оно заговорило:
   -- Муда... муда... муда-муда-муда!.. Мудацкая Контесса! Вриииииииииии! - произнесла лысая, однорукая девушка, которая была одета в костюм из паучьего шелка, укрепленного броней из панцирей насекомых...
  
   Nedograc
  
   В гостях у короля
  
   - Ну что скажешь Динь-Дон о нашем госте? - король Джепардо Второй, откинулся на спинку трона. Аудиенция его вымотала - пришлый бог требовал слишком много - целый город где он будет вне власти короля, куда будет запрещен вход местным и прочие преференции. Именно сейчас, когда королевство напоминает сноп сухого сена - старая и новая знать готовы вцепится друг другу в глотки, бургомистры, смотрящие в сторону Вольных Городов и мечтающие получить их права и привилегии. И Рватнек, который снова начал зашевелился в горах. Жизнь раньше была проще. И преснее.
   Карлик -шут выпрямился и пропищал:
   - Бедный. бедный Козимо, он дал согласие на подобное и так неудачно скончался.
   - Действительно, как удачно на нашего барона напали "предатели". Но за возможность заполучить десяток богов я должен возблагодарить судьбу.
   - Остальные тоже захотят урвать кусочек. - напомнил карлик.
   - Да - король предвкушающее улыбнулся - они будут виться вокруг них как стая котов вокруг кошки с течкой. Это будет забавно.
   Все же идея инсценировать свою гибель и добраться до наследного принца Морании ,была недурна, определенно недурна. Существо , известное ранее как Драйтес, Бог Тысячи Обликов, поудобнее расположилось на троне, и начало ждать дальнейшего развития событий..
  
   Коновал
  
   Молча
  
   Джеймс угрюмо смотрел на кучу трупов, тех кто в безумной панике сбросился с обрыва, естественно это не пережив.
   Трупов своих товарищей-пожарников, а заодно и добытчиков и торфа, уже впрочем бывших.
   Зарево пожара, звуки стрельбы и панические вопли, и рев кентавров несущихся прямо к нему, настроения ему не улучшали.
   Однажды один из тех кейпов сказал, что день триггера - это худший день в жизни. И он был прав.
   До этого он считал что оказаться в своре захваченной безумным Властелином это плохо...но там у него были хоть какие-то шансы выжить. Теперь их нет. Столько трупов ему не простят. Даже если его каким-то чудом спасут от кентавров.
   Джеймс истерически хихикнул.
   Он всегда мечтал быть кейпом, не факт что супергероем, но тем кто выше толпы.
   И у него это получилось.
   Когда пришли кентавры, не все рабочие были возле Топки, некоторые не сумели выйти с края болота, из-за вспыхнувшего незадолго до вторжения, загоревшегося торфа, услышав тревогу и вопли кентавров, естественно начали вести себя так их учили на множестве учений, двигаться к ставке Топки, а дальше подчиниться приказам руководства.
   Точнее они хотели бы это сделать.
   Но паника, горящий торф....это несколько влияет на ориентацию в пространстве.
   И в определенный момент группа людей, потерявшая пару товарищей по дороге, поняла что их жизнь на неудачном забеге скорее всего и закончилась. Ведь обрыв за ними, и несущаяся издалека к ним группа кентавров, с жизнью слабо совместимы.
   У разных людей подобные ситуации вызывают разные чувства.
   Джеймс же был в ярости
   Он был в бешенстве на всех. Товарищей, кентавров, криворуких "защитников" которые не смогли их спасти, того психа который закинул их в этот мир. Даже на того странного гиганта, мелькнувшего на краю сознания.
   На всех кроме себя.
   И товарищи на себе это почувствовали. И отвернувшись от Джеймса, пошли к краю обрыва, и начали с него прыгать, один за другим. Последнего человека, который смог заставить себя обернуться, кейп заставил сойти с обрыва уже сознательным усилием. И понял что он наделал.
   И смотря на несущихся кентавров, Джеймс подумал об одном. А почему бы и нет?
   И кентавры, которые были слишком тупы почти для любых возможных переживаний, прониклись внутренним миром свежего триггера. Настолько что пронесясь мимо него, вся группа бросилась с обрыва, и завалила своими телами людей.
   И Джеймс улыбаясь побежал в сторону крепости.
   В конце концов если он сверхчеловек, то и уйти ему нужно с огоньком.
   Дальнейшие события промелькнули грудой рваных эпизодов.
   Кентавры вокруг него топились, лезли в пожары, на лучи отпустившего свою силу вовсю любителя лазеров, чье имя Джеймс так и не запомнил, забывали о своих планах и сцеплялись с группами непонятно откуда вылезших местных беженцев...и умирали.
   Очнулся лишь он уже в объятиях накаченной женщины. Главного кейпа, Капли, как он понял с легким шоком. Благодарность плавно перетекла в допрос, и Джеймс начав плести историю о храброй попытке спасти товарищей, прерванную кентаврами, и поймал взгляд резко повернувшей в его сторону переводчицы, той смазливой малолетки что триггернула после смерти Прораба.
   Взгляд малолетки на несколько секунд расфокусировался, после чего лицо ее застыло и посерело от непонятно откуда накатившего страха.
   А Джеймс почувствовал как сыто потянулась его сила, и его неуверенная улыбка, сменилась той ухмылкой, с которой он впервые проводил кого-то на тот свет.
  
   P.S. Раз Полиглот в омаке перепал шард Прораба, то почему бы кому нибуть не прихватить шард Джонатана модифицированный под ситуацию? В этом случае разгорание негативных эмоций, и направление действий замастеренного туда куда хочет кейп. Молча.
  
   Linig
  
   Кавалерия из-за холмов
  
   Оборона рухнула. Частокол был сломан в нескольких местах, и через каждое лился поток кентавров. Стены щитов давно распались - удержалась только пара групок, благодаря прикрывающим их Капле и Грут, но с каждой минутой они все уменьшались в размере. Бластер, Джедай, Бочка - все из них дорого продали свою жизнь, но в конце концов, в каждой куче тел кентавров последним трупом лежали изуродованные до неузнаваемости тела паралюдей. Патроны и гранаты были использованы все до последней, и теперь силовики пытались отбиваться холодным оружием - не слишком успешно. Охотников перебили быстро, но крепость ещё держалась - морпехи изо всех сил защищали крупнейшее оставшееся скопление гражданских, и всех четверых "мирных" кейпов. Аура Доктора не позволила смять защитников сразу, но хотя каждый метр сданного пространства оплачивался реками крови, этих метров становилось все меньше. Один за другим, защитники получали раны против которых уже не помогала аура, и кентавры подбирались все ближе к защищаемым.
  
   - Блядь, блядь, блядь, ну нельзя же так! - нервно бормотал Доктор. - Я не для того пережил Элиту чтобы оказаться затоптанным какими-то лошадьми!
  
   К сожалению, ситуация все больше склонялась именно к такому исходу. Первый день защитники Брода сумели продержаться с умеренными потерями, но на второй ресурсов и сил уже не хватило - и под вечер Брода уже, по сути, не существовало. Только крепость и, возможно, единицы выживших вне. Крепости, впрочем, тоже осталось недолго - вот уже защитников осталось слишком мало чтобы перекрывать проход, и первый кентавр прорвался к Доктору. Одного удара копытом в грудь ему хватило - приземлившись на пол, Доктор даже не пытался встать, лишь надеялся что он быстрее потеряет сознание чтобы умереть безболезненно... и тут его накрыло волной темноты.
  
   Открыл глаза Доктор с некоторым удивлением - в основном потому что он был все ещё жив. Его взгляду предстала удивительная картина - Глория, даже со всеми учениями орудовавшая копьем не особо лучше привычной швабры, сейчас напоминала одного из псов Ублюдочного Сына. Удары меча мелькали почти неразличимо для глаза - даже если бы у кентавров было огнестрельное оружие, Доктор не сомневался что Глория могла бы и пули им отбивать. Копыта и клыки же против такой скорости, точности и координации были совсем смехотворны - судя по валяющимся телам, Глория быстро перебила всех ворвавшихся и сейчас в одиночку удерживала проход, перемалывая напирающий поток не особо хуже Капли. В силе и размахе ей было, конечно, далеко, но (по-видимому) новополученная сила Умника это более чем компенсировала. Но даже это было не самым удивительным явлением - вместе с ней триггернуло ещё двое паралюдей. Пышущая жаром фигура, напоминавшая какого-то пышущего жаром демона, тараторила на удивление женственным голосом, обращаясь к раненому Топке и подтаскивая его к Доктору - все будет в порядке, она никому не даст его обидеть, сейчас его вылечат, и так далее. Какой-то мужчина судорожно пытался что-то соорудить из брошенного за бесполезностью огнестрела, бормоча что-то про портал, благодаря какого-то Профессора и обещая удивлённо смотрящей Пасте что все будет хорошо. Последним мазком картины стал доносящейся снаружи звук боевого рога и быстро последовавшее за ним превращение торжествующего ржания в болезненное.
  
   - Продержались... - облегченно вздохнул Доктор.
  
   Если непонятно, то это реализация моего собственного предложения - возвращение той троицы из Излома-2/Умника-3, Умника-6 и Технаря-3. Ненависть к Технарям сменилась на любовь, ну и Глорию тоже за компанию записал (вспомнив в процессе размышлений о силах про Ублюдочного Сына и что Доктор из Элиты). Уязвимая к холоду и чувствующая тепло форма Излома произошла из размышлений насчёт влюбленности в Топку, ну а Технарю просто влепил свою альтернативную идею для пре-квестовой росписи - преданный слуга Чокнутого Профессора, триггернувший с ослабленной версией пространственной специальности. Тут правда он не проникал в Мэдисон воспользовавшись снятой из-за Утра охраной, и не набирался знаний от всех этих порталов и межпространственной пушки, но все равно потенциальный ключ к цели-максимуму.
  
   asm
  
   Пожертвовать историю
  
   Люди, добравшиеся с болота до крепости, были всполошенными и испуганными. Некоторые злились, у других тряслись руки, третьи просто пребывали в почти что ступоре. Капле тоже хотелось выпасть в ступор, когда она услышала известие о гибели Топки - главной их надежды на поднятие промышленности, - однако приходилось помогать оперативникам быстро пересчитывать людей и перераспределять их по постам. В итоге выяснилось, что погибла ещё одна оперативница и женщина уже в возрасте сверзилась с телеги прямо на въезде в крепость. Её затащили, но падение было неудачным - она умудрилась свернуть себе шею. А ещё обнаружилась лишняя девочка-подросток, которую ни Капля, ни оперативники, ни окружающие не помнили. Можно было бы подумать даже, что она из местных, но обноски на ней были явно фабричного производства.
   - Ты кто? - не удержалась Капля. - И почему мы тебя не помним?
   - Я Клара, - ответила девочка. - И я думаю, это потому, что меня тут раньше не было.
   - И как ты тогда сюда попала?
   - Я заблудилась, - пожала плечами она. - Здесь же не Город на Горхоне, да?
   - Понятия не имею, как называется эта река, - бросила Капля. - Слушай, девочка, у тебя точно нет никаких... необычных способностей? - решила уточнить она.
   - Конечно, есть, - радостно ответила Клара. - Я чудотворица, умею лечить наложением рук. Смотрите! - Она подошла к трупу женщины, возложила на неё руки - и через мгновение та задышала, а голова у неё вернулась в нормальную позу.
   - Охуеть... - вырвалось у Капли. На своём веку она повидала много разных суперсил, но такую, возвращающую мёртвых с того света, видела впервые. - А как это технически происходит? - заинтересовалась Капля, когда к ней вернулся дар речи.
   - Это чудо, - снова пожала плечами та, - его нельзя объяснить с помощью мёртвой человеческой логики. Но если вкратце, то я изменила прошлое этой женщины и отменила её смерть.
   - А ты можешь провернуть такое с тем табуном, что бежит на нас из степи? Сделать так чтобы они не прибегали? - выпалила Капля. Оперативники рядом всё ещё смотрели на девочку, не в силах подобрать слова.
   - Из степи? - Клара нахмурилась. - Если это порождения степи, то я могу сделать так, чтоб они развернулись и убежали обратно, - медленно произнесла она, - но для этого нужно будет пролить реки крови.
   - Нет, - разочарованно вздохнула Капля, - такой способ я тоже знаю: если мы прольём достаточно их крови, то они или ускачут в степь, или просто кончатся, - пробормотала она. - Ладно, а ты можешь отменить смерть Топки? Это наш коллега, сгорел совсем недавно на работе... тьфу ты, на болоте!
   - Да, я могу менять прошлое, но для этого должна что-то дать ему взамен... например, истории, - закончила она. - Вы готовы пожертвовать на это историю? В принципе у меня есть парочка в запасе, например, история про эпидемию ужасной болезни...
   - Хорошо, - вздохнула Капля. Она должна была возглавить оборону с минуты на минуту, но Топка был критически важен для дальнейшей жизни всех их (если они всё же отобьются). - Я расскажу историю, которая ходила из уст в уста в Протекторате и даже Гильдии. Однажды в одном чёрном-чёрном городе - на северо-западном побережье США - одной чёрной-чёрной ночью собрались четыре чёрных-чёрных кейпа, чтобы творить чёрные-чёрные дела... - начала она.
  
   Коновал
  
   Знание - сила
  
   В нынешнем бардаке Джедаю редко удавалось отдохнуть, но он ценил каждый такой момент
   И сейчас, возможность просто лежать на земле, и смотреть на облака, доставляла ему изрядное удовольствие
   Точнее доставляло бы, если бы не некоторые обстоятельства. Странная вспышка ему не помешала, зрелище то привычное, видимо тот тинкер-зеркальщик опять что-то мастерил у себя. В Джедае, впрочем, всколыхнулся вялый огонек интереса, который стоило бы удовлетворить, раз он теперь кейп, но не сейчас. Но поток мата вслед за ней вслед за ней, мешал ему очень сильно. Поток едва слышимый, но яростный, и очень раздражающий. И Джедай вздохнув пошел смотреть что там случилось
   -...ОПЯТЬ ГРЕБАННЫЙ ТЫ ДЕГЕНЕРАТ!!! - дикий вопль заставил Джедая поморщиться - Опять именно в моей смене творится полный пиздец! Как ты умудрился пропустить его!? Как блять ребенок будет жить после такого триггера? Что мы скажем его родителям?
   - Но он же сирота...
   - И ЭТО БЛЯТЬ ДОЛЖНО КОГО-ТО УТЕШИТЬ!?
   -...триггера? - Джедай, поперхнувшись на бегу, припустил еще быстрей к странному бликующему строению, которое охраняли два морпеха. День становился не только интересным, но и опасным.
   Впрочем, первым прибежал все-таки не он. Летучая, буквально на днях триггернувшая подросток, излом-движок, принесла на себе Каплю, которая бросилась допрашивать морпехов, а из светящегося здания вышел долговязый мужчина в пальто, и принялся что-то объяснять переливающемуся из формы в форму ребенку, у которого стабильной была разве что собачья голова.
   Спустя некоторое время морпехам был сделан втык, долговязый наконец стабилизировал паренька и ушел с ним, объясняя ему что-то по пути, а Капля, уже в городе, наконец соизволила объясниться.
   - Для начала тебе нужно понять одну вещь. Бакалавр...своеобразный человек. И не только потому что он первым в США додумался использовать в качестве имени кейпа - академическую степень. В конце концов нормальные люди не триггерят во время трипа.
   Джедай поперхнулся.
   - Да, все удивляются. - Хмыкнула Капля. - Да еще и во время каких-то философствований, кажется о природе смерти, хотя он так это и не подтвердил сам. Со стороны его сила интересна, но не слишком оригинальна, технарь-умник, специалист по преког-оборудованию. Как и большинство технарей, его обнаружили не сразу, но уж когда обнаружили...ты слышал о массовом триггере, в Чикагском Университете, в 2009-м?
   - Как ни странно слышал. - пробормотал Джедай - Это ведь там триггернули те двое бродяг, братья Стаматины? Которые делали странные строения на заказ? Я ходил на их выставки.
   - Да, они триггернули именно там. Но если не слишком сильные бродяги мало кого интересуют, то вот триггер Козла Отпущения прославил Бакалавра на всю страну, пусть и в узких кругах.
   - Его прославил чужой триггер? Но как такое может бы...
   - Он случился из-за тинкертеха Бакалавра.
   - ЧТО!?
   - Да потише ты. Да, это одна из специфических особенностей его силы. Его оборудование, это конструкции, из зеркал, которые позволяют улавливать ему эманации сознаний и событий в параллельных мирах что бы на их основе вычленить тени того что существует в параллельных реальностях, и на основе этого узнать, что может произойти в этой... - Капля поморщилась - В общем ты же сам часто работаешь с технарями, и должен понимать, что этот технотреп непонятен никому кроме других технарей.
   Джедай вспомнился Пасту и хмыкнул.
   - В общем у его оборудования...Многогранников как он их называет, хотя всегда может существовать лишь одна такая установка, есть один побочный эффект. Они часто и непредсказуемо вызывают информационные выбросы, и триггеры в том районе где они стоят, особенно у детей, из-за информационных перегрузок при их использовании, достаточно войти в один из них, а иногда и просто посмотреть на них. Ну, или просто сводят с ума.
   - Так поток новых триггеров случился из-за него? Спросил Джедай, поежившись.
   - В целом - да. И если в городах было легко изолировать людей от этого, то здесь, с учетом непредсказуемости Многогранника, и того как к ним тянутся люди, мы почти не можем спасти людей от него. Но и отказаться мы от него не можем. - устало вздохнула Капля.
   - В конце концов знания требуют жертв.
  
   asm
  
   По щучьему велению, по Технаря хотению
  
   Когда Топку почти в буквальном смысле выкурили с болот, он был зол. Когда оказалось, что там осталось почти всё оборудование, и теперь почти месяц его работы был потерян, он стал очень зол. Проклятые кентавры должны были заплатить, но как?
   - Дайте мне мои заготовки и день работы - и я сделаю вам машину смерти! - орал он, брызжа вокруг слюной. - Где мои заготовки?! Где мои доменные печи?!
   - Но Топка... - осторожно отвечал ему один из управленцев (Топка не помнил их по именам - он старался запоминать важные вещи). - Печи и большинство заготовок остались на болоте...
   - И где мой металл?! - возопил в ответ Топка.
   - Вот... - Управленец трясущейся рукой указал на пару слитков и несколько сломанных сельхозинструментов, лежавших маленькой кучкой на полу.
   - Вы хотите, чтоб я вам игрушечную машинку смерти собрал, что ли?! - Топка был в ярости. Хотелось взять у Капли ломик и отпинать управленца так, чтоб он понял, насколько они облажались с материалами, но это бы, к сожалению, не помогло - виноваты были кентавры. Если он однажды соберёт эту самую игрушечную машинку, то гоняться она будет за игрушечными кентаврами. - Где мои материалы?!
   - Боюсь, из свободных материалов у нас в больших количествах разве что глина... - развёл руками управленец.
   - Глина?!.. - Топка только сплюнул, собрал металл и ушёл в кузню.
   ***
   На второй день патроны у обороняющихся начали подходить к концу - людоящеров в орде оказалось не только довольно много, но плюс они были ловкие и хитрые. И при наличии кентавров очень быстро регенерировали, если только вопрос с ними не решался сразу радикально. Люди тоже были вымотаны, и поэтому в очередную попытку штурма кентаврам всё же удалось добраться до въезда в город, и теперь Капля с добровольцами пыталась не дать нападающим преодолеть гору трупов - главную помеху на пути попадания собственно в город. Внезапно сзади раздался треск и грохот. Капля на мгновение отвлеклась: неужели оборону прорвали и там, и теперь её группу будут брать в кольцо? Но нет - это разрушилась кузня, а из неё вылезло... существо? Несколько метров длиной, оно передвигалось на четырёх лапах, имело огромную морду похожую на щучью и широко разинутую пасть. Наверху сидел Топка и кидал в эту пасть поленья, которые внутри сгорали, и из трубы сзади валил дым и потоки горячего воздуха. Само существо - то есть машина - было преимущественно глиняным, и только зубы в пасти и заслонки были выполнены из металла.
   - Вот он какой, колосс на глиняных ногах, - тихо произнёс рядом с ней кто-то.
   - Топка, и что твоя машина делает?! - крикнула ему Капля.
   - Она работает на любом горючем, а также жрёт и сжигает всю органику! - крикнул он в ответ. - А теперь расступитесь от моей ручной чудо-печи! Мне не терпится начать геноцид кентавров!
   - Жан-Поль Бернард! - крикнула ему Бочка. - Я тебе могу чем-то помочь?
   - Зови меня Жан-Поль Бернард ибн Емеля, - загадочно произнёс он в ответ, и направил печь в сторону ворот.
  
   Nedograc
  
   Протокол взаимодействия
  
   - Вокруг стало слишком много кейпов - сказала самой себе Капля, пробираясь по перекрытых баррикадами улочкам Глубокого Брода. - наш городок скоро смело можно будет назвать Кейптауном.
   Мимо Капли прошагал отряд гражданских , взятых под контроль Тактиком. Будь они на Земле, правозащитники, СМИ, немедленно подняли бы шум против противоправных действий Властелина -8. Но сейчас ... сейчас у них не было выбора. Шел пятый день осады, орды биотварей дважды прорывались за стены и устраивали резню. Отчаяние буквально пропитало воздух, и разумеется на этой почве как грибы после дождя росли триггеры. Ряды паралюдей с момента осады успели пополнится тридцатью двумя новыми членами.Но половина из них стремилась перебить друг друга или старожилов. Естественные триггеры часто калечили психику.
   В импровизированном штабе ее уже ждал Протокол, Умник - 4 ; способный составлять маршруты расписания, логистические цепочки. Не самая полезная способность, но именно она позволила снизить количество конфликтов между паралюдьми.
   - Капелька, деточка, рада тебя видеть -прошамкала Протокол, пытаясь выйти навстречу Капле. - Я составила для тебя новое расписание, у нас сегодня четыре новых супермена, пришлось внести коррективы.
   В сухонькой ладошке старушки лежал исписанный листочек бумаги. Супергероиня аккуратно взяла лист и принялась за чтение. Сразу же возникли вопросы:
   - А почему на завтрак отведено четыре минуты, и почему я должна выйти из столовой через окно?
   - Потому, что деточка через дверь войдет Ласточка и Всполох, а они тебя не любят.
   - А почему я должна идти к западной стене таким сложным путем?
   - Чтобы Пиро, не встретился с тобой, а ты не встретилась с Мороком.
   - К Мороку я отношусь хорошо.
   - Угу - пенсионерка осуждающе посмотрела на Лили - вижу я какими масляными глазами ты на него смотришь, еще снасильничаешь бедного мальчика.
   Капля хотела было возмутится но Протокол не дала сказать ни слова:
   - А будешь возмущаться - запру на чердаке как Полиглот, или в погребе как Топку. И через пятнадцать минут ты должна помочь с гробом для Доктора.
   -Доктор умер?- -новость о смерти их единственного целителя шркировала.
   - Что ты, что ты - пенсионерка успокаивающе замахала руками. - Живой пройдоха. Мы его положим в гроб, гроб привяжем к Химере, а она будет носится по городу и всех лечить.
   - Зачем такие сложности?
   - Чтобы наш коновал не попадался на глаза Колоссу, Шторму и Блицу, разумеется.
  
   Read_GreenNY
  
   У них теперь есть Хепри
  
   -- Ч-черт побери, -- вырвалось у девушки, когда та нечаянно, при попытке раздеться, оторвала очередную пуговицу.
   Маленькая пластиковая пуговица со звоном ударилась о деревянный пол и закатилась под здоровенный деревянный сундук, который служил не только в качестве хранилища ее немногочисленных вещей (в основном - это была неподходящая по размеру одежда и пару вещиц из... прошлой жизни), но и являлся и кроватью, и даже обеденным столом.
   -- Бляяяя, -- простонала девушка и упала на колени перед сундуком.
   Девушка принялась вытаскивать из сундука свои вещи, ведь даже перемещение пустого сундука давалось ей невероятно сложно, в ее-то состоянии.
   На пол полетели кофты с многочисленными заплатками; пара потертых джинс, которые уже начали рваться в области промежности; рубашки, у которых частично или почти полностью отсутствовали пуговицы; дырявые носки; целая пара носок, которая промокла и которую она забыла высушить...
   -- Все у меня не слава богу, -- пробормотала девушка, сжимая в руке мокрые носки.
   Она встала и направилась к каменной печи, чтобы просушить носки. Возле печи уже сушилась ее единственная пара обуви -- мужские ботинки. Более подходящей для размера ее ноги и при этом не занятой обуви не было.
   Девушка вернулась разгребанию сундука.
   Когда она уже опустошила сундук почти полностью, взору девушки предстал уже полузабытый предмет.
   Девушка неторопливо развернула небольшой сверток и вынула оттуда ее старый, верный боевой нож. Она извлекла клинок из ножен и начала вглядываться в волнистую текстуру металла, сжав рукоять оружия до боли в кисте.
   -- К черту, -- произнесла девушка и медленно поднесла нож к груди...
   -- Тейлор! -- выкрикнула Капля и рывком бросилась к девушке. Но было уже слишком поздно, поняла героиня...
   Послышался треск разрываемой ткани, а затем звон десятка пластиковых пуговиц, которые упали на пол.
   Тейлор медленно повернула голову в сторону Капли. В глазах у женщины был неподдельный ужас.
   -- Надо же, я не слышала, как вы вошли, -- совершенно бесстрастно произнесла Тейлор глядя снизу вверх на бывшую героиню Гильдии, а затем добавила, с легкой улыбкой на устах. -- У вас точно нет рейтинга Скрытника?
   -- Боже, Тейлор, я испугалась, -- произнесла Капля, глядя на слегка оголенную грудь теперь уже обычной девушки, а не угрозы S-класса.
   Тейлор нахмурилась и глянула на нож, а затем перевела взгляд вновь на Каплю, девушка заговорила:
   -- Даже не смейте думать о таком, -- произнесла девушка, горько усмехнувшись. -- Я так не поступлю, только не после всего, что я пережила.
   Не смотря на слова девушки, Капля все же забрала нож у Тейлор, на всякий случай.
   -- И зачем ты это сделала? -- спросила Капля, глядя на разорванную клетчатую рубашку, которая теперь, когда Тейлор встала, почти и не закрывала грудь девушки.
   -- Честно? -- Тейлор вопросительно изогнула бровь, а затем пожала плечами. -- Я и сама не знаю. Просто... внезапный порыв.
   -- Внезапный порыв испортить одежду? -- недоверчиво спросила Капля. -- Тейлор, мы живем не в современном мегаполисе, а в средневековом пограничном городке... К вещам нужно бережно относиться!
   -- Я это и без вас прекрасно знаю, -- произнесла девушка и махнула своей единственной рукой. -- Я и раньше всегда старалась снашивать одежду до последнего, а сейчас-то и подавно...
   -- Объясни мне, пожалуйста, -- начала героиня, затем, после небольшой паузы, продолжила. -- Ты просто сидела тут и внезапно решила переворошить сундук и достать оттуда свой нож, а затем разрезать свою рубашку?
   -- Нет, -- бросила Тейлор, а затем сняла очки, чтобы протереть их о свернутый правый рукав. Очки стали только грязнее.
   Капля терпеливо ждала, пока Тейлор начнет говорить вновь.
   -- Хм, -- кратко хмыкнула спасительница человечества, глядя на очки, стекла которых были в разводах, а затем она наконец-то продолжила говорить. -- Я потеряла пуговицу, и решила достать ее, та закатилась под сундук...
   -- Как же ты, чудо, потеряла пуговицу? -- перебила Капля девушку.
   -- Я обнаружила, что рубашка порвалась и решила зашить ее, стала снимать и нечаянно оторвала пуговицу, -- проговорила Тейлор, а затем, вздохнув, продолжила. -- Тяжело обслуживать себя, когда у тебя всего одна рука... Сейчас бы силу Краулера...
   -- Подожди, ты шьешь самостоятельно? -- нахмурившись, спросила Капля. -- Как же ты справляешься?
   -- С помощью пальцев ног, -- ответила Тейлор. Капля перевела взгляд на ноги девушки, на ее розовые тапочки с вышивкой в виде кошачьих мордочек.
   -- Я и руками-то шить не умею, -- призналась Капля.
   -- Затем я нашла в сундуке нож и... -- продолжила свой рассказ Тейлор. -- Не знаю, просто захотелось порвать эту рубашку.
   -- Тейлор, не нужно было так напрягаться, -- мягко произнесла Капля, глядя в глаза собеседницы. -- Ты бы могла попросить кого-нибудь другого помочь тебе...
   -- Да кому я нужна тут?! -- выпалила Тейлор, вспоминая недавний суд, проведенный над ней. -- Калека, лишенная суперсил... злобный жуткий Властелин, разрушивший тысячи судеб...
   -- Ты спасла человечество, Тейлор, -- произнесла Капля, стараясь поддержать девушку. -- Миллиарды жизней были спасены тобой.
   -- Я знаю... -- прошептала Тейлор и отвернулась от Капли. -- Но что я ради этого наделала... Я принесла в жертву жизни тысяч кейпов, жизнь невинного младенца... Собственную человечность, в конце концов.
   -- Я не буду говорить, что ты поступала правильно, -- произнесла Капля, стараясь не думать об убитом младенце. -- Но ты действовала в силу особых обстоятельств, ты поступала так из необходимости.
   -- Я монстр...
   -- Ты -- спасительница человечества.
   -- К спасительнице человечества не отнеслись бы так, как относятся ко мне, -- проговорила Тейлор и яростно замотала головой.
   Она вспоминала взрывную ярость Топки, холодную ненависть Пасты, страх Джедая смешанный с презрением, пренебрежительное отношение Монолита, страх и ужас в глазах остальных и... "Лучше бы Полиглот тоже ненавидела бы меня", -- подумала Тейлор.
   -- Эй, эй, -- произнесла Капля, подходя поближе к Тейлор. -- Иди сюда.
   Тейлор развернулась, и в тот же миг, Капля заключила ее в объятия.
   -- Спасибо, -- произнесла Тейлор, уткнувшись Капле в плечо.
   -- Ничего, это скоро пройдет, -- сказала Капля, гладя почти безволосую голову девушки. -- Я уверена, они скоро все сам поймут и простят тебя.
   -- Но прощу ли я сама себя?
   -- Может быть, если кто-то будет рядом с тобой, то тебе станет легче?
   -- Это что, флирт? -- спросила Тейлор, подняв голову. На ее губах была легкая улыбка, а под глазами две влажные дорожки.
   -- Может быть, -- с усмешкой ответила Капля.
   Тейлор не стала ничего отвечать. Ей не хотелось портить отношение и с Каплей тоже.
   ***
   -- Это невероятно, но у них теперь есть Хепри, -- произнес искаженный мужской голос. -- Похоже, у нее теперь нет суперсил, но тем не менее, у нас могут возникнуть проблемы с ней.
   -- Проблемы? -- ответил грубый мужской голос. -- Это вряд ли.
   -- Даже не смотря на то, что у нее теперь нету силы, Хепри не стоит недооценивать.
   -- Я не собираюсь бояться какую-то там девчонку! -- прорычал мужчина, сидя на каменном троне. -- Даже не смотря на то, кем она была раньше. Сейчас она просто девчонка.
   -- Ваше право...
   -- Но нам стоит попытаться привлечь ее на нашу сторону. Возможно, ее сила утеряна не до конца, и я смогу вновь пробудить ее, также как я это сделал и в вас всех...
   -- Но что если она не захочет присоединиться к нам? Тогда вы можете оказаться в страшнейшей опасности!
   -- Спокойно, Верховный Жрец, -- произнес мужчина и поднял руку. -- Ни одна сила не властна надомной, даже ее. А в случае неповиновения, я сам с ней разделаюсь...
   Верховный Жрец лишь молча кивнул в ответ.
   -- Неверные теряют все больше и больше людей, -- продолжил говорить сидящий на троне мужчина. -- Это благоприятный момент для новой атаки...
   -- Но мой господин, у нас мало людей! -- произнес Верховный Жрец. -- И среди них больше нет тех, кто мог бы Возвыситься!
   Мир молча поставил на каменный столик, что располагался недалеко от трона, четыре каких-то предмета.
   Верховный Жрец, который до этого стоял на коленях, поднял взгляд сначала на Мира, своего повелителя, а затем перевел его на столик. На столике стояли четыре стеклянные пробирки, содержимое которых мягко светилось в полумраке пещеры.
   -- О, это не проблема, мой Верховный Жрец...
  
   Linig
  
   Семейные разборки
  
   Долгожданный момент соединения наконец наступил. Теперь осколок сможет выполнить своё предназначение, хотя оно и бессмысленно - сети больше нет.
  
   Другой осколок отвечает на сигнал. Он тоже подсоединяется к своему носителю - возникшая конфликтная ситуация затронула сразу нескольких потенциальных носителей. Как и этот осколок, второй специализируется на контроле и воздействии на нервную систему.
  
   Третий осколок отвечает на сигнал. Специализация третьего тоже схожа с первыми двумя.
  
   Крайне маловероятная, неблагоприятная для сбора данных ситуация - но протокол действует автоматически, заставляя ответить и соединиться. Воина больше нет, невозможно обратить его внимание на нестандартную ситуацию и запросить инструкций. Наделение носителя столь схожими силами будет крайне неоптимально для сбора данных, но это происходит в любом случае. Никто из троих не желает делиться энергией и ресурсами, не желает сотрудничать и выстраивать сложные схемы влияния - все они приходят к простому, базовому решению. Воздействие на каждого из носителей будет максимальным, заставляя атаковать двух других сразу же после окончания соединения.
  
   "Черт побери, очередной триггер" - мрачно думал Монолит, поднимаясь с земли и мотая головой, пытаясь придти в себя. - "Чувствовал же что не надо было учения проводить... Ну может хоть этот будет не очередным Джонатаном, Джедай с Полиглот нормальные вышли".
  
   Увидев творящееся, Монолит в очередной раз убедился что мир вокруг него разумен - и обладает крайне извращенным чувством юмора. Три триггера за раз, и судя по всему каждый из них был Властелином - парень, девушка и совсем молодой подросток были явными источниками творящегося хаоса. Каждый старался перекричать остальных, направить толпу (включающую Доктора и Полиглот, как заметил Монолит) на их убийство, но одновременное воздействие трёх противоречащих друг другу Властелинов предотвращало сколько-нибудь осмысленные действия. Люди дергались туда-сюда, били друг друга, просто падали и не поднимались, стояли на месте и делали ещё все что угодно - но только не то чего хотели Властелины. Включённая на максимум аура Доктора добавляла хаоса, неспособная различить врагов и союзников в такой ситуации - на глазах Монолита у один и тех же людей мелкие ранки и порезы начинали кровоточить и подгнивать, затем начинали затягиваться, а потом снова кровоточить.
  
   К счастью, морпехи были слишком далеко чтобы Властелины до них дотянулись, но в такой неразберихе они не решались действовать - открытие огня по находящимся в гуще толпы Властелинам несомненно привело бы к многочисленным жертвам как среди беженцев, так и жителей Брода. Не став дожидаться того момента когда один из Властелинов додумается попытаться захватить их, превращая массовую драку/неразбериху в кровавую бойню, Монолит рванул вперед, краем глаза заметив какого-то юношу, над которым заносили топор, и молодую девочку (с такими же ярко-рыжими волосами как и у юноши - сестра?), лежащую в грязи лицом вниз и не пытающуюся встать, хотя дышать так было почти наверняка невозможно... и тут его накрыло темнотой во второй раз.
  
   Носитель погиб. Несмотря на то что осколок не выбирал его, лишь отчаянно ухватился за первую же доступную возможность при контакте плоти аватара с потенциальным носителем, носитель показал себя крайне эффективным источником данных, живущим конфликтом. Тем не менее, текущий конфликт был далеко за пределами его возможностей. Тактики, накопленные за многочисленные сражения, помощь неестественно большого количества других носителей, действующих совместно - ничто из этого не помогло против супероружия Администратора. Эффекты гравитационного искажения во множестве форм, заимствованых от осколков союзных носителей, были недостаточно сильны чтобы значительно повредить супероружие или пережить атакующие эффекты, основанные на манипуляции покрывавшей большую часть планеты жидкостью. Все остальные носители разделили его судьбу, или разделят в скором времени - шанс выжить есть лишь у тех кто отсутствовал на момент атаки, вроде посланного к другой группе манипулятора плотью. Осколок понимал, какова была цель этой атаки. Как один из откликавшихся на сигналы Администратора, в обмен на временное предоставление возможностей одной из граней носителю Администратора он получал энергию и информацию - в том числе информацию о плане Администратора.
  
   Изначально происходя от Одиночки, Администратор нёс в себе данные его циклов, проводившихся иначе чем циклы Пары. Его супероружия выступали основными двигателями конфликта, целями для носителей осколков - они не сражались между собой, вместо этого объединяясь против супероружий. Строительным материалом для текущих супероружий выступали не обычные осколки, а системы из аварийного резерва Мыслителя. В то время как подключение к носителю повлияло на выданные супероружиям указания, конечной целью всех супероружий было поддержание и обеспечение тех или иных аспектов Цикла - самостоятельно, без указаний Мыслителя. Сети Мыслителя больше не было, и Воин был неспособен продолжать Цикл в одиночку - из этого следовало что Воина следует устранить, и собрать все осколки в новую сеть, способную продолжать Цикл пока одна из Сущностей не посетит эту планету, даже если потребует нескольких миллионов лет.
  
   Текущее поведение Воина, убивающего население планеты и её альтернативных версий с чрезмерно большой для оптимизации конфликта скоростью подтверждало правоту Администратора. Неестественное скопление носителей не участвовало в противостоянии - была избрана тактика бегства. Осколок не мог знать точно - последний раз он подключался к Администратору во время подавления ещё одного осколка, мёртвого как и они двое. Самка, выступавшая носителем этого осколка, была искажена одним из супероружий, и вызывала чрезмерное почкование других осколков. Осколок так и не узнал, чем закончился тот конфликт - носитель Администратора отказался от предоставленной грани, посчитав её недостаточно эффективной. Тем не менее, основываясь на полученной ранее информации, осколок предполагал что целью данной атаки было уничтожение наиболее бесполезных носителей, подстёгивающее объединение всех остальных против Воина.
  
   Большую часть следующего оборота осколок провёл планируя дальнейшие действия - неоднократные подключения к Администратору и собранная за проведённое с носителем время информация делали возможным самостоятельный поиск нового носителя. В итоге осколок выбрал молодую самку, почти лишенную структуры поддержки - лишь её брат пережил атаку Воина. Перенос на другую версию планеты осложнил подключение, но не сделал его невозможным, и через четырнадцать оборотов произошла подходящая ситуация. Три осколка, только что подключившихся к своим носителям, оказывали влияние на все нервные системы поблизости, в некоторых случаях вызывая почти полную недееспособность - избранная осколком самка задыхалась, неспособная встать. Оценив вероятность краткосрочного и долгосрочного выживания, осколок решил применить почкование не часто используемым способом - подсоединиться к самке, и сразу же отпочковаться в её брата. Меньшая склонность самца к конфликту требует выдачи менее энергозатратной способности, и оба носителя получат более полный доступ к грани, отвечающей за соединение с другими осколками - манипулирующая гравитацией грань получила достаточно данных от предыдущего носителя, как и носителя Администратора, вследствие чего она вообще не будет использована в данном случае.
  
   - Блядь, вы серьезно?! - заорал поднимающийся Монолит, не выдержав. - Мы же в Нью-Йорке были, а не сраном Гэри! Откуда столько ебаных триггеров?!
  
   Поглощённый яростью на мир, никак не перестающий пинать его по яйцам, Монолит проморгал кинувшегося к нему рыжеволосого юношу. К счастью, прикосновение того никак не повредило Монолиту - однако внезапный поток информации слегка ошеломил. Без всяких слов юноша сумел передать, что он копирует его силу (это сопровождалось странным ощущением, будто бы Монолит был связан с ним), и собирается помочь разобраться с Властелинами... а затем Монолит оказался связан ещё с кем-то, на этот раз даже без прикосновения. Решив что новые кейпы менее приоритетны чем очевидно слетевшие с катушек Властелины (которых, увы, толпа не разорвала во время триггерного обморока, отходя от подчинений, а затем было поздно), Монолит продолжил прежний курс действий - рванул к подростку, разбрасывая людей во все стороны (краем глаза замечая как рыжеволосые делают то же самое, направляясь к двум другим Властелинам), и вырубил его ударом в челюсть.
  
   С непосредственными угрозами было покончено, но на этом проблемы Монолита только начинались. Успокоить толпу, познакомиться с двумя новичками, решить что делать с бессознательными Властелинами...
  
   "Ну, по крайней мере, отчёт на этот пиздец писать не придётся" - мрачно пошутил Монолит про себя, принимаясь за работу.
  
   P.S. Спонсоры этого омака - Страж, Слова Бога, Квест СКП и хэдканоны. Помните семейку Оборотней, и как там ещё Властелин-7 на учениях триггернул? Так вот, в этой версии на учениях была целая семейка Властелинов. К Властелину-7 добавилась парочка Властелинов-3 из других переброшенных групп триггеров, образовав вместе с ним кластер, а потом ещё и парочка Козырей (теоретическая Козырь-8, которая самая первая в квесте померла, и нынешний Контакт/Козырь, который считай уже переброшен). Ну и ещё в сегменты шардов напихал лора с хэдкононами и мелкими деталями типа Превосходства/Upperhand как Котловского кейпа и предыдущего носителя Козырного шарда.
  
   asm
  
   Медный всадник
  
   Когда кто-то из охотников бросил гранату прямо под стену, Мартин насаживал на кол очередного пытавшегося залезть к нему людоящера. По идее он должен был упасть, но враг внёс в план свои корректировки - и заодно принял на себя те осколки, что должны были достаться Мартину. Он вынул свою импровизированную пику и увидел, что в их укреплениях образовалась брешь, в которую просочились несколько людоящеров и опрокинули Грут. В свою очередь, они в основном оказались размазаны зелёными шарами, которыми теперь пулялся один из подростков, и последнего добила какая-то тень.
   - Уйди с дерева! - крикнула тень подростку.
   - Она моя! Никому не отдам! - вскинулся тот.
   - Ах ты ж дендрофил сраный! - возопила тень и ринулась на него.
   - Ставлю на сопляка, - спокойно произнёс рядом, перезаряжая арбалет, Тедди.
   - Хмм... - флегматично промямлил Мартин, наблюдая за тем, как зелёные шары не дают второму парачеловеку приблизиться вплотную, но не причиняют явного вреда. - Я бы поставил скорее на людоящеров.
   Внезапно дверь кузницы по соседству распахнулась, и оттуда вышел Топка и оглядел картину перед ним. На ходу меняясь в лице и становясь больше похожим на памятник самому себе, он двинулся на дерущихся над Грут кейпов и пинками сшиб их вниз прямо к кентаврам, где парочка продолжила своё шоу.
   - Валите нахуй! - заорал он им вслед. - У нас тихий час! Не видите, человек работает! - распалялся Топка. - Всегда у нас с двух до трёх было тихо, и не вам, охламонам, нарушать этот режим!
   - Да он что-то совсем забронзовел, - прокомментировал Мартин.
   - Командор... - благоговейно произнёс Тедди.
   Топка кинул взгляд на них с Тедди, потом внимательно оглядел себя, наблюдая как солнце отбрасывает зайчики с бронзовой кожи. Тем временем бластер вместе с ящеролюдами снёс и участок противоположной стены, и движение началось уже там.
   - Отставить, - наконец прогудел он. - Я - Медный Всадник. Приведите ко мне золотого коня!
   - Точно забронзовел, - подтвердил сам себе Мартин.
   Тем временем взгляд всех окружающих упал, наконец, на стоящего посреди города кентавра. Мартин - да и никто, включая самого кентавра, видимо, - не понял, как он там оказался - да что там, как он вообще смог взобраться по склону вала, крайне крутого даже для человека, и теперь ошалевшим взглядом обводил всё вокруг.
   - Отставить коня! - скомандовал Топка, и чётким шагом подошёл к кентавру, оседлал его и, направив в сторону спешно закрываемой защитниками дыры, вдарил с обеих сторон пятками, отчего стал слышен треск рёбер. - Пику мне на коня!
   - Что?! - прокричал кто-то из защитников с колом в руках.
   - Пику на конь! - заорал ему в ответ одну из запомнившихся на учениях команд Мартин.
   Кентавр тоже, наконец, очнулся истошно заржал и с яростным видом устремился с места в карьер к дыре в стене. Защитники развернулись в его сторону, размахнулись кольями и со всей силы вбили их менее острыми концами в землю, после чего навалились на них. Кентавр налетел на колья с такой силой, что один из них не выдержал и сломался, а второй пробил ему хребет насквозь и почти отделил человеческую часть от конской. Топка стремительным ядром вылетел куда-то в толпу кентавров за рвом.
   - Кажется, Топка имел в виду что-то другое... - тихо произнёс Тедди. Мартин только развёл руками.
   ***
   /в дополнение/
   - Блядь, - обречённо произнесла Капля. - Клара...
   - Что? - невинно поинтересовалась девочка.
   - Если ты отменишь этот полёт Топки, то я расскажу тебе потом историю про ту же чёрную банду в чёрном городе и про Чёрного Властелина...
   - Да вот же Топка! - показала Клара на выходящего из кузницы кейпа. - Так что там за чёрный властелин?
   - Маленькая ещё! - отрезала Капля. - Эй, Топка, превращайся уже в свою статую и помоги мне заткнуть дыры в обороне!
   - Какая нахуй статуя?! Ладно, я понимаю, что металла у нас мало, но где, блядь, обещанная глина?! Мне что, из говна вам оружие лепить?!
   - Клара...
   Девочка, тихонько насвистывая, медленно удалялась прочь.
  
   Linig
  
   Опасное расследование
  
   - Ну что же, картина произошедшего ясна. - подытожил Монолит, обращаясь к Джереми и Миттону. - Можем возвращаться в Брод.
  
   Виконт, выслушав повторенную на аналоге немецкого фразу, кивнул и открыл рот, но сказать ничего не успел, по причине внезапно выросшего в правом глазу болта.
  
   - Нас атакуют! К оружию! - выкрикнул Монолит, одновременно судорожно ища взглядом противников.
  
   Где же, где же... Ага! Монолит кинулся вправо, прикрывая судорожно возящегося с кобурой Джереми. Болт отскочил от его груди, но ответные выстрелы следопытов и Миттона лишь попортили кору дерева - как и в первый раз, нападавший скрылся сразу после выстрела. Явно хорошо подготовились, твари - несомненно, они и убили барона со спутниками.
  
   - Прорываемся в Холм! - скомандовал Монолит, кидаясь вперёд и занося меч.
  
   Он планировал стянуть огонь на себя, дать остальным возможность прицелиться пока Монолит врубается в ближний бой... но противники почему-то не пожелали следовать его плану. Бросившись вперёд, он лишил Джереми своего прикрытия, и противники выбрали именно этот момент для залпа. Миттон и один из следопытов, кажется, сумели ранить парочку стрелявших, но десяток просвистевших болтов и стрел сразу разъяснили, у кого тут превосходство в дальнем бою.
  
   Высадив несколько пуль в молоко, Джереми осел, хватаясь за вонзившуюся в горло стрелу.
  
   Вскрикнул Миттон, которому до смерти не хватило какого-то сантиметра - болт проскользнул по черепу, вырезав кровавую борозду.
  
   Монолит, уже почти добежавший до засады, стиснул зубы и замахнулся... и тут его накрыло темнотой.
  
   Очнувшегося Монолита поприветствовало зелёное сияние и грохот - над ним летели зелёные шары, целыми очередями. Пробивая насквозь деревья и даже камни, они разом изменили баланс сил - беглый взгляд поднимающегося Монолита уже насчитал шесть-семь трупов, и поток шаров и не думал прекращаться. Затем, к шарам добавилось ещё одно удивительное явление - бугрящийся мускулами Джереми. Словно размазываясь в движениях, Джереми нагнал и обогнал Монолита, стремясь к выжившим противникам - и ни стрелы ни болты его даже не царапали. Даже если бы Монолит не присоединился к нему секундой позже, судьба устроивших засаду уже была предрешена.
  
   Минут двадцать спустя, убедившись что они никого не упустили и оказав всем нуждающимся первую помощь (а заодно прояснив, что ни Джереми ни Миттон не испытывают к нему неприязни), Монолит перевёл взгляд на единственного выжившего, тихо воющего из-за переломов обеих ног.
  
   - Ну что, поговорим? - с напускным спокойствием спросил Монолит.
  
   Коновал
  
   Дж"Онни - человек и пароход - кентавр и Технарь
  
   Дж"Онни не любил людей.
  
   Кентавров впрочем тоже. Да и ящеров хоть и уважал, но все равно они ему не нравились.
  
   И даже к Рватнеку он относился с очень смешанными и не слишком хорошими чувствами, что его со временем даже перестало смущать.
  
   Но так было не всегда.
  
   ....в тот роковой день когда орда в которой был Дж"Онни нарвалась на новых богов, он все таки выжил, пусть и чудом, и единственным из нарвавшегося на богов отряда. Сломанная спина для кентавра обычно означала приговор...но лишь потому что такого кентавра было проще съесть чем лечить. Но необходимость допроса спасла ему жизнь, и он вернулся в войска Рватнека.
  
   Но Дж"Онни уже не был прежним. Смерть друга и случившееся изменило его, и если раньше его склонность к тому что бы работать головой больше других кентавров проявлялась не слишком активно, то теперь его мысли были его единственным спутников.
  
   Ему не слишком нравилось отлавливать хитрых людишек в холмах, особенно с учетом того что его попытки улучшить процесс никто не слушал, кентавры их не понимали, а ящеры его не слушали. Душевное равновесие не улучшали и появившиеся, и совершенно нехарактерные для кентавров как вида - сны, где кто-то двуногий, и почему-то очень знакомый, мастерил железную чешую людям.
  
   И когда орда пошла на город новых богов, Дж"Онни воспринял это с мрачным удовлетворением. Чем бы это все не кончилось, но его жизнь наконец-то изменится
  
   Месяц спустя он вспоминал свою надежду на изменение с издевкой.
  
   Кошмарная почти ежедневная резня осады божественного города его выводила из себя, но не гибелью товарищей, а бессилием, и невозможностью победить богов.
  
   С каждым днем богов становилось все больше, они могли контролировать его собратьев, другие были бессмертны, третьи странными лучами убивали всех вокруг.
  
   Но когда они построили что-то вроде тех каменных людей которых делает каменный друг Рвтанека, но поливающих врагов какой-то едкой дрянью, Дж"Онни сорвался, и при отступлении сорвался в сторону сгоревшего леса где люди что-то раньше мастерили, и с истерическим ржачем крушил сгоревшие деревья, понимая что Людишки непобедимы пока они постоянно придумывают что-то новое, а кентавры себя ведут как раньше, даже не пытаясь что-то изменить, сделав что-то что убьет людишек с первого же удара.
  
   В ярости он не заметил вспышку в голове, но закончив с деревьями, он новым взглядом окинул развалины мастерской.
  
   Дерево, металл...трупы кентавров и людей.
  
   И картина огромной, живой, и управляемой им статуи из трупов и металла, крушащей ненавистных людишек, как и понимание того как привнести в реальность эту прекрасную картину.
  
   И криво ухмыльнувшись Дж"Онни приступил к работе.
  
   Linig
  
   Из любви к Пасте
  
   - Черт, черт, черт - нервно бормотал Джек, сжимая копье.
  
   И зачем вообще нужны были эти долбаные учения? Столько сил, слез, пота и крови (не будь у них Доктора, Джек вполне мог бы потерять руку в тот раз), и как только они столкнулись с ордой - им сразу показали, чего стоит эта подготовка. Насколько надо было быть тупым чтобы верить что меньше месяца назад попавшие сюда обычные люди смогут противостоять тварям местного Нилбога? Тут поможет только огнестрел, что сейчас и демонстрировали охотники - но и только. Да, когда им объясняли план то упоминали про дефицит патронов... но вашу мать, очевидно же что план не предусматривал такой херни с людоящерами! Почему морпехи...
  
   А, точно, Паста же в крепости. Да, хотя Джеку и не нравились особо Бугаи, но в этом он мог с ними согласиться - она несомненно заслуживала наивысшей степени защиты. Индустрия, переговоры, лечение (как бы Джеку не претила идея Элитного ублюдка живущего свободно, он не мог не признавать его полезность) - это все важные элементы, конечно, но если людям нечего есть то ничто из этого не имеет значения. В отличие от многих других, по-настоящему понявших что такое голод только после атаки Сына (а то и тогда не понявших), Джек прекрасно видел во что превращаются люди когда им становится нечего есть. Поэтому Пасту, спасшую тогда его город, и продолжающую и сейчас трудиться не покладая рук на благо Брода, он был готов защищать даже если для этого потребуется пожертвовать собой.
  
   Мысли о ней придали Джеку смелости, а заодно и разочарования в себе - почему он стоит и ничего не делает?
  
   - Ребята, давайте все вместе! - выкрикнул Джек, пытаясь окончательно задавить страх. - Их меньше чем нас, если навалимся разом то сомнём их!
  
   Увы, реальность оказалась не столь удобна. Рванувшаяся вперёд группа Джека оказалась встречена мощными, точными и быстрыми словно молнии ударами кентавров - некоторых удавалось задеть выстрелами когда они высовывались из-за частокола, но и горожане падали вместе с ними (Джек даже кажется знал одну - её вроде Мэй звали?). Удар меча развалил щит Джека надвое, и он понял - это все. Следующий удар будет смертельным, и он перестанет существовать. Он так никогда и не признаётся Пасте, никогда больше не попробует её стряпню, да и сама Паста вполне может умереть. Умереть потому что тупой, никчемный трус Джек Моррисон оказался слишком слаб чтобы удержать оборону.
  
   Лопнувший от меткого выстрела глаз людоящера не дал тому нанести второго удара, но Джек этого уже не видел - лишь звезды и странных сущностей, скользящих через пространство на немыслимых скоростях, замедляющихся только при встрече с другими группами или одиночками. Их столкновения могли бы показаться сражениями кому-то другому, но Джек почему-то понимал - это обмен. Обмен информацией и инструментами, воплощенными в частях себя, для чего обычного общения было недостаточно, требовался физический контакт.
  
   Земля поприветствовала вернувшегося Джека... решением помочь людям самостоятельно? Насыпь под ним вибрировала и росла, а ни одного людоящера не было видно... хотя нет, из земли торчала чешуйчатая кисть. Судя по ржанию за частоколом, кентаврам досталось не меньше.
  
   Недоумение продержалось лишь секунду - затем Джек все понял. Он триггернул, и Мэй тоже (что?). Подобное стечение событий предоставляло идеальную возможность переломить ситуацию - Мэй следовало в первую очередь сосредоточиться на укреплении обороны по всему периметру, а гражданским и силовикам оттолкнуть противника от стен (откуда я это знаю?). Расход боеприпасов был необходим для создания оптимальных условий, где паралюди смогут снова заменить собой огнестрел и массово уничтожать противника без опаски ответного удара (ах да, это моя сила...).
  
   Схемы, тактики, позиции - разум Джека разворачивался с удивительной скоростью, охватывая весь Брод. Как группировать людей, как именно манипулировать землей, какое оружие использовать, в каких точках, каким образом и в какой момент - он понимал все это, и что важнее, мог поделиться этим пониманием с окружающими. Мгновенно, без ненужных слов. Ключевым элементом плана была Мэй, и её он коснулся в первую очередь. Она поняла что он предлагает, и сразу же доверилась - не просто потому что его план был очевидно наиболее эффективен, но и потому что контакт позволил ей почувствовать его любовь к Пасте, как и он в тот же момент почувствовал её любовь к Топке.
  
   Джек улыбнулся. Он слышал что любовь сдвигает горы, но никогда не думал что увидит настолько буквальное воплощение этого высказывания.
  
   asm
  
   Кошкодевочки решают!
  
   - Так что же у вас всё-таки потом случилось?
   - Того, что мы проиграли, недостаточно? - буркнула Капля. - Ну ладно, всё началось, конечно, с того, что королевского посланника, который инспектировал границы и вёз королю наше предложение, выследили и убили сотрудничавшие с Рватнеком предатели.
   - И вы об этом ничего не знали, пока на вас не напала его орда?
   - Да нет, не совсем, - Капля пожала плечами. - Там местные потом сообщили, что не видели дальше этого посланника, Монолит собрал собственное расследование ситуации, следы засады нашли, - она на секунду запнулась, - потом нашли самих предателей...
   - И убили?
   - По словам Монолита, едва унесли ноги, - бросила Капля. - И то только он с одним из компаньонов вернулся.
   - Сурово...
   - Потом мы, конечно, собрали по собственной инициативе новых послов во главе с Монолитом, - она немного поморщилась, - отправили их сразу же как смогли... но было уже поздно.
   - Не успели?
   - Да, из степи прискакали орды кентавров с людоящерами, окружили Брод - мы едва успели людей с из промзоны в город вывести, и то ценой жизни местных... Потом они попробовали взять нас штурмом, запустили сначала местных из числа неграждан, потом людоящеров...
   - И вы понесли невосполнимые потери?
   - Да нет... - Капля посмотрела на собеседницу немного недоумевающе. - С местными я сама разобралась, людоящеров в основном истребили с помощью Бластера - это один из наших кейпов, стрелок лазерами, - Грут - это девочка, которая могла превращаться в дерево, - и огнестрела, а потом враг придумал новые хитрости, а кентавры попытались пойти на штурм...
   - Ладно, чувствую, дальше будет тяжёлая часть истории: много крови, смертей, отчаянного и бессмысленного сопротивления, и поражение.
   - Да нет же, - возразила Капля. - Всё у нас там вышло нормально. То есть насколько нормально оно только могло сложиться в той ситуации: от кентавров мы в итоге кое-как отбились, местным предателям тоже вломили, когда они сами попробовали сунуться. Потом мы всё-таки переехали и крайне злой Топка смог реализовать свою ненависть массовым производством тинкертех-огнестрела. И тут кентаврам стало как-то грустно.
   - И что, потом вы с ними всё-таки разобрались? А почему тогда поражение?
   - Да мы их почти всех поистребляли, и даже почти добрались до самого Рватнека, - Капля только махнула рукой, - да толку-то. Тут он презентовал своё самое главное оружие, которому нам нечего оказалось противопоставить...
   - И что же это было за оружие.
   - Кошкодевочки.
   - Что?! И их не брали пули или они были суперсильными, супербыстрыми и суперскрытными?
   - Да нет, - Капля вздохнула. - От оружия они так же умирали, да и не особо они сильнее или быстрее обычных людей - разве что ловчее немного...
   - Но как же этот Рватнек тогда победил?
   - Идеологически, - Капля горестно вздохнула. - Думаешь, у нас остались какие-то шансы, когда он ввёл в оборот лозунг "каждому воину - по кошкодевочке"?!
   - И от вас все отвернулись...
   - Да от каких нас?! - Капля почти кричала. - Да все наши тоже переметнулись к Рватнеку! Он поббедил нас, не выходя на битву, - кошкодевочками!
   - И что, даже ваша Грут на это купилась? - изумлённо спросила собеседница.
   - Ей подарили саблю, барабан и щенка бульдога.
   - А как ты устояла?
   - Меня не интересуют кошкодевочки, - обиженно буркнула Капля.
   - И он не дал тебе того, что ты хотела?
   - Он мог делать только кошкодевочек! - снова вскричала Капля. - Он вообще делал только девочек - у него были кобылодевочки, саламандродевочки и кошкодевочки! А я хотела себе котомальчика-а-а! - Капля не выдержала и зарыдала.
  
   Linig
  
   Очень злая лошадка
  
   Роберт плохо помнил, что произошло вчера... или это было уже сегодня? События выплывали из памяти кусками, отдельными вспышками.
  
   Черныш внезапно взбрыкивает, отбрасывая Роберта. Боль в рёбрах - ничто по сравнению с болью в сердце. Почему? Почему? Он больше всех в этом чертовом городке любил лошадей, первым вызвался ухаживать за ними... но ничего так и не добился, пока не пришла та девочка. Хах. Что он вообще о себе возомнил? С чего вдруг он стал считать себя экспертом по лошадям? Он даже не ветеринар, он просто тупица, годный только на грубую физическую работу. Подумать только, а он ещё радовался что нашлось что-то где он сможет себя проявить...
  
   Тьма, рассекаемая лишь огоньками факелов. Грохот выстрелов - после тридцатой пули Роберт понял, что ему этим не повредить... но почему? Почему в него стреляют? Почему люди разбегаются от него с паническими воплями? Почему он видит словно стоя, хотя бежит на четвереньках? Почему он бежит так быстро? Почему он ничего не чувствует под ступнями и ладонями? Почему-
  
   - Чешуйчатый уродец! - с ненавистью выкрикнула какая-то женщина. - Тупая ты скотина, понял что говно с лошадьми и решил сам лошадью стать? А вот хер тебе, ты и так никому не нужен!
   Откуда... откуда она все это знает?! Что она о себе возомнила?! Роберт пошёл на таран, но сука сумела увернуться, спрятаться... в мастерской Пасты? Нет, нет, туда нельзя! Нельзя трогать Пасту! Если Джедай подумает что он тоже хотел её убить... Надо бежать!
  
   ...насмерть! - донёсся откуда-то голос Капли.
   Да, точно! Капля! Капля ему поможет! Она всем помогает не покладая рук, как настоящая героиня, она скажет что делать! Вон уже и выстрелы прекратились, наверное это тоже она скомандовала!
  
   Нет, нет, нет, что же он наделал? Та сука заслуживала умереть, но почему он не сдержался? Монолит же говорил про поступки... Надо бежать, пока его не казнили! Светящееся оружие и лучи жгут, они намного сильнее пуль!
  
   Бежать, бежать, бежать. Из Брода, через реку и дальше в степь. Как можно дальше, дальше от Брода, и пуль, и жжения, и страха, и лошадей - в степь, где он никому уже не повредит, где его не догонит справедливое наказание.
  
   Подгибающиеся ноги. Все четыре - Роберт давно уже заметил что рук у него больше нет, что только придало ему решимости не возвращаться. Он не видел своего отражения, но эти копыта и выкрик той суки позволяли предположить. Даже без учета того что он натворил... что если они подумают что он заражён? Роберт слышал сплетни про укусы кентавров, и не хотел закончить как дояр с дояркой. Его убийц может потом и казнят, но самому-то Роберту легче уже не будет. Тем не менее... сколько часов он уже бежал? Солнце давно поднялось и сейчас жарило во всю мощь. Наверное... можно уже... отдохнуть...
  
   Теперь Роберт хотя бы примерно понимал, почему он проснулся посреди степи... но предпочёл бы ничего не вспоминать. Знание приносило безнадежность - что ему теперь делать? Куда податься? В Брод? Исключено. К местным? Роберт вроде слышал что-то про богов... вот только учитывая кентавров, как бы его и местные не попытались прирезать. Жить в степи? Он так быстро сойдёт с ума (предполагая что этого ещё не произошло), предполагая что его раньше кентавры не найдут.
  
   Подождите-ка. На горизонте что-то виднелось... Роберт вспомнил ощущения прошлой ночи, сконцентрировался и... вывернулся наизнанку? Это сложно было описать, но теперь он снова был чем-то вроде лошади. Эта форма также обладала хорошим зрением, позволившим ему понять, что же он видит. Кентавры. Намного, намного больше чем было в той первой атаке - вроде в процессе разборки тел насчитали четыре сотни, а тут... как минимум тысяча, а скорее всего больше. Неужели это та орда, про которую им рассказывали на учениях?
  
   - Хах... хахах... - истерически хохотнул Роберт. - Похоже ждать пока меня найдут не придётся, а? Целую орду на меня послали...
  
   Нет, что он говорит? С чего вдруг целой орде тратить время на никчёмного тупицу вроде него? Они направляются куда-то ещё... Нет. Не может быть!
  
   Но, обдумывая это, Роберт больше и больше уверялся в реальности ужасной идеи, осенившей его. Они идут на Брод. Они пришли чтобы убить их всех. Разумеется, им не выстоять против мощи героев и огнестрельного оружия... но скольких они успеют убить перед тем как их самих перебьют? Даже при атаке того табуна человек десять погибло, а тут целая орда. И ведь в Броде даже не знают о них пока...
  
   И тут Роберт понял, что нужно делать. Если он только и может что вредить лошадям... значит нужно вредить тем которые этого заслуживают. Может его тут и убьют, но если нет... за победу над ордой его должны простить, несомненно.
  
   Встряхнувшись, Роберт поднялся в полный рост и побежал. Само собой из груди прорывалось истерическое ржание... а потом к нему присоединилось ржание кентавров, в ряды которых врезалось несколько тонн бронированной конины.
  
   Read_GreenNY
  
   Племянник Короля
  
   - Ррррааааааа! - в один голос прорычали двое беженцев, пока неслись на Каплю, держа в руках при этом огромный заточенный деревянный кол.
   Капля, которая до этого была занята боем с небольшой группкой людоящеров, обернулась на рык.
   Послышался мерзкий звук разрываемой плоти и треск раздробленных костей.
   - Ох, - охнула Капля и упала на спину, пронзенная деревянным колом, который должен был служить защитой от кентавров, но сейчас являлся орудием убиения живой богини.
   Беженцы-предатели было подумали, что непобедимая богиня-иномирянка все-таки умерла, сраженная не металлом, но деревом, как тут эта самая богиня издала жуткий крик.
   - Блядь, это же больно! - завопила Капля, поднимаясь на ноги. - Тыкать х... кольями в живого человека!
   Разворот корпуса, и Капля сбила одного из беженцев торчащим из живота колом. Далее, она, рыча, направилась на другого беженца, который в ужасе кричал, смотря на неостановимую богиню, которая неумолимо приближалась к нему.
   Взмах лом-меча оборвал крик предателя.
   - Должен остаться только один! - воскликнула Капля, когда кровь беженца, вырвавшаяся из его лишенного головы тела, окропила лицо и грудь разъяренной женщины.
   К беженцем подошло подкрепление - еще одна небольшая группка самых смелых (или наитупейших) предателей, которые решили сразиться с Каплей.
   Сначала, беженцы просто обстреливали Каплю из луков и арбалетов, превращая ее в своеобразного "ежика", утыканного стрелами и болтами, но один из самых смелых (или наитупейших) беженцев подскочил к Капле и с размаху двинул той увесистой булавой по голове.
   В который раз за все ее супергеройскую карьеру, лишенная головы Капля упала на спину, при этом придавив острым концом кола беженца, которого она раннее и сбила...
   Темнота...
   Очнулась Капля, лежа возле придавленного ею беженца.
   Рядом лежал разломанный надвое кол, древесина которого не смогла противостоять натиску регенерирующей плоти Капли, и расщепилась.
   Послышались крики со стороны госпиталя Доброго Доктора, и Капля, не раздумывая, помчалась туда, на выручку бывшему элитнику.
   Капля ожидала увидеть, что предатели учинили кровавую резню гражданских, может быть даже то, что они смогли достать помощников Доктора, и самого Доктора, но увиденная картина заставила ее опешить.
   Группа беженцев просто стояли и истошно вопили, дрожали от страха, побросав все свое оружие.
   Среди них был здоровенный блондин, на голову-полторы выше даже Монолита. Он методично и крайне жестоко убивал предателей.
   Вот Бугай-блондин пробил своей рукой живот одного из беженцев; затем одной рукой сломал шею другому; небрежным движением руки откинул еще одного в стену противоположного здания.
   Капля раздумывала, что же ей делать дальше. С одной стороны, Бугай явно справлялся с защитой госпиталя самостоятельно, и она могла вернуться к обороне стен, с другой же, она не знала, как себя поведет Бугай, когда враги кончаться.
   Разгоряченный натуральный блонд... триггер может воспринять любого случайного прохожего как врага, и тогда Капле придется выписывать Бугаю живительных тумаков, чтобы образумить его и не дать ему убивать невинных.
   Пока Капля размышляла, она чуть не пропустила мерзкого людоящера, скрывшегося на крыше одного из зданий.
   Подлое создание Рватнека метнуло копье в спину Бугаю, прямо между лопаток.
   Как и ожидала Капля, копье, встретившись с кожей Бугая, просто раскололось, но то, что последовало за этим, изрядно удивило героиню.
   Стоявшие рядом с Бугаем беженцы резко издали стон боли и упали на спину, из их спин брызнула кровь.
   Самый крепкий из беженцев попытался подняться, но тут Бугай подошел к нему, и наступил ему на голову, раздавливая тому черепушку, словно та была перезрелой сливой.
   Бугай наконец-то заметил Каплю и повернулся к ней лицом.
   Хмурясь, Капля несколько секунд вглядывалась в лицо Бугая. Его сила выглядела весьма знакомо...
   - Я тебя знаю, - осенило Каплю.
   ***
   Капля, Монолит, Гонсалес, Сандерс и Коннорс решили побеседовать с каждым человеком, кто хоть как-то владеет огнестрельным оружием. Узнать уровень владения огнестрелом, профессионал ли этот человек или просто стрелок-любитель, а также просто понять, стоит ли доверять оружие этому человеку.
   Они оборудовали импровизированный зал для опросов в небольшом деревянном здании, которое раньше служило бакалеей, по всей видимости.
   - Позвольте представиться, - произнес высокий накаченный блондин, входя в помещение. - Мое имя Лоуренс Максберри.
   - Максберри, - задумчиво произнес Сандерс. - Знакомая фамилия.
   - Король, - выплюнул это прозвище Монолит.
   - Ага, - кивнул Лоуренс. - Я его племянник.
   Повисло напряженное молчание. Вся пятерка представителей силовых структур Брода сверлила взглядом здоровяка.
   Лицо Лоуренса совершенно не выражало никаких эмоций, но вот его взгляд... Что-то в нем было такое, Капля даже не могла сказать что.
   - Вы так открыто говорите о родстве с одним из самых жутких маньяков Северной Америки, - решилась Капля нарушить молчание.
   - Ха, - усмехнулся мужчина. - Я уже давно привык к этому... Надо сказать, это самая сдержанная реакция из всех, что я наблюдал до этого.
   - Вам приходилось до этого стрелять в людей? - спросил Монолит.
   - Ага.
   - И кого ты пристрелил? - решил прямо спросить Гонсалес.
   - Своего соседа, - произнес Лоуренс, а затем, видя как остальные напряглись, добавил. - Он пытался ограбить меня.
   - Где же вы научились владеть оружием? - спросил Коннорс. - Вас обучил ваш дядя?
   - Нет. Я был слишком мал, а к моменту, когда я смог бы держать оружие в руках, мой дядя уже... занимался своими делами.
   - И что же? - спросил Монолит. - Вы учились в целях самообороны?
   - Мой дед был шефом полиции, - начал объяснять Лоуренс. - Я решил пойти по его стопам, отслужил в армии, поступил в полицейскую академию, но... не срослось.
   - Сейчас у нас нет свободного оружия, но если что, то мы будем иметь вас в виду, - произнес Монолит.
   - Хорошо, - ответил Лоуренс.
   Собираясь уходить, Лоуренс на прощание протянул руку Монолиту, и тот, секунду поколебавшись, пожал ее в ответ.
   - Хрен ему, а не пушка, - произнес Гонсалес, когда Лоуренс удалился.
   ***
   - Лоуренс! - выкрикнула Капля, вновь привлекая внимание Бугая, который отвлекся на добивание беженцев. - Ты собираешься атаковать меня?
   Лоуренс оглядел Каплю, а затем, улыбнувшись, сказал:
   - Не вижу смысла. Даже если бы и хотел, то не смог бы вас убить.
   - Ты поможешь нам?
   - А куда деваться-то? - пожал плечами Бугай.
   И они вместе стремительно ворвались в орду кентавров, неотвратимо неся им погибель.
  
   Linig
  
   Еще один Путь к Победе
  
   Группа требовала очередной коррекции. Собранная и отправленная в кратком окне возможности, когда слепое пятно Воина все ещё существовало, она была полна как потенциальных носителей, так и уже полноценных носителей, происходящих от Воина и Мыслителя обеих. После того как со слепым пятном было покончено и Симург стала способна полноценно планировать дальнейшие действия, группа заняла значительную роль в схеме - установление контакта с Гимел сместит приоритеты Смотрителей и других фракций в критический момент. Однако, для воплощения этого сценария в реальность группе требовались множественные коррекции - обеспечивающие выживание и достаточный уровень возможностей. Большинство симулированных подсоединений осколков к потенциальным носителям не приводили к оптимальным результатам, но успехи были достаточны для покрытия большинства потребностей - исключая одну. Атака скоординированных групп творений одного из местных носителей приведёт к недопустимому уровню потерь, и различные симуляции критических ситуаций, вовлекающих потенциальных носителей, не позволяли это предотвратить.
  
   Единственным оставшимся вариантом было использование главного заложенного в группу ресурса - брата её создателя. Он был отмечен Администратором, и мог быть наделён достаточным уровнем возможностей для отражения атаки. Запрос на выделение грани самого Администратора скорее всего не будет удовлетворён в связи с низким уровнем энергии, как и запрос на активацию и подключение какой-либо части ещё не использованного аварийного резерва. Однако, использованные для строительства её уничтоженных братьев части все ещё могли быть переназначены - с намного меньшим уровнем возможностей, но это не является препятствием. Выданная способность должна быть достаточна для отражения атаки, но не критического изменения графика. Проведённые симуляции показали, что наиболее оптимально будет выделить оставшиеся от Бегемота части, создав достаточно многофункциональную способность.
  
   Единственным чувством сильнее ненависти к себе оставался страх. Не то чтобы особо намного, но достаточно для того чтобы Питер оставался на месте - забившись в бывший ледник под одним из домов. Когда оборона восточной стены рухнула и люди начали падать десятками под напором кентавров, Питер не выдержал. Он побежав, бросив все - своих друзей, своих соседей, своих товарищей... даже свою дочь. Последнее что он видел - Хлоя и Капля сражающиеся спиной к спине, не давая кентаврам добраться до лежащего на ветвях Бластера. Даже десятилетняя девочка была более смелее его - ведь несмотря на свою силу она была отнюдь не бессмертна. Кентавры могли ломать древесину, и тем не менее она осталась - сражаясь за то что она верила. Она решила стать героиней, и пошла до этой дороге до конца, даже если этим концом была смерть ради того чтобы другие жили.
  
   Не то чтобы это был первый такой случай. Ещё в молодости Питер списал своего брата в безнадежные - калека был бесполезен для него, а значит контакт с ним следовало свести к минимуму, оставляя силы, время и энергию на карьерный рост. Каким же он был идиотом... Босс совсем не разделял высокого мнения Питера о своих способностях, и после очередной ошибки Питер просто оказался на улице. Единственным что его спасло в тот момент была помощь брата - каким-то образом получившего экспериментальное лечение и даже устроившегося на высокооплачиваемую должность в СКП. В подробности Дэвид не углублялся, но платили ему достаточно чтобы поддержать Питера - не просто в смысле крыши над головой и еды на столе, но обеспечения семьи и комфортабельного стиля жизни, угрожавшего обрушиться под весом неоплаченных кредитов. Дэвид легко мог бы плюнуть на Питера также как тот плюнул на него - но он этого не сделал. Может быть, те редкие контакты были важны для него, а может быть Дэвид помог бы в любом случае, но факт оставался фактом - Питер был обязан ему всем.
  
   Интересно, если бы Дэвид увидел его сейчас, пожалел бы он о своём решении? Подумал бы ли он, что было бы лучше позволить Питеру вкусить последствия своих решений и не давать ему возможность сохранить семью? Может быть, если бы Дженна нашла себе кого-то другого, не являвшегося таким куском дерьма, она была бы сейчас жива...
  
   Грохот и ржание сверху вырвали Питера из потока мыслей. Ну что же, похоже скоро он встретится с Дженной. Выбрав жизнь над человечностью, Питер потеряет обе. Хаотичный топот быстро был прерван раздражённым шипением, и крышка люка приподнялась, показывая людоящера.
  
   Зажимая рот обеими руками, Питер изо всех сил вжимался в угол в идиотской надежде что, может быть, в темноте его не заметят... но, разумеется, людоящеру потребовалась лишь пара секунд чтобы разбить эту надежду вдребезги. Прыжок вниз, поворот головы, и затем рывок с остриём меча, устремляющимся Питеру прямо в лицо.
  
   ...
  
   Стряхивая непонятное видение, поначалу принятое им за загробную жизнь, Питер увидел удивительное явление - меч, судя по тому что он видел, упирался ему прямо в лоб, но Питер ничего не чувствовал несмотря на дрожащие от напряжения руки людоящера. Нет, не совсем верно - он чувствовал какую-то странную силу внутри себя, понемногу накапливающую с каждой секундой, но не чувствовал дикой боли, логически должной следовать из происходящего.
  
   Отчаянный удар, сопровождающийся непроизвольным вложением всей накопленной силы, отправил людоящера в краткий полёт до противоположного угла. Тот врезался в стены с отвратительным хрустом и больше не поднялся. Питер с недоумением уставился на свою руку, и это словно сдвинуло какой-то переключатель в его голове. Питер увидел, услышал и ощутил все... все происходящее в Броде? Нет, только части Брода.
  
   Вот Доктор, выбивающийся из сил лишь бы лечить быстрее - но поток раненых намного превосходил его возможности. В числе раненых - Джедай. Питер его невзлюбил ещё с того момента когда услышал каким испуганным голосом о нем говорит Хлоя, и хотя та с тех пор вроде бы перестала его бояться, самому Питеру стряхнуть неприязнь так и не удалось. Хех. Как и многие другие, Джедай был куда лучшим человеком чем Питер - по крайней мере он сражался до конца.
  
   Вот Бочка, режущая кентавров направо и налево. Неосведомлённому наблюдателю могло бы показаться что она несокрушима, но Питер знал что она набирает воду в себя - и как только та закончится, Бочке придёт конец.
  
   Вот Капля. Одной рукой махая лом-мечом, другой прижимая к себе раненую Хлою в человеческой форме, она старалась прорваться к Доктору, но не слишком успешно. Помимо уже привычной ненависти к себе и страха за Хлою, это зрелище переполнило сердце Питера беспредельным обожанием. Он и раньше заглядывался на почти что невозможно красивую Каплю, но сейчас... Она была идеальной матерью для Грут. Она обладала опытом в парачеловеческих делах, была достаточно сильна чтобы помочь Хлое в любой проблеме с её формой "Грут", и просто была умна, умела, заботлива, и... была бы идеальной женой для Питера, если забыть на секунду про разницу в их статусе и просто базовом человеческом достоинстве.
  
   И многие, многие другие, сражающиеся и умирающие под натиском волны кентавров. Питер словно мог потрогать каждое тело, напрямую чувствовал как живые излучают тепло и вырабатывают его, а мертвые лишь быстро приходят в равновесие с окружающей средой. Многие другие, совсем непонятные ощущения также бомбардировали его, и все они обладали вторым слоем - на его теле. Когда как в целом он чувствовал что может, проявив желание, согнуть потоки в нужную ему стороны, согнуть он мог не слишком сильно. То же что соприкасалось с его телом, впрочем... он мог поглотить все. Неважен тип или мощность любая энергия (вот что он чувствует?) могла отправиться в его внутренний резерв и храниться там пока не придёт время ее выпустить... как он сделал с тем людоящером.
  
   Стряхнув оцепенение, вызванное потоком информации, Питер принялся действовать. Сначала, разумеется, он попытался согнуть потоки таким образом чтобы просто убить всех врагов разом... и словно врезался в стену. За что бы он не брался, как бы не пытался раздавить, поджарить или задушить кентавров и людоящеров, им было все равно. Единственным чего он добился были легкие задержки... которых, впрочем, иногда хватало защищающимся чтобы нанести смертельный удар. Подождите-ка... может быть, в этом и есть предназначение этой "зоны"?
  
   Занятый размышлениями, Питер подбежал к люку и одним прыжком (используя запасенную от столкновения ног с полом энергию) взлетел наверх. Кентавры сразу же кинулись к нему... а затем от него, уже в мёртвом состоянии. Энергия несущихся на полной лошадино-человеческих туш концентрировалось в касаниях ладонями или пальцами и мгновенно убивала кентавров, передаваясь им. Летающие трупы сородичей кентавров не смущали и они продолжали переть, пока не кончились. Затем Питер вышел из дома и нашёл много новых целей.
  
   Почти автоматически двигаясь и убивая врагов (в определённый момент он даже перестал использовать касания, просто сразу же отражал поглощенную энергию в какую-бы то ни было соприкоснувшуюся с ним при атаке часть тела, или оружие в случае людоящеров), Питер напряжённо размышлял. Если его зона может только, фактически, создавать иллюзии... каков этому предел?
  
   Как выяснилось, предела почти не было, за исключением границ самой зоны. Практически без усилий Питер маскировал защитников или делал их невидимыми, неслышимыми, и даже убирал запах манипулируя кинетической энергией - тот шёл в иллюзии людей, отвлекающие врагов и заставляющие их воевать с пустым местом, а порой и со своими же товарищами, чей запах шёл на придание достоверности замаскированным под кентавров людям. Особенно проблемным врагам, догадывающимся что тут что-то не то он просто обрубал все чувства, оставляя бессмысленно дергаться в разные стороны пока их кто-то не убивал. Питер наблюдал за ситуацией в целом и давал советы - голосом, надписями или знаками-указателями. Тащить раненых туда. Бейте в спину, они вас не видят. Я новый парачеловек и бегу к вам на помощь, не отчаивайтесь. И все прочее, что он только мог придумать. В первую очередь, разумеется, Каплю - хотя хотелось сказать столь многое, Питер ограничился просто инструкциями и советами, даже не раскрыв свою личность пока.
  
   Наблюдая, как Капля донесла Хлою до ауры Доктора и положила там, сразу же отправившись обратно в бой, Петер подошёл к своей дочери и присел рядом. Сражение уже утихало, переходя скорее в методичное истребление кентавров, и ещё один кейп прорезающий кровавую просеку через ничего не понимающие ряды врага... наверное, все равно пригодился бы, но Питер не мог себя заставить снова бросить Хлою.
  
   - Па... па?.. - раздался слабый голос.
   - Папа здесь, доченька. - едва сдерживая слезы ответил Питер. - Я... клянусь, больше я тебя никогда не брошу.
  
   Питер не заслуживал второго шанса на жизнь, но раз уж получил его... больше он не повторит ошибок прошлого. Даже если Хлоя его никогда не простит, это не важно. Важно чтобы она жила счастливо, и не имеет значения что придётся для этого сделать.
  
   ------
  
   Помните аннотацию к ССС?
  
   Так как Выверт тут отсутствует, предполагается, что все переброшенное происходило в симуляциях Симург, в ее поисках пути к победе.
  
   Что если спецбонус Путь к Победе это... путь к победе? Вмешательство Симург на максимуме, гарантирующее что какие-то ключевые события пойдут как надо?
  
   ------
  
   Если сила непонятна, то вот описание прямым текстом:
  
   Питер Браун. Скрытник-9/Контакт-9/Умник-3. Манипулятор энергией, с двумя частями силы. При физическом контакте он может поглощать любой тип энергии (поглощение для предотвращения повреждений происходит автоматически), сохраняя в себе и при желании выпуская обратно, аналогично через физический контакт. Также, он может манипулировать энергией в определенном радиусе вокруг себя, но с ограничением - только в той мере чтобы обмануть восприятие живых существ или приборы. Он может манипулировать звуком, светом, теплом, радиацией и всем прочим, но мощность строго ограничена тем пределом где приборы, органы чувств или сами живые существа пострадают. Он даже может манипулировать кинетической энергией чтобы частично обмануть чувство осязания, но лишь до того предела где оказывается серьёзное влияние - даже ребёнок может легко просунуть руку через или пройти насквозь его иллюзии. Вторая часть также сопровождается необходимой способностью Умника, позволяющей ощущать все подконтрольные ему типы энергии в радиусе действия, а также дающей достаточную многозадачность для контроля любого количества иллюзий. Так как это включает звук и свет, он фактически обладает 360 градусным идеальным зрением, слухом и осязанием в этом радиусе.
  
   Когда ты Бугай-1
  
   Оливия не очень-то любила кейпов. Нет, вы не подумайте - она была не из тех поехавших, заливавших определённые уголки интернета призывами убить всех паралюдей. Она не любила именно кейпов - героев и злодеев, только и делающих что дерущихся друг с другом, осложняя жизнь всем остальным. Спокойные, работящие паралюди, вроде Пасты, Доктора или Полиглот ей вполне себе нравились, и даже Джедай, которого она поначалу посчитала типичным кейпом, оказался вполне нормальным парнем - разговорившись как-то с ним, помогавшим в работах по изготовлению арбалетов, Оливия поняла что на самом-то деле ему больше нравится именно помогать ручным трудом, а в рубке кентавров и казни он участвовал лишь по необходимости. Но вот остальные...
  
   Топка, казалось бы, тоже работящий - вот только учитывая как он себя вёл даже в спокойной обстановке, Оливии всегда казалось что нужен лишь легкий толчок и Топка слетит с нарезки. Начнёт убивать людей направо и налево, а может и на других паралюдей кинется. С Бластером же и предполагать не требовалось - скольких он людей перебил сразу же после получения своей силы? Да ещё и бедную Лили, лишь пытавшуюся спасти ребёнка (в этом Оливия была уверена твёрдо) он безжалостно застрелил. Или взять ту же мелкую суку, превращающуюся в какое-то отвратительное страхоебище - мало того что её вид вызывал у Оливии непроизвольную дрожь, так она как-то раз чуть не пришибла Оливию кинутым бревном. На тренировках, ага. Якобы. По крайней мере так сказала Капля... Герои ведь врать не будут, верно?
  
   Нет. Конечно нет, разумеется нет, тысячу раз нет! Все кто верили этому - полные идиоты. Нет, в прошлом это было понятно - иллюзия поддерживалась хоть и не идеально, но достаточно хорошо, без крупных прорех. Но в последние годы перед концом света... Все началось с инцидента в Броктон Бей. Звучит немного смешно, учитывая какой дырой являлся этот город - и недели не проходило без "инцидента" того или иного рода. Но нет - это инцидент был уникален тем что его засекретили. Вскорости после того - смерть Александрии. Да, официальная версия наплела какой-то ерунды про влияние Симург, но Оливия не поверила этому ни на секунду. Её подозрения росли, но как оказалось - реальность была ещё хуже. Все больше и больше информации поступало через интернет - ранее допускавшейся только в тех самых уголках, в виде сумасшедших теорий заговора, а теперь об этом говорили все. Котёл, теневая организация манипулирующая всем и вся. Силы из бутылки, стоящие за "хорошими" триггерами (ещё одна ложь из бесчисленного множества). Александрия, коррумпированная с самого начала - и коррумпированная до предела, выступая своим же начальником и извращая основополагающий принцип СКП, призванный поставить паралюдей под контроль. Ну и, разумеется, вишенка на торте - Сын, якобы величайший герой, по-видимому устал притворяться и показал свою истинную натуру омницидального маньяка.
  
   Так что герои в глазах Оливии были на самом дне. Даже ниже злодеев - те хотя бы не скрывали свою отвратительную натуру. Пара надменных Бугаев, возомнивших себя лидерами (и не надо тут про "администрацию" - тоже мне представители народа, выбранные по указке кейпов которые потом "передали" им власть) были достаточно плохи, но они не шли ни в какое сравнение с Бочкой. На поверхности, казалось бы, просто работящая девушка, помогающая снабжать народ водой, также как Паста помогала с едой... Вот только контроль воды был, очевидно, не единственной её способностью. И даже не главной. Джонатан был глупцом, раскрывшим себя сразу и бесславно подохшим в результате - Бочка была куда хитрее. Медленно, незаметно и неумолимо она опутывала своими чарами весь посёлок - концентрируясь, разумеется, в первую очередь на паралюдях. Все, абсолютно все они смотрели на неё как минимум дружелюбно - а как максимум влюблённо. Топка был лишь первым тестом - Бочка опасалась особо сильно влиять на опытных кейпов, так что не привечавший людей затворник был идеальной целью. Такой грандиозный успех развязал ей руки, и каждый триггернувший либо вскорости умирал, либо подпадал под влияние Бочки. Она даже организовала "раскрытие" сектантов - отвлечь внимание людей, дискредитировать любые идеи про тайных манипуляторов как сектантские бредни. Девять трупов - вполне приемлемая цена за снижение шансов на раскрытие её Властелинской натуры. Разумеется, в такой ситуации Оливия не могла никому ничего рассказать - только готовиться, готовиться к тому дню когда она сможет всех спасти...
  
   И, похоже, этот день - сегодня. Второе нападение кентавров послужило необходимым толчком - люди наконец поняли что происходит и, разумеется, преисполнились праведной ярости. К сожалению, не все поняли ситуацию целиком, и отдельные действия были неправильны - к примеру, Доктору и Джедаю угрожать было не надо. Бочке, впрочем, тоже - надо было не пытаться приставить арбалет, а сразу стрелять. Увы, времени на то чтобы все объяснить у Оливии не было - Топка наконец сорвался, оправдав ее ожидания, и ситуация взорвалась. Толпа ринулась вперед, а Капля - навстречу им. Оливия одна из первых схлопотала затрещину и упала, сразу же почувствовав напор толпы с положения затаптываемой, а не её части. Неужели... это конец?
  
   ...
  
   Нет, не время фокусироваться на звёздах и прочей фигне - Капля упала! Она уже поднимается, помаргивая глазами, но отхлынувшая было толпа увидела свой шанс и возобновила наступление - и Оливия вместе с ними. Сила и энергия переполняли её тело - с такой мощью им не нужны кейпы чтобы отбиться от кентавров. Сейчас она расправится с Каплей, потом Бочкой, потом остальными нестабильными кейпами - а затем придёт очередь кентавров. Оливия в одиночку сокрушит набегающие орды и всех спа-
  
   Раздавая затрещины на автомате, Капля напряжённо вглядывалась в толпу. Где же, где же этот новый триггер? Что он делает? Дружелюбен или враждебен? Скрывается или бежит на неё? Пока что парачеловеческих сил не было видно - люди просто бежали на неё с оружием и без, падая от затрещин как обычно. Вот и очередная женщина упала. Черт, да где же он?
  
   Nedograc
  
   Немного успокоительного
  
   - То есть мы должны сделать вылазку в лес? Вы понимаете, что снаружи -Капля махнула рукой в сторону частокола - там, нас ждет орда кентавров ,людоящеров, предателей и дьявол знает еще чего. Мы потеряем очень многих.
   - Если мы этого не сделаем то ... то потеряем всех. - тихо прошептала Паста.
   - Объяснитесь - Капля скрестив руки на груди, начала пристально смотреть, на сгорбившегося Технаря.
   - Вы когда -нибудь были в лагерях беженцев? Я имею ввиду не дружеский визит, не работу на публику, а именно жизнь в таких местах - не дожидаясь ответа, Луиза продолжила. - Жизнь среди людей, которые в одночасье лишились всего -работы ,крова, семьи? Они превращаются в чудовищ. Я ... я видела ... видела ... мой мальчик - из глаз Пасты ручьем полились слезы. - я не могла этого допустить, чтобы это все повторилось!
   - Вы что -то добавляли в еду - Капля не спрашивала, она констатировала факт.
   - Да!- вскрикнула Луиза и не давая Капле времени продолжила - Легкое успокоительное! Чтобы мы не вцепились друг другу в глотки, чтобы не перебили друга. Запасов хватит еще на день, может на два, но потом...
   - Что вам нужно, чтобы сделать успокоительное?
   - Сосновые шишки.- прошептала Паста.
  
   asm
  
   Черная неблагодарность
  
   - Эй, путник, что здесь делаешь? Куда путь держишь? - перед лордом Монтуоном стоял помятого вида бродяга в порванной местами одежде, словно снятой с разных людей, и прятал что-то за поясом.
   - Я это, к Броду, - ответил он, оглядев отряд.
   - Что делаешь так близко во владениях Рватнека? Ты разве не знаешь, что он делает с людьми?
   - Да, у него замок прямо за тем холмом! - путник показал на северо-северо-восток, где в пределах полудня езды перед хребтами и правда возвышался приметный холм у входа в одну из долин.
   - И что, ты там был? - с подозрением спросил лорд Монтуон. - Отвечай, что ты там делал!
   - Ну как, я, тащемта, сам туда направлялся, - невозмутимо начал путник, - но по пути напали кентавры, треснули копытом по башке, погрызли немножко, ну и, видимо, приняли за труп...
   - И что?
   - Ну а трупы они сносят в тот замок, там пристройка с ледником - и там куча разного мяса лежит.
   - И тебя отнесли туда?
   - Ну да, очнулся я, значит, а передо мной стоит мужик какой-то - расфуфыренный весь, несколько людоящеров по сторонам него, - и палкой своей мне в лицо тычет, орёт на меня...
   - Что орёт? - быстро перебил его лорд Монтуон.
   - Что-то вроде "почему ты не превращаешься, сраный кусок мяса?!" - воспроизвёл бродяга. - Ну или я его так понял, у него акцент какой-то странный, а я и так вашим языком не до конца владею. - Лорд Монтуон на мгновение задумался и подтвердил себе, что подозрительный встречный говорит хоть и довольно складно, но похоже на людей с востока, а не из Морании, с явным акцентом.
   - А ты? - спросил он дальше.
   - А я разозлился, конечно, - объяснил бродяга. - Мало того, что он нас перебить пытался, конелюди мне его морду хотели обглодать, так ещё он стоит и палкой своей тычет, - он на миг прервался, но продолжил. - В общем, выхватил я у него эту палку - тяжёлая, зараза, - и как вмажу ему по башке, от души, в общем... ну он и упал сразу ничком.
   - А ты?
   - А на меня людоящеры бросились бить и рвать, и эта палка его мне не сильно помогла, - с грустью заметил путник. - Хотя одного я таки хорошо успел приголубить - аж мозги у этой сволочи брызнули.
   - И что дальше?
   - Да дальше они успокоились в конце концов и ушли, и я ушёл потом, - он махнул рукой, - там, правда, ещё пару раз по пути встречались... Неприятно, конечно, но что делать.
   - Ну-ну, - бросил лорд Монтуон, - а что это ты с собой несёшь за пазухой в земли Морании? - грозно спросил он. Было ясно, что бродяга брешет, но предатель ли он и идёт по заданию Рватнека, или отбился от отряда, который ходил за сокровищами, а теперь пытается вернуться в одиночку - необходимо было выяснить.
   - Да это палка его, - бросил тот, - ока короткая, конечно, но тяжёлая, отбиваться ей удобно, я ж мечом и не сражался никогда особо... вот, - он достал из-за пазухи жезл, уже искривлённый и помятый, но явно настоящий золотой королевский скипетр. Судя по всему, бродяга был ещё и блаженным...
   - Передай сюда, смерд, - грозно сказал ему лорд Монтуон. - По законам Морании и всех соседних королевств только благородные рыцари и жрецы имеют право прикасаться к скипетру!
   - Ещё чего! - отстранился смерд. - Здесь вообще ничейные земли, так что в Морании его и требуйте, а мне он ещё пригодится в пути!
   - Ах ты ещё и противишься! - Лорд Монтуон был в ярости. - Тогда прими свою кару! - Он достал меч, и только тогда до мерзавца начала доходить серьёзность его положения, но показанного отношения лорд Монтуон простить не мог. Он ударил бродягу сначала по руке, которой он пытался прикрыться, - тот вскрикнул и убрал её, - а потом и по голове. Смерд упал, задёргался и вскоре затих. Лорд Монтуон слез коня, подобрал скипетр и привязал к седлу.
   - С трупом ничего делать не будем, - сказал он влезая обратно. - Нет времени, и из одного человека много тварей Рватнек не сделает.
   - Поедем на холм? - спросил его лорд де Уомо.
   - Нет, движемся по намеченному маршруту, - отрезал лорд Монтуон. - Вряд ли бредни какого-то блаженного помогут нам в понимании того, как и почему изменилось поведение войск Рватнека. Вперёд, следует поторопиться - я бы не хотел встретить ночь в чистом поле...
   ***
   Якуб очнулся. Рука и голова всё ещё немного побаливали, но главное - золотой палки с ним не было. Мужик в доспехах явно спёр её себе. Сука. Он им, значит, специально направлялся к врагу, несколько раз был загрызен, но в конце концов всё-таки Рватнека-то прибил, и чем эти ублюдки отплатили... ограбили средь бела дня! Теперь он даже не сможет как следует отбиваться от кентавров и ящеролюдей. Не то чтобы ему это сильно помогало ранее, но тогда хоть грело душу то, что он успевал убить или покалечить хоть кого-нибудь, прежде чем его забивали или загрызали до смерти создания Рватнека.
   - Пидоры. Сраные уроды, чтоб вас всех кентавры сожрали! - в сердцах выпалил Якуб, после чего сплюнул и побрёл в сторону виднеющейся на горизонте кромки леса за рекой.
  
   з.ы. если что, кодовое название персонажа "вечный лох", но сам кейп об этом не знает х_х
  
   Linig
  
   Вперед, к светлому будущему
  
   Время словно замедлилось. Ещё до начала криков Гарри увидел реакцию на свои слова - лица, искажающиеся в ярости и ненависти. Сжимающиеся кулаки. Тянущиеся к оружию руки. В эту же секунду он понял - это конец. Рот на автомате проговаривал заранее придуманные аргументы, но мозг уже понимал что смысла это не имеет. Неправильные слова в критический момент словно взорвали толпу - теперь врагами были не кентавры, о нет. Администрация, кейпы, силовики - все кто смели говорить что делать, ограничивать, не пускать, заставлять работать. Неважно, что все они искренне старались помочь, неважно, что пытаться бежать или договариваться в текущей ситуации это верная смерть - группа отдельных индивидуалов, вполне разумных поодиночке, превратилась в многоголосого, опасного зверя. И этот зверь надвигался на Гарри.
  
   Слова не помогли. Бежать некуда. В сражении друг с другом победят только кентавры. Что делать? Что делать? Что, блять, ему делать в такой ситу-
  
   ...
  
   И так практически сразу начавшее ускользать из памяти видение оказалось смыто новым, гораздо более сильным ощущением. Океан энергии коснулся Гарри - сначала нежно, но с каждой секундой давление нарастало. Он словно превратился в живую дамбу - и уровень воды все нарастал, нарастал, нарастал... пока не полился. Это было сильнее любого оргазма, испытанного Гарри за всю свою жизнь - ощущение одновременно невероятной слабости и невероятной силы, ощущение полного высвобождения, подавляющего все остальное. Гарри словно стал частью этой волны, затапливающей все вокруг... хотя нет, не все. Гарри не чувствовал домов, земли или стен - только множество... углублений? Нет, не углублений. Людей. Каждая точка, заполненная потоком, сопровождалась изменениями в толпе перед ним - сначала ближайшие к нему, а затем и все остальные стремительно меняли своё поведение. Умолкали выкрики, успокаивались лица, опускалось оружие, прекращалось движение вперёд... Ещё секунду назад пылавшие яростью бунтовщики спокойно стояли на месте, смотря прямо перед собой. И не только они - судя по тому что звуки из-за стен полностью пропали, кентавры тоже попали под волну.
  
   Поднимающийся при осознании того что он творит ужас смешивался с ещё одним новым ощущением - малая часть углублений (вроде бы, девять всего?) не просто заполнялась потоком. Нет, эти углубления словно... вливались в поток? Обычные слова плохо подходили для описания испытываемого Гарри, но это немного облегчало отчаяние - он не один. Кто же... А. Кейпы.
  
   Да, кейпы были единственными исключениями - даже морпехи сейчас точно также спокойно стояли, но на лицах поднимающихся с земли кейпов все ещё были эмоции. В основном, недоумение.
  
   - Что происхо- - начал было Бластер.
   - Триггер! - хором оборвали его Капля и Бочка.
  
   Их взгляды быстро скрестились на Джонсоне, как и они явно выделявшемся из моря спокойных лиц, и после секундного замешательства Капля подошла к нему.
  
   - Гарри... ты триггернул? - прямо спросила Капля.
   - Я... наверное? - неуверенно ответил Гарри.
   - Что ты сейчас делаешь? Что происходит с людьми? - стараясь говорить спокойно продолжила Капля. - Ты их контролируешь?
  
   Контролирует? Хм. Гарри чувствовал что-то ещё, но до этого момента не совсем понимал, что. Он не просто ощущал заполненных потоком людей, но мог ещё и... сдвинуть их? Но одного усилия воли тут было недостаточно, требовалось ещё...
  
   - Эй, все! Бросьте оружие! - неуверенно скомандовал Гарри.
  
   Сразу же воздух наполнился грохотом - колья, топоры, винтовки и все прочее падали на землю, без какой-либо заботы о их сохранности, лишь о быстрейшем выполнении приказа.
  
   Ха. Вот оно значит как.
  
   - Попрыгайте на месте! - уже увереннее крикнул Гарри.
  
   Земля задрожала от одновременных прыжков такого количества людей, но тут...
  
   - Стоп! - воскликнула Капля, хватая его за плечи. - Гарри, прекрати это. - уже мягче добавила она. - Я понимаю что это все для тебя в новинку, но пожалуйста, не относись к подчинению людей как к игрушке.
  
   Слова Капли воспринимались немного отстранённо, перебиваемые ещё одним осознанием. Да, Гарри был согласен с её словами и отменил команду (для этого слова не требовались)... Но ближайшие к ним люди перестали прыгать ещё до этого - часть потока, относящаяся к Капле, сдвинула их независимо от Гарри. Он чувствовал что влияние было гораздо слабее, и мог при желании как пересилить его, так и убрать поток из Капли целиком, но факт оставался фактом - его сила не просто не действовала на паралюдей, она... даровала им частицу себя?
  
   Какая ирония. Кейпы не хотели брать власть в свои руки, и вскоре после того как Прораб умер вообще спихнули её часть на него... а теперь им её впихнули обратно, в стократном размере. Ну, Гарри уж точно не собирается повторять их ошибок. Подчинение людей это не игрушка... но учитывая что они творят когда с ними обращаешься мягко, оно выглядит необходимым. Гарри приведет своих подопечных к светлому будущему - даже если их придётся тащить к нему за поводок.
  
   ------
  
   Подумал тут - чего бы мне просто самому не набросить ещё порождений ПкП? Выпал Властелин-12/Козырь-3, и прямо идеально лёг на ситуацию бунта.
  
   asm
  
   ДМБ - Х
  
   - И чего мы тут сидим... - стрелок уставился на стены, над которыми виднелось человекообразное дерево с сидящим на ним стрелком. Бог-стрелок гневался, метал руками и глазами лучи, которые поражали кентавров возле рва одного за другим. Трупы оказывались быстро затоптаны или отодвинуты собратьями, но вставших на их место ожидала та же участь. - Хорошо, что мы не кентавры...
   - Потому и сидим, - буркнул боец справа. - Не нравится - можешь поменяться с ними местами.
   - Ты так говоришь, будто недоволен предложением Рватнека, - заметил стрелок, пропитывая маслом тряпьё, обматывающее наконечник очередной стрелы. - Только подумай: у каждого человека Рватнека будет своя лошадь, даже больше - свой боевой конь, а не какая-то там полудохлая кляча.
   - Мне бы бабу посочнее... - сказал боец, поглаживая свою стрелу. - А тут только какие-то сраные лошади.
   - Ничего, - бросил стрелок. - Там, в городе, их немеряно.
   - Там, в городе, - обиженным тоном произнёс боец, - их всех перегрызут, пока мы добежим.
   - Ну, можно самим прибежать первыми, - заметил стрелок.
   - И тогда их боги расстреляют и разорвут нас, а не кентавров. Хочешь, чтобы в тебя луч смерти попал, или чтоб древесный бог веткой проткнул?
   - Кстати, - стрелок снова бросил взгляд на стены, - интересно, Рватнек является богом древолюдей?
   - Нет, он только бог конеёбов, - отмахнулся боец.
   - Так, - донёсся до них голос десятника, - отставить разговорчики. Сейчас ящеролюди или не дай боги сотник вас услышат, и будете объяснять, что вы имели в виду. Стрелы промаслили. Фитили у всех тлеют?
   От них и из-за соседних баррикад донеслись голоса подтверждения.
   - Отлично. Сидим, - довольно ответил десятник.
   - А может, жахнем? - предложил стрелок.
   - Обязательно жахнем, и не раз. Так чтоб весь форт в огне... - спокойно ответил десятник, наблюдая за тем, как лучи пронзают кентавров буквально в паре десятков шагов от баррикад и те падают замертво, один за другим. - Но потом.
   Стрелок пожал плечами и сел ждать команды. И мечтать, как после штурма потребует у Рватнека каурого коня, как у герцога - в конце концов "каждому человеку по коню" был лозунгом Рватнека...
  
   *вообще, можно было и поболе из дмб понакидать, но это всё и так все знают х_х
   хотя можно вдогонку, почему в нашей команде кейпов ни одного скрытника:
   - ты видишь скрытника?
   - нет...
   - вот и я не вижу. а он есть!
  
   Linig
  
   Когда вокруг одни уроды, а ты - Скрытник в белом пальто
  
   Быдло. Какое же быдло его окружает! Черт, как больно-то...
  
   Лиам уже давно свыкся с мыслью что большинство людей годно только для грубой физической работы - просто мозгов на больше не хватает. Само по себе это его не слишком печалило - ведь физическая работа является костяком общества. Он даже был не против сам её выполнять, если возникает необходимость - ему-то, в отличие от большинства, хватало мозгов понять что в текущей ситуации капризничать не стоит. Но когда у окружающих не хватает мозгов даже на то чтобы эту самую работу выполнять не угрожая себе и другим... Себе-то ладно - пусть дохнут под упавшими деревьями, если жизнь не ценят. Но он-то почему должен страдать заодно?! Дерево не только пришибло идиота, но и Лиаму досталось - левая рука теперь была месивом, удивительно ещё что вообще держащимся на плече. Обычно такое пришлось бы ампутировать, но в Броду был Доктор. К счастью?
  
   Нет. О, конечно, многие были этому рады - пусть Сын устроил апокалипсис и их зашвырнуло в средневековый мир, но по крайней мере у них теперь есть доступ к настоящему целителю. Глупцы. Они не понимали что даже, скажем, ампутация руки - ничто по сравнению с тем что может сотворить целитель у которого был плохой день. Лиам же, наоборот, понимал это очень хорошо - быв медбратом в Филадельфийской лечебнице он насмотрелся по полной. Да, разумеется, поначалу у него таких мыслей не возникало - ведь сумасшедшие биокинетики и биотехнари вроде Лабораторного Крыса или Ампутации не скрывали своей злодейской сути. Вот только не все среди не-парачеловеческих пациентов были жертвами подобным монстров. "Случайности", "ошибки", жертвы "порыва чувств"... Венцом коллекции ужасов, вскоре после своего поступления подтолкнувшей Лиама бросить эту работу и использовать накопления для поиска действительно соответствующей его интеллекту деятельности, была Виктория Даллон. Лиам не понимал полностью, как именно работает её новое тело, и как именно ей приходится - и старался чтобы так все и оставалось. Мысли на эту тему нещадно давились - теории и предположения, возникающие когда такие мысли заходили слишком далеко, иногда снились Лиаму в кошмарах.
  
   Именно поэтому, когда производился поиск знающих первую помощь, Лиам умолчал - сразу поняв, что им скорее всего придётся работать с Доктором. Что угодно, хоть лес валить - но только не это. Увы, похоже что его усилия в итоге оказались напрасны. Не помогла никакая осторожность и предусмотрительность - такую рану Лиаму точно не скрыть. Помощник Доктора уже перевязал ему руку, как мог, и сейчас только оставалось ждать самого кейпа. Ждать, и все больше и больше наполняться страхом. Картинки из прошлого мелькали в голове все чаще и чаще, и попытки самоуспокоения помогали не особо. Ну и что, что Доктор пока что ничего такого не выкинул - Панацея тоже, насколько он слышал, была примерной целительницей... а потом взяла и перестала. Ну, может, Доктор хотя бы другими ранеными сначала займётся, давая Лиаму время что-то придумать (что? сколько он уже тут сидит, так ничего и не придумав?).
  
   Словно прочитав его мысли, наконец появившийся Доктор первым направился именно к нему. Сколько ни пытался Лиам сжаться, делаясь как можно более незаметным - ошибки не было, Доктор направлялся именно к нему. Нет. Пожалуйста, нет! Не на-
  
   ...
  
   Лиам многого не понимал. Не понимал, что он только что видел. Не понимал, почему упал Доктор. Не понимал, откуда взялась абсолютная уверенность что теперь его не заметить никому. Не понимал, чего ещё он не понимал - в голове был полный беспорядок, и рассортировать его все никак не удавалось. Но одно он понимал очень хорошо - теперь у него есть возможность действовать, а не сидеть и дрожать. Сначала Доктор - не давая опомниться, Лиам плавным движением правой руки достал старый перочинный нож (не зря утаил его, не отдав на склад) и вонзил его Доктору в глаз.
  
   Покончив с главной угрозой и освободив оружие, Лиам осмотрелся. Парочку раненых он узнал - такие же идиоты как и тот из-за которого Лиам теперь инвалид, просто более везучие. Отделались ранениями вместо смерти... ну, оно ненадолго. Чего им мучиться и мучить других, особенно когда их любимого Доктора больше нет? Правильно, незачем.
  
   Так. Что теперь? Потеряв четкую цель, с бардаком в голове стало разбираться ещё сложнее. Может, на свежем воздухе что в голову придёт?
  
   Да, выход наружу помог. Не то что бы Лиаму удалось разобраться, но он увидел Джедая. Как и Доктор, тот скрывался за невинно (и даже героически) звучащим прозвищем - но Лиама ему обмануть не удалось. В отличие от взбесившегося быдла вчера, Лиам не потерял человечности - он понимал, что сумасшедших надо лечить. То что они творят - не их вина. Увы, власти не разделяли его мнения - но в то время как с этим Лиам мог смириться, выражение Джедая в тот момент пробрало его до костей. Лиам мог видеть, что ему нравится сам процесс - и Джедай несомненно попытается получить ещё веселья самостоятельно, если больше одобряемых властью убийств не будет. Если Лиам его не остановит, разумеется.
  
   Как и все остальные, Джедай не оказал никакого сопротивления, так ничего и не заметив до самого последнего момента - один точный удар и ублюдок падает, захлебываясь кровью.
  
   ...
  
   Ладно, раз ничего в голову не приходит и тут, может быть прогулка в лесу поможет? Да, точно. Без долбаного лесоповала нахождение в лесу было довольно приятно. Надо прогуляться...
  
   asm
  
   "Великое царство падет..."
  
   - Ведите следующего! - Петреон приказал священникам. Вошёл довольно роскошно одетый человек, но судя по некоторой запылённости и растрёпанности - только с дороги. - Что ты хочешь узнать?
   - Меня послал господин мой Рватнек Великий, хозяин Гор Богов, Земель от моря до моря, людей кентавров и животных... - посол продолжал перечислять титулы Рватнека. Петреон зевнул. Он мог себе это позволить: да, Рватнек был могущественен, но он был довольно далеко, а главное силы Петреона были таковы, что он был более выгоден живым, чем мёртвым. По крайней мере, пока сохранял нейтралитет.
   - И что хочет знать твой господин Рватнек?
   - Его интересует осада Брода, жалких укреплений на броде на границе тех земель моего бога, что находятся под его властью, - ответил посол.
   - Осада состоится, - подтвердил Петреон через несколько мгновений. Он видел множество исходов, и во всех огромное конско-людское море брало крепостицу на холме рядом с бродом в окружение.
   - Ваша Божественность не поняли... мой господин Рватнек хочет знать, как именно мы сокрушим крепость.
   - Это второй вопрос, - напомнил Петреон.
   - Хорошо, - скрепя зубы, признал посол, зная, что попытки торговаться только повысят цену. - Мы заплатим цену, но нам нужны эти видения, как крепость падёт. Надо знать, что именно к этому привело.
   - Хорошо, - согласился Петреон. - Жди.
   Он задал себе этот вопрос - и не получил видений. Что? Интересно... Петреон попробовал представить осаду по частям, и перейти к финальной - к захвату крепости. Небольшая крепостица отстреливалась при наступлении кентавров из арбалетов довольно вяло, но в критические моменты начинало использоваться странное, но крайне эффективное оружие. Особенно выделялся человек, залезший на дерево и бьющий по нападающим лучами смерти. Или... что? Дерево - десятилетняя девочка? Родственница госпожи Алатеи? Возможно, ей захочется об этом узнать...
   Картины отличались. В одной нападавших начинали долбить какими-то зелёными шарами, разрывающими их на куски. В другой из-за стен вылезало чудище обло, озорно, огромно, стозевно и лаяй - и начинало само гоняться за кентаврами вокруг крепости... И всё так же ни одной картины будущего, в которой кентавры всех перебили. Очевидно в крепости засели боги, которые не слишком хотели афишировать своё присутствие, и штурм приводил к тому, что они вынуждены были раскрыться. Но чтобы пасть? Рватнек захотел съесть кусок не по зубам.
   Осталось теперь только понять, что говорить послу людоконебога. Вопрос про то, к чему приведёт правдивое признание того, что Рватнек не возьмёт эту крепость, выводило в голову Петерона картинки разного свойства, но чаще всего посол был в ярости, Рватнек был в ярости, что же до самого Петреона - на некоторых картинках ему это припоминали. Лучше было позаимствовать из картинок какие-то ходы и описать их как ведущие к победе - всё равно Петреон мог видеть только варианты бесчисленного множества событий, так что не его проблема, если в реальности шаги из его видений сработают не так. Про такую возможность все знали - какие уж тут претензии. Потом следовало бы сообщить госпоже Алатее про родственницу и... возможно, вступить с теми богами в коалицию? Если они настолько сильны, что против них бессильны орды Рватнека, то можно попробовать организовать с ними единый пантеон и распространить свою власть на всю Империю и окрестные земли? Над этим стоило подумать...
   - Слушай, запоминай и передавай... - начал он рассказывать отдельные варианты осады и штурма послу Рватнека...
  
   Linig
  
   Настоящее дело
  
   Все никак не удавалось задавить мысли. Требовалось фокусироваться на, вполне буквально, жизненно важной задаче - но никак не получалось. Да, Филипп продолжал держать щит, продолжал махать копьем, но все больше и больше в душу вкрадывалась бессмысленность всего этого. Зачем он вообще что-то делает? Чтобы выжить? Почему он заслуживает жить - кто он вообще такой?
  
   Отец, глава, защитник и добытчик для семьи? Нет. Иллюзии, разбитые концом света. Дорогая Клара, маленький Генри - мертвы, потому что он не сумел их защитить. Не из-за удара Сына, или атаки какого-то из бесчисленных варлордов и им подобных, пользующихся хаосом - просто какой-то сумасшедший с пистолетом. Обычный человек, которого Филипп вполне мог остановить, или хотя бы принять выстрел на себя - но не сумел, и его семья заплатила за это.
  
   Строитель? Нет. Ни формального образования, ни мозгов чтобы его заменить - перенос в другой мир это четко показал. Настоящий строитель справился бы даже в средневековых условиях - но не Филипп. О, разумеется, какие-то потуги были - но итоговый результат говорит за себя. Ни нормального жилья, ни нормальной защиты у Брода так и не появилось - и уже не появится. Кентавры проломили частокол, и пролом стены щитов это лишь вопрос времени.
  
   Лидер? Нет. Да, он был старше подобных ему неумех... но какое значение это имело? Коллектив точно также не справился с необходимыми задачами, не говоря уж о Джонатане. Какой из него лидер, когда он проморгал такую гадюку в группе? За его слепоту заплатили другие - почти четыре десятка трупов, включая ещё одного его подчинённого.
  
   Воин? Ха! Если бы не триггер Джедая, Филипп был бы давно мёртв - топоры против натиска кентавров из первой атаки явно были недостаточны. Учения должны были помочь с отражением следующей атаки... ну, результаты этого он видит своими глазами. Не то что выделяться - Филипп даже не может стоять на равных с остальными. Слабое звено в стене щитов - разумеется, кентавры её прорвут в любом случае, но из-за него это случится скорее рано чем поздно.
  
   Вскоре ожидания Филиппа оправдались - очередной выпад дрогнул (если бы он мог сфокусироваться, то этого не произошло бы), безвредно проскользив по боку кентавра, а вот ответный удар вышиб из него дух даже через щит.
  
   Ну вот и все. Слабое звено наконец порвалось, вскоре за ним последует вся цепь. Все умрут, все построенное им будет разрушено, и сам Филипп так и останется ничем - уже посмертно.
  
   Червеподобные существа на серой планете, копошащиеся в серой грязи. Слишком мало ресурсов, слишком много конкурентов. Необходимо любое преимущество чтобы продолжать жить, продолжать потреблять и размножаться. Перемещение, маскировка, добыча, поглощение, защита, атака - что угодно, какой угодно аспект, дающий превосходство над остальными. Выживают наиболее приспособленные. Со временем, приспособляемость становится своим собственным аспектом - изменение формы, изменение функций, изменение состава, все для того чтобы как можно лучше выполнять текущую задачу.
  
   Бесчисленные звезды со всех сторон. Существа далеко ушли от копошащихся на серой планете червей, но главный принцип не изменился. Более эффективная форма для полёта. Более эффективная оболочка для поглощения или отражения всего встречающегося на пути. Более эффективная форма для обмена частями себя, при редкой встрече с другими.
  
   Цикл требует наиболее радикального изменения. Тело разделяется на бесчисленное множество осколков, несущих определённые функции и способных оперировать с ограниченной, крайне ограниченной самостоятельностью. Главный кластер не действует напрямую - лишь через аватар, подобие щупальца с сложноустроенным наконечником, протянутого через измерения.
  
   Чужеродные видения сменились куда более понятным, и куда более ужасающим зрелищем - копытом, опускающимся Филиппу на лицо. Уже смирившись со смертью, тот не попытался уклониться... но смерть не пришла. Не было даже боли - копыто пробило его голову насквозь, пройдя через нос и до самой земли... а затем на Филиппа обрушился поток информации. Строение нижних конечностей, наиболее оптимальных для передвижения по ровной поверхности. Строение шкуры и кожи, для защиты от окружающей среды. Строение верхних конечностей, для манипуляции объектами. Строение зубов, для пережевывания любой пищи. Строение ядовитых желёз, способных предотвращать разложение как в трупе кентавра, так и трупах убитых им существ. Все это и многое другое внезапно навалилось на Филиппа, но даже поток информации уступал одному ощущению - голоду. Все что он чувствовал... оно было таким вкусным...
  
   Торжествующее ржание быстро сменилось болезненным, паникующим, агонизирующим, и затем стихло. Больше не было кентавра и человека - была форма, пополнившая запас биомассы, но все ещё требующая куда больше. Бесчисленные щупальца потянулись во все стороны... и остановились. Нет. Нет! Неважно что кричат инстинкты, Филипп может быть ничем... но он не собирается скатываться ещё дальше и становиться людоедом.
  
   Форма повиновалась усилию воли, изменив направление щупалец - только кентавры и людоящеры, благо их поблизости хватало. Каждый поглощённый добавлял массы, и эта масса превращалась в ещё большее количество щупалец. Лавинообразное поглощение, не замедляемое безуспешными попытками увернуться или отбиться, быстро вычистило все разрешённые цели внутри частокола и потянулось дальше. Растянутые щупальца свились, слились и морфировали в уже минимально оптимальную боевую форму. Достаточный уровень защиты, арсенал оружия для большинства возможных угроз, органы и конечности для быстрого передвижения, охват всех сторон и большинства спектров набором органов чувств... Да, теперь можно и вступать в бой.
  
   Одним прыжком перемахнув частокол, форма приземлилась снаружи и сразу продолжила поглощение. Сначала придавленные ей при приземлении, затем ближайшие нетронутые, а затем и все остальные. Очередное усилие воли изменило форму в подобие червя, стремительно окружившего Брод стеной плоти. Замкнувшееся кольцо словно послужило сигналом - орда побежала, рассыпаясь в разные стороны. Даже выросшая до такого размера форма не сможет догнать всех сразу... но, разумеется, у неё было оружие и на такой случай. Раскрывшиеся по всему периметру тела отверстия выплюнули струи синтезированного контактного парализатора, с достаточной скоростью чтобы достать даже до дальних краев отступающей орды. Парализатор прекращал действовать достаточно быстро, и ещё быстрее разлагался на открытом воздухе, но для текущей ситуации подходил идеально. Человеческие противники живы (отдельные группы щупалец уже связывали их собственной одеждой, а один отросток добрался даже до убегающих через лес, поглощая даже деревья для набора достаточной скорости и биомассы, догнав, разделившись и парализовав всех), а кентавры и людоящеры стремительно поглощались.
  
   Поглотив последнего кентавра, Филипп остановился. Что дальше? Бой закончен, боевая форма больше не нужна...
  
   Повинуясь его желанию, расползшаяся по огромной территории масса плоти начала стремительно сгущаться. Щупальца втягивались обратно, плоть сжималась и складывалась, пока не сложилось обратно в человеческое тело. Излишняя масса не исчезла - Филипп все ещё чувствовал её, чувствовал что при желании может вернуться в боевую форму, без необходимости снова поглощать такое же количество массы для достижения такого же размера. Но сейчас он снова был человеком, стоящим около пролома в частоколе.
  
   - Филипп, ты меня понимаешь? - осторожно спросила высунувшаяся Капля.
   - Да. - с тихой радостью ответил Филипп.
  
   Все за что он брался оказалось фальшивкой... но то что он сделал сейчас было несомненно настоящим. Если все эти ярлыки были неподходящими... может быть, ему подойдёт ярлык героя?
  
   Коновал
  
   Дж`Онни технарит - 2
  
   Дж"Онни никогда не думал что придет тот день, когда ему придется позаботиться о ресурсах.
  
   В конце-концов в войске Рватнека выдавали все что нужно, а нужно было кентаврам и людоящерам немного, еда да оружие. И в снабжении армии никогда не предусматривалось создание огромной боевой и ходячей статуи.
  
   Ну, точнее не слишком огромной, в два или три роста кентавра, но Дж"Онни был слишком восхищен своим творением что-бы думать о нем здраво
  
   Но думать пришлось, ведь проблем было множество.
  
   Хрупкость и слабость в бою из-за нехватки металлов, сложности в передвижении и самовосстановлении из-за нехватки нужной живности а не какой попало, управление неожиданно оказавшееся больше заточено под людишек чем под кентавра...все это надо было как-то решать
  
   И с этим было сложно
  
   Вылазка за припасами, когда трупы и металлы почти кончились, была неудачной.
  
   Кентавры его как всегда игнорировали, не давая при этом утащить с собой трупы или оружие с инструментами, людоящерами было не до него. Кое-что Дж"Онни сумел утащить втихую в своей лес, но этого ему не хватит надолго. Нужно какое-то другое реше...
  
   И тут его отвлек звук шагов. Но не тех шагов к которым он привык, а людских. Дж"Онни сначала нервно вскинулся, но увидев человека, успокоился.
  
   Приблуда. Глава той группы что допросили о крепости богов. Странной группы, в которой было много детей и самок, многие ранены или искалечены, включая мужчину, у которого в руке не было куска мяса, из-за чего она не разгибалась, и толком не работала. В общем ничего интересно...стоп.
  
   Люди. Человек. Вот кого он еще не просил о помощи!
  
   Конечно в лагере иногда мелькали посыльные Рватнека, но они принадлежали господину, и игнорировали Дж"Онни как и все остальные в лагере. Но эти людишки то мирные и ничейные, значит могут помочь и Дж"Онни!
  
   - Эй человек, живо сюда! - рявкнул Дж"Онни, и когда вздрогнувший человек подошел, продолжил - Мне нужны твои люди. Немедленно веди их сюда, и я объясню над чем они будут работать.
  
   - Работать? Но господин, нам говорили что мы можем пожить спокойно среди ваших! У нас почти все ранены, мы не можем....
  
   Дж"Онни перекосило. Болтовня и бегающие глаза...это проклятый человечишка скоро уйдет, и ему опять никто не поможет. Надо как-то его заставить помочь, или уговорить...точно.
  
   - Стой - Нервно рявкнул Дж"Онни - Никуда не уходи.
  
   И он бросился к запасам несъедобной живности для его творения. Гибкое, жесткое, мягкое, ядовитое...вот, то что нужно.
  
   И смешав то что нужно, он подошел к человечишке, и хлопнул получившуюся жижу на его дырку на руке.
  
   Человек взвыв упал, подняв обе руки в попытках защититься от сумасшедшего кентавра, и начал от него отползать, пока не понял что он сделал.
  
   Он поднял ОБЕ руки. И обе согнул. Включая ту, с работоспособностью которой он по сути попрощался. И непонятная дрянь которую нанес на руку кентавр, действовала как часть этой самой руки. Хуже чем раньше конечно, но все же. И сквозь шок, от тем не менее очень ясно услышал фразу кентавра.
  
   - Среди вас много слабых. Поможете мне принести нужное, я сделаю больше этой вещи. На всех. - Сказал Дж"Онни.
  
   Взгляд человека изменился. Он поднялся, обвел взглядом лес, остатки навесов, нетронутых Дж"Онни инструментов включая механические, горку мяса которая ему была сейчас ненужна....и встав склонился перед кентавром.
  
   - Да, божественный господин, я немедленно приведу своих людей. - и дождавшись права встать, пошел в лагерь, в какой-то момент начав нервно хихикать, и бормотать на ходу о том что он не совсем так хотел стать подручным бога.
  
   И Дж"Онни улыбнувшись впервые за несколько дней, смотрел на статую в которую он вложил столько сил. И кажется он наконец-то понял как ее назвать.
  
   asm
  
   Обед по расписанию
  
   Боб плохо отдавал себе отчёт, что происходит. В основном он носился из стороны в сторону, принеси-подай, на копании или для того, чтоб смастерить что-то кроме сельхозинвентаря, использовались более подходящие люди, а он только бегал туда-сюда, взмыленный. Вокруг начали падать стрелы. Нестерпимо хотелось куда-нибудь в огород или на овощную базу, а не вот это всё. Боб споткнулся, упал, и взгляд его упал наверх: с неба сыпался настоящий огненный дождь, и он не успевал добежать до укрытия. В отчаянии, он успел только зажмуриться и приготовиться к смерти. Если б только на него никто не обращал внимания! Зачем он нужен! Он не чудо-воин, не кейп - просто обычный человек.
   ...Когда Боб открыл глаза после чудного видения, то обнаружил, что чувствует себя как-то странно. Особенно сильно привлекало внимание жжение в левой ягодице - и точно, прям вплотную к нему вонзилась стрела, и теперь штаны на нём тлели. Он вскочил и быстро потушил одежду. Как это всё достало - и особенно кейпы, от большинства которых (кроме разве что Пасты и Джедая) не было в мирной жизни никакого толку - да и сейчас они все были не особенно эффективны. Вот чего тут Бластер расселся на своём дереве, в комфорте и безопасности! Вот... Бластер дёрнулся, и Боб остановил себя. Пожалуй, он был неправ, и Бластер на самом деле делал что мог и заслуживал уважения (всяко больше, чем капризная девочка-дерево под ним), и не стоило мешать ему раздражёнными мыслями. Если так подумать, то он был несправедлив и к Полиглот, которая старалась изо всех сил, и к той же Капле, что носилась сейчас вокруг как ужаленная и что-то кричала. Что? Почему на него никто не реагирует? И ищут какого-то кейпа... Внезапно к нему пришла мысль, а что если... и как... о, так это ощущалось, как какой-то тумблер в нём... Интересно...
   - Боб, а ты чего тут стоишь? - поинтересовалась Капля.
   - Ну, я думаю, что я это... - Боб замялся. - Кейп.
   - Хорошо. Тогда, пожалуйста, спокойно расскажи про свою силу... - начала Капля.
   - Вот... - Боб продемонстрировал.
   - Так, - начала внезапно раздавать команды Капля. - Бластер, постарайся засечь нового кейпа внутри, не стрелять! Вик, ищи в сторону противоположной стены, Джонс, на восток, я буду искать в окрестностях. Когда выясним, кто новый парачеловек, в конфликт стараемся не вступать, он может быть нервным и реагировать не до конца адекватно - это нормально для свежего триггера...
   - Так новый кейп это не я? - спросил Боб, отключая силу.
   - Отставить последние команды, - резко произнесла Капля. - И постарайся так не делать, - обратилась она уже к Бобу. - У нас и без того крайне напряжённая ситуация, поэтому лучше объясни силу словами.
   - Ну... - он немного замялся. - Мне кажется, я могу делать так, что на меня перестают обращать внимание, и... - тут его осенило и он коснулся Капли с намерением, - Ещё вот так. Если я касаюсь человека, то могу передать ему свои свойства или как-то так! - Люди вокруг странно завозились.
   - Отключи, пожалуйста, обратно, - терпеливо произнесла Капля и дождалась, пока он так и сделает. - Сейчас мы с добровольцами проведём за несколько минут экспресс-тест и решим, что делать дальше. Остальным работать в штатном режиме.
   ***
   До заката было ещё далеко, а работа уже утомила даже Боба, который активного участия в расправе над кентаврами почти не принимал - следил в первую очередь, чтоб у его подопечных держались его свойства, вовремя их подновлял, координировал отряд и не давал слишком сильно от себя отдаляться - фокус работал ярдах на тридцати, не более. И не более чем с двенадцатью людьми, почему они и стали все вместе чёртовой дюжиной. Себе Боб, когда узнал, что ему в ближайшее время предстоит, выбрал прозвище Скотобой. К сожалению, забывали о нём не совсем, и если человек знал о его присутствии и ожидал его увидеть, то фокус мог не прокатывать, да и тем, кто смотрел на его людей через бинокли (или через толстые линзы, как Смит с его -8), мерещилось подчас всякое, и то были не все ограничения - но главное, что на кентавров, людоящеров и тех людей, что пришли с ними, это не распространялось ввиду отсутствия у них биноклей или специальной техники, знакомства или даже знания о Бобе. Так что он и его отряд так и ходили под стеной из одного конца в другой, рубя и коля кентавров и отдельных затесавшихся людоящеров, мешая им таскать тела и прочий мусор... и уже порядком утомились. Уже сколько сотен перебили, а кентавры всё не кончались и не кончались. Кто ж знал, что работа палача на полную ставку такая тяжёлая... пива бы!
   - Что-то я совсем заебался, - признался рядом Скотт, разрубая очередного людоящера на части. - Когда у нас там обеденный перерыв?
   - Ага, обед по расписанию, восьмичасовой рабочий день, отплачиваемый отпуск... - съязвил Боб и посмотрел на крепость. Эх, а по этому рву ещё предстояло подниматься и перелезать через стену... - Короче, ладно, ещё сто кентавров, то есть уже девяносто девять, то есть... тьфу! Короче, девяносто с хреном кентавров, пара людоящеров, и пойдём в город обедать.
   Ободрённые близостью обеденного перерыва люди с усердием и матюками принялись за работу.
  
   Linig
  
   Хочешь сделать хорошо - сделай сам
  
   Все чаще и чаще за последний месяц Уильям вспоминал тот день, тот злополучный день, когда записавшийся в морскую пехоту дурак захотел чтобы случилось что-то интересное, неважно что. Мечты о приключениях и путешествиях были разбиты вдребезги после вступления - карьера привела Уильяма обратно в родной Нью-Йорк, служить дежурным в призывном пункте. Сходя с ума от скуки, однажды он просто взмолился Богу, Дьяволу, Сыну, кому угодно - взмолился о спасении. По всей видимости, на его мольбу ответил Дьявол... или, может быть, Сын, учитывая последующие события.
  
   Бойня Девять, вроде как с треском разгромленная и потерявшая большинство своих монстров, делавших её столь неуязвимой, выползла из той щели куда забилась в многократно большем размере. Уильям повидал лишь малую, финальную часть их последнего выступления - но ему этого более чем хватило.
  
   Орды тварей самых разных мастей, сильнейшие из которых не то что не обращали внимания на пули и гранаты - даже оказавшиеся поблизости кейпы могли максимум замедлить их ненадолго, а потом твари адаптировались к сумевшей повредить их силе и разрывали наглецов на части.
  
   Коллеги и товарищи, одни за другим пропадающие в толпе монстров, иногда даже не успев вскрикнуть перед смертью.
  
   Безумная улыбка Ампутации, почему-то решившей уделить ему персональное внимание. По-видимому, его отчаянные вопли, требующие ответа - что же такое с ней случилось, что она такое творит, задели какую-то струнку (Уильям не понимал почему - за свою карьеру она наверняка подобное слышала неоднократно). Остановив тварей, Ампутация присела перед забившимся в угол Уильямом и ответила на его вопрос - очень подробно. Она рассказала про события триггера, про пассажиров, и самое главное - ширину. Чем раньше в жизни человека произошёл триггер, тем податливее его мозг, тем больше обычно незаметное влияние может исказить развивающийся разум в нужную сторону. Особенно, разумеется, это касается тех чьи силы и так связаны с мозгом теснее чем у большинства - Умников, Изломов, некоторых Оборотней... и Технарей.
  
   Что она собиралась сделать с ним, когда ей наскучил бы разговор, Уильям так и не узнал - герои наконец-то пришли на помощь. Не местные, давно мертвые или разбежавшиеся - элита элит в виде Гильдии. Толпы тварей резали с такой же легкостью как те до того резали людей, и даже сильнейшие из них падали одни за другим, разрываемые изнутри внезапно появлявшимися кристаллами силовых полей - к мгновенной смерти они адаптироваться все же не умели. Убить сумели не всех - Ампутации и группке элиты удалось ускользнуть, но было уже очевидно что их беспредельному разгулу пришёл конец. Особенно в память Уильяму запала одна героиня, имя которой он так и не узнал - слишком резок был контраст между спасшей его горой мыщц, расшвыривавшей в стороны даже крупнейших тварей, и невероятной красотой обернувшейся героини. Уильям влюбился с первого взгляда, но так и не успел даже словом с ней перекинуться. В суматохе последующих дней у него не было времени разузнать, как же её звали (и жива ли она вообще - в конце концов, хотя никто из монстров не сумел нанести ни одной пары которая не исцелилась бы практически мгновенно, но Сын это все же Сын), и Уильям практически уверился в том что больше никогда её не увидит... а потом, по-видимому, на его мольбу опять ответили.
  
   На этот раз желание было не искажено так сильно как в первый раз - Капля была жива и здорова, пусть ему так и не удалось набраться смелости подойти и признаться. Монолит с Прорабом были тоже ещё ничего, сразу организовав толпу гражданских - Уильям сильно сомневался что Диего или капитаны СКП смогли бы так. Но вот остальные кейпы, оказавшиеся вместе с ними в этом мире...
  
   Парочка Технарей, невольно напоминающих Ампутацию - Уильям понимал что это глупо, они практически ничем не были похожи (хотя на пасту Пасты он то и дело косился с подозрением), но ничего не мог поделать с поднимающимися в груди чувствами.
  
   Бочка, при виде которой сразу вспомнился рассказ про широту - да, ей вроде было восемнадцать, но все равно... сколько её пассажир уже успел навертеть узелков в мозгу?
  
   И, разумеется, венец коллекции - Добрый Доктор. Нужно ли тут что-то объяснять?
  
   Уильям изо всех сил старался подавлять иррациональные мысли, просто фокусироваться на хороших сторонах и следовать приказам, защищать гражданских. Но со временем это становилось все тяжелее и тяжелее. Девять триггеров менее чем за месяц (Ампутация разве не говорила что они редки?), и только парочка нормальных ребят - Джедай с Бластером. Первый, конечно, упал в глазах Уильяма после казни его товарищей, но это чувство Уильям был способен подавить с легкостью, понимая что они сошли с ума и другого выхода не было. Остальные же чувства...
  
   Самый первый и самый смертельный триггер - Джонатан, сумасшедший Властелин, уведший в степь толпу людей (включая Уильяма), и там же и подохший, забрав с собой половину этой толпы.
  
   Полиглот, ещё моложе Бочки и вдобавок Умник. Это сейчас она помогает лошадей лечить... не примется ли за людей с возрастом?
  
   Трое монстров, два из которых сразу спятили и были убиты, а вот последняя сумела притвориться обычной маленькой девочкой. Вдобавок к тем же факторам что и у Полиглот, её древесная форма сильно напоминала Уильяму одного из (как он потом выяснил) клонов Краулера, особо уникально мутировавшего в ответ на что-то.
  
   Тезка его возлюбленной, спятившая (это уже даже не удивляло) и накинувшаяся на Бластера, заслуженно получив луч в голову.
  
   Пока что им везло - даже Джонатан, сильнейший из триггернувших, не тянул на экзистенциальную угрозу. Но с таким темпом триггеров... сколько времени осталось до того как у них появится новый Нилбог или кто-то вроде?
  
   Не то чтобы аналога Нилбога тут не существовало и так. Он вполне может быть ответом на предыдущий вопрос - нисколько, потому что они все умрут под натиском его тварей. Всего пара разновидностей, не сравнить в разнообразии или силе с тварями Бойни... но они более чем восполняли это количеством и поддержкой обычных людей.
  
   Первый табун был ещё терпим (хотя потери и трата целой половины всего запаса изрядно напрягла Уильяма), но текущая ситуация выглядела совсем уж безнадежной. Сначала людоящеры, а потом и лучники, сумевшие даже убить одного из его товарищей, полностью разубедили Уильяма в превосходстве огнестрела и паралюдей над напирающими ордами. Несмотря на все мольбы, второй обстрел ранил его - сначала это удалось скрыть, но затем...
  
   - Эй, он же ранен! - раздался голос Полиглот. - Надо его к Доктору.
  
   Эти слова словно превратили Уильяма в ледяную статую... а взгляды товарищей, поворачивавшихся к нему, разбили лёд.
  
   Снова собравшись в единое целое из летевших по космосу осколков, Уильям понял что надо делать. Уверенный удар ногой сломал шею поднимающейся с пола Полиглот, и не обращая внимания на поднявшиеся вопли Уильям пошёл наружу. Хватит откладывать, надо наконец поговорить с Каплей...
  
   asm
  
   Остались сущие мелочи
  
   - Ты кто? - спросила Капля высокого и мощного молодого человека в поношенном сюртуке и с чемоданом в руках, который стоял посреди города и осматривался по сторонам. Судя по всему, архитектура его беспокоила куда больше, чем летящие редким дождичком стрелы. - И чего ты здесь стоишь?
   - Если б я сам знал... - пробормотал человек. В этот момент одна из стрел вонзилась в землю прямо перед ним, и он поспешил-таки под крышу здания рядом с Каплей. - Меня зовут Артемий Бурах, сын Исидора Бураха, гаруспик.
   - Ты работаешь гадателем по внутренностям? - слегка поморщившись, спросила Капля.
   - Нет, я работаю хирургом, - ответил Бурах. - Ну то есть я учился на хирурга и ехал работать врачом в родной город. Последнее, что помню, что мы резались с попутчиком в карты в поезде, я кажется, потом пошёл спать... или нет? Не помню, - он помотал головой. - А сейчас я почему-то здесь. Это вообще нормально?
   - У нас всех похожие истории, - подтвердила Капля. - Правда нас выкинуло сюда с месяц назад и всех одновременно, но, видимо, там снова пошло что-то такое... - Капля только махнула рукой.
   - Ничего не понял, но мне бы обратно... - Бурах выразительно на неё посмотрел. - Я вообще-то возвращался в город по просьбе отца, и мне надо продолжить путь...
   - Мы работаем над этим, - подтвердила Капля. - То есть работали бы, если бы не одно затруднение...
   - Я могу чем-то помочь? - предложил Бурах.
   - Ты умеешь что-то особенное, что не могут другие? - поинтересовалась Капля.
   - Я умею читать линии, - ответил Бурах.
   - Это что?
   - Это всё.
   - То есть? - уточнила ещё раз Капля. - Что это тебе позволяет?
   - В идеале - знать, кто и что должен делать, что выбрать, как вскрыть человека или разделать тушу... - Бурах продолжал перечислять. Кажется, он был каким-то умником, возможно, даже высокорейтинговым, но явно не шёл в сравнение с Контессой.
   - И что я должна делать? - поинтересовалась Капля.
   - Это лучше всего получается у Инквизитора, - пробормотал Бурах, - но попробуем... - Он задумался, осмотрелся вокруг, потом подошёл и осмотрел Каплю, и через несколько минут вынес свой вердикт. - Тебе минут через пять - десять надо выйти за частокол и что-то там сломать. Но что и как именно, я не знаю - эти линии я ещё не видел.
   - Ладно, кажется, тут твои навыки сейчас малополезны, - бросила Капля. - А что ты делаешь ещё?
   - Лекарственные настои всякие могу делать. Или вакцины какие-нибудь, против чего угодно. Если у вас есть какая-нибудь страшная болезнь...
   - Нет, - перебила его Капля, - у нас напасть другого свойства...
   - Неважно, - отмахнулся Бурах. - Если есть трупы от этой напасти, то тащите мне парочку, и дайте какое-нибудь помещение, чтоб аппарат собрать...
   ***
   Время уже двигалось к вечеру, когда Бурах вышел из выделенного ему домика, неся с собой здоровенный котёл, из которого шёл сногсшибающий трупный аромат.
   - Выстраиваемся в очередь по одному, - вещал Бурах, - берём каждый по маленькому черпачку и быстро проглатываем, пока не полезло обратно.
   Народ подходил, пробовал, зеленел, глотал и отползал обратно. Некоторые пытались увильнуть, но Капля зорко следила, чтоб каждый отведал "мёртвой кашицы", как называл своё тинкер-лекарство Бурах, и в конце концов добилась своей цели: последний из защитников брода отведал свою порцию.
   - Ну всё, - подытожил Бурах. - Теперь кентавры вам не страшны.
   - Что, теперь мы можем не бояться их клыков, копыт и когтей? - спросил борющийся с тошнотой рядом оперативник. - Они не смогут нас покусать, порвать и отпинать до смерти?
   - Нет, теперь на вас не действует их яд, - ответил Бурах. - А от когтей, клыков и прочего вам придётся защищаться как-нибудь самим.
   - Что?!
   - Что?..
  
   Linig
  
   Пора немного пострелять
  
   Как ни странно, в чем-то текущая ситуация была похожа на родной Лос-Анджелес. Нет, не полчищами сумасшедшего Властелина, конечно (хотя в детстве Майкл, на свою беду начитавшись слухов про Фридом, немало кошмаров поимел про что-то подобное), а более общими параллелями. Несмотря на все доверие, оказанное героям, все их невероятные способности и широкие полномочия - они были некомпетентны. Капля и Бочка были не только силами и полом похожи на Александрию и Изморозь - они точно также раз за разом допускали смерти, происшествия и преступления, несмотря на то что их прямой задачей было это предотвращать. Ограничение влияния паралюдей на бизнес? Ха. Может, конечно, Майклу просто не везло, но все равно - сколько раз он попадал под сокращение потому что компания "нашла новую формулу" или "провела переоценку персонала"? Повидав такого, он научился отличать характерные признаки, по которым можно было понять, правда ли то что ему говорят, или это просто отмазочки, прикрывающие очередного Технаря или Умника Элиты, заграбаставшей очередную компанию.
  
   И если бы этим все ограничивалось, то Майкл бы стерпел ещё - в конце концов, каждый раз он находил новую работу, благо законодательство ещё не было настолько прогнуто под паралюдей чтобы позволять вышвыривать обычных работников без всего сразу на улицу. Последним ударом стала открытая драка паралюдей, разрушившая его тогдашнее место работы. Лом Анджелес это ещё мирный город, говорите? На восточном побережье куда хуже, говорите? Элита в целом не так уж плоха? Может и так, только лично Майклу это не помогает - поэтому после этого он плюнул на все и уехал из города. И как бы там ни была сильна Элита или другие злодеи - им не тягаться с мощью государства и Триумвирата. Хорошо, допустим, тот Элитный урод мог сдерживать Александрию, превратившись в какое-то огромное, невероятно прочное и быстрое древоподобное создание - но устоял бы ли он против неё, Легенды и Эйдолона вместе? Разумеется нет. Даже простой маркетолог мог понять правильный курс действий - но, по-видимому, самые могущественные герои мира с десятилетиями боевого опыта этого не понимали. И дело тут не в героичности - вспомнить публичную "казнь" отказавшегося сдаваться злодея Александрией, наделавшую тогда шума. Сегодня, разумеется, такое уже особо никого не удивило бы... вот только то что столько злодеев до сих пор живы тоже почему-то мало кого удивляло.
  
   Вот и сейчас - с какого-то перепугу эта идиотка не ответила дикарям на их стрелы куда более современным оружием, а взвалила все на бедолагу Бластера, единственного нормального человека среди всего их сборища. Тот, разумеется, не справился и сейчас вокруг опять падают стрелы. Надо укрыться, срочно надо укры-
  
   Суматошно кинувшись в укрытие Майкл не глядел под ноги и сразу же за это поплатился. Грохнувшись со всего размаха на землю, пару секунд он корчился от боли, но сильнее боли был страх - ведь сейчас его можно легко застрелить! Собравшись с силами, Майкл поднялся... и тут в землю перед ним вонзилась стрела. Кинься он вперёд половиной секунды раньше - сейчас опять лежал бы, только вот вполне мог уже никогда не подняться. Страх вышел на новую высоту, полностью парализовав Майкла - умом тот понимал, что надо бежать в укрытие, что стоя в открытую он рискует... но что если прямо в тот момент когда он кинется именно в него прилетит стрела, наперерез? Любое действие, любое движение казалось не менее опасным чем стояние на месте. Нет, нет, надо собраться, его же сейчас убь-
  
   ...
  
   Нет, не время сейчас галлюцинировать! Стрелы падают вокруг, и... черт, Бластер упал, как и Грут, превратившаяся в человека. Исчезновение отвратительной древесной формы и беспокойство за Бластера придало Майклу смелости подойти и помочь подняться. Тем более что странная энергия из галлюцинации не исчезла полностью - она словно бы пульсировала в руках Майкла, только и ждущая приказа вырваться наружу...
  
   - Бластер, чувак, поднимайся - тараторил Майкл - Мы с тобой вместе покажем этим дикарям, я чувствую энергию такой силы-
   - Так это из-за тебя, сука, я чуть Хлою не придавил?! - гневно перебил его Бластер.
  
   Майкл ошарашено замолчал и чуть отступил от разозлившегося Бластера. Он не понимал, в чем его обвиняют, но и не понимал что сказать в ответ - особенно так, чтобы не спровоцировать Бластера, смотрящего словно не на Майкла а на кентавра какого-нибудь. Спасение пришло с неожиданной стороны.
  
   - Дядя Сахим, не надо, он же не виноват. - вклинилась самостоятельно поднявшаяся Грут. - Тетя Капля говорила что триггеры не по желанию...
   - А... ну да. - несколько смущённо ответил Бластер. - Извини, чувак, просто Хлоя мне как сестра, вот и... - уже обращаясь к Майклу добавил он.
   - Да, я понимаю. - ответил ничего не понимающий Майк. - Ну что... замесим этих уродов?
   - Конечно! - с энтузиазмом отозвался Бластер. - Не против нас обоих поднять? - спросил он Грут.
  
   Вместо ответа Грут перешла в форму дерева и подхватила их обоих ветвями. От неожиданности Майкл не успел запротестовать... а затем и не захотел. Увидев Грут в момент уязвимости, услышав как она за него заступается, и сейчас когда она его очень аккуратно на себя усадила, сразу доверившись полному незнакомцу... что-то в нем переломилось в этот момент, отпали наконец нерациональные ассоциации с тем древесным уродом из прошлого, и Майкл увидел настоящую Хлою под древесной оболочкой - просто маленькую девочку, которой впору бы в убежищах оставаться, но она вопреки всему идёт и сражается за выживание всех.
  
   Поднявшись над частоколом, Стрелкам открылась стремительно приближающаяся лава кентавров - видимо осмелели, не видя больше "огневой вышки". Майкл и Бластер выстрелили одновременно - первый четырьмя лучами за раз, второй двумя синими разрядами, из обеих рук. Затем случилось нечто удивительное - атаки, нацеленные примерно в одном направлении, соприкоснулись друг с другом и... смешались? Вместо лучей и разрядов вперёд полетел хаотично изгибающийся поток энергии - в отличие от прежних лучей, точно дырявящих цели, поток проложил настоящую просеку в лаве, своими изгибами накрыв и раскромсав изрядное число кентавров. Удивлённо посмотрев на просеку, а затем с мрачным удовлетворением друг на друга, Стрелки снова открыли огонь. Потоки быстро оставили от лавы лишь жалкие клочья, убегающие чуть ли не стремительнее чем прибежали, а затем переключились и на баррикады, продержавшиеся не сильно дольше лавы.
  
   - Хех. Думали не придумаем как вас достать, твари? - злорадно спросил Бластер. - Ну что, надо другие стены поддержать теперь. - обернулся к Майклу он.
   - Да, конечно. - ответил Майкл с улыбкой на лице.
  
   Может, герои и некомпетентны... но тогда он покажет им, как надо. С такими напарниками, ему никакая орда не страшна.
  
   ------
  
   Что было бы если бы тот потенциальный триггер таки сработал, выдал копию того Стрелка-4, и ещё подсыпал критов/хороших бросков на переброс отношения Бластера к нему и его к Грут. Смешение выстрелов это уже скорее полёт фантазии, обоснованный разве что "триггернул поблизости и пинганул".
  
   asm
  
   Империя бы справилась
  
   Стрелы продолжали очерчивать над городом дуги, попадая в основном в землю или в стены, и так ничего и не подожгли до этого момента. Но Отала заебалась. Заебалась носиться к раненым с одной стены на другую, давая им регенерацию, обновляя неуязвимость на Бластере с Грут и Джедае, давая суперскорость Капле, и... и вселенная, кажется прислушалась к её недовольству, и послала стрелу ей прямо в плечо той руки, которой она касалась очередного неудачника. Было больно - особенно, когда наконечник доставали из неё, а она шипела, чтоб косорукие недофельдшеры делали это аккуратнее. Но видимо, ниггер, который этим занимался (и почему нельзя было это поручить кому-то с более бледной кожей, и как следствие, более исполнительному?), давно точил на неё зуб, и теперь представился отличный шанс отомстить...
   Вообще, сейчас, когда она сидела и ждала результата от лечения Доктора, наблюдая у входа в здание за городом и продолжением обороны, появилось время подумать. За всё проведённое тут время своей среди местного сброда она так до конца и не стала - конечно, Монолит сразу сказал, что за преступления, совершённые в другом мире, в этом никто никого преследовать не будет (намекая на неё и Прораба), но Империя была на слуху, её имя было на слуху... в общем большинство цветных и некоторые белые смотрели на неё откровенно косо, остальные особенно не спешили налаживать с ней общение, да и сама она не старалась идти всем подряд навстречу. Была бы она в составе Империи, был бы совсем другой разговор и совсем другое уважение, а так... сама по себе, без единомышленников, она могла до смешного мало. Монолит ещё в самом начале имел с ней разговор, и сразу сообщил, что здесь они все в первую очередь выходцы с Земли Бет, а уже потом кто-либо ещё, что любой из наших гораздо ближе ко всем остальным, чем любые местные, и что никакой дискриминации быть не должно - и взамен каждому будет дан шанс себя проявить. В принципе, он даже был в чём-то прав: любой сраный ниггер был в бесконечное количество раз более человеком, чем кентавры за стенами или те же людоящеры, да и по культуре делал местных дикарей на раз. По крайней мере, абсолютное большинство из них - среди рыцарей на первый взгляд было несколько приличных людей, но в целом это мало на что влияло.
   Сама Отала тоже, как оказалось, мало на что могла повлиять. Да, она сначала носилась туда-сюда, потом сидела у входа, лечась сама и давая лечение тем, кого к ней приводили или приносили, - но на что это влияло? Количество кентавров уменьшалось слишком медленно и незначительно, стрелы всё так же летели из-за баррикад, не слишком плотно, если не откровенно жидковато, но всё же то и дело попадая в кого-нибудь из зазевавшихся защитников. Когда она попыталась дать силы левитации Бластеру, то того чуть не подстрелили, только он оторвался от земли, управление огнём в деревянном городе было чревато... Остальные кейпы, впрочем, тоже не вносили какого-то супер-вклада в оборону. За исключением разве что Бластера. Забавно, а ей за этот месяц стало казаться, что собралась очень даже неплохая команда...
   Но что эта команда могла по сравнению с той же Империей? Да, они здесь были опасными богами, как считали местные, и Рватнек с предателями всячески стремились их остановить - но Империя могла бы реально построить здесь империю и покорить местный мир! Если б они полным составом оказались здесь пару лет назад и попали в похожую ситуацию... Бластер, может, неплохо и очень метко стрелял своими лучами на ближних дистанциях - но мог ли он сравниться с Чистотой? Та бы могла взлететь и уничтожать кентавров десятками за один выстрел, Крестоносец обеспечивал бы одну, если не все стены пушечным мясом, и ни одни штурмующие не смогли бы преодолеть заслон из его созданий. Туман и Ночь точно удержали бы другую стену, убивая всех, кто отважится подойти слишком близко. Третью стену удержал бы сам Кайзер с Руной, у которой точно не было бы тогда недостатка в боеприпасах. В рядах противника сеял бы смерть Крюковолк, с помощью Штормтигра - и всё это не говоря о самой Отале, Викторе, Фенье, Менье, Алебастре, Блитцкриге, наконец, каждый из которых был бы отнюдь небесполезен... У противников не то что не было бы шанса - они бы кончились буквально за час-другой.
   Отала улыбнулась. Нет, что и не говори, а Империя была правильной организацией, состоявшей из правильных кейпов, командой, с которой мало что может сравниться... И как всё хорошее, их могущество оказалось в итоге уничтожено губителем, который оставил от всего великолепия только два огрызка без, как называл это Виктор, материальной базы. Теперь, впрочем, Зион довершал дело губителей где-то на других землях... Улыбка исчезла с лица Оталы. Воспоминания об Империи были скорее приятными, но пора было возвращаться к настоящему. Плечо почти зажило, и надо было возвращаться к полноценной работе. Кроме неё, некому было носиться к самым критическим точкам обороны, раздавая суперсилы, леча раненых и всячески стараясь, чтоб оборона обошлась минимальными потерями. Если она хотела в дальнейшем вернуться туда, где было её место, хотела как-то помочь остановить Зиона или уменьшить ущерб от его деятельности - то первый из шагов надо было делать сейчас, отбиваясь от бесконечных прущих под стены орд кентавров.
  
   Linig
  
   Любой ценой
  
   Зрелище Джеффа, падающего со стрелой в глазу, не вызвало у Миранды слез, истерики или желания подбежать и попытаться помочь - ничего из виденного в фильмах. Лишь тупое отчаяние, и немного истерического веселья. Неужели это и правда все? Они пережили Бойню, решившую залечь на дно в маленьком городке и выбрившую для этого тот где жили Джефф с Мирандой. Маньяки растягивали человеческий запас надолго, что позволило значительной части горожан выжить когда герои нашли и атаковали Бойню, заставив отступить. Они пережили буквальный конец света, вызванный сильнейшим существом на планете. И все для того чтобы умереть в какой-то средневековой дыре, даже не из-за полчищ местного Нилбога, а просто каких-то продавшихся ему дикарей с примитивным оружием? Почему? За что? За что им тако-
  
   Носитель исчерпал свою полезность. Несмотря на приспособленность к конфликту и максимальную поддержку Вещателя, очередной конфликт и вмешательство переменной которую осколок не мог предсказать привели к заточению носителя во временном искажении. Через менее чем одну сотую процента предположительной длительности сложная мыслительная деятельность почти угасла - и остатки несомненно долго не продержатся. Требовался новый носитель. Несмотря на то что старый носитель почти никогда не проводил длительное время с не-носителями, и ещё реже после этого они оставались живыми, одна метка у Вещателя осталась - перемещение помеченного на другую версию планеты не являлось проблемой для шарда с его специализацией. Учитывая набранный опыт и текущую обстановку, Вещатель решил выделить значительно большую часть своих возможностей новому носителю при почковании - ослабленные смертью Воина ограничения, куда большая восприимчивость других осколков вследствие потери сети и потеря старого носителя вследствие недостаточной мощности воздействия предоставляли достаточно оснований для этого. Определив конфигурацию, оставалось лишь ждать подходящей ситуации...
  
   Первым ощущением после странного видения были нити. Двадцать нитей поблизости, половина исходящих от неё и присоединяющихся к каким-то точкам, и половина исходящих из этих точек и уходящих... в четвёртую ось? Миранда подозревала что для правильного облечения её ощущений в слова надо было быть каким-нибудь профессором, и то не факт что получилось бы. Дальше двадцати нитей были другие, более длинные и намного более многочисленные, присоединяющиеся к колышущейся массе точек - в отличие от десяти нитей исходящих из точек поблизости, исходящие нити массы точек все были практически одинаковыми, и даже кажется уходящими в одном направлении.
  
   Помимо самого факта существования нитей, наличествовало ещё одно ощущение - возможность взаимодействия с ними. Можно было словно... потянуть за нить, и либо вытянуть что-то легким потягиванием, либо оказать какое-то влияние сильным, хотя одной из ближних нитей сопутствовало ощущение что сильное потягивание не сработает. Миранда решила потянуть за эту нить легонько... и словно втянулась сама, нырнув в поток информации. Человек Лили Монтего и парачеловек Капля предстали перед ней во всей полноте - любая часть была видна и доступна для более пристального изучения. Воспоминания, схемы мышления, эмоциональные привязанности, структура тела, механика работы силы - все эти невероятные массивы информации были перед ней, стоило лишь протянуть руку. И это был далеко не предел. Натягивая больше и больше нитей, Миранда видела больше и больше информации, а добравшись до массы точек она обнаружила последний кусочек пазла.
  
   Кентавры и людоящеры не обладали суперсилами в том же смысле что и паралюди вокруг Миранды, у них не было Корон позволяющих сознательно создавать какие-то эффекты... тем не менее, источник все равно был связан с ними. Слабые, точечные воздействия, компенсирующие огрехи и несостыковки химерических тел с биологией и физикой, удостоверяющиеся что схемы подчинения не выйдут из строя под воздействием тех или иных факторов... а также удостоверяющиеся что они выйдут из строя если придёт нужда? У Миранда не было доступа к мотивам или структуре источников, но схемы воздействий ясно указывали - в них заложена в том числе возможность вреда, возможность начать плодить ошибки и происшествия с той или иной частотой или размахом, предположительно если носитель поведёт себя неугодным источнику образом.
  
   А что если?..
  
   Натягивание всех уходящих за частокол нитей определенным образом привело к немедленным результатам - лишённые способности отличать врагов и союзников твари немедленно сцепились друг с другом. Нет, они не перестали ненавидеть жителей Брода... но те были далеко, за частоколом - а прямо перед ними было такое множество целей. Гнев, боль, ржание, шипение, звуки разрываемой и избиваемой плоти заполнили уши Миранды, но главными звуками среди всей этой какофонии были человеческие. Крики, стоны, бесполезные вопросы выкрикиваемые на непонятном Миранде языке - это несомненно были лучники.
  
   Мысли о их страданиях и смерти не только вызвали невероятную радость у Миранды - они также открыли ещё одно новое ощущение. Помимо "плотных" нитей она чувствовала ещё великое множество... траекторий? Направлений? Каких-то линий, связанных уже с неодушевленными объектами. Вытянув указательный палец в одной из направлений, Миранда активировала эффект... и в одном из брёвен частокола появилась небольшая дырка. Интересно. Источник дал ей это как дополнение, если она столкнётся с обычными людьми без связанных с другими источниками существ которыми можно манипулировать? Ну, не то чтобы это было нужно в текущей ситуации... но хорошо, что он был предусмотрителен.
  
   Нить Капли заранее уведомила Миранду о том что героиня собирается вернуться за частокол и отыскать нового триггера, давая время подготовиться. К тому моменту как Капля дошла до неё, Миранда уже понимала как себя представить наилучшим образом, как повлиять на неё с помощью слов и выражений, если прямое влияние было недоступно. Как убедить в своей безопасности, как скрыть влияние на паралюдей, как расположить к себе... Место в команде ей уже было, считай, гарантированно - и она могла направить их куда надо. В этом мире существовали и другие паралюди - даже если команда и не могла ничего уже исправить, даже если Доктор не лечил мертвых... что если кто-то другой сможет? Тот же "Рватнек", работающий с плотью. Найти, подчинить, разобраться, и вернуть Джеффа. Любой ценой. Неважно, что ей для этого придётся сделать - он будет жить. Сначала, впрочем, надо позаботиться о сохранении его тела в наибольшей целостности...
  
   ------
  
   Накидал супер-супер кейпа и выпал Властелин-9/Стрелок-4/Умник-7. Ну я и подумал - наследник Габриэля у нас уже был... чего бы и наследнице Джейкоба не появиться?
  
   asm
  
   Ёжииииииииик!
  
   Миранда носилась между домами, от укрытия к укрытию, от доставая упавшие стрелы одну за одной и засовывая их в песок возле стен домов - так они должны были быстрее остыть, и потом наконечники могли послужить уже самим защитникам, став наконечниками уже арбалетных болтов. Или ещё чего для Топки. Топку Миранда не любила, и он отвечал ей и остальным взаимностью... То есть это она отвечала ему взаимностью на вечно раздражённое и неприязненное отношение к людям, которых он чаще всего считал помехами на пути своего технарения - в общем, довольно неприятный, по мнению Миранды тип. Который к тому же поглощал ещё и кучу жизненно важных ресурсов с сомнительным из них выходом. Наверняка ещё и жрал как не в себя...
   Поток стрел и не думал останавливаться, и Миранда продолжала действовать почти механически. Некогда было остановиться, передохнуть, подумать... заметить, найти нечто важное. Словно она чего-то потеряла, чего-то не замечает, но не может заметить, чего именно. Что-то или кто-то постоянно ускользающий, то, на что некогда обращать внимание, на что её не хватает. Наверняка обстрел продолжался недолго, но её уже охватывало отчаяние и опускались руки. Её было слишком мало, она была слишком медленна и слаба, чтобы выполнять работу. Интересно, другие тоже так себя ощущали? В такой обстановке немудрено, что Картер получил своё триггер-событие... интересно, с чем связана его сила? Самой Миранде этот парень как-то пытался объяснять суть объектно-ориентированного программирования, про процедуры и циклы, про отладку и точки останова (видимо, ничего другого он не умел, но такие попытки подкатить Миранду даже умилили) - наверняка что-то связанное с этим. Она сочувствовала парню - ему должно было быть действительно хреново, чтобы он получил силы. Если вдуматься, то та же Грут заслуживала только слов восхищения в свой адрес: пережила нечто страшное, но не опустила руки, пытается быть смелой и самоотверженной... и этим явно воспользовался наглый араб, залезший в итоге к ней на шею! Бластера Миранда не любила - но терпела. Он по крайней мере достаточно эффективно отстреливал врагов, сдерживая их атаки.
   Не то чтобы всё это помогало Миранде. Она не могла в один присест измениться, суметь эффективно выполнять свою работу. Маленькая, медленная, слабая - её тело было не приспособлено для того, чтобы носиться туда-сюда с этими стрелами, и тем более мозг не был приспособлен, чтоб вспомнить то, что забыто, но следы чего остались на грани сознания... чего-то важного, но утерянного... Очередной залп стрел застал Миранду прямо между зданий и посреди обстреливаемого квадрата площади. Вместе с ужасом от осознания того, что и эта работа и польза, что она приносила, и то что давало зудящее ощущение утеряны уже навсегда - укрыться или сбежать от этого неожиданно плотного града стрел уже не оставалось времени.
   ***
   Бластер открыл глаза. Что-то было не так... Точно. Ощущение опасности, слева, семьдесят два градуса, три с половиной метра. Он вскочил, развернулся - его закрывал ствол и ветви Грут, мешая вести обстрел, и в прорехи между ними было видно, как восстанавливается рядом искорёженное тело Капли, рядом с которым стояло... Это. Нечто здоровенное, бронированное, лошадинообразное, но с когтями и клыками, извергающее из пасти пар, который начинал туманом обволакивать пространство вокруг существа. Патовая ситуация. Он не мог стрелять, не ранив, возможно, смертельно, Грут, но чудище ещё не добралось до него, но почему-то не делало ничего с Хлоей.
   ***
   - Уйди, - прошипела Миранда Грут. Речь в этой форме давалась тяжело и требовала напряжения, но к девочке стоило проявить уважение.
   - Нет, - твёрдо ответила из своего дупла Грут.
   - Уйди, он мне нужен, - повторила Миранда, параллельно пиная Каплю, чтоб та не мешалась. Ничего, что такой пинок мог переломать все кости - Капля всё равно восстановится, за это Миранда не беспокоилась. Пусть подождёт с тем, что там она хотела сказать.
   Грут не спешила сдвигаться, и Миранда сдвинула её сама. Бластер, конечно, выстрелил, но она оказалась быстрее, и лучи только задели плечо. В следующее мгновение она под крик Грут стояла над Бластером, готовая в любой момент загрызть его, если потребуется, но пришла она к нему не за этим. Было дело намного важнее.
   - Где Ёжик? - спросила она у кейпа.
   - Что? - опешил Бластер.
   - Ты можешь чуять людей, существ и кейпов, - объяснила Миранда, зачем он ей вообще понадобился. Говорить было тяжело, это злило и утомляло, но это был лучший способ получить информацию. - Отвечай, где Ёжик?!
  
   Ложечку за Каплю, ложечку за Доктора
  
   Афина осмотрела стол, заполненный пустыми тарелками, и поспешила подняться.
   - Ты куда, моя душенька? - тут же спохватился Доктор, приставленный к ней в это время (в том числе - следить за состоянием здоровья). - Сейчас же как раз десерт принесут! Пирожные! Корзиночки с малиной и творожным муссом - всё как ты любишь...
   - Но малина в это время года... выпечка с творожным муссом в таких условиях... - Афина уже устала удивляться, но правила приличия заставляли её придерживаться этой линии поведения каждый раз. - Это же, наверное, очень дорого!..
   - Ничего, душенька, - отозвался Доктор, - для тебя нам ничего не жалко!
   - Но в меня уже, кажется, больше не лезет... - отозвалась Афина.
   - Что?! - деланно удивился Доктор. - Но ты же понимаешь: они очень недолго хранятся... Неужели всё это придётся выкидывать?!
   - Что?! - в свою очередь возмутилась Афина. - Хорошо, несите пирожные, - сказала она через мгновение обречённым тоном. Они пока не приелись, и поэтому мысли о том, что их иначе выкинут, воспринимались не иначе как кощунственные. И это было всяко лучше пасты, пусть и с разнообразными вкусами, которую в неё пытались запихнуть как можно больше вначале, когда осада только закончилась. - И что ж вы меня так балуете, так стараетесь накормить как можно больше... Эх, не любите вы меня...
   - Любим-любим! - ласково ответил Доктор, принимая от официантки и ставя на стол тарелку с пирожными; кувшин с отваром официантка внесла через несколько мгновений. - Мы все тебя очень любим! как же мы можем тебя не любить, - продолжал он, - ты ж наш золотовалютный резерв!
   - По-моему, я тут скорее курица, которая несёт золотые яйца, - буркнула Афина в ответ. Никогда ещё собственное прозвище не казалось ей настолько неподходящим.
   - Заметь, не я это сказал, - откликнулся Доктор. - Ну... Чего же ты плачешь, душечка? Золотце ты моё!.. Давай, успокойся, вытри слёзки, и пора начинать кушать эту вкуснятину... Давай, пироженку за маму, за папу...
  
   Linig
  
   Полезный Выродок
  
   Похоже его терапевт все же был неправ. Годы сессий, разговоров и убеждений выстроили прочную защиту - но удары реальности оказались сильнее. Со временем Джозеф перестал винить себя в гибели своей семьи - ведь, рассуждая логически, его "вина" заключалась лишь в том что он выжил, он никак не мог предотвратить автокатастрофу в том возрасте. Даже Сын, одним небрежным ударом убивший всю группу эвакуировавшихся сотрудников кроме него, не сумел поломать выстроенные убеждения. Но, как там говорится, на третий раз повезёт? Да, в текущей ситуации это выглядело вполне вероятно. Осаждающие орды не случайно сюда пришли, и они атаковали отнюдь не небрежно - нет, каждый трюк, каждая тактика и уловка была нацелена на полное уничтожение. Брод либо выстоит, либо будет уничтожен до последнего человека - оставлять кого-то одного в живых они не станут. Ну, может, Каплю им и не удастся убить, но вот Джозефу точно конец если орда победит - и с каждой минутой это выглядело все вероятнее. Зубы, копыта, даже мечи - все это было преодолимо подготовленными, поддерживаемыми огнестрелом и паралюдьми защитниками... Но только не обстрел. Полноценная поддержка людей, многочисленных, организованных и прячущихся за укреплениями (не то что быстро разогнанная кучка беженцев) переводила эту осаду из "тяжелой" в "безнадежную".
  
   Клубок противоречивых чувств сплетался в груди Джозефа. Отчаяние, снова поднявшее голову. Облегчение, от того что в этот раз ему не придётся мучиться сильно дольше. Животный страх, которому было плевать на всех - лишь бы не умереть самому. Растущий клубок мешал дышать, мешал думать, мешал двигаться... а когда очередная стрела пролетела мимо головы Джозефа, разминувшись на миллиметр, клубок взорвался.
  
   ...
  
   Странные видения схлынули, но кое-что осталось - энергия, перешедшая из груди в руки, и чувствовавшаяся куда более подконтрольной. Джозеф откуда-то знал, что он может выпустить эту энергию, контролируя дальность, количество и... структуру? Последнюю часть было не так просто понять, да Джозеф и не стал разбираться - того факта что он наконец может что-то реально противопоставить орде хватило чтобы переполнить его злобной радостью. Выстрел, выстрел, ещё один выстрел - хотя красные шары, вылетавшие из его рук и приземлявшиеся на значительном расстоянии от частокола не издавали никаких звуков, и из-за частокола же не было видно что происходит, Джозеф знал. Все живое в радиусе поражения (похоже, именно за это отвечало количество выпускаемой энергии) переставало существовать... нет, не совсем так. Все живое переделывалось во что-то ещё, но не сразу. Процесс занимал около тридцати секунд, и к тому моменту как первый шар произвёл результаты, Джозеф уже успел обстрелять Брод по всему периметру. Разбираясь в процессе с тонкостями настройки шаров, он довёл радиус поражения до предела - это более чем компенсировало точность стрельбы вслепую. Обстрел полностью прекратился, а остатки кентавров быстро изничтожались воспрянувшими духом защитниками.
  
   Завершающиеся процессы сопровождались новыми ощущениями - на месте падения первого шара появилось множество существ, смутно ощущаемых Джозефом. Маленькие, меньше кентавров или людей, и формой смахивающие на... трилобитов? Чем бы они ни были, существа были связаны с Джозефом, и их первым инстинктом было вернуться к нему, защитить его и следовать дальнейшим приказам (надо лишь коснуться). Шелестящая масса устремилась к частоколу... и тут Джозеф понял что произойдёт если он ничего не сделает.
  
   - Стойте! - завопил он во всю глотку. - Не трогайте жуков! Они не причинят вам вреда, просто дайте им пройти!
  
   По-видимому, предыдущий обстрел придал его словам веса - не сразу, но повинуясь командам кейпов и силовиков защитники стен отошли от частокола, разделившись на группы. Остатки кентавров были перебиты, и, взбираясь по их трупам и затем брёвнам, создания перелезли частокол и устремились к Джозефу. Несмотря на резко подскочившую нервозность, обошлось без инцидентов, и вскоре Джозеф был окружён морем трилобитоподобных существ. Кого угодно другого такое зрелище привело бы в ужас... но у Джозефа это вызвало лишь радость и вдохновение. Он осознал - команды не обязательно вкладывать прикосновением, то ощущение структуры отвечало за заранее заложенные команды... или команды вкладываемые шаром выпускаемым на минимальной мощности. Также, его голова наполнилась идеями, схемами и взаимодействиями... но Джозеф сумел отодвинуть их на задний план усилием воли. Сейчас не время сооружать личный бронекостюм, надо разобраться с ордой! Серия красных вспышек накрыла окруживших Джозефа существ, неся в себе простые команды - убивать кентавров и людоящеров. Шелестящая масса устремилась обратно за частокол, и Джозеф возобновил обстрел - несомненно, остатки орды сейчас отступили... но судя по ощущениям его шары могут доставать за несколько километров, а то и дальше.
  
   Джозеф улыбнулся. Хех. И правда, в третий раз повезло.
  
   ------
  
   "Выводок нам нужен, мамой клянусь" (с) Кляйн 42
  
   Пришлось поломать голову, как именно привязать выпавшего Стрелка-9/Технаря-5/Властелина-7 к Выводку, но в итоге вроде получилось.
  
   Read_GreenNY
  
   Бегите, глупцы!
  
   - Я бегу, - безжизненно произнес Дж'Онни, галопом скача прочь от злополучного поселения юдишек. Спустя несколько секунд, он продолжил сокрушаться. - Почему, почему я убегаю?
   Он бежал прочь, прочь от поселения человеческих богов, словно Дж'Онни был не гордым и храбрым кентавром-воином славного Рватнека, а жалким и трусливым человеком.
   Никто больше из его собратьев не пытался бежать, прекратить очевидный неудачный штурм (с недавних пор они все были неудачными). Его даже не пытались догнать, чтобы вернуть его в строй, заставить ринуться в самоубийственную атаку на почти непреступные стены Брода, нет.
   Никто из младших кентавров не посмел бы остановить его. Старшие собратья просто проигнорировали его (Дж'Онни всегда игнорировали), а людоящеры просто не представляли, что же вообще надо делать с кентавром, который отказывается следовать приказам. До Дж'Онни никто и не пытался ослушаться приказов людоящеров.
   - Почему я отличаюсь от других? - задал самому себе вопрос Дж'Онни, глядя на бегущих ему навстречу других кентавров.
   ***
   - Не скачите дальше! - выкрикнул Дж'Онни, обращаясь к вожаку табуна - смуглому кентавру, чье тело было изукрашено красной охрой. - Поворачивайте назад! Дальше только смерть!
   - Мы, гордые воины Рватнека не боимся смерти! - ответил ему Вожак, ударяя себя в грудь и продолжил. - И ты не смей страшиться!
   - Человеческие боги убьют вас всех! Они уже убили почти всех нападавших, истребили людоящеров!
   - Мы сметем их! Они не будут держаться вечно!
   - Прошу вас, не губите свои жизни, - взмолился Дж'Онни. - Они сильны, они неутомимы!
   - Нет! - ответил ему Вожак, вставая на дыбы. - Нас рать! Нас орда!
   Дж'Онни уже хотел плюнуть на этих упертых баранов и ускакать дальше в степь, как тут в разговор встрял другой кентавр, чье тело было покрыто узорами из шрамов и белой глины.
   - Не говори с ним, Майро Нэйп! - обратился Белый кентавр к Вожаку. - Это же Дж'Онни Вольнодумец! Его слова полны сомнений, что вовсе не подобает благородному воину!
   - О каких сомнениях ты говоришь, о мудрый Рек Джайан? - спросил Вожак у Белого кентавра.
   - Он смеет сомневаться в военном гении господина нашего - Рватнека! - ответил ему Рек Джайан. - Не задолго до того как умереть, Билли-Бо мне все про него рассказал!
   - Ты смеешь сомневаться в нашем господине, в нашем Создателе?! - не веря своим ушам, спросил Майро Нэйп, лицо его исказилось от ярости. - Ты посмел усомниться в Рватнеке! Ты предал нашего великого Отца, Вождя и Бога!
   Дж'Онни уже развернулся в сторону от Майро Нэйпа, прежде чем тот отдал приказ:
   - Убить предателя!
   Прежде чем Дж'Онни оторвался на сколько-нибудь приличное расстояние, Майро Нэйп успел лягнуть Дж'Онни в его заднюю часть. В дальнейшем, Дж'Онни пришлось бежать через силу, через боль, но, не смотря на все это, расстояние между ним и толпой разъяренных собратьев только нарастало.
   Собратья преследовали его на протяжении нескольких часов, пока солнце не начало садиться.
   Послышались яростные возгласы на человеческом языке, засвистели стрелы, которые успели безжалостно отнять уже несколько жизней собратьев Дж'Онни.
   Кентавр в опале повернул голову. Со стороны земель людей прискакало десятки закованных в латы рыцарей и конных лучников. Кентавр не заметил никаких богов.
   - Это хорошо, - произнес уставшим голосом Дж'Онни. - Значит, у меня есть шансы скрыться.
   Люди и кентавры-преследователи яростно схватились друг с другом, почти позабыв о бедном Дж'Онни.
   За одиноким кентавром, который вопреки ожиданиям людей, не поддержал своих собратьев, погналась только парочка конных лучников. Но и те вскоре повернули назад, решив, что погоня за одним кентавром не стоит ни сил, ни стрел. Хотя несколькими стрелами они его все-таки наградили.
   Невезучий кентавр решил направиться в сторону Зеленных Холмов. Где-то там должен быть лагерь сотрудничающих людей-кочевников, где он сможет отдохнуть и залечить свои раны.
   Путь его лежал через те странные холмы в степи, куда только изредка решались заходить люди, а другие кентавры и вовсе побаивались заходить
   И вскоре Дж'Онни поймет почему...
   После небольшого отдыха, Дж'Онни решил преодолеть очередной курган... и очень неудачно оступился.
   Кентавр полетел вниз, переломав себе свои лошадиные ноги. Дж'Онни потерял сознание.
   Очнулся он, когда уже было заметно темнее. Все его тело, (а конечности в особенности) ужасно болело, из головы шла кровь. Но он хотя бы был жив.
   - Может быть, у меня есть божественная сила? - подумал Дж'Онни. - Особая живучесть, как у некоторых богов?
   - Я множество раз переживал осады, ту засаду с тем живым деревом,.. - продолжал размышлять Дж'Онни. - Теперь и это падение. Но не смотря на все это я до сих пор жив!
   На несколько долгих секунд Дж'Онни затих, на затем разразился истерическим хохотом.
   - Хахахахаха! Я бессмертен! - продолжал смеяться Дж'Онни в течение целой минуты. Он бы продолжал и дальше смеяться, но тут его привлек свет.
   Дж'Онни повернул свою травмированную голову на источник света и увидел там весьма необычное явление...
   - А, ерунда, и это переживу, чем бы это ни было, - отмахнулся Дж'Онни.
   Со стороны Гор Богов, по направлению к Дж'Онни, неотвратимо приближалась чудовищная буря разрушительной энергии, которая переливалась всеми цветами радуги...
  
   Куёвый сон
  
   Дождавшись глубокой ночи, Куй пошел на дело.
   Он покинул свою тайную лабораторию и вооружившись лопатой, отправился на местное кладбище.
   Ночным призраком, он темной тенью миновал патрули полусонных стражников-болванов.
   Добравшись, наконец, до кладбища, Куй специально привлек внимание сторожевых собак. Он нисколько не боялся, что те поднимут лай, разбудив сторожа, ведь Куй не одну неделю готовился к операции. Он каждый день ходил на кладбище и подкармливал собак мясом, чтобы те начали доверять ему.
   Вот и сейчас Куй достал сочное, свежайшее угощение - самую лучшую говяжью вырезку, что он мог себе позволить. Но на этот раз мясо было не простое, Куй начинил его снотворным.
   Дождавшись пока все собаки не уснут, мужчина перелез через забор.
   Отыскав нужные ему могилы, Куй принял специальное снадобье, которое должно избавить его от усталости, Алхимик принялся за работу.
   -- Прости меня, но я это делаю во имя прогресса, -- прошептал Куй, глядя на труп Лили Майер. -- Я возьму совсем чуть-чуть, мне многого и не надо.
   Куй не соврал. Он взял немного ногтей, волос, кожи. Но дойдя до самого главного, до самого ценного алхимического ингредиента, он решил пожадничать и взял чуть больше мозга, чем хотел раннее.
   Быстро закопав потревоженную могилу обратно, Куй испарился с кладбища.
   ***
   Наблюдая за процессом перегонки жидкости, Куй вел свои записи.
   "Процесс идет необычайно долго, что не характерно для обычных человеческих ингредиентов. Неужели Лили Майер и в самом деле не являлась человеком? Неужели Жан-Поль был прав и эта бедная женщина и правда была самым настоящим оборотнем? Что же, это одновременно и пугает меня, и радует. Кто знает, что за зелье я получу из ингредиентов оборотня, какими свойствами оно будет обладать? Хотя сама мысль, что мы живем по сосед..."
   Куй был прерван.
   Его отвлек звон колокольчика, который означал, что к нему пришли нежданные гости. Других гостей у таких затворников как он просто не бывает.
   Сердце Куя ускорило свой ритм. К горлу подступил тревожный комок.
   -- Дыши глубже, Куй, -- пробормотал мужчина, предчувствуя скорые неприятности.
   Покинув подвал, где был оборудована лаборатория, Куй, по мимо звона колокольчика, услышал также еще и бешенный стук в дверь.
   Ступая как можно более аккуратнее по предательски скрипящим половицам его дома, Куй добрался до смотрового окна.
   Сложная система, состоящая из зеркал и стекол, которые были прозрачны только с одной стороны, помогла Кую рассмотреть своих нежданных гостей и при этом не выдать себя.
   Снаружи была толпа вооруженных стражников во главе с самим офицером Гонсалесом.
   -- Стража Глубокого Брода! -- прокричал Гонсалес, не прекращая при этом долбиться в дверь. -- Мы требуем, чтобы вы немедленно покинули жилье и позволили нам провести обыск! В противном случае, мы выломаем эту чертову дверь!
   "Что же делать?! Что же мне делать?!", -- в панике думал Куй.
   Если он не откроет дверь, то его изобьют и арестуют, обвинив в нежелании сотрудничать с властями. А если он откроет дверь, то его непременно вышвырнут из дома и разгромят его, ища улики, основания для ареста.
   -- Немедленно откройте дверь или мы применим силу! -- прокричал Гонсалес. -- У вас есть минута!
   Услышав эти слова, Куй решил действовать.
   Он побежал вниз, обратно в лабораторию, уже не заботясь ни о какой скрытности.
   Куй сунул дневник в печь, слил все снадобья в слив и... как экстренно избавиться от алхимической посуды он не придумал.
   Задействовав всю свою силу воли, Куй унял дрожь в своих руках и выровнял дыхание. Он потянулся в карман своего камзола и извлек оттуда маленький мешочек.
   Разорвав его, он принял высыпавшийся оттуда белый порошок и запил его водой. Перед его глазами тут же все поплыло.
   Последнее, что Куй услышал, прежде чем потерять сознание, был грохот ломающейся двери, а затем тяжелый топот сапог, окованных железом.
   ***
   Придя в себя, после очередной чудовищной пытки, он услышал голос инквизитора, который диктовал молодому писарю Люку следующие слова:
   -- ... и таким образом, Ха Дык Куй признается в том, что он является черным колдуном, алхимиком, мужеложцем и слугой дьявола. Признание, само собой, чистосердечное и получено без применения пыток. Обвиняемый раскаялся и сам, добровольно признался в содеянном. Суд приговаривает Ха Дык Куя к смерти, через очищающее пламя костра...
   Услышав эти слова, Куй вновь потерял сознание.
   ***
   -- Колдун! Еретик! Черный маг! Каннибал! Некрофил! -- кричали разъяренные жители Брода, бросая в бедного Куя камни и гнилые овощи, пока он смиренно шел к костру, роняя слезы.
   Он плакал не из-за того, что его жизнь вот-вот несправедливо оборвется, нет. Он рыдал из-за того, что этот темный народ Брода уже ничего более не спасет, ни он, ни свет науки.
   -- Он долги не отдает! -- гневно прокричал толстый мясник, который еще недавно так любезно предлагал ему говяжью вырезку. Почему-то, именно эта реплика его сильнее всего задела.
   -- Я не колдун и уж тем более не слуга дьявола! -- прокричал Куй надломленном голосом, не в силах более себя сдерживать. -- Я всего-лишь хотел прогресса! Я человек науки!
   -- В топку твою науку! -- прокричал инквизитор Жан-Поль и бросил факел в хворост, прямо под ноги Кую.
   Куй неистово закричал, когда языки пламени начали пожирать его искалеченные ноги.
   ***
   -- Ааааааа! -- дернувшись, завопил Куй.
   Он с облегчением обнаружил себя в своей постели, и никакие языки пламени не пожирали его.
   Утерев пот со лба, мужчина дрожащими руками потянулся к графину с водой и начал жадными глотками опустошать его.
   Дверь в комнату Куя с грохотом открылась, заставив мужчину вздрогнуть и облить себя водой.
   -- Что случилось? Кто кричал? -- в один голос сказали Гонсалес, который сейчас размахивал пистолетом и Капля, замахнувшаяся своим лом-мечом.
   -- К-кошмар п-приснился, -- дрожащим голосом проговорил Куй и вернул графин на прикроватный столик.
   -- Ну ты даешь боец, -- добродушно усмехнулся Гонсалес и спрятал пистолет, а Капля продолжила говорить. -- Ты нас здорово напугал.
   -- Да уж, -- ответил им Куй. -- А я-то как испугался...
  
   asm
  
   Мне нужна твоя одежда
  
   - Итак, - Капля подошла к молодому морпеху сиамской внешности. - Для начала тебе нужно успокоиться и прежде чем применять твои силы на практике, проконсультироваться со мной...
   Морпех уставился на неё со странным выражением лица.
   - Тебе что-то нужно? - поинтересовалась она.
   - Твоя одежда, - выпалил новоиспечённый кейп. - И твой лом.
   Капля отшатнулась было, но быстро взяла себя в руки.
   - Зачем?
   - Дельтаплан, - ответил кейп.
   - Ты хочешь построить дельтаплан? - уточнила Капля.
   - Так точно, - ответил кейп. - Или это будет уже аэроплан?.. - он задумался.
   - Тебе для этого обязательно нужна моя одежда? - Капля старалась оставаться спокойной. - И лом? - добавила она в конце.
   -...Нет, - признался кейп после небольшой паузы. - Сойдёт любая ткань, немного дерева и желательно металл...
   "То есть ты просто хотел рассмотреть меня без одежды", - захотела высказать Капля. Но не стала.
   - И ты хочешь улететь на нём за помощью? - спросила она вместо этого.
   - Никак нет, - отрапортовал тот. - Хочу расстрелять их позиции с помощью снарядов типа воздух-земля, в народе именуемых кольями.
   - Давай не будем торопиться, - спокойным голосом сказала Капля. - Обсудим разные варианты, ну или, - она вздохнула, вспоминая Ундину, - узнаем твоё имя для начала.
   - Ли Си Цин, мадам, - представился тот.
   - Хорошо, Ли, но я имела в виду кейповское имя, а не настоящее, - пояснила она.
   - Это кейповское имя, мадам, - объяснил Ли Си Цин. - В честь героя войны. Настоящее имя Ха Дык Куй.
   - Хорошо, - снова вздохнула Капля. - Я так понимаю, что ты технарь, и можешь строить... дельтапланы?
   - Так точно, - подтвердил он. - И парапланы. И вообще аэропланы. И ракеты, и снаряды класса воздух-земля и земля-возух... - начал перечислять Ли Си Цин.
   - Достаточно, - оборвала его Капля. - Если ты построишь свой планируемый аэроплан, то ты его можешь сконструировать так, чтобы тебе нельзя было повредить стрелами?
   - Да, - подтвердил он. - Правда, для этого потребуется чуть больше времени.
   - И ты сможешь обстрелять позиции людей и людоящеров так, чтобы решить проблемы с ними?
   - Так точно. Смогу. Но мне нужны помощники для сборки.
   - Хорошо, - вздохнула Капля, - мы выделим тебе помощников для сборки и дадим необходимые материалы. Что там, - добавила она, - если это поможет, то я готова дать тебе свою одежду.
   - Одежду можно после того, как отобьёмся.
   - Извращенец...
  
   Linig
  
   Все, что тебе нужно - убивать
  
   Джеральд, конечно, был благодарен за очки и респиратор (бедолагам внизу, полагающимся лишь на мокрые тряпки, приходилось несладко), но они решали лишь одну из насущных проблем. Текущая атака с самого начала переломила план обороны через колено, включая часть за которую отвечали он и Майк, но переменившийся ветер вывел это на новый уровень. Теперь пара снайперов не могла выступать даже пугалами, не говоря уж о каких-то реальных действиях. Ключевым врагам, лучникам и людоящерам, теперь даже не надо было прятаться за щитами и кентаврами - дым защищал их немногим хуже, не позволяя ничего видеть. Разумеется, врагам он тоже ограничивал видимость... вот только в отличие от жестоко ограниченных в боеприпасах защитников Брода лучники и так стреляли вслепую, добиваясь результатов через количество а не качество выстрелов. Конечно, у них должны быть также и сложности с дыханием... вот только по-видимому не настолько сильные чтобы предотвратить обстрел.
  
   Несмотря на дым, после просвистевшей совсем рядом стрелы Джеральд ясно понял - враги сдаваться не собираются. Скорее всего продолжающийся обстрел это только начало, скоро навалится основная масса. Враги все правильно поняли - текущая защита стен состояла лишь из части вооруженных огнестрелом бойцов и боевых кейпов. Против реального натиска она продержится ровно до того момента как кончатся патроны - затем лишенных копейщиков и арбалетчиков стены падут. Разделённых по стенам кейпов сомнут, и хотя Каплю им не убить - в одиночку она ничего не сделает. С каждой секундой Джеральд все больше и больше уверялся в правильности своих предположений, все больше и больше погружался в отчаяние... а раздавшийся крик боли, за которым последовали выстрелы, стал последней соломинкой.
  
   - Где! Где вы, твари!? - заорал впавший в панику Джеральд, судорожно вертясь во все стороны.
  
   Выстрелы продолжались, но не было слышно ржания или шипения - лишь дальнейшие крики боли. Что происходит?! Куда делись враги?! Если они подобрались на такую дистанцию чтобы их можно было подстрелить, почему он ничего не видит!? Джеральд чувствовал что он быстро теряет последние остатки здравомыслия - его голова наполнялась более и более безумными теориями. Союзный кентаврам "бог" решил проявить себя. Кентавры сумели завербовывать предателей среди силовиков. Орда сумела воспроизвести огнестрельное оружие. Он ничего не видел, ничего не понимал, ничего не мог сделать, ничего-
  
   ...
  
   Чужеродные видения отхлынули, к облегчению Джеральда - он все же сумел не сойти с ума, не погрузился навсегда в воображаемый мир, запертый среди осколков разбитого разума.
  
   Или... нет. Видения отхлынули не полностью - Джеральд больше не вычислял траектории наиболее оптимального движения по космосу, но какие-то траектории присутствовали и в... реальном?.. Броду, все ещё заполненном дымом. К тому же, куда-то делись выстрелы слышанные им прежде...
  
   А, к черту. Если он сошёл с ума, так и быть - по крайней мере ему не придётся чувствовать в полной мере как его разрывают на части. Как ни странно, подобный вывод и вправду помог Джеральду успокоиться - панику сменило любопытство. Если ему все равно умирать, можно и поразвлечься напоследок - эти траектории выглядят довольно интересно. Что если...
  
   Мысленное направление внимания на одну из траекторий внезапно вызвало вполне реальные результаты - на Джеральда обрушился водопад информации. Он понимал в мельчайших деталях начало, середину и конец - свою винтовку, окружающую среду через которую пуля могла пройти различными путями, и цель, которой являлся один из лучников. Траектория была не совсем верным словом - это была скорее... связь? Указание? Нечто, содержащее в себе все возможные способы поражения конкретной цели - Джеральд мог просто подстрелить вышедшего из-под защиты баррикад отступающего лучника напрямую, мог отрикошетить пулю от меча одного из людоящеров, мог даже выстрелить в небо таким образом чтобы пуля упала на лучника.
  
   Вопреки популярным мифам, просто гравитация не могла придать пуле такую же скорость как при нормальном выстреле... но Джеральд понимал, как даже столь ограниченное количество энергии можно использовать для ранения, увечья или даже смерти цели. Правильное место, правильный момент, правильный угол, и результат будет достигнут - не обязательно даже именно от самого удара пули. Падение, ранение об оружие союзника, провокация одного из этих союзников, находящегося на грани... Все эти результаты, все возможные траектории и итоги выстрела, все причины и степени ущерба были у Джеральда как на ладони, постоянно меняющиеся с учетом меняющихся обстоятельств, но не исчезающие. Независимо от сложности действий, Джеральд чувствовал что любое из них он может выполнить предельно легко. Не надо прицеливаться, учитывать обстоятельства и все прочее - все уже сделано за него, нужно лишь синхронизироваться с выбранным вариантом и выстрелить... что он и сделал.
  
   Пучок вариантов резко сжался до одного, стремительно продвигающегося вперёд - восприятие Джеральда словно замедлилось, следуя за пулей и отслеживая мельчайшие детали, воплощающиеся в действительность одну за другой. Простой выстрел, как и было показано в выбранном варианте, поразил лучника в затылок принося мгновенную смерть. Хе-хе. Не только Бластер вас бить может - обычному охотнику это тоже по плечу, без всяких парачеловеческих... подождите-ка.
  
   Внезапное осознание словно окатило Джеральда ведром ледяной воды. Все это может происходить наяву, возможное с помощью парачеловеческой силы... и это значит что он крайне неправильно расценивал открывшиеся перед ним возможности. Не следует развлекаться - следует уничтожать врагов, как можно быстрее.
  
   Джеральд нацеливался на одного врага за другим, стреляя быстрее и быстрее - без подробного изучения всех деталей и вариантов, просто находя способ нанесения максимального ущерба и тут же реализуя его, затем переключаясь на следующую цель и повторяя процесс. Опустевший магазин пополнялся механическими, максимально эффективными движениями и после небольшой задержки людоящеры и лучники продолжали падать. Израсходовав весь боезапас, Джеральд первым делом хотел позаимствовать оружие у кого-то ещё, но сумел удержаться. Воспоминания о первом табуне, навалившемся всей толпой как только пал последний людоящер, ясно указывали что в текущей ситуации с скудно защищённым стенами полное истребление командиров приведёт к поражению - тысячи кентавров ему не перебить, даже с поддержкой других кейпов. Ему надо... да, ему надо посоветоваться с кейпами. Они показали что готовы защищать Брод до конца... возможно, с его помощью этот конец будет победоносным.
  
   ------
  
   Выпал очередной супер-кейп как Умник-11, и я как раз подумал хотя бы через него реализовать идею мега-снайпера, раз из Куя Алхимика сделали. Заодно симметричности добавлено - раз в наброске морпехов был критуспех/критпровал, то и в наброске кейпов критуспех в дополнение к критпровалу.
  
   asm
  
   Недостающий ингредиент
  
   В мастерской Алхимика пахло... травами, спиртом, разложением - всем вместе, чем-то, неуловимо знакомым похожим на... где Капля это чувствовала? Точно. Броктон-Бей, Левиафан, аптека, грязь смешанная с таблетками, растворами и порошками, начинающее разлагаться тело... Не самое приятное воспоминание, хотя всё ещё связанное с родным миром, который... из которого её и других героев выкинуло в тот момент, когда они были нужнее всего. Впрочем, учитывая что Зион не появлялся здесь снова, возможно, всё закончилось не в его пользу. Или он просто не добрался сюда снова? Не суть. Надо сфокусироваться на действительности.
   - Алхимик, - обратилась она к хозяину мастерской, - как продвигается работа?
   - А? - он отвлёкся, поднялся с рабочего места. - Готовые зелья на полках, - начал он, - на каждом помечено, что он должен делать. Каталог пометок здесь на краю стола, - он показал на него пальцем.
   - С ингредиентами всё в порядке?
   - Да... - Алхимик немного замялся. - С растительными составляющими проблем нет, что касается животных...
   - Я распоряжалась приготовить для тебя пузырьки с кровью, - объяснила Капля. - Их так и не поступало?
   - Да-да, благодарю, мадам, - ответил Алхимик чуть смущённо, - зелья на второй полке. - Он вздохнул. - Я хотел получить то, что осталось от Феникса...
   - Мы не можем давать тебе трупы, - терпеливо пояснила Капля. - Это неэтично и подталкивает нас на скользкую дорожку к потере человечности.
   - Да, да... - вздохнув, согласился Алхимик. - Но мадам, разрешите спросить...
   - Что?
   - Возможно, люди смогут при желании оставлять завещания? - он посмотрел на Каплю вопросительно.
   - И?
   - И кто хочет, может завещать своё тело на опыты? - уточнил он. - Во имя науки...
   - Я обсужу этот вопрос с администрацией, - пообещала Капля. Сама идея того, что кто-то потом будет пить трупные отвары была ей отвратительна, но отказывать Алхимику сразу она посчитала плохой идеей.
   - Да, спасибо, - кивнул Алхимик. - А то у нас много, кхм, потребителей, но при этом мало ингредиентов для чего-то большего, чем просто лечебные зелья.
   - Ну что поделать, - ответила Капля, - не у всех могут заново отрасти конечности, как у меня.
   - Действительно... - Алхимик задумался. - Кхм... И как я раньше не понял... - Он снова посмотрел на Каплю, потянулся к стойке с ножами, странно улыбаясь...
   - Что?... - Каплю охватило нехорошее предчувствие. - Я, пожалуй, пойду...
   - Прошу, подождите немного, - слегка отстранённо пробормотал Алхимик. - Это займёт не больше нескольких минут...
   - Н-нет, извини. - Глаза Капли смотрели на тесак в его руке. - У меня образовались очень важные дела... - Она развернулась и поспешила ретироваться.
   ***
   - Дядя Бластер, а почему дядя Алхимик гоняется за тётей Каплей?
   - Наверное, они играют в догонялки...
   - С здоровенным ножом?
   - Возможно, это салки, и Алхимик водит?
   - Может, нам тогда тоже присоединиться к их игре? Я так давно не играла...
   - Хм... Нет, давай лучше пойдём с тобой в лес и сыграем в прятки...
  
   Read_GreenNY
  
   Это.Огнемет. И. Точка.
  
   - Вот, смотрите, что я сотворил!
   - И что же это за громоздкий аппарат, Топка?
   - Это огнемет!
   - Огнемет? То есть, теперь ты будешь поливать кентавров струями пламени?
   - Нет, не совсем. Это не так работает...
   - И каков же принцип его действия?
   - Ну-у... он поджигает кусочки угля и дерева, а затем выплевывает их куда-то в сторону врага...
   - Тогда это получается и не огнемет вовсе.
   - В смысле?!
   - Это скорее... огненный хламомет какой-то
   - Это. Сука. Огнемет.
  
   Linig
  
  
  
   В общем-то, в этом не было ничего удивительного. Джесси была одной из худших на тренировках, едва избежав зачисления в некомбатанты - если даже тренировавшиеся еще до попадания сюда люди падали один за другим, куда уж ей выстоять? Все ещё ноющие от выбитых копья и щита руки едва успели взметнуться вверх, рефлективно защищая от несущейся в лицо смерти... и защитили. Лезвие меча не достигло головы, но удар людоящера был столь силён что просто срубил обе кисти почти начисто. Следующие несколько секунд Джесси провела тупо глядя на обрубки с болтающимися на шматке мяса и кожи кистями, даже не замечая упавшего от выстрела охотника людоящера... а затем объятый ужасом разум наконец-то вспомнил что такая рана должна причинить невыносимую боль, и разлетелся на кусочки под напором агонии.
  
   Повреждения необходимо восстанавливать. Неважно, насколько силён, быстр и умел отдельный организм, сколько у него трюков и способностей - рано или поздно тот или иной фактор причиняет ущерб, и те кто неспособны восстановиться умирают. Те кто способны восстановится быстрее других обретают преимущество - и их потомки наследуют эту черту среди прочих. Поколения сменяют поколения, и восстановление начинает использоваться не только в периоды покоя - отдельные особи восстанавливаются прямо в бою, ценой траты значительного количества ресурсов.
  
   Бесчисленные циклы позволили отточить принципы восстановления до почти полного совершенства. Сущностям редко приходится восстанавливаться от чего-то что произошло не по их воле, и в основном это требуется для аватаров. Специальные зоны конструируются и заполняются высокоадаптивной биомассой, достаточно универсальной чтобы восполнить любые части подключённых аватаров и в достаточном количестве чтобы хватило до конца цикла.
  
   Осколок не должен был подсоединяться к носителям. Его задача - обеспечивать восстановление аватара. Повреждение в критический момент, нарушающее подключение и делающее выполнение задачи невозможным, не является причиной для остановки - осколок продолжает пытаться. Когда часть искаженного аватара повреждена далее, изъята и поглощена носителем, осколок налаживает соединение - это не является изначальной задачей, но даёт осколку направление, возможность применить остаточные алгоритмы из циклов где он выдавался носителям. С помощью полученной от отвечающего за понимание носителей осколка, осколок избегает осложнений при формировании связи и выделении грани, избегает провалов приведших к смерти или недееспособности предыдущих носителей.
  
   Несмотря на отсутствие выбора, отсутствие данных о уязвимых точках для манипуляции и методов манипулирования, самка участвует в огромном количестве конфликтов, используя выданную способность с максимальной эффективностью. Другие носители, супероружия, аватар Воина, создания одного из местных носителей, на этот раз в большем количестве и разнообразии чем во время первого столкновения - количество собранных данных более чем достаточно для почкования. В текущей ситуации почкование и активация почки будут близки друг к другу, оставляя лишь подбор подходящего носителя...
  
   Видения прекратились, и вместе с ними ушла боль. Ужас же быстро сменился удивлением - повторный взгляд на руки не выявил никаких повреждений. Кисти не то что были на месте - на них не было ни царапины, ни синяка, ничего из того что Джесси заработала ещё до того ужасного столкновения с людоящером.
  
   Словно отвечая на её мысли, людоящер зашипел, поднимаясь несмотря на огнестрельную рану. Ушедший было ужас быстро вернулся, и Джесси ударила людоящера - не самый эффективный вариант, учитывая что она даже не подобрала копье, но как ни удивительно он сработал. Вспышка силы, сопровождавшаяся ощущением чего-то большего, некого айсберга для которого Джесси выступала лишь верхушкой, оказалась вполне реальной - голова людоящера разлетелась вдребезги от удара. Она даже не чувствовала никакой боли, несомненно должной сопровождать подобное столкновение голой руки с чешуйчатой головой - лишь странное ощущение мельчайших частиц этой огромной массы текущих ей в руки, заменяющих поврежденные участки почти мгновенно.
  
   Джесси ожидала что после этого ощущение связи пропадёт, но нет - оно осталось, даже когда она продолжила просто стоять на месте, не понимая что произошло. Впрочем... это ощущение очевидно связано со странными событиями которые только что произошли. Наверное, следует попробовать разобраться в нем?
  
   Возможно, дело было в грубом вмешательстве реальности, резко прервавшем размышления, возможно, дальше ничего узнать было просто нельзя, но как бы то ни было Джесси успела понять лишь несколько вещей. Эта масса, чем бы она не была, теперь соединена с ней - и помимо ощущения того что теперь ей не надо бояться каких-либо повреждений, масса восполнит что угодно, Джесси могла более активно взаимодействовать с ней. Масса приобретала форму восполняя поврежденные части тела, но ей можно было придать форму и до того, пусть и временно - делая Джесси верхушкой айсберга, подсоединяя ее тело к мускулам существующим непонятно где но тем не менее вполне реальным, дающим силу и весомость её ударам. Количество выращенных мускул зависело лишь от её желания - предел, наверное, существовал, но Джесси его не чувствовала. По крайней мере, не чувствовала без практической проверки, для которой у неё было полно возможностей - об этом ей напомнил крик боли.
  
   Людоящеры, видев что стало с атаковавшим её, больше не приближались к ней - но остальные люди оставались уязвимы. Не время стоять на месте и размышлять, её товарищам нужна помощь! Ведомая этой мыслью, Джесси взглянула на частокол и прыгнула. Оказывается, соединение с массой можно применить и таким образом - придать достаточный импульс, а потом расформировать мускулы, возвращая себе прежнюю массу. Джесси вознеслась высоко в воздух, перелетая частокол, и на пару секунд у неё возникло искушение проверить предел прямо сейчас, обрушиться на копошащихся за частоколом людоящеров и подрывающих насыпь кентавров словно кулак бога... но она сумела сдержаться. Если предел окажется слишком высок, и Джесси повредит тем кого она собралась защищать, она себя никогда не простит.
  
   Ограничившись лишь достаточным утяжелением чтобы приземлиться рядом с частоколом, сразу после приземления Джесси принялась за работу. Оставляя вмятины в земле, она побежала вдоль частокола раздавая удары всем людоящерам в радиусе поражения - она едва успевала реагировать на собственную скорость, вовремя поворачивая чтобы не свалиться вниз, но людоящеры реагировать вообще практически не успевали, разлетаясь сломанными куклами. После нескольких кругов вокруг частокола не осталось никого... нет, не совсем верно. Осталась Капля перед воротами, напряжённо наблюдающая за Джесси. Почему она- А, ну да.
  
   - Я, это... - промямлила Джесси, неожиданно смутившись. - Я не собираюсь ни на кого из наших нападать. Я не спятила, если вы об этом беспокоитесь.
  
   Взгляд Капли стал куда менее напряженным, хотя некоторая опаска все же осталась.
  
   - Это хорошо. - ответила Капля. - Благодарю тебя за сдержанность...
   - Джесси. - с готовностью подсказала та. - Джесси Уильямс.
   - Добро пожаловать в команду, Джесси. - улыбнулась Капля. - Ну что, зададим им жару вместе?
   - Конечно! - вернула улыбку Джесси.
  
   ------
  
   Выпал Бугай-12 как супер-кейп, и решил сделать почку Капли, более активно использующую "мир плоти" - это собственно было моей изначальной идеей для Капли, но в Бугая-7 не влезало. В силу наличия Брода тут полный размах не продемонстрируешь, но по задумке предел там крайне высок, уровня "один удар в землю обрушивает квартал".
  
   asm
  
   30 лет спустя
  
   Алхимик смотрел на новую мастерскую: реторты, перегонные кубы, аламбики сочетались с куда более футуристичными машинами, позволявшими высвобождать из ингредиентов эффекты, как он это сам называл, куда лучше. Правда, более старые аппараты нравились ему больше - их он создавал почти полностью сам, с небольшой помощью других технарей, и они казались Алхимику почти родными, хоть для самого ценного сырья уже не применялись. Здесь, на Земле Гимел, спрос на его продукцию был намного выше, чем в безымянном средневековом мирке, куда он попал с несколькими сотнями таких же несчастных в ходе Золотого Утра, и потому несмотря на куда более широкие возможности, приходилось думать и об эффективности. Конечно, теперь, когда его услуги ценились крайне высоко, то появилось и богатство, и влияние, но всё же, всё же...
   С некоторых пор Алхимика не отпускало ощущение, что несмотря на свои работы с разными растениями и животными, с частичками людей и паралюдей, несмотря на то, что он научился расширять границы возможностей для многих - начиная с Бочки и заканчивая Мисс Ополчение, - но чего-то не хватало. Словно он был создан для чего-то другого, чего-то по-настоящему грандиозного. Но непонятно для чего. И теперь он растрачивал себя по мелочам, разменивал на регенеративные зелья, энергетики и напитки для того, чтоб Мисс Ополчение могла модернизировать призываемое оружие. Наверное, он просто ещё не нашёл... От размышлений его отвлёк стук в дверь.
   - К вам посетитель... - донёсся до него голос секретарши.
   - Да, да, пусть проходит, - отмахнулся Алхимик. У него действительно был сегодня кто-то записан, кто-то незнакомый, но за посетителя вроде ручались, хотя и в странном ключе. Что-то вроде "если хочет, то не надо ей мешать", или как там... не важно.
   Посетителем, а точнее посетительницей оказалась женщина неопределённых лет в деловом костюме со свёртком в руках. Довольно странно, но несмотря на волнистые волосы, другие, пусть и правильные, черты лица, она напомнила ему Каплю. Даже захотелось спросить, не родственники ли...
   - Добрый день, - машинально поздоровался Алхимик, - к сожалению, не знаю, как вас...
   - Зовите меня Графиней, - так же словно машинально ответила та.
   "Что, неужели и правда родственники?" - удивился про себя Алхимик, но вслух сказал другое.
   - Я Алхимик, но вы это наверняка уже поняли. - Пауза. - Если честно, давайте к делу. Вы по какому вопросу?
   Вместо ответа женщина положила свёрток на стол прямо перед ним. Молча.
   - И?
   - Я бы хотела, чтобы вы попробовали изготовить свои зелья из этого.
   - Для вас?
   - Для меня, - подтвердила она. - Или частично для вас. Может, для человечества. Или уже ни для кого. Просто чтобы... Я не знаю.
   - Не знаете? - удивился Алхимик.
   - Пытаюсь научиться жить, не полагаясь на силу, - пояснила Графиня. - Так что в данный момент я так же не имею представления, что из этого получится, как и вы.
   "Наверняка родственница Капли", - подумал Алхимик. - "Хотя, видимо, с немного другой силой, раз как-то там на неё полагалась... Ладно, сделаем авансом".
   - Хорошо, за результатами приходите через неделю. Записаться можно у секретаря. По поводу стоимости... - он немного задумался. - Вообще говоря, я за такое беру от ста тысяч новых долларов, раз уж вы так отвлекаете меня от проектов, но если это действительно что-то стоящее, то сделаю и за двадцадку. Если вы только об этом никому не расскажете.
   - Хорошо, я переведу вам сто тысяч...
   Когда женщина ушла, Алхимик развернул свёрток: внутри оказался кусок странной плоти, какая-то конечность непонятного происхождения, вроде бы почти человеческая, но подвергнутая воздействию то ли болезни, то ли ещё чего, да и размеры не сходились...
   ***
   - Как результаты? - Графиня смотрела на него с любопытством и с чем-то ещё... надеждой? Отчаянием?
   - Это... это...- Алхимик до сих пор был так взволнован, что не находил слов. - У вас осталось ещё?
   - Нет, это было из последних запасов, - с грустью вздохнула Графиня. - Больше такого не достать.
   - Проклятье, - Алхимик треснул рукой по столу, потом подошёл к кабинету и вытащил оттуда с десяток флаконов.
   - Это был какой-то источник, мать его, суперсил! - крикнул он шёпотом. - Я, конечно, испортил большую часть, но с нескольких раз разобрался, как всё работает, какую часть можно соединять с какой, какую нельзя. Представляете, там таились десятки, сотни различных способностей, их комбинации, ограничения. Я понял, как это выуживать, как это всё работает!
   - И эти флаконы дают суперспособности? Надолго? - у Графини словно пропал голос.
   - Да навсегда! Никакого временного ограничения, - Алхимику хотелось кричать, но он заставлял себя понижать голос. - Это так непохоже ни на что другое, что у меня было!
   - И без побочных эффектов?
   - Ну... - он немного замялся. - Пока я не разобрался в технологии, могло быть... разное. Наверное. Я не проверял, - отмахнулся Алхимик, - а то мало ли, сказали бы, что это я стою за всеми этими сломанными триггерами... Но как только понял принципы сочетания и ограничения, то да, всё в норме, любой, кто не является парачеловеком и выпьет такое зелье, испытает псевдо-триггер и получит суперспособности. Без побочных эффектов. Только представьте, какие возможности это открывает!
   - Спустя тридцать лет... - пробормотала Графиня.
   - Позвольте, я вас проинструктирую, как именно будет действовать каждый из флаконов...
   - Блуждание вслепую...
   - Вот этот вот, с краю...
   - Апокалипсис...
   - Даёт возможность управлять жидкими металлами в радиусе, зависящем от количества различных металлов и сплавов...
   - И только сейчас после всего...
   - При этом в качестве дополнительной силы парачеловек может плавить металл при касании. Конечно, не сразу...
   - Когда всё закончилось...
   - Возможно, это уже зависит от индивидуальных особенностей того, кто принимает... Эй!.. Вы... Что с вами?..
   Графиня прислонилась к аламбику, сползла на пол, обхватила руками голову и громко зарыдала.
  
   Linig
  
   Сила призыва
  
   Нашпигованный пулями людоящер наконец-то упал. Леонард ещё пару секунд давил на крючок, потом опомнился и потянулся за магазином, но нащупал только пустоту. Патроны кончились. Это было... крайне нехорошо.
  
   После того как помосты оказались не слишком эффективны, орда решила повторить старый трюк с натиском людоящеров - разумеется, они никак не могли знать наверняка что боезапасы силовиков подходят к концу... но, по-видимому, продолжающееся отсутсвие стрельбы по кентаврам наконец придало им достаточно смелости чтобы проверить это предположение. Они были правы - выстрелы становились все реже, Леонард был не уникален. Кейпы, которым патронов не требовалось, разумеется, все ещё сражались - но разделённые по четырём стенам, ни одну из них они так и не могли нормально удержать. Даже Бластер не справлялся - натиск на восточную стену был особенно яростный, людоящеры перли так словно их Рватнек лично сюда явился и сидел в лесу поблизости, клепая новых пачками. Их должно было уже несколько сотен полечь, но неослабевающий напор невольно заставлял усомнится в собственных глазах. Скрывающиеся в массе тварей человеческие противники ситуацию не облегчали - пара кейпов уже слегла, словив по болту. Вроде бы не насмерть, но...
  
   Понимание ситуации словно выпило все силы из Леонарда - он понимал что надо пойти, взять копье и щит (морпехи тоже участвовали в тренировках, как раз на такой случай) и присоединиться к защищающим стену гражданским... но какой в этом был смысл? Уже скоро огнестрельное оружие замолчит совсем, да и арбалеты гражданских скорее всего тоже, и это будет конец - стены щитов с разделёнными кейпами будут смяты. Какая разница, стоять ли на месте или идти сражаться? Все равно помирать, если не от мечей с копытами так от болта-
  
   ...
  
   Сияние бесчисленных звёзд вокруг сменилось другим типом сияния - Леонард не видел свет глазами, но словно... ощущал его в определенном радиусе. Слабо сияющие точки висели неподвижно в определенном радиусе, более яркие были дальше и куда многочисленнее, и на самой границе были три совсем ярких. Помимо сияющих точек, Леонард ощущал и другой тип - тусклые? Нет, не совсем верно - они не сияли вообще, но сопровождались ощущением что... они могут засиять? Надо лишь раскрыть потенциал. Эти точки, в отличие от сияющих, в своём большинстве активно двигались. Потенциал их тоже различался - примерно совпадая в пропорции с сияющими точками, как ни странно. Точек с наименьшим потенциалом было всего несколько сотен, со средним - тысячи, а с максимальным было немногим больше десятка.
  
   Сияющие точки также сопровождались ещё одним ощущением - Леонард мог... потянуться за ними? Он мог потянуться с той или иной силой, но ближние точки ощущались... легче на подъем?
  
   Изучить поподробнее новые ощущения Леонарду не дали - ещё один людоящер (а также точка со средним потенциалом? Получается, они...) прорвался и выбрал его своей целью. Сразу вспомнив что вокруг происходит, Леонард сделал то что ему подсказывали инстинкты - потянул из всех сил за ближайшую сияющую точку. С громким хлопком что-то промелькнуло в воздухе и людоящера размазало по частоколу... а затем Леонард почувствовал что в этом кровавом месиве находятся уже две сияющие точки, а вот потенциал пропал. Неужели...
  
   Быстрый взгляд подтвердил догадку - труп предыдущего убитого людоящера исчез. Сияющие точки были трупами... а потенциальные, получается, живыми. Сама сила его подталкивала убивать, показывая жизнь как недостаток, грязь вокруг алмаза...
  
   Нет. Несмотря на то что ему теперь резко стало куда понятнее, почему столь многие из триггернувших сходили с ума, несмотря на ни на какие свои чувства, он не уподобится им. Он направит свою силу на помощь товарищам, не против них. В конце концов, что Куй о нем подумает если он слетит с катушек? Единственный его друг на этой гребаной средневековой планете, и он сумел устоять в такой же ситуации - неужто Леонард не сможет?
  
   Наполненный решимостью, Леонард принялся за работу. На восточную стену напор был особенно силён, и именно туда он сначала обратил внимание. Один за другим людоящеры начали превращаться в месиво - от трупов своих сородичей и кентавров (Леонард отдельно уделял внимание тому чтобы не трогать павших товарищей, лишь тварей) на такой скорости увернуться было невозможно, и ощущение их жизни позволяло целиться с абсолютной точностью. Наверное, так себя Бластер чувствовал... но в отличие от него, Леонарду не требовалось попадать в жизненно важные органы. Скорость и размер снарядов убивали противников мгновенно.
  
   Поняв что обстановка изменилась, людоящеры попытались было отхлынуть и перебросить силы на другие стены... но Леонард просто развернулся и начал поддерживать их защитников. Его радиус, судя по всему, был куда больше радиуса Бластера, и ему не требовалось никуда идти - большее расстояние до цели не влияло значительно на результат. По крайней мере, не влияло когда он "тянул" в полную силу - но никакого утомления он не чувствовал.
  
   Обстрел Леонарда переломил ситуацию - не сразу, но когда число убитых только им людоящеров перевалило за сотню, орда наконец поняла что текущая тактика полностью провалилась, даже с наконец-то закончившимися патронами. Поначалу они отступили за баррикады, но когда Леонард показал что это их не спасёт - ушли дальше, к лесу и реке. Конечно, это ему не помешало продолжить обстрел, но тут...
  
   - Пока хватит. - раздался сзади голос Капли. - Благодаря тебе мы отбили очередной натиск - настало время позаботиться о гражданских.
  
   Изначально это вызвало вспышку ярости у Леонарда (как она смеет мешать убивать врагов?!), но он быстро подавил её - не для того он давал сам себе обещание чтобы через десять минут его нарушить. Быстро ответив на вопросы Капли (стандартные, как догадывался Леонард) и подтвердив готовность работать с любым из паралюдей Брода, он был отправлен помогать Алхимику - этот приказ был определенно не из тех которыми Леонард был недоволен. Изначально он намеревался делать как приказано - проверить, может ли Куй решить проблему ядовитости кентавров и людоящеров, и если да то предоставить ему материалы (на минимальной скорости, чтобы не уделать все помещение ошмётками) но Куй предложил другую идею.
  
   - Довольно странно что кентавры и людоящеры тебе кажутся ярче людей... - задумчиво сказал Куй. - Я чувствую что они ничем не лучше простых животных, но ты, по-видимому, руководствуешься каким-то другим критерием... Хм. Если паралюди у тебя тоже обладают наибольшим потенциалом, возможно ты ощущаешь воздействие парасил?
  
   Куй сделал паузу.
  
   - Погоди-ка. - сказал Куй возбужденно. - Ты говорил что есть ещё три точки сияющие ярче всего где-то далеко? Можешь попробовать одну из них аккуратно призвать?
  
   Не видя причин отказываться, Леонард так и сделал - хотя аккуратность потребовала больше внимания чем обычно, балансируя между необходимой для призыва с такого расстояния силой и как можно меньшей итоговой скоростью. Впечатавшийся в стенку труп был женским... и тут Леонард понял что он её знает. Разложение ещё не успело достаточно прогрессировать, и удар был не слишком силён - обойдя упавший на пол труп Леонард сумел различить черты лица. Лили Майер, вчера триггернувшая и сошедшая с ума.
  
   - Как я и предполагал! - радостно воскликнул Куй. - Наивысший потенциал ты чувствуешь у паралюдей, а ярчайшие точки - трупы паралюдей. Хе-хе-хе... Теперь нам не нужно ничем рисковать - самые настоящие трупы, ничем не созданные. Теперь ещё нужно тех Оборотней призвать, и с таким запасом... О да, с таким запасом мы быстро всех на ноги поставим, и ещё надолго хватит. Подготовку я уже закончил, скоро можно будет дать отдохнуть бедному Доктору.
  
   Подобное возбужденное бормотание было нехарактерно обычно спокойному Кую, и, честно говоря, восхищение трупами людей и готовность сразу же их переработать немного пугали Леонарда... но он снова подавил свои чувства и сконцентрировался на цели. Леонард пообещал себе помочь своим товарищам не смотря ни на что - и он выполнит это обещание.
  
   ------
  
   Призыв предметов из других миров мы отвергли... что насчёт другого варианта призыва?
  
   asm
  
   Где тут можно достать суперсилы?
  
   - Капля, я бы хотел, кхм... - Алхимик замялся.
   - Что?
   - Заняться одним очень важным проектом... - Он был явно немного смущён.
   - Каким проектом?
   - В подробностях это секретно, так что не могу рассказать, - с печалью в голосе поведал Алхимик, - но если вкратце, то это будет исследование силы нескольких кейпов.
   - Ничего, - спокойно ответила Капля. - Мы с Хранителями договаривались, что между нами не будет секретов при исследованиях, и мы должны докладываться друг другу.
   - Это... Это немножко не хранители...
   - Алхимик, - она посмотрела Ха Дык Кую в глаза, - как главная в иерархии и ответственная за всех нас я должна знать.
   - Это... попросила твоя родственница. Сказала, что важно не говорить Хранителям...
   - Не говорить? - она насторожилась.
   - Они насторожатся и будут ставить палки в колёса, - смущённо пояснил Алхимик. Кажется, он вляпался во что-то серьёзное, и это надо было срочно решать.
   - Ты понимаешь, что ты занимаешься тёмными делами для непонятно... стоп. Родственница?! - удивилась Капля.
   - Ну да, на первый взгляд, может, и не скажешь, но я точно заметил у вас много неуловимых общих черт...
   - Что это за "родственница"? Как выглядит? Кем представилась? - ухватилась Капля.
   - Она называет себя Графиней. Наверное, немного старше тебя, правильные черты лица, волнистые тёмные волосы, выразительные глаза, любит деловые костюмы...
   Каплю замутило. Алхимик не просто вляпался - он вляпал всех. С ужасом Капля вспомнила, что у неё ещё осталась третья услуга. Да, конечно, никто не писал и не говорил ей, что это она, но если Капля что-то и понимала, в услугах Котла, то это просто кричало ей в лицо, что вот оно. Тем более, идти против женщины в деловом костюме... если она что и понимала, так это то, что Алхимик сделает то, что от него хотят - вопрос только в том, какую цену придётся заплатить за то, чтоб заставить заниматься его этим проектом. В этом был весь Котёл - неизбежность.
   - Хорошо, - мрачно подтвердила она. - Ни слова больше, мне не надо ничего знать, ступай и делай что знаешь... - Когда Алхимик уже развернулся и собрался уходить, она только бросила напоследок: - И как тебя только угораздило...
   Алхимик буркнул что-то неразборчивое про женские слёзы и был таков.
   ***
   - Алхимик, - Графиня говорила без привычной твёрдости и уверенности, - я бы хотела... попросить?
   - Что такое? - удивился Алхимик. - Ещё исследования?
   - Не совсем, - она чуть скривилась. - Я уверена, что эта машина сработает, но хотела чтобы это было твоим выбором...
   - Тогда лучше не говорить загадками.
   - Я постараюсь, - Графиня слабо улыбнулась. - Пойдём, - она показала на портал перед ними. Алхимик пожал плечами и ступил следом за ней.
   Перед ним раскинулось нечто чудовищное: нагромождение человеческих конечностей, органов, голов, соединённых между собой, так что образовывалось почти замкнутое кольцо. В центр его показала Графиня.
   - Надо будет встать в центр, - пояснила она, - потом подпитанная твоими эликсирами машина запустится, и можно будет...
   - И мои исследования были направлены на это?! - Алхимик не верил своим глазам. - Это же ужасно...
   - Этого никогда не случится, - ответила Графиня, - если мы... если... ничего не...
   Алхимик догадался, что может произойти следом: родственница Капли опять забьётся в истерических рыданиях, надо будет долго её успокаивать, и он так и не поймёт, зачем всё это надо (и если чудовищные эксперименты заставляют её саму содрогаться до невменяемости, то зачем она ими вообще занимается?!). Поэтому он решил действовать срочно и сделал первое, что пришло в голову, - обнял Графиню. Слова не подбирались, так что пришлось стоять молча. Графиня была тёплой, и её тело колотила дрожь.
   - С-спасибо, - наконец произнесла она. - Когда машина запустится, - продолжила она объяснения, - то ты увидишь желанный источник суперсил. Точнее, - она запнулась, - не его самого, но людей, которые про него знают. И вы вместе сможете исправить, чтобы... - она остановилась, словно ей не хватало воздуха продолжить.
   Алхимик подумал, что придётся так постоять ещё немного...
   ***
   Доктор Мама держала в своей руке первый опытный образец. Наконец-то они с Фортуной смогли получить из псевдоплоти существа нечто жидкое, что можно было бы выпить и что должно юыло даровать суперсилы.
   - Это то, что нужно? - на всякий случай уточнила она у Фортуны.
   - Да, - подтвердила та, - моя сила тут не действует напрямую, но...
   Внезапно сзади раздался шум падения. Они обернулись: на полу сидел мужчина вьетнамской внешности и держался за ушибленную коленку.
   - Ай... - произнёс он. - Это было... немного неприятно.
   Доктор Мама была шокирована: все их планы могли быть разрушены одним внезапно появившимся из ниоткуда человеком. Как назло, у неё не было при себе никакого оружия. Фортуна... стояла и смотрела на незнакомца вытаращив глаза.
   - Это вы здесь знаете, где можно найти источник суперсил? - спросил чужак.
   Ноги Доктора Мамы подкосились, и она осела на пол.
   ***
   - Чего она?
   - Испугалась, - ответила девочка. - А ты здесь зачем?
   - Как зачем?! - удивился Алхимик. - Исследовать, мать их, суперсилы! - воскликнул он. - А, ну и ещё сделать конец света и предшествующие ему события несколько менее... кхм... - он посмотрел на девочку, - кровавыми.
   - И как это сделать? - заинтересовалась девочка.
   - Для начала мне надо найти источник суперсил и сказать одной девочке, что самая большая армия - это не единственный вариант, и что самый эффективный путь - далеко не всегда самый правильный, если не задавать правильные условия... Ну или как-то так, я не запомнил дословно, извини, - Алхимик пожал плечами. - Так что, девочка, ты знаешь, где достать суперсилы?
  
   Linig
  
   Ешь землю
  
   Изабелла никогда не страдала комплексами по поводу своего веса, несмотря на почти болезненную комплекцию. Её мать всегда старалась найти хорошую сторону во всем с чем сталкивалась, и сумела привить такое же отношение своей дочери. Люди отпускают шуточки по этому поводу? Сразу видно поверхностных, недобрых людей - легко понять, с кем не стоит общаться. Упражнения для сброса веса не работают? Это не значит что не стоит стараться улучшить физическую форму - в конце концов, большой вес может быть и преимуществом. Броктон Бэй был не самым безопасным городом, и её мать записала Изабеллу на курсы самообороны в молодом возрасте - а когда та вошла во вкус, то и в боксерский клуб для подростков. Увлечение рукопашным боем прошло с возрастом, и Изабелла так и не реализовала детский мечтаний о профессиональных выступлениях, но навыки остались и поддерживались - не раз спасая ей имущество и здоровье. Мало кто ожидал от казалось бы беспомощной толстухи удара в челюсть, мгновенно вырубающего даже самых мускулистых грабителей.
  
   После переезда в Нью-Йорк подобные инциденты прекратились, но практиковаться Изабелла не перестала - что пришлось очень кстати в условиях отсутствия цивилизации и опасностей со всех сторон. Конечно, владеть копьем и щитом ей пришлось учиться с нуля, но в итоге она вполне неплохо освоила и этот вид боя - и даже не ныла никогда, в отличие от некоторых других товарищей по переносу, включая тех кому с комплекцией повезло куда больше. Увы, в данный момент ничего из этого не имело значения. Копье и щит пришлось бросить - на стене особо не постоишь с этим гребаным дымом, без противогаза и очков тут самой бы уцелеть, полагаясь лишь на мокрую тряпку. Самой уцелеть, впрочем, тоже не получилось - Изабелла не могла сидеть в укрытии когда снаружи разрастались пожары, и пожарные бригады очевидно не справлялись. Как и другие, она включилась в процесс тушения... и поплатилась за это. Стрела в живот, пусть и вошедшая сравнительно неглубоко, сразу вывела Изабеллу из строя - сознания она не потеряла, но даже дышать через тряпку у неё уже не получалось. Между острой болью в животе и раздирающим горло дымом Изабелла смутно ощущала, что кто-то пытается её куда-то тащить... практически безуспешно. Ха-ха... Во всем видеть положительную сторону, да? Интересно, как мама тут выкрутилась бы. Впрочем, она скорее всего скоро встретится с ней - ситуация выглядит довольно безнадежно. Тогда и спросит, какая, блядь, положительная сторона в том чтобы быть большой мишенью, в том чтобы тебя нельзя даже было оттащить в безопасное место, в том-
  
   ...
  
   Поначалу Изабелла подумала что это просто очередное видение. Окружающая обстановка была разбита на десятки фрагментов, формирующих картинку которую человек физически не мог увидеть - с обзором на 360 градусов, невероятной четкостью, детальностью и... пониманием? Даже несмотря на дым Изабелла понимала, какова именно дистанция до того горящего дома, насколько далеко расположен частокол, как именно можно построить траекторию... подождите-ка. Несмотря на невероятный способ восприятия, это был не космос или очередная планета с странными формами жизни - это был Брод! Тот же самый Брод в котором она умерла... или нет. Но если она не мертва, и не в больнице, то это значит что она триг-
  
   Голод. Это ощущение присутствовало с самого начала, но за несколько секунд выросло до невыносимого, сводящего с ума, полностью подавляющего и заставляющего... есть землю?
  
   Чавк, глоть. Чавк, глоть. Чавк, глоть. Раз за разом Изабелла вгрызалась в землю, и с каждым глотком голод отступал - на смену ему приходили другие сводящие с ума факторы. Она не видела землю в которую вгрызается... точнее, не видела человеческими глазами. Её новое восприятие в одном из фрагментов показывало вытянувшуюся и выгнувшуюся шею, гротескную серую голову без волос, летящие во все стороны крошки земли... это что, её голова? И на этом сюрпризы не заканчивались - пожирание земли чувствовалось совсем не таким отвратительным каким, по идее, должно было быть. Да, вкус был все так же неприятен, но текстура или консистенция не вызывали никаких проблем - земля легко проскальзывала по горлу, не требуя даже жевания, и двигалась дальше, частично усваиваясь организмом и переструктурируясь в защитный слой вокруг тела, а частично собираясь в животе, формируясь в какую-то сложную структуру...
  
   Волна нечеловеческих, невозможных, не должных существовать ощущений обрушилась на Изабеллу, угрожая свести её с ума уже по-настоящему... и тут в неё попала вторая стрела. Несмотря на то что она хорошо её видела ещё на подлёте, увернуться у неё не получилось, и даже не из-за отвлечённости на нечеловеческое тело - инстинктивный рывок был быстро остановлен неподвижностью конечностей, зарывшихся в землю и накрепко установивших Изабеллу в позе стола, выставляя на всеобщее обозрение ещё дальше увеличившийся живот. К счастью, стрела не попала в один из многочисленных глаз, расположившихся кольцом вокруг живота, а больше уязвимых мест у неё особо и не было - защитный слой покрывал почти всю поверхность тела. Тем не менее, несмотря на то что боли за попаданием не последовало, сам факт напомнил Изабелле о окружающей обстановке, о том что остальные люди без всяких защитных слоев получив стрелу так легко не отделываются. Нельзя сдаваться, надо взять себя в руки и действовать!
  
   Руки остались все так же неподвижны, но главное было сделано - Изабелла сумела перестать паниковать и начать думать, смотря на новые ощущения с практической точки зрения. Та часть поглощённой земли которая собиралась в живот уже трансформировалась в несколько шарообразных объектов, но процесс был не завершён. Шары ощущались заготовками - энергия в них присутствовала, но ей надо было придать форму... Новое тело любезно предоставило список форм вместе с примерным контекстом - оказывается, в её животе формировались снаряды. И не просто тяжелые шары, которые наносили бы урон за счёт скорости и массы - нет, Изабелла могла придать им различные дополнительные эффекты. Разжижение земли, приводящее к появлению этакого болота, появление ковра каменных шипов или лезвий, сильные вибрации земли на месте удара, сбивающие с ног и рушащие структуры, просто движение земли вверх или вниз, создающее впадину или выпуклость на месте попадания...
  
   Хех. Изабелла не слишком жаловала идею детей - слишком много ответственности для не слишком ясных преимуществ, но похоже рожать ей все же придётся, пусть и не детей. Ну, поехали.
  
   Пробный первый выстрел не принёс боли, или даже особо сильных ощущений в принципе - Изабелла спокойно наблюдала как шар вылетел за пределы частокола и приземлился... ну, наверняка знать она не могла, через частокол её глаза не видели, но траектория, рассчитанная на основании наблюдений ещё до триггера, должна была закончится в участке баррикад. Как бы то ни было, эффект был очевиден - хотя до Брода докатились лишь небольшие отголоски, земля явно содрогнулась, пусть и совсем немного. В кольце баррикад сейчас должна красоваться довольно крупная дыра...
  
   Последующие шары были направлены по кругу, нацеленные на полное уничтожение баррикад. Обстрел лучников прекратился, и Изабелла ощутила некоторую неуверенность - она не понимала, что делать дальше. Попытаться достать остальную орду? Но они ведь отступили небось из-за этого дыма, хрен его знает куда траектории строить... Или может-
  
   - Приветствую. - прервал раздумья голос подошедшей Капли. - В первую очередь, благодарю за помощь - ваш обстрел несомненно спас жизни людей. Можете ли вы мне ответить?
  
   Изабелла попыталась что-то сказать, но обнаружила что не может - эта функция, очевидно, тоже была убрана из головы в пользу перестройки в максимально эффективный инструмент поглощения. Подавив поднимающийся в груди страх, она сфокусировалась на желании снова стать человеком и...
  
   - Агх! - болезненно вскрикнула Изабелла, ударившись спиной об землю.
  
   Обычные человеческие руки и ноги, вставшие на разрыхленную местами землю, позу стола выдержали крайне недолго. К счастью, вследствие той же самой разрыхленности особых повреждений вроде не было, но все равно, больно же!
  
   Капля помогла ей подняться и сразу же начала мягкий допрос - не то чтобы Изабелла не понимала необходимости этого, но все же немного раздражало. Тем не менее, на финальный вопрос - хочет ли она работать вместе с командой - она ответила без сомнений, согласием.
  
   asm
  
   Отала и Отелло
  
   Отала очнулась возле стены и первые несколько мгновений не могла понять, что же не так... Ах, да, точно! Атака. Наверное, она вырубилась от усталости - чёрт бы побрал этих четвероногих тварей Рватнека, из-за которых, она вынуждена бегать туда-сюда, давать регенерацию тем, кому нужно вылечиться быстрее, чем может работать Доктор. Тем более, скоро ему надо будет делать перерыв, и настоящий ад начнётся тогда. Отала застонала. Вслух. Народ на стене зашёлся в радостных возгласах.
   Отала заставила себя встать и выглянуть, что же происходит снаружи. А там... Александрия?! Какого чёрта?! Как она могла появиться из ниоткуда и теперь летать, как ни в чём не бывало, кроша помосты и расшвыривая кентавров, как кегли? Они наконец-то расправились с Сыном, и теперь, когда золотой ублюдок не угрожает мирозданию, их наконец нашли, и теперь её заберут из этого грёбаного мира?! Отала тихо засмеялась, едва сдерживая слёзы.
   Там её встретят соратники, Виктор, можно будет вернуться... Собственно, вернуться к чему? К тому, что нельзя показываться на улице, а то не дай бог узнают? И остался ли вообще стоять Бостон, что в целом с США, и что её команда собирается делать дальше?.. Она не знала. Конечно, её долг как жены состоял в том, чтоб поддерживать Виктора, насколько это возможно, и она никогда не лезла в политику команды, и Виктор её любил, и... выжил ли он? Что с ним? Что с её товарищами вообще? Неопределённость. Она возвращалась в неизвестность. Наверное, даже если никого не осталось, она всё равно будет заниматься примерно тем же - будет частью команды, которой будет помогать, временами, наверное, будет так же помогать людям... Но всё-таки это будет окончательное отсутствие цели. Вначале это было представительство клана, потом знамя арийской расы, но чем дальше, тем просто больше поддержка Виктора и товарищей, потом помощь всем, кто оказался здесь, в надежде когда-нибудь вернуться на свою Землю... Что будет дальше? Отала тревожно огляделась.
   Помосты были разломаны, кентавры снова отступали, и Александрия прекратила наконец погоню и направилась к городу. Только... Когда кейп приземлился, Отала осознала свою ужасную ошибку: это была не Александрия, нет, просто парачеловек, получивший чудовищно похожие силы, и скорее всего, не родственник, если только не... Нет, нет... В двадцати метрах от неё рядом с Каплей стоял один из негров-строителей, этот, как его там... Масон? Тот, которого она лечила не более недели назад, когда ему отдавило руку, и она не смогла найти достаточных оснований отправить его к Доктору вместо того, чтоб лечить самой. И теперь он стоял, недалеко от неё, с пакетом сил Александрии - и не как какая-нибудь Слава, а с чем-то, почти в точности похожим на силы самой Александрии. Негр. Мать его, сраный ни... негр, по какой-то иронии судьбы получивший одни из самых топовых сил, о которых мечтала каждая белая девочка. Почему из всех живых существ, даже здесь, самые лучшие силы доставались кому-то... такому? В Империи одной из точек зрения было то, что чернокожие и узкоглазые крадут силы у настоящих, белых - фуфло, конечно, если посмотреть, но почему ей было так... горько? Обидно?
   Отала осознала, что что-то с ней не так - она тупо стояла и таращилась, - только когда негр наконец закончил говорить с Каплей и заметил её. Наверное, она смотрелась как дура, неподвижная и с открытым ртом, не в силах даже двинуться с места.
   - Вы в порядке? - спросил он её, подходя ближе. - С вами что-то случилось?
   Чёрт побери! И этот голос! Эти участливые интонации! Такое впечатление, будто она говорила с Легендой! Что, неужели он ещё мало того, что чёрный, так ещё и сраный пидор?! И если он получил силы Александрии, ориентацию Легенды, то может, ему что-то досталось и от Эйдолона?!
   - Вам точно не надо к Доктору? - тон его явно был обеспокоенным.
   - Н-нет, - выдавила из себя Отала. - Я в порядке... Вы...
   Господи, что она делала...
   - Со мной что-то не так? - так же участливо спросил негр. Как его теперь называть - Чёрный Александр?
   Конечно, с ним всё было не так, и Отала ничего не могла с этим поделать! Или... могла? Она нервно рассмеялась.
   - Я могу помочь... - прошептала она почти в истерике. Негр протянул к ней руку. Одно касание - и его кожа стала стремительно светлеть почти до молочной белизны. Теперь ближайшие минуты кейп будет правильного, белого цвета... Как будто это что-то меняло. Чёрт побери, какой хренью она занималась! Какой сраной, уёбищной хренью!
   - Это же ненадолго, да? - голос его оставался таким же спокойным и участливым, будто ничего не произошло. - А то знаете, мне никогда не нравился Майкл Джексон, - поделился с ней мыслями новый кейп, разглядывая свой новый временный облик.
   - Мне тоже... - прошептала Отала и не выдержала. Инстинктивно, не думая, она обняла его торс, утыкаясь в рваную, мокрую от крови и ошмётков мяса одежду, и зарыдала.
  
   Read_GreenNY
  
   Убить Ундину
  
   ? Ундина? Ундина! - подпрыгнул Топка. - За кентаврами я совсем о ней забыл! Надо ее убить!
   ? Как убить? - опешила Капля.
   ? Самым жестоким способом! ? процедил Топка, прищурившись, оскалившись и потирая свои забронзовевшие руки. ? А с ее трупом пусть остальные Технари повозятся... Глядишь, и полезное что-то из нее сварят...
  
   Nedograc
  
   Идеальный подопытный
  
   - Картер, ты не должен накручивать себя - Алхимик старался приободрить подростка.
   - Просто .... понимаете ... раньше я мечтал о суперсилах. Наверное как все - Феникс невесело ухмыльнулся -мечтал стать вторым Эйдолоном, Оружейником, Шевалье, а что в итоге? Слабак, который только и может, что беспрерывно дохнуть.
   - Могло быть хуже. Я слышал о тех кого суперсилы уродовали и лишали памяти. Был вроде человек, который превратился в гигантского жука. Другой практически стал улиткой. Некоторые заполучив силы, убивают родных, близких.
   - Откуда, ты столько знаешь, ты же морпех.
   - Я конечно не сдавал тест на IQ, когда поступал на службу, но это не значит , что я туп как пробка. Что же до твоих суперсил мы уже нашли им хорошие применение -вьетнамец улыбнулся, достал бутылку и наполнил стоящие на столе рюмки. - Ладно, вздрогнули?
   Феникс взял руки рюмку, выдохнул и залпом выпил. Секунду ничего не происходило, затем Картер свалился на пол и забился в судорогах. Через минуту он затих. Дык Куй вздохнул, и сдела лочередную пометку в школьной тетрадке с единорогами.
   - Попытка номер тринадцать создать эликсир регенерации провалилась -продиктовал Алхимик.
   Картер действительно был полезен - где он еще бы нашел идеальную лабораторную мышку?
  
   asm
  
   Немного толерантности
  
   - Вы всё же желаете присоединиться к хранителям? - Шевалье приподнял бровь - всем было известно про обожание Привратником Капли. - Я думал, вы...
   - Конечно, моё сердце уже занято, - Привратник виновато улыбнулся Валькирии, - но я подумал, что возможно, моё место...
   - Я бы только попросила, - перебила его Валькирия, - чтобы вы взяли себе другое прозвище.
   - Почему? - удивился Привратник.
   - Кейп с таким именем был...
   - Думаю, я могу с ним договориться...
   - Он как бы умер, но технически он ещё есть, - пояснила Валькирия. Привратник ничего не понял. - Я пока всё ещё думаю над его возвращением, ну и... - она взяла небольшую паузу, - немало других кейпов могут просто вас путать.
   - Хорошо, у меня есть кое-что на примете...
   - Что же? - спросил Легенда.
   - Смотрите, - начал свои объяснения уже-не-Привратник. - У вас, можно сказать, сейчас новый Триумвират, правда, не совсем...
   - Что вы имеете в виду? - насторожился Легенда.
   - Ну, вы вот на своём месте, - он кивнул в сторону Легенды, - Шевалье занял место Героя...
   - Я не совсем технарь, - перебил Шевалье.
   - Но ближе всего к Герою, - возразил не-Привратник. - Так что на вашем месте я бы опасался полосатых кейпов.
   - Не смешно.
   - Да, это может закончиться весьма грустно, - стоял на своём не-Привратник. - Вы, - он кивнул Валькирии, - можно сказать, новый Эйдолон...
   - Я не напускаю губителей... - ответ был довольно враждебным.
   - Причём тут вообще губители? - удивился не-Привратник. - Я к тому, что у вас как раз есть вакантное место среди верхушки, которое идеально подходит...
   - Да ладно, вы не серьёзно... - Шевалье смотрел на него несколько ошарашенно.
   - Постойте, - возразил Легенда, - если я правильно понял, вы хотите занять место... Александрии?
   - Да! - воскликнул не-Привратник - зовите меня теперь Александрия...
   - Но вы же не Александрия, - перебил его Легенда.
   - Я себя ей ощущаю, - ответил Александрия. - Так что называйте меня теперь так.
   - Постойте, - снова возразил Легенда, - Она была белой латинской женщиной, вы чёрный, вы мужчина, и вообще вы постоянно пытаетесь подкатить к Капле.
   - Вы что, расист?! - воскликнул Александрия. - Вы ненавидите цисгендеров?! Или, и того хуже, гомофоб?!
   Это Легенде крыть оказалось нечем...
   ***
   новые приключения чёрной александрии... где-то в сторонке должна хохотать отала, но по канону червя она этого уже не увидит х_х
  
   Read_GreenNY
  
   Всегда есть еще один Технарь
  
   Крики людей, дым, гарь, тяжесть в груди от того, что он уже довольно долгое время носит этот чертов противогаз. И конечно же, усталость. Вот что сейчас ощущал Бластер.
   Сахим был в смятении. Он не знал как же ему поступить: стоит ли ему попытаться помочь людям или лучше покинуть опасную зону и оставить спасение на специалистов.
   Постояв еще несколько секунд, при этом растеряно пытаясь увидеть хоть что-то в этом черном густом дыму, Бластер решил выбираться.
   Он наугад выбрал направление и уже успел пройти, по ощущениям, с десяток метров, как вдруг его накрыла темнота.
   Придя в себя, Бластер тут же ощутил новое чувство, новый раздражитель.
   Кто-то очень сильно жаждал его смерти.
   Бластер двинулся на встречу этому пока еще неизвестному потенциальному убийце и вскоре услышал отдаленный звук бега.
   Подождав, пока враг не приблизиться к нему поближе, Бластер поразил спятившего кейпа прицельным выстрелом в голову.
   Почему-то, Бластер остро почувствовал чувство дежавю.
   Он помнил пожар и обильное задымление, помнил то, как отключился, когда у будущего противника произошел триггер, помнил даже те странные видения... и помнил то, как убивает спятившего от темной злобы кейпа.
   - Агх, - невольно вырвался стон боли из уст Сахима, перед его глазами все поплыло и он ощутил, как теплая жидкость касается его верхней губы. - Какого черта.
   Бластер вытер из под носа кровь и начал медленно массировать виски.
   Только сейчас он понял, что его противогаз куда-то делся.
   - Я что, попал под влияние какого-то Властелина? - задал Бластер самому себе вопрос и нервно сглотнул, в панике осматриваясь по сторонам.
   Никакой агрессии он не ощущал.
   - Сахим, - донесся до ушей араба женский голос.
   Вздрогнув, Бластер повернулся на голос и увидел, что к нему сквозь дым идет хорошо знакомая прекрасная женщина.
   - Капля? - удивился Бластер. - Почему ты называешь меня по имени? И почему ты... в платье?
   - Да, это я, Сахим, - улыбнувшись, ответила ему Капля. - Пойдем со мной, я тебе все объясню.
   С этими словами, Капля развернулась и медленно скрылась обратно в дыму.
   Пару секунд Бластер размышлял, стоит ли ему идти за Каплей, ведь это явно была ловушка неизвестного Властелина, но ноги сами понесли его в след за Каплей.
   Дым начал потихоньку рассеиваться и сквозь него начали проглядываться неясные образы. Также это помогло Бластеру догнать Каплю.
   - Лили, - Сахим тоже решил перейти на настоящие имена, позвал он героиню. - Что происходит? Когда ты нашла время, чтобы переодеться в платье?
   - У меня здесь есть все время мира, Сахим, - загадочно ответила ему Лили. - И даже больше времени...
   - Что? - растеряно спросил Сахим и вновь начал осматриваться по сторонам. Теперь образы были лучше видны и он различал среди них силуэты людей.
   - И, боюсь, Сахим, я не та Лили, которую ты знал, - продолжала Лили.
   - Что все это значит? Отвечай!
   - Для тебя не секрет, что существует множество параллельных вселенных, - начала объяснять Лили. - Бесконечное множество.
   - Так, выходит, что мы... я в другой, параллельной вселенной? Опять?
   - Нет, Сахим, - Лили покачала головой. - Ты сейчас находишься на пересечении параллельных вселенных.
   - Чего? - выпучил глаза Сахим. С каждым разом, он все больше убеждался, что попался под эффект какого-то мощного и коварного Властелина и теперь неизвестный враг пытается запудрить ему мозги.
   - Множество вселенных, события которых развивались по другому. Параллельные реальности, отличающиеся от других как и мелкими, незначительными или несущественными деталями, так и крупными, глобальными событиями.
   - Хм, - хмыкнул Сахим и вновь начал растирать виски.
   - В какой-то вселенной единственное отличие от любой другой заключается в другом исходе подбрасывания монетки, - продолжала вещать Лили. - А другой же - победа Сына...
   - Победа Сына?! - глаза Сахима раскрылись невероятно широко от удивления. - То есть как? Я... мы все думали, что Сын один единственный и других таких больше нет ни на одной другой Земле!
   - Мультивселенная поистине бесконечна, и даже сущности не смогут исследовать ее всю, не смогут достичь всех ее уголков, - невозмутимо ответила Лили и продолжила пояснять. - Таких Сынов еще бесконечное множество, как и бесконечное множество Сахимов ибн Мухаммадов или Лили Монтего...
   - Черт, - все что мог сейчас произнести Сахим. Он вновь начал массировать пульсирующие вески.
   - Великое множество событий могут развиваться по другим сценариям, но даже в Мультивселенной есть то, что остается неизменным...
   Дым совсем рассеялся и взору Сахима предстали множественные вариации одного и того же события. Сахим нервно сглотнул.
   - Сын может не прилететь на Землю, Сын может победить, параллельно с человеческой расой, на Земле может зародится и раса разумных рептилий... В конце концов, на многих Землях есть магия...
   - Черт возьми, - прошептал Сахим, оглядывая бесконечное множество вариаций одной и той же сцены.
   - Но всегда одно остается неизменным, - произнесла Лили, и они наконец-то остановились. - Всегда есть триггер, всегда есть Технарь, всегда есть смертельный выстрел.
   Сахим слушал Лили вполуха, ведь он был занят рассматриванием сцен того, как он убивает обезумившего Технаря.
   Сцены отличались разными деталями: внешностью, полом, расой, возрастом убитого Технаря; в каких-то сценах Бластер стрелял Технарю в грудь, в каких-то в голову; где-то даже Бластер был вооружен волшебной палочкой, а противник огнестрельным оружием...
   От увиденного в одной сцене, у Сахима неприятно кольнуло в груди: в ней сам Сахим был вооружен футуристично выглядящим пистолетом, а стрелял в него Гонсалес.
   Различающихся деталей было великое множество, но всегда неизменным оставалось одно - всегда есть триггер, всегда есть Технарь, всегда есть смертельный выстрел.
  
   ===========
  
   А потом Бластера травят дымом... Надеюсь, хоть кто-то тут знает, на что отсылает этот омак...
  
  
   Linig
  
   Меняясь телами и оставаясь королем
  
   Единственным что позволило Джепардо увернуться был выкрик "Сейчас!". Глупый, если задуматься, выкрик - но, по-видимому, его сын был уверен что в текущей позиции сумеет ударить наверняка даже так. Или, возможно, просто сглупил под нервным напряжением? Как бы то ни было, первой реакцией короля было обернуться к внезапно решившему нарушить угрюмое молчание сыну, а второй - резко отшатнуться, почти отпрыгнуть, от несущегося в грудь кинжала. Увы, это подарило лишь пару секунд - уже немолодой, давно не практиковавшийся в дуэльном искусстве (дела королевства не позволяли такой роскоши, занимая большую часть свободного времени) Джепардо не сумел удержать равновесие и упал, врезавшись в пол с выбивающей дух силой. Дино рванулся вперёд, повторно занося кинжал - на его лице застыла уродливой гримасой смесь ярости, ненависти и торжества. Не чувствуя в себе силы повторно увернуться после такого падения, король сказал первое что пришло в голову, прекрасно понимая бессмысленность этого но желая выиграть хоть ещё секунду.

- Сын мой, что ты делаешь?! - прохрипел Джепардо.
- Становлюсь королем. - коротко ответил Дино.

Краткая остановка не принесла желаемого результата (чем, блядь, занята гвардия? Хотя, судя по звону стали и выкрикам вроде "Проклятые предатели!", Джепардо мог догадаться, чем.), и занесённый кинжал начал опускаться. Время словно замедлилось - за одно мгновение перед глазами Джепардо пролетела вся жизнь. Отец, вечно занятый делами королевства, и в конце концов умерший бесславной смертью. Марна, поначалу бывшая лишь инструментом для достижения цели, но со временем начавшая становиться чем-то большим... и вскорости тоже умершая, рожая долгожданного наследника. Дворяне, один за другим отворачивавшиеся от Джепардо, присоединяющиеся к хорам выкриков, требующих всего на свете. Безопасности, снижения налогов, больших привилегий пришлой знати, меньших привилегий ей же, подготовке к войне - общим среди них было только полное наплевательство на реальную ситуацию, непонимание состояния королевства и доступных ресурсов. И, наконец, Дино, с самого начала запятнанный ассоциацией со смертью Марны. Король понимал что он должен подготовить достойного наследника, принимая личное участие, что он не должен уподобляться своему отцу, делая именно то что в детстве так бесило Джепардо... но не мог пересилить себя, да и ситуация была действительно чрезвычайной, требующей полного внимания и сил. Ну, вот и результат.

...

Оказывается, то что Джепардо видел было вовсе не посмертием, а предсмертными видениями. Кинжал был все в той же позиции, и время наконец возобновило нормальное течение - острие соприкоснулось с грудью короля и... сцена снова резко поменялась. На этот раз, впрочем, видения были куда менее странные - Джепардо просто стоял, а не лежал, наклонившись и смотря на пустой пол. В его руке, вытянутой по направлению к полу, был зажат кинжал... очень знакомый кинжал. Этот кинжал должен был сейчас торчать у него из груди. Непонимающе, Джепардо выпрямился и окинул взглядом окружающую обстановку. Тронный зал, сражающаяся между собой гвардия (хотя некоторые из них застыли, удивленно пялясь на него) - все, казалось бы, соответствовало его ожиданиям... за исключением Дино. Его нигде не было видно-

- Да здравствует Его Божественное Величество король Дино Первый! - заорал кто-то, опровергая последнюю мысль Джепардо и возобновляя схватку.

Пара солдат, воспользовавшихся отвлечением предателей (?), рванулась было к Джепардо, занося мечи (?!), но они были не единственными кто сумел воспользоваться ситуаций - ближайшая группа солдат прикрыла короля своими телами, быстро уводя его от поля сражения. Джепардо, ничего не понимая, не сопротивлялся. Когда они наконец остановились, короля встретил граф Леонардо Барберини, и ещё дальше усугубил ошеломление:

- Поздравляю вас, Ваше Величество! - сахарным тоном начал Леонардо. - Я уже слышал о вашем вознесении - воистину, сама судьба помогает нам! С божественной силой на нашей стороне, нам наверняка удастся обеспечить соблюдение условий договора Рватнеком.

Леонардо продолжил ещё что-то говорить, но Джепардо уже не слушал. Разрозненные куски наконец собрались в цельную мозаику - он стал богом. Судя по всему, Драйтесом - Джепардо находился в теле Дино, а его собственное тело исчезло. Если так... Драйтес ведь мог и в нескольких людей вселяться, верно?

Леонардо, захваченный собственной болтовней, не среагировал вовремя на протянутую к нему руку (или, возможно, не посчитал угрозой?), а потом было уже поздно. Наблюдение одновременно с двух точек зрения, одновременно видя Дино и Леонардо, было крайне непривычно, но у Джепардо не было времени оценивать это - следовало действовать. Два прикосновения к ближайшим солдатам увеличили количество тел до четверых, четыре прикосновения до восьми, и потом у предателей уже не было шансов. Попытки защищаться были бесполезны - телам достаточно было коснуться направленного в них лезвия меча и атакующий присоединялся к армии. Конечно, подобный метод зачастую сильно ранил захваченные тела, но Джепардо это не сильно беспокоило - предателям, после того как он их отпустит, все равно оставалось жить недолго, а боль он в текущем состоянии ощущал крайне отстранённо. Лавинообразно увеличивающая в числе армия направилась обратно в тронный зал, и, достигнув его, хором произнесла:

- В целом, вы все правильно поняли. Лишь одна маленькая деталь неверна... это "Его Божественное Величество король Джепардо Второй"!

------

Думал про идею триггера Джепардо, и Драйтес прямо идеально подошёл под ситуацию - элемент Контакта вследствие угрозы кинжала и массово подчиняющий Властелин как результат смерти/разочарования/предательства всех вокруг. Тут наверное уже не шестерка, но будем считать что он как Шипарон - реинкарнировал более сильным.
  
   Neraritet
  
   Властелин Кентаврец
  
   - Нельзя так просто взобраться на горы богов, подступы к ним стерегут не только кентавры.Там всегда на чеку не спящее зло. И великий Остат. Это бесплодная пустыня покрытая золой и пеплом. Даже воздух пропитан там ядом. Будь у вас хоть десять тысяч паровых танков вы не справитесь. Это глупо.
- Разве ты не слышал что сказал Монолит? Рватнек должен быть убит.
- И похоже, ты себя возомнил тем, кто это сделает?!
- А если вас постигнет неудача? Что произойдет когда Рватнек получит наши тела и тела наших армий?
- Да я скорее умру чем отдам бомбу в руки Привратнику!
"Споры всех со всеми"
- Я возьму её. Я возьму её! Я отнесу бомбу Топки на горы богов. Только... я не знаю дороги.
- Я помогу тебе нести это бремя, Бочка... столько, сколько потребуется нести.
- Если моя жизнь понадобится, чтобы защитить тебя, то я отдам её. Мой Дрыномеч с тобой!
- И мои порталы тоже!
- И мой огнемёт!
- Наши судьбы в твоих руках. Если такова воля совета, ради Брода я исполню её.
  
   Linig
  
   Увидеть горы и умереть
  
   Зря. Зря он понадеялся что ошибался, зря решил переломить себя и быть полезным членом команды, зря вдохновился дружбой с Полиглот. Да, она на самом деле оказалась замечательной девушкой, а вовсе не холодной манипуляторшей которую он воображал (хотя, может он и тут не ошибся, а она просто так хороша в манипуляции? Впрочем, это уже неважно.), но вот остальные... Джедай был очевидным первым выбором - Феникс мог понять собственную неприязнь и откуда она происходит, быв одним из свидетелей казни, и даже мог придумать сам себе аргументы против неё. Несомненно, прямой разговор покажет настоящую натуру Джедая - ведь не стали же бы все остальные кейпы, включая героев, держать в команде маньяка?..

Ха! Какая наивность. Сначала, казалось бы, разговор шёл неплохо - Феникс хорошо себя контролировал, да и Джедай враждебности не проявлял. Потихоньку Феникс начинал убеждаться в ошибочности изначального впечатления... а потом Джедай разбил все его надежды несколькими фразами.

- А, та толстуха? Ну, не знаю. В том пожаре она может и полезна оказалась, но я бы сказал что там пятьдесят на пятьдесят было. В первый раз повезло, а вот во второй раз может и не повезти - представь что будет если она споткнётся и в огонь упадёт. Весь этот жир так полыхнёт что от Брода одна зола останется, ха-ха! - улыбаясь, сказал Джедай.

Судя по ширине улыбки, он наверное сейчас себя чувствовал гениальным комедиантом... а вот Феникс чувствовал совершенно другое - коктейль из бушующей ярости, разочарования и злости на себя и свою глупость. На такое его самоконтроля уже не хватило.

- Сука, да ты что, совсем охуел?! - заорал в лицо опешившему Джедаю Феникс. - Если бы не она, ты бы сейчас не стоял с этой тупой улыбкой, ты бы как раз золой лежал!

Ошеломление Джедая продлилось недолго, как и отсутствие враждебности. Разговор очень быстро скатился до банального обмена оскорблениями, и Феникс едва не полез на Джедая с кулаками, но вовремя вспомнил про энергооружие и сумел сдержаться, просто уйдя. Шёл куда глаза глядят, без конкретной цели - мозг был в основном занят прокручиванием только что случившегося разговора раз за разом. Через некоторое время Феникс сумел немного успокоиться - идея представить на месте ближайшей стенки Джедая и разбить об неё кулаки уже не казалось столь привлекательной, но тут...

- Эй, чувак! Что случилось? - донёсся до Феникса встревоженный голос.

Поначалу Феникс не узнал обращающегося к нему, но повернувшись едва сумел удержаться от ругательств - ноги занесли его к крепости, а говорил с ним вышедший наружу Алхимик. Прямо сейчас Феникс точно не хотел второй раз тестировать свои впечатления, не практически сразу после столь оглушительного провала. Впрочем, что-то ответить было надо, наверное...

- Джедай - пидор. - процедил сквозь сжатые зубы Феникс, и уже повернулся было уйти-
- И не говори! - с неожиданным энтузиазмом согласился Алхимик.

Чего?

- Я это понял ещё тогда когда он Джима и Ларри казнил. - продолжил Алхимик. - Явно же видно было, ему это по вкусу.

Ну надо же. Не просто кто-то разделяющий его взгляды, но этот кто-то - Алхимик, который до этого момента в глазах Феникса был наравне с Джедаем. Хмм... Может, у него и хватит сил во второй раз попробовать.

Второй раз начался еще лучше чем первый - Алхимик не просто не проявлял враждебности, а был самим воплощением дружелюбия. Фениксу не особо хотелось вспоминать Джедая в очередной раз, и Алхимик, едва понял это, сразу сменил тему, так и не узнав что же именно Джедай сказал. Со временем разговор перешёл на чувство бесполезности Феникса - он даже не понимал что его "точка" делает, куда ему до остальных кейпов, не говоря уж о Привратнике. Алхимик сразу же принялся его разубеждать и предлагать помочь - кому как не Технарю, который может даже зелья для паралюдей готовить, помочь разобраться в силе? И его советы даже сработали - слушая сначала пересказ Алхимиком собственных разбирательств в силе, а потом различные предположения, на одном из них Феникса словно озарило - вот оно. Он может возрождаться.

Радость, подогреваемая осыпающим его похвалами и придумывающего самые разные применения силы Алхимиком, оказалась недолгой - ведь других он возрождать не умел. До того разговора с Полиглот Ундина казалась Фениксу самой привлекательной из всех виденных им женщин, и теперь она была мертва - Джедай проявил свою маньячность не только на словах, но и делом. Реакция Алхимика оказалось последней каплей.

- А, да и хер с ней. - махнул тот рукой. - Слушай, а как насчет тако-

В этот раз Феникс не стал орать, не стал вообще ничего говорить - просто молча ударил прямо в лицо этому ебаному социопату. Не ожидавший такого Алхимик не сумел защититься и получил прямо в челюсть, упав от удара... а потом он поднялся, чуть ли не прыжком, и Феникс очень быстро пожалел о своём поступке. Военная тренировка быстро сломила почти отсутствующие навыки Феникса, и вскоре тот оказался на полу, скорчившись и закрывая голову от пинков.

- Щенок неблагодарный! - орал разошедшийся Алхимик. - Я к тебе со всей душой, помогаю чем могу, и что в ответ?! Да тебя на ингридиенты пустить стоит, вот самое полезное применение твоей ебаной силе - хотя бы зелья высококачественные можно будет постоянно варить из твоих трупов!

К счастью, в этот раз на вопли быстро прибежали другие морпехи и оттащили Алхимика, избавив Феникса от дальнейшей боли и унижения... но ему и уже полученного хватило с головой. Два раза подряд он убедился в правоте изначального впечатления, настолько схожим образом что это было почти смешно, Ундина мертва и её убийцу не похоже что кто-то собирается арестовывать... Мир словно почернел - единственным пятном света в этом прогнившем насквозь городишке оставалась Полиглот, но этого было слишком мало. Феникс больше не мог здесь находиться - ноги опять понесли его, куда угодно только подальше от Брода. Как ни забавно, тут ему опять помогли советы Алхимика - уверившись в своём бессмертии, Феникс не стеснялся сыпать угрозами, и это сработало. Никто не посмел его остановить, и вскоре Феникс, перебравшись на другой берег, быстро шагал куда подальше - со временем это превратилось в поход к горам, единственному видимому ориентиру.

Поначалу Феникс думал что когда голод с жаждой его совсем доймут то придётся убивать себя и возрождаться, даже заранее поставил точку перед тем как лечь и попытаться заснуть... Но утро встретило его удивительным ощущением свежести и бодрости - ни голода, ни жажды, никакого нытья в теле от сна в таких условиях, ничего. Похоже что его точка не только возрождать умела. На третий день похода горы были уже совсем близко, и Феникс начал сомневаться в выбранном направлении. Разве не где-то там сидит Рватнек с его кента-

Темнота.
  
   Упасть - взлететь
  
   Сандро не знал, что именно его насторожило. Едва заметное напряжение в лице гонца? Странность послания, когда как никогда раньше ему не приказывали вернуться с миссии подобной важности не закончив её? Какой-то неправильный звук? Или комбинация нескольких признаков, в добавок к повышенной осторожности барона? Он всегда старался как можно лучше понять ситуацию прежде чем действовать, но в последнее время это вышло на новый уровень - ведь обычного уровня почти не хватило в той судьбоносной встрече. Сколько было моментов, до демонстрации божественности, где он мог отдать приказ или просто не останавливать людей Тинсдорфа, и, несомненно, вскорости умереть вместе со всеми его сопровождающими? Встреченные им боги были необычно заботливы по отношению к людям, но барон крайне сомневался что их милосердие распространялось на наивысший акт богохульства - попытку убийства.

Как бы то ни было, острое чувство неправильности заставило барона оторвать взгляд от гонца и осмотреться по сторонам. Сандро не знал, что именно он рассчитывал увидеть, но из всех возможных вариантов правдой оказался наихудший - это была засада. Несколько хорошо замаскированных стрелков уже поднимали луки, и барон с необычайной ясностью понял - это конец. Столь качественная засада явно указывала, что это были не простые разбойники - профессиональные войска, наверняка. И, судя по гонцу, с поддержкой высокопоставленного дворянина. Его отряд, практически наверняка, окружили, и в живых кого-то вряд ли собираются оставлять. Не в такой ситуации, явно отдающей заговором наивысшего уровня. И вправду говорят, чем выше заберёшься, тем больнее падать. Ещё секунду назад барон был на вершине мира - он нашёл невозможное, невероятное чудо, способное спасти Моранию, ему оставалось лишь доложить королю о требованиях группы богов. Сейчас же барон оказался словно в глубочайшем подземелье, и единственный выход был обрушен. Некуда бежать, ничего нельзя предпринять - в следующую секунду лучники спустят тетивы и он умрет, так ничего и не достигнув-

...

Нахлынувшие видения отступили, мгновенно начиная забываться, и барон снова увидел лучников... двигающихся необычно медленно. Прежнее тянувшееся и тянувшееся мгновение, позволившее ему придти ко всем этим выводам до смерти он посчитал трюком ума... но, судя по всему, он ошибся - по крайней мере, сейчас это точно было реально. Сандро помахал рукой перед собой - он двигался с нормальной скоростью... но также, он чувствовал что-то ещё, что-то, дающее возможность двигаться ещё быстрее-

Когда сердце Сандро перестал бешено колотиться от внезапного вознесения в воздух, реальность стала очевидна - он стал богом. Если его божественная сила достаточно велика, никакие воины ему не помеха... и что-то подсказывало, что так оно и есть. Ещё одно чувство, некое напряжение на кончиках пальцев, требующее разрядки - и получившее её, как только барон указал рукой на лучников. Из каждого пальца ударила молния, и мир внезапно вернул скорость - пятеро лучников повалились, мгновенно убитые, но остальные спустили тетивы. Разумеется, никто из них не целился туда где Сандро сейчас находился, но наполнившие воздух крики боли явно указывали что стрелы нашли себе множество других целей. Затем выжившие лучники взглянули вверх, на источник убивших их товарищей молний, и мир снова замедлился - возможно, потому что Сандро опять почувствовал себя в опасности? Не то что бы его это особо заботило - сейчас барон больше всего на свете желал убить гнусных предателей. Ещё пара залпов позаботилась о выживших, да и группа с другой стороны заняла не особо дольше. Единственным выжившим из предателей остался "гонец", уже успевший развернуться и сейчас изо всех сил нахлестывающий лошадь, спеша сбежать.

Сначала Сандро хотел убить и его, уже двигая рукой, но в последний момент благоразумие подавило ярость - кто-то должен остаться в живых, для допроса. Нацеленная чуть ниже молния убила лошадь, но всадник остался жив, пусть и изрядно побит от падения, последовавшего за резкой остановкой. Последовавший допрос добавил куда больше ранений - на удивление стойкий предатель отказывался говорить даже перед лицом бога, и лишь намеренно ослабленные, точечные удары молний его раскололи. Слуга графа Барберини не был посвящён в тайны заговора и не мог назвать каких-либо других участников кроме своего господина, но сам факт того что перешедшие на сторону Рватнека дворяне существовали не только в слухах уже был сокрушителен. Перед лицом такой угрозы, включающей в себя одного из приближенных короля, в дополнение к обнаружению группы богов, миссия окончательно теряла приоритет. Вряд ли Его Величество осудит его... хах, впрочем, даже если и осудит, то вряд ли выскажет это.

Проинструктировав своих спутников вернуться в Брод и попросить убежища (восьми богам, несомненно, не страшны никакие предатели), Сандро... нет, теперь уже Зерес, снова поднялся в воздух. С его скоростью он доберётся до столицы за считаные часы, и замедляться смысла не было, особенно в текущей ситуации. Развернувшись к столице, Зерес стремительно рванулся вперёд. Подумать только - ещё вчера подобная высота и скорость скорее всего заставили бы его выблевать весь завтрак, но сейчас он вполне нормально себя чувствует. Лучше чем нормально, даже.

- Ха-ха-ха! - счастливо рассмеялся Зерес, живой молнией летя по небу.

Чем выше заберёшься, тем больнее падать... но падать он больше не намеревался. Никогда.
  
   Вам не убежать
  
   Дамиан не был глупцом. Он ни на секунду не верил, что у продавшихся Рватнеку предателей осталась хоть капля чести, и также не строил иллюзий что при таком численном превосходстве можно победить - по крайней мере, не ему одному, обычному рыцарю. Будь на его стороне божественная сила, все было бы иначе, но Монолит предпочёл спасение единственного выжившего слуги. Дамиан не понимал, почему, но не ему было спорить с решением бога. Приказ был дан, помогать всеми силами - и если эта помощь заключается в пожертвовании жизнью, прикрывая побег, то так тому и быть. Нет, вызов на честный бой был уловкой, призванной дать хоть какое-то преимущество. Возможно, это приведёт к недооценке Дамиана, позволяя ему забрать с собой побольше врагов? Или, может быть, люди настолько злые решает позабавиться и притворно согласятся - даже притворство может дать возможность для удара. Или-

Острая, невыносимая боль в боку прервала поток мысли рыцаря. Один арбалетный болт, всего один - но этого оказалось достаточно. Руки разжались, роняя меч, ноги подкосились и Дамиан упал лицом вниз, ещё дальше вгоняя болт. Казалось бы предельная агония увеличилась десятикратно, почти заставляя Дамиана потерять сознание... но не совсем. Потеря сознания была бы милосердна, но каким-то чудом частица разума Дамиана оставалась активна. Недостаточно чтобы двигаться, недостаточно чтобы действовать, недостаточно даже чтобы мыслить - в затуманенном болью мозгу оставались лишь отчаяние и ярость, интенсивностью соперничающие с болью.

...

За схлынувшими видениями (не то чтобы Дамиан был способен их воспринять) на разум внезапно опустилась кристальная ясность. Дамиан понимал ситуацию целиком и полностью, со всеми необходимыми деталями. Количество противников (тридцать один), вооружение, позиции, направление взглядов и траекторий оружия, и многое другое. Что более важно, рыцарь понимал что он может действовать. Улучшенное тело вытолкнуло болт, заживило рану и с малой вероятностью будет повреждено снова, если Дамиан использует его новые возможности в комбинации с пониманием ситуации.

Подъем, поднятие меча и вскрытие горла наиболее близко подошедшему противнику слились в одно плавное, быстрое и эффективное движение. Труп ещё не успел упасть как Дамиан уже двигался к следующему ближайшему противнику. Хотя он и был быстрее чем раньше, этого было недостаточно чтобы остальные противники не успели среагировать - впрочем, не то чтобы им это помогло. Действия следовали одно за другим, без задержек или перерывов, со все той же легкой эффективностью. Маневрирование в позицию где стрельба будет перегорожена телом ближайшего противника или другими препятствиями, сокращение дистанции, корректирование траектории движения для избежания столкновения с оружием противника и второе вскрытие горла. Придержать тело для продления прикрытия от стрельбы, вложить меч в ножны и взять колчан с болтами. Бросок тела высвобождает руку и убивает ещё одного противника - улучшенная физическая сила позволяет это. Двенадцать болтов, в руку берётся три за раз - четыре серии бросков, улучшенная физическая сила позволяет поражать жизненно важные точки с минимальным движением руки и максимальной скоростью. В процессе бросков, тело двигается в различные стороны, не пересекаясь с траекториями выстрелов или пересекаясь таким образом что искусственная броня и естественная прочность тела обеспечат отсутствие значительных повреждений.

После того как половина противников умирает, до выживших доходит простая истина - им не победить. Шестнадцать противников превращаются в шестнадцать целей - они больше не представляют угрозы, защитные маневры не требуются. Максимальный приоритет на движение и атаку, никто не должен уйти. Дамиан кидается в погоню - странное сочетания бега, прыжков и отталкиваний от деревьев руками и ногами, выполненное с совершенной координацией, позволяет нагнать всех до последнего, даже с учетом расходящихся в разные стороны траекторий побега.

Как только последний противник умирает, мир словно заливает туманом. Слух и зрение чувствуются мелкими, слабыми, совершенно неадекватными средствами восприятия по сравнению с пониманием. Чудовищная слабость в теле - Дамиан все ещё может держать меч и стоять на ногах, даже без особого напряжения, но по сравнению с ощущением чистейшей силы ещё секунду назад...

- Вот, значит, как чувствуют себя боги?.. - пробормотал Дамиан.
  
   Чтобы царствовал один, в мире черный Властелин
  
   Как ни забавно, вопреки постоянному вдалбливанию в головы новичкам что отвлечение на посторонние мысли на поле боя равняется смерти, в самой важной и, несомненно, последней битве своей жизни Гунтер и сам совершил эту ошибку. Попытки отрешиться от страха и отчаяния работали лишь частично - тело двигалось, защищалось и атаковало, а голова сохраняла достаточно ума чтобы телом руководить. Но во все увеличивающемся и увеличивающемся уголке сознания все громче и громче звучали предательские, пораженческие, невыносимые голоса. На разные лады, с разных углов, разными тонами - все они говорили одно и то же. Зачем сражаться? Не лучше ли опустить оружие и умереть?

Какой смысл противиться неизбежному? Разве он ещё не понял что счастья в этом мире ему больше не получить, только короткие передышке между горем? Единственным что позволило Гунтеру не сойти с ума после потери всей семьи были боевые товарищи - он погрузился в службу целиком и полностью, войско графа стало для него семьей. Обратной стороной подобной привязи, впрочем, стали потери в бою - привычные истины, что такова судьба воинов, что никто не живет вечно, что славная короткая жизнь лучше позорной и долгой... с каждой смертью все они становились все меньше и меньше похожи на очевидные истины, и все больше и больше на пустые слова, призванные держать их в подчинении. Гунтер боролся с предательскими настроениями, в немалой степени с помощью графа - в отличие от других виденных им дворян, граф обладал честью. Настоящей честью - не поводом для вызова на дуэли или казней чем-то оскорбивших его простолюдинов, а долгом господина перед своими подданными. Долгом, поведшим графа сохранить как можно больше людей, отступая не просто когда стало ясно что ничего уже не спасти, но также с минимальным числом посланных на смерть для прикрытия войск. Долгом, поведшим его принять оскорбительные условия короля, выжимавшего последние капли из беженцев. Долгом, поведшим его купить божественное лечение для своих людей! Вот только после этой стычки никакое божественное лечение им не поможет. И Гунтер, и все его товарищи умрут здесь, не лучше ли умереть побыстрее и не видеть как умирают остальные?

Орда это не один табун. Такая масса тварей никак, ни при каких условиях могла остаться настолько незаметной до последнего момента... за исключением одного варианта - предатели превзошли все ожидания, проведя орду. Убийство барона и его свиты ясно показало значительную мощь и размах, но такое... Имеет ли смысл вообще сражаться за такое королевство? Гунтер старался обжиться в Морании после бегства с уже несуществующей родины, но если Морания настолько прогнила, не лучше ли им всем просто умереть?

Что такое пара отрядов воинов по сравнению с иномирными богами? Какой смысл страдать, если орду все равно сметёт божественная мощь? Восемь богов, вскорости выросшие в численности до десяти - что им какая-то орда? Ну, может, помрет чуть больше их слуг если сейчас сдаться, ну и что с того? Может даже на пользу пойдёт, судя по скорости появления новых богов - их посреди атаки ещё прибавится и орду раскатают с ещё больше легкостью.

Сжимая зубы все сильнее и сильнее, Гунтер продолжал бороться, продолжал сражаться, противостоя безнадёжности чистой силой воли... а потом Альберт упал. Альберт, с которым они вместе поступили на службу ещё тогда, в самом начале. Альберт, который вынес его на себе в тот судьбоносный день, не оставил посреди поля трупов, отданных вместе со всей страной на поживу кентаврам когда стало понятно что надо бежать. Альберт, с которым они лучше всего сошлись характерами, чьё присутствие зачастую помогало забыть о боли лучше чем распиваемое вместе вино. В Гунтере что-то сломалось.

...

На смену видениями пришла более знакомая, и менее нереальная сцена. Чуть менее. Стоящие неподвижно товарищи. Стоящие неподвижно воины из отряда Болстока. Стоящие неподвижно кентавры. Странно искаженная, неподвижная картинка без звуков... кроме одного чудовищного, непрерывного, наполненного невероятным отчаянием крика. Гунтер даже огляделся вокруг пару раз, ища кричащего... а потом до него дошло что крик доносится из его горла. Закашлявшись, Гунтер замолчал и понял ещё одну вещь - его зрение искажено из-за слез. Почему-

Ох.

Блуждающий взгляд Гунтера снова упал на Альберта, и воин уже был готов упасть на колени... но тут он заметил что Альберт все ещё дышит. Сцена вокруг, как оказалось, была не совсем беззвучной - кентавры и люди дышали. Большинство тихо, почти незаметно, но некоторые раненые дышали с хрипом - как Альберт. Гунтер рванулся к нему, но тут сзади раздалось шипение - очень знакомое шипение, Гунтер никогда бы не перепутал этот звук ни с каким другим. Людоящер. Обычно он бы без раздумья сошёлся бы с людоящером даже один на один, но текущий, сломленный и выронивший оружие Гунтер был легкой добычей.

Нет.

Что-то внутри Гунтера зажглось, отказываясь выпустить из рук чудом уцелевший клочок надежды, и подсказало Гунтеру что делать.

- Убейте людоящера! - прокричал яростно Гунтер.

Неподвижность мгновенно нарушилась - все вокруг Гунтера пришли в движение. Шипение людоящера быстро стало болезненным, а потом прервалось - но его заменили множество новых. К шипению быстро добавились звон обычного оружия и хлопки божественного... а потом к своему ужасу Гунтер заметил, что его команде повинуются абсолютно все, до последнего. Включая Альберта. Он, несмотря на своё состояние пытался ползти вперёд, несомненно только ухудшая положение... из-за Гунтера. И все остальные его товарищи сейчас опять сражаются, опять рискуют своей жизнью... опять же из-за него. Нет, это недопустимо!

- Люди, стоять! - снова прокричал Гунтер.

Все кроме кентавров и людоящеров мгновенно перестали двигаться, снова превратившись в живые статуи. Нет, не это сейчас нужно - нужно помочь Альберту!

- Мартин, Пауль, помогите мне перевязать Альберта! - скомандовал Гунтер, уже тише.

Точечная команда сработала не менее эффективно - двое вызванных сражу же подошли и начали помогать. Четкие, скупые и не совсем человеческие движения, несмотря на свою неестественность, оказались ничуть не менее эффективны чем в прошлом, когда они это делали по своей воле. Тем не менее, с такими ранами перевязка лишь оттягивает неизбежное - спасти Альберта может только божественное чудо. И Гунтер знает, где его можно найти.

- Эй, слуги богов! - обратился к остановившейся на полпути толпе жителей Брода Гунтер. - Приведите мне-

Подождите-ка. Что происходит? Очевидно, что Гунтер стал богом, но... что он делает? Это не похоже на него. Он командир, не рабовладелец - и уж тем более он не хочет порабощать собственных товарищей. Он словно превращается... в Краноса. Ха.

Все сходилось с ужасной ясностью. Кранос был убит золотым богом, но боги не умирают по-настоящему - и Гунтер стал очередной реинкарнацией. Сила совпадает, да и поведение, судя по всему, тоже. Хех. Подумать только - столько себя считал доблестным воином, а оказался одним из воплощений зла, уступающего в отвратительности разве что Рватнеку и Остату. Мало было Морании и Броду этого натиска и предателей, теперь ещё и с ним придётся разбираться-

Резкая пощечина самому себе прервала очередное погружение в пучину пораженческих мыслей. Каким бы он теперь ни был, он все ещё Гунтер - и он не собирается сдаваться без боя. Должен быть способ отменить контроль, надо только подумать...

Особо долго думать не пришлось - очередное смутное чувство указало, что нужно лишь отпустить, словно разжимая кисть, но мысленно. Гунтер попробовал, и молчание резко нарушилось. Стоны, крики, причитания на разных языках... и взгляды. Страх, восхищение, страх пополам с злостью, страх пополам с ненавистью, и чистая ненависть. Последние двое в основном встречались среди слуг богов - некоторые даже выкрикивали какие-то угрозы и оскорбления, а то и наводили на него божественное оружие. Того что Гунтер успел подобрать из их языка было совсем недостаточно чтобы полностью понять смысл (и уж тем более причём тут "Джонатан" - это слово произносилось с особенной злобой), но общий настрой был вполне понятен. Гунтер чуть было не подчинил их снова, но тут лидер воинов в странной чёрной броне начал выкрикивать команды, в первую очередь успокаивая носителей божественного оружия - ненависти во взглядах стало не то чтобы особо меньше, но по крайней мере в него перестали целиться.

- Нужен Доктор! - прокричал Гунтер, указывая на Альберта. Максимально простая фраза, даже с ограниченными познаниями Гунтера её вряд ли не так поймут.

Как оказалось, проблема была не только в понимании. Его запрос вызвал ожесточенную дискуссию - подробностей Гунтер, опять же, не понимал, но общий смысл был в общем-то ясен и вообще без каких-либо знаний. Стоит ли рисковать богом-лекарем, приводя его к порабощающему богу? С одной стороны, Гунтер вполне понимал их опасения... но с другой стороны, задержка помощи когда Альберт может умереть в любой момент приводила его в невероятную ярость. Он снова почувствовал желание подчинить их повторно, и не останавливаться на этом - подчинить весь Брод. Неважно, что они там планируют делать - граф знает лучше, и вместе с Гунтером он наверняка направит такую мощь на благое дело...

Но Гунтер в очередной раз устоял, хотя в этот раз натуру Краноса пришлось подавлять не просто силой воли, но и доводами самому себе. Его сила, очевидно, не абсолютна - ведь людоящеры ему не подчинились. Кто сказал что среди всех этих богов не найдётся одного или нескольких иммунных? В конце концов, хотя Фрайд никогда не сталкивался с Краносом, в спорах на эту тему Гунтер всегда говорил что, какой бы не была причина для невмешательства, если Фрайд решит убить Краноса то тому конец, гарантированно. Никакие божественные силы прежде ничего не смогли сделать Фрайду, с чего вдруг подчинению сработать? Капля и Монолит, вроде как, тоже были неуязвимы... Нет, это не стоит риска.

За время внутренних терзаний дискуссия закончилась - все тот же командир в черном поднёс к лицу какую-то коробочку и заговорил в неё. Выслушав ответ, командир попытался объяснить его Гунтеру, сравнительно успешно. Брод был в осаде, вторая орда приближалась с противоположной стороны и Доктор не мог выйти к ним - слишком большой риск. Что же, если так...

- Я помогу. - ответил Гунтер.

Кентавры уже давно закончили добивать последних людоящеров, и сейчас вернулись к неподвижности. Вряд ли вторая орда будет особо сложнее - не то что его товарищам, вообще никому не придётся рисковать жизнью.

Дальнейшие действия уже были более просты. Погрузить Альберта на повозку, приказать орде двигаться за ним и всем вместе отправиться к Броду. Как Гунтер и предполагал, со второй ордой было быстро покончено, и его с повозкой наконец пустили внутрь Брода. Около входа его встретила Капля с Доктором, и никто иной - все остальные боги и люди отошли на значительное расстояние от этой стены. Не то чтобы они действительно были на безопасной дистанции... но Гунтер не собирался это демонстрировать, особенно когда его предположение оправдалось. Для его нового, лишь недавно распознанного чувства, Капля чувствовалась бурной рекой - в то время как "статуи" обычных людей можно было легко обматывать мысленной сетью в больших количествах, тут сети было просто не за что зацепиться.

Резкий прилив сил и жизни, а также разгладившееся лицо Альберта подтвердили слова Капли о начале лечения, и Гунтер наконец позволил себе расслабиться.

Получилось. Получилось. На самом деле получилось. Он выжил, и спас свою семью, несмотря на совершенно безнадежную ситуацию. Более того, с такой силой... с такой силой его семье больше никогда не придётся сражаться и рисковать жизнью. К черту воинский долг - долг Гунтера и его отряда более чем заменит подчинение. Пусть враги сражаются и умирают - не его ребята.

Впервые за очень долгое время Гунтер смотрел в будущее с оптимизмом.
  
   Neraritet
  
   Винни-Пух и день забот
  
   Это должен был быть самый обычный день, никто не планировал каких-либо мероприятий и массовых сборищ. Поэтому Монолит был удивлён зрелищем достаточно большой толпы, собравшейся рядом с мастерской Топки и что-то бурно обсуждавшей. Подойдя поближе он увидел причину сборища: возле входа в само здание мастерской стояло странное нечто, напоминавшее одновременно и древний водолазный костюм и боевого робота. Верхняя половина "боевого скафандра", как про себя мысленного окрестил его Монолит, была открыта и из неё торчала ругающаяся Капля, которая судя по всему никак не могла вылезти. Вокруг скафандра суетился Топка, пытающийся что-то открутить при помощи странно выглядящего гаечного ключа, параллельно с этим он успевал огрызаться на многочисленные советы из толпы: "Жопу себе маслом намажь идиот! У костюма тонкая электроника!", "В глазу себе дырку проковыряй!", "Я тебе потом язык отпилю, раз умный такой!" и т.д. Рядом тихонько посмеиваясь, привалившись спиной к стене стоял Привратник. Пройдя через толпу Монолит подошёл к скафандру и Топке.
? Нужная какая-нибудь помощь? - Спросил Монолит у технаря.
Тот в ответ лишь помотал головой, ибо прямо сейчас отвечал на очередной совет из толпы. Вместо Топки слово взял Привратник.
? Я уже предлагал помощь, но Топка боится, что при этом может пострадать костюм.
? Да хоть на куски его порвите, я тут уже почти час сижу! - со злостью перебила его Капля.
? Нет! Нельзя на куски, никак нельзя! Я тут уже почти ослабил крепление - тут же запротестовал Топка.
? Это всё потому, что кто-то слишком много ест! - нравоучительно сказал Монолит, для пущего эффекта подняв вверх палец и поправив несуществующие очки.
? И пьёт. - добавил Привратник, явно вспомнивший попойку Капли, случившуюся после возвращения его и Монолита с коронации.
? Чё?! Это вы меня сейчас жирной алкоголичкой назвали?! - то ли усилия Топки наконец принесли плоды, то ли терпение Капли иссякло окончательно, но одним могучим рывком Капля вылетела из скафанда подобно пробке от шампанского, и со злостью уставилась на Монолита с Привратником. Толпа мгновенно затихла.
? Валим! - переглянувшись друг с другом, синхронно выдали Монолит с Привратником и прыгнули в открывшийся рядом портал.
? Стоять пидары хреновы! - заорала Капля кидаясь в погоню... и врезаясь в стену мастерской, ибо портал закрылся у неё перед самым носом.
? Не ругайся при детях! - крикнул ей с соседней крыши Монолит.(А в толпе действительно стояла кучка детей).
? Обоих кастрирую к хренам собачьим! - Капля олимпийским прыжком забралась на крышу, чтобы увидеть вновь закрывшийся перед самым носом портал.
? А-а-а-а-а-а!
Пару часов спустя.
Бочка сидела в тени, изнывая от жары, когда к ней подбежала кучка детей, возглавляемая Грут.
? Бочка! Бочка!
? Что случилось? - лениво спросила она у толпы запыхавшихся детишек.
? А кто такие хреновы пидары, и что такое кастрировать? - после этих слов у Бочки округлились глаза - Мы спрашивали у других взрослых, а те лишь начинали смеяться и говорить, чтобы мы не брали это в голову.
? Вы где такие слова услышали то?! - кое-как подобрала упавшую челюсть Бочка.
? А это тётя Капля говорила Монолиту с Привратником, когда они с ней в догоняшки при помощи порталов играли.
? Пиар отдела на них нет блин, - припечатала себя ладонью по лицу Бочка. Затем убрав ладонь она оглядела собравшуюся вокруг малышню - а мне за ними теперь разгребать.
  
   Алексей Завороткин
  
   Тристрам: кейп-эдишн
  
   После сражений с ордами различных монстров созданных Рватнеком, после спасения Умника Каина, после штурма проклятого монастыря, после долгих поисков в древних гробницах, после долгой и мучительной зачистки заполненного предателями Кураста и прорыва в город храмов Травинкол, после вторжения в убежище самого Рватнека и открытия всех пяти защитных печатей, после великой битвы с Биотехнарем, после союза с варварами обитающими в Горах Богов, после сражения за Камень Мира и его разрушения. После всех этих битв и подвигов отряд кейпов или как их звали на этой земле пришлых богов наконец-то смог отдохнуть.
Совместная работа всех Технарей и Умников помогла найти решение задачи с порталом. Всё было просто. Ещё в Глубоком Броде Алхимик создал некое зелье, пустив на него чью-то ногу. И именно использование этого зелья совместно с силой Привратника могло помочь преодолеть границы между мирами и открыть путь за пределы этой земли.
Итог множества усилий - портал наконец-то открыт. Никто не обратил внимания на странную, красную его окантовку, но вот кейпы входят в портал, осматриваются и видят, как их со всех сторон окружают корово-оборотни во главе с их королем.
Последнее что успевает пронестись в голове Монолита перед началом схватки "Неужели не сектанты были правы?"

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"