Семенов Владислав Андреевич: другие произведения.

Продолжение Hell Effect

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:

Оценка: 9.57*12  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Обновление от 10.05.2018


   Менора. День Д+4.

      Меньше всего Заид Массани думал, что его первая выездная практика будет такой... насыщенной. Наверное он, как и любой здравомыслящий человек, боялся оказаться на настоящей войне. А может дело в так и не ушедшем страхе перед чужими. Хотя психолог в СОВУЗе, когда юноша обратился к нему со своей проблемой, сказал, что это не страх. Вернее, не тот страх, который заставляет мышцы деревенеть, превращаясь перед лицом опасности в подобие кролика перед удавом. Это тот страх, который при правильном подходе позволяет солдату выжить всем смертям назло. Тогда Массани это успокоило, но сейчас, когда его взвод упал, фактически, прямо в зоне боевых действий, мерзкое чувство в районе солнечного сплетения не давало покоя, липким комом перекатываясь по груди, заставляя напрягаться, вслушиваясь в каждый шорох.

      Впрочем, если вдуматься, положение курсантов могло быть куда как более плачевным. У них хотя бы был нормальный командир. Сперва показавшийся обыкновенным показушником-самодуром, Стоун за время перелета успел не только проверить сработанность кадетов, но и рассказать о противнике, как он действует в той или иной ситуации. Не то чтобы по знаниям сержанта можно составить энциклопедию или учебник, но, по мнению сирийца, опыт ветерана боев на Шаньси был именно тем, что нужно таким, как они. Тем более, что большим багажом прикладных знаний по противнику могли похвастаться разве что космодесантники.

      Сержант Стоун, идущий впереди, вдруг замер, а затем предупреждающе вскинул руку, после чего быстро задвигал ей из стороны в сторону, с умопомрачительной скоростью раздавая команды. Взвод тут же рассредоточился, разбежавшись по зданиям, заняв укрытия и осматриваясь. Пулей залетев в ближайшее здание, Заид опустился на колено и, достав одну из удачно прихваченных мин направленного действия, установил её возле входа. Затем, поднявшись на второй этаж, курсант зашёл в одну из квартир, быстро проверил её на отсутствие жильцов и занял позицию у окна.

      Причина настороженности наставника не заставила себя ждать -- негромкий, но постепенно нарастающий свист явно указывал на приближение чего-то летающего. Вскоре из-за угла показался и сам источник шума -- небольшой летающий беспилотник, балансируя на реактивных струях небольших двигателей, неспешно вылетел из-за поворота и замер посреди улицы, видимо, сканируя местность. Заид инстинктивно вжался в стену покинутой жильцами квартиры, в которую он успел забежать -- весь взвод еще при выходе надел маскировочные накидки, скрывавшие солдат от обнаружения. Конечно, это был не полноценный оптический камуфляж, такие вещи, по слухам, вообще были опытными образцами. Стандартная же накидка экранировала лишь термальную, электромагнитную и в некоторой степени ультразвуковую засветку.

      Каким образом, Заид не знал, да и не вдавался в подробности -- работает, и ладно. Оставалось лишь надеяться, что в противостоянии инопланетных сенсоров и земных средств маскировки победят именно вторые. Шум от двигателей всё нарастал, и по мере приближения вражеского аппарата в голове Массани всё отчетливее бухали боевые барабаны. Взвинченный организм, настроившись на бой, впрыснул в кровь ударную дозу адреналина, из-за чего сирийцу показалось, что время замедлилось, и лишь бухающие звуки и шум двигателей за окном напоминали курсанту, что время всё ещё течет своим чередом. Свист за окном не утихал, и Заид потихоньку начал звереть -- отключенная система обмена данными и система активного слежения сделали его практически слепым, опустив курсанта на уровень солдата восьмидесятых годов двадцатого века. Конечно, до этого он не раз сталкивался с подобным -- треть упражнений на полигоне СОВУЗа проводились с отключенной электроникой, приучая курсантов надеяться на инициативность, слаженность и командную работу, заодно отрабатывая взаимодействие в условиях повышенного уровня помех, в том числе вызванных ядерным взрывом. Но это было на учениях, а сейчас -- реальное боестолкновение, и оценка будет здесь одна -- "сдал/ не сдал", причем пересдавать ему никто не даст, а о вселенской несправедливости он если и будет рассказывать, то явно не на этом свете.

      И сейчас отсутствие связи и сканеров не давало Заиду даже понять, что именно делает противник на спешно покинутой улице. Может, пришельцы попросту пройдут мимо, а может, как раз в этот момент чужие уже заметили их с БПЛА и активно планируют, как бы поудобнее выкурить спрятавшихся людей из укрытий. Напряжение нарастало, и с каждой секундой в Массани росло желание хоть одним глазком посмотреть на улицу, наплевав на всю маскировку и предупреждения. Лишь тренировки под руководством матерого сержанта-инструктора не позволяли курсанту совершить столь необдуманный поступок. Сердце билось как угорелое, с каждой секундой наращивая частоту, боевые барабаны в голове вовсю отстукивали ритм спид-металла, и глаза уже стало заволакивать красной пеленой, как вдруг...

      ШШШБАХ!!!

      Взрыв мины в замкнутом пространстве здания был особенно громким. Казалось, что даже стены вздрогнули от удара. Вошедшему в подъезд пришлось ох как несладко -- пять сотен поражающих элементов на такой дистанции порвут в дуршлаг любую броню, кроме разве что десантной.

      -- Твою мать, они нас все-таки спалили, -- мелькнула в голове досадная мысль.
Почти сразу первому взрыву вторили еще несколько -- не один Массани оказался столь предусмотрительным. Метнувшись к окну, Заид выглянул, осматривая улицу. Он оказался прав -- несмотря на ухищрения, дрон, похоже, смог неведомым образом засечь людей -- чужие, распределившись, заходили как раз в те дома, где спрятался взвод, и лишь сработавшие мины смогли помешать внезапной атаке. Вскинув плазму, курсант дал короткую очередь по висящему дрону. Кинетический барьер беспилотника не выдержал потока плазмы и погас, лишив дрон защиты и прожаривая его начинку. Свалившись в штопор, БПЛА рухнул на землю, подняв небольшое облако пыли.

      Но Массани этого уже не видел -- кадет, услышав топот в подъезде, выскочил из квартиры, заняв позицию на лестнице и приготовившись встречать врага. Чужие ждать себя не заставили -- из-за пролета, игнорируя все наставления о штурме лестничных пролетов, вылетел бочкообразный силуэт. На что рассчитывал пришелец, решив взять лестницу лихим кавалерийским наскоком, Заид не знал. В любом случае, о таком подарке судьбы курсант не мог и мечтать -- противник оказался в прицеле на дистанции менее десяти метров, зажатый с одной стороны стеной, а с другой -- перилами. Не особо прицеливаясь, Массани нажал на спуск. Взвизгнул разгонный блок, и длинная очередь плазмоидов устремилась в подставившегося нелюдя. Вспыхнул щит, гася удар, но надолго его не хватило -- даже будучи более мощным, чем экран БПЛА, он не был рассчитан на сдерживание плазмы. Ионизированное рабочее тело в доли секунды разрядило кинетический щит, погасив его, а затем добралось до брони, в буквальном смысле прожигая инопланетный материал. Противник не успел ничего почувствовать -- плазмоиды перечеркнули ему грудь, оставляя на проплавленной броне характерные отметины. Чужой завалился назад и покатился вниз по лестнице, зажав уже мертвыми пальцами спусковой крючок винтовки, отчего та выдала короткую очередь, оставившую на стене несколько выбоин.

      Заид же, не теряя времени, отстегнул с пояса сразу две гранаты, выставил задержку на две секунды, снял защитные колпачки и, выжав кнопку детонатора, швырнул их в стену. Отскочив от стены, осколочные гостинцы улетели на нижний пролет. Этажом ниже раздался дребезжащий крик какого-то нелюдя, явно сообразившего, что именно им только что прилетело. Впрочем, предупреждение крикуна явно запоздало -- сработали взрыватели, и гранаты одна за другой взорвалась, засеяв лестничную клетку тяжелыми осколками. Секунду стояла оглушительная тишина, а затем воздух разорвали вопли, полные боли.

      -- Достал, -- злорадно подумал Массани.

      Тем не менее, дела курсанта были плачевными -- убедившись, что добыча попалась на редкость зубастой, чужие уже не пытались лезть нахрапом. Вверх полетели гранаты, и Заиду пришлось отступить вглубь квартиры. Спрятавшись за углом, курсант взял на прицел дверной проем, приготовившись отражать атаку. Массани не питал иллюзий -- загнанный на второй этаж, он мог уйти, разве что выпрыгнув в окно, но в этом случае он бы ненадолго продлил себе жизнь -- оказавшись на открытом пространстве, кадет не прожил бы долго. Оставалось лишь уповать на помощь отряда, в противном случае курсанту оставалось лишь продать свою жизнь подороже -- время работало против людей, и юноша был уверен, что прямо сейчас к ним на всех парах мчатся подкрепления врага. О том, что его товарищи все еще живы, говорили звуки выстрелов разрядников, изредка перемежаемые визгом плазменного оружия.

      Со стороны лестницы послышались едва уловимые шаги. Курсант напрягся -- основным минусом планировки квартиры было то, что она представляла собой, по сути, одну большую комнату, санузел которой был отделен пародией на стену, которая вряд ли смогла бы сдержать очередь. На месте нападавших он бы банально закидал засевшего в такой коробке солдата гранатами, а затем зашел и добил бы.

      -- Что же вы медлите? -- подумал Заид, -- неужели думаете взять измором?

      Ответ пришел весьма неожиданно. Со стороны входа в дом раздались характерные "ШШАРХ!" разрядников, прозвучавшие для Массани словно музыка. Засевшие в подъезде чужие ответили шквальным огнем из винтовок, однако они, похоже, не ожидали, что так быстро превратятся из охотников в жертв. В дверном проеме мелькнул силуэт, и Заид дал от бедра очередь. Попадания были, но на этот раз щит успешно сдержал попадание -- из всей очереди до цели долетел только один заряд, которого явно не хватило для гашения экрана. Но это лишь ненадолго продлило чужому жизнь -- лестничную клетку осветило голубое сияние, и через секунду на пол с грохотом упал дымящийся труп инопланетянина. Массани облегченно выдохнул -- похоже, в этот раз смерть прошла мимо, погрозив костлявым пальцем и шепнув на ухо "Не сегодня, боец".

      -- Эй, Заид, ты живой там? -- раздался голос Видо.

      -- Да более-менее, друг, -- Заид, чутка трясясь от отпустившего его напряжения, вышел из квартиры, -- пострадали лишь мои нервы.

      -- Ну, это поправимо, -- рассмеялся Сантьяго, -- всё-таки нервные клетки восстанавливаются, несмотря на предрассудки.

      -- Хочется верить, -- парировал сириец, -- я их сейчас ох как много потерял. И, чую, это только начало. Ладно, пошли, пора сваливать отсюда, пока их, -- слегка пнул он тело, -- дружки не приперлись.

      Друзья спустились по лестнице и вышли на улицу. Весь взвод был в сборе, те, кто смог. К сожалению, для их отряда встреча с противником даром не прошла -- вдоль стены лежали трое убитых. Еще пятеро получили ранения, но, на счастье, тяжелых не было -- в таких условиях их оставалось бы только добить, чтобы не ограничивать мобильность взвода. Жестокая математика войны во всей своей красе -- жизнь одного солдата не стоит двух отделений. Рядом с убитыми суетились двое курсантов, снимая с мертвых все, что могло бы пригодиться, и попутно вскрывая и уничтожая электронику брони -- попадание в руки противника образцов ответчиков и модулей дешифровки стало бы крайне неприятным сюрпризом. Неподалеку Рыжая, положив винтовку прямо на землю, увлечённо ковырялась во внутренностях дрона. Рядом с ней обнаружился и их командир.

      -- Сэр...

      -- Отставить, Массани, -- махнул рукой Стоун, -- и не тянись -- тебе снайпер чужих спасибо скажет. Цел?

      -- Есть, сэр, -- расслабился юноша, -- какие указания? Готовиться к выступлению?

      -- Да, -- кивнул сержант, -- и возьми трех человек -- пусть закидают мусором погибших. Хоронить все равно времени нет. И в темпе.

      Импровизированные похороны долго времени не заняли -- трупы кое-как закидали камнями, отметив место захоронения на карте. Вскоре отряд собрался и покинул место боя. Ни один из людей не подозревал, что взвод буквально на три минуты разминулся с высланным подкреплением -- прибывшие чужие обнаружили лишь разобранный дрон, уничтоженный патруль и свежее захоронение. Убитых, и турианцев и людей, собрали и отнесли в расположение части, где тела людей были переданы медицинской службе. Мертвые курсанты так и не отправились домой -- чужие, стремясь узнать строение тела своего противника, разобрали трупы "на комплектующие", фактически выпотрошив мертвецов.

***

      Трое суток спустя, день Д+6.

      Адриан Виктус, читая свежие разведданные, сокрушенно покачал головой. Как он и предполагал, ситуация в каждым часом становилась все хуже и хуже. Умом трибун понимал, что винить в этом, по сути, некого -- заштатный гарнизон мог похвастаться чем угодно, но не боевым опытом и подготовкой. Да, учения проводились, и проводились регулярно, но к полноценному бою таким образом подготовиться нереально. Нужны части с боевым опытом, а его в современном космосе можно было получить лишь на батарианский границе или в системах Терминуса. Стоит ли говорить, что здешние части не были ни в одном из этих мест?

      А вот противник таким недостатком, похоже, не обладал. Адриан невольно проникся уважением к своим оппонентам -- не имеющие в большинстве своем нормальной защиты в виде кинетических экранов, бойцы расы, несколько напоминавшей азари, тем не менее, теснили турианскую армию, постепенно подавляя очаги сопротивления легионеров. Да, они несли потери, и притом потери существенные, но гибель братьев по оружию, казалось, лишь раззадорила наступающих, которые с удвоенной силой бросались в атаку. В дополнение ко всему, неприятным сюрпризом оказались вражеские аналоги биотиков. Трибун, да и любой другой турианец, не мог ничего сказать об источнике силы этих бойцов, но то, что они подчас вносили настоящее опустошение в ряды защитников планеты, он знал не понаслышке. Радовало то, что такие солдаты были редкостью, но, на взгляд Адриана, это было временно.

      Грохот наземного взрыва сотряс подземное убежище, заставив лампы мигнуть. Противник на протяжении уже нескольких дней зачищал город, добивая остатки того, что некоторое время назад претендовало на гордое звание когорты легиона Турианской Иерархии. В других обстоятельствах Виктус, не задумываясь, отправил бы этих, с позволения сказать, бойцов, в тыл, на переподготовку, но сейчас выбирать не приходилось. Трибуну хотелось разорвать себе грудь, посылая легионеров в бой -- неподготовленные бойцы подходили лишь на роль смазки для клинков тяжелой пехоты противника. Опробованная его ветеранами тактика снайперских засад зарекомендовала себя довольно неплохо, но погоды это, по сути, не делало -- противник отсутствием интеллекта не страдал, и теперь иначе, как при поддержке бронетехники не ходил.

      А бронетехника оказалась довольно неплохой -- фигурировавший в донесении Вакариана колесный танк был отнюдь не самой мощной боевой единицей, но даже он, обладая сравнительно слабыми щитами, компенсировал это приличной системой активной защиты. Читая регулярно обновляющиеся отчеты о боевых единицах врага, коих было уже достаточно для написания книги солидного объема, трибун подумал, что после окончания войны всей армии и флоту грозит крупнейшая программа перевооружения. Да, враг не мог похвастаться достижениями на ниве использования эффекта массы, что, к слову, укрепило сомнения Адриана в протеанском происхождении напавших, но они с успехом компенсировали это рядом неожиданных и даже изящных технических решений. Тот же противоракетный комплекс, стоящий на их бронетехнике, эффективно сбивал гранатометные выстрелы, и при этом не имел ни грана нулевого элемента. Да кроганы с батарами за такую технологию готовы будут выложить что угодно!

      -- Господин трибун, -- появившийся в дверном проеме военный в запыленной броне со знаками отличия тессерария отдал честь, и, дождавшись ответного приветствия, подошел к столу, протянув руку с накопителем данных, -- шифровка из штаба обороны планеты.
Мимоходом удивившись тому, что сообщение не скинули сразу на его терминал, трибун принял карту памяти, отослал гонца и, вставив накопитель в приемник, ввел личный код. Нечитаемая до этого абракадабра тут же перекодировалась, приняв вид текстового приказа. Трибун углубился в чтение. За пространным словоблудием, характерным для легата, крылось простая мысль. Трибуну предписывалось собрать наиболее боеспособных легионеров и выдвинуться в сторону гор для прикрытия командного центра.

      -- Ну наконец-то до него дошло, -- подумал Виктус, -- а я думал, сколько еще надо положить бойцов, чтобы этот полудурок понял, что держать полуразрушенный город смысла не имеет.
Подготовка к выступлению много времени не заняла. Собрать все ценное, что можно было унести на себе, уничтожить то, что ограничило бы мобильность, спланировать маршруты, отдать приказ тем, кто находится в поле, выбрать, кто из легионеров будет стоять заслоном. Вот и все, в общем. Остаткам когорты предстояло разбиться на несколько групп, скрытно выдвинуться в сторону гор, затеряться и самостоятельно добраться до конечного пункта маршрута, где их должны встретить. Трибун не знал, что приказ об отступлении продиктован отнюдь не нежеланием легата терять подчиненных. За эти дни большая часть соседних городов успела пасть под натиском людей, и лишь его город до сих пор держался благодаря грамотным действиям Адриана. Тем не менее, когорта Виктуса оказалась в полуокружении, и легат принял решение вывести тех, кто столь эффективно держался против наседающих штурмовых групп вторженцев.

***

Менора, восемь километров от космодрома. День Д+7.

      Заид спрятался среди обломков здания, напряженно сжимая в руках разрядник. Плазменная винтовка покоилась за спиной -- боезапаса в ней хватало выстрелов на пятнадцать, что в условиях боя было непозволительно мало. Поредевший взвод в очередной раз спрятался среди руин, стремясь скрыться от всевидящих глаз разведдронов чужих. За это время сраные БПЛА успели серьезно попортить крови взводу, несколько раз обнаруживая уже, казалось бы, оторвавшихся от преследования людей. Но нет худа без добра -- частые встречи с беспилотниками помогли выявить недостаток в их системе обнаружения. Оказалось, что дроны не могли видеть спрятавшегося человека сквозь толстые, капитальные стены домов, чем Заид сейчас и пользовался.

      Поредевший... за эти два дня их отряд в боях потерял еще шестерых. Не раненых практически не осталось, даже сержант Стоун, которого теперь все звали просто Сэм, умудрился получить легкое ранение. Куда хуже дела обстояли с боеприпасами -- если батареи разрядников еще можно было зарядить, то у плазменного оружия такой возможности не было, и потому Заид и Видо по общему согласию отдали большую часть боеприпасов Михаилу, чья пушка была мощной и жрала рабочее тело гораздо быстрее обычной винтовки, а перспектива остаться без тяжелого вооружения никого, естественно, не вдохновляла.

      Стоило заметить, что курсанты быстро учились, с каждым боем получая бесценный опыт. К сожалению, расплата за его получение была порой слишком высока. И самое паршивое было то, что взвод за это время так и не смог прорваться к своим -- город был слишком большим, и чем ближе взвод подходил к местам боев, тем настороженнее и злее были костелицые. Во время одной из таких попыток отряд потерял в одном бою сразу троих, наткнувшись на какое-то странное подразделение. Эти пришельцы не стремились держать дистанцию, а наоборот, стараясь подавить курсантов огнем, подошли поближе, завязав рукопашный бой.

      Тут-то и выяснилось, что костелицые далеко не так просты, как все думали. Чужие ставили какие-то барьеры, которые плазма и разрядники не пробивали так же эффективно, как кинетические. Один из курсантов погиб, когда инопланетянин, резко дернув окутавшейся синей дымкой рукой, буквально вздернул парня, а спустя секунду несчастного буквально изрешетили из нескольких стволов. Другого с чудовищной силой впечатали в стену странного вида сферой, сломав половину костей. Курсант тут же отключился, а затем умер от внутреннего кровотечения. Третий же очень неудачно подставился во время смены укрытия, поймав выстрелы сразу нескольких дробовиков -- вольфрамовая дробь высадила бронестекло, превратив лицо кадета в кровавую кашу из мяса, костей и мозгов.

      Потери могли бы быть гораздо выше, если бы не их командир. Видимо, сержант успел повоевать на Земле против демонов, моментально среагировав на вражеских варлоков. С диким ревом, достойным медведя-кадьяка, Стоун, швырнув одну за другой все имеющиеся у него гранаты, рванул вслед. Отвлекшиеся чужие не сразу заметили новую угрозу, а когда обратили внимание на человека было поздно. Сэм, подскочив к ближайшему чужому, просто и без затей воткнул в живот нелюдю пехотный тесак, а затем, используя тяжелораненого как живой щит, открыл шквальный огонь из разрядника. Растерявшиеся поначалу от такого поворота курсанты поддержали командира огнем, заставив инопланетян залечь, чем и воспользовался взвод, разорвав дистанцию и скрывшись.

      Разумеется, за ними выслали погоню, и вот уже вторые сутки люди отбивались от наседающих преследователей. Сами по себе такие бои не были чем-то суперсложным, но несколько суток на ногах не могли пройти просто так -- курсанты попросту начали выдыхаться. В принципе, люди были готовы банально отрубиться уже в начале вторых суток, и лишь осознание того, что в этом случае их попросту спеленают чужие, гнало СОВУЗовцев вперед, заставляя раз за разом отбиваться от атак костемордых ублюдков. Ни о каком прорыве речи, естественно, уже не шло -- были более простые способы положить людей. Оставалось лишь надеяться, что наступающие силы людей доберутся до них прежде, чем взвод окончательно помножат на ноль.

      Свист двигателей приближался, выгоняя из головы посторонние мысли. Вот он, момент истины -- или его обнаружит чуткая электроника, и придется вновь принимать бой, или же поисковый отряд пройдет мимо, давая людям шанс уйти от преследования. На этот раз людям повезло -- дрон пролетел мимо, не обнаружив юношу, и курсант, мельком взглянув на часы, начал считать время. Нелюди в плане выполнения инструкций были довольно педантичными, появляясь в месте пролета дрона спустя секунд пятнадцать-двадцать, что делало их предсказуемыми, а значит, уязвимыми.

      Раз Миссисипи.

      Два Миссисипи.

      Три Миссисипи...

      На десятой секунде Заид вдруг услышал со стороны улицы странный шум. Эти звуки не были похожи на шаги неосторожного пехотинца или грохот проезжающей бронетехники. Скорее он напоминал шуршание шин автомобиля, колесящего по гравию. Заинтригованный курсант, порывшись в подсумке, достал небольшое металлическое зеркало, закрепил его на лезвии ВЧ-меча и осторожно выставил из-за укрытия. Слух его не обманул -- по дороге действительно ехали три машины, которые так и тянуло назвать бронеавтомобилями. Над небольшой колонной парило два дрона, без которых инопланетяне, видимо, вообще из дома не выходят. Вот только, в отличие от разведывательной версии, эти БПЛА был полноценной боевой машиной, о чем недвусмысленно намекала хищно выглядящая турель, торчащая из нижней части корпуса. С такими машинами курсантам тоже довелось столкнуться, и надо сказать, их появление было неприятным сюрпризом для взвода. Тогда Михаил назвал этого робота "Карлсоном с пулеметом". Кто такой Карлсон, Заид не знал, пообещав самому себе восполнить пробел в образовании, но, тем не менее, название прижилось.

      Сама проезжающая мимо колонна прямо-таки напрашивалась на атаку. Конечно, Карлсоны могли создать определенные проблемы, но несколько залпов из разрядников, как показала практика, способны были приземлить даже их. Не меньшей сложностью были сами машины, на крыше которых также были смонтированы турели. Но тем не менее, Заид бы рискнул -- подобные машины редко появлялись на поле боя, и если по дороге катит колонна, то внутри бронеавтомобилей явно находится что-то важное. В то, что в машинах могут сидеть спецназовцы, Массани не верил -- обычно военные предпочитали куда более внушительные бронетранспортеры. Впрочем, окончательное решение, разумеется, было за сержантом.
Видимо, ход мыслей командира совпал с размышлениями Массани -- из-за развалин на противоположной стороне улицы показался ствол разрядника, а в следующую секунду воздух сотряс знакомый звук выстрела.

      ШШАРХ!!!

      Слепящий голубой разряд на мгновение соединил оружие и корпус одного из Карлсонов. Вспыхнул щит, принимая на себя разряд. Молния погасла, но дрон продолжал оставаться в воздухе -- даже усиленный выстрел не смог пробить защиту. Но это лишь ненадолго отсрочило гибель дрона -- выстрелу сержанта вторили другие бойцы. Сразу несколько молний скрестились на беспилотнике, гася щит и прожаривая начинку инопланетной техники. Дрон, дернувшись, кувырнулся в воздухе и, потеряв управление, рухнул на землю, брызнул во все стороны обломками. Второй Карлсон ненадолго пережил своего товарища, вспахав улицу своей тушей. Но эти несколько секунд сделали свое дело -- нелюди успели сообразить, что на них напали. Колонна резко рванула с места, попутно обстреливая из турельных пулеметов места, откуда прилетели выстрелы.

      Но далеко им уйти не удалось -- быстро сориентировавшийся Миша, приподнявшись, практически в упор всадил одну из двух оставшихся ракет в головную машину. Тандемный снаряд, рассчитанный на уничтожение танков, прекрасно справился с чужой бронемашиной и, последовательно пробив кинетический барьер и броню, достал до двигателя. Мощный взрыв поднял автомобиль в воздух и, перевернув, бросил на дорогу, заблокировав колонне путь. Две другие машины тут же открыли огонь по гранатометчику, но Михаил, отбросив RL-54, вовремя юркнул назад в укрытие. Пули с противным визгом рикошетили от камней, но навредить курсанту не могли -- Миша с поразительной для своих габаритов скоростью и ловкостью ушел на другую позицию, умело прикрываясь грудами камней и остатками стен.

      Положение остатков колонны стало плачевным. Машины попали в огневой мешок, выход из которого уже оперативно перекрывался курсантами. Заиду даже показалось, что в стрекоте пулеметов начали сквозить истеричные нотки. По хорошему, чужим стоило бы откатиться в сторону, а затем, спешившись, энергичным броском прорвать жидкое оцепление, наспех созданное курсантами. Но пришельцы, видимо, имели свои виды на тактику, ибо в следующий момент один из бронеавтомобилей сделал то, чего от него не ожидал, пожалуй, ни один из людей. Турель средней машины, прекратив огонь развернулась, и в следующую секунду высадила несколько ракет прямо в стену того здания, рядом с которым прятался Массани. По броне курсанта застучали обломки битой каменной крошки, а самого юношу, несмотря на неплохую защиту, слегка оглушило ударной волной.

      Ошалело поведя головой, Заид увидел, как бронеавтомобиль, развернувшись буквально на месте, с короткого разгона влетел в образовавшийся проем, скрывшись в недрах здания. А в следующую секунду Массани краем глаза отметил голубую вспышку сработавшего кинетического экрана, за которым последовал глухой грохот- скорость автомобиля оказалась недостаточной, чтобы проломить все стены, стоящие на пути. Машина стала откатываться назад, попутно разворачивая турель -- видимо, чужой намеревался решить проблему отсутствия нормального прохода уже отработанным способом. И в этот момент в голову Заида пришла, пожалуй, самая безумная мысль со времен той памятной перепалки на космодроме перед отправкой. Молясь всем известным богам, курсант перекинул за спину разрядник, и дрожа от страха и напряжения, достал последнюю имеющуюся в его распоряжении противопехотную мину. Переставив взрыватели на режим дистанционного подрыва, курсант, не переставая молиться, выскочил из-за укрытия и побежал к откатывающейся бронемашине. Вокруг носились осколки, визжали пули, напевая симфонию войны, но Заид бежал вперед, повинуясь охватившему его наваждению. От бронемашины его отделяло метров пять, и единственный, кто мог бы его остановить, был оператор турели второй машины.

      Но, как известно, боги любят храбрецов -- вторая машина, прикрывая нового ведущего от нападения с тыла, не заметила безумный бросок курсанта. Тот же, не теряя времени, подскочил к замершему броневику и сунул мину ему под переднее колесо, а затем, проскочив под днищем кузова, благо, клиренс это позволял, зайцем метнулся за ближайшее укрытие. Трясущимися руками Массани активировал наручный дисплей, деревянными пальцами выбрал нужный пункт меню и с силой вдавил палец в кнопку, давая команду на подрыв.

      В звуки боя влился громкий хлопок сработавшей мины. Выглянув из-за укрытия, Заид увидел отрадную картину -- вражеская машина, словно взгрустнув, накренилась на левый борт. Похоже, взрыв мины не только разорвал колесо, но и перебил опору. Машина потеряла управление, став по сути отличной мишенью. Турель по прежнему представляла опасность, вот только отсиживаться под броней стало для чужих смерти подобно. Нелюди, видимо, подумали также -- люки-двери открылись, и из машины вылезли пять инопланетян. Предвкушающе ухмыльнувшись, Заид вытащил гранату и, подготовив ее, резким броском отправил в скучковавшихся чужих. К чести врага, среагировали они достаточно резво -- под короткий предупреждающий крик-клекот костелицые рванули в укрытие, причем двое солдат явно прикрывали третьего, чьи отметки на броне несколько отличались от остальных.

      -- А вот и командир! -- хищно оскалился Заид.
Грохнувший взрыв гранаты, хоть и заставил пришельцев залечь, к жертвам, тем не менее, не привел -- все чужие успели оперативно укрыться. В сторону Заида со свистом понеслись пули, заставляя курсанта залечь. Массани выругался -- таким темпом офицер чужих спокойно свалит, и вся их засада ни к чему не приведет. И что самое поганое, самостоятельно курсант сделать ничего не мог -- для выкуривания засевших в обороне инопланетян единственная оставшаяся граната подходила слабо, а других способов заставить нелюдей отступить у него нет. Хотя... стоп, почему нет?

      Все еще сомневаясь в правильности решения, сириец отложил в сторону разрядник и достал из-за спины плазменную винтовку. Заряд в ней был на исходе, но в его случае многого и не требовалось. Отточенными движениями Заид перевел оружие в режим непрерывной стрельбы веером, превратив винтовку в подобие огнемета. Да, в таком режиме износ ствола был просто чудовищным, да и остатка рабочего тела хватало секунды на три, но в данном случае большего и не требовалось. Прикинув, откуда примерно летят пули, Заид, мысленно сплюнув на удачу, выставил ствол из-за горы битого камня и нажал на спуск. Взвыл разгонный блок, работающий на износ, и из винтовки сплошным потоком вырвался голубой язык плазмы, с воем устремляясь в цели.

      А спустя секунду до Заида донесся полный боли вой, явно не принадлежавший человеку. Но Массани было не до того -- короткий мерзкий писк в шлеме, сигнализировавший об опустошении боезапаса, подействовал на курсанта как выстрел стартового пистолета. Юноша, отбросил в сторону бесполезную винтовку и, подхватив разрядник, выскочил из укрытия, рванув с места так, что ему позавидовал бы любой спринтер. Быстро обогнув пышущий жаром расплав камней с обгоревшими бочкообразными телами, Заид побежал к пролому в стене -- если чужой сможет выйти из дома и затеряться в руинах, искать его можно будет до скончания времен.
На счастье Заида, чужие далеко не ушли -- то ли один из них был ранен, то ли сам курсант от адреналина в крови оказался быстрее солдат противника. В любом случае, улепетывающие нелюди как раз выбрались на открытый участок, когда сипящий Заид выскочил из-за обрушенного попаданием с орбиты здания.

      -- Ну все, попались, -- обрадовался Массани, беря в прицел одну из фигур. Прицел немилосердно гулял из стороны в сторону, да и сами цели отнюдь не стремились словить разряд -- виляя из стороны в сторону, пришельцы с каждой секундой увеличивали дистанцию. Через силу задержав дыхание, юноша прицелился, и, поймав, наконец, одного из чужих на перебежке, выстрелил. Раскатистое "ШШАРХ!" усиленного выстрела прокатилось по заваленной хламом улице, и на мгновение сверкнувшая ослепительная молния, ударив в одного из беглецов, заставила того, споткнувшись, кубарем покатиться по земле. На ноги он уже не встал. Заид, не теряя времени, открыл огонь по другим целям, но успеха не достиг, впустую ополовинив элемент питания -- остальные нелюди тут же рассредоточились, заняв укрытия. Теперь Массани пришлось прятаться -- охрана офицера отличалась грамотной тактической подготовкой. Быстро вычислив, что их атакует всего один солдат, чужие быстро подавили курсанта огнем, костелицые на манер улитки стали отступать: двое прикрывают, двое отходят, после чего меняются ролями. Прижатый огнем юноша лишь скрежетал зубами от злости, глядя на то, как столь желаемая добыча буквально выскальзывает из-под носа.

      Внезапно за спиной Массани раздался хлесткий выстрел SR-14, повторившийся спустя секунду. Высунувшийся из укрытия Заид увидел отрадное зрелище -- один из перебегавших солдат растянулся посреди дороги, а из пробитого доспеха лилась голубая кровь, орошая землю солидным потоком. На крики раненого курсант внимания уже не обращал -- наслушался за эти дни, причем как от чужих, так и от своих.

      -- Рыжая! -- радостно крикнул Массани, -- ты очень вовремя!

      -- Ранняя пташка всегда ловит самого вкусного костелицего червячка, -- отозвалась снайпер, -- а теперь готовься к броску, по моей команде! , -- винтовка Рыжей несколько раз рявкнула, выбрасывая смертоносный металл, -- ПОШЕЛ! -- крик был для юноши сродни удару хлыста для коня. Массани бросился вперед, на ходу стреляя из разрядника, лишь краем уха услышав напутствие девушки, -- порви их, Заид.

      Мимо с мерзким свистом пролетали дротики, прижимая нелюдей к земле. В сторону одного из укрытий улетела граната, последняя в запасе курсанта -- теперь костелицей мрази будет явно не до него. Быстрее, еще быстрее! Молния разрядника ярчайшей непрерывной дугой уходит прямо в шлем высунувшемуся нелюдю -- на мгновение Массани показалось, что за темным забралом он увидел ошарашенное лицо инопланетянина. Вперед! Краем глаза курсант заметил, как голова чужого раскололась, словно переспевший арбуз, от попадания дротика из винтовки -- Рыжая не сплоховала, добив последнего из сопровождения. Тем не менее, задачу свою они, хоть частично, но выполнили -- Заид задержался, что позволило вражескому командиру разорвать дистанцию, скрывшись из виду. Вскоре юноша повернул за угол, где его уже не могла прикрыть снайперша. Глаза привычно выхватили движение в одном из зданий, и курсант, петляя, побежал к остаткам строения. Отточенным движением перебросив себя через подоконник, Массани оказался в небольшой комнате, чей пол был обильно присыпан пылью и мусором.

      В здании царила гробовая тишина, будто и нет никакой войны, и это очень сильно давило на нервы. Заид осторожно подошел к стене, и, продвинувшись вдоль нее до дверного проема, аккуратно выглянул. Небольшой коридор в нескольких местах был пересечен уже привычными завалами, а в стенах, словно рты какого-нибудь чудовища, зияли дыры, сквозь которые с улицы пробивался тусклый свет местной звезды. Выйдя из комнаты, Массни осторожно, стараясь не шуметь, пошел по коридору, проверяя каждое помещение. Но его опасения оказались напрасными -- этаж был пуст. И когда курсант, дойдя до лестницы, уже собирался подняться на второй этаж, в его грудь словно ударили молотом. До ушей запоздало донесся звук выстрела, и юноша, из легких которого выбили воздух, на одних рефлексах нырнул назад, в укрытие.
К счастью, пуля оказалась всего лишь пистолетной, и земная броня с честью выдержала удар. До ушей Массани донесся топот убегающего чужого. Это он зря -- раненых, по мнению Заида, надо добивать, хотя и в действиях нелюдя есть свой резон. Слегка отдышавшись, курсант мигом взлетел вверх по лестнице и изо всех сил побежал за офицером.

      Чужой оказался не только прытким, но и сообразительным -- заметив бегущего за ним человека, инопланетянин тут же занял укрытие и открыл огонь. К счастью юноши, долгий бег дал о себе знать -- большая часть пуль просвистела мимо, и лишь одна, попав по касательной, высекла искры из наплечника брони. Заид не замедлил с ответом -- на ходу выпустив несколько разрядов по командиру, но его точность оказалась еще хуже -- молнии, оставляя обугленные проплешины на стенах, попадали куда угодно, кроме цели. Прыжком сиганув в одну из комнат, Заид вновь выставил зеркало в проем... и спустя секунду с руганью отдернул руку с клинком обратно -- меткий выстрел нелюдя попал в кусок полированного металла, оставив на конце ВЧ-клинка лишь жалкий огрызок. Массани оглядел комнату в поисках другого пути -- чужой простреливал коридор, и курсант не мог дать гарантии, что следующее попадание из инопланетного пистолета не принесет его владельцу "золотое попадание". Глаз зацепился за окно, и в голове курсанта возникла одна очень безумная мысль. Костелицый засел от него через три двери. Планировка у этих зданий типовая, а значит, что преодолев шесть окон по внешней стене, он смог бы выйти вражескому офицеру в тыл.

      Подойдя к окну, курсант выглянул в окно и присвистнул. Идея оказалась не просто безумной -- она была попросту невыполнимой, особенно для него, знакомого лишь с азами скалалазания. У мобильного пехотинца со специализацией горнострелка еще были шансы, но вот у курсанта... нет, этой попыткой он лишь облегчил бы чужому работу по его, Заида, убийству. Со вздохом отойдя от окна, Массани подошел к дверному проему и быстро выглянул в коридор, тут же убрав голову назад. Вовремя -- нелюдь все еще был там, и был начеку: секунду спустя пуля инопланетянина выбила крошево из того места, где находилась голова юноши. Ситуация была патовой во всех смыслах. Оба противника контролировали коридор, и ни один из них не мог отойди, не рискуя попасть под огонь оппонента. При этом подкрепления могли подойти в любой момент, причем к обеим сторонам. И в этот момент курсанту пришла в голову еще одна мысль. Она тоже попахивала идиотизмом, но на фоне плана пройтись по внешней стороне стены здания все же терялась. Нащупав не глядя гнездо на поясе, Массани извлек из зарядного приемника один из элементов питания для разрядника. Короткий осмотр показал, что за время боя в нем успел накопиться небольшой заряд. Это радовало: для исполнения плана подошел бы и разряженный блок питания, но заряженный был эффективнее.

      Положив элемент питания на землю, Заид переключил разрядник в режим повышенной мощности. Тройной звук зуммера и красная пиктограмма на дисплее шлема оповестил солдата, что в данном режиме заряда хватит менее чем на три выстрела. Заид от оповещения отмахнулся -- раздобыть боеприпасы в данный момент он все равно не мог. Подготовившись, курсант перехватил разрядник одной рукой и, взяв в другую полуразряженный элемент питания, бросил его на манер гранаты туда, где укрылся костелицый. Реакция была ровно такой, какой и рассчитывал Массани: заметив летящий в него предмет с клекотом нелюдь оставил укрытие, бросившись в глубину квартиры, решив, что в него летит граната. По большому счету, он не ошибся -- услышавший заветные звуки юноша выставил разрядник в коридор и, прицелившись, пальнул выстрелом повышенной мощности по упавшей батарее. Эффект был именно таким, каким и рассказывал сержант Стоун: батареи получившие разряд, имели обыкновение взрываться, причем взрываться с мощным выбросом тепла. Пусть он был и не сравним со стандартной зажигательной гранатой, начиненной супернапалмом, но даже так эрзац-граната обеспечивала рядом находящимся несколько довольно неприятных секунд. Не теряя времени, Массани бросился вперед, на ходу активируя встроенный в разрядник выкидной ВЧ-штык -- вряд ли чужой будет долго приходить в себя.
Курсант завернул за угол, и тут же резко бросился на колени -- очухавшийся чужой уже взял его на прицел. Пуля со свистом прошла выше. События понеслись вскачь.

      Доворот ствола на цель, выжать спуск.

      Демоны, прыткий урод попался! Ударом ноги чужой отвел разрядник в сторону, и последний выстрел ушел в молоко.

      Блин, он уже прицелился! Резко дернуть головой -- выстрел проходит по касательной. В голове гул, но отвлекаться времени нет.

      Удар ноги выбивает ствол из рук чужого. Пистолет отлетает в дальний угол.

      Вскочить на ноги, стараясь успеть за пришельцем.

      Выпад штыком. Мимо!

      Блять! Разрядник оказывается в цепком захвате костелицего. А его нога уже летит в колено.

      АААААА, СУКА, БОЛЬНО-ТО КАК!!!

      Чужой вырывает оружие из ослабевших на мгновение от боли рук, а в следующую секунду он, перехватив оружие, направляет его в голову.

      И... ничего не происходит.

      Автоматика, зафиксировав неавторизованного пользователя, блокировала выстрел.

      Костелицый медлит какое-то мгновение, но этого достаточно.

      Развернуться всем корпусом на колене, выставляя руку для отвода удара.

      Ногу простреливает болью, но это неважно -- неумелый тычок отведенный рукой, проходит мимо.

      Слитным движением вытащить из-за спины ВЧ-тесак и с оттягом рубануть провалившегося в ударе офицера.

      Блин, опять ушел! Неведомым образом чужой извернулся под ударом, и гудящее лезвие вместо шеи нелюдя разваливает на две части многострадальный разрядник.

      Ах ты ж! Стремительным броском костелицый сокращает дистанцию, сбивая с ног. Борьба переходит в партер.

      Короткие удары чередуются с захватами.

      До ушей доносится металлический рык чужого.

      Рык...

      Демоны...

      Смерть...

      Ну уж нет! НЕ СЕГОДНЯ, МРАЗЬ ИНОПЛАНЕТНАЯ!

      УДАР ГОЛОВОЙ! ЕЩЕ РАЗ! А, НЕ НРАВИТСЯ! ЛОВИ ДОБАВКУ!

      Хватка слабеет. Еще удар! Еще!!! Не щадить выродка!!!

      Удар коленом! Ноль эмоций! Ладно, получай еще раз в голову!

      АГА, ПОПЛЫЛ УРОД!

      Сбросить тварь с себя! Бросок вперед! Оседлать нелюдя!

      Удар клинком! Сблокировал! На тебе еще раз по голове кулаком!

      Руку прострелило болью, неправильно ударил. Не время расслабляться! МНЕ НЕ БОЛЬНО!!!

      ПОЛУЧАЙ ЕЩЕ РАЗ!

      Хватка на руке с ножом ослабла. Выдернуть руку из захвата!

      Удар в грудь ублюдку!

      Опять схватил руку. Поздно, тебе это не поможет! Навалиться на тесак всем телом!

      Поддается. ПОДДАЕТСЯ, МАТЬ ЕГО!

      Клинок медленно, даже ласково касается брони чужого, оставляя борозду. Нелюдь что-то лопочет на своем инопланетном наречии.

      Мира хочешь, что-ли?!

      ХРЕН ТЕБЕ, А НЕ МИР! НИКАКОЙ ПОЩАДЫ ВРАГАМ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА! TERRA OMNIA!!!

      Клинок прошивает броню и с тихим хрустом входит в тело. Чужой еще трепыхается, но это агония. Еще несколько раз дернувшись, инопланетянин захрипел и, наконец, затих.

      Бой закончен.

      Заид со стоном свалился с трупа офицера. Адреналиновый угар исчез, оставив после себя дикую усталость и боль в отбитой руке и колене, куда пришелся удар противника. На топот в коридоре выдохшийся курсант внимания уже не обратил. Его бой окончен, и он победил.

      -- ...ид. Заид! Заид, мать твою очнись!

Сфокусировав взгляд, Массани с удивлением увидел перед собой лицо сержанта. Снявший шлем Сэм обеспокоенно просматривал показания медкомплекса брони.

      -- Серж, кха, кха, -- закашлялся курсант, -- я, кха, в порядке.

      -- Оно и видно, -- хмыкнул Стоун, не отрываясь от показаний, -- гематома от удара по ноге, отбитая рука, легкое сотрясение. Мелочи какие. Голова не кружится, не тошнит?

      -- Вроде нет, сэр, -- просипел Заид, - только нога с рукой болят.

      -- Ладно, верю, -- кивнул сержант, -- ладно, давай, вставай аккуратно.

      Колено вновь прострелило болью, и Массани со стоном оперся о подставившего плечо сержанта. Прихрамывая на ногу, курсант медленно пошел прочь из комнаты.

      -- Заид! Вот ты где! А мы уж тебя... Madre de Dios! -- влетевший в комнату Видо от открывшегося зрелища перешел на родной язык, -- клянусь моей покойной мамой, amigo, ты зарезал этого asqueroso, как порося на бойне!

      -- Да-да, я в курсе, друг, -- устало произнес Заид.

      -- Кстати, это не простой офицер, -- заметил сержант, -- таких знаков я даже у трибунов не видел.

      Сэм наклонился над телом костелицего, содрал инопланетный наручный компьютер, а затем начал сосредоточенно осматривать тело. Перевернув чужого на спину, Стоун склонился над спиной и удовлетворенно хмыкнул. Достав ВЧ-тесак, сержант аккуратными движениями вскрыл заднюю часть брони, имевшую заметное утолщение и извлек на свет божий небольшой по размерам блок.

      -- Вот, ребята, знакомьтесь, -- продемонстрировал он находку, -- накопитель чужих. Командование отдельным пунктом говорило обращать на них внимание. Так что, Заид, крути дырку на кителе -- ты только что добыл важные разведданные.

      -- Добыть-то добыл, -- хмыкнул Массани, -- осталось их донести до своих.

      -- И именно этим мы сейчас и займемся, -- Стоун переключился на взводный канал связи, -- взвод, внимание. Нами добыты важные разведданные, поэтому задача следующая. Необходимо любой ценой доставить их нашему командованию в целости и сохранности, так что с этого момента в бой без крайней необходимости вступать категорически запрещено. Ответственным за сохранение назначается Сантьяго, поэтому бережем его, как зеницу ока. Вам все ясно, бойцы?!

      -- Да, сэр! -- откликнулся взвод.

      -- Отлично, в таком случае выдвигаемся.

***

      Менора, вечер того же дня.

      -- Сэр, вызов от командования, -- голос адъютанта оторвал Харпера от законного отдыха, -- срочно.

      -- Соединяй, -- вздохнул Джек, поднимаясь со стула, про себя проклиная отцов-командиров.

      И было отчего -- его часть не вылезала из боев с самого начала вторжения, и надо сказать, эта неделя была для майора особенно жаркой. Чужие оказали отчаянное сопротивление, отчего Харпер даже начал уважать нелюдей. Впрочем, противодействие такому сопротивлению было отработано еще в двадцатом веке, и имя ему было "массированная артподготовка с последующей атакой штурмовых групп". Но хотя это позволило снизить потери до приемлемого уровня, темп наступления замедлялся, а вместе с этим росла вероятность нарваться на подкрепление чужих, прибывшее с других планет, а это было неприемлемо.

      Переадресованный вызов с орбиты дошел, до майора, явив тому лицо командира десантной операции.

      -- Сэр, -- вытянулся Джек, пожирая глазами начальство.

      -- Майор, у меня для вас срочное задание, -- опустил расшаркивания командующий, -- на связь из контролируемой противником части столицы вышел взвод нашей мобильной пехоты. Их командир утверждает, что ими захвачены ценные разведданные. Взвод понес существенные потери, потеряв семьдесят пять процентов состава, так что самостоятельно выбраться они не могут. Ваша задача -- обеспечить эвакуацию пехотинцев и в срочном порядке доставить их в расположение космодрома. Подробности пересылаю на ваш компьютер. Вопросы есть?

      -- Да, сэр, -- Джек ничем не показал своего недовольства, но тот факт, что ему приказали сунуться в логово врага вытаскивать взвод, на хвосте которого наверняка висит не одна зондеркоманда чужих, энтузиазма, мягко говоря, не внушал, -- мне понадобится поддержка с воздуха.

      -- Поддержка будет, -- обрадовал майора командующий, -- в ваше распоряжение поступит два звена "Гадюк". Они обеспечат вам прикрытие с воздуха и будут работать по земле. На место вас доставит транспортный челнок.

      -- Принято, сэр, -- козырнул Харпер, разрешите выполнять?

      -- Приступайте, -- дало отмашку командование, - И поторопитесь, майор. Небольшое промедление, и спасать будет уже некого.

      Изображение исчезло, сменившись экраном ожидания. Не теряя времени, Харпер, нажав несколько кнопок на наручной панели, вызвал Хислопа.

      -- Бен, есть работа.

      -- Слушаю, -- тон старого товарища подсказал бывшему полицейскому, что друг настроен крайне серьезно.

      -- Срочный приказ от командования, -- Джек говорил рубленными фразами, в которых сквозили металлические нотки, -- нужно вытащить наших из зоны, контролируемой противником, так что собирай группу. Полетим на стандартном челноке, так что не набирай много людей. Я пока найду челнок.

      -- Понял, Джек, сделаю, -- кивнул друг, -- стоп, что значит, полетим? Ты же не собираешься...

      -- Собираюсь, Бен, -- подтвердил мысль Хислопа Харпер, -- приказ дали мне, я и буду исполнять.

      -- Знаешь Джек, если бы твоя жена была здесь, она бы очень расстроилась, -- заметил лейтенант.

      -- Да неужели, -- деланно удивился Харпер, направляясь к площадкам с челноками, -- а я думал, ты вместо нее. Хорош языком чесать, там народ гибнет. Я лечу, и точка.

      Позднее Харпер очень сильно пожалел о том, что участвовал в этой высадке. Однако он так и не смог никому объяснить, что именно дёрнуло его отправиться в составе спасательной команды на это задание.

***

      Полчаса спустя.

      "Горгулья" летела низко, едва задевая немногие оставшиеся после бомбежки дома. До места высадки по меркам авиации было недалеко, километров шесть-семь, но половину из этого расстояния предстояло преодолеть над зоной чужих, что заставляло пилота прижиматься к земле, избегая огня противника. Рядом барражировало звено Viper'ов, прикрывая эвакуационную команду. Второе приданное майору звено уже находилось над точкой эвакуации, исполняя роль штурмовиков.

      -- Майор Харпер группе мобильной пехоты, -- вызвал Джек подопечных, -- расчетное время прибытия три минуты. Готовьтесь в эвакуации.

      -- Это сержант Стоун, -- отозвался командир спасаемых, -- вы вовремя, черт возьми. Еще немного, и нас бы тут всех перебили. Летите аккуратно, парни -- не знаю, что за информацию мы добыли, но это сильно разозлило чужих. Костелицые ублюдки прут, как обдолбанные мятежники.

      -- Принято, Стоун, конец связи.

      -- Вижу место эвакуации, -- доложил пилот, и, подтверждая слова сержанта, добавил, -- и народ, там сейчас ОЧЕНЬ жарко.

      Летчик не соврал -- даже удар штурмовой авиации не остановил почуявших добычу нелюдей. Наплевав на потери, пришельцы рвались к цели, теряя одного бойца за другим. "Гадюки" ушли на базу -- расстреляв боезапас за считанные минуты, они несколько охладили пыл нападавших, спалив несколько единиц бронетехники и положив около взвода пехоты. Но едва машины улетели, как чужие, перегруппировавшись, вновь пошли на штурм дома, в котором засели остатки взвода.
Пилот "Горгульи" на ходу выпустил несколько противотанковых ракет, поджигая бронетехнику, и добавил неуправляемыми снарядами, раскидывая наступающих чужих, как кегли. Развернувшись, пилот ювелирно сманеврировал и практически подвел машину к зданию, не забывая поливать чужих огнем из бортового вооружения. Масла в огонь подливали и истребители -- сформировав круг, они один за другим пикировали на отходящих нелюдей, отоваривая их очередями из бортовых пушек.

      Аппарель с гудением опустилась, и десантники выпрыгнули из челнока, прикрывая транспорт.

      -- Взвод, грузитесь! -- заорал Харпер не переставая контролировать свой сектор, постреливая по мелькающим среди руин инопланетянам.

      Из здания один за другим начали выбегать пехотинцы. Один, второй, третий, четвертый, пятый...

      -- Майор, здесь все, -- крикнул Джеку солдат со знаками сержанта на броне.
      Харпер на секунду отвлёкся, и именно в этот момент один из солдат чужих, высунувшись, метнул гранату. Чужого тут сожгли огнем из двух плазменных винтовок, но было поздно -- граната, описав дугу, взорвалась рядом со шлемом майора, и, осколки, пробив бронестекло, хлестнули по голове десантника. В лицо словно ткнули факелом, окружающий мир вокруг померк, и майор не своим голосом заорал от боли.

      -- Блять, у нас раненый! -- закричала темнота голосом Бена.

      -- ААААА! Мои глаза! Что с глазами, Бен?! -- завыл Джек.

      -- Ебаный в рот! -- заорал Хислоп, -- да ему глаза выбили! Валим отсюда, живо!

      Чьи-то руки подхватили майора и куда-то потащили. Затопленный болью разум мимоходом отметил, что транспорт вывел двигатели на взлетный режим. Пол вздрогнул, поднимаясь вверх. А затем что-то кольнуло Харпера в область шеи, и сознание начало уплывать, унося с собой чудовищную боль.

      -- Ты только держись, Джек, -- бормотала темнота, -- тебя поднимут на ноги, обязательно поднимут...

***

      Орбита Меноры. Утро следующего дня (Д+8).

      Командующий высадкой с мрачной решимостью вошел в конференц-зал "Варлорда". Буквально несколько минут назад ему доложили, что корабельный ИИ закончил с расшифровкой данных доставленного спецбортом захваченного накопителя.

      -- Адмирал, -- коротко поприветствовал сидящего в кресле Виггина.

      -- Генерал, вы вовремя, -- кивнул флотский, -- присаживайтесь, Фьюри как раз закончил приводить информацию в удобоваримый вид.

      Офицер прошел к предложенному месту и приготовился слушать. Ему было крайне интересно, что же такого содержалось на носителе, что его выдернули из штаба.

      -- Как раненый? -- как бы между делом спросил Виггин.

      -- Состояние тяжелое, но стабильное, -- ответил генерал, не поворачивая головы, -- врачи дают оптимистичный прогноз. Глаза, правда, выбило, но с его ИСП ему установят лучшие импланты, что у нас есть. Кстати, по совокупности заслуг его повысят.

      -- Это правильно, -- кивнул Эндер, -- Человечеству нужны такие люди.

      Между тем свет в зале потух, погрузив отсек в полумрак, а через секунду проектор засветился, выдавая карту планеты. Некоторое время ничего не происходило, а затем один за другим на голограмме загорелись пиктограммы, обозначающие расположение войск Альянса и пришельцев. Приглядевшись, командующий отметил, что некоторых отметок раньше не было. Рассмотрев новые пиктограммы, генерал вдруг округлил глаза, откинулся назад в кресле и севшим голосом произнес, не веря до конца в увиденное:

      -- Это то, о чем я подумал? Верно?

      -- Верно, -- кивнул Гросс-Адмирал, -- это наша возможность закончить битву. Готовьте людей, генерал -- у нас много работы.

***

      Из отчета поисковой группы турианского гарнизона планеты Менора.

      ... в результате оперативных мероприятий, проведенных на месте пропажи колонны, было установлено, что группа, в составе которых передвигался заместитель командующего обороной трибун латиклавий В. Карсун, подверглась организованному нападению диверсионной группы войск вторжения. В результате скоротечного боя все три бронемашины были уничтожены, а попытавшийся скрыться трибун в ходе непродолжительной погони и последовавшим за ней боестолкновением был убит. На теле В. Карсуна были обнаружены многочисленные следы ударов в голову, а также колотая рана в районе груди, произведенная стандартным оружием ближнего боя пехотных частей армии вторжения, которая и явилась причиной смерти (описание оружия прилагается). Также на теле обнаружены следы обыска, в результате которых противником был изъят стандартный накопитель для важных разведданных, а также омнитул погибшего...

      Из приказа командующего обороной планеты Менора легата К. Лессона.

      ... Ввиду важности утерянных разведданных приказываю:
      1) Организовать поиски диверсионных групп противника. Особое внимание уделить поискам носителей данных...
      2) Усилить патрулирование в подконтрольных районах планеты с целью недопущения повторения инцидента...
      3) С той же целью организовать повышенное охранение для всех лиц, имеющих допуски в секретным материалам уровня "Г" и выше... ... довести до вышеозначенного состава информацию о повышенных мерах безопасности при передвижении между охраняемыми объектами...
      4) Ввиду того, что текущее местонахождение ряда военных объектов (список прилагается) в ближайшем будущем будет скомпрометирован, организовать эвакуацию означенных объектов на запасные площадки (список прилагается)...

      Командующий обороной пл. Менора, легат К. Лессон.


***

      Пл. Менора, сто сорок пять километров севернее космодрома, горный хребет. День Д+9.

      Дождь немилосердно хлестал по горам, выбивая барабанную дробь на шлеме. Поганая погода была отличным прикрытием для эвакуации чужих, отсекая возможность безопасно десантироваться с орбиты прямо на головы противнику. Поэтому двум штурмовым взводам пришлось по старинке чесать по горам пешком. Малоприятное занятие даже для подготовленных солдат, особенно учитывая то, что марш приходилось совершать ночью в условиях, когда горы буквально напичканы следящей аппаратурой чужих. К счастью, нелюди при составлении плана обороны слишком сильно полагались на автоматику, а машину, как известно, обмануть порой гораздо проще, чем человека. Тем более, что на вооружении группы были передовые технологии Альянса, которые в регулярной армии появятся еще нескоро.

      -- Обалдеть! -- шепот Янычара в рации как нельзя лучше характеризовал творящееся в небольшом горном хребте, -- да костелицые тут сраную армию заныкали!

      -- Проклятье, а ведь мы несколько раз шерстили этот район с орбиты, -- пробормотал Глазков, -- хотя, учитывая уровень маскировки, неудивительно, что они так долго сохраняли секретность.

      -- Это бункер их командования, -- заметил Мавр, -- так что ничего странного. Сколько у нас времени?

      -- Не так много, как хотелось бы, -- произнес Алексей, -- нелюди чуют, что скоро их прижмут, и решили под прикрытием дождя свалить с базы куда подальше. Сейчас стоит такая погода, что не то, что обнаружить -- десантироваться на голову никому в здравом уме не придёт.

      -- Кроме нас, командир, -- хмыкнул Маврин.

      -- Кроме нас, -- согласился майор, -- мы же Цербер, в конце концов. Ладно, хватит разговоров, пора за работу.

      Сорок пять бойцов спецназа, выйдя из укрытия, принялся расчехлять спецоборудование: летающее крыло, совмещенное с двумя реактивными двигателями пониженной ИК-заметности, позволяли солдату в полной экипировке пролететь около семи-восьми километров, в зависимости от внешних факторов. Но на этот раз такая дальность была избыточной -- до базы было не больше двух с половиной кликов, так что дальность была принесена в жертву грузоподъемности. Конечно, от этого крыло не стало поднимать в воздух космодесантника в броне "Архангел", так что пришлось обойтись штурмовым комплектом мобильной пехоты, оснащенный усиленными щитами и системой "Ореол".

      Вскоре все бойцы были готовы, закрепив ранцы на спинах и синхронизировав их с компьютерами брони. Глазков еще раз убедился, что вся аппаратура и вооружение солдат исправно. Времени было в обрез -- из-за грозы связь была нестабильной, и пришлось ориентироваться по времени. Ровно в девять часов тридцать минут небо разверзлось, и в расположение базы, разорвав облака, ударил ослепительный луч. На самом деле, с лучевым оружием данный выстрел не имел ничего общего -- это была обычная болванка, корректируемая из космоса, падая, оставила за собой слепящий трек. В месте, куда попал снаряд, сверкнула вспышка, а семь секунд спустя до церберовцев донесся грохот мощнейшего взрыва. Это и был сигнал к началу операции.

      -- Первая группа -- Вперед!

      Первые три тройки бойцов подошли к краю уступа, включили двигатели, выведя их на режим малого газа, и прыгнули с обрыва, разложив крылья прямо в полете. Вскоре девять едва заметных теней скрылись в пелене дождя, а за ними уже стартовала следующая партия... Через тридцать секунд на уступе осталась лишь девятка Глазкова.

      -- Все готовы? -- для проформы спросил Андрей, и, дождавшись подтверждения от его людей, произнес, -- тогда по моей команде: три, два, один, пошли!

      И, подавая пример, первым прыгнул вниз.

***

      На наземной части базы уже затихал бой -- несмотря на орбитальный удар, уничтоживший львиную долю войск и защитных сооружений первой линии обороны, за те секунды, что спецназовцы летели к базе, немногочисленные уцелевшие чужие, заняв укрытия, попытались дать бой. Это отчаянное сопротивление лишь ненадолго замедлило штурмовиков -- жидкий заслон из уцелевших спецназ смел, не понеся потерь. Тем не менее, самое сложное было впереди -- в подземный комплекс вело несколько ходов, известных разведке Альянса, и именно перед одним из таких сейчас и стоял взвод. Штурмовать по самому очевидному маршруту было невозможно -- чтобы проломить центральный вход в бункер, нужна была ядерная бомба, а посылать солдат на свежеустроенное радиоактивное пепелище стали бы, только не будь у командования иного выхода. К счастью, он был. По команде Глазкова несколько солдат установили направленные заряды, предназначенные для вскрытия обшивки линейных кораблей при абордаже, а затем саперы, отбежав подальше, подорвали установленные мины. Со стороны входа пошла обжигающая волна -- заряды были плазменными, и эффект от их применения был ОЧЕНЬ красочным. Входные двери в бункер буквально проплавило, мощный жар вызвал срабатывание системы пожаротушения бункера, что сыграло на руку людям, сократив время вынужденного ожидания.

      Первые бойцы "Цербера" вошли в бункер, начав вторую фазу операции.
Дальше дело пошло только хуже. Несмотря на то, что на руках у РУАС были все планы командного бункера, штурм проходил крайне тяжело. Против них была брошена вся база. Один из спецназовцев прямо на глазах полковника, получив несколько пуль, упал и, истекая кровью, отполз в укрытие, оставляя за собой темно-красную полосу. Сам Глазков едва избежал гибели от выстрелов того же тяжелого пулемета, отделавшись снесенным щитом. Потерявшая спрятавшегося офицера из вида, автоматическая турель переключилась на другие цели. А зря: не теряя времени, полковник выставил из укрытия плазменную винтовку и, ориентируясь по дистанционной камере на оружии, выстрелил из подствольного гранатомета. Турель близкого взрыва шестидесятимиллиметровой гранаты не выдержала и замолчала. Несколько дальше их ждал другой сюрприз -- несколько боевых роботов с ракетами и пулеметами перекрыли проход, поливая весь коридор и не давая церберовцам высунуться.

      -- Готовьте ЭМИ! -- приказал Мавр, -- по его команде несколько бойцов, подготовив электромагнитные гранаты, низко пробросили их к дронам. Роботы одновременного взрыва нескольких гранат не выдержали и сдохли. Но за этот бросок один человек заплатил кровавую цену -- близкий взрыв ракеты оторвал спецназовцу руку по локоть.

      С каждым пройденным помещением сопротивление всё нарастало. Чужие бросали в бой людей и дроны, стараясь если не сдержать, то хотя бы замедлить продвижение спецназовцев. Среди людей начали появляться первые убитые. В какой-то момент противостояние зашло в тупик -- дальнейшее продвижение людей блокировали сразу на нескольких участках, и при этом чужие сами не могли уйти, а ведь скоро у людей банально закончатся боеприпасы, и тогда атака попросту захлебнется. Глазков лихорадочно искал выход, и не находил его.

      Помощь подошла внезапно -- с тыла послышалось жужжание, и вскоре к уже приготовившимся к отражению атаки бойцам "Цербера" выехал земной тяжелый гусеничный робот. Не снижая скорости, дрон проехал мимо, и на ходу открыл огонь из всего бортового вооружения, буквально заливая плазмой всё пространство перед собой, изредка добавляя жару гранатами. А следом за дроном в коридор забежали несколько человек со знаками различия мобильной пехоты.

      -- Полковник Глазков? -- спросил один из них Алексея, -- лейтенант Айчара, командир штурмовой роты. Приказано оказать Вам поддержку. Командуйте.

      -- Отлично, лейтенант, -- искренне обрадовался спецназовец, -- формируем штурмовые группы и прорываемся следом за роботами.

      Появление мобильных пехотинцев было как нельзя кстати -- наступление возобновилось с новой силой, и вскоре штурмовики ворвались в контрольный зал.

      Который... был пуст. Ни одного оператора не сидело за консолями, ни один боец пришельцев не сидел, укрывшись за многочисленными столами. Лишь несколько дронов, выполняя заложенную программу, попытались защитить уже не имеющей стратегического значения комнату, но были в секунды сметены ураганным огнем штурмовиков. Еще не веря в случившееся, Глазков подошел к одной из консолей, нажав несколько клавиш. Бесполезно -- вся электроника была мертва.

      -- Черт, неужели мы их упустили? -- подумал полковник, -- вот это была бы жопа. Нет, невозможно, база оцеплена, мимо внешнего кольца они не пройдут.

      -- Так, группе внимание, -- обратился Глазков к подчиненным, -- разделяемся на две группы. Группа один, продвигайтесь к резервному пункту управления системами обороны и нейтрализуйте его. Группа два...

      Договорить Глазкову не дали.

      -- Командир, -- послышался голос одного из пехотинцев, -- я тут нашел...

      Обернувшись, Глазков увидел солдата, который наклонился к одному из разбитых роботов, замершему возле стены, очевидно с целью рассмотреть его поближе. Полковник слишком поздно сообразил, что именно не так с дроном -- если он подбит недавно, то почему от него не идёт жар?

      -- НЕ ТРОГАЙ! -- не своим голосом заорал Глазков на солдата, но было поздно. С сильнейшим грохотом робот, оказавшийся простейшей заминированной ловушкой, взорвался. Полковника подхватила ударная волна и, подняв над землей, пронесла по воздуху и ударила в стену.

      А дальше была темнота.

***

      Из отчета об операции "Гроза".
      ... В ходе штурма объекта "Бастион" погибли 9 офицеров Группы "С" РУАС, 20 бойцов штурмовых групп 711 дивизии мобильной пехоты. В числе погибших -- руководитель операции, полковник Глазков Алексей Юрьевич. Большинство участников операции получили ранения различной степени тяжести...

      ... Потери обороняющихся, согласно первичным подсчетам, составляют около ста восьмидесяти погибших и трехсот раненых, состояние семидесяти из них критическое. Также в ходе операции устранен действующий командующий обороной планеты, его тело опознано по снимкам захваченной базы данных. Кроме того, весь старший офицерский состав, находившийся на объекте, также устранен или взят в плен...

      Из приказа Верховного Командования от 28.04.2160 года.
      ... За героизм, проявленный в операции "Гроза", при штурме командного пункта пришельцев на планете G4P-2881571 в период Шаньсийской войны, звания Героя Альянса удостоить:
      -- Полковника Глазкова Алексея Юрьевича (посмертно).
      -- Капитана Маврина Сергея Викторовича.
      -- Младшего лейтенанта Кормаз Каган Берка.
      -- Лейтенанта Айчара Махавир Амрит.
      ... За проявленный героизм и руководство в ходе военных действий, присвоить вышеозначенным очередные звания досрочно...


***

      Орбита Меноры, День Д+15.

      Гросс-Адмирал Виггин, не торопясь, подошёл к дверям и, дождавшись открытия, вошел в рубку связи. Выслушав доклады дежурных офицеров, адмирал погрузился в раздумья.
Пять дней прошло после той памятной операции, когда был взят штурмом их командный бункер. Читая отчеты после операции, Эндер не раз удивлялся, что успех операции несколько раз буквально висел на волоске. Особенно тонким был момент, когда в результате взрыва погиб командир "Цербера". Но сменивший его Маврин справился с задачей, сумев отыскать и прикончить почти ускользнувшего командира чужих.

      С этого момента чаши весов окончательно склонились в сторону людей. Пришельцы в большинстве своем отступили к горам, где и затерялись, стараясь уйти от поисковых групп людей. Впрочем, особенно их все равно не искали -- занятие это, по опыту людей, долгое и неблагодарное, особенно когда противник знаком с местностью. Да и сами люди пришли на планету отнюдь не за пришельцами: в относительной безопасности с планеты быстро вывозилось всё, что могло представлять хоть какую-то ценность. Фактически, люди занялись банальным разграблением городов, с той лишь разницей, что награбленное поступало не в карманы солдат, а в хранилища кораблей, некоторые из которых уже отправились в пространство Альянса с трофеями на борту.

      -- Сэр, -- отвлек Виггина от мыслей оператор систем слежения, -- из ретранслятора вышло несколько кораблей.

      -- И что в этом такого? -- поднял бровь Адмирал.

      -- Сэр, судя по данным спутников, это не турианские и не наши суда. Согласно захваченным базам данных, к нам прилетел флот азари.

      -- Интересно, -- протянул Эндер. Как реагировать в данной ситуации, он не совсем представлял. С одной стороны, означенные азари вполне могли бы прибыть на подмогу турианцам. Но, тем не менее, возможность иной причины визита также не следовало списывать со счетов. Именно поэтому все боевые спутники, разбросанные вокруг масс-реле, были запрограммированы на открытие огня без предупреждения лишь по судам костелицых.

      -- Что-ж, -- решил адмирал, -- попытайтесь выйти с ними на связь.

      -- Есть, сэр, -- откликнулся радист, разворачиваясь к консоли. Несколько минут офицер сосредоточенно работал на консоли, пока не развернулся и слегка извиняющимся тоном не произнес, -- сэр, я не могу связаться с ними. Вероятно, чужие используют иной способ связи, и вполне вероятно, что они также не могут связаться с нами.

      -- Продолжайте попытки.

      -- Господин Гросс-Адмирал, с борта одного из кораблей ведется передача световыми сигналами, -- внезапно доложил один из офицеров, отвечавших за управление спутниками.

      -- Выведите картинку на экран, -- перед адмиралом развернулось изображение с камеры одного из боевых спутников. Четыре корабля размером с крейсер с зализанными формами, чем-то похожие на блестящие космические яхты из одного старого фильма, висели около масс-реле, не пытаясь сдвинуться с места. А на борту ближайшего к спутнику корабля с определенной периодичностью мигал мощный прожектор, свет которого было видно даже с такой солидной дистанции.

      Один. Один. Два. Три. Пять.

      Корабли замерли, словно ожидая ответа, а затем, минут через пять, крейсер снова замигал.

      -- Один, один, два, три, пять, -- пробормотал себе под нос Эндер, -- Стоп. Это же числа Фибоначчи! -- Виггин повернулся к оператору спутников и произнёс, -- так, переключитесь на ближайший спутник и мигните в ответ восемь раз.

       -- Слушаюсь, сэр, -- козырнул офицер.

      Дело пошло в гору. Два часа перемигиваний -- и договаривающиеся стороны пришли, наконец, к консенсусу, синхронизировав частоты передатчиков.

      -- Я в конференц-зал, -- объявил адмирал, поднявшись с кресла, -- Фьюри, организуй канал связи.

      -- Будет исполнено, сэр.

      Дорога много времени не заняла, и вскоре командующий эскадрой вошел в нужное помещение. Свет померк, а затем огромный, во всю стену, монитор, засветился, явив Виггину изображение инопланетянки. В том, что это женщина, Виггин не сомневался хотя бы по, так сказать, ярко выраженным вторичным половым признакам. Надо сказать, что, в отличие от костелицых, больше похожих на гибрид страуса и динозавра, этот вид больше напоминал человека, отличаясь от них, пожалуй, лишь чешуйчатой, словно у змеи, кожей и похожими на щупальца отростками вместо волос на голове.

      Тем временем, инопланетянка решила начать беседу.

      -- Приветствую вы имя весь галактика, -- азари вела разговор на турианском, словари для которого не были до конца составлены, а потому речь чужой звучала несколько грубо, -- я... турианец Азари... и лететь для конец война. (Прим. авт. на самом деле азари сказала "представитель" или "человек", но автопереводчик корабля из-за недостатка словарного запаса допустил ошибку, подобрав наиболее близкое по значению слово).

      Пару секунд Эндер переваривал фразу. Общий смысл был понятен -- флот прибыл для урегулирования конфликта, то есть выступая в роли миротворцев. Но это всё же первый контакт, а значит, надо подобающе себя поставить. Вопрос в том, как. Эндер не отличался сильными навыками в дипломатии, ведь его, как правило посылали как раз туда, где дипломаты облажались. Тем не менее, в Уставе флота на этот счет были однозначные инструкции, хотя и довольно общие. Мол, командир должен вести себя достойно, не заискивать, но в то же время избегать конфликта до тех пор, пока действие инопланетян не приведут к последствиям, угрожающим жизни и здоровью членов экипажа корабля. Тут в голову адмирала пришла интересная мысль, которую ему в свое время подсказал Фьюри. С трудом удерживаясь от того, чтобы ухмыльнуться, Эндер негромко кашлянул и на относительно чистом протеанском ответил:

      -- Меня зовут Эндер Виггин, я являюсь Главнокомандующим Флота в звании Гросс-адмирал. От имени всего Альянса Систем Человечества приветствую Вас, -- слегка полюбовавшись на ошалевшее лицо визави, флотоводец продолжил, -- в настоящий момент населяющие данную систему разумные, проявив неспровоцировнную агрессию, совершили разбойное нападение на корабли нашей расы, а затем, не предъявляя никаких претензий, попытались совершить пиратский налет на одну из наших колоний. В настоящий момент вы находитесь в зоне антитеррористической операции, проводимой нашими вооруженными силами. Во избежание эксцессов просим Вас не покидать Вашего текущего положения.

Оценка: 9.57*12  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  С.Суббота "Хищный инстинкт" (Романтическая проза) | | К.Кострова "Горничная для некроманта" (Любовное фэнтези) | | Р.Навьер "Искупление" (Короткий любовный роман) | | А.Грин "Горничная особых кровей" (Любовная фантастика) | | М.Славная "Горячий босс. Без сахара" (Современный любовный роман) | | О.Иванова "Обед из трех блюд и любовь на десерт" (Женский роман) | | Д.Дэвлин, "Забракованная невеста" (Попаданцы в другие миры) | | Е.Литвинова "Сюрприз для советника" (Любовное фэнтези) | | А.Оболенская, "В плену его желаний" (Любовное фэнтези) | | Е.Кариди "Невеста чудовища" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"