Сэкка Павел: другие произведения.

Специальное предложение

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Порой даже тысячи лет не являются преградой для выгодной сделки. Со страницы-дубля, от которой утерян пароль: http://samlib.ru/b/bzhenzhishchikewich_g/

  Свалка простиралась на многие лиги вперёд и строго по одной стороне Гати. Словно безумный живописец взял измаранный серой грунтовкой холст, пошедший чёрными пятнами, сначала мазанул посередине светлую полосу, а вторую половину забрызгал рыжими кляксами.
   В окружающем Болоте эта местность бросалась в глаза буквально сразу - больно непривычные, нездешние краски.
   Правда, полезного на Свалке было мало. Слишком близко она раскинулась от Лордского Холма, слишком давно сюда зачастили люди. Когда-то это носило название "город Древних" и было вполне типичными руинами, с торчащими прямо из желеобразной земли верхушками циклопических зданий. Но человеческое племя порой хуже саранчи. Как ни ярилась церковь Единого, призывавшая "отринуть мрачное прошлое" и жить "светлыми днями настоящего", но всё же руины оказались самым близким и доступным источником камня, железа и диковин. Последних находили мало, но люди - существа не гордые, им вполне хватало железа и камня.
   Прошло время и от пугающих своими размерами башен остались одни остовы из проржавевших балок или ямы, заполненные бурой, вонючей жижей. Лордский Холм зато расцвёл и похорошел. Город, изначально строившийся вокруг одной из обобранных до скелета башен Древних, блистал оконными стёклами и металлическими воротами. Стена, что окружала поселения, складывалась не из высушенной и утрамбованной между плетнями из плеть-травы земли, а из камня, что шёл только на строительство Гати.
   Да и сама башня, ставшая дворцом сиятельного владетеля, получила статус достопримечательности. Шутка ли - мало того что зодчие исхитрились приспособить найденное на городище, так и новоделов хватало - разбогатевший на торговле лорд не поскупился заказать витражи для своего нового дворца. Теперь прямо в центре Холма возвышался прямоугольный донжон, сияющий в солнечные дни, словно хорошо начищенное оружие, издалека привечающий путников своими зеркальными стенами. Так и прозвали дворец - Стеклянная Башня.
   Этот день можно было назвать солнечным, пусть и с натяжкой. Небо неопределённо-светлого цвета мелькало в облаках, иногда в этих прорехах показывалось блеклое, как глаза сплюснутой ящерицы, солнце.
   Вакур шёл по Гати, привычно оглядывая раскинувшийся пейзаж, особенно сосредоточив внимание на свалке. Вик топал рядом и наполнял окружающую атмосферу шумом.
   - Ну, мне этот купчина-то и говорит - караван, значит, не пойдёт, пока я ось на ваунуне не починю. А я ему - чини! А он мне - Холм закрыт, значит, кузнецы тут не умелые, некому! Я уже хотел ему в глаза плюнуть и пойти тебе всё рассказать, но он и говорит - ты и твой приятель, вижу, люди смелые, да удалые. Есть место, где ось можно найти. На Свалке говорит, посмотрите!
   - И ты, конечно же, дяденька, решил показать всю свою удаль и найти ось. Как Рыжий Ар Чашу Единого, стало быть, - послышался мальчишеский голос слева.
   Вакур лениво покосился на Головастика, идущего следом, и решил в спор не вмешиваться. Свалка, лежащая впереди, занимала его куда как больше. По руинам охотник был не ходок. Не то, чтобы не знал, но откровенно не любил. Порой в этих брошенных строениях такая дрянь заводилась, что волосы на голове дыбом становились. А порой не только заводилась, но и гнездовалась, выкармливала детёнышей и портила жизнь окружающим.
   Головастик между тем испытующе смотрел на Вика.
   - Разбойничьим выкормышам слова не давали. Ишь, расквакался тут. Скажи спасибо, что лорду не сдали - благо город на карантине из-за грибницы.
   - Ай, спасибо дядечка, не выдал-не отдал на погибель. Только, боюсь, папане моему такой расклад сильно бы не понравился.
   - Это ещё проверить надо, кто там твой папаня - на словах-то ты сын Верги Четыре Кулака, а на деле - сын свинопаса из Малых Чернохвостов, - Вик фыркнул, а Головастик немедленно надулся. - Да и ещё у твоего папани расспросим, как же это ты, будущий повелитель разбойников Стылых Болот, двух пентюхов охолонуть не смог, когда вас припасы покупать отправили. А ещё спрошу, как это вы на двадцать лиг севернее Таканары вынырнули.
   Парень совсем сник и уставился себе под ноги. Как знали из расспросов товарищи, Головастик мало того что стал старшим в отряде, который угробил, так ещё и считался тамошним проводником.
   Пойманный не так давно ведун оказался совсем ещё мальчишкой. Тощее тело, рыжие вихры (это обнаружилось после того как в Таканаре компаньоны буквально загнали его на помывку) и показная наглость. Вакур, насколько понимал эту жизнь, считал, что от парня попросту избавились. Никто не любит ведунов терпеть рядом, даже разбойники. Поэтому собрали ему людей, что поплоше, дали карту с лживыми пометками, и отправили "за провиантом". В пользу такого расклада говорило и то, что в страже ни про какого сына Верги слыхом не слыхивали. Вернее про этого сына не слыхивали. За двоих-то старших награда уже год как была объявлена, под стать папане выросли, душегубами. А этот даже сгинуть толком не смог - его бы и свои прибили, да вроде как перессорились, тоже решили куда-то вести, а потом и Вакур с Виком подоспели, добили остатки отряда и пленили Головастика. Что с ним делать Утопец не представлял совершенно. А уж тем более, после одного разговора, состоявшегося через пару дней после пленения.
   - Малец, пошарь своим ведунским взглядом, есть там кто живой? - охотник кивнул в сторону руин.
   Рыжий остановился, прикрыл глаза веками и застыл на пару секунд, только губы дрожат, да побледнел весь.
   Вик сплюнул под ноги, без злобы, просто так.
   - Хоть какая-то от этого лукошка наглости польза есть. Самим лезть не придётся.
   - Придётся, и ты это знаешь, - покачал головой Утопец. - Нам отсюда до холодов убраться надо, а ещё лучше - Стохейм попасть. А раз так, то дорога одна, через старую ветку. А там, сам понимаешь, только с караваном. Нам они нужнее, чем мы им. Одного не пойму - с чего купец решил, что тут ось будет?
   - А отчего и нет? Это ж как руины растащили, сюда начали всякий хлам обратно свозить - неудачные заготовки мастеровых, мусор. По повелению лорда, дабы не изгадить прекрасный вид Стеклянной Башни. Ну и вот. Глядишь даже обозные из двух сломанных осей одну и исхитряться сделать.
   Охотник хмыкнул. Ведун открыл глаза и хриплым голосом произнёс:
   - Не вижу никого. Людей точно нет. Зверьё... зверьё может и есть, да только мелкое.
   Вакур кивнул. Чутью Головастика он научился доверять накрепко, после того как парень вытащил их с Виком из одного дела, имевшего все шансы закончиться весьма плачевно. Охотник в тайне радовался, что решил не выдавать рыжего страже, тем более, что вины на парне, как таковой, почти не оказалось.
  
   ***
  
   Таканара приближалась. До города оставался хорошо, если день пути и молодой ведун, попавший в плен к "почтальонам" вёл себя, на взгляд Вакура, странно. Другой бы пытался сбежать, суетился бы. Ну, или в доверие к стражам постарался бы втереться. А этот... После того как переодели и обогрели, перестал дрожать и теперь плетётся следом. На привалах сидит безучастной кучей тряпья, даже Вик его задирать перестал, бесполезно. "Что-то этого ведуна гложет... Кстати, о его силах чародейских" - странно для Вакура было и то, что парень не попытался сбежать за те два дня, что шёл по Гати с "почтальонами".
   Вечером троица расположилась на последний ночлег перед городом. Ночь выдалась тихой и ясной, выползла луна, как обычно, размытая и нечёткая, напоминающая бельмо слепца. Потрескивал торф в костре, ужин уютно устроился в желудках, а Вик уполз в палатку спать. Ведуна туда "хромой" пускать отказывался наотрез, поэтому парень уже прикорнул на ночлег на куске старой шкуры кадлака, недовыделанной Вакуром и валявшейся в его пожитках Древние знают сколько.
   - Эй, парень, - негромко позвал охотник, прихлебнув травяного отвара.
   - Что, мастер-Вакур? - тихо и бесцветно отозвался пленник.
   - А ты не боишься?
   - Чего?
   - Лордского правосудия, конечно. Сам знаешь, какие тут у нас на Болоте владетели. Расправа быстрая и жестокая. А, зачастую, совмещённая со зрелищем. Развлечений в наших краях немного.
   Даже в сгустившейся темноте было заметно, как юноша вздрогнул. В слух рыжий проговорил:
   - Я разбойник. Вы меня поймали. Теперь я должен понести кару.
   Вакур только фыркнул.
   - И кто же тебе в голову такие глупости вбил?
   - Никто. Я сам читал, что человек должен уметь отвечать за свои поступки.
   Охотник едва не поперхнулся отваром.
   - Ты что же это, читать умеешь?
   Ведун наконец обернулся и сел.
   - Д-да, умею...
   - А тебе не кажется, что для разбойника это слегка излишне?
   Тут его словно прорвало. Захлёбываясь и сбиваясь, (куда только делось спокойствие), он пересказал Утопцу нехитрую историю своей жизни. Младший сын. Родился от похищенной дочери лорда, ставшей позже для Верги новой женой. Его отец именовал себя не иначе как "Владетель Гати" и имел свой, небольшой и скрытый в недрах Болот городок. Там всю свою жизнь рыжий и провёл. Слабый и болезненный, с непонятным даром, он стал для отца чужим. Его воспитывала мать, обучив всему, что знала сама. Книг в разбойничьем гнезде было немного - два трактата по медицине у травника, да пяток современных романчиков на дрянной бумаге из травы, что печатали в Лордском Холме и Стохейме. Именно эти книги и формировали представление парня о мире в подростковом возрасте, когда его дар окончательно пробудился. Отец к тому времени откровенно избегал отпрыска. Молодому ведуну пришлось учиться хитрить и использовать маски - язвить, болтать, скрывать свою истинную натуру за показной бесшабашностью и наплевательским отношением ко всему и всем. Потом умерла мать и, в один прекрасный день, в его каморку заявился Верга, сказав, что пора ему стать мужчиной.
   - Он дал мне отряд из семи человек и задание - договориться о поставках провианта в районе, лежащем далеко от городка. Чтобы ни у кого не было подозрений, для кого мы покупаем пищу. С самого начала всё пошло не так.
   "Ещё бы оно не пошло не так. От грабежей и добычи наверняка отстранили самых дрянных и проштрафившихся людей, отбросы. А уж чем можно провиниться в разбойничьем обществе я и представить не могу. Понятно только что люди тебя окружали дерьмовые" - Вакур молчал, внимательно слушая юношу.
   - Сначала мы заблудились. Сошли с Гати на одну из заброшенных веток, блуждали по болотам. Я пытался вывести отряд, но меня никто не слушал, больше того - я понял, буду настаивать, и строить из себя командира - придушат и не поморщатся. Три дня мы брели по старой ветке, по колено в жиже, а затем выскочили на ферму... - парень опустил голову и сник.
   - Вы убили всех, кто был на ферме, и изнасиловали дочек хозяина и его жену. Его самого вы подвесили снаружи и метали в него ножи, - Вакур выплюнул эту фразу, глядя прямо в лицо рыжего.
   - Да. Я... я не вмешивался. Я не мог им запретить. Я... я до сих пор помню крики девочек...
   - Потом твои люди вспомнили, что среди них ведун. И решили использовать твои возможности для разбоя. Скажи мне только, зачем весь этот маскарад с завывающими черепами?
   - Я не хотел, чтобы кто-то ещё погиб!!! - юноша вскинулся, голос его по-мальчишески дал "петуха". - Мне хватило крови и грязи на той ферме!
   - Это вас и сгубило, в итоге. Пошли слухи и сплетни, они обрастали всё новыми подробностями и вскоре староста Замошья, посёлка вокруг которого вы чинили разбой, обратился к нам с Виком. Должен сказать, шороху вы навели изрядного - старый пень едва не икал от страха. Но сразу было понятно, что с наскока вас не взять - нужно действовать хитрее. Поэтому мы прикинулись почтальонами и распустили слух о якобы важном грузе драгоценных камушков, который несём с собой. Ты говорил, их было семеро? - Вакур не повышал голос, но его слова тянули холодом.
   - За два дня до вас мы напоролись на сборщика налогов. Люди рвались в бой, им казалось, что возьмут куш и всё, можно убираться отсюда... Тем более что охранников было всего четверо... решили, что с перевесом в людях и со мной в качестве козыря, дело верное.
   - Твой отец что, специально отбирает себе в банду кретинов? Сборщики налогов - это люди лорда. Ухлопай вы их, вскоре вся округа кишела бы солдатами. Но и это не главное - они вооружены и обучены куда как лучше даже воинов лордской дружины. Владетели очень ценят свои деньги.
   - Мы проиграли...
   - Вас перерезали, как щенков, как мосек, что раззявили свою пасть на волчью стаю. Эти двое и ты бежали, - Утопец не спрашивал, он утверждал. - Дальше я знаю.
   - Что... что теперь со мной будет? - лицо рыжего стало совершенно мальчишеским.
   - Дай подумать... Смертный приговор - это, несомненно. Наши лорды считают тюрьмы расточительством и глупостью, а продажу преступников на рудники Стохейма и вождям Пустошей - бесчестьем. Итак, убийство арендатора и его семьи, насилие, грабёж на Гати и, как драгоценный камен на перстне - нападение на сборщика налогов. Пожалуй, тебя сварят заживо в соке "жаренки". Или размелют в жерновах, буде ты окажешься в Лордском Холме. Могут ещё просто посадить в клетку без еды и воды, люди любят такие казни, и, что немаловажно, барыги, принимающие ставки, тоже любят.
   В слабеющем свете костра лицо парня казалось белым, с синеватым отливом. Внезапно он закатил глаза и срывающимся голосом крикнул:
   - Сзади!!!
   Чувство опасности взвыло раненным зверем. Вакур молниеносно развернулся, прямо на месте, падая на спину, держа копьё наготове - и всё же едва успел подставить древко клыкам твари, которая прыгнула на него из темноты.
   Это оказался болотный чёрт. Ужасающая тварь, одна из самых редких на Болоте. Вакур никогда до этого с ними не имел дела, слышал только рассказы - черти не ходят по земле и не летают по воздуху. Говорят, что они ныряют в саму мглу. Именно это охотник сейчас и увидел.
   Тьма за спиной чудовища раскрылась, принимая его в себя, оно исчезло. Охотник вскочил на ноги, ожидая атаки, не понимая, что происходит, не ощущая врага. Его снова спас крик ведуна:
   - Сверху!
   Если бы не паренёк, Утопец был бы трупом. Он вскинул голову и успел увидеть, как над его головой небо закрывает тень, а из тени вырывается, протянув длинные когтистые лапы это чудовище.
   Удар оказался страшным. Вакура вбило в мягкую почву, тварь шипела, брызгая холодной слизью в лицо человеку. Даже сейчас, на расстоянии выдоха он не мог разглядеть противника - всё тело чёрта покрывала лёгкая чёрная дымка, двигающаяся, делающая его просто смазанным силуэтом. Чудовище давило и Вакур с ужасом понял, что ещё мгновенье - и ему крышка. Именно в этот момент зверя словно смело с него. Чёрта отбросило прямо на палатку, где спал Вик, оттуда донеслась брань, а, буквально через секунду, пока тварь копошилась в сбитом тенте, через шкуры ударило верное копьё товарища.
   Зверь взвыл, и его подбросило в воздух. В середине полёта он словно наткнулся на неведомую преграду, ухнул вниз, шипя и взрыкивая, прямо к Вакуру, который не преминул воспользоваться ситуацией и ударить.
   Вспухающая тьма. Тварь исчезла. Охотник, не меняя стойки, покосился на ведуна, но тот молчал.
   - Оно ушло?
   - К-кажется... - с этими словами юноша потерял сознание.
   - Что у вас тут происходит, Древние и поглощающее пламя?! - донеслось от палатки из которой, наконец, вырвался Вик.
   - Парень пойдёт с нами, - внезапно для самого себя произнёс Вакур.
   - Ты сдурел? - Вик смотрел на охотника ошалевшими глазами. - Он же бандит.
   - Болото хочет дать ему второй шанс. Не спрашивай, я просто знаю.
  
   ***
  
   - Ну, раз никого нет, тогда вперёд! - Вик, воодушевлённый результатами разведки указал копьём в сторону свалки. - Пробежимся по закромам!
   Вакур не сдвинулся с места. Груды старого мусора, металл, перекрученный и покорёженный. Остовы башен Древних, как кости, выпирающие из мягкой болотной почвы. Ветер, завывающий между настоящими холмами из всякого хлама. Несмотря на доверие к способностям Головастика, охотника не покидало чувство какого-то противоречия. Это место было неправильным.
   - Погоди Вик, давай передохнём немного, вон Головастик опять сейчас отключится, - Утопец тяжело опёрся на копьё.
   - Со мной всё в порядке, - слабым голосом отозвался ведун, стирая со лба испарину.
   - Ну, значит, мне захотелось постоять, - пожал плечами Вакур, отстёгивая с пояса фляжку и делая глоток.
   - Я тебе уже говорил, что иногда мы по твоей вине теряем время, деньги и расположение нанимателей? Ну чего киллаха-то за вымя тянуть? Зашли, взяли то, что нам нужно и ушли. Всего и делов-то.
   - Скажи, а чем известен Лордский Холм?
   - Вакур, дружище, в лагере, у костра, я дам тебе все возможные ответы. Расскажу про торговлю и ремёсла, про население и достопримечательности, всё, совершенно всё! А теперь, ради духов Болот и Единого, хватит точить лясы и пошли за этой грёбанной осью! Мы пока её доволочём к городу, десять раз стемнеет!
   - Ответь мне на вопрос, дружище, - всё также невозмутимо, с улыбкой попросил Утопец.
   Вик заскрипел зубами, но понял, что его товарищ не сдвинется с места, пока не получит ответ. Головастик с ухмылкой наблюдал за разворачивающейся сценой.
   - Этот город - обширное поселение, столица всех земель на три десятка лиг окрест. Город и семейство лорда возвысилось за счёт нескольких факторов - здесь сходится множество веток Гати, в том числе и печально известная Старая Гать. Место удобно для торговли отдыха купеческих караванов. Но помимо этого сам Холм является богатым месторождением редких минералов и строительного камня. Говорят, что шахты владетеля уходят на много лиг в глубину, там добывают не только плодородную почву, но и камень нескольких сортов, а также золото и драгоценности. Именно сочетание всего этого позволило возвыситься роду Бюррелов, на гербе которых, как всем известно, изображены три белые башни, символизирующие город, на зелёном фоне, - последние слова Вик почти прошипел. - Ты доволен, мы можем идти?
   - Как ты сказал, дружище? Золото, драгоценные камни, строительный камень и металлы?
   - Нет, - Вик скрежетнул зубами. - К несчастью металла в Холме почти нет, основным источником являлись башни Древних, а позже... караваны с рудой из Стохейма и Пустоши... - он замолчал, уловив какую-то идею, понимание озарило его лицо. - Но... Вот же метал...
   - Именно, - кивнул Вакур. - Горы металла, старого, судя по всему, с тех времён, когда город ещё разбирал башни Древних. Пусть не лучшего качества, но вполне годного для переплавки. Причём, пусть старый и ржавый он будет куда как лучше болотной руды, уступая, пожалуй, лишь руде и стали с Пустошей.
   - Вот так дела, дядечки, - протянул Головастик. - И чего же эдакая куча деньжищ лежит нетронутой здесь до сих пор? Ржавеет, портится?
   - И почему ни одна из крупных тварей не облюбовала себе эти места под логово? Например, столоктёвые многоножки или плюющиеся змеи? Тут им самое раздолье, - глаза Вакура неотрывно следили за кучами ржавых железок.
   - Ах, он ушлый кусок дерьма, - голос Вика звенел от злобы. - Сходи за осью, говорит мне. Ничего сложного, говорит мне. Починимся и поедем, вам же надо. А то, что у этой паскуды пол обоза клубнями "слизянки" завалено и в Стохейм ему надо не меньше, чем мне, я и не подумал...
   - Ну, дела, дядечки, - покачал головой Головастик. - Мастер Вик - и сам свою неправоту признал. Без принуждения! - парень хлопнул себя ладонями по бёдрам. - Ну, дела!
   - Э-э-э, Вакур... так мы что же, не пойдём? Но ехать-то ведь надо, сам понимаешь... Стохейм...
   - Понимаю, - кивнул охотник. - Пойдём. Правда стоить это теперь будет совсем других денег. Да, к вопросу о полезности Головастика - знай, что пойдём мы только потому, что с нами ведун. Глядишь, пронесёт.
   Налетевший порыв ветра взвыл в перекрученном металле. По коже путников проскользнуло холодное дыхание, на ясные, перламутрово-дымчатые небеса надвинулись серые низкие тучи. Вакур, осторожно двинулся к обочине Гати, к тропинке, ведущей на свалку. Спутники шли на два шага позади, ловя глазами каждый знак Утопца.
   Тишина сгустилась неимоверная. Приглядевшись, можно было разобрать, что тропинка являлась ничем иным как заброшенной подъездной дорожкой - широкой и прочной когда-то, насыпанной из такого же дроблёного камня, служившего материалом и для Гати. Сейчас широкое полотно, без труда позволявшее разъехаться двум телегам, сдалось под напором киселеобразной почвы Болота. Только серые камешки указывали кривой, извилистый путь.
   Охотник покачал головой, проходя мимо небольшого домика, наверняка служившего пристанищем для сторожей.
   - Видите? - негромко произнёс Утопец. - Свалку всё же пытались приспособить к делу. Наверняка лорд объявил её своей собственностью и за малую мзду разрешал вывозить хлам, отбирая лучшее для себя.
   - Что же тогда тут завелось, испугавшее лорда? - страшным шёпотом осведомился Вик. - Насколько я о нём наслышан, руки у нынешнего владетеля загребущие. Если к чему прилип - хуже пиявки. Что же тут завелось? - снова повторил "почтальон".
   - Я не знаю, дядечки, что за дрянь тут расплодилась, но кажется мне, что в штаны наложу.
   Вик фыркнул, Вакур недовольно покосился на Головастика, шагнул вперёд и едва не проделал озвученное ведуном.
   Непонятно откуда накатил рёв и ор. Сложно было разобрать отдельные звуки в этой какофонии, она ввинчивалась в уши, проникала в голову, вызывая буквально физические страдания. Рыжий зашипел и прижал руки к ушам, по внешнему виду Вика было заметно, что он не против сделать то же самое. Охотник вертел головой, пытаясь определить источник звука, но ничего не удавалось. Внутреннее чувство опасности молчало, словно его у Вакура никогда и не было.
   Всё стихло также внезапно, как и началось. Ветер, стонущий в металле, серый свет с небес, серая земля. Почти тишина.
   - Это что, мать его так, сейчас было?! - озвучил вопрос Вик.
   - Понятия не имею, - пробормотал охотник, с неохотой признавая свою неосведомлённость.
   - У меня в ушах звенит, похлеще, чем с похмелья... - слабо проговорил Головастик, делая неуверенный шаг вперёд.
   Тут же всё повторилось, с ещё большим размахом. Лавина ревущих звуков, на этот раз пробирала до самого естества, проникая, казалось, прямо в кости. Когда какофония утихла, ведун не выдержал и уселся на землю, обхватив голову руками - было заметно, что ему, отчего-то, приходится хуже, чем всем остальным.
   - Замрите, - Вакур предупреждающе вскинул руку. - Мне кажется, это происходит, только когда мы...
   Договорить охотник не успел. Прямо из-за ближайшей груды ржавого металла, а, скорее даже из неё, появился полупрозрачный, сероватый силуэт человека.
   Молодой парень был странно одет. Охотник не мог описать его одеяние даже для себя другим словом. Такого на Болоте не носят. И на Пустошах не носят, даже за пустынями юга, на берегах тёплого моря, не носят. Утопец там никогда не бывал, но был в этом совершенно уверен. Невиданная ткань, чёрного и белого оттенков, какое-то украшение на шее. Прекрасное, чистое лицо, открытая улыбка. Человек приближался размашистым шагом прямо к путникам.
   - Пресвятой Пророк и его апостолы, трахнутый в задницу Единый, неужели это Древний?! - эмоции душили Вика, он пытался вместить в свой шёпот их все.
   - Или дух Древнего, - произнёс обескураженный Вакур.
   Мужчина меж тем оказался прямо перед товарищами. Он улыбнулся ещё шире, хотя это казалось невозможным, и что-то сказал. Изо рта его не вылетело ни звука, только по движению губ и бровей охотник понял, что Древний задаёт вопрос.
   - Прости, я, мы... Мы не понимаем, - Утопец постарался проговорить ответ максимально медленно и доступно, подкрепляя его жестикуляцией.
   Древнего это ничуть не расстроило. Он резко дёрнул правой рукой, подняв указательный палец вверх, а в левой у него, откуда не возьмись, появилась странная чёрная коробочка с различными символами, бегающими по её поверхности. За спиной призрачной фигуры выросли быстро меняющиеся цифры. Они достигли числа, которое Вик не замедлил озвучить:
   - Девять тысяч девятьсот девяносто девять... Хм, что бы это значило?
   Меж тем Древний продолжал улыбаться, протягивая непонятную коробочку путникам. Цифры за его спиной мигали и переливались.
   - Сдаётся мне, дядечки, он хочет нам помочь. И коробка эта - что-то вроде талисмана...
   - Ведунские штучки, - пробормотал Вакур. Встреча с призраком ушедшего народа выбила его из колеи. Сказать по правде, охотник испытывал давно позабытое чувство настоящего страха, и только вся воля, собранная в кулак, заставляла его остаться на месте.
   - Может нам стоит её взять? - предположила Вик.
   - Не двигайся! Или ты забыл, что каждый шаг призывает этих проклятых баньши, орущих и вопящих вокруг? - рыкнул Утопец.
   - Да и цифры меня смущают, - протянул Головастик. - Как бы это не оказалось ловушкой. Может это не дар, может это такая сделка? Только девять тысяч чего он хочет?
   Древний по-прежнему не двигался, улыбаясь. По его фигуре изредка проходила рябь, но улыбка оставалась такой же широкой.
   - А, да будь что будет, - с этими словами охотник шагнул вперёд и протянул руку к коробочке.
   Когда его пальцы почти достигли желаемого, улыбка Древнего стала ещё шире, хотя это казалось невозможным в принципе. Число на табличке сменилось на "десять тысяч" и по Свалке, казалось, пронеслась незримая волна. Вакур сглотнул и сделал шаг назад, ощутив своей спиной плечи Вика и Головастика, инстинктивно сбивающихся в кучу.
   Они шли отовсюду, пропуская сквозь свою плоть ржавый металл. Шли с улыбками на лицах, шли в чудовищных, непредставимых одеждах. Десятки, если не сотни призрачных фигур. Каждую из них окружала своя музыка, каждая фигура улыбалась и протягивала к странникам руки. Вокруг мельтешили цифры, странные значки и предметы.
   Вот девушка, одетая только в две узеньких полоски материи, прикрывающие грудь и бедра, рядом с ней - стайка предметов совершенно непонятного назначения. Эти предметы могли оказаться чем угодно - от украшений до оружия, рядом с каждым прямо в воздухе болтались различные цифры. Девушка что-то пела на неизвестном, чужом уху языке, указывая то на один, то на другой предмет. Вот сурового вида мужчина, с чем-то в руках, крайне напоминающим рюкзак, одетый в мешковатые пятнистые штаны и странную рубаху. Вокруг него кружились ножи, топоры, странные раскладывающиеся дубинки. Суровый подбородок и мужественная борода, идеальные пропорции тела. Он что-то горячо втолковывал путникам, указывая то на них, то на предметы, лучась своим превосходством.
   Целая семья Древних подплыла к Головастику. Мужчина, женщина и две девочки. Одна из них несла на руках мёртвого щенка. От всех фигур веяло настоящей, неподдельной скорбью. Девочка смотрела в глаза ведуна, но говорила что-то своей матери, та качала головой. Всё ясно - ребёнок потерял любимого питомца. Парню даже стало жаль. Но внезапно к семейству присоединился человек в белоснежном халате, благообразный, с благородной сединой в волосах. Он ласково потрепал ребёнка по голове и что-то спросил у отца с матерью. На их лицах проступила надежда, они горячо закивали. Мужчина взял животное на руки - и, о чудо, оно ожило, спрыгнуло, подскочило к хозяйке и принялось играть со шнурками на её обуви.
   Внезапно все фигуры померкли. Стихли звуки. И откуда-то, со всех сторон сразу начал нарастать непонятный гул. Он приближался и вскоре Вакур понял - это топот тысячи ног. Ног людей, тяжело нагруженных, закованных в броню. Интуиция не подвела охотника. Они выскочили из ближайших груд металла, похожие на ожившие статуи, грозные и великолепные. Нервы Утопца сдали.
   Он схватил нож с перевязи на груди и, не целясь, метнул его в толпу воинов, готовясь продать свою жизнь подороже.
   Коротко свистнула сталь, нож улетел в неизвестном направлении, не причинив никакого вреда нападавшим.
   - Ну Вик, кажись допрыгались! Знай, ты всегда был порядочной задницей! Головастик, бей их всем, что у тебя есть! Не отставай!
   Ведун закрыл глаза и сосредоточился, пытаясь отрешиться от приближающейся призрачной орды.
   Охотник и Вик, перехватив копья, заорав дурными голосами, раскручивая оружие над головами, рванулись к ближайшим нападающим.
   Они словно прошли сквозь воздух. Тела их, набравшие скорость и инерцию для удара, пронеслись ещё пару метров и рухнули на землю, причём Вик влетел прямиком в груду ржавого железа, сбив какой-то неприметный столбик из чёрного металла, торчащий прямо из земли.
   Одновременно с этим ударил ведун. Он вложил в эту атаку весь страх и желание жить, выложился полностью. Почва вздрогнула, сверху словно обрушился незримый молот, вдавливающий окружающее в Болото на добрых два локтя, разбрызгивая грязь и жижу, ломая металл в кучах, выбивая воздух из лёгких.
   Хрустнуло. Атакующие, как и самый первый Древний взорвались вихрем полос и плоскостей, звуки войска слились в какофонию, эхом метавшуюся по свалке, лезущую в уши, заставляющую кожу порываться пупырышками.
   Тишина навалилась не хуже молота Головастика. Снова только ветер скрипел в покорёженном металле.
   Вакур сплюнул кровь, приподнялся на руках. Голова кружилась, его подташнивало. Откуда-то снизу, из-под Вика, упавшего недалеко, доносился слабый, затихающий голос, не могущий принадлежать живому. И говорил он на знакомом языке, жаль только слова были непонятны:
   - Специальное предложение! Спешите! Акция! Скидка семьдесят пять процентов до конца недели! Уникальный мир виртуальной реальности позволит вам очутиться на поле боя!
   Когда Вик пошевелился из-под его ног вырвалось облачко вонючего чёрного дыма, что-то заискрило и голос, недоговорив последнюю фразу, замолк. Где-то вдали каркнул ворон.
  
   ***
  
   - Ай, мастер Вик, ай да вы молодцы! Ось! Да какая, почти исправная, получше моей будет! - Публо, плотный торговец из Стохейма, в добротной дорожной одежде из кож и мехов довольно жмурился, разглядывая добычу, которую ему приволокли хмурые, промокшие и грязные путники.
   - Значит, ось хороша? - небрежно поинтересовался Вик.
   - Хороша-хороша, - поспешно закивал купец. - Вот, как договаривались, пятнадцать серебряных монет.
   Он начал торопливо отсчитывать деньги, роняя кругляши на стол.
   - Боюсь, она стоит дольше, - покачал головой Вакур.
   Публо перевёл взгляд на охотника.
   - Но позвольте, мы же договаривались с мастером Виком...
   - Считай, условия изменились, - хмыкнул "хромой" и, внезапно для всех, копируя интонации Древних проревел, - Специальное предложение! Только сегодня и только для караванов идущих в Стохейм! Спешите! Эта прекрасная ость для ваунуна - всего за семьдесят пять монет! Предложение действительно до конца недели!
   Вакур и Головастик коротко хохотнули. Охотник невзначай положил руку на метательный нож, ведун размял пальцы.
   Купец сглотнул и понял, что путники столкнулись на свалке с призраками, о которых знал любой житель Холма. Сам-то стохеймец в эти россказни не верил, однако вид наёмников заставлял задуматься. Вик меж тем, стоял напротив, старательно имитируя улыбку Древнего.
   - Х-хорошо, - торопливо кивнул купец, добавляя до нужной суммы. - Только скажите, вы их правда видели? Древних?
   Вик, сгрёб деньги в сумку и переглянулся с Вакуром и Головастиком. Все трое кивнули.
   - И... и как это было? - Громко, - не оборачиваясь, сообщил охотник выходя из шатра последним.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"