Семенова Вера Валерьеана: другие произведения.

Имеющие Право

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Люди открыли секрет бесконечно долгой жизни и на все готовы ради ее достижения. Это метод управления миром, который используют Великие Бессмертные - стоявшие у истоков получения Матрицы и создания Домов Бессмертия, куда должен направиться каждый получивший Право. Однако находятся и такие, которым не нужно то, к чему стремятся все - блестящий дипломат Вэл Гарайский неожиданно отдает полученное Право своей молодой возлюбленной Эстер Ливингстон. И Эстер отчего-то тоже не торопится в Дом Бессмертия - до того момента, когда ее находят странные существа, внешне похожие на людей, но пользующиеся древними руническими знаками и явно способные влиять от окружающих. По их словам, Право Бессмертия должно быть навсегда уничтожено, и только Эстер может им в этом помочь. Но кто придумал, что Бессмертие настолько гибельно для мира, что ради его уничтожения нужно пережить скитания, видеть кровь, огонь и смерть близких, отречься от себя самой? И сможет ли это ее приблизить к Вэлу, если он давно и удачно женат, и они не могут дня провести вместе, не поссорившись? Способен ли человек отказаться от вечной жизни, подойдя к самому краю смерти и осознав на себе, что это такое? Что является большим проклятием для людей - смерть или ее отсутствие?


Имеющие Право

  

Картина первая

  
   Она подъехала к аэропорту заблаговременно, по многолетней привычке. Небрежно хлопнула дверью машины и пошла к многоэтажному стеклянному зданию, чуть спотыкаясь на высоких каблуках, засунув руки в карманы длинного расстегнутого пальто и глядя себе под ноги в обычном глубоком раздумье. Небольшой чемодан в пеструю клетку катился за ней сзади, огибая препятствия в виде прохожих, но она даже ни разу не оглянулась, не в пример другим путешественникам, которые предпочитали, чтобы их драгоценное дорожное имущество, повинуясь управлению, двигалось впереди или хотя бы рядом с ними. Она пересекла бесконечные ряды отъезжающих такси и подошла к зеркальной двери, предупредительно раскрывшейся за несколько шагов. Вместо отражения бело-голубой карты неба с обрывками облаков она увидела впереди очередное зеркало до пола и в нем собственное отражение. Бледное лицо, на котором выделяются неожиданно черные для светлых глаз ресницы. Прищуренный взгляд со странным выражением затаенной насмешки, и вместе с тем несколько отсутствующий, поэтому непонятно, к чему именно относится легкая издевка в глазах. Медные волосы, хранящие следы дорогой стрижки и поэтому по замыслу ее автора лежащие в некотором беспорядке . - Добро пожаловать в международный аэропорт Стокгольма, - сказал мягкий голос вокруг нее. - Пожалуйста, приложите ладонь к кругу идентификатора личности.
   Она поморщилась и чуть дернула плечом, но послушно вытянула правую руку.
   - Эстер Ливингстон, мы рады вас приветствовать. Ваш рейс в Нью-Йорк вылетает через полтора часа. Ваши кабины для регистрации находятся в первом зале, проход налево. Рекомендуем вам сразу проследовать туда, воздержавшись от долгого нахождения в общем зале и контактов с людьми вне Круга. Благодарим вас за то, что решили воспользоваться услугами нашей авиакомпании и напоминаем, что...
   Но Эстер уже шагнула вперед, не дослушав. В общем зале она действительно задерживаться не стала, да там и не было ничего примечательного - путешественники с лицами, носящими озабоченный отпечаток дороги, перемещались туда-сюда, создавая легкий гул и ощущение упорядоченного хаоса. Она прошла через очередные двери и ступила на дорожку торжественно-красного цвета, возле которой застыла девушка с ослепительно красивым узкоглазым лицом, словно вырезанным из слоновой кости, поскольку на нем двигались только слегка припухшие яркие губы. Впереди Эстер на дорожку шагнул высокий, лысый и толстый швед в костюме из очень дорогой ткани и белобрысым пушком на красноватой шее.
   - Ваше имя, господин? - девушка переломилась в поклоне, но из тщательно убранной прически не выпало ни прядки.
   В этой зоне автоматическими идентификаторами не пользовались, и даже не столько из желания воссоздать для пассажиров первого класса древнее чувство доверия к чужому слову, сколько из-за того, что в них действительно не было надобности.
   - Андерс Фалькенберг. Бессмертный Четвертого круга, - по интонации шведа было понятно, что ему произнесение этой фразы вслух все еще доставляет огромное удовольствие. - Министр торговли и глава Морского сберегательного банка в отставке.
   Девушка вновь исполнила глубокий поклон всем корпусом, прижимая к груди стиснутые кулачки.
   - Добро пожаловать, господин Фалькенберг. Мы сделаем все, чтобы путешествие было для вас приятным.
   - Надеюсь, - швед победоносно посмотрел по сторонам, оглянулся на Эстер и гордо прошествовал вперед по дорожке.
   - Эстер Ливингстон, - хмуро произнесла та, не дожидаясь вопроса. - Имеющая Право.
   Поклон девушки был менее глубоким, но безупречно подогнанная маска вежливости не дала ни одной трещинки. Разве что глаза сделались чуть более живыми, потому что на их дне промелькнуло любопытство.
   - Госпожа Ливингстон, авиакомпания высоко ценит ваше доверие. Мы счастливы пригласить вас на борт.
   - Спасибо, - без энтузиазма отозвалась Эстер. - Я тоже счастлива.
   Она по сторонам не оглядывалась. Впрочем, ей не надо было никуда смотреть, чтобы ясно представить себе картину, происходящую сейчас в общем зале - где люди, выстроившиеся в затылок друг другу в огромной петляющей очереди, медленно подходят к стеклянным кабинам, снимают одежду до последней детали костюма и вступают под просвечивающие лучи и щупальца с зондами, проникающие во все уголки тела.
   С тех пор как пятнадцать лет назад самолет, на котором летел Эдвард Рагли, Бессмертный Второго круга, развалился над океаном на две части из-за безумного самоубийцы, подобные меры в каждом аэропорту отличались друг от друга только мелкими и незначительными деталями. Например, просвечивают ли стенки у сканирующих кабин.
   Стокгольм был городом северным - целомудренным и сдержанным, не способным возбуждаться из-за такой ерунды, как телесные подробности людей вне круга. Поэтому стенки были прозрачными.
   Точно так же, перед бесконечным множеством своих перелетов по свету, проходя через двери аэропорта, Вэл всегда отделялся от сопровождающей толпы мелких дипломатов и спокойно направлялся к хвосту очереди, неся на лице самую изысканную из своих улыбок. И бесчисленное количество раз он, обладатель самой болезненной гордости в мире и носитель множества комплексов, аристократ не по рождению, но по удивительному коктейлю крови, соединившемуся в его жилах от разнообразных предков, ступал босыми ногами на прохладную резину и проходил через эту процедуру, стискивая зубы. Интересно. на какой по счету раз он стал про себя проклинать ее, Эстер? Про это никто никогда не узнает, и она в первую очередь.
   Первое время она сама пыталась бунтовать и демонстративно становилась на общий контроль. Но ее каждый раз вежливо извлекали из рядов и провожали в ложу Бессмертных, твердо придерживая за локти, когда она думала сопротивляться. На лицах окружающих она при этом не видела ни тени восхищения или сочувствия. На нее взирали брезгливо и с недоумением, как на барина из старинной книги. вышедшего в поле помахать косой. А так как летать ей тоже приходилось довольно часто, Эстер сдалась и научилась послушно поворачивать в нужную сторону, едва зайдя в аэропорт.
   - Что вам предложить из напитков, госпожа Ливингстон?
   - Виски, - сказала Эстер чуть хрипло, вынырнув из нежелательных мыслей. - Скотч. Лучше односолодовый.
   - Сколько кубиков льда?
   - Вообще не кладите.
   Швед, вытянувшийся в огромном кресле через проход, посмотрел на нее с подчеркнутым интересом. Они были единственными пассажирами в первом классе, что в общем, неудивительно. Бессмертные Третьего круга летали в основном на собственных самолетах. Второго круга - не покидали материков и предпочитали перемещаться по твердой земле. Бессмертные Первого круга крайне редко ступали за границу собственных владений. Трансокеанской авиакомпании оставались свежеиспеченные путешественники из Четвертого круга и сомнительная публика вроде Эстер.
   - Первый раз в Нью-Йорк? - швед довольно быстро решился завязать разговор, хотя обычно холодно-замкнутое выражение на лице Эстер отпугивало подобных желающих. Но господин Фалькенберг, видимо, все еще пребывал в легкой эйфории по поводу своего статуса.
   - Тридцать седьмой, - ответила она, не повернув головы. Отсутствие льда в бокале с виски с лихвой компенсировалось его наличием в голосе, но шведа в этот вечер ничто не могло смутить.
   - Ого! А я полагал, что мне приходилось много летать по службе.
   На самом деле Эстер сбилась со счета примерно на пятидесятом полете, но ей нравилась цифра и сражающая собеседника точность.
   - Из какого же вы департамента, госпожа...? - швед сделал паузу, надеясь услышать от Эстер, как ее зовут, но та молчала. - Вы меня заинтриговали. Мое имя Фалькенберг, - он протянул руку ладонью вверх.
   Выбора не было - пришлось положить на нее пальцы и некоторое время подождать, пока установится контакт. Бессмертным не подобало иметь друг от руга тайн. Прикосновение к большинству чужих ладоней Эстер выносила с трудом - они были слишком холодными, влажными, горячими или шершавыми. Совершенно некстати вспомнились единственные руки, за которые она так любила держаться, поражаясь длине его пальцев. У самой Эстер пальцы были маленькие, почти детские, но Вэлу отчего-то безумно нравились. Ему, впрочем, все в ней нравилось - кроме характера.
   Эстер покосилась на шведа, надеясь, что ему достались только факты, а не ее эмоции. Конечно, было неоднократно доказано, что обмен мыслями через хэнди-передатчики пока что невозможен, но какие-то движения души все же иногда получалось улавливать. Но Андерс Фалькенберг был и без того поражен всем узнанным настолько, что беззвучно шевелил губами, глядя на нее в упор, и время от времени моргал.
   - Вы... вы получили Право шесть лет назад? - спросил он наконец.
   - Ну и?
   "Стелла, так невежливо, - сказал бы на это Вэл, укоризненно качая головой и чуть подняв брови, от чего его лицо становилось невозможно прекрасным. - Надо ответить хотя бы - и что вас так удивляет? Или - что предосудительного вы находите в этом факте?"
   "Это на твоих приемах есть время шаркать ботинками. - ответила бы она. - А у нас говорят: ну и, рожай быстрее".
   "Ты - дикое творение джунглей, - Вэл вздохнул бы, разводя руками. - Джунглей под названием "прибыль, извлекаемая из оборота".
   "Скажи лучше - извлечение нуля из пустоты".
   - И вы до сих пор Им не воспользовались?
   Скоро шесть лет, как она старается не заходить далеко в свои джунгли. А Вэл все так же оттачивает безупречную вежливость на посольских приемах. Раньше Эстер казалось, будто прошла вечность, вместившая огромное число разных событий, но теперь, глядя в изумленные бледно-голубые глаза чуть навыкате, она невольно поразилась скорости, с которой время просвистело мимо нее.
   - Без меня в мире достаточно людей, которые направляются в Дом Бессмертия моментально, едва получив Право. Многие даже бегом.
   Фалькенберг заметно покраснел, поскольку явно относился к таковым.
   - Но госпожа Ливингстон... я понимаю разумную взвешенность и стремление все делать по плану. Но шесть лет - это слишком рискованно. Вы, конечно, еще очень молоды, но мало ли что может случиться...вдруг что... ведь вы тогда вообще...
   - Открою вам маленькую тайну, господин Фалькенберг, - Эстер нежно улыбнулась. Больше всего на свете ее раздражали подобные рассуждения, а поскольку за них в той или иной форме принимался почти каждый, то ей было суждено не заводить новых знакомых. Бедолага швед еще не знал, что попавшие на язык к Эстер Ливингстон в лучшем случае отползали в сторону, зализывая раны. В худшем падали, сраженные наповал. - На самом деле это мой способ вызвать к себе повышенный интерес. Я так знакомлюсь, особенно в самолетах. Правда, почему-то потом все мои новые приятели проходят через громкие бракоразводные процессы и теряют половину имущества.
   - Э-э-э... - Фалькенберг замялся, но все же выдавил: - А те, кто не женат?
   - Разумеется, тоже, - улыбка Эстер сделалась совершенно обворожительной. - Таким особенно трудно, потому что им приходится разводиться со мной. Но вас мне сразу захотелось предупредить. Вы такой красивый, что стало жалко.
   Она склонила голову набок и с довольным видом полюбовалась эффектом от своих речей. Бывший министр торговли пару раз похватал губами воздух, словно пытаясь за него удержаться, но больше уже ничего не произнес. Победоносно откинувшись на спинку кресла, Эстер тем не менее продолжала боковым зрением ловить его обиженное лицо. До Нью-Йорка лететь еще часа четыре, так что она обречена на это зрелище. "Почаще жалуйся на свое одиночество, - сказала она себе, продолжая бесконечный, давно начатый и все вертевшийся по одним и тем же кругам разговор. - Кто тебя вытерпит, с таким характером?" "А кто тебе сказал, что я жалуюсь? Ради одного человека на земле я бы смогла сдерживаться... я бы изменилась... а других мне не надо". "Ну конечно, ты каждый раз так сильно сдерживалась, что вы не могли расстаться, не поссорившись".
   Эстер со свистом выдохнула сквозь зубы. Меньше всего ей сейчас хотелось развешивать перед собой воспоминания, словно сохнущую одежду, и наблюдать, как они раскачиваются под ветром. Ей в данный момент не до того. Она летит в Нью-Йорк по очень странному делу, мало напоминающему все ее предыдущие визиты. Делу интересному, но от него за версту тянет запахом подозрительности. Запах тонкий, потому что она пока не знает ни одной детали, но ноздри невольно раздуваются. Чтобы отвлечься, и от своих внутренних диалогов, и от надувшего губы шведа, Эстер раскрыла ноутбук и, пощелкав по кнопкам, снова вытащила на экран это письмо, которое сама на всякий случай свернула и запаковала несколькими паролями.
   "Дорогая госпожа Ливингстон, не удивляйтесь, что я обращаюсь к вам подобным образом. Разумеется, я мог бы позвать вас к себе через хэнди-передатчик - менее затратно по времени и гораздо надежнее. Надежнее в первую очередь потому, что если бы вы вдруг заупрямились, я мог бы вас настойчиво пригласить. Но, каюсь в некоторой своей слабости - последнее время мне стало нравиться, когда люди что-то делают для меня, повинуясь гораздо более тонким импульсам, чем волнам хэнди-передатчика. Я решил, что вашим импульсом будет любопытство и тяга к риску, и оттого сейчас пользуюсь этим несколько старомодным способом общения. Впрочем, нам всем не мешает вспомнить о древних временах, потому что я наблюдаю довольно странные события, и у меня возникает уверенность, что прошлое постепенно возвращается в нашу жизнь, пытаясь нам сказать о чем-то важном.
   Заблаговременно предупреждаю все ваши попытки отнекиваться - я выбрал именно вас. Ваш опыт дизайнера меня не интересует, здесь у вас слишком много конкурентов за мое внимание. Но я прекрасно знаю, что лет пятнадцать назад вы занимались тем, что называется мифология, и какими-то древними языками. Даже если вы успели все основательно забыть, остальные Бессмертные знают еще меньше. А людям вне круга доступ ко мне закрыт.
   Полагаю, для начала достаточно, чтобы вызвать ваше любопытство. Я велел заказать вам билет до Нью-Йорка. Там вас встретят и проводят. До встречи.
   Гирд Фэйзель".
   Если бы не купленный на ее имя билет на самый дорогой рейс Трансокеанской авиакомпании, Эстер не стала бы через день вытаскивать этот документ из стертой почты в ноутбуке. Но все равно ситуация выглядела похожей на какое-то изощренное издевательство. Гирд Фэйзель - Бессмертный Первого круга, давно существующий в виде трехмерных изображений, записей суховатого голоса и движений пальцев, которыми он дергал за нити, управляя по меньшей мере четвертью мира. Если составлять список людей, с которыми Эстер хотела бы познакомиться, она не назвала бы его имени по доброй воле. Вообще Бессмертные любого круга в этот список не входили. А контакты с обычными людьми таким, как она, не рекомендовались, поэтому получался великолепный замкнутый круг, обведенный вокруг девушки с рыжими волосами и язвительной манерой выражаться. "Интересно выходит, Вэл, - пробормотала она одними губами, вновь возвращаясь к традиционному разговору про себя. - Если ты это придумал, чтобы мне отомстить, у тебя великолепно получилось, отдаю должное".
   Чтобы встряхнуться, она открыла портал с новостями, быстро пробежавшись по заголовкам. Первый, на котором взгляд Эстер на секунду задержался, гласил:
   "Раскрыт очередной заговор Непокорных.
   В Милане взята штурмом очередная штаб-квартира сообщества преступников, называющих себя Непокорными. В ходе допросов несколько человек подтвердили, что готовили покушение на Гвидо Аргацци, Бессмертного Первого круга, и собирались отравить бациллами чумы воду в каналах его резиденции. Полиции удалось ненадолго получить доступ к серверу миланской группы Непокорных и завладеть информацией об их контактах, большинство из которых ведет на американский континент. В ближайшее время туда отправится оперативная группа для продолжения расследования".
   Эстер фыркнула, представив, сколько тайной полиции летит сейчас во втором классе самолета. Иногда у нее возникало ощущение, что Департамент охраны бессмертия сам придумал этих Непокорных, изобретающих каждый день различные жуткие каверзы, чтобы стереть с лица земли какого-либо важного Бессмертного. Но при этом у них ни разу ничего не получалось, и к тому же их никогда не видели. По логике, давно следовало предъявить народу хотя бы парочку Непокорных, а еще лучше - устроить для устрашения их публичную экзекуцию. Но время шло, Департамент охраны выбивался из сил, неся тяжелую службу, а сводки новостей продолжали кишеть Непокорными.
   Тут Эстер перескочила на следующую новость, и рука ее невольно замерла на клавишах, забыв передвинуть страницу.
   "Известный дипломат Вэл Гарайский вчера прилетел в Нью-Йорк с миссией Объединенного Торгового совета. Как известно, вскоре состоится подписание договора о совместном использовании северных энергетических зон, негласным автором которого считают господина Гарайского. По крайней мере, подготовке это договора, как утверждает он сам, посвящено несколько лет его жизни.
   Впрочем, Вэл Гарайский известен не только своими дипломатическими победами. Шесть лет назад он добровольно отказался от своего Права Бессмертия в пользу некоей Эстер Ливингстон, с которой, судя по всему, состоял в любовной связи, хотя обе стороны это категорически отрицали. Шум, поднявшийся в прессе, едва не привел Гарайского к разводу после двадцати лет удачного брака и весьма отрицательно сказался на его карьере. Однако несколько лет назад Гарайский постепенно вернулся на дипломатическую арену, чему в немалой степени способствовали его обширные связи..."
   Эстер дочитала до конца, не меняясь в лице - она всегда изучала подобную писанину с большим любопытством, в отличие от Вэла, который переживал каждую статью как удар по жизненно важным органам и несколько дней потом приходил в себя. Если учесть, что когда-то удары сыпались, как снег зимой, то посланник первого ранга Вэл Гарайский довольно долгое время провел в персональном аду. Дополненном отношением его изысканной супруги, которая с ним тогда не разговаривала, и Эстер, которая кричала.
   "Кто тебя просил? Какое ты имел право? Нет, ты мне скажи - кто тебя об этом просил?"
   А теперь вы, досточтимый посланник Гарайский, второй день находитесь в Нью-Йорке. И чтобы вы меня не обвиняли в бесконечно происходящих в нашей жизни совпадениях, я не пошлю вам вызов по хэнди-передатчику, не надейтесь.
   Но сердце ее колотилось, она чувствовала каждый удар у себя в горле - странное сочетание безумного предвкушения и заранее возникающей тоски от того, что все скоро закончится или вообще не сбудется. Слишком знакомое ощущение, которое она научилась распознавать на этапе зарождения, в которое не хотела погружаться, и потому срочно открыла следующую страницу на экране, чтобы отвлечься:
   "Массовые галлюцинации или удачная мистификация? Последний месяц в полицию Лондона поступали неоднократные сообщения о странных существах, которых замечали на улицах, чаще всего в вечерние часы. :Это красивые девушки с распущенными волосами, закутанные в полупрозрачные накидки, ходят всегда босиком и держат в руках музыкальные инструменты, похожие на небольшую арфу. При всех попытках завязать с ними разговор незнакомки начинают исполнять необычные для слуха мелодии. От которых неудержимо клонит в сон. Многие признаются также, что при взгляде на девушек испытывают не столько восхищение их красотой, сколько безотчетный ужас. Явление девушек сделалось настолько массовым, что несколько популярных комедийных шоу выбрали его в качестве очередной темы...."
   Эстер фыркнула, не удержавшись. Невольно напрашивалось язвительно высказывание о лондонцах, которые настолько страдают отсутствием каких-либо значительных новостей, что у них это вызывания навязчивые видения. Не говоря уже о том, что если мужчины при виде прекрасных полураздетых женщин начинают засыпать, то к ним можно отнестись исключительно с глубокой жалостью. Но демонстрировать остроумие пришлось про себя, как обычно - не обращаться же к Фвлькенбергу, который, обиженно сопя, глотал залпом третий бокал холодного шампанского. Оставалось только откинуть голову на спинку кресла и прикрыть глаза, делая вид, что дремлешь, но Эстер была уверена, что не заснет до самого прилета. В кончиках пальцев рождалось легкое покалывание, как всегда, когда она ощущала смутное волнение - и не только по поводу того, что каждый поворот лопасти в турбинах самолета приближает ее к Вэлу. Ее беспокоило что-то еще - вряд ли письмо Гирда Фейзеля, поскольку на сильных мира сего она традиционно обращала немного внимания, и уж тем более не длинноволосые прозрачные арфистки, гуляющие босиком по улицам Лондона. Но поскольку Эстер Ливингстон никогда не отличалась развитым чувством предвидения, к своим ощущениям она отнеслась прохладно, если не сказать, с полным равнодушием.
   Но как показали все дальнейшие события - совершенно напрасно.
  
   - Надеюсь, вы понимаете, госпожа Ливингстон, что мы должны будем добавить еще один код в ваш хэнди-передатчик?
   - Который прикажет моему сердцу остановиться, если я попробую выдать кому-то дорогу к резиденции Бессмертного Фейзеля?
   - Совершенно верно, - сидящий слева от Эстер молодой человек спокойно кивнул.
   - А я, между прочим, пыталась пошутить, - пробормотала Эстер, наблюдая в зеркало заднего вида возникшую на собственном лице гримасу.
   Она сидела на сиденье черного лимузина, размерами напоминающем кровать для молодоженов. С двух сторон от нее располагались неуловимо одинаковые люди с гладко причесанными волосами и цепким взглядом. одетые в костюмы из такой ткани, что с нее, казалось, сами собой соскальзывали пылинки. Эстер со своей растрепанной головкой медного цвета, в ярко-синем обтягивающем джемпере, вытянувшая вперед ноги в умопомрачительных ботинках с огромными расширяющимися книзу каблуками, смотрелась на фоне подобной обстановки и сопровождения как элемент совершенно чужеродный. Ее хотелось или полностью удалить из картины, или по крайней мере как следует отретушировать.
   - Мы знаем, что у вас есть чувство юмора, госпожа Ливингстон, - заметил тот, что справа. - Но Бессмертный Фейзель не любит, когда шутят в его присутствии. Прошу вас это запомнить. Он считает, что все удачные шутки он в своей жизни уже слышал.
   - Поэтому он предпочитает шутить сам? - Эстер раздраженно потерла ладонь. - Что же, затея зачем-то вызвать меня в Нью-Йорк - очень смешная. Я оценила. Смеяться над шутками Бессмертного Фейзеля в его присутствии разрешается?
   - Я бы запрещал давать Право таким, как она, - первый молодой человек покосился на Эстер с плохо скрываемой неприязнью. - Она нарушит гармонию всего Круга.
   - Моя бы воля, я бы на эту гармонию не покушалась. И кстати, реализовывать Право я не собираюсь, потому у вас есть надежда, что я недолго буду осквернять собой ваши безупречные ряды.
   - Должен вас огорчить, госпожа Ливингстон, но после сорока пяти лет переданное вам Право Бессмертия активируется самостоятельно и вам останется только пройти корректирующую программу. Так что наши ряды к сожалению, вы пополните в любом случае - осталось не так много времени.
   - Я думала, Бессмертный Фейзель внушил своим слугам правила элементарной вежливости. Разве вы не слышали, что женщинам не напоминают об их возрасте? - Эстер лучезарно улыбнулась, изящно изогнувшись на сиденье. - Кроме того. за пятнадцать лет может произойти немало событий - вдруг я не дотяну до сорока пяти?
   - Что ты с ней пререкаешься, Гант? - сидящий справа время от времени щелкал кнопками на пульте. Судя по замедляющейся скорости, они куда-то подъезжали, хотя сквозь покрытые тонким металлическим кружевом окна ничего нельзя было разглядеть. - Только время тратить.
   Судя по всему, сидящему справа господин Гирд Фейзель уже успел пообещать Право Бессмертия за верную службу, а сидящему слева еще нет. Такие особенно задыхались от желания высказать Эстер при встрече все, что о ней думают. Другое дело, что свои обещания Бессмертные выполняли крайне редко, но кто же об этом узнает?
   Под колесами послышался шорох, и стекло медленно опустилось, принеся странное сочетание запахов - морской соли и сладковатых цветов. Лимузин выехал на парковую дорожку и остановился. Эстер на время забыла, что надо пригвоздить собеседника к обивке сиденья очередным ответом, и невольно подалась в сторону окна - все-таки она пыталась по мере возможностей создавать красоту в окружающей жизни, а открывающаяся картина была настолько совершенной, что заставляла зажмуриться.
   Сады, расчерченные на геометрические фигуры из цветников и дорожек, пологими уступами нависали над океаном, разбивающимся внизу о скалы. Белоснежный песок блистал на солнце, вспыхивая искорками. Трава была фиолетовой, пурпурной и бирюзовой - самые чистые и изысканные оттенки, которые можно было представить. Дорожки, пересекаясь, вели к смотровой площадке над обрывом, где, как было видно даже на значительном расстоянии от машины, кто-то сидел.
   В общем Эстер хорошо понимала, что идти нужно туда, ей для этого не требовались кивки сопровождающих и их подталкивающие взгляды. С океана дул сильный ветер, но здесь, на другом берегу, в отличие от затянутого весенним туманом Стокгольма, грело солнце, и она расстегнула все пуговицы на своем пальто с длинными разрезами по бокам и сзади, которое ветер сразу же раздул за ее спиной, как диковинные черные паруса. Паруса хлопали, а под ботинками хрустел сверкающий песок, пока Эстер двигалась к небольшому круглому столику, накрытому на скале над океаном. Она не слишком внимательно разглядывала человека, сидящего в кресле у стола - во-первых, яркое солнце заставляло щуриться, а во-вторых, лицо Гирда Фейзеля все жители планеты и так знали до мельчайших подробностей по многочисленным изображениям и трансляциям. Оставалось только сравнить, насколько оригинал им соответствует.
   Оригинал в целом был похож, но выглядел менее значительно из-за узких плеч и невысокого роста - он не поднялся с кресла навстречу Эстер, но и так было понятно, что ему пришлось бы слегка задрать подбородок, чтобы посмотреть ей прямо в глаза - а также не скрытых под гримом мелких морщин, бегущих от глаз к вискам. В остальном это было прекрасно узнаваемое лицо бессмертного и бессменного владельца Мультинационального банка - оливковая кожа, резкие складки возле губ, на которых никогда не появлялось улыбки, внимательные глаза редкого темно-зеленого цвета, привыкшие сражать собеседника взглядом. Некоторое время Эстер раздумывала, какое приветствие изобразить - до сих пор с Бессмертными Первого круга ей сталкиваться не доводилось, но роль учтивого и знающего этикет собеседника ей тоже несколько претила. Видимо, следы напряженного раздумья проявились на ее лице, поскольку Бессмертный Фейзель произнес, почти не разжимая губ и указав рукой в направлении второго, пустующего кресла:
   - Не трудитесь быть вежливой и садитесь. Меня предупреждали насчет вашего характера. Хотя, конечно, если некоторое время вы подержите свой язык на привязи, будет лучше для вас.
   - Тогда вам придется любоваться тем, как я молчу. Неужели я настолько прекрасна, что Великий Бессмертный позвал меня ради безмолвного созерцания? Вы меня сильно возвысили в собственных глазах.
   - Рад, что мои помощники не разучились собирать верную информацию, - на лице Фейзеля дрогнули только ресницы и крылья носа, - но это единственное, что меня радует. В силу воспитания я не люблю дерзких женщин и стараюсь их держать от себя подальше. К сожалению, выяснилось, что никому из ученых, которые могли бы мне пригодиться, не удосужились подарить Право в свое время. Видимо, такая область знаний, как древние тексты, не представляла особой ценности. Остается только терпеть вас.
   - Зачем же приносить такую жертву? - Эстер поразилась настолько искренне, что даже не сразу села. - Кто вам мешал тщательно отобрать нужную кандидатуру и вручить ей Право под трубы и литавры? Кстати, среди них попадается довольно много женщин, которых причем никак нельзя назвать дерзкими. Они бы замечательно вписались в вашу картину мира. Правда, внешне бы ее отнюдь не украсили, но разве это главное?
   - Мне не нужно привлекать лишнее внимание, - Гирд Фейзель поморщился и налил себе ярко-желтого сока, в котором плавали льдинки. - А также терять время.
   "Хорошо, что я никогда не смотрела в будущее с оптимизмом, - сказала себе Эстер, задумчиво провожая взглядом бокал, который Бессмертный Фейзель подносил ко рту. - Потому что все происходящее стремительно перестает вызывать у меня восторг. Что же это за дело, ради которого человек, имеющий в запасе почти неограниченное время, не хочет его терять?"
   - Я подавлена тяжким грузом оказанного доверия. Так что даже ноги подкашиваются. - Эстер наконец опустилась в кресло. - И если все настолько срочно, Великий Бессмертный, давайте побыстрее перейдем к сути вопроса.
   Фейзель допил сок и дернул углом рта - видимо, манера Эстер облекать свои мысли в слова царапала тонкую душевную организацию Великого Бессмертного, словно наждаком.
   - Для начала взгляните сюда. Хотелось бы узнать, что вы здесь видите.
   Он нажал на угол фоторамки, лежащей на столе, быстро перелистав несколько электронных изображений, и остановился на одном из них, после чего подтолкнул рамку поближе к Эстер. Та наклонилась вперед, щурясь на солнце и по обыкновению усмехаясь, что многих ее знакомых прежде безмерно раздражало, но после получения ею Права стало восприниматься как само собой разумеющееся. Конечно, в присутствии Гирда Фейзеля подобное выражение лица было не слишком уместно, но владелец Мультинационального банка, похоже. уже свыкся с мыслью, что взять с госпожи Ливингстон нечего.
   На фотографии была стена, судя по холодно-официальному цвету, какого-то правительственного или финансового учреждения. Рядом со стеной стоял вполоборота темнокожий служащий в униформе с какими-то нашивками Лицо его не попало в объектив, но даже по профилю и затылку было понятно, что он таращится на стену с потрясением, переходящим в испуг. Хотя источником его состояния были всего лишь несколько линий, проведенных обычной черной краской - даже не кровью. Линии складывались в фигуру, напоминающую угловатую букву "С", которой недоброжелатели в придачу нанесли пару переломов.
   Эстер хмыкнула. Почему-то у нее возникло стойкое ощущение, что многих включая Гирда Фейзеля, гораздо больше обрадовала бы надпись вроде лозунга Непокорных "Бессмертных тоже можно убить!", сопровождаемого красноречивыми рисунками для пояснения.
   - Допустим, это руна, - сказала она, взъерошив рукой волосы на затылке. - Называется... Перт, по-моему.
   - Это такие тайные магические знаки? - уточнил Фейзель.
   - В принципе это просто древний алфавит. - Эстер постаралась быть честной. В любом случае ей пришлось довольно сильно рыться в памяти, так что казалось, она физически ощущает, как в голове с трудом провернулись какие-то шестеренки. - Хотя многие им приписывали разные свойства вроде влияния на жизнь и здоровье людей и предсказание будущего.
   - И что она означает?
   Эстер запустила в волосы пальцы второй руки, отчего пряди окончательно растрепались и встали дыбом, претендуя на независимость друг от друга.
   - Если я правильно помню... перемены... переход из одного мира в другой... потустороннего мира... какие-то потери в обмен на приобретение... в общем, ничего хорошего.
   - Фотография сделана в штаб-квартире Мультинационального банка, - бесстрастно заметил Гирд Фейзель, откидываясь на спинку кресла. - Точнее, в золотохранилище.
   Эстер пожала плечами.
   - Да, случай поистине неординарный. Обычно служба безопасности если что и читает, то журналы с несколькими "иксами" на обложке. Ну, проведите обыски и прикажите уволить того. у кого обнаружите книжку "Основы белой и черной магии". Вы же не станете меня уверять, что из-за рунического колдовства на вашем Голден-Айленде раскрылись ворота в иные миры, и оттуда толпой хлынули покойники, претендующие на ваш золотой запас?
   - Я поменял персонал, включая вице-президентов банка, во всей штаб-квартире десять раз. При каждой новой фазе луны этот знак появлялся вновь.
   - И дальше? - Эстер невольно затаила дыхание.
   - Дальше ничего, - Бессмертный Фейзель чуть пожал плечами. - если не считать того, что на прошлой неделе то же самое возникло на стене моей резиденции.
   Он вновь щелкнул ногтем по фоторамке. Все та же вывихнутая буква "С", нанесенная, судя по всему, той же рукой, красовалась теперь на другой стене, рядом с каким-то шедевром мирового искусства.
   - Ну что же, - Эстер слегка подождала продолжения, но его не последовало. - В конце концов, это же не огненные письмена, и гласят они отнюдь не "мене, мене, текел, упарсин". Так что особой проблемы я не вижу. Хотите, я научу ваших слуг, как чертить руны, призывающие богатство и удачу, и они будут каждый раз их пририсовывать рядом?
   - Нет, я хочу не этого. Я хочу, чтобы вы попытались поговорить с теми двоими, которые периодически ко мне наведываются. Кстати, всегда на следующий день после появления на стене этой вашей... потусторонней руны.
   - Какими двоими?
   - В штаб-квартире банка их тоже видели, но сфотографировать ни разу не удалось. - Фейзель нажал на рамку, вызвав на экран ряды строчек. - Почитайте, это записи показаний охраны. Они полностью совпадают с тем, что я видел несколько раз своими глазами, только гораздо больше деталей подмечено, поскольку за это я им и плачу.
   - Если я не ошибаюсь, - Эстер не спешила придвигать к себе рамку с экраном, - вы также платите охране за то, что она всегда может убедительно побеседовать с нежелательными для вас посетителями. Зачем для этого я?
   - Прочитайте сначала, - Великий Бессмертный раздраженно постучал пальцами по столу.
   "Несанкционированно проникший в хранилище банка мужчина был очень высокого роста, около двух метров, худощавого телосложения, с очень светлыми, почти белыми волосами, бровями и ресницами, очевидно, выкрашенными. При первом взгляде на него казалось, будто от его фигуры исходит сияние. Верхние зубы у него были из какого-то сверкающего металла, вероятнее всего из белого золота. Он обладал очень острым слухом - услышал шаги моего напарника через пять этажей. В руках он нес какой-то странный вытянутый предмет, по форме напоминающий рог, старинной и на первый взгляд очень дорогой работы, с камнями в оправе. С ним появлялась женщина - с очень красивым, но грустным лицом и волнистыми волосами. Ее кудри тоже блестели, как золото, а по щекам иногда текли слезы. В руках она держала что-то вроде поводьев от упряжи, к которой были привязано несколько больших кошек, с короткой пушистой шерстью и зелеными глазами".
   - И вы утверждаете, что тоже их видели? - Эстер подняла взгляд на Фейзеля. Выражая свое отношение к нелепости этого мира, она чаще всего использовала два выражения - прищуренные глаза, и рот иронически скошен, или брови подняты, и глаза широко распахнуты от удивления. Сейчас она использовала второе, но находилась в полной готовности перейти к первому. - Да простит мне заранее Великий Бессмертный, если ему придутся не по душе мои слова. Ваши видения - хорошо изготовленная мистификация.
   - В каком смысле?
   - Герои ваших грез полностью повторяют черты двух... как бы это правильнее назвать... языческих северных богов. Его зовут Хеймдалль, а ее Фрейя. По крайней мере, я не знаю других, кто трубит в рог и ездит на колеснице, запряженной кошками. Правда, в мифологии они никогда не путешествовали по миру вместе, и это говорит о том, что авторы образов знакомились с первоисточником довольно поверхностно и уделяли чрезмерное внимание внешним атрибутам. Вас устраивает такое объяснение?
   - Нет, не устраивает! - Гирд Фейзель вскочил на ноги, поразив скоростью, с которой ему удалось покинуть глубокое кресло с откинутой спинкой. "Интересно, - с философской завистью подумала Эстер, - если бы мне было семьсот лет, то меня, наверно. пришлось бы с этого кресла соскребать". - Что значит - мистификация? Вы соображаете, что говорите? Кто посмеет мистифицировать Бессмертного Первого Круга?
   .- Возможно, другие Бессмертные Первого круга, - Эстер изобразила невинную улыбку.
   - Госпожа Ливингстон, - Фейзель остановился прямо перед ней, и Эстер отчетливо поняла, что непривычные люди вполне искренне могут падать на колени под этим взглядом. Правда, часть своей силы он сейчас истратил на легкое раздражение от того, что Эстер продолжала сидеть. - Вы еще не ходили в Дом Бессмертия, и многого не знаете. Но поверьте мне пока что на слово - те, кто прожил несколько сотен лет, не станут совершать подобные глупости, а тем более по отношению друг к другу. Великих Бессмертных в мире сейчас двадцать три, и все мы друг друга терпеть не можем, но это единственные существа, с которыми я ощущаю свое родство. А вовсе не со своими многочисленными потомками, из которых добрая половина - совершенные ничтожества. Вы поняли?
   - Не очень. Но приняла к сведению как нечто, не требующее доказательства. Жаль только, что другого объяснения у меня для вас нет. Вы же не верите в древних богов? И вообще в какие-либо божественные силы.
   - А вы?
   - Вы всерьез хотите это узнать?
   - Мне вообще довольно интересны ваши мысли, - неожиданно заявил Фейзель, медленно опускаясь обратно в кресло. - Вы сейчас стоите на грани, которую в свое время мы прошли слишком быстро и совсем по-другому, не задумываясь и не сознавая, что над этим надо задумываться. Почему, кстати, вы так долго тянете с воплощением Права?
   - А вы сначала определитесь, Великий Бессмертный, на какой вопрос мне отвечать, - тему полученного Права Эстер настолько не любила, что от иронии переходила к открытой грубости. - Про веру в богов или про непростительную неявку в Дом Бессмертия? Что касается первого, то у меня есть смутное ощущение, что вы сами как раз претендуете на роль богов, управляющих миров. Но верить обычно хочется в добрых богов, или хотя бы в симпатичных.
   - А нас вы таковыми не считаете?
   - С другой стороны, - продолжала Эстер, задумчиво поворачивая фоторамку, - те славные ребята, которых я долго изучала в свое время в старинных легендах, тоже не были образцом добродетели и гуманизма.
   - Странно, мне не докладывали, что вы страдаете помешательством, - Фейзель настолько удивился, что это даже отразилось на его лице. - Человек в здравом уме не стал бы говорить мне таких слов.
   - Вы же сами хотели узнать мои мысли. Вам интересно, что чувствует получивший Право и вместе с тем свободный от всего, что может его привязать надолго? Мне даже не надо оставлять никаких распоряжений об имуществе - его у меня нет. И никому не надо сообщать о моей участи - тоже очень удобно.
   - Допустим, вы немного лукавите, госпожа Ливингстон, - Фейзель придвинул рамку к себе, чтобы вновь поменять изображение. - Взгляните. Можете даже оставить себе на память.
   Она узнала "Ройял Сапфир", один из лучших отелей Нью-Йорка, в котором самой довелось останавливаться только дважды, и оба раза благодаря взбалмошному заказчику. У входных колонн, наполненных плывущими пузырьками света, вполоборота стоял темноволосый человек, то ли дожидаясь спутников, то ли разыскивая кого-то взглядом в толпе. Ветер раздувал его волосы, а слегка растрепанная прическа ему всегда особенно шла - лицо со скульптурными чертами невольно молодело лет на десять. Эстер невольно вспомнила, что последний раз, три месяца назад, они тоже виделись на ступенях отеля, правда, не настолько роскошного и совсем далеко отсюда, но она могла наизусть повторить каждое слово, что было тогда произнесено.
   Только слова, увы, были совсем не клятвами в вечной любви.
   - Мне кажется, что карьера господина Гарайского только начала постепенно восстанавливаться, - Великий Бессмертный чуть наклонил голову набок, любуясь сменой выражений, пробегающих по лицу Эстер. - Будет грустно, если ему опять помешают. Не говоря уже о том, как хрупка жизнь человека вне круга...Вы помните, госпожа Ливингстон, что я просил вас сделать?
   - Да, - Эстер длинно сглотнула и выпрямилась. - Вы хотели познакомиться поближе со своими странными визитерами. И рассчитываете, что я сумею войти к ним в доверие.
   - Необъяснимые явления меня раздражают, - Фейзель вновь откинулся на спинку кресла и прикрыл глаза, а это означало, что беседа близится к концу. - Все в этом мире поддается влиянию, даже ваша дерзость, как выяснилось. Вот и найдите, как повлиять на эти видения. Послезавтра новолуние, и я жду вас у себя. Кстати, для вас заказан номер в "Ройял Сапфире". Может передать господину Гарайскому, что я ценю его дипломатические усилия, хотя он мог бы больше учитывать интересы Мультинационального банка в своем новом проекте.
   Эстер поднялась, не утруждая себя вежливыми прощаниями, и невольно перевела взгляд на песок под ногами, по которому последнее время задумчиво водило носком ботинка. Линии, возникшие среди сверкающих белых песчинок, отчетливо складывались в подобие надломленной буквы "С".
  
   Настоящих сумерек в Нью-Йорке не бывает, только свет бесчисленных экранов становится ярче, и в звучании городского шума возникают ноты легкой расслабленности. Эстер брела по широкому тротуару, вновь засунув руки в карманы. Она села в кресло самолета почти сутки тому назад, но на этом берегу океана только начинался вечер, и в сон ее совсем не тянуло, так что даже не пришлось глотать привычные для вечных путешественников таблетки. Со стороны бледная сероглазая девушка с медными волосами, выглядящая отчетливо нездешней и привлекающая заинтересованные взгляды, казалась сосредоточенной на какой-то одной мысли. В общем так оно и было, но Гирд Фейзель был бы в очередной раз разочарован, если не сказать раздражен поведением своей непокорной гостьи - размышления Эстер вертелись не вокруг поставленной перед ней миссии. И даже не были посвящены обдумыванию последствий аудиенции у Великого Бессмертного. Она то и дело просовывала правую руку подальше в карман пальто, чтобы избежать искушения послать Вэлу вызов через хэнди-передатчик. И все усилия ее интеллекта уже довольно долго сводились к решению вопроса о том, нужно ли это делать. Будучи человеком вне круга, он никогда не смог бы вызвать первым кого-либо из Имеющих Право, не говоря уже про Бессмертных.. А она терпеть не могла набирать его хэнди-код, поскольку это каждый раз недвусмысленно указывало, что ко всем препятствиям между ними - расстоянию, возрасту, семейному положению - добавилось еще одно, совершенно ошеломляющее. И добавил его он сам, не поинтересовавшись даже ее мнением на этот счет.
   Эстер вовсе не хотела устраивать себе вечер воспоминаний, но они приходили сами, накатывая волнами, отгораживая от возни и толкотни огромного города. "Стелла, послушай. - в очередной раз устало произнес голос Вэла в ее голове. - Право Бессмертия все равно встало между нами, если бы я не отдал его тебе, Бессмертным был бы я, какая разница?" "Огромная! - закричала она тогда, бегая по комнате. - Мужчины-Бессмертные спокойно могут снисходить до смертных женщин, на них стандартные законы морали не распространяются. А женщина-Бессмертная должна беречь свой высокий статус и не опускаться до связей с людьми вне круга. Думаешь, я не понимаю, зачем ты это сделал? Чтобы я от тебя наконец отвязалась и перестала мешать твоей счастливой семейной жизни!" "Я хотел, чтобы ты была счастлива, Стелла. Ты этого достойна гораздо больше, нежели я. Я хотел... Да что тебе говорить, если ты ничего понимать не желаешь?" 2Разумеется! - она гневно фыркнула, уперев руки в бока. - Нам как будущим небожителям совершенно непонятны глупые желания ничтожных смертных. Какой, в самом деле, у нас может быть общий предмет для беседы?"
   Эстер взмахнула рукой, сжатой в кулак, словно в такт своим словам, и с силой наступила кому-то на ногу, не сразу осознав, что она не наедине с Вэлом в его кабинете шесть лет назад, а на многолюдной улице Нью-Йорка. Затем до нее постепенно дошло, что пострадавший от ее каблуков стоит на дороге, более того - загораживает ее и уходить не собирается, а для верности даже слегка придерживает Эстер за отворот пальто.
   Она подняла глаза, но ничего особенного примечательного перед собой не увидела. На вид лет шестнадцать, стриженый ежик пегих волос, отрастающих в беспорядке. Глаз не разглядеть как следует за стеклами, одно из которых оранжевое, другое зеленое. В ухе массивная серьга с подвесками чуть ли не до плеча. Каждый второй в нью-йоркской вечерней толпе, бродившей по улице без конкретных занятий, выглядел похоже. Но мало кто рискнул бы подойти к Эстер ближе, чем на несколько шагов - аура Имеющей Право, отдающаяся покалыванием и волной холода в хэнди-передатчике, была слишком очевидной.
   - Вечер слишком удался? - недружелюбно спросила Эстер, тщетно пытаясь найти глаза за очками своей неожиданной дорожной помехи, но будучи уверенной, что взгляд его расплывается от кайфа. - Хочешь испортить себе его продолжение?
   - Ты, засунь, Эстер, правильно? - голос был по-юношески хрипловатый.
   - Ну и? - довольно давно в общении с людьми она придерживалась крайней лаконичности, но видя, что подросток убраться прочь не торопится, прибавила: - Автографов я по четвергам не даю.
   - Пойдем со мной, - ее собеседник похвастаться вежливостью мог еще меньше, поэтому ему пришлось некоторое время порыться в памяти, чтобы как-то украсить свою речь: - Пожалуйста. С тобой, засунь, поговорить хотят.
   - Ты в курсе, что бывает за попытки мешать таким, как я? Не говоря уже о, - тут Эстер перевела взгляд на его руки, - попытке физического контакта без моего разрешения?
   Парень усмехнулся, демонстрируя два сломанных зуба.
   - Так ведь ты Департамент, растудыть, надзора звать не станешь.
   - Уверен? - холодно осведомилась Эстер.
   - Ты Эстер Ливингстон. Мне твою фотку показывали.
   - А что, на ней была пояснительная надпись: "Никогда не сдает полиции наглых юнцов"? Должна тебя разочаровать - мне незаслуженно польстили.
   Обладатель серьги и цветных очков ухмыльнулся еще шире.
   - Сейчас все Бессмертные себе включили в передатчик импульс поражения. Им даже полицию, тудыть, звать не надо - чуть что не так, хлоп молнией. А у тебя такого нет. Пойдем.
   - Куда? - немного удивленная этой уличной версией человеческой психологии, постаралась уточнить Эстер.
   - К нам.
   - А чем вы настолько примечательны, что я должна потратить на вас свое время?
   - Харри, тудыть, тебе скажет, - невозмутимо заявило это чудо городской субкультуры. - Идешь?
   Нет, любопытство никогда не относилось ни к числу пороков, ни добродетелей Эстер Ливингстон, считайте его хоть полезной, хоть дурной чертой характера. Но она очень не любила, когда копались в ее жизни, делали вид, будто знают о ней больше, чем можно почерпнуть из газетных подборок, и обсуждали мотивы ее поступков Ее сразу тянуло доходчиво растолковать таким ребятам, что лучше бы они поискали себе другое, менее хлопотное занятие. А что касается чувства опасности, которое непременно должно возникнуть, когда тебя ведут внутрь темного квартала по улочкам, похожим скорее на щели между домами, где царит запах дешевого масла для жарки и пронзительные вопли, доносящиеся с экранов в глубине комнат - то Эстер последнее время даже не чувствовала, когда подвергает себя риску. С одной стороны, терпеливо ждущее внутри нее Право постепенно передавало владелице ощущение будущей вечности, с другой стороны, она мечтала не доносить до сорока лет свое зерно бессмертия, и потому радостно принимала опасности.
   Остановивший ее подросток теперь шел впереди, пританцовывая в такт звучащей в его ушах музыке, и даже не оглядывался на Эстер. Окликать его было бесполезно - он все равно сейчас ничего не слышал. Оставалось только надеяться на то, что они на острове, и бесконечно простираться эти трущобы не могут. Действительно, вскоре они прошли в поцарапанную дверь, поблуждали по каким-то мало освещенным коридорам, все время спускаясь вниз на один пролет, и наконец оказались в подобии подвального склада, с выщербленными каменными стенами, изрисованными краской. На стенах преобладали надписи с ругательствами не менее грязными, чем пол под ногами, но их было так много, что они начали складываться в причудливый узор, переплетаясь друг с другом и напоминая попытку создать некое художественное полотно, а не выразить свое отношение к жизни. Эстер невольно фыркнула, рассматривая все это великолепие, но ее провожатый ни на миг не задержался. Он подошел к одной из плит в полу, которая на самом деле оказалась крышкой люка, поворочал ее ногой, и когда образовалась внушительная щель, сел рядом с ней и произнес гораздо более ясным голосом, свесив ноги в дыру:
   - Харри, ты опять спишь? А ночью снова будешь жечь лампу и всем мешать.
   - Ночью статьи пишутся намного лучше, - отозвался снизу пока еще невидимый Харри, звякая чем-то железным. Как оказалось впоследствии - крюком на конце веревочной лестницы, который он зацепил за отодвинутый люк и, подтянувшись на веревке и локтях, показался в отверстии. - Не говоря уже об анонимных письмах.
   Харри оказался довольно молодым или по крайней мере молодящимся человеком с вьющимися волосами неопределенного цвета и носом, носящим явные следы перелома. Другой заметной достопримечательностью на его лице были темно-синие круги под глазами, что говорило либо о хроническом недосыпании, либо о нездоровье, но скорее всего и о том, и другом вместе. Но на Эстер он посмотрел весело, обозрев ее с ног до головы, и внезапно подмигнул.
   - Утром я поспорил с троими, госпожа Ливингстон. Они утверждали, что вы никогда сюда не придете.
   - Я надеюсь, - Эстер сунула руки в карманы, в свою очередь разглядывая собеседника, - вы меня сюда заманили не только ради стремления победить в споре?
   - Ну что вы. разве бы я осмелился беспокоить Имеющую Право, если бы у меня не было на это веской причины, - Харри наконец выбрался из дыры в полу и преувеличенно долго отряхивал сначала джинсы, потом рукав рубашки. Сразу было заметно, что стремление паясничать у него в крови. - Молодец. Алька, с заданием справилась, - обернулся он к провожатому Эстер. - Иди теперь, погуляй на свежем воздухе.
   - Еще чего! - фыркнул мальчик, который оказался девочкой. - Ты что, хочешь, чтобы я тебя наедине с бабой оставила? Глаз да глаз нужно за некоторыми!
   - Простите ее, госпожа Ливингстон, - Харри картинно развел руками, нимало не смутившись. - Недостаток образования, воспитывалась в трущобах...Но по многим своим качествам, как вы, наверно, уже поняли, просто неоценима.
   - Опять-таки весьма рассчитываю, что цель моего визита - не восторгаться исключительными способностями этого милого создания. Можете побыстрее перейти к делу?
   - Постараюсь. А пока что все-таки рекомендую вам присесть. Вон тот стол относительно чистый.
   Усевшись прямо на полу напротив нее, скрестив ноги и глядя на Эстер снизу вверх, что ему ни капли не мешало, Харри вытащил трубку, пакетик с какой-то сушеной травой и разыграл целую пантомиму, взглядами и жестами испрашивая у Эстер разрешения закурить. Она только пожала плечами. Ситуация начинала казаться совершенно абсурдной, особенно когда по комнате пополз чуть приторный запах. Обладательница сомнительных достоинств Алька сидела с полузакрытыми глазами и раскачивалась в такт музыке, грохотавшей у нее в ушах.
   - Ну что ж, разрешите представиться, - сказал наконец Харри, глубоко затянувшись. Он слегка церемонно отвел волосы со лба и поклонился. - Харри Бродяга, Главарь американской группы Непокорных. Сорок три года, девять судимостей и семь лет тюрьмы. Очень много вредных привычек и дурных наклонностей. Объявлен на континенте вне закона.
   - Очень смело, - неприязненно произнесла Эстер, помедлив. - Заметьте, я вас о подобной откровенности не просила.
   - А я предпочитаю все акценты расставлять сразу, чтобы потом не возникало лишних вопросов.
   - Вы тешите себя напрасными надеждами насчет того, что между нами может быть какое-то "потом". Скажите мне просто "спасибо", что я не направлюсь прямиком в Департамент надзора, и разойдемся на этом.
   - Эстер, вы туда не пойдете, - Харри вновь затянулся и принялся выпускать дым постепенно, пытаясь с его помощью рисовать какие-то узоры в воздухе, отчего в их разговоре периодически возникали паузы, - даже если я буду страшно груб и не рассыплюсь в благодарностях.
   - Второй раз за сегодня я слышу уверенную оценку собственной личности от людей, которых вижу первый раз в жизни. У Непокорных что, сложился культ Эстер Ливингстон? Устраиваете вечерами ритуальные пляски вокруг моего изображения? - Эстер демонстративно оглянулась, якобы в поисках упомянутого изображения, но на самом деле быстро обежала глазами все углы, ища ближайший путь эвакуации. Происходящее стремительно переставало ей нравиться.
   - Женщина Вэла Гарайского доносы писать не станет, - торжественно заявил Харри, отвлекшись от трубки.
   - Понятно, - Эстер сцепила зубы и сжала пальцы, чтобы сдержаться от произнесения пары цитат из написанного на стенах. - То есть вы пляшете возле двух идолов. Причем моя скромная особа в вашем пантеоне не лидирует. А я уже было обрадовалась...
   Главарь Непокорных смотрел на нее. ухмыляясь, будто подобная манера разговаривать его не раздражала, а казалась обычной или даже приносила удовольствие. Эстер невольно вспомнила тех немногих Бессмертных, в основном четвертого круга, с кем приходилось общаться довольно часто и которые начинали морщиться от обиды после второй реплики, вместо того. чтобы придумать ответ.
   - Так вот, можете в любом случае скидывать меня с пьедестала, - продолжила Эстер. - К надзорным я не пойду всего лишь из-за природной лени, а главное, потому, что не верю ни в каких Непокорных. Вы, кстати, своим неизгладимым образом не убедили меня в их существовании, скорее наоборот
   - А новости вы читаете? - с прежней ухмылкой осведомился Харри.
   - Вот именно, - Эстер хмыкнула. - Новости пишут не для того, чтобы сообщить, что случилось, а чтобы убедить, что об этом следует думать.
   - Ну что же, - Харри картинно повел руками, - если вы полагаете, будто нас нет, не стану переубеждать. Может быть, это к лучшему...
   - Что именно к лучшему? - раздался голос из левого угла. На свет, уверенно топая, вышел плотно сбитый мужчина с упрямым подбородком и глубоко посаженными глазами, цвет которых поэтому было довольно трудно определить.
   - Госпожа Ливингстон считает нас игрой воображения, Ил. Вот я и хочу ей предложить слегка поиграть, будто понарошку.
   - Какие тут могут быть игры? - в отличие от Харри новое действующее лицо было настроено совершенно серьезно, и поэтому производило еще более безумное впечатление. - Ты ей объяснил, что нам надо?
   - Я боялся, что у меня не хватит красноречия, - вздохнул Харри в унисон с выдуваемым дымом, - и потому ждал тебя.
   - Ты сегодня была у Гирда Фейзеля. Ты видела его?
   - Вы хотите, чтобы я попросила у него для вас сувенир на память?
   - Мы хотим, чтобы ты помогла нам его убить.
   Эстер в общем-то ко многому была готова и никогда не жаловалась на быстроту реакции, но какое-то время ей потребовалось, чтобы осознать данную фразу.
   - Ил у нас - самый лучший оратор, - с отеческой гордостью заметил Харри, вытаскивая изо рта трубку.
   - А он всегда выражает свои мысли так двусмысленно и замысловато?
   - Ты можешь входить в его резиденцию, - продолжал Ил, обращая на их диалог не больше внимания, чем паровой каток на траву, проросшую сквозь асфальт. - ты можешь подобраться к нему близко. Ты должна нам помочь! Если нам это удастся... если только удастся - вся их империя закачается!
   - Он же Бессмертный, - Эстер округлила глаза, изображая наивность. - Как можно его убить?
   - Мы ведь покончили с Эдвардом Рагли! Один из наших это сделал! Его подвиг будет храниться в веках.
   - А для чего?
   Ил уставился на нее с неподдельным недоумением.
   - Чтобы всех освободить! Людей, таких, как ты! Пока будет жив хоть один Бессмертный - людям не видать свободы. Они диктуют всем, как жить и что думать, а некоторых приманивают обещанием своего бессмертия, чтобы они помогали управлять остальными.
   - Я тронута до слез, - медленно произнесла Эстер. Разговор затягивался, и ее тянуло откинуться на спинку стула, но она опасалась последствий в виде многодневной пыли или чего похуже, - оказывается, вы относите меня к обычным людям. Но я вряд ли пойду дальше порыва сладостного умиления. Не стоит на меня рассчитывать.
   - Почему ты не хочешь нам помочь? - Эстер была уверена, что Ил мгновенно впадет в ярость, но пока что он пылал праведным возмущением, не более. - Каждый день мы рискуем жизнью ради всех вас! Ради вашего освобождения!
   - Все, кого я встречала в жизни, делились на две группы. Одни ставили слово "свобода" настолько высоко, что путали с ним все возможные ценности в жизни. А у вторых было так много других ценностей, зачастую в прямом смысле слова, что места для свободы не оставалось. Как понимаете, вторых было большинство. Почти все.
   - Госпожа Ливингстон считает, что народу свобода не нужна, - пояснил Харри в ответ на недоуменный взгляд Ила.
   - Вы истолковали мою глубокую философскую мысль слишком примитивно.
   Ощущение абсурда нахлынуло на Эстер с новой силой, но она постепенно начала испытывать некое смутное удовольствие.
   - Вы хотите, чтобы из мира исчезли Бессмертные лишающие нас свободы? А вам не кажется, что те из нас, кому свобода действительно нужна, могут ее ощущать только благодаря существующему порядку вещей? Что по-настоящему свободны могут быть только смертные, кого притесняют и ограничивают? И что свобода может быть только тайной, и потому Бессмертным она недоступна?
   - Чтоб меня трижды..., - Ил проглотил кусок фразы, вовремя сообразив, что желать себе столь извращенного времяпрепровождения рискованно, - если я что-то понял!
   - Я старалась, - произнесла Эстер со скромной улыбкой. Зато Харри вдруг перестал широко ухмыляться и внимательно ее разглядывал, сведя брови и забыв вытряхнуть трубку:
   - Тогда вы должны бояться потерять свою свободу, госпожа Ливингстон, Всего через несколько лет вы присоединитесь к Бессмертным, пусть и не добровольно. Разве вам не хочется это изменить?
   - При помощи убийства?
   - Фейзель за семьсот лет жизни приказал убить многих!
   - Вот именно, так что нам с вами его все равно не превзойти.
   - Я предупреждала, что она откажется, - неожиданно произнесла Алька из своего угла, не поворачиваясь. - Все это бесполезно.
   - Какая-то польза от нее все равно может быть, - с этого момента собеседники на некоторое время словно забыли о присутствии Эстер и повели о ней разговор в третьем лице. - Она знает, где дом Фейзеля.
   - И что нам это даст? У него есть собственная армия.
   - Любые сведения могут пригодиться.
   - Не думаю, что Фейзель отпустил ее просто так гулять с такими знаниями. Ее наверняка закодировали на молчание.
   - В свое время мы немало таких кодов сломали.
   - Вместе с их носителями, Ил, не забывай.
   - Раз нет другого выхода...
   - А вы что молчите, госпожа Ливингстон? - Харри внезапно вновь адресовался к Эстер. - Мы ведь решаем вашу судьбу, между прочим.
   - Я оценила твердость ваших намерений, но невысокого мнения о вашей скромности, - Эстер фыркнула и наконец решила откинуться назад, скрестив руки на груди и справедливо рассудив, что безупречный внешний вид может ей в скором времени не понадобиться . - Уверена, что к моей судьбе вы имеете незначительное отношение. По крайней мере, решения принимаете точно не вы.
   - Интересно, - протянул Харри, - я встречал за свою жизнь довольно много безрассудных людей, которым нравилось показывать свою смелость. В большинстве случаев это было вызвано или фанатизмом, или разными химическими препаратами, и лишь у немногих это было врожденным качеством. Но вы не относитесь ни к тем, ни к другим, ни к третьим. Где источник вашего презрения к опасности, я понять пока не могу.
   - Слушай, если она нужна Фейзелю, давай по крайней мере возьмем ее в заложницы, - вмешался Ил, которого человеческая психология не увлекала совершенно. - Потребуем прекратить расследование, которое начали по следам покушения на Аргацци.
   - Фейзелю все нужны до известного предела, не более. И этот предел он устанавливает сам.
   - Так зачем он тебя позвал? Хотя бы это ты можешь нам сказать?
   - После того, как вы сделали все возможное, чтобы я прониклась к вам безграничным доверием?
   Эстер резко поднялась. От дыма из трубки Харри и от ощущения, что последнее время они топчутся по кругу, у нее начинала кружится голова.
   - Пойду я, пожалуй, - сказала она, отряхиваясь от пыли несколько демонстративно, - вам теперь надолго хватит пищи для размышлений.
   - А кто тебя, тудыть, отпускал?
   - Госпожа Ливингстон, - церемонно сказал Харри, наклоняя голову, - мы является убежденными сторонниками насилия исключительно по отношению к Высшим Бессмертным. Поэтому можете быть спокойны - никакого физического вреда мы вам не причиним. Если, конечно, будете вести себя благоразумно.
  
   - И чего вы надеетесь добиться? - мрачно спросила Эстер сквозь зубы, на мгновение останавливаясь возле лифтов.
   - Иди, иди, - молодой человек в непроницаемо темных очках уверенно обнимал ее за плечи. За ними по пятам, весело хихикая, следовал второй, держа в руках бутылку за горлышко. Оба принадлежали к той замечательной породе мужчин, что гораздо выигрышнее выглядят в раздетом виде, и потому были отобраны в спутники Эстер - чтобы ни у кого не возникло сомнения, что Имеющая Право с удовольствием пользуется своими неограниченными возможностями поразвлечься ночью. Вместе с тем оба мальчика были, очевидно, орудиями убийства, а не удовольствия - невольно прижатая к боку одного из них, Эстер прекрасно ощущала железные мышцы, натянутые до предела.
   Она повторила одними губами то изощренное древнее ругательство, что твердила про себя в такси всю обратную дорогу до отеля. Освобождение не заняло бы и двух секунд - один сигнал охране Гирда Фейзеля по хэнди-передатчику. Ее атлетические спутники даже не успели бы понять, когда она это сделала, но вместе с тем каждую секунду были подспудно к этому готовы. Они оба были смертниками, и оба крайне ей несимпатичны, но послать их на смерть Эстер не могла.
   - Может, отклеишься от меня? - прошипела она, дергая плечом. - Никто уже на тебя не смотрит.
   - Нет уж, киска, только за дверью твоего номера. Мало ли, на кого натолкнемся в коридоре.
   И они-таки натолкнулись. Эстер давно привыкла к тому, что ее жизнь - это череда совпадений, а не свободное существование независимой личности, но произошедшее в следующее мгновение показалось чрезмерным даже ей.
   В вызывающе белом и неприлично щегольском пальто, на фоне которого темные волнистые волосы смотрелись еще более потрясающе, чуть откинув назад голову и сощурившись, так что между бровями возникала привычная вертикальная складка, им навстречу двигался человек, чей длинный профиль и рисунок изогнутых, словно в постоянной ухмылке губ, она постоянно носила перед глазами, стоило их закрыть. Вэл Гарайский, известный дипломат и малоизвестный сочинитель сорока шести лет, выглядящий от силы на двадцать шесть, спокойно шел куда-то по своим делам, или, скорее всего, судя по тому, что под потрясающим пальто угадывался не менее потрясающий смокинг, возвращался с вечернего приема и не особенно предполагал обнаружить под своей дверью столь сомнительный сюрприз.
   Все десять или одиннадцать выражений, сменивших друг друга на его лице при виде растрепанной Эстер, были весьма красноречивы. Как все люди нервного склада, Вэл очень плохо владел собой, что для дипломата было совершенно нежелательным качеством. Поэтому за многие годы он научился сублимировать резкие перепады настроения - лицо у него менялось теперь каждую секунду, но для невнимательного взгляда почти незаметно. Зато Эстер, изучившая его черты до тонкостей, могла не отрываясь за ним следить, и ей не надоедало. Сейчас она также вдруг поймала себя на том, что замерла и широко распахнула глаза - хорошо еще, что не рот.
   Впрочем, словами и интонацией Вэл владел превосходно, в этом равных ему не было.
   - С приездом в Нью-Йорк, госпожа Ливингстон, - произнес он с идеальной вежливостью, наклонив голову. - Желаю вам приятно провести вечер.
   - Да, я тут развлекаюсь изо всех сил, - хрипло сказала Эстер, дернув к себе горлышко бутылки, которое продолжал стискивать ее второй спутник. Но, видимо, что-то в ее лице настораживало, или Вэл ее слишком хорошо знал? В любом случае, он продолжал стоять, не двигаясь, невольно преграждая им дорогу.
   - Чего встал-то? - грубо спросил наконец первый парень, медленно снимая руку со спины Эстер.
   - Госпожа Ливингстон, - складка между бровями Вэла пролегла чуть резче, - вы уверены, что хотите продолжать путь в этом обществе?
   - Уверена, - на мгновение Эстер охватил такой дикий ужас за него, что колени у нее чуть не подогнулись. Все-таки отсутствие привычки испытывать страх сыграло с ней дурную шутку. Но Вэл по-прежнему не трогался с места.
   - Не лезь в чужие дела, носатый, - медленно произнес второй, выдвигаясь вперед. Они прекрасно видели, что, несмотря на подчеркнуто дорогой костюм, перед ними не Бессмертный, и потому могли не стесняться. - Сегодня, между прочим, суббота, так что тебе положено тихо сидеть в углу, сложа лапки.
   - Телка с нами, понятно? Уж мы ее натянем гораздо лучше тебя. Она заждалась прямо.
   Последняя фраза, в общем, решила исход дела. Если на частые реплики по поводу своей национальности, отчетливо заметной по чертам лица, Вэл обычно ограничивался словами в ответ, хотя и подбирал самые убийственные выражения, то насчет Эстер им лучше было ничего не говорить. И откуда было знать проницательному дипломату Гарайскому, что две боевые машины из отряда Непокорных пришли вовсе не за этим? Он пожал плечами с легким вздохом, наклонив голову набок, а затем внезапно заехал тому, который был ближе, кулаком по переносице - почти не размахиваясь, но с достаточной силой, чтобы тот стукнулся спиной о стенку и загреб ногами, съезжая на пол.
   Последующая сцена заняла лишь несколько секунд, но Эстер показалась длящейся вечность. Она так и не смогла понять, почему она не кричала в голос - наверно от того, что воздух из легких куда-то подевался. Стоящий рядом молниеносно дернул ее за руку, припечатав ладонью к дверям номера, дверь послушно звякнула, подчиняясь коду из хэнди-передатчика, парни впихнули Вэла в образовавшийся проем, некоторое время сосредоточенно колотили его о шкаф в прихожей, затем все трое ввалились в огромную комнату люкс-апартаментов, где послышался стук падающей мебели и треск ткани. Эстер влетела следом, дверь захлопнулась, но сразу предупредительно загорелся мягкий зеленоватый свет, в котором было прекрасно видно, как по полу катаются две фигуры, а над ними возвышается третья и пинает одного из лежащих ногами, тщательно выбирая места, прежде чем занести ногу.
   Эстер подобрала бутылку, которая валялась на полу в луже, и стоящему пришлось на какое-то время отвлечься, чтобы хватать ее за руки. Голос у нее так и не прорезался, поэтому из горла выходило шипение, как у кошки. И в этот момент все прекратилось, потому что в дверь заколотили - громко и прерывисто от спешки, но стук был явно условный.
   На пороге возникла Алька, так и не снявшая с глаз цветные стекла, но дышащая тяжело, отчего серьга в ухе раскачивалась, словно маятник.
   - С ума, тудыть, рехнулись? - заорала она, благо все апартаменты в отеле "Ройал Сапфир" были совершенно звуконепроницаемыми. - Отпусти его, пень долбаный!
   Сражающиеся расцепились и сели на полу, представляя весьма красочное зрелище. У Вэла на скуле медленно проступало багровое пятно, которому в течение ближайших дней предстояло менять оттенок во все цвета радуги. От холодного и изящного посетителя приемов мало что осталось, поскольку у белого пальто был наполовину оторван воротник, а рукав вымазан кровью, которая продолжала течь из носа его противника. Как выглядел тот, растирая кровь рукавом по лицу, можно было легко представить.
   - Напрасно вы так сердитесь, дорогая леди, - сказал наконец блестящий дипломат, отдышавшись первым, но прижимая локоть к левому боку, - я вашего приятеля и не держу.
   - Ты охренел? - не обращая внимания. продолжала вопить Алька, уперев руки в бока. - Это же Вэл Гарайский, разуй гляделки!
   - А я знал? - огрызнулся воин Непокорных, хлюпая носом, отчего слова звучали не очень внятно. - И потом он меня по морде стукнул, что я, терпеть буду?
   - А у некоторых такие морды, - неожиданно громким и кристально-ядовитым голосом заявила Эстер, так что все невольно вздрогнули, - что их можно бить сколько угодно - страшней все равно не станут.
   - Стелла всегда страдала легкой формой мизантропии, - прокомментировал Вэл, укоризненно покачав головой. - Но это у нее со временем пройдет.
   - Вы потому и позаботились о том, чтобы я жила неизмеримо долго?
   Судя по всему, их разговор постепенно начинал принимать традиционный оборот, но остальные участники разыгравшейся сцены мало что понимали, да особенно и не стремились понимать, погруженные в свои насущные проблемы.
   - И что нам теперь делать? - с заметной растерянностью спросил сидящий на полу Непокорный, по-прежнему зажимая нос ладонью
   - Засунь, пусть Харри с тобой разбирается, - энергично взмахнула рукой Алька. - Пошли отсюда.
   Убрались они, правда, не сразу - какое-то время ушло на то, чтобы кое-как привести себя в порядок с помощью мокрых полотенец и задрапировать следы боя с помощью Алькиной банданы. Эстер продолжала неподвижно стоять посреди комнаты, вскинув голову и уперев одну руку в бок, и не пошевелилась даже тогда, когда дверь апартаментов мягко защелкнулась
   - Стелла, - раздался наконец спокойный голос Вэла, - почему бы тебе не поставить бутылку? Стресс с ее помощью все равно не снимешь, она пустая.
   Эстер с легким недоумением перевела взгляд на свою ладонь, словно та существовала отдельно. Пальцы по-прежнему стискивали горлышко, не торопясь разжиматься.
   - Когда-то в ранней молодости я уже дрался из-за женщин, это бывало. - продолжал Вэл с такой же непередаваемой интонацией - то ли нежности, то ли иронии, глядя на нее снизу вверх, поскольку все еще сидел на полу. - Но чтобы женщина кидалась в драку из-за меня - это впервые.
   - Мне кажется, пустая бутылка - тоже хорошее средство для снятия стресса! - Эстер, как всегда, завелась мгновенно. - Если я сейчас кину ею в вас, господин уполномоченный посланник!
   - Общую картину телесных повреждений это сильно не изменит, - Вэл попробовал повернуться и поймал взглядом свое отражение в зеркале. - Ну-ну, - заметил он, слегка помолчав. - Профессиональная непригодность недели на две налицо. Точнее, на лице.
   - Зачем ты вообще в это ввязался? - глядя на кровоподтек на его щеке, Эстер громко всхлипнула без слез, потому что плакать разучилась очень давно. Она только втягивала воздух, глядя, как он медленно поднимается на ноги, словно это у нее самой болели ребра и камнем сводило живот, по которому с размахом заехали ботинком. - Сделал бы вид, что мы незнакомы.
   - Дорогая моя, - Вэл поднял брови, - ты ведь не станешь утверждать, что я испортил тебе вечер в приятной компании? И что ты с радостью шла туда, куда вы направлялись? Кстати, куда именно?
   - Но это мое дело! Мое! Я - Имеющая Право! Ты, между прочим, сам меня им наделил в свое время! Я могу делать, что захочу и не отдавать отчета смертным!
   - Ошибаешься, Стелла, - он говорил, отвернувшись к зеркалу, но темные глаза неотрывно и грустно смотрели в лицо Эстер, отражавшейся за его спиной. И может быть от того. что он обращался к ее зеркальному двойнику, он не обижался и говорил серьезно. - Причинять себе вред ты не имеешь ни малейшего права. По крайней мере, пока я жив и могу помешать этому.
   Она опять длинно вдохнула, уронила наконец ненужную бутылку и с силой прижала к груди обе ладони. потому что воздух проталкивался с трудом.
   - Но сейчас мне ничто не угрожает, господин посланник, не так ли? Я вижу, вы в состоянии двигаться, почему бы вам не начать переставлять ноги в сторону выхода?
   Вэл в самом деле некоторое время ходил по комнате, поднимая опрокинутые стулья, ставя на место лампу, которую они скинули в процессе борьбы, поправляя ковер, и при этом упорно не поворачиваясь к Эстер. Поэтому она могла только догадываться о том, какое у него сделалось выражение лица в ответ на ее последнюю тираду.
   - Я должен тебе сказать одну вещь, Стелла, - проговорил он наконец, не отрываясь от увлеченного занятия уборкой. - Когда-то меня это даже пугало, потом какое-то время злило. Или, по крайней мере безумно раздражало, что я не могу совладать с собой. Но теперь я это воспринимаю как данность. Как тот факт, что весной на деревьях появляются зеленые листья. Именно зеленые, причем именно весной. Когда ты далеко от меня, я еще могу как-то сопротивляться. Хотя, если хочешь, я когда-нибудь покажу тебе выписку с моей кредитной карты - сколько билетов я заказал, собираясь прилететь в тот город, где ты оказывалась, и сколько поездок отменил в последний момент. Но когда ты рядом, как сейчас, я даже бороться не буду, потому что заведомо проиграю.
   За время восстановления относительного порядка он сделал круг по комнате и теперь стоял у окна, прижавшись лбом к стеклу и глядя вниз, где неизмеримо далеко, словно в каком-то игрушечном мире, медленно двигались и мигали огни нескончаемого потока машин вокруг башни "Ройал Сапфира".
   - Я могу думать только об одном, но в бесконечно разных вариациях. Ты всегда говорила, что у меня хорошее воображение, и это правда. Но понимаешь, это не только... хотя сейчас у меня желание доходит до боли... но главное, что по земле все это время ходит всего лишь часть меня самого. Думает наполовину, радуется наполовину, грустит тоже как-то неглубоко. И только когда я с тобой...когда я... Стелла, если ты этого сама не хочешь, уходи отсюда немедленно, я тебя умоляю!
   В апартаментах "Ройал Сапфира" все приборы работали бесшумно, чтобы не доставлять неудобства дорогим гостям. Откуда же взялся этот громкий звук маятника, отбивающего секунды? Эстер даже не успела понять, что это отчаянно колотится сердце, отдаваясь стуком в ушах.
   Она замотала головой и сделала шаг вперед.
   Все-таки в полной звукоизоляции лучших гостиниц Нью-Йорка можно было найти немало преимуществ.
  
   - С моей стороны будет величайшей самонадеянностью попросить тебя сделать одну вещь...
   - ... какую?
   Эстер качалась в дремоте, закрыв глаза, потому что они слипались сами, но упорно отталкиваясь от сна, поскольку засыпать было жалко. Она положила голову Вэлу на плечо и постаралась обхватить его так, чтобы чувствовать даже пятками и пальцами ног.
   - Ты же знаешь, что у меня изощренная фантазия. Но Стелла, мне так этого хочется...
   Она на все была согласна. Она сейчас была продолжением его тела, а его пальцы были везде.
   - Я бы так хотел, чтобы ты никогда со мной не ссорилась. Или, по крайней мере, какой-то значительный промежуток времени...
   - Я?!!
   Эстер моментально проснулась и села, хотя выпутаться из рук Вэла и нескольких одеял было непросто. Оказалось, что уже утро, и светло-серая полоска на шторах - не замысел дизайнера, а просвет неба, наполненного мелким ранним дождем.
   - Ты стараешься убедить меня, что я начинаю первая?
   - Боже упаси! - Вэл откинулся назад, в наигранном испуге закрываясь ладонью. - Только не бейте слишком сильно, ваша милость, полностью признаю свою вину! Первым все начинаю исключительно я. Вот как сейчас... Иди сюда.
   Темно-карие глаза всегда казались непроницаемыми из-за своего цвета, только по обозначавшимся в углах морщинкам можно было угадать, когда в них рождалась усмешка. Эстер упала сверху, пытаясь губами дотянуться до огромного синяка на скуле, который к утру приобрел черно-фиолетовый оттенок. Но в этот момент выделенная порция счастья подошла к концу, поскольку висящий в дальнем углу экран начал издавать громкие мелодичные трели и засветился.
   - Видимо, кто-то тебя потерял, - констатировал Вэл ей на ухо с легким вздохом. - Нет чтобы отложить свои поиски хотя бы на полчаса...
   - Госпожа Эстер Ливингстон! - донеслось с экрана. - Вызывает резиденция Великого Бессмертного Фейзеля! Прошу немедленно ответить!
   - Даже так? - на этот раз в голосе уполномоченного посланника Гарайского прозвучало неподдельное удивление. Но насладиться моментом горделивого торжества Эстер уже не успевала. Кое-как замотавшись в подобранное с пола покрывало, она встала перед экраном, постаравшись развернуть его так, чтобы в поле зрения находящихся по ту сторону попали только балконная дверь и угол кресла.
   - Надеюсь, вы оценили мою деликатность, - хмуро сказал Гирд Фейзель вместо приветствия. Он сидел в глубоком кресле с изогнутой черной спинкой, только уже не на берегу океана, а в кабинете с серебристыми стенами. Его лицо на этом фоне казалось серо-зеленоватым, щеки ввалились, и один из властителей мира производил впечатление крайне недовольного жизнью человека. - Я бы мог вас позвать час назад, причем по хэнди-передатчику. Конечно, это бы грубо нарушило ваши занятия, но срочность дела того стоит.
   - И во сколько мне обойдется этот великодушный жест? - Эстер подавила желание подобрать с пола злополучную бутылку и от души запустить по экрану. - Учтите, взять с меня все равно нечего.
   - В максимальное приложение умственных усилий, - Фейзель мрачно смотрел перед собой. - Докажите, что я не зря на вас потратил время.
   - Если я правильно трактую ваше лучезарное настроение, у вас там произошло что-то из ряда вон выходящее.
   Гирд Фейзель нетерпеливо дернул щекой.
   - Что это такое? - спросил он, поднимая перед экраном лист бумаги с нарисованными линиями, с интонацией настолько брезгливой, будто Эстер сама накорябала вертикальную черту с двумя косыми ветками вниз и подсунула эту мазню Великому Бессмертному.
   - Кто-то опять занимался живописью на стенах вашей сокровищницы?
   - Хуже, - Фейзель совсем скривился. - Три часа назад это появилось на экранах всех компьютеров в штаб-квартире. Только это, и больше ничего.
   - Довольно гуманно со стороны хакеров, - Эстер от души зевнула, поправляя покрывало, которое норовило съехать в сторону. - Могли бы изобразить какие-нибудь порнографические картинки. Или, что еще приятнее, парочку лозунгов типа "Даешь свежий фарш из Великих Бессмертных!" Что вас так печалит, Сиятельный Фейзель?
   - Меня печалит, - сквозь зубы произнес Фейзель, - что все компьютеры и дисплеи в здании банка показывают только это. Даже те, которые выдернуты из сети или сломаны, включились ради такого случая сами по себе. Прошлый знак вы мне объяснили. Что означает этот?
   - Вы полагаете, я все рунические знаки помню наизусть? - Эстер возмутилась, но как-то слишком торопливо.
   - Постарайтесь по дороге сюда вспомнить.
   - Сиятельный Фейзель, - Эстер собрала край покрывала и всю свою выдержку в кулак. - Да будет мне позволено дать вам совет - позовите лучше хорошего эксперта по взлому компьютерных сетей. Я в подобной работе ничего не смыслю.
   - Может быть, я и задумался бы, стоит ли вас вызывать. Но это сделали помимо меня. Примерно через час после того. как все системы Мультинационального Банка заснули вечным сном, на экранах вместо этих каракулей возникла небритая физиономия какого-то типа и надпись: "Хотите все исправить? Пригласите Эстер Ливингстон".
   В свое время Эстер потеряла умение не только проливать слезы, но и удивляться как следует. Но сейчас ей показалось, что она вновь его приобрела, однако взамен утратила дар речи.
   - Надеюсь, - выговорила она наконец, справившись с челюстями, которые норовили вести отдельную жизнь и какое-то время оставаться широко открытыми, - вы не подозреваете, что это я приложила руку к нападению на ваше святая святых?
   - Я разберусь, - не предвещающим мирной развязки голосом заявил Фейзель. - А вы пока что поторопитесь. Можете захватить с собой господина Гарайского - не уверен, что он горит желанием вас сопровождать, но в ближайшую неделю дипломатические визиты ему противопоказаны, с таким украшением на лице.
   Экран погас, прежде чем Эстер сообразила, что ответить, а кидаться бутылкой в матово-синюю равнодушную поверхность было глупо. Поворачиваться в сторону господина Гарайского ее также не слишком тянуло - бесконечные разговоры о долге дипломата, репутации и тому подобных вещах хранились в ее памяти на отдельных полках, так что она могла мгновенно их развернуть перед собой, невзирая на давность лет. Поэтому Эстер молча принялась подбирать с пола те части своей одежды, что лежали на виду.
   Вэл наблюдал за ее действиями, приподнявшись на локте, и особого недовольства или раздражения на его лице заметно не было, скорее задумчивое любопытство.
   - Ты, разумеется, прекрасно знаешь, что означают эти таинственные знамения, - проговорил он наконец утвердительно. - Иначе и быть не может.
   - И?
   - Поразительно, Стелла, но ты совершенно не меняешься. Все так же блистательно невежлива. И во всем остальном... - он чуть помедлил, - такая же, как прежде. Знаешь, какое это счастье?
   Эстер запуталась в вороте и рукавах свитера и порадовалась, что ткань надежно скрыла ее лицо. Ведь краснеть она тоже разучилась, так что происходит?
   - Да ничего особенного не означают, - сказала она громко и поспешно. - Это руна послания. Внезапные известия, новые знания, какие-то полезные советы. По крайней мере, никаких зловещих предзнаменований.
   - Если не считать того, что сегодня мы вряд ли сможем воспользоваться карточками Мультинационального банка, - Вэл откинул одеяло и тоже потянулся за одеждой. В отличие от разбросанных по всей комнате деталей гардероба Эстер его брюки аккуратно висели на стуле, хотя было совершенно непонятно, как они туда попали - вчера ночью они стаскивали друг с друга одежду, задыхаясь от невозможности терпеть, и роняли где придется.
   - Поражаюсь вашему неожиданному хладнокровию и не верю глазам, - поскольку Эстер, как ей было сказано, ни капли не изменилась, то продержаться больше нескольких минут без язвительных высказываний было выше ее возможностей. - Неужели вы собираетесь развить свой стоицизм до предела и поедете со мной в резиденцию Фейзеля? Вместо того, чтобы прочитать мне лекцию о вреде демонстративных поступков и о том, что такое конспирация? Я вас просто не узнаю - чем я заслужила такое счастье?
   - Я по-прежнему не в восторге от нарушения конспирации, - пока еще запас терпения у Вэла оставался, поэтому говорил он спокойно, завязывая галстук, и морщился только от того, что приходилось поднимать руку, помятую вчера в драке. - Но тебя пригласил никто иной, как Гирд Фейзель.
   - Ах, ну конечно, это такая прекрасная возможность с ним познакомиться и поговорить о вашем новом проекте, не правда ли? Ради этого можно потерпеть и мое общество и тот факт, что за спиной будут шептаться.
   - Гирд Фейзель - самый опасный из всех Великих Бессмертных.
   - И что?
   - Я ведь уже говорил это вчера. Никто не сможет причинить тебе вред.
   Он произнес это, не глядя в ее сторону. Он вообще не стремился говорить о высоких материях и никогда не произносил слово "любовь", по крайней мере, обращаясь к Эстер. Поэтому для него это была высочайшая форма признания. Эстер стиснула кулаки так, что непременно поцарапала бы себя до крови, если ногти не были бы коротко острижены. В ответ можно было только или нагрубить еще сильнее, или разрыдаться в голос, и она непременно бы сделала и то, и другое, но отвлеклась, заметив свернутый лист бумаги, выпавший из его кармана.
   Эстер прекрасно знала, что именно он складывает таким образом.
   - Ты еще написал? Дай сюда, - она жадно схватилась за край бумаги, моментально забыв обо всем.
   - Вчера, пока ехал с приема... Стелла, но я даже сам еще не перечитывал...
   - Потом перечитаешь, после меня. В порядке очереди.
   - Мы опоздаем к Великому Бессмертному, хорошо ли это?
   - Не опоздаем, я прочитаю в машине.
   - Только не вслух, - обреченно сказал дипломат Гарайский, пропуская ее вперед в дверях номера. - Иначе нас выбросят из нее на полном ходу.
  
   Здание Мультинационального банка, представляющее из себя величественную стеклянную пирамиду, было окружено двумя рядами оцепления. Внешний круг составляла полиция, занятая в основном тем, что отпихивала наседавшую прессы. Внутреннее кольцо замыкал Департамент Охраны Бессмертия - Эстер никогда не видела в одном месте столько одинаковых бесстрастных людей в темных костюмах.
   - Ничего себе начало дня! - прошептала она, наклоняясь к Вэлу. - Может быть, пока мы сюда ехали, наши непокорные приятели как-то исхитрились и пришили старика Гирда? Иначе с чего такая демонстрация?
   Дальше развить тему ей не дали, поскольку, едва отворилась дверца машины, четверо из Департамента быстро и умело взяли ее в кольцо, оттеснив не только Вэла, но и приехавших с ними служителей Фейзеля.
   - Госпожа Ливингстон, вы пойдете с нами, - сказал один из темных костюмов. Эстер всегда поражалась тому, как в Департаменте ухитрялись подбирать людей с настолько неразличимыми чертами лица. - Мы не будем причинять телесного ущерба Имеющей Право, но бежать я вам не советую.
   - А что, пора бежать? - Эстер широко раскрыла глаза. Обернуться назад и найти глазами Вэла у нее не получалось, поскольку сзади плечами ее подпирали двое. - Неужели даже на похоронах не дадут присутствовать?
   - Каких похоронах? Не говорите ерунды. Великий Бессмертный вам все объяснит сам. Но вашу судьбу решает уже Департамент охраны.
   - Значит, она будет воистину лучезарной, - Эстер сощурилась, ничего не понимая, но на ее манеру выражаться осознание окружающей действительности не влияло. Напротив, тем больше вокруг было абсурда, тем безмятежнее и язвительнее она становилась. - Главное только - дотянуть до этого светлого мига. Где Сиятельный Фейзель? Я сама не своя от нетерпения.
   Впрочем, если бы Эстер действительно сгорала от любопытства, ей пришлось бы нелегко - по дороге внутрь банка она три раза проходила посты контроля, с подробным сканированием хэнди-передатчика, внимательным заглядыванием в глаза и просвечиванием одежды, хотя последнее в любом случае было совершенно лишним и в общем недопустимым по отношению к Имеющей Право. "Может, у меня его сейчас отнимут? - с надеждой подумала Эстер. - Не знаю, как это у меня получилось, но я умудрилась сделать что-то такое, от чего весь Департамент охраны поднялся на уши. Понимать бы только, что именно, чтобы гордиться своей персоной уже заслуженно".
   Фейзель ждал ее в огромном зале, стены которого были покрыты мониторами. Мониторы были вмонтированы и в большой круглый стол посередине. Но вместо стремительно бегущих цифр и переплетающихся графиков на всех экранах представал один и тот же образ, показавшийся Эстер настолько бредовым, что она несколько раз моргнула - развалившаяся в кресла фигура человека с залысинами на высоком лбу, крючковатым носом, трехдневной щетиной и кривой усмешкой на полных губах, которая, казалось, никогда не сходила с его лица. Человек одной рукой задумчиво клацал на клавиатуре ноутбука, а другой держал за горлышко бутылку пива, из которой периодически прихлебывал. Если учесть, что при этом ноги он держал на столе и что-то мурлыкал себе под-нос, то картина получалась идиллически безмятежная, безобидная и поэтому совершенно невероятная.
   У Фейзеля данная идиллия, судя по цвету лица, вызывала разлитие желчи.
   - Кто это? - резко спросил он, с отвращением ткнув пальцем в экран.
   - Вы, случайно, не путаете меня со своим директором по персоналу, Великий Бессмертный? Я прекрасно понимаю, что вы не знаете всех своих служащих в лицо, но я в этом также не эксперт.
   - Зато он прекрасно знает вас, госпожа Ливингстон, - сказал очередной человек из Департамента охраны за спиной Фейзеля. - А находится он в главном зале золотохранилища, куда войти могут только пятеро из совета директоров. Излишне говорить, что все замки настроены исключительно на их хэнди-передатчики.
   - По-видимому, слово "логика" для вас - это шесть букв без всякого смысла. Каким образом из факта пребывания этого типа в столь почтенном месте следует, что он знает меня?
   - Потому что он сам потребовал, чтобы вы пришли! - внезапно заорал Фейзель, наклоняясь вперед. - Он сам назвал свои условия и ваше имя! У меня там золотой запас страны, а у него - сколько взрывчатки с собой?
   - Великий Бессмертный, - поспешно прибавил охранник Департамента, видимо, не в первый раз, - я по-прежнему настаиваю на вашей немедленной эвакуации.
   Эстер потрясенно уставилась на изображение сидящего в кресле человека, который в этот момент, словно почувствовав ее взгляд, поднял голову от клавиатуры и радостно подмигнул, после чего с явным удовольствием поднес к губам бутылку. Эстер показалось, что голова у нее кружится, и она срочно ухватилась за край стола. У нее была очень плохая память на лица, но она могла поклясться, что никогда не встречала его раньше - даже в толпе. Она хорошо запомнила бы обладателя подобной физиономии и точно не захотела бы узнать поближе - его лицо не вызывало совершенно никакого доверия.
   Отсутствие доверия ясно читалось и в глазах Фейзеля, когда он в упор смотрел на качавшую головой Эстер.
   - Сиятельный Фейзель, - проговорила она хрипло, - могу только попросить побыстрее проводить меня к этому таинственному поклоннику. Раз он так тосковал в разлуке со мной, что выбрал настолько экстравагантный способ добиться встречи.
   - Вы сейчас туда пойдете, госпожа Ливингстон, - человек из Департамента охраны шевельнулся, чтобы привлечь ее внимание. - И поскольку вам дороги некоторые ваши знакомые, находящиеся здесь неподалеку, вы употребите все свое влияние на этого якобы вам неизвестного, чтобы заставить его сдаться. Вы поняли меня?
   Эстер дернулась, скривившись, как от удара.
   "Вот еще одна оборотная сторона вашего щедрого подарка, господин Гарайский. Поскольку теперь милые люди не могут на меня воздействовать через хэнди-передатчик, они постоянно меня шантажируют вашим благополучием. Поводок такой же короткий".
   - Я уже ясно сказала, что горю нетерпением, - пробормотала она сквозь зубы.
   - Хочу только обратить ваше внимание на некоторые детали, - вкрадчиво произнес человек из Департамента, слегка наклоняясь к Эстер. - Половина мониторов в этой комнате отключены от блоков питания. Что не мешает им показывать одну и ту же картинку. А на дверях в хранилище автоматически сменились все коды. Ни на один хэнди-передатчик они больше не реагируют. Вы понимаете, что это может означать?
   - Нет, - обреченно отозвалась Эстер, начиная мечтать лишь об одном - чтобы все побыстрее закончилось. Она с небрежной легкостью относилась к доле бреда в происходящем, но сейчас у нее возникло стойкое ощущение, что безумие кругом зашкаливает.
   - Что ваша задача будет неизмеримо сложной, - и охранник Бессмертия посмотрел на нее почти ласково.
  
   Одна задача, по крайней мере, оказалась простой - попасть внутрь перекрытой зоны золотохранилища. Когда Эстер подошла к дверям, отделившись от своих спутников благоразумно держащихся на расстоянии десятка шагов, и задумчиво их потрогала, совершенно не представляя, что ей делать дальше, замки предупредительно и вежливо щелкнули. Дверь захлопнулась за Эстер, моментально отразившейся в блестящей стене напротив. На данный момент в ее внешности самыми приметными чертами были растрепанные волосы, выразительно припухшие губы и остывающее в глазах яркое свечение. Всего этого не могли перекрыть даже растерянное выражение и слегка вытаращенный взгляд. Куда ей идти, а главное, зачем, она совершенно не представляла, поэтому пошла наугад по лабиринтам главной сокровищницы Фейзеля, пока не услышала впереди какие-то звуки и не поняла, что направление правильное. Вокруг все было залито ровным холодно-желтым светом очень важного помещения, где полумрак и беспорядок совершенно недопустимы. Поэтому звучавший впереди голос, громко напевавший какие-то строчки, вызывал безотчетный ужас, настолько он не вязался с окружающей действительностью. Во-первых, нелепостью содержания песни, а во-вторых, тем фактом, что обладатель голоса ерзал по нотам, как школьник на стуле за минуту до перемены.
   - Скажи мне, Керстин, очей моих свет,
   Поедешь со мною ты или нет?
   - Насыпь мне злата целой горой,
   Я все одно не поеду с тобой!
   Эстер перешагнула порог небольшого зала, где, похоже, те самые пятеро из совета директоров, отделенные от смертного мира толстенными стенами, имели обыкновение обсуждать доступные только им великие вопросы. Теперь этот порядок был необратимо нарушен, поскольку на массивной столешнице стояла пара недопитых бутылок и вскрытая пачка какого-то печенья, в пепельнице была брошена кощунственно дешевая сигарета, а тот самый непостижимый тип, перевернувший всю ее жизнь в это утро, сидел на столе, болтая ногами. На нем были джинсы и красный свитер - вполне обычная и очень удобная одежда, но в золотохранилище Великого Бессмертного она выглядела как крик.
   Завидев Эстер, он одобрительно махнул ей бутылкой, что можно было расценивать и как приветствие, и как приглашение войти.
   - Склонится пред властью твоей белый свет -
   Поедешь со мною ты или нет?
  -- Назови меня королевой морской -
   Я все одно не поеду с тобой!
   - Великий Бессмертный Фейзель, Вечный Президент Мультинационального банка,
   - хмуро произнесла Эстер, остановившись на пороге, - настойчиво просил меня узнать, кто вы такой и откуда взялись.
   - Кто я? - тип хмыкнул, подвигав кожей на лбу. Видно было, что для него это обычная гримаса, поскольку лоб прорезали несколько глубоких морщин. - Вот, оказывается, непростая задача. Пожалуй, я даже не возьмусь тебе сказать... откуда я взялся? Еще сложнее объяснить... Мне просто раньше на такие вопросы ни разу отвечать не приходилось, видишь ли.
   - А когда мы успели выпить на брудершафт? И что именно? Ваш любимый напиток, - Эстер, презрительно выпятив губу, кивнула на стол с бутылками пива, - я никогда не пью.
   - Хотя любишь. Но боишься потолстеть, хотя непонятно почему. На самом деле я к тебе обращаюсь на "ты". потому что не чувствую разницы. А если хочешь выпить - легко. Виски я тоже уважаю.
   Второй раз за день у Эстер возникло острое желание придержать ладонью нижнюю челюсть, чтобы не стоять с открытым ртом, пока приходишь в себя. Сидевшего на столе ее задумчивость нимало не смутила - воспользовавшись паузой в разговоре, он снова бодро затянул:
   - Продлится твой век миллионы лет -
   Поедешь со мною ты или нет?
   - Пускай не узнаю я смертный покой -
   Тем более я не поеду с тобой!
   - Нравится песенка? - спросил собеседник Эстер, хотя по ее скривившемуся лицу было прекрасно видно отношение к происходящему. Правда, неизвестно, что вызывало больше зубной боли - текст или исполнение.
   - Я не припомню такой северной баллады среди всех мне известных, - произнесла Эстер, едва двигая губами.
   - Просто надо хорошо поискать. Ты же не можешь утверждать, что знаешь все?
   - Такое ощущение, что ты хочешь сказать "в отличие от меня".
   - Я не хочу это сказать, а говорю. Я действительно знаю все. Вернее, не все, конечно, держу в голове, но как только надо, могу найти.
   - По твоей милости я впервые прониклась сочувствием к Гирду Фейзелю, - Эстер покачала головой. Ее подмывало шагнуть назад и оглянуться, отмечая пути аккуратного отступления, но она опасалась это выказывать слишком явно. - В сокровищнице, на которую он не надышится, не просто террорист. А человек с букетом психических диагнозов, один изощреннее другого.
   - Вот смешно! - тип в красном свитере хлопнул себя ладонями по коленям. - Бедняжка Фэрелья изойдет от зависти. Она больше всех хочет, чтобы ее принимали за человека, а лучше всех это получается у меня.
   - А ты кто?
   - Ну мы же договорились, что я не знаю, как это лучше назвать... - заныл сидевший на столе, обиженно вытянув губы трубочкой. - Кстати, я придумал, зови меня Лафти.
   Эстер вдохнула. Потом резко выдохнула, задержала дыхание и сосчитала до десяти. Потом на всякий случай убрала за спину правую руку, которая дергалась, желая схватить бутылку, треснуть этого типа по голове и громко позвать банковскую охрану. Тем более что опыт обращения с подобными орудиями битвы она уже получила.
   - Почему вы решили, что я собираюсь вас вообще как-то звать? Я вас, прошу заметить, сюда не звала. И больше всего мечтаю оказаться подальше от Мультибанка, Гирда Фейзеля и вас в первую очередь!
   - Но ты ведь нам нужна! - человек округлил глаза, но лицо у него продолжало оставаться насмешливо-хитрым.
   - Уточните, кому это вам?
   - Ну хорошо, ладно, - сидевший на столе примиряюще взмахнул руками. - Я думал, что лучше все объяснить на Собрании Двенадцати, но ты ведь иначе на него добровольно не придешь. Видишь ли... семьсот лет назад, когда появились первые Бессмертные, мы не придали этому значения. Их было пять человек, потом стало девять, потом двадцать. Это, конечно, нарушает сложившийся мировой порядок, но в огромной толпе постоянно рождающихся и умирающих людей их заметить невозможно. Но это были люди, поднявшиеся к самым вершинам власти. И они постепенно начали использовать Право Бессмертия для влияния на других, подчинения их себе и управления ими. Они раздавали его тем, кто им верно служил, и вертели Правом, словно леденцов на палочке, перед глазами остальных. Бессмертных в мире становилось все больше, связанных друг с другом через хэнди-передатчики, соблюдающих строгую иерархию, презирающих людей вне круга и ставящих их на уровень домашних животных или рабов. Что самое ценное сейчас для любого приходящего в этот мир? Надежда стать Бессмертным. Надежда пинать ногами такие же создания, каким он сам был прежде. Да, находятся и такие, кому это не нужно. Но их ничтожно мало, они как ошибки природы, как белые щенки, случайно родившиеся в стае черных собак. И как может их появиться много, когда все в мире подчинено культу Бессмертия и прославлению Бессмертных?
   - Вы пересказываете мне курс мировой истории, Господин-Знающий-Все? Очень много новых фактов, благодарю вас, никогда об этом не слышала. Только акценты у вас немного сдвинуты, поэтому официальная версия получается какая-то неблагостная. В школе, где я училась, все представляли немного по-другому.
   Собеседник Эстер не среагировал на ее иронию. По мере того, как он говорил, лицо его становилось все грустнее, насколько это было возможно на подобной физиономии, он уперся пятками в край стола и подтянул колени к подбородку.
   - Понимаешь, мир меняется, и меняется необратимо. Само по себе бессмертие - это не так страшно, хотя конечно, чередование жизни и смерти существует не напрасно. Одно невозможно без другого, души должны уходить на другой уровень, держать постоянную связь с продолжающейся жизнью, создавать то пространство мыслей, идей и творчества, которое питает живой мир. Если им интересно - они могут возвращаться, чтобы вновь что-то воплотить на земле или попробовать исправить то, что натворили раньше. Но даже если какое-то число душ останется бессмертными или бесконечно долго живущими - допустим. Но только если их не так много. Ты знаешь, сколько сейчас на земле Бессмертных?
   - Не сомневаюсь, что ты назовешь точную цифру.
   - Могу, но долго искать. Около миллиона, - так называемый Лафти тряхнул головой. - В следующем году их будет на двести тысяч больше. Кольцо душ, сплетенных вокруг земли, становится тоньше. Допустим, это пока не так страшно, хотя связь с другим уровнем рвется. Но главное - очень мало кто из тех, кто находится на земле, тянется ее поддерживать. Зачем - если надо сосредоточить все усилия на том, чтобы добиться Бессмертия? А те, кто умирает, не приносит с собой ничего хорошего, только лютую злобу и зависть к тем, кто остался на земле. Скажи, - спросил он вдруг, спрыгивая со стола, - почему ты так восхищаешься тем, что пишет твой друг Гарайский? И не только ты, а все, кому он позволил это читать?
   - Я... - Эстер настолько остолбенела от его напора, что попятилась и села на подвернувшийся стул. - Мне... это нравится.
   - Да. Потому что вы не читали почти ничего другого нового! Сейчас по пальцам можно сосчитать людей, которые что-либо пишут, рисуют или играют просто потому, что не могут иначе! А скоро их будет еще меньше! Останутся только руководства по управлению людьми и механизмами и движущиеся картинки, призванные вызывать стандартные рефлексы - смех, похоть или ужас!
   - Почему ты... - Эстер сглотнула. - Почему ты мне это говоришь? Какое тебе до это дело?
   - Потому что я, как и все мы, - Лафти сел обратно, снова свесив ноги, и принялся уныло болтать ими, - не смогу существовать без этого мира. Если с ним случится что-то очень плохое... если совсем разорвется связь с другим уровнем... погибнет мир. Исчезнем и мы.
   - Вы - это кто?
   - Девочка моя, - вернувшийся к обычной хитрой ухмылке Лафти сощурился, - с какого раза до тебя обычно доходит то, что тебе говорят? Я не знаю, как это назвать.
   - Ты же знаешь все!
   - Вот именно, все, что придумано, создано, написано и открыто в этом мире. Все, что вы умудрились в виде странной комбинации чисел и знаков запихать в эти машинки со светящимися окошками. - он кивнул в сторону стоящего на столе ноутбука, - и пытаться передавать друг другу, надеясь, что больше никто об этом не узнает. Но там нет названия для таких, как мы. Только во всяких старых легендах про нас еще есть кое-что, да и то перепутано до невозможности. Кстати, сейчас на земле осталось человек пять, которые эти легенды знают с грехом пополам. Поэтому мы тебя и выбрали.
   - Я была бы страшно польщена. даже бы не заснула сегодня ночью, - Эстер наконец поднялась со стула, постепенно овладевая собой. - Если бы узнала, что именно меня выбрал и зачем.
   - И за что мне такое наказание? - Лафти схватил стоящую на столе бутылку, видимо, чтобы успокоиться, и долго жадно глотал из горлышка. - Я носитель знаний, а не передатчик! Ну хорошо, смотри - на земле ведь много сил, которые настолько могущественны, что люди не могут их заставить себе подчиниться. Энергии... стихии... ну не знаю я, как это назвать! Все это человеческие слова, которые ни капли не подходят!
   Он раздосадованно хлопнул по крышке ноутбука, закрывая его.
   Внезапно Эстер прониклась к нему легкой жалостью, настолько сильно сморщилось его лицо, совершенно неприспособленное для глубокой печали или тяжелых раздумий.
   - Зачем ты все это затеял? Они ведь теперь не выпустят тебя отсюда. А если ты сдашься добровольно... тоже ничего хорошего тебя там не ждет. Меня сюда послали, чтобы я тебя уговорила выйти. Но я никак не найду слов, чтобы рассказать тебе о величайшем милосердии и снисходительности Бессмертного Фейзеля. Поэтому, если у тебя действительно с собой бомба и тебе не страшно ее взорвать - лучше сделай это.
   Лафти внимательно смотрел на нее, сощурившись.
   - У каждого из нас свое... направление, так сказать. Геройство, самопожертвование, безрассудная смелость - это не по моей части. Вот Тирваз бы тебе аплодировал. А я считаю глупым применение силы, когда всего можно добиться хитростью.
   - Так чего ты хотел добиться?
   У Эстер вновь появилось отчетливое желание взять его за красный свитер и как следует тряхнуть, чтобы перестал ухмыляться. Похоже, перед ней была личность, не способная вызывать длительное сочувствие.
   - Чтобы ты пришла. Поговорить с тобой. И чтобы ты согласилась нам помочь.
   - Я не стану в тридцать пятый раз спрашивать: "Кому это вам?" - Эстер проговорила это сквозь зубы. Лафти поспешно покивал и постучал кончиками указательных пальцев друг об друга в знак одобрения. - Я переформулирую свой вопрос. Помочь в чем?
   - Хочешь знать последний куплет моей песенки?
   - Избранник твой тебе даст обет,
   Поедешь со мною ты или нет?
   - Коль милый меня назовет женой,
   Немедля поеду я за тобой!
   - Совершенно бездарное произведение, - отрезала Эстер. - Это все, что ты мне хотел сказать?
   - Через десять лет ты станешь Бессмертной. Такой же, как они, - Лафти мотнул головой куда-то в сторону. - Разве ты не хочешь помочь нам уничтожить Право? По крайней мере, чтобы исчезла стена между тобой и тем, кого ты любишь?
   - Он ее соорудил своими руками, - на протяжении всего разговора у Эстер сводило челюсти от нежелания говорить.
   - Но он ведь давно жалеет об этом.
   Лафти неожиданно потянул к себе ноутбук, откинул крышку и постучал по паре клавиш - как показалось Эстер, совершенно произвольно. Экран засветился, показывая площадь перед зданием Мультинационального банка. Оцепление в три ряда - вначале солдаты в камуфляже с сомкнутыми щитами до земли. Затем пожарные с водометами наготове. И третье кольцо - одинаковые темные костюмы охранников Бессмертия. Камера наблюдения скользнула над толпой, придвинувшись к роскошному дому на колесах, покрытому броней - передвижной резиденции Гирда Фейзеля. Видимо, его все же уговорили покинуть опасное здание Мультибанка. У дверей, окруженный как минимум четверыми охранниками, построившими вокруг него непробиваемый заслон, стоял Вэл и неотрывно глядел в сторону банковской стеклянной пирамиды. Лицо у него было истерзанное и осунувшееся, на подбородке и щеках темная щетина, но даже она не скрывала огромного кровоподтека на скуле. Который, впрочем, был уже желто-зеленого оттенка.
   Эстер метнулась к экрану, наклоняясь вперед, почти прижимаясь лбом, и вдруг осознала две непостижимые вещи - во-первых, идет затяжной дождь, а когда она входила в двери Мультибанка несколько часов назад, небо поражало чистотой голубого цвета. Во-вторых, все происходящее выхватывали из темноты длинные лучи прожекторов, проносящиеся по площади.
   - Уже вечер? - она даже не заметила, что ее голос сорвался на глубокий хрип.
   - Ну да... вечер третьего дня... - Лафти немного смутился и отвел глаза. - Извини, конечно... но здесь слишком много приборов, чтобы их все контролировать... Да еще они пытались снаружи пустить какой-то газ... Не рассчитал, слегка перепрыгнул через время.
   - Пока мы с тобой говорили, прошло три дня?
   - Я извинился, - быстро сказал Лафти, поднимая руки. Было видно, что он готовится защитить лицо в случае чего.
   Внезапно Эстер почувствовала страшную усталость, будто в самом деле три дня вела переговоры с беспощадным террористом, умоляя, упрашивая, приводя блестящие аргументы. Она с размаху опустилась на стул и почувствовала, как в глазах сотни песчинок скребутся друг об друга.
   - Что тебе от меня нужно?
   - Чтобы ты нам помогла.
   - Я не умею управлять временем, прекращать газовые атаки и проникать во все компьютеры вселенной. Думаю, моя помощь вам совсем не нужна. Хотите уничтожить Бессмертных - кто вам мешает? На орбите сейчас около миллиона различных мелких спутников. Пусть каждый из них прихлопнет по Бессмертному, упав ему на голову - и прекрасно. В чем проблема?
   - Ты думаешь, все так просто? Новые Бессмертные, обрадовавшись, займут их место. И потом, массовые убийства - это очень тяжело, - лицо Лафти исказилось, черты поплыли, на мгновение перестав быть лукавой физиономией насмешника и любителя удовольствий. - Мы же зависим от людей, от их мыслей, желаний и действий.
   - Вы боги?
   - Ты веришь в Бога, Эстер Ливингстон?
   - Наверное, да. Не знаю. Скорее всего... во что-то я верю.
   - Тогда не кощунствуй. Силы этого мира - это одно, а его Создатель - совсем другое. Мы привязаны к вам всем, мы сплетены с вами, и мы можем гораздо больше, просто потому что черпаем силу от многих, и посвящены одной, конкретной силе.
   Он снова повернулся к ноутбуку и пощелкал по клавишам. На экране медленно засветилась прекрасная в своем одиночестве руна - жезл с двумя наклонными ветками, которую Эстер уже имела счастье видеть из рук Сиятельного Фейзеля сегодня утром. Впрочем, почему сегодня? Получается, уже три дня назад.
   Экран показал следующую картинку - такая же руна замигала на экране планшета, который как раз раскрыл один из стоящих вокруг Вэла охранников Бессмертия, собираясь что-то прочитать. Охранник открыл рот - Эстер скривилась, представив себе, что он сказал - и выронил планшет в раскисшую от дождя землю под ногами.
   - Понимаю, - медленно произнесла Эстер. - Ты, например, получаешь свою силу от всех хакеров на планете.
   - Ты, похоже, хочешь меня обидеть, Эстер Ливингстон? Да, несколько вещей в своей жизни я украл. Ну, пару яблок, одно кольцо и один золотой парик. Но я никогда не делал это смыслом жизни! И удовольствие от этого получал исключительно сиюминутное, прошу заметить!
   Эстер вновь перевела глаза на экран. Вэл даже не повернул головы в сторону неожиданного инцидента, хотя вокруг злосчастного планшета с руной, продолжающего светиться даже в луже, бегали люди и тыкали в него пальцами. Он продолжал смотреть в сторону дверей банка, словно надеясь увидеть фигуру кого-то выходящего из них.
   - Отпусти меня. - тихо сказала Эстер. - Я должна... к нему. Он за меня беспокоится.
   - Так кто тебя держит? - поразился Лафти.
   - А если я откажусь вам помочь?
   - Насколько я тебя знаю, не откажешься.
   - И что мне теперь делать?
   - Что хочешь, - Лафти бодро соскочил со стола. Было похоже, что он тоже собирается уходить. - Съезди куда-нибудь, ты давно нигде не отдыхала. Вот, кстати, на твоем месте я бы завернул в славное местечко во Флориде.
   Он снова пробежался пальцами одной руки по клавиатуре - словно играл на рояле, даже прикрыл глаза от вдохновения.
   "Приглашаем Вас на закрытое совещание тридцати участников Северного энергетического союза. Оно состоится 27 мая в гольф-отеле "Платинум Бич". Майями. По поручению Вице-секретаря Энергетической картели Вэла Гарайского".
   Эстер поглядела на него с явным раздражением.
   - В Интернете такого нет.
   - Откуда ты знаешь?
   - Я сама смотрела... искала... - плакать она не умела, но краснеть еще не разучилась. - Вчера днем...
   - Это из неопубликованного в сети, - сказал Лафти снисходительно, - того, что появится в ближайшее время. Иди, Эстер Ливингстон. Я рад нашему знакомству - именно такая, как ты, нам и нужна.
   - С удовольствием попрощалась бы навсегда, - Эстер взялась за ручку двери. - Но что-то мне подсказывает, что мы еще увидимся.
  
   Когда она вышла из здания Мультибанка, ее немного шатало. В полной растерянности Эстер оглянулась на плавно сошедшиеся за спиной зеркальные двери. Потом сделала несколько осторожных и неверных шагов в сторону оцепления - странная растерянная фигурка в расстегнутом черном пальто, держащая в руке шарф. Конец которого тащился за ней по земле. Больше она не оглядывалась, и поэтому не могла видеть, что освещение пирамидального здания за ее спиной мирно погасло, оставив лишь несколько контрольных огней по периметру. Мультибанк спокойно спал, как и полагается делать в такое время суток, готовясь к напряженному торговому дню.
   Толпа совершила единый вдох. После чего, держа в руках планшеты и рации и, видимо, сверяясь с ними, мимо Эстер к зданию банка пронеслись десятки человек. Некоторые даже толкнули ее плечом, не отводя глаз от мелькающих на экранах данных и продолжая рваться вперед. Она упорно двигалась дальше, не очень представляя, каким образом пройдет сквозь оцепление, но в этот момент ее решительно взяли за локти с двух сторон.
   Один был охранник Бессмертия, возможно тот, что говорил с ней в кабинете Фейзеля, а может и нет - при ее памяти на лица невозможно было узнать заведомо незаметные черты, а второй - из свиты Гирда, его она запомнила по манере жевать табачную палочку и характерному покашливанию.
   - Я хочу спать, - устало сказала Эстер. - Давайте договоримся, что вы мне дадите хотя бы часа три. А потом можете пытать и рвать на части, я никуда не убегу. Вам же будет интереснее, если я хоть немного отдохну.
   - Вы сможете спать сколько угодно, госпожа Ливингстон, - сказал слуга Фейзеля у нее над ухом. Повернуться к нему она не могла, настолько умело ее держали. - после того, как Великий Бессмертный выразит вам свое восхищение.
   - Я всегда мечтала вызвать восхищение Великого Бессмертного, - Эстер собрала все силы, чтобы язык не заплетался. - Так сильно, что теперь даже сама не успела понять, что же именно произошло.
   - Посторонних объектов не замечено, - сказал голос по рации в руках охранника, держащего Эстер с левой стороны. - Коды на дверях прежние.
   Эстер открыла рот, чтобы спросить, убраны ли бутылки и крошки печенья со стола президентского зала в золотохранилище. Но решила, что лучше данную тему не развивать.
   Они пересекли площадь, подойдя к дворцу на колесах, где, похоже, размещался передвижной штаб Великого Бессмертного. Вэл все так же стоял у входа и рванулся к ней, стряхнув двоих, попытавшихся схватить его за плечи. Прочие не стали наседать, благоразумно рассудив, что человек с подобным украшением на скуле не остановится перед тем, чтобы обеспечить таким же всех вокруг. Тем более что боевая готовность была позади.
   - Стелла! Ты... как ты?
   - Я... - губы по-прежнему плохо ее слушались. - Я же бессмертная. Без пяти минут. Подожди меня. Я скоро.
   Хотя она была в этом совершенно не уверена, входя в кабинет Сиятельного Гирда Фейзеля, который ждал ее, сидя у камина, лениво поправляя светящиеся угли и, казалось, был полностью погружен в созерцание огня.
   - По крайней мере сохранность моего золотого запаса говорит, что я не напрасно позвал вас к себе, госпожа Ливингстон, - сказал он наконец, так и не оборачиваясь. - но вот что там произошло на самом деле? Хотелось бы узнать от вас.
   - А вы поверите хотя бы одной из версий, Сиятельный Фейзель?
   - Если она будет правдивой и единственной.
   Эстер пожала плечами. У придавливавшей к земле усталости был несомненный плюс - она рождала полное равнодушие и к происходящему, и к собственной судьбе.
   - Как раз правдивая версия вряд ли вызовет у вас доверие.
   Фейзель наконец повернулся и внимательно посмотрел ей в глаза. Конечно, все Бессмертные Первого круга владели гипнотическими навыками, не говоря уже о том, что он мог вытащить из нее достаточно много сведений через хэнди-передатчик. Но где-то внутри Эстер возникла некая стена, не менее прочная, чем бронированные створки его золотохранилища.
   - Что вы хотите услышать, Великий Бессмертный? Вы посылали меня освободить вашу сокровищницу от забравшегося туда террориста. Сейчас ваше золото вне опасности. Если я могу попросить за это награды, то только одной - оставьте меня в покое.
   - В компьютерной сети Мультибанка, - задумчиво произнес Фейзель, - не осталось никаких следов постороннего вторжения. Равно как и в системе электронных замков. Вы можете это как-то объяснить, госпожа Ливингстон?
   - Сиятельный Фейзель, я использую компьютеры только для отправки и получения писем. Иногда мне кажется, что мой ноутбук знает обо мне гораздо больше, чем я о нем.
   - Вы провели там три дня. О чем вы говорили? - внезапно резко спросил Фейзель, вставая.
   - О судьбе мира, - искренне ответила Эстер. - Что ясно доказывает полное безумие по крайней мере одного из собеседников.
   - И больше вы ничего не хотите мне рассказать, госпожа Ливингстон?
   - Послушайте, - Эстер сглотнула, собрав все силы. - По вашей воле меня приводят в здание Мультинационального банка, которое захватил неизвестный террорист с бомбой наготове. Вы ведь не отрицаете, что у него было с собой достаточно взрывчатки?
   - Да, системы это четко фиксировали, - неохотно произнес Фейзель, снова отворачиваясь и подходя к камину.
   - Таким образом, жизнь Имеющей Право уже подвергалась серьезному риску. Я вошла внутрь и долгое время находилась там наедине с явно безумным человеком. За это время ваши сотрудники сделали несколько попыток запустить в здание вначале усыпляющий, а затем смертельный газ. Приказ об этом отдавали вы лично, не так ли?
   Гирд Фейзель не ответил. Но на половине его лица, повернутой к Эстер и освещенной языками пламени, ясно читалось сожаление, что данные меры не подействовали.
   - Если об этом станет известно, что подумают все Имеющие Право и Бессмертные низших кругов? Это ведь означает, что их благополучие для Великих Бессмертных ничего не значит, и для них они приравнены к простым людям. В чем тогда смысл их Права? Это переворот в сознании многих, Сиятельный Фейзель. И угроза существующему миропорядку, я не права?
   - Дочь болотной гиены, - Гирд вновь взглянул на нее прямо, и его лицо стало лицом выскочки-метиса с бедного острова в Карибском море, сотни лет назад пробившегося к власти и вцепившегося обеими руками в секрет бессмертия. - Ты думаешь, сука, я не буду за тобой следить? Ты мне все равно попадешься.
   - Великий Бессмертный, - Эстер наклонила голову, внезапно почувствовав облегчение, - знаете, о чем я сильно сожалею?
   Она пошла к дверям, сунув руки в карманы и как всегда немного сутулясь. Временная свобода - пусть даже на несколько дней - показалась ей прекрасной, как тонко пахнущая цветами подушка под ее щекой в широкой гостиничной постели. "Я буду спать двадцать четыре часа как минимум". У выхода она ненадолго обернулась.
   - Если бы ваша газовая атака сработала, я бы очень порадовалась. Я бы благодарила вас за такой подарок, Сиятельный Фейзель. Но даже такую малость вы пока что не способны совершить. Впрочем, приветствую все последующие попытки.
  
   Она снова вышла на площадь, неожиданно пустую и чистую, словно ничего не происходило, и никаких следов не осталось, как в компьютерных сетях Мультибанка. Впрочем, одно оставалось неизменным - Вэл, стоящий под навесом от дождя, уже в полном одиночестве, сотрудники Департамента Охраны Бессмертия сняли свои посты и исчезли в неизвестном направлении. Было по-прежнему темно, значит, время вновь вошло в обычное русло. Дождь лил ровными линиями, словно из гигантского душа.
   Эстер сделала пару шагов и остановилась. Вода текла по ее лицу, но она не особенно ее замечала.
   - Пойдем, - Вэл потянул ее за руку, - насколько это от меня зависит, я бы предпочел отсюда убраться максимально быстро. Я взял машину.
   Эстер села на пассажирское сиденье. С волос текло, и она постаралась провести пальцами по прическе, стряхивая воду.
   - Куда мы едем? - спросила она, моргнув.
   - Для начала надо оторваться от твоей свиты, - сказал Вэл сквозь зубы, поворачивая руль. - Собрать столько наблюдателей - это надо постараться.
   - Я не старалась, прошу заметить! - Эстер вскинулась на сиденье, от чего за воротник потекли холодные капли.
   - Стелла, конечно, ты никогда ничего такого не делаешь, - устало заметил Вэл, но в противоположность утомленному голосу вдруг настолько резко крутанул машину, ушедшую в узкий переулок, что Эстер мотнулась в сторону, стукнувшись головой о стекло. - Просто так получается. Вот только при чем тут я, хотелось бы понять.
   - А я вас не заставляю меня сопровождать!
   Вэл не ответил, сосредоточившись на виражах, уходя в запутанный лабиринт и только время от времени резко вскидывая глаза на зеркала заднего вида. Неожиданно Эстер ясно поняла, что дипломатов учили не только тонким переговорам на приемах, настолько отточенными были его движения.
   - А я не заставляю тебя мне все рассказывать, - Вэл выкрутил руль до предела, развернувшись, и вдруг погасил фары. Они застыли между домами, прижавшись к углу, слившись с темнотой, и Эстер, подняв засыпанные песком веки, почти равнодушно проследила пронесшуюся мимо гирлянду машин, старательно делающих вид, что водители несутся куда-то по собственным важным делам в середине ночи.
   - Я расскажу. Поспать бы хоть пару часов... Тебе я все расскажу. Но ты ведь тоже не поверишь.
   - Все, что скажешь мне ты, Стелла... - начал Вэл, но в этот момент раздался мелодичный звон - из хэнди-передатчика в его руке, лежащей на руле машины.
   Он дернул углом рта, но не задерживаясь поднес руку к губам, ребром вывернутой ладони вверх.
   - Здравствуй, птичка. Я уже освободился.
   - Я рада за тебя, - раздался искаженный волнами передатчиков, но в общем узнаваемый голос. - Надеюсь, завтра ты сможешь быть в Филадельфии? Президент южной энергетической коалиции хочет с тобой встретиться.
   - Конечно, Гэл.
   "Вэл и Гэл" - называли их, слегка издеваясь и завидуя, в дипломатических кругах. Его жена со стажем в двадцать лет, вечно носящая свитера, вышитые перьями, авторитет в его мире, помогающая Вэлу во всем. Быстро пережившая свою ревность к Эстер и именно поэтому вызывающая у той смутную тоску и неуверенность.
   Эстер обняла себя за локти, наклонившись вперед на сиденье. Ощущение одиночества обрушилось на нее моментально, словно дождевой душ. Долгое время они молчали в полной темноте, потому что Эстер упорно стиснула губы, не желая продолжать разговор, а Вэл не решался ее подталкивать.
   - Странно, что он отпустил тебя, - сказал Вэл наконец, не выдержав напряженной тишины.
   - Это может удивлять обычного человека, - надменно проговорила Эстер в пространство. - Имеющие Право неприкосновенны так же, как и Бессмертные всех кругов.
   - Я не про Фейзеля. Я про твоего нового знакомого. Который рисует на экранах компьютеров таинственные знаки и, судя по всему, умеет проходить сквозь стены.
   - А если я ему понравилась? - подбочениться, полулежа на сиденье, у Эстер не получилось, поэтому она ограничилась тем, что задрала подбородок. - Вы не допускаете такой мысли, господин Гарайский?
   - Такую мысль я с легкостью допускаю. - Вэл печально вздохнул, - и меня она пугает не меньше, чем все остальные мысли по поводу происходящего. Ты впуталась во что-то очень странное и нехорошее, Стелла. Послушай меня... ты, правда, никогда не хотела меня слушать ни в чем... Но, в конце концов, я намного старше. Я имею право советовать. У меня есть пара знакомых в Европе... они помогут тебе на время исчезнуть. Потом я к тебе приеду.
   - Разумеется, и будешь приезжать раз в году, в перерывах между заседаниями картелей и коалиций. А я буду стоять у окна в длинном платье и смотреть на дорогу. Что ты вообще тут делаешь? Тебе давно уже надо быть на пути в Филадельфию. А то Гэл не любит, когда ты опаздываешь.
   Он ничего не ответил, поскольку это был бесконечный разговор, идущий десять лет подряд. Когда Вэлу Гарайскому стало казаться, что он помнит наизусть все свои реплики на эту тему, он просто перестал отвечать.
   - Так вот, господин великий дипломат, - Эстер, как обычно, вскипела сильнее в ответ на молчание. - Я свободный от вас человек, к великому счастью, и делаю, что мне хочется. Может быть, мне захотелось сменить партнера? Может быть, мне надоели свидания с периодичностью в несколько месяцев? Почему бы мне не найти другой объект для обожания? А если он умеет проходить сквозь стены - тем лучше, меньше препятствий для наших встреч.
   - Стелла, ты считаешь, что по роду деятельности я должен быть холодным и равнодушным? И поэтому можно спокойно говорить мне такие вещи?
   - Если вам не нравится, что я говорю - тем лучше! Тысячу раз подумаете, прежде чем приставать ко мне в следующий раз!
   - Стелла!
   Она с силой нажала на панель приборов, блокируя замки ремней безопасности. Импульсы ее хэнди-передатчика, как высшего по положению существа, подействовали моментально, а Вэл Гарайский был человеком дисциплинированным и все застегивал все ремни, даже на щиколотках, тогда как Эстер их только небрежно накидывала. Поэтому сейчас он оказался плотно привязанным к сиденью.
   - Вперед, господин Гарайский, - она открыла дверь, выходя в темноту и дождь. - На дороге в Филадельфию случаются пробки, поэтому рекомендую поторопиться.
   - Это была прекрасная идея, Стелла, - Вэл повернул к ней голову, и ей захотелось закричать от тоски, настолько прекрасным, родным и вместе с тем отстраненным было его лицо с печальными темными глазами, подсвеченное синими отблесками от панели управления. - Ты успела вовремя - еще минута, и тебе пришлось бы с отвращением отбиваться от моих приставаний. А так... безопасность гарантирована.
   Эстер хлопнула дверью так, что машина закачалась. Сильная воля - вот что отличало ее всегда и помогло ей выжить, несмотря на все прошлые события и переживания. Поэтому она даже не оглянулась, сворачивая в очередной переулок. Только на мгновение подняла глаза к небу - почему сегодня в Нью-Йорке идет такой странный дождь? Его капли на вкус горько-соленые.
  
   В Майами, в отличие от Нью-Йорка, светило солнце. А когда, впрочем, оно здесь не светило? По береговой линии медленно ползли машины, все с откинутыми крышами, и вереницы людей в подобающей одинаковой одежде - шорты, футболки и шляпы - шлепали по дорожкам в сторону моря. Было еще раннее утро выходного дня, и поэтому толпа не казалась пугающе огромной, а за столиками, вынесенными прямо на улицу под пальмы, можно было свободно расположиться.
   Эстер так и сделала, выбрав место, максимально удаленное от всех соседей. В ее стакане льда было наполовину больше, чем сока, но она постаралась не обращать на это внимания, и смело хрустела колотыми льдинками. В Майями ей больше всего нравились ветер и запах моря. Темных очков она не носила, поскольку ей уже мешала легкая близорукость, и потому от ослепительного цвета неба, песка и зелени приходилось щуриться. Но Эстер повернулась спиной к солнцу и не чувствовала никакого дискомфорта до тех пор, пока за ее столик не уселся человек в расстегнутой рубашке, закатанных до колен штанах и бесцеремонных шлепанцах, состоящих из подошвы и тонкой веревочки вокруг пальцев.
   Она хотела бы назвать его незнакомцем, но плутоватая усмешка на полных губах и три горизонтальные морщины на высоком лбу, словно волны, отогнавшие назад коротко остриженные волосы неопределенного цвета, не оставляли ей выбора.
   - Привет, - радостно поздоровался Лафти. - Опять ничего не пьешь, я имею в виду, ничего серьезного? Когда же я получу законное право называть тебя на "ты"?
   - Умоляю, не сегодня, - Эстер хмуро отодвинула стакан с остатками льда. - У меня тяжелый день.
   - Перестань, ничего в этом страшного нет, - Лафти мигнул официанту, который уже подходил к их столику с огромным бокалом ядовито-зеленого коктейля. - Подумаешь, Совет Двенадцати. Быстренько поговорили и разошлись. Ты еще успеешь доехать в "Платинум Бич" до темноты.
   Эстер срочно огляделась. К их столику направлялись двое. Еще трое появившиеся со стороны пляжа, взяли один из столов и поднесли поближе, отодвинув стулья. У входа в уличное кафе затормозило стандартно-желтое такси, откуда выбрались четверо. Давно скучавший в углу человек отложил газету и поднялся с явным намерением к ним присоединиться.
   - Вас одиннадцать, - сказала наконец Эстер, откашлявшись.
   - Да, - заметил Лафти, сдвинув на запястье часы, красная цена которым была три доллара. - Фэрелья всегда опаздывает. Но мы почему-то каждый раз ее прощаем. Невзирая на спектакли, которые она разыгрывает, привлекая ненужное внимание.
   Треск и шум, раздавшиеся со стороны моря, действительно приковали к себе внимание всех и не дали Эстер возможности как следует рассмотреть всех собравшихся вокруг, потому что она тоже отвлеклась. Прямо на песок садился ярко-лиловый вертолет, поднимая фонтан пыли и раскачивая пальмы ветром от двигателя. Из кабины выбралась завернутая в полупрозрачное розовое покрывало фигура, на лице которой больше половины занимали зеркальные черные стекла. Фигура огляделась и не спеша пошла по направлению к их столикам, не обращая внимания на собравшуюся за спиной небольшую толпу. И если Эстер еще не совсем потеряла наблюдательность, то двигалась она, судя по походке, босиком.
   Подошедшая к ним женщина сняла очки, открыв удивительно красивое, словно светящееся изнутри лицо. Или, возможно, свет шел от ее завитых белокурых локонов, поражавших одним своим наличием - давно уже никому не приходило в голову носить подобную прическу. Глаза у нее были ярко-синие - или зеленые? Цвет менялся ежеминутно, но бьющие из них лучи оставались неизменно ослепительными. Несмотря на печать неизбывной грусти на лице и крохотную слезинку, периодически появляющуюся в углу глаз и скатывающуюся вниз по щеке, сверкая золотым отблеском.
   - Не может быть, Лафти, - протянула она, подойдя ближе и не сводя глаз с Эстер. - Ты не мог сделать правильный выбор. Это настолько тебе несвойственно, что я теряюсь.
   - Светлая Фэрелья, должен ведь кто-то из нас нарушать сложившиеся представления? Раз ты настолько однообразна в своих привычках, что нагоняешь зевоту своей повторяемостью. По-моему, даже толпа почитателей та же самая - вон того толстого негра слева я определенно помню.
   - Почему ты всегда осмеливаешься сердить меня? - Фэрелья медленно опустилась напротив на стул, отодвинутый завороженно глядящим на нее официантом. - Никому из тех, кто пусть даже временно носит человеческое тело, не избежать моей власти. Что если я сильно разгневаюсь?
   - Милая моя, любовь без мыслей - это просто похоть. Куда же ты денешься от меня?
   Фэрелья капризно изогнула губки, но не стала возражать - то ли сочла это ниже своего достоинства, то ли не нашлась с ответом. Она вновь обратила сверкающий взгляд на Эстер, подняв прекрасные густые ресницы.
   - Ты давно под моим покровительством, - произнесла она. - Я рада, что именно ты нам поможешь.
   - Рискую навлечь на себя ваш гнев, что, как я уже поняла, может привести к страшным последствиям. - Эстер огляделась и откинулась на спинку стула. Странность происходящего охватила ее полностью, причем больше всего поражало то, что жизнь вокруг течет по-своему - мимо едут машины, проходят люди, неся на плечах надувные круги, ласты, корзины для пикника, пронзительно кричат дети, и никто не обращает внимания на поразительную группу, собравшуюся за столиками под открытым небом. Никто даже не повернул головы в их сторону, а группа восхищенных поклонников Фэрельи просто исчезла, словно растворившись в жарком воздухе. - Но почему вы все так уверены, что я соглашусь для вас что-то делать?
   - Интересно, можно ли давать тебе какие-то поручения? - вступил в разговор высокий человек со смуглым лицом, носом с ярко выраженной горбинкой и коротко остриженными темными волосами. - Ты уверял, что поговорил с ней.
   - Поручения, дорогой Тирваз, мне никто давать не может, и меньше всего ты. И если бы тебе было хоть немного знакомо искусство разговора, а не только способы ведения боя, ты бы понимал, насколько это деликатное дело.
   Смуглолицый вспыхнул и дернул плечом, отчего стало отчетливо заметно, что правый рукав у него пустой и бесцельно свисает вдоль тела.
   - Идет время, - раздался мелодичный голос, и его обладатель положил локти на стол, наклонившись вперед. Наверно, из всех сидевших за столиками он поражал воображение сильнее всех - бледная кожа, ослепительно белые волосы, светлые ресницы, сверкающие серебром. Подобное существо вряд ли могло находиться более часа под солнцем Майями и не получить значительные повреждения в виде ожогов. - Лафти, ты всегда умудряешься втягивать нас в перебранки, но не забудьте, что наша цель не в этом.
   - Между прочим, ваш полный словесный портрет хранится теперь у охраны Мультинационального банка, - внезапно сказала Эстер. - Равно как и ваш, - адресовалась она к Фэрелье. - Не знаю, в чем заключается ваша цель, но если в том, чтобы сообщить миру о своем существовании, то можете продолжать в том же духе.
   - Границы между мирами становятся тоньше, - отозвался беловолосый чуть смущенно. - Нам сложнее удерживать завесы. Должно быть, никто из вас не чувствует этого так, как я.
   - Давно пора вмешаться. - Тирваз тряхнул головой. - Мы все прекрасно знаем, что нужно сделать.
   - Безмерно счастлива, что не причисляете меня к себе, - Эстер фыркнула, но посмотрела на него с легкой симпатией. Почему-то он единственный из всех собравшихся не вызывал у нее стремления оказаться подальше - наверно, из-за своего увечья, что заметно приближало его к людям. - Поскольку я этого точно не знаю и знать не хочу.
   - Уничтожить Право Бессмертия... - задумчиво произнес сидящий рядом с Тирвазом субъект, молодой человек с исключительно правильными чертами лица и светлыми кудрями, очень похожими на локоны Фэрельи. Он мог бы казаться писаным красавцем, но заметная полнота и округлые щеки его немного портили. - Люди ушли от нас уже очень далеко. Они умеют охранять свои тайны.
   - Кто вам поэтому посоветовал прибегнуть к помощи людей? - торжествующе воскликнул Лафти.
   - Знаете что. - Эстер резко выдохнула, - вы немного спутали адрес. Сейчас на земле скопилось довольно много ребят, которые хотят уничтожить и само бессмертие, и как можно больше Бессмертных. Идите к ним, если хотите - могу вас даже представить друг другу. А меня увольте.
   - Разве кто-то сказал тебе, что мы поощряем убийства? - Лафти печально посмотрел на нее, и в его прищуренных глазах мелькнула такая грусть, что Эстер внезапно стало неловко. - Для нас любое нарушение равновесия - это удар. Конечно, войны и драки неизбежны, и это тоже часть картины мира. Но специально их провоцировать? Ты путаешь нас с людьми.
   - Но как я смогу вам помочь? - Эстер громко закричала, отбросив в сторону свой недопитый бокал. Она уже давно поняла, что никто не повернет головы в их сторону, можно даже залезть на один из столиков и раздеться догола. - За кого вы меня принимаете? Я - неудачливый владелец рухнувшего бизнеса, посредственный дизайнер, чей труд покупают, потому что не могут найти никого лучше. Женщина без мужа, детей и будущего. Вы все что-то перепутали! Найдите себе более подходящего и способного что-то совершить спасителя!
   - А ты думаешь, мы не искали? - спокойно спросил Лафти. Он забрал с подноса у проходившего мимо официанта третий коктейль, на этот раз ярко-оранжевый, с наслаждением глотнул и протянул Эстер. - Бери и расслабься хоть ненадолго. Ты нам подходишь совершенно идеально, Имеющая Право. Ты на ступеньку выше всех обычных людей. Для которых сейчас главная цель - погоня за бессмертием, если они видят перед собой малейший шанс, или удовлетворение ежесекундных потребностей и ненависть ко всем остальным, если такого шанса нет. Кроме того. ты имеешь доступ ко всем Бессмертным. Это немаловажно. И, главное, ты полностью свободна. Ты полагаешь, это плохо, когда нет ни семьи, ни имущества, ничего, что привязывает тебя? Ты становишься в чем-то сродни нам, Эстер Ливингстон. Много ли сейчас на земле таких?
   - Не сомневаюсь, что вы все продумали, - Эстер поставила бокал на столик, не прикоснувшись. - И конечно, заранее просчитали все предполагаемые действия - что вы собираетесь делать, чтобы уничтожить бессмертие. На мои интеллектуальные усилия можете не рассчитывать, я заранее уверена, что ничего не выйдет.
   - Как ты, наверно, уже поняла, - Лафти хитро улыбнулся, - сейчас мы действуем по плану, предложенному мной. У меня свои представления о путях достижения цели. Хитрость и ссоры между союзниками - вот главные методы. А если не ошибаюсь, один из Великих Бессмертных, Ярослав Нежданов, почетный председатель Северного Энергетического союза, прибудет в Майями через два дня.
   - Ты что-то путаешь. Бессмертные никогда над океаном не летают.
   - А проложенных ПОД океаном тайных путей никто не отменял, - Лафти широко ухмылялся. - Ну что, ты с нами. Эстер Ливингстон? Можешь сразу оговорить полагающуюся награду.
   - Допустим, если я какое-то время и буду выполнять то, что вы мне велите... - Эстер откашлялась. - Надеюсь, что потом вы больше никогда не появитесь рядом со мной.
   - Ты не попросила того, о чем больше всего думаешь. И что составляет смысл твоей жизни, - Фэрелья чуть подалась вперед, и две капли золота вновь скользнули по ее щекам, заискрившись на солнце. - Почему?
   - Потому что это невозможно, - Эстер сжала зубы.
   - Но ведь в делах любви нет невозможного. По крайней мере, для меня.
   - Именно поэтому, - Эстер мрачно посмотрела на нее. - Я как-нибудь разберусь сама. Плачьте лучше по своим невозвратно ушедшим возлюбленным, светлая Фэрелья. А меня оставьте в покое.
  
   "Платинум Бич" был великолепен, даже издали напоминая навсегда утраченный рай. В здравом уме и твердой памяти Эстер никогда бы в такой отель не сунулась, прекрасно понимая, сколько недель ей придется работать, чтобы окупилась одна ночь в самом простом номере. На секунду в ее голове мелькнула мысль, что если бы она приехала сюда одна, в надежде встретить Вэла, то ее денег хватило бы от силы на два дня, а кроме того, ее бы просто не пустили - на три ближайших дня отель превращался с закрытую зону.
   Но Лафти небрежно вытащил из нагрудного кармана кредитную карточку и подмигнул девушке на стойке размещения. Эстер могла поклясться, что в этот момент в компьютерных сетях отеля образовалась небольшая щель, куда бесславно канули имена двух несчастных участников совещания коалиции, а на их месте возникло подтверждение бронирования для нее, Эстер, и странного нахального субъекта в расстегнутой рубашке, на ткани которой ярко-малиновый цвет состязался с ядовито-изумрудным. Такая же дырка, несомненно, возникла, в защите Мультинационального банка, и девушка лучезарно улыбнулась, увидев мигающее на экране сообщение об оплате.
   - Мистер и миссис Гордон, счастливы приветствовать вас в "Платинум Бич". Надеемся, что ваше пребывание здесь...
   Эстер скривилась и уткнулась носом в бокал принесенного ей ледяного коктейля, чтобы спрятать оскомину. Мосты были сожжены дотла, отступать некуда, к тому же она ясно видела на табло отеля мигающую надпись "Тридцать шестое заседание коалиции Северного энергетического союза. Регистрация участников", и потому по своей воле отсюда бы не ушла.
   "Платинум Бич" располагался в стороне от переливающегося огнями города, поэтому небо над ним было первозданно черным, с редким ожерельем звезд. Эстер лежала на спине, упираясь затылком в борт бассейна. Ей категорически не хотелось уходить в размышления, поскольку ничего хорошего она там найти не могла, и поэтому каждый раз, когда мысли начинали кружиться в мозгу, затягивая за собой, она двигала ногой, и поднявшаяся волна плескала ей в уши, заставляя приподниматься и мотать головой. Это было блаженное состояние безделья, а Эстер прекрасно знала по опыту, что если она проведет в нем более часа, то наверняка наступит расплата в виде какого-нибудь неприятного сюрприза. Поэтому она, упрямо прикрыв глаза, лежала в воде, тонко пахнущей солью и поэтому выгодно отличавшейся от содержимого всех других бассейнов, густо благоухающих цветочным шампунем, и ждала своих проблем.
   Проблемы материализовались в виде человека со спутанными волосами, кривым носом и темными мешками под глазами, которого Эстер явно уже где-то встречала. Он присел на корточки рядом с бассейном, глядя на нее с легким восхищением.
   - Очень рад нашей повторной встрече, госпожа Ливингстон.
   - Хотите прибавить к своим девяти еще одну судимость? - Эстер повернула голову, окунувшись щекой в воду, и неохотно подтянулась на локте. - Правда, думаю. в виду чрезвычайных обстоятельств и важности намеченного здесь заседания, с вашим арестом даже возиться не будут. Попросту пристрелят, и все.
   - Разве вас это не расстроит?
   - Если бы я расстраивалась из-за каждой встретившейся мне глупости, от моих слез давно бы образовалось небольшое море. - Эстер села, с сожалением констатировав, что спокойный вечер подошел к концу. - Харри, что вам нужно? Не стану спрашивать, как вы сюда попали, потому что и так догадываюсь.
   - Вашего содействия, госпожа Ливингстон.
   - По-моему, я скоро смогу стать эксклюзивным поставщиков клиентов в психиатрическую лечебницу. По крайней мере, всем, кто уверен, что я - их последняя надежда, там самое место.
   - И Великому Бессмертному Фейзелю тоже?
   - Сиятельный Фейзель, - задумчиво сказала Эстер, упираясь подбородком в мокрые колени, - пока что признаков помешательства не выказывал. А то, что он меня обозвал всякими нехорошими словами, его характеризует только с лучшей стороны.
   - А тот факт, что он установил за вами тройную слежку и охрану? С применением таких способов, которые обычно используются, когда речь идет о делах, лично касающихся Великих Бессмертных, и стоят неисчислимых средств?
   - Значит, последний инцидент в его сокровищнице, - Эстер вздохнула, - не пошел ему на пользу. Видимо, у него в голове что-то стронулось, и он перепутал меня со своим золотым запасом.
   - Госпожа Ливингстон, я неплохо знаю такой тип людей, как вы. Которые никогда ни о чем не говорят серьезно. У меня была пара таких знакомых - кстати, судьба обоих оказалась весьма плачевной.
   - Да что вы! - Эстер широко раскрыла глаза. - Но я ведь уникальна, другой похожей нет! Разве стал бы иначе Великий Бессмертный тратить на меня такие усилия и деньги?
   - Хорошо, - Харри поднялся. - Не будем тратить время, перейдем к сути. Вы знаете цель моей жизни, госпожа Ливингстон?
   - Представляю. Закатать всех Бессмертных в асфальт тонким слоем и сверху написать какое-нибудь яркое ругательство.
   - Вы просто представили на моем месте Ила. Я же хочу совсем другого. Отобрать у них секрет бессмертия, чтобы иметь возможность им распоряжаться самому. Бессмертие из моих рук получили бы только самые достойные! Действительно заслуживающие этого, создатели шедевров, ученые, просто хорошие люди! Благодаря такому отбору наступил бы золотой век! Вы можете себе это представить?
   - Хм, - Эстер в задумчивости сунула пальцы в волосы, и пряди так и остались стоять дыбом, склеившись от морской воды, как огненный гребень дракона. - Ну да, конечно, а торговать в лавке и подметать улицы создатели шедевров будут сами? Или наймут для этого ничтожных смертных?
   Харри, впрочем, ее даже не слушал.
   - Вы ведь мне поможете, правда? Я все изменю. Право будет даваться не слугам нынешних Бессмертных, один раз, с возможностью немедленной передачи, а тем, кто действительно это заслужил. И Вэл Гарайский будет одним из первых, кто его получит. Я это вам обещаю.
   - Как - интересно - я - могу - вам - помочь?
   - За вами стоят странные и могущественные силы, госпожа Ливингстон. Я их до конца не понимаю, но уверен, что они многое могут. И что цель у нас схожая, иначе бы они не привели меня сюда. Завтра в "Платинум Бич" соберутся многие Бессмертные. Из них должны быть трое Великих. Вы очень умная, Эстер, в этом я не сомневаюсь. Узнайте, у кого из них доступ к Праву Бессмертия и как они его передают.
   - Кодов доступа к главной базе данных Мультибанка вам не потребуется? А ключей от плавучего дворца Ярослава Нежданова - нет, не надо? Жаль, какие-то у вас скромные потребности.
   - Да, я на многое не замахиваюсь, - Харри спокойно направился в сторону от бассейна. - Но того, что мне действительно нужно, я постараюсь добиться. Все уже приехали, дорогая Эстер. Ворота закрыты. В "Платинум Бич" заложен смертельный заряд. Код активации у меня. Разрыв такой мощности убивает всех, включая Бессмертных. А если вдруг кому-то удастся спрятаться под землю, - он усмехнулся, - излучение все равно нанесет непоправимый вред здоровью.
   Эстер вскочила. Первое, что она представила себе - яркий оранжевый шар, раскрывающийся над пальмами, и удивленно поднятые брови темноволосого человека с упавшей на лоб прядью, медленно поворачивающегося к нему со спокойной усмешкой, словно это очередной соперник в сложных переговорах.
   - Вы! Вы не посмеете! - она заговорила тише, потому что ей показалось, что от ее крика вода выплеснулась из бассейна ей на ноги. - Вы... знаете, что Вэл Гарайский тоже здесь?
   - Конечно, - Харри широко улыбнулся. - Иначе я не был бы уверен в успехе своего замысла.
   - И вы... убьете и его ради своей цели?
   - В первую очередь я убью себя, - спокойно произнес Харри. - Вам этого мало?
   Эстер вдруг сорвалась с места, так что цветные шлепанцы остались лежать у бассейна. Подхватив большое сиреневое полотенце, она влетела в стеклянную дверь апартаментов, размахивая им, будто знаменем.
   - Лафти! - закричала она, стукнувшись плечом о стену. - Лафти! Ты где?
   Ответом ей была тишина.
   - Лафти!
   Она выскочила из дверей апартаментов на внутреннюю площадь, украшенную особенно шикарными фонтанами с подсветкой и цветниками. Единственное, что смогло хоть как-то привести ее в чувство - это мелкие камешки, вонзившиеся в босую пятку. Эстер глубоко выдохнула, завернулась в полотенце и вскинула голову. Когда она шла по холлу отеля, до предела сощурившись и глядя прямо перед собой, то не замечала, что фигуру женщины с всклокоченными медными волосами, неровным загаром и длинными крепкими ногами провожают глазами все гости, сидящие в креслах.
   - Миссис Гордон! - девушка за стойкой радостно улыбнулась. - Ваш муж как раз недавно оставил вам записку.
   Эстер развернула листок с цветным гостиничным штампом.
   "Киска! - было написано на нем прыгающим почерком, который даже на бумаге выглядел ехидным. - Внезапные дела в Сити заставляют прервать мой отпуск. Развлекайся. Можешь даже приделать мне маленькие рожки. Но не злоупотребляй этим - проверю, когда вернусь".
   Эстер с наслаждением разорвала лист пополам.
   - Больше мистер Гордон ничего не просил мне передать?
   - Нет... - девушка глядела на нее одновременно и с растерянностью, и с жадным любопытством. - Только то, что он заплатил за номер за две недели вперед.
   - Прекрасно, - Эстер постаралась изобразить светскую улыбку. Но навыков Вэла у нее не было - улыбка скорее напоминала гримасу героини трагедии, выходящей на площадь к народу после убийства мужа и троих детей. - Весьма, весьма любезно с его стороны.
  
   - Мой дорогой друг Гирд Фейзель довольно много рассказывал о тебе.
   Ярослав Нежданов, очень редко показывающийся в новостях, и поэтому знакомый широкой публике в основном только по имени, оказался плотно сбитым мужчиной с большой головой, густыми изогнутыми бровями и двумя резкими складками у рта. Глядя на него, вполне можно было допустить, что он контролирует все энергетические запасы, оставшиеся на планете. Но что он способен причинить вред тайными интригами или скрытыми зловещими замыслами - вряд ли.
   Именно поэтому Эстер уже полчаса пребывала в состоянии крайнего напряжения всех сил - умственных и физических.
   - Я польщена до потери сознания. Надеюсь, он наговорил достаточно гадостей, чтобы вызвать у вас интерес к моей особе?
   - Видишь ли, девочка, интерес к твоей особе у меня в любом случае бы возник, когда я на тебя посмотрел первый раз. Особенно когда ты в таком виде. - Эстер в ответ только гордо тряхнула головой и поправила полотенце, съезжавшее на пол. - Но Гирд мне сообщил немало других интересных подробностей. Которые временно отодвигают на второй план прочие интересы. Скажи мне, это правда, что...
   - Нет, - быстро ответила Эстер, садясь прямо и стараясь, чтобы полотенце закрыло одновременно и грудь, и ноги. - Я не умею проходить сквозь стены. И взламывать пароли Мультинационального банка.
   - Конечно, - Нежданов спокойно пожал плечами, - ни один нормальный человек этого не может. Я хотел спросить вовсе не об этом. Ты носишь Право шесть лет, не пользуясь им. Выходит, Бессмертие не представляет для тебя никакой ценности?
   - Разве я единственная? - Эстер фыркнула. - Мне кажется, в мире наберется достаточное количество ребят, испытывающих отвращение к вечной жизни. И ваша охрана, Великий Бессмертный, неплохо умеет их вычислять и с ними бороться.
   - Зачем причислять себя к неадекватным безумцам и фанатикам? - ее собеседник доброжелательно усмехнулся. - Ты ведь никогда не стала бы использовать методы Непокорных, я не прав? И, кроме того, у тебя есть еще одно существенное отличие от них. Они презирают Бессмертие, не имея его. А если подарить Право кому-то из них - долго ли продлится их презрение?
   - Я не презираю Бессмертие, - Эстер пожала плечами. Потом сложила руки накрест, придерживая полотенце. - Просто я не вижу в своей жизни ничего настолько ценного, чтобы ее надолго продлевать.
   - Ты не откровенна со мной, девочка. А это напрасно - пытаться что-то скрыть от Великого Бессмертного. Тебе не нужно Право, потому что один человек, о котором ты постоянно думаешь, не может его разделить с тобой. А жизнь без него не представляет для тебя смысла. Я не прав?
   - Это же типично человеческая манера - о чем-то спрашивать, когда ответ заранее известен. Странно, что Великий Бессмертный Нежданов не избавился от нее за пятьсот лет жизни.
   - Пятьсот шестьдесят, - педантично поправил ее Ярослав, и в его глазах мелькнуло что-то похожее не недовольство. - И речь сейчас не обо мне. Если бы Вэл Гарайский получил Право вновь, ты реализовала бы свое?
   - Право дается один раз.
   - Ну, кто тебе это сказал? Раз мы устанавливаем законы, мы же можем их и поменять. Ради исключения. Например, кто-то может передать свое Право ему.
   - Известно восемь случаев передачи Права. За семьсот лет. Кроме... одного... моего, - Эстер сглотнула, - родители передавали его ребенку. У Вэла уже никого нет, кто мог бы ...
   - А его жена? Гэлларда Гарайская, - Нежданов не умел улыбаться, как не умели все Бессмертные, но в его глазах загорелись лукавые искорки, - она, конечно, не имеет перед нами никаких особых заслуг, но относится к категории государственных служащих. Значит, можно наделить ее Правом. Детей у них нет. Кому еще она его передаст?
   - Великий Бессмертный, вы бредите наяву. - Эстер резко поднялась. Она прекрасно знала, сколько охраны за дверью, но рука невольно дернулась в сторону тяжелого стакана, стоящего на столе. Лучшей наградой для нее была бы возможность плеснуть ледяным джином в лицо собеседнику, настолько Эстер ненавидела, когда вмешивались в ее жизнь. - Она мечтает умереть с мужем в один день.
   - А если мы с ней уже поговорили? И прекрасно знаем ее намерения? Тебе очень повезло с соперницей, девочка. Она готова добровольно уйти со сцены. Ну, конечно, пройдет какое-то количество лет. Но время не будет играть для вас такого значения. Ты согласна?
   - И какую цену я должна заплатить?
   - Замечательно, мы переходим к делу, - Нежданов откинулся на спинку стула. - А то я уже опасался, что разговор затянется, а неотложных дел у меня очень много. За последнее время у тебя появились довольно интересные знакомые, обладающие любопытными способностями. Ты передашь им то, что я тебе скажу. И постараешься убедить, что игра на моей стороне будет им очень полезна.
   - Игра против кого?
   - Великий Бессмертный может играть только с себе подобными, - Ярослав внезапно поднялся, и Эстер удивилась, что он заметно ниже нее - по его широким плечам и массивному торсу это было не понять. - Да, я из всех великих получил бессмертие последним. И все они открыто улыбаются мне в лицо, когда говорят, из-за чего - из-за месторождений, которые мне принадлежат. А они все гении финансовых игр, тонких интриг и управления людьми! Посмотрим, что они скажут, когда у меня будут силы, неподвластные им!
   Эстер смотрела ему в лицо, неожиданно сгорбившись. Себя со стороны она видеть не могла, но ей казалось, что она постарела лет на десять.
   - Есть одна небольшая проблема, - сказала она медленно. - Раньше считалось, что из бессмертного у человека только душа. Теперь вы научились делать бессмертным тело. Но при этом душа постепенно умирает. Я думаю, если Вэл проживет пятьсот лет, он станет таким же, как вы. А я этого видеть не хочу.
   - Хочешь альтернативу? Он не проживет и нескольких дней, если ты не будешь делать того, что я тебе скажу.
   - Отпустите меня поспать, - неожиданно сказала Эстер. - У меня... еще сказывается перелет над океаном. Я плохо соображаю, Великий Нежданов. Для вас ведь, как вы сами сказали, время не играет большого значения.
   - Если ты проснешься поумневшей, я согласен, - Ярослав наклонил голову и щелкнул пальцами.
   Эстер двинулась к дверям. Внезапно она почувствовала, что ее покачивает. Словно она действительно только что вышла из самолета, побывавшего в воздушной яме.
   - Вы сказали, что получили Бессмертие последним, - сказала она вдруг. - А первым кто был?
   - Среди них не было первого, - Нежданов заговорил отрывисто. - Эти семеро... они считают себя равными друг другу. А меня позвали... допустили... впрочем, неизвестно кто из нас ненавидит сильнее - я их или они меня? Они ведь от меня зависят больше.
   - Они одновременно стали бессмертными?
   - Если бы кто-то был первым, он не пустил бы остальных в Первый круг. Мне сделали вынужденное исключение. Разве ты еще не поняла, девочка, как нежно мы все любим друг друга?
   Эстер хотела взяться за ручку двери, но та услужливо распахнулась сама.
   "Тайна, известная семерым одновременно, перестает быть тайной. Точнее, ею нельзя воспользоваться, чтобы взять верх над другими. Это значит... значит ли это, что кто-то первый, знающий тайну, все-таки был? Они ведь настолько друг другу не доверяют, что не позволят знать что-то, дающее власть... Подожди, думай как следует... только не упади на ступеньках... если бы семь человек, ненавидящих друг друга, имели общий секрет... не попытались ли бы они его уничтожить навсегда? Или по крайней мере, сделать так, чтобы преимущества в знании ни у кого не было? Допустим, все семеро одинаково владеют ключом к Праву Бессмертия. И представь, как они бы начали этим злоупотреблять и подозревать друг друга в его неверном использовании. Тогда как сейчас в мире все работает как часы. Думай, думай скорее, у тебя голова не для красивой прически и накрашенного лица. Хотя лучше бы она была для этого..."
   Возвращаться в свой коттедж она не хотела, поскольку была уверена, что Харри по-прежнему сидит на корточках у бассейна. И даже если не сидит, она будет ощущать его присутствие. Как наличие страшного по своей силе заряда, покоящегося где-то в недрах роскошного "Платинум Бич" и угрожающего расщепить на молекулы синюю воду, зеленые пальмы и белый песок.
   Если бы не Вэл, который сейчас должен находиться в двести двенадцатом номере - она проверяла - Эстер засмеялась бы Харри в лицо и предложила бы нажать на пульт управления. Но если в мире больше не будет высокого человека с темными волнистыми волосами, профилем императора и невыразимо печальным и ироничным взглядом - то для чего этот мир вообще существует? Он должен был быть бессмертным, именно он и никто другой. Он был для нее серединой мира, оправдывающей его существование, потому что только ради его улыбки, ради чуть криво поднимающегося угла рта и наклона головы Эстер продолжала жить. Ради надежды видеть его снова - раз в месяц или два. Хорошо, она согласна и на это. Но жить с ощущением, что не встретишь его никогда - Великие Бессмертные, вы все такие смешные, когда интересуетесь, почему я не реализую свое Право. Наивные люди, не понимающие, в чем истинный смысл присутствия на земле. Но с другой стороны, может, они как раз все прекрасно знают и понимают, это она, Эстер, безумное и инородное существо, вроде младенца с двумя головами? Нет, но Гэл - она ведь тоже любит его. Внезапно Эстер ощутила нечто вроде солидарности с соперницей и благодарного понимания - а как его можно не любить?
   Она прекрасно знала, что собирается делать дальше. Она нажала на кнопку лифта и вышла на втором этаже. Ее апартаменты, оплаченные Лафти каким-то подозрительным и смахивающим на обман способом, были не в пример роскошнее - с собственным бассейном и отдельным выходом через калитку, чтобы никто не беспокоил. Чиновники Энергетической коалиции жили скромнее, в главном здании. Эстер постучала в дверь номера двести двенадцать, и вдруг поняла, что на ней из одежды только ярко-алый купальник и сиреневое полотенце. Даже шлепанцы она где-то потеряла по дороге. Но было уже поздно.
  
   Дверь распахнулась сама по себе - по крайней мере, ей так показалось. Человек, стоящий за дверью, хотел прижать к ее виску пистолет, но она пригнулась и стукнула его наотмашь куда пришлось. Человек завыл - видимо, она попала в самое плачевное место - и захотел прилечь, но в итоге прилег навсегда, от того, что другой, находящийся в комнате, промахнулся и разрядил в него всю обойму. Эстер развернулась и прижалась к стене, в висках у нее бешено стучало. Второй выронил пистолет, от которого уже не было толку, и рванулся вперед, но зацепился за ногу Эстер и получил по затылку ребром ладони. Подумав, она добавила увесистой пепельницей, взятой со стола. Потом аккуратно прикрыла дверь, дождавшись нежного щелчка.
   Вэл наблюдал за ее действиями, сидя в кресле. Сидя вынужденно, поскольку был прикручен простыней. Лежащие на коленях руки были скованы.
   - Госпожа Ливингстон, - произнес он внятно, - теперь я понимаю, что имею дело с суперагентом какой-то пока незнакомой мне, но очевидно могущественной державы. Прошу простить мое непочтительное обращение все эти годы, оно было вызвано непониманием ситуации.
   - А не хочешь... пойти в... бассейн? - огрызнулась Эстер. Пистолет, валяющийся на полу, она пнула босой ногой подальше и оскалилась от соприкосновения ногтя с железом. - К ночи вода остыла, в самый раз.
   - Стелла, - он говорил спокойно, не обращая внимания на ее взъерошенные волосы и тяжелое дыхание. - Здесь второй этаж. Я поставил машину под окно. Даже если ты вдруг неудачно спрыгнешь - совсем тяжелых повреждений быть не должно. Беги, я тебя умоляю.
   - Зачем?
   - Ты говорила, что любишь меня.
   - Вот именно.
   - Стелла, ты не знаешь, как любят мужчины. Особенно те, кто старше своей любви раза в два. Каждая царапина на твоей коже - это как если бы провели ногтем по сердцу. Уходи. Пожалуйста. Уходи. Сбереги себя. Я вижу, ты это неплохо умеешь.
   Эстер фыркнула. Посмотрела на себя в зеркало напротив - полный кошмар. Глаза вытаращены, верхняя губа приподнята от агрессии. Говорить такому созданию о любви - надо для начала сойти с ума. Особенно дико смотрелся изящный красный купальник, непонятно зачем она его купила, хотя особого влечения к такому цвету не питала никогда.
   - Я хорошо защищаю только других. Себя нет, - она подошла и села у его ног, положив голову ему на колени. - Бежать поздно по многим причинам, которых вы не знаете, господин Гарайский. Вы хотите, чтобы я рассказала?
   - Я хочу... Я очень хочу, чтобы ты оказалась подальше отсюда.
   - Аналогично. Если бы я не приехала, ничего бы... никто не посмел бы поднять на тебя руку. Все твои неприятности - из-за меня и только. Ты это понимаешь?
   - Конечно, - он смотрел на нее, чуть наклонившись вперед, насколько позволяли веревки, свитые из простыни. - Наверно, именно поэтому я испытываю к тебе настолько сильные чувства.
   Она лежала щекой на его коленях, повернувшись к нему. И поэтому прекрасно видела, насколько сильные.
   - Стелла, - он заговорил с легкой тревогой, - надеюсь, ты будешь благоразумной, как прошлый раз в машине? И не станешь меня развязывать?
   По счастью, у одного из лежащих на полу в кармане оказался ключ от наручников.
   - Иначе мне пришлось бы действовать по ситуации, - сказала Эстер, отбрасывая в сторону проклятую железку. - И ты бы счел меня распутной и испорченной.
   - Всегда мечтал оказаться наедине с распутной женщиной, - Вэл легко встал, стряхнув разрезанные простыни и подняв Эстер на руки. - Но никак случая не подворачивалось.
  
   - Ты знаешь, кто такие Непокорные?
   - Пару раз слышал, - он дышал ей в ухо. Она лежала на боку, подогнув ноги, и он был внутри нее - так глубоко, как никогда. - Самая главная непокорная в мире - это ты. Раз даже сейчас пытаешься меня отвлекать.
   - Вэл, нам надо поговорить. Очень надо. Но не останавливайся, я тебя прошу.
   - Изощренная жестокость, - его ладони сильнее сжались на ее груди, - вот что меня всегда привлекало в женщинах.
   - Послушай... Непокорные... один из них здесь...еще вот так, ну пожалуйста... он хочет, чтобы я... для них...чтобы я узнала... ох, Вэл, только не уходи, еще... я сейчас, уже скоро...
   - Чтобы ты узнала секрет Бессмертия, - он заговорил печально и спокойно, словно не было двух тел, прижатых друг у другу, ее плеча, к которому он прикасался губами, ощущения волны, возникающей изнутри и дикого счастья от того, что именно он ее вызвал. - Иначе мы все взлетим на воздух. Я прав?
   - Я и так летаю... всегда, когда ты вот так...
   Он зарылся лицом в ее волосы, пахнущие травой - их упрямый рыжий цвет был прекрасно ощутим даже в темноте. Она вздрагивала в его руках, и эта сладостная дрожь передавалась ему, доходя до кончиков пальцев. Она была упорной - подаваясь ему навстречу, раскрываясь до конца, задыхаясь, она продолжала говорить:
   - И это не все... Один из Бессмертных... он хочет, чтобы я... он считает, что у меня есть какие-то тайные силы, чтобы я ему все рассказала... но ведь это все бред, я, наверно, сошла с ума, и мне все привиделось... Они только притворяются богами, или стихиями... этого же не бывает... но компьютеры Мультибанка обмануть невозможно...Пожалуйста, еще вот здесь, - она вцепилась в его руку, стараясь задержать, - мне так страшно за тебя... Вэл, они все меня тобой шантажируют... а кто я такая? Я же ничего не знаю... я только хочу...я так тебя хочу, сейчас... зачем они все меня выбрали? Зачем ты меня такой сделал?
   Он чувствовал, что по ее щеке потекли слезы - он прихватил губами мочку ее уха, и они попадали ему в рот. Невольно он начал двигаться быстрее - чтобы она перестала неотрывно думать о том, что ее затягивает, и от этого раскачивающая их волна стала нестерпимо горячей, грозя вот-вот взлететь и рассыпаться пеной.
   - Стелла, я же с тобой... я никому не позволю тебя тронуть... - сейчас он даже не понимал, как нелепо звучат эти слова из уст человека, полчаса назад привязанного к креслу под прицелом пистолета. - Мы что-нибудь придумаем... не бывает, чтобы не найти выхода...когда очень много людей гоняются за одной тайной, они ведь только мешают друг другу...
   Это была последняя разумная мысль, которую Вэл смог высказать внятно. Обеими руками он взялся за ее коленки, вздрогнув от счастья. Эстер громко застонала, откинув голову ему на плечо.
   Вэл Гарайский в свое время довольно тесно общался с Бессмертными Четвертого и даже Третьего круга. Он знал от них лично, какого рода ощущений они лишаются со временем, хотя не перестают при этом физически быть мужчинами. Наверно, эта причина его отказа от бессмертия была одной из самых важных. По крайней мере сейчас, изо всех сил прижимая к себе Эстер и закусив губы, чтобы не закричать на гребне волны, он был в этом уверен.
  
   Она проснулась одновременно от двух вещей - вибрации в хэнди-передатчике и не особенно мелодичной трели телефона у кровати. Небо за шторами было совершенно черным, как бывает только в тропиках и только глубокой ночью. Вэл, вытянувшийся рядом, даже не пошевелился - видимо, третий раз утомил его окончательно. Эстер нажала на ладонь и поднесла ее к уху - сообщениям по хэнди-передатчику точно следовало отдавать приоритет.
   "Надеюсь, выспалась? - с легкой иронией спросил голос Ярослава Нежданова, - я, кстати, даже не сержусь за двух своих людей - один мертв, другой с сотрясением мозга. Полагаю, ты стоишь таких жертв. В три часа у меня, жду".
   Если бы можно было самой себе отгрызть руку, Эстер бы это сделала с удовольствием. Но пока пришлось просто положить ее на колено и с отвращением посмотреть на открытую ладонь.
   Неожиданно хэнди-передатчик завибрировал снова.
   "Киска! - сказал бодрый голос Лафти. - Хотя пока результатов мало, и они неутешительные для нас. Ты молодец. Продолжай в том же духе. В "Платинум Бич" приехал Сальваторе Перейра, еще один Великий Бессмертный. Намекни ему, что у Ярослава Нежданова есть ключ от Права Бессмертия. Или по крайней мере возможность его получить. И посмотрим, что будет. Фэрелья, кстати, тобой бы гордилась. Целую нежно".
   Уверенная, что услышит мерзость в том же духе. Эстер сняла трубку телефона, на котором ласково подмигивали слова "сообщение для вас".
   - Госпожа Ливингстон, на вашем месте я бы больше занимался делом. Целый день прошел впустую. В противном случае сегодняшняя ночь с Вэлом Гарайским для вас обоих будет последней.
   Эстер попробовала встать. В голове звенело, но тело казалось удивительно легким, словно она повисала в воздухе, отталкиваясь от пола. Она оглянулась в поисках одежды, не сразу вспомнив, что искать долго не придется - обе части купальника лежали неподалеку. Значит, придется зайти к себе в номер, потому что явиться среди ночи к Великому Бессмертному Перейре в двух тряпочках из красной ткани значит неправильно обозначить цель своего визита. Правда, охрана ее скорее всего пропустит беспрепятственно. Но Эстер пришлось бы больше по вкусу, если бы ее пристрелили у дверей сразу, поскольку этим все равно закончится - так какой смысл тянуть?
   Двух неподвижно лежащих тел на полу, разумеется, уже не было. Эстер неслышно выскользнула, не оглядываясь - еще раз посмотреть в запрокинутое лицо Вэла, с которого во сне не сходила мечтательная улыбка, словно он был подростком в кинотеатре, было выше ее сил.
   "Я пока не Бессмертная, слышишь? - произнесла она с внезапно нахлынувшей яростью. - Значит, мы обязательно там увидимся. Но не смей торопиться. И не давай сделать тебе больно. Ну, вот я и пошла".
   К особняку Великого Бессмертного Перейры она приблизилась, застегнув все пуговицы на длинном официальном пиджаке и на блузке до самого горла. Ночь была прохладной, поэтому никаких неудобств от перемены костюма Эстер не испытывала - скорее наоборот.
   Охранники ей вежливо поклонились. Их было немного - всего двое. И оба Бессмертные Четвертого круга, протянувшие ей руку ладонью вперед.
   - Господин Сальваторе вас ждет.
   - Настолько сильно, что не спит ночами в надежде, что я приду?
   Эстер собралась, как пружина. Губы Вэла были на ее груди и плечах не более чем полчаса назад - но ей казалось, что прошел как минимум год. Она нарастила себе ледяной панцирь с ужасающей скоростью, и испытывала дополнительное удовлетворение, задевая всех вокруг холодными иглами. "Хорошо, что он не увидит тебя такой стервой, - пробормотала она себе под нос. - Поэтому можешь напоследок развлечься".
   - Бессмертный Перейра не спит никогда, - охранник спокойно пожал плечами. - Если вы этого не знали раньше, то теперь вам это известно.
   - Иногда, конечно, я сплю, - Перейра продолжил его слова, словно не было бесшумно закрывшейся и совершенно непроницаемой для звуков, выстрелов и прочих возможных вторжений двери. - Но уж точно не сегодня. Легенду надо поддерживать, не так ли? К тому же есть вещи, о которых следует подумать, а ночью думается лучше всего.
   - Не может быть - Бессмертные тоже думают? - Эстер засмеялась, только сейчас поняв, как хрипло звучит ее голос. - Интересно, зачем, разве власти над миром от этого станет больше?
   - Нет, но если перестать думать, ее станет меньше, - Перейра усмехнулся углом рта. Он был высокий, худой и смуглый, кожа еще темнее, чем у Фейзеля, от того походил на странного голенастого паука. Это впечатление еще больше усиливали густая короткая шерсть на руках и ногах, выставленных напоказ в короткой рубашке, шортах и шлепанцах. - Вот, например, если не подумать как следует о вас, Эстер Ливингстон, то неприятные сюрпризы гарантированы. А так вроде бы получается, что я все заранее предвидел.
   - А какие неприятности можно принести Великому Бессмертному? Скорее наоборот, вы можете их принести мне, сколько угодно.
   - Вы напрасно считаете, что у Великих Бессмертных не бывает неприятностей. Чем дольше живешь, тем их больше становится. Правда, относиться к ним начинаешь тоже по-другому, - Перейра обхватил руками колени. - Сейчас, например, я уверен, что вы принесли мне какое-то очень скверное известие Но если я потрачу немного времени на то чтобы его как следует обдумать, скверным оно может стать для кого-то еще. Я не прав?
   - Великий Перейра, при подобном подходе к делу меня удивляет только одно - почему вы возглавляете Всемирную Торговую лигу, а не Союз университетов?
   - Потому что торговля без моего ума пропадет, - ответил собеседник Эстер без тени улыбки, - а плодить тонны исписанной бумаги и создавать ненужные идеи на пустом месте все прекрасно могут и без меня. Поэтому я не люблю, когда меня отвлекают надолго. Говорите, Имеющая Право, чтобы не вышло, что я напрасно потратил на вас свое время.
   Эстер резко выдохнула. Ей очень не нравилось то, что она сейчас собиралась сделать, поэтому она сама не хотела затягивать.
   - Сиятельный Перейра, я настолько ослеплена светом вашей мудрости, что из всех Великих Бессмертных хотела бы выбрать только вас. Вам предложить то, что так настойчиво от меня добивался Бессмертный Нежданов, и от вас получить то, что он мне предлагал взамен.
   Сальваторе Перейра ненадолго опустил выпуклые веки, восприняв слова Эстер как должное. Ни тени сомнения, иронии или безумия не мелькнуло на худом темном лице, только абсолютная уверенность, и это пугало больше всего.
   - Что так хотел узнать наш милый кладовщик энергии, догадаться нетрудно. Почему все компьютеры Мультибанка внезапно сошли с ума и можно ли управлять этой силой. Но вот что он посулил в подарок... хм, пока вы еще не Бессмертная, Эстер Ливингстон, а нам тяжело понять желания людей. Как людям - животных, вроде бы просто, но не догадаться. Помогите мне, и я постараюсь быть не менее щедр.
   - Он... обещал новое Право Бессмертия... - Эстер сглотнула, - тому, кого я... тому, кто мне его один раз уже отдал.
   - Что значит - пообещал новое?
   Эстер попятилась. Из полузакрывшихся глаз Перейры вдруг ударил свет, и он, подобравшись в кресле, стал настолько походить на какое-то мохноногое существо, что возникала полная уверенность, что сейчас он прыгнет.
   - Он так...сказал, Сиятельный. А разве... разве это невозможно? Разве вы все... все Великие не владеют доступом к Праву? И не можете его давать кому захотите?
   В общем-то, Эстер не солгала, тем более что ее внутренняя убежденность в том, что так оно и есть, прекрасно транслировалась через хэнди-передатчик. К тому же Перейру настолько захлестнула холодная ярость, что он не стал внимательно сканировать ее сознание.
   - Такое отродье может появиться на свет только в их отравленных снегах без конца и края, - процедил он, откидываясь назад. - Я понимаю, когда он хочет прибрать к рукам какие-то странные силы, вертящиеся вокруг смазливой девки, чтобы выглядеть не хуже остальных. Но поднять руку на основу мира... на союз Великих... Конечно, мы все друг друга ненавидим, но это ведь не повод... И если вдруг он в самом деле посмел...
   Перейра посмотрел на дверь, чуть сузив глаза - видимо, это был совершенно ясный мысленный приказ. Среди вошедших троих Эстер с легким удивлением заметила своего знакомого по самолету, Фалькенберга.
   - С ней потом, - Сальваторе мотнул головой в сторону Эстер. - Уберите ее до поры.
   - Великий Бессмертный, - Фалькенберг почтительно наклонился вперед, - через пятнадцать минут завершающее заседание Энергетической коалиции, на которой раздел торговых потоков будет окончательно скреплен подписями. Если вдруг вас задерживают другие дела, передайте кому-нибудь, - он улыбнулся заискивающе, но вполне безнадежно, - свою печать.
   - У меня есть мысли поважнее твоей Коалиции, - оборвал Перейра. Как ни странно с кресла он не поднялся, только повертелся в нем, устраиваясь поудобнее. - и я не собираюсь ничего подписывать, особенно при участии Нежданова. Мне для начала нужно кое с кем побеседовать наедине.
   Лица остальных участников сцены ничего не выразили, поскольку они, как видно, привыкли и не к такому. Но белобрысый Фалькенберг панически заморгал, что не помешало ему крепко взять Эстер повыше локтя и двинуться с ней из кабинета.
   - Священное Право, - выдохнул он, вытирая лоб рукавом дорогого пиджака и даже не замечая этого. - Что же теперь будет?
   - Ясно что, - шедший сзади темнокожий малый с подвижным лицом и ослепительной улыбкой радостно и жестоко показал все зубы. - Триста лет уже такого не было, наконец-то мы размажем по стенке увальней этого Нежданова. Надеюсь, у него в охране достаточно людей, чтобы нам хватило повеселиться?
   - У него людей всегда много, - отозвался третий. - Он любит ходить в толпе. Зови всех, будем готовиться. А вдруг дадут уничтожить хотя бы одного из Четвертого круга? Рассказывают, при этом ощущаешь такое...
   Фалькенберг в ужасе водил глазами туда-сюда. Лицо его сделалось бледно-серым.
   - Вы что, хотите сказать? Готовиться к чему?
   - От тебя, похоже, толку будет немного, - темнокожий презрительно осмотрел его, начиная с ботинок. - Стереги лучше эту рыжую, чтобы не сбежала.
  
   Эстер, впрочем, никуда бежать и не собиралась, с интересом оглядываясь вокруг. Правда, в происходящем она ровным счетом ничего не понимала, кроме разве что того факта, что интрига со столкновением противников удалась Лафти на славу. С одной стороны ее это радовало, поскольку ни к Перейре, ни к Нежданову она не питала никаких ласковых чувств. С другой стороны, ей очень не нравилось играть роль биты, которую метнули, чтобы сбить кегли, не сообщив ей даже, в каком направлении она летит.
   Эстер села на диван в некоем подобии гостиной рядом с апартаментами Перейры и демонстративно закинула ногу на ногу. В блестящей поверхности стоящего рядом монитора она увидела, покосившись, свое отражение. Глаза казались почти черными, хотя обычно, наоборот, просвечивали насквозь, веки припухли от вечного недосыпания, хотя, тщательно одеваясь в своем номере, она положила на них особенно густой слой серебристой краски. Эстер не очень нравилась себе, но, по крайней мере, ее порадовало, что на повернувшемся к ней застывшем лице с плотно сжатыми губами не было страха - такого, что метался сейчас по всем чертам Фалькенберга. Швед даже не смог опуститься в кресло, а бродил по гостиной взад-вперед, не обращая на Эстер особого внимания. Было совершенно ясно, что заговаривать с ним бесполезно, да и в любом случае беседа с ним вряд ли была бы достойным развлечением.
   Машинально, чтобы чем-то занять время, Эстер ткнула пальцем в пульт управления, лежащий рядом с монитором и пощелкала по клавишам, стараясь выбрать что-то наименее раздражающее. И вдруг невольно вздрогнула и резко моргнула, наклонившись вперед - на экране на мгновение мелькнул и сразу же погас странный знак, похожий на обычную букву "Н", но с косой перекладиной. Она появилась и исчезла так быстро, что вполне могла сойти за обман зрения.
   Но сменившая ее на экране картинка была еще более невероятной - монитор отражал кабинет Перейры, который они покинули некоторое время назад. Сальваторе все так же сидел в кресле, поджав ноги, только теперь перед ним были развернуты две большие плоские светящиеся панели. Изображение на них было настолько четким и объемным, что казалось, будто собеседники находятся с Ферейрой в одном кабинете. Хотя за спиной одного было темнеющее окно, а в нем - горы, покрытые цепочкой огоньков. А второй сидел в уже знакомом нам парке над скалистым обрывом, и шум волн, разбивающихся о камни внизу, сопровождал его слова. Гирд Фейзель был мрачен, как океан под его ногами, тогда как второй излучал добродушие и какую-то эпикурейскую радость от жизни, тем более что перекатывал в руке бокал с коньяком, а во рту - сигару.
   Второго Эстер тоже неплохо знала по изображениям - это был Гвидо Аргацци, объект недавнего несостоявшегося покушения.
   - Ты просто слишком много думаешь и считаешь в уме, дорогой мой Сальваторе, хотя я и преклоняюсь перед твоим математическим гением, - Аргацци выпустил дым углом рта, продолжая разговор. - У тебя начинают возникать навязчивые идеи. В свое время мы хорошо позаботились о том, чтобы доступ к Праву был надежно скрыт.
   Фалькенберг, отвлекшись от метаний по комнате, в страхе уставился на монитор.
   - Да это же... как вы это сделали? Выключите немедленно! Сейчас же...
   - А мне интересно, - Эстер пожала плечами. Она почему-то была уверена, что сколько бы несчастный швед не колотил в исступлении по кнопкам, монитор все равно не погаснет. - Не хотите сами смотреть, так не мешайте другим.
   - Немедленно... - Фалькенберг уже хрипел, задыхаясь от ужаса. Он осел на ковер и пытался одновременно закрыть себе глаза и уши.
   - Ну так позовите охрану и рассказывайте, каким образом он сам включился. Вы - Бессмертный четвертого круга, ваши пароли намного выше. Я-то вообще пока никто.
   - А ты утверждаешь, Гвидо, что время от времени никто из нас не думал о том, что неплохо было бы забрать матрицу от Права Бессмертия себе одному? Ты думаешь, я не знаю о твоих попытках?
   - Это было четыреста лет назад, - на пухлых загорелых щеках Аргацци проступил легкий румянец. - Я был еще молодой и горячий.
   - Нежданов тоже еще молодой. И видимо, достаточно горячий, несмотря на то, что живет среди снега и льда.
   - Господа Великие, - Фейзель говорил таким же глухим и мрачным голосом, каким общался с Эстер во время достопамятной сцены в золотохранилище Мультибанка. Внезапно ей показалось, что с того момента прошло не меньше года. - Все мы прекрасно знаем, какие пылкие чувства каждый из нас питает к другому. И если бы каждый из нас мог забрать матрицу Права и возвыситься над другими, он сделал бы это не задумываясь. Именно поэтому мы в свое время сделали доступ к ней невозможным ни для одного из нас. Иначе мы сразу уничтожили бы друг друга, а в чем тогда смысл Бессмертия? Я считаю нашу беседу бесполезной. Права Бессмертия не достать, и действующих законов не изменить.
   - А вдруг? - Перейра завозился в кресле. - Кто бы говорил о торжестве действующих законов и о том, что все сделано очень надежно? Что это за переполох поднялся у тебя в банке всего несколько дней назад, не напомнишь ли, Гирд?
   Фейзель стиснул зубы, и стакан в его руке вдруг с треском лопнул. Гирд с ненавистью смахнул осколки с колен.
   - Мы ничего не можем гарантировать, - неожиданно согласился Гвидо Аргацци, выплевывая кончик сигары, - здесь я согласен с Сальваторе.
   - То есть ты хочешь сказать, что у Ярослава Нежданова действительно есть матрица Права? И он может ее раздавать сам, кому захочет? Минуя Закон, так чтобы не надо было проходить через Дом Бессмертия?
   - Очень сомнительно, - Аргации покачал головой. - Я не представляю, что для этого нужно сделать. Все копии, все документы, имеющие к этому отношение, уничтожены семьсот лет назад. Разве что только создать матрицу заново...
   Фейзель внезапно саркастически расхохотался, но поскольку при этом на его лице не возникло улыбки, то зрелище получилось жутковатое.
   - Спроси у нашего дорогого Сальваторе, сколько тайных лабораторий он построил в горах для этой цели? Ты не потратил столько денег на яхты и женщин, сколько он на своих ученых!
   - Это было двести лет назад, - на лице Перейры не было удовольствия, но и смущения тоже не возникло. - Я это делал исключительно из стремления к новым знаниям и для развития науки.
   - Мы не решили, что будем делать. Великие, - Аргацци отхлебнул из бокала, но сделал это скорее для успокоения, а не для удовольствия, поскольку быстро проглотил трехсотлетний коньяк, не покатав на языке. - Я понимаю, что нам всем торопиться некуда. Но разговор не из приятных, и я предпочел бы его быстрее закончить.
   - Я не очень верю, что Нежданов вдруг проявил такие исключительные способности, - Фейзель немного подался вперед, и Эстер показалось, что его глаза через два экрана смотрят прямо на нее. - Но мне очень не нравится все, что происходит последнее время. Какие-то таинственные знаки. Компьютерные сети выходят из строя. Происходят необъяснимые события. Такое ощущение, что в идеально работающем механизме западают клапаны. И во всем этом определенную роль играет эта девчонка, которую, кстати, и пытался переманить к себе Нежданов.
   - Ты тоже пытался.
   - А ты бы не стал этого делать?
   - Вы напрасно полагаете, что из нее можно вытащить что-то важное, - Перейра дернул плечом. - Я настраивался на ее хэнди-передатчик, у нее в мыслях полная мешанина из каких-то легенд, древних имен и стихов, а главное, постоянное влечение к конкретному мужчине, со всякими картинками - из нас всех любопытно было бы только Гвидо, но он такого насмотрелся вволю. Ничего разумного и поддающегося анализу.
   - А я, между прочим, не просила меня анализировать! - громко произнесла Эстер, очевидно обидевшись. Она покосилась, слегка покраснев, в сторону Фалькенберга, но швед ничего не слышал. Он сидел на полу, мотая головой и дергая себя за волосы.
   - Послушай, Сальваторе, они сейчас оба в твоих руках - и Нежданов, и девчонка. Если ты не опасаешься того, как все может повернуться, начинай. Ты ведь уже про себя все придумал, не так ли?
   - Допустим. Но мне не нужны ссоры с другими Великими. Поэтому я хотел сообщить о своих предполагаемых действиях.
   - Мне все это не нравится, - повторил Фейзель и первый раз за весь разговор усмехнулся, но очень криво. - Но поскольку, как ты верно заметил. Неприятности каждого из нас только добавляют радости другому, я не стану вмешиваться. Поступай, как считаешь нужным.
   Аргацци ответил не сразу, поскольку откинул голову на спинку кресла и задумчиво завел глаза к потолку.
   - Слушай, - сказал он наконец, тоже изогнув губы в улыбке совсем другого характера. - Может, ты мне пришлешь эту рыжую девчонку, когда все закончится?
  
   Но в этот момент все еще только начиналось.
   Дверь распахнулась, едва не слетев с петель, и в комнату быстро вошли двое. Они сдернули Эстер с дивана, сдавив ей локти с обеих сторон и потащили к дверям. Монитор моментально погас, словно секунду назад на нем не было никаких запретных трансляций совещания Великих. Очнувшийся Фалькенберг дернулся, но судя по всему, двое, которые волокли Эстер, точно были Бессмертными, и один даже из Третьего круга.
   За спиной внезапно послышались выстрелы и вопли, словно на полную громкость включили третьесортный фильм. Эстер мало что видела вокруг потому что одну руку ей вывернули довольно сильно, и приходилось припадать на один бок, поэтому волосы упали на глаза. С некоторым запозданием она поняла, что если перестанет перебирать ногами, то им будет гораздо тяжелее ее тащить, и повисла на руках у своих непонятных похитителей, со свистом втягивая воздух от боли в плече.
   Сквозь сетку свисающих на глаза волос было тем не менее хорошо заметно, что безмятежная жизнь отеля "Платинум Бич" надолго завершена. У ярко-голубого бассейна, свесив головы в воду, лежало несколько тел. Одна из вилл горела, и над бледными языками пламени, не выдерживающими конкуренции с ослепительным солнечным светом, начинал собираться черно-желтый дым. Борозды от каблуков Эстер, которыми она загребала по песку, первый раз в жизни пожалев, что находилась в постоянной борьбе с собственным весом, пересеклись с ярко-красным следом, протянувшимся до главных ворот.
   Близорукость иногда полезна, чтобы не начинало тошнить. К тому же Эстер была слишком сосредоточена на том, как избежать грозящего ей вывиха предплечья. Внезапно она поняла, что ею старательно прикрываются, как живым щитом.
   - Дайте нам пройти! - крикнул один из тех, кто ее тащил. - Дайте пройти, иначе она умрет!
   - А почему вы решили, что она вообще нужна Великому Перейре? - спросил холодный голос откуда-то сбоку, видимо, усиленный передатчиком.
   - Если не нужна, тогда стреляйте!
   Эстер невольно дернулась, но это было последним проявлением слабости. "Послушай, ты же этого сама хотела. Еще лет через пять ты сама бы стала метаться по миру и соваться в самые безнадежные места, откуда точно не выйти живой. Все в порядке. Интересно, громко ли я буду кричать, когда в меня попадут? Терпения и героизма во мне ведь совсем немного..."
   Но пока что ее продолжали тянуть за собой по мелкому песку дорожек. "Платинум Бич" разделился на два лагеря, мгновенно возведшие какие-то подобия укреплений, подогнавшие бронированные машины и создавшие заслон вокруг вилл. Эстер сейчас волокли в сторону виллы Нежданова.
   Они удачно преодолели первый рубеж, где множество людей, пригнувшихся возле машин и кустов, держали противников на прицеле, протащили ее через ворота внутрь отдельно разбитого парка, где почти ничего не напоминало о желании двух внезапно образовавшихся в роскошном прибрежном отеле армий стереть друг друга с лица земли или, по крайней мере, основательно вывозить лицом по песку. Сообразив, что выстрелы и перспектива скорого перехода в другой мир несколько отдалились, Эстер испытала смутное разочарование и начала лягаться.
   - Руку сломаю, - холодно заметил один у нее над ухом.
   - Неужели силы хватит? - Эстер фыркнула, но ярко-белые пушистые бутоны на фоне темных глянцевых листьев, мимо которых ее тащили, расплывались перед глазами от выступивших слез. - А с виду такой хлипкий, даже не верится.
   - Ярослав сказал, что нельзя... - начал второй, но не завершил фразы. Видимо, какое-то возникшее на пути препятствие им не понравилось, поскольку ее насильственный эскорт остановился как вкопанный.
   - Оставьте ее в покое, - сказал в отдалении голос Вэла. Вначале Эстер подумала, что у нее просто помутилось в голове, и она приняла желаемое за действительное. Несколько мгновений она радовалась своей ошибке, но потом с ужасом осознала, что никакой ошибки нет.
   Известный дипломат Гарайский стоял в конце аллеи, как всегда, в очередном безупречном темно-синем костюме в мелкую полоску, судя по всему, только что вышедший из -за стола переговоров. Правда, скорее все-таки выбежавший, поскольку дышал он прерывисто, волосы падали на лоб не по задумке стилиста, а от быстрого бега, и галстук сбился в сторону. В руке он держал какой-то предмет, - в нем Эстер, прищурившись, опознала пистолет, который сегодняшней ночью отпихнула ногой под кровать в номере. Ствол слегка качался - видимо, для Вэла это был первый в жизни опыт наведения оружия на живую мишень. Вряд ли он помнил о том, что пистолет полностью разряжен.
   Двое, державшие Эстер, настолько поразились увиденным, что немного ослабили свой захват.
   - Эй, уйди с дороги! - сказал один из них. - Не понял, кто мы? И радуйся, если мы забудем, что ты поднял на нас оружие.
   - Я прекрасно понял, кто вы, - Вэл иногда задерживал дыхание, чтобы говорить более ровно. - Отпустите ее, и я не буду стрелять.
   - Ты в кого собираешься стрелять, тронутый? И таким еще позволяют работать в Энергетической коалиции! Ты соображаешь, что говоришь?
   - К сожалению, - Вэл слегка покачнулся. Похоже, они постарались надавить на него через хэнди-передатчик - люди вне Круга были полностью открыты для воздействия Бессмертных. - Я почти тридцать лет работал переговорщиком для Бессмертных. И я хорошо научился говорить на понятном им языке. Не трогайте то, что принадлежит мне, и я не трону вас.
   Подручные Нежданова переглянулись и дружно захохотали.
   - Во дает - такой наглости еще не доводилось встречать!
   - Это будет даже весело! Как думаешь - если мы пошлем импульс с двух сторон, он сойдет с ума?
   - Да он и так уже свихнулся, раз путается под ногами!
   Эстер внезапно поняла, что оцепенела, и не может не то что двинуться, даже закричать, хотя это ей на данный момент хотелось сильнее всего. Она застыла с заломленной рукой, прижатая к боку одного из похитителей, упираясь одним коленом в песок. Она ясно видела, как во взгляде Вэла что-то сдвинулось и поплыло, а зрачки сузились до предела, как бывает от невыносимой боли. Он подошел уже достаточно близко, чтобы она могла это видеть. Но Эстер по-прежнему не кричала, только дернула губами в тщетной попытке их разлепить.
   Она заметила еще одну деталь - у происходящего появилось двое свидетелей. Из особенно пышного розового куста посередине аллеи, раздвинув ветки и не думая дальше оглядываться по сторонам, что очень бы не помешало в столь неспокойной обстановке, вышли двое и остановились на дорожке в нескольких шагах. Один, смуглый и горбоносый, хотел сложить руки на груди, глядя на открывшуюся сцену с явным неодобрением, но только качнул пустым рукавом рубашки и обхватил себя за плечо одной рукой. Другой засунул руки в карманы и со скучающим видом стал разглядывать поочередно то небо, то песок аллеи. Эстер могла бы поручиться, что он насвистывает себе под нос, хотя сейчас ей казалось, что все звуки вокруг умерли, так сильно сдавило голову.
   Излишне говорить, что второй свидетель был примечателен высоким морщинистым лбом с характерными залысинами, носил ярко-малиновую рубашку и шорты, немного неприлично смотрящиеся на фигуре с кривоватыми ногами, но, похоже, был абсолютно в себе уверен, поскольку с его губ не сходила несколько глумливая усмешка.
   Но остальные участники сцены не обратили на них внимания, поскольку были слишком заняты выяснением отношений. Взгляд Вэла внезапно прояснился, он бросился вперед и, схватив одного из Бессмертных за плечо, оторвал его от Эстер и толкнул в сторону. Второму он совершенно банально и без всякого почтения шарахнул тяжелым пистолетом по лбу.
   Бессмертные особой физической силой не отличались, поскольку развивать им ее в общем-то было ни к чему, в их распоряжении было множество других видов оружия и способов воздействия. И, сделавшись Бессмертными, неуязвимыми они не становились, поэтому противник Вэла закатил глаза и начал падать. Со вторым даже не пришлось разбираться - он перевернулся на бок, резко вскочил, но бросился отнюдь не в атаку на ничтожного смертного, а бегом по аллее, в ужасе оглядываясь через плечо. Заметив, что Вэл поднимает руку с пистолетом, беглец с треском обрушился в кусты.
   На самом деле Гарайский всего лишь пытался в полной растерянности провести рукой по лбу.
   Только Эстер считала, что растерянность - чересчур дорогое удовольствие в подобной ситуации.
   - Бежим! Скорее! - она схватила его за рукав и дернула.
   - Торопиться как раз некуда, - вальяжно заметил подходивший Лафти. - Вы оба и так уже много чего натворили второпях. И потом, куда вы, интересно, побежите? За отелем внимательно наблюдает твой недавний знакомец из Непокорных. Заряды у него везде заложены хорошие, можете мне поверить. Сколько дней сроку он тебе предоставил на решение своей задачки?
   - А твоего совета не спрашивают! - выпалила Эстер, оглядываясь вокруг в поисках слетевшей туфли. - Уверена, что ты и подсказал Непокорным всю блистательную операцию, вот их и консультируй дальше!
   - Даже обидно, - Лафти выпятил губы и скосил глаза, - мы, можно сказать, появляемся тут как в театре, когда героям грозит неминуемая гибель... Тирваз вон из кожи вывернулся, чтобы победа в бою досталась твоему Гарайскому... А то ведь из него умелый поединщик, как из тебя балерина.
   - Ты на что намекаешь? - Эстер настолько потеряла всякое осознание происходящего, что замахнулась туфлей. - Ты на себя посмотри!
   - А что? - Лафти ехидно ухмыльнулся, но все-таки замахал поднятыми руками в качестве примирения. - Ах, нет, я просто имел в виду, что ты создана в первую очередь для интеллектуального труда...
   - Ты еще долго будешь валять дурака? - спросил Тирваз, остановившийся за его спиной. - Время уходит. Или я буду требовать, чтобы прекратили все действия по твоему плану.
   - Ну почему все военные такие зануды? - Лафти скривился. - Ладно, пошли в нашу славную милую виллу, отдохнем в прохладе и поговорим о трудах грядущих.
   - Я никуда не пойду, - внезапно произнес Вэл, отбрасывая в сторону пистолет с таким выражением лица, будто держал в руках гадюку. - Пока вы мне не объясните, кто вы такие и что здесь происходит.
   - Господин Гарайский, вам по долгу профессии известно, что переговоры гораздо проще вести в спокойной обстановке. А не под выстрелами, на солнцепеке, в приятной компании валяющихся без сознания врагов. Поэтому рекомендую к нам присоединиться.
   - Вэл, ну пожалуйста...
   - Я никуда не пойду.
   - Так и будете здесь стоять? - поразился Лафти.
   Похоже, насмешливый голос странного существа все-таки привел Вэла в чувство, и он постепенно начал возвращаться к своему привычному состоянию внешне холодного и невозмутимого, до крайности острого на язык и в душе переживающего каждый незначительный промах человека.
   - Я имел в виду, что ваша компания не кажется мне обществом, в котором можно спокойно вести переговоры. Да и вообще что-либо делать спокойно.
   - Ну почему же, - Тирваз спокойно пожал плечами. - Если на время убрать этот ходячий источник бедствия, то с нами вполне можно иметь дело.
   - Если они останутся с тобой, Тирваз, то единственное, что можно гарантировать - это развлечение в виде мордобоя на каждом углу. Я, по крайней мере, предпочитаю в виде оружия слово.
   - Но пока что действуете им не очень хорошо, - Вэл слегка поклонился, не глядя в сторону Эстер. - Не убедили. Счастливо оставаться.
   - А куда вы, собственно, планируете пойти, господин Гарайский? К вашему покровителю Нежданову после того. как подняли руку на Бессмертного из его свиты? Или, может, к Сальваторе Перейра, который просто мечтает вас видеть? Прямо-таки сгорает от желания, после того как ему сообщили, будто Ярослав Нежданов решил изменить существующий закон и заново наделить вас Правом Бессмертия? А тут вдруг в открытом бою с двумя Бессмертными вы не реагируете на импульсы их хэнди-передатчика? Как бы можно было объяснить такую неожиданность?
   - Ты... - Эстер даже задохнулась. - Да ты...
   - Ваши мосты сожжены, господин Гарайский. И потом мы решили, что вы нам пригодитесь. Вы весьма благотворно действуете на одну рыжую особу с дурным характером. В вашем присутствии у нее сразу появляется понимание смысла жизни и желание творить подвиги. Это ведь так редко в наше время.
  
   - Объясни мне, зачем ты это сделала?
   - Я... я пыталась тебе объяснить. Но я сама до конца не понимаю, что происходит, и кто они такие. Эти двое... и я видела еще некоторых. Вэл, только не считай меня сумасшедшей - но я действительно не уверена, что они всего лишь люди.
   - Я не об этом, - Вэл устало бросил пиджак и опустился в кресло, откинув голову назад и закрыв глаза. Сейчас он выглядел ровно на свой возраст или даже старше. - Если я не ошибаюсь, то ссора между Перейрой и Неждановым - дело твоих рук?
   - Да, но... не совсем, понимаешь... - Эстер запнулась, остановившись посередине комнаты. Добавить ей в общем было нечего, поскольку объяснения все выглядели совершенно нелепыми.
   - Стелла, - он произнес ее имя без всякого выражения, - это было дело пяти лет моей жизни. Северная энергетическая коалиция строилась на союзе между Торговой лигой и месторождениями Нежданова. Ты знаешь, к чему должно было привести ее создание? Да, это сложная цепочка договоров между государствами, это новый уровень дипломатических отношений, пятьсот человек в моем департаменте последний год работали только над документами по всем договорам. Но это еще означает снижение цен на энергию для всех людей Северного континента. И относительную гарантию - хотя бы лет на двести вперед - что они не вырастут. Теперь это все перечеркнуто.
   Эстер смотрела на него, прижав обе руки к горлу. Вэл сейчас ее не видел, он говорил с закрытыми глазами. Ужас, нежность, жалость, тоска и неизбежность смешались на ее лице, она несколько раз пыталась заговорить. Ей хотелось, как прошлой ночью, положить голову ему на колени, но она была уверена, что он ее оттолкнет. Она неплохо успела изучить все выражения его лица.
   - Послушай... я все понимаю... - она еще пыталась держаться, - но если бы я это не сделала... может, через сто или двести лет, а может, гораздо раньше, всем людям было бы все равно, по какой цене они покупают энергетические брикеты. Ты можешь меня выслушать? Ты ведь не был тогда в Мультибанке, когда Фейзель приказал начать газовую атаку!
   - Я стоял рядом, - он не открыл глаза, но на секунду отвел рукой волосы со лба. И Эстер с ужасом увидела умело скрытую, но теперь отчетливо заметную седую прядь в темных волосах.
   - Вэл... - пробормотала она, - я не знаю, что со мной происходит последнее время... и самое страшное, что я втягиваю в это тебя... но я чувствую, понимаешь, что нас всех действительно ждет что-то жуткое, если мы не изменимся. Ты отказался от Бессмертия, значит, ты не боишься смерти? Так, как все остальные, которые готовы каждое утро лизать сапоги Бессмертным, лишь бы получить надежду на бесконечно долгую жизнь?
   - Мне просто интересно, - на секунду его лицо стало почти прежним, потому что в углах глаз возникла улыбка, - что же там будет дальше.
   - А если ничего не будет? Если вдруг исчезнет вообще все, навсегда? Потому что мы нарушили все возможные законы существования, и не будет больше ни того мира, ни этого? Связь порвется, и все схлопнется, останется только остывающая черная дыра в пространстве? Это ведь и есть самое страшное, а не три сэкономленных каждый месяц кредита для домохозяек в твоем драгоценном Амстердаме!
   - Стелла, ты же вроде уже взрослая, - Вэл обреченно дернул углом рта, - а до сих пор погружена в какие-то свои легенды.
   - Легенды?!
   Какое-то время она еще хватала себя за шею, пытаясь замолчать. Но потом поняла, что если не заговорит, то взорвется на месте не хуже той бомбы, которая мирно отсчитывала положенное время рядом с ними, если доверять словам Харри.
   - Вы упрекаете меня в недостаточной заботе о нуждах простых людей, господин Гарайский? Что же, вы ведь сами приложили руку к тому, чтобы отделить меня от толпы. Поэтому не удивляйтесь, что интересы смертных для меня - ничто.
   - А в чем заключаются твои интересы?
   Он вновь плотно закрыл глаза.
   - А вы еще не поняли? - Эстер подбоченилась. - Конечно, исключительно в том, чтобы развалить Энергетическую коалицию, оторвать вас от нее, сплести сложнейшую интригу, поссорить со всеми и привязать к себе хотя бы на несколько месяцев! Видите, насколько я талантлива? Гэлларде такое и не снилось!
   - Стелла, в этом доме, наверно, очень много комнат. Ты не могла бы... пойти куда-то еще?
   - Опять боитесь не сдержаться?
   - Да, я боюсь... что начну относиться к тебе совсем по-другому.
   - Плевала я на это!
   - Зачем же ты тогда хотела привязать меня на несколько месяцев?
   - Из прихоти! - закричала Эстер, тщетно пытаясь справиться с глазами, из которых вдруг что-то потекло. - Понятно? Я вас бы бросила, не дождавшись даже конца этого срока! А для чего еще нужны смертные - минутное удовольствие, не больше!
   Она бросилась к двери, не оглядываясь, потому что ей было страшно посмотреть, какое у него сейчас выражение лица. Впрочем, дверь услужливо распахнулась - на пороге стоял Лафти, глядя на нее с обычной ухмылкой. Казалось, все происходящее его искренне забавляет.
   - Не хочу прерывать ваш в высшей степени увлекательный диалог, киска, но с тобой очень хочет поговорить некий субъект. И если я правильно понимаю его намерения, тебе лучше к нему выйти.
   Харри спокойно сидел на краю бассейна, свесив ноги в воду, и задумчиво болтал ими. Учитывая, что на нем были вместо шорт со шлепанцами длинные светлые брюки и довольно дорогие ботинки, смотрелось это как логичная часть окружающего безумия. Черное облако дыма, поднявшееся над одной из горящих вилл, висело над его головой.
   - Госпожа Ливингстон, - произнес он, адресуясь к тени Эстер, упавшей на воду бассейна, - я предупреждал, что у меня несколько другой счет времени. Я не могу тянуть бесконечно, как ваши друзья Бессмертные. Что вам удалось узнать?
   - Ничего, - Эстер сглотнула и сделала шаг назад, настолько ей захотелось столкнуть его в воду. - А даже если бы и узнала - вам бы ничего не передала.
   - Глупо, - Харри пожал плечами. - Вместо того чтобы принести своему любовнику бессмертие, вы его убиваете. Или он вам надоел?
   - Да он плевать хотел на ваше бессмертие! - Эстер сорвалась на крик, не выдержав. - Он и так будет бессмертным, но по-другому! Когда вы все научитесь понимать элементарные вещи?
   - Я прекрасно понимаю главное, - Харри наконец обернулся и внимательно посмотрел на нее. Глаза у него были совсем воспаленные, наполовину скрытые за припухшими веками. - Сейчас в "Платинум Бич" между свитой Перейры и Нежданова идет война. Потому что Ярослав Нежданов, не смирившись с ролью самого последнего и младшего, добыл себе копию матрицы Права Бессмертия. Я все правильно изложил?
   Эстер лишь махнула рукой. "Кого не послушаешь, везде только Право. Право, Право, одно Право. Все вертится вокруг него. А я даже не сразу почувствовала, когда оно перешло ко мне. Разве что стала еще немного более несчастной, чем до него. Тоже мне, нашли сокровище!".
   - Так вот, я переоценил ваши умственные способности, госпожа Ливингстон, но в любом случае вы еще может быть полезной. Сейчас вы пойдете к Нежданову и передадите ему, что до полуночи матрица Права должна быть у меня. Иначе... ну вы найдете, что ему сказать.
   - Послушайте, Харри, - сказала она, из последних сил постаравшись, чтобы ее голос звучал убедительно. Она же не дипломат, в конце концов, скорее наоборот. Но она искренне старалась. - Матрицы Права нет ни у кого... ни у кого из них. Я вам ручаюсь в этом. Вы ее не достанете. Зачем она вам? С приходом в мир Бессмертия все стало намного хуже, разве вы не согласны со мной?
   - Потому что оно в руках у подлых и беспощадных людей, думающих только о власти над другими.
   - Харри, ну ведь люди все такие, просто одни стараются исправиться, а другие даже не дают себе такого труда. Пока они сознают, что жизнь конечна, что надо что-то оставить после себя, пока они понимают, что кроме пребывания в этом мире есть что-то другое, с чем они неразрывно связаны - они будут что-то делать, пусть не все, но некоторые из них. А если сделать безнаказанными и вечными пусть даже самых лучших людей... Харри, это еще хуже, чем наделить бессмертием всех негодяев на земле! Вы можете меня понять?
   - Я понимаю ваше отношение к жизни и к людям, госпожа Ливингстон, - Харри усмехнулся. - Мизантропия - это верная спутница несчастной любви. Идите к Нежданову, до полночи уже недалеко.
   Эстер посмотрела на быстро темнеющее небо. Со стороны вилл Перейры зажглись прожектора, лучи которых проносились по парку вокруг резиденции Нежданова. Выстрелы стали более редкими, но не думали прекращаться.
   - Жаль, что я не увижу вас Бессмертным, Харри Бродяга. Я бы напомнила вам о вашем желании создать золотой век для всех лучших людей. На что вы бы мне ответили, что как раз его и создали - для себя и своих сторонников. Все только ради людей - и этих людей всегда можно перечислить по именам.
   - Вы специально тянете время?
   "Действительно, глупо, - Эстер встала и отряхнула песок с колен. - У тебя, видимо, совсем помутилось в голове, если ты начала рассуждать о судьбе мира. Когда у тебя самой на данный момент все так ужасно, что хочется завыть. Из тебя сделали какую-то игрушку, которая шагает куда нужно и нажимает на какие-то необходимые рычаги. У тебя жизнь сломана, это понятно. Но своими руками переломать все ему... когда я заранее ненавижу любого, взглянувшего на него без восторга..."
   Она посмотрела в сторону дома, в который всего сутки назад вошла в сопровождении Лафти, бормочущего какую-то неприличную песенку, и местного носильщика, искренне пораженного тем, что у жильцов подобных апартаментов из всех вещей одна спортивная сумка.
   Вэл стоял в дверях, неотрывно глядя на клубы дыма, постепенно растворяющиеся в сумерках, но начинающие приносить характерный горько-сладкий запах. Заметив взгляд Эстер, он подчеркнуто отвернулся.
  
   Ярослав Нежданов, как оказалось, совершенно не умел держать себя в руках. Вот уже три раза, пытаясь налить себе воды из стоящего на столе кувшина, он смахивал стаканы на пол и проливал воду. А помощников в кабинете, ввиду чрезвычайной секретности происходящего, не наблюдалось.
   На четвертый раз Эстер вдруг пожалела его и сама налила воду. Тогда он так вцепился зубами в край стакана, что не смог их разжать, и вода полилась на шею..
   Разворачивающиеся перед ней сцены можно было с легкостью разделить на несколько стадий. Первой была страшная истерика, выплеснутая в лицо единственному свидетелю и участнику - Сальваторе Перейра, который насупившись смотрел на все с трехмерного экрана, по-прежнему забравшись с ногами в кресло и вцепившись в подлокотники.
   "Теперь я все понимаю! - орал Нежданов, проносясь по кабинету из конца в конец. - Ты специально выманил меня сюда! Чтобы от меня избавиться! Чтобы подставить меня под удар этих Непокорных! Это заговор! Ты хочешь уничтожить одного из Великих Бессмертных! Никто этого так не оставит! А все остальное ты придумал, чтобы меня задержать! Чтобы уничтожить моих соратников!"
   - Выпей чего-нибудь, успокойся, - сказал на это Перейра. После чего и последовала серия разбитых стаканов и пролитой воды.
   - Хочу обратить твое внимание на одну деталь, мой друг Ярослав, - заметил наконец Сальваторе, поняв, что его собеседник не может сделать глоток, не откусив предварительно кусок стекла. - Я сейчас тоже, как ни странно, лично присутствую в "Платинум Бич". Так что погибнем мы вместе.
   Слово "погибнем", дошедшее наконец до сознания Великого Бессмертного, вызвало вторую стадию - просьб и уговоров.
   - Он хочет матрицу Права, так давай отдадим ее? Ведь потерять жизнь намного хуже. Потом мы с ним сами разберемся, у нас много союзников по всему миру! А если он станет Бессмертным, с ним можно будет попробовать договориться, ведь правда? Вы же договорились со мной?
   - О чем я очень сожалею, - произнес Перейра сквозь зубы.
   - Сальваторе, мы должны выбирать наименьшее из зол! Отдадим ему матрицу, я умоляю тебя!
   - Хорошо, можешь отдать. Я не против.
   Перейра мрачно вздохнул, отвернувшись от экрана, поэтому не видел обращенного к нему лица Нежданова. Вообще Эстер, долгое время переводившая взгляд с одного на другого, сильно пожалела, что в мире почти не осталось художников, рисующих не игривые картинки или заказные портреты. Правда, от правдивого изображения подобных страстей мороз прошел бы по коже, но зато многих бы оно заставило задуматься.
   - Я? Ты... ты издеваешься надо мной?
   - Ну ты же ее скопировал, и хотел бы я знать как.
   Начиналась следующая стадия - клятвы и беспорядочные вопли. Эстер невольно вжалась в кресло, будучи уверенной, что сейчас припомнят все ее заслуги. Но два властителя мира были слишком погружены в собственные проблемы и выяснения отношений.
   - Как бы я мог это сделать?
   - А ты не пытался?
   - Все из нас пытались в свое время, и что?
   - Ярослав, я правильно понимаю, что ты очень хочешь жить? Отдай ему матрицу Права, уезжай немедленно к себе и дальше соберем совет Великих. Никто из нас больше никогда не должен покидать своей резиденции, чтобы ни случилось. Нам сейчас не до взаимных обвинений.
   - Я не копировал матрицы!
   - Хорошо, отдай ему то, что ты не копировал..
   - У меня в самом деле ее нет!
   Перейра поморщился от крика, но на его подвижном смуглом лице возникло легкое сомнение.
   - Слишком много приходится просчитывать последнее время, - пробормотал он. - Вероятность того, что здесь произошло, настолько ничтожно мала, что я не задумываясь сказал бы "никогда" в ответ на вопрос, может ли такое случиться. Теперь еще высчитывать, можно ли скопировать матрицу или получит новую. Предел вероятности будет такой же, но буду ли я теперь употреблять слово "никогда"? И какова вероятность того, что заложенный заряд взорвется?
   - Я ничего ему не могу отдать! - надрывался Нежданов. - Ничего!
   - Решай сам, - холодно произнес Перейра, - кем быть - Великим Бессмертным или Великим Смертным. Мир в любом случае содрогнется от того, что здесь произойдет. И в прямом, и в переносном смысле.
   - Сальваторе, ведь матрица у вас, отдайте ему копию! Ты же не хочешь погибнуть?
   - Не хочу. Поэтому займусь делом, и тебе рекомендую сделать то же самое.
   Подключи все свои лаборатории - может быть, мы обнаружим заряд и сумеем его обезвредить. Но это единственное, что я могу предпринять. Матрицы у меня нет. Кстати, предлагаю временное перемирие. Думаю, в подобной ситуации стрелять друг в друга - нелепое занятие.
   Экран погас внезапно, сделавшись угольно-черным, так что Нежданов, неотрывно глядящий в него, даже зажмурился, но потом резко повернулся к Эстер.
   - У меня нет доступа к Праву Бессмертия! Скажи, ну скажи ему об этом!
   - Я пока еще смертная, но не смертница, - Эстер фыркнула, подходя к окну. Лучи прожекторов постепенно убирались, уступая место немногим неразбитым фонарям на аллеях садов "Платинум Бич" и крупным звездам, возникающим на небе. - Полагаете, я ему не говорила?
   - Так что же делать тогда? Я...умру?
   - Видимо да, - Эстер пожала плечами.
   - Но это несправедливо! Я же совсем не подготовился! Это обман... они все меня обвели вокруг пальца! Если бы я знал, что так будет, я бы делал все совсем по-другому... И зачем я только разогнал всех священников... думал, что они мне больше не понадобятся... они бы теперь точно что-нибудь посоветовали... - Он опрокинул стул, вскочив, и Эстер поразилась тому, что тщательно приглаженные волосы сами собой пришли в беспорядок, словно повинуясь безумному метанию мыслей их владельца. - А ты, что бы ты мне сказала? Ты ведь тоже погибнешь, со всеми нами вместе?
   - Я бы сказала... - Эстер вздохнула, отворачиваясь. - Лучше бы вы подумали о том, что будут говорить о вас после... и что вы оставите за собой...
   - Это же нечестно! Какая мне разница, что будут говорить, мне важно, что будет со мной! - Нежданов подался вперед, вцепившись в ее руку, но, похоже, сам этого не заметил. - Ты не думай, я не боюсь смерти, но нельзя же так сразу... В конце концов, все же можно было построить по-другому... Если бы я знал... Меня они все просто дезинформировали...
   - Ну вот так и скажете, - Эстер по одному отцепила его пальцы от рукава своего пиджака - когда-то лучшего в ее коллекции, но теперь замаранного сажей и песком и заметно отсыревшего. - Что вы несчастная жертва дезинформации.
   - Кому скажу?
   - Тому, кто спросит.
   - А... если никто не спросит?
   - Значит, вас в очередной раз дезинформировали. Видимо, такая у вас невеселая участь.
   Эстер усмехнулась и пошла в сторону, тем более что Нежданов и не пытался ее задержать. Он погрузился в общение со своим хэнди-передатчиком, что-то шепотом выкрикивая. Ей вдруг очень захотелось оказаться снаружи, под звездами - там все плохое, что могло произойти, воспринималось бы гораздо легче. Эстер толкнула балконную дверь, и та плавно уехала вправо, открыв темноту, живущую своей, совершенно отдельной и прекрасной жизнью. Черные волны под черным небом бежали, рассыпаясь, по берегу, светлому даже в темноте.
   Эстер взглянула вниз - не очень высоко. Близость полуночи придавала ей великолепное равнодушие к возможным повреждениям, возникающим при неосторожных прыжках с высоты, поэтому она перелезла через перила, немного подержалась, повисела на руках и когда поняла, что те готовы оторваться от плеч, разжала пальцы.
   В общем, ничего страшного не случилось - только земля, ударившая ее в бок, была слишком твердой, так что дыхание перехватило.
   Море было в нескольких шагах - видимо, Ярослав Нежданов, довольно редко выбирающийся из вечных снегов, специально выбрал резиденцию, стоящую вплотную к воде. Эстер скинула туфли и побрела по песку, неотрывно глядя на волны.
   Хуже всего было, что она не могла ни о чем думать. Она, гордившаяся именно этим своим умением - найти выход из любой ситуации. Много раз в жизни у нее это выходило, когда казалось, что выхода нет никакого, хотя, конечно, ситуации были гораздо менее фатальные - исключительно стандартные игры бизнеса, когда не сходятся все финансовые потоки и разваливаются все налаженные связи. Но сейчас она просто не хотела прилагать никаких мысленных усилий. Стоило закрыть глаза, она видела лицо Вэла на подголовнике кресла - то лицо, на которое она так и не осмелилась взглянуть, и его наклон головы, когда он отвернулся от нее на крыльце. Это лицо заранее тормозило все возникающие в голове мысли, и они торопливо пятились назад.
   Пару минут Эстер вяло представляла себе, что будет в полночь. С удивлением осознала, что долгих размышлений не получится - ей даже завещать нечего, да и некому. Незавершенных дел тоже не было, если не считать пары дизайнерских заказов - но этим с радостью займутся ее приятели-конкуренты. "Молодец, - пробормотала она, подбирая несколько камешков и бросая в воду, - а Нежданову устроила выволочку - да что останется после вас! Да подумайте об этом! А что останется после тебя?"
   Камешки были шелковые, выглаженные волнами, и прежде чем бросить, Эстер долго катала их в руках. Ей было так приятно до них дотрагиваться, приятно, как до...
   Внезапно она вскочила, словно подброшенная единственной, но от этого не менее ужасной мыслью. Развернувшись, она метнулась обратно на аллею "Платинум Бич", даже не позаботившись надеть туфли, но налетела на Лафти, спускавшегося к воде и задела его плечом.
   - Очень торопишься? - спросил он, сощурившись.
   - Не до тебя, - буркнула Эстер, но он, оказывается, держал ее за локоть.
   - Хочешь, угадаю, куда ты спешишь со всех ног? Если догадаюсь верно, уделишь мне пару минут? До полуночи все равно еще целый час.
   - Ты же у нас всезнайка, - Эстер выдернула руку.
   - Да в общем не то, что семи, трех пядей во лбу иметь не надо, - Лафти откровенно веселился. - Эстер Ливингстон падает на колени перед предводителем Непокорных и умоляет его, заламывая руки, отпустить ее возлюбленного Вэла Гарайского, позволить ему выйти невредимым за ворота "Платинум Бич" и отъехать на безопасное расстояние. Взамен она обещает открыть ему тайну матрицы Бессмертия, поскольку ей доподлинно известно, где ее прячут. Разве Харри Бродяга не заметил, какими необычными силами окружена она, Эстер?
   - А не имеет ли смысл тебе... - Эстер на секунду задумалась, потом договорила длинную фразу.
   - Обалдеть! - воскликнул Лафти. - Я это запомню на будущее, очень выразительно! Но чтобы ты могла в этом самом будущем еще больше пополнить мои скудные познания в добрых человеческих пожеланиях друг другу, пора сматываться.
   Внезапно вытащив откуда-то длинную веревку, он моментально накинул ее на Эстер, обмотав ее, как кокон, а второй конец с потрясающей беспечностью бросил на песок и через некоторое время подтянул к себе. Эстер, какое-то время сосредоточившаяся на том, чтобы вырваться из внезапной петли, замерла. Рядом с ними остановился, раскинув крылья, большой дельтаплан, из тех, которые использовали гости отеля, чтобы полетать над пляжем. И теперь она была прикручена к его внутренней раме, а Лафти без особых усилий поднял его и оттолкнулся, готовясь взлетать.
   - Отпусти! - закричала она, кусая губы до крови, настолько бесполезны были все ее попытки ослабить веревки. - Пусти меня! Я... никогда не буду вам помогать, если не отпустишь!
   - Ну, о нем позаботится Тирваз, если захочет, - Лафти усмехнулся, проверяя стропы. - Он вроде как теперь под его покровительством.
   - Не смей, пусти меня!
   Дельтаплан взлетел. И вовсе не так, как положено похожим на него конструкциям - качаясь на потоках ветра, ловя крыльями воздух. Он полетел словно выпущенное ядро, набирая скорость с каждой секундой, рассекая пространство. Если бы не заслоняющие пассажиров легкие стенки из ткани, которые непонятно как держались на такой скорости, встречный ветер исхлестал бы лицо до крови.
   Эстер изогнулась как могла, ударяя пятками по корпусу. Она начала колотиться еще сильнее, когда повернула голову на запад и увидела аккуратно раскрывающийся на горизонте цветок - ярко-оранжевый снизу и черный по краям. Взрывная волна долетела даже до них, заставив дельтаплан закачаться. Кричать она не могла, потому что ветер сразу залеплял рот и уши.
   - И почему все бабы такие дуры? - Лафти пожал плечами, лавируя в воздухе и заставляя дельтаплан подняться чуть выше. - Если ты так ищешь смерти, ну потерпи еще пару недель - и все в мире будут одинаково смертны, если ты нам поможешь. И тогда поступай, как тебе заблагорассудится. Что такое несколько десятков дней для настоящей любви, ты ждала и дольше. В чем проблема-то?
   Они летели над океаном, ровно и уверенно, и тень от маленького дельтаплана на фоне луны, почти неразличимая, бежала вслед за ними по волнам.
   Но Эстер казалось, что все вокруг звенит от ее беззвучного вопля. Что он катится вслед за ними, поднимаясь над кромкой воды и вырастая, как цунами, и скоро накроет их с головой.
  

Картина вторая

  
   Сумерки - самое красивое время дня в Венеции потому, что больше всего подходят вечно умирающему городу. Под ярким солнцем совсем по-другому смотрятся декорации из домов с облупленной штукатуркой, торчащих из воды деревянные свай с бородой из водорослей и бесконечных мостов, повторяющих изгибы друг друга, как волны. Лучше всего бродить по городу в краткое время распада дневного света, когда воздух становится тонким и чуть колеблется, как на грани перехода в другой мир, но зажигать фонари еще рано. Тогда ощущение нереальности происходящего вокруг становится полным, и не удивляет любое странное видение, мелькнувшее в просвете между домами, или на ступеньках у густо-зеленой воды, или в мерно качающейся лодке, проплывающей внизу.
   Поэтому частых прохожих совершенно не удивляло, что молодая женщина в длинном плаще, край которого был наброшен на голову, но не скрывал длинных светлых локонов, шла по набережной без туфель. Напротив, для ее облика это казалось совершенно естественным - она и должна была идти бесшумно, словно танцуя на старых камнях, когда одно движение плавно перетекает в другое. Каждому, кто на секунду заглядывал ей в лицо, хотелось зажмуриться от сияния распахнутых зеленых глаз, а потом смотреть снова и снова, но женщина передвигалась слишком быстро. Темно-фиолетовый плащ мелькнул на одном горбатом мосту, затем на другом, она прошла вдоль канала по узкой дорожке без перил, оглянулась и свернула в арку. Хлопнула неразличимая в темноте дверь.
   Женщина легко поднялась наверх по узкой лесенке и вошла, не постучав. Ставни в мансарде были раскрыты настежь, впуская шум вечернего города и неповторимый запах воды, водорослей, специй и рыбы из ресторанчика под окном и цветов, оплетающих подоконник. Заметно стемнело, но обитатели комнаты не торопились зажигать лампы, поэтому небо в проеме окна еще казалось светлым.
   Обитателей было двое - невысокий лысоватый субъект неопределенного возраста сидел у окна, нацепив старомодные очки в темной оправе и делал вид, будто стучит по клавишам ноутбука, хотя на самом деле разглядывал проходящую под окнами толпу, особое внимание уделяя девицам в коротких майках. Девушка с рыжими растрепанными волосами сидела на застеленной кровати, подобрав ноги и отвернувшись к стене, и очевидная напряженность ее позы заставляла трижды подумать, прежде чем завести непринужденный разговор, например, весело спросить: "Привет, как дела?"
   - Привет, как дела? - поздоровалась обладательница белокурых локонов, закрывая за собой дверь. Ее лицо было одновременно безмятежным и печальным, если такое сочетание вообще возможно.
   - Все нормально, - ответил человек у окна, пожимая плечами. У него была очень странная манера улыбаться - словно он заранее издевался над собеседником и подвергал сомнению все, что тот скажет. - Мы пребываем в жесточайшей депрессии. Нам ни что не мило, жить мы не хотим и предпринимать какие-либо осмысленные действия тоже. Особенно в присутствии мерзкого и злобного Лафти, отравляющего своим существованием этот дивный город.. И я не уверен, что прекрасная Фэрелья принесет утешение нашей исстрадавшейся душе. Скорее наоборот, поэтому не пойти ли прекрасной Фэрелье куда-нибудь в... нет, Стелла, это несерьезно, там она много раз была, и потом это не оскорбление, ей это даже понравится.
   - Не смей меня так называть!
   Девушка резко повернулась. Ее глаза, в отличие от глаз прекрасной белокурой гостьи, были не очень большими и не особенно примечательного светло-серого цвета, но из них словно ударило ледяное пламя.
   - Огромное достижение, - Лафти оторвал пальцы от клавиатуры и радостно похлопал в ладоши. - Целых пять слов за день. Впрочем, женщинам ведь говорить совсем необязательно, даже напротив, так что мы приближаемся к совершенству. Фэрелья, я прав?
   - Ты бы тоже лучше помолчал, - заметила Фэрелья, подходя к кровати и садясь рядом с ней на пол.
   - Послушай, я понимаю, как тебе сейчас тяжело. Я тоже теряла возлюбленных, я знаю...
   - Вы хоть помните, сколько их было?
   Белокурая женщина нимало не обиделась. Она смотрела по-прежнему грустно и ровно, и на нежных округлых щеках сверкали золотые пылинки - то ли искусный макияж, то ли обман зрения в сумерках.
   - Я помню каждую любовь в этом мире, которая не состоялась или которая прервалась до срока. Но от этого она не стала менее прекрасной. Поверь мне, меня гораздо больше печалит любовь, превратившаяся со временем в скуку или ненависть. Ты должна радоваться, что твоей любви не уготована подобная участь.
   - Я сама не своя от радости, - рыжая девушка несколько мгновений мерила ее взглядом. Рядом друг с другом они смотрелись весьма любопытно - одна в вечернем платье бирюзового цвета, которое обнаружилось под соскользнувшим на пол бархатным плащом, другая в мятой черной футболке с изображением какого-то загадочного зверя и коротких джинсах с бахромой. - Ничего, что я не прыгаю от восторга? Здесь потолки низкие.
   - Слушай, Фэрелья, это бесполезно, - вступил в разговор Лафти, закрывая крышку ноутбука. - Поскольку я намного умнее тебя, я за много лет понял одну вещь - если людям что-то взбрело в голову, они так и застрянут на этой мысли. Пытаться что-то сделать невозможно. Поэтому увы, признаю свое полное поражение, прошу считать мой новый план невыполнимым и мою миссию законченной. С потомками нашедших Бессмертие может встретиться кто-нибудь другой из Двенадцати, а я помою руки и пойду.
   - Нашедшие Бессмертие? Кто это?
   - Госпожа Ливингстон, - Лафти небрежно поклонился, - рекомендую вернуться в исходное состояние вселенской скорби. Кстати, учитывая, что вы три дня ничего не ели, это неплохое средство похудеть. Тяжелых предметов в комнате нет, - прибавил он поспешно, - я проверял.
   Фэрелья только головой покачала, глядя на изменившееся лицо Эстер.
   Та действительно, вскочив с кровати, некоторое время безуспешно оглядывалась, но вдруг успокоилась и села.
   - Прекрасно, - произнесла она, плотно сжимая губы после каждого слова и глядя в одну точку. - Твой план ведь был не единственным, правда? Думаю, если я пойду к кому-то еще из ваших... Двенадцати, в недобрый час они попались на моем пути, они не откажутся от моего общества. Подозреваю, что ты им надоел еще больше, чем мне, поскольку являешься самым умным.
   - А я и есть самый умный, - Лафти широко улыбнулся. - Что и требовалось доказать.
   - Ты сказал, что у тебя есть какой-то новый план?
   - То есть мы разумно и спокойно работаем дальше? Истерики, воплей, попыток прыгнуть в канал не будет?
   - Если мы все быстро закончим, и я от вас избавлюсь, - Эстер глухо выдохнула сквозь зубы, - я согласна потерпеть несколько дней.
   - Ну что же, - Лафти бодро потер руки. - Прекрасно, мы переходим от глубокого уныния и апатии к замечательной перспективе быстро исполнить свою миссию на земле и с чистой совестью свести счеты с жизнью. Тоже неизмеримый по своей глупости поступок, но для нас гораздо более выгодный. Итак, прошу слушать внимательно всех, кто способен меня понять. К Фэрелье это, конечно, не относится.
   Он вновь открыл ноутбук и ногтем пощелкал по клавишам.
   - Институт Бессмертия, получивший в результате своих опытов матрицу Права, был закрыт четыреста лет назад. Официально это объяснялось тем, что необходимость в дальнейших опытах невелика, и они слишком дорогостоящи. Имена ученых, создавших формулу Бессмертия, теперь не более чем имена, и никто не знает, истинные они или вымышленные. И существовали ли эти люди на самом деле. Но когда вы хотите найти какую-то нужную вам информацию - не стоит заказывать расследование в специальных агентствах за огромные деньги! И не стоит сидеть ночами, копаясь в сети, пока ваши глаза не приобретут цвет стоп-сигналов! Спросите лучше у мерзкого и злобного Лафти, и он вам все расскажет!
   Совсем немного усилий, и открывается один весьма любопытный факт. Основателей Института Бессмертия было пятеро. У каждого из них есть прямые потомки. И все они, что интересно, занимаются одним и тем же делом. Не имеющим государственно важного значения, но требующим время от времени собираться вместе и обсуждать всякую ерунду. Представьте, это когда человек сто набивается в одну комнату, все сначала слушают одного полудурка, несущего разную дребедень, и спят под его аккомпанемент, а потом делают вид, что им было безумно интересно и пытаются вспомнить, о чем он говорил, чтобы задать вопрос.
   - Ты сам-то понимаешь, что хотел сказать? - прервала его Эстер. - Прежде чем требовать это от нас?
   - Хорошо, для совсем непонятливых я могу почитать вслух, - Лафти пролистал на экране несколько страниц. - Тридцать Шестой Конгресс Европейской Писательской гильдии состоится 25-26 апреля в Лидо-Хаус, Венеция. На нем выступят... ну, это неинтересно, никто этих имен все равно не запомнит... Регистрационный взнос составляет... тоже знать необязательно, мы пройдем и так...Одним словом, сборище имеет прямую связь с Институтом Бессмертия. Хотя бы потому, что потомки его основателей периодически портят бумагу написанием странных текстов, а потом встречаются по этому поводу. Они все там будут, все пятеро. Не кажется ли вам, о мои многомудрые слушатели, что мы просто обязаны посетить данное мероприятие?
   - Слушай, - Эстер остановилась перед ним, уперев руки в бока. Ее лицо внезапно стало почти прежним, потеряв выражение смертельной тоски, а это могло означать только, что ее полностью захватила какая-то мысль. - А зачем я вам для всего этого нужна? Идите сами на этот свой конгресс, ищите там кого хотите и выясняйте у них что хотите. Я-то здесь при чем?
   Лафти посмотрел на нее с легкой растерянностью, словно она ляпнула исключительную глупость, что прежде ей свойственно не было.
   - Ты разве еще не поняла, Эстер Ливингстон, что выдержать наше общество могут очень немногие? Не говоря уже о том, чтобы отвечать на наши вопросы. Вот Фэрелью это всегда расстраивало, что у нее так мало избранников, способных находиться рядом с ней, иначе она вообще не вылезала бы из постели.
   Фэрелья, впрочем, не обратила на его слова особого внимания, поскольку мечтательно улыбалась.
   - В Лидо весной очень красиво. Вообще прекрасно, что они выбрали Венецию, чтобы встретиться. Мне всегда хотелось здесь находиться подольше.
   Эстер посмотрела в окно поверх головы Лафти, который вновь увлеченно бегал глазами по экрану. Прямо внизу, под окнами мансарды, одна за другой плыли длинные гондолы, поворачивая за угол дома. Если поднять глаза, везде за чередой крыш мелькала черная вода и движущиеся по ней огни. Смех, гомон и волшебство наполняли единственный в мире город, где она до того была всего один раз и куда она обязательно хотела приехать вместе с Вэлом.
   Эстер вцепилась в подоконник. Она понимала, что плачет, хотя глаза у нее были сухие, но лицо стянуло так, что невозможно было не только произнести слово, но даже вдохнуть как следует. Повернуться она тоже не могла, и поэтому не видела, что двое странных существ, неизвестно что из себя представляющих и по непонятной случайности ставших ее спутниками, смотрят на нее во все глаза. Понимания и сочувствия, разумеется, в их взглядах не было. Но зато отчетливо читалась легкая зависть.
  
   Когда Эстер вошла в залитый солнцем вестибюль конгресс-центра в Лидо и пересекла его наискосок, решительно стуча высокими каблуками по каменному полу, она уже чувствовала себя слегка получше. По крайней мере, выворачивающее наизнанку отчаяние слегка притупилось - видимо, сознание понимало, что дальше надо как-то существовать с тем фактом, что Вэла она больше не увидит.
   Девушки за стойкой регистрации делегатов конгресса делали все, что в их силах. чтобы не скучать. Шел второй день, толпа схлынула, поэтому одна задумчиво красила ногти, каждый раз придирчиво стирая результат труда и начиная заново, а вторая - видимо, попавшая сюда менее случайно - читала книжку, правда, в подозрительно разноцветной обложке.
   - Моя фамилия Ливингстон, - сказала Эстер в пространство. - Я регистрировалась вчера.
   Слегка помедлив, она послала импульс Имеющей Право через хэнди-передатчик - видимо, характер у нее совсем испортился. Обе девушки моментально вскочили, правда, вышколенностью стюардесс Трансатлантической авиакомпании они похвастаться не могли, к тому же любопытство, возникшее на их лицах, перебивало все остальные чувства. Похоже, что Имеющих право, спокойно подходящих к столу без свиты и охраны и одетых в заурядную полосатую кофточку и джинсы, девушки встречали в своей жизни нечасто.
   - Ой... да, конечно, - залепетала одна из них. - Вы... добро пожаловать... вот каталог нашей конференции. Программа...
   Каталог был старомодный, очень толстый. Эстер рассеянно взяла, собираясь при первой возможности его где-то забыть, чтобы не таскать тяжести. Тем более что содержимое интересовало ее не сильно.
   - Как мне найти Эммануэля Корви? - хмуро спросила Эстер, решив не затягивать.
   Господин Корви не очень походил на писателя - скорее на мелкого торговца, с торчащими усами и заметным животиком. Вдохновенно горящего или ушедшего внутрь себя взгляда у него не наблюдалось, серые глазки были небольшие, приземленно-цепкие и обеспокоенные внезапным появлением Эстер. Вызванный девушками по рации, он возник у стойки регистрации довольно быстро, но с первых слов стало понятно, что душевно беседовать с ним будет трудно. Во-первых, он держался с большим подозрением, а во вторых, немилосердно заикался.
   - Я н-н-н-е совсем п-п-п-онимаю причин вашего вопроса, г-г-г-оспожа Ливингстон. Я н-н-не имею н-н-н-икакого отношения е делам Бессмертия. У нас п-п-п-роходит литературный конгресс, а не м-м-м-едицинский симпозиум.
   - Хорошо, я начну сначала, - Эстер подглядела в экран хэнди-передатчика. Благодаря усилиям Лафти она была укомплектована фактами по самые уши. - Когда-то давно в Институте Бессмертия пост главы одной из лабораторий занимал человек по имени Серджио Корви. Про его научные успехи мало что известно, поскольку все происходило при соблюдении строжайшей секретности, но в деле продолжения жизнеспособного рода он преуспел точно, раз несколько столетий спустя не прерывается линия его прямых потомков.
   - Это в-в-в-полне может быть с-с-с-овпадение, - Эммануэль Корви настолько поторопился ответить, что начал заикаться еще больше. - И п-п-п-отом, к-к-к-акое мне до всего этого д-д-д-ело, а вам до м-м-м-еня?
   - А дело в том, - произнесла Эстер с интонациями Лафти, ощущая себя довольно мерзко, - что начальником другой лаборатории в институте Бессмертия был человек по имени Вольфганг Штейнлиб. Такую же фамилию носит почетный председатель этого вашего сборища. Вам назвать имена остальных?
   На самом деле она знала только четыре имени, пятое Лафти то ли позабыл ей продиктовать, то ли решил, что и без того доказательств достаточно.
   - М-м-м-ожете назвать, если хотите, - Корви пожал плечами, - н-н-но я не п-п-п-онимаю, что это изменит. Вам что именно к-к-кажется предосудительным?
   - Чрезмерное количество совпадений. Просто так подобные вещи не случаются.
   - Х-х-х-орошо, расскажите о своих п-п-п-одозрениях в Д-д-д-епартаменте охраны бессмертия. Они п-п-п-ускай и разбираются - устало сказал Корви. Невооруженным глазом было видно, что если бы Эстер не была Имеющей Право, он послал бы ее совсем не в Департамент, а в гораздо более далекие и экзотичные места. - Вам это з-з-з-ачем нужно? Б-б-б-ессмертие и так уже у вас в кармане.
   - Именно поэтому, - Эстер положила локти на стол, за которым они сидели, и чуть наклонилась вперед. Особым даром убеждения она никогда не владела, хотя когда-то у нее довольно неплохо получалось располагать людей к себе, но это было в эпоху до стремительного взлета ее ранга и катастрофического ухудшения характера. К тому же у нее возникало твердое убеждение, что сидящий напротив толстяк с проницательным взглядом не особенно поверит в любую из заготовленных версий. Но не могла ведь она сказать ему правду - истинная история выглядела полным безумием, и Эстер сама наполовину переставала в нее верить, как только Лафти исчезал из поля зрения.
   - Право досталось мне... какое-то время назад, - начала она, собравшись с мыслями. - Но я не хочу так сразу... им воспользоваться... пока не буду лучше понимать, что оно дает. Я уверена, что когда получаешь очень много, взамен лишаешься не меньше. Я хочу узнать все заранее, прежде чем войду в Дом Бессмертия. И я уверена, что вы и ваши ...коллеги знаете о Праве гораздо больше, чем хотите признать.
   - На основании чего вы д-д-делаете такой вывод?
   - Никто из вас не обладает Правом Бессмертия. Почему ваши дальние предки не позаботились об этом? И сами они Бессмертия не получили.
   - А вы не д-д-допускаете мысли, что они п-п-просто не хотели?
   - Все пятеро? Вряд ли они были настолько единодушны. Скорее всего, они прекрасно представляли себе все последствия. И вам завещали что-то важное.
   - Вы чересчур п-п-проницательны, госпожа Ливингстон. Настолько, что это качество уже переходит у вас в изощренную ф-ф-фантазию. Н-н-надеюсь, вы приехали на наш конгресс не только з-з-затем, чтобы изложить мне вашу з-з-занятную теорию. Мне к-к-кажется, с таким воображением, как у вас, можно п-п-писать неплохие романы.
   - Я ничего не пишу и не собираюсь, - сухо сказала Эстер. Чтобы удержать раздражение, она положила ладони на каталог конгресса, который машинально захватила с собой, и постукивала по нему пальцами. - Я всего лишь наблюдаю за фактами. В течение нескольких столетий члены семей высокопоставленных сотрудников Института Бессмертия - к тому времени уже закрытого Института - постоянно собираются вместе, причем для этого организуют различные странные и достаточно бесполезные, но вместе с тем безобидные общества. Конгрессы писателей, кружки историков, даже клубы любителей восточной кухни. Как вы можете это объяснить?
   - А д-д-для чего объяснять то, что н-н-никому не причиняет вреда? Нам это нравится. Если бы в наших з-з-занятиях было что-то подрывающее устои, нами бы д-д-давно заинтересовался Департамент охраны Бессмертия.
   Эстер медленно выдохнула.
   - Я не знаю, как мне убедить вас быть более откровенным, господин Корви.
   - Так ведь и вы не п-п-полностью откровенны со мной. И с-с-судя по всему, придумали п-п-причину, по которой хотите знать все о Праве Бессмертия, с-с-совсем недавно.
   - С чего вы так решили?
   - Мне п-п-полагается разбираться в человеческой п-п-психологии. Женщина не м-м-может быть такой рассудительной и взвешивать все "за" и "против" перед важными п-п-поступками в своей жизни.
   - Вы что, женские романы пишете? - не выдержав, съязвила Эстер.
   - П-п-помилосердствуйте! - Корви всплеснул пухлыми ладонями, но даже если сильно обиделся, постарался не подать виду. - П-п-послушайте, госпожа Ливингстон, раз вы нас п-п-почтили своим посещением, может быть, обратите внимание на какие-нибудь интересные мероприятия на Конгрессе? Кое-что м-м-может оказаться весьма познавательным. Вот, например, м-м-мастер-класс по концептуальному примитивизму. Или д-д-диспут об использовании различных н-н-наименований зеленого цвета для п-п-передачи оттенков чувств героя.
   Когда над тобой столь изящно издеваются, остается только встать и вежливо откланяться, если не может придумать достойное издевательство в ответ. Но Эстер терпеть не могла признавать поражение, поэтому упрямо оставалась сидеть, задумчиво листая каталог в попытках сочинить убийственную реплику.
   Перевернув страницу, она скользнула взглядом по строчкам и вздрогнула. Вернулась глазами наверх, решив, что померещилось. Перечитала еще раз. Ей показалось, что воздух кругом зазвенел, и она поспешно схватилась за виски, не обращая уже ни малейшего внимания на Корви, удивленно следящего за изменениями на лице высокой гостьи Конгресса.
   Перед ней были строки из стихов Вэла. Которые она знала наизусть и могла повторить с любого места, даже будучи разбуженной глубокой ночью.
   Но подпись под ними гласила: "Андре Райзенберг, Копенгаген, 2761 г."
   Стараясь не задыхаться и потому произнося слова особенно медленно и членораздельно, Эстер опустила каталог, придерживая страницу рукой:
   - Ваш Конгресс, в самом деле, является поразительным источником новых познаний. Вот, например, я была уверена, что у этих стихов совсем другой автор.
   - К-к-каких? - Корви проследил за ее пальцем, ведущим по странице. - А, очень способный молодой человек. Из Дании, к-к-кажется. Кстати, сейчас как раз н-н-начинающие поэты будут читать свои стихи в С-с-стеклянной мансарде, он тоже там будет.
   - А что у вас полагается за плагиат? Я бы на вашем месте организовала распродажу тухлых овощей, для желающих запустить ими в тех, кто пользуется... - Эстер проглотила комок в горле, - кто прекрасно знает, что автора уже нет в живых.
   - В-в-вы уверены? - Корви озабоченно подвигал бровями. - Вы всерьез х-х-хотите сказать, что этот т-т-текст украден? И д-д-доказать сможете?
   - Для начала я хочу посмотреть в лицо этому новоявленному копенгагенскому таланту, - Эстер решительно поднялась. - И льщу себя надеждой, что вы как секретарь Конгресса ко мне присоединитесь.
   - К-к-конечно, госпожа Ливингстон, - Корви слегка замялся, но для человека с таким заиканием заторможенность в речи казался естественной. - Я в-в-вас догоню. П-п-поднимайтесь по главной лестнице. П-п-потом направо и по с-с-ступенькам в мансарду.
   Он внимательно посмотрел Эстер в спину. Та немного сутулилась по старой привычке, но шла быстро, сердите стуча каблуками, охваченная праведным гневом и желанием его поскорее выплеснуть.
   Эммануэль Корви, напротив, сильно торопиться не стал, но его движения были не менее собранными и уверенными. Вернувшись к стойке регистрации он развернул к себе один из стоящих на ней экранов и потыкал в него пальцем, открывая страницы с последними новостями.
   "Величайшая скорбь, охватившая мир после страшной трагедии во Флориде... паника на бирже до сих пор не улеглась... шестидесятидневный траур, истекший на прошлой неделе, формально окончен, но неизгладимая печаль, поселившаяся в наших сердцах навсегда... всестороннее расследование продолжается... среди погибших постояльцев "Платинум Бич" значится также некая Эстер Гордон, по описанию похожая на Эстер Ливингстон, получившую Право Бессмертия шесть лет назад. Несчастная молодая девушка, одаренный дизайнер, ставшая, невзирая на свою молодость, весьма популярной в высоких кругах... так и не успела реализовать свое Право, но вряд ли оно смогло бы ей помочь в эпицентре взрыва подобной мощности..."
   Корви решительно свернул все страницы и набрал номер на хэнди-передатчике, отчего-то сморщившись, как при выполнении неизбежного, но крайне неприятного действия.
   - Мне н-нужно поговорить с пятым отделом Департамента Охраны, - сказал он вполголоса, заикаясь гораздо меньше. - Дело исключительно с-срочное.
  
   Стеклянная мансарда была так названа совершенно оправданно - большой зал под самой крышей, треугольной формы, где одну сторону треугольника образовывала сплошь застекленная стена с видом на лагуну. В любое другое время Эстер бы подошла к огромному окну и забыла обо всем, глядя на зеленое пространство неповторимого цвета, наполненное белыми катерами и парусами яхт. Но сейчас она была слишком сосредоточена на своей миссии. Солнце, клонившееся к воде слева, лилось через стекло косым потоком и заставляло щуриться. Никакой мебели в зале не наблюдалось - все сидели на полу в разных позах, скрестив или поджав ноги, а кое-кто вообще полулежа, опираясь на локоть, и внимательно слушали человека, стоящего спиной к окну.
   Эстер остановилась у дверей, оглядевшись, но сразу привыкнуть к контрасту чистого солнечного света после приглушенных ламп вестибюля было трудно, и потому она присела на пол, как все, обхватив руками колени. Народу было много - человек сто, разбросанных по полу, как яхты по воде залива за окном. Стоящий у окна что-то монотонно бормотал, но публика выглядела весьма увлеченной, по крайней мере, молодой человек с длинной косой и коротко стриженая девушка в нескольких шагах от Эстер нимало не дремали, а шевелили губами, время от времени пихая друг друга в плечо.
   Человек закончил бормотать совершенно внезапно, и публика одобрительно загудела - похоже, в этом странном сообществе так изображали аплодисменты. Ему на смену поднялся следующий, также повернувшись спиной к окну, поэтому его лицо рассмотреть было трудно. Но Эстер вздрогнула, невольно приподнимаясь - эта походка с манерой сильно опираться на правую ногу... эта посадка головы... эта привычка свободно держать руки, в отличие от большинства людей, у которых локти словно пришиты к телу...
   - Я, конечно, постараюсь вам что-то прочесть, - сказал человек у окна голосом Вэла Гарайского. - Но заранее прошу прощения, если это будет сильно отличаться от всего услышанного раньше.
   Но узнать мнение публики по поводу своих произведений в этот день он так и не смог, поскольку его перебила резкий вопль похожий на гудок парохода. Девушка с растрепанными рыжими волосами, сидевшая на полу у самой двери, вскочила.
   - Может быть, не стоит даже начинать, господин Райзенберг? Вы и так всех вокруг затмеваете величием своей личности. Прежде я не встречала людей, способных воскресать из мертвых с такой великолепной наглостью.
   Вэл растерянно оглянулся. Публика смотрела на них во все глаза, не очень понимая, что происходит, но явно ожидая развития событий.
   - Обвинять человека лишь в том, что вернулся он к жизни? - провозгласил Вэл наконец, скрестив руки на груди, словно стараясь отгородиться от Эстер, пылавшей яростью до такой степени, что волосы стали напоминать раскаленную проволоку. - И мне кажется, что не меня одного называть здесь можно воскресшим.
   - Почему же тогда не заметны на вашем лице облегчения слезы? - Эстер уперла руки в бока - она сейчас находилась в таком состоянии шока и гнева, что могла подхватить любой диалог, даже самый безумный. - Видно, гибель моя вас не сильно тогда удручила.
   На лице Вэла отражалось такое сочетание чувств, что отделить их одно от другого было невозможно, как в радужном спектре. Но уголок его губ слегка дрогнул, и печальное восхищение на миг перекрыло все.
   - То, что ты не погибла, я знаю давно, потому что старался... убедиться, что ты невредима, своими глазами, пускай для тебя незаметно, - он тряхнул головой, словно принимая окончательное решение. Теперь с выбранного пути поведения его было не свернуть. Он еще раз обвел глазами зал - многие сидели с приоткрытыми ртами. - У тебя в то же время, похоже, сыскались другие занятья - интересней того, чтоб узнать, что со мной приключилось.
   - Ах ты... - Эстер невольно посмотрела на свои пустые ладони, разочарованно сжав пальцы, когда осознала, что никаких тяжелых предметов в наличии не имеется, но сдаваться не собиралась. - Ну конечно, от горя не есть и не спать - это так интересно. Вы, наверно, на все это глядя, весьма веселились.
   - Стел... - Вэл стиснул челюсти и некоторое время пережидал, задержав дыхание. - Я ведь должен скрываться от всех, мне обратно уже не вернуться. Каждый шаг здесь меня может выдать, равно как твое поведенье.
   Эстер открыла рот, но не смогла подобрать слов, а тем более поставить их одно за другим в нужный ритм. Ей внезапно показалось, будто они одни на площадке, вознесенной над морем, и нет дыхания сотни людей рядом.
   "Глупая девочка, - темные глаза смотрели на нее в упор, слегка прищурившись, будто желая запомнить такой, как она была - с раздувающимися от гнева ноздрями, глазами, горящими зеленым отсветом под цвет моря за окном и рыжим отблеском вокруг головы. - Вся моя карьера и жизнь полетели в пропасть, но что я сделал первым, прежде чем нагнулся подобрать осколки? Я поехал в эту мрачную горную Шотландию, где вы прятались какое-то время, и два часа смотрел, как ты бродишь кругами по маленькому саду около дома, чтобы удостовериться, что у тебя нет ран и ожогов".
   Внезапно Эстер заметила повязку на его руке, успешно скрытую длинным рукавом, но край бинта выглядывал наружу. Она пошевелила губами, но все равно вряд ли была способна что-то произнести. От необходимости говорить Эстер избавили два события: в дверях появились трое в характерных темных костюмах, не оставляющих сомнения в их принадлежности к Департаменту охраны Бессмертия. И в это же время публика, принявшая долгое молчание героев за окончание выступления, дружно принялась хлопать в ладоши, забыв свое обыкновение отказываться от банальных аплодисментов.
   - Будем считать это отрывком моей пьесы. - Вэл поклонился. - Правда, не уверен, что мне удастся ее закончить, - прибавил он, взглянув на дверь.
   - Госпожа Эстер Ливингстон! - громко заявил один из вошедших. - Вам лучше не сопротивляться, так будет проще для всех. Подойдите к нам, держа обе руки на виду, ладонями вперед. Всех остальных прошу оставаться на местах и не двигаться.
   Эстер помотала головой, все еще собираясь с силами, чтобы возродить свой дар речи. В сторону Вэла она больше не смотрела, потому что не хотела ему показывать свое выражение лица. Но он сам быстро подошел к ней и взял за плечо.
   - Я сказал - никому не двигаться! - повысил голос охранник Бессмертия.
   Впрочем, Вэл оказался не единственным осмелившимся нарушить столь ясный приказ. Одна из сидящих на полу женщин медленно поднялась, сдернув с головы косынку, отчего по плечам рассыпались прекрасные светлые локоны, мелко закрученные и блестящие даже под ярким солнцем. Таким золотым блеском отливала кожа ее голых плеч, словно посыпанных тончайшей алмазной пудрой. Совершенно неудивительно, что все находящиеся в Стеклянной мансарде немедленно повернулись в ее сторону. Охранники Бессмертия были мужчинами, и противопоставить им было нечего - они сдались без боя, очарованно уставившись на нее..
   - Может быть, я подойду вам больше? - хрипловато, чуть растягивая словами, пропела Фэрелья. - Меня одну на всех вас точно хватит, а вот ее - не уверена... у тебя есть десять минут, не стой, как столб!
   Скорее всего ее слова относились к Эстер, но Вэл, при появлении Фэрельи застывший, как все существа мужского пола, принял их на свой счет и опомнился. Он дернул Эстер за руку и потащил за собой к окну, быстро щелкнул каким-то незаметным рычагом внизу, и огромное стекло плавно поехало в сторону. Ветер и запах моря ворвались в мансарду уверенно, словно хозяева, заставляя в первую минуту зажмуриться. Эстер тоже хотела закрыть глаза, но прямо под ней была десятиметровая высота, и перила кровли упирались ей в коленки. Вэл доволок ее до пожарной лестницы и зацепил ее руки за поручни, подталкивая вниз.
   - Десять минут - это очень много, - сказал он неожиданно спокойно, словно решил в выходной день для разминки прогуляться по крышам. - Держись и спускайся осторожнее.
   - А ты? - на мгновение ее охватила паника, что он вздумает остаться, чтобы прикрывать ее бегство.
   - Если ты будешь знать, что я иду следом, а за нами погоня, будешь быстрее перебирать ногами. Стелла, умоляю, только не сейчас! - взмолился он, заглянув ей в лицо. - Если хочешь, чтобы у тебя еще была возможность меня обругать, держись крепче и немного помолчи.
   Они преодолели все пролеты на удивление быстро, но когда ступни Эстер коснулись асфальта, колени подогнулись, и Вэл схватил ее за локоть.
   - Падать некогда, бежим!
   - Куда? - она в полном смятении оглядывалась. Пирс перед Дворцом конгрессов жил своей обычной жизнью - люди фотографировались на фоне лагуны, подростки проносились мимо на роликах, над головой кричали птицы. Пока что никто не стремился выбежать из-за угла с воплем: "Не двигаться! Протяните руки ладонями вперед!" Но из распахнутого окна мансарды отчетливо доносились нечленораздельные истеричные крики, так что несколько праздно гуляющих начали с заметным любопытством поглядывать наверх.
   Вэл по сторонам даже не смотрел, сосредоточившись на единственной цели - катера, покачивающиеся у пирса, и прокладывал к ним дорогу, словно таран, волоча за собой Эстер и расталкивая толпу гуляющих. Он выбрал один, не очень большой и довольно незаметный, с поцарапанным бортом, и домчавшись до него, толкнул Эстер так, что она перелетела на палубу и обхватила руками дверь в маленький кубрик, чтобы не удариться об нее лбом.
   - Эй, ребята! - весело сказал сидящий рядом на причале тип с закатанных до колена штанах и красной кепке с козырьком такой длины, что напоминал журавлиный нос. - Вообще-то это мой катер. Хотите покататься?
   - Очень хотим, - произнес Вэл сквозь зубы. - Но учти, что у нас неприятности.
   Хозяин катера ничуть не удивился, а лишь беспечно пожал плечами, отчего татуировка на его торсе - две обнаженные девицы с пышными формами - пришла в движение, и эти движения вряд ли можно было назвать пристойными..
   - Главное, чтобы у вас не кончились наличные, пока удираете. А для приятностей надо кататься не на моей посудине, а на этих черных дылдах, - он кивнул в сторону пары гондол, вальяжно кивающих носом на волне. - Лезьте внутрь и пригнитесь.
   Эстер стукнулась о плечо Вэла - в маленьком кубрике с трудом хватало места для двоих. Татуированный моряк завел двигатель и плавно отвел катер от причала, не без изящества обогнув две большие яхты, а на самом деле просто прячась между ними. Неожиданно мотор взревел как безумный, и маленькое суденышко стрелой понеслось по лагуне, как комета по небу, оставляя за собой длинный пушистый хвост из водяных брызг. Капли полетели в приоткрытое окно, попадая на лицо, шею и затекая за шиворот. На полу сразу образовалась небольшая лужа.
   - Вы уверены, что ваш катер способен развивать такую скорость? - Вэлу пришлось кричать, чтобы перекрыть грохот мотора и шум взлетающего за окном водяного веера.
   - А ты не задумывайся - вперед и все! - весело заорал моряк, не оборачиваясь. - будешь долго думать, вообще никуда не приедешь!
   Эстер подумала, что это дикое дитя моря даже не спросило, куда именно их везти, руководствуясь какими-то собственными замыслами, но мысль прошла в ее голове как-то вяло и по краю. Она сидела рядом с Вэлом, тесно прижавшись к его боку и радовалась, что даже если бы он захотел отодвинуться, то катер мотало на волне так, что они все равно невольно упали бы друг на друга. Он был живой, совершенно живой, только немного плохо выбрит, под глазами темные круги, и рука, которой она касалась, словно каменная от напряжения, но в остальном абсолютно реальный и узнаваемый. От него пахло морской солью, впрочем, так же как и от самой Эстер в данный момент, и еще еле ощутимо какой-то горькой мазью, напоминающей горячий асфальт, и Эстер была готова безоговорочно признать, что это самый лучший запах на свете.
   В этот момент ее хэнди-передатчик отчаянно завибрировал.
   - Госпожа Ливингстон! Рекомендуем вам немедленно явиться в Департамент Охраны Бессмертия! Добровольная явка будет расценена как готовность к сотрудничеству! В противном случае...
   - Да пошел ты... - крайне разозлившись на то, что ее отвлекают, Эстер надавила на ладонь.
   - Совершенно неудивительно, - Вэл даже не повернулся к ней, глядя прямо перед собой, - Другого отношения я и не ждал. Крайне признателен, что вы еще не обозначили, куда именно я должен пойти, госпожа Ливингстон.
   - Я же не тебе! Это они! Да в общем... я бы тебе никогда!
   - Подлому эгоисту, которому все равно, как ты страдала из-за его гибели?
   Уголок его рта дрогнул - даже видя его только в профиль, она угадывала его частую улыбку - воплощение мягкой иронии, насмешки над собой и скрытой нежности, которой могла любоваться вечно. Как она вообще могла представить, что такой улыбки больше нет на земле? Мир бы тогда точно перестал существовать.
   - Вэл, я...
   Поцеловаться они не смогли, потому что катер в очередной момент тряхнуло, и Эстер, полетев вперед, уткнулась носом в его плечо. Он перебирал ее волосы, проводя пальцами по затылку.
   - Скажи, ну почему ты все время попадаешь во всяческие истории? Из которых я тебя должен вытаскивать?
   - А я не прошу меня вытаскивать, между прочим! Что ты вообще тут делаешь?
   Эстер резко дернулась, высвобождаясь, и едва не полетела вниз от очередного толчка катера. Пол под ногами скользил от морской воды.
   - Теперь еще попробуй упади за борт, будет совсем замечательно, - Вэл уже открыто улыбался, держа ее за локти.
   Все-таки он изменился - несмотря на явную усталость, осунувшиеся щеки, следы боли от раны, которые еще были заметны на его лице, он сейчас выглядел еще моложе чем обычно, совсем по-мальчишески. Может быть, потому, что перестал надевать маску изысканной и непробиваемой вежливости, с которой раньше привык сносить все - и презрительные взгляды Бессмертных в свою сторону, и частые насмешки над своей национальностью, и нескончаемые сплетни за спиной про него, Гэлларду и Эстер? Может быть, потому, что он не знал своего будущего, не был уверен в его безоблачности, скорее наоборот, и поэтому радовался настоящему? По крайней мере, раньше он никогда так легко не реагировал на подобные слова Эстер в свой адрес
   Катер наконец пересек лагуну, сделал крутой вираж, подняв напоследок волну, и влетел в горло узкого канала. Двигатель сразу сбросил обороты, и яростный рев мотора стих, но маленькое судно по инерции быстро скользило вперед, вдоль покрытой густым мхом набережной, безошибочно сворачивая в постоянно открывающиеся по слева, то справа протоки. Торчащие из воды старые сваи пару раз ощутимо проскребли по борту. Но стоящий у руля не повел ухом - видно, его посудине было не привыкать. Один раз они проскользнули под бельем, висящим на натянутых через канал веревках, так хозяин катера сдернул какую-то приглянувшуюся ему фуфайку и набросил на плечи.
   - А то вечером будет сыро, - сказал он, и голос его гулко отразился от стен канала. - В тумане очень удачно прятаться. Вы там как, ребята? В штаны еще не наложили? Гляньте-ка вперед, только сильно не высовывайтесь.
   Впереди, в створе канала, по которому они медленно скользили, один за другим проплыли пять патрульных катеров, один с эмблемой Департамента охраны Бессмертия и все с включенными сигнальными огнями.
   - Вынюхивают, видали? - моряк беззаботно хмыкнул и вдруг резко свернул в сторону, в совсем узкий канал. - Думают, мы им так и попались навстречу? Ха, не родился еще тот, кто пройдет по моим следам, если я хочу их замести!
   Он вынырнул из темноты моста на достаточно широкое водное пространство, вновь включил мотор, обогнул неторопливо гребущую гондолу, вызвав возмущенные крики сидящих в ней, которые были вынуждены хвататься за борта, и ушел в очередную протоку. Она заканчивалась тупиком - маленьким квадратным прудом, через который был переброшен полуразрушенный мост без перил. Дома вокруг выглядели так, будто как минимум лет сто в них никто не жил. Не доплыв до конца канала, катер развернулся и задним ходом ушел под арку, со стороны не особенно заметную. Под аркой плескалась вода, и было темно, солнечные блики сюда не попадали. Если вытянуть руку, стоя на палубе, можно было пальцами коснуться щербатого камня над головой.
   - Вот это я называю по-настоящему прятаться. Теперь пускай весь город облазают, - хозяин катера завязал на шее рукава фуфайки и уселся на борт, свесив ноги вниз. От воды отчетливо несло тиной, но он болтал в ней пятками, нимало не смущаясь. - Посидим до вечера, ребятки, а потом дуйте куда глаза глядят.
   Они сидели если не в полной темноте, то в глубоком сумраке. Звук капель, срывающихся с потолка где-то в глубине, отсчитывал время. Вэл обхватил Эстер за плечи, и она оказалась у него на коленях. Он не шевелился и ничего не говорил, но Эстер казалось, будто с каждой падающей вниз секундой растет напряжение, будто оно скоро начнет эхом отдаваться от стен их импровизированного саркофага.
   - Вэл, - прошептала они почти жалобно, не выдержав молчания - громко говорить боялась, но оказалось, что каменный мешок поглощает все звуки. - Помнишь, ты говорил... ты сам просил меня... давай больше не будем ссориться?
   Он вдруг резко снял ее с колен, посадив рядом, и сделал шаг к дверям кубрика.
   - Послушайте, - раздался его спокойный голос снаружи, - я хотел у вас спросить... вернее, попросить об одной вещи. Запираются ли двери в вашей каюте?
   В ответ послышался жизнерадостный хохот.
   - Вот молодцы, ребятки, вы мне нравитесь! Пользуйтесь моментом, кто вас тут увидит? А я пока схожу за пивом да принесу пожрать чего-нибудь.
   Эстер мало что видела в темноте и еще ничего не понимала, когда вернувшиеся руки ее приподняли, и она вновь оказалась у Вэла на коленях, на этот раз лицом к нему. Эти же руки быстро подняли ее кофточку, и он прижался губами к ее груди.
   - Стелла... пожалей меня... - шептал он, периодически отрываясь от нее, но паузы между словами получались очень длинные. - Я уже каждую ночь... вижу тебя... и представляю... Я совсем не могу...
   Стягивая джинсы, она попала босой ногой в лужу холодной воды на полу, но даже не заметила. Через некоторое время, двигаясь на его коленях, задыхаясь от рваного, несущего их куда-то ритма, она целовала его лицо - совершенно неразличимое в темноте, но ясно встающее перед глазами. Ее веки были плотно зажмурены, чтобы запереть подступающие слезы, потому что плакать она давно разучилась.
   Они были в самом сердце Венеции, надежно укрытые ее камнями и густой зеленой водой каналов - в городе, где она так мечтала оказаться именно с ним. А когда мечты сбываются так явно, не становится ли это опасным?
  
   Три часа спустя она по-прежнему сидела на его коленях, только уже натянув кое-как всю одежду, закутанная сверху в какое-то драное покрывало, найденное Вэлом в углу кубрика. От покрывала несло рыбой, но особого выбора не было - к вечеру в самом деле над водой поднялся сырой плотный туман, и потянуло холодом.
   Эстер полностью утратила чувство времени, но в общем ее это даже устраивало. Выходить наружу из каменного укрытия, бежать куда-то, придумывать пути спасения, сочинять очередные легенды совсем не хотелось.
   - А как тебе удалось спастись? - она говорила, уткнувшись носом в его плечо, поэтому выходило не слишком внятно.
   - Твой однорукий приятель прекрасно умеет заводить бронированные джипы без ключей зажигания, - в голосе Вэла звучала обычная легкая насмешка, но не было удивления, - а также передвигаться на запредельной скорости. Правда, взрывной волной нас все-таки перевернуло, и машина загорелась.
   Эстер невольно вздрогнула, касаясь пальцами повязки под его рукавом.
   - Это... тогда?
   - Нет, это раньше, когда мы протаранили выездные ворота
   - Ты об этом так буднично говоришь?
   - Стелла, я всего лишь скромный служащий дипломатического корпуса... к тому же теперь бывший. А не секретный агент и не супергерой. Когда со мной начинают происходить такие вещи, то наилучший вариант - воспринимать все максимально отстраненно, иначе мозги быстро съедут с положенного места.
   - Кстати, этот однорукий - вовсе не мой приятель. У меня среди них нет приятелей, прошу запомнить.
   - И совершенно напрасно, - Вэл продолжал усмехаться в темноте, - я бы на твоем месте обязательно постарался бы покрепче подружиться с такими полезными ребятами. Пока что мы оба живы исключительно благодаря им.
   - Лучше бы я их никогда не видела... - Эстер вновь положила голову ему на плечо.- И ты тоже.
   - Девочка моя, с моей стороны это было бы черной неблагодарностью - ведь пока что все наши встречи происходят при их пособничестве. Мне остается только смиренно возносить им хвалу. Сейчас ведь ты тоже не сама меня отыскала, не так ли? Это было бы невозможно.
   - Вот и неправда, про тебя они мне ничего не говорили! Это просто так совпало... Я приехала на самом деле на этот ваш писательский конгресс.
   - Стелла, только не говори, что ты мой тайный конкурент, - на этот раз в голосе Вэла зазвучало неподдельное удивление, - или что ты там собиралась делать? Вряд ли ты решила просто почтить мою память таким нестандартным способом.
   - Мне нужно было поговорить с Эммануэлем Корви. Это Лафти меня отправил. Понимаешь, он сказал, будто есть потомки пятерых основателей Института Бессмертия... что они до сих пор встречаются, - поскольку Вэл подозрительно долго молчал, не шевелился и, похоже, задержал дыхание, она заговорила быстрее, перескакивая и сбиваясь: - Лафти считает, будто им что-то известно... ну ты помнишь, чего они добиваются... иначе зачем им постоянно собираться вместе уже много-много лет... и я должна постараться у этих пятерых узнать все, что смогу... он мне, правда, сказал только имена четверых... да это все равно неважно, потому что Корви мне сразу пояснил, что я могу идти подальше...
   - А ты собираешься говорить со всеми остальными?
   - Сейчас я ничего не собираюсь. - Эстер фыркнула, - когда по моим следам бегает весь Департамент охраны. Но если останусь в живых - попробую поговорить. Иначе мои добрые приятели, - язвительный тон при последних словах ей особенно удался, - от меня никогда не отвяжутся.
   - Но ты не знаешь последнего имени, - пробормотал Вэл, и у Эстер возникло непонятное ощущение, что он почему-то хочет встать и отойти от нее подальше.
   - А может, вы сами ей скажете? - раздался вдруг голос с кормы. В неплотно закрывающуюся дверь кубрика упала полоска неяркого света, и створки распахнулись - судя по всему, в них неучтиво толкнули ногой. Впрочем, неожиданный гость смог бы оправдать свою невежливость тем, что руки у него заняты - в одной он держал какой-то старомодный фонарь с распахнутой крышкой, в котором дрожало пламя, в другой - вполне современный пакет с надписью "Удачные покупки" и торчащим наружу рыбьим хвостом.
   Зеленая фуфайка, нагло похищенная с бельевой веревки, и красная кепка по-прежнему были при нем, но кепку он теперь перевернул козырьком назад, и это прекрасно позволяло узнать его лицо, тем более что он не только ухмылялся по-прежнему, но еще и подмигнул, оглядев их с ног до головы.
   Эстер устало прикрыла глаза.
   - Тебе не самом деле стало просто скучно, да? Управлять еще не появившимися знаниями, следить за еще не опубликованными новостями, распределять информационные потоки? Подглядывать и подслушивать куда интереснее? А уничтожение Бессмертия - это все отговорки, правда?
   - Бабы после этого всегда глупеют, - сообщил Лафти в пространство. - Ну ничего, через несколько часов она придет в норму. А то уже догадалась бы сама, вообще-то она не совсем безнадежная.
   - Замечательно! - обрадовалась Эстер, высвобождаясь из покрывала. Джинсы и кофточка были застегнуты криво, но она понадеялась, что в полумраке приглядеться к деталям будет непросто. - Спасибо, что избавил меня от мук совести - теперь я спокойно могу тебе заехать туфлей по физиономии.
   Она покосилась на Вэла и замерла, не закончив движения. Фонарь бросал резкие тени на стены кубрика, и хотелось верить, что это просто обман зрения, что мрачное и внезапно постаревшее лицо с прежней непроницаемой маской дипломата ей всего лишь привиделось.
   - Так что, господин Гарайский? - сбить Лафти с его вечного радостно-издевательского тона было невозможно. - Назовете имя пятого? А то я что-то запамятовал.
   Темные глаза прошлись по нему взглядом, который казался гораздо тяжелее угрожающе поднятой босоножки, которую Эстер продолжала сжимать в руке. Но развивать свое отношение к происходящему в длинных фразах Вэл Гарайский не стал.
   - Пятый - это я, - сказал он только.
   - Ты?
   Эстер попятилась, стукнувшись спиной о стену кубрика. В наступившей тишине единственные звуки исходили от действий Лафти, который сел на порожек, уместил рядом фонарь, нетерпеливо надорвал пакет с покупками и,. вытащив оттуда большую соленую рыбину, поделил на три части прямо руками, положив на колени. Одну часть он гостеприимно протянул Эстер, которая не пошевелилась, уставившись на его руку так, словно ей протягивали змею.
   - И ты... все это время... ты знаешь... где матрица Права? Ты все... знаешь про Бессмертие?
   - Стелла, - Вэл заговорил с усталой безнадежностью, словно заранее был уверен в ее ответной реакции, - этого не знает никто из нас. Все разработки были уничтожены полностью... когда был закрыт Институт Бессмертия... по требованию великих Бессмертных и с полного согласия основателей Института.
   - Но вы же зачем-то... встречаетесь, вы же как-то связаны друг с другом, ради чего? Подожди... - ее глаза расширились до предела, так что в зрачках ясно отразились два пляшущих огонька от фонаря на полу. - Вы все... отказываетесь от Бессмертия добровольно, из года в год, у вас так принято, как закон... Так ты поэтому?
   - Стелла, успокойся, я прошу тебя, и послушай...
   Эстер засмеялась в ответ.
   Никаких истеричных нот в ее смехе не было, слезы не текли по щекам, и она не хватала ртом воздух, задыхаясь. Она расхохоталась вполне свободно и искренне и похлопала в ладоши, но что-то в ее смехе было такое, что даже Лафти перестал жевать и вопросительно на нее посмотрел.
   - Очень жаль, что я не писатель, господин Гарайский. Иначе я бы обязательно выступила на вашем конгрессе с веселой сказочкой о том, как одна глупая девушка почему-то вбила себе в голову, что ее любят до такой степени, что готовы ей отдать самый дорогой подарок, который получали в жизни. А на самом деле этого подарка брать и не собирались и просто искали, куда бы его сплавить, тут эта девушка и подвернулась. Я бы, наверно, имела успех с таким сюжетом.
   Вэл больше ничего не стал говорить. Он смотрел, не отрываясь, на пламя в фонаре, качающееся от легкого ветра.
   Эстер надела туфлю, тщательно поправила все пуговицы и застежки, отряхнула сырые от воды джинсы и пошла к дверям. Лафти философски пожал плечами, когда она перешагнула через его разложенные припасы:
   - И куда ты собралась на ночь глядя?
   - Мне не терпится приступить к литературным занятиям, - отрезала Эстер.
   - Ну-ну, мне кажется, что в Департаменте Охраны тебя заставят писать совсем другие вещи.
   Но Эстер обратила внимания на его слова не больше, чем на холодный туман, начинающийся сразу за кормой, в который она намеревалась шагнуть.
   - Кстати, вот еще очень потешная деталь - заодно эта девушка приобрела необычайно высокое положение, которого раньше не имела, и когда с ней спишь, можно все время самоутверждаться. Это всегда очень забавно выглядит.
   Она перешагнула на узкий бортик канала и скрылась в тумане. Правда, повернув за угол и пройдя несколько шагов, остановилась и села на камни, обхватив колени руками и прижавшись к ним лбом.
   Лафти снова пожал плечами, почему-то с легким смущением, которое странно выглядело на его физиономии, и задумчиво повертел в руках кусок рыбы, но откусывать дальше не стал.
   - Что вы хотите? - неожиданно хрипло спросил Вэл.
   - Да вот как-то сам не знаю... - задумчиво отозвался Лафти. - Есть почему-то расхотел. Даже на пиво не тянет. Может, чем заразился?
   - Хорошо, я переформулирую вопрос. В чем ваша цель? Вы хотите уничтожить Бессмертие?
   - Мы сами ничего уничтожать не можем, - серьезно сказал Лафти. - Нужно, чтобы люди сами этого захотели.
   - Если я... поговорю с остальными... я сделаю все возможное, чтобы они согласились встретиться с вами, и может быть, совместно мы что-то придумаем. Но взамен вы мне должны пообещать одну вещь.
   - Как сейчас помню, всегда любил давать обещания! Вот только с выполнением было хуже... этот процесс мне нравился гораздо меньше..
   - Сделайте так, чтобы она не попала в Департамент охраны. Сберегите ее, у вас это получится гораздо лучше, чем у меня, - Вэл печально усмехнулся. - На встречу Клуба пятерых вы придете вместе со Стел... с Эстер Ливингстон, или встреча вообще не состоится.
  
   С тех пор, как в мир пришло Бессмертие, Рождество отмечали особенно тщательно и готовились к нему повсюду так же, за полтора месяца до наступления, но главный и единственный смысл всего происходящего заключался в том, чтобы наверстать в еде и выпивке все, от чего воздерживались целый год и скупить на распродаже все, мимо чего целый год проходили со вздохом. Поэтому в Копенгагене, особенно на главных улицах, было подчеркнуто красиво, запах корицы и гвоздики доносился, казалось, даже от черно-белых плит тротуара, в окнах мигали бесчисленные огоньки свечей. Город был завернут в подарочную бумагу и казался сплошной витриной. Вдоль центрального променада перемещалась толпа. Мимо окна небольшого паба, устроенного в подвальчике на углу, постоянно двигались чьи-то ноги, не особенно различимые в сумерках, но мелькающие за занавеской как в театре теней.
   Один из сидящих за столиком у окна неотрывно смотрел на это торопливое перемещение, положив подбородок на длинные скрещенные пальцы, Выражение лица у него было мрачное - но не озабоченное, как у многих мечущихся за окном бедняг, не способных сделать выбор покупки или решить проблему нехватки денег, а совершенно отрешенное. Второй, напротив, в окно не смотрел, а глубоко вдвинулся в кресло и благодушно улыбался. Причина его благодушия, скорее всего, заключалась в наполовину опустевшем кувшине с глинтвейном, стоящем перед ними на столике..
   - Здесь г-г-готовят лучший глинтвейн во всей Д-д-дании, - сказал наконец второй, в очередной раз поднеся кружку к губам. - Вэл, если вы не б-б-будете мне помогать, я все выпью один и п-п-перестану соображать ясно. А ясность во все п-п-происходящее внести с-с-совершенно необходимо. Если они, конечно, п-п-придут.
   - Я глинтвейн терпеть не могу.
   - Это вы г-г-говорите исключительно из чувства п-п-противоречия, - Эммануэль Корви вздохнул и потянулся к кувшину. - П-п-перестаньте, вы сейчас п-п-похожи на мальчика, который первый раз п-п-поссорился с подружкой. А если в-в-верить вашей исповеди, это п-п-происходит далеко не впервые.
   Вэл Гарайский внимательно разглядывал свои пальцы и узор на скатерти.
   - Корви, она - самая большая драгоценность, которая есть у меня в жизни. Я согласен жить вдали от нее, я согласен, чтобы она относилась ко мне с презрением и ненавистью. Так даже лучше, потому что когда я ее вижу рядом с собой, во мне все переворачивается, и я теряю, как вы говорите, ясность соображения. Сейчас я больше всего боюсь, что она войдет, и я... буду делать над собой страшное усилие, чтобы поддерживать разговор и думать о чем-то другом, кроме нее. А еще больше я боюсь, что она не придет... что с ней что-то случилось, что ей причинили зло... мне кажется, если это произойдет, я сломаюсь окончательно, и уже не выползу из-под обломков.
   - Ваша б-б-беда в том, что вы слишком любите женщин. Если бы вы их в-в-воспринимали, как одно из удовольствий, с-с-существующих в этом мире, но не единственное, вам было бы легче.
   - Наверно, но мне уже поздно меняться, - Вэл повертел кружку в пальцах, но потом решительно оттолкнул ее от себя. - Если бы вы знали, Корви, как я устал. Больше всего на свете я хочу покоя... жить где-нибудь на краю мира с Гэллардой, писать книги... раз уж другого занятия теперь не найти... и знать, что у Стел... у Эстер все хорошо, и она счастлива. Я так обрадовался, когда понял, что получу Право... и смогу передать ей, что этим хоть немного ее уберегу от всяческих неприятностей... но она с редким упорством их находит повсюду, куда бы ни пришла. А я не могу ее защитить, вы понимаете?
   - Ну, п-п-похоже, что у нее сейчас появился д-д-довольно неплохой защитник.
   - Эммануэль, я не знаю, кто он... и этого никто из нас не узнает до конца, но он опаснее всех Великих Бессмертных, взятых вместе.
   - В самом д-д-деле? Что же, я вам б-б-благодарен за возможность познакомиться с такой в-в-выдающейся личностью. Тем более, - Корви прищурился в сторону входной двери, но не сделал ни малейшей попытки подняться из уютного кресла, - что наше з-з-знакомство состоится очень скоро.
   В дверь, нежно звякнувшую колокольчиком, вошли еще двое посетителей, на вид совершенно непримечательные. В толпе проносящихся торопливым шагом или бесцельно бродивших взад-вперед по променаду горожан ни один взгляд их бы не выхватил и не остановился, чтобы рассмотреть поближе. Высокая девушка с короткой темной стрижкой торчащих во все стороны волос, в меховой курточке, выкрашенной в модный бирюзовый, а значит совершенно непереносимый для глаза цвет. Мех от идущего за окном дождя со снегом топорщился такими же упрямыми стрелками, как волосы на ее голове. Ее спутник был заметно ниже ростом, в сером пальто до колен, обтягивающей голову уродливой шапочке, надвинутой до бровей, и к тому же замотан бордовым шарфом, так что отчетливо видны были только глаза, стреляющие по сторонам с ехидной усмешкой. Впрочем, он галантно пропустил девушку вперед, от чего в дверях возникла явная заминка - она совсем не стремилась идти, возмущенно оборачивалась, а спутник решительно и не слишком церемонясь подталкивал ее сзади. Наконец ему, видимо, надоели препирательства, он решительно взял ее за руку чуть выше локтя, и парочка двинулась к столику, за которым сидели Вэл и Корви, причем девушка демонстративно смотрела в сторону.
   - Как я вас теперь понимаю! - заявил вошедший вместо приветствия. - Я бы ей тоже подарил бессмертие, чтобы быть уверенным, что хотя бы на том свете я от нее немного отдохну.
   Он плюхнулся в кресло, закатил глаза и бодро потянулся за кувшином. Девушка осталась стоять.
   - Меня зовут К-к-корви, - сказал Эммануэль, выдержав паузу, но ответного представления не дождался. Незнакомец смаковал глинтвейн, отчего его ухмылка на некоторое время превратилась из язвительной в довольную. - Как д-д-добрались?
   - Отвратительно, - незнакомец стащил с головы шапочку, продемонстрировав неожиданно высокий выпуклый лоб и большие залысины. - По городу бегают орды безумцев. В информационном потоке плавает сплошной мусор типа "у нас самые низкие цены". У меня от этого к вечеру голова совершенно раскалывается.
   - Вы сами назначили встречу в Копенгагене, - глухо произнес Вэл, по-прежнему не поднимая головы. От звука его голоса девушка вздрогнула, потом решительно задрала подбородок, подошла к соседнему столику и демонстративно села, положив ногу на ногу и глядя перед собой.
   .- Я всегда слушаюсь голоса разума. Допустим, я бы назначил вам встречу в Гонолулу, и сколько мне бы пришлось ее ждать? Пока вы накопите на билеты? К тому же в толпах народа есть свои преимущества, среди них довольно удобно прятаться.
   - За вами не было слежки, вы проверяли?
   - Любезный мой господин Гарайский... вернее. Райзенберг, так будет точнее? За нами не то что следят, нас ищут по всем континентам. И только скромные способности мерзкого и злобного Лафти пока спасают известную вам особу, которая сейчас делает вид, что ни с кем не знакома, от попадания в лапы Департамента. К тому же, если бы сейчас они ворвались сюда, то все проблемы обрушились бы исключительно на наши головы. Вам вряд ли бы что-то угрожало, учитывая тесное общение между милейшим господином Корви и Департаментом Охраны Бессмертия.
   - Примерно так я и предполагала, - громко произнесла Эстер за соседним столиком, ни к кому не обращаясь, но скорчив презрительную гримасу в пространство.
   - Да, людей из Д-д-департамента в Венеции п-п-позвал именно я, - Корви пожал плечами, но смущения на его лице не возникло. - И б-б-будьте уверены, что я связался бы с ними и сейчас, если бы г-г-господин Гарайский не убедил меня этого не д-д-делать. Он мне п-п-поведал о многих интересных вещах, объяснения к-к-которым я надеюсь получить, прежде чем п-п-предпринимать какие-либо решительные действия.
   - Великолепно! - Эстер повернулась к ним всем корпусом. Быть долго выключенной из разговора она не могла. - Неужели я опять обязана господину Гарайскому своим спасением? Как это ни прискорбно, придется расплачиваться. Мне раздеваться прямо здесь?
   Вэл сумрачно посмотрел в ее сторону, губы его дернулись, но сказать он ничего не успел, потому что раздался громкий треск и раздраженное шипение Лафти. Стеклянная кружка с глинтвейном, которую Вэл машинально продолжал сжимать в руке, треснула, и горячее вино полилось на скатерть и на пол, и часть по дороге попала Лафти на колени, что не добавило ему миролюбивого настроения. Вэл, которому досталось гораздо больше, даже не пошевелился, отстраненно глядя на свою ладонь, с которой падали осколки, красную совсем не от глинтвейна.
   - Госпожа Л-л-ливингстон, - церемонно произнес Корви, которого произошедшее заставило даже слегка приподняться в кресле и начать сильнее заикаться, - мне к-к-кажется, вы п-п-переходите все в-в-возможные г-г-границы.
   Он вытащил из кармана носовой платок, хотел отдать Вэлу, но, осмотрев его критически с двух сторон, уныло вздохнул и запихнул обратно.
   Самое интересное во всем это было, что ни один из прохлаждающихся в углу официантов не бросился ликвидировать последствия и даже не посмотрел в их сторону, словно сидящих у окна посетителей не было совсем. Лафти, размазывая глинтвейн по брюкам, вытащил из кармана небольшой ножик, отхватил чистый кусок от пострадавшей скатерти и протянул его Вэлу, против обыкновения ничего не прокомментировав.
   - Так каких же объяснений вы от нас ждете, господин писатель? - адресовался он к Корви. - Хочу сразу предупредить - история показала, что переговорщик из меня дрянной. Вот повздорить с кем-нибудь, затеять склоку, стравить собеседников между собой - это всегда пожалуйста. Ну а госпожа Ливингстон, - он насмешливо поклонился Эстер, - вообще образец дипломатии и учтивости, как вы успели заметить.
   Эстер в данный момент представляла из себя образец человека на грани обморока. Она побледнела настолько, что и волосы, и глаза казались одинаково черными, и вжалась в спинку стула.
   - Что в-в-вам в таком случае от нас нужно?
   - Пусть Эстер скажет, - Лафти взмахнул рукой и покосился в ее сторону. - Ну, часика два мы подождем, конечно, пока она очухается и поднимется с пола. Давайте пока выпьем. Я, знаете ли, сторонник прежних традиций и наружное употребление спиртных напитков мне кажется странным нововведением.
   - Господин Корви, - Эстер заговорила хрипло, отчего-то зажмурив глаза. Но было видно, что язвительный голос Лафти подействовал на нее, как холодная вода, выплеснутая в лицо. - У нас есть основания считать, что вы и все потомки основателей Института Бессмертия являетесь хранителями Матрицы Права. Что ваши предки много лет назад заключили договор с Великими Бессмертными о том, что Право будет храниться именно у вас, и никому из Великих не будет известно, чтобы избежать искушения подчинить себе всех остальных. Что взамен вы можете свободно заниматься творческими вещами, на первый взгляд совершенно бесполезными, вместо того чтобы служить Бессмертным. И никто из вас не может воспользоваться Правом для себя.
   - П-п-прекрасный сюжет, - спокойно сказал Корви, но его небольшие глаза посмотрели на Эстер не с любопытством, а сердито. - Жаль только, что если н-н-написать по нему роман, к-к-книга сразу окажется запрещенной.
   - Я права?
   - П-п-позволено ли мне узнать, д-д-дорогая госпожа Ливингстон, какое вам до всего этого д-д-дело? Сочинение на тему, будто вы хотите узнать все п-п-подробно про суть бессмертия, вы мне уже п-п-представляли. Скажите теперь п-п-правду.
   - Мы должны... мы хотим... - Эстер покосилась на Лафти. Но тот нимало не стремился ей помочь, с задумчивым видом изучая потолочные балки. - Если Бессмертие не будет уничтожено, мир погибнет.
   Ей показалось, что в наступившей тишине слова прозвучали до крайности глупо, и она стиснула челюсти. Но Корви только хмыкнул, рассеянно глядя на кувшин. Казалось, его гораздо больше занимает дилемма - подлить ли себе еще глинтвейна, или лучше потерпеть до ужина.
   - Впервые с-с-слышу такой странный тезис. Как может п-п-погибнуть мир, в котором есть Б-б-бессмертие?
   - Бессмертных тоже можно убить, - пробормотала Эстер и вздрогнула, вспомнив распускающийся черно-оранжевый шар на горизонте, от которого они стремительно удалялись по воздуху. Почти каждую вторую ночь он появлялся в ее снах, и она вскидывалась на подушке, хватая воздух.
   - Как п-п-показали недавние события? - глаза Корви сделались похожими на иглы. - К которым, не сомневаюсь, вы имеете п-п-прямое отношение?
   - Вы считаете, что это я прикончила двух Великих Бессмертных и еще нескольких из Третьего и Четвертого круга?
   - А вы, похоже, считаете меня п-п-придурковатым малым, любящим в-в-выпить, - Корви решительно протянул руку к кувшину. - П-п-постарайтесь в таком случае объяснить мне д-д-доходчиво, госпожа Ливингстон - почему мир должен погибнуть?
   - Мир не был создан бессмертным, - медленно произнесла Эстер. Сейчас она говорила то, что сама долго прокручивала в мыслях, пытаясь перевести откровения Лафти на свой уровень понимания. - Он изначально был построен на рождении и смерти. Чем больше в нем Бессмертных - тем меньше равновесия. Что будет, если равновесие нарушится совсем?
   - Напротив, - Корви подался вперед, и его глаза засверкали. Похоже, Эстер все-таки пришла в разговоре к его любимой теме, и ради этого известный писатель был готов даже побороть очевидную неприязнь к собеседнице и совсем перестал заикаться. - Напротив, именно Бессмертные и создают равновесие в мире. Фактически они ведь не бессмертные, а просто неизмеримо долго живущие, поэтому должны присматривать за тем, чтобы в мире не случалось страшных катастроф и глобальных изменений в природе, которые могут нанести вред даже их здоровью. Их много, и они должны внимательно следить друг за другом, чтобы ни один не вырвался вперед и достиг абсолютной власти. Им нужны обычные люди, чтобы исполнять необходимую работу, и Бессмертные невольно должны заботиться о них, иначе работу будет делать некому. Где были бы мы сейчас, госпожа Ливингстон, если бы сильные мира сего были уверены, что им отпущено всего лишь несколько десятков лет, и за это время надо захватить, украсть и накопить все, что только возможно?
   - По-моему, если показать человеку, что он может избежать смерти, - сказала Эстер, - то он вряд ли станет лучше, скорее наоборот.
   - А по-моему, страх с-c-cмерти делает людей намного хуже, - Корви покачал головой. - Наказание в-в-ведь исправляет очень редко.
   - Будет ли позволено мерзкому Лафти задать великому писателю один вопрос? - спутник Эстер внезапно включился в разговор. - Какое именно из человеческих качеств он считает наиболее отвратительным?
   Корви ненадолго задумался. Брюзгливое выражение, с которым он взирал на вошедших в паб некоторое время назад и которое не мог победить даже душистый горячий глинтвейн, сейчас полностью исчезло - было очевидно, что беседа вызывает его живейший интерес.
   - Разумеется, я д-д-долго думал об этом в свое время. В отличие от животных, человек наделен способностью не просто сравнивать, но и размышлять над результатами своих сравнений. Среди зверей к-к-каждый хотел бы быть первым в стае, и слабые покоряются или погибают в драке, но это не делает их несчастными. Они п-п-принимают закон мироздания как он есть. Человек же начинает напряженно м-м-мыслить - почему лучшие куски и самые молодые самки достаются ему, а не мне? Отвратительно - слишком резкое слово, но мне к-к-кажется, что большинство бед и страданий в этом мире происходят от зависти к себе п-п-подобным.
   - А известно ли достопочтенному писателю, - Лафти упорно продолжал именовать его в третьем лице и не поднимал глаз, водя пальцем по вишневым разводам на белой скатерти, - что ко второму столетию Бессмертия число людей, постоянно испытывающих чувство бесконечной зависти, увеличилось в мире в три раза? А сейчас на тысячу людей с трудом найдется один, которого это чувство не терзает постоянно, ощущение зависти к Бессмертным и тем, кто может получить Бессмертие? И вы полагаете, что в мире царит равновесие?
   Его лицо вдруг страшно исказилось, словно силы, спрятанные в неказистой оболочке, заколотились, стремясь вырваться наружу.
   - Раньше в мире было намного больше жестокости и крови. То, что сейчас рисуют на экране в виде страшных картинок, чтобы хоть как-то встряхнуть уснувшие нервы, происходило на самом деле. Но мы свободно гуляли по земле, среди травы и холмов, и звезды светили ярко, и устремления людей, мечтающих об истине, или готовых на все ради любви, или охваченных отвагой, легко нас достигали. Все миры были тесно переплетены друг с другом, и поддерживалось настоящее равновесие - тогда, а не сейчас, когда ваш мир затянут ядовитыми облаками из скуки и зависти, и вы все реже тянетесь мыслью наверх. Зачем - если рядом с вами вечная жизнь?
   Эстер тихо порадовалась, что разговора никто не слышит и не обращает на них ни малейшего внимания, иначе всех четверых ожидало бы приятное продолжение вечера в психиатрической клинике. В настоящий момент особенно прекрасен был Лафти, делающий титанические усилия, чтобы справиться с лицом и погрузивший от этого пальцы в дерево стола на целый дюйм. Корви перевел взгляд на его руки - и отчаянно затряс головой, явно давая про себя страшные клятвы никогда не пить столько глинтвейна до ужина.
   В наступившей тишине неожиданно спокойно заговорил Вэл, которому наконец удалось, помогая себе пальцами одной руки, затянуть узелок на импровизированной повязке. Ткань, обматывающая ладонь была бурой, но кровь больше не шла.
   - А вы полагаете, если Бессмертие исчезнет, то люди резко перестанут друг другу завидовать и обратятся к высшим ценностям?
   - По крайней мере, у них освободится время, чтобы думать о чем-то другом.
   - Считаете, - хрипло сказал Корви, - что в мире совсем не осталось людей, умеющих д-д-думать? Стремящихся что-то создать, к-к-кроме финансовой империи или фабрики для п-п-производства консервов?
   - Зачем же, - Лафти наконец вернул на лицо глумливую усмешку и поглубже втиснулся в кресло. - Я прекрасно вижу, что передо мной один из таких. Но вы сами не поощряете увеличение своих рядов. Вас вполне устраивает собственная малочисленность.
   - Почему?
   - Чтобы лишний раз не завидовать.
   Выражение, возникшее на лице у Эммануэля Корви, обычно появляется у тех, кому случайно наступают на ногу с нежно лелеемой мозолью, что было несколько непонятно, если учесть, что никто из беседующих не вставал из кресел.
   - Т-т-так вот, - сказал он с легкой мстительной интонацией, но в глаза Лафти все же предпочел не смотреть, - я п-п-понимаю ваши устремления, но мы ничем не м-м-можем быть вам полезны. Вы сделали несколько ошибочные в-в-выводы относительно нашего общества. Наши п-п-предки в самом д-д-деле много столетий назад заключили соглашение с Великими Б-б-бессмертными. И мы до сих пор чтим их п-п-память и неукоснительно выполняем завещание. Но наша задача - не охранять П-п-право. Матрицы Б-б-бессмертия у нас не было и нет.
   -Что же вы тогда делаете? Слагаете хвалебные гимны и распеваете их у трона Великих?
   Корви повернулся к Эстер всем корпусом и отчеканил:
   - Мы следим за т-т-тем, чтобы не возникало п-п-попыток изобрести новую м-м-матрицу или добыть секрет с-с-старой. А п-п-поскольку все стремящиеся к этому рано или п-п-поздно приходят к нам, чтобы выяснить, не храним ли мы что-нибудь в-в-важное в архиве, оставшемся от п-п-предков, у нас даже остается д-д-достаточно времени для других занятий. Кстати, я д-д-должен принести вам свои извинения, госпожа Ливингстон. Когда вы п-п-появились в Венеции, я б-б-был уверен, что вами движет аналогичная цель.
   - И потому быстро побежали в Департамент охраны? - Эстер вздернула верхнюю губу. - Очень достойное занятие - ночью писать романы, а днем доносы. Главное только - твердо помнить, что именно пишешь в данный момент, чтобы не перепутать текст.
   Корви резко оттолкнул кружку, словно стремясь избежать искушения так же, как Вэл, раздавить ее в руках. Темно-красный фонтанчик плеснул на многострадальную скатерть, отчего Эммануэль вздрогнул и опять на короткое время перестал заикаться..
   - Настоящий Департамент Охраны - это мы! А не ублюдки, которые умеют только напускать на себя таинственный вид и появляться, когда им уже все разжевали и положили в рот! Это нам известно все, что происходит вокруг Бессмертия! Мы - его вечные хранители! В мире должна быть только одна Матрица Права, и передаваться она должна так, как сейчас, когда никому - слышите, никому! - она не известна, и никто не может ее использовать для собственных целей! Пока существует Братство пятерых, Бессмертие можно только получить, но завладеть им нельзя!
   - Интересно одно, - Лафти откинул голову на спинку кресла, всем своим видом выражая полную безмятежность, - почему же вы не потребовали для себя право пройти через Дом Бессмертия, а постоянно подвергаете свое братство риску исчезновения? Что, если вдруг цепочка наследников создателей Бессмертии прервется?
   - Ни один из нас не с-с-сможет отказаться от смерти, - Корви покачал головой. - Это в-в-величайший дар... возможность перехода на другой уровень... возможность нового п-п-познания. Мы живем, чтобы п-п-подготовиться к этому переходу... и вы хотите, чтобы я с-с-своими руками его отодвинул на неизмеримо долгий срок?
   - И это говорит человек, всеми силами охраняющий Бессмертие?
   - Госпожа Ливингстон, люди создали б-б-бесчисленное количество глупых и не особенно нужных вещей, которые д-д-делают жизнь намного проще и приятнее. Вряд ли нам настолько необходимы все эти ноутбуки, хэнди-передатчики, летающие машины, п-п-порнографические картинки, но если с ними существовать удобнее, то почему нет? Бессмертные научились по-своему н-н-неплохо управлять миром, по крайней мере, в нем стало м-м-меньше голода и войн.
   - Зато появилось огромное количество пешек, которых можно передвигать по сигналу хэнди-передатчика.
   - Б-б-боюсь вас лишний раз шокировать, но люди всегда были т-т-такими. Ими всегда можно было м-м-манипулировать, просто сейчас изобрели очередное устройство для упрощения п-п-процесса.
   - Чем больше я с вами разговариваю, - пробормотала Эстер сквозь зубы, - тем больше мне хочется уничтожить дело жизни ваших предков. Можем, кстати, ненадолго прервать разговор, чтобы вы успели позвать своих закадычных приятелей из Департамента охраны. Или, прошу прощения, скорее ваших подчиненных?
   - Если бы я хотел с-с-сообщить о вас в Департамент, я бы д-д-давно это сделал. Мне п-п-понятна ваша цель, - он покосился на Лафти, но задерживать взгляд не стал. - Я бы с удовольствием п-п-помог вам, но теперь вы знаете, что м-м-матрицы Бессмертия нет ни у кого. Мы рады знакомству с в-в-вами, хоть вы, должно быть, не очень этому в-в-верите.
   - Зато вы, надеюсь, сразу поверите в то, - Эстер поднялась и резко всунула руки в оба рукава куртки одновременно, - что мы совсем не рады знакомству с вами. Особенно с вашим спутником, который все время молчит. Потеря крови сказывается на умственных способностях? Лафти, перестань хлебать это сладкое пойло! Говорить с ними больше не чем, пошли отсюда!
   Но Лафти только весело сморщил нос, прикрыл глаза и, отодвинувшись назад вместе с креслом, спокойно водрузил ноги на стол, широко зевнув.
   - Не торопись, киска, - сказал он, не очень отчетливо произнося слова. - В ближайшее время нам предстоит еще очень много увлекательных бесед. Тем более что идти пока что некуда. Весь квартал оцеплен.
   Отреагировать на неожиданное заявление Лафти успели не все. Эстер открыла рот, но так ничего и не произнесла, у Вэла было настолько отсутствующее выражение лица, будто ему данный факт безразличен, лишь Эммануэль Корви резко дернулся, в очередной раз плеснув глинтвейном на скатерть. Их стол уже напоминал поле кровопролитного сражения. Поэтому в общем не удивительно, что официанты наконец очнулись от блаженного столбняка в углу, и один приблизился к незадачливым гостям. Удивительным было другое - на погубленное имущество официант даже не посмотрел, а адресовался к Эстер, согнувшись в вежливом полупоклоне.
   - Госпожа, прошу простить, если вам это покажется неуместным, но с вами очень хотят побеседовать.
   - Кто именно?
   Эстер проследила за направлением его взгляда. В дальнем углу, под мелькающим разноцветным экраном сидел, глубоко вдвинувшись в кресло и поэтому полностью скрываясь в тени, какой-то человек. Заметив, что Эстер повернулась в его сторону, он приподнял бокал и зазывно помахал ей рукой.
   - Передайте ему, - угрюмо сказала Эстер, - что я не стану сразу швырять в него тяжелыми предметами, если он подойдет сюда, а постараюсь выслушать.
   - Он хочет говорить только с вами, госпожа, с одной.
   - Вот еще... - Эстер прикусила язык и покосилась на Лафти. Тот радостно ухмылялся, и насколько она успела изучить реакцию своего странного спутника, ей предстоял "забавный" разговор - то есть угрозы, оскорбления и шантаж. Поэтому она поднялась из-за стола несколько поспешно, чтобы не было времени передумать.
   Человек, ждавший ее за угловым столиком, оказался не особенно примечательным, гладко выбритым, с несколько свернутым набок носом и резкой чертой губ. Его примерный возраст и точный цвет его глаз определить было невозможно. При этом он излучал искреннюю вежливость и дружелюбие, словно встреча с Эстер была долгожданным и крайне приятным для него событием.
   - Прошу простить, что пришлось прибегнуть к помощи посредника. По-другому представиться не получилось - перед вашими прелестными приятелями моя посредственная персона просто погасла бы.
   Эстер слегка растерялась и опоздала с ответом на несколько мгновений, что для нее было исключительным событием - первый раз в жизни ей пришлось собраться с мыслями и сообразить, что именно ей показалось настолько странным.
   - Вы так всегда говорите, или это заготовка в честь нашего знакомства?
   - Постоянно, - человек широко улыбнулся, - потому и прозываюсь - Папаша Пепе. Пока что вам не приходилось постоянно пересекаться с полицией, а то не преминули бы прослышать про мои привычки. Прекрасный повод для представителя подобной профессии прослыть популярным, по крайней мере, пристойнее, чем повальное пьянство или порывы палить из пистолета без приличного повода. Присаживайтесь поудобнее, моя прелесть, переговоры нам предстоят продолжительные.
   .Эстер покорно села, вытянув руку из рукава впопыхах наброшенной курточки. В очередной раз на нее накатило состояние полного безразличия к происходящему и равнодушного наблюдения со стороны, словно за неудачным спектаклем на дешевых подмостках.
   - Прямо поражен вашей прочностью, - человек с комедийным именем развел руками. - Подчас в моем присутствии падают в припадке прямо на пол.
   - Видимо, это у них аллергические конвульсии, - пробормотала Эстер. - Не все выдерживают такую концентрацию буквы "П".в разговоре. К тому же последнее время меня не покидает ощущение, что вокруг все сошли с ума. А с сумасшедшими главное - вести себя подчеркнуто спокойно.
   - Прекрасно, - Пепе обрадовался еще больше, что, казалось бы, уже невозможно, - получается, прелюдия пройдет просто и приятно. Полагаю, вы представляете, что я прибыл как посланник? Подсказать, или постараетесь понять повод?
   - Если это ваши ребята заняли весь квартал, то повод должен быть весьма серьезный. Не могу только постичь главного - при чем тут я?
   - Прискорбно, моя прелесть, но притворяться у вас получается плохо. Позвольте поэтому передать пару предложений от пославших меня прославленных правителей. Первый прибыть на переговоры не поспешил, поскольку не покидает пределов своего палаццо из-за последних прискорбных происшествий - полагаю, вы постигаете, почему?
   - Если сопоставить имена всех оставшихся в живых Великих Бессмертных и некоторый итальянский уклон в вашем высказывании, - Эстер прищурилась, - то вы привезли мне привет от Гвидо Аргацци
   - Вы поразительно понятливы. Попробуете послушать?
   Эстер только кивнула. Поскольку много сил у нее сейчас уходило на борьбу с растущим ощущением абсурда, тратить их на слова не хотелось.
   Пепе извлек из внутреннего кармана небольшой экран, установил его на столе и включил, повернув трехмерное изображение к Эстер. Поскольку она отчетливо ощутила запах сигар, каминного дыма и сандала, устройство было безумно дорогим и явно не само по себе задержалось в кармане невзрачного полицейского.
   Гвидо Аргацци, насколько она его помнила по портретам, заметно похудел, вернее, осунулся, отчего на первый план выступили набрякшие щеки и мешки под глазами. Образ толстого сибарита, равнодушного к бесконечным покушениям и все еще ценящего немудрящие радости жизни, шел ему гораздо больше.
   - Я всегда был против выдачи Права женщинам, - произнес он, глядя в упор на Эстер, хотя не видел ее. - Но речь сейчас не об этом. Ты разрушила все, что мы создавали в течение многих столетий. Великие Бессмертные не могут больше доверять тому равновесию, что было построено между нами. И если говорить честно, я благодарен тебе, поскольку это был всего лишь долгоиграющий красивый обман. Многих Великих в мире быть не может, может быть только один. Ты ищешь Матрицу Бессмертия, Эстер Ливингстон. Такое странное совпадение - я тоже. Присоединяйся ко мне вместе с теми непонятными силами, что собираются вокруг тебя. Добудь Матрицу для меня, и мы договоримся о любой награде. Или я тебя уничтожу, и все мои Великие собратья будут мне только признательны. Можешь быть уверена в Пепе, ты, наверно, уже поняла, что он не обычный тупой коп, шарящий везде, где нет смысла искать. Вот дьявольщина! - закричал он внезапно, и локтем сбил со столика пепельницу с толстым окурком. - Терпеть не могу длинных речей! Нечего меня учить - написал бы сам текст, раз такой умный!
   - Вот именно, - заметила Эстер, с сожалением глядя на погасшее изображение. У нее, бросившей курить несколько лет назад, запах сигарного дыма вызывал смутную физическую тоску, но не просить же прокрутить ролик еще раз? - Зря не написали - может, получилось бы более убедительно.
   - Поверьте, пробовать повлиять на противника прекрасно построенными предложениями - половина победы. Порой пример предстоящей погибели приносит полным-полно пользы. Не посоветую пока что переступать порог этого премилого паба - вас поджидают полчища моих питомцев.
   - И долго они будут ждать? - Эстер усмехнулась. - Пока вы не выскажете предложение второго прославленного правителя? Который, несомненно, доверяет вам не меньше, чем Великий Аргацци?
   - Предупрежден о вашей проницательности, поэтому повинуюсь, - Пепе вернул Эстер улыбку, гораздо более ясную и дружественную, чем у нее. - Приготовьтесь поступить правильно, поздно предлагать подсказки.
   От второго экрана - все-таки беспринципность Пепе не зашла так далеко, чтобы переключать послания Великих Бессмертных, словно заурядный сериал - пахло океанским ветром и цветущим папоротником. Гирд Фейзель, в отличие от своего Великого собрата, смотрел не в объектив, а на взлетающие над мысом белые гребни, и потому его лицо было гораздо спокойнее и не искажалось судорогой..
   - Не думай, что я настолько высоко ценю тебя, Эстер Ливингстон. Но если возникшие в нашем мире силы предпочитают действовать через тебя, я принимаю их выбор. Можешь сказать им - я полностью признаю их превосходство и думаю, что мы вполне способны прийти к соглашению. Если по какой-то причине их не устраивает господство Бессмертия - я готов свести число Бессмертных к минимуму. Я готов, обретя при их содействии Матрицу Бессмертия, использовать ее гораздо более избирательно и аккуратно, а не плодить в Четвертом круге толпы упивающихся собственным могуществом и глупостью. Со мной всегда можно договориться, поскольку во власть золота я верю гораздо больше, чем во власть вечной жизни. Передай это дословно, ничего не перепутав, Эстер Ливингстон. Иначе тебе станет очень грустно, что ты не поторопилась реализовать свое Право несколько лет назад.
   Эстер подперла щеку рукой, словно ей действительно стало грустно.
   - Нелегкий выбор, - сказала она задумчиво. - А что бы вы сделали на моем месте, незаурядный представитель доблестной полиции?
   - Позвольте признаться, моя прелесть - плевал я на подоплеку ваших приключений. Пусть повелители планеты пытаются ее прояснить. У меня прямая причина путаться в этом подозрительном предприятии, и постичь ее просто.
   - Вам обещали Бессмертие, - Эстер произнесла это утвердительно, с той же размышляющей интонацией.
   - Превосходство над прочими, - уточнил Пепе. - Поэтому вы помучайтесь, как поступить, а для меня все предельно понятно. Попробуете поиграть в прятки - придется применить приличествующие приемы. Пока что позволяю посоветоваться с приятелями, если пожелаете. А то ваш прекрасный принц прямо подпрыгивает, придумывая, как меня порвать на порции.
   Эстер посмотрела через плечо. На лице Вэла ничто не говорило о том, что он собирается причинять кому-то заметные повреждения - скорее, с таким выражением ходят на скучные, но необходимые вечерние приемы в посольстве. Лафти сопел с закрытыми глазами, тщательно изображая усталость, и если бы Эстер не знала, что он никогда не спит, то непременно поверила бы. Корви вел себя беспокойнее всех, ерзая в кресле и поминутно взглядывая в их сторону.
   - Предлагаю поторопиться, - дружелюбно сказал Пепе за ее спиной.
   Эстер вернулась к столику у окна, смутно сожалея, что на нем не выставлено ничего солиднее глинтвейна. Говорить ей не особенно хотелось, поэтому очень расстраивало, что нельзя взять бокал и уткнуться в него.
   - Не слышу криков радости, - пробормотала она, садясь. - Великие Бессмертные наперебой предлагают союзничество. Лафти, хватит прикидываться! Иди к Фейзелю, он предлагает с тобой договориться по-хорошему, чтобы Бессмертных на земле осталось поменьше. Ты ведь этого добивался? Впрочем, думаю, от Гвидо Аргацци можно получить те же условия, если выставить ультиматум - он вполне созрел для переговоров. Иди, устраивай судьбу мира, как тебе нужно, только меня оставь в покое!
   Лафти соизволил открыть один глаз, но головы не повернул, просто скосил его до предела в сторону Эстер, отчего плутовское выражение только усилилось.
   - Конечно, киска, долгие скитания оказывают несомненное влияние на умственные способности. Искренне сочувствую и даже испытываю некоторые угрызения совести, поскольку сам устраивал эту кочевую жизнь. Наверно, еще не все потеряно, интеллект способен восстанавливаться...
   - Хочешь кувшином по голове? - ласково прошипела Эстер - Если я слабоумная, то с меня спрос небольшой.
   - Даже незначительного ума человек мог бы сообразить, Эстер Ливингстон, - Лафти неожиданно снял ноги со стола и выпрямился, - что если бы мы хотели заключить союз с Великими Бессмертными, любой из нас мог бы возникнуть на дорожке их личного сада или в воде их бассейна и получить требуемую аудиенцию. Должное внимание было бы гарантировано. Однако мы отчего-то возимся с недалекой девицей, которая погружена исключительно в свои любовные переживания. Почему, как ты полагаешь?
   - Наверно, потому, что ваши интеллектуальные возможности после тесного общения с людьми также оставляют желать лучшего.
   - Предлагать нам союз с наделенными властью! - Лафти возмущенно фыркнул, даже не обратив особого внимания на язвительное замечание Эстер. - Это надо додуматься! Они для воплощения стихий закрыты, они не способны стать нашими проводниками - как можно этого не понимать?
   - В таком случае, - Эстер уперла руки в бока, что делала обычно на последней стадии раздражения, - у воплощения стихии есть прекрасная возможность получить по голове и прочим частям тела от тех, кого послали наделенные властью! Рекомендую побыстрее выйти за дверь, чтобы испытать эти новые и необычные ощущения! Или превратиться в дым и улететь через каминную трубу - других вариантов не вижу.
   - П-п-постойте, - внезапно вмешался Корви, поднимаясь из кресла. - То, что в-в-вы сказали сейчас... Вы утверждаете, что Великие Б-б-бессмертные готовы нарушить существующий п-п-порядок...
   - Они не просто выстроились в очередь, - отчеканила Эстер. - Они отпихивают друг друга от желания его нарушить первыми.
   - Я д-д-должен поговорить с кем-либо... - Корви растерянно уставился на свой хэнди-передатчик, потом направился к сидящему в углу и радостно наблюдающему за происходящим Пепе - Соедините меня с Д-д-департаментом охраны .
   - Мои полномочия, поверьте, переданы по положенному порядку. Предлагаю покончить с пустыми попытками и призвать на помощь понятливость.
   - Я т-т-требую... - выкрикнул Корви, но Пепе только слегка поморщился.
   - Продырявить пузо, чтобы понял? - он внимательно осмотрел со всех сторон возникший в руке лазерный пистолет и положил его перед собой на стол. - Подскажи покамест своей подруге, чтобы побыстрее пришла к правильному постановлению.
   Эммануэль попятился, в ужасе оглянувшись на Эстер.
   - Мир содрогнулся, - задумчиво произнесла она, положив локти на стол. - Закачался небесный свод, и посыпались звезды, и поднялась в океане огромная последняя волна, оттого что Мировой Змей, просыпаясь, выгнул спину на морском дне... Вы же писатель, Корви, у вас такие сцены должны хорошо получаться.
   - Замолчите! Как в-в-вы смеете... Вы не п-п-понимаете, что происходит!
   И в этот момент Вэл Гарайский буднично сказал, не поднимая глаз и проводя пальцами по неумело стянутой повязке, словно в очередной раз проверяя, не развязались ли узлы:
   - Ладно, Пепе, давайте заканчивать эту комедию. Передайте Гвидо Аргацци, что если ему так нужен доступ к Матрице Бессмертия, то я готов с ним поделиться.
   - Поразительно! - Пепе слегка пригнулся, опустив ладонь на пистолет. - А почему мне подобает поверить?
   - Потому что это ваш шанс, - Вэл наконец вскинул голову, и Эстер сама не заметила, как вцепилась пальцами в край стола. В его взгляде проступала накопленная веками усталость - не только его собственная, а многих людей, вынужденных страдать, терпеть и жертвовать собой. Ясно прочерченная морщина на лбу, тени под глазами, губы сложены так, чтобы разжиматься только по крайней необходимости, на виске заметно колотится пульсирующая жилка - и вместе с тем она никогда не видела лица прекраснее, даже в те минуты, когда он, обессиленный вконец, приподнимался на локте и целовал ее в уголок рта. - Если я говорю правду - вы получите свою награду, избежав возни и ненужного сопротивления. Если нет - всегда можно начать все сначала, с вашими неограниченными возможностями.
   - Пожалуй... - задумчиво протянул Пепе, но уверенности в его голосе не было. - Правда, прикинуться вам пара пустяков, поди пойми...
   - Ради чего? - Вэл передернул плечами. - Я неплохо знаком с методами работы Департамента охраны. Притворяться перед людьми, настолько виртуозно постигшими влияние различных медикаментов на психику - напрасная трата времени.
   - К примеру, подумываете помочь подруге.
   - Вы кого имеете в виду? - Гарайский слегка кивнул в сторону Эстер. - Неужели незаметно, насколько сильно она меня ненавидит? Впрочем, когда вы сейчас позволите ей идти, куда вздумается, мне будет очень приятно сознавать, что она этим обязана мне и с ума сходит от ярости по данному поводу.
   Искаженное лицо Эстер назвал бы сейчас яростным только крайне далекий от психологии человек, но Пепе, к счастью, на нее не смотрел.
   - Подозрительно... - бормотал он, погрузившись в свои размышления. - Понятно, подмывает все провести проворнее...Но проверить не получается...
   - Могу предложить одно косвенное доказательство своей причастности к великим тайнам, - Вэл усмехнулся, поднимаясь. - Попросите кого-то из Бессмертных послать мне приказ по хэнди-передатчику. Только предупредите заранее, что их может ждать разочарование, потому что неприятных сюрпризов они не любят.
   - Ну попробуем, - Пепе тоже встал. - Прижать твоих приятелей я правда поспею, если понадобится. Попытаешься проститься? - он бодро улыбнулся, возвращаясь к безоблачному настроению. - Подолгу не прохлаждайся, пора.
   Колокольчик над дверью звякнул, обозначив уходящего гостя, и наступила полная тишина, если не считать шумного дыхания Корви.
   - Вэл, вы в самом д-д-деле? Ваш хэнди-передатчик... это п-п-правда?
   - Искренне восхищен, - Лафти потянулся в кресле, вновь примериваясь водрузить ноги на стол. - Учтите, что комплимент от родоначальника обмана и притворства дорого стоит. Не подозревал у вас прежде подобных способностей.
   - Мой хэнди-передатчик. - Вэл оперся здоровой рукой об стол, - вышел из строя по непонятной причине накануне взрыва в "Платинум Бич". Никакими уникальными способностями я, к сожалению, не обладаю. Он просто не работает, вот и все.
   - Как же в-в-вы живете? - вырвалось у Корви.
   - Оказывается, жить без постоянной связи с окружающим миром тоже можно. Впрочем, скоро эксперты Департамента Охраны изучат мой феномен вдоль и поперек всеми возможными способами. Надеюсь, что мой поступок не будет напрасным, - он внимательно посмотрел на Лафти, - и вы к тому времени будете достаточно далеко.
   - Еще чего! - пронзительно закричала Эстер. Все невольно посмотрели в ее сторону, кроме Лафти, который с многострадальным видом приложил ладони к ушам. - И не подумаем! Не смей! Не смей этого делать!
   - Если я когда-то посмел надругаться над светлыми чувствами одной девушки, то такая мелочь, как собственная жизнь и душевное здоровье, меня вряд ли могут волновать.
   Эстер прекрасно помнила это выражение его лица. Она видела его всего несколько раз, и каждый раз хотела плотно зажмуриться и представить, что ей померещилось. Однажды, восемь лет назад, в самом начале их романа, она попыталась устроить скандал, когда он пригласил Гэлларду на какой-то прием Энергетической коалиции, который организовала Эстер. Тогда он бросил на нее примерно такой же взгляд. "Я так решил, и поэтому так будет". - говорили ледяные темные глаза, которые раньше всегда казались ей теплыми.
   Но сейчас ей было все равно, она не собиралась его удерживать возле себя, она была готова перенести и злость, и ненависть, и безразличие, только бы они отражались на лице живого и относительно здорового человека. Пусть бесконечно усталого и измотанного, но свободного и нетронутого Департаментом охраны.
   - Я никуда тебя не отпущу! Лафти, ну сделай что-нибудь! Что ты расселся?
   - Вот интересно, ты меня за кого принимаешь? - поразился Лафти. - Раздобыть нужную информацию, которая еще не опубликована - это пожалуйста. Стравить между собой несколько знаменитых людей - аналогично. Но прорваться через оцепление из сотни тысяч решительно настроенных полицейских - благодарю покорно. Это к Тирвазу, или к Хадду, в конце концов.
   - Госпожа Ливингстон, - Вэл перекинул через руку пальто, направляясь к двери, - давайте попробуем обойтись без воплей. Мне не очень хотелось бы, чтобы меня провожали подобным образом.
   Дверь распахнулась в сырой декабрьский сумрак, даже снаружи пахнущий корицей и апельсиновой коркой. Лафти, заметив выстроившуюся вдоль улицы шеренгу людей в униформе с плотно сомкнутыми металлическими щитами, временно вышел из состояния расслабленности и стал внимательно осматриваться по сторонам. Корви закрыл лицо руками - было очевидно, что от него толку не будет никакого.
   В этот момент одновременно случилось несколько событий. Эстер показалось, что ей на голову натянули тугой обруч, и перед глазами завертелись черные круги, наползая краями друг на друга. Наклонить голову вниз, чтобы избежать потери сознания, она не успела, и потому опустилась на колени, вытянув руку вперед. Вэл в ужасе обернулся - представить себе коленопреклоненную Эстер было совершенно невозможно. Поэтому он пропустил важный момент зрелища, когда стоящие в шеренге полицейские один за другим опускали на землю щиты, устраивались на них поудобнее и закрывали глаза. Кое-кто, особенно любящий комфорт, сворачивал куртки и подкладывал их под голову, остальные просто прижимались щекой к ладоням. Через несколько мгновений на серо-бордовых булыжниках спали все, кто до этого стоял на ногах.
   Вэл Гарайский растерянно похлопал глазами, переходя от холодной готовности к самопожертвованию, которую он изо всех сил удерживал в себе, не давая смениться липким страхом, к полному непониманию происходящего. Он стоял на углу главной пешеходной улицы, напротив небольшого собора из темного кирпича, часы которого как раз решили громко прозвонить положенное время. Дальние концы улицы были затянуты туманом и мелкой моросью, и потому казалось, что пространство замерло, собравшись в кольцо. И когда через это кольцо проступила фигура и медленно пошла по камням, осторожно обходя лежащих, никакого удивления ее появление не вызвало - напротив, среди уснувшего города она смотрелась совершенно естественно.
   У нее было бледное узкое лицо, не особенно красивое, но светящееся белизной кожи, и длинные тонкие каштановые волосы. Она шла, тщательно подбирая подол юбки, и потому были хорошо заметны башмаки, перевязанные лентами на лодыжках - странный фасон, который носили только на подиумах при демонстрации высокой моды. Она что-то шептала себе под нос и периодически забавно фыркала.
   - Вот интересно, - громко сказал Лафти, появляясь на пороге. - Куда ты подевала всю свою свиту, Медба? Впрочем, нетрудно догадаться - они сбежали из-за неуплаты жалования.
   - И это твоя благодарность, великий обманщик?
   Подошедшая ближе женщина засмеялась. Смех ее не был веселым, но удивительным образом сочетался с сумерками, словно кто-то невидимый негромко позвякивал колокольчиком в темноте.
   - Ты же не ради меня старалась, королева снов, так почему я должен рассыпаться в благодарностях?
   - Ты прав, - Медба сделала легкий пируэт, - ради тебя я не шевельнула бы и пальцем. Хотя позвал меня именно ты.
   Она опустила длинные темные ресницы.
   - Так странно чувствовать свою полную власть... Я давно такого не испытывала. Даже раньше, когда в меня верили и звали меня по ночам. Скажи, великий обманщик, ведь это не к добру? Это значит, что конец мира недалеко?
   - Видимо да, - Лафти обматывал шарф вокруг шеи. - Сжалься поэтому над людьми, Медба, пошли им побольше хороших снов. Эй, - он пихнул замершую на коленях Эстер в плечо, - дремать будем потом. А сейчас рекомендую быстро переместиться из этого царства грез в какое-нибудь более подходящее направление. Господин бывший дипломат, постарайтесь шевелиться побыстрее, вы ведь не спите - вас Медба пощадила, как преданного поклонника.
   Вэл обернулся. Бродившая среди безмятежно храпящих тел фигурка подняла голову - глаза у нее были чистого серого цвета, словно небо, когда заканчивается дождь.
   "Ты когда-то написал обо мне. Ты был уверен, что я есть. Я этого не забуду".
   "Я тоже, королева снов, - Вэл неотрывно смотрел в спину спотыкавшейся Эстер, которую Лафти бесцеремонно тащил за собой. Под нестерпимо яркой курткой он отчетливо видел острые лопатки, одно плечо чуть выше другого из-за вечного сидения за ноутбуком, изгиб длинной шеи, обычно скрытой рыжими прядями. - И если из-за моей глупой привычки портить бумагу ты сейчас спасла ее, то я готов исписать еще сотню листов в твою честь"
   - П-п-подождите... - Корви, задыхаясь, догнал их и оперся на руку Вэла, едва не повиснув у него на плече. - К-к-куда вы? Я... не могу так б-б-быстро...
   - Странно, почему всемогущий хранитель Права Бессмертия торопится за нами, а не в Департамент охраны, где все склонятся перед его волей и поспешат исполнять мудрые приказы? - бросил Лафти через плечо.
   Корви ничего не ответил, сосредоточившись на том, чтобы переставлять ноги и тяжело глотать воздух. Но по его лицу было отчетливо понятно, что небесный свод шатается у него на плечах.
   - А вы уверены, что мы не попадем прямиком туда же? - Гарайский попытался пожать плечами, но под весом Корви исполнить этот жест прекрасного безразличия к собственной судьбе оказалось непросто. - Что нам дадут просто так выбраться из города?
   - Мне казалось, что в дипломатической академии вас учили в первую очередь везде искать союзников, - Лафти уже не оборачивался, но его жизнерадостно-ехидный голос отражался от стен узкого переулка, куда они свернули. - Пусть даже не самых приглядных и ожидаемых.
  
   Солнце уже совсем высоко поднялось над холмами, покрытыми снегом, настолько чистым и нетронутым, что было непонятно - холмы это или гигантские сугробы. Вэл, стоящий у окна, прищурился, пытаясь разглядеть на бесконечном пространстве хотя бы что-нибудь, кроме яркого снега - островок леса или петлю дороги. Но глаза сами собой зажмуривались - не столько от непривычки смотреть на первозданно белое, сколько от бессонной ночи, когда сам не замечаешь, что за шторами давно рассвело.
   За его спиной в большой комнате Эммануэль Корви, не обращая внимания на то. что ярко горевшие над столом лампы можно погасить, перебирал старомодные плоские диски, откладывая некоторые из них в сторону. На его лице было выражение полной сосредоточенности. Лафти, скользя глазами по большому экрану, по которому бесконечной волной бежали строчки, откровенно зевал во всю глотку, но можно было поручиться, что делал он это лишь из стремления подразнить своих спутников, а не из желания спать.
   Единственная спящая в этой комнате фигура лежала на диване под пледом, свернувшись в клубочек. Возникало ощущение, что она хотела накрыться с головой, чтобы отгородиться от всех, но в углу горел камин - не электрическая имитация, а самый настоящий, и искры, шипя, время от времени падали на решетку. Поэтому в комнате было жарко, и Лафти, например, щеголял в ярко-красной майке, гордо демонстрируя выпуклые мускулы.
   - Ты еще не утомилась спать, Эстер Ливингстон? - сказал он наконец, вдоволь назевавшись. - По самым скромным подсчетам, прошло уже часов пятнадцать.
   - Оставь ее в покое, - Вэл резко отвернулся от окна и подошел к столу, на котором весело булькал большой кофейник. Кофе в него насыпали уже столько раз, что когда Вэл поднес ко рту очередную чашку, осадок от перемолотых зерен заскрипел у него на зубах. Эстер даже не пошевелилась, и Лафти с видом мученика закатил глаза к потолку.
   - Напрасно я, несчастный, надеялся, что в ней проснутся хоть какие-то зачатки интеллекта, и она придет нам на помощь в тяжелых умственных упражнениях. Ведь из сил выбиваемся, а никакого разумного совета или напутствия!
   - Еще бы ты не выбивался из сил, когда речь идет об умственной работе, - невнятно пробурчала Эстер, неохотно поворачиваясь. - А если хочешь совета - от вашей затеи за версту тянет безнадежностью.
   Она села, столкнув измятый плед и обхватив руками колени. Очень бледная, волосы торчат в разные стороны - Вэл все никак не мог привыкнуть к тому, что они теперь черные с каким-то фиолетовым отливом - под глазами темные тени от размазанной краски с ресниц. Никакой смены выражений на лице, не то что прежде, когда насмешка, радость, гнев, грустная печаль и вновь издевка с лукавством набегали друг на друга каждую секунду, заставляя вспыхивать глаза. Она не просто казалась смертельно усталой - она таковой и была.
   - Очень, очень доброе напутствие людям, проведшим в праведных трудах весь вечер и ночь подряд! - Лафти не унимался. Было видно, что постоянно идущий на экране поиск не отнимает его внимания полностью, и он вполне способен увлеченно продолжать перебранку. - Вы слышали, господин писатель, как нас оценивают?
   - Да. я уже довольно м-м-много нашел, - совершенно невпопад заявил Корви. - По крайней мере, совершенно п-п-понятно, куда двигаться дальше. Вэл, будьте так любезны, п-п-принесите еще один архив - он там в коробках в углу.
   - Вы уверены, что это все, что осталось от Института Бессмертия?
   - Конечно нет, это лишь то, что хранилось у м-м-меня. Но мы ведь н-н-никогда как следует его не изучали. Тайна Б-б-бессмертия была нам не нужна, а д-д-договор соблюдался неукоснительно.
   - А теперь вы готовы бросить вызов Великим Бессмертным?
   - Мы все уже б-б-бросили, - спокойно сказал Корви, вновь наклоняясь над дисками. - Если за Матрицей П-п-права начинается охота, если есть риск, что ей кто-то з-з-завладеет полностью и она не б-б-будет передаваться, как прежде, п-п-пусть лучше она будет полностью уничтожена.
   - О нет, бедный и усталый Лафти никаких вызовов не бросал! - поспешно отреагировал тот, не отрываясь от экрана. - Он вообще никому не мешает и не совершает ничего предосудительного!
   - В самом деле? - во взгляде Эстер наконец начала проявляться язвительность, но заметно потухшая. - А что в таком случае ты здесь делаешь?
   - Слежу, чтобы вас никто не обидел, - снисходительно заявил Лафти. - Например. те милые ребята, что сторожат у дверей. Вы трое ведь совершенно не способны за себя постоять.
   Вэл торопливо глотнул остывшего кофе, не чувствуя вкуса, но надеясь, что сон, окутывающий голову, на время отступит подальше:
   - Неужели это был единственный выход - связываться с Непокорными? Допустим, сейчас мы в относительной безопасности на их северном кордоне, но вы прекрасно знаете их цели и методы. У меня они большого доверия не вызывают.
   - И неудивительно, - Лафти широко и ехидно усмехнулся, - после того как вы сами однажды настучали по физиономии паре их лучших бойцов. Очень гуманный метод. - он с притворным испугом покосился в сторону Эстер и прикрылся руками, - умоляю только, не кидай в меня чем-нибудь совсем тяжелым, о разгневанная дева, пощади!
   Но Эстер даже не шелохнулась - она по-прежнему сидела, обняв колени и задумчиво глядя в одну точку перед собой. Вэлу невольно захотелось протянуть руку и дотронуться пальцами до ее лба - ему вдруг показалось, что у нее озноб.
   - Тебе плохо? - спросил он, впервые за долгое время обращаясь к ней прямо, прежним голосом, а не глухо и отвернувшись в сторону, и в его тоне билась тревога.
   - Да, - сказала она спокойно. В ее глазах никого не было красивее стоящего перед ней мужчины, пусть даже с покрасневшими до недосыпания веками, отчего они казались еще тяжелее. Она наизусть знала его длинный профиль, над которым сам он часто посмеивался, печальный изгиб рта, вертикальную складку между тонких темных бровей, Эстер прекрасно помнила, когда она почти совсем разглаживается, а когда проявляется четче. - Поскольку господин Корви сейчас напряженно разгадывает, как найти Матрицу Права, я делаю простейший вывод, что тебе она неизвестна.
   - По-моему, это сразу было понятно, Стелла.
   - То есть ты просто сознательно жертвовал собой? Находясь в ясном уме и твердой памяти?
   - Насчет ясного ума не уверен, - задумчиво произнес Вэл, - но в целом я неплохо представлял, что именно делаю.
   - Зачем?
   - Смотрите! - как всегда неожиданно выкрикнул Корви. - Как именно п-п-происходит процесс передачи Матрицы, п-п-пока непонятно, но она неразрывно связана с Д-д-домами Бессмертия. П-п-похоже, что отдельно от них она не существует. Вот что мне удалось н-н-найти...
   Лафти поспешно крутнулся на стуле, чтобы заглянуть ему через плечо, и Вэл тоже заинтересованно повернул голову.
   - Ты ответишь на мой вопрос?
   - Какой именно?
   Эстер несколько запнулась. Пусть два нежелательных свидетеля и были погружены в изучение какого-то текста, по очереди тыкая пальцем в строки, все-таки вести откровенно личные разговоры ей показалось неуместным.
   - Мы можем... где-нибудь поговорить одни? - она огляделась, кивнув в сторону лестницы. - Наверху, например?
   - Не думаю, - медленно сказал Вэл, окончательно отворачиваясь. - что это хорошая идея.
   - Ты не хочешь со мной разговаривать?
   - Да, наверно... можно это назвать и так.
   Эстер резко вскочила на ноги. Голова от долгой дремоты и внезапного движения закружилась, и она не сразу осознала, что стоит на полу босиком, а мокрые от снега ботинки валяются у двери.
   - Что же, - сказала она, сжимая зубы, - это твое право.
   - Домов Бессмертия на земле несколько, - задумчиво заявил Лафти, оставив на время свою ехидную интонацию, словно размышляя вслух. - Получается, Матрица тоже не одна? И хранится в разных местах? Налицо несоответствие с первоначальной концепцией.
   Корви не ответил, уткнувшись в экран. Казалось, что от напряжения он готов водить по нему носом, чтобы строчки читались быстрее. Вэл тоже промолчал, но по другой причине - он встревоженно наблюдал за Эстер, шнурующей ботинки.
   - Ты куда собралась?
   - Я хочу прогуляться, - пробормотала Эстер сквозь зубы.
   - Учти, что ближайшее озеро промерзло до самого дна, - заметил Лафти, не поворачивая головы. - Утопиться будет проблематично.
   Глаза Эстер сверкнули почти как прежде, и она на мгновение вскинула голову.
   - Чтобы избавиться от твоего общества, я готова подождать на берегу до весны.
   Она распахнула дверь, намереваясь шагнуть за порог, но сразу же отступила обратно. В бьющих ему в спину лучах солнца и тонких белых струях морозного пара в комнату зашел человек, при взгляде на которого Эстер быстро поменяла свои планы относительно утренней прогулки. Солидные сапоги с меховыми отворотами и покрытая инеем толстая дубленка делали его приземистую фигуру совершенно квадратной, но вместе с тем выдавали в нем старожила, умеющего приготовиться к капризам местной погоды.
   Один раз Эстер его уже видела и не могла похвастаться приятными воспоминаниями от встречи - в Нью-Йорке, в тайном убежище Непокорных, где ныне покойный Харри Бродяга развивал перед ней свои идеи об отношении к миру.
   - На границе нашего кордона пока что все спокойно, - произнес человек, стаскивая с головы ушанку и адресуясь исключительно к Лафти. - Но думаю, надолго вас в покое не оставят.
   - Ил, мы в общем-то в курсе, что чудес не бывает, - отозвался тот, подмигивая, словно сам прекрасно понимал, как странно звучат подобные слова в его устах.
  
   Предводитель Непокорных внимательно осмотрел своими глубоко посаженными глазами стол с разложенными в беспорядке стопками дисков, разномастными ноутбуками, кругами от кофейных чашек, разбросанными листами бумаги, на которых рукой Лафти были нарисованы какие-то странные вихляющиеся фигурки, и решительно двинулся вперед, чтобы сесть на один из стульев и опереться руками о колени.
   - Нашли, что искали? - спросил он без особого любопытства.
   - А почему вы д-д-думаете, что мы об этом сразу вам сообщим? - голос Корви прозвучал не слишком любезно. Похоже, Непокорные не входили в число его доверенных лиц.
   - Лучше мне, чем Департаменту Охраны, - уверенно бросил Ил. - Я, по крайней мере, не буду применять их любимые методы с воздействием разных препаратов на человеческие мозги. Потому что после них от мозгов мало что остается.
   - Конечно, у вас в ходу совсем другие методы, - внезапно высказалась Эстер. - Например, нажимать на кнопку взрывного устройства на расстоянии. После этого от человека, который носит его в кармане, не остается вообще ничего.
   На лице Ила ничего особенного не отразилось - оно было просто не приспособлено для ярких эмоций. Он всего лишь задумчиво сдвинул брови, покосившись в сторону Лафти.
   - Госпожа Ливингстон почему-то до сих пор расстроена происшествием в "Платинум Бич", - Лафти пожал плечами с извиняющейся интонацией, - и уверена, что ваш соратник Харри не так торопился превратить роскошный отель в клубок огня, как его друзья, поджидавшие на безопасной дистанции.
   - Об этом будут говорить веками, - спокойно сказал Ил. - Это было великое деяние.
   - Величина деяния измеряется количеством пролитой на землю крови?
   - Разумеется, - Ил даже не посмотрел на Эстер, поэтому его слова воспринимались не как снисходительное пояснение, а как констатация факта. - Крови Бессмертных. Это самый сладостный напиток.
   - Где-то я слышала про ребят, которые считали кровь лучшим питьем в мире, - Эстер уперла руки в бока. - Соперничаете?
   Ил наконец слегка скосил глаза в ее сторону, что было само по себе исключительным событием. Презрения, которое плескалось в его взгляде, хватило бы на то, чтобы потопить небольшой город.
   - А что вы все понимаете в том, кто такие Бессмертные? На вас пытались по-настоящему воздействовать через хэнди-передатчик? Или вы благополучно отсиделись за своими должностями и прикрылись заслугами? Или... - его рот дернулся, - заработали себе привилегии умением лежать на спине? Хотя, может быть, вам был бы не так и неприятен тот факт, что вам постоянно диктуют, что нужно делать? Может быть, получать инструкции было бы только проще? Ведь говорят, что истинно свободных людей очень мало. Таких, кто покушение на свою свободу считает большим преступлением, чем покушение на свою жизнь?
   - Настоящей свободе никто помешать не может, - резко произнес Вэл. Намного резче, чем положено дипломату - пусть даже бывшему. - По-вашему, свобода заключается в отсутствии хэнди-передатчика?
   - Я не уверен, что н-н-необходимо ставить подобные эксперименты, - задумчиво сказал Корви, вновь погружаясь в созерцание экрана, - но сдается, что б-б-большинство людей, лишившись своей дозы п-п-приказов свыше, потеряют смысл существования. Вы г-г-готовы предложить им альтернативу?
   - Своими проповедями вы меня не собьете, - Ил ощерился. - Все свободные здесь, со мной, а кто выше всего ценит свисток хозяина, могут горько оплакивать участь своих кумиров, которые будут следующими.
   - Они ведь тоже люди, - Вэл продолжил разговор негромко, скорее для себя. Впрочем, один слушатель был ему гарантирован - широко распахнутые глаза Эстер провожали каждое его движение. - Они все живые, они появились на свет. Для чего - это другой вопрос. Даже если многие из них об этом не задумываются, все равно жизнь -величайший дар, которым они наделены. И если намеренно делать ее тяжелее и запутаннее...
   - Вы мне обещали, что хотите уничтожить Бессмертных, - перебил его Ил, вновь адресуясь исключительно к Лафти. - Только поэтому я терплю ваших тронутых приятелей.
   - Помилуйте! Тихий и скромный Лафти никого не собирается уничтожать, - спутник Эстер скорчил невинную гримасу. - И как это возможно, что вы?
   - Чем в таком случае вы здесь заняты?
   Лафти выразительно покосился на Эстер, как всегда, когда не хотел отвечать.
   - Лично я, - произнесла она громко, возвращаясь к столу и скептически рассматривая содержимое остывшего кофейника, - ломаю над этим голову все утро. И должна вас расстроить, разумного названия нашим действиям у меня нет
   - Хотел бы попросить вас запомнить на б-б-будущее, - Корви отвернулся от экрана, скрестив руки на груди, и пробивающихся сквозь шторы ярких полуденных лучах стало особенно хорошо заметно, что глаза у него все в красных прожилках. - Мы н-н-никого уничтожать не собираемся ни при к-к-каких условиях. У Клуба Пятерых есть незыблемое п-п-правило - мы ценим жизнь п-п-превыше всего.
   - Ну конечно, - Ил широко усмехнулся, вернее, просто растянул рот в усмешке, - но при этом презираете большинство живущих. Тех, которые не вписываются в ваше высокоинтеллектуальное сообщество. Что вы вообще знаете о жизни? У вас умирал когда-нибудь на руках ваш товарищ, умоляя добить его? Вас били когда-нибудь по-настоящему, так, чтобы вы начали мечтать о смерти? Жизнь наполнена злом и несправедливостью, и пока я в силах двигаться, я буду зубами грызть тех, кто эту несправедливость устроил.
   - Мы не собираемся с вами спорить, - Вэл положил руку на плечо Корви, который задвигался в кресле, пытаясь что-то сказать. - Тем более что в данный момент мы ваши гости. Я никого не осмелился бы назвать правым или неправым, потому что мой жизненный опыт в самом деле ничтожен по сравнению с вашим. Но в одном я убежден твердо - не мы придумали этот мир и не мы наполнили его живыми людьми. Значит, ни у кого из нас нет права делать их мертвыми.
   Он серьезно посмотрел на Лафти, словно втайне надеялся, что тот подтвердит его слова. Но их непредсказуемый спутник закатил глаза под лоб и умоляюще замахал руками.
   - До чего я люблю философские диспуты! Даже больше, чем темное пиво! Особенно те, в которых ни один из участников не понимает толком, о чем говорит! Но сейчас хочу обратить ваше внимание, господин Гарайский, что еще пара глубокомысленных заявлений с вашей стороны - и вы сможете заканчивать свои изречения в сугробе. Поскольку наш гостеприимный хозяин вас всех отсюда просто выкинет.
   - А ты, конечно, останешься? - ядовито спросила Эстер. На всякий случай она прикинула, можно ли запустить в Ила кофейником, если тот вдруг перейдет к решительным действиям. - Странно только, зачем вам понадобилось ломать со мной эту комедию. Рисовали какие-то рунические знаки, пугали бедного Фейзеля своими появлениями. Встретились бы сразу с Непокорными, прихлопнули вместе с ними всех Бессмертных, и пошли бы к себе домой обедать.
   - Я уже пытался тебе объяснить, Эстер Ливингстон, кто может быть моим проводником, - устало сказал Лафти, укладывая голову на спинку стула. Он даже громко всхрапнул, всем видом выражая смертельную скуку. - Насилие и убийство, даже ради высочайшей цели, перекрывает все каналы. Поэтому мне приходится довольствоваться другой, не слишком сообразительной и почтительной кандидатурой. Давайте вместе поплачем над судьбой несчастного, обездоленного Лафти! Вместо того чтобы мирно вкушать хмельной мед в небесных чертогах... впрочем, это я несколько отвлекся...
   Ил терпеливо ждал окончания разговора, не меняясь в лице. Было очевидно, что из всех присутствующих он всерьез воспринимает одного Лафти, невзирая на его речи, носящие четкий отпечаток диагноза из психиатрической лечебницы.
   - Вы пришли ко мне и сказали, что собираетесь покончить с бессмертием, - сказал он наконец. - Это было вранье?
   Интонация у него получилась скорее утвердительная, как у человека, сделавшего определенные выводы, и Эстер отчего-то показалось, что от окна за спиной резко потянуло холодным ветром. Она даже обернулась, проверяя, не распахнулись ли надежно запертые ставни.
   - Великое искусство обмана, - наставительно заметил Лафти, раскачиваясь на стуле. - крайне кощунственно именовать таким грубым и примитивным словом. Это одно из немногих земных занятий, которым я не просто владею в совершенстве, а от которого испытываю неподдельное удовольствие. И невозможность им заняться уже долгое время повергает меня в глубокую депрессию. К сожалению, я сказал вам пресную и скучную правду, которая ничего не вызывает, кроме изжоги.
   - Не стоит все воспринимать слишком буквально. - Вэл возвратил на лицо холодную и спокойную улыбку дипломата, обязанного поддерживать вежливый и крайне неприятный разговор. - Уничтожить Бессмертие и Бессмертных - несколько разные вещи, хотя результат в итоге один. Но первый вариант не предполагает немедленного физического устранения.
   - Ну и? - Ил нимало не смутился, поскольку привык выхватывать из разговора лишь то, что ему необходимо, а вежливость относилась к числу бесполезных навыков, вроде умения играть на средневековом клавесине. - Решили, что будете делать?
   Все невольно покосились на Корви.
   - У меня... есть одна м-м-мысль... В архивах четко прослеживается, что Матрица привязана к Д-д-домам Бессмертия. Ее секрет д-д-должен храниться там... Но никто, кроме Б-б-бессмертных, или б-б-будущих Бессмертных, даже приблизиться не может...
   - Подумаешь! - Ил бодро взмахнул рукой. - Надеюсь, ребята-чистоплюи, от уничтожения стекла и бетона ваши нежные души не вывернутся наизнанку? Взрывчатки у нас осталось много.
   - Вы собираетесь взять штурмом все пятнадцать Домов Бессмертия?
   - На самом деле... если попробовать как-то п-п-проникнуть через компьютерную сеть...
   - Корви, неужели потомок создателей Бессмертия не знает элементарных вещей? У Домов Бессмертия нет компьютерных сетей. Там вообще нет ни одного компьютера, чтобы их нельзя было взломать.
   - Тогда вам надо срочно объявлять набор в боевые отряды Непокорных. Причем предупреждать заранее, что это отряды смертников.
   - Видите ли... я как-то не слишком... видимо, в силу своей профессии... разбирался в технических д-д-деталях...
   - Это пускай Бессмертные трясутся от страха перед смертью! Мои люди ее не боятся!
   - По архивам можно восстановить чертежи к-к-коммуникаций. Да, это д-д-долгая работа, но...
   - В общем другого я от вас и не ждал. - громко сообщил Лафти. - но каждый раз меня это искренне удивляет.
   Он крутнулся в кресле, пробежался пальцами по клавиатуре, и с экрана неожиданно зазвучала музыка, будто он нажимал на клавиши рояля. Торопливо бегущие вниз строки и символы замелькали, сливаясь, и постепенно превратились в мерно летящий по косой линии снег - точно такой же, как пошел за окном, где яркое солнечное небо внезапно поменяло цвет на тускло-белый.
   - Люди - потрясающие существа в своем стремлении идти напролом и не замечать того. что находится рядом, - продолжал он, беря размашистые аккорды и качаясь всем корпусом, как виртуозный пианист. - Вы можете добиваться чего угодно и управлять событиями, всего лишь анализируя информацию и знаки, что существуют в пространстве. Но вы даже не хотите этому учиться. Вам обязательно нужно ломиться в стены, все разрушать, ломать, размахивать острыми предметами, в общем, прорываться с боем. Наверно, мой приятель Тирваз понимает вас гораздо лучше, чем я. Поэтому он, бедняга, такой недалекий.
   - Так пусть многомудрый и проницательный Лафти расскажет неразумным людям, что им следует делать, - Эстер, больше других привыкшая к его поразительному обществу, гневно фыркнула, уперев руки в бока.
   Тот благосклонно покивал, не прекращая своих музыкальных упражнений.
   - В общем, уже неплохо, ты постепенно исправляешься. Эстер Ливингстон. Конечно, в голосе надо бы прибавить почтительного страха, но со временем это придет, я надеюсь. Я в таком случае тоже немного подвинусь вам навстречу и выскажу свое предположение. Вы никогда не думали, что проще всего разузнать о некоторых тайнах Бессмертия у самого Бессмертного?
   - Любопытно, - Вэл, холодно прищурившись, посмотрел на бегающие по клавиатуре пальцы Лафти. Для него, прекрасно умеющего играть, сразу было заметно, что их странный спутник ни разу в жизни к роялю не притрагивался, - отчего же тогда во время славных событий в "Платинум Бич" вы не разузнали эти тайны? Там была достаточная концентрация Бессмертных на квадратный метр.
   Эстер отчетливо вспомнила обезумевшие глаза Нежданова и его вопль: "Ну расскажите им про Матрицу! Мы же погибнем, мы все погибнем!"
   - Во-первых, - менторским тоном заметил Лафти, повернувшись к ней, хотя сказать она ничего не успела, - я прекрасно знаю, что про секрет Матрицы спрашивать бесполезно. Во-вторых, есть много полезной информации, которую можно извлечь из собеседника, даже если он уверен, что ничего не знает. В-третьих, чтобы чего-то добиться в беседе, нужно доказать, что вы полностью разделяете интересы того, с кем говорите.
   - Уже выбрал, кому будешь доказывать общность интересов? - Эстер зевнула, словно не проспала только что пятнадцать часов. - Предлагаю тебе отправиться прямо к Фейзелю, он будет очень рад снова тебя видеть в своей сокровищнице. Можешь заодно стянуть оттуда несколько золотых слитков, а то мы несколько поиздержались в своих скитаниях.
   - Подобное пренебрежительное отношение к изящному искусству воровства... - начал Лафти, но Ил неожиданно грохнул кулаком по столу.
   - Хватит страдать всякой хренью! Вам же ясно сказали, и нечего притворяться, будто не въезжаете! Войти в Дом Бессмертия и что-то про него узнать может будущий Бессмертный - мне пальцем показать?
   Эстер посмотрела в маленькие, наполненные абсолютной уверенностью в своей правоте глаза, и срочно села на стул, поджав ноги, потому что ей показалось, что перед ней открывается какой-то темный колодец.
   - Я не... - она откашлялась, - я не пойду...даже если бы мне там вынесли тайну Матрицы на золотом блюдечке. Я не пойду.
   Пользуясь тем, что наступила полная тишина, она открыто взглянула на Вэла. Тот сидел, не поднимая глаз и не отводя темных волос со лба, и постукивал пальцами по столешнице. Длинными пальцами, которые, она была уверена, никогда больше не прикоснулись бы к ее груди, стань она Бессмертной. Которые вряд ли прикоснутся и теперь, учитывая, что он не смотрит в ее сторону. Но уверенность, живущая в крови и непонятно откуда возникшая, кричала внутри нее - если ты станешь Бессмертной, ты потеряешь себя.
   - Все бабы дуры, - констатировал Ил, тяжело вздохнув. - Я это всегда говорил.
   - Собираетесь в-в-выкинуть нас за дверь? - Корви неодобрительно покосился на Эстер, и было прекрасно заметно, что он полностью разделяет древнее убеждение Ила. - Может быть, хотя бы д-д-дадите подождать, пока не кончится м-м-метель?
   Эстер попыталась собраться, стиснув пальцы до боли и пытаясь вонзить в них короткие ногти, хотя в данный момент ей больше всего хотелось вернуться на кушетку у стены, натянуть на голову плед и отгородиться от мира.
   - А не приходило ли в голову умным носителям лишнего куска мяса в штанах... - она сглотнула, потому что терпеть не могла рассуждать, как нередко попадавшиеся на ее пути мужененавистницы, звавшие Эстер в свои бесконечные кружки по интересам, - что если я стану Бессмертной, мне будет резко плевать на мелких людишек, которые копошились вокруг меня раньше? Что я с удовольствием выберу себе покровителя из Великих - того же Фейзеля - и выдам ему и ваши намерения, и ваши тайные убежища? Впрочем, - она покосилась на Вэла без всякой надежды, что тот поднимет глаза, - я, пожалуй, выберу Аргацци, он еще не потерял тягу к женщинам.
   - Не думай, что мы просто так тебя отпустим, - Ил нахмурился. - В конце концов, нам есть через кого на тебя повлиять.
   Эстер засмеялась.
   - Но мне же будет все равно! Бессмертные не знают любви - это же всем известно!
   Это была чистая правда - если с помощью всяческих изощренных методов Бессмертные, особенно низших кругов, могли доставлять себе удовольствие и потому нередко заводили целые гаремы из людей и животных разного пола, в зависимости от предпочтений, то чувства привязанности и заботы они испытывать не могли. Даже к себе подобным, и в первую очередь к ним. А Великие Бессмертные физического удовлетворения почти не ощущали, оно им уже было не нужно.
   - Ну вот что, - неожиданно заявил Лафти, закрывая ноутбук и поднимаясь. Его фигура в красной майке и джинсах, обтягивающих отчетливо кривые ноги, была настолько несуразной, что все невольно проводили его глазами, пока он пересекал комнату и рылся в холодильнике, стоящем в углу, чтобы завладеть банкой пива. - Если вы думаете, что я рассчитываю получить какие-то ценные сведения от госпожи Ливингстон, независимо от того, станет она Бессмертной или нет, то вам надо поставить памятник как самым наивным людям на земле. Эстер и разумная информация - это несовместимые понятия.
   - Ничего, что я не падаю на колени от счастья?
   - Когда я говорил, а вы не слушали, что есть Бессмертный, с которым можно поговорить о его тайнах, я имел в виду ни в коем случае не Эстер. Иначе зачем мне всю ночь было рыться в сети?
   На этот момент повышенное внимание всех присутствующих было ему гарантировано, поэтому Лафти старательно глотал пиво, изображая страшную жажду.
   - Так вот, - сказал он торжественно, с сожалением уронив пустую банку. - За все время существования Права появился один Бессмертный, который по количеству прожитых лет мог бы сравниться с Великими, но в их круг не входит. Двести пятьдесят лет назад он, став Бессмертным. прославился бесконечными попытками самоубийства - как вы понимаете, неудачными. После чего полностью ушел от мира, не общается ни с кем из Великих, и вообще Бессмертных к себе не подпускает. Живет на холодном острове, покрытом льдом. Вся возможную информацию о нем надо собирать по крупицам. Вокруг него какая-то странная секта, задача которой - скрыть все, что о нем известно. Но тем не менее он есть, и я знаю, как его найти. Как вы думаете, у кого будет проще узнать о том, что нам нужно - у него или у Гирда Фейзеля?
   - Вы надеетесь получить какие-то сведения у сумасшедшего? - Вэл слегка поморщился.
   - Господин Гарайский, если вы задумаетесь о том, кто вы все, где находитесь и по какой причине, у вас определенно возникнут сомнения в собственном душевном здоровье. Любого, кто думает о других или об окружающем мире гораздо больше, чем о себе, можно счесть ненормальным. Вы предпочитаете норму? Тогда почему вы не в своей гостиной у телевизора, с бутылкой пива - кстати, хорошо, что напомнили (Лафти снова полез в холодильник) и тремя галдящими на полу отпрысками?
   - Как его зовут? - быстро спросила Эстер, зная, что Вэл отвернется. Про бездетность Гэлларды и про то, что известный дипломат нашел молодую любовницу для продолжения рода, она в свое время начиталась достаточно. Она каждый месяц выбрасывала пустые упаковки от таблеток, чтобы не иметь такого преимущества.
   - Того Бессмертного? Сигфрильдур Эйлдьяурсон.
   - Как?
   - Издевается, - уверенно произнес Ил, впервые в разговоре принявший сторону спутников Лафти.
   - Тому, кто повторит, отдам последнюю банку пива, - Лафти откровенно веселился. - Кроме тебя, киска, тебе пить вредно для фигуры, к тому же ты выиграешь, я знаю.
   - Он что, из Исландии?
   - Вот еще одно доказательство того, что ты поймешь его с полуслова.
   - Зачем я вообще должна его понимать? - Эстер запнулась. Открытый люк под ногами вновь дружелюбно распахнулся.
   - Потому что ты будешь с ним разговаривать. Или, для начала, с его посланцами.
   - Зачем?
   - Ну мало ли у вас найдется точек соприкосновения... ты когда-то изучала их мифологию, разве нет? Может быть, ему будет приятно с тобой побеседовать.
   - Этот ваш п-п-план, - заметил Корви, долго ерзавший на стуле, чтобы привлечь внимание, - представляется не более надежным, чем м-м-мой. Может быть, мы разделим усилия? Я знаю, как в-в-войти в контакт с лучшими взломщиками к-к-к-омпьютерных сетей, которые еще остались в мире.
   - Не смею удерживать господина писателя, - Лафти изысканно поклонился.
   - Вэл, вы ведь поедете со м-м-мной?
   Вместо ответа Вэл Гарайский поднялся. Рядом с Лафти, взгляд которого он упорно пытался найти, будучи на голову выше, он смотрелся совсем экзотично. Пусть он был в мятой рубашке, пусть волосы спутаны и под глазами темные тени - люди именно с таким лицом и взглядом должны быть бессмертными, и никак иначе.
   - Вы хотите заставить ее одну говорить с каким-то сомнительным Бессмертным, который определенно не в своем рассудке, если судить по имени?
   - Узнав о разговоре Эстер Ливингстон с кем бы то ни было, - торжественно заметил Лафти, - я бы заведомо проникся сочувствием исключительно к ее собеседнику.
   - А почему тебя это так волнует? - мрачно сказала Эстер. - Или ты думаешь, что всем противно оставаться со мной наедине, как тебе?
   - Я поеду с вами, Лафти, - решительно произнес Вэл. Тем более странно, что в свою бытность дипломатом он не использовал ни подобных интонаций, не утвердительных оборотов речи. - А вам, Эммануэль, вполне может пригодиться помощь Непокорных. Я не прав?
   Эстер попробовала в очередной раз насмешливо фыркнуть, но почему-то у нее это не получилось.
  
   На взлетном поле было холодно и ветер свистел в ушах. Эстер постоянно отворачивалась, чтобы стереть слезы из уголков глаз - тогда ветер поднимал волосы на затылке и забирался за поднятый до предела воротник куртки. Каждый раз она видела двоих, неотрывно идущих следом - Лафти, замотанного шарфом так, что он стал напоминать сторонника какой-то восточной религии, которым запрещено показывать лицо, и Вэла, который шел так же спокойно и равнодушно, как много раз ходил во главе своих делегаций к трапу самолета. Казалось, ветер ему досаждает очень мало, только шарф бил по спине и кончик носа покраснел, но смотрел он прямо перед собой и в сторону, обходя Эстер взглядом.
   Свое отвратительное настроение она ни на ком, кроме бетонной площадки под ногами, выместить не могла, но останавливаться, чтобы всласть попинать ботинками землю, было тоже невозможно. Эстер была в середине процессии, двигавшейся к небольшому самолету с четырьмя дружно ревущими пропеллерами. Самолет был выкрашен изумрудной краской, с головой тюленя на борту, дрожал от нетерпения, был несколько обшарпан и никак не мог ассоциироваться с личным транспортом Бессмертного. Между тем, когда Эстер с сомнением покосилась на данное средство перемещения по воздуху, ее уверили, что Сигфрильдур Эйльдьяурсон нередко его использует, чтобы полетать над ледниками.
   - Интересно, - голос Лафти из-за шарфа звучал невнятно, - а к аэропорту поближе это чудо техники нельзя было подогнать? Обязательно нас тащить пешком по полю?
   - Они хотят удостовериться, - спокойно заметил Вэл, - что вместе с нами в самолет не проникнет кто-то еще. И что за нами не следят.
   По странному капризу ветра его голос прозвучал совсем рядом с Эстер, и от низкого тембра с неповторимой интонацией слезы выступили еще сильнее. Она яростно стянула пояс куртки, надеясь таким способом перекрыть себе дыхание и на время отвлечься.
   - Госпожа Ливингстон? - стоящий у трапа протянул руку ладонью вперед. Не Бессмертный и не Имеющий Право, мгновенно поняла Эстер, дотронувшись до его хэнди-передатчика, тем более странно, что он первым попросил ее раскрыться.
   - У моих спутников хэнди-передатчики не работают, - угрюмо сказала Эстер. - Но я могу за них поручиться и отдать вам мой код остановки сердца на случай, если они совершат что-то предосудительное.
   Человек у трапа почему-то слегка покраснел - впрочем, он был очень бледный и светло-рыжий, вполне возможно, что для него краска на щеках была таким же привычным делом, как для других поднятые брови или ухмылка.
   - В этом нет необходимости, - сказал он. - Сигфрильдур вам доверяет.
   - Он же меня ни разу не видел? - Эстер передернула плечами от ветра. Ничего ей так не хотелось, как побыстрее забраться в самолет по узкой лесенке.
   - Вы знаете наш древний язык, - с легким удивлением сказал их спутник. - И нашу родословную.
   - Будто знание древнего языка гарантирует отсутствие предательства, - Эстер пробормотала эту фразу себе под нос, расстегивая куртку и плюхаясь в большое удобное кресло с настолько широкими подлокотниками, что на них можно было устроить отдельное сиденье. Задираться вслух не очень хотелось в надежде на приятный полет, тем более что внутри самолет Сигфрильдура Эйльдьяурсона выглядел гораздо более многообещающим, чем снаружи. - А знание родословной еще более подозрительно.
   - Обычные люди, способные на обычное предательство, не способны выучить наш язык и наши имена, - невозмутимо заметил рыжий стюард, протягивая ей коктейль на подносе. - А необычное предательство в любом случае заслуживает внимания.
   - Давно хотел спросить, киска, - Лафти медленно разматывал шарф, демонстрируя крайне недовольную, перекошенную от холода физиономию с посиневшей щетиной на щеках. - Чем ты так зацепила достойного Бессмертного Сигфрильдура, что он даже пригласил тебя вместе слетать на ледник? И даже разрешил взять нас с собой?
   При взгляде на Вэла, невозмутимо садящегося в кресло рядом, Эстер хотела сказать такую-то мерзость насчет горячего северного темперамента, не пропавшего даже у Бессмертного, в отличие от большинства вялых земных мужчин, но вместо этого произнесла чистую правду:
   - В ранней юности я изучала историю их прежнего рода. У меня даже сохранились свитки, где я рисовала их родословное древо. Сигфрильдур... он верит, что к ним принадлежит. Что он последний в роду. В общем, - она понизила голос, - он совершенно безумный и совершенно несчастный. Напрасно ты надеешься что-то от него выведать, Лафти.
   - Несчастные как раз являются прекрасным источником знания, - Лафти отобрал у Эстер нетронутый бокал. - Что интересного можно узнать у того, кто счастлив?
   "Хм, - подумала Эстер, но в данный момент она скорее оторвала бы себе язык, чем произнесла это вслух. - Вот я, например, очень несчастна. А что у меня можно узнать?"
   В сторону Вэла она не смотрела, чтобы лишний раз не мучиться, откинула голову на спинку кресла и закрыла глаза. Пропеллеры шумели очень громко и очень ровно, самолет медленно и осторожно потряхивало, как на старомодной карусели, и от этого Эстер внезапно провалилась в сон, которого не запомнила - просто когда она в следующий раз открыла глаза, солнце переместилось из одного иллюминатора в другой. Яркая полоса пересекала щеку и горбатый нос Лафти, который торжествующе храпел. С соседнего кресла она чувствовала неотрывный взгляд.
   Вэл смотрел на нее, повернувшись всем корпусом и подперев щеку рукой, чтобы было удобнее. Непонятно, что было в его глазах - из-за темно-карего, почти черного цвета, их выражение до конца прочитать было невозможно. Кроме того, в них всегда преобладала исключительная печаль - даже когда он смеялся, или когда на пике любви прижимал к себе Эстер, содрогаясь всем телом, или когда спокойно, чуть наклонив голову к плечу, разглядывал собеседника, от которого хотел что-то добиться в переговорах. Поэтому Эстер не поняла, для чего он на нее смотрит. Выглядела она явно не лучшим образом, учитывая бледное лицо, стертую помаду и полный беспорядок из слегка отросших волос, рыжие корни которых смотрелись дико в сочетании с темно-фиолетовой краской. Она задергалась, пытаясь выпутаться из пледа, которым непонятно кто ее накрыл и застегнутых ремней безопасности, которыми всегда пренебрегала.
   - Хочешь выйти?
   - Да... - она схватила бутылку воды со столика рядом и жадно глотнула, чтобы голос звучал нормально. - Я... я пересяду.
   - Тебе неприятно сидеть рядом со мной?
   - Это тебе... - она сломала ноготь и была готова лягаться, лишь бы побыстрее выбраться из ремней и кресел. - Это ты не хочешь со мной находиться.
   - Наедине, - уточнил Вэл со странным выражением.
   - Вот именно. Даже говорить не хочешь. Все время уходишь, все эти три недели, только чтобы не видеть... - она наконец перешагнула через его колени, выбравшись между креслами и не замечая, как он ощутимо вздрогнул. - Я все понимаю, я тебя смертельно оскорбила, я обидела так, как только один человек может обидеть другого. Зачем тогда ты сейчас с нами потащился? Зачем тебе это все? Если хочешь что-то сделать для уничтожения Бессмертия, поехал бы с Корви... или вообще... переждал бы на время у Непокорных...
   - И не знал бы, что с тобой происходит? Стелла, я очень глупый и, наверно, безумный человек, как утверждает твой приятель, - Лафти при этих словах особенно радостно засопел, отчего у Эстер возникло смутное ощущение, что он подслушивает, - но я не мазохист. Собственные страдания не вызывают у меня такой радости, чтобы я их намеренно вызывал.
   - Да ты страдать вообще не способен!
   - Наверно, ты права. Я страдать не способен.
   Вэл отвернулся. В очередной раз отвернулся, чтобы она не видела его лица. Но прошедшая по щеке судорога ударила ее по сердцу, как передавшийся разряд.
   - Почему... - пробормотала она одними губами, - почему ты не хочешь поговорить со мной?
   - Потому что я за себя не ручаюсь. Понимаешь, что я имею в виду? Как только мы останемся наедине, я знаю, что попытаюсь сделать. А ты... Стелла, я не могу допустить, чтобы ты думала, будто я пользовался тобой. Как только я тебя вижу, меня безумно тянет только к тебе. К цвету твоих глаз, к запаху твоих волос, к форме плеч. Наверно, поскольку я реагирую только на это, ты - мое второе тело, которое когда-то было у каждого человека. Потому что мне также физически не хватает твоих пальцев и твоей кожи, как не хватало бы моих собственных. Но если ты при этом... при том, когда мы... будешь думать, что я за твой счет самоутверждаюсь, лучше не надо... Я передал тебе Бессмертие... теперь я понимаю, что страшный эгоист, что взвалил на тебя эту ношу, но мне казалось, что ты единственная в мире, кто его достойна... и кто может его нести, не изменившись. Это тоже эгоизм... но мне хотелось, чтобы те черты, от которых я сходил с ума... останутся навсегда на земле.
   - Почему ты... только сейчас мне об этом сказал?
   - Потому что сейчас, - наконец он взглянул на нее открыто, - мы все-таки не одни. И я смогу держать себя в руках.
   Эстер огляделась по сторонам. Лафти бодро спал, а если при том глумливо усмехался - так это было его обычное выражение лица. Шторки в пассажирский салон были задернуты. Самолет летел ровно, и вряд ли у кого-то из стюардов возникнет мысль ежесекундно проверять, как себя чувствует их ценный человеческий груз.
   - Зато я нет, - сказала она спокойно.
   Она опустилась на пол рядом с его креслом. Какое-то время она просто водила губами по застежке его джинсов. Пальцы Вэла нашли ее затылок и гладили, ероша волосы, но когда она попыталась отыскать пуговицы, он решительно поднялся.
   - Видишь ли, Стелла, я всегда дорожил своей репутацией. Если уж ее испортить, то каким-то совсем грандиозным скандалом.
   Но особого скандала не получилось - в отгороженной кухне в хвосте самолета никого не было, и дверь запиралась на задвижку. Потом, правда, ее пару раз дергали. Пытаясь открыть, но шума тоже устраивать не стали. В какой-то момент самолет начало заметно трясти, но ощущение падения в воздушную яму, когда все обрывается внутри, было намного слабее того, что в данный момент чувствовала Эстер, поэтому она просто ничего не заметила. Гораздо важней был каждый сантиметр его кожи, свободный от расстегнутой и кое-как стянутой одежды, до которого она могла дотянуться.
   - Ты правда думаешь, - в маленьком закутке ему приходилось держать ее на руках, прижатой к стене и надеяться, что от резких движений не упадет какая-нибудь важная конструкция, - что Бессмертные не испытывают любви? Ты поэтому отказалась от Права?
   - Ты ведь тоже.
   - Смешной у нас союз - тех, кто считает, что любовь не бывает бессмертной. То есть мы уверены, что она привязана к телу?
   - Не совсем... Вэл... подожди, я потом скажу....
   Она прятала лицо у него на плече, очень стараясь не кричать громко. Но за гулом пропеллеров все происходящее не было слышно. Изумрудный самолет поворачивал, ловя курс на белые шапки ледников, возникающие на горизонте.
  
   Самолет садился на плоской вершине ледника, прямо под лучами заходящего солнца, висящего на уровне края горы. Или, наверно, оно пока не заходило, просто в это время года не собиралось подниматься выше. Но свет был по-закатному красноватым, и на снег ложились длинные синие тени. Таких чистых оттенков, как здесь, в этом странном затерянном уголке мира, Эстер нигде не видела.
   - Добро пожаловать на ледник Снайфелльснеса, - вежливо сказал стюард, подавая ей руку.
   - Конечно, по-другому это жуткое место называться не может - именно так, чтобы язык сломать. Как можно проводить время в таком климате? - проворчал Лафти за ее плечом. - Да еще приглашать гостей, чтобы они тоже помучились?
   Вэл спокойно пожал плечами, замыкая процессию, цепочкой растянувшуюся на снегу - по вытоптанной тропинке их вели вниз, под гору. Глаза опять стали непроницаемыми, а выражение лица - отстраненно-вежливым, хотя где-то на дне взгляда читалось некоторое согласие с Лафти, что если ты имеешь возможность выбирать любой уголок мира, чтобы поселиться, то жить на леднике довольно странно.
   Эстер холод тоже терпеть не могла, но в данный момент ей было все равно..
   "Ты действительно считаешь, что любовь живет не в душе? Что без тела она существовать не сможет? Что если... - почему-то, как многим молодым людям, ей было и легко, и странно это представить, - если я умру, то где-то там, за чертой... я перестану тебя любить? Ведь у Бессмертных с телами все в порядке, но вряд ли они кого-то любят".
   "Я не знаю, Стелла. Смотря что называть любовью. Но я уверен - то, что происходит между мужчиной и женщиной, придумано специально, чтобы людям было легче переносить жизнь".
   "То есть любовь не бессмертна?"
   "Ты спрашиваешь так, будто надеешься, что я отвечу?"
   Эстер в очередной раз обернулась, сбившись с шага.
   "Стелла, думать о другом человеке больше, чем о себе, могут только те, кто знает, что все это неминуемо закончится. Поэтому Бессмертным любить незачем".
   "Зачем же любить, если знать, что любовь закончится?"
   - Киска, если ты будешь смотреть вперед, то у тебя получится передвигать ноги гораздо быстрее, - язвительно сказал Лафти, которого меньше всего волновали мысленные разговоры о несуществующих понятиях. - Я надеюсь, у нашего путешествия есть конечная цель в виде хоть какого-то очага под крышей. Очень холодно.
   Но надеялся он напрасно. Процессия обогнула гору, и прямо перед ними открылось ледниковое озеро, бело-голубого цвета. На берегу, у самой кромки воды, был разбит небольшой лагерь - ходили люди, было привязано несколько мохнатых лошадей, на поленьях, воткнутых прямо в снег, лежала доска, изображающая из себя стол, и на ней небрежно расставлены какие-то припасы, горел костер. Но все это происходило под открытым небом.
   - Ужас! - сказал Лафти, опережая всех, чтобы подойти к столу. - Если бы меня предупредили заранее, я бы посидел в самолете. Все равно вы здесь долго не выдержите и тоже попроситесь обратно.
   - Твой спутник слишком изнежен, - сказал человек, вполоборота сидящий у стола на обрубке дерева. - Он мог бы и не приезжать.
   Его слова прозвучали как упрек, и смотрел он в упор на одну Эстер, тем чужим отстраненным взглядом ледяных глаз, каким обычно смотрят Бессмертные, но на этом все сходство с ними заканчивалось. Никаких атрибутов богатства или величия, на нем был свитер с рисунком по горлу и порванные на колене джинсы. Некрасивое длинное лицо без возраста со светлыми волосами до плеч. Если бы Эстер увидела его в толпе, то определенно выделила бы среди прочих, но ни за что не стала бы знакомиться с ним по доброй воле.
   - У меня нет других спутников, Сигфрильдур.
   - А почему ты не приехала ко мне одна? Ты мне не доверяешь? Но здесь мой мир, и в любом случае эти двое тебе мало помогут.
   - Я хотела бы, чтобы они слышали наш разговор.
   - А они в нем что-то поймут?
   - Смотря о чем мы будем говорить.
   - Сядь, девушка, - он махнул рукой в сторону другой колоды, которую кто-то из его людей придвинул к столу. - Ты мне доказала, что знаешь наш язык и наш род. Мне стало любопытно на тебя посмотреть, потому что в большом мире мы давно никому не интересны, а нам неинтересны они. Поэтому о делах большого мира я все равно говорить не буду. А разговоры о наших делах никому не понятны.
   Эстер села, невольно запустив пальцы в волосы - оказалось, что они растрепаны хуже некуда. Вроде бы все, что ей объяснил сидящий напротив человек, было ясно и правильно, но ощущение абсолютного безумия происходящего только нарастало.
   Она горько пожалела, что вести переговоры придется ей - из всех троих она меньше всего подходила для этой роли, и вместе с тем ни с кем другим Сигфрильдур бы даже не заговорил. Лафти откровенно валял дурака, изображая, как ему холодно и плохо, а Вэл, с его смешавшейся кровью различных племен, в основном родившихся в пустыне, казался настолько далеким от странного народа, живущего среди ледников и вересковых пустошей, что даже твердо выученное искусство дипломатии мало бы ему помогло.
   Эстер оглянулась вокруг. Когда-то давно она потратила много времени на изучение разных сказаний этой поразительной страны, поэтому красота холодных гор и скал, где они были единственными людьми на многие мили вокруг, была ей совершенно понятна. Ледниковое озеро блестело, как отполированный каток. Она положила подбородок на скрещенные пальцы и сощурилась, глядя прямо на уходящее за гору солнце.
   - Ты не болтлива, - сказал сидящий напротив человек, чье имя можно было выговорить только с третьей попытки. - Это хорошо.
   - Я в этом месте никогда не была, и хочу подольше посмотреть. Перед тем как нас посадят обратно в самолет.
   - Это хорошее место, я часто сюда приезжаю, - Сигфрильдур отломил кусок от лежащего перед ним темного хлеба и неторопливо стал жевать. - Здесь когда-то Гуннфрид Темный бился на мечах с Кольбейном Заикой из-за давней распри, которая случилась за морем, когда Кольбейн забрал себе добычу в походе. Ты должна это помнить.
   Эстер напряглась, хотя и не очень любила соответствовать ожиданиям, но привыкла бороться до конца.
   - Это когда Гуннфрид отрубил ему ногу, а Кольбейн еще долго стоял, опершись на меч и смотрел вниз, а Гуннфрид сказал: "Нечего тут смотреть, ноги точно нету"?
   - Другие рассказывают, будто он сказал: "Не смотри, обратно не прирастет", но твой вариант принято считать более правильным.
   Лафти внезапно фыркнул, подавившись лепешками - не имея возможности участвовать в разговоре, он увлеченно знакомился с разложенными на столе образчиками местной кухни.
   - Надо было взять с собой Тирваза. Его хлебом не корми, дай только послушать такие неаппетитные истории.
   - А почему ты думаешь, что мое гостеприимство будет настолько коротким? - Сигфрильдур даже не взглянул в его сторону, похоже, люди, не знающие всех подробностей какой-то древней битвы для него не существовали. - Я могу показать тебе Долину Вересковой реки, это на той стороне острова.
   - Потому что я хочу заговорить с тобой о вещах, неприятных... - Эстер запнулась. Она уже поняла, что у сидящего перед ней обычных человеческих эмоций почти не осталось. - Неинтересных и ненужных тебе. А мне они очень нужны. Отвечать мне ты не захочешь, поэтому мне придется уехать.
   Сигфрильдур медленно покачал головой.
   - Иногда, чтобы повеселиться, можно послушать и лживые истории. О чем ты хотела говорить?
   - О Великих Бессмертных, - сказала Эстер, сильно выдохнув, словно прыгая в ледяную воду. - О Праве Бессмертия, которое ты получил несколько веков назад. И от которого хотел отказаться, когда уже было поздно. О том, что... что происходит, когда попадаешь в Дом Бессмертия.
   В общем, Сигфрильдур повел себя, как она и ожидала, поскольку даже удивления на его лице не отразилось. Он только дернул уголком рта, как человек, у которого отнимают время попусту.
   - Эта история даже не забавная. И зачем ты хочешь это узнать?
   Она вновь оглянулась на своих спутников. Лафти завел глаза к небу - было ясно, что именно он выскажет о ее талантах переговорщика, когда они останутся одни. На лице Вэла была неприкрытая тревога. И как всегда, если он ее от чего-то предостерегал, она поступила наоборот.
   - Мы ищем пути, чтобы уничтожить Бессмертие. И думаем, что ты можешь нам в этом помочь.
   Сигфрильдур положил руки на стол, задумчиво вертя в пальцах обкусанную трубку. Его ладони были в порезах и мозолях, как заживших, так и свежих.
   - Я обещал отвезти тебя в Долину Вересковой реки. Там тебе понравится.
   - То есть ответить на наши вопросы ты не хочешь?
   - Я никогда не отвечаю сразу.
   С этими словами он поднялся и медленно пошел в сторону, где были привязаны лошади. Он был высоким, даже чуть выше Вэла, но при этом заметно сутулился, держа одно плечо выше другого.
   - Получается, мы твои пленники? - громко произнесла Эстер в эту перекошенную спину, но сама понимала, что ответа не последует.
   - Стелла, попробуй связаться с Корви, - быстро сказал Вэл одними губами. - По крайней мере передай ему, что мы здесь задержимся на неопределенное время.
   Эстер задумчиво посмотрела на свою ладонь.
   - Оказывается, хэнди-передатчики здесь не работают.
   - Ну что же, - Вэл обреченно вздохнул. - Примерно это я и предполагал с самого начала.
  
   - Ты думаешь, я не понимаю, что тебе не нравится? - Эстер металась по просторной комнате с низкими потолками Комната находилась в доме с крышей, накрытой дерном, а сам дом располагался настолько далеко от каких-либо дорог и других источников сообщения с внешним миром, что троих путешественников вполне модно было бы счесть затерянными в пространстве. - Что ты вынужден проводить здесь время со мной! И что об этом все узнают!
   - В свое время, - задумчиво сказал Лафти, валявшийся в углу на шкурах, - я подумывал, не стоит ли дать обет безбрачия. Не очень приятное, но крайне разумное начинание.
   Вэл не ответил, листая подшивки вытащенных из кладовки газет. Когда он переворачивал пожелтевшие страницы, в его глазах появлялся отсвет легкого восторга, потому что не каждый день можно прикоснуться к изданию трехсотлетней давности.
   - Оказывается, взамен на отказ от роли Великого Бессмертного он потребовал полной свободы для своего острова и народа. Как раз намечался передел сфер влияния, и все были рады убрать дополнительного соперника.
   - Что значит полной свободы?
   - Его люди носят хэнди-передатчик только добровольно и не запрограммированы на функцию подчинения Бессмертным. Впрочем, их так мало и они так редко куда-то ездят, что об этом никто не знает, и это не представляет угрозы.
   - Что еще?
   - Интересно, какой еще клятвы с него за это попросили....
   - Вот и спроси у него сам!
   - Стелла, у меня нет в памяти ни одного зубодробительного имени, от упоминания которого у него в глазах появляется заинтересованное выражение.
   - Я тоже не собираюсь ломать комедию!
   - Даже ценой собственной жизни? Мне кажется, наш гостеприимный хозяин настроен вполне серьезно, если учесть, что мы три дня не можем выйти из дома.
   - Лафти, а ты что переживаешь? - Эстер резко повернулась на звук его голоса. - Ты что, не можешь в крайнем случае бесследно исчезнуть?
   - Конечно, могу, - он сел на шкурах, обхватив руками колени. - Но мне будет вас очень не хватать. Мы ведь не можем существовать без людей. И вы... придаете моему существованию какой-то другой смысл.
   - Дико польщена... - начала Эстер, но в этот момент дверь распахнулась.
   На пороге стоял все тот же бледно-рыжий стюард, на этот раз одетый соответственно погоде за окном, в толстой куртке и плотных рукавицах.
   - Вы не хотите немного прокатиться верхом, госпожа Ливингстон?
   - Зовут только меня?
   Скорее, это был не вопрос, а утверждение. Эстер посмотрела на Вэла, но он все так же листал газеты. Похоже, на счет ее безопасности он или полностью успокоился, или не хотел демонстрировать волнение. В очередной раз ее поразила его полная отстраненность на публике, настолько резким был контраст с недавними событиями сегодняшней ночи. Если подробно вспоминать его лицо над своим... его язык на мочке уха... его губы, снимающие с ее губ каждый стон... лучше выбросить все из головы и решить, что оно происходило не с тобой, чтобы не мучиться.
   Пока они двигались в каком-то неизвестном направлении, все усилия Эстер были направлены на то, чтобы удержаться на лошади, а значит, места для дополнительных мыслей не оставалось, что уже было неплохо. Они подъехали к высокому водопаду, летящему вниз из узкого ущелья и с шумом разбивающемуся о плоские камни. Окрестные скалы были покрыты зеленым мхом, кое-где начинающим цвести. Когда они подъехали ближе, стало видно, что тропа в скалах ведет в пещеру за водопадом, и водная пелена закрывает вход, как завеса. В глубине пещеры на верховом седле, брошенном на землю, сидел Сигфрильдур, а его лошадь бродила неподалеку, встряхивая головой. Эстер была не столь предусмотрительна, чтобы захватить седло с собой, поэтому опустилась на корточки. привалившись боком к камню. Тот был холодный и жесткий, но пока что она терпела.
   - Я вот думаю. не убить ли тебя, - сказал Сигфрильдур спокойно.
   - Разве об этом нужно думать?
   - Конечно, - тот пожал плечами, словно удивляясь ее недальновидности. - Убийство, совершенное сразу, на горячую голову - низкий поступок.
   - Я бы так сказала о любом убийстве, - Эстер внезапно успокоилась, настолько хорошо было смотреть на падающий с камней поток воды, заслоняющий вид на долину и горы впереди. - Но видимо, мне недостает твоей мудрости, и я много не понимаю.
   - Вы все ничего не понимаете. Я хотел тебя убить потому, что ты мне напомнила о тех днях, когда я был таким же непонятливым. Но пока не могу решить.
   - Хм, - Эстер в очередной раз собралась с мыслями, - когда Рыжий Торгильс с Песчаной гряды собирался отомстить убийце своего племянника, он ждал двадцать лет. Я тоже могу успокоиться на несколько десятилетий?
   - Моя страна и мои люди, - не особенно впопад продолжил Сигфрильдур, отвернувшись к водопаду. - это все, что у меня осталось. Но это не помогает... я бы сказал, что они заставляют меня жить, хотя жить я буду и так... Бессмертный может совершить самоубийство, если очень захочет, но наш запас жизненной силы намного больше. Ты знаешь, сколько раз я пытался это сделать? Несколько тысяч. Со временем для меня это стало нечто вроде ритуала перед сном. Как для некоторых людей с юга. - он усмехнулся, - занятие тем, что вы называете любовью.
   - Почему же ты хочешь это сделать?
   Сигфрильдур усмехнулся, повернув к ней вытянутое лицо, чем-то напоминающее лошадиную морду.
   - Потому что мне незачем жить, девушка. В том, чтобы открывать глаза по утрам, я не вижу никакого смысла. За несколько веков я сумел сделать так, что мы стали совершенно независимы от большого мира. Если я исчезну - хуже не станет.
   - Тебе незачем жить потому, что ты стал Бессмертным?
   - Ты очень умная, девушка, но меня это не пугает. У нас всегда было много умных женщин. Ты знаешь, что у Бессмертных не может быть детей? Что я последний из своего рода?
   - Твой смысл жизни - в его продолжении?
   - В этом должен быть смысл жизни любого человека. А как иначе?
   - Наверно... - Эстер отвела глаза. Ничего мудрого по этому поводу она сказать не могла из-за отсутствия опыта в данном вопросе. - А ты один из всех Бессмертных потерял этот смысл жизни? Почему-то все остальные радостно продолжают существовать и не занимаются каждый вечер ритуальным самоубийством..
   - Они трусы, недостойные называться людьми, - Сигфрильдур презрительно поморщился. - Насмотрелись того, что им показали в Доме Бессмертия...
   - А что им показали?
   - Так хочется это узнать? - ее собеседник не менял выражения, отчего некрасивое от природы лицо неожиданно стало гармоничным. - Можешь сходить и выяснить сама, у тебя есть такая возможность. Почему я должен снимать для тебя рыбу с крючка?
   Эстер в очередной раз замолчала. В разговоре с Сигфридьдуром у нее постоянно возникало ощущение, что она натыкается на скалу, вроде той, к которой сейчас прижималась. Камень был холодным и шершавым, но пока она не успела замерзнуть, даже приложила к нему щеку, чтобы подышать древней сыростью.
   - Ты не думал о том, что если мы уничтожим Бессмертие, то к тебе вернется прежняя жизнь? Ты станешь... обычным человеком?
   - Именно поэтому ты пока жива, - равнодушно бросил Сигфрильдур. - Но у меня нет уверенности, что вы справитесь.
   - Если ты нам не поможешь, не знаю.
   - А зачем я должен вам помогать?
   - Ты не когда не пытался отыскать... другой смысл жизни? Ну... пробовать что-то сделать для других... тем, кому особенно плохо и трудно жить?
   - Люди из моего народа сильные, - сказал Сигфрильдур без всякой гордости, просто констатируя факт. - Они справляются сами. А слабые меня не интересуют.
   - Ты презираешь слабость? И поэтому никогда не стал бы никому помогать?
   - У людей из большого мира странная манера - по нескольку раз спрашивать о том, что и так понятно.
   Они замолчали, слушая плеск воды. Эстер провела ладонью по волосам и поняла, что они покрыты мелкой изморосью. Внезапно, видимо, из-за понимания абсолютной безнадежности, холод и сырость заставили ее задрожать, и она надеялась только, что под курткой это незаметно. В тех сказаниях, которые она так старательно изучала когда-то, присутствовали некие инеистые великаны, возникшие их камня - раньше их имена были для нее просто отвлеченными словами, но теперь она ясно ощущала, что только они могли появиться и жить в таком месте. Они и Сигфрильдур.
   - Ты перестала задавать вопросы.
   - Я не вижу в них смысла, ты же не отвечаешь.
   - Тогда я спрошу тебя, девушка из большого мира. Почему ты стала изучать наш язык и наши легенды?
   - А мне надоел этот вопрос! - неожиданно закричала Эстер, вскакивая на ноги. Ее голос отразился от потолка ущелья и смешался с шумом водопада. - Почему-то каждый считает своим долгом мне его задать! То ли пытаются отыскать какой-то скрытый меркантильный смысл, то ли найти доказательство того, что я свихнулась! А мне просто нравилось узнавать о людях, которые жили так, чтобы о них не забыли! Чтобы прошло двадцать столетий, а кто-то все равно помнил, что они говорили и делали! Чтобы много поколений передавали друг другу стихи, которые они произнесли на борту корабля! Ты живешь здесь, ты их потомок, и ты еще говоришь мне о смысле жизни?
   Она решительно зашагала в сторону, не очень представляя, как сама заберется на лошадь, и главное - куда поедет. Но присутствие Сигфридьдура давило на нее, как нависающий потолок пещеры, поэтому, обогнув водопад, она вздохнула спокойнее.
   - Наверно, ты права, - произнес Сигфрильдур за ее спиной, - это деяние, достойное того, чтобы о нем помнили. И если будут говорить о вас, то скажут и обо мне. Но при этом скажут, что Сигфрильдур Эйлдьяурсон был клятвопреступником.
   Эстер отчетливо вспомнила старинные газеты и задумчивую складку на лбу Вэла.
   - Ты обещал никому не рассказывать о тайне Бессмертия? Кому ты клялся?
   - Это было так давно... - пробормотал Сигфрильдур, похлопывая по шее лошади. - Всего нас было семеро, но этот человек с юга... с длинными руками... он все настаивал, что я не должен ни с кем говорить о Бессмертии... на всякий случай...
   - Сальваторе Перейра?
   - Да, очень странное имя, - искренне сказал Сигфрильдур.
   Эстер сощурилась. Все это казалось невероятным, но по-другому объяснить было невозможно.
   - Ты не смотришь новостей?
   - Конечно нет, а зачем? Я уже сказал тебе, что большой мир мне не интересен.
   - Перейра погиб во время взрыва во Флориде... - Эстер запнулась, почему-то не будучи уверенной, что Сигфрильдур ее поймет, - в общем, там, не юге. Думаю, вы оба с радостью бы друг с другом поменялись.
  
   "Жил один человек, сын Эйльдьяура, сына Гуннольва, сына Торунда, сына Сигхвата Зазнайки.... Мне обязательно все читать? Там имена до конца страницы, - Эстер оторвала глаза от листа бумаги.
   - Читай, читай. - бодро отозвался Лафти, принимаясь за вторую кружку горячего кофе. - По крайней мере есть гарантия, что от звуков этих жутких имен я не усну.
   - Дайте ей отдохнуть, - мрачно произнес Вэл, в очередной раз нажимая в ноутбуке на кнопку приема почты. Поскольку других средств связи с внешним миром, в виде, хэнди-передатчика, у него не было, приходилось довольствоваться таким ненадежным вариантом, как электронные письма.
   - Конечно, все заснут, а бедный одинокий Лафти так и будет держаться за руль? В отличие от других, кому есть за что подержаться?
   Эстер поспешно задвигалась на заднем сиденье машины, хотя была уверена, что ни в одном из зеркал не видна рука Вэла, лежащая на ее колене.
   - А ты попробуй ехать быстрее, - сказала она мстительно. - Если не будешь так ползти, то явно взбодришься.
   Лафти покосился на спидометр, показывающий сто восемьдесят километров в час. До сих пор их уберегала от неминуемого ареста только аура Имеющей Право, которой Эстер беззастенчиво пользовалась на каждом посту дорожной охраны.
   - Творения человеческих рук вызывают только жалость, - сказал он искренне. - В мое время вот были средства передвижения... конечно, создать восьминогого коня не каждому под силам....
   - Лучше читай дальше, Стелла, - мягко сказал Вэл, закрывая крышку ноутбука.
   Эстер машинально разгладила лежащие перед ней страницы. Изощренная месть Бессмертного по имени Сигфрильдур Эйльдьяурсон заключалась в том, что он передал ей все, что хотел сказать, в виде текста, написанного смутным почерком на его древнем языке, который она, конечно, помнила, но не настолько, чтобы не запинаясь переводить с листа.
   "Этот человек родился в Бухте Дымов, но когда ему исполнилось пятнадцать, уехал далеко на юг, чтобы научиться разным бесполезным вещам - как создавать из воздуха деньги, которых на самом деле нет и как заставлять других людей их тратить".
   - Если не ошибаюсь, Сигфрильдур в свое время был главой самого крупного паевого фонда, который сам и основал на своем острове, - прокомментировал Вэл, внимательно глядя в окно, словно можно было что-то разглядеть на такой скорости.
   "И там со временем он встретил других людей, которые узнали, как добиться для себя бесконечно долгой жизни. И поскольку этот человек был им очень полезен, они предложили ему стать таким же, и он согласился, потому что уже тогда устал от своих глупых занятий, хотел вернуться к себе домой и возродить свой народ таким, как он был прежде, чтобы его люди не зависели от нелепых вещей вроде... -Эстер запнулась, - в его языке слова для хэнди-передатчика просто нет, но он явно имеет в виду его.
   Он хотел вернуться в Бухту Дымов и думал, что если сможет прожить очень долго, то родит много детей, о поступках которых будут говорить вечно, как о Сожженном Ньяле. Но люди с юга не сказали ему всей правды, хотя к тому времени уже знали ее - после того, как войдешь в... видимо, имеется в виду Дом Бессмертия - ты будешь сам жить очень долго, но подарить жизнь кому-то еще не сможешь.
   Что ты хотела бы узнать от меня, девушка, умеющая понимать наш язык? Когда первые Бессмертные собрались оградить свою тайну от всех и в первую очередь друг от друга, они все придумали очень красиво. И что они на самом деле сделали с учеными людьми, придумавшими для них бессмертие, тоже понятно. Правда, у тех остались потомки, в отличие от меня".
   Эстер покосилась на Вэла.
   "Но вряд ли они знают что-то полезное, и потом, Великие Бессмертные заключили с ними какой-то договор. Поэтому не знаю, чем мои слова помогут тебе, девушка, потому что ничего существенного я тебе не расскажу. В Доме Бессмертия тоже работают люди - но они просто нажимают на кнопки, чтобы совершить те процедуры, после которых ты сможешь жить бесконечно, если, конечно, твое тело не разрубят на куски и бросят в огонь. Никто на земле не может сказать, где именно Матрица Бессмертия.
   Ты входишь, садишься, у тебя просят твоего согласия принять Бессмертие добровольно, после чего ты идешь в лабораторию для всяких медицинских манипуляций. Никаких секретов за это время вызнать ты не можешь, тем более что тебе дают какие-то сонные лекарства. Я поклялся не рассказывать никому о том, что происходит в Доме Бессмертия, но что можно узнать из моего рассказа?
   Ты знаешь, за что я больше всего их ненавижу? Тех, кто это придумал?"
   Эстер опять на мгновение остановилась. Машина все так же летела вперед, Лафти залихватски рулил, объезжая бесконечный поток трейлеров впереди. Они приближались к очередному городу. Вэл по-прежнему смотрел в окно, отвернувшись, и хотя Эстер не видела его лица, она отчетливо представляла его выражение: "Ты ведь не прочитаешь самого главного. Ты всегда была упрямой, когда хотела причинить вред себе".
   - Очень неразборчиво, - сказала она, поднося листы к глазам. - У него почерк такой же непереносимый, как имя.
   "За то, что они в Доме Бессмертия ставят тебя перед выбором, - глаза Эстер быстро бежали по бумаге, но губы были плотно сжаты. - Они показывают тебе смерть в самом неприглядном виде. Все варианты мучений, которые с человеком происходят, и которые он не может себе до конца представить. Поверь мне, девушка, там ты сможешь это прочувствовать в полной мере. Они показывают тебе твое посмертие - а очень мало кто из получивших Право может надеяться на райские сады. Даже если ты в это не веришь - это сильное впечатление. Но они не показывают тебе того, что с тобой станет, когда ты получишь Бессмертие. Если бы я знал с самого начала... Неужели бы они могли испугать потомка Вейнстейна Смелого, который шагнул в огонь, потому что в окруженном доме оставались его люди? Поверь мне, девушка, я предпочел бы любую смерть жизни Бессмертного.
   "Интересно, что они так легко согласились от меня отделаться, - продолжила она вслух. - Может, потому, что надеялись на мои попытки покончить с собой? Мой совет тебе, девушка, не ходи в Дом Бессмертия. Даже если ты избавишься от того бесполезного ощущения, которое называют любовь и которое тебя удерживает - не ходи".
   Последние слова она прочитала громко и четко, со слегка мстительным выражением.
   - Странно, - спокойно сказал Вэл, - что у них продолжение рода существует отдельно от любви, если они придают ему такое значение.
   - И это главный вывод, который мы можем сделать из всего услышанного? - Лафти резко выкрутил руль, уходя влево. - Я переоценил твои способности к древним языкам, киска. Надеюсь, наш великий писатель, к которому мы так торопимся, принесет больше пользы.
   - Корви уверен, что они нашли что-то интересное.
   - Еще более интересное, чем откровения этого островного психа? Лучше предупредите заранее, о чем пойдет речь, чтобы я от радости не лишился сознания. И учтите, поскольку я за рулем, пострадают все. Кстати, господин дипломат, не хотите меня сменить, а то я что-то притомился?
   Эстер фыркнула, пересаживаясь вперед. Она старательно увела взгляд, но замечательно видела, как Лафти смотрит ей в затылок.
   "От кого ты хочешь что-то скрыть, киска? - ясно говорил его взгляд. - От родоначальника всех обманов на земле? А какой в этом смысл?"
  
   На некоторых горных альпийских дорогах до сих пор нет барьеров-ограничителей, и они такие узкие, что приходиться прижиматься к самому краю бездны. Наверно, потому, что здесь ездят только местные жители, которые знают путь как свои пять пальцев, а больше умалишенных не находится. Вначале Эстер невольно отводила глаза, затем нарочно смотрела вниз, в обрыв, где постепенно зажигались огни в домах, рассыпанных в лощине, и снег на огромных елях, верхушками достигавших склона, становился бледно-синим вместо искристо-белого. Потом она внезапно закрыла глаза и задремала. Вэл всегда водил осторожно, и ему она полностью доверяла, а кроме того - разве ей было что-то терять?
   Но во сне ее продолжал сопровождать его голос, говоривший спокойно и даже отрешенно, будто о незначительных вещах:
   - Любить в своей жизни двух женщин - это очень трудно. Вашу ухмылку я прекрасно понимаю, поэтому уточняю - именно любить, а не просто спать с ними. Желать близости с другим человеком без любви к нему - это тоже возможно, но в этом есть что-то искусственное, как у машины. Налили бензина, высекли искру - она заработала.
   - Все-таки люди - существа очень смешные, - Лафти затянулся сигаретой и выпустил дым через приоткрытое окно. Именно этот горький запах и холод ночи, тянущий в затылок, не давали Эстер уснуть окончательно. - Зачем желать того, от чего сами же и мучаетесь?
   - Наверно, чтобы жизнь продолжалась, - Вэл усмехнулся краем рта, поворачивая на склоне. - Если нет мучений - то нет и жизни. Нет движения вперед. И смерти тоже нет. Как у Бессмертных, которых вы хотите уничтожить.
   - Я? Я вообще ничего не хочу, - Лафти с отвращением покрутил в пальцах окурок и выбросил его. - Ну разве что горячего кофе с чем-нибудь покрепче.
   - Если бы на вашем месте был кто-то другой... - Вэл слегка помедлил, - человек... я бы не стал так откровенничать. Меня учили... никогда ни перед кем не раскрываться, это уже не изменишь... Я любил бы Гэлларду всю жизнь.... и буду ее любить... она так на меня похожа, она знает то, что знаю я, и делает то, что делаю я. Мы дышим в унисон, даже когда засыпаем в разных постелях. Потом я увидел Стеллу, и она сама меня выбрала. Да, можно сказать - уставший дипломат захотел поразвлечься? Я бросал ее несколько раз, и все равно к ней возвращался. Она меня раздражала, она спорила со мной, она делала все мне наперекор, но ... как это объяснить? Она меня притягивала, как магнит. И потом... любовь другого человека к тебе, такая сильная... это невозможно передать, это как крепчайший из наркотиков. Она всегда делает все не так, она всегда создает проблемы вокруг себя, но именно поэтому я так хотел бы ее уберечь... быть подальше от нее, и в то же время быть с ней. Иначе что я делаю сейчас? На ночной дороге в Швейцарских Альпах, в крайне сомнительном обществе?
   - О, я не обижаюсь, - Лафти великодушно взмахнул рукой. - Гордиться моим обществом никто бы не стал, все бежали бы подальше. А что вы делаете, господин Гарайский, вам самому виднее. Мы едем куда-то по просьбе вашего друга писателя, разве нет?
   - Здесь, в горах, по его словам, живут лучшие в мире хакеры, - Вэл усмехнулся, - чтобы никто не мог к ним добраться.
   - Хакеры, в таком месте? - Эстер открыла глаза. Они подъезжали к двухэтажному дому, так гармонично вписанному в склон горы, что он казался ее продолжением, если бы не идеально подстриженные газоны и клумбы на балконе. - А где горы окурков и пустые бутылки? Или хотя бы заурядная помойка?
   - Стелла, ты заранее грубишь и пользуешься превратным впечатлением о людях.
   - Я беру пример с вас, господин дипломат, - отчеканила она, хлопнув дверцей машины. - У вас тоже существует о людях очень неверное впечатление. Например, обо мне.
  
   Лучший в мире хакер устроил им аудиенцию в большой гостиной с пылающим, несмотря на раннее утро, камином. Впрочем, для их сообщества это был, скорее всего, конец рабочего дня? И правильнее было бы использовать женский род, поскольку на низком диване, подобрав ноги и свернувшись в клубочек, сидела худая девушка в зеленом свитере с высоким воротником. У нее была прозрачная кожа и неожиданно узкие восточные глаза полукровки с припухлыми веками, странно смотрящиеся на тонком вытянутом лице.
   - Привет, - сказала она, с любопытством их разглядывая. - Теперь все явились, или еще ждать делегацию?
   Эстер огляделась по сторонам. В кресле у камина, блаженно вытянув ноги к огню, дремал Корви, но выражение лица у него было не самое воодушевленное - похоже, ему снились кошмары. На другой стороне дивана, своей шириной напоминающего аэродром, чинно сдвинув колени, как школьники, сидели двое - смуглолицый Тирваз и еще один их тех, кто встречался ей в Майями, с белыми волосами и ресницами, сверкающими, как снег.
   - Знаешь, киска, а я начинаю с оптимизмом глядеть в будущее, - сказал Лафти, внезапно пихнув ее локтем в бок, так что она вхдрогнула. - Если бы дело здесь было безнадежное, эти двое бездельников не притащились бы. А так - боятся упустить лавры победителей.
   - Вначале надо посадить лавровое дерево для ваших венков, - Эстер презрительно сощурилась. - Что-то я здесь не вижу знаменитого хакера номер один в мире. Может, дождемся, пока он нарисуется, тогда и поговорим?
   - Ждать придется шесть лет, - девушка посмотрела на них прямо и без улыбки, - если, конечно, в швейцарской тюрьме не объявят амнистию. Я - номер два.
   - Простите наше раннее вторжение, - Вэл слегка поклонился. - И невежливость нашей спутницы - она очень устала в дороге. Мое имя...
   - Мы вообще-то читаем все сплетни в сети, - перебила девушка. - Даже шестилетней давности, если они интересные. Так что, господин Гарайский, можете не представляться.
   Как всегда в таких случаях, взбесилась именно Эстер - наверно, потому, что виноватое выражение на лице Вэла ей было особенно трудно выносить.
   - Ушам не могу поверить! - воскликнула она ядовито. - Неужели все-таки сажают в тюрьму за вторжение в частную жизнь? Вряд ли ваши ребята в свободное от чтения всякой ерунды время смогли натворить еще что-то еще разумное. А что же вас не прихватили за компанию?
   - Господин Корви, - девушка чуть повернула голову, - думаю, мне придется увеличить цену за мои услуги. В качестве моральной компенсации.
   При этих словах встрепенулись все одновременно:
   - Госпожа Ливингстон, п-п-помолчите, пожалуйста. Лучше вообще не открывайте рот до к-к-конца разговора.
   - Молодец, киска, ты даже меня начинаешь превосходить! Прийти в чужой дом, с порога нахамить хозяевам - браво! Давай еще найдем кастрюлю с супом и по очереди туда плюнем - тогда дневную программу можно считать завершенной.
   - Лафти, ты всегда очень дурно влиял на людей, - укоризненно сказал беловолосый. - Почему нельзя учить их хорошим и полезным вещам?
   - Лепить горшки и ковать железо, как ты? Чтобы я умер со скуки?
   - Я не имею чести знать, как вас зовут, - тихо сказал Вэл, и все замолчали.
   - Называйте Джоанной.
   - Джоанна, я пока не знаю, какую цену вы назвали господину Корви. Но если из-за поведения Стеллы вы ее увеличите, я заплачу разницу. Потому что это моя вина, и провинился я много лет назад.
   Несколько мгновений Джоанна смотрела на него в упор, потом легко потянулась и поднялась с дивана. При взгляде на ее талию, которую не скрывал даже пушистый свитер, Эстер стиснула зубы.
   - Вам это будет не по карману, господин Гарайский. Но вы хорошо умеете говорить с людьми, я ее понимаю, - она слегка мрачно кивнула в сторону Эстер. - Пусть будет так, как мы договорились, еще до вашего приезда.
   Эстер открыла рот, чтобы брякнуть: "Тогда чего ради мы сюда тащились через всю Европу?", но поняла, что терпения Корви и Вэла лучше не испытывать. А остальные существа глядели на нее с нескрываемым любопытством, поэтому подбрасывать им материала для наблюдений тоже не хотелось.
   - Давайте не будем т-т-терять время, - Корви внимательно обвел всех глазами. - Как я понимаю, вы не узнали ничего п-п-полезного у этого сумасшедшего бессмертного из Исландии.
   - Мы - нет, - громко заявил Лафти, сделав отчетливое ударение на первом слове и покосившись на Эстер.
   - Вы сами велели мне молчать до конца разговора.
   - В Доме Бессмертия действительно нет к-к-компьютерных сетей, - продолжил Корви. Но Джоанна говорит, что они смогут... узнать, к-к-как работает их система, войдя через электрическую сеть... или видеонаблюдение... в общем, как п-п-получится.
   Джоанна ласково улыбнулась, словно при ней заговорили о любимом ребенке.
   - Мы очень любим трудные задачи, - сказала она. - правда, пока не могу оценить срок ее выполнения. И соответственно назвать гонорар. Вы на такое согласны?
   - Корви! - Эстер не выдержала. - Откуда вы знаете, сколько она запросит?
   - Я в общем никого не заставляю.
   - А если попытку проникнуть в Дом Бессмертия обнаружат? Не терпится присоединиться к самому лучшему хакеру? Зачем вам так рисковать?
   - Есть причина, - Джоанна скривилась. - Но тебе я не скажу.
   - Тогда почему мы должны тебе доверять? - Эстер тоже перешла на "ты" и сорвалась на крик. - Вэл... Корви... ну послушайте меня...
   - Эммануэль! - резко заявила Джоанна. - Мы приступим к работе завтра. И я скинула бы вам двадцать процентов от обычной цены, если бы ее никогда сюда не привозили!
   Она гордо прошествовала до двери на высоченных каблуках, лишь слегка покачнувшись. Но почему-то никто не смотрел ей вслед, кроме Эстер.
   - В-в-видите ли, госпожа Ливингстон, - осторожно сказал Корви, - это в общем обычная история... сейчас на з-з-земле случается довольно часто... Пять лет назад человеку, которого она любила, досталось Право Бессмертия.
   - И что?
   - И ничего. Он и стал Бессмертным.
   - А что, она думала, что он ради нее откажется? - Эстер внезапно запнулась.
   - Легенды - это очень опасная в-в-вещь, госпожа Ливингстон. Мы совершаем поступки, не зная, чем они обернутся, если о них будут г-г-говорить. Ты что-то сделал и думаешь, что об этом н-н-никому не известно, а за твоей спиной тебя обсудили уже миллионы раз, и в-в-все по разному. Одной девушке подарили Право Бессмертия - кто знает, п-п-почему? И хотела ли она его п-п-получить? Но сколько людей на планете ей позавидовали и захотели бы оказаться на ее м-м-месте?
   - Позовите мне любого из них, - Эстер стиснула руки, не замечая, как на коже проступают белые пятна, - и я с радостью поменяюсь.
   - Так уже поздно, - внезапно вступил беловолосый, - все, что о вас рассказывают, уже существует отдельно. Как любое слово, любая мысль, достойная воплощения. Я их прекрасно слышу.
   - Да я не хочу отдельно воплощаться! Мне ничего этого не надо, как вы не можете понять!
   - А кто у тебя спрашивает? - Лафти вдруг произнес эти слова грустно, без обычного ехидства.
  
   "И что, интересно, о нас рассказывают? Вот глупая девчонка, влюбилась по уши, и чтобы от нее отделаться, ей подарили Право? Ты ведь сам считаешь, что я по тебе схожу с ума? Ведь так?
   - В этом есть что-то постыдное?
   Они говорили, стоя на пороге комнаты, и рука Эстер лежала на задвижке.
   - Нет! Да! Я не хочу, чтобы на меня милостиво соглашались!
   - Я сам пришел к тебе, Стелла.
   - Конечно, чтобы я от страсти не полезла к тебе в окно и не перебудила всех в доме! Что ты там говорил про свою репутацию? И что я все делаю не так, как тебе нравится?
   - Мне не нравится, когда ты подслушиваешь то, что не предназначалось тебе,- Вэл стиснул зубы, глядя мимо нее.
   - А мне не нравится, когда обо мне говорят то, что не для моих ушей. Может быть, пока я спала, вы обсудили гораздо более интимные подробности?
   И тогда он отвернулся и пошел вниз по лестнице".
   Эстер вскинулась на постели, еще мало что соображая, но сердце колотилось в горле. Нашаривая брошенную на полу одежду, она торопливо влезла в брюки, а куртку накинула прямо на голое тело. Ее поселили в мансарде на самом верху, и чтобы спуститься вниз, нужно было пробежать десять пролетов. Больше всего она боялась, что подвернет ногу, но на этом бы ее бег не остановился - просто замедлился. Она бы ползла, пока могла передвигаться, причем прекрасно знала куда - к стоящей за оградой ярко-красной, блестящей машине, взятой напрокат и потому непохожей на те, которые в обычной жизни предпочитал Вэл.
   Он спал на заднем сиденье, откинув голову назад, и из-за ночной росы, покрывшей стекло, она не видела выражение его лица. Впрочем, это было и неважно - она все равно бы колотила в окно, пока он бы не проснулся.
   Не лучший способ просыпаться среди ночи, даже если твой сон был далек от счастливого. Но глядя на встрепанную Эстер, он на самом деле испугался.
   - Стелла? Что? Что случилось?
   - Ты совершенно правильно меня наказал, - сказала она, тяжело дыша, - Бессмертие - это еще не самое худшее, что со мной нужно было бы сделать. За то, что я тебе наговорила.
   Вэл растер руками лицо, постепенно просыпаясь, и она отчетливо видела, наклонившись к стеклу, залегшие тени под глазами и складки, выступившие возле губ. За полгода их путешествий он постарел лет на десять.
   - Я бы предпочел тебя наказать по-другому, - он неожиданно улыбнулся, на мгновение вернувшись к светлому, почти мальчишескому облику, - но это низменное занятие, совсем недостойное Имеющей Право.
   - Я бы хотела иметь единственное право... - больше всего на свете она боялась, что он не откроет дверцу машины. - Чтобы ты делал со мной, что тебе хочется.
   Заднее сиденье машины было неудобным, и они сидели, тесно прижавшись друг к другу. Руки Вэла были на ее груди под курткой, и он вновь закрыл глаза.
   - Это хорошее продолжение моего сна, - прошептал он, слегка улыбаясь. - А про его плохое начало мы забудем к утру.
   - Хотя бы во сне ты можешь ответить на мой вопрос? Или... - она помедлила, - с людьми ты откровенным не бываешь?
   - Ты забыла, кто я по профессии?
   - Если бы тебе было можно... ты бы не принадлежал к этому Клубу пятерых... ты никогда не жалел о том, что отдал мне Право?
   - Жалеть о своих поступках - совершенно бесполезное занятие. Конечно, очень печально, что ты не спешишь им воспользоваться...
   - Печально? Почему?
   - Ты сейчас проходила бы палубе своей яхты, надменная и прекрасная, в окружении трех-четырех мальчиков с разным цветом кожи, на выбор, и не вспоминала бы о своих переживаниях по поводу старого лживого неудачника. Ты бы радовалась жизни, Стелла, это очень тебе подходит.
   - Так ты меня такой представляешь?
   Даже если бы она хотела вырваться, то не могла, как не в силах никогда была оторваться от его рук, медленно очерчивающих контур ее груди.
   - Почему-то для себя ты не выбрал такой жизни! Ты... совсем не боишься смерти?
   - Я уверен, что это весьма неприятная штука. Но есть много вещей куда более страшных.
   - Например?
   - Ну, знать, что ты... уйдешь, и после тебя ничего не останется. Что ты приходил на землю напрасно.
   - Большинство людей так и живут.
   - Наверно, у меня слишком высокая самооценка, но я уверен, что кому много дано изначально, к тому и счет больше. Бессмертие - слишком большое искушение для человека, чтобы жить так, как ему хочется. Я бы не рискнул.
   - А я?
   - Ты прекрасна сама по себе, - сказал он совершенно искренне. - Тебе можно жить сколько угодно, просто чтобы вдохновлять окружающих мужчин фактом своего существования.
   Эстер даже обернулась, чтобы посмотреть на себя в зеркало заднего вида. На голове швабра из волос, кое-как приведенных в изначальное состояние медной проволоки, но кое-где еще видны темно-фиолетовые пряди. Лицо помятое, поскольку полночи она рыдала, зарывшись в подушку. Глаза горят в темноте машины чуть зеленоватым отблеском, но это тоже нельзя считать привлекательным, скорее немного пугающим.
   - Издеваешься, да?
   - В тебе столько энергии, что ее можно пить, как воду. И все равно будет мало. Ты разве не видишь, что ты делаешь со мной?
   - Лучше бы я была другой, - неожиданно из ее глаз потекли слезы, видимо, не до конца израсходованные за ночь. - Лучше бы я вообще тебя не привлекала... Но не причиняла столько неприятностей.
   - Нам никто не обещал, что жизнь должна протекать легко и приятно. По-моему, ее смысл как раз в постоянной борьбе. Вот как сейчас.
   - А с кем ты сейчас борешься?
   - Не с кем, а с чем, - он взял ее лицо в ладони, пальцами стирая слезы. - Я постоянно борюсь с желанием. И все время проигрываю. Если бы кто-то решил ставить на меня на тотализаторе, неминуемо бы разорился.
   Окно машины медленно подсвечивалось поднимающимся над горами солнцем. Рассвет начинался рано и красиво, но Эстер уже ничего вокруг не замечала. На широкой веранде дома Джоанны стояли трое с одинаковыми кофейными чашками в руках и задумчиво смотрели на красную машину внизу.
   - Интересно, - с любопытством протянул беловолосый Риго. - Почему людям это постоянно нужно друг от друга?
   - Они называют это любовью, - пробормотал Тирваз, пожимая плечами.
   - Это от их внутреннего несовершенства, - Риго слегка нахмурился. - Им постоянно надо искать кого-то, чтобы дополнить себя.
   - В конце концов, если бы у них не было такого свойства, в мире бы ничего не происходило. Войн и поединков, по крайней мере, было бы намного меньше.
   - От этого их занятие не становится более осмысленным.
   - Не скажи, - Лафти извлек из-за уха сигарету и хитро подмигнул. - Наблюдать, как эти двое постоянно ругаются, бывает очень интересно. Полагаю, ближайшие несколько недель мы не заскучаем.
   - Как это часто бывает с тобой, ты просчитался, - Риго неодобрительно поморщился от дыма и демонстративно отодвинулся в сторону. - Все закончится гораздо быстрее.
   - Ну, это ты у нас всезнайка, - слегка обиженно протянул Лафти и тоже отвернулся.
   Утро было прекрасным, солнечные лучи, казалось, проникали под кожу, и каждый глоток горного воздуха вселял смутную надежду, что все будет хорошо. Но шторы в нижних комнатах, принадлежащих Джоанне, были плотно задернуты. Ее команда работала над полученным заказом.
  
   - Как сказала одна из с-с-самых известных хакеров в мире Джоанна Рейвхилл, ничего интересного. Довольно п-п-примитивная конструкция.
   - То есть они возились пять дней просто, чтобы набить цену?
   Эстер раздраженно разглядывала свои пальцы, не поднимая глаз. Смотреть на Ила и троих его ребят, сидевших напротив, удовольствия не доставляло, а развернуться так, чтобы ясно видеть профиль Вэла, не получалось. К тому же вчера они опять повздорили из-за какой-то мелочи, и поэтому Эстер была в соответствующем настроении.
   - Теперь, думаю, понятно, почему я настаивал, чтобы Стеллы не было на переговорах, - в голосе Вэла сквозило легкое извинение.
   - Ну, а дальше? - Ил совершенно не обращал внимания на мелочи. - Результат-то какой?
   - В Доме Бессмертия существует с-с-совершенно замкнутый цикл. П-п-полностью автономный. Процесс наложения на человека м-м-матрицы Бессмертия происходит как бы сам по себе. Ни один из с-с-служащих Дома Бессмертия в этом не участвует. В принципе, Дома продолжали бы функционировать, если даже убрать оттуда весь п-п-персонал.
   - И?
   - Это значит, что н-н-никто из них не сможет нам ничего сообщить.
   - А вы на это рассчитывали?
   Эстер возмущенно вскочила.
   - А вы рассчитывали, что в-в-великие хакеры вытащат вам матрицу из Дома на Бессмертия на блюдечке?
   - Это все, что ты хотел сказать? - Ил скрестил руки на груди, и как всегда, на его лице ничего не отражалось.
   Корви опустил голову.
   - Н-н-не совсем... это означает также, что м-м-матрица как бы зашита в Доме Бессмертия. Что если... ну, вы помните, о чем мы говорили несколько недель н-н-назад. Восстановить ее не с-с-смогут.
   - Мои ребята давно скучают по настоящему делу. Это проще, чем надеяться, что кто-то из этих Великих паразитов высунет голову из-за своего забора.
   - Вы соображаете, что говорите, знаток человеческих душ? - Эстер закричала, не обращая внимания на то, что Вэл потянул ее за рукав. - Вы посылаете людей на верную смерть, просто так?
   - Жизнь обычно заканчивается с-с-смертью, - Корви постарался говорить равнодушно. - Как в-в-выясняется, даже у некоторых Бессмертных.
   - Непокорные начнут войну, - Ил растянул губы в довольном оскале. - И пусть даже у нас ничего не получится, мы заставим их вздрогнуть от страха.
   Эстер села. Лица смотрящих на нее прямо парней Ила были отрешенными, словно они уже шли на штурм Дома Бессмертия, неся на груди мешок со взрывчаткой. Ничего симпатичного в их физиономиях не было, более того, ей отчетливо вспомнилась сцена в "Ройял Сапфире", оторванный рукав Вэла и синяк на его скуле. Она растерянно посмотрела на свои стиснутые руки
   - Корви, это крайнее средство, - Вэл нахмурился в такт каким-то своим мыслям. - Я против.
   - А кто тебя спрашивал? - Ил удивился вполне искренне.
   - Почему эта твоя Джоанна так уверена, что матрица привязана к Доум Бессмертия?
   - Во-первых, она такая же м-м-моя, как любого из вас. Во-вторых, она с-с-сказала, что это система, которая как бы воспроизводит себя сама. Что ей в-в-вроде как ничего не нужно для т-т-того, чтобы включиться.
   .- И она включается сама после того, как человек входит в Дом Бессмертия?
   - Да, через какое-то в-в-время.
   Эстер снова поднялась. Странное, должно быть она производила впечатление, особенно на фоне неподвижно сидящего отряда Непокорных, когда металась туда-сюда. Во взгляде Вэла отчетливо ощущалась тревога, поэтому она упорно избегала на него смотреть.
   - Ну ладно, - сказала она. - Прекрасно. Делайте, что хотите.
   - Когда Эстер Ливингстон так говорит, это означает, что она задумала что-то поистине ужасное.
   - Ничего я не задумала! Я вообще тут по чистой случайности! И лезть в ваши дела совершенно не собираюсь.
   - Если я не ошибаюсь, когда-то именно вы со своим п-п-подозрительным приятелем пришли ко мне говорить об уничтожении Бессмертия.
   - Можете считать, что он меня заставил.
   Ее вдруг начала колотить крупная дрожь, и пришлось сделать над собой страшное усилие, чтобы не заикаться в ответ, иначе Корви воспринял бы это как изощренное издевательство. Она обхватила себя руками за плечи, упрямо глядя в пол.
   - Закончили свои разборки? - сказал Ил, поднимаясь. - Если кто хочет к нам присоединиться - милости просим. Лишних рук не бывает. Бегать и стрелять вы, конечно, вряд ли умеете, но могу поручить делать взрыватели.
   И презрительно усмехнулся, когда никто не произнес ни слова в ответ.
  
   Странное дело - за время своих скитаний с Лафти она в ничем не испытывала недостатка. Никогда не была голодна, на ней все время было надето что-то относительно приличное, но вещей и денег, перевозимых с собой, становилось все меньше. Так что и времени на сборы почти не понадобилось.
   Поэтому она открыла ноутбук и некоторое время сидела, бездумно щелкая по клавишам. Фотографии Вэла, выложенные в сети - он никогда не дарил и не присылал ей своих, и все, чем она владела - это официальные съемки каких-то давних визитов дипломатических делегаций. На них он совершенно другой, не такой, как с ней, но из-за этого не менее прекрасный. Больше таких лиц не бывает на свете, в этом она была совершенно уверена.
   На некоторых фотографиях он глядел прямо в объектив, и хотя смотрелся моложе всех потрепанных жизнью дипломатов и политиков рядом с собой, его глаза были самыми печальными, словно он понимал что-то, им пока недоступное.
   "За то, что ты сейчас сделаешь, он отвернется от тебя. Но если ты этого не сделаешь... Он, возможно, и не отвернется, если очень повезет и он говорит правду, он примет меня такой, как есть, но я отвернусь от себя сама. Это раздвоение личности, бедняжка. Кстати, если ты сейчас сойдешь с ума, тебе будет полегче. Ну хватит, нагляделась уже".
   Она засунула ноутбук в сумку и, взяв со стола чистый лист, начала писать. Пальцы не двигались - то ли у человека, всю жизнь стучавшего по клавиатуре, почерк портится неотвратимо, то ли они просто дрожали.
   "Так вот, господа, вы собираетесь уничтожить Дома Бессмертия - это ваш выбор. Но вначале я сделаю свой, потому что вы так решительно настроены, что скоро может оказаться слишком поздно. Я реализую свое Право. Я устала гоняться за призрачными понятиями и мотаться по свету. Мне кажется, что я достойна большего, как меня в этом красноречиво убеждали. Ничего, кроме собственного благополучия, не имеет особого значения, когда оглядываешься назад и понимаешь, что все было зря. Удачи никому не желаю, поскольку мы теперь по разные стороны баррикад. Но и зла не желаю тоже. Эстер"
   - Главное, киска, не оставляй на бумаге следы от слез, - Лафти уже какое-то время заглядывал ей через плечо. - Не соответствует общему тону письма.
   - Подсказать, куда тебе пойти?
   - Неужели предложишь новый вариант, которого я не знаю?
   Они стояли напротив друг друга, и в глазах непонятного существа, почему-то выбравшего образ лысоватого ехидного субъекта, ничуть не привлекающего к себе, Эстер вдруг прочитала глубокую тоску.
   - Ты уходишь одна, - сказал он утвердительно. - Не возьмешь меня с собой.
   - Я одна на этой дороге. И зачем я тому, перед кем информация всего мира?
   - Я слишком долго был в этом теле. Я... к тебе привязался, хотя обычно так не бывает. Если с тобой что-то случится, я уйду в запой недели на две.
   - И всемирную паутину постигнет коллапс? Хотела бы я на это посмотреть.
   Эстер фыркнула, забрасывая сумку на плечо.
   - Ничего со мной не случится, можешь не переживать. Я ведь иду становиться Бессмертной.
   - Последнее время ты слишком часто врешь. Но тебе идет.
   - Неужели ты меня похвалил?
   - Врать как раз очень нехорошо, - наставительно сказал Лафти ей в спину.
   - Кто бы это говорил?
   - Обычно, когда ты без запинки со мной пререкаешься, тебе очень страшно и тоскливо. Ты боишься того, чтобы собираешься сделать?
   - Нет, - Эстер взялась за ручку двери. Ей пришлось сделать немалое усилие, чтобы пальцы наконец послушались настойчивого усилия воли и ее повернули. - Я боюсь, что не смогу совершить того, что должна сделать.
  
  

Картина третья

  
  
   - Душевно, душевно рад с тобой познакомиться, - человек с тонким лицом и безупречными серебристыми кудрями приложил руку к сердцу, изображая изысканный поклон.
   - Я тоже рад, - пробормотал Гвидо Аргацци, сидящий в кресле и настойчиво смотрящий в бокал с красным вином. На мгновение у Эстер мелькнула мысль, что без какого-либо напитка в руках она его никогда не видела. Но в голове мысль не задержалась, поскольку она была занята совершенно другим - отчаянно лягалась, пытаясь избавиться от веревок. Неожиданно одна из них, на щиколотке, лопнула, ощутимо стукнув по второй ноге.
   - В понятие "познакомиться" я и мой брат вкладываем совершенно разные вещи. - сказал неизвестный ей человек, нежно улыбаясь. - Думаю, что Гвидо реализует свое представление об этом слове с тобой немного позже. А я Симон Аргацци, и меня не интересуют такие незначительные детали, как строение человеческого тела.
   - Меня тоже, если это касается ваших тел. Ничего достойного внимания я в них не наблюдаю.
   Эстер попыталась зацепить веревку на руках зубами. Поэтому фраза прозвучала не очень внятно.
   - Она очень сильная, Гвидо, правда? - Симон задумчиво поднял брови, правда, он по-прежнему рассматривал Эстер, как забавный экспонат на выставке. - Поэтому я тем более рад, что у нее это не удалось.
   - Что именно?
   - Милая детка, ты думаешь, мы не знаем, что ты собиралась сделать?
   - Я собиралась получить свое Право! Которое мне принадлежит. И никто его не может отобрать!
   - Не совсем, - мягко сказал Симон, подходя к столу и наливая сока в высокий бокал. Он поднес его к губам Эстер, но та намеренно отвернулась. - Ах, как жаль, - сказал он, проливая жидкость ей на колени. - Ты собиралась пойти в Дом Бессмертия, и когда у тебя спросили бы о добровольном согласии его принять, ты бы отказалась. И это навсегда заблокировало бы всю систему наложения Матрицы. Я не прав?
   - Нет! Я хочу быть Бессмертной! Хотя бы для того. чтобы такие ублюдки, как ты...
   - Я действительно незаконнорожденный. И меня это уже не смущает, после стольких веков жизни... - Симон усмехнулся. - К тому же по своему рангу я всегда буду выше тебя. Но ты нас намеренно вводишь в заблуждение, детка, а это неправильно.
   - У меня есть Право прийти в Дом Бессмертия. И я на нем настаиваю.
   - Настаивать на чем-либо здесь можем только мы. Неужели ты еще не поняла?
   Эстер внимательно на них посмотрела. Сказать. что ни один из взглядов, которыми ее окидывали, ей не понравился, было бы не сказать ничего. Гвидо словно смущался, что у него вдруг возникли какие-то дополнительные желания, совершенно несовместимые со статусом Великого Бессмертного. А Симон определенно отыскивал в ней слабое место. И в общем долго ему искать бы не пришлось....
   Она вдохнула сквозь стиснутые зубы - воздух неожиданно сырой, словно они находились в подземелье.
   - Если слово "настаивать" по смыслу близко к глаголу "стоять", то ни к одному из вас это не относится.
   - Видишь ли, детка, я очень не люблю грубые шутки, которые относятся к низменной стороне человеческой жизни.
   - Если я в обществе столь возвышенных существ, - Эстер передернула плечами, - то почему рядом не играют на арфах, и у меня до сих пор связаны руки? А где ваши крылья - отстегнули за ненадобностью?
   - Скажи, - Симон взялся обеими руками за подлокотники ее кресла. - зачем ты намеренно провоцируешь любого собеседника? Когда-нибудь найдется тот, кому доставит удовольствие тебя сломать.
   Вряд ли кто-либо нашелся, что ответить на подобное высказывание, даже Эстер.
   - А сломать человека очень просто, пока он еще человек. Но ты не думай, что мы не отпустим тебя в Дом Бессмертия. Просто мы вначале хотим с тобой обсудить все подробно.
   - Что именно обсудить?
   - Ты хочешь, чтобы Бессмертных на земле больше не было? А почему?
   - Я. Всего лишь. Хочу. Стать. Одной. Из вас.
   - Даже если бы мы верили твоим словам, мы вряд ли хотели бы допустить, чтобы ты стала одной из нас. Кстати, после некоторых последних происшествий ты вне закона. Странно, что ты пошла одна, без того лысого коротышки, с которым вы натворили столько переполоху. С ним мне тоже было бы любопытно увидеться.
   Эстер невольно усмехнулась, представив их встречу с Лафти, но постаралась сдержаться.
   - Я пошла одна, потому что будущей Бессмертной не по пути со всякими проходимцами.
   - Ты ведь нас все равно не убедишь, детка. Тем более что проверить твои истинные намерения мы сможем очень просто. Есть много средств, позволяющих это сделать. Представь, когда ты признаешься, что нас обманывала, тебе будет очень неловко, правда?
   - Симон, ты всегда любил поговорить, - Гвидо Аргацци прервал его с заметным раздражением. - Отдай ее мне на пару часов, а потом покончим с этим.
   - Я просто очень хочу выяснить, откуда в человеческой голове может возникнуть такая мысль - прекратить Бессмертие? Вернее, я допускаю, что многие низшие существа нас ненавидят и всем сердцем желают нашей гибели. Но ты ведь могла сделать такой же, ты имела полное право. Тебе незачем было нам завидовать.
   - Я вам и не завидую, я вас жалею.
   - Жалеешь... меня?
   Ей показалось, будто в голове у нее что-то со звоном лопнуло, и неяркий свет в комнате закачался перед глазами, сменяясь черными полосами. Потом она отчетливо ощутила, как натягивается кожа на распухающей скуле, и поняла, что это Симон всего лишь ударил ее.
   - И что ты наделал? - брезгливо спросил Гвидо, отталкивая в сторону бокал. - Теперь я недели две не смогу до нее дотронуться, пока у нее опять не будет нормальное лицо.
   - Если это оскорбляет твои эстетические чувства, брат... - Симон не говорил, почти шипел, тяжело дыша, - то я прошу у тебя прощения. - Он еще раз со свистом втянул воздух, постепенно успокаиваясь. - Я был несдержан. Продолжим наш разговор.
   - Не допускаете, что далеко не все мечтают стать Бессмертными? - хрипло спросила Эстер, осторожно встряхнув головой. Она приложила к лицу связанные кисти, чтобы по возможности исследовать повреждения, но пальцы уже заметно затекли и не особенно слушались..
   - Имеешь в виду эту смешную секту, Клуб Пятерых? Конечно, попадаются отклонения от нормы, но в общем для человека должно быть совершенно естественно - желать вечной жизни и стремиться к ней всеми способами. Тем более если это не жизнь в лишениях и бедности, а достойное времяпрепровождение в череде различных достижений и удовольствий. Представим на мгновение, что еще одни твои приятели, которые называют себя Непокорными, сумели бы одержать над нами верх? На земле одни Бессмертные сменились бы новыми, только и всего.
   Он подошел к столу и пробежался пальцами по кнопкам, отчего на соседней стене мягко засветился большой монитор. Эстер искоса посмотрела на быстро сменяющие друг друга картинки - ярко-горящий прямо на улице костер, над которым стелется зеленоватый дым, бегущие и падающие фигурки людей, шеренгу полиции, сдвинувшую блестящие щиты.
   - Мы недавно отразили попытку напасть на Дом Бессмертия. В какой-то момент им даже удалось проникнуть внутрь, так что они сделали в первую очередь? Не можешь догадаться? Они бросились шарить по всем углам в попытке все-таки отыскать Матрицу бессмертия. Полагаю, тебе уже удалось выяснить, что это невозможно? Ты, наверно, их об этом предупреждала?
   Эстер опустила голову. Смотреть ей не особенно хотелось.
   - А вы не хотите никому уступить свое место? Я бы давно устала от такой вечной жизни, в которой все вертится вокруг власти и удовольствий.
   Симон расхохотался, причем совершенно искренне. В отличие от других Бессмертных, чей взгляд никогда не менялся, его глаза вспыхнули странным огнем.
   - Я перестал считать, что мы рождаемся и живем ради других, когда мне исполнилось двести. К тому моменту я достаточно насмотрелся на все, что вокруг происходит, и сделал выводы. А ты еще думаешь иначе, глупенькая? Каждый человек изначально один. Особенно перед лицом смерти, которой он боится больше всего. Умирая, ты думаешь только о своей личности. Все остальное - лицемерный вымысел. И собственные интересы для человека дороже всего, у всех просто очень разные пути прихода к грани, за которой ничто, кроме тебя самого, перестает иметь значение. Но любого можно довести до такой черты. Я в свое время довольно много экспериментировал...
   Он вновь потянулся к кнопке, и Эстер невольно зажмурилась.
   - Не бойся, никаких ужасов я тебе показывать не буду. Как раз наоборот - вот вполне благостная иллюстрация к моим словам. Посмотри, какая идиллия.
   На кадре двое, мужчина и женщина, сидели в шезлонге где-то на берегу, судя по тому, что ветер раскачивал над ними ветки дерева с крупными причудливо вырезанными листьями, и тени падали на их фигуры. Но лица были отчетливо видны - женщина откинула голову, закрыв глаза и блаженствуя под солнцем. Чуть вытянутые, холеные черты Гэлларды Гарайской казались чуть менее изысканными, чем на роскошных вечерних приемах, поскольку она была без косметики и густо намазана кремом от загара, но от этого производила впечатление более довольной жизнью. Вэл читал какую-то рукопись, надев очки и держа листы на коленях. Он впервые пожаловался на зрение по пути в Альпы и даже купил в магазинчике у дороге эту простую темную оправу, очень странно смотрящуюся на его лице. И еще потому, что в его волосах, когда он чуть наклонялся вперед, была ясно видна недавняя седая прядь, Эстер прекрасно поняла, что снимку не больше нескольких месяцев. По крайней мере, столько ее саму продержали у Аргацци.
   - Мы объяснили господину Гарайскому, что у него есть прекрасная возможность выбрать - или закончить свои дни безумцем, мечущимся по комнате и шарахющимся об собственной тени, или... Я тебе не рассказывал, что покровительствую одной клинике, где изучают влияние лекарств на сознание людей? Но, как видишь, у него все хорошо. По твоей теории жизни ради блага других ты должны сейчас бурно радоваться и хлопать в ладоши от счастья. Не так ли?
   Бурной радости на лице Эстер, конечно, не отражалось. Отчего-то стал дергаться левый глаз, уже половину заплывший от удара по скуле, поэтому лица Вэла и Гэлларды расплывались.
   - Более того. он любезно рассказал нам о ваших приключениях. Гвидо, конечно, был несколько разочарован, что господин Гарайский, как человек деликатный, оставил некоторые сцены за кадром - ему бы очень хотелось послушать. Но я не настаивал, в конце концов, меня эта сторона жизни не увлекает, а надо же было ему оставить хоть какую-то часть уважения к себе?
   - Вы действительно очень любите поболтать, - внезапно сказала Эстер. Голос звучал хрипло, но в целом спокойно, даже без нот истерики. - Все это можно было бы донести до меня гораздо проще и быстрее.
   - Так у меня впереди неизмеримо много времени, детка, куда торопиться? Теперь ты понимаешь, как мы догадались о том, отчего ты так рвешься в Дом Бессмертия? Просто сопоставили некоторые факты... мы вообще-то очень умные хотя бы потому, что прожили намного дольше, и все это время напряженно мыслили. И это нас ты собиралась обмануть?
   - Так что вам тогда от меня нужно? - Эстер помотала головой, потому что в ушах начинался какой-то странный звон. - Один материал для своей лаборатории вы отпустили, решили обзавестись другим?
   - Детка, я ударил тебя не ак сильно, чтобы у тебя начисто отшибло память. Я уже задавал тебе этот вопрос. Рассказ господина Гарайского был очень подробным, но кое-каких сведений еще не хватает, а некоторые надо проверить. Кто такой этот лысый недомерок, и как у него получалось от нас так хорошо прятаться? Что тебе рассказал Сигфрильдур? Почему ты решила уничтожить Бессмертие?
   - Потому что я сумасшедшая.
   - Что?
   - Я безумная. У меня началось весеннее обострение, и я подумала - чем бы таким интересным заняться? Вы же сами сказали - нормальный человек этого делать не станет.
   - Не заставляй нас проверять твой диагноз... - Симон неожиданно вновь зашипел, заставив ее вздрогнуть.
   - Симон, я пожалуй пойду, - Гвидо грузно поднялся, - я не хочу переносить свою игру в гольф. Брось ее пока, пусть подумает над всем, что услышала.
   Неизвестно, что решил бы Симон, но экран на стене неожиданно сам засветился.
   - Великий Симон Аргацци, есть пара сообщений, о которых вы приказали докладывать вам немедленно.
   - Хорошо, пусть подумает, - Симон потянулся, как животное перед прыжком. Глаза у него опять засветились довольным блеском, видимо, в предвкушении нужных новостей. - Зачем тебе быть глупее твоего любовника, детка? Ты же вроде всегда с ним соревновалась. Он свой шаг в игре сделал, теперь очередь за тобой.
  
   Разумеется, на роскошной вилле Аргацци не было мрачных подземелий - только винные погреба - и камер с решетками на окнах. Но Эстер на всякий случай держали связанной, после того, как она стукнула одного из охранников по самому больному месту. Поэтому шевелиться она не могла, неподвижно лежа на огромной кровати с пологом и резными ножками - видимо, ее поместили в одну из многочисленных спален Гвидо.
   Плакать она тоже не плакала, считая данное занятие совершенно бесполезным. Даже в прошлой жизни слезы могли потечь из ее глаз только по одной причине - из-за каких-то слов Вэла. А так как его она больше никто не увидит, то любая причина для рыданий устранена. Почему бы не порадоваться такому приятному пустяку?
   Отчего-то ей было тяжело дышать, словно кровь с трудом проталкивалась по жилам, разгоняя кислород. Грудная клетка тоже не желала подниматься, прося оставить ее в покое. Полное безразличие к чему бы то ни было, оказывается, выражается в первую очередь физически. Мысль о том, что надо хотя бы иногда шевелить руками и ногами, чтобы они не совсем затекли, вызывала отвращение, близкое к тошноте.
   - Вот, Осмод, рекомендую - образец человеческой слабости. Ее предали и бросили, и она валяется без движения. Как все они до сих пор еще сами себя не уморили, будучи такими слюнтяями, ума не приложу.
   Голос раздавался откуда-то стены. Эстер вяло повернула голову, но ничего не увидела, кроме шелковых обоев с золотыми крапинками.
   - Еще и добротные галлюцинации, - она хотела сказать вслух, но губы плохо слушались. - Вроде я ничего у них не пила и не ела. Наверно, какой-то газ в воздухе?
   - Нет, мы к людям чересчур снисходительны, - продолжал голос. - Ты только посмотри на нее - от отвращения прямо выворачивает. Может, пойдем, пусть выкручивается сама?
   - Все очень любят учить других правильной жизни, - пробормотала Эстер, но где-то в глубине ее существа медленно возникало какое-то покалывание, похожее на прежнее раздражение. - А что я могу сделать?
   - Как что? - голос искренне возмутился. - Я бы встал, вылез в окно, угнал бы машину, поехал к низкому предателю Вэлу Гарайскому и плюнул бы ему в лицо. Ну, если ты считаешь, что это неэстетично, можно по дороге насобирать гнилых овощей и побросать в него.
   - Научишь, как вылезать в окно со связанными руками?
   - Какими связанными?
   Эстер пошевелилась. Рядом с ней на кровати лежали куски веревок и обрывки пластыря, которым были замотаны ее запясться и щиколотки.
   При резкой попытке встать она сползла с кровати на пол, причем ошутимо стукнулась головой о какую-то резную деталь. Руки скрутило судорогой, а так как при этом волосы еще падали на глаза, то она ничего не различала вокруг, кроме бордового ворсистого ковра.
   - Нет, ты полюбуйся только, - продолжал голос. - Опять разлеглась.
   Эстер с трудом поднялась на локте, наконец сообразив, в какую сторону надо смотреть. На подоконнике сидели двое - Лафти, с презрительным видом болтающий ногами, и еще какой-то тип с неприметным лицом, заостренным носом и волосами серого цвета.
   - А ты на себя посмотри! - Эстер не выдержала. Внезапно замершая до этого момента кровь бросилась в лицо, отчего ей стало невыносимо жарко. - Мог бы повежливее себя вести, когда человеку плохо!
   - Ты за кого меня принимаешь? - поразился Лафти.
   Она смотрела на него во все глаза - абсолютно такой же, только морщин на лбу стало немного больше, отчего выражение лица стало окончательно ехидным, словно он бесконечно изумлялся глупости мира, и в одном ухе откуда-то возникла крупная серьга колечком. И только при взгляде на шорты в цветочек и какую-то нелепую майку с пятном на плече, которые ни один разумный мужчина бы не надел, Эстер окончательно поверила, что это не галлюцинация - она бы такого не смогла придумать даже под влиянием любых сложных препаратов.
   - Лафти... Лафти! Ты правда... ты пришел...
   - Только не хватай меня руками, - он быстро подвинулся на подоконнике. - Для нас это очень тяжело. Я тоже рад тебя видеть. Все, пора сматываться.
   Вряд ли Эстер могла бы сейчас кого-то схватить - в основном она хваталась за стену, но в глазах медленно начинал разгораться прежний огонь.
   - Ты рад? Ты же меня презираешь.
   - Я очень рад, что мне есть кого презирать, - уточнил Лафти. - И поскольку больше всего на свете я ценю собственное удовольствие, придется вытащить тебя отсюда. Осмод незаменим, когда речь идет о снятии оков, отпирании замков и отводе глаз.
   - Ты в курсе, сколько сейчас народу на вилле Аргацци? У Гвидо турнир по гольфу, значит, как минимум двадцать тысяч гостей. А Симон привез три тысячи слуг, чтобы меня караулить. Вы им всем собираетесь отвести глаза?
   - Не преувеличивай свою значимость, - Лафти покосился за окно. - Во-первых, несколько часов назад случилась одна неприятность - поле для гольфа внезапно перерыли кроты, неизвестно откуда взявшиеся. Поэтому достопочтенный Гвидо Аргацци с гостями отбыл в свое соседнее поместье. А во-вторых, Великий Бессмертный Симон, взяв с собой огромную свиту, уехал на один из близлежащих островов.
   - Зачем?
   - Чтобы встретиться со мной, - Лафти шутливо раскланялся. - Так что нечего нос задирать - твоя личность для него не настолько интересна.
   - Встретиться с тобой? - Эстер тщетно пыталась оторвать пальцы от стены. - Ты будешь с ним встречаться?
   - Киска, я бы заподозрил, что у тебя сотрясение мозга, но не очень понимаю, откуда ему взяться при полном отсутствии того, что можно сотрясать. Все обманы в этом мире произошли от меня. Если я назначаю встречу - я никогда на нее прихожу, это же понятно.
   - Мы потеряли пятнадцать минут, - уточнил Осмод, глядя в пол со скучающим видом. - И если учесть, что нам придется ее нести, потеряем еще столько же.
   - Нести?
   Эстер наконец выпрямилась.
   - Я прекрасно себя чувствую. В окно надо прыгать, или у вас есть лестница?
   - Это все слишком банально, - Лафти усмехнулся. - Держись ровно за Осмодом, след в след. Если упадешь - все пропало. Если увидишь кого-то и начнешь верещать - тем более.
   - Спасибо, что предупредил, - пробормотала Эстер сквозь зубы.
   Идти было трудно - но она была очень рада что можно сосредоточиться на физическом усилии. Они прошли по коридору, причем по запертым замкам Осмод всего лишь проводил рукой, и створки распахивались. Первая волна ужаса настигла Эстер, когда они были у лифтов - но сидящий за столом охранник даже не посмотрел в их сторону.
   Потом она неожиданно расслабилась - в конце концов, если ее повторно схватят, то хуже уже не будет, а эта парочка сама о себе позаботится. Все усилия теперь уходили на то, чтобы держаться на ногах. Они вышли на залитую солнцем площадку перед виллой, с цветниками и фонтанами. В тени сидела группа из личной охраны Симона и жадно пила пиво, пользуясь отсутствием высокого начальства. Они мечтательно смотрели на скульптуры определенного содержания, расставленные вокруг фонтана, но проходящих мимо Эстер, Лафти и Осмода не видели.
   Эстер пошатнулась. Хуже всего было не то, что недавно перетянутые веревкой ноги отказываются идти. За несколько месяцев пребывания у Аргацци она больше всего опасалась, что ей подсыплют что-то в пищу, и ела совсем маленькими порциями, останавливаясь сразу, если вкус казался подозрительным. Поэтому голова на свежем воздухе кружилась все сильнее, и ее колотил озноб. Если можно было бы хотя бы ненадолго прилечь... почувствовать щекой горячий песок под ногами.... ненадолго согреться... пусть потом делают с ней что угодно...
   - Из всех существ, живущих на земле, вы, люди, самые ничтожные, - шипел Лафти за спиной в такт ее шагам. - Самое ценное, что вам дается - это жизнь, так вы постоянно придумываете что-то, чтобы ее усложнить себе и другим. И массу способов, чтобы себя побыстрее этой жизни лишить. Причем без всякого серьезного повода.
   - Я тебе... потом отвечу как следует...
   Неожиданно нога подломилась, и она все-таки упала, удивившись тому, что кто-то схватил ее под мышки и потащил по песку.
   - Скорее! Если нас все-таки заметили...
   - Вы можете ее быстрее запихивать в машину? Если что-то и повредим, не страшно, потом сами починим.
   - Лафти... - ее забросили на заднее сиденье в мало удобной позе, поэтому она выгибалась, стараясь хоть как-то устроиться, но не открывала глаз. - Ты меня слышишь?
   - Придумала ответ? Ну-ну, любопытно послушать.
   - Почему ты потащился меня спасать? Несколько месяцев нахад ты был бы нужнее не мне... ты его ненавидишь, да? Почему ты его не вытащил, Лафти? Почему ты поставил его перед таким выбором? Почему ты заставил его так мучиться? Ты же все можешь... почему ты его бросил? Если бы ты бросил меня, я бы тебе простила... но что его... я не прощу этого никогда...
  
   - Крайне глубокомысленное заявление, - сказал Лафти, задумчиво глядя на волны. - Подностью в твоем стиле.
   Эстер дернулась, но как оказалось, она была примотана ремнями поверх теплого одеяла к некому подобию кровати-носилок, стоящих на песке.
   - Мы где?
   - Мы эвакуируемся как можем. И куда можем. Ты понимаешь, что все Дома Бессмертия для тебя закрыты? И что тебя теперь ищут все Бессмертные по всем континентам?
   - Так отдай им меня, - Эстер закрыла глаза. - Тебе-то что.
   - Моя бы воля... - пробормотал Лафти. - Но видишь ли, некоторые люди так умеют занудствовать... Вынь им тебя и подай, как угодно. И не отстанут ведь, пока не сделаю.
   - Какие люди?
   Она рванулась так, что ремни бы лопнули, как веревки в кабинете Аргацци, если бы сверху еще не было наброшено несколько слоев плотной ткани.
   Потому что рядом сидел Вэл.
   Ветер трепал его волосы, отросшие чуть длиннее, чем нужно - вдруг резко она вспомнила, как он ей пояснял, какой именно длины должны быть пряди волос по дипломатическому протоколу. Значит, свободной минуты последнее время не было. Веки слегка припухшие, но лицо спокойное, хотя на нем еще сохранялась тень ушедшей тревоги.
   Эстер искренне возненавидела себя за то, что не смогла отвернуться сразу.
   - Ну да. конечно, - сказала она. - запоздалое раскаяние. Это бывает. Но проходит. У вас достаточно комплексов, господин Гарайский, ну прибавился бы еще один, в чем проблема? Лафти, развяжи меня! Я четыре месяца просидела с веревками на руках, может, достаточно?
   - Как только я тебя развяжу, ты его покалечишь, - Лафти кивнул в сторону Вэла и внезапно подмигнул. - Опять лишние хлопоты... лекарства, аптечки... нам еще долго плыть...
   - На чем тут можно уплыть?
   Эстер огляделась, приподняв голову как могла. Берег с мелким светло-бурым песком был абсолютно пуст, если не считать низких черных кустов с переломанными ветками, разбросанных кое-где по пляжу. Море даже на вид было холодным, безжизненным и спокойным, мелкие волны равнодушно разбегались по песку. Неподалеку бродили несколько людей - ей показалось, что она узнала грузную фигуру Корви и однорукого Тирваза, задумчиво бросающих камни в воду.
   - Посмотрим, - Лафти пожал плечами.
   - У меня нет никакого желания к нему прикасаться, - Эстер дернула щекой. - Никаких проблем не будет.
   Она с наслаждением отбросила ремни и села, откинув одеяло. Голова немного кружилась, но гораздо терпимее, чем в поместье Аргацци, просто запах холодного залива и остывших водорослей глубоко проникал в ноздри. Эстер задумчиво оглядела себя - какой-то незнакомый свитер, джинсы и высоко зашнурованные ботинки, словно для лазания по горам. Мы что, в Гималаи собираемся? Она полностью сосредоточилась на всяческих совершенно мирских деталях, чтобы больше ни о чем не думать, и меньше всего о том, кто сидит рядом с ней.
   - Я хочу тебе сказать одно, Стелла, - неожиданно произнес Вэл. - Я понимаю, почему ты подумала, будто я от тебя отказался. Что я предал тебя. Потому что ты всегда была уверена, что при случае я так и поступлю. Ты именно так всегда думала обо мне и считала меня таким. Может быть, ты в душе обрадовалась, что я оказался подонком, и ты была права? Зачем тогда тебя разочаровывать7
   Он медленно поднялся и пошел к воде
   - Потрясающе! - Эстер всплеснула руками. - Лафти, аптечка нам не понадобится, но психолога можно вызвать. Не боитесь куда-то ехать вместе с человеком, у которого в душе такая буря переживаний?
   - А ты не боишься, киска? Мы же теперь вечные скитальцы и прячемся от всех..
   - И где ты предлагаешь прятаться?
   - Так! - Лафти резко хлопнул в ладоши, отчего присевшая рядом на песок чайка с криком сорвалась и улетела. - Объявляется небольшое совещание! Эй, вы, бездельники! Шевелите ногами сюда! Для вас это, конечно, проще, чем шевелить мозгами, но ничего - коллективный разум великое дело!
   Подошли Корви и Тирваз - Эстер правильно угадала их со спины. Корви морщился от ветра и опирался на какую-то толстую трость, увязающую в песке. Тирваз был, как всегда, воплощением отстраненного бесстрастия, даже веки полуприкрыты на смуглом застывшем лице.
   - А вам, господин бывший дипломат, отдельно надо обращаться? - не унимался Лафти. - Прислать вам пригласительную карточку с золотыми буквами?
   К удивлению Эстер, стоящий у самой кромки волн Вэл неожиданно покорно повернулся и двинулся к ним. Но, присев рядом на песок, он достал из внутреннего кармана куртки какую-то книгу и раскрыл на середине.
   Голод и кружащееся в голове чувство слабости были настолько сильными, что Эстер держалась исключительно на бьющей изнутри холодного возмущения. Не утерпев, она наклонилась, чтобы взглянуть на обложку.
   - О! Лафти, как тебе не стыдно навязывать наше низменное общество цвету интеллектуальной элиты человечества! Господин Гарайский, ничего, что я сижу, когда вы читаете Платона?
   - Ничего, можете даже прилечь, - сумрачно произнес Вэл, переворачивая страницу.
   - Вэл, ну я вас прошу, - Корви покачал головой, в то время как Эстер задохнулась от ярости, подбирая слова. - Это ведь касается нас всех, отвлекитесь, в самом деле!
   - Эммануэль, я прекрасно могу делать два дела сразу.
   - Разумеется! - Эстер вцепилась руками в невысокий бортик носилок, нагнувшись вперед. - Он прекрасно может заниматься одновременно и любовью, и предательством! Не сомневайтесь в его исключительных способностях!
   Вэл на мгновение вздрогнул и поднял голову, но взглянул не на Эстер, а в сторону залива. Глаза его казались почти черными, но он не произнес ни слова.
   Зато вместо него высказался Корви, пытающийся вскочить на ноги. Его трость ушла в песок на добрую треть, так сильно он стискивал ее в руках, делая мучительные усилия в попытках быстро подняться, но это выглядело не забавно, а скорее страшно. Так исказилось его лицо.
   - Лафти... я вас искренне и г-г-глубоко уважаю... - сказал он, задыхаясь. При этих словах брови их спутника в веселом изумлении поползли вверх, отчего показалось, что у него на лбу не пара глубоких морщин, а целая гармошка. - Но не могли бы вы... ради продолжения нашей б-б-беседы... заставить ее замолчать?
   - А я думала, что писатели обычно бичуют пороки и защищают невинных! - Эстер скрестила руки на груди.
   - В-в-вот именно, - мрачно произнес Корви, по-прежнему сжимая трость. Было очевидно, что если бы он, как многие люди гуманитарных наклонностей, не являлся бурным противником насилия, он стукнул бы ее этой палкой по шее.
   - Дорогой мой, вы требуете невозможного, - Лафти воздел к небу руки, откровенно веселясь. Вся сцена доставляла ему искреннее удовольствие. - Чем заставить молчать Эстер Ливингстон, гораздо проще осушить здешний залив. Но это расстроит старика Ньерри, а он нам еще пригодится в будущем.
   - Ну хватит! Прекратите все! - Тирваз внезапно широко раскрыл всегда прищуренные, чуть раскосые глаза, и из них будто вылетела молния. Корви застыл с открытым ртом, и Эстер вдруг ощутила, что высказывать следующую убийственную реплику ей расхотелось. Лафти, изображая смертельно раненого, закатил глаза, боком упал на песок и подрыгал ногами. Только Вэл невозмутимо продолжал читать.
   Эстер смотрела на него и ей хотелось завыть в голос. Ветер, порывами прилетающий с залива, трепал его волосы, и все так же, как раньше, выбивающиеся пряди падали на лоб. Здесь, в отсутствии каких-либо ярких красок, среди бледного неба и светло-серых волн, его глаза и ресницы казались особенно темными. Конечно, его лицо не полностью отвечало абсолютным канонам красоты, но сейчас он был совершенно прекрасен, словно из другого мира - человек с лицом аристократа в изгнании, бежавшего от тирана в глухую провинцию и проводящего свои дни в философских раздумьях на берегу, стиснув в себе страшную тоску и одиночество. "Перестань, перестань немедленно... - Эстер закусила губу. - Как он мог оказаться таким... подумаешь... а что бы ты сделала на его месте, еще неизвестно..."
   - Теперь говорите вы, Корви.
   Эммануэль откашлялся, тщетно пытаясь вернуться к прежнему благодушно-созерцательному состоянию.
   - Итак, - начал он, - н-н-нам удалось понять, что механизм в-в-возобновления Матрицы активируется в тот момент, когда следующий Имеющий П-п-право добровольно принимает Бессмертие. Таким образом он создает м-м-место для того. кто придет следом. И так до бесконечности. Но если он в-в-выберет отказ - возобновление системы прекратится.
   - Нам удалось! - Эстер фыркнула. - Вас надо поближе познакомить с Симоном Аргацци - у него такое же чрезмерное самомнение. Правда, не уверена, что вам это знакомство доставит удовольствие.
   - Лафти, - Эммануэль повернулся всем корпусом, видимо, чтобы не смотреть в ее сторону, - она по прежнему т-т-тверда в своем намерении войти в Дом Бессмертия и отказаться там от него?
   - Она - это кто? - Эстер стала картинно озираться. - неужели вы нашли кого-то еще, и я могу спокойно идти домой?
   - Дома Бессмертия под усиленной охраной, - Вэл не поднимал головы, но говорил спокойно, будто читая с листа. - Кроме того, Стеллу схватят немедленно, как только она появится в поле зрения Департамента охраны.
   - Неужели вы им еще не рассказали о том, где я нахожусь?
   - Киска. ты начинаешь повторяться, - Лафти внезапно поморщился, словно от головной боли, - а это раздражает даже меня.
   Он извлек из-за пазухи ровно такую же книгу, как у Вэла, но при раскрытии она оказалась небольшим ноутбуком. Устроив его на коленях, Лафти бодро защелкал по клавишам.
   - Непокорные согласны нам п-п-помочь. Они начнут штурм очередного Д-д-дома Бессмертия... отвлекут охрану на себя, и путь будет свободен.
   - Битва - это хорошо, - задумчиво сказал Тирваз, вновь прикрывая глаза, и на лице возник слабый отсвет удовольствия.
   - Чтобы я шла по трупам?
   Эстер попробовала вскочить, но запуталась в шерстяном одеяле. Раздраженно шипя, она отпихивала его в сторону в такой яростью, словно это были чьи-то нежелательные руки.
   - А что я всегда говорил? Только вперед, на абордаж, чтобы как следует поколотиться головой об стенку! - Лафти закрыл крышку ноутбука и сладко потянулся. - На самом деле я понял - люди получают удовольствие, только когда им сопротивляются! ни с чем не сравнимая прелесть насилия - вот основа этого мира!
   - Есть другие п-п-предложения?
   - Есть предложение иногда использовать то вещество, что содержится у вас в голове, иначе оно прокиснет без дела. Вот может быть господин Гарайский даст нам полезный совет? Что философы делают в тех случаях, когда ситуация зашла в тупик, и чем дальше идешь, тем становится хуже?
   - Надо вернуться туда, откуда начинали, - произнес Вэл, глядя вниз.
   - Кстати, не так и глупо! Что странно, но иногда случается! Так вот, ответьте мне, великие знатоки теории - сколько в мире Домов Бессмертия?
   - П-п-пятнадцать.
   - Перечислите, где они находятся. Можно даже про себя, - Корви при этом начал недоуменно загибать пальцы, и постепенно на его лице возникало странное выражение. - Где пятнадцатый? Вроде как он есть, но где? Никто никогда им особенно не интересовался и не пользовался, четырнадцати вполне хватало. Не догадываетесь? Я жду!
   Эстер посмотрела на море. Где-то далеко, пока еще на линии горизонта, возник силуэт корабля, который неуклонно приближался. По форме он напоминал большой катер - с вытянутым вперед хищным носом, нависающим над волнами, но вместе с тем по размеру с солидную яхту, с несколькими палубами, выкрашенный светло-серой краской под цвет окружающей воды, сливающийся с небом и морем, поэтому совершенно непонятно, как Эстер его заметила.
   - Эй, Лафти! - позвала она тихо. - Ты видишь?
   - Подожди! - он отмахнулся от нее, не оборачиваясь. - Так где находится пятнадцатый Дом Бессмертия?
   Все молчали, глядя на него с какой-то обреченностью. Вэл устало вздохнул и опять уткнулся в книгу.
   - Правильно! - торжественно и громогласно объявил Лафти. - За что я вас всех очень уважаю - так это за быстроту соображения! Разумеется, в Исландии, у Сигфрильдура.
  
   Корабль был поразителен хотя бы тем, что с легкостью пересек мелководье и въехал носом в песок, как выброшенный на берег кит. Подобно морскому животному, он слегка вздрагивал всем своим железным телом. У борта впереди стоял кряжистый человек в серой штормовке, расставив ноги и оглядывая сидящую на песке группу отнюдь не любезным взором.
   - Ну что уставились? Идите сюда! - он взмахнул рукой. - Я вам что, паромщик, чтобы дожидаться, пока вы отклеите от земли свои задницы!
   - Старина Ньерри всегда был воплощением утчивости, - с заметной гордостью произнес Лафти, толкая по песку носилки Эстер. - Он не в одном с вами университете обучался, господин Гарайский?
   Человек на борту презрительно щурился, наблюдая, как они ковыляют по песку. Корви опирался о плечо Вэла. Эстер временно оставила свои попытки слезть с носилок, поскольку поняла, что без посторонней помощи вряд ли сможет быстро передвигаться, а кандидат на предоставление такой помощи здесь только один. Чтобы отвлечься, она, задрав голову, внимательно посмотрела на лицо того, кто их подзывал.
   Разглядеть его лицо было непросто, из-за густой курчавой бороды, растущей от щек, и всклокоченной копны на голове. Все это изобилие волос было серого цвета с легким оттенком в синеву, что представляло странный контраст с красной выдубленной кожей, больше похожей на выделанное дерево. Из-за всего вышеупомянутого определить выражение лица было невозможно, и потому приходилось догадываться о его настроении исключительно по звукам голоса, напоминающего рев тюленя в брачный период.
   - Нам обязательно с ним ехать? - Эстер почувствовала себя не слишком уютно. - Что-то мне он не очень нравится.
   - Не беспокойся, вы ему тоже, - по голосу Лафти за спиной было слышно, что он ехидно ухмыляется. - Тем быстрее он вас доставит на место, чтобы избавиться.
   - Главное, чтобы он не захотел избавиться от нас другим способом, - пробормотала Эстер. Тирваз уже поднимался первым по крутому трапу, показывая, что опасности нет. Он повернулся вниз, наблюдая, как Вэл затаскивает Корви - последний никогда особенно не практиковался в лазании по трапам, а первый - в переносе тяжестей. Эстер беспокойно глядела им вслед, сжимая и разжимая пальцы и прикидывая, хватит ли у нее сил доползти, хватаясь за ступеньки.
   - Девушка последняя, - громыхнул голос наверху. - Тебя я на борт не возьму.
   Эстер обернулась. Лафти все еще ухмылялся, но в глазах сквозило легкое смущение. Правда, не было заметно, что он чрезмерно расстроился.
   - Ну чего там, Ньерри, - сказал он, пожимая плечами. - Все еще злишься? Давно ведь было.
   - Ворам на моем корабле не место!
   - Да что там у тебя можно украсть, на этой посудине? - поразился Лафти. - Кстати, твой котел я тебе вернул.
   - После того, как им все попользовались?
   - Между прочим, сокровищами надо делиться с ближними!
   - А Гюлла? То, что ты украл у нее, вернуть уже было нельзя!
   - Да ведь она сама хотела!
   Разговор принимал какой-то совершенно безумный характер. Корви, вцепившись в борт и тяжело дыша, перводил взгляд с одного на другого, и глаза у него постепенно вылезали из орбит.
   Эстер растерянно помотала головой.
   - Ты остаешься?
   - Как видишь, не пускают, - Лафти пожал плечами. - Обидчивый он какой-то.
   - И я поеду одна?
   - Иди, киска, - ее спутник неожиданно зашмыгал носом и, вытащив из кармана огромный клетчатый платок, стал картинно вытирать глаза. Но вдруг через это глумливое притворство она отчетливо ощутила его настроение - какой-то безнадежной тоски, которой он сам искренне удивлялся. - Иди, а то от моих слез здесь начнется наводнение, и вы все утонете.
   - Послушай, Лафти, - она беспомощно подняла руки, но сразу же вновь уронила их на колени. - Ведь раньше ты... я помню, когда ты меня привязывал к дельтаплану... и потом, когда мы убегали в Копенгагене, тащил на руках... ты мог до меня дотрагиваться...
   - Мы постепенно уходим, - сказал он глухо. - Очень медленно. Но это чувствуется.
   - И мы... никогда не увидимся?
   - Почему? - Лафти перестал рыдать и искренне удивился. - Конечно, увидимся, очень скоро. Иди, а то старик Ньерри уже канат грызет от нетерпения.
   Как ни странно, подниматься по трапу оказалось не так и сложно, хотя на последних ступенях Эстер помогала себе коленями. На коленках она вползла на борт, сдувая падающие на глаза волосы, но так яростно глядя на Вэла, что тот понял - с предложениями помощи лучше не соваться. Ньерри посторонился, пропуская ее, и цепляясь за какую-то снасть, чтобы подняться, Эстер ясно увидела прямо перед глазами странный знак, нарисованный на стене каюты - словно обернувшаяся назад цифра "один". Такой же знак красовался на висщем неподалеку спастельном круге и в виде татуировки на руке Ньерри, небрежно лежащей на борту.
   - Не болтайтесь тут без толку, идите вниз, - грубо сказал он. - Мы отплываем, Ночью будет шторм. Сухопутным неженкам наверху делать нечего.
   - А я всегда думала, что моряки лицемерить не умеют, - Эстер все-таки не выдержала. - Как корабль со знаком "лаган" на борту может попасть в шторм?
   Ньерри задумчиво перевел на нее глаза. Вряд ли она сейчас могла произвести на кого-то благоприятное впечатление - с растрепанными волосами, бледная, с не сошедшим до конца синяком под глазом, осунувшаяся - хотя определенные плюсы в вынужденном голодании сама Эстер все же находила - хватающаяся за стену, чтобы не свалиться на палубу. Но в небольших глубоко сидящих глазах под густыми бровями засветилась если не симпатия, то интерес.
   - Ты это понимаешь? Хочешь, я покажу тебе свой корабль?
   Эстер оглянулась. Вэл наконец-то не отводил глаза, а смотрел на нее прямо с явной тревогой. Казалось, он был готов схватить ее за руку с полным риском заработать по физиономии, лишь бы не отпустить неизвестно куда и зачем со странным лохматым существом. Разумеется, эффект был обратный - Эстер разозлилась еще больше.
   - Заменчательно! - сказала она, выпрямляясь как могла и небрежно засовывая руки в карманы. - Пошли, всегда мечтала посмотреть, как выглядят настоящие корабли.
  
   - Раньше люди были другими. И корабли другими. Наверно, это связано. Как только люди стали делать себе большие безопасные корабли, чтобы плавать по морю для развлечения, они сделались другими.
   Они сидели в огромной кают-компании со стеклянными стенами на самом носу странного корабля, медленно скользившего среди небольших островов. Наступили сумерки, в виллах на каждом острове зажигались уютные огни. Интересно, что думали их обитатели, случайно выглянув в окно и обнаружив бесшумно проплывающий мимо, почти незаметный в темноте, будто призрачный корабль?
   - А для чего. по-твоему, надо плавать по морю?
   - Чтобы им дышать. И чтобы открывать новое. Раньше... видишь ли, люди стремились к неизведанному, к постижению тайны, настолько сильно, что готовы были отдать за это жизнь - и свою, и других. Они горели, как пламя, и бросали в это пламя всеэ что придется. Да, они так же, как сейчас, а может, даже больше, хотели власти и денег, но не только. Увидеть то, чего никто никогда не видел, знать, что не вернешься, и все равно заплывать все дальше и дальше - как мне таких сейчас не хватает...
   Ньерри тяжело вздохнул и со стуком опустил бокал с тяжелым дном.
   - У тебя похожая душа, - сказал он неожиданно. - Ты тоже больше всего на свете ценишь приключения. И готова все отдать не глядя, за свои устремления. Это хорошо.
   - Что же тут хорошего? - Эстер сделала полный глоток и едва не закашлялась. - Я... столько ошибок натворила за свою жизнь.
   - А как иначе? Люди рождаются, чтобы делать ошибки. Каждый их важный поступок, о котором говорят и пишут - это ошибка.
   - Я на все была готова ради него... забросила свое дело, выполняла только работу для его дипломатической службы... в общем-то, полностью разорилась, но мне было плевать... потом разрушила все, что было у него... хотела лишить его семьи... теперь лишила работы... совершенно неудивительно, почему он так со мной поступил...
   - Это, конечно, глупо потому, что вызвано бесполезным занятием, которое вы называете "любовь", - Ньерри прищурился, глядя, как они огибают возникающий прямо впереди маяк. - Но ты все равно бы так себя вела в любом случае. Не будь этого твоего... - он мотнул головой куда-то в сторону и вниз, - ты нашла бы другое стремление, к которому бы неслась из последних сил. Такие, как ты, не могут быть как все. Думаешь, почему я сейчас с тобой разговариваю? К любому из людей я бы и близко не подошел.
   - Вэл тоже не такой, как все, - Эстер неожиданно обиделась.
   - Да, - спокойно согласился Ньерри, - но он холодный. А ты вся горишь, как костер.
   "Он холодный? Вэл, чью страсть она испытала столько раз и все равно каждый раз поражалась тому, сколько же ее на самом деле... когда, только подойдя к ее столу сзади, он не мог от нее оторваться, и они падали прямо на пол кабинета, среди кое-как сдернутой одежды... нет, не смей, перестань вспоминать. Перестань!"
   Она выплеснула виски на исцарапанную ладонь и зашипела сквозь зубы, с облегчением чувствуя, что загоревшаяся телесная боль перебивает душевную.
   Ньерри покосился на нее скорее с любопытством, чем с соувствием, но в этот момент на нижней палубе захлопали двери, и послышались крики.
   - Что случилось?
   - Видно, моя команда что-то заметила.
   - Твоя команда?
   Эстер невольно поразилась, потому что была уверена, что диковинный корабль Ньерри передвигается по волнам совершенно самостоятельно.
   Ньерри высунулся из окна кают-компании, глядя вниз.
   - Ну что там еще, ржавые селедки? Посидеть спокойно не даете?
   - По правому борту катер береговой охраны!
   Ньерри заметно нахмурился.
   - Вот что, сиди здесь и не высовывайся.
   - Это за мной, - обреченно, но равнодушно произнесла Эстер.
   - Поэтому и говорю - не высовывайся.
   Ньерри быстро протопал к двери, оглушительно ее хлопнув. Какое-то мгновение Эстер сидела за барной стойкой, задумчиво глядя на растекшуюся по столу лужу виски двадцатилетней выдержки, потом подобралась к открытому окну, осторожно выглянув.
   Одинокий катер быстро приближался. За рулем сидел молодой офицер таможенной полиции, судя по цвету мундира и нашивкам, а за его плечом приветственно размахивала руками стройная фигурка, из-за начавшегося дождя закутанная в огромный плащ с капюшоном, явно также относящийся к полицейскому обмундированию. Рукава плаща сползли до локтя, обнажая прекрасные руки с золотыми браслетами. При повороте катера капюшон также смахнуло с головы, показав длинными блестящие кудри, сверкающие даже когда были мокрыми и прилипшими кольцами ко лбу.
   Фэрелья поднялась на борт по сброшенному веревочному трапу с такой легкостью словно это была огромная мраморная лестница, и лучезарно улыбнулась, оглядываясь кругом. Эстер при этом невольно заскрипела зубами, вспоминая, как сама недавно перебирала руками по палубе.
   - Ты можешь себе представить, Ньерри? - разнесся по нижней палубе возмущенный переливчатый голос. - Они отказались меня пропустить через таможню в аэропорту, сказали, что у меня поддельный паспорт!
   - Я бы тебя тоже не пустил, - проворчал Ньерри. - И что ты жалуешься на жизнь. приехав на полицейском катере?
   - В службе аэропорта было слишком много женщин, - Фэрелья поморщилась. - А в береговой охране исключительно мужчины.
   Дальше Эстер было неинтересно, и она закрыла окно, вернувшись к барной стойке. За панорамными стеклами кают-компании совсем стемнело, и разглядеть проплывающие мимо острова можно было, только прижавшись к стеклу вплотную. Тем более близкие берега скоро закончились, в недрах корабля что-то дрогнуло, и он стал ощутимо набирать скорость. Черная вода и черное небо сливались перед глазами, словно летишь в беззвездном космосе, проталкиваясь сквозь него с заметным усилием.
   Эстер подумала, потянулась к бутылке виски и поставила ее перед собой.
   Может быть, ей действительно лучше было сделаться Бессмертной? В чем смысл ее жизни и кому она нужна? Кому станет грустно, если с ней что-то произойдет? Смешно даже представить. Если рассказать кому, что последний год она бродит по свету в компании странных и зачастую отталкивающих существ, чтобы совершить непонятно что - спасти мир? Спасти от чего? Полный бред. Если бы дослушать до конца всю историю, то следующий шаг - вызывать бригаду из психиатрической клиники для срочной госпитализации. И если раньше у нее был хоть какой-то шанс иногда встречаться с Вэлом... пусть редко, подгадывая случайные совпадения встреч во время его поездок... пусть каждый раз они расставались, смертельно поссорившись... то теперь все кончено. Он сейчас здесь, на одном корабле с ней, отделенный несколькими тонкими переборками кают, но она не сделает и шага. Он был полностью прав, рассказав все Аргацци. Эстер и так разломала все, что составляло его жизнь, а теперь сожалеет, что он не лишился из-за нее самой жизни? Но больше невозможно подойти к нему, как раньше, когда от одного прикосновения к его плечу и запаха его кожи сердце вступало в бешеный ритм, когда рядом с ним она существовала словно в другом измерении, чувствуя краски и звуки окружающего мира совсем по-другому.
   "Ты его разлюбила?"
   Эстер неожиданно резко махнула ребром ладони. и роскошная старинная бутылка из личных запасов Ньерри, которыми тот очень гордился, грохнулась на пол, разлетевшись вдребезги.
   "Из-за вас, господин Гарайский, я напиваться не стану. У вас своя жизнь, у меня своя. И закончим на этом".
   Как всегда с ней бывало, от полного душевного опустошения глаза закрывались сами собой. Эстер доковыляла до двери, повернула в ней все замки для верности и упала на роскошный кожаный диван у окна, даже не позаботившись отыскать какое-то подобие одеяла. Вначале ее колотил озноб, но она обняла плечи руками и свернулась в клубок как могла, подтянув колени и уткнувшись лицом в горько пахнущую обивку. Единственное, о чем она хотела бы попросить те силы, которые еще приглядывают за этим миром и еще не отвернулись до конца - чтобы ей не приснилось ни одного из ее традиционных снов.
  
   - Если вы не сломаете дверь, я это сделаю сам!
   - Сломаешь? Да ты посмотри на себя как следует! Даже не смешно!
   - В самом д-д-деле, господин капитан... хм, не имею чести знать, как к в-в-вам лучше обращаться...
   - Эстер! Вы нас слышите! Откройте дверь!
   Дверь кают-компании была изготовлена надежно, поэтому держалась, несмотря на то, что на ручку налегали всем весом, а в створки равномерно молотили чем-то железным.
   Эстер моргнула, ничего не понимая. Прямо перед ней была темно-коричневая кожа обивки, почему-то покрытая засохшими разводами от слез. Голова без всякого милосердия к владелице старалась развалиться на части, словно содержимое литровой бутылки замечательного виски плескалось в желудке, а не на полу.
   В этот момент дверь треснула, и в образовавшийся пролом проникла толпа народу. Вернее, Эстер показалось, что их очень много, поскольку спросонья предметы качались и двоились перед глазами.
   Вэл, успевший первым, схватил ее за плечи, и она поразилась тому, насколько у него горячие пальцы - похоже, в предрассветном тумане, через который пробирался корабль, в кают-компании стало совсем холодно, и она вся окоченела.
   - Стелла, что с тобой? Ты жива?
   Она дернула плечом, освобождаясь, и постаралась обойти взглядом его лицо.
   - Ньерри, у вас принято так будить гостей по утрам? Чтобы они не сомневались - впереди интересный и насыщенный день?
   - Твой приятель нас уверял, что ты это... - Ньерри угрюмо посмотрел на Вэла, и его пальцы постепенно разжались, перестав образовывать огромные кулаки, только потому, что Фэрелья положила руку ему на локоть. - Ну в общем... раз не выходишь столкьо времени... что-то с собой сделала.
   - Я не вижу здесь ни одного моего приятеля, - Эстер попыталась сесть на диване. - А что касается господина Гарайского, то он, кажется, пишет стихи. Поэтому ему постоянно мерещится разная ерунда.
   Вэл стерпел и это, ничего не сказав в ответ. Поскольку Эстер старалсь на него не смотреть, то не видела потрясающего выражения, возникшего на его лице. Художники прошлого, писавшие картины с сюжетом об отмене смертного приговора, дорого бы дали за возможность срисовать с натуры.
   - Который час? - Эстер наконец поднялась, дергая себя за волосы, чтобы они хоть как-то улеглись на голове.
   - Скоро полдень, - степенно ответил Тирваз.
   - Между прочим, могли бы мне дать поспать еще. Я, можно сказать. недавно бежала из тюрьмы. Имею право.
   - Д-д-двенадцать часов следующего дня, - уточнил Корви.
   - Следующего?
   Эстер срочно села обратно на диван.
   - Мы будем в личной гавани Сигфрильдура в Бухте Дымов через два часа.
   - С какой же скоростью мы передвигались? - Эстер прищурилась, глядя на Ньерри. Но тот был погружен в неодобрительное созерцание разбитой бутылки на полу и потому ничего не ответил.
   - Я могу одолжить тебе одно из своих платьев, - Фэрелья присела рядом с Эстер, весело улыбаясь. - Имеющая Право должна входить в Дом Бессмертия в одежде, достойной ее миссии.
   Эстер неприязненно покосилась на нее. Корабль поворачивал, и падающий в окно луч солнца осветил всю осыпанную золотыми блестками фигуру, так что вокруг Фэрельи словно возникла тончайшпая аура, дрожащая в воздухе. Если вместе с ее платьем можно получить хотя бы малую часть способности вызывать немой восторг... по крайней мере, примерка ни к чему не обязывает.
  
   Через два часа с причалившего в Бухте Дымов корабля сходила крайне разношерстная на вид и потому нелепая процессия. Рыжая девушка со светло-серыми глазами - само по себе довольно редкое сочетание, которое дополнялось удивительно соразмерной фигурой, подчеркнутой великолепным темно-лиловым платьем. Платье подходило для президентского приема, а не для передвижения по морю, если учесть огромное количество разрезов и вычурное декольте. При этом от нее исходило ощущение, никак не соответствующее вечернему наряду - будто она несет с собой бомбу с управляемым взрывателем и твердо убеждена в своих намерениях, только выбирает место, где бы ее разрядить.
   Сигфрильдур Эйльдьяурсон смотрел на нее хмуро и без всяческрй приязни, и неизвестно, что было лучше - его угрюмое внимание к Эстер или полное безразличие, с которым он обходил взглядом ее спутников. Эстер уже успела забыть это длинное лицо со впалыми щеками и жесткими волосами, похожими на лошадиную гриву, и нельзя сказать, будто она радовалась новой встрече.
   - Если ты так бедна, что тебе не хватает ткани на одежду, - сказал Сигфрильдур мрачно, разглядывая ее с ног до головы. - найди кого-нибудь, чтобы подарил тебе подобающее облачение. Зачем опять явились?
   Эстер покосилась через плечо на Фэрелью, имевшую слегка растерянный вид. Никто не желал начинать переговоры - ни Тирваз, прихвативший здоровой рукой свободный рукав и спокойно глядящий перед собой, ни Вэл с Корви, упорно изучающие землю под ногами.
   - Бессмертный Эйльдьяурсон, - Эстер попыталась собраться с мыслями. - На твоей земле находится Пятнадцатый Дом Бессмертия. Я имею Право войти в него и прошу твоего разрешения это сделать.
   Лицо Сигфрильдура не изменилось - он имел возможность веками тренироваться в каменном равнодушии к любым известиям, считавшемся особой доблестью у его народа.
   - Хорошо, - сказал он медленно. - Ты хочешь стать Бессмертной. Понятно. А они все чего притащились?
   Он мотнул головой в сторону, где в некотором отдалении стояли несколько знакомых фигур - Риго, чьи светло-серебряные волосы раздувал ветер, незаметный Осмод и еще один, кудрявый толстяк, чертами лица похожий на Фэрелью, которого она видела в Майями, но не удосужилась вникнуть, как его зовут.
   - Я... просила всех проводить меня, - Эстер сглотнула, чтобы справиться с голосом. - Ведь когда я стану Бессмертной, мы неминуемо расстанемся. Я.. хотела со всеми попрощаться.
   - А ты знаешь, что мой Дом Бессмертия двести лет как закрыт? Что я поклялся страшной клятвой, что ни один из моего народа туда не войдет?
   - Я не из твоего народа.
   - Но почему ты не пошла в один из Домов большого мира, а тратила столько времени, чтобы добраться ко мне?
   - Он не слушает новости и не пользуется телевидением, - быстро прошептал Вэл за ее спиной.
   - Я хотела... еще раз посмотреть на твою страну, Сигфрильдур. Мне... - она за спино вонзила ногти в ладонь, старательно вспоминая все прочитанное когда-то, чтобы представить, как говорили те люди из прошлого, что в сознании Сигфрильдура более реальны, чем города за океаном и мелькающие на экране картинки из светской хроники. - Мне пришлось бы больше по нраву, если бы это со мной случилось здесь.
   Патриотического восторга на лице Сигфрильдура, однако, не возникло - он по-прежнему мерил ее тяжелым взглядом.
   - Позовите сюда Харальда Повязку, - произнес он наконец. От группы свободно стоящих вокруг Сигфрильдура людей отделился один и пошел в сторону, к скалам. Только сейчас Эстер почувствовала, что находиться в открытом платье на широком вересковом плоскогорье, по которому в разные концы проносился ветер, очень холодно, и обхватила себя за локти.
   - Я не люблю гостей из большого мира. Они никогда не приносят с собой ничего, на что стоило бы обратить внимание. И я не ненавижу, когда мне напоминают о делах Бессмертия. Вряд ли ты такая смелая, девушка, что суешься ко мне уже второй раз. Я тебя отпустил потому, что ты помнишь имена и дела моего народа, так что эту причину тебя пощадить ты уже исрасходовала. Неужели ты будешь настолько умна, что назовешь мне другую?
   - Имеющие Право на пути к Дому Бессмертия неприкосновенны, - больше всего на свете Эстер хотелось бы, чтобы ее голос звучал убежденно.
   Сигфрильдур вдруг иронически хмыкнул, хотя раньше Эстер могла бы поручиться, что он и попытка пошутить - понятия абсолютно несовместимые.
   - Однако недавно, если судить по твоему лицу, кто-то к тебе прикасался. Или это муж тебя побил за несговорчивость?
   Наверно, первый раз в жизни Эстер Ливингстон искала ответ больше нескольких мгновений. Она встряхнула головой, подготовившись, приоткрыла рот, чтобы окончательно пригвоздить этого лошадиноподобного Бессмертного к камню, о который тот опирался спиной, скрестив ноги и испытывающее глядя на нее снизу вверх, но ничего сказать не успела, потому что из-за скалы показались двое. Один был из свиты Сигфрильдура, а второй держал его за плечо и уверенно ступал по мху, но верхняя половина лица была у него полностью закрыта полосой темной ткани. Спутанные светлые пряди, выбившись из-под повязки, свисали на нее, и из всех черт лица был отчетливо виден только широкий подбородок с трехдневной щетиной и ясно очерченный тонкогубый рот. Все вместе производило достаточно жуткое впечатление. Эстер безумно захотелось попятиться, поэтому она немного подвинулась вперед, чтобы последующее отступление было менее заметным.
   - Слишком много людей из-за моря, Сигги, - у человека был глухой, словно переломившийся голос, но говорил он совершенно спокойно, даже миролюбиво. - Как ты терпишь их присутствие?
   - Долго терпеть я и не собираюсь, - пробурчал Сигфрильдур.
   - Никто тебя и не заставляет, - Эстер ясно понимала, что земля постепенно расступается под ее ногами, и она летит в пропасть, откуда далеко до благополучного завершения переговоров, но остановиться уже не могла. - Дай мне войти в Дом Бессмертия, и назавтра мы уже не будем осквернять чистую землю твоего острова.
   - Зачем ты хочешь туда войти?
   - А зачем ты туда пошел несколько веков назад? Я прекрасно помню, что тебя раздражают эти воспоминания, но ты сам напросился!
   Сигфрильдура, как ни странно, ее слова словно обрадовали, будто он их ждал, и он вопросительно обернулся в сторону человека с повязкой на лице.
   - Она лжет тебе, Сигги. И думает об этом, не скрываясь. Ее цель совершенно другая.
   - В самом деле? - Эстер уперла руки в бока, совершенно не думая, что подобный жест плохо сочетается с изысканным платьем. - Может, твой замотанный тряпкой приятель сам тебе расскажет, какая? А я поберегу нервы, а то беседовать с тобой - не самое приятное занятие.
   - Как я сумею это сделать? - Харальд Повязка произносил слова по-прежнему ровно и приветливо, словно разговор шел о завтрашней погоде. - Я прекрасно вижу чувства и намерения всех людей, но не могу же я читать мысли? Это недоступно никому на земле.
   - Для чего тебе нужен Дом Бессмертия?
   - Чтобы никто больше не имел права ко мне приставать с разными идиотскими вопросами!
   - Почему вы не скажете ему п-п-правду? - Корви за ее спиной настолько переволновался, что даже обратился к Эстер напрямую, чего последнее время вообще не случалось.
   - Потому что он сам Бессмертный! Откуда вы знаете, что у него на уме? Тоже научились постигать чувства других и уверены, что он действительно хотел бы уничтожить Бессмертие и потому на нашей стороне? А где гарантия, что он не передумает в последний момент?
   Сигфрильдур, хотя и не слышал перебранки, происходившей яростным шепотом, смотрел на них с презрительной насмешкой.
   - У тебя что, есть выбор, девушка? Вы в моей стране и в моих руках.
   - Б-б-бессмертный Сигфр.. Сиг-фриль-дур, - Корви сделал вдох после каждого слога, и только поэтому смог более или менее внятно произнести его имя. - Если в-в-вошедший в Дом Бессмертия, находясь внутри, добровольно откажется п-п-принять Матрицу, м-м-механизм передачи Права будет навсегда сломан.
   - Это правда?
   - По крайней мере, у нас есть много д-д-доказательств.
   Но Сигфрильдур смотрел исключительно на Харальда Повязку.
   - Он полностью уверен в том, что говорит.
   - Проклятье! Почему вы не сказали мне об этом раньше? Мы уже полчаса потратили на пустые разговоры!
   - Сдается мне, что потратили исключительно из-за тебя, - Эстер все происходящее вокруг активно не нравилось, и потому ее голос звучал особенно ядовито. - Я сразу сказала, что мне нужно в Дом Бессмертия, а ты меня туда не пускал.
   - Я и теперь не собираюсь тебя пускать.
   Сигфрильдур поднялся, положив руку Харальду на плечо. Об Эстер и ее спутниках он словно забыл, отвернувшись в сторону и задумчиво рассматривая ближнюю гряду гор.
   - Никто не может предугадать, какая из прошлых ошибок станет самой важной в судьбе. Если бы я тогда не принес клятву, что двери Дома Бессмертия будут закрыты для моего народа... Но, Хар, еще не все потеряно. Я потребую Права для кого-нибудь из своих домочадцев, и он войдет в один из Домов за морем.
   - Да простит мне достопочтенный Сигфрильдур, что я осмелилась отнять у него славу победителя Бессмертия, - Эстер достигла высшей точки раздражения, и оттого заговорила совершенно спокойным, почти бесцветным голосом. - Но на твоем месте я бы изредка заставляла кого-нибудь пересказывать последние новости. Или предложила бы тому типу с тряпкой на лице потренироваться в их угадывании.
   - За нами погоня Великих Бессмертных, - Тирваз шагнул вперед, взявшись здоровой рукой за пустой рукав, как он это делал всегда в важные моменты разговора. - Вскоре они узнают, что мы приехали сюда. У нас есть три-четыре дня, не больше. Эстер Ливингстон - единственная, кто может войти в Дом Бессмертия.
   - А я вам говорю, что она туда не войдет!
   Сигфрильдур не повысил голоса, но его рука сжалась в кулак, и Эстер срочно захотелось оглядеться по сторонам, потому что смотреть на длинное некрасивое лицо, по которому гуляют желваки, - малоприятное занятие.
   - Я не собираюсь плодить Бессмертных на своей земле. А она непременно такой станет, когда пойдет в Дом Бессмертия.
   - Почему?
   - Потому что она испугается, - с небрежным презрением пояснил Сигфрильдур. - Она женщина. Когда она увидит все, что ей покажут о смерти, она выберет Бессмертие. Там все продумано.
   - Ты заранее обвиняешь меня в трусости?
   Сигфрильдур даже не посмотрел в сторону Эстер.
   - Харальд Повязка - самый полезный из моих домочадцнв, потому что он умеет читать души людей, что приходят ко мне. Если вам интересно, он скажет, что у нее в мыслях.
   - В самом деле? - Эстер не унималась. - Давно мечтала сама разобраться, о чем я думаю. А учитывая, в какой компании ошиваюсь последнее время, вряд ли я думаю вообще.
   - Пусть она до меня дотронется, - проговорил Харальд, и наступила тишина. Лиц своих спутников Эстер не видела - все стояли за ее спиной, и оборачиваться она не собиралась, зная, что первым ее взгляд выхватит лицо Вэла, а ей отчего-то было физически больно на него смотреть. Люди Сигфрильдура хмуро ее разглядывали, и в глазах отчетливо читалось сожаление о потраченном времени. Эстер вытянула руку и какое-то время тщетно спрашивала себя, что она в самом деле здесь делает, а потом внезапно дотронулась кончиками пальцев до темной повязки. И сразу отдернула руку - ткань шевелилась, будто под ней часто-часто моргали ресницы, как бьющаяся бабочка.
   Харальд тоже вздрогнул и отступил назад.
   - Она думает... - медленно сказад он, - о предательстве..
   Люди Сигфрильдура одновременно крикнули, шагнув вперед. Даже не зная древнего языка, на котором произносились их намерения относительно Эстер, можно было легко догадаться об их серьезности.
   - О чужом предательстве, - уточнил Харальд. - У нее на душе тоска и страх перед будущим. Если человек в таком состоянии войдет в Дом Бессмертия, то нетредно догадаться, какой выбор он там сделает.
   Эстер внимательно разглядывала носки своих туфель, также позаимствованных у Фэрельи, давно забыв, что они немилосердно жмут пальцы.
   - Наверно, твой предсказатель прав, Бессмертный, - произнесла она наконец. - Сейчас я не очень гожусь для спасения мира. Дайте мне немного времени, чтобы собраться по частям. Другого выхода ведь все равно нет, я верно понимаю? Или ты сразу нас прогонишь?
   - Вы все мне нисколько не мешаете, - сквозь зубы пробормотал Сигфрильдур, при чем на его лице ясно читалось, что от незваных гостей у него болят все части тела, способные испытывать боль. - Можете болтаться здесь сколько хотите, но пока Харальд не скажет, что ваша девушка готова войти в Дом Бессмертия, она его порога не переступит.
   - Сколько угодно мы наслаждаться вашим гостеприимством не сможем, - глухо сказал Вэл за спиной Эстер, которая уже начинала думать, будто он принес обет молчания. - Или вы будете готовы выставить защиту против Департамента Охраны Бессмертия, когда они явятся сюда?
   - Меня и мой народ ваши проблемы не касаются, - отрезал Сигфрильдур, -Выпутывайтесь из них сами, как хотите.
  
   Через неделю картина, открывающаяся на холме перед гостевым домом Сигфрильдура, начала наводить тоску своей повторяемостью - несколько человек каждое утро в сыром тумане неподвижно садились у мигающего костра и неотрывно глядели на бродившую в стороне одинокую фигуру, сунувшую руки в рукава куртки и нахлобучившую капюшон на глаза. Она ни на кого не смотрела и упорно отворачивалась от ветра, выдергивающего на свободу спутанные рыжие пряди.
   - Тирваз, ты в самом деле надеешься на то, что она решится?
   - Люди никогда не переставали меня удивлять своими неожиданными поступками, Риго, - спокойно отозвался Тирваз, сидевший у костра на корточках и длинной веткой поправлявший угли. - Странно, что ты не придерживаешься того же мнения, ведь из всех нас ты больше всех с ними возился.
   - Именно поэтому, - пробормотал беловолосый Риго в подветренную сторону.
   - Из всех существ, населяющих этот мир, люди самые странные - иногда они совершают действия, которые невозможно объяснить их собственной пользой. Вдруг у них что-то такое переклинивает в голове, и они делают нечто исключительно ради других. Поэтому надеяться в нынешней ситуации мы можем только на людей, больше не на кого. Иначе...
   -Что иначе? - истерически выкрикнула Фэрелья, наклоняясь вперед, и ее глаза, принявшие цвет изумрудного мха, которым были покрыты окружающие горы, угрожающе засветились. - Договаривай! Что иначе?
   - Иначе мы навсегда останемся на этом острове, - пожал плечами Тирваз. - Ни от кого не секрет, что собраться всем вместе, пересечь границы и проскользнуть через людские кордоны нам в этот раз было гораздо сложнее, чем прежде. А скоро мы вообще потеряем эту способность.
   - Я не хочу! - Фэрелья продолжала срываться на крик. - Я ненавижу эти голые камни и холодное море!
   - Точнее сказать, здесь в твоей силе нуждаются гораздо меньше, чем на развратном юге, и тебя это злит, - маленький Осмод спокойно смотрел на разлетающиеся в приступе гнева золотые локоны.
   - Если бы я обращала внимание на слова привратников и мальчиков на побегушках, я бы разозлилась по-настоящему!
   - Я на твоем месте не рассчитывал бы на людей как на спасителей, Тирваз, - белокурый толстяк, похожий на Фэрелью, задумчиво покачал головой. - Они с завидным упорством уже много веков подряд проделывают все, чтобы уничтожить этот мир, или, по крайней мере, нанести ему непоправимый вред. Разрушение получается у них гораздо лучше спасения.
   - Это правда, Фрэли. Но ты ведь не станешь отрицать, чо если бы не было людей, то мир бы замер на месте? Разрушение - это тоже движение вперед и начало чего-то нового.
   - Предлагаю хотя бы на время перестать мыслить отвлеченно, - Риго несколько раз гулко хлопнул в ладоши, призывая всех к порядку. - Мы все сейчас зависим не от абстрактного человечества, а от одной конкретной особы. Тирваз, распрострняется ли твоя непонятная уверенность в людях на Эстер Ливингстон?
   Все одновременно повернули головы к ставшей совсем маленькой фигурке на краю верескового поля.
   - У нее нет ничего, что привязывало бы ее к этому миру.
   - Она считает, что потеряла способность любить, и потому жить ей незачем.
   - Она боится смерти, как любой из людей, кто подойдет к этому слишком близко и задумается о подобных вещах.
   - Именно поэтому, - Тирваз спокойно пошевелил в костре обугленной палкой, - я рекомендую всем привыкать к здешнему климату и не жаловаться.
   В этот момент ссутулившаяся фигурка помедлила, пиная землю носком высокого ботинка, и повернула обратно, перейдя с расслабленной походки на быстрый спортивный шаг. Волосы у нее совсем растрепались, намокли и сивсали на глаза, но она нетерпеливо смахивала их ладонью.
   - Слушай, Тирваз, я хочу немного проехаться. Не составишь компанию?
   - А ты уже научилась держаться в седле?
   Тирваз совершенно не иронизировал, поскольку на иронию был не способен, а говорил абсолютно серьезно, в его голосе даже скользило участие. Но искренность собеседника была настолько чуждым для Эстер понятием, что она немедленно приняла вызов и приготовилась к ответному удару:
   - Боитесь, что ваша последняя надежда сломает себе шею? Что же, бегите к Сигфрильдуру, умоляйте посмотреть, какие чудеса храбрости я демонстрирую - может быть, он тогда убедится в моем абсолютном бесстрашии, и все быстро закончится?
   - У господина Эйльдьяурсона немного другие границы бесстрашия, - по-прежнему невозмутимо ответил Тирваз, поднимаясь с земли.
   - Потому что он умалишенный, про это давно написали во всех журналах! - надрывалась Фэрелья им в спину. - Мы уже две недели живем на острове, которым правит сумасшедший, так можно и самим свихнуться!
   - Как сказал бы Лафти - "моя дорогая, разве можно лишиться того, чего не было с рождения?"
   Однако даже Эстер пробормотала эти слова в подветренную сторону. Ссориться с нежной и ласковой Фэрельей, воплощением любви, по доброй воле не захотел бы никто из обитающих на земле. А Тирваз, услышав ее реплику, не повел и бровью, уверенно приподнимаясь в стременах, чтобы лучше видеть ведущую через холмы тропу.
   Он двигался первым, и потому Эстер спокойно могла разговаривать с его затылком - обычным коротко остриженным ежиком темноволосого мужчины со смуглой шеей и рельефными мускулами на спине, хорошо различимыми под рубашкой. И лишь тонкая ткань заурядной клетчатой рубашки невольно заставляла задуматься о том, кто же перед ней, потому что в стылом воздухе вознесенного над морем плато висела мелкая взвесь из дождя с инеем, заставляющая Эстер зябко передергивать плечами и дышать в воротник пуховой куртки, чтобы было теплее.
   - Вы все теперь презираете меня?
   - За что? - поразился Тирваз.
   - За то... за то, что вам приходится столько ждать. Что я не могу... войти в Дом Бессмертия.
   - Я вас не совсем понимаю, госпожа Ливингстон. Я, например, от вас ничего не жду.
   - Послушай, Тирваз... ты ведь должен все знать про такие вещи... может ли человек на самом деле перестать чего-либо бояться? Может, к страху надо привыкнуть... и тогда он перестает так давить на тебя? Ведь есть же люди действительно бесстрашные... которые ни перед чем не испытывают ужаса...
   - Не совсем, - спокойно отозвался спутник Эстер, не поворачиваясь, тоном таким же обыденным, словно речь шла о том, что лучше попросить приготовить на завтрак. - Страх - такое же физическое свойство живого организма, как многие другие. Только некоторые люди, приближаясь к опасности, разгоняют это ощущение в своей крови до такой степени, что оно перестает быть страхом и превращается в наслаждение, как наркотик. Так что они не убегают со всех ног, как сделало бы любое разумное существо, ценящее свою жизнь и здоровье, а бросаются вперед, крича от восторга. Это большая сила, но она всего лишь оборотная сторона страха.
   - Хорошо, пусть так... - Эстер нетерпеливо тряхнула головой, - а как можно... этого достичь... разогнать в себе страх, как ты говоришь?
   - Самый быстро действующий из известных мне способов, - совершенно серьезно продолжил Тирваз, - это как следует наесться ядовитых грибов. Полагаю, наш любезный хозяин, господин Эйльдьяурсон, даже может показать, где они растут.
   - Издеваешься, да? - Эстер натянула поводья, приостанавливаясь.
   - Почему же? Я рассказал чистую правду, только не очень понимаю, для чего тебе все это нужно.
   - Видишь ли... - Эстер опустила голову, разглядывая луку седла, - внешне я могу изобразить что угодно. Что мне наплевать на все, что от моей иронии завянут все деревья и цветы в радиусе нескольких километров... а на самом деле этот тип с повязкой прекрасно видит, что я места себе не нахожу от страха. Первые дни меня просто наизнанку выворачивало, но и сейчас... стоит мне подумать о том, что нужно войти в Дом Бессмертия... Я не знаю, что именно там происходит с людьми... но Сигфрильдур ясно намекал, что ни один вошедший, если только не обладает несгибаемой волей и поразительным мужеством, не откажется от Бессмертия, будучи в Доме... я последнее время ни о чем не могу думать, кроме этого своего страха... просто хожу кругами и прокручиваю его в голове... а ты еще говоришь, что не презираешь меня!
   Тирваз наконец оглянулся через плечо - наверно, чтобы продемонстрировать Эстер выражение задумчивого удивления, возникшее на неподвижном смуглом лице с раскосыми глазами.
   - Наверно, для меня все это слишком сложно, - проговорил он, пожимая плечами и вновь переходя на официальный тон, - но я никак не могу взять в толк, почему и чего вы боитесь, госпожа Ливингстон.
   - Я боюсь, что никогда не перестану бояться! И что меня не пропустят из-за этого в Дом Бессмертия! Куда я на данный момент больше всего боюсь попасть!
   - Спасибо, стало намного понятнее, - вежливо сказал Тирваз.
   Они замолчали - Эстер, соскочившая с лошади, нервно теребила упряжь, упорно отворачиваясь в сторону. В темных от воды волосах, с которых наполовину съехал капюшон куртки, блестели мелкие капли, заставляя пряди свиваться колечками..
   - Если вы опасаетесь, что вас не пропустят в Дом Бессмертия, то нет ничего проще, - рассудительным тоном заметил Тирваз у нее за спиной. - Идите туда с полной уверенностью, что примете Бессмертие, и страх исчезнет.
   - Харальд сразу почувствует, что я обманываю, - Эстер нахмурилась.
   - А зачем вам обманывать?
   - Подожди... - она резко повернулась, раздувая ноздри и встряхнув головой так, что с воротника куртки полетела вода. - Ты что... правда хочешь сказать... чтобы я шла туда ... чтобы я реализовала свое Право на самом деле? Ты... в своем уме?
   - Любой бы на вашем месте так поступил не задумываясь.
   - Я не любая!
   - Вы не хотите получать Бессмертие только затем, чтобы подчеркнуть свое отличие от других?
   - Нет, я...
   - Вы в самом деле думаете, что отказ от Бессмертия что-то изменит в мире к лучшему, госпожа Ливингстон? Люди возненавидят вас за то, что вы отобрали у них призрачную надежду жить вечно, а сами останутся такими же - грубыми, жестокими, с примитивными желаниями, достойными только презрения, а не самопожертвования в их честь. Они с радостью будут топтать вас ногами и плевать в лицо, если смогут дотянуться. Вы ведь всегда относились к большинству людей с пренебрежением, а теперь мучаетесь из-за грядущей участи мира? Которую все равно не увидите, если останетесь смертной, и которая будет вам безразлична, если реализуете свое Право?
   - А вы? Твои... как это назвать... родичи? Лафти, Фэрелья, Ньерри? Что с ними будет?
   - У вас сложилось несколько превратное представление из-за нашего временно позаимствованного человеческого облика, госпожа Ливингстон. Да, мы очень сильно привязаны к этому миру, но так же, как эти горы, скалы и море, - Тирваз обвел рукой пространство вокруг. - Вам будет очень жаль, если землетрясение разрушит этот изумительный по красоте склон, поросший вереском, но вы же не станете жертвовать собой и становиться на пути лавины?
   Эстер невольно огляделась. Они стояли на краю долины, куда вниз с плато вела извилистая каменистая тропа. Впереди холмы смыкались с двух сторон, образуя узкий просвет, и возле беспорядочно расставленных камней, вырастающих из земли, словно зубы, был хорошо заметен обстоятельно устроенный походный лагерь - натянуто подобие большой палатки или маленького шатра, рядом по земле вился дым костра. Несколько людей сидели рядом на корточках, протянув руки над пламенем, двое или трое расхаживали возле склона, и Эстер с удивлением заметила у них небрежно закинутые за спину, но все же вполне реальные лучевые бластеры.
   - Интересно, что здесь можно охранять? Дверь в личную сокровищницу Сигфрильдура? А мне казалось, что золото не имеет для него такого значения.
   - На свете сушествует дверь, которая сейчас имеет гораздо большее значение, - отозвался Тирваз, хотя Эстер не была уверена, что говорила вслух. - Дверь, ведущая в Дом Бессмертия.
   Эстер присмотрелась - в склоне действительно был пробит проход, хакрытый небольшими, не особенно различимыми, выкрашенными бурой краской желехными створками. Дом Бессмертия в Исландии был мало похож на роскошные дворцы из стекла с яркой подсветкой, построенные в свое время лучшими архитекторами и занимающие место городских достопримечательностей из первой десятки, на уровне чудес света.
   - Он ее охраняет от меня?
   - И от тех, кто может пытаться помочь вам туда попасть.
   Эстер только головой покачала. Она уже ясно могла различить темную повязку на лице одного из сидящих у костра людей, запрокинувшего лицо к небу.
   - Ты прав, люди вряд ли заслуживают чего-то хорошего. В них слишком много недостатков, и кому, как не мне, знать об этом, ведь я такая же. Они могут бесконечно раздражать и вызывать желание навсегда с ними покончить. Но они живые, слышишь, Тирваз? В каждом есть искра - пусть она называется душой, или как угодно. Ты не поймешь! Я не могу объяснить! И если я буду чувствовать, что могла что-то сделать, чтобы они жили по-другому... пусть немногие из них... могла сделать, и не сделала...
   Она махнула рукой, не договорив, и стала спускаться вниз по склону, неловко, но упрямо перенося вес на правую ногу, которую ставила боком, пытаясь опираться о камни. Мелкая галька сыпалась у нее под ботинками, заставляя скользить.
   Тирваз задумчиво смотрел ей в напряженную спину.
   - Эй, хотите совет? - сказал он негромко. Неизвестно, услышала его Эстер или нет, потому что оборачиваться она не могла, сосредоточившись на спуске. - Есть еще одно средство избавиться от страха - полностью забыть про себя. Это очень редкое состояние, когда собственная боль и собственная возможная радость совершенно неважны, но некоторым изредка удавалось его достичь. Правда, обычно это происходило накануне смерти в битве или перед казнью. Так что подумайте трижды, нужно ли это вам, госпожа Ливингстон.
   Несколько минут назад Эстер не преминула бы ответить: "Что я особенно в тебе ценю, Тирваз, так это умение произносить добрые напутствия". Но сейчас она не произнесла ни слова, внимательно глядя себе под ноги.
  
   - Если Сигфрльдур не хочет тебе помочь... и не дает денег, чтобы ты мог уехать и сделать операцию... я клянусь, что каждый из нас сделает для этого все возможное!
   Эстер выпалила эту фразу, слегка запинаясь, потому что переводила дыхание после экстремального спуска с горы, но достаточно быстро, чтобы понять - она долго прокручивала ее в голове. Но Харальд, сидящий на корточках у костра, даже не повернул головы на ее голос. Зато Корви, которого она с изумлением заметила рядом и который вертел над огнем длинный прут с какими-то колбасками, гневно и презрительно фыркнул, вложив в этот звук все свое истинное отношение к подобным методам вдеения переговоров.
   - А зачем мне уезжать? - спокойно спросил Харальд Повязка.
   - Ты... твои глаза ведь еще можно вылечить, - у Эстер отчего-то вновь возникло ощущение, что она скользит по горе, и камни осыпаются у нее под ногами, открывая путь для свободного падения, но она упрямо продолжила: - Веки двигаются, значит, они не до конца мертвые. Сейчас врачи могут...
   - У меня никогда не было проблем с глазами, девушка из-за моря, - тонкие губы Харальда чуть изогнулись с одной стороны. Видимо, это был его способ веселиться. - Я думаю, что они сейчас здоровее, чем твои, ведь вы все не отрываясь смотрите на свои светящиеся машинки, которые таскаете с собой. Гораздо чаще, чем на горы, воду и солнце.
   - Ты можешь видеть, но постоянно ходишь с завязанными глазами? - Эстер резко села на камни.
   - Иначе я не увижу остального. Вернее, смогу увидеть только очень смутно, - Харальд равнодушно пожал плечами. Голос его звучал так, будто он объяснял трехлетнему ребенку, что ночью положено спать. - А Сигги и его людям нужен такой, как я.
   - И ради этого ты решил никогда больше не видеть света?
   - Вначале мне показалось, что ты умная, девушка из-за моря. Ты ведь должна понимать, что ничего нельзя получить, не отдав взамен столько же. И чтобы добиться чего-то, нужно прежде всего решить, от чего отказаться.
   - Бред какой-то!
   Эстер пробормотала эти слова вполне искренне, но растерянно. Было видно, что разбежавшиеся мысли еще не до конца собрались обратно в ее голове. Она меряла широко раскрытыми глазами непроницаемое лицо, закрытое темной тканью и повернутое к ней вполоборота, и в ее взгляде преобладал плохо скрываемый ужас.
   - Неужели умение понимать, что чувствуют люди, настолько ценно для тебя? Сомневаюсь, что ты очень часто видишь в других что-то хорошее. Только ради того. чтобы почувствовать над ними свою власть...
   - Власть не нужна ни одному из тех, кто остался здесь жить, - Харальд покачал головой. - Даже Сигги, и ему в первую очередь, хотя он в этих местах полный хозяин. Ты ведь уже много дней прожила с нами, девушка, а в голове у тебя по-прежнему все разложено по отдельным ящикам, как у всех людей из-за моря. Иногда я вижу цветные сны, - голос его зазвучал слегка приглушенно, - и немного жалею, что не смогу увидеть, как вода меняет свой цвет в других странах... и какими яркими могут быть краски у камней и листьев. Но когда я смотрю на вас, приходящих оттуда, мое сожаление совсем слабеет.
   Он замолчал, и Эстер, подыскивая ответ, невольно огляделась по сторонам. Начинались сумерки, приходящие, как всегда, очень рано, и тени от камней у края долины расплывались, становясь менее четкими. Костер потрескивал, и негромкие голоса сидевших поодаль и перебрасывающихся медленными фразами людей сливались с шепотом ручья, бегущего за их спинами по скале и впитывающегося в мох. Одинокая звезда, далекая и неяркая, но прекрасно различимая на небе, висела над ущельем, словно отмечая плотно закрытые и полузасыпанные камнями двери Дома Бессмертия.
   - Хорошо, ты счастлив здесь, и это прекрасно, - она загоаорила резким тоном, но какой был смысл скрывать от Харальда, что на самом деле чувствуешь? - Зачем тогда делать несчастными других? Никто из нас не хочет здесь оставаться. Разрешите мне войти, все закончится, и мы уедем.
   - Сигги этого почему-то не хочет. Он уверен, что ты не справишься.
   - Почему вы не дадите мне хотя бы попробовать? - Эстер протянула руки к огню и убрала пальцы, лишь когда жар стал нестерпимым. Странно, что хотя бы немного успокоиться она могла только от физической боли. - Выбора ведь все равно нет, никто другой туда войти не может.
   - Не знаю, да в общем, мне это не слишком интересно. Раз Сигги так решил, я сделаю, как он скажет. Если ты хочешь знать мое мнение, девушка из-за моря, любой человек, вошедший в Дом Бессмертия, добровольно от него не откажется. Так что ваша затея изначально бесполезная. А что Сигги не хочет тебя пускать и создавать новых Бессмертных в твоем лице - это его дело.
   - Ты на своем острове немного не в курсе, что люди уже добровольно отказывались от Бессмертия, - Эстер поспешно сунула пальцы в огонь, отдернув руку в последний момент. Собственные слова вызвали воспоминания, которые сейчас были ей совершенно не нужны. - Чтобы... чтобы передать его другим.
   - Но не на пороге Дома, - равнодушно заметил Харальд. - Я не прав?
   - Мне Бессмертие не нужно! Как вы это не можете понять?
   - Ты такой же человек, как все остальные.
   - А ты нет?
   - К сожалению, - Харальд опять приподнял уголок губ с одной стороны, не утруждая себя пояснением сказанного - "к сожалению, да" или "к сожалению, нет". -Самый сильный страх, который живет в человеке - это страх смерти. И вся жизнь, которую люди создают вокруг себя - это попытка его заглушить. Заткнуть темноту ярким светом, оправдать свое существование какими-то смыслами, которые на самом деле исключительно нелепы, убедить себя, что часть его тела и его крови продолжится в других. Люди всеми силами продлевают свой день, только чтобы не думать о том, что ночь тоже существует. И что у нее совершенно другие законы.
   - Мне казалось, смерти в первую очередь боятся те, кто уверен, что после нее ничего не будет. Или кто считает, что его посмертие будет ужасным. Кто верит... в наказание после совершенных в жизни поступков.
   - А ты хочешь меня убедить, что сама не веришь? Или что полетишь на белых крыльях, пронизанная светом и осыпанная розовыми лепестками?
   Эстер даже вздрогнула от неожиданности. услышав от Харальда собственные интонации и манеру говорить.
   - Нет, я...
   "Раньше я чаще думала об этом - может, потому что, что была другой и лучше, чем сейчас? Или наоборот, думать об этом бесполезно, потому что все равно истины никто не узнает при жизни? Почему я верю в то, что Бессмертие человеку не нужно, потому что он бессмертен и так? Почему никогда не хотела говорить вслух о таких вещах, как будто это самая сокровенная тайна, которую нельзя облекать словами? Почему мне даже никаких доказательств придумывать не надо? И почему тогда я не могу успокоиться, вырвать с корнем и отбросить в сторону страх, который во мне поднимается каждый раз, когда я смотрю в сторону этих дверей в скале? Зачем вообще все это именно мне?"
   Харальд слегка наклонил голову, словно прислушиваясь к чему-то.
   - Не услышал пока что ясных доказательств, что ты не боишься смерти, девушка из-за моря. Попробуй сделать так, чтобы я поверил в это, и ты пойдешь дальше.
   - Прекрасно! - Эстер постепенно начала приходить в свое прежнее состояние. - Предлагаешь мне совершить ритуальное самоубийство, чтобы ты убедился в моем бесстрашии? Надо только выбрать наиболее эстетичный способ, а то как-то неудобно входить в Дом Бессмертия с высунутым языком или волоча за собой кишки. Правда, он у вас такой неказистый, никакого величия, что, может быть, и так сойдет.
   Сидящий поодаль Корви, у которого было хорошо развито писательское воображение, внезапно поперхнулся куском жареной колбасы, из чего можно было сделать вывод, что он подслушивал весь разговор до последнего слова.
   - Странно, - Харальд даже не изменил тона, видимо, в числе необычайных способностей черная повязка награждала его иммунитетом к выходкам Эстер. - Как же ты сможешь идти, если будешь мертвая? Постарайся подумать еще, пока у тебя не очень хорошо получается.
   - А как ты поймешь, что я не испытываю страха смерти? Ты в таком случае сам не должен его чувствовать. А разве такое возможно?
   - Сильнее всего пугает неизвестность. Люди боятся мира мертвых потому, что ничего толком о нем не знают. Кроме собственных глупых выдумок, конечно.
   - А ты знаешь?
   Неожиданно Эстер ощутила страшную усталость от безнадежности. По ногам пошла дрожь, словно она только сейчас спустилась с крутого склона, и она незаметно стиснула колени. Чего она, в самом деле, добивается, пытаясь пробиться в какую-то полуразрушенную дыру в горе мимо законченного умалишенного? И не говорят ли подобные поступки очень выразительно об истинном состоянии ее собственного душевного здоровья?
   - Мир дня и мир ночи существуют каждый сам по себе, хотя и переплетаются очень тесно. Правда, мало кто из их обитателей это замечает. Только такие, как я, кто сидит на границе, могут посмотреть в обе стороны и одинаково беседовать как с мертвыми, так и с живыми. У мертвых нет ничего такого, чего следует бояться, но там все другое, и объяснять это людям бесполезно. Это вне их понимания.
   - Ты очень убедителен, - Эстер из последних сил сделала еще одну попытку, но ее не оставляло ощущение. что она проталкивается вперед в каком-то густом желе. - Я внимательно тебя выслушала и больше не пугаюсь. Пропусти меня, хотя бы ради сознания того, что не зря применял свое красноречие.
   - Знаешь, почему я все еще трачу на тебя время? - Харальд еле заметно покачал головой, повернувшись в сторону, где внезапно стали четко различимыми две фигуры в застегнутых доверху куртках, не снимавшие рук со стволов бластера. - Обычно мне очень тяжело в присутствии людей из-за моря. У вас слишком... буйнве желания, вас всех прямо перекашивает от стремления получить что-либо. Но мне так и не удалось понять, зачем тебе это нужно. Ты хочешь уничтожить Бессмертие, но неясно, для чего. Логично было бы, чтобы оно никому больше не досталось. Но в тебе совсем нет ненависти. Даже сильной неприязни и зависти нет, а таких людей я встречал очень редко. Ты так рвешься в Дом Бессмертия, а сама-то понимаешь, зачем?
   "Да, еще неизвестно, кто из нас двоих совершил больший прыжок в второну от своего ума, - уныло подумала Эстер, поддевая камень носком ботинка. - Жаль только, что от моего откровенного ответа этот милый человек не впадет во временное помрачение сознания, поскольку давно в нем находится. А я бы сказала - я хочу остановить Бессмертие, потому что однажды ко мне явились странные существа и убедили, что на земле исчезают настоящие ценности, от этого нарушается тонкая связь с потусторонним миром, где обитают души, и поэтому я, возможно, не смогу в свое время встретиться с душой одного человека, и если все миры исчезнут, то исчезнет и его душа, а этого я допустить не могу? На какой диагноз это потянет? Особенно, если учесть, что ты сейчас об этом человеке думаешь".
   - Нет, - сказала она вслух, закашлявшись от вечернего тумана. - До конца не понимаю.
   - Когда люди чего-то хотят для себя, или для кого-то другого, которого привыкли считать своим - их устремления хорошо различимы. Когда говорят, что ищут счастья для всех - всегда притворяются. А у тебя это как-то... совсем непонятно. Ты действительно считаешь, что если Бессмертия не будет, то что-то изменится к лучшему?
   - Н-н-ну разумеется! - внезапно выкрикнул Корви, с силой швыряя в костер обугленный прут. - О счастье человечества д-д-думать гораздо проще, чем о тех, кто рядом с тобой! К тому же б-б-благодетели мира могут совершенно оправданно издеваться над ближними, раз п-п-перед ними такая великая цель!
   Лицо и шея у него покраснело от прилива крови, и хотя в сторону Эстер он намеренно не поворачивался, возмущение исходило даже со спины.
   - Господин Эммануэль Корви - известный писатель, - язвительно пояснила Эстер, испытав неожиданное облегчение от возврата в обычное русло общения. - Поэтому он не способен выражать свои мысли прямо и понятно для окружающих.
   - Да она все равно ничего не способна п-п-понять! Если бы я не дал Гарайскому слово, что н-н-никогда...
   Эстер поднялась.
   - О многомудрый Харальд, придется нашу увлекательную беседу временно считать оконченной. Иначе ты начнешь читать в моей душе единственное яркое желание, и оно будет далеким от благости и всепрощения.
   - Но в общем это п-п-правильно, - не унимался Корви, не обращая на нее никакого внимания. Похоже, он слишком долго носил в себе обличительные фразы, и теперь они выплескивались, как кипяток из чайника. - Она н-н-ничего знать и не заслуживает! Пусть п-п-потом все осознает, когда... Чего ему только стоило п-п-перешагивать каждый раз через себя, чтобы Аргацци ничего не заподозрили... чтобы они д-д-думали, будто он действительно ее предает из страха. Вэлу Гарайскому изобразить п-п-подлеца так, чтобы ему п-п-поверили! Одна неверная интонация, один в-в-взгляд... И это при том, что он...Лучше пусть д-д-действительно уйдет отсюда, а то я в нее швырну чем-нибудь!
   Эстер уперла руки кулаками в бедра, некстати вспомнив, как прежние подруги часто обращали ее внимание на неженственность подобной позы.
   - Господину Гарайскому, если не ошибаюсь, доводилось притворяться всю жизнь в силу профессии, так что у него прекрасный опыт. Не вижу в этом большой жертвы.
   - Ну да, д-д-добровольно сделать так, чтобы тебя обнаружила Служба охраны и п-п-привела к Аргацци - мелочь вроде воскресного шопинга, не стоит и п-п-поминать! Спросите у Тирваза - разве бы ваши приятели п-п-позволили его просто так схватить, если бы он не решил этого с-с-сам?
   Вот теперь Эстер по-настоящему ощутила падение в пропасть, до этого, видимо, она всего лишь примеривалась. Внутри все оборвалось, и она перестала чувствовать ноги, только бесконечный полет в темную пустоту, от которого перехватывало дыхание.
   - Зачем? - более длинного вопроса она бы не одолела.
   - А как еще они с Лафти м-м-могли бы узнать, к кому из Бессмертных вы попали и где вас д-д-держат? Они вдвоем целый п-п-план разработали, Лафти еще д-д-долго сомневался, что п-п-получится. По мельчайшему знаку, по крупице информации... сколько еще времени надо б-б-было у них провести, и все время д-д-держать легенду, чтобы живущие на свете семьсот лет ничего не п-п-подозревали! А Вэл еще так радовался... сказал - ради нее это совсем не с-с-сложно...И как только можно... всю жизнь, из-за такой...
   Тут с Эммануэлем Корви произошла совершенно потрясающая вещь - он издал громкий звук, до странного похожий на всхлип, и с силой провел по лицу рукой.
   Эстер смотрела на него во все глаза, ничего не соображая. Потом внезапно сорвалась с места, не произнеся ни слова, и ринулась в темноту, все наращивая темп. Вначале просто казалось, будто она бежит куда глядят глаза, не разбирая дороги, но Эстер поворачивала между камней, уверенно двигаясь вверх по склону. Дальше дорога через плато вела к водопадам у озера, а за ними располагался гостевой дом Сигфридьдура, в котором он поселил Вэла и Корви и который Эстердо сих пор упорно обходила стороной. Понятно, на лошади туда можно было бы добраться за пару часов, но Эстер упрямо бежала, словно не успев подумать логически или решив, что на свои ноги полагаться надежнее.
  
   - Ага, вот вы, значит, как... А если мы вот так? Как вам это понравится?
   Ехидный голос задумчиво, но беспечно протянул эту непонятную фразу как раз в тот момент, когда Эстер ударилась в дверь плечом - не потому, что хотела сломать, а потому что одна нога от бесконечного бега решила совсем отказаться перегнуться в колене и упереться в пол при очередном шаге, а возымела претензию волочиться следом, как костыль. Эстер не упала лицом вперед только потому, что вцепилась в притолоку, и смотрела, моргая, на поразительную картину, открывшуюся перед ней в комнате.
   В единственном кресле у окна сидел Лафти, закинув обе ноги на подлокотник и болтая ими так, чтобы постоянно демонстрировать миру огромную дырку на пятке. Судя по полуприкрытым глазам, он находился в состоянии окончательного блаженства, что было странно, если учесть полное отсутствие поблизости вызывающих такое состояние напитков. Перед ним на низком столике была развернута большая шахматная доска. Вэл расположился с другой стороны, прямо на полу, отчего фигуры располагались на уровне его глаз - поза совершенно несвойственная вышколенному дипломату, пусть даже бывшему, отточенные манеры которого текли по жилам вместе с кровью. Он слегка покосился в сторону двери, но головы не повернул, только слегка подтолкнул пальцем одну из фигур на доске.
   - Никакого снисхождения к несчастному, усталому путнику, даже не присевшему после тяжелой дороги! - заголосил Лафти, картинно воздевая руки и упрямо отрицая тот факт, что в данный момент из всех находящихся в комнате он разместился с наибольшим комфортом. - Вот человеческое милосердие в действии, вот оно!
   - Вы выигрываете вторую партию подряд, - вежливо заметил Вэл.
   - Да, но с какими усилиями! А я предпочитаю побеждать легко и не напрягаясь! Иначе какой в этом смысл? Киска, иди сюда, скажи своему приятелю, что с гостями так не поступают и вообще со мной надо обращаться более почтительно! В конце концов кто придумал эту игру?
   - Ты откуда взялся? - спросила Эстер вместо приветствия.
   Голос ее звучал невнятно, пересохший язык с трудом передвигался во рту, поскольку все остальные органы вроде зубов и неба очень ему мешали. Но губы отчего-то сами собой начинали постепенно разъезжаться в улыбке, пусть кривой, но, как ни странно, искренней.
   - Эстер Ливингстон, я сгораю от стыда! Я совершил совершенно неподобающий для себя поступок - я обещал, что мы скоро увидимся, и выполнил обещание! Ужасно, просто невыносимо! Меня выворачивает от отвращения!
   - Ты украл у Ньерри еще один корабль?
   - Зачем мне корабль? - поразился Лафти. - У старины Сигфрильдура, правда, не в почете всякие современные штучки вроде Интернета, но этот твой дружок, - он непочтительно ткнул в Вэла пальцем, - как человек со сломанным хэнди-передатичиком, не может без них обойтись и натащил с собой достаточно. Конечно, не велико счастье снова лицезреть ваши физиономии, но с моими милыми родственничками я жажду увиедться еще меньше. Полагаю, они сейчас не в самом радужном настроении, а?
   Лафти энергично подмигнул и снова уставился на шахматную доску.
   - Ну вот, - заныл он, - опять заставляют собраться с мыслями! А мне было без них так хорошо! Господин Гарайский, вы разве не в курсе, что думать очень вредно? Немедленно перестаньте этим заниматься!
   Эстер с изумлением обнаружила, что Вэл слегка улыбается, склонив голову набок, той самой рассеянной полуусмешкой, которая возникала на его лице только при общении с достаточно близкими друзьями, когда он чувствовал себя спокойно и свободно. Не слишком хорошо знающему его человеку он мог бы в такие мгновения показаться замкнутым и даже немного угрюмым, а он всего лишь отодвигал в сторону выражение холодного обаяния, используемого для чужих.
   - Если не.ошибаюсь, несколько минут назад мы собирались приступить к разработке плана действий. Так что рекомендую просто ускорить движение мысли, чтобы это тяжелое испытание для вас поскорее закончилось.
   В сторону Эстер он ни разу не посмотрел. С одной стороны, это было хорошо, потому что позволило распрямить дрожащие ноги, оторвать пальцы от дверного косяка и осторожно изучить с их помощью, во что превратились волосы на голове. С другой стороны, долго терпеть подобное было невозможно.
   - Тут как раз думать не надо, - Лафти радостно зевнул и подкинул вверх очередную фигуру, снятую с доски. - В подобных делах чем меньше я размышляю над своими действиями, тем лучше получается. Импровизация, великая, искрометная и завораживающая импровизация, к которой у скромного Лафти такая склонность! Все зрители останутся довольны!
   - Только учтите, что у них много оружия. И если что-то пойдет не так, второй попытки нам не дадут.
   - Рассказать вам пару историй из моей юности? По крайней мере, скоротаем время за веселой беседой, без дипломатических нравоучений. Киска, тебе тоже будет полезно послушать, - Лафти адресовался к Эстер, дружелюбно махнув ногой в ее сторону. - А то у тебя слишком скучное выражение лица. Я все понимаю, без меня тебе было тоскливо, но теперь все хорошо, я с тобой, можешь расслабиться!
   - О каком это плане действий идет речь?
   - Стелла, ты в свое время все узнаешь, - голос Вэла звучал ровно, но смотрел он исключительно на сгруппировавшиеся в опасной близости друг к другу черные и белые резные фигурки. - Пока я не буду совершенно уверен в безопасности происходящего, начинать не имеет смысла.
   - Он всегда такой нудный? - Лафти скривился. - Господин Гарайский, в полной безопасности от всего происходящего вокруг вы можете пребывать, только находясь в состоянии прохладного трупа. Да и то с трупом тоже может что-то случиться, правда, степень вашего безразличия к превратностям судьбы будет в данном случае несколько выше.
   - Я говорю не о своей безопасности.
   - Если уж вы решили дрожать за безопасность госпожи Ливингстон, гораздо полезнее потратить свое беспокойство на более реальные вещи. Например, переживать о падении курса валюты в Гвинее. Или об отсутствии потомства у длиннохвостых обезьян в гамбургском зоопарке. С ней же постоянно что-то происходит, какой смысл волноваться по этому поводу?
   - Или вы оба мне сейчас скажете, что напридумывали, - Эстер шагнула вперед, изо всех сил стараясь, чтобы шаг получился решительный или по крайней мере ровный, - или я... чем-нибудь в вас брошу!
   - О, превосходная мысль! - бурно обрадовался Лафти. - Киска, значит так: беги скорей в соседний дом, там у Сигфрильдура кухня для гостей, собери чего повкуснее, тащи сюда и кидай в нас до самого вечера. Учти, я очень люблю, когда в меня кидают жареными колбасками. Кстати, если кинешь заодно бутылкой виски, не беспокойся - я поймаю.
   - В самом деле, иди, Стелла, - тон у Вэла был совсем другой. - Вряд ли мы придем к чему-либо разумному до завтрашнего утра. Отдыхай, мы тебя позовем.
   - К чему такому разумному вы можете прийти? - Эстер почти кричала, собирая последние силы, чтобы придерживаться своей обычной манеры. - Думаю, я спокойно могу улечься в анабиоз лет на триста!
   Вместе с тем ее слова о спокойствии было исключительно умозрительными - Эстер физически чувствовала, как ее дергает от волнения. Ощущение постоянного скольжения вниз, в глубокую пропасть, постепенно открывающуюся под ногами, с которым она пробежала всю дорогу, никак не желало утихать. Оно становилось все сильнее, потому что Вэл мягко улыбался и глядел в сторону, его не раздражали ее реплики и попытки постоянно влезать не в свое дело, она не чувствовала в нем вечного напряжения и недовольства самим собой, стиснутого до предела внутри и выплескивающегося наружу в насмешливом тоне и повороте головы. Он словно порвал натянутую пружину и теперь смотрел по-другому, будто готовился к чему-то.
   - Киска, я знаю, что ты любишь поспать, но все-таки... - Лафти примиряющее разел руками, - надо побыстрее с этим заканчивать. У входа в Дом Бессмертия сейчас скопилось какое-то количество парней с бластерами, которые думают, что если они помашут у тебя пушками перед носом, ты туда не войдешь. Смешно даже! Помню, я один раз тоже пришел к одним воротам, а меня поджилает милая собачка с тринадцатью головами... нет, в тот раз там была девица с пятками, вывернутыми наружу... ладно, детали мы, пожалуй, опустим...
   - Для тебя не будет никакой опасности, Стелла, я обещаю. Мы придумаем, как это сделать.
   - Вы собираетесь брать приступом Дом Бессмертия? Чтобы я туда вошла?
   - А как иначе? Ты можешь предложить другой путь?
   Эстер посмотрела на человека с темными волосами и усталым лицом, сидящего на полу перед ней. Окончательно забросив партию, он снял с доски белого ферзя и вертел в длинных пальцах, которые Эстер знала наизусть, до формы ногтей и родинок на фалангах, внимательно разглядывая резные выступы, словно пытаясь определить что-то нужное для себя, но скорее всего для того, чтобы иметь возможность не поднимать головы.
   "Он меня никогда не простит", - сказал неожиданно ясный холодный голос в ее голове. И Эстер закричала, срывая голос, которому и так за последнее время немало досталось, не чувствуя никакого облегчения, только стремление успеть, пока не рухнула окончательно на дно пропасти:
   - Лафти! Уйди сейчас отсюда! Куда хочешь! Я тебя умоляю!
   Тот покосился на нее с явным неудовольствием, но неожиданно послушно задрыгал ногами, пытаясь выбраться из глубокого кресла, и последовал к двери, громко бормоча себе под нос: "Не больно и хотелось здесь сидеть, в самом деле..."
   - А выиграл опять я! - крикнул он торжествующе за секунду перед тем, как хлопнуть дверью, и Эстер невольно вздрогнула, а Вэл философски дернул плечом, не ответив.
   Она сделала несколько неуверенных шагов и села на пол рядом - не потому, что хотела опуститься на колени, просто ноги подкашивались, и к тому же Эстер надеялась, что сможет заглянуть Вэлу в лицо, но внезапно поняла, что сама не сможет поднять глаз.
   - Стелла... - произнес он, когда стук капель внезапно пошедшего дождя так долго был единственным звуком в комнате, что сделался оглушающим. - Ты думаешь, что нам все еще надо что-то друг другу объяснять?
   Она вскинулась, ощутив его руки на плечах, но как только попыталась шевельнуть губами, Вэл накрыл их своими. Его умение целоваться Эстер всегда относила к владению многими другими виртуозными искусствами, такими, как шахматы и игра на рояле, но никогда не могла ни запомнить, ни повторить технику, потому что голова у нее начинала кружиться через несколько секунд, она прижималась к нему, словно хотела раствориться, притягивала его руки к своей груди, и поднимавшаяся в нем волна захлестывала их обоих. Но сейчас Вэл аккуратно держал ее за плечи и только медленно проводил кончиком языка по губам.
   - Ну пожалуйста... - прошептала она невнятно, пытаясь потянуться вперед, обхватить его руками за шею, почувствовать запах его кожи. - Пожалуйста... Вэл.. пусти меня...
   - Можешь обещать, что сделаешь, как я тебя попрошу?
   - Ты о чем?
   - Если я имею для тебя какое-то значение, ты пообещаешь.
   Если честно, сейчас Эстер не могла ни о чем задуматься как следует. Все, к чему свелось ее существование - это попытки пробить эту преграду, что удерживала в нескольких дюймах от его тела. У преграды был его голос и губы, значит, она могла биться об нее несчетное количество раз..
   - Ты... тогда простишь меня?
   Его губы слегка изогнулись, словно вместе с поцелуем он передавал ей улыбку, которую сейчас она не могла увидеть.
   - Это ты о чем?
   - Я сделаю, как ты хочешь... если ты сейчас сделаешь то, что хочу я.
   - Вот видишь, - он говорил грустно, но Эстер уже не вслушивалась, потому что преграда наконец подалась, и они вдвоем упали на пол, - о чем беспокоиться, если наши желания совпадают.
   Позднее, наверху, под скошенной крышей маленькой мансарды, он снова прижимался к ее губам в тщетной надежде хоть немного заглушить вырывающиеся крики. Эстер изогнулась, вцепившись руками в край узкой кровати, с зажмуренными глазами взлетая навстречу сладкой судороге, растекавшейся изнутри.
   И в этот момент спокойный голос на краю ее сознания сказал:
   - Запомни, ведь ты обещала.
  
   Они двигались по кромке обрыва, один за другим, стараясь идти беззвучно. Только Эстер, плохо видевшая в темноте, постоянно спотыкалась, и потому Вэл держал ее за руку. Идущий впереди Риго то и дело укоризненно оборачивался, но единственный признак, по которому можно было догадаться о его присутствии - это светящиеся глаза, в остальном он напоминал качающуюся в сумраке тень, не отличимую от каменных выступов. Такими же, наверно, выглядели и остальные, растянувшиеся цепочкой впереди и сзади. Когда они повернули за край ущелья, засвистел ночной ветер, и Эстер порадовалась, что он скроет шорох камней под ее ногами. К тому же постоянное молчание Вэла можно будет объяснить - он просто не хочет перекрикивать шум ветра. Он идет рядом с ней, его пальцы держат ее ладонь. Пока ведь все хорошо, почему же ей кажется, что его рука - это последнее, что ее отделяет от темноты? Они передвигаются по нижней тропе, так что скалы нависают над головами, закрывая небо и пряча их тени от выглядывающей луны, откуда же вновь вернулось ощущение пропасти под ногами?
   Эстер растерянно поглядела вниз и пропустила момент, когда из-за поворота стали видны дежурные костры у дверей Дома Бессмертия. Ничего не изменилось - только пламя сильнее пригибалось к земле, и расхаживающие взад-вперед фигуры натянули капюшоны и слегка горбились, защищая руки и лицо от налетающего ветра. Лагерь Сигфрильдура не спал.
   - Когда Лафти подаст тебе знак, ты побежишь к дверям, - это были первые слова, которые Вэл произнес с момента их ночного похода, и Эстер слегка вздрогнула от неожиданности. - Меня уже рядом не будет, я только тебе помешаю. Теперь послушай, Стелла, ты мне обещала...
   Она постаралась вывернуться и посмотреть ему в лицо, но он не выпустил ее руки и глядел в сторону.
   - Ты войдешь в Дом Бессмертия... и ты согласишься... его принять. Ты станешь Бессмертной, Стелла, ты поклялась сделать то, о чем я попрошу!
   Она недоуменно помотала головой - еще не в знак отказа, просто не понимая до конца смысла произнесенных слов. Но Вэл по-своему истолковал ее движение и вцепился ей в локти, с внезапной силой рванув к себе.
   - Ты это сделаешь! Ты дала обещание! Это единственное, о чем я тебя прошу!
   - Зачем?
   - Иди, Стелла, не теряй времени!
   - Сначала скажи, зачем? Ты все-таки хочешь избавиться от меня?
   - Если ты начнешь поднимать шум, ты только все испортишь.
   Он отворачивался так, чтобы она не могла разглядеть его глаз.
   - Ты просила... чтобы я простил тебя. Это мое единственное условие. Ты должна его выполнить. Иди.
   Эстер дернула ткань куртки, вырывая ее из пальцев Вэла и оступаяьс на камнях. На этот раз обернулись все, кто двигался впереди - словно тревожные огни закачались в темноте. Пара огней остановилась, помедлила и направилась в их сторону.
   - Если ты не скажешь, зачем тебе это нужно... я устрою такой шум, что все надолго запомнят! Я скажу, что ты выполняешь поручение Аргацци - уговорить меня не разрушать Право Бессмертия! Что они обещали тебе за это? Спокойную возможность жить в свое удовольствие? Чтобы вытянуть из меня обещание, ты даже был готов пойти на страшную жертву и оказаться в моей постели! Противно, конечно, но ты ведь знал, что по-другому эта психованная не согласится!
   - Стелла!
   Лучше бы она его ударила - физическая боль в голосе звучала бы совсем по-другому и быстрее бы прошла.
   - Ты в самом деле будешь так обо мне думать?
   Эстер покачнулась - воображаемая, но казавшаяся вполне реальной пропасть под ногами тянула к себе все сильнее.
   - Да! И нечего говорить в будущем времени - я сейчас так думаю! Я в этом уверена!
   - Эй, - настороженно позвал из темноты голос Лафти. - Что у вас тут происходит? Киска, если ты вдруг решила его побить, давай дождемся утра. В темноте можно промахнуться, знаешь ли. Вдруг еще в меня попадешь?
   - Я никогда не сказал бы тебе, - Вэл неожиданно сам разжал руки и шагнул назад. - Получается, ты во мне пробуждаешь не только лучшие, но и самые дурные качества. Это всего лишь мелкий эгоизм... постоянное стремление выглядеть достойно... почему я не могу перенести, чтобы ты обо мне так думала? Но ты ведь все равно узнаешь, рано или поздно... почему я не могу подождать, почему так тороплюсь, чтобы тебе стало плохо?
   - Если ты не начнешь в следующую секунду выражаться яснее, - прошипела Эстер, отмахиваясь от Лафти, который, впрочем, не рвался подходить близко, - я закричу так, что меня услышат на луне!
   - Ты на это способна, я не сомневаюсь. Не волнуйся, все равно уже поздно что-то менять. Я скажу, Стелла. Я недавно прошел очередное обследование... если честно, они мне уже надоели, потому что результат не меняется. Врачи дают мне всего пять лет жизни, да и то из утешения, я думаю. По моим прогнозам - не больше трех.
   Вот теперь дно пропасти ударило ее по ногам и непонятно, почему она осталась стоять. При падении воздух из груди вышибло, и Эстер хватала его раскрытыми губами, пытаясь сделать вдох.
   - Для меня это самое страшное - уйти, зная, что я тебя оставил без всякой защиты. Видишь, как я глупо рассуждаю - будто от меня до сих пор было много толку... Но по крайней мере я знал, что могу что-то предпринять... что-то прилумать, чтобы помочь тебе, пока я жив... но сознавать, что я ничего сделать не могу... Конечно, они попортят тебе немало крови, но ничего серьезного не совершат... если ты будешь Бессмертной... Стелла... если ты меня любила хотя бы вполовину так, как мне иногда казалось... не надо мне так мстить... не заставляй меня мучиться...
   Единственное, за что пыталась уцепиться лежащая на камнях и разбитая вдребезги Эстер Ливингстон - это за звук голоса, звучащего в темноте совсем рядом. Она с трудом подняла голову и посмотрела, отвернувшись в сторону, на закрытые двери в склоне горы, освещенные бликами костров. Раскачивающееся пламя начинало постепенно терять яркий цвет под медленно светлеющим изнутри небом. До рассвета оставалось не более часа.
   Еще несколько минут этого предутреннего времени Эстер потратила, без всякого выражения разглядывая створки дверей, потом повернулась и молча пошла на свет костра. Вернее, ей казалось, что она бесконечно долго поползла, опираясь о камни сломанными руками и подтягивая непослушное тело.
   - Ты это зачем? - зашипел Лафти. Застывшие в темноте тени тревожно задвигались, но попытки броситься наперерез никто не сделал. - Слйшай, киска, я очень уважаю импровизацию и неожиданные поступки, но сейчас обстоятельства не слишком способствуют... Куда тебя понесло?
   - Может быть, попробуете меня схватить и задержать? - бросила Эстер через плечо.
   - Ты полагаешь, мы не сможем на тебя никак воздействовать, не прикасаясь? - Риго шагнул вперед, и его белые волосы засверкали в полумраке. Когда он вышел из-за тени скалы. Эстер даже не обернулась. Все силы уходили на очередной рывок вперед.
   - Оставьте ее, - ровно сказал Тирваз. Впрочем, его голос всегда звучал одинаково спокойно, невзирая на содержание произносимых слов. - Во-первых, уже поздно... - в самом деле, несколько сидевших у костра людей Сигфрильдура поднялись и настороженно вглядывались в темноту, повернувшись на невнятный шум. - А во вторых...посмотрим, что сейчас будет...
   - Ясно, что - полный конец света, - пробурчал Лафти, нетерпеливо переступая на месте, то начиная размахивать руками, то обхватывая себя за плечи, настолько тяжело ему давалась позиция равнодушного созерцателя. - Если Тирри вместо попытки устроить хорошую драку выбирает философское отношение к происходящему - добра не жди.
   Поскольку скрываться уже не имело особого смысла, все невольно сделали шаг вперед, неотрывно глядя в спину Эстер, подошедшей в этот момент к кострам наблюдателей. Расслышать что-либо было невозможно, поэтому оставалось только смотреть, как трое вставших перед ней расступились, освобождая место медленно двигавшемуся Харальду, вытянувшему вперед растопыренные пальцы и как Эстер вскинула руку в ответ и дотронулась до него.
   - В ней совсем нет страха, - произнес тонкий рот, едва двигаясь под черной повязкой. - Она может войти.
   Или, возможно, попытка чтения по губам не удалась, и Харальд сказал что-то совсем другое, например: "Холодноватая ночка выдалась, дело к зиме" или "Если некоторым не спится, то причем здесь я?". Но результат в любом случае был налицо - двое из людей Сигфрильдура пошли вперед рядом с Эстер, провожая ее к дверям Дома Бессмертия, которые в этот момент, явно подчиняясь приведенному в действие механизму, начали постепенно открываться.
  
   Всего в мире существует десять основных версий события, произошедшего 29 октября в Пятнадцатом Доме Бессмертия, в Долине Дымов, на самом краю владений Бессмертного Сигфрильдура Эйльдьяурсона. Одна записана в виде отчета Департамента Охраны Бессмертия, несколько других послужили основой для рок-оперы и сериала из тысячи трехсот пятидесяти частей. Еще одна принципиально нигде не записывалась, поскольку ее пересказывали поколения в стране Сигфрильдура, а у них так было принято. Разумеется, были еще варианты для популярных газет и толстых экономических журналов. Поскольку первые принадлежали семейству Аргацци, а вторые контролировал Гирд Фейзель, версии сильно отличались друг от друга. История, бродившая в блогах по спутанным просторам всемирной Сети, очень смахивала на произведение, вышедшее из-под пера Лафти. И, конечно, все они возникли без какого-либо участия Эстер, поскольку она никогда не ответила ни на один вопрос о том, что произошло за закрытыми дверями Дома. Кстати, создатели версий, в большинстве оставшиеся безымянными, особенно и не настаивали на том, чтобы она пускалась в воспоминания.
   Единственное общее место, которое существует у всех историй, это начало. Правда, происходящее в разных декорациях и разном звуковом обрамлении. Сидящая в кресле девушка положила ладонь с хэнди-передатчиком на мигающий зеленый индикатор и услышала: "Согласна ли ты. Эстер Ливингстон, принять Бессмертие по имеющемуся у тебя Праву и по доброй воле?"
   Она вздрогнула, но не подняла головы со спутанными рыжими прядями, свивающими на лицо.
   - Вам задали вопрос, - заметил уверенный голос откуда-то сбоку. В нем почти не была заметна легкая нервная интонация, поскольку его владелец имел возможность тренироваться в различных ситуациях за семьсот лет, проведенных на земле. Гирд Фейзель смотрел на нее с монитора наружного наблюдения.
   - Она что, не слышит? - Гвидо Аргацци, говоривший из другого угла, возможно, тоже принимал все происходящее близко к сердцу, но в данный момент все чувства перебивало раздражение. - Эти долбаные хакеры обещали, что связь будет двусторонней.
   - Брат, твои манеры всегда оставляли желать лучшего, - Симон за его спиной оперся о спинку кресла, заглядывая в экран. - Неудивительно, что госпожа Ливингстон не хочет отвечать. Но она нас прекрасно слышит, не так ли?
   Эстер сглотнула и слегка мотнула головой, что можно было расценить и как согласие, и как возражение. Зеленый огонек индикатора терпеливо мигал. Видимо, он тоже был бессмертным и никуда не торопился.
   - Госпожа Ливингстон, вы будете говорить?
   - Что именно?
   Эстер спросила хрипло, не поворачиваясь в сторону светившихся экранов, но было заметно, как трое безупречно одетых мужчин с ледяными глазами, до мельчайшей детали отражавшиеся на плоских мониторах, слегка перевели дыхание, почти одновременно.
   - Вы должны принять Бессмертие. Остался последний этап. Нужно ответить "да".
   - В самом деле?
   Симон и Гвидо переглянулись. Фейзель был в своем излюбленном кабинете один, поэтму ему оставалось только смотреть прмяо перед собой.
   - Мы согласны, что показанные вам сейчас картины... они не могут не производить сильного впечатления. Истинное понимание смерти... да, оно очень неприятно. Но от вас зависит, госпожа Ливингстон, если не полностью отдалить от себя все эти ужасы, то, по крайней мере, очень надолго от них избавиться. Вы станете Бессмертной... и свободной от боли, от того позора и грязи тела, которые видят все, кто сталкивается со смертью.
   - Никогда бы не подумал, что она будет так реагировать, - перебил Гвидо. - Но тем проще.
   Эстер наконец приподняла голову. Веки у нее покраснели, а ресницы слиплись от соли и размытой краски. На щеке виднелась светлая полоска.
   - Я не назначала ни с кем встречи, - пробормотала она, - оставьте меня в покое.
   - Постарайтесь успокоиться. Вы сейчас нажмете на индикатор и все, что вам только что продемонстрировали, не будет иметь к вам отношения очень долго. Если будете достаточно аккуратной - то никогда. Эстер, никогда - это прекрасное слово.
   - Вы о чем? - она судорожно вздохнула и провела по лицу рукавом, не то чтобы успокаиваясь, просто окончательно потеряв силы. - Я... немного отвлеклась. Здесь действительно что-то говорили, но мне было не до того. Можно повторить?
   Зрачки Фейзеля расширились так, что карие глаза превратились в угольно-черные.
   - Повторить? Вам показывали вашу смерть, Эстер Ливингстон, а вы не обратили внимания?
   - Я готова принести извинения, - наверно, сейчас Эстер не собиралась издеваться, но убийственные выражения у нее выходили сами собой. - Ребята, должно быть, очень старались.
   - Стоп! - внезапно воскликнул Симон. - Не думал, что такое возможно, но по крайней мере это значительно упрощает нашу задачу. Госпожа Ливингстон, как видите, сильно расстроена, и мы догадаываемся р причине этого расстройства. Для нас существует мало невыполнимых вещей, особенно если это касается жизни и здоровья людей вне Круга. Проблема, постигшая Вэла Гарайского - вполне решаемый вопрос.
   Даже если бы Эстер хотела посмотреть на него испытующим взглядом, она вряд ли что-либо толком разглядела. Веки набрякли и упорно не желали раскрываться до конца. Но мутная пелена, затопившая сознание, понемногу начинала рассеиваться - просто потому, что невозможно плакать бесконечно.
   - Это часть сделки? - она попробовала сощуриться, чтобы немного утихла резь в глазах. - Очень щедро с вашей стороны. Но раз вы сами признаете, что больших усилий вам это стоить не будет, то, надеюсь, вы не слишком расстроитесь, если я откажусь.
   - Интересно, каково вам будет жить с мыслью о том, что могли спасти человека, котоого якобы любите. Выходит, не настолько сильно?
   - Я просто знаю, каково будет ему. В отличие от меня, вы его плохо знаете, Великие Бессмертные. Да вам и не понять. Поэтому не стоит говорить о вещах, которые вам недоступны. Не раздражайте меня, а то я нажму на индикатор отказа слишком быстро.
   - Однако до сих пор вы этого не сделали. Значит, вам все-таки интересно, что мы можем вам предложить?
   Эстер не ответила, дернув плечом и уставившись на зеленый огонек, мерцающий рядом с ее ладонью. С каждой секундой его свет становился все ярче, словно удивляясь, почему на него не обращают внимания, настойчиво приглашая. Тусклый красный рыжачок сбоку был гораздо менее заметен, но все-таки он был. Это право существовало точно так же, и никто не мог его отменить.
   - Я попробую угадать, на что вы согласились бы, госпожа Ливингстон. Если хотите, у вас будет ни чем не ограниченное количество денег и возможность решать, что будет с теми людьми, которых вы выберете. Мы предполагаем, что вы будете выбирать в основном всяких странных создателей стихов, безумных картин и прочих носителей бесполезных знаний. Ну и еще, возможно, неизлечимо больных и убогих. Нас это, разумеется, будет сильно раздражать, но мы согласны пойти на такое. В конце концов, в мире необходимо какое-то равновесие, на это будет даже любопытно посмотреть. Вы создадите свой мир внутри того, который вам не очень нравится. Вы ведь всегда мечтали двигаться против течения событий, чтобы судьба поворачивала вслед за вами, а не наоборот. И это не пустая гордость, Эстер, вы в самом деле этого добились. Договориться дальше, как это произойдет и как защитить ваши права, чтобы вы были в них уверены - дело техники. Времени у нас достаточно, правда?
   Наверно, все же не стоило так безудержно рыдать, когда слезы буквально выворачивают наизнанку. В результате резкая боль отступила, но в сознании не могло удержаться ни одного яркого образа. Но Эстер и без того прекрасно представляла, что ей предлагают.
   - А хотите, я угадаю, Симон, почему вы так легко додумались до того, что мне нужно? Потому что шестьсот лет назад сами собирались действовать так же. Интересно, кто устал первым - вы от своих подопечных, или они от своего покровителя?
   Симон Аргацци всего лишь изящно поменял позу за креслом брата. Он на мгновение исчез с экрана монитора, и потому никто не увидел выражение его лица. Наверно, и к лучшему.
   - Хорошо, - голос Гирда Фейзеля ничем не напоминал Великого Бессмертного, поскольку он говорил, как человек, страдающий зубной болью. - Вы добились и этого. У вас будет право голоса и вето в Конклаве Великих Бессмертных. Вы сможете выдвигать кандидатуры получающих Право. И вряд ли кто из нас будет часто вам отказывать, чтобы вы в свою очередь не чинили препятствий нашим предложениям. Только я не хотел бы обсуждать все детали прямо сейчас. Лучше позднее, когда я немного успокоюсь.
   - Могу себе представить, кого она станет предлагать! - Гвидо стиснул подлокотник кресла в тщетной попытке вообразить, что это шея Эстер. - Я привыкну смеяться на Конклаве, а это дурная привычка!
   - Тогда попробуйте смеяться каждый раз, когда смотритесь в зеркало. По крайнйе мере, привычка будет более разумной.
   - Да ты...
   - Братец, потише. Обычному человеку, даже имеющему Право, сложно вот так сразу осознать, на что мы согласились. Я бы предпочел, Эстер, наделять вас подобными возможностями плавно и постепенно, но обстоятельства вынуждают. Хотя, должен признать, вы достойны многого, в том числе и права наделять Бессмертием других. Более головокружительной карьеры среди Великих никто не делал.
   Эстер вновь замолчала, словно выпав из разговора. Внезапно она вспомнила, что ей напоминает бесконечно мигающий зеленый огонек. Точно такой же горел перед ее креслом в самолете Сигфрильдура, когда они летели над океаном, повернувшись друг к другу, закутанные одним пледом до горла, чтобы скрыть расстегнутую одежду и руки, бродившие везде, куда могли дотянуться. Глаза Эстер закрывались, но она упрямо вскидывалась всякий раз, когда прядь ее волос взлетала от его дыхания.
   "Веселых легенд в мире очень много, Стелла. Знаешь, что рассказывают, например, об одном ученом из Института Бессмертия? Говорят, что он участвовал в создании Матрицы не затем, чтобы всех наделить возможностью бесконечной жизни, а наоборот".
   "Наоборот - это как?"
   "Он хотел, чтобы люди совершенствовались. Понимали свое истинное предназначение в мире, становились лучше. Уже очень смешно, не так ли?"
   "Конечно. Я не смеюсь во весь голос, только чтобы не перебудить всех. Иначе они тебе начнут страшно завидовать... и не достигнут совершенства".
   "Так вот, этот ученый считал, что в Дом Бессмертия нужно пускать только людей, находящихся уже на очень высокой ступени движения к лучшему. Чтобы это было для них испытанием - согласиться на Бессмертие или отказаться от него. Что якобы только так, ответив для себя на этот вопрос, можно шагнуть еще выше. Забавно, правда?"
   "Необязательно для этого заходить в Дом Бессмертия. Я, например, знаю одного человека..."
   "Только я что-то не заметил в себе признаков улучшения".
   "Потому что лучше быть невозможно".
   "Стелла, - Вэл зажмурился и с трудом перевел дыхание от прикосновения ее пальцев, - я всегда говорил, что тебе пора делать операцию на зрение. Или, по крайней мере, не снимать очки".
   - Госпожа Ливингстон, мы понимаем, что вы устали, но отдохнуть лучше потом. Нажмите на индикатор.
   - Вот странно, - пробормотала Эстер, с силой дергая себя за волосы, чтобы слезы не полились снова. - Почему человеку обязательно надо умереть, чтобы понять, что он настоящий человек? Где справедливость?
   - Эстер, еще очень много нужно будет сделать. Давайте не станем терять времени.
   - Вам, наверно, действительно придется много чего делать, - Эстер передвинула руку к красному рычагу. - Разберетесь без меня.
   - Стой! Подожди! Дослушай, а потом нажмешь!
   Поскольку это закричал Гвидо, нагибаясь вперед, Эстер невольно задержалась - настолько непривычным было исходящее от него усилие что-либо объяснить.
   - Хорошо, ты хочешь жить, как тебе вздумается. Ты не хочешь Бессмертия, - старший Аргацци говорил сбивчиво, с резко проявившимся южным акцентом. - Твое дело. Но при чем здесь все остальные? Почему ты решаешь за других? Ты собираешься убрать Бессмертие из этого мира. Плевать, сколько усилий люди потратили, чтобы его достичь. Те люди, которых ты стала бы уважать, я уверен. Ладно, а почему ты думаешь, что от этого станет лучше? Ты сама так решила? Или кто-то убедил тебя? Почему людям будет лучше, если Бессмертие исчезнет?
   - По крайней мере, у нас не так много глупых человеческих желаний, госпожа Ливингстон. Поэтому мы - далеко не худшие правители. Ваши непокорные приятели смогут быть лучшими? Вы ведь уверены, что нет.
   - Вы возьмете на себя ответственность за кровь и хаос, которые выплеснутся на землю, если наша власть пошатнется? Какой еще красивой сказкой вы привлечете людей, если не будет Бессмертия? Обычных людей, Эстер, а не избранных интеллектуалов, к обществу которых вы так тяготеете, людей, которых вы невольно сторонитесь и которых не понимаете? Вы захотите с ними возиться? Не обманывайте себя.
   - Вы тоже себя обманываете... - Эстер помотала головой, но ее рука заметно отодвинулась в сторону от красного рычага. - Люди не создавались бессмертными. Если постоянно нарушать принципы существования... то мир рано или поздно исчезнет. И тогда уже ни с кем не надо будет возиться.
   - А когда это еще произойдет? - мягко поинтересовался Симон. - И об этом надо беспокоиться нам - у нас впереди вечность. А если вы, Эстер, отказываетесь от бесконечной жизни, то о чем вам переживать?
   - Да мы же все живем вечно! Только не всегда здесь... как вы не понимаете... - Эстер вскочила, опрокинув кресло, но впервые в жизни не ощутила ни малейшей неловкости от собственных резких движений. - Ваше бессмертие - это просто затянутая агония. А вы еще пытаетесь навязывать ее другим!
   - Допустим, - Гирд Фейзель поднял глаза, и его лицо сделалось каменным. - Мы агонизируем, но находим в этом много приятных сторон, и по крайней мере, не испытываем болезненных ощущений. Чего я не могу обещать вам, госпожа Ливингстон. Вы думаете, мы не позаботились о всесторонней защите Домов Бессмертия? Вероятность того. что найдется безумец, получивший Право, пришедший сюда в твердой памяти и решивший после всех показанных ему картин отказаться от Бессмертия, была рассчитана как один шанс на двести миллионов. На земле никогда не появится столько Бессмертных. Но неважно - это мы тоже предусмотрели.
   - Нажми на рычаг отказа, - Гвидо Аргацци широко ухмыльнулся. - Матрица Бессмертия будет разрушена. Но ты умрешь в тот же момент, и не самой приятной смертью, могу обещать. Задумалась?
   Эстер действительно замерла, не донеся руку до рычага. Она стояла, слегка пригнувшись, словно готовясь прыгать, и на бледном лице медленно проступило непонятное выражение - его можно было бы считать торжеством, если бы она улыбалась, и злорадством, если бы она не была такой печальной.
   - У меня есть одна особенность характера, Великие Бессмертные. Можете уточнить у всех, кто уже от нее пострадал. Если я что-то вбила себе в голову, то я никогда не задумываюсь.
   Тонкие пальцы, с трудом вцепившиеся в рычаг, сорвали его, и Эстер упала на пол, с облегчением проваливаясь в темноту.
  
   Голубой свет, пробивавшийся через веки, немилосердно бил по глазам. К тому же в нем мелькали четкие темные тени. Эстер моргала, глядя в небо, до тех пор, пока не осознала, что это птицы с широко развернутыми крыльями делают круги под солнцем. И неизвестно, что сильнее врывалось в ее сознание, заставляя приходить в себя - резкие птичьи крики или шум прибоя.
   - Лень - вот что их всех погубит. - сказал ехидный голос в стороне. - Одно счастье - их жизнь устроена так, что им постоянно нужно добывать себе средства к существованию. Иначе бы они все так и валялись без движения.
   - Между прочим, я умерла. Мне так сказали, - Эстер попробовала пошевелить чем-нибудь, начиная с пальцев на ногах. - Мертвым никакие средства не нужны.
   - Давай, давай, - жизнерадостно отозвался голос. - Тешь себя,
   Эстер приподнялась на локте. Она лежала на скале, вылающейся далеко в море - по крайней мере, впереди не было заметно ничего, кроме обрыва и сине-зеленой воды. Солнечные блики, пляшущие на волнах, говорили о том, что близится полдень, а значит, прошло не более трех-четырех часов, но Эстер не обольщалась.
   - Довольно трудно это делать в твоем присутствии, - заметила она ядовито. Лафти, сидевший неподалеку со скрещенными ногами и что-то прихлебывающий из фляжки, возмущенно фыркнул, отчего капли разлетелись в разные стороны.
   - Конечно! - воскликнул он. - Вот благодарность! Рискуя жизнью, я бросаюсь под своды осыпающейся пещеры! Хватаю за ноги ее бездыханное тело и вытаскиваю наружу! Обливаюсь горькими слезами, устраивая тризну! И что слышу в ответ?
   - Ты бы врал поменьше, - посоветовала Эстер, постаравшись сесть.
   Голова кружилась, но не смертельно. Вообще никаких необратимых изменений в собственном организме она не заметила. Кроме резкой боли, ударившей ее в левую сторону груди, когда взгляд нашел сидящую на краю скалы фигуру человека с темными волосами, отвернувшегося от всех и неотрывно глядящего в море.
   Пошатнувшись, Эстер встала, даже не взглянув в сторону Сигфрильдура и трех десятков его людей, расположившихся на камнях неподалеку и внимательно наблюдавших за ней. Она была в тех же самых джинсах, в каких вошла в Дом Бессмертия, но отчего-то босиком, и поэтому идти по скале было не слишком удобно. Она сосредоточила все внимание на том, чтобы ступать ровно, но не осмелиласьтак же, как Вэл, опустить ноги вниз и задумчиво болтать ими, проcnо присела рядом
   - Наверно, Бессмертия больше нет, - сказала она без особой убежденности.
   - Смотря какого.
   Неожиданно ее охватила страшная паника при мысли о том, что он в любой момент может качнуться вниз, над неизмеримо высокой пропастью, но Вэл продолжал сидеть так же спокойно, сощурившись на солнце.
   - Ты веришь в счастливый конец, Стелла? Я снял маленькую квартиру на побережье Испании. Там очень много курортных городков, и ты без всяких проблем сможешь иногда приезжать, и останавливаться неподалеку. Пока я еще могу... в общем, я уверен, что прекрасно буду себя контролировать до того момента, пока не стану противен окружающим... И ссориться со мной ты уже точно не сможешь. Видишь, как все удачно сложилось?
   Она задохнулась в очередной раз от того, что соленый комок забил горло, и перестала ясно различать предметы. Никому неизвестно, что сделала бы Эстер, находящаяся на последней грани отчаяния, но в этот момент хэнди-передатчик в ее ладони запульсировал.
   "Эстер Ливингстон, Бессмертная Четвертого Круга! Поздравляем с реализацией вашего Права. Вы вправе примкнуть к любому существующему Дому Великих Бессмертных на ваше усмотрение, или остаться не связанной клятвами, или основать свой собственный клан. В любом случае вам надлежит незамедлительно явиться к Сигфридьдуру Эйльдьяурсону, хранителю Пятнадцатого Дома, через который вы прошли, от него вы получите дальнейшие разъяснения и руководства к действию".
   Хорошо, что она все-таки не расположилась на самом краю скалы. потому что неминуемо сорвалась бы вниз. Эстер рванулась в сторону Сигфрильдура и обязательно отпихнула бы Лафти, вставшего на ее пути, не обращая ни малейшего внимания, что он крепко ухватил ее за локти, но тот все-таки был заметно сильнее.
   - Неправда! - кричала она. - Неправда!
   - Ну что делать, так бывает, - Лафти смущенно пожал плечами, пытаясь заглянуть ей в лицо. - Никто в общем не обещал, что будет, если уничтожить Матрицу Права... что она все-таки не наложится на того, кто ее разрушает... в последний раз...
   - Я что... я стала Бессмертной?
   - Получается, что так. Но больше таких на земле уже не будет, - сказал Лафти поспешно. - Поэтому не думаю, что тебе нужно предпринимать что-то особенное. Великие Бессмертные сейчас все силы бросят на удержание собственного могущества. Матрица Бессмертия исчезла, но они сами пока никуда не делись. По нашим скромным подсчетам, пройдет еще лет двести, прежде чем власть Бессмертных закончится. Сама увидишь.
   . - Я не хочу! Не хочу! Я ненавижу тебя! Отпусти! - внезапно Эстер ощутила влажный мох на щеке, что могло означать только одно - она упала и бьется на земле, изгибаясь от отчаяния. - Я не Бессмертная! Я это не выбирала! Я не хочу!
   - А ты думаешь, я хочу? - Лафти присел на корточки, положив ладонь ей на плечо. - Я бы поменялся с любым из вас.
   Наверно, прошло не менее получаса, прежде чем она моргнула и подняла голову. Солнце светило все так же, забравшись высоко в зенит, отчего пятно света на щеке Эстер сделалось горячим. Смотреть наверх было больно, но озираться по сторонам, где, помимо Лафти, расселись Тирваз, Фэрелья и Риго - не менее мучительно.
   - Ты пойдешь к Сигфрильдуру? Пока в мире бушуют все эти страсти, тебе пригодится его покровительство.
   - И кто бы мне это говорил? Ты же ненавидишь этот остров до потери сознания. Почему другие должны быть от него в восторге?
   - Но она не может оставаться одна... что она будет делать?
   - Между прочим, каждый получивший Бессмертие... - Лафти хмыкнул, - даже с поправкой на женский пол... имеет право стать основателем собственного клана.
   - В самом деле? И кто, интересно, к нему присоединится? Пока я не решила, кого лучше позвать в мажордомы - Аргацци или Фейзеля?
   - Ну, - Лафти задумчиво пожевал травинку, хитро склонив голову набок, - мы ведь тоже в какой-то степени бессмертные... и можем пока что пригодиться тебе... вернее, конечно, ты тоже способна нам пригодиться...
   - Пригодиться? На что? Я все сделала, что вы хотели! Неужели трудно теперь оставить меня в покое!
   Все же Эстер снова поднялась, невольно вспомнив, как переставляла ноги к Дому Бессмертия, с полным ощущением, что у нее перебит позвоночник. Сколько еще раз ей нужно падать с высоты, чтобы уже не встать?
   - Не надо кивать на нас, Эстер Ливингстон. Кто мы такие? Ты сделала то, что сама хотела. И вся твоя жизнь теперь перед тобой - ты нас собираешься в этом обвинять? Какая в конце концов разница, что происходит с твоим телом - бессмертное оно или нет? Смотри на него, как на одежду - на этот раз тебе достался довольно удачный покрой, хотя носить его придется, возможно, немного подольше.
   - Так вот, запомните вы все, - Эстер почти зашипела, упираясь руками о землю, - я имею полное право сбросить этот костюм, когда захочу! У Бессмертных тоже есть возможность умирать! И благодарите небо, что сейчас мне до того, чтобы с вами разбираться!
   - Ну конечно, - Лафти усмехнулся. - Ты по-прежнему - Имеющая Право. Как любой из живущих на этой земле, кто дает себе труд задумываться над всякими странными вещами.
  
   Во второй раз она подошла к краю обрыва и села. Подумала и храбро перекинула ноги вниз. Еще немного помедлила и положила голову Вэлу на плечо.
   - Куда ты все время смотришь?
   - На запад. Это хорошая примета - смотреть в море на запад. Ведь там, говорят, расположен остров с яблоневыми садами, где все встречаются после смерти. И даже если ты сейчас в это не веришь, я постараюсь сделать так, чтобы ты мне поверила за оставшееся время.
   - Я всегда яблоки терпеть не могла.
   - Ну что же теперь поделаешь, - Вэл осторожно пожал плечом, прижимая ее к себе.
   - А если... не нужно нигде встречаться? Если моя душа и так все время рядом?
   - Все равно я смотрю на запад, - сказал Вэл спокойно. - Видишь, какое красное солнце? Это значит, что завтра будет очень ветрено, и вряд ли самолет Сигфрильдура поднимется в воздух. Значит, у нас будет еще целый день. Как ты полагаешь, он не прогонит нас из своего дома для гостей, или придется искать какое-нибудь укромное место в пещере у водопада?
   Эстер прерывисто вздохнула, стиснув руки так, что ногти вонзились в ладонь. Но когда она подняла к нему лицо, оно было почти успокоившимся.
   - Да, - произнесла она ровно, - завтра будет прекрасный ветреный день.
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Кариди "Вся правда о Красной шапочке и Сером волке"(Любовное фэнтези) К.Кострова "Скверная жена"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) В.Крымова "Скандальная невеста, или Попаданка не подарок"(Любовное фэнтези) А.Нагорный "Наследник с земли. Становление псиона"(Боевая фантастика) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Д.Деев "Я – другой"(ЛитРПГ) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Верт "Пекло"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"