Семенов Владислав Андреевич: другие произведения.

Продолжение Hell Effect

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 9.38*14  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение от 18.08.2018.


   Февраль 2167 года. Цитадель.

      - Успешно завершились переговоры о поставках военной помощи Батарианской Гегемонии, - диктор новостного канала Цитадели говорила сухим голосом, будто зачитывая финансовую сводку, - глава государства Мансен Ишкай поприветствовал положительное решение Совета, призвав прочие государства галактики к содействию Гегемонии в деле увеличения стабильности в регионе.
      На экране появилась трибуна в зале, в которой любой житель галактики узнал бы зал Совета. На этот раз в кадре пребывал батарианец, лицо которого буквально светилось от чувства собственной значимости.
      - От имени всей Батарианской Гегемонии я приветствую подобную инициативу, - заговорил гегемон, - этот договор является первым шагом в деле уменьшения напряженности как в самом пространстве Гегемонии, так и в Аттическом траверсе...
      Советница Тевос отвернулась от экрана, убавив громкость.
      - Полагаю, вас можно поздравить, советник Гэрос, - произнесла азари, обращаясь к саларианскому коллеге, - ваш план по приведению к власти более лояльного правительства увенчался успехом.
      - Вы называете это успехом, Тевос? - слегка раздвинула мандибулы Ориния, - вы сменили одного тирана на другого, с той лишь разницей, что этот теперь просит помощи у нас.
      - Вас это смущает, Советница? - повернулся к турианке Гэрос, - насколько я понимаю, ваш Примарх...
      - Придерживается политики сдерживания, знаю, - кивнула представительница Иерархии, - вот только мне кажется, что ни вы, ни он не понимает вполне очевидной вещи - своими действиями вы злите молотильщика. Альянс - он как варрен, никогда не отпустит то, что считает своим. А Скиллианский предел принадлежит им, и кому, как не вам, об этом знать.
      - И именно поэтому мы поддерживаем Ишкая, - парировала Тевос, - предыдущий гегемон в последнее время руководствовался больше интересами Альянса, а значит, рано или поздно люди вышли бы на Аттический траверс, что в конечном итоге привело бы к катастрофе. Мы оказались бы окружены кольцом человеческих систем, и тогда война между Альянсом и Цитаделью стала бы вопросом времени.
      - О военном аспекте данного предприятия мне известно лучше вас, будьте уверены, - сложила руки на груди Ориния, - но я вам вот что скажу - этот договор - первый шаг к новой галактической войне. И пусть вы начнете ее на своих условиях, вы можете дать гарантию, что Альянс разгромив Гегемонию, не войдет во вкус и решит, что независимая Цитадель - слишком большая роскошь для галактики? Я - нет.
      - И именно поэтому армию батарианцев следует обучить, - произнес Гэрос, - следующим пунктом в переговорах с Мансеном будет ввод ограниченного контингента войск Цитадели и привлечение военных советников в деле обучения армии и флота.
      - Турианских войск, вы хотели сказать, - фыркнула Ориния, - уж простите, но я сомневаюсь в том, что ваши государства, Советники, пришлют больше солдат, чем мы.
      - Откуда подобные мысли, советница? - подался вперед Гэрос, - Или вы решили, что идеи вашей оппозиции о том, что интересы одного государства имеют большее значение, чем общее благо народов Цитадели, более привлекательны?
      "Вообще-то да, особенно после того, что произошло за эти семь лет," - подумала про себя Ориния, - "но тебе об этом знать совсем необязательно."
      - Я хочу напомнить о том, что последствия наших решений ощутят на себе прежде всего наши легионеры, а не ваши ГОРовцы, - скосила глаза на саларианца Советница, - или вы забыли о том, кто именно понес наибольшие потери год назад?
      - Вы не согласны с ролью, которую ваш народ играет в галактическом сообществе? - вкрадчиво спросил Гэрос.
      - Я не согласна смотреть, как жизни нашего народа тратятся впустую, - турианка почти рычала, - Как бы мы ни старались, батарианцы не дотянут до уровня солдат Альянса. А рано или поздно Альянс вмешается. Или вы считаете, что они просто так в гегемонию шпионов присылают?
      - Шпионы - не ваша забота, Ориния, - парировал Гэрос.
      - Зато мое дело - знать о планах людей для наиболее грамотного отражения угрозы. Нам неоднократно поступали сигналы о том, что люди что-то готовят на территории Гегемонии. И вы сами согласились с тем, что Альянс планирует восстание рабов. А теперь своими действиями вы провоцируете человечество на активные действия. Мы не успеем обучить батарианскую армию.
      - Может быть, - не стал спорить саларианец, - но вот кто станет обучать рабов, вы подумали? В конце концов, у батарианцев-лоялистов есть хоть какая-то военная подготовка...
      - Вы сами себя-то слышите? - иронично спросила Ориния, - рабов УЖЕ учат, и учат чуть ли не с момента контакта людей с Цитаделью. И мне кажется сомнительным, что военные специалисты Альянса, засланные под видом рабов, учат их там пирожки печь.
      - Советники, попрошу успокоиться, - Тевос, как всегда, выступила голосом разума, - разрывать заключенный договор, скажем так, недальновидно, а потому предлагаю придерживаться плана, согласованного между нами. В конце концов, мы должны сдержать угрозу усиления Альянса Человечества, не вступая в прямой конфликт.
      - Хорошо, - подумав, кивнула головой Ориния, - но учтите, в этот раз мы не должны обходиться турианским контингентом и советниками. Совет Легатов будет крайне разочарован, если ваши страны не пришлют своих солдат. В конце концов, эта помощь декларируется как международная.
      - Согласна, - кивнула азари, - в таком случае, предлагаю обсудить размеры помощи Гегемонии...

***

      Из отчета министерства иностранных дел Альянса "о ситуации в Скиллианском Пределе".

      ... Произошедший военный переворот в Батарианской Гегемонии привел к нарастанию влияния Цитадели в регионе. Очевидно, новое правительство придерживается курса сближения с потенциальным противником, что в дальнейшей перспективе создают угрозу безопасности человеческих колоний. Вероятно, действия Цитадели имеют целью захват разработанных месторождений полезных ископаемых и лишение Альянса источников ресурсов для наращивания флота...


      Из сводки Новостной сети Альянса.

      - Добрый день, дорогие телезрители, - радостно вещала репортерша, - в настоящий момент мы находимся на планете Элизиум, на которой считанные годы назад была основана новая колония. Напоминаю вам, в результате переговоров две тысячи сто шестьдесят четвертого года Совет Цитадели признал право Альянса на колонизацию Скиллианского предела, после чего в ходе четвертой волны колонизации было основано пять новых колоний, вошедших в состав девятого сектора "Хэвен", столичной планетой которого единогласно избрали Элизиум. Однако давление со стороны нового правительства Батарианской Гегемонии заставило правительство перейти к наращиванию защитных систем планет. В настоящий момент на Элизиуме завершен монтаж защитных сооружений. Прямо на ваших глазах проводится церемония введения в строй завершения стационарных узлов наземной противокосмической обороны планеты.
      Кадр сменяется. На экране появляется изображение бункера в форме тетраэдра с усеченной вершиной. На гранях бункера красуются круги, в которых угадываются антенны системы наблюдения.
      - Перед вами находится один из пунктов слежения за космической обстановкой на орбите планеты, - продолжила корреспондент, - по заверениям официального источника, данная система способна обнаруживать абсолютное большинство космических объектов, включая малоразмерные цели, такие как торпедоносцы и управляемые ракеты класса "космос-поверхность". Комплекс уже прошел испытания и готов заступить на боевое дежурство. Подробности о системе "Небесный Щит" в нашей специальной программе "Национальная оборона". Не переключайтесь...


      ***

      Сентябрь 2167 года. Батарианская Гегемония.

      - Граждане Батарианской Гегемонии, - призывал через громкоговорители турианский командир, - призываю вас прекратить несанкционированный митинг и разойтись по домам, ради Вашей же безопасности!
      В ответ из толпы раздались оскорбительные выкрики, самым легким из которых было "Убирайся домой, костелицая мразь". Турианец раздраженно покачал головой - и вот так уже пятый месяц. Цитадельские миротворцы, которые изначально были присланы для подготовки батарианской армии, теперь были вынуждены заниматься разгоном демонстраций. Луций Варен вздохнул - расскажи кто ему в Иерархии о том, что он будет дрессировать батарианских полицейских, он бы не поверил. Но реальность привнесла в планы миротворца свои коррективы.
      Почти сразу же по прибытию военных советников и специалистов начались проблемы. Батарианцы показали себя с самой худшей стороны. По мнению турианского легионера, от пиратов эта, с позволения сказать, армия, отличалась лишь наличием единообразной формы и оружия. О такой вещи, как дисциплина, строй и прочие изыски любых уважающих себя вооруженных сил, здесь слышали разве что офицеры, и те, судя по всему, краем уха. Подготовка... Это отдельная песня. Ее не было. Вообще. То есть батарианцы умели стрелять, некоторые даже метко, но вот при столкновении с более-менее организованным противником эти горе-воины дружно выполняли команду "отступление". Однажды дело дошло до абсурда - одна КОНТУБЕРНИЯ, играющих на учениях роль обороняющихся, разогнала ДВЕ РОТЫ наступающих батарианцев, после чего, организовав преследование, "перебила" побежавших. Турианские советники хватались за головы, глядя на то, как двенадцать легионеров из обычной, линейной пехоты условно убили двести пятьдесят батарианцев из трехсот, после чего, окружив остальных, взяли в плен и дружно пригнали перед "светлые очи" начальства. И, как оказалось, такая ситуация была почти во всех силовых структурах. Коррупция, кумовство, взяточничество - турианцы буквально ошалели от масштабов предстоящей работы.
      К чести легатов, очнулись они быстро, распределив подчиненных по всем структурам, фактически взяв управление армией и флотом на себя. Конечно, качество управления резко скакнуло вверх, но в тот момент, когда ситуация, казалось, начала выправляться, возникла еще одна непредвиденная проблема.
      Батарианцы отличались патриотизмом, хотя любой житель галактики, увидев, в чем этот патриотизм проявляется, назвал бы данное явление национализмом, причем в плохом понимании. И появление иностранных советников, фактически взявших управление и обучение армии в свои руки, они восприняли не просто как оскорбление - для них это была попытка узурпировать власть. И, что самое плохое, так думали не только офицеры и простые солдаты, но и абсолютное большинство простого народа. И буквально через несколько недель население Гегемонии, подзуживаемое "патриотами", начало собираться на такие стихийные митинги, основным лозунгом которых был: "Цитадельцы - домой!". И ладно бы, если это были просто митинги. Демонстрантов активно поддерживали полицейские, которые и должны были разгонять выступающих. На деле же приказы советников либо просто игнорировались, либо выполнялись так, что у турианцев, саларианцев и азари дружно возникало желание набить стражам порядка рожи и сделать все самим. И если с первым пунктом были проблемы, ибо прямой приказ Цитадели запрещал рукоприкладство и насильственные действия по отношению к представителям властей, то со вторым проблем не было - и сводные отряды миротворцев и батарианцев вышли на улицу. Причем корпусу Цитадели пришлось выполнять роль заградотрядов - в первое время были случаи, когда полицейские разбегались, а то и присоединялись к митингующим.

      БАХ! БАХ! БАХ!

      Сухие выстрелы громкими хлопками раздались на улице. Луций Варен, перед самой командировкой получив звание опциона, ощутил удар в грудь. Турианского военного швырнуло на люк, ударившись о который, легионер медленно сполз внутрь полицейского автомобиля. К глазам начала подступать темнота, и угасающее сознание успело выхватить небольшую, аккуратную дырочку на кирасе легкой брони, из которой толчками лилась синяя кровь. А потом наступила тьма.
      Поэтому турианец уже не видел, как разбегающиеся батарианские полицейские были насмерть задавлены почувствовавшей кровь толпой. Не видел он и то, как турианские легионеры, плюнув на приказ не поддаваться на провокации, развернув пулеметы и штурмовые винтовки, встретили бегущих демонстрантов дождем вольфрама. Он не видел, как на протяжении трех суток коммунальные службы оттирали красную от крови улицу. И уж точно Луций Варен не видел, к каким результатам приведет бойня, устроенная "миротворческими" силами. Ему уже было все равно - от тяжелого ранения, сделанного неведомым снайпером, центурион, выживший в боях с демонами, скончался, не приходя в сознание.

      ***

      Из оперативного отчета посла Альянса в Батарианской Гегемонии.
      ...В настоящий момент отмечается резко негативное отношение народа Гегемонии к введению военных специалистов и занятие ими командных должностей в армии, флоте и других силовых ведомствах. Имеет место систематическое неисполнение приказов военных советников, а также откровенный саботаж. Тем не менее, между правительством Гегемонии и Цитаделью ведутся переговоры о наращивании военно-экономического присутствия в регионе...


      - Итак, господа, - подвел итог Виггин, прочитав доклад, - полагаю, что план "Ганди" идет в соответствие со сроками.
      - Да, сэр, - кивнул один из присутствующих, - В настоящий момент новое правительство стремительно теряет поддержку среди населения, и, если так пойдет дальше, то власть Мансена скоро будет держаться исключительно на цитадельских штыках.
      - А оно пойдет, - добавил глава СВР, - по данным наших агентов, гегемон ведет выгодный Цитадели курс, постепенно отдаляясь от нас и разрывая достигнутые ранее договоренности. Фактически, батарианское правительство изменило курс на противоположный.
      - Да, Лебедев, к слову о курсе, - повернулся министр иностранных дел к разведчику, - как вы объясните тот факт, что о перевороте мы узнали не из ваших сводок, а из репортажа НСА?
      - Я неоднократно предупреждал о готовящемся перевороте, - парировал генерал-полковник, - более того, одним из вариантов действия моих людей был сценарий недопущения такого сценария. Однако мое предложение было заблокировано, в том числе и Вами.
      - Господа, мы собрались здесь не для того, чтобы решать, кто был прав, а кто - нет, - вмешался Эндер, - я хочу услышать ваши предложения и отчеты по поводу ситуации в Батарианской Гегемонии, а также тому, как и в какие сроки нам надо начинать операцию. То, что к власти пришел враждебный режим - это неприятно, но не смертельно, благо, режимы можно менять, и мы даже знаем, как.
      - Скажу прямо, господин президент, - снова взял слово Лебедев, - несмотря на оптимистичные прогнозы, выполнение плана "Спартак" не представляется возможным в течение года.
      - Поясните, - повернулся Виггин.
      - Дело в том, что большинство наших агентов до сих пор пребывают на уровне среднего звена, - произнес Сергей, - способ заброски и формирования нашей агентуры в этот раз сыграл против нас. Большинство наших в Гегемонии находятся под видом рабов, и это, очевидно, налагает существенных ограничения по продвижению по социальной лестнице. К сожалению, иного способа быть в батарианском государстве и не попасть под подозрение не существует - сказывается природный национализм четырехглазых.
      - Может, в таком случае стоит сконцентрировать усилия на выполнении плана "Ганди"? - задал вопрос главный дипломат Альянса.
      - Боюсь, вы неправильно меня поняли, - скривился Лебедев, не любивший, когда в его планы кто-то вмешивается, - как бы батарианцы ни рубились между собой, любого, кто встрянет в их внутренние дела, они тут же посчитают врагом. Все, что происходит в Гегемонии, должно оставаться в Гегемонии. Освободительное движение, безусловно, стоит поддерживать, но прямое военное вмешательство на данном этапе мне не представляется возможным.
      - А вы предлагаете сделать ставку на рабов? - иронично улыбнулся МИДовец, - вам ли не знать, что рабы во флоте не служат, а без кораблей любое восстание обречено на неудачу.
      - И вот здесь нам поможет Ваш план, господин министр, - подключился Эндер, - проведите агитационную работу среди подходящих кадров. В нужный момент восставшие должны получить хотя бы часть флота для ведения полноценных боевых действий.
      - Это будет сложно, - задумался дипломат, - Флот - это элита батарианских вооруженных сил. Их сложно подкупить. Тем более, что Гегемония в случае измены части флота в считанные недели скомпенсирует потери за счет отзыва каперов из систем Терминуса.
      - Значит, сделайте так, чтобы они не добрались, - отрубил президент, - или добрались, но поздно.
      - Сделаю, что смогу, но быстрого результата не ждите, - ответил министр.
      - А вас никто не торопит, - Эндер позволил себе небольшую улыбку, - тем более, генерал утверждает, что выполнение "Спартака" в ближайшее время невозможно. Так что времени у вас минимум до конца года...

      ***

      Ноябрь 2167 года. Скиллианский предел, точное местоположение неизвестно.

      - Товар при вас?
      - Разумеется. Вы думали, я вас обману?
      - Доверяй, но проверяй. Кажется, так вы, люди, говорите.
      - Верно. Но можете быть спокойными - товар актуален, подвоха нет.
      - Об этом судить мне. Малис, проверь.
      - Мой господин, все в порядке. Человек не соврал.
      - Отлично. В таком случае, вот ваша оплата. Неограненые алмазы, как и договаривались. Нигде не зарегистрированы, природные.
      - Великолепно. С Вами приятно иметь дело, Балак.
      - А уж мне-то как приятно, генерал.

      Сутки спустя.

      - Значит, передача в порядке, - механический голос можно было бы принять за работы систем шифрования, если бы адресат не знал, что это - настоящий голос существа, сидящего на том конце "провода". К тому же, опасаться было нечего - канал и так был зашифрован по первому классу.
      - Да, сэр, - кивнул мужчина в форме генерала космического десанта, - в ближайшем времени стоит ожидать нападения на одну из колоний сектора "Хэвен". Мне отдать распоряжения о повышении боеготовности?
      - Ни в коем случае, - в голосе машины прорезались некоторые эмоции, которые стоило толковать, как восклицание, - это скомпрометирует вас, как моего агента, и в этот раз РУАС от вас, генерал, не отцепится.
      - Будут жертвы среди колонистов, - протянул военный.
      - Вы солдат, командир, - отрубил голос, - вам ли не понимать, что на войне жертвы необходимы. Вы сомневались в моем плане тогда, но смотрите, к чему все привело. Сейчас человечество вместо того, чтобы лизать ботинки турианцам, ведет самостоятельную политику, а вскоре станет диктовать свою волю галактике. Жертвы колонистов оправданы, и поверьте, они не будут забыты.
      - Все во имя человечества, верно? - произнес генерал, в голосе которого не осталось легкой неуверенности.
      - Разумеется, генерал, - подтвердил голос, - война неизбежна, и вы это понимаете, так что лучше она начнется на наших условиях, а не на условиях Цитадели. Terra omnia, генерал Кейн.
      - Terra omnia, господин Хайден.

      Декабрь 2167 года. Мендуар.

      - У нас засветка, - доложил один из диспетчеров, - двадцать семь кораблей.
      - Идентификация, - тут же среагировал начальник службы УКД (Прим. авт. Управления космическим движением).
      - Данные от ответчиков в порядке, - доложил диспетчер, - корабли не опознаны.
      - Вызовите их, - старший службы подошел к микрофону и обратился к пришельцам, - неизвестные корабли, говорит диспетчерская Мендуара. Вы не идентифицированы, назовите себя и цель визита.
      - Говорит крейсер "Тиран", - раздался басовитый голос, - принадлежность - военный флот Альянса систем. Следуем для пополнения запасов провизии и топлива для дальнего перехода.
      - Вас нет в расписании, "Тиран", - произнес старший, незаметно давая знаки подчиненным проверить корабль.
      - Дозаправка внеплановая, - ответил корабль, - пересылаю карту-наряд и накладную на дозаправку и пополнение.
      - Сэр, - полушепотом обратился один из операторов к начальнику, - корабля нет в базе, но документы в порядке.
      - "Тиран", ваших судов нет в базе данных, - тут же среагировал старший смены.
      - Разумеется, их нет в ВАШИХ базах, - в голосе капитана неизвестных проскользнула ирония, - и я был бы очень удивлен, если бы они были. Так что, мне предупредить свое начальство о чинимых вами препонах, или вы, наконец, дадите нам пришвартоваться.
      Догадка пронзила мозг диспетчера. Так нагло могли вести себя лишь одни люди в Альянсе.
      - Прошу прощения, сэр, - пролепетал начальник, - переключаю вас на оператора.
      - Заведи их в третий док, - обратился он к диспетчеру, - припасов на такую ораву только там хватит, - и, уходя в свой кабинет, пробормотал под нос, - сраные разведчики, все бы им в тайны играть.
      Капитан корабля, по совместительству являвшийся адмиралом пиратского флота, довольно ухмыльнулся. Подумать только, эти тупые двуглазые действительно купились на его блеф. Разведчики, надо же... А ведь он даже назвал НАСТОЯЩЕЕ имя своего корабля.
      Пираты направлялись к Мендуару, жители которого еще не знали, что вскоре их жизнь очень круто изменится.

      Неделю спустя, Цитадель.

      - Это возмутительно, - прогрохотал посол Батарианской Гегемонии, - Уважаемый Совет, заверяю Вас - подобные обвинения совершенно беспочвенны, и оскорбительны для меня и моего государства.
      - Меня не интересуют ваши заверения, посол, - бледный от ярости человек, казалось, готов наброситься на батарианца с кулаками, - меня интересует, ГДЕ НАШИ ЛЮДИ?!!!!
      Советница Тевос скривилась. Да, как же она жалела, что предыдущего посла отозвали, прислав на его место... этого. За недолгое время пребывания на посту представителя Альянса Донелл Удина умудрился довести до белого каления даже посла ханаров, хотя, по мнению азари, пронять медуз было решительно невозможно. Но человек смог, а потому все заинтересованные могли однажды наблюдать в высшей степени интересную картину - жалующегося на произвол людей ханара.
      - Посол, я бы попросила придерживаться дипломатической речи, - холодно произнесла Ориния.
      - Разумеется, - тут же переключился Удина на турианку, - это ведь не на вашу колонию совершено нападение.
      - Мы предупреждали Альянс об опасности колонизации Скиллианского предела, - отрубила представительница Иерархии, - не наша вина в том, что вы им не вняли.
      - Сейчас речь не о том, вняли мы или нет предупреждениям Совета, - слегка успокоился человек, - а в том, что было произведено еще одно пиратское нападение в зоне коллективной ответственности Гегемонии и Альянса.
      - И что вы предлагаете, посол? - включился в обсуждение саларианский советник, - вы и так ратовали против задействования сил Цитадели при патрулировании Скиллианского Предела. Или ваше государство решило изменить свое мнение по этому вопросу?
      - За последние годы это уже третье нападение на человечество в регионе, - Удина решил оставить вопрос саларианца без внимания, - меня одного удивляет подобная избирательность?
      - Не прибедняйтесь, посол, - произнесла Ориния, - пираты систем Терминуса - не редкость в Пределе, как и на Аттическом траверсе, и, поверьте, все мы страдаем от их атак.
      - Возможно, - не стал спорить посол, - только вот в нашем случае пираты атакуют именно тогда, когда груз или место нападения имеет стратегическую ценность. Сначала пираты угнали корабль с уникальным реактором, теперь напали на колонию. Что-то слишком удачно они нападают, вы не находите?
      От упоминания корабля саларианец скривился. Да, по общей договоренности, инцидент решили замять, из-за чего Союзу пришлось потрясти мошной, но это не отменяло того факта, что Донелл Удина по поводу и без напоминал об этом Советнику.
      - Итак, что вы предлагаете, посол? - задала главный вопрос Тевос.
      - Уважаемый Совет, - ответил человек, - я предлагаю создать объединенную комиссию из представителей Цитадели и Альянса и снабдить ее неограниченными полномочиями в расследовании данного нападения.
      - Это возмутительно, - взревел батарианец, - посол Альянса разбрасывается ничем не подкрепленными обвинениями в адрес моего государства, основываясь на предрассудках о том, что любой батарианец - пират и работорговец!
      Момент истины. Советники переглянулись между собой. Ориния покачала головой - против. Саларианец жест повторил. Тевос повернулась к трибунам, за которыми стояли "истец" и "ответчик" и провозгласила:
      - Совет принял решение. Обвинения в адрес Батарианской Гегемонии в нападении на колонию Мендуар считать необоснованными за отсутствием доказательств. До появления у Альянса Систем каких-либо улик, свидетельствующих против батарианской стороны, комиссию по расследованию не собирать. Заседание окончено.

      Полчаса спустя. Кабинет посла Альянса Систем.

      - Суки! - рявкнул во весь голос Удина, со всей дури пнув стул. Предмет интерьера от удара описал небольшую дугу и приземлился в углу кабинета, чудом не задев декоративный цветок.
      - Я так понимаю, переговоры прошли безрезультатно, - голос, раздавшийся из монитора, заставил посла вздрогнуть. Быстро приведя себя в порядок, Донелл подошел в монитору, с которого на него смотрел министр иностранных дел.
      - Да, господин министр, - ответил посол, упершись руками в край стола, - эти уроды просто замяли дело. Это их, видите ли, не касается.
      - Я вас предупреждал об этом, - тон министра не поменялся ни на йоту, - это было ожидаемо. Всех устраивает текущий порядок дел, и пока им не покажут, что обстановка в галактике изменилась, они не пошевелятся.
      - Значит действовать придется по второму плану, сэр?
      - Безусловно, - министр позволил себе скупую улыбку, - готовьте заявление, Донелл, действовать придется быстро.

      ***

      25 декабря 2167 года. Скиллианский предел, планета Килия.

      - Шевелитесь, мрази! - тычок в спину заставил Талиту буквально влететь в приготовленную для новоиспеченных рабов клетку. Жалобно вскрикнув, девочка приземлилась на металлический пол, сильно рассадив колено. Подвывая от боли, юная колонистка с Мендуара отползла в угол, где, сжавшись в комок, оглядела новое обиталище затравленным взглядом.
      Разумеется, в клетке она была не одна - работорговцы не позволяли рабам подобную роскошь. Компанию девочке составили не только представители Человека разумного - пяток турианцев заняли один из углов, держась особняком.
      - "Как стая бродячих собак," - пришла на ум ассоциация, - "или волков."
      - Что с нами будет? - задал вопрос в воздух один из людей.
      - Как что? - деланно удивился товарищ по камере, - сейчас нас выставят на торги, и здравствуй, Гегемония.
      - Чушь, - отрубил первый, - Альянс не оставит просто так нападение на колонию...
      - Оставит, уж поверьте, - внезапно вступил в разговор один из турианцев, - нас вообще из центральных систем привезли, и спасать никто не собирается. Поверь мне на слово, человек - вы здесь застряли надолго.
      - Вы свою Иерархию с нашей страной не равняйте, - вспылил патриотично настроенный человек, - нам, в отличие от вас, на своих граждан не наплевать.
      - Ага, - язвительно протянул турианец, - а кто тогда батарианцам собственных людей чуть ли не официально сплавляет. И обменивают ваших на саларианцев с кварианцами. Вы для Альянса - расходных материал, и если ваше спасение обернется большими потерями, спасать вас никто не станет - проще забыть.
      - Чтоооо?! - взвился человек, - да как ты смеешь...?!
      И патриот, в котором Талита с трудом узнала одного из горожан, подскочил к турианцу и с силой заехал ему по лицу.
      - Наших бьют!! - тут же среагировали турианцы, дружно бросившись на человека. Люди в долгу не остались, и вскоре внутри клетки завязалась потасовка.
      Забившаяся в угол Талита дикими глазами смотрела на творящуюся вакханалию, молясь всем богам, которых только смогла вспомнить, о том, чтобы в потасовке ее не задавили. В поисках помощи девочка с безумной надеждой посмотрела в сторону охранников. Посмотрела - и надежда сразу погасла. Батарианские надсмотрщики и не думали вмешиваться. Вместо этого они, собравшись в плотную кучку, противно ржали, тыкая пальцами в сцепившихся рабов, изредка перебрасываясь гортанными фразами на своем языке, очевидно, делая ставки на победителя. И в этот момент Талита поняла одну простую вещь - всем на них плевать. Даже батарианцам, которые вроде как должны были заботиться о сохранности товара. И девочка зарыдала.
      Через некоторое время потасовка прекратилась сама собой. Да, людей было больше. Но на стороне турианцев была физическая сила, которую они, похоже, умели применять. Обе стороны расползлись по своим углам, зализывая раны. Талита облегченно выдохнула - драка ее никоим образом не коснулась.
      Да, не так девочка планировала провести Рождество. Она, наивная, думала, что встретит праздник дома, в кругу семьи - отца, матери и брата. Воспоминание о семье каленым стеклом резанула по душе, и слезу сами собой потекли из глаз.
      - Ааа, достала! - рявкнул один из надсмотрщиков, - прекрати выть, двухглазая, а то сейчас как огрею дубинкой!
      - Морс, прекрати! - рявкнул на него старший товарищ, - забыл, что сказал господин? Товар должен быть относительно целым. Детей не калечить.
      - Да кто калечит, начальник, - удивился батарианец, - я же пару раз ее током дерну. Так хоть не зря орать будет.
      - Знаю я твои пару раз, - ответил надзиратель, - сначала ток, потом битье, а потом и дружка своего расчехляешь. Сколько раз ты там лечился - пять или семь?
      - Да ладно вам... - проворчал надсмотрщик.
      Внезапно подвал, в котором держали рабов, сотряс зубодробительный вой сирены.
      - Это еще что, - удивленно поднял голову несостоявшийся насильник.
      - Тревога, полудурок! - старший надзиратель, с отличие от подчиненного, соображал быстрее, - быстро бери оружие в руки и следи за рабами. Будут прорываться - ты знаешь, что делать.
      - Да как они узнали о нас?! - недоуменно воскликнул Морс, - нас должны были предупредить...
      - Значит, не предупредили! - заорал старший, - А теперь возьми е****ую пушку в свои кривые лапы и займись, б**ть, прямыми обязанностями!
      - Хорошо, хорошо, - Морс достал из-за спины жутко выглядящий дробовик и стал настороженно прохаживаться вдоль клеток.
      - Ха, фто я гофо'гил! - шепелявя из-за выбитых зубов, произнес колонист, - Альянф фа нами ффе фе пфитефел.
      - Ой, да помолчи, - произнес его соперник-турианец, - прилететь-то прилетели, нас еще освободить надо. Ой, духи, мои ребра...
      - Эфо фопроф фремени! - уверенно заявил человек, - фот уфидифе.
      - Ага, увидим, - даже со сломанными ребрами турианец не оставил своего скептичного настроя, - видишь того молодчика? Так вот, есть вероятность, что последнее, что ты увидишь, будет дуло его дробовика.
      - А ну замолчали, ублюдки! - взревел упомянутый "молодчик", - а не то я вас всех...
      Что именно Морс хотел бы сделать с рабами, так и осталось загадкой. С внешней стороны двери раздались звуки выстрелов, а затем что-то тяжелое впечаталось в заблокированные двери. Батарианец среагировал моментально - словно на крыльях, он влетел в клетку, и, отработанными движениями раздав пинки рабам, схватил за шкирку воющую от ужаса Талиту и выбежал из загона, закрыв его за собой. Отвесив девочке профилактическую оплеуху, батарианец встал напротив двери и приготовился.
      Долго ждать не пришлось - чудовищная сила сорвала с направляющих входную дверь, и та полетела вглубь коридора, чудом не задев надсмотрщика. Тут же в образовавшийся проем влетела закованная в красно-черную броню фигура человека, а в том, что это был именно человек, Талита почему-то не сомневалась. Солдат, увидев батарианца, быстро сориентировался в обстановке, наведя ствол своего оружия на потенциальную угрозу. Но, к сожалению, батарианец предугадал такой ход.
      - Стой, или я прикончу ее! - четырехглазый надсмотрщий прикрылся колонисткой, использовав девочку, как живой щит. Ствол дробовика уперся Талите между лопаток, отчего бывшая жительница Мендуара одеревенела от ужаса.
      Возможно, будь батарианец опытнее, он бы выбрал другого заложника. Но, на счастье солдата, надсмотрщик был слишком молодым, и не сообразил, что комплекция взрослого откормленного батарианца мягко говоря, не вписывается в контур щуплого ребенка. Подручный работорговца физически не мог полностью прикрыть все тело живым щитом. А, возможно, батарианец просто понадеялся на кинетический барьер. Этого история не сохранила.
      Человек думал недолго. Чуть довернув ствол, он выжал спуск, и алый сгусток вырвавшись из ствола, прошив экран, не продержавшийся и полсекунды, окончил свой путь в районе плеча террориста. Руку, удерживающую дробовик, оторвало по плечо, и батарианец, заорав от боли, упал на пол, напоследок окатив Талиту кровью из культи.
      Человек, не теряя времени, подбежал к раненому, и, добив вторым выстрелом катающегося по полу чужого, доложил:
      - Чисто.
      В ту же секунду в коридор забежали еще несколько человек, и, подбежав к клеткам, принялись возиться с замками. Запоры недолго сопротивлялись инженерам, и вскоре толпа освобожденных рабов хлынула наружу. Талиту очередной раз за день чуть не затоптали, и лишь реакция солдата, вовремя подхватившего колонистку на руки, спасла девочку от неприятной участи. Мендуарка, вцепившись в нагрудник спасителя, вновь заплакала, но на этот раз от счастья - это был, пожалуй, лучший подарок на Рождество, о котором она мечтала.
      Через три часа на сигнал, посланный с планеты, прилетел патруль Альянса. Освобожденных рабов через неделю вернули домой, где они, наконец, воссоединились с сородичами. Но вернулись не все - часть разумных изъявила желание отправиться со спасителями. В их числе была и Талита, так и не отпустившая спасшего ее солдата.

      ***

      Сутки спустя. Цитадель.

      - Значит, Альянс совершил рейд на пиратский мир? - задала риторический вопрос Ориния.
      - Я бы не был в этом так уверен, - произнес Гэрос, - то, что ту бойню на Килии устроили люди, сомнений не вызывает - слишком характерные следы работы. Но есть вероятность, что Альянс тут не при чем. Посмотрите сами - это появилось в экстранете час назад.
      Заинтригованная Ориния в любопытством посмотрела на экран терминала. На мониторе играло какое-то видео, причем с явными следами редактирования - искусственные помехи мешали разглядеть говорящего в подробностях, лишь общие очертания и красное пятно на месте головы.
      - Мое имя Скалл, - произнес искаженным голосом... человек, наверное, - я являюсь ответственным за произошедшее на планете Килия, куда несколько дней назад были доставлены захваченные в рейде на Мендуар граждане Альянса. В ходе ответного рейда моих подчиненных все рабы были освобождены. Подобный акт вопиющего попрания интересов и прав граждан Альянса не мог остаться безнаказанным. И я обращаюсь ко всем, кто стоит на пути величия человечества. Этот акт был лишь первым среди тех, что произойдут, если галактическое сообщество не предоставит людям достойное место в нашем мире. И я предупреждаю всех, кто собирается чинить препоны на пути развития и прогресса Человечества - бойтесь нас! И трижды подумайте, прежде чем совершать военные, политические или экономические атаки против нашего народа - ибо в таком случае мы придем за вами. И мы безо всякой пощады будем давить подобные акции в зародыше. Мы словно гидра, пройдем сквозь любые заслоны и достанем тех, кто угрожает нам...
      - Дальше идет поток угроз и обещаний в совокупности с кадрами с Килии, - саларианец выключил запись, - Альянс пока не дал официального комментария по поводу этого... выступления. Похоже, что для них самих этот рейд был неожиданностью.
      - Или они успешно это скрывают, - продолжила Ориния, - что бы кто ни думал, Удина - довольно опытный политик, и вполне способен сыграть удивление. А эта, как их там, гидра, может быть ручной террористической группировкой, выполняющей нелицеприятные заказы правительства.
      - Ручные террористы? Удобно, что сказать, - признал Гэрос, - можно в случае провала умыть руки. В любом случае, этого Скалла с его бандой следует признать террористом. Хотя бы на основании угроз, которые он произнес в этой записи.
      - Согласна, - кивнула турианка, - в таком случае, предлагаю переговорить с Тевос и сформировать совместное заявление от имени Цитадели.
      - Не имею ничего против.

      То же время. Земля, совещание кабинета министров АСЧ.

      - Господа, прошло несколько часов с момента выпуска этой агитки, - начал совещание Виггин, - и я жду от вас результатов.
      - Министерство связей с общественностью уже внесло редакцию в ближайший выпуск новостей, - взял слово глава отдела мониторинга населения, - в заявлении указывается на непричастность официальных структур Альянса к проведенной акции. Аналогичное заявление подготовил МИД, но в нем делается упор на то, что наше государство предпочитает проводить более мирную политику, и что терроризм - не наш путь.
      - Как будто кто-то в это верит, - проворчал один из присутствующих.
      - Верит или нет - вопрос второй, - повернулся докладчик, - главное, что мы заявили о своей непричастности.
      - Ладно, с этим все понятно, - подвел итог президент, - чем порадует нас министр обороны?
      - Наши люди провели расследование, и уже есть первые результаты, - поднялся военный, - во-первых, действовали явно люди - характерные повреждения от аргент-оружия ни с чем не спутаешь. Но вот что интересно - если судить по следам воздействия, образцы, из которых были произведены выстрелы, на голову превосходят все наши наработки в данной области. То, что неизвестные использовали на Килии, у нас лишь проходит испытания, и пока результаты, если честно, не вызывают радости.
      - То есть, у нас есть группа людей, которая имеет доступ к аргент-энергии и на ее основе создала оружие, превосходящие даже наши опытные образцы, - подвел итог Эндер, - есть мысли, кто это был?
      - Если можно, господин президент, - дождавшись разрешающего кивка, глава РУАС подошел к проектору и вывел несколько кадров, - наш отдел провел анализ записи, и обнаружил довольно интересный момент. Смотрите.
      Разведчик вывел на экран раскадровку записи.
      - Это - кусок записи, демонстрирующий расстрел работорговцев, - как видите, дизайн брони расстрельной команды характерен для ранних образцов, созданных ОАК. Но я попрошу обратить внимание на вот этот кадр.
      Собравшиеся невольно подались вперед, стараясь рассмотреть детали. Кадр демонстрировал развернувшегося солдата. Повинуясь командам РУАСовца, грудная пластина брони увеличилась в размерах.
      - Смотрите, - указал на заинтересовавшую его службу деталь разведчик, - символ размыт, но если приглядеться...
      - Это же... - пораженно произнес один из министров.
      - Верно, - кивнул глава РУАС, - это - слегка видоизмененный знак СБ ОАК. В этом случае Скалл - не кто иной как...
      - Сэмюэль Хайден, - выдохнул президент, - черт, этот сраный киборг все еще жив.
      - В этом случае становится понятно, кто стоит за Катаклизмом и Войнами Колоний, - мрачно произнес министр обороны, - Хайден одержим идеей прогресса любой ценой, и если для общего развития требуется принести в жертву пару миллионов человек - он сделает это, не задумываясь.
      - И, скорее всего, именно его люди сдали пиратам схемы обороны Мендуара и коды опознавания наших кораблей, - продолжил Лебедев, - только мне непонятна конечная цель акции. Зачем организации, до сего момента действовавшей исподтишка, вдруг выходить на свет?
      - Чтобы создать ореол защитника угнетенных, - ответил, как ни странно, министр связей с общественностью, - тем более, что нашим заявлениям Цитадель вряд ли поверит. Скорее нелюди подумают, что детище Хайдена - наши цепные собаки.
      - Тем более, что из освобожденных они наверняка набрали агентов, - добавил Лебедев, - причем не только людей - списки обнаруженных на планете не совпадают со списками рабов из баз данных работорговцев.
      - То есть теперь у Хайдена есть возможность работать в пространстве Цитадели, - подвел итог министр обороны, - да, киборг не соврал - его организация действительно подобна гидре.
      - Значит, у нас в активе террористическая организация, имеющая доступ к аргент-энергии и способная работать под наших людей, - подвел итог Виггин, - значит, в конечном итоге Гидра способна развязать войну, причем в агрессии будут обвинять нас. Твою мать, вот не было печали. Похоже, нам придется сдвинуть сроки начала операции "Спартак".
      - Сэр, это чревато провалом, - не согласился Лебедев, - наши агенты еще недостаточно готовы...
      - Если мы не начнем сейчас, то упустим инициативу, - парировал Эндер, - война в любом случае произойдет, и в наших силах сделать так, чтобы она началась по нашим правилам. Готовьте людей, генерал - у вас месяц на подготовку.
      С этого момента остановить войну было уже невозможно.

      ***

      25 января 2168 года. Батарианская Гегемония, планета Пханган.

      Старший оперативный агент Службы Внешней Разведки Альянса Систем Человечества Хидэки Сиро неторопливо шел по разгромленному поместью, внимательно осматривая дело рук своих. Агент в целом оставался доволен - результат почти пятилетней работы дал прекрасные плоды. Все эти годы разведчик неторопливо, учитывая психологический и многие другие факторы, готовил исполнение операции "Спартак". Отнюдь не все проходило гладко - пару раз Сиро довольно крупно ошибался, и завербованных рабов отлавливала карманная служба безопасности рабовладельца. К счастью, Хидэки успевал реагировать вовремя, и в целом план не страдал.
      Но особенно интересным был последний год работы - сменившееся правительство Гегемонии, с одной стороны, привело к тому, что Блукс окончательно распоясался в отношении рабов - зверствуя, как никогда ранее. С другой стороны, это облегчило работу по вербовке - в этот год было гораздо труднее УДЕРЖАТЬ доведенных до белого каления рабов от восстания. Да и в окружении условно свободных подчиненных батарианца довольными ходили отнюдь не все, и порой закрывали глаза на откровенный саботаж рабов, с каменным лицом заявлявших Блуксу, что "не мы сломали, оно само".
      И вот, наконец, месяц назад по каналу связи с Центром пришел долгожданным приказ - в течении месяца подготовить рабов к открытому выступлению. И давно заготовленный план Сиро пришел в действие. Агенту казалось, что за этот месяц он просидел за терминалом больше, чем за все предыдущие годы. Впрочем, так ему только казалось - его агентурная сеть состояла из профессионалов, которые прекрасно знали, что и когда делать. Сиро порой удивлялся, насколько надо быть беспечным, чтобы проморгать наличие подобной сети у себя под носом. Ну да не ему судить батарианцев - в конечном итоге, их отношение немало поспособствовало разведчику в таком неблагодарном деле, как подготовка восстания... Ой, простите, освободительной войны, конечно.
      Крики, раздавшиеся из одной из многочисленных комнат поместья, отвлекли Хидэки от осмотра. Приблизившись к двери, Сиро краем глаза заглянул в оставленную открытой дверь. Да, его ожидания подтвердились - пятеро рабов разложили трех наложниц Блукса, самозабвенно насилуя азари.
      "Вот она, обратная сторона восстания, " - подумал про себя агент. Впрочем, вмешиваться в действо он не стал. Во-первых, парням надо было почувствовать кровь на руках, дабы ни у кого не возникло потом желания соскочить с разогнавшегося поезда революции. А во-вторых, эти три азари, по наблюдениям Сиро, были его коллегами, только служили Объединенным Республикам. Так что дорвавшиеся до холеных наложниц восставшие, сами того не зная, оказали агенту услугу - оставлять азари, как и еще нескольких разведчиков Цитадели, в живых в планы резидента не входило.
      По мере продвижения к хозяйским спальням на стенах все чаще встречались потеки крови самых разных цветов. В основном, конечно, красного - подавляющее большинство охраны составляли соплеменники Блукса. Сами охранники валялись рядом, заботливо избавленные воставшими от ненужного мертвецам снаряжения. Рядом лежали трупы рабов - по воспоминаниям Хидэки, именно здесь взбунтовавшиеся понесли наибольшие потери. Восстание вполне могло захлебнуться, но здесь на помощь агенту пришел, как ни странно, сам Блукс, пусть и опосредованно. Незадолго до мятежа хозяин поместья решил озаботиться своей безопасностью, и установить несколько стационарных генераторов кинетического щита и боевых турелей. Но Сиро повезло - к тому моменту батарианец так доверял человеку, что позволил оказать помощь в установке защитных систем. Ох, зря он это сделал. В какой-то момент резидент даже пожалел, что не увидел удивленных лиц охранников, когда кинетические барьеры отключились, а турели вместо того, чтобы выкосить наступающих рабов, нашпиговали вольфрамом самих охранников. Это была бойня - по полу текла самая настоящая река из крови, и ботинки капитана СВР сочно чавкали, погружаясь в пропитанные красной жидкостью дорогие ковры.
      Наконец, ноги привели агента к хозяйской спальне. Вернее, она когда-то была спальней. Но сейчас комната превратилась в склеп, ставший могилой для всех рабовладельцев. Здесь нашло свой покой все семейство - сам Блукс, изрешеченный пулями, лежал на огромной кровати, раскинув руки, так и не выпустившие два пистолета-пулемета. Его жена лежала рядом - с нее содрали заживо кожу. Наверное, это был один из рабов-турианцев - батарианка очень не любила уроженцев Палавена, и отыгрывалась на несчастных по поводу и без. Хидэки знал, что где-то в комнате убитой хозяйки лежала целая коллекция отрезанных мандибул. Особенно доставалось турианцам с окраинных миров - садистка отбирала предметы "коллекции" по степени редкости. И вот теперь турианцы сполна отомстили ей, казнив ее способом, который на Земле называли Красным Тюльпаном.
      Что касается детей рабовладельцев, то их смерть была сравнительно легкой. Единственному сыну семейки банально прострелили голову, а трем девочкам - перерезали горло. И хотя Сиро не одобрял подобные проявления войны, он не мог не признать, что после такого он получит самых отчаянных солдат - стоит рабовладельцам узнать, что восставшие сделали с их "коллегами", и освобожденным пощады не будет.
      - Командир, - раздался в предусмотрительно захваченном омнитуле дребезжащий голос, - вам стоит на это посмотреть.
      - В чем дело, Калос? - спросил Сиро вызвавшего его турианца, по совместительству являвшегося правой рукой разведчика.
      - Мы тут кое-кого поймали, - в голосе турианца мелькнули довольные нотки, - вы будете рады.
      - Хорошо, скоро буду, - кивнул Хидэки, направившись на сигнал. Он уже предполагал, кого увидит - Калос мог быть НАСТОЛЬКО доволен лишь в одном случае.
      Предчувствие агента не обмануло - турианец с довольным видом стоял на площади около поместья, а его товарищи крепко держали в руках стоящего на коленях турианца без лицевых татуировок.
      - Ну привет, Кватор, - улыбнулся агент, присев на корточки, - как здоровье? Сердечко не пошаливает?
      - Да пошел ты, ублюдок, - попытался плюнуть коллаборационист, но Калос, моментально среагировав, коротким ударом ноги отправил собрата по расе, но не по духу, на землю. Но даже лежа на площади и плюясь кровью из разбитого рта, Кватор продолжал ругаться, рассказывая восставшим, кого и в каких позах он имел или поимеет, если его не отпустят, предварительно извинившись.
      - Ты, мягкотелый засранец! - разорялся турианец, - да ты будешь у меня камни жрать! Сейчас придет хозяин, и с тебя шкуру живьем спустит...
      - Нет у тебя больше хозяина, - злорадно улыбнулся Сиро, - сдох от передоза вольфрама в организме. Вон, в спальне своей лежит, болезный.
      От этой новости поток проклятий, изрыгаемых Кватором, прервался, а секунду спустя площадь перед поместьем огласил горестный вой.
      - Что с ним делать, командир? - спросил Калос, презрительно глядя на подхалима рабовладельца.
      - На второй этаж его, - ненадолго задумавшись, ответил агент, - выведите его на балкон, а я пока сбегаю в мастерскую.
      - Зачем? - поинтересовался помощник лидера восставших.
      - За оптоволокном, - ответил Хидэки, - там как раз есть кабель, который его вес выдержит.
      Лицо Калоса озарила понимающая улыбка. Короткий жест - и повстанцы, подхватив Кватора под руки, потащили упирающегося турианца в дом, время от времени награждая того пинками и зуботычинами.
      Через десять минут коллаборационист стоял на балконе, с заломленными за спину руками, а Сиро, сноровисто связав петлю, накинул ее на шею выродка.
      - Будь ты проклят, урод! - орал Кватор, уже не делая попыток вырваться.
      - Ой, да помолчи уже, - отмахнулся Хидэки, - и знаешь что, костелицый? Зря ты дал мне доступ к терминалу - хакнуть рабские чипы и ошейники оказалось на редкость просто.
      И с этими словами человек пинком отправил турианца вниз. До ушей разведчика донесся влажный хруст ломаемых позвонков, а затем поместье сотряс одобрительный рев восставших. Сиро вскинул кулак вверх и заразительно улыбнулся - вскоре вся Батарианская Гегемония запылает пламенем войны.
      Крупнейшее за всю историю восстание рабов, позднее превратившееся в самый крупный галактический конфликт последних веков, началось.

Оценка: 9.38*14  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Жасмин "Как я босса похитила" (Женский роман) | | Я.Гущина "В плену желаний" (Приключенческое фэнтези) | | С.Волкова "Неласковый отбор для Золушки" (Любовное фэнтези) | | А.Ариаль "Сиделка для вампира" (Любовное фэнтези) | | Ю.Ханевская "Отбор для няни. Любовь не предлагать" (Юмористическое фэнтези) | | Д.Хант "Лирей. Сердце волка" (Любовное фэнтези) | | Н.Волгина "Стопхамка" (Женский роман) | | С.Бушар "Сегодня ты моя" (Короткий любовный роман) | | О.Райская "Магическая штучка" (Городское фэнтези) | | В.Елисеева "Черная кошка для генерала. Книга первая." (Приключенческое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"