Леденцова Юлия: другие произведения.

Кит на верёвочке

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


КИТ НА ВЕРЁВОЧКЕ
   Как мужчины себе жён выбирают? По любви, наверное? Так чтоб ноги, грудь, и всё прочее, чтобы дыхание перехватывало, и голова кругом? Чтобы смотреть и не насмотреться? Вот и Сашок выбирал чтобы смотреть. В одном направлении. На поплавок, например. Ну а чего? Вполне нормальное увлечение. Любовь... Известно куда от неё один шаг. А поплавок — что ему сделается? Никогда не утонет.. И глаз радует, особенно когда клюёт. Выходит, Сашок по расчёту женился.
   Жека, дружок закадычный, отговаривал: "И зачем тебе такая нужна? Ты от неё даже на рыбалку с друзьями сбежать не сможешь! Придётся следом таскать". Про друзей — это он себя, конечно, имел в виду. Ревновал, значит. Сашу его доводы не убедили — с чего бы вдруг убегать от той, что так долго искал? А с друзьями можно вместе пива попить, без женского общества.
   И в одном только расчёт дал промашку — ни рыбу чистить ни уху варить Валюша не захотела. Но Сашок не особенно огорчился. Зато как замечательно она карасей вываживает! Глаза блестят, вся напряжённая будто удочка, азартная в предвкушении! Вот за этот блеск и азарт можно и рыбу почистить, и уху сварить, и даже подушки с одеялом в палатке постелить, пренебрегая суровым мужским аскетизмом. Комаров бы Сашок тоже всех отогнал на километр вокруг, да только такие чудеса ему не по силам.
   А Валя отчего Сашу выбрала? Рост чуть повыше среднего. Внешность... так, ничего выдающегося. Характер... умеренный. И зарплата такая же. Рассчитывать особенно не на что. Только любить. Открыто и бескорыстно. Примерно как рыбалку на удочку в хорошо прикормленном месте. Нравилось ей это дело. Она даже кулончик носила — золотую рыбку, и была в самом деле удачлива.
   В общем, всё у них прекрасно сложилась. И личная жизнь, и рыболовная. И Жека с выбором друга в конце-концов смирился. Куда бы он делся? Но лучшее, как известно, хорошему враг. Ближние места все попсовыми стали, народу полно, ловится плохо. Хочется уединения. А чтобы до уголков заветных добраться транспорт нужен особый. Легковушка никак не подходит. Загорелось Саше джип настоящий купить. И тогда настанет, наверное, полное и абсолютное счастье.
   Раздумывал и прикидывал долго. На форумах автомобильных ночами зависал. Валя даже забеспокоилась — слышала про такую мужскую напасть. Присмотрелась — танчики, вроде, по экрану не ездят, фигурки в боевой амуниции не бегают. Но всё равно неуютно. А у Саши, сколько ни думай, всё в финансовый вопрос упирается. В олигархи не пробился, так что авто за цену квартиры в центре не светит. И чужие обноски брать не хочется. Дилемма.
   А места заповедные страсть как манят! Счастливчики ролики в интернете выкладывают! Да места всё свои, не так чтоб далёкие. А по родным-то просторам разве не позор на иностранном барахле ездить? Взял Саша самого себя на патриотизм, значит, и решил поддержать отечественного производителя. Осталось Валечку убедить. Для неё аргумент припасён был особый, тоже где-то в сети вычитанный: "Патриот" - идеальный женский автомобиль! Потому что на нём не надо смотреть куда едешь! Хорошо, что Валя не отъявленная феминистка, а то бы обиделась за весь женский род. Выслушала, улыбнулась — будто бы оценила шутку, и ничего не ответила. Но в душе... Да что там! Лучше не будем об этом.
  
   Поехали в автосалон. Зашли. Стоит. Огромный, блестящий, серебристая искра в полировке играет. Улыбается нахально широкой радиаторной сеткой. Синий. Валя так и сказала: "Синий кит". Нарекла.
   Продавец вокруг суетится, нахваливает, как положено, впарить пытается. А Саше впаривать ничего не надо. Он всё лучше хитрого продавца знает, и про объём двигателя, и про раздаточную коробку корейского производства. И уже влюблён. По уши. Проверил только в меру своего разумения, чтобы кит не оказался тут же на берег от немочи выброшенным, не встал на обочине по причине того самого русского авось-небось, и — дело в шляпе, а деньги на бочке.
   Мужики знакомые, узнав о покупке, пальцами у виска покрутили — купил, дурак, ведро с болтами, теперь намаешься с ним. Но Саше на их мнение начхать. Так и поплыли они с тех пор по жизни втроём. С китом вместе.
   Только Вале с ним оказалось поладить трудно. Кит — животное своенравное. Плывёт так, как сам хочет. На дороге раскачивается, будто ему места мало, размером пугает. И на педали с тридцать седьмым размером жать неудобно — пятки до пола едва достают. Нужен как минимум сорок второй. Зато Сашиной радости предела нет. Он даже сам как-то больше и солиднее выглядеть стал, под стать Киту своему. Носится как мальчишка с новой игрушкой. Штучки всякие для Кита покупает. То камеру заднего вида приладил, то чехлы, то зеркало панорамное. Но это по мелочи, а планы вынашивает вовсе наполеоновские. В клуб китовладельцев вступил, а там такое выделывают... Показал как-то Вале: колёса меняют, фары дополнительные вешают, лебёдки какие-то, и ещё кучу всего прочего, что стороннему не понять.
   Вале поначалу мужнино новое увлечение даже понравилось — техника, рукам и голове занятие. Но потом... очень дорогие, оказывается, все эти железочки. Бюджет семейный страдает. А главное — внимание Сашино теперь всё целиком и полностью там, вокруг любимого Кита и его прибамбасов вертится. Киту обновки, а жена перебьётся. Из совместного времяпрепровождения разве что рыбалка одна осталась. Для неё-то Кита, вроде, и покупали.
  
   В тот раз они Жеку в компанию взяли. Стояла середина лета. Июнь выдался дождливым, низины всё никак не могли просохнуть, в полях пурпурные брызги кипрейника светились среди высокой, в пояс, травы. Фермеры вывели технику на покос — заготавливать сено. Ехать оставалось недолго, только миновать перелесок, пробраться сквозь густые заросли ивняка, и вот оно, местечко укромное на берегу глубокого ерика. Так что когда когда узкая, укрытая со всех сторон от солнечных лучей дорога вывела на глинистую полянку, Саша не притормозил, и не задумался. А зря. Полянка оказалась трясиной. Чёрной и вязкой. Кит с разгона проскочил половину коварного места, и встал, беспомощно вращая всеми четырьмя колёсами.
   Саша попробовал сдать назад — бесполезно. Машина стронулась едва ли на шаг, и только крепче увязла. Выключил двигатель, открыл дверь, выглянул — ничего не понятно. Прежде чем вылезти пришлось разуться — не хотелось пачкать кроссовки. Теперь стало ясно — задок автомобиля плотно засел в грязи. Заглянул в салон, сказал:
   — Всё, приехали.
   Жека предложил неуверенно:
   — Может толкнём? Но с тем же успехом они могли бы попробовать толкать гору. В наступившей тишине противно гудели комары — почувствовали добычу. Но делать-то что?
   Жека тоже разулся, вылез, обошёл машину, и сказал тоном бывалого джипера:
   — Лопата, топор есть? Доставай!
   Но ничего подобного у Саши не оказалось, и он почувствовал себя до крайности глупо: прикидывался героем оффроада, а не позаботился о самых простых вещах. Кое-как вдвоём с Жекой ломали ветки, совали их под колёса, веслом от надувной лодки пытались выгребать из под задка грязь. Извозюкались по уши, но напрасно. Вызволить Кита мог только трактор. Значит, нужно идти за подмогой. Вот только куда?
   Всё происходящее сперва казалось Вале даже забавным, но перспектива ночёвки среди комариного царства обещала быть просто ужасной. Разве что в запертой машине всю ночь просидеть. До ближайшего посёлка километров восемь. Стало тоскливо. И тут она вспомнила:
   — Полевой стан! Мы проезжали мимо!
   Саша окинул взглядом застрявшего Кита — жалко оставлять его одного. Конечно, вокруг ни души, но мало ли... Сказал уверенным тоном:
   — Пойдёте вы вдвоём с Жекой. Я останусь. Машину бросать нельзя.
   Потом посадил Валю на закорки, и перенёс на сухое место.
   — Ну вот, - невесело прокомментировала она, — Когда бы ты ещё меня на руках поносил?
   И они ушли. А Саша остался. Вынул из багажника трос, размотал, прицепил сзади к Киту. Ох и ненадёжной показалась верёвочка! Только другой всё равно нет. Минут пятнадцать бродил вокруг, отмахиваясь от комаров. Потом залез в салон, завёл мотор, включил кондиционер. Так ждать гораздо лучше. Но всё равно — нудно. Есть ли в том стане кто — неизвестно. Согласятся ли выручить — тоже.
  
   А Валя и Жека между тем быстро шагали по заросшей дороге. Валя как выехала из города, так и осталась в коротких шортах. Теперь высокая трава неприятно царапала голые ноги. Да и летний вечер, обещавший стать уютным и радостным, повернулся неласковой стороной. Она шагала и злилась. На Жеку, которого отчего-то всегда недолюбливала. На Кита, который увяз. Тоже мне, джип! Но больше всего — на мужа. За то, что отправил её вместе с Жекой. За то, что предпочёл остаться с Китом, а не идти с нею. Выходит, ему машина дороже? Говорить не хотелось. Так и дошли молча до полевого стана.
   И первое, что увидели — трактора! Целых два. Маленький и большой. Большой, голубого цвета, стоял перед низким, больше напоминавшим землянку, навесом, обвешанный какими-то сельскохозяйственными орудиями. Второй, маленький, оранжевый и ржавый, замер поодаль. Оставалось только найти тракториста.
   Жека заглянул в полумрак под навесом, осторожно позвал:
   — Эй, люди! - никто не отозвался, но в глубине что-то зашевелилось, и вскоре на свет вылез взъерошенный мужичок. Одет он был в мятые серые штаны, и такую же мятую рубашку неопределённого цвета. Криво застёгнутая, она открывала загорелую, поросшую редким волосом грудь.
   — Чего надо? - хмуро осведомился вылезший.
   — Добрый вечер! - улыбаясь ответил Жека.
   — Мы застряли. Помогите, пожалуйста, - сказала Валя.
   Через пять минут они уже знали, что мужичка зовут Витёк, и что он в самом деле тракторист, оставшийся в ночь на покосе, и что с рыбалкой в здешних местах полный порядок. Вот только ехать вытаскивать из трясины Кита Витёк отказался напрочь:
   — Дурни городские, так вам и надо! Нашли куда сунуться! Там же до августа не просыхает! Я там два трактора засадил!
   Напрасно Жека напирал на рыбацкую солидарность, сулил за спасение из трясины всё что только возможно в таких обстоятельствах. Деньги! Водку! Ну а что ещё посулить? Витёк улыбался, и только. Наверное, Жека так бы и ушёл. Он с досады уже и собирался уйти...
   — Но, может, вы нам хоть лопату дадите? И доски... если у вас есть... - спросила Валя.
   Витёк смерил её взглядом. Наверное представляя как Валя станет работать лопатой, и совать под Кита доски. Молча докурил сигарету, сплюнул, и произнёс:
   — Большой туда не пройдёт. И агрегаты снимать долго. А маленький не заводится.
   — Так что же делать? - в Валюшином сердце зажглась надежда. Тракторист пожал плечами, помолчал, выдерживая паузу, и, видимо, наслаждаясь моментом.
   — Дёрнуть попробуем. Кто-нибудь сядет в рыжий, а я подъеду, и синим дёрну. Пойдём — обратился он к Жеке.
   — Я? Да я и машину-то никогда не водил. Велосипед только.
   — Велосипедист что ли? - ухмыльнулся Витёк. - А ты? Тоже велосипедистка?
   — Нет... Я умею... Машину водила, права есть. А трактор...
   — Ну надо же когда-нибудь начинать. Пошли! Покажу как.
   Валя забралась в кабину оранжевого тракторишки. Руль торчал непривычно высоко, и сидеть было неудобно. Витёк провёл короткий инструктаж, суть которого заключалась в том, что главное не бояться, слушать его команды, и следить, чтобы не выбить зубы о руль, если вдруг сильно рванёт. Потом подогнал большой трактор, сцепил обе машины стальным тросом, и...
   Рванул несильно, но Валя от волнения едва не прикусила язык. Маленький трактор покатился вслед за большим, подпрыгивая на неровностях, несколько раз чихнул, и завёлся!
  
   Тарахтение трактора Саша услыхал задолго до того, как из зарослей высунулся оранжевый нос. Боясь увязнуть, Витёк не стал выезжать болотистую полянку. Они сцепили вместе два троса, стальной и матерчатый, Саша завёл мотор, включил задний ход. Трактор медленно тронулся, выбирая слабину, и легко откатился назад, а Кит ничуть не двинулся с места. Матерчатый трос порвался как слабая ниточка. Тогда они сложили остаток вдвое — и опять неудача. Потом сложили вдвое оставшиеся обрывки. Теперь машина слегка дёрнулась, прежде чем четыре слоя бывшего троса превратились в лохмотья.
   Саша боялся, что трактористу надоест возиться, и он просто уедет. Но теперь, видимо, уже сам Витёк не хотел отступать. Он подогнал трактор к самому краю грязищи, на длину стального троса, и крикнул:
   — Цепляй!
   Трясущимися руками Саша силился просунуть петлю троса в буксировочное кольцо. Наконец, это удалось, он сел за руль. Настал момент истины. Трос натянулся, тракторишка напрягся, Кит бешено вращал колёсами, силясь освободиться, и даже немного прополз назад. Но тут огромные ребристые катки трактора стали проскальзывать, зарываясь в мягкую землю.
   Вот теперь Саше сделалось по-настоящему страшно! Чёрт с ней с ночёвкой, чёрт с ней с рыбалкой — но как достать из трясины Кита, если даже трактор бессилен?! Искать другой, на гусеницах? Но разве он сможет доехать сюда? Валюша, снимавшая на видео спасательную операцию, остановила запись и отвернулась - невыносимо было смотреть на эту борьбу!
   Но Витёк не сдавался.
   — Попробую зайти правее! - крикнул он, и, ломая кусты, загнал трактор почти в самые заросли. И когда трактор, ревя мотором, дал задний ход, Кит наконец медленно, но уверенно пополз из болота. Свобода!
   На радостях Саша совал трактористу бутылку водки, какие-то деньги, а он ещё раз посмеялся над незадачливыми джиперами, свернул трос, залез в кабину, и оранжевый тракторишка скрылся среди деревьев.
   — Ну, ребята, не знаю, что бы я с вами сделала, если бы мы там остались! — сказала Валя, когда, переведя дух, они выехали назад в поле, и мужчины немного отмылись в ближайшей луже. Взъерошенные, в замызганной одежде, с грязными разводами на лицах, они стояли и счастливо улыбались. Смешные! Ну разве можно на них сердиться?
   — Но раз мне дали порулить трактором, то так уж и быть, вы прощены! - закончила она на оптимистической ноте.
   Пока искали другой подход к ерику, пока ставили лагерь, почти стемнело. Трещал костёр, разбрасывая рыжие искры, над огнём висел на треноге чайник. Настали те самые прекрасные часы, ради которых раз за разом тянет из города. Хорошо отойти от огня в прозрачную темноту, запрокинуть голову, и смотреть как спокойно и ясно светят из невообразимой дали звёзды. Но сегодня, после всех пережитых треволнений, хотелось лишь одного — спать. Костёр догорел, и лёжа в палатке, под предусмотрительно захваченным из дома одеялом, Валя слушала как в ерике идёт ночная жизнь. Кто-то плескался, булькал, шлёпал по воде чем-то плоским. Рыба? А может это резвились кикиморы, приглашённые к водяному на званый ужин?
  
   Утро выдалось тихим и свежим. Рыбаки согрели чай, позавтракали бутербродами, и вышли на воду. Валя облюбовала глубокое местечко под берегом, надела панаму, обмазала руки и лицо кремом чтобы не сгореть, и развернула удочку. Теперь она забудет обо всём на несколько счастливых часов, пока не разморит вконец поднявшееся в самый зенит солнце.
   Мужчины накачали лодки, и отправились на охоту за хищником. К полудню у Саши на кукане сидело десятка полтора щучек. Азарт поугас, настало время подумать о приготовлении пищи. Саша приткнул лодку к берегу, вылез, потягиваясь и разминая затёкшие от долгого сидения мышцы, поднялся в лагерь. Хотелось немного передохнуть, а потом уже браться чистить картошку и рыбу.
   Погода менялась. По небу медленно летели белые покрывала, стало душно. Саша достал из машины фотоаппарат, отошёл, намереваясь сделать несколько кадров, запечатлевая палатку, Кита, и серебристую ленту ерика под сенью деревьев. Приготовился, и... услышал щелчок — автомобиль запер двери. Будто кто-то нажал кнопку на брелоке сигнализации. Но кто? Ведь ключ... А где ключ? Холодея, хлопнул себя по карману. Нету! Метнулся к машине. Так и есть — ключ лежал на водительском сиденье, внутри. Но все двери заперты, а окна закрыты! Как такое могло случиться? Идиотская ситуация!
   С берега на стоянку поднялся Жека.
   — А знаешь, стальной линейкой дверь можно открыть, - высказал он своё предложение. - Я в ютубе ролик видел.
   Саша не знал, то ли плакать то ли смеяться... То ли идти за линейкой в деревню. И тут вспомнил — на работе приятель рассказывал, как они запертую "Ниву" открыли. Отжали угол двери сверху, просунули туда загнутую крючком проволоку, и ею дёрнули вверх пимпочку, что торчит у нижней кромки стекла. Замок и открылся.
   Казалось, это был выход! Бросились на поиски проволоки. Обычно в местах отдыха валяется много всякого хлама, но стоянка, как назло, была чистой. Должно быть, тут отдыхали культурные люди. Нашли лишь половинку кирпича, несколько водочных бутылок, заброшенных кем-то в кусты, да заржавленную железяку. Ею можно было отогнуть дверь, но что просунуть внутрь? Саша вздохнул, и разобрал треногу.
   Вооружившись этими незатейливыми инструментами, взялись за дело. Жека отгибал железкой дверь, а Саша пытался просунуть внутрь загнутую на конце "ногу", и подцепить "пимпочку". Только щель оказывалась слишком узкой. Железякой они поцарапали на двери краску, но автовладельцу было уже всё равно:
   — Дави! Сильнее! - командовал он. Жека подналёг, дверь отошла, только на миг — железка сорвалась. К несчастью, в этот миг Саша успел просунуть в щель палец, и дверь защемила его.
   Не то чтобы Саша был грубияном, но переполнявшие чувства он выразил так громко и недвусмысленно, что с берега поднялась Валя, поражённая культурным уровнем мужа. Её вопрос: "А чем это вы тут занимаетесь?" повис в воздухе.
   Палец болел. Саша злился. К тому же, с неба стали срываться подозрительные редкие капли. Ещё вчера он бы лишь усмехнулся - ведь у них настоящий джип! Подумаешь, какой-то дождик! Но сегодня такой уверенности больше не было. А что если ливанёт как следует? Если раскиснет дорога? Казалось, оставался единственный выход. Жека озвучил его:
   — Надо стекло бить!
   Саша разозлился ещё сильнее. Разбить стекло в своём собственном новом автомобиле?! Он кругами ходил по полянке, силясь найти хоть какое-то иное решение. Подобрал камень, взвесил в руке, и отшвырнул в сторону. Нет, ну не мог он вот так с Китом поступить! И как они поедут домой без стекла, если пойдёт сильный дождь?
   А Валя, как ни странно, была абсолютно спокойна. Она даже испытывала нечто вроде мстительной радости. "Так и надо тебе, будешь знать как выпендриваться!" - думала она то ли в адрес Кита, будто он был живым, то ли в адрес мужа. Но когда Сашино отчаяние достигло, кажется, крайней точки, Валя непринуждённо спросила:
   — А верёвочкой вы не пробовали? Петелькой? Привязать к железячке, накинуть на пимпочку, и вверх дёрнуть?
   Как утопающий, Саша готов был хватался за любую соломинку. Он взглянул на жену, замер, вновь ощупывая карманы, мгновенно проживая отчаяние, надежду, и снова отчаяние:
   — Верёвочка, шнур, так в машине же всё!
   И тогда Валя, расстегнув ворот кремовой лёгкой рубашки, извлекла на свет любимый кулон — рыбку на тонком шнурке выделанной кожи. Вздохнула: "Видишь, отдаю самое дорогое!" Картинно откинула волосы, сняла украшение, протянула мужу. Он оценил этот жест, и посмотрел на Валю. Внимательно. И поцеловал. Молча.
   А оценил ли Кит — неизвестно. Но вскоре дверь была благополучно открыта. Верёвочкой. И когда Валя села за руль, Кит уже не выкидывал свои коленца. Плыл по дороге так, как направляли его тонкие Валины руки. И дождь отчего-то передумал идти. Ветер влетал в открытые окна, теребил её локоны, в огромном китовом брюхе-багажнике подпрыгивало на ухабах рыбацкое барахло, и маленькая золотая рыбка раскачивалась под зеркальцем заднего вида на кожаной тонкой верёвочке.
  
  
 
Юлия Леденцова, 2020г.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"