Селиванов Петр Петрович: другие произведения.

Неопределенность, фантастический роман

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 4.37*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Макс работает начальником отдела продаж в рекламной агентстве, платит ипотеку и с оптимизмом смотрит в будущее. Но его мир переворачивается с ног на голову с приходом к нему в офис седовласого незнакомца...

  Петр Селиванов
  
  
  
  
  
  Неопределенность
  Фантастический роман
  Часть первая
  Истинная память
  Глава 1
  Макс пребывал в приятном утреннем томлении. Впервые за несколько недель он хорошенько выспался. Переворачиваясь с боку на бок на своем маленьком, стареньком диване, от долгого лежания на котором безумно затекала спина, он смотрел на потолочный узор дешевой пенопластовой плитки 'привет из 90-х' (по неизвестной причине строители решили наклеить этот пережиток прошлого, и данный факт просто сводил его с ума). Старые - добрые 'Скорпы' играли свою лирику из купленных на последнюю премию колонок, о которых Макс мечтал с тех пор, как увидел их в сетевом магазине бытовой техники. Будильник он, как обычно, поставил на семь утра, но, как правило, он еще минут десять-двадцать валялся в постели, прежде чем вставал и шел принимать водные процедуры. Его квартира была самой обычной 'двушкой' в новостройке, купленной в ипотеку, которую через пару лет Макс планировал погасить: ремонт 'от застройщика' с самыми банальными и дешевыми обоями на стенах, мебель, купленная 'с рук', чтобы не вгонять себя в еще большие долги. Единственное, на чем он решил не экономить - это кухонный гарнитур. Его Макс купил на заказ, новый и не самый дешевый. Конечно, он мечтал о другом: собственный загородный дом, высокие потолки, стильное сочетание антикварных вещей и новой современной техники... вкус-то у него действительно был, а вот таких денег, конечно, не было. Хорошо это или плохо, но он не родился в семье богатых родителей, не получил большое наследство от дедушки и не сумел построить бизнес. Хотя он попробовал сразу после института открыть магазин: взял кредит, арендовал помещение, закупил товар, но, то ли из-за нехватки опыта, то ли из-за того, что в стране в то время был настоящий хаос, прогорел спустя три месяца и еще несколько лет рассчитывался с долгами, чем окончательно убил в себе желание стать бизнесменом. Тем не менее, у него было оконченное высшее образование по юриспруденции, хоть он ни дня и не проработал по специальности. А еще он занимал неплохую должность в рекламном агентстве, пусть его зарплату и нельзя было назвать пределом мечтаний. То есть все было не так уж и плохо, учитывая еще и то, что он сумел значительно снизить срок ипотеки, хоть и пришлось ограничить себя во многих благах. 'Секс, наркотики и рок-н-ролл теперь мне долго не светят' - именно так он сказал друзьям, когда купил квартиру, пожертвовав, в том числе личной жизнью (его девушка Аня ушла от него, когда он перестал удовлетворять все её материальные потребности и начал 'спускать деньги', как она выразилась, на кредит). Еще каких-то пару лет и эта шестидесятиметровая красавица полностью будет в его собственности и без всяких долгов. Эта мысль согревала душу, когда он покупал себе недорогое вино или акционные продукты в магазине.
  Потянувшись, Макс скинул ноги с кровати и окинул взглядом свое одинокое ложе со скомканной за ночь в бесформенную кучу простынкой. Все-таки молодой тридцатипятилетний мужчина, почти выплативший ипотеку за двухкомнатную квартиру в неплохом спальном районе Москвы, занимающий не последнюю должность в хорошей компании, 'миленький' по мнению некоторых представительниц женского пола, не должен долго оставаться в одиночестве. Не должен, но оставался. Постоянных отношений у него не было уже года три точно. После Аньки было несколько тщетных попыток, но работа занимала все его свободное время, что безоговорочно становилось существенным препятствием на этапе 'конфетно-букетного' начала любых нормальных отношений. Тем не менее, у него было две знакомых девушки, которые были 'не против' и время от времени встречались с ним исключительно на правах свободных отношений, разумеется, не в одно и то же время (как бы он этого ни хотел) и о существовании друг друга они не знали. Особых надежд на них он не возлагал, впрочем, как и они на него, что не мешало всем оставаться вполне довольными этими редкими встречами.
  Макс торопливо принял душ, надел один из своих двух костюмов (тот, что поновей), вышел во двор своего дома и взглянул на небо. Погода стояла просто замечательная: лениво проплывало несколько белых облаков, солнце уже начинало набирать свою дневную силу. Небольшой лесной парк, который располагался неподалеку, придавал воздуху кристальную чистоту и свежесть и, если бы не отвратительно выглядящий бомж, спящий на скамейке у соседнего подъезда, день можно было бы считать замечательно начавшимся. Макс снял с сигнализации свой десятилетний 'Форд фокус', который он любил всем сердцем, и, заняв промятое под его личный зад водительское кресло, направился на работу. Его офис располагался в центре столицы.
  
  ***
  Человек с опытом третьего, с необычайной легкостью возникал в четвертом, пятом, шестом пространствах. Нападения этих, безусловно, сильных агрессоров казались ему укусами комаров. Он проходил дальше - седьмое, восьмое, девятое. Прорывая защитные барьеры, как бумажные мембраны, он практически не замечал все более умелые и сильные атаки этих сущностей. Обычная душа с опытом третьего не выдержала бы и минуты нахождения в четвертом, но этот человек уже добрался до небывалых высот. Тринадцатое, четырнадцатое...
  Пространство архангелов не видел ни один человек, существующий в третьем, не говоря уже о людях трехмерного или, иначе говоря, первого пространства. Это место было чем-то вроде мифа для молодых и неопытных душ и самой главной целью для старейшин, самых мудрых душ вселенной. Ходили слухи, что архангелов всего пятьдесят и это число не может измениться, но подтвердить или опровергнуть это никто не мог. Человек третьего ворвался в последнее пространство с трудом, но не потерял своего облика. В тот же миг возле него возник Элладис.
  - Краткий отчет! Кто ты? - потребовал архангел.
  - Житель третьего измерения, АЛ1211, - возбужденно ответил мужчина.
  - Никто, кроме архангелов не может находиться здесь! Каким образом ты сюда попал, третий? - Голос Элладиса стал жестче.
  - Подождите, подождите, - АЛ1211 широко улыбнулся, и в его глазах появился поистине детский блеск, - то есть я все-таки прошел к архангелам? Правда? Вы же архангел? Ущипните меня!
  - Ты что себе позволяешь, третий? Я развею твою душу, если ты мне сейчас же не ответишь! Повторять я не собираюсь! - Архангел выглядел злым, но растерянным одновременно. Никто и никогда не врывался в пространство архангелов. Да это было и невозможно.
  - Я знаю, что ты не сможешь этого сделать без направления Творца! И, послушайте, просто оставьте меня в покое, хорошо! Я не сделаю ничего плохого. Я просто посмотреть... Не нужно искать меня, договорились, архангел?
  АЛ1211 сделал в воздухе несколько резких движений, будто протирал рукой невидимое стекло, и исчез.
  - Это невозможно! - Элладис оглянулся вокруг.
  Через пару секунд к нему подошли еще двое мужчин. Один из которых выглядел совсем уж дряхлым.
  - Мы что-то почувствовали. Что произошло, Элладис? - прохрипел старик.
  - Он... - архангел замешкался, - Он третий... и он проник к нам... А еще, он воспользовался навыком архангелов... Но он не наш, он всего лишь третий!
  - Но это невозможно. Только если...
  - Я знаю! В этом и есть вся проблема! Мы должны решить этот вопрос самостоятельно и как можно скорее.
  Переглянувшись, оба архангела утвердительно кивнули.
  - И еще мне понадобится помощь Лаада.
  
  Глава 2
  Макс приехал в свой офис в половину девятого. Огромное высотное здание уже было забито офисными работниками, как стеклянная банка корнишонами в рассоле. Кто-то бегал из одного помещения в другое, заполняя многочисленные документы (Макс часто думал, что это по большей степени имитация бурной деятельности), многие сидели в офисах за бесконечными компьютерами и монотонно стучали по своим клавиатурам. В этом бизнес-центре было порядка двадцати офисов разных компаний, но рекламная копания 'Пандора', в которой он работал, занимала почти весь этаж, что вызывало у него некоторую гордость.
  В понедельник Макс предпочитал приезжать пораньше, как начальник отдела продаж он должен был подготовиться сам и подготовить план работы для своих сотрудников, которых было без малого пятнадцать человек. Макс зашел в лифт, нажал кнопку четвертого этажа и с грустью подумал о том, что он уже очень давно не был в отпуске.
  - Здравствуйте, Максим Андреевич, - обратилась к нему молоденькая симпатичная девушка, которая работала секретарем их рекламного агентства всего три недели, - Вам звонил Федор Евгеньевич из 'Хьюго', по поводу встречи, - спешно начала докладывать секретарша, - а Антон Викторович попросил передать, что он приедет к вам в половине первого.
  - Так, - Макс остановился напротив столика, за которым сидела Лиля, и сделал серьезный вид. Ему нравилось, что кто-то воспринимает его большим начальником. Сам он себя таковым считать не привык. - По поводу 'Хьюго' нужно сначала с директором поговорить, я им сам перезвоню после обеда, а Антону позвони и скажи, чтобы приезжал после трех часов. У меня еще встреча.
  - Максим Андреевич, еще...- Лиля была явно в замешательстве, - К вам пришел какой-то мужчина...
  - Где он? - Макс посмотрел вокруг, но в коридоре стояли только две полные женщины из бухгалтерии, пытающиеся разобраться, как работает новый кулер с питьевой водой.
  - Я сказала, что вас нет, сказала, во сколько вы будете, но он не стал слушать...
  - Он у меня в кабинете что ли?!?
  Лиля неловко кивнула головой. Макс, не говоря больше ни слова, с укором посмотрел на неё, затем развернулся и пошел к двери.
  - Кажется, вам сказали, во сколько я появляюсь. К чему такая спешка? - Макс попытался не повышать голос при входе в свой кабинет, хоть и был зол от такой наглости гостя. Планы привычно начать утро с чашки кофе и пролистывания новостей были нещадно разрушены.
  За его столом сидел молодой на вид, но в то же время уже седовласый мужчина, в строгом синем костюме и белоснежной сорочке без галстука. Он спокойно пил его чай с его печеньем, которое неизменно стояло в вазочке у монитора.
  - Не сердись, Лаад, - начал гость, - просто у нас наверху произошла катастрофическая ситуация.
  - Какой еще Ла-ад? - умышленно передразнил его Макс, - меня зовут Максим. Вероятно, вы меня с кем-то перепутали.
  - Нет, Максим Андреевич, вас зовут Лаад. - Отложив кружку, произнес незнакомец, - рад с вами встретиться лично, наслышан.
  - Это какая-то инсценировка? - Макс был просто ошарашен, - меня разыгрывают?
  - Успокойтесь, - мужчина прижал указательный палец к своим губам. И Макс отчетливо услышал в своей голове: 'не кричите так сильно, а то подумают, что мы тут ругаемся'.
  В это мгновение всегда уверенный в себе начальник отдела продаж ощутил, что значит, когда говорят: 'пробежал холодок по спине'. Попятившись назад, он споткнулся и, упав затылком на что-то очень, как ему показалось, мягкое, потерял сознание. Последнее, что он помнил, перед тем как отключиться - это отчаянное желание позвать охрану.
  Очнулся Макс от звука прибоя и крика чаек. Как только он попробовал открыть глаза, яркое солнце ослепило его, и он прищурился.
  - Я очень люблю бывать в этом месте, - послышался уже знакомый голос в голове Макса, - здесь очень красиво.
  Макс попытался подняться, но у него совсем не было сил. Его собеседник продолжал говорить:
  - Помнишь в чем преимущество трехмерного пространства, Лаад?
  Макс молчал.
  - Все знают, что в любом измерении плохое и хорошее, добро и зло сбалансировано, ведь так?
  Макс все же смог приподняться и опереться на локти. Теперь он видел все, что находится вокруг него: вытянутый пляж белого, как мука песка, огромный океан или море впереди, мягкие, шуршащие волны, подползающие к ногам.
  - И вот только в трехмерном, как говорят, любовь бывает такой сильной..., - продолжил незнакомец, - А знаешь, в чем большой минус трехмерного?
  - Понятия не имею, - хрипло произнес Макс.
  - Не напрягай голосовые связки. Хотя кого я учу? - Он усмехнулся и продолжил, - Так вот в противовес огромной силе любви в трехмерном пространстве имеется огромная сила ненависти. Необычайная сила любви, и необычайная сила ненависти. А даже такие старые и наученные души, как твоя, все равно хотят оказаться здесь. Я все время думаю: тебе оставалась одна-две жизни до архангела, и ты все равно предпочел трехмерную землю. Зачем?
  - Я не понимаю, о чем ты говоришь, - Макс уселся на песок, отряхнул брюки и с досадой подумал, что теперь без химчистки ему не обойтись, - Кто ты? Сколько времени я был в отключке? Где мы?
  - Смотри-ка, тебя и вправду настолько успела затянуть эта амнезия? просто у нас такого не бывает, память постепенно в течение жизни возвращается, поэтому для меня это очень странно. Мы сейчас в полуторном пространстве, вполне доступном трехмерным людям. Именно здесь отдыхает твоя душа во время сна, или когда ты теряешь сознание, как сейчас, или когда ты под наркозом. И именно здесь живут ангелы-хранители, как вы их называете.
  - Хорошо, - Макс ухмыльнулся, - тогда где они? А-у-у, где вы? - Он осмотрелся. - Где же ангелы-хранители?
  - Им не нужно было знать о твоем появлении здесь и нам крупно повезло, что ты потерял сознание, теперь подозревать тебя не в чем.
  Природа была девственно чиста. Зрелище было невероятно красивым. Макс невольно вспомнил, как он видел в одной передаче по 'кабельному' какие-то острова в Карибском бассейне, где тоже можно было увидеть нечто подобное.
  - Кстати, меня зовут Валеар. Странно, при других обстоятельствах ты мог бы оградить меня от средних навыков на месяц, а то и на полгода за мою бестактность. Но сейчас не тот случай. Ладно, мы не можем терять время. Через несколько секунд я верну тебе твою память. Не ту, что ты знаешь, а настоящую, истинную память. Расслабься. - Валеар положил руку на плечо Максу, и тот опять лег на спину, - Надеюсь, ты меня не убьешь...
  
  ***
  
  Прошло несколько секунд, и Макс открыл глаза. Около минуты он смотрел на красивое небо, облака, солнце, после чего быстро поднялся.
  - Какого хрена! - крикнул он, - я что, не могу спокойно прожить последнюю земную жизнь?!? - Он обернулся и строго посмотрел на Валеара. - Пятый?!? Кто тебе позволил вытаскивать меня из трехмерного мира? Кто тебя уполномочил? - У Макса был очень свирепый вид, и Валеар машинально отошел на несколько шагов назад.
  - Прошу прощения, господин Лаад, - уверенность седовласого гостя быстро угасала, - Мне было дано указание, чтобы я провел эту процедуру. Архангелу Элладису потребовалась ваша помощь.
  - Элладису? Моя помощь? Что ты несешь?
  - Произошло одно недоразумение. Где-то произошла ошибка. В общем, каким-то образом душа третьего пространства приобрела навыки архангела.
  - Что? - Макс рассмеялся.
  - И мало того, этот человек, назвавшийся АЛ1211, - продолжил Валеар, - сумел попасть к архангелам и уйти от Элладиса, так он еще и начал использовать их навыки.
  - Этого не может быть, пятый! Даже мне не пройти в пространство архангелов.
  - Элладис полагает, что кто-то из архангелов посмел без разрешения Творца наделить жителя третьего аналогичной силой.
  - Это невозможно! - Макс со злостью пнул ногой мягкий песок, - Все архангелы считаются приближенными к Творцу. Они не совершают ошибок.
  - В том-то и дело.
  - Нет никакой возможности, чтобы архангел сделал кого-то архангелом. Их же назначает Творец. Это долгий, очень долгий путь. Или у них есть такие навыки?
  - Господин Лаад, я не знаю...
  - Макс, называй меня Макс, мне нравится это имя. Ладно, а причем здесь я? Пусть он сам и разбирается.
  - Вы сейчас числитесь жителем трехмерного, поэтому на вас никто не будет думать, если вы будете помогать архангелу.
  - Ну, хорошо, предположим, что это возможно. Предположим, что кто-то из архангелов провинился. Его душу все равно не развеют. А этот новоиспеченный архангел... Да что он сделает, если он молодой третий? У него нет ни опыта, ни знаний. Это как посадить двухлетнего ребенка в кабину самолета. Кнопок много, все красиво, но ни роста ни сил повернуть хоть один рычаг у него не хватит. Пусть живет...
  - Да что вы? - Валеар усмехнулся, - только представьте: появился новый архангел, без ведома Творца. Во-первых, как вы правильно сказали, он слишком молодой, чтобы быть архангелом. Он не сможет справиться с их силой и это приведет к катастрофе. Неумение управлять не отнимает наличие этой силы, так ведь? Во-вторых, эта неопытная душа может наделать много бед. Например, сделать кого-нибудь еще архангелом, если это окажется возможным. Те в свою очередь сделают еще. В конечном итоге баланс нарушится. Вселенная порвется и исчезнет добрая часть измерений.
  - Почему же сразу не сообщить Творцу?
  - Если станет известно, что кто-то из архангелов смог пойти против его воли, то тогда под откос пойдет его доверие, так сказал Элладис. Что из этого может выйти, неизвестно никому. Люди и так уже много раз портили свою репутацию.
  - Ясно... - Макс глубоко вздохнул и посмотрел на ленивые волны океана, которые облизывали песок возле его ног, перекрашивая его в грязно-серый цвет. - Если бы люди могли проникать в полуторное, то они испортили бы эту красоту, как они уже испортили добрую часть земли, правда, пятый?
  - Наверное, - Валеар хотел поторопить Макса, но не рискнул.
  - Знаешь, что самое интересное? В трехмерном действительно ни черта не помнишь. Который раз я уже на земле, и каждый раз перед рождением говорю себе и говорю без умолку, даю установку вспомнить, восстановить память, хотя бы частично. И... хрен. И самое главное, что некоторые люди вспоминают. Правда. Даже молодые вспоминают, я читал про таких. А я уже последнее воплощение в трехмерном и не вспомнил... Можно тебя попросить?
  - О чем хотите.
  - Если все решится удачно, вернешь меня обратно? Хочу дожить, как следует. Все-таки есть что-то притягательное в этой земле. Хоть трехмерное, но такое прекрасное. Ты вот пятый, а на трехмерной земле ни разу не жил. Откуда тебе знать, что такое жить тут? Когда у тебя полноценное тело, которое разваливается с возрастом. Когда тебя обдолбанный наркоша у подъезда сзади зарезать за вшивую тысячу в твоем кошельке может. Интрига, пятый, интрига. А когда молодая, сочная женщина позволяет вкусить... а кому я рассказываю, - Макс махнул рукой.
  Валеар промолчал.
  - Ты же все равно остановил время?
  - Конечно. Если все пройдет удачно, то, вернем, разумеется... Ну, не я, понятное дело, у меня и сил таких нет. Элладис дал мне распоряжение, я тут вообще по сути ничего не решаю.
  - А почему он сам не пришел за мной?
  - Говорит, Творец заметит, если архангел спустится в трехмерное. Они ведь не лезут в дела людей напрямую.
  - Точно, было такое. А как же ангелы?
  - Им лучше тоже не знать об этом. Информация может просочиться, архангелы хотят тихо все провернуть. А жители пятого часто отдыхают в полуторном пространстве. Я не вызову подозрения.
  - Все ясно. Ладно, не будем терять время, где Элладис?
  - Он сказал, что будет тебя ждать в восемнадцатом. Дальше пойдете самостоятельно. Я не могу подняться выше пятого, вы знаете...
  - Ну, спасибо тебе, - сказал Макс, потирая руки, - Эх, давненько я не пользовался своими навыками. Может быть, еще увидимся.
  - Буду рад встретиться с вами вновь. - Они пожали друг другу руки, - и удачи вам всем, - добавил Валеар.
  Макс сделал легкое движение рукой в воздухе и исчез.
  Валеар снова сел на песок и устремил свой взгляд за красно-оранжевый горизонт. Шум океана ласкал слух, а заходящее, но все еще теплое солнце приятно грело лицо.
  - Все-таки в трехмерном что-то есть, - с какой-то тоскливой грустью подумал Валеар.
  
  Глава 3
  - Ваше имя? - Вежливо поинтересовался администратор гостиницы 'Метрополь'.
  - Савин, Егор Савин, - быстро ответил опрятный мужчина и протянул паспорт, - я заказывал номер в пентхаусе.
  - Сейчас посмотрим, - глаза консьержа забегали по компьютерной базе данных, и через несколько секунд он выдал, - Савин Егор Данилович, номер 2858, оплачен - он подал пластиковую карту-ключ, - Завтраки с семи до одиннадцати утра. Если у вас есть какие-нибудь вещи, то Виктор поможет вам. - К ним подошел молодой подтянутый парень в черном костюме.
  - Нет, спасибо, у меня практически нет вещей, - протараторил Егор и, подняв с пола свой маленький кейс, направился в сторону лифта.
  Номер был просто восхитительным. Первое, что бросалось в глаза - это огромные, с пола до потолка панорамные окна, вид из которых открывал настоящую страну маленьких светлячков, носящихся по бесконечным паутинкам дорог и улиц. Последний этаж позволял видеть очень большую часть города. Также в номере стояла большая кровать со свежим, белым постельным бельем, огромный плазменный телевизор на стене, который показывал полторы сотни каналов, включая кучу иностранных, просторная и очень чистая ванная комната с большой гидромассажной ванной, душевой кабиной и даже компактной турецкой баней на двух-трех человек. Особую роль в номере занимал бар, непривычно большой для гостиничного номера, с различными алкогольными напитками, начиная с популярных джинов и ромов и заканчивая редкими абсентами, винами и даже чачей. Жизнь за окном кипела, дорогие и дешевые ночные клубы только начинали свою работу и пьяные студенты, как и мажоры на папиных 'Бэнтли' и 'Мазератти' уже ожидали, когда охранники разрешат им войти и окунуться в ночную жизнь столицы. Егор, не разуваясь, подошел к окну, и, сложив руки за спиной, посмотрел вдаль.
  - Люди...- тихо и размеренно проговорил он, - почему же так популярна эта система? Она же гнилая и испорченная, как... - Неожиданно раздался телефонный звонок, прервав размышления Егора. Он подошел к телефону, стилизованному под старину, и поднял изящную тоненькую трубку.
  - Здравствуйте еще раз, - вежливо сказал мужской голос, и Егор сразу узнал администратора, - надеюсь, вы уже устроились? Если вам что-нибудь понадобится, то для связи нажмите 'сто одиннадцать'. Я могу узнать, планируете ли вы задержаться у нас подольше? Мы могли бы организовать для вас экскурсии или билеты на какое-нибудь мероприятие. - Фразы администратора были отточенные, четкие и давали понять, что он давно здесь работает и работу свою знает на 'отлично'.
  - Я буду до завтрашнего утра, больше задерживаться не собираюсь - немного замешкавшись, сказал Егор.
  - Хорошо, Егор Данилович, к вашим услугам: ресторан на первом этаже, казино и бильярд на втором этаже. Бассейн и фитнес на пятом.
  - Спасибо. Я буду иметь в виду, - он не очень был расположен к беседе.
  - Всего доброго и спокойной ночи, - выдал последнюю заготовленную фразу немолодой консьерж.
  Егор положил трубку, налил 'два пальца' двенадцатилетнего шотландского виски и заглянул в небольшой холодильник, стоящий в комнате. На удивление в нем была морозильная камера, а в ней нашелся и лёд. Он аккуратно положил три кубика в свой бокал, затем небрежно скинул с себя прямо на пол пиджак и рубашку и как только собрался сесть в кресло, раздался довольно громкий стук.
  - Мне ничего не нужно, спасибо, - недовольно крикнул он в сторону двери, - вот навязчивые.
  Повторный стук был более решительный и настойчивый.
  - Я же сказал, что мне ничего не нужно, - подходить к двери жутко не хотелось.
  После третьего стука Егор все же подошел и открыл дверь, с диким желанием обматерить того, кто так назойливо к нему ломился.
  На пороге стояла симпатичная пара. Высокий мужчина был в коричневый костюм с белой сорочкой, до блеска лысая голова отражала свет коридорной лампочки, а темные очки придавали ему суровый и загадочный вид карикатурного агента спецслужб из 40-х годов. Женщина была одета в красное длинное вечернее платье и абсолютно не подходила по образу своему спутнику. Она посмотрела Егору в глаза:
  - АЛ1211, у нас приказ задержать вас, - У нее был грубый голос, практически мужской, который совершенно сбивал с толку.
  - Неужели вы думаете, что у вас это получится?
  Моментально от мужчины в дверях последовал сильнейший удар в грудь Егору. От такого мощного импульса энергии по дверному проему пошли трещины, но Егор всего лишь отступил на несколько шагов назад и, не удержав равновесие, опустился на одно колено. Мужчина с женщиной переглянулись. За какие-то доли секунды она подбежала к Егору, стараясь схватить его за руки, но он успел резко сжать кулак, и красотка с силой упала на пол. Егор встал с колена и с диким криком сжал второй кулак. Мужчина упал на колени, оставив на полу две глубокие вмятины.
  - Ух-ты, как здорово это у меня получается, - с какой-то сумасшедшей радостью сказал Егор, - посмотрим, кто у нас здесь. - Он закрыл глаза и на секунду вошел в полуторное пространство. - Ты посмотри-ка, - улыбнувшись, сказал он, глядя на своих визитеров, - десятых прислали. То есть они подумали, что меня смогут задержать несколько десятых? Если я правильно понимаю, то вы недавно получили доступ к средним навыкам?
  Гости молчали и щурились, превозмогая боль.
  - Это забавно. Мы ведь в трехмерном мире, - не разжимая кулаки, начал философствовать Егор, расхаживая по комнате. - То есть теоретически, если бы я не успел поставить защиту, то ты бы просто мог пробить мне грудную клетку и испортить мою физическую оболочку - он посмотрел на стоящего на коленях мужчину, - или нет! Ты бы, наверное, просто прошиб меня насквозь своим кулаком... А если бы я просто ушел на другой уровень? А? Если бы... А-а-а, - на лице у Егора появилось такое выражение, будто он открыл новую закономерность вселенной, - там уже, вероятно, кто-то ждал бы меня. Засада! Кто? Архангелы? Этот мерзкий тип Элладис? - Он посмотрел на лысого мужчину, который минуту назад вызывал, как минимум, чувство уважения, затем на девушку. Оба не могли ни о чем думать, и уж тем более отвечать на вопросы. Егор ослабил кулаки, и они оба растелились в его комнате, как оттаявшие ото льда куклы.
  - АЛ1211, ты не понимаешь что делаешь, - проговорила изнеможенная девушка, - тебя развеют...
  - А кто? За что? - Будто оправдываясь, сказал Егор, - Я никого не убивал! Вы напали на меня сами! Разве душа не может защищаться от посягательств агрессоров?
  - Мы не агрессоры! - сквозь зубы процедил мужчина.
  - Да, для меня вы все на одно лицо! Вы сами вступили в драку. Что я сделал плохого?
  - Ты же третий! Откуда у тебя эти навыки? - в недоумении спросила девушка. Она попыталась сесть, но у нее ничего не получилось.
  - А-а-а-а, так вы еще и ничего не знаете?!?- Егор рассмеялся. - Вас отправили просто взять рядового третьего, отдыхающего в трехмерном пространстве? Тогда вот что, - он перестал смеяться также неожиданно, как и начал, - передайте Элладису, чтобы оставил меня в покое. Я не стану нарушать порядки трехмерного мира. Мне просто хочется посмотреть на этих... муравьев. Я хочу понять, что вы все тут находите? Не стоит гоняться за мной - это бессмысленно! А теперь - пошли вон отсюда!
  АЛ хлопнул в ладоши, и ослабленные гости пропали в воздухе. Егор, не раздумывая, надел свою рубашку, накинул пиджак, взял свой кейс и направился к выходу из номера. В дверях, на бетонном полу, покрытым дорогим паркетом, красовались две глубокие вмятины. Егор присел на одно колено и провел рукой по полу. Как пластилиновый, он оброс нужным материалом и стал выглядеть как новый.
  - Вот так-то лучше, - сказал Егор и, поднявшись, направился к выходу из гостиницы.
  
  Глава 4
  Макс вошел в десятое пространство, и на него тут же обрушилась толпа агрессоров. Был бы Макс молодым десятым, то он, вероятно, с большим трудом справился бы с этими темными, похожими на разлагающиеся трупы, облаченные в изорванные тряпки существами, но опыт сделал свое дело. Вообще агрессоры не везде выглядели одинаково, например, в полуторном они почти всегда предстают в виде темных сгустков энергии. В каждом измерении они имеют определенный образ. Если учитывать, что агрессоры - это сущности, вобравшие в себя негативную энергию из своего измерения, то абсолютно нелогично, почему в полуторном самые слабые агрессоры, а в двадцатом - самые сильные. Ведь в полуторном скапливается негативная энергия людей трехмерной земли, а она одна из сильнейших во Вселенной. Но все же чем глубже пространство - тем сильнее агрессоры, таков был порядок. Макс никогда не углублялся в такие детали, но зато очень хорошо помнил то, что рассказывал ему ангел после его первой смерти. Тогда он не был Максом, он только-только получил свое пространственное имя ЛА4532:
  - Чем ближе измерение к Творцу, тем оно более разумное, более зрелое - говорил ангел.
  - Зачем же нужны агрессоры? - такой вопрос задают одним из первых те, кто еще не знают всех тонкостей жизни во Вселенной. И Лаад не был исключением.
  - Агрессоры помогают всем нам, они не дают пройти в другое пространство людям, не готовым к этому. Если ты и нашел какую-нибудь лазейку, зеркало, через которое можно проникнуть в более глубокое измерение, то без особых навыков агрессоры тебя просто убьют. Хотя убьют - это громко сказано, всем известно, что смерть - это всего лишь передвижение в наших мирах. В случае с поражением от агрессоров - это рождение на более низком уровне, может быть даже лишение средних навыков, если таковые уже имелись. Средние навыки, которых насчитывается более ста - это привилегия людей, начиная с десятого пространства. Высшие навыки у людей пятнадцатого и далее. Но есть еще навыки архангелов. Эти навыки превосходят высшие, но их не очень много, всего порядка десяти. Точной цифры я тебе не назову.
  Лаад давно стремился дожить до архангела. Одна жизнь до звания архангела - это ничто, по сравнению с теми сотнями тысяч лет в разных пространствах, которые уже пришлось прожить. Сотни и сотни тысячи лет опыта, любви, учения, дружбы для того, чтобы стать максимально близким к Творцу. Стать его помощником. Об этом начинали мечтать все, кто уже успел наиграться в войны с агрессорами, в применение и развитие навыков и в путешествия по мирам.
  Сейчас Макс одним взглядом остановил толпу из тридцати агрессоров. Они висели в воздухе на расстоянии нескольких метров от земли. Макс резко опустил глаза вниз, и агрессоры расплылись черной дымкой по земле. Он мог, не обращая на них внимания, выйти в следующее пространство, но все-таки решил размяться и вспомнить некоторые приемы. Этот навык называли 'фиксация взглядом', один из средних навыков, но достаточно действенный. Если бы этот навык применил человек, только достигший десятого, то половина агрессоров смогла бы выйти из-под фиксации и атаковать, но Макс обладал очень большим опытом и, соответственно, большой силой.
  Он глубоко вздохнул и огляделся. Десятое, как обычно, совершенно не радовало глаз. Несмотря на то, что любое измерение на нашей земле имеет хоть какую-то привлекательность, какие-то интересные пейзажи, десятое было угрюмым и печальным. Постоянно серое небо, без следов солнца. Конечно, можно было предположить, что чем выше измерение, тем оно дальше от трехмерных объектов, но это не так. Например, в двенадцатом пространстве солнце есть и даже крупнее, как кажется, чем в трехмерном, а в шестом - светила почти не видно, зато луна на небе выглядит намного ярче, чем на земле. А здесь солнца не было видно вообще, в принципе. Антрацитовые тучи свисали очень низко, казалось, что можно подпрыгнуть и дотянуться до них рукой. Тело здесь практически не видно, лица у людей не имеют четких очертаний, только легкие контуры, а живут они по трехмерным меркам примерно триста лет. Зато плюсы у десятого тоже были: например, появление средних навыков (конечно, не всех, многие появляются и в одиннадцатом и в двенадцатом пространствах) или отличная выпивка. Только тут делали настойки на местных травах настолько вкусные, что сюда из более высоких пространств экскурсии устраивают, чтобы их попробовать. Еще один плюс - это то, что после трехсот лет серой, мрачной жизни ты попадаешь в одиннадцатое - эдем вселенной. Одно из самых красивых измерений. Там люди почти всегда очень дружелюбны и отзывчивы, а ненависть и злость научились подавлять с рождения, в отличие от людей трехмерного. Природа там просто шикарная, чем-то схожая на полуторное пространство - землю без людей, но также там имеются красивейшие растения и животные, которых нет ни в одном другом месте. Красота, которую не испортила агрессия, алчность и, что важно, технологии людей трехмерной земли. Одним словом, десятое было той самой ложкой дегтя в бочке меда следующего, одиннадцатого пространства. Макс увидел вдалеке от себя маленькое, ничем не примечательное здание местной забегаловки под названием 'Старая карета'. Когда-то, уже очень давно, когда он жил в десятом, в этом заведении собиралась творческая молодежь, которым едва исполнилось сорок лет (это примерно лет шестнадцать трехмерных), и читали стихи известных писателей. Иногда играли музыку и пели песни известных групп, которые порой даже не успели появиться в трехмерном пространстве. Нужно учитывать, что в некоторых измерениях время первого, то есть земли, не имеет никакого значения. Были специальные службы, которые занимались тем, что привозили тексты, музыкальные ноты, стихи, прозу всех времен трехмерной планеты. Единственное место, где можно управлять временем земли - это полуторное пространство, и данные службы сотрудничали с ангелами и договаривались с ними о материалах творчества людей разных эпох. Так в этой маленькой забегаловке, те, кто владел инструментами, играли и пели песни Элвиса Пресли, Биттлз, Боба Дилана, когда на земле было еще далеко до середины двадцатого века. Читали стихи Пушкина, когда тот еще ходил под стол пешком, и обсуждали, что стало бы у них там, в трехмерном, будь Дантес не таким криворуким, а желание жить у Александра Сергеевича более сильным. Один из молодых бунтарей даже хотел подговорить ангела исправить ситуацию и убить Дантеса, но никто, конечно, на это не согласился. Обсуждали только что написанные Шекспиром сонеты и разбирали по нотам творения еще не родившихся Моцарта и Шопена. Также обсуждались философские вопросы (а можно ли считать, что человек сам строит свою судьбу, если есть моменты в жизни каждого, которые никак нельзя повлиять?) и прочую ерунду. И вот в этом культурном бомонде Макс провел всю свою юность в десятом пространстве.
  - Забавно, - подумал Лаад, приглядевшись сквозь туман в бледно освященную вывеску пивнушки, - а ведь она практически не изменилась. Интересно, а кто из моих бывших приятелей дошел до высот моего опыта? А может, кто-нибудь стал архангелом? - Он улыбнулся, и решил не возвращаться к прошлому. Почему-то у него всегда были не очень приятные ощущения, когда он начинал вспоминать старых друзей, родителей, жен, братьев и сестер. Становилось тоскливо и грустно оттого, что у каждого теперь своя, совсем другая жизнь. Может быть, его уже никто и не помнит, и даже не вспоминал никогда. Поэтому Макс предпочитал не нагружать себя мыслями о прошлом. Он отвернулся от вывески забегаловки и посмотрел на небо. Грузные, почти черные, навивающие страх тучи, свисали над головой. Мрачно, и темно, как вечером перед сильной грозой.
  Макс не напрягаясь, вошел в одиннадцатое пространство. Вот где было комфортно до такой степени, что появлялось желание тут же упасть в эту махровую, бархатистую траву, расцеловать землю и лежа на спине любоваться высоченным бирюзовым небом и ярким оранжевым солнцем. Но его ждал Элладис и Макс не хотел задерживаться. Он быстро перешел дальше, не обращая внимания на агрессоров, еще дальше и, в конце концов, оказался в назначенном восемнадцатом. Агрессоров здесь было немного, однако их сила в сотни раз превосходила силу своих коллег из десятого. К Максу с сумасшедшей скоростью двинулись три существа, очень похожих на высоких и худощавых людей, одетых в длинные плащи. Подойдя поближе, они остановились.
  - Я не советую вам затевать бой, - спокойно сказал Макс, глядя на агрессоров.
  - Имя, - голос одного из агрессоров был приглушен, как будто он раздавался издалека.
  - Лаад, двадцатое пространство.
  - Добро пожаловать, - секунду подумав, сказал тот, что стоял впереди остальных, - для вас вход свободный. Они развернулись и удалились за горизонт.
  Макс никогда не вступал в бой с агрессорами сразу, да это было и необязательно, когда ты имел право на пребывание в пространстве.
  Он огляделся. Здесь он не жил, можно сказать, закончил экстерном. После жизни в семнадцатом Макс сразу перешел в девятнадцатое, однако он здесь бывал. Визуально вокруг все напоминало северный полюс на нашей земле (впрочем, любое пространство, так или иначе, было похоже на трехмерное, ведь это измерения земли). Вокруг излучал легкое свечение белый снег, сопки, заледенелые водоемы. В этом измерении людей жило очень мало, всего около полумиллиона. Макс послал в коммуникативную сеть легкий энергетический импульс и через долю секунды получил координаты Элладиса. Как оказалось, архангел находился в малозаселенном городе Предоне. Искажение пространства - это высший навык. Один из самый простых высших навыков, который получает каждый человек, доживший до пятнадцатого измерения. Пространство в виде круглой линзы изогнулось перед Максом, и он шагнул по данным координатам. Шаг продолжился уже в другом месте: он вышел на пустынную улочку, запорошенную снегом. По краям улицы стояли маленькие уютные домики, между которыми Макс увидел деревянный бар, табличка над которым гласила: 'Фамильное достояние'. Людей на улице почти не было, однако снег возле входа был истоптан, будто туда без конца ходили толпы посетителей. Макс не раздумывая, подошел ко входу. Железная ручка была покрыта коркой льда и, когда он открывал дверь, ладонь неприятно ущипнуло морозом. Из теплого и светлого помещения медленно расползался по земле пар, как из бани, которую открываешь в зимний мороз. До слуха тут же начал доноситься шум и галдеж посетителей. Оказалось, что это достаточно популярное местечко среди аборигенов. Они громко и весело о чем-то разговаривали, пили алкогольные напитки местного производства и пели что-то наперебой. Как только Лаад зашел, люди резко притихли, но, услышав голос Элладиса с дальнего столика, сообщивший, что это к нему пришел его друг, пьяный народ снова начал заниматься своими делами. Подойдя к столику, Макс увидел знакомое лицо Архангела.
  - Здравствуй, Лаад, - сказал он, выходя из-за столика.
  - Привет, Элладис, - Макс подошел поближе и крепко обнялся со старым другом.
  - Сколько лет, сколько зим, - дружелюбным жестом он указал на старый деревянный стул напротив своего.
  - Да... Много прошло, даже уже и не вспомнить.
  Макс сел за стол и неловко улыбнулся.
  - Как твои дела? Как в трехмерном? - Элладис подозвал лохматого пятидесятилетнего на вид хозяина бара, который по совместительству был и барменом и официантом и, пожалуй, уборщиком и мойщиком посуды.
  - Как тебе сказать, - Макс понимал, что этот вопрос Элладис задал не ради любопытства, а чисто формально - Хорошо.
  - Вот и славно, - архангел несколько замешкался, - Валеар рассказал тебе, что произошло?
  К столику подошел хозяин бара:
  - Здравствуйте, - мужичок невысокого роста был крайне любезен, - меня зовут Артек. Я - хозяин этого заведения. Друг Элладиса - мой друг. Что будете заказывать?
  - Принеси нам, пожалуйста, свою знаменитую свинину и по кружечке домашнего эля, ты не против, Лаад?
  - Нет, не против, - только сейчас он понял, что очень проголодался.
  - Вот и хорошо, - архангел одобрительно кивнул Артеку и тот пошел выполнять заказ - Это местный, он уже третью жизнь подряд здесь, содержит хорошее заведение и никуда не двигается по пространствам. Черт его знает, как такое возможно, будто застрял тут. Умирает, оставляет бар в наследство сыну, у того рождается тоже сын и это кто? Правильно, снова Артек. Подрастает Артек и снова становится хозяином, конечно, он не помнит, что уже трижды был тут хозяином, но что-то явно его тут удерживает. Такие бывают истории, хоть стой, хоть падай. Ладно, ты в курсе наших дел?
  - Да, пятый рассказал мне немного.
  - Кстати, тебя не удивило, что его зовут Валеар? - с какой-то хитрой интонацией в голосе спросил Элладис.
  - Нет, а что меня должно удивлять?
  - Ну, он пятый, а его зовут Валеар, а не какой-нибудь ВА 4410, - Элладис улыбнулся.
  - Так подожди, - Макс действительно задумался над этим, - странно. Так, не численными становятся только на восьмом... Или девятом?
  - На восьмом, - утвердительно сказал архангел. - Этот парень подает большие надежды. Проходит жизни легко и правильно. Вообще не жил по несколько раз в одном измерении. Глядишь, и тебя перегонит, - Элладис лукаво улыбнулся, - ладно это все мелочи. У нас большие проблемы. Мы собирали совет, никто из наших не давал этому третьему силу...
  К столику подошел Артек и поставил большой поднос со свиной вырезкой в соусе. Рядом его долговязый помощник в жирном фартуке поставил две большие кружки смолянисто темного эля. Увидев, что Макс с Элладисом замолчали, Артек быстро сказал: 'Приятного аппетита, дорогие гости', и удалился в гудящий зал.
  - Тогда как такое возможно? - взяв кружку и отхлебнув приятно-холодного и тягучего напитка, спросил Макс.
  - Честно говоря, это и мне интересно. - Он как-то нервно посмеялся. - Если только сам Творец...
  - Ты издеваешься? - У Макса округлились глаза, - Хочешь сказать, что все люди живут хрен знает сколько, чтобы стать архангелом, а какому-то третьему без всяких заслуг дали звание и силу?
  - Господь бесконечно добр... - невнятно сказал Элладис.
  - Чё ты несёшь? Третий не сможет справиться с этой ношей. У него абсолютно нет опыта. Он даже в трехмерном пространстве ни разу не жил...
  - Кстати о трехмерном, - перебил его архангел, - он сейчас там. Там находились двое десятых, которые не были посвящены во все детали. Мы вообще очень мало кого посвятили, ты же понимаешь. Так вот они были в твоем нынешнем измерении, отдыхали, и сообщили о проникшем третьем.
  - Как ТРЕТЬЕМ? - Макс действительно был очень удивлен.
  - В том-то и проблема. У вас он был обозначен как третий. Понимаешь, там ведь нет выхода в информационную сеть, и десятые видели его как третьего. Случайно натолкнулись - просканировали. Молодой третий, который еще не жил в трехмерном, не может там находиться без допуска. А допуск мы ему не давали. Мне сообщил Форан, один из этих двух десятых, что появился АЛ1211, несанкционированный. Я подумал - ошибка. Сказал задержать. Сам понимаешь, что произошло...
  - Сейчас они в курсе? - Макс, взял жирный кусок свинины, и поднес его ко рту.
  - Нет, я проработал их память. Ничего не было, они отдыхали и отдыхают дальше.
  - А разрешение на проработку памяти? - Макс поднял глаза на Элладиса.
  - Какое разрешение, Лаад, я старейший архангел. Ну, один из...
  - Прости, - Макс укусил сочное мясо с жадностью голодного льва, - Забываю, что вам только на 'путь души' разрешение нужно.
  Архангелы решали, кто будет повышен, кто понижен, и если необходимо, то развеивали душу. Но это только в крайних случаях. Развеивали только самых безнадежных людей. Этот навык назывался 'определение', или 'путь души' - самый мощный и ответственный высший навык, которым могли пользоваться только архангелы, и только с разрешения Творца. Такова была теория.
  - В общем, такие дела, Лаад, - заключил Элладис.
  - Почему ты сам не решишь все вопросы?
  - Я не могу опуститься до трехмерного пространства. Во-первых, слишком много работы, а во-вторых, мы ведь вроде как под Его пристальным контролем. Если увидит, что кто-то не на месте - всё всплывет. Не хотелось бы давать повод сомневаться в своей работе.
  - Так, если архангелы не причем, то чего бояться-то? Сообщите Творцу - он за секунду все уладит. - Макс продолжал смаковать жирный кусок свинины, с которого капал вкусный кисло-сладкий соус.
  - Пф-ф, - театрально выдавил из себя Элладис, - получится, что это мы не уследили за путем души третьего. Это смешно. Как тогда нам доверять, если мы не можем уследить за простым третьим, за балансом? А это наша основная работа. Нахрена мы тогда такие нужны?
  - Стоп! - резко сказал Макс. - Как он может находиться в трехмерном, если Валеар остановил время?
  - Когда АЛ пробрался туда, он сам того не заметив, пустил время. Для архангела это раз плюнуть - работа со временем. Он даже не понял, что время было остановлено.
  - А вообще, остановку времени не заметят ангелы? Творец?
  - Лаад, ты все-таки еще не отошел от трехмерности своей жизни. Время - это формальность. Его не считают нигде, кроме как у вас.
  - Так, а как же мне вернуться? Я все-таки жил и наслаждался последней жизнью именно в свое время...
  - Не переживай, Лаад, или как тебя там... Максим Андреевич, - Элладис улыбнулся, - я поставил маячок в тот момент, когда ты в офис входишь. Все вернем туда, где было.
  - Ладно, - Макс вытер рот бумажной салфеткой, - чем я-то смогу помочь?
  - Возвращайся в трехмерное. Найди этого молодого и постарайся узнать, как он таким стал. Не спрашивай меня как. Я у трехмерников бывал поменьше твоего. Только постарайся не вызывать подозрения. Ты - простой человек, бизнесмен или кто ты там у нас? У третьих еще нет сканирования, тем более у таких молодых как этот, поэтому он, наверное, не умеет пользоваться им. Хотя десятых вроде бы узнал, но мне кажется, что он через полуторное информацию вытянул, а полуторники хоть и знают кто ты, но они понятия не имеют, что ты теперь память приобрел. Так что постарайся все сделать, особо навыками не отсвечивая, чтобы ангелы не прочухали. Буду тебе очень признателен. Скоро все равно вместе работать будем - сочтемся. - Элладис похлопал друга по плечу и начал вставать из-за стола - Информацию сообщай через полуторное, через посредников, чтобы глубоко не заходить. Они ведь тоже не в курсе. - Архангел сделал глубокий глоток из кружки, впервые за то время, что они сидели. - Все же вкусный эль готовит этот Артек... Мне пора идти, Лаад. Дел по горло. Очень на тебя надеюсь.
  Макс встал из за стола вслед за Элладисом, и они крепко обнялись.
  - Кстати, - архангел улыбнулся, - рад, что снова работаем вместе. Столько жизней прошло, но все-таки дружба есть дружба.
  Элладис исчез моментально. Ему не нужны были ни пространственные зеркала, ни движения рук. Он просто испарился.
  - Да уж, - сказал Макс и одним махом допил остатки эля, - дружба дружбой, а пожить спокойно ты мне все же не дал.
  'Поживешь еще',- раздался в голове у Макса голос Элладиса, - 'не обижайся'. - Видимо архангел не ушел далеко и еще был настроен на общение с Максом.
  'Иди-ка ты в задницу', - с улыбкой подумал Макс.
  'Вот вернусь сейчас и надеру тебе твою задницу', - шутя, раздалось у Макса в голове.
  Если бы кто-нибудь мог подцепиться к разговору, или послушать, то, наверное, валялся бы со смеху во время разговоров старых друзей, но этого делать нельзя. Право на личную жизнь соблюдается во всех измерениях.
  'Попробуй', - также с шутливой интонацией парировал Макс, - 'можно подумать, ты хоть раз выигрывал спарринги со мной'
  Разговор прервался. Макс улыбнулся, и, попрощавшись с хозяином, вышел на холодную улицу. Легкий снежок падал на запорошенные, выложенные камнем дорожки, небо было затянуто темно-синими, однотонными тучами. Начинало смеркаться.
  'Наконец-то узнаю, что значит со своими навыками и памятью быть в трехмерном пространстве', - подумал Макс и, открыв ради разнообразия перед собой пространственное зеркало, прошел в эту круглую зеркальную линзу.
  
  Глава 5
  Вы когда-нибудь пробовали искать потерянное кольцо на дне быстрой реки? Примерно такой же задачей было найти человека с опытом третьего пространства на обычной земле. Впрочем, будь-то четвертый, пятый, или даже архангел, найти его на нашей земле было практически невозможно в связи с тем, что трехмерное измерение не связано с глобальной коммуникативной сетью. За это следует сказать спасибо всем людям, которые тонули все глубже и глубже в своем отвратительном отношении к своим возможностям и навыкам. Они сами на протяжении тысячелетий загоняли себя в рамки своего невежества. Конечно, люди сейчас не помнят, что именно они потеряли, каких благ и удобств они лишили себя, но Макс это чувствовал в полной мере. Единственное ближайшее место, где была доступна коммуникативная сеть - это полуторное, но жители трехмерного пространства имеют одну уникальную особенность. Они охраняются. Охраняются ангелами, причем ангелами, как прямыми, то есть направленными, как принято считать, самим Творцом, так и вторичными, то есть людьми, которые решили стать ангелами после трехмерной жизни. Проблема заключалась в том, что для поиска кого-то конкретного через полуторное нужно разрешение ангелов, точнее, они это сразу заметят. Бывших людей трехмерного пространства еще можно было обмануть, так как они сами еще мало что знают и понимают, но обмануть прямых ангелов невозможно. Поиск человека на их территории посредством полуторного пространства означало бы общение с ангелами. Это в свою очередь привело бы к тому, что все старания Элладиса по поводу конспирации задания пропали бы впустую. Ангелы работают вместе и сообща. У них есть миссия в полуторном, где они ежесекундно участвуют в жизни людей, давая уроки и обучая их неопытные души через сны, скрытые знаки, 'случайные' встречи, и так далее. Одно, казалось бы, незначительное событие, один шаг, одна ненужная встреча человека и сотни, тысячи ангелов-хранителей начинают работать вместе, прорабатывая оптимальные события для тысяч других людей. И это всё при том, что у них есть своя жизнь, и они далеко не всегда находятся рядом со своим 'подопечным'. И при условии того, что сотрудничество с ангелами Элладис отмел в первую очередь, единственной надеждой оставались человеческих организаций, и слабая зацепка - случайно обнаруженное десятыми имя оболочки 'Савин Егор Данилович', под которым скрывался псевдоархангел.
  Макс шагнул на темный ламинат своего кабинета. Обстановка нисколько не изменилась с тех пор, как к нему приходил Валеар: на столе все еще стоял давно остывший чай, который тот нахально пил в его присутствии, а возле двери была обнаружена небрежно стоящая мусорная корзина, об которую он, видимо, и споткнулся. Максим быстро прикинул, сколько времени его не было по здешним меркам. В трехмерном пространстве время идет иначе, чем в других и вообще, на сколько он помнил, в разных измерениях время течет по-разному. За то время, что Макс провел в своих путешествиях, здесь прошли примерно сутки, так он решил.
  - Черт, как теперь выкручиваться из такой ситуации, - после мысленного общения слова сами собой произносились вслух.
  За дверью что-то зашуршало, и раздался аккуратный, но строгий женский голос:
  - Кто там? Сейчас же отвечайте, или я вызову полицию!
  - Лиль, это я, - немного замешкавшись, ответил Макс.
  Дверь распахнулась, и в проеме появилось озадаченное и испуганное лицо секретарши.
  - Максим Андреевич?!? Что... Как вы здесь оказались? Мы вас все потеряли, - громко затараторила она.
  - Так, во-первых, кто тебе разрешал входить? Во-вторых, кто тебе разрешал кричать?
  - Простите, - Лиля была шокирована, - просто вы так внезапно вчера пропали. Телефон у вас отключен, дома вас нет. Мы не знали, что и думать. Вчера приезжал Антон Викторович, всех на уши поставил...
  - Мне нужно было срочно отлучиться, - спокойно сказал Макс.
  - Постойте, а как вы смогли пройти, что я вас не заметила? - она не могла успокоиться.
  - Что за глупости, - я пришел, пока ты была на обеде, - сказал он первое, что пришло в голову.
  - Максим Андреевич, сейчас восемь утра! Какой обед?
  - Ну, - Макс отругал себя за то, что не посмотрел на время, когда вернулся в свой кабинет, - значит, я прошел, когда ты ходила на второй этаж за кофе.
  - Хм, - недоверчиво выдохнула Лиля, - ну, может быть. - Она выходила и наливала себе кофе довольно часто, и Макс знал об этом.
   - Сейчас соединю вас с Антоном Викторовичем.
  После этих слов она аккуратно прикрыла дверь, и по цокоту ее каблуков было понятно, что она заняла свой привычный пост за ресепшном.
  Макс подошел к столу, взял телефонную трубку и через несколько секунд в ней раздался голос Антона.
  - Ну, и куда ты пропал без ведома своего друга и напарника? - в голосе Антона слышались напористые нотки.
  - Не гони волну, Антон... Слушай, у меня к тебе дело.
  - Какие могут быть дела, когда у нас обвал со всех сторон? Три контракта! Понимаешь, три контракта могут погореть из-за твоих отлучек, я же нифига не разобрался толком, а Федор Витальевич... - он продолжал давить.
  - Прекрати вопить, как девка! Мне нужно уехать. Отдохнуть. Устал я. В общем, на тебе сейчас всё, справишься?
  - С тобой все в порядке? С директором уже согласовал? - Насторожился Антон. - Что-то серьезное?
  - Нет, Антон, просто нужно отдохнуть, развеяться.
  - А что мне делать с теми...
  - Никаких пятнадцати процентов! Пусть они сами решают, как хотят! - Макс 'на автомате' прочитал мысли Антона, который еще не успел сказать их до конца.
  - Но я...
  - Ничего, справишься! - Сказал Макс и довольный собой положил трубку.
  Антон был старым приятелем Макса, с которым они начинали карьеру спина к спине еще десять лет назад. Сейчас на Максе был отдел продаж, а Антон занимал должность руководителя сценарного отдела. Об их дружбе все знали и считали их тандем довольно удачным для компании.
  Макс сделал глоток холодного чая, который остался после Валеара. Чай был приторно сладкий и крепкий. Макс сразу же вспомнил, что в пятом пространстве все вкусы и запахи ослаблены, будто бы приглушены, и когда жители пятого попадают в трехмерное, они сразу же начинают есть, пить все что ни попадя, в чай добавлять десять ложек сахара, мясо приправлять до горечи, чтобы по максимуму насладиться яркими вкусами.
  Все-таки приятно осознавать свою силу, - подумал Макс, глядя из своего окна на оживленную улицу, - Сколько на земле живет десятых? Человек пятьсот? Тысяча? А сколько пятнадцатых? Сто? Двести? А двадцатых? Я один? Возможно. Не часто людям дается возможность прожить еще одну жизнь в трехмерном пространстве. У людей, которые прожили много жизней, у людей с опытом появляется возможность жить в лучших местах, более добрых, зрелых пространствах, где нет столько гадости, злости, политики, воин, насилия... Макс собрался с мыслями и вышел из своего кабинета.
  
  В дверь директора постучали:
  - Федор Витальевич, здравствуйте, могу я войти?
  Директором был седовласый шестидесятитрехлетний толстый мужчина, который в рекламном деле съел не только собаку, но и всех, кого только встречал на своем пути. В начале 90-х он был чуть ли не единственным крупным игроком на этом рынке, делал всю рекламу в столице и огромную долю по всей стране, разумеется, такой успех не мог состояться без его связей в криминальных кругах. Сейчас он вел размеренный и порядочный образ жизни, имел трех дочерей от трех разных браков и о лихих временах вспоминал без охотки. Мужиком он был строгим, но справедливым, обожал вкусно и много поесть, говорят, божественно готовил шашлык, и работал усердно, за троих. Приходил раньше всех и ни на день не выпускал вожжи правления своей компанией. В компании у него не было ни одного заместителя, и всю ответственность он возлагал именно на своих начальников отдела.
  - Заходи, Максим, конечно. Ты куда пропал-то вчера?
  Он перестал печатать и немного откатился на стуле от своего большого компьютерного стола.
  - Плохо чувствовал себя. Я к вам с просьбой, - спокойным голосом проговорил Макс, и сел напротив директора, - мне нужно отлучиться на пару дней, может, на неделю. Антон во все вопросы посвящен, думаю, справится. Вы не против?
  Директор наверняка был ошарашен такой новостью, но виду не подал и задумчиво посмотрел в окно.
  - Максим, ты понимаешь, что сейчас самый цейтнот у нас. Что-то случилось у тебя? Помочь чем?
  - Федор Витальевич, просто не отдыхал давно. Я последний раз в отпуске был три года назад. Нельзя же так. Чувствую, позиции сдавать начал...
  - Максим Андреевич, что ж ты, твою мать, раньше-то молчал? Ты еще скажи, что я тебя насильно тут работать заставляю? Меня еще виноватым выставляет.
  - Нет, вы меня не так поняли...
  - Шуруй давай! И что б духу твоего две недели не было, как минимум. Сдает он позиции. И не забудь заявление в бухгалтерию сдать.
  - Спасибо, - тихо сказал Макс и вышел из кабинета.
  Подойдя к Лиле он наклонился за стойку ресепшна, - Лиль, собери, пожалуйста, в моем кабинете все эти документы, бумажки, а то у меня все не было времени в них разобраться, хорошо?
  - Конечно, Максим Андреевич, - ее голос был немного грустным.
  - А моя машина около входа? - опомнившись, спросил он.
  - Разумеется. - Нисколько не удивляясь глупому вопросу, сказала Лиля. - Максим Андреевич, возвращайтесь поскорее.
  Вид у нее был как у школьницы, впервые признававшейся в любви. Макс подозревал, что нравится ей, а теперь в этом убедился окончательно. А что? Она молодая и симпатичная, он не старый и не страшный. Может, что-то и может получиться?
  - Я постараюсь, - с улыбкой сказал Макс и вышел в общий холл.
  
  ***
  
  Подъезжая к огромной гостинице, Макс услышал музыку, доносившуюся из его кармана, и почувствовал настырную вибрацию. Достав телефон и посмотрев на экран, он увидел высветившуюся надпись 'Таня-фуршет'. Телефонная книжка Макса составляла почти четыре сотни номеров (в основном по работе, конечно), и для того, чтобы не запутаться в номерах и именах он писал рядом с именем какой-нибудь отличительный признак человека, которому принадлежит номер. Так под надписью 'Таня-фуршет' Макс подразумевал девушку, с которой он познакомился около месяца назад на фуршете, посвященном удачному подписанию договора с одной респектабельной итальянской компанией, торгующей бижутерией. Таня не обладала модельным личиком, но зато у неё была отличная фигура, и, что еще важнее, уникальный для современной девушки характер: легкая в общении, умная, тактичная и внимательная. И было ей примерно двадцать семь - тридцать лет на вид. Впрочем, она была достаточно миловидной, хотя как Макс заметил себе: девушек с такой внешностью в одной Москве десятки тысяч, однако ее открытость, улыбчивость и в тоже время некая загадка заставили его подойти к ней в тот вечер и познакомиться (или их кто-то познакомил, он точно уже не помнил). Она была обычным менеджером той самой итальянской компании, и работала в российском офисе их представительства. А так как фуршет проходил на их территории, там присутствовал весь их небольшой состав из двадцати с лишним человек. Они очень мило пообщались в тот вечер, и на том и распрощались, обменявшись номерами сотовых телефонов. Макс даже немного замешкался, увидев ее имя на мобильном, но ему хватило секунды, чтобы вспомнить, кто именно звонит. Он поднял трубку:
  - Алло, здравствуй, Татьяна.
  - Здравствуй, Максим, - по ее интонации сложилось впечатление, что она не ожидала, что у него записан ее номер. - Я бы хотела поговорить с тобой о нашем сотрудничестве, мы не могли бы встретиться?
  - Знаешь, я сейчас в отпуске, можешь заехать в офис, Антон сейчас должен быть там, помнишь его? Он с тобой может поговорить...
  - А, так ты не в Москве?
  - Пока что в Москве, но я не хотел бы сейчас говорить о работе. Все-таки я отдыхаю. - Он действительно не хотел сейчас разговаривать, тем более о работе, и искренне искал повод отвязаться от Тани.
  - Ну, тогда может быть, мы сможем с тобой встретиться просто так? Не по поводу работы?
  - Хм... - В телефоне повисло молчание. - А давай! - с неожиданной уверенностью сказал Макс. - Только у меня есть несколько дел в городе, и я не знаю, когда точно освобожусь.
  - А ты сейчас где?
  - Я, - Макс прикрыл лицо ладошкой и потер глаза, - возле 'Метрополя'.
  - Да ладно? А я в двух кварталах отсюда. Может, ты заскочишь за мной, и мы выпьем где-нибудь по кружечке кофе? Я бы оставила машину здесь...
  - Хорошо, Тань, я через пару минут освобожусь и заеду за тобой, хорошо? - Макс сам не был доволен решением, которое он принял. Честно говоря, ему не хотелось тратить время на пустую болтовню, но все-таки какие-то струнки в ней в тот вечер его зацепили.
  - Как освободишься - позвони. Я расскажу тебе, где меня найти.
  - Хорошо.
  Связь прервалась, и Макс несколько секунд соображал, что произошло. С какой это стати она решила со мной встретиться? Ну, пофлиртовали разок, и что с того? Диалог получился вообще замечательный! Как будто мы с ней старые друзья, или, по крайней мере, давно договаривались о встрече.
  Он больше не стал задерживаться и, выйдя из машины, направился в сторону входа в гостиницу. Не было никаких сомнений в том, что Егор Данилович уже покинул ее, но если удастся поговорить с кем-то, кто там работал вчера...
  - Здравствуйте, - вежливо обратился Макс к администратору, - вы не могли бы мне помочь?
  - Я слушаю вас, - сказал высокий мужчина средних лет.
  - У меня в гостинице должен был остановиться мой брат, и я хотел бы узнать здесь он сейчас, или нет. - Макс попытался сделать максимально спокойный и уверенный голос.
  - Как его фамилия? - Спросил администратор, не отрываясь от монитора компьютера.
  - Савин. Савин Егор Данилович.
  Администратор, на бейджике которого значилось имя 'Юрий', быстро застучал пальцами по клавиатуре.
  - Могу я посмотреть ваши документы, чтобы убедиться, что наш посетитель приходится вам братом?
  Макс опешил на секунду. Это был момент истины. Макс давно хотел опробовать навыки в деле именно здесь, среди материального до каждого винтика мире. Он достал из внутреннего кармана пиджака паспорт в кожаной обложке и подал Администратору. Сила мысли! Вот что позволяет человеку оперировать своими навыками. Ментальными навыками. Навыками души, позволяющими управлять потоками энергии, искажать пространство, изменять свойства материи во всех измерениях. Идти против законов придуманной человеком науки 'физики'. Навык, который негласно назывался 'вуаль', позволял человеку изменять облик того или иного предмета. Это был элементарный навык. Им умеют пользоваться все люди, начиная с опыта второго пространства. В основном этот навык использовался для того, чтобы выглядеть как-то иначе. Девушки достаточно часто используют его, дабы лучше выглядеть и приукрасить свою внешность (во всех измерениях земли этот аспект у женщин остается неизменным). А если говорить начистоту, то нигде не имеет смысла использовать этот навык кроме трехмерного, где внешность для людей имеет настолько надуманное колоссальное значение.
  Юрий посмотрел на паспорт.
  - Все верно, - прочитав фамилию и улыбнувшись, сказал он, - вы уж извините, в наше время нельзя доверяться словам...
  - Да я вас прекрасно понимаю, - поторапливая администратора, проговорил Макс.
  - А то может быть, вы хотите использовать полученные данные в корыстных целях, а ваш брат - наш хороший клиент. Мы не можем позволить, чтобы наш постоянный посетитель попал в неприятность из-за недосмотра администратора...
  - Так он сейчас здесь? - Торопливо спросил Макс.
  - Нет, Максим Данилович, он уехал вчера вечером, - закрывая паспорт, монотонно сказал Юрий.
  - А когда он приехал? Тоже вчера?
  - Да, по моим данным он заехал всего на один час. Была не моя смена, поэтому ничего конкретного я вам сказать не могу.
  - А он не сказал куда поехал?
  - Лично мне нет, - так же спокойно сказал администратор, - я же вам говорю, я не работал вчера.
  - А кто работал? Вы можете связаться с ним? Мне срочно нужно найти брата.
  - Ну, если вам действительно нужно его найти, то я попробую связаться - и он поднял телефонную трубку.
  Наверное, хорошенько АЛ1211 позаботился о своей трехмерной жизни, если даже администраторы дорогого отеля уверены, что тот является их постоянным клиентом. Ввести в заблуждение трехмерника не составит труда и обычному третьему, который захотел отдохнуть в первом, не говоря уже об архангеле, хоть и не умеющем пользоваться своей силой. После недолгого разговора администратор отставил телефон и вежливо обратился к Максу:
  - Сейчас он спустится к вам, Максим Данилович. Можете подождать его во-о-он на том диване. - Он указал пальцем в конец коридора, где была огорожена комфортная зона отдыха.
  Оттуда доносился старый - добрый спокойный американский фолк-рок. Макс только одобрительно кивнул администратору и, подойдя к зоне отдыха, уселся на темно-бежевый кожаный диван. На столе лежало несколько свежих, еще пахнущих типографской краской глянцевых журналов. Имеет ли смысл говорить мужские они или женские, эти журналы? Наверное, нет, потому что подобные издания, будь то мужские или женские, печатают по сути дела одно и тоже: фотографии обнаженных людей, статьи от брутальных мачо и утонченных женственных журналисток, и письма озабоченных читателей. Впрочем, Макс не успел открыть ни один из тех журналов, которые лежали на столе. К нему подошел седовласый мужчина и, усевшись напротив, протянул руку.
  - Здравствуйте, меня зовут Владимир Степанович, я старший администратор 'Метрополя'. Юрий сказал, что вы хотели со мной поговорить?
  - Да, я брат Егора Даниловича, вашего постоянного посетителя. У нас была назначена встреча, но он по какой-то причине не появился. Вчера мы с ним разговаривали, - Макс налил себе воды из графина, который стоял на столике возле дивана, сделал небольшой глоток и продолжил, - и Егор сказал, что он будет в 'Метрополе'. Я подумал, что он еще здесь. Может быть, он сказал вам, куда он направился?
  - Нет, - начал Владимир Степанович, почесав гладковыбритый подбородок, - он мне ничего не сказал... Нет. Не сказал, - зачем-то повторил он, задумавшись.
  - А номер телефона он вам свой не оставлял?
  - Разве у вас нет телефона своего брата? - искренне удивился старший администратор.
  - Есть, - но он постоянно меняет свои SIM-карты. У меня есть номер телефона, который работает у него практически все время. Но сейчас я не могу дозвониться. Может быть, он сменил симку и оставил у вас номер, которого у меня нет?
  - У нас есть один номер его телефона, - сказал Владимир, привставая с дивана, - давайте подойдем к компьютеру.
  Они встали и подошли к стойке, за которой стоял Юрий. Владимир Степанович прошел за ресепшн, оттеснив Юрия. Тот не стал возражать.
  - У нас вот этот номер, - сказал старший администратор, и начал диктовать.
  Макс достал телефон, записал цифры, после чего нажал на дозвон и тут же сбросил.
  - Нет, к сожалению, у вас тот же номер, что и у меня.
  - Я чем-нибудь еще могу вам помочь? - вежливо поинтересовался Владимир Степанович.
  - Да, - быстро сказал Макс, доставая из внутреннего кармана пиджака ручку и записав номер на листочке бумаги, - если вам не трудно, свяжитесь со мной, как только он приедет.
  - Хорошо, я постараюсь сделать это для вас, - забирая листок, сказал Владимир Степанович.
  - Я вам очень признателен. Большое спасибо, - быстро проговорил Макс и, развернувшись, пошел к большим дверям выхода из гостиницы.
  
  ***
  
  - Я подъехал, - Макс оглядывал улицу из машины в поисках Тани.
  - Сейчас я выйду, - раздалось в трубке мобильного телефона.
  Из торгового центра вышла невысокая девушка. Ее волосы были собраны в хвост, плотно облегающие джинсы, голубая кофточка, подчеркивающая точеную спортивную фигуру. В руке у нее был пакет с продуктами. Увидев Макса, она искренне улыбнулась, приветливо махнула рукой и спешно кинула пакет на заднее сидение своего классического чисто-женского желтого 'Жука', который стоял как раз перед 'Фордом' Макса.
  - Привет, очень хорошо, что ты оказался рядом, - Таня села на переднее сидение и протянула ему руку, - я очень рада с тобой встретиться.
  - Я тоже рад, Тань. - Макс выдавил кислую улыбку, и даже невооруженным взглядом было видно, что она притворна. Все-таки сейчас ему было не до Тани, и он в очередной раз мысленно покорил себя за это решение.
  - Я не вовремя, да?
  Она так мило и естественно выглядела, что Макс невольно улыбнулся. На этот раз искренне и открыто.
  - Нет, Тань, просто... Хотя да, вообще-то не совсем вовремя.
  - Может быть, тогда в другой раз? - Она потянулась к дверной ручке, чтобы выйти из машины.
  - Нет, постой, - Макс еле коснулся ее руки, - мы можем немного пообщаться. Поехали в 'Сирень' - хороший ресторанчик, неподалеку от моего дома.
  - Только если я не буду видеть твое хмурое выражение лица и не сильно отвлеку тебя от твоих дел, - с серьезным видом сказала она.
  - Договорились. Пару часов я смогу выделить.
  Единственное, на что он мог рассчитывать - это звонок старшего администратора отеля 'Метрополь', и пока у Макса других планов не было. А учитывая, что номер телефона, который он взял в гостинице был недоступен, оставалось только ждать.
  Макс шустро выехал с места парковки, и направился по самым, как ему показалось, незагруженным столичным дорогам. В динамиках негромко заиграла медленная баллада группы Metallica 'Mama Said'. В пути они практически не разговаривали, если не учитывать несколько формальных двусторонних реплик относительно рабочих вопросов.
  
  Глава 6
  В ресторане, как всегда, играли приглашенные гости, для которых был смонтирован небольшой подиум в углу основанного зала. На этот раз это был небольшой оркестр с духовыми, скрипками и саксофоном. Свет был приглушен, создавая 'домашний' уют, и огромный камин, находящийся одном из залов ресторана потрескивал березовыми дровами. За столиком, который располагался напротив камина, на мягких креслах сидели Макс и Таня. Когда он по дороге позвонил своей старой подруге Валерии, работающей администратором в этом ресторане, она тут же поставила табличку 'забронирован' на его любимый столик.
  - И ты понимаешь, я в туалете, никого не трогаю, - от смеха Макс с Таней уже прослезились, и Макс говорил с трудом, сквозь собственный смех, - а он открывает дверь. Я тянусь, чтобы ее закрыть, а он протягивает мне руку, здоровается и говорит: 'Здравствуйте, Максим Андреевич, рад вас видеть!'
  Таня еще сильнее рассмеялась. После того как Макс закончил свой рассказ, они оба взяли салфетки со стола и вытерли появившиеся от смеха слезы.
  - Можно ли подавать десерт? - Вежливо поинтересовалась официантка, которая незаметно подошла к их столику.
  Макс, все еще продолжая улыбаться, вопросительно посмотрел на Таню.
  - Я уже все, - Таня отодвинула от себя пустую тарелку.
  - Да, Анастасия, - Макс посмотрел на бейджик официантки, - Можете нести десерт.
  Официантка быстро убрала со стола и так же быстро и незаметно удалилась. Одно из важнейших качеств профессионально работающей официантки - это умение не мешать посетителям.
  - Макс, а с тобой очень весело, - она взяла еще одну салфетку со стола и протерла уголки рта, - но мне нужно тебя покинуть на минуточку.
  Она встала из-за стола и направилась в сторону дамской комнаты. Макс откинулся на своем кресле и начал всматриваться в посетителей. Их было немного, всего было занято три столика. В это время дня редко посещают такие заведения. Однако здесь было две пары и один мужчина, который сидел один в углу возле рыцарских доспехов. Почему Максу он показался подозрительным? Может быть, потому что он сидел один, а возле него стояло четыре тарелки, наполненные дорогими блюдами? Или потому, что тот сидел и о чем-то усердно думал, театрально приложив кулак ко лбу? Тем не менее, Макс закрыл глаза. Сканирование. ГО 185, обладает памятью, житель пятого пространства, в трехмерном пространстве без разрешения. Макс не поверил сам себе. Чтобы убедиться, он решил проверить еще раз, уже через полуторное. Войти в полуторное пространство, оставаясь в сознании обычному человеку без определенных знаний непросто. Можно сказать очень непросто. Но человеку с опытом Макса это не составляет никакого труда.
  Он оказался не совсем в тихом месте. Ангелы занимались своей работой. Их здесь было порядка пятидесяти. Вероятно, исправляли оплошности одного, или нескольких глупых детишек. Может быть, предотвращали чей-нибудь суицид, призывая к помощи ангелов других людей. Впрочем, они всегда работали сообща. На Лаада никто не обращал внимания. Его собственных ангелов сейчас не было рядом. Наверное, никакой опасности Максу в данный момент не угрожало. Ни тревоги, ни печали. Его ангелы сейчас живут своей обычной полуторной жизнью. Вероятно, там, где он оказался, дело было серьезное, потому что у чужих ангелов работа просто кипела. Агрессоры, приближавшиеся к нему из-за горизонта, остановились и посмотрели в его сторону. Макс ухмыльнулся. 'Лассо' - не очень сложный навык, который используется достаточно редко. Не обращая внимания на ангелов, которые мельтешили возле него, Лаад нацепил лассо на агрессоров и рывком подтянул к себе.
  - Ну что? Сразимся? - Лаад усмехнулся.
  - Вход свободный - эхом, как-то обиженно раздалось в воздухе от двенадцати темно-серых, почти черных сгустков энергии.
  Макс отпустил лассо. Энергия агрессоров расплылась в воздухе, формируясь где-то в другом месте полуторного пространства. Странно, но даже они, обладают какой-никакой эмоциональной структурой. Энергия с зачатками интеллекта? Творец не пропустил даже их - межпространственных стражей. Интересно, а они могут любить?
  Лаад мысленно пустил запрос в информационную сеть по человеку, который сидит напротив него в трехмерном. Ответ пришел мгновенно: ГО 185, обладает памятью, житель пятого пространства, в трехмерном пространстве без разрешения.
  Макс открыл глаза. Тани еще не было. Он медленно подошел к мужчине и подсел за его столик.
  - Да ты кушай, кушай, - одобрительно сказал Макс, - только, чтобы после обеда вернулся в свое пятое и не высовывался оттуда без разрешения.
  Мужчина резко поднял глаза. Его взгляд был ужасающий, как у дикой кошки, которая увидела здоровенную крысу. Он без труда рванул стол со всеми тарелками и приборами, поставив его на дыбы. Раздался звук бьющегося стекла. Скатерть сползала со стола, а вместе с ней и вся дорогущая керамическая и стеклянная посуда. Это произошло за доли секунды. Мужчина прыгнул на улицу через окно, но Макс успел поставить достаточно сильную 'стену-блок'. Через 'стену-блок', поставленную двадцатым, не сможет пройти неопытный пятый, но ГО 185 сделал это без особого труда. Он вывалился на улицу и, обернувшись, медленно начал поднимать правую руку вверх. Легкое землетрясение в ресторане заставило Макса сделать несколько шагов назад, когда перед ним стал подниматься пол ресторана, острыми пиками образуя мощную скалу до самого потолка. Макс с грубым ревом махнул рукой в сторону образовавшегося препятствия, и скала рассыпалась, но за ней уже не было ГО 185.
  - Черт! - выпалил Макс и, обернувшись, обомлел. На него смотрели все работники ресторана, оркестр, который давно перестал играть, посетители и Таня, которая остановилась в проходе, ведущем из туалета в зал. Он небрежно оглядел ресторан: кусочки разрушенной стены - скалы, выбитое окно и перевернутый нечеловеческой силой массивный стол создавали впечатления пронесшегося урагана. Макс перестарался. Он совершенно забыл, что находится в трехмерном пространстве, и совершать такие опрометчивые поступки здесь нельзя. Пользоваться навыками на глазах у людей - тем более.
  'Созидание' - высший навык, доступный только людям, имеющим опыт не менее восемнадцатого пространства. Макс поднял руку, согнутую в локте под углом сорок пять градусов над головой, и очень медленно начал сжимать ладонь в кулак. Пока кулак сжимался, ресторан приобретал свой прежний вид: стекло, как частицы ртути, по маленьким кусочкам собирались в изысканные изделия посуды, стол переворачивался, пол выравнивался, приобретая свой прежний вид. Люди в ресторане стояли неподвижно. Они этого не видели. Просто не могли увидеть. Они в данный момент были просто манекенами, не больше. Время для них остановилось, Макс позаботился об этом. Он вошел во второе пространство и оказался у большого, светлого здания ЗАГСА или вроде того, там, конечно, не было никаких документов, но проводилась регистрация различных статусов у местного населения. Погода во втором оставляла желать лучшего. Солнце сегодня было очень далеко. Его едва было видно, но свет все же проступал сквозь разряженный воздух. И еще было холодно и ветрено. Макс бегло огляделся по сторонам. Времени было в обрез, и действовать нужно было крайне быстро. На улице не было ни души.
  - В-А-А-Л-Л-Е-Е-А-А-Р-Р, - почти со всей силой мысленно прокричал Лаад. Его крик распространился далеко за пределы второго пространства. - В-А-А-Л-Л-Е-Е-А-А-Р-Р, - еще сильнее выкинул свой запрос Макс.
  - Ну, что ж вы, Максим Андреевич так энергию-то тратите? - Услышал за спиной Макс.
  Позади него стоял Валеар в какой-то нелепой кепке, далеко неновом банном халате, и порванных тапочках.
  - Валеар, мне нужен Элладис. Позови его! Срочно! - Приказным тоном сказал Макс.
  - А почему вы сами выше не пойдете?
  - Пятый, не задавай лишних вопросов! - чувствуя, что выходит из себя, проговорил Макс.
  - Хорошо, господин Лаад, - Валеар открыл пространственное зеркало.
  - Ты мне тоже будешь нужен, - вслед крикнул ему Макс.
  
  ***
  
  Элладис, Валеар и Лаад сидели на скамейке напротив здания Загса. Все трое молчали и думали.
  - Интересно получается, - вздохнул Элладис, - то есть ты уверен, что он обладает силой архангела? - Он вопросительно посмотрел на Макса.
  Тот без ответа укоризненно взглянул на архангела.
  - Значит, он поднял опыт ГО 185? - Спросил Валеар, глядя на землю.
  - Другого варианта я не вижу, - мрачным тоном отозвался Макс.
  - Тебе необходимо найти его, Лаад, - вставая, подытожил Элладис, - и чем быстрее - тем лучше. Я больше не могу здесь оставаться. Сообщай мне новости по мере их появления, я буду ждать.
  Элладис исчез. На скамейке остался Валеар и Макс. Солнце второго измерения начало приближаться, потихоньку прогревая воздух. Ветерок шевелил голубовато-красные листья огромных по земным меркам местных деревьев.
  - Ты с ним не был знаком? - повернувшись, спросил Макс.
  - О ком ты?
  - О ГО 185! Ты знал его раньше?
  - Нет, никогда не слышал, - сказал Валеар, продолжая смотреть на землю.
  - Вы с ним оба пятые! Ты хочешь сказать, что ничего ни разу не слышал о нем? Вас, что там миллионы? - продолжал давить Макс.
  - Нет, в том-то и дело, что нас мало. Пятых всего двенадцать тысяч...
  - И вы не прослеживаете, кто уходит из пространства без допуска?
  - Прослеживаем, Лаад! Но на счет ГО 185 никто ничего не знает. Он словно только появился в пятом.
  - Ну да, родился взрослым мужиком? - с издевкой спросил Макс.
  - Ты в чем-то меня подозреваешь? - Валеар искоса посмотрел на Макса.
  - Пока нет, пятый! Пока нет. Будь на связи. Желательно во втором. Мне выше нельзя появляться. Ангелы могут заподозрить. Я свяжусь с тобой, если что-нибудь понадобится.
  Макс прошел в трехмерное пространство без зеркала. В ресторане все по-прежнему стояли на своих местах. Макс словно попал в большой кукольный домик. Усевшись на то же место, где он и сидел, Макс щелкнул пальцами. Картинка оживала. Официантки засуетились, оркестр продолжил играть. Таня направлялась к нему с улыбкой на лице.
  - Уже, наверное, заждался меня?
  - Да уж, - Макс постарался сделать как можно более простое и не озадаченное выражение лица, - не то слово...
  - Что это было, Макс? - У Тани на лице по-прежнему светилась улыбка, но сквозь нее прослеживался страх.
  - Ты про что?
  К столику подошли доброжелательные официантки и подали десерт - два больших кусочка твороженного торта и чайничек с любимым белым чаем Макса.
  - Я про то, что сейчас произошло!
  - А что сейчас произошло? Я тебя не понимаю...
  Она не могла ничего помнить. Макс применил 'стоппер', так называли этот навык. В этот момент сознание человека отключается. Она просто физически не могла этого видеть... если только...
  - Ты прекрасно меня понимаешь. Мужчина за столиком, погоня, остановка времени ...
  'Неужели она что-то ко мне чувствует? Эмоции стали препятствием?'
  - Ты все видела? - Макс спокойно налил чай и сделал небольшой глоток.
  - Конечно, видела!
  Если бы Макс знал, что Таня испытывает к нему какой-то сильный интерес, то он использовал бы двойной стоппер, тройной, усилил бы его до бесконечности. Порой чувства, тем более такие сильные как влюбленность или ненависть, становятся преградой по отношению к тому, кто использует навыки. Для Тани нужно было что-то посущественнее для того, чтобы ее сознание полностью отключилось. Видимо, она была слишком увлечена Максом.
  - Ну что ж... - Макс решил использовать навык, который принято было называть 'очистка' или 'щетка' в простонародье, для того, чтобы Таня легко забыла все, что видела в ближайшие несколько минут. Он взял её за руку.
  - Подожди! - Таня отдернула свою руку. - Не надо!
  - Что не надо? - Макс удивленно посмотрел на свою спутницу.
  - Я не знаю, что ты собираешься делать, но не нужно! Пожалуйста! Я хочу знать, что это было. - Она смотрела на Макса испуганно. Тот равнодушно продолжал смотреть на нее. - Ты работаешь в спецслужбах? Ты должен стереть мне память? Ты должен меня убить?
  - О чем ты говоришь, Тань? - Макс рассмеялся. Его позабавила мысль о спецслужбах. - Я не собираюсь тебя убивать, но ты не должна знать то, что видела!
  - Ты вколешь мне какой-нибудь шприц? - Она с мольбой в глазах посмотрела на Макса.
  - Я не буду тебе ничего вкалывать... - Максу стало по-человечески жаль Таню.
  - Пожалуйста, Макс. Хотя бы перед тем, что ты собираешься сделать расскажи, что это было? - она прошептала эти слова, словно кто-то мог их подслушивать. Вид у нее был очень нежный, беззащитный. Она выглядела словно маленький ребенок, который хочет узнать всю горькую правду о Деде Морозе.
  Макс задумчиво посмотрел на нее. Если он вернет ей истинную память, то ей это может не понравиться. Но он без труда сможет воспользоваться 'очисткой', и она тут же все забудет.
  - Хорошо, - Макс потянулся через стол и коснулся плеча Тани. Она еле заметно дернулась, и Макс снова откинулся на своем кресле, с ожиданием глядя на нее. Она открыла на несколько секунд закрытые глаза.
  - И что? - Таня, улыбаясь, смотрела на Макса.
  - В каком смысле что? - Макс ухмыльнулся, - Какой опыт?
  - Какой еще опыт? - Таня смотрела на своего спутника, как на дурака.
  Макс не поверил своим ушам. Ноль? Ее истинная память равняется нулю? Она молодая. Первая. И первая жизнь в трехмерном пространстве. Макс внимательно посмотрел на Таню. Сканирование. Татьяна Тронова. Первая жизнь. Памятью не обладает. Пространственного имени не имеет. В трехмерном пространстве легально.
  - Первый раз встречаю первую! - Макс смотрел на нее с таким удивлением, как должна была она смотреть на него, на предархангела, на двадцатого.
  - В каком это смысле первую? - в ее голосе появилась какая-то обида.
  - Ты абсолютно чиста. Ты словно младенец, - Макс искренне улыбнулся.
  - Знаешь что, я не понимаю, что ты имеешь в виду, но это чертовски обидно, и...
  Макс рассмеялся.
  - Ты мне расскажешь, что происходит?
  - Зачем это тебе?
  - Тебе когда-нибудь показывали фокусы?
  - Ну... В детстве...
  - Тебе хотелось узнать секрет этих фокусов?
  - Может быть... Тань, ты сама узнаешь все в свое время...
  Таня жестко посмотрела в глаза Максу, и он не выдержал.
  - Хорошо, только имей в виду, что мне придется все равно забрать эту информацию обратно.
  Она не ответила, но продолжала смотреть на Макса в предвкушении ответа.
  - Представь, - он сел на одну сторону с Таней и заговорил почти шепотом, - что все люди, которые живут на земле, живут здесь не в первый раз. Существует множество пространств, в которых может жить человек, и наша земля, точнее наше измерение является всего лишь одним из тех мест, где мы можем прожить.
  Таня смотрела на Макса не то со страхом, не то с состраданием. Он продолжил:
  - Каждый человек, проживая свою жизнь, учится. Достойно проживая одну жизнь, ты имеешь право идти выше. В более высокое, глубокое пространство. Там ты набираешься опыта, приобретаешь определенные навыки, тем самым ты становишься ближе к Творцу.
  - К богу? - Таня улыбалась.
  - Я могу и прервать свой рассказ...
  - Нет, извини, продолжай.
  - В каждой жизни нужно учиться любви, умению прощать, умению отпускать весь негатив, обиды, ценить каждое мгновение жизни... Таким образом ты становишься тем созданием, которым тебя создал Творец изначально. Чистым. Свободным.
  - То есть? Что ты имеешь в виду?
  - Изначально было одно пространство. Человек обладал всеми навыками...
  - Что это за навыки?
  - Навыки... - Макс задумался. Ему никогда не приходилось отвечать на этот вопрос, - Это возможности, умения. Твой инструментарий. Возможности твоего сознания, твоей души, твоего разума. Это варианты управления энергией. Все что существует во вселенной представляет из себя энергию, которой можно управлять. Раньше человек - житель трехмерного измерения умел управлять ей. Мы могли летать, перемещать любую материю на любые расстояния, искажать пространство, перемещаясь тем самым в любую точку вселенной. Не было агрессоров, соответственно не было и боевых навыков. Не было ни ненависти, ни злости. Точнее, они были, но не в такой выраженной форме, как сейчас. Так было изначально. В течение миллионов лет люди менялись. Многие и многие тысячелетия люди вообще почти не жили в трехмерном. Тогда на земле царили животные - динозавры...
  - То есть ты хочешь сказать, что люди жили до того, как жили динозавры? - Таня округлила глаза.
  - А ты сомневалась? Неужели ты думаешь, что человек живет на земле всего несколько тысячелетий? Сколько? Десять? Двадцать? Не смеши меня. Люди жили еще задолго до возникновения динозавров. Мы были несколько другие, нежели сейчас. Мы жили вместе с ангелами. - Макс сделал глоток чая. - В общем люди уже очень давно потеряли связь с вселенским разумом. Люди трехмерного пространства не заслуживают такой силы, которую дает связь с Творцом. У людей нет должной ответственности. Людям много раз запрещали пользоваться информацией!
  - Почему?
  - Гордость! Ложная самоуверенность! Глупость! Наглость! Злость! Ненависть! Алчность! Агрессия! Войны... Люди зазнавались. Практически всегда. Так же как, в общем-то, происходит и сейчас...
  - В каком смысле?
  - Человек постоянно отдаляется от Творца. Многие не верят в его существование и создают искусственный интеллект, оружие. Тем самым, говоря себе: мы - боги! Сморите, мы делаем то, что мог сделать только бог! Мы можем породить и убить в любой момент. В общем, человек сейчас слишком далек от своей сути. Ведь посмотри: мы не ценим того, что дает нам Творец, и он дает нам все меньше и меньше. Когда у нас есть здоровье - мы его разбрасываем направо и налево. Когда у нас есть любовь - мы ее предаем. Зачем создавать искусственный разум? Рожайте детей! Такого разума, как у человека никогда не создадут машины. Одним словом, Творец создал множество измерений. Школы. Если ты достоин - живи лучше! Постепенно возвращаясь к своим знаниям, умениям. К той любви, которая была изначально - чистой, искренней и красивой. Он бесконечно любит людей, уж не знаю за что. Сейчас я удивляюсь, как он вообще все еще дает людям возможность жить. Итак, появились пространства, и огромное количество возможностей в каждом из них. Появились агрессоры - сущности охраняющие границы, и боевые навыки, для того, чтобы доказывать им свою возможность прибывать в том или ином месте. Баланс добра и зла нигде и никогда не нарушается. И не может нарушиться в принципе. Поэтому не нужно думать, что все плохое на земле - это просто ужас, на самом деле - это обратная сторона всего хорошего. Но бывают люди, которые не хотят мириться с тем, что нужно достигать определенных высот постепенно. Что нужно долго учиться для того, чтобы кем-то стать. Такие люди были всегда. Из-за таких людей Творец рушил то, что создавал, и создавал заново. Человек видоизменялся. Одним словом, то, что ты видела своими глазами - это не вымысел и не игра твоего воображения... - Макс поднес маленькую кружечку чая к губам и остановился в ожидании ответа Тани.
  - Макс, я... Это, конечно, глупо, но... Короче! - она выпрямилась и твердо посмотрела Максу в глаза. Он опустил кружку. - Я не знаю, что ты сделал со мной. В общем, я бы ни за что не поверила тебе. Даже, если бы сильно этого захотела. Я хочу поверить, но... - Она начала подниматься из-за стола. - Это так нереально...
  - Это реальней чем ты думаешь, Татьяна. - Макс был спокоен.
  - А почему тогда они ничего не помнят? - Таня махнула головой в сторону официантки, которая подошла к соседнему столику.
  - Есть один нюанс, сядь... - Макс сделал внушительный глоток чая, тем самым, опустошив свою кружку, - Твои чувства воспрепятствовали достаточно легкому навыку, который вводит людей в некий транс, в забытье... Для тебя мне надо было использовать побольше энергии...
  - Да... Ты... - Она с гневом кинула салфетку, которую держала в руке на стол. - Ты просто... Как такое может быть? А? Скажи, как такое может быть?!? - Она просто сгорала от злости и негодования.
  - Дай мне свою руку. - Макс протянул ей свою.
  - Зачем?
  - ДАЙ МНЕ СВОЮ РУКУ! - твердость Макса взяла свое. Таня протянула руку, но на секунду отдернула ее назад.
  - Ты сотрешь мне память?
  - Нет, просто дай мне руку!
  Таня сделала неуверенное движение. Макс сильно схватил ее за ладонь.
  - Подумай! - Макс сжимал ее руку сильнее. Его глаза горели. - Подумай о том, что ты хочешь увидеть полуторное пространство! ПОДУМАЙ ОБ ЭТОМ!
  - Я хочу, - она сказала это скорее для того, чтобы Макс отпустил ее.
  - Подумай еще! Ты должна действительно этого захотеть! Я вернул тебе память! Хоть у тебя она и ровна нулю, но твои способности выходить в полуторный мир должны появиться!
  Таня сжалась от нарастающей боли в руке. Макс продолжал сжимать ее. И вдруг, Таня поймала себя на мысли, что ей безумно хочется, чтобы это было правдой. Ей хочется поверить ему, каждому его слову. Пространственное зеркало возникло не сразу. Сначала оно было маленьким, но постепенно расширялось, принимая подходящие размеры для того, чтобы Таня смогла пройти сквозь него. Макс прыгнул туда первым, потянув за собой Таню.
  Полуторное измерение, как всегда было божественно красивым. Они оказались на берегу океана. Очень часто первый выход в полуторное приводит именно сюда. Девственная красота нетронутой человеком земли. Прибой нежно ласкал слух, солнце находилось в зените. По берегу ползла семья тихоокеанских черепах. Впереди была большая черепаха, а за ней длинной цепочкой в тридцать голов ползли маленькие детки-черепашки. Они забавно, очень неумело перебирали лапками, стараясь не отстать от родителя. Полная гармония и идиллия. Таня лежала на песке без сознания. Она потратила очень много энергии для того, чтобы оказаться здесь. Многие не могут очнуться в первый раз. Это действительно тяжело - остаться в сознании. Не забыть увиденного после того, как попадешь обратно в свой мир. Но Таня очнулась. Медленно моргая, она смогла остаться здесь, а не выпасть обратно в трехмерное. Глубокий вдох свежего океанического воздуха прибавил ей сил. После нескольких неловких усилий она все же смогла сесть, а затем и встать.
  - Ну, что скажешь? - Макс с самодовольной улыбкой смотрел на нее.
  - Где мы?
  - Там, куда ты искренне захотела попасть.
  Таня попыталась сглотнуть слюну, но во рту все пересохло и у нее ничего не получилось.
  - Полуторное пространство?
  - Да.
  В поле зрения попало три ангела хранителя, которые шли по берегу, о чем-то беседовали и заразительно смеялись.
  - Кто это? - Таня указала пальцем на ангелов.
  - Это ангелы-хранители. В данном случае не твои. Хочешь увидеть своих?
  - Я даже не знаю... Это для меня так дико... Непонятно... странно! Я точно не сошла с ума?
  - Я тебя понимаю. Пожалуй, для первого раза достаточно. Ты и так словно выжатый лимон. Пора домой.
  Макс покинул полуторное, но через миг вернулся.
  - Забыл, что ты только через зеркало можешь...
  - Что я должна сделать? - Таня смотрела на него, как ученик ниндзя смотрит она своего старого и мудрого сенсея.
  - Думай! Желай! Захоти!
  - А я смогу?
  Через мгновение возле них возникло пространственное зеркало и Таня неуверенно, но самостоятельно шагнула внутрь.
  
  ***
  
  - Расскажи о Творце. - Таня как завороженная смотрела на Макса.
  В ресторан потихоньку начали приходить люди, и официантки начали работать в самом 'боевом' режиме.
  - Ну... Он... Даже не знаю как тебе сказать...
  - Какой он? - Таня сделала маленький глоток мартини, не отводя взгляда от своего спутника.
  - Он... он похож на солнце. Огромное, огромнейшее количество энергии. Творец бесконечно мудр и бесконечно любит людей. Еще у него хорошее чувство юмора, так принято считать...
  Таня улыбнулась. Она уже верила всему, что ей говорил Макс. И даже, если бы он сидел и придумывал все на ходу, то она все равно поверила бы ему. Макс продолжил:
  - Он очень часто бывает в трехмерном пространстве, как говорят. Так как люди этого измерения самые... э-э... дурные что ли. Он часто им помогает. Я не удивлюсь, если Творец подходил и к тебе.
  Таня сделала удивленное лицо.
  - Да, да. Люди часто пропускают его мимо. Дурачье. Ну... Что еще... Он любит творчество. Творчество всех людей. Одним словом, человек очень сильно походит на него. По крайней мере, в некоторых ситуациях. Опять же не все люди, но...
  - Ты видел его?
  - Я... нет, конечно. Так говорят. Редко кому удается лично пообщаться с ним, или увидеть его. Лично я не знаю ни одного. Все по слухам. Я надеюсь, что 'назначение' в архангелы проходит под его патронажем...
  - А катастрофы? Землетрясения, оползни, цунами, смерчи? Бог...
  - Не-е-е-т, - Макс усмехнулся, - это Земля!
  - Что земля?
  - Это делает Земля самостоятельно. Капризничает, волнуется, переживает, впадает в депрессию. Земля обладает своим разумом. Любая планета обладает своим разумом. Это тоже идея Творца. Ох, и балует он людей... - Макс налил в бокал Тани еще мартини, а себе в широкий бокал налил немного коньяка, и сделал глоток. - Я люблю его! Действительно люблю. Только представь, сколько он дарит нам прекрасных мгновений. Вот сейчас мы сидим с тобой в ресторане, пьем, общаемся, и мне очень хорошо. Понимаешь, я счастливый человек. Я наслаждаюсь каждой секундой, потому что жизнь - это дар. Это счастье. Я благодарен Творцу за каждое мгновение жизни.
  - А Иисус? Это Творец?
  - Иисус? - Макс улыбнулся. - Сын божий, частица бога. Как и мы все. Очень добрый парень. Два раза с ним общался. Изумительный человек. Изначально был приближенным к Творцу. Одна из старейших душ во вселенной, как говорят. По факту не уверен, что он на земле действительно что-то такое делал, как о нем говорят, нужно у ангелом подробней расспросить. Я никогда не интересовался. Сейчас даже не знаю, где он. Живет в одном из пространств, наверное. Люди многое перепутали в своих верах, подменили одного другим и назвали богом Иисуса.
  - То есть Иисус не сын?
  - Сын, конечно! Такой же сын, как и я! Или, как ты - дочь!
  - А откуда он? Сам Творец?
  - Понимаешь, Тань, представь, что вот придет человечество к тому, что смогут благодаря технологиям видеть душу. Ну, дойдет до всех истинное знание того, что есть душа и есть, как они называют, жизнь после смерти. Соответственно, теория божественного существования обретет новую силу. И появится новый вопрос: откуда Творец? Вот, сейчас ты не сомневаешься в том, что он существует. Зато у тебя есть новое сомнение: значит, он откуда-то взялся? Покажите откуда! Люди-трехмерники все такие. Они недоверчивые, не верящие ни во что. Это, в общем-то, объяснимо. Они сами довели себя до такого состояния. В век технологий пока ты не покажешь человеку доллар, он не поверит, что существует такая бумажка. Хоть ты тресни, доказывая, что она есть. Ему нужно увидеть. Так и ты...
  - Так ты мне ответишь на мой вопрос?
  - Нет. Я не знаю сам! Придет время, и ты сама все узнаешь, как и я... ну, хватит на этом. Теперь, мне нужно очистить тебя. Ты же понимаешь, что эта информация тебе не нужна в твоем мире...
  - Нужна, - Таня посмотрела на Макса обиженно, отстраняясь назад, на спинку своего кресла, - очень нужна!
  - Прекрати, она даже мне не нужна здесь. Я обычный продажник. Мне ни к чему информация, которая будет отстранять меня от современного мира. Тебе, между прочим, тоже.
  - Но...
  - Никаких но, Тань. Мы с тобой договаривались.
  Она смиренно протянула ему руку.
  Интуиция никогда не подводила Макса, даже когда у него не было памяти, сейчас это чувство обострилось в тысячи раз. Он обернулся. На входе стоял Валеар. Увидев Макса, он быстрым шагом двинулся к нему. Макс отпустил руку Тани:
  - Ты ничего не знаешь! - тихо сказал Макс Тане.
  Она только успела махнуть головой и ответить быстрое, но радостное 'угу'.
  
  Глава 7
  - Здравствуйте, Максим Андреевич, прошу прощения, что отвлекаю, - взволнованным голосом проговорил Валеар, подойдя к столу и украдкой посмотрев на Таню, - мы можем с вами поговорить наедине?
  - Да, пойдемте, - Макс встал, и жестом позвал за собой Валеара. Они направились в гардероб, где сейчас никого не было.
  - Что случилось?
  - Офар здесь... - Валеар был ни на шутку взволнован.
  - В каком смысле здесь?
  - Он в трехмерном!
  - Как? Зачем? - Макс не один раз слышал это имя, - Что он здесь делает?
  - Мы сами пока не знаем. Он здесь с самого утра. Возможно, он что-нибудь узнал, или, что того хуже сам имеет отношение к нашим событиям.
  - Где он?
  - Он в Петербурге. Сейчас он в одной небольшой гостинице на Садовой, недалеко от Гостиного двора.
  - Откуда ты узнал?
  - Элладис просил передать.
  - Что ты предлагаешь?
  - Ты не дослушал... Это самое интересное: он ждет Тебя. Он сообщил, что хочет встретиться с тобой.
  - Со мной?!? - Макс действительно удивился услышанному.
  - Да. Я побуду здесь до завтрашнего вечера. Надеюсь, ты успеешь?
  - Если я выеду прямо сейчас, то успею.
  - Подожди, - Валеар махнул головой в сторону зала, - она ничего не знает?
  - Нет. Это... моя давняя знакомая. Решил скоротать вечер...
  - Ладно. Постарайся узнать как можно больше.
  После этих слов Валеар исчез.
  - ВАЛЕАР! - Мысленно кинул Макс.
  - Что? - Валеар возник возле него моментально.
  - Выйди, как следует, - Макс указал на дверь, - мы вошли сюда вдвоем и тут камеры.
  - Ой, извини, - Валеар улыбнулся и вышел из входной двери. Через несколько секунд вслед за ним вышел Макс.
  
  Старенький, но надежный железный конь американского происхождения ехал по городу со скоростью сто тридцать километров в час, ловко обгоняя другие машины. Пробки на дорогах нисколько не смущали Макса. В нужный момент он искривлял пространство, позволяя своей машине исчезать и тут же появляться уже на другой стороне пробки. При этом он заботился, чтобы ни другие водители, ни прохожие не смотрели в этот момент в его сторону, и чтобы рядом не было камер, которые могли бы увидеть его фокусы с искривлением.
  - Куда мы так мчимся? - Таня вцепилась в сидение.
  - Теперь, Таня, о ложке дегтя, - Макс не отрывал взгляд от дороги, - есть такие люди, которые ничему, никогда не учатся! Наглые, зажравшиеся, которые не ценят то, что дал им Творец, не ценят свою жизнь, чужую, ничего не ценят. Такие души у нас развеивают.
  - Убивают? - Таня испугано посмотрела на Макса.
  - Нет, душа бессмертна. Развеивают. То есть душа покидает универсум двадцати божественных пространств. Так вот эта душа оказывается под присмотром Офара. У него, в свою очередь свои пространства. Где человек искупляет свои грехи...
  - То есть это ад, круги ада? А то, где живем мы, - рай?
  - Хм, - Макс давно не задумывался над этим чисто человеческим вопросом, - ну, где-то рядом, по крайней мере.
  - Офар - это дьявол?
  - Дьявол? Можно сказать и дьявол. Люцифер. Сатана. Падший ангел. Да, в принципе, это все про него. Его настоящее имя Офар. На самом деле в древних сказках и мифах довольно много истины.
  - Кто туда попадает?
  - В первую очередь самоубийцы, убийцы, наркоманы, живодеры. В общем, те, кто не ценил свою жизнь, или жизнь других людей. Кто ставил свою жизнь выше других. Кто не ценил любовь...
  - Горят на огне? - Осторожно поинтересовалась Таня.
  - Нет, - Макс искренне засмеялся, - Это уже блеф. Ни огня, ни раскаленной сковороды и котлов там нет. Скорее пустынное одиночество. Боль. Боль не физическая, душевная. Очень сильная. Чувство вины помноженное на бесконечность.
  - Ты был там?
  - Нет. Бог миловал. То есть, был только мельком, - Макс свернул на кольцевую дорогу. - Но скажу тебе честно - там очень скверно. После трехмерного пространства ты обязательно там побываешь.
  Таня испугано посмотрела на Макса.
  - Да не бойся ты. Просто посмотришь. Ангелы поведут. Они тебе все покажут и все расскажут.
  - Экскурсия?
  - Что-то вроде того, - Макс улыбнулся и на секунду посмотрел на Таню, - страшно?
  - Жутковато, - честно ответила она.
  За пятнадцать минут Макс добрался до трассы, и, увидев, что впереди нет других машин и камер, въехал в выпуклую линзу искривленного пространства впереди себя. Через мгновение машина уже подъезжала к аэропорту. Как всегда, возле Шереметьево суетились люди. Кто-то кого-то встречал, кто-то кого-то провожал. Макс плавно остановился на пустом месте платной парковки, и выключил зажигание.
  - Можно с тобой? - Таня сидела на переднем пассажирском сидении, опустив голову.
  - Ты сказала, что только до аэропорта? - Макс укоризненно посмотрел на нее.
  - Я знаю, но... Макс, я не хочу с тобой прощаться. Я не хочу терять полученные знания.
  - Дай женщине палец - она руку откусит, - Тихо пробормотал себе под нос Макс, - Я уже нарушил все, что только можно.
  - Тогда что тебе терять? - Мило улыбнувшись, спросила Таня.
  
  Самолет набирал высоту. Некоторые пассажиры вцепились в ручки кресел. Таня сидела возле Макса, крепко сжимая его руку.
  - Боишься полетов? - голос у Макса был спокойным и тихим.
  - Немного...
  - Это не сравнится с настоящим полетом.
  - В каком смысле?
  - Попробуй полететь в полуторном пространстве. Необычайные ощущения. Особенно в первый раз. Люди на земле часто неосознанно стремятся ощутить это. Прыгают с парашютом, летают на дельтапланах, прыгают с высоты, привязывая ноги к резинке, или канату. На самом деле люди стараются хоть на секунду ощутить те ощущения полета, которые ощущали когда-то. Они знают эти ощущения. Их душа знает и помнит эти ощущения.
  - А сейчас можно?
  Самолет уже набрал порядка тысячи метров, и пассажиры начали расслабляться.
  - Как ты думаешь, пассажиры начнут паниковать, если увидят пространственное зеркало?
  - Но ты же как-то делаешь это без этого зеркала? - Таня была несколько расстроена.
  - Ты пока не можешь. Тебе еще долго будет нужно зеркало. Как-нибудь в другой раз, ладно?
  - Как скажите, сэр! - Таня повернула голову в сторону иллюминатора и немного откинула назад кресло.
  - Попробуй во сне. Чтобы уснуть тебе не нужно пространственное зеркало.
  - Во сне я не понимаю, что делаю. Я просто как бы смотрю. - Таня повернула голову в его сторону.
  - Научишься управлять разумом во время сна - сможешь делать все, что захочешь. Там весело, - Макс засунул наушники в уши и закрыл глаза.
  До конца полета Макс слушал музыку, а Таня спала. Когда самолет пошел на снижение, пассажиры начали пристегивать ремни.
  - Ой, а я заснула, - у Тани был заспанный голос.
  Она зевнула.
  - Это же хорошо, хоть немного отдохнула.
  Таня пристегнула ремень.
  В Питере, как нередко бывает осенью, шел дождь, а у Макса и Тани как назло не было зонта. Они вышли из здания аэропорта вместе. Таня взяла Макса под руку, и они вполне могли сойти за молодую пару, приехавшую налегке в нашу северную Венецию провести романтические выходные. Было прохладно, всего около четырнадцати градусов, и Таня, ежась от холодного и промозглого ветра, внутренне поругала себя за то, что не купила в аэропорту Москвы красивый коричневый плащ, который хоть и стоил как ее месячная зарплата, но очень ей понравился и был бы здесь очень уместен. Машина уже ждала их возле здания аэропорта. Увидев довольно крупную надпись 'Лаад' на табличке за лобовым стеклом черного Мерседесе, Макс прикрывая Таню своей легкой курткой, подбежал к машине и открыл пассажирскую дверь.
  - От Офара? - Голос Макса был твердым и немного грубым.
  - А вы Лаад? - Водитель, толстый седовласый мужчина с большой лысиной, повернул голову к Максу и вопросительно посмотрел на него.
  - Есть сомнения?
  - Нет, прошу, садитесь. - Водитель широко улыбнулся, а Макс и Таня сели на заднее сиденье. Машина тронулась с места и неторопливо, очень аккуратно начала набирать скорость, выезжая с территории аэропорта на трассу.
  - А мы не могли просто переместиться в Петербург? - Таня все еще продолжала держать Макса за руку.
  - Ну, что ты как маленькая. Я исказил бы пространство, и мы появились бы в Питере. А как же люди, которые увидят случайно появившихся из ниоткуда странников? Ты думаешь это нормально? Даже в других измерениях нежелательно появляться при свидетелях. Что бы ты сказала вчера, если бы я неожиданно появился из воздуха? Плюс нужно понимать, что ангелы такой большой прыжок точно заметят, а мне не желательно себя выдавать.
  - Но ты же прыгал по дороге в аэропорт?
  - Там я проверял, чтобы точно никто не видел - это раз. И там прыжки были небольшие, ангелы бы не отследили - это два. И там я видел куда прыгаю, а в Питере не вижу - это три.
  Таня промолчала.
  - Из Москвы? - Водитель посмотрел в зеркало заднего вида.
  - Да, из Москвы, - Макс пересекся взглядом с водителем.
  - Надолго?
  - Завтра с утра летим назад, - вступила в разговор Таня.
  - Так быстро? - Было такое ощущения, что он хочет, чтобы Макс узнал его. Водитель очень пристально смотрел ему в глаза.
  - Да, к сожалению, да, - Таня из вежливости улыбнулась водителю.
  - А вы знакомы с Офаром? - Решил прояснить ситуацию Макс.
  - Нет. Мне не дозволено видеться с ним. Я просто несу свою службу, - Водитель говорил так легко, что казалось, он работает на Офара уже целую вечность.
  - Когда он прибыл? - Макс продолжил своеобразный допрос.
  - Недавно.
  - Разрешение на пребывание?
  - Господин Лаад, ему разрешение не нужно, но, тем не менее, спасибо, что заботитесь о порядке.
  - Основания? - Макс любил задавать подобные вопросы. Он уже вкушал ощущение скорого назначения в архангелы.
  - Встреча с вами, господин Лаад, - мягко сказал водитель.
  - То есть ты хочешь сказать, что Офар прибыл исключительно, чтобы поговорить со мной? - Макс удивленно округлил глаза.
  - Именно так, - водитель уже почти проехал Московский проспект до конца. Оставалось несколько километров до Сенной. И начинались уже ощутимые пробки.
  - Ты, конечно же, не знаешь, о чем он хочет поговорить?
  - К сожалению, нет, господин Лаад, - водитель еще раз посмотрел в зеркало заднего вида.
  - Называй меня Макс, я пока еще живу здесь, - Макс правой рукой обнял Таню и откинул голову назад, - Тань, разбуди, как приедем, хорошо?
  - Хорошо, - тихо отозвалась она.
  Следующие десять минут в машине стояла тишина, если не считать легкую, еле уловимую музыку, доносящуюся из колонок. Кажется, это были Roxette. Макс был в полуторном пространстве. Он спал.
  - Вы его жена? - Водитель взглянул в зеркало на Таню.
  - Нет... - она смутилась, - я его девушка.
  'Элладис, что ты слышал об Офаре?'
  - Давно вместе? - Водитель продолжал расспрашивать Таню.
  - Это не ваше дело, но, нет, недавно.
  'Ты имеешь в виду, почему он в трехмерном?' - отозвался Элладис.
  - Какой опыт?
  - Я первая... - Лицо Тани озарила легкая улыбка. Она была похожа на школьницу, которая пытается оправдаться перед десятиклассником за то, что она учиться всего лишь в пятом классе. Хотя в данном случае, она была скорее дошкольницей.
  'Он прибыл специально для того, чтобы пообщаться со мной! Зачем?'
  - Лаад память дал? - Водитель с укором посмотрел на Таню.
  Таня промолчала.
  'Должно быть, он что-то узнал'.
  'Что ему говорить?'
  'Ты ничего не знаешь. Ничего не видел'.
  'А если он все уже знает?'
  'Может быть, он сможет нам помочь?'
  Машина подъезжала к зданию гостиницы.
  'Я посмотрю, что можно сделать. До встречи, Элладис'
  - Макс, мы подъезжаем, - Таня легонько коснулась его ноги. Он нехотя открыл глаза.
  - Вот парадная, - весело проговорил водитель, - хозяин ждет вас на втором этаже. Комната 45.
  - Он тебе не хозяин! - мысленно сказал Макс, посмотрев на водителя, и сразу же покинул машину. Вслед за ним вышла и Таня.
  - Как пожелаете, - водитель недовольно отвернулся и отъехал.
  Макс открыл большую черную дверь гостиницы и зашел внутрь, пропустив вперед Таню. Гостиница была простенькой: недорогой, но все же с приличным ремонтом. Простенькие кресла, но совсем недавно обтянутые коричневым кожзаменителем в холе, старенький, японский плазменный телевизор, но с приличной диагональю, явно новые шторы и ковры. Они прошли через ресепшн, и, пройдя недлинный коридор, повернули на лестницу. Лифта в этой гостинице не было.
  - Макс, а у него какой опыт? - спросила Таня, поднимаясь по лестнице.
  - У водителя?
  - Да.
  - Он бывший. Сейчас у него нет опыта. По крайней мере, того опыта, о котором ты говоришь. Он развеянный.
  - А как он здесь?
  - Офар его взял с собой. Видимо заслужил доверие.
  Они подошли к комнате 45, и остановились.
  - Макс, мне страшно, - тихо прошептала Таня.
  - Мне тоже, - Макс постучал в дверь.
  - Прошу заходите, - раздалось из номера, и Макс открыл дверь.
  Номер был небольшой, но очень уютный. Достаточно дорогие обои, большой телевизор, большая кровать в конце комнаты, небольшой диван и два кресла в начале. Впрочем, столик, на котором лежали не новые газеты и журналы, как-то выделялся своей простотой. В кресле сидел Офар - мужчина лет сорока пяти на вид, очень красивый внешне, высокий, худощавый. Гладковыбритое лицо, черные, как копоть волосы, большие, пронзительные карие с красноватыми вкраплениями глаза. Он сидел в кресле и смотрел в телевизор, где передавали последние новости.
  - Здравствуй Лаад, - повернувшись к гостям, сказал Офар, - как добрался?
  - Спасибо хорошо, - Макс посмотрел на Таню, - это моя...
  - Знаю, знаю. Татьяна, если не ошибаюсь?
  - Да, здравствуйте, - Таню передернуло от взгляда Офара.
  - Что же ты, Лаад? Не думал, что ты, двадцатый, позволишь себе нарушать правила, - голос Офара был спокоен и даже немного нежен.
  - О чем Вы? - Макс продолжал стоять с Таней посреди комнаты. Они выглядели как провинившиеся дети перед строгим отцом.
  - Вернул память ничего не знающей девушке...
  - Это легко исправить, - Макс коснулся плеча Тани.
  - Ну что же ты кипятишься? Я же тебя не обвиняю, - Офар встал с кресла и подошел к своим гостям, - У нас есть дела поважнее, да?
  - Честно говоря, я не представляю, зачем я Вам понадобился, - выражение лица Макса было невозмутимым.
  - Мне кажется, что ты догадываешься, - Офар подошел к Максу вплотную, - мы можем поговорить с тобой наедине?
  Не дождавшись ответа, Офар с неимоверной силой схватил Макса за плечо и они пропали. Макс только успел уловить крик Тани и блекнущую комнату гостиницы. За считанные секунды она потеряла краски, побледнела и рассыпалась, как рассыпается прах сожженной бумаги. Макс потерял сознание.
  
  ***
  
  - Добро пожаловать, Лаад. - Голос Офара изменился. Лицо приобрело более грубые, угловатые черты. Щеки у него стали впалыми, голос жестче и пронзительней. Он стоял возле Макса, буквально в трех шагах.
  - Давно я здесь не был, - с трудом проговорил Макс, поднимаясь на ноги.
  - Дай бог никогда больше не быть, - с усмешкой проговорил Офар.
  Макс поднялся на ноги. Бледно-коричневый свет пронизывал воздух. Промозглый ветер забирался куда-то внутрь так глубоко, что было невыносимо больно, или, скорее, неприятно, дискомфортно. Вокруг не было ни души. В нескольких десятках метров стоял полуразрушенный кирпичный дом. Свет был бледным, тусклым, холодным. Где-то вдали, казалось, скрипят детские качели, и был слышен завывающий шум ветра. Песок, пыль и мелкие камешки под сильным ветром охватывали ступни ног, обжигая их. Ощущение тоски и одиночества здесь не заставляет себя долго ждать. Не прошло и трех минут его пребывания в гостях у Офара, как глаза Макса начали тускнеть, стали безжизненными и устало грустными. Душевная боль начинала раздирать его изнутри. Если некоторые люди считают, что они в чем-то виноваты, то здесь это чувство появляется и усиливается в миллионы раз и заставляет вспомнить все, что ты делал в своих жизнях, за что у тебя есть чувство вины.
  - Как тебе моя обитель? - Жизнерадостно спросил Офар, глядя на выдыхающегося Макса.
  - Ничего... - еле проговорил Макс, - миленько... по мне так цветов не хватает и баб...
  - Ты как всегда с юмором, - Офар поддержал Макса, который чуть было не потерял равновесие, - так о чем это мы? Ах да... Наши ангелы-архангелы. Что ты знаешь об этом?
  - Кто-то наградил молодых большой силой... - с каждой секундой Макс становился все слабей.
  - Ты знаешь кто? - голос Офара был жестким и серьезным.
  Ему не требовалось проводить особые пытки, чтобы получить нужную информацию. Достаточно было пригласить необходимого человека к себе в гости.
  - Мы ищем...
  - Это мог сделать другой архангел?
  - Наверное, но это не архангел, - Макс попытался сделать акцент на этой фразе.
  - Элладис мог соврать тебе. Ты никогда не думал, что он мог соврать тебе? Между прочим, он уже подставлял тебя...
  Это было очень давно, но Макс помнил...
  Воспоминания поплыли перед глазами сами собой.
  *** Восемнадцатый век до нашей эры.
  Век великого бунта агрессоров...
  Лаад и Элладис работали вместе. Два старых друга, два человека с опытом пятнадцатого пространства...
  Агрессоры самых разных уровней собрались в двенадцатом пространстве. Впервые за свою историю они решили пойти против человека. Против всех людей. Их собралось огромное количество. Несколько миллиардов агрессоров заполонили практически все двенадцатое измерение. Стражи всех уровней, начиная с первых и заканчивая двадцатыми. Была организована батарея из слабых агрессоров впереди. Впрочем, слабых, до тринадцатого уровня, было больше всех. Это выглядело очень эффектно. Огромная черная туча энергии агрессоров-полуторников, за которыми, очень далеко виднеются огромные мраморные изваяния атлантов - агрессоры четвертого пространства. Затем шли агрессоры средней силы - с тринадцатого до шестнадцатого пространств. И в конце шли самые сильные агрессоры, которых было меньше всего. У людей силы были значительно меньше. Около двадцати миллионов людей среднего опыта. Около восьмидесяти тысяч людей способных проходить до пятнадцатого пространства и выше. И около сотни миллионов молодых, которых и в бой-то пускать было опасно и почти неэффективно. Лаад и Элладис были одними из самых опытных людей, которые могли сражаться с агрессорами. Бой не решались начать ни те, ни другие. Неожиданно, из толпы людей выбежали двое пятнадцатых. В одночасье Лаад со своим другом разбил несколько тысяч самых слабых агрессоров. Они были молоды, импульсивны, амбициозны. Агрессоры двинулись вперед. Было ощущение, что основная ударная силы людей - это Лаад и Элладис и еще пара десятков славных воинов, которые бились в самом пекле.
  Бой прекратил один из двадцатых агрессоров, который предложил пари. Если один человек пятнадцатого опыта, который решился так дерзко начать бой, сможет победить в честном бою его - агрессора двадцатого пространства, то война отменяется, и они продолжают выполнять свои обязанности. Если человек проигрывает, то все люди, ангелы и архангелы просят Творца наградить агрессоров... СВОБОДОЙ ВОЛИ. Все люди согласились, так как силы были явно не равны и войну они бы проиграли почти наверняка. Риски были слишком велики, никто не знал, что будет, проиграй они войну. Некоторые считали, что при таком раскладе, всем людям придется познакомиться с пространствами Офара, раз они не смогли миром разойтись с агрессорами.
  Из людей пятнадцатого опыта, знающих боевые навыки, были, разумеется, не только Элладис и Лаад, но атаку начали именно они.
  - Кто из вас двоих будет доказывать право людей на дар свободы воли?
  Оба друга стояли оторопевшие и испуганные. Все-таки разница силы пятнадцатого и пространственного стража двадцатого уровня была довольно велика.
  Одним из правил было невмешательство в бой других людей и агрессоров. Также по правилам, агрессор должен был выбрать более сильного человека из кандидатов. И, неожиданно, Элладис толкнул Лаада вперед. Он толкнул своего друга плечом, навстречу к более сильному противнику, хотя прекрасно знал, что у самого больше опыта, больше знаний боевых навыков. Они оба знали, что в бою должен участвовать Элладис, но вперед шагнул Лаад, не по своей воле. Мгновенно начался бой...***
  
  - Да... - удовлетворенно проговорил Офар, - ты же вспомнил подлость своего друга. Он может тебя обмануть. Он уже предавал тебя, Лаад. Может быть, это он сам назначает архангелов?
  Ветер продолжал завывать, проникать в глубины сознания. Острые как бритвы песчинки и камешки резали несуществующую плоть, и черное, мертвое дерево, стоявшее возле Макса, с шелестом роняло свои бесконечные мертвые листья.
  - Этого не может быть, - Макс говорил с огромным трудом, слова не шли. Он терял силу с каждой секундой. Тоска и одиночество все более затягивали его. Глаза Макса теряли свой жизненный блеск, взгляд становился все более отрешенным. - Я тебе не верю.
  - А я и не прошу поверить мне. Проверь. Я тебе не враг, - Офар отпустил Макса и тот упал на колени, - я сам в шоке от происходящего! Этого не должно быть. Ты же знаешь, что я люблю порядок.
  - Ты можешь мне помочь? - почти вымолил Макс.
  - Если у меня появится информация, то я сообщу. И это не потому, что я помогаю тебе, Лаад. Я просто хочу, чтобы был порядок, а бардак у вас - это бардак везде. Ты свободен.
  Макс растворился в воздухе, и через миг выпал в номер гостиницы. Он был полностью разбит, и совершенно обессилен. Мир Офара высосал его, как ребенок, через трубочку опустошает стакан газировки жарким летом, до последней капли. Он лежал на полу не в силах пошевелиться. Глаза рассеянно смотрели в потолок, а в мыслях эхом проносилась его жалость, слабость, грубость, ненависть, злость, жестокость, которые, так или иначе, сопровождали его на протяжении многочисленных прожитых жизней. К нему подбежала Таня.
  - Господи, Макс, что с тобой? Ты весь в поту, - она аккуратно погладила его по щеке. Затем сбегала в ванную и, намочив полотенце, прибежала обратно, - что он с тобой сделал? Ты же только что был здесь... - она провела холодным полотенцем по лицу Макса. Он потихоньку начал приходить в себя. - Тебе срочно нужен отдых.
  Здесь его не было доли секунды, но у Офара он пробыл по ощущениям сутки... или недели... или месяцы. Ощущение времени там теряется полностью.
  - Зачем ты это сделал, мы же друзья? Я не справлюсь с ним... не справлюсь... - слабо прошептал Макс перед тем, как потерял сознание.
  
  Глава 8
  Утро было солнечным. За ночь тучи на небе рассеялись, и солнце подарило Санкт-Петербургу свои редкие теплые лучи. За окнами гостиничного номера был слышен рев проезжающих мимо машин, шум большого города, который начинает новый день. Макс лежал на большой кровати, накрытый большим, но легким пуховым одеялом. Таня сидела на полу, положив голову на кровать. Было очевидно, что она так и проспала всю ночь, не отходя от кровати Макса.
  - Ты уже проснулся, - зевая, проговорила она, увидев открытые глаза Макса.
  - Сколько время?
  - Уже, - Таня посмотрела на часы, - без пяти час.
  - Сколько я проспал?
  - Ну, если учитывать, что я тебя уложила в девять вечера, то... шестнадцать часов.
  - Долго меня вчера не было?
  - Я не успела ничего сообразить, как ты снова появился в комнате, - Таня встала и поправила волосы.
  - Нам уже пора собираться, - Макс приподнялся, а затем с трудом, но все же смог сесть на кровати.
  - Я схожу вниз. Тут неподалеку есть магазин...
  Таня быстро пригладила руками слегка помявшуюся за ночь кофточку, и, посмотревшись в зеркало, вышла из комнаты. Макс встал и направился в душ. Ванная комната была вполне приятной: душевая кабина, не самая новая, но со встроенным радиоприемником, душем Шарко и хорошим напором воды. Небольшая китайская раковина цвета морской волны с достаточно большим зеркалом над ней выглядела странно и немного аляписто. Кафель, явно не итальянский, но тоже достаточно хороший, российский, в голубых тонах. Стоит отметить, что все сделано с точки зрения сантехники и качества укладки кафеля на пятерку с плюсом. Все аккуратно, лаконично и практично. Макс снял с себя брюки и нижнее белье (Таня все же сняла с него рубашку, туфли и носки) и открыл кран в душевой кабине. Прохладная вода тут же вырвалась из душа, прогоняя остатки сна Макса. Он установил душ повыше, а воду сделал погорячее. Эмоциональное напряжение после вчерашнего дня как рукой сняло. Он закрыл глаза, давая своему телу в полной мере насладиться теплыми струйками воды, которые быстро спускались с головы до пяток. Не открывая глаз, Макс нащупал включатель встроенного радиоприемника и включил его. Бодрый голос молодой девушки ди-джея заполнил душевую кабину:
  - У нас еще один звоночек в студии. Алло, мы вас слушаем.
  - Здравствуйте, меня зовут Стас, - раздался веселый голос парня, - я бы хотел передать привет всему Питеру, моим друзьям: Мишке, Сереге и Владу, которые сейчас сидят рядом со мной. Моей девушке. Инночка, я тебя очень сильно люблю, возвращайся скорее. Еще у меня сегодня друг женится, мы ему хотим от чистого сердца пожелать долгой и счастливой семейной жизни. Тема, мы тебя любим и желаем всего самого лучшего.
  - Мы в свою очередь присоединяемся к вашим поздравлениям. И что будем слушать? - снова раздался голос девушки.
  - Поставьте, пожалуйста, что-нибудь про любовь для жениха и невесты, - по голосу было слышно, что парни были веселенькие, и уже с утра начали праздновать свадьбу друга.
  - Хорошо, спасибо за звонок. И у нас в эфире поют вечные Beatles с песней 'All you need is love' специально для Артема и его невесты.
  'Love, Love, Love', - зазвучало из небольшого динамика.
  Теплая вода продолжала бежать из душа, а Макс наслаждался этим простым, но таким приятным чудом цивилизации. В дверь ванной неуверенно постучали.
  - Я тебе тут кое-что купила, - раздался голос Тани из-за двери.
  Макс открыл душевую кабину, накинул на пояс большое полотенце, которое висело возле раковины, и открыл дверь. В руках у Тани был небольшой пакет, который она смущенно протянула ему. Макс улыбнулся, поблагодарил ее, закрылся и заглянул в пакет. Новая зубная щетка, паста и одноразовая бритва с таким же одноразовым гелем для бритья (и где она только сумела найти одноразовый гель для бритья?). Все же это было как нельзя кстати. После приема водных процедур, Макс освободил ванную для Тани. В три часа они были полностью собраны и готовы к отъезду. Выходя из гостиницы, Макс остановился и подошел к администратору.
  - Мы вам что-нибудь должны? - вежливо поинтересовался он.
  - Нет, все оплачено, - тот же администратор, что и вчера даже не поднял глаза на гостя. Он смотрел в одну точку на мониторе и ожесточено долбил по клавишам мышки и клавиатуры. Компьютерные игры, у Макса даже сомнений не было. У него из-под носа наверняка можно было вынести половину мебели и техники гостиницы.
  Как и следовало ожидать, вчерашняя машина с водителем их не ждала. Дорога до аэропорта заняла примерно час. Пробки на дорогах были небольшими, но, тем не менее, из центра выезжали довольно долго. Конечно, хотелось бы побыть здесь подольше, погулять по историческому центру, заглянуть в Исаакиевский и Казанский соборы, погулять у Спаса на крови и вдоль каналов, посидеть в ресторанчике на Рубинштейна, но времени на это не было совсем. В машине дул прохладный, тихо работающий кондиционер, из стандартных, уже хрипящих, как чахлый дед, колонок старенькой Тайоты Карины играли обычные, встречающиеся на всех радиостанциях популярные песни. Водитель, поняв, что никакого диалога ему ждать не стоит, молча и внимательно вел машину, думая о чем-то своем. Макс рассказывал Тане про свою жизнь, про эту, трехмерную жизнь, а она слушала, и периодически улыбалась и поддакивала. За то время пока никуда не спешивший водитель довез их до аэропорта, Макс успел рассказать своей спутнице про детство, про то, как он чуть не разбился на мотоцикле в юности, про свои успехи и провалы во взрослом возрасте и даже про Аньку. Она же в свою очередь рассказала ему про то, как неудачно вышла замуж в двадцать лет, про свои однообразные выходные, которые она проводит, как правило, в одиночестве, про свою собаку по кличке Фокс и про эгоцентричных, алчных или просто глупых мужчин, которые ее окружают. Макс улыбался ей в ответ, иногда задумывался о чем-то, и было ощущение, что он даже не слушает её. Однако она продолжала рассказывать и надеяться, что до Макса дойдут те слова ее рассказа, которые она так старательно подчеркивала. Слова 'одиночество' и 'желание найти своего мужчину' были приоритетными в ее рассказе. Макс никак не реагировал на это. То ли он действительно не слушал её, то ли ему было все равно. Водитель, чей вид выдавал в нем смесь грузина, таджика, и волне возможно армянина, нет-нет, да и поглядывал на своих пассажиров. Со стороны могло показаться, что они только что, прям в этой машине познакомились и рассказывают друг другу о себе. Мужчина и женщина садятся, после только что проведенной ночи, в такси, едут вместе в аэропорт (вероятно и полетят куда-то вместе) и решают-таки познакомиться. Это Питер, тут такое запросто могло бы случиться. Хотя водителю, по большому счету, было плевать (может быть, они действительно недавно познакомились?). Когда водитель остановился у входа в аэропорт, его пассажиры уже закончили общаться и последние пару минут молчали.
  Макс рассчитался, дав ему на сто рублей больше оговоренной суммы за аккуратную езду, после чего, он вместе с Таней вошел в здание аэропорта, где уже заканчивалась регистрация на ближайший рейс до Москвы. Билеты они заблаговременно купили по интернету, а вот зарегистрироваться заранее забыли. Очередь была небольшой: двое немолодых мужчин, и женщина с маленьким ребенком, остальные пассажиры уже прошли контроль. По правде говоря, Макс не очень любил детей, но, стоя в очереди, начал смешно таращить глаза, надувать щеки и строить рожицы, чем неслабо повеселил трехлетнего пацана, который перед этим чуть ли не в истерике закатывался, держа маму за руку. И тут произошло ЧП: Тане приспичило сбегать в туалет, а очередь подошла незаметно быстро, и когда диспетчер попросила документы, Макс был, мягко говоря, не готов к этому.
  - Вы летите один? Регистрация почти закончилась, больше никого не приму. - Строго сказала черноволосая, молодая женщина, глядя в паспорт.
  - Нет, с девушкой, - сказал Макс и легонько махнул головой на пустоту рядом с собой. Слава богу, что за Максом уже никто не стоял, потому что картина, которая развернулась за несколько минут, потрясла бы любого.
  - Ой, извините, я вас не заметила, - улыбнувшись, сказала диспетчер, глядя куда-то влево от Макса, - просто уже неделю работаю без выходных...
  Это была 'вуаль' второго уровня. В отличие от обычной 'вуали', которая изменяет внешний облик существующего, эта 'вуаль' создает несуществующее. То есть человек, обладающий этим навыком может внушить другому, что рядом стоит, например, самолет. Или, что он сам и есть самолет. Этакий быстрый, глубокий гипноз. Девушка диспетчер, вероятно, нашла общий язык с тем, кого она захотела увидеть вместе с Максом.
  - Напарница заболела, другая в отпуске, - улыбаясь, разговаривала девушка с выдуманной спутницей Макса. Это было и забавно и странно одновременно.
  А если ее 'диалог' попадет на камеры и кто-то решит просмотреть? Уволят ведь к чертовой матери ничего не подозревающую девушку.
  - Нам пора, - отрезал Макс.
  - Приятного полета.
  - Спасибо, - сказал Макс, не оборачиваясь, и вполне возможно, что несуществующая Таня тоже попрощалась.
  Таня подошла буквально через несколько минут, когда регистрация уже закончилась, и даже не удивилась, что у Макса на руках были оба посадочных талона. Пройдя контроль, они решили зайти в кофейню с неприлично дорогими ценами, и выпить по кружечке горячего американо. И, как назло, когда нужно было рассчитываться, терминал безналичной оплаты отказался работать, а наличных денег у Макса не было. Неловкий момент спасла Таня, рассчитавшаяся за обоих.
  - Я тебе не говорил, что не люблю, когда за меня платит девушка? - присаживаясь за столик, спросил Макс.
  - Ой, ну простите, пожалуйста, Максим Андреевич, я выпишу вам счет. Тем более у нас не было выбора, у тебя же не было налички.
  - Ты просто имей в виду, буду тебе должен - Макс сделал глоток обжигающего напитка и посмотрел на часы.
  По залу прошло объявление о том, что посадка на их рейс заканчивается, и очередь потихоньку начала уменьшаться.
  - Макс, нельзя быть таким снобом! Неудивительно, что у тебя нет любимой девушки. Нам, между прочим, тоже очень нравится делать подарки, угощать чем-нибудь, если, конечно, мы можем себе это позволить.
  - Меня называет снобом девушка, чья семья распалась из-за ее денег!
  - Да причем тут деньги? Мы были абсолютно разными людьми, и... - она удивленно посмотрела на Макса, - Так ты все-таки слушал меня в машине?
  - Ну, конечно слушал! А что ты считаешь, что я в любой момент могу отключить свои уши?
  - Просто ты там думал о чем-то своем. Я решила, что ты совсем меня не слушаешь. Ладно, не в этом дело! Просто мы были очень разными, ошиблись по юности... А ты, наверно, не любишь, когда девушки дарят тебе подарки?
  - В десяточку! Хотя я очень люблю, когда мне дарят подарки мои друзья! И люблю делать подарки сам.
  - Это эгоизм! - Таня вскипала на глазах.
  - Что?!? - Макс рассмеялся, - Причем тут эгоизм? Я-то люблю дарить подарки!
  - В том-то и дело, что ты эгоист! А как же твой день рождения?
  - Я не говорю девушкам о своем дне рождения.
  - Новый год?
  - Ни разу со второго курса университета не встречал новый год с девушкой.
  - Почему?
  - На новый год обычно очень много работы, не успеваю отдыхать.
  - Да ты эгоист-трудоголик?
  - Ты решила меня окончательно добить?
  - Ладно, прости, - Таня поняла, что перегибает палку, - просто, я не понимаю тебя. Ты довольно успешный, красивый молодой мужчина и так спускаешь свою жизнь. Работа не должна быть самоцелью! Где твоя жизнь?
  - Вот докатился, меня сидит и учит женщина! Да еще и первая! - Макс сделал большой глоток, опустошив свою кружку, после чего встал и, не говоря ни слова, направился в сторону выхода к самолету. Таня осталась сидеть за столиком. Ее 'укололи' слова Макса, но она не шевельнулась с места, когда тот встал и пошел к почти опустевшей очереди. У людей, которые летели между столицами, вещей было совсем немного, да, в общем-то, и людей было на удивление мало, чуть больше половины самолета. Видимо они умудрились взять билеты на самый непопулярный по времени рейс за день. Макс прошел в самолет один, и сразу же, заняв сидение, пристегнул ремень безопасности. Таня зашла за несколько минут до взлета, кинула презрительный взгляд в сторону Макса, затем прошла мимо своего кресла и остановилась возле мужчины, который сидел через два ряда позади. Макс не слышал, что она говорила, но через минуту мужчина, который сидел на том месте, встал и подошел к нему.
  - Извините, - вежливо сказал он, - мы с той девушкой поменялись местами, так что теперь я сижу с вами, - он добродушно улыбнулся и протянул руку.
  Макс улыбнулся в ответ. В это мгновение у мужчины рассеялся взгляд, он прошел в соседнее кресло, которое по праву должно было принадлежать на время полета Тане, сел, пристегнулся и отключился спокойно и беззаботно до конца их недолгого путешествия.
  - Извини, дружище, но я не в настроении заводить новые знакомства, - сказал Макс, постучав незваного соседа по плечу, после чего встал и подошел к ряду, на котором сидела Таня.
  С краю сидела женщина средних лет, которая уже разговорилась с ней. Макс прислонил указательный палец к губам, женщина прекратила говорить и медленно подняла на него глаза. Таня тоже с любопытством посмотрела на него.
  - Вот же ваше место, - твердо сказал Макс.
  Женщина встала, попрощалась со своей собеседницей и, пройдя несколько метров села на место Макса. Он же с довольным выражением лица занял ее кресло рядом с Таней.
  - Мужчина, что за хождения?!? - стюардесса смотрела на него с таким выражением лица, будто он сел в кабину к пилоту, причем прямо к нему на колени, закрыв собой обзор.
  - Извините, произошла маленькая неразбериха...
  - У нас самолет скорость начинает набирать через минуту, а у него неразбериха... - буркнула стюардесса и отошла.
  - Чем пользовалась? Вуалью? - с интересом спросил Макс Таню, которая сидела возле иллюминатора.
  - Какой к черту вуалью? Ты о чем? - без интереса спросила Таня, не поворачивая головы.
  - Ну, мужчина, который пошел на твое место...
  - Хочешь узнать, чем я пользовалась? - Таня обиженно посмотрела на Макса, - Вербальный контакт, доступный всем живым людям! Навык называется волшебным словом: 'пожалуйста'! Может быть, он тебе не знаком, но он доступен и женщинам и мужчинам! Первым, десятым и тридцатым! - выпалила она и опять отвернулась к иллюминатору.
  - Не бывает тридцатых... ты злишься на меня? Тань... - она не поворачивала голову, - да брось ты! Что ты как ребенок? - Макс обнял ее за плечи, - Ну, прости меня, я не хотел тебя обидеть!
  Таня скинула руки Макса.
  - Да, если хочешь знать, я сноб! Я эгоистичный придурок, который не может наладить свою личную жизнь! Тебя это устраивает?
  Таня повернула голову.
  - Ты не придурок. Просто нужно быть немного проще... - тихо проговорила она.
  - Я такой - какой есть! И воспитывать меня поздно.
  Таня открыла сумочку, и достала оттуда сжатый кулак.
  - Закрой глаза, - шепотом сказала она.
  - Тань, перестань...
  - Закрой!
  Макс закрыл глаза, Таня сжала в кулак вторую ладонь и протянула в его сторону.
  - Кручу-верчу... в какой руке?
  - Перестань...
  - Я не шучу! В какой руке?
  Макс нащупал обе руки и поднял одну из них повыше другой.
  - В этом.
  Таня раскрыла ладонь. В центре лежала конфета. Обычная сосательная конфета с фруктовым вкусом.
  - Примешь от меня этот подарок? - спросила Таня.
  - Даже не знаю... наверно, да, приму, - сказал он и резко схватил конфету.
  - Вот, нахал, последнюю отобрал!
  - Э-э-эй, ты же мне подарила?
  - Я же не думала, что ты согласишься, а то 'не люблю подарки, не люблю подарки...'.
  Они рассмеялись, и престарелая женщина с соседнего ряда недовольно фыркнула в их сторону.
  - Вот, видишь, смог же? - с улыбкой спросила Таня.
  - Это же всего лишь конфета!
  - Начинать будем с малого, - сказала Таня, и, положив голову ему на плечо, закрыла глаза. Максу это понравилось.
  
  ***
  
  'Лаад, будь добр, выйди ко мне. Нам нужно поговорить'
  Макс резко открыл глаза. Самолет спокойно летел над просторами России, Таня спокойно спала у него на плече. Вероятно, самолет оторвался от земли всего минут двадцать назад, но Макс и Таня успели заснуть.
  'ЛААД!'
  Макс не сразу понял, что этот голос раздается из полуторного пространства.
  'ЛААД, я в полуторном!'
  Макс закрыл глаза и вышел в полуторное. Возле него стояла Эсэль - один из его ангелов хранителей. Сейчас Макс узнал ее так же легко, как если бы это была его приятельница, с которой раз в пару недель пьешь кофе в обеденный перерыв, хотя на самом деле Макс не видел ее около семисот земных лет. Последний раз они встречались, когда Макс жил уже третий раз в пятнадцатом пространстве. Эсэль была в то время пространственной проводницей, и показывала 'первым' людям измерения и их особенности. Макс тогда считал себя уже очень опытным, а еще безумно обаятельным молодым человеком. Он часто заводил романы с менее опытными девушками, научившись путешествовать в другие измерения, однако завести роман с 'прямым' ангелом было просто нелепо. Эсэль всегда была 'прямой', направленной самим Творцом, и очень гордилась этим. Тогда они с Максом проводили достаточно много времени вместе. Она страдала от скучной компании, с которой ей пришлось столкнуться по долгу службы, а Лаад просто-напросто по уши влюбился в нее, и пытался добиться ее расположения. Они познакомились в полуторном пространстве, а затем она много раз посещала его в пятнадцатом. Лаад шутил в то время, когда друзья спрашивали об их отношениях, что у них все сложно, потому что они живут на два дома. Всем было очевидно, что итог этих отношений изначально предрешен, и после того, как Лаад покинул пятнадцатое, они перестали общаться, но, как выяснилось, не навсегда. Сейчас Макс стоял на приятном, теплом песке полуторного пространства, и на него смотрела в упор его бывшая возлюбленная, по иронии оказавшаяся одним из его ангелов-хранителей в последней трехмерной жизни.
  - Отойди, пожалуйста, хотя бы на один шаг, Лаад, - шепотом сказала Эсэль. Лицо Макса находилось буквально в считанных миллиметрах от ее лица.
  Макс сделал шаг назад.
  - Очень приятно снова увидеть тебя, Эсэль, - негромко проговорил Макс, - чем обязан прямому вызову 'прямого' ангела-хранителя?
  - Лаад, не придуривайся, а? - Эсэль была очень раздосадована и раздражена. - Во-первых, откуда у тебя память?!? Твоя энергетическая активность последние дни была выше, чем за всю прошедшую жизнь! Думаешь, я дурочка и ничего не замечу? Что вообще происходит? Здесь в полуторном просто какой-то кошмар творится. Ангелы в панике! У людей неожиданно появляется память, в трехмерном проявляются высокие навыки. Лаад, ради бога, ты можешь сказать, что происходит?
  - Эсэль!
  Эсэль стояла и нервно крутила в руке какую-то тряпку.
  - Эсэль! - Голос Макса стал жестким и отрезвляющим, - Подойди ко мне.
  Эсэль осторожно подошла к Максу, и тот очень крепко обнял ее.
  - Понимаешь, - голос 'прямого' ангела был умилительно беззащитен, - на мне лежит большая ответственность, а я не знаю, что делать!
  - Если я все расскажу тебе, ты передашь это Творцу, ведь так? - Макс отошел в сторону и резко перешел к делу.
  - Конечно! Лаад, я не могу иначе!
  - Тогда, извини, но я тебе ничего не могу сказать...
  - ЛААД! Ты вынуждаешь меня воспользоваться 'чтением' для получения информации?
  - Не воспользуешься! Нас с тобой связывали отношения, и, конечно же, какие-то чувства! Не думаю, что у 'прямых' так часто бывают отношения с людьми, не так ли?
  Эсэль смущенно опустила голову. Макс продолжил:
  - Поверь мне, я знаю немало. Я старше тебя на несколько тысяч лет! И насколько я знаю, 'прямые' ангелочки очень дорожат всеми чувствами, которые у них когда-то были, ведь так? А 'чтение' - это воздействие на подсознание! То есть по сути дела - это манипуляция. Так каким же образом ты, высоконравственный ангел, позволишь себе манипулировать человеком, любившим тебя? А? Я думаю, что у тебя не получится... - после этих слов Макс открыл глаза в трехмерном пространстве. Самолет начинал посадку, и пассажиры пристегивали ремни.
  'Лаад, вернись на секунду...'
  'Есть ли смысл?'
  'Пожалуйста, я прошу тебя...'
  Макс пристегнулся и снова закрыл глаза.
  - Лаад, я прошу тебя. Ради того, что между нами было...
  - Что?!? - Макс просто взорвался. - Ради чего?!? Ты бросила меня, Эсель! Ты просто бросила меня! А ты знаешь, что я тебя искал? А? Ты знаешь, что мне пришлось потратить всю жизнь шестнадцатого пространства, чтобы узнать: где ты? с кем ты? почему ты?
  - Лаад, наши отношения не имели никакого смысла, они...
  - Они, может быть, для тебя не имели никакого смысла! А для меня очень даже имели! Я действительно любил тебя...
  - Лаад! Прошу тебя, не надо ворошить прошлое. Пожалуйста, скажи мне, что происходит.
  - Я смогу рассказать тебе только в том случае, если ты поможешь мне.
  - Я сделаю все от меня зависящее!
  - Во-первых, это должно быть только между нами! Ты не должна говорить об этом ни Творцу ни другим ангелам!
  - Но Лаад...
  - Послушай меня! Я не шучу. То, что происходит не должно коснуться Творца. Я могу на тебя рассчитывать?
  - Но...
  - Могу, или нет?!?
  - Хорошо, Лаад. Только ради тебя я иду на это преступление...
  - Поверь мне, преступление было бы в обратном...
  
  
  ***
  
  Машина ехала по дороге ровно и достаточно быстро.
  - Тань, - как-то смущенно сказал Макс, переключив скорость, - в общем, тут намечается серьезная заварушка...
  Таня молчала.
  - Мне не хотелось бы впутывать тебя в нее... - после короткой паузы продолжил он.
  - Максим, а если я сама этого хочу!
  - Таня, что ты хочешь? Помочь ты ничем не сможешь! Мало ли к чему это может привести!
  - Да я...
  - Не пытайся уговорить меня! Сейчас я отвезу тебя домой, и мы расстанемся на какое-то время, но я обещаю, что как только все закончится, мы встретимся с тобой.
  - Ты сейчас уберешь мне память?
  - Если хочешь, то не буду. Толку от нее фактически никакого. Только зачем она тебе? Лишние проблемы...
  - Хочу, чтобы она осталась.
  - Хорошо, только имей в виду, что она останется на время. Как только мы все уладим, я попрошу убрать память у меня, и, конечно у тебя тоже.
  - Ну, пусть хотя бы так...вместе...
  Машина въезжала в город. Через пятнадцать минут Макс остановился возле большого кирпичного дома.
  - Было весело... - будто сама себе сказала Таня, глядя на железную входную дверь своего подъезда.
  - Да уж...
  Молчание продлилось несколько секунд, после чего Таня открыла дверцу и повернулась к Максу.
  - Береги себя...
  - Спасибо.
  - За что? - усмехнувшись, спросила Таня.
  - За все, что ты сделала для меня. За твою доброту...
  Таня ничего не ответила. Она просто вышла из машины и встала перед капотом. Макс начал сдавать назад и увидел, как Таня посылает ему воздушный поцелуй.
  'Вот так это делается, Максим?'
  'Кто-то научился говорить мысленно?'
  'Очень сильно захотелось попробовать'.
  'Ты - молодец. Быстро схватываешь'.
  'А какой тут тарифный план?'.
  'А это хорошая мысль. Передам в нужные органы информацию, чтобы придумали тарифы. Все, мне пора'.
  Машина Макса медленно свернула в переулок, проехала несколько дореволюционных, обшарпанных домов. Направо в проезд 'колодец'. Еще два дома. Тупик. Впереди полуразрушенное здание и - ни души. Макс вышел из машины и огляделся. Переулка, который был бы пустее этого, в столице просто не было.
  'Эсэль!'
  'Да, слушаю тебя'.
  'Где они?'
  'АЛ1211 сейчас здесь в аэропорту. Откуда ты недавно приехал'.
  'Что он там делает?'
  'Собрался куда-то лететь'
  'Можешь связаться с его ангелами?'
  'У него сейчас нет ангелов. Он же не трехмерник!'
  'Ясно. Где он стоит?'
  'Идет в туалет'.
  'Сообщи, когда он зайдет в туалет. И позаботься, пожалуйста, о том, чтобы в туалете никого больше не было'
  'Легко'
  Макс ходил вокруг своей машины, как тигр в клетке, ожидающий порции свежего мяса. Через полминуты раздался голос.
  'Он внутри. Один'.
  'Спасибо'.
  - Ну, что, господин АЛ1211, будем разговаривать, - сказал Макс сам себе, и искривил пространство впереди.
  Возникшая 'линза' до неузнаваемости искажала дом, который стоял напротив. Макс без колебаний вошел в нее. Шаг завершился уже в туалете аэропорта. Макс стоял в кабинке. Навык третьего уровня 'сквозь энергию' позволял проходить или смотреть сквозь любые материальные препятствия. Макс сфокусировал взгляд на тоненькой гипсокартонной стенке своей кабинки и через несколько мгновений увидел, что АЛ1211 умывается возле раковины. Еще мгновение, и Макс без замешательства воспользовался 'жестким захватом', позволяющим обездвижить любого агрессора. На человеке тоже должно было сработать, он в этом даже не сомневался. АЛ1211 не успел ничего сделать и даже не сразу понял, что произошло. Макс вышел из кабинки, крепко сжимая кулак. АЛ1211 от боли схватился обеими руками за грудную клетку.
  - Ну, что, АЛ1211, житель третьего пространства, как ты себя чувствуешь в шкуре архангела?!? Этим хватом ты держал десятых?
  - Лаад, - превозмогая боль, сказал АЛ1211, - позволь сохранить нейтралитет?
  После этих слов АЛ1211 попытался сжать свой кулак, но упал на колени и еще сильнее схватился в области солнечного сплетения.
  - Неужели, ты подумал, что я не позабочусь о твоих детских шаловливых ручонках? - С улыбкой спросил Макс.
  - Что это такое? - еле слышно спросил АЛ1211.
  - Это такой навык, которому ты еще не учился, дорогой архангел. Лет так через миллион тебя бы научили ему. Ты же просто присвоил себе несуществующую силу! Я, кстати, здесь как раз по этому поводу. Не подскажешь мне, как ты это сделал?
  - Лаад, ты многого не понимаешь!
  - Неужели?!?
  - Я не вру тебе! Мне подарили эту силу.
  - Так кто? Творец?
  - Конечно, нет! - возмутился АЛ1211.
  - Может быть другой архангел?
  - Нет, Лаад, отпусти меня, - вероятно Макс немного перестарался и АЛ1211 терял силу на глазах.
  Макс ослабил кулак и АЛ1211 глубоко вздохнул и прокашлялся.
  - Так кто дал тебе силу?
  - Я не могу тебе сказать, Лаад.
  - Ты хочешь меня разозлить?
  - Подожди, - взмолился АЛ1211, - я просто не знаю, кто дал мне силу!
  - Так, ты начинаешь действовать мне на нервы! Я тебе говорил, что я вообще нервный тип?
  - Лаад, я говорю серьезно! Я просто получил силу! Меня не предупреждали об этом, со мной никто не связывался, никто не говорил...
  - Ты хочешь сказать, что ты просто почувствовал, что неожиданно стал архангелом?
  - Да. Я почувствовал, что могу пройти на следующее пространство, потом на следующее...
  - Почему ты не сообщил обо всем старшим? Ты же знаешь правила!
  - Ты просто не представляешь, что это значит ни разу не жить в трехмерном! Мне так много рассказывали про него, а я там ни разу не был!
  - Значит, твое время еще не пришло!
  - А сколько можно ждать? А тут такая возможность пожить где угодно...
  - Скольким людям ты успел дать 'архангела'? - Макс говорил строго и при первой же возможности был готов сжать кулак со всей силы.
  - Я никому ничего не давал! - АЛ1211 удивленно округлил глаза.
  - Что значит, не давал?!? А кто давал?
  - Я понятия не имею, о чем ты говоришь. Я просто хотел спокойно пожить в трехмерном измерении. Я никого не трогал!
  - А как на счет твоих выходок в гостинице?
  - Я просто растерялся, и выплеснул на них силу. Я даже сам не знаю, как это у меня получилось. Просто все произошло так быстро, и я действовал спонтанно.
  - Ладно, с этим все ясно...
  'Эсэль'.
  'Да'.
  'Ты слышала?'.
  'Да'.
  'Он врет?'.
  'Нет'.
  'Проводи его, пожалуйста, до Элладиса'.
  'Никаких проблем'.
  'Скажи, чтобы он очистил его'.
  'Просто очистил?'
  'Да, не вижу смысла прибегать к экстренным мерам'.
  'А вдруг...'
  'Если этот парень ничего не знает, значит, крайние меры нужно применять не в отношении него'.
  'Так он же...'
  'Он еще молод и амбициозен, ему простительно. Тем более, он не успел наломать дров'.
  'Хорошо'.
  'Передай Элладису, чтобы связался со мной при первой возможности'.
  'Ага'.
  'Спасибо тебе, Эсэль'.
  'Никаких проблем'.
  - АЛ1211!
  - Что со мной теперь будет? - голос третьего был беззащитным, как у нашкодившего ребенка. Максу даже стало его жалко.
  - Сейчас ты пройдешь в полуторное пространство, и тебя там встретит Эсэль - 'прямой' ангел-хранитель. Она проводит тебя до одного из высоких пространств, и там тебя встретит Элладис...
  - Нет! Он же меня развеет!
  - Не бойся ты! Никто тебя развеивать не будет!
  'Лаад!'
  'Офар?'
  'Да. Ты что-нибудь узнал?'
  'Сейчас стою и беседую с первооткрывателем незаконной силы'.
  Через мгновение в туалете возник высокий и стройный Офар. АЛ1211 вздрогнул и попятился назад.
  - Так это ты у нас архангел? - голос Офара заставил бы вздрогнуть любого. От одного его присутствия по всему телу проходила дрожь.
  - Лаад, - Офар перевел взгляд с забившегося в самый угол АЛа1211 на Макса, - ты уже решил, что с ним делать?
  - Проработаем память и отпустим. Что с него взять? Молодой, ничего не знает...
  - Он бывал у меня?
  АЛ1211 с ужасом закрыл рот ладошкой.
  - Нет, пока... - Макс понял, к чему ведет Офар.
  - Может быть, ему сделать маленькую экскурсию?
  - Ему, - Макс посмотрел на беднягу, у которого на глазах наворачивались слезы, - нет! Не стоит. Я думаю, что он уже осознал свою вину, не так ли третий?
  - Да, господин Офар, я все осознал! Я не хотел! Я...
  - Ну, смотри, Лаад, дело твое, - Офар говорил спокойно и безразлично.
  - Иди, АЛ1211. Тебя ждут в полуторном измерении.
  АЛ1211 медленно поднялся, кивнул головой, тихо вымолвил 'спасибо' и исчез.
  - Офар, у вас есть какая-то информация? - спросил Макс, когда они остались наедине.
  - Ваши архангелы действительно не причем!
  - Откуда вы знаете?
  - Это уже тебя не касается! Это не архангелы. И естественно не Творец!
  - Разве такое возможно?
  - Возможно, Лаад, возможно. Ты просто кое-чего не знаешь и это, видимо, как раз тот третий вариант...
  - Так скажите мне и решим нашу проблему!
  - Как ты думаешь, если я тебе скажу - это будет честно? Чтобы ты понимал, даже архангелы этого не знают до последнего момента, а ты еще даже не архангел!
  - О чем вы говорите?
  - Да, не переживай ты. Если ты распутаешь это дело, то сам узнаешь, а если нет, то может и узнавать уже будет нечего...
  - Что за загадки? Я думал, мы вместе с вами боремся за справедливость?
  - Не смеши, ты слишком много о себе возомнил. Лаад, я просто не имею права рассказывать тебе о том, что ты еще не можешь знать, хотя мне эта ситуация тоже не нравится, уж поверь мне. Ты ведь носишься за этими Архангелами, потому что они пока не могут ими быть. Так и тут, это правило, закон. И это тоже справедливо, согласен? А помощь я тебе готов оказывать. Я только 'за', потому что эта проблема может и меня затронуть, а мне это не интересно.
  - Хоть на том спасибо...
  - Не расстраивайся, всему свое время.
  - Утешили.
  - И еще... Нет никакого МЫ ВМЕСТЕ, Лаад. Я знаю ваши человеческие чувства, желание справедливости, желание дружить с крутыми дядьками и так далее. Но я действую в первую очередь в своих интересах, в интересах баланса, а не потому, что вы вызываете у меня чувство жалости или желание помочь...
  - Как считаете нужным.
  Офар ушел по-английски. Макс искривил пространство и шагнул в пустынный Московский переулок, где стояла его машина.
  'Эсэль'.
  'Да, дорогой?'
  'Не смешно!'
  'Ладно, извини'.
  'Что там?'
  'АЛ1211 спокойно проживает в своем третьем пространстве без единого воспоминания о своих похождениях'.
  'Что Элладис?'
  'Сказал тебе ждать какого-то Валеара'.
  'Долго ждать?'
  'Откуда я знаю?'
  'Ладно, спасибо тебе огромное'.
  'Обращайся в любое время'.
  Макс сел в машину, вставил ключ и включил зажигание.
  'Эсэль'.
  'Ага'.
  'Расскажи, как ты?'
  'В каком смысле?'
  'Ну, как твоя жизнь?'
  'Отлично, Лаад. Просто прекрасно. Я очень рада, что сейчас снова живу в полуторном. Я много где успела пожить. Здесь просто замечательно'.
  'Друзья?'
  'Да, есть, очень хорошие ребята. Правда времени не всегда хватает, но иногда встречаемся'.
  'Замечательно...'
  'А у тебя?'
  Макс откинул водительское кресло назад и закрыл глада.
  'У меня все хорошо'.
  'Что в личной жизни?'
  'Все прекрасно'.
  'С этой Таней?'
  'Да, возможно, с этой Таней'.
  'А ты знаешь, я могу рассказать тебе о ней всякие интересные моменты...'
  'Эсэль! Прекрати!'
  'А хочешь, я скажу, что с большой вероятностью между вами будет?'
  'НЕТ! Эсэль, все! Хватит!'
  'А что? Не интересно?'
  'Ты никогда не жила трехмерной жизнью, Эсэль. И никогда не будешь жить ей. Тебе, наверное, трудно представить, что каждая неожиданность доставляет эмоциональное возбуждение. Будь-то радость, или горе, но это МОЕ! И я хочу узнать все в свое время!'
  'Извини...'
  'Ладно, все в порядке. Эсэль?'
  'Да'.
  'Можно попросить тебя еще об одно услуге? Я посплю немного, а то я что-то устал. Сделай мне, пожалуйста, сон. Хороший и красивый...'
  'Ну, на это ты всегда можешь рассчитывать'.
  'Спасибо, ты просто золото'.
  'Спи, котик'.
  Макс моментально отключился и увидел очень интересный и красивый сон, который, впрочем, забыл очень быстро.
  
  Глава 9
  Валеар без разрешения сел в машину Макса.
  - Просыпайтесь, Лаад, - негромко сказал он, - Элладис ждет вас в том же заведении, что и в прошлый раз.
  Макс не спеша открыл глаза.
  - Он уже там?
  - Да.
  - Слушай, у тебя есть время? Ты мне тоже понадобишься!
  - Для чего? - удивился Валеар.
  - Ты ведь тоже поневоле втянут в эту историю. Поэтому мне нужен и ты и другие. Я хочу собрать всех, кто знает об этой истории в одном месте.
  - Но я не смогу попасть в Предон!
  - Не волнуйся, я проведу тебя!
  - Что?!? Это же нарушит правила!
  - Да ты что? Здесь уже столько правил нарушено, что страшно представить!
  - Я не пойду...
  - Почему это ты не пойдешь?
  - Я не могу.
  - Сейчас тебя не спрашивают, я ставлю перед фактом. Мы все в одной упряжке.
  - Но...
  - Никаких 'но'! Выходи в полуторное!
  В полуторном пространстве они появились возле развлекательного заведения, призванного разнообразить досуг ангелов.
  - Сейчас, я захвачу еще одного человечка, - предупредил Макс, понял, что сказал глупость и мысленно позвал Эсэль.
  Валеар стоял и покорно ждал распоряжений.
  'Да, Лаад? Что случилось?'
  'Ты слышала, что я говорил Валеару?'
  'Да, конечно'.
  'Ты уже собралась?'
  'Подожди... Предон - это тот, который в восемнадцатом?'
  'Да, а что где-то еще существует Предон?'
  'Нет... По-моему, нет'.
  'Тогда в восемнадцатое'.
  'Хорошо, через пять минут буду у вас'.
  'Ждем'.
  Чтобы как-то убить утомительно медленно протекающее время, Макс зашел в развлекательный клуб, который назывался 'Белоснежный'. Валеар быстро пробежал за ним. Внутри обстановка напоминала типовые декорации, реализованные голливудскими фантазерами в фильмах о рае: белоснежные стены, белоснежный потолок и пол, белоснежная мебель, такой же боулинг, бильярдные столы и кии. В общем, название говорило само за себя. Зайдя вслед за Максом, Валеар присвистнул.
  - Вот это да... Интересно, а сколько раз в день они моют полы?
  - А ты где-нибудь в полуторном видел грязь?
  Валеар промолчал. Макс подошел к барной стойке, за которой стоял моложавый парень с виду лет двадцати. В заведении сейчас никого не было, и он натирал до блеска хрустальные бокалы.
  - Что будете пить, господа? - вежливо поинтересовался парень.
  - Налей нам, дружок, по стаканчику холодного свежевыжатого апельсинового сока со льдом, - обняв Валеара, сказал Макс.
  - Нет, мне 'пятьдесят' виски, если можно, - резко вставил Валеар, - волнуюсь перед тем, что никогда не видел, - повернувшись к Максу, объяснил он.
  - Апельсин земной или из другого пространства? - уточнил бармен.
  - А какие есть?
  - Из второго, восьмого, двенадцатого, из шестого закончились.
  - Давайте классику. Земной апельсин. Знаете, трехмерный африканский апельсин, - задумчиво сказал Макс.
  Молодой бармен зашевелился под барной стойкой и через несколько секунд поставил на стол заказ.
  - Можно задать вам вопрос, молодой человек? - спросил Макс, отхлебнув прохладного напитка.
  - Конечно, - с профессиональной улыбкой на лице ответил бармен.
  - Вы много времени проводите на работе?
  - Практически все свое время...
  - А как же ваш подопечный?
  - У него четыре ангела-хранителя. Я самый молодой, и моя помощь требуется редко...
  - Вот так оно и бывает, - обратился Макс к Валеару, - живет себе человек, надеется, что ангелы-хранители всегда рядом, а они вон, занимаются своими делами, виски тебе наливают!
  - Другие-то с ним! - возмутился молодой ангел.
  - А откуда ты знаешь, что они, так же как и ты, не бросили его и не сидят сейчас за игрой в покер? - продолжил наступление Макс.
  - Я не бросал его! - голос ангела был уже не такой добродушный и радостный. Он явно начинал беспокоиться.
  Макс улыбнулся и посмотрел в глаза бармену. Валеар ухмыльнулся, одним махом выпил виски и тоже взглянул на него. Через несколько секунд молодой ангел-бармен понял, что Макс всего лишь шутит, и все трое рассмеялись.
  - Ну, что тут за веселье? - раздался голос за спиной у Макса.
  Он развернулся и увидел, что рядом стоит сногсшибательная Эсэль. Валеар соскочил со своего стула и представился.
  - Очень приятно. Ну что, пойдем? - с улыбкой спросила Эсэль.
  - Валеар, добирайся до своего пространства, оттуда мы с Эсэль тебя подхватим, - сказал Макс и, через секунду, взявшись за руки с Эсэль, пропал из 'Белоснежного'. Валеар попросил еще один шот, выпил, вызвал зеркало и шагнул к себе домой.
  Путь от пятого до восемнадцатого занял совсем немного времени. Схватив Валеара с двух сторон, Лаад и Эсель проносились из одного измерения в другое за считанные секунды. Агрессоры даже не успевали реагировать. В восемнадцатом Максу пришлось попотеть, чтобы отбиться от двадцати агрессоров, потому что и Эсель и Валеар не могли защищаться, но все же, поймав привычный драйв боевых навыков, Макс разбросал агрессоров по холодной земле восемнадцатого пространства.
  
  ***
  
  В баре 'Фамильное достояние' собрались почти все, кто должен был присутствовать. За несколькими соединенными столами сидели Элладис, Валеар, Лаад и Эсэль. Элладис позаботился о том, чтобы им никто не мешал, и попросил уже знакомого Максу хозяина этого заведения закрыться от посторонних. Сейчас в баре кроме них никого не было, и также еще не пришел Офар, которого, собственно, не ждали всерьез, зная о его занятости. Для многих встреча с ним была бы огромной честью, но в этой компании один Валеар не имел опыта общения с Офаром. Все сидели молча, и находились в нервозном состоянии, предчувствуя предстоящий разговор. Через десять минут дверь распахнулась, и в появившемся паре возник облик высокого и худощавого мужчины. Офар подошел к столу и занял приготовленный для него стул.
  - Должен вас сразу предупредить, что у меня не так много времени, поэтому попрошу управиться как можно скорее, - выпалил Офар и, скрестив руки у себя на груди, сделался серьезным и сосредоточенным.
  - Так, - глубоко вздохнув, начал Лаад, - здесь собрались все, кто, так или иначе, знает о случившемся. Здесь все знакомы...
  - Извини, Лаад, я не знаком с этим смертным, - спокойно произнес Офар, сверля взглядом Валеара.
  - Прошу прощения, это моя оплошность, - быстро проговорил Лаад, - его зовут Валеар. Пятый. Хотя уже имеет...
  - Так ты значит пятый? - с интересом спросил Офар, не переставая смотреть на Валеара.
  - Д-да, - немного замешкавшись, сказал тот.
  - Продолжай, Лаад! - нервно сказал Офар, - я же говорил, что у меня мало времени!
  - Хорошо, - Макс встал из-за стола и начал ходить вокруг него, - значит здесь все, кто знает об инциденте. Раскидаем все по полочкам. Как мы знаем, некто смог стать нелегальным архангелом и сделать, как мы думаем, архангелами трех других людей, и если мы не найдем их, то трехмерное пространство может не выдержать дисбаланса. Самое странное в этой ситуации одно: если бы сделали архангелом жителя третьего, пятого или десятого, он никогда не смог бы даровать силу другому, так как для этого умения нужен свой опыт, как я понимаю. После общения с АЛ1211 стало ясно, что кто-то в одиночку размножает архангелов, при этом, не предупреждая их самих. Этакий добряк, который решил дать молодым и неопытным возможность пользоваться огромной силой. И как это ни странно, это не архангел и не Творец! Элладис!
  - А? - резко поднял голову архангел, крутивший минуту назад в руках глиняную кружку.
  - Скажи-ка нам, кто-нибудь из вас хоть раз проделывать процедуру наделения силой архангела другого?
  - Ну, - Элладис замешкался, - это можно сделать только по достижению человеком определенного статуса и...
  - Не ходи вокруг да около! Просто скажи, ты знаешь хоть одного архангела, который проводил назначение?
  - Трудно сказать...
  - Ты проводил назначение?!? - обращение Макса переходило в угрожающе-наступательное.
  - Нет! Я нет!
  - А кто-нибудь из вас? Вас ведь немного?
  - Ты же знаешь, я не имею права отвечать на этот вопрос...
  - Ты должен! Просто ответь, проводил кто-нибудь?
  - Нет! Лаад, я не знаю никого, кто лично проводил назначение! Доволен?
  - Так. А кто проводил назначение тебя? - Макс встал за спинкой стула Элладиса и заговорил совсем тихо.
  - Лаад! Эта процедура не такая простая. Я не помню, как проводилось назначение! Ты вот помнишь, как ты рождался в своей трехмерной жизни?
  - У трехмерного тела нет таких возможностей, как у души! - отсек попытки уклониться от ответа Макс.
  - Я не знаю!
  Все, кто сидел за столом, повернулись к Элладису.
  - Я не знаю, как проходит процесс назначения... - опустив голову, произнес Элладис.
  - То есть как это? - Макс совсем запутался в происходящем.
  - Я ни разу этого не делал, и у меня нет опыта назначения! Но если кто-то делает это, значит, у кого-то этот опыт есть!
  - Так у кого же может быть этот опыт, если не у архангелов?
  - Лаад, Элладис здесь не причем, - тихо сказал Офар, - я спешу. Можно тебя на пару слов?
  Макс отошел с Офаром в противоположный конец зала.
  - Лаад, ты уверен, что этот ваш Валеар житель пятого пространства?
  - Да, а какой смысл ему врать? То есть, я проверял. По всем каналам, по всем данным он пятый, да и с Элладисом, я так понимаю, давно знаком.
  - Я ничего не хочу сказать, но просто хочу предупредить тебя: будь начеку! Вполне возможно, что мы больше не увидимся. В конце концов - это ваши заботы. У меня вполне хватает своих. Конечно, я не отказываюсь от своих слов, и если тебе понадобится помощь, то я помогу. Конечно, в пределах дозволенных правил...
  - Вы же говорили, что вас это тоже беспокоит! Баланс...
  - Твой опыт не маленький, Лаад, - перебил его Офар, - но ты слишком импульсивный. Иногда нужно просто подумать, а не бросаться на каждого с подозрениями. Подумать, посмотреть внимательней. Думай, ты же человек. Прощай.
  Офар исчез моментально, как будто его никогда здесь и не было. Макс вернулся к столу и сел на свой стул.
  - Что он сказал? - поинтересовался Валеар.
  - Все, что он сказал, он сказал мне. Если бы он хотел, чтобы все услышали это, то он, я думаю, не постеснялся бы и не ставил бы такие звуковые барьеры, который у нас в навыках вообще нет.
  - Лаад, неужели ты считаешь, что это все я? - с обидой спросил Элладис, - ты думаешь, что я что-то скрываю от тебя? От вас? Ты подумай, тогда зачем бы я вызывал тебя в принципе?
  - Чтобы отвести от себя подозрение, как вариант - предположил Лаад.
  - Да... Как ты можешь говорить такое?
  - Элладис, сейчас я не могу верить никому! Ни тебе, ни Эсэль...
  Она недовольно посмотрела на Макса, но потом снова принялась разглядывать узоры на глиняной посуде ручной работы.
  - Эсэль, что ты думаешь по этому поводу? Наши действия? - грустно переводя взгляд на своего ангела, спросил Макс.
  - Честно, не знаю, что и думать. По моим данным сейчас на трехмерной земле уже четыре архангела. Если они будут появляться с такой же частотой, то к концу недели их будет уже восемь, а к концу месяца около пятнадцати, если не больше.
  - Мы должны остановить всех и немедленно. Каждый из нас должен взять на себя одного.
  - Каждый не справится, - монотонно произнес Элладис, - Валеар в одиночку не сможет уложить и агрессора седьмого пространства, а ты хочешь, чтобы он поймал хоть и не опытного, но архангела?
  - Я могу попробовать, - скромно произнес Валеар, наливая в кружку эль.
  - Ничего ты не будешь пробовать, - резко сказал Макс, - ты пойдешь в свое пространство.
  'Элладис!'
  'Да, Лаад'.
  'Я думаю, что необходимо очистить память Валеару'.
  'Почему?'
  'Он будет только обузой'.
  'Может быть, он нам понадобится?'
  'Я настаиваю'.
  'Ладно, тебе виднее...'
  - Валеар, - Макс резко встал из-за стола, - Ты должен на минуту расслабиться.
  - Зачем? - насторожился Валеар.
  - Не переживай, больно не будет!
  Макс подошел к Валеару сзади и с силой положил руку ему на плечо.
  - Лаад, не надо, - как-то приглушенно вымолвил Валеар.
  Но было уже поздно. Процесс очищения памяти выглядит очень эффектно. Сначала над головой появляется маленькая, размером с шарик для пинг-понга, огненная сфера. Она крутится над головой, как маленькое солнце, источая яркий свет, который легко может осветить маленькую комнату. Затем, когда человек, проводящий очищение, начинает выбирать отрезок времени, который нужно убрать, сфера становится ярко голубой, как выглядит земля из космоса, а свечение почти исчезает. Когда элемент памяти очищается, то сфера увеличивается до размеров теннисного мяча, затем чернеет и пеплом рассыпается на миллиарды кусочков. Эта пыль рассеивается в воздухе за считанные секунды, а весь процесс занимает не более одной минуты.
  Валеар сидел на стуле с закрытыми глазами.
  - Эсэль, будь добра, отправь нашего друга до пятого пространства к родителям, или с кем он там живет? Он еще около суток будет спать.
  Эсэль без малейшего труда взяла Валеара на руки, исчезла и через пару секунд вернулась обратно, разумеется, уже одна.
  - Что, стер? - поинтересовался Элладис.
  - Всю информацию, касающуюся наших архангелов, - Макс потер руки и налил себе и Эсэль красного вина и кувшина, - забавно, он вернул мне память, а я у него забрал память. Игра жизни, - с улыбкой сказал Макс и, подняв бокал, чокнулся с Эсэль.
  - Нельзя терять время. Нужно искать архангелов, - Элладису явно не нравилось затянувшиеся переговоры и посиделки за столом.
  - Эсэль, скажи, пожалуйста, где они сейчас? - спросил Макс и сделал глоток вина.
  - Это не так-то просто узнать, - начала спокойно говорить Эсэль, откинувшись на своем стуле с высокой спинкой, - во-первых, в информационной сети они не обозначаются как архангелы, и это естественно, потому что они, по сути, и не являются архангелами. Мы просто ждем энергетических импульсов в трехмерном пространстве, нехарактерных для их опыта. Во-вторых, мне известно, что архангелом сделали некоего ИСТ 2289, жителя второго измерения. Есть сведение еще о троих. Когда они понимают, что у них в руках есть такая сила, они обязательно начинают давать о себе знать - это я вам обещаю. Они ведь молодые, импульсивные, глупые... Это как ребенок, который хочет купить конфетную фабрику и съесть все конфеты. Где сейчас находится ИСТ 2289, я знаю и с удовольствием дам координаты. По поводу остальных пока ничего не знаю, кроме того, что их трое и они все в трехмерном...
  - Меня одно беспокоит, - неожиданно вмешался Элладис, - это все, конечно, хорошо, что четверо, что можно узнать, где они...
  - Ближе к делу, Элладис! - осек неторопливый говор своего друга Лаад.
  - В общем, проблема-то остается проблемой. Тот, кто лепит из молодых людей архангелов, так и остается в тени.
  - В каком смысле? - непонимающе спросила Эсэль.
  - ТОТ, кто делает архангелов, - Элладис застучал ладошкой по столу, - остается для нас темной лошадкой. Даже если мы будем находить этих молодых и чистить их как пылесосы, мы все равно не избавимся от проблемы. Этот сумасшедший, кем бы он ни был, все равно будет штамповать их!
  - Так что же нам сидеть и смотреть на это все? - Эсэль театрально вскинула руки.
  - Нужно искать очаг разгара эпидемии! - твердо сказал Элладис.
  - Можно тебя спросить, где ты его будешь искать? - с ухмылкой спросил Лаад, тихо попивая свое вино, - Может быть, ты знаешь людей, которые практикуют 'назначение в архангелы'?
  - Таких людей нет! - уверенно сказал Элладис и осекся.
  - В таком случае, они сами сумели наградить себя этой удивительной силой, - с улыбкой сказал Макс, - будь добр, если узнаешь рецепт, скажи и мне, а то я веками служу во имя любви и добра и еще не дослужился...
  - Вот только не надо драматизировать, Лаад, - сказала Эсэль и встала со стула, - нам действительно необходимо узнать, где они взяли свою силу. Если они ничего не знают, то единственное, что нам остается - это очень быстро выслеживать новых архангелов и допрашивать всех, кто находился в непосредственной близи с новоархангелом...
  - Неплохой термин 'новоархангел', мне нравится, - улыбнувшись, сказал Макс.
  - Не перебивай меня! - твердо сказала Эсэль и с укором посмотрела на Макса, - Сейчас мы разделимся...
  - Эсэль прости, пожалуйста, но я вынужден тебя перебить, - тихо сказал Макс и прислонил указательный палец к губам.
  - Что такое? - так же тихо спросила Эсэль.
  - Тсссс, - еле слышно сказал Макс, - Элладис, ты поставил 'защиту' на наш сегодняшний вечер встречи?
  - Нет, а зачем? - тревожно спросил Элладис, - В помещение и так никто не зайдет, кроме тех, для кого я открыл разрешение. А если бы нас подслушивали...
  'Элладис, Эсэль, быстро в девятнадцатое!' - Макс редко пользовался мысленным мультиканальным общением, но сейчас это было необходимым.
  'Что случилось?'
  'Без вопросов, быстро!'
  Житель последнего, двадцатого пространства, архангел и прямой ангел мгновенно ворвавшись вместе в девятнадцатое, просто волной присутствующей в них силы отбросили бы от себя агрессоров на сотню метров, окажись те поблизости, но агрессоры даже не показались. Через секунду Макс уже устремил свой взгляд на север, куда-то между лесом и неровным рядом домов. Элладис и Эсэль поняли в чем дело не сразу, а только после того, как Макс кинул в убегавшего человека 'лассо'. За несколько секунд в воздухе образовалась энергетическая веревка или что-то очень напоминающее огненную плеть и с бешеной скоростью устремилась за удаляющейся фигурой. Но затем произошло то, что не мог предположить никто из этой компании. Человек, который быстро убегал в северном направлении, неожиданно развернулся. Все происходило очень быстро, так, что Макс даже не сразу осознал, что происходит. Человек развернулся, и 'лассо', которое уже было у самых его ног, остановилось. Лица человека не было видно по двум причинам: во-первых, он стоял слишком далеко, и был виден лишь силуэт человеческой фигуры, а во-вторых, в девятнадцатом пространстве человек в принципе не имеет ярких и четких очертаний лица. Люди узнают друг руга по энергетике. 'Лассо' остановилось. Лаад, Элладис и Эсэль стояли и ошарашено переглядывались. 'Лассо' нельзя остановить! Его не может остановить никто! Ни архангел, ни ангел, никто, кроме того человека, который его применил. Навык 'лассо' редко используется обычными людьми. В основном его используют ангелы для того, чтобы развернуть человека, крутануть руль машины, уронить кого-то или что-то, подтянуть куда-нибудь, чтобы подопечный избежал всяких проблем. В этом случае ангел использует очень мало энергии на создание 'лассо', а человек думает, что он сам неожиданно решил пойти другой дорогой, решил свернуть в другую сторону или поскользнулся на ровном месте. Сейчас же Лаад вложил в 'лассо' чуть ли не всю возможную энергию, а оно остановилось. Но это был не конец. Через долю секунды 'лассо' развернулось и с той же скоростью направилось обратно. Макс почувствовал сильное жжение в ногах. Такого мощного удара он не получал никогда в жизни. Его собственное лассо скрутило ему ноги до пояса и с силой повалило на землю.
  - Догоните его! - стиснув зубы, прошипел Макс и ударил кулаком о землю.
  Элладис и Эсэль переглянулись. Через мгновение их уже не было в этом измерении.
  Максу никогда не приходилось чувствовать на себе свою же силу. Так же ему никогда не приходилось избавляться от 'лассо'. С огромным трудом он собрал волю в кулак и проговорил: 'Вне пространств'.
  
  Глава 10
  В кабинете начальника отдела продаж рекламной компании 'Пандора' произошли некоторые изменения. В данный момент в помещении никого не было, но незримое присутствие 'чужака' чувствовалось сразу. Во-первых, - это появившаяся куча макулатуры, с которой Макс всегда старался расправиться в первую очередь, точнее, она сейчас для Макса имела не большее значение, чем обычная бумага, а в трехмерной жизни это называлось документами. Во-вторых, на стену кто-то повесил картину французского художника, чей почерк напоминал рисование десятилетнего ребенка: было ощущение, что он просто разлил на холст банку краски и затем какой-то частью тела немного размазал (по крайней мере, именно так увидел Макс). Хотя, как знать, может быть, это и была работа французского ребенка, чья фамилия 'Роже' значилась в нижнем правом углу. Тем не менее, это было еще не последнее преобразование в кабинете Макса. Кресло и мусорное ведро поменялись местами, телефон стоял не там, где стоит обычно, сладковато-пряный запах индийских благовоний, которые так любил приятель Макса Антон, пропитал всю мебель кабинета. Но в целом, именно в целом, ничего не изменилось. По-прежнему стояло четыре стены, был один потолок, да и расположение рабочего стола, что, несомненно, является важнейшей деталью рабочего кабинета, ни на сантиметр не изменилось.
  Макс все еще лежал на полу. Каким образом навык 'вне пространств' перенес его в трехмерное, он не знал, тем более что этот навык направлен на уход от навыков атаки и никак не связан с пространствами. Может быть, та боль и невыносимая жажда избавиться от оков спровоцировали искривление пространства около Макса? Может быть, хоть и маловероятно. С большей вероятностью можно было предположить, что произошел очередной сбой пространственного зеркала, такое иногда случается, когда неопытные люди начинают пробовать себя в переходах между мирами. Вот уж тогда зеркало могло вытащить и затащить все что угодно из любого измерения в любое другое. Теоретически сбившееся зеркало может залезть в пространство архангелов, захватить с собой какого-нибудь Элладиса и переместить его в трехмерное, или, например, полуторное пространство. Хотя случаев внезапного появления зеркал в пространстве архангелов на его памяти не было. Но также не было у Макса в памяти и того, чтобы хоть одно зеркало успело захватить кого-нибудь в двадцатом, пока его не уничтожили бы агрессоры. Агрессоры имели задачу помимо всего прочего, чистить свои измерения от заблудившихся зеркал. В любом случае, ответа на свой вопрос у него не было. Да, в общем-то, ответ был и не нужен. Макс просто лежал на полу, разглядывал кабинет и приходил в себя. Напряжение в ногах все еще оставалось. Затем, спустя пару минут, он потихоньку встал, подошел к столу и сел в свое любимое кресло.
  - Ты глянь, а! Он даже высоту кресла поменял, - тихо сказал Макс сам себе.
  Интересно, а сколько прошло времени здесь, в трехмерном пространстве? - завертелись мысли у Макса в голове, - здесь могло пройти примерно... - Макс зачем-то развернулся, посмотрел в окно и увидел восходящее солнце, - примерно суток десять, двенадцать. Может быть чуть меньше. Нужно торопиться, скоро на работу должна прийти Лиля, она всегда приходит раньше остальных. А что делать? Возвращаться в двадцатое? А какой смысл? Как только что-нибудь прояснится, Элладис и Эсэль сообщат мне. Искать новоархангела? У меня нет ни координат их расположений, ни малейшего представления о том, кто они и как на них давить. Разве что застать врасплох, как было с АЛ1211? В любом случае необходимо ждать Эсэль. Сидеть здесь? Может быть. Все равно какое-то время придется провести в трехмерном пространстве, пока не отыщем всех новоархангелов...
  Макс думал, думал и, сам того не заметив, отключился прям в своем рабочем кресле.
  Разбудил его голос Андрея, который что-то говорил Лиле за дверью. Макс открыл глаза и взглянул на часы. Десять утра. Начало рабочего дня. Как только входная дверь начала открываться, Макс уже успел подкатиться на кресле к столу и сделать вид, что он изучает документы.
  - Что же ты так запустил документацию? - Строго спросил Макс, как только Антон вошел.
  - Господи! - Антон рывком откинулся назад к двери и достаточно сильно стукнулся затылком. - Ты как здесь оказался?!? - Он схватился за сердце, - так и до инфаркта недалеко...Мы с Лилей вместе снимали офис с сигнализации! Ты как призрак, ей богу...
  - А я и есть призрак, Антоха, у-у-у, - Макс выпучил глаза и дурашливо состроил гримасу.
  - Так ты что, уже прилетел? - Антон подошел поближе и пожал руку другу, - ты же говорил, что на несколько недель отлучишься? Пять дней всего прошло...
  - Я ненадолго, скоро опять отлучусь. Нужно было кое-что забрать. Как у вас тут дела?
  - Да, как тебе сказать... - в голосе Антона послышались нотки отчаяния, - договор с 'Хьюго' расторгнут, но я тут не причем, - быстро начал оправдываться он, - эти сволочи сказали, что пока мы не примем их условия, они не будут с нами сотрудничать.
  - Да и бог с ними, - спокойно сказал Макс, - одним контрактом больше, одним меньше. Что еще?
  Антон стал чуть расслабленней. Он считал, что из-за срыва сделки, на которую его друг очень рассчитывал и за которую должен был получить существенную премию, он сильно расстроится. Тем более Антон знал, что Макс с этих денег планировал закрыть еще один хороший 'кусок' своего кредита. Но как только он увидел, что Макс настроен доброжелательно, сразу стал спокойнее.
  - Еще небольшие проблемы с 'Famous Industries', но там я все решу. А так, в целом, все хорошо.
  - Вот и молодец, - по сути, Максу было абсолютно все равно на дела агентства, - что за бардак на столе?
  - Слушай, иди ты. Я тебе, между прочим, без доплат и премий помогаю. С меня мои обязанности никто не снимал.
  - Ладно-ладно, а что за картина на стене? Уже почувствовал, что это твой кабинет? Вот сто процентов же рассчитываешь на мою должность попасть?
  - Да с чего ты взял? Я... я...
  Макс знал, что его отдел негласно считался самым престижным и многие только и ждали момента попасть на его место.
  - Я, я, я. У тебя везде одно сплошное 'Я'. Ладно. Мне пора, - Макс встал и направился к выходу.
  - А за какими документами ты приходил-то? - Антон стоял явно расстроенный случившимся разговором.
  - А... их здесь не оказалось. Наверное, дома забыл. Смотри, чтобы мне за тобой потом месяц разгребать не пришлось, окей? И к Лильке не приставай, дай человеку в коллектив влиться нормально.
  После этих слов Макс вышел из кабинета, а Антон и без того расстроенный вообще сделался мрачнее тучи.
  Лиля сидела на своем рабочем месте и набирала какой-то текст в компьютере. Когда Макс вышел из кабинета, она даже не подняла на него глаза.
  - Антон Викторович, а с 'Дабл тайм' у вас во сколько встреча? - спросила она, не отрываясь от монитора.
  - Вот у него и спроси, - сказал Макс и улыбнулся.
  - Ой, - схватившись за лицо, сказала Лиля, увидев Макса, - Максим Андреевич! А я что, не заметила, как вы прошли?
  - Нет, я там и был...
  - А как? Ой, что же я... вы будете кофе, чай? Вы уже вернулись?
  - Нет, Лиль, я на секундочку забегал. И мне уже пора.
  - А когда вернетесь насовсем? Мы по вам так скучаем...
  - Скоро, Лиль, скоро.
  Макс направился к выходу, а в голове завертелась навязчивая мысль: Господи, да откуда столько женщин и столько внимания вокруг меня возникло-то? То три года никого, то за считанные дни целая батарея выстроилась.
  - Максик! - Завопила молодая девушка, которая как раз в этот момент заходила с улицы, и кинулась к нему на шею. - Ты уже отдохнул?
  - Нет, Сонь, я так заскочил, на минутку.
  Соня была бывшей однокурсницей Макса. Они очень хорошо общались в университете и после его окончания не потеряли связь, продолжали периодически общаться. И когда однажды Соню уволили с ее прошлой работы, Макс пригласил ее попробоваться к себе в отдел. На собеседовании он не присутствовал принципиально, чтобы не делать поблажек из-за личного знакомства, но директору она понравилась и так Соня оказалась с ним в одной компании, и была его коллегой вот уже пять лет. К слову, работала она очень даже хорошо и о своем приглашении Макс ни разу не пожалел.
  - Что ж ты так? А я, знаешь, кого видела? Никогда не угадаешь.
  - Серегу? - прочитал мысли Макс.
  - А он что, тебе уже звонил? - немного разочарованно проговорила Соня.
  - Нет, то есть да. Мне было некогда разговаривать, но он сказал, что виделся с тобой... - соврал Макс.
  - Вот он сволочь! Мы договаривались, что я сама тебе расскажу.
  - Слушай, Сонь, я полетел, а то у меня еще куча дел...
  - Конечно. Ты когда планируешь на работу?
  - Может через недельку... - осторожно сказал Макс.
  - Ладно, все, пока-пока, - она поцеловала Макса в щечку, - а то ко мне тоже через пятнадцать минут должны придти. Кстати, Антон ничего, справляется вроде. Ладно, побегу...
  - Пока-пока, - быстро сказал Макс и вышел из офиса.
  Погода была на загляденье прекрасная. На небе не было ни единого облачка. Солнце светило ярко и на лицах прохожих играли солнечные лучики. В такую погоду грех было идти по улице грустным и понурым, поэтому Макс улыбнулся и направился в сторону дороги, чтобы поймать такси. Или поехать на автобусе. Так даже интересней.
  
  
  ***
  
  До того места, где Макс оставил свою машину, все-таки было решено ехать на автобусе. Человек, который уже около десяти лет ни разу не ездил на общественном транспорте, снова вышел в многонациональный, шумный, но любимый город. Это настоящий сюжет для реалити-шоу. Сначала Макс долго стоял на остановке и не мог втиснуться ни в один автобус. Затем он понял, что это была глупая идея, и полез в костюм за сотовым, но обнаружил, что на том села батарея, и он не сможет вызвать такси, а таксистов как назло на остановке не оказалось. Затем он все же влез в подошедшую маршрутку и... вот тут-то пистолет дал осечку. Эту поездку он будет помнить, и будет жалеть о ней всю свою оставшуюся жизнь. Так получилось, что он оказался стоящим прямо посредине автобуса, и все финансовые потоки проходили именно через него. В автобусе было очень жарко и душно, многие студенты и пенсионеры, не заморачивающиеся на туалетной воде и дезодорантах источали ужасные букеты запахов. Когда Макс уже устал передавать деньги за проезд и сдачу, какая-то бабка хорошенько высказалась в его адрес, что-то вроде: 'Ишь, стоит тут в костюме, делает вид, что такой же, как все нормальные люди, а сам ворует, небось, почем зря! А нам пенсии не хватает из-за них. Политики чертовы! Так и знай, не буду за тебя голосовать! Нарядился...'
  Непонятно, кого из политиков бабуля узнала в Максе, но это изрядно посмешило весь автобус и вогнало в густую краску самого Макса. Но зато он понял, что выглядит не столь помятым, как думал раньше. Короче говоря, Оскар за скопление энергетики, причем в основном негативной получает... переполненный автобус в мегаполисе. В номинации были представлены еще очереди в супермаркете в пятницу вечером и пережитки прошлого - уличные рынки. Когда Макс вывалился из этого металлического монстра на нужной остановке, он невольно поблагодарил Господа за то, что этот этап в его жизни позади. Благодарности также мысленно удостоился его старичок 'Форд', за то, что он как швейцарские часы никогда не подводит. Вокруг было достаточно шумно, но Макс без труда смог отыскать тот переулок, куда он повернул на своей машине. Через пятнадцать минут Макс сделал последний поворот и увидел свою красавицу на том же месте, где он ее и оставил. Подойдя поближе, он выдохнул: колеса были на месте, двери никто не взламывал, и внешний вид не испортило ничего, кроме нескольких голубей, которым чем-то не угодило лобовое стекло его машины. Он спокойно открыл дверцу и сел на водительское сиденье.
  - Домой, нужно съездить домой. Принять ванну, выпить крепкого кофе. Поспать, в конце концов, нормально, а то, что это за получасовые спячки на работе? А можно... - его диалог с самим собой прервали мысли о Тане, - я так хотел бы увидеть тебя...
  'Тань!'
  Молчание длилось секунд десять, но это заставило Макса начать волноваться.
  'Да, Максим. Я так рада тебя слышать, ты где? Как у вас дела?'
  'Дела средней паршивости. Я не далеко от тебя. Могу заехать...'
  'Конечно... Конечно, приезжай. Я соскучилась по тебе!'
  'Я тоже. Через десять минут я буду у тебя. Какая квартира?'
  'Двести двенадцать. На домофоне наберешь, я открою'.
  'Жди'.
  'Жду'.
  Макс завел машину.
  - Все-таки в Тане есть что-то такое... искреннее. Такое настоящее, чего мне всегда не хватало. Или я просто раньше этого не замечал и в других? Все-таки раньше я был другим человеком, - сказал он сам себе и выехал из пустынного двора.
  
  ***
  
  - Эсэль, где он?
  - Понятия не имею! Не мог же он испариться?!?
  - Черт! - в голосе Элладиса чувствовалось настоящее негодование.
  - В вашем пространстве его точно нет? - решила переспросить Эсэль.
  - Ты за кого меня держишь? Конечно, нет!
  Они стояли в полуторном. Шум моря и крик чаек слегка успокаивал, но все-таки ощущение нереальности происходящего оставляло свой негативный след.
  - Как?!? Как такое возможно?!? - Элладис уселся на теплый песок и уставился на горизонт, за который медленно закатывалось багровое солнце.
  - Пока я ничего не понимаю, - искренне сказала Эсэль, - мы просмотрели все пространства! Все, включая пространство архангелов. И нигде! Нигде нет и намека на его след. Как будто - это не человек, а мираж какой-то...
  - Я - архангел и не знаю, как такое возможно! - разочарованно сказал Элладис и, набрав в кулак песок, начал медленно высыпать его, - нет таких навыков, чтобы исчезать бесследно! По крайней мере, я таких навыков не знаю...
  - Я тоже сталкиваюсь с таким впервые, - она села рядом с Элладисом, - нам сейчас нельзя раскисать. Нам нужно очистить новоархангелов трехмерного пространства, а потом ждать. Это единственное, что нам остается делать. Ждать проявления того, кто дает им эту силу.
  - Может быть, уже хватит играть в шпионов? - отчаяние овладело Элладисом, - может быть, стоит все рассказать Творцу? Все вышло из-под контроля. Мы сами можем не справиться.
  - Можно тебе один вопрос? - осторожно спросила Эсэль.
  - Конечно.
  - Ты сможешь обратиться к Творцу? - Она пристально посмотрела Элладису в глаза.
  - То есть, что ты хочешь сказать?
  - Я хочу услышать ответ на мой вопрос. Ты хоть раз обращался к Творцу?
  - Молитвами, конечно. Постоянно. Но напрямую пока не было необходимости...
  - Я прямой ангел. Ангел, направленный Творцом. Я ни разу не видела его.
  - То есть как? - Элладис удивленно посмотрел на Эсэль.
  - А вот так! Ты хоть раз видел его?
  - Ну, когда делали 'назначение'...
  - Ты же сам говорил, что не помнишь этого!
  - Не помню, но это же он...
  - Мы знаем, что он есть! Мы чувствуем его, мы верим в него. Мы много слышали про него, но я лично не знаю никого, кто бы лично общался с ним или видел его, - Эсэль переполняли эмоции, и из глаз покатились большие слезы.
  - Но теоретически...
  - Нет никакого теоретически, Элладис! Возможность обратиться к нему напрямую, только в крайних случаях? Но я не припомню таких вот крайних случаев, когда обращались к нему лично!
  - Неправда! Иисус...
  - Где он сейчас? Где сейчас Иисус, скажи мне? Давай спросим у него! Или это тоже миф? Сказки? Может, он тоже с ним не был знаком?
  - Его нельзя вот так просто найти. Прошло много времени. Он прожил множество жизней...
  - Я видела его, я общалась с ним, но в один прекрасный момент он исчез. Я потеряла контакт с ним. Кстати, Лаад тоже общался с ним. Лично я не сомневаюсь, что он видел Творца, хоть он и не говорил такого, но где нам найти его? Мы с тобой не решаем, куда пойдет тот или иной человек после трехмерной жизни.
  - А как же 'путь души'?
  - Элладис, ты как ребенок, честное слово. Ну что такое 'путь души'? Вы, архангелы, вроде как даете разрешение человеку жить в более высоком измерении или, наоборот. Но по факту вы не делаете ничего нового. Есть человек готов, он будет жить в более высоком пространстве. А насчет того, что вы можете отпускать душу во власть Офара...
  - Развеивать! - уточнил Элладис.
  - Хорошо, развеивать...
  - Только с разрешения Творца!
  - Ага. Вот-вот. Ты развеивал хоть одну душу?
  - Да ты знаешь, как редко это происходит! - начал оправдываться архангел, - обычно к Офару попадают напрямую из трехмерного...
  - Нет, ты скажи! Было, или нет?
  - Я ни разу этого не делал, но...
  - Вот именно! - заключила Эсэль, - ты даже не получал разрешения Творца! Хотя теоретически ты можешь это сделать...
  - Ты все это к чему говоришь? Ты в чем-то сомневаешься? - Элладис встал с песка и отряхнул руки.
  - Да ни в чем я не сомневаюсь! Я это все к тому, что Творец слишком занят, чтобы отвечать на наши запросы. Он слушает нас, видит нас и помогает нам. Душой он с нами...
  - Но почему тогда архангелы считаются самыми близкими к Творцу?
  - На вас самая большая ответственность, вот и оправдывай свое высокое имя, Элладис, - сказала Эсэль и растворилась в воздухе.
  'Эсэль, координаты новоархангелов?'
  'Тебе нежелательно появляться в трехмерном пространстве, мы с Лаадом справимся сами. Будь начеку. У тебя у самого дел выше крыши'.
  'Лаад не сможет очистить его!'
  'Мы тебя вызовем'.
  'Я не смогу появиться в трехмерном!'
  'Мы отправим его к тебе'.
  'Хорошо'.
  'Тем более, если мы выйдем на того, кто все это делает - твоя помощь будет просто необходима!'
  
  Глава 11
  - Ну, здравствуй, - в руке у Макса был скромный, но симпатичный букет цветов.
  - Ой, это мне? - с улыбкой спросила Таня.
  - Простите, девушка, я, наверное, ошибся квартирой.
  - Какой же ты все-таки... - Таня взяла цветы в руки и понюхала их, - заходи, заходи, - она махнула рукой, приглашая гостя.
  - Я на удивление очень рад тебя видеть, - сказал Макс и мягко, ненавязчиво обнял Таню.
  - Я тоже очень рада, Максим.
  Через секунду Макс услышал громкое рычание и из гостиной к нему вышел огромный ротвейлер. Макс остановился в оцепенении, дал псу подойти и аккуратно обнюхать его руки и ноги.
  - Он, в общем-то, добрый, - тихо сказала Таня.
  - Сейчас и проверим, - почти неслышно отозвался Макс, и тут собака замахала хвостом и послушно села возле него. Макс присел и с удовольствием погладил пса по голове и почесал за ухом. Тот выглядел вполне довольным.
  - Не понимаю, как это у тебя получилось? - изумленно сказала Таня, - Он обычно не очень любит мужчин. Ревнует, - она села на корточки и тоже почесала своего питомца, - его зовут Фокс, потому что, когда он был щенком, он был очень хитрый, как лиса. Но он очень добрый.
  - Я заметил.
  - Заходи, что мы стоим на пороге. Чай, кофе будешь?
  Макс снял туфли и прошел вслед за Таней на кухню. Надо сказать, кухня была сделана с исключительным вкусом. Сочетание ненавязчивых голубых и белых тонов в интерьере давало ощущение легкости и спокойствия. На столе со стеклянной столешницей стояла глубокая чаша с различными конфетами и печеньем. Холодильник Макс сразу даже не заметил, он был спрятан под общим фасадом кухонного гарнитура. Таня усадила гостя на стул с высокой спинкой и поставила чайник со свистком на плиту.
  - Так, тебе чай или кофе?
  - Наверное, чай. Зеленый, если есть.
  - Конечно, есть, я тоже люблю зеленый.
  Макс начал рассказывать про то, что произошло за последние несколько дней, и пока они пили чай, Таня узнала все, включая приключения в офисе и историю про его ужасную поездку на автобусе.
  - Ты, наверное, дико устал? - Спросила она, дослушав рассказ.
  - Не так чтобы прям дико...
  Таня вопросительно посмотрела на него.
  - Ну ладно, ладно, я устал, - сознался Макс.
  - Если хочешь, я могу постелить тебе в гостиной, - вежливо предложила Таня.
  - А в комнате для хозяйки можно? - улыбнувшись, спросил Макс скорее для форса, нежели всерьез.
  - Нет, Максим Андреевич, в комнате для хозяйки спит хозяйка.
  Таня вышла из кухни, оставив Макса наедине со своими мыслями.
  'Она такая...хорошая. Очень хорошая. Да, хорошая и красивая. Как же я раньше не замечал этого? Она наверняка никогда не прыгнет в постель к человеку после первого свидания. Хотя я тоже не прыгну, наверное. Или мне просто никогда не предлагали? Давно я не встречал таких девушек. Вот уж кто действительно знает себе цену. И почему она до сих пор одна? Это очень странно. Может, у нее есть какие-то странности? Маньячка! Тьфу, дурак! Одинокая, строптивая, удивительно красивая... Интересно, я ведь только сейчас оценил ее красоту, настоящую женскую, изящную и манящую. Может, просто у меня давно никого не было и дело в этом? Нет, не может такого быть. А я, как идиот: 'А в комнате для хозяйки можно?' Вот тупица! Чего я ожидал услышать? Супер, пошли трахаться? Идиот. Неудивительно, что у меня никого нет. С придурками девушки не любят связываться. А еще с алкашами. Хотя я не алкаш. Выпиваю, конечно, изредка...'
  - Я приготовила кровать, Макс. - Прервала его размышления Таня, - Иди - ложись. Там есть телевизор, если хочешь...
  - Вот только его мне сейчас и не хватало.
  - Макс, ты не обиделся?
  - Конечно, нет, - он подошел и взял Таню за плечи, - ты даже не представляешь, насколько ты удивительный человек.
  Он зашел в гостиную, увидел расправленный диван и начал скидывать с себя одежду.
  - Тань, - крикнул он в сторону кухни.
  - А-а-а-а?
  - Спасибо тебе. Я не очень хотел возвращаться в свою пустую квартиру...
  - Отдыхай, Макс, я рада, что тебе тут хорошо.
  Он плюхнулся на свежую, пахнущую стиральным порошком простынку и в предвкушении крепкого сна укрылся легким одеялом. Хороший сон ему был нужен как воздух.
  
  ***
  'Лаад!'
  Макс потянулся и зевнул. Он спал уже больше двенадцати часов.
  'Лаад, просыпайся. Сколько можно?'
  'Сколько времени, Эсэль?' - все еще сквозь сладкую дремоту спросил Макс.
  'Сейчас половина третьего ночи. Я узнала координаты двух новоархангелов. Пора наведаться к ним'.
  'Прямо сейчас?'
  'Да. Один находится в Москве. Сейчас спит. Самое лучшее время...'
  'Таня?'
  'Она спит. Я думаю, что не стоит ее беспокоить'.
  'Где он? Дай описание?'
  'Стукалов Юрий Иванович. Житель трехмерного пространства. Сорок семь лет. Начал проявлять импульсы архангела четыре часа назад, случайно заметила. Сейчас находится в своей квартире'.
  'Он и жил в трехмерном?'
  'Да. Меня тоже это удивило. Ему дали силу архангела в трехмерном - это очень странно. В трехмерном пространстве архангелов видно сразу. Вероятнее всего он пока сам еще толком ничего не понимает. Поэтому нужно действовать быстро. В другие измерения он не выходил... пока...'
  'Адрес?'
  'Принимай!'
  В голове у Макса возникла информация об адресе Юрия Ивановича.
  'Как добираться?'
  'В ближайшие сорок минут между тринадцатым и четырнадцатым этажом в его подъезде никого не будет, камер там нет. Можешь искривить пространство. Дальше решай сам. Я бы предложила обойтись без боевых навыков. Если можешь - сделай все тихо и спокойно'.
  'Постараюсь'.
  'Удачи, буду оповещать тебя при необходимости'.
  'Спасибо, Эсэль'.
  Макс поднялся с дивана, лениво оделся и тихонько подошел в спальню к Тане. Она спала на кровати, свернувшись в позу эмбриона. Он накрыл ее пледом, который лежал на кресле и выключил телевизор. Вероятно, Таня оставила его включенным, когда засыпала, и сейчас он показывал унылую и бестолковую передачу 'Магазин на диване'. Макс невольно вспомнил, как Антон заказал себе через этот магазин дорогущий, но удивительный супер-крутой лечебный массажер с сотней режимов работы, который сломался через 5 дней. Тогда Макс подшучивал над его покупкой еще полгода, пока Антон не решился вынести этот прибор из дома в мусорный бак вместе с коробкой. Будить Таню не хотелось, поэтому Макс решил ничего ей не говорить и, в надежде вернуться до того, как она проснется, почти беззвучно вышел из квартиры. Так как ключа у Макса не было, он, на всякий случай, поставил 'защиту' на дверь. Это легкий навык, он отводит любой негатив от предмета, на который поставлен. Этому учат начинающих ангелов-хранителей в полуторном пространстве. Пока Макс стоял возле лифта и думал, пройтись по улице или сразу искривить пространство, в голову ему пришла гениальная мысль.
  'Эсэль!'
  'Да'.
  'Он же сейчас спит?'
  'Да'.
  'Ему вернули память и дали силу, пока он спал?'
  'Похоже на то'.
  'Как мы раньше не догадались до этого? Он сейчас вместе с тобой в полуторном...'
  'Я думала про это, Лаад. Но у него свои ангелы-хранители. Я не смогу так просто попросить поработать с их человеком'.
  'Ты ведь прямой ангел. У тебя должны быть определенные полномочия?'
  'Нет у меня никаких полномочий, хотя...' - она замолчала на несколько секунд, - 'я смогу попробовать поговорить с ним во сне. Мне нужно двадцать минут для того, чтобы договориться с его ангелами. Но ты все равно иди к нему. Его нужно будет очистить'.
  'Как только узнаешь что-нибудь - скажи'.
  'Хорошо'.
  Макс вызвал лифт. У него было, по крайней мере, двадцать минут до того момента, когда ему нужно будет прорабатывать память новоархангелу, и он решил прогуляться. На улице было прохладно. Ранний осенний ветер ласкал волосы на голове, а возле дома Тани было значительно тише, чем возле его новостройки. Ночь была просто прекрасна. На небе горели две звездочки - те, что Макс смог разглядеть. Все-таки редко когда можно в крупном мегаполисе увидеть звезды, но эти две горели достаточно ярко. Где-то слышался лай бродячей собаки, которая, вероятно, лаяла на свою неудачно сложившуюся жизнь, и шум редких автомобилей, проезжающих по ночной дороге, находящейся в нескольких сотнях метров. Макс вышел из подъезда и полной грудью вдохнул свежий воздух. По спине пробежали мурашки, и он встрепенулся. Недалеко от него стоял круглосуточный супермаркет, и Макс направился к нему. Взяв бутылку светлого пива, он сел на лавочку, которая стояла прямо у самого супермаркета, и жадно сделал несколько глотков.
  - Сигаретки не найдется? - спросил толстенький мужчина, примерно его же возраста, который практически незаметно подошел к лавочке.
  - Нет, я не курю, - ответил Макс и снова уставился на звезды, красовавшиеся на небе. Или это были планеты?
  - А я вот никак не могу бросить, - сказал мужчина и сел рядом с Максом, - сколько не пытался, все без толку.
  Макс с удивлением повернул голову к своему случайному собеседнику.
  - А что, так сильно хочется бросить?
  - Как сказать... У меня жена терпеть этого не может, - с грустью в голосе произнес мужчина, - а я ей обещал, что к первому октября брошу...
  - А почему к первому октября? - Макс заинтересовался. Все лучше поговорить с кем-нибудь, чем коротать время в тишине и одиночестве.
  - У нас пятнадцать лет со дня свадьбы, - с улыбкой сказал собеседник Макса, - хотел сделать ей подарок. Ну как ей, по сути-то это мне самому подарок был бы... - он замолчал, но через несколько секунд добавил, - боюсь, ничего из этого не выйдет.
  - Почему же, - Макс положил руку на плечо мужчине, - почему не выйдет? Все получится, стоит только постараться!
  - Вам легко говорить, а я курю с тринадцати лет. Дурачком был, в детстве начал, так вот до сих пор и маюсь...
  - Хотите, я вам помогу? - Макс сделал небольшой глоток пива.
  - Как? Вы что, доктор? Или гипнотизер? - мужчина недоверчиво посмотрел на Макса, будто пытаясь определить по внешности, кем тот является.
  - Можно и так сказать, - Макс поставил бутылку на асфальт и вполоборота повернулся к мужчине, - значит, вы хотите бросить курить...
  - Д-да, - несколько боязливо сказал мужчина.
  - Да не бойтесь вы, ничего страшного не будет. Просто человеку от природы дана возможность лечить себя, а зависимость - это, - Макс пристально смотрел на своего собеседника, - болезнь...
  С этой секунды мужчина находился под его контролем. По сути дела, Макс мог внушить ему все, что угодно.
  - Курить ведь не очень хорошо, ведь так, - сказал Макс и поднял свою бутылку пива.
  Мужчина проморгался, но, видимо, ничего не понял.
  - И что? - спросил мужчина, - Что-то должно произойти?
  - Уже произошло, дорогой мой, - весело произнес Макс и, похлопав мужчину по плечу, встал с лавочки, - не нужно благодарности.
  Макс пошел в сторону подъезда, а случайный знакомый так и остался сидеть в недоумении. Удивление придет к нему немного позже, когда он поймет, что совершенно не хочет курить и, более того, испытывает неприязнь и отвращение к этому. Настроение Макса резко улучшилось. Пусть маленькое хорошее дело, но уже сделал за этот ночь.
  'Лаад'.
  'Да, Эсэль'.
  'Можешь заходить к нему в гости'.
  'Договорилась с ангелами?'
  'Да, сказала, что на него есть подозрение'.
  'В чем?' - Макс удивился.
  'В том, что он имеет недозволенную силу'.
  'Ты что, все рассказала его ангелам? Сдурела?'
  'Не переживай ты! Все в порядке. Они ничего не подозревают. Не все из нас очень умные, Ладд, все как у людей'.
  Макс зашел в Танин подъезд.
  'То есть, как это не подозревают, если ты им сказала все открытым текстом?'
  'Расслабься, говорю тебе'.
  'Ладно. Что с ним самим?'
  'Как я и предполагала, понятия не имеет о своей силе. Ни с кем не разговаривал, никого не видел'.
  'Следи за мной, чтобы не было ничего непредвиденного'.
  'Иди, я буду следить'.
  Макс поднялся на третий этаж и прислушался. Тихо. Еле слышен шум ветра на улице. Макс сосредоточился, и выпуклая линза искривленного пространства тут же возникла впереди него. Для того чтобы оказаться в конкретном месте, достаточно мысленно сосредоточиться на месте выхода линзы. Координаты были у него, и, шагнув, Макс вышел в пролете между этажами. Тишина. В подъезде явно никого не было. Линза пропала, как только Макс оказался здесь. Пройдя пролет вниз, он оказался напротив квартиры '376'.
  'Эсэль, кто еще в квартире?'
  'Жена и дочка. Все спят'.
  'Постучать?'
  'Если хочешь попить с ним чай, то можешь и постучать', - Эсэль засмеялась.
  Макс прошел без стука, сквозь дверь. Дверь, как и все существующее, - это всего лишь энергия, которую можно подчинить себе, как и любую другую энергию.
  Перед ним предстала обычная квартира среднестатистического гражданина Российской Федерации. Без лишней помпезности и лоска. Обычные обои, купленные в обычном магазине по распродаже. В небольшом коридоре на вешалке висело женское пальто, детская болоньевая куртка и мужская 'кожанка'. На лампочке был самый простой, видимо, сохранившийся еще с советских времен, плафон. Макс осторожно прошел в зал. Как оказалось, комнат было три. В зале на разложенном диване спал нужный ему человек с женой. Еще одна комната была открыта, и Макс увидел в ней спящего ребенка лет десяти. Он осторожно подошел к изголовью кровати. Мужчина просто заливался смачным, отборным храпом, и Максу даже стало интересно, как его жена может спать при таком 'сверлении мозгов'. Но она, видимо закаленная годами практики, спокойно спала, отвернувшись к стене.
  'Обойдемся без лишних действий', - подумал Макс и слегка прикоснулся к голове мужчины. 'Очищение' - достаточно сложный навык. Макс его не знал, он был доступен только архангелам. Поэтом он, не без труда, смог протащить за собой мужчину через все пространства и вытащить его в двадцатое, не взирая на агрессоров. Эсэль уже ждала его. Юрий Иванович стоял рядом с Максом и, ничего не понимая, осматривался.
  - Он все еще думает, что спит, - сказала Эсэль, посмотрев на отрешенный взгляд Юрия Ивановича.
  - Ясное дело, мы его вырвали через трехмерное из полуторного сна в двадцатое одним рывком. Для него ничего необычного не произошло, он, как спал, так и спит.
  Юрий Иванович сел на корточки и начал ползать по земле, как маленький ребенок. Одному богу известно, что он себе представлял.
  'Элладис!'
  'Да, Лаад'.
  'Мы в двадцатом вместе с нашим новоархангелом'.
  'Сейчас буду'.
  Через несколько секунд появился Элладис.
  - Очищай, - сказал Макс, кивнув головой в сторону Юрия Ивановича, который продолжал ползать и нюхать все, что попадалось ему на пути.
  - Он ничего не знает? - то ли спросил, то ли констатировал Элладис.
  - Да, - сказала Эсэль, - ничего. Просто мистика какая-то...
  Элладис подошел к новоархангелу и опустился на корточки.
  - Что ты делаешь? - спросил он.
  - Ищу ягодки, - сказал Юрий Иванович.
  - Спать! - жестко сказал Элладис, и Юрий Иванович закрыл глаза и опустил голову. - Если бы мне за каждого платили по доллару! - решил сострить Элладис и положил руку на голову новоархангела. Тут же вокруг головы возникла голубая аура, которая постепенно белела и уменьшалась.
  - То ты бы заработал уже два доллара, - Со смехом сказал Макс.
  - Лаад, он остается на тебе, - спокойно сказал Элладис, - через минуту он станет опять обычным трехмерником, который находится в двадцатом!
  - И что с того?
  - Отбиваться от агрессоров будешь ты, а не он.
  - Они не будут кидаться на него...
  - Почему? - Элладис удивленно посмотрел на Лаада.
  - Я с ними договорюсь, - без доли сомнения сказал Макс.
  - Дело твое, только доведи его до полуторного. Он ведь ни в чем не виноват, он всего лишь спал...
  - Не переживай, доведу.
  
  Аура стала совсем белой, а затем прозрачной, и через пять секунд Юрий Иванович без сил упал на землю. В тот же момент из-за горизонта на них двинулась толпа самых сильных агрессоров. Их было около двадцати, и через доли секунды они уже стояли возле Эсэль, Лаада и Элладиса. Юрий Иванович был без сознания. Его собственной энергии не хватало для того, чтобы находиться в сознании в самом глубоком, двадцатом пространстве. Максимум, на что его хватило бы, это прийти в себя где-нибудь в четвертом. Опыт его души оказался седьмым, то есть он был очень молодым человеком. Жил всего около девятисот лет, и проживал уже четвертую трехмерную жизнь и, конечно, он никогда не видел двадцатого. Вокруг компании, состоящей из жителя двадцатого пространства, который должен находиться в трехмерном, архангела и прямого ангела-хранителя собралась уже почти сотня агрессоров.
  - Вы скрываете незаконно проникшего в двадцатое пространство жителя трехмерного, - раздался голос в голове у Макса.
  - Мы уже собираемся уходить, - натянув улыбку, сказал Макс.
  - Лаад, вы должны отдать его нам. У него нет права находиться здесь, вы знаете правила, - голос исходил от самого первого агрессора, который возглавлял свою группу.
  - Да, но... Что, если вы сделаете вид, будто ничего не видели, а я сделаю вид, что не видел вас, тогда мы разойдемся миром, - продолжал гнуть свою линию Макс.
  - Вы знаете правила, Лаад, вы не имеете права применять к нам боевые навыки, - агрессор выдвинулся вперед.
  - Ну, скажи, кто нас с тобой будет проверять? - Макс шагнул навстречу к первому агрессору, - Давай разойдемся!
  Элладис и Эсэль с любопытством наблюдали за происходящим.
  - Я вынужден забрать его силой, - голос агрессора становился настойчивей.
  - Знаешь что, страж, - Макс развернулся, подошел к лежачему Юрию Ивановичу и присел, - забирай... Только сначала найди меня. - После этих слов Макс пропал вместе с Юрием Ивановичем.
  Агрессоры ничего не понимали. Наверное, они впервые столкнулись с такой дерзостью.
  - Вот, вечно он оставит после себя грязи, и убирай потом за ним, - недовольно сказал Элладис и подошел к первому агрессору, - у вас есть связь с Творцом? - неожиданно спросил Элладис.
  - Разумеется, я немедленно сообщу об этом инциденте, - сказал агрессор.
  - Сообщай!
  Агрессоры переглянулись.
   - Ты хоть раз сообщал что-нибудь? Сообщатель нашелся!
  Агрессор промолчал.
  - Нет. И сейчас не сообщишь, - спокойно проговорил Элладис.
  В ту же секунду над всеми агрессорами возник полупрозрачный диск, который светился ярким серебряным светом. Элладис резко провел рукой сверху вниз, и диск медленно, как гидравлический пресс, опустился на агрессоров. Они превратились в легкую темную дымку, которая расползлась по земле и через некоторое время исчезла.
  - Мы уже столько всего натворили, - с какой-то грустью сказала Эсэль.
  - Агрессоров меньше не становится, - философски заметил Элладис.
  - Все равно. Что-то идет не так...
  Они постояли в тишине еще несколько минут. На небе появилась мрачная серая туча, и заморосил мелкий дождик.
  - Очистим всех этих и найдем шутника, который делает их. Все встанет на свои места, - Элладис успокаивал скорее себя, а не Эсэль, - мне пора, до связи.
  Элладис исчез. Эсэль подняла голову на небо, почувствовала, как мелкие капельки падают на ее лицо. Они были теплыми, летними и очень приятными. Эсэль вспомнила свои первые годы. Она не была ребенком с точки зрения физиологии, но она была ребенком в душе. Она радовалась каждому новому человеку, с которым работала. Она удивлялась прелестям новых пространств и чудесам, преподносимым природой. Она, веселая и беззаботная, бегала по лужам, ловила ртом снежинки и капельки дождя в тех пространствах, где это было возможно. Она была такой, но это было так давно. Сейчас она была серьезным ангелом, повидавшим очень многое в своей жизни. И ей захотелось ощутить снова то, что она когда-то ощущала. В двадцатом было приятно все. Просто находиться здесь само по себе было неземным удовольствием. Капельки все падали и падали ей на лицо, а она улыбалась. Вся ее сущность улыбалась в этот момент, но время шло, и она понимала, что та Эсэль, маленькая и веселая, должна снова повзрослеть. Так требовали того обстоятельства.
  'Лаад'.
  'Да'.
  'Как там наш герой?'
  'Все в порядке. Отдыхает'.
  'Следующий новоархангел в Порту-Алегри, в Бразилии, принимай координаты'.
  
  
  Эпилог
  Макс открыл дверь своего дома, включил свет и снял обувь. Уверенным шагом пройдя в комнату, он включил свои любимые колонки, подключил по блютузу телефон и поставил музыку со своего плэйлиста.
  - Как все-таки приятно оказаться дома, - сказал он сам себе.
  Пройдя на кухню, он включил электрический чайник, пританцовывая под доносящуюся песню популярной современной группы, и машинально заглянул в холодильник. Продуктов было совсем немного, да и есть в одиночестве как-то не хотелось. Продолжая двигаться в ритм музыке, Макс достал телефон и набрал номер.
  - Алло, Макс! Почему ты ничего не сказал? Не оставил записки, не разбудил меня? Я же волнуюсь! - раздался Танин голос в трубке.
  - Танюш, извини. Я не знал, что так задержусь. Приезжай ко мне.
  - Что? - Таня не ожидала такого резкого поворота разговора, - зачем?
  - Я приготовлю ужин, и ты оценишь мои кулинарные способности. А потом мы потанцуем и посмотрим хороший фильм. Что скажешь?
  - Ух, - выдохнула она, - на тебя невозможно злиться.
  - Ну?
  - Жди, скоро приеду.
  - Жду.
  Макс положил трубку и снова открыл холодильник.
  - Бразилия, Бразилия, прекрасная страна... Вот для приготовления запеченной утки мне понадобятся совсем другие навыки...
  Часть вторая
  Туманные пространства
  Пролог
  В клубе было шумно. Басы отдавали вибрацией в ногах, электронная музыка перебивала любые посторонние звуки, и разговаривать, не перейдя на крик, было практически невозможно. Молодежь развлекалась на полную катушку, ведь в пятницу вечером начинались долгожданные выходные дни. Тай сидел в закрытой комнате, докуда звуки доносились приглушенно, а посторонних людей здесь быть не могло. Но он был в помещении не один, с ним был директор ночного клуба 'Кристалл', достаточно молодой, толстенький тридцативосьмилетний мужчина в дорогом костюме, который потягивал виски со льдом из черного стеклянного бокала, сидя в огромном кожаном кресле. И хоть Тай и был здесь гостем, но чувствовал себя вполне по-хозяйски, заняв место директора за столом.
  - Ну и зачем тебе это? - спросил директор, который был уже очень пьян. - Ты вот суетишься, даешь кому-то какую-то непонятную хрень, а им, может быть, этого и не нужно...
  - Такого не бывает, чтобы было не нужно, - голос Тая был очень приятным и успокаивающим, можно даже сказать, убаюкивающим.
  - Еще как бывает, - сказал директор и попытался встать с кресла, но у него ничего не получилось. - Еще как бывает, - повторил он, - мне вот, например, ничего не надо. Я и так счастлив.
  - Мне тебя жалко, - спокойно сказал Тай, - ты такой... трехмерный!
  - И что?!? Разве это плохо? - толстячок все-таки встал с кресла и подошел к своему рабочему столу из массива черного дерева, - Твоя помощь здесь никому не нужна!
  Тай откинулся в кресле.
  - Ты идиот! - резко сказал он, - ты только представь, какие возможности откроются перед тобой! Сколько всего, что ты уже забыл, вдруг вспомнится!
  - На хрена мне это? - заплетающимся голосом спросил директор, - я директор престижнейшего клуба столицы в самой большой стране в мире. У меня есть все! Я молод! И могу позволить себе почти все! Зачем мне лишние проблемы?
  - Зачем я решил заговорить с тобой? - спросил Тай у самого себя.
  - Ты хотел услышать мое мнение...
  - Ты мне объясни, что хорошего в том, что ты живешь в своем жалком трехмерном пространстве, жрешь свою трехмерную пищу и пьешь эту дрянь? - он кивнул головой в сторону бокала с виски.
  - Да в том-то и прелесть! - сказал директор и опять сел в кресло, - Я живу здесь и получаю удовольствие от этого! Мне не нужна ни твоя память, ни измерения, ни космические корабли, ни ангелы, ни тролли, ни эльфы! - Он сделал еще один глоток виски.
  - Ты не знаешь, от чего отказываешься...
  - Если бог дал мне возможность жить здесь, то я буду жить здесь! Ты что возомнил себя тем, кто может пойти против воли Господа? - усмехнувшись, спросил директор.
  - Заткнись. Не тебе меня осуждать! Отступать мне не имеет никакого смысла, - крутя между пальцами ручку, сказал Тай, - может вы и действительно не готовы к такой силе... но я уже начал свое дело, и я завершу его, - сказал он и хлопнул со всей силы по столу.
  Сергей, директор клуба, упал на колени.
  - Я, Тай Дюа Грей Соти, даю тебе силу архангела и возвращаю память твоей души. Во благо человечества трехмерного туманного пространства!
  Землю чуть тряхнуло, и во всем клубе выключился свет. От напряжения вылетели пробки во всем здании. Молодежь запаниковала, все начали толпой ломиться к выходу. В клубе воцарился хаос. Сергей лежал на полу в своем кабинете. У него кружилась голова, но он чувствовал удивительную легкость во всем теле. Поднявшись, он увидел, что Тая уже нет. Прошло около десяти минут, и в клубе, при помощи оперативно сработавших штатных электриков, включили свет. В тишине снова возникла ритмичная музыка, свет софитов заполнил огромный танцпол, и запаниковавшая некогда молодежь снова начала заходить в клуб. Многие подумали, что это был запланированный ход, и весело обсуждали случившееся. Сергей встал с пола, дошел до своего стола и сел в кресло.
  'Что со мной случилось? Что за странное ощущение нереальности происходящего?' - пронеслись мысли у него в голове.
  - Сергей Викторович, - сказала молодая взволнованная девушка, заглянувшая в кабинет, - электрики говорят...
  - Меня не волнует, что они говорят, - перебил ее Сергей, - подойди ко мне!
  - З-зачем? - запинаясь, спросила девушка.
  - Потому что Я ТАК ХОЧУ!
  Девушка покорно подошла к директору, который, не отрываясь, смотрел ей в глаза.
  'Может быть, Тай, ты был и прав', - подумал он, - 'много нового может стать в моей власти... теперь станет...'
  
  Глава 1
  - Какая здесь красота, - глядя вокруг, сказала Таня, - впервые вижу такое.
  - Да, раньше я всегда приходил сюда, когда не хватало спокойствия и умиротворения, - тихо сказал Макс и провел рукой по шелковистой зеленой траве.
  - А когда ты был здесь впервые?
  - Дай-ка вспомнить, - Макс поднялся с корточек, - тебе это покажется странным... около пятисот тысяч лет назад. Тогда я впервые оказался в седьмом пространстве.
  Солнца видно не было, но свет откуда-то проникал и освещал все вокруг. Довольно высокая трава под ногами, непривычно фиолетово-синего цвета была настолько мягкая и приятная, что ощущалось, будто ты идешь по пуховой перине. Где-то вдалеке прыгала целая семья пушистых белых кроликов, а в нескольких метрах от Макса и Тани шла грациозная черная пантера, делающая вид, что не обращает внимания на гостей своего измеренния.
  - Кстати, знаешь, почему у нас, в трехмерном, люди на бессознательном уровне считают хорошим число 7? - Спросил Макс.
  - Нет. Ну, разные доводы есть...
  - Просто истинная память помнит, что пространство под этими номером одно из самых красивых, и к этому числу лежит душа, я так думаю, - Макс поднял голову и прищурился от яркого света.
  - Знаешь, а я именно так представляла себе рай, - улыбнувшись, сказала Таня.
  - Люди часто путают измерения с раем. Полуторное, из-за его красоты, тоже часто выдают за рай. Рай, - зачем-то повторил Макс, - я до сих пор не знаю что такое рай...
  - В каком смысле?
  - Даже у нас, в двадцатом нередко заходят разговоры о том, что такое рай и ад, где находится Творец и почему все именно так...
  Они подошли к маленькой речке, можно даже сказать, ручейку, который тремя шагами можно было перейти вброд, и остановились у деревянного мостика. Вода перекатывалась по камням и приятно журчала.
  - Но ты ведь говорил, что Творец добрый, любит...
  - Тань. Есть вещи, о которых говорить, как бы тебе сказать, не принято, что ли. Мы знаем о его существовании, мы чувствуем его... Но не обязательно видеть его, чтобы знать, что он есть. У людей всех пространств есть много информации о нем. Но я не знаю никого, кто видел бы его лично...
  - А как же Эсэль? Элладис? - Таня опустилась на корточки и зачерпнула из ручья кристально чистую воду. В ладошке оказалась маленькая красная рыбка.
  - Мы недавно говорили с Эсэль по этому поводу. Как ни странно, она разговаривала об этом недавно и с Элладисом. Кстати, они даже немного поругались по этому поводу. Так вот она - прямой ангел, не помнит Творца. Не помнит своего сотворения. Элладис, как оказалось, тоже не знает, как и кто проводит 'назначение'. Все как-то странно... еще эти новоархангелы...
  - Вы же их очистили? - Таня отпустила рыбку обратно в воду и поднялась.
  - Мы очистили только тех, про которых знали. Где гарантия того, что не появятся новые?
  - А почему Эсэль и Элладис не могут справиться без тебя?
  - У меня большой опыт, и я числюсь жителем трехмерного пространства. То есть, только я могу вытащить трехмерника из нашего измерения в другое. Эсэль - ангел, она не может насильно вытащить человека к себе в полуторное, откуда идут все пути. А Элладис не может появляться в трехмерном, так как он архангел, и его появление сразу станет заметно.
  - Заметно для кого?
  - Для всех ангелов, агрессоров и так далее. Они начали бы капать: почему архангел в трехмерном пространстве? Что он там делает? Зачем он забрал трехмерника? Им там нельзя появляться. Ни к чему нам это афиширование. Тот, кто делает из молодых людей архангелов, должен как можно меньше знать о нас, тогда мы имеем шанс поймать его, застать врасплох... Только что-то у нас ничего не получается, - грустно сказал Макс.
  - Самое главное, что вы делаете то, что можете.
  - А что будет дальше, я вообще не представляю. Сегодня мы встречаемся втроем в двадцатом, по поводу того, что делать со мной и с тобой...
  - А что делать? - удивилась Таня.
  - Они считают, что меня нужно вернуть обратно. Разумеется и тебя тоже. У нас заберут истинную память... - Макс провел рукой по ее волосам, - а это значит, что мы не будем помнить того, что было между нами...
  - А если появится новый архангел?
  - Они считают, что это маловероятно. Прошло уже две недели. Может быть тот, кто назначал их, понял всю бессмысленность своих действий? Вот только вопрос остается актуальным: кто убегал от нас в двадцатом? Кто может делать 'назначение' архангелов? Но что больше всего меня волнует, это мы с тобой. Ты стала мне очень дорога...
  - Макс, если нам действительно суждено быть вместе, то мы обязательно встретимся.
  - У нас отберут память, а это значит, - Макс сделал вид, что не заметил её слов, - что я опять стану тем же продажником, который пашет, как проклятый, чтобы закрыть эту ипотеку и выдохнуть, наконец-то... - Макс повернул голову в сторону.
  - Я обещаю тебе, что мы встретимся...
  - Знаешь, как ты была записана в моем телефоне?
  - Как? - Таня улыбнулась.
  - 'Таня-фуршет'! Это знаешь, что значит? Это значит, что я никогда бы не позвонил по этому номеру... - голос Макса дрогнул.
  Таня опустила взгляд на землю.
  - Понимаешь, - продолжил Макс и взял Таню за руку, - я только сейчас начал жить. Там, в трехмерном пространстве, я не ценил того, что было у меня под носом. Даже учитывая мой опыт, я не смог вспомнить, что главное в жизни - это любовь. Что ценить нужно не деньги, а чувства, эмоции. Что нужно уметь прощать всех, не зависимо от того, кто и что тебе сделал плохого. Тогда твоя душа будет чиста от негативных переживаний, от агрессии, от ненависти, которых так много в трехмерном, ты будешь свободен, - Макс приостановился, - с другой стороны, я понимаю, что иначе нельзя. Нас вернут туда, откуда нас забрали. И это правильно.
  - То есть, как это туда, откуда забрали? - удивилась Таня.
  - В то время, когда мне вернули память, Элладис поставил, так называемый 'маячок'. Это навык архангела. Меня вернут в тот момент, когда и взяли. Тебя просто очистят, потому что памяти у тебя нет и не было. Я вернул тебе то, чего у тебя не было, и показал то, что ты еще не должна была видеть...
  Несколько минут они молчали и шли по мягкой траве, взявшись за руки.
  'Лаад'.
  'Да, Эсэль, слушаю тебя'.
  'Встреча в двадцатом отменяется, только что появился новый архангел. В Москве. Директор ночного клуба. По моим сведениям вступал с кем-то в контакт. Срочно сюда!'
  'Сейчас буду'.
  - Тань, нам пора, - встревожено сказал Макс, - меня вызывает Эсэль. Появился новый архангел.
  Макс взял ее за руку и за считанные мгновения вернул в трехмерное пространство. В квартире было тихо и спокойно. Фокс спал на своем месте и даже не заметил появление своей хозяйки и ее нового друга. Они быстро, неловко попрощались, и Макс растворился в воздухе.
  
  ***
  
  Машина Сергея Викторовича стояла у входа, но его самого в клубе не было. Макс прохаживался в его кабинете взад-вперед и старался понять, что происходит.
  'Да, как такое могло быть?'
  'Лаад, он оставил 'фантом' в своем кабинете', - Эсэль была взволнована не меньше Макса.
  'Интересно, и ты не смогла распознать, где он сам, а где его 'фантом'? Ты же ангел!'
  'Лаад, 'фантома' не смог бы распознать и Элладис. Этот навык вообще практически никогда не применялся. Я даже не знаю, кто, когда и с какой целью его придумал'
  'Если кто-то его придумал, значит, он кому-то когда-то понадобился', - Макс сел в кресло директора, - 'И где нам теперь его искать?'
  'Пока я вижу только его 'фантома' в кабинете рядом с тобой. У меня такое ощущение, что кто-то подсказывает ему, что и как делать, чтобы спрятаться от нас'
  'И как нам найти его настоящего?'
  'Подождать, пока он не использует еще один навык, тогда я его замечу в информационной сети'
  'Черт знает, что происходит', - в сердцах сказал Макс.
  'Радует одно - из трехмерного он не выходил'
  'Может, дадим рекламу на телевидении: те, кому вернули истинную память, просьба звонить по телефону...'
  'Не смешно'.
  'Какой у него опыт?'
  'Он десятый. Настоящее имя Сторик. Полное имя...'
  'Эсэль, не надо мне полного имени. Представь, если бы ты звала меня полным именем...'
  'Ладно. Живет в трехмерном пространстве восемнадцатый раз. Последние пять жизней был женщиной'
  'К чему мне эти подробности?' - Макс встал с кресла, надел на себя 'вуаль' и вышел из кабинета, став невидимым обычным людям.
  'Вот, что может быть тебе интересно: он очень любит свою дочку. Жена у него сейчас в отпуске на Кипре вместе с ней... тебе может пригодиться эта информация. Еще он страшно азартен. Все, что может разгонять адреналин по крови, он обожает'
  'Спасибо, Эсэль, есть что-нибудь еще?' - он уже вышел из здания клуба и снял 'вуаль', убедившись, что поблизости никого нет.
  'Еще у него есть коллекция редких американских бейсбольных карточек, но вряд ли это может тебе помочь. Еще он любитель хорошего рома и спорткаров. Вроде бы все'
  'Слушай, Эсэль, а может быть стоит попробовать завязать с ним общение? Может быть, удастся что-нибудь разузнать?'
  'Мне кажется, что он в качестве архангела видит всех насквозь. Ты можешь попробовать 'вуаль' первого уровня, стать для него обычным трехмерником, хотя если он захочет, то без труда снимет ее, сам понимаешь, любой ее снимет при желании'.
  'Я думаю, что это было бы очень полезно, если бы я смог поговорить с ним не как двадцатый с архангелом без опыта, а как человек с человеком. Может быть, он смог бы что-то рассказать...'
  'Лаад!' - голос Эсэль стал тревожным, - 'Я засекла его! Он в баре 'Полет', заказал себе выпивку и использовал 'вуаль' второго уровня, создав деньги. Видимо, настоящих денег не оказалось или проверял забытые навыки'.
  'Как туда попасть?'
  'Принимай адрес. Ииии... к сожалению, реального варианта исказить пространство туда нет, все в людях и камерах, замучаюсь ангелов других вылавливать, чтобы исправить, поэтому лови такси и езжай туда. И постарайся все-таки поговорить, выпытать что-нибудь'.
  'Понял. Адрес у меня. Я постараюсь'.
  Макс уже подошел к дороге и остановил машину. Таксистом оказался молодой парень лет двадцати, который занимался извозом на папиной машине. Макс почувствовал это, как только открыл пассажирскую дверь. Все-таки когда у тебя есть память и твой опыт равен двадцати пространствам, интуиция становится, словно радары на 'Наутилусе' (хотя, какие там радары?). Макс без труда договорился о цене с молодым водителем, и тот, натянув довольную улыбку, поехал к бару 'Полет'. Поездка заняла двадцать минут, благо больших пробок по дороге не было. В машине Макс и водитель Юрок, как он сам себя представил, практически не разговаривали, если не считать пару фраз об отличной погоде и о том, как все-таки хорошо работать в такой погожий день. Расплатившись и взяв визитку (на всякий случай), Макс открыл высокую тяжелую дверь и зашел в просторный зал бара. Хозяин этого заведения не пожалел денег для того, чтобы его бар выглядел стильным и особенным. Огромная круглая или даже овальная барная стойка посредине зала, за которой работали четыре бармена, сразу бросалась в глаза. Очень удобная конструкция: все посетители на виду, и сразу видно, когда кому-нибудь понадобится 'долить'. Впрочем, разместиться можно было не только в зале на роскошных дубовых стульях, которые стояли у таких же дубовых столов, но и присесть непосредственно за бар, где стояло порядка двадцати высоких табуретов, ножки которых были стилизованы под деревья. Потолок заведения был просто произведением искусства: во-первых, он был стеклянным и прозрачным, что уже делает его редким элементом интерьера для такого рода заведений. Во-вторых, он был очень высоким, большим и куполовидным. В-третьих, это Макс узнал, внимательней рассмотрев механизм под потолком, если погода была пасмурной, а тучи закрывали вид на голубое небо, под купол выкатывалось белое полотно, на которое светил проектор, создавая иллюзию прекрасного солнечного неба над головой. Или проецировал звезды и огромную луну в ночной темноте. Одним словом, заведение было очень красивым и очень стильным.
  Макс надел 'вуаль', которая говорила о том, что он обычный человек без истинной памяти, и подошел к барной стойке. За ней сидел мужчина в сером твидовом пиджаке и молодая разукрашенная барышня не старше двадцати лет, одетая в простые синие джинсы и черную облегающую водолазку. Как только Макс сел рядом с ними, к нему тут же подошел бармен.
  - Что будете заказывать? - живо поинтересовался он.
  - Двойной ром, черный, - устало проговорил Макс, и бармен тут же засуетился.
  Мужчина, сидевший на соседнем табурете, пристально посмотрел на него. Этого было нельзя не почувствовать. Он посмотрел на Макса как рентген, прощупывая каждую деталь придуманной Максом вуали, и неожиданно его интерес пропал, он вновь уставился в свой полупустой бокал с ромом. Макс насторожился. Почему-то Сторик не стал ничего предпринимать. Он наверняка увидел то, что на Макса надета 'вуаль', но то ли Макс его не заинтересовал, толи ему было все равно, но он не стал снимать 'вуаль', а вернулся к своему бокалу. Что могло бы быть самым фантастическим, так это если Сторик вообще не увидел 'вуаль' Макса, в таком случае можно было рассчитывать на то, что удастся поговорить с ним и выудить кое-какую информацию. Бармен подал бокал, в котором плескался выдержанный ром со льдом, и Макс пригубил его.
  - Я смотрю, вы тоже предпочитаете ром? - непринужденно начал Макс, махнув головой в сторону бокала Сторика.
  - Угу, - безынициативно отозвался Сторик, не глядя на Макса.
  - Что, какие-то неприятности?
  - Что-то типа того, - отозвался его собеседник.
  - А меня сегодня жена бросила, - начал сочинять Макс, опираясь на историю своей 'вуали', которую он сам и придумал, - все тайное становится явным.
  Сторика, кажется, заинтересовали слова Макса, и он оторвал взгляд от своего бокала.
  - А что случилось?
  - Да-а-а-а... - затянул Макс и сделал глоток обжигающего, но вкусного напитка, - с год назад случайно встретился со своей старой знакомой. Я с ней еще по юности, в университете встречался. Так ничего серьезного особо не было, повстречались мы тогда с пару месяцев и все. А тут встретил ее и чуть не упал - такая стала сексуальная.
  Сторик улыбнулся, а Макс продолжил.
  - Так вот встретились случайно, в супермаркете. Ну, слово за слово, решили как-нибудь встретиться в более приятной обстановке, - Макс подмигнул Сторику, и тот улыбнулся еще шире, - обменялись телефонами. В общем, встретились как-то в ресторане, посидели, вина выпили. Она потом в гости пригласила. Короче, встречались мы тайком в течение месяца, а потом думаю: зачем она мне сдалась? У меня жена - красавица, сыну пять лет. Только проблем больше. И расстались мы с этой 'подругой юности моей'.
  - Ну, а дальше что? - заинтересованно спросил Сторик.
  - Дальше самое интересное. Проходит полгода, я уже забыл, кто она такая и что я с ней знаком. И тут звонит она моей жене, сам не знаю, как номер узнала, и рассказывает все, чем мы с ней занимались. Что не на каких собраниях акционеров я не был, а был с ней, - Макс рассказывал так эмоционально и открыто, что в правдоподобности ему позавидовал бы любой актер, - вот так. А жена у меня ложь нутром чувствует. Как ясновидящая, честное слово. Ей хоть объясняй, хоть не объясняй, что люблю ее. Что по глупости своей изменил ей. В общем, подала на развод, и пиши - пропало. - Максу показалось, что у него даже глаза заслезились после последних слов.
  Сторик поднял свой бокал.
  - Давай выпьем за то, чтобы мы обрели-таки счастье в этой жизни, - Сторик был уже прилично пьяным.
  Макс не стал возражать и чокнулся со своим новым знакомым, а затем протянул руку.
  - Макс, - негромко сказал он.
  - Серега, - улыбнувшись, пожал руку Сторик.
  - А у тебя-то что стряслось?
  - Тебе будет трудно понять, - уклончиво ответил Сторик.
  - Да давай, колись! Я тебе рассказал всю свою личную жизнь...
  - Ну, представь, что ты живешь обычной жизнью, и тебя все устраивает. У тебя есть жена, дети, любимая работа, - он одним глотком осушил свой бокал и показал бармену, чтобы тот наполнил его, - и в один прекрасный день ты узнаешь о том, что в другом месте тоже есть работа, которая тебе будет по нраву, что там очень интересно, и туда тебя тянет. Но здесь у тебя любимая жена и дети, любимая работа, которую ты не хочешь терять. Ты знаешь, что придет время, и ты обязательно попадешь туда, в это другое место, но сейчас ты хочешь остаться здесь, где тебе и положено быть, - бармен подал двойной ром, и Сторик выпил его снова одним махом, - А тебя заставляют все менять, и самое обидное, - продолжил он, - что чувствуешь себя белой вороной, а я этого не хочу. Вот я смотрю на тебя и хочу быть таким же, как ты...
  Теперь у Макса не было сомнений в том, что Сторик каким-то чудом не увидел вуаль Макса или просто он не захотел ее видеть.
  - А разве плохо, если у тебя есть такая возможность, которой нет у других? Изменения же это хорошо? - поинтересовался Макс.
  - Ни хрена в этом нет хорошего! - жестко сказал Сторик, но через секунду сбавил тон, - Может и есть, но мне этого не надо. Понимаешь - это огромная сила, власть, а я этого сейчас не хочу, мне хватало власти и без того! Еще не настал мой черед, - он пристально посмотрел Максу в глаза, - ты даже не представляешь, насколько это мне не нужно. Я понимаю, что могу не сдержаться. Эта сила, которой меня наделили, делает из меня какого-то зверя. Я чувствую, что могу манипулировать людьми, и это меня пугает. Я еще этого не достоин...
  - Знаешь, когда я стал генеральным директором маленькой компании, все было хорошо, но когда компания разрослась, я чувствовал что-то подобное. Я мог управлять людьми, но это всего лишь бизнес. Многие...
  - Я же говорю, ты меня не понимаешь, - грустно сказал Сторик, перебив Макса, - манипулировать в прямом смысле слова.
  - Что-то типа гипноза? - Макс говорил очень правдоподобно.
  - Ну, типа того. Но мне этого не надо. Сначала было интересно проверять, на что я способен, а потом я понял, что это не мое. То есть я пока не достоин этого, или я могу натворить глупостей.
  - Я тебя немного не понимаю, - тихо сказал Макс, - а кто тебе дал это? Эту силу? Эту власть?
  Девушка, которая сидела и всем своим поведением добивалась внимания со стороны Макса, сверлила его глазами, так и не дождавшись оного, ушла. Теперь Макс и Сергей сидели вдвоем.
  - Я не знаю, кто это. И никогда не знал его.
  - Но ты же можешь с ним связаться?
  - Боюсь, что нет. Я не могу. То есть, как оказалось, я не могу с ним связаться.
  Макс хотел спросить как его имя, но подумал, что может перегнуть палку и вызвать подозрение Сторика. Теперь Макс поднял бокал.
  - Выпьем за то, чтобы каждый носил ношу по силе, - торжественно сказал Макс.
  - Поддерживаю, - заплетающимся голосом сказал Сторик, - очень мудрый тост.
  
  Они выпили. Потом выпили еще и еще. Бар постепенно заполнился шумными компаниями, затем и они разошлись по домам, а Макса с Сергеем к закрытию буквально выволокли оттуда. Пьяные и веселые, они стояли у входа в бар.
  - Так тебе некуда идти? - еле выговорил Сторик.
  - Я сниму гостиницу, - это не проблема.
  - Нахрена тебе гостиница? Поехали ко мне! У меня жена с дочкой на Кипре отдыхают.
  - Да брось ты, как-то неудобно, - Макс тоже был прилично пьяным.
  - Какой неудобно? - Сергей обнял Макса, - поедем, купим еще рома...
  - Ладно, ладно, - сдавшись, сказал Макс, - но такси с меня.
  - Никаких вопросов, - мотая головой, сказал Сергей, - у меня все равно денег нет, - сказал он и расхохотался.
  - В смысле нет? А чем ты платил за счет? - усмехнувшись, спросил Макс.
  - Да это не настоящие деньги, - сквозь смех сказал Серега, - то есть они настоящие, но их как бы нет. Не существует.
  - Так, тут все ясно, - пытаясь вести себя соответственно обычному человеку, оказавшемуся в подобной ситуации, сказал Макс и начал ловить такси.
  Много времени это не заняло, и через пару минут они уже ехали по адресу, который назвал Сторик.
  - Я же говорю, не люблю японский автопром и все! - воодушевленно говорил Сергей водителю такси, - мне больше по душе машины арийской крови! Немецкие!
  'Лаад'.
  'Эсэль, не стоит сейчас говорить, он может почувствовать'.
  'У нас проблемы!'
  'В чем дело?'
  'У него только что забрали силу! Он уже не архангел!'
  'Что?!?' - удивлению Макса не было предела, - 'В каком смысле прямо сейчас? Он все время был у меня на глазах, сейчас разговаривает с водителем. Он ни с кем не общался, никуда не выходил...'
  Машина ехала ровно и спокойно. Сергей пытался доказать водителю свою правоту и стучал пальцем по бардачку старенькой 'Тойоты'.
  'В это трудно поверить, но буквально полминуты назад у него пропали импульсы архангела. У него забрали память!'
  'Но он в сознании! Если бы его очистили - он бы потерял сознание!'
  'Кто-то действует путями, которых мы не знаем!' - Эсэль была встревожена как никогда.
  'Но очистить мог только архангел!'
  'Это был не архангел! Мы уже проверили!'
  'Тогда кто?!? И как?!?'
  'Я не знаю, но, по-моему, кто-то просто играет с нами в кошки-мышки...'
  
  Глава 2
  Никогда не начинайте разговаривать на интересные темы с незнакомыми людьми. И тем более не стоит ехать в гости к человеку, с которым вы только что познакомились и приняли на пару приличную дозу спиртного. Мало ли к чему могут привести споры по поводу лучших фильмов мирового кинематографа, существования души или происхождения человека. Вы никогда не сможете предугадать реакцию собеседника на то, что вы, как оказалось, принадлежите к другой религиозной конфессии, у вас разные взгляды на жизнь, на женщин и на кулинарные изыски итальянской или японской кухни. С одной стороны, реакция может быть самая неприятная, и вы почувствуете, как ваш новый знакомый уже присматривается, какая сторона вашей головы примет его коронный хук. С другой стороны, эти споры могут закончиться разрешением риторических вопросов, над которыми сотнями и тысячами лет бьются величайшие умы планеты. Но, как правило, все гениальное рассеивается по мере того, как алкогольное опьянение отступает, а на его смену приходит ваш верный друг - похмелье. Ну, если уж так получилось, что вы едете домой к новому знакомому (с которым вы изрядно приняли) и пути назад уже нет, то постарайтесь хотя бы не лезть к нему с навязчивыми вопросами по поводу того, как получилось, что от него ушла жена? Почему у него не получается общение с противоположным полом? И с мыслью, что вы один можете помочь этому человеку, начинать учить его жизни также не стоит! Если уж так хочется кому-нибудь помочь - звоните старым друзьям и навязывайтесь на посиделки за кружечкой чая. Все равно чаем ничего не закончится, а после наступления легкого опьянения начнется ваш звездный час! Вы можете влезать в душу к вашим друзьям так далеко, как вам захочется (они ведь друзья), учить их жизни и спорить, о чем угодно. Вы всегда будете знать, что с вами ваши друзья, от которых всегда знаешь, чего ожидать.
  Макс сейчас просто мечтал оказаться со своими друзьями. Пусть у него было немного людей, которых он мог назвать настоящими друзьями, но он очень дорожил этими людьми. Сказать, что он был раздавлен, как куриное яйцо под бульдозером - это ничего не сказать. Он был в глубокой коме, выход из которой был один: если кто-нибудь объяснит ему, что происходит. Из-за этого состояния ему не хотелось ничего, кроме как оказаться в компании своих старых и верных друзей, по которым он уже очень соскучился. Если вы не знаете, что такое апатия, то это состояние, которое испытывал Макс на тот момент, когда они приехали в гости к Сереге. Единственное, что хоть как-то спасало Макса - это то, что он был достаточно пьяным, чтобы отвлечься от происшедшего. Конечно, он без труда мог убрать опьянение - это было как раз плюнуть, но он этого не хотел, он искренне желал 'добавить' еще. Макс уже окончательно убедился, что Серега ничего не помнит из того, что говорил Максу. Он не помнил и то, что произошло с ним накануне в его собственном кабинете в клубе, и то, что ему возвращали память. Серега был просто пьяным и довольным, что встретил такого 'классного мужика', хотя он так и не смог объяснить, что же ему так понравилось в Максе, оправдавшись тем, что у него просто отличное чутье, и он чувствует хороших людей. О чем они говорили с Максом в баре, Серега вспоминал с трудом, но почему-то хитро улыбался и игриво грозил Максу пальцем. Квартира у Сереги была шикарная. Скупленные загодя две квартиры на седьмом и восьмом этажах нового двадцатипятиэтажного дома были преобразованы в двухъярусную квартиру с шестью комнатами. Макс прикинул, что эта квартира стоит раз в двадцать дороже его 'двушки' и немного взгрустнул. Комнаты были большими, красиво обставленные дорогой мебелью и электроникой. Лестница, соединяющая два этажа, была винтовой, деревянной и казалось очень прочной. На стене в коридоре было пробковое дерево, очень хорошо сочетающееся с дорогими французскими обоями. Макс осмотрел квартиру, пока Серега готовил стол, и уважительно кивнул хозяину. Сторик достал из холодильника на кухне первого этажа бутылку текилы, порезал лимон (лайма у него не оказалось), достал оливки и поставил на стеклянный стол еще и бутылку дорогого виски, предоставив Максу право выбора. В конечном счете, Макс пил виски, а Сергей текилу. Когда опьянение Сереги было уже на грани между бессознательным состоянием и агрессивным бредом, Макс отключил его и воспользовался навыком 'чистый разум', который относился к категории 'самолечения', и прояснил свою голову. Опьянение ушло тут же, не оставляя никаких побочных следов. Макс сел рядом со спокойно спящим Сергеем и 'посмотрел' его память. Ничего. Абсолютно никаких проявлений бывшей недавно истинной памяти. Обычный человек трехмерного пространства, спокойный и пьяный.
  Макс вышел в полуторное. Как всегда, его встретил легкий морской бриз и крик чаек. Возле него стояла Эсэль.
  - Что прикажешь нам делать? - отчаянно спросил Макс.
  - Все так странно, я даже не знаю, что и думать, - Эсэль улыбнулась, - не хочешь искупнуться?
  Макс с удивлением посмотрел на ангела.
  - Ты что с ума сошла? Какое может быть купание? У нас бог знает, что творится...
  - Да ладно тебе. Смотри, какая вода.
  Вода и вправду была прекрасная, теплая и чистая.
  - Я тебя не понимаю, - произнес Макс.
  Эсэль не слушала его. Она сняла с себя белую майку, в которой очень часто ходила. Макс поймал себя на мысли, что он засмотрелся на ее красивую упругую грудь, она была прекрасна. Затем Эсэль сняла облегающие серые бриджи, и макс невольно сглотнул слюну, глядя на ее красивейшее тело. Тела трехмерного как такового в полуторном пространстве не было, но был очень четкий силуэт, образ вполне реального и осязаемого человека. Люди часто оставляют себе вид любимого внешнего вида одной из своих жизней. Человек, который впервые попадает в полуторное, очень долго думает, что все вокруг него имеет физическую структуру. Что людей можно потрогать, что фрукт можно съесть. По сути, когда тебя здесь трогают, ты чувствуешь, когда ты ешь, а точнее делаешь вид, ты чувствуешь вкус, запах. Но это всего лишь отклик того, что ты видел и чувствовал ранее, в трехмерном. Здесь не нужна еда, потому что здесь нет тела, которое нуждается в подкреплении. Ты чувствуешь прикосновение не тела, а энергии, но ты его ощущаешь. Откуда внешний вид у прямых ангелов, макс не знал, но, как говорила Эсэль, они появляются такими, какими и остаются навсегда.
  Сейчас Макс чувствовал волнение и легкое возбуждение, глядя на то, как его ангел игриво плавает в океанических волнах. Он вспомнил, как много-много лет назад, когда он ухаживал за ней, она казалась ему той самой, которую он долгое время искал. Она долго пыталась дать ему понять, что между ними не может быть ничего, кроме дружбы. Она уходила от серьезных разговоров с ним, но Лаад был очень настойчив. И в один прекрасный день Эсэль сдалась, но их отношения были недолгими, хоть и очень страстными. Они жили в пятнадцатом, полуторном и даже в трехмерном пространстве, когда встречались (ангелы иногда могли выходить в трехмерное). Тут они снимали номера в дорогих гостиницах, дешевых мотелях, снимали машины, колесили по дорогам. Страстно и самозабвенно занимались любовью. Но это было уже очень и очень давно. Когда они разошлись, Лаад долго страдал, пытался узнать, где она, но у него ничего не вышло. Время действительно лечит, эту поговорку придумали мудрые люди. Это был его опыт неудавшейся любви. Опыт, за который он был очень благодарен ей, даже учитывая все свои страдания. Сейчас он уже и не вспоминал бы о том, что было между ними, не увидь ее сейчас такой сексуальной, обворожительной и абсолютно голой. Она была невероятно красивой.
  'Тань'.
  'Что? Кто это? Тьфу, Макс, я аж испугалась, не привыкла еще!'
  Макс улыбнулся.
  'Чем сегодня вечером планируешь заниматься?'
  'Дай-ка подумать, та-а-ак, встречу с президентом придется отложить... Ничем', - весело отозвалась она, - 'Какие предложения?'
  Макс продолжал смотреть, как Эсэль справляется с усталостью и стрессом, купаясь в бирюзовой теплой воде.
  'Может, сходим куда-нибудь?'
  'Куда, например?'
  'Есть что-нибудь такое, о чем ты давно мечтала?'
  'Есть, я давно хотела научиться езде верхом!'
  'Отлично, вечером я за тобой заеду, и мы поедем на ипподром. У меня где-то валялся рекламный буклет...'
  'Кстати, а ты сейчас где?'
  'Я в полуторном', - как-то виновато отозвался Макс и отвернулся от выходящей из воды Эсэль, - 'тут были кое-какие дела'.
  'Ладно, я пошла, а то... Фокс, перестань! Мне нужно гулять с собакой...'
  'До вечера'.
  'Жду с нетерпением. Фокс...'
  Ментальная связь прервалась. Видимо Таня потеряла свою сосредоточенность, когда ее любимый пес просился на прогулку. Эсэль стояла за спиной Макса и широко улыбалась.
  - Что? Что смешного?
  - Собрались на лошадках покататься? - с какой-то нехорошей улыбкой спросила Эсэль.
  - А ты откуда... Ай-ай-ай, Эсэль! Не хорошо подслушивать чужие разговоры!
  - Извини, но я твой ангел-хранитель! И хочешь ты этого или нет, я буду слушать твои разговоры, - Эсэль была явно расстроена.
  - Что-то произошло?
  - Нет, - сухо сказала Эсэль.
  - Так, - Макс улыбнулся, - кто-то ревнует?
  - С чего ты взял? - она отвернулась и быстро начала одеваться.
  - Я же вижу, Эсэль? Ты ревнуешь меня?
  - Какая разница? - она остановилась.
  - Что значит, какая разница? Ты что-то чувствуешь ко мне?
  Эсэль молчала.
  - Эсэль? Ты не равнодушна ко мне? Я с кем разговариваю?
  - Я не знаю, Лаад, - она повернулась, и на ее глазах появились блестящие слезинки, - я не знаю, что это такое - любить мужчину. Я не человек, Лаад, я - ангел. Я никогда не была человеком. Я люблю всех, без исключения. Но мы ведь с тобой...
  - Что мы с тобой? У нас были отношения, но ты никогда по большому счету не отвечала мне взаимностью, - неожиданно для самого себя Макс вскипел, - я любил тебя! Искренне и очень сильно любил, а ты просто играла со мной!
  - Я не играла с тобой, Лаад, я...
  - Дай я договорю! Ты просто использовала меня для того, чтобы тебе не было скучно, так? Я знаю, что ангелы часто скучают. Тебе ведь было все равно, с кем проводить время. Будь на моем месте кто-то другой, ты точно так же проводила бы время в трехмерном пространстве с ним.
  - Лаад, ты говоришь глупости. Это не так, - слезы уже бежали по ее щекам, но Макс не останавливался.
  - А как? Дай-ка я тебе скажу, как было дело. Ты - прямой ангел, работаешь проводником. Все хорошо, вот только не смогла познакомиться с хорошими ребятами. Все какие-то неинтересные, но ты же должна была понимать, что в пятнадцатом пространстве людям некогда развлекаться. Они все уже не маленькие и глупенькие там. Тогда ты нашла меня - простого парня, который по уши в тебя влюбился. Вот она - отрада. Я как раз в то время расстался с девушкой, а ты решила сыграть на этом. Очень хорошо, молодец, Эсэль. Тебе захотелось развлечься, попробовать трехмерной жизни, а для меня это была настоящая жизнь!
  - Для меня это тоже была настоящая жизнь, - сквозь слезы сказала Эсэль.
  - Не надо 'ля-ля'! Еще скажи, что ты меня любила!
  Эсэль молчала.
  - Вот! А я любил тебя, Эсэль! И причем очень сильно!
  - Я любила тебя! - вырвалось у нее.
  - Так почему же мы тогда так скоро расстались? А? Если бы ты любила меня так же, как любил тебя я, то этого бы не произошло! Вселенная стремится к любви. Творец сделал все, чтобы любовь существовала!
  - А сейчас ты любишь Таню? - всхлипывая, спросила она.
  Только сейчас Макс остановился и усмирил свой пыл. Он понял, что перегнул палку, и чувствительному ангелу это может стоить ой как дорого. Депрессии у ангелов проходят очень и очень долго. Они невероятно чувствительны ко всему, что искренне говорят в их адрес.
  - Я не знаю, Эсэль, - тихо сказал он, - возможно...
  Он обнял Эсэль, и та буквально повисла на его шее.
  - Знаешь, - продолжил он, - говорят, время лечит. Так вот, меня время тоже вылечило. Я долго страдал по тебе, так, что даже в следующей жизни я помнил о тебе и искал тебя, но время шло. У меня были жены в каждой жизни, и каждый раз после жизни, когда мне возвращали истинную память, я сравнивал их с тобой. В каждой жизни и в каждом пространстве я встречал девушек, которых я любил. И потом, анализируя все после жизни, я понимал, что я действительно любил каждую из них. Любил очень сильно, но каждый раз любовь была другая. С одним человеком любовь была одна, с другим - другая, но каждый раз это была настоящая любовь. И, конечно, ты осталась у меня в памяти, как моя любовь. Я сильно любил тебя, и твоя любовь была для меня особенной. Но сейчас, - он отстранил ее, - у меня другая жизнь, трехмерная. И я не хочу путать ни тебя, ни себя. Наше время ушло, Эсэль. К сожалению. Много жизней назад.
  Макс знал, что Эсэль может серьезно расстроиться. Если она действительно любила его, значит, слова Лаада могли сильно травмировать ее. Она стоически держалась, вытирала слезы рукой и еле слышно шмыгала носом. Через несколько минут молчания она решилась сказать первая.
  - Между нами ничего не может быть, да?
  Максу стало ужасно жалко ее. Он привык говорить правду, привык говорить то, что думает, но сейчас он просто разрывался.
  - Знаешь, как говорят на земле? Человек предполагает, а Бог располагает, - уклончиво ответил он.
  - Я не человек...
  Макс хотел что-то добавить, как-то поддержать ее, но мысли не шли, и он промолчал.
  - Я пойду, - грустно сказала Эсэль.
  - Куда? Ты же мой ангел! - Макс попытался сказать это с иронией.
  - Мне нужно...
  После этих слов она исчезла. Просто исчезла, даже не сказав 'пока'. Макс понимал ее, ей было тяжело, и нужно было побыть одной и подумать.
  Глядя на бирюзовые пенистые волны океана, Максу вдруг сильно захотелось ворваться в них и окунуться с головой. Он быстро снял с себя одежду и побежал в воду.
  В полуторном редко бывала пасмурная погода, но сейчас Макс смотрел на небо и видел, что из-за горизонта набегают огромные грозовые тучи. Ветер поднялся и через несколько минут разошелся так, что волны стали мутными и угрожающе большими. Небо потемнело, закрыло яркое солнце, а Макс с удовольствием купался в океане, который стал свирепым, как хищный зверь. Он никогда не видел этого собственными глазами, но говорили, что в полуторном пространстве становиться пасмурно, когда кому-то из ангелов очень плохо. Макс знал, кому плохо именно сейчас...
  
  Глава 3
  Если вы никогда не пробовали настоящих спелых, сочных фруктов с дерева, то вы не пробовали их в принципе! То, что продают в столичных супермаркетах, а также в супермаркетах остальных городов России - это такое издевательство, что при виде этих зеленых суррогатов хочется спросить: 'И это вы называете ананасом? Персиком? Киви?' Название фрукта особого значения не имеет, потому что практически все они доезжают до нас зелеными и дозревают непосредственно на нашей, неблагоприятной для такого рода занятий, родине. Исключением являются разве что яблоки, которые (слава богу) могут расти и зреть в полной мере даже в Сибири. Русскому человеку трудно представить, что ананас растет не на дереве, а на земле, фактически из куста большой, жесткой, раскидывающейся в разные стороны травы. И когда они по-настоящему спелые, то вовсе не имеют жестких колючих отростков на своей поверхности, которые имеют все ананасы у нас в магазинах. А кокос! То, что продают у нас - это просто смешно. Вспомните, как вы первый раз в жизни попробовали кокос. Наверняка, сразу после перестройки всей семьей рубили его топором или дырявили отверткой с молотком? А помните те сладкие двенадцать капель кокосового молока, которые обнаружили внутри? А потом было радостное семейное объедание ореха. Вспомнили? Спелый кокос можно без труда разломать руками, а кокосовым молоком легко можно напиться, причем его вкус гораздо насыщенней вкуса молока наших, непонятно откуда привезенных кокосов. А персики? Казалось бы, что может быть проще? В каждом магазине лежат персики, покупай и ешь! Ан нет! Даже этот фрукт дозревает у нас, измученный дорогой Краснодар - Москва, Москва - остальные города России. Настоящий вкус этого фрукта чувствуешь, когда срываешь спелый, сочный плод с дерева, надкусываешь его мягкую, влажную плоть и понимаешь, что этот райский фрукт рос только для тебя одного. По подбородку начинает стекать сладкий, липкий сок, но тебя это не волнует, потому что вкус персика влечет тебя и хочется его есть и есть, есть и есть. Ты жадно кусаешь его и наслаждаешься упоительной влагой и райским ароматом. Ты доедаешь персик, жадно смотришь на обглоданную косточку и думаешь о нем - о спелом, сладком, сочном, красивом персике, который был так хорош, как только может быть хорош фрукт. Потом вспоминаешь вкус столичных персиков, с отвращением плюешь на землю тягучей слюной, понимаешь, что в городе мы едим совершенно другие фрукты, и срываешь еще один спелый плод. Чем хороши путешествия, так это тем, что мы можем увидеть и попробовать все так, как это и должно быть. Сколько бы человек ни пыжился, ни старался сохранить вкус фруктов, перевозимых на далекие расстояния, но все-таки фрукт с дерева - это совсем другое. Макс очень любил свежие фрукты.
  Солнце только-только выглянуло из-за горизонта, а Макс уже успел сходить в лавку у своего дома за свежими фруктами - персики, сливы, груши и бананы. Конечно, они были не самыми лучшими в мире, но хозяин точки - крепкий таджик Дамир, мог дать сто очков вперед аналогичным товарам в обычных супермаркетах.
  - Сколько уже? - сквозь дремоту спросила Таня.
  - Спи, спи, еще рано, - шепотом сказал Макс.
  Таня перевернулась на другой бок и снова заснула. Максу не спалось. Прошло уже пять дней с тех пор, как Эсэль не отвечала ему, он не мог найти ее в полуторном пространстве и не знал, что с ней. Самое ужасное было то, что Макс чувствовал свою вину перед ангелом, и это было вполне обоснованно.
  'Эсэль!' - по привычке позвал он.
  Молчание.
  Макс погладил лежащую на кровати Таню по голове. Они по-прежнему спали в разных комнатах, но он все чаще оставался у нее. Они много разговаривали, узнавали друг друга, и Макс совсем не стремился торопить события, учитывая, что эти отношения изначально ограничены по времени наличием у них памяти, и его, в целом, устраивало то, как у них все складывалось.
  - Так, - сказал Макс сам себе и встал с кровати. Надев длинные шорты, в которых он обычно ходил по квартире, Макс пошел на кухню и включил кофеварку, - значит, Эсэль на меня обиделась. На обиженных воду возят, она это лучше меня знает. Да, и она ангел. Ангелы всегда очень ранимы. Ничего, отойдет. Что делать с этими новоархангелами? Как там говорил Офар? Ты человек - вот и думай. Кто может проводить назначение в архангелы без ведома Творца? Глупость какая-то, - Макс тряхнул головой и, сев на стул, начал доставать из вазочки арахис и машинально класть его в рот. - С другой стороны, никакая это не глупость. Кто-то убежал от нас, направил против меня мой же навык. Я вообще никогда ничего подобного не видел. Против меня мог направить мой навык только тот, у кого больше опыта. И то, каким образом? То есть технически это мог сделать только архангел, но это был не архангел. Второе: тот, кто назначил этого идиота, директора клуба, архангелом, забрал у него свой 'подарок' в то время, когда я находился рядом. Тоже бред. Как?!? Если даже допустить, что этот невидимка использовал 'вуаль' или что-то новое, чего я не знаю, я в любом случае почувствовал бы чье-то присутствие, чье-то вмешательство. Я же ничего не почувствовал. - Кофеварка щелкнула, загорелась зеленая лампочка. Макс с удивлением обнаружил, что съел весь арахис и уже схватился за фисташки. Он вообще любил орехи. Налив себе крепко-сваренного бразильского (как было написано на упаковке) кофе, он снова задумчиво сел к столу. - Третье: Офар чего-то не сказал мне. Не сказал что-то очень важное и явно имеющее отношение к этому делу. Узнать у него правду я все равно не узнаю. Он мне не друг, чтобы рассказывать секреты мироздания... Элладис. А что Элладис? Он архангел, у него у самого куча дел, хотя он сам все заварил...
  Макс взял свою маленькую кружечку и пошел в гостиную. Шторы были закрыты, и в комнате было темно, как в кладовой у графа Дракулы. Мало того, что было еще раннее утро, так еще и окна выходили на запад. Макс аккуратно поставил кружку на журнальный столик и открыл шторы. В комнате резко посветлело, Макс пару секунд посмотрел на тихий двор из окна. Он не сразу заметил, что в кресле кто-то сидит. Скорее он не увидел, а почувствовал, но было уже поздно. Тень, сидевшая в дальнем углу, в одно мгновение переместилась к Максу и закрыла его рот рукой.
  - Тихо, герой, не суетись, - сказал незнакомец и начал приобретать очертания. Сначала лицо, затем волосы. Тело обрело свой нормальный цвет и форму. Через пять секунд перед Максом стоял мужчина в черной рубашке, черных брюках, черных лакированных туфлях... Макс невольно представил, что перед ним стоит известный в девяностые фокусник-иллюзионист.
  - Одно твое движение, - тихо сказал незнакомец, - и ты никогда не доживешь до рождения своих детей. Твое трехмерное тело растворится... - он медленно убрал руку ото рта Макса.
  - Кто ты? - с хрипотой в голосе спросил Макс.
  - А тебя не учили обращаться на 'вы' к старшим? - улыбнувшись, спросил незваный гость.
  У Макса еще сильнее застучало сердце. Адреналин разгонял кровь, хотел бы он сейчас вырваться, но тело сковало неведомой силой и не слушалось. Краем глаза Макс заметил, что Фокс, лежащий у двери, также как и он не двигается, хоть и все видит.
  - Давай, - также спокойно продолжил незнакомец, - проверь меня! Ну! Узнай, кто я такой!
  Макс молчал.
  - Ну же! Я ничего тебе не сделаю. Просто проверь!
  Макс осторожно прикрыл глаза. Сканирование. Нет данных. Макс нервно улыбнулся. Опять закрыл глаза. Имя: нет данных. Пространство: нет данных. Опыт: нет данных. Макс не сдавался 'Запрос' - высший навык.
  Запрос в информационную сеть. Как долго этот человек в трехмерном пространстве? - Нет данных.
  Запрос в информационную сеть. Сбои системы сканирования за последний год? - Сбоев в системе сканирования не было никогда, сбоев быть не могло и быть не может.
  - Это невозможно... - чувствуя, как уходит земля из-под ног, сказал Макс.
  - Лаад, ты столько прожил и до сих пор думаешь, что может быть что-то невозможное?
  - Кто вы? - еле слышно спросил он.
  - Уже лучше. Мое имя Тай, Лаад. Очень приятно познакомиться, - он протянул руку.
  Макс заметил, что тело слушается его, и пожал руку.
  - Кто вы? - повторил Макс.
  - Вероятно тот, кого ты ищешь, - сказал Тай и вернулся в кресло.
  - Вы тот, кто проводит 'назначение'? - с опасением спросил Макс.
  Тай рассмеялся. Макс тоже невольно улыбнулся и почувствовал себя полным кретином.
  - Назначение, - сквозь смех сказал Тай, - где вы только берете эту терминологию?
  - Нас учили...
  - Ах, да. Извини, я уже забыл. Только ты вроде бы никогда не был человеком, который заучивает то, что ему говорят. Ты же никогда не шел по правилам?
  - Вы меня давно знаете?
  - Позволь мне кое-что показать тебе, Лаад, - сказал Тай, и в глазах у Макса потемнело.
  Через секунду он увидел то, что никак не ожидал увидеть.
  1630 год нашей эры. Северная Ирландия. Забегаловка под названием 'Медное копыто'.
  - Ты понимаешь, что нарушаешь все правила? - спросил огромный, лысый, толстый мужик. На нем была накидка из телячьей кожи на голый торс, старые льняные штаны, и высокие черные сапоги с латунными пряжками.
  - Нет, это ты не понимаешь, - сказал молодой парень лет двадцати с хвостиком, глядя на хозяина заведения, - я не собираюсь делать то, что у вас заведено. Я не из этих мест, - он воткнул острый нож в деревянную стойку, - и не обязан подчиняться вашим законам.
  - Стоп, - сказал Тай, и картинка остановилась. Макс стоял и продолжал смотреть на то, что секунду назад разворачивалось вокруг него, а сейчас остановилось, как на пленке - узнаешь? - спросил Тай.
  - Нет, - с сомнением сказал Макс и сел на свободный стул в этой застывшей картине.
  - Ты уверен?
  Макс знал, что когда-то видел это... Когда-то...
  - Это я? - спросил Макс, указывая на молодого парня, воткнувшего нож в деревянную стойку и замершего на месте.
  - Да, - спокойно ответил Тай, - твоя позапрошлая жизнь на земле. Видишь, ты никогда не любил подчиняться правилам, Лаад.
  Темнота. Картинка сменилась.
  Пятнадцатое пространство. 1508 год земного летоисчисления.
  - Да пойми ты, она ангел! Мало того, она прямой ангел! Понимаешь ты или нет! Это просто невозможно! Ты - человек! Она - ангел. Между вами просто ничего не может быть!
  - Пап! Позволь я сам разберусь в том, что может быть, а что не может...
  Седой мужчина взял сына за плечи.
  - Послушай своего старого отца. Ты молодой, у тебя играет кровь, я все понимаю! Но оглянись, - он провел рукой вокруг себя, - сколько прекрасных девушек вокруг! Творец наградил тебя умной головой и хорошей внешностью, любая полюбит тебя!
  - Мне не нужна любая, отец! Мне нужна она!
  - Ты глупый ребенок! - рявкнул седой мужчина и отвернулся от сына, - когда-нибудь ты поймешь, что я был прав...
  Цвета потускнели, и все опять остановилось, как будто кто-то нажал паузу.
  - Ты был прав, папа, - сказал Макс, приближаясь к несуществующему отцу.
  Образ терял свое очертание, и постепенно вырисовался облик гостиной.
  - Думаю, примеров достаточно? Или могу показать еще. На самом деле, Лаад, ты никогда не смотрел на правила! - спокойно сказал Тай, и Макс, встряхнув головой, вернулся в реальность, - и этим ты мне и нравишься! В этом мы с тобой очень похожи.
  - Как ты это делаешь? - обернувшись, спросил Макс.
  - Скажи, как долго у человека может находиться истинная память? - неожиданно спросил Тай.
  - В каком смысле?
  - Когда человек приобретает истинную память?
  - Полностью - между переходами в другую жизнь, в другое пространство и частично - в каждом измерении, по-разному. Чем выше пространство, тем полнее память. В двадцатом истинная память почти полная.
  - Сколько времени человек находится в полуторном пространстве между переходами?
  - По-разному, - задумался Макс, - однажды я ждал две недели, пока меня не перевели в семнадцатое.
  - Сколько времени у тебя находится истинная память сейчас?
  - Месяц, два. Я не помню...
  - Это ли не нарушение правил? А Лаад?
  - К чему ты ведешь?
  - Зачем вы искали меня? Что вы хотели доказать, а, Лаад? Что вы хотели сделать?
  - Поймать...
  - Да будь вы все втроем, вы бы никогда не смогли одолеть меня! - голос Тая оставался тихим и спокойным, - вы боролись за справедливость! Вам казалось, что несправедливо наделять навыками архангела людей, которые пока недостойны быть наделены ими? А кто сказал, что ты достоин иметь истинную память столько времени?
  - Я...
  - То-то. Мы с тобой очень похожи, Лаад! Ты никогда не хотел идти по правилам, я тоже. Если бы ты всегда соблюдал правила, думаешь, Элладис стоял бы выше тебя?
  - Да кто вы такой?
  - Просто, ты мне мешаешь, Лаад! Пойми, ничего личного, - Тай подошел к столу и крутанул пластиковую ручку, лежащую на нем, - просто ты слишком настырный. Глядишь, еще узнаешь то, чего не должен знать. Меньше знаешь - крепче спишь...
  - Макс, кто это? - в комнату зашла заспанная Таня.
  Тай хлопнул в ладоши.
  - Вот так, Лаад!
  Таня еще с полсекунды смотрела на них, после чего закатила глаза и упала на пол.
  - Что ты сделал?!? - с ужасом спросил Макс, глядя на Таню.
  - А что ты сделал? Втянул первую девчонку в свои дела? А если бы я ее убил, случайно?
  - Что ты с ней сделал?!? - Макс вплотную подошел к Таю. Он был не зол, он был взбешен.
  - Ой, посмотрите-ка, человек разозлился, - утрируя, сказал Тай, - а что ты мне сделаешь? А? Она останется здесь, Лаад. А твою память я заберу. Пусть это будет твоей расплатой за то, что ты не уважаешь правила. С ней ты больше не встретишься! - он махнул головой в сторону лежащей на полу девушки.
  Максу почувствовал, как к горлу подкатывает ком.
  Тай потянулся к плечу Макса, и тот резко отвел его руку.
  - А где твоя расплата за неуважение к правилам, Тай?
  - Уж не ты ли будешь меня наказывать?
  - Почему бы и нет, - резко сказал Макс и со всей силы ударил Тая.
  Он попытался увернуться, но у него не получилось этого сделать, видимо он не ожидал, что Макс ударит его рукой. Удар пришелся в челюсть, и Макс услышал хруст трескающейся кости. Тай упал на спину. Еще через секунду он сделал сильную подсечку, и Макс повалился на пол.
  - Ты решил показать мне, как ты умеешь драться? - спросил Тай, поднимаясь на ноги. - Что ж, разумно, навыками ты потерпел бы поражение гораздо быстрее.
  При падении Макс ударился головой о стол и чуть не потерял сознание, но все же поднялся.
  - Давай, покажи мне, чего ты достиг за то время, пока ты живешь в своем любимом трехмерном пространстве? - с вызовом сказал Тай и принял боевую позу, - Это даже интересно.
  Макс никогда не любил драться. Он не посещал ни школы боевых искусств, ни секций по легкой атлетике (хотя это, несомненно, могло бы пригодиться). Единственное, что он любил по части спорта в своей трехмерной жизни, так это плавание и футбол. И если плаванием он занимался хоть изредка, то футбол был увлечением сугубо виртуальным. Но сейчас Макс не думал о том, что он знает и что умеет, он думал о том, что никогда больше не увидит Таню. И он очень сильно хотел исправить эту ситуацию. Применять навыки не имело смысла, он помнил, как легко Тай направлял боевые навыки против него самого. И, единственное, что было сейчас у Макса, - это его тело и его злость.
  Макс резко схватил со стола лампу на металлической основе и швырнул ее в Тая. Следом полетел телефон, никелированная подставка для документов и тяжелая кружка, случайно оставленная Таней в гостиной. Тай только успевал отбиваться и изменять направление полета предметов. Еще через мгновение Макс с яростным криком, прикладывая титанические усилия, поднял за одну ножку рабочий стол и, сделав им один оборот над головой, придавая скорости, кинул в Тая. Если от мелких предметов Тай отбивался без труда, то к столу он явно не был готов. Неловким движением он попытался перенаправить его полет, но тяжесть и величина стола взяла свое. Тяжелая крышка припечатала Тая к стене, и было слышно, как тот ударился головой. Макс догнал крышку ударом ноги, пока Тай не пришел в себя, и почувствовал, как тот ударился головой еще раз. Но через доли секунды Макс даже не успел сделать ни шагу назад, стол полетел в его сторону. Человеческой силы явно не хватило бы для того, чтобы так отбросить стол назад, и Макс понял, что здесь не обошлось без навыков. Но он все-таки успел увернуться от металлической ножки, которая пролетела в считанных миллиметрах от головы.
  - Мне это начинает надоедать, - рявкнул Тай, быстро приближаясь к Максу. На его лбу уже была видна огромная багровеющая шишка, начала проступать кровь из носа, а на скуле появился кровоподтек. Тай резко схватил Макса за горло и одним быстрым и легким движением поднял над головой, - Ты действительно думаешь, что сможешь меня одолеть, Лаад?
  Макс чувствовал, как сильнее и сильнее сжимается рука Тая на его шее. Так сильно, что еще чуть-чуть, и он переломит его трахею как спичку. Почти теряя сознание, Макс нащупал руками в воздухе край шторы и из последних сил подтянул его к себе. Штора упала, оторвав край гардины. Макс кряхтя накинул ее на голову Тая, и когда хватка того чуть ослабла, Макс сильно ударил его ногой в грудь. Тай по инерции отошел на несколько шагов назад, но все же устоял на ногах и как только скинул штору, получил еще один сильный удар кулаком в нос.
  Тай прорычал. Человеческим это рычание назвать было невозможно, звук словно исходил изнутри. Так рычат львы, тигры, кто угодно, но только не люди.
  - А ты не такой простачок, каким кажешься, - криво улыбнувшись, сказал Тай, вытирая кровь с губ, - я бы поигрался с тобой еще, но времени нет, извини.
  После этих слов Тай с незаметной человеческому взгляду скоростью подскочил к Максу, схватил его за руку и резко дернул вниз. Они оказались в третьем пространстве. У Тая явно что-то не получилось. Он продолжал держать своего пленника за руку, и в этот момент Макс применил навык, который в просторечье назывался 'феникс'.
  (Придумал этот навык молодой мужчина, около четырехсот лет назад проживавший в шестнадцатом пространстве. Его жену и детей убил какой-то маньяк. Бедный мужчина так страдал, что на фоне эмоционального состояния открыл, сам того не зная, новый навык - 'феникс'. После трагедии он не хотел никого видеть и слышать. Он стал затворником. И однажды какой-то незнакомец решил поинтересоваться, как у него дела, когда тот сидел в парке на лавочке. Незнакомец подошел, положил руку на плечо мужчине, и... тот вспыхнул, как настоящий факел. Температура тела была несколько тысяч градусов и незнакомый прохожий, к сожалению, погиб, а архангелы культивировали новый навык и присвоили ему уровень высшего оборонительного навыка, получаемого после опыта семнадцатого пространства. Даже в трехмерном издавна известны случаи самовозгорания, хотя это, по сути, ни что иное, как неправильное использование навыка 'феникс' людьми, не достигшими должного опыта).
  Макс использовал 'феникс' по назначению. Тай не ожидал такого поворота событий.
  - Решил посостязаться на навыках, двадцатый? - гневно глядя в глаза, спросил Тай, и Макс увидел, что огонь, только что поглощавший руку его противника, уже угас. - На-ка вот это. Такого ты еще не пробовал, - спокойно сказал Тай, и Макс почувствовал, как мысли путаются, а в глазах темнеет. Единственное, что он видел - это толпу жителей третьего пространства, заворожено наблюдающих за дракой.
  Через несколько секунд Макс снова открыл глаза. Пространство он узнал не сразу, но потом понял, что это восьмое. Холод сразу же добрался до самых костей. Вокруг были снежные сугробы и метель. Сильная, пробирающая насквозь метель. Людей в округе не было.
  - Твою мать! - в сердцах крикнул стоящий позади Тай, - Почему не получается?!?
  - Что? - сиплым голосом спросил Макс, стоя на коленях на жестком, покрытом корочкой льда сугробе.
  - Тебя, идиота, не спросил, - огрызнулся Тай, пнул Макса в бок и надавил ему на плечо, сильно сжав пальцы.
  Опять секундная темнота. Еще не открывая глаз, Макс почувствовал приятное согревающее тепло солнца. Это было шестнадцатое измерение. Мир - курорт. Мир - остров. В шестнадцатом жили всего около десяти тысяч человек, а единственным местом, предназначенным для жизни, был небольшой остров. В этом, достаточно глубоком пространстве уже практически не было агрессии. Люди жили в мире и согласии. А замечательным дополнением была возможность летать. Вообще из двадцати измерений навык левитации был доступен только в девяти. Где-то он был необходим для выживания, а где-то, как здесь или в полуторном пространстве, для наслаждения.
  Макс открыл глаза, втянул приятный, чистый воздух и через секунду, не успев насладиться приятными ощущениями, получил сильный удар сапогом по лицу.
  - Это все из-за тебя, придурок, - зло сказал Тай, обходя Макса.
  Высоко над ними пролетали два ребенка, мальчик лет восьми и девочка лет десяти, которые добродушно улыбались, держались за руки и строили Максу рожицы.
  - Наверное, брат с сестрой, - тихо проговорил Макс, задрав голову, чтобы из носа не побежала кровь.
  - Что?!? - дерзко спросил Тай.
  - Вон, - Макс указал на двух детей, - брат с сестрой.
  Тай посмотрел наверх.
  - Тебе-то какое дело? - спросил он, опуская взгляд.
  Макса уже не было.
  - Сволочь двадцатая, - выругался про себя Тай, - я же все равно тебя достану, Лаад!
  Он присмотрелся: на месте, где несколько секунд назад лежал Макс, корявыми буквами на песке выводилась сама собой надпись: 'рискни'.
  - Шутник, мать твою, - с кривой усмешкой сказал Тай сам себе, - мы еще посмотрим, кто будет смеяться последним...
  
  Глава 4
  Возвращаться домой не имело смысла. То, что Тай может найти его где угодно, Макс уже понял. То, что он обладает силой, явно превосходящей силу архангела, тоже было понятно. Но кто он? Откуда? Зачем проводит назначение? Вот что оставалось загадкой. Каждый раз, когда Макс выходил из трехмерного пространства, он использовал защитный навык 'пустышка', позволяющий оставаться незаметным с информационной точки зрения. Он это делал для того, чтобы его ангелы-хранители (разумеется, кроме Эсэль) не могли узнать, что он покинул измерение. Это высший навык, появляющийся у жителей девятнадцатого и двадцатого пространства, и то не у всех. Макс его, слава богу, сумел изучить еще в девятнадцатом. Пользуются им редко, в туманных пространствах тебя и так мало кто может найти, хранителей там нет, и скрываться не от кого. А на то, что этот навык сможет использовать человек-трехмерник, не было рассчитано. Все-таки у Макса истинная память со всеми навыками оказалась по воле случая. Сейчас Макс использовал 'пустышку' не от ангелов, хотя прекрасно понимал, что если Тай захочет, то он эту 'пустышку' раскусит, как гнилой орех. Макс шел по просторным улицам города Хили двенадцатого пространства. Ходить по этой земле без солнечных очков было почти невозможно. Солнце здесь светило раза в три сильнее, чем на трехмерной земле, но температура была вполне сносной, около двадцати градусов тепла, причем круглый год. Макс приобрел в первом попавшемся киоске солнечные очки с толстеньким стеклом круглой формы, в стиле 'шериф на прогулке', кепку, и направился в сторону исторического монумента. Он там не был очень давно. В Хили жили почти пятьсот тысяч человек. Город нельзя было назвать мегаполисом, но вполне приличным европейским (по нашим меркам) городом назвать можно было легко. Улицы в городе были очень большими, дороги широкими, а девушки красивыми. Но сейчас он не думал о девушках, как, впрочем, и о парнях. Глядя со стороны, можно было подумать, что он о чем-то задумался или грустит, но это было не так. В двенадцатом пространстве у людей от истинной памяти доступна информация об ангелах, о низших измерениях, доступны ранее изученные навыки, но навык запроса в информационную сеть получают люди с опытом в пятнадцать-семнадцать пространств, а в двенадцатом этого навыка еще нет.
  - Слава богу, что есть возможность владеть полной версией своей истинной памяти, - не без гордости думал про себя Макс.
  Запрос в информационную сеть. Татьяна Тронова, первая жизнь, не имеющая пространственного имени, обладающая памятью находится в трехмерном пространстве? - Данной девушки в трехмерном пространстве нет.
  Макс немного изменил формулировку и повторил запрос.
  Запрос в информационную сеть. Татьяна Тронова, первая жизнь, не имеющая пространственного имени, не обладающая памятью находится в трехмерном пространстве? Татьяна Тронова, житель трехмерного пространства без памяти, первая жизнь находится в трехмерном пространстве.
  - Убрал он все-таки у нее память, - разочарованно сказал Макс сам себе.
  Запрос в информационную сеть. Состояние здоровья Татьяны Троновой, жителя трехмерного пространства без памяти, первая жизнь? - Серьезных отклонений в здоровье нет.
  - Слава богу, - выдохнул Макс.
  Запрос в информационную сеть. Местонахождение прямого ангела-хранителя, пространственное имя Эсэль? Полуторное пространство.
  'Эсэль!'
  Молчание.
  'ЭСЭЛЬ!'
  Молчание.
  - Неужели до сих пор злится на меня?!? - недоуменно спросил себя Макс.
  'Эсэль?!'
  Молчание.
  Запрос в информационную сеть. Поиск по имени: пространственное имя Тай? Нет данных.
  - Да кто ты такой, черт возьми?!?
  Макс свернул в небольшой переулок, который был выложен большими покатыми камнями и ускорил шаг. Справа он увидел, пожалуй, одно из самых старых заведений пространства - 'дом культуры и отдыха'. По сути это был театр, но название сохранялось уже долгие тысячелетия и менять его не решались. На большом плакате возле входа красовалась надпись: 'Король лир. По произведению Вильяма Шекспира'. Снизу был нарисован портрет великого мастера, а сбоку кто-то черной ручкой подписал: 'Ищу хорошего парня, телефон...' Макс улыбнулся. В каждом измерении были свои причуды, в двенадцатом пространстве было мало мужчин. Честно говоря, никто не знал, почему так происходит, но практически все рождающиеся в этом месте были женского пола. Макс однажды спрашивал об этом Элладиса, но даже тот не смог дать вразумительного ответа. За театром располагался жилой комплекс, крыши домов которого можно было увидеть почти из любой части города. После высотных домов была большая площадь с чередой красивых фонтанов, скамеек, стоящих на изящных кованых ножках и лотков с мороженым и воздушными шарами. Макс направлялся именно к этой площади. Жители Хили все как один знали, чем знаменателен высокий, похожий на пятигранный камень высотой в десять метров обелиск. Это место было историческим и знаменательным, потому что именно на этом месте много лет назад произошла самая парадоксальная война в мире. Макс прошел несчетное количество лотков, обогнул огромный центральный фонтан и подошел к обелиску. Надпись на нем была сделана основательно. Было ощущение, что она просто вмята в твердую основу камня. Местные жители очень любили фотографироваться на фоне этой надписи, и, наверное, не было ни одного жителя, который бы не имел подобной фотографии. Да и туристы тоже часто фотографировались возле исторического монумента.
  'Этот памятник на века останется местом бессмысленного исторического военного противостояния, произошедшего 21 апреля 889г. двухсот второго тысячелетия (местного летоисчисления)/11 декабря 1734 г. н.э. (трехмерного летоисчисления) между людьми и смотрителями...' Макс улыбнулся. Он уже и забыл, что официальное название агрессоров было 'смотрители', но на протяжении многих тысячелетий их называют агрессорами. Надпись была очень длинной, описывающей ситуацию, которая привела к войне. Ниже значились имена тех, кто внес большой вклад в то, что война так и не была развязана. Макс увидел имя 'Лаад' в самом начале списка и улыбнулся. Макс воспользовался навыком 'истинное чтение', и к именам добавились дополнительные надписи. Напротив каждого имени появилось обозначение опыта человека и пространства, в котором он проживает на данный момент. 'Лаад, опыт двадцати пространств, проживает в трехмерном пространстве'. Информация бралась напрямую из информационной сети и постоянно обновлялась, но посмотреть ее мог только тот, кто обладает высшим навыком 'истинного чтения'. 'Пустышка' работала, по данным обелиска Макс в данный момент тоже находился в трехмерном. Он продолжил читать дальше. Фойт, опыт шестнадцатого пространства, проживает в шестнадцатом пространстве. Его Макс не знал и, быстро пробежав глазами по его биографии, продолжил читать. Олитан, опыт восемнадцатого пространства, проживает в восемнадцатом пространстве. Олитана Макс помнил. Высокий, крепкого телосложения парень с длинными до пояса волосами, который оказывал сопротивление первой волне агрессоров. Они особо не общались, но когда стояли перед толпой агрессоров, успели познакомиться и поговорить, даже решили как-нибудь посидеть и выпить вместе, но не сложилось. Обращаться к нему за помощью не было смысла, так как истинной памяти у него нет, а вспомнить войну и общение с Максом без нее было невозможно даже в восемнадцатом пространстве. Возвращать же ему память было бы глупо, Макс моментально становился бы мишенью для Тая. Следующим в списке Макс увидел Элладиса, но идти к нему тоже было бы верхом безрассудства. Макс не может дойти до пространства архангелов, а связываться с ним мысленно - появится большая вероятность быть замеченным. Наверняка Тай каким-нибудь образом проверяет тех, с кем Лаад пытался отыскать его.
  В списках оказалась и Филона, девушка, с которой Макс пытался разработать план предотвращения войны. Хорошая была девчушка, милая, но, как выяснилось, скатывалась в опыте все ниже и ниже. Только что в пространствах Офара не живет. На самом деле Макс понятия не имел, к кому ему обращаться и что делать. Эсэль не отзывалась, силы, подходящей для того, чтобы пресечь действия Тая, у Макса не было, да и была ли она у кого-нибудь? Невольно он представил себе, как Тай дает силу архангела всем жителям трехмерного пространства. Некоторые люди начинают праведный образ жизни, а кто-то в связи со своей глупостью и низким опытом начинают массово убивать людей, грабить, обманывать. На земле трехмерного измерения начинается хаос, мир рушится. По цепной реакции начинает рушиться полуторное пространство, второе, третье, пятое... Паника, убийства, преступность. Баланс положительного и отрицательного нарушается, и созданное Творцом рушится на глазах у тех, кого он так любил... Люди ничего не смогут поделать. А Творец уже никогда не будет доверять нам, как раньше. Возможно, трехмерного вообще не будет, а все мы начнем свой путь с пространств Офара.
  Макса передернуло. Он не мог себе даже представить, что такое измерения Офара. Он где-то даже слышал, что у Офара есть какое-то пространство, где действительно очень и очень жарко, но все равно не до такой степени, как говорится в различных писаниях про ад. Уж не тринадцатое ли пространство там у Офара такое ужасное?
  - Интересуетесь?
  Макс не сразу понял, что обращаются к нему.
  - Что? Это вы мне? - повернув голову в сторону подошедшего мужчины, спросил Макс.
  - Да, я спрашиваю, интересуетесь историей? - спросил тот.
  - Немного, - неловко ответил Макс.
  - А вы знаете, почему началась эта война? - с каким-то озорством спросил мужчина, будто он сам был причиной войны.
  - Нет, не интересовался, - без энтузиазма сказал Лаад.
  - Бой начал один человек, - с чувством сказал мужчина, - считается, что войну затеяли агрессоры, но я-то знаю, что все началось из-за людей.
  Макс с удивлением посмотрел на собеседника. На нем был старый пиджак, такие же брюки, в руке у него был портфель, а на лице красовались очки в тоненькой оправе. Вид у него был, как у заученного профессора университета, но в двенадцатом пространстве не было университетов, что Макс знал прекрасно. На вид мужчине было около пятидесяти человеческих лет, следовательно, здесь он прожил уже лет девяносто. В двенадцатом пространстве люди живут около двухсот лет и стареют позже.
  - И как, по-вашему, люди могли собрать вместе столько агрессоров? - с самодовольной улыбкой на лице спросил Макс.
  - Я полагаю, что люди спровоцировали агрессоров на войну, - неловко сказал мужчина.
  - Как можно спровоцировать агрессоров?
  - Меня зовут Политар, - невпопад сказал мужчина и протянул руку Максу, - я занимаюсь исследованием феномена агрессоров.
  - Максим, - сказал Лаад и пожал руку мужчине, - турист.
  - Максим, - медленно произнес Политар, - какой интересный состав букв. По некоторым источникам, у человека есть пространственное имя, которое является неизменным на протяжении всех жизней, - голос Политара стал заговорщицким.
  Макс только сейчас понял, в чем дело, и почему мужчина говорит таким таинственным голосом об обычных вещах. У Политара ведь нет истинной памяти. У жителей пространства есть только ее часть. Они не помнят, что видели настоящих агрессоров, они могут только верить слухам и письменам. Они не знают, есть ли что-нибудь после смерти, и поэтому относятся к ней примерно так же, как на земле. У них есть гораздо больше знаний о своих возможностях, у них есть навыки, но для местных жителей это также естественно, как для людей трехмерного есть вилкой и ложкой. И хоть тут и есть люди, умеющие выходить в другие измерения, они особо не афишируют свои умения. Макс улыбнулся.
  - Вы думаете, что это правда? - пытаясь погасить улыбку, спросил Макс.
  - А вы сомневаетесь? - вопросом ответил Политар.
  - Я нет.
  - И я не сомневаюсь, - весело сказал мужчина, - вы не заняты, я могу отнять у вас полчасика?
  - Пожалуйста, - спокойно сказал Макс.
  - Я предлагаю сесть в том маленьком кафе, если вы не возражаете. Я угощу вас чаем.
  - Спасибо, - скромно сказал Макс, и они двинулись в сторону маленького открытого кафе, которое располагалось в нескольких десятках метров от главного фонтана.
  - Знаете, я всегда замечаю интересных людей, - по пути начал говорить Политар, - моему внуку сейчас десять лет, и я чувствую, что он будет очень интересным человеком. Вас я тоже сразу заметил, - улыбнувшись, сказал мужчина.
  - Чем же я так примечателен? - посмотрев на своего собеседника, спросил Макс.
  - Ну, во-первых, вы - турист, и это сразу заметно, - сказал мужчина, когда они уже подходили к тенту уличного заведения.
  Политар провел Макса к угловому столику, который был больше всего защищен от солнца, и сел на прилично потрепанное, но мягкое кресло.
  - Знаете Максим, я много слышал о туристах. Лично я никогда не выходил за пределы нашего пространства, хоть теоретически это возможно. Видите ли, у нас есть много литературы, посвященной путешествиям по измерениям, но мало кто пользуется ей. Здесь у всех и так хватает забот, чтобы посвящать время изучению навыков перемещения в пространствах. Постоянно путешествуют разве что сотрудники спецслужб...
  К столику подошла молодая официантка, и Политар заказал две кружечки фирменного зеленого чая.
  - Готов поспорить, что вы никогда не пили чай местного производства? - с улыбкой спросил Политар.
  - Нет, не приходилось, - честно ответил Макс.
  - Вы много раз в жизни видели агрессоров?
  - Хм, - Макс задумался, - достаточно.
  - Я работаю в музее естественных наук, читаю лекции. И моя основная научная деятельность связана с агрессорами. Вы о них много знаете? - продолжил задавать вопросы Политар.
  - Официальное название - смотрители, следят за балансом в мирах. Не допускают в пространства тех, кто не может находиться в них в связи с низким жизненным опытом, - медленно сказал Макс.
  - Да вы даже про опыт слышали? - удивился Политар, - но все же, молодой человек, ваши познания не велики. Например, вы знаете, что агрессоров создал не Творец, а человек?
  - То есть как? - сделав глоток чая, спросил Макс.
  - Агрессоров породила негативная энергия людей, - поучительно сказал Политар.
  - Да, я слышал, что агрессоры - это некая проекция негативной энергии, которую источают люди.
  - Интересно здесь другое, - отставив кружку, сказал Политар, - если агрессоры не имеют разума, то как могла произойти подобная война?
  Макс задумался.
  - Я считаю, - продолжил мужчина, - что мы чего-то не знаем о них. Они не очень-то общительны, правда? Но зато они смогли противостоять людям. И поверьте мне, они бы победили, начнись война всерьез.
  - Верю, - сказал Макс, вспомнив перевес сил в том противостоянии, - и что вы хотите сказать?
  - Я предполагаю, что они могут быть разумны. Понимаете, разумны не менее, чем мы с вами, - Политар опять пододвинул к себе кружку и сделал большой глоток.
  - Если они всего лишь порождение человека, то каким образом они могут быть разумны? Человек не может наделить разумом никого, кроме как такого же человека при рождении! - недоуменно протараторил Макс.
  - Вот тут-то и вопрос, - почти шепотом сказал Политар, - есть огромное количество документов, свидетельствующих о том, что до определенного времени не было никаких агрессоров. А потом раз, - мужчина щелкнул пальцами, - и появились они. Зачем? И зачем им разум? И откуда он мог взяться?
  - Да с чего вы взяли, что они разумны? - надавил Макс.
  - Я не могу этого объяснить, но откуда-то я знаю...
  Понимая всю опасность своего действия, Макс не удержался от того, чтобы не проверить Политара. Пусть выход энергии Макса будет виден во всем пространстве, но он все же решился. Сканер. Пространственное имя: Виавиниан. Истинной памяти нет. Житель двенадцатого пространства. Опыт пятнадцати пространств.
  И за что этого бедолагу в двенадцатое пространство жить-то? - спросил сам себя Макс.
  - О чем вы задумались? - спросил Политар.
  - Да так. Все о том же, об агрессорах. Может быть, ваша истинная память действительно знает об агрессорах что-нибудь важное, - вслух высказал свои мысли Макс.
  - Вы верите в истинную память?
  - Да, верю.
  - А в Творца верите?
  Макс подумал, что в двенадцатом пространстве вопрос о вере в бога уже как минимум нелеп. Здесь практически есть знание существования Творца, а не пустая вера, однако Макс ответил.
  - Да, конечно, верю. Как иначе?
  - Я тоже так думаю. Вы очень интересный собеседник, Максим. У вас, наверное, есть какие-нибудь интересные умения?
  - Какие умения? - не понял Макс.
  - Ну, навыки, - уточнил Политар.
  - Не думаю, что интереснее, чем ваши, - скромно сказал Лаад.
  - А я вот почему-то сомневаюсь, - Политар улыбнулся.
  - Как вы думаете, - Макс решился пойти ва-банк, - если действительно есть опыт, который накапливается со временем, то куда он может привести? Какая конечная точка?
  - Ну, молодой человек, я не обладаю истинной памятью и не могу знать, есть ли опыт на самом деле, - он усмехнулся, - но мне кажется, что предела роста не было бы...
  - А как же архангелы? - спросил Макс и осекся.
  - Какие архангелы?
  - Ну, принято считать, что есть пространство архангелов, самых приближенных к Творцу людей. И что выше этого измерения не существует...
  - Правда? Я впервые об этом слышу, хотя прочитал немало литературы, - Политар откинулся в кресле, - я считаю, что такого не может быть.
  - Почему? - поинтересовался Макс.
  - Потому что это ограничение. А Творец ни в чем не ограничивает людей, - спокойно сказал Политар.
  - Но для того, чтобы дойти до возможности жить в пространстве архангелов, нужно многого достичь, через многое пройти...
  - Максим, я все равно не верю в конечное измерение, - твердо сказал девяностолетний собеседник, - как вы меня не убеждайте. Знаете, даже если бы вы мне сказали, что вы сами являетесь жителем этого пространства, то я все равно не поверил бы, что оно конечно.
  - Но должен же быть предел развития, предел одухотворенности?
  - Этот предел вот здесь, молодой человек, - он показал пальцем себе на грудь, - а никак не в опыте и не в пространстве, до которого вы смогли дорасти.
  Наступила минутная тишина.
  - А как же стремление быть ближе к Творцу? - после некоторого замешательства спросил Макс.
  - Знаете, Максим, у меня нет истинной памяти, но я настолько близок к Творцу, насколько это возможно. А вы верите, что встретитесь с ним? - Политар исподлобья посмотрел на Макса.
  - А почему бы и нет, - произнес Макс и опустошил свою кружку, - спасибо за чай, он действительно был очень хорош. Но мне уже пора, - он приподнялся из-за стола.
  - А вы бы хотели иметь истинную память? - не прекращал интересоваться Политар.
  - Думаю, любой хотел бы ее иметь, - Макс протянул руку своему собеседнику.
  Тот пожал ее.
  - Что ж, приятно было побеседовать, - сказал Политар, а все же, как вы думаете, возможно ли, что агрессоры разумны?
  - Я думаю, что может быть все что угодно. Чем больше я живу, тем большему удивляюсь, - философски заметил Макс и вышел из кафе, напоследок помахав рукой Политару.
  Разговор оставил приятные впечатления и погрузил Макса в еще большую задумчивость.
  
  Глава 5
  Если вы в детстве играли в прятки, то вы прекрасно знаете, какой появляется азарт, когда остается найти только вас. Сидишь в своем убежище, коленки дрожат, адреналин заставляет барабанить сердце с бешеной скоростью. Ты понимаешь, что ты остался один, самый стойкий из всех. Ты выбрал самое укромное местечко и ждешь, когда тебя устанут искать и сдадутся. Макс очень хорошо помнил, как в деревне, где жили его бабушка с дедушкой, он играл с ребятами в прятки на заброшенной стройке. Ощущения были непередаваемые. Ощущение таинственности, приключений, захватывающих погонь. Макс не очень любил голить, как, впрочем, и все остальные дети, но вот прятаться - это совсем другое дело. Начитавшись 'Острова сокровищ' и Шерлока Холмса, каждый ребенок, который голил, представлял себя не то умным полицейским, ищущим преступников, не то бесстрашным искателем людей, пропавших при таинственных обстоятельствах. Однако прятаться было всегда интереснее. Особенно интересно становилось, когда ты знаешь, что не нашли только тебя. Сразу ощущаешь чувство какого-то превосходства, которое так и распирает тебя. Ну, а уж если тебя так и не нашли в итоге, то считай, что у тебя есть такое укромное местечко, куда ты можешь прятаться всегда. Ну, не всегда, но, по крайней мере, пока не найдут...
  Сейчас у Макса такого местечка не было.
  Он не знал, как долго ему придется находиться в двенадцатом пространстве, скрываясь от Тая. Он не знал, что ему делать, к кому обращаться за помощью. Он не знал, чего ему ожидать от встречи с Таем. Но он чувствовал, что только он может исправить тот хаос, который творился вокруг. При всем при этом Макс понимал, что он нарушил уже столько негласных законов, что если он хочет-таки стать архангелом, то ему просто необходимо решить проблему с Таем, и только так он сможет искупить свои проступки.
  'Что будет, если я сдамся Таю?' - Спрашивал Макс сам себя, проходя обратно по той же улице, по которой шел к обелиску, - 'Он просто заберет память. Это в лучшем случае. Я даже не знаю пределы его возможностей. Если он так легко давал навыки архангела простым людям, то мои навыки он заберет дважды два. Кем я тогда стану? Первым? Десятым? Я не для того столько пожил, столько повидал, чтобы вот так просто лишаться драгоценного опыта'.
  Макс вывернул на улицу Песье, которая была довольно узкой, относительно других улиц, но зато невероятно длинной. Она тянулась практически через весь город и заканчивалась большой рекой под названием Релаторра. Определив, что идти ему особо некуда и не к кому, Макс решил осмотреть город как следует, все-таки столько лет прошло с тех пор, как он был здесь в последний раз.
  'У меня такой опыт, мать его, а я нихрена не знаю! Кем может быть этот Тай?!? Почему никто ничего не знает? Может быть, кто-то и знает, но если даже прямой ангел не в курсе, архангел в замешательстве, то кто может знать? Разве что Офар?'
  Макс остановился и огляделся. Вдоль улицы тянулись каменные двухэтажные дома, чем-то напоминающие итальянскую архитектуру пятнадцатого-шестнадцатого века. На улице было тихо и спокойно. При желании можно было услышать шум ветра, гуляющего по мостовой, в двух кварталах отсюда. Здесь было тихо, умиротворенно и красиво.
  'Незаметно мне можно общаться только со своими ангелами, а я по своей глупости еще и не осведомился, кто мои ангелы, кроме Эсэль!', - разозлился на себя Лаад, - А Эсэль, черт возьми, женщина, да еще и прямой ангел! Обижается как ребенок! У нас тут не сегодня-завтра апокалипсис наступит, а она обижается.'
  'Эсэль!'
  Молчание.
  'Эсэль, милая, ну отзовись!'
  Молчание.
  'Возможно, Офар - это моя последняя надежда. Слава богу, что я хоть раз с ним связывался, и у меня осталась эта ментальная связь. Но связываться с ним - это самоубийство. Выход энергии будет очень сильным. Тай сможет в два счета вычислить, что это моя энергия. Сколько двадцатых имеет истинную память и выдает такое количество энергии для связи! Без вопросов - это могу быть только я - идиот. Но выбора особого у меня нет. Связываться с Элладисом? Тай наверняка его караулит, если архангел Элладис еще вообще существует...'
  Макс отошел от дороги, пропуская конный экипаж, и сосредоточился.
  'Господин Офар?'
  Молчание.
  'Офар?'
  'Лаад, почему ты все время не вовремя? Я занят, что тебе?'
  'Слава богу, вы меня слышите', - выдохнул Макс.
  'А ты что думал, я оглох?' - Офар усмехнулся, - 'Что случилось?'
  'Тут все совсем плохо. Мне нужна ваша помощь, Офар'.
  'Я сейчас не могу, Лаад. Дел выше крыши, а что такое?'
  'Тот, кто проводит незаконное назначение, ищет меня. Я прячусь от него...'
  'Где ты, Лаад?'
  'Я в двенадцатом. Боюсь, он сможет меня вычислить...'
  'Жди меня там, постараюсь как можно скорее быть. Слышишь? Ни с кем не связывайся, ясно? Не трать энергию! Жди меня...'
  'Я буду в бухте Розенберга', - быстро протараторил Макс.
  'Ладно, постараюсь скоро быть'.
  'Спасибо', - только и нашелся, что сказать Макс.
  Связь прервалась.
  На душе стало так хорошо и радостно, что Макс довольно улыбнулся. Впервые за сутки он почувствовал облегчение. Для того чтобы спуститься по улице Песье до самого конца, Макс затратил около сорока минут, еще пятнадцать минут потребовалось, чтобы дойти до 'бухты Розенберга', в которой на данный момент находилось два рыболовецких судна, один походный катер и одна яхта приличных размеров. Река Релаторра была очень большой и хранила в своих водах такое количество рыбы, что в трехмерном пространстве позавидовали бы даже Норвежские водоемы. Эта огромная река плавно перетекала в Большое море. Причем название 'Большое море' было именем собственным. Люди, живущие в двенадцатом, не отличались премудрой фантазией и не ломали голову над названиями. Вообще город Хили был промысловым городом, специализирующимся на рыбе. Нельзя сказать, что рыболовство было в городе главной достопримечательностью и главным делом всех его жителей, но все же из немногочисленного мужского населения около восьмидесяти процентов так или иначе были связаны с рыбным промыслом. Тем не менее, Хили был очень старинным городом, насчитывающим историю в сто миллионов лет, и это было его главной заслугой. Макс прошел по скользкому и трухлявому на первый взгляд мостику и вышел на широкую площадь, которая называлась... 'площадь Розенберга'! Она находилась как раз перед самой бухтой. На небо набежали редкие для этого пространства тучки и робко закрыли светлое и очень яркое небо. Стало чуть-чуть более комфортно. Макс не привык к такому яркому свету, и постоянное хождение в темных очках доставляло некоторые неудобства. На площади было немало людей. Кто-то собирал корабельные снасти и экипировку в дорогу, кто-то разгружал рыболовецкие судна, которые были просто забиты доверху свежей, большой и очень вкусной рыбой. На площади Макс увидел трактир 'Акула', в котором, как гласила рекламная вывеска, подавали свежий, только что запеченный улов. Эта реклама привлекла Макса, и он уверенным шагом направился туда. Подгоняло еще и то, что последнее съеденное им была горстка орехов у себя в трехмерном, за пять минут до того, как случилась 'теплая' встреча с Таем. Зайдя внутрь, Макс сразу же почувствовал дурманящий запах местной копченой рыбы. Этот запах не сравнится ни с чем по части еды. Большая, жирная, сочная буквально тут же появилась перед глазами Макса, обтекающая собственным сочком, источающая этот дивный аромат со специями и соусами. Её тут подавали всем гостям. В зале находилось пять человек: женщина с мужчиной, два рыбака и трактирщик средних лет в старом засаленном фартуке, сшитом из мешковины. Кухня была скрыта от глаз посетителей, но Макс знал, что здесь трудятся как минимум два, а то и три повара даже в это время дня. Оглядевшись, Макс подошел к трактирщику.
  - Добрый день, любезнейший, - сказал он, улыбнувшись, - могу ли я отведать вашей знаменитой рыбы?
  - И тебе добрый день, странник, - трактирщик пожал руку Максу, - турист?
  - Турист, - утвердительно кивнул Макс, - сильно заметно?
  - Сильно, - признался трактирщик и поставил на стойку литровый стакан пива, - за счет заведения.
  Макс улыбнулся, взял стакан и поставил его на единственный свободный столик.
  - Любезнейший, а сколько стоит твое фирменное блюдо? - поинтересовался Макс.
  - Это, смотря какие умения у тебя есть, - протянул трактирщик.
  Макс уже второй раз слышал понятие 'умение', а не навык и отметил для себя, что здесь так принято.
  - Умения есть разные, - уклончиво ответил Макс, - цены поконкретней нет?
  - Нет, - отрезал трактирщик, - поконкретней нет. Все зависит от того, что ты умеешь и чем можешь быть полезен.
  - Что тебя интересует? - глотнув крепкого темного пива, спросил Макс.
  - Я слышал, что есть такое умение, - начал трактирщик, - заглядывать в будущее. Если бы ты смог показать мне что-нибудь в этом роде, то я бы угощал тебя рыбой хоть каждый день.
  - А зачем тебе это? - заинтересовался Макс.
  - Каждый хочет знать, что будет с ним дальше...
  - А ты разве сомневаешься, что свое будущее делаешь ты? Ты думаешь, что есть что-то, заранее определенное в жизни человека?
  - Я ничего не думаю, - спокойно сказал трактирщик, - просто я слышал, что существует такое умение. Ну, если ты им не обладаешь...
  - Я еще ничего не ответил, - перебил его Макс, - я могу показать тебе твое будущее, но ты должен знать одну вещь. Я покажу тебе только тот путь, который является наиболее вероятным в твоем случае на текущий момент жизни, но это вовсе не значит, что это единственный вариант твоего будущего, понимаешь?
  Трактирщик широко улыбался. Вероятно, он не ожидал встретить здесь человека с такими навыками.
  - Ты всегда сам выбираешь себе путь, по которому ты идешь, - продолжил Макс, - и твое будущее также неопределенно, как и все другое. Но я покажу тебе, куда приведет тебя тот путь, по которому ты идешь сейчас. Дай мне руку.
  Трактирщик осторожно подошел к Максу, сел рядом с ним и положил руку на деревянный стол. Макс прикоснулся к руке трактирщика, и тот закрыл глаза. Навык 'твоя линия' используется в основном ангелами, для того, чтобы вовремя исправлять действия своих подопечных. Навык очень простой и неинтересный. Фактически им никто не пользуется, так как он очень нестабилен, и Макса даже немного удивило, почему человека двенадцатого пространства интересует такой простой навык, но у каждого свои тараканы в голове. Через несколько секунд трактирщик открыл глаза и пристально посмотрел на Макса.
  - Как ты это сделал? - спокойным голосом спросил трактирщик.
  - Это было нетрудно. Но не забывай о том, что я тебе говорил.
  - Эй, Фанар, Бейро, - крикнул он в сторону двери за своим рабочим местом.
  Из-за двери показалось лицо молодого, худощавого парня в белом колпаке.
  - Сделайте лучшую рыбу дорогому гостю.
  - Через пять минут будет, господин Пиок, - отозвался парень и скрылся за дверью.
  - Так вы хозяин этого заведения? - поинтересовался Макс и отпил пива.
  - Теперь да, - приглушенно сказал трактирщик, - это заведение моей сестры. Она умерла два года назад и оставила это все мне, - он окинул взглядом стены трактира, как бы показывая его величие и значимость.
  - Прости, я не знал...
  - Да, ладно, - Пиок махнул рукой, - что было - то было. Все мы не вечны, так ведь, - он подмигнул Максу и встал из-за стола, - так откуда у тебя такие умения?
  Макс было подумал, что трактирщик устал говорить с ним, но тот прошел к своему рабочему месту, взял бутылку бренди и опять подсел к нему.
  - Так откуда у тебя такие умения? - повторил он, ставя две рюмки на стол и наполняя их горячительным напитком.
  - Я бы сам хотел знать, откуда они у меня, - задумчиво сказал Макс и еще раз отпил пива.
  - Хе-х, - прокряхтел трактирщик, как пират из детских фильмов, - это ты прав. Я бы тоже хотел знать, откуда у меня мои умения.
  Он поднял рюмку, чокнулся с Максом, и они выпили. Бренди оказался на редкость хорошим, и Макс понял, что он предназначался для какого-нибудь особенного гостя.
  - А какие у вас умения? - поинтересовался Макс.
  - Ну, в отличие от твоего - это пустяк. Но вот смотри.
  Трактирщик поднял тяжелую мозолистую руку над головой и резко с грохотом опустил ее на стол. Макс не сразу понял, что произошло, только спустя несколько секунд он увидел, что четыре человека в трактире спят беспробудным сном. Этого навыка Макс не знал, наверное, было что-то новое. Макс проверил каждого спящего. Просто спят. Безобидно, как младенцы. Вероятно, это боевой навык, но уж очень гуманный и безобидный. И, если учесть, что он в двенадцатом пространстве, то навык если не простой, то максимум средний. Опыта на него много не нужно.
  - И долго они проспят? - спросил Макс, оглядевшись.
  - Столько, сколько я захочу, - с улыбкой ответил Пиок, - я сам выбираю, кого усыплять и насколько.
  - Интересно, - задумчиво сказал Макс.
  - Это поначалу интересно. Это умение у меня с двенадцати лет. В детстве интересно, а потом надоедает. Так, баловство. Вот твое умение... можно ведь людям помогать...
  Макс хотел возразить, что его навык очень простой и фактически бесполезный, но не стал.
  - Но, насколько я знаю, у нас в городе я один с таким умением. Ты ведь знаешь, у нас ведется учет умений...
  - Нет, не знаю, - Макс действительно первый раз об этом слышал, - и как давно?
  - Уже больше тысячи лет.
  - И с какой целью?
  - Ну, смотри, - трактирщик устроился поудобнее, - например, у тебя есть навык лечения. Он, конечно, у всех есть, ну, просто к примеру. У тебя есть навык лечения, а у других нет. Если кому-нибудь срочно понадобится твоя помощь, то можно будет тебя вызвать, и все. Например, есть у нас одна девица, так она умеет огонь гасить. В общем, как-то управляет им. У нас как пожар какой-нибудь, так сразу ее вызывают. И просто ведется подсчет умений людей. За тысячу лет уже столько насчитали, что упадешь. А у вас, что не ведут учет?
  - Нет, не ведут, - честно сказал Макс, - есть, конечно, личности, которые все считают, но мне это не интересно.
  - Смотри, - Пиок щелкнул пальцами, и все посетители снова зашевелились, начали кушать и пить, - как будто ничего не произошло, - трактирщик улыбнулся, - слушай, я понимаю, что не принято спрашивать, но все же. Ты из какого?
  - В каком смысле? - не понял Макс.
  - Ну, - трактирщик перегнулся через стол и постарался сказать как можно тише, - ты из какого пространства?
  - Из далекого, Пиок. Там все не так, как здесь.
  - А как? - он улыбнулся и посмотрел на Макса каким-то сумасшедшим взглядом, - каково там?
  - Там, если человек будет иметь такой навык, как ты, он сразу будет использовать его в своих целях. Он начнет усыплять служителей банка ради добычи денег. Усыплять своих врагов навеки или что-то вроде этого. Усыплять женщин, чтобы насиловать их. Там, где я сейчас должен жить и находиться, человек не будет использовать твое умение в качестве бесплатного и качественного наркоза для больных, которым нужна операция. Люди там думаю только о себе и делают все исключительно ради себя. Хотя есть личности, которые думают и о других, но их очень мало. Ничтожно мало, Пиок.
  - Но если ты здесь, значит, у них есть умения. Умение преодолевать пространства, умение читать будущее...
  - Нет, Пиок. У них нет этих умений. Просто так получилось, что я в данный момент уникален. Но когда-то я стану точно таким же, как они. И я буду таким, пока не закончится моя жизнь в данном месте.
  - Но если верить письменам, то мы можем выбрать себе пространство, в котором будем жить. Тогда почему ты выбрал такое измерение? - Пиок налил еще бренди, но, не отрываясь, слушал Макса.
  - Оно имеет свои прелести, Пиок. Да, там нет умений, но там есть другое. Там есть много эмоций...
  Макс подумал о Тане. Где она сейчас? Что делает? Он вспомнил ее прекрасную улыбку, ее красивые глаза, блестящие, мягкие волосы, шелковую, нежную кожу...
  - Но эмоции есть везде, - попытался возразить трактирщик.
  - Нет, Пиок, те эмоции и та любовь способны творить чудеса. Ради той любви люди готовы совершать глупые, сумасшедшие поступки, завоевывать земли, рисковать всем, а здесь такого не будет никогда. Здесь есть любовь, но она не такая сумасшедшая, как там. Она не такая сильная, если угодно, хотя со мной многие бы поспорили...
  'Лаад, где ты?'
  'Офар?'
  'Да я в бухте, ты где?'
  'Сейчас буду, через пару минут'.
  'Жду у яхты'.
  'Понял'.
  - О чем ты задумался? - спросил трактирщик.
  - Мне нужно уходить, но мне было очень интересно поговорить с тобой.
  - Подожди, а как же рыба? Ты такой вкусной рыбы никогда не пробовал.
  - Даст бог, еще зайду к тебе в таверну, любезнейший Пиок.
  - В моем заведении тебе всегда рады. Но, как тебя зовут?
  Макс уже встал из-за стола.
  - Лаад.
  - Заходи в любое время, Лаад.
  - Спасибо.
  Макс вышел из трактира. Краем уха он услышал, что Пиок сказал что-то обидное своим поварам, которые не успели подать фирменное блюдо вовремя. Те наверняка что-то придумали в свое оправданье, но Макс этого уже не слышал.
  Держась за поручень, чтобы не упасть, он прошелся по узенькой дорожке, выложенной из бревен, и вышел к бухте. Рыболовецкого судна уже не было, но яхта стояла на своем прежнем месте. Небо опять рассеялось, и стало по-прежнему ясно, слишком ясно и светло. Макс сразу же надел очки. Подходя к яхте, он заметил Офара и помахал ему рукой.
  - Если б вы знали, как я рад вас видеть, - радостно крикнул Макс, стоя еще на приличном расстоянии.
  - Если б ты знал, как Я рад тебя видеть, - сказал мужчина, находящийся в полусотне метров от Макса.
  Что-то Макса насторожило. Очень насторожило. Так, что адреналин начал возбуждать кровь, а сердце чуть не выпрыгнуло.
  - Скоро все будет хорошо, Лаад, - сказал мужчина, подходя ближе, - мы поймаем этого Тая, не успеет он и глазом моргнуть...
  Макс сделал два шага назад.
  - Что такое, Лаад?
  - Я не говорил, что его зовут Тай.
  Офар усмехнулся, пытаясь что-то возразить. Но через мгновение вид его изменился. Перед Максом стоял довольно улыбающийся Тай.
  - Что же ты такой внимательный, а?!? - Спросил Тай, подходя ближе.
  Неужели я связывался не с Офаром, а с Таем? - задавал себе вопрос Макс, пока Тай делал очередной шаг ему на встречу.
  'Офар', - попробовал он.
  'Да, Лаад, я еще занят, минут через...'
  связь прервалась.
  - Ты внедрился в разговор? - спросил Лаад.
  - А ты догадливый.
  - Ты можешь мне сказать, кто ты такой? - Макс был в отчаянии. Он не знал, стоит ли сопротивляться Таю.
  - Я твой страшный сон, Лаад, - Тай улыбнулся, - не бери в голову. Просто не сопротивляйся, и все будет хорошо. Вот увидишь, ты мне еще спасибо будешь говорить.
  - За что? За то, что ты нарушаешь правила?
  - А кто их не нарушает, Лаад?
  Пятясь назад, Макс уперся в бревно, которое было воткнуто глубоко в землю и держало привязанную цепью лодку.
  - Но не так сильно, как ты, Тай. Ты идешь против системы мироздания.
  - Что бы ты знал о мироздании, мальчишка!
  - Объясни, зачем ты 'даешь архангела' молодым?
  - Да потому что все этого хотят, Лаад. Вот скажи, не ты ли тот человек, который так сильно хотел стать архангелом и делал для этого все? Не к этому ли хотите придти все вы? Не ты ли завидуешь Элладису, что он архангел, а ты нет? Не ты ли хотел бы быть на его месте?
  - Я... - Макс задумался, - я еще не имею права...
  - Если говорить по правам, то ты имеешь их больше, нежели Элладис.
  - Но так получилось.
  - А я хочу исправить это, Лаад. Я хочу сделать хорошо всем, и тебе в том числе. У вас будут все ваши навыки, возможность путешествовать между пространствами с полной истинной памятью. Я хочу восстановить справедливость, если тебе будет угодно. Я хочу, чтобы вы быстрее узнали то, чего вы не имеете права знать сейчас. Я вывожу вас из неведения, Лаад!
  - Но ты не Творец, чтобы делать это. Он не допустит такого!
  - Если бы он не хотел допускать этого, то он бы не дал мне возможность выйти к вам...
  - Так кто же ты? - Лаад смотрел на подошедшего к нему Тая почти вплотную.
  - Почему ты такой любознательный, а Лаад? Ну что это тебе даст?
  - Я буду знать, как такое возможно... - невнятно произнес Макс.
  - Я такой же человек, как и ты, Лаад.
  - Какой у тебя опыт? Из какого ты пространства?
  - Такого места ты даже не слышал, мой юный друг, - Тай сказал это с явным сарказмом.
  - Объясни, зачем тебе все это?
  - Ты мне уже порядком надоел. Твоя настырность меня просто убивает. Если мне нельзя вернуться назад, то, по крайней мере, я сделаю что-то полезное здесь! Не знаю, зачем я тебе говорю это. Может потому, что мы с тобой в чем-то похожи? Серьезно, ты мне чем-то нравишься. Для тебя у меня тоже подарок. Ты просил, чтобы тебя вернули назад, спокойно дожить свою трехмерную жизнь. Не стоит благодарностей...
  Тай положил руку на плечо Максу.
  - Но откуда ты знаешь, что я просил? Я говорил это Валеа...
  Он почувствовал, как темнеет в глазах, как он начинает терять сознание и забывать все, что было. Забывать все, кроме событий своей трехмерной жизни. Макс жадно цеплялся за любой кусочек информации, но она ускользала от него, уходила, как вода сквозь пальцы. Таня? Элладис? Офар? Кто-нибудь? Вжух-вжух-вжух опасной бритвой эти имена вырезались из памяти. Тело - основа человека. Трехмерная жизнь. Деньги. Работа. Квартира. Основные постулаты жизни возвращались на свое место. Вжух-вжух нет никаких архангелов и агрессоров. Нет ничего кроме твоей жизни на земле. Мобильный телефон последней модели, телевизор лучшей диагонали, машина. Ценности этого мира - материальны и стоят денег. Вжух-вжух скальпелем виртуозного хирурга вырезаны последние навыки. Форд фокус - я так люблю эту машину. Завтра на работу...
  Через несколько минут у Макса уже не было истинной памяти. Он больше не был Лаадом, он снова был Максимом Андреевичем, жителем трехмерного пространства.
  
  Глава 6
  Офар появился в двенадцатом пространстве через несколько минут после того, как Тай его покинул. Он уже, знал, что произошло, и был просто взбешен тем, что кто-то посмел врываться в его разговор. Офар прошелся по скользкому бревенчатому мостику, который вел к пристани, постоял несколько минут, глядя на темнеющее небо, на играющие отблески на волнах, на речных, упитанных чаек и, развернувшись, прошелся к той самой яхте. Ему не составило никаких трудов посмотреть, что и как произошло несколькими минутами ранее на этом самом месте. Офар зло улыбнулся.
  'Да, что этот щенок о себе возомнил' - процедил он сквозь зубы.
  'Это неслыханная дерзость', - продолжал думать Офар, - 'Надеюсь, он понимал, что совершает ужасную ошибку, прерывая мой личный разговор!' - Он ухмыльнулся, - 'решил, что может против меня пойти? Нет, я его трогать не могу. Здешние дела - не мои дела, но я обещал помочь Лааду. А мое слово...'
  Он неспешно вышел из бухты и таким же медленным и размеренным шагом направился в сторону здания кинотеатра. Сегодня там давали триллер 'Вестибюль' 2137 года выпуска в трехмерном пространстве.
  'Элладис!'
  'Офар? Слушаю вас'.
  'Срочно нужно поговорить. Встретимся в кинотеатре двенадцатого пространства'.
  'У меня еще есть кое-какие дела...'
  'Я чихать хотел на твои дела. Скажи своим, чтобы подменили тебя. Объясни, что МНЕ нужно с тобой поговорить!'
  'Понял. Сейчас буду'.
  'Подожди, это еще не все. Свяжись с Эсэль и возьми ее с собой'.
  'Хорошо. Сейчас будем'.
  Офар разорвал связь и чуть ускорил шаг. Он знал, что Элладис с Эсэль придут в кинотеатр раньше него, но бежать он все же не собирался. Повернув в небольшой переулок, который был настолько маленьким и непримечательным, что даже не имел названия, Офар остановился.
  'Как у вас дела? Справляетесь?'
  'Господин Офар, рад вас слышать. Пока вроде справляемся. Прибыло еще два человека. Одного распределили в пятое, одного в шестое и еще одного перевели в первое'.
  'Я давал распоряжение переводить кого-то?'
  'Нет, но...'
  'Фитах, ты, как маленький. Ни на минуту нельзя вас оставить. Сейчас приду, все проверю!'
  После того, как связь прервалась, Офар пробурчал себе под нос что-то вроде: 'Ничего страшного, подождут' и ушел в свои пространства. Еще несколько минут после того, как он ушел, на его месте была темная объемная дымка, похожая на тень в форме его тела. Именно такой след остается после того, когда кого-нибудь развеивают. С чисто формальной точки зрения Офар развеял самого себя.
  
  ***
  
  Кинотеатр был большим и красивым зданием, чем-то напоминающим Зимний дворец в Санкт-Петербурге. Потолки в холле были просто огромными; если не знать точно, то можно было сказать, что высота не менее тридцати метров. Элладис точной высоты и не знал, но масштаб даже его впечатлил. Он вместе с Эсэль зашел в кинотеатр и осмотрелся.
  - Ну и ну, - присвистнул он, - красивое здание. У нас в пространстве вообще кинотеатров нет. А ведь такая эстетика, такая атмосфера. Заряжает! - заключил он.
  - Где вы договорились встретиться? - не одобрила его чувств Эсэль.
  - Он что-то говорил про фильм 'Вестибюль'. Давай-ка посмотрим.
  Они подошли к большому стенду, на котором значился зал и название картины, которую сегодня в нем показывали. Как оказалось, в здании размещалось двадцать семь кинозалов.
  - Снаружи здание казалось не таким большим, - заметил архангел.
  - Учитывай, что это не трехмерное здание. Здесь все не так, как кажется, - осекла его Эсэль.
  - Так, - медленно протянул Элладис, - это не то, вот! Вот он - 'Вестибюль'. Четвертый зал.
  - Остается только выяснить, где он.
  Они повернулись. То, что они увидели, привело к замешательству. Впереди были винтовые мраморные лестницы, которые переплетались друг с другом и уводили в разные двери. Наверное, это была одна из задумок архитектора, и местные жители знали, в какой зал ведет та или иная лестница, но для Элладиса и Эсэль это оставалось загадкой. Они несколько минут молча смотрели за тем, как молодые люди бегали по этим лесенкам, улыбаясь и весело обсуждая не то только что просмотренный фильм, не то ожидания от предстоящего просмотра. Затем медленно подошли к основанию лестницы. Элладис насчитал двадцать восемь ветвей, отходящих от основания. Вероятно, кроме залов одна из них вела в кафе или комнату отдыха. Каждая ветка имела такие непредсказуемые завитки, спуски и подъемы, что, казалось, можно заблудиться, просто идя по ней. Где-то ветви переплетались в косу, где-то расходились на приличное расстояние. Девушки, а основную часть молодежи составляли именно они, поднимались и спускались по этим ветвям огромной лестницы, здороваясь друг с другом, улыбаясь и маша руками. Элладис остановил одну малосимпатичную девушку, которая только что сошла с последней ступени и собиралась бежать дальше.
  - Прошу прощения, а указательные знаки здесь случаются? - робко спросил он.
  Девушка посмотрела на него, как смотрят на иностранца, стоящего у входа в библиотеку и спрашивающего, как ее найти. Тем не менее, она ничего не ответила, а только улыбнулась, по-дурацки хихикнула и побежала к выходу.
  - Что за манеры у молодежи? - обиделся Элладис.
  - Смотри и учись, - улыбнувшись, сказала Эсэль и через полминуты уже мило разговаривала с молодым парнем.
  'Как она только за полминуты парня найти успела', - думал про себя Элладис.
  Еще через минуту она снова повернулась к Элладису.
  - Пошли, - довольная собой, сказала она.
  - А какая лестница, если не секрет?
  - Любая, - уверенно сказала она.
  - То есть как это? - округлил глаза Элладис.
  Эсэль взяла архангела под руку, и они вместе зашли на основание лестницы.
  - Этот милый молодой человек объяснил мне, что здесь не нужны никакие опознавательные знаки и тому подобное. Ты всегда попадешь именно в тот зал, в который хочешь попасть, независимо от того, по какой ветви пойдешь, - объяснила Эсэль.
  - Ничего не понял, ну и ладно...
  Они уже пошли по широкой мраморной лестнице, которая была, пожалуй, самой длинной. Она поднималась до самого потолка, спускалась вниз, делала несколько оборотов вокруг другой ветви и прикреплялась к двери на втором этаже здания.
  - Ты там в своем пространстве архангелов уже забыл о творческой натуре некоторых людей. Архитектор задумал такое интересное здание и вложил в него некоторые уникальные навыки. В общем, здесь все зависит от твоих мыслей, как в девятнадцатом или в девятом. Если хочешь в конкретный зал, то в какую бы дверь ты не вошел - ты попадешь именно туда. И, кстати, здесь не всегда двадцать семь залов. Иногда больше, иногда меньше. Опять же все зависит от потребности людей.
  - Веселый был архитектор, - ухмыльнулся Элладис.
  Они уже дошли до самого верха лестницы. Остановившись, они, не сговариваясь, вместе посмотрели вниз. Десятки людей, как муравьи ходили, бегали по лестницам. Зрелище было очень интересным и увлекательным. Если бы не люди, которые шли сзади и явно торопились, Эсэль и Элладис, наверное, постояли бы еще полчаса, глядя на этот смешной муравейник. Но по выражениям некоторых лиц было ясно, что их остановка на вершине лестницы несколько мешает общему движению. Оба невольно улыбнулись друг другу.
  - Ты почему улыбнулась? - спросил Элладис.
  - А ты? - вопросом ответила Эсэль.
  - Не знаю. Забавно наблюдать за ними.
  Эсэль ничего не ответила. Дальше они продолжали свой путь молча. Дойдя до большой деревянной двустворчатой двери, Элладис не без труда открыл ее. Перед ними предстал огромный кинозал, с сотней кресел, высокими потолками и приятным, камерным освещением. Эсэль продолжала держать Элладиса под руку, так они и зашли в зал. Людей почти не было, а фильм еще не начался. Пройдя к совершенно пустому ряду, они сели на удобные, мягкие кресла, и, как по взмаху волшебной палочки, свет в зале начал гаснуть и вскоре потемнел совсем. Шторы на огромной сцене с шелестом разъехались в стороны, открывая большое полотно экрана. Фактически ничего удивительного, все как в трехмерном пространстве. Наверное, архитектор данного здания очень любил трехмерников или много слышал и читал о них. Элладису это помещение навевало чувство тоски по старым добрым временам, когда он жил в трехмерном. Хотя это было не так уж и давно...
  На экране появилась картинка с изображением веселого человека в старой клетчатой рубашке и синих потертых джинсах.
  - Реклама, - тихо сказал Элладис, склонив голову к уху Эсэль, - я ее еще помню. Наверное, специально включают, создавая ощущение чего-то далекого и иного.
  - В этом пространстве нет денег и нет рекламы. Но люди, изучающие трехмерное пространство разных веков, знают о ней, - так же тихо сказала Эсэль, - наверное, из архивов достали.
  - Интересно, полностью воссоздали атмосферу первого, - улыбнулся Элладис, глядя на то, как на экране человек в рубашке садится на матерого быка и скачет на нем до полного изнеможения животного.
  В финале рекламы бык падает без сил, а мужчина показывает в камеру баночку с энергетическим напитком 'Богатырь'. А слоган гласил: 'Богатырь! И никто не устоит перед твоей выносливостью'. Следующая реклама была еще забавнее. Ее Элладис уже не помнил, наверное, она была новой. Сюжет был таков: здоровый, мускулистый мужик сидит в баре и пьет какую-то жидкость, по цвету напоминающую виски. По сюжету это, конечно же, очень крепкий алкогольный напиток. Для такого-то кабана, что воду пить. Рядом садится молодая красивая девушка и строит ему глазки. Тот подсаживается к ней и угощает. Она берет элегантную, тоненькую бутылочку пива. Тот ухмыляется и одобрительно машет головой. Она жестами показывает, что, мол, давай потягайся со мной, кто больше выпьет. Мужик с ехидной улыбкой на лице берет себе такую же бутылочку и выливает ее в кружку с виски. Нечего, вроде как, такому бруталу пить из дамской бутылочки. Они залпом выпивают пиво, и мужик, опьянев до своего предела, падает со стула. А девушка, мило улыбаясь, заказывает еще одну бутылочку. Голос за кадром говорит: ''Эстетика'- пиво, предназначенное исключительно для девушек. Мужчинам пить строго не рекомендуется'.
  После нескольких рекламных блоков экран потемнел, и появилась эмблема кинокомпании, представляющей фильм.
  - Где же Офар? - нетерпеливо спросила Эсэль. Должен же быть здесь.
  - Может быть, еще не подошел, - предположил Элладис, - или еще что-нибудь?
  - К чему тогда была такая спешка?
  - Это же Офар. Он всегда жестким был, как стальной прут.
  - И не пунктуальным, - решила добавить Эсэль.
  Экран был большим, звук громким, и смотреть кино было очень интересно. Поистине воссоздали атмосферу трехмерного кинотеатра, и это было странно и интересно одновременно. Фильм уже подходил к концу, когда сзади опустилась тяжелая рука на плечо Элладиса. Тот от неожиданности вздрогнул. Да еще и фильм был интригующим, что добавило нервозность в движение Элладиса.
  - Тихо ты, Элладис.
  - Офар, - почти во весь голос сказал архангел.
  Эсэль тоже повернулась назад.
  - Не ори, - тихо сказал Офар, - как закончится фильм, подходите в зал для отдыхающих. Там найдете большой синий диван, я буду вас ждать.
  - А сейчас нельзя? - шепотом спросила Эсэль.
  - Досмотрите фильм, - Офар махнул головой в сторону экрана, - сейчас будет самое интересное.
  После этих слов Офар испарился. Сидящие в зале люди из-за темноты не заметили ни его появление, ни исчезновение, только один молодой человек, сидящий впереди, не оборачиваясь, сделал Элладису замечание по поводу громкого разговора.
  
  ***
  
  Фильм произвел на Элладиса сильное впечатление. Всю дорогу до зала отдыхающих он возбужденно говорил Эсэль о том, как классно главный герой обманул маньяка. Как хитро он смог убежать от него и спасти свою любимую. Эсэль же его чувств не разделяла, фильм ей не понравился, и единственное, чего она ждала, - это разговора с Офаром. За своей болтовней Элладис не заметил, как они уже миновали еще одну ветку лестницы и вышли в просторный холл комнаты отдыха. Перед их взором предстало стильно обставленная мебелью комната, с огромным количеством книжек по обеим ее сторонам. У длинных стен стояли небольшие диваны разных размеров и расцветок, за которыми и располагались стеллажи с книгами. Свет был приглушен примерно так же как в кинозале перед показом. Играла тихая, расслабляющая музыка. Людей в этом помещении было не много, хотя и больше, чем в кинозале во время показа фильма 'Вестибюль'. Прямой ангел со своим спутником направились вдоль зала, глядя по сторонам в поисках синего дивана. Чем дальше они шли, тем длиннее становилось помещение, и тем необычнее было идти. Казалось, что конца этой длинной комнаты может вообще не быть. Наконец, пройдя уже сотню метров, Эсэль дернула Элладиса за рукав, и он повернул за ней направо, где увидел сидящего на темно-синем диване и вальяжно курящего большую сигару Офара. Это был один из самых маленьких диванов из всех, которые только они видели на своем пути, но все же для троих места на нем хватило. Возле дивана стоял маленький столик, на котором Эсэль увидела бокал с коньяком и закрытый томик Пушкина.
  - Читали? - поинтересовалась она, садясь рядом с Офаром.
  - Да, - сказал он, выпуская сизые клубы сигарного дыма, - расслаблялся. Редко когда удается вот так просто сесть и почитать.
  - И с каких пор у вас столько времени? - спросил Элладис.
  - Не твоего ума дело, - отрезал Офар, - сегодня немного времени у меня есть.
  Он затушил сигару о деревянную пепельницу, стоящую на столике и устроился поудобнее.
  - Ну-с, голубушка, - с иронией сказал он, - проворонила ты своего подопечного.
  - В каком это смысле? - не поняла Эсэль.
  - Я спрашиваю тебя, где Лаад?
  - Мы думали, он с вами, - сказал Элладис и по выражению лица Офара понял, что ошибался.
  - Я несколько дней с ним не общалась, - встревожено сказала Эсэль, - а что с ним?
  - Это долгая история, - глубоко вздохнув, сказал Офар, - у него забрали истинную память.
  - Что?!? - поразился Элладис. - Это я ему дал память, никто не имеет права забирать ее!
  - Это ты так думаешь, - тихо сказал Офар, - вы мало знаете, очень мало. Но так как ситуация вышла - дальше некуда, то придется вам все рассказать. При этом я хочу вас предупредить, что это полная безответственность с моей стороны. Поэтому я заберу у вас это знание, когда вы поможете разобраться с Таем.
  - С кем? - переспросила Эсэль.
  - С Таем, человеком, который пришел из светлых пространств.
  - Каких пространств?!? - Элладис подумал, что ослышался.
  - Светлых пространств не существует, это легенды, сказки...
  - Да, Элладис, из светлых пространств! - твердо сказал Офар, улыбнулся и поднял свой бокал, - хотите коньяка?
  
  Глава 7
  Элладис взял стул и сел напротив дивана. Эсэль осталась сидеть на месте, а Офар откинулся на угол, чтобы видеть их обоих. У каждого в руках был бокал хорошего восьмилетнего коньяка. И ангел, и архангел были полны вниманием, казалось, ничто сейчас не сможет оторвать их взгляды от повелителя темных пространств. Начни сейчас Офар говорить всякую чушь - они бы поверили. Но, к счастью или к горю Офара, он не был охотником на шутки.
  - Мне не так-то легко сообщать вам это, - начал Офар, - потому что я представляю, как вы можете отреагировать на мои слова. Я понимаю, что это может прозвучать глупо для вас, потому что вы привыкли жить иначе. И это было правильно. Правильно было не знать этого, потому что, - он сделал маленький глоток коньяка, - потому что не нужно знать это раньше определенного времени. Но я как хранитель порядка на этой грешной земле, не вижу другого выбора, кроме как рассказать вам.
  Элладис начал перебирать в руках любимые четки и глубоко задышал. Он всегда крутил четки, когда волновался. Эсэль сидела молча, звуков ее дыхания слышно не было, но по выражению лица можно было сказать, что она волнуется не меньше архангела. Офар продолжил:
  - Вы знаете, что живете в двадцати пространствах Творца, - сказал он и почему-то осекся, - в двадцати пространствах. Правила у всех одни. Каждый человек, обретая истинную память перед переходом в другое измерение, знает, чего он хочет. Каждый знает, что он хочет быть архангелом, хочет быть ближе к Творцу. Среди нас один архангел, - он посмотрел на Элладиса, - который сейчас скажет нам, стал он ближе к Творцу или нет?
  Элладис промолчал, вытер со лба капельки пота и нервно кашлянул.
  - Я видел, как тебя взволновало то, что я сказал про Тая. Про то, что он из светлых пространств. Значит, ты уже слышал о них, просвети, пожалуйста, нашего милого незнающего ангела.
  Элладис сделал большой глоток коньяка и коротко прокашлялся, прижав кулак ко рту и прищурив глаза. Затем поднял глаза на Эсэль, перевел их на Офара, потом опять на Эсэль.
  - Я слышал, - начал говорить он шепотом, будто их кто-то мог подслушать, - что есть светлые пространства, которые являются как бы продолжением наших измерений.
  Эсэль от удивления округлила глаза.
  - Но я всегда считал, что это миф, как в каждом пространстве. Никто у нас всерьез не принимает эту информацию. Я читал об этом в наших библиотеках, но никогда не придавал этому большого значения. Так значит, это правда? - приглушенно спросил Элладис.
  - Да, - сказал Офар, утвердительно махнув головой, - это правда. Ты больше ничего не слышал об этих измерениях?
  - Нет, у нас не любят говорить об этом. Я же говорю, эту информацию воспринимают как шутку, сказку, не более того.
  - Тогда я открою кое-какие секреты, - Офар достал из внутреннего кармана пиджака еще одну сигару и, ловким движением специального ножа-гильотины отрезав кончик, закурил, - которые вам знать не положено, - он усмехнулся, - из светлых пространств нет выхода, кроме одного - изгнание. То, что мы называем 'развеять', там называют изгнать. Из ваших измерений люди попадают в мои пространства, а из их? Правильно, в ваши. Вот только есть одно 'но'. Оттуда никого никогда не 'развеивали'. До последнего времени. До Тая, - Офар затянулся и пустил над столом облако дыма, - Вы стремились стать архангелами, но это не конец, как было принято считать. Конца не знает никто, Элладис, даже жители последних светлых пространств.
  - Этого не может быть, - глухо сказала Эсэль, глядя в одну точку на столике, - этого просто не может быть.
  - Да, дорогая Эсэль, конечно, этого не может быть, но это есть. А куда, по-твоему, уходят архангелы, Элладис?
  - Я не знаю, - тихо сказал архангел.
  - Так вот, каким-то образом получилось, что Тай попал в наши пространства с истинной памятью, что абсолютно недозволительно. Но там, в светлых измерениях, никто даже не знает об этом. Там на вас вообще не смотрят, - с улыбкой сказал Офар и ухмыльнулся, - не то чтобы вообще не смотрят. Просто не считают Тая тем, за кем нужно смотреть. Они там подумали, что сделали все нормально. Скорее всего, вообще не зная, что здесь произойдет...
  - Почему его изгнали? - спросила Эсэль.
  - Этого я не знаю, - честно ответил Офар, - скорее всего недоверие, может быть, нежелание жить или неверие...
  - Неверие во что? - продолжила задавать вопросы Эсэль.
  - Не знаю, - отрезал Офар, - неверие в себя, в Творца или еще во что-нибудь...
  Эсэль и Элладис переглянулись.
  - Самое смешное это другое, - сказал Офар и на самом деле рассмеялся, - вы знаете, как давно он следит за вами?
  - В каком смысле следит? - спросил Элладис.
  - Именно следит. Он не хотел, чтобы ему мешали претворять его планы в жизнь, и поэтому следил за каждым вашим шагом...
  - Как? - тихо вырвалось из груди Эсэль.
  - Элладис, как давно ты знал Валеара?
  - Ну, - архангел задумался, - несколько месяцев точно.
  - А как вы познакомились? - продолжал Офар.
  - Мы оказались в одном месте в пятом пространстве, разговорились. Он рассказал про себя. Что он очень способный, похвалился, что у него уже есть имя... - Элладис замолчал.
  - Это, как я понимаю, было уже после налета на ваше пространство АЛ1211?
  - Да, через день.
  - Так вот, дорогой архангел Элладис, Валеар был никем иным как Таем. Тем самым изгнанным из светлых пространств человеком, который так сильно захотел справедливости, оказавшись здесь. Он почти всегда был с вами и знал, что вы собираетесь делать и как хотите ловить его. Он по твоей указке лично вернул истинную память Лааду.
  - Но я проверял его, - заговорил Элладис, - в информационном поле он был обычным пятым...
  - Ему ничего не стоит запустить ложную информацию в поле.
  - Но Лаад лично убирал у него память. Как это возможно?
  - У Тая есть иммунитет ко всем вашим навыкам. Лаад думал, что очистил память Валеару, Эсэль думала, что проводила его до пятого. А дальше за ним никто не следил. Вы же не проверяли, где он, и есть ли такой человек вообще. Я хотел дать понять Лааду, я говорил ему, но он ничего не понял. Я говорил, что нужно быть поосторожнее с этим Валеаром, но Лаад не придал значения моим словам. Я видел этого Тая насквозь, когда мы сидели все вместе в той таверне...
  - Так почему же вы не помогли нам, почему не исправили ситуацию? - отчаявшимся голосом проговорила Эсэль.
  - Во-первых, - спокойно сказал Офар, туша дотлевшую сигару, - я не имею права использовать свою силу у вас в пространствах.
  - Вы могли забрать его в свои пространства.
  - Нет, не мог, - парировал Офар, - это не в моих правилах. Во-вторых, я не думал, что он зайдет настолько далеко. Он оказался просто больным мальчишкой, и есть еще одна важная вещь, - неожиданно улыбка сошла с его лица, - Тай хотел забрать Лаада с собой, но у него ничего не получилось.
  Элладис и Эсэль молчали.
  - Более того, он не может вернуться и сам, - заключил Офар, - и хоть у него и осталась истинная память, мне кажется, что она пропадает, он начинает забывать некоторые навыки. Медленно, тихонько, но забывает. Иначе он легко бы смог протащить за собой Лаада, все-таки наш двадцатый уже почти архангел...
  - Чего он хочет? - неожиданно твердо спросил Элладис.
  - Он хочет вернуться в свои пространства. Единственный правильный ход действий - это прожить множество жизней, стать архангелом, а потом... Но он на самом деле болен, вероятно, так отреагировала его душа на переход. Он решил сделать всех людей архангелами, чтобы скоро все перешли в светлые измерения и он вслед за ними. Или из-за нарушенного баланса он найдет лазейку к себе домой. Он просто не понимает, что рушит все законы. Что он идет против сложившихся миллионами лет правил.
  - Что нас ждет, если его план осуществится? - сделав первый за вечер глоток коньяка, спросила Эсэль.
  -- Апокалипсис. Судный день. Называйте, как хотите. Произойдет то, чего боялись все люди со времен сотворения.
  Настала гробовая тишина, которая продлилась несколько минут. Даже музыка, которая раньше тихо играла в помещении, куда-то пропала.
  - Что можно сделать? - спросил Элладис.
  - Я ждал этого вопроса, - сказал Офар и склонился над столиком, - мы должны работать вместе, тогда у нас есть шанс исправить ситуацию. У вас нет такой силы, чтобы схватить его. Вы не можете сообщить кому-нибудь из светлых пространств о том, что Тай вышел из-под контроля и что он болен...
  - Что же делать? - спросила Эсэль, и из ее глаз покатились слезы.
  - Единственный, кто может его пресечь - это я, причем сделаю это легко и с удовольствием, - продолжил Офар, - но я не могу сделать этого здесь. Это не мои пространства. Это не мои владения. Мои владения там, далеко отсюда.
  - Нужно каким-то образом привести его к вам? - осторожно спросил Элладис.
  - Это единственный выход, - утвердительно сказал Офар.
  - А вы сами не можете сообщить кому-нибудь из светлых пространств? - поинтересовалась прямой ангел.
  - Могу, - уверенно сказал Офар, - но для того, чтобы попасть туда, мне потребуется очень много времени. А, как вы понимаете, у меня нет этого времени. Если я отлучусь из своих надолго, то апокалипсис произойдет по моей вине и гораздо быстрее, - он ухмыльнулся и допил коньяк.
  - А связь с Творцом... - еще осторожнее сказала Эсэль.
  - Все, - заключил Офар и встал с дивана, - все, что вы могли знать - вы узнали.
  - Подождите, - нервно сказала Эсэль, - вы же можете сообщить Творцу?
  Офар молча обошел столик, обошел стул, на котором сидел Элладис, и пошел в сторону выхода, но все же повернулся.
  - Вы и так узнали гораздо больше, чем должны были знать. И я сказал вам единственный выход из этой ситуации. Выбор за вами.
  После этих слов Офар пошел в сторону выхода и перед самой дверью испарился, оставив после себя стойкий дымчатый силуэт.
  Элладис и Эсэль около десяти минут сидели молча, не глядя друг на друга и дописали коньяк. Состояние было странное, смешанное чувство апатии, нежелания что-то делать и в то же время чувство открытия чего-то нового и загадочного. После паузы Эсэль первая решилась заговорить.
  - Как мы сможем привести этого Тая в пространства Офара? - спросила она, вытирая уже подсохшие щеки.
  - Я не знаю, - Элладис развел руки в стороны, - во-первых, нам нужно каким-то образом самим попасть туда. Допустим, мы возьмем у Офара допуск в его пространства, так нужно же как-то туда притащить этого... В общем, даже не могу предположить.
  - Офар тоже молодец, - в сердцах сказала Эсэль, - знает, что у нас сил не хватит, так что, не мог помочь? Мы этому Таю, что? Пригласительный в пространства Офара должны прислать?
  - Теоретически можно было бы его развеять, - задумчиво проговорил Элладис, - но я никогда этого не делал. Я собственно и не знаю, как это делается, хотя кому развеивать, как не мне?
  - А кто может знать, как это делается?
  - Может быть Ираол? Он самый старый архангел в моем пространстве. Но мы не очень хорошо общаемся. Я все же попробую спросить.
  - Попробуй, Элладис. Потому что иного выхода у нас нет. А по какой причине развеивать Тая? За то, что он дает всем людям навыки архангела? Насколько я помню, нет такого условия развеивания души в пространства Офара.
  - Нужно сначала узнать, кто умеет это делать и как это происходит, а потом уже будем думать. Пока мы не можем сделать ничего.
  В воздухе повисла еще одна минутная пауза.
  - Получается, все, что мы знали раньше, все, к чему стремились, что считали правильным или неправильным, сейчас не имеет никакого значения, - куда-то в пустоту сказал Элладис.
  - Для всех людей и ангелов все это существует до сих пор, - быстро поддержала его Эсэль. Она тоже думала о том, что говорил Офар, - это ведь неплохо. Значит где-то там, в тех пространствах, есть свои ангелы и свои люди, - мечтательно произнесла она, - есть свои навыки и свои правила.
  - Понимаешь, - неожиданно резко и как-то агрессивно сказал Элладис, - получается, что нас обманывали миллионы лет!
  - Да кто тебя обманывал?!? - набросилась на него Эсэль, - Нам не говорили, что ничего другого нет. Просто мы этого не знали, вот и все! А мы и не спрашивали! Ты спрашивал? Нам было удобно думать, что существует всего двадцать пространств. Что высшая степень приближенности к Творцу - это пространство архангелов. Что есть ангелы, которые считаются прямыми. Что после трехмерной жизни можно стать простым ангелом. Вот и все! Мы знали еще и о пространствах Офара, которые принято считать измерениями очищения. Где человек искупает свои грехи и очищает душу, но даже архангелы не знают, как развеять душу, чтобы она попала к Офару. Мы знаем очень мало. Точно так же, как очень мало знают люди, живущие без истинной памяти. Только они по нашим меркам не знают ничего, а мы не знаем ничего по другим меркам.
  - А кто же знает все?
  - Да, пожалуй, нет таких, кто знал бы все, Элладис. - Эсэль немного успокоилась, но все же нервозность в голосе прослеживалась.
  - Хватит кормить агрессоров своей энергией, Эсэль, - спокойно сказал архангел, - расслабься. Будем думать, что делать дальше. Я так понял: этот Тай знает, как связаться с нами, а как мы с ним свяжемся?
  - У тебя же остался личный канал Валеара, - она взяла себя в руки и продолжила говорить уже спокойным голосом, - наверное, это его канал.
  - А это хорошая мысль, - Элладис улыбнулся, - как только придумаем, что делать - сразу свяжемся с ним. Думаю, он будет рад поговорить с нами.
  - Нужно действовать немедленно. А то может быть уже поздно, - по-армейски твердо сказала Эсэль и встала с дивана.
  - Выйдем через дверь? - спросил ее Элладис.
  Эсэль обернулась и осмотрела помещение.
  - Здесь и так никого нет. Никто не заметит.
  - Может быть, кто-нибудь видел, как мы входили?
  - Не переживай, просто уходи в свое пространство. Мне лично уже все равно. Пусть думают, что это у нас такие уникальные навыки.
  Она помахала рукой архангелу и растворилась в воздухе.
  'Будь на связи', - услышал Элладис.
  'Ты тоже', - отозвался он.
  Через секунду в помещении не осталось ни души. Интимный свет продолжал проливаться на диваны, на книжные полки и на столики. Музыка, которая несколько минут назад, казалось, не играет, все-таки медленно текла из бутафорских трехмерных колонок, находящихся за диванами. Комната отдыха была спокойной, тихой и самодостаточной, такой, что и люди были не нужны.
  
  Эпилог
  Полуторное пространство как всегда было красивым, приятным и спокойным. Ангелы неторопливо выполняли свою функцию. Кто-то просто отдыхал, а кто-то старательно пытался объяснить своему подопечному, что нужно сделать или как поступить. Некоторые из ангелов любили применять систему знаков во сне человека, а другие преподносили своим подопечным знаки, когда те ехали в машине, метро или автобусе, когда они смотрели в окно, читали книжку, гуляли по улице, звонили по телефону, смотрели телевизор или слушали радио. Некоторые люди охотно распознавали знаки, даваемые ангелами-хранителями, а некоторым приходилось вдалбливать знаки силой. Тем не менее, в полуторном всегда был покой и умиротворение. Шум волн, крик чаек, теплый песок под ногами, мягкое, не обжигающее солнце. Эсэль почти всегда находилась в этом пространстве и уже перестала замечать его прелесть. Его божественную красоту. Но сегодня она снова увидела ее. Как давно она не любовалась этой красотой! Она сидела на лавочке и наблюдала за восходом солнца.
  'Столько красивого окружает нас, столько необъяснимо красивого', - думала она, - а мы так часто забываем про это. Пропускаем это мимо себя. А когда у нас забирают это, то мы начинаем плакать и капризничать, как дети. Ведь это все может рухнуть из-за какого-то одного единственного сумасшедшего! Из-за одного человека такой красоты лишатся миллиарды людей всех пространств. Этого нельзя допустить. Ни в коем случае. Пускай путем собственной жизни, но я остановлю этого полоумного'.
  Солнце всходило все выше и выше, освещая все полуторное пространство. Наступал новый день.
  
  Часть третья
  Светлые пространства
  Пролог
  Таол сидел в позе лотоса возле древнейшей священной книги, которая находилась под защитой самого сильного навыка 'замок третьего уровня'. Виола подошла поближе, поклонилась и села напротив него в такую же позу. Таол молчал, поэтому Виола решилась начать разговор первая.
  - Брат Таол, мне стала известна информация о том, что изгнанный брат Тай ведет себя безрассудно в туманных пространствах. Он может сильно навредить людям.
  - Ау вена ко ноа деа финум борот од ветас деа, - раздался сиплый голос Таола, - [Каким образом он может вести себя так без памяти?]
  - Денатум кори нод генатиот тау ди аунами гатилон, - быстро сказала девушка, - [Произошла ошибка с перемещением его в туманные пространства.]
  Старик Таол задумался. Долго Виола ждала, пока он что-нибудь ответит ей. Наконец, Таол сказал:
  - Я не буду говорить на древнейшем языке, потому что я скажу слова, не достойные древнейшего языка. Тай спустился к нам с самого верха. Он ничему не научился и у нас. Ничему не научится и там, - Таол потер подбородок, - но он может причинить вред другим людям, которые могут научиться чему-то. Поэтому ты должна помочь остановить его, Виола. Ты послушница моего монастыря, поэтому твоих навыков не хватит для усмирения Тая. Ты выйдешь в седьмое светлое пространство...
  Девушка попыталась возразить, но Таол пресек ее.
  - Дослушай до конца. Я дам тебе разрешение на пребывание в седьмом светлом пространстве. Ты должна будешь отыскать Герольда, это мой старый друг и ученик. Он поможет тебе.
  - Я не знаю, как вести себя в этом месте.
  - Не переживай, - добродушно сказал Таол, - ничего особенного в их поведении нет. Главное, найди Герольда.
  - Я что-то слышала про смотрителей, - неловко сказала Виола.
  - Нет, ты перепутала. Смотрители существуют только в туманных пространствах.
  - Хорошо, брат Таол, - сказала девушка и встала на ноги.
  - Откуда у тебя появилась эта информация про Тая? - неожиданно спросил Таол, подняв на нее глаза.
  - Мне сказал его бывший друг, он решил проверить, как у того дела, и наткнулся на диалог двух туманных, которые хотят решить эту проблему.
  - Он сам выходил в туманные измерения? - удивленно спросил Таол.
  - Нет, смотрел через личную связь. У него уникальный навык наблюдения...
  - Чертовы навыки, - буркнул Таол, - кто-то же постоянно их изобретает...
  Виола ничего не ответила. Она тихонько вышла и прикрыла за собой тяжелую дубовую дверь, ведущую в комнату священной книги.
  
  Глава 1
  Макс приехал в свой офис в половину девятого. Огромное высотное здание уже было забито офисными работниками, как стеклянная банка корнишонами в рассоле. Кто-то бегал из одного помещения в другое, заполняя многочисленные документы (Макс часто думал, что это по большей степени имитация бурной деятельности), кто-то сидел в своих офисах за бесконечными компьютерами и монотонно стучал по клавиатурам. В этом бизнес-центре было порядка двадцати офисов разных компаний, но рекламная копания 'Пандора', в которой он работал, занимала почти весь этаж, что вызывало у него некоторую гордость.
  В понедельник Макс предпочитал приезжать пораньше, как начальник отдела продаж он должен был подготовиться сам и подготовить план работы для своих сотрудников, которых было без малого пятнадцать человек. Макс зашел в лифт, нажал кнопку четвертого этажа и с грустью подумал о том, что он уже очень давно не был в отпуске.
  - Здравствуйте, Максим Андреевич, - обратилась к нему молоденькая симпатичная девушка, которая работала секретарем их рекламного агентства всего три недели, - Вам звонил Федор Евгеньевич из 'Хьюго', по поводу встречи, - спешно начала докладывать секретарша, - а Антон Викторович попросил передать, что он приедет к вам в половине первого.
  - Так, - Макс остановился напротив столика, за которым сидела Лиля, и сделал серьезный вид. Ему нравилось, что кто-то воспринимает его большим начальником. Сам он себя таковым считать не привык. - По поводу 'Хьюго' нужно сначала с директором поговорить, я им сам перезвоню после обеда, а Антону позвони и скажи, чтобы приезжал после трех часов. У меня еще встреча.
  Секретарша улыбнулась.
  - Хорошо, Максим Андреевич, я все сделаю.
  - Вот и славно, - сказал Макс, косясь на свою дверь.
  - Что-то случилось? - живо поинтересовалась Лиля.
  - Нет, - медленно сказал Макс, - нет. Просто какое-то странное чувство... Больше никого не было?
  - Нет, Максим Андреевич, никого. А что, кто-то должен был придти?
  - По-моему, кто-то должен был, - задумчиво сказал Макс.
  - У меня никто не записан, - глядя в органайзер, сказала Лиля, - может быть, на завтра?
  - Нет, ладно, не бери в голову. Просто встал сегодня не с той ноги. Если что понадобится, я сообщу, - крикнул своей секретарше Макс, захлопывая за собой дверь кабинета.
  В кабинете все было точно так же, как и вчера, да и в любой другой день недели. Ничего не изменилось. Кресло стояло на своем привычном месте, стол, документы, мусорное ведро, даже печенье в вазочке на столе...
  'Печенье на столе', - подумал про себя Макс, - 'На хрена я только ем все время это печенье?'
  Почему-то именно печенье, покрытое шоколадной глазурью, которое Макс очень любил, тревожило его. Макс перевел взгляд чуть вправо. На столе стояла чайная кружка. Макс встревожился еще сильнее.
  'Какая еще кружка, я в пятницу не пил чай! По-моему...'
  - Лиль, - крикнул Макс в сторону двери.
  На пороге тут же появилась секретарша.
  - Да, вы меня звали?
  - Лиль, не сочти за глупость... Просто ответь на мой вопрос и все. Я в пятницу вечером пил чай в кабинете?
  Секретарша задумалась.
  - Ну, где-то в половине седьмого я приносила вам кружечку чая, как вы и просили, - осторожно отозвалась она.
  - Спасибо, Лиль. Просто, - Макс сам не знал, что с ним происходит, - просто думал, почему я не убрал кружку?
  - Не знаю, - пожала плечами Лиля, - хотите, чтобы я убрала?
  - Нет, не надо... Извини, что отвлек...
  - Ничего страшного, - добродушно ответила Лиля и снова удалилась за дверь.
  'Да что это со мной происходит?!?', - разозлился на себя Макс, - 'Похоже, я действительно встал не с той ноги'.
  Он сел в свое кресло и прокрутился несколько раз вокруг своей оси.
  'Что-то здесь не так, что-то не так', - говорил он себе. - 'Дежа-вю? Никогда такого не бывало. Что же со мной происходит, а?'
  Макс достал сотовый телефон и открыл записную книжку. Найдя телефон Антона, он нажал на сенсорный значок зеленой трубки.
  - Алло, Антон, привет, - сказал Макс, как только его коллега взял трубку, - как там твои дела?
  - Привет, Макс, нормально дела, вот только что ездил к заказчику, показывал материал, - раздался радостный и возбужденный голос Антона.
  - По 'Дабл тайм'? - безынтересно спросил Макс.
  - Ага, и знаешь, что они говорят?
  - Что? - подражая хитрой интонации Антона, спросил Макс.
  - Что хотят поговорить с директором. Похоже проект выгорит.
  - Ясно, - Макс опять поник.
  - А Лиля мне позвонила и сказала, что у тебя еще встреча? С кем это?
  - Все тебе нужно знать. Встреча и все. Не по работе.
  - А-а-а, - по голосу Антона было слышно, что он широко улыбнулся, - старичок решил, что пора найти наконец-то себе старушку?
  - Да пошел ты!
  - Ладно, ладно. Не кипятись. Виталич просил же нас проекты обсудить. Во сколько мне приезжать?
  - Знаешь, Антон, для образованного человека ты задаешь слишком много вопросов!
  - Понял, к двум так к двум. Злой ты, Макс.
  - Злее не бывает.
  - Ладно, до встречи, - часто дыша, сказал Антон. Наверное, вышел из машины и куда-то направлялся.
  Работа у него была творческая, и он мог себе позволить приезжать в офис не каждый день.
  - Давай, - буркнул Макс и положил трубку.
  Он думал, что после разговора с Антоном на душе станем получше, но стало еще хуже. Макс откинулся в кресле как можно дальше и снова открыл записную книжку. Телефонных номеров в книжке было около четырехсот. При этом почти всеми Макс хоть иногда да пользовался. Хотя были номера, по которым Макс никогда не звонил, и звонить бы не стал. Например, номера некоторых одноклассников, которых он иногда встречал на улице. Они несколько минут оживленно беседовали, обменивались телефонами и на этом расходились. И хотя номера он не удалял, но и звонить по ним не собирался. В телефоне были также номера директоров, менеджеров, дизайнеров, копирайтеров больших и малых фирм и предприятий, номера старых друзей, знакомых и бывших коллег, бывших однокурсников и номера, обслуживания своего быта вроде любимых кафе, автосервиса, парикмахерской или бассейна, в который он периодический ходил. На самом деле, он и сам не знал, чей номер ищет, но хотелось что-то найти. Хотелось найти номер, по которому очень сильно захочется позвонить. Когда в справочнике началась буква 'Т', неожиданно зазвонил рабочий телефон.
  - Да, - твердым голосом проговорил Макс в трубку.
  - Здравствуйте, Максим. Это звонят из 'OAGP'. Мы хотели напомнить вам, что сегодня в семнадцать часов состоится конференция в здании нашего главного корпуса. Федор Витальевич сказал, что он Вашей компании будете вы.
  - Да, да. Я помню, - соврал Макс, - но все равно спасибо, что напомнили.
  - Будем ждать вас. Спасибо.
  Полумеханический голос девушки в трубке сменился короткими гудками, и Макс положил трубку. В сотовом телефоне записная книжка показывала первые номера на букву 'Т'.
  'Таверна четверка'
  'Танюша Солнечная'.
  'Таня Тараторкина'.
  'Таня университет'.
  Макс закрыл записную и убрал сотовый телефон в карман брюк.
  'Так, все, хватит. Нужно работать, а не глупостями заниматься'.
  Макс поднял трубку рабочего телефона и нажал на маленькую прямоугольную кнопку с буквой 'А'. Трубку взяла Лиля.
  - Да, Максим Андреевич?
  - Лиль, с утра встречи были?
  - Да, только что пришел Данилов Виктор. У вас обсуждение условий контракта в кабинете директора.
  - Выхожу. Отмени, пожалуйста, планерку с моими сегодня. Не в духе я что-то.
  Макс схватил ежедневник с ручкой и, быстро добежав до кабинета директора, тактично постучал.
  -Заходи Максим.
  Директор сидел за рабочим столом, а напротив него сидел невысокий коренастый мужчина с зачесанными назад волосами. Макс сел на второе гостевое кресло.
  - Привет, Максим Андреевич, - сказал Виктор и звонко пожал руку Максу, - как дела?
  - Если контракт в силе, что все в порядке, - улыбнувшись, сказал Макс, - Ваши дела как?
  - Как тебе сказать, - он достал из внутреннего кармана пачку дорогих сигарилл и зажигалку, - плавно, как всегда.
  - Вить, подойдите к окну, а? Не люблю, когда в кабинете воняет! У нас вообще не принято. - Строго сказал директор.
  Виктор фыркнул и встал с кресла. Макс сидел неподвижно. Гость подошел к окну и открыл форточку.
  Данилов Виктор был одним из самых старых и надежных компаньонов директора фирмы. Они начинали развивать бизнес примерно в одно время и часто помогали друг другу на первых порах. Позже их пути разошлись, Виктор прогорел, но дружеские отношения с директором остались, да и взаимная помощь также время от времени имела место быть. Может поэтому, а, может, потому что периодически Виктор приносил компании небольшие контракты, но, директор позволял ему гораздо больше, чем другим. Курить у себя в кабинете кроме Виктора вообще никому не разрешалось.
  - Когда бросишь, Вить? - брезгливо бросил Федор Витальевич.
  - Когда рак на горе свиснет, - Виктор смачно затянулся и громко заржал.
  - Ну, так что? Контракт будем обсуждать? - Спросил Макс.
  - Расслабь булки, Макс, я договорился, чтобы они ваш стандартный договор подписали. Я с директором твоим поговорить хотел.
  И как только начальник отдела продаж решил было встать и уйти, Федор Витальевич его остановил.
  - Вить, у меня от Максима Андреевича секретов нет, да и поговорить я с ним еще хотел, так что давай выкладывай по-быстрому свое дело и оставь нас, нам еще работать нужно.
  - В общем, - гость выкинул сигарету в форточку и вернулся в кресло, - у меня идейка есть на примете. Натолкнулся я недавно на одного человека, который работает в туристической фирме. Посидели мы, выпили и решили новую волну открыть.
  - Витек, ты постоянно во всякие аферы влезаешь! Че тебе неймется? - сказал директор, доставая из нижнего ящика своего стола бутылку хорошей водки, - сидел бы себе тихо-мирно со своим бизнесом. Нет, ты же сначала его развалил...
  - Кто разваливал? Я разваливал? - обиделся Витя, - да мне просто-напросто не повезло на бирже, вот и все!
  - А кто ж все кровно нажитые на биржу-то пустил?
  - Ну что я поделаю, если я азартен, - сказал он и взял конфету из вазочки на столе, - между прочим, не я один такой, - жуя, добавил он и поднял указательный палец вверх, как бы открывая невиданную истину.
  - Нашел, чем хвастаться, - заключил Виталич, как его все называли, и поднял трубку, - Лиль, принеси нам, пожалуйста, три рюмочки.
  - Федор Витальевич, еще пять человек к вам на прием сегодня...
  - Да мы так, чисто символически, - оправдался директор и положил трубку.
  - Она у вас молодец, - важно сказал Виктор, взяв еще одну конфету, - хорошо работает. Заботится, - он подмигнул Максу.
  - Да, она хороший работник, - согласился Макс.
  В дверь постучали.
  - Да, Лиль, заходи.
  Секретарша занесла поднос, на котором стояли три стопки и керамическая тарелочка с нарезанным лимоном, и поставила на стол.
  - Спасибо, Лиль, поднос можешь унести.
  Она без слов забрала поднос и удалилась за дверь.
  - Просто золото, а не секретарша, - одобрительно мотая головой, сказал Виктор.
  Директор разлил водку по рюмкам.
  - Ну, рассказывай, что там за дело?
  - В общем, мы решили организовать свое агентство по предоставлению услуг в сфере отдыха.
  - Это как это? - спросил Макс, закусывая лимоном. Сначала он хотел отказаться от предложения директора, все-таки это политически некорректно. Но потом подумал, что раз день с самого утра не задался, то уже терять нечего. Когда он еще с директором и его другом выпьет?
  - Это вроде услуги 'все включено', - продолжил Виктор, откусывая лимон и проливая кислые капли себе на брюки, - только для VIP персон.
  - И что за услуги?
  - Ну, представь, ты едешь заграницу. Языка ты не знаешь - мы предоставляем тебе переводчика. Не хочешь идти в магазин за продуктами - наш человек сходит за ними. Лень спускаться в ресторан, чтобы поужинать - наш человек принесет и накроет тебе стол в самом лучшем виде. Хочешь устроить своей любимой романтическое путешествие - этот же человек договорится о прокате прогулочного катера, о лепестках роз у вашей кровати, подберет музыку и так далее. Не с кем оставить домашнее животное - наши люди будут следить за ним, прогуливать, поливать цветы, если надо...
  - И что ты хочешь от меня? Оценить идею? В принципе, если... - начал Федор Витальевич.
  - Да на хрена мне твоя оценка, - перебил его гость, - ты не мог бы помочь в материальном плане? Занять деньжат?
  - Сколько тебе нужно?
  - Нам немного-то надо, - будто оправдываясь, сказал Витя и, перегнувшись через стол, шепнул директору на ухо.
  - Сколько?!? - Виталич откатился в кресле на несколько метров, - Ты, что меня за идиота держишь?!?
  - Почему?
  - Да на такой бизнес в пять раз меньше надо!
  - А оформление? А реклама?
  Директор призадумался.
  - Ну? - неугомонно спросил Виктор.
  - Титьки мну! - в тон ему ответил старый друг. - Я дам тебе один номерок, скажешь, что ты от меня. Там тебя оформят бесплатно, ясно? И еще позвони Игорю Дружинину, номер хоть есть его?
  - Есть, - как загипнотизированный сказал Виктор.
  - Так вот, позвонишь ему и скажешь, что я попросил сделать тебе мою скидку. Если не поверит - пусть сам мне позвонит. Тебе за рекламу почти половину скинут! А потом приходи, и будем разговаривать уже конкретней, идет?
  - Федь, спасибо тебе огромное, - с широкой улыбкой на лице сказал Виктор, - всегда меня выручаешь!
  Он встал и чересчур активно пожал руку Виталичу.
  - Ладно тебе, давай еще выпьем. Макс, тебе уже не предлагаю, у тебя целый день впереди.
  Макс не сопротивлялся. Директор налил им еще по одной рюмке, и они выпили.
  - А что с твоим дорогущим мылом дела не пошли? - спросил Виталич, выплевывая на тарелку лимонную косточку.
  - Да, там конкуренция большая...
  - Ты что конкуренции испугался? - удивился он.
  - Не в этом дело. Просто, люди покупающие такое мыло, очень щепетильны. И если им понравилось мыло у твоих конкурентов, то к тебе они уже не придут никогда. Они очень постоянны с выбором поставщика. А выставлять такой товар на прилавки смысла нет, потому что, первое - он слишком дорогой, и далеко не каждый купит. Второе - для его хранения нужны специальные условия, и без специального помещения и оборудования товар потеряет должный вид. В общем, бизнес исключительно из рук в руки. А в Москве этот рынок уже впритык.
  - Все ясно, - сказал директор, не испытывая особого удовольствия от этого разговора.
  - Ладно, Федор Витальевич, спасибо тебе, мне пора, - Витя встал с кресла и протянул руку Максу, - А ты, Макс, жди контакт на подписание. Сегодня же скажу им выслать.
  Виктор повернулся и вышел из кабинета.
  - Мудак этот Виктор, - неожиданно сказал директор Максу.
  Честно говоря, постоянно приходить только за помощью - это не дело. По крайней мере, Макс представлял себе друзей иначе, поэтому спорить даже не стал.
   - Вы хотели о чем-то поговорить, Федор Витальевич?
  - Да, Макс, слушай, я понимаю, что цейтнот у нас, но мне тут бухгалтерия заявила, что у тебя под сотню неотгулянных дней отпуска. Ты завязывал бы с этим.
  Сказать, что для Макса этот разговор стал неожиданностью - ничего не сказать. Директор продолжил:
  - Я вижу, что ты медленней работать стал. Планерки со своими сотрудниками отменяешь, а это дело важное, сам понимаешь.
  Теперь все стало ясно. Лилечка не смогла удержаться и сдала его с потрохами директору. Возможно, еще и сказала, что выглядит как-то странно и недомогает начальник отдела наш. Не со зла, конечно. Может и вправду заботу проявить таким образом решила.
  - Федор Витальевич, все в порядке. Просто замотался немного. В отпуск, конечно, пора. Но сейчас работы, сами понимаете, море.
  - Давай договоримся. Как дела на этой неделе закончишь - шуруй в отпуск. Антону дела передай и отдохни хоть недельку-полторы. А то были у меня такие сотрудники. По несколько лет не отдыхали, потом такими агрессорами становились...
  - Кем становились?
  - Агрессорами. Ну, агрессивными очень. Мне такой начальник отдела не нужен. У тебя всегда голова холодная должна быть. Как и у менеджеров в отделе твоем.
  -Да я просто с утра не очень чувствую себя...
  - На семинар сходить нужно будет, уж извини. Мне больше некого туда отправлять. Не Лилю же. А так смотри сам по самочувствию. Если навыки не фурычат иди домой, отлежись...
  - Что не фурычит?
  - Навыки твои профессиональные. У тебя сегодня и со слухом что-то! Ладно, иди давай. Мне работать нужно.
  Макс медленно поднялся и словно на чужих ногах вышел из кабинета директора. Молча пройдя мимо Лили, он зашел к себе, упал в рабочее кресло и облокотился о стол.
   'Что же со мной происходит? Че меня так слова цепляют. Сам себя не узнаю. Такое ощущение, что все не по-настоящему. Как будто я во сне. Как будто я что-то упускаю...' - вертелись мысли у Макса в голове до того, как раздался звонок его сотового. Макс достал телефон из кармана брюк увидел надпись на экране 'Таня-фуршет'.
  
  Глава 2
  Виола вышла из монастыря. На улице было немного пасмурно и сыро. Она никогда раньше не выходила далеко так далеко и, естественно, никогда не путешествовала между пространствами. У нее не было многих навыков, потому что служителей 'Монастыря божьей воли' с раннего детства отучали пользоваться своими навыками. Считалось, что человеку не нужны никакие навыки, чтобы быть счастливым и свободным. Таол был основателем храма и автором 'Книги монастыря божьей воли'. В этой труде были собраны правила монастыря и подтверждения предположений о том, что человеку не нужны навыки. Виола жила в монастыре с самого раннего детства, вот уже сто сорок четыре года, хотя по местным меркам она была еще юной девушкой. Жизнь в светлых пространствах не определяется прожитыми годами. Она определяется исключительно опытом человека. Никто не мог даже предположить, кто именно подкинул годовалого ребенка к дверям монастыря. Если учитывать, что зла и агрессии в светлых измерениях фактически нет. Но место монастыря было в самом низком из всех светлых пространств и, следовательно, самым близким к двадцати туманным пространствам, где агрессия была частью существования людей. Тем не менее, ребенок не по собственной воле попал в этот храм и воспитывался там по всем местным правилам. Виола была хорошей ученицей, хорошей послушницей, но она всегда выделялась из общей массы служек. Например, она всегда хотела обладать навыками. Она с удовольствием бы согласилась изучить любой новый, если бы кто-то предложил и никогда это не скрывала. Поэтому Таол давно подумывал направить ее во второе светлое пространство, ибо она совершенно, на его взгляд, не была готова к жизни в скиту и одиночестве. Она не по своей воле попала в храм и, значит, не по своей воле стала заложницей правил монастыря. Сейчас Таол решил, что, посмотрев на настоящую, насыщенную жизнь, девушка сможет принять осознанное решение, останется она в монастыре или нет.
  Дождь крупными каплями бил по лужам, размывая грязь, глину и песок, создавая месиво темной, плохо пахнущей жидкости, хлюпающей под ногами. Виола шла босиком, периодически напарываясь на острые камни и царапая мягкие ступни. Но в душе она была счастлива, как никогда. Впервые она вышла за пределы территории монастыря и теперь увидит мир. Увидит разных людей, увидит свет... Но у нее есть и задание, про которое не следует забывать. Задание, от которого зависит, возможно, жизнь человечества туманных пространств...
  Сначала ей нужно было дойти до поселка Широм, в котором располагалось пространственное зеркало, постоянно открытое, что характерно. В отличие от туманных пространств вызов зеркал - это не навык, а средство передвижения людей без навыков, таких, как Виола. А было таких людей немало, по крайней мере, в самом низком измерении, где многие отказались от навыков в принципе. Виола шла и думала, что она скажет тем, кого встретит на своем пути. Думала, как найдет таинственного Герольда. Как встретит свою истинную любовь, про которую она так много читала в старых книгах библиотеки. Она думала и думала, пока на горизонте не показались маленькие домики с высокими конусообразными крышами. Увидев их, Виола часто задышала, а сердце забилось очень быстро. Но это не испугало ее, ей даже понравилось это чувство. Она ускорила шаг и через двадцать минут вошла в поселок. Вокруг все было так странно и необычно, что она засмотрелась. Люди ходили, улыбаясь друг другу, пожимая руки, целуясь при встрече. Дети! Она впервые увидела детей. Дети катались на велосипедах, смеялись и прыгали в грязи. Кто-то загонял скот во двор. Виола стояла довольная и удивленная. Она будто попала в другой мир.
  - Девушка, вам помочь? - молодой кучерявый парень с улыбкой смотрел на Виолу, - вы кого-то ищете?
   - Да, - Виола обомлела. Она хотела что-то сказать, но слова не шли из ее уст, - я... Мне нужно...
  - Я Людвиг, - сказал парень и протянул ей руку, - я здесь все знаю, поэтому спроси меня.
  Потоки грязи и воды почти полностью скрывали ступни ног, то щекоча их, то делая больно, когда на ходу попадались острые камешки.
  - А я Виола, - радостно сказала девушка и пожала руку парню. Она неожиданно для себя поняла, что снова обрела дар речи, - мне нужно зеркало... - робко сказала она.
  - У моей матушки есть зеркало, ты можешь попросить у нее...
  - Нет, ты не понял, - она хихикнула, - мне нужно пространственное зеркало!
  Теперь парень встал как вкопанный. Видимо он не ожидал от простенькой девушки таких знаний.
  - Зачем тебе оно? Ты знаешь, что туда нужно разрешение?
  - Знаю, - сказала Виола и достала из-за пазухи свернутый папирус.
  Парень развернул его и широко открыл глаза.
  - До седьмого пространства?!? Что? Как?
  - У меня задание от Таола, Людвиг. Поэтому я отправляюсь в седьмое измерение. Так ты покажешь мне, где переход?
  Людвиг жестом позвал ее идти за ним и быстрым шагом направился в сторону высокого, пожалуй, самого высокого здания в поселке. Виола уверенно шла за ним, успевая поглядывать по сторонам.
  - Откуда ты? - обернувшись, спросил Людвиг.
  - Из монастыря божьей воли, - крикнула она вперед, как будто дождь мог сильно заглушить ее голос.
  - Ясно, я так и подумал.
  - Почему?
  - Там все какие-то странные, - сказал он, обернувшись, и широко улыбнулся, - в хорошем смысле этого слова...
  Подойдя ко входу в высокое пирамидальное здание, Людвиг опять протянул ей руку.
  - Было интересно с тобой поболтать. Если еще будешь здесь, найди меня. Я угощу тебя своим любимым вином...
  - Обещаю, - сказала Виола, открывая дверь, - я еще буду здесь и найду тебя.
  Через секунду она была уже внутри сухого и теплого помещения, где было тихо и спокойно. Но внутри было совершенно темно, и Виоле сразу стало немного не по себе.
  - Есть здесь кто-нибудь? - крикнула она в пустоту, - Эй!
  Молчание и темнота были ей ответом. Только тусклый свет тихо светил из соседней комнаты. Виола направилась туда.
  - Кто здесь? - спросила она, войдя в комнату.
  Никого не было, но в середине помещения было оно. Пространственное зеркало, про которое Виола только слышала и читала. Оно источала яркий голубой свет и было таким заманчивым и притягательным...
  - Ну и что ты тут делаешь?!? - раздался грубый голос у нее за спиной, и от неожиданности Виола резко дернулась и уронила глиняный кувшин, стоявший на полу. - Ты что так пугаешься?
  У Виолы за спиной стоял седовласый мужчина, который был здоровый, как мул. Глаза у него были сонные, и Виола поняла, что разбудила его своими криками.
  - Я пришла выйти в седьмое измерение, - неуверенно проговорила Виола.
  - Что? В Седьмое? - переспросил мужчина и зевнул, - А разрешение у тебя есть?
  Девушка достала маленький рулончик папируса.
  - Хм, - сказал он, осмотрев его, - и вправду... С какой целью?
  - Задание экстренной важности, - уже более уверенно сказала она.
  - Важности, - задумчиво повторил мужчина, - Я Келвин, хранитель башни. Можешь звать меня Кел. Ты что, первый раз выходишь в другие пространства? - И посмотрев ей в глаза, добавил, - в следующий раз, если зайдешь, не надо так орать, хорошо? Разрешение у тебя все равно там проверят, а я весь день работаю и хочу днем немного отдохнуть, ясно?
  - Хорошо, Кел, - улыбнулась Виола.
  - Вот и славно, - заключил мужчина, который был чуть ли не три раза больше, шире и толще Виолы, - можешь проходить.
  Виола аккуратно шагнула в овальное вертикальное зеркало. Такого ощущения она не испытывала никогда в жизни. Голова закружилась, и стало приятно и неприятно одновременно. Все новое её очень сильно впечатляло.
  
  Глава 3
  Макс сидел и крутил в руках карандаш, не слушая, что говорит Сергей Данилович - очередной большой начальник и докладчик конференции. Уже полтора часа длилось их скучное собрание, а Максу было абсолютно все равно, он сидел тут, что называется 'для галочки'. Совсем недавно, несколько часов назад, ему позвонила 'Таня-фуршет'. На самом деле Макс уже практически не помнил ее внешне, да и когда они познакомились, он был несколько пьян, но почему-то сейчас, когда она ему позвонила и предложила встретиться, Макс был просто счастлив. Он сам не понимал, почему, но он был рад слышать эту девушку. И он хотел с ней встретиться как можно скорее. Именно хотел, жаждал. Именно ее номер он искал в своем сотовом телефоне, теперь он это понимал.
  - Максим Андреевич, что ваша компания думает об этой идее? - Спросил докладчик.
  - Что? А... - Макс попытался сосредоточиться и вспомнить, о чем говорил Сергей Данилович, - я думаю, что любые новшества в рекламной деле, особенно в части новых технологий, должны продвигаться, безусловно, со стороны крупнейших игроков рынка и спускаться вниз, в малые сектора. Подавать пример. Удешевлять производство. Мы всегда стараемся быть на острие, так сказать. Поэтому поддерживаем вашу инициативу, - все-таки Макс слышал краем уха о том, что говорил оратор.
  - Хорошо, как считаете вы, Федор Сергеевич, - обратился он к следующему участнику, и Макс довольно погрузился в свои мечты.
  После скучнейшего мероприятия Макс вышел из главного корпуса здания и к своему удивлению заметил красивое звездное небо и большую луну.
  - Редкость, не правда ли, - сказал кто-то сбоку.
  - Да, для нас это зрелище не частое, - заметил Макс, посмотрев на Сергея Даниловича.
  - Как часто мы можем удивляться простым вещам, не так ли? Хотя у нас такое большое пространство выбора...
  - Простите, что вы сказали? - Макс повернул голову к старому мужчине в коричневом костюме.
  - Я говорю, у нас такое большое пространство выбора, чему можно удивляться, а мы это так редко делаем...
  - Это точно, - усмехнулся Макс и не стал больше ничего говорить.
  Они молча постояли еще несколько минут, после чего попрощались и разошлись. Сделав напоследок несколько глубоких вдохов, Макс, довольный, сел в свою машину и включил радио.
  'Тай, тай, тай, та-ти-тай', - пел надрывистый женский голос, и Макса буквально передернуло изнутри.
  'Да что это со мной такое?!?', - он разозлился на самого себя и выключил радио. - Что происходит сегодня целый день? Я сам не свой!'
  Форд выехал из парковки и направился к ресторану 'Сирень', где была назначена встреча с Таней.
  
  ***
  
  'Элладис!'
  'Да, Эсэль?'
  'Что-то происходит у Лаада. Такое ощущение...', - она замолчала.
  'Какое?'
  'Я дала ему несколько наводок, легких, непринужденных, о том, что он знает. О Тае, о пространствах, и он реагирует на них'.
  'Как реагирует?'
  'Его это как-то задевает, я пока не знаю, как, но такое ощущение, что Тай не забрал у него память полностью'.
  'А как? Частично?'
  'Просто такое чувство, будто память у него дремлет что ли. Как бы в спячке...'
  'Это не хорошо', - задумчиво произнес Элладис.
  'Есть еще одна проблема, ему назначила встречу Таня, та самая, первая девушка'.
  'Ну, что поделать - любовь границ не имеет!'
  'Что-то меня смущает. Она слишком... Она так с ним разговаривала, как будто все помнит'.
  'Ты думаешь, что Тай не смог убрать у них истинную память?'
  'Офар же говорил, что у него что-то не получалось. Может быть, он действительно болен. А больная душа, знаешь ли, ужасная вещь! Я сама несколько раз видела. А если он действительно потихоньку теряет истинную память? Тогда он может вообще наделать такого...'
  'Да... захочет сделать одно, а получится другое...' - Элладис задумался еще больше.
  'Это еще не все', - виноватым голосом сказала Эсэль, - 'уже пятнадцать новоархангелов в мире. Число растет. Я подумала, может быть, если у Лаада действительно есть память, он нам поможет?'
  'Это исключено, Эсэль. Он и так натерпелся. Мы его вырвали из его жизни - это раз...'
  'Мне кажется, что ему будет все равно, когда придет конец света!' - сказала Эсэль.
  'Мы справимся сами!'
  'И кто же будет очищать архангелов, если они все в трехмерном пространстве?'
  Элладис замолчал.
  'Ну, что молчишь?'
  'А что сможет сделать Лаад?'
  'По крайней мере, пока он был с нами, он вытаскивал новоархангелов. Ты их очищал, а сейчас мы, по сути, не можем ничего сделать, если они будут в трехмерном!'
  'Я сейчас поговорю с Ираолом, там будет видно'
  'Хорошо, жду'
  
  
  ***
  
  Подъехав к ресторану, сердце Макса начало биться чаще, а волнение усиливалось с каждой секундой. Заглушив мотор, Макс несколько минут сидел в машине, успокаивая себя тем, что это всего лишь девушка и ничего в ней особенного нет. Но почему-то тревога не унималась. Он закрыл дверь и быстрым, уверенным шагом вошел в ресторан.
  В этот вечер людей в зале было немного. Неизвестная Максу музыкальная группа во главе с красивой белокурой девицей исполняла на сцене поп-джаз. Всеми приглашенными гостями занималась его знакомая, управляющая рестораном - Лера, а вкус у нее был очень даже неплохим, и эти ребята своим примером доказывали это еще раз. Он прошел к бару.
  - Ой, здравствуйте, Максим, - улыбнулась молоденькая официантка. Она, как и многие здесь знали его через Леру, - ваш любимый столик как раз свободен.
  - Меня никто не ждет? - нервно спросил он.
  - Нет, никого не было.
  Макс посмотрел на часы и понял, что до назначенного времени еще двадцать минут.
  - Ко мне придет девушка.
  - Хорошо, вам что-нибудь сразу принести? - вслед ему спросила девушка.
  - Виски. Графин.
  Сегодня экономить деньги он не хотел и то, что у него до зарплаты оставалось еще две недели, а в этом, отнюдь не дешевом заведении он рисковал оставить последнее, его сейчас не беспокоило абсолютно. Когда он уже сидел за столиком, из кабинета администратора вышла Валерия и подошла к официантке.
  - Как дела?
  - Максим приехал, - сказала официантка, - что-то не в духе. Нервный какой-то...
  - У него бывает после работы. Что заказал?
  - Пока только виски. Он девушку ждет.
  - Ясно. Я сама отнесу, - быстро проговорила Лера, взяла графин его любимого односолодового, рюмку и пошла к Максу.
  - И что это мы пьем в одиночестве? - весело спросила она, подходя к Максу.
  - О-о-о, - радостно протянул Макс, - Лера! Солнце! Рад тебя видеть. Как дела?
  Она села напротив друга и поставила на стол графин.
  - Дела хорошо. Игорь снова уехал в командировку. Людей сегодня мало, и это не может не радовать. Работы пока не много.
  - Понятно, - Макс открыл графин, налил себе рюмку и быстро выпил.
  Леру он знал уже лет десять, не меньше. Она была бывшей женой его хорошего, в прошлом, друга. Когда они развелись, с другом отношения практически прекратились, а вот с Лерой они, напротив, общаться стали даже больше. Она уже второй раз вышла замуж, на этот раз успешно, а они с Максом, как и прежде, помогали друг другу в трудные моменты жизни. Поддерживали. И ни грамма романтики. Она была его доказательством того, что дружба между мужчиной и женщиной возможна.
  - У-у-у, - прогудела Лера, - что-то случилось? Опять директор?
  - Да не-е-е, на работе все более или менее. У меня сегодня весь день одно большое приключение, - проговорил Макс и выпил еще одну.
  - Ну, таким я точно тебя не помню...
  - Хочешь? - Макс махнул головой на бутылку.
  - Нет, мне еще документацию оформлять, - покачала головой Лера, - кого ждешь?
  - Знакомую, - сказал Макс и налил еще одну, - я ее сам мало знаю. - Выпил.
  - Тебе что, смелости не хватает? - она улыбнулась.
  - Просто хочу снять напряжение, - крякнул Макс, резко выдыхая воздух.
  - Смотри, чтобы снятие напряжения не перешло в хроническую форму.
  - Не переживай, не перейдет, - резко сказал Макс, - а ты почему без закуски пришла?
  - А тебе она нужна? - с ухмылкой спросила Валерия.
  - Какая разница нужна или нет, должна была принести!
  - Я тебе не официантка, между прочим. Это они должны были принести. А я к тебе чисто как друг подсела...
  - Ладно, прости, - улыбнулся Макс и налил еще одну рюмку, - что, за коллектив?
  - Это, - Лера посмотрела на поющую девушку, - а из Америки приехали.
  - А почему народу так мало пришло?
  - Да хрен его знает. Магнитная буря, что ли. Может, набегут еще, вечер только начинается. А тебе я бы не советовала так пить перед приходом девушки.
  Макс промолчал.
  - Если что, я у себя, - зачем-то добавила она и удалилась.
  'Что ж я так волнуюсь-то? Подумаешь, Таня с фуршета. Что с того? Таня. Таня. Таня. Какое красивое имя...'
  И тут Макс увидел, как девушка подошла к бару, официантка показала рукой на столик, и та повернулась и направилась к нему. Что произошло в следующую минуту, Макс не понял и вряд ли смог бы объяснить чем-нибудь, кроме своего легкого опьянения. Он встал и увидел, как у девушки по мере ее приближения глаза становились влажными, а на лице появлялась улыбка. Макс сам не ожидал того, что сделает. Он широко раскрыл руки в стороны, и Таня утонула в его объятиях. Она обняла его так крепко, как может обнять верная жена своего вернувшегося с войны мужа. Они простояли так несколько секунд, после чего Таня отступила и вытерла появившиеся слезы.
  - Господи, как я рада тебя видеть, Макс. Что произошло? Почему я не могу с тобой связаться?
  - Что? - Макс отошел от странного гипнотического помешательства, - в каком смысле?
  - Я зову, зову и понимаю, что мой запрос не проходит...
  - Какой запрос? - косо улыбнувшись, спросил Макс.
  - Давай присядем, - сказала Таня и села на мягкий стул. Макс последовал ее примеру.
  - Извини, - сказал он, - но я что-то не понимаю. У меня сегодня весь день какой-то странный. Мы ведь виделись только раз, да? На том фуршете в вашей конторе?
  Танины глаза опять заблестели.
  - Ты ничего не помнишь? - дрожащим голосом спросила она.
  - Я не понимаю, что происходит, - шепотом проговорил Макс, - у меня такое ощущение, что нас с тобой что-то связывает, но я не могу понять, что. Вот ты меня обняла, и я почувствовал, что мы не просто знакомые...
  У Тани по щекам скатились две слезинки.
  - У тебя забрали истинную память? - спросила она скорее у самой себя.
  - Истинную память, - повторил Макс и уставился в одну точку, - я что-то знаю об этом. Должен знать...
  - Нет, я поняла, - быстро сказала она, вытирая слезы, - у меня было так же. Но потом, через какое-то время, я все вспомнила. У тебя то же самое. Ты еще все вспомнишь, Макс.
  - Что я должен вспомнить? - у Макса был шок. Самый настоящий, он был просто в смятении.
  - Все. Макс, ты должен верить мне. Поедем ко мне. Мы должны быть вместе.
  - Я, конечно, не против, - лукаво сказал Макс, - но... Это что, такая игра? Ты каким-то образом загипнотизировала меня? Или, я не понимаю...
  - Пожалуйста, поверь мне.
  
  Глава 4
  Виола вышла в седьмом пространстве и сразу же споткнулась о какой-то камень. Сидя на корточках, она увидела, что пропуск начал постепенно таять в ее руках. Он будто сгорал, но без огня. Виола заворожено смотрела, как пропуск рассыпался на землю, и через двадцать секунд в ее руке не осталось и следа от папируса. Кто проверял пропуски и уничтожал их, не было известно никому. Одно было известно точно: человек без пропуска не мог находиться в другом измерении.
  Неожиданно кто-то или что-то, пробегая мимо, зацепило ее, и она чуть было не повалилась на землю.
  - Эй, смори по сторонам, - крикнула Виола ему вслед и остолбенела.
  Она только сейчас увидела, что это был молодой парень, но он был просто гигантом, по крайней мере, его затылок при беге задевал кроны деревьев, высотой метров по восемь-десять. Второе было еще страшнее: он не имел тела! В самую пору было бы закричать, но Виола удержалась. Он был словно туманная дымка, имеющая четкую форму человеческого тела, очень высокого человека. Нереально высокого человека. Еще толком не придя в себя после столкновения, она легонько отряхнула свою длинную юбку...
  - Девушка у вас все в порядке? - раздался низкий голос.
  Перед ней стоял старый мужчина, такой же высокий, как и все здесь, это Вила уже поняла. Такой же бестелесный, как тот бегун и это все казалось ей чертовски-диким, жутким и странным. Но, тем не менее, у всех были черты лица, по которым можно было определить пол, возраст и даже распознать мимику.
  - Д-да, - чуть запнувшись, сказала Виола, и улыбнулась, - все хорошо.
  - Мне показалось, что вы готовы были закричать.
  - Я немного испугалась... - Она посмотрела по сторонам, - этих туч!
  - Что? Туч? - удивился мужчина.
  Виола поняла, что сказала полную глупость.
  - Да, просто я боюсь грозы, а, посмотрев на небо, я подумала, что она может начаться.
  - Грозы? - членораздельно произнес мужчина.
  - Да, грозы! - твердо сказала Виола. - И это мои личные проблемы!
  - У нас не может быть личных проблем, - спокойно и нравоучительно сказал старый мужчина, - вы же знаете, что мы решаем проблемы вместе.
  - Да, конечно, но со мной все в порядке. Мне не нужна помощь.
  - Вы уверены, что вам не нужна помощь?
  - Вообще-то нет. Мне нужно найти одного человека...
  - Просто подумайте об этом, - сказал мужчина, мягко улыбнулся и растворился в воздухе.
  'Ничего себе, транспорт', - подумала Виола, - 'Неужели здесь я выгляжу так же, как и они. Что ж, это интересно'.
  Только сейчас она встала и выпрямилась. Огромные деревья оказались немногим выше нее. Она сосредоточилась.
  'Герольд', - подумала она.
  В ту же секунду в голове сама собой появилась информация 'Пространственное имя: Герольд, житель седьмого пространства, проживает в городе Красное Солнце'.
  'Вот это сервис!', - присвистнула Виола, - 'Мне это нравится. Город Красное Солнце. Смешное название. Только где его найти?'
  Она огляделась. Тучи, которых она так 'испугалась', уже рассеялись, и небо стало чистым и ясным (не обошлось ли здесь без помощи того мужчины?). Деревья теперь казались далеко не такими большими, как раньше. Можно было коснуться листьев, не прилагая особых усилий. Ни одного средства передвижения Виола не видела, и это ее расстроило. Самое обидное было то, что различные навыки перемещения были ей неизвестны. В седьмом пространстве, насколько знала Виола, нет людей, которые бы не знали всех существующих навыков, и поэтому она чувствовала себя белой вороной.
  'Так, а где я сейчас?'
  'Вы находитесь в городе Чистой Природы, седьмое светлое измерение'.
  'Класс. Интересно, мне на все вопросы ответят? Как мне попасть в город Красного Солнца?'
  'Вы должны воспользоваться навыком искривления пространства'.
  'А если я не знаю навыка искривления пространства?', - спросила Виола.
  На этот раз ответ возник не мгновенно, а через несколько секунд.
  'Тогда вам нужно попросить кого-нибудь искривить для вас пространство'.
  'Спасибо', - весело сказала Виола и осмотрелась в поисках какого-нибудь добродушного аборигена.
  Как ни странно, она не видела ни одного.
  'Да, такого быть не может!', - возмутилась она сама себе, - Что ни одного человека во всей округе? А, может быть, то, что я вижу, не совсем то, что есть?'
  - А-а-а! - коротко и громко прокричала Виола.
  - Что случилось? - раздался женский голос, и Виола увидела девушку, примерно ее возраста, которая возникла прямо перед ней.
  - Здравствуйте, - виновато сказала Виола, - у меня все в порядке, но мне нужна помощь. Я так поняла, что крик у вас, как звонок в дверь. Мне нравится.
  - Конечно, - спокойно сказала девушка, - я сделаю все, что смогу.
  - Мне нужно попасть в город Красного Солнца, но я не владею навыком искривления пространства, - Виола смутилась и опустила глаза.
  - Это пустяки, - сказала девушка и за мгновение открыла перед Виолой выпуклую линзу, искажающую вид всего, что за ней находится.
  - О-о, большое спасибо, - улыбнувшись, сказала Виола, - как я могу вас отблагодарить?
  - Дай мне свою руку, - сказала девушка.
  Виола покорно протянула ей свою руку. И девушка нежно прикоснулась к ней. Виола почувствовала легкое головокружение, но все-таки устояла на ногах.
  - Теперь ты сама сможешь искривлять пространство, когда захочешь, - сказала девушка за миг до того, как испарилась, - только пожелай...
  Виола стояла растерянная, но счастливая, как ребенок, впервые вошедший в парк Дисней-Лэнд. Перед ней переливалась выпуклая линза, похожая на прозрачную жидкость, каким-то образом висящую в воздухе. Ей подарили навык искривленного пространства! Ей, прислужнице монастыря, которой даже думать нельзя было о навыках.
  Она шагнула в линзу и вышла уже на оживленной улице огромного города. Как ни странно, первое, что она заметила - это свой рост. Виола снова стала обычного человеческого роста, но вот привычного тела она все также не приобрела. Здесь люди не растворялись в воздухе, а носились как угорелые, пролетая сквозь друг друга, что-то галдя на ходу. Кто-то шел в компании, кто-то один, кто-то бежал, а кто-то шел спокойным, размеренным шагом, но все куда-то шли и что-то делали. Виола широко улыбнулась. Она была изумлена. Она никогда не видела столько людей в одном месте, и это было просто фантастически. Дорога, на которой она стояла, открывала вид не то на местный рынок, не то на какую-то ярмарочную площадь, на которой несколько сотен жителей седьмого пространства что-то покупали и что-то продавали (как ей показалось). Понаблюдав за людьми с минуту, она увидела, что никто не выходит за определенные пределы. Вся эта толпа ходила-бродила сугубо в отведенных рамках условного прямоугольника. Она подошла поближе и стала наблюдать внимательнее.
  - А ты что стоишь, - с улыбкой спросила маленькая девочка, которая подошла почти вплотную, - давай, быстрее! - Она взяла Виолу за руку и втянула в их галдящий и суетящийся мирок пятьдесят на сто метров.
  - А что нужно делать-то? - решилась спросить она девочку, но та уже растворилась в толпе.
  Виола попробовала выйти из этого хаоса, но ей не удалось. Стен и преград не было, но выйти она не смогла. Будто какая-то энергия не позволяла выйти из этого заколдованного прямоугольника.
  - Стоп! - раздался громкий возглас, и все перестали суетиться. На высоте восьми-девяти метров в воздухе парил мужчина средних лет. Виола открыла рот, но от изумления и шока она даже крикнуть не смогла. - Игра закончилась. Кто-то узнал секрет. Кто этот человек?
  - Я, я, - быстро затараторил подросток с длинными волосами, - это я узнал!
  Мужчина сделал легкое движение руки, и парень поднялся на его высоту.
  - Скажи всем, какой был секрет? И кто его скрывал?
  - Секрет держал Хариус, учитель древности. А секрет заключался в том, что предводитель жил в пещере и правил напрямую оттуда.
  - Ну-у, - раздались разочарованные голоса игроков.
  - Я так и знал...
  - Можно было догадаться...
  - Не мог это быть Хариус... - то здесь, то там раздавалось из толпы.
  - В награду молодой юноша получает уникальный для нашего мира навык... - снова заговорил мужчина, и все игроки замолкли, - левитация! - радостно подытожил тот.
  - Ничего себе, как у настоятеля! - раздались снова голоса.
  - Да зачем она ему нужна? Такому молодому?
  - Да послужит этот навык во благо тебе и твоим близким, - торжественно добавил мужчина. У парня на запястьях появились тоненькие, но очень яркие голубые ауры, которые через миг погасли.
  Парень широко улыбнулся, помахал всем рукой и быстро улетел куда-то вдаль. Все начали расходиться, и Виола поняла, что теперь может спокойно двигаться туда, куда ей вздумается. Мужчина, который только что вещал для всех игроков этой непонятной Виоле игры, опустился на землю и направился прямо к ней. Все-таки раз он выдал такой ценный приз, значит, он наверняка не последний человек в городе и сможет помочь. Она пошла навстречу к нему.
  - Вот это ты вымахала, - с улыбкой сказал он, когда они поравнялись, - не ожидал тебя здесь увидеть!
  Виола встала, как вкопанная, а незнакомый ей мужчина подошел и крепко обнял ее.
  - Виола, девочка моя, что ты здесь делаешь?
  - Простите, мы знакомы? - удивленно спросила она.
  - Ты, наверное, меня совсем не помнишь, - с пониманием сказал мужчина, - меня зовут Герольд, я хороший друг Таола.
  Виола не поверила своему счастью.
  - Я жил в монастыре, когда ты была еще со-о-о-о-овсем крошкой, - продолжил он, - и я много нянчился с тобой.
  - Я помню какого-то бородатого мужчину, который всегда играл со мной... - задумчиво проговорила Виола.
  - Вот, - довольно сказал Герольд, - это я и был!
  - Но здесь вы выглядите совсем иначе.
  - Если ты не заметила, то ты тоже, - подмигнув, сказал мужчина, - ну, что мы стоим как неродные? Пойдем ко мне. Ты уже пила зантру? Это такой местный напиток из корней дерева?
  - Нет, - все еще не совсем придя в себя, ответила Виола.
  - Вот и хорошо. У меня есть отличная, свежая. Только что настоялась.
  Они уже порядком отошли от шумного людного квартала, и двигались по широкой вымощенной ровным и гладким камнем улице. Герольд уже успел рассказать, как они познакомились со стариком Таолом, как он впервые увидел ее - маленькую, голубоглазую Виолу, рассказал, что давно хотел проведать их, но никак не мог найти подходящего времени. Они зашли в маленький каменный домик, в котором совершенно странным образом помещалось так много всего. Потолки были невысокие, стены казались узкими, однако мебели было, прямо сказать, предостаточно. В доме было четыре комнаты, кухня, кладовая и даже уборная. В каждой комнате было как минимум три-четыре стула, одно мягкое кресло и множество посуды необычайных и причудливых форм и расцветок. В комнате для гостей был еще и диван, правда, он показался Виоле очень твердым. После того, как Герольд показал гостье свою обитель, они пошли на кухню, где стоял небольшой круглый каменный столик, несколько деревянных стульев и много-много различных баночек на столе. Как оказалось, в одной из них и был нахваленный Герольдом настой зантру. Пока он заваривался в специальном сосуде, похожем на деревянный бочонок с ручкой, Герольд рассказал, что здесь он исполняет обязанности настоятеля. То есть человека, разрешающего или запрещающего что-то. Что именно он должен следить за порядком и не давать никому послабления и, наоборот, если нужно, то награждать людей.
  - А что это была за игра? - поинтересовалась Виола, глядя, как Герольд разливает своеобразный чай по кружкам.
  - Это ежемесячная игра на развитие интуиции. Набирается группа людей, игроков. Среди них есть один человек, который хранит тайную информацию. Идея в том, что каждый человек, который ходит в этом прямоугольнике, должен что-то говорить. И каждый должен слушать, потому что тот, кто держит тайну, очень громко вслух говорит ее. Цель игры услышать среди многих голосов и огромного количества информации именно ту, которая была загадана как тайная. Победитель получает уникальный навык. Ты пришла практически в самом конце игры, обычно она длится от получаса до часа.
  Он замолчал и отхлебнул заваренный напиток.
  - Теперь давай говори ты, - сказал Герольд, отставив свою кружку, - я так понимаю, ты пришла не просто так.
  - Да, меня прислал Таол, после того, как я рассказала ему о том, что слышала. Один из бывших послушников монастыря, брат Тай, попал в туманные пространства с истинной памятью, хотя брат Таол убирал ее. Тем не менее, он там с истинной памятью и пользуется ей очень и очень недостойно. Он пытается нарушить баланс добра и зла для того, чтобы снова попасть сюда, в светлые измерения. И брат Таол прислал меня, чтобы попросить вас о помощи.
  Герольд задумался.
  - Это не так-то уж и просто - попасть к нам. И совершенно точно, что никто там, на месте, не сможет исправить эту ситуацию.
  Он опять замолчал, потирая шею.
  - А что там, в туманных пространствах? - не удержалась Виола, - вы там были когда-нибудь?
  - Ох, девочка моя, там творится такой ужас, что туда соваться без определенных дел не стоит.
  - А почему наши измерения называются светлыми, а у них туманными.
  Герольд строго посмотрел на нее.
  - Извините, просто Таол никогда не отвечал мне на эти вопросы, а мне всегда было очень интересно...
  - Путь наших пространств определен, поэтому они светлые пространства, как светел путь Творца, - нравоучительно сказал Герольд, - а путь их пространств не определен, как неизвестно, что скрывается за густыми туманами.
  Виола мало что поняла, но расспрашивать дальше не стала.
  - Иди к Таолу, девочка моя, - сказал Герольд, - и скажи, что скоро я приду в гости и лично выйду в туманные пространства. Пусть он готовит для меня выход.
  
  Глава 5
  Макс с Таней сидели на диване в ее гостиной и играли в 'дурака'. Откуда-то из кухни доносилась тихая музыка, собака мирно посапывала возле двери, а они сидели и играли в простую карточную игру.
  - Вот еще, - радостно говорила Таня, подкидывая карту.
  - Легко, - говорил Макс, отбиваясь.
  По металлическому карнизу застучали крупные капели дождя. Дождь разошелся довольно сильно, и, судя по беспросветному небу, было ощущение, что продлится он долго. Таня выключила музыку. Звук дождевых капель действовал очень успокаивающе, и Макс на какое-то время вообще забыл об этом нелепом и странном дне. Он просто расслабился в этот момент, впервые за долгое время, по-настоящему отдыхал.
  - А как это должно произойти? - неожиданно спросил Макс, - я имею в виду мое просветление? То есть так разом бух, и все?
  - Я не знаю, у меня это произошло как-то само собой, - ответила Таня, - я не знаю, так ли будет у тебя.
  Часы показывали уже половину второго ночи. И Макс и Таня ужасно хотели спать, но ни тот ни другой не решался заговорить об этом первым. Макс, как, пожалуй, каждый адекватный человек чувствовал себя немного неловко в гостях у девушки, с которой едва знаком и не решался спросить, где ему можно лечь спать.
  - У меня к этому времени память уже вернулась, - как-то весело сказала Таня, - а, ну-ка, скажи, что ты знаешь о полуторном пространстве?
  - О чем? - Макс виновато улыбнулся, - прости...
  - А что ты можешь сказать об Элладисе? Ты помнишь, кто такой Элладис?
  - Нет, хотя... - он задумался, - это какой-то арабский миллиардер?
  - Нет, - Таня усмехнулась, - а Эсэль? Ты помнишь Эсэль?
  Вот тут Макс задумался серьезно. Его выражение лица с ухмыляющегося и недоверчивого сменилось на какое-то шокированное или даже испуганное.
  - Что такое? Ты вспомнил Эсэль? - с надеждой спросила Таня.
  - Это... девушка из моего сна, - ошарашено сказал Макс, - мне только сегодня снился сон. Я точно помню, что девушку в нем звали Эсэль...
  'Эсэль', - попробовала Таня.
  - Как жаль, что у меня нет ее личной связи.
  - Что? - недослышав, спросил Макс.
  - Нет, ничего. Слушай, пожалуй, нужно идти спать. Ты не против, если я постелю тебе здесь? - Таня указала на диван.
  - Да, конечно, мне хоть на полу... - искренне сказал Макс.
  В своей квартире в течение почти года он спал на надувном матрасе, пока не купил диван, поэтому был вполне привычен к дискомфорту, однако ее диван выглядел куда более удобным, нежели у него дома. Да и в принципе, Макс был абсолютно непривередливым. Отведи его сейчас в университетскую общагу - он легко нашел бы общий язык со студентами, выпил бы с ними дешевого пива и улегся бы туда, куда положат. Хоть поперек коридора.
  - Я в спальню. Если что, ванная вон там слева, - она указала рукой, - туалет там рядом. Если будут проблемы - кричи, я приду на крик, - она улыбнулась.
  - Спасибо, - вежливо сказал Макс.
  Она потянулась и поцеловала его в щечку.
  - Так странно, будто мы только что познакомились, - со смешком произнесла она.
  Макс ничего не ответил, для него это было именно так. Таня собрала карты, принесла Максу постельное белье и ушла к себе. Макс зашел в ванную и буквально сел на стиральную машинку от удивления. В стаканчике под прозрачным пластиковым колпачком стояла его зубная щетка. В этом не было никакого сомнения, потому что написанные по пьяни его другом художником буквы 'М.КС' на ручке говорили о ее уникальности и неповторимости.
  - Таня, извини, если разбудил, - сказал он в трубку сотового телефона, - я стою в ванной и не могу понять, это что, моя щетка?
  - Да, - весело произнесла Таня, - можешь не сомневаться.
  - Спасибо, буду знать, - так же весело сказал Макс и положил трубку.
  - Неужели она говорила правду? - сам себя спросил он. В глубоких раздумьях он принял душ, почистил зубы и лег спать. Уснул он легко и спокойно, как будто находился не в гостях, а дома.
  
  ***
  
  'Элладис, их уже двадцать три. Похоже, его план работает', - отчаявшимся голосом сказала Эсэль.
  'Я поговорил с Ираолом. Он знает навык развеивания, но для него действительно нужны очень веские основания. Иначе он просто не будет работать. И в нигде ничего не сказано о том, что развеять можно человека, которых делает других архангелами. Всю библиотеку перерыли...'
  'Так что нам делать?'
  'Что с Лаадом?'
  'Он не вспомнил. Если и вспомнит, то, боюсь, может быть слишком поздно'.
  'Помоги ему!'
  'Что?' - удивилась Эсэль.
  'Помоги ему. Если у него есть память, но он что-то просто забыл, то напомни ему. Расскажи все, что было'.
  'А если у него нет памяти? Он может просто сойти с ума! Или еще что-нибудь. История знает много случаев, когда вот так люди становились...'
  'У нас нет выбора, ситуация критическая'.
  'Ладно, постараюсь что-нибудь сделать'.
  Эсэль шла по песчаной дорожке, ведущей в 'зал ангелов'. Таких заведений тут было полно, и они были рассчитаны на то, чтобы ангелы могли действовать сообща. Так они заходили в этот зал и решали совместные дела, общались, придумывали цепи событий. Помогали людям увидеться или, наоборот, расстаться. Сейчас Эсэль хотела встретиться с ангелами Тани, для того, чтобы узнать, каким образом они смотрят на ее истинную память, с которой она живет и здравствует в трехмерном. За несколько минут она добралась до одноэтажного строения, которое было чисто условно обозначено визуально. Для удобства. На самом деле это было пространство в пространстве и там сейчас находилось около десяти миллионов ангелов. Здание было поистине масштабным и доступно для работы было только ангелам. Даже если бы Элладис пришел в полуторное, он бы не увидел ни этого здания, ни миллионов ангелов, которые в нем работали. Эсэль зашла и осмотрелась. Везде мельтешили ангелы, кто-то смеялся, кто-то суетился. Она послала запрос, и ей сказали подойти к восемнадцатому сектору. Секторами называли небольшие площадки, два на два метра, на которых происходили встречи разных ангелов. Сектора не были подписаны или обозначены, но каждый ангел знал, где какой. Подойдя к своему сектору, Эсэль увидела, что в нем уже стоят три ангела. Все трое вторичные, она это сразу увидела.
  - Здравствуйте, Эсэль, - раздался голос самого старшего, - меня зовут Король, - выждав обычную паузу, он добавил, - вот такое странное имя - Король. Это Сид и Кала, - он указал на двух других ангелов, - мы ангелы Таньяны.
  - Да, рада вас видеть, - как бы между делом сказала Эсэль, - Как поживает ваша подопечная?
  - Хорошо, - сказал Король, - а что-то случилось?
  - А вы не знаете, что у нее активна истинная память?
  - Нет, этого не может быть! - запротестовал Король. - Она первая!
  - Какая разница, - сказала Эсэль и вспомнила, что раньше Таню закрывала 'пустышка', и может быть, никто ее не снял. - Где она сейчас?
  - Дома. У себя дома. Спит, - сказал Сид.
  - Разрешите мне с ней поговорить. У меня подозрение на счет нее.
  - Как скажите, - боязливо ответил Король, - где вам будет удобно?
  - Пригласите на северный пляж, я сама ее найду.
  - Хорошо, - сказал Кала, - я отправлю ее туда сейчас же.
  - Спасибо, - ответила Эсэль, - вы мне очень помогли.
  - Честное слово, мы ничего об этом не знали, - сказал Король.
  - Простите, а кто вы такая, - спросила Кала.
  - Тихо ты, она прямая, - шепотом сказал Король, толкнув ее вбок, - мы можем идти?
  - Да, спасибо за помощь.
  - Всегда рады помочь, - раздался приглушенный голос, когда ангелы уже растворились в воздухе.
  'Эсэль! Эсэль!'
  - Да не кричи, - сказала Эсэль, оказавшись напротив Тани.
  - Это ты меня звала?
  - Да. Ты что, до сих пор под 'пустышкой'?
  - Я не снимала. Да я и не знаю, как это сделать. Мне ее Макс ставил.
  - То-то я смотрю, твои ангелы ничего не знают. Я собираюсь помочь Лааду вспомнить все события.
  - Это замечательно! - радостно вскрикнула Таня.
  - Нет, послушай. Я не хочу, чтобы он отвлекался на ненужные дела. Нам нужна его помощь! А я знаю его очень хорошо, и если я сейчас верну ему память, то он будет везде таскаться с тобой, а нам это ни к чему, понимаешь?
  Таня обиженно смотрела на золотой песок.
  - Не дуйся, просто это так. Любовь-шмубовь - это, конечно, все хорошо, но есть дела поважнее. Сейчас его помощь просто необходима. Решается вопрос жизни и смерти не только нас, но и вообще всего живого.
  - А что я сделаю?
  - Я знаю, что он у тебя, поэтому уезжай из дома. Я обещаю, что если все закончится удачно, то вы будете вместе. По крайней мере, пока больше половины линий выглядят успешно. Но сейчас нам нужна его помощь.
  - Я поняла.
  - Все будет хорошо, - Эсэль обняла Таню, - И не отвечай на его запросы. А теперь проснись! Тебе нужно уезжать. ПРОСНИСЬ!
  
  
  Таня резко открыла глаза и посмотрела на часы. Половина шестого утра. Она быстро поднялась с кровати, оделась и собрала самые необходимые вещи в чемодан. Затем зашла на кухню, быстро написала что-то на клочке бумаги и выбежала во двор. Ее 'жук' стоял возле машины Макса. Она закинула чемодан в багажник, завела мотор и быстро выехала по влажному асфальту со двора на трассу.
  Когда Макс открыл глаза, было уже позднее утро. Часы показывали половину одиннадцатого. Макс потянулся.
  - Таня! - промелькнуло у него в голове.
  Он пулей, не тратя время на то, чтобы надеть штаны, забежал в её комнату, но увидел там лишь скомканную постель.
  - Таня! - крикнул Макс, спускаясь вниз, - Тань! Я все вспомнил! Тань!
  Тишину нарушали только слабо слышные гудки машин на улице.
  Макс зашел на кухню. На столе была записка:
  'Завтракай и делай все необходимое. Встретимся позже. P.S. скажи Светке из квартиры 3, чтобы присмотрела за Фоксом. ХХХ'
  Опустив записку, Макс сел на стул.
  'Может быть, это и правильно. Что-то уж слишком серьезно все повернулось', - подумал он про себя и включил телевизор, который висел под потолком возле окна. Затем открыл холодильник, достал два йогурта, два вареных яйца и майонез. Поставил греться чайник и сделал телевизор громче. Передавали выпуск новостей.
  - Продукцию, выпущенную в прошлом году, - закончила фразу девушка диктор. - Стали известны новые подробности странных событий, происходящих в Европе. Напомним, два дня назад в одном из швейцарских банков была похищена сумма в четыреста миллионов евро. До сих пор никто не может объяснить, как это произошло. Банк был оснащен самым лучшим на данный момент в мире оборудованием. Сотрудники банка утверждают, что деньги просто исчезли. В распоряжение СМИ поступила видеозапись, с круглосуточной камеры банка, - на экране появился вид хранилища, в котором располагаются деньги - и через несколько секунд с очень высокой скоростью деньги стопками начинают пропадать. Пока никто не может дать точного ответа, что же произошло в банке и кем является похититель денег.
  Макс усмехнулся.
  - Чистой воды 'дематериализация', - сказал он, продолжая чистить яйца, - новоархангелы развлекаются.
  - На Востоке возрождается вооруженный конфликт. Глава крупнейшей террористической организации в мире, - снова продолжила верещать ведущая новостей, - обратился к правительству Соединенных Штатов с настойчивым требованием выпустить боевиков, которых схватили на прошлой неделе. Иначе они готовы, цитирую: 'выпустить на вас всю мощь нашего нового оружия, сила которого несопоставима с оружием, придуманным людьми'. Пока правительство США не сделало ответных заявлений.
  'Тай, Тай, что ж ты делаешь, а?', - сказал Макс самому себе. Он порезал очищенные яйца в пиалу, полил майонезом и перемешал ложкой. Затем налил себе чай, добавил сахара и оставил остужаться, он не очень любил пить кипяток, а разбавлять чай 'сырой' водой не хотелось. После этого Макс взял в руки йогурт и снова уставился в программу новостей.
  - Они предполагают, что метеорит может коснуться орбиты Земли. Передает наш специальный корреспондент.
  - Здесь, в этом самом помещении, работают люди, которые следят за перемещением космических тел, - начал говорить молодой парень в черном костюме, - как говорят здесь, такого они не видели еще не разу.
  - Понимаете, это космическое тело передвигалось совсем в другом направлении, - теперь камера показывала седого, но еще не слишком старого мужчину, - такого изменения направления объекта в космосе никто не видел ни разу. С точки зрения физики, это просто невозможно. Мы заметили этот метеорит примерно два месяца назад. Просчитав его движение, мы пришли к выводу, что он пройдет на очень большом расстоянии от Земли. Но буквально два дня назад он резко изменил свое направление и сейчас движется прямо на нашу планету. Если он еще раз не изменит своего направления, то через четыре дня он может столкнуться с Землей.
  - Сейчас правительства всех стран решают, что можно сделать с этим космическим объектом. Но точных данных по этому поводу пока нет. Будем держать вас в курсе событий, - закончил молодой человек.
  Макс выключил телевизор.
  - Да, сколько нам осталось?
  'Эсэль!'
  'Ну, наконец-то, сколько можно ждать. Выходи в полуторное'.
  'Через секундочку', - сказал Макс и залпом выпил немного остывший чай.
  Выйдя в полуторное измерение, Макс осмотрелся. Что-то было не так. Небо. На небе были темные, мрачные, страшные облака. Это очень насторожило Макса.
  - Почему так долго ждать тебя приходится? - спросила Эсэль.
  - Что с небом? - пропуская мимо ее вопрос, спросил Макс.
  - Ты разве не знаешь, что творится у вас?
  - Только что слушал программу новостей. И что?
  - В каком смысле что? Ангелы не справляются. Представь, какое у них состояние. Все в панике. В мире начинается хаос.
  - Где Тай?
  - Точно сказать нельзя. Лаад, нам нужно очищать новоархангелов! Их уже полсотни!
  - Если не остановить Тая, то толку от очищений не будет!
  - Их станет меньше! Раньше мы успевали очищать быстрее, чем он назначал.
  - Смысла не будет, Эсэль. Где Элладис?
  - Он у себя. Он нашел того, кто может развеять.
  - Так что же мы ждем?
  - Лаад, навык не работает без определенных правил. Нельзя развеять душу к Офару за то, что Тай назначает архангелов.
  - А что говорит Офар?
  - По поводу чего?
  - Он рассказал, кто такой Тай? - Макс наконец-то перевел взгляд с неба на Эсэль.
  - Нет.
  - Эсэль, я тебя слишком хорошо знаю. Ты не умеешь врать.
  - Хорошо, да, рассказал.
  - Ну?
  - Я не могу тебе говорить об этом.
  - Да что ты говоришь? А как мы будем с ним бороться, если я даже не знаю, кто это такой?
  'Офар!?' - позвал Макс.
  'Лаад. Все-таки не забрал он память?'
  'Что за секреты? Почему Эсэль мне не говорит, кто такой Тай?'
  'Передай ей, что она может сказать, все равно это знание у вас будет не долго'.
  - Говори, - резко сказал Макс, - Офар разрешил.
  - Хорошо, - смиренно проговорила Эсэль, - тогда тебе лучше сесть.
  
  Глава 6
  Виола снова оказалась в пирамидальном здании. Кела на месте не было. Она вышла из тихого помещения и увидела те же грязные улицы, по которым она проходила несколько часов назад. Неторопливым и размеренным шагом она направилась вдоль исхудалой улочки, с видом принцессы, вышедшей в свет на простые улицы смертных простолюдинов. К слову сказать, люди даже не обращали на нее никакого внимания. Ей же было по большому счету все равно. Она наслаждалась тем, что выполнила задание Таола, тем, что теперь она сможет уйти из монастыря, который не приносил ей никакой радости. Что теперь она, наконец, сможет заняться изучением навыков, как она этого хотела. Все складывалось очень и очень хорошо, и ничто не могло омрачить ее настроение. В глубине души она надеялась увидеть того самого юношу, который показал ей дорогу к пространственному зеркалу, но даже сама не знала, зачем. Он ей понравился. Возможно. Он был достаточно красив, высок, можно даже сказать, галантен, но до этой встречи у нее не было таких чувств симпатии, и она не имела ни малейшего представления, как нужно реагировать, как вести себя в подобной ситуации. Нет, она, конечно, читала книжки, но это-то было по-настоящему. Впервые в ее настоящей жизни, а не в этих книжках. Поэтому она просто хотела увидеть его, надеясь на то, что он-то уж точно знает, как себя вести. Улочка раздваивалась. Виола встала на развилке и подумала.
  'Может быть, стоит просто вернуться в монастырь? Передать Таолу, что я нашла Герольда. Что передала ему информацию, и тот сказал, что скоро придет в гости. Что он выйдет в туманные измерения. И что нужно приготовить ему выход. Затем собрать вещи, попрощаться с Таолом...', - неожиданно ее сердце защемило. Все эти годы Таол воспитывал ее, как родную дочь. Кормил и одевал ее, а сейчас она собирается уходить от него. - 'Куда? Куда я пойду? Я, конечно, могу найти работу, начать изучение навыков и стать полноправным жителем первого светлого пространства. Может быть, найду себе хорошего мужа, полюблю его, нарожаю детей. Полюблю... Как часто я слышала это определение и думала, что я никогда не узнаю, что это такое. Но теперь это в моих руках. Я могу узнать все, что давно хотела. Но Таол... Как он будет без меня?'
  - Эй, - раздался оклик, и Виола повернулась. Она даже не заметила, что начался дождь, а она так и стояла на развилке двух дорог, - ты что, меня не узнала? Это я - Людвиг.
  Конечно же, Виола узнала, но невесть откуда взявшиеся кокетливые дамские недомолвки взяли власть в свои руки.
  - Да, конечно, - будто бы вспоминая, проговорила Виола, - ты, кажется, провожал меня до башни?
  - Да, - крикнул он. Расстояние между ними было около двадцати метров, - ты зачем стоишь там под дождем? А? Заболеть хочешь? Иди сюда.
  Людвиг стоял на веранде своего дома, и, наверное, оттуда и увидел Виолу. А, может, он ее ждал? Она быстрым шагом пошла навстречу и встала под навес вместе с ним.
  - Ты, наверное, замерзла? - спросил он и попытался обнять Виолу, но та отвела плечи, - подожди, я принесу одеяло.
  Виолу действительно колотило от холода, от мокрых вещей, которые жадно прильнули к ее молодому, упругому телу. Через минуту Людвиг выбежал с огромным пледом и накинул на плечи девушки.
  - Вот, так-то лучше. Слушай, зайди в дом, а я сейчас приду.
  Виола хотела что-то возразить, но Людвиг чуть ли не силой протолкнул ее в открытую дверь.
  - Осмотрись пока, погрейся у печки, я скоро зайду.
  Виола зашла в дом. Ей все еще было холодно и противно, но уже не так, как на улице. Вода с нее буквально текла, поэтому она постаралась проходить как можно аккуратнее, вдоль стены, чтобы не залить весь пол. В доме было тепло, уютно и на удивление чисто. Виола, медленно пройдя по коридору и свернув налево, увидела большую, каменную печь, в которой тихо потрескивали дрова. Возле неё было так жарко, что Виола тут же захотела снять с себя плед, но она этого не сделала. Прямо с ним на плечах, она уселась на стул возле печки и почувствовала, как тепло проходит сквозь тело, как маленькие мурашки побежали по ее спине, ногам и рукам. Но она недолго продолжала сидеть в одиночестве. Через пять минут в комнату зашел Людвиг.
  - Привет, еще раз. Извини, что заставил ждать.
  - Ничего, все хорошо, - сказала Виола, не отрываясь от лепестков огня, которые были видны через щели в дверце печи. Она сидела на стуле, подогнув под себя колени, и таким образом плед накрывал ее полностью, - ты живешь один?
  - Да, - сказал Людвиг, взяв в руку железный чайник, - мама живет на соседней улице.
  - У вас два дома? - удивилась Виола.
  - Нет, - усмехнулся Людвиг, - этот дом наш, а она живет с Симоном, кузнецом.
  - А ваш отец... - аккуратно сказала Виола.
  - Умер, когда мне было несколько лет отроду, - Людвиг поставил на печь чайник и достал две глиняные кружки, - Симон был другом семьи. И после смерти отца мама начала жить с ним. Фактически он мне как отец.
  Наступила неловкая тишина.
  - А ты, значит, все-таки решила найти меня?
  - Нет, - резко ответила Виола, - у меня были еще некоторые дела здесь.
  - Ясно, - сказал Людвиг и едва заметно улыбнулся.
  Он насыпал в кружки по щепотке заварки и налил вскипяченную воду.
  - Держи, - сказал он, протягивая кружку, - это поможет тебе не заболеть.
  - Спасибо, - скромно отозвалась Виола и взяла кружку.
  - Ты побывала в седьмом пространстве?
  - Угу, - послышалось от Виолы, которая как раз делала глоток чая.
  - Ну, и как там?
  - Странно, - сказала Виола, - у людей нет тела...
  - Да, я слышал, - мечтательно проговорил Людвиг.
  Виола несколько смутилась. Она хотела произвести впечатление своей новостью о седьмом измерении, но у нее ничего не получилось.
  - А ты обещал угостить меня своим любимым вином, - решила перевести тему Виола.
  - Обязательно. Но только не сегодня. Тебе не нужно нагружать организм, ты заболеть можешь как дважды два.
  - А когда?
  - Завтра посмотрю на твое состояние...
  - А если я завтра не приду?
  - Неужели ты думаешь, что я отпущу тебя сегодня?
  У Виолы округлились глаза.
  - Так, без паники, - попытался успокоить ее Людвиг, - во-первых, у тебя мокрая вся одежда, а это очень и очень плохо. Тебе нужно сначала высушить ее. Во-вторых, на улице дождь, и он не закончится еще двое суток. Поэтому, я тебя никуда не отпущу, пока не буду уверен, что с тобой все в порядке.
  - Но мне срочно нужно быть в монастыре! - жалостно сказала Виола.
  - Никаких монастырей. Поверь, нет ни одного важного дела, которое было бы дороже твоего здоровья.
  - Но...
  - Никаких 'но'! Конечно, если ты хочешь, то ты можешь идти. Но если ты потом будешь два месяца лежать в кровати с температурой и кашлем, я буду чувствовать свою вину. Я тебя не держу.
  Виола скинула плед и хотела встать и уйти, но что-то как будто держало ее здесь. Глаза Людвига. Глубокие, красивые глаза Людвига. Его уверенный голос. Его желание позаботиться о ней...
  - Хорошо, я останусь, - смиренно сказала Виола, - но мне не во что переодеться.
  - Можешь ходить завернутая в плед, пока твоя одежда не высохнет.
  - А где я буду спать?
  - Я уступлю тебе свою кровать, - бодро ответил Людвиг, как будто был готов к вопросу, - а сам буду спать в комнате родителей.
  - Слушай, Людвиг, а зачем тебе это?
  Людвиг улыбнулся.
  - Ты хорошая, и ты мне нравишься. Еще нужны доводы?
  Виола промолчала, подняла плед и снова перевела взгляд на огонь.
  
  ***
  
  Ночью разыгралась настоящий ураган. Гром гремел так, что закладывало уши. Молнии сверкали с такой силой, что комнату освещало, будто светлым солнечным днем. Ветер едва не выбивал окна, которые угрожающе поскрипывали, и, казалось, стонали под сильным давлением. Виола не могла уснуть. Она ворочалась в широкой кровати, ложилась то на один бок, то на другой, то ложилась на живот, то на спину. Несколько раз она пыталась прикрыть голову подушкой, но ничего не помогало. Из маленькой комнаты доносилось щелканье и треск дров, которые догорали в печи, но даже этот звук, который был слышен в перерывах между раскатами грома, не приносил спокойствия. Виола поднялась с кровати и на цыпочках вышла из комнаты. Сердце было готово выскочить из груди. Она, как мышка, прошла по коридору и зашла в комнату к Людвигу. Он спал. У Виолы в монастыре гром не так хорошо слышен, и поэтому она засыпала там без труда, здесь же, казалось, что молния нет-нет, да и ударит прямо в тебя. Виола тихо подошла к кровати Людвига и коснулась его плеча кончиками пальцев.
  - Что случилось? - он приоткрыл глаза и не сразу обратил внимание на то, что Виола стоит возле него абсолютно голой.
  - Я не могу уснуть, - виновато проговорила Виола.
  - Хочешь... - он приоткрыл одеяло и подвинулся.
  Виола, не говоря ни слова, легла рядом и обняла Людвига. Ощущая мужчину возле себя, который сможет защитить ее, Виола почувствовала, как ее тело расслабляется, а дыхание становится спокойным. Она почувствовала, именно почувствовала всем телом, как отдалились звуки грома, и как стало уютно и хорошо. Единственное, что ее смущало, это то, что она никогда не была с мужчиной, и если Людвиг... Возможно, она и сама этого хотела, но одновременно очень боялась этого. А вдруг она сделает что-нибудь не так? Вдруг Людвиг очень опытный любовник, и она покажется ему нумехой? Виола не хотела производить на него плохого впечатления и поэтому очень боялась, что он отпустит ее из своих объятий, начнет целовать... Она ведь никогда не целовалась! А что могло быть после поцелуев?
  Но Людвиг не стал целовать Виолу. Он только еще крепче прижал ее к себе, согревая своим теплом, и они заснули под раскаты грома, под треск догорающих дров и под яркие переливы молний, которые отражались на полу.
  
  ***
  
  Герольд вышел из выпуклой линзообразной материи и наступил сапогом прямо в глубокую грязную лужу.
  - Черт, - выругался он, - никогда не могу нормально выйти.
  Оглядевшись, он понял, что ничего катастрофического в его грязном сапоге не было, так как вокруг не было ни единого метра, где было бы сухо и чисто и выйти иначе не смог бы даже виртуозный гимнаст. Он двинулся по размытой от частых дождей дороге, минуя кузницу, конюшни и захудалую таверну. На сапоги даже не хотелось обращать внимание, потому что он понимал, что патологическая любовь к чистоте не очень хорошее качество здесь, в первом светлом пространстве. Герольд спустился по крутой дорожке и увидел башню монастыря на горизонте. По примерным подсчетам Герольда идти до нее пешком не меньше часа, если учитывать, что башня стоит в глухом лесу, и прокладывать дорогу через поваленные деревья, терновые кусты и кустарники придется самому. Однако искривлять пространство впереди себя он не стал, а все же решил пройтись. Давно он не был в трехмерном теле и не ощущал всех его прелестей. Он с какой-то ребяческой радостью спрыгнул с двухметровой горки на твердую почву и почувствовал легкую боль в ступнях.
  - Что б тебя, - опять не удержался он, - это что, высоко?
  Он посмотрел на небо. Можно было предположить, что сегодня может выпасть снег, так как температура могла измениться очень быстро и из 'плюс десяти' легко могло стать 'минус десять'. Все эти серые, холодные тучи, промозглый ветер, низкая температура создавали ощущение одиночества и тоски. Герольду показалось, что даже самый веселый и жизнерадостный человек, окажись он здесь, тут же стал бы грустным и одиноким. Он двинулся в путь, прямиком через лес. Приходилось то перешагивать через упавшие ветки, то пробираться через заросли. Иногда попадались несколько кустов, переплетенных между собой, которые создавали плотное препятствие на его пути. Их приходилось или довольно долго обходить или пинать ногами, пробивая себе дорогу, несколько раз он даже прилично поцарапал руки. Тем не менее, башня становилась все ближе и ближе и, наконец, сквозь ветви деревьев Герольд увидел темнеющие окна комнаты Таола. Через десять минут он вышел на вытоптанный пятачок вокруг башни и чуть не упал от увиденного. Оказалось, что с другой стороны башни есть вполне приличная дорожка. Пусть не выложенная камнями, но вполне сносная земляная тропинка, ведущая в Широм.
  - Да, - Герольд почесал затылок, - давненько я здесь не был.
  Он мог спокойно дойти до деревни, не прилагая особых усилий. Конечно, он бы вышел с другой стороны деревни, но все же затратил бы гораздо меньше сил и времени. Герольд усмехнулся сам над собой и, подойдя к высокой деревянной двери, громко постучал в нее.
  - Кто там? - раздался дряблый голос.
  - Герольд, открывай.
  Послышался звук отползающего железного засова, и дверь медленно отворилась.
  - О-о-о! - воскликнул Таол, - мой дорогой друг! Пожалуйста, проходи, будь моим гостем, - он отошел в сторону, пропуская Герольда.
  Они крепко обнялись.
  - А где Виола? - встрепенувшись, спросил Таол.
  - Я отправил ее три дня назад, чтобы она передала тебе новость о моем скором визите и о том, чтобы ты готовил выход в туманные измерения!
  - Коа гино нум порусане! - Воскликнул Таол, - [Она даже не появлялась]
  - Нареа лоа киарел ни та нуманум, - [нужно было проследить за ее прибытием]
  - Коа силау норум. Лиа та шина курат? - [Она очень молода. Где ее теперь искать?]
  - Шиао лоан хосаэ кунум ди аунами гатилон! - [Главное сейчас - открыть врата в туманные пространства!]
  - Ты прав, Герольд, главное сейчас - это решить проблему с Таем. Он действительно потерял контроль над собой. Похоже, его душа не выдержала перемещения.
  - Сколько времени займет открытие врат?
  - Если бы Виола сказала мне, я бы уже открыл их. Но сейчас придется ждать... Может быть, день, может два...
  - Будем действовать немедленно. У нас очень мало времени.
  
  Глава 7
  - Это так... - Макс замолчал.
  - Странно, - закончила за него Эсэль, - я знаю. У меня тоже было такое ощущение, когда я узнала.
  - Откуда они?
  - Кто? - не поняла Эсэль.
  - Светлые пространства. Откуда они взялись?
  - Я не знаю, - она задумалась, - я не думала об этом.
  В воздухе опять повисла тишина.
  - Нам нельзя терять время, - неожиданно начал Макс, - нужно попробовать остановить Тая.
  - Как, Лаад?
  - Втроем! Я, ты и Элладис. Мы должны попробовать втроем справиться с ним.
  - Это нереально! - Эсэль развела руки в стороны.
  - Нет ничего нереального, Эсэль.
  - Элладис говорил с Ираолом...
  - Это самый старый архангел?
  - Да. Я подумала, может, удастся развеять его?
  - Ты же сама говорила, что этот навык не работает без...
  - Да знаю, знаю, - Эсэль положила руку на шею, - просто у меня предчувствие, что Тая не взять просто так.
  - У нас есть выбор?
  Эсэль промолчала.
  Макс отошел от нее, сел на корточки у воды и прикрыл глаза.
  'Элладис'.
  'Да, Лаад? Ну, как ты?'
  'Бывало и лучше. Где ты?'
  'У себя'.
  'Собирайся! Нужно остановить Тая. Попробуем действовать вместе'.
  'Лаад, это самоубийство!'
  'Да что ты говоришь? А ты предлагаешь сидеть и ждать чуда?'
  'Мне нельзя спускаться в трехмерное...'
  'Скажи, а кто тебя будет проверять, а? Мне кажется, что сейчас у нас уже нет выбора, тем более, если действительно возможно, что Творец увидит твое исчезновение, то нам нечего бояться! Пусть он лучше сотрет с лица земли нас троих, чем Тай всех!'
  'Где вы?', - после секундной паузы спросил Элладис.
  'В полуторном. Ждем тебя'
  'Ждите, скоро буду'.
  'Постой, Элладис!'
  'Что?'
  'Может быть, ты сможешь взять с собой Ираола? Нам помощь не помешала бы'.
  'Ты что, смеешься?'
  'Нет, нисколько'.
  'Я спрошу, но ничего не обещаю'.
  Связь прервалась. Макс встал на ноги и обернулся. Эсэль разговаривала с какой-то женщиной и что-то, как показалось Максу, объясняла ей. Он медленно подошел к ним поближе. Женщина была среднего роста, лица, как и у всех в полуторном, видно почти не было. Но по легким очертаниям Макс понял, что ей около сорока лет. Как только Макс подошел, она широко улыбнулась.
  - Вот, Лаад, познакомься. Это Арина, еще один твой ангел хранитель.
  Макс просто опешил. У него уже и из головы вылетело, что у него есть еще и другие ангелы, кроме Эсэль.
  - Очень приятно, - медленно проговорил Макс и протянул ей руку.
  - Это мне очень приятно, - сказала она и аккуратно пожала ее.
  - Она единственная, кто знает о твоей истинной памяти.
  - А... - начал было Макс, но Эсэль прервала его.
  - Не бойся. Она никому не скажет. Проверенный ангел.
  Арина улыбнулась.
  - У меня есть еще ангелы?
  - Еще два, - сказала Эсэль, - но оба верят в твою 'пустышку'. По ее данным, - она на миг задумалась, - ты сейчас кушаешь в трехмерном ресторане вместе с Антоном.
  - Ясно, - тихо проговорил Макс.
  - Рада была личному знакомству, - сказала Арина и растворилась в воздухе.
  - Кто она?
  - Она твоя бывшая родственница, - смущенно сказала Эсэль, - только не спрашивай, кто! Во-первых, я тебе все равно не скажу. Во-вторых, ты с ней практически не был знаком. Ты был еще слишком маленьким, когда она покинула трехмерное пространство.
  - Ладно, это не важно, скоро будет Элладис. Возможно, вместе с Ираолом. Попробуй узнать о последних новоархангелах. Где появились? Как давно? Нужно хотя бы примерно знать, куда нам двигаться, если Тай не выйдет на связь. Я думаю, что он не ожидает увидеть меня, потому что у меня он вроде как убрал память. Поэтому нужно, чтобы я был неожиданным сюрпризом. Этаким ударом под дых исподтишка.
  - У тебя уже есть план?
  - Пока нет, - честно ответил Макс, - но думаю, решим все на месте. А пока, Эсэль, пожалуйста, узнай все про новоархангелов. Я пока смотаюсь в трехмерное.
  - Зачем? - резко спросила Эсэль.
  - Я хочу увидеть Таню. Может быть, это будет последняя встреча...
  Эсэль понимала его. Она не стала препятствовать.
  - Встречаемся здесь через двадцать минут, - сказала она, и только легкая, почти незаметная дымка осталась после того, как Эсэль пропала.
  
  ***
  
  Как только Макс появился в трехмерном пространстве, в нос ударил едкий запах дыма, а тело обдало сильным жаром. Макс не сразу понял, где стоит и что произошло. Он находился в своем любимом ресторане 'Сирень', который уже наполовину был охвачен огнем. Маленькая сцена прогорела уже до основания. Дорогие столы и стулья, шторы и занавески, подоконник и рамы - все было охвачено огнем. С каждой секундой становилось все жарче. Макс стоял в самом дальнем зале. Огонь сюда еще не добрался, но распространялся с бешеной скоростью и вот-вот настиг бы его. Он попытался выйти самостоятельно, но, сделав несколько несмелых шагов, понял, что выйти через дверь уже просто невозможно. На улице послышалась сирена пожарной машины, крики людей, шум, гудки автомобилей. Все эти звуки сливались в один гулкий шум, который неприятно давил на виски. За считанные секунды огонь почти дошел до его ног и тут на него начала падать горящая балка потолочного перекрытия. За мгновение до верной гибели он успел искривить впереди себя пространство и прыгнуть в появившийся портал. Когда он вышел, то сразу же почувствовал приятный прохладный бриз. Оглядевшись, он увидел, что джинсы и рубашка на нем испорчены, а на руке зияла красная вздувшаяся полоса.
  - Все-таки зацепила балка, - сказал он себе, щурясь от боли. За несколько секунд рана затянулась, краснота пропала, и от ожога не осталось и следа.
  'Так, - сказал себе Макс, - последнее, о чем я думал перед прыжком, - это то, как я все-таки хочу увидеть Таню. Вероятно, она где-то тут'.
  Запрос в информационную сеть. Местонахождение Татьяны Троновой, первая жизнь, не имеющая пространственного имени, обладающая памятью.
  Трехмерное пространство. Страна - Италия. Город - Рим.
  Запрос в информационную сеть. Мое собственное местонахождение.
  Для запроса необходимо полное пространственное имя.
  Лаад де лума нао риора хасор акади даланум фат.
  Трехмерное пространство. Страна - Италия. Город - Рим.
  Запрос в информационную сеть. Конкретное местонахождение Татьяны Троновой, первая жизнь, не имеющая пространственного имени, обладающая памятью. В пределах сотни метров.
  Миленькая улочка, на которую указала сеть, практически ничем не отличалась от остальных мелких улиц Рима: узкая, длинная и вполне чистая. Макс посмотрел по сторонам. На сером каменном доме он увидел название. Это была как раз та улица, на которой должна была находиться Таня.
  Как ни странно, людей на улице почти не было. Через дорогу напротив Макса, обнявшись, стояла молодая парочка. По той же стороне дороги, где стоял Макс, шла пожилая женщина. Больше Макс никого не видел. Улица поднималась чуть вверх с одной стороны и спускалась вниз с другой. Лаад интуитивно пошел в сторону спуска. Пройдя с сотню метров, он увидел впереди себя молодую девушку, которая шла в шлепанцах и несла в руках пакеты с продуктами.
  - Таня! - крикнул он ей вслед.
  Девушка обернулась. Совершенно незнакомая девушка, довольно симпатичная, стройная, все же улыбнулась Максу и, сделав дьявольски манящее движение глазами, пошла дальше, но уже заметно медленнее и гораздо больше виляя бедрами.
  - Нет, вы посмотрите на него! - Макс почувствовал игривый удар ладошкой по плечу, - Ты это на кого там уставился?
  Обернувшись, Макс увидел Таню. Она была в легких светлых брюках и в светло-желтой рубашке.
  - Я думал...
  - Перепутал меня с какой-то... - Она улыбнулась.
  Они крепко обнялись.
  - Я так соскучилась, - сказала Таня, прижимаясь к Максу все сильней и сильней.
  - Я тоже, Тань. Очень.
  - Что ты здесь делаешь? - отстраняясь, спросила она, - Ты ко мне? Пожалуйста, скажи, что ко мне...
  - Радость моя, я действительно здесь, чтобы увидеть тебя.
  Она хотела снова его обнять, но он остановил ее.
  - Подожди, ты должна выслушать меня. Я к тебе, но совсем ненадолго. На несколько минут. Мы еще ничего не сделали, и я не уверен, что у нас получится остановить его.
  - В каком смысле? - у Тани в глазах появился страх.
  - Не бойся. Единственное, что мне нужно знать - это что ты помнишь меня. Что мы, оставив все эти дела, забыв все, снова сможем познакомиться. Мне важно, чтобы ты запомнила меня, как угодно. Перепиши мое имя в телефоне не 'Максим из Пандоры', или как я там записан, на 'срочно позвонить' или типа того...
  Таня улыбнулась, но слезы сами собой начали накатываться на глаза.
  - Я никогда тебя не забуду, Максим Андреевич, Макс, Лаад...
  - Я надеюсь...
  - Не надейся, - сказала она сквозь слезы, - ты должен знать это! Надеяться мало! Нужно знать!
  Таня отпустила его.
  - Ты ведь не можешь остаться, правда? - всхлипывая, спросила она.
  Макс помотал головой.
  - Тогда иди. Иначе я тебя не отпущу, - пытаясь успокоить себя, сказала Таня, - иди, пока никто не видит.
  На улице и впрямь никого не было. И Макс исчез.
  
  
  ***
  
  Первое, что Макс увидел в полуторном пространстве по возвращении, - как Элладис что-то обсуждал со старым, немощным человеком, который опирался на изогнутую, такую же старую, как и он сам, трость.
  - Ты опоздал, - не гладя в его сторону, сказал Элладис.
  Макс ничего не ответил. Вместе с ними стояла и Эсэль, которая, по-видимому, появилась не многим раньше Макса.
  - Эсэль, ты узнала что-нибудь? - перевел тему Макс.
  - Последний новоархангел появился в Вене, в Австрии, около суток назад. Нужно связаться с Таем. Искать его, что иголку в стоге сена.
  - Подождите бежать впереди кобылы, - вмешался Элладис, - Лаад, познакомься - это Ираол.
  Макс пожал костлявую, но крепкую руку старца.
  - Так что вы хотите с ним сделать? - дряблым голосом спросил старший архангел.
  Все трое задумались.
  - Нам нужно, по крайней мере, застать его врасплох и каким-то образом удержать на месте. Очистить новоархангелов, которых он успел сделать. Иначе может произойти катастрофа, - высказался Лаад.
  - Если он действительно из светлых пространств, как сказал мне Элладис, - продолжил старик, - то у нас нет навыков, способных удержать его.
  - Послушайте, вы же старейший архангел, - негодующе произнесла Эсэль, активно жестикулируя руками, - неужели вы не знаете каких-нибудь редких, но ценных навыков, которые могут нам пригодиться?
  Старик прошелся взад-вперед без трости. Он держал руки за спиной (Макс даже подумал, что трость не играет никакой роли, кроме дешевой показухи), сопел, кряхтел и, в конечном счете, заключил:
  - Есть один. Очень древний. Вы о таком даже не слышали никогда. Называется 'зверь в клетке'.
  Все трое удивленно посмотрели на Ираола.
  - Это очень мощный навык, который не применялся в наших пространствах более миллиона лет из-за ненадобности. Сейчас его помню, пожалуй, я один. Возможно, я и смогу вам помочь задержать его. Правда не знаю, насколько хватит моих сил. Вопрос в том, что делать дальше?
  - Дальше, необходимо будет его развеять. Иначе мы его никак не усмирим. А там о нем позаботится Офар, - с некоторой радостью сказал Лаад.
  - Если я применю к нему 'зверь в клетке', то, боюсь, моей энергии не хватит на то, чтобы развеять его - это раз. А второе - вы же уже знаете, что этот навык не работает без должного поведения человека. Людей принято прощать за все. Навык просто не сработает.
  - Я думаю, там мы что-нибудь придумаем, - заключил Элладис. Главное сейчас - остановить его. В трехмерном баланс уже слишком нарушен. Начались стихийные бедствия. Криминал повсюду. Необходимо действовать немедленно.
  - Ох, не нравится мне все это, - вздохнул старик.
  'Тай!'
  Молчание.
  'Тай!'
  'Кто это? Неужели сам архангел Элладис?'
  'Собственной персоной', - дерзко отозвался Элладис.
  'Приветствую', - деловито произнес Тай, - 'Чем обязан?'
  'Нужно встретиться'.
  'Зачем? Ты уже архангел, зачем тебе со мной встречаться?'
  'Нам нужно поговорить'.
  'О чем нам с тобой разговаривать? Ты что, мне друг? Приятель?'
  'У меня есть к тебе деловое предложение'.
  'У тебя ко мне?!', - он рассмеялся, - 'Не смеши, архангел'.
  'Я знаю, как тебе попасть обратно в светлые пространства'.
  Наступила небольшая пауза.
  'Откуда ты знаешь о светлых пространствах?'
  'Это не важно. Тебе это интересно или нет?'
  'Дай-ка подумать... Нет, не интересно. Знаешь почему? Потому что я и без тебя знаю, как туда попасть. Вот так вот! Мне не нужна твоя жалкая помощь!'
  'Решать тебе', - сказал Элладис и прервал связь.
  - Что ты сделал? - накинулась на него Эсэль, - Ты же все испортил!
  - Не суетись, - томно сказал Элладис, - он свяжется со мной, потому что не уверен в том, что его план сработает.
  - А ты уверен? - спросил Ираол.
  - Уверен, - без капли сомнения проговорил Элладис и тут же услышал уже знакомый голос.
  'Элладис?'
  'Да'.
  'Какие твои требования?'
  'Вот это уже другой разговор', - Элладис улыбнулся и подмигнул Лааду.
  
  Глава 8
  Таол и Герольд сидели в башне уже вторые сутки, не обращая внимания на голод. Оба были истощены бесконечной тратой энергии. Наконец врата были открыты. Красивое зеленовато-красное, переливающееся светом пятно, напоминающее вертикально стоящую на земле лужу красовалось посредине комнаты Таола. Герольд не мог оторвать от него глаз.
  - Вот это красотища, - сказал он.
  - Да, врата выглядят просто чудесно. Напоминают о том радостном будущем, которое нас должно ждать, - отозвался Таол, - проходить будешь сейчас?
  - Нет, я слишком слаб. Мне нужно чуть восстановить энергию.
  - Ты прав, ты прав, - Таол попытался встать на ноги с позы лотоса, но у него ничего не получилось. Ноги затекли и не хотели слушаться.
  - Что-нибудь подать? - спросил Герольд.
  - Да, принеси, пожалуйста, воды. Кувшин стоит на столе в соседней комнате.
  Герольд встал и принес кувшин с водой и глиняный стакан. Таол налил себе воды и сделал большой глоток.
  - Вот жизненная энергия, - сказал он, довольно поднимая стакан над головой.
  - Послушай Таол, - заговорил Герольд после секундной паузы, - я давно тебя хотел спросить, но никак не решался. Почему ты выбрал этот путь?
  - Какой путь?
  - Свой путь без навыков. Почему ты оградил от себя то, что нам дано?
  - Дано, - задумчиво произнес Таол, - знаешь, не в навыках счастье, Герольд. Я отказался не от всех навыков. Я, как видишь, могу открыть врата в туманные пространства, а это один из... Да куда там, самый мощный из всех навыков. И им обладаю я один. Может быть, я знал, что придет тот день, когда мой навык пригодится всем людям. А может быть, я изобрел его совершенно случайно...
  - Так ты сам изобрел этот навык? - изумился Герольд.
  - Да, я тогда был еще молодым. После того, как я изобрел его, я сразу же решил опробовать. Сам понимаешь, желание опробовать свое творение. Но я оказался очень сильно разочарован тем, что я там увидел.
  - А что там?
  - Ты увидишь сам, - уклончиво ответил Таол, - но не в этом суть. Проблема в том, что именно после этого я решил оставить свои навыки и создать монастырь. Я понял две вещи, когда побывал в туманных измерениях. Первая - это то, что знание навыков не всегда приносит счастье. Второе - за то, что я создал такой навык, я должен заплатить ценой всех своих навыков. Не спрашивай, почему. Просто врата в туманные пространства, вероятно, не должны были появляться на свет вообще никогда.
  - Почему?
  - Однажды ты меня поймешь, Герольд. Сперва я думал, что оставлю навык Виоле, когда я уйду из этого пространства. Ты же понимаешь, что мне осталось недолго. Но теперь я уверен, что она совсем другая. Она всегда была другой, не предназначенной для такой жизни. А, значит, этот навык пропадет вместе с моей трехмерной светлой жизнью.
  - Ты можешь оставить его кому-нибудь другому.
  - Я не хочу оставлять такой драгоценный навык неизвестному или недостойному человеку. Пусть в монастыре сейчас около четырех десятков служителей, ни одному я бы не доверил держать в своих руках такую силу, такой навык.
  - А что, если когда-нибудь произойдет подобная ситуация? Если понадобится помощь в туманных пространствах?
  - Я сделал выводы из своего глупого поступка, когда решился прогнать Тая из наших измерений. Больше подобного не повторится.
  - А у тебя был выбор?
  - Выбор есть всегда. Я мог просто-напросто оставить его у себя. Научить чему-то.
  - А если у него действительно больная душа?
  - Если не получится вылечить, тогда никто кроме Офара ему не поможет, - задумчиво сказал Таол.
  - Я слышал о нем, - Герольд усмехнулся, - а я всегда считал, что это мифы.
  - Все мифы имеют под собой реальные факты, - философски заметил Таол, - и Офар - это не миф.
  - Но зачем он?
  - Нам это трудно понять, Герольд, потому что мы с тобой живем в светлых пространствах, и нам, по сути, не стоит соваться в туманные. Но так как я сделал ошибку, я ее и должен исправлять, а ты мне в этом поможешь.
  - Что мне сделать?
  - Ты найдешь его. Имей в виду, что в туманных измерениях навыки несколько другие, нежели у нас. Не трать время на агрессоров. Пространств там двадцать.
  - Сколько?!? - изумился Герольд, - Ты не шутишь?
  - Нет. Там действительно двадцать пространств. И одно из них измерение архангелов, как они его называют.
  - Зачем столько?!?
  - Я же сказал, что нам этого не понять. У Творца были на то причины. Информационное поле там работает примерно так же, как и у нас. Конечно, более примитивно, но все же. Как ты понимаешь, оно не даст тебе информации о Тае, который не является жителем их пространств, поэтому я дам тебе одну вещь, - Таол полез во внутренний карман своей мантии и достал два маленьких шарика, сделанных из какой-то каменной породы.
  - Что это? - спросил Герольд, взяв их в руки.
  - Это сделал Тай, когда был еще ребенком в этом пространстве. Он вырезал это из обычного булыжника. Из здорового валуна, который лежал на заднем дворе его дома. Использовал обычные навыки, но получилось очень неплохо. Смотри, ни одной неровности.
  Герольд пригляделся и провел пальцем по гладкой поверхности шариков.
  - И что они мне дадут?
  - Не понял? - спросил Таол и, увидев непонимающее выражение лица своего собеседника, продолжил, - они хранят его энергию. Его индивидуальность. Отправишь запрос на то, чья энергия заключена в этих предметах. Так должно сработать. Сначала ты окажешься в измерении архангелов. Сразу спускайся ниже. Потому что в этом месте все очень официально. Могут начать разбираться, кто ты? Что ты? Как тут оказался? Один архангел, конечно, тебя не сможет взять, но если их будет пять-десять... Они не слишком сильны, Герольд, но и не слабы. Сам понимаешь, какие-то навыки они позабыли, большинство навыков. Но какие-то и появились, к которым ты можешь быть не готов.
  - Я понял, - внимательно слушая, сказал Герольд.
  - Скорее всего, ты найдешь Тая в трехмерном пространстве. Оно совершенно не такое, как у нас тут, но тебя это не должно пугать.
  - Почему оно не такое?
  - Как тебе сказать. Вроде как такое же, но... Я там был всего один раз, и оно мне не понравилось. Вроде и люди... В общем, увидишь сам. Отыскав Тая, ты должен непременно пресечь его действия. Проверь его. Если окажется, что у него действительно больная душа, тебе придется вылечить его.
  - Вылечить больную душу? - изумился Герольд.
  - Да. Я дам тебе один навык, который я, слава богу, еще помню. Больные души у них отправляются к Офару, а у нас их просто не было и никогда не будет, как ты понимаешь. Но я создал навык, который лечил души. Правда, если дело не совсем худо, - усмехнулся Таол, - но лечил.
  - Зачем ты создал этот навык?
  - Зачем, зачем... - задумчиво повторил за ним Таол, - потому что я хотел помочь им, вот и все! - резко сказал Таол, - когда я там бывал, меня всегда поражало, что там происходит. Там бывают войны, Герольд! Трехмерное измерение у них создает все условия для того, чтобы душа стала больной. Это просто ужас! Поэтому я создал навык, который мне почти ни разу не пригодился.
  - Почему?
  - Потому что тогда я уже отрекся от навыков, - Таол уставился на темный камень в стене и о чем-то задумался.
  Герольд молчал.
  - Подойди, - с какой-то мягкостью сказал Таол, и Герольд подошел к нему, - сядь рядом.
  Герольд послушно выполнял то, что говорил ему учитель. Таол положил две руки на плечи Герольда. Оба сидели с закрытыми глазами. Таол что-то бурчал себе под нос. Герольд понимал, что это древнейший язык, но не мог разобрать ни слова. Неожиданно он почувствовал сильный жар, исходящий от рук Таола. Он чуть было не одернул плечи, но сдержался. Легкий белый свет, похожий на туман, обволок Таола, а затем очень медленно переполз по рукам на Герольда. Руки Таола сразу стали менее горячими. Герольд расслабился и почувствовал, как туман затягивает его. Стало очень приятно. Ощущение было похоже на чувство невесомости.
  - Все, - с улыбкой сказал Таол, когда туман рассеялся, - я передал тебе навык. Владей! - добавил он.
  - Ты не передал мне его, ты его отдал, да? Целиком и полностью.
  - Да, Герольд. Он мне, действительно, не нужен. Уж если я выбрал этот путь, то увольте, - сказал он и улыбнулся.
  - Я сделаю все, что смогу.
  - Я знаю, знаю, - сказал Таол, - эх, где мои веселые годы с приключениями?!
  - Да, брось, Таол. Ты не такой уж и старый.
  - Конечно, - Таол укоризненно посмотрел на Герольда, - уже еле хожу, а ты говоришь...
  Герольд промолчал.
  - Ох, и наделал я грязи, создав эти врата...
  - Да брось, - Герольд похлопал по плечу своего друга, - так бы мы никогда не узнали о существовании туманных пространств.
  - Уж лучше бы никогда не знали...
  
  ***
  
  Солнце вставало медленно и потихоньку заполняло светом комнату. Виола проснулась, когда солнечный свет уже касался ее век. День был очень ясный и красивый. Небо было голубым, за окном пели птицы, а в комнату проникал прохладный свежий воздух. Людвиг еще спал. Виола потянулась и зевнула. Спать уже не хотелось, но вылезать испод теплого пухового одеяла желания тоже не было. Людвиг зевнул вслед за ней и открыл глаза.
  - Давно проснулась?
  - Нет, только что. Красиво, да? - Виола махнула головой в сторону окна, из которого виднелось голубое небо и яркое солнце.
  - Да, редко когда такая погодка выдается. Будем вставать?
  - Так не хочется, - с улыбкой сказала она.
  - Ах, тебе не хочется, - он оседлал ее как жеребца, - а так хочется? - Людвиг начал щекотать ее. Он уже знал, что она не любит щекотки, и поэтому, когда она ленилась, он щекотал ее.
  - Нет, нет, - она попыталась перевернуться, - не надо, - она расхохоталась.
  - Ну, что теперь?
  - Все, все, я согласна, - она улыбалась, глядя на Людвига.
  - Что, согласна?
  - Еще немного поваляться, - сказала она, схватив себя руками за плечи крест-накрест, потому что знала, что Людвиг опять начнет ее щекотать.
  - А-а-а, - закричала она, - я пошутила. Все, встаем!
  И она медленно сползла с кровати. Оба были абсолютно голыми, но не менее красивыми и счастливыми, чем в одежде.
  - Идем умываться на ручей? - спросил Людвиг.
  - Идем, - согласилась Виола, - только может быть, мы сначала оденемся?
  Людвиг только улыбнулся в ответ. Они собрались за считанные минуты и вышли из дома. Впервые Виола увидела эту деревню в таком свете. Солнечные лучи падали на крыши домов, делая их какими-то чистыми и красивыми. Лужи и грязь на земле подсохли, и теперь начали появляться очертания каких-то дорог и тропинок. Справа, у соседнего дома, она увидела вышедших на прогулку двух куриц с цыплятами. Эта картина заставила Виолу улыбнуться, и на душе стало так хорошо и спокойно, как не было, наверное, никогда в жизни. Они молча пошли по высохшей дороге, свернули на другую улочку и пошли вдоль нее.
  - Давай, кто быстрее? - спросил Людвиг.
  - Давай, - согласилась Виола и быстро побежала с места.
  Они бежали недолго. Виола поскользнулась на луже и упала. Людвиг рассмеялся и подошел к ней. Виола плакала. Не от боли, скорее оттого, что Людвиг посмеялся над ней.
  - Ты что же такая неосторожная, - сказал он и взял ее на руки, - ты у меня такая смешная.
  - У меня болит коленка, - шмыгнув носом, сказала Виола.
  Людвиг коснулся ее коленки ладошкой, и боль тут же прошла.
  - Как ты это сделал? - спросила она.
  - Я тебя научу, - тихо сказал Людвиг ей на ухо.
  Виола была на руках Людвига, пока он не донес ее до ручья. Ручей был очень чистым, бегущим из горной долины. Местные жители набирали в нем воду для питья. Готовили на этой воде супы и каши и набирали ее для того, чтобы мыться. В общем, это был самый настоящий оазис в здешних местах. Ручей был не очень большой, но и не маленький. Ширина была около десяти метров, а глубина не полутора. Впрочем, можно было сказать, что это маленькая речка, но все называли этот источник ручьем. Видимо, раньше он был гораздо меньше, чем сейчас, а название осталось. Вокруг ручья было полно зелени, стояло несколько больших деревьев, росла трава, грибы и ягоды. Подойдя к ручью, Людвиг поставил Виолу на ноги. Они подошли к журчащей ледяной воде и начали умываться.
  - Эй, - крикнул Людвиг, и когда Виола повернулась, он обрызгал ее водой из ручья.
  Она поддержала его игру и через минуту они были мокрые с головы до ног.
  - Все, хватит, - сказала Виола, усмиряя свой смех, - мне уже холодно.
  Людвиг вытянул вперед руку - и через десять секунд Виола почувствовала, что одежда полностью высохла.
  - Как... - она ощупала себя, - ты так легко можешь это сделать? Значит, тогда ты мог без проблем высушить мою одежду?
  - Ну...
  - Ты воспользовался моим незнанием! - рассердилась Виола.
  - Послушай, - сказал Людвиг, - если бы ты тогда ушла, то мы бы никогда уже не увиделись, так?
  - Наверное, - вздохнув, сказала Виола.
  - Тогда мы бы не полюбили друг друга...
  Виола улыбнулась.
  - Все-таки ты подлец, - она набрала в ладошку воды и обрызгала Людвига.
  Он улыбнулся.
  Через двадцать минут они уже сидели дома и завтракали.
  - Я схожу, договорюсь со своим другом по поводу работы для тебя, - сказал Людвиг, откусывая булочку и запивая ее травяным чаем, - потом приду и скажу, что у него есть. Выберем то, что будет тебе интересно. Потом сходим к Ольге, это швея. Она продает одежду. Купим тебе что-нибудь хорошее.
  - Мне нужно сходить в монастырь, - сказала Виола.
  Людвиг посмотрел ей в глаза.
  - Ты вернешься ко мне? - осторожно спросил он.
  - А ты хочешь? - вопросом ответила Виола.
  - Конечно! Конечно, хочу!
  - Тогда вернусь.
  После завтрака Людвиг ушел к своему другу, а Виола взяла папирус, карандаш из угля и начала писать.
  'Дорогой брат Таол...'
  
  Глава 9
  Встреча была назначена возле обычного простенького кафе, расположенного в центре английского города Манчестер. В это время дня на улицах было немного людей, а те, кто находился на улице, все равно были заняты своими делами, и никому не было дел до того, кто, где и зачем встречается. В трехмерное пространство вышли все четверо, но на встречу пошел один Элладис. Лаад, Эсэль и Ираол остались ждать в нескольких кварталах от того места. По договоренности Элладис должен был оставить канал своего разговора открытым, и они должны были слышать ход разговора, а в определенный момент Ираол должен был активировать свой уникальный навык, чтобы поймать Тая в ловушку. Все было настолько просто, что, казалось маловероятным. По их предположениям, Тай не должен был знать, что все они находятся здесь, и, по сути, Лаад, Эсэль и Ираол должны были быть фактором неожиданности для Тая. Интрига заключалась еще и в том, что во время разговора Элладис не сказал Таю, какие требования к нему он запрашивает. И до сих пор ни один человек не знал, что собирается сказать Элладис, и вполне возможно, что и он сам этого не знал. Сколько не допытывала его Эсэль и Лаад, он не сказал, что собирается предъявить Таю. Каждый думал об этом что-то свое и представлял, что бы можно было выдвинуть в качестве требования на самом деле. Эсэль думала, что на месте Элладиса она бы сказала, что за пропуск в светлые измерения Тай должен не только забрать все свои 'дары', но и показать им четверым свои пространства. Почему-то для Эсэль увидеть новые измерения показалось огромной наградой за то, что они делали во спасение человечества. Лаад воображал, что будь он на месте Элладиса, то единственное требование, которое он бы предъявил - это прохождение очищения в пространствах Офара, потому что иначе Таю никак не искупить своей вины перед всеми людьми. Ираол практически не думал на эту тему. Он сосредоточенно вспоминал навыки, которые могли пригодиться в сражении с Таем.
  Прошло уже порядка двадцати минут с того момента, как Элладис отправился на встречу, а новостей не было. Вдруг все резко услышали голос Элладиса.
  'Он подходит, я его вижу'
  
  Все трое переглянулись и почувствовали волнение, которое охватывало их с ног до головы.
  'Ну, здравствуй архангел Элладис', - услышали все трое, и Лаад узнал голос Тая.
  - Здравствуй, Тай, - сказал Элладис и протянул руку.
  - Ну, что скажешь? Ты знаешь, как мне попасть обратно в светлые измерения?
  - Да, - уверенно сказал Элладис, - только сначала я хочу задать тебе несколько вопросов.
  - Ты что корреспондент? - Тай усмехнулся, - ну ладно. Ваши прихоти не поймешь. Задавай.
  - Пройдемся, - предложил Элладис.
  Тай кивнул, и они медленно пошли вдоль широкого тротуара.
  - Так что ты хотел спросить? - голос Тая был спокойным и расслабленным.
  - Почему ты так хочешь попасть обратно в светлые пространства?
  Тай брызнул слюной и расхохотался.
  - Ты такой странный. Потому что я оттуда! Там мой дом!
  - Как ты оказался здесь?
  - Почему вы здесь все такие любопытные? Что Лаад, что ты... Меня изгнали.
  - Что?!? Как изгнали?
  - Что-то типа того, как у вас развеивают, - Тай подошел к киоску с мороженым и попросил шоколадное, - ты будешь? - спросил он Элладиса.
  - Нет, спасибо.
  - Одно, - добавил Тай продавцу. Когда мороженое было у него в руках, а деньги отданы продавцу, достопочтимому англичанину, Тай продолжил, - У нас никогда такого не было. Видимо, на мне решили попробовать, - он откусил мороженое.
  - А почему никто из наших пространств не был предупрежден? Ладно, изгнали, но здесь-то ты на каких правах?
  - Таол не подумал на счет истинной памяти. Она у меня осталась, а должна была пропасть. То есть он должен был забрать ее.
  - Кто такой Таол?
  - Таол - это основатель монастыря божьей воли. Тебе это ни о чем не скажет. Человек, который открыл врата в ваши измерения. Вообще, я не имею права здесь находиться, поэтому я хочу вернуться. Я хочу быть там, где я должен быть.
  - Вернуться таким способом?
  - А у меня нет другого выбора, Элладис. Конечно, если ты мне его не предоставишь, - он опять жадно откусил мороженое, - ты ведь предоставишь?
  - Конечно, но сначала я хочу узнать еще кое-что.
  - Спрашивай, мне уже все равно. Скоро я попаду домой.
  Элладис несколько смутился.
  - А я смогу попасть в ваши измерения?
  - Вряд ли, - пожал плечами Тай, - хотя если я смог, то почему бы и нет. Я пробовал протащить с собой Лаада, но каждый раз оказывался в одном из ваших пространств.
  - А почему ты не хочешь остаться здесь? Мы могли бы ввести тебя в курс дел. Сделать тебя полноправным жителем. Начал бы с трехмерного, а?
  - Ты издеваешься? У вас... как бы сказать... Не принимай близко к сердцу, но у вас слишком много дерьма. Бардак! У вас боевых навыков в два раза больше, чем полезных. О чем это говорит? О том, что вы в любой момент готовы их применить. У нас такого нет.
  - Ну, боевые навыки есть не у всех, и они против агрессоров...
  - Вы сами породили агрессоров, не забывай об этом. Так что это всего лишь оправдания.
  Они свернули на маленькую улочку и таким же медленным шагом пошли вдоль нее. Эсэль, Лаад и Ираол уселись на лавочку и внимательно слушали весь разговор.
  - У вас двадцать пространств! - подняв палец к небу, сказал Тай, - о чем это говорит? О том, что вам нужен долгий и долгий путь, чтобы стать благоразумными.
  - А сколько измерений у вас?
  - У нас семь пространств. У нас нет ангелов, контролирующих людей.
  Эсэль сидя на лавочке, чуть не подскочила, услышав эти слова.
  - Ваши навыки примитивны относительно наших. Когда у вас последний раз придумывали навыки?
  Элладис задумался.
  - Несколько лет назад некий...
  - А у нас, - перебил его Тай, - навыки создает каждый, кто хочет. Каждый день у нас создаются уникальные навыки, которые вам и не снились. У нас создают собственные субпространства.
  - Субпространства? - удивился Элладис.
  - Да! Вы так далеки от этого. Дети могут создать пространство для того, чтобы играть там. Для нас семь базовых измерений не являются конечными. Мы сами творим жизнь вокруг себя. А ты спрашиваешь, почему я хочу вернуться...
  Элладис промолчал. У него встал ком в горле.
  - Знаешь, я никогда раньше не был таким, - вдруг сказал Тай.
  - Каким? - Элладис повернул голову в его сторону.
  - Таким агрессивным. Это ваши пространства так повлияли на меня, - он доел мороженое, - может быть, я как агрессор впитываю вашу агрессию?
  - Вряд ли, - Элладис улыбнулся.
  - Я бы никому не причинил вреда, честно. Но я был в смятении, в панике. Пойми мое состояние, я попал в совершенно другую, злую, агрессивную, незнакомую среду. Как бы ты себя повел?
  Элладис подумал, что вполне возможно, что он повел бы себя так же.
  - Чего ты хотел добиться?
  - Расписываю пошагово. Шаг первый - все люди становятся архангелами. Шаг второй - в конце концов, архангелом наделяют и меня. Шаг третий - пройдя путь архангела, все попадают в светлые пространства, а я оказываюсь дома.
  - Ты же понимаешь, что это невозможно.
  - Почему? - искренне удивился Тай.
  - Нарушая баланс сил в трехмерном, ты разрушаешь его во всех пространствах. Измерения рушатся. А если рушатся наши, то рушатся и ваши, если они продолжение наших пространств. Ты мог загубить все человечество.
  - Этого не может быть, - с улыбкой сказал Тай, - все люди довольны тем, что они архангелы!
  - Подойди сюда, - Элладис подтащил Тая к окну парикмахерской, где висел телевизор и передавали выпуск новостей. Громкость была высокой, поэтому было слышно даже с улицы.
  'Назревающий конфликт между Соединенными Штатами Америки и Россией приобрел новый оборот. Президент России заявил, что если правительство США не...'
  - Видишь? - спросил Элладис.
  - Ты хочешь сказать, что это из-за меня? - лицо Тая стало серьезным.
  - Без сомнений, Тай.
  'Правительство Китая выступило в поддержку России и заявило, что если начнется...'
  - Из-за тебя назревает война, Тай, - тихо сказал Элладис, отойдя от окна.
  - Я не верю тебе! - резко сказал Тай. - Так, говори, какие у тебя требования, и закроем наш разговор.
  Элладис видел, как меняется интонация Тая, как меняется его настроение, мимика. Он понимал, что Тай сам не знает, что он делает. Это было видно по его глазам.
  - Тай, ты болен, - аккуратно сказал архангел.
  - Это ты болен, идиот! Говори, что ты хочешь! В противном случае я за себя не отвечаю!
  Старейший архангел, прямой ангел и житель двадцатого пространства поднялись с лавочки одновременно. Всем было ясно, что назревает конфликт, и нужно было действовать быстро.
  'Подождите!'
  'Что?!?', - возмутился Лаад, - 'Он тебя сейчас прикончит!'
  'Я пока справляюсь'.
  Эсэль и Лаад переглянулись.
  - Будем ждать? - спросил Ираол.
  - Если он сказал, значит, будем, - отозвалась Эсэль, - хотя я бы начала действовать.
  
  - Пойми, - продолжил Элладис, - ты не понимаешь, что говоришь. Ты перенес огромный стресс, потрясение, и твоя душа... Тебе нужно просто отдохнуть, Тай.
  - Не учи меня жить, архангел! Я знаю, что я делаю! Говори, где портал, и какие у тебя условия!
  - Хорошо, - Элладис понял, что тот не отступится от своего, - во-первых, ты должен будешь вернуть все на свои места!
  - Что именно?
  - Верни всем новоархангелам их нормальный опыт!
  - Зачем тебе-то это? Боишься, что кто-то тебя перещеголяет, а? - Тай улыбнулся, и в глазах опять появился азарт. - Ладно, без проблем. Что еще?
  - Еще ты должен пройти наше обследование, - неожиданно для самого себя сказал Элладис.
  - Что?!?
  - Обследование. Мы должны будем проверить твою душу.
  - Ты что, держишь меня за полного кретина? Хочешь просто поймать меня?
  - Нет, мы просто проверим тебя. Если окажется, что твоя душа больна...
  - Тогда что? - спросил Тай с такой интонацией, будто он знал, что это окажется так.
  - Тогда ты должен будешь пройти очищение у Офара. Это мое последнее требование.
  - Что?!? У Офара? Ты что, рехнулся? Я туда и нагой не ступлю!
  - Пойми, это тебе же во благо! Твоя душа просветлеет и будет как у младенца, чистая и свободная. И тогда я открою тебе путь в светлые пространства, и ты снова окажешься дома. И тебя уже никто никогда не изгонит, потому что ты будешь чист душой, Тай.
  Элладис в очередной раз видел, как меняется выражение лица Тая. Как он о чем-то задумался. Потом украдкой улыбнулся. А затем он будто вышел из гипноза и протер глаза.
  - Я не попадусь на твои грязные уловки, архангел! Я знаю, что Офар никогда не отпустит меня! У него личные счеты со мной!
  - Ты думаешь, что у него есть предвзятое отношение к кому-то?
  - Я не думаю, я знаю! Короче говоря, я не принимаю твои условия. И буду продолжать то, что я уже начал. А теперь извини, мне нужно как можно больше архангелов. Уж очень хочется домой.
  - Подожди! - резко сказал Элладис, - ты прав!
  - В чем?
  - В том, что у Офара на тебя свои планы.
  Тай промолчал.
  - Поэтому этот пункт мы уберем. Просто верни все на свои места, и мы в расчете.
  - Сначала покажи мне врата! Я должен убедиться.
  - Проблема в том, - медленно сказал Элладис, - что врата в пространствах Офара.
  - ЧТО?!? - Тай округлил глаза.
  - Да, я не хотел тебе сразу говорить об этом, но раз дело зашло... Если ты вернешь все на свои места, то я проведу тебя к вратам.
  Они остановились.
  - Ты не можешь спуститься в пространства Офара! - заметил Тай.
  - Это ты так думаешь. Я могу получить разрешение лично у него, - Элладис протянул ему руку, - ну что, по рукам?
  Тай искоса посмотрел на архангела.
  - С какой стати я должен тебе верить?
  - А у тебя нет выбора, Тай. Ты можешь продолжать то, что начал, но в таком случае ты погубишь все, что создано Творцом.
  Тай пожал ему руку.
  - Но учти, архангел, если я узнаю, что ты меня обманул или хочешь обмануть, я от тебя живого места не оставлю, поверь мне.
  - Я верю, - с полной серьезностью сказал Элладис.
  Тай посмотрел по сторонам, убедился, что больше на улочке никого нет, и испарился в воздухе.
  'Ну и что ты наделал, Элладис?'
  'Что, вам не нравится?'
  'Он больной!'
  Все трое уже шли навстречу Элладису.
  'Он поверил мне!'
  'Ой, не факт, Элладис', - сказал Лаад, - 'он мог и соврать'.
  'Посмотрим, что будет дальше'.
  'Элладис, ты просто упустил его!' - обозлилась Эсэль.
  Они уже вышли по одной улице с Элладисом, но все же были достаточно далеко друг от друга, чтобы говорить вербально.
  'Какого черта вы на меня напали? Я что, козел отпущения?'
  Через минуту они были уже близко друг к другу.
  - Не кипятись, Элладис, но Эсэль права, - сказал Ираол, - ты упустил его. У него больная душа, и неизвестно, что у него на уме.
  - Лично я поверил ему, - виновато сказал Элладис.
  - Вот в этом ты весь, - заметил Лаад.
  - Вы еще увидите, что я был прав.
  Элладису казалось, что он просто гениально все придумал, а на него набросились, будто он разрушает Вселенную. Он чувствовал какую-то несправедливость по отношению к себе, но все же не стал разводить полемику на этот счет.
  
  ***
  
  - Да, сколько можно ждать?!?
  - Успокойся, Лаад, - Эсель была на удивление расслаблена - пока никаких изменений.
  Прошло уже больше суток с тех пор, как Тай поговорил с Элладисом, но количество новоархангелов не уменьшалось.
  Все четверо были как на ножах. Разговаривали крайне мало и исключительно по делу. Катаклизмы на земле увеличились, многие города оказались в блэкауте, мародерство росло на всех континентах, с каждым часом количество стихийных бедствий становилось все больше, будто сама планета протестовала против случившегося дисбаланса. Счет шел буквально на часы.
  - Боже, что происходит, а? - спросил Элладис куда-то в небо.
  Они находились на невысокой скале где-то в горном Алтае. Искривляя пространство, Лаад думал только о том, чтобы им никто не мешал, и чтобы было тихо и спокойно. Пройдя через его линзу, Элладис сразу узнал Алтайские горы. Они здесь были невысокие, но очень красивые, как и вообще природа в этих краях. Забравшись на небольшой выступ скалы, компаньоны уселись там.
  - Внимание, есть данные! - неожиданно прервала тишину Эсэль.
  Элладис, сидевший на краю обрыва, свесив ноги, обернулся. Лаад не мог сидеть, он ходил туда-сюда по маленькому пространству каменной площадки и напевал себе под нос какую-то мелодию. Ираол ковырялся в скале своей тростью и, когда услышал голос Эсэль, тоже повернулся. Все в напряжении смотрели на нее.
  - На одного архангела стало меньше, - не сдерживая радости, сказала она.
  - Вот сукин сын! - выдохнул Элладис.
  - Да! - радостно воскликнул Лаад и стукнул по плечу Элладиса, - кажется, ты был прав!
  - А я вам говорил! Говорил ведь?
  - Ладно, ладно, - с улыбкой произнес Ираол, - мы были не правы.
  - А ты молодец, - радостно сказала Эсэль, - уболтал этого Тая.
  - Да, это было не трудно.
  - Я думаю, за это стоит выпить, - весело сказал Лаад и достал из-за спины бутылку шампанского.
  - Не поняла, - медленно сказала Эсэль, - это у тебя откуда взялось?
  - Места знать надо, - ухмыльнулся Макс.
  - Нет, серьезно, ты где это взял?
  - Да расслабьтесь, - Макс начал откручивать проволоку, - пока вы вчера к реке ходили, я ее материализовал на случай успеха...
  Эсэль смотрела на него осуждающим взглядом.
  - Что? Это из моего собственного кабинета! - начал оправдываться Макс, - Клиент один подарил. Вроде, хорошее.
  - Мы же договаривались не использовать навыки! - жестко сказала Эсэль, - У меня информация об архангелах идет от использующихся навыков! Понимаешь, что ты мог сбить информацию!
  - Ладно тебе, не кипятись, - сказал Ираол и положил руку Эсэль на плечо, - все же нормально.
  - Ладно, извини, - сказала Эсэль Максу, - просто сейчас все на нервах...
  - Все нормально, - ответил Макс, и деревянная пробка выстрелила в небо.
  Элладис подошел к огромной каменной стене и поднял четыре пластиковых стаканчика, которые они взяли с собой вместе с водой. Ангелу и двум архангелам показалось, что в этом есть определенное эстетство немного пожить, как простой трехмерник, раз уж они здесь.
  - Давай быстрее, - подгонял его Макс.
  Разлив шампанское по стаканчикам, Ираол торжественно произнес:
  - За то, чтобы Тай очистил всех новоархангелов, а мы смогли исправить все остальное.
  Все радостно чокнулись.
  - Друзья, у нас проблема, - сказала Эсэль, допив шипящий напиток.
  - Что случилось? - радостно спросил Лаад и увидел, что выражение лица Эсэль меняется на глазах.
  - Ну, что?!? - не выдержал Элладис.
  - Архангелов только что стало на пять больше!
  
  Глава 10
  В отличие от обычного перемещения через искривленное пространство проход через врата заставил Герольда понервничать. Ему показалось, что прошла целая вечность, пока он не появился в туманных измерениях. Причем перемещение отняло у него много сил. Появившись в новом месте, он упал на колени. Голова сильно кружилась и болела. Он прислонил руки к голове, но боль прошла не полностью. Он с трудом встал и осмотрелся. Вокруг было пусто. Герольд впервые видел пустое пространство. Вокруг не было ничего. Однако было светло, но найти источник света было невозможно. Герольд не чувствовал ни ветра, ни запахов.
  'Мое местонахождение?' - запросил Герольд.
  Никакой реакции информационного поля не последовало.
  'МОЕ МЕСТОНАХОЖДЕНИЕ?' - повторил он. Тишина.
  - Эй! - крикнул он вперед, и голос эхом пронесся в воздухе, будто он кричал в какой-нибудь очень глубокий колодец.
  'Запрос. Мое имя?'
  Молчание.
  - Что за чертовщина? - спросил он себя, - такого не бывает.
  'Таол сказал, что я должен появиться в измерении архангелов. Допустим, здесь и не должно быть этих агрессоров, но где сами архангелы? Что-то здесь не так...'
  Герольд опустился на корточки и потрогал землю.
  - Что за черт!? - вскрикнул он.
  Земли не было. Он находился в подвешенном состоянии. И стоял на воздухе, в пустоте.
  - Я не использовал левитацию, - прошептал он самому себе.
  Герольд сделал несколько несмелых шагов. Никакого падения, как он предполагал, не произошло.
  'А как у них происходит перемещение в пространствах? Так же, как у нас? Таол говорил что-то про пространственные зеркала. Но вроде бы они только для неопытных. Попробуем...'
  Он сосредоточился и сильно зажмурил глаза. Через мгновение он услышал крик.
  'Что он здесь делает?!? Кто-нибудь помогите!!!'
  Герольд открыл глаза. Он явно оказался в другом измерении. Напротив него стояла ошарашенная девушка и прижималась к стене серого бетонного здания. На нее медленно, в развалку шел огромный лев, красный, будто сделанный из раскаленного металла.
  'Помо-о-ги-ите-е!', - кричала девушка.
  - Эй, ты! - окликнул агрессора Герольд, - Тебе что от нее надо?
  Лев громко зарычал.
  - Твое имя, человек? - голос у льва был смесью звериного рычания и низкого человеческого баса.
  - Герольд.
  - Пространство? - снова прорычал лев.
  - Ты таких не знаешь. Седьмое светлое пространство!
  Лев прикрыл глаза.
  - Пространство? - повторил Лев.
  - Ты что глухой? Не понимаешь моего языка? - Герольд усмехнулся и заметил, что перепуганная до смерти девушка у стены тоже улыбнулась, - седьмое светлое пространство.
  - Такого пространства не существует, - прорычал агрессор.
  - Это для тебя не существует! - сказал Герольд, и в его правой руке появился белый светящийся кубик, - если ты уйдешь, я обещаю не трогать тебя.
  Лев вмиг кинулся с места на Герольда, раскрыв клыкастую пасть. Прыжок был быстрым и стремительным, но Герольд спокойно отошел в сторону и кинул в него свой кубик. За мгновение он будто пылесосом засосал в себя агрессора, стал чуть больше по размеру, но светиться не перестал. Упав на землю, кубик несколько раз ударился и подкатился к ногам девушки. Герольд подошел и поднял его.
  - На. Это тебе на память, - сказал он, протягивая ей удивительный сувенир.
  - М-мне? - запинаясь, произнесла девушка.
  Кубик оказался полупрозрачным, и девушка увидела в нем маленького красного льва, который бегал по его стенкам.
  - Что это? - спросила она.
  - Это пучок чистой энергии. Честно говоря, не успел толком подумать над навыком. Убивать не хотелось, - он кивком указал на льва, - а так... зато у тебя будет питомец! Кормить не нужно.
  - Что это за навык? - быстро спросила девушка.
  - Не знаю, я только что придумал.
  - Что? - удивилась она.
  - Ну, надо же было тебя как-то спасать.
  Она выглядела очень растерянной, но страх начал отступать.
  - Спасибо, - сказала девушка, вертя в руках необычную игрушку, которая стала жесткой и прочной, как из оргстекла.
  - Слушай, не пойми меня неправильно, но... - он виновато улыбнулся, - это какое пространство?
  - Шестнадцатое, - твердо сказала девушка, - но проблема в том, что агрессор не наш.
  - Как это?
  - Я первый раз такого видела. Наверное, восемнадцатого. Честно говоря, я и сама не знаю, но я с ним справиться не смогла...
  - А откуда ты знаешь об агрессорах? У тебя есть память?
  - Нет, ты что? - начала оправдываться она, - я туристка. Сама проживаю в семнадцатом.
  - На вас тоже агрессоры нападают?
  - Да. Но теоретически у меня опыт выше шестнадцатого, и агрессор не должен был нападать.
  - И как он мог здесь оказаться?
  - Я не знаю. Впервые с таким сталкиваюсь.
  - Ясно, - заключил Герольд. Он чувствовал, что теряет время, и ему нужно быстро попасть в трехмерное пространство.
  - Спасибо еще раз, - сказала девушка, - мне пора.
  Она вызвала перед собой пространственное зеркало и вошла в него. Зеркало закрылось.
  'Интересно, а где я был? Измерение без людей, без жизни, что это было? Пространство без информационного поля? Такого не бывает! Но сейчас не время рассуждать. Трехмерное. Мне нужно попасть в трехмерное'.
  Он закрыл глаза, расслабился и через мгновение почувствовал сильный ветер, который ударил его по лицу.
  - Что встал? Проходи! - раздался грубый мужской голос, и Герольда толкнули в плечо. Через несколько секунд появились все звуки улицы, на которой он стоял: шум проезжающих машин, гул многомиллионного города, скрип колес и вой сирен. Герольд стоял прямо на жесткой и ровной дороге с непонятными ему белыми полосками, нарисованными в ряд. Люди очень быстро переходили ее, а странные металлические повозки с людьми стояли и ждали.
  - Ну что встал? Идиот! - сказала проходящая мимо девушка.
  Герольд ничего не мог понять. Как только он увидел впереди себя фонарь с красный кругом, а затем услышал крики и сигналы, он понял, что стоит там, где стоять не положено.
  - Эй, придурок, уйди с дороги! - начали выкрикивать из окон машин.
  Герольд быстрым шагом перешел дорогу, чуть не угодив под колеса КАМАЗа.
  - Извините, я в каком пространстве? - обратился он к первому попавшемуся человеку.
  Женщина даже не обратила на него внимания и прошла мимо.
  - Простите? - молодой мужчина все-таки остановился перед ним, - Я в каком пространстве?
  - Что? Ты откуда такой вылез? - мужчина усмехнулся, - ладно держи, - он протянул Герольду пятидесятирублевую банкноту.
  - Зачем? - не понял Герольд.
  - Бери, говорю, - уже не столь добродушно сказал мужчина в сером пальто.
  - Нет, мне не нужно, я хотел спросить...
  - Смотри, я предлагал. Я спешу, - быстро сказал он, не дослушав Герольда, и сел в стоящую на обочине машину.
  Герольд осмотрел себя и понял, в чем тут дело. На нем была его обычная одежда, в которой он ходил там у себя, в светлом пространстве. Серая потертая мантия до земли, коричневые штаны и такого же цвета рубаха. В общем, ничего схожего с тем, что было одеждой здесь. Он внимательно стал присматриваться к мужчинам, которые бесконечным потоком шли мимо него.
  'Вот такие брюки', - сказал он себе, - 'Такую накидку, подобные сандалии...' Спустя несколько минут наблюдений Герольд щелкнул пальцами. 'Вуаль'. Теперь на нем был черный пиджак, светлая рубашка с галстуком, черные брюки и лакированные туфли. Окружающие, занятые своими делами в час-пик ничего не замчали дальше своего носа и телефона. Вполне возможно, что если бы и увидели, предпочли бы промолчать и пройти мимо.
  'Теперь следующее. Запрос. Мое имя?'
  'Пространственное имя не определено'.
  'Не знает, молодец. Мой опыт?'
  'Опыт не определен'.
  'Какое это пространство?'
  'Трехмерное, первое пространство'.
  'Отлично', - Герольд потер руки, - 'Местонахождение человека с пространственным именем Тай?'
  'Местонахождение неизвестно'.
  - Ясно, - сказал вслух Герольд и достал из кармана каменные шарики.
  'Запрос. Сканирование энергетики этих предметов'.
  'Сканирование невозможно. В данном месте слишком много посторонней энергии, которая мешает проведению сканирования'.
  'Хорошо, пусть будет по-вашему'.
  Он сосредоточился и прикрыл глаза. Все его мысли были направлены на то, чтобы оказаться в уединенном месте, где ему никто не будет мешать. Шумы постепенно пропадали, и Герольд, будучи еще с закрытыми глазами почувствовал, что оказался в другом мире. Первое, что он услышал - это шелест листьев и крик совы.
  
  ***
  
  Лаад сидел в стороне от всех и кидал маленькие камешки, попадающиеся под руку, в обрыв. Они несколько секунд падали, затем ударялись о камни внизу скалы и отскакивали прямиком в речку. Лаад совершенно ни о чем не думал, в голове была пустота. Сейчас Элладис связывался с Таем и диалог могли слышать и Лаад и Ираол и Эсэль.
  'Тай, в чем дело?!? Мы ведь с тобой договаривались?'
  'Знаешь, а я подумал, что не хочу иметь с тобой дело. Мне интересней посмотреть, как изменяются ваши измерения, - он неестественно засмеялся и резко продолжил, - например, можешь посмотреть, что случилось с твоим родным домом, Элладис...'
  Ираол и Элладис посмотрели друг на друга и, не сговариваясь, в одно мгновение исчезли. То, что они увидели, заставило испугаться даже наистарейшего архангела. Пространство было пустым. Абсолютно пустым и безжизненным. Не было ни красот, ни цветов, ни запахов, ничего.
  'Ну, как тебе?', - с усмешкой спросил Тай.
  'Где все архангелы?'
  'Я не знаю, но вероятно их уже нет', - он громко рассмеялся. - Я не берусь утверждать, но, возможно, они уже в светлых измерениях...'
  'Тай, - голос Элладиса стал сиплый и приглушенный, - твои действия уничтожили самое высокое пространство!'
  'Нет, ты не прав, - уверенно сказал Тай, - Это невозможно!'
  Ираол и Элладис вернулись на утес.
  - Что там? - шепотом спросил Лаад.
  Элладис прислонил указательный палец к губам, давая понять, что расскажет потом, и продолжил диалог.
  'Как выяснилось, возможно, - сказал архангел. - Послушай, Тай, давай встретимся с тобой, а? Обговорим все, побеседуем, как нормальные люди?'
  'Мы уже беседовали. У меня нет к тебе интереса, архангел!'
  Связь прервалась. Лаад вопросительно смотрел на Элладиса.
  - Там ничего нет, Лаад. Я не знаю, как это возможно, но пространства больше нет. Его не существует. Пусто!
  - Мы с Эсэль прошлись по всем пространствам, - вполголоса сказал Лаад.
  - И?
  - Везде, начиная с девятого, творится хаос. Агрессоры выходят из своих измерений, - сказала Эсэль, - такое ощущение, что границы начинают стираться. Здесь, в трехмерном, как это ни парадоксально, пока даже война не началась. Хотя и назревает. У ангелов в полуторном тоже паника... Но это не самое страшное...
  - Что может быть страшнее? - голос Ираола выдавал его скверное состояние.
  - Моего пространства, - сказал Лаад, - тоже уже нет!
  - Что?!?
  - Как я понимаю, они исчезают сверху вниз. У нас совсем мало времени.
  Ираол подошел к Эсэль и коснулся ее плеча.
  - Сколько архангелов?
  Эсэль сосредоточилась.
  - По выходу энергии проявились уже две сотни. Все были в трехмерном. Как я понимаю, сами архангелы не могут делать назначение. А значит, это Тай так быстро работает.
  - Как нам, черт подери, найти его?!? - не выдержал Ираол. - Где появился последний новоархангел?
  - В Будапеште, - голос Эсэль был удивительно спокоен, - десять минут назад.
  - У нас выбора, все в Будапешт!
  - Ираол, он может быть уже на другом материке, в другой стране, да хоть в Антарктиде! - сказал Элладис.
  - И что?!? - крикнул Ираол, - Сидим и смотрим за уничтожением всего живого?!?
  Лаад искривил пространство и расширил портал.
  - Идем, я открыл Будапешт.
  - Вот, поучись у Лаада, - сказал Элладису Ираол, - он всегда мало говорит и много делает.
  Ираол зашел в искривление первым.
  
  Глава 11
  Герольд оказался в лесу. Огромные черные деревья раскидывали свои ветви так, что закрывали небо практически полностью. Была ночь или, по крайней мере, поздний вечер. Темнота не позволяла толком разглядеть ничего вокруг. Однако здесь было тихо, спокойно и не слишком сыро, чего Герольд не любил. Одним словом, все было именно так, как он хотел.
  Запрос. Мое точное местонахождение?
  Четвертое пространство. Район большого тернистого леса Чада, близ города Со.
  - Город Со, - усмехнулся Герольд.
  'Запрос. Сканирование энергетики этих предметов', - он снова достал каменные шарики.
  'Сканирование завершено'.
  'Запрос. Местонахождение человека с данной энергетикой'.
  'Трехмерное пространство. Страна Венгрия. Город Будапешт'.
  'Запрос. Необходимо удержание данной энергетики для возможности повторного сканирования'.
  'Запрос принят. Удержание информации совершено'.
  'Конкретное местонахождение, радиус пять метров'.
  Через мгновение у Герольда в голове были точные координаты.
  - Теперь познакомимся, Тай!
  Герольд закрыл глаза и вернулся на шумные улицы российского мегаполиса. Его появление, как и в первый раз, не вызвало подозрений, удивлений и вообще какой-либо реакции. Он зашел в первый попавшийся магазин.
  - Прошу прощения, я могу я воспользоваться вашим туалетом?
  - Что? - не поняла продавщица.
  Перед ней стоял статный мужчина в дорогом костюме и просился в туалет. Видимо, такого она от него не ожидала.
  - Туалетом, - повторил Герольд, - если можно.
  - Вообще-то, у нас так не принято, - начала уже немолодая женщина, - ну, ладно, - выдохнула она, - возьму грех на душу.
  - Простите, что вы сказали?
  - Идите за мной, - сказала она и провела Герольда в административное помещение.
  Сам магазинчик был небольшой, а вот административная часть показалась Герольду даже больше торгового зала. Он вошел в туалет и, улыбнувшись продавщице, закрыл за собой дверь. В торговом зале осталась вторая продавщица, помоложе, которая провожая наглого посетителя взглядом, недовольно фыркнула, но промолчала. Почему Герольд захотел искривить пространство именно таким замысловатым образом, известно лишь ему одному. Может быть, ему не хотелось, чтобы кто-то заметил его махинации, может быть, он считал плохим тоном искривлять пространство на глазах у людей. А, возможно, он боялся, что кто-нибудь из потока людей обязательно попадет в его линзу и случайно окажется в другом месте. Неподготовленная психика человека может не выдержать... Тем не менее, он предпочел туалет магазина. Зайдя внутрь, он посмотрел в большое зеркало, висевшее над раковиной, умылся и вытер лицо потертым полотенцем. Туалет был приличным во всех отношениях. Хороший кафель, чистые унитаз и раковина, никакого неприятного запаха. Не плохо для маленького полуподвального магазинчика. Герольд, не раздумывая, искривил пространство и, щелкнув пальцами, вошел внутрь. В магазине прозвенел колокольчик, висевший на двери, и из зала к туалету подбежала молоденькая продавщица.
  - И долго он там собирается сидеть? - шепотом спросила она.
  - Тихо, ты, - буркнула на нее старшая коллега, - всякое бывает. Что, покупателей нет?
  - Только что последний вышел. Пока нет.
  - Выйди, вдруг кто зайдет?
  - Колокольчик прозвенит, - ответила молодая, - Сколько можно, он уже там пять минут! Интеллигент хренов.
  Старшая продавщица скривила недовольную гримасу, подошла к двери туалета и легонько постучала.
  - С вами все в порядке?
  Из-за двери не слышалось ни звука.
  - Зачем ты только его впустила! - огрызнулась молодая девушка - А вдруг он наркоман? Уколоться у нас решил! Или алкаш! Он точно не пьяный был, а то заблюет нам там все?
  - Какой алкаш, дура что ли? Эй, - она снова постучала, - вы там в порядке?
  - Может, он уснул?
  - Позови Славку.
  - Слава-а! - крикнула молоденькая девушка в зал, - подойди сюда.
  К ним зашел крупных размеров охранник, который так тактично охранял магазин, что его буквально не было видно.
  - Что? - грубым басом спросил он.
  - Там этот мужик не отзывается.
  Слава подошел к двери и сильно стукнул по ней кулаком.
  - Ты че там, не слышишь? Эй?
  - Может, он сознание потерял? - заволновалась старшая продавщица.
  Охранник подошел к двери и резко дернул ее. С первого раза она не поддалась. Но со второго ее чисто формальная щеколда вылетела вместе с гвоздями. В туалете никого не было. Только на закрытой крышке унитаза лежала большая коробка конфет и открытка, на которой большими буквами было написано 'Спасибо, вы были очень любезны'.
  - Это че, фокусник что ли? - спросил охранник.
  - А я-то думала, где я его видела, - быстро сказала молодая, - точно. По телевизору показывали.
  Зазвонил колокольчик, и все трое в приятном, приподнятом настроении пошли на свои рабочие места. Хорошее настроение до конца рабочего дня было обеспечено.
  - А у него камеры не было? Может, он нас еще и снимал, глядишь, по телеку покажут, - с гордостью сказала молодая и, поправив прическу, вернулась на рабочее место.
  
  ***
  
  Герольд вышел на огромном и красивом подвесном мосту Ландсхид, пролегающем через Дунай, и первое, что он увидел - огромную пробку из машин, растянувшуюся на пять, а то и шесть километров в обе стороны. Тая он тоже увидел сразу, его трудно было не заметить. Он стоял на одной из центральных опор моста с раскинутыми в стороны руками. Все люди, стоявшие в пробке, вылезали из своих автомобилей и слушали, что вещал сверху Тай.
  - Вы всего лишь маленькая часть большой системы! - кричал он, причем, слышно его было очень хорошо буквально всем, будто он находился совсем близко.
  Герольд предположил, что это, придуманный Таем на скорую руку навык, который наверняка отнесли бы к одному из простейших и бесполезных.
  - В мире назревает война! Вы хотите войну?
  - НЕ-Е-ЕТ! - раздавался крик некоторых энтузиастов.
  - Мы можем остановить войну. Мы можем вообще забыть про войну! Вы согласны?
  - ДА-А-А!
  - Для этого мне нужно только, чтобы вы этого захотели. Чтобы вы согласились на изменения. Вы хотите этого?
  - ДА-А-А! - к своеобразной демонстрации присоединялось все больше и больше людей.
  - Тогда, - Тай медленно, как пушинка, начал спускаться по воздуху вниз, - подходите ко мне по одному, и я дам вам силу! Вместе мы будем большой силой.
  - Тай! - крикнул Герольд, - Не стоит этого делать!
  Тай уже почти опустился на крышу одного из автомобилей и посмотрел на Герольда.
  - Откуда ты знаешь мое имя, друг? - крикнул он Герольду.
  - Боюсь, мы с тобой вряд ли подружимся, Тай. Таол не доволен тем, как ты себя ведешь!
  - Что? Таол? - Тай спрыгнул с крыши и пошел навстречу Герольду.
  - Да, Таол.
  Люди, как загипнотизированные, слушали их разговор.
  - Я пришел, чтобы остановить тебя.
  - А можно тебя спросить, как ты сюда пришел? Адресочек не подскажешь?
  - Не думаю, что тебе стоит шутить, Тай.
  Тай пристально посмотрел на своего собеседника.
  - Ты не здешний. Из наших... Что, вправду за мной?
  - Да.
  - Ну, тогда попробуй поймать меня. Учти, я очень скользкий.
  Тай не стал наносить удары, не стал использовать светлые навыки, он просто медленно начал терять физическую форму и превращался в воду, которая тоненьким ручейком стекала с моста в Дунай.
  - Черт, - процедил Герольд.
  - Уходите, быстро все уходите отсюда! - Крикнул Герольд, но люди стояли, как завороженные кролики перед удавом и смотрели, как человек растворяется и стекает в реку - Я сказал: все сели в свои повозки и поехали с моста домой! Быстро!
  Часть людей начала приходить в себя и садиться в машины.
  'Так не пойдет', - подумал Герольд и с напряжением стал разводить ладони перед грудью. Автомобили сами собой начали разъезжаться друг от друга, и пробка постепенно рассасывалась и превращалась в медленный, но двигающийся поток. Герольд ждал. Спустя десять минут все без исключения, перепуганные до смерти люди, удалились на безопасное расстояние. На мосту не осталось ни одного человека, но Герольд все еще ждал. Он знал, что Тай где-то рядом и ждет подходящего момента, чтобы атаковать.
  'Давай, где же ты?' - думал про себя седьмой светлый, вышагивая по мосту и вспоминая все навыки, которые могли бы пригодиться. Дул сильный и холодный ветер. На небо начали наползать серые тучи, и Герольд почувствовал, что скоро пойдет дождь. Еще через минуту тучи полностью перекрыли полуденное солнце, и на мост опустился холодный мрак.
  - Так что ты там говорил? - раздался голос у Герольда за спиной.
  Он обернулся и увидел Тая, парящего над водой Дуная в нескольких десятках метров от моста, прямо напротив себя.
  - Подумай, есть ли тебе смысл сопротивляться? Ты же понимаешь, что у тебя нет выхода.
  - Я все-таки еще сопротивляться умею, не сомневайся, - огрызнулся Тай.
  - Мое дело предложить, - Герольд резким движением развел руки в стороны.
  Огромной высоты мощные волны пошли во все стороны, как от невидимого гигантского камня, брошенного в воду. Мост затрясся, и ему показалось, что конструкция может не выдержать. Тай пролетел волну насквозь и скрылся под мостом. Волна угасла мгновенно.
  Герольд с диким криком топнул по мосту. На этот раз от титанической силы мост не выдержал и начал рушиться. Тай вылетел из-под него в последние секунды. Герольд уже парил в воздухе и снова резко развел руки. В этот раз волна была сильнее и быстрее. Тай успел скрестить руки на груди в тот момент, когда волна настигла его. Вода остановилась в считанных сантиметрах и с грохотом упала вниз.
  Они находились в воздухе, в десяти метрах друг от друга. Тай вытянул руку вперед и сжал кулак. Герольд почувствовал, что ему не хватает воздуха, и он задыхается.
  - Ну, как тебе? Здесь мы всего лишь трехмерные люди. И нам нужен воздух, - крикнул Тай и сжал кулак еще сильнее.
  Герольд постепенно переставал слышать звук сильной и мощной реки под собой. Решение пришло спонтанно. Рука Тая теряла силу, разжималась, стала мокрой, а через пару секунд пропала вовсе, а в реку стекла струйка воды.
  - Хитрый, - оскалившись, заключил Тай и исчез.
  Хлынул сильный дождь. Мощный раскат грома, неожиданно затрещавший сверху, даже немного напугал Герольда. Металлические и каменные остатки моста довольно быстро уходил под воду, тучи становились все темнее и темнее, предвещая траурный конец не то Таю, не то Герольду, не то всей земле.
  - Ну, где ты?!? - крикнул Герольд вниз, - Испугался меня? А? Не так-то я и прост, да?
  'Тай!'
  'Что? Кто это?' - он не ожидал сейчас никого услышать.
  'Это Элладис. Как твои дела?'
  'Можно подумать, ты связался для того, чтобы моими делами поинтересоваться. Говори, что надо?'
  'Не видишь меня?'
  Тай, появившийся над Герольдом, развернулся в воздухе на триста шестьдесят градусов и увидел вдалеке на дороге, где совсем недавно заканчивался мост, маленькую человеческую фигуру.
  'Да, это я тебе машу', - Элладис действительно поднял руку вверх и помахал ему.
  'Что тебе нужно?' - Тай начинал нервничать.
  'Поговорить'.
  'Нам не о чем разговаривать'.
  'Я считаю, что есть о чем'.
  В этот момент сзади Тая появился Герольд. Такого не ожидал ни Элладис, который смотрел с берега, ни Тай, который на несколько секунд потерял бдительность и потерял противника из вида. Герольд вертел в руках невидимый объект, а вокруг запястья образовалось голубое свечение. Элладис резко замолчал, молча глядя за происходящим.
  'Я повторяю еще раз, нам не о чем говорить'.
  Герольд уже был готов к тому, чтобы использовать новый боевой навык. Он со всей силы ударил Тая в область солнечного сплетения. Как выяснилось, на Тае была защита. Защита, которую никто раньше не видел. Она была изобретена им самим совсем недавно, но даже она не выдержала удара. Герольд увидел, как маленькими оранжево-огненными чешуйками защита пробивается под его кулаком слой за слоем. Один, два, три, четыре, пять, шесть. Она была хороша, продуманна, но защита не учитывала мощность энергии светлых пространств, поэтому рассыпалась на глазах. Семь, восемь, девять... Тай молниеносно отлетел на четыре сотни метров и упал на землю неподалеку от Элладиса.
  - Зафиксируйте его! - крикнул Герольд и понял, что его не слышно.
  - Что? - крикнул ему навстречу Элладис. От такой скорости действия он даже не заметил, что Тай упал буквально в тридцати метрах от него.
  Герольд полетел к архангелу навстречу, но Тай к тому времени уже поднялся на ноги.
  - ПРИГНИСЬ! - крикнул Герольд, но было уже поздно. За мгновение Тай подскочил к Элладису и схватил его за горло.
  - Стоп! - громко крикнул Тай и потер свою грудь. По выражению лица было видно, что ему очень больно, но он мужественно держался на ногах.
  'Элладис, что произошло?' - Лааду не терпелось узнать, в чем дело.
  Элладис молчал, от боли его голова не соображала, и ответить он не мог.
  - Отпусти его, Тай, - сказал Герольд, - это наше с тобой дело. Мы его и закончим!
  - Нет, - с трудом проговорил Тай, - это и его дело тоже. Он настоящий архангел, представляешь.
  - Мне абсолютно наплевать, кто он. Если понадобится, я продырявлю оба ваших тела насквозь!
  Элладису стало не по себе.
  - Ты этого не сделаешь. Ты же светлый! Мораль, честь, помощь! Для тебя это правила жизни, Герольд!
  - Откуда ты знаешь мое имя?
  - Думаешь, я не помню тебя? - Тай чуть ослабил руку, и Элладис смог сделать глоток воздуха. - Ты же не раз приходил к Таолу. Я тебя с детства помню.
  - Я рад за тебя, а теперь отпусти его, и покончим с этим!
  'Лаад...' - прохрипел архангел, но и этого было достаточно.
  Лаад и Ираол появились одновременно по обе стороны от Тая. Лаад ударил Тая ногой в бок. Тот, оторопев, отошел на несколько шагов, но удержал равновесие. Он по-прежнему держал архангела на вытянутой руке. Ираол тут же выдвинул вперед руку, и она вся покрылась темно-коричневой дымкой.
  - Только попробуй, - глядя на него, сказал Тай, - со мной Элладис. Если я окажусь в клетке, то и он вместе со мной. Уж поверь, я его щадить не буду.
  Ираол остановился. Дымка потихоньку начала рассеиваться.
  - Вот так, - удовлетворенно сказал Тай, - Лаад! - он повернулся к Максу. - У меня странное чувство. С одной стороны, я хочу тебя убить, как таракана, раздавить одним пальцем, а, с другой стороны, я рад тебя видеть. Как твои дела?
  - Очень смешно, Тай, отпусти его!
  - Я посмотрю, ты не рад меня видеть? Очень плохо, я думал мы останемся приятелями, - он сплюнул кровью.
  - Хреновый из тебя был бы приятель, Тай, - оскалился Герольд.
  - А я тебя и не спрашивал! - дерзко отозвался Тай. - Я так понимаю, вы отступать не собираетесь. Я тоже. Что же будем делать? Я могу сломать твоему другу трехмерное горло, - он посмотрел на Лада. - Ты знаешь правила умершего в чужом пространстве?
  У Лаада перехватило дыхание.
  - Тем более, он архангел, ему вообще нельзя быть в трехмерном. Ты понимаешь?
  - Не дурак, - тихо ответил Лаад.
  'Лаад, я появлюсь через пять секунд после обрыва связи. Дай сигнал Ираолу, чтобы был наготове. Ты освобождаешь Элладиса, Ираол бьет, ясно?'
  'Понял'.
  - Ты что, с кем-то разговариваешь?!? - Жестко спросил Тай.
  Лаад не ответил. Он подмигнул Ираолу и со всей силы ударил Тая по ногам. От неожиданности тот упал, Элладис упал вместе с ним. Когда появилась Эсэль, Тай уже успел запустить в Макса темный сгусток энергии. Макс успел поставить защиту, но времени было слишком мало, защита не набрала силу, и сгусток прошел сквозь нее, угадив прямиком в его живот. Боль была невыносимая. Ираол вытянул вперед руку, которая уже была готова нанести удар, но тут Эсэль подбежала к Таю, схватила его за шиворот и ударила кулаком по лицу.
  - Эсэль отойди! - выкрикнул Ираол.
  - Сволочь, сволочь! - она не слышала, что происходит вокруг.
  - Считай, он уже труп, - со смехом сказал Тай.
  - Эсэль! - еще раз крикнул Ираол.
  Наконец она отпрыгнула, и Ираол выпустил всю энергию на Тая. Коричневая дымка сформировалась в клетку и втянула его внутрь. Сам Ираол упал на землю без сознания.
  - Это был самый сильный навык самого сильного архангела? - Тай рассмеялся и подошел к еле видимым прутьям клетки. - Что может быть проще?
  Он схватился за прутья и потянул их в разные стороны. Они не поддавались.
  - Смотри-ка, сильный навык, - сказал он и прикрыл глаза.
  Раны на его груди закрывались и рубцевались, оставляя еле заметные шрамы. Если сосредоточиться и активировать истинное зрение, можно было увидеть, как восстанавливаются все чешуйчатые слои его изобретенной защиты.
  - А теперь? - сказал он не то себе, не то Эсэль и Герольду, которые внимательно наблюдали за его действиями.
  Он снова схватился за прутья, и теперь они постепенно пошли в стороны.
  - Как? - прошептал Макс, держась за живот.
  - Ну что? Слабовато, архангел... - сказал он, выходя из полупрозрачной коричневой клетки.
  - А так? - Герольд махнул рукой в сторону Тая, и даже Лаад почувствовал теплое дуновение от мощного потока энергии.
  Ветер стремительным потоком полетел в сторону Тая и сбил его с ног. Он разгонялся, пролетел до ближайших деревьев и вырвал их с корнем. Волны пыли, травы, камней и воды были видны безо всякого истинного зрения. Они постепенно формировались в воронку, в огромный, черный смерч. Эсэль подошла к Лааду и обняла его. Он терял силы, но заворожено смотрел за вырастающим стихийным столбом. Гигантским вихревым монстром он прошелся по маленькому лесу, не оставил ни единого дерева и теперь направлялся назад. Тай не мог пошевелиться, он судорожно пытался думать, но понимал, что на такой навык ответить ему нечем. Смерч шел прямо на него и когда настиг, втянул его прямо в свое сердце.
  - Он умрет? - спросила Эсэль Макса.
  - Я не знаю...
  Смерч начал утихать, в разные стороны полетели огромные части деревьев, листья, камни с песком. Тай лежал посреди поляны обессиленный и неподвижный.
  - Вы можете ему помочь? - всхлипывая, крикнула Эсэль Герольду.
  Герольд подошел к Лааду, глаза которого были закрыты. Эсэль держала его голову на своих руках и рукой гладила его по волосам.
  - У-у-у, - прогудел Герольд.
  - Что? Его можно спасти?
  - Боюсь, его трехмерное существование уже закончилось, прости.
  Эсэль зарыдала.
  - Тем не менее, - Ираол погладил Эсэль по плечу, - его смерть не была предопределена, поэтому, все еще можно будет исправить.
  - А он? - Ираол махнул головой в сторону Тая.
  - Он спит. И не сможет шевелиться.
  - То есть он жив?
  - Да, конечно.
  - Что нам с ним делать?
  - Вылечить мне его не удалось, попробовал уже. Выход один...
  - Но как же правила? - Элладис поднялся, - Развеять может только Ираол и только при определенных условиях.
  - Больная душа - выход один! И никаких правил нет!
  - Почему у нас никто ничего не знает о вас? - Эсель продолжала держать голову Лаада у себя на коленях.
  - Я понимаю твое смятение, ангел. Но поверь, там у себя, в светлых измерениях, мы задаем точно такой же вопрос относительно вас.
  - Вы ничего не знаете?
  - Почему, кое-что знаем. Но очень и очень мало.
  - Почему?
  - Мы не должны пересекаться. Наши пространства живут своей жизнью, ваши - своей. Тай был переплетающим нас звеном, и вот посмотри, что из этого вышло. От шестнадцатого и выше не осталось ничего, абсолютно. Они просто исчезли. Мне пора уходить. Как я понимаю, единственный, у кого есть связь с Офаром, - это ты, Архангел. Поэтому тебе и карты в руки.
  - А как же быть с исчезнувшими пространствами и с Лаадом? - Спросил Элладис.
  - Офар разберется.
  - Вы знаете его? - спросил Ираол.
  - Нет. К сожалению или к счастью, но нет. Надеюсь, нам не придется встречаться. Прощайте.
  - Постой, - негромко сказал Элладис, - скажи, он есть? Творец?
  Герольд усмехнулся:
  - А ты как думаешь?
  В это же мгновение он исчез.
  
  Глава 12
  Погода в первом светлом пространстве была на загляденье. Солнышко, птички... Герольд вошел в башню и громко позвал Таола.
  - Я здесь, мой друг, - раздался старческий голос из его комнаты.
  Пройдя внутрь, Герольд увидел Таола лежащим на своей твердой кушетке.
  - С тобой все в порядке? - спросил он.
  - Да, да, в порядке. Виола оставила мне записку.
  Герольд увидел на столе аккуратно сложенный лист папируса. Таол жестом показал, чтобы тот прочел.
  'Дорогой брат Таол, мне очень жаль, но я не смогу вернуться к тебе в монастырь. Здесь, в этой жизни, я встретила человека, которого смогла полюбить, и который полюбил меня. Я боюсь, что если я вернусь к тебе, то не смогу уйти обратно, потому что буду чувствовать вину и долг. Поэтому я решила не приходить лично, а просто написать тебе письмо. Прости меня, если я тебя расстроила, но я считаю, что поступаю правильно. Моя ошибка лишь в том, что я не смогла сообщить тебе о приезде твоего друга Герольда, но я надеюсь, что у вас все получится. Еще раз прости и не держи обиды, дорогой брат Таол. Я всегда буду благодарна тебе за то, что ты воспитывал меня, как свою дочь, и всегда буду любить тебя, как отца. Виола'.
  Герольд отложил письмо и посмотрел на Таола, ему показалось, что тот даже немного постарел за этот день.
  - Она молодец, она не упустила свою любовь, как когда-то упустил я, - медленно проговорил Таол. - Я ведь не рассказывал тебе, как это было... Я никому не рассказывал...
  Таол с трудом сел на кровати.
  - Когда я впервые вошел в туманные пространства, они показались мне ужасными. Затем я пожил в трехмерном. Ради интереса. Тогда у них был уже 1896 год от рождества Христова, как они говорят.
  - А-а-а, слышал, - сказал Герольд.
  - Так вот, я начал жить в их пространстве, где нет никаких навыков, и ты представляешь, я влюбился, - у Таола заблестели глаза, - я влюбился, как подросток. Мы любили друг друга короткие полгода. Ты не поверишь, я собирался оставить светлые пространства навсегда. Но она предала меня... Я не помню, как это случилось. Однажды просто решила, что любви больше нет... И никакие навыки, поверь мне! Никакие навыки не вернут тебе любовь! Никогда! Зачем нужны навыки, когда есть любовь, которая сильней всего на свете?
  Таол вытер ладонью щеки и продолжил:
  - Сегодня ночью я передам навык врат Виоле...
  Герольд промолчал.
  - Он мог действительно сделать апокалипсис? - спросил после небольшой паузы Таол.
  Герольд утвердительно покачал головой.
  - Видишь, какой грех мог я взять на свои плечи... Моя девочка более достойная, чем я, мой друг. Она никогда не допустит моей ошибки.
  - Может быть, ты и прав, Таол. Может быть, и прав...
  
  ***
  
  'Офар'.
  'Да, Элладис. Вы его взяли?'
  'Да, он у нас'.
  'Молодцы. Развеивайте'.
  'Мы можем с тобой поговорить?'
  'Да. Вечером встретимся. Мне у вас нужно будет пыль подмести', - Офар хохотнул.
  'Хорошо'.
  Элладис утвердительно махнул головой Ираолу. Тот поднял руки над Таем. На него опустилось желтое, тусклое одеяло чистой энергии, накрывая все тело. Тай был молчалив, хотя уже и пришел в себя. Покрывало окутало его, затем начало темнеть и растворяться в воздухе, и вместе с ним растворялся и Тай. Когда он исчез, после него остался след в форме его тела, который еще долго можно было наблюдать на том месте.
  - Неужели все кончилось, - Эсэль не сдержала эмоции и расплакалась.
  - Тихо, тихо, все позади, - сказал Элладис, сел рядом с ней и обнял ее за плечи.
  - Лаада нигде нет, Элладис. Если он умер, он должен быть в полуторном, но его нет! - Она всхлипывала и смотрела то на одного архангела, то на другого.
  - Надеюсь, Офар поможет нам разобраться, - сказал Элладис и исчез в воздухе.
  
  ***
  - Что будет дальше? - спросил Элладис, подходя к подъезду Макса.
  - Дальше, - Офар вздохнул, - Лаад будет доживать свою трехмерную жизнь, его вернем на его законное место. Ираол вместе с тобой в своем пространстве. Кстати, если бы не болезнь Тая, апокалипсис, возможно, случился бы уже давно. Он хоть и делал архангелов, но неполноценных. Силы были ограничены. Какие-то навыки даже спутаны, поэтому вреда они причинили бы гораздо больше и быстрее, если бы все было по его плану. Что же касается пространств, то пришлось их восстановить.
  - Как? - удивился архангел.
  - Я вернул время назад. Помнишь момент, когда Макс встретился с Таем у себя в офисе? Ты тогда поставил маячок времени. Вот я взял его за основу.
  - Но тот маячок же давно отработал?
  - Это для тебя. А для меня нет таких категорий.
  - Офар, а кто они?
  Офар улыбнулся и искоса посмотрел на архангела.
  - Зачем тебе это?
  - Я хочу знать.
  - Ну, а если скажу я тебе, все равно память заберу. Зачем тебе?
  - Заберете, мне и знать будет незачем, а сейчас интересно...
  - Ой, Элладис, ты как Ладд прям. Любопытной Варваре на базаре нос оторвали.
  - Знаю, знаю...
  - Светлые измерения - это наши пространства, архангел, вот и все...
  - Что?!?
  - Да. Это те же самые пространства, только очень и очень давно. Когда еще не было ни тебя, ни даже меня. Миллиарды лет назад.
  - Но, как...
  - Тогда было всего семь измерений. Там не было агрессоров, не было и меня. Все было иначе...
  - Но зачем они пришли сюда?
  - Случайность. Один человек создал там этот навык, врата в наши пространства, а потом поплатился за это.
  - Но зачем? Почему оно существует? Зачем нужны светлые пространства? - Элладис почесал затылок, пытаясь понять хоть что-то.
  - Как тебе объяснить? Это точка возврата. На всякий случай. Рано или поздно и у нас здесь все рухнет, и поэтому есть светлые измерения, которые опять буду развиваться, и опять появимся мы...
  Архангел несколько секунд переваривал информацию.
  - А почему они светлые, а мы туманные?
  - В их истории все известно, все светло и понятно. А вот что будет с нами - это никогда не будет известно. Неопределенность. Все как в тумане.
  Они сели на лавочку возле дома и сидели на ней около десяти минут в полной тишине.
  - И мы попадаем после жизни архангелов в свое прошлое?
  - Нет, - Офар рассмеялся, - это бред сумасшедшего. Он никогда бы не вернулся к себе без навыка.
  - Так мое пространство конечное?
  - Поживешь - узнаешь, Элладис...
  - Офар?
  - Что?
  - А Творец существует?
  - Ты так долго живешь на земле, и до сих пор ничего не понял... Прощай, архангел. Память о нашем разговоре у тебя пропадет в течение часа, а пока наслаждайся.
  Офар исчез, а его образ еще полчаса сидел с архангелом на скамейке и встречал первые звезды, которые все быстрее и быстрее появлялись на темно-синем полотне небосвода.
  
  Эпилог
  Макс приехал в свой офис в половину девятого. Огромное высотное здание уже было забито офисными работниками, как стеклянная банка корнишонами в рассоле. Кто-то бегал из одного помещения в другое, заполняя многочисленные документы, многие сидели в своих офисах за бесконечными компьютерами и монотонно стучали по своим клавиатурам. В этом бизнес-центре было порядка двадцати офисов разных компаний, но рекламная копания 'Пандора', в которой он работал, занимала почти весь этаж, что вызывало у него некоторую гордость.
  В понедельник Макс предпочитал приезжать пораньше, как начальник отдела продаж он должен был подготовиться сам и подготовить план работы для своих сотрудников, которых было без малого пятнадцать человек. Макс зашел в лифт, нажал кнопку четвертого этажа и с грустью подумал о том, что он уже очень давно не был в отпуске.
  - Здравствуйте, Максим Андреевич, - обратилась к нему молоденькая симпатичная девушка, которая работала секретарем их рекламного агентства всего три недели, - Вам звонил Федор Евгеньевич из 'Хьюго', по поводу встречи, - спешно начала докладывать секретарша, - а Антон Викторович попросил передать, что он приедет к вам в половине первого.
  - Так, - Макс остановился напротив столика, за которым сидела Лиля, и сделал серьезный вид. Ему нравилось, что кто-то воспринимает его большим начальником. Сам он себя таковым считать не привык. - По поводу 'Хьюго' нужно сначала с директором поговорить, я им сам перезвоню после обеда, а Антону позвони и скажи, чтобы приезжал после трех часов. У меня еще встреча.
  - Хорошо.
  Макс зашел в кабинет и сел в свое любимое рабочее кресло. На столе лежала записка.
  'Пусть у тебя теперь и нет истинной памяти, но я бы не простил себя, если бы ты забыл её... Элладис'.
  - Ли-и-иль, - крикнул Макс.
  - Что, Максим Андреевич? - спросила девушка, открыв дверь.
  - А кто записку оставлял?
  Она пристально посмотрела на листок бумаги.
  - У вас в кабинете никого не было. Я даже не знаю...
  - Ладно, я просто что-то перепутал, - сказал Макс и виновато улыбнулся.
  Лиля деликатно улыбнулась в ответ и закрыла дверь.
  - Элладис, - медленно проговорил Макс, - дурацкое имя...
  Раздался телефонный звонок, и Макс поспешил взять трубку.
  - Алло.
  - Привет, мой хороший, как ты?
  Уже четыре дня прошло с тех пор, как 'Таня фуршет' позвонила Максу и предложила встретиться. Уже четыре дня они не расставались ни на одну свободную минуту. И, несмотря на то, что никто из них не торопил события, желание быть вместе как можно чаще только усиливалось с каждым днем.
  - Хорошо, Тань, да вот только зашел в кабинет...
  - Я просто хотела сказать, что очень жду нашей встречи и желаю тебе хорошего рабочего дня!
  - Я тоже очень жду, даже как-то странно все это, - Макс широко улыбался и медленно крутился в кресле.
  - Сегодня в восемь, верно?
  - Я подъеду за тобой, и мы поедем, хорошо? Ты столик закажешь?
  - Уже заказала.
  - Умница какая. Ну все, мне пора. До вечера.
  - Жду с нетерпением...
  Таня положила трубку и закрыла глаза.
  'Господи, спасибо, что ты дал мне возможность познакомиться и полюбить этого человека', - подумала она.
  'Господи, спасибо за Таню', - подумал он...
  
  ***
  
  'Ты что-то изменил?', - Эсэль чуть ли не смеялась.
  'Нет. Почти нет. Немного переписал историю их знакомства. А так все чувства только их, и никого больше', - Элладис был довольным и улыбался, как Чеширский кот.
  'Что будешь делать сегодня?'
  'А что?'
  'Сегодня в одном кинозале в третьем пространстве показывают мелодраму, между прочим, Оскар за лучший фильм 1994 года'.
  'Ты меня приглашаешь что ли?' - Элладис удивился.
  'Ну, раз ты сам не решаешься меня пригласить...'
  'Постой, постой, это у тебя из-за Лаада такой настрой романтический?'
  'Ой, все понятно...пока'
  'Шучу, конечно, пойдем', - виноватым голосом сказал Элладис.
  'И не опаздывай, в семь вечера'.
  'Договорились'.
  Связь прервалась, а Эсэль продолжала смотреть из полуторного на довольного, улыбающегося Макса, который разбирал документы, гудя себе под нос любимую мелодию!
  ***
  Виола сидела дома и ждала Людвига с работы. Был уже поздний вечер, но ложиться спать без него она не хотела. Она читала книгу в приглушенном свете почти догоревшей свечи, когда в груди остро кольнуло, и жар распространился по всему телу, с солнечного сплетения до кончиков пальцев. Прищурив от боли глаза, она увидела яркие всполохи неизвестных ей слов и огни, формирующие портал необычайно цветной и красивый. Когда жар стих, а портал растворился в воздухе, она поняла, что теперь знает уникальнейший и сильнейший во вселенной навык. А еще она поняла, что в это самое мгновение наставник монастыря, который был ей, как отец, покинул этот мир, и слезы сами собой градом полились из ее глаз.
  
  КОНЕЦ
  
  
  
  Июль 2007 - февраль 2008
  Редакция Август 2018
Оценка: 4.37*5  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Ардова "Господин моих ночей" (Любовное фэнтези) | | Д.Деев "Я – другой" (ЛитРПГ) | | Д.Сугралинов "Дисгардиум. Угроза А-класса" (ЛитРПГ) | | В.Фарг "Кровь Дракона. Новый рассвет" (Боевое фэнтези) | | П.Эдуард "Кибер I. Гражданин" (ЛитРПГ) | | Ф.Вудворт "Замуж второй раз, или Ещё посмотрим, кто из нас попал!" (Любовное фэнтези) | | П.Эдуард "Квази Эпсилон 5. Хищник" (ЛитРПГ) | | В.Василенко "Стальные псы 3: Лазурный дракон" (ЛитРПГ) | | Е.Сволота "Механическое Диво" (Киберпанк) | | Л.Брус "Код Гериона: Осиротевшая Земля" (Научная фантастика) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"