Сэлфина Ёжкина: другие произведения.

Нить шелкопряда

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Что делать обычной старшекласснице, если в один прекрасный день, ну или не совсем прекрасный, на неё сваливается ответственность в виде обязанности стать мастером хранителем ткани мира? И причём не ей одной, а ещё четырём ребятам, с тремя из которых, к слову сказать, не очень-то и дружна?
    Работа в летнем лагере, учёба, экзамены, любовь... Водоворот событий подхватывает старшеклассников, но смогут ли они справиться с собой, с врагами, с ответственностью, ведь им предстоит спасти друга от смерти, собрать недостающие детали от волшебного станка, его запустить и победить коварное зло, угрожающее всем мирам. (пока такой)
    Выложены главы с 1 по 10

  Глава 1.
  Шанжи, Великая мать шелкопрядов, хранительница и мастерица полотна мира, сидя под излюбленным деревом, зачарованно смотрела на закат. Починка ткани мироздания изматывала, а крохи свободного времени почти всегда уходили на восстановление равновесия в собственном мире. Поэтому такие минуты ценила: хваталась за них и с упоением тратила на одиночество, тишину, покой...
  Территории особенно красивы в момент захода двух светил: отчаянно жёлтого, как спелые драги, растущие только в землях Кундары и загадочно багрового, словно цветущие сады Занды, чья флора поражала любое существо, попавшее туда. Светила пересекались на горизонте, окрасив его чудно огненным цветом. Насыщенно малахитовый лес приглушённо шелестел под напором лёгкого ветерка, играющего в кронах пушистых деревьев-соако.
  Умиротворяющая картина помогала расслабиться и приводила мысли в порядок, ведь всегда есть о чём подумать, что вспомнить.
  Погрузившись было в раздумья, Шанжи настороженно всмотрелась в темноту между дальними соако. Мгла отличалась от другой, хотя рядовой житель Территории подобного не увидел бы - лишь хранителям и мастерам полотна мира это было дано.
  Неужели опять разрыв?! Последнее время работы невпроворот. Плохо дело, видимо приближалось нечто страшное, вот ткань и не выдерживала.
  Что ж, значит, отдых окончен. Если опасения Шанжи верны, то её ждала кропотливая и тонкая работа, требующая внимания и сосредоточенности. Шов должен получиться ровный, аккуратный, а для этого как всегда понадобится сноровка, ловкость и конечно магия... Этот процесс опустошал внутренние резервы, которые даже ей, Великой матери, необходимо пополнять из магического источника. Вот и сейчас, после долгой кропотливой работы ощущалась невыносимая усталость - как бы не умереть от истощения!
  Ладно, испить волшебства ещё успеет! Перво-наперво нужно проверить сохранность ткани мира.
  С лёгкой грустью Шанжи направилась в сторону предполагаемого разрыва.
  Заглянув за пушистое соако, Великая мать остановилась перед трещиной в пространстве. Ох, так и есть!
  Сумрак чуть покачивался, зеленея размытой полосой в рост взрослой особи шелкопряда. Можно и так латать, но нужно узнать, куда ведёт...
  Шанжи на миг закрыла глаза, мысленно вызывая образ ткани именно с этим разрывом, а открыв, подступила к уже материализовавшемуся отрезу воздушного полотна. Лёгкому, прозрачному, точно небесное покрывало, усыпанное множеством сапфиров.
  Мир людей?! Великая мать даже на секунду озадачилась. Снова разрыв в этот мир! Последнее время часто приходилось штопать мелкие дырочки, ведущие именно в него. Спорно работая лапками и напевая заклинание для связки, она принялась за дело. Магическая нить выходила из тела свободно, послушно извивалась...
  Шанжи остановилась, сделав пару стежков.
  Дырки появляются неспроста! Видимо работа нопсов. Крошечных паучков, прожигателей дыр в пространстве! Скорее всего, это они шныряют туда-сюда в поисках магии. Но что им нужно в мире людей? В нём нет магии. Это гиблое место для таких как она, словно 'ловушка' для дичи. Но есть и положительное - земли и леса богаты простой пищей, не пропитанной волшебством, зато очень сочной и сладкой.
  Ради интереса Великая мать решила заглянуть, уж ей-то бояться нечего. Приняла облик бабочки шелкопряда, чтобы не отличаться от мотыльков, обитающих в мире людей, и только шагнула в дыру, как её тотчас подхватил сильный порыв ветра. Такой мощный и стремительный, что Шанжи даже не успела укрыться. Вихрь закружил её в смертельном танце и, повредив крылья, выкинул в самую гущу деревьев тутового сада, где она застряла в коварной паутине, очень прочной и вязкой... До жути знакомой. Лишь одни существа обладали такой: арахны, пауки из дальних земель Территории.
  Великая мать огляделась и пришла в ещё больший ужас: кто убил столько арахнов?! Чудовищная картина, разрывающая сердце... Высохшие тела пугающими 'украшениями' усеивали тысячи сетей, мерцающих средь густых ветвей шелковиц. Какое зло могло уничтожить племя пауков в их же вотчине?
  Ужас! Нужно спасаться!..
  Шанжи рвалась на свободу, билась что есть мочи, звала на помощь, но прилипала лишь сильнее, а её глас только распугивал мелких жителей тутового сада. Когда Великая мать обвисла без сил, появился грозный Мархок. Предводитель арахнов, убийца, кровопийца, предатель...
  Приближался неспешно. С ухмылкой победителя. Кровавые глаза плотоядно блестели.
  Он склонился над Шанжи и, не дав вымолвить ни слова, вонзил в неё острые челюсти. Лишь когда остановился, и то, для того, чтобы перевести дух, Великая мать, хоть и была уже на издыхании, но смогла вымолвить:
  - Не убивай... молю, - прошептала тихо, с паузами. Мархок истощил её магический запас, и теперь каждый звук давался с трудом, отзывался болью во всем теле. - Нам надо... поговорить...
  - Поздно, - прошуршал Мархок. - Я слишком голоден, а твоя сила слишком соблазнительна. Она мне необходима...
  - Так это ты... убил своё племя?.. - осенила Великую мать жуткая догадка.
  - В этом мире выживает сильнейший! Вот я и был обязан выжить, - усмехнулся паук, вновь склоняясь над Шанжи. Вонзил было в неё челюсти, как она вновь молила:
  - Прошу... я исполню... твоё желание...
  Её не страшила боль или мысли о смерти, лишь об одном думала Шанжи - от принятого сейчас решения зависело благополучие миров, и даже больше, само их существование.
  Мархок - чудовище, которое не остановится, пока не добьётся желаемого. Значит, не зря она его прогнала из Территорий! Ох как не зря...
  - Хорошо, - ухмыльнулся коварно паук. - Хочу... - Мархок плотоядно причмокнул, и его три пары глаз недобро блеснули, - чтобы ты добровольно помогла мне и сделала своим приемником.
  Такого Шанжи не ожидала, но делать нечего - согласие - единственный способ оградить миры от зла и отсрочить гибель. На собственное спасение уже не рассчитывала: так или иначе, работа на паука будет стоить ей жизни - ведь отдавая даже по капле своей магии в мире людей без подпитки из иных миров, она убивала себя.
  Время... Она нуждалась во времени, чтобы придумать, как найти и подготовить приемника - нового мастера-хранителя, заклинателя ткани мира. И это должен быть уж точно не Мархок.
  - Я научу тебя шелкопрядству, - не теряя достоинства, кивнула Великая мать. - Да не простому, а волшебному. С его помощью тебе покорится магия разных миров. Ты получишь всё, о чём мечтаешь: власть.
  Пробное полотно, вышедшее из-под умелых лапок шелкопряда, золотилось, блестело едва ли не ярче искорки жизни, даруемой каждому при рождении.
   Шанжи видела, насколько плотоядно блестели глаза паука, сколь велико было желание обладать куском шёлка, как в нетерпении подрагивали его конечности.
  - Как оно действует? - потребовал разъяснений Мархок.
  Великая мать горестно вздохнула, но посмотрев на растерзанных арахнов и других существ, безвольно висящих на паутине, принялась за дело. Начитывая незамысловатое заклинание, сложила из материи причудливую фигуру и протянула злодею.
  - Вставь шёлк в грудь, и станешь великим колдуном. Ничто более не сможет причинить тебе вред: ни живое существо, ни время.
  Шанжи лукавила, наивно полагая, что наделив Мархока добрым сердцем, сможет изменить его естество, но паук никогда не доверял роду Великой матери, да и вообще никому верил. Догадываясь о замысле шелкопрядки, он отравил шёлковое сердце своим ядом и только после этого вставил в грудь. Великая мать не ожидала подобного, ведь сердце было заколдованно определённо, - на добро, - но теперь чары работали на зло, и никто, даже Шанжи не смогла бы предположить насколько искажённым окажется эффект взаимодействия магии и яда.
  Результат ужаснул, ведь с тех пор Мархок оставаясь монстром воплоти, мог менять личину на человеческую.
  Шанжи в тайне мечтала, что его силы иссякнут без подпитки, но и в этом предводитель арахнов был смекалистей. Он не мог сам пересекать миры, нарушать границу - для этого был слаб, да и собратья давно закончились, но он подчинил себе крохотных помощников, которые приносили магических существ для пополнения колдовской силы. Тех самых нопсов... В отличие от собратьев, арахнов, эти трудяги прожигали дыры в ткани мира и питались меньшим количеством магии. Они приносили несколько капель, и их хватало только выжить - не более.
  Великая мать как могла, оттягивала день расплаты, пыталась разговорить предводителя арахнов, но всё оказывалось бессмысленным. Паук был слишком зол: злость плескалась в кровавых глазах, ядом в слюне, коварством в сетях.
  Когда Мархок потребовал завершить работу и сделать его своим приемником, Шанжи поняла, что проиграла, но пошла на последнюю хитрость.
  - Ты обещала научить меня своей магии! - бесновался паук. - Я слишком долго с тобой возился. Нужно было убить тебя сразу, так хоть напитался бы. А так, от твоей магии почти ничего не осталось! - Мархок носился взад-вперёд перед обессиленным шелкопрядом. - Вот вернутся мои нопсы с очередной вылазки, отдам тебя им. Твоих сил им будет достаточно, что бы пополнить резервы и отправиться в другие миры, более богатые магией.
  Мархок на минуту остановился и мечтательно посмотрел в небо, но при этом мысленно летая где-то далеко.
  - Да, так и сделаю. Надеюсь, жертвы будут 'пожирнее', а там я найду возможность, как сбежать из этого скудного мира. - Паук недобро посмотрел на Шанжи. - И твоя помощь мне совсем не нужна!
  Не успела она промолвить и слова, как оказалась подвешена на прочной паутине, недвижимой куклой взирая, на удаляющегося Мархока.
  - Повиси пока, скоро настанет твой конец, - бросил он удаляясь.
  Шанжи понимала, что не может дать понапрасну погаснуть искре свой жизни, и отдать последние крохи магии на откуп этому чудовищу. Во чтобы то ни стало нужно помешать Мархоку проникнуть в другой мир, где он сможет принести немыслимое зло всему живому.
  Великая мать собрала остатки своей магии и сотворила ткацкий станок, который должен будет сам выбирать мастеров-хранителей и не подпускать чужих и, уж тем более, Мархока, а нить шелкопряда наделила силой скрепления ткани мира.
  ***
  Предводитель арахнов был в ярости, даже хотел уничтожить тутовый сад, но испугавшись, что его мечта тоже рухнет, просто затаился и стал ждать, ведь долгой жизнью уже был наделён, а терпению обучен годами.
  С тех пор, некогда восхитительный по красоте сад, завораживающий ароматами и притягивающий сочными и сладкими ягодами, точно сыр в мышеловке, стал пристанищем зла, могилой Великой матери и самым страшным и лакомым местом для многих других существ. Местом, где ждёт своего часа станок, который вновь заработает и свершит отмщение.
  Чтобы волшебство вернулось, жертва Великой матери не стала напрасной, хранители смогли победить недругов, нужна слаженная работа всех механизмов, которая заведёт ткацкий станок. Нить шелкопряда станет ведущим звеном в схеме полотна, ведь без этого зло изрешетит ткань мироздания и нарушится баланс сил.
  Глава 2.
  Ой, быстрее бы долгожданный отдых, ведь экзамены уже сданы. Почему-то было совсем грустно. Хотелось гулять, бездельничать! А нет же... Весь 10 'Б' - в полном составе.
  Лиза Юдина с грустью вздохнула. Время бездарно уходило, мимо ушей пролетал занудный голос учительницы:
  - Не забудьте про список литературы на каникулы...
  У-у-у, тоска зелёная!
  Последний урок-собрание на сегодня, потом ещё выдержать пару дней школы, - нужно привести кабинет в порядок, - и ура! Каникулы!
  Юдина лениво поглядывала в распахнутое настежь окно класса - на улице солнышко полностью захватило спортивную площадку, немилосердно жаря обветшавшие снаряды для упражнений. Город давно не получал дотаций на ремонт, впрочем, как и весь Крым. Сейчас, вроде, обещали ремонт школы сделать, ведь Крым теперь в составе Российской Федерации. Сбудется ли, неизвестно, а пока корт и стадион хоть и в неприглядном виде, но молодёжь благодарна и такому. Одно из немногих мест, где можно заняться спортом. Вот и сейчас редкие учащиеся гоняли мяч, несколько смельчаков бегали по дорожкам, а совсем отчаянные особи оккупировали турник. Внимание к себе приковала особо оживлённая группа.
  Юдина даже на секунду перестала дышать, когда взгляд остановился на блондине. Стасе Климченко из 10 'А'! Звезда школы, гордость класса. Подающий надежды каратист, футболист да и вообще, просто красавец. Недаром по его белоснежной улыбке, лукавому взгляду синих глаз сохла большая часть девчонок старших классов.
  Высокий, статный, крепкий. С чертовски завораживающей харизмой. Неявный лидер, но своего не упустит. Небрежная манера общения очаровывала, а смех человека, знающего силу своего обаяния - вынуждала женскую половину таять словно масло на сковородке.
  Лиза протяжно выдохнула - глупо, конечно, но и она под стать другим девчонкам, тайно мечтала о его внимании. Дураку понятно, что это банально - влюбится в самого популярного мальчишку школы, но она пока в том возрасте, когда на душу внимание обращают в последнюю очередь, да и не до неё, ведь перед глазами такая красотища...
  Парень как раз выделывал немыслимые пируэты на перекладине, а приятели, окружившие турник, смотрели на него, и что-то обсуждали. Среди них выделялся Игорь Доброводько - Добро, как звали его в компании, - лучший друг блондина и под стать приятелю - сногсшибательный, даже не смотря на то, что брюнет. В нём тоже плескалась бешеная завораживающая энергия как у Стаса, и он наравне с приятелем с гордостью носил статус главного повесы школы: покорял и разбивал девичьи сердца.
  Приятные мысли испарились, как только приветствующий голос Тимофея Семёновича: 'Здравствуйте, ребята!' - заставил обернуться. Невысокий, полноватый, с залысиной на макушке и не менее ослепительной улыбкой мужчина важно шествовал к столу классного руководителя. Лицо Людмилы Ивановны мгновенно покрылось густым румянцем. Она тотчас начала суетиться.
  Вымуштрованный за девять лет обучения класс как по команде встал - характерный скрипящий звук, отодвигающихся стульев, полетел от ряда к ряду.
  - Здравствуйте! - прозвучало недружным, скорее бубнящим многоголосым эхом.
  Директор жестом усадил всех на места:
  - У меня важное сообщение...
  В ответ по классу пронёсся гул недовольства.
  Уж да... 'Важное', как бы ни так! В груди от недоброго предчувствия сердце пропустило удар. Семёнович - такой озорной сообщатель, что от его 'новостей' всегда дурственно. То он за всех решил, что школа станет главным сборщиком металлолома - в то время, когда более предприимчивые деятели уже всё сдали-пересдали, даже если им за это светило уголовное наказание. То огорошил чисткой пляжа от столетнего мусора. То сбором яблок в пользу школы. То обязательной неделей масленичной ярмарки, несмотря на жуткую непогоду. Нет, он не плохой человек, но зачем же эксплуатировать детей, маскируя бесплатный труд 'прекрасными новостями', 'отличными возможностями', 'важными сообщениями'?
  Директор примирительно поднял руки:
  - Знаю, знаю, последний раз было сложно. Я немного переоценил наши возможности. Приза мы не получили, но ведь мэр города всё равно заметил наши старания...
  Лиза обречённо покачала головой. Во-во, это как раз про сдачу металлолома.
  Класс загудел сильнее.
  - В этот раз, всё куда приятнее и полезнее, - не совсем уверенно убеждал Тимофей Семёнович. - От школы требуется всего ничего - несколько человек старших классов. Кто хочет стать добровольцем?
  - У-у-у, - вибрировал класс.
  - Ага, кота в мешке предлагаете? - хмыкнул Егор Простаков, любитель поперерекаться с учителями.
  - Почему же?! - нахохлился директор и поправил очки на носу. - Наш спонсор, Аркадий Валерьевич Гадюкин, между прочим, и спонсор твоей секции карате, Егор, - многозначительно добавил Семёныч, - предоставляет на летний период приработок старшеклассникам.
  - Но мне-то он не нужен, - усмехнулся Егор.
  - А ты бы мог и не за деньги, а за спасибо, - упрекнула Людмила Ивановна. - Вон сколько Аркадий Валерьевич помогает вашей спортивной школе. Тебя на соревнования вывозит.
  - Вот именно! - с радостью подпел директор. - Так, например, поступили Стас Климченко и Игорь Доброводько.
  Класс погрузился в секундную тишину, а директор продолжал:
  - Они и ещё несколько ребят решили поддержать старания Гадюкина и помочь в уборке территории бывшего лагеря 'Звёздочка'. Вы все знаете, что он был закрыт. Со временем пришёл в упадок, а сейчас найдены средства на его восстановление и реконструкцию. На общем совете принято решение, пока привести в порядок основной корпус, и несколько прилегающих домиков - Аркадий Валерьевич хочет на лето туда заселить по благотворительной программе ребят из детдома. Остальная территория будет реставрироваться чуть позже.
  - А нам-то с этого что? - уточнила Катя Шестакова, первая зануда класса.
  - Нашей школе будет жирный плюс за содействие, помощникам объявлена благодарность и выплачено поощрение. Так кто желает помочь? О, Лиза Юдина! Замечательно, очень хорошо, - довольно потирал руки директор, Лиза же только сейчас поняла, она оказывается, руку тянула. Ой, вроде не думала. Видимо, как услышала, что Стас там будет и есть возможность с ним рядом долгое время провести, рефлекс сработал. Вообще-то не очень хотелось лето убивать в 'концлагере', но уже поздно обратную включать. К тому же определённых планов на каникулы всё равно не было, если только в огороде копаться, а так вроде как при деле... и рядом со Стасом.
  - Кристина?! - голос директора выдал полное изумление, которое смешалось с радостью. - Очень рад, молодец.
  Угу, с чего бы это красотка решила руки замарать?
  - Криста решила доказать, что умеет тряпку не только носить, но и держать! - съязвил Савка Митюк, самый задиристый из школы.
  Лиза тихо хихикнула. Такое впечатление, что парень мысли прочитал. Видать, не одна она озадачилась причинами, почему Кристина Лазурина согласилась на чистку территории.
  - Не твоего ума дело, Митюк, - брезгливо скривилась Криста. - Бездельничай, ум не утруждай, лето прожигай. А я для благого дела готова на жертвы.
  Ага, как же, самопожертвование. Лиза закипала от негодования. Что-что, за самопожертвованием это не к Лазуриной. Кто поверит в благие намерения этой надменной цацы? Чтобы Криста лишний раз кому-то чему-то помогла - да ни в жизнь. К тому же в грязи и пыли ковыряться!
  Высокомерная, заносчивая зеленоглазая брюнетка. К слову сказать, красивая, но стервозность этой особы сводила на нет всё впечатление от её внешности. Злостная модница и шмотница. Выстраивала вокруг себя стену: я крутая, вы не достойны даже сидеть со мной. Общалась лишь с несколькими девчонками 'своего круга', на простых смертных не глядела, а если и глядела, то только свысока.
  Дело не в благотворительности - в Стасе. Они встречались недавно, но все знали, что Климченко ещё тот гулёна. Вот Криста и ревновала - боялась, что 'Стасик' найдёт другую... А так она будет рядом с ним. Постоянный контроль. Тотальный...
  Лиза пнула Федьку Ситичкина, первого умника школы, а по совместительству соседа и давнишнего приятеля. Сидел и даже не думал поддержать компанию. У-у-у, ботаник! Всё бы ему науки покорять, земное и насущное не волновало. Парень вздрогнул, словно до сего момента спал:
  - Ты чего? - вытаращился непонимающе, потирая ушибленное место.
  - Руку поднимай, - сквозь милый оскал тихо процедила Юдина, даже не глядя на него.
  - Да у меня дел... Ой, - глухо пискнул Федька, получив очередной пинок по костлявой ноге. - Понял, понял, - нехотя поднял руку Ситичкин. Директор от радости, чуть не танцевал:
  - О, сам Фёдор соизволил поддержать честную компанию, - восторгу Тимофея Семёновича не было предела. - Ничего, мозгам тоже нужен отдых, а твоим - особенно, - милостиво добавил с изрядной порцией юмора. - А то, глядишь, перегрузишь...
  - Катушки слетят, - вновь вставил язвительную реплику Митюк и залился неприличным смехом. Большая часть класса ему вторила, а умолкла, только, когда раздалось грозное постукивание указки по столу - это классная руководительница давала понять - хватит ржать.
  В итоге ещё нашлось три человека, кто согласился на летнюю работу. Директор объявил, что более подробное собрание состоится сегодня после урока в актовом зале, и с довольной улыбкой сытого кота, покинул класс.
  Глава 3.
  Лиза успела раз десять пожалеть, что вызвалась добровольцем, но отступать - удел слабых, потому через неделю она с Федей на великах остановилась перед высокими воротами, отделанными витиеватой ковкой. Из сторожевого домика вышел щуплый старик - Митрофан Романович. 'Грозного' охранника 'Звёздочки' знали все в посёлке. Добродушный, спокойный, очень милый.
  Личное знакомство случилось лет пять назад, когда Романович был чуть быстрее, а Лиза наоборот, пока ещё не так юрка и ловка, в результате чего была поймана вместе с Федькой в заброшенном тутовом саду лагеря. Сладкие ягоды белой и чёрной шелковицы не раз становились предметом вожделения, и старик если и ловил на месте преступления, то обходился строгим выговором. По чести, мог даже чаем напоить, рассказать пару забавных историй, угостить конфетками, тем же самым тутовником.
  - Здрасьте, - улыбнулись дружно Лиза и Федя сторожу. Романович открыл скрипучую калитку рядом с постом охраны:
  - А-а-а, здорово-здорово, - протянул явно насмехаясь. - Неужто впервой решили с центрального входа зайти, а не через заборы и ограды, как воришки? - нарочито строго нахмурил густые седые брови.
  - И да, и нет, - Лиза поправила рюкзак за спиной и установила велосипед на подножку.
  - Может, - с усмешкой рассуждал тем временем Романович, - вспомнили о старике и захотели навестить?
  - Мы на работу, - пробубнил Федька, придерживая одной рукой свой велик. - Елизавета решила, что уборка лагеря - лучшее времяубивание каникул.
  - О как, - подтрунил Романович, приглашая зайти. - Давно пора за ум браться, а не деревья трепать. Ну, заходите, коль не шутите. Ваши-то поди ещё к шести часам поприезжали, что б по холодку начать.
  ***
  Уже в лагере выяснилось, что от школы собралось аж девять человек, и ещё пятнадцать от соседнего лицея. То есть большей частью ребята все знакомы, только компания разношёрстная.
  Ладно, есть группа тех, кто хотел денег заработать или время весело провести, а вот компания, а точнее присутствие Стаса, Кристи, Игоря, Светки, Евангелины и Саве никакой логике не поддавалось. Верить в благие намерения самых богатых и популярных, зная этих людей - невозможно. Скорее Африка станет северным континентом.
  Ломая голову над истинными причинами остальных, Лиза с Федей приступили к трудотерапии.
  М-да, лагерь ранним летом - завораживающее и одновременно с этим пугающие зрелище. Особенно если учесть, что территория 'Звёздочки' давно заброшена.
  Мрачные, обветшавшие здания советских времен. Обшарпанные, местами заросшие спортивные площадки и развлекательные комплексы, которые необходимо привести в порядок к открытию лагеря, сейчас выглядели негостеприимно и отталкивающе. Даже скорее, пристанищем призраков и полтергейста - аж мурашки по коже носились от страха и не уютности. Глядя на здания - дух захватывало, а понимая, что в них придётся убираться - коленки подкашивались. А ведь здесь ещё и ночевать! Общим собранием было решено, чтобы ребята оставались в будние дни в лагере. Работы слишком много, а сроки сжатые. Дорога до лагеря занимала около сорока минут. Вот и получалось, чтобы не работать по самому пеклу, расписание составили с раннего утра, и после обеда.
  ***
  Как часто водилось, о подобных местах ходило мно-о-ого легенд. Митрофан Романович несколько, по доброте душевной, как-то рассказал. О 'Белой невесте', которая приехав в свадебное путешествие, утонула, о 'мальчике', потерявшем своих родителей. А ещё травил необычные сказки. Очень занятные, таких никогда не слышала и после общения со стариком, Лиза ещё долго ходила под впечатлением. Он умел создать атмосферу и передать чувства, словно всё сам переживал. У-у-ух!
  В общем, жутко, но на страх времени не было - на уборку главного корпуса и нескольких домиков для приезжих был выделен всего месяц. Остальное очистить только от мусора, которым 'обросла' территория 'Звёздочки', но успеть к концу сезона, потому что там начнутся строительные и реставрационные работы.
  Главными над школьниками были назначены трое пятикурсников из пединститута. Правда, над ними тоже стояло начальство. Будущие педагоги преддипломную практику решили в лагере пройти, а старшеклассники-добровольцы им в качестве затравки перед основной работой-стажировкой предоставлены.
  Недолго споря, пятикурсники разделили общее количество подопечных между собой, и получилось пять групп по восемь человек. Также распределили, кто, чем будет заниматься.
  Нет, конечно, на территории ходили и другие работники - постарше, они делали основную работу. Чистили газоны, выстригали кустарники, латали асфальт, выравнивали и докладывали плитку, подпиливали деревья, ремонтировали фасады зданий, окна, двери и прочее. Старшеклассникам же доверили пыльное - разгребать и проветривать комнаты главного трёхэтажного корпуса.
  Для начала - как раз каждой группе по этажу.
  Ира Гусята, рыжеволосая, чуть полноватая вожатая досталась сборной школы ? 15. То есть Лизе, Феде, Стасу, Кристи, Игорю, Евангелине, Светику и Саве, - да, одноклассник хоть и подтрунивал, но тоже соизволил записаться на 'лагерные работы'.
  Вооружившись перчатками, швабрами, тряпками, вёдрами и прочим инвентарём для уборки, группы разбрелись по своим этажам. Лиза тайно ликовала, ведь она в команде со Стасом и его друзьями. Правда, настроение изрядно портила заносчивая Криста: то это не так, то это не то, вечно с кислой 'миной', - и безрукий Федя, который как назло, то паутину на Климченко скинет, то пыльную ткань вытрусит рядом с тем место, где собираются на 'перекур' работающие.
  Игорь частенько крутился рядом с Кристой, анекдоты травил, хотя иногда, точнее, когда Стас ругался, нехотя помогал. Мебель двигал и, кстати, напевал очень занятные ритмы. Слова по ходу подбирал, и так дельно у него выходило: мелодично, рифмовано, с юмором, да ко всему прочему ещё и аккомпанировал себе звуковым сопровождением.
  - Моё оружие - швабра и тряпочка.
  Поле битвы - лагерь 'Звёздочка'.
  Встречает меня безлюдная улочка,
  А на обед достанется вкусная булочка.
  
  Грязные комнаты я разгребаю,
  Горестно воздуха с пылью вдыхаю,
  Буду здесь лето коротать долгое время,
  До встречи детишки! Влачить мне тяжкое бремя...
  
  Стою весь мокрый, по локоть в пыли,
  Это мы с умником мыли полы.
  Если у Федьки ведёрко с водой,
  Лучше в болото нырнуть с головой!
  
  Лиза украдкой улыбалась - не знала, что Добро настолько талантлив. Слышала, что раньше вроде пел, но когда голос стал ломаться - Игорь перестал ходить в музыкальную школу. Оказывается, не забросил детское увлечение... только жанр не классический - хип-хоп начитывал.
  Между тем, обстановка накалялась с каждой неуклюжей проделкой Ситичкина и даже вожатая слов не находила: пыталась всё в шутку обратить, а выходило плохо. Стас то взбрыкивал, то рявкал на Федьку. Ух, скоро его терпение кончится - точно на Ситичкина кинется с кулаками...
  Избежать потасовки удалось только благодаря заявлению Ирки:
  - Время обеда!
  Несколько часов 'каторжного труда' и перерыв, благо, питание за счёт работодателя. Труд, конечно, облагораживал, но когда и без того облагорожен, лучше подумать о животе. Юдина торопливо увела друга в столовую. Её привели в порядок в первую очередь, и по территории лагеря разносились заманчивые ароматы и запахи, на которые голодные работники текли рекой.
  В свободное время 'звёздная' компания ни с Лизой, ни с Федей не общалась - смеялись, шептались, как и в школе держались друг друга, на других поглядывали свысока. Эх, жаль... Радовало только, что не было вечного контроля со стороны вожатой. Ира не зудела, в основном её волновало лишь качество и быстрота выполняемой работы.
  Глава 4.
  День, второй, третий... Юдина уже ненавидела лагерь, комнаты, пыль. Начинала чесаться от одной только мысли: сейчас опять надо будет убираться, но лишь увидев Стаса, настроение тотчас поднималось, и Лиза с воодушевлением принималась за работу.
  Дело усугублял Гадюкин и несколько 'денежных карманов', в том числе отец Добро, которые заявлялись в лагерь. Чинно обхаживали владения, давали новые указания, наставления.
  Аркадий Валерьевич, поторапливая с работами, добросовестно оправдывал прямолинейное значение своей фамилии и устраивал полный разнос 'главным', а они, в свою очередь, подчинённым.
  Мерзкий тип, даже не смотря на то, что занимался благотворительностью! И чего его так восхваляли?!
  Большую радость доставляло подсматривание за Климченко и Добро. Оказывается, Гадюкин позволил некоторым спортивным секциям пользоваться стадионом и сюда, после того, как корту в считанные дни придали приемлемый вид, каждый день прибегали мальчишки-футболисты и каратисты.
  Вот и получалось, Стас с Игорем трудились без отрыва от тренировок: футбол, карате... В общем, пахали на износ. По утрам пробежка и зарядка - повезло, что окна комнатушки, которую Лиза делила с ещё двумя девчонка, правда из другой команды, выходили как раз на небольшой стадион. Поэтому Юдина любовалась парнями на 'завтрак'. На 'обед' - из окна корпуса, где делали уборку, когда днём у ребят выкраивался перерыв, и они крутили на брусьях спортплощадки пируэты. И, конечно же, на 'ужин'. Климченко и Добродько приёмы отрабатывали на улице в теньке.
  Лиза под любым предлогом вытаскивала Федьку на прогулку и, совершенно так... случайно, оказывалась рядом с ними.
  Если раньше наблюдая за отношениями Стаса и Кристы, видела глянцевую поверхность, полируемую урывками сплетен, то сейчас, когда парочка была всё время на виду, она уже не казалась такой благополучной и счастливой. Климченко скупо проявлял чувства, если таковые вообще были, а Криста суетилась вокруг него, демонстрируя слишком уж нарочитую влюблённость. Точно плохая актриса в романтической пьесе изо всех сил изображающая идеальную семейную жизнь, притом, что напарник забывал отыграть свою партию.
  Это и смешило, и злило, и давало крохотную надежду...
  Соседки по комнате, Юля и Настя, почти не разговаривали с Юдиной. Лишь по мелочам: как дела, что делали, много осталось?
  У Федьки была такая же ситуация. Он обитал в комнате с Костяном и Васькой. Пацаны на год постарше, и держались особняком. Хотя и Ситичкин не самый общительный тип.
  Когда на пятый день, разгребая зал для совещания, Лиза услышала бряцанье таза, плеск воды и злобное шипение перерастающие в рокот: 'Ну всё, умник, ты меня уже достал!', только и успела загородить собой друга:
  - Стас, не надо, - взмолилась, хотя на душе давно грызли сомнения: слишком часто неуклюж Федька. Нет, он всегда был ни от мира сего, но последнее время зачастил показывать свою корявость... И ведь всегда получал Стас, будто Ситичкин нарочно его провоцировал. Странно. Друг никогда не казался идиотом, чтобы лезть на рожон, да без видимой на то причины.
  - Юдина, сгинь! - отчеканил сквозь зубы Климченко, вперив в Федьку взгляд, обещающий много боли. - Не твоё дело!
  - Надо же, оказывается Юдина-чудина, - вставила едко Криста, сидя на столе нога на ногу и обрабатывая пилочкой и без того идеальные ногти, - телохранитель 'большого мозга'.
  За всё время Лазурина не убрала ни единой комнаты. Да куда там?! Пылинки не сдула! То что-то писала в своём блокноте, то маникюром занималась, то с телефоном крутилась, ах да, ещё колкие замечания не забывала вставлять и указывать, кому, чем нужно заняться.
  Климченко её пару раз на место ставил, да что с того?! Криста и уборка - разные оперы. Вряд ли Лазурина когда-либо порядок дома наводила сама. У родителей бизнес, Кристина только в обновках ходила, с идеальным мэйкапом и прической. Вероятно, у них даже домработница есть.
  - Умолкни Криста, лучше переживать за мозги, чем... - Юдина осеклась - сейчас не место препираться с Лазуриной. Да и вообще - не до неё. Вновь повернулась к Стасу: - Он нечаянно...
  - За нечаянно бьют отчаянно! - прорычал Климченко, сжимая кулаки. М-да, футболка и спортивные штаны изрядно испачканы и забрызганы водой. Федька тазик опрокинул, а капли достали до Стаса. Вот же невезуха...
  - Стасик, не марай руки, - брезгливо поморщилась Лазурина.
  - Во-во, - поддакнули Евангелина и Светик. Девчата такие же заносчивые, как и Криста. Свёрнутые на моде и парнях. Хотя, подружки вели себя в лагере чуть получше - кривились, хныкали, ныли, охали, но помогали пыль смахивать, окна и сидения протирать. Ребята тем временем, двигали мебель, чтобы девчонкам проще было добираться в труднодоступные места.
  - Ещё раз, - погрозил Стас кулаком Феде, - я тебе руки запихаю в то место, откуда они у тебя растут! - отвесил несильный подзатыльник. Не дожидаясь ответа, развернулся и ушёл в дальний угол. Там у них с ребятами была оборудована раздевалка.
  - Кривые ручки, такие же ножки.
  Чуть не огрёб умник по самые рожки, - хохотнул Добро и последовал за другом.
  Лиза тихо выдохнула:
  - Ты что специально? - устремила недобрый взгляд на Ситичкина. - Смерти хочешь?
  - Да ненарочно я, - пробурчал Федька и, насупившись, принялся убирать с пола 'результат' свой неуклюжести - тряпкой промакивал лужу и выжимал в таз. - К тому же попросил прощения...
  - Тогда постарайся держаться от Климченко подальше! - посоветовала злым шепотом Лиза.
  - Можно подумать я стараюсь держаться близко! Я вообще не хотел сюда ехать, - пробормотал друг обижено.
  ***
  Ну вот! Остаётся подождать.
  Ждать легко... Занимаешься своими делами, поглядываешь со стороны, и захлопываешь ловушку, когда время приходит!
  Вакансии 'хранители-мастера' свободны. Кандидатуры на роль ткачей - предложены. Дело за малым... не пропустить магический выброс, когда выбор свершится.
  Глава 5.
  Уже ближе к вечеру, когда большая часть актового зала на первом этаже была очищена, ребята уставшие, злые и голодные подтягивались к столовой. Сытый ужин будет как нельзя кстати.
  Народу много. Работники на сегодня закончили и теперь, разнежившись в прохладном помещении столовой, с аппетитом поглощали еду и тихо переговаривались.
  Федька чуть запаздывал. Он хоть и пацан, но принимал душ дольше девчонки. Лиза успела: и помыться, и переодеться, и очередь отстоять за своей порцией.
  Пока шла с подносом, краем глаза отметила, где сидел Стас с друзьями и как бы невзначай, устроилась недалеко от них. Пусть, внимание не обращал, так хоть поглядывать на него со стороны.
  Ребята хихикали, шуточки отпускали, сплетничали. Лиза слушала вполуха - болтовня пустая. Больше говорили те, кто меньше работал, на лицах остальных - усталость. Не успела притронуться к картошке с курицей, как на пороге появился Федька.
  Дово-о-ольный: глаза сверкали, на лице лучилась улыбка, даже скорее, оскал. У-у-у, наверное, разгадал какой-нибудь ребус. Этому гению только дай загадку. Не успокоится, пока не расшифрует или не просчитает все ходы.
  - Лиз! - помахал так рьяно, словно не видел подругу сотню лет. Федя торопился присоединиться к ужинавшим, но за пару столиков до Лизы и один до компании Стаса, запнулся о ногу вожатого Артёма, который в этот самый момент вставал с места, - и с размаху полетел прямо на Климченко.
  Звон битой посуды, скрежет ножек стульев по кафелю, визг Кристы и рык разъярённого Стаса слились в один звук. Очень неприятный, пугающий. Юдина от ужаса даже зажмурилась. В повисшей тишине прояснились отдельные ругательные и очень злобные слова, чувствами пробирающие аж до мурашек. Появился ещё голос: бубнящий, заикающийся, оправдывающийся.
  Лиза открыла сначала один глаз, потом второй.
  Картина жуткая, хоть и на мгновение порадовала, ведь чай Стаса коричневатым пятном красовался на бежевом платье Кристинки. Глаза брюнетки вытаращены, она едва желчью не плевалась. А вот Стас... Уф, дело плохо - пюре на груди, там же след от курицы и свекольного салата. Ой, сейчас кому-то будет о-о-очень больно!
  Воспоминание из недавнего прошлого всплыло яркой картинкой - Лиза однажды стала свидетелем того, как Стас заступился за студентку местного колледжа. Он был немногословен, - признаться, разговор не его сильная сторона и словесные перепалки он проигрывал с треском, - но зато умело пользовался тем, что умел - кулаки. Поэтому в тот день двое моральных уродов узнали, что не нужно настаивать, если девушка не хочет знакомиться. А ещё, что не стоит недооценивать школьников. Подтверждением стали множественные ушибы и красочные фингалы под глазами противников Климченко.
  Подобной участи для Федьки очень не хотелось.
  В свои шестнадцать, Игорь и Стас имели довольно внушительный рост и спортивное телосложение. Они больше походили на молодых мужчин, чем на подростков, чего не скажешь о Ситичкине. Впрочем, он - типичный ботаник. На вид жалкий и замученный. Хотя очки не носил, ломая стереотип подобных ему. Высокий рост казался скорее наказанием, чем достоинством, что подчёркивала едва ли не болезненная худоба. За вечную сутулость одноклассники его не раз сравнивали с тепличным ростком: длинный, тощий, недокормленный и бледный, того гляди и переломится даже от слабого порыва ветра. Обзывались и отпускали шуточки. Федька не обращал внимания, ну или, по крайней мере, делал вид, что не обращал. Знания и ум - прежде всего, а внешность... она со временем либо портиться, либо улучшается, тоже и с фигурой. Как говорится: были бы кости, а мясо нарастёт... Так старшее поколение убеждало, а они ведь умные!
  Но будет ли так, бабушка на двое сказала, а пока... Бежать! Единственно верное, правильное. Бежать как можно быстрее и дальше, забиться как можно глубже и на подольше!
  Лиза вскочила из-за стола, не обращая внимания на отлетевший поодаль стул. Пока Климченко исторгал ругательства и угрозы, смахивая салфеткой с футболки еду и расписывал в красках, что сделает с 'заумышем', ухватила Ситичкина за руку и утянула прочь от 'сгущающегося ненастья':
  - Бегом! - шикнула заторможенному другу.
  Ситичкин запинался, погружённый в свои мысли, - видно тоже представил, что с ним случится, когда Стас до него доберётся, - но послушно следовал за Юдиной.
  Мчались так быстро, как никогда, вернее Лиза мчалась, волоча словно на буксире Федьку, и если учесть, что он - ещё тот спринтер, получалось очень неплохо.
  Сначала было не разобраться, есть ли погоня. Если и есть то, видимо, форы с минуту точно выигрывали. После - по злому пыхтению и ругани стало понятно - преследователи начали настигать, но голоса слышалась недолго. Нет, не потому что Стас бегал медленнее, или потому что за ним увязалась взбешённая Криста, а потому что Лиза и Федя территорию знали лучше.
  Затерялись сначала в тутовом саду, а потом, когда голоса разъярённых преследователей настигли и здесь, схоронились в заброшенном домике, благо дверь хоть и скрипучая, но оказалась открыта.
  Глава 6.
  Прошло совсем немного времени - и глаза привыкли к полумраку. Лиза прищурилась, всматриваясь в окружающую темень. Федька шумно дышал позади - да, спортсменом ему не стать!
  Юдина чуть замялась на пороге, но нетерпеливый толчок в спину заставил отмести сомнения прочь. Ситичкин торопливо шагнул следом.
  М-да, не густо. Заброшенное помещение отличалось спартанскими условиями. Скамья, но довольно широкая, как лежак, стол возле стены под одним из двух окон и покосившийся сервант без верхних полок. Ах да, ещё, какие-то строительные мешки, везде пыль, паутина причудливой бахромой колыхалась в углах от сквозняка.
  - Дверь закрой, - бросила Лиза через плечо. Ситичкин спешно выполнил наказ - стало совсем темно. Лучи вечернего солнышка почти не пробивались через грязные стекла небольших окошек. Щелястые стены пропускали лишь ветер.
  Было очень неуютно и мрачно.
  Что ж, для тайника выбор не велик. Или под лавку - и молиться, чтобы преследователи не разглядели в темноте. Или спрятаться за мешки - и притвориться ветошью. Только вдвоём там никак не поместиться, поэтому кому-то придётся стать либо продолжением серванта, либо стола, но тогда даже молитва не поможет.
  - Странно, - прошептала Лиза. - Мы с тобой в этом саду уже не первый год ягоды обдираем, а этого домика раньше не видели.
  Судя по бурчанию Фёдьки, он тоже тщетно искал укрытие:
  - Ага.
  Лиза шагнула вперёд - под ногами раздался жалобный стон половиц. С опаской преодолев расстояние от двери до скамьи, - единственная более-менее подходящая на роль укрытия, - Юдина и Ситичкин прытко схоронились под ней.
  - Уф, хорошо, что мы худые, - горестно порадовалась Лиза, пытаясь вжаться в темноту: укрыться, закутаться мраком. - Надеюсь, тут мышей нет, - добавила жалобно.
  Минуты страха тянулись вечностью. Грохот сердца оглушал. Прохлада и мандраж заставляли зубы отбивать чечётку. Руки и ноги затекли.
  - Бли-и-ина, - досадовала тихо-тихо Юдина. - Ну вот что теперь делать?! - Вопрос глухим шёпотом наполнил домик и остался без ответа, да и не требовался он. Ситичкин лишь сильнее засопел, забиваясь поглубже в угол под той же скамейкой.
  - Не понимаю, - бубнил задумчиво, - зачем вообще бежали? Я не трус.
  - Трус, не трус, - зло выдохнула Лиза, - но пока 'горячо' ноги лучше унести. Стас - чемпион нескольких соревнований по каратэ. - От пыли свербило в носу, очень хотелось чихать: - А... а... а... - зажала нос Юдина, останавливая нежелательный звук. - Федь, скажи, у тебя к Стасу какой-то нездоровый интерес? - без тени сарказма озадачила друга, только позыв к чиханию усмирился.
  - Нет, - состорожничал Ситичкин, явно ища подвох. - Я же не виноват...
  - А кто?! - шепотом взбеленилась Лиза. - Ты Климченко уже неделю достаёшь своими выходками. Я даже восхищаюсь им - столько терпеть! Да он - ангел!.. - яростно пыхтела Юдина. - А ты... ты... Я даже слов не нахожу, чтобы найти тебе название. Король неудачников!.. Умник без мозгов...
  - Ах так?! - тихо негодовал Федька. - За него... ты за него? За этого тугоума?!.
  - Да! За него и потому сейчас сижу с тобой, - ёрничала Лиза, выделив последнее слово, - в затхлой избушке 'на курьих ножках'! В пыли под скамейкой! Трясусь от каждого шороха и жду участи, если... точнее, - поправила едко, - когда нас найдёт Стас!
  Будто в подтверждение слов с улицы донеслись приближающиеся голоса:
  - Стасик, - молебно хныкала Криста, - да ну с ними. Скоро совсем ничего не видно будет. Пойдём в корпус.
  - Не могу, - упирался злобно Стас. - Этот чмарь меня окончательно вывел из себя.
  Если судить по громкости - то Климченко с приятелями совсем рядом с домиком, а по интонации и чувству, с которыми говорил - огонь в его душе ещё не утих, жажда мести раздирала на части.
  Ох, беда...
  - Не будь ослом! - настаивала Лазурина. - Зачем носиться в потёмках среди леса и трухлявого домика?
  - На себя посмотри, - огрызнулся Стас. - Я тебя за собой не звал. Это моё дело. Сам решу! И не лес это - сад, не трухлявый домик - заброшенная избушка!
  - Да какая разница, - плаксиво отмахнулась Криста. - Этим идиотам всё равно некуда деться. Так или иначе, сами придут!
  - Брат, - задумчиво протянул Добро, - а ведь Криста права. Им спать и кушать надо.
  Лиза скривилась - не хотелось признаваться, но Лазурина и Добродько очень разумно говорили, и не подкопаться.
  Бли-и-ина, что делать-то?!
  - А... а...- в носу опять свербило, да так назойливо, что Юдина обеими руками зажала ноздри. - А-а-а-пчхи, - не удалось остановить предательский звук. Получилось настолько смачно, что даже избушка вроде как вздрогнула.
  - Ой-й-й, - по гулкому стуку понятно, что Федька головой о скамейку ударился.
  - Они здесь! - торжествовал Стас. Послышались громкие, размашистые шаги. Скрипнул порог домика, дверь распахнулась с грохотом, и внутрь проникли лучи вечернего солнышка. Скудного, едва ли рассеивающего мрак.
  Федька и Лиза от ужаса перестали дышать. На том уровне, что было видно из-под скамьи - в дверном проёме замерла сначала пара ног в белоснежных кроссовках и серых спортивных брюках - Стас. А после ещё две пары: Криста в лёгких кедах, едкого жёлтого цвета и Игорь - тоже в кроссовках, только чёрных и таких же тёмных брюках.
  - Раз-два-три-четыре-пять, - рявкнул Климченко, явно войдя в кураж охотника загнавшего дичь, - я иду искать! - голос растворился в угрюмом молчании, которое висело несколько секунд. Тишина наступила такая, что в душе похолодело от недоброго предчувствия, а одинокое жужжание насекомого подчёркивало напряженную обстановку в домике.
  - Заканчивай с ними, - проскулила Лазурина. - И пойдём уже в лагерь. У-у-у, опять пыль, сырость, темнота - ненавижу...
  - Лучше выходите сами, - будто не слыша подругу, грозил многообещающе Стас, - иначе найду, и будет гора-а-аздо больнее.
  Ужасно, но даже мысли не было выползти из укрытия. Что-то подсказывало - смерть ожидала...
  - Апчхи-и-и! - не успела погасить порыв к чиху Лиза, в очередной раз, выдав место, где спряталась.
  - Ой-ё-ё, - констатировал обречённо Федька, вновь ударившись о скамью головой.
  - Ну всё-ё-ё, - победно возликовал Стас, шагая к затаившимся. Дощатый пол жалобно и одновременно с этим угрожающе сильно скрипел, прогибался - видать доски прогнили. За Климченко осторожно шествовал Игорь, а за ним боязливо и в тоже время торопливо ступала Криста. Троица замерла посередине домика.
  - Всё-всё, - примирительно выставила ладошки Лиза, выползая из-под скамьи. Пол совсем трещать начал. Юдина опасливо прислушалась к ощущениям и звукам - о-о-о, надо текать отсюда, только как? - Фе-е-едь, - позвала друга, на ходу соображая, как спасти положение. - Нам бы отсюда убраться.
  - Уберёшься, - угрюмо пообещал Стас, - но прежде я с вами разберусь!
  - Я думала ты другой, - с лёгким разочарованием прошептала Юдина. - Как рыцарь...
  - Ага, рыцарь! - мрачно подтвердил Климченко, точно не замечая угрожающего скрипа половиц. - Только злой, ведь мою честь оскорбляли долгое время. А сейчас я в ярости, и готов набить морду, вон тому безмозглому умнику, - кивнул на скамью, под которой хоронился Федька.
  - А, может, просто извинения примешь? - неуверенно предположила Лиза. Мысли носились как испуганные тараканы, а придумать, как избежать потасовки так и не получалось.
  - Ещё как приму! - пугающе радостно кивнул Климченко. - Вот только морду ему набью и приму, - с чувством добавил, потирая кулаки.
  Чуть замешкавшись, Ситичкин всё же вылез из укрытия:
  - Тут я. Готов принять кару... - встал возле Лизы и даже на миг перестал дышать - опять послышался глухой треск, удивительно чёткий. Пол медленно прогнулся, Федька задумчиво огляделся. - Но у меня последнее слово...
  - Перед смертью не надышишься! - отчеканил Стас.
  - Ой, да ладно тебе. Всё равно ты меня не тронешь, - выдал самоуверенно Ситичкин.
  Молчаливая пауза чуть затянулась, Климченко явно прибывал в шоке от наглости Федьки.
  - Нет, - озадаченно нарушил безмолвие Стас и тотчас злобно добавил: - только побью.
  - И не побьёшь, - уверил Федька с вызовом. Его самоуверенность даже вызывала восхищение. Лиза таращилась на друга, старательно обдумывая его поведение. Без веской причины не храбрился бы - видимо тоже оценил шаткость пола и уже рассчитал вариант спасения.
  - Это почему? - в очередной раз опешил Климченко.
  - Кишка тонка! - просто бросил друг.
  - Чего-о-о? - подступая, распылялся Стас.
  - Пол шаткий, вот-вот рухнет, - торопливо пояснил Федька со знанием дела и указал на скрипящие доски. - Нам бы убраться из домика...
  - Ты меня разводишь?! - ярился ещё больше Климченко, шагая ближе. Точно в доказательство слов Федьки, пол в такт шагам жутко трещал и прогибался. Юдина и Ситичкин испуганно замерли, а Добро и Криста в унисон заголосили:
  - Стаси-и-ик, - предостерегающе Лазурина.
  - Ста-а-ас, - испуганно Игорь.
  - Да врёт он! - рявкнул Климченко, и в доказательство своей уверенности ещё и слегка подпрыгнул.
  - Не-е-ет, - только успел вскрикнуть Федька, но это не спасло.
  Стас грузно приземлился, доски не выдержали такой наглости, и ребята с треском обрушились вниз.
  Судя по последовательным ударам и хрусту, летели точно несколько пролётов. С мелким щепом, в окружении сора. Ломая хрупкие деревянные перекрытия и другие попадающиеся доски. Озвучивая падение охами, вскриками и стонами. На 'конечную остановку' прибыли с грохотом, подняв облако пыли, которая тотчас забила носы.
  Глава 7.
  Некоторое время стояла глубокая, вязкая тишина. Спустя минуты со всех сторон полетели ахи, кряхтение, кто-то жалобно хныкал и шмыгал носом. Лиза проморгалась, но глаза продолжали слезиться от сора.
  Подполом довольно прохладно. Тянуло сыростью, затхлостью. Любое движение отзывалось болью во всём теле, тяжестью и звоном в голове, а робкий свет, проникающий в пролом, едва ли касался накрывшей мглы.
  - Все живы? - послышался хриплый голос Федьки.
  Шуршали ворочающиеся тела. Ребята, поочередно отзываясь, вразнобой чихали, кашляли:
  - Да... - неуверенно Лизка.
  - Кажется, я умер... - протяжно Игорь.
  - Ой, ой, ёй, - кряхтела Лазурина. - Спасите, спасите... - всхлипывала, и только Стас сначала зло ругнулся, но уже через секунду взвыл:
  - А-а-а, но-но-га-а-а...
  - Брат, ты как? - встревожился Добро, явно перемещаясь на голос друга.
  По ноге Лизы основательно прошлись, сначала мягкими ладонями, а потом и острым коленом. Это Кристина, невзирая на преграды, рвалась в сторону, где, судя по матерным стонам, приземлился Стас.
  Некто сообразительный догадался включить телефон, а когда свет вспыхнул, этим 'некто' оказался Добро. Страх немного отступил, и вот уже вся компания, на четвереньках, - подняться всё же не рисковали, вдруг опять пол не выдержит, - плотным кружком собрались возле вопящего Климченко.
  - Стасик, - встала на колени перед приятелем Криста. - Очень больно?
  - Не-е-ет, - выл Стас, обеими руками сжимая больную ногу, - я просто так ору.
  - Сам виноват! Допрыгался... - укорила Лиза и тотчас прикусила язык под негодующими взглядами ребят: нехорошо пострадавшему напоминать о его глупости.
  - Я думал, вы врёте, - промычал Стас с лицом, перекошенным от боли. - Да и что это за заброшенный домик, в котором столько пролётов? Бункер, что ли?!
  И то правда. Лиза неуверенно вскинула голову - разлом поражал глубиной. Странно... Может, обман зрения?!
  - Потерпи, брат, - твердил Добро, пиликая кнопками айфона. - У-фу-ф, - горестно досадовал, - связи нет. Не позвонить и даже экстренный вызов не срабатывает. Может, покричать?..
  - Ещё один гений, - пробурчал Федька. - Мы очень глубоко, - рассудил глухо, точно бормотал сам себе. - Боюсь, тут акустика плохая. Мы скорее охрипнем, чем дозовёмся помощи...
  - Мы тут все умрём, - запричитала, уткнувшись в ладони Криста.
  - Да не реви ты, - одёрнул её Игорь. - Кто-нибудь умеет оказывать первую помощь? - уставился с надеждой на Федьку. Ситичкин в свою очередь обвёл всех недоумённым взглядом - на него все смотрели с ожиданием:
  - С чего решили, что могу? - взбрыкнул нервно и поморщился, приложив ладонь к кровоточащей царапине на лбу.
  - А кто у нас мегамозг? - взвинтилась Криста, шмыгая носом. - Помоги...
  - Не могу, - затравлено отнекивался Ситичкин. - Я крови боюсь.
  - Умник, - прошипела гневно Лазурина. - Если сейчас же не поможешь Стасику, я тебе кровь основательно пущу.
  - Федь, заканчивай, - вклинилась Лиза, понимая, что друга угрозами не убедить. - Если можешь, помоги.
  - Нет, ну чисто теоретически, - недовольно пробурчал Ситичкин, - знаю кое-что. Вот только практики не было.
  Приятель включил на своём телефоне фонарик, аппарат установил ребром в щель ближайшего завала. Довольно ловко, если верить в его неопытность, принялся ощупывать ногу Климченко. Пыльную штанину - благо она и без того надорвана, незамедлительно разорвал сильнее, открывая нелицеприятную картину даже при таком слабом освещении. Опухшая голень местами налилась фиолетово-красным. Жуткая палитра...
  Между тем, Ситичкин быстрыми и точными движениями, не реагируя на грубые шиканья, болезненные стенания Стаса, определил закрытый перелом. Задумчиво огляделся, на лбу собрались три продольные полоски-морщинки:
  - Нужны две ровные палки и тряпка. Ну или что-нибудь, чем можно закрепить шину.
  - Шутишь? - недоуменно скривила губы Лазурина. - Мы что в магазине?
  - Хочешь помочь Стасику? - вкрадчиво поинтересовался друг. Он, по ходу дела, первым пришёл в себя после падения и как часто случается у умников, чей талант оказался к месту - обрёл самоуверенность.
  - Да, - насторожилась Криста, явно ожидая подвоха.
  - Тогда платье своё давай, - спокойно закончил Федя и протянул руку, всем видом показывая, ожидание.
  - Ага, щас! - фыркнула Лазурина и на четвереньках устремилась вглубь помещения, куда свалились. - Думаю, любая тряпка подойдёт.
  - Лиз, где твой телефон? - похлопал по плечу Игорь.
  - А?.. - выдавила Юдина, потрясённая жутким видом лодыжки Климченко. Странно, раньше царапины, синяки не вызывали такого шока.
  - Телефон, - терпеливо пояснил Добро. - Мой сдыхает. - Демонстративно потряс айфоном перед глазами. - Ты всё равно мебелью стоишь, а мне нужен фонарик, чтобы осмотреться.
  Недалеко раздался бубнёж, шорохи. Кристина уже на другом конце комнаты. Шустро, но очень забавно, если учесть, что брезгливая жеманница в платьице, карабкалась по кучам хлама, подсвечивая себе новеньким белым смартфоном. Комичность ещё заключалась в том, что делала она это коряво, не обладая от природы спортивными задатками. Но нужно отдать должное, завал разгребала быстро, хоть и скулила про сломанные ногти.
  - А-а-а, телефон, - словно очнулась от сна Юдина. - Да, конечно, если он 'жив' после падения. - Прогулялась руками по карманам, но не найдя желаемого, подползла к месту приземления - ноги были ещё слабы, коленки тряслись. Нащупав прохладную поверхность пластмассового корпуса, торопливо проверила на наличие связи.
  Эх, нет, как и у других.
  Ловко включила вспышку на камере и передала Nokia, ожидающему Добро:
  - У меня тоже зарядка еле жива, - сожалела искренне.
  Пока Игорь и Криста на разведке, Лиза приблизилась к Федьке, склонившемуся над Стасом.
  - Ты как, в порядке? - переживала за друга.
  - Ага, - отстранённо кивнул Ситичкин, продолжая осмотр Климченко, который взрыкивал, только Федька забывал об аккуратности. Его уже не занимал процесс накладывания шины, глядя на друга, было понятно, что он увлёкся нахождением повреждений и изучением самого перелома. У-у-у, страшно представить, что в голове у Федьки в такие минуты. Наверное, именно так и выглядел доктор Виктор Франкиштейн, когда был занят созданием своего детища.
  - А ты? - буднично поинтересовался Ситичкин, на миг оторвавшись от 'жертвы'.
  - Немного пострадала моя гордость, - решала разрядить гнетущую обстановку Лиза, потирая пятую точку. - А в остальном полный порядок!
  Первым среагировал Стас. Не то фыркнул, не то шикнул, не то издал звук, напоминающий смешок. В любое другое время это бы польстило, - попытка пошутить нашла отклик у Климченко, - но сейчас не тот момент, да и слишком волнительно за Климченко.
  - Это хорошо, чудо-юдо, - криво, но беззлобно усмехнулся Федька.
  - И ты туда же?! - тихо досадовала Лиза. Ещё не хватало, чтобы друг потешался и клички раздавал.
  - Да нет, - примирительно улыбнулся Ситичкин. - При этом освещении, - коротко кивнул на фонарик, - к тому же, с запачканным лицом, ты и правда, как чудо-юдо.
  - А-а-а, - понятливо отозвалась Юдина и принялась тереть щёки.
  Федька понаблюдал несколько секунд. С милой улыбкой покачал головой и, всё также стоя на коленках, приблизился к Лизе. Задрав край футболки, вытер ей лоб, нос:
  - Вот, теперь лучше, - констатировал любезно.
  - Меня сейчас вытошнит, - страдальчески поморщился Стас.
  Лиза сразу же забыла о друге и тотчас подползла к Климченко:
  - Ой, может, сотрясение? - разволновалась не на шутку.
  - Лучше бы, - выдавил парень. - Меня тошнит от ваших телячьих нежностей.
  - Дурак! - шикнула Юдина и вскочила, напрочь забыв об осторожности. - Мало тебе... - Всю жалость как рукой сняло. Даже хуже - зудело нестерпимое желание чем-нибудь тяжёлым собственноручно организовать Климченко пресловутое сотрясение.
  Федька заметно погрустневший, задумчиво склонился над Стасом.
  Юдина несколько минут пыхтела, всё ещё гневаясь на Климченко. Чтоб ему... Чуть не топнула ногой от досады.
  Бли-и-ина, ему и так досталось!
  Несколько секунд подыскивала, как бы по язвительней ответить, но потом махнула рукой. Ахах, так ему и надо! Пусть и мучается...
  Когда порыв злобствовать немного утих, Лиза опять задрала голову и посмотрела на глубокую дыру. Теперь как никогда жужжала другая, более подходящая обстановке мысль: как все будут выбираться? Что если единственный путь к свободе - это пролом, через который сюда попали? Но как же тогда Стас? В его состоянии... с его ногой...
  От холода мурашки побежали стройными рядами, страх крючковатыми пальцами сжал сердце - вот что значит, действие адреналина закончилось. В дополнение ко всем переживаниям и тревогам в животе предательски заурчало. У-у-у, давненько там не было еды, но это не так страшно, как то, что скоро батарейки на телефонах сядут, и тогда нагрянет истинный ужас.
  - Ого, - восторженный голос Лазуриной заставил всех обратить на неё внимание. Длинные лучи от телефонов дружно устремились на Кристу, которая крутила в руках небольшой то ли ящичек, то ли шкатулку. Неспешно раскрыла - механизм гулко щёлкнул, крышка распахнулась, и тотчас изнутри выпорхнуло нечто. Не то моль, не то крохотная летучая мышь.
  Лазурина от неожиданности взвизгнула и шарахнулась, выронив ящичек - он с глухим стуком упал обратно в строительный мусор.
  Фонарики будто по волшебству вырубились, но испугаться никто не успел - ребята заворожённо наблюдали чудо. Помещение наполнилось сверкающими искрами, точно звездопадом - крохотные золотистые точки с розоватым переливом опускались, создавая картину вселенной с её миллионными созвездиями. Пару секунд - и магия рассеялась. Телефоны как по команде заработали.
  Лиза застыла словно парализованная - по телу неторопливо прошёлся ледяной страх. Сковал нутро, поморозил кожу.
  - Хочу уточнить, - надломился голос Федьки. - Видели все или только я?
  - Я... - только и вымолвила Юдина.
  - Это что было? - тихо проорал Добро, направляя луч поочередно на каждого из ребят.
  - Не знаю, - промямлила шокированная Криста, словно боялась громких звуков.
  Федька едва заметно мотнул головой, всё ещё всматриваясь в темноту:
  - Потом обдумаем, - отрезал сухо. - Про Стаса не забывайте! Ищите...
  - Угу, ага, ммм... - как-то неуверенно промычали ребята, но уже через несколько секунд:
  - Какая красота-а-а, - задохнулась любовно Криста. Подняла из кучи мусора, куда упал ящик, лёгкую, почти воздушную вещицу, очень похожую на шарфик. Запинаясь, выкарабкалась из хлама. На лице застыло безмерное удивление.
  - Отлично! - обрадовался Федя, держа в каждой руке по доске. - Давай сюда.
  - Ни за что, - упрямо встряхнула головой Лазурина, некогда хорошо уложенные волосы, топорщились растрепанными космами. - Ты хоть представляешь что это?
  - Ага, - уверенно кивнул Ситичкин. - Подходящая тряпка для шины.
  Криста возмущенно закатила глаза:
  - Совсем очумел?! Это же настоящий шёлк... - прошептала благоговейно. - Посмотри, какой рисунок, - сощурилась, вглядываясь в переливающуюся вязь. - Я такого никогда не видела.
  - Да ты что?! Правда? - больно не похоже было на Федьку, так восторгаться куском ткани. Вот если бы сложным уравнением или ребусом... - Дай посмотреть, - не выходя из роли, просил друг, всем видом изображая неподдельный интерес.
  Криста минуту сомневалась, недоверчиво смотрела, но всё же сдалась. С прежней корявостью, ойкая и айкая, одолела завалы до Ситичкина и несмело протянула шарф.
  Федька осторожно, будто проникся всей трепетностью момента, забрал.
  - Только осторожно... - наставляла Криста и тотчас задохнулась возмущением: - Ты чего?!
  Ситичкин даже не поглядел на тряпку.
  - Подержи вот так, - скомандовал Лизе, указывая на палки, которые приложил к ноге Стаса. Только Юдина выполнила поручение, Федя небрежно принялся наматывать шарф, закрепляя шину. Рычание Лазуриной его не останавливало, как впрочем, и стенания Климченко. На них тоже не обращал внимания, был занят оказанием помощи.
  Пару раз жертва взвывала так сильно, что у Юдиной начинали нервно руки дрожать. Но потом, видимо, от шока и боли, Стас потерял сознание.
  - Да, ты права, - обратился к Кристе Федька, только закончил закрепление шины. Лазурина до сих пор с открытым ртом, да на коленках рядом стояла. - Очень редкая вещица.
  - Зверь! - прошипела гневно Криста. - Вандал...
  - Хм, а кто-то меня до этого момента мегамозгом называл, - протянул Ситичкин лживо задумчиво. - Я был уверен, что ради Стасика, ты готова на жертвы, - уличил скромно.
  - Ещё как готова! - поспешно оправдалась Лазурина и обижено сложила руки на груди. - А почему он молчит? - озадачилась чуть погодя и подползла ближе: - Ты его убил?! - вспыхнула, тараща глаза.
  - Офигос! Вы это видите?.. - запнулся Добро, неопределённо тыча на ногу Стаса. Старшеклассники устремили взгляды на шину и застыли с вытаращенными глазами - то, что созерцали непросто пугало, это ужасало - было сродни безумию. Точно попали в мистический фильм...
  Шарфик задался розоватым свечением. Сначала робким, потом более уверенным, пока не стал опасно искриться, сильно слепя глаза.
  Когда, ребята стали зажмуриваться, свечение ткани ослабло, но по ней побежали маленькие разряды. Причём один, достигая каждого следующего, вспыхивал и удлинялся, точно присоединяя его к себе.
  По шарфу прогулялась золотисто-розовая не то змейка, не то нить. Перебралась на ногу Стаса. Стала наматывать круги. Поднялась до бедра и... взмыла...
  Ребята дружно ахнули. Испуганно отшатнулись от друга и осели на пол, негласно окружив Климченко. Из груди каждого школьника вышло по крохотному золотистому свечению, которое застыло над их головами. Меж тем, нижний кончик центральной нити поднялся к верхнему, и получившийся сгусток, на миг блеснув, точно полярная звезда на ночном небе, притянул отдельные, которые словно ждали своего часа. Они послушно подплыли... и все четыре свечения слились с центральным - сгусток ослепил, точно яркий свет, внезапно включённый в тёмной комнате.
  - Мы ведь все это видим?! - бубнил сухо ботаник.
  - Нам лечение поможет? - икнула Криста.
  - Мля, я давно ничего не курил, с чего так вставляет?! - недоумевал Добро.
  - А я никогда и чего... - призналась Лиза, не в силах отвести глаз от волшебства. - Меня-то с чего?!
  - Свет мира нас ослепляет, - словно в бреду декларировал Игорь.
  Свет мира веру вселяет,
  Он принесёт в наши души покой,
  И станет для нас общей судьбой...
  - Добро, - шипела Криста, - сейчас не время стихи сочинять, к тому же такие...
  - Ага, - поддакнула Лиза. - Но красиво...
  Тем временем, золотисто-розоватый сгусток, заметно увеличенный в размерах, чуть повисев над Климченко, резко проник ему в пострадавшую ногу и уже через секунду вновь появился, правда, опять в виде нити. Она змеилась, петляла, проходя насквозь шину, будто штопая дыру...
  ***
  - Что это было?! - теперь уже проорала шепотом Лиза, только волшебство закончилось, и вокруг вновь повисла темнота.
  - Думаю, у нас нехватка кислорода, - по голосу Федьки было понятно, что он совершенно в этом не уверен, но пытался дать хоть какое-то объяснение. - Вот и мерещилось, всякое...
  - Да, - неуверенно поддержала Ситичкина Юдина. - Всем сразу... - добавила зачем-то. Пока Криста и Добро прибывали в шоке, Лиза подползла к Стасу и боязливо склонилась над обездвиженным телом парня. Хм, хоть его общее галлюционирование не коснулось. Хорошо это или плохо, не понятно, но то, что его срочно нужно привести в чувство - факт! Бить пощёчины как-то не гуманно, трясти - тоже. Хм, может, сделать искусственное дыхание?!.
  Развить приятную мысль не дала вредная Лазурина - она явно думала о том же, и потому хамски отпихнула соперницу прочь:
  - Отойди, это мой парень! - стоя на коленках, одноклассница нежно погладила Климченко по щеке: - Стаси-и-ик, - подождала с минуту. Легко чмокнула в губы, - Стаси-и-ик, - позвала тихо. Парень не шевелился. - Стас! - грубовато встряхнула приятеля Криста, и уже было собиралась ладошкой пошлёпать по щекам, как он распахнул глаза. - Жив! - выдохнула Лазурина и умолкла, помогая приятелю сесть. Стас поморщился... но уже через пару секунд показалось, что чем-то озадачился. Небрежно отстранил подругу. Неверующе осмотрел ногу, подозрительно глянул на Федьку, опять на ногу, на Ситичкина...
  - Ты чего? - напрягся друг и отступил на шаг. - Тоже головой повредился?
  - Сейчас доумничаешься, - привычным манером погрозил Климченко. - Лучше скажи, то, что я боли не чувствую, так должно быть или нет?
  - В смысле? - в свою очередь озадачился Федя. - Совсем-совсем не ощущаешь?
  - Угу, - состорожничал Стас, вновь рассматривая ногу с наложенной шиной. Несколько секунд раздумий, и покрутил стопой. - А то, что я вот так могу с переломом, нормально?
  - Не-е-ет, - ошарашено пробормотал Ситичкин, подступая ближе.
  - Хм, либо ты - крутой медик, и можешь переломы вмиг лечить, либо... у меня был не перелом, а лёгкий ушиб, - несмело предположил Климченко, спешно разбирая шину.
  - Я в себе уверен. У тебя был перелом!.. - осекся Федька и застыл рядом с Климченко, на лице застыло неверие.
  - Ого, - дружно выдохнули Стас, Криста, Лиза, а Игорь даже присвистнул, - и только Ситичкин недоумевал:
  - Как? - неопределённо махнул на оказавшуюся здоровой ногу Климченко. Ни гематомы, ни одутловатости.
  - Свечение?! - неуверенно предположила Лиза.
  - Это же был глюк, - брякнул испуганно Добро.
  - Это ведь был глюк? - допытывалась Криста, явно обращаясь к Федьке. - Ау... - тихо вопила, старясь дозваться до застывшего, точно монумент Ситичкина.
  Юдина нервно сглотнула. Ну вот, приятель встретил то, над чем теперь будет ломать голову. Даже жаль его!
  Федька, между тем, пришёл в себя. Грубовато схватил за щиколотку Стаса. Совсем не заботясь о чувствах пациента, начал проверять стопу. Внимательно крутил, вертел, присматриваясь к его реакции.
  - Чего делаешь? - одёрнул ногу Климченко. - Хочешь сломать и ещё раз вылечить?
  - Как? - упрямо твердил Ситичикин, больше себе, чем другим, уже явственно раздумывая над дилеммой.
  - Ты меня спрашиваешь? - усмехнулся Стас. Принял руку Добро, удивительно притихшего и задумчивого. Он всё это время стоял и приглядывался к другу. Климченко поднялся на ноги, ещё раз тряхнул ногой: - Сам лечит, а как не знает...
  - Нет таких лекарств, чтобы вмиг лечили! - вышел из себя Федька, что с ним бывало крайне редко. Да какое 'крайне редко', вообще не бывало. Стас пару раз присел, размял стопы.
  - Ага, ты ещё прыгни, - ехидно посоветовала Лиза.
  - Очень смешно... - мрачно парировал Климченко и отвернулся. Криста с затравленным видом стряхивала с него пылинки, поправляла волосы.
  Федька подхватил с пола шёлк. Зачем-то понюхал... Качнул головой, рассматривая на просвет. Провёл пальцем по странному узору, оторачивающим кайму отреза.
  Удивительное и завораживающе то, что следом за его пальцем словно ток бежал и значки зажигались волной.
  - Кри-и-иста, - протянул Ситичкин, всё ещё изучая вещь. - А где ты взяла шарф?
  - В шкатулке, - Лазурина нервно кивнула в другой конец комнаты, где ковырялась в поисках тряпок. - Я её нашла под завалом.
  - А там есть ещё что-нибудь? - поднялся в рост Федька.
  - Хлам всякий, и вообще, тебе надо ты и смотри, - неуверенно повела плечом Криста, продолжая хлопотать возле Стаса.
  Глава 8.
  Федька, точно злобный гений, увидевший заветную цель, с каменным лицом шёл напролом темноты. Два скромных лучика от оставшихся телефонов тотчас прыгнули ему вслед.
  Под ногами трещало, скрипело, хрустело. Пару раз Ситичкини запинался, а один - ногой провалился в завал, но одолев препятствие и даже не отряхнувшись, упорно двигался дальше. Остановился лишь тогда, когда оказался рядом с небольшим ящиком, венчающим гору сора. Медленно заглянул внутрь и осторожно выудил... свиток?!
  Лиза затаилась в предвкушении. Федька с минуту изучал артефакт, крутил, приглядывался... Не успел развернуть, как один из фонариков нервно моргнул и погас.
  - Всё-ё-ё, - взвывала опять Кристи, - теперь мы точно умрё-ё-ём.
  - Заткнись, - не выдержала Юдина, тем более, что мерещился странный звук. Не то шорох, не то трепыхание. Лиза уже некоторое время пыталась определить, откуда он раздавался. Лазурина послушно умолкла - вероятно, от неожиданности, - только обхватила руками плечи и изредка всхлипывала.
  - О, забыл! - мрачную обстановку нарушил голос Добро. Игорь копошился в кармане спортивных брюк. - Я тоже кое-что нашёл, но из-за находки Кристы не показал, - продемонстрировал ладонь, на которой красовалось нечто небольшое светлое, овальное...
  - Какая гадость, - скривилась зарёванная Кристина и трусливо шагнула за спину Климченко. Лицо Стаса вытянулось от удивления и задумчивости.
  Лиза заинтересованно подступила ближе, даже пальчиком ткнула:
  - Это моток ниток? - предположила несмело.
  - Фиг знает, - пожал плечами Игорь.
  - Ну-ка покажи, - заторопился к ним Федька. Неуклюже шагал обратно по наваленным доскам, то и дело запинаясь о сор. - Ничего себе?! - задохнулся восторгом, только рассмотрел вещицу с особой тщательностью. - Где взял?
  - На стене... Да вон... - Игорь телефоном как указкой направил луч на дальнюю стену. - Там много таких. Только не говори, что это мне тоже мерещится...
  При скудном освещении Лиза едва вычленила длинные неглубокие деревянные ярусы-полочки от пола до дырявого потолка, на которых были разбросаны такие же светлые моточки, как и в руке Добро.
  Вот это да...
  - Нет, не мерещится, - твёрдо мотнул головой Ситичкин.
  - И так по всему периметру, - Игорь, в доказательство, обвёл комнату лучиком. - Я думал, вы заметили, но не заинтересовались.
  - Это же коконы... - подала голос Криста и в туже секунду скромную полоску света фонаря прорезала небольшая тень. Лиза охнув, отступила и наткнулась на Ситичикна. Криста, опасливо выглядывающая из-за спины замершего Стаса, взвизгнула. Добро нервно вздрогнул, выронил кокон. Телефон в его руках дёрганным, хаотично-рассеянным светом почти ничего не выхватывал: Игорь крутился, стараясь поймать на прицел то, что так пугало неведением.
  Лиза тряслась от страха. От ужаса холодели руки, сковывало ноги. Сердце билось так сильно, что вот-вот и выпрыгнуло бы из груди.
  - С-с-тасик? - плаксиво-испугано выдавила Криста. Лучик фонарика юркнул на неё, первым среагировал на голос подруги Игорь. Лазурина точно в театре одного актёра, исполняла главную трагическую роль в свете прожектора на авансцене. Красивая, раскрепощённая, талантливая: растрёпанная, зарёванная, чумазая, в грязной одежде. На лице неподдельный ужас, в жестах паника. - Стасик, - с нотками подступающей очередной истерики проблеяла Лазурина, - сними с меня это, - неопределённо, словно у неё начинался нервный тик, указала на свою голову.
  Юдина в оцепенении высматривала нечто тёмное... на самой макушке Кристы, очень напоминающее бантик.
  - Шутишь? - сначала шарахнулся в темноту Климченко, но секунду спустя всё же подступил к визжащей и крутящейся на месте подруге и смахнул крупное насекомое:
  - Моль! - продолжала истерить Криста, пританцовывая точно на раскалённых углях и стряхивая с себя несуществующих букашек.
  Насекомое сделало рваный круг и приземлилось на свиток к Федьке. Так как Лиза стояла близко к другу, то смогла рассмотреть моль. Милая... бархатистая на вид. Сероватая, даже скорее бежевого отлива. С крупными, длинными пушистыми усиками, широкими крыльями.
  Криста тотчас заткнулась, но обхватив плечи руками и бросая затравленные взгляды по сторонам, прижалась к Стасу. Климченко её обнял. Успокаивающим жестом чмокнул в висок. Добро лишь нахмурился, но держался рядом.
  Ситичкин рассматривал 'чудо' с такой осторожностью, что даже не дышал:
  - Это не просто моль, - в его голосе вновь послышалось восхищение. - Это бабочка-шелкопряд. На латыне 'Bombyx mori'.
  - Да хоть на иврите, - угрюмо бросил Стас. - То, что она здесь, это нормально?
  - Понятия не имею, - задумчиво отозвался Федька, не сводя глаз с насекомого.
  Шелкопряд легко вспорхнул и тотчас обрушился без движения.
  Повисла проникновенная тишина. От напряжения по коже щекотали мурашки. Лиза робко нарушила безмолвие:
  - Она что, умерла? - затравленно чуть подступила крохотным шажочком, но коснуться шелкопряда не рискнула.
  - Не знаю, - не на шутку занервничал Ситичкин. Медленно склонился, боязливо ткнул пальцем. Моль не шевелилась. - Вроде, да... мёртвая.
  - С ней что-то случилось? - Юдина с надеждой посмотрела на Федьку.
  - Да не знаю я! - в полголоса завопил друг - похоже он впервые встретил столько всего, на что не знал ответа. Ему это не нравилось. Однозначно! Абсолютно...
  Лиза поёжилась. С опаской покрутила головой. Минуту всматривалась в темноту и вслушивалась в тишину... Вновь появились шорохи. Только теперь они уплотнялись, нарастали. Тени множились - всё чаще нарушали границу полосы света. Хлопали крыльями, заполоняя комнату. Их уже были сотни, если не больше. Полутьма кишела бабочками!
  - Сколько же их тут? - заверещала Криста.
  Лазурина права! До жути страшно!
  - Меня больше волнует, - запнулся Ситичкин, - что им от нас надо?!
  От страха ребята собрались кучкой, уворачиваясь от мнимых атак. Куда бежать? Вверх не подняться, слишком высоко... Где спасение?!.
  Стас будто таран сорвался с места - бежал по грудам сора к противоположной стене, под аккомпанемент треска и грохота досок и щепа. За ним хвостиком увязались Криста и Добро, ловко поддерживающий подругу, когда она теряла равновесие.
  Ох, бли-и-ин! Лиза юркнула следом: позади, запинаясь, мчался Федька, прижимая к груди свиток и шарф.
  О! Климченко - герой! Там спасение! Дверь!
  Лиза её увидела лишь, когда Стас распахнул створку. Остальные так кучно бежали, что почти ввалились гурьбой в новую комнату. Хотя, на пороге пихались, толкались, стараясь первее оказаться по другую сторону. Уже и Добро забыл о галантности, Криста показала коготки и 'дикой кошкой' вцепилась в волосы Юдиной, пытаясь отшвырнуть прочь с дороги. В итоге, дверь захлопнулась, только последний, - Федя, - и то, нелепо споткнувшись о порог, влетел внутрь.
  ***
  Ситичкин обессилено распластался на полу. Лиза, хрипя, ухнула рядом на карачки. Игорь с вытаращенными глазами согнулся пополам. Криста стеная, осела у его ног. Стас стоял, уперев руки в бока, и жадно хватал воздух ртом.
  В немом молчании некоторое время все шумно дышали и не сразу поняли, где находились.
  Когда первый шок прошёл, ребята осмотрелись.
  Они вновь оказались в пыльном, сумрачном помещение, которое их встретило прохладой и таинственностью.
  Лиза села поудобнее, морщась и потирая голову, а точнее, проверяя наличие волос, которые пострадали во время толкучки, - ничего Криста за это ещё ответит! Обвела глазами помещение. Здесь светлее, чем в предыдущей комнате, но определить источник невозможно. Казалось, сам воздух слегка мерцал, подрагивал в такт бешено бьющемуся сердцу. Миг, и внимание привлёк потолок - по высоким дощатым сводам, точно небольшие разряды побежали.
  - Что за... - чуть грубоватое Стаса утонуло в дружном 'ах' и ошарашенном шике Добро:
  - Офигос...
  Вибрация окружающего пространства передалась на стены, пол. Ощущение жуткого сюрреализма не отпускало, ведь помещение менялось на их глазах: из мрачного подвала превращалось в чистую светлицу. Каменный пол, покрытый изрядным слоем пыли, в мгновения ока стал уютно деревянным. Раздался неровный треск - и на потолке по цепочке вспыхивал свет, узкими полосами, словно волной зажглись люминесцентные лампы.
  Лиза застыла не в силах пошевелиться. От ужаса, уже который раз за день, будто льдом сковало. Но тепло от ладони Федьки, - друг незаметно успел схватить за руку и сдавить в знак поддержки, - вывело из шока. Стас и Добро, как истинные джентльмены, загородили Лазурину. Криста, проявив благоразумие, не сопротивлялась - сидела и, открыв от удивления рот, со страхом и настороженностью наблюдала перевоплощение комнатки.
  Ещё секунда, и волшебство рассеялось - пропали вспышки, воздух перестал дрожать, напряжение покинуло. Впечатление, точно прошлось сказочное цунами, слизавшее всю пыль и грязь, оставив сверкающую чистоту и обновлённое убранство. Так вот как работал 'Мистер Пропер'!
  Затянутую тишину, очень задумчивую и щекотливую, нарушил Федька:
  - Только мне кажется, - неуверенно пробормотал, внимательно оглядываясь. - Что с нами происходит нечто из ряда вон выходящее?
  - Мне так показалось, - даже прибывая в явном шоке не преминула уколоть Криста, - ещё с того момента как я с тобой и Юдиной-Чудиной на трудовые работы попала.
  - А может, у нас и правда массовая галлюцинация? - сглотнул Добро. На чумазом лице читалась лёгкая растерянность и сомнение. - Просто мы все дружно и очень сильно ударились головами, когда пол рухнул?
  - Ага, - промычал Стас и смахнул со лба густую чёлку. - Или спим, и это кошмар.
  - Насчёт ваших голов - сомневаюсь, - Ситичкин осторожно поднялся, всё ещё прижимая к себе свиток. - Вас послушать, приходит мысль, что там нечему галлюционировать, а вот моя и Елизаветина...
  - Следи за словами, - холодно предостерёг Добро.
  - Не нарывайся, умник, - мрачно пригрозил Стас.
  - Что, опять прыгнешь? - Федька беззлобно ударил по больному.
  Климченко только зубами заскрипел. Игорь придержал друга за плечо:
  - Не слушай его! Незачем с ботаном связываться. От него одни неприятности...
  - Вот-вот, - поддакнула Криста, вставая и отряхиваясь, - я о том же ещё наверху говорила. Только кто меня послушал?!
  - Лиз? - позвал Федя, всем видом игнорируя обзывательства. - Ты видишь то же, что и я?
  Даже перепалка знакомых не смогла отвлечь от волшебства. Таинство комнаты и пугало и восторгало. Высокие потолки с причудливыми люстрами, испускающими ровный белый свет, откровенно завораживали. Не отпускало ощущение, что попали в сказку... другой мир.
  - Это зависит от того, видишь ли ты то же, что и я, - отозвалась Юдина обтекаемо.
  - Вот он, - подытожил с ухмылкой Добро, - разговор умников.
  Криста фыркнула, соглашаясь. Стас неодобрительно покачал головой.
  Лиза неспешно поднялась на ноги и прошлась вдоль ближайшей стены, взглядом обшаривая просторную комнату. Нет, скорее, зал. Остановилась возле деревянного двухъярусного стола с боковыми ячейками.
  Ситичкин, тем временем, обследовал чудо-машину посреди зала.
  - Это, - замялся приятель, - вроде, ткацкий станок...
  - Э-э-э, сморите, - Добро рылся у противоположной стены в серванте. Баночки-скляночки, нитки, иголки, куски ткани, пуговицы...
  - Мне кажется, или это зачарованная мини-фабрика? - пробормотал не то рассуждая, не то утверждая Федька.
  - Ага, - кивнула Лиза.
  - Ну... - перестав копошиться в серванте, неуверенно протянул Игорь и почесал затылок.
  - Скорее, комната ужаса, - зло шикнула Криста.
  - Это точно! - поддержал Стас подругу. - Я не разделяю восторга от пребывания в этом месте. Вы как хотите, а я пойду выход искать... - решительно шагнул в сторону лёгких серебристых штор, спускающихся воздушными фалдами, будто водопады. - Должен же он быть!
  - Стой, - окликнул его Федька. Климченко нехотя обернулся, всем видом показывая, что делал великое одолжение. Ситичкин быстро обвёл ребят взглядом. - Знаю, мы не очень ладим: у нас нет общих интересов, увлечений, но сегодняшнее происшествие...
  - Оно ничего не меняет, - сухо бросил Стас.
  - По сути, да, - тряхнул головой Федька, - но я прошу, пожалуйста, не говорите никому об этом месте!
  - Почему? - озадачилась Криста. - Ты хоть представляешь как это круто?! О нас напишут, может по телику покажут! Мы станет богатыми и известными...
  - Можно подумать, ты этим обделена, - не удержалась от язвы Лиза. - Ты же в конкуре красоты победила. Про тебя рассказывали в новостях, передачу делали, в газете писали...
  Лазурина на миг растерялась, но уже в следующую секунду пришла в себя:
  - Это не то, - высокомерно задрала подбородок. - Я про популярность на весь мир... Ну или хотя бы страну, - добавила снисходительно. - Может, мегамозг сам хочет обнародовать находку?
  - Бред! - вступилась за друга Юдина.
  - Почему же?! - не унималась Криста. - Тогда вся слава ему достанется.
  - Клянусь, нет, - рьяно мотнул головой Ситичкин. - У меня чисто научный интерес. Я хочу сам разгадать, что это за место. Вот только найду ответ, делайте, что хотите... - умолк на секунду. - Правда-правда.
  - А нам что с того? - подбоченилась Лазурина.
  Лиза сжала кулаки. Вот же Криста-гадюка! Ситичкин почти унижался, доводы приводил, клятвы давал, а змеюка выгоду искала.
  - Как что?! - задохнулся чувствами Федька. - Первыми узнаете, если разгадаю... Ребят, - робко воззвал ко всем. - Когда вы попросили Стасу помочь, я не отказал.
  - Аха, не забывай, по чьей вине это случилось, - укорила Криста презрительно.
  - К тому же, - напомнил Добро, - сам кричал, что не ты лечил...
  - Ох, об этом можно долго спорить, - отмахнулся Ситичкин досадливо. - Но ведь помог. Я же не прошу все лавры за находку мне отдать... только время, - протянул руку, словно хотел поздороваться. Прозвучало жалобно и в тоже время проникновенно.
  Нужно спасать друга! Лиза положила ладонь на ладонь Федьки:
  - Лично я, не против. Дерзай, гений. С тебя разгадка!
  - Мне вообще плевать, - чуть погодя признался Добро и повторил жест Юдиной.
  - Неделя! - мешкая, дала срок Лазурина. Благосклонно, точнее, с королевским великодушием присоединилась к четвёрке. - И то, только потому, что Стасик здоров. Потом я буду купаться в лучах славы!
  Ситичкин кивнул со счастливой, но чуть зажатой улыбкой.
  - А я просто хочу забыть об этом месте! - отрезал Стас и торопливо разбил пирамиду из рук.
  - Отлично, спасибо! - скованно порадовался Федька, прижимая свиток к груди. Неловкое молчание длилось недолго - извне послышался встревоженный голос вожатой. Звучал приглушённо, хоть и хорошо различимо:
  - Фе-е-едя-я-я, Ста-а-ас! И-и-иго-о-орь! Кристи-и-ина-а-а! Ли-и-иза-а-а! Ребя-я-ята-а-а! Вы где-е-е?
  - Только я это слышу? - выпучила большие глаза Криста.
  - Ирка! - подтвердил Добро.
  Стас медленно присборил штору, открывая на всеобщее обозрение дверь.
  Минутное сомнение. Волнительное ожидание. Вопросительное переглядывание. Негласное решение: кто станет главным смельчаком - Стас не медля, распахнул дверь и первым шагнул за порог садового домика.
  ***
  Свершилось! Магический скачок пробрал до самых костей. Интересно, кто стал избранным?
  Что ж, пора расставлять новые сети...
  Глава 9.
  Лиза опешившая, но счастливая, - всё же выбрались живыми и невредимыми, - огляделась. Тутовый сад лагеря 'Звёздочка'! Лучи заходящего солнышка едва пробивались сквозь густую листву, золотя верхушки деревьев. Ветерок играл кронами, освежая и принося чудные запахи сада.
  Юдина, как и остальные, недоуменно крутила головой. Вот так да-а-а! Как вошли в домик через дверь, так и вышли! Казалось бы, чего странного, но как?! Ведь провалились, упали глубоко, там побывали в двух комнатах и вышли опять сверху?! Уму непостижимо...
  Либо Добро прав, и голова отбита напрочь, причём у всех! Либо наркотики, что странно: не курила, не пила и даже не ела! Если только по воздуху, но что это за вещество?
  В общем, маловероятно...
  Остаётся самое невероятное - магия. Но разве она существует? Ответ однозначен - конечно, нет! Тогда что было в домике?..
  Ход мыслей нарушила вожатая:
  - Ребя-я-ята-а-а! - вопила Ирка, порядком сорванным голосом.
  - Тихо, - прошипел Федька всем. - А то она сюда прибежит, и придётся ей всё рассказать. - На миг замер, глядя на свиток. Стал озираться, крутиться на месте:
  - Ты чего? - поинтересовалась Лиза шёпотом.
  - Чёрт! - чуть слышно досадовал Ситичкин. - Шарф потерял. Ладно, надо спешить, - торопливо спрятал свиток за пояс спортивных брюк и поправил футболку. - Пошли, - протянул Юдиной ладонь и кивнул в противоположную от голоса вожатой сторону. Лиза приняла дружеский жест, а Криста между тем недовольно ворчала:
  - Вы как хотите, но я не побегу. С меня приключений на сегодня достаточно! - одёрнула подол заляпанного, измятого платья. Поправила волосы... Получилось нелепо, если учесть, что они взлохмаченные, с мелким сором, да и покрасневшее от частых слёз лицо, к тому же вымазанное грязью, красоты не добавляло.
  - Окей, оставайся тут, - равнодушно пожал плечами Стас, - а я в лагерь! - Уже было повернулся в сторону едва заметной тропинки между деревьев, как возмущённый шик Лазуриной его остановил:
  - Ты что меня здесь бросишь? - негодовала Криста, возмущённо выпучив глаза.
  - Да, - отрезал совершенно серьёзно Климченко. - Ты сама этого хочешь. Спорить с тобой бессмысленно, а я хочу как можно быстрее помыться и лечь спать! - не дожидаясь реакции подруги, Стас скрылся между ветвей тутовника.
  - Криста, - к Лазуриной подошёл Добро. - Стас зол, расстроен. И, чёрт возьми, прав. Домой хочется побыстрее. Давай, ты не будешь строить из себя принцессу, и мы поторопимся, а то ведь, Ирка прицепится с расспросами, ещё и выговор влепит, - был на удивление рассудителен Игорь. Хотя за ним такое числилось - воззвать к разуму Кристы, когда Климченко умывал руки. Он вообще не пытался сюсюкать с подругой, долго уговаривать, спорить: да-да, нет-нет. Иногда казалось, что его раздражали её выходки, истерики, злые высказывания в адрес других, но чтобы прилюдно не ругаться, он замыкался или уходил.
  Зато Добродько... Юдина даже от зависти чуть не позеленела - не каждому давались такие друзья, как Добро. Раньше о нём думала хуже. Он казался наглым, грубым, самодовольным, избалованным 'золотым' ребёнком... Нет, он конечно такой, но другие, положительные качества, которые открылись за то время, что Лиза с ним работала, сглаживали отрицательные.
  - И никого я из себя не строю, - пробурчала, оправдываясь Лазурина. - Просто... просто устала и у меня... нога болит, - выдала новость Криста, склонив голову, якобы изучая стопу.
  Вот же враля! Лиза аж задохнулась от негодования. Лазурина - актриса погорелого театра?! Как бежать, сломя голову, и за волосы тягать других - так она первая, ничего не болит и сил хватает, а как домой поторопиться - сразу все болячки выползли наружу и усталость навалилась.
  - Хочешь, - Игорь криво, но добродушно улыбнулся: - Я тебя на руках понесу?
  - Ой, да, - засмущалась Криста, но ледышка в её сердце явно растаяла, - далеко ли?..
  - Лиз, - одёрнул Федька, потеребив руку Лизы, - может, поторопимся?
  И то верно! Юдина зло отвернулась от парочки и сорвалась на бег. Друг семенил рядом. Кряхтел, сопел, но не отставал.
  Ребята схоронились в гуще деревьев, чтобы не попасться на глаза вожатой, но лавируя между ветвями, Лиза от страха чуть не завопила, наскочив на Митрофан Романовича, выросшего точно из-под земли:
  - Ох, - схватилась за сердце - оно рвалось из груди дикими ударами. Федька тоже не успел затормозить - наткнулся на Юдину.
  - Ой, - шикнула Лиза.
  - Ты чего?.. - шёпотом укорил Ситичкин, но осекся, завидя старика.
  - Вы чего это тут делаете? - подозрительно сощурился сторож. - К тому же так поздно?
  - Ну, мы это... - заикнулась Юдина, подыскивая оправдание. - Гуляем...
  - А-а-а, - понимающе протянул Романович. - То-то вас вожатая ищет уже почти час.
  - Мы побежим, ладно? - дёргался точно на иголках Федька.
  - Бегите, бегите, - кивнул Митрофан Романович.
  Ребята обогнули старика, и уже было скрылись за деревьями, как Ситичкин обернулся:
  - Вы только вожатой не говорите, - чуть засмущался приятель, - что нас видели, хорошо?
  - Ну, это дело молодое, - ухмыльнулся старик. - Вечер, свидания... Только, не рановато ль?..
  - Это он на что намекнул? - возмутилась Лиза в полголоса, только услышала пыхтение Федьки за спиной. - Что мы с тобой?..
  - А что? - засопел обиженно Ситичкин. - Для тебя отношения со мной - дикость?
  - Ну да, - честно рассуждала Юдина. - Ты - мой лучший друг!
  - Понятно, - пробубнил угрюмо Федька и умолк.
  Дальше бежали без происшествий. Крадучись по дорожкам между кустарников и корпусов. Сторонились работников, которые прогуливались перед сном.
  Воровато осмотрелись и проникли в свой корпус. На цыпочках пробежали на этаж, и в рассыпную юркнули по комнатам.
  ***
  - Ты где была? - дружно накинулись с расспросами Юля и Настя.
  - Гуляла, - соврала, не моргнув глазом Лиза. Торопливо скинула кеды. Следом полетела футболка, легенсы. Оставшись в лифчике и трусиках, спешно запихнула вещи в пакет для грязной одежды и бросила его в угол. Стянула со спинки постели полотенце и шмыгнула в душ. Наспех помылась, а только вышла, обмотанная полотенцем, как в комнату ворвалась Ирка. Злющая. Покрасневшая. Запыхавшаяся:
  - Где ты была? - хлопнув дверью, зарычала охрипшим голосом с истеричными нотками. Вожатая всегда была импульсивна и поддавалась чувствам, а сейчас это проявилось как нельзя лучше. Хотя запал у неё заканчивался тоже быстро, главное усмирить бдительность.
  - Гуляла, - точно заезженная пластинка вторила Лиза, изображая непонимание. - А что нельзя? Я думала, работа...
  - У-у-у, - ярилась Ира, сжимая кулаки. - Можно! Но я так испугалась?! Мне сказали, что Федя опять столкнулся со Стасом и тот погнался за ним. Ты, конечно же, была рядом...
  - Ой, да что ты, - как можно успокаивающе пропела Юдина. - Стасик, он, ведь хороший. Разозлился, погнался, но потом, как всегда, простил, и мы мирно разошлись.
  - Но где вы были? - уже без неврастеничного крика, но всё ещё очень эмоционально поинтересовалась вожатая. - Почему вас никто не мог найти?
  - Не знаю, - невинно отозвалась Лиза. - Мы с Федькой в саду...
  - Я там искала, - сощурилась подозрительно Ира. - Голос сорвала. Хочешь сказать, что не слышали?
  - Нет, - опять солгала Юдина, но на душе кошки скребли. Раньше не приходилось столько врать.
  Секундная борьба взглядов: вожатая явно пыталась просканировать, найти хоть намёк на ложь, но Лиза не выходила из роли, хоть и тряслась внутренне от страха, переизбытка адреналина. Ирка сдалась первой. Чуть смягчилась. Ещё немного поворчав, ушла. Её голос слышался недолго - вожатая прошлась по всем комнатам 'пропавших' и поговорила с каждым 'подозреваемым'.
  Юдина легла спать, прокручивая в голове произошедшее, а уснула, так и не придя с разумом к единому мнению - что было в домике? Общая галлюцинация или несуществующая магия...
  ***
  Наутро Лиза проснулась разбитая, ленивая и с однозначным, но лёгким чувством: сон был просто кошмарен! Пинками заставила себя встать с постели. Точно сомнамбула умылась, оделась, а пред глазами постоянно всплывала картинка заброшенного домика. То ветхого, мрачного, то обновлённого, светлого, чистого.
  На завтрак плелась еле-еле, окончательно подпортив настроение, столкнувшись в коридоре со Стасом, который только с пробежки вернулся.
  Климченко даже внимания не обратил на добродушное, чуть смущённое: 'Привет!' Скрылся в своей комнате, словно ни ему было адресовано.
  Гад! Хотя, если вчера ничего не было, и весь ужас приснился, тогда понятна реакция Стас. Малолетка ни с того ни с чего лезет с приветствиями, точно давно знакомы и хорошо общались. Эх!..
  Федька сказался больным и из комнаты не вышел. Предатель! Бросил... А так хотелось с ним поболтать, уточнить насчёт вчерашнего.
  Пока Юдина шла в столовую, так задумалась, что очнулась только, когда перед глазами предстал пугающе мрачный домик в гуще тутового сада. От недоброго предчувствия по коже тотчас стройные ряды мурашек побежали. Лиза даже головой потрясла, чтобы убедиться, что не мерещилось...
  Нет, не глюк! Ой, мамочки...
  Бежать со всех ног! Юдина притопила, будто за ней сам чёрт гнался. Уже и дороги не разбирала: продиралась сквозь густые ветви тутовых деревьев, петляла по едва заметным тропкам. Выскочила на главной аллее и только тут выдохнула:
  - Уф!
  Несколько минут потратила, чтобы прийти в себя. Немного привела в порядок растрёпанную одежду и с чувством лёгкого замешательства, всё же отправилась в столовую, где утвердилась в догадке: 'золотая молодёжь' не собиралась её принимать в свою компанию. Как и прежде игнорировали. Сидели чуть поодаль.
  Ну и пошли они...
  Юдина гордо с подносом прошла мимо и устроилась за столик в ближнем к выходу углу, но так, чтобы слышать, о чём говорили ребята.
  Завтрак лез едва ли. Запихиваться насильно не хотелось, но и торопиться было некуда - Лиза ложкой размазывала кашу по тарелке, косо поглядывая на присутствующих.
  Поначалу шуршала глупая болтовня, а потом... Юдина чуть со стула не свалилась, подсушивая ответ на главный вопрос, который мучил с тех пор, как она оказалась в столовой: почему нет Стаса?
  Оказалось, Климченко домой отпросился. Обещал вернуться после обеда.
  Вот так новость?! Ещё один предатель... Работнички!
  Пока несла поднос в окошко для грязной посуды, прошла мимо вожатых. У-у-у, зря поленилась их обогнуть за пару столиков. Девчонки тотчас одарили недобрыми, даже осуждающими взглядами.
  Ирка и её компания во время завтрака тоже говорили в полголоса, поэтому только глухой бы не слышал, что она до сих пор злая. Хотя её тоже понять можно - подопечные так подвели.
  Очередное, эх...
  Отпроситься с работы не хватило наглости, особенно в свете последних событий. Радовало только то, что завтра законный выходной. Впрочем, послезавтра тоже.
  С этой, единственно радостной мыслью, Юдина вышагивала в корпус, прихватив бутерброд и стакан с чаем - Ситичкину. За гением следить надо - это прямая обязанность друга!
  Только грёзы о будущем отдыхе развеялись, Лиза остановилась, точно налетела на невидимую стену.
  - Брр, - встряхнула головой, с минуту оглядываясь. - А чего это я тут делаю? - непонимающе всмотрелась в зелень тутового сада, тугие стволы деревьев, мерцающее золото солнышка пробивающегося сквозь густую листву.
  С чего это опять сюда забрела?.. Нехорошо, таких совпадений не бывало раньше. Что-то не так... С утра навязчиво жужжали мысли о домике, картинка вечно перед глазами маячила, уже убегала от него прочь и на те - вновь этот домик!
  Ох, не сон был вчера...
  Морозом обдало кожу. Бли-и-ина... От ужаса даже коленки подкосились. Всё! Пора Федьку трясти!
  - Федь, открой! - жалобно позвала Лиза, чуть погодя. Стучалась долго, даже на миг закралась неутешительная мысль, а не в лазарете ли Ситичкин?!
  Тишина...
  - Федя-я-я, ты здесь? - в очередной раз робко попыталась выманить друга, но уже через несколько мгновений нервы не выдержали, Юдина зло пнула дверь: - Федь!
  В ответ тянулось молчание. Уже когда Лиза собралась уйти, дверь чуть открылась. В щель выглянул недовольный Ситичкин:
  - Занят я. Тебе чего? - уставился подозрительно.
  - Как чего? - опешила Юдина. Секунду соображала что делать, ведь не ожидала подобного, вот и растерялась. Придя в себя, протянула другу стакан с чаем и тарелку с бутером: - Я тебе завтрак принесла.
  - А-а-а, - потерянно кивнул Федька, но дверь так и не открыл полностью. Руку просунул в щель. Забрал еду и, не попрощавшись, захлопнул створку прямо перед самым носом Лизы. Юдина от неожиданности даже на шаг отступила.
  Это как понимать?!. Занят...
  Негодованию не было предела, но взывать к совести гения, наткнувшегося на очередной ребус - бессмысленно. Юдина лишь резко выдохнула и поджала губы - делать нечего, придётся одной идти на работу. Всё в том же неведении, всё с тем же непониманием и с ещё большим желанием знать!
  Вот только у главного корпуса поджидала новая 'радость' - Гадюкин, собственной персоной, в окружении уже знакомых 'кошельков' опять осматривал владения. В этот раз обошлось без проволочек и ругани, но Аркадий Валерьевич строго наставлял: прибраться к сроку!
  Без особого желания Юдина поплелась в корпус, где убирались.
  Остальные ребята вели себя так, словно вчера ничего не случилось. Хотя, как иначе? Не бегать же и кричать: с нами тако-о-ое приключилось! В общем, как всегда: смеялись, шутили, дурачились.
  Глава 10.
  Ира вышла по делам, на пороге столкнувшись с Добро, который по её распоряжению за газетами бегал, ведь бумага хороша как расходный материал. Вдруг подстелить где надо...
  Игорь пропустил вожатую, прижимая к груди увесистую стопку, и только её бросил на подоконник возле Кристы, Лазурина решила всех развлечь - гордо восседая на столе, принялась листать шуршащие страницы.
  - Кстати, - хихикнула криво, обращаясь к Евангелине, - газета твоего папан. - Итак, новости! Чемпионат и Первенство Республики Крым по всестилевому каратэ проходил в Симферополе с 11 по 16апреля 2015 г. Более 400 спортсменов приняли участие в соревнованиях, которые проводились с целью развития этого вида спорта в Российской Федерации. Крымский клуб каратэ 'Воля', во главе с тренером, Игнатько Всевалодом Сеневичем и спонсором, Гадюкиным Аркадием Валерьевичем, заняли на чемпионате следующие призовые места:
  1 место - Климченко Стас (15 лет). Категория до 80 кг.
  2 место - Ивалев Николай (16 лет). Категория до 70 кг.
  3 место - Добродько Игорь (15 лет)... Бла-бла-бла, - покачала головой, пропуская остальных призёров. - Поздравляем ребят с победой и желаем удачи на соревнованиях, которые будут проходить в Москве! - закончила чтение на торжественной ноте. - Стасик говорил, что соревнования легко дались, - подметила Лазурина, бросив косой взгляд на Добро. - Только Игорь загулял после первого дня, и чуть не проспал финал на утро третьего.
  - Ничего я не загулял, - пробурчал Добродько, устанавливая тумбочку на место в углу, где Лиза успела протереть пол. - Вернулся из клуба во время, явился в зал к сроку...
  Криста его одарила ехидной ухмылкой и вновь принялась читать:
  - Чупакабра в Крыму! - объявила заглавие статьи. - В городе Керчь, в районе Аршинцево было замечено странное явление. По словам местного жителя, Лось Акима Степановича: 'Неведомое чудо-юдо имело росту метрового, глазище злющие, навыкате, клыки с охотничий нож. Как накинется на меня, еле отбился', - комментировал свою встречу с 'чупакаброй' Аким Степанович. Данным фактом уже заинтересовались московские криозаологи, для расследования выехавшие на полуостров в этот понедельник... Чудина-Юдина, - поморщилась Криста, вскинув брови. - Это случаем не ты на старичка напала?
  - Там что-то про злющие глаза навыкате и клыки говорилось. В зеркало глянь, - ответила колкостью на колкость Лиза. - Это же вылитая ты...
  Лика и Светик коротко прыснули, и тотчас притихли под гневным взглядом Лазуриной.
  - Ха-ха-ха, - наиграно посмеялась Криста, вновь продолжив чтение. - Светская хроника, - уточнила, какую тему выбрала. - 'Феникс: восставший из пепла'. Всем известно, что многим элементам инфраструктуры Крыма требуется срочное восстановление и реставрация. Не исключение и детский летний оздоровительный лагерь 'Звёздочка', бывший некогда жемчужиной черноморского побережья. Как сообщил работник администрации в сфере отдыха и туризма Букин Святослав Митрофанович: 'Уже долгие годы лагерь нуждается в крепком хозяине, который поднимет с колен и заставит функционировать механизм...' И, похоже, такой человек нашёлся. Аркадий Валерьевич Гадюкин. Местный бизнесмен и меценат выкупил территорию 'Звёздочки' вместе со всем её имуществом, и в ближайшие дни начнётся процесс восстановления былого величия крымского лагеря. Уже к середине июня, первые потоки детей из малоимущих, малообеспеченных семей устремятся на песчаные пляжи Черного моря...'
  - Гадюкин сам заказал статью, - знающе кивнула Евангелина-задавака. - Так папан сказал.
  О, её папан! Всемогущий, всезнающий, почти 'небожитель', если верить словам его 'милой' дочурки. И 'это' он может, и в 'этом' участвовал, и 'здесь' оказался вовремя... Как не гордиться таким 'большим' человеком?! Вот именно, никак! Оставалось только восхищаться, наслаждаясь рассказами о нём.
  По сути, папан - единственное, чем вообще могла похвастаться Лина, ведь никакими другими явными 'достоинствами' не обладала. Круг её интересов сводился к... 'мода' и ребята. Хотя, порой глядя на неё, невольно приходилось морщиться - одета ни к месту, ни ко времени, зато о-о-о-чень дорого. Впрочем, работа в лагере не стала исключением - задавака могла явиться, как и Криста в сарафанчике или коротенькой юбочке.
  Ладно, хоть сегодня облачаясь, включила мозг: пришла в обтягивающей футболке, правда белой, глубокого синего цвета легенсах и простеньких серых кедах. На тощей однокласснице очень забавно выглядели огромные резиновые ядовито-жёлтые перчатки. Двумя пальчиками одной руки держала тряпочку. В другой - средство для чистки мебели. Жеманно и очень показательно! За всё утро Лина успела... только размазать пыль по тумбочке.
  - А моя мама, - добавила Светик-подпевала с изрядной порцией хвастовства, растирая пыль по другой тумбочке, - сказала, что не будет здесь лагеря для бедных.
  - То есть? - встряла в разговор Юдина, смахнув со лба одновременно и пот, и назойливо-щекотливые прядки волос, выбившиеся из тугого хвоста на затылке. Уже битых полчаса намывала полы, но грязь казалась нескончаемой.
  Девчонки лишь наградили взглядами полными пренебрежения. Игорь нахмурился и с усердием принялся двигать каркас металлической пружинной постели, задвигая в угол.
  Лина и Светик совсем о работе забыли, как сплетницы сгрудились возле Кристы.
  - Я потому и поехала, - хихикнула задавала. - Папану нужно, чтобы я засветилась на трудовых работах. Пиар-компания... Для газеты полезно, ведь о нас напишут.
  - Хи-хи, - залилась смехом подпевала, - а мои родители сказали, что этот благотворительный ход им важен для получения средств от государства. Мама соучредитель подставной организации Гадюкина. Она надеется, что когда станет известно, что её единственная доченька работала, не покладая рук и даже денег не взяла, это хоть как-то учтут, типа, даже её доченька не гнушится грязной работы во благо бедных и ущербных! А там глядишь, ей плюсом зачтётся подобный ход при переизбрании на следующий срок в депутаты.
  - Какие же всё-таки вы и ваши родители лживые... - не выдержала Лиза игнорирования.
  - Ой, а ты, можно подумать, - уличила холодно Лазурина, - сюда по доброте душевой приехала.
  - Приехала! - с вызовом бросила Юдина. - Мне делать было нечего...
  - Конечно, - неправдоподобно согласилась Криста и даже газету отложила. - Все знают, что ты на Стасика запала, вот и ринулась сюда за ним.
  - По себе людей не судят, - Лиза напряглась, сжимая в руках половую тряпку.
  - Так это ж людей, а ты - бестолковая серая моль... Чудина-Юдина, - съязвила Кристина. Подружки тихо вторили смехом, по обе стороны от подруги. - Работай! Тебе привыкать к черни нужно с молодости, иначе так и вырастишь, ничего не умея...
  - На себя посмотри, примадонна, - гневалась Лиза. - Чего в жизни сделала? Чего из себя представляешь?
  - В отличие от тебя... - вскинула нос Лазурина.
  - Криста, - предостерегающе одёрнул её Добро, - заканчивай.
  - А чего она умничает? - пожаловалась Криста, немного поубавив высокомерие.
  - А ты лучше не вмешивайся! - бросила Лиза Игорю. - Я за себя постоять умею!
  Добродько ещё больше помрачнел, но умолк.
  - Ты - пустышка злобная! - теперь обратилась Юдина к Лазуриной. - Плохое настроение вымещаешь на других... Я тебе не подружка - терпеть не буду, - с размаху швырнула в Кристу половую тряпку.
  Лазурина только и успела, что взвизгнуть: 'Дура!'. Неловко уклонилась, а мокрая ткань звучным шлепком врезалась в светло-зелёную обшарпанную стену. Оставив грязный отпечаток над плечом Кристы, отлепилась и шмякнулась на стол.
  Не удержавшись на краю, - да и Светик не подсобила - отпрыгнула, избегая тряпки, - Лазурина ухнула на пол, где стояло ведро с водой. Нелепо взмахнув руками, зацепила его, и оно с плеском окатило её с ног до головы.
  - Вот так тебе лучше, - победно констатировала Лиза. - Чупакабра в лагере 'Звёздочка'! - Нет, совсем не ожидала, что так выйдет, но не бросаться же с извинениями. - Кстати, как по мне, так Светка красивее тебя, а Евангелина куда лучше одевается, да и вкус у неё отменный. - Это удар под дых. Сказать красотке с завышенным самомнением, что есть особи красивее и одарённее.
  Юдина гордо задрала нос и прошла мимо опешившей Кристы, её подруг, которые и хотели помочь подруге и в тоже время боялись притронуться, ведь она мокрая, злющая, - и Игоря. У Добро рот аж до пола отвис. Девчонки притихшие, запуганные, слегка озадаченные. Кидали затравленные взгляды, но в них читался ещё и страх.
  М-да, сталкивать лбами закадычных подруг не лучший ход, но уж что сделано. Ха-ха-ха, Лазурина теперь сон потеряет, требуя от 'зеркальца' ответа.
  - Ах, ты... - верещала вслед Криста, выкарабкиваясь из лужи. - Ну я тебе... Чего стоите?!.
  Поток грубостей и болезненных обещаний полился бурной рекой. Лиза быстро шмыгнула прочь из последней комнаты на этаже и только затворила дверь, как столкнулась с Иркой. Вожатая преградила путь, торопясь разобраться:
  - Что опять случилось? - озадачила на пороге.
  - Да так, - замялась Юдина. - Криста со стола упала...
  - Как? - ужаснулась Ира, уже одной ногой в дверях. - Вас и на пять минут нельзя ставить! - завелась с полоборота, эмоционально всплеснув руками.
  - Всё нормально, - спешно заверила Лиза вожатую. - Несмертельно. Даже не покалечилась. В остальном - стыда у неё нет, а гордость самоизлечится чрезмерным себялюбием, - неуместно сумничала.
  - Что? - непонимающе уставилась Ира.
  - В туалет хочу, - изобразила нетерпение Юдина и юркнула дальше по коридору, но только за вожатой захлопнулась дверь, Лиза скрылась в первой попавшейся комнате. - Уф, - выдохнула резко, словно получила под дых, уткнувшись лбом и ладонями в гладкую деревянную поверхность. Несколько секунд прислушивалась, не гналась ли за ней Криста.
  Нет, вроде, за дверью тишина! От этого немного полегчало, но мурашки всё равно пробежались по позвоночнику. Тело обдало холодом, будто в корпусе не плюсовая температура, а скромный минус. Изо рта даже дыхание вырывалось сизым облаком. Лиза неуверенно повернулась и едва не взвизгнула от испуга. Она не одна! В комнате парень лет семнадцати. Вроде как парень... Причём, незнакомый... По крайней мере, она его раньше не видела. Худой, чуть зажатый. Руки прятал в карманах мешковатых джинсов. Чёрные кроссовки слегка грязноваты.
  Хоть большую часть лба скрывал капюшон толстовки, густая копна каштановых волос всё же выбивалась косой чёлкой. Прыщавое лицо нельзя назвать красивым, скорее, миловидным. Светло-голубые глаза смотрели с некоторой настороженностью и ожиданием. Тонкие губы плотно сжаты.
  - Ты чего здесь один? - ляпнула Юдина первое, что пришло на язык. - Прячешься? - добавила осторожно.
  - Типа того, - немного грубовато кинул парень, неопределённо дёрнув плечом.
  - Я тебя раньше не видела, - озадачилась Лиза. - Новенький?
  - Ага, - чуть замешкавшись, с явной неохотой кивнул незнакомец.
  Хм, странно, обычно новости разлетались быстрее ветра, а о пополнении рядов трудящихся ни слова. Юдина уже почти брякнула новый вопрос, но вовремя остановилась - парень с самого начала всем видом показывал нежелание общаться. Сейчас вообще отвернулся к окну, а разговаривать со спиной не хотелось.
  Не навязываться же...
  - Ладно, пока, - буркнула Лиза досадливо. - Может, ещё увидимся...
  Убедившись, что незнакомец не собирался продолжать общение, торопливо покинула комнату. Долго отсиживаться всё равно не получится. Нужно с гордостью выходить из положения. Вернуться - да, страшно, ведь если дикие кошки набросятся, побоев не миновать. Хотя в духе 'золотой молодежи' - исподтишка творить зло: сплетни распускать, мелкие пакости делать, унижать прилюдно, подговорить остальных и устроить байкот, а руками махать не станут - ноготочки побоятся сломать.
  Да у пусть! Всё что угодно, только бы Криста не разболтала о домике и свитке! С неё не убудет. Отомстит Федьке, чтобы через него насолить ей, его подруге.
  ***
  Стас вернулся после обеда: загадочный, молчаливый, задумчивый. Держался особняком и даже с лучшим другом почти не разговаривал. Лиза поглядывала со стороны, но не лезла. Да и кто с ней заговорит?!.
  Криста на вечернюю работу не пришла. Оказалось, Ира ей дала время оклематься после падения, поэтому комнату дочищали в сравнительной тишине и спокойствии. Только Юдина раз за разом ловила на себе взгляды то Светика, то Лины, то Игоря.
  Интересно, бойкот устроить собираются или думают, как отомстить?
  Ну и пусть!
  Волнительно. Очень. Но вида лучше не показывать - чего не хватало, тени своей бояться?!
  В итоге, никто не пытался пристыдить или разборки затеять. Ребята мирно домыли комнату и разошлись, когда наступило время ужина, где подслушав разговор, Юдина узнала, что Стаса в лагере опять нет, и ещё не будет два дня.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Зак "Великая Игра 2." (ЛитРПГ) | | В.Свободина "Отчаянная помощница для смутьяна" (Современный любовный роман) | | Н.Мороз "Таури. Неизбежность под маской случайности" (Юмористическое фэнтези) | | К.Марго "Женская солидарность, или Выжить несмотря ни на что" (Любовные романы) | | К.Марго "Не будите Спящую красавицу!" (Любовное фэнтези) | | М.Боталова "Академия Равновесия. Рожденная светом" (Попаданцы в другие миры) | | Н.Мамлеева "Отказ - удачный повод выйти замуж!" (Юмористическое фэнтези) | | С.Волчок "В бой идут..." (ЛитРПГ) | | С.Шавлюк "Угадай суженого" (Попаданцы в другие миры) | | В.Лошкарёва "Хозяин волчьей стаи" (Любовная фантастика) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Е.Ершова "Неживая вода" С.Лысак "Дымы над Атлантикой" А.Сокол "На неведомых тропинках.Шаг в пустоту" А.Сычева "Час перед рассветом" А.Ирмата "Лорды гор.Огненная кровь" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на учебе" В.Шихарева "Чертополох.Лесовичка" Д.Кузнецова "Песня Вуалей" И.Котова "Королевская кровь.Проклятый трон" В.Кучеренко, И.Ольховская "Бета-тестеры поневоле" Э.Бланк "Приманка для спуктума.Инструкция по выживанию на Зогге" А.Лис "Школа гейш"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"