Семенов Эдуард Евгеньевич: другие произведения.

Личный подарок Сталина

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 3.39*11  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    1942 года. Сталин посылает дальний бомбардировщик Пе-8 и группу диверсантов НКВД в глубокий тыл врага с целью уничтожения Гитлера. Основано на реальных событиях.

  
  ЛИЧНЫЙ ПОДАРОК СТАЛИНА
  Военно-исторический боевик
  (По воспоминаниям маршала авиации А.Голованова)
  1942 год. Осень. Где-то около двух часов ночи. В квартире командующего Дальней авиацией Голованова звонит телефон прямой связи с Кремлем. Командующий, высокий сильный мужчина, тяжело отрывает голову от подушки и, не открывая глаз, берет в руки трубку, хриплым голосом говорит.
  - Голованов слушает!
  На том конце провода раздается знакомый голос с грузинским акцентом.
  - Вы можете сейчас подъехать ?
  Голованов садится и опускает ноги с кровати. Он одет в трусы и майку.
  - Да, сейчас буду.
  Командующий встает с постели и начинает одеваться. Его одежда, галифе и китель висят на стуле, сапоги стоят рядом. Супруга командующего открывает глаза и смотрит на мужа. Голованов замечает ее движение, кивает ей головой и улыбнувшись, говорит.
  - Спи, я скоро буду.
  Супруга улыбается ему в ответ, понимающе кивает в ответ головой, и тяжело вздыхает. В ее глаза читается искренняя любовь и жалость к мужу, который должен уходить от нее. Она отлично понимает, что если мужчину вызывают ночью дела государственной важности, скоро вернуться он никак не может.
  ***
  Голованов выходит из подъезда и садится в легковую машину 'Виллис', которая ждет его у подъезда. Водитель машины, офицер НКВД, здоровается с Командующим. Голованов отвечает ему и приказывает.
  - Езжай на дачу к Верховному.
  Водитель кивает головой в знак согласия и включает зажигание. Голованов смотрит в окно. На городом висят дирижабли заграждения, рубиновых звезд не видно. Он смотрит на наручные часы. Стрели показывают десять минут третьего.
  ***
  В кабине тяжелого бомбардировщика Пе-8 взрывается снаряд, и бортстрелок, который до этого строчит из пулемета обессиленно повисает на ремнях. Командир корабля капитан Иконников, красивый мужчина средних лет, одет в кожанный комбинезон, унты, шлем, не видит этого. Он держится за штурвал и кричит.
  - Коля, еще один мессер в хвост заходит, слышишь , Коля! Не подведи!
  Оборачивается и видит, что Коля без сознания. Иконников тут же кричит штурману.
  - Вано, Коля ранен, а там мессер.
  Вано, штурман с трубочкой во рту невозмутимо поднимается со своего места и идет к амбразу в нижней части самолета. По пути смотрит на радиста, который строчит из пулемета в боковую амбразуру. Рядом еще один член экипажа, так же из пулемета на турелях стреляет по немецкому истребителю.
  Штурман подходит к раненному Коле, аккуратно оттаскивает его от пулемета и занимает его место. В этот момент из темноты появляется самолет. Он стреляет по Пе-8, прошивает его длинной очередью. Пуля вырывает клок из бедра штурмана. Штурман ругается.
  - Ах, ты богу душу мать, и меня зацепил!
  Длинной очередь сбивает его. Мессер со шлейфом черного дыма идет к земле.
  Кабину начинает заволакивать дым. Штурман, не вынимая трубки изо рта, зажимает свободной рукой рану, смотрит в иллюминатор, сообщает Иконникову.
  - Командир, нас кажись все-таки подбили. Горит второй левый двигатель.
  Иконников дает команду.
  - Игорь отключи двигатель, а я попробую сбить пламя.
   Винт двигателя прекращает вращаться.Самолет делает резкий вираж. Огонь гаснет. Штурман наблюдает за этим из кабины стрелка, радостно восклицает.
  - Врешь, не возьмешь!
  Штурман возвращается на место, бинтует ногу, комментирует.
  - Слава богу, царапина.
  Смотрит на часы. Они показывают полтретьего ночи. Подвигает к себе карту, включает радиостанцию, ловит сигнал, сообщает командиру.
  - Если остальные двигатели не подведут, то дома будем через час и девять минут.
  Командир смотрит на приборы.
  - Двигатели дотянут. У нас другая проблема - стойка шасси перебита. Придется садиться на брюхо.
  Штурман хмыкает.
  - Саш, не в первый раз же.
  Командир улыбается.
  - Не в первый.
  Смотрит назад.
  - Что с Колей?
  Штурман отводил глаза в сторону.
  - Убит. Осколок в висок попал.
  Иконников морщится как от зубной боли.
  - А остальные?
  Штурман сообщает.
  - Убиты радист и задний стрелок. А зацепило всех, кого-то сильнее, кого-то как меня. В общем, все как всегда. Нормально. Задание выполнили. Летим.
  ***
  Голованов входит в кабинет Сталина. Видит, что он стоит возле карты боевых действий, а за столом сидят два генерала и рассматривают карту Белоруссии.
  Сталин смотрит на Голованова.
  - Очень хорошо, что Вы приехали, товарищ генерал-лейтенант.
  Он подходит к столу.
  - Вот смотрите, какую интересную информацию сообщают нам наши разведчики.
  Сталин указывает концом трубки на карту и кивает генералу.
  - Доложите сами.
  Генерал встает, одергивает китель, кашляет. Голованов наклоняет голову, готовится внимательно слушать. Сталин вначинает ходить по кабинету.
  - Сегодня наш разведывательно-диверсионный отряд, действующий в район Вильно смог подключится к секретной линии связи и подслушать разговор между штабом группы 'Центр' и Берлином. Речь шла о приезде в Белоруссию большой делегации из Берлина. Судя по всему с проверкой и для награждения офицеров и солдат особо отличившихся в последних боях.
  Генерал кашляет в кулак.
  - Награждение должно состояться завтра в два часа дня в Доме офицеров города Вильно. Эту информацию подтверждают также наши подпольщики. Они указывают нам на то, что в городе введены беспрецедентные меры безопасности.
  Сталин останавливается.
  - Мне вы немного по другому говорили.
  Генерал кивает головой.
  - Да, товарищ Сталин, но...
  - Говорите, у меня от товарища Голованова нет секретов. Он должен знать все.
  Генерал снова кивает головой.
  - Хорошо. Так вот, есть также сведения, что во главе этой большой делегации может прибыть сам Гитлер.
  Голованов смотрит на Сталина. Сталин курит трубку, смотрит в окно.
  - Какие Ваши предложения, товарищ Васильев?
  Встает второй офицер.
  - Товарищ Сталин, нами подготовлена группа добровольцев-спортсменов. Мы готовы высадить десант в Вильно...
  Сталин оборачивается. И прерывает генерала.
  - И Вы сами пойдете во главе этого десанта?
  Генерал замолкает и опускает глаза, потом заканчивает фразу.
  - Если партия прикажет, то да.
  Сталин хмурится.
  - Я нэ сомневаюсь, что партия сможем найти добровольцев, которые пойдут на все, чтобы достать зверя в его логове. Но... мы больше не имеем права на необдуманные поступки. Сейчас не 41 год. Если в Вильно действительно прибудет Гитлер, то его охрана будет состоять из отборных эсесовцев и сколько бы туда мы не послали диверсантов, хоть дивизию, хоть армию, все равно будет мало.
  Он ходит по комнате.
  - А если это дезинформация. И никакого Гитлера там нет и не будет? Получится, что мы просто потеряем столько времени. Я уж не говорю о человеческих жизнях.
  Первый генерал встает.
  - Я доверяю своим разведчикам.
  Сталин смотрит на Голованова
  - А Вы, товарищ Голованов, как думаете?
   Голованов смотрит на карту и начинает докладывать.
  - Город Вильно находится в зоне действия нашего тяжелого бомбардировщика ТБ-7. Если дело было бы ночью, то можно было бы послать в Вильно целый полк, и сравнять город с землей, но лететь ведь придется днем, чтобы поспеть к торжественному вручению. А значит, как только армада самолетов пересечет линию фронта, об этом станет тут же известо охране Гитлера и он покинет город.
  Генерал осматривает всех присутствующих.
  - Поэтому я предлагают следующее. Послать в Вильно всего один самолет ТБ-7 с полным боекомплектом. А еще лучше с одной пятитонкой. Естественно это будет очень опытный и при этом снайперский экипаж. Способный дойти до цели незамеченными, прячась в облаках и положить бомбу точно в на крышу этого дома офицеров. Причем в точно заданное время.
  Сталин довольный кивает головой.
  - У Вас в Авиации дальнего действия есть такие?
  - Так точно, товарищ Сталин!
  Сталин затягивает, думает.
  - Ну, что же, думаю, это единственный разумный вариант в данном случае.
  Смотрит на генералов.
  - Товарищи не возражают?
  Те согласно кивают головой.
  - Так и поступим.
  Сталин смотрит на генерала Васильева.
  - А Ваших спортсменов мы используем в другой операции. У них еще будет возможность проявить свое мужество.
  ***
  На бетонной полосе военного аэродрома Кратово лежит полуразвалившийся самолет, который судя по всему только что произвел аварийную посадку. Без шасси. Погнуты винты, стекла передней кабины разбиты, весь фюзеляж в пробоинах. Возле разбитого самолета стоит карета 'скорой помощи', пожарные.
  Санитары выносят из кабины раненых. Одного из самолета выносят накрытого белой простыней. Капитан Иконников просит остановиться санитаров. Откидывает простыню, смотрит на лицо умершего. Глотает слезы.
  - Эх, Коля, Коля. Что я матери-то твоей скажу.
  Закрывает простыню и головой показывает санитарами, что можно уносить. Мимо проносят еще одни носилки с телом убитого. Штурман Иващенко курит трубку, радист плачет, механик сжимает кулаки. Рядом с разбитой машиной останавливается военный автобус из него выходит несколько , пять или шесть английских пилотов в сопровождении переводчика и сотрудника НКВД. Один из англичан подходит к Иконникову и на ломанном русском говорит.
  - Мы видели вашу посадку. Мы восхищены мужеством Вашего экипажа. По нашему уставу мы должны были бы покинуть самолет на парашютах.
  Иконников морщится.
  - По нашему тоже.
  Английский летчик удивленно.
  - Получается, Вы нарушили устав?
  На помощь Иконникову приходит штурман Иващенко.
  - Нет. У нас просто не было парашютов.
  Английский летчик открывает рот.
  - Как так?
  Шттурман прерывает его.
  - А вот так. Одиннадцать парашютов - это почти 200 килограмм. Мы вместо парашютов берем бомбы, чтобы гадам больше досталось. Извините, нам некогда.
  Он берет Иконникова за локоть, и отводит его от английских летчиков. Иконников шепчет.
  - Вано, ну зачем ты им ляпнул про парашюты. Дойдет информация до командования. Меня же за это взгреют.
  Вано машет рукой.
  - Да, ладно, пусть знаю, как мы воюем.
  Они, вчетвером: командир корабля, майор Иконников, штурман, капитан Ващенко и второй пилот, старший лейтенант Бурмистров и бортмеханик, инженер-лейтенант Гнатюк идут вдоль взлетного поля к выходу с аэродрома.
  На легковом автомобиле к ним подъезжает рассыльный, не выходя из машины, он кричит.
  - Майор Иконников?
  - Да, я.
  - Вас вызывает Голованов. Срочно.
  Капитан садиться в машину. Машина разворачивает и летит вдоль полосы.
  ***
  Майор Иконников входит в кабинет к гненерал-лейтенанту Голованову. Маршал сидит за столом, склонившись над картой, с циркулем измеряет расстояние.
  Капитан Иконников докладывает.
  - Товарищ генерал-лейтенант, майор Иконников...
  Голованов прерывает его, взмахом руки, подзывает к себе.
  - Ладно тебе, Игорь. Давай без церемоний. Иди сюда.
  Иконников подходит к карте. Голованов показывает.
  - Вот смотри, есть у меня для тебя одно дело.
  ***
  Столовая летного состава гвардейской дивизии АДД. Три члена экипажа майора Иконникова , уже переодевшись в парадную форму, входят в столовую и занимают свободный столик.
  - Сейчас поедим и спать.
  Вслед за ними в зал входят английские пилоты, три человека. Они явно хотят продолжить знакомство с экипажем. Английский летчик, старший офицер, подходит к столику, за которым сидит экипаж Иконникова. У него в руках бутылка английского виски.
  - Извините, господа, нам бы хотелось угостить Вас виски. Если не возражаете. Почтить память погибших.
  Советские пилоты переглядываются и смотрят по сторонам, выискивая глазами начальство.
  Сташий лейтенант огрызается.
  - Вы бы лучше второй фронт открыли, может быть, тогда и не надо было чью-то память чтить.
  Ващенко останавливает его.
  - Подожди. Не суетись. А где Ваши сопровождающие?
  Англичанин подмигивает Ващенко.
  - Мы, немного заблудились.
  Старлей снова порывается что-то сказать, но штурман снова одергивает бортмеханика.
  - Подожди, Алексей. Товарищи ведь от чистого сердца.
  Берет из рук англичанина бутылку.
  - Давайте ваши виски. Помянем Колю.
  Сдвигаются столы , и английский офицер подзывает официантку.
  - Девушка, принесите стаканы, пожалуйста.
  ***
  В кабинете у Голованова. Майор Иконников сидит на краю стула и держится за подбородок.
  Голованов сидит рядом.
  - Лететь придется днем, без прикрытия и над точкой надо оказаться ровно в два часа. Ни минутой позже, ни минутой раньше.
  Иконников качает головой из стороны в стороны. Вздыхает.
  Голованов продолжает.
  - Врать не буду. Шансов вернуться не много.
  - Понимаю. Все как обычно.
  - Сделаешь?
  - Мне лететь не с кем. Осталось три человек: я, штурман, бортмеханик и второй пилот. Радист убит, все остальные тяжело ранены.
  Голованов думает.
  - Подожди!
  Встает, берет трубку.
  - Соедините меня с генералом Васильевым.
  Ждет у телефона.
  - Товарищ генерал, есть идея, как использовать Ваших спортсменов.
  Слушает, что ему говорят на другом конце провода.
  - Приедете? Отлично, жду.
  Кладет трубку, возвращается к Иконникову.
  - Экипаж мы тебе сейчас укомплектуем. Но хочу, чтобы ты точно понимал. Это личный приказ Сталина. Сделать нужно все возможное и невозможное.
  Иконников встает.
  - Сделаю, товарищи командующий. Думаете мне не охота, чтобы война побыстрее закончилась.
  ***
  В столовой летного состава АДД накурено. Официантки уносят подносы с грязной посудой. Экипаж Иконникова и английские летчики сидят в обнимку и тихонько поют.
  Старший лейтенант сидит и держится руками за голову, упирается локтями в стол.
  - Такой парень погиб. Колька, я с ним...
  Входит полковник НКВД. Песня резко прерывается. Под столом звенит упавшая бутылка. Штурман убирает руку с плеча англичанина, вытирает ладонью губы.
  - О-па, мы, кажется, попали.
  Англичанин пьяно вращает глазами.
  - Куда попали?
  Второй пилот отвечает.
  - Куда, куда. На губу. Если не дальше.
  Англичанин переспрашивает.
  - Что есть губа?
  Из подсобки выглядывает лейтенант, из-за его плеча смотрит молоденькая девушка-официантка. Она тихонько ойкает и прикрывает рот рукой.
  - О господи. Комендант аэродрома.
  Полковник громко спрашивает.
  - А вот вы где?
  Видит наших летчиков, хмуриться.
  - Что здесь происходит? Кто старший?
  Англичанин нагибается и начинает искать под столом бутылку. Иващенко тихонько ногой отодвигает бутылку, так чтобы англичанина ее не достал. За спиной полковника молодой лейтенант, адъютант, шепчет.
  - Это союзники. Офицеры из английской миссии, пригнали нам 'Бостоны'.
  Полковник шипит.
  - Без тебя знаю.
  Старший лейтенант, второй пилот, встает и пытается объяснить.
  - Англичане видели посадку нашего экипажа, товарищ полковник. Пригласили отметить удачное приземление. Чисто символически за дружбу. Да и ребят помянуть.
  Полковник багровеет.
  - Какие на хрен поминки? Вы в своем уме. Вы, советский офицер поьете сссс..... Кто ваш командир?
  Иващенко пытается подняться со стула, но раненая ноги подводит его и она падает назад.
  Полковник орет.
  - Капитан да вы пьяны? Вы понимаете, что своим поведением позорите советскую армию.
  Полковник хочет достать из кобуры пистолет.
  - Я вас арестую.
  Из подсобки пытается выйти лейтенант, но его держит за плечи официантка.
  - Петя, не надо, не выходи.
  Лейтенант снимает ее руку с плеча.
  - Подожди.
  Выходит в зал.
  - Товарищ полковник, вы не правильно все поняли. Мы не пили, мы просто не спали почти сутки... А капитан Иващенко ранен в ногу.
  Полковник оборачивается на старшину.
  - Молчать. Смирно.
  Лейтенант вытягивает руки по швам, но продолжает говорить.
  - Мы не пили. Сто грамм наркомовские, и все...
  Англичанин наконец находит бутылку. Она почти полная. Он встает перед полковником, пытается что-то ему сказать, показывает на бутылку. И на себя. Официантка бросается к полковнику и хватает его за рукав.
  - Товарищ полковник. Видите, они правду говорят. Пил только англичанин.
  Полковник грубо отталкивает.
  - Что? Отойдите от меня. Профурсетка.
  Лейтенант возмущается.
  - Как вы смеете?
  Полковник орет.
  - Молчать? В штрафбат пойдешь.
  Лейтенант произносит сквозь крепко сжатые зубы.
  - Она моя невеста. Извинитесь немедленно. Она тут не при чем.
  Полковник орет.
  - Каждый сопляк меня будет учить, как говорить со шлюхами.
  Лейтенант бьет полковника в челюсть, тот падает на спину. Штурман, наконец, поднимается из-за стола, хватает Лейтенанта и старлея за ремни и орет.
  -Что , Вы наделали ребятки. А ну-ка давай, старлей, уводи его отсюда. Я разберусь. Ходу отсюда. Быстро. Ходу. Доложите все командиру.
  Они убегают из зала.
  ***
  Мимо столовой летного состава к воротам аэродрома едем крытый грузовик и легковой автомобиль. В грузовике сидят семь красноармейцев в десантных комбинезонах, в легковом 'Виллисе' сидит майор Иконников и генерал Васильев.
  Капитан Иконников видит как из дверей столовой выбегают старлей и лейтенант. Они бегут в сторону аэродрома. Иконников говорит Васильеву.
  - Товарищ генерал, это мои ребята. Что-то случилось!
  Васильев стучит водителя по плечу.
  - Притормози-ка!
  Машина останавливается. Иконников выходит из машины, кричит.
  - Гнатюк, Бурмистров. Ко мне!
  Старлей и лейтенант слышат голос командира, останавливаются. Видят рядом с Иконниковым незнакомого генерала, поправляют форму и строевым шагом идут к командиру. Иконников обращается к генералу.
  - Разрешите, товарищ генерал, я поговорю с ним.
  Васильев согласно кивает головой.
  Иконников обращается к своему экипажу.
  - Что случилось? Почему бежим? Где Ващенко?
  Старлей и лейтенант переглядываются, не знают кому докладывать. Иконников разрешает их конфликт.
  - Старший лейтенант, доложите.
  Бурмистров начинает сбивчиво докладывать.
  - Капитан Ващенко в столовой. Разбирается с комендантом аэродрома.
  - По какому поводу.
  Старлей опускает глаза. Гнатюк обращается к Иконникову.
  - Разрешите мне, товарищ капитан?
  - Давай.
  - Это я во всем виноват. Нервы не выдержали, он мою Анютку шлюхой назвал.
  Иконников крякает и косится на Васильева, тот делает вид, что ничего не слышит.
  - И?
  -Ну, я ...
  Гнатюк мнется.
  - Левой, в челюсть.
  Васильев прыскает от смеха в в сторону. Иконников ругается.
  - Твою мать, боксер хренов.
  Смотрит на генерала.
   - А бежали почему? Скрывались с места преступления?
  Старлей и лейтенант вытягиваются в струнку.
  - Никак нет. Ващенко приказал.
  Иконнико орет.
  - А головой в колодец он Вам не приказывал прыгать. Где Ващенко? В столовой?
  Лейтенант и старлей кивают головой. Иконников смотрит на генерала.
  - Товарищ генерал, разрешите.
  Генерал отвечает.
  - Да, пойдем уж вместе разбираться.
  Иконников переспрашивает.
  - А что с этими делать?
  - Пусть в машину залезают, там подождут.
  Иконников обращается к Бурмистрову и Гнатюку.
  - Слышали, что товарищ генерал сказал? Живо в машину. И сидите тихо, как мыши.
  Молодые офицеры лезут в 'полуторку', а генерал и Иконников идут в столовую.
  ***
  Полковник НКВД, его адъютант, капитан Ващенко, английские офицеры стоят в центре зала столовой и наблюдают за полковником. Персонал столовой подглядывает за происходящим из дверей кухни. Официантка Аня стоит в стороне и вытирает передником слезы.
  Полковник НКВД сидит на стуле, держится за щеку и говорит Ващенко.
  - Имей в виду, капитан, я этого так не оставлю. Лучше ему самому застрелиться. Сейчас отправлю англичан с глаз долой и я твоего летюху за Можай загоню.
  Ващенко держит в руках стакан с компотом.
  - Не волнуйтесь вы так, я полностью с Вами согласен. Ответит по всей строгости. Во попейте компотику.
  В зал входит генерал Васильев и Иконников. Полковник поднимается со стула, но демонстративно держится за щеку.
  - Совсем растустились, товарищ генерал. Руки на старшего офицера поднимают.
  Генерал смеривает полковника взглядом.
  - Безобразие.
  Полковник думает, что находит поддержку.
  - Не то слово, товарищ генерал.
  Васильев продолжает.
  - Безобразие, когда старший офицер ведете себя так, что младший по званию вынужден дать ему в морду. Да еще при союзниках. Напишите подробный рапорт, а сейчас нам некогда. Распорядитесь пропустить наши машины на аэродром без досмотра. Особо ценный груз. Личный приказ Сталина.
  Полковник убирает руку от лица, прикладывает руку к фуражке, отвечает.
  - Понял. Сейчас дам команду.
  Васильев добавляет.
  - Живо. Счет идет на минуты.
  - Разрешите выполнять.
  - Бегом.
  Полковник выбегает из столовой. Васильев видит официантку Аню, косится на Иконникова.
  - Это из-за нее что ли все?
  Иконников отвечает.
  - Так точно, товарищ генерал. Но у них все серьезно.Собирались пожениться.
  Генерал вздыхает, смотрит на Иконникова грустными глазами.
  - Да, я теперь понимаю лейтенант. Я в его годы...!
  Васильев взмахом руки подзывает к себе адьютанта полковника.
  - Займись союзниками.
  Обращается к Анне.
   -А ты не реви. Вернется, поженитесь. Это я тебе обещаю.
  Обращается к Иконникову.
  - Пошли.
  Разворачивается и идет к выходу. За ним идут Иконников и Ващенко.
  ***
  Закрытый ангар на аэродроме полка Дальней авиации. Техники подцепляют к бомболюку огромную бомбу, проверяют двигатели, кто-тко визится с пулеметами. На парашютах рядом с самолетом отдыхает экипаж корабля. Два человека из старого состава экипажа спят, остальные новые членые экипажа чистят личное оружие. Среди них выделяют два богатыря. Они чистят пулеметы ШКАС. Еще один возится с рацией.
  Рядом прохаживаются генерал Васильев и Иконников. Иконников объясняет Васильеву.
  - Эта бомба огромной разрушительной силы. Даже если упадет рядом с домо, метрах так в пятидесяти, то все равно разрушит его. До основания. А мы ее аккуратно положим.
  Генерал Васильев обращается к Иконникову.
  - Вы отдохнуть успели?
  - Так точно.
  - Хорошо. Когда планируете вылетать.
  - Расчетное время пять часов утра.
  Генерал смотрит на часы.
  - Значит через полчаса. Во что я тебе скажу, майор. Лукавить не буду. Если Вам удасться дойти до цели, и выполнить то, что задумано, за Вами будет охотится вся авиация Германии. Думаю, шансов вернуться у Вас мало, поэтому не приказываю, прошу. В случае явной угрозы покинуть самолет на парашютах и довериться моим хлопцам. Генерал-лейтенант Голованов хорошо придумал, включить их в ваш экипаж. Это правильно. Они и в воздухе вас не подведу, и на земле вытащат. Им не впервой линию фронта переходить.
  Смотрит на Иконникова.
  - Понимаете меня?
  Иконников кивает головой.
  - Понимаю.
  - Вот и отлично.
  В ангар входит генерал-лейтенант Голованов, за ним идет полковник НКВД, и еще несколько офицеров, подходит к генералу Васильеву и Иконникову.
  - Ну что, как идет подготовка?
  - Все по плану.
  Голованов приказывает Иконникову.
  - Постройте экипаж, скажу им несколько слов.
  Иконников командует.
  - Экипаж! Построиться перед машиной.
  Девять человек встают в одну шеренгу. Иконников докладывает.
  - Товарищ генерал-лейтенант, личный состав экипажа дальнего бомбардировщика по вашему приказанию построен. Командир корабля майор Иконников.
  Голованов осматривает команду, проходит перед каждым из них заглядывает им в лица.
  - Одно человека не хватает. В чем дело?
  Васильев объясняет.
  - Лейтенант Гнатюк выполняет мой личный приказ, к старту он будет на своем месте.
  Экипаж прыскает от смеха. Иконников прикрикивает.
  - Отставить смех.
  Голованов смотрит на Васильева.
  - В чем дело?
  Васильев улыбается.
  - Разрешите, я Вам попозже все объясню. Все нормально.
  Голованов качает головой.
  - Ну ладно.
  Поворачивает к отряду.
  - Товарищи, вашему экипажу поручено особо важное задание. В подробности вдаваться не буду. Ваш командир объяснить Вам их сразу после взлета. Уверен, что Вы с честью выполните личный приказ товарища Сталина.
  Шеренга хором отвечает.
  - Служим трудовому народу.
  - Вот и отлично.
  ***
  Утро. Пять часов утра. Тяжелый бомбардировщик отрывается от земли и летит над землей, набирая скорость. Голованов, Васильев и комендант аэропорта провожают взглядом самолет.
  Глованов поворачивается к коменданту аэродрома и Васильеву.
  - Так может объясните, что произошло? Почему у Вас бланш под глазом?
  Васильев рубит с плеча.
  - Лейтенат Гнатюк защищая честь своей невесты, врезал полковнику. Считаю, что поступил правильно. Но это мое личное мнение. Гнатюк был наказан и в виду особой секретности задания был посажен под арест в кабину самолета.
  Полковник багровеет.
  - Так он все время был тут?
  - Так точно. Под арестом.
  - Я этого так не оставлю, товарищ генерал. Я напишу рапорт.
   - Это ваше право.
  - Надеюсь, когда они вернутся, он ответит по всей строгости.
  - Да, да, конечно.
  Голованов смотрит на землю и удивленно восклицает.
  - А это что такое?
  Подходит и видит на земле лежат парашюты.
  - Парашюты. Иконников, ах ты...
  Он сжимает губы, потом смотрит на полковника и на генерала Васильева.
  - Ну, что ты будешь делать!
  ***
  Пилотская рубка дальнего бомбардировщика Пе-8 (ТБ-7) за штурвалом сидит майор Иконников и говорит в наушники.
  - Ну, что господа хорошие. Кажется взлетели. Я рад Вас приветствовать за борту нашего лайнера. Температура за бортом нормальная, на борту тоже вроде ничего. Наш лайнер совершает плановый рейс по маршруту Москва - глубокий тыл фашистких гадов. Надеюсь, что полет пройдет нормально! Командир корабля - пилот 1 класса Игорь Иконников. Прошу всем доложить как меня слышали?
  В наушниках звучат доклады с боевых постов.
  - Штурман, капитан Ващенко, все в норме. Радист, старшина Калина - все нормально. Связь с аэродромом постоянная. Бортинженер, лейтенант Бурмистров. Двигатели работают нормально. Механик, сержант Иванов - шасси убраны. Первый стрелок, сержант Коновалов, небо чистое без примесей металла. Второй стрелок, рядовой Птичкин, все нормально. Третий стрелок, ефрейтор Смирнов- чисто, четвертый стрелок, ефрейтор Смирнов - чисто.
  Майор Иконников усмехается.
  - Смирновы Вы что близнецы что ли?
  - Так точно, товарищ майор, близнецы.
  - Это хорошо. Значит так ребята, до линии фронта нам лететь часа два. Будем набирать высоту. Поэтому предлагаю, пока познакомиться. В меру возможности. Если возражений нет, то начну с себя. Зовут меня Игорь, мне 37 лет. Москвич. Всю жизнь работал пилот гражданского флота, возил пасажиров на рейсе Москва- Сочи, этим же буду заниматься и после войны. Так что если надумаете отдохнуть, то считайте места в самолете для вас уже забронированы. Штурман тебе слова.
  Штурман сидит за столом, склонившись над картой, с циркулем и логарифмической линейкой. Он держит во рту трубку.
  - Звать меня Иван. Я из Саратова. Работал бухгалтером. Призвали в армию, оказалось что хорошо считать надо не только деньги. Окончил училище. Теперь вот штурманом у Игоря числюсь. Женат, двое детей... Игорь, если можно я объясню вновь прибывшим про парашюты? А то ребята с жизнью уже небось попрощались.
  - Валяй.
  - Тут дело вот в чем, ребята. Вы не думайте, мы не смертники. В случае чего эти тряпочки нас все равно не спасут. Немец нашего брата не любит, будет лупить мама не горюй. Всех изведет пока приземлишься. Никого не упустит, сколько раз уже это видели. А так мы скинули с себя лишний вес, это даст нам возможность зайди на цель с солнечной стороны и продержаться в воздухе чуть -чуть по дольше. Пару секунд, но они наши. За это время Игорь как раз успеет выбрать место для мягкой посадки. Все все понятно?
  В наушниках штурмана звучат нестройные голоса.
  - Так точно.
  - Вот и ладненько. Теперь по старшинству. Бурмистров твоя очередь.
  ***
  Бурмистров сидит рядом с механиком. Перед ними панель приборов с надписями: топливо, сжатый воздух, газ.
  - Да что рассказывать, Алексеем кличут. Из Иркутска я. Окончил школу, поступил на завод. Оттуда по комсомольской путевке направили в авиационной училище. Летчиком не стал, по здоровью не прошел. Стал механиком.
  - Жинка е?
  - Молодой еще.
  ***
  Второй пилот, лейтенант Гнатюк сидит за спиной Иконникова.
  - Теперь я.
  Иконников оборачивается.
  - Давай, Петь, рассказывай, где ты научился кулаками махать.
  - В авиационном училище. Увлекся боксом. Первый взрослый разряд.
  В наушниках раздается смех Ващенко.
  - Ну, если дальше будешь так же тренироваться, то чемпионом мира станешь, однозначно.
  Все смеются. Гнатюк вместе со всеми.
  - Товарищ майор, ребята, я поблагодарить Вас хотел.
  - За что.
  - Не отдали полкану этому.
  - Ну, это ты брось. Мы же экипаж. Считай одна семья.
  - За Аню только теперь переживаю. Он ведь до нее докапываться будет.
  Иконников отвечает.
  - За это не волнуйся, генерал Васильев за ней приглядит. Он пообещал. Ты же помнишь.
  - Помню.
  ***
  В облачном небе с права по курсе движется армада немецких бомбардировщиков. Они летят ниже Пе-8 и кажутся игрушечными самолетиками. Чуть в стороне от них движется стайка истребителей. Их отчетливо видно из передней кабины стрелка. Он провожает самолеты взглядом, потом сообщает по внутренней связи.
  - С права по курсу наблюдаю вражеские самолеты.
  Иконников спокойным голосом комментирует.
  - Все нормально. Они нас не видят. А если и видят, то у них своя задача, у нас своя.
  Стрелок говорит.
  - Вот гады, а... На Москву летят.
  - Скорее на Курск или Орел. От Москвы мы их уже отогнали.
  Передний стрелок продолжает.
  - Теперь видимо наша очередь о себе рассказывать. Буду краток. Товарищ старший лейтенант мне тезка. Впрочем, звание у меня такое же. Сам я из Питера. До войны учился в институте физкультуры, мастер спорта по стрельбе. Доклад окончил.
  ***
  Задний стрелок лежит на животе и наблюдает за небом.
  - Меня Ильей зовут, а брата - Павлом. Я мастер спорта по борьбе, а брат по тяжелой атлетике. Из Владикавказа мы.
  - А почему виды спорта разные?
  - Чтобы друг с другом не бороться.
  - Понятно.
  ***
  В наушниках звучит джаз. Песенка про подбитый бомбардировщик. Радист сидит перед радиостанцией.
  - Если кто не понимает перевожу смысл песни. Мы летим на самолете с одним крылом, но все же летим.
  Иконников переспрашивает.
  - Полиглот что ли?
  - Свободно владею английским и немецким, по-французски и испански могу изъясняться.
  - А звать тебя как?
  - Роман. Я из Нижнего. Учился в педагогическом, всю жизнь увлекался радио. Вот, как видите, пригодилось.
  ***
  Иконников смотрит на часы. Потом вниз. Сквозь разрывы облаков видна земля.
  - Ну вот и все. Мы за линией фронта. Слушай боевую задачу. Нам необходимо пролететь вглубь захваченной территории, развернуться и со стороны солнца подлететь к городу Вильно, чтобы ровно в два часа дня сбросить на центр города наш подарок. Чтобы было всем понятно. По оперативным данным, в это время в доме офицеров, что в центре города должен находиться Гитлер. В случае невозможности выполнить задачу второй объект для удара - железнодорожный узел в ста километрах от города Вильно. Надеюсь Вы понимаете, товарищи, что о втором объекте не может быть и речи.
  - Так точно.
  - Вот и отлично. Штурман проверьте еще раз свои расчеты. Всем остальным глядеть в оба. Радист свяжитесь со штабом, сообщите, что ложимся на боевой курс.
  ***
  В светло-голубом небо, покрытом белыми облаками по направлению с востока на запад, от солнца летит тяжелый бомбардировщик.
  Бортинженер смотрит на приборы и сообщает Иконникову.
  - Командир, у нас, кажется, проблемы.
  - В чем дело?
  - Первый левый двигатель снизил обороты. Похоже на обледенение. Надо снижаться.
  В этот момент левый двигатель глохнет. Винт замирает. И привычный гул моторов меняет свою окраску.
  Иконников командует.
  - Внимание, всем. Идем на снижение. Стрелкам увеличить бдительность. Возможно появление истребителей противника.
  Пе-8 снижается. Все напряженно смотрят на левый двигатель. Бортинженер пытается его запустить. В эфире звучат звуки зажигания, но бесполезно. Самолет летит на трех двигателях. В наушниках раздается голос Степана, верхнего стрелка.
  - Бог ты мой. Откуда ж ты взялся? Мужики, мессер сзади.
  Павел Сидров, зданий стрелок комментирует.
  - Вижу его в прицеле. Он не приближается. Мужики, почему он не атакует?
  Иконников отвечает.
  - Изучает нас. Наверное, раньше никогда не видел.
  Истребитель заметно прибавил скорость и начал обходить бомбардировщик в левой стороны.
  Павел комментирует.
  - Он заходит слева.
  Истребитель поравнялся с левым крылом бомбардировщика.
  Иконников со своего места отлично видит самолет. На хвосте - черный крест, на носу эмблема - зеленое сердце, ряды крестов поменьше - знак сбитого самолета. Стволы пулеметов двигаются вслед за истребителем. Два самолета летят параллельными курсами. Пилот истребителя и Иконников отлично видят друг друга. В наушниках звучит голос Петра.
  - Командир, мне кажется я могу его достать.
  Иконников отвечает.
  - Не надо.
  Бортинженер заводит заглохший двигатель. Он сначала чихает, потом схватывает воздух и винты начинают молотить воздух вместе со всеми. Пилот истребителя поднимает вверх большой палец и самолет , покачав крыльями, делает вираж, отваливает в сторону и исчезает в голубой дымке.
  В наушниках на перебой звучат голоса членов экипажа.
  - Почему он улетел? Может коммунист или за своих принял? Ну-да, а звезд он что ли не видел? Наверное, патроны кончились. В благородство играл.
  Иконников командует.
  - Отставить разговоры. Усилить наблюдение за небом. Не важно почему он нас не атаковал. Важно, что наше присутствие теперь известно противнику. Нападение можно ожидать в любое мгновение. Алексей как двигатели.
  - Если не будем больше подниматься, то все будет в порядке.
  - Хорошо.
  ***
  Вильно. Центральная площадь. Бывший Дворец культуры, сейчас дом офицеров. На центральном фасаде висят флаги с фашистской свастикой, по периметру площади стоят солдаты, по углам - зенитные пушки, 'эрликоны', пропускной пункт со шлагбаумом. Перед которым стоит кавалькада легковых машин.
  В этих машинах сидят и терпеливо ждут своей очереди немецкие офицеры. Из вермахта, люфтваффе, СС. Патруль тщательно проверяет их документы со списком, делает куда-то звонок, и только после этого пропускает машину, машина въезжает на площадь, услужливый солдат указывает, куда следует проезжать машине, из нее выходит офицер и поднимается по парадной лестнице во дворец.
  У дверей, за колоннами стоят два офицера. Они приветствуют проходящих мимо офицеров. Несмотря на то, что многие из них выше по званию, все спешат поздороваться первыми.
  Один из офицеров, майор Курт подзуживает своего собеседника,полковника Йодля.
  - Да, уж, Ганс, ты сегодня явно пользуешься популярностью.
  Майор Йодль нервно курит.
  - Знаешь, Макс, мне сегодня не до смеху. Фюрер принял решение самому приехать на Восточный фронт слишком неожиданно. Я понимаю, конечно, это существенно повысит боевой дух нашей победоносной армии, но враг ведь еще не сломлен. Повсюду диверсанты, партизаны. Мне пришлось вывезти в концлагеря целый город.
  Он обводит руками перед собой.
  - В этих домах на три квартала вокруг нет ни одной живой души. Ну если не считать заключенных в тюрьме гестапо.
  Майор смеется.
  - У этих тоже уже души почти не осталось. Наш приятель, полковник Винтер, из кого угодно ее вынет.
  Они оба смеются неожиданному каламбуру. Йодль смотрит на небо.
  - И все же мне немного не по себе. Час назад сообщили, что наш истребитель обнаружил в небе советский бомбардировщик с огромной бомбой под днищем. Она просто гигантская. Одна из тех, что русские использовали под Кенигсбергом.
  Майор Курт переспрашивает.
  - В каком направлении двигался самолет?
  - Скорее всего на Берлин.
  - Совсем обнаглели русские. Среди бела дня. А почему летчик не атаковал русских?
  - У него не было снарядов. Не идти же ему на таран. Это не наш метод.
  Майор Курт тушит бычок.
  - Ты это говоришь так спокойно. Знаешь, у меня в Берлине мать осталась, живет на Линдер-штрассе. Надеюсь наше ПВО уже обнаружило и уничтожило этот подарок от Сталина. Я волнуюсь. Пойдем, узнаю.
  Полковник также тушит бычок.
  - Пойдем.
  Они входят во дворец и спускаются в подвалы.
  Входят в зал, где сидят телефонистки. Полковник дает команду.
  - Соедините меня с штабом люфтваффе.
  Телефонистка протягивает ему трубку. Полковник прикладывает трубку к уху.
  - Кто это? Майор Велленберг. Чем меня порадуете? Какая у Вас обстановка? Удалось обнаружить советский бомбардировщик?
  Слушает ответ.
  - Господин полковник, к сожалению, советский бомбардировщик исчез. Мы не можем его никак найти.
  Полковник делает круглые глаза.
  - Как это исчез. По все расчетам он должен был быть уже над Берлином. Почему до сих пор не принято никаких мер?
  Он смотрит на майора.
  - Немедленно объявляйте воздушную тревогу. Немедленно. Все истребители в воздух. Все до единого.
  Полковник смотрит на часы.
  - О боже, фюрер с минуты на минуту должен быть здесь.
  ***
  На площади перед дворцом начинает выть сирена воздушной тревоги, пушки зенитных орудий стали хищно смотреть в небо, стрелки припали к прицелами, поднимающиеся по ступенькам офицеры стали останавливаться и смотреть в пустое небо.
  ***
  Борт тяжелого бомбардировщика ТБ-7 (Пе-8). Штурман сидит склонившись над картой, с логарифмической линейкой и циркулем. Производит какие-то расчеты в специальной штурманской тетради.
  По внутренней связи сообщает Иконникову.
  - Командир, кажется все. Через десять минут будем над целью. Как будем производить сброс?
  Иконников отвечает.
  - Будем быть наверняка, пройдем на бреющем.
  ***
  Молодой немецкий солдат смотрит на небо через сетку прицела зенитной пушки. Ему в глаза светит солнце. Он жмурится, но тем не менее не отводит глаз от неба. Неожиданно на солнце появляется пятно. Оно стремительно увеличивается. Сначала солдат думает, что это птица, то вот пятно перерастает размеры птицы. Это самолет он несется на него. Солдат нажимает на гашетку и стволы начинают колотиться в бешеном ритме. Справа и слева от него зенитки также приходят в движение.
  Солдат беззвучно кричит.
  - А-а-а-ааааааааааааа!
  ***
  Снаряды зенитных орудий вырывают куски обшивки из самолета, передний фонарь разбит. Первый стрелок строчит из пулемета. У него по лицу текут красные разводы, осколки стекла поранили кожу у виска. В небе сзади на бомбардировщик заходят два истребителя. Они пускают длинные очереди. Загорается один двигатель, второй. Верхний стрелок огрызается длинной очередь, поджигает истребитель, и тут же падает, срезанный пулеметной очередью.
  Иконников ведет самолет ровно. Он крепко держит штурвал и не обращает внимание на ад, которые бушует рядом с ним. Ващенко жмет на кнопку открытия бомболюка.
  Ващенко кричит в лариногофон.
  - Пошла родимая, Петро уходи, уходи с курса.
  ***
  Солдат зенитного орудия видит как от черного самолета отделяется какой-то огромный предмет, и летит вниз. Тень черного самолета накрывает его. Звучит взрыв страшной силы.
  ***
  Летчик немецкого истребителя вздрагивает от того, что его самолет качнула взрывная волна.
  Он смотрит вниз на землю и произносит.
  - О, майн гот!
  Под ним все закрыто пламенем и дымом, центра города больше не существует. Он с трудом отводил глаза от страшного зрелища и ищет глазами вражеский самолет, то чуть наклонившись летит над землей и пытается набрать высоту. Из двух двигателей вырывается пламя и черный дым.
  Немецкий пилот ругается.
  - Шайсе!
  И выжимает рычаг газа до отказа.
  ***
  Задний стрелок Петр Сидоров смотрит на приближающийся к нему немецкий истребитель, и ругается.
  - Да, куда жы ты лезешь-то?
  Нажимает на гашетку. Самолет начинает дымить и уходит вниз к земле.
  - Вот так-то лучше.
  ***
  Борт инженер кричит Иконникову.
  - Командир, мы все сгорим заживо. Я не могу погасить огонь.
  - Держись, Алеша. Все живы?
  Бортинженер сообщает.
  - Механика моего убило.
  Радист дублирует.
  - Степан убит.
  Первый стрелок говорит.
  - Меня немного зацепило.
  Ващенко кричит.
  - Близнецы Вы как?
  - С нами все нормально, товарищ командир.
  Иконников приказывает.
  - Тогда всем приготовится к посадке. Не обещаю, что она будет мягкой!
  ***
  На разрушенную площадь выезжает два бронетрансопртера и хищно водят в разные стороны жалами пулеметов. Через несколько минут на площадь выезжает кавалькада лимузинов. Из одного из них выходит Гитлер. Он смотрит на разрушенное здание, медленно идет по площади, доходит раскуроченного зенитного орудия возле которого лежит труп немецкого солдата. Его глаза удивленно смотрят в небо.
  Гитлер какое-то время смотрит на него.
  - Мы все солдаты! И все выполняем свой долг перед Родиной.
  Санитары, не обращая внимания на фюрера, ставят рядом с трупом носилки , кладут на низ тело, накрывают белой простыней. К фюреру подходит молодой, высокий, белокурый офицер. Гитлер обращается к нему.
  - Подумать только, если бы мы не опаздали, то лежали бы сейчас рядом с ними.
  Офицер отвечает.
  - Да, мой фюрер, нас снова спасло ваше провидение. Вы не зря приказали ехать другой дорогой.
  Гитлер идет дальше на площади, где солдаты похоронной команды начинают разбирать завалы разрушенного дворца и выкладывают на землю тела погибших офицеров.
  Гитлер качает головой.
  - подумать только. Один самолет, одна бомба и столько разрушений, столько смерти.
  Он смотрит на офицера.
  - Мой мальчик, ты должен найти тех, кто это сделал и наказать.
  Офицер вытягивается в струнку.
  - Яволь, мой фюрер.
  За спиной офицера здание, у которого от взрыва разрушена стена. Через гору кирпичей перебираются заключенные, изможденные люди и разбегаются в разные стороны. На них никто не обращает внимание.
  ***
  В лесной чаще лежат обломки Пе 8. Из люка вылезает майор Иконников, он тащит за собой штурмана Ващенко. Он держится за раненую ногу.
  - Ну, надо же второй раз зацепил.
  Стонет.
  - Ну ты полегче, боров.
  Иконников оттаскивает его от самолета, кладет на кочку, помогает прислониться спиной к дереву.
  - Я сейчас.
   И снова бежит к самолету.
  Из разбитого фонаря на землю один из близнецов, Петр Сидоров, выволакивает крупнокалиберный пулемет. Его брат из другого фонаря тащит ящик с патронами. Иконников проходит мимо них, кидает мимоходом.
  - Да, вы что сдурели. Кто это тащить будет?
  Павел Сидоров распаковывает ящик и начинает обматывать себя пулеметной лентой.
  - А мы и потащим. Своя ноша не тянет.
  И под крыла навстречу Иконникову выходит первый стрелок Алексей, за ним - бортинженер, и радист. Иконников смотрит на них
  - А остальные?
  Алексей отрицательно качает головой. Иконников снимает с головы шлем.
  - Что все?
  - Да. Еще в воздухе.
  Иконников вытирает вспотевший лоб.
  - Надо их похоронить.
  Алексей качает головой.
  - Лучше было бы все оставить. Скоро здесь будут фрицы.
  Иконников сжимает губы.
  - Я командир этой группы. И я приказываю.
  Поворачивается к Сидоровым.
  - Стрелкам занять круговую оборону. Радист связывается со штабом. Остальные роют могилу.
  Сидоровы и радист смотрят на Алексея, тот еле заметно кивает им головой. Иконников видит этот сигнал, морщится, потом пристальнее смотрит на Алексея.
  - Мы обязаны похоронить всех погибших товарищей.
  Алексей отвечает.
  - Хорошо, мы сделаем это, но у меня есть один разговор.
  Иконников удивленно смотрит на Алексея. Алексей кивает головой.
  - Отойдем в сторону, командир.
  Они отходят в сторону, Алексей лезет в карман комбинезона и протягивает Иконникову свои документы.
  - На самом деле товарищ Иконников, у меня звание такое же, как у Вас. И у меня приказ. В случае падения сделать все, что вытащить нас всех отсюда живыми. И поверьте, будет лучше, если впредь Вы и ваш экипаж будете слушать меня.
  Иконников берет в руки удостоверение Алексея, изучает его. Возвращает.
  - Вопросов нет. Товарищ...
  Мнется.
  - Для всех я по прежнему просто Алексей. Мои ребята и так все про меня знают, ну своим сам разъяснишь.
  - Разъясню.
  - Спасибо.
  Алексей убирает в карман удостоверение.
  - И еще командир, прошу без обид. В небе ты главный, на земле я. Так будет лучше.
  Иконников усмехается.
  - Не вопрос. Без обид.
  Алексей и Иконников возвращаются к группе. Все вопросительно смотрят на них.
  Иконников ухмыляется.
  - Экипаж, слушаем меня внимательно. Теперь у нас у каждого появился личный ангел хранитель. Прошу всем внимательно его слушать, и выполнять приказы незамедлительно. Я тоже это буду делать. Всем все ясно.
  Штурман Ващенко курит трубку.
  - Так точно, товарищ майор.
  Алексей осматривает все и говорит.
  - Крайний приказ командира никто не отменял. Хороним ребят и уходим.
  Смотрит на Сидоровых.
  - Братья в охранение.
  Смотрит на радиста.
  - С тебя связь.
  Смотрит на штурмана.
  - Извините, Игорь Алексеевич, а трубочку придется затушить.
  Штурман поднимает брови, но соглашается.
  - Как скажете.
  Алексей спрашивает.
  - А табачок хороший?
  - Самосад.
  - Хорошо. Он нам сейчас понадобиться.
  ***
  На опушке леса стоит несколько деревянных крестов. Алексей прихлопывает по могильному холмику саперной лопаткой.
  - Ну, вот, теперь ребятам будет хорошо!
  Смотрит на радиста.
  - Ну что там со связью.
  Радист сидит рядом с переносной рацией, в наушниках с недовольным лицом. Крутит рычагами.
  - Сплошные помехи.
  - А немец о чем болтает?
  - Судя по обрывкам фраз, сильно мы им дали. Шпарят в эфир безо всякой маскировки.
  - И что шпарят.
  Радист хмурится, поворачивает рычажок, делает звук погромче. В лесу раздается немецкий голос. Радист переводит.
  - Всем подразделениям в районе нашего падения переключится на поимку и задержания экипажа советского бомбардировщика. Тому, кто обнаружит нас первым, обещан железный крест первой степени.
  Алексей смотрит на Иконникова. Ващенко присвистывает.
  - Да, уж. А может мы действительно того...
  - Что того?
  - Ну, Гитлера убили.
  - Гитлера, - пытается подняться. У него одна нога не гнется. - Не, вряд ли.
  - Почему?
  - Тогда они бы орали 'Гитлер капут!' и начали бы сдаваться.
  Ващенко кое-как встает.
  - Командир, сруби мне какую-нибудь веточку, чтобы опереться.
  Иконников кивает головой, отходит к низкорослым сосенкам. Из разбитой машины вылезает Гнатюк. Он тащит вещевой мешок. Ставит его под ноги Алексея.
  - Вот собрал весь НЗ. Все что есть. Шоколад, тушенка. Лекарства. Карта.
  Протягивает карту Алексею. Иконников возвращается с клюкой, передает ее Ващенко.
  - Ну, ка попробуй.
  Ващенко начинает примерять клюку. Алексей тихонько свистит.
  - Бойцы сюда.
  Из кустов выглядывают Сидоровы. Подходят. Алексей протягивает штурману карту.
  - Ну, что скажете, Игорь Алексеевич, где мы сейчас?
  Штурман берет в руки карту. Указывает пальцем.
  - Где-то здесь.
  Алексей смотрит.
  - До линии фронта километров 200 получается.
  - Примерно.
  Алексей показывает пальцем еще на один объект.
  - А это что?
  - Станция железнодорожная. Наша вторая цель.
  Алексей прикидывает в уме.
  - Так до станции приблизительно сорок километров. А это что?
  - Хутор какой-то.
  - До него сколько?
  - Около 10 км.
  - Где-то так.
  Алексей смотрит на Иконникова.
  - Ну, что, думаю все понятно. Попробуем сначала дойти до хутора и разжиться каким-то гужевым транспортом.
  - А потом?
  - А там посмотрим. Либо попробуем войти в соединение с партизанами, либо через лес напрямки к линии фронта пойдем, а можем на станцию наведаемся.
  В лесу раздается лай собаки. Алексей прислушивается и принюхивается.
  - Вот и гости, - качает головой, смотрит на часы. - Нда, быстро они нас нашли. Я думал, у нас еще часок в запасе есть.
  Осматривает всех.
  - Игорь Алексеевич, давайте свой табачок.
  Тот протягивает ему кисет. Алексей начинает его разбрасывать по земле. Игорь Алексеевич морщится. Алексей приговаривает.
  - Он отобъет собакам весь нюх. След не смогут взять.
  Высыпает последнюю горсть.
  - Все теперь уходим.
  Экипаж выстраивается в цепочку и уходит в лес. Игоря Алексеевича поддерживает с двух сторон Иконников и Гнатюк. Впереди и сзади идут Сидоровым. Радист с ящиком станции в середине. Перед ним Алексей.
  ***
  Отряд идет по ручью.
  ***
  Выходит на опушку леса. Иконников тащит Ващенко на себе. Опускает штурмана на землю.
  - Да, Игорек, тяжелый ты стал что-то. Или я ослаб.
  Иконников подходит к Алексею. Тот стоит возле сосны и смотрит на деревню.
  - Ну, что думаешь?
  Алексей жует травинку.
  - Вроде тихо.
  Выплевывает.
  - Баню на краю видишь?
  - Да.
  - В ней заночуем.
  Алексей перекладывает автомат за спину.
  - Я проползу до нее по полю. Посмотрю, что да как. Если тихо, то махну рукой.
  Иконников кивает в знак согласия головой. Алексей скрывается в траве.
  ***
  К месту падения бомбардировщика Пе-8 выходит отряд хорошо экипированных эсесовцев. Руководитель отряда - любимец фюрера капитан Пауль Бауэр, его помощник - лейтенант Фриц фон Бок, высокий блондин. Он подходит к самолету и рассматривает его. Рядом с ним стоит его помощник.
  Капитан говорит лейтенанту.
  - Подумать только, Фриц, и на этой развалине они хотели уничтожить нашего фюрера.
  Фриц с интересом рассматривает сбитый самолет.
  - Да, командир, не понятно, на что они надеялись.
  Пауль осматривает окрестности. К нему подбегает солдат с овчаркой на поводке.
  - Собакам след взять не удалось. Все вокруг посыпано каким-то едким веществом.
  Капитан выслушивает доклад и командует.
  - Осмотрите самолет.
  Потом смотрит на Фрица. Фриц пытается сымитировать серьезность.
  - Что прикажете делать, капитан?
  Капитан смотрит на Фрица с усмешкой.
  - Принесите карту, Фриц.
  Фриц отходит и тут же возвращается с картой. Капитан склоняется над ней.
  - И так понятно, что сейчас они будут искать встречи с партизанами или пробираться в сторону фронта. Давайте подумаем, сколько их?
  - Будем считать, что их был полный экипаж.
  Показывает рукой на свежие могилы.
  - Четверо погибло. Осталось семеро.
  Один из солдат подносит окровавленный бинт. Фриц отмахивается от него.
  - Убери.
  Капитан продолжает.
  - Один из них явно ранен. Это хорошо. Далеко они не уйдут.
  - Это понятно, но куда они направляются?
  Капитан показывает рукой на карту.
  - Если они ранены, значит, им будет нужен транспорт либо...
  Фриц молчит, думает, потом продолжает.
  - Либо им надо будет оставить раненого у местных жителей. Ближайшая деревня здесь.
  Фриц тыкает рукой в карту. Капитан тоже с интересом смотрит на нее.
  - Молодец, Фриц. И, что интересно, это единственная в округе деревня. Кругом одни болота. Наверняка, они рано или поздно попадут туда.
  Фриц смотрит на капитана.
  - Значит, нам нужно идти туда?
  - Да, Фриц. Но помни, нам приказано взять этих людей живыми.
  - И как быть?
  - Ты когда-нибудь охотился на оленей, Фриц?
  - Раньше не приходилось.
  - Очень жаль. Иначе ты бы знал, что оленей сначала обкладывают со всех сторон, а потом выводят на стрелка.
  Фриц подхватывает мысль.
  - То есть Вы хотите, обложить этих людей со всех сторон, чтобы они сами пришли к Вам в руки.
  - Именно, Фриц. Именно.
   Капитан рассматривает карту.
  - Ты пойдешь в деревню и выкуришь их оттуда, а я встречу их здесь, на мосту, в самом узком месте. Прямо возле линии фронта. Как раз в тот момент, когда они будут думать, что уже в безопасности.
  Капитан идет к вездеходу, на котором приехал.
  Он надевает лайковые перчатки.
  - Это будет славная охота.
  Раздается взрыв. Пауль и Фриц пригибаются, на них сыпется грязь и какие-то металлические предметы.
  Пауль смотрит на Фрица.
  - Что это было?
  Подбегает солдат.
  - Господин лейтенант, тяжело ранен рядовой Херц. В самолете была растяжка.
  Пауль качает головой и продолжает движение в сторону бронетранспортераю
  ***
  Группа Иконникова заходит в предбанник. Алексей командует.
  - Братья, быстро на крышу. Организуйте огневые точки и наблюдение. Позже, Вас кто-нибудь заменит.
  Иконников и Гнатюк помогает Ващенко.
  - Вот так, Игорь Алексеевич, ложитесь на лавку.
  Алексей смотрит на радиста.
  - Что со связью.
  Тот уже развернул походную станцию, обреченно машет головой.
  - Глухо, как в танке. Только немцы.
  - Все равно. Слушай эфир. Вдруг что будет.
  - Аккумуляторы садятся. Максимум на полчаса осталось.
  - Тогда не надо. Выключи, прибережем на всякий случай.
  - Есть.
  Иконников разворачивается к Алексею.
  - Что в деревне?
  - Немцев вроде нет. Но на площади стоит виселица.
  - Ииии, - все смотрят на Алексея.
  - Там пятеро повешенных. У всех на шеях таблички. 'Партизанен'.
  Гнатюк сжимает губы.
  - Сволочи.
  Алексей смотрит на Иконникова.
  - Именно поэтому задерживаться мы здесь долго не можем. Наверняка, местные жители напуганы и не будут с нами сотрудничать.
  Иконников отвечает.
  - Мы не сможем далеко уйти с Игорем.
  Алексей кивает головой.
  - Знаю, и оставлять его не можем. Думаю.
  Гнатюк выкладывает из вещмешка продукты.
  - Это все что осталось. Утром есть будет уже нечего.
  С чердака появляется голова Петра Сидорова.
  - Старик с узелком каким-то сюда идет. Что делать?
  Алексей командует.
  - Всем тихо.
  Прикладывает ухо к двери. За ней раздается стук в дверь.
  - Эй там, давай без баловства. Открывайте.
  Алексей приоткрывает дверь. На пороге стоит седой старик. Он протягивает им узелок.
  - Вот возьмите. Хлеба.
  Алексей шепчет и принимает узелок.
  - Спасибо, а откуда ты знаешь, что мы здесь?
  - Тю, не уж-то в баню с лесу можно незаметным пройти. Я Вас давно приметил.
  - А сам- то кто?
  - Староста, я местный.
  - Немцам служишь.
  Старик нервно дергает щекой, будто ему по ней ударили.
  - Никому я не служу. Мое дело деревню от войны уберечь. То, что в узелке, это народ Вам собрал в дорогу и слезно просит, чтобы вы ночью уходили дальше. До утра не оставались.
  - Почему?
  - Каратели придут и убьют всех, кто с оружием, и всех, кто Вам помогать будет.
  - А ты почему нам помогает?
  - У меня сын летчик красной армии, может и ему кто так поможет, но если Вы к утру не уйдете, не обессудьте, я доложу немцам, иначе они всех нас сожгут.
  - Ясно.
  Алексей передает узелок товарищам.
  - Что ж. Спасибо тебе, отец, за ценные сведения. Мы тебя поняли. На рассвете уйдем, не волнуйтесь. Только нам еще транспорт нужен или лошадь какая. У нас раненый.
  - Всех лошадей у нас давно забрали.
  - А может база какая ремонтная рядом? Вы же вроде как колхоз раньше были.
  Старик машет рукой.
  - База есть, только там одни ржавые железки остались.
  Гнатюк высовывает голову через плечо Алексея.
  - А посмотреть на эти железки можно?
  Старик кивает головой.
  - На том конце деревни, на пригорке сарай большой. Не ошибетесь, а там рядом тропа в лес уходит, Вы по ней и уйдете.
  - Вот и славно, значит, так и порешим, батя.
  Старик хмурится.
  - Какой я тебе батя, - машет рукой. - Ну, все я пошел. Я Вас предупредил.
  Старик разворачивается и уходит. Алексей осматривает все, потом обращается к Иконникову.
  - Давай-ка, командир, мы сменим братьев. Им надо будет отдохнуть сейчас. Утром для них возможно будет дело. Всем остальным тоже спать. Слышали, что дед сказал, уходим до рассвета.
  ***
  Ночь. В бане все спят. Кто как смог. Всем снятся цветные сны. Ворочается в бреду Ващенко. Ему снятся двое ребятишек, мальчик и девочка. Гнатюку сниться его невеста. Братьями сниться поле, где они косят хлеб. Радисту - Москва, университет, девушка. Алексея и Иконникова тоже сморил сон. Они лежат в неудобных позах, поэтому спят чутко. Кричат петухи. Алексей с трудом поднимает голову. Прислушивается.
  Рассвет. По спящей улице деревни мимо виселиц ползут два крытых грузовика. В кузовах сидят полицаи. В кабине сидит немецкий офицер. Он смотрит на повешенных, кивает головой. Усмехается. Из дома выходит старик, вскакивает на подножку. Показывает рукой дорогу.
  ***
  Алексей протирает глаза кулаком. Слышит уже отчетливо рокот машин. Толкает в бок прикорнувшего Иконникова.
  - Слышь, командир. Не обманул дед. Каратели прибыли.
  Свистит вниз.
  - Эй, Сидоровы, подъем. Ваш выход.
  Алексей берет в руки автомат, спускает вниз крупнокалиберный пулемет.
  - Примите, там.
  Алексей спускается вниз по ступенькам, принимает в руки пулемет, который спускает Иконников. Вслед за пулеметом с чердака слезает сам командир. Алексей подмигивает Иконникову.
  - Не волнуйся, командир, все под контролем. Сидоровы, ну вы знаете, что надо делать.
  Братья, как два былинных богатыря, разминают пальцы, шеи, обнимают пулеметы как палицы, вскидывают их на плечи и встают.
  - Так точно. Разрешите идти?
  - Ну, с богом, ребята. Не подведите. Мы будем ждать Вас на рембазе.
  Сидоровы выходят. Алексей смотрит на Иконникова.
  - Ребята, сейчас со всем разберутся. Ну, а мы пока берем штурмана под белы ручки и задами, задами, уходим. Подождем, братьев на опушке.
  Открывает дверь бани. Выглядывает. И начинает всех выпускать как парашютистов.
  - Ходу, ходу, ребята. Сейчас такое начнется...
  ***
  Машины останавливаются на краю села. С подножки соскакивает старик. Из кабины вылезает Пауль. К небу подбегают два старших полицая. Офицер лаковой перчаткой указывает на баню.
  - Окружить!
  Начинает прикуривать. Из кузовов, как горох, выкатываются полицаи и бегут вперед.
  Унтер-офицеры командуют.
  - Быстрее, быстрее. Растягиваемся в цепь. Окружаем баню.
  Старик обреченно опускает руки и смотрит, как мимо бегут люди в черных шинелях, с повязками на рукавах 'Полиция'. Они протаскивают мимо него пулемет и два миномета.
  ***
  С другой стороны бани, прижавшись спинами к стене, стоят братья Сидоровы и держат в руках крупнокалиберные пулеметы. Пулеметы смотрятся у них в руках как игрушки. Они слышат, как за баней выстроившись в цепь, идут полицаи. Полицаи переругиваются и кричат.
  - Мужики, давайте без фокусов. Вы окружены, сдавайтесь.
  Братья переглядываются. Старший кивает головой.
  - Ну, я пошел.
  Он выглядывает из-за угла, потом делает резкий разворот и выходит из-за угла бани в полный рост. Полицаи видят его, останавливаются, передергивают затворы. Сидоров нажимает на спусковой крючок. Пулемет УБС начинает изрыгать пламя и первую шеренгу в буквальном смысле сносит с лица земли. Сидоров кувырком уходит в сторону, прячется в траве. Полицаи, упавшие лицом в грязь, приподнимают голову. Перешептываются.
  - Что это было? Кажись он один, вот там, в траве спрятался.
  Старший Сидоров кричит из травы.
  - Две трубы на пригорке, один баян к опушке.
  Младший Сидоров выглядывает с другого угла бани, у него в руках три 'лимонки'. Старший Сидоров начинает стрелять по головам полицаев. Младший кидает гранаты. Они ложатся точно в центре минометных расчетов и пулеметного гнезда. Гремят взрывы, разбрасывающие в стороны куски земли. Младший прячется за баню, а старший снова откатывается на несколько метров в сторону, ложится на живот.
  Старший кричит.
  - Чисто. Выходи.
  ***
  Младший снова выходит из-за угла, на этот раз у него в руках такой же пулемет, что и у старшего брата. Он также начинает поливать из него по полицаям. Все, кто лежал в поле, понимают, что их сейчас всех достанут, начинают вскакивать и бежать к машинам. Пули настигают их в спины, и они падают на грудь. Вскоре все поле становится усыпано трупами.
 &nbs Продолжение читайте на Литрес.
Оценка: 3.39*11  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Кариди "Суженый"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) А.Емельянов "Мир Карика 9. Скрытая сила"(ЛитРПГ) О.Обская "Непростительно красива, или Лекарство Его Высочества"(Любовное фэнтези) М.Олав "Мгновения до бури 3. Грани верности"(Боевое фэнтези) А.Эванс "Проданная дракону"(Любовное фэнтези) П.Роман "Земли чудовищ: падение небес"(Боевое фэнтези) Д.Куликов "Пчелиный Рой. Уплаченный долг"(Постапокалипсис) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"