Семенова Вера Валерьеана: другие произведения.

Проклятие Вальгелля

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
  • Аннотация:
    Крылатых издавна ненавидят и презирают в Круахане. Тем не менее из года в год крылатые женщины покидают свой народ из-за любви к мужчине-человеку - любви всегда неразделенной, поскольку над ними тяготеет древнее проклятие. Подобная судьба ожидает и главную героиню - Гвендолен Антарей, виртуозно умеющую попадать в цель как кинжалами, так и язвительными репликами. Ради любви к бывшему круаханскому чиновнику, Эберу Баллантайну, она готова помогать ему в деле его жизни - поиске Чаши, хранящей все знания мира и основании Ордена. Дело это смертельно опасное и в Круахане, где человеческая жизнь подчинена всезнающей Службе Провидения, и в Эбре, где Баллантайн объявлен вне закона, но куда лежит их путь за Чашей. К ним присоединяются двое странных книжников, обладающих магическими способностями, которых сложно отнести к обычным людям - Логан и Дагадд, побратимы, являющиеся полной противоположностью друг другу. Суждено ли им найти Чашу? Если они достигнут своей цели, чем она обернется для наших героев? Сможет ли Гвендолен добиться того, чего она хочет больше всего в жизни - быть вместе с Баллантайном? Она готова для этого на все, даже на изменение своей сущности. А нужно ли это ему? И когда Орден будет основан, кто станет его Великим Магистром? Проклятие Вальгелля будет снято - но какой ценой, это мы узнаем


  

ПРОКЛЯТИЕ ВАЛЬГЕЛЛЯ

  
  

Хроники времен Основания

  
  
  
  
   А если завтра случится пожар,
   И все здание будет в огне,
   Мы погибнем без этих крыльев,
   Которые нравились мне.
   "Наутилус Помпилиус"
  
   Он любил ее,
   Она любила летать по ночам.
   "Машина времени"
  

Хроника первая

  
  
   Гостиница была старая, до верхнего этажа заросшая густым темно-изумрудным плющом, блестящим от недавно прошедшего дождя, и именно поэтому казалась особенно уютной. Для того, кто часто оказывался на улице, укрытый от падающих сверху тяжелых капель и от летящих снизу холодных брызг лишь тонкой тканью небогатого плаща, подсвеченные изнутри теплым желтым сиянием окошки имеют какую-то особую ценность. Пусть даже внутри того дома, чьи окна так призывно светятся в темноте, все совсем не настолько благостно, как представляется стоящему у дверей путнику, с невольной тоской задравшему голову вверх. Больше всего его притягивали скошенные окна мансарды, распахнутые в ночную сырость. На подоконнике прыгало пламя толстой свечи, вставленной в медную плошку.
   Стоящий у порога странник в темном плаще с капюшоном и стянутой в узел котомкой за спиной чуть слышно вздохнул и толкнул тяжелую дверь.
   Внутри было тепло, душно и немного дымно - прямо напротив двери в тесном холле располагалась высокая конторка, за которой гордо восседал маленький человечек с торчащими на голове пучками седых волос и цепким взглядом тускло-серых глаз. Гостиница была наполнена звучащими на заднем фоне шумными голосами, стуком кружек о деревянные столы и запахами жареной колбасы, специй и пива. Путник смахнул с головы капюшон и приблизился, для уверенности положив на стойку локти.
   - Чем могу служить благородному... то есть благородной госпоже?
   Стоящая перед хозяином гостиницы девушка, колеблясь, провела рукой по слегка влажным темно-рыжим волосам. Впрочем, было видно, что когда они высохнут, то от яркости их медного оттенка невольно захочется зажмуриться.
   - Я приехала на Конклав тридцати провинций, - сказала она чуть хрипло. - Городской совет направил меня в вашу гостиницу.
   Хозяин сладостно заулыбался, придвинув к себе большую книгу с пятнами жира на каждой странице.
   - Разумеется, блистательная госпожа, если вы назовете свое имя, я буду счастлив проверить, внесены ли вы в списки высокочтимых гостей совета.
   Девушка снова чуть помедлила. У нее было детское, круглое лицо с ямочкой на подбородке, на котором особенно странно смотрелись плотно сжатые губы и сосредоточенные серые глаза.
   - Меня зовут Гвендолен, - сказала она наконец. - Гвендолен Антарей.
   Хозяин как раз вел пальцем по строчкам, но невольно остановился и вздрогнул, взглянув на нее. Девушка продолжала смотреть прямо, слегка нахмурившись. Кроме простого дорожного плаща с капюшоном, который полностью скрывал ее фигуру, и угадывающейся за спиной плотно набитой сумки, никаких деталей одежды рассмотреть было невозможно. Кисти рук она прятала в длинных рукавах.
   - Все верно, - хозяин еще раз окинул ее подозрительным взглядом, сверяясь со списком. - Добро пожаловать в нашу гостиницу... - он запнулся, не зная до конца, как ее называть, а может, не желая выговаривать длинное странное имя. В Тарре были в ходу имена, состоящие из одного, от силы двух слогов. - Вот вам ключ.
   Девушка колебалась, не желая протягивать руку за грубым железным ключом с деревянной биркой, который хозяин гостиницы протягивал ей.
   - Простите, сударь, - произнесла она извиняющимся голосом, но достаточно уверенно, - на каком этаже моя комната?
   - На втором, сьера. Окно в сад, так что вас не разбудят ни утренние телеги, ни молочники. Вам понравится у нас, могу уверить.
   - Еще раз прошу прощения. - Девушка помолчала, скрестив руки на груди, или скорее обхватив себя руками, словно ей было холодно. - Я бы просила вас предоставить мне комнату на самом верхнем этаже.
   - Вам там будет неудобно, сьера. Комнаты наверху - для бедных студентов, или мелких торговцев, а не для гостей Конклава. Мне никогда не простят, если узнают, что я поселил вас в такой тесноте.
   - И все-таки, - она решительно встряхнула быстро сохнущими волосами, смахивая их со лба, - я хотела бы разместиться именно там. Для меня это очень важно.
   Хозяин гостиницы несколько минут уже смотрел не на саму девушку, а куда-то ей за спину.
   - Так ты что, из этих? - прошипел он неожиданно злобно и хлопнул книгой так, что в воздухе развеялось грязно-желтое облако. - Надо было сразу догадаться. И как только у нашего бургомистра хватает наглости тащить в город всякое отродье! Да еще селить в моей гостинице!
   Девушка сощурилась и на мгновение разомкнула губы, но ничего и не произнесла. Ее лицо осталось мрачно-сосредоточенным. Хозяин гостиницы, видимо, принял ее молчание за нерешительность или страх, потому что повысил голос настолько, что из кухни выглянули две любопытные физиономии в веснушках и с приплюснутыми носами, принадлежащие поварятам или подмастерьям:
   - А ну убирайся отсюда, тварь! Не хватало еще, чтобы мои постояльцы тебя увидели! Пошла вон!
   Рыжеволосая без особой охоты вытащила руки из рукавов, и стало понятно, почему она их прятала - между пальцами каждой руки было пропущено по два тонких кинжала без ножен. Она сделала быстрое движение - и один из ножей срезал пламя горящей на конторке свечи и закачался в стене за спиной хозяина гостиницы.
   - Не догадываетесь, куда я буду целиться в следующий раз? - мрачно спросила она. Никакого торжества не звучало в ее голосе, только хмурая усталость. - Или, может, сами поможете мне выбрать ту часть тела, которая для вас менее дорога?
   - Ты... - лицо хозяина своей желтоватой бледностью быстро сравнялось с воском разрубленной свечи, валяющейся на конторке. - Я позову стражу!
   - Не думаю, что они помешают вам оказать мне должное гостеприимство. У меня есть грамота от вашего бургомистра, призывающая оказывать мне всяческое содействие и защиту.
   Хозяин гостиницы медленно приходил в себя, дергая половиной лица.
   - Подавись! - он швырнул на конторку ключ, гораздо более бедный, к которому была привязана простая бечевка вместо деревянной бирки. - Но если ты посмеешь показаться в общей зале, я тебя сам застрелю, и плевать мне на бургомистровы приказы.
   - Не беспокойтесь, - губы девушки изогнулись в горькой улыбке, и стало понятно, что запасы иронии в ее голосе воистину неистощимы. - Я слишком дорожу запасами своих ножей, чтобы расшвыривать их в кого попало.
   Она повернулась и побрела к лестнице, не сомневаясь, что никто из подмастерьев не предложит ей своих услуг и не поможет дотащить до верха котомку, которая с каждым шагом резала плечи все сильнее. Вначале ступеньки были ровными, тщательно выскобленными, но с третьего этажа пришлось уже карабкаться, с опаской хватаясь за шатающиеся перила. Впрочем, комната во многом вознаградила ее за мытарства в пути - она была маленькой, плохо прибранной, под потолком свисала паутина, низкая деревянная кровать, придвинутая к скошенной стене, не наводила на мысль о безмятежном сне, но большое мансардное окно было настежь открыто. В окне была ночь, пахнущая дождем, мокрыми листьями и засыпающим городом, и огромная луна, такого ослепительного желто-красного цвета, что рыжая девушка невольно застыла, опершись руками на подоконник. Плечи ее слегка вздрагивали.
   С трудом она заставила себя отвернуться от распахнутого окна и развязала тесемки, стягивающие ее дорожный мешок. На вытаскивание немудрящего имущества вроде гребня, коробочки то ли с кремом, то ли с пудрой и перемотанного нитками игольника не потребовалось много времени. К тому же девушка непонятным образом торопилась, словно ее кто-то подгонял. Даже не оглянувшись в сторону разобранной постели, из матраса которой торчали острые травинки, она подошла к большому зеркалу - единственному по-настоящему красивому предмету в пыльной мансарде, хоть и настолько же неухоженному. Зеркальная рама была оплетена толстыми виноградными гирляндами. В подернутом тонкой серебристой пылью зеркальной глади отразилось юное и мрачное лицо молодой девушки, между бровями ее пролегла глубокая складка. С ней странно сочетался округлый рисунок щек и прозрачные серые глаза с отливом в синеву. Девушка некоторое время с насмешливой улыбкой изучала свое наклоненное к плечу лицо. Ее губы все сильнее искривлялись в язвительной гримасе, полной неожиданной тоски, и наконец она, словно не выдержав, рванула пряжку, скрепляющую плащ у шеи, и бархатная темная ткань мягко осела на пол у ее каблуков. Девушка чуть опустила веки, скрывая под темными ресницами внезапно расцветшее на лице облегчение, и придвинулась к зеркалу, запрокинув голову назад и пристально глядя в собственные зрачки. На ее лопатках медленно развернулись два сильных крыла, до того плотно сложенных и прижатых к спине, покрытые темно-рыжими перьями, чуть темнее, чем яркие кудри на ее голове.
   В развернутом состоянии каждое крыло было размером в ее рост, поэтому в комнате сразу стало тесно. С внутренней стороны они были немного светлее и покрыты тонким рыжеватым пухом, сзади заметно темнее, с длинными, плотно прилегающими друг к другу перьями. Крылья чуть подрагивали, заставляя девушку переступать на месте.
   "Почему люди... все считают это уродством?"
   На мгновение на ее лицо набежала тень, заставив сдвинуть брови и приподнять крылья за спиной. Но они не могли долго оставаться напряженными и прижатыми друг к другу, словно перед пикирующей атакой. Раскрытое окно притягивало ее, как магнит, и Гвендолен резко отвернулась от зеркала.
   - Тебе, о Эштарра, посвящаю мой полет, - пробормотала она скороговоркой и скорее заученно, чем вкладывая в эти слова какие-то чувства. - Укрепи мои крылья и подними мою душу к луне. - Она изобразила легкую гримаску, забираясь на подоконник. Эштарра, богиня луны и покровительница крылатых, казалась ей совершенно отвлеченным существом, но она привыкла следовать заученному в детстве ритуалу, и вместе с тем испытывала легкую неуверенность - а вдруг она действительно существует, эта богиня? Откуда тогда эта неослабевающая тяга летать именно в лунные ночи?
   Гвендолен расправила крылья и оттолкнулась от подоконника. Стало понятно, почему она настаивала именно на мансарде - снизу, из узкой улочки, над которой нависали балконы и выдвигающиеся вперед верхние этажи, ей было бы не взлететь. Теперь сонно дышащие, прижатые друг к другу, опутанные длинными плетями растений людские жилища лежали у нее под ногами. Над ней была только луна, заливающая лучами тонкую фигурку, за спиной которой притаились две густые тени. Гвендолен подняла исказившееся от какого-то безумного восторга лицо к небу, крылья хлопнули, и она оттолкнулась от подоконника, издав короткий торжествующий вопль. Чувство полета, как всегда при полной луне, захлестнуло ее, проникая до самых кончиков пальцев. Она была уже не совсем Гвендолен из рода Антарей - а какое-то дикое, опьяненное лунным светом существо, мчащееся над городом, закладывая крутой вираж. Порыв ветра, налетавшего с востока, несильно толкнул ее в грудь и отбросил волосы с лица.
   Гвендолен чуть повернула, позволяя ветру лечь под крыло. Луна еще только вставала над городом, разгораясь все сильнее. Сегодня Гвендолен хотела летать особенно долго.
   На оставшихся внизу узких улочках со скрипом запирались ставни. Выглянув в окно, горожане замечали пролетающий в небе силуэт, совсем черный на фоне яркой луны, и складывали пальцы вместе, отгоняя возможное зло.
  
   Под утро она опустилась на крышу маленького двухэтажного домика, спрятанного среди густых деревьев в предместьях Тарра. Во всем теле была растекающаяся теплыми ручейками приятная усталость, но спать не хотелось. Пришедшие вслед за ветром тонкие облака наполовину затянули луну, и восторг полета несколько угас.
   На крыше сидели несколько неподвижных фигур, обхвативших руками колени. Их глаза неотрывно следили за изредка мелькающей сквозь пряди облаков луной, словно желая напоследок впитать все остатки лунного света.
   - Вот и Гвен, - сказала одна из них с непонятной интонацией - смесью облегчения и сомнения.
   - Не слышу бурных восторгов, - Гвендолен уперла руки в бока. - Неужели было трудно захватить с собой трубы и фанфары?
   - Ты все такая же.
   У говорившей женщины были гладкие темные волосы, падающие на плечи, и чуть раскосые темные глаза. На тонком лице от глаз разбегались морщины, и возле рта пролегли две глубокие складки, хотя больше ничто не выдавало ее возраст. Непонятно было, говорит она утвердительно или задает вопрос.
   - В самом деле, - фыркнула Гвендолен, садясь на крышу, - у меня иногда возникали идеи измениться и стать таким же образцом благонравия и сдержанности, как ты, Эленкигаль. Это была бы славная месть вам всем.
   - Месть? Почему?
   - Потому что тогда вы бы совсем подохли от скуки.
   - Гвен! - вторая девушка, с бледно-желтыми волосами, ярко сверкающими даже в неверном свете заходящей луны, нахмурила тонкие брови. - Ты слишком часто соприкасаешься с людьми. И перенимаешь их дурные манеры.
   - Это единственный язык, который они понимают, - отрезала Гвендолен, - В разговорах с людьми тебе не поможет великолепное знание валленского, круаханского и эбрийского вместе взятых. А вот наглое лицо и парочка кинжалов - дивный аргумент, - она продемонстрировала одно из лезвий, сделав моментальный взмах из рукава, - неотразимый в своей убедительности.
   - Ты опять с кем-то подралась? - Эленкигаль подозрительно сощурилась, разглядывая клинок и лицо Гвендолен. Лезвие было чистым - но их отчаянная соплеменница вполне была способна на многое.
   - К сожалению, нет, - хмуро ответила Гвендолен. - Хотя желание было сильным.
   Эленкигаль облегченно вздохнула.
   - Ты же прекрасно понимаешь, что нельзя затевать ссоры накануне Конклава. Нам такого труда стоило получить эту работу. Предубеждения против нас в Тарре особенно сильны. Бургомистр до последнего колебался, стоит ли приглашать нас толмачами на Конклав. Только потому, что крылатые действительно справляются с этой задачей намного лучше людей...
   - Ты чересчур хорошего мнения об этом старом колпаке, - прервала ее Гвендолен. - Он просто хочет похвастаться перед другими широтой взглядов и заодно позабавить экзотикой. Странно, что он не попросил нас в конце заседания сплясать голыми на круглом столе Конклава. Кстати, может, преподнесем ему такой подарок в качестве сюрприза? Как щедрому и достойному нанимателю?
   - Гвен!
   Эленкигаль была шокирована слишком сильно, чтобы сказать что-то еще. Две маленькие фигурки, сидевшие чуть поодаль, спрятав чуть вздернутые носы в воротник плаща, а мелкие темные кудряшки - под капюшон, сдержанно захихикали, видимо, живо представив себе эту картину..
   - Послушай, Гвендолен, - обладательница бледно-желтых волос поджала губы, вставая на сторону Эленкигаль, - твои шуточки бывают довольно забавными, но последнее время ты часто переходишь границы.
   - А по-моему, Марилэйн, я только встала на середину лестницы, ведущей к вершине мастерства. Жаль только, тренироваться не на ком. Точить о вас мое остроумие - сомнительное удовольствие, оно рискует быстро затупиться.
   Впрочем, - она вытянула ноги, оперлась руками о крышу и мечтательно сощурилась, - завтра мы будем на Конклаве. Полагаю, что там мне не придется скучать. Государственные деятели всегда поражали меня многообразием своих недостатков.
   - Гвен, я умоляю... - Эленкигаль даже приподнялась, и темно-коричневые, переливающиеся как бархат крылья у нее за спиной тревожно шевельнулись, - если ты позволишь себе...
   - Эли, я же скромная и послушная девушка, подавленная всем этим государственным великолепием, - Гвендолен опустила ресницы в притворном смущении, что мало вязалось с ее волосами дико рыжего цвета, растрепанными на голове как попало. - Главное, чтобы у меня в нужный момент язык не прилип к гортани от благоговения, а то я не смогу переводить. Кстати, а кого мне выпадет безмерная честь сопровождать? Ты ведь уже наверняка распределила все роли.
   - Да, - Эленкигаль кивнула, по-прежнему меряя ее настороженным взглядом. - Вице-губернатор Баллантайн - он кажется наиболее спокойным и дружелюбным из всех. Надеюсь, что он сможет вытерпеть даже тебя.
   - Никогда о таком не слышала. Я бы предпочла маршала Казарру - учитывая его богатый словарный запас и изящество слога, переводить его проще всех. Я бы на твоем месте дала мне возможность как следует побездельничать, Эли. Может, тогда я впаду в трогательное благодушие и даже постараюсь никого не обсуждать вслух.
   - Вице-губернатор Баллантайн, - продолжала Эленкигаль, делая вид, что не слышит, - назначен совсем недавно. Будет заниматься торговыми связями с Валленой и Эброй.
   - Заранее ему сочувствую, хоть и без особой искренности, Как можно заниматься тем, чего у Круахана в помине нет?
   - Иногда мне кажется, что мы совершили большую ошибку, позволив тебе уйти с нами в город, Гвендолен, - Марилэйн отбросила падающие на лицо волосы. - По крайней мере, мы не подвергались бы бесконечному риску потерять работу из-за твоего вечного стремления над всеми издеваться.
   - О Лейни, я же раскаиваюсь, - Гвен сложила руки на груди, даже не посмотрев в ее сторону. - Я согласна, что с моей стороны было изощренным издевательством не позволить тем трем пьяным лавочникам на постоялом дворе связать вас и продать в зверинец. Как я могла так унизить их достоинство? А если вспомнить четверых гвардейцев, которые хотели убедиться на примере Таби, похожи ли крылатые женщины на обычных и все ли у них на месте? Просто слезы наворачиваются на глаза, если вспомнить, как цинично я с ними обошлась.
   Кудрявая Табигэйль, все так же сидевшая со своей сестрой-двойняшкой на краю крыши, заерзала и возмущенно посмотрела в сторону Марилэйн. Та коротко вздохнула и опустила голову. Нельзя было не признать, что Гвен была самым несносным, самым ярким, самым шумным, навлекающим больше всего неприятностей существом в их компании, но она была и самой отчаянной. Она единственная из них могла встретить опасность презрительной усмешкой и обнаженным кинжалом.
   - Послушай, Гвен, - примиряюще заговорила Эленкигаль, - ты прекрасно знаешь, что мы больше ничего не умеем делать.
   - А может, это люди не дают нам делать ничего другого?
   Гвендолен поднялась, обхватив себя руками за плечи. Крылья снова развернулись, и проступающий над горизонтом краешек солнца подсветил их снизу, превращая в пылающий на крыше костер.
   - Не стоит портить свою благородную бледность, Эли, - сказала она наконец. - Я приложу все усилия, чтобы на время Конклава во всем уподобиться тебе. Только если вице-губернатор Баллантайн от тоски уснет и упадет под стол, пообещай передать меня Казарре. Переводить человека, владеющего всего двумя десятками слов - это эксперимент, о котором я мечтала всю жизнь.
   - Гвен, ты куда? - с любопытством спросила Таби, видя, что старшая подруга медленно расправляет крылья.
   - Луна уже на исходе. Пойду поболтаю с Кэсом, да заодно отряхну с ушей ваши наставления о благоразумии. Иначе кому нужен толмач с завядшими ушами?
   - А ты еще надеялась, что она изменится, - медленно произнесла Марилэйн, глядя в спину фигуре с рыжими крыльями, слетающей в сад.
   - Я жестоко ошибалась, - в тон ей ответила Эленкигаль. - Изменить Гвен - это примерно то же самое, что заставить луну навсегда скрыться с неба.
  
   Гвендолен толкнула низкую дверь и шагнула в полутемную комнату. Шторы были задернуты до предела и аккуратно расправлены по краям, чтобы ни капли лунного света не проникало внутрь. В кресле сидел высокий худой человек с бледным лицом, которое сохраняло цвет слоновой кости даже в глубоком полумраке.
   - Ты как? - спросила Гвен, и ее чуть хрипловатый голос зазвучал совсем по-другому, чем в разговоре на крыше - в нем почти не чувствовалось иронии, пронизывающей собеседника до костей.
   - Луна садится, - внешне спокойно отозвался человек в кресле, не поднимая век. - И с годами Эштарра обращает на меня все меньше внимания. Так что не так и плохо, Гвендолен. Не так плохо, как раньше.
   Он пошевелился, обхватив себя руками за плечи, словно стараясь удержать внезапную дрожь. Гвендолен опустила глаза - спина сидящего была обтянута темной тканью камзола и ничем особенным не выделялась, но она с закрытыми глазами могла вспомнить, как выглядят багровые рубцы, навечно оставшиеся на спине страшно вывернутой коркой, хотя видела их всего один раз. Но даже одного раза ей хватило.
   Шрамы от срезанных крыльев.
   Дом Кэссельранда всегда был основным прибежищем крылатых не только в Тарре, но и во всем Круахане. Он помогал им во всем. Он выручал их деньгами, он договаривался об особенно выгодных контрактах. Он был для них гораздо более реальным покровителем, чем надменная Эштарра, в существование которой верили далеко не все. И он был бывшим крылатым. Невозможное сочетание - по крайней мере, Гвендолен ни разу не слышала о другом подобном на всем Внутреннем океане. Впрочем, его история казалась ей настолько ужасной, что она не хотела лишний раз ее вспоминать, невольно отводя в сторону свою память, как и взгляд от его неестественно прямой спины.
   - Завтра начинается Конклав? - Кэс произнес это скорее утвердительно.
   - К счастью да. Это значит, что через два дня он уже закончится.
   Кэссельранд повернул к ней изжелта-бледное, слишком спокойное лицо - обычно подобное спокойствие кажется неприятным гораздо более, чем заломленные брови и пролегшие по щекам морщины. Но Гвендолен уже давно не пугалась - она с трудом представляла, какие муки испытывает в лунные ночи крылатый, лишенный возможности летать, но ей было вполне достаточно даже неясного ощущения.
   - Теперь я даже жалею, что добился для вас этой работы, - ровным голосом сказал Кэс сквозь стиснутые зубы. - Там будет слишком много новых лиц. Будь осторожна, Гвендолен, ты же помнишь легенду, которую я тебе рассказывал.
   - Ты мне рассказывал столько легенд, - хмыкнула Гвендолен, - что если их все записать, хватить растопки на самый большой костер на главной площади Тарра.
   Все-таки Кэссельранда она невольно щадила - если бы ее фраза была обращена к Эленкигаль или, еще хуже, к кому-то из людей, она сказала бы нечто вроде: "Хватит целый год подтираться стряпчим из королевской канцелярии".
   - Расскажи еще раз, Кэс, - просительно произнесла Табигэйль, как всегда бесшумно проникшая в комнату вместе с сестрой и примостившаяся у окна. Она развернулась лопатками к задернутой шторе и жмурилась, как котенок, поглощая последние остатки лунного света. - Раз Гвен ничего не помнит.
   Кэс слегка покачал головой, внимательно рассматривая Гвендолен, присевшую на пол возле его ног и задумчиво проводившую пальцами по рукояткам кинжалов, засунутых за сапоги. Кэссельранд даже не брался подсчитать, сколько на самом деле клинков в ее арсенале. Ей всегда их хватало, несмотря на то, что она не владела никаким другим оружием. Как всегда он поразился удивительному оттенку ее волос, даже в темной комнате сверкающих как пламя, и нахмуренным бровям на детском лице.
   Он не очень любил рассказывать предания об отношениях людей и крылатых, предпочитая нечто более отвлеченное - рассказы о дальних странах, диковинных животных или народах еще более необычных, нежели крылатые. Легенды, связанные с людьми, казались ему чересчур близкими к реальности и излишне откровенными. Но он каждый раз испытывал некое чувство долга, побуждающее его говорить. Хотя на крылатую молодежь, собравшуюся в Тарре, его рассказы производили совсем не такое впечатление, как ему бы хотелось - они слушали его, распахнув глаза, но воспринимали его слова так же, как повествование о странных животных с торчащими изо рта зубами, огромными ушами и длинной змеей вместо носа.
   - Это случилось очень давно, - начал он, - когда в Круахан из-за моря пришли первые короли. Один из них, Вальгелль, тогда еще молодой, но великий воин, стал основателем круаханской династии. Его портрет вы до сих пор можете видеть на тех монетах, которыми вам платят за работу.
   - Вполне серьезный повод для того, чтобы испытывать к нему почтение и заслушиваться его биографией, - заметила Гвендолен.
   - Ну Гвен, не перебивай, ну пожалуйста, - в голос заныли Табигэйль и Набигэйль. В их глазах постепенно разгоралось знакомое Кэсу жадное пламя, и одинаковые пухлые губки одинаково приоткрылись.
   - У Вальгелля на самом деле были все необходимые достоинства для того, чтобы завоевать почтение и любовь своего народа. Он много воевал и подчинил себе многих круаханских дворян, но правил справедливо. Он заложил на берегу реки Круаху крепость, которая потом стала будущей столицей. Во многом ему помогали его друзья и советники и далеко не все из них были обычными людьми. Многие из них носили на спине крылья.
   Да, тогда крылатые свободно селились среди людей, строили собственные кварталы и охотно делились с людьми своими знаниями. Некоторые ремесла традиционно считались привилегией крылатых. Конечно, не все люди любили нас, некоторые побаивались и считали странными, но тогда никому не приходило в голову приписывать нам беды и болезни, которые так часто настигают людей в больших городах. Иногда происходили и браки между людьми и крылатыми, и дети получались, как выпадал случай - или с крыльями, или без. Король Вальгелль благоволил к крылатым, постоянно приглашал их старейшин на дворцовые пиры и особенно выделял своими милостями род Дарренгар. И скоро ни для кого уже не было секретом, почему так - дороже всего на свете для него был один взгляд, который могла бросить на него старшая дочь Дарренгара, Аредейла.
   Наши женщины редко бывают некрасивы, но она поражала своей красотой даже тех, кто привык часто видеть крылатых. Ее волосы словно были сделаны из светлого серебра, и такими же были крылья. Любой, кто хотя бы раз заглядывал в ее глаза, сине-зеленые, как вода на морской глубине, долго не мог выбросить ее взгляд из памяти. А Вальгелль и не собирался забывать, напротив, он хотел смотреть в них как можно чаще. Он готов был сделать ее своей королевой, невзирая на недовольство людей-советников и глухой ропот, который поднимался в толпе каждый раз, когда во время народных торжеств он выходил вместе с ней на террасу дворца. Вальгелль был воином - но в ее присутствии его голос звучал терпеливо и кротко. Вальгелль водил по морю армаду кораблей - но был готов бежать на край света, если его туда пошлет она. Вальгелль заставлял трепетать и склоняться в пыль перед его сапогами самых гордых круаханских баронов - но он сам с радостью прижался бы лицом к ее туфелькам, если бы она позволила.
   Вся беда в том, что она позволяла это крайне редко.
   Мне сложно судить, что такое человеческая любовь. Но наверно, именно такой она и должна быть, когда достигает наивысшей точки. Только вот Аредейла не находила в этой любви никакой радости. Лишь легкую гордость и превосходство от того, что ее любит владыка всего Круахана. И чем более умоляющим становился взгляд Вальгелля, тем презрительнее сжимались ее губы. В людских легендах часто говорят, что она была злобным демоном и что ей доставляло удовольствие насмехаться над королем и унижать его, но мне кажется, она вряд ли была такой. Или по крайней мере, вначале не была. Совсем юной девочкой родные привезли ее ко двору и увидев, что властелин Круахана загляделся на их дочь, размечтались о богатстве и почестях. Если бы они знали, к чему это приведет, то в тот же вечер посадили бы Аредейлу на корабль, уплывающий в самые отдаленные земли Внутреннего океана.
   - Почему? Она так и не стала королевой?
   Кэссельранд покачал головой.
   - Нет, она не стала королевой, но ее власть была сильнее, чем у любого правителя в мире. Каждый правитель не уверен до конца, выполнят ли его волю, не отыщется ли каких-то препятствий, не строят ли за его спиной козни и интриги. Аредейла была уверена в своей власти над Вальгеллем, а значит, над всем Круаханом. Она знала, что если она лишит его возможности хотя бы изредка видеть ее, он будет в беспамятстве ползать возле дверей ее комнаты. Вначале ей было достаточно драгоценностей и красивых вещей, которыми ее окружил король. Но крылатые в общем-то равнодушны к золоту. А вот сознание того, что по одному твоему слову людей могут лишить должности и отправить в вечную ссылку, или, наоборот, вознести до необычайных высот самого неприметного из твоих соплеменников лишь за то, что он твой троюродный кузен, хотя ты сама с трудом вспоминаешь его имя, если ты можешь движением пальца начать войну, а потом также небрежно остановить ее - это было слишком сильным искушением. Душа Аредейлы не знала любви и привязанности, а настойчивые ласки Вальгелля порождали в ней только глухую ненависть. Почему кто-то еще должен быть счастлив, если она не знает счастья?
   - Отчего она так и не полюбила его? - Набигэйль много раз слышала эту историю, но почему-то именно сейчас она разомкнула губы, подавшись вперед. - Разве он не отдал ей все, что у него было?
   - Этого недостаточно даже для маленькой привязанности, Наби. Любовь почти никогда не бывает взаимной. Люди чаще задумываются о природе любви, чем мы, так вот, кто-то из людей сказал - один человек любит, а другой всего лишь разрешает себя любить. А наши мудрецы сказали бы так: и тот, и другой одинаково неразумны..
   А любовь короля Вальгелля - думаю, что каждый из его подданных отдал бы половину своего состояния, чтобы избавить своего повелителя от нее. Надо отдать ему должное - некоторое время он сопротивлялся Аредейле. Он даже согласился взять в королевы маленькую дочь султана из Эбры, как настойчиво просили его людские советники. Их потомки до сих пор сидят на троне Круахана. Но свадьба лмшь добавила к его чувству к Аредейле безысходность и ощущение вины. Он стал позволять ей все, что бы она ни попросила. Любой из рода Дарренгар чувствовал себя в Круахане более безнаказанным, чем первые из королевских приближенных. Крылатые родственники Аредейлы могли все - отобрать приглянувшийся им замок, воткнуть нож в горло каждому, кто пытался им сказать хотя бы слово поперек. Видя проносящиеся над головой фигуры с развернутыми крыльями, все невольно втягивали голову в плечи и пытались поскорее убраться с дороги. Наверно, с тех пор крылатые считаются воплощением зла. Потом мы стерли имя Дарренгар из своих списков родословных, но это не сильно изменило отношение людей к нам.
   - А дальше? - мрачно спросила Гвендолен, хмуря брови. Она начинала вспоминать, что Кэс уже рассказывал нечто подобное, но ей тогда это так не понравилось, что она постаралась максимально быстро все забыть.
   - Дальше... - Кэссельранд помолчал. - Главным противником рода Аредейлы при дворе был старый канцлер и хранитель ключей Мэссин, личный друг короля. Легенды о его честности передавались из уст в уста, и поэтому никто не удивился, что в столице начались народные волнения, после того как канцлер был арестован и брошен в тюрьму по обвинению в расточительстве казны и взятках. Делегации всех сословий обивали пороги королевских покоев, чтобы добиться его помилования. Но Вальгелль был непоколебим. Через два месяца Мэссин в последний раз посмотрел на ослепительно белое солнце со своей плахи на главной площади Круахана. Прямо напротив в наспех сколоченной ложе сидела Аредейла, сложив на плечах серебристые крылья, как плащ, и торжествующе улыбалась.
   Вечером Вальгелль по узкой лестнице поднялся на самый верх башни, которую приказал построить для Аредейлы несколько лет назад. Она стояла у окна, отвернувшись от него и глядя на город у своих ног, но заглядывая сбоку ей в лицо, он мог видеть отсвет все той же уверенной улыбки.
   - Теперь я выполнил все, что ты хотела, - сказал король выцветшим голосом. - Ты довольна мной?
   - Разве властителю Круахана нужно чье-то удовлетворение?
   - Аредейла! - лицо Вальгелля исказилось, он протянул к ней руки, но так и не посмел приблизиться. - Как ты можешь быть такой жестокой? Я отдал тебе свое сердце. Потом я отдал тебе свой город. Сегодня я отдал тебе свою душу. Я не могу теперь оглядываться в темноту - там я вижу его лицо, как он смотрел на меня сегодня со своей плахи. Только пока я гляжу на тебя, мне кажется, что я еще жив.
   - Сегодня лунная ночь, - капризно сказала Аредейла, наклонив голову к плечу. - Я хочу немного полетать.
   - Аредейла! Ты оставишь меня одного?
   - Разве мой образ не запечатлен навеки в твоем сознании, мой король? Ты клялся, что я всегда с тобой, что же еще тебе нужно?
   И с этими словами она оттолкнулась от подоконника и развернула крылья, ни разу не оглянувшись. Вальгелль подбежал к окну и долгое время смотрел на удаляющийся силуэт, сверкавший в лунном свете, как серебряное копье, пролетающее над городом.
   Он ждал ее до самого утра, пока луна не коснулась горизонта своими низко опущенными рогами. Когда небо слегка побледнело, предвещая скорое появление солнца, он ступил обеими ногами на подоконник, где, как ему казалось, еще сохранялись следы ее узких босых ступней.
   - Эштарра, - прошептал он наконец, не отводя глаз от луны, которую рассвет окрасил в розоватый цвет. - Тебе посвящаю я мой полет. Если тебе понравится моя жертва, пусть отныне твои дочери испытают такие же мучения, какие испытывал я. Пусть никто из людей никогда не полюбит крылатую женщину, и пусть у них никогда не будет потомков. Пусть они сгорают от страсти, которой никогда не суждено сбыться, и пусть над ними смеются так, как смеялись надо мной. Своей кровью я скрепляю это проклятие!
   Он шагнул вперед, вытянув руки, словно нашаривая что-то, и темно-красное пятно, возникшее под стенами башни, до сих пор отчетливо видно в лунные ночи. Мы называем это проклятием Вальгелля.
   - И оно исполнилось? - дрожащим голосом спросила Табигэйль.
   Кэссельранд помолчал, откинув голову на спинку кресла, словно отдыхая от вызванного рассказом напряжения.
   - Когда-то мы теряли более половины наших женщин, - медленно проговорил Кэс, - они уходили следом за людьми, чтобы никогда не вернуться. Для людей они всегда были не более чем забавными игрушками, которые они ломали и отбрасывали прочь, как только насытятся. С годами Эштарра все милостивее к нам. Но каждый раз, когда вы смотрите на мужчину-человека, не забывайте о проклятии Вальгелля. Помните Тельгадду - никто больше не видел ее с прошлого года.
   Таби и Наби невольно придвинулись друг к другу.
   - Ты прекрасно владеешь умением запугивать младенцев, Кэс, - пробормотала Гвендолен. - Может, сразу завязать им глаза, чтобы на завтрашнем Конклаве они ненароком ни на кого не посмотрели?
   - На твоем месте я внимательнее бы относился к моим предостережениям. Любви стоит опасаться.
   - Любви? - Гвендолен фыркнула, и услышав звучащее в ее голосе презрение, Табигэйль вздохнула более спокойно, словно черпая уверенность у старшей подруги. - Что ты имеешь в виду под этим понятием? Это когда двое людей ложатся рядом и начинают тереться друг о друга? Не волнуйся, когда мне захочется почесаться, я выберу для этого более простой способ.
   Кэс вздохнул и махнул рукой, не в силах удержаться от невольной улыбки.
   - Гвендолен Антарей, надеюсь, что хотя бы завтра на Конклаве ты будешь выбирать выражения и не станешь добавлять своих комментариев к словам присутствующих. Я до сих пор удивляюсь, почему ко мне всего лишь два раза поступала бумага из канцелярии с требованием исключить тебя из Гильдии.
   - Очень просто, - Гвендолен широко раскрыла глаза, изобразив максимально наивный и честный взгляд, - чтобы на меня как следует нажаловаться, необходимо привести в доказательство мои издевательские речи. Но редко кому доставляет удовольствие еще раз произносить вслух правду о себе.
  
   - Моему повелителю крайне прискорбно, что торговые связи между Эброй и Круаханом затухают, - произнес эбрийский посол, и Гвендолен невольно заскрипела зубами - у него был настолько сладкий голос, что ей захотелось избавиться от приторного вкуса на языке. - Он просил передать его брату, королю Круахана - тот час, когда между нашими берегами вновь протянется цепочка купеческих флотилий, будет счастливейшим в моей жизни.
   - Еще бы! - пробурчал королевский казначей Тарра, маленький человечек с аккуратно расчесанными усиками и густой прядью, словно приклеенной ко лбу. Он говорил себе под нос, не поднимая головы, но нарочито громко. - Если учесть, какие цены заламывают ваши купцы...
   Вице-губернатор Баллантайн дернул щекой и слегка подался вперед, будто хотел что-то сказать, однако быстро сжал губы. Гвендолен стояла за его креслом, чуть наклонившись вперед, чтобы было удобнее шептать, но она хорошо могла разглядеть выражение его лица в зеркале напротив. В стекле отражался неожиданно молодо выглядящий человек, с коротко подстриженными светло-пепельными волосами и четким профилем. Несколько часов назад, впервые встав за спинкой его кресла, Гвендолен равнодушно провела глазами по его лицу, в котором на первый взгляд не было ничего примечательного, хоть оно и не отталкивало ее так, как лица многих, сидящих вокруг круглого стола Конклава.
   "Вы будете мне переводить? - спросил он, откидываясь на спинку кресла. - Но я довольно неплохо понимаю и валленский, и эбрийский".
   "Не сомневаюсь, - нежным голосом сказала Гвендолен, - что вы их выучили только для того, чтобы лишить бедную девушку единственного заработка".
   Вице-губернатор усмехнулся уголком рта.
   "Ни в коей мере - я просто хочу дать вам возможность трудиться меньше за то же жалование. Потом, вандерского я, например не знаю. Вы сможете мне помочь?"
   "Конечно", - Гвендолен была настолько потрясена его спокойным тоном, поэтому невольно ответила без традиционной ухмылки и насмешливой интонации.
   "Сколько же языков вы знаете?"
   "Все", - ответила она с тем же удивлением и наконец поняла, что ее поражает в его взгляде - он смотрел на нее открыто и ровно, как на обычного человека.
   "Разве так бывает?"
   "Мы воспринимаем речь на другом уровне. Неважно, в какие звуки облекается смысл".
   "Вы? Ах да... - как все светловолосые люди, он довольно легко краснел, хотя Гвендолен полагала, что сильные мира сего в первую очередь избавляются от таких вредных привычек, как неумение скрывать свои мысли и чувства. - Мне говорили... Я не подумал, потому что вы так... ничем не отличаетесь от людей".
   Он мельком взглянул ей за спину, но вряд ли что мог заметить - согласно этикету особо важных мероприятий им предписывалось держать крылья плотно сложенными и прижатыми к спине специальными ремнями. Поверх был накинут длинный плащ до пола. Со стороны казалось, что застывшие за креслами чиновников и послов фигуры чуть-чуть горбятся, не более того.
   Стиснутые крылья затекли и чесались, к тому же ее начинал раздражать этот непонятный взгляд. Она привыкла читать в глазах всех сидящих за столом извращенное любопытство, и знала, как себя вести с ними. К другой ситуации она была не совсем готова, и поэтому ответила резче, чем хотела сама:
   "Мы ничем не отличаемся от людей. Мы просто приносим всяческие беды и сеем зло. Так ведь и люди делают то же самое".
   Баллантайн шевельнул губами, но решил, видимо, что его разговор с крылатой девушкой слишком затянулся, и обратил лицо к столу Конклава. Больше он не сказал ей ни слова, только изредка утвердительно наклонял голову в ответ на ее быстрый шепот над ухом.
   Вот уже битых два часа они говорили о возобновлении торгового пути Эбра - Круахан и о снижении цен на эбрийские товары.
   - Мне крайне прискорбно, - с той же сахарной интонацией продолжал эбрийский посол, - что достославные соседи подозревают нас в стремлении к грубой наживе. Разве наши корабли не терпят бесконечные опасности на пути к вам? Разве не подстерегают их страшные бури, жестокие ветры и таширские пираты, жадные до крови и золота? Разве та цена, которую мы назначаем за наши ткани, пряности и украшения, не стоит этого риска?
   - Откройте гавани для наших кораблей, - губернатор Тарра, высокий человек с красным, словно обветренным лицом, наклонился вперед, положив на стол огромные ладони, - и вашим не придется рисковать.
   - Мы будем рады воздать почести каждому круаханскому кораблю, что войдет в устье Эбры, - торжественно выговорил посол.
   - Кто же к вам сейчас поплывет, с такими пошлинами, - снова ни к кому не обращаясь, процедил казначей Тарра. На мгновение наступила тишина.
   - Мне представляется, сьеры, - валленский посол заинтересованно приподнялся, - что до сих пор наши корабли прекрасно справлялись с высокой миссией путешествия до Эбры и обратно. И на их борту нередко оказывались круаханские товары
   - Половина доли за посредничество, - мрачно уточнил губернатор.
   - Как было справедливо замечено, - валленец развел руками. - риск того стоит.
   Губернатор раздраженно передернул плечами. На фоне парадного камзола с прицепленными на грудь и рукава лентами и орденами его широкие плечи и будто небрежно вытесанные из камня черты лица смотрелись особенно неуместно. Он мрачно сопел, рассматривая свои руки с толстыми, чуть согнутыми пальцами.
   - А вы что молчите, Баллантайн? - сорвался он наконец. - Мы вас вытребовали из-за границы не для того, чтобы вы тут дремали на Конклаве.
   - Достославные сьеры, - вице-губернатор слегка поморщился и только поэтому выдержал паузу. Хотя Гвендолен прекрасно видела по его лицу, что ему есть что сказать. - Боюсь, что мое мнение в данной ситуации будет не слишком ценным. Я просил бы вас уделить несколько минут внимания почтенному послу Вандера.
   Вандерец обстоятельно поднялся. Это был округлый человек с прищуренными глазами, говорил он просто, пожалуй, даже слишком просто, в отличие от длинных сладостных излияний эбрийского посла и парадоксальных высказываний валленца. Гвендолен невольно почувствовала к нему легкую симпатию.
   - Так ведь такое дело, сьеры, - начал он, складывая руки на животе. - У нас, стало быть, молодой король, Данстейн, желает новый замок построить для себя и будущей королевы. Он тут соседнего нашего маркграфа, Эдру, склонил под свою власть идти. Не то чтобы совсем добровольно, повоевали мы малость, замки тут пожгли. А Вандер ничем не хуже всех прочих земель, да на мой взгляд даже лучше. Хоть и север у нас, а замки наши не беднее должны быть, чем на самом южном берегу, пусть хоть у султана. Вот и повелел мне мой король говорить с эбрийскими купцами, чтобы закупить побольше ваших тканей, и посуды, и стекла цветного, А как я в безделушках всяких не сильно смыслю, вот и хотелось бы мне, чтобы сьер Баллантайн помог мне в этом деле. Он всякие заморские страны повидал, знает, где чего лучше закупить.
   Эбрийский посол искренне вытаращил глаза, до этого всегда прикрытые тяжелыми, словно припухшими веками.
   - Да, но... - он сбился на обычную речь, настолько был удивлен новостями. - Мы же не можем... Прямого торгового пути в Вандер нету... - он осекся.
   - Мы будем рады, - Баллантайн наклонил голову, - принять в нашей гавани все товары, причитающиеся для Вандера, и под надлежащей охраной переправить их дальше. Взамен на снижение пошлин для круаханских купцов.
   - Это ваше везение - до поры, - прошипел валленский посол, вцепившись пальцами в подлокотники. - Пока весь королевский замок в Вандере не будет набит коврами и цветными стекляшками..
   - Согласен. Поэтому мы готовы предложить Валлене создание общей торговой концессии, которая будет не только заниматься доставкой эбрийских шелков и стекла в Вандер, но контролировать передвижение товаров из Эбры и обратно. Помимо Вандера, есть еще Айна. Если торговый флот с обеих сторон войдет в концессию, сильнее нас не будет никого на Внутреннем океане.
   - Мне надо подумать... - валленец задвигался в кресле, но в его глазах уже разгорался огонь. - Я... готов обсудить это с вами, сьер Баллантайн... и достопочтенные сьеры.
   Баллантайн улыбнулся, обведя всех взглядом, и на его лице неожиданно появилось мальчишеское торжествующее выражение. Гвендолен несколько раз присутствовала при похожих переговорах, но ни разу она не видела такой искренней радости. Купцы и чиновники делили между собой огромные состояния, но она читала в их глазах опасение, недоверие к собеседнику и сожаление, что не удалось отхватить кусок побольше. Означало ли это, что он старался не для себя? Зачем же тогда?
   - Вы не устали? - неожиданно спросил вице-губернатор, чуть обернувшись в ее сторону.
   Она снова растерялась, и поэтому опять ответила искренне:
   - Нет, это гораздо интереснее, чем вчера, про войну.
   Их прервал губернатор, хлопнувший в восторге рукой по столу, но сразу же сменивший выражение лица на более настороженное.
   - Нам хотелось бы прежде... знать мнение Службы провидения.
   Сидевший по левую руку от него человек с гладко причесанными темными волосами и ничем не выделяющимся лицом, черты которого казались какими-то размытыми, слегка сощурился, отчего его тусклые глаза стали похожи на два колышка, вбиваемых в собеседника.
   - Служба провидения готова взять прожект создания концессии под свой контроль.
   Казначей Герминард задвигался в кресле, удерживая шумный вздох. Баллантайн на секунду опустил голову, но ничего не сказал. Разве мог кто-то возразить Службе провидения? "С половиной своих доходов концессия может попрощаться", - подумала Гвендолен с легким сочувствием. У крылатых со Службой провидения были свои счеты - разве могли опутавшие всю страну сетью осведомителей легко терпеть рядом странные создания, для которых не существовало ни ворот, ни дорог, ни обычных запретов человеческой жизни? Пока их спасали деньги, но Гвендолен ясно ощущала, что только до поры.
   - Достойные сьеры, - вмешался валленский посол, - позвольте мне на мгновение привлечь ваше внимание к одному прожекту, пусть не столь прибыльному, но который несомненно будет способствовать процветанию Круахана. Представляю вам двух почтенных мудрецов, долгое время живших при дворе нашего герцога и возымевших желание основать в Тарре библиотеку и университет. Льщу себя надеждой, что сьер губернатор поможет им в славных начинаниях.
   Из-за его кресла вперед выдвинулись два человека, выглядевшие настолько своеобразно, что Гвендолен невольно удивилась, почему все вокруг не принялись таращиться на них намного раньше, когда они только появились в зале Конклава. В этом заключалось нечто странное - но она не стала додумывать мысль до конца, увлекшись созерцанием незнакомцев. Один был невероятно толстым, но при этом его толщина не выглядела болезненной, а навевала исключительно приятные мысли о доброте и довольствии. Хотя одет он был в потертый во многих местах камзол, а на неуклюже свисавшем с его плеч плаще справа виднелась большая прореха, что его, впрочем, нимало не смущало. На широком лице с приподнятыми кверху усами и короткой курчавой бородой присутствовала постоянная хитрая улыбка.
   - Премудрый Дагадд, автор "Трактата о Плодородии", - представил его валленский посол.
   Второй, державшийся чуть в отдалении, слегка терялся на фоне своего могучего коллеги - худой и долговязый, с длинными руками и неожиданно молодым лицом без единой морщинки. Он выглядел нескладным неумехой в глазах многих, но не Гвендолен - она быстро оценила чуть выступающие из-под тонкого рукава рубахи мышцы и поняла, что второй почтенный мудрец стреляет из арбалета чуть ли не каждый день в своей жизни.
   - Его спутник и помощник, славный Логан, - кратко сказал валленец.
   Мудрецы одновременно поклонились, но так и не произнесли ни слова.
   - Процветание торговли и науки - что еще нужно Тарру, чтобы затмить собой все города Внутреннего Океана! - Баллантайн даже чуть приподнялся в кресле. Он был единственным, кто смотрел на сомнительных мудрецов с открытым дружелюбием. Губернатор Яниус что-то недовольно забормотал себе под нос.
   - Университет, понимаешь... Пусть сначала работать научатся, а потом уже всякие науки постигают... Или как вы полагаете, сьер Энгинн?
   Глава таррской Службы Провидения чуть приподнял уголок тонких губ с левой стороны.
   - Как вам известно, досточтимые сьеры, больше всего на свете мы ценим осведомленность. Некоторые науки весьма ей способствуют. Необходимо только, чтобы науки служили нашей общей задаче, не правда ли?
   - Ну разумеется, - с облегчением сказал Яниус. - Если у Службы Провидения нет возражений...
   Валленские мудрецы с легким сомнением покосились друг на друга, но благоразумно промолчали. Они вообще были замечательно безмолвны - видимо, собственная мудрость служила им источником самодостаточности. Гвендолен опять поймала себя на легком сочувствии - пусть они не были крылатыми, но они были ощутимо другими. Не такими, как прочие. И со Службой Провидения они явно не уживутся.
   Она обежала взглядом стол Конклава и на мгновение вспомнила слова Кэса о том, что больше половины бургомистров и губернаторов теперь тесно связаны со Службой провидения, Она даже чуть отодвинулась от кресла Баллантайна. Открытая улыбка любого из них еще ничего не значит.
   Потом она попыталась снова найти взглядом толстого Дагадда и его длиннорукого спутника - но тщетно вглядывалась в стоящую за креслом толпу помощников и слуг. Не могли же они исчезнуть в никуда?
   Далеко не все за столом вообще следили за происходящим - многие чиновники откровенно спали, несмотря на то, что старательно держали глаза открытыми. Один рисовал картинки, даже издали показавшиеся Гвендолен неприличными. Потом она нашла глазами маршала Казарру и стоящую за его спиной Таби, и это зрелище ей настолько не понравилось, что она пропустила мимо ушей начало очередной замысловатой речи валленского посла, пустившегося в рассуждения насчет будущей концессии. Табигэйль стояла, неестественно выпрямившись, и в ее глазах дрожали слезы, отчего они казались совсем огромными. Маршал сохранял на лице невозмутимое выражение, не оборачиваясь в ее сторону, но Гвендолен могла поклясться, что его рука, скрытая толстой столешницей и фигурными подоконниками кресла, несколько раз уже схватила Таби за коленку, если не выше. Время от времени он что-то цедил себе под нос, чуть повернув голову, отчего Таби каждый раз закусывала губу и вздрагивала.
   Гвендолен пропустила уже два абзаца посольской речи, поэтому Баллантайн наконец обернулся, поглядев на нее с искренним изумлением.
   - Все-таки вы устали, - сказал он утвердительно.
   - Я устала, - шипящим голосом сказала Гвен, не отводя глаз от измученного личика Таби. - Я очень устала от невозможности въехать кое-кому по морде. Как истинные носители зла, мы без этого тоскуем и впадаем в депрессию.
   Вице-губернатор проследил за ее взглядом, и его брови чуть сдвинулись.
   - Мне кажется, или она плачет?
   - Полагаю, она настолько потрясена обществом вашего великого полководца, что не может сдержать слез восторга.
   Баллантайн вздохнул.
   - Если я попытаюсь помочь вашей подруге так, что вам это не понравится, вы будете на меня в обиде и тоже захотите, как вы выражаетесь, въехать по морде?
   Теперь он смотрел на нее, почти полностью отвернувшись от стола Конклава. Снизу вверх, поскольку она продолжала стоять за его креслом, и может потому его взгляд был особенно ясным. Она отчетливо разглядела, что у него серо-голубые глаза, широко расставленные, а улыбка полностью меняет его черты.
   - Обычно я неплохо различаю морды, рыла, физиономии и лица, - хмуро сказала Гвендолен. - На лица я не покушаюсь. Удовольствие не то.
   - Сейчас принесут прохладительные напитки, будет перерыв. Пойдемте со мной.
   Он поднялся и легко двинулся к креслу Казарры, даже не оглянувшись, будучи уверенным, что Гвендолен следует за ним. Он был выше ее, хотя Гвен никогда не жаловалась на свой рост, он даже мешал ей летать, и достаточно худой, что было особенно заметно на фоне объемных животов, которыми члены Конклава упирались в край стола.
   - Дружище! - с этими словами он положил руку на плечо маршала. Таби задрожала и отступила назад. Она не поднимала глаз и не видела Гвендолен, застывшую за плечом Баллантайна. - Не наскучила ли тебе твоя толмачка? Как я посмотрю, она у тебя какая-то унылая.
   - Ничего, - пробурчал Казарра, настороженно меряя его взглядом. - Я и не таких заставлял живо двигаться.
   Баллантайн безупречно улыбался, чуть приподняв уголки глаз, словно приглашая его разделить некоторую не совсем пристойную, но очень забавную тайну.
   - Может, сменяемся? -предложил он достаточно громким шепотом, чтобы Гвендолен могла его услышать. - Моя будет повеселее.
   - С чего ты вдруг сделался такой щедрый? - фыркнул Казарра.
   - Я просто хочу сделать тебе приятное. Уверен, что она тебе понравится. Грустно смотреть, как ты мучаешься с этим ходячим фонтаном. А я уже хочу отдохнуть перед совещанием с послами. Девчонка - огонь.
   Казарра нахмурился. Он явно чувствовал подвох. Но отказать Баллантайну при всех, может быть, вызвать открытый скандал... Потом он смерил взглядом ярко-рыжие волосы и сверкающие глаза Гвендолен, и на его лице появилось такое же равнодушно-похотливое выражение, с каким он дотрагивался до Таби под столом.
   - Смотри, не пожалей, обратно не отдам, - он издал короткий смешок. - Забирай свой ручей слез, да хорошенько отожми по дороге, а то она тебе весь камзол замочит!
   Таби наконец вскинула глаза и прижала руки ко рту.
   - Гвен... - голос ей повиновался не до конца. - Не надо... Я..
   Гвендолен почти пихнула ее в сторону Баллантайна, меняясь местами, и проводила их взглядом. Вам не понравится то, как я постараюсь помочь вашей подруге, сказал он. Он был прав - ей это не понравилось. Но не потому, что она осталась с Казаррой. Потому, что она не хотела бы с ним расставаться. И сейчас испытывала невольную зависть к глотающей слезы Таби, молча плетущейся за вице-губернатором к его креслу. Теперь она будет смотреть в его глаза цвета неба над Тарром и видеть его улыбку.
   Гвендолен заскрипела зубами и отбросила волосы назад характерным движением. Те, кто ее знал, моментально поняли бы, что это не предвещает ничего хорошего тому, с кем она осталась.
  
   - А ты везде-везде такая рыжая? - рука Казарры блуждала по ее ноге, старательно пытаясь забраться поглубже под плащ. - Хотел бы я на это посмотреть. Интересно, когда спишь с крылатой, какую позу лучше выбирать?
   Вдруг он нащупал рукоять кинжала в приделанных к бедру ножнах и на мгновение удивленно отдернул руку.
   - Городской совет Валлены всегда уделял особое внимание торговым связям со своими соседями. Главное, чем во все века славился наш город - это сильный флот и умелые моряки, знающие наизусть все течения и мели на Внутреннем Океане, - ровным голосом шептала Гвендолен, наклонившись вперед. О чужой руке, настойчиво бродившей у нее под плащом, она старалась не думать - она же не Таби, в конце концов. В сторону Баллантайна она тоже не смотрела - все-таки сладость близкой мести захлестнула ее, отчего голос чуть изменился, сделался на тон ниже и потек, как густая патока, хотя интонация ее осталась той же - равнодушной и уверенной интонацией толмачки..
   - И когда они узнали, что этот человек осмелился оскорбить крылатую, они поклялись найти его хоть на дне моря. И пришли они к его дому, и стерегли его семь дней и ночей, и на восьмую ночь удача улыбнулась им. Он возвращался с поздней попойки с тремя слугами, и поднялись за его спиной в темноте девять теней, и перебили они всех слуг, и посажен он был в мешок из-под рыбы.
   - Чего? - Казарра снова убрал руку. - Ты что мелешь?
   - О, простите, - Гвендолен низко склонилась, отчего распущенные пряди волос коснулись подлокотника кресла, - извините, достопочтенный маршал, я отвлеклась и невольно начала рассказывать одну нашу легенду. Покорно прошу вас простить меня.
   - Покорно? - Казарра подозрительно смерил глазами ее лицо. - Ну смотри у меня.
   Рука вернулась, но уже вела себя менее уверенно, чем раньше.
   - Вместе с тем Валлена признает всю важность создания торгового союза между державами, имеющими доступ к морю. Чем больше наши флотилии смогут помогать друг другу и в освоении новых торговых путей, и в борьбе с пиратами, тем больше будет выгода, которую мы сможем извлечь из нашего союза. И вот принесли его на берег моря, ибо он был пустынным в тот час, и никто не смог бы услышать его криков. Потому что они не стали завязывать ему рот, чтобы насладиться зрелищем его мучений, ибо никогда не остается невредимым на этой земле тот, кто оскорбил крылатую. Они развели на земле костер и раскалили добела свой нож с длинным лезвием, и первым делом отрезали ему...
   - Ты опять?
   Казарра выдернул руку и положил ее на стол. Но пальцы заметно дрожали, отчего ему пришлось сделать вид, что он задумчиво постукивает по столешнице.
   - Ох, ваша светлость, мне нет прощения... - Гвендолен опустила глаза. - Я сейчас перекладываю на круаханский нашу древнюю летопись, поэтому так рассеянна.
   Маршал забегал глазами по залу. Дремавшие, жующие и болтающие не замечали его страданий. Баллантайн смотрел прямо, но чуть вскользь, сохраняя на лице дружелюбную улыбку.
   - До сегодняшнего дня Круахан был нашим главным торговым союзником, когда речь шла об отправке товаров в Эбру. Но если мы задумываемся о великой концессии, равной которой не создавалось с момента основания наших городов, почему бы нам не отправить корабли на поиски новых земель, которые, как говорят, лежат за морем? И когда он совсем охрип от воплей, один из его палачей наклонился к нему и спросил: "Думал ли ты, когда безнаказанно оскорблял крылатую своими грязными руками и языком, что с тобой может случиться такое? Захотел ли бы ты теперь повернуть время назад и взять обратно все свои слова и поступки?" И тот завопил, захлебываясь собственной кровью, что отдаст все свое состояние, только бы его не мучили и позволили вернуться домой...
   Казарра неожиданно вскочил на ноги. Глаза его покраснели и поворачивались в орбитах.
   - Маршал, Конклав еще не закончен, - угрюмо сказал губернатор Яниус. Он сам давно клевал носом от плавных валленских речей и поэтому от нетерпения Казарры испытал только раздражение. - Сядьте и слушайте свою толмачку.
   Гвендолен снова низко поклонилась, но когда ее кудри коснулись руки Казарры, он с ужасом отдернул ее.
   - Но они не слушали его криков, как были до того безразличны к его стонам и мольбам о помощи. "Пусть твоя смерть послужит предостережением каждому", - сказал один из них. И они нагрели железный прут и ...
   Тут Казарра снова поднялся и, издав невнятный звук, двинулся прочь из зала. Рукав с белоснежным кружевным манжетом он прижимал ко рту.
   - Я же говорил, что вчера на банкете было слишком много таширского коньяка, - укоризненно произнес Герминард в пространство.
   Гвендолен выпрямилась, сложив руки на груди. Она отчетливо ощущала на себе взгляд Баллантайна и наконец осмелилась посмотреть через стол. Таби за его креслом больше не плакала, но ее глаза оставались расширенными до предела. Вице-губернатор чуть укоризненно покачал головой, но в его взгляде светилось что-то очень похожее на уважение. Неожиданно он снова улыбнулся, и Гвендолен была уверена, что эта улыбка, от которой посветлело в мрачном зале Конклава за задернутыми толстыми шторами, предназначалась только ей одной.
  
   Город Тарр кажется особенно красивым, когда смотришь на него сверху, сидя на крыше и поджав под себя ноги. Тогда не замечаешь ничего, кроме острых шпилей и кружевных башенок, плотно прижатой друг к другу черепицы и темно-изумрудного плюща, кое-где выползающего на крыши. Изломанная лента кровель обрывалась у самого моря, каждый день меняющего цвет у берега. Когда больше ничего не видно - только красные крыши и светло-серые волны - легко представить, что ты в городе своей мечты. Где скоро взойдет почти полная, чуть надкусанная с одного боку луна и где так сладко взлететь, чувствуя запах белых вьюнков, раскрывающихся только по ночам.
   Сверху не заметно грязных улиц, не слышно пьяных криков и не натыкаешься взглядом на чинно проезжающих по улицам воинов Службы Провидения и осторожно пробирающихся осведомителей из того же ведомства. Из-за Конклава их в городе гораздо больше, чем нужно.
   На крыше так просто поднять глаза к темнеющему небу и думать об узком лице, широко расставленных серо-голубых глазах и волосах такого редкого пепельного оттенка. Вернее, ничего не вспоминать, кроме улыбки, которую хотелось бы присвоить навсегда. Которая, пусть на одно - два мгновения, но принадлежала тебе. Которая никогда больше не обратится в твою сторону. Которую тебе надо навеки вычеркнуть из памяти, снов и подсознания.
   - Его светлость вице-губернатор Эбер ре Баллантайн, - пробормотала Гвендолен одними губами. Пока еще эти слова не до конца выговаривались вслух. - В чужеземных странах, откуда вы приехали. неплохо учат улыбаться. Только вот для чего?
   Она развернула крылья для опоры и подвинулась к самом краю крыши. Ее наблюдательный пост позволял видеть расположенное наискось через площадь здание Ратуши, в верхних окнах которого кое-где через задернутые шторы пробивался свет. Она хорошо запомнила, где находится окно, на которое смотрела не отрываясь, уже несколько часов. Ее терпение было вознаграждено - оно наконец засветилось чуть прыгающим красноватым светом, означающим, что владелец кабинета зажег камин.
   Гвендолен перелетела на карниз и осторожно заглянула внутрь, стараясь, чтобы ее не было заметно за шторой. Пока ей был виден только угол кабинета, большие часы с тяжело двигающейся гирей, край массивного темного стола и качающиеся на стене тени.
   - А вы не боитесь говорить мне такие вещи? - голос Баллантайна звучал чуть глухо, словно погасли та уверенность и внутреннее вдохновение, не покидавшие его во время Конклава.
   В поле зрения Гвендолен выдвинулся толстяк Дагадд - похоже, он, бродил взад-вперед по кабинету, тяжело топая огромными ботфортами. Он энергично таращил желтоватые глаза, размахивал руками с короткими пальцами и в разговоре часто вставлял непонятные слова, которые Гвендолен понимала не до конца, но которые вряд ли приличествовали книгочею и будущему основателю университета.
   - Чтоб мне засохнуть, если я хоть когда-то от чего-то дрыгался! К тому же мы тут кое-что про вас накопали, и уверены, что вряд ли вы потащитесь к провидельникам, чтобы все вылить.
   - Мой коллега хочет сказать, - по привычке вступил в разговор Логан, - что мы навели о вас некоторые справки, и нам кажется, вы не побежите в службу Провидения с пересказом нашего разговора.
   - Если вы, как утверждаете, наводили справки, - вице-губернатор поднялся с кресла, и Гвендолен на мгновение увидела его лицо с чуть нахмуренными бровями и холодным взглядом, прежде чем он отвернулся от окна. Видимо, манера Дагадда его несколько раздражала, - то вы должны знать, что я работал в службе Провидения много лет.
   - Мы про вас долго шарили, - нетерпеливо отмахнулся Дагадд, ничуть не смущаясь. - Потому и прибились к вам, а ни к кому другому из здешних хлебал.
   - Мы имеем в виду, что выбрали именно вас из всех местных чиновников.
   - Раз уж вы так откровенны, может, заодно расскажете, почему?
   - Потому что вы - один из немногих, кто больше думает о судьбе и будущем Круахана, чем о своей судьбе, - снова встрял Логан. Для мальчишеского лица у него был неожиданно низкий и хриплый голос. После его слов на некоторое время упала тишина.
   - Что вы от меня хотите?
   - Мы надеемся, что вы поможете нам, сьер Баллантайн. Что вы будете союзником в наших планах, только и всего.
   - По основанию библиотеки? Я бы с удовольствием, но это не совсем мои обязанности.
   - Библиотека - это, конечно, - Дагадд покачал головой, - но мы здесь не совсем из-за этого. Вернее, совсем не из-за этого. Давай лучше ты, Логан, ты всегда заплетаешь красивее.
   Логан вышел на свет, оттеснив Дагадда на задний план, что было непросто при его худой нескладной фигуре, но сложенные на груди могучие руки и отрешенное выражение юного лица, обрамленного падающими на плечи и чуть загнутыми на концах желтоватыми волосами невольно привлекали внимание.
   - Сьер Баллантайн, - начал он, - сейчас в мире существует одна сила - это власть. И мы прекрасно знаем, кому она принадлежит. И мы понимаем, на чем она основана - на человеческом страхе и зависти перед другими. Разве может благополучие какой-либо страны зависеть от подобных чувств?
   - Надеюсь, вы не предлагаете мне совершить государственный переворот? - вице-губернатор поморщился. Теперь они втроем стояли, выпрямившись, напротив друг друга. - Я действительно не пойду на вас доносить, но очень рекомендую в течение трех дней убраться из Тарра.
   Дагадд шумно вздохнул и хлопнул ладонью по столу.
   - Говорил я тебе - дохлое дело к ним прислоняться.
   - Вы не дослушали нас, - Логан ни на секунду не изменился в лице, - меньше всего мы хотели бы крови, стрельбы и беготни. Или, наоборот, тайных интриг, ядов и угроз. Наша цель не в этом.
   - И вы ожидаете, что я буду достаточно любопытен, чтобы спросить - в чем же именно?
   - Мы знаем, что есть другая сила, которая могла бы если не изменить мир, то по крайней мере создать в нем некоторое равновесие. Мы посвятили всю жизнь ее поискам. Если вы нам поможете - мы, возможно, придем к нашей цели быстрее на несколько лет. Если вы нас прогоните - это будет досадная задержка в пути, не более того.
   - Мой следующий вопрос должен быть - что это за сила, правильно?
   Логан неожиданно ответил не сразу, а прошелся вдоль окна. Гвендолен совсем близко увидела его длинный нос и падающую на лоб густую челку.
   - Вы вполне можете счесть нас безумцами, сьер Баллантайн. Я убежден, что для многих мы такими и представляемся, особенно мой почтенный друг Дагадд с его манерой выражаться. Тем более что у нас нет явных доказательств. Но мы уверены, что эта другая сила существует. Если хотите, можно называть ее магией. Или воздействием на окружающий мир с помощью тайных знаний. Если бы только найти ключ к этой силе, если научиться ею управлять правильно...
   - Я не считаю вас безумцами, - медленно сказал Баллантайн. - я считаю вас очень странными людьми, если не сказать подозрительными. Вы просите моей помощи, но не объясняете, в чем именно. Вы говорите, что у вас нет доказательств того, на что вы потратили свою жизнь. Стали бы вы сами помогать таким людям?
   Дагадд запустил пятерню в жесткие каштановые волосы, торчащие как солома.
   - Да, я бы тоже почесался, - сказал он. - Но мы не то что бы совсем мозгами поплыли. Логан задвинул правильно - что-то такое в мире есть. Иначе почему бы у него так получалось? Давай, малыш, вытряхни что умеешь.
   Логан недовольно покачал головой, но все же обернулся в сторону горящего камина, и лизавший решетку огонь вдруг моментально съежился до светящихся красных углей. В кабинете стало настолько темно, что Гвендолен невольно отшатнулась от своего наблюдательного поста. Через пару мгновений в каминную трубу взлетел закрутившийся язык пламени, посыпались искры.
   - У вас с раннего утра болит колено, сьер Баллантайн, - сказал он тихо. - Это последствия лихорадки, которую вы подцепили в Эбре. Она всегда разыгрывается перед дождем.
   Надо отдать должное вице-губернатору - он поднял брови, но не стал шарахаться к стене, хвататься за оружие и звать слуг. В его обращенных на двух магов глазах появился проблеск интереса вместо холодной отстраненности.
   - А что умеете вы?
   - Ну, я с людьми как-то не очень, - несколько смущенно пробормотал Дагадд. - Вот вода, холмы, животные опять-таки. Лошади. И с юбками могу валяться сколько угодно.
   Он посмотрел в сторону задернутой шторы и почему-то отчетливо подмигнул.
   - Иметь дело с бесчисленным количеством женщин, - бесстрастно пояснил Логан.
   - И еще, - Дагадд просиял, вспомнив самое дорогое из своих умений, - бочку пива могу забродить за час. Не залепляю, чтоб мне отсохнуть!
   - Это очень ценное магическое знание, - по лицу Баллантайна мало что можно было прочитать. - И так как я ничего такого не умею, то с трудом представляю, как я могу вам помочь.
   - На самом деле мы умеем очень мало, сьер Баллантайн. И наше умение может всего лишь принести некоторую пользу или вред, в зависимости от ситуации, но не способно приблизить нас к познанию мира. К постижению той силы, благодаря которой он существует. Мы ходим по свету и ищем. Валленские библиотеки нам очень помогли, но в остальном от местных купцов немного толку. Вряд ли они взяли бы нас на борт своего корабля, чтобы помочь нашим поискам. А вот на кораблях концессии, разыскивающих новые земли, мы с нашими умениями можем пригодиться.
   - Что вы ищете? - Баллантайн перегнулся через край стола, вцепившись в него обеими руками и не отводя глаз от стоящего вполоборота Логана.
   - Мы сами до конца не знаем... Но многие книги говорят, будто есть нечто... предмет, который может увеличить магическую силу в мире... или скорее, ее восприятие другими. Наверно, это просто красивые легенды. Но я отдал бы всю кровь по капле, чтобы уметь не просто видеть чужую боль, но и уметь ее лечить. И не просто зажигать огонь в камине, а гасить пожары. Если вы - наши единственные врата на этой дороге, сьер Баллантайн, я готов стучаться в них, пока они не откроются.
   - Чтоб меня разорвало на сто кусков! - выкрикнул Дагадд, снова опуская кулак на крышку стола. - Если у меня будет получаться не только пиво, но и круаханская настойка...
   - Я боюсь, что вы стучитесь не в те ворота, досточтимые сьеры, - Баллантайн отвернулся к окну, и Гвендолен в ужасе замерла, но в следующую секунду осознала, что он смотрит скорее вглубь себя. - Вы правы, у меня нет другой цели, чем будущее Круахана. Пусть та сила, что царит в нем сейчас, несовершенна, но я не уверен, что возможна другая... и что она будет лучше. Пока во мне есть капля жизни, я буду стараться исправить эту. Что касается библиотеки или университета в Тарре, я всегда буду готов оказать вам посильное содействие.
   - А если... - начал Логан, но Дагадд сильно потянул его за плащ.
   - Похромали, малыш, - сказал он, и почему-то опять оглянулся на окно. - Никто не знает, что хлопнется на всех нас завтра. Давай пока прикинемся тряпками.
  
   На этот раз они сидели в комнате Кэссельранда в яркий полдень, ставни были распахнуты в солнечный сад, и Кэс уже не отворачивался от окна. Правда, на подоконнике сидела Гвендолен, с мрачным выражением лица, кусая пальцы, болтая ногами и наполовину закрывая от присутствующих просвечивающие на свету зеленые ветки и ослепительное небо, от взгляда на которое невольно хотелось зажмуриться даже из темноватых углов комнаты.
   - Ладно, - Кэс пристукнул ладонью по подлокотнику кресла, подводя итог. - Все не так плохо закончилось. Хотя я предупреждаю тебя, Эленкигаль, - это полностью твоя вина. Зачем ты поставила Таби к этому... - он поморщился, - сама не захотела терпеть?
   - Я не думала, - Эли чуть смутилась, но головы не опустила, - что он зайдет так далеко.
   - Будто ты не представляешь, как к нам относятся люди, особенно типа Казарры? Теперь Гвендолен никогда не сможет быть толмачкой в Тарре. Мне как главе Гильдии прислали официальную бумагу.
   - Ты же раньше не слишком обращал внимания на подобные письма.
   - Пока они исходили из канцелярии губернатора - да. Но на этот раз оно пришло из Службы провидения.
   Гвендолен на подоконнике шумно вздохнула, но ничего не сказала, принявшись за пальцы на другой руке. Пряди волос падали ей на глаза, и она казалась погруженной в совершенно посторонние мысли, будто речь шла не о ней.
   - И что теперь делать? - с неподдельным ужасом спросила Табигэйль.
   Кэс посмотрел на нее не менее сурово.
   - Ничего, - сказал он хмуро. - Слава Эштарре, в Круахане много других городов. Хотя жаль, конечно, в Тарре в связи с открытием концессии может быть много работы... Но здесь уже ничего не исправишь. А тебе, Таби, следует быть более равнодушной. Никогда не жди от людей ничего другого. Научись ускользать и не показывать, что тебя это трогает. Тогда они быстро теряют интерес.
   - Но не все же люди такие, - неожиданно вступила в разговор Гвендолен, внимательно разглядывающая собственные штаны, протертые на коленях. Она так ни разу и не посмотрела ни на кого из присутствующих.
   Кэс с подозрением уставился на нее.
   - Ты что имеешь в виду, Гвен? И не жди от меня сочувствия. Ты сама навлекаешь на себя беды своими выходками. Что такое ты наговорила Казарре, что он третий день не выходит из своего особняка? Служба провидения собственно и занялась этим вопросом, потому что обеспокоена боевым духом в армии.
   - Я бы на их месте была обеспокоена тупостью своих военачальников, - пробормотала Гвендолен. - Будь этот доблестный воитель хоть слегка поумнее, он бы сообразил, что никто из крылатых палец о палец не ударит для защиты своих женщин. Иначе количество людей в Тарре давно бы сильно уменьшилось. Надо ему показать тебя, Кэс, тогда боевой дух быстро к нему вернется.
   - Я действительно не стал бы защищать двух дурочек, - скривил губы Кэссельранд, - первая льет слезы от того, что ее потрогали за коленку, а вторая ставит под удар свою судьбу из-за чьих-то соплей.
   - Разумеется, - резко фыркнула Гвендолен, отворачиваясь, - ты предоставляешь возможность их защиты другим. Тем, от кого меньше всего можно ожидать подобных поступков.
   - Мне не нравится твое настроение, Гвендолен Антарей. К счастью, завтра вы все уезжаете из Тарра. Приглядывай за ней в дороге, Эленкигаль, чтобы обойтись без неожиданностей.
   - Сочувствую, Эли, - прежним тоном заявила Гвендолен. Она подтянула колени к подбородку, забравшись с ногами на подоконник и отбросила волосы со лба, решившись наконец посмотреть на всех открыто. - Вначале тебе придется разориться на подзорную трубу, а потом вообще овладеть даром ясновидения. И то, и другое потребует от тебя огромных усилий.
   - Ты что хочешь этим сказать?
   - Это всего лишь небольшое пояснение - я никуда не еду. Я остаюсь в Тарре.
   Табигэйль ахнула и прижала руки ко рту, словно эти непоправимые слова вырвались у нее самой. Эленкигаль откинула назад волосы и надменно покачала головой. Кэс вцепился руками в подлокотники и наклонился вперед так сильно, словно намеревался выпасть из кресла, но его лицо осталось неподвижным.
   - Я польщен, - сумрачно произнес он, - что ты не хочешь меня покидать. Но для твоей пользы тебе лучше некоторое время побыть подальше от Тарра.
   Гвендолен снова опустила голову, чтобы скрыться за распущенными кудрями.
   - Не хочется разочаровывать тебя, Кэс, - пробормотала она, - но вовсе не твой светлый образ побуждает меня остаться.
   - Я знаю, чей! - выкрикнула Марилэйн, поднимаясь на ноги. - Я видела, как ты на него уставилась во время Конклава! Ты стоишь на краю пропасти, Гвендолен Антарей.
   - Это правда? - медленно спросил Кэссельранд, и теперь уже все остальные невольно отвернулись, не в силах выдержать его взгляда. Зато Гвендолен перестала ерзать на подоконнике, подняла лицо и обвела всех неожиданно ясным взглядом.
   - Ты слишком увлеклась чужими взглядами, Лэйни. Наверно, из-за этого переврала половину речей на Конклаве. Не напрасно у бедняги губернатора было такое растерянное лицо - он, похоже, не улавливал смысла того, что ты говоришь.
   - Это правда? - повторил Кэс, останавливая жестом открывшую рот Марилэйн.
   - То, что Лэйни предпочитает внимательный осмотр присутствующих своим прямым обязанностям? Так она вроде сама только что призналась. По-моему, она говорила о чьих-то взглядах для отвода глаз, дабы убедить нас, что рассматривала всех исключительно выше пояса.
   - Не морочь мне голову! Ты прекрасно понимаешь, о чем я спрашиваю.
   Гвендолен чуть пожала плечами. Беспокойство, терзавшее ее все утро, внезапно ушло, словно она наконец-то сделала выбор.
   - Прости, Кэс, - сказала она тихо и твердо, оставив издевательскую интонацию. - Но я не понимаю.
   - Тогда зачем ты остаешься в Тарре?
   - Мне нравится здесь летать. Луна очень красивая.
   - И ради прекрасного полета ты готова побираться или торговать собой? Ты помнишь, надеюсь, что тебя исключили из таррской гильдии?
   Гвендолен еле слышно вздохнула и прислонилась к косяку окна. На фоне бьющих в комнату солнечных лучей ее профиль казался совсем черным и производил странное впечатление - вздернутый носик и припухшие как у ребенка губы, также совсем по-детски упрямо сжатые.
   - Не сомневаюсь, что размышляя о моем будущем, ты разумно оценивал мои возможности и хотел только добра, - сказала она по-прежнему ядовито. - Но я, к сожалению, несколько поторопилась, и нашла гораздо более грязное и недостойное занятие.
   - И какое же?
   - Переписчицей в канцелярии Герминарда. Очень удобно списывать бумаги концессии с эбрского сразу на круаханский. Перспектива двойной экономии - и бумаги, и лишней должности толмача. Только это могло раскрыть тот кошелек, что болтается в груди здешнего казначея вместо души.
   - То есть ты давно все решила?
   - Почему давно? Два дня назад.
   Кэссельранд медленно поднялся с кресла. При дневном освещении было особенно хорошо видно, что одно плечо у него заметно выше другого, и движения скованы.
   - Выйдите все, - сказал он глухо. - Мне надо поговорить с Гвен.
   - О, наконец-то ты понял, кто единственный настоящий собеседник, достойный твоего уровня, - хмыкнула Гвендолен, устраиваясь поудобнее..
   - Помолчи, пожалуйста. Я хочу, чтобы ты постаралась прямо ответить на мои вопросы. Ты помнишь, как пять лет назад ты впервые появилась в Тарре - только что назначенная в гильдию, оторванная от матери, запуганная и несчастная?
   - Относительно.
   - Как в течение года ты плакала, а потом выбрала ту издевательскую манеру, которой ты так гордишься - ты помнишь, кто не позволил в первый раз вышвырнуть тебя из гильдии? Кто терпел твои отвратительные выходки? Кто понимал, что это просто твой способ защиты от несправедливости, что ты видишь вокруг?
   - Я помню.
   - Ты помнишь, кто учил тебя? Кто посвящал тебя в круаханские обычаи, кто пересказывал все легенды?
   - Да.
   - То есть ты еще не отвыкла помнить добро? Ты помнишь, кто старался заменить тебе отца, кто всегда выделял тебя из всей толпы крылатых девчонок, толкавшихся у него в доме?
   - Да... Кэс.
   - Ответь мне, как его зовут?
   - Я... - Гвендолен разомкнула губы. На ее лицо внезапно набежала тень, в комнату вступил сумрак, как будто облако накрыло царящее в саду солнце. - Зачем это тебе?
   - Не беспокойся, я палец о палец не ударю для защиты своих женщин. Я всего лишь подстерегу его на темной улице и всажу в спину болт из арбалета.
   - Ты знаешь, что любому из нас очень несложно закончить свою жизнь. Просто сложить крылья на большой высоте, - Гвен ненадолго отвернулась от окна, и ее глаза сверкнули. - Ты этого добиваешься?
   - Гвендолен, девочка моя... Если мои слова хоть что-то для тебя значат... Уезжай скорее, пока еще не поздно. Пока проклятие Вальгелля только коснулось тебя, ты еще можешь вырваться. Беги, я тебя умоляю.
   - Ты преувеличиваешь, Кэс, - Гвендолен снова отвернулась, передернув плечами. Кэссельранд не видел ее лица, иначе ему стало бы еще более горько от задумчивой улыбки, медленно возникающей на ее губах. - Разве это проклятие... если... если о нем думать так сладко?
   - Ты знаешь, - Кэс сжал рукой спинку кресла, - как я стал главой Гильдии в Тарре? Как у нас появился этот дом, хотя бы немного золота и поэтому с нами стала несколько считаться городская канцелярия?
   - Мне кто-то рассказывал, - пробормотала Гвендолен без особого желания продолжать разговор.
   - Мне тогда было все равно, жить или умереть, потому что моя невеста ушла вслед за человеком-мужчиной, так же как сейчас ты собираешься уйти. В Тарре тогда жил барон Шандер, богатый ровно настолько, насколько безумный в своем увлечении странными медицинскими опытами. В здешней больнице до сих пор пользуются многими его методами - одни убивают людей, другие спасают, но все они без исключения мучительны для пациентов. Я сам предложил ему операцию по превращению крылатого в обычного человека. И он попросил за это баснословную сумму золотом.
   Так вот послушай меня, Гвендолен. Нет, ты посмотри на меня! Не смей отворачиваться! Даже когда они ковырялись у меня в спине ножами - а одурманивающего зелья мне специально не дали, чтобы наблюдать за моей настоящей реакцией - и потом, когда я в лихорадке лежал на мокрых от своей крови простынях, - он наклонился совсем близко, глядя в ее потемневшие глаза, - даже тогда я не испытывал такой боли, как сейчас.
  
   Гвен отложила в сторону перо и, захватив щепотку песка из стоящего перед ней блюдца, аккуратно присыпала законченную страницу, чтобы чернила быстрее высохли. В длинном узком зале, снизу залитом светом бесчисленных свечей, горящих на столах сидящих в ряд чиновников канцелярии, а под потолком темном и закопченном, стоял ровный тихий гул и бесконечный скрип пера по бумаге.
   У нее давно затекла спина, отчаянно чесались стиснутые под плащом крылья и болел локоть, упирающийся о жесткий край стола. Но Гвен не особенно обращала на это внимание. Если бы ее крылатым подругам, уехавшим пару недель назад, рассказали, что их отчаянная Гвендолен по десять-двенадцать часов проводя за бесконечным переписыванием бумаг, не пытается изорвать их в клочья и бросить в лицо первому попавшемуся чиновнику, они всерьез усомнились бы или в правдивости рассказчика, или в устойчивости мироздания. Но Гвен действительно не тяготилась своим положением, напротив, находила в нем ранее не испытываемое удовольствие. Здесь никто не таращил на нее глаза, не поджимал с презрением губы, не кидался камнями и прочими приятными предметами. Здесь все одинаково не замечали друг друга, погруженные в бесконечную бумажную работу, и не делали исключения для высокой, чуть горбившейся девушки, носящей очки в толстой темной оправе, волосы стянутыми в узел на затылке и не снимавшей плащ из плотной ткани даже когда лучи жаркого летнего солнца падали ей на спину через открытое окно. Соседи - щуплый лысеющий счетовод, не поднимавший головы от столбцов цифр и толстый хромой переписчик - даже не знали, как ее зовут. С утра приходил красноглазый начальник канцелярии, удивительно похожий на мышь своей вытянутой мордочкой и белесыми бровями, вываливал на ее стол гору свитков, а вечером забирал их обратно, не говоря ни слова. Во второй день работы Гвендолен в середине дня пересекла свой длинный зал, толкнула дверь канцелярии и голосом таким же скучным, как ее новый облик, сказала, что работа у нее закончилась, и пусть ей принесут еще. Мышеподобный канцелярист пошевелил носом, но опять-таки ничего не произнес. Правда, с тех пор он приносил ей ровно столько свитков, сколько она могла переписать - то есть почти в два раза больше, чем у соседей. Но те не выказывали ни малейших признаков каких-либо чувств - ни зависти, ни одобрения, ни раздражения нельзя было прочесть в их монотонно скользящих по бумаге глазах с припухшими веками.
   Может, они тихо радовались тому, что Гвендолен досталось самое неудачное место - в углу зала, на бесконечном сквозняке, который забирался даже под ее теплый плащ? Когда всходило солнце, его лучи били прямо в правый глаз, заставляя его прищуриваться, но потом оно быстро поворачивало за косяк окна, и место Гвендолен становилось самым темным. Но она не променяла бы его даже на знаменитое кресло казначея Герминарда, сиденье которого было проложено самым тончайшим и нежным пухом, который смогли найти на эбрском базаре. Она сидела напротив арки, ведущей на парадную лестницу, и поднимая на мгновение глаза от бумаг, могла видеть, кто поднимается и спускается по ней. Два раза в день, ровно в четыре часа до полудня, а вечером задолго после заката, что заставляло ее надолго засиживаться в темном зале и жечь свечи одну за другой - для нее наступало мгновение абсолютного счастья, ради которого она и проводила весь день, тихо скрипя по бумаге пером и зубами о становившегося порой невыносимым зуда в крыльях. Вице-губернатор Баллантайн проходил по лестнице, чуть опустив голову, погруженный в свои мысли, с уставшим, но от этого не менее прекрасным для нее лицом, которое она видела в основном издали, но все равно могла угадать его выражение за несколько минут до того, как он появлялся.
   Он ступал всегда тихо, немного рассеянно скользя взглядом по сторонам, в отличие от шумных выходов губернатора Яниуса, впереди которого топал добрый десяток охраны. Каждый раз утром, садясь за свой стол, Гвендолен загадывала, будет ли сегодняшний день для нее удачным. Удача означала, что вице-губернатору приходилось делать визиты или ехать в порт по делам концессии, и тогда он проходил мимо нее несколько раз. Она выучила наизусть все его костюмы, что было не очень сложно в виду их количества - и потом до обеда вспоминала, как сегодня лежали складки его плаща, как он держал руку на поясе, и как чуть отросшие волосы касались воротника. Он почти не носил оружия, кроме положенного парадного короткого меча. Он очень редко ездил в знаменитой черной с золотом вице-губернаторской карете, доставшейся от его предшественника, предпочитая ходить пешком, видимо, жил неподалеку. Гвендолен несколько раз давала себе слово проследить, где именно, и внутри у нее все обрывалось от собственной сладкой дерзости.
   Однажды вечером, спускаясь вниз, он повернул голову в сторону единственного дрожащего огонька свечи, заметного в длинном зале под лестницей, и задержался на ступеньке, глядя в ее сторону. Сердце Гвендолен заколотилось так, что ей показалось, будто в зале раньше времени забили огромные часы с тяжелым маятником. Она вцепилась одной рукой в перо, другой в край стола, словно ища у них спасения, и так низко наклонила голову, что над столом был виден только ровный пробор на туго зачесанных волосах, отливающих в полумраке темной медью. Прошло десять невыносимо громких ударов сердца возле самого горла, прежде чем она решилась поднять глаза. Ступенька, на которой он стоял и глядел на нее, была пуста. Десятая ступенька снизу.
   Гвендолен потерянно выдохнула. Она переживала какое-то странное состояние - сейчас она не могла даже представить, как несколько недель назад свободно обращалась к Баллантайну, стоя за спиной его кресла. В данную минуту она чувствовала невероятное облегчение от того, что он не заговорил с ней. Хотя зачастую все было наоборот - это люди испытывали облегчение, когда Гвендолен Антарей не приходилось им отвечать. Она понимала, что с ней происходит что-то неладное, но особенно не отдавала себе отчета - она была полностью погружена в свое ежедневное ожидание, до мелочей продуманное с вечера и дающее ей пищу для воспоминаний до самого обеда, чтобы потом вновь превратиться в представление того, как он будет проходить мимо. Немалое счастье для нее, что соседи не отрывали глаз от стола, иначе бы они разинули рты от удивления, глядя, как ничем не примечательное личико с округлыми щеками и вздернутым носиком озаряется светом, бьющим из-за толстых стекол уродливых очков сильнее, чем солнечные лучи в полдень из длинных узких окон их мрачного зала.
   Через две недели ей явно стало не хватать нескольких мгновений созерцания худощавой фигуры с четким профилем. Некоторое время она пробавлялась тем, что все чаще натыкалась в приносимых ей свитках на его имя, и дважды ее заливала изнутри теплая волна - когда она гладила глазами буквы на лежащей перед ней бумаге, и когда особенно тщательно выводила их пером. Но теперь ее мечтания были заполнены чем-то большим. Она вспоминала его улыбку, как она удивительно преображала его лицо, и хотела еще раз увидеть ее совсем близко. Она представляла, как ведет с ним разные беседы, и всегда спотыкалась, сочиняя собственные ответные речи, поскольку выходило, что она почти не умела говорить без насмешек и колкостей, а значит, с воображаемым Баллантайном ей приходилось учиться беседовать заново. Пока что она довольствовалась тем, что выучила наизусть все коридоры и лестницы ратуши, и часто ссылалась на головную боль, чтобы улизнуть из зала переписи и спрятаться на карнизе кабинета вице-губернатора или у окна верхней галереи, которая вела из покоев Яниуса. По ней все высшие чиновники Тарра ходили вынужденно и много, нередко останавливаясь там, чтобы шепотом перекинуться парой слов.
   Тот день она отметила в своем внутреннем календаре как особенно удачный. Вице-губернатор не просто прошел по коридору, он остановился в двух шагах от ее окна. При ярком дневном свете была особенно заметна усталость, проступившая на его лице, и волосы вместо ярко-пепельных казались тусклыми. У него была интересная манера щуриться против солнца, прикрывая один глаз.
   - Сьер Энгинн, - несмотря на несколько погасший облик, голос его звучал еще более уверенно, чем на Конклаве, - вам должны были передать, что первые караваны концессии готовы двигаться на север, к границам Вандера.
   Гвендолен на своем подоконнике вжалась в стену, подумав, что день все-таки не настолько удачный. Столкнуться с главой службы Провидения считалось дурной приметой. Хотя если бы Баллантайн не назвал своего собеседника по имени, Гвен не сразу бы поняла, кто этот второй, стоящий на галерее. Лицо Энгинна обладало настолько неприметными, расплывчатыми и часто меняющимися чертами, что никто не мог толком запомнить, как же он на самом деле выглядит. Зачастую даже опытные таррские чиновники таращились на входящего в кабинет суховатого господина, и только сообразив через несколько минут, кто перед ними, поспешно прятали глаза.
   - Эбер, - отрывисто сказал Энгинн, чуть поморщившись, - не стоит торопиться. Я еще не прояснил до конца все вопросы с участниками концессии.
   - Разве прожект не положен на бумагу, и на нем не стоит подписи губернатора?
   - У Службы Провидения остались сомнения.
   - Сомнения в чем?
   - Сомнения в полезности данного начинания.
   Голос Энгинна стал терпеливым и от этого совсем неприятным. На лице вице-губернатора быстро сменили друг друга несколько выражений- в который раз Гвендолен убедилась, что популярное канцелярское искусство владеть собой дается ему неважно.
   - Полезности для кого? - спросил он наконец, все-таки понизив голос.
   - Видишь ли, Эбер, - Энгинн, уже собиравшийся идти дальше, обернулся через плечо и задумчиво покачался с носка на пятку, - я никогда не сомневался в тебе. Ни когда тебя совсем мальчиком вытащили из какого-то бедного захолустья. Ни когда сделали вторым человеком в Тарре, несмотря на ту шумную историю в Эбре. Ты всегда был лучшим воином Провидения.
   - Я подал в отставку десять лет назад, - хрипло сказал Баллантайн.
   - Но ты ведь все равно остался одним из нас. Те, кто служил Провидению, служат ему до конца, ведь правда? И я уверен, что ты задал мне этот вопрос только затем, чтобы еще раз вслух произнести то, в чем ты и так убежден в своем сердце - любое дело должно идти на пользу исключительно Службе Провидения. И никак иначе.
   Вице-губернатор опустил глаза. Солнечный луч соскользнул с его лица и теперь лежал на полу у сапог, пряжки на которых Баллантайн внимательно разглядывал.
   - Занимайся пока что скупкой валленских тканей, Эбер, у тебя это прекрасно получается. Когда первый караван действительно будет готов тронуться в путь, ты об этом узнаешь.
   Энгинн развернулся и пошел прочь. Вроде бы он не хромал, но походка у него была странно подпрыгивающая. Шагов через десять он снова обернулся через плечо:
   - Кстати, мне говорили, что ты разыскивал этих двух книжников, приехавших из Валлены? Неужели за всеми заботами у тебя еще хватает сил помогать Герминарду с устроением университета?
   - Меня беспокоит... как они приживутся в Тарре, - пробормотал Баллантайн. Он наконец поднял глаза, и взгляд его был темным, не обещавшим ничего хорошего. - Они показались мне... не совсем заурядными людьми.
   Тонкая улыбка пробежала по губам Энгинна, отчего они быстро изогнулись и снова застыли.
   - Полагаю, - сказал он почти нежно, - тебе не следует более тревожиться об их судьбе.
  
   Многие из ее народа любили летать над морем. Гвендолен не разделяла их восторгов - ей не нравился чересчур свежий ветер, который заставлял чаще взмахивать крыльями и все время сносил в сторону. Кроме того, ей быстро надоедало видеть бесконечные гребешки волн, и больше ничего. Она предпочитала полеты над таррской долиной, наблюдая, как внизу постепенно зажигаются чуть колеблющиеся огоньки и испытывая смешанное чувство тоски и упоения своим одиночеством в черном небе. Однако в одном Гвен всегда следовала негласной привычке всех крылатых - не летать без особой необходимости вблизи Дома Провидения. И теперь третий день подряд нарушала это правило, садясь на остроконечной крыше часовни напротив и не отрываясь глядя на темный и ничем не примечательный силуэт Дома, который своими размерами уступал и губернаторскому дворцу, и канцелярии, и даже недавно наспех достроенной верфи, но который по праву считался самым загадочным и грозным зданием в Тарре.
   Гвен сидела, привалившись к холодному боку уродливой каменной фигуры с оскаленными зубами и свитым в кольца длинным хвостом. Таких на крыше было много - все они стерегли часовню, кто поднявшись на задние лапы, кто припав к земле и готовясь к прыжку. Среди них она ощущала себя своей, и если бы случайный прохожий внезапно поднял глаза на крышу часовни, он не отличил бы ее крылатый силуэт среди столпившихся по углам чудовищ. Единственное, что могло бы его несколько напугать - у одного из каменных монстров глаза сверкали чересчур ярко.
   Если бы Гвендолен умела зажигать огонь взглядом, как тот нелепый мальчишка-колдун по имени Логан, Дом Провидения давно бы уже полыхал ярким веселым костром от подвалов до крыши. Но подобные полезные умения ей не достались. Она даже слова традиционных проклятий толком не знала, поэтому сочиняла свои и беззвучно шевелила губами, не отводя глаз от верхних этажей, в которых довольно часто горел свет по ночам. Когда она уставала и начинала клевать носом, то ей достаточно было вызвать в памяти опущенную голову с пепельными волосами и взгляд, полный усталого бессилия, которое надолго поселилось на лице человека, заполнявшего все ее мысли. Вот уже три дня Баллантайн не ездил в порт и вообще не выходил из своего кабинета весь день, значит, ее счастье съежилось до двух мгновений, утром и вечером. Гвен знала, кого за это благодарить - видимо, это чувство признательности билось внутри нее, не находя выхода, грозя разорвать изнутри, чтобы огненным шаром влететь прямо в окно Дома Провидения.
   На третью ночь яростной засады ее внимание привлекли мелькающие в одном из окон тени и приглушенные крики. Дом Провидения вовсе не был задуман, как место, где звучат исключительно сладостная музыка и учтивые речи. Но обычно покой верхних этажей не нарушался подобными сценами - для этого существовали вполне вместительные подвалы. Гвендолен приподняла бровь и заинтересованно подвинулась к краю крыши. Немного посчитав в уме, она сообразила, что тени мелькают на портьере рядом с личным кабинетом Энгинна. За несколько недель Гвен достигла виртуозного умения подглядывать в окна, поэтому даже не испытала смутного страха, опускаясь на карниз и приникая к небольшой щели между косяком окна и задернутой портьерой. Ночь была достаточно темной, а случайные зеваки не имели привычки бродить вокруг Дома Провидения и заинтересованно высматривать, что же творится внутри. Почтенные граждане Тарра вполне справедливо полагали, что лучше об этом ничего не знать.
   Видимо, это был какой-то каприз судьбы Гвендолен - как только она намеревалась слегка подглядеть в окно, та с завидным упорством подсовывала ей одну и ту же парочку для наблюдений. Только на этот раз Логан и Дагадд выглядели гораздо менее уверенно, если не сказать растерянно. Они сидели в центре комнаты на двух стульях с высокими спинками, причем было заметно, что сиделось им не слишком уютно, они предпочли бы встать и оказаться где-нибудь в другом месте. Видимо, чтобы пресечь подобные попытки, каждый был примотан к стулу толстой веревкой. На скуле у Логана медленно набухал огромный кровоподтек, постепенно меняющий цвет с багрового на фиолетовый. Из носа Дагадда, слегка свороченного набок, непрестанно текла кровь.
   - Что вы от нас хотите, милостивые сьеры? - голос Логана срывался и звучал так испуганно, что Гвендолен невольно сощурилась - он настолько не походил на того решительного и собранного молодого человека, который стоял перед Баллантайном всего лишь несколько дней назад, что ей показалось, будто она его с кем-то спутала. - Всем святым клянемся, что ничего не знаем о том, о чем вы нас спрашиваете. - Стоящий спиной к Гвендолен человек пошевелился, и Логан в ужасе зажмурил глаза: - Не бейте нас больше! Не надо! Мы ничего не сделали плохого!
   Дагадд шумно хлюпнул носом и пробормотал не слишком внятно:
   - За что меня-то полоскать? Мочальте этого, - он мотнул головой в сторону Логана, - может, он и есть этот ваш валленский нюхач. Он ко мне недавно прибился, а что до этого делал - химера его надкуси.
   - Подлец! - выкрикнул Логан, изогнувшись, насколько позволяла веревка. - Не напрасно меня предупреждали - не доверяй людям низкого происхождения. Говорили - этот грубый моряк тебя предаст при первой возможности.
   Он издал громкий всхлип. Спутанные волосы теперь свисали ему на лицо, но все равно было хорошо заметно, как по щекам катятся злые слезы.
   - Вы же представляли своего спутника как книгочея и знатока рукописей, - четвертый находившийся в кабинете вышел на свет, и Гвендолен особенно не удивилась, увидев Энгинна. - Получается, вы сознательно ввели всех в заблуждение?
   - Я мечтал... мечтал стать основателем университета! А мне всего двадцать четыре! Не мог же я взять с собой кого-то из этих раздутых индюков из Валленской академии, они не поделились бы ни каплей славы, все бы забрали себе! Мне оставалось бы только таскать за ними свитки и чернильницу!
   - И чего ты растопырился, малыш? - Дагадд пытался сохранить какое-то подобие хладнокровия, но его выдавали испуганно бегающие глаза. - Теперь каждый отдельно, раз так вывернулось. Я за тебя растекаться не буду, самому бы пятки подобрать.
   - Мерзавец, - прошептал Логан, переходя от мгновенной вспышки к глухому отчаянию. - Тебе только пивом накачиваться каждый вечер за мой счет...
   - Трогательные отношения, - подвел итог Энгинн, глядя на этих двоих с легкой гримасой. - Я вообще много чего интересного наслушался за этот вечер, но доказательств того, что вы оба не являетесь валленскими шпионами, не услышал. - Он перевел взгляд на висевшие на стене большие часы и чуть поджал губы. - Через некоторое время мы вернемся к нашему разговору. Подумайте пока что над своим поведением и над тем, чтобы отвечать более внятно.
   Он исчез из поля зрения Гвендолен, вместе с другим человеком, который так и не произнес ни слова. Впрочем, ширина его плеч и размер неразжатых кулаков говорили о его занятиях достаточно красноречиво. Хлопнула дверь, заскрипел замок, и в кабинете ненадолго воцарилась полная тишина.
   - Кстати, вчера в трактире я сам вытряхнулся, - совершенно спокойно, хотя и с легкой обидой в голосе произнес Дагадд.
   Логан чуть пожал плечами, поднимая голову.
   - Ну уж извини мою неточность. В следующий раз, когда они придут, я непременно сообщу, что один раз за пиво ты заплатил сам.
   Выражение перепуганного мальчишки, расплакавшегося от боли и унижения, моментально стерлось с его лица, будто он снял маску.
   - Сейчас бы тоже неплохо чего-нибудь запихнуть, - мечтательно сказал Дагадд и некоторое время возился, пытаясь устроиться так, чтобы веревки меньше врезались в его солидный живот. - Зря я вчера не до конца упаковал того поросенка.
   - Ты имеешь в виду, третьего? - слегка язвительно спросил Логан. Но Дагадд не ответил - он некоторое время смотрел в сторону окна, и на его лице, перемазанном кровью, возникло любопытствующее выражение, глаза совсем сузились и хитро заблестели.
   - Она опять там? - спросил Логан, быстро проследив за его взглядом, прежде чем Гвендолен отшатнулась от портьеры. Впрочем, она была уверена, что ткань надежно ее скрывает. Энгинн и его подручный несколько раз поворачивались к окну, но не заметили ничего подозрительного. А эти двое смотрели прямо на нее, каждый со своим выражением, но оба вполне дружелюбно, и у Гвендолен не возникало сомнения в том, что они прекрасно ее видят.
   - Хромай сюда, пташка, - сказал наконец Дагадд, широко ухмыльнувшись.
  
   - Какая я тебе пташка?
   Если бы разговор начал Логан с его холодной учтивостью, Гвен давно бы сорвалась с карниза, и только бы темная тень взметнулась над переулком. Но теперь она стояла на подоконнике, уперев руки в бедра, вернее, положив их на скрытые потайными карманами кинжалы. Крылья развернулись, хоть и не полностью, и угрожающе вздрагивали за ее спиной, напоминая своим цветом пламя в камине.
   - Потрясающе, - произнес Логан, внимательно ее разглядывая. - В Валлене я видел крылатых только два раза, и оба издали. Никогда не думал, что это так... интересно. Позвольте вам выразить величайшую благодарность, сударыня, не имею чести знать, как ваше имя.
   Вспоминая впоследствии эту сцену, Гвендолен начинала понимать, почему она не улетела в ночь - во взглядах, которые не сводили с нее эти двое, не было ни капли отвращения или презрения, которое она почти всегда видела в глазах других людей. Конечно, им было далеко до глаз Баллантайна - у Логана был холодный зеленоватый взгляд, и в нем читалось любопытство и восхищение ученого, который также восхищался бы любым непонятным, но красивым явлением природы. Что касается маленьких карих глаз Дагадда, то в них светилось хитрое веселье, словно он знал про нее что-то полезное, чем собирался воспользоваться.
   Но они смотрели на нее открыто, считая если не равной, то настолько же достойной внимания, как любую часть огромного мира, который лежал перед ними. Только избитые лица и связанные руки напоминали о том, что дело происходит в другом месте - в остальном они снова выглядели точно так же, как у камина в кабинете Баллантайна, когда с горящими глазами говорили о тайной силе, которая существует в мире и которую они хотят отыскать.
   - Мы редко бываем в Валлене, - буркнула Гвендолен, спрыгивая с подоконника. - Слишком далеко от наших гор, и там для нас гораздо меньше работы.
   - Однако, мне кажется, горожане Тарра относятся к вашему... - Логан чуть замялся, - народу с гораздо меньшей терпимостью, если не сказать, с неприязнью. Тем не менее вы здесь, да еще в одном из самых опасных мест.
   Гвендолен наконец настолько овладела собой, чтобы стать прежней и приподнять верхнюю губу в презрительном оскале:
   - Судя по вашим лицам, с вами тоже обошлись без должной терпимости. А вы отчего-то здесь торчите.
   - Разве мы по своей воле... - Логан хотел развести руками, забыв, что они связаны за спиной. Тут в разговор вступил Дагадд:
   - Втыкаешь, малыш, она второй раз на нас щурится. Неспроста это, чтоб мне засохнуть! Нам тут полоскали, будто мы нюхачи из Валлены, а вот на кого она нюхает, хотелось бы мне откопать.
   - Ты, ходячая бочка, можешь подбирать более понятные слова - Гвендолен медленно стиснула рукоять кинжала через ткань, - или они все утонули в пиве, которое вместо желудка плещется у тебя в голове?
   Дагадд совершенно не расстроился - видимо, пиво было для него настолько священным напитком, что упреки в его чрезмерном потреблении воспринимались как комплимент.
   - Я всегда так леплю, между прочим. А если кто не втыкает, тому Логан может развесить.
   - Мой коллега действительно всегда так выражается, - вмешался Логан. - Это следствие его напряженных умственных занятий над многими языками - некоторые слова сдвинулись у него в голове и встали не совсем на свое место. Вам не следует на него обижаться, сударыня, опять-таки не имею чести знать, как вас зовут - но ваше поведение на самом деле может вызвать определенные подозрения. Вначале вы следите за нами, когда мы в кабинете вице-губернатора Баллантайна ведем важные для нас разговоры о вещах, не предназначенных для ушей широкой публики. Потом...
   - А у вас, уж не знаю от каких занятий, сдвинулась самооценка, - перебила его Гвендолен. - Будто вы представляете такую ценность, что я всю сознательную жизнь мечтала за вами следить.
   Как всегда при упоминании имени Баллантайна, у нее изнутри поднялась теплая волна. Она не могла видеть, как изменилось, пусть на секунду, выражение ее лица, но Дагадд неожиданно громко фыркнул.
   - Потом вы появляетесь у Дома провидения, - невозмутимо продолжал Логан, - к которому избегают подходить даже добропорядочные горожане, не говоря уже о ваших соплеменниках, и появляетесь именно в тот момент, когда в нем находимся мы. Вы назовете это совпадением?
   Дагадд гулко захохотал, сотрясаясь на стуле, насколько могли позволить веревки.
   - Разверни уши, малыш, а вдруг она с тобой склеилась? Ты давно расшибался про этих книжку написать. Теперь точно наскребешь, без мусора - будет чего пощупать.
   - За мою жизнь достаточное количество человеческих особей пыталось до меня дотронуться, - сквозь зубы произнесла Гвендолен, но все-таки с менее уверенной интонацией, потому что в распахнутых на нее глазах она по-прежнему не видела обычного людского выражения, и это несколько выбивало ее из колеи. Она даже вытянула из ножен один из кинжалов, но повертела его между пальцами скорее по обязанности. - Но каждый в этом искренне раскаивался.
   - Мой коллега не совсем это имел в виду, - слегка извиняющимся, но совершенно не испуганным голосом сказал Логан. - Прошу не обижаться на него, сударыня... мне все-таки хотелось бы знать ваше имя, чтобы обращаться к вам подобающим образом.
   - Я Гвен.... - она закашлялась, слегка сбившись, - Гвендолен Антарей.
   - Я счастлив, что мои глаза видят вас. Гвендолен из рода Антарей, - несколько церемонно проговорил юноша со связанными руками и распухшей щекой.- Меня называют Логан, сын Дарста. Я хранитель арбалетного склада в Валлене.
   - Разве ты не книжник?
   На секунду на лицо Логана набежала легкая тень.
   - Видите ли, милая Гвендолен... когда человек предлагает свои услуги валленскому протекторату, из всех умений, которыми он владеет одинаково хорошо, почему-то выбирается наиболее воинственное и вредное для здоровья окружающих.
   - По-моему, оно как раз очень полезное, - сквозь зубы произнесла Гвендолен, и ее глаза чуть сузились. - Я вот умею только метать ножи. Арбалет бьет дальше.
   - Прихлопнуться можно! - с восхищенной интонацией произнес Дагадд, вытаращив глаза, но хитрое выражение в них не изменилось. Логан с легкой печалью посмотрел на пальцы Гвендолен, с привычной легкостью крутившие кинжал с тонким лезвием.
   - Чем же вы занимаетесь в Тарре, Гвендолен из рода Антарей? Неужели чистите губернаторскую коллекцию холодного оружия?
   Гвендолен неожиданно вспыхнула. Ее крылья сложились, резко хлопнув за спиной. Их народ сам отказывался от крылатых женщин, ушедших вслед за своей страстью - но многие знали, что зачастую, выброшенные своими любовниками, они подсчитывали оставшиеся дни в дорогих или низкопробных борделях, кому как повезет.
   - К сожалению, ничем интересным, - сказала она чуть язвительно. - Переписываю документы в канцелярии.
   Логан рванулся вперед, насколько могли выдержать стягивающие его веревки.
   - Тогда вы должны были видеть хоть что-то о Валленской торговой концессии. Почему первые корабли до сих пор не вышли в море? Хоть где-то это должно было упоминаться.
   - Торговой концессии до сих пор не существует, - пробормотала Гвендолен, надеясь, что ее голос прозвучит равнодушно, - по приказу того, в чьем кабинете вы находитесь. И Эбер... то есть сьер Баллантайн... в общем... я жалею, что не умею стрелять из арбалета, как вы!
   Логан и Дагадд внимательно прошлись по ней глазами, особенно отметив прижатые к груди кулаки и сощуренные до предела глаза.
   - Она точно склеилась, - сказал наконец Дагадд с легким вздохом сожаления. - Но не с тобой, Луйг, и не со мной, вот дырка-то. Хотя мы тоже можем с этого кое-что облизать.
   Логан напряженно думал. На его лбу неожиданно выступила и натянулась синеватая жила, казавшаяся особенно странной на лице мальчика с аккуратно подстриженными волосами.
   - Гвендолен Антарей, если у вас будет возможность помочь отправке первых кораблей Торговой концессии, готовы ли вы безоговорочно подчиняться моему слову?
   - А откуда мне знать... - начала она и пресеклась.
   - Когда вы подслушивали в первый раз под окнами кабинета вице-губернатора Тарра, - голос Логана внезапно напомнил натянувшуюся струну арбалета, - вы могли понять, что для нас это важнее самой жизни. Я не требую с вас никакой клятвы. Я вижу, что ваша жизнь лежит на тех же весах. Хотя и не очень понимаю почему. Должно быть, у моего друга больше опыта в таких делах, - он покосился на Дагадда. - Вы согласны нам помочь?
   - Ради вас я бы пальцем не двинула, - сказала она искренне. - Но если вы... если вы обещаете, что концессия...
   - Сейчас мне сложно что-либо обещать, - пробормотал Логан сквозь зубы.
   Жилка на его лбу пульсировала все сильнее, наливаясь бордовым цветом и становясь намного ярче, чем колоритный синяк на скуле. Его губы медленно зашевелились, словно пропуская через себя что-то необходимое, но неприятное. Волокна одной из веревок на его груди постепенно разошлись, и тут же радостно лопнули путы на запястьях. Поднявшись с кресла, Логан чуть презрительно скривил губы, растирая оставшиеся на руках следы. Дагадд вообще не предпринимал особых усилий - он просто слегка потянулся и принялся тщательно стряхивать с камзола мелкие обрывки веревок.
   Соплеменницы никогда не считали, что у Гвендолен большие глаза, но тут они явно бы отшатнулись в поражении.
   - И вы так могли с самого начала?
   - Драгоценная моя Гвендолен, - Логан дышал чуть труднее, чем обычно, но на его интонации это не отразилось, - мы можем гораздо больше, чем просто порвать ничего не значащую для нас веревку. Просто мы всегда оцениваем, что является необходимым для нас в данный момент. Когда мы хотим сыграть роль смертельно перепуганных книжников - нам это нетрудно. Но сейчас, после знаменательной встречи с вами, мы полагаем, что для нас полезнее перестать быть связанными по рукам и ногам.
   - Ну это...в общем... - Дагадд потопал огромными сапогами, - хотя для твоей тихой жизни, пташка, лучше бы мне оставаться стреноженным.
   - Вы ведь и так хотели нам помочь, правда? - перебил его Логан. - Иначе зачем вы достали кинжал из ножен? И как вы собирались поступить с нами дальше?
   - Мы могли бы выбраться на карниз, - пробормотала Гвендолен, все еще не пришедшая в себя от их выходки. - Сейчас темно, Эштарра на исходе. Стража только с другой стороны здания. Я могла бы... опустить вас вниз по очереди.
   Логан с сомнением окинул взглядом ее фигуру.
   - Вы знаете, сколько весит мой друг, милая Гвендолен?
   - А вы знаете, какая участь ждет крылатых на севере, в Вандере и Айне? - губы Гвендолен презрительно дрогнули. - Их там не убивают и не преследуют, а наоборот, платят большие деньги купцам, которым посчастливится отловить кого-то из нас и привезти в княжеский замок. Князья пользуются нами как крылатыми лошадьми.
   Лицо Логана внезапно дернулось и застыло.
   - Теперь вы понимаете, почему мы так хотим изменить этот мир, Гвендолен?
   Она потянула его за рукав к окну, невольно обрадовавшись тому, что инициатива снова перешла к ней, и она опять прежняя, решительная и язвительная Гвен, в превосходстве которой над окружающими все не раз убеждались.
   - Потом будете проливать слезы над мировым устройством. Сначала надо отсюда выбраться. Подручные Энгинна могут в любой момент вернуться - вы же не станете им рассказывать, что нечаянно порвали веревки во время философской задумчивости?
   Они вылезли на карниз, зажмурившись от ударившего в лицо дождя и ветра. Погода этой ночью вполне способствовала бегству и заметанию следов.
   - Он первый, - кивнула Гвендолен в сторону Дагадда. Если честно, она до конца не была уверена, что не рухнет вместе с ним на камни. Хотя, несмотря на свою более чем объемную фигуру, он двигался по карнизу неожиданно легко.
   Гвендолен расправила крылья, привычно вздохнув от облегчения, и слегка подвигала ими, разминая мышцы.
   - Держись за плечи, - бросила она Дагадду, но тот, конечно, радостно обхватил ее руками вокруг талии и выше.
   Они сорвались с карниза, тяжело упав в темноту. Непомерный груз тянул Гвендолен вниз, она из последних сил напрягала крылья, нелепо взмахивая ими, пытаясь удержаться, зацепиться за воздух. Вдруг земля ударила ее по ногам, и они покатились по камням мостовой. Одно крыло онемело, и она с ужасом подумала, что кости сломаны. Но на нем просто лежал Дагадд, сохранявший на лице широкую улыбку. На его лбу наливалась огромная шишка, но это не мешало ему по-прежнему крепко притискивать к себе Гвендолен.
   - Убери свои лапы, - яростно прошипела она, высвобождаясь.
   - Разве тебе не сладко, пташка? - отозвался тот с искренним удивлением. - А все юбки обычно визжали.
   Гвен поднялась на дрожащие ноги, придерживая рукой колено, распухающее еще быстрее, чем шишка на лбу Дагадда. Одного из крыльев она по-прежнему не ощущала, хотя смогла, дергая им, подняться в воздух.
   - Бросьте меня, Гвендолен, - быстро сказал Логан, глядя на ее закушенную губу. - Дагди умеет гораздо больше меня. Он сделает все, что нужно, даже если я останусь здесь.
   - Летел бы ты в... - пробормотала она сквозь зубы, закончив грязным словом. Люди иногда употребляли похожие ругательства, поэтому она не сомневалась, что он ее поймет. - Скоро стража начнет делать обход. Хочешь, чтобы всех нас заметили?
   Он покорно навалился ей на спину, зажмурив глаза, из чего Гвендолен сделала неожиданный вывод, что великий маг и книжник боится высоты. Логан был не в пример скромнее своего друга и держался за плечи, как и было велено, но когда Гвен завалилась на вывихнутое крыло, не в силах выровнять полет, его руки соскользнули ей на горло, заставив закашляться.
   Гвендолен беспомощно загребала воздух, начиная прекрасно понимать, что чувствуют хромые. Все-таки молодой маг был гораздо легче, поэтому она сумела, пусть криво и неловко, чувствуя, как кровь из прокушенной губы собирается во рту, опуститься на землю. Дагадд уже благоразумно убрался в тень домов напротив.
   - Давай, малыш, двигай шлепанцами, - зашептал он громко. - Костоломы будут здесь через пятнадцать минут.
   - Откуда ты знаешь? - невольно спросила Гвендолен, заведя одну руку за плечо и с шипением ощупывая крыло.
   Дагадд пожал плечами, видимо сам удивившись.
   - Ну пошли, - обреченно сказала Гвендолен, озираясь. Она с трудом понимала, куда поведет этих двоих, Она одинаково слабо представляла их что в своей маленькой каморке под крышей гостиницы - чего бы стоили одни глаза хозяина, если бы она потащила их наверх по покосившейся лестнице мимо его конторки - что в доме Кэссельранда, на порог которого никогда не ступали бескрылые обитатели. Но тут Логан наконец выпрямился, поменяв слегка зеленоватый цвет лица на просто бледный, и изобразил самый церемонный валленский поклон.
   - Мы крайне признательны вам, Гвендолен из рода Антарей. Полагаю, наша следующая встреча состоится скоро.
   - И куда вы пойдете? Вас же снова схватят.
   - Ну, нас схватили в этот раз потому, что мы о ни чем не подозревали. Теперь будем осторожнее, вот и все, - Логан слегка улыбнулся, насколько позволяла заплывшая щека. - Вы не отказываетесь от своих слов помочь нам с концессией?
   - Нет, - Гвендолен помотала головой и на всякий случай еще уточнила: - Не отказываюсь.
   - Тогда я вскорости объясню вам, что нужно делать. Пошли, Дагди. Будьте осторожны, Гвендолен, не попадайтесь на глаза страже.
   Они неожиданно быстро рванули в близлежащий переулок, и темнота поглотила их фигуры почти мгновенно. Только некоторое время из темноты доносился бурчащий бас Дагадда: "А я, между прочим, ничего не жевал уже три часа..." и неумолимый холодный голос Логана: "Значит, спокойно потерпишь еще столько же".
   Гвен почему-то все смотрела им вслед, хотя в сплошной тени ничего нельзя было разобрать. Неожиданно она резко почувствовала, что совсем одна на холодной улице, под дождем и нависающими над ней карнизами Дома Провидения. Может быть, это потому, что этих двоих было так много, что они заполняли собой все пространство и внимание? Гвендолен поймала себя на мысли, что никогда так долго не разговаривала с людьми. Правда, люди ли они, вот вопрос?
   Она подобрала валяющийся на мостовой и безнадежно промокший плащ, и кое-как завернулась в него, с грехом пополам уложив больное крыло так, чтобы его не было заметно. И вдруг шарахнулась в тот же переулок, в котором исчезли два ее новых странных приятеля, и прижалась к стене дома.
   Вдоль Дома Провидения, четко топая ботфортами, несмотря на дождь и ветер, прошагал ночной патруль. Идущий впереди капрал нес фонарь, но пламя задувал ветер, и от попадавших под колпак дождевых брызг пламя шипело и чадило, поэтому они не заметили распластавшуюся в переулке тень.
   Излишне говорить, что к этому моменту пятнадцать минут как раз истекли.
  
   - Кто из вас Доли Антор?
   Гвендолен отрешенно скользнула взглядом по двум вошедшим в залу гвардейцам. Один из них был совсем непримечательным, так что взгляд с него соскользнул сразу, не имея возможности зацепиться, а на огромных плечах и кулаках второго она мельком сосредоточилась - почему-то ей вспомнился нос Дагадда, расквашенный одним ударом.
   Неожиданно она осознала, что сидящий с ней рядом счетовод, приподнявшись, указывает пальцем в ее сторону, и лицо у него синевато-серое. И только когда широкоплечий гвардеец, схватив ее за руку чуть ниже локтя, одним движением выдернул из-за стола, она сообразила, что Доли Антор - ее имя, которым она назвалась в канцелярии, чтобы скрыть истинное, слишком многосложное для Тарра, сразу выдающее в ней дочь другого народа.
   Пальцы гвардейца напоминали железо наручников. Он даже не стал заворачивать ей руку за спину, будучи уверенным, что девчонка и так никуда не денется.
   От полного краха их плана Гвендолен отделяла всего лишь минута. Тело крылатой, двигающееся гораздо быстрее человека, само собралось вывернуться из жесткого, но довольно примитивного захвата, а вторая рука потянулась к потайным ножнам. Со стороны это выглядело так, будто девушка в ужасе стала оседать в обмороке на пол, схватившись за сердце. Но в последний момент перед ней встало перепуганное и искаженное лицо Логана, по щекам которого катились слезы. "Если для дела нужно, чтобы мы предстали в виде перепуганных книжников..."
   Гвендолен опомнилась. Некоторое время она волочилась по полу за гвардейцем, грубо вздернувшим ее на ноги у самых дверей. Потом она постаралась что-то сделать с лицом - выражение страха далось ей не сразу, но впрочем, особенно на нее никто не смотрел. А когда гвардеец впихнул ее в кабинет этажом выше и толкнул вперед, профессионально грубо вывернув руку и сапогом ударив по щиколотке, ей уже не надо было притворяться перепуганной. Сердце застучало в горле, словно вырываясь наружу. Прямо на нее смотрел сидящий за длинным дубовым столом человек, чье лицо она каждый день представляла себе до каждой черточки и кого она видела так близко всего лишь второй раз в жизни.
   Вице-губернатор Баллантайн подался вперед всем корпусом. Наверно, его удержала похожая сила, что несколько минут назад отвела пальцы Гвендолен от почти вытащенного кинжала. Его лицо сделалось совершенно каменным и абсолютно непохожим на себя.
   О Эштарра, как никогда в этот момент упавшая на пол и скривившаяся от боли Гвендолен Антарей верила в твое покровительство. этот момент упавшая на пол. бя. оем, что совершенно не вязалось с его постоянно меняющимся и живым взглядом. вного захвата, а Ведь только ее богиня могла выдернуть заколку из туго стянутых волос, чтобы они рассыпались и упали на лицо, полностью скрывая его от посторонних глаз. Если бы кто-то увидел ничем не скрытый, рвущийся наружу, отчаянный восторг на ее лице, не ждать добра ни ей, ни так некстати его вызвавшему сьеру Эберу ре Баллантайну. Он хотел ей помочь! Он узнал ее! А даже если и не узнал - он с трудом удержался, чтобы не поднять ее с пола! И даже если бы он поступил бы так с любой несчастной затравленной толмачкой, брошенной перед ним на колени - Гвендолен гордилась, что думала о нем все это время. Он стоил того, чтобы о нем думать. И того, чтобы стерпеть боль в лодыжке. Гвен слегка пошевелила ногой. Перелома нет - и хорошо, и жаль. Наверно, надо было все-таки закричать или заплакать, но уже поздно. Пусть думают, что у нее язык отнялся от ужаса. Она так и не поднимала головы - нельзя, пока не стерлась до конца раздирающая губы, переполняющая ее до краев торжествующая улыбка.
   - Вот эта, досточтимые сьеры, - кратко сказал гвардеец.
   Склонившаяся до пола Гвендолен услышала голос, не слишком напоминающий Энгинна, но подражающий всем его интонациям:
   - Зачем ты приволок ее сюда? В Доме Провидения разобраться с ней будет гораздо удобнее.
   - Смею обратить ваше внимание, сьер Ноккур, что только канцелярия губернатора выносит решения по преступлениям, совершенным ее служащими, - голос Баллантайна прозвучал бесцветно, но настолько холодно, что заменяющий Энгинна не сразу нашелся с ответом.
   - Высокородные сьеры, - вступил в разговор третий голос. Он говорил на круаханском с тем мягким слащавым акцентом, который присущ только валленцам. - Позвольте мне выразить свое недоумение. Согласно полученным сегодня утром из канцелярии бумагам корабли концессии наконец-то подняли паруса и вышли в море. Позволю себе заметить, после двухнедельной, ничем не оправданной задержки. И если бы не мое безмерное к вам уважение, сьер Баллантайн, мне могло бы прийти в голову, будто вы нарочно оттягиваете наше отплытие по непонятным мне причинам. Тем не менее, три первых корабля снялись с якоря, но дежурившая в порту достопочтенная стража пыталась воспрепятствовать нашему отплытию. Вплоть до того, что на них не подействовали грамоты из вашей же канцелярии, и моей охране пришлось обнажить мечи! - Валленец слегка передохнул, справляясь с дыханием. - Теперь я присутствую при каком-то странном разговоре, если не сказать допросе, и беру на себя смелость утверждать, что мой скромный разум отказывается вмещать подобные вещи.
   - Ваши корабли вообще не должны были выходить в море! - внезапно зашипел тот, кого называли Ноккуром. - Канцелярия не могла выдать такой грамоты.
   - Полагаю, я ослышался, сьер Баллантайн? - изящно осведомился валленец. - Не стоит ли на Хартии о торговой концессии подпись его светлости губернатора?
   Гвендолен рискнула посмотреть в щелку между прядями. Эбер поднялся из-за стола и неожиданно показался ей еще красивее, чем она считала его обычно. Глаза чуть прищурились и засверкали холодным голубоватым пламенем.
   - Собрат мой Ноккур, - сказал он с исключительной интонацией, в которой ирония настолько переплелась со словами, что выделить ее было невозможно. - В данный момент за торговые связи с Валленой отвечаю я.
   - Мой лорд Корнелиус, - продолжал он с легким поклоном в сторону валленца, теперь уже на его языке, почти безупречно, только немного быстро, проглатывая некоторые звуки, - от канцелярии и себя лично приношу извинения за испытанные вами неудобства. Льщу себя надеждой, что данное недоразумение скоро выяснится, и мы сможем доставить вам необходимые пояснения. От своего лица выражаю искреннее удовлетворение, что начало концессии наконец-то положено. И не смею больше вас задерживать, учитывая, насколько бурным было для вас это утро.
   Валленец поднялся - Гвендолен показалось, что это тот самый посол, что выступал на Конклаве - и совершив многоэтапный валленский поклон, церемонно двинулся к выходу. Ладонь у него была замотана какой-то бурой тряпкой - видимо, не только его охране пришлось браться за мечи.
   - Это уже слишком, Эбер! Ты за это ответишь!
   - Чего вы добиваетесь - чтобы Валлена отозвала свое посольство?
   - Ты зарываешься, Эбер! Клянусь Провидением, ты считаешь себя безнаказанным? Не притворяйся, будто не знаешь, какой приказ было велено отослать сегодня утром на корабли концессии.
   - Разумеется, знаю, - Баллантайн пожал плечами, снова опускаясь в свое кресло в конце стола. Он опустил ресницы, и сияние глаз постепенно погасло. Гвендолен показалось, будто в кабинете резко потемнело. - Это был приказ оставаться в таррском порту до конца новолуния. Я сам просил передать его Герминарду для переписи, - он кивнул на лежащий на столе свиток..
   - А что они получили?
   Гвендолен разглядела и Ноккура - смуглое лицо со сверкающими глазами и бровями, почти сросшимися у переносицы. Полукровка, рвущийся наверх любой ценой.
   - Они получили вот это, - терпеливо произнес Баллантайн, разворачивая другой свиток. - "Валленской флотилии, а именно фрегату "Сверкающий" и каравеллам "Заря" и "Надежда", равно как эбрским шхунам и двум круаханским фелукам, входящим в первую экспедицию Великой торговой концессии, надлежит оставить порт Тарра до смены лун. В общем, до конца новолуния. - он слегка усмехнулся. - Перепутано всего одно слово.
   Их взгляды одновременно обратились в сторону Гвендолен.
   - Ты переписывала этот свиток? - спросил Ноккур голосом, который вряд ли мог обещать что-то хорошее, настолько он напоминал скрежет меча, выходящего из ножен.
   - Я... - очень кстати в горле пересохло, и она судорожно сглотнула. - А что я сделала? Я... ни в чем не виновата!
   - Ты скоро поймешь, в чем виновата. И расскажешь мне, кто тебя подучил.
   - На валленском слова "оставаться" и "оставлять" очень похожи, - задумчиво произнес Баллантайн. - Отличаются всего на одну букву.
   Гвендолен подняла на него глаза, отведя локтем волосы с лица. Помятая рука все-таки болела, и она была не до конца уверена, что сможет подняться на ноги. "Запомни, - сказал ей Логан, - зачастую ход истории зависит от маленьких людей, поворачивающих ее колеса - писцов, ремесленников, лекарей. Но если хочешь выжить - веди себя так же, как они. Как этого от тебя ждут".
   И Гвендолен зарыдала в голос, поднося руки ко рту, захлебываясь слезами и раскачиваясь на полу:
   - За что? Что я сделала? Я больше не могу так! Заставляют переписывать бумаги с утра до ночи, даже воды глотнуть некогда! Я вчера всю ночь просидела, пачку свечей сожгла! Глаза уже не видят ничего! А теперь... ну забыла я эту букву поставить... Погибать мне теперь? Ну бейте, ну убивайте меня, все равно сил нет больше!
   - Тебе, Ноккур, везде мерещатся заговоры, - чуть презрительно бросил Баллантайн, не обращая особого внимания на завывающую Гвендолен.
   - После того, как я с ней поговорю как следует, - процедил Ноккур, - ты убедишься, что я ничего не придумал.
   - Ничуть не сомневаюсь в твоих талантах узнавать у людей то, чего они сами не знали раньше..
   Баллантайн поднялся из-за стола, прошел несколько шагов по кабинету и остановился рядом со скорчившейся на полу Гвендолен. Совсем рядом она видела его сапоги, с недорогими медными пряжками, еще не до конца просохшие от морской пены - видно, утро он тоже провел в порту. Сапоги и шедший от них запах соли ей понравились не меньше, чем его ноги - удивительно соразмерные и стройные для мужчины.
   - Наши люди в канцелярии не должны отвечать за то, что мы взвалили на их плечи непосильную работу. Странно, что это первая ошибка, которую сделали переписчики, работая сутки напролет. Я поговорю об этом с Герминардом.
   - Что ты хочешь сказать?
   - Я беру вину этой девушки на себя. Переписчицей ей больше не быть, конечно, но на улицу ее выбрасывать тоже нехорошо. Придумаем, что с ней делать. Ну, перестань реветь, - это уже относилось к Гвендолен. - Ты виновата, конечно, но никто тебя убивать не собирается.
   - Я передам собрату Энгинну твое решение, - Ноккур слегка пригнулся, словно желая броситься вперед.
   - Разумеется, - Баллантайн чуть наклонил голову, - и я уверен, что он согласится со мной.
   Вместо ответа Ноккур хлопнул дверью. Дубовые створки жалобно заскрипели, и это было единственным звуком в кабинете, в котором внезапно воцарилось полное молчание, потому что моментально прекратился плач Гвендолен. Правда, ей самой казалось, что самый громкий звук - это стук ее сердца. У нее он отдавался в висках.
   Она смотрела на Баллантайна по-прежнему снизу вверх, продолжая сидеть на полу. Внезапно сообразив, что волосы растрепались, Гвен рванулась их приглаживать обеими руками. Губы пересохли, и она постоянно пыталась их облизнуть. В данный момент Гвендолен Антарей хотелось одного - чтобы это мгновение, когда она смотрит ему прямо в глаза, протянулось как можно дольше. Хотя бы до вечера.
   Вначале его взгляд оставался таким же холодным и закрытым, каким он несколько мгновений назад смотрел на размазывавшую слезы и сопли рыжую девицу. Но вдруг в глазах что-то дрогнуло, и их цвет в глубине поменялся на теплый.
   - Вы же говорили мне, что воспринимаете языки на другом уровне. Выходит, вы тоже можете ошибаться?
   Значит, она заметила верно. Он прекрасно узнал ее с самого начала.
   Лицу стало горячо, и щеки стянуло, будто она подошла совсем близко к пылающему костру.
   - Нет, - сказала она хрипло, - мне показалось, что я все восприняла именно так, как надо.
   Он продолжал смотреть на нее, наклонившись, долгим взглядом, и в глазах плясали чуть заметные искорки, как в тот день на Конклаве. Когда она была уверена, что он улыбается ей одной.
   - Кому надо?
   - Вам, - сказала она открыто.
   - Вы очень рисковали, Гвендолен. Ради чего?
   "Ради вас! - хотелось ей крикнуть. - Ради вас я рисковала бы всем, что у меня есть, каждый день, каждую минуту! Лишь бы вы смотрели на меня хоть изредка так, как смотрите сейчас".
   - Вам просили передать привет два книжника из Валлены, - сказала она вместо этого. - Одного зовут Дагадд, а другого Логан.
   - Ах вот что...- Баллантайн почему-то чуть нахмурился. - Я помню, они почему-то хотели, чтобы концессия вышла в море.
   - Они готовы вам рассказать при встрече, почему именно.
   - Что же, не знаю, что вас с ними связывает, но вы мне очень помогли, Гвендолен Антарей. Канцелярия Герминарда для вас теперь закрыта. И вообще вам лучше бы уехать из Тарра.
   - Никогда! - горячо вырвалось у нее.
   - Тогда... тогда единственное место, где я хоть как-то смогу вас защитить - это моя собственная канцелярия. Она совсем небольшая... и платить я смогу гораздо меньше, чем получают переписчики казначейства.
   - Да я... - Гвендолен задохнулась. Она до конца не верила, что действительно это услышала, и даже тряхнула головой, чтобы убедиться, что у нее не стоит звон в ушах. - Даже если бы вы мне ничего не платили... Я бы сама отдала все, что накопила...
   - Вы очень странная девушка, - Баллантайн слегка усмехнулся, помогая ей подняться с пола. Его ладони ненадолго задержались на ее плечах, и Гвендолен поняла, что еще долго будет их чувствовать через ткань. - Хотя впрочем... - он слегка замялся, - вы ведь и должны быть непохожими на людей.
   - Мы во многом похожи, - произнесла она по-прежнему хрипло, неотрывно глядя ему в глаза.
   На мгновение ей показалось, будто он понимает, что она имеет в виду. Будто он впитывает все ее мысли с ее запрокинутого лица, и что отныне слова между ними совершенно необязательны.
   - Будьте осторожны, Гвендолен, - сказал наконец Баллантайн, легко погладив ее пальцами по щеке. - Постарайтесь не попадаться на глаза воинам Провидения... по крайней мере, некоторое время. И сейчас вам лучше побыстрее уйти отсюда. Вы же можете... как-то по-своему.
   Она кивнула, сразу поникнув, но послушно дернула завязку плаща, скрывающего крылья, и обмотала ткань вокруг пояса, чтобы не мешала во время полета. Единственное окно выходило во внутренний двор, но мельком взглянув в него, Гвендолен поняла, что ей будет достаточно легко перебраться на соседний скат крыши, а оттуда сразу взлететь. Крылья она по-прежнему держала плотно сложенными и пододвинулась к подоконнику боком, стараясь не поворачиваться к Баллантайну спиной.
   Все-таки он был человеком. А она с закрытыми глазами могла представить, как меняется лицо каждого, кто видит ее с развернутыми крыльями. Пусть он лучше многих и сумеет скрыть свое отвращение, но ей не выдержать даже тени, мелькнувшей на его лице.
   Он продолжал внимательно глядеть на нее, чуть наклонив набок голову.
   - Могу я вас попросить... сьер Баллантайн, - сказала она наконец, - отвернитесь.
   Неожиданно улыбка пробежала по его губам - та самая, которую она привыкла считать своей.
   - Вы собираетесь сделать что-то неприличное?
   - Я буду взлетать, - выдавила она.
   - Вы не сможете взлететь, если на вас смотрят? Это какая-то магия крылатых?
   - Люди... считают это безобразным, - сказала Гвендолен, упрямо выпятив губу.
   - Может быть, я окажусь небольшим исключением? Которое, к сожалению, - он вздохнул, - не изменит общего правила.
   Гвендолен закусила губы, словно заранее готовясь к удару боли, и легко вскочила на подоконник. Крылья радостно развернулись за спиной - каждая мышца ликовала, что можно наконец обрести свободу. От смешанного чувства облегчения и тоски Гвендолен зажмурила глаза. Большие, распахнутые над кабинетом, полыхающие на солнце красным золотом крылья соперничали по яркости с пришедшими в окончательный беспорядок волосами. На их фоне странно смотрелось побледневшее круглое личико с плотно стиснутыми черными ресницами. Концы крыльев слегка дрожали - то ли рвались в полет, то ли выдавали волнение своей обладательницы.
   Нельзя сказать, что лицо Баллантайна не изменилось - на нем появилось мечтательное, почти мальчишеское выражение. Теперь он смотрел на нее снизу вверх, широко распахнув глаза.
   - Вы очень красивы, Гвендолен, - произнес он медленно.
   Она неверяще приоткрыла глаза и растерянно моргнула.
   - Скажите... - он пожал плечами, словно удивляясь сам себе. - Почему вы не хотите уезжать из Тарра? Наверно... из-за того молодого книжника... Логана, я прав?
   Он то хмурился, то усмехался, но ей вдруг показалось, что ему это почему-то важно.
   - Тарр - самый лучший город на земле, - сказала Гвендолен, прижимая руки к груди. Голос ее прозвучал почти с отчаянием.
   - Хм. - Баллантайн даже на секунду растерялся, - я всегда считал себя одним из самых больших патриотов своего города... но, как видно, ошибался.
   - Самый лучший город, - продолжала Гвендолен с легким надрывом. На мгновение ей показалось, что воздуха в груди не хватит, и она судорожно вдохнула. - Потому что здесь... хоть иногда... на минутку... иногда даже несколько раз в день, когда особенно везет... я могу...
   - Можете - что?
   - Посмотреть на вас!
   Крылья резко хлопнули, и поднявшийся в кабинете ветер смахнул со стола бумаги с двумя злополучными приказами. Но Эбер ре Баллантайн не спешил их поднимать. Он стоял возле стола, опустив голову и опираясь обеими руками о толстую резную доску. В сторону еще различимого в ярком небе, закладывающего вираж над крышами крылатого силуэта он так и не обернулся.
  
   - А в пасть-то дадут чего засунуть? - мрачно спросил Дагадд, опираясь на перила галереи над парадным залом Губернаторского дворца.. - Или так и будут тереться весь вечер?
   Внизу, прямо под ними, кружились, шептались, смеялись, раскланивались бесчисленное количество пар - наверно вся публика высшего света в Тарре, и даже те, кого обычно причисляли к людям второго сорта. Для создания толпы сегодня пригласили даже их. Хотя повод был не совсем значительный - всего лишь День основания валленского протектората, но чтобы загладить впечатление от недавней битвы в порту, канцелярия губернатора не поскупилась на пышное празднество в честь своих союзников. Правда, большая часть сегодняшнего пира все равно была сделана на валленские деньги.
   Гвендолен это знала лучше прочих, потому что имела непосредственное отношение к его устройству. Когда она увидела растерянный взгляд Баллантайна, поднятый от чтения приказа о том, что организовать бал поручается его канцелярии, состоявшей из старого глуховатого счетовода и пылкого молодого человека, который был готов перенести центр мира ради обожаемого начальника, но хорошо разбирался только в морских картах, и то исключительно в теории - одним словом, она поняла, что это ее шанс. По крайней мере, три недели потом она прожила в каком-то сладостном бреду, имея возможность каждый день входить к нему в кабинет и длинно рассказывать про списки приглашенных, меню ужина, расположение цветочных гирлянд и цвет камзолов на прислуживающей челяди. Постепенно ее саму захватило это странное занятие - собрать в одном месте толпу людей и сделать так, чтобы они смотрели то, что ты им хочешь показать и делали то, что ты предложишь им сделать. В какой-то степени они сейчас все зависели от нее, спрятавшейся за перилами галереи, но постоянно следящей за тем, как постепенно разворачивается придуманное ею действо, словно распускается огромный цветок. И никто из таррских дворян или купцов, с наслаждением пробующих редкие заморские напитки по рецептам первых валленских мореплавателей или хлопающих затейливо разодетым танцовщицам, не подозревал, что на самом деле их развлекает чуть мрачноватая и язвительная крылатая девушка. Наверно, многие из них поперхнулись бы вином или положили бы обратно надкушенный фрукт, если бы узнали об этом. А с бродячими актерами, поставщиками зелени, цветочницами и поварами оказалось общаться на удивление просто - все они смотрели скорее на монеты в ее руках, чем на подозрительные контуры сложенных крыльев, угадывающиеся под плащом, и даже если о чем-то думали про себя, то пошевеливались хоть хмуро, но довольно быстро.
   - Слышишь, Луйг? - поняв, что не дождется ответа, Дагадд пихнул локтем в бок своего друга. Тот с восторгом, даже чуть приоткрыв рот, смотрел на жонглирующих огнем темнокожих эбрийцев, раздетых до пояса и в татуировках. - Чего она полоскала про оленя на вертеле?
   - Скажите, милая Гвендолен, как я мог прожить несколько лет бок о бок с ним? - отозвался Логан недовольно. - Все наши невеликие заработки уходили на его ужин. Иногда я удивляюсь, почему он до сих пор не съел меня в приступе голода.
   - Мне кажется, там внизу есть гораздо больше других достойных кандидатов на его ужин, - пробормотала Гвендолен. - Если хочет, может начать с них в качестве закуски, пока дожидается своего оленя.
   Она еще раз взглянула вниз и еле слышно вздохнула. В парадном зале все совершалось по плану и вовремя, и даже беспокоившие ее музыканты были сравнительно трезвыми и фальшивили незаметно. Но некоторые вещи были совсем неправильными.
   Во-первых, как всегда незаметная, но ощущаемая в толпе, выныривающая среди танцующих фигура Энгинна. И довольно много офицеров службы Провидения, с равнодушным видом наблюдающая за пирующими. Провидение подчеркивало свое присутствие и то, что они всегда обо всем помнят.
   А во-вторых - и для нее в этот момент это было более важным - худая темноволосая женщина с бледным и каким-то озабоченным лицом, стоявшая под руку с Баллантайном. Она смотрелась неожиданно старше его - может быть, потому, что он выглядел слишком молодо - но не настолько, чтобы быть ему матерью, и слишком непохоже, чтобы быть сестрой. Кроме того, в ее движениях и взгляде читалась уверенность собственника. В основном они весь вечер были заняты тем, что раскланивались и перебрасывались словами с бесконечно подходящими к ним другими парами, с некоторыми причем как со старыми знакомыми. Зачастую Эбер увлекался и начинал вести длинные и горячие беседы, особенно с валленскими купцами и капитанами нескольких оставшихся в порту кораблей. Тогда женщина равнодушно смотрела в сторону, чуть поджав губы. С галереи было трудно как следует разглядеть черты ее лица, они были правильными и скорее красивыми, но она вряд ли производила впечатление человека, с которым хочется подольше поговорить.
   Впрочем, у Гвендолен сейчас не было желания вообще ни с кем говорить. Даже на привыкших к ее манере общения и покорно ждущих рядом с ней на галерее Логана с Дагаддом она вылила уже не чашу, а целый котел изощренного остроумия, так что они даже стали с беспокойством на нее поглядывать.
   - Гвендолен, - сказал наконец Логан, - нам обязательно нужно сегодня с ним поговорить.
   - Ваши планы удивительно однообразны, - фыркнула Гвендолен. - Или вы не надеетесь на мою слабую память, поэтому решили повторить в двадцатый раз? Только если я страдаю недостатками памяти, то вы зрения. Не видите, сколько в зале воинов Провидения?
   - Если вы считаете, что надо подождать, я подожду, - упрямо повторил Логан. - Но мы не уйдем отсюда, пока с ним не встретимся.
   - Она ведь сама до жути хочет с ним языком подвигать, - вступил Дагадд, с некоторой тоской глядя на свой живот. Словно опасаясь, что он уменьшится от долго ожидания. - Но почему-то дрыгается.
   - Я боюсь?
   Гвендолен повернулась к нему так резко, что небрежно связанные в узел волосы рассыпались, а плащ за спиной натянулся и затрещал от желающих развернуться крыльев. По счастью, никто на эту сцену не обратил внимание, потому что в зал как раз торжественно втащили обещанного оленя, и обступившие его слуги стали поспешно отрезать мясо и подносить гостям. Логан мгновенно бросил созерцание эбрийских огнеглотателей и попытался вклиниться между Гвендолен и своим другом.
   Тот, впрочем, радостно забыл обо всем, поскольку им на галерею также принесли здоровенный кусок оленьей ноги - Гвендолен все-таки не забыла позаботиться о нем, несмотря на их бесконечные препирательства.
   -- Ну хорошо, - сказала Гвендолен, стискивая зубы, - пеняйте на себя. И если исход этой встречи будет похож на предыдущий, не кидайте в меня костями, которые останутся от этой ноги через пять минут. Впрочем, у меня есть смутная надежда, что ваш премудрый Дагди не оставит и костей. Идите пока в тот кабинет под лестницей, что я вам показывала.
   Она фыркнула и исчезла в каких-то тайных проходах галереи, чтобы через некоторое время появиться уже внизу, в зале среди пирующих и пляшущих. Ей было немного не по себе - тем более что волосы свободно лежали на плечах, а один их цвет был способен привлечь внимание толпы. Правда, одета она была как все пробегающие по залу слуги - в одинакового цвета камзолы и короткие плащи. Плащ с широким воротником не очень удачно, но все-таки скрывал крылья.
   Но в такой толпе каждый начинает обращать внимание только на себя. К тому же все были увлечены оленем. Даже воины Провидения соизволили наконец расслабиться и подойти к столам, где разливали золотистое валленское.
   Странными были эти последние пять-семь шагов, которые она делала по направлению к Баллантайну. Давно протянувшаяся между ними нить быстро наматывалась, толкая ее вперед, но ноги почему-то не хотели до конца сгибаться в коленях. Она поклонилась так низко, как могла, еще раз продемонстрировав тем самым все великолепие своих кудрей, скрывших лицо.
   - Довольны ли вы тем, как мы все сделали, сьер Баллантайн?
   У него снова было такое же вдохновенное лицо, какое она видела на Конклаве - он видел впереди осуществление своих идей и был наполнен ими.
   - Я даже не мог надеяться, что вы справитесь так хорошо, Гв... - он запнулся. - Элизия, это моя помощница в канцелярии, Доли Антор. Доли, это Элизия, моя супруга.
   - Так это и есть твоя новая... - темноволосая женщина слегка запнулась. -Выпрямившаяся Гвендолен видела, что та разглядывает ее немного нахмурившись и с вполне понятным подозрением. - Эбер, но это же... Позволь мне тебе сказать пару слов.
   Она легко потянула его за рукав сторону.
   - У меня к вам тоже важное дело, сьер Баллантайн, - произнесла Гвендолен, и глаза ее сузились. - Но я подожду.
   Далеко они не отошли, или Элизия нарочно шептала чересчур громко, с поправкой на уши Гвендолен.
   - Мне кажется, или она... ну в общем, ты понимаешь, что я имею в виду? Что она... из этих?
   - Тебе не кажется, - терпеливо, но с легким вздохом произнес Баллантайн.
   - Эбер, ты в своем уме? Рано или поздно об этом узнает вся канцелярия. Ты и так привлекаешь чрезмерное внимание к своей особе, и не всегда доброжелательное. Ты хочешь, чтобы нам опять пришлось уехать?
   - Наверно, если бы я взял к себе в помощники эбрийского евнуха с отрезанным языком или лесного убийцу из Вандера, вместо девушки, которая очень помогла и которая виновата только в том, что немного не похожа не остальных, я бы несомненно вызвал гораздо более дружелюбное внимание? Может быть, еще по карьерной лестнице бы поднялся?
   - Эбер, не передергивай! Ничего себе - немного не похожа! У меня, конечно, нет предрассудков, ты знаешь, - она покосилась на Гвендолен с некоторой жалостью, - но ты прекрасно представляешь, как к ним относятся в Тарре, да и во всем Круахане.
   - Ты предлагаешь мне отнестись так же? Давай закончим этот разговор.
   - Уж лучше бы она действительно была просто слегка горбатой, как кажется на первый взгляд, - сказала Элизия ему в спину, поскольку он уже направился к Гвендолен.
   - Вы что-то хотели мне сказать, Гвендолен?
   Он произнес ее имя не скрываясь, потому что вокруг настолько шумели, что вряд ли можно было что-то расслышать. Начинались танцы, и толпа быстро оттеснила их в угол зала, заставив оказаться совсем близко друг к другу. Гвендолен подняла голову - она была ненамного, но все же ниже его - его глаза и улыбка остались прежними. Интересно, раньше ей никогда не нравились ни светлые глаза, ни светлые волосы, и у мужчин своего клана она смотрела только на темнокрылых, со жгуче-черными кудрями. Но у него были удивительные глаза - широко расставленные, с чуть опущенными вниз уголками. И когда он смотрел ей прямо в глаза, как сейчас, улыбка светилась во взгляде, хотя вроде бы он и не улыбался. Это была какая-то внутренняя улыбка, словно пытался осторожно погладить ее душу. Может, он единственный из людей понимал, как ей это нужно? А может, он вообще ничего не хотел, а так улыбался всем, но Гвендолен рвалась к нему еще сильнее, чем в лунные ночи стремилась взлететь.
   - У меня к вам ... одно важное поручение, сьер Баллантайн, - сказала она чуть хрипло - почему-то всегда, когда она с ним говорила, в горле очень быстро пересыхало. - Скажите... вы сейчас можете ненадолго пойти со мной?
   Эбер покосился в сторону, но середина зала уже была заполнена танцующими парами. Элизия стола довольно далеко, и по счастью, была занята разговором с каким-то валленским вельможей, который, судя по всему, собирался ее пригласить потанцевать. Баллантайн быстро повернулся к Гвендолен.
   - Если вы обещаете, что это будет действительно не очень долго... Куда вы хотите меня отвести?
   - Я уже успела изучить много потайных углов, - пробормотала она, усмехнувшись, - пока готовились к балу.
   Они прошли мимо кухни и свернули в длинный коридор, огибавший пиршественный зал по всей длине. С одной стороны из него можно было попасть во внутренний двор, заполненный хозяйственными флигелями. С другой стороны он подводил прямо к выходу на верхнюю галерею, где обычно располагались музыканты. Но сейчас жизнь гремела только в главном парадном зале - чем дальше, тем коридор становился все более темным, глухим и пыльным, и даже музыка стала звучать совсем вдалеке.
   Коридор был узкий, поэтому они шли рядом, вернее, Гвендолен на полшага впереди. Она чувствовала, что Баллантайн не отрываясь смотрит в ее затылок, где пряди волос особенно мягкие и наиболее красиво вьются. Неожиданно ей стало обидно, что он все время видит ее в длинных плащах и в глухо застегнутых камзолах. Их женщины ведь нередко носили очень красивые полупрозрачные платья с разрезами, сшитые так, чтобы не мешали крыльям. Они шли молча, но Гвендолен ясно чувствовала, что между ними в воздухе есть что-то осязаемое, почти живое, что они оба его ощущают с каждым глотком воздуха, а главное, что они чувствуют совершенно одно и то же. Она просто не знала, как назвать это ощущение. До сих пор, хотя ее тянуло к Эберу так сильно, что она использовала каждый момент, чтобы украдкой заглянуть в его кабинет, пройти мимо, хоть что-то ему сказать, и все эти встречи и разговоры помнила до деталей, каждую, ничего не значащую встречу словно записывала на драгоценный пергамент, тщательно сворачивала и хранила в памяти, - пока в своих мечтаниях она видела только, как разговаривает с ним. Ну может, разве что представляла, как он легко, но вместе с тем сильно обеими руками берет ее за плечи, как тогда в кабинете. Теперь она ясно чувствовала, что может произойти что-то еще, и начала вздрагивать. Может быть, он прикоснется к ней еще раз? И как-то другому? Или она сама сможет до него дотронуться?
   Гвендолен неплохо представляла себе, какие вещи и крылатые, и люди могут проделывать друг с другом, особенно наедине, при погашенных свечах и закрытых ставнях, хотя и в другое время тоже. Крылатые, на ее взгляд, все делали довольно изящно. Но у нее почему-то не было не малейшего желания обниматься ни с кем из крылатых мужчин, а когда они пытались это проделать, сохраняла на лице настолько язвительное выражение, что их стремление быстро угасало. Видимо, она была отмечена проклятием Вальгелля с самого рождения. Возню людей на деревянных скрипучих кроватях, которую она иногда наблюдала, пролетая мимо верхних окон, Гвен вообще считала чем-то уродливым. Представить, что Эбер захочет прикоснуться к ней, казалось настолько невероятным, что она пока не могла себе ничего до конца додумать. Но дрожь начинала колотить ее все сильнее - правда, нельзя сказать, чтобы это было неприятно. Ничего подобного она не испытывала, даже подходя к самом краю крыши, когда прямо над ней нависала огромная луна в самой полной фазе, расправляла крылья, но нарочно затягивала взлет, чтобы испытать пронзающую все тело тягу вверх, в темное небо.
   - В таких местах должны обитать призраки, - сказала она неожиданно, лишь бы прервать молчание, в котором все сильнее становилось ощущение чего-то единого, существующего между ними. - Но я пока ни одного не видела.
   Баллантайн неожиданно взял ее за руку чуть повыше локтя. Они вздрогнули одновременно оба.
   - Вы боитесь призраков?
   - Нет, - немного смущенно отозвался Эбер, - я просто... не очень хорошо вижу в темноте.
   - Вы так сделали...- Гвендолен чуть помолчала, - только поэтому?
   - Не совсем. Мне это показалось хорошим предлогом.
   - Зачем же вы искали предлога?
   - Вы удивительная девушка, Гвендолен, - произнес Баллантайн после некоторого молчания. В коридоре теперь не было никаких звуков, кроме их гулко звучащих шагов, поэтому он невольно понизил голос. - С тех пор, как я вас увидел... мне все время кажется, будто я могу сделать очень многое... гораздо больше, чем я был способен до этого. И еще... очень долго я уже ни о чем не думал, кроме делегаций, докладов губернатору, бесконечных бумаг и переговоров с купцами. Мы ведь по сути все одинаковые канцелярские крысы, только некоторые стоят на ступеньку выше. Но когда... я на вас смотрю, я начинаю думать о другой стороне жизни.
   Они уже почти подошли к лестнице, ведущей на хоры над парадным залом. Прямо под лестницей была спрятана не сразу заметная дверь, и сквозь плотно закрытые створки пробивался еле различимый свет.
   Гвендолен вздохнула. Почему в губернаторском дворце такие короткие коридоры?.
   - Мы пришли, сьер Баллантайн, - сказала она, потянувшись рукой к створке двери. - Но я хочу вам сказать, что я... я чувствую тоже самое.
  
   Выражение лица Баллантайна, вошедшего в комнату вслед за Гвендолен, еще сохраняло отсвет улыбки, но быстро замкнулось при виде стоящих у небольшого круглого стола Дагадда и Логана. Оба они заметно нервничали, поэтому так и не садились. Дагадд тяжело опирался о спинку стула, и в его чертах было трудно отыскать того добродушного чревоугодника, который всего полчаса назад с восторгом вгрызался в поставленную перед ним оленью ногу. Усы и борода чуть выпятились вперед, придавая ему грозный вид. Логан, напротив, был бледнее обычного и не поднимал глаз.
   - Ну что же.. - Баллантайн помедлил, но все-таки приблизился к столу. - Мне передавали, что вы хотите еще раз поговорить со мной. Что-то изменилось со времени нашей последней встречи?
   - И ничего, и многое. - Логан заговорил, по-прежнему глядя в стол. - Мы уже рассказывали вам о своих поисках, сьер Баллантайн.
   - Да, только не совсем внятно объяснили, что именно вы ищете. Кстати, это поиски отвлекли вас от главной цели, с которой вас пригласили в Тарр? Я, конечно, далек от этих дел, но был бы рад увидеть закладку первого камня в фундамент будущего университета.
   - Ага, - пробурчал Дагадд, - а если один раз провидельники скомкали, и теперь все время за нами елозят.
   - Вы правы, сьер Баллантайн, - произнес Логан с тем же спокойным выражением. - Именно поиски мешают основанию университета в Тарре. Только не наши, а нас. Одну ночь мы уже провели в Службе Провидения.
   Баллантайн словно чуть сгорбился и, подойдя к столу, отодвинул один из стульев. Он махнул рукой и сделал знак садиться Логану с Дагаддом. Только Гвендолен осталась стоять у двери, чутко прислуживаясь к звукам в коридоре. На столе горело несколько свечей в разных подсвечниках, и стояла нетронутая бутылка вина с несколькими бокалами. В остальном комната была погружена в полумрак.
   - Странно, что после этого я снова вижу вас перед собой, - ровно сказал Баллантайн без всякого выражения.
   - Нам есть кого за это поблагодарить, - Логан поднял глаза, и Эбер обернулся к Гвендолен, проследив за его взглядом и слегка дернув углом рта:
   - Хоть бы ее вы не впутывали в свои таинственные и подозрительные дела.
   - Да она сама кого хочешь замотает, - с радостной улыбкой заявил Дагадд.
   - Поверьте, сьер Баллантайн,- Логан несколько церемонно приложил руку к груди, - Гвендолен из рода Антарей гораздо более таинственное и подозрительное существо, чем мы с Дагди вместе взятые.
   Гвендолен не успела решить, возмутиться ей или тонко улыбнуться в ответ на лесть, как Логан продолжил:
   - Но все-таки мы не напрасно приехали в Тарр, сьер Баллантайн. Здесь мы нашли несколько любопытных документов. Будет ли у вас терпение нас выслушать?
   Эбер некоторое время колебался - видимо, думал об Элизии, которая все чаще ищет его глазами в толпе и все сильнее начинает кусать тонкие губы. Наконец он пробормотал:
   - Раз у меня хватило терпения не выставить вас вон из города.... Постарайтесь только излагать мысли покороче.
   - К сожалению, древние мудрецы не были привержены краткости изречений. В то время мир вообще никуда не торопился, - спокойно ответил Логан. - Я всего лишь хочу прочитать вам одну рукопись, на которую мы наткнулись в таррской библиотеке. Вернее, не совсем так - мы знали, что она может здесь оказаться, и наши поиски увенчались успехом. Эта рукопись принадлежит перу Агрона Мэссина.
   Гвендолен определенно показалось, что она уже где-то слышала это имя. Брови Эбера чуть сошлись у переносицы:
   - Первого министра короля Вальгелля, казненного и объявленного вне закона? Интересно, как вам удалось проникнуть в засекреченные архивы?
   - Не совсем его, - мягко поправил Логан. - Его старшего брата. Это вообще была семья, богатая на таланты - кому достались государственный ум и умение управлять. А кому мудрость философа и звездочета. Правда, судьба у всех оказалась одинаково печальной.
   Мэссин-старший не гнался за известностью, и его рукописи могли быть интересны и понятны только собратьям по научным трудам, оттого его произведения не постигла участь быть уничтоженными или спрятанными в тайниках королевской канцелярии или Службы Провидения. Последние годы он жил в Тарре, видимо поэтому мы и обнаружили этот свиток именно здесь.
   Он вытащил из-за обшлага рукава достаточно древний на вид манускрипт, чуть желтоватый и неровный по краям, и тщательно разгладив его на досках стола, наклоняясь над свечой, принялся читать, вначале чуть монотонным, но чем дальше, тем все более увлекающимся голосом.
  
   "Историю эту адресую я всем моим потомкам, детям моим, детям моих детей и внукам моих внуков, пока не прервется навсегда ток крови нашего рода, что течет в их жилах, заклинаю я помнить мой завет и неукоснительно ему следовать. Да и если угаснет под гнетом неблагосклонного времени корень наш, наказываю последнему из рода передать тайну сию лицу, к коему питает он безграничное доверие, дабы мир наш остался неизменным. Ибо собираюсь я сейчас поведать вам о странных и ужас наводящих делах.
   Да будет открыто вам, ведомые и неведомые мои потомки, что всю свою жизнь прожил я тихо и уединенно, не ища радости в ином, кроме исчисления звезд и своих книг. Многие люди сторонились меня, полагая колдуном и чернокнижником, поэтому не слишком тяготел я к их обществу, предпочитая свою увеличительную трубу и листы пергамента. На пятидесятое лето моей жизни меня постиг величайший удар: мой младший брат, когда-то вознесшийся волей провидения до роли человека, которому никто, кроме короля, не мог приказывать, был этим же королем низвергнут и возложен на плаху. После этого совсем невыносимой стала моя жизнь в городах, и три года я провел в маленьком домике близ границы с Валленой. Там и приключилось со мной это происшествие, что до сих пор стоит у меня перед глазами так же ясно, как будто бы все явилось вчера.
   Было это на исходе лета, но вечера стояли душные, и нередко небо извергало молнии и потоки дождя на узкую речную долину, в коей помещался мой одинокий приют. В один из таких вечеров почудилось мне, будто кто-то стучит в дверь, и сквозь щели завидел я человека на своем пороге. Капюшон скрывал черты его, а длинный плащ - фигуру, так что не мог я догадаться ни о племени его, ни о знатности, ни даже о годах его. Но я свято чтил законы гостеприимства и пустил его на порог, ни о чем не спрашивая..."
   Гвендолен из-за своего наблюдательного поста у двери не могла передвинуться так, чтобы видеть лицо Баллантайна, поэтому успела сначала соскучиться, а потом неожиданно увлечься этим странным текстом. Настолько, что стала представлять одинокий домик в два окна, стоящий непременно у реки, которая от дождя стала свинцово-серой и словно распухшей от поднимающихся волн. На крыше домика растет трава, которую сейчас пригибает ветер. Ветки стоящих у дома деревьев тоже гнутся и колотятся в стекло, и от их стука человек, сидящий у стола, поднимает голову и чуть щурится в полумраке. У него тонкое лицо и сосредоточенный взгляд, будто постоянно заглядывающий внутрь себя, где рождаются новые мысли. Над небольшим очагом подвешен котелок, из него идет уютно пахнущий листьями пар. Гость полулежит на придвинутой к огню скамье. Он снял капюшон, открыв широкую проседь в черных волосах и лицо, прочерченное ранними морщинами и очень бледное, как бывает у неизлечимо больных.
   Но хозяин комнаты не любопытен. Когда отвар в котелке закипает, он осторожно снимает его с огня и наклоняет над толстой глиняной кружкой, а потом пододвигает ее к гостю. .
   - .Выпейте, - говорит он, - это хорошо помогает, когда промокнешь под дождем.
   Незнакомец не сводит с него взгляда - глаза у него серые, но кажутся гораздо светлее, чем есть, из-за сильно суженных зрачков.
   - Вы даже не спрашиваете, кто я?
   - Стоит ли? - Мэссин-старший чуть усмехается. - Как только буря затихнет, вы уедете - нужно ли заставлять вас мучиться и думать, можно ли назвать подлинное имя, или лучше сочинить какое-нибудь?
   Гость еле слышно вздыхает.
   - Вы не слишком осторожны. Допустим, вам неинтересно мое имя. Но вы могли бы хотя бы поинтересоваться, чем я занимаюсь и что меня занесло в такую глушь. По дорогам сейчас бродят очень разные люди.
   - Да мне и так многое понятно. Приехали вы издалека и долго ехали нигде не останавливаясь. Иначе, если бы вы поговорили с кем-то в округе, то никогда не постучали бы в дверь моего дома, даже если бы река вышла из берегов, а ураган выворачивал бы деревья с корнем. Значит, вас гонит какое-то неотложное дело, и вы вряд ли заинтересуетесь незначительными пожитками старого звездочета. К тому же вы не слишком похожи на ночного грабителя.
   - Внешность обманчива, - говорит незнакомец, стараясь удержать кружку одной рукой.
   - Простите мне, почтенный сьер, - Мэссин ворошит угли, - но как только вы вошли, я сразу понял, что вы мне не опасны. Вы прячете под плащом левую руку и держитесь скованно. А плащ у вас мокрый с одной стороны не только от дождя. Если рана вам сильно досаждает, я могу постараться осмотреть ее. Хотя предупреждаю сразу, я не лекарь.
   - Этой ране никто не поможет, - гость морщится. - Она уже очень старая, но иногда открывается.
   - Это бывает, - согласно кивает Мэссин, и снова воцаряется молчание. Чуть слышно потрескивает огонь, и воет ветер за окном.
   - Вы ни о чем не расспрашиваете приходящих к вам путников потому, что так проницательны, и обо всем догадываетесь сами? - гость пытается приподняться на локте, и непонятно, чего в его голосе больше - уважения или иронии.
   - Во-первых, ко мне очень редко кто-либо приходит, почтенный сьер. Во-вторых, я действительно не люблю задавать вопросы. Я предпочитаю на них отвечать. На те вопросы, которые мироздание давно поставило перед нами. Поэтому все остальное, - Мэссин опять слегка усмехается. - меня как-то мало интересует. Уж прошу извинить меня.
   - Очень жаль, потому что я приехал к вам именно за этим, - незнакомец чуть выжидает, но Мэссин по-прежнему спокойно молчит, отхлебывая из своей кружки. - Чтобы вы задали мне вопрос.
   - Мне сдается, я вряд ли найду о чем спросить вас, почтенный сьер. Человеческие дела мне никогда не были особенно любопытны, а после гибели брата я вообще не хочу знать, что происходит среди людей.
   - Вас не интересует ни мое имя, ни кто я такой. Вам не любопытно, где я получил эту рану и как я все еще держусь на ногах. Может быть, вам интересно, куда я еду и что собираюсь делать?
   - Вы вправе делать все, что вам заблагорассудится, почтенный сьер. Я не буду ни мешать вам, ни давать советы.
   - Не хочется вам узнать, почему я приехал именно к вам?
   - Я уже сказал вам, сударь - по доброй воле вы вряд ли бы это сделали.
   Незнакомец вздыхает, и морщины четче проступают на его лице - а может, это пляшет огонь в очаге, отбрасывая тени?
   - Я так устал, - говорит он, уже ни к кому не обращаясь.
   Мэссин поднимается, набрасывает на него свой запасной плащ и подсовывает под голову сложенную шкуру.
   - Отдыхайте, - говорит он спокойно. - К утру дождь должен прекратиться, дорога быстро высохнет. Добрых вам сновидений, почтенный сьер, если они вам необходимы.
   "Наутро, когда я проснулся, он по-прежнему лежал в той же позе, неотрывно глядя в огонь, словно не закрывал глаз всю ночь. "Вы сказали вчера, будто вам интересны не людские дела, а устройство мира", - промолвил он. - "Так ли это?"
   "Вы совершенно правы, почтенный сьер", - отвечал я. - "В отличие от человеческих поступков и страстей его можно понять, если приложить некоторые усилия. Этому я и собираюсь посвятить остаток своей не особенно ценной жизни".
   Тогда незнакомец снова заговорил, и улыбка озарила осунувшиеся черты его.
   "Я хочу предложить вам еще одну загадку, чтобы вам было над чем поразмыслить, досточтимый Мэссин. Не хочется ли вам спросить, откуда я знаю ваше имя?"
   "Раз вы уже все равно знаете его, - ответствовал я, - нет особого смысла спрашивать".
   Тогда он потянулся к своему дорожному мешку, с которым не пожелал расставаться даже ночью, положив себе под бок на скамью, и достал из него глубокую круглую чашу. Совсем простой она была, без украшений и резьбы, только какие-то знаки проступали по ободку ее".
   Голос Логана надломился, и он бессознательно положил руки на развернутый перед ним документ и погладил написанные строчки.
   - Ну давай, малыш, не сопи, - пробормотал Дагадд, но надо отдать ему должное - голос звучал менее решительно, чем всегда. Правда, на стоящую на столе бутылку вина он посмотрел с традиционной тоской и глубоко вздохнул, попытавшись незаметно пододвинуть ее к себе..
   - Вот странно, - Гвендолен решилась прервать молчание, чтобы подойти к столу, - читал ведь Логан, а в горле почему-то пересохло у тебя.
   - Документ действительно древний, насколько я могу судить, - вступил в разговор Баллантайн, в свою очередь стряхнув охватившее их всех оцепенение. - Вы позволите мне взглянуть поближе?
   Он мягко вытащил пергамент из рук особенно не сопротивлявшегося Логана и продолжил читать, держа его чуть на отлете. Его голос звучал глухо и более отстраненно, но Гвендолен неожиданно стало еще легче вернуться мыслями в маленький домик на берегу реки, где напротив друг друга сидели двое, а на столе между ними лежала перевернутая чаша.
   Мэссин-старший пристально смотрит на нее. Его взгляд, до сих пор погруженный внутрь себя, вдруг становится блестящим и острым. Медленно, словно против своей воли, он произносит:
   - Что это?
   - Ну вот, вы и задали свой первый вопрос, - незнакомец устало опускает веки, но все мускулы его лица напрягаются еще больше. - Теперь и ваша, и моя судьба зависят от остальных двух, которые вы произнесете. А пока что я вам отвечу. В этой чаше заключены все знания этого мира. Вернее, не так, - она помогает управлять этими знаниями.
   Мэссин отшатывается. Сотни выражений пробегают по его лицу, как мгновенные облака - недоверие, удивление, гнев, печаль, торжество, жалость, грустная усмешка, но ни одно не задерживается надолго.
   "И тогда путник сказал мне: "Ничего другого, кроме вопроса, не смогут вымолвить сейчас твои уста. Задай же его, и не медли, ибо откроет он то, что лежит у тебя на сердце".
   Да поверят мне носящие следы моей крови в своих жилах - я сжимал губы так, как не стискивал бы под пытками, к коим готовился, убегая из столицы накануне казни брата. Тысячи вопросов пронеслись в моей голове, но я заставил себя сдержаться. Более всего на свете я ненавидел и страшился подчинения чужой воле. Но вот страх мой схлынул, сознание прояснилось. Путник напротив меня сидел, закрыв лицо руками - он видел, что я из последних сил борюсь сам с собой, лишь бы не задать вопроса. Неожиданно мне стало жаль его - челоевка. который к чему-то стремился так страстно, что это погнало его в дорогу, раненого и в такую непогоду. Губы мои разомкнулись сами. Ибо этот вопрос истинно шел из глубины моего сердца:
   "И зачем вы только сюда приехали, сударь?"
   Путешественник резко отнимает руки от лица. На нем столько морщин, что когда оно кривится в торжествующей улыбке, кажется, будто черты подернулись рябью. Он неожиданно начинает хрипло смеяться, закинув голову.
   - Прекрасный вопрос! Вполне достойный лучшего из книгочеев Круахана, мечтающего познать смысл мироздания! Почему вы не спросили о том, что вас волнует на самом деле? С тех самых пор, как я получил эту рану, - он дергает плечом, - и понял, что жить мне не так долго, я скитаюсь по дорогам и задаю свои вопросы всем, кого считаю мало-мальски достойным своей ноши. Все они - и знатные дворяне, и состоятельные купцы, и поседевшие ученые - задавали мне гораздо более разумные вопросы. "Как пользоваться этой чашей?" "Как получить власть над миром?" "Как уничтожить всех моих соперников?" Вы ведь тоже хотели спросить меня о многих важных вещах. Например, как отомстить за своего брата?
   - Я спросил то, что спросил, - глухо говорит Мэссин, опуская голову. Неожиданно Гвендолен понимает, что у него лицо Баллантайна, и что именно его она представляет себе сидящим у камина в маленьком домике, по крыше которого барабанит дождь.
   - Ну что же, придется ответить даже на такой ничтожный вопрос, - полулежащий на скамье человек морщится, стараясь поудобнее устроить ноющий бок, - я приехал, чтобы отдать Чашу вам. Подумайте как следует, не промахнитесь с последним вопросом.
   "Я посмотрел в лицо его, пытаясь отыскать следы безумия. Но если глаза его и сверкали, то лишь от воспалившейся раны. Я был убежден в том, что передо мной человек, не осознающий себя от боли, свалившихся на него испытаний или по какой-либо другой причине. Но я также явственно чувствовал нечто, исходящее от лежащей передо мной чаши. Если бы мне завязали глаза, посадили на коня и отвезли на несколько миль в сторону, я без труда отыскал бы дорогу в свой дом, где она продолжала бы лежать на столе. Нельзя сказать, что это пугало меня. Я давно перестал бояться всего, кроме людской толпы и королевского правосудия. Скорее меня это притягивало. Я не верил до конца в бессвязный бред раненого о тайнах мира, я просто видел перед собой любопытный предмет, который мне вдруг захотелось изучить с такой силой, с какой я в самые счастливые свои годы не поднимался на крышу к своей дальновидящей трубе.
   Странные чувства овладели мной - вначале благодарность и смущение за это резкое чувство счастья, но потом недоверие проснулось в моей душе, и я невольно испугался, что все это странная шутка больного путника. Мне показалось, что он готов уже протянуть руку обратно к чаше, насмехаясь надо мной. И тогда я спросил единственное, что могло его отвлечь и, возможно, заставить задуматься:
   - Почему именно мне?
   И тогда на миг исказились черты его, и он откинулся навзничь, но лицо его быстро разгладилось, сохранив легкую, чуть снисходительную улыбку и выражение полного облегчения. В ужасе схватился я за его запястье - оно холодело с каждой минутой. Он умер у меня на глазах, не произнеся больше ни слова".
  
   Баллантайн перевернул пергамент, глядя несколько мгновений на пустой лист - видимо, у него перед глазами также стояли вытянувшийся на узкой кровати человек с бледным лицом, с которого медленно исчезали морщины, склонившийся над ним Мэссин и оставленная на столе медная чаша с тускло блестящим ободком.
   - Конец пергамента оборван, - сказал он утвердительно.
   - Не может быть, - искренне поразился Логан. - В самом деле? Как нерадивы таррские библиотекари! Если бы не вышедшее с нами досадное недоразумение, хм... мы быстро навели бы порядок в университетском хранилище.кроме людской толпы. пугало меня. Я давно перестал бояться многого,ной чаши. и, валившихся нанего испытаний или по какой-либо
   - Что там написано дальше? - Баллантайн не повысил голоса, он даже заговорил чуть тише, чем обычно, но Гвендолен невольно оглянулась - ей показалось, что внезапно открылась дверь, и потянуло холодным ветром.
   - Разве нам дано проникнуть мыслью в глубь прошедших веков, досточтимый сьер? - Логан толкнул локтем Дагадда, и тот поперхнулся очередным глотком вина. - Мы просто хотели похвастаться перед вами нашей уникальной находкой. Может, для истории Тарра она не так значительна, и содержание вызывает сомнения, но все-таки древний документ... А взамен мы хотели бы попросить о небольшом одолжении.
   - Внимательно слушаю.
   - Да позволит нам сьер Баллантайн присоединиться к кораблям концессии, отплывающим в Эбру.
   Баллантайн чуть сощурился, пристально их оглядывая:
   - Вы надеетесь таким образом бежать от правосудия, не так ли?
   - В самую мишень, - радостно подтвердил Дагадд, - давно хотим башмаки завязать.
   - Ну что же, - вице-губернатор Тарра положил пергамент обратно на стол и поднялся, - я попробую вам помочь незаметно проникнуть на корабль. Но в обмен попрошу правдивый ответ на вопрос. Заметьте, в отличие от вашей истории вам надо будет ответить всего на один. Если ваши слова мне понравятся - вы уедете из Тарра туда, куда так сильно стремитесь, и уедете относительно невредимыми.
   На широком лице Дагадда заходили желваки, но Логан взял его за локоть.
   - Теперь мы превратились в слух, сьер Баллантайн.
   - Эта Чаша действительно существует?
   Логан слегка опустил голову, встряхнув длинными волосами.
   - Вы задаете не менее правильные вопросы, чем Мэссин-старший когда-то. Верно ли говорят, что вы с ним в дальнем родстве?
   - Вы хотите, чтобы я это счел ответом?
   - Мне трудно ответить вам, сьер Баллантайн. Это как страстная любовь к женщине - даже если в глубине души ты боишься, что она улыбается тебе притворно, все равно не в силах отказаться от безумной надежды. Вот Дагди живется гораздо проще - он уверяет, будто чувствует Чашу на расстоянии.
   - В самом деле? - впервые Дагадду достался более заинтересованный, чем обычно, взгляд Баллантайна. Видимо, прежде вице-губернатор cчитал его чем-то вроде обременительного и не особенно нужного приложения к Логану, вроде запасной бочки с пивом.
   - Да чтоб мне треснуть! - тот, нимало не смущаясь, стукнул толстопалым кулаком вначале себя в грудь, а потом по столу. - Меня так и загребает в том направлении.
   - А в том направлении случайно нет очередного трактира? - пробормотала Гвендолен себе под нос. В присутствии Эбера она не то чтобы старалась сдерживаться, просто он заполнял все ее внимание, не оставляя времени на язвительные выпады. Но иногда природа невольно брала свое.
   - Теперь видите, сьер Баллантайн, - Логан на мгновение приподнял уголки губ, - для нас не так страшно оказаться в руках ваших... хм, бывших коллег, как попасться на язык к высокочтимой Гвендолен из рода Антарей.
   - Достоинства Гвендолен действительно заслуживают многих почестей, - наклонил голову Баллантайн, на мгновение повернувшись и открыто посмотрел на нее. Огни свечей прыгали в его глазах, но ей виделось там удивленное восхищение, похожее на то, с каким он смотрел на нее, стоящую на подоконнике с развернутыми крыльями. - Но я хочу задать вам второй вопрос. По нашим странным условиям игры, которые я сам же и назначил, вы можете уже на него не отвечать. Но мне почему-то сдается, что вы не откажетесь.
   - Задайте его, сьер.
   - Допустим, мы на секунду все сойдем с ума и представим, что вы обнаружили эту таинственную Чашу. Для чего она вам?
   Логан медленно выпрямился, откинувшись на спинку стула и прикрыв веки. Его лицо вдруг потеряло возраст и пол, став матово-бледным лицом прекрасной статуи.
   - Господин вице-губернатор, я знаю, что вы далеки от того, чтобы считать нас одержимыми поисками власти или богатства. Не исключаю, что при умелом управлении Чаша может дать и это. Но нам нужны только знания, которые она хранит и которыми помогает управлять. Постичь этот мир, понять, как он устроен, до каждой песчинки, до каждого камешка, лежащего на дне моря, чувствовать, как все слова, когда-либо прозвучавшие, и все мысли, зародившиеся под небом, развернуты перед тобой, как огромный узорный ковер. И ты можешь по ниточке вытянуть все, что хочешь узнать, проникнуть в тайный смысл любого явления, а может быть, самому научиться влиять на сплетение этого узора...Это высшая цель, сьер Баллантайн, которую только может пожелать человек, подобный мне. Ради нее я готов расстаться со всеми своими ничтожными умениями, вроде зажигания огня или точного попадания в любую цель, хотя они не раз выручали меня, и в нашем непростом мире весьма полезны.
   - Я даже могу больше пиво не варить, - внятно проговорил Дагадд, без своей обычной манеры, и получилось это настолько внезапно и даже пугающе, что все вздрогнули. На лицо Дагадда набежала тень, и он с мрачным видом запустил пальцы в бороду, видно вспомнив о других своих талантах, лишиться которых ему хотелось еще меньше.
   - Ну и еще одна цель, - продолжил Логан, - это укрыть Чашу от всех, кто захочет ею воспользоваться во зло. Чаша сама выбирает людей, не стремящихся к бурной светской жизни. Вроде Мэссина, хоть я и не его потомок. Вы видите теперь, сьер Баллантайн, что мы вряд ли являемся угрозой безопасности Тарра, как полагают ваши... как считает Служба Провидения. Вы вполне можете отпустить нас.
   - Так вот, - Баллантайн заговорил чуть глуховато, опустив голову и неотрывно глядя на свои руки, крест-накрест сложенные на столе. Гвендолен заметила, что несколько пальцев отгибаются чуть в сторону, как будто были когда-то давно сломаны и неправильно срослись. - Каждое утро за мной приезжает вице-губернаторская карета. Такая большая, черная, я ее терпеть не могу. И каждое утро я ее отпускаю и иду пешком. Правда, мне не очень далеко идти. Но я каждый раз меняю маршрут и стараюсь ходить через разные кварталы. Я вижу, как в порту женщины с покрасневшими от морской соли руками торгуют рыбой, маленькие сыновья помогают им ворочать тяжелые корзины, а мужья лежат под навесом мертвецки пьяные, потому что налоги лишают работы многих рыбаков и капитанов мелких шхун. И сваи, на которых собирались построить новый причал, уже наполовину сгнили и торчат из воды, как одинокие зубы. Я замечаю всего один или два чужеземных флага на стоящих в порту кораблях. Если я иду через Старый город, я вижу, как люди с замкнутыми лицами часами стоят в очереди к единственному колодцу, потому что обещанный давно водовод так и не провели. Я вижу нищих с остановившимися глазами, девушек из веселого дома, проданных в раннем детстве, контрабандистов с бегающим взглядом и кинжалом в сапоге. Иногда я прохожу мимо особняков в Валленском квартале, и вижу через резные решетки, как по посыпанным красным песком дорожкам ходят узкомордые собаки с длинной белой шерстью, а слуги с почтительной улыбкой носят охлажденное вино в высоких бокалах. Я знаю, что в мире много несправедливости, и значит, в Тарре ее столько же, но это мой город. Наверно, я чувствую его так же, как вы надеетесь почувствовать весь мир с помощью своей Чаши. Я не cлишком вас утомил вас своей речью?
   Он опять покосился в сторону Гвендолен. Та стояла, прижав руки к груди, и во взгляде ее светился такой восторг, что Баллантайн смущенно опустил глаза.
   - Я не такой наивный мечтатель, как вы думаете, по крайней мере не такой, каким был в юности. Я прекрасно знаю, что сделать счастливыми всех людей невозможно. Но я отдам всю свою кровь за то, чтобы люди в моем городе смогли жить хоть немного лучше, чем сейчас, и чтобы песни о Тарре зазвучали по всему Внутреннему океану. Я действительно в дальнем родстве с Мэссином - только не старшим, одиноким книжником, сбежавшим от мира, а младшим, чья голова слетела на плахе за то, что он слишком много думал о благе Круахана. Я не хотел бы повторить его судьбы, но во мне его кровь. Поэтому через несколько дней вы сядете на один из кораблей концессии и беспрепятственно отправитесь в Эбру. Но при одном условии. Я поплыву с вами.
   Логан широко открыл глаза, и из них плеснуло холодное зеленое пламя. Но он так и не произнес ни слова. Крылья Гвендолен бессознательно дернулись, развернувшись наполовину.
   - Я тебе говорил, малыш, не надо слишком кудряво развешивать, - громко заявил Дагадд. Пользуясь неподвижностью окружающих, он поспешно налил себе кубок до краев и с облегчением отхлебнул сразу половину. - А то все сразу за тобой волочатся.
  
   - Спасибо, что нашли время, сьер Баллантайн, - произнесла Гвендолен почти без запинки, отчего сразу стало понятно, что фраза заранее подготовленная. - Наверно, вам это было трудно.
   - В моей жизни, Гвен, последние годы очень мало легкого. Но ради вас я постарался. Ведь вы хотели со мной поговорить.
   Они сидели в знаменитой черной карете, в нелюбви к которой признавался Баллантайн, за задвинутыми занавесками. Карета медленно двигалась вдоль портовой набережной, но в душе Гвендолен царила такая гремучая смесь из восторга, испуга, неуверенности и дикого счастья, что она не обращала ни малейшего внимания на то, куда они едут. Сказать по правде, ей казалось, что карета стоит на месте. Что движение всего мира остановилось, остались только они с Баллантайном на одном сиденье, почти касаясь коленями.
   - Да, - Гвендолен судорожно выдохнула, - я хотела поговорить...Об основании университета.
   Серо-голубые глаза, неотрывно глядящие на нее, сразу погрустнели, хотя в лице ничего не дрогнуло.
   - Вы и так достаточно ученая девушка, Гвендолен. Зачем вам университет?
   - В общем... - Гвендолен снова выдохнула, и ей показалось, будто она прыгает с крыши самого высокого дома в Тарре, не развернув крыльев. - Если я захотела бы поговорить о том, о чем я действительно хочу поговорить, вы бы подумали, что я... В общем, могло бы оказаться, что говорить об этом не следовало бы. А я еще никогда об этом не говорила, мне... было бы обидно.
   - Я сам хотел поговорить с вами, Гвен, и надеюсь, что об этом же.
   Она качнулась в его сторону - сердце разрывалось от надежды, а в крайнем случае ее движение можно было бы списать на толчок кареты. Она совершенно не представляла, что может быть дальше, когда почувствовала чужие губы на своих губах. Они были прохладными, с легким привкусом морской соли - видно, весь день он опять провел в порту - и гораздо сильнее ее губ.
   "Это люди так целуются", - быстро подумала она. - "А делают они это тогда, когда им кто-то нравится. Разве я могу ему нравиться? Выходит, да. О Эштарра, неужели бывает такое счастье?"
   Ответить на поцелуй она, конечно, совсем не умела, но обхватила его обеими руками за плечи и прижалась так сильно, что у нее на секунду прервалось дыхание. Эбер оторвался от ее губ только затем, чтобы начать целовать в шею и ямочку между ключиц. Она вся выгнулась ему навстречу, и Эбер поразился тому, что у него кружится голова от ощущения стройного, вздрагивающего, совсем по-человечески женского тела.
   - Гвен... ты такая... необыкновенная... - пробормотал он ей в волосы.
   - Подождите... - она неожиданно попыталась выпрямиться. - Есть действительно одна очень важная вещь. Мне в самом деле нужно... с вами поговорить... ну пожалуйста..
   Наверно, он не скоро бы послушался, но рука, прижимающая ее к себе, наткнулась на бугры крыльев, сложенных за спиной и туго перетянутых для верности ремнями крест-накрест. Не то чтобы его это оттолкнуло - просто ненадолго вернуло к действительности.
   - Говори, Гвен.
   Ее губы распухли и чуть приоткрылись, отчего во взгляде возникло нечто детское, чего никогда не было в презрительно сощуренных глазах Гвендолен Антарей, убиравшей руку с метательного кинжала только когда надо было его выдернуть из пораженной цели.
   - Я... скажите, - тут она снова запнулась, не зная, как его теперь называть. "Сьер Баллантайн" прозвучит уже смешно, а имя "Эбер" легко произносилось только в уме. Выговорить его губами, да еще ему в лицо, было совершенно невозможно. Поэтому она вывернулась, избежав прямого обращения: - Вы ведь не верите в то, что Чаша существует. Зачем же вы хотите поехать с Луйгом и Дагди...то есть.. в общем, этими двумя книжниками?
   - А вдруг существует? Тогда мне останется только броситься в море с таррского маяка, оттого что я был так близко к подобной силе и не мог ею воспользоваться. И потом, Гвен, мне очень хочется встряхнуться, почувствовать, как свежий ветер бьет в лицо на палубе корабля. Я долго ощущал себя деталью очень сложного механизма, в котором что-то бесконечно движется и переливается, но вместе с тем он стоит на месте и ничего не делает. Пусть даже очень важной деталью - но я так устал. Ты... подожди, это они прислали тебя уговорить меня не ехать?
   - Нет, - коротко ответила Гвендолен, вытаскивая из рукава сложенный кусок пергамента. - Почитайте, это должно вам показаться важным.
   - Если глаза меня не подводят, это оторванная часть той рукописи, которую я имел честь недавно читать с твоими друзьями, - Баллантайн прищурился. - Неужели они так спокойно ее тебе отдали?
   - Не совсем... - Гвендолен даже почти не смутилась. В его глазах снова загорелся тот оттенок восхищенного удивления, который давал ей ощущение полета еще сильнее, чем ветер, поддерживающий ее крылья. - После трех кувшинов вина Дагадд обычно довольно крепко спит. Но мне показалось.. если бы они совсем не хотели мне отдавать эту рукопись, я бы ее сюда не принесла.
   - Вы ее читали. Гвендолен?
   - Не успела, - ответила она честно, - я так к вам торопилась.
   - Тогда давайте попробуем прочитать вместе.
   Баллантайн развернул пергамент на коленях, и оба склонились над текстом, пытаясь разобрать прыгающие строчки в свете горящей над потолком кареты маленькой лампы. Эбер немного схитрил, повернув бумагу так, чтобы Гвендолен прижималась к его боку как можно сильнее, а сам он обнимал ее за плечи и чувствовал дыхание и пряди волос возле своей щеки. Но когда они преодолели первые несколько строк, древний текст снова затянул их в себя, как и в прошлый раз.
   "И тогда похоронил я несчастного путника рядом со своим домом, ибо не было у меня сил и возможности отвезти его до ближайшей церкви, где бы он получил более достойное погребение. Но что-то подсказывало мне, что не был он примерным сыном Церкви нашей, а душа его уже успокоилась, если судить по умиротворенным чертам лица его. Знал я также, что не хватятся его в деревне, ибо туда он не заходил, и никто не станет подозревать меня в убиении того путника. Вначале хотел я положить чашу вместе с ним в могилу, как поступил с прочим нехитрым скарбом его. Признаюсь, что испытывал я легкий страх, глядя на предмет сей, и разные мысли приходили мне в голову: не сама ли чаша довела до недуга хранителя своего? Или является она священным предметом, принадлежащим какому-нибудь дальнему племени, и вскорости явятся за ней посланные жрецами неотвратимые убийцы? Кошмары мучили меня, и нередко сидел я без сна ночами, глядя на единственную дорогу, ведущую к моему жилью, а чаша лежала на столе предо мной.
   Но время проходило спокойно, поздняя осень сменилась зимой, потом снег начал таять, и на пригорке рядом с моим домом проснулся ручей. Одновременно с этим проснулись и те странные силы, что всю зиму копились в душе моей, а теперь искали выхода.
   Вначале я поймал себя на том, что думаю о жителях соседней деревни. Вернее, даже не думаю, а знаю, что с ними произошло в ближайшее время. Что старик Петер, единственный, который не слишком меня боялся и даже заходил пару раз поболтать за кружкой вина, занемог грудной болезнью, что от снега обвалилась крыша у ратуши, и что некая Тина родила тройню. Я сходил в деревню проведать Петера, и успел вовремя, чтобы дать ему нужное лекарство, иначе скопившаяся в груди гнилая кровь свела бы его в могилу. На другой день, когда он уже окреп настолько, что мог опираться спиной о подушки, я в шутку рассказал ему, сидя у его постели, что не случайно заглянул к нему домой. Зачем-то я упомянул еще про рухнувшую крышу и про ту самую плодовитую Тину - видно, бессонная ночь несколько помутила рассудок мой. Потому что ужас отразился в широко раскрытых глазах Петера.
   - Ты в самом деле колдун, - только и сказал он, натянул на голову одеяло и отвернулся к стене, словно желая спрятаться.
   Я поспешно ушел, пока его родня не успела взяться за дубины. Ночь я вновь провел без сна, гадая, придет ли наутро толпа жечь мой дом. Но к утру странное спокойствие накрыло мою измученную душу - я был уверен, что никто не придет. И стоило мне немного задуматься и послать мысль внутрь себя, я уже знал, отчего. Река разлилась, перекрыв единственную дорогу. И стоит ли долго повествовать вам, мои терпеливые читатели, что она вернулась обратно в русло ровно через шесть дней, как я и предчувствовал.
   Да поймет меня тот, в ком не иссяк ток крови нашего рода - не восторг и не упоение своей внезапно пробуждающейся силой испытал я, а смертельную тоску Я как никогда близок был к постижению мира, чего так желал, и как никогда страшился этого. Я достал из подпола маленький сундучок, где хранились все монеты, отложенные мною на черный день, и в тот же вечер бежал к морю. В каком-то захолустном порту взошел я на борт корабля, тщетно надеясь, что в дороге, среди тряски, лишений и опасностей притихнет то ЗНАНИЕ, что росло внутри меня. Но все напрасно - на третий день путешествия я знал, какими болезнями мучается каждый на корабле, и что царит у них на душе - мрак или безотчетное веселье. На пятый день я начал чувствовать море до самого дна, легко проникая мысленным взором в сплетение водорослей, где шевелились самые диковинные морские создания, никогда не поднимавшиеся к солнцу из глубин. Когда я сошел на берег в Эбре, я знал не только то, что делается при дворе султана, но и как намереваются ответить на эбрийские интриги властители Круахана и Айны. И наконец началось самое невыносимое для меня - зная, что на одной из дорог наш караван подстерегают разбойники, я подумал о том, что им было бы правильно свернуть и отправиться другой тропой. Стоит ли говорить о том, что в тот день нам так никто и не встретился на дороге. Знание, что разбойники едва не попали в песчаную бурю, уже привычно возникло во мне, почти не задев сознания, но ночью у костра я проснулся с воплем и покрытый испариной. Я дрожал от страха, что в следующий раз буря не минует тех, кто оказался на моем пути.
   Чашу я нигде не смог оставить - я в ужасе представлял себе, что ею завладеет тот, кто быстро научится употреблять ее силы во зло, или хотя бы просто на пользу себе. Я и сейчас ношу ее в холщовом мешке, притороченном к поясу под плащом. Я понемногу притерпелся к своему ЗНАНИЮ и даже научился немного гасить его, в те дни, когда оно становится совсем невыносимым - когда сильная буря на Внутреннем океане с треском разбивает несколько кораблей о скалы, или когда пожар гудит в узких улочках темного города, не оставляя запертым в домах людям надежды на спасение. Но свою собственную судьбу я сознаю не менее ясно, чем весь мир, лежащий передо мной. До конца дней мне ходить по дорогам, не задерживаясь нигде больше, чем на три дня, и везде искать человека, который задаст мне три вопроса, ни разу не попросив ничего для себя".
   Эбер и Гвендолен одновременно подняли глаза от бумаги. В их зрачках постепенно таяли представившиеся картины, у каждого видимо свои.
   - Не знаю, - пробормотал Баллантайн, медленно сворачивая пергамент, - смог бы я задать три правильных вопроса? Не хотеть для себя - это не так сложно. А вот слишком сильно хотеть для других - может, тоже считается? Как ты полагаешь, Гвен?
   - Я бы никаких вопросов задавать не стала, - Гвендолен поежилась, обхватив себя руками, - если бы я встретила его на дороге, я бы развернула крылья и взлетела прямо с земли, хоть это и очень трудно. Мы и без того знаем чересчур много.
   - Что же еще вы воспринимаете на другом уровне, кроме языков?
   - Лунный свет. Он заставляет нас летать в лунные ночи во чтобы то ни стало. Еще намерения и явные мысли людей. Мы видим их по-другому, и нам от этого зачастую только хуже. Может, из-за этого люди так нас ненавидят, а вовсе не из-за... - Гвендолен прикусила губу. Говорить сейчас про проклятие Вальгелля совсем не хотелось. Когда он смотрел на нее такими глазами, обнимая, притягивая ближе к себе, она не верила ни в какие проклятия. Раньше, когда люди пытались дотронуться до нее - чаще, конечно, просто грубо толкали, но иногда и ощупывали под плащом - она вначале беспомощно лягалась и смаргивала злые слезы, а потом завела себе причудливой формы пояс с гнездами для шести ножей. Но в руках Баллантайна она понимала только - что бы он с ней не делал, где бы он до нее не дотронулся, это будет правильно. Она лишь вздрагивала от незнакомого ощущения, пронизывающего ее насквозь.
   - Я бы так хотел побольше узнать про ваш народ, - мягко сказал Эбер, по-своему истолковав ее запинку. - Правда, сейчас, когда ты здесь, мне кажется, что ты почти совсем такая же... как все женщины... только гораздо красивее...
   - У нас есть много девушек красивее меня, - с легким вздохом произнесла Гвендолен. Она представила шелковые волосы Эленкигаль, отражающие лунные лучи как зеркало, и вздохнула еще глубже. - Многие мужчины давали мне это понять.
   Она, правда, не прибавила, что ее обзывали "рыжим чудовищем" в основном после того, как натыкались на насмешливый взгляд, или, еще того хуже, очередное особенно дружелюбное выказывание.
   - Они ничего не понимают, - прошептал Эбер. Она полулежала у него в руках, и он нежно проводил пальцами по ее лицу, словно внимательно изучая. - Ты притягиваешь... ты так притягиваешь... Гвен... позволь мне... я так этого хочу...
   Он быстро расстегнул несколько пуговиц на ее рубашке и прижался губами к ее груди. Гвендолен, задыхаясь, вновь потянулась ему навстречу и глядя на склоненную над ней голову с чуть волнистыми пепельными волосами, поняла совершенно отчетливо - если это не то, что люди называют словом "любовь" и от чего в их легендах прыгают с колесниц, разбиваясь о камни или поджигают дом, заперев изнутри все двери, то это нечто еще более сильное.
   Карета качнулась и дернулась, останавливаясь.
   - Я увижу тебя завтра? - прошептал Баллантайн, не отрываясь от нее.
   Она только кивнула, не в силах произнести внятного слова - губы разъезжались, постоянно складываясь в улыбку, и сделала то, чего ей так давно хотелось - провела пальцами по его волосам.
   Они были мягкими, как перья с внутренней стороны ее крыла.
  
   - Кэс! Открывай скорее! Кэс!
   Гвендолен не сразу сообразила, где у дома Кэссельранда крыльцо - она первый раз явилась пешком, вместо того чтобы опуститься на крышу. Полдороги она прошагала быстрым шагом, почти срываясь на бег, но так и не развернула крыльев. Ей казалось, что пока она идет по земле, как обычные люди, натянувшаяся между ними с Баллантайном нить становится все крепче.
   - Кэс! - крикнула она вновь ликующим голосом. - Ну где ты там бродишь!
   Дверь медленно приоткрылась. Кэссельранд, по обыкновению сгорбившись, держался рукой за притолоку и угрюмо изучал ее с головы до ног - пришедшие в полный беспорядок волосы, впопыхах и наискось застегнутые пуговицы на рубашке и лицо, переполненное восторгом, отчего довольно заурядные черты Гвендолен внезапно пришли в полную гармонию.
   - Явилась, - мрачно констатировал Кэс, закончив осмотр. - И никаких угрызений, сияет, как начищенный башмак.
   - Кэс, мне нужны деньги, - c порога выпалила Гвендолен. - Дай монет пять или шесть.
   - Ты что, оставила совесть в своей канцелярии, чтобы не таскать лишнее?. На что тебе шесть монет, несчастье нашего рода?
   - Я хочу купить платье.
   - Платье?
   Кэссельранд вначале уставился на нее еще более тяжелым взглядом, потом взмахнул рукой.
   - Бесполезно, эта дурость уже не лечится. С ней тебя и положат в могилу. Помоги Эштарра побыстрее, чтобы ты поменьше мучилась.
   - Ты не представляешь, Кэс, как я счастлива, - невпопад заявила Гвендолен. Она даже не огрызнулась в ответ на его реплику, так явно напоминавшую ее собственную, и это окончательно утвердило Кэссельранда в мысли - с ней все очень плохо.
   - Проходи, - пробормотал он, пропуская Гвендолен вперед. - Голодная, наверно? Вряд ли получаемых в канцелярии богатств тебе на что-то хватает. Скоро кости начнут при ходьбе стучать друг об друга.
   Гвендолен, сказать по правде, было до этого весьма далеко, хоть и выглядела она довольно стройной, да и питалась последнее время действительно весьма скудно. Но очутившись в полумраке знакомого дома, в передней, где под потолок круто уходила узкая лестница, ведущая в мансарду, сквозь чуть приоткрытую дверь гостиной скользил теплый свет растопленного камина, а с кухни тянуло запахом бесчисленных специй и сушеных трав, она неожиданно поняла, как сильно соскучилась по огню и висящему над ним котелку, в котором уютно булькает какое-то домашнее варево.
   - Если ты мне дашь попробовать того, что так вкусно пахнет, - пробормотала Гвендолен, мечтательно зажмурившись, - я, возможно, даже пожалею твою уточненную душу и не стану мучить тебя рассказами. Наших в доме никого нет?
   С этими словами она двинулась к двери в гостиную, но Кэс неуловимым движением оказался у нее на пути.
   - Иди лучше наверх, Гвен. Я пошлю кого-нибудь, чтобы тебе принести поесть.
   - У тебя гости?
   Гвендолен показалось, что к терпкому дыму дров из камина, выскальзывающему за дверь легкой струйкой, примешивается сладковатый запах табака, и вроде бы что-то звякнуло, похожее на бокал, но наверняка сказать было трудно. Лицо Кэссельранда было непроницаемым, как всегда, когда он не собирался отвечать.
   - Нет, я просто хочу посидеть у камина один. Сказать по правде, я успел благополучно отвыкнуть от тебя, Гвендолен, и не очень стремлюсь привыкать заново. Ступай, переночуешь в мансарде. Утром я принесу эти твои вожделенные шесть монет.
   - Интересно, Кэс, - Гвендолен фыркнула, но послушно двинулась к лестнице, - когда тебе удается перехитрить себя самого, ты на себя обижаешься, или как?
   В мансарде она сбросила прямо на пол надоевший плащ, торопливо отстегнула ремни, и некоторое время не чувствовала ничего, кроме жгучего наслаждения свободно шевелить крыльями. Она даже не сразу заметила, как тихая служанка поставила на стол горшок, накрытый толстым ломтем хлеба. Ноздри Гвендолен вздрогнули, и она сделала легкое движение в сторону стола, но все-таки ей было далеко до Дагадда, поэтому победило любопытство. Кэссельранд не догадывался, что подростками они тщательно изучили в его старом доме все углы и прекрасно знали, что если лечь ничком на полу мансарды возле северной стены, куда выходит воздуховод, то довольно отчетливо слышно все, о чем говорят внизу в гостиной.
   До Гвендолен донесся скрип отодвигаемых стульев, потом чей-то голос спросил:
   - Вас отвлекло что-то серьезное? Неприятности?
   Голос был определенно знакомым.
   - Вряд ли большие, - Кэссельранд говорил глуховато, но тоже вполне узнаваемо. - Всего лишь моя непутевая племянница. Влюблена по уши, со всеми выводами, которые можно из этого сделать.
   Гвендолен никакие родственные узы с ним не связывали, и этой выдумкой она почему-то возмутилась больше, чем презрительным отзывом о своей великой любви.
   "Даже не знала, что у меня, оказывается, есть дядя, - сказала она себе. - Но где же я слышала этого, второго?"
   - Я вам сочувствую, - если собеседник и иронизировал, то почти незаметно, - иметь дело с молодой влюбленной девушкой - одно из самых неблагодарных занятий.
   - Только если она не вклеилась в тебя! - вступил в разговор третий и гулко захохотал.
   Опять они! Гвендолен даже привстала на локте, чудом избежав соприкосновения затылком со скошенной стеной мансарды. Временами эта парочка забавляла ее, временами ей казалось, что они настолько хорошо понимают друг друга, что она начинала испытывать к ним смутную нежность. Но порой она была уверена, будто они нарочно ее преследуют.
   - К делу, сьеры, - это был уже четвертый. - Гостеприимство нашего любезного хозяина не безгранично.
   - Прошу простить меня, досточтимый Кэссельранд, - Гвендолен легко вообразила, как Логан безупречно наклоняет голову, но выражение лица остается холодным, - в самом деле, не стоит отвлекаться от нашей цели. Я как раз хотел представить вам своих коллег. Дагадда вы уже знаете, а ежели позволите ему просидеть достаточно долгое время, то ваш погреб узнает его еще лучше. А это почтенный Нуада, переписчик свитков в эбрийской сокровищнице, и достославный Кехтан, лучший лекарь во всей Айне.
   - Прямо и лучший... - слегка смущенно пробормотал пятый голос.
   Судя по тембру остальных, Логан был самым младшим.
   Как справедливо заметил Нуада, давайте начнем с того, что поблагодарим еще раз нашего великодушного хозяина. Немного найдется теперь в Тарре домов, где люди могут говорить свободно, не опасаясь за свою жизнь.
   - О своей жизни никогда не стоит забывать, - это снова был Нуада, Гвендолен уже начала его отличать по слегка надтреснутому голосу. - По крайней мере тем, дорогой коллега, кто не обладает вашими способностями разрывать путы и уговаривать железо.
   - Я же не виноват, что все это умею! - с внезапной горячностью закричал Логан, и что-то загудело - видимо, языки пламени вырвались из камина. - Ни за что на свете я не хотел бы иметь преимущество перед другими, такими же, как я! Но когда наступает опасность, я этим пользуюсь совершенно неосознанно.
   - Сдается мне, - неторопливо вступил в разговор Кехтан, - что мы должны не упрекать, а благодарить нашего коллегу Логана за то, что он открылся нам. Пусть мы даже не понимаем до конца природу его дара, но он возник не случайно. Я не знаю, действительно ли есть в мире Чаша, о которой вы говорите с такой уверенностью, но какие-то силы, несомненно, просыпаются.
   - Или хотят, чтобы их разбудили, - прибавил Нуада, и на мгновение упало молчание. Видимо, все повернулись в сторону Логана, ожидая его ответа.
   - Чаша существует, - произнес он громко. - И мы научимся пользоваться ее силой.
   - Вас она не пугает?
   - Только наивный человек может поверить, что мы хотим укрыть Чашу от мира! Мира, в котором ежесекундно происходит что-то злое. Мира, где притесняют людей, подобных нам, для кого знание стоит на первом месте. Где самые сильные чувства, которые могут испытывать обычные люди - это страх и зависть. Когда истинная сила откроется таким, как мы, все будет по-другому.
   - Сдается мне, что самый наивный человек здесь - это вы, Логан, - прервал его Нуада, и послышалось пыхтение раскуриваемой трубки. - Но если я правильно помню ваш рассказ, вы считаете наивным таррского вице-губернатора? Почему же он все-таки захотел поехать с вами? Похоже, к его наивности все-таки примешивается недоверие.
   Скрипнуло резко отодвинутое кресло - Кэссельранд, не сдержавшись при словах "таррский вице-губернатор", поднялся и принялся расхаживать взад-вперед по гостиной.
   - Не совсем так, - не очень охотно отозвался Логан. - Его тоже привлекает сила Чаши.... для своих целей. Но поначалу он нам может оказаться даже полезным. Он дальний родственник Мэссина, одного из хранителей.
   - Я внимательно читал записи Мэссина, - это снова заговорил айньский лекарь, Кехтан, кажется. - Если быть полностью откровенным, по многим признакам его чувства и мысли напоминают терзания одержимых, которых мне доводилось пользовать в Айне. Допустим, что его рассказ - абсолютная истина, но утешаться все равно особенно нечем. Такую силу невозможно вынести одному человеку, и тем более невозможно научиться при этом ею управлять.
   - Так вот, сьеры, - голос Логана зазвенел так, что без труда можно было представить торжествующее выражение на самозабвенном мальчишеском лице, потерявшем всю холодность. - До сих пор все хранители сгибались под тяжестью силы, потому что не могли никому доверять, и бродили по дорогам в полном одиночестве. А я убежден - силу Чаши надо разделить на нескольких людей. Для начала хотя бы на двоих. Вот Дагадд, мой побратим и моя противоположность. Полагаю, нам с ним будет не в пример легче, чем несчастному одинокому Мэссину.
   - Угм, - невнятно подтвердил Дагадд, из чего Гвендолен поняла, что он в это время энергично жевал. Этим объяснялась и его странная молчаливость в течение всего разговора.
   - Что же, Логан, - медленно проговорил Нуада, - нам тяжело поверить в ваш путь, но мы желаем вам удачи. Правда, что-то подсказывает мне, что вы позвали нас сюда не только для того, чтобы поделиться своими планами. Я прав?
   - Мы не вправе вас о чем-то просить, но если вы готовы помочь нам, пусть один останется здесь - выбирайте сами - а другой поедет за нами следом. У нас с Дагди будет всегда одна судьба, но если нам не повезет в пути - наш спутник должен вернуться и рассказать, что с нами сталось. А тому, кто остается, предстоит работа не легче. Нужно разыскать всех книжников в Круахане, Эбре, Айне и Валоре - везде, куда можно передать тайную весть о нашем путешествии. Пусть ждут нас и будут готовы собраться по нашему слову. Какой бы ни была наша дорога - успешной или бесславной - но в Круахан мы больше не вернемся, а позовем вас к себе.
   - Не вернетесь в Круахан? Почему?
   - Круахан безнадежен, - отрезал Логан. - Чаше здесь не место.
   - А разве есть для нее подходящее место где-нибудь в мире? Люди везде одинаковы
   - Эбрийский султан бессмысленно жесток и часто сочиняет глупые законы, но он уверен, что это право даровано ему небесами. Любой мелкий барон в Айне идет войной на соседа, как только удается нанять лишнего солдата, но он считает, что это право его рождения. Валленские протекторы засылают друг другу шпионов и чаши с ядом, но они убеждены, что это право того, кто умнее и хитрее. В Круахане же истинная власть и золото в руках людей, которые имеют право на все только оттого, что следят за каждым шагом других. Вы чувствуете разницу?
   - На мой взгляд, - из всех отозвался один Кехтан, - все они достойны равной степени симпатии.
   - Нет, вы подумайте, - не унимался Логан, - первые всего лишь считают себя лучше других. А вторые даже не заботятся об этом. Они выше, потому что они вездесущи. Они заменяют собой небесные силы. Они - Провидение.
   - На вашем месте, Логан, - несколько обеспокоено заметил Нуада, - я бы сейчас немедленно вышел из дверей и не останавливался бы на дороге, пока не достиг гавани. И там бы тоже не задерживался, пока не поднялся бы на борт самого быстроходного корабля, отплывающего немедленно. Ведь если вдруг вас кто-то случайно подслушивал...
   При этих словах Дагадд радостно захохотал.
   - Если! Малыш, он так и не воткнулся! Ну и сплющенные у тебя приятели, меня прямо всего переломало!
   Гвендолен отпрянула от стены, так гулко смех Дагадда пошел гулять по трубе воздуховода.
   Внизу тем временем происходило следующее: наблюдая за уставленным в потолок толстым пальцем Дагадда, глаза Логана сузились до предела и приобрели изумрудный цвет, напоминающий оттенок змеиной чешуи. В голосе его также проскользнуло легкое шипение, когда он вкрадчиво спросил:
   - У вас на чердаке соглядатаи, Кэссельранд?
   - У меня с собой охранная грамота от султаната, - торопливо, но без лишней уверенности пробормотал Нуада, пытаясь расстегнуть крючки на камзоле с левой стороны.
   Кехтан только грустно развел руками. Под взглядом Логана железные петли на дверях вышли из пазов, намертво ее заклинив. Со стуком захлопнулись ставни на окнах.
   Кэссельранд покачал головой, и вместо страха на его лице отразилась глубокая печаль.
   - Не хотел я, чтобы вы знали... Думал, что если главного в своей жизни лишился, то пусть хоть остальные нормальным меня считают... - непонятно сказал он. - Не тратьте силы, мальчик. Моя мансарда действительно не пустует, но не на пользу службе Провидения. Скорее, наверно, наоборот. Пойдемте, я вас познакомлю.
   Некоторое время им пришлось повозиться с дверью, обдирая ногти и пальцы о железные скобы. Логан смотрел на дело своих рук несколько растерянно. Наконец Дагадд, отстранив всех, бухнул плечом в створку, и дверь повисла на одной петле.
   На ступенях мансардной лестницы сидела Гвендолен, положив подбородок на скрещенные пальцы, и задумчиво разглядывала собравшихся. Крылья она скромно сложила по бокам, но даже в темноте передней они светились приглушенным медным светом.
   Выдохнули и невольно отшатнулись лишь Нуада и Кехтан. Логан приподнял брови, а Дагадд ухмыльнулся и подмигнул ей по очереди обоими глазами.
   - Это Гвендолен Антарей, - хмуро представил ее Кэс. - Не самая прекрасная, не самая талантливая и не самая мудрая, но наверняка самая несносная представительница нашего народа.
   - В точности перенявшая все эти качества от своего старшего друга и воспитателя, - быстро парировала Гвендолен. - Правда, пока я слушала вашу беседу, достопочтенные сьеры, я убедилась, что по части недостатка ума мне до Кэса еще далеко.
   - Вы сказали - вашего народа? - Нуада был человеком ученым, далеким от предрассудков простолюдинов, но постарался незаметно сделать несколько шагов назад. - Разве вы из...
   - Был, - коротко и мрачно ответил Кэссельранд. - И каждый, кто вздумает меня расспрашивать, увидит эту дверь с другой стороны, хотя на улице темно, и идет дождь.
   - Я готов поехать с вами, Логан, - поспешно произнес Нуада. Кехтан, будучи врачевателем, а значит не столько терпимым, сколько хладнокровным, спокойно кивнул:
   - Если почтенный Кэссельранд не передумал нам помогать, я останусь.
   - В помощи сьера Кэссельранда я убежден, - Логан слегка нахмурился, и на его лицо вернулось обычное холодно-вежливое выражение. - А вот вас, Гвендолен из рода Антарей... видимо напрасно уговаривать, чтобы вы молчали о том, что пришлось услышать?
   - Послушай, Луйг, - Гвен покусывала губы, словно не замечая его чрезмерно официального обращения., - вот ты считаешь, что Круахан хуже всех остальных стран... Но почему-то вы собираетесь в плавание на таррских кораблях.
   Логан усмехнулся, не разжимая губ.
   - Разве такая досадная мелочь может нас остановить?
   - А что, мы там вчера потерлись на флагмане - есть чем похлюпать, - степенно сообщил Дагадд, и его глаза с удовольствием зажмурились. - И чего погрызть тоже.
  
   Гвендолен открыла глаза и рывком села на мятой постели. Ночь едва достигла середины, луна висела высоко в небе, нацелив на крыши острые перевернутые рога. Но Гвен не тянуло летать. Она села на подоконник, подтянув колени к подбородку по старой привычке. Вроде бы все не так и плохо, ее мечта по крайней мере исполнилась. Или она совсем не об этом мечтала? Почему она так внезапно проснулась среди ночи? Откуда эта глухая тоска, что давит на сердце?
   "О Эштарра, смилуйся надо мной, неужели я его навсегда потеряла? - ясно произнес чей-то голос в ее голове, и только потом она сообразила, что ее губы шевелятся. - Я не могу, я без него погибну".
   Она оглянулась назад в комнату, на разобранную постель, и опустила лицо в колени. Теперь ей было что вспоминать - но воспоминания мало успокаивали.
   Они сняли комнату в какой-то отдаленной гостинице, еще более убогой, чем та, под крышей которой Гвендолен прожила все это время. И то договариваться и расплачиваться пришлось ей. Лицо таррского вице-губернатора, молча ждавшего ее отвернувшись и надвинув шляпу на глаза, очень хорошо знали многие. В самом деле, расхаживая по переулкам среди народа, он вряд ли мог представить себе, что будет торопливо подниматься по скрипучей лестнице , держа за руку девушку в толстом плаще до пят, на которую многие подозрительно оглядываются.
   На улице продолжался нескончаемый дождь, сырость насквозь пропитала камзол и сапоги, и кончики пальцев были ледяными. В комнате к стене была придвинута грубо сколоченная кровать, у другой стены - расколотый умывальник. Больше ничего - да в общем тем парочкам, что поднимались сюда одна за другой, больше ничего было и не нужно. Гвендолен распутала завязки плаща, поискала глазами, куда его повесить, и в конце концов бросила на пол. В своем купленном впопыхах платье, серебристом с синеватым отливом и глубокими разрезами по подолу она смотрелась совеем странно на фоне стен, заляпанных пятнами непонятного происхождения, и перекошенных ставень. Но на несколько измученном лице Баллантайна медленно возник отсвет улыбки.
   - Ты сердишься на меня, Гвендолен?
   - За что? - искренне поразилась она.
   Они так и стояли напротив друг друга посередине комнаты. Сесть было некуда, разве что сразу на постель.
   - Не так все должно было быть, и не сюда я должен был тебя привести. Но в любом другом месте меня сразу узнают. Да и здесь в общем-то тоже могут . Я говорил тебе, что хочу встряхнуться, куда-то поехать, делать что-то новое... На самом деле мне уже поздно менять что-то в своей жизни, Гвендолен.
   - Я понимаю, - прошептала она, лишь бы что-то сказать, особенно не вдумываясь. То ли от мокрого плаща, то ли почему-то еще, она с трудом сдерживала дрожь
   - Ты просто мой подарок в этой жизни. Неожиданный и, видимо, последний. Сколько тебе лет?
   - Двадцать т-три, - пробормотала Гвен, слегка запинаясь, потому что губы не особенно хотели шевелиться. - А вам... тебе?
   - Сорок восемь, - он усмехнулся. - так что все мои рубежи пройдены. Ни первым министром, ни Генералом провидения мне уже не стать. Хотя это, может, и к лучшему. Но вот о чем я жалею - в моей жизни было очень мало женщин. Как-то не до того было. И теперь я, наверно, неправильно веду себя с тобой. Правда?
   Она невольно поразилась тому, как молодо он выглядит - Кэссельранду было сорок пять, а морщины уже покрывали все его лицо. Потом помотала головой. Дрожь все усиливалась, и Гвендолен была не уверена, что сможет что-то внятно произнести.
   - Правда, я и сам вижу, - у него, оказывается, было две разновидности улыбок. Первая - та самая, преображающая все его черты, к которой потянулась Гвендолен, а вторая просто усталая и грустная. - Очень красивое платье. И ты его надела специально для меня.
   - Да, - сказала она, обрадовавшись, что можно ответить кратко.
   - Гвендолен... - он наконец подошел ближе. - Ты похожа на яркий костер, к которому все тянутся за теплом и жизнью, в пламени которого каждый пытается разглядеть что-то свое. Я не знаю, зачем тебе старый измотанный чиновник, но знаю одно - я никогда не обижу тебя, Гвендолен.
   Мысль о проклятии Вальгелля вновь всплыла в ее сознании, но глубоко задуматься Гвен не успела. Он был теперь совсем близко, и она ненадолго расслабилась, вспомнив свои ощущения в карете и понадеявшись, что сейчас испытает то же самое. Но поселившееся внутри беспокойство было сильнее и вернулось. Он долго путался в сложном покрое ее платья, а потом в крючках своего камзола. Наконец он задул свечу, вытянулся рядом с ней на кровати и обнял. Гвендолен искренне хотела ему помочь, но совершенно не представляла, что полагается делать. Подсмотренные в окнах домов картинки помогали мало - вроде все было примерно так же, но чего-то не хватало. По тяжелому дыханию Эбера Гвендолен понимала, что у него что-то не получается. К тому же неловко повернутое крыло затекло и начинало болеть.
   - Гвен... у тебя это в первый раз? - прозвучал над ухом его срывающийся шепот. Непонятно, чего в нем было больше - удивления или сожаления.
   - Конечно, - ответила она искренне. - Это плохо?
   - Нет, это замечательно, - пробормотал он, вздохнув. - Только я... как-то не ожидал.
   Некоторое время он не оставлял своих упорных и бесполезных попыток, пока не почувствовал, как она дрожит с ног до головы.
   - Не надо, Гвен, я больше не буду, - вздохнул он, обнимая ее сильнее, но совсем по-другому. - Успокойся.
   Она рискнула открыть глаза и увидела его лицо над собой, совсем близко, вплоть до родинки в углу глаза, тонких морщин на нижних веках и неожиданно сильно обозначившейся складки у рта. Одной рукой он осторожно отвел в сторону ее перепутавшиеся кудри:
   - Похоже, я был не прав, между крылатыми и людьми все-таки больше отличий, чем кажется на первый взгляд. Или я что-то делаю совсем неправильно. Но я так хотел... Забудь и не думай обо мне слишком плохо, Гвендолен.
   Эбер резко поднялся и подобрал с пола свою одежду. Гвен села на постели, постаравшись пригладить волосы обеими руками и словно во сне смотрела, как он застегивает рубашку. В ее сторону он посмотрел всего один раз и постарался улыбнуться, но губы дернулись, и улыбка получилась кривая.
   - Мы еще увидимся? - спросила она зачем-то.
   - Ты этого хочешь?
   - Да, - сказала она твердо. - Хочу.
   - Хорошо, - его голос прозвучал без малейшего оттенка. - Значит, увидимся. Только завтра я уезжаю.
   - Уже? - вырвалось у Гвендолен. - Ведь эскадра выйдет в море только через две недели.
   - Я уезжаю в Валлену подписывать бумаги концессии. На это уйдет не меньше семи дней. - Баллантайн по-прежнему не смотрел на нее, но заговорил чуть мягче: - Я дам тебе знать, когда вернусь.
   На пороге он слегка задержался, взявшись за ручку двери. Но так и не обернулся.
  
   "...Должно быть, это и есть проклятие Вальгелля. Кэссельранд до конца не знал сам, как оно действует. Или не стал рассказывать глупым девчонкам, которые еще ничего не понимают. А на самом деле все очень просто - зачем человеку крылатая женщина, если он ничего не может с ней сделать? Видно, мы устроены как-то совсем по-другому...
   ...
   Хотя нет, Кэс ведь говорил, что многие крылатые попадали в веселые дома, когда их бросали любовники. Для чего-то их там держали - не на лютне же играть. Значит, это дело в тебе. Это с тобой что-то не так. Ты же всегда смеялась над мужчинами. А теперь полюбила того, кому ты не нужна...
   ...
   ...А дождь все идет, уже четвертый день подряд. По утрам так студено, что трава покрывается инеем и хрустит под копытами коней. Как ему, наверно, холодно сейчас в дороге. Сохрани его, о Эштарра, ради всех светлых духов, что еще остались на этой земле. Сбереги его, дай мне еще раз посмотреть ему в глаза и положить руки ему на плечи. Всего на мгновение, пусть он даже не обнимет меня в ответ...
   ...
   ...Я теперь точно знаю, что люблю его. Он, наверно, больше не посмотрит в мою сторону. Но я знаю, где окна его кабинета. Я могу стоять на карнизе и смотреть, как он читает, чуть наклонив подсвечник над бумагами, и слегка хмурится. А если он задернет шторы, я буду чувствовать, что он внутри, и представлять каждую черточку его лица, каждую прядь волос. И когда-нибудь он поймет, что я жду его за окном. Между нами все равно натянута нить, я ее чувствую. Не может быть, чтобы все так закончилось...
   ...
   ...Светлое Небо, он ведь уезжает за море! Что мне делать? Как я без него?
   ...
   ...И пусть это проклятие, но мне не надо никого другого. Только бы мы снова встретились. Только бы он улыбнулся, как всегда, только бы прикоснулся ко мне. Я вижу его во сне каждый день. Иногда у нас все хорошо, иногда нет, но я ношу эти сны в сердце до вечера. Неужели все люди чувствуют то же самое? Не может быть, они сходятся и расходятся, а так любить можно только одного, и только один раз...
  
   .. Прошла неделя. Он, наверно, уже вернулся. А я не могу себя заставить пойти в канцелярию. Сердце стучит в два раза быстрее. Когда сидишь у окна, смотришь, как вода расползается по стеклу и представляешь его рядом, так просто придумывать, что ты ему скажешь, и как он ответит...
   ...
   ...Он десять раз прошел мимо меня в кабинете, не сказав ни слова. Я считала.
   ...
   ... Сегодня я стояла на углу, где он обычно проезжает. Последнее время он не ходит пешком. И занавески в карете задернуты.
  
   ... Наверно, в этот вечер его карета поехала другой дорогой. Опять шел дождь. Потом я сушила башмаки над огнем, и одна подошва сгорела. Но это не страшно. Все равно в канцелярию я больше не пойду.
  
   ... Интересно, когда Вальгелль смотрел в ночное небо, куда улетела Аредэйла, он чувствовал то же самое?"
  
   - Гвен, вы что, занялись алхимией? Решили сварить приворотное зелье? - Логан подозрительно понюхал воздух, и тут его взгляд упал на лежащий на полу башмак с обугленной подошвой. Дагадд, гулко топая, подошел к окну и немилосердно дернул ставни. Запахло сырой ночью и мокрыми вьюнками, чьи плети свисали над окном, и оттуда посыпались брызги. Толстяк встряхнулся по-собачьи и с наслаждением раздул ноздри.
   Гвендолен даже не пошевелилась и не подняла глаз. Она сидела, скорчившись, в углу постели, прижавшись к стене и обхватив себя крыльями, словно завернувшись в них. Медный цвет перьев будто потускнел и в полумраке казался коричневым.
   - Вы так и сидите тут две недели? - поинтересовался Логан. Голос его был еще холоднее ночного воздуха, но во взгляде сквозила тревога. Если бы раньше кто-то сообщил, что видел Гвендолен Антарей в подобном состоянии, Логан посоветовал бы ему никуда не сворачивать, пока не доберется до лучшего лекаря в округе. Теперь у него возникало смутное желание самому попросить совета у врачевателя, потому что в мире что-то явно шло не так.
   - Почему же, когда другого выхода нет, я встаю, - ответила между тем Гвендолен, пожимая плечами. Она даже не стала возражать против внезапного вторжения этой парочки, хотя в мансарде сразу стало тесно - они заполнили все углы своим присутствием, как любую комнату, куда они заходили. В прежние времена Гвендолен не преминула бы произнести нечто вроде: "Я вам что, посылала приглашение красивым почерком на шелковой бумаге?", но сейчас было видно, что необходимость хотя бы иногда разговаривать представляется ей весьма досадным обстоятельством.
   - Вы пытались на себя посмотреть со стороны? Или хотя бы в зеркало7
   Дагадд некоторое время внимательно таращился на Гвендолен, широко раскрыв по этому случаю спрятанные в щеках глаза, затем неопределенно махнул рукой:
   - Облезлое дело. Только сам пришибешься, Луйг, а ее не распихаешь.
   - Я вас сюда являться и не просила, - даже раздражение в голосе Гвендолен было тусклым. - Комната у меня маленькая, до двери добираться недолго.
   - В общем-то я зашел посоветоваться с вами, Гвендолен, - Логан сменил тон и уселся на единственный стул, предоставив Дагадду с тяжким вздохом опираться о подоконник. - Но сначала я вам должен рассказать одну историю.
   - Я сегодня не даю хороших советов.
   - А мне сойдет и плохой. Хоть какой-нибудь. Выслушайте меня, Гвендолен, и обещаю, что после этого мы сразу уйдем.
   - Еще бы! - Дагадд возмущенно фыркнул. - Обычно гостям не ломаются дать чего-нибудь пожевать. Но тут, малыш, ни куска не выболтаешь.
   - Есть такой нелепый обычай - ходить в гости по приглашению, - Гвендолен не выдержала и немного развернула крылья, скрестив руки на груди. - Очень надеюсь, Луйг, что твоя история окажется короткой.
   - Я буду очень стараться, Гвендолен. Началось все с того, что пятнадцать лет назад отношения между Круаханом и Эброй были еще менее безоблачными, чем сейчас. Молодой султан - тогда он недавно пришел к власти - заглядывался на несколько островов, принадлежащих Круахану, где было бы так удобно основать эбрийские колонии. А в планы Службы Провидения входило вовсе не расставание с собственными владениями, но стремление подчинить нового эбрийского правителя своей воле так же, как и предыдущего. Хотя бы затем, чтобы считаться самыми сильными на Внутреннем океане.
   Султан быстро пришел в дурное настроение и выгнал из страны круаханского посла, придравшись к тому, что тот не умеет говорить по-эбрийски. Служба Провидения отнеслась к данному событию на удивление спокойно, вернее, возмущенный протест сочинила только для виду. Его привез следующий посол, выглядевший не менее древним, чем дворец султаната, но зато безупречно говорящий на эбрийском и даже слагавший на нем вычурные стихи. Наверно, потому он показался почти безобидным. По-эбрийски свободно говорила и вся его свита, в том числе не особенно примечательный младший секретарь, в чьи обязанности входило поддержание в порядке бумажных дел посольства и изготовление списков с приглянувшихся послу старинных книг. Его звали... впрочем, это не особенно важно. Все равно его имя постарались надежно забыть, и даже на могиле, куда бросили потом его изуродованное тело, нацарапали просто косой крест без всяких надписей.
   У младшего секретаря было несколько привычек, которые, впрочем, никого не удивляли. Он часто бродил по столице султаната, часами проводя время в лавках, где торгуют книгами и рукописями, и быстро свел знакомство со многими старьевщиками и коллекционерами . А вечерами он изводил по пачке свечей, сочиняя любовные письма своей невесте, оставшейся в Круахане. В службе охраны султаната, конечно, их вскрывали, но потом читали, рискуя вывихнуть челюсти от зевоты - они были очень длинные, добродетельные и невозможно нудные.
   Потом начались события, не слишком приятные для султана, но без сомнения порадовавшие Службу Провидения. Две экспедиции, отправленные для захвата вожделенных островов, закончились бесславно - одна налетела на неожиданно возникшую круаханскую эскадру, а вторая отчего-то воспользовалась неверными картами, сбилась с курса и села на мель. Султан был человек упрямый, как все эбрийцы, и обязательно отправил бы третью, но его отвлекли беспорядки в собственном государстве. Его родной племянник стал лелеять необоснованные мечты, что жезл султаната гораздо красивее смотрелся бы в его руках, и по этому поводу затевал бесконечные интриги - то подбивал против дяди вождей племен из Ташира, которые и так всегда считались ненадежными союзниками, то отговаривал валорцев от торгового союза, убеждая их, что денежные дела в султанате сейчас очень плохи. Вместе с тем дела самого племянника укреплялись день ото дня, словно он обнаружил где-то бездонный сундук, куда можно запускать руку.
   Последним ударом для султана стало известие, что секрет жидкого огня, над которым в страшной тайне трудились в его лаборатории, полгода как известен в Круахане, и еще неизвестно, кто больше продвинулся по пути его превращения в жуткое оружие, способное сжигать тридцативесельный корабль за несколько минут.
   Об этом султану сообщил один из генералов Службы Провидения, заехавший в Эбру с посланием от короля Круахана. Послание было доверху наполнено доброжелательными и учтивыми словами, и такая же доброта и понимание светились в чуть прищуренных глазах сидевшего напротив генерала. "Разве может человек пойти против Провидения?" - говорил его ласковый, прощающий и чуть усталый взгляд.
   Но султан Эбры пришел к власти, едва не выпив яд, поданный ему одним братом, с трудом избежав кинжала ночного убийцы, подосланного вторым, и лично подписав приговор о пожизненном заключении третьего. Поэтому он был твердо убежден, что за спиной провидения всегда стоят далеко не бесплотные тени.
   "Я готов на мирный договор с Круаханом, - ответил он в тот вечер. - Более того, я передам Службе провидения право на половину выработок с наших изумрудных копий, если вы взамен подарите мне причину всех неприятностей, что обрушились на меня за последние годы".
   На следующий день в Эбре арестовали двух министров, четверых гвардейцев охраны, придворного алхимика, управителя того самого несносного племянника и еще множество простых слуг, которых никто не считал в силу их незначительности. Все они, как быстро выяснилось на допросе, были частью виртуозно сплетенной паутины и прилежно относили ее владельцу все, что могли добыть - сведения, письма, слухи, секретные документы. Имя владельца они тоже скрывали недолго - им оказался самый заурядный из младших секретарей круаханского посольства.
   В этот момент он лежал, зашитый в мешок, в трюме одного из валорских кораблей, и ждал выхода в море. Гвардия султана прочесывала порт, роясь даже в крошечных рыбацких лодках. Когда гвардейцы спустились в трюм и долго обшаривали его с факелами, один сапогом наступил ему на руку, сломав три пальца, но тот не издал ни звука. А еще через какое-то время палубы крикнули, что приказано прекращать поиски - тело секретаря, изувеченное и с перерезанным горлом, обнаружили в одном из городских бассейнов. Генерал Провидения грустно развел руками и тонко улыбнулся, заверив султана в благосклонности судьбы и братских чувствах к нему короля Круахана. Старик посол в ужасе отбыл на родину, написав на палубе корабля свое самое длинное и печальное стихотворение. Дворец султанова племянника сожгли, он сам укрылся в Ташире и до конца своих дней прожил в горах, ни разу не засыпая ночью и не прикасаясь ни к какому питью, кроме воды из ручья. Предатели и заговорщики были казнены один за другим. Вначале султан изощрялся в придумывании способов казни, потом ему это занятие наскучило. Тем более что каждый раз, получая отчет о количестве и качестве добытых в копях изумрудов, он впадал в глухую тоску и начинал испытывать сожаление о том дне, когда ему так захотелось раскрыть шпионский заговор в сердце своей столицы.
   Вот такая история, Гвендолен. Не знаю, получилась ли она краткой, но судя по тому, как внимательно вы слушали, довольно любопытной. Не правда ли?
   - Вы хотели попросить моего совета, - Гвендолен могла только шептать, потому что в горле пересохло. Она ясно представила чуть согнутые, неправильно сросшиеся пальцы на левой руке Баллантайна и увидела перед собой, как по улице, идущей в порт, четким шагом спускается отряд эбрийских гвардейцев в рогатых шлемах, а за их спиной поднимается зарево горящего дворца.
   - Ну да, конечно, - Логан встряхнул головой, похоже, видение Гвендолен было настолько ярким, что передалось ему. - Как вы думаете, Гвен - вот этот человек чудом спасся. Его предали те, кому он служил. Он был вынужден навсегда забыть свое настоящее имя. Он много лет прожил в нищете и безвестности, борясь со своим отчаянием и ужасом перед всеми, кого он увлек на смерть и кто глядит на него из темноты - а я уверен, что это для него было гораздо сложнее, чем сдержать крик, когда каблук гвардейца наступил ему на пальцы. Если бы такой человек начал новую жизнь, преодолев себя ради своего города, разве он стал бы обращать внимание на страдания маленькой глупой девочки, которая вдруг вбила себе в голову, будто любит его? И стоит ли этой девочке к нему приближаться? Не разумнее ли бежать подальше, тем более что она это может сделать так легко? Что бы вы посоветовали этой девочке, Гвендолен?
   - Я уже говорила, что не даю хороших советов, - Гвен подалась вперед, крылья полностью раскрылись, отбрасывая на стену диковинную изломанную тень. Рыжие волосы стояли дыбом, и будь на месте Логана кто-то другой, он отшатнулся бы, распознав в ней явно необычное и не слишком похожее на человека существо. Но молодой книжник сидел cпокойно, наполовину уйдя в какие-то свои мысли - в нем самом было слишком много сверхъестественных качеств, чтобы пугаться. - Я бы сказала этой девочке - ты несешь в себе проклятие своего народа, и твою судьбу уже не изменишь. Поэтому благодари небо за то, что полюбила человека, который хотя бы достоин того, чтобы о нем думать.
   - К счастью, я мало что понимаю в любви, - произнес Логан после некоторого молчания. - И не стремлюсь понимать.
   - Я тебе столько раз про это долбил, малыш, ты мог бы уже и втереть, что к чему, - самодовольно отозвался от окна Дагадд. Логан махнул в его сторону рукой:
   - А ты тем более не понимаешь.
   Гвендолен криво улыбнулась.
   - Мне будет вас не хватать. Когда вы завтра отплываете?
   - Мы пока никуда не отплываем. - мрачно заявил Логан. - Очередной караван концессии снова задержан в порту. А его светлости вице-губернатору Баллантайну недавно прислали приказ незамедлительно явиться в Службу Провидения.
   - И вы так спокойно здесь сидите?
   Второй раз Гвендолен подскочила на кровати. Руки одновременно пытались застегнуть камзол, поправить пояс с ножами и проверить, хорошо ли защелкнуты все рукоятки. Она взлетела на подоконник как вихрь, отпихнув замешкавшегося на пути Дагадда, и оттолкнулась, не тратя время на разворачивание крыльев. Ахнув. Логан с Дагаддом следили за ее падением, затем она выровнялась и в два взмаха набрала высоту.
   - Гвендолен! - бесполезно закричал Логан в ночную тьму, приложив руки ко рту. - Ты с ума сошла! Куда ты...
   Напряженно вглядываясь, книжники могли заметить мелькнувший уже совсем далеко на фоне луны темный силуэт, заворачивающий за высокий шпиль, Была ли это Гвен - понять было невозможно, может, кто-то еще из тайно живших в городе крылатых разминал свои крылья под молодой луной.
   ... босиком, - закончил Логан и длинно вздохнул, отвернувшись от окна.
  
   Гвендолен опустилась на хорошо знакомый ей карниз Дома Провидения и сразу горько пожалела об отсутствии башмаков, пусть даже обгоревших. Ночная роса и недавно прошедший дождь были ледяными.
   Свет горел не в личном кабинете Энгинна, а в приемной. В очередной раз она подсматривала, скрываясь за оконными занавесями. Вначале, только начиная летать в городах, Гвендолен очень любила бродить по карнизам и разглядывать картинки из чужой жизни. Потом она возненавидела это занятие - ей казалось, что она обречена быть чем-то вроде глаз и ушей темноты, и что у нее никогда не будет собственной истории, только случайно увиденные сцены из историй других. Но сейчас она ни о чем не задумывалась - беспокойство рвало ее грудь на части, и она вновь начала нормально дышать, только увидев Баллантайна хоть в кресле, но свободно двигающим руками и без явных повреждений на лице. Более того, судя по всему, до нынешнего момента их беседа с Энгинном проистекала довольно приятно, по крайней мере для последнего. Они оба сидели, развернув кресла к камину, перед ними дымились трубки, а Энгинн, откинувшись на спинку, медленно потягивал из круглого бокала какой-то золотистый напиток.
   Перед Эбером стоял такой же, но почти нетронутый.
   - Не могу поверить, что глава таррской Службы Провидения позвал меня на ночь глядя, чтобы выслушивать рассказы о том, чем выгоднее торговать - валленским стеклом или эбрийской шерстью.
   Гвендолен уже успела забыть, как он выглядит, когда улыбается, слегка наклонив голову. Теплая волна поднялась внутри, заставив схватиться за ставень и забыть про онемевшие пальцы на ногах.
   - Что ты, это я просто хотел тебе сделать приятное, - Энгинн покатал бокал в ладонях. - Но если настаиваешь, перейдем к главной цели разговора. Сегодня утром ты отправил письмо в Службу Провидения в Круахане, - он помахал белым пакетом, взятым о стола. - Адресовано оно Фредерику Гнеллю, твоему старшему другу и учителю. В письме ты просишь разобраться, почему флотилия концессии не может беспрепятственно отплыть в Эбру, и просишь позволения отправиться с ней сам. Намекаешь на какие-то личные обстоятельства и на то, что как бы тяжело тебе не было вновь ступить на эбрийскую землю, ты обязательно должен там побывать. Разве тебя не учили, Эбер, что лгать собратьям нехорошо?
   - Фредерик меня простит, - спокойным и даже беспечным тоном заявил Баллантайн. - Он прекрасно понимает., что из всех отправленных мной одинаковых писем он получил от силы одно или два. Поэтому неудивительно, что я в них не слишком откровенен..
   - А сколько ты отправил?
   Энгинн неожиданно наклонился вперед, и пальцы свободной от бокала руки впились в подлокотник кресла.
   - Впрочем, - продолжил он через пару минут, вернув на лицо выражение человека, наслаждающегося каждым глотком, - Ноккур с моим донесением о действиях таррского вице-губернатора выехал вчера вечером. У него предписание нигде не останавливаться и забирать самых выносливых лошадей. Даже если ты отправишься в Круахан сию минуту - тебе это мало поможет. У меня есть все основания полагать, что ты вступил в сговор с валленскими и эбрийскими купцами с целью сделать казну Тарра легче на несколько мешков золота. Сам понимаешь, доказать это будет не очень сложно.
   - Но ты ведь знаешь, что это неправда.
   - Конечно. Потому что на самом деле я подозреваю тебя в гораздо более опасных вещах. В Тарре последнее время происходят странные дела. Я приказываю арестовать двух подозрительных книжников - а они исчезают прямо из моего кабинета на самом верхнем этаже. Ты об этом ничего не знаешь, Эбер?
   - Первый раз слышу.
   - И говорят, что не все крылатые убрались из города. Люди видели по ночам над крышами летающий силуэт. Что им делать в Тарре, когда Конклав закончился? А что касается этих двоих основателей университета - я достаточно про них наслушался. Рассказывают, что они умеют взглядом зажигать огонь, заговаривать железо и беседовать с животными. И вот теперь ты собираешься в Эбру. Представить, что ты сможешь туда вернуться, сколько бы лет ни прошло - это надо знать тебя очень плохо, сьер вице-губернатор. Выходит, ты едешь совсем не туда, куда говоришь. И бросаешь свою драгоценную концессию в самый неподходящий момент. Значит, ты что-то ищешь - то, что ценнее золота, дороже мирных договоров и слаще ночей с рыжей девчонкой в два раза младше. Как ее зовут, кстати?
   - Прошу простить меня, Энгинн, - Баллантайн повертел в руках бокал и демонстративно отодвинул его в сторону. - Я не до конца уловил ход твоих мыслей. Я все-таки, - он извиняюще улыбнулся, - воспитан в старой школе, где было принято опираться на связанные между собой факты, а не на смутные ощущения. Повтори свои рассуждения еще раз, если не затруднит.
   Энгинн раздвинул губы в ответной улыбке, но глаза превратились в два кинжала.
   - Подожди, может, к концу нашего разговора картинка сложится так, что и тебе будет все понятно. Больше всего я жалею о том, что неправильно себя повел с этими книжниками. Если бы я смог их найти сейчас, то не стал бы им ставить синяки под глазами и сворачивать скулы, - он выразительно посмотрел на Баллантайна. - Может, кто-нибудь им это передаст?
   - Я их с трудом вспоминаю, - Эбер пожал плечами. Наверно, только Гвендолен могла видеть, как ему нелегко держаться выбранной роли, как резче проступила морщина, прорезающая лоб, но со стороны он смотрелся безупречно. - Это те двое, что были на Конклаве - один совсем мальчишка, второй толстяк, все время навеселе? Признаюсь, я тогда решил, что от них никакого толку не будет. Зачем они тебе?
   - Если они действительно владеют какой-то тайной силой, или знают, где ее добыть - она должна быть в наших руках. В руках Провидения.
   - Разве Провидение само не является достаточной силой?
   - Эбер, мы в самом сердце Дома Провидения, а не на королевском приеме и не на вручении посольских грамот. Не притворяйся наивнее, чем ты есть на самом деле. Ты все прекрасно понимаешь. Да, половина народа преданно смотрит на нас, открыв рот, и глотает сказки о доблестных воинах Провидения, которые не спят ночами, охраняя их покой от злобных врагов. Вторая половина дрожит от страха - эти менее удобны, потому что есть небольшой риск, что когда-нибудь они могут преодолеть этот страх все одновременно. Но всегда находятся те, кого подчинить невозможно. Крылатые, которые видят тебя насквозь - всегда их терпеть не мог. Книжники, которые чересчур часто задумываются о том, о чем думать не следует. Некоторые дворяне, слишком пекущиеся о своей гордости и родовой чести. А ты представь, - Энгинн вновь наклонился вперед, он вроде обращался к Баллантайну, но смотрел вскользь, словно забыв о нем, - что мы получим силу, способную управлять сознанием и мыслями людей. Чтобы подчинять их себе не с помощью железных предметов, развешанных по стенам в нашем подвале, а гораздо проще и быстрее. Но главное - не допустить, чтобы подобная сила оказалась в руках наших врагов.
   - Я допускаю, что не так и сложно заговорить железо. Или научиться словом зажигать огонь. Предметы и стихии прикованы к земле, ими легко управлять. А вот человеческие мысли - единственное, что осталось по-настоящему свободного в этом мире.
   - Брось, Эбер, разве нас в свое время этому не учили? Все мы умеем, пусть немного, но подчинять себе людей. Не говори, будто ты добился столь грандиозных успехов в султанате, не пользуясь этим.
   - Все, кто пошел за мной, сделали это добровольно, - глухо произнес Баллантайн. Он отвернулся от пламени камина, и Гвендолен с трудом расслышала его слова. - Правда, я обещал им защиту круаханской короны.
   . - Если ты из-за той давней истории не хочешь сейчас быть со мной откровенным, то ты трижды неблагодарный человек, Эбер ре Баллантайн. Разве не Служба Провидения предупредила тебя и спрятала в трюме валорского корабля? Разве не твои собратья подбросили гвардейцам труп удивительно похожего на тебя человека? Тот, кто отделался тремя сломанными пальцами на фоне трех десятков сложивших голову, должен преклоняться перед Провидением до конца жизни!
   - И тогда, и сейчас я готов поменяться с любым из этих тридцати.
   - Ладно, хватит, - Энгинн резко поставил опустевший бокал. - Я наделся, что ты разумный человек, хоть больше и не воин Провидения, а ты занимаешься нытьем и впадаешь в меланхолию. У тебя последняя возможность выбрать - если ты раскрываешь мне свои планы, результаты расследования дел концессии не будут иметь для тебя никаких серьезных последствий. Более того, я готов буду взять обратно свои подозрения и принести извинения верному слуге Провидения и короны.
   - А если у меня нет никаких планов?
   - Что же, тем хуже для тебя, - глава Службы Провидения потянулся в кресле. - Видимо, с возрастом даже самые лучшие люди теряют остроту ума. До встречи, Эбер, скоро мы будем видеться очень часто. Кстати, не советую бежать - будет только хуже.
   - Надеюсь, отъезд в Круахан не будет считаться бегством?
   - Желание ускорить развязку можно только уважать, - наклонил голову Энгинн. - Мой поклон Элизии, - сказал он в спину Баллантайна, уже открывающего дверь. - Что-то она неважно выглядит последнее время. Болеет, наверно? Твоей рыжей пассии я бы тоже передал привет, но ты мне и так не сказал, как ее зовут.
  
   Оставшись один, Энгинн, неожиданно зашипев, стиснул в руках бокал, стряхнул с ладони осколки и стал спешно зализывать выступившую кровь. Здоровой рукой он бросил в огонь лежащее на столе письмо Баллантайна и, непонятно выругавшись, хлопнул дверью. К счастью для потерявшей всякую осторожность Гвендолен он не обернулся, иначе бы увидел, как наполовину высунувшаяся из-за занавески девушка с рыжими волосами бросилась к камину. Вначале она сунулась в пламя голыми руками и с трудом удержала вопль. Еще несколько мгновений ушло на то, чтобы схватить каминные щипцы и приспособиться к ним. За это время от письма осталась обглоданная огнем четвертинка бумаги. Гвендолен жадно поднесла его к глазам. Вначале строчки прыгали, но потом она сообразила, что ей достаточно повезло. Оставшаяся надпись гласила: "..ольная улица, дом Гнеллей, сьеру Фредерику ре... в собственные ру..."
   Гвен перевернула остаток письма, ни на что особенно не надеясь, но на обратной стороне тоже были выведены строки, написанные гораздо мельче: "... второй раз я обращаюсь к вам с просьбой. В первый раз вы мне отказали, вполне вероятно, что откажете и в этот, но все-таки я..."
   Тогда она наконец опомнилась, что не слишком разумно стоять посреди самого враждебного места во всем Тарре, прижимая к сердцу образец почерка Баллантайна. Ноги еще не успели согреться, и поэтому она почти не почувствовала холода карниза. Громко топающий внизу патруль как раз поворачивал за угол, не обратив внимания на еле заметное шевеление в темном переулке через площадь. Гвендолен нисколько не сомневалась, кто ее там ждет, но из осторожности, помня слова Энгинна об оставшихся в городе крылатых, вначале перелетела на ближайшую крышу, потом еще на одну, пониже, и постаралась соскользнуть по трубе, хотя на полпути ей пришлось все-таки несколько раз взмахнуть крыльями.
   - И что вы тут позабыли? - спросила Гвендолен не особенно любезно. Одну ладонь она все же обожгла, и прикосновение к трубе не принесло ей радости.
   - Судя по тому, - рассудительно отозвался Логан, - что сьер Баллантайн несколько минут быстрым шагом вышел из дверей, мы догадались, что вы тоже не слишком здесь задержитесь.
   - Исключительная проницательность, - фыркнула Гвен, - она тоже относится к числу ваших сверхъестественных умений?
   Логан с Дагаддом переглянулись. Гвендолен постепенно становилась прежней, значит, это обещало серьезные перемены.
   - Держи, мы тут тебе нарыли чем копыта обернуть, - сказал наконец Дагадд, протягивая ей новые башмаки, но бросил взгляд на ее ободранные руки и пихнул Логана локтем. - Помоги, Луйг, не хлопай ставнями.
   Вдвоем они всунули ее ноги в башмаки, очень гордясь, что те пришлись впору, и кое-как их завязали. Все это время Гвендолен смотрела поверх их голов в одну точку, сведя брови, с решительным и вместе с тем отрешенным выражением на лице, как будто в обязанности двух единственных и поэтому лучших в Круахане магов входило обувать ее каждый день.
   - Спасибо, - сказала она наконец. - Я долетела бы и так, но мне все равно пригодится.
   - Вы куда-то улетаете, Гвендолен?
   Поскольку она резко повернулась и быстрым шагом двинулась по улице, им ничего не оставалось, как поспешить за ней. Дагадд не сразу попал в ритм и тяжело задышал.
   - В Круахан.
   - Вот как? И когда?
   - Немедленно.
   - Значит, в Круахан, - с расстановкой произнес Логан. - Думаю, что вы в очередной раз дали себе не очень хороший совет.
   - Одно кисло, пташка, - пропыхтел Дагадд за ее спиной, - что ты не ради меня так колотишься.
   Они подошли к дверям старой караульной башни, стоящей на окраине Тарра. Ни секунду не задержавшись, Гвен проскользнула в приоткрытую дверь и стала ловко взбираться по лестнице на верхнюю площадку. У ее сопровождающих получилось хуже - вначале Дагадд застрял в дверях, и Логану пришлось применять свою силу, чтобы расшатать створки, а потом подталкивать своего друга снизу, чтобы помочь ему карабкаться по ступенькам. Правда, здесь он обошелся сильными руками арбалетчика, без всякого магического вмешательства.
   Гвендолен нетерпеливо ждала их, развернув крылья и переминаясь на месте. Ее лицо было повернуто на север, словно она уже летела.
   - Ветер на моей стороне, - пробормотала она, глубоко вдохнув ночной воздух..
   - Удачи тебе, пташка, - неожиданно твердым голосом, без всякой одышки, произнес Дагадд.
   - Удачи, Гвендолен.
   Она прищурилась на Логана, на мгновение отвернувшись от оконного проема.
   - Если бы вам не надо было до такой степени отплыть в Эбру, вряд ли вы искренне пожелали бы мне удачи.
   - Лично вам, Гвендолен, я в любом случае хочу удачи. Удачи и счастья. Вы его заслуживаете гораздо больше, чем имеете.
   Они крепко обнялись по очереди, и Дагадд даже зашмыгал носом от полноты чувств.
   - Увидимся, - коротко бросила Гвендолен и пошла к краю.
   - Гвен! Осторожнее! Не показывайте незнакомым людям, кто вы! Не останавливайтесь на первом попавшемся постоялом дворе!
   Логан осекся, осознав, как смешно звучат его предостережения для девушки, полжизни проведшей в дороге, которая как раз последний раз поправляла весь свой арсенал из метательных ножей.
   Гвендолен вскинула подбородок, и в ее светло-серых глазах отразились две перевернутые луны.
   - У меня всего двое суток, - прошептала она. - Я вообще не буду останавливаться.
  
   Во вторую ночь стало труднее. Остаток первой ночи и день Гвендолен летела ровно, стараясь размеренно взмахивать крыльями и ловить потоки ветра. Она заставила себя ни о чем не думать - вспоминать лицо Эбера она будет позже, когда придет усталость, а размышлять о том, как найдет в Круахане загадочного Фредерика Гнелля, что ему скажет и захочет ли он вообще им помочь, она позволила себе только, когда долетит.
   Солнце, опускавшееся за холмы по ее левую руку, было багровым, предвещая сильный ветер. Гвендолен пробормотала короткую молитву Эштарре и стиснула зубы. Выхода у нее нет. Умелый наездник, меняя лошадей на каждом постоялом дворе и отдыхая всего по нескольку часов в день может добраться до Круахана за четверо суток. А ей надо выиграть как минимум два дня, если учесть, что она вряд ли наткнется на Фредерика Гнелля, только ступив за городские ворота.
   Левое крыло стало ощутимо ныть. Оно всегда было слабее, к тому же последнее время Гвендолен летала намного реже, погруженная то в дела канцелярии, то в собственные переживания, или же в то и другое одновременно, и утратила значительную долю выносливости. Какое-то время она терпела, пережидая, стараясь реже взмахивать левым крылом, но усиливавшийся ветер стал сносить ее в сторону, сбивая с курса. Тогда она принялась бормотать сквозь зубы самые изощренные ругательства в свой адрес, которые только могла придумать. Это помогло, но опять ненадолго - примерно через час Гвендолен показалось, что один из ее метательных ножей выскользнул из ножен и воткнулся ей под левую лопатку. Она ощупала рукоятки - все ножи были на месте, а резкая боль не унималась, и почему-то она могла дышать, только приоткрыв рот и с силой втягивая воздух, словно он внезапно загустел.
   Тогда она извлекла первое средство из своего арсенала - вновь с легкостью представила порт Эбры и пузатый валорский корабль с высокими бортами. Его паруса уже наполовину развернуты, но матросы сбились у мачт, с опасением глядя на бродящих по палубе гвардейцев. В трюме ничком, прижавшись лицом к сырой мешковине, лежит человек с лицом Эбера, почти таким же, как сейчас, разве что без морщин вокруг глаз и резко выраженной складки у рта. Отчаяние, ужас, безумная надежда сменяются на его лице как тени, мечущиеся по стенам. Но он знает, что его единственное спасение в молчании. Гвендолен страшно смотреть на его лицо в тот миг, когда сапог гвардейца с размаху опускается на край мешковины. Из прокушенной губы течет темная струйка крови, но он по-прежнему не шевелится.
   "Ему было в сто раз больнее и хуже, чем тебе сейчас. И при этом он не был уверен, сможет ли спасти хотя бы одного из тех, кто ему доверился. А ты свободна и летишь, чтобы уберечь его от беды. Ты должна обгонять ветер! А ну шевелись! Трепыхайся быстрее! Тебе место в сонном курятнике, а не в небе!"
   Потоки воздуха толкали ее попеременно то в спину, то в бок. Впереди показалась размытая по краям серая туча, и через некоторое время Гвендолен пересекла границу дождя. Порыв ветра швырнул ее вниз. Камзол ощутимо потяжелел, и рубашка быстро пропиталась водой через прорези для крыльев. По шее и спине стекала вода. Но хуже всего было то, что приходилось бороться с зарождающимся ураганом. Гвендолен уже не думала, как сэкономить силы - она рвалась вперед, проталкиваясь сквозь ветер, дыша со всхлипами сквозь оскаленные зубы.
   У нее было в запасе еще одно средство - она ясно увидела, как Баллантайна с закованными за спиной руками вводят в кабинет Энгинна. Как глава Службы Провидения в Тарре поднимается из-за стола, улыбаясь тонкими губами с горделивой скромностью и легким сожалением. Как Эбера толкают в кресло, и один из приведших с размаху бьет его по скуле. Как на лице, на которое она не могла насмотреться, медленно вздувается такой же красно-фиолетовый кровоподтек, какой она видела на щеке Логана. Воин Провидения снова заносит руку...
   Гвендолен дернулась и надолго перестала обращать внимание на ветер. Она неслась сквозь бурю, зажмурив глаза от летящих капель, полагаясь на свое чувство направления, почти безошибочное у всех крылатых. До Круахана оставался день пути. Неразличимая в темноте линия горизонта понемногу начала светлеть через пелену дождя. Гвендолен летела. Она давно уже не ощущала обоих крыльев, только острую боль в плечах. Мокрая темнота вокруг нее кричала и стонала на разные голоса. "Холодна была та ночь и полна ужаса, демоны мелькали во тьме", - отрешенно вспомнила Гвен строки какой-то засевшей в голове древней легенды и оглянулась в поисках демонов, но вовремя сообразила, что подобные вопли издает она сама.
   "Только не останавливайся, слышишь? Не смей останавливаться, не вздумай!"
   Гвендолен летела. Внезапно боль в мышцах спины стала уходить куда-то в сторону, крылья перестали неметь, воздух уже не надо было проталкивать через надорванные легкие, и по всему телу разлилась подозрительная легкость. Вначале Гвен обрадовалась, что у нее открывается второе дыхание, но потом ее резко мотнуло и бросило вниз. Гвендолен поняла, что теряет сознание.
   Она с трудом выровняла высоту - ощущение было, будто она ползет по воздуху, как по земле, на одних руках волоча за собой тело с перебитым позвоночником. Через пару мгновений она снова провалилась - и хуже всего, что злость и стремление долететь куда-то отодвинулись. Ей было так сладко, бесконечно сладко падать, словно закрывать глаза после нескольких бессонных ночей, вытянувшись на мягкой постели.
   Гвендолен вонзила ногти в ладони, заставляя себя широко распахнуть глаза. Несмотря ни на что, она летела, уже не в силах ни о чем думать. Каждый взмах давался ей как шаг человеку, у которого сломаны обе ноги. Наконец судорога скрутила левое крыло, и она полетела вниз, тщетно пытаясь им взмахнуть, чтобы замедлить падение. Прямо под ней была бурая дорога, раскисшая от дождя, с глубокими следами от колес, заполненными водой. По дороге медленно катилась одинокая карета, и кучер освещал дорогу фонарем, держа его высоко в поднятой руке. По обе стороны тракта тянулись поля с редкими зарослями кустарника. Гвендолен надеялась приземлиться в кусты и уже подняла руки, чтобы защитить глаза от веток,, но удача вновь ей изменила - она с размаху грохнулась на бок прямо на крышу кареты. Отчаянный скрип осей заглушил хруст ее несчастных крыльев, карета накренилась, и Гвендолен в последней попытке удержаться уцепилась за крышу, срывая ногти.
   Когда она пришла в себя, то обнаружила, что наполовину свисает с верха остановившейся кареты. Кровь громко стучала в голове, мешая четко различать звучащие совсем рядом слова:
   - Ты только погляди на это!
   - Никогда не думал, что такое бывает.
   - А ну снимите его, - прозвучал уверенный голос.
   Чьи-то руки стащили Гвендолен в дорожную грязь. Она не могла не то что сопротивляться, а даже шевелиться самостоятельно, только слабо покачала головой, отчего завязанные в узел волосы упали ей на лицо.
   - Да это девчонка! Дохлая она, что ли?- с еще большим удивлением, чем раньше, произнес один голос, обладатель которого заметно шепелявил.
   В поле зрения Гвендолен появился человек с круглым и смутно знакомым лицом, выпирающим из камзола крепким животом, украшенным золотой цепью изысканного плетения, и властными глазами. Он наклонился над ней, уверенно ощупал крылья и быстро приподнял веки, заглянув в зрачки.
   - Нет, она даже не покалечилась, - сказал он деловито, - просто устала, или ее сбил ураган. Очень хорошо. Привяжите ее на запятки кареты, чтобы не упала. Только обыщите вначале.
   Ее приподняли, словно куклу, и несколько пар рук зашарили по ее телу.
   - Балбес, зачем ты ее на землю ронял? Она теперь вся мокрая.
   - Ничего, не растает.
   - А тебе приятно пачкаться, что ли?
   - Да заткнись ты, самый умный нашелся.
   - Сам пасть закрой, - пробормотал шепелявый. - Смотри-ка лучше, чего я нашел.
   Он помахал перед лицом у приятеля одним из метательных ножей Гвендолен.
   - Ого, - сказал тот. - Ух ты, - повторил он через несколько мгновений, нащупав застежку ее пояса и вытащив его полностью, со всем грозным содержимым.
   - Шевелитесь быстрее, - произнес за их спиной голос хозяина. - Скоро рассвет. Конунг Данстейн не любит опозданий. Хотя, полагаю, он простит нас за такой подарок. Когда она оживет, то будет лучшей в его коллекции.
   Гвендолен наскоро швырнули на облучок кареты и примотали веревками, предварительно спутав на всякий случай запястья и лодыжки. Где-то веревки обвисали, где-то впивались в кожу, поскольку слуги прикасались к ней с заметной неохотой, а до крыльев вообще не дотрагивались. Она разлепила глаза, перед которыми качалось покрытое густыми облаками небо, начинавшееся светиться розовым золотом с одного края. Ливень уходил в сторону, сносимый ветром.
   Она где-то слышала это имя - Данстейн. И даже сама переписывала его несколько раз на бумагах канцелярии. Ну конечно, Данстейн - недавно пришедший к власти молодой король Вандера.
   Вандер - самое страшное место для крылатых, где их считают не более чем животными, вынужденными до смерти носить на себе грузы и людей, не боящихся подняться под облака. А схвативший ее человек - вандерский посол, которого она видела на Конклаве. И свои дни она закончит любимой или презираемой игрушкой королевского двора, в зависимости от того, насколько благоразумно будет себя вести.
   Гвендолен рванулась, насколько позволяли веревки. Она не собиралась быть благоразумной, она колотилась головой о карету и выгибалась, стараясь вырваться. Но пока путы были крепче, да и сил у нее совсем не было, только вновь вспыхнувшая ярость.
   - Смотри, чего вытворяет, - с опаской произнес шепелявый, оборачиваясь назад.
   - У нас веревки хорошие, - хмыкнул второй. - Пусть помучается, спокойнее потом будет. А ты уже в штаны наложил от страха?
   - От них лучше подальше. Они несчастье приносят, верно тебе говорю.
   - Все-таки ты полный придурок, - убежденно сказал его товарищ. - Знаешь, сколько наш конунг заплатил за тех двоих, что привезли прошлой зимой? А тут она сама с неба упала. Понятно, что Снэколля он золотом осыплет, да и нам с тобой что-нибудь перепадет, вот увидишь. Эх, жалко, что нам еще в Круахане долго торчать. Ну да ничего, уж дома-то я погуляю. Неделю из корчмы не буду вылезать.
   - Не будет от этих денег удачи, - гнул свою линию шепелявый. - Вот послушай, я тебе расскажу, как Сандри Кривой однажды подстрелил крылатого...
   - Эй, глянь, чего-то быстро она биться перестала.
   - Ну так вот, случилось это, когда я еще в Дубовых Холмах жил. Пошел как-то наш Сандри на охоту, а туман стоял, что молоко в крынке...
   Гвендолен затихла, прижавшись исцарапанной щекой к какой-то торчащей части кареты, мокрой от дождя и неожиданно приятной для пылающего лица. Она уже не слушала монотонное бурчание слуг. Шепелявый втолковывал приятелю, что беды в подлунном мире, включая чесотку и падеж скота, происходят исключительно от крылатых, а тот лениво отмахивался, хотя под конец и в его голосе стали проявляться тревожные нотки. Но Гвен было все равно. Она полностью погрузилась в свои ощущения, осторожно пытаясь шевелить крыльями и расправлять затекшие мышцы.
   Круахан! Пусть вконец обессиленной, пусть со связанными руками, пусть без оружия, но она все-таки попадет в Круахан. И тогда мы еще посмотрим, что будет дальше.
  
   - Я не желаю больше попусту проводить время в твоем никчемном Круахане! Давно наступила пора морских походов, а я шаркаю ногами перед всякими женовидными типами, вместо того чтобы добывать славу, достойную предков, и сокровища для моих воинов. Даже не думай меня уговаривать!
   - Я и не уговариваю тебя, мой конунг. Ты сам прекрасно понимаешь, что победа, одержанная хитростью и умом при круаханском дворе, ценится не меньше, чем бой, выигранный мечом и секирой.
   Голос вандерского посла Снэколля звучал спокойно и уверенно - видимо, он хорошо знал своего повелителя, и гневной интонацией смутить его было трудно.
   - Вот и состязался бы с ними в хитрости. Зачем было меня тащить в Круахан? Мое место на носу корабля!
   - Тебе пора познать все стороны жизни, конунг. В походах ты стал воином, научись управлять другими людьми - и ты сделаешься мудрецом.
   - Зачем мудрость тому, кто утратил честь? А ее легко потерять, когда по полгода не держал в руках копья!
   - Слава об уме правителя бежит впереди его военных подвигов.
   - Запомни, воспитатель, мне не нужна такая слава! Почему мы до сих пор не уехали?
   - Потому что мы еще не договорились о выгодных нам условиях торговли.
   - Подумаешь! Своим мечом я добыл бы не меньше. Разве раньше мы не забирали на северном берегу Круахана все, что хотели?
   - Пока ты был вождем одной дружины, тебе не требовалось многого, мой конунг. А властитель страны не может вечно уподобляться морскому разбойнику.
   - Если бы я не видел тебя в бою, Снэколль, я решил бы, что вместе с сединой к тебе пришла трусость. Тебе самому пора размяться с палицей в руках. Имей в виду, завтра мы уезжаем.
   - Хорошо, - привычно согласился посол Вандера. Видимо, похожий разговор происходил между ними довольно часто. - Во всем твоя воля, конунг. А пока посмотри, что мы для тебя приготовили.
   При этих словах ждавшие за дверью слуги вытащили завернутую в плащ Гвендолен и рывком развернули ткань. Веревки с нее не сняли, поэтому она не удержалась на ногах и неловко упала набок, пытаясь извернуться так, чтобы смягчить удар. Первое, что она увидела - гладкие блестящие плиты, образующие на полу правильный мозаичный узор. В пол упиралось лезвие огромной сверкающей секиры - на ее рукояти переливались драгоценные камни, сталь отливала угрожающей синевой, и вообще роскошное оружие казалось главным во всей комнате, а держащий его в руках человек - не более чем приложением, пусть и довольно достойным. Человек был молод, пожалуй даже чересчур молод - если судить по тому, как гордо он вздергивал подбородок и презрительно щурил льдистые глаза. Но его скула уже была разрублена ударом не менее страшным, чем мог бы быть удар его секиры, второй шрам пересекал лоб и скрывался в прядях тонких светло-желтых волос. Лицо его с тонкой кожей и какими-то острыми чертами больше ничем не выделялось, однако руки настолько привычно охватывали рукоять, что невольно возникало ощущение, будто с оружием ему спать надежнее, чем без него. Король Вандера уставился на Гвендолен с мальчишеским восторгом, который, впрочем, несколько приутих при виде того, как она с трудом шевелит крыльями, приподнимаясь на локтях. Ярко-медные перья потускнели, а волосы свалялись и перепутались. Данстейн поморщился:
   - Вы не могли подобрать что-нибудь менее дохлое? Представляю, сколько наших припасов придется на нее потратить, пока она войдет в норму.
   Гвендолен Антарей оставалась собой даже на холодном полу со связанными руками. Ее не столь страшила мысль, сломано у нее крыло или просто вывихнуто - болело оно немилосердно, сколь ощущение того, что последнее слово будет не за ней.
   - Полюбовалась бы я, как бы ты выглядел, если бы тебя полдня волокли привязанным к карете, а потом еще тащили в мешке. И потом, я не напрашивалась на пиры в твоем доме. У меня от твоей еды явно будет несварение.
   Она говорила на вандерском, где не было различия между "ты" и "вы", Но ее речь все равно была неслыханной по оскорбительности, а выражение лица дополнило картину. Двое притащивших ее слуг в ужасе переглянулись, размышляя, не отрежут ли им уши за то, что они такое слышали. Но Данстейн настолько удивился, что даже не вдумался в смысл ее слов:
   - Это животное умеет разговаривать?
   - Гораздо лучше, чем другое животное, стоящее передо мной. Странно, что ты вообще правильно соединяешь слова. Вначале мне показалось, что ты только и умеешь что размахивать куском железа, за который цепляешься. Видно, еще не все мозги в него переместились.
   Гвендолен увернулась от прямого удара по лицу только потому, что долго жила среди людей и умела угадывать их движения. Данстейн на самом деле провел большую часть жизни в сражениях - его сапог угодил в ключицу, и Гвендолен преисполнилась уверенности, что он окончательно доломал все, что было повреждено.
   - Ты уже добываешь славу в боях, конунг? Поздравляю, ты нашел себе достойного противника со связанными руками, - Гвендолен безуспешно попыталась подняться, но для этого надо было для начала опереться на здоровый локоть, которого не было. - Надеешься вернуть утраченную честь? Она возрастет до небес после такого сражения.
   Данстейн уже отвернулся. В его глазах сохранялось выражение ледяного удивления, с которым он назвал ее животным. Он разлепил губы, чуть помолчал, но потом бросил скорее для застывшей вокруг свиты:
   - Это существо не может задеть моей чести. Как не может лошадь или собака.
   - Если мои слова не умалили твоей славы, зачем же ты ударил меня?
   - Я сам могу решать, когда бить принадлежащих мне животных.
   На застывшем лице Данстейна не дрогнул ни один мускул, и Гвендолен на мгновение подумала, что все бесполезно. Но ей было нечего терять. И потом, все-таки он ей ответил, пусть пока не глядя в ее сторону.
   - Это тебе тоже не добавит чести, конунг. Твой дед Торгард не велел убивать коня, с которого упал в бою и навсегда остался без руки, раздробленной копытом. А что расскажут о тебе в балладах?
   Обычно крылатые понимали людей гораздо лучше, чем сами люди, безошибочно предсказывали их мысли и намерения, только пользовались этим умением довольно редко, поскольку сторонились людей и не любили соприкасаться с ними, даже чтобы ими манипулировать. Но у Гвендолен не было выбора. Со своего места на полу она ясно видела стоящие на столе огромные песочные часы. Утро безжалостно двигалось к своему концу. Она в Круахане, но к дому Фредерика Гнелля не приблизилась ни на шаг. И завтра вечером приедет Ноккур, везущий приговор Баллантайну, а значит, и ей тоже. Поэтому единственная надежда была в этом мальчике, которого она законно ненавидела за то, что он делал с ее народом и собирался сделать с ней, и вместе с тем в нем на данный момент сосредоточилась вся ее жизнь. Она должна была понять его душу - жестокую, знавшую много крови, пропитанную понятиями о чести и вечной славе, наполненную верностью тем, кто приносил ему клятвы, презиравшую слабость и смерть, но преклонявшуюся перед любой силой - оружия или воли.
   Тут не выдержал и вмешался Снэколль, давно уже крутивший на пальцах все перстни по очереди,
   - Прости, мой конунг, мы действительно показали тебе порченый товар. Сейчас мы уберем ее с твоих глаз, а в Вандере отдадим в конюшню к Халлю Кнутобойце. Тогда она станет шелковой и будет молча носить тебя на своей спине, я обещаю.
   - Да, конечно, - несколько рассеянно взмахнул рукой Данстейн. Он прошелся по комнате взад-вперед, опираясь на секиру. В сторону Гвендолен он по-прежнему не смотрел. Подхватившие ее с двух сторон слуги были готовы быстро уволочь невиданное строптивое животное от греха подальше, но Данстейн не давал им разрешения удалиться, и они переминались на месте, бросая на него осторожные взгляды и пожимая плечами в ответ на выразительные знаки Снэколля.
   - А ну разбудите Улли, - бросил наконец король, совершив очередной круг по комнате. - Пусть расскажет, какие стихи сложил обо мне последнее время.
   Гвендолен смогла наконец обвести взглядом комнату и заметила, что в ней достаточно много людей из свиты, большинство с волосами такого же соломенного оттенка, как у Данстейна, причем многие вели себя весьма свободно - кто-то чистил оружие, кто-то латал башмаки, поджав под себя ноги на длинной скамье у стены, а двое сидели, подперев щеки, перед куском дерева, расчерченным на цветные квадраты, на которых были расставлены какие-то резные фигурки.
   На одной из скамей спал, запрокинув голову и свесив руки, человек, которого конунг назвал Улли и которого без большой охоты толкнули в бок. Нежелание его будить стало понятным, когда тот мгновенно схватился за лежащую под головой палицу и рубанул наотмашь, так что лезвие застряло в полу, и только потом с ревом поднялся на ноги.
   - Кто посмел будить любимца богов? - прорычал он невнятно, слегка успокоившись и сообразив, что врагов вокруг не наблюдается. Гвендолен с легким удивлением поняла, что он единственный из всех пьян настолько, что твердо стоять на ногах ему весьма затруднительно. Улли крутил головой, чтобы проснуться, и вращал покрасневшими глазами с набухшими веками.
   - Я посмел, - мрачно произнес Данстейн, наконец прекратив свою утомившую всех ходьбу и усевшись в высокое кресло у окна. - Если ты еще не до конца утопил мозги в ковше с брагой, повтори мне те строки, что сочинил позавчера вечером.
   Кто-то сердобольный сунул в руку Улли кубок, из которого тот поспешно сделал пару больших глотков и сморщился.
   - Как скажешь, конунг, - пробормотал он. - Но смотри, как бы тебе не утратить благосклонности Длинноволосого, если ты будешь так обращаться с бардами. Я вчера вcю ночь не спал, слагая поэму про тебя.
   - Значит, наши запасы эля точно подошли к концу, - недовольно заметил Снэколль, складывая руки на животе.
   - Да, я пью гораздо больше всех этих бездельников, - Улли гордо приосанился, - потому что мне это нужно для вдохновения. И на меня, заметь, брага почти не действует!
   Тут он покачнулся и с трудом устоял на ногах.
   - Давай начинай, - тем же мрачным голосом продолжил Данстейн, - а то я велю бросить тебя в море, как только мы в следующий раз окажемся на корабле. Может, морская вода на тебя тоже не действует?
   Улли подбоченился, расставил ноги пошире и завыл, раскачиваясь с носка на пятку:
   Бился отважно конунг
   В буре кровавой стали...
   ... Нет, не так, сейчас.
   Конунг храбро сражался
   В шторме... эээ... шторме секир кровавом...
   - Ну дальше, - поторопил Данстейн. Его глаза начинали медленно разгораться, как рассыпает искры лед под лучом солнца. Он сжал руки в кулаки и несколько раз стукнул по рукояти секиры. - Ну давай, что дальше!
   - Смело боролся конунг.. - уныло начал Улли и умолк, из его глотки вырывалось только сипение. Тогда из угла послышался ясный смех на время позабытой Гвендолен.
   - Удивляюсь, насколько ничтожны барды при дворе Данстейна! Видимо, твои люди подбирают для тебя все самое никчемное, что находят на дороге?
   - Заткнись, тварь! - выкрикнул Снэколль. Он сам выволок бы Гвендолен из зала, не дожидаясь разрешения Данстейна, но в то время, когда он направлялся к ней, Гвен неожиданно для всех произнесла:
   - Быстро твои люди забыли славные законы, по которым полагается слагать стихи на севере. Если бы мне пришлось прославлять тебя, конунг, я бы сказала так:
   Дрался бесстрашный Данстейн
   Долго в шквале металла.
   Доблесть на море дороже
   Дней в богатых палатах.
   Она говорила, четко произнося каждое слово и не отрывая взгляда от исказившегося лица Данстейна. По свите пронесся глухой шепот. Несколько человек побросали щиты и вскочили на ноги, будто надо было куда-то срочно бежать. Даже два задумчивых игрока оторвались от раскрашенной доски и уставились на Гвендолен с непонятным выражением.
   "Скальд! Теперь у нас есть настоящий скальд!"
   Король в два шага преодолел расстояние, отделяющее его от Гвендолен. Он взял ее за плечи и сильно встряхнул, от чего она закачалась, и комната поплыла перед глазами. Но в этот момент лицо Данстейна странно сморщилось, и он издал то ли громкий всхлип, то ли судорожный вздох, поэтому состояния Гвендолен он попросту не заметил.
   - Скажи еще, - потребовал он, и с его тоном плохо сочетались сверкающие мольбой и торжеством глаза.
   - Знаю, с добычей знатной
   Зиму владетель встретит.
   Звонким одарит златом
   Завтра воев достойных.
   - Если мне позволено будет сказать, - в наступившей тишине осмелился заговорить один из игроков за доской, - это одна из лучших песен, призывающих удачу, какую я слышал. Обычно скальд ее произносит, поправляя на запястьях золотые браслеты, а на плечах плащ из дорогого меха. Признаться, я первый раз слышу такое от скальда со связанными руками. В таких случаях они говорят совсем другие слова. И они, кстати, сбываются быстрее, мой конунг. Так что твоя удача еще более велика, чем ты себе представляешь
   - Почему ты не сказала мне, что умеешь?
   - Ты ведь не спрашивал.
   Данстейн наконец отпустил ее плечи.
   - Ты будешь сопровождать меня в каждой битве. Ты будешь стоять рядом со мной на носу моего корабля, и десять воинов будут прикрывать тебя щитами. У тебя будет столько золотых украшений, сколько ты сможешь носить.
   - Конунг опять решает за меня?
   - Я подарю тебе свою усадьбу на Песчаном мысу и пятьдесят рабов.
   - Зачем наделять землей того, кому знакомо небо?
   - Ты получишь место в моем совете. Я посажу тебя выше всех старейшин.
   - Вряд ли я обладаю их мудростью, конунг.
   - Хорошо, - Данстейн стиснул зубы и помолчал - было видно, что подобные слова он произносит если не впервые, то привыкнуть к ним он точно не успел. - Я выкуплю и освобожу всех из твоего народа, кто сейчас живет в Вандере. Они ... будут вольны или служить тебе, или улететь куда хотят.
   - Откуда тебе знать, что именно я хочу?
   Гвендолен буднично смотрела в пол и аккуратно шевелила плечом. Резкой боли, заставляющей терять сознание, больше не было - неужели Эштарра была все-таки более милостива к своей неразумной дочери, чем той показалось вначале? Но ликовать ей было очень рано - если представить, что они с Данстейном играли в ту самую игру на раскрашенной доске, она пока что отыграла у него пару фигур, не больше. От почетного места на носу корабля было в общем-то не ближе до дома Фредерика Гнелля, чем от пугающих конюшен какого-то человека с кнутом, чье имя вроде как можно было теперь спокойно забыть, но легче ей от этого не становилось. Песчаная струйка в часах бежала, не останавливаясь.
   - Чего - ты - хочешь? - король почти не шевелил челюстью, словно у него болели все зубы сразу, и невольно хотелось помочь ему вытаскивать слова изо рта.
   - Прикажи развязать мне руки.
   Слуги осторожно попятились к двери, но Данстейн даже не взглянул в их сторону - он сам быстро перерезал веревку на ее спутанных спереди руках, вытащив свой кинжал. Гвендолен с кривой ухмылкой взглянула на лезвие.
   - Я дорожила тем оружием, что у меня было.
   Данстейн слегка замялся. Не то чтобы он боялся вооружать внезапно приобретенного скальда, но все-таки... Тогда Снэколль, выступив вперед, решил направить его мысли в другое русло, но вновь не особенно преуспел - видимо, день для него был неудачным с раннего утра, когда Гвендолен грохнулась на крышу его кареты.
   - Хочу напомнить, мой конунг, что нас ждут в Чертоге Провидения.
   Данстейн поспешно стянул оба толстых золотых браслета, что выставлял напоказ на запястьях, и насильно всунул в них кисти Гвендолен. Чтобы они не соскользнули с рук, пришлось сдвинуть их до локтя. "Надо привязать, чтобы не потерялись, - мелькнуло в ее голове. - Золото может оказаться весьма кстати, мало ли что".
   - Ты пойдешь со мной? Ты принесешь мне клятву верности?
   - Я давно мечтала увидеть Чертог Провидения, - чуть нараспев произнесла Гвендолен, наклоняя голову набок. - Если так хочешь, конунг, я поклянусь тебе.
  
   Чертог был великолепен. При всем своем предубеждении Гвендолен трудно было не поражаться тому, что люди способны сотворить такое. Тяжелые и вместе с тем изысканно ажурные своды, расходившиеся высоко над головой, своей безупречной конструкцией напоминали крылья. Подняв голову, Гвен восхищалась оттенками цветных стекол - это были не просто красный, зеленый или синий, каждый цвет нес в себе отдельное настроение и звучал, как музыка. Впрочем, люди Данстейна, умевшие по-настоящему восторгаться только своими кораблями, презрительно щурились. К тому же они брали пример со своего конунга, у которого при виде одетых в длинные хламиды слуг Провидения подбородок задирался кверху, а губы сами складывались для произнесения слова "женовидный" - похоже, самого оскорбительного, какое только приходило на ум настоящему вандерцу.
   Воины Провидения, что высшие рангом, сидевшие в резных креслах, что стоящий у дверей караул, также с трудом держали на лицах положенное приветливое выражение. Вид застывшей за спиной Данстейна Гвендолен со скромно и изящно сложенными, но все-таки выставленными напоказ крыльями их неприятно поражал каждый раз, когда по долгу переговоров приходилось глядеть в сторону вандерского короля. Перед входом в зал Гвендолен хмуро попросила плащ. Данстейн сделал вид, что не расслышал. Посол Снэколль, гораздо более заинтересованный в дипломатичном соблюдении приличий, срочно раздобыл какой-то кусок ткани и накрыл ее плечи, но король через несколько мгновений сдернул ткань со словами: "Когда вернемся, я подарю тебе эбрийский бархат вместо этой тряпки". После чего разговор следовало считать завершенным.
   Надо отдать Данстейну должное - он был исключительно прямолинеен и шел до конца что в жестокости, что в верности. Если бы у его скальда было три ноги или единственный глаз на затылке, он гордился бы им не меньше и считал это обязательной чертой внешности всех одаренных богами. Служба Провидения подобных варварских понятий не одобряла, но вместе с тем надеялась на выгодные торговые условия, поэтому никаких возражений по поводу присутствия Гвендолен высказано не было.
   - Достославнейший король Вандера, воистину мы не понимаем причин вашего нежелания предоставить нам монополию на торговлю с вашим двором. В любом случае кратчайший торговый путь до Вандера пролегает через Круахан. Зачем создавать лишние трудности?
   Уже почти час от имени шестерых генералов Провидения, на фоне резных черных кресел напоминавших статуи, говорил только один, сидящий вторым справа. Данстейн по причине то ли истинно королевского презрения, то ли неважной памяти на заморские имена, никак к нему не обращался, но Снэколль, иногда дополнявший отрывистую речь своего конунга цветистыми оборотами, именовал его "достойнейшим сьером Онкером".
   - Если на острове стоит замок, и туда плавает только один паром, будь уверен, что паромщик богаче, чем король, к которому он возит гостей.
   - Но паромщик может поделиться своими богатствами с королем за то, что тот часто приглашает гостей.
   - Зачем королю подачки от перевозчика? - Данстейн вскинул голову, не обращая внимания на тянущего за плащ Снэколля. - Он всегда может потопить один паром и построить другой, свой собственный.
   - Но если на том берегу у паромщика осталась родня, то королю не видать мирного плавания, - ровным голосом заметил Онкер, не поведя и бровью.
   Разговор в таком духе велся уже часа два. Гвендолен не просто успела соскучиться - она постепенно впала в глубокую несвойственную ей тоску. Как она могла подумать, что сможет о чем-то узнать или что-то предпринять в Чертоге Провидения, где никто никогда не скажет ни одного неверного слова. Фигуры генералов в креслах не просто сохраняли одинаковую позу и выражение лица, казалось, что их губы шевелятся одновременно, повторяя слова Онкера. Тоска грызла Гвендолен еще сильнее, чем тупая боль в плече, так что она физически ощущала абсолютную безысходность. Все воображаемые ею во время полета картины вернулись снова, но если тогда они помогали ей пробиваться сквозь ветер, то теперь окончательно добивали, показывая, как издевается над ней судьба. Если бы у нее не оставался в запасе еще один день до вечера, она вытащила бы короткий меч, подаренный Данстейном, и, не раздумывая, бросилась бы на него.
   - Однако королю следует помнить о том, что мы и так предлагаем крайне выгодные условия. В его стране нередко находят убежище те, кто бежит от справедливого гнева Провидения, - похоже, за то время, что Гвендолен ушла в себя, погрузившись в отчаяние, переговоры перестали топтаться на месте.
   - Я ни от кого не закрываю границ Вандера, - по-прежнему заносчиво произнес Данстейн. - Если это смелые воины, им всегда найдется место в чьей-нибудь дружине.
   - Все-таки, если мы действительно доверяем друг другу как истинные союзники и равноправные партнеры в концессии, Провидение настаивает на выдаче некоторых...
   - Вы что, хотите, чтобы конунг Вандера ловил ваших разбойников? Если вы их один раз упустили, пеняйте на себя! Вы и так поставили достаточно условий!
   - Почтенный собрат Онкер не совсем точно выразил нашу общую мысль, - неожиданно в разговор вступил сидящий крайним слева. - Разумеется, мы ни к чему не принуждаем своих союзников. Просто если эти люди вдруг случайно попадут вам в руки, мы уверены, что вы окажете нам любезность...
   - Не надо считать, что если твоя задача решена, то достигнуты все цели Провидения, - Онкер подался вперед, равнодушие исчезло с его лица, и в тот же момент рассыпалось впечатление единства одинаковых фигур в креслах. Стало видно, что они все разного возраста, с разным разрезом и цветом глаз и разной крови. - Нас шестеро! Как глава Оберегающей ветви, я должен очищать Круахан от его врагов, что умышляют против Провидения и короны.
   - Ну, раз они сбежали в Вандер, значит, очищение уже произошло, - вполголоса пробормотал второй говоривший. У него были темно-серые, казавшиеся почти черными, глаза и смуглое лицо с резкими чертами, и даже капюшон не мог скрыть больших залысин на высоком лбу.
   - Вы всегда были беспощадно остроумны, даже к своим собратьям. И блистательно удачливы во всех своих планах, - заговорил третий. - Но это не дает вам права, Фредерик, принижать труды других собратьев.
   Вначале Гвендолен показалось, будто ей померещилось то, что она больше всего хотела услышать. Потом лицу стало горячо, так сильно застучала кровь в висках. Моментально выпустив нить разговора, она громко зашептала стоящему рядом Снэколлю:
   - Как зовут того смуглого, повтори еще раз.
   - Это Фредерик Гнелль, глава Изучающей ветви, - отозвался тот без особой приязни. - Тебе-то это зачем?
   Долгое время Гвендолен пожирала глазами лицо Гнелля, пытаясь ответить на вопрос, не напрасно ли Баллантайн к нему единственному обратился за помощью. Пока что она убедилась только в том, что из всех шестерых он очевидно самый незаурядный, но прочитать что-либо еще на отрешенном лице воина Провидения высшего ранга было невозможно. Очень худой - или убежденный аскет, или чем-то болен. Если у каждого генерала Провидения по два-три закрытых колодца в душе, то у него их может оказаться целая дюжина. Судя по пытливому блеску в глазах, самый умный или по крайней мере самый любознательный из присутствующих. Но больше ничего Гвендолен не могла сказать. Впрочем, нелепо думать, что человек из службы Провидения улыбнется обезоруживающей улыбкой, сразу располагая к себе.
   Она глубоко вдохнула, собираясь с мыслями и готовясь, чтобы ее голос прозвучал достаточно громко. В конце концов, попробовать можно - риск пока еще не очень большой.
   - Позволь мне сказать, мой конунг.
   В конунгов дом дорога
   Дальней была у скальда.
   Славить подвиги смелых
   Складным словом я рада.
   Но не только, чтоб тешить
   Теми песнями племя
   С севера, я явилась -
   Есть и другие вести.
   - Король Данстейн разрешает своим слугам говорить когда вздумается?
   - Это мой скальд, - грубо сказал Данстейн, в конце слегка запнувшись, поскольку сообразил, что даже не может назвать ее имени.
   - Я Гвендолен из Тарра, - произнесла она так, что название города прозвучало гораздо более важным, чем имя. - Один раз к тебе уже обращались с просьбой. Ты отказал. Теперь тебя просят во второй раз. Так бывает, что люди вновь обращаются к тому, кто их уже отверг. Ты опять собираешься отказать?
   - Я подумаю до завтра, - холодно вымолвил Данстейн, не задумываясь принявший эти слова на свой счет.
   Но Гвендолен, не отрываясь, в упор смотрела на Фредерика Гнелля.
   Чуть опустив взгляд, он внимательно изучал свои тонкие руки, на каждой из которых было по нескольку серебряных колец. Потом неожиданно взялся кончиками пальцев за края капюшона и, откинув его с коротко остриженного черепа, в свою очередь искоса посмотрел на Гвендолен, наклонив голову набок.
   Наверно, ей это показалось. С чего бы иначе всесильному генералу Провидения подмигивать рыжеволосой девушке, чьи крылья делали ее присутствие в Чертоге Провидения менее желанным, чем кого бы то ни было?
  
   Вечер третьего дня Гвендолен встретила у камина в гостевом дворце Данстейна. Свита разбрелась, остались только самые приближенные - неизменный Снэколль, двое молчаливых близнецов с гладкими темными волосами и, как ни странно, Улли, который нимало не обиделся на неожиданное возвышение нового скальда и даже как будто вздохнул с облегчением. Сложенные крест-накрест дрова радостно трещали, будто им было приятно гореть, распространяя по всей комнате чуть пахнущее хвоей тепло. В Тарре, наверно, уже из травы высунулись первые цветы, а в Круахане после прихода темноты было по-зимнему холодно. Снэколль то и дело протягивал руки к огню. Его круглое лицо чуть лоснилось от жара и казалось совсем добродушным. Трудно было представить, что утром этого же дня он ощупывал ее, как пойманную скотину, и угрожал бить кнутом до полусмерти. Как нельзя было представить Данстейна, с открытой мальчишеской улыбкой глядящего на танец желто-оранжевых языков в камине, королем грозной морской страны, чьи сапоги не раз наступали в лужу пролитой им крови.
   Впрочем, а что любой из них мог сказать о Гвендолен, сидевшей прямо на полу на роскошной шкуре, задумчиво обхватив колени руками и сложив крылья? Все они в этой комнате были под стать друг другу, и Гвен постепенно начала чувствовать какую-то связь со всеми этими людьми, с которыми ее столкнула судьба. Конечно, ни в коем случае не привязанность и не теплоту, но ощущение, что молчать и смотреть на пламя с ними вместе получается довольно неплохо. Тем более ей не слишком нравилось то, что она собиралась вскоре сделать. Но она не колебалась. Разве у нее был выбор?
   - Расскажи что-нибудь, - внезапно произнес Данстейн, продолжая неотрывно смотреть на огонь.
   - Я?
   - Рассказать что-то достойное моего слуха здесь может только скальд. Все остальные способны или растекаться лестью, или рычать ругательства. - Гвендолен невольно кивнула, в очередной раз оценив, как сам Данстейн владеет речью. Видимо, поэтому он так безоглядно верил в силу произнесенного слова. - Сложи новые стихи про мои битвы.
   - У меня пока нет для тебя стихов, конунг. Когда я гляжу на огонь, мне хочется думать не о том, что будет, а о прошлом. Зато я могу рассказать тебе какую-нибудь древнюю песнь, чтобы тебя развлечь.
   - Все они большей частью лживые.
   - Даже сложенные о твоих предках?
   - А ты их знаешь? - слегка поразился Данстейн. В его голосе прозвучала легкая неуверенность, поскольку он сам вряд ли мог похвастаться подобной памятью.
   Вместо ответа Гвендолен проговорила нараспев:
   - Славен предками Данстейн,
   Хоть дела его славней.
   Сказ поведать я хочу
   Об Эгмунде и Альгерд..
   ...Прекрасная Альгерд приходилась тебе, конунг, прабабкой со стороны матери. Это было в те времена, когда черный мор еще не опустошил Туманные острова, что к северу от Вандера, и многие из предков вандерской знати жили там. Давно сложена песнь о том, как Альгерд, будучи женой Халльбранда Сурового, которому принадлежали все земли на Западной гряде, увидела вернувшегося из-за моря Эгмунда Путешественника, сына Торкиля, и почувствовала к нему то, что люди называют любовью.
   - Я же говорю, что эти песни лживые, - пробормотал Данстейн.
   - Я вижу, конунг, что ты относишься к любви, как каждый разумный человек. Поэтому я не стану пересказывать тебе эту песнь и говорить о том, как Альгерд бежала к Эгмунду, объявленному вне закона, как они долго скитались в пустоши, как сражались с наемными убийцами, как долго не могли соединиться, и как все были вынуждены признать их союз, потому что не было под солнцем двух других людей, которые даже дышали одновременно. Я расскажу тебе о том, что случилось потом, через несколько лет, когда Альгерд было уже три десятка, она родила Эгмунду двух детей и твердо распоряжалась его людьми и землями, пока ее муж и повелитель ходил походами в дальние страны. Ибо больше всего на свете мечтал Эгмунд видеть новые земли и узнавать как они устроены. Были ему подвластны не только все морские и земные пути, но и слова, он мог легко складывать их так, чтобы приманить удачу или, наоборот, ее отпугнуть, и это умение никого не оставляло к нему равнодушным. Много было у него друзей, но не меньше и врагов. И вот однажды зимой получила Альгерд злую весть, что Эгмунд попал в плен к своему злейшему недругу, эорлу Гуннольву с побережья Вандера, и что грозится тот погубить его позорной смертью. Может быть, удастся еще спасти его, если соберет Альгерд побольше золота и драгоценных каменьев и сама привезет их Гуннольву для выкупа.
   Альгерд отправилась в путь той же ночью. Двое суток она добиралась до ближайшего корабля, что стоял в шхерах и готов был взять ее на борт. Никого из людей мужа она не позвала с собой, потому что верила Гуннольву меньше всего на свете и не хотела, чтобы они рисковали жизнью вместе с ней. Через неделю корабль причалил на Мглистом мысу, у западной оконечности Вандера, и еще несколько дней и ночей напролет скакала Альгерд до замка Гуннольва. Прежде были ее волосы темно-рыжими, как благородное дерево, но за две недели пути покрылись они сеткой из седых прядей, и лед навсегда застыл в ее глазах.
   Мне хотелось бы, чтобы ты представил, конунг, как она неслась вперед, неотрывно глядя перед собой, останавливаясь только тогда, когда загоняла лошадь и ей надо было добывать новую. Как ей казалось, земля хватает ее коня за ноги, а ветер отбрасывает ее назад, не позволяя мчаться быстрее. Когда она закрывала глаза, то постоянно видела перед собой лицо Эгмунда и не могла спать. Когда она смотрела на дорогу, то невольно представляла себе, что с ее мужем могут сделать эорловы люди, и хотела скакать еще быстрее, но не могла. Воистину может назвать себя счастливым тот, кто в жизни не испытал подобного...
   Гвендолен ненадолго замолчала и чуть подвинулась, сложив крылья так, что они почти полностью закрывали ее по бокам, и спрятала под ними руки. Никто не смотрел на нее - все повернулись к огню, слушая хрипловатый голос и, видимо, представляя в пламени картины, которые рисовала песнь - одинокую всадницу, летящую по равнине, так что заплетенные с двух сторон волосы выбиваются из-под съехавшего капюшона. Небо над ее головой прорезает молния - и в ее отблесках становятся заметнее темные квадратные башни далеко на горизонте.
   - Наутро Эгмунда вывели из темницы на крепостную стену, где поспешно был сколочен помост и виселица для его казни. Каждый день его приводили туда, чтобы показать, что его ожидает. И каждый раз он только улыбался и говорил какие-нибудь забавные стихи, что смог придумать за ночь. Но в то утро он посмотрел на запад, где небо было высоким и светлым, очистившимся от ночной грозы, и поскольку глаза его были острее, чем у любого живущего на земле в то время, он увидел женщину, скачущую во весь опор вдоль обрыва, - а больше никто не мог разглядеть ее. Хоть было ей еще очень далеко до замка, хоть были плотно сжаты ее губы, с которых прежде не сходила улыбка, и тусклым снегом вместо красного золота отливали пряди ее волос, он узнал свою Альгерд. И так как Эгмунд слышал от слуг в замке, что не собирается Гуннольв держать свое слово и мечтает схватить Альгерд, как только она появится, то больше всего на свете хотел он, чтобы она повернула назад, и потому молвил своим тюремщикам:
   "Хочу я посмотреть, красиво ли будет смотреться издали мой плащ, когда меня вздернут. Повесьте пока его, а я полюбуюсь со стороны на эту картину - ведь потом я вряд ли смогу ее оценить".
   А надо сказать, что был Эгмунд большим щеголем и никогда не расставался с красным плащом из лучшего эбрийского бархата, какой только можно было найти в северных краях. И когда разглядела Альгерд виселицу на стене замка и яркое пятно на ней, то натянула она поводья и остановилась, потому что дальше спешить ей было некуда. Но не стала она разворачивать коня, как надеялся Эгмунд, а спустилась на землю, подошла к краю скалы, где внизу грохотал прибой, и прыгнула вниз.
   И удивлялись дружинники Гуннольва, что их пленник совсем не смотрит в сторону своего плаща, который сам же просил подвесить, а не отрываясь глядит на запад, и от резкого ветра, прилетающего с моря, слезятся его глаза. Наконец он проговорил так:
   "Снимайте, враги, скорее мой плащ,
   Я вижу, он славно сшит.
   Его по праву отдам тому,
   Кто жизни меня лишит.
   Немало я злата в походах добыл,
   Надежно клад мой сокрыт.
   Я тайну его доверю тому,
   Кто жизни меня лишит"
   На том кончается песнь об Эгмунде и Альгерд.
   Свита Данстейна одновременно выдохнула, словно все это время забывала дышать.
   - Кому только в голову могут прийти такие глупости, - фыркнул молодой король, медленно потягиваясь. - Никогда еще не видел женщины, что из-за любви готова была проститься с жизнью.
   - Если хочешь, конунг, я могу тебе ее показать!
   Метательный нож свистнул у самой щеки Данстейна и воткнулся в стену, вздрагивая от силы удара. Близнецы-телохранители вскочили на ноги первыми, но в руках Гвендолен вновь было по нацеленному ножу, а с какой скоростью она их бросает, все только что могли убедиться.
   - Лучше пусть никто не шевелится, - сказала она сквозь зубы. - А то если у меня рука дрогнет и сорвется, я могу об этом пожалеть, но будет поздно.
   - Ты клялась мне в верности!
   Опасаясь дернуться, Данстейн еле шевелил губами, но голос его звучал очень красноречиво - яркая смесь гнева, ярости, обиды и недоумения.
   Гвендолен хрипло засмеялась:
   - Если бы в свое время ты пытался побольше узнать о нашем народе, не считая нас всего лишь крылатыми лошадьми, ты бы знал, что клятва человеку для нас ничего не значит.
   - Ты не станешь бросать, - не очень уверенно проговорил Данстейн. - Твой дух не такой сильный. Ты всего лишь женщина.
   - Ты назвал меня скальдом, конунг. Выходит, ты сам признал, что не всего лишь. Что же вдруг тебя одолела забывчивость?
   - Только не двигайтесь, мой король, во имя всех богов, - зашептал Снэколль, опомнившись от потрясения. - Ее наверняка подослали маркграфы, она из наемных убийц, что можно нанять за золото в Ташире.
   - Кстати, еще незначительная деталь, чтобы мы лучше понимали друг друга - мои ножи отравлены.
   Данстейн больше не произнес ни слова - ледяная гордость предводителя морской дружины сжала его губы сильнее любых тисков. Но по крайней мере, он не двигался, что было уже неплохо. Единственное, на что могла надеяться Гвендолен, играя в подобные игры с таким человеком - что он не захочет так легко и быстро расставаться с жизнью в пику своим врагам. Но от переживаемого оскорбления его лицо сделалось светло-зеленым, как вода у подножия скал в его стране.
   Зато снова заговорил Снэколль, очень быстро, почти глотая слова:
   - Что тебе нужно? Сколько тебе заплатили? Мы можем заплатить еще больше.
   - У тех, кому везде мерещатся наемные убийцы, кошельки явно не пустые, - Гвендолен говорила спокойно, но одна рука с ножом начинала чуть дрожать от напряжения. Надо было сменить позу, пока не заметили. - Но мои интересы несколько другие. Вы сегодня же отправитесь к главе Изучающей ветви Провидения и скажете ему, что согласны на монополию торговли с Круаханом и на то, чтобы при вашем дворе была создана постоянная миссия Провидения.
   - Это Гнелль тебя... - вандерский посол потерял дар внятной и спокойной речи на гораздо более длительный срок. Он не впал в такое состояние даже тогда, когда увидел в руках Гвендолен два ножа, нацеленные в грудь и голову Данстейна. - Да он же никогда... Клянусь бородой Длинноволосого, чтобы ему.. да и мне вместе с ним, раз я такой кретин!
   - Когда будете у Гнелля, - с расстановкой произнесла Гвендолен, - постарайтесь излагать свои мысли более внятно. Я очень огорчусь, если он не поймет, что вам нужно.
   - Будто он не знает заранее, что мы ему скажем.
   - Я полагаю, он удивится не меньше вашего. Правда, в отличие от вас его удивление будет гораздо более приятным. И еще - я поеду с вами, и там скажу Гнеллю свои условия.
   - Какие?
   - Пока вам это знать необязательно.
   - Это унизит мою честь и честь моего народа, - мрачно сказал Данстейн. - Я никогда этого не сделаю.
   - Смерть от женской руки, конунг, унизит тебя не меньше. И твой народ не сильно выиграет от того, что ты погибнешь. А я могу подсказать тебе средство для возвращения поруганной чести. Я останусь у тебя, и никто не узнает, что тебя заставили согласиться на торговую монополию. Это было твое собственное мудрое решение. А когда все закончится, ты с лихвой можешь отыграться на мне за каждую неприятную минуту, которую твоей чести пришлось вытерпеть из-за меня. Полагаю, это ее излечит?
   Данстейна угроза Гвендолен застала полуобернувшимся в кресле. Сознавая меткость первого броска, задевшего прядь волос, он разумно не двигался, хотя мышцы шеи и плеч затекли от напряжения. Но сейчас он поразился настолько искренне, что позабыл обо всех своих неудобствах:
   - Зачем тебе это нужно?
   - Теперь ты понимаешь, я рассказывала вам про Эгмунда и Альгерд не для того, чтобы позабавить перед сном. Ты полагаешь, чтобы отвлечь внимание? Это тоже, но мне хотелось, чтобы вы все представили, что чувствует человек, когда опасность угрожает тому, кто ему дороже себя. На что он готов пойти и почему не будет особенно цепляться за жизнь.
   - Твою Альгерд, - произнес король сквозь зубы, пытаясь отодвинуться от торчащего в стене ножа, - все равно бы взяли хитростью. Так что лучше ей было прыгнуть со скалы.
   - Только я не Альгерд, - Гвен улыбнулась настолько нежно, что все близкие знакомые испугались бы несвойственному ей выражению лица. - Я Гвендолен Антарей, и я знаю все самые страшные клятвы вашего народа. А если ты захочешь их нарушить, конунг, я уже сложила про тебя на всякий случай порочащие стихи. Произнести их я всегда успею.
   Треск поленьев в камине не позволял до конца расслышать те слова, что Данстейн пробормотал себе под нос, прежде чем повторить за Гвендолен слова клятвы. Сидящие рядом телохранители переглянулись. Участь того, кто заставил конунга изобрести подобные выражения, понятна сразу. Но уважения он - или в данном случае она -достойна без всякого сомнения.
  
   Во второй раз Чертог Провидения уже не произвел никакого впечатления на Гвендолен. Но причина скорее вcего была в том, что она не обращала внимания ни на кого, кроме вошедшего Баллантайна. Он был бледнее обычного, оттого заметнее выделялись красные пятна, выступившие на скулах, и тени под глазами, но сложно было разубедить Гвендолен, что во всем зале найдется человек красивее его. Хотя может быть, так оно и было - потому что его осунувшееся узкое лицо было самым наполненным жизнью. Мраморные черты застывшего за его спиной Логана были гораздо правильнее, но не вызывали никаких эмоций у наблюдателей, даже менее заинтересованных чем Гвендолен. Во всяком случае, когда его светлость таррский вице-губернатор переступил порог зала, все взгляды невольно обратились в его сторону. Он пришел услышать о конце своей карьеры, ему было горько и страшно, но он шел вперед на середину зала, стараясь не меняться в лице.
   Странно, что оба книжника заявились в Круахан вместе с ним. Вряд ли они настолько доверяли удаче Гвендолен. Но все-таки объемный живот Дагадда и скрещенные на груди руки Логана выделялись весьма отчетливо среди невзрачной и немногочисленной таррской свиты.
   Сопровождение короля Данстейна было тем пышнее, чем незаметнее смотрелась отодвинувшаяся за чужие спины Гвендолен. Она наконец-то смогла надежно спрятать крылья под плащом и обернуть вокруг головы длинный конец капюшона, погасив пламя волос. Поэтому никто пока не обратил внимания на бледное и неприметное личико вандерского пажа, выглядывающее из-за гордо возложенных на плечи боевых топоров
   Шесть фигур в креслах снова казались абсолютно похожими, но Гвендолен уже могла отличить знакомую ей искру в черных глазах Гнелля как единственную надежду во всем зале.
   - Возрадуемся, собратья по Провидению, - заговорил один из шестерых. - И поблагодарим нашего былого собрата Эбера, который помог нам приблизиться к этой цели. Сегодня будет заключено соглашение о монополии на торговлю Круахана с Вандером. С лучшими условиями для пошлин нашим купцам, которые только можно представить. Бесконечно милостиво Провидение, пославшее нам такой день.
   - Но... да позволит мне глава Проникающей ветви... - Гвендолен только сейчас заметила Ноккура, рванувшегося вперед. - Мое донесение из Тарра...я говорил совсем о другом...
   - Мы благодарим тебя за бдительность, собрат Ноккур, - это зазвучал голос Гнелля, и трудно было отыскать в нем даже малую толику иронии, которая лежала на дне взгляда. - Мы непременно проведем самое тщательное расследование по этому поводу, но событие столь великой важности отвлекло на себя все наше внимание.
   - Я.. мы...тоже писали о делах величайшей важности, которые происходят в Тарре, - Ноккур был настолько обескуражен, что сорвался на хрип, - они могут поставить под угрозу благополучие Провидения.
   - Не принижаешь ли ты силу Провидения, собрат?
   - Монополия с Вандером даст нам огромное преимущество в концессии, а значит, первенство на Внутреннем океане. Оберегающая ветвь очень довольна действиями вице-губернатора Баллантайна, - третьим заговорил Онкер, Гвендолен уже приучилась их отличать. - Разумеется, ему следует попенять на то, что он не все поступки согласовывал с наместниками Провидения в Тарре...
   - Убежден, что он искренне в этом раскаивается. Не правда ли, Эбер?
   Баллантайн разлепил пересохшие губы. Было видно, что он не думая отдал бы пару золотых за глоток воды, но приходилось как-то обойтись. Недоумение било из его взгляда как лучи, но мускулы лица не шевелились.
   - Раскаиваюсь, - сказал он глухим голосом, опасаясь даже взглянуть в сторону Гнелля.
   - - Интересно, когда сьер Баллантайн успел совершить такие подвиги в переговорах с Вандером, - Ноккур владел собой гораздо хуже, стискивая руки и вонзая ногти в ладони, - если последнее время находился в Тарре и был занят совершенно другими вещами?
   - Ну что же, - Гнелль чуть усмехнулся, - значит, мы не зря его сделали таррским вице-губернатором. Впрочем, почтенное посольство Вандера, присутствующее здесь, само доставило нам все необходимые пояснения на этот счет.
   Головы шестерых фигур в креслах одновременно повернулись в сторону свиты Данстейна и медленно склонили подбородок на плечо. Северные воины, даже уступив монополию, были слишком горды, чтобы кланяться - они дружно громыхнули топорами о щиты. Баллантайн немного растерянно обернулся на своих внезапных союзников. И, конечно, не разглядел Гвендолен в толпе. Зато Дагадд во втором ряду сразу вытаращил глаза и стал толкать Логана локтем так, что тот заметно пошатнулся.
   - Давайте будем краткими, собратья, нам нужно решить еще немало дел во славу Провидения. Мнение ветвей в данном случае едино. Мы рассмотрели прошение вице-губернатора Баллантайна о соизволении покинуть нынешний пост и отправиться в Эбру главой концессии. Мы высоко ценим ваши заслуги, сьер Баллантайн, и полагаем, что вы принесли бы немалую пользу вашему городу. Но при существующих у вас разногласиях с наместниками Провидения это будет, вероятно, самым разумным решением. Призываем вас не забывать в путешествиях, что каждый наш собрат представляет силу Провидения на земле, иначе вы можете вновь оказаться перед нашим судом.
   - Если бы это зависело от меня, хоть завтра! - Ноккур наконец оторвал ногти от ладоней, с удивлением посмотрев на алые полукружья, оставшиеся на коже.
   - Собрат Ноккур, ваша горячность простительна, но выдает в вас человека, делающего только первые шаги на службе Провидению, - Гнелль усмехнулся, откидываясь на спинку кресла. - Эбер, если вы найдете время ко мне заглянуть перед отъездом, я буду признателен. Мой возраст уже позволяет приятно вспоминать прошлое.
   Баллантайн, похоже, до конца еще всего не осознал, потому что у него сохранился взгляд человека, привыкшего к постоянной боли и вдруг обнаружившего, что она по непонятной причине перестала его грызть. Зато Логан с Дагаддом переглянулись, восторженно пихая друг друга кулаками в бок. Они бы сразу начали обниматься, их удерживали только шесть фигур в резных креслах, под взглядами которых странным казалось любое проявление ярких человеческих чувств. Глаза Логана засияли таким ликующим светом, словно он уже стоял на палубе корабля, приближаясь к цели своих поисков.
   Гвендолен опустила голову. Боль в плече и в измученных крыльях вернулись настолько резко, что она только удивленно выдохнула, стиснув зубы. Все эти дни она не обращала на нее внимания, но теперь ее цель достигнута, и она вновь стала слабой. Причем эта боль - только жалкое предвестье того, что устроит с ней Данстейн, который за свою нарушенную честь разрежет ее на части и раздавит сапогами на полу. Если кто-нибудь до того из жалости не перережет ей горло. Она затравленно огляделась. Оружие у нее отобрали давно и окончательно. Она сама на это пошла, она бросила свою жизнь, как тряпку в огонь, но как же ей сейчас хотелось жить! Особенно когда Баллантайн стоял так близко, пусть и не глядя на нее.
   - Я хочу сказать, - неожиданно хрипло заявил Данстейн. Все время он простоял не шевелясь, сжав челюсти, так что тонких губ совсем не было видно. - Мы требуем... Или говори лучше ты, Снэколль.
   - Досточтимые сьеры, - вандерский посол заговорил чуть торопясь и с заметным облегчением. - Вы понимаете, что судьба и успех концессии теперь крайне важны для нас. Чтобы поддерживать нашу осведомленность о состоянии дел и заодно выразить сьеру Баллантайну наше почтение, мы хотели бы направить с ним в Эбру нашего посланника.
   - Сьер Баллантайн теперь частное лицо, так что он вправе сам решать. Но полагаем, он не станет отказываться.
   - Я буду счастлив оказать любезность моим друзьям из Вандера, - Эбер наконец овладел собой и улыбнулся почти прежней улыбкой. Его глаза тепло засветились, когда он посмотрел в сторону Снэколля, - и заранее согласен на любую кандидатуру их посланника.
   - Тогда забирай!
   И прежде чем Гвендолен успела опомниться, Данстейн схватил ее за плечо - к счастью, другое, здоровое, и с силой вытолкнул из толпы, почти швырнув. У него на лице застыло выражение человека, больше всего на свете боящегося передумать.
   Капюшон съехал с ее головы, плащ расстегнулся, и одно крыло высунулось из-под ткани, тем более что она неловко шевелила им, пытаясь помочь себе встать. По чертогу Провидения опять пронесся шорох - как тогда, когда она первый раз вошла туда с Данстейном. Логан с Дагаддом, вынырнув с двух сторон, подхватили ее под локти, поднимая с пола.
   Вначале она, конечно, посмотрела на Баллантайна. Чуть снизу вверх, сквозь упавшие на глаза пряди, как смотрела на полу в его кабинете. Если в его взгляде и было удивление, то оно быстро погасло, сменившись чем-то странным, отчего глаза засверкали как звезды, и ей это очень понравилось. Она, оказывается, уже успела забыть, какие у него широко расставленные глаза. И какими большими они кажутся, когда он смотрит прямо на нее.
   - Гвен, ты... - произнес он, почти не шевеля губами. - Это все ты... Одна...
   Его щека дернулась, и он протянул к ней руку.
   Тогда Гвендолен стало совсем хорошо. Настолько хорошо, что она вспомнила о других людях, и обернулась, опираясь одной рукой на Логана.
   - Тот, кому подарили жизнь, не вправе спрашивать, почему. Но я все же спрошу тебя, конунг.
   Лицо Данстейна кривилось от ярости. Было понятно, что, оказавшись за дверью, он с размаху всадит свою секиру в первый попавшийся предмет мебели. Даже видавшая его боевой гнев свита чуть раздвинулась в стороны. Но ответил он достаточно спокойно, хоть и прерывистым голосом:
   - Я подумал: про вас обязательно сочинят балладу, и если я тебя отпущу, я тоже в ней окажусь.
   - Я сложу о тебе много хвалебных стихов, конунг.
   - Нет, - Данстейн стиснул рукоять секиры так, что в следующее мгновение что-то должно было треснуть - или дерево, или пальцы. - Никогда больше не показывайся мне на глаза, а то я могу передумать.
   - Я не стану, конунг. Просто каждый раз, когда ты будешь побеждать в своих битвах, ты будешь знать, что накануне стихи мне особенно удались.
   Гвендолен покачнулась, потому что ей показалось, что в зале неожиданно потемнело. Когда успели так внезапно потушить все свечи? Лицо Данстейна стало вначале расплывающимся белым, потом серым пятном, скрывающимся в наступающей темноте.
   Чьи-то руки обхватили ее сзади, и встревоженный голос Баллантайна сказал:
   - Гвен, тебе плохо? Ты ранена? Что с тобой?
   - Мне очень хорошо, - ответила она абсолютно честно, потому что в этот момент он поднимал ее на руки. - Я только почему-то ничего не вижу.
   Воспользовавшись положением, она опустила голову ему на плечо. От камзола все еще слегка пахло морской солью - такое дивное напоминание о море в каменном Круахане, а от волос почему-то дымом. Последним, что он произнес, пронося ее в двери зала, было:
   - О небо, как же ты летаешь, когда ты такая тяжелая?
   Логан подобрал с пола плащ Гвендолен, и дверь за ними закрылась.
  
   - Я бы на вашем месте так сильно не радовался жизни, - довольно мрачно сказал Нуада, вертя в руках кубок. Впрочем, его скрипучий голос никогда не звучал с оптимизмом. - Теперь Служба Провидения собьется с ног, чтобы за нами следить. И покровительства таррского вице-губернатора, - он выразительно покосился в сторону Баллантайна, - у нас тоже нет.
   Остальные его не особенно слушали. Логан и Дагадд с головой погрузились в разложенные карты, по очереди водя по ним пальцем, отпихивая друг друга, и обсуждали предстоящий маршрут эскадры. На лице Логана все еще оставался тот ликующий отпечаток, что возник в Чертоге Провидения, и оно казалось совсем юным - словно пятнадцатилетний паж пускается в свое первое серьезное плавание. Дагадд тоже сиял, правда вполне может быть, что умильное выражение возникало у него при виде толстого окорока в огромной миске с соусом. Судя по тому, что все остальные почти не ели, большей части было суждено достаться ему.
   Баллантайн подливал вина в кубок Гвендолен, глядя на нее с тем же странным выражением удивления, которое она до конца не могла понять. Но поскольку он не спускал с нее глаз, ей это очень нравилось. На слова Нуады он отреагировал не сразу и довольно равнодушно:
   - Мы едем с одобрения Изучающей ветви.
   - Надеюсь, вы не рассчитываете на поддержку Гнелля всерьез? Не будем вслух говорить... - Нуада понизил голос, - но уверяю вас, что если вы это найдете, его оно заинтересует в первую очередь.
   - Когда .. оно... будет в наших руках, дорогой мой Нуада, мало кто сможет встать у нас на пути, - заметил Логан, не поднимая головы от карт и откусывая от большого ломтя хлеба.
   - Да нас и сейчас несладко за ноги ухватить, - поддакнул Дагадд и широко ухмыльнулся Гвендолен. Правда, в данный момент его слова звучали сильным преувеличением, и она представляла из себя довольно легкую добычу - без своего привычного оружия, одно крыло привычно притянуто к спине, другое никак не могло до конца сложиться. Поэтому мужчины провели ее в трактир, закрыв собой и накинув на плечи парадный плащ Баллантайна, как самый широкий и длинный, и даже в дальнем углу она сидела завернутая в него по уши. Эбер не отнимал первого кубка от ее губ, пока она не допила до конца, и теперь Гвендолен словно плавала в каком-то теплом море, его волны то окатывали ее, то отступали, чтобы вновь нахлынуть. Рука сразу перестала болеть, или она не замечала больше, что та болит, и это было приятно и непривычно, как и сидеть за столом среди людей. На ее щеках появились два красных пятна, а глаза загорелись так ярко, как будто она летела в лунном небе, вглядываясь в темноту.
   - Я хорошо знаю сьера Фредерика Гнелля, - голос Баллантайна зазвучал суше, и он отвел взгляд от Гвендолен, - и представляю, что от него ожидать. Но поговорить с вами я хотел не об этом. Мы стоим, может быть, перед самым важным открытием в истории мира. Даже если все, о чем вы рассказываете, неправда, даже если все древние документы не более чем подделка и бред покинутого всеми безумного книжника, наше путешествие все равно не будет напрасным, потому что мы надеялись изменить этот мир. Я прав, что мы все придерживаемся одной цели, хоть и представляем ее, возможно, по-разному?
   - Сьер Баллантайн, - Логан наконец отложил карты и поднял глаза, снова ставшие холодно-зелеными, - пусть мы с Дагди умеем зажигать огонь без огнива и останавливать лошадей своей мыслью, ничто не может сравниться с умением воинов Провидения понимать, чего хотят люди, сидящие перед ними.
   - Очень любезно, но не приближает нас к цели. Я сказал, что наш путь не будет напрасным, даже если мы ничего не найдем. Но он будет напрасным, если мы отправимся в него, вынашивая каждый свои планы, таясь друг от друга и надеясь в первую очередь осуществить собственные мечты.
   Если бы Гвендолен уже не было жарко от выпитого вина, она бы покраснела первая - что скрывать, ее мечты были никак не связаны с какой-то неведомой Чашей и желанием изменить мир. У нее был свой мир, который сидел рядом с ней, и если она что-то хотела изменить, то только его отношение к ней.
   Она вздохнула и прижалась к нему коленом. В крайнем случае всегда можно сослаться на тесноту за столом. Но Эбер не отодвинулся, даже нашел ее пальцы и стал их перебирать один за другим так аккуратно, словно они у нее тоже были вывихнуты наподобие крыла. Впрочем, смотрел он прямо и не отрываясь, на Логана с Дагаддом.
   - Вы... наверно, правы, сьер Баллантайн, - осторожно произнес Нуада, потому что оба других молчали. - Но что вы предлагаете сделать? Нам тяжело так сразу... научиться друг другу доверять, настолько мы все разные. И при этом каждый из нас - очень странное создание. Все книжники испокон века слыли в Круахане безумцами. Логан с Дагаддом с их непонятными умениями вдобавок могут оказаться даже опасными. Что касается вашей спутницы, - он криво взглянул на Гвендолен, от которой все еще старался отодвинуться подальше, - я прекрасно понимаю, что без этой де... в общем, без нее наше путешествие закончилось бы, не начавшись. Но вы знаете, что о них принято говорить и как относиться.
   Гвендолен пребывала в таком блаженном состоянии, изобретя за это время тридцать разных способов сплести пальцы рук с пальцами Эбера, что из всей тирады, относящейся к ней, услышала только первую часть и слабо улыбнулась, сочтя похвалой.
   - Дорогой Нуада, я вас очень ценю и хочу предупредить - ваше счастье, что у Гвендолен из рода Антарей отобрали ее метательные ножи, - пробормотал Логан. - Иначе дальше мы бы ехали вчетвером.
   - Интересно, а чем я кажусь вам странным? - Баллантайн нахмурился.
   - Вы, наверно, самый непостижимый из всех нас, достопочтенный сьер, - Нуада слегка поклонился, - я впервые вижу воина Провидения, пусть бывшего, и человека на государственной службе, которого волнует судьба мира и счастье людей.
   - Хорошо, - вступил Логан, в свою очередь поглядев на Гвендолен - не хочет ли она что-то сказать. Но она еще до конца не пришла в себя, а так как обычно могла говорить большей частью не очень приятные для собеседников вещи, то в тот вечер была непривычно молчалива. - Должен признать, все мы убедились, что каждый полезен и нужен по-своему, и успех может зависеть от любого из нас. Продолжайте, сьер Баллантайн, вы ведь хотели что-то предложить.
   - Я хочу, чтобы мы сразу договорились о единой цели, которой будем придерживаться, если найдем... если у нас все получится. Допустим, мы... - он поглядел по сторонам, но вокруг так пели и кричали, что тяжело было заподозрить подслушивающих. - Допустим, у нас в руках будет ... нечто, дающее нам какие-то знания о мире... умение управлять этими знаниями, и возможно, что-то менять в самом мире. Мы должны объединить всех людей, кому эти знания могут пригодиться и кто достоин их использовать. Мы должны создать ..организацию, которая сможет накапливать и передавать эти знания. Потому что в руках отдельных людей они все равно будут бесполезны.
   На мгновение за столом воцарилось молчание, не сильно заметное в окружающем гаме, но отчетливое для всех пятерых. Гвендолен несколько испуганно взглянула на Логана с Дагаддом, но не прочитав в их намерениях явной опасности, перевела сияющий взгляд на Баллантайна. По крайней мере, один безоговорочный сторонник среди собеседников у него точно был.
   - Вы хотите создать новую Службу Провидения? - чуть морщась, спросил Нуада.
   - Нет, - Эбер ответил быстро, и стало видно, что над этим вопросом он много думал, - во-первых, Служба Провидения пользуется другими силами, и ей неведомо многое из того, что будет известно нам. Но самое главное - мы не будем стремиться к власти и управлению людьми. Мы будем помогать миру при помощи знания о нем.
   - Интересно, как посмотрят на такую помощь те, кто уже обладает властью?
   - Это будет Орден, - перебил его Логан, внезапно приподнимаясь. Он смахнул бы на пол карты, если бы не Гвендолен, вовремя их придержавшая. - Во всех странах будут люди, думающие, как и мы, исповедующие одни и те же законы, но никто не сможет притеснять их или причинять им зло, потому что их сила будет намного выше силы правителей. Вы прекрасно придумали, Эбер, - в порыве он назвал Баллантайна прямо по имени, - даже я не смог лучше, хотя каждый день размышляю об этом!
   - Придется ли по вкусу правителям, что чья-то сила выше, чем у них? - не унимался Нуада.
   - Им придется смириться с тем, что мир изменился! Тем более что на их власть никто не будет посягать. Они только должны будут ее использовать более разумно. Многим это пойдет только на пользу.
   - Я имею сомнительную честь служить солнцеподобному султану Эбры, - недоверчиво произнес Нуада. - Не думаю, что он способен будет осознать эту свою пользу.
   - Слышишь, Дагди? - Логан не особенно его слушал. - В каждом городе мы построим орденский дом с библиотекой. Будем ездить по всему Внутреннему океану и везде узнавать что-то новое о мире. Что думаешь, правда, замечательно?
   - Ты вот насчет законов полоскал, - Дагадд несколько нахмурился, было видно, что он уцепился за какую-то мысль, не дающую покоя. - Надо над ними как следует мозгами развесить. А то нашвыряют тряпья. Например, загородят, чтоб никто в Ордене по трактирам не кувыркался.
   - Если считать, что Орден родился в трактире, - счастливо засмеялся Логан, - то это вряд ли кто-то запретит.
   - Нет, я лучше сам эти законы наскребу.
   - Если они будут написаны твоим языком. - внезапно открыла рот не удержавшаяся Гвендолен, - то надо будет сразу присваивать высший ранг тому, кто их поймет.
   - А что вы думаете о наших планах, Гвендолен? - спросил Логан. Он взглянул на нее прямо через стол, и Гвен чуть опустила веки - ей показалось, что он прекрасно видит руку Баллантайна на ее колене.
   - Вначале нужно найти...что вы... мы ищем, - ответила она с запинкой, и покосилась на Баллантайна. Каким же он казался ей красивым - этот человек с пепельными волосами, усталым взглядом и вроде бы ничем не примечательными чертами лица, которые преображались, как только он начинал говорить. Как она хотела, чтобы он всегда сидел вот так рядом с ней, чтобы в его взгляде, обращенном к ней, всегда было это выражение, чтобы он трогал ее ладонь и пальцы именно так, как ей хотелось.
   "Прости меня, Эштарра, - сказала она себе, - но больше всего на свете я желаю, чтобы наши поиски затянулись подольше"
  
   - Вот видишь, все у нас получилось, - пробормотал Эбер ей в самое ухо, так что спутавшиеся пряди шевельнулись от дыхания.
   Гвендолен открыла плотно зажмуренные глаза. Они лежали, повернувшись друг к другу и не разжимая рук, и ей казалось, что у них один запах кожи и один стук сердца на двоих. Наверно, вся ее боль и страх вышли наружу во время первой встречи, и осталось только желание прильнуть к нему, полностью раскрыться навстречу, чтобы чувствовать его прикосновения везде, где только можно, так что она даже не заметила, когда именно он оказался внутри нее.
   В его взгляде сейчас читался такой же мальчишеский отсвет, как у Логана, смотревшего на развернутую перед ним карту.
   - Гвендолен... Так все время и называл бы тебя по имени.
   - У тебя это звучит очень необычно, - прошептала она, прижимаясь щекой к его плечу.
   - Я как-то неправильно произношу?
   - Нет... просто люди меня никогда по имени не звали . Чаще всего они говорили "рыжее отродье".
   Он прижал ее к себе чуть сильнее.
   - А твое племя?
   - Ну, они говорили: "Когда наконец ты прекратишь свои выходки, Гвендолен Антарей" с таким видом, будто проглотили стакан уксуса. Поэтому я всегда свое имя терпеть не могла. Твое гораздо красивее.
   - Только оно не настоящее, Гвендолен.
   Она разжала губы, но потом снова сомкнула их. Только провела пальцами по его груди вместо вопроса. и пошевелила крылом, пытаясь устроить его поудобнее.
   - Ты теперь долго не сможешь летать?
   - У нас это быстро проходит, - сказала Гвен с большой уверенностью, которую в душе на самом деле не испытывала.
   - Ты долетела до Круахана за четверо суток?
   - За двое, - с легкой гордостью уточнила она.
   - За двое? - он резко приподнялся и осторожно коснулся внешней стороны ее неловко сложенного на краю постели крыла, так что оба вздрогнули от неожиданного ощущения, и снова потянулись друг к другу, словно защищаясь от этой дрожи. - Это потому... что ты так быстро летела?
   - Да нет, это кто-то меня схватил из людей Данстейна. Я когда сперва поняла, что попала к вандерцам, мало что соображала.
   - Гвендолен... Почему я заслужил это от тебя?
   - Потому что это ты, - сказала она уверенно. Никогда прежде ей не могло прийти в голову, что просто проводить пальцами по плечам и спине мужчины, чувствуя каждый мускул под кожей, может быть так приятно. Если бы ей это кто-то раньше сообщил во время полета, она от смеха свалилась бы на землю.
   - Ты на мой счет очень заблуждаешься. Ты меня совсем не знаешь.
   Гвендолен опять хотела что-то сказать. Что-то вроде: "Я тебя знала всю жизнь". Потом она подумала, что надо сказать другое: "Я люблю тебя". Но так ничего и не произнесла, только прижалась к его груди напротив сердца, и ее ресницы защекотали его кожу. Это все были человеческие слова, они не очень годились для крылатой. А в их языке нет другого слова для тяги к человеку, кроме "проклятие Вальгелля". Что же она должна сказать? "Я проклята, потому что мне не оторваться от тебя, словно мы лежим в одном коконе? Потому что каждое мое дыхание, каждый мой шаг, каждый мой жест не имеют значения, если бы тебя не было в этом мире?" Это звучало бы еще более странно, если не сказать безумно.
   Но Эбер не ждал от нее никаких слов, и думал уже несколько о другом. Он пошевелился, чуть меняя позу, и Гвендолен снова закрыла глаза, предвкушая, что будет дальше.
   - Гвен... а можно мы еще раз...
   Ставни были чуть приоткрыты, но луна светила в щель так ярко, что по полу до самой двери протянулась светло-желтая полоска. Однако Эштарра напрасно звала к себе свое заблудшее создание. Сегодня Гвендолен летала совсем по-другому.
  
  

Хроника вторая

  
   Гвендолен так и не привыкла просыпаться в море. Их плавание продолжалось уже почти две недели, а она каждый раз, открывая глаза и чувствуя мерное покачивание, то легкое, то довольно ощутимое, тратила некоторое время на то, чтобы понять, где она, собственно, находится. А может быть, это происходило потому, что она засыпала, не особенно веря, что все это на самом деле с ней происходит?
   Она потянулась, как всегда задев крылом стенку каюты, как всегда запустила пальцы в кудри, чтобы их взъерошить, потом пригладить, потом снова растрепать - к сожалению, другая манера причесываться ей все равно бы не сильно помогла - и как всегда, осознала, что уже давно рассвело, и оранжевое солнце поднялось над водой настолько, чтобы лучи попадали в расположенное под потолком маленькое окно. Рано просыпаться она так и не научилась. Хотя в общем ее никто и не заставлял. Постель была как всегда смята, и отчетливо сохраняла запах его кожи, чуть горьковатый, который она считала своим и узнала бы с закрытыми глазами. Но Баллантайн со своей манерой вставать до рассвета уже как минимум три часа был на палубе.
   Зато за эти две недели у нее выработалась другая привычка - засыпать вдвоем, на узкой койке, где все сплеталось и перепутывалось и все было частью одного целого - руки, ноги, волосы, дыхание, шепот. А просыпаться одной и некоторое время сидеть, обхватив руками колени, с улыбкой глядеть на солнечные пятна на стене напротив и заново переживать все, что было ночью. Эбер даже не подозревал, что любил ее дважды - один раз в темноте каюты, а второй раз утром, в ее воображении.
   Гвен с сожалением встряхнулась и заставила себя натянуть штаны и куртку с прорезями на спине. Впрочем, надежда вскоре увидеть Баллантайна заставила ее двигаться побыстрее. Она затянула пояс с вернувшимся к ней арсеналом ножей - правда, не своими излюбленными, тонкой валленской заточки, которые до сих пор оплакивала в душе, а прямыми короткими кинжалами, какие были в ходу на южном побережье Круахана. Она настежь распахнула дверь каюты и выбежала на палубу. даже не позаботившись надеть плащ - еще одна приятная, но очень вредная привычка. Как обычно, ветер ударил ей в лицо, разметав волосы, и как обычно, она на мгновение задохнулась от всего сразу - солнца на волнах, ни с чем не сравнимого запаха ветра в открытом море, шипения пены и ощущения развернутых крыльев. Ни одному из крылатых никогда не увидеть и не испытать того, что переживает она, потому что так далеко в море они могут залететь только ценой жизни, а любой капитан скорее пробьет собственными руками днище своего корабля, чем возьмет на борт кого-то из ее народа.
   - Эй. Гвен! Доброе утро!
   - Эге-гей! Гвендолен! Что-то ты совсем рано! Еще не успела проспать ужин!
   - Взяла бы меня хоть раз полетать!
   Она сощурилась против солнца, глядя на висевших на мачтах и скалящих зубы матросов, и крикнула, приложив ладонь ко рту:
   - Если вы за это время успели слопать мой завтрак и обед, то вас и дракон в небо не поднимет, как бы ему не хотелось вами полакомиться!
   - С чего бы это дракону лакомиться нами, когда рядом такая аппетитная девушка? - кричали с мачты.
   - А все знают, что у дураков мясо вкуснее!
   Стоявшие у борта светловолосые воины, не снимавшие, невзирая на припекающее солнце, коротких кольчуг, проводили ее улыбками, когда она проходила мимо.
   - Наш конунг знал, кого брать в скальды, - одобрительно пробурчал один.
   - Да, острее языка, чем у Гвендолен, не найдешь на всем этом трижды проклятом океане, как он еще не пересох от такой жары.
   - Только у нас, на вандерском берегу, нашлось бы кому с ней поспорить, - немного уязвленно отозвался третий.
   - Конечно, Улли. - Гвендолен обернулась через плечо. - Твой язык был бы достойным противником моему, если бы постоянно не тонул в пиве.
   На раздавшийся хохот обернулась почти вся оставшаяся пестрая компания, сидящая на палубе полукругом перед Логаном и Дагаддом, которые прислонились к борту спиной и о чем-то горячо вещали. Только одна знакомая фигура на носу корабля, которую она прекрасно узнала бы по одному лишь силуэту прямых плеч и чуть откинутой назад голове, не пошевелилась.
   Больше всего на свете она хотела бы подбежать к нему, но вместо этого нарочито медленно подошла к борту и села рядом с Логаном, пытаясь принять излюбленную позу моряков и опираясь о палубу крыльями, чтобы не упасть. Наверно, их отношения с Баллантайном не были секретом даже для чаек, летающих над кораблем, но она успела неплохо изучить, когда проявления чувств ему нравятся, а когда нет. Все-таки они продолжали занимать каюты в разных концах корабля, хотя каждую ночь одна из них пустовала.
   - Ты как всегда проспала самые важные новости, Гвендолен, - Логан посмотрел на нее искоса.
   - И что сегодня называется важной новостью? Мы потеряли еще один день пути потому, что весь экипаж слушал тебя, разинув рот, и опоздал к повороту парусов? Так это не новость, это каждое утро случается.
   Сомнительная публика кругом издала некое подобие смешка или хмыканья - на что каждый был способен. Некоторые подмигнули Гвен, на что она с удовольствием показала язык в ответ. Половина набранной в спешке команды состояла из личностей, состоящих в затруднительных отношениях с правосудием, и потому желающих убраться из Круахана. Вторую половину составляли вандерские воины, отправленные Данстейном вместе с Гвендолен - те, кто надеялся найти в южном море достойную их добычу. Неудивительно, что в этом сообществе отверженных и чужих ей казалось, что не обязательно накидывать плащ на крылья, потому что все брошенные на нее до сих пор взгляды могли выражать что угодно - от гнева до неприкрытого влечения, но ни один не содержал в себе презрения или отвращения. Она наконец-то была равной, пусть в команде головорезов - поэтому не удивительно, что она не верила своим ощущениям, просыпаясь каждое утро.
   - Почти угадала, - сказал между тем Логан. - Мы не поворачиваем паруса, потому что наконец выбрали правильный курс.
   - Хочешь сказать, вы наконец перестали морочить нам голову и узнали, куда нужно плыть?
   - Если бы ты вчера сошла с нами на берег, то узнала бы тоже.
   Гвендолен давно разучилась краснеть, но все-таки опустила глаза и оставила замечание Логана без обычных язвительных комментариев. Вчера они действительно встали на якорь возле небольшого портового селения на гряде островов, и почти вся команда бросилась к шлюпкам в надежде почувствовать землю под ногами. Они с Эбером тоже собирались пойти, но по дороге он заглянул к ней в каюту и решил, что они задержатся совсем ненадолго, если он несколько раз поцелует ее грудь в расстегнутом вороте камзола. А оторваться так и не смог.
   В итоге команда гуляла на берегу в неполном составе.
   - Зато хоть кто-то из нас остался в ясном сознании, - произнесла наконец Гвендолен, выжидающе глядя на Логана. Понятно, что его вряд ли можно задеть обычными насмешками, и если он захочет рассказать ей то, о чем уже сообщил всем сидящим вокруг - неспроста у них такое загадочное выражение лица - то скажет без ее подначек.
   Дагадд непривычно молчал и водил толстым пальцем по доскам палубы, словно желая полностью скрыться от разговора.
   - Так вот, - Логан слегка наморщил свой идеальный нос, - несмотря на то, что у этого бедняги находилось в желудке столько вина, что едва не выплескивалось из ушей, именно эти фразы он произносил весьма четко. Наверно, поэтому мы обратили на него внимание.
   - Ты о ком? - встряла Гвен, никогда не отличавшаяся терпением. К тому же ее слегка раздражал прямой холодный взгляд Логана, ясно говоривший ей: "Можешь рассказывать все что угодно, Гвендолен Антарей, но твое сознание этой ночью также было очень далеко от ясного".
   - Да вырыли нам тут одного спотыкальщика, - охотно пояснил Дагадд, - будто он что-то занятное режет. Такой, скажу вам, овощ, все время залитый по самые уши.
   - Обидно, что вы с Луйгом бросили затею основать университет, - мрачно сказала Гвендолен, плотно прижимая крылья к спине, что было у нее признаком настороженности и недовольства. - Ты так все понятно объясняешь, что из тебя вышел бы превосходный учитель.
   - И что тот парень сказал? - перебил один из моряков. Окружающие слегка нахмурились. обидевшись за Дагадда, который за недолгое плавание сделался кумиром всей команды за умение быстро сооружать огромное количество хмельных напитков из, казалось бы, обычной воды.
   - Оказывается, в Эбре живет какой-то странный купец, который ничем не торгует и никуда не ездит, а проводит время один в большом пустынном доме, только иногда выходит на площадь и заговаривает с проходящими мимо людьми о том, что конец нынешнего мира наступит очень скоро. И он так убедительно об этом говорит, что у многих возникает желание пойти в ближайший трактир и заказать несколько кувшинов вина. Причем наш бедный знакомец как начал, так остановиться уже не смог.
   - Неужели взаправду будет конец света? - пара матросов помладше уставилась на Логана широко раскрытыми глазами.
   - Как утверждает этот несчастный, - внушительно произнес Логан. - вернее, как поведал ему сомнительный купец, наступит данный момент тогда, когда встретятся четверо и начнут странствовать вместе. И говорят, будто купец это рассказывает налево и направо уже очень давно. Так что по всему Внутреннему океану гуляет легенда о четырех предвестниках гибели мира.
   - И кто же эти четверо? - подозрительно прищурившись, спросила Гвендолен. Она с опаской покосилась на команду - не бросятся ли они за борт, обнаружив в словах Логана, что виновники конца света плавают на одном с ними корабле, или не отправят ли в море их самих.
   - Живущий чувствами. Жаждущий знания. Ищущий справедливости. Переполненный любовью.
   Гвендолен чуть выдохнула. Логан сказал это по-эбрийски, который, во-первых, далеко не все понимали, а во-вторых, в этом языке у определений не было различия рода. Прозвучало это как бы о четверых мужчинах. Кроме того, Гвен давно переполнилась уверенностью, что команда корабля к людям ее не относит - правда, с положительным оттенком, в отличие от большинства жителей Круахана. Поэтому им в голову не пришло поставить ее в один ряд с остальными. Но сказано было совершенно точно - по крайней мере, она все эти дни на корабле ощущала себя хрустальным бокалом, налитым до краев чем-то звенящим.
   - Надеюсь, Луйг, - сказала она громко, чтобы увести нить разговора в сторону, - вы все не собираетесь также топить в бочке с вином горе по поводу скорой гибели мира? Почему все валяются на солнце, хотя давно пора лезть на мачты?
   - Просто ветер попутный, Гвендолен, а мы встали на верный курс, - гораздо тише, совсем не в тон ей ответил Логан.
   - На верный курс? - она оглянулась на горизонт, невольно сощурившись от бьющей по глазам солнечной ряби на волнах, и внезапно поняв, переспросила с легким ужасом: - В Эбру? Вы собираетесь туда заходить? Зачем?
   Не отдавая себе отчета, она развернулась к стоящей на корме фигуре Баллантайна и почти вскочила на ноги, собираясь броситься к нему.
   - Мне очень хочется познакомиться поближе с этим купцом, забросившим торговлю, - чуть грустно, но совершенно твердо сказал Логан. - Думаю, он знает многое из того, что интересно нам.
   - А если это ловушка? Ты полагаешь, незнакомый тебе человек станет несколько лет сеять легенды по всему Внутреннему океану ради желания заглянуть в твои прекрасные глаза, Логан, сын Дарста? Ладно еще это была бы какая-нибудь почтенная купчиха.
   Логан даже не стал снисходительно улыбаться, невзирая на гулкий хохот Дагадда, поднимавшегося всякий раз, когда Гвендолен начинала кого-то вышучивать.
   - Ты сама понимаешь. Гвен, пока это единственная ниточка, которая может привести нас к цели. И мы от нее не откажемся. Он знает про то, что мы... что мы вместе, - он понизил голос. - Может, тогда он знает и том... о том, зачем мы вместе.
   Гвендолен уже не смотрела на него. Она направилась прямо к Эберу, прекрасно понимая теперь, почему он стоит, отвернувшись, и только изредка невольно кидает взгляд через плечо на горизонт.
   - Доброе утро, - сказала она, покашляв, хотя уже произносила это несколько часов назад, открыв глаза на подушке рядом с его щекой.
   - Ты как всегда ослепительна, Гвендолен, - он наконец обернулся, скользнув взглядом по ее фигуре и чуть грустно улыбнувшись, - и как всегда в полном вооружении.
   - Ну что делать, - она пожала плечами и похлопала по рукоятям верхних кинжалов за поясом, словно извиняясь, - я без них себя чувствую как без одежды.
   - Без одежды ты тоже прекрасно смотришься, - сказал Эбер с прежней легкой грустью, и Гвендолен внезапно почувствовала, до чего все-таки жарко на палящем солнце. Когда раньше кто-то пытался ей сказать такое, в лучшем случае кинжал бы пролетел рядом с его щекой, в худшем - разрезал какую-либо деталь одежды. А сейчас она считала минуты до того, как он вновь произнесет что-нибудь подобное.
   - Ты ведь знаешь, куда мы плывем? - вырвалось наконец у нее, позабывшей, что на людях она звала его на "вы". - Тебе туда нельзя, правильно?
   - Как сказать, - Баллантайн вновь полуобернулся в сторону моря, - считается, что мое тело бросили на дно неподалеку от Салладейской гавани. А по эбрийским обычаям душа в таких случаях не находит успокоения. Случайно столкнуться со своим призраком - не очень добрая примета.
   - Не надо туда ехать..
   - У меня ведь есть цель, Гвендолен. Потом, надеюсь, я все-таки достаточно изменился за эти годы.
   - А вдруг тебя все-таки узнают?
   - Ну что же, - он нежным движением протянул руку и поправил рукояти ее ножей, - если вдруг ты увидишь, что меня схватила стража, то вспомнишь, что именно я подарил тебе такое прекрасное оружие и кинешь его в меня, целясь поточнее.
   - Я... ты что... я никогда не смогу, - она в ужасе замотала головой. так что волосы хлестнули ее по щекам, придя в окончательный беспорядок.
   - Тогда придется, как только мы сойдем на берег, показать тебе одну из публичных казней в Эбре. Ты сразу сможешь.
   Его голос звучал глуховато, но совершенно спокойно, так непохоже на обычные увлеченные речи, что Гвендолен пришла в окончательное смятение и обернулась к Логану с Дагаддом, полуразвернув крылья и уперев руки в бедра. Ее верхняя губа приподнялась и чуть вздрагивала, как у разъяренного животного:
   - Как вы смеете... как можете заставлять его ступить на тот берег?
   - Там же то, что мы все вместе ищем, - на холодном лице книжника и хранителя арбалетов проступило легкое смущение, но не более того, а может это было просто смутное опасение перед великолепной яростью Гвендолен.
   - Ты ведь сам не знаешь точно! И позволяешь себе рисковать ЕГО ЖИЗНЬЮ?
   - Она там, - встрял Дагадд уверенным басом, прижав руку к левой стороне камзола. - Я чую. У меня тут все ворочается.
   - Непереваренный ужин у тебя ворочается! - взорвалась Гвендолен, отбрасывая волосы назад. - Будь эта Чаша трижды неладна, и вы оба вместе с ней!
   Четверо застыли рядом у борта, вернее, Гвендолен оказалась напротив троих мужчин, чуть пригнувшись и раскрыв крылья. Ярко-рыжие длинные перья сверкали на солнце не меньше, чем блики на воде, и голос ее звенел. Воины Данстейна, стоявшие поодаль, настороженно придвинулись друг к другу, а некоторые положили руки на рукояти топоров. Они мало во что вникли, но отчетливо видели, что их скальда нечто сильно беспокоит.
   - Прекрати, Гвендолен, - тихо произнес Баллантайн, и впервые она увидела, что обращенные на нее глаза серого цвета вместо мальчишески голубых. - Я сам плыву. Куда хочу. И мне никто не помешает.
   - Чтоб мне Эштарра посылала только встречный ветер!
   От волнения она выкрикнула обычное ругательство крылатых, даже не задумываясь над тем, что ее не особенно поняли, и, бросившись к ближайшей мачте, рывком вскарабкалась по стропам и прыгнула вниз, окончательно развернув крылья и уходя в крутой вираж над кораблем. Как всегда, добрая половина матросов побросала вязать канаты и уставилась в небо, приоткрыв рты. Но Гвендолен, несущаяся вперед, стиснув зубы, ничего не различала вокруг себя и ничего не чувствовала, кроме колотящегося сердца.
   Впервые с начала их плавания она летала не для собственного удовольствия и не для того, чтобы кого-то позабавить, а чтобы успокоиться. Иначе, если бы она осталась на палубе, ей бы пришлось несколько часов вытаскивать свои метательные ножи из мачты, с такой силой ее тянуло их туда зашвырнуть.
  
   Единственный благоразумный поступок, до которого снизошел планирующий их передвижение Логан - они высадились не в главной гавани Эбры, а в небольшом городке в двадцати милях к западу, намереваясь добраться по берегу до той самой печально знаменитой Салладейской бухты. Первые несколько часов на берегу Гвендолен казалось, будто с нее содрали кожу, а легкие забили песком. Потом она осмотрелась вокруг, не заметила толпы из желающих немедленно наброситься на Эбера, и начала дышать чуть спокойнее, хоть и не снимала руки с рукояти левого, самого удобного кинжала. Разумеется, на них достаточно часто таращились, но не более чем на диковинного вида иностранцев, которые в маленьком порту были редкостью. Причем удивленные взгляды больше всего привлекали Дагадд с Логаном, один своей необъятной фигурой, которая в Эбре встречалась только у евнухов, но при этом говорящий рокочущим басом, а второй сочетанием абсолютно нездешнего юного лица с ярко-зелеными глазами и мощного приклада арбалета за спиной, размерами в половину его роста. Баллантайн в простом дорожном костюме, без всяческих вице-губернаторских регалий, смотрелся очень буднично. А закутанная в плащ Гвендолен вообще напоминала эбрийских женщин, замотанных тканью еще сильнее, чем она теперь, тем более что рыжие волосы тоже скрылись под наброшенной на голову тканью.
   Наверно, Логан и Дагадд при желании могли бы тоже потрудиться над своей внешностью, чтобы выглядеть менее заметно, но первые шаги по земле Эбры дались им не слишком легко. Они шли неуверенно и с опасением переглядывались, словно прислушиваясь к своим ощущениям. На Баллантайна и Гвендолен, идущих сзади, они почти не обращали внимания, как на бесконечно далеких им людей.
   - Не всунуть, малыш, - произнес наконец Дагадд удивленно, - у меня в чердаке вертится, будто в той стороне над морем гром рявкает, и я точно втыкаю, где это. А в пустыне, - он махнул толстой рукой в совершенно определенном направлении, - буря с песком, горбом чувствую. Чтоб мне прихлопнуться, - он невольно передернулся, - не пляски это все.
   Они как раз проходили через базар, устроенный прямо в порту, и Логан невольно сощурил глаза до предела, и рукой бессознательно стиснул ложе арбалета.
   - Знаешь, Дагди, я смотрю на эти кувшины, и точно понимаю, как их изготовили. Там человек торгует башмаками, я мог бы легко сшить такие же. А в тени двое играют в кости - я прекрасно вижу, сколько каждый выкинет в следующий раз. - Свободной рукой он с силой потер висок. - Иногда мне кажется, что голова сейчас лопнет от того, сколько в ней всего сразу уместилось.
   - Метко, что мы в паре, - пробурчал Дагадд, даже не оглянувшись, словно ему и в голову не могло прийти, будто на Баллантайна с Гвендолен тоже сойдет какое-то сверхъестественное умение. Впрочем, с ними ничего особенного не происходило. Если не считать того странного чувства, которое медленно возникало у Гвендолен внутри, пока они шагали вначале мимо рыбацких шхун с потрепанными парусами, потом вдоль выставленных на утоптанной земле торговых рядов, где только что выловленная мелкая рыба чередовалась с нехитрым и немного корявым домашним скарбом. Не то, чтобы в ней вдруг проснулась жалость ко всем людям вокруг, хотя многих, конечно, стоило пожалеть, настолько тяжел был их каждодневный труд и настолько незначительна скудная радость. Но Гвендолен неожиданно стала остро ощущать себя частью мира, что разворачивался перед ней, кусочком бесконечной мозаики, которая складывается из мыслей, стремлений, мольбы, боли и смеха всех существ, что дышат и могут думать. Она даже споткнулась, настолько странным было ощущение, что она видит эту сеть, растянувшуюся над миром, и вот-вот сможет потянуть за нити и вытащить что-то главное, только вот что? Она растерянно обернулась и посмотрела вслед уезжающему в сторону отряду, где ехали вандерские воины и Нуада. По замыслу Логана, они должны были разделиться, чтобы не привлекать чрезмерного внимания, как путешествующие с хорошо вооруженным эскортом. Нуада должен был приехать в столицу раньше, оценить ситуацию и подыскать им по возможности укромное место для жилья. Глядя им в спины, Гвендолен ощущала не только их место в общей мозаике, и значит, свою связь с каждым, но и откровенную зависть: из них никто пока не терзался непонятными ощущениями, мешающими нормально передвигаться. Единственное беспокойство воинам с севера причиняла жара, которую не облегчал даже пахнущий солью ветер с моря.
   Гвен покосилась на Баллантайна, идущего рядом. По его лицу ничего нельзя было прочитать, а значит, ему тоже было не по себе. С лица схлынуло обычное вдохновение и уверенность, на лбу пролегла резкая складка, и он сразу стал казаться старше.
   Она хотела сказать как можно осторожнее, поэтому очень долго подбирала слова. Даже повторила их несколько раз про себя:
   - Может... не надо пока вспоминать ни о чем? Потом... а первое время просто не думать?
   - Их было тридцать человек, Гвендолен. Много лет я видел перед собой лицо каждого из них, помнил их манеру разговаривать, их жесты, голоса, сам часто разговаривал с ними в мыслях. Но я все равно был уверен, что поступал правильно. Ради своей страны. Ради мира на Внутреннем океане. А теперь у меня нет такой уверенности. По логике я должен сейчас развернуться и прыгнуть в море, или завязать петлю на горле в ближайшем сарае. А я даже испытываю радость, когда смотрю на тебя.
   Он вдруг улыбнулся прежней улыбкой, и сердце Гвендолен подскочило, так что ей показалось, будто она слышит его настойчивый стук о ребра.
   - Ты опять вся дрожишь. И глаза огромные. Тебе идет. Ты за меня боишься?
   Слова не очень получались, поэтому Гвен кивнула.
   - Не стоит. Мне кажется, что мы сюда не зря приехали. Такое совпадение напрасным не бывает. Знаешь, я ведь не просто так выбрал себе новое имя. Я был уверен, что никогда больше сюда не вернусь, но Эбра должна была остаться со мной... Плохо только, что ты так переживаешь.
   Пользуясь тем, что Логан и Дагадд идут впереди и не оборачиваются, он взял ее за руку.
   Гвендолен сразу забыла все свое единение с миром, потому что его полностью заслонило непередаваемое ощущение, когда пальцы Эбера скользили по ее ладони. Но как и положено мгновениям совершенного счастья, они быстро закончились: впереди показались ворота, обозначавшие выход из гавани за городскую стену. Собственно, туда они и направлялись разузнать, к какому каравану можно примкнуть, чтобы добраться до Эбры. Но, подойдя чуть ближе, все четверо одновременно замедлили шаг.
   У ворот был выставлен караул гвардейцев в полном параде. Лишь двое, расположившихся в тени чуть поодаль сняли серебристые шлемы с причудливо изогнутыми рогами и положили их на колени, отдыхая от жары. Остальные десять - Гвендолен быстро сосчитала - маялись, таская на голове знаки неограниченной власти над телом и ищушеством каждого ничтожного слуги султаната. Лица у них поэтому были хмурые и лишенные не только всякого сострадания, но и живой мысли. Они подталкивали каждого проходящего сквозь ворота к какому-то сидящему на камне человеку в длинном одеянии и не сильно прикрывавшей плешь маленькой черной шапочке. Человек что-то внимательно разглядывал и степенно кивал головой.
   Четверо растерянно переглянулись. Баллантайн пришел в себя первым и не спеша направился к крайнему лотку, чтобы их остановка не выглядела слишком внезапной. Там им пришлось сразу же торговаться из-за длинной нитки зеленых камней, очевидно поддельных, которые торговец с плотно зажмуренными глазами пытался всучить мужчинам для Гвендолен, уверяя, что их цвет как нельзя больше "подходит к несравненным очам солнцеликой госпожи, заслоняющей день светом своей красоты".
   Гвендолен, у которой глаза на самом деле были серыми, а лицо укрыто капюшоном до кончика носа, с тоской посмотрела на Логана. Тот в расстройстве купил тут же воды с анисом и теперь нервно глотал из кувшина с длинным горлышком.
   - Скажи, любезный купец, да не оскудеют твои сундуки золотыми. - спокойно сказал Баллантайн на чистом эбрийском, и Гвен поразилась тому, что даже голос у него поменялся. Если бы не цвет и разрез глаз, его можно было бы принять за небогатого эбрийского горожанина, да и сейчас он вполне сходил за полукровку, какие нередко встречались в портовых городах - сын какой-нибудь рабыни с севера, сам добившийся своего незначительного, но все-таки устойчивого положения в обществе. - Я давно не был в Каэре и удивлен тому, как поменялись здешние порядки. Неужели появились новые пошлины?
   В его голосе отчетливо слышалось опасение человека, привыкшего считать деньги в своем кошельке, и он задумчиво повертел в руках бусы, словно намереваясь положить их обратно на прилавок.
   - О нет, почтенный сын достойных родителей, - заторопился торговец, пытаясь убедить покупателя, что лишние траты ему не предстоят. - Как и раньше, пошлину у нас берут с прибывших кораблей, и таможенники оказываются на борту быстрее чаек, пролетающих над морем. Если ты имеешь в виду стражу у ворот, это по приказу величайшего из султанов, да снизойдет он до нас своей милостью, проверяют линии рук у всех, кто прибыл в Каэр.
   - Линии рук? Зачем? - Логан поперхнулся и стал кашлять, после чего Дагадд отобрал у него кувшин, бесцеремонно хлопнув по спине.
   - Да будет известно славному чужеземцу, что много лет назад в Эбре был пойман и разорван на части подлый изменник, умышлявший против величайшего из султанов, да простит он нашу ничтожность. Изменник тот был родом из-за моря, и долго все думали, что он погиб, освободив землю от следов, оставляемых его гнусными ногами. Но два года назад купцы наши были за морем и своими глазами видели, что он жив и служит тамошнему королю. Поэтому приказано проверять линии на руках каждого сходящего с кораблей, чтобы сразу же схватить его, коли он осмелится осквернить воздух Эбры мерзким дыханием. Если это ожерелье так приглянулось тебе, сын достойных родителей, я готов уступить его тебе за три дирхана.
   - Быстро мы размазались, - невозмутимо сказал Дагадд между двумя глотками. Он недовольно морщился, но исключительно потому, что в кувшине была всего лишь вода. - Давай, Луйг, растряси мозги, куда теперь шариться.
   - Они что, знают, как выглядят линии у вас на руках? - потерянно пробормотал Логан, к счастью перейдя на валленский. - Откуда? Гвендолен, перестаньте так на меня смотреть, будто прикидываете, куда меня лучше пырнуть вашим кинжалом!
   - Я не прикидываю куда, - голос Гвендолен звучал подчеркнуто спокойно, но с такой интонацией, что даже Дагадд стал глотать ненавистную воду в два раза быстрее. Словно у него внезапно пересохло в горле. - Я и так знаю.
   - Мой друг, это же Эбра, - Баллантайн пожал плечами, забирая никому не интересное ожерелье. - Здесь больше всего предсказателей, звездочетов и гадателей по внутренностям животных. Султан не наденет утром халата, пока придворный предсказатель не скажет ему, какой цвет больше всего подходит для великих свершений в этот лунный день. Они твердо убеждены, что на руке каждого предателя и изменника есть особые знаки, а уж у такого исключительного, как я, они видны совсем четко.
   Логан облегченно вздохнул.
   - Тогда, надеюсь, мы без труда пройдем через ворота. Давайте поторопимся, до заката не так много времени.
   - А вдруг нет? Я не пущу вас! - почти выкрикнула Гвендолен. Если бы могла, она вцепилась обеими руками в плащ Баллантайна, но в его глазах опять появилось что-то удерживающее ее на расстоянии.
   - Надо спешить, - сказал тот. - Логан прав. Чем дольше мы здесь стоим, тем больше привлекаем внимания.
   - Идем, Гвендолен, - Логан вновь стал чуть надменным и решительным молодым книжником, готовым на все ради своего единственного устремления. - Мы с Дагди первыми, а дальше вы и Эбер.
   - Почему это вы первые? - ревниво спросила она, готовая теперь цепляться к каждому его слову.
   - Потому что, милая Гвен, вы никому не уступите своего права идти вместе со сьером Ба... в общем понятно. а кто-то должен идти первым, чтобы их отвлечь.
   - Сейчас мы им славно чердак своротим, - радостно объявил Дагадд, отбрасывая в сторону пустой кувшин. - Все гляделки вывесят.
   - Призовите все свои таланты, чтобы у вас это получилось, - пробормотала Гвендолен, привычно занимая место рядом с Эбером. - Иначе отвлечетесь вы оба, и уже навсегда.
  
   Несущие тоскливый караул у ворот гвардейцы даже не сразу отреагировали на гордо приближающуюся пару должно быть, самых странных чужеземцев, которых им когда-либо приходилось видеть. Логан и Дагадд шествовали медленно, чтобы усилить эффект, тем более что за собой они тащили мула, впряженного в тележку. Мул покладистым характером не отличался, поэтому, судя по вырывающимся порой ругательствам, два книжника волокли не только мула, но и его поклажу.
   Поиск мула и содержимого тележки занял довольно долгое время, с каждой минутой увеличивая желание Гвендолен все-таки запустить в них чем-нибудь увесистым. Дагадд упрямо торговался по каждому возможному поводу, а поскольку его все равно никто не понимал, то затягивать переговоры удавалось виртуозно.
   Зато к воротам они явились во всем великолепии, собрав по пути небольшую толпу из любопытных. Замыкали шествие Баллантайн и Гвендолен, двигавшиеся осторожно, но вместе с тем обреченно - другого пути все равно не было.
   - Вы кто такие, чужеземцы? - спросил наконец один из гвардейцев, которому удалось справиться с изумлением быстрее остальных. - Вы по-эбрийски хоть понимаете?
   - Я немного говорю на твоем языке, достославный воин, - степенно отозвался Логан. - Нас отправили в вашу страну хранители библиотеки из светлого города Валлены, ибо прослышали, что здесь хранятся самые лучшие звездные карты. Наш корабль немного сбился с пути, так что мы высадились в Каэре и теперь ищем караван, чтобы добраться до Эбры.
   - Что вы везете с собой?
   - Рыбу и овсяные лепешки, - Логан с готовностью раскрыл один из тюков.
   - И только? - с подозрением спросил гвардеец. - Все десять мешков? Зачем вам столько?
   - Помнишь, на прошлой неделе контрабандиста поймали, - вступил в разговор второй стражник. - Так у него тоже под мешком с рыбой листья дурманного дерева лежали.
   - Такие подозрения делают честь твоей осмотрительности, - Логан нимало не смутился. - Но это до поры, потому что ты не ведаешь, кто перед тобой.
   - Я и спрашиваю, кто вы такие, - гвардеец стал заметно раздражаться.
   - Вот великий мудрец и звездочет из Валлены, - Логан вмахнул рукой в сторону Дагадда, выпятившего подбородок так, что короткая борода задралась к небу, и почтительно поклонился. - В нем заключены мудрость, знания и телесная мощь десяти человек, поэтому он нуждается в пище на десятерых. Потому я опасаюсь, что той снеди, что мы везем с собой, нам не хватит даже до первого привала.
   - Мы не жалуем лгунов, чужеземец, - стражник нахмурился. - Никто не поверит тому, что один человек может все это съесть.
   - Во многих землях мы странствовали, - чуть нараспев произнес Логан, слегка улыбаясь, - видимо, все шло именно так, как он хотел. - Многие люди не верили нам, но им приходилось убеждаться в обратном.
   Дагадд неожиданно шагнул вперед и проревел что-то нечленораздельное.
   - Мудрец говорит, - смиренно наклонил голову Логан, - будто обижен твоими словами, достославный воин, и готов доказать тебе, как ты жестоко ошибаешься.
   - Он что, может сейчас все это съесть?
   - Он может съесть и больше, - со вздохом отозвался Логан. - Из-за того, что его великая сила постоянно требует подкрепления, наши кошельки вечно пусты... Поэтому я вынужден просить вас, почтенные жители, поставить что-нибудь в заклад. Ведь если великий мудрец съест свой запас пищи сейчас, нам снова придется ее покупать.
   В толпе давно уже шептались и перепихивались локтями. Стражники все сгрудились с одной стороны ворот. Глаза у многих горели - обычные азартные игры в Эбре запрещались, поэтому единственным возможным удовольствием для простой публики было биться друг с другом об заклад. Гвардеец, начавший разговор, тоже потянулся было к поясу, но потом сообразил, что он лицо, наделенное властью.
   - Да не бывает такого, говорю тебе!
   - А вдруг бывает?
   - Ты посмотри, какой он толстый. В него и не столько влезет!
   - Шимала-евнух еще толще, а ест меньше меня!
   - Ставлю десять дирханов!
   - Ставлю свой новый халат!
   - Да какой он новый? Ты еще в прошлом году на него масло пролил!
   Дагадд некоторое время вертел головой в разные стороны, устрашающе вращая глазами, потом сказал густым басом:
   - Ну хватит виснуть, вытряхивайтесь быстрее. У меня бурдюк давно пустой. А то я кого-нибудь из вас разжую.
   Разумеется, никто его слов не понял, но интонация была сама по себе достаточно убедительна, поэтому на торопливо расстеленную на земле циновку быстро посыпались деньги и детали одежды.
   Дагадд с легкой тоской оглядел открытые тюки с рыбой и лепешками.
   - Захлебнуть бы это все чем-нибудь, - он с намеком посмотрел на Логана.
   - Дагди, у них нельзя, - зашипел тот. - Хочешь, чтобы нас побили камнями? Ничего, справишься. Вспомни, в Айне было еды в два раза больше.
   - Звяков тоже, - Дагадд капризно потыкал ногой разложенные перед ним предметы заклада. - Больше я на такое не ляпнусь, в следующий раз сам выныривай.
   С этими словами он гордо ухватил за хвост первую рыбину и проглотил ее в две секунды, даже не трудясь разжевать.
   Толпа смотрела, вытаращив глаза. Дагадд невозмутимо ел. Логан со спокойным выражением лица то глядел на солнце, то проверял подпруги у мула, то разворачивал очередной мешок. Гвардейцы все до одного покинули наблюдательный пост и столпились вокруг, с подозрением провожая взглядами каждую лепешку. Даже плешивый чтец по линиям рук, дремавший в тени, заинтересованно приоткрыл один глаз и уставился в их сторону.
   Гвендолен поняла, что момент настал. Конечно, бросать Дагди и Луйга среди не слишком дружелюбной толпы было нехорошо, но что-то ей подсказывало, будто подобное испытание в их жизни далеко не первое. В отличие от окружаюших, она в способностях Дагадда не сомневалась ни секунды, поэтому слегка потянула Баллантайна за плащ, кивнув в сторону освободившихся ворот.
   Они почти прошли мимо, но вовремя заметили, что гадальщик открыл оба глаза и внимательно на них смотрит.
   - Позволь нам пройти, трижды почтенный, - Баллантайн склонил голову. - Мы очень торопимся, но не хотим отвлекать достославных стражей. Великого сожаления достойно, что из-за спешки нам не досмотреть, чем все закончится.
   - Покажи мне свою ладонь, - надтреснутым голосом произнес гадальщик. У него было странное лицо - все в мелких морщинах, словно высыхающий плод.
   Должно быть, у Эбера ре Баллантайна было много недостатков, в чем он в свое время пытался убедить Гвендолен. Она, конечно, ни одного не замечала, или принимала их за достоинства. Недоброжелатели упрекали его в несговорчивости и упрямстве, бывшие соратники - в слабоволии. Но все дурные стороны характера можно было ему простить за то, как он протянул эбрийскому предсказателю свою руку, повернув ее ладонью вверх - не изменившись в лице и не колеблясь ни секунды.
   Если бы Гвендолен могла пошелиться, она бы от ужаса закрыла глаза, но даже веки словно парализовало, и они не желали опускаться.
   Предсказатель прищурил глаза и сморщился еще сильнее, отчего выражение лица стало совсем невозможно определить. Но вслух он не произнес ни слова, и Баллантайн, опустив руку, прошел - ПРОШЕЛ -мимо него за ворота.
   Гвендолен показалось, что она взлетает, и она испуганно завела руку за спину, ощупав, плотно ли притянуты крылья. Вторую руку она торжественно продемонстрировала гадальщику.
   - Я смотрю только на руки людей,- пробормотал тот с презрением, даже не открыв глаза.
   Гвендолен отшатнулась и побежала за Эбером, который размашистым шагом уходил вверх по улице, подтверждая легенду о том, что они очень торопятся. Быстро ходить Гвен никогда не умела, поэтому сразу сбила дыхание, и некоторое время у нее ушло на то, чтобы хоть как-то приспособиться - за один шаг Баллантайна она успевала сделать как минимум два.
   - Он догадался, что я не человек, - признесла она наконец, глотая воздух. -Выходит, он действительно что-то умеет. Но все-таки он не понял, что вы... то есть ты...
   - Ты его переоцениваешь, Гвендолен. Просто для эбрийцев женщина и человек - разные понятия.
   Она настолько растерялась от подобного высказывания, что они довольно долго шли молча. Несомненно, что раньше Баллантайн бывал в Каэре - он шел уверенно, не останавливаясь на поворотах. Опять на какое-то время Гвендолен забыла обо всем - ей было вполне достаточно идти рядом и бросать взгляд на его профиль, который ей казался таким красивым, и эбрийский капюшон ему очень шел. К своему стыду, она была даже рада, что Логан с Дагаддом временно остались в стороне, потому что надеялась, что Эбер снова возьмет ее за руку. Но он шел молча и напряженно, и наконец смутное беспокойство передалось ей и стало быстро расти, заставив оглянуться.
   За ними шел гвардейский отряд, и солнце сверкало на шлемах так, что казалось,.будто их рогатые головы охвачены огнем.
   Сбывался один из кошмаров, который она себе вообразила и с тех пор даже пару раз видела во сне. Наверно, таким же ровным неумолимым шагом гвардейцы шли по гавани, приближаясь к кораблю, где Эбер восемь лет назад прятался в трюме.
   - Ох, смотри... - выдохнула она.- Или нет, лучше не смотри. Бежим!
   - Бежать еще хуже, - спокойно отозвался Баллантайн, но шаг его сделался еще быстрее. Гвардейцы, впрочем, были людьми тренированными, и расстояние между ними постепенно сокращалось.
   Несколько раз они резко свернули в проулок, но это не помогло - за спиной по- прежнему слышался ровный стук подбитых железом каблуков о камни. Их никто не окликал, не приказывал остановиться. Отряд просто неумолимо двигался следом, подходя все ближе, и это было ужаснее всего.
   Последний поворот заканчивался тупиком. Баллантайн внезапно остановился и развернулся навстречу преследователям. С одной стороны была городская стена, глухая и не менее непреклонная, чем настигающие гвардейцы, с другой стороны - какой-то полуразрушенный дом. Узкие окна на втором этаже были наискось заколочены досками, а в подвале просто чернели разбитые проемы. Белесый от жары камень вокруг, красная утоптанная земля под ногами, по твердости тоже похожая на камень, отлетевшие от стены осколки, и словно насмешка для Гвендолен - небо настолько яркого цвета, что больно задирать голову.
   "И на этой улице мы умрем?" - сказал в ее голове голос холодный, как у Логана,. хотя сердце колотилось так, что она невольно прижала рукой плащ с левой стороны.
   - Ты сможешь взлететь, Гвендолен?
   Она помотала головой.
   - Я их отвлеку. Разбегись и взлетай.
   - Без тебя?
   Она произнесла это так, будто он предложил ей на завтрак живую крысу. Эбер слегка подтолкнул ее в сторону.
   - Ты все равно не сможешь сделать то, о чем я тебя просил на корабле, Гвендолен, - вопроса в его голосе не прозвучало. - Я бы попросил у тебя кинжал, но тоже вряд ли смогу. Видишь ли, в той деревне, где я вырос, самоубийство считалось самым страшным из всего, что человек мог сделать... Улетай, быстрее.
   Неожиданно внутри у Гвендолен что-то перевернулось, и она увидела все события со стороны. Она стояла на глухой каменной улице под палящими солнечными лучами, смотрела на подходящих к ним шестерых мужчин, чьи лица не оставляли сомнения в их намерениях, и про себя думала, что Эбера можно представить кем угодно, но только не деревенским мальчишкой. Ее Эбера, то отстраненного, то загорающегося от нравящейся ему идеи, то замкнутого, то с восторгом глядящего в ее запрокинутое лицо, то самоуверенного, то мучающегося сомнениями. И они хотят лишить ее всего этого?
   Гвендолен швырнула два кинжала быстрее, чем поняла, что именно делает. Два гвардейца почти одновременно упали -один беззвучно, второй рычал и катался по земле, вцепившись в рукоять. Оставшиеся рванулись вперед. Гвендолен бросила вторую пару - но Баллантайн оттолкнул ее в сторону, и поэтому только один кинжал попал в цель. Оставалось трое, и они были совсем близко. Эбер прижался спиной к городской стене, но у него даже оружия не было - в отличие от Гвендолен, он всячески избегал его носить.
   Гвендолен уже мало соображала, что делает. Она отлетела в сторону, ударившись плечом о стену дома, но сразу же рванулась обратно. Плащ за ее спиной затрещал, ремни лопнули с треском, и только через несколько мгновений она осознала, что полностю развернула крылья, и, зажав в руке кинжал, пытается подняться в воздух, чтобы наброситься на гвардейцев сверху. Взлететь с земли - очень тяжело, практически невозможно для крылатых, они не могут часто бить крыльями по воздуху, предпочитая планировать в потоках ветра. Но произведенный эффект и так превзошел все ожидания. Один из гвардейцев, которого Гвендолен пихнула ногой в грудь, в ужасе свалился ничком, закрыв голову руками. В проулке сразу стало тесно от двух огромных ярко-рыжих крыльев, концы которых задевали стены. Дополняли картину торчавшие дыбом волосы Гвендолен и оскал на ее лице. Было совершенно ясно, что возникшее ниоткуда чудовище сейчас вцепится в горло, чтобы напиться крови.
   Никто не осудил бы оставшихся гвардейцев за то, что они развернулись и бросились бежать, причем один из них, ударившись ногой о камень, полдороги проделал на четвереньках.
   Только тогда Гвендолен окончательно почувствовала под ногами землю. Она провела по лицу рукавом, шмыгая носом и стирая каменную пыль. В кулаке все еще был стиснут кинжал, и пальцы не разжимались. Мышцы на лице стянуло так сильно, что Гвендолен не рискнула бы сейчас посмотреть на себя в зеркало. По счастью, Эбер в главный момент оказался позади нее, и теперь она торопливо мотнула головой, так чтобы волосы закрыли поллица.
   Баллантайн обхватил ее сбоку и прижал к себе, как мог, потому что по всему ее телу пробегала дрожь, и крылья никак не желали складываться.
   - Малышка, ты что... - бормотал он какую-то ерунду, лишь бы что-то сказать. - Успокойся, я здесь... все кончилось... все тихо....Я с тобой... что ты, тише, Гвендолен... тише...
   До тишины, впрочем, было еще очень далеко. Уткнувшийся лицом в камни гвардеец приподнял голову, издал дикий вопль и снова повалился ниц. Гвендолен еще до конца не пришла в себя, а вот Эбер всерьез задумался, не стоит ли вытащить у нее из-за пояса оставшийся кинжал и хотя бы пригрозить этому несчастному, чтобы перестал орать. Но в голосе гвардейца звучал такой неподдельный восторг, что Баллантайн от удивления так и не исполнил своего намерения.
   Растянувшийся поперек проулка гвардеец перегораживал им проход, но выходить из тупика в любом случае не следовало. Оставался единственный путь - Баллантайн крепко взял Гвендолен за руку и потащил за собой в подвал заброшенного дома, смутно надеясь, что они смогут отыскать какой-либо выход с другой стороны.
   Подталкивая ее в пролом, Эбер оглянулся и увидел, что гвардеец, подняв голову от земли, смотрит им вслед, и глаза его светятся, как у ребенка, которому издали показали небывалую дорогую игрушку. Наконец, его губы шевельнулись, и он благоговейно прошептал:
   - О Иситар...
  
   - Ты, ничтожное отродье паршивого осла и больной верблюдицы! Это же была самая дешевая шлюха, крылатая подстилка, каких иногда привозят из-за моря! Ты же сам видел таких в столичном борделе!
   Громкий голос, доносившийся снаружи, явно принадлежал командиру гвардейского караула, половина которого бесславно закончила свои дни в тесном проулке Каэра. Их тела как раз оттащили в сторону без особых церемоний, и в поле зрения Баллантайна и Гвендолен, затаивших дыхание возле узкой щели в стене заброшенного дома, показались большие сапоги. Судя по уверенной манере их широко расставлять, сапоги явно принадлежали обладателю голоса.
   - Те дохлые были, будто тряпки, - возразил второй. - А эта... она вся горела, как факел. Она была такая... - красноречием гвардеец определенно не страдал, - я как на нее посмотрел, сразу упал.
   За что Непостижимый послал мне таких придурков? Поймали бы ее - быстро бы изменилась. И куда она теперь делась, пока ты валялся как мешок?
   - Улетела, конечно. - убежденно отозвался неожиданный поклонник Гвендолен.- Что ей делать на земле?
   - А у того, который с ней, тоже были крылья?
   - Нет, у него крыльев не было.
   - Куда он пропал в таком случае?
   - Наверно, тоже улетел.
   - Слушай, Шихра, тебе что, голова только затем, чтобы было куда шлем надеть? - взорвался командир караула. - Ладно, далеко уйти они все равно не успели. Оцепите квартал.
   - Оставил бы ты это дело, десятник, - осторожно заметил невидимый Шихра. - Иситар разгневается.
   - Какая Иситар? У тебя от жары мозги потекли? Гадальщик ясно сказал, что они подозрительные, а значит, за них можно получить награду в столице. Зачем, по-твоему, мы каждый день печемся на солнце?
   - Ловим подлого шпиона из Круахана, - бойко начал Шихра и замялся, - как там его звали..
   - Он что, по-твоему, еще дурнее тебя, чтобы соваться в Эбру? Он сейчас небось сидит на пиру в королевском дворце, пьет вино из золотого кубка и думает: а глупый Шихра все ждет, когда я к нему приеду, чтобы меня поймать.
   - Ну не знаю, - растерялся гвардеец. - А зачем тогда?
   - Ты уши пытался когда-нибудь чистить? О чем народ больше всего болтает? Будто скоро конец мира наступит. А вот ты подумай, если бы у тебя быд дворец, золота полные сундуки, и ты власть бы имел над любым человеком, захотелось бы тебе с этим светом расставаться?
   - И что?
   - А то, что гадальщики так молвили: перед самым концом света придут в Эбру странные люди. Полагаешь, нашему ... величайшему из султанов, да прольется на нас его благосклонность, - десятник церемонно выговорил формулу, явно не доверяя Шихре полностью, - неохота на них взглянуть? Вот гадальщики и потеют, и мы с ними заодно. А если когда на кого лишнего укажут, так в столице разберутся. Вот на прошлой неделе на моего двоюродного дядю указали. А то я уже замучился ждать, когда он помрет, мерин шелудивый, и дом мне достанется.
   - А с этих разве что возьмешь? - с внезапной мудростью высказался Шихра.
   - С этих ничего. - согласился десятник. - Они люди чужие, здесь никому не нужные. Должны же мы показать, что не напрасно серебро получаем на государственной службе. Давай, пошевеливайся, Шихра, бери двоих и топай на соседнюю улицу, и чтобы никто мимо тебя не прошмыгнул и не пролетел. Сейчас будем все дома обыскивать.
   - Жаль, что у меня осталось всего три кинжала, - прошептала Гвендолен одними губами. - Но на этого урода точно хватит.
   На самом деле ее слова были не более чем бравадой - охватившая ее первозданная ярость схлынула, оставив пустоту и дрожь, и сейчас Гвендолен мало на что была способна. Если бы гвардейцы спустились в подвал, они могли бы забирать ее без особых жертв. Но причудливая последовательность различных событий, которую люди называют судьбой, имела на этот счет свое мнение, и потому распорядилась иначе.
   - Люди не пойдут, десятник, - угрюмо отозвался Шихра. - Буря приближается, и сильная. Разве не видишь?
   В единственную щель улица была почти не различима, поэтому Гвендолен с Баллантайном не могли заметить, как внезапно потемнело - это густо-синяя туча, наползающая с моря, легла толстым краем на солнце. Но они отчетливо почувствовали резко поднявшийся ветер, взметнувший каменную пыль и швырнувший ее в стену дома. Буря подкралась неожиданно, но с самыми серьезными намерениями - в глубине тучи мелькали холодные фиолетовые отблески, и что-то глухо ворчало.
   - Такая же гроза была в прошлом году, когда Эрха убило молнией, - вступил в разговор еще один подошедший гвардеец. - Пошли в укрытие, от греха подальше.
   - Не повиноваться вздумали? - заорал десятник, но его слова заглушил первый раскат грома. Словно отвечая, в проулке завыл ветер, заставляя людей пригнуться. - Ты что, хочешь, чтобы они сбежали?
   - Куда они побегут в такую погоду?
   Десятник еще колебался, но в пыль упали первые капли дождя. Тучи сомкнулись над городом, и молния торжествующе прорезала полнеба, отчего улица осветилась голубоватым светом.
   - О Непостижимый, сбереги нас!
   Раздался торопливый стук подкованных сапог, заглушаемый шумом дождя и ветра. Через секунду проулок заволокло стеной ливня, в подвале потемнело и запахло сыростью, и мелкие ручейки, быстро побежав от стены, добрались до сапог прильнувшей к своему наблюдательному пункту Гвендолен.
   - Ничего себе! - выдохнула она, обернувшись к Баллантайну. Его лица уже было не различить в темноте, только неясный силуэт чуть поодаль. - Здесь часто бывают такие бури?
   - На моей памяти таких было всего три, - отозвался он, не слишком повышая голос, хотя сейчас их никто уже не услышал бы. - И ни одной не случалось настолько кстати. Ты боишься грозы, Гвендолен?
   Он почти угадал - крылатые под дождем всегда чувствовали себя неуютно, не понимая, как зовущее к себе небо может быть таким недружелюбным. Кроме того, из поколений в поколение передавали рассказы о погибших от удара молнии и брошенных порывом ветра на землю. Летать в грозу строго запрещалось - считалось, что воинственный бог Огра, соперник Эштарры, специально разыскивает и убивает ее детей.
   - Н-нет, - сказала Гвендолен без особой уверенности и придвинулась к Эберу. - Просто если дождь будет лить так сильно, подвал скоро затопит.
   - До этого еще далеко, - Баллантайн успехнулся. - В любом случае, я предпочитаю соседство воды, а не эбрийских гвардейцев.
   Возразить на это было нечего. Тем более что как всегда, когда он ее обнимал, Гвендолен теряла всякое ощущение действительности, кроме прикосновения его ладоней.
   - У тебя, похоже, окончательно складывается цель в жизни - постоянно спасать одного отставного круаханского чиновника, который обладает особым искусством наживать неприятности. Вместо того, чтобы радоваться луне и летать по небу. На худой конец - сочинять хвалебные стихи для вандерского короля в обмен на золото. Ты ведь рисковала из-за меня жизнью, Гвендолен. И я не хочу, чтобы ты продолжала это делать.
   - Ты не хочешь мне счастья?
   Баллантайн невесело засмеялся.
   - Счастье довольно сомнительное.
   - Зато мое, - сказала она упрямо.
   - За что ты так ко мне относишься. Гвендолен?
   Туча вновь разошлась с громким треском, разорванная молнией, Гвендолен увидела лицо Эбера совсем близко, искаженное неуверенностью, тоской и еще чем-то, похожим на грустную надежду. Ее сердце перевернулось, настолько он был непохож на привычных мужчин, до краев наполненных убежденностью в собственной ценности.
   - Я тебя люблю, - сказала она прежде, чем окончательно поняла, что произносит.
   В наступившей темноте он попытался найти ее губы, но вместо этого неловко прижался к щеке. Гвендолен часто вспоминала потом это мгновение, наверно, единственное в ее жизни, когда она почувствовала, как души прикасаются друг к другу. В чем-то это было еще сладостнее, чем пальцы Баллантайна в самых тайных уголках ее тела. Она выдохнула и закрыла глаза. Но сразу же вновь их распахнула в ответ на грохот, треск и ругательства, раздавшиеся сзади.
   - Дагди, я же ничего не вижу в темноте, в отличие от тебя! - услышали они возмущенный голос.
   - Тебе что, коряво огонь запалить?
   - Явились, - вздохнула Гвендолен, с сожалением отодвигаясь. - Что им сделается.
   В подвале загорелся дрожащий шарик синеватого огня, плящущий на вытянутой ладони Логана. Два книжника обнаружились стоящими совсем рядом. Дагадд как ни в чем не бывало таращил глаза и чему-то ухмылялся. Никаких особых перемен, кроме расстегнутой на животе пуговицы камзола, в нем не замечалось. Зато на лбу Логана красовалась солидная царапина. Впрочем, она вряд ли походила на увечье, нанесенное возмущенной толпой, скорее на след попавшейся на его пути потолочной балки.
   - И это вся радость по поводу нашего возвращения? - Логан покачал головой. .- Я знал, что человеческая благодарность невелика, но крылатый народ, видимо, в этом смысле еще хуже.
   - Чем все закончилось? И как вам удалось уйти? - Баллантайн был гораздо любопытнее Гвендолен.
   Логан торжествующе похлопал по толстому кошельку, висящему у пояса.
   - Это наш старый номер. Древний, как мир, и очень простой, когда берешь с собой Дагди. Публика в восторге, а ему это только в удовольствие.
   - Только лениво вытряхнулись, - Дагадд недовольно пошевелил бровями, - в Айне гораздо больше звяков сыпали.
   - Ничего, - Логан еще раз взвесил кошель на ладони, - могло быть и хуже. Особенно на фоне прочих безрадостных новостей.
   Он уселся на вывороченный камень, пристроил свой крутящийся огонек на полу, стащил плащ и принялся отжимать воду из ткани. Теперь было хорошо заметно, что его волосы потемнели от дождя и прилипли ко лбу. А когда Дагадд в свою очередь подошел ближе, в его сапогах послышалось очевидное хлюпанье.
   - И кто тебя просил устраивать такой дождь? - ворчал Логан, тщательно вытирая арбалет полой плаща. - Хватило бы грозы и ветра, все и так бы разбежались.
   - Я еще не до дна всунулся, - недовольно оправдывался Дагадд. - И где я тебе отковырну грозу без дождя? Сам бы и колошматился, коли так.
   Гвендолен, подавшись вперед, смотрела во все глаза на эту безумную парочку. Она даже не отстранилась, когда Логан тряхнул плащом, и полетели брызги.
   - Вы что, хотите сказать, что сами вызвали эту непогоду.
   - Дагди вызвал, - буднично отозвался Логан. - Он теперь умеет. Но у него, конечно, получается еще далеко не идеально.
   - Зато у тебя идеально получается сочинять сказки. Неужели ты думаешь, что мы вам поверим?
   - .А неужели ты думаешь, что нам нужна твоя вера, Гвендолен Антарей? Вас пока не схватили - уже хорошо.
   Логан наконец закончил возиться с отсыревшим плащом, и достал из кошеля длинную обкусанную трубку и кисет. Он медленно принялся уминать табак, полностью погрузившись в это занятие, отчего молодое лицо с мокрыми волосами сделалось таинственным и сосредоточенным.
   - Вы что-то говорили о новостях, - вступил в разговор Эбер. Было видно, что сдержанность во время россказней о якобы вызванной грозе далась ему нелегко, но все-таки он больше владел собой, в отличие от Гвендолен.
   - Ну да, - Логан раскурил трубку от своего огонька, глубоко затянулся и передал ее Дагадду. - Как вы знаете, новости бывают двух видов - дурные и не очень.
   - Я сама могу их тебе рассказать, - хмыкнула Гвендолен. - Хорошая новость - то, что они пока не догадались, что ... в общем, кем сьер Баллантайн был в Эбре много лет назад, - она с трудом подобрала слова, - а плохая - то, что им пришло в голову, будто мы возвещаем конец света.
   - Не только, - мягко сказал Логан, снова поднося трубку к губам. - Дурная новость - что все улицы вокруг оцеплены усиленными отрядами. И гвардейцы пойдут на наши поиски, как только закончится гроза.
   - Чтобы уравновесить такое известие, - Гвендолен постаралась разыскать самую насмешливую из своих улыбок, чтобы губы не дрогнули, - хорошие новости должны сшибать с ног своей благостью.
   - Гроза продлится еще как минимум часа три, - пробормотал Логан, не вынимая изо рта черенка трубки.
   - Это и есть хорошие новости?
   - А разве я обещал, что они вообще будут?
   Долгое время Гвендолен меряла его взглядом, решая, кинуть ли чем-нибудь в человека, который умеет зажигать огонь без кресала. Но потом разумно решила, что лучше не стоит. Тем более, что Логан, адресуясь в первую очередь к Баллантайну, поскольку настроения Гвендолен явно остерегался, вытащил из-за пазухи свиток, перевязанный потрепанной лентой.
   - Вот, кстати, полезный результат нашего близкого общения с народом. Полный список "Предсказания о конце мира". который в Эбре считается запрещенным текстом, а значит, его читали почти все. Довольно любопытное творение, рекомендую.
   - Когда вы ухитрились прочесть?
   - Странно, Эбер, что вы почему-то не спросили у Дагди, - Логан холодно прищурился с легким превосходством, - как он ухитрился съесть три мешка вяленой рыбы. У нас с ним разделение обязанностей - я глотаю книги, а он все остальное.
   - И когда наступит конец света? - перебила Гвендолен. - Там действительно пишут, будто мы его принесем?
   - Милая Гвендолен, если бы эбрийские предсказатели точно указывали на место и время, им бы давно уже никто не верил. Но текст очень интересный, как я уже говорил. Например, сказано, будто накануне конца света из подземного мира поднимется ненасытное чудовище, пожирающее все вокруг. Прискачет воин с разящими без промаха стрелами, чьи глаза зажигают огонь. Ну а дальше гораздо менее любопытно - про то, как на сушу полезет огромная морская змея и прочее.
   - Не слишком ли вы возгордились своей ролью? - Гвендолен фыркнула, но в ее голосе звучала легкая тревога. - Понимаю, что должно быть очень приятно швырнуть этот мир на дно океана, но может, вы все-таки малость повремените? Мне сейчас не очень хочется расставаться с жизнью.
   - Вы же не будете говорить, Логан, будто верите в конец света. - пожал плечами Эбер. Из всех троих он сохранял наиболее ясное сознание. Дагадд дремал, переваривая свои недавние подвиги, а Логан и Гвендолен находились в каком-то полулихорадочном состоянии, каждый по разным причинам. - Давайте лучше подумаем о более насущных делах.
   - Верю и ни секунды не задумываюсь, - Логан встряхнул подсохшими прядями волос. - Кроме того, трудно найти что-то более насущное, имеющее меньшее отношение к нашей судьбе. Единственное, я не очень верю в морского змея, да простят мне любители диковинных животных. Правда, в предсказании еще фигурируют крылатые монстры, и вот в них я не сомневаюсь.
   - Я понимаю, что наше общество тебе настолько противно, что ты решил от нас избавиться наверняка, покончив со всем миром заодно. Но ты не учел одну малость - в таком случае твое дальнейшее существование тоже под вопросом.
   - Это вы не учли одну малость, Гвендолен, - в тон ей отозвался Логан.- Гибель одного всегда означает начало другого. Прежнего мира действительно больше не будет. Его конец - это начало нового, в создании которого мы будем принимать самое деятельное участие. Чем меньше шагов отделяет нас от Эбры, тем больше во мне уверенности, что именно так и будет.
   - Прежде чем что-то менять, неплохо бы выбраться из этого подвала, - подвела черту Гвендолен. - Иначе новый мир закончится вместе с нами, не начавшись.
   - Похоже, буря затихает, - заметил Баллантайн, расположившийся ближе всех к пролому в стене.
   Действительно, завывание ветра прекратилось, и шум дождя утих настолько, что четверо, внезапно замолчав, смогли различить негромкий голос, произносящий снаружи:
   - Иситар... О Иситар...
  
   В проеме сквозь падающие сплошной стеной капли дождя угадывался склонившийся одинокий силуэт. Но его одиночество совсем не исключало возможность ловушки, а даже усиливало ее, поэтому все переглянулись, но никто не тронулся с места.
   - Если я правильно делаю выводы, - медленно произнес Эбер, - то из всех нас это может иметь отношение только к Гвендолен.
   - Мне выйти? - она мгновенно приподнялась.
   - Ни в коем случае! Поговори с ним, но только осторожно.
   Гвендолен осторожно подкралась к проему, надеясь, что внутри все равно ничего разглядеть нельзя.
   - Кого ты зовешь?
   - Я уже благословил сегодняшний день, потому что увидел тебя, Иситар,- быстро отозвался человек захлебывающимся шепотом. - Но теперь я благословляю его дважды, потому что ты ответила мне.
   Гвендолен в задумчивости растрепала волосы, соображая, что правильно сказать в такой ситуации, чтобы ничего не испортить.
   - Как ты меня назвал?
   - Иситар, богиня ночи, - снова зашептал силуэт у пролома. По голосу это определенно был гвардеец Шихра, но теперь он выражал свои мысли гораздо более складно, чем в разговоре со своим десятником. - У тебя, конечно, много других имен, но я знаю только это, прости меня. Здесь тебя почти все забыли, но я всегда молился тебе, Иситар.
   Гвендолен растерянно обернулась на своих спутников. Дагадд приоткрыл один глаз, не переставая похрапывать, но ничего не произнес. Логан пожал плечами, а на лице Баллантайна было трудно что-либо прочитать.
   - Почему тогда ты посмел напасть на меня и моих спутников?
   - Я не знал... - судя по надломившемуся силуэту, Шихра опустился на колени. - Я не сразу понял, что это ты, Иситар... ведь древние боги почти не показываются, они совсем забыли нас. Служители Непостижимого говорят, будто они ослабли, но я знаю, что это не так. Сегодня я видел, как велика твоя сила, Иситар...
   "Иситар - это, видимо, Эштарра, - сказала себе Гвендолен, продолжая собирать расползающиеся мысли. - Непостижимы твои замыслы - из всех твоих дочерей я, наверно, самая непутевая, а ты предлагаешь мне занять свое место, пусть даже на миг и в глазах недалекого кочевника. Интересно, это твоя милость или предупреждение?"
   - Зачем ты звал меня сейчас? Что тебе нужно от меня?
   - Твоей милости... твоего дара, о Иситар... чего еще можно желать.
   "Знать бы еще, в чем этот дар заключается, - в очередной раз слегка растерялась Гвендолен. - Видишь, Эштарра, какие странные существа эти люди - они все время что-то требуют от своих богов, вместо того чтобы благодарить за то, что им дано и так".
   Она с нарастающим раздражением покосилась на Логана с Дагаддом и прошептала:
   - Вы оба, премудрые книжники, точно должны знать, какого дара он от меня хочет.
   - Иситар - женское божество ночи и плотской любви. Изображалась крылатой, с распущенными волосами. На данный момент находится в Эбре под запретом, как все многочисленные божества стихий, вытесненные образом Непостижимого, - ученым голосом сообщил Логан. Складывалось впечатление, что он открыл в голове какую-то нужную страницу и читает с листа. - Считалось, что она дарует девушкам неотразимую привлекательность, а мужчинам успех у женщин и силу в постели, - даже в темноте было прекрасно заметно, как он насмешливо сощурился.
   - О Пресветлое Небо! - Гвендолен заскрипела зубами, отчего вполне невинное восклицание прозвучало почти как ругательство. Впрочем, про себя она произнесла гораздо более грязные слова, удержавшись только из-за присутствия Баллантайна. Несчастному Шихре еще предстояло немало вынести за свое в общем-то логичное и оправданное пожелание.
   - Ты служишь тем, кто притесняет меня, и просишь милости? - надменности, зазвучавшей в голосе Гвендолен, мог позавидовать любой из земных властителей. Так действительно могло говорить обиженное на людей божество. - Ты полагаешь, я поверю, что ты пришел сюда молить о моем даре? Тебя послали, чтобы не дать выйти мне и моим спутникам!
   - Иситар может легко уничтожить всех, кто встал на ее пути, - нимало не смущаясь, заявил Шихра.
   - Полагаешь, мне доставляет удовольствие убивать? Ночь дарует жизнь, а не смерть, - Гвендолен неожиданно для себя вошла в образ и даже пожалела, что она на самом деле не загадочная Иситар, которая может сделать всех девушек неотразимыми. В своей неотразимости она была далеко не уверена, а ей так хотелось.
   - Ты хочешь, чтобы я помог твоим спутникам выбраться из города? - задумчиво переспросил Шихра.
   "И мне вместе с ними, недоумок гвардейский", - едва не вырвалось у Гвендолен, но вместо этого она милостиво наклонила голову, хоть в темноте ее движения были почти неразличимы
   - Ты верно угадал мою волю. И я пойду вместе с ними, пока не увижу, что они в безопасности. Ты можешь это сделать?
   Гвардеец надолго затих, и возникшая было в сердце Гвендолен безумная надежда умерла прямо в колыбели. Она уже готовилась мрачно произнести: "Тогда забудь о моем даре на веки вечные", как вдруг застывший Шихра снова шевельнулся:
   - Я знаю, как это можно сделать, Иситар. Но это будет стоить много денег. У твоих спутников есть золото?
   - Ты что, собираешься нажить состояние на милости богини? Или деньги, или мой дар, выбирай что-то одно.
   - О Иситар, нет! - Шихра согнулся, попав коленями в глубокую лужу, но был настолько взволнован, что не обратил на это ни малейшего внимания, и Гвендолен поняла, что несколько переусердствовала с выражением гнева. Впрочем, кто знает эту Иситар? Богине ночи не к лицу быть слишком милосердной. - Это не мне! Деньги не мне! Я никогда не посмел бы ничего потребовать от тех, над кем простирается твой покров, но он иначе даже пальцем не пошевелит. Он не верит ни в древних духов, ни даже в Непостижимого, - гвардеец понизил голос в суеверном ужасе.
   - Он - это кто?
   - Так вы найдете золото? Он даже серебро не возьмет.
   Гвендолен повернулась и примерилась взглядом к кошельку на поясе Логана. Его бока были приятно раздутыми, но с таким же успехом он мог бы быть набит и мелкой медной монетой. Впрочем, выбора у них все равно не было. Пусть только этот загадочный некто попробует им не помочь. - Гвендолен решительно встряхнула головой - если его не соблазнит добыча Логана с Дагаддом, то несомненно уговорит один из кинжалов, оставшихся у нее в ножнах.
   - Ты сомневаешься в своей богине? Веди быстрее своего незнакомца.
   "А то дождь скоро закончится, и на нас начнется облава", - хотела она прибавить. С другой стороны, было хорошо, что буря затихает - Шихра выбрался из укрытия и торопливо зашагал вверх по узкой улице, уходящей ступенями вверх. Он даже не сильно сгибался и отворачивался от ветра, только накинул на голову край плаща.
   . - Вы ему доверяете, Гвендолен?
   - Ни секунды, - отозвалась она. - Остается только надеяться, что здесь некоторые еще не потеряли слепую веру в своих старых богов, или духов, или кто они там..
   - Быть может, не такую и слепую, - пробормотал Баллантайн из темноты странным тоном, и Гвендолен пожалела, что вспышки молний прекратились, и она не может разглядеть его лица.
   - Что вы хотите этим сказать, Эбер? - заинтересованно отозвался Логан, снова затягиваясь трубкой. Вспыхивающий в ней огонек он предусмотрительно прикрывал дадонью. После чего трубка перешла к его побратиму, и Дагадд шумно засопел, словно дракон выдыхая дым обеими ноздрями и нимало не заботясь о предосторожности.
   - Если бы я раньше слышал об этой богине Иситар, то тоже задумался, не воплотилась ли она в Гвендолен, - ответил Баллантайн без улыбки в голосе.
   - Государственный муж Круахана поклоняется чужим идолам? Здешняя земля на вас дурно влияет, Эбер.
   - Почему же, я всегда был уверен, что в мире кроме одной, главной силы, существует много других. Они могут быть слабее, но они тоже есть. Ведь если считать, что у моря, деревьев и камней присутствует своя душа и своя сила, то почему бы им не быть у любви?
   - Оказывается, мы связались с язычником, - Логан пожал плечами и дунул на шарик огня, чтобы тот погас. Тучу медленно сносило в сторону, и воздух в подвале начинал светлеть. - Надеюсь, Эбер, когда вы клялись служить Провидению в его Чертоге, вы не упоминали о своих еретических мыслях?
   - Я открою вам страшную тайну. Многие из тех, кто служит Провидению, не верят вообще ни во что, в отличие от меня.
   - Ну-ну, - только и сказал на это молодой книжник, покосившись в сторону, но больше ничего не прибавил. Гвендолен, давно извертевшаяся от нетерпения, все-таки дождалась, пока он вполголоса заговорит с Дагаддом, и прошептала, наклонившись к плечу Баллантайна:
   - Почему вы... ты считаешь, что во мне воплотилась эта... Иситар?
   - Потому что если говорить о даре, который так выпрашивал этот бедняга, - по-прежнему серьезно отозвался Эбер, - то я его уже получил сполна. По крайней мере, когда я с тобой наедине.
  
   что. оминалир стенда и т.д.)Человек, пришедший вместе с Шихрой часа через два, был невысоким и щуплым, с жесткими черными волосами, торчащими как солома, и в его внешности были явно видны признаки метиса, но не с северной кровью, а потомка кочевников из пустыни. Подойдя к подвалу, он даже не стал тратить время на приветствия:
   - Это вам позарез нужно незаметно убраться из города?
   Логан с Дагаддом одновременно посмотрели на Баллантайна, моментально признавая его первенство в переговорах с местными.
   - Допустим, - без особого рвения отозвался Эбер, поднимаясь и подходя ближе. Некоторое мгновение вновь пришедший изучал его с ног до головы, потом процедил, почти не разжимая рта:
   - Непохоже, чтобы у тебя в карманах водилась плата, которую я обычно беру за такие дела. Сколько вас?
   - Четверо.
   - Ты никогда не расплатишься, - уверенно сказал маленький и повернулся, чтобы уходить. При этом он наградил Шихру убийственным взглядом, видимо, в благодарность за бесполезных клиентов, но гвардеец, который был выше его на полторы головы и в два рааз шире в плечах, только попятился.
   - Ты, видимо, не называешь точную цену потому, что не умеешь считать до таких чисел? - не удержалась Гвендолен.
   - Откуда возьмутся деньги у людей, что позволяют своим женщинам разговаривать? - резонно заметил маленький, но затем все-таки снизошел: - Триста дирханов.
   - Триста? - воскликнул Логан, причем в его интонации было больше восхищения, чем недовольства. - Как я понял, на такие деньги можно купить целый караван или землю в оазисе.
   - Оазис- это жизнь в пустыне, - твердо заявил пришедший с Шихрой. - И ты тоже покупаешь жизнь. Не хочешь - дело твое.
   - Город оцеплен, - не унимался Логан, - как вы сможете нас вывести? Допустим, у нас есть триста дирханов, но мне кажется, мы их потратим напрасно. И вам они не пойдут на пользу, потому что вас схватят вместе с нами.
   - Не беспокойся, чужеземец, - маленький человек изобразил на своих жестких губах с полоской усов некое подобие улыбки, но глаза остались холодно сощуренными. - Я смогу. Во всем городе только я один и смогу увести вас с собой. И проводить, куда нужно.
   - Нам нужно в Эбру, - поспешно сказал Логан. - Но я не понимаю, как это у вас получится.
   - Да он ни за что не сможет нам помочь выйти из города, так чтобы об этом все узнали,- вдруг непонятно высказался Баллантайн.- Этот человек ни единого слова правды пока не сказал. И караван до Эбры нам не нужен, не стоит торопиться. Никаких трехсот монет мы тебе не заплатим, можешь начать переживать по этому поводу.
   При этом он выставил мизинец правой руки и несколько раз потер им кончик носа, отчего на лице маленького человека возникло совсем другое выражение - хитрое, немного приторное, явно стремящееся отразить приязнь к собеседнику, но от этого еще менее располагающее.
   - От какой пряди ты послан?
   - Теперь я приехал из Круахана. Но несколько лет назад я хорошо знал Тэрри Везунчика из Восточной пряди. Не тебе рассказывать, как тот любил водиться с круаханцами.
   Спутник Шихры засунул пальцы за широкий пояс и несколько раз покачался с носка на пятку.
   - Можете не надеяться на безопасную дорогу, - сказал он наконец с широкой улыбкой. Зубы у него оказались совершенно ослепительные, но странное дело - обаяния не прибавили. - Огорчайтесь, не возьму я с вас двести монет.
   - Эбер, вы оба заразились от Дагди? - громким шепотом спросил Логан. - Но того я хотя бы привык понимать.
   - Здесь все понять тоже довольно просто, - повернулся к нему Баллантайн. - Это манера эбрийских контрабандистов - все мысли выражать наоборот, вместо "нет" говорить "да", вместо "белое"- "черное". Ходят слухи, будто изначально они это придумали, чтобы обмануть судьбу. А потом решили, что так им будет легче скрыть свои мысли от других и к тому же узнать своих - тех, кто с ними связан.
   - Контрабандистов? - с легким ужасом переспросил Логан. - Но вы не можете не знать, что в Эбре существует только один вид контрабанды.
   - Конечно, знаю, и могу на всякий случай пояснить для остальных. Из Эбры везут листья дурманного дерева, которые идут на изготовление порошка серого цвета. Многие в Валлене и в Айне любят нюхать его по вечерам, чтобы им приснились цветные сны. А взамен в Эбру привозят запрещенное здесь вино.
   - И вы были с ними связаны?
   - Серый порошок я им возить не помогал, если вы это имеете в виду, - сухо ответил Баллантайн. - Но они лучшие поставщики слухов и новостей. Я ошибаюсь, Луйг, что вы сами собираетесь сейчас с ними связаться ради своей великой цели? Или она не стоит того?
   Логан на мгновение опустил голову, так что подсыхающие волосы упали на лицо, и было непонятно, изменилось ли обычное холодное и внимательное выражение наблюдателя за жизнью.
   - Вы совершенно правы, Эбер, - сказал он прежним голосом, снимая кошелек с пояса. - Вот двести дирханов.
   - Первый раз вижу, чтобы обжорство приносило такую пользу, - не удержалась Гвендолен, кивнув в сторону Дагадда.. - Почему тебе тогда не платят каждый вечер в трактире, вместо того чтобы брать с тебя деньги за ужин?
   - Потому что каждый вечер я так не выволоку, пташка, - невозмутимо отозвался Дагадд. - Кстати, малыш, растирай быстрее, через десять минут сюда воткнутся эти пни с рогами.
   Маленький контрабандист посмотрел на него с сомнением и вместе тем оценивающе - видимо, прикидывал, не может ли тот принадлежать по манере разговора к какому-то далекому, но влиятельному заморскому клану таких же, как он. Наконец он решился:
   - Не стану я скидывать цену до ста пятидесяти, - сказал он, возвращая Эберу последний мешочек с монетами. - А вы, когда приедете за море, обязательно забудьте рассказать, что есть такой Гаран Любопытный из Западной пряди.
   - Судя по его манере общения с нами, не слишком он любопытен, - прошептала Гвендолен в спину Баллантайна, выбираясь следом за ним из пролома. - Или прозвища у них тоже наоборот?
   - О Гаране я слышал еще восемь лет назад, - без особого восторга отозвался Эбер.- Когда он встречал караван без большой охраны, ему всегда было любопытно посмотреть, что они везут. А если купец отказывался поделиться товаром, ему становилось еще более любопытно, какого оттенка у того кровь.
   "Прекрасно, значит, не только контрабандист, а еще грабитель и убийца, - Гвендолен молча покосилась на Логана, выясняя, слышал ли тот. Но, впрочем, считавшего умение ни разу не промахиваться из арбалета самым неприятным из своих талантов, сейчас все равно бы ничего не остановило. Он отряхивал с колен каменную крошку, решительно прикусив губу, и глаза его горели даже в темноте.
   - Вряд ли мой дом будет для вас надежным убежищем,- заявил между тем их опасный проводник, быстро шагая вперед . - Лучше уходить ночью, прямо сейчас.
   "Если я правильно его перевожу, нам вдобавок придется у него ночевать, - мрачно подумала Гвендолен, с трудом поспевая за мужчинами. Ходила она всегда медленнее, чем летала. - О Эштарра, ты совсем перестала обращать внимание на свое неразумное творение. Может, ты рассердилась, что меня здесь принимают на кого-то, похожего на тебя?"
  
   Дом Гарана находился неподалеку от гавани и оказался неожиданно ухоженным и добротным на вид, если и отличавшимся от соседних домов, то только в лучшую сторону. Больше всего он напоминал дом солидного купца, непонятно зачем поселившегося в бедном порту. Гвендолен, рисовавшая в воображении грязную комнату с брошенной на пол грудой тряпья вместо постели, несколько развеселилась и даже попыталась незаметно прижаться к боку Баллантайна. Может, им случайно повезет и там окажется несколько комнат, так что даже выпадет одна на двоих?
   Гаран стукнул ногой в дверь, и не дожидаясь ответа, двинулся внутрь, где различался чуть красноватый свет очага и пахло пряностями. На гостей он даже не оглянулся, прекрасно понимая, что они и так никуда не денутся. Вместе они вошли в просторную комнату, треть которой занимал огромный низкий диван, забросанный подушками. Такие же подушки лежали вдоль стен, по-видимому, заменяя стулья. В углу горела большая жаровня, и аромат поднимался от углей вместе с легким дымом. Рядом на корточках сидела худая девушка с чуть волнистыми каштановыми волосами, заплетенными в четыре косы. Головы она не поднимала, и поэтому лица было толком не рассмотреть.
   Гаран повалился на диван, не снимая сапог, и протянул ей одну ногу. Девушка привычно взялась за шнуровку обуви, ловко ее распутывая, так что стало ясно, что ритуал для нее обычный. Остальные несколько растерянно остановились у дверей, не очень понимая, что им делать дальше.
   - У меня гости, женщина, - отрывисто приказал Гаран, когда она закончила стаскивать с него сапоги. - Принеси воду и подай на стол, что нужно. Мы уйдем на рассвете.
   - Ты три дня не ночевал, - глухо отозвалась девушка, - и снова уходишь?
   Гаран резко швырнул в нее сапогом, метя в лицо.
   - Не твое дело, шлюха! Я прихожу к тебе, когда хочу развлечься слегка по-другому, поняла?
   Она попыталась прижаться к его ноге, но он схватил ее за волосы и резко потянул, отгибая назад. Гвендолен сморщилась, глядя на эту сцену, но вместе с тем ей показалось, будто в силуэте девушки, одетой в длинную рубаху и свободную накидку, скрепленную у шеи, мелькнуло что-то странное и вместе с тем знакомое. Она не успела сосредоточиться, потому что вмешался Дагадд. Увидев, как лицо девушки исказилось от боли, когда Гаран особенно сильно дернул за косы, он сгреб его с ковра, намереваясь швырнуть через всю комнату. Гвендолен прекрасно знала, что он на это способен, и даже закрыла глаза от безнадежности. Оба варианта плохи - или контрабандист себе что-нибудь переломает, грохнувшись на пол, и тогда завтра им уже не выбраться из города, или он по счастливой случайности уцелеет, но все равно погонит их прочь.
   Упавшая на пол девушка повела себя более чем странно. Она зашипела, словно на угли плеснули водой, и, выхватив короткий кинжал из ножен на щиколотке, прыгнула к Дагадду.
   - Не смей, толстый боров! Как ты мог до него дотронуться своими грязными руками?
   - Если бы вместо того, чтобы кидаться на гостей, ты принесла воды, как велено, то Дагди бы их сначала помыл, - вступила Гвендолен, которая в любом случае не могла остаться в стороне от таких интересных событий. Попутно она обратила внимание, что кинжалом девушка владеет весьма неумело, но искупает это какой-то первобытной яростью. Совершенно некстати она вспомнила, как утром так же замахивалась на гвардейцев, наступавших на Эбера.
   Гаран, достаточно легко выскользнув из хватки растерявшегося Дагадда, вновь опрокинулся на диван и громко захохотал:
   - Теперь вы понимаете, почему дверь не заперта? Я даже собак не держу, мне вполне хватает этой шлюхи. Я бы ее взял в телохранительницы, да будет противно все время смотреть, как она ко мне пристает.
   Девушка даже не всхлипнула и не отвела глаз, стоя на коленях с кинжалом наготове. Гаран взял ее за плечо, рванул накидку, так что та треснула, и повернул спиной, показывая плотно прижатые друг к другу и прихваченные ремнями крылья.
   Такие же, как у Гвендолен. Только коричневые, с теплым шоколадным отливом.
   - Видели иногда таких? В постели они бывают довольно занятные. Если хотите, дам попробовать.
   - Тельгадда! - громко закричала Гвендолен, так что все в конате невольно вздрогнули. - Тельгадда! Ты меня помнишь?
   Девушка наконец полностью подняла лицо. Оно было очень худым, почти треугольным, и чуть узкие глаза с длинными загнутыми ресницами сообенно выделялись, потому что казались абсолютно черными.
   - Маленькая Гвен? Гвендолен Антарей? - произнесла она неуверенно. - Тебя еще терпят, несмотря на твои выходки? Или ты стала мудрее и старше?
   - Я всегда была исключительно мудрой, - процедила Гвендолен сквозь зубы. - Поэтому на самом деле не вы терпели меня, а я вас. Но сейчас мое терпение куда-то улетучилось, и мне очень хочется здесь что-нибудь выкинуть. И я даже знаю, с кого начну.
   Она рванула застежку плаща и развернула крылья, едва не задев стоящих рядом. Ремней на корабле она не носила, а в Эбре понадеялась на то, что многочисленные покрывала и широкий капюшон все и так отлично скроют.
   - Тебя зовут Любопытным? - спросила она почти весело. - Можешь удовлетворить свое любопытство на мне. Я просто очень не люблю нападать первой, мне нужен повод.
   - Гвендолен!
   - Гвен, оставь это!
   Баллантайн взял ее за плечи и отодвинул назад. Стоя рядом, он почти касался лицом ее крыльев, и вдруг она остро вспомнила, как он любил их гладить, лежа рядом.
   - Не надо, Гвендолен, - тихо сказала Тельгадда. Она смотрела прямо на них, и впервые ее глаза наполнились слезами. - Ты ведь знаешь, почему я так. Я вижу, что ты знаешь.
   - У тебя тоже такая есть? - Гаран нимало не смутился. Словам Гвендолен он, похоже, не придал особого значения. - Можем сменяться на сегодня.
   - В общем так, - тихо сказал Эбер. Он всегда говорил не очень громко, но тут Гаран даже приподнялся на диване, чтобы расслышать. - Сейчас ты покажешь нам наши комнаты, и до рассвета избавишь нас от своего общества. Есть в твоем доме мы не будем. Если ты еще раз ударишь эту девушку, - он кивнул в сторону Тельгадды, - или пальцем до нее дотронешься, я никого из своих спутников не стану удерживать от членовредительства. И, скорее всего, не удержусь сам.
   - Да она тебе сама глаза выцарапает, если поймет, что я из-за тебя до нее не дотронусь, - Гаран откровенно веселился, раскинувшись на подушках. - Неужели ты по своей не понял?
   Гвендолен вздрогнула.
   Тогда, сделав шаг вперед и по-прежнему сжимая рукой ее плечо, Баллантайн отчетливо произнес самое грязное ругательство, которое вообще могло звучать на эбрийском языке. Состоящее из четырех изощренных оборотов и пяти очень выразительных эпитетов.
  
   - И как ты можешь постоянно сидеть на полу? - пробормотала Гвендолен, тщетно пытаясь устроиться поудобнее. Но сидеть, сложив ноги, как Тельгадда, у нее никак не получалось. Поэтому она все время ерзала, то подгибая их под себя, то обхватывая руками, но какая-то часть тела все время затекала.
   - А как ты могла месяц проплавать на корабле? Самая жуткая и неудобная вещь, которую люди только придумали, - отозвалась Тельгадда, разливая по маленьким чашкам какой-то темный отвар.
   - Ничего такого ужасного в кораблях нет. И потом, это же ради того, чтобы быть с ним.
   - Вот именно, - промолвила Тельгадда, и наступило молчание. Тогда она потянулась к стоящей перед ней узкогорлой бутылке и плеснула в чашку: - Хочешь?
   Гвендолен с сомнением принюхалась.
   - Да, это коньяк из Ташира. Я теперь все время пью. Наверно, потому что ничего не ем, - Тельгадда усмехнулась.
   - Телли, неужели ты никогда не пробовала... просто уйти? Или он держит тебя силой?
   - Да, он держит меня, - Тельгадда выпрямилась. - Только не так, как ты думаешь. Уйти? Достаточно того, что он и так уходит слишком часто. Я даже не пыталась. Я знаю, что умру недели через две. Тебе, правда, повезло больше, чем мне... пока. - Она сделала большой глоток и прижала ко рту тыльную сторону ладони. - Твой Баллантайн, конечно, не такой, как Гаран. Но проклятие Вальгелля всегда сбывается, если настигло.
   Она откинулась назад, прислонившись к стене, и полуприкрыла глаза, которые из-под ресниц казались черными щелями на лице.
   - Все-таки странно, почему он заступился за меня? И тот второй, толстяк. тоже... Известно ведь, как люди к нам относятся.
   - Ну... эти двое, что пришли с нами, - Гвендолен бросила быстрый взгляд через плечо и перешла на шепот, - мне кажется почему-то, что они не совсем люди... А Эбер... - она все еще запиналась, выговаривая его имя, - я потому его и выбрала, что он не похож на других.
   - Гордишься? Пройдет время, оно все меняет, маленькая Гвен. У него много других женщин?
   - Он женат.
   - И зачем-то едет за море в Эбру с двумя странными людьми, которые не совсем люди, и крылатой любовницей? Да, он действительно не похож на других, - Тельгадда издала глухой смешок. - И зачем вас несет в столицу? Сесть на корабль гораздо лучше здесь, будет незаметнее.
   - Нам нужно... - Гвендолен запнулась. У крылатых не могло и не было быть тайн друг от друга, тем более что они многое видели яснее людей, как понимали все языки, как чувствовали фазы луны на небе. Но Тельгадда, связанная с таким человеком, как Гаран... Сколько в ней осталось от крылатой? И сколько осталось в ней самой, пусть ее проклятие и не давит так сильно?
   - Вы что-то ищете, - Тельгадда задумчиво покачивалась, поглаживая руками крылья. Ее лицо теперь было странно умиротворенным. - С другой стороны, какое мне дело? Еще вам нужен какой-то человек в Эбре. Имей в виду, только Гаран может вам помочь. Он многих знает, а вам спокойно гулять по улицам теперь не придется.
   - Во всей эбрийской казне вряд ли сыщется столько мешков с дирханами, за которые он согласится теперь нам помогать, - покачала головой Гвендолен.
   - Ты полагаешь, я не имею на него совсем никакого влияния? Не бойся. Бывают мгновения, когда имею.
   Тельгадда снова плеснула себе коньяка в чашку.
   - Говорят, в Эбре есть человек, который проповедует о скором конце мира, - осторожно начала Гвендолен.
   - Ты тоже об этом слышала? Их очень много. Или если это один и тот же, то у него сотни обличий. Сказки про конец света часто можно послушать на площади. Но их всегда выкрикивают разные люди. Поэтому его до сих пор не схватили и не отвели к султану, который тоже очень хочет послушать его проповеди. Так это его вы ищете? Твоему Баллантайну королевская канцелярия велела узнать точное время конца. Чтобы лучше подготовиться?
   - Вроде того, - Гвендолен уже немного пожалела, что ввязалась в разговор.
   - Очень смутная история, дорогая Гвен. Вы что-то разыскиваете, но непонятно что. При этом почему-то скрываетесь так, что готовы платить огромные деньги самому опасному контрабандисту на Внутреннем океане. Эбер ре Баллантайн - странное имя. Он раньше здесь бывал?
   - Не знаю, - Гвендолен плотно сжала губы и тряхнула головой, не отводя взгляда. - Меня его прошлое не интересует.
   - Ты не откровенна со мной, Гвендолен Антарей. И все время поглядываешь в тот угол. Потому что там стоят песочные часы. Торопишься к своему Баллантайну? И вряд ли затем, чтобы его расспрашивать о прошлом. Что же, беги, а то Гаран вот-вот придет. Он вполне может захотеть позабавиться с нами обеими.
   - Я несколько лучше тебя владею кинжалом, - Гвендолен поднялась, с облегчением почувствовав, как побежали мурашки по затекшим ногам.
   - Ровно настолько, насколько он лучше, чем ты. Потом, не забудь, я ведь в любом случае буду на его стороне.
   - Против крылатой? - Гвендолен настолько удивилась, что в ее голосе зазвучала совершенно несвойственная ей интонация - священный ужас.
   - Да! - Тельгадда наклонилась вперед. Чашка, поставленная на ковер, опрокинулась, и темная лужа затекла на край ее покрывала, но та даже не заметила. Глаза ее раскрылись до предела, а пальцы вцепились в ковер, как когти. - Я буду на его стороне против целого мира! Я знаю, что вы о нем думаете. И я думаю о нем абсолютно то же самое, но мне плевать! Я не могу сосчитать, сколько он убил людей, и мне это отвратительно. Он спит с другими женщинами и отдает меня другим мужчинам, и я рыдаю от унижения. Он не верит ни в одну из сил в этом мире, кроме острия своего меча, и я пугаюсь этого. Но если его корабль будет тонуть в океане, я руками и зубами вцеплюсь в волны, чтобы отпустили его, я крыльями подниму самый быстрый ветер, чтобы вынес его на сушу, можешь это понять наконец! Я погибну за него и буду счастлива вдвойне - потому что умру и потому что ради него! Теперь ты видишь, что такое проклятие Вальгелля?
   - Телли, - Гвендолен помолчала, задерживаясь у дверей. Но все-таки природа взяла верх. - А ты никогда не пробовала пить только воду? Может, это бы помогло?
   - Заметь, за весь разговор это всего лишь первая гадость, которую ты мне сказала, Гвендолен Антарей. Обычно ты не ограничивалась и десятью, как я помню. Значит, я совсем конченое создание. - Тельгадда опустила плечи и внезапно показалась Гвендолен совсем маленькой, особенно на фоне своих длинных накидок. - Иди уже. Три часа до рассвета.
  
   - Мне в самом деле не померещилось, когда она стала его защищать с ножом в руке? - Баллантайн откинулся на спину и прикрыл глаза.
   - К сожалению, нет.
   Гвендолен вздохнула, вытягиваясь рядом. С одной стороны, очень хотелось спать, голова чуть кружилась, словно она уже соскальзывала в сон, где крылатые гуляют по своим лунным полянам, не касаясь травы. С другой стороны, было жалко расставаться с ощущением его тепла, его кожи, его шепота. Пусть даже и разговор предстоял не очень радостный.
   - У моего народа... это бывает, когда крылатая женщина уходит за мужчиной-человеком. Тогда она на все готова для него. Когда ради него... забывает себя. У нас это называют проклятием Вальгелля... есть такая легенда...
   - Даже для такого человека, как Гаран?
   - Получается, что так. Теперь я вижу, что Эштарра особенно не выбирает.
   - И у вас много таких женщин?
   Он приподнялся на локте, с некоторым ужасом заглядывая ей в глаза.
   - Раньше было много. Именно поэтому мы давно стали селиться отдельно от людей. А не только оттого, что люди нас презирают и ненавидят. Иначе наш народ перестал бы существовать.
   - Отчего перестал?
   - Понимаешь... - она запнулась, - я говорю, это такая легенда.... в общем, предсказано, что крылатые женщины будут безоглядно влюбляться в мужчин-людей, а те никогда не полюбят их в ответ. Будут только смеяться и отталкивать. Или использовать. И у них никогда не будет общих детей.
   - А как ваш народ относится к таким женщинам? Ну, которые... полюбили людей?
   - От них отрекаются, - глуховато, но спокойно произнесла Гвендолен. Она давно уже села на постели, обхватив руками колени. Сложенные на спине крылья словно отгородили ее от Эбера, полностью закрыв тело, что недавно еще было в его руках. - Они никогда не смогут приземлиться на Скале Эштарры. Это место, где любой крылатый всегда найдет приют и помощь, как бы тяжело ему не было..
   - Подожди... Гвендолен... но ведь ты... Ты хочешь сказать, что от тебя тоже отреклись?
   - Конечно. Никто не имеет права произносить вслух моего имени.
   - Но ведь эта девушка назвала тебя...
   - Она такая же, как я, - коротко ответила Гвендолен, и наступила тишина. В ней совершенно отчетливо слышался раскатистый храп Дагадда из соседней комнаты, и на улице изредка пересвистывались на разные голоса - к дому постепенно подтягивался караван контрабандиста Гарана, собираясь в дорогу.
   - Ты никогда больше не увидишь своих родных и друзей? Не войдешь ни в один дом, где живут крылатые?
   - Например, в дом Кэссельранда в Тарре я могу войти. Но это потому, что он наполовину крылатый...
   - Повернись ко мне, Гвендолен, - тихо попросил Эбер, и она поразилась тому, что ей пришлось сделать над собой усилие. На мягком ковре, служившем постелью, где все еще соприкасались их руки и ноги, она вдруг ясно почувствовала тонкую, но непробиваемую преграду между ними. Казалось, даже если она с размаху бросится грудью на эту стену, то не приблизится к нему ни на волосок.
   - Скажи мне, когда ты... когда мы с тобой встретились, ты уже знала эту легенду? И про то, что бывает с женщинами, которые... уходят с людьми?
   - У нас ее рассказывают каждой девочке, как только в ней просыпается женщина. И потом повторяют еще много раз, чтобы запомнили. У нас даже специально отбирают тех, кого можно посылать в города, кто менее всего может подвергнуться проклятию Вальгелля. За много лет наши книжники сопоставили разные факты и построили целую теорию. Мне например, сказали. - она чуть усмехнулась углом рта, - что я обладаю почти абсолютной защитой, потому что слишком иронично воспринимаю все вокруг и мужчин в частности.
   - И зная все это, ты согласилась пойти со мной?
   - Я знаю... - Гвендолен помолчала, но надо было решаться, и она заговорила, наклонившись вперед, словно уперевшись в эту невидимую стену: - Я знаю, что ты никогда не полюбишь меня. Мне еще повезло, что ты сейчас рядом со мной, и что ты ведешь себя не так... как другие могли бы вести. Но даже если бы ты презирал меня и или просто отворачивался, даже если бы я была тебе совсем не нужна... я все равно пошла бы туда, где ты.
   Он смотрел на свои руки, лежащие на коленях, чуть опустив голову, и она отчетливо увидела в его волосах единственную седую прядь, обычно почти незаметную среди пепельных волос, но сейчас ясно различимую.
   - Давай немного поспим, пока есть время, - сказал он наконец. - День был тяжелый, и завтра будет не легче.
   Они легли рядом, прикасаясь плечами, и он держал ее руку. Гвендолен так и не заснула до самого рассвета, но лежала смирно, боясь сменить позу, чтобы не привлечь его внимания. Даже сквозь опущенные веки она прекрасно чувствовала, что глаза Эбера открыты, и он, не отрываясь, смотрит в темноту.
  
   Три дня в караване были монотонными, одинаковыми и изматывающими, и уходили бесследно и бессмысленно, как капли воды, падающие на песок. Ночи в барханах оказались настолько ясными, что небо просматривалось до самой непроглядной глубины, со всеми пересекающими его цепочками звезд и надкусанной сбоку луной, но настолько же и холодными. Гвендолен дрожала у слабого костра, спрятавшись с головой под все покрывала, какие можно было найти, обхватив себя руками и крыльями и свернувшись в такой клубочек, что носом могла бы уткнуться в пятки. Поэтому летать ее совсем не тянуло. Зато Тельгадда, лежащая по другую сторону кострища, все время ерзала и беспокойно шевелила крыльями, но взлететь не осмеливалась.
   Телли обнаружилась в караване вместе с ними на следующее утро, когда хмурый Гаран, сняв ее с седла и наполовину размотав покрывала, из-за которых она скорее напоминала тюк с одеждой, подтолкнул к костру.
   Тельгадда вела себя по-прежнему незаметно и тихо, но торжествующе улыбалась, когда ловила на себе взгляд Гвендолен. Было совершенно непонятно, сколько же именно чувств смешано в той улыбке и какие преобладают. Она больше не расспрашивала Гвендолен об их планах и вообще была неразговорчивой. Зато Гаран стал весьма словоохотлив, хотя поначалу не снисходил даже до кивка головой, часто сидел вечерами у костра, сверкая своей замечательной улыбкой и забавляя караванщиков грубыми байками. Но Гвендолен отчего-то казалось, что некоторые его фразы обращены к кому-то конкретному среди них и что звучат они намекающе:
   "Так что если чего натворил в Эбре, но по счастью уцелел, обратно лучше не приезжать. Здесь срока давности не бывает".
   "Напрасно ты думаешь, парень, будто мертвецы не возвращаются. Иногда и такое бывает - все считают, что человек давным-давно умер, и кости его на дне моря рыбы обглодали, а он вдруг возьмет да явится к самому твоему порогу".
   "Надо вам сказать, что султан наш нынешний мужик сильно злопамятный. Если ему на плащ наступить, так он и на суде Непостижимого это не забудет. А уж если найдет, так заставит пожалеть, что не то что ты сам - твой дедушка появился на свет".
   В сторону своих клиентов он поглядывал при этом совершенно равнодушно, уминая пальцем серый порошок в короткой полой трубочке, потом поднося ее к носу и вдыхая резким движением. Логан с Дагаддом беспокойно ерзали на расстеленных плащах. Баллантайн сидел неподвижно, задумчиво глядя на огонь - чем ближе караван подъезжал к Эбре, тем отрешенней он становился, особенно вечерами. Но в последний вечер перед столицей он собрал краткое совещание в стороне от костра.
   - Как видите, наш друг что-то или знает, или подозревает. В связи с этим у меня вопрос - что вы станете делать, если меня схватят у вас на глазах?
   Логан с мечтательной улыбкой погладил ложе своего арбалета, который как раз держал на коенях, наматывая тетиву. Дагадд слегка засучил рукава, отчего Гвендолен сразу заметила, что каждая его рука едва ли не толще ее ноги, и издал некий рявкающий звук, видимо,для устрашения будущих противников. Что касается самой Гвендолен, то она просто откинула плащ.
   Все девять метательных ножей снова были на месте, и рукоятки тускло отсвечивали под звездами.
   - Ответ не принимается, - Эбер покачал головой. - Вы должны сразу бежать, и желательно по отдельности. так вас будет сложнее схватить. Проще всего это сделать, конечно, Гвендолен.
   - Им долго придется ждать, чтобы я побежала. Может, сразу попросить присесть, чтобы не устали?
   - И если вам удастся продолжить поиски без меня, - Баллантайн даже не обратил внимания на ее слова, - мои интересы и мое мнение в дальнейших событиях будет представлять Гвендолен. Она их понимает лучше всех.
   Гвендолен открыла рот, но снова закрыла. Закричать: "Да я брошусь на все свои девять кинжалов, если получится так, что мне придется представлять твои интересы?" означало бы истерику, тем более что она прекрасно знала, что голос ее сорвется. Церемонно сказать, чуть наклонив голову: "Я благодарю вас за оказанное доверие, сьер Баллантайн, но желаю, чтобы этот момент никогда не наступил?" перед Дагди и Луйгом было бы глупо и странно. Поэтому она безмолвно поднялась, отошла как можно дальше, так что костер мигал за ее спиной красной звездой на горизонте, села прямо на песок и закинула голову в небо.
   "Эштарра, я не знаю, имею ли я теперь право молиться тебе, - шептали ее губы. - Ты, кого здесь называют Непостижимым, и все древние боги этой земли, что были здесь до тебя. Все силы, что разлиты в воздухе, что наблюдают за нами с неба, что до сих пор не позволили ничему дурному случиться с нами. Сделайте так, чтобы ему ничего не угрожало. Чтобы он вернулся домой невредимым. Он вернется не ко мне и не со мной, я знаю, так неужели вам мало этой жертвы? Или люди ошибаются, и вам вовсе не нужно ничего жертвовать? Тогда спасите его просто так, потому что без него на этой земле конец мира точно наступит. По крайней мере, для меня".
   А на следующее утро они проехали через западные ворота, совершенно спокойно и даже буднично, поторговавшись за лишние полдирхана, которые вымогал стражник. Никаких предсказателей, проверяющих линии рук, у ворот не наблюдалось, и вообще складывалось впечатление, что они вступают не в великую Эбру, город ста базаров, живущий под сенью султана Хаэредиана, да снизойдет он до несовершенства своих подданных, а в маленький городок у оазиса, где есть три пальмы и одна торговая площадь.
   Во время путешествия Логан и Дагадд были необычно скучными, словно дремлющими на ходу. Единственное занятие, на которое у них хватало сил и устремлений - вяло щипать струны на круглой лютне, выпрошенной у погонщика мулов. При этом их искусство играть было очень далеко от прочих дивных умений, которыми они обладали - иногда от извлекаемых звуков мулы начинали мотать головой и бить задними копытами, а иногда это были просто тусклые ноты, по одной повисающие в воздухе, тоскливые и бесконечные, как пески, по которым пролегал их путь. Тем более было странным внезапное оживление, в которое оба впали, едва войдя в небольшую комнату с одним окном во внутренний дворик, которую им Гаран отвел одну на четверых в каком-то доме на окраине Эбры. Контрабандист свою помощь не предлагал, ни о чем не расспрашивал, но, бодро заявив: "До вечера! Чужеземцам по Эбре лучше в первые дни не шататься, пока не привыкнете", куда-то ушел вместе с Тельгаддой. А Луйг и Дагди, побросав на пол заплечные мешки и даже не трудясь вытащить пожитки, выразили немедленное желание со всех ног бежать на ту самую базарную площадь, где бродит таинственный проповедник, предрекающий конец света.
   Тот факт, что они не знают, где именно эта площадь находится, и когда именно случаются проповеди, их нимало не смущал. Дагадд даже переступал ногами на месте, словно уже находился в пути.
   - Логан, будьте благоразумны, - сказал Баллантайн, при взгляде на Дагадда сразу сообразив, что к тому взывать бесполезно. - Вы слишком выделяетесь из толпы, чтобы ходить по городу вместе.
   - А что вы предлагаете - сидеть взаперти? Это мы могли спокойно делать и у себя дома, в валленской библиотеке, - Логан раздраженно заметался по комнате.
   - Если вам непременно хочется начать бесцельные поиски, чтобы успокоиться, пусть идут Дагадд и Гвендолен. Если он закроет лицо повязкой и не будет разговаривать басом, то прекрасно сойдет за евнуха, ведущего невольницу. Только возвращайтесь до заката. А Логан пока отыщет Нуаду и вандерцев.
   Гвендолен совсем не была в восторге от мысли оставить Эбера одного. Она уже начала строить в голове подернутые какой-то сладостной дымкой планы, что они будут делать, когда уберется жаждущая деятельности парочка. К тому же идея плестись по городу в компании Дагадда тоже не прибавила ей хорошего настроения. К Дагди она относилась с ироничной симпатией, когда его общество оттенялось присутствием Логана. наедине он раздражал и слегка пугал ее, если честно.
   - Постарайся что-нибудь разузнать, Гвендолен, - сказал Эбер мягко. - Вся надежда на тебя, сама видишь, мне пока лучше не выходить.
   "Ну ладно, - сказала себе Гвендолен, сжимая губы и затягивая пояс с ножами потуже, чтобы его было не видно под покрывалом. - По крайней мере, постараюсь, чтобы у меня было много новостей, когда мы вернемся. Тогда он будет меня долго слушать и смотреть только на меня".
  
   Дагадд шагал широко и решительно, словно точно знал куда. Чтобы Гвендолен не потерялась в толпе, он взял ее за конец накидки и тащил за собой, отчего покрывало все время сползало, и его приходилось поправлять, иначе не миновать возмущенных криков со стороны эбрийских горожан. Ухитряясь изредка поглядывать по сторонам, Гвендолен пыталась запоминать дорогу, и довольно скоро обнаружила, что они проходят мимо одного и того же дома с витыми решетками на окнах уже третий раз. Дагадд просто кружил по улицам, словно его тащила вперед какая-то сила, и она же сбивала его с пути.
   - Слушай, Дагди, а чем ты прежде занимался? - Гвендолен смутно понадеялась, что разговор сможет его отвлечь от упорного движения по кругу.
   Дагадд взглянул на нее несколько более осмысленно.
   - Листы царапал. В валленской библиотеке.
   - Ты в самом деле книжник? - поразилась Гвендолен. - Никогда бы не подумала.
   - А я бы никогда не достукался, пташка, - Дагадд ничуть не обиделся, - что ты так с ножами можешь прибираться. Зато пока все всунутся, что мы на самом деле умеем, много чего получается навалять. Верно?
   - А почему вы с Логаном уехали из Валлены?
   - Да я одному кислому из ректората по чердаку почесал... Нет, тебе не загрести, - слегка печально отозвался странный книжник. - Я когда долго леплю, только малыш может распилить.
   - Вы правда побратимы?
   Дагадд сдвинул в сторону рукав и продемонстировал Гвендолен розоватый шрам на запястье, достаточно давний, но не желающий бледнеть. Так дающие обет обычно смешивали кровь, Гвендолен про это слышала.
   - Мы поклялись, что в один день зажмуримся, - заметил он с легкой гордостью, и вдруг вцепился в ее руку через ткань покрывала, так что Гвендолен от его хватки зашипела сквозь зубы. - Хлопай туда ставнями, пташка! Похоже, мы разгребли, что нужно!
   Они стояли на краю большой площади, галдящей, пахнущей тысячами запахов и наполненной тысячами бесконечно перемещающимися в разные стороны фигур, отчего казалось, что пространство медленно вращается. Проулок, по которому они шли, спускался вниз широкими ступенями, и у Гвендолен, глядящей на толпу сверху, чуть закружилась голова.
   Но в середине этой толпы был довольно заметный островок, нечто вроде наспех сколоченного небольшого помоста. На нем три женщины в покрывалах взмахивали рукавами над собравшейся вокруг толпой и что-то завывали. Слушатели не отводили глаз, приоткрыв рты, забыв про дела и кошельки на поясе.
   - Двигай плавниками! - Дагадд вцепился в Гвендолен и настойчиво поволок ее за собой. Животом он раздвигал толпу, которая не сразу могла сомкнуться за его плечами, поэтому Гвендолен даже не сильно затолкали. Наступив кому-то на ногу, она поднялась на цыпочки, чтобы хоть что-то разглядеть из-за торчащей в разные стороны шевелюры Дагадда.
   - Горе вам, о эбрийцы, ибо близок ваш конец! Они уже вошли в город и незримо стоят между вами. Скоро они перешагнут порог, и тогда мира не станет. Каждый час, каждый шаг, каждый вдох приближает всех к гибели! Гибели неотвратимой и справедливо заслуженной!
   - Почему заслуженной? - со слезами выкрикнул кто-то из дальних рядов.- Я ничего плохого никому не делал!
   - Истинно сказано, - подхватила вторая женщина, - вы ничего не делаете, эбрийцы, чтобы отсрочить свою кару! В тщетной надежде окружить себя ненужными вещами вы меняете их на дирханы и снова на вещи, пока жизнь ваша не превращается в бесконечный базар. И вы ничего не делаете, чтобы вырваться из этого круга. Возвращаясь домой, вы нюхаете дурман и смотрите, как пляшут перед вами голые наложницы, и ничего не делаете, чтобы душа ваша поднялась над трясиной. Злобный правитель этой страны расправляется с вашими собратьями и ни во что не ставит ни одного из вас, а вы ничего не делаете, чтобы стать истинно свободными. Разве можно отвратить вашу гибель, раз вы ничего не делаете?
   - Вот грядут четверо! - раскинула руки третья. - Они уже здесь! Я чувствую их! Я слышу их шаги!
   Гвендолен и Дагадд, хоть и были только вдвоем, в ужасе посмотрели друг на друга. Толпа придавленно, но без особого понимания в глазах молчала. Пара человек в разных концах площади, достав какие-то таблички, торопливо царапали по ним острыми палочками, записывая. И в этот момент над самым ухом Гвендолен послышался негромкий, мягко звучащий голос, который произнес задумчиво и с некоторой грустью:
   - Пожалуй, эбрийцев незрелые души еще не готовы к подобным призывам. Толпе прошлый раз было больше по нраву, когда рисовал я картины страшнее, с холодным огнем, низвергавшимся с неба, и жутким драконом, глодавшим погибших. О том, что их души страшнее драконов, а в сердце огонь, лишь проклятье несущий, понять не хотят они или не могут.
   Гвендолен растерянно отыскала глазами говорившего. Рядом с ней стоял человек, одетый наполовину по-эбрийски, в такой же длинной накидке, как у прочих, но его лицо и волосы были полностью открыты, показывая миру начинающие седеть кудри, подстриженные коротко, но все-таки напоминающие шапку, выдающийся нос с большой горбинкой и сверкающие темные глаза с тяжелыми веками. Глаза и нос были доминирующими чертами на его лице - впалые щеки с высокими скулами и плотно сжатый прямой рот на их фоне определенно терялись. Ничего примечательного не было и в невысокой щуплой фигуре, если не считать только, что одно плечо было несколько выше другого.
   Поймав ее взгляд, человек удерживал его несколько мгновений, потом улыбнулся одними губами и прижал руку в груди:
   - Привет чужестранцам, прибывшим в наш город! Пожалуй, привыкшим к холмам Круахана и к волнам зеленым в валленском заливе, у нас здесь покажется пыльно и шумно.
   Вначале Гвендолен не особенно вникла в смысл, просто удивилась тому, как по-разному может звучать его голос, меняя интонацию и тембр почти на каждой фразе. Затем она задумчиво почесала кончик носа, забыв про закрывающий лицо край накидки, которая немедленно сбилась в сторону. По счастью, окружающие были настолько увлечены пророчествами и переживаниями своей скорой гибели, что на такое явное нарушение правил не обратили внимания.
   Гвендолен подтолкнула Дагадда, но после сообразила, что от его диковинных речей толку все равно будет мало. Правда, незнакомец и сам выражал свои мысли более чем странным образом, но это еще не значило, что он будет способен понять тарабарщину, которую нес Дагди.
   - Не уверена, - буркнула она наконец, - что нам будет приятно приветствие от человека, который с такой легкостью догадался, откуда мы. Скорее мы отнесемся к нему с большим подозрением.
   Незнакомец вновь улыбнулся и приглашающе повел рукой в сторону. Гвендолен внезапно показалось, что у них есть нечто общее с Эбером - хотя по внешности они были скорее противоположностями, но улыбка одинаково преображала их лицо.
   - Палящие солнца лучи быстро могут любой разговор сделать адским мученьем. Гораздо приятней беседа в прохладе. Пойдемте, присядем в тот дворик, где тотчас предложат нам воду с анисом и отдых.
   Потерявшие на некоторое время дар речи Гвендолен с Дагаддом безропотно пошли за незнакомцем, действительно распахнувшим калитку в небольшой внутренний двор с навесом, где в плоском каменном бассейне еле пробивался фонтан, а вокруг прямо на земле были разложены подушки.
   Ведя их за собой, незнакомец бормотал:
   - Нет, наверно все же лучше так: "Присядем в тени и отведаем с вами воды подслащенной, общаясь неспешно..." Тоже как-то не очень... "Пойдемте в тот двор, где найти мы сумеем отличный шербет и укрытье от зноя..."
   - Вот про шербет лучше всего, - не удержалась Гвендолен.
   Пользуясь тем, что они у фонтана одни, она как бы невзначай откинула в сторону полу верхней накидки, продемонстрировав странному эбрийцу часть своего метательного арсенала. Конечно, когда она так замотана в местные тряпки, три ножа одновременно бросить у нее вряд ли получится, но она и одним броском никогда не промахивалась.
   Опускаясь напротив на подушки, незнакомец уважительно поднял тонкую бровь:
   - Позволь дать совет. о разумная дева, чья сущность не схожа с людской - понапрасну наряды эбрийских наложниц ты носишь. Вовеки не сможешь ступать ты смиренно, вжав голову в плечи и мелко шагая. Надень лучше юноши платье, и будет сподручней тебе управляться с кинжалом.
   Вновь некоторое мгновение Гвендолен смотрела на него в упор, прикидывая, не имеет ли смысл управиться с кинжалом прямо сейчас, и горько жалея, что за все годы не приобрела полезного умения нападать первой. Незнакомец продолжал открыто улыбаться, чуть наклонив голову к приподнятому плечу.
   - Допустим, ты про нас все знаешь, и вообще знаешь чересчур много, - произнесла она наконец, - не мешало бы поделиться своей мудростью. Например, с кем мы имеем сомнительное удовольствие вести какие-то странные разговоры?
   - Невежливо сразу совать свое имя навстречу гостям, словно лист с подорожной, - покачал головой горбоносый. - Алларий Таширский, надеюсь, что буду полезен вам в ваших скитаньях по Эбре.
   При этом представитель таширской островной аристократии, причем, судя по имени, одного из высоких домов, в очередной раз поклонился, затем взял стоящую на подносе чашу с шербетом и протянул ее Гвендолен.
   - Вот выгибает, прямо прихлопнуться! - внезапно высказался Дагадд, и Гвендолен обреченно вздохнула, окончательно поняв, что с его стороны поддержки не дождешься. - Луйга бы сюда, а то он все меня скребет, что невнятно леплю.
   - Мы в Эбре несколько дней, - Гвендолен приняла чашу, но поставила ее прямо перед собой, не прикоснувшись губами - Это достаточный срок, чтобы не кидаться на шею человеку, радостно предлагающему помощь. Может, объяснишь, в чем причина столь неожиданного желания бескорыстно творить добро?
   - Немало снесла ты от рода людского, поэтому ясна попытка увидеть угрозу в любом, даже дружеском жесте. Я сам издалека, я долгое время провел, привыкая к эбрийским законам, и знаю, как сложно в стране чужестранцам, особенно если их поиски гонят.
   - Откуда ты знаешь?
   Гвендолен с ужасом сообразила, что почти попала в ритм его речи, что ее затянул ставший совсем низким голос Аллария, плеск фонтана и доносящиеся откуда-то равномерные высокие ноты то ли флейты, то ли дудки. Она даже встряхнулась, ощутив нестерпимое желание расправить крылья. Дагадд сидел совершенно спокойно, прихлебывая шербет, и смотрел на Аллария с полным доверием, как на вновь обретенную родственную душу
   - Высокородный Алларий Таширский, - сказала Гвендолен хрипло, - мы действительно заняты в Эбре поисками древних манускрпитов, которые, как мы надеемся, станут первыми свитками в основанной нами таррской библиотеке. И мы будем очень признательны, если ты сможешь помочь нам на этом пути. Мне и моим друзьям. Мы прибыли в Эбру недавно.
   - Меня развлечет ваше общество, счастлив я вас поддержать в благородном порыве, - кивнул Алларий. Сейчас его лицо отражало дружелюбие, спокойную уверенность в себе и легкую дымку скуки, которую часто можно заметить у аристократов. Но Гвендолен могла поклясться, что это лицо знает сотни самых разных выражений.
   - Мы вчетвером, - сказала она после паузы.
   - Компании шумной рад буду сердечно, отвыкнув за годы от общества равных.
   - Нас четверо, и мы уже вошли в город, - Гвендолен повысила голос, не выдержав, - Мы незримо стоим среди вас. Разве вы не слышите наши шаги?
   Алларий оторвался от задумчивого созерцания фонтана, посмотрел на Гвендолен в упор и неожиданно расхохотался:
   - Непредсказуемы, милая дева, пути провиденья! Надо отметить, что скромность у вас не в избытке.
   Гвендолен давно уже разучилась краснеть от чего бы то ни было, кроме определенных взглядов Баллантайна, поэтому процедила:
   - Скромные обычно сидят дома, а не скитаются за морем.
   Алларий в очередной раз изобразил поклон. Его движения невольно завораживали даже больше, чем плеск воды, столько в них было странного изящества, словно в фигурах танца, и вместе с тем внутренней силы, свернутой, как пружина.
   - Что же, я имя свое вам открыл без утайки. Вы же пока не делились со мною своими.
   - Я Гвендолен Антарей, - ей показалось, что ее имя в окружении подушек, опахал с перьями и красноватых глинобитных стен звучит очень непривычно. - А это... это Дагадд из Валлены.
   - Гвендолен и Дагадд, - повторил Алларий, на секунду поднял глаза к небу, и этого ему хватило.чтобы поменять ритм,- не сочтите вы повестью лживой откровенья мои - сердце я поверяю не часто.
   Он говорил долго, достаточно для того. чтобы солнце успело задеть своим краем плоскую крышу дома, и чтобы вычурная речь переплелась в голове Гвендолен в замысловатый узор, очень напоминающий рисунок на ковре, на котором они сидели. Однако она держалась, памятуя о том, что собиралась все подробно пересказать Баллантайну, и поэтому составляла в уме свой, гораздо более прозаичный вариант повествования.
   Алларий приехал в Эбру около десяти лет тому назад. Семья отреклась от него, и поскольку не могла лишить состояния, то с удовольствием лишила титула и поместья, ибо молодой аристократ с таширских островов запятнал себя совершенно непристойным занятием. Единственной страстью, способной зажечь его кровь сильнее вина и женщин, было выступление на подмостках. Алларий брал уроки у лучших комедиантов, специально ездил в Валлену, чтобы постигать там театральное искусство, и наконец родне это надоело. Он не слишком огорчился своему изгнанию, поскольку мечтал основать театр там, где людям еще не ведомо это великое таинство. Так дорога привела его в Эбру, к самому тяжкому разочарованию своей жизни.
   О каком театре может идти речь в стране, где правитель каждый день прощает подданным их ничтожность? Где человеческие чувства, мысли и ощущения - все, что не относится к миру вещей - принадлежат Непостижимому, и, значит, ужасное кощунство говорить о них вслух? Где единственное эстетическое наслаждение, доступное мужчинам - танцы, которые исполняют перед ним его наложницы, а учитывая внешность многих эбрийских женщин и испорченность эбрийских мужчин, на избыток эстетики не стоит надеяться? Три четверти денег Аллария ушли на взятки чиновникам султаната, пока он наконец не остановился в шаге от разорения, осознав, что театра в Эбре ему не построить никогда.
   - Кто хоть раз на подмостки всходил, пред собой наблюдая море душ, обращенных к тебе, твоим словом живущих, тот не в силах избрать никакую другую дорогу. Я поклялся достичь своего и добился - внимает весь эбрийский базар ежедневно тому представленью, что придумано мной, и летит о нем слух повсеместно.
   - Подожди, - Гвендолен тряхнула головой, собираясь с мыслями, потому что до нее постепенно начало доходить. - Ты хочешь сказать, что ты придумал всю эту легенду о конце света? Об огненном смерче, пришедщем с юга, и о поднявшемся из моря чудовище? И о четверых, кто якобы приблизит гибель мира своим приходом?
   - Странно устроены души людские - погибели сцены, ужас, мученья и казни гораздо влекомей, нежели сказки о счастье и мире. Поверьте, это мой самый удачный спектакль, он держит всех в напряженье в течение года иль дольше.
   - Ты пугаешь людей ради собственного удовлетворения?
   Алларий прислушался к гулу, доносящемуся с площади, и внезапно вскочил на ноги, рывком поднимая Гвендолен за собой.
   - Следуй за мной! Мне приятно бы стало твое пониманье.
   Он провел руками по лицу, мельком посмотревшись в небольшое зеркало, которое носил у пояса, и несколько раз быстро мазнул по щекам и крыльям носа обнаружившейся в руках пушистой кисточкой. Потом аккуратно приклеил к подбородку клочковатую шерсть и чем-то посыпал сверху волосы. Вместо равнодушного ко всем, кроме себя, аристократа на площадь быстрым шагом вышел, чуть припадая на правую ногу, осунувшийся пророк с лихорадочно горящим взглядом, двумя глубокими морщинами на щеках и торчащими в разные стороны жесткими пружинами кудрей. Не обернувшись в сторону Гвендолен и Дагадда, он проник в толпу, моментально протолкался к подмосткам и через пару мгновений уже стоял, протянув руки над площадью.
   - Я представил себе, как встает солнце над пустой землей, как по морской воде пролегает светлая дорожка, как край неба меняет свой цвет с розового на ярко-голубой, и как первые утренние облака протягиваются с запада, похожие на перья лебедей, летящих над морем. Но вокруг нет никого, кто мог бы улыбнуться этому. Ни живой души, способной воздать хвалу богам, сотворившим этот мир таким прекрасным. Зачем тогда солнцу подниматься из воды, если никто больше никогда не увидит рассвета над морем? О жители Эбры, размышляя о наживе, гордости и грязных удовольствиях, подумайте и о том, что каждая ваша мысль приближает тот миг, когда ничьи глаза не встретят встающего солнца.
   Толпа молчала. Алларий застыл на краю подмостков, словно спутанный незримыми нитями, тянувшимися к нему со всех сторон площади. Его голос упал до низкого шепота, и в наступившей тишине было слышно только, как на краю площади кричат продавцы воды, равнодушные ко всему, кроме своих тяжелых кувшинов. Гвендолен неожиданно ясно представила пустой океан без единого паруса, накатывающийся на выжженный берег, и на нее вновь нахлынуло уже знакомое ощущение - будто окружающий мир течет по ее венам, вместе с болью, страхом и тоской каждого стоящего вокруг. Она невольно зашаталась, вцепившись в накидку Дагадда - чувство было такое, будто с души потянули кожу.
   Дагди тоже приходилось нелегко: его глаза широко открылись, словно он к чему-то прислушивался, а мышцы натянулись, как канаты, так что он даже не смог поддержать Гвендолен, хотя в обычное время с радостью бы воспользовался возможностью обхватить ее за талию и ниже.
   На их счастье, в толпе возникло движение - к помосту целеустремленно пропихивались четверо стражников. Некоторые жаждущие продолжения зрители пытались чинить им препятствие, в результате чего возникли заметные крики и шум, и полузакрывший глаза Алларий встрепенулся и быстро соскользнул вниз. Сброшенный им плащ остался одиноко лежать на краю помоста, как единственный трофей. Толпа сдвинулась, забурлила и перемешалась, как гигантский котел с похлебкой, и через мгновение буйной пегой шевелюры уже не было нигде заметно.
   - Непросто им живется, бедолагам, если это их единственное умственное развлечение, - сказала себе под нос Гвендолен. - Ты что, тоже погрузился в мучительные раздумья о судьбе мира? Или с тобой все в порядке, то есть просто перевариваешь обед? Пора двигаться, наш след оказался ложным.
   - А я бы не слизывался так поспешно, - заявил Дагадд, тяжело дыша.
   - Что ты хочешь этим сказать?
   - Спутник твой прав - разве полностью мы насладились беседой?
   Гвендолен удивленно покосилась в сторону, но никого не заметила, кроме степенного купца с небольшим брюшком, в маленькой шапочке, прикрывающей плешь, и с хитрыми раскосыми глазами. Правда, разговаривал он голосом Аллария, но даже нос у него вместо благородной аристократической горбинки был просто крючковатым.
   - Вот что имела в виду Телли - предсказатель с сотней обличий. До сегодняшнего дня я не понимала, какой смысл в театре. Но это, к сожалению, единственная польза, которую мы извлекли из встречи с тобой.
   - Не стал бы на месте твоем я судить столь поспешно. Возможно, что наше знакомство не будет напрасным. Хотел бы я встретить оставшихся спутников ваших- мужчину, чью тайну хранит глубина океана и юношу, чтящего знанья сильней арбалета.
   - Откуда ты... Подожди! Мы еще не закончили... Что за...
   Она резко качнулась в сторону, пытаясь ухватить Аллария за какую-то деталь одежды, но он растворился в толпе еще незаметнее, чем спустившись с помоста на площади.
   - ... манера внезапно уходить со сцены, - констатировала Гвендолен обескураженно и с легкой грустью.
   Грусть звучала оттого, что хотя последнее слово и осталось за ней, его уже никто не услышал. Но главное - что особенно похвастаться перед Эбером будет пока что нечем.
  
   В любом случае похвальбу пришлось отложить до лучших времен. Едва войдя в комнату и взглянув в замкнутое лицо Баллантайна, Гвендолен не стала даже особенно разглядывать выражения Логана, Нуады и двух вандерцев, бродящих по комнате и упорно не желающих садиться на пол. Неприятности были развешаны в воздухе, как ковры на веревках во внутреннем дворе, и также пахли затхлой пылью.
   - Похоже, за наше отсутствие произошло немало радостных событий, - Гвендолен наконец нарушила тишину, начинавшую становиться невыносимой. - Судя по царящему среди вас веселью.
   - Как нам удавалось терпеть тебя столько времени, Гвендолен Антарей? - вяло отозвался Логан, но было заметно, что одновременно он напряженно думает о чем-то другом.
   - Мы счастливы, скальд конунга, что ты снова с нами, - спокойно сказал один из вандерских воинов. Гвендолен мысленно попеняла себе, что никак не могла правильно выучить все их имена - то ли Харлейв, то ли Лейвхар.
   - Я бы высказал мнение, почему на нас валятся все возможные несчастья, но опасаюсь, что некоторым оно не понравится, - пробормотал Нуада, стараясь говорить не слишком громко, тем более что Гвендолен размотала до смерти надоевшее покрывало и швырнула его в угол, в очередной раз продемонстировав замечательный арсенал за поясом.
   - Луйг, доставай свой запасной камзол, - заявила она. - Один умный человек сказал, что мне лучше наряжаться юношей, а его советам в этой области я вполне доверяю.
   - У нас нет времени, Гвендолен, - Эбер, как всегда, заговорил негромко, но все моментально затихли, кроме спешно присевшего к столу Дагадда, который жевал холодный окорок и с шумом прихлебывал из кружки. - Мы ждали только вас. Ты переоденешься уже на новом месте. Мы уходим немедленно.
   - Во что мы еще влепились? - поинтересовался Дагадд с набитым ртом. Все его беспокойство выразилось только в том, что он стал торопливее откусывать мясо.
   - Час назад я имел знаменательный разговор с нашим проводником Гараном. Он предложил мне совместно воспользоваться тем, что мы ищем. Он до конца не знает, что это, но уверен, что это источник или большой силы, или огромных денег, что в его понимании одно и то же. Он обещал мне всемерную помощь и поддержку как от своей пряди, так и лично от себя.
   - Потрясающий акт великодушия. А куда вы дели носовые платки, мокрые от слез умиления?
   - У его великодушия есть цена, - продолжал Баллантайн по-прежнему ровно. - Не выдавать меня властям султаната. Надо отметить, он довольно быстро навел справки.
   - И что ты... вы ему ответили? - Гвендолен оглянулась в легкой панике. Ей уже казалось, что дом оцеплен наводящей на нее такой ужас стражей в рогатых шлемах. И что в дверь вот-вот ударят кулаки в кожаных перчатках.
   - Разумеется, я согласился, - Баллантайн пожал плечами. - В противном случае мы даже не дождались бы вашего возвращения.
   - Во-первых, я не очень представляю, Эбер, куда мы можем пойти в Эбре на ночь глядя, - Логан заговорил, словно продолжая начатый разговор. - С вашей репутацией и подозрениями, которые мы все вызываем у стражи. Во-вторых, не думаю, что Гаран доверчиво отнесся к вашему согласию. За домом явно следят.
   - Разве воины Данстейна оставят своего скальда? - Гвендолен гордо вскинула подбородок в сторону не то Харлейва, не то Лейвхара. Но тот не торопился ее обнадежить:
   - Воины Данстейна не вмешиваются в распри на чужой земле, если они не касаются их жизни или имущества. Если опасность грозит тебе, скальд конунга, ты всегда можешь прийти на наш корабль. Но это приглашение относится только к тебе. Конунг отправил нас наблюдать, а не драться с низким людом.
   - Вчера вечером у меня очень хорошо получилась хулительная песнь... - без особой уверенности начала Гвендолен, наспех пытаясь свести в голове хотя бы две строчки. Однако растущее напряжение легко прервал Дагадд. Он наконец заглотил окорок, подобрав все крошки, с сожалением стукнул пустой кружкой о стол и заявил:
   - Не, снаружи никто не нюхает. Только на лестнице эта обтирается, с перьями.
   - Попробуй с ней поговорить, Гвендолен, - Эбер поднялся. - Чем быстрее мы уйдем, тем лучше.
   - Разве нам есть куда идти?
   - Я знаю, куда поведу вас. Правда, не уверен, что сам готов там оказаться. Но выбора нет.
   - Я без вас никуда не...
   - Гвендолен, время уходит.
   Она в отчаянии огляделась. Нуада деловито стягивал ремни наплечной котомки, намеренно не глядя в ее сторону. Логан с тоскливым видом перехватил арбалет поудобнее. Дагадд шарил по сундукам у стен и вполголоса обзывал всех контрабандистов непонятными, но явно ругательными словами за то, что оставили в доме так мало съестных припасов.
   - Хорошо, сьер Баллантайн, - Гвендолен наклонила голову, - как скажете. Будьте готовы выходить по моему знаку.
   Она спустилась по лестнице вниз. Ворота были не заперты, и во внутреннем дворике горел фонарь, поставленный прямо на землю и разбрасывающий по углам резкие изогнутые тени. Как всегда в Эбре, очень быстро упали сумерки, и совсем не хотелось выходить наружу, в темноту и ночь. Рядом с фонарем, поджав под себя ноги, сидела Тельгадда, чуть раскачиваясь взад-вперед, и из-за плотно прижатых к спине крыльев ее тень на стене казалась пригнувшейся, словно готовящейся к прыжку.
   Гвендолен остановилась в нескольких шагах. Оба ее неотразимых аргумента - язвительные речи и меткий кинжал - были совершенно бесполезны в подобных переговорах, а ощущать собственную беспомощность было очень неприятно.
   - Собрались? - буднично спросила Тельгадда, не оборачиваясь.
   - Зови своего Гарана. Или слуг.
   - Никого нет. Гаран уехал на совет прядей. Он в любом случае не в накладе - если вы сбежите, он вас выдаст султанату за большие деньги. А если нет, то его прядь станет самой могущественной в Эбре. У вас есть еще три часа.
   - Ты хочешь сказать, что позволишь нам уйти?
   - Далеко вы все равно не уйдете.
   - А если Гаран узнает, что ты нас отпустила?
   Тельгадда хрипло засмеялась, раскачиваясь все сильнее.
   - Маленькая, глупая, смешная Гвендолен! Она думает, что сражает всех наповал своими ядовитыми речами, и на всякий случай еще приберегает на поясе острую сталь, с которой виртуозно управляется. А сама до сих пор не разучилась беспокоиться за других, которым до нее нет никакого нет дела! Забавная малышка Гвендолен.
   - Ты, как вижу, тоже жалеешь меня, вместо того, чтобы переживать о своей шкуре, - Гвендолен вжала ногти в ладони, сдерживаясь, - а ты вряд ли ее сохранишь целой.
   - Гаран никогда не поверит, что я равнодушно смотрела вам в спину, вместо того, чтобы вцепиться в лицо. Он решит, что вы удрали через крышу.
   - И чем вызвано твое внезапное равнодушие? - Гвендолен настороженно оглядывала углы двора. С одной стороны, Тельгадде она не доверяла на медный грош, но с другой стороны, ее помыслы все еще оставались видными для крылатой, пускай словно покрытыми белесой дымкой, но в них не было угрозы или хитрости.
   - Ты ведь тоже это чувствуешь, Гвен. Ты не можешь не чувствовать. Мир меняется. Я не знаю, идет ли он к своему концу, как кричат на площади. Но я уверена, что наступает что-то новое, после чего мир уже не сможет быть прежним. И вы с этим как-то связаны. Я это ясно ощущаю, хоть и не могу понять, как. Значит, есть небольшой шанс, что изменится и моя участь. Даже если все погибнет - это лучше, чем жить так, как я живу сейчас.
   - Идем с нами, - вырвалось у Гвендолен. Она махнула рукой в сторону лестницы, призывая остальных спускаться.
   - Ты еще не до конца понимаешь, что случилось с нами обеими, - Тельгадда махнула рукой, и тень на стене закачалась.- Ничего, это придет со временем.
   Гвендолен внимательно следила за тем, чтобы все ее спутники благополучно выскользнули за дверь. Она прикрывала отход, придерживая ногой створки и не снимая одной руки с ножа. На улице караулил Логан с арбалетом, но все было тихо. Последними вышли вандерские воины, ступая с таким же невозмутимым и независимым выражением, как по палубе своего корабля.
   - Может, еще увидимся, Телли.
   Тельгадда опять засмеялась. Наверно, только такой смех, больше похожий на сдавленное рыдание, и мог звучать в темном дворе, полном причудливых теней.
   - Есть еще одна причина, по которой я вас отпустила, Гвен. Одно время я дышать не могла от зависти к тебе. Но теперь я кое-что узнала про вас и успокоилась. В конце концов, чем твой Баллантайн лучше моего Гарана? Если посчитать людей, которые из-за них погибли, неизвестно, чей счет будет больше. Тебе повезло не больше, чем мне, Гвендолен Антарей. Так что можешь идти.
   Сказать, что все существо Гвендолен возмутилось, значило бы не сказать ничего. Эта мысль была настолько ей чужда, что она даже не нашла слов для возражения. Впрочем, искать было некогда - Логан уже два раза предупреждающе свистел из переулка, что пора уходить. Она повернулась и бросилась догонять свой маленький отряд, не оглядываясь.
   Блуждание по ночной Эбре показалось ей бесконечным. Баллантайн вел их какими-то хорошо знакомыми ему, но чересчур извилистыми путями, отчего начинало казаться, будто они передвигаются по лабиринту. Как все крылатые, Гвендолен замечательно видела в темноте, и очень жалела об этом, потому что не было предлога взять Эбера за руку. Тот не мог похвастаться великолепным ночным зрением, но старая память о городе, по которому он часто ходил в потемках, выручала каждый раз, когда надо было выбрать, в какой из проулков сворачивать. Излишне говорить, что Логан с Дагаддом тоже ни разу не споткнулись, будто передвигались по улице в яркий полдень. Они с двух сторон вели под руки Нуаду, не обладавшего их замечательными способностями, и еще ухитрялись бодро переговариваться. Насколько Гвендолен могла разобрать смутные речи Дагадда, тот пересказывал историю их знакомства с Алларием, дойдя как раз до момента выступления того на площади.
   - Чтоб мне распотрошиться, Луйг, но когда этот корень воткнулся на сцену, меня прямо отжало. Я будто впихнул, что и где скоро ляпнется повсюду - втыкаешь? От такого осесть можно!
   - А вы что-то ощутили, Гвендолен? - заинтересованно обернулся Логан. - Вот Дагди утверждает, будто на короткое время почувствовал, какие важные происшествия могут случиться во всем мире. Хотя обычно его дар предвидения имеет очень краткосрочное действие и касается только его самого и его спутников.
   - Пускай потренируется. Нам сейчас пригодится любое предвидение, даже столь незначительное, - без особой радости отозвалась Гвендолен, тщетно стараясь попасть в такт их шагов. Про свои приступы внезапной жалости ко всему сущему ей не слишком хотелось откровенничать. - Очень хотелось бы знать, что с нами будет в самое ближайшее время.
   Логан еще раз оглянулся на нее со странным выражением, и Гвендолен в очередной раз невольно вздрогнула, увидев зеленоватое свечение, исходящее от его глаз во мраке. Интересно, горят ли у нее глаза в темноте? Если да, то может и хорошо, что она с трудом поспевает за всеми, а не идет рядом с Баллантайном, потому что мерцающий взгляд производит жутковатое впечатление.
   В этот момент Эбер в очередной раз свернул, оказавшись в тупике перед несколькими небольшими домами, внешне ничем не примечательными, с обычной для Эбры плоской крышей. Однако, судя по тому, что темнота вокруг отчетливо запахла цветами и даже сделалась уютней, жители относились к своим дворикам с гораздо большей любовью, чем контрабандисты пряди Гарана. Внутри несомненно был фонтан и, может быть, даже росла пара деревьев. Тем более непонятным для Гвендолен было лицо Эбера, с которым он повернулся к ним, перед тем как постучать в дверь.
   - Вот мы и пришли, - сказал он просто. - Это единственное место в Эбре, где можно укрыться от султаната. Не считая, конечно, многочисленных притонов, куда нам путь заказан. Впрочем, мне путь на этот порог заказан еще строже.
   - Сьер Баллантайн, уже третий час ночи, - заметил Нуада, самый раздраженный из всех, поскольку весь путь проделал спотыкаясь и не зная, куда в следующий раз поставить ногу. - Не самое лучшее время для того, чтобы говорить загадками.
   Эбер вздохнул и взялся за дверной молоток.
   - Здесь живет семья Нухгара, придворного алхимика и предсказателя. Восемь лет назад, после раскрытия круаханского заговора в Эбре, его казнили первым.
  
   - Я имел неосторожность пообещать вам помощь, - медленно произнес грузный мужчина с коротко подстриженной курчавой бородой, делая попытку подняться с подушек. Две женщины подхватили его под руки с обеих сторон, привычно сморщившись от тяжести. - Поэтому твоя кровь не прольется на пол этого дома. Впрочем, надеюсь вскоре побывать на главной площади и убедиться, что в тебе ее не меньше, чем в тех, кто погиб по твоей милости.
   Логан, сидевший рядом с Баллантайном, вздохнул и завел глаза к потолку. Несколько мгновений назад он тщетно дергал его за плащ, когда хозяин дома, откинувшись назад после отпитой и переданной по кругу чаши, пожелал, чтобы гости расположились удобнее, назвали свои имена и сняли накидки, открыв лица. Так Гвендолен услышала настоящее имя Эбера и, к своему стыду, сразу же его забыла. Эбер ре Баллантайн звучало гораздо красивее.
   А начиналось все замечательно - с лепешек, испеченных на камнях очага, возле которого было так приятно отогреть озябшие пальцы. Эбрийская ночь была настолько же холодной, насколько день жарким. Им даже принесли воду для умывания, что вообще было неслыханной роскошью. Логан успел вступить в длинную беседу с хозяином, который, как стало ясно из разговора, приходится Нухгару племянником и, унаследовав его книги, понемногу зарабатывает на жизнь ремеслом алхимика и аптекаря. Только пользует не дневных правителей Эбры, а тех, чья власть сильнее ночью. Всего несколько цитат из трактатов обеспечили валленскому книжнику настолько радушный прием, что остальные могли спокойно греться в лучах его славы. Но, как оказалось, ненадолго.
   Эбер тоже поднялся. Гвендолен прекрасно видела по его лицу, что он уже давно присутствует на собственной казни. Поэтому все силы у нее уходили на то, чтобы сдержаться и не запустить в главу семьи опустевшим блюдом.
   - Я пожелал бы твоему дому неиссякаемого колодца и деревьев в цвету, Тенгал, но от меня ты не ничего не примешь. Благодарю за то, что не гонишь моих спутников вместе со мной.
   - Благодари лучше за то, что я хорошо воспитал своих женщин, - голос хозяина дома был похож на рычание, - и они, возможно, не выцарапают тебе глаза, пока ты идешь к дверям.
   Баллантайн наклонил голову, то ли соглашаясь, то ли просто прощаясь, покосился на Логана и негромко произнес: "Не забудьте, о чем мы условились". В сторону Гвендолен он не повернулся и оттого не видел, как с легким сожалением, но вместе с тем с полной готовностью она начала подниматься следом.
   - Послушай, - Тенгал снова опустился на подушки, то сжимая, то разжимая кулаки. В его голосе отвращение боролось с непреодолимым любопытством. - Зачем ты приехал в Эбру, да еще пришел в наш дом? Может, - что-то похожее на смутную надежду мелькнуло в его тоне, - твой разум помутился, как у старой Мэньи, моей воспитательницы? Она ведь до сих пор ждет Нухгара к обеду.
   - Вот и мне тоже так кажется, - громко сказал Логан, пожимая плечами с искренним удивлением.
   - Несколько лет назад я очень хотел сойти с ума, - спокойно сказал Эбер.- По крайней мере, мне тогда казалось, что это хороший способ перестать думать. Но разве это выход? Нухгар тогда пошел за мной, потому что хотел что-то изменить. Он надеялся, что ваша жизнь станет лучше. Он прекрасно знал, какая опасность ему грозит. Я понял, что должен быть достоин его и всех остальных. Поэтому я приехал в Эбру - я тоже хотел что-то изменить. Пусть и не был уверен, что у меня получится, - он запнулся и провел рукой по лбу, чуть смущенно усмехнувшись. - Вернее, теперь уж точно не получится.
   Он так и пошел к выходу, не оборачиваясь. Казалось, что он просто не может посмотреть в сторону Гвендолен, но ей было все равно. Деловито проверив, защелкнуты ли рукоятки кинжалов, она поднялась и двинулась следом.
   - Я сказал, твои спутники могут остаться, - повысил голос Тенгал.
   Баллантайн повернулся у самой двери, едва не задев Гвендолен, и хмуро посмотрел на нее. Его лицо казалось сильно постаревшим, потому что он больше не улыбался, но в глазах пробивался свет, до конца ей непонятный, и она была уверена, что пойдет за этим взглядом куда угодно. Ей вдруг вспомнился дикий голос Тельгадды, которая была готова одна бороться с морем и ветром.
   - Вернись, Гвендолен.
   - И не подумаю.
   - Я тебя прошу, вернись обратно.
   Гвендолен стиснула пальцы так, что они захрустели. Как всегда в моменты, когда ей приходилось нелегко, на ее губах возникла насмешливая гримаса, а подбородок гордо задрался вверх. Конечно, Гвендолен Антарей потеряла голову от любви, но в чем-то она оставалсь верна себе.
   - Уже побежала, - произнесла она торжествующе. - Боюсь не успеть.
   Наверно, на всей земле Баллантайн был единственным человеком, кого не выводили из себя ее слова и интонации.
   - Забери ее, Логан, - сказал он, снова поворачиваясь лицом к той дороге, что ждала его за дверью.
   Логан не слишком торопился, оценивающе рассматривая Гвендолен и явно прикидывая, какое из многочисленных магических умений поможет ему избежать большого ущерба для здоровья. Поэтому Тенгал опередил его. Вновь тяжело поднявшись и отпихнув помогающих женщин, он приблизился к Гвендолен и зачем-то обошел ее, внимательно разглядывая. Если бы не напряженность момента, она непременно показала бы ему язык, но сейчас только надменно отвернулась.
   - Ты хочешь, чтобы тебя вместе с ним схватили? Таких, как ты, - здесь Гвендолен поняла, что недооценила его наблюдательность, - сразу отправляют в веселый дом для матросов. Правда, вначале с тобой поиграет вся стража, кто не побрезгует. Ты этого хочешь?
   Вместо ответа она выдернула два кинжала и продемонстрировала свой самый несложный прием с броском через плечо, крутнувшись на пятке.
   - Тогда тебя убьют, - неожиданно грустно произнес Тенгал. - Странная девочка. Ты хочешь умереть?
   - Что-то ты стал чересчур разговорчивый, - Гвендолен со стуком бросила кинжалы обратно в ножны и уперлась кулаками в бедра, чтобы усилить свою уверенность. - Потерпи, сейчас утешишься в философской беседе с Луйгом, когда мы уйдем.
   Тенгал зашел с другой стороны. Теперь он стоял между Баллантайном и дверью.
   - Она действительно готова погибнуть за тебя, - сказал он сердито и удивленно.- Как погиб Нухгар. Почему?
   - Логан, я же просил тебя! - Эбер отступил назад, снова намеренно не глядя на Гвендолен. В лицо Тенгалу ему смотреть было тоже тяжело, поэтому он опустил голову и отвернулся.
   - О Луйг, - нежным голосом произнесла Гвендолен. Почему-то ей на память пришел Алларий с его манерой выражаться, словно слегка издеваясь над собеседником. Сердце ее стучало в горле, но всегда, находясь на краю опасности, она ощущала странное упоение, как во время полета. - Лучше подумай о том, что уж скоро каждый кинжал может мне пригодиться. Не заставляй на тебя их потратить.
   - Если будет позволено высказать мое мнение, - Нуада начал свою речь с обычного вступления, - то первым из этого дома хотел бы уйти я, Здесь, на мой взгляд, рассудка лишились все.
   Неизвестно, сколько бы еще продолжались эти препирательства на пороге, но в разговор вновь вступил Тенгал, и все невольно отвлеклись на его громкий голос.
   - Эй, Рекки! Улья! Заснули что ли, ленивые ослицы? Несите быстро мой плащ, да не этот, а потеплее, из верблюжей шерсти! Пошевеливайтесь, и разбудите Ингарду, пусть посторожит ворота, я скоро вернусь.
   - Многомудрый Тенгал, - осторожно сказал Логан, всем своим видом выражая образец эбрийской учтивости. - вас тоже что-то влечет из дому на ночь глядя?
   - Вот что.- Тенгал даже не посмотрел в его сторону. В основном он адресовался к Баллантайну, и в меньшей степени к Гвендолен. - Пока я не пойму, что заставляет людей отдавать за тебя жизнь, я не хочу твоей гибели. Но и ночевать под моей крышей ты не можешь. Идемте, я вас провожу к одному человеку, у него, возможно, будет еще безопаснее, чем у меня. Здесь недалеко.
   - К какому человеку? - подозрительно сощурилась Гвендолен, которой было непросто сразу успокоиться.- А где гарантия, что он нас тоже не погонит из дому ради нашего же блага?
   - Он всех принимает, - махнул рукой Тенгал, - кто вне закона в султанате. А гвардия почему-то его дом обходит стороной. Что мне вас, уговаривать прикажете?
   - Скудный человеческий язык не в силах описать нашу бдагодарность, - вновь высказался за всех Логан, силой вытаскивая из рук Дагадда блюдо с бараниной и подпихивая своего приятеля к двери.
   "Мою благодарность точно не в силах, - мрачно подумала Гвендолен, выходя по обыкновению последней. - Потому что ее нет. Допустим, гвардейцам он нас сдавать не потащит, потому что сам не горит желанием с ними встречаться. Но совершенно неизвестно, куда мы попадем по его милости - избавились от одного Гарана, угодим к другому. Рассвет через два часа. а мы все бродим, словно неприкаянные души. И почему я не умею предчувствовать, как Дагди?"
   В одном Тенгал оказался прав - идти было действительно недалеко, в том же квартале. Понятно, что все нежелающие привлекать чрезмерное внимание султаната выбирали для поселения места на окраине. Дом, к которому они подошли, оказался неожиданно большим, но на вид каким-то запущенным, словно в нем подолгу никто не жил и не стремился заводить уют. Однако, несмотря на поздний, или даже скорее ранний час, в маленьком окне под самой крышей пробивался свет, будто кто-то жег свечу, сидя над книгой. Покосившись на идущих следом, Тенгал постучал явно условным стуком, и в ответ в недрах дома послышались глуховатое рычание и неторопливые шаги. Открывать не спешили - или разглядывали их компанию сверху, пытаясь понять, стоит ли вообще пускать на порог подобных гостей, или просто не имели обыкновения бежать сломя голову на звук дверного молотка.
   Источник рычания стал понятен, когда дверь наконец-то приоткрылась, продемонстрировав обычный для эбрийский домов большой зал с очагом из раскаленных камней посередине и подушками вдоль стен. В проеме на фоне неяркого желтоватого света стоял невысокий человек, держа за загривок огромное животное с прижатыми ушами, даже по силуэту не слишком напоминающее собаку. Гвендолен некоторое время напрягала память, вызывая в воображении картинки, которые любила разглядывать в детстве, и наконец решила, что зверь вполне может оказаться леопардом. Поскольку хозяин определенно проигрывал своему стражу в необычности облика, на него Гвендолен посмотрела далеко не сразу. Вернее, не посмотрела даже тогда, когда Тенгал с поклоном произнес:
   - Если можешь, достопочтенный, окажи приют этим людям. Им нельзя попадаться на глаза султанской гвардии.
   Стоящий в дверях молча посторонился, пропуская всех внутрь, и только когда нога последнего гостя переступила порог, проговорил мягким, словно мурлычущим голосом:
   - Вовсе не жду, чтобы те, кто стремится в ночи обнаружить укрытье, были в ладах с придержащими власть в султанате эбрийском. Видишь сама, Гвендолен Антарей, этот мир очень тесен.
   По привычке наклонив голову к поднятому плечу и рассматривая их прищуренными против света глазами, в которых сквозили любопытство, насмешка и легкое превосходство, на Баллантайна и его спутников смотрел Алларий Таширский, сочинитель гибели мира и лучший актер на всем Внутреннем океане.
  
   - Знаешь, Гвендолен... я давно хотел поговорить с тобой...
   Гвен подскочила, не сразу сообразив, где находится, почему вокруг темно и почему она спит в одежде. Эбер сидел рядом, неотрывно глядя куда-то в угол. Постепенно ее сознание стало проясняться, словно в голове медленно раздвигались плотные шторы - уже под утро они разбрелись по пустым комнатам в доме Аллария, слишком измотанные, чтобы переживать или осторожничать. Гвендолен некоторое время сидела на огромном низком ложе, совершенно не рассчитывая, что Баллантайн к ней придет, не ощущая ни малейших сил, чтобы самой идти его разыскивать в огромном доме, и все-таки упрямо глядя в одну точку в темноте. Как она заснула - не помнила совершенно.
   Но голос Эбера звучал так, что сон растворился почти моментально. С такой интонацией мужчина обычно говорит женщине: "Наверно, нам пора расстаться" или "Я давно хотел тебе сказать, у меня есть другая".
   - Они все действительно пошли на это добровольно. Я никого не шантажировал, не запугивал, даже не подкупал. Конечно, некоторые согласились из-за денег, но они и цену назвали сами. Кто-то хотел навсегда уехать в Круахан. Кто-то ненавидел султана. Один просто не мог жить без опасности и риска. Он дольше всех умолял меня поручить ему что-нибудь...
   И я берег каждого из них, словно больного ребенка. Я придумал целую сложную систему, как их защитить, чтобы никто и никогда не узнал, что они добывают сведения для круаханцев. Ни один из них не знал о других, чтобы случайно не выдать - каждый считал, что я полагаюсь только на него. Я никогда не встречался с ними в одном и том же месте. Я каждому представлялся под разными именами. Я выбирал людей или одиноких, или погруженных в себя, без особых привязанностей. Я никогда ничего не требовал от них и не настаивал - они все придумывали и предлагали сами. Я учил их предельной осторожности и с каждым вместе проговаривал его легенду. Хаэридиану тогда всюду мерещились заговоры на его власть, и когда в очередной раз арестовали половину его приближенных, только двоих отпустили с извинениями и даже чем-то наградили - оба они были важными фигурами в моей игре. Я продумал все, кроме одного варианта развязки. Но даже тогда я упрекал Службу Провидения только в одном - что они не отдали меня на расправу вместе с остальными. Как бы ты стала ко мне относиться после этого?
   Гвендолен встряхнула головой, пытаясь вернуть мысли на место.
   - Я всегда буду к тебе одинаково относиться, - голос звучал хрипло, и поэтому она перешла на шепот. - Что бы ты ни сделал.
   - Потом у меня было много времени подумать, - продолжал Баллантайн, не особенно дожидаясь ее ответа. - Я ведь подал в отставку не сразу, а только когда понял, что сам бы не смог так поступить даже ради огромной пользы для всего Круахана. И значит, для Службы Провидения я не гожусь. Но мне очень не хотелось, чтобы моя жизнь так заканчивалась. Это все высокие слова - про искупление вины и прочее, я никогда не смогу вернуть жизнь тем, кто ее потерял, значит, исправить здесь ничего нельзя. У меня сохранилась единственная мечта - оставить после себя не гибель и разрушение, а что-то еще. Поэтому, - тут он невесело усмехнулся, - я болтаюсь в компании совершенно безумных людей по Эбре, куда мне ни в коем случае нельзя возвращаться. Хотя ни капли не верю в истории о таинственной чаше, каких-то непонятных силах и в собственные рассуждения об Ордене, который мы якобы можем создать. Что мы вообще можем? Только с трудом уворачиваться от султанской гвардии, да и то у нас это получается все хуже и хуже.
   - Мне последнее время многие говорят, что я сошла с ума, - задумчиво сказала Гвендолен, садясь на постели. Наконец ей удалось окончательно разлепить глаза, но ощущение было такое, будто она только что боролась в пустыне с песчаной бурей. - Скорее всего это правда, но я не особенно жалею.
   Эбер рассеянно провел по ее щеке пальцами. Он был рядом, он был с ней нежен, он знал, как до нее дотронуться так, чтобы она вся задрожала, но вместе с тем она не знала, где его мысли. Вряд ли он думает о рыжеволосой девушке с крыльями, сидящей рядом с ним на широкой постели в темном пустом доме. Хотя она готова на все, чтобы он на мгновение забыл о своих раздумьях.
   - Все-таки странно, что мы оказались в Эбре, - пробормотал Баллантайн, глядя поверх затылка Гвендолен. - Судьба меня словно толкает... теперь еще и в дом Нухгара. Словно мне надо через что-то пройти до конца. У меня уже давно не было такого ясного чувства, что все предопределено, и случится то, что должно случиться. Ты никогда такого не ощущала?
   Гвендолен хотела сказать, что каждый раз с ним ощущает то, чего никогда не ощущала раньше, но сдержалась. Все-таки он ждал от нее других слов. Несмотря на то, что сам уже снял с нее камзол и рубашку.
   - Мне иногда кажется, - она помолчала, собираясь с мыслями, - будто я понимаю каждого человека рядом со мной. Все, что у него в жизни не получается, как ему плохо, как он бьется ради куска хлеба или пытается к чему-то прийти. Я это чувствую, но ничего не могу сделать. Хотя раньше я никогда об этом не думала, просто держалась от людей подальше. Может, я перестаю быть крылатой? - она с сомнением пошевелила крыльями, расправив каждое, и как всегда, на белые простыни упал яркий отблеск, словно от пламени. - Но летать я вроде еще не разучилась...
   - Я не знаю, к хорошему или плохому, но мы меняемся, Гвендолен, - тихо произнес Баллантайн, опуская голову. - Если бы кто-то раньше мне сказал, что я каждую ночь буду с девушкой в два раза моложе меня, я бы искренне посмеялся, уже без всякой обиды. А теперь мне этого хочется все время сильнее и сильнее.
   - Это в тебе просто немного отражается то, что хочу я.
   Гвендолен сомкнула руки на его шее и счастливо вздохнула. Еще не рассвело-значит. еще какое-то время можно не думать о смысле своих поисков, о том, что они будут делать с гостеприимством этого подозрительного Аллария, о том, сколько еще им скрываться и дадут ли им гвардейцы выбраться из Эбры. Не говоря про Гарана с его угрозами - о нем лучше вообще не думать, чтобы не скрипеть зубами и не хвататься за кинжал. Сейчас кинжал совершенно лишний. Сейчас нужны только губы Эбера возле ее уха и ее руки, расстегивающие пряжки его камзола - почему их каждый раз так много?
   Неожиданно Гвендолен широко распахнула глаза, как от удара, и очень пожалела, что дала себе зарок на время забыть о холодном оружии. Стоя в дверном проеме, почти неразличимый в серых предрассветных сумерках, разлившихся по всему дому, Алларий внимательно наблюдал за ними, и судя по заинтересованному выражению лица, еще и подслушивал. Эбер, по счастью, не обернулся, а в ответ на возмущенный взгляд Гвендолен Алларий спокойно приложил палец к губам и успокаивающе наклонил голову, отступая и пропадая в сумерках. На его лице, тонком, нервном и исключительно подвижном, сейчас присутствовало задумчивое выражение погруженности в себя и вместе с тем полной безмятежности, словно он не занимался постыдным делом подглядывания, а выполнял какую-то крайне важную миссию.
   Гвендолен решительно высвободилась и босиком пробежала к двери. Ключа в замке не оказалось, но она задернула висящие поверх шторы и для верности еще подтащила к дверям стоящий поблизости сундук.
   - Так лучше, - пояснила она, не вдаваясь в подробности. - А то мало ли кто здесь расхаживает. Зверюга у него опять-таки на вид не слишком дружелюбная.
   Эбер ничего не возразил. Наверно, он тоже решил в оставшееся время попытаться не думать о прошлом и будущем. Возможно, потому, что Гвендолен поклялась себе, что использует все, что в ее власти, чтобы он отвлекся от своих мыслей. Никогда раньше она не думала, что будет так прикасаться к мужчине, что ей захочется вывернуться из кожи, чтобы доставить ему удовольствие, что она будет пытаться угадать, чего он ждет от нее, и что ей все будет казаться прекрасным, пока ее сердце стучит от любви.
   Но все получилось наоборот - она мечтала принести наслаждение, а почувствовала его сама, гораздо острее чем всегда. Задыхаясь от пронзающего изнутри ощущения и от дрожи, доходящей до кончиков пальцев, она упала на смятое покрывало с бешено колотящимся сердцем, с трудом осознавая шепот Баллантайна рядом:
   - Хорошо, что скоро рассвет, и всем, кого ты перебудила, в любом случае пора вставать. Неужели ты чувствуешь это так сильно, Гвендолен?
   Она не сразу смогла разлепить губы, чтобы ответить. Глаза закрывались сами собой, и все тело качалось на какой-то бесконечной теплой волне. У кого в ее народе язык повернулся назвать это проклятием? Наверно, они просто завидовали...
  
   - Приветствовать рад я всех вас, кто мой дом осчастливил приходом. Надеюсь, не встретите вы здесь ни в чем недостатка.
   Алларий лучезарно улыбнулся, изящно поведя рукой вокруг, но Гвендолен отчетливо казалось, что выражение радушного хозяина, открытого и дружелюбного человека, больше всего на свете ценящего изысканную беседу, такая же маска на его лице, ак все другие. С подозрением рассматривая явившуюся под вечер компанию гостей, она начинала понимать, зачем Алларию такой большой дом, раз сюда периодически наведывается столько народу. С другой стороны, было совершенно неясно, почему подобные сборища до сих пор не заинтересовали султанскую гвардию. Тем более если учитывать, что расположившаяся в просторном зале публика не принадлежала к верным подданным Хаэридиана Могущественного, да снизойдет он в своем великолепии до своих жалких слуг. Или как там у них принято говорить? Гвендолен хмуро зарылась в подушки в дальнем углу комнаты, и, чтобы побороть желание нервно грызть ногти, жевала большой персик из стоящей перед ней чаши с фруктами. Ее откровенно раздражала эбрийская манера сидеть на полу, есть руками, из напитков подавать только воду, но при этом постоянно раскуривать какие-то сладко пахнущние темные палочки, от запаха которых кружилась голова. Раздражало выражение застывшего блаженства на лице сидящего рядом Логана - он битый час аккуратно перемещал взглядом все предметы в комнате поочередно, заставляя гостей нервно вздрагивать. Но Логан был так горд своим новым умением, что полностью ушел в себя. Дагадд задумчиво опустошал блюдо с финиками и даже не ворчал, что "в этой Эбре не нагребешь ничего правильного похлебать", из чего Гвендолен сделала вывод, будто он тоже внутренне прислушивается к какому-то недавно открывшемуся у него таланту. Баллантайн на другом конце тихо разговаривал с Нуадой. Остальные - их было человек десять, в том числе и уже знакомый им Тенгал - с опаской на них поглядывали и в ожидании чего-то интересного развлекали себя стихами, которые декламировал Алларий. Гвендолен особенно не вслушивалась, но судя по всему, они были из его обычной мрачной серии про разверзнувшуюся землю и сошедший с небес огонь. Впрочем, под конец она втянулась, и текст неожиданно захватил ее - он был от имени божества, оплакивающего созданный им мир, который ему же придется уничтожить. Слушатели вежливо подняли руки и постучали ладонями друг о друга - видимо, это была такая манера выражения одобрения - но по лицам было заметно, что их гораздо больше занимают собственные мысли и присутствие в зале странных гостей. Причем сильнее всего косились на Баллантайна, даже демонстративно висящие на шее Гвендолен кинжалы в тройных ножнах и потемневший остановившийся взгляд Логана вызывали меньше тревоги.
   - Я вижу, что вам нелегко наслаждаться изящной беседой, пока не войдет в ваши души друг к другу доверье, - высказался Алларий. - Да будет известно, что гости мои не опасны для тех, кто не дружен чрезмерно с властителем Эбры. Историю странствий своих они сами промолвят. Могу лишь сказать, что приплыли они из-за моря, влекомые целью великой, и странные силы подвластны им - больше, чем людям обычным дается.
   Гвендолен при этих словах едва не поперхнулась, однако Логан с Дагаддом продолжали хранить полную безмятежность. Дагадд даже степенно покивал с чувством собственной значимости. Поскольку конец ночи у них был не занят таким важным делом, как у Эбера и Гвендолен, они успели, похоже, перекинуться парой слов с Алларием. Но стоит ли ему доверять? И можно ли доверять человеку со множеством лиц и образов? Что ему вообще от них нужно?
   - Ну что же, - заговорил наконец один из собравшихся, смуглый человек с резкими чертами лица, - раз вы находитесь в доме Аллария, то вами явно тоже интересуется гвардия султаната. Мы собираемся здесь, потому что это единственное во всей Эбре место, где мы чувствуем себя относительно спокойно. Вероятно, мы сможем оказаться друг другу полезны. Верно ли мне сообщил Тенгал, что одного из вас ожидает неминуемая смерть, если его схватят? Должен сразу предупредить, что у нас все по-разному относятся к этой истории. Я в нее до конца не верю, но любой, кто нанес власти Хаэридиана хоть какой-то ушерб, вызывает у меня симпатию. Пусть даже если это посланник круаханской короны.
   - Я здесь не от имени Круахана, - холодно сказал Баллантайн, глядя прямо перед собой. - Не слишком ли много знает про нас человек, о котором мы не знаем ничего?
   - Принимаю это приглашение представиться, - человек усмехнулся. - Мое имя Эльмантар, но я редко на него отзываюсь. Обычно меня зовут Черным Ястребом. Я и мои ребята попортили немало крови Хаэридиану и его гвардии за последний год. В отличие от всех остальных, кто здесь присутствует
   - Разумеется. Только больше половины несчастных, кого ты увлек своими речами, гниют в тюрьме или могиле, а ты сидишь на мягких коврах и куришь крэк, - ядовитым голосом отозвался другой, пожилой человек с таким количеством складок на лице, что скорее напоминал старую собаку, и глаза его смотрели вокруг так же печально.
   - У меня на теле больше шрамов, чем у тебя на языке мозолей от лизания придворных задниц, Уллиль! Хоть в доме Аллария не изображай из себя сенатора. Не понимаю, зачем тебя вообще пускают на порог.
   - Алларий пускает нас всех, - вмешался третий, худой и подвижный человечек, постоянно вертящийся на своих подушках, - потому что надеется, что мы когда-нибудь объединимся ради единой благой цели, и освободим Эбру от тирана, чтобы основать первое справедливое государство на Внутреннем океане. Представляю, насколько ему больно каждый раз видеть,как мы грыземся между собой!
   - Воистину тронут твоею заботой, Хаэда, - мелодично проговорил Алларий, разворачивая большое ослепительно белое опахало. В затянутых светлым шелком окнах угадывался уже последний отблеск садящегося солнца, но жара упорно не желала спадать. - Однако о смысле поступков моих ты глаголешь неверно. Тому совпаденье виной, что гонимые властью - ученые люди, возвышены духом и ценят искусство. Нигде не сыскать благодарнее публики, нежели ваша.
   - Другими словами, мы сейчас сидим в трогательном обществе государственных преступников, - мрачно прошептала Гвендолен на ухо Логану. - И сами не лучше. Признайся наконец, что вам для острых ощущений не хватало устроить небольшой государственный переворот с народными волнениями. Именно поэтому вы потащили нас в Эбру.
   - Твое первое впечатление обманчиво, юноша, - мягко заметил сидящий рядом с ней человек. Его глаза были закрыты большими толстыми стеклами, видимо, поэтому он разглядел только мужской камзол Гвендолен, штаны с пряжками и кинжалы на шее. Однако слух у него оказался намного острее зрения. - Далеко не все из нас хотят каких-то перемен или чьего-то свержения. Даже Эльмантар - он скорее ищет постоянного риска. Ему нравится ходить по углям босыми ногами.
   Гвендолен посмотрела на него надменно, но все-таки заинтересованно. По крайней мере он единственный заговорил с ней.
   - А ты, например, чего хочешь? - спросила она. - Вряд ли ты ходишь к Алларию в надежде послушать хвалебный гимн справедливым порядкам в султанате.
   - Моя душа здесь отдыхает, - ответил он просто. - Я служу богу, который под запретом в Эбре. Здесь я хотя бы не слышу, как его проклинают, а иногда даже могу поговорить о нем с кем-нибудь.
   - Как зовут твоего бога? Случайно не Иситар?
   Человек издал удивленный возглас и зачем-то ухватился обеими руками за рукав камзола Гвендолен.
   - Как жаль, юноша, что я не могу видеть твоего лица. Ты первый из многих людей, кто знает хотя бы часть нашего учения и не боится произносить вслух имя Великой Любящей. Ты, наверно, знаешь, что простой люд искажает ее образ, наделяя ее чертами местного демона, которому все поклонялись прежде? Но для нас она всегда будет той Астаррой, что в первозданной силе своей любви спустилась за Изиром в царство смерти и вывела его оттуда.
   - Мои знания намного меньше, чем ты думаешь, - Гвендолен высвободилась и попыталась побольше завернуться в плащ и вжаться спиной в подушки. Сравнение с демоном ей совсем не польстило.
   - Когда-нибудь ты непременно услышишь об Изире и о том, как он отдал свою жизнь за других. Все, кто узнают об Изире, рано или поздно открывают ему свою душу. Или я расскажу тебе о нем, если мне посчастливится, и ты погостишь здесь подольше.
   "В таком случае мне не посчастливится", - с тоской подумала Гвендолен. Но в облике человека с толстыми стеклами на глазах было что-то такое безмятежное и вместе с тем сильное, что сказать ему в лицо какую-нибудь колкость не хотелось. "Славное местечко Эбра, ничего не скажешь. Ни сесть нормально, ни выспаться, да еще битком всяких сомнительных божеств, помешанных, контрабандистов и заговорщиков. Может, это у них от жары?"
   Она прислушалась к продолжавшемуся разговору, который за то время, что Гвендолен отвлеклась, перестал быть заурядным препирательством и плавно перешел к более серьезным вещам.
   Говорил Уллиль, тот самый человек с грустными собачьими глазами - бывший толкователь законов при дворе Хаэриддиана, отосланный прочь за приверженность к излишнему милосердию, но сохранивший некоторые связи и успешно ими пользующийся. Так пояснил Гвендолен ее новый знакомец, странный служитель странного бога, в свою очередь представившийся Магнусом. У Гвендолен в голове образовалась легкая чехарда из всех новых имен, всем вместе было тесно, и каждое норовило вытолкнуть предыдущее, но она упорно слушала, потому что у сидящего напротив Баллантайна было заинтересованное выражение лица.
   - Я предлагаю на время забыть все раздоры и распри между нами. Потому что приближается событие величайшей важности. Я слышал от надежных людей, что султан Хаэридиан в ближайшее время собирается отречься от власти.
   У присутствующих вырвался одновременный крик. Некоторые даже вскочили на ноги, остальные по крайней мере сделали такую попытку, привстав с ковров и подушек. Черный Ястреб Эльмантар громко расхохотался, cкрестив руки на груди.
   - Во дворце, куда ты так часто ползаешь, Уллиль, курят слишком много крэка на ночь. Вот им и привиделся этот кошмар.
   - Не приписывай другим свои пороки, - выкрикнул с места Тенгал, видимо, недолюбливавший предводителя открытого сопротивления.
   - Ты хочешь сказать, что уже вылечил всех прихвостней Хаэридиана от вредных привычек? Вряд ли, ведь в основном ты занят их дурными болезнями.
   - Неужели вы не понимаете, какой нам дан шанс?
   - Шанс умереть в петле - несомненно! Хаэридиан специально распускает эти слухи, чтобы посмотреть, кто не до конца зарылся в песок и начнет поднимать голову.
   - Никогда не поверю, что вампир добровольно откажется пить кровь и перейдет на молоко.
   - Замолкните все! - прозвучал ясный голос Аллария, и многие невольно сжались, поспешно принимая прежнее положение. Похоже, его авторитет в этом собрании странных людей был безоговорочным. - Ваши распри нелепы и тщетны. Могу подтвердить, что у домыслов есть основанье.
   - Ты всерьез веришь в дворцовые сплетни. Алларий? - один Черный Ястреб продолжал возражать, но заметно сменив тон.
   - Я не верю, я знаю, и ведаю, что за причина подтолкнула к решенью такому властителя Эбры. Скоро год, как приходят на площадь базарную люди, говорящие о неминуемой гибели мира. Правящий Эброю сгинет без всякой пощады. ибо ужасны его прегрешенья и тяжек груз злобы. Вот и решился султан обмануть провиденье.
   Несколько мгновений сидящие в зале напряженно обдумывали услышанное.
   - Но послушай... Алларий, - слегка растерянно произнес Эльмантар, если человек с резкими чертами лица и сверкающим взглядом вообще способен теряться. - Ты же сам сочиняешь все эти рассказы о конце света.. непонятно только, зачем...Никогда не мог подумать, что власть Хаэридиана падет из-за выдумки! Но если это так - моя жизнь принадлежит тебе!
   - Почему же непонятно зачем, - сварливо заметил Уллиль из своего угла. - Позавчера в Эбру прибыл Зальбагар, сын племянника султана, бежавшего в Ташир после своего мятежа восемь лет назад. Думаю. что некоторые из присутствующих здесь неплохо помнят эти события, - он выразительно покосился на спокойно слушающего Баллантайна. -. Другого преемника по крови у Хаэридиана быть не может. Но учтите, что всю юность он провел в Ташире. Не удивлюсь, если в островных поместьях, принадлежащих нашему любезному хозяину. Не в моих правилах обещать кому-то свою жизнь, Алларий, но я преклоняюсь перед вашим умением вести игру.
   - Если скажу, что Ташир я покинул, отвергнут своею роднею, и никогда не стремился влиянье обресть на носителей власти, вряд ли поверите вы. Но позвольте тогда мне прибавить, что Зальбагар слабодушен, ленив и к трудам неспособен, целыми днями лежит на коврах он и ищет услады у женщин. Будет покорен он каждому слову султана, верша его тайную волю. Так что не ждите вы в Эбре больших перемен от моих предсказаний.
   - Даже лучше, что он такой. Власть неминуемо ослабнет, и тем быстрее мы сможем добиться своего...
   - ... и создать царство справедливости в самом несправедливом из городов Внутреннего океана.
   - А ты прикажешь ждать смерти и надеяться попасть в блаженный мир твоего Изира?
   - Слушай, Алларий, когда ты там предсказывал конец света? - Гвендолен некоторое время послушно поворачивала голову к каждому из говоривших, но потом у нее заболела шея. - Долго еще осталось с ними мучиться?
   Собравшиеся обернулись к ней как один, только сейчас заметив сидящее в углу странное существо с взъерошенными рыжими кудрями, в одежде то ли юнги, то ли приказчика, и в стянутом под горлом плаще, невзирая на жару. Оттого, что вся фигура была закутана, взгляды невольно притягивало лицо - казавшееся особенно бледным от ярких волос, с прищуренными глазами и упрямо выпяченной нижней губой. Красивым это лицо было назвать нельзя, но в нем было нечто настолько отличающееся от остальных, что остаться равнодушным было тяжело.
   - Раньше для защиты дома было достаточно твоего леопарда, Алларий, - мрачно произнес Эльмантар. - А теперь здесь гавкают щенки.
   В принципе Гвендолен даже обрадовалась: поскольку выспаться не получилось, от нудных препирательств в одно ухо и от тягучих бесед о каком-то непонятном боге в другое ее безудержно клонило в сон. А так выпадал неплохой случай встряхнуться.
   - Бедняга, - сказала она язвительно, - у тебя, похоже, глаза затуманились от этого...от крэка. Разве ты видел у собак такие когти?
   Достав пару кинжалов, она для наглядности метнула их в огромную чашу с фруктами, стоящую посередине ковра. Персик, самый верхний в груде, развалился ровно пополам, а виноград покатился по ковру, как темные бусы.
   Эльмантар начал приподниматься, но в этот момент - в общем, что-то ведь обязательно должно было произойти, - в наружную дверь несколько раз постучали, причем, судя по звуку, сапогом. Упомянутый леопард, спокойно дремавший у ног Аллария, мягко поднялся, и Гвендолен залюбовалась - его спина изогнулась так, что стала походить на натянутый лук. Если бы судьба не создала ее птицей, она, вероятно,хотела бы быть кошкой.
   Потом она посмотрела на Баллантайна, немного виновато и чуть хитро наклонив голову к плечу, словно желая сказать: "Да, характер у меня очень скверный, но что поделать? Зато вся нежность, которую я не трачу понапрасно на других, достается тебе - разве плохо?"
   Но Эбер не вернул ей взгляда. Он смотрел на Логана, прямо и спокойно, с таким же выражением лица, с каким входил в Чертог Провидения выслушивать свой приговор, и такие же пятна загорались на скулах - единственный признак волнения.
   - Похоже, Баллантайн, нам не стоит делить трапезу с этими новыми гостями? - вполголоса спросил молодой книжник. Трудно было что-то заметить на его отстраненном прекрасном лице, но он тоже забеспокоился. - Вы знаете, кто бы это мог быть?
   - По крайней мере не гвардейцы султаната, уже хорошо, - Эбер покосился на испуганно вскинувшихся заговорщиков. - Это условный стук, которыми обычно пользуются люди из Пряди. И я в общем догадываюсь, из какой именно.
  
   - Привет, Алларий, - небрежно бросил Гаран и залез на подушки прямо в сапогах. Похоже, без Тельгадды он уже не умел их снимать. У Гвендолен язык чесался спросить нечто подобное, но она благоразумно спрятала его подальше за зубами, и еще губы сжала поплотнее на всякий случай. Вряд ли у них получится притвориться, что их нет в доме Аллария, но почему-то ей казалось, что чем позже их обнаружат, тем лучше. - Все читаешь свои стишки и мечтаешь за обедом о мировой справедливости? - Гаран потянулся за персиком и быстро его сгрыз, бросив косточку рядом с собой на ковер. - Хотите, я вам предложу нечто вкусное на десерт? Такое, от чего у вас слюни потекут?
   - О предводитель достойных людей, с кем опасно столкнуться в пустом переулке! Знаю, по прихоти праздной в мой дом заходить ты не стал бы вовеки, - торжественно кивнул Алларий.
   У Гвендолен получился замечательный наблюдательный пост в углу, откуда она видела всех в комнате, а на нее мало кто обращал внимания. Несмотря на то, что присутствие Гарана вызывало у нее странное ощущение - крылья начинали дрожать от стремления скорее улететь подальше - смотрела она в основном на Аллария. Своей странной манерой выражаться и несколько подвывающей интонацией он мог бы произвести впечатление слегка безумного. Он постоянно кого-то изображал, и было прекрасно видно, что ему это доставляет несравненное удовольствие. Но Гвендолен не покидала уверенность, что он всего лишь не отказывает себе в желании поразвлечься на пути к чему-то... добиваясь чего-то... выполняя какую-то цель... Ей было сложно додумать свою мысль до конца, но он был не просто лицедеем на подмостках, пляшущим перед толпой. Скорее наоборот, толпа танцевала для него.
   - Думаете, я не знаю, о чем вы тут болтаете? - продолжал между тем Гаран, усмехаясь. - Надеетесь, что власти тирана придет конец? А может, кто-то мечтает еще и занять его место? Даже если вы не перегрызетесь между собой, то гвардия точно вырвет вам глотку. Я не прав?
   - Раз ты об этом так хорошо знаешь, Гаран из Западной Пряди, то зачем пришел сюда? Твоя прямая дорога - в дом султаната, за вознаграждением, - хмуро произнес Тенгал, не поднимая глаз.
   - Да, но почему-то я все еще не там, - Гаран хитро прищурился. - Хотя не скрою, действительно считаю себя достойным награды и самой высокой участи. Однако я здесь. Как полагаешь, почему?
   - Если надеешься, что мы тебе дадим денег за молчание... - начал Уллиль, но Гаран махнул рукой в его сторону, не дослушав.
   - Весь твой дом стоит меньше, чем перстень у меня на пальце, бывший казначей. Однако здесь у вас есть нечто ценнее золота. Смешно, да? - он пожал плечами. - Никогда бы не подумал, что на свете что-то может с ним сравниться. А теперь почти уверен, что это так.
   - Что у нас может быть? - Уллиль оглядел остальных почти умоляющим взглядом. - Откуда?
   - Да он просто крэка перенюхал, - отрезал Черный Ястреб. - Не видите что ли, глаза блестящие, зрачки сужены. Прикажи его куда-нибудь положить, Алларий, очухается и уйдет.
   - Забыл, Эльмантар, как мы надышались на спор? Ты три дня валялся не двигаясь. А я на следующий день выехал с караваном на южную границу, - Гаран приподнялся, уперев кулаки в колени. Он уже начинал терять терпение. - Когда Гаран из Западной Пряди о чем-то говорит, то это не болтовня трусливых книгочеев! Вот эти четверо, - он ткнул пальцем в сторону Баллантайна. - Они знают что-то... такую вещь, которая способна дать огромные силы! А может, власть над всем миром, я не знаю. Но, в общем, такую штуковину, от которой вся гвардия Эбры будет ползать у нас в ногах, как червяки. Они знают, что она есть, и они ее ищут.
   Сидящие рядом с Эбером и Дагаддом спешно отодвинулись вместе с подушками, в результате чего образовалось пустое пространство. В наступившей тишине Гвендолен гордо пересекла комнату и села за плечом Баллантайна, пытаясь поджать ноги по-эбрийски и поэтому все время ерзая. Торжественно застыть в позе мрачного телохранителя никак не получалось. Логан со вздохом присоединился к ним и присел с другой стороны.
   - Почему ты так думаешь, Гаран из Западной Пряди? - все опять признали за Баллантайном право говорить первым. - Разве у тебя есть доказательства?
   - Ха! Доказательства! Ты объявлен в Эбре вне закона. Старина Хэрри дорого бы заплатил за то, чтобы увидеть каждую часть твоего тела отдельно от другой. А ты все-таки сюда притащился - для чего? Понятно, что не на увеселительную прогулку со своей пернатой подстилкой. Ради чего может человек так рисковать своей жизнью? - я вас спрашиваю? - Он обвел взглядом замолкшее собрание. - Когда ты найдешь то, что ищешь, мы пройдемся по Эбре, как по ковру. Вы мне все пригодитесь и не пожалеете об этом.
   Эбер ничего не ответил. Похоже, он снова думал о своем, и в мыслях был от Гарана очень далек.
   - Мне кажется, сьер Баллантайн ясно дал вам понять наше мнение по этому вопросу, - церемонно заметил Логан. - Иначе мы продолжали бы находиться в вашем доме.
   - Шлепал бы ты отсюда, - прибавил Дагадд, для выразительности складывая на груди толстые руки. - Мы тут слепились, языками шкрябаем. Не впихивайся лучше, а то копыта отстегнем.
   Гвендолен, как ни странно, промолчала. Внутренний голос, решивший в этот раз стать разумным, подсказывал ей, что тратить кинжалы еще рано - они могут ей в скором будущем очень пригодиться.
   - За морем, видно, все такие глупые, - Гаран привстал, нимало не смутившись. - Эй, неудачные заговорщики, может, вы поумнее будете? Отдайте мне этих четверых, и я пошел.
   Многие с надеждой посмотрели на Аллария. Тот молчал и приветливо улыбался.
   - Ну как-то это... - неуверенно забормотал Уллиль. - Все-таки они гости...Как бы сказать...
   - Ясно, - Гаран окончательно поднялся с ковра. - Значит, вы все тут останетесь в гостях, пока не поумнеете. Счастливо оставаться, Алларий, теперь какое-то время у твоих виршей будет очень много слушателей.
   - Ты что имеешь в виду? - с подозрением спросил Эльмантар,
   - Дом окружен моими ребятами. Помучаетесь без воды и еды пару дней. А потом сами выкинете этих четверых за ворота. Или, - он изобразил шутливый поклон в сторону Баллантайна, - сами предложите мне то, что я предлагал вам.
   Среди поднявшихся нестройных криков особенно ясно прозвучал мрачновато-насмешливый голос Гвендолен, произнесшей со своей обычной интонацией:
   - Что-то не припомню, Луйг, что он нам предлагал? Что вся Эбра будет валяться у наших ног? Предлагаю начать с него.
   - - Не допущу я вовек, чтобы кто-то ущерб претерпел в моем доме, - прогремел голос Аллария, и Гвендолен с легким ужасом поняла, что кинжал ускользнул у нее из пальцев и со стуком воткнулся обратно в ножны. - Даже пришедший с угрозой и злыми словами уйдет невредимым отсюда. Что до гостей, то, пустив на порог их, я дал им защиту.
   . - Мы подождем, - Гаран слегка попятился к двери, не слишком обрадованный сверканием кинжала в руках Гвендолен. - Ваша гордость закончится вместе с водой. Уйдет в песок, - он издал хриплый смешок. - Хотите потянуть время - тяните. Но я бы на вашем месте согласился на все добровольно. Выбора все равно нет, а ребята из Западной Пряди очень хорошо умеют узнавать у караванщиков, куда те прячут свои сокровища. Понятно, что я имею в виду?
   Эбер по-прежнему отрешенно молчал. Логан с Дагаддом, бросив взгляды по сторонам, быстро заняли оборонительную позицию, моментально вспомнив свой богатый приключениями опыт бродячих книжников из Валлены. Гвендолен была поглощена попытками разомкнуть пальцы, сведенные на рукояти кинжала, и потому упустила следующую попытку блестящего и остроумного ответа.
   - Да, Алларий, утром к тебе пришла повозка с припасами, - Гаран обернулся у самой двери, чувствуя себя уже в полной безопасности. - Я ее пока придержал для своих ребят, чтобы им не так скучно было вас караулить. Правда, ты ведь знаешь, я человек не жадный, кое-чем могу и поделиться, - Он торжествующе захохотал во все горло, уже не сдерживаясь. - Например, сушеной рыбой и солеными орехами!
  
   - Бесполезно, - сказал Эльмантар, опускаясь на ступени лестницы между Логаном и Гвендолен. - На всех соседних крышах сидят их лучники. Даже если прорваться сквозь заслон у главных ворот - далеко не уйдешь.
   - А задняя калитка? - невнятно пробурчал Логан, придерживая зубами скручиваемую тетиву.
   - Неужели ты думаешь, что ее забыли взять под прицел?
   Гвендолен только хмыкнула, балансируя кинжал на ладони. Периодически она косилась в сторону Баллантайна, сидящего рядом с Хаэдой. Они оба молчали, но возникала стойкая уверенность, будто они переговариваются мыслями.
   - Ну ладно! - Эльмантар хлопнул руками по коленям.- Раз уж мы все из-за вас так влипли, рассказывайте, что за диво такое вы ищете, раз Гаран ради этого выводит весь свой отряд на улицу среди бела дня.
   "Я бы сама хотела это знать", - подумала Гвендолен, вздохнув без особой радости. Как назло, ей попеременно хотелось то пить, то есть, и она с трудом удерживалась от того, чтобы не выпить одним глотком половину фляжки с водой, которой Алларий наделил каждого.
   - Я... мы не ищем, - начал Логан, потому что все посмотрели на него. - Вернее, мы ищем... но не знаем, что.
   - И ты хочешь, чтобы я тебе поверил?
   - Да я в общем сам себе не верю, - пожал плечами Логан. - Но по-другому объяснить не могу.
   - Гаран сказал, что это некий предмет... или сила, дающая могущество и власть над другими, - вмешался Хаэда. - Это правда?
   - Не совсем... Нет, - было видно, что Логану совсем не хочется отвечать. - Я бы сказал - дающая понимание других. Ничего мы не ищем! - неожиданно сорвался он. - И ничего не знаем! Нечего нас принимать ни за спасителей, ни за погубителей мира!
   - Если внимали всерьез вы моим предсказаньям, то следует помнить - явятся в Эбру четыре гонца из-за моря, - Алларий остановился на верхней площадке. Из-за того, что все смотрели на него снизу вверх, задрав головы, его сухопарая фигура казалась выше и значительнее, чем всегда. - Будут подвластны им тайные силы, и власть их огромна. Если удачей свершится их поиск, сильней многократно станут они, и весь мир покорится их воле.
   - Тайные силы! - Хаэда вскочил, не в силах удержаться на месте, и заметался по нижней площадке, как заведенный.- Да, я это чувствую, это же правда, мастер Логан, вы не станете это скрывать? Я сам видел, как вы взглядом погасили огонь в камине.
   - Там просто уголь кончился, - неохотно пробормотал Логан, глядя в сторону.
   - А это? Вы только посмотрите!
   Гвендолен проследила за вытянутой рукой Хаэды и издала легкий тоскливый вздох. Логан с отсутствующим видом держал на коленях арбалет, к которому не прикасался, и упорно отводил глаза, но тетива продолжала упорно и плотно наматываться на колесико сама по себе.
   - Логан, сын Дарста, - лучший арбалетчик во всей Валлене, - высказался Баллантайн в наступившей тишине.
   - Хорошо, давайте будем называть это так, - Хаэда решил быть покладистым. - Думаю, найдется еще немало умений, в которых вы лучшие настолько, что это превышает возможности и силы обычных людей.
   - Все это глупости, - Логан с досадой спихнул арбалет с колен, - детские игры. Я уверен, что если бы мы нашли... если бы... - он проглотил едва не возникшее на губах слово, - она... это появилось бы у нас, мы умели бы гораздо больше. Но, похоже, наши поиски в окончательном тупике. За нами по пятам идет стража, а мы даже не знаем, где ее... где это искать.
   - Я знаю, - прогремел голос Аллария. - И могу рассказать вам.
   - Что?
   Теперь Логан с Дагаддом одновременно подхватились на ноги, для уверенности вцепившись друг в друга. Как бы они не были непохожи - юноша с чертами лица, словно высеченными в мраморе, и ясными зелеными глазами, и толстяк с выпяченными губами, набрякшими веками и бородой, торчащей как пружина - в этот момент у них было совершенно одинаковое выражение лица - безумной надежды, страха и восторга.
   - Что ты сказал?
   Гвендолен тряхнула головой - настолько непривычно было, что Алларий перестал говорить стихами, что до нее далеко не сразу дошел смысл его слов.
   - Ведаю я, где сыскать вам источник той силы великой, что мирозданью поможет сменить свое русло, - спокойно продолжал Алларий. Для безумца у него был слишком цепкий взгляд, и чересчур уверенная усмешка скрывалась в уголке губ. - Только вначале узнать любопытно, что будете делать с мощью, что может вам в руки попасть столь внезапно.
   - Очень даже любопытно, - протянул Эльмантар, меряя валленских книжников задумчивым взглядом.
   - Мы хотели.... Мы собирались основать... - Логан запнулся, умоляюще взглянув на Баллантайна. - Да мы в общем и не думали еще толком. Неужели на самом деле она существует?
   - Я могу поклясться, мастер Алларий, - медленно произнес Эбер, - что мы хотели и хотим использовать все полученные нами силы только во благо знания о мире. И во благо тех людей, кто ищет знания. Вас устроит такой ответ?
   - - Сьер Баллантайн! - Хаэда, ловивший ртом воздух, наконец справился с дыханием и схватил Эбера за плащ, словно опасаясь, что тот вдруг исчезнет бесследно. - Когда-то я, ничтожный, осмеливался роптать на свою судьбу, не подозревая, что все эти годы она вела меня к единственному и бесценному дару. Гаран прав в одном - вы вчетвером будете обладать такой силой, что эбрийская гвардия отступит и склонится перед вами. Мы без особого труда займем дворец султаната. Власти тирана наступил конец! Эбра будет, действительно будет самым справедливым местом на всем Внутреннем океане, как я только мог сомневаться в этом! Мы откроем двери темниц, мы установим новые законы, мы будем править долго и мудро. Вы будете! Эбра даже может стать тридцать седьмой провинцией под сенью Провидения, а вы - ее наместником. Такой человек, как вы, не может не осознавать, что такое истинная справедливость,
   - Я польщен вашей оценкой, но мне кажется, вы сами до конца не поняли, что предлагаете, - Баллантайн осторожно потянул за ткань, высвобождая ее из стиснутых пальцев Хаэды. - Возглавить восстание?
   - Я прекрасно понимаю! Вы успели заметить, что мы из себя представляем - бесконечно скандалим по всякому поводу, только чтобы доказать собственные заслуги и не позволить возвыситься другому. Мы никогда не сможем выбрать предводителя. Но пойдем за тем, в ком почувствуем истинную силу.
   Эльмантар пожал плечами, громко фыркнул, но вслух возражать не стал.
   - Сила эта не моя, - Эбер устало провел рукой по глазам. - И я до конца не уверен в том, что она есть.
   - Нашей уверенности и слов Аллария достаточно, - взмахнул рукой Хаэда. - Позвольте первым приветствовать вас, высокий наместник Провидения в Эбре!
   Наконец и Эбер поднялся на ноги. С его лица постепенно исчезло отсутствующее выражение, которое Гвендолен часто замечала с тех пор, как они сошли на эбрийский берег - теперь он выглядел сумрачно, но сосредоточенно.
   - По-моему, я еще не давал своего согласия.
   - Но вам же самому этого хочется, разве нет?
   - Я не буду скрывать, - Баллантайн говорил медленно, словно сам себе задавал вопросы и на них отвечал. - Я думал о том, что проще всего изменить жизнь людей, когда судьба поставила тебя над ними. Думал - я знаю, как поступать, чтобы справедливости вокруг стало больше. Считал себя не менее достойным, чем те правители, с которыми мне приходилось встречаться. Ждал, как однажды мне предложат нечто подобное, что вы делаете сейчас. Но я еще раз повторяю - у меня самого нет никакой силы. Если мои друзья пойдут со мной...
   - Да нам вообще-то облизать, - заявил Дагадд. - Тем более если эти нюхачи с рогами сольются с дороги, то вообще в самую бочку.
   Логан ничего не добавил, потому что так и не смог отвести горящих глаз от Аллария, только что сказавшего вслух об его безумной мечте. Гвендолен тоже промолчала - во-первых, понимала, что от нее никто ничего не ждет, во-вторых, была занята тем, что пересчитывала разложенные перед собой кинжалы, аккуратно пробуя пальцем их острие. В принципе, она была готова отправляться в путь в любой момент и куда угодно, лишь бы следом за человеком с осунувшимся лицом и пепельными волосами.
   Алларий наблюдал за ними, облокотившись на перила. Как всегда, Гвендолен не могла разгадать истинный смысл выражения его лица - он опять кого-то представлял. Только кого на этот раз? Хитрого заговорщика, чей замысел близок к завершению? Или печального мудреца, который знает все о тайнах мира, но никого не хочет расстраивать?.
   - Рад я тому, что сумели найти вы свое назначенье. Радуюсь также, что кончатся вечные ссоры и распри, что в моем доме плетущие заговор люди творили. Бедным себя я назвать не могу, но мои погреба опустели.
   - Ты обещал нам рассказать... - Логан не трогался с места, и глаза его светились мягким зеленым светом. Гвендолен он внезапно показался очень красивым, хотя обычно слишком правильные и холодные черты лица ее спутника вызывали у нее смутную неуверенность в его земном происхождении, и только. Теперь же они были совсем человеческими - наверно, из-за напряженного ожидания и детского восторга.
   - Ежели сьер Баллантайн утвердился в решенье.
   - Нет, - голос Эбера прозвучал хрипло. - Я должен... поговорить со всеми вашими. Я... обещаю, что к утру все будет решено.
   - Утро - достойное время для важных в судьбе переломов, - торжественно наклонил голову Алларий. - Вынужден вас ненадолго покинуть - к воротам моим скоро гости прибудут, следует им оказать надлежащий почет и вниманье. - Он величаво сошел по ступенькам, выполнив перед Гвендолен какой-то немыслимый пируэт. - Следуй за мной, перекинуться словом с пришедшими будет полезно.
   - Какие гости? Дом же окружен! - недоуменный вопль Хаэды.
   - Эбер, я вас умоляю, я до утра не дотяну! - это голос Логана.
   - Очень разумно, брать дворец приступом - это вам не дыни трескать на коврах у Аллария, - довольная интонация Эльмантара. - Кстати, Баллантайн, пара моих ребят вполне может взять на себя отвлекающие маневры, вроде взрыва пороха или броска отравленного кинжала. Вы уже прикинули, кто у вас будет военным министром?
   Алларий скрылся за дверью, ведущей во внутренний двор, и только тогда все стоящие на лестнице услышали три равномерных удара. В отличие от Гарана, нынешние гости колотили в дверь не ногами, но дверным молотком тоже предпочитали не пользоваться.
   Вначале Гвендолен думала исключительно о том, что Алларий отправился встречать неизвестных гостей задолго до того, как они изволили известить о своем прибытии. Затем, когда стук повторился, она вскинула подбородок и, не оглядываясь, отправилась ко входу проверять, верна ли ее вторая мысль.
  
   - Это хорошо, что ты пока невредима, скальд конунга. И хорошо, что мы тебя нашли.
   Их пришло двое - ее старый соперник в поэтическом искусстве Улли и предводитель дружины - Лейвхар, а может, все-таки Харлейв. Они, не скрываясь, нацепили кольчужные рубашки, что само по себе было подвигом в эбрийскую погоду, и оба опирались на тяжелые секиры. Чем же еще уважающий себя вандерский воин будет стучать в ворота чужого дома?
   - Я тоже рада, что вас вижу, - сказала Гвендолен неожиданно искренне. Она вдруг поняла, что скучает по времени на корабле, по их постоянным перебранкам, по двенадцати парам сощуренных светло-голубых глаз, неотрывно следящих за ее полетом в небе. - Я почти закончила новую хвалебную песнь для Данстейна. Вы передадите ему?
   - Конунг выбрал себе достойного скальда, - важно кивнул Улли. - Несмотря на то, что у него уже был такой прекрасный повелитель слов, как я. Ты ведь знаешь, что этот дом окружили люди, что хотят тебе зла, скадьд конунга? Они ждут, пока вы ослабнете без воды и пищи, а потом пойдут на приступ. Мы сами это слышали.
   - Это будет позорным деянием, - пожала плечами Гвендолен, - и все его запомнят.
   Улли и Лейвхар переглянулись.
   - Достойно удивления, что ты родилась не на Песчаном берегу, - сказал наконец предводитель дружины. - Ты говоришь как одна из нас.
   Гвендолен тихо вздохнула про себя. Ей тоже стало жаль, что она не могла появиться на свет в Вандере, с детства носить за поясом тяжелую секиру, звать корабль "скакуном моря" и проводить на его спине шесть дней из семи. Водить за собой такую же дружину с выгоревшими на солнце волосами, преданную ей до конца мира. Правда, это уже была бы не Гвендолен Антарей, но может, и к лучшему?
   - Люди запомнят и другое, - произнесла она вслух, слегка нахмурившись. - Что дружина конунга Данстейна была рядом и не притронулась к мечам, чтобы помочь своему скальду.
   - Ты ошибаешься, скальд конунга. Мы хотим помочь тебе.
   - Только мне, но не моим друзьям. А значит, я вашу помощь принять не могу.
   - Скажи ей, Улли, - пробормотал Лейвхар, опуская глаза.
   - Все наши жизни в руках Длинноволосого, - торжественно и чуть нараспев заявил Улли. - Но ваши он уже выпустил из ладоней. Маленький человек, что торгует дурной травой, договорился с правителем этой страны, что он выведает у вас важную тайну, а потом убьет. Только поэтому воины правителя не пришли вас схватить. Но они стерегут неподалеку. Ни один корабль в порту вас не примет. Вам никогда отсюда не уехать - только в ту страну, где не тает лед.
   - Тогда зачем воины Данстейна понапрасну тратят время на разговоры со мной?
   - Мне всегда почетно поговорить с тобой, скальд конунга. Но мы пришли не только за этим. Вы можете бежать не за море, а наоборот.
   - Наоборот - это как? - Гвендолен слегка растерялась.
   - На юге, где это ужасное солнце никогда не заходит, возле озер растут деревья с большими красными цветами. Там селятся люди, что называют себя свободными и не подчиняются правителю этой страны. А он придет их покорять еще очень не скоро. У него слишком много своих трещин на щите. Мы дали караванщикам три меча и булаву, и они согласились отвезти вас к тем людям. Конечно, вы никогда не вернетесь, но это лучше, чем смерть. Длинноволосый сказал - пока ты жив, ты этим посрамляешь своего врага.
   - Должно быть... - пробормотала Гвендолен без особой уверенности.
   Почему-то в первую очередь она живо представила Эбера, с выгоревшими на солнце волосами и глазами, совсем светлыми на фоне загара, прислонившегося к стволу дерева, и себя саму, выходящей из какой-то плетеной хижины, с деревянной миской, полной бледно-желтых плодов. Картина была настолько яркой, что вселяла абсолютную уверенность в своей реальности. Гвендолен встряхнула головой, так и не определившись, нравится ли ей увиденное.
   - Перед рассветом дружина подойдет ближе к воротам. Воины маленького человека станут отдыхать перед штурмом, и нам будет легче прорваться. Предупреди своих друзей, скальд конунга, чтобы были наготове.
   - Почему мы должны довериться тем, кто не расположен ни во что вмешиваться?
   - Во-первых, у вас нет особого выбора, - Лейвхар спокойно оперся на секиру, не выказывая ни малейшей обиды. - Во-вторых, конунгу будет больше удачи, если ты останешься в живых.
   - Но он же никогда больше не услышит моих песен.
   - Ты будешь рассказывать их ветру, и он перенесет твой голос через море, - совершенно серьезно ответил Улли.
   Гвендолен обхватила себя руками за плечи, словно ей внезапно стало холодно. Никогда не вернуться назад - это слишком странно. Они навсегда останутся в далеких песках, на берегу мелкого соленого озера. А многие из воинов, готовые отдать жизнь за то, чтобы они благополучно выбрались из города, с рассветом останутся на этой улице, упав ничком в лужу собственной крови и сжимая рукоять меча. Всего лишь ради того, чтобы она каждое утро, повернувшись на север, произносила слова, понятные по отдельности, но вместе звучащие довольно смутно.
   Но при этом она будет вместе с Эбером. Навсегда. Каждое утро она будет просыпаться, видя его рядом с собой. Ради этого она научится вставать с восходом солнца.
   - Когда я поставлю на окно свечу, это будет знак, что мы готовы, - сказала она хрипло.
   - Пусть твоя судьба будет сильнее, чем у твоих врагов, - кивнул Лейвхар и пошел обратно, считая разговор законченным. Некоторое время Гвендолен растерянно глядела в их широкие спины в железных кольцах, нашитых на грубую кожу, так и не осознав до конца, что они ей предложили. Потом поискала глазами Аллария, но того давно уже не было рядом. Она стояла одна во внутреннем дворике, и удлинившаяся в сумерках тень протянулась от ее ног к воротам. Тень была характерно изломана на спине - как всегда в моменты глубокой задумчивости Гвендолен неосознанно пыталась расправить крылья.
   Она поспешно прижала их как можно плотнее, радуясь, что никто не видит, и медленно побрела к дверям, глядя себе под ноги, так что чуть не прошла мимо Баллантайна, стоящего в проеме.
   - Неужели воины Данстейна предлагают нам помощь? - он усмехнулся углом рта, и в его глазах промелькнуло несколько выражений, но все не особенно радостные.
   - Не задаром. Им нужна хвалебная песнь для своего конунга.
   - И что ты собираешься делать?
   - Пойду сочинять, - она пожала плечами. - Полагаю, на голодный желудок она получится особенно вдохновенной.
   - Вполне достойное занятие на всю ночь,
   - Не менее достойное, чем составление планов мятежа, которому ты собирался посвятить время. Я не права?
   - Я думаю, мы оба правы, Гвендолен.
   Эбер наполовину отвернулся, и она могла сколько угодно смотреть на его профиль. "Ты будешь теперь только моим. Навсегда. Вот странно - раньше я и мечтать не могла об этом. А сейчас оно сбывается само собой. Разве стоит ненавидеть Гарана, раз из-за него случилось такое счастье? Ты научишься любить меня, хотя бы так, как ты можешь. Я буду веселой, печальной, гордой, нежной, каждый день разной, чтобы тебе никогда не стало скучно со мной. Я буду твоим отражением и твоей противоположностью. Ты сам забудешь, как когда-то мог жить без меня".
   Гвендолен спрятала лицо и поспешно взбежала по ступенькам, чтобы никто, даже Эбер, не видел, как засверкали ее глаза. Но на верхней площадке застыл Алларий, словно никуда не уходил, и в обращенном на Гвендолен взгляде светилось что-то похожее на понимание, или по крайней мере на легкое сочувствие.
   - Дева крылатая сделала также свой выбор дороги, - провозгласил он, неожиданно подмигнув. - Сила желанья ее такова, что спасется любой, даже тот, кто спастись не стремится особо.
  
   Наверно, в середине ночи Гвендолен все-таки задремала, свернувшись в некое подобие кокона под лестницей - положив подбородок на колени и обхватив себя освобожденными, пусть ненадолго. крыльями. Некоторое время она честно боролась с приходящими в голову строчками, пытаясь отобрать самые чеканные, но не находя. Видимо, истории про скальдов, выкупавших свои головы сложенными за ночь стихами, были красивым преувеличением. Или же древним конунгам было безразлично, что перед ними городили, лишь бы отдаленно походило на хвалебную песнь. Гвендолен сотню раз пожалела о своем опрометчивом обещании потратить ночь на сочинения. На сто первый раз она ткнулась носом в колени. На сто второй долго терла руками глаза, ничего не добившись, кроме ощущения, что сунула лицо в песок. На сто третий она прижалась щекой к грубой ткани штанов и блаженно улыбнулась. Но спала она неспокойно - крылья постоянно вздрагивали, то ли стремясь унести ее подальше, то ли укрыть. Сон был наполнен мельканием теней и посторонними звуками - шагами, стуком, шепотом, окриками и шелестом. И когда два голоса над головой зазвучали особенно четко, Гвендолен не сразу осознала, что не спит.
   - Так ли ты полон решимости выведать тайну? Нет ли страха в душе, одиноко стремяшейся к знанью? Видишь, позвал я тебя одного на беседу ночную. Думал ли ты, почему, иль не мучит тебя любопытство?
   - Я все время думаю только об одном, - голос Логана, обычно по-мальчишески звонкий и ясный, звучал сдавленно. - О ней... о Чаше. Алларий, она в самом деле существует?
   - Не усомнился ты в силах своих и уменьях ни разу. Что же ты столь не уверен в источнике силы?
   - Нет, я верю! Я уверен! - послышался глухой стук - видимо, Логан метался по площадке, задевая арбалетом за перила.. - Я просто не могу привыкнуть к мысли, что скоро все разрешится. Что наши поиски сейчас закончатся.
   - Легкую правку внести мне позволь, о сын Дарста. Вашим не стал бы я звать путь познания этого мира, что отныне проделать тебе предстоит в одиночку.
   - В одиночку? Почему? А мои.. друзья?
   Логан чуть запнулся, и в голосе Аллария позвучала снисходительная насмешка:
   - Знаешь ты сам, что на время лишь ваши дороги скрестились. Только один может Чашей владеть и постичь существо мирозданья. Среди вас четверых ты единственный к роли великой пригоден.
   - Наверно... да. Но что будет с ними?
   - Стоит ли думать об этом, когда пред тобой тайна мира раскрыться готова? Скоро будешь ты знать обо всем, что на этой земле происходит, что случится еще, и чему суждено никогда не возникнуть. Но в душе укрепится твоей безразличье - платить должен каждый за знанья.
   На несколько мгновений воцарилась тишина, во время которой Гвендолен окончательно проснулась, но остерегалась пошевелиться - что-то ей подсказывало, будто оба собеседника не обрадуются, обнаружив непрошенного свидетеля.
   - Хорошо, - глухо произнес Логан.- Я понимаю. Что я должен делать?
   - В первую очередь дать мне согласье свое, о сын Дарста. Будешь ли ты выполнять все мои указанья, чтобы бесстрашно достигнуть источника знаний?
   - Да...Но Алларий, подожди... - голос Логана сделался умоляющим. - Ты, наверно. видишь меня насквозь, ты давно понял, что я ищу сущность этого мира так, как многие ищут женской любви или золота... Но я не могу так сразу... ладно этот скрытный круаханский чиновник... но с Дагди мы пять лет укрывались одним плащом, когда шел дождь... и эта крылатая девочка - в ней столько непонятной силы, что мне иногда кажется, будто она единственная знает о смысле жизни. Дай мне подумать.
   - Круаханский чиновник наденет венец султаната иль погибнет при штурме дворца - он судьбу свою выбрал. Гвендолен Антарей согласилась уехать в пустыню, затерявшись навеки в песках вместе с тем, кого любит. Каждый должен на путь, по которому двигаться хочет, сам вставать без оглядки - поверь, что наш мир так устроен.
   - Мне надо подумать,- упрямо повторил Логан дрогнувшим голосом. - Я почти согласен, Алларий, я готов, но все-таки... дай мне подумать.
   - До восхода не более часа осталось - не хватит для долгих раздумий. Хорошо, поразмыслить ты можешь, но я жду ответ до рассвета.
   Логан ничего не сказал вслед удаляюшимся шагам. А может, ушел сам? Гвендолен не решалась выглянуть, только плотнее завернулась в крылья и закрыла глаза по детской привычке - если я сама себя не вижу, значит, я хорошо спряталась. Сидеть спокойно для нее всегда было очень трудно, поэтому Гвендолен начала считать про себя - вначале по-вандерски, потому что это было логичным продолжением ее сочинений, потом по-круахански, потому что давно решила именно этот язык считать своим. На цифре "тридцать" она уже летела над серебристыми горами, поворачивая на запад, навстречу луне - любимый сон всех крылатых, предвещавший им удачу, и была уверена, что потоки прохладного ветра под крыльями - это явь, а странный разговор на лестнице ей приснился.
  
   - Есть определенная разница между тем, как держать меч и кинжал, - пробормотал Логан, ни к кому специально не адресуясь, но выразительно взглянув в сторону Гвендолен. Как самые опытные в обращении хоть с каким-то оружием, они держали оборону у главного входа, расположившись по обе стороны лестничной площадки - один со взведенной стрелой в ложе арбалета, другая - сжав рукоять меча с черными узорами на лезвии. Заднюю калитку доверили Эльмантару с Дагаддом. Остальные собрались в главном зале, вооружившись всем, что смогли найти в доме Аллария - от кухонной утвари до отломанных досок, но было сразу понятно, что толку от них будет немного.
   - Странно, что некоторые обращают внимание на такие заурядные вещи, отвлекаясь от познания мира, - ядовито заметила Гвендолен, которая действительно понятия не имела, как поудобнее ухватиться за рукоять. Меч казался ей слишком длинным и совершенно бесполезным в своей изысканной красоте. Логан внезапно отвернулся - неужели, чтобы спрятать выражение лица? Выходит, ей ничего не приснилось. И все утренние события, которые произошли до того, как они заняли свой наблюдательный пост, имели гораздо более глубокий смысл, чем могло показаться со стороны.
   Гвендолен благополучно проспала бы не только восход, но и полдень, если бы ее не тронула за плечо чья-то рука. Человеческие прикосновения - кроме рук Эбера - она по-прежнему выносила с трудом, поэтому сразу проснулась, и нельзя сказать, что в наилучшем настроении. С вечера у нее оставался только глоток воды, поэтому возникало стойкое ощущение, что язык увеличился в два раза и скоро перестанет помещаться во рту. В голове гудел огромный колокол, упорно бьющий по вискам. Нависшее над ней лицо Аллария с прорезавшей лоб вертикальной морщиной она различала сквозь какую-то неясную дымку, потому что глаза не желали до конца разлепляться. Впрочем, хозяин дома тоже выглядел не лучшим образом - на веках легли темные круги, скулы выступили так, что лицо казалось треугольным, а горбатый нос на фоне ввалившихся щек казался угрожающим клювом.
   - Вот снова явились знакомцы твои, о крылатая дева, - провозгласил он шепотом, прижимая палец к губам. Но тон его не стал от этого менее торжественным. Алларий все время держался, как на подмостках перед тысячами зрителей. - Ты ведь должна была весть им подать на рассвете, как помнишь.
   Некоторое время Гвендолен возилась, пытаясь подняться. На одном крыле она лежала полночи, поэтому полностью перестала его чувствовать, и от этого возникало ощущение, будто она хромая. Но главное было не это - ей казалось, что сейчас она прыгнет в пропасть, не умея раскрыть крылья. Она прекрасно помнила, что от нее ждут и что она сейчас должна сказать и сделать. Спускаясь во внутренний двор, Гвендолен бросила только один взгляд через плечо на большую залу, в которой все спали где и как придется. Ей даже не надо было искать глазами Эбера - он дремал у входа, откинув голову назад, и веки его вздрагивали, словно пытаясь разглядеть бесконечно меняющиеся картины. Так просто - подойти, пока все спят, тихо потянуть его за камзол и сказать: "Пойдем. Туда, где ты будешь живой и в безопасности. Где никто не сможет тебя отобрать у меня. Где никто до нас не дотянется".
   Туда, где ты будешь несчастлив до конца своих дней.
   - Алларий, у меня к тебе огромная просьба, - произнесла Гвендолен сквозь зубы, останавливаясь. - Скажи этим своим гостям... передай им, что я с ними не пойду. Что я благодарна и все такое. Но я пока что останусь здесь.
   - Разве утратила ты к разговору способность внезапно? Голос пропал, иль язык отнялся, иль забыла наречье вандерцев, что посылаешь меня как слугу за ворота?
   - Я не могу этого сказать сама, - прошептала Гвендолен. Наверно, впервые в жизни она отвечала без насмешек и колкостей. - Просто не сумею. Но и по-другому поступить мне тоже нельзя.
   Алларий внимательно посмотрел на нее, по привычке наклонив голову к приподнятому плечу. Как всегда, у Гвендолен возникла стойкая уверенность, будто он видит все ее мысли, словно они разложены перед ним, как фрукты на блюде в его гостиной. "Зачем тогда ты спрашиваешь, раз тебе все и так понятно? - сказала она про себя. - Я не смогу жить без любви к нему. Но жить, зная, что я ее навязала против его воли, я тоже не смогу. А его воля точно не в том, чтобы поехать со мной. Можно даже не задавать такого вопроса".
   Алларий покачал головой и ушел, так больше ничего и не сказав. А Гвендолен села на ступеньки и спрятала лицо в коленях. Ей хотелось забиться куда-нибудь в угол, накрыть голову краем плаща и ни о чем не думать хотя бы один день. Может, это начинал сказываться голод? Она прекрасно сознавала, что на рассвете в дом точно попытаются проникнуть, что нужно собрать все силы и гнев, потому что на других, судя по их длинным речам и любви к спорам, надеяться в ближнем бою не стоит. Но ее охватило какое-то сонное безразличие, словно кровь, вместо того чтобы как всегда яростно стучать в сердце, медленно и равнодушно проталкивалась по жилам.
   Вышедший на лестницу Логан остановился рядом, помедлил и опустился на ступени чуть поодаль. Он ничего не сказал, а Гвендолен ничего не спросила. Но выражение лиц у них было очень похожее - людей, потерявших понимание того, зачем жить дальше.
   Алларий вернулся довольно скоро, неся какой-то длинный предмет, завернутый в кусок темной ткани. Когда он развернул его перед Гвендолен, предмет оказался мечом - с фигурной блестящей рукоятью в виде переплетающихся листьев. Такой же узор, только черный, вился по лезвию, покрывая его почти полностью.
   - Скальду Данстейна придется несладко сегодня в сраженье, сказали вандерцы. Пусть этот меч пригодится тебе и поможет победы добиться.
   - Учитывая мой богатый опыт в обращении с мечами, мне он пригодится разве только чтобы самой заколоться, - мрачно сказала Гвендолен, не поднимая головы. Но меч ей понравился - она никогда не видела такого красивого оружия. Кинжалы она всегда выбирала самые простые, с деревянными рукоятками, во-первых, потому что никогда не могла похвастаться толщиной кошелька, во-вторых, потому что они у нее в ножнах редко задерживались надолго. А такой меч стоил, наверно, не меньше половины корабля. Или как маленький дом в предместьях Тарра. Услышав мечтательный вздох Логана рядом с собой, Гвендолен поспешно ухватилась за рукоять - мнение в целом презирающего обычное оружие книжника было не менее ценным, чем предполагаемая стоимость меча.
   - А я три года учился валленской технике боя, - сказал Логан в пространство, ни к кому особенно не обращаясь. - Ваши друзья из Вандера ничего не перепутали?
   - А ты не перепутал, что собираешься делать? - заметила Гвендолен без особой приязни, внезапно вспомнив подслушанный ночью разговор. Она вдруг поняла, почему Логан поднялся так рано, и ощущение того, что она явно лишняя, вызвало приступ жгучего раздражения. - По-моему, меньше всего ты думал сегодня размахивать мечом.
   - Мало что может укрыться от девы крылатой, - задумчиво произнес Алларий, - хоть не у окон вели в этот раз мы беседу. Видно, ее проницательность стены пронзает.
   "Но все же вряд ли сравнится с твоей", - подумала ошарашенная Гвендолен. Оказывается, Алларий не только видит ее насквозь в данную минуту, но и замечательно представляет себе ее повадки в недавнем прошлом. Подумав о том, что еще из ее поступков он мог так же легко представить, она чуть опустила глаза - краснеть было не в обычае крылатых., но все-таки...
   - Гвендолен Антарей и права, и не права, - Логан выпрямился, стискивая пальцы, и его лицо исказилось так, что стало напоминать лицо обычного чем-то огорченного человека. - У меня не было желания браться за оружие ради защиты этого дома. На рассвете я думал... мы думали, - поправился он, быстро взглянув на Аллария, - что я буду далеко отсюда. Но мне хватило двух часов, чтобы поразмыслить еще. Невозможно постичь смысл мира в отдельности от живущих в нем. Я могу понадобиться тем, кто был со мной рядом. Я заслужил твой гнев, Алларий, и никогда не увижу Чаши. Поэтому я готов защищать ворота, чтобы меня убили первым. Жить с сознанием того, что я от нее добровольно отказался, я не могу.
   Алларий, впрочем, впечатления разгневанного не производил - теперь он разглядывал их двоих с непонятным выражением лица. Может быть, это был тот редкий случай, когда он перестал кого-то изображать, и поэтому было очень трудно определить, какой же он на самом деле.
   - Ясен ваш выбор, хотя быть другим ему должно по правде, - пробормотал он наконец, отворачиваясь и медленно взбираясь по лестнице. Одной рукой он крепко цеплялся за перила, словно боясь упасть, и казался постаревшим лет на десять. Можно было подумать, что на него так действует недостаток еды и воды, но Гвендолен почему-то была убеждена, что на внешности Аллария это скажется в последнюю очередь. - Что ж, охраняйте ворота, раз к этому так вы стремитесь
   Так Гвендолен с Логаном и оказались по обе стороны от парадной двери, держа ее на прицеле и не сводя глаз с огромных песочных часов на противополоной стене. Струйка песка быстро бежала в нижнюю часть чаши, и Гвен невольно облизывала губы - так это напоминало падающие капли воды. Очень хотелось, чтобы штурм начался и закончился побыстрее, - тогда в зависимости от развязки она или выпьет целый кувшин.не отрываясь, или вода ей уже не понадобится.
   Из большого зала на лестницу выглянул Баллантайн - взъерошенные волосы были уже не пепельного, а неопределенно серого цвета, и глаза казались огромными из-за залегших под ними синеватых теней. Но на фоне потерянного Логана он смотрелся неожиданно собранно, словно стряхнув с себя оцепенение, в котором пребывал последние дни в Эбре, и наконец проснувшись. Он внимательно посмотрел на меч в руках Гвендолен, но вслух сказал совершенно другое:
   - Иди в зал, Гвендолен. Я тебя сменю.
   - С каким видом оружия? - она усмехнулась, положила клинок перед собой и отрепетировала любимое движение - по два кинжала в каждой руке, и еще один выхвачен зубами. - У всех, кто в доме, все равно будет одна судьба, сьер Баллантайн. Если вы мне хотите добра - позвольте быть первой.
   Он смотрел на нее чуть искоса, опустив покрасневшие веки. Интересно, что он видел сейчас перед собой? Она - дорогу, по которой медленно тянулся караван, и их с Эбером на одной лошади, закутанных плащами от песка, так что видны одни глаза. Картина так давила на сердце, что Гвендолен едва не застонала вслух. А он? Хорошо, если разобранную постель, на которой сплелись два тела, и на простыне отблеск от вытянутых вверх рыжих крыльев, сверкающих даже в свете оплывающего огарка. А если серую каменную пристань Тарра, на которой стоит худая женщина с темными волосами, рассыпающимися из прически, и неотрывно смотрит на юг?
   - Береги себя, - сказал наконец Баллантайн одними губами, повернулся и ушел обратно в зал.
   - Я все хотел тебя спросить, Гвендолен... - начал Логан, но Гвен, страдающая от жажды и ожидающая нападения врагов, обладала еще более несносным характером, чем в спокойное время.
   - Потом спросишь, я занята. Как человек, делающий попытки хотя бы иногда заняться тем же самым, попробуй меня понять, если получится
   - Чем же ты занята? Я бы с удовольствием нашел себе какое-нибудь дело, - пробормотал Логан. устраивая арбалет поудобнее. - Иначе от ожидания можно с ума сойти.
   - Я думаю. Иногда это бывает довольно полезно. Хотя кому-то с непривычки и тяжело, конечно, - заявила Гвендолен, хмуря брови и покусывая указательный палец на сгибе.
   - О чем?
   - Устройство мира оставляю тебе. У меня хватает более примитивных вещей для раздумья.
   - Например?
   - Например, наш хозяин, который называет себя Алларием. У меня есть смутное подозрение, что он...
   Как и положено в подобных случаях, договорить ей не дали. В дверь грохнули чем-то не вызывающим сомнений в серьезности, и они услышали голос Гарана:
   - Эй вы там, не передумали? Выгоните этих четверых за ворота, и я пришлю вам четыре бочки с водой - по бочке за каждого! Думаю, для вас вода сейчас дороже золота! Так что оцените мою щедрость.
   - Мы перед ней преклоняемся! - выкрикнула Гвендолен, прижимаясь к колонне под лестницей. - Настолько, что не хотим тебя ввергать в лишние расходы - специально подошли поближе, чтобы ты нас поскорее забрал.
   Она забыла даже о постоянном ощущении жажды, настолько сильным оказался восторг перебранки перед боем, словно кипящая волна разлилась внутри нее, добежав до кончиков пальцев, которыми она снова стискивала рукоять меча.
   - Крылатую тварь не портить, взять относительно целой! - отрывисто приказал Гаран за дверью. - Я вначале с ней немного поиграю.
   Одна створка дверей уже вылетела, треснув посередине - похоже, что колотили железным тараном, подвешенным на цепях.
   - Неужели наша тяга друг к другу взаимна, вот счастье! - не унималась Гвендолен. Две стрелы пролетели над ее плечом - в образовавшуюся брешь стреляли на звук голоса, но Гвен сейчас остановить было невозможно. - Я тоже мечтаю посмотреть на тебя поближе! Особенно на цвет твоей крови!
   Вторая створка сорвалась с петель и рухнула вниз, в проломе стал виден край светлеющего неба. Следом за дверью рухнул первый нападающий, раскинув руки и придавив своим весом торчащий из груди арбалетный болт. Люди Гарана с руганью шарахнулись обратно - больше умирать никто не хотел. В проем влетела туча стрел, со звоном осыпавшись на первые ступеньки лестницы.
   - Я думала, ты будешь первым! - прокричала Гвендолен, с сожалением выпустив эфес и поднося руки к ножнам. Теперь следовало ожидать любой гадости. - Зачем заставляешь ты ждать и томиться напрасно!
   Фраза получилась хорошая, как раз для Аллария, который, как была уверена Гвендолен, непременно подслушивал.
   На этот раз одновременно ворвались трое, справедливо полагая, что времени на перезарядку арбалета требуется много. Но Логан успел - щелкнула тетива, человек посередине зарычал и схватился за плечо, а из-за нападавших по бокам Гвендолен пришлось расстаться с двумя кинжалами. Нестройные вопли, поминавшие всех их родных и предков, сменились чем-то похожим на крики ужаса, через которые прорезался пронзительный голос Гарана, подгонявшего свой отряд такими ругательствами, что у Гвендолен заныла челюсть. Сморщившись, она покосилась на Логана - и была близка к тому, чтобы выронить следующий кинжал и подпустить очередного контрабандиста чересчур близко.
   Молодой валленский книжник был смертельно бледен, теперь еще больше напоминая мраморную скульптуру, и ресницы плотно зажмуренных глаз казались абсолютно черными. Он так и стрелял - ни на миг не поднимая век.
   - О Эштарра, велика твоя милость! - выдохнула Гвендолен в легком ужасе. - Если ты решил немного подремать, то момент сейчас не самый удачный - все равно разбудят. Да чтоб тебя...
   Последнее относилось к воину Гарана, сумевшему добежать до Гвендолен и попытавшемуся ухватить ее за колено, прежде чем арбалетная стрела пробила ему шею. Она отпихивала его ногой, шипя сквозь стиснутые зубы от отвращения, и пересчитвала кинжалы. Картина получалась не слишком радостная - оставалось четыре, а вытаскивать остальные из валявшихся на полу тел под градом стрел не представлялось возможным.
   У Логана вряд ли было лучше, хотя стрелять он мог реже, чем Гвендолен - бросать кинжалы. Они отбили еще одну атаку, причем у Гвен остался последний нож - самый любимый, висящий в ножнах на шее, Она с сожалением покачала его на ладони и решила, что потратит на себя, когда через несколько мгновений станет совсем невмоготу.
   - А то все другим раздарила... - пробормотала она, внимательно разглядывая поле сражения. - Вот пример истинной щедрости Гвендолен из рода Антарей. Правда, не призываю восхищенных потомков мне подражать. У меня, впрочем, и потомков-то не будет...
   Она еще раз пересчитала лежащих на полу, сожалея в этот момент только о том, что не удалось выяснить истинного числа тех, кто пришел с Гараном, и поэтому совершенно непонятно, сколько их еще за дверью. Кое-кто еще шевелился, пытаясь привстать, но у Гвендолен не возникало даже отдаленного ощущения единства со всеми живыми существами, которое однажды накатило на нее на эбрийской площади, и она не задумывалась, кто из них убит, кто ранен и насколько серьезно. Это была далеко не первая кровь, которую видели ее глаза - несколько раз она в дороге отбивалась от желающих исследовать толщину ее кошелька, а однажды вандерские купцы сочли Эленкигаль, Табигэйль и ее саму достаточно дорогим товаром. Тогда это тоже кончилось очень печально - правда, не для Гвендолен и ее подруг.
   - Они тоже люди, - неожиданно громко произнес Логан, так и не открывая глаз.
   - В самом деле? Что же ты тогда не бросил оружие и не залился слезами раскаяния, лучший арбалетчик во всей Валлене? - Гвендолен гневно фыркнула.- Впрочем, еще не поздно. Вон они снова лезут.
   На этот раз среди нападавших был и Гаран - то ли он неправильно рассчитал количество клинков за поясом Гвендолен, то ли надеялся укрыться за чужими спинами. Логан выстрелил последний раз, перед тем как на него навалились втроем. Уже падая, он стукнул кого-то арбалетом по ногам, один из нападавших с силой пнул его в бок сапогом, и Гвендолен ясно поняла, что безмятежно заколоться на фоне подобной картины у нее вряд ли получится. Тогда она схватила меч - как взялась бы за первое попавшееся под руку оружие, и метнулась вперед, одновременно размахиваясь. Стальная полоса засвистела, и Гвен показалось, будто у нее обе руки вывернуло из суставов. Было стойкое ощущение, что не она действует мечом, а меч управляет ею, причем с явным неудовольствием, что ему попалось такое неловкое существо. Однако контрабандисты увидели только яростно сверкающее лезвие, рубанувшее воздух перед их лицами, и в ужасе отскочили.
   - Эй, ты что, с ума сошла! - завопил один, пятясь и сшибая спиной напирающих сзади соратников. Глаза у него вытаращились и сделались совершенно круглыми. - Так ведь убить можно!
   Гвендолен несколько растерянно посмотрела на него, потом на свои руки, ухватившие витую рукоять и совершающие очередной широкий замах. Неизвестно, что подействовало сильнее - или совершенно абсурдное восклицание, или нервное напряжение ночи, или бьющая через край энергия битвы, но она запрокинула голову назад и хрипло захохотала, оскалившись и продолжая рассекать воздух мечом. Себя видеть она не могла, но представляла, как она отражается в зрачках нападавших - волосы, торчащие в разные стороны, как рыжая солома, на лице нечеловеческое выражение бесшабашной ярости и дикого восторга и страшное черное лезвие в вытянутых руках. Гвендолен смеялась, не в силах остановиться, чувствуя, как все ее тело сотрясает судорога. Вряд ли она сейчас была бы на что-то годна в бою, но контрабандисты отступали, нерешительно переглядываясь.
   - Отходим! - крикнул Гаран уже из-за двери. - Я послал за гвардейцами, ждем подкрепления!
   Только тогда Гвендолен выдохнула накопившийся воздух, уронила руки с мечом и поняла, как сильно болят плечи - словно по ним лупили палкой. На верхней площадке стояли все выбежавшие из зала на звук ее смеха, но она различала лица как сквозь плывущий туман. Впрочем, даже через дымку было видно, что они смотрят на нее с некоторым испугом. Один Дагадд осмелился спуститься вниз по ступеням и потащил за собой Логана, тщетно пытающегося подняться с пола
   - Давай, малыш, не дрыгайся, - бормотал он, обхватив его за плечи, - сильно они тебя сплющили?
   Алларий стоял чуть в стороне, и выражение лица у него было такое, словно он чего-то терпеливо ждет, только непонятно, хорошего или плохого. На Эбера Гвендолен боялась смотреть, а остальные ее интересовали мало.
   - Слышали, здесь скоро будет гвардия султаната! - Эльмантар как наименее впечатлительный протолкался вперед. - Сьер Баллантайн, этой ночью мы все обсудили. Надо действовать быстро. Или наш план осуществится сейчас, или никогда.
   Только тогда Гвендолен нашла Эбера глазами. Он смотрел себе под ноги, и с одной стороны. она порадовалась, что, он не особенно разглядывал ее искаженный боевой яростью облик. Но с другой стороны, у него вдруг появилось такое же выражение лица, как было у Логана перед рассветом - потерявшего уверенность в том, что жизнь продолжается несмотря ни на что.
   - Я прошу простить, что внушил вам всем ложную надежду, - Эбер говорил медленно и очень тихо, а значит, об исключительно важных вещах. - Но из этого плана ничего не получится. Как бы я не стремился к справедливости, но имея власть в руках, я не смогу ее добиться в такой степени, какой захочу. И вы все будете ждать от меня совершенно другого - того, что я не смогу вам дать. Будет только хуже. Если вас это утешит - я сейчас отказался от единственной своей мечты, которая еще оставалась в живых.
   Логан наконец наполовину разогнулся, почти повиснув на руках у Дагадда, и приподнял посеревшее лицо с закушенной нижней губой. Размазанная по подбородку кровь искажала правильные черты, но Гвендолен он вдруг показался красивее, чем когда бы то ни было.
   - Напрасно вы ... Эбер... - прохрипел он, - не надо было это сейчас...
   Баллантайн пожал плечами, то ли соглашаясь, то ли демонстрируя полное равнодушие. Как всегда, было довольно сложно понять, о чем он думает на самом деле, но на его лице запечатлелась явная тоска.
   - Сьер Баллантайн, вы отказываетесь... - задохнулся Хаэда. Он даже потряс головой, словно надеялся, что ужасные слова вылетят у него из ушей обратно. - Вы не понимаете, что... Вы не можете так...
   - Вы совершенно правы, - спокойно ответил Баллантайн. - Я именно не могу.
   - Алларий, вы слышали?
   Гвендолен отвлеклась на внимательное рассматривание таширского аристократа, потому что ее не покидало твердое убеждение, что основное действующее лицо - он сам. На секунду пришла мысль, будто все остальные - куклы, созданные его сознанием, чтобы разыграть перед ним сцены, которые он хочет увидеть. Гвен невольно порадовалась, что скоро все каким-то образом закончится. Иначе еще пара дней в обществе Аллария - и она начнет думать, что и Логан с Дагаддом, и Эбер, и она сама также существуют только в его воображении, созданные с определенной целью.
   - Трое свернули с дороги, что им открывалась судьбою, - торжественно заявил Алларий чуть нараспев. - Дело теперь за четвертым - услышит ли он голос рока?
   - Какая дорога? Какой голос? Алларий, у вас бред начался от голода, что ли? - раздраженно заговорил Уллиль. - Я понимаю одно - мы лишились предводителя.
   - Я бы на вашем месте задумался о том, Уллиль, что через некоторое время нам предстоит лишиться жизни, - Эльмантар скрестил руки на груди. - По вине этого самого несостоявшегося предводителя. Что, по-вашему, следует делать в таких случаях?
   В очередной раз Гвендолен совершенно отчетливо показалось, будто она видит все происходящее со стороны. Странная получалась картина - внизу под лестницей, среди валявшихся тел, луж крови и разбросанного оружия застыли Логан с Дагаддом, впецившись друг в друга, и она сама, тяжело опирающаяся на рукоять черного меча. Эбер стоял посередине пролета, полуобернувшись к гостям Аллария - только сейчас Гвендолен разглядела, как их на самом деле много. Она обводила их глазами и прекрасно видела, как на лице каждого возникает примерно одинаковое выражение, не оставляющее никакого сомнения в их намерениях. Четверо внизу были им теперь не нужны - и казались достаточно слабыми для того, чтобы обменять их жизнь на свою. Узкоплечий круаханский чиновник с усталыми глазами, не носящий оружия. Растрепанная рыжая девушка, заранее ненавидимая за свое украшение на спине, пусть и благоразумно прикрытое плащом - тем более что сейчас она растеряла все кинжалы и падала с ног от усталости. Бледный молодой книжник, чью несомненную опасность они угадывали, но несколько недооценивали из-за чрезмерно юного вида, к тому же в данный момент он с трудом дышал, согнувшись и держась за своего толстого то ли слугу, то ли спутника. Дагадда всерьез никто не воспринимал - во-первых, из-за того, что никто не понимал, что он говорит, а во-вторых, потому, что тот все свободное время, пока не кончились припасы, ни с кем не разговаривал, а только ел и пил.
   Гвендолен прекрасно знала, что такое толпа. Под левым крылом она носила тонкий, темнеющий с годами, но до сих пор ясно различимый шрам, хотя тогда ей было всего тринадцать лет, когда камень попал ей по спине. После этого она раз и навсегда перестала колебаться, стоит ли бросать кинжал первой. И смысл блеска в глазах стоявших наверху она понимала яснее, чем кто бы то ни было из четверых.
   На лице Эбера медленно отразилось недоумение, после чего он бросил быстрый взгляд на Аллария, но тот не шевелился.
   - Думаю, что с Гараном можно будет договориться, если он поймет, что работы для гвардейцев здесь не так и много, - задумчиво произнес Эльмантар, и его взгляд, устремленный на меч в руках Гвендолен, стал оценивающим. - И это тоже неплохая добыча...
   - Только делить ее будут без тебя! - Гвендолен потащила из ножен последний кинжал, верная своей привычке никому не уступать последнего слова, но отдавая себе отчет, что сил на бросок у нее не хватит. Их не хватит даже на полноценный замах, чтобы воткнуть лезвие в собственную шею и не мучиться долго. Странно, она никогда не могла представить, что умрет, истекая кровью из неумело перерезанных вен, на затоптанном полу пустынного неуютного дома где-то на жаркой окраине мира. Она вообще не задумывалась о своей смерти - она хотела жить, чтобы хотя бы еще раз прижаться губами к коже человека, стоящего у перил лестницы в нескольких шагах от нее. Она и сейчас продолжала отчаянно этого хотеть.
   Но в этот момент в действие вступило четвертое лицо, до недавних пор ограничивающееся достаточно пассивной ролью. Гвендолен показалось, что воздух стал медленно густеть, так что его приходилось с силой проталкивать в горло, и она услышала глухое ворчание, больше всего напоминавшее звуки, издаваемые каким-то крупным и недовольным зверем. Она огляделась в поисках Аллариева леопарда, но замерла, так и не донеся рук до кинжала, настолько поразительной была представшая ей картина.
   Дагадд выпустил плечи Логана и выпрямился, неожиданно став почти на голову выше ростом. Подпоясанный камзол и плащ на нем затрещали по швам, как если бы их обладатель внезапно стал шире в плечах, что при солидных размерах Дагадда само по себе способно навеять некоторый ужас. Он вытянул руки вперед, словно желая кого-то схватить, и снова издал низкое рычание, будто в его горле что-то клокотало, собираясь вырваться на свободу. Воздух между вытянутых рук Дагадда совсем уплотнился и потемнел, словно он пытался удерживать вихрь или крутящееся облако.
   Гвендолен обернулась, хватая воздух ртом, и увидела, как служитель Изира медленно оседает на пол, но никто не пытается поддержать его - каждому и так плохо. Всех словно пригибала к земле какая-то неодолимая сила, давящая на мозг. Волосы на голове Дагадда поднялись каждый по отдельности, словно пружины, глаза вытаращились до предела, а на губах возникла не очень уместная торжествующая улыбка. Он то ли придерживал, то ли собирал что-то такое, что могло превратить в руины половину дома Аллария и совершенно точно разметать в клочья всех бывших союзников, ставших противниками. Краем глаза Гвендолен заметила, как Алларий покачал головой с едва заметным уважением.
   - Алларий! Что это? - Хаэда хватался за перила, чтобы не упасть. - Что он делает? Прикажи ему, чтобы перестал! Он нас всех убьет!
   - А вы нас собирались накормить ужином и уложить в постель? - хрипло выкрикнула Гвендолен. - Воистину черная неблагодарность с нашей стороны!
   - Сами твердили, что гостеприимства законы для вас нерушимы, - Алларий плавно повел рукой и сам залюбовался выверенностью жеста, в результате чего решил повторить его пару раз для верности. - Каждый лишь тот урожай собирает, что в землю посеял.
   Дагадд рычал, катая между ладонями клубок загустевшего воздуха и явно примериваясь, куда его зашвырнуть. Когда в вихре промелькнул какой-то отблеск. похожий на молнию, среди гостей Аллария началась сдержанная истерика.
   - Бежим! Скорее!
   - Куда? За ворота к гвардейцам?
   - Клянусь Изиром, я не знаю, что это такое, но просто так от него не убежишь.
   - Странно, что медлишь ты, о истребитель съестного, - Алларий заинтересованно перегнулся через перила, - редко кому удавалось так долго держаться. В чем же причина того, что ты столь неспешен?
   - Я сам...не всунулся... - просипел Дагадд, и Гвендолен облегченно выдохнула - ей почему-то казалось, что он уже не способен заговорить по-человечески. - Они все, конечно, тряпье...но как-то... пусть посопят еще.
   - Но отчего бы тебе за ворота свой гнев не направить? Там ведь враги, что вас всех уничтожить стремятся.
   - Как-то тоже... - Дагадд тяжело вздохнул, опуская плечи, и темнота между его пальцами начала постепенно рассеиваться. Воздух сделался свежим, как после грозы, и все присутствующие жадно задышали. - Ну присыплются они песком, так мне от того кудрявее не станет.
   - Они тебя сами закопают, когда мы вас к ним отправим, - ласково пообещал Эльмантар, моментально вернув свои воинственные намерения вместе с возможностью нормально дышать. Но это была последняя угроза с его стороны.
   Алларий отлепился от перил и постоял некоторое время наверху площадки, покачиваясь с носка на пятку и что-то бормоча себе под нос. За это время он два или три раза провел рукой по волосам в разные стороны, н оска на пятку и что-то бормоча себе под нос. емя наверху площадки. воинственные намеренияи привел бы их в совершеннейший беспорядок, не будь они коротко острижены.
   - Ну ладно, чего теперь тянуть, - сказал он наконец. - Эльмантар. Хаэда, забирайте всех и запритесь в большой зале. Если осмелитесь хоть нос высунуть оттуда, пока я вас не позову -будет скверно. Кстати, там приготовлены вино и фрукты, чтобы не слишком скучать.
   Подобным выступлением он сразу обеспечил себе гораздо более благодарную аудиторию, нежели самыми наводящими ужас или трогательными виршами. Половина слушателей открыла рты и забыла в очередной раз вдохнуть. И поскольку все привыкли к совершенно другой манере изъясняться, то смысл речей Аллария далеко не сразу дошел до тех, к кому они были обращены. По перевернутому выражению лиц Хаэды, Эльмантара, Уллиля и прочих было заметно, будто они отчаянно хотят возразить, но что-то им мешает. В залу они удалились, отчего-то пятясь задом и натыкаясь друг на друга.
   Алларий медленно спустился вниз, обогнув по-прежнему стоящего на лестнице Баллантайна, и сел на последние ступеньки, бросив на них плащ. Сейчас было отчетливо заметно, какой он худой - ключицы выпирают из расстегнутого ворота - и как осунулось его лицо. На щеках проявились глубокие складки, как у актера, снявшего грим.
   - Вы, кажется, что-то хотите спросить? - произнес он устало. - Сейчас самое время.
   - Интересно, откуда в доме после трехдневной осады могли взяться вино и фрукты? - поинтересовался Логан, ни к кому особенно не адресуясь, но Алларий только махнул рукой в его сторону:
   - Если это один из ваших вопросов, то в жизни не встречал более бесполезного. Давайте дальше.
   - Хорошо, я задам вам вопрос, - Баллантайн спустился вниз, присоединившись к своим спутникам. Одну руку он словно случайно положил на плечо Гвендолен, и она быстро накрыла ее двумя ладонями. Ей снова стало жарко и хорошо, даже плечо перестало болеть. - Алларий... ведь вы выдумали эту историю о конце света, ваши глашатаи разнесли ее по всему Внутреннему океану, чтобы вызвать нас в Эбру, вы подстроили так, что нас попытались схватить в порту, вы рассчитали, что мы прибегнем к услугам Гарана и что попадем к вам, скрываясь от него. Вы так хотели нас увидеть? Для чего? И откуда вы знали, что мы будем вместе? Почему именно мы7
   - Ваш второй вопрос также не имеет большого смысла, - Алларий даже не поднял глаз, продолжая устало смотреть себе под ноги. - Но я отвечу. Я хотел, чтобы вы приехали сюда и задали бы мне более разумные вопросы. Так что сосредоточьтесь. Времени у вас немного.
   Гвендолен вся извертелась рядом с Баллантайном, даже потянула его пару раз за плащ, чтобы обратил на нее внимание, и шептала: "Спроси его вот о чем..." Но Эбер был как всегда параллельно занят своими мыслями, а заметивший ее движения Логан поступил по-своему.
   - Гвендолен из рода Антарей хочет задать свой вопрос, мастер Алларий, - заявил он торжественно, будто глашатай.
   Гвендолен фыркнула, чтобы скрыть легкое смущение. Поскольку все посмотрели на нее, она с сожалением отодвинулась от бока Баллантайна, к которому прижималась всем телом, пригладила волосы руками - скажем сразу, без видимых последствий, стиснула ладонью рукоять черного меча и только тогда произнесла свой вопрос. Скрывая неуверенность за насмешкой, она приподнимала уголки губ в язвительной улыбке, и оттого интонация у вопроса получилась не совсем такая, какую Гвендолен имела в виду:
   - Тяжело быть Хранителем?
  
   - Думаю, что скоро вы об этом узнаете сами, - медленно ответил Алларий, не спуская глаз с Гвендолен.
   - Сами?
   - Что ты этим хочешь сказать?
   - Кто ты такой, в конце концов?
   - Я в очередной раз утвердился в мысли, что женщины - гораздо более мудрые создания. Даже такие, что наделены способностью летать. Или, может, наоборот - особенно такие?
   Алларий поднялся со ступенек, легко перешагнул их, оказавшись на нижней площадке рядом с нашими героями, и изящно взмахнул руками, кланяясь, как принято в Валлене.
   - Хорошо, я представлюсь еще раз. Алларий Таширский, Хранитель Чаши.
   Необычнее всех при этих словах себя повели Логан с Дагаддом. Вместо того, чтобы издавать возгласы изумления и восторга, они тихо повесили голову, будто провинившиеся подмастерья.
   - Мы очень глупо себя вели, - пробормотал Логан. - И потом, Чаша была так близко, а мы ничего не чувствовали. Теперь ты нас прогонишь прочь от своих ворот, и правильно сделаешь.
   - И не мечтай, - сурово ответил тот, что называл себя Алларием. - Ваше время уже началось. Даже не надейтесь улизнуть - поздно. Вы не совсем точно выразились, сьер Баллантайн, при всем моем глубочайшем к вам уважении. Я не придумывал историю о конце мира. Прежний мир, в котором властвовали конунги, султаны и Провидение, доживает свои последние дни. Еще пару лет - и на смену ему придет новый. Мир, в котором правит Орден.
   - Мы нигде не хотим править! - возмутился Логан.
   - А кто вас спросит? - резонно заметил Алларий, пожимая плечами.
   Он прислонился к перилам, достал из кармана большое зеленое яблоко вместе с тонким серебристым ножиком и начал его чистить. Кожура завивалась спиралью, проходя у него между пальцев, и не желала заканчиваться.
   - Вы захотели сначала познать, а потом изменить этот мир. Вы сами - я вас не заставлял. Вы дотянулись мыслями до Чаши через море. Вы придумали Орден - не я. Не скрою, я вас слегка испытывал - лишь потому, что мне не очень хотелось отдавать Чашу совсем недостойным. Но если бы вы нажали посильнее - то взяли бы ее и без моего позволения. Разве не так?
   - Конечно, нет! - горячо ответил Логан, оглянувшись на остальных в поисках поддержки.
   - Разве взятое силой приносит пользу? - пожал плечами Эбер, но взгляд его сделался тревожным.
   - Что ж, какие-то иллюзии у вас еще сохранились, - Алларий вертел в пальцах свое нескончаемое яблоко. - Первое время они помогут вам продержаться.
   - Интересно, а ты когда-нибудь пробовал выражаться яснее? Хотя бы для разнообразия? - не выдержала Гвендолен. Ей был почти безразличен этот разговор - какое дело крылатой до устройства человеческого мира? Но Баллантайну было беспокойно - и значит, она была готова вволю точить свой язык об того, кто стал причиной беспокойства. По крайней мере, оставлять все, как есть, Гвен не собиралась.
   - А вы когда-нибудь пробовали быть более понятливыми? - парировал Алларий. Похоже, Чаша выбирала себе Хранителя по принципу, сумеет ли он за себя постоять даже перед Гвендолен Антарей.
   - Ха! Стоит ли - раз этот мир приходит в негодность, а в новом мы будем, как ты уверяешь, полновластными правителями. Чем меньше у правителя понятий - тем ему легче правится.
   - Хранитель Алларий, - голос Логана стал умоляющим, - не держите зла на Гвендолен Антарей. Люди слишком часто хотели доставить ей неприятности, а вас она по внешнему сходству также причисляет к людям.
   - А вы не причисляете?
   - Разумеется, нет.
   - Тогда отчего же вы приписываете мне человеческие качества, полагая, что я могу на кого-то держать зло?
   - Если ты такой умный и замечательный во всех отношениях, - Гвендолен никак не желала сдаваться, - то отчего решил отдать нам свою Чашу? Мы ведь гораздо менее достойны подобной участи.
   - Милая девочка, откуда ты знаешь, что это хорошая участь? - Алларий усмехнулся, откровенно любуясь гневно вскинутым подбородком Гвендолен, которая не могла отреагировать на "милую девочку" иначе, чем возмущенным фырканьем. - Потом, не забывай, что никто лучше меня на Внутреннем океане не понимает в искусстве театра. Это будет мой самый грандиозный спектакль. Создать новый мир, и не игрушечный на подмостках, а реальный, принеся в него силу Чаши - любой автор пьесы может понапрасну исходить завистью.
   - Все-таки непонятно, зачем вам для этого понадобились мы, - наконец вмешался Баллантайн. - Вы ведь сами могли, как выражаетесь, принести силу Чаши в мир, не дожидаясь постороннего вмешательства.
   - Сядьте и послушайте меня, Эбер ре Баллантайн. Садитесь, если не хотите, чтобы я назвал ваше настоящее имя - вам ведь будет не очень приятно слышать его на эбрийском берегу. И пусть спутники ваши тоже угомонятся, особенно эта рыжая девушка. Ее душа пылает, словно факел - меня все время тянет зажмуриться. Вам еще многое предстоит узнать о Чаше, но начнем с главного. До сей поры силы Хранителя хватало только на то, чтобы сдерживать силу Чаши и сберегать ее в тайне, а не на то, чтобы ею пользоваться.
   - Почему? - жадно спросил Логан чуть наклонившись вперед. Вот в чьем лице Хранитель Чаши моментально нашел послушного союзника - они с Дагаддом покорно уселись на пол, скрестив ноги, и пожирали глазами Аллария, словно желая проглотить каждое слово, сходящее с его губ.
   - Потому что источник силы слишком огромен. Никому не под силу им распоряжаться в одиночку. А Хранитель всегда был один. Он мог думать о том, кто придет после него. но никогда - о том, кто разделить с ним могущество. Вчетвером можно думать о том, чтобы направлять силу Чаши. Одному - нет.
   - Ты что-то путаешь, Хранитель Алларий, - Гвендолен не оставляла насмешливой интонации. - Вдвоем, может быть? Ну втроем, - она искоса посмотрела на серьезного Баллантайна - трудно представить его зажигающим взглядом огонь или перемещающим предметы, но все-таки... - Я никаких сил никуда направлять не собираюсь. Единствннное, что бы я с удовольствием направила - это свой путь подальше отсюда.
   - Еще ни одного слова в своей жизни я не произнес напрасно, - голос Аллария упал до низкого хрипа, и сразу наступила тишина.- Если я сказал - вчетвером, значит, именно это я и имел в виду.
   Гвендолен заметно поскучнела, но приняла разумное решение не возражать. Нельзя сказать, что перспектива познакомиться поближе с какими-то сомнительными силами ее радовала - крылатые крайне осторожно относятся ко всему необычному, хотя с точки зрения людей сами являются его средоточием. Вообразить, что она сможет проделывать что-то похожее на то, что вытворяли Логан с Дагаддом, было непросто и не вызывало прилива счастья. Зато оба книжника уставились на Аллария с выражением безоговорочного и восторженного согласия. Казалось, будто они уже сделались покорными учениками, готовыми мести пол, питаться сухими корками и смирять гордыню.
   О чем думал Баллантайн - как всегда было непонятно. Но следующим вновь заговорил он:
   - Будет ли мне позволено задать еще вопрос, мастер Алларий, или мы успели вам окончательно надоесть?
   - Разве у меня есть выбор? Впрочем, благодарю хотя бы за то, что спросили разрешения. Вашей Гвендолен это в голову бы не пришло.
   - Разрешает тот, кто может запретить, - встряла не умеющая долго молчать Гвендолен. - А способный что-либо запретить роду Антарей еще не родился.
   - Мастер Алларий, - Эбер произносил слова по-прежнему тихо, не повышая голоса, - почему вы заговорили об Ордене? Ведь мы никому не открывали своих планов. Крайне маловероятно, что нас могли подслушать. А еще менее - что поняли подслушанное. Или это совпадение? Или прав Логан, и вас не стоит относить к числу людей в обычном смысле этого слова?
   - Одно не исключает другого, сьер Баллантайн. - Алларий усмехнулся и зажмурил один глаз, словно подмигивая. Гвендолен до сих пор было очень тяжело привыкнуть к тому, что он стал говорить нормально, и невольно казалось, будто он притворяется. - В чем, по-вашему, заключается сила Чаши? В том, что она дает сомнительное умение показывать фокусы с огнем, железом и ветром на потеху толпе? Ради этого она появилась в мире? Что скажете вы, лучший арбалетчик Валлены, стреляющий вслепую, и вы. вызывающий бури и ураганы?
   Логан опустил голову, скрыв лицо за длинными спутанными прядями, упавшими на глаза. Дагадд продолжал преданно таращиться на Аллария, нимало не смутившись, но отвечать тоже не спешил.
   - Так вот - Чаша соединяет в себе знания. Знания о том, что случилось в мире, что происходит сейчас и что будет потом. Источник знаний - огромная сила, из него можно черпать могущество, если правильно настроиться на ритм и достать из этого источника именно те знания, которые тебе нужны. Все события, мысли, слова, действия и чувства каждого существа, что дышало под солнцем, не пропадают бесследно - они хранятся в Чаше. Добывая необходимые знания, миром можно управлять. Или направлять. Или пересоздавать - как вам больше нравится. Хранитель-одиночка может всего лишь удерживать источник закрытым. Но это не значит, что я не способен добыть оттуда те сведения, которые мне нужны. Вы думали об Ордене и даже беседовали о нем - я это ясно вижу. Полагаете, что были первыми на этом пути? Вы всего лишь достали из Чаши то, о чем говорили другие хранители до вас.
   - Разве возможно изменить мир? - Баллантайн пожал плечами, словно пропустив мимо ушей длинную тираду Аллария. - Когда-то я этого хотел, но теперь вижу... Люди всегда останутся такими же, как были. Мне нужно было приехать в Эбру, чтобы это понять.
   - Можно, - спокойно сказал Алларий. - Если очень этого хотеть. И поступать правильно. Что такое ваш Орден, как не попытка изменить мир? Или вы хотите отказаться от своей затеи?
   - Вы же сказали, мастер Алларий, что это затея не только наша. Что о ней думали до нас.
   - В мире столько мыслей уже передумано, - с легкой иронией заметил Алларий, - что новых совсем не осталось. С другой стороны, это проще - всегда можно понять, чем та или иная мысль закончится.
   - Ты имеешь в виду, можно предсказывать будущее? Ты это умеешь?
   На этот раз Гвендолен уставилась на Аллария, широко распахнув глаза и приоткрыв губы, словно желая спросить о чем-то невысказанном.
   - Странно слышать это от тебя - давно известно. что крылатые видят будущее так же ясно, как прошлое. Или ты хочешь проверить мое умение?
   - Не совсем, - Гвендолен почему-то опустила взгляд в своей невыраженной до конца попытке смутиться. - Крылатые женщины... ну те, которые... в общем, будущее от меня закрыто.
   - Может, это и к лучшему? Зачем тебе знать будущее, особенно свое, дева из рода Антарей? А вот предсказание об Ордене - так, как оно известно, и передается среди Хранителей - я могу вам рассказать. Правда, мы его запоминаем в стихах - но вы уже достаточно от меня стихов наслушались за эти дни, не так ли?
   - Если оно напоминает твои предсказания конца света, - фыркнула Гвендолен, - то можно не трудиться перекладывать в прозу - смысла не прибавит. Про дышаших ядом драконов, падающих с неба и огромную волну, накрывающую берег, мы выучили почти наизусть.
   - В моих предсказаниях, - с легкой обидой отозвался Алларий, - очень много верных идей. И вещей, о которых стоит задуматься. Я просто использовал образы, которые людям понятны дучше всего.
   - Не топырьтесь на нее, - неожиданно громко брякнул Дагадд. - А ты, пташка, захлопнулась бы на время.
   - Мы просим вас, хранитель Алларий, - Логан наклонил голову и прижал руки к груди, хотя церемонный поклон странно смотрелся в исполнении человека, перемазанного кровью и с волосами, растрепанными не меньше, чем у Гвендолен, - не обращать внимание на нашу спутницу и поведать нам то, что вы собирались.
   - Я буду краток. - видимо, Аллария было нелегко сбить с пути вдохновения. - Мы передаем друг другу две песни об Ордене, они очень похожи одна на другую. В одной, например. говорится так:
   Из хляби водной
   Скалы воздвиглись.
   Мудрые там
   Соберутся вместе.
   Свои законы
   Они установят,
   Силы великие
   Им доступны.,
   На острове возникнет союз ученых людей, ведающих о мире больше других и стремящихся постичь новое.
   - На острове? Но ведь Эбра не остров.
   - А кто говорил про Эбру? - искренне удивился Алларий, чем полностью уничтожил у собеседников всяческое понимание и охоту возражать.
   - Хоть не стремятся
   К власти над миром,
   Слушать их все
   Правители станут, - продолжал Алларий нараспев, решив наконец, что завоевал безраздельное внимание слушателей.
   Знаки их братства
   Носить на плащах
   Любому почетно,
   Но сможет не каждый.
   - Если бы кто-нибудь сказал мне раньше, что я, сидя на полу в Эбре, буду слушать стихи сумасшедшего комедианта, в которых говорится о каких-то тайных силах, я бы искренне пожалела этого бедолагу. Хотя не в моих обычаях испытывать к людям жалость, - прошептала Гвендолен одними губами, но Эбер наклонил голову, и уголок его рта слегка дрогнул. - Непонятно только, почему за все это время ни один из наших бывших союзников не выглянул из залы? И где, кстати, наши враги, к которым давно должно было прибыть подкрепление?
   - Я бы тоже хотел это знать, - пробормотал Баллантайн. - У меня вообще такое ощущение, что мы во всем мире остались одни.
   "К сожалению, не одни, а с тремя лишними свидетелями. А то я бы уже давно знала, что делать дальше, - некстати подумала Гвендолен, но вслух высказываться не стала - настолько ее мысли не вязались с высокими рассуждениями о мировых тайнах. Она ограничилась только тем, что теснее прижалась к ноге Баллантайна, пользуясь тем, что Логан с Дагаддом ни разу не взглянули в их сторону. Это увлекательное занятие заставило ее пропустить изрядный кусок текста, и когда она вслушалась, песнь уже подходила к завершению.
   - Возникнет он
   От любви великой,
   В любви причина
   Его паденья,
   И вновь принесет
   Любовь ему силу.
   Понятно теперь вам.
   В чем смысл мира?
   Это самая непонятная часть предсказания, - добавил Алларий, немного помолчав. - Раньше я думал, что ее сочинял какой-то молодой хранитель, еще не излечившийся от всех человеческих глупостей. Но каждый прикоснувшийся к Чаше приобретает ум и опыт зрелого мужа. А если это правда, то очень обидная. Как может судьба мира зависеть от одного из самых нелепых человеческих занятий?
   Логан с Дагаддом согласно закивали, выражая полную солидарность. Гвендолен могла бы многое возразить, но придержала язык. Тем более что говорить без традиционных насмешек ей было бы непросто. И если вдуматься - сильная любовь у ее народа называется проклятием. А та временная, которую она наблюдала у людей, действительно не слишком разумна - и возникает, и пропадает без особой причины.
   - А что дальше? - спросил наконец Логан у замкнувшегося в себе Аллария.
   - Что дальше - зависит от вас, - ответил тот, рывком поднимаясь. - Я поведал вам все, что мог - может быть, мои рассказы пригодятся. Прощайте.
   - То есть как "прощайте"? Ты что, нас бросаешь?
   Все настолько растерялись, что снова предоставили высказываться Гвендолен, да и та в свою очередь вскочила с пола, словно желая удержать этого странного человека. Нельзя сказать, чтобы общество Аллария приводило ее в восторг, но без него им придется гораздо хуже - это она понимала совершенно отчетливо.
   - Я хранитель. А вы основатели. Мы выходим на сцену в разных действиях.
   - Мы ведь... мы не знаем... что нам делать дальше... - пробормотал Логан, на лице которого сменяли друг друга два стремления - решительно схватить Аллария за камзол и удержать насильно, или зажмурить глаза и ничего не видеть вокруг.
   - Я тоже не знаю, что вам делать дальше,- резонно заметил Алларий. - Но мне будет интересно за вами наблюдать какое-то время.
   Он буднично отряхнул полы плаща и пошел к двери, но на пороге все-таки обернулся:
   - Не думаю, что мой совет заключает в себе огромную ценность, но на вашем месте, сьер Баллантайн, я бы занялся переговорами с теми, кто собрался в зале. Они, конечно, большей частью слабы духом, мелкие интриганы и любители покрасоваться, но они еще могут вам понадобиться. А тебе, дева из рода Антарей. будет любопытно присоединиться к тем, кто ждет тебя за воротами - узнаешь много интересного.
   - А нам что, отпихнуться?
   - А вас ждет Чаша, - Алларий взглянул на Логана с Дагаддом с некоторым изумлением, словно жалея за недогадливость. - Она в доме. Мимо нее вы не пройдете. И не ждите, что все будет просто, - добавил он уже в спину рванувшимся с места книжникам. - Но я вам помочь уже не могу - я теперь не хранитель.
  
   - Напрасно ты не хочешь надевать свои обручья, скальд конунга, - терпеливо произнес Лейвхар, в очередной раз протягивая Гвендолен витые цепи.
   - Терпеть не могу золота, - отрезала она. - Оно меня тянет к земле. Будьте счастливы, что я и так всюду таскаюсь с этой вашей железной палкой.
   - Скальд конунга не может появиться перед правителем страны без приличествующих украшений, - Лейвхар пожал плечами внешне спокойно, словно соглашаясь с тем, что все слагатели стихов полубезумны, а избранная его конунгом должна быть исключительной во всем, даже в своих странностях. - Теперь нам придется добыть для тебя раба, чтобы он носил твои обручья за тобой. Иначе все подумают, что наш конунг скуп и не может вознаградить тебя за хвалебные песни.
   - Или что твои песни недостойны вознаграждения, - с легкой обидой встрял в разговор Улли.
   - Не искушайте меня складывать песнь, за которую Данстейну захочется отобрать у меня свои побрякушки обратно, - сквозь зубы сказала Гвендолен, отворачиваясь. - Постой, что значит - добыть раба?
   - Первый, кто встретится нам на улице, станет твоим рабом, скальд конунга, - хладнокровно заявил Лейвхар. - Для здешних жителей, не носящих меча, это хорошая участь.
   - Прихлопнуться можно! - Гвендолен настолько растерялась, что выдала вслух одно из любимых выражений Дагадда. - Людям с севера точно нельзя долго находиться на солнце.
   Но Лейвхар продолжал смотреть на нее прямо и невозмутимо, не опуская ладоней, с которых свисали ненавидимые Гвендолен золотые ожерелья - одни очень тонкой работы, словно собранные из мелких зерен, а некоторые толстые и грубые, призванные доказать, что их владелец способен не моргнув глазом таскать на себе стоимость целой шхуны с командой.
   Шипя от отвращения. Гвендолен застегнула на шее пару украшений и просунула руки в черненые браслеты, показавшиеся ей кандалами. Лейвхар оглядел ее с ног до головы и удовлетворенно кивнул.
   - Теперь нынешний правитель Зальбагар не сможет сказать, что наш конунг мало ценит дар своего скальда. Пошли.
   "Странно, зачем я вообще им понадобилась, - шагая по ступенькам и с мрачной обреченностью уставившись ему в спину, подумала Гвендолен. - Лестница, по которой нас ведут, явно потайная. А разоделись все как для официального визита, живого места не найти, все в золоте. Нынешний правитель Зальбагар - это новый преемник Хаэридиана, что ли? Что-то я такое слышала, будто тот его специально вызвал из Ташира, чтобы посадить у власти вместо себя".
   Они остановились у плотных занавесей, наглухо задернутых, и сопровождающий их невысокий лысоватый слуга прижал палец к губам и отодвинулся в сторону. Лейвхар поманил к себе Гвендолен и осторожно раздвинул щелку в ткани.
   Конечно, привыкшая бродить по карнизам чужих домов не станет смущаться, когда ей предлагают подглядеть. Тем более что Гвен действительно было интересно, где они оказались.
   Небольшой зал, казалось, наполовину состоял из низкого ложа на резных золоченых столбиках, заваленного подушками - обычное устройство эбрийских домов здесь выглядело особенно роскошным, как лучшее оружие вандерских воинов, то есть как самая ценная вещь в жизни. На ложе кто-то явно находился, но Гвендолен не сразу выхватила его взглядом среди дорогих переливающихся тканей.
   Невысокий мужчина с резкими чертами лица, на вид сравнительно молодой, но с намечающимся животом, раскинулся на подушках, подпирая голову одной рукой в перстнях - на некоторых пальцах их было надето по три сразу, так что было непонятно, как они вообще сгибались, - а другой рассеянно перебирая кудри смуглой полураздетой женщины, свернувшейся клубочком в его ногах. Через какое-то время Гвен разглядела, что женщин вокруг ложа было как минимум шесть.
   - Да удостоит нынешний властелин Эбры своим благосклонным вниманием пришедших к нему посланцев вандерского правителя, - произнес за занавесью глуховатый вкрадчивый голос. Судя по тому, что губы мужчины на ложе не шевельнулись, говорил кто-то другой, находившийся в комнате.
   - Не скажу, чтобы они сильно торопились, - несколько раздраженно заметил человек на ложе, поправляя концы расшитой камнями безрукавки, - или вначале решили засвидетельствовать почтение предыдущему властелину Эбры? Моему бесконечно уважаемому дяде Хаэридиану?
   - Предыдущим вы будете называть его на дворцовых приемах, - говоривший выступил на свет. Судя по горбатому носу и сросшимся бровям, в его жилах преобладала таширская кровь. - А наедине с собой вы должны звать его только бывшим, Зальбагар Иначе так и останетесь преемником на привязи. И не беспокойтесь насчет вандерцев - они ваши окончательные союзники.
   - Я стараюсь, - разодетый мужчина поморщился, когда одна из рабынь принялась гладить его по ноге. - Можно, я хотя бы при верных союзниках отошлю девок? Мне от них уже с утра тошно.
   - Нет, иначе вы к ним никогда не привыкнете и не сможете правдиво поддерживать легенду о своем образе жизни, - непреклонно заметил горбоносый советник. - Кроме того, вандерцы очень ценят мужскую силу. Такое количество женщин должно вызвать у них невольное уважение, это нам на пользу.
   - Почему ты не придумал мне какой-нибудь другой образ, - Зальбагар нервно задвигался на ложе, - так же не вызывающий опасения, что я захочу забрать всю власть себе одному? Например, привязанность к вину или к этой серой гадости, которую здесь нюхают перед сном?
   - Мерзкой заморской привычки пить вино народ Эбры никогда не простит. А серый порошок вам пришлось бы иногда вдыхать, чтобы сохранять легенду. Разве нужно терять ясность сознания тому, кто не хочет потерять власть? Слишком многие поставили на вас все, что имеют, правитель Зальбагар.
   - Если меня замучают эти кобылы, то у вас мало шансов хотя бы что-то из потраченного на меня вернуть. Послушай, Сирри, раз уж ты их ко мне приставил, можешь хотя бы объяснить, чтобы не хватали меня руками?
   - Любой мужчина на вашем месте был бы счастлив и доволен, - тонко усмехнулся Сирри.
   - А я мрачен и несчастен, понятно? Меня общество женщин никогда не влекло до такой степени, чтобы я был согласен натыкаться на новую в каждой комнате. Мне вполне хватало моей Даллы..
   - Искренне сочувствую, - Сирри даже не улыбнулся, но искренности в его голосе было немного, - но ничего другого мы не могли придумать, чтобы показать, что вы меньше всего интересуетесь реальной властью в Эбре.
   - Надеюсь, вы побыстрее сделаете так, чтобы у меня появилась возможность это больше не скрывать, - проворчал Зальбагар, раздраженно отталкивая чашу, которую ему протягивала невольница. - Иначе я долго не протяну. Давай, зови своих хваленых союзников, послушаем, что они предложат.
   Сирри обернулся, и Гвендолен отпрянула от занавеси, шагнув в комнату вслед за Лейвхаром, Улли и другими. Она шла последней, сосредоточенно глядя на носки башмаков, но не потому, что вандерцы так низко ставили своего скальда, а потому что замешкалась в дверях, пытаясь поймать важную мысль, скачущую в голове. Утро выдалось слишком богатым на события, а предыдущий день - слишком скудным на еду и прочие простые радости жизни, чтобы крылатая дева могла чувствовать себя в достойной форме. Но Гвендолен упорно загоняла в угол сопротивляющиеся мысли, будучи уверенной, что рано или поздно она дотянется до того, что ей нужно.
   - Да будет Длинноволосый благосклонен к тебе, правитель страны на южном берегу, - торжественно провозгласил Лейвхар и стукнул об пол секирой. - Твоя удача уже велика - Данстейн прислал тебе нас. И будет еще больше, если ты исполнишь желания нашего конунга.
   - Дипломатия никогда не была качеством, которое в Вандере воспитывают с детства, - вздохнул Зальбагар, откидываясь обратно на подушки. - Ты мне твердил, Сирри, что они преданные союзники. Разве заключение союза начинают с требований?
   - Это они от чрезмерной скромности, - встряла Гвендолен, неожиданно для самой себя, но Лейвхар с командой продолжали сохранять невозмутимое выражение лица. -Боятся. что потом у них совсем не хватит уверенности в себе, чтобы о чем-то попросить. Неужели ты не заметил, как они робеют, правитель Зальбагар?
   Преемник султана уставился на нее, широко раскрыв глаза, но из-за тяжелых набрякших век его взгляд по-прежнему казался полусонным:
   - У вас женщинам позволено разговаривать?
   - Может быть, поэтому они не вызывают у мужчин такого отвращения, как ваши, - буркнула Гвендолен, не испытывая особой радости, что впуталась в разговор. Особого стремления привлекать внимание к своей особе у нее не было, но неумение держать язык за зубами вновь ее подвело.
   - Скальд конунга может говорить всегда и везде, - торжественно провозгласил Улли, выпячивая грудь, из чего у Гвендолен сложилось впечатление. что говорит он в первую очередь о себе. - Ведь песни, которые он слагает, приносят удачу.
   - Это правда? - Зальбагар заинтересованно оглянулся на своего советника. - А ты можешь сочинить что-нибудь для меня?
   - Мое вдохновение просыпается только если ему что-то пообещать, - Гвендолен показалось, что мысль наконец отыскалась, и она ясно взглянула в лицо Зальбагара, крепко сжимая рукоять меча.
   - Всем, всем от меня что-то нужно, - с легкой тоской заметил нынешний султан Эбры. - Давайте тогда по порядку. Какой платы потребуют люди из Вандера? Чтобы я дал им право на прямую торговлю на море?
   - Мы уже говорили об этом с твоим мудрым человеком, - Лейвхар мотнул головой в сторону Сирри. - Мы не торговцы, а воины. И нужно, чтобы в войске было больше преданных тебе, а не тому, другому. Мы будем учить твое войско и водить его в походы по пустыне. Сюда приехали те, кто готов или добыть много богатства, или сложить голову под здешними звездами. На море скоро будет править другая сила, как сказал наш мудрый человек - он совсем такой же мудрый, как твой. И там не добудешь столько славы, как мы привыкли.
   - Сейчас твои воины только внешне покоряются тебе, а на деле - тому, в чьих руках власть. Но чем больше своих союзников ты поставишь над ними, тем больше власти перейдет к тебе.
   - Ну что же, по крайней мере, вы не требуете торжества справедливости и установления новых законов, как некоторые ребята в Эбре, которые очень любят сотрясать воздух своими криками. Я не избавитель от власти ненавистного деспота и не другой деспот, пришедший ему на смену. Я просто другой. Я хочу эту власть, и я ее получу, и не стану долго размышлять над каждым шагом. Ты не передумала мне сочинять песню удачи, рыжая девушка? Хотя если тебе нужна награда, тебе все равно, кому слагать песни.
   "Твоему дяде я бы точно не сочинила ни строчки, - подумала Гвендолен, сощурившись. - Потому что никакие славословия не заставили бы его дать мне то, о чем попрошу. А с этим Зальбагаром - кто знает, может и получится?"
   - Пусть в каждой строке будет победа, - торжественно провозгласил Улли, и его взгляд, обращенный на Гвендолен, как всегда соединял в себе ревнивое удивление и смутное восхищение.
   "Ты думаешь, для крылатой это сложно? - Гвен равнодушно передернула плечами, выдерживая паузу скорее для приличия и для того, чтобы притянуть к себе все взгляды. - Бедняга до сих пор еще не понял, что мы можем соединять человеческие слова, как вздумается".
   - С победою пусть правит
   Пришедший к власти следом,
   Победы песня скальда
   Поможет ему множить, - произнесла она чуть нараспев, адресуясь больше к вандерцам, чье учащенное дыхание слышала за спиной.
  -- Победный клич в пустыне
   Повсюду слышат люди,
   Вечно властитель станет
   Всем победами ведом.
   Зальбагар очень пристально смотрел на ее лицо, точнее - на губы, довольно долго выжидая после того, как они перестали шевелиться, затем не поленился приподняться на локте, с сомнением оглядывая вандерских предводителей, но те ни на кого не обращали внимания, замерев в священном восторге.
   - И что, я должен за это награждать? - спросил он брезгливым тоном. - Это все?
   Поскольку Лейвхар и Улли покачивались на носках, полузакрыв глаза от нахлынувшего счастья, ответить за всех пришлось советнику Сирри:
   - Рассказывают, мой властелин, что два семидневья назад король Данстейн взял приступом последнюю крепость своего давнего врага и соперника. Перед боем он поднялся на холм неподалеку и долго выкрикивал какие-то строчки, довольно похожие на те, что сейчас довелось услышать тебе. Говорят, что за них он отдал обручье из золота весом с голову ребенка. Не напоминает ли о нем украшение на левой руке этой странной девы?
   - Ты что, всерьез считаешь, что этот бред, не стоящий называться стихами, приносит победу и удачу?
   - Ни секунды не верю, мой властелин. Но и обратное утверждать тоже не берусь.
   - Все с ума посходили, - с глухим раздражением пробормотал султан Эбры, отворачиваясь. - Моих слуг и союзников охватило заразное безумие. Что ты хочешь за свое дикое творение? Говори скорее и убирайся, пока и я не начал думать, что этот нелепый набор звуков поможет мне добиться цели.
   Зальбагар вытянул из-под подушек ногу, оценивающе разглядывая роскошные браслеты на щиколотке и явно прикидывая, с каким расстаться. Гвендолен втянула воздух сквозь зубы, как всегда, прыгая с высоты и разворачивая крылья навстречу ветру.
   - Я не возьму от тебя золота. - сказала она чуть хрипло. - Мне нужно другое.
   - Что, она еще и выбирать имеет право? - Зальбагар обернулся к молчаливому Сирри. - Ну говори быстрее, чего ты хочешь, женщина.
   - Мне нужно полное прощение Эбера ре Баллантайна и разрешение для него находиться на земле Эбры когда и сколько он пожелает, - скороговоркой произнесла Гвендолен на выдохе и только в конце фразы разжала стиснутые в кулак пальцы.
   - Кого? Какое прощение? - эбрийский султан растерялся еще больше. - О чем она говорит? Сирри, зачем ты нашел каких-то полоумных союзников?
   - Под прозванием ре Баллантайн в Эбру несколько дней назад приехал тот, человек из Круахана, чье настоящее имя вне закона, а изувеченное тело на дне гавани. Вернее, мы полагали, будто оно там, - спокойно заметил Сирри, с легким любопытством разглядывая Гвен из-под полуприкрытых век. - Я не стану произносить вслух, как его зовут, тем более и вам, и вашему достопочтенному отцу хорошо известно, из-за кого ваш отъезд в Ташир оказался столь поспешным. Интересно, что ты заговорила о нем, девочка.
   - Чтоб мне песка наглотаться! - Зальбагар так резко сел на ложе, что половина подушек съехала на пол. - Да я ни за что... Как ты вообще посмела... никакие ваши северные заклинания меня не заставят даровать ему прощение! И если ты еще раз...
   - Вам это и не понадобится, мой властитель, - по-прежнему ровно продолжил Сирри. - Как показывают последние события.
   - Что ты имеешь в виду?
   Гвендолен сама не узнала своего голоса. Ей показалось, что в голове ударил колокол, заглушающий все звуки и эхом бьющий по вискам.
   Сирри ничуть не удивился - то ли его совсем не трогало проявление чужих чувств, то ли другого он и не ожидал. Он сделал какой-то неясный знак в сторону опущенной портьеры, и она раздвинулась. В образовавшийся проем двое слуг внесли, держа за углы растянутый плащ, на котором неподвижно лежал, запрокинув голову, толстый человек. Его камзол был полностью изорван и потемнел от крови, но лицо оставалось относительно чистым и даже безмятежным, поэтому Гвендолен без труда узнала Тенгала. Она со всей силой, которую только могла собрать, тряхнула его за воротник, больше всего на свете боясь, что он не откроет глаза и ничего ей не скажет, и она умрет от разрывающего голову стука крови, не узнав, что произошло.
   - Теперь и я знаю, что такое - отдать за него жизнь, - Тенгал не говорил, а скорее сипел на выдохе, но Гвендолен настолько хотела чего-то от него добиться, что ловила каждое слово. - Но я так... и не понял... хорошо это или плохо. Ты тоже хочешь это... узнать, девочка с крыльями? Расскажешь мне... там за чертой, где мы встретимся?
   - А куда эти двое дармоедов смотрели?
   Хриплый злой голос, выталкивающий слова сквозь зубы, вряд ли мог принадлежать любимому скальду конунга Данстейна и парящей в небесах крылатой деве. Тенгал, впрочем, ответил не переспрашивая - видно, он уже подошел к порогу, с которого видно все и все понятно:
   - Они лежали в дальней комнате... с закрытыми глазами и холодные совсем... не шевелились. Гвардейцы их...не стали трогать... решили, что мертвые.
   Тогда у Гвендолен Антарей закончились все вопросы. Она выпрямилась и проверила, хорошо ли защелкнута рукоятка меча в ножнах, которые ей недавно подарили вандерцы. Ножны были слишком длинные и вечно колотили ее по ногам, поэтому она приноровилась закреплять их на спине, между крыльями. Она стряхнула с рук золотые браслеты, как лишний груз, но, подумав немного, подобрала с пола пару штук и сунула в нагрудный карман. Плащ съехал на пол с приподнявшихся крыльев, и Гвендолен обязательно оценила бы красноречивый взгляд эбрийского султана, если бы посмотрела в его сторону - но сейчас она ни на кого вокруг просто не обращала внимания, ровным шагом отправившись к окну.
   - Скальд конунга не может уйти, не дождавшись заслуженного дара, - сказал ей в спину Лейвхар, но уверенности в его голосе не было.
   - Данстейн заведет себе другого скальда, - размеренно произнесла Гвендолен, не оборачиваясь, - можете передать ему в качестве задатка.
   - Ты что-то задумала, - утвердительно сказал Улли. Он стоял ближе всех к вскочившей на подоконник Гвендолен и смотрел на нее не отрываясь, как все вандерцы. - Что ты хочешь сделать?
   - В какой стороне дворец Хаэридиана? - и поскольку никто не ответил, Гвен равнодушно пожала плечами, пристраивая меч поудобнее. - Впрочем, его будет несложно найти.
   - Тебе его уже не спасти, поедем с нами в Вандер. Конунг даст тебе боевой корабль, ты вернешься и отомстишь. С местью надо прожить несколько лет, только тогда она становится сладкой, как мед. А ты сейчас полна горечи.
   - Я не собираюсь никому мстить, - Гвендолен полностью развернула крылья, и все невольно зажмурились от ярко-рыжего отблеска, усиленного закатным солнцем. - Мне просто нужно попасть во дворец, только и всего.
   - Тебе нужно попасть в приют для умалишенных, женщина, ибо твой разум тебя покинул, - Зальбагар наконец овладел собой и все-таки снизошел до прямого обращения к Гвендолен. - Даже если бы ты не... у тебя не было... одним словом, эрлы и эмиры ждут по нескольку недель разрешения пройти внутрь, не говоря уже про всяких тварей с крыльями.
   Гвендолен полуобернулась, держась обеими руками за притолоку и собираясь с силой оттолкнуться. Взлетать из окна все-таки не очень удобно - проще было бы прыгнуть вниз с какой-нибудь открытой площадки, но выбора ей не оставили. Ни один мускул ее лица не шевельнулся, и даже интонация не поменялась в ответ на слова султана Эбры, только глаза сощурились до предела, как перед выстрелом.
   - Поэтому я и собираюсь вести себя как тварь и не ждать разрешения. Придется, чтобы оправдать свою презренную репутацию, быть крайне невежливой и взять дворец штурмом.
  
   В Вандере до сих пор многие подростки заучивают наизусть героическую песнь о юноше с крыльями, который один полетел на стены вражеского замка, чтобы спасти своего конунга или погибнуть вместе с ним. Авторство приписывают Улли - но даже он, при всей своей ревнивой привязанности к новому скальду Данстейна не смог сделать героиней песни женщину. Поэтому если бы Гвендолен довелось когда-либо ее услышать, она не узнала бы свой вечерний полет над Эброй. К тому же никаких гордых боевых кличей она не издавала, и солнце не сверкало на ее высоко поднятом клинке. Она летела не скрываясь, но совершенно буднично, ровно взмахивая крыльями, будто гонец, выполняющий привычную работу. Луна уже угадывалась совсем близко к горизонту, но ощущение счастья и легкости, волной вскипавшее каждый раз в душе, на этот раз не могло появиться. Гвендолен летела не ради полета, а потому, что очень торопилась, и по воздуху добраться было быстрее.
   Караул на широкой террасе был не очень большим - видимо, главную задачу считали выполненной, и гвардейцы, расхаживающие взад-вперед с тяжелыми алебардами, были поставлены скорее для приличия. Явления Гвендолен ожидали меньше всего - тем более что она опередила удивленные крики, вой и гам, доносящиеся с рынка, над которым пролегал ее путь по воздуху. Гвен неуклюже опустилась на перила, чуть покачнувшись, несколько раз взмахнув крыльями для равновесия. Гордого и эффектного прибытия не получалось, поскольку летать с мечом и арбалетом - непростое занятие для крылатой девы, всегда выбиравшей себе метательные ножи из самой легкой стали. Хорошо еще хоть не брякнулась на пол, как мешок с отрубями - мысленно прокомментировала Гвен, но глаза караульных вылезли из орбит в любом случае, и они меньше всего обратили внимание на точность ее приземления. Сам его факт был вполне достаточен.
   Правда, к сожалению, никто не стал падать на колени и протягивать к ней руки как к богине Иситар. Гвардейцы в столице быстро избавлялись от своих деревенских предрассудков.
   - Ты что? - неуверенно произнес один из караульных, красноречиво подняв алебарду. - Тебе чего надо?
   - А оно говорить-то умеет? - прибавил второй.
   - Несколько слов ради тебя я выучила, - Гвендолен слегка попятилась, потому что вид наставленных на нее алебард не внушал радости. Она ясно понимала, что первый же удар собъет ее с ног и, возможно, что-нибудь переломает. Ей было очень страшно, сердце вдруг застучало в горле, словно собираясь выпрыгнуть наружу и мячиком поскакать по плитам террасы. Гвен даже стала жадно глотать воздух, надеясь таким образом затолкать его обратно. - Где личные покои вашего Хаэридиана? Мне надо срочно его увидеть.
   Вы, конечно, снисходительно посмеетесь про себя - любой другой на месте Гвендолен торжественно обставил бы свое прибытие с небес как гонца, возвещающего конец света, и вполне может быть, что такая легенда неплохо бы вписалась в недалекое сознание дворцовой стражи. На худой конец, можно было, дождавшись ночи, постараться незамеченной долететь до какой-нибудь верхней башни и тайно проникнуть во дворец через нее. На что могла надеяться глупая рыжая девчонка с крыльями, свалившись прямо в лапы стражников и не припасшая ничего в свою защиту, кроме железной палки на боку - а в руках не умеющей им пользоваться Гвендолен меч казался именно палкой, и ничем больше? От первого удара она наполовину увернулась, но конец алебарды ощутимо задел по ребрам, и все остатки дыхания вылетели. Гвен попыталась отползти в сторону, отчаянно борясь с желанием свернуться в клубок и прикрыть голову руками. Весь ее короткий боевой опыт стоил совсем немного, а на страже дворца стояли закаленные бойцы, способные за пару секунд растереть ее в прах.
   - Эй, ты ее сильно не калечь, а то товар не будет иметь успеха наверху, - заметил один из гвардейцев, перехватывая алебарду в замахе.
   - Наверху еще долго будет не до нового товара, - отмахнулся второй, нависая над Гвендолен и примериваясь, как половчее ухватить ее за волосы. - Там сейчас пойдет такое развлечение, что нас забудут сменить, вот увидишь.
   - А я бы на твоем месте радовался, что наша смена не в главном зале, - пробормотал кто-то у Гвендолен за спиной. - А то забавы у старины Харри последнее время такие, что с души воротит, уж на что я ко всему привычный.
   Гвендолен казалось, что ее внутренности скрутились в сплошной узел от ужаса, рвущегося изнутри, колотящегося о грудную клетку Она поднесла руки ко рту, забыв выпустить рукоять меча, и почувствовала. как по разбитой губе потекла кровь. Но в голове внезапно наступила полная ясность - словно она поднялась в воздух над пыльными горячими камнями дворцовой террасы. Это был физический страх, доходящий до тошноты, но не за себя - его слабые отголоски она уже чувствовала раньше, когда прикасалась к сломанным пальцам на руке Эбера. Она не могла нормально дышать, пока не знала, где он, что с ним делают теперь. Ужас распирал ее, выплескиваясь наружу, она прекрасно ощущала волну. катящуюся по телу, и поэтому особенно не удивилась, когда гвардейцы внезапно шарахнулись от сжавшейся на каменных плитах фигурки. Гвендолен с трудом терпела исходящую из нее силу страха и выворачивающей жалости, и когда что-то словно лопнуло в душе и понеслось наружу, стало чуть полегче.
   В принципе она могла и не размахивать мечом, тем более что у нее это получалось не слишком умело. Гвардейцы пятились не от клинка, а от бьющей лучами силы, внешне незаметной, но почти сшибающей с ног. Это было очень похоже на ощущение, уже несколько раз и все время некстати приходившее к Гвендолен на эбрийском берегу - чувство острой жалости и понимания окружающего мира. Только гвардейцам было его тяжело выдержать с непривычки, поэтому патруль отступал и озирался.
   - Как... мне попасть... наверх? - Гвендолен с трудом переводила дыхание, настолько трудно было пропускать через себя `эту новую силу. Тревога за Эбера никуда не исчезла, она была главным и единственным чувством, благодаря которому Гвен держалась на ногах. В остальном ей казалось, будто из нее хлещет волна жалости, тоски и сострадания ко всем дышащим существам на Внутреннем океане, будто она кожей чувствует их боль и несправедливость, творящуюся везде, и будто этой боли столько, что она не помещается в самой Гвендолен, а выплескивается наружу. Странное ощущение для девушки, держащей в руках обнаженный клинок и прилетевшей с ясными намерениями смахнуть с пути любую преграду - но Гвендолен с трудом его выносила. Она шаталась и наверняка упала бы, не будь у нее хотя бы какой-то опоры в виде меча, и окружающие виделись ей как сквозь дымку. Впрочем, гвардейцам приходилось не лучше. Двое сразу осели на каменные плиты, закатив глаза. Начальник караула, как человек несомненно более закаленный, попытался вновь наставить на нее алебарду. Гвендолен слабо отмахнулась мечом, не понимая до конца, что делает, но едва клинок соприкоснулся с алебардой, как гвардеец выронил ее, завыл и скорчился на полу.
   - Мне.. кто-нибудь скажет... где у вас лестница?
   Не добившись ничего путного в ответ, Гвендолен повернулась и побрела вглубь террасы. Судя по тому, что с каждым шагом ее ощущения усиливались, она была на правильном пути - то есть двигалась туда, где большому числу людей весьма часто приходилось очень плохо. Ее качало, голова кружилась, и несколько раз она видела темные сырые ступени почти перед глазами, но потом вновь выпрямлялась.
   В песне Улли отважный крылатый юноша не задумываясь рубился с толпами злобных врагов, охранявших лестницы и подступы к замку. Он одолевал каждый пролет, подскальзываясь на чужой и собственной крови. Гвендолен тоже пару раз упала, и несколько шагов даже проползла, прежде чем ей удалось подняться, навалившись на перила и срывая ногти. Более легкой добычи для охраны придумать было трудно - но гвардейцы были слишком заняты своими ощущениями. Никто никогда не узнает. как именно передавалась окружающим новая сила Гвендолен и что именно они испытывали, но впечатления были явно не из приятных. Хуже всего приходилось тем, кто пытался поднять на нее оружие и как-то соприкасался с ее мечом - видимо, сталь была особенно сильным проводником той силы, что сейчас исходила от ее тела. Если бы сейчас Гвен могла взлететь и посмотреть на все происходящее сверху, она бы искренне подивилась на открывающуюся перед глазами картину: рыжая сгорбившаяся фигурка в измятом и порванном камзоле ковыляет по лестнице, то и дело останавливаясь, пытаясь помочь себе судорожными движениями полуразвернутых крыльев, а от нее с воплями отскакивают подбегающие дюжие гвардейцы с секирами и кривыми мечами. Несколько караульных споткнулись и покатились вниз, звеня оружием, но Гвендолен даже не проводила их глазами, хотя их сдавленные крики отозвались в ней новой волной боли. Их ей тоже было жалко. Но оборачиваться она не могла, потому что все силы уходили на то, чтобы не сбиться со своего неясного курса.
   Она брела наугад, мало что видя перед собой, но неуклонно приближаясь. Гвендолен знала, что должна идти быстрее, что должна бежать - но острое сопереживание и жалость трепали ее, как плащ под порывами ветра. Она преодолела половину изогнутой галереи - в ее конце двери были плотно закрыты, но сквозь них пробивался чуть дрожащий красноватый свет. Гвендолен двигалась на свет неверными шагами, еще немного - она бы вытянула руки перед собой. Она глотала кровь из разбитой губы и соленую воду, текущую по лицу. Дворец уже был весь наполнен гулом, воплями, бряцанием оружия, топотом многих, бегущих в разных направлениях, ног. Из-за поворота на полной скорости вылетел очередной патруль, надеясь перехватить Гвендолен прежде, чем она шагнет за порог зала. Но было уже поздно - она толкнула створки и ввалилась внутрь, хватая воздух ртом, собирая последние сиды, чтобы удержаться на ногах. Она ничего почти не видела вокруг, различая только контуры предметов, но прекрасно знала. что наконец дошла, и лишь это знание помогало ей держаться на ногах. И чуть ленивый, бархатный голос, мягко растягивающий слова, который прозвучал в полутьме, позволил ей не упасть, а упрямо побрести, шатаясь, до середины зала на его звук.
   Голос произнес:
   - Я сам приказал вам не слишком торопиться, чтобы продлить удовольствие, но всему есть мера. Куда запропастился мастер Слэнки? Я отправил его за инструментами полчаса назад. И добавьте, наконец, масла в светильники. Я хочу все видеть более отчетливо.
   Гвендолен не могла знать, что мастером Слэнки звали самого искусного из палачей Хаэридиана, и что тот вовсе не отлынивал от работы, а спешил со всех ног, но уже имел несчастье столкнуться с Гвен на лестнице, ведущей к залу. Для него сила жалости к окружающим оказалась настолько непереносимой, что он поспешно лег на ступени и перестал шевелиться. Но в любом случае при словах обладателя бархатного голоса Гвендолен скрутило особенно сильно. Она согнулась, с трудом дыша, обхватив себя крыльями в невольной попытке хоть как-то защититься. Очередной комок, лопнув в груди, рванулся наружу как поток, сметающий ветхую плотину. В зале послышались нестройные крики, и Гвендолен зажмурилась, но потом разлепила веки - она уже успела немного привыкнуть, что после особенно яркого выброса своих ощущений наружу ей становится чуть легче и свободнее дышать.
   "Гвендолен! - кричал почти неузнаваемый голос Эбера в ее сознании. - Ты пришла! Ты пришла ко мне! Я уже думал, что ты меня бросила! Что ты бросила меня! Зачем ты это сделала, Гвендолен! Уходи сейчас же! Окно за твоей спиной! Я думал, что ты никогда не придешь, Гвендолен! Гвендолен!"
   На самом деле Эбер ре Баллантайн не кричал и вообще не произносил ни звука. Он висел, привязанный к какому-то подобию дыбы прямо посередине зала, освещаемый со всех сторон пламенем углей, пылающих в жаровнях. Странно, что бархатный голос, несомненно принадлежащий предыдущему (или бывшему, как на это посмотреть) властелину Эбры, требовал прибавить света - его и так было предостаточно. Каждая черточка лица Эбера была видна так же четко, как если бы он был на залитых солнцем площадных подмостках. Он то и дело щурился и отводил глаза от языков пламени.
   И его лицо было абсолютно серым, словно на нем не осталось ни одной живой краски, только пепел.
   Жалость ко всему миру временно кончилась - точнее, она никуда не исчезла и продолжала разливаться по залу, исходя волнами от фигуры Гвендолен, но на время ее перекрыли новые чувства, гораздо более яркие, но, к счастью для Хаэридиана и стоящих за его спиной гвардейцев, менее сильно действующие на окружающих. Иначе все они перестали бы дышать гораздо быстрее незадачливого Слэнки.
   Гвендолен рванулась вперед как огненный вихрь. Несколько жаровен она спихнула с подставок, удачно попав под ноги подбежавшим к ней гвардейцам. Тем и без того было очень скверно - особенно после того, как двое скрестили свои мечи с клинком Гвен, и их затрясло на полу. Но присутствие Хаэридиана явно мешало им достойно признать поражение и отползти в угол. И поскольку их оказалось неожиданно много, долгое время они путались у Гвендолен на дороге, сильно нарушая все планы.
   - Что это? Что происходит? - в интонациях эбрийского властителя прорезались легкие нотки испуга. Гвендолен так и не сумела его толком разглядеть, сразу ввязавшись в драку, поэтому образ Хаэридиана существовал в ее сознании исключительно в виде голоса. - Вы что... подсыпали мне какой-то дряни... мерзостные изменники... почему мне так плохо... Что это за... откуда взялась эта тварь?
   - Говорят, ее видели вылетающей из дворца вашего племянника, великий.
   - Проклятье... Зальбагар все-таки решил меня извести....я ведь ему никогда не доверял...и не напрасно...
   - Ты, великий бывший, о нем слишком хорошо подумал, - у Гвендолен как раз выдалась небольшая передышка, когда очередной гвардеец покатился по полу, и она не удержалась. - Помимо фамильной подлости, для этого неплохо бы иметь какие-то зачатки мозгов.
   Она вскочила на помост и примерилась, как бы аккуратнее перерезать веревки на запястье Эбера. Его лицо ничего не выражало, но как только лезвие кинжала блеснуло совсем рядом, в глазах мелькнуло что-то похожее на узнавание, и он как мог вывернул руку по направлению к Гвендолен.
   - Хотя бы так, Гвен, - прошептал он одними губами. - Может, я еще успею истечь кровью до того, как они начнут. Давай, быстрее.
   Гвендолен непонимающе уставилась на него, опять забыв посмотреть в сторону эбрийского султана и не особенно заметив, что в зал вступило новое действующее лицо, выставив вперед округлый живот и чуть выпятив пухлые губы, в окружении пестрой свиты, состоящей в основном из танцовщиц разного цвета кожи.
   - Ты несправедлив ко мне, дядя, - церемонно заметил Зальбагар, цепким взглядом окидывая происходящее и стараясь не приближаться к центру зала, а разумно отодвигаясь в угол. - Покушаться на тебя? Существуют более приятные и несложные способы самоубийства.
   - Скорее, Гвендолен, - голос Эбера был хриплым и таким же неузнаваемым, как его застывшее лицо. - Почему ты остановилась?
   - Тогда зачем ты подослал... ко мне эту тварь?
   - Если ты этого не сделаешь, Гвендолен .. чего ты ждешь?
   - Я никого не подсылал, дядя Хаэри. Я сам хотел бы понять, откуда она взялась и какой силой обладает.
   - Почему, Гвендолен? Ты боишься? А за меня ты не боишься? Скорее!
   - Отчего мне... так плохо? И как мы ее возьмем... чтобы все узнать... если наши люди не могут к ней подойти?
   - Ты клялась, что любишь меня, Гвендолен! Гвендолен!
   - Чего у нас всегда хватает в избытке, так это людей, дядя.
   - Если ты этого не сделаешь...значит. ты мне все время лгала!
   - Как же мне скверно...Пусть ее уберут - это от нее мне так плохо...
   Гвендолен терзала кинжалом веревку, но лезвие уже несколько раз соскользнуло. Ее постоянно отвлекали - и остановившийся укор в глазах Эбера, от которого у нее было впечатление, будто кинжал задевает острием по ее сердцу, и со спины периодически напрыгивали гвардейцы, понукаемые двумя султанами. Наконец на ее плечи обрушилась алебарда, но руки у наносившего удар дрожали из-за непереносимости присутствия Гвендолен, и крыло спружинило, хотя немедленно отнялось и заныло. Гвен зашаталась, хватаясь за края помоста.
   - Потерпите, дядя, очень долго она все равно не продержится.
   - Ты так и не выполнила мою просьбу, Гвендолен, сказал ей взгляд Эбера. - Улетай хотя бы, чтобы этого не видеть.
   Наверно, она была очень близка к тому, чтобы сделать, как просил Баллантайн - провести кинжалом по его руке, зажмурив глаза. В голове у нее все сдвинулось, словно боль и тоска окончательно взорвались в мозгу. Мир вокруг заволокло клубами тумана, в котором слышались нечленораздельные вопли. Гвендолен упала на колени рядом с помостом, больше не в силах держаться на ногах, поднося руки ко лбу, и ей понадобилось довольно много времени, чтобы осознать - это вовсе не туман, это пыль, которая поднялась от рухнувшей стены дворца.
  
   Стены просто не стало - снаружи небо было ослепительно белесым, и ветер доносил запах горячего песка. В образовавшийся пролом совершенно буднично, как будто перешагивая порог трактира, ступили двое с такими узнаваемыми лицами, что Гвендолен невольно встряхнула головой, то ли приходя в себя, то ли не желая расставаться со сном.
   - Эй, малыш, ну мы и заквасили тут! Облизаться можно!
   С этими словами Дагадд пнул ногой кусок стены и оглушительно захохотал.
   Волосы у обоих стояли несколько дыбом, а глаза горели внутренним огнем - в какой-то момент, очевидно, нестерпимо ярким, но теперь понемногу затухающим. Поэтому вид у книжников был взъерошенный и полусумасшедший. Но никто в зале не осмелился даже шевельнуться - потому что от них исходило еще больше силы, чем от Гвендолен. На лице Дагадда красовалась широченная ухмылка искренней радости, которую почему-то при взгляде на него никто не разделял, но его это нимало не задевало. Он приветственно замахал Гвендолен огромными ладонями.
   -До чего вкусно было стенку расковырять! Только мне щекотно - а что тут вообще сляпалось?
   Логан, в отличие от побратима, был сосредоточен настолько, что между бровями на мальчишески чистом лице залегла глубокая борозда. Он внимательно оглядел все происходящее в зале, не особенно задерживаясь на фигурах одинаково оторопевших султанов, но стоило ему взглянуть в сторону Гвендолен, как его взгляд изменился. Логан метнулся к ней с внезапной скоростью, которую трудно было представить, судя по тому, каким размеренным и даже прогулочным шагом они с Дагаддом вступили в зал.
   - Что ты с собой делаешь, Гвендолен Антарей? Прекрати немедленно! Закройся, подними защиту! Хотя бы зеркала поставь! Как ты это вообще выдерживаешь?
   Он схватил ее за плечи и встряхнул несколько раз, отчего волосы упали ей на лицо, и Гвендолен вообще перестала что-либо видеть перед собой. Впридачу ей было неимоверно трудно дышать, так давила на нее огромная масса чужой боли и страха, пригибая к земле.
   - Ты меня слышишь? Ну, соберись, Гвендолен, закрывайся скорее!
   - Да она же не впихивает сама, щупаешь? - Дагадд по-прежнему веселился, словно все творящееся вокруг его сильно забавляло. - Подбери хваталки, сейчас мы все пригладим.
   Они с Логаном взяли Гвендолен за руку, каждый со своей стороны, и положили свободные руки друг другу на плечи, замыкая круг. Через несколько минут Гвен уже смогла поднять голову, глядя на них постепенно проясняющимися глазами. Она жадно хватала воздух, словно желая наверстать те мгновения, когда его почти не оставалось в ее груди.
   - Я уже начинал опасаться, что ничего не получится, - мрачно заметил Логан. -Дыши спокойно, Гвендолен. Когда мы начнем разрывать цепь, я тебе скажу, чтобы ты приготовилась.
   - Что.. это со мной было? - Гвендолен вдруг почувствовала, что язык у нее прикушен и с трудом ворочается во рту, а крылья мелко дрожат, как после полета в бурю.
   - В Чаше смешивается несколько потоков - память и знание обо всем, что происходит в мире. Все радости и ощущения от удовольствий, какие в нем есть Все страдания и боль, которую терпят живущие. Когда мы подошли слишком близко, потоки разделились. Ты взяла на себя самую трудную часть - но, наверно, иначе ты не вошла бы во дворец так легко.
   - А что... сейчас?
   - Сейчас мы поделили все более или менее поровну. Видимо, нам все-таки очень повезло - теперь, когда Дагди испытывает не только восторг и наслаждение, он не смог бы не задумываясь разнести дворцовую стену по камешкам.
   - Почему не смог бы? Не задумываться - это его обычное состояние.
   - Прекрасно! - Логан хмыкнул, не убирая руки. - С Гвендолен все снова в порядке, раз к ней вернулась ее манера с нами обращаться.
   - Может, тогда кто-нибудь сможет разрезать веревки? - голос Эбера звучал хрипло, но в остальном это был его обычный негромкий голос. - А то висеть здесь не слишком приятно.
   Видно было, что Логан и Дагадд не торопятся выпускать мгновенно рванувшуюся Гвендолен. Но она вывернулась из их рук так отчаянно, что книжники только одновременно покачали головой. Логан повернул к Баллантайну побледневшее лицо, которое снова застыло как прекрасная маска - без единого оттенка приязни.
   - Если бы это зависело только от меня, я бы не торопился, - холодно начал бывший лучший арбалетчик Валлены. - Но удерживать Гвендолен, особенно теперь - таких безумцев не найдется.
   Неизвестно, что ответил бы Эбер, стряхивая обрывки веревок и с кривой улыбкой растирая ярко-алую полосу на запястьях, что добавил бы ко всему сказанному насупившийся Дагадд, борода которого стала напоминать иголки ежа, а уж реакцию Гвендолен вообще лучше было бы не предсказывать. Но вмешались третьи силы, до поры существовавшие на позиции перепуганных наблюдателей, но наконец слегка осмелевшие - наверно, оттого, что плещущая в зале и эхом отдающаяся от стен волна мучений и боли утихла.
   - Немедленно! Схватить! Всех! Что встали! Дармоеды! В песок закопаю! По пояс! Ногами вверх!
   Гвендолен вцепилась в камзол Баллантайна, словно это было последнее прикосновение, удерживающее ее в этом мире, и ей стало настолько легче, что она наконец смогла посмотреть на перегнувшегося в кресле Хаэридиана. Ничего значительного в его облике не было, кроме разве что ослепительно дорогих одеяний, и он почему-то показался ей похожим на какое-то малоприятное, но не слишком опасное животное. Но перекошенные лица гвардейцев подсказывали, что его угрозы -не просто желание что-то выкрикнуть вслух погромче.
   - Арестовать всех четверых, - покорно добавил Зальбагар, чтобы формально успеть произнести приказ до начала его выполнения.
   Гвардейцы побежали, выставив алебарды и занеся над головой пару кривых мечей, громко топая от усердия. Гвендолен смотрела на них совершенно равнодушно, наклонив голову к плечу, и только через некоторое время осознала, что их бег длится слишком долго - словно они наткнулись на невивдимую стену, но продолжают перебирать ногами от отчаяния.
   - Только вас не хватало, - Логан вяло махнул в их сторону рукой, сделав какое-то сложное движение пальцами. - У нас тут такие проблемы, а вы под ноги лезете.
   Хаэридиан стал приподниматься, до конца еще не веря своим глазам, но в этот момент каменные плиты раскололись прямо перед его креслом и вывернулись наружу, словно края раны. Оттуда повалил дым, меняющий цвет на глазах. С грохотом упал огромный светильник, который могли с трудом подвинуть трое рабов.
   - Малыш! Меня от этого больше не топорщит! - с досадой заявил Дагадд с интонацией обиженного в лучших чувствах. Выражение неподдельной радости постепенно стиралось с его лица.
   - И не будет, - Логан поднялся, стряхивая пыль, осевшую на камзол. - Теперь мы берем из Чаши от каждого потока равномерно. Хотя каждый останется сильнее всего привязан к своей силе, с которой начал. Что меня не особенно радует. - прибавил он хмуро, меряя взглядом выпрямившегося Баллантайна и прижавшуюся к его боку Гвендолен, которую тот обнимал за плечи.
   - Что значит каждый? - подозрительно спросила Гвендолен.
   - Как разумно отметил в свое время хранитель Алларий, основателей будет четверо.
   - Подожди... Мы что, тоже можем теперь... так, как вы... - Гвен запнулась и растерянно поводила руками по воздуху, изображая что-то неопределенное, - стену снести? Или вызвать грозу?
   - Каждый из нас теперь может почти все, - с явной тоской произнес Логан. - Но вот что хочет - это вопрос.
   - О великие герои! То есть - о могущественные маги! О посланники Непостижимого! Я счастлив, что вы сошли на землю Эбры именно в МОЕ справедливое и разумное правление! - Зальбагар опомнился первым и торжественным шагом двинулся к ним. Возле невидимой черты, где толкались гвардейцы, он чуть испуганно задержался, но ее удалось миновать без всякого труда, и эбрийский султан воспрял духом. - Любое ваше желание - закон для имеющего честь принимать вас в своем дворце!
   У его плеча возник до того незаметный Сирри, а за ним угадывались невозмутимые силуэты вандерцев.
   Логан чуть слышно вздохнул. Для способного ощущать весь мир как единое целое подобные нескрываемые мотивы были как скрежет ножа по стеклу.
   - В твоем дворце мы не останемся. Но если ты так хочешь быть нам полезным, мы попросим об одной вещи.
   - Все, что угодно для могучих посланцев неба!
   Зальбагар торжествующе оглянулся на Хаэридиана, словно прикидывая, как ловчее столкнуть его с высоко поднятого резного постамента.
   - Я от тебя очень устал, - сказал он искренне. - Сколько можно притворяться хуже, чем я есть на самом деле. С души воротило от твоих развлечений, особенно с заключенными. Да я наизусть учил все песни о тебе, которые в Эбре осмеливались передавать друг другу только шепотом и в абсолютной темноте. Знаешь, что я сделаю первым делом? Прикажу открыть ворота тюрьмы, где сидят те, кто их написал!
   - Мы сейчас промокнем от слез умиления от такой родственной приязни, - мрачно заявила Гвендолен, отчаявшись найти хоть где-то относительно чистый кусок полотна и поэтому обматывающая кисти Баллантайна своим оторванным рукавом. - Отпусти нас, о великий и единственный властелин Эбры, чтобы мы могли поскорее уйти и наплакаться вволю.
   - Да, и я дарую Эберу ре Баллантайну полное прощение и право находиться в моих землях, сколько он пожелает, - мстительно прибавил младший султан.
   - Похоже, ваше прощение уже не столь важно для меня, - Баллантайн пожал плечами, мягко отстраняя Гвендолен, которая действительно громко всхлипнула над сорванной кожей на его ладони. - И долго находиться на земле Эбры я вряд ли захочу.
   .- Давайте к делу, - вмешался Логан. - В трехстах милях к северо-западу на Внутреннем океане располагается остров. Он не очень большой, почти целиком состоит из скал и не особенно дорог тебе в качестве владения. Подари его нам.
   Зальбагар наморщил лоб и растерянно оглянулся на Сирри.
   - Они просят Эмайну, - уточнил советник.
   По лицу Зальбагара было заметно, что он гораздо охотнее учил наизусть ругательные песни о своем дяде, чем названия собственных островов. Но после оставляющего значительные следы раздумья он внезапно просиял:
   - Вы собираетесь покинуть Эбру?
   - Как это ни прискорбно для нас, - безупречно вежливо выговорил Баллантайн, наклоняя голову.
   - Неужели ты не вынесешь разлуки с нами? Крепись, властитель Зальбагар, возьми себя в руки, - снова встряла Гвендолен в своей обычной манере.- Это всего лишь минутная слабость, пройдет.
   - Корабли готовы отправиться хоть сейчас, - торжественно заявил Лейвхар, сделав несколько шагов вперед и грянув секирой об пол. Сознание торжественности момента и гордости за свою причастность к созданию истории отчетливо отпечаталось на его лице. - Думаю, что пока вы на борту, ветер всегда будет попутным.
   - Я льщу себя надеждой, что высокие гонцы Непостижимого примут мой скромный дар - остров Эмайна - в безграничное пользование, и что он будет им полезен на их достославном пути, - сказал Зальбагар в спину уходящим.
   - Наверно, Дагди, когда-нибудь мы к этому привыкнем, - Логан пошел к лвери, не обернувшись. Одну руку он держал на плече побратима, то ли держась за него, то ли помогая ему идти, а другой рукой тащил за плащ спотыкающуюся Гвендолен. Та бесконечно оборачивалась, проверяя, идет ли сзади Баллантайн. - Но сейчас мне кажется очень странным, когда нам дарят то, что мы и так можем сами взять.
  
   Ветер действительно был попутным и после душных закоулков эбрийских дворцов и бесконечного запаха горячего песка казался сладким и кружил голову. На палубе царило с трудом скрываемое, но от того еще более безудержное веселье - за несколько часов до отплытия Нуада явился к кораблю во главе толпы странно выглядевших людей с горящими глазами. Судя по тому, что многие из них прижимали к груди наспех смотанные свитки и тащили мешки книг, они вряд ли пришли наниматься в боевую дружину на корабли. Видимо, это были те самые книжники, которых Логан просил собрать со всего Внутреннего океана - во время разговора в доме Кэссельранда, много-много столетий назад. Все они пребывали в лихорадочном состоянии, бесконечно роняли различные предметы и не договаривали половину начатых фраз. Половина из них не менее десятка раз заглянула через внутреннее окно в каюту, где вокруг стола, положив руки перед собой и мрачно глядя на собственные пальцы, сидели четверо основателей, представляющие разительный контраст с бродящей по кораблю восторженной толпой.
   - Вы что-то неприятное хотите мне сказать, Логан, сыр Дарста? - произнес наконец Баллантайн, не поднимая глаз.
   Логан помотал головой, также стараясь не глядеть на собеседника.
   - Вряд ли вы сочтете мои слова такими уж неприятными, сьер Баллантайн. Но как вы могли позволить, чтобы она сделала такое с собой? Вы почти заставили ее совершить убийство - для носителя мировой боли это была бы верная гибель, причем очень мучительная.
   Гвендолен, завернутая в несколько плащей и как никогда напоминающая съежившуюся птицу, не сразу поняла, что речь идет о ней, но потом вскинулась и начала выпутываться из ткани, собираясь подняться на ноги и откровенно высказать этому заносчивому арбалетчику из Валлены, по несчастной случайности ставшему величайшим магом в мире, что дела Гвендолен Антарей его совершенно не касаются. Минут через пять она с удивлением обнаружила, что ноги отказываются ее держать.
   - Вы думаете, я не чувствую своей вины? Но я... Дай вам небо никогда не испытать того, что пережил я. Они ведь даже не успели что-то сделать, но... понимаете, Луйг... Я знал, что не выдержу того, что они собираются делать...что я потеряю уважение к себе... и значит, меня больше не будет как личности. Я исчезну, понимаете?
   - Только о себе, - почти с отвращением произнес Логан. - Ну исчезла бы одна личность, возникла бы на ее месте другая, подумаешь - еще неизвестно, какая лучше. А она о себе никогда не думала - ни когда за два дня в ураган долетела до Круахана, ни когда одна с пустыми руками пошла на штурм дворца.
   . - Я никогда не хожу с пустыми руками, - наконец опомнилась Гвендолен. - Моли Непостижимого, чтобы мне не захотелось это тебе показать.
   - Высшее достижение - забыть о себе, - продолжал Логан, не повернув головы в ее сторону. - Вам это никогда не дано узнать, сьер Баллантайн. Наверно, поэтому четвертая сила Чаши досталась именно вам.
   - Какая именно?
   - Власть, - коротко сказал Логан, и все четверо замолчали. Снаружи слышался топот ног по палубе, отрывистые команды и протяжные вопли морских птиц, проносившихся мимо открытого окна. Ветер шевелил разложенные на столе карты и поднимал волосы Гвендолен, взлетавшие вокруг ее головы, как яркий нимб.
   - Если ты еще раз заговоришь в таком тоне, сын Дарста, я скажу большое спасибо вандерцам за эту неудобную железку, - Гвендолен выразительно похлопала по рукояти лежащего на коленях меча. - Интересно. если тебя привязали бы к столбу в том зале, ты тоже бы занимался нравоучениями?
   - Я очень боюсь боли, - Логан ясно усмехнулся, - но не боюсь в этом признаться.
   - Мы что, теперь так и будем скрестись? - мрачным голосом спросил Дагадд, от плохо скрываемой обиды говоривший гулко, как из бочки. - Заматывай, малыш, иначе всем нам дырка.
   - Я ни с кем не желаю ссориться, - ровным голосом произнес Логан. - Даже с Гвендолен Антарей, хотя она непременно хочет поругаться со мной.
   - А что он... Да как он смеет... Будто сам...- Гвен наконец вскочила на ноги, хватая ртом воздух - впервые ей изменила холодная насмешливость. - Дагди, ну скажи ему!
   - Я очень мало понимаю в том, что произошло и происходит, - вместо Дагадда заговорил Эбер, и его голос постепенно зазвучал так же, как на том памятном собрании Конклава, когда стоящая за его креслом Гвендолен поняла - на свете есть вещи, которые притягивают сильнее, чем полная луна над крышами. - Куда мы плывем? Что мы будем делать со всеми этими людьми, что отправились за нами? Что за силу мы везем с собой? Наверно, вам открыто гораздо больше, Луйг, а я ничего не чувствую. Хотя вы и считаете абсолютно напрасно, будто мне что-то там досталось. Но в одном я уверен совершенно точно - Орден уже основан.
   - И Эбер ре Баллантайн - его первый Великий Магистр.
   - Почему я?
   - Потому что вы единственный из нас, кто хоть как-то подходит для этой роли. Не Дагди же облекать этим титулом, в конце концов.
   - Не, я смазываюсь, - торопливо произнес Дагадд, только что обнаруживший в одном из сундуков стратегически важные запасы хлеба, сыра и вина, но не торопившийся нести все это добро на стол, а жующий прямо сидя на полу. - Мне совсем не липнет этих разинутых к делу пристегивать, - он энергично мотнул головой в сторону окна, в которое как раз заглядывала парочка любопытных.
   - Вы так упорно заступались за Гвендолен, - вполголоса, едва шевеля губами, произнес Баллантайн, и на скулах Логана выступил темный румянец. - Однако вам даже в голову не пришло сейчас произнести ее имя..
   - Орден делается для людей, - пробормотал молодой книжник, снова опуская глаза.
   Гвендолен даже не прислушивалась. Она счастливо улыбнулась Логану, моментально забыв обещание продемонстрировать ему свои таланты обращения с мечом, наконец выпуталась из плащей и выбралась из-за стола, рванув на себя ставни второго окна каюты, смотрящего на море. Протискиваться было нелегко, но Гвен так часто отказывалась от нежеланной эбрийской пищи, что пояс с ножами, ранее сидевший как влитой, теперь свободно крутился на бедрах. Она с силой отпихнула ногами переборку, разворачивая крылья в падении, но уже чувствуя, как держит ее поток воздуха, поднимая вверх. Она полностью вытянула правое крыло, закладывая вираж и вздрагивая от удовольствия. Солнце грело спину между лопатками, и свежая морская пена, разбегавшаяся по обе стороны от корабля, имела неповторимый запах надежды и уверенности, что теперь все будет прекрасно.
   Мы основатели Ордена! Мы вместе! И он - Великий магистр! Все так, как он хотел! И даже лучше! И мы будем вместе! Каждый день! Еще очень долго!
   На горизонте были уже явственно различимы светло-серые, ослепительно сверкающие над водой высокие скалы, у подножия покрытые темной зеленью, словно изысканной оправой. Остров так гордо воздвигался над морем, что не оставлял никакого сомнения в своей исключительности и особом предназначении, пусть даже его украшала лишь одинокая рыбацкая деревушка и две кособокие шлюпки болтались на прибое вместо великолепного флота с развернутыми парусами.
   Гвендолен восторженно выдохнула, оглядывась на свой корабль. Трое основателей стояли у окна, так же не сводя глаз с приближающегося острова. На лице Эбера лежала смутная тень. Глаза Дагадда были широко раскрыты, и было видно, что на самом деле они ярко-голубые - он даже забыл в очередной раз откусить от большой головки сыра, которую прижимал к груди.
   Логан, напротив, отчаянно зажмурился, хотя солнце было за спиной. Губы его шевелились, повторяя одни и те же слова, и пролетавшая мимо Гвендолен невольно ухватилась за какую-то снасть, прижимаясь к мачте и вытягивая шею, чтобы расслышать.
   - Эмайна! О Эмайна! - шептал бывший валленский арбалетчик, основатель Ордена и хранитель всех знаний о мире. - Великое, величайшее сокровище!
  
  

Хроника третья

  
   - В чертог Провидения следует входить, полностью открыв себя и ничего не тая от его проницательной силы, - скучным голосом произнес стоявший в дверях воин, выглядящий как и подобает лучшему из младшей охраны, приближенному к самому сердцу круаханской власти - с абсолютно ускользающими чертами лица.
   - Мои помыслы и душа открыты Провидению, - свита, состоявшая большей частью из круаханцев, забормотала нестройно, но вполне искренне, кое-кто даже с завыванием. Но воин продолжал держать руку на засове.
   Гвендолен поморщилась - просто шевелить губами в общем хоре оказалось недостаточно.
   - Мои помыслы и душа открыты Провидению. - сказала она сухо, словно наступая в раскинувшуюся у ног жирную лужу. - Глава Приумножающей ветви будет не очень доволен, что я задерживаюсь.
   - Я буду прощен, когда узнают, что я радел исключительно о безопасности, - воин говорил бесцветно, но твердо. - Вы что-то прячете под плащом. Вам нужно его снять.
   - Может, Великому Магистру Ордена Чаши имеет смысл войти в чертоги в чем мать родила, чтобы показать, что я ничего не умышляю против Провидения?
   - Вы должны снять плащ, - повторил воин, даже бровью не поведя в ответ на самую раздражающую обычных людей интонацию Гвендолен.
   - Мне хотелось бы пощадить чувства собеседников, - Гвен выдохнула сквозь зубы, ради терпения посчитав про себя до шести. - Погода снаружи хорошая, солнце светит, зачем вам такой день портить?
   - Пока вы не снимете плащ, дверь не откроется.
   - Ладно. Напросились сами.
   Гвендолен потянула завязки плаща, красивыми четкими складками стекавшего вниз и драпировавшего всю ее фигуру от горла. Конечно, любой охране такой наряд не мог не показаться подозрительным. Но посольство Ордена въезжало в Круахан при свете дня, через южные ворота, под пристальными взглядами толпы зевак, и Гвендолен не очень хотелось, чтобы в ее спутников вдруг начали швыряться камнями.
   Огненного цвета крылья были плотно сложены, но короткие перья на сгибе упрямо топорщились, как всегда, когда их владелица впадала в явное раздражение.
   Воин отшатнулся, сделавшись зеленовато-бледным - обычно с таким выражением смотрят на попавшую в постель змею или ящерицу. Кривыми губами он пробормотал:
   - Подбери... те плащ. Когда совет увидит, что опасности нет... сможе..те хотя бы.. прикрыть... это.
   - Исключительная заботливость о собратьях. Странно, что я еще вижу, куда идти. Так мне застилают глаза слезы умиления.
   Так Гвендолен в третий раз в своей жизни вошла в Чертог Провидения, демонстративно волоча за собой плащ, тянувшийся по полу. Она не оборачивалась, потому что в общем-то и так прекрасно представляла, что происходит за спиной. Давняя привычка выпячивать подбородок и держаться тем более надменно, чем больше у тебя неприятностей, начинала понемногу утомлять своей повторяемостью.
   - Ты чем-то расстроена, Великий Магистр Чаши?
   Говоривший выглядел в общем-то довольно комично и напоминал неуклюже слепленный шар с непропорционально большой головой, короткими толстыми ногами и простодушно-хитрым выражением на гладко выбритом лице - такое могло быть и у плутоватого хозяина небольшой лавки, и у его горластой жены, лицо человека без четкой принадлежности к какому-либо полу, народу или сословию. В последнюю очередь судьбе следовало наделять таким лицом человека, носящего на поясе ключи от всей казны Службы Провидения. Или наоборот, именно такое лицо у него и должно быть? Гвендолен покосилась на человечка, скрестившего пальцы на животе и слегка покачивающего не достающими до пола башмаками, без особого удивления - она давно привыкла к тому, что люди очень некрасивые создания, и поражаться тут было нечему.
   - Да, я немного опечалена. Теперь мне придется набирать заново больше половины слуг. А это довольно трудно сделать в Круахане, где без сплетен не садятся ужинать.
   Человечек вздохнул, поудобнее складывая руки и посмотрел через плечо Гвендолен на ее сильно поредевшую свиту..Четверо в темно-изумрудных плащах переминались с ноги на ногу и явно чувствовали себя неуютно в огромном чертоге. У двоих под плащами виднелись вандерские кольчуги, лица других были раскрашены на манер жителей островного Ташира. Круаханцы растворились, словно их никогда не было.
   - Орден Чаши должен быть готов к подобным трудностям, раз избрал себе такого странного Великого Магистра, - с легким брюзжанием заметил собеседник Гвендолен. - Воины Провидения не слишком подвержены человеческим предрассудкам, но нам тоже будет нелегко вести с тобой переговоры. Хотя благо Провидения превыше всего. Поэтому прошу нам простить излишнюю сухость и стремление побыстрее закончить беседу.
   - За семь лет я привыкла, что в моем присутствии люди утрачивают красноречие, - Гвендолен подобрала с пола плащ. - Вы позволите, сьер Ирви?
   - Да, так будет несомненно лучше, - с явным облегчением заметил человечек. - Тем более что все детали переговоров наш собрат Эбер ре Баллантайн, надеюсь, возьмет на себя. Ему это будет проще как создателю Ордена и вашему... как это точнее выразиться, предшественнику. Он ведь по сути и настоял, чтобы Провидение обратило взор на Орден Чаши, в чем мы, правда, пока что не раскаиваемся. Несмотря на ваше... мягко сказать, равнодушие к общепринятым нормам.
   - Сьер ре Баллантайн уже приехал из Тарра?
   Гвендолен сощурила глаза до предела, глядя на яркое пятно от цветного стекла на полу. Это всегда помогало ей сохранять выражение лица неизменным. Но шнур плаща пришлось срочно развязать и затянуть заново, потому что сердце подскочило к горлу.
   "Он здесь! Сегодня я его увижу! Уже два месяца прошло... Как я еще дышу - непонятно".
   - Разве вы еще не успели повстречаться? - вопросом на вопрос ответил Ирви, казначей Провидения и глава Приумножающей ветви. - О, это так.. непохоже на собрата Эбера. Он, наверно, просто очень устал с дороги.
   - Вчера я весь день провела в покоях Изучающей ветви, - .ровным голосом произнесла Гвендолен. Второй признак раздражения не заставил себя ждать - она ясно почувствовала, как плотно прилегает к бедру клинок темного вандерского меча, который всегда носила с собой. Поэтому она не удержалась и мстительно прибавила: - У сьера Гнелля почему-то не было желания побыстрее закончить со мной разговор.
   Ирви нахмурился - на его лице это смотрелось потешно, но последствия могло означать нешуточные.
   - Собрат Фредерик очень интересуется вами... вернее, природой вашей силы. Впрочем, не станет же глава Изучающей ветви скрывать от своих собратьев то, что ему удастся узнать?
   - Разумеется, нет, - Гвендолен наконец расправила все складки плаща, одновременно приведя в соответствие лицо - плотно сжатые губы и замкнутое выражение глаз. - Если это послужит на благо Провидения.
   - А если это послужит на благо самого Фредерика Гнелля? - Ирви задвигался в кресле. - Ты тоже станешь нас уверять, девочка с крыльями, что никакой силы у вас нет?
   - Я полагала раньше, - наморщила нос Гвендолен, - что воины Провидения ставят слова собратьев превыше всего. Допустим, вы не станете сильно прислушиваться к сьеру ре Баллантайну, приехавшему с Эмайны. Но разве глава Изучающей ветви не должен был вам сообщить, что ничем сверхъественным мы не обладаем?
   - Приумножающая ветвь исключительно высоко ценит каждое высказывание сьера Гнелля. Именно поэтому, когда он говорит, что беспокоиться не о чем, мы уверены, что на ситуацию стоит обратить самое серьезное внимание. Ты можешь отрицать все, что угодно, но почему все отправленные нами на Эмайну доверенные лица возвращались невредимые, но с приведенной в совершенную негодность памятью?
   - Вряд ли стоит обвинять Орден Чаши в том, что на скалах города произрастают прекрасные виноградники. Это в большой степени наш источник дохода и способ торговли с окружающим миром, - Гвендолен пожала плечами, поправляя ножны. Они начинали ей все сильнее мешать. - И тем более не наша вина, что посланцы Провидения проявляют некоторую невоздержанность.
   - В Круахане орденских виноградников нет, - кислым голосом произнес Ирви. - Но почему-то наши воины, приставленные к... призванные охранять ваше посольство от превратностей дороги, тоже внезапно потеряли ясность изложения мыслей во всем., что касается дел Ордена?
   - Может быть, Охраняющей ветви стоило более тщательно отнестись к подбору наших.. - Гвендолен выдержала легкую паузу, - хм.... сопровождающих? С точки зрения их интеллектуальных возможностей, в первую очередь?
   - При чем здесь интеллектуальные способности, когда налетевший неизвестно откуда ураган валит вас на землю?
   - Неоднократно нападавшие на посольство Ордена, - подчеркнуто любезным тоном проговорила Гвендолен, - утверждали каждый раз, что не имеют ни маленйшего отношения к ветвям Провидения. Разве не так?
   - Ты ведь этому веришь ровно так же, как мы верим в отсутствие у вас какой-то непонятной силы.
   - Я совершенно уверена в том, что Провидение не стало бы подсылать к безобидным собирателям рисунков и рукописей соглядатаев и наемных убийц, - отчеканила Гвендолен, изысканно улыбаясь. Рыжее отродье Антарей оставалось верно себе даже в длинном зеленом плаще Великого Магистра - утонченному издевательству, написанному на ее лице, позавидовал бы любой придворный.
   - Безобидные собиратели не собрали бы в свою армию лучшие боевые палицы Вандера.
   - Вандерцы ценят истинные знания и понимают необходимость их постоянной охраны.
   - Настолько, что готовы служить бесплатно? Более того, отдавать в казну Ордена большую часть добытых в походах сокровищ? Мы не очень любим смеяться во время официальных приемов, малышка. Нам это кажется неуместным.
   - Мне кажется, что ваша манера обращения ко мне, сьер Ирви. - Гвендолен запахнула полы плаща, настолько чесались у нее ладони - схватиться за рукоять меча, - всячески демонстрирует неофициальность нашей встречи. Поэтому я вполне могу отнестись к ней легко и вдоволь посмешить вас.
   Ирви глубоко вздохнул, неуклюже сполз с высокого кресла на пол и обошел вокруг Гвендолен, покачивая головой. Потом он, переваливаясь, направился к оконной нише, забрался на подоконник, подтянув колени к подбородку и поманил ее пальцем.
   - Лучше бы ты хотела нас посмешить, - ворчливо пробормотал он, - когда направляла к нам посольство Ордена. Если бы мы знали, что о вашем предложении нельзя думать серьезно, мы крепче спали бы по ночам. А так нам беспокойно. Нас мучают сомнения.
   Гвендолен без особого удивления наконец сообразила, что под произнесенным капризным тоном "мы" Ирви подразумевает себя, единственного и неповторимого.
   - Что же мешает вам шутя относиться к моему предложению?
   - Мы никогда не шутим с деньгами, - печально сказал Ирви. - Или с тем, что может их нам принести.
   - Другими словами, Приумножающая ветвь готова согласиться?
   - Мы колеблемся. Мы не уверены. Кто-то нам должен помочь принять решение. Как ты думаешь, девочка, вот он сможет?
   Гвендолен проследила за его взглядом. Широкий двор Чертога Провидения, располагающийся между двумя крыльями флигелей, блестел от прошедшего дождя. Человек, выходящий из кареты, рассеянно наступил сапогом в лужу, не заметив ее, с некоторой тоской огляделся и протянул руку кому-то еще, сидящему в глубине. Из дверцы высунулось угловатое плечо и немного растрепанная, видимо, от долгой езды, головка с темными гладкими волосами. Женщина оглядела мелкие камни двора, огромные вытянутые окна чертога, сощурилась на серое круаханское небо и покачала головой, снова отодвигаясь внутрь. Человек пожал плечами и направился к главному входу, на ходу снимая простую дорожную шляпу.
   Гвендолен узнала бы этот цвет волос, сравнимый только со свежим пеплом, проступающим на углях, в толпе из десяти тысяч человек. Но лицо Баллантайна показалось ей потухшим и каким-то незнакомым, у губ пролегли две складки, прятавшие улыбку, за которой она когда-то побежала за море.
   - Интересно, - протянул Ирви у ее плеча, искоса и с удовольствием наблюдая за схватившимся за притолоку Великим Магистром Ордена Чаши. - Собрат Баллантайн теперь везде появляется только с супругой. Весьма трогательно, не так ли? Впрочем, он так долго отсутствовал и, должно быть, очень соскучился.
   - Это совершенно естественно, - Гвендолен показалось, что ее горло забито какой-то пылью. - Вас удивляет проявление человеческих чувств, сьер Ирви?
   - Сказать по правде, нас это очень удивляет, - маленький человечек склонил голову к плечу. - Нам казалось, что чем ближе находишься к пониманию мира, тем дальше отступает такая глупость, как любовь.
   - Мир - это и есть любовь, - все так же глухо произнесла Гвендолен. Она откашлялась, не сводя глаз с двери, отчего пришлось неловко вывернуть шею. - От Провидения ведь ничего не скроешь, разве вы этого не знали?
   - Мы поспорили бы с тобой, смешная девочка, но нам сейчас не до этого. Собрат Эбер тоже, наверно, спешит отдохнуть с дороги. Ведь правда?
   Баллантайн, вошедший в чертог, молча наклонил голову, то ли соглашаясь, то ли приветствуя собеседников. На нем был обычный камзол, без всяких знаков отличия, но из тонкой и дорогой ткани, каких не наблюдалось у него раньше. Но Гвендолен все равно неловко дернула свой роскошный изумрудный плащ, красивым полукругом стелящийся у каблуков - главное великолепие наряда Великого Магистра.
   - Эбер, надеюсь, ты не в обиде, что мы тебя так спешно позвали из Тарра. У нас новости, как видишь. Приехало посольство твоего Ордена и предлагает нам очень интересные вещи.
   - Не стоит называть Орден Чаши моим, - Эбер внимательно посмотрел на Гвендолен, прижавшую обе руки к груди. Потом на секунду опустил глаза и снова поднял. Ему показалось, что стук ее сердца звучит в его ушах, как вечно спешащие, торопящие время часы. - Гвендолен Антарей приняла на себя ранг Великого Магистра пять лет назад. С тех пор я ни разу не был на Эмайне, хотя, конечно, не могу не следмть за тем, что делает Орден.
   - Брось, Эбер, мы прекрасно знаем, что ты представляешь Орден в Круахане.
   - Разве Провидение официально признало Орден Чаши? - быстро спросила Гвендолен, немного отдышавшись и постепенно осознавая - несмотря на то, что Баллантайн стоит перед ней, нельзя все-таки упускать дела из виду.. Хотя бы для того, чтобы стереть ухмылку с незначительного личика Ирви.
   - Когда Провидение что-либо признает, - со значением произнес глава Приумножающей ветви, - зачастую это "что-либо" перестает быть. Поэтому в твоих интересах, диковинное создание, чтобы мы как можно дольше не признавали ни существование Ордена, ни твое положение в нем.
   - В таком случае желаю Провидению как можно скорее признать факт собственного неразумного поведения. Чтобы оно закончилось и перестало мешать вам самим.
   - Я честно пытался научить ее дипломатии, - пробормотал Эбер, разводя руками. Но Ирви насмешки Гвендолен трогали мало - видимо, у генералов Провидения отношение к жизни было устроено совсем по-другому.
   - Провидение не может быть неразумным. Странно, что ты этого не понимаешь. крылатая девочка.
   - Тогда почему вы отказываетесь от нашего предложения?
   - Мы его примем, - задумчиво сказал Ирви. - мы его обязательно примем. Но оно нас немного тревожит. Ты знаешь, собрат Эбер, что твой Орден собирается сделать? Мы можем без ограничений брать взаймы из их казны, пополняемой вандерскими набегами. Взамен на право построить в Круахане несколько библиотек.
   - Оберегающая ветвь, несомненно, выступила против, - утвердительно заметил Баллантайн без всякой интонации.
   - Нет, Оберегающая ветвь считает, что библиотеки - не помеха Провидению. Против, разумеется, высказалась Разъясняющая - но другого мы и не ждали. Мы уже стали подумывать, не завести ли нам дома несколько книг, раз они стоят так дорого. Что скажешь, собрат Эбер? Не порекомендуешь, где бы раздобыть потолще - в Круахане ведь их почти нет?
   - Лучшие рукописи сейчас собраны в Валлене, - осторожно заметил Баллантайн, бросив взгляд в сторону. Гвендолен подалась вперед, чуть нахмурившись.
   - Да, и именно в Валлену ты ездил несколько недель назад. По странному совпадению твоя рыжая девочка тоже там была. Неужели вы считаете, что от Приумножающей ветви можно скрыть свои помыслы о золоте? У ложа нашей матери, когда она рожала, специально пересчитывали монеты, чтобы мы поскорее появились на свет под их звон! Библиотека - очень удобное место для хранения валленских товаров. Сейчас у нас монополия на торговлю между Валленой и Вандером, а вы собираетесь вмешаться!
   - Уверяю вас, сьер Ирви... - начала Гвендолен, но человечек энергично махнул на нее рукой и захихикал:
   - Брось притворяться, глупышка, да мы не против этого. Сколько партий тканей и расписного стекла пройдет через книжные лавки? Нам это не помешает. Надеюсь, ваши сундуки достаточно вместительные? Мы собираемся взять у вас сразу и много.
   Гвендолен выдохнула, решительно провела по волосам обеими руками - вначале пригладив, затем растрепав обратно. Оглянулась на своих неподвижных спутников, но их лица, покрытые слоем краски на таширский манер, ничего не выражали.
   - Я преклоняюсь перед проницательностью Приумножающей ветви, генерал Ирви. - произнесла она наконец. - Можно считать, что мы договорились?
   - В целом да. Детали обсудим позже. Мы передадим охране, что позволили тебе носить в чертоге Провидения плащ, не снимая. Иначе у всех воинов Приумножающей ветви будет портиться настроение, а у нас впереди много приятных дел.
   Гвендолен стиснула губы и второй раз за весь разговор открыто посмотрела на Эбера. Баллантайн задумчиво глядел в пол. Потом неожиданно быстро поднял взгляд и тщательно принялся поправлять свои манжеты, хотя они и так смотрелись довольно безупречно.
   К счастью, глава Приумножающей ветви в этот момент самодовольно улыбался себе под нос и шевелил губами, что-то подсчитывая. Иначе он несомненно обратил бы внимание на ослепительный свет, вспыхнувший в глазах Гвендолен, и мало ли какие подозрения зародились бы в его озабоченной голове.
   Хотя на самом деле ничего особенно подозрительного жест Баллантайна в себе не содержал. Всего лишь: "Сегодня вечером, в твоей гостинице, я приду, когда стемнеет". Вполне понятно для каждого, кто не сомневается в том, что мир - это любовь.
  
   - Ты очень похудела. Ничего не ешь и много летаешь.
   - Я некрасивая?
   - Ты слишком красивая. Ты все время становишься красивее, Гвендолен.
   - Я скучаю по тебе. От тоски не делаются красивее.
   - Я же с тобой.
   - Раз в месяц на пару часов?
   - Мы ведь говорили об этом.
   - Да. Да, мы говорили. Подожди... сделай так еще раз, чтобы я это помнила весь следующий месяц.
   - Ты на меня чересчур сильно действуешь, Гвендолен. Ты чувствуешь это?
   - Это плохо?
   - Это прекрасно. И вместе с тем очень плохо... потому что нам все время кто-то мешает, - пробормотал Баллантайн, осторожно выпутываясь из переплетенных рук и крыльев и растрепанных волос
   Некоторое время они сражались со своей одеждой, не глядя друг на друга и на две застывшие у дверей фигуры таширцев из свиты Гвендолен. Те также демонстративно разглядывали потолок со снисходительным, но довольно нетерпеливым видом, который не скрывали даже коричневые и фиолетовые полосы грима на щеках и лбу.
   - Я понимаю, что хранителям мировых знаний двери и стены не мешают, - высказалась наконец Гвендолен, настроение которой резко перестало быть мирным. - Но могли бы сделать мне приятное и постучать.
   - У нас мало времени, - холодно заметил один, светлые волосы которого были заплетены во множество косичек.
   - Иногда ты, Луйг, так сильно испытываешь мое терпение, будто уверен, что у тебя впереди вечность.
   - Мы договорились, что не будем называть имен, - недовольно произнес неузнаваемый Логан, складывая руки на груди.
   - Не переживай, пока Дагди не раскроет рот и не начнет обедать на публике, никто вас в таком обличье не узнает.
   - Я так долго не проволокусь, - мрачно сказал второй, в котором от прежнего Дагадда остались только широкие плечи и копна торчащих в разные стороны бурых волос. Даже раскрашенные щеки ввалились, и широкий пояс был застегнут на вторую дырку - небывалый по своему героизму подвиг. - В трактире не грохнуть, с юбками не потереться Да еще малыш меня все время топчет, чтобы лепил, как все.
   - Я просил вас выражаться точнее, - сухо заметил Логан.
   - Ну, это... в общем... мне доставляет некоторые неудобства необходимость отказаться от привычного образа жизни.
   Гвендолен только фыркнула, но услышавший это впервые и потому непривычный Баллантайн уронил короткий парадный меч, который как раз продевал в сбившуюся перевязь.
   Логан победоносно улыбнулся, словно желая сказать: "Вот так мы добьемся всего, чего хотим"
   - Сьер Баллантайн торопится, Гвен, - сказал он. - А нам надо наконец поговорить о деле. Мы в Круахане. И сделали первый шаг навстречу своей миссии.
   - Скажите лучше, своему безумию, - хмуро произнес Эбер. Он поднялся с кушетки, на которой они ухитрялись уместиться вместе с Гвендолен, и той сразу стало внезапно холодно, так что она обхватила себя руками, сдерживая дрожь.
   - Нашему общему безумию в таком случае. Ведь план во многом придуман вами.
   - Планы я могу разрабатывать сколько угодно, - в голосе Баллантайна не прибавилось радости. - Но подобная сумасшедшая мысль могла прийти в голову только человеку... - он ненадолго запнулся, смерив Логана взглядом, - одним словом, тому, кто не знаком со Службой Провидения близко.
   - Не имел счастья, - за эти годы Логан в своих аргументах многому научился от Гвен. - Впрочем, если бы много лет назад в тот достопамятный вечер, когда мы познакомились с великолепной Гвендолен Антарей, мне бы успели сломать нос или отбить какие-нибудь жизненно важные органы - это могло бы считаться довольно близким знакомством?
   - Опять лязгать принялись, - уныло заметил Дагадд.
   - Перейдем к делу, сын Дарста. Вы решили, что власть Провидения в Круахане должна закончиться, и я с вами согласился. Несмотря на то, что сам носил капюшон воина Провидения много лет назад. Вам этого недостаточно?
   - Должен признать, что ваши советы воистину неоценимы, - Логан примиряюще наклонил голову. - Только вы, Эбер, могли так тонко выстроить наши действия, что этот мелкий Ирви поверил, что мы на самом деле хотим возить валленское стекло и ткани вместо рукописей. Мне бы в голову не пришло, что проще всего ваши собратья примут оправдание таких же поступков, как у них самих
   - Вы ведь ко мне относитесь так же, как к воинам Провидения, правда?
   - Воины Провидения не бывают бывшими, вы сами так говорите, - пожал плечами Логан.
   - Замолчи, Луйг! - выкрикнула Гвендолен, подаваясь вперед. - Ты прекрасно видишь, что Эбер... что сьер Баллантайн не такой, как они!
   - Риск навлечь на себя безудержный гнев девы из рода Антарей - ужасная перспектива, - Логан усмехнулся, но его глаза оставались внимательными и холодными, -. поэтому готов взять свои слова обратно
   - Гвендолен ошибается на мой счет, - в тон ему ответил Баллантайн. - Во мне действительно очень много от воинов Провидения. Она просто не замечает. Но меня отличает одно - я уверен, что Служба Провидения не может править миром. А вам, Логан, она с некоторых пор мешает и в границах Круахана.
   - Скорее это мы ей мешаем. Разве я заставлял ваших собратьев, Эбер, постоянно подсылать к нам шпионов? И наемных убийц, вы не будете отрицать? Разве я внушил им мысль во что бы ни стало понять, в чем тайна Ордена, и почему за несколько лет на Эмайне появилась сила, с которой считаются Эбра, Валлена и Вандер? Вы преспокойно живете себе на родине, а я устал каждое утро, просыпаясь, ощущать, что в твоем городе бродят как минимум пять человек с недвусмысленными намерениями против меня лично и того, что мне дорого? Мне надоело сидеть в засаде, притаившись, притягивать к себе черные нити и выдергивать их по одной. Я хочу разрубить весь клубок.
   - Зачем вы втянули в это дело Гвендолен? Ей будет очень плохо в Круахане. Вы прекрасно знаете, как здесь относятся к таким, как она.
   - Какая нежная предупредительность. Вполне достойная человека, бросающего ее на несколько месяцев подряд. На Гвен - плащ Великого Магистра. Да и раньше, когда его не было, мало кто осмеливался ее трогать.
   - Этот плащ ей оставил я, между прочим.
   - Она сама его заслужила! - голос Логана почти сорвался на рычание, и на мгновение наступила полная тишина, как всегда бывает, когда собеседники невольно пугаются произнесенных слов.
   - Это Луйг свыкается с ролью моего телохранителя, - Гвендолен заговорила спокойно и с таким содержанием ядовитых веществ в голосе, что Логан мог быть уверен - ему предстоят несколько месяцев очень тревожной жизни. - Надеется, будто я удвою его жалованье.
   - Заметьте, - Логан вздохнул и развел руками, - достается почему-то всегда мне.
   - Закинь на это, малыш, давай лучше побыстрее все пересыплем, и полезем в кусальню. Если я ничего вскорости не упакую, то всем станет кисло. Эээ... - Дагадд затормозил на полуслове, встретив взгляд побратима. - Поскольку я завел обычай вкушать пишу именно в это время дня, мне будет непросто побороть муки голода.
   - Вы давно хотели перейти к делу, - устало заметил Баллантайн. - И мне действительно надо идти.
   - Прошу прощения, я увлекся, - Логан совершил короткий поклон и выпрямился, но заметных следов раскаяния на его лице не было. - Мне показалось на мгновение, что мы снова на Эмайне. Впрочем, надеюсь, что каждое действие под этим серым небом будет нас приближать к возвращению. Завтра я уезжаю в Гревен, где будет открыта первая Орденская библиотека.
   В ответ ему заговорили все трое.
   - Луйг, это неосторожно!
   - Малыш, ты один ничего не наколотишь!
   - Почему именно Гревен?
   - Ну что же, отвечаю по порядку. Гораздо более неосторожно нам с Дагди ехать вдвоем, хотя я и постарался относительно перемены нашего облика. Генералы Провидения убеждены, что оба носителя силы Чаши благополучно остались на Эмайне, прислав в Круахан презираемое крылатое существо, по ошибке надевшее плащ Великого Магистра. Надеюсь, ты не станешь их разочаровывать и демонстрировать свои способности, Гвендолен?
   - Мои способности хорошо проявляются только когда надо надавать тебе по ушам, сын Дарста, - ледяным голосом заявила Гвен.
   - Вот и великолепно. Теперь я отвечу на последний вопрос. Гревен - наиболее подходящее место, во-первых, потому что это не Круахан, и следить там за нами будут гораздо меньше. Во-вторых, он исключительно удобно расположен - на пересечении основных дорог и в сутках пути от столицы. В-третьих, по количеству ежегодных бунтов Гревен превосходил все остальные провинции еще во времена короля Вальгелля. Что положительно характеризует его жителей.
   - Будем надеяться.
   - Служба Провидения держит Круахан в своих руках, по двум причинам - потому что они сами знают все о каждом шаге любого из жителей, а жителям позволяют знать только то, что тем положено. Например, о бесконечной мудрости Провидения, проникающего своими мыслями повсюду. Не нужно ведь объяснять, отчего в Круахане так мало книг и так много подмостков, где разыгрывают представления Разъясняющей ветви?
   - Логан! Если вы надеетесь приучить народ Круахана к чтению, вам придется прожить здесь не один десяток жизней, прежде чем вы сможете вернуться на вашу вожделенную Эмайну.
   - Я на самом деле слышу голос главного защитника круаханских ценностей? - Логан изящно приподнял брови. Впрочем, любая мимика на раскрашенном лице смотрелась очень странно. - Даже если несколько людей в Круахане задумаются о том, что они на самом деле что-то не знают об истинном великолепии Провидения, а служба Провидения не будет знать, что они задумались, кресла генералов в Главном чертоге зашатаются. И я готов, - он обвел всех засверкавшим взглядом, - всю жизнь потратить на это и никогда не увидеть моего города, моей Эмайны... там один взгляд на небо как глоток морского воздуха. А белые стены Верхней крепости... там на башнях уже выложили мозаику, и она сверкает на солнце. Ты помнишь, Дагди? - Логан внезапно остановился и с силой дернул себя за заплетенные косички, ухватив их в кулак. - Знание мира проходит через мою душу, и мне невыносимо осознавать, что где-то людям показывают готовую истину ради власти над ними. А если у меня ничего не получится, всегда есть надежда, что сработает план нашей несравненной Гвендолен Антарей.
   - Я надеюсь, Логан, вы все хорошо продумали? Я понимаю, что вы очень горды своей силой и уверены в ней, но ни Гвендолен, ни я не обладаем вашими способностями. Ваше отношение ко мне я прекрасно знаю, но не забудьте подумать хотя бы о защите своего Великого Магистра.
   - Я бы посоветовал вам, сьер Баллантайн, - Логан вновь прислонился к стене, становясь холодным и отстраненным, - вспомнить тот день, когда Гвендолен одна вошла во дворец эбрийского султана, охраняемый тремя сотнями гвардейцев. Вряд ли кто-то из тех, кто пытался встать у нее на пути. мог смело заявить, будто она не обладает никакими способностями.
  
   - Пойдемте лучше другой дорогой, - в третий раз за вечер произнес Логан, резко останавливаясь. Шедшая за ним следом и наступавшая ему на пятки мрачная Гвендолен ткнулась носом ему в спину, но против обыкновения не проронила ни одного язвительного замечания, настолько была погружена в свои невеседые раздумья. Зато замыкающий шествие Дагадд раздраженно зашипел:
   - Отряхнись, малыш, мы уже целый час копыта выворачиваем. Чего ты задвигаешь?
   - Мой милый Дагди, - не менее сердитым шепотом отозвался Логан, - сказал бы мне спасибо, потому что если бы мы прошли еще шагов двадцать, патруль воинов Провидения, притаившийся за углом, несомненно расслышал бы твою манеру выражаться, и дальше скрывать инкогнито было бы невозможно.
   - Не вижу особой проблемы, - Дагадд поджал губы. У него даже выражение лица разительно изменилось, настолько нелегко давалась ему новая манера выражаться. - Слегка подправить картину мира в головах наших преследователей было бы не более чем актом милосердия с нашей стороны.
   - Не вздумай! - у Логана прекрасно получалось кричать даже вполголоса. - Твои фокусы на Эмайне уже и так привлекли много внимания. Почерк будет распознать чересчур легко.
   Гвендолен опять не прореагировала, послушно свернув следом за Логаном в очередной темный и узкий проулок, где стены можно было задеть плечом, а темно-фиолетовое небо над головой казалось бесконечно далеким, как в колодце. Бывший валленский арбалетчик уже начал коситься на свою молчаливую спутницу с подозрением.
   - Так куда мы все-таки намазались? - встрял Дагадд, гулко топая и придерживая висящую на поясе палицу, чтобы не колотила по углам домов. - Ты бы хоть развесил, Луйг. а то мы не чешем.
   - Как уже было сказано, - нетерпеливо бросил через плечо Логан, - у жителей Круахана немного развлечений, поэтому они очень ценят зрелища в чертоге Разъясняющей ветви. За неимением другого.
   - Надеюсь, ты не решил перед отъездом посмотреть представление? -Гвендолен наконец разомкнула губы, и голос ее прозвучал хрипло и сорванно.
   - А если я всегда почитал театральное искусство?
   - Театра мы однажды насмотрелись в Эбре. Не думаю. чтобы меня еще раз потянуло стать зрителем.
   - Театр многое может сказать о людях, которые в него ходят. Но в Круахане нет театра. По крайней мере того. к которому мы привыкли. Каждый вечер здесь разыгрывают одно-единственное действо - таинство Провидения.
   - Очень похвально, что ты перед дальней дорогой решил к нему приобщиться, - все-таки Гвендолен постепенно возвращалась к своему обычному состоянию. - Но зачем тащить с собой нас с Дагди?
   - Мне показалось, что мы здесь сможем кое-кого встретить, - пробормотал Логан. - И что вам будет интересно.
   "Тебе ведь известно почти все, хранитель мирового знания. И уж совершенно точно известно, что уже много лет меня интересует встреча только с одним человеком. Который сейчас, наверно, сидит у камина в сырой гостиничной комнате и размеренно ведет пером по бумаге, не поднимая головы. А напротив сидит темноволосая женщина и с упреком смотрит на него. Зачем же ты в разговоре со мной ведешь себя, как раньше? Как если бы ничего не изменилось?"
   - Мы пришли, - Логан перебил ее мысли. - надеюсь, ни у кого не вызовет подозрения, что Великий Магистр Ордена Чаши решила взглянуть на вечернее таинство. Тем более что Гвендолен превосходно научилась обращаться с нами, как со своими таширскими телохранителями.
   - Совершенно никчемными, напрасно складывающими деньги Ордена в свои бездонные карманы, - с готовностью подхватила Гвендолен. -. Если ваша манера охранять - это петлять по темным закоулкам, то для этого не стоило вас нанимать, подобным образом я прекрасно могла бы защитить себя и самостоятельно. Я все ноги сбила о здешние булыжники.
   Небольшая толпа у кованых дверей чертога Разъясняющей ветви на всякий случай расступилась, пропуская великолепную Гвендолен, с разметавшимися рыжими кудрями и сердито приподнятой в хзарактерной гримасе верхней губой. Покрой орденского плаща с лежащим на плечах хвостом капюшона довольно неплохо скрывал крылья, так что Гвен шла через толпу, не опасаясь свиста следом, тычка в спину или длинного перечисления любовных привычек ее родственников. Но она всегда чувствовала себя скованно и неприятно, когда приходилось сталкиваться с людьми так близко, касаясь локтями или задевая ножнами.
   Логан бросил золотую монету в стоящий у входа ящик для сбора подаяний, и они прошли сквозь высокие и узкие двери в темный зал чертога. Первое, что бросалось в глаза - он был полон людьми, кто стоял, кто сидел прямо на полу или на грубо сколоченных лавках, но все не шевелились и не сводили глаз с возвышения, залитого светом плошек с воском, расставленных по краям. В кольце свечей мерно двигались, исполняя какой-то замысловатый танец, фигуры в раскрашенных масках. Гвендолен ненадолго замешкалась - если бы она стала протискиваться вперед в этой толпе, кто-нибудь точно почувствовал, что до него невольно дотронулось презираемое крылатое существо. Великий Магистр Ордена Чаши, каждое утро с гордым видом обходящая эмайнский порт в плаще, стекающем до земли, успела отвыкнуть от воспоминания о камне, рассекающем скулу, и не хотела к нему возвращаться. Но Логан с Дагаддом наконец решили отработать хлеб телохранителей и растолкали толпу плечами, освобождая пространство для Гвендолен. Как ни странно, возмущенных воплей не последовало - или подобное поведение было в порядке вещей, или все были слишком увлечены созерцанием действа.
   Понятного для Гвендолен в этом было мало. Она прищурилась, внимательно разглядывая людей на возвышении. Единственное, что поражало - их было много, все они были явно очень молоды, почти подростки, и передвигались они поразительно слаженно - ни одного неверного, плохо отточенного жеста, точно повторяя друг друга. Если смотреть на них долго, действительно возникало некое завораживающее чувство. Главная идея, вероятно, заключалась в распеваемых текстах. Провидение - единственная и величайшая сила, которой подвластно все в мире, потому что от нее ничего не скроешь. И поскольку Провидение выбрало Круахан местом своего пребывания, то никто не можешь оспорить первенство круаханцев над всеми людьми с берегов Внутреннего океана.
   - Заметьте, исключительная чушь с точки зрения содержания, - пробормотал Логан за плечом Гвендолен, для безопасности перейдя на эбрийский. - Но выполнено очень талантливо.
   Не согласиться было трудно - музыка была наполнена восторгом, гордостью и призывом. Звонкие голоса вселяли уверенность, что все именно так, и по-другому быть не может. Гвендолен задумчиво накрутила на палец прядь волос, подергала ее, отпустила и снова принялась закручивать. В ее душе возникало какое-то смутное чувство узнавания, но оно было слишком далеким, чтобы его разглядеть.
   "Почему ты позволяешь ему так обращаться с тобой, Гвендолен Антарей?"
   Голос прозвучал рядом, но не вслух, а в голове. Гвендолен вздрогнула и подозрительно покосилась в сторону Логана, но Магистр знания и защиты невозмутимо глядел в сторону возвышения, с преувеличенно равнодушным и замкнутым лицом.
   "Что значит - так? Он имеет полное право обращаться со мной, как хочет".
   - Каждый вечер в чертоге Разъясняющей Ветви показывают одно и то же. Говорят, если хоть одно слово или движение будет изменено, нарушителю не избежать допроса, кто внушил ему мысль исказить великое таинство.
   - Я только одного не оторву, как все это можно врезать... ээээ... неужели человеческая память способна вместить столь длинные тексты? - быстро поправился Дагадд, поймав выразительный взгляд Логана.
   "За последний год он ни разу не приехал на Эмайну. А ты постоянно рвалась в Валлену, хотя дела Ордена этого и не требовали. Думаешь, я поверю, что ты разделяешь стремление бросить вызов Службе Провидения? Просто Круахан - это единтственное место, где ты можешь его видеть".
   "Если он не приезжал - значит, не мог. И не тебе об этом рассуждать".
   Гвендолен упрямо мотнула головой, не отрываясь глядя на помост. На нем силы Провидения по очереди торжественно изобличали всех тайных и явных врагов Круахана. Слабый и незначительный король - видимо, имелся в виду Дунгинн, сын Вальгелля, - признавал величие воинов Провидения и склонялся перед ними, добровольно передавая власть.
   - На самом деле его очень изящно отравили, - спокойно прокомментировал Логан. - Правда, не до конца, а так, чтобы он еще три года умирал в своем поместье. Сила Провидения воистину безгранична.
   - А ты не боишься разделить его судьбу, Луйг?
   - У бедняги Дунгинна было только два хорошо заметных умения - пить таширский коньяк и играть на флейте. У меня полезных талантов гораздо больше.
   - Ну да, - фыркнула Гвендолен. Возникновение внутреннего голоса вовсе не способствовало хорошему настроению. - От твоей игры на флейте неподготовленный человек может повредиться рассудком.
   - Что еще раз доказывает разницу в наших судьбах с последним королем Круахана.
   "А ты уверена, что он не мог приехать? По-моему, его просто не отпускали".
   "А ты уверен, что это твое дело?"
   Толпа разразилась восторженными воплями, качнувшись к помосту и воздевая руки. Соседи начали подозрительно коситься на стоящую неподвижно Гвендолен с ее телохранителями, но пока их спасали явные признаки чужеземного происхождения.
   - Давайте ускребемся отсюда, - голос Дагадда был с трудом различим в общем шуме. Чтобы быть услышанным, он положил руки на плечи Логану и Гвендолен, приближая их к себе, и Гвен показалось, будто ее придавило небольшой скалой. - Меня уже заворачивает.
   - Разве ты как следует насладился этим великолепным зрелищем? - прокричал в ответ Логан. - Чтобы по-настоящему проникнуться величием Провидения, его надо досмотреть до конца.
   - Мы с Дагди им прониклись от пяток до макушки, - в свою очередь выкрикнула Гвендолен. - А ты можешь оставаться, если величие Провидения еще не лезет у тебя из ушей.
   "Понятно, что его жена не пришла в восторг, когда ей аккуратно поведали о странных отношениях мужа с крылатой девушкой. Но он сам должен был сделать свой выбор".
   "Он и сделал. Прекрати, Луйг. я не пойму, чего ты добиваешься? Снова поссориться со мной?"
   "А при чем тут Луйг, дева из рода Антарей? Я думал, ты гораздо внимательнее"
   Гвендолен вздрогнула и посмотрела направо. Среди раскачивающейся и что-то выкрикивающей толпы спокойно стоял Алларий Таширский, прижавшись щекой к приподнятому плечу, отчего казалось, что его огромные темные глаза смотрят искоса и чуть хитро.
   "Странно надеяться, будто всегда и везде будешь узнан, - Гвендолен не знала, как на самом деле звучит ее внутренний голос, но постаралась прибавить в него побольше язвительности, - коли манеру свою говорить изменил так внезапно".
   - Браво! Вот чего мне все время не хватало в Круахане - это такого собеседника, как ты.
   Алларий раздвинул губы в широкой улыбке, но как всегда, на его лице мало что было заметно, кроме носа, похожего на хищный клюв, и горящих глаз. Спутанные кудри заметно отросли - видно, у их хозяина совсем не было времени и желания заниматься своей прической - и покрылись ровной сеткой седины.
   - Вы все тоже очень изменились, дева из рода Антарей. Я бы, конечно, узнал вас в любом обличье, но увидеть на тебе плащ Великого Магистра - это слишком большое потрясение даже для меня.
   - Не меньшее, чем для нас увидеть Хранителя Чаши прислужником Провидения! - резко произнес Логан рядом с ухом Гвендолен, и она невольно отодвинулась, потому что его голос был похож на свист кнута.
   - Ты станешь притворяться, Магистр Логан, что не знал этого, хотя тебе открыто все, что случается в этом мире, стоит только как следует поискать? И ты все время забываешь, что я уже бывший Хранитель Чаши.
   - Хранителями остаются всегда.
   - Хранителями оставались всегда, - педантично поправил Алларий, - те мои неудачливые предшественники, которые передавали свою миссию вместе с жизнью. Но мне повезло гораздо больше - я нашел вас. И теперь имею полное право делать то, что мне хочется, и о чем я всегда мечтал. Как вам мое представление? Такого успеха я не имел даже в Эбре, когда сочинял истории про падающий с неба огненный дождь.
   Странное было зрелище - один человек, не двигаясь, стоял в нескольких шагах от троих среди прыгающей, кричащей и размахивающей руками толпы, но в их сторону никто даже не повернулся.
   - Подчинять себе чужие слезы, смех и страх - это у тебя и в Эбре хорошо получалось. - Гвендолен пожала плечами. Она быстро привыкла к тому, что губами шевелить вовсе не обязательно, тем более - кто услышит ее голос в таком шуме? - С годами ты просто совершенствуешься, вот и все.
   - Разве что души, над которыми ты получаешь власть, чересчур примитивны. Тебя это не смущает?
   - Мне они больше по нраву, чем десятки вечно находящихся в раздумье. угрюмых умников, собирающихся в вашей Эмайне. Которые сомневаются даже в собственном существовании и которым каждый день надо что-то доказывать. Ты думаешь, я не мог основать Орден? Я просто не захотел.
   - А у тебя нет ни в чем сомнений? Например, в величии Провидения, которое ты каждый день прославляешь?
   - У меня нет ни малейшего сомнения, - со спокойной нежностью произнес Алларий. - Ни малейшего сомнения в полном отсутствии всякого величия. Но разве это мешает? Я получаю, что хочу.
   - И тебя не смущает, что они приказывают тебе? Что ты можешь показать в своем представлении только то, что тебе велят?
   - Вопрос в первую очередь заключается в том, КАК показать, - Алларий тонко улыбнулся. - А когда меня в чем-то ограничивают - что же, мне становится только интереснее. Но ты прав, Магистр Логан, когда-нибудь мне это наскучит. Поэтому я несказанно рад нашей встрече - вы ведь пришли сделать мне какое-нибудь очень любопытное предложение. Не правда ли?
   - Мы так и будем разговаривать посреди толпы? Или ты нам покажешь более уютное и спокойное место?
   - Я попробую. Если дева из рода Антарей перестанет меня сверлить уничтожающим взглядом. А то у нее такой вид, будто я только что танцевал с бубном на ее фамильном надгробии.
   - Я счастлива, что у крылатых не бывает фамильных надгробий, - Гвендолен отпихнула руку Логана, дергающего ее за плащ. - Иначе ты непременно бы решил на них сплясать - из чистого любопытства.
   - Знаешь, в чем твоя главная ошибка? Ты напрасно думаешь, будто все, кто питается силой Чаши или когда-либо прикасался к ней, заведомо непогрешимые и безупречные люди. Ты ведь до сих пор уверена, что силы у тебя нет, потому что не считаешь себя достойной. А вместе с тем ты можешь черпать не меньше, чем Логан и Дагди, когда перестанешь отворачиваться от этой силы. Мы не лучше и не хуже других людей - мы просто немного другие. Мы можем управлять этой силой, только и всего. Поэтому не жди от меня благородных поступков и самоотречения, Гвендолен Антарей. И сама ими не увлекайся, и не пытайся наделять людей несуществующими идеалами - проживешь дольше.
   - Если мы можем, как ты говоришь... управлять силой... если нам открыто больше, чем многим другим... - Гвендолен начала запинаться, но упрямо не отводила глаз, - то от нас и требуется больше. Мы... больше должны.
   - Зачем? Кто тебе это сказал?
   - Никто. Но я это чувствую.
   - А ради кого? - Алларий плавно повел рукой, обводя толпу вокруг. - Ими, действительно, очень просто управлять. Если бы ты очутилась сейчас здесь без плаща, двух мечей на поясе и телохранителей-таширцев, а в образе хрупкой девушки, имеющей несчастье носить на спине крылья? Что поднимают ее так близко к луне, на которую все эти люди смотрят только из окна трактира? Заметьте, кстати. как я точно выстраиваю образы, - продолжал он, не меняя тона. - Какой разумный совет ты дала бы этой девушке? О. мне только сейчас пришло в голову - в следующее таинство неплохо добавить картину разоблачения и уничтожения какого-нибудь проникшего в чертог врага прямо в толпе. Правда, они могут перегнуть палку, - добавил он с легким сожалением, покосившись на ближайших к нему круаханцев. - К сожалению, настоящая смерть и кровь совсем невзрачны и не способны так захватить душу, как придуманные. Поэтому ты зря вцепился в палицу, Магистр Дагадд,- я твердо убежден, что после каждой пьесы все должны иметь возможность мирно разойтись по домам. В первую очередь ее герои.
   - Неужели ты дашь нам уйти, так и не узнав, о чем мы хотели с тобой поговорить, мастер Алларий?
   - Наша беседа и так была исключительно занимательной. Особенно разговор с Гвендолен. Я очень много узнал о женской душе и не премину этим воспользоваться в своих сюжетах.
   - Может быть, мы подскажем вам еще один занимательный сюжет?
   - Ну да, - перебила Логана резко помрачневшая Гвендолен, - о том, что происходит с людьми, которые лезут не в свое дело.
   - Это очень старый сюжет. Никто уже не сможет придумать ничего нового - только переделать существующее для своих целей.
   - Пусть так, - Логан наконец полностью овладел собой. - Но даже внеся совсем небольшие изменения, можно полностью перекроить окружающую действительность. Разве не об этом вы мечтали - чтобы слово, произнесенное с подмостков, воздвигало и рушило целые государства?
   - Вы меня искушаете, - медленно, растягивая слова, сказал Алларий. Он уже смотрел не на собеседников, а на каменные плиты пола, где выводил причудливые узоры загнутым носком башмака. - Ох, как вы меня искушаете. Это нехорошо, магистр Логан, так обращаться с человеком, добровольно отказавшимся от могущества в вашу пользу.
   - Ну так отпихнись и высыпи все провидельникам! - брякнул Дагадд, не выдержавший топтания на одном месте и давних мук голода и жажды.
   - В самом деле, Алларий, если искушение так сильно для вас, никто не мешает избавиться от него в искреннем разговоре в чертоге Защищающей ветви. Думаю, кстати, что подручных Онкера достаточно и здесь.
   - Это было бы, несомненно, гораздо проще, - спокойно согласился Алларий. Он наконец оторвался от узоров на полу и шагнул ближе. - Но я не переношу незаконченных пьес, прерванных на самом интересном месте. Наверно, эта маленькая слабость еще принесет мне большие неприятности. Но я ничего не могу с собой поделать.
  
   Когда они перешли Новый мост и двинулись по широкой, но довольно плохо вымощенной Привратной площади, луна светила им в спину. Дагадд зевал, спотыкался и неразборчиво ругался себе под нос. Зная, что все равно ничего не поймет, Гвендолен не особенно вслушивалась, тем более что содержание и так угадывалось - Магистр стихий и изобилия призывал страшнейшие кары на голову тех, по чьей вине он ляжет спать без ужина. Логан упорно молчал, и хотя обычно он особой разговорчивостью не отличался, Гвендолен смутно чувствовала в этом подозрительный знак. Все встало на свои места, когда впереди они увидели перекрывающую площадь цепочку воинов Провидения в опущенных на лицо капюшонах. Гвендолен поняла, что ей не нравилось в молчании Логана - чувство неизбежности.
   - Какого... - громко возмутился Дагадд, выстроив не просто несколько этажей, а целую башню из ругательств. - Всю дорогу нам раскрашивал, будто щупаешь, где они воткнуты, а теперь что? Почему мы в тот переулок не смазались?
   - Должен вам открыть небольшую тайну, мои дорогие друзья, - голос Логана звучал спокойно и печально. - Это бы не помогло. Патрули дежурят на всех улицах, ведущих от Чертога Разъясняющей ветви. Этой ночью в Круахане не спит ни один воин Провидения.
   - Несомненно, все они погружены в непростые раздумья, как улучшить этот несовершенный мир, - подхватила Гвендолен, откидывая полу плаща. Ей внезапно показалось, будто кровь резко толкнулась вперед и понеслась по жилам, поднимая волну предвкушения и веселой ярости. Да, у меня в жизни все совершенно криво и безрадостно, и совсем не так, как должно быть у людей, когда принято считать, что они счастливы. Но лучше бы вы, ребята, не нарушали ход моих невеселых мыслей сегодня вечером, а то вам тоже станет весьма грустно. - И, похоже, решили во что бы то не стало узнать, не известен ли нам какой тайный рецепт.
   - Дагди, если ты еще раз откроешь рот, я весь запас силы потрачу на то, чтобы он у тебя не закрылся. А значит, ты ничего не сможешь проглотить и умрешь голодной смертью, - угрожающе зашептал Логан. - Ты телохранитель из Ташира, твое дело - вращать глазами и молчать. Пусть Гвен с ними изъясняется.
   Гвендолен высоко задрала подбородок, разглядывая шагающие навстречу силуэты, из-за одинаковых остроконечных краев накидок выглядящие особенно мрачно. На ее лице отразился убийственный холод, словно она возводила свой род по прямой линии к видевшим первый восход солнца, а оцепившие площадь воины годны разве что на то, чтобы вылизывать языком порог ее дома.
   - Если я правильно понимаю, Луйг, - процедила она вполголоса, - в наши планы не входит демонстрация каких-либо исключительных способностей?
   - Я готов сегодняшнюю ночь и все последующие провести в Чертоге Защищающей ветви со всеми печальными последствиями подобного времяпрепровождения, - грустно заметил Логан, отступая на шаг, - только чтобы никто не заподозрил о нашей истинной силе даже на мгновение.
   От цепочки фигур отделилась одна, подойдя ближе и приподняв край капюшона. Луна заливала площадь тусклым, но вполне озясаемым светом, и потому сросшиеся брови и темные кудри, спускающиеся на смуглый лоб, были отчетливо заметны. Ноккур, давний знакомый наших героев, видно, все-таки добился повышения и перевода из Тарра в столицу.
   - Так называемый Великий Магистр Ордена Чаши, - проговорил он , жестом приказывая своим воинам замкнуть кольцо. - Вам и вашим спутникам надлежит следовать за мной.
   - Мы что-то нарушили?
   - Это приказ Защищающей ветви. Отдайте свои мечи и прочее оружие.
   - У нас нет выхода, отдай, Гвендолен, - зашептал Логан. - Тебя они вряд ли тронут, по крайней мере, сразу. Побоятся открытой ссоры с Вандером. Постараются для начала все вытащить из нас.
   - Я не сомневаюсь, что ты надеешься получить от этого особое наслаждение, - Гвендолен прищурилась, и в лунном свете полудетский профиль, заметно осунувшийся, но так и не повзрослевший, показался ледяным и красивым. - Но сегодня ты столько раз трепал мне нервы, что я, пожалуй, испорчу тебе предполагаемое удовольствие.
   - Гвендолен, я заклинаю тебя!
   - Не бойся, - Гвен усмехнулась, одновременно нащупывая застежку плаща - все-таки кончики пальцев стали совсем холодными, и сразу расстегнуть ее было трудно. - Никаких способностей непонятного происхождения я демонстрировать не буду.
   Она с треском дернула ткань. потеряв терпение, и потащила из ножен черный меч, оказавшийся особенно длинным. Движение руки было привычным, и воины на секунду замешкались.
   - Напрасно вы это, - Ноккур пожал плечами. - Нас больше пяти десятков. Вандерскую технику боя я тоже хорошо знаю.
   - Это просто великолепно, - заметила Гвендолен, продолжая ехидно усмехаться. - Значит, меня никто не обвинит в том, что я устроила избиение беззащитных.
   Плащ наконец соскользнул с ее плеч на булыжники, и крылья с шелестом развернулись. Это очень походило на звук извлекаемой на свет стали, словно Гвендолен одновременно достала несколько мечей. Несколько резких взмахов послали ветер в лицо шеренге воинов, которые отшатнулись от неожиданности и отвращения и спутали ряды.
   - Тварь! - закричал Ноккур, чье лицо исказилось, и бросился вперед. - Крылатая тварь! Ты сейчас сдохнешь!
   Гвендолен отбила его выпад, вывернув кисть и уходя в сторону. Меч второго напающего она отшвырнула, подцепив своим лезвием. От удара третьего увернулась, подставив намотанный на руку плащ. На нее кинулись одновременно пятеро, чуть не столкнувшись лбами и клинками. И тогда, еще раз сильно хлопнув крыльями, Гвендолен подскочила, завершая следующее движение мечом уже в воздухе и одновременно заехав одному из нападавших носком сапога в челюсть.
   Исход поединка стал понятен довольно быстро. Гвендолен время от времени взлетала на небольшую высоту, нанося удары мечом плашмя и метко лягаясь. Все попытки ухватить ее за плащ или сапоги мало к чему привели, несмотря на великолепную ненависть и желание прикончить мерзкое чудовище, отчетливо отражающееся на лицах. Гвендолен была сильнее и прекраснее в бою любого, даже самого опытного и высоко ценимого воина Провидения. Невозможно было угадать, когда в следующий раз она поднимется в воздух или, наоборот, пригнется к земле, делая выпад снизу. Ноккур, действительно, весьма неплохо умел драться на мечах в вандерской манере - видимо, он довольно долго изучал это искусство. Но его беда заключалась в том, что Гвендолен как раз нигде не училась. Она просто пользовалась своими преимуществами, ловкостью, скоростью, умением уходить от удара, и теми запасами ледяной насмешливой ярости, что накопились за несколько лет. Наверно, воинам Провидения было бы еще обиднее, если бы они узнали, что это всего лишь третье сражение Гвендолен на мечах. Раньше она всецело полагалась на свои метательные ножи.
   Логан с Дагаддом попятились, прижавшись спина к спине, и внезапно метнулись бежать в ближайший переулок, вызвав легкое замешательство. Несколько воинов были готовы броситься за ними. Но Гвендолен отвлекла преследователей, стукнув одного по затылку и метнувшись в воздухе перед остальными, словно молния, отливающая рыжим золотом.
   Стройная цепь воинов Провидения давно была сломана, несколько фигур в темно-коричневых плащах лежали, скорчившись на камнях. Остальные метались по площади - кто-то стремился увернуться от Гвендолен, кто-то пытался достать ее мечом сзади, но большей частью мешая друг другу. Арбалет у них отыскался очень нескоро, но Гвендолен не стала дожидаться звука накручиваемой на колесико тетивы. На прощание она от души саданула кому-то по уху, держа меч плашмя, и резко взмыла вверх, уходя в сторону. В руках Ноккура остался только великолепный бархатный плащ Великого магистра, который тот растерянно стискивал. Сбитые с ног воины медленно поднимались, мотая головой и ощупывая себя - ни одного смертельного удара и даже серьезной раны.
   Гвен подняла лицо к луне и забыла обо всем. Эштарра все еще была сильна, ее лучи светящимся потоком хлынули в душу заплутавшего крылатого создания, напоминая, что такое полет в полнолуние. Где-то внизу среди острых углов домов и наползающих друг на друга этажей пробирались Логан и Дагадд, напрягая все силы, чтобы их дороги не пересеклись с путями рыскающих по всему городу воинов Провидения. В одном из невысоких особняков с широкими окнами, выложенном каменными плитами светло-песчаного цвета на непривычный валленский манер, у мерцающего красным светом камина сидели двое, положив скрещенные руки на колени и внимательно глядя в огонь - один откинул коричневый капюшон мантии Провидения с тонкого лица, покрытого ранними морщинами, второй не поднимал головы, так что была отчетливо видна единственная ярко-седая прядь, заметная даже в волосах пепельного цвета. Но Гвендолен на мгновение перестала помнить обо всех, кто ей дорог. Она набирала высоту, проносясь кругами над башенками ажурных крыш и зажмурив глаза.
   - Когда-нибудь ты снова мне попадешься, тварь. - свистящим шепотом произнес Ноккур, бросая на землю бесполезный плащ и в ярости отшвыривая его ногой. - Первое, с чего я начну - это отрежу тебе крылья, чтобы ты точно не могла сбежать, пока я буду проделывать с тобой все остальное.
  
   Где-то в середине полета луна спряталась за шпилями, и Гвендолен немного опомнилась, сообразив, кто она и где находится. Крылья мерно рассекали воздух. Плащ остался где-то внизу, там же, где и один сапог, и ночной воздух невольно заставлял поджать пальцы. Впрочем, она была совсем близко к цели. Окно с прикрытыми ставнями, за которыми дрожало прыгающее от ветра пламя свечи, было не особенно заметно на темной улице, не освещаемой даже покосившимися фонарями. Но Гвендолен прекрасно знала, куда летит.
   Последний раз взмахнув крыльями, она толкнула ставни и ввалилась в небольшую мансарду, чем-то похожую на ее собственную в Тарре, лежащем от нее на расстоянии вечности. Появление Гвендолен сразу заполнило комнату с низкими скошенными потолками до предела, заставив двоих, стоящих у окна, поспешно отступить вглубь.
   - Ты могла бы постучать? - кривясь, спросил один, высокий и худой, с недовольным лицом. - Или по крайней мере не разбивать окно ногами?
   - Не могу понять смысл твоих претензий, Кэс, - откликнулась Гвендолен, тяжело дыша, но не меняя обычной интонации. - Сотни воинов Провидения весь вечер караулили меня по всем углам столицы, чтобы выразить свое восхищение, но мне пришлось жестоко обмануть их надежды меня лицезреть. А к тебе я прихожу сама, по доброй воле, но вместо восторженных приветствий слышу только вздохи о судьбе какого-то ничтожного окна.
   - Что ты еще натворила? Что случилось?
   - Видимо, случилось то, что я родилась, - Гвендолен наконец отдышалась. - Родилась с этим украшением, - она чуть напрягла мышцы, разворачивая крылья, и по комнате пронесся легкий ветер. - А потом, вместо того чтобы не спускаться со своих холмов или, на худой конец, заниматься каким-нибудь почтенным и непритязательным ремеслом в Гильдии, нацепила плащ Великого Магистра.
   Здесь она спохватилась, бросив взгляд в сторону спутника Кэссельранда и сложила крылья, прижимая их к спине, но прятать их, после того, как они занимали половину комнаты, казалось уже несколько нелепо. Впрочем, в глазах невысокого человека в темной накидке, стоящего в дальнем углу, читалось только любопытство.
   - Плащ Великого Магистра тебе дали в припадке безумия, - сварливо заметил Кэссельранд. Он крепко взял Гвендолен за плечи и встряхнул, проверяя, не ранена ли она. - А у тебя не хватило рассудительности его носить не снимая.
   - Я честно пыталась. Но со мной слишком хотели познакомиться поближе.
   - Она носит меч, смотрите, Кэссельранд, - внезапно вмешался в разговор третий, произносящий слова высоким приятным голосом и растягивая их в валленской манере.
   - И даже не один, - фыркнула Гвендолен. Она поняла, что до сих пор сжимает рукоять черного вандерского меча, и всунула его в ножны, перекинутые за спину. Второй меч, с широким и коротким лезвием, висел на боку, и Гвен машинально поправила его, представляя, как выглядит - рыжие волосы, поднявшиеся дыбом от ветра, рукояти мечей и ножей, тускло сверкающие в одежде, странное выражение лица, с которого медленно сходили увлечение полетом и недавняя битва, и блестящие глаза, в которых пламя свечи отражается слишком ярко.
   - Разве она не может отвращать железо и обращать в бегство одним взглядом? Великий Магистр Ордена должен это уметь.
   - Кэс, а твой спутник умеет обращаться к собеседникам в первом лице, как положено? - Гвендолен кое-как поправила ставни и села на подоконник. Кэссельранд только вздохнул.
   - Умеет. Но я еще не решила, как к ней относиться. Женщина с мечом - это самое нелепое, что может придумать судьба.
   Спутник Кэссельранда отбросил накидку, показав спокойное и прекрасное, будто выточенное из белого камня лицо, на котором выделялись неимоверно длинные и густые ресницы и чуть припухшие, словно искусанные губы. Лицо было окаймлено мягкими каштановыми прядями с золотым отливом. Накидка скрывала платье с настолько глубоким вырезом, что Гвендолен даже растерялась, а Кэссельранд невольно отвел глаза, впрочем, скорее по привычке.
   - Слушай, Кэс, - все-таки Гвендолен когда-то избрали Великим Магистром, а значит, испытывать неуверенность больше мгновения для нее являлось непозволительной роскошью. - Ты обещал мне союзника из айньской знати. Ради этого я сюда притащилась, отбиваясь от толпы восторженных почитателей. А ты мне подсунул какую-то разрисованную...
   Она остановилась на мгновение до того. чтобы произнести слово, обозначающее женщину для развлечений, и только потому, что незнакомка широко распахнула глаза, до сих пор скрытые под ресницами, и Гвендолен поразилась их цвету - темно-синему, чуть просвечивающему в глубине, возле зрачка.
   - Кэссельранд! - обиженно воскликнула женщина, не обращая больше внимания на Гвендолен. - Я же просила найти мне зеркало! Конечно, утром в этой спешке я неточно нанесла румяна, и они слишком заметны, особенно на левой скуле. Я весь день это чувствую, и мне очень не по себе
   - Первым моим делом, когда мы выйдем отсюда, будет проводить вас к зеркалу, эрлесса, - спокойно ответил Кэс.
   - О, я тебе исключительно благодарна! - и незнакомка ослепительно улыбнулась. По-другому ее улыбку, когда глаза засияли изнутри, назвать было невозможно.
   - Бывшая дочь рода Антарей, - печально продолжил Кэссельранд, - я выполнил свое обещание. Я привел тебе лучшего союзника из айньской знати, которого только смог найти. Но у тебя не хватило разума это оценить. Эрлесса Ниабель, я не прошу прощения за ее выходки. Извинять их бесполезно, потому что вести себя по-другому она не училась.
   - Если вспомнить, что моим учителем долгое время был ты, эти слова прекрасно характеризуют нас обоих, - пробормотала Гвендолен, чья уверенность опять несколько поколебалась. Но женщина, представленная как эрлесса Ниабель, то есть по айньским понятиям жена или вдова довольно состоятельного дворянина, вновь отреагировала не совсем обычно.
   - Почему ты называешь ее бывшей? Разве у вас можно стать бывшей своему роду?
   Кэссельранд промолчал.
   - Можно, - глухо ответила за него Гвендолен. - У нас очень много таких бывших.
   - Она совершила что-то нехорошее?
   - Крылатая, ушедшая с мужчиной-человеком, пропадает для своего рода навсегда. Она никогда не сможет его забыть. А он никогда не полюбит и вскорости бросит ее. Это закон.
   - Почему? - глаза Ниабель снова засветились, на этот раз от любопытства. Она жадно разглядывала Гвендолен с ног до головы, и та невольно взялась за рукояти кинжалов, как за единственную опору в этом мире. - Конечно, заставить мужчину тебя бросить - довольно просто, особенно если сама этого хочешь. Но если ты хочешь, чтобы он остался - это ведь еще проще...
   - Мы рождаемся с этим проклятием. Его изменить нельзя.
   - Ужасная глупость! Конечно, если ты будешь всегда носить эти страшные мужские сапоги, то можно спокойно дожидаться, что проклятие сбудется. Как ты терпишь на себе столько железа?
   - Как мне расценивать прямое обращение? - Гвендолен внезапно успокоилась и уселась поудобнее, по своей привычке обхватив руками колени. - Ты наконец поняла, как именно ко мне относиться?
   - Как я могу к тебе плохо относиться, бедняжка? Хочешь, я тебе подарю какое-нибудь свое платье? Впрочем, ты... нет, если сделать разрезы на спине, ты вполне сможешь его носить.
   - Я польщена высокой честью, - Гвендолен церемонно кивнула. - Думаю, если я его надену задом наперед, то никакие дополнительные вырезы не потребуются.
   - Но тогда никто не увидит твоей груди! - Ниабель простодушно раскрыла глаза. - А у тебя вполне есть на что обратить внимание.
   - Искренне признательна за трогательную заботу о моей внешности, - Гвендолен почувствовала, что слегка краснеет, а этого никак нельзя было допускать. - Но может, не стоило ради этого преодолевать расстояние от Айны и обратно? Подобную оценку своих достоинств я могла бы услышать и в ближайшем трактире. Правда, в менее пристойных выражениях.
   - Если ты еще не поняла, - скрипучим голосом заметил Кэссельранд, - что эрлесса Ниабель имеет исключительное влияние на цвет айньского дворянства, то остается только сожалеть о твоей утраченной сообразительности.
   - Видимо, это следствие общения с вами обоими, - с легкостью парировала Гвен. Подобную перепалку она вела с исключительной легкостью, даже не задумываясь. - В чем же это влияние заключается? Вне всякого сомнения, в исключительной моральной стойкости и благочестивом образе мыслей достойной эрлессы.
   Ниабель радостно замеялась, ничуть не оскорбившись. Обиды, похоже, ее никогда не посещали. Равно как и попытки истолковать чужие высказывания не совсем дословно..
   - Нет, думаю, за такие штуки Гирли вряд ли стал бы меня любить. Скажешь тоже! Благочестивые мысли! Кому они нужны?
   "Или я что-то не до конца понимаю, или речь идет о Гиирлингере, Великом наследном князе Айны, - пробормотала Гвендолен, немилосердно дергая себя за кудрявую прядь в приступе раздумья. - Пожалуй, мне стоит взять кое-какие из своих слов обратно".
   Она собрала в кулак всю свою незначительную вежливость. Впрочем, сильно притворяться ей не пришлось - Ниабель начинала вызывать невольный интерес, как человек, мало похожий на других. Примерно по такому же принципу много лет назад Гвендолен выделила из толпы Логана с Дагаддом.
   - Будет ли позволено узнать, эрлесса Ниабель, что привело вас в Круахан? И если вы прибыли в компании Кэссельранда, означает ли это ваш интерес к Ордену Чаши и тому, что мы хотели бы предложить?
   - Во-первых, Гирли меня послал разведать, как и что. Я ведь умнее их всех, и у меня это быстрее всего получится, - охотно пояснила маленькая женщина, нимало не задумываясь. - Во-вторых, я сама хотела малость отвлечься. Гирли очень милый, но страшно мне надоел.
   - Вы передадите Великому князю Гиирлингеру предложение Ордена?
   - Передам, но попозже. Мне еще рано уезжать из Круахана. Потом, Дарси и Эгли пусть тоже поскучают. А я тем временем придумаю, кого из них в следующем месяце буду любить больше.
   "Если Дарси - это страж границ Даарсуунг, а Эгли - маркграф Эглингед, то она может еще раз жалостливо на меня посмотреть и посоветовать надеть платье. А я могу об этом некоторое время подумать, якобы всерьез. Кэс все-таки бывает незаменим, когда сам хочет этого".
   - Может быть, эрлесса, вы перечислите имена всех лучших представителей айньского дворянства, на кого вы еще имеете безграничное влияние?
   - На всех! - Ниабель пожала точеным плечиком. - А как может быть иначе?
   , - Странно, что при таком положении вещей придворные Гиирлингера до сих пор не перебили друг друга на поединках, а сам он не побросал их в темницы - задумчиво произнесла Гвендолен.
   - Ты все время говоришь такие забавные вещи, словно никогда не знала ни одного мужчины. Ведь убедить каждого из них, что он для тебя лучше всех, так просто.
   Кэс сухо покашлял за ее спиной.
   - Меня, похоже, за мужчину вы не считаете.
   - За такого, как все, мой дорогой Кэссельранд? Разумеется, нет! Вы ведь совершенно необыкновенный!
   Ниабель, конечно, лгала, причем ни капли не стесняясь, распахнув свои удивительные синие глаза и чуть приоткрыв пухлые губы - но одна эта полуулыбка, напоминающая ожидание поцелуя, могла поколебать настрой даже такого мрачного, озлобленного на весь человеческий род и испытывающего очевидное отвращение от жизни, как Кэссельранд. Гвендолен с изумлением увидела, как тот отвернулся, пряча чуть смущенную, но искренне самодовольную улыбку. О Эштарра, убереги нас от безумия в лунную ночь! Неужели и Эбер может так же искоса ловить каждый женский взгляд?
   - Я предпочла бы, - сказала она вслух, стискивая зубы, чтобы голос звучал ровно, - чтобы Великий наследный князь Айны как можно быстрее узнал о нашем предложении.
   - Он узнает, - беспечно взмахнула ресницами Ниабель. - Через несколько дней он пришлет своего старшего сына Ойсина, чтобы приглядывать за мной, - она улыбнулась с легким предвкушением, - но потом как всегда позовет обратно, потому что он со мной тоже... ему Гирли тоже не доверяет. Ойси передаст в Айну все, что ты захочешь.
   - Меня беспокоит все, что складывается так легко. Почему ты готова помочь нам, эрлесса?
   - Ты придумала что-то против Провидения. Мне они никогда не нравились. Они всегда хотели про всех знать, кто чем занимается. А это мешает людям друг друга любить.
   Гвендолен пристально посмотрела на нее, потом перевела глаза на Кэссельранда. Скрывать свои истинные намерения в присутствии двух крылатых, пусть даже один лишившийся крыльев, а другая - отвергнутая родичами, было почти невозможно. Невзирая на свою привычку рассказывать сказки, Ниабель была в данную минуту полностью откровенна.
   - Сейчас валленские стеклодувы предпочитают покупать серебряный песок в Айне, хотя в восточных областях Круахана залежи не менее богатые. Но через несколько недель в Простирающую ветвь придет большой заказ на доставку серебряного песка, так что в Круахане начнут разрабатывать новые копи. Одновременно Айна перестанет отправлять в Валлену свой песок, а будет его перекупать у круаханцев. За какие-то несколько месяцев он вырастет в цене втрое.
   - А с какой стати Айна будет так поступать?
   - По просьбе Ордена Чаши, переданной Великому наследному князю Айны пятого дня.
   - Гирли не слушается ничьих просьб, - Ниабель пожала плечами, чуть надув губки. - Разве что совсем чуть-чуть и иногда... когда я его очень прошу.
   - Вот ты его и попросишь очень сильно, эрлесса.
   - И что дальше?
   - Дальше конунг Вандера внезапно потеряет интерес к валленским украшениям, и огромные караваны с серебряным песком встанут на границе Круахана, потому что никому не будут нужны.
   - Проще разобраться с тремя свиданиями, которые назначены на один вечер, чем понять, зачем тебе это нужно, - Ниабель наморщила лоб, отчего на прекрасном лице появилось непривычное выражение. - Гирли не вникнет тем более. Он последнее время слишком много размышляет, а значит, понимает все хуже. Он скажет - а зачем это Айне?
   - Потому что после этого Айна снова сможет торговать с Валленой серебряным песком, как прежде. Он, конечно, немного упадет в цене, но все равно будет дороже, чем до начала всей истории.
   - Допустим. А зачем это Валлене?
   - Потому что генералы Службы Провидения, получая золото от валленских купцов, будут давать деньги в рост и строить дворцы на побережье Валлены. Они поступают так и сейчас - просто у них будет еще больше возможностей, только и всего. И ты еще спрашиваешь, зачем Валлене это нужно?
   - А Вандеру все зачем? Подожди, я что-то слышала о какой-то странной связи между королем Данстейном и крылатой девушкой. Это правда? Ох, бедная, - она вновь пару раз опустила и подняла свои исключительные ресницы, любуясь произведенным эффектом, - я его встречала однажды. Он не снимает кольчугу в постели, верно? И тебя заставляет не выпускать из рук железо.
   - Ты несколько неправильно представляешь желания конунга Вандера, - произнесла Гвендолен сквозь зубы. - Последние пять лет он проводит в набегах , и ему очень важно, чтобы валленское побережье было богатым и процветающим, и он мог там взять достойную добычу.
   - А чего хочешь ты сама? - неожиданно вступил в разговор Кэссельранд. - Только не рассказывай мне, что ты Великий Магистр, который борется с врагами своего Ордена.
   - У меня похожий счет к Службе Провидения, - Гвендолен отвернулась, глядя в окно. Оказалось, что они проговорили почти до рассвета - небо посерело и словно приподнялось над крышами, готовясь пропускать лучи неяркого круаханского солнца. - Они очень мешают людям любить друг друга.
   - Ты, наверно, потеряла разум, бывшая дочь рода Антарей! - резко сказал Кэссельранд ей в спину. - Или мне показалось, или ты говорила о взаимной любви?
   - Прошу прощения, - Гвендолен покачала головой, не поворачиваясь. Ее лицо было надежно закрыто упавшими на него волосами, потому что она сейчас не хотела бы видеть своего выражения. - Я неточно выразилась. Они чересчур глубоко сунули нос в мои дела и мешают любить... пусть мне одной. Но слишком сильно.
  
   Через три месяца после описываемых событий из южных ворот Круахана неспешным шагом выехали два всадника. Один, несмотря на сравнительно теплый день, был до глаз закутан в густо-изумрудный плащ. Растрепнная грива темно-рыжих, впопыхах прибранных волос представляла довольно дикое сочетание с цветом плаща, но путник смотрел вокруг с таким презрительным видом, что его как-то не тянуло упрекнуть в пренебрежении к моде. Второй держался чуть сзади и, судя по оружию и внушительной комплекции, являлся телохранителем первого. Оба держались мрачно и буркнули что-то невнятное в ответ на пожелание счастливой дороги, которым их снабдила стража у ворот. Стража была навеселе и поэтому непривычно приветлива - город пятый день гулял по случаю Урожайной недели и милости Службы Провидения, открывшей подвалы с молодым вином.
   Гвендолен так и не смогла научиться как следует держаться в седле, и поэтому каждая поездка на лошади превращалась для обоих в своеобразную пытку - лошадь чувствовала на своей спине некое непонятное существо, которое ее пугало и беспокоило, а Гвендолен терпеть не могла, когда под ней что-то беспрестанно шевелится. Ей казалось, что они передвигаются невыносимо медленно, и все время хотелось развернуть крылья и взлететь.
   Дагадд был немногим веселее - с одной стороны, он впервые на долгое время расстался с Логаном, бесследно пропадавшим в новых орденских библиотеках, и теперь у него часто на лице возникало выражение человека, потерявшего руку или ногу, о которой раньше не привык задумываться, но без которой жить невозможно. С другой стороны, пребывавшая в мрачном настроении Гвендолен постоянно его шпыняла и не давала наедаться вволю, чтобы телохранитель с таширских островов сохранял впалые щеки и голодный взгляд настоящего воина. Невзирая на вечное голодание, Дагадд все равно представлял изрядную ношу для своего коня, и поэтому их совместное передвижение было не более быстрым, чем у Гвендолен.
   Правда, в отличие от Гвен, впавшей в угрюмое и отстраненное безмолвие, Дагадд не мог долго взирать с тоской на окружающий мир. Он ворочался в седле, шумно вздыхал, что-то бормотал, видимо, чтобы привлечь внимание к своей персоне и наконец произнес, не выдержав:
   - Слушай, пташка, а тебе совсем не щекотно, куда мы лепимся с утра? Ты даже не потянулась разнюхать.
   - Очень плохо слышно, - ледяным тоном отчеканила Гвендолен, слегка обернувшись.
   - Ну это... ладно, Луйг меня трепал, теперь ты в ту же канаву... Меня удивляет твое полное безразличие к цели нашего утреннего путешествия..
   - Отчего же? Ты сказал, надо поехать на какой-то загородный бал, там будет маркграф Ойсин и эрлесса Ниабель. Будет полезно еще раз поговорить о наших делах.
   - Угу, - пробурчал Дагадд, тщетно пытаясь заставить свою лошадь двигаться немного быстрее. - Только мы это... к Гнеллю на обжорку пихаемся. Так что ты стерегись, мало ли кто туда зашвырнется.
   Гвендолен стремительно обернулась - ее движение напоминало реакцию фехтовальщика, выхватывающего клинок из ножен, и глаза сверкнули, как сталь. Лицо Дагадда, разрисованное красками особенно тщательно, по случаю появления на широкой публике, из которой никто не должен узнать Магистра стихий, не могло ничего выразить. Но на губах Гвендолен, словно в ответ, медленно проступила неуверенная улыбка.
   - Это тебе, дорогой мой, следует собрать всю свою осторожность. Там наверняка будут разносить слишком много еды и напитков.
   Они ехали друг за другом по берегу узкой петляющей реки, за поворотом которой угадывалась невысокая изящная башня, наполовину скрытая деревьями. Загородная резиденция главы Изучающей ветви меньше всего напоминала одно из самых опасных мест в Круахане, но скорее всего была именно таким - по крайней мере, для крылатых созданий точно, а также для всех относящих себя к непонятному Ордену, успевшему несколько раз подействовать Службе Провидения на нервы. Однако Гвендолен внезапно перестала воспринимать свою лошадь как бесполезное существо, мысленно упрашивая ее двигаться быстрее. Надежда, возникшая в ее душе, была безумной и потому ударила в голову, как лунный свет.
   - Одно пыльно, пташка, - в спину ей объявил Дагадд, - почему провидельники от нас отклеились? Уже месяц ничего не щупают, даже кисло.
   - Привык чувствовать себя полезным, пока отводил всем глаза? - фыркнула Гвендолен. - Могу быстро подобрать какое-нибудь занятие, достойное твоего могущества - например, в орденском доме давно не делали уборку.
   На самом деле, нельзя было не удивляться относительному спокойствию, возникшему вокруг Ордена Чаши последние недели. Никто не пытался разгадать причину их способностей и не вынуждал их демонстрировать. А главное, боевые подвиги Великого Магистра, выведшие из строя лучших воинов Провидения, словно прошли незамеченными. Некоторое время Гвендолен ломала нал этим голову, но из-за постоянного отсутствия Эбера в ее жизни она гораздо чаще думала о том, как справиться с ощущением нехватки воздуха и постоянной тоски, скребущей ногтями по сердцу. Наконец она решила для себя, что Ноккур не стал особенно распространяться о причинах своего поражения, и полностью погрузилась в собственные проблемы.
   Вернее, проблема у Гвендолен была всего одна, но зато она занимала всю ее жизнь, не оставляя места для других мыслей. И сейчас эта проблема стояла на верхней террасе башни, по хорошо изученной привычке щурясь на открытые солнечные лучи и без особой приязни глядя на подъезжающую Гвендолен. Бывший вице-губернатор Тарра прекрасно умел не показывать истинных чувств, поэтому когда на его лице было написано легкое недовольство, это означало, что в душе его переполняют раздражение и гнев.
   Фредерик Гнелль сидел в кресле в тени, искоса наблюдая за Баллантайном и остальными гостями, прогуливавшимися по террасе. При взгляде на Ниабель невольно хотелось зажмуриться - она ослепляла небывалым ярко-синим взглядом, роскошным ожерельем такого же цвета и светящейся от золотой пудры кожей. Тощий юноша с искусанными губами и холодным взглядом, державшийся за ее плечом как приклеенный, также невольно обращал на себя внимание, хотя бы подчеркнутой роскошью одеяний и ощущением вечной настороженности. К тому же он был Ойсином, старшим сыном Наследного князя Айны. Остальные принадлежали к свите айньского посольства, среди которых бродило несколько воинов Изучающей ветви - переодетых в обычные купеческие камзолы, что не могло не тревожить..
   Но Гвендолен никого вокруг не видела. Поднимаясь по ступеням, она собрала все силы, стиснула душу железным обручем, чтобы та не билась от ужаса при взгляде на недовольное лицо Баллантайна, и даже начала испытывать какое-то горькое удовольствие - пусть он сердится, пусть он не хочет тебя видеть, пусть он отвернулся от тебя, но ты зато можешь смотреть на него сколько угодно. Этого подарка он тебя уже не лишит. Сколько у тебя минут счастья? Пользуйся, глотай время взахлеб, пока не отобрали.
   - Итак, Великий Магистр Чаши почтила вниманием небольшой прием в честь наших айньских гостей, - Гнелль благосклонно кивнул в сторону Гвендолен. - Так как вы довольно редко где-либо показываетесь последнее время, я особенно высоко ценю ваш приход.
   - Наше появление в городе всегда провоцировало Службу Провидения на непонятные поступки, - Гвендолен слушала свой голос с легким любопытством, как речи чужого человека, настолько непривычно он звучал. - А я не люблю искушать понапрасну, поэтому сочла за лучшее сократить все визиты.
   - Провидение никогда не совершает непонятных поступков, - тонкие черты Гнелля постоянно неуловимо менялись, отчего было совершенно невозможно понять, что он имеет в виду. - И мне сдается, вы несколько преувеличиваете собственную значимость и важность.
   - Никогда еще невысокая оценка наших достижений не радовала меня настолько сильно, - Гвендолен исполнила ей же самой изобретенный поклон. - Я передам ее воинам Защищающей ветви, когда они в следующий раз будут пытаться нас задержать.
   - Собрат Онкер осторожен, как и подобает истинному хранителю воли Провидения. Но Изучающая ветвь всегда заглядывает дальше. У меня вы можете чувствовать себя в совершенной безопасности. Думаю, собрат Эбер сумеет это подтвердить.
   Собрат Эбер наклонил голову в ответ и улыбнулся с вежливой тоской, словно мучаясь зубной болью.
   - Зачем ты сюда приехала?
   - Я не знала, что ты здесь будешь.
   - Очень сомневаюсь. Ты внезапно растеряла свои способности?
   - Мне нужно было поговорить с Ниабель.
   - С эрлессой Ниабель совсем нетрудно встретиться в любом другом месте.
   - Ты совсем не рад меня видеть?
   - Я много раз тебе объяснял, что мы не можем видеться так, чтобы нашу встречу видел кто-то еще. Потому что о ней всегда смогут рассказать. Тебе надо было ждать, пока я приду к тебе сам.
   - Сколько ждать? Еще три месяца?
   - Гвендолен, я говорил тебе, почему нельзя вести себя, как раньше.
   - Мне прямо сейчас уехать?
   - Ты пользуешься тем, что я... я сам уехать сейчас не могу.
   - Да, я пользуюсь! Я не могу так больше! У меня нет даже твоего портрета, чтобы смотреть на него перед сном!
   - Ты причиняешь мне очень большие неприятности, Гвендолен.
   - Не правда ли, прекрасный вечер получился? - незаметно подошедшая сзади Ниабель безмятежно улыбнулась. - Полагаю, у него будет не менее замечательное продолжение, ведь прием продлится три дня. Надеюсь, вы не собираетесь нас покинуть, сьер Баллантайн?
   - Я уеду сегодня, как только собрат Фредерик меня отпустит, - голос Эбера звучал безукоризненно ровно, но Ниабель с удивлением приподняла тонкие брови. - У меня еще очень много дел в столице.
   - У твоего Баллантайна явно что-то в голове подвинулось, - Ниабель с легкой жалостью посмотрела ему в спину. - Упускать такую возможность - это выше моего понимания.
   - Она... Элизия... ждала его из Эбры, когда все считали его погибшим, - Гвендолен в очередной раз показалось, что все слова у нее выговариваются отдельно. Она встряхнулась, только ощутив резкую боль в ладонях - сама стиснула руки так, что ногти вонзились под кожу. - И потом прожила с ним семь лет в бедности.
   - И что? - Ниабель даже бровью не повела.
   - Она... пригрозила, что покончит с собой, если... узнает, что это действительно правда. Что мы... что у него была крылатая женщина.
   Все-таки Гвендолен смогла это выговорить, пусть шепотом. Слово "была" оказалось произнести даже легче, чем "есть".
   - Пфф! - свое истинное отношение к подобным намерениям Ниабель выразила всего лишь одним звуком. - Если травиться из-за каждой девчонки, с которой твой муж захочет поваляться, в мире не останется яда.
   - Эбер... не такой, как все.
   - Пфф! - эрлессе, похоже, очень понравилось презрительно фыркать. - Было бы у меня побольше времени, я бы тебе показала твоего непохожего на всех Баллантайна во всей красе. Столько сил на тебя потратила - а все без толку. Почему ты себя не ведешь м ним так, как я тебе объяснила?
   - Потому что я его люблю.
   - Глупо. Зачем любить мужчин? В мире столько других приятных вещей.
   - Тебе не понять.
   - Это ты ничего не понимаешь. Наверно потому, что на тебе эти перья. Была бы ты нормальной женщиной, было бы проще.
   Они отвернулись, обе недовольные друг другом. Гвендолен нашла взглядом Эбера, тихо беседующего с Гнеллем, и быстро погрузилась в свое желанное состояние тоски и блаженства. Поэтому, когда она вновь заговорила с Ниабель, голос ее звучал чуть отрешенно:
   - А чем вы здесь так заняты, что тебе не хватает времени?
   - Занят в первую очередь господин Фредерик Гнелль. У него здесь очень важный тайный разговор со своими соратниками. Чтобы ничего не заподозрили, устроен прием в честь очередного прибытия айньских посланников. Поэтому мы изображаем гостей.
   - Дело исключительной важности.
   - На самом деле мое главное дело - выведать, в чем смысл беседы Гнелля, чтобы потом пересказать ее Гирли. А Гнелль занят тем, чтобы не дать мне ничего узнать. Тут появляешься ты, которая может все вытянуть из своего Баллантайна. Всю правду, если ты окажешься достаточно сильной, или всю сказку, которую захочет сочинить для нас Фредерик Гнелль, если они с твоим Эбером нас перехитрят. Представляешь, какой уровень интриги? Даже в Айне у меня такие были всего два раза! А ты говоришь - мне нечего делать!
   Ниабель вновь слегка надулась - она легко принимала чуть обиженное выражение, учитывая, что ей оно очень шло.
   - В твоих грандиозных замыслах, эрлесса, - когда речь шла не о Баллантайне, Гвендолен быстро обретала прежнюю манеру разговора, - есть некоторые неувязки. Например - если я действительно узнаю, о чем Фредерик Гнелль на склоне дня решил поболтать со своими собратьями, но не захочу раскрывать это тебе?
   - Мы твои единственные союзники в Круахане. Значит, ты сможешь обменять эти сведения на что-то полезное для себя. - Ниабель изящно потянулась за высоким кубком. - Или, что тебе еще важнее, для твоего Баллантайна. Если все будет складываться так, как я думаю, ему будет совсем не лишней защита в соседних землях.
  
   Если Эбер ре Баллантайн и подозревал, что ему в ближайшее время может понадобиться защита, то вида не показывал, несмотря на всю серьезность происходящего разговора. Он сидел напротив Гнелля, оперевшись локтями в колени, и внимательно слушал, время от времени вскидывая глаза. Вернее, правильнее было бы сказать - сидел напротив пустого кресла, потому что глава Изучающей ветви постоянно вскакивал, быстрыми шагами пересекал кабинет по какой-то странной траектории, и с неохотой садился обратно. Двое других собеседников опирались о высокие спинки, не спеша опускаться в кресло. Последний воин Провидения со скучающим видом смотрел в окно - то есть следил за дорогой, не отрываясь.
   Но Гвендолен он не видел - во-первых, ее удачно скрывали распахнутые ставни, во-вторых, перед тем, как выбраться на карниз, она попросила Дагадда набросить на нее на мгновение полу своего плаща - "и ладно уж, можешь бормотать свою тарабарщину, которую сочиняешь на случай, если хочешь остаться незамеченным". Карниз был узким, Гвендолен почти висела, наполовину развернув крылья, прижимаясь щекой к шершавой стене и тихо радовалась, что у Гнелля подавали достаточно крепкое вино, чтобы никто не захотел погулять после ужина по берегу реки. Проверять на практике надежность заклинаний Дагадда Гвен не стремилась - вряд ли они безотказно действовали на крылатых.
   - Ну что же, собратья, давайте открыто посмотрим в лицо судьбе. - заговорил наконец набегавшийся и несколько запыхавшийся Гнелль. - Что мы имеем и к чему пришли? Вчера в Валлену был отправлен очередной обоз с серебряным песком. Как всегда, в два раза больше предыдущего. Собрат Ирви отбыл вместе с ним, Как вы понимаете, не только затем, чтобы проследить точность доставки. В первую очередь, чтобы в собственность нескольких генералов Провидения перешла еще пара дворцов на теплом берегу. А остатки золота задержались бы в сундуках валленских ростовщиков. Что вы так на меня уставились? Воины Провидения не возводят на собратьев напраслину в присутствии друг друга? Так это не напраслина, и вы это прекрасно знаете. Закон Провидения строго карает всех участников подобного разговора? Значит, мы с вами теперь крепко связаны одной веревкой. И от вас зависит вести себя разумно, чтобы она не затянулась на шее.
   Кроме того, по большому счету, мне это безразлично, - Гнелль откинулся на спинку кресла, немного успокаиваясь, - пусть Онкер, Ирви и Эренгур тешат свое самолюбие сознанием того, что у них есть белоснежный дом в огромном зеленом саду, наполненный диковинными фруктами и прекрасными девами. Зачем тебе дворец, куда ты можешь приехать от силы раз в году? Меня беспокоит другое - они слишком этим увлеклись, и все идет слишком легко. А значит, рано или поздно придет ураган, и власть вырвется у нас из рук. Пусть ее теряют они - я не собираюсь.
   Мне не нравится все, что происходит в Круахане последнее время. Мне не нравится твой орден, Эбер. Не возражай! Я не понимаю до конца, что они здесь делают. Но они определенно имеют отношение ко всему происходящему. Вместо четырех библиотек, которые им были позволены, они свили по гнезду в каждом поселении Круахана. Там собираются не только всякие безумные книжники и прочие ребята не от мира сего, но вообще все, кто на плохом счету у Службы Провидения. Никогда не поверю, что они вдруг воспылали безумной страстью к чтению рукописей. Да они их раньше в глаза не видели! Туда же прибиваются те крылатые, что еще не скрылись на своих холмах. Что ты на это скажешь, Эбер?
   - Я передал жезл Великого Магистра несколько лет назад, - Баллантайн говорил глухо, но спокойно. - Я не могу отвечать за их действия.
   - Да, но ты прекрасно знаешь, что они означают! Конечно, Служба Провидения не оставляет эти сборища без внимания, но бороться с ними очень трудно. То арестованные исчезают из тюрьмы, то библиотеку пытаются поджечь, а огонь гаснет сам собой, то воины Провидения вдруг забывают, что шли забрать подлых преступников и садятся пить пиво в ближайшей таверне. Ты не можешь не осознавать, что это такое, Эбер! У них есть какая-то сила, которой нет у нас. И они чего-то добиваются
   - Сьер Фредерик, полгода назад, когда Орден только появился в Круахане, вы имели долгую беседу с Гвен.. с нынешним Великим Магистром, и подтвердили на Совете Провидения, что не нашли признаков никакой тайной силы.
   - Разумеется! Неужели я мог бы быть настолько глуп, чтобы подтолкнуть Онкера или Ирви к поискам этой силы? Я приберегу ее для себя.
   Гнелль поднялся. На этот раз он не стал заниматься пробежками по комнате, а остановился рядом с Баллантайном, глядя на него сверху вниз. Эбер так и остался сидеть, не поднимая головы, внимательно разглядывая на полу какой-то только ему заметный узор и даже пытаясь повторять его носком сапога.
   - Ты великолепно мог бы все мне рассказать про эту силу, мой дорогой Эбер. Ты хорошо знаешь все полномочия Изучающей ветви, хотя и принадлежал в свое время к Простирающей. Мне бы даже не надо было тебя отправлять в наши чертоги в Круахан - в нижних комнатах моего дома все неплохо для этого приспособлено.
   - Я полагаю, вы не станете этого делать, сьер Фредерик.
   - Ты совершенно прав. Но не потому, что отношусь к тебе как-то особенно - а это действительно так, не буду скрывать. Ты один из немногих людей, к которым я испытываю уважение, но мне бы это не помешало. Просто ты мне пригодишься для другой цели.
   Гнелль отошел к столу, на мгновение скрывшись из поля зрения. Послышалось звякание и плеск - видно, он что-то разливал по бокалам. Гвендолен выдохнула сквозь зубы и разжала пальцы, вцепившиеся в ставню - безумный прыжок в комнату с тремя кинжалами в одной руке временно откладывался, но расслабляться было рано.
   - В Круахане скоро что-то произойдет, я это чувствую. Может, Онкер и Ирви тоже это ощущают, а бриллианты и валленские мальчики для удовольствий - это всего лишь попытки отвернуться от того. что ждет впереди? Но это путь слабых, и я по нему не пойду. Ты знаешь, Эбер, что одно время в чертоге Разъясняющей ветви разыгрывали очень странные мистерии? Вроде бы все как прежде, изменены только некоторые сцены. Большинство зрителей ничего особенного не заметили. Но некоторые стали... как это получше сказать.... задумываться.
   - Что же в этих мистериях было странного?
   - Некоторые сцены... ставили под сомнение непогрешимость Провидения. И необходимость для каждого быть открытым его силе. Намекали, что есть и другие силы. В общем, Разъясняющей ветви, конечно, донесли, но Эрегур был слишком увлечен визитами в валленские дома наслаждений. Необходимые меры приняли, но поздно. Теперь по Круахану шепотом передают стихи, которые сочиняет главный из лицедеев. И что-то мне подсказывает, - Гнелль усмехнулся и сделал большой глоток из бокала, который задумчиво катал между ладонями, - что через некоторое время эти строки попробуют громко распевать на площади.
   - Собрат Гнелль! - подал наконец голос один из воинов, находившихся в комнате. - Нужно собрать Совет Провидения. Если арестовать и стереть с лица земли хотя бы несколько зачинщиков, это быстро приведет остальных в чувство.
   - Вы все-таки ничего не поняли. Вы предлагаете мне укрепить власть в Круахане, чтобы снова делить ее - с кем, с Ирви? Который только и думает о том, кому из ростовщиков Валлены передоверить свои богатства? С Онкером, который каждое утро приказывает нашить на камзол новые бриллианты? И потом, я уже говорил вам - мне не нравится, что Круахан внезапно переполнился золотом. Я не могу до конца понять, в чем дело, но добром это не кончится. Эбер, не надо смотреть на часы. Я понимаю твое стремление поскорей вернуться домой, чтобы создать видимость семейного очага, но должен тебя расстроить - сегодня это вряд ли получится. Ты уедешь только, когда мы обсудим до конца все наши планы.
   - В таком случае давайте начнем их обсуждать, - в голосе Эбера ясно проскользнула безысходность. - Пока что я ничего конкретного не слышал.
   - А ты не торопись, - без раздражения посоветовал Гнелль, подлиая вино в свой бокал. - Великие дела не терпят излишней спешки. Народ Круахана хочет свободы, не так ли?
   Ему никто не ответил. Баллантайн был погружен в какие-то, явно неприятные раздумья, а остальные переглянулись с неуверенностью и сомнением, переходящими в легкий ужас.
   - Или захочет в ближайшее время, особенно если потоки золота закончатся, и Приумножающая ветвь увеличит подати. Почему бы не встать во главе справедливого освободительного движения? Почему бы не помочь всем этим книжникам, сочинителям, неблагонадежным людям и прочим изгоям, тем более что у них есть своя сила, не уступающая войску Провидения? Почему бы не подсказать им, как пользоваться этой силой открыто? А когда придет время - кто знает - почему не открыть им некоторые секреты тайных ходов Чертогов Провидения?
   - Это безумная затея, Фредерик. Ты сам говоришь, что у этих людей появилась привычка думать. Неужели они допустят в свой круг одну из ветвей Провидения7 Даже если их до хрипоты уверять, что им желают добра?
   - Конечно нет, - Гнелль вернулся в кресло и победно выпрямился, улыбаясь с легкой гордостью. - А как насчет первого Великого Магистра Ордена Чаши? Бывшего таррского губернатора, про которого все знали, что он в первую очередь думает о благе простых людей? Умного и отважного, но пострадавшего от коварства службы Провидения во время своей эбрийской истории? Наконец, по своему истинному происхождению такого же, как они?
   - Если я скажу, что плохо подхожу в народные заступники, ты ведь не станешь меня слушать, потому что все уже решил для себя?
   - Да что ты мне рассказыаешь - ты много лет мечтал об этой роли! У тебя богатое воображение, Эбер - сколько раз ты представлял себя во главе справедливого восстания? Скажешь, я не прав?
   - От Провидения ничего не скроешь, - Баллантайн усмехнулся, наконец поднимая глаза. Лицо его показалось Гвендолен настолько несчастным и прекрасным одновременно, что она застонала, вцепившись зубами в рукав камзола. - Но мало ли о чем я мечтаю - это не значит, что все мечты надо претворять в жизнь.
   - Ну, допустим, многие из своих мечтаний ты воплотил довольно успешно... с этой своей рыжей девушкой. Я говорил, что у тебя богатое воображение... жаль только, что Элизия об этом не догадывается. До поры.
   - Я считал вас своим учителем... и другом, сьер Фредерик.
   - Ты во многом остался тем же наивным мальчишкой, Эбер, которого я когда-то заметил в толпе присланных из деревни новичков. Разве могут быть друзья у Провидения? С человеком можно дружить, пока не знаешь про него все, до конца. Поэтому довольно лирических отступлений. Ты прав - мы заметно отстаем в работе. К делу! Скоро ночь, но спать нам не придется.
   - Нелепо спрашивать, что будет, если я откажусь, - пробормотал Эбер, ни к кому особенно не обращаясь.
   - Ты замечательно можешь отказаться. Но я уверен, что ты не станешь этого делать. Во-первых, ты прекрасно понимаешь, что разрушить твою жизнь - большого труда не составит. Но в общем это не главное.
   - А что во-вторых?
   - Во-вторых, ты останешься в истории Круахана. Пусть как неудачная жертва, если все пойдет плохо - но в любом случае как весьма положительный образ. Ты не откажешься, Эбер ре Баллантайн. Или я очень ошибся в тебе тридцать с лишним лет назад.
  
   Гвендолен съехала по водостоку, ломая ногти - не потому, что больше ничего интересного услышать не могла, а потому, что больше сил держаться на узком карнизе не было. Крылья затекли, а одна нога упрямо подгибалась, не желая выпрямиться. Гвендолен испуганно посмотрела наверх, не вызвал ли ее спуск излишнего шума. Но дом Гнелля вел себя спокойно - за закрытыми ставнями задували свечи, готовясь ко сну. На втором этаже перед окном застыл силуэт обнявшейся пары - мальчишески худые плечи Ойсина и высокую прическу Ниабель не узнать было трудно. На земле возле самой стены дома, вытянув мощные ноги, сидел Дагадд, вызывающе облокотившись о большой бурдюк с вином. Глаза Магистра стихий, обычно прищуренные и спрятанные между бровями и щеками, сейчас светились желтоватым светом.
   - Что не спишь? - в голосе Гвендолен не было большой любезности. - Кстати, телохранители из Ташира может быть, не самые лучшие воины, но правители всех земель на Внутреннем океане ценят их за одно редкое качество. За трезвость.
   - Отпихнись, - пробурчал Дагадд не слишком внятно. - Тут слишком много провидельников натыкано. Я от них всегда сохну.
   - Ты становишься чрезмерным неженкой, Дагди, - Гвендолен присела рядом, растирая непослушную ногу. На мгновение ею овладело искушение залпом осушить кружку, которую протягивал Дагадд, и сразу же попросить наполнить ее снова. - Их здесь всего-то человек пять или шесть.
   - Не здесь, а там, - Дагадд неопределенно ткнул рукой в сторону леса, начинавшегося за излучиной реки, - пять или шесть раз по сто не хочешь откусить?
   - Ты хочешь сказать, - Гвен медленно начала подниматься обратно, выплеснув вино в сторону - Дагадд только глаза вытаращил на такое кощунство, - что лес полон отрядами воинов Провидения? Что нас окружают?
   - Угу. - Дагадд с недовольным видом отобрал пустую кружку. - Похоже, пташка, на нас решили потоптаться.
   - Почему ты молчал столько времени?
   Дагадд шумно выдохнул и приложился к бурдюку, взяв его обеими руками.
   - Мы с тобой все равно протолкаемся. Там можно пролезть, я нащупал. И я пока еще не намок как нужно.
   Гвендолен открыла рот, чтобы напомнить о других, оставшихся в доме за спиной, но махнула рукой, осознав, что говорить о них бесполезно. Ниабель, Ойсину и прочим айньским посланникам вряд ли угрожало что-то серьезное - в крайнем случае, неприятная ночь разбирательств в чертоге Провидения. А судьба Баллантайна с тех пор, как тот вернулся в Круахан, была Дагадду безразлична.
   Гвен снова подняла голову к окнам. В отведенной ей комнате на последнем этаже - то ли Гнелль отличался изысканной предупредительностью, то ли это было случайным совпадением - ставни были приоткрыты. Но искушать судьбу постоянными полетами на глазах у возможных зрителей она не стала и побрела к лестнице, чувствуя себя настолько разбитой, словно несла на спине десять таких же бурдюков, какой нежно прижимал к себе Дагадд. Одна, все время и везде одна. Все, что ей приходится делать, она может сделать только в одиночестве. И даже рассказать об этом некому.
   Впрочем, награда за стойкое преодоление ступенек ее все же ожидала. Баллантайн спускался навстречу, ведя рукой по перилам, полностью погруженный в свои невеселые мысли. Но при виде Гвендолен на его лице появился какой-то слабый отсвет - словно пламя ее волос отразилось от стен и на секунду вспыхнуло в его глазах.
   - Это ты все устроила? - спросил он устало. - Я бы не удивился. Странно, что еще не началась буря с градом, и река не вышла из берегов, чтобы никто точно не смог покинуть этот дом в ближайшие дни. Мне кажется, твоих способностей вполне хватит и на такое.
   - Вы мне льстите, сьер Баллантайн, - Гвендолен прислонилась плечом к стене. - Потом, мы с вами прекрасно можем находиться в одном доме хоть целую неделю. Можем даже в одной комнате. И что с того?
   Он теперь стоял совсем близко - она слышала его дыхание, сбивавшееся с ровного ритма, как бывало всегда, когда он прижимал ее к себе. Когда ей казалось, что он обнимает ее всю, и что его пальцы каждое мгновение оказываются именно там, где ей хочется больше всего. Вот как сейчас.
   - К сожалению, Гвендолен, - он шептал ей в ухо, одновременно трогая его губами, поэтому ей казалось, что слова звучат прямо в ее голове, - это уже выше моих сил. Я могу взять себя в руки, когда я далеко от тебя. Но когда мы рядом... спать с тобой в одном доме и не в твоей постели - это невозможно. Не плачь. Я измучил тебя, я знаю. Но когда я тебя вижу... у меня в мыслях только одно... как я тебя раздеваю, и как мы потом...
   "Еще немного, - прошептала она про себя. - Сейчас я пойду. Еще хотя бы пару минут. Вот оно, твое признание в любви. Гордись - со времен Вальгелля ни одна крылатая девушка не удостоилась и такого". .
   Она отстранилась - было явное ощущение, что в тех местах, где ее касались руки Баллантайна, она оторвалась от него, сорвав кожу. Обеими ладонями Гвендолен с силой вытерла глаза и щеки.
   - Сьер Баллантайн, - сказала она хрипло. - Сегодня вы можете быть свободны от искушений. Я должна улететь. Хотя и не хочу этого, как вы прекрасно понимаете.
   - Гвендолен! Подожди!
   Но она бросилась вверх по лестнице, влетела в свою комнату и резко повернула ключ в замке, швырнув его в угол комнаты, потому что совершенно на себя не надеялась. Черный клинок, странное творение вандерцев, гордо возлежал на кресле посреди комнаты, словно отдыхая и одновременно любуясь собой со стороны. У Гвендолен часто возникало ощущение, что он живет какой-то своей, вполне одушевленной жизнью. Но сейчас она схватила его без особой почтительности, прилаживая ножны на привычное место за спиной. Девять кинжалов - полный арсенал - защелкнулись в ножнах, с каждым звуком возвращая в ее душу некое подобие уверенности. Еще одни ножны она надела на шею и убрала под камзол. В сторону великолепного изумрудного плаща, висевшего на спинке кресел, Гвендолен даже не взглянула - в полете он только мешает.
   Она распахнула ставни и выпрямилась на подоконнике, развернув крылья в стороны и внимательно глядя в сторону леса. В темноте верхушки деревьев сливались с ночным небом, и что-либо различить было невозможно. Лес спал, издавая во сне обычные ночные звуки и не напоминая о какой-либо угрозе. Гвендолен уже не очень ясно помнила, как летела одна в бурю из Тарра в Круахан, надрываясь, хватая воздух пересохшими губами. Более отчетливо в ее памяти сохранился одинокий поход на дворец султаната в Эбре - как она ползла по ступеням, шатаясь, перегибаемая пополам своей непонятной силой, ничего не слышащая вокруг из-за стука крови в ушах. Сейчас она готовилась к полету, уверенная, осторожная, вооруженная до зубов, и все же ее не покидало ощущение, что никогда еще силы не были столь неравны, а опасность - столь явной.
   Воины Провидения тщательно подготовились к походу. Они несли фонари с закрывающимися створками, так что на землю падали только узкие лучи неяркого света, озаряя тропинку, но оставляя приближающиеся отряды неразличимыми в темноте. Впрочем, у скудного освещения была и положительная сторона - все были сосредоточены на том, чтобы не споткнуться, и не задирали головы кверху.
   Гвендолен осторожно парила над деревьями, стараясь держаться возле тех ветвей, которые погуще. Когда она как следует пересчитала количество людей в передовых отрядах, ей стало совсем нехорошо, и она искренне пожалела, что нельзя сесть на мох и прислониться к стволу дерева, потому что голова отчетливо кружилась. Весь лес шевелился, наполненный тонкими лучами красноватого цвета, словно живой паутиной, и нити паутины медленно стягивались, приближаясь к берегу реки, где стоял дворец Гнелля.
   . На одной из полян лучи не двигались, образуя некое подобие клубка, из чего Гвендолен сделала разумное заключение, что там определенно находятся предводители похода. Ей очень хотелось оказаться максимально далеко, или на худой конец прямо сейчас с силой взмахнуть крыльями так, что ночная роса полетит с деревьев, поймать ветер и через несколько мгновений уже мчаться в сторону Круахана. Гвендолен Антарей не была всесильной, и плащ Великого Магистра не прибавил ей никаких особых талантов, только речь сделал более надменной. Но он не отнял у нее страха - ни перед арбалетной стрелой, ни перед камнем из пращи. Среди людей на площади или перед строем противников, глядящих на нее во все глаза, она не могла не дерзить и насмешливо ухмыляться - в этом была ее суть. Но наедине с собой, в темноте, где шелестели деревья и внизу сосредоточенно передвигались воины Провидения, Гвендолен чувствовала, как ее начинает выворачивать от страха. Она отвела руку как можно дальше и с силой стукнула по собственной скуле, надеясь, что прием поможет. Или по крайней мере, ее обнаружат, и тогда она от безысходности невольно вернется к язвительному образу рыжего отродья.
   - Беспокойная сегодня ночь, собрат Энгинн, - заметил внизу надтреснутый голос. - Но, благодарение Провидению, достаточно темная.
   - Когда речь идет о том, чтобы покарать отступников, - холодно отозвался второй голос, к сожалению, давно знакомый, - для меня не являются помехой ни свет, ни тьма.
   - Отлично сказано, беспощадный собрат мой. Я вижу, вы не напрасно стали главой Искореняющей ветви.
   - У меня давние счеты, что к Гнеллю, что к его любимчику Баллантайну. Я не скрываю этого и рад, что именно они затеяли измену. Иначе пришлось бы придумывать повод.
   - Мой драгоценный собрат, - певуче заговорил третий, - не хотите же вы сказать, что Искореняющая ветвь способна покарать своих собратьев по придуманному навету?
   - Все носители силы Провидения должны быть открыты друг другу и вершить свои дела в согласии, - ледяной тон Энгинна не изменился. - Если кто-то из собратьев вызывает у другого подозрения и недовольство вместо приязни и дружеских чувств - для Искореняющей ветви это достаточное доказательство.
   - Вы хотите сказать, собрат Энгинн, если кто-то вызывает неприязнь лично у вас, не так ли?
   - Не беспокойтесь, собрат Эрегур, - Энгинн на мгновение приподнял фонарь, освещая поляну и неподвижно стоящих по ее краям воинов. - к вам я отношусь с исключительной симпатией и расположением. Надеюсь, вы платите мне взаимностью.
   - Разумеется. Учитывая, что за несколько месяцев вы собрали у себя самых сильных и умелых воинов.
   - Не только самых сильных и умелых. В первую очередь, отметьте, превосходно бьющих из пращи в близкую и дальнюю цель и умеющих сражаться мечом с противником, нападающим сверху.
   - Вы незаурядный стратег, мой прозорливый собрат, но не кажется ли вам чрезмерным подобная увлеченность некоторыми деталями... - обладатель надтреснутого голоса не успел договорить.
   - Нет, не кажется, мой недалекий собрат Онкер! Я бы не заводил об этом речи на вашем месте, ведь именно воины Защищающей ветви упустили их тогда, на Привратной площади! Сейчас у нас в руках уже могла быть их тайная сила! И если я тренирую своих воинов для боя с крылатыми, - Энгинн сморщился от отвращения и вытер губы тыльной стороной ладони. - то во многом из-за того. что вас и ваших воинов посадили в лужу, самоуверенный собрат наш!
   - Я преклоняюсь перед вашими талантами, но... в самом ли деле этот Орден Чаши обладает какой-то силой? - вновь вступил в разговор Эрегур. - Я бы поставил это под сомнение, ведь если бы они были наделены сверхъестественными способностями, пусть даже не самыми значительными, они бы давно властвовали на всем Внутреннем океане.
   - Я уверен, - бросил Энгинн, и на поляне наступила полная тишина. - Я прекрасно знаю Эбера ре Баллантайна. Он всегда доводит до конца все, за что берется. Он уплыл искать тайную силу - можете не сомневаться, что он ее нашел. Поэтому мои воины прекрасно выучили главный приказ - двоих взять живыми. Баллантайна и его... рыжую тварь. Не думаю, что я буду долго с ними возиться. По очереди - может быть, а когда они вместе...
   - А почему, когда они вместе, недолго? - с наивным любопытством спросил Эрегур.
   - Потому что каждый выложит все, что знает, пять минут посмотрев на то, что я делаю с другим. Вот увидите. Заодно и сравним их откровения.
   - Не совсем понимаю, но видимо, вам открыто что-то недоступное мне. Это еще более усиливает мое безграничное восхищение. Чего же мы медлим?
   - Разведчики передают, - Энгинн потянулся, и на траве закачались тени, - что еще не все отправились спать - в нескольких окнах горит свет. Подождем, пока все уснут, так будет...
   Конца фразы Гвендолен не слышала. Она метнулась обратно, моля Эштарру об одном - чтобы ее богиня не вздумала случайно выглянуть на небо. потому что тогда она точно увидит бесславный конец своего непутевого творения. Вторая мысль, которая билась в голове - это благословение Ниабель и Ойсину, которые, несомненно, не гасили свечи при своих занятиях любовью. Впрочем, Гнеллю с его тягой к полноночным совещаниям тоже. Но все равно ей казалось, что она не успеет. Она быстро сбила дыхание, когда неслась вперед, словно пытаясь разорвать воздух своим телом. В ушах зашумело, и перед глазами закачалась темно-красная пелена, мешающая видеть что-либо, поэтому Гвендолен с силой въехала плечом в первые попавшиеся ставни и некоторое время безуспешно колотилась в них, пытаясь сорвать засов. Она отбила ладони. сломала каблук и наградила себя длинной ярко-красной царапиной на лбу, когда наконец ввалилась в комнату вместе с повисшей на одной петле и сломанной пополам ставней.
   По счастью, это была не комната Ниабель. Хотя эрлесса, застигнутая среди смятых простынь. отнеслась бы к вторжению Гвендолен более снисходительно, чем вскочивший на ноги Фредерик Гнелль. Он гневно сощурился, до конца не узнавая в покатившемся по полу рыжем существе с торчащими во все стороны волосами и перьями, которые пребывали в одинаковом беспорядке, бледную и надменную Гвендолен, Великого Магистра Ордена Чаши, в неизменном плаще, завязанном у горла и спадающем до пят.
   - Как посмели... Что это за...Эй, сюда кто-нибудь! Быстрее!
   Гвендолен привела руки, ноги и крылья в некоторое соответствие относительно друг друга и посмотрела вокруг более осмысленно, хоть и продолжая сидеть на полу. На нее смотрели пять пар глаз, большей частью с непримиримостью ("рождаются же такие") и презрением ("вот приходится теперь ее терпеть"), но один взгляд она могла с легкостью представить, даже отвернувшись, и дорисовать мысленно все, от удивительного, как ей казалось, разреза, когда уголки опущены вниз и придают глазам заведомую печаль, до родинки рядом с бровью и тонких морщин на веках. Под этим взглядом она быстро собралась, обхватив руками колени и стараясь ровно дышать, чтобы говорить не захлебываясь.
   - Не стоит так кричать, сьер Гнелль. Сюда действительно скоро придут. Правда, может, не совсем те, кого вы хотели позвать.
   - Кто придет? Что вообще здесь творится?
   - Случилось что-то плохое, Гвендолен? - уверенно, почти без вопросительной интонации заявил Баллантайн. Он сделал легкое движение, чтобы к ней подойти, но в комнате возникли новые действующие лица. - Ниабель в наспех зашнурованном блестящем платье, шуршащем при каждом движении, и хмурый Дагадд, выглядящий совершенно трезвым. Тяжело топая, он приблизился к Гвендолен и набросил ей на плечи зеленый магистерский плащ.
   - Все зависит от того, как вы воспримете скорую встречу с пятью сотнями воинов Провидения, которые готовятся перейти реку. Может быть, вы придете в восторг от возможности повидать собратьев.
   - Пять сотен? Ты обезумела! Откуда они могли взяться? - голос Гнелля сорвался, и он нахмурил брови, словно желая сорвать на Гвендолен досаду от того, что она, к сожалению, права
   - Откуда берутся такие славные ребята, как воины Провидения, гораздо лучше знать их генералу. Впрочем, если вы забыли, сьер Гнелль, вам как раз выпадает прекрасный случай спросить.
   - Мы еще успеем сжечь все бумаги, - быстро заговорил один из соратников Гнелля. - Если все будут повторять одно и то же о цели нашего сборища, может быть, сумеем выкрутиться. Подозрения, конечно, останутся, но Защищающая ветвь никогда не была сильна в расследованиях.
   - Не хочу добавлять причин для нежной любви к моей персоне, - Гвендолен выпрямилась, расправляя ткань плаща. - Но отряды в основном состоят из воинов другой ветви, о которой я никогда не слышала. Между собой они называют ее Искореняющей. Кстати, возглавляет ее одна небезызвестная и мало приятная личность по имени Энгинн.
   Некоторое время в комнате происходила беспорядочная беготня и неразборчивые крики. Видимо, Искореняющая ветвь была плохо знакома лишь Гвендолен, остальные были прекрасно о ней осведомлены.
   - Спасибо, что вернулась предупредить нас, Гвендолен, - Эбер наконец приблизился к ней, глядя чуть сверху вниз - все-таки он был немного выше ее, со странным выражением лица, в котором было понятно одно чувство - печаль, остальные слишком сильно перепутывались одно с другим. - Теперь лети скорее отсюда.
   - Мне грустно вас расстраивать, сьер Баллантайн. Впрочем, с другой стороны, человек, решивший, что я могу все бросить и улететь, заслуживает небольшого огорчения. Луна может выйти в любую минуту. А в собравшемся отряде каждый воин почему-то вооружен самым дальнобойным арбалетом. Странно, правда?
   - Прости.
   - В общем не за что. Я бы тоже посоветовала вам бежать.
   - Не за это. Прости, что вся эта история стала твоей.
   Гвендолен разомкнула внезапно пересохшщие губы, пытаясь что-то произнести. Вряд ли она подобрала бы какие-то разумные слова, но в этот момент Гнелль хрипло засмеялся и зарычал одновременно, потрясая в воздухе поднятыми руками и выкрикивая не особенно связанные между собой фразы, и все внимание слушателей не могло не переключиться на него.
   - Искореняющая! Ага, вот как! Не рождался еще такой воин! Они думают, будто! Кто истинный носитель воли Провидения! Я им покажу! Предвидеть было нетрудно!
   Он метался между столом и камином, сметая в огонь разложенные свитки и тяжело дыша.
   - Они думают, Гнелль будет сидеть и покорно ждать! Гнелль построил для себя этот дом, когда ваш Энгинн не надел капюшон воина! Ха, пусть приходят! Жалко, что я не увижу! Их физиономии!
   - Фредерик, я вас бесконечно уважаю, но время идет, - Баллантайн постарался, чтобы тревога почти не звучала в его голосе. - Может быть, вы введете нас в курс ваших замыслов?
   - Неужели непонятно, - внезапно пробасил Дагадд. Он сгреб со стола все остатки бумаг и швырнул их в огонь, одновременно дунув, отчего пламя полыхнуло ярким столбом в печную трубу. Три огненных языка вырвались из камина, заставив всех в ужасе попятиться. - Он когда-то здесь нору навертел, чтобы незаметно смазываться.
   - Что?
   - Подземный ход - прекрасная идея, - Ниабель безмятежно улыбнулась, проведя рукой по складкам своей великолепной юбки. - У нас в Айне это тоже часто используют. Я сама приказала соорудить его в своем загородном доме, правда, для бегства его в основном использовала не я, а те, что приходили ко мне... Ну а потом...
   Гнелль с силой надавил на витое украшение на стене, и одна деревянная панель отъехала в сторону, показывая узкий спуск с винтовой лестницей, почти отвесно уходящей вниз.
   - По одному! Быстрее! - скомандовал он отрывисто. - Вы двое, идите первыми!
   Гвендолен настолько не ожидала это услышать в свой с Дагаддом адрес, что поперхнулась и сделала послушный шаг. Только взявшись рукой за перила и примериваясь, как бы половчее сложить крылья, она спросила, понимая, что это совсем не то, о чем нужно говорить в подобный момент:
   - А что потом?
   - Потом одного подземного хода оказалось недостаточно. Понадобилось два, - серьезно ответила Ниабель.
   Винтовая лестница была очень неудобной - на некоторых поворотах Гвендолен почти висела, нащупывая ногой ступеньку. Над ней раздавалось громкое и прерывистое пыхтение Дагадда, что так же не добавляло уверенности в происходящем - Гвендолен опасалась, что он вот-вот обрушится ей на голову. Пятно света наверху становилось все отдаленнее, но голоса доносились гулко, как в трубе.
   Ниабель, со смехом:
   - Думаю, у меня прекрасно получится отвлечь внимание ваших преследователей. Я продемонстрирую им зрелище, которое они забудут весьма нескоро.
   Голос Баллантайна:
   - Будьте осторожны, не переборщите, эрлесса. В Круахане очень строго карают за публичный разврат и показ откровенных картин.
   - Почему же публичный? Я к себе никого не звала. А если зрители явились сами - то пусть пеняют на себя.
   Гвендолен, напряженно оглядываясь вокруг, искренне пожалела, что ее уже вряд ли услышат, и потому она не может присоединиться к диалогу со своими накопившимися репликами. Но тут ступеньки закончились, под ногами ненадолго образовалась темная пустота, и Гвен упала на твердую каменистую землю, отбив обе пятки.
   Подземный ход Гнелля был не слишком гостеприимен, но все-таки благодарение Эштарре, что он вообще был.
  
   - Сьер Фредерик, - позвала Гвендолен где-то в середине пути. Судя по всему, они проходили под рекой, потому что под ногами хлюпало, а за шиворот несколько раз упали холодные капли. - Интересно, а почему вы отправили меня первой? Вряд ли всего лишь из благодарности за предупреждение. И подозревать вас в тайной приязни к крылатым... это скорее походило бы на оскорбление.
   Гнелль шел прямо перед ней - Гвендолен довольно неплохо видела в темноте и узнала его характерную, чуть раскачивающуюся походку. Дыхание тоже было его - легкое, прерывистое, с еле слышным свистом. Но ответил он не сразу, так что Гвендолен даже начала сомневаться в своем зрении.
   - Ты носишь тайну Ордена. Раз этот проныра и карьерист Энгинн здесь, значит, он пришел за ней. Наш заговор его, конечно, волнует... вернее, радует, потому что он таким образом может от нас быстро избавиться, но гораздо больше его волнует, в чем сила Ордена Чаши. Как ты думаешь, у кого в первую очередь он захочет спросить? Это главная причина моего поступка.
   - Вы не напрасно все эти годы возглавляли именно Изучающую ветвь, - пробормотала Гвендолен. - Но раз вы сказали "главная", значит, есть и еще причины.
   - Конечно, - тон Гнелля ничуть не изменился. - Я давно не пользовался этим ходом, лестница могла разрушиться. Довольно простой способ проверить, не рискуя самому.
   - Преклоняюсь перед разумом и волей Провидения, - Гвендолен фыркнула, потому что возмущаться было бесполезно. - Ничего, что я не ползу на коленях, как подобает в таких случаях?
   Гнелль обернулся, быстро сверкнув глазами - наверно, он вряд ли оставил это замечание без внимания, но в этот момент идущие впереди стали по одному останавливаться. Поскольку возглавлял шествие Дагадд, Гвендолен не сомневалась, что повод был серьезный.
   - Что там случилось?
   - Выход наружу на берегу, возле косогора. Но вся река вверх по течению патрулируется. По берегу расставлены часовые. У нашего склона разбит лагерь, там три десятка воинов, - быстрым шепотом передал идущий рядом. Гвендолен поняла, что все соратники Гнелля так и останутся для нее людьми без имен, похожими друг на друга, и удивилась тому, что немного пожалела об этом. "Ты что, начинаешь обращать внимание на людей, Гвен Антарей? Стареешь, видно. А так как от старости умереть тебе не суждено, то в общем исход получается закономерный".
   - Пробьемся, - Гнелль поклонился с легкой издевкой, которую Гвендолен прекрасно видела в темноте. - В конце концов, среди нас есть некто, умевший справиться одним мечом с пятьюдесятью на Привратной площади. Если, конечно, вы сами не приказали распускать о себе победные слухи, Великий Магистр Ордена Чаши.
   - Вы кое-что напутали, Генерал Изучающей ветви, - Гвендолен вернула ухмылку, поправляя рукоять меча. Плащ пришлось скинуть, как лишнюю помеху, и стоящий рядом зашипел и шарахнулся, когда его задело крылом, отчего Гвен быстро обрела прежний настрой по отношению к роду человеческому. - Не стоит приуменьшать мои заслуги. Их там было не пятьдесят, а сто, и я повергла их в прах одним пальцем. Всех по очереди.
   - Сьер Баллантайн, - она повернулась, стоя на краю ведущего наружу просвета, и стараясь смотреть не на Эбера, а в землю. - Я постараюсь их отвлечь, но надолго не получится. Бегите все сразу к их лошадям, не оглядываясь.
   - Что значит - надолго не получится?
   - Не хочу вас разочаровывать, но в отряде Энгинна каждый обучен сражаться с такими, как я. И мне придется драться с ними всерьез. Когда у меня нет явного преимущества, а значит, я должна ранить и убивать. Иначе убьют меня.
   - Ну и что? - по счастью, это спросил Гнелль, а не Баллантайн. У того только дрогнули губы.
   - Мой источник - сострадание и жалость, - не очень понятно пробормотала Гвендолен. - Мне будет еще хуже, чем всем, кого коснется мой меч. Так что у вас не больше пяти минут. И то если я очень постараюсь.
   Подземный ход был узким и тесным, поэтому, к сожалению, красивых сцен там состояться не могло, и все происходящее напоминало беспорядочную возню. Баллантайн с криком "Никуда ты не пойдешь!" обхватил Гвендолен за пояс, пытаясь оттащить от выхода. Гнелль пытался оторвать его руки: "Эбер, не впадайте в безумство! Другого выхода все равно нет!" Двое, стоящие ближе всех, помогали Гнеллю по мере сил, но к Гвен прикасаться не хотели. Остальные на всякий случай насели на Дагадда, чтобы тот не смог пробиться к Гвендолен. Когда стену задевали каблуками, сверху сыпался песок и какая-то труха. Самой пострадавшей стороной, обреченной на неминуемое поражение, оказался Эбер - с одной стороны, Гвендолен вырывалась, как взведенная до упора пружина, с другой стороны, его тянули назад три человека, хватая за волосы и одежду. В самый неподходящий момент часть потолка осела им на голову. Так они и вывалились из подземного хода, пихаясь, отплевываясь от песка и напоминая какой-то причудливый клубок.
   Мирно сидевшие у слабо дымившего костерка воины в изумлении подхватились на ноги, потянувшись за мечами и арбалетами. Если и был какой-то момент замешательства, то он был безнадежно упущен. Гвендолен, выпутавшись и отбежав на некоторое расстояние, сразу поняла, что обещание пяти минут для бегства было нахальным хвастовством с ее стороны. Ее грамотно замкнули в полукольцо, причем у троих мечи были длиннее ее собственного. У края воды, особенно не торопясь, встали два арбалетчика, расставив ноги, и Гвендолен тоже решила, что спешить ей некуда. Тем более что ее спутники не собирались никуда бежать, а бесцельно болтались возле полузасыпанного проема, не сводя с нее глаз.
   Краем глаза она видела, как Эбер хватается руками за пояс, будто надеясь найти там какое-то оружие.
   - Думаешь, я не понимаю, что ты решила умереть? - закричал он внезапно с таким отчаянием, что стоящие рядом отшатнулись. - Не смей!
   "Разве я хочу умереть? Пока я дышу, у меня есть надежда, что все-таки буду тебя видеть. Пусть не так, как мне хочется. Пусть редко. Пусть даже, как сейчас - ты ведь все равно такой красивый, даже когда ты надрываешься от крика, по лицу текут слезы, и в волосах песок. И очень жалко, что мне сейчас помешают на тебя смотреть".
   На этом размышления закончились, потому что двое шагнули к ней с разных сторон, замахиваясь мечами. Она крутанула черным клинком, прекрасно понимая, что это ее первый и последний удачно выполненный классический прием. Сейчас со спины зайдет третий и небрежно стукнет мечом по шее. Взлетать она даже не пыталась.
   В следующее мгновение она покачнулась и упала на одно колено. Вначале у нее было ощущение, что голова кружится от ужаса, и земля уходит из-под ног. Негодуя на себя за внезапную слабость, Гвендолен упрямо пыталась подняться, но держаться на ногах было невозможно. Вокруг что-то гудело и рычало, причем Гвен была уверена, что это она сама кричит от ярости и страха. Потом она запоздало удивилась отсутствию противников и обнаружила, что они тоже напрасно пробуют встать, и мечи с арбалетами разбросаны кругом. Несколько раз прямо перед глазами оказывался мелкий коричневый песок, один раз Гвендолен ткнулась в него носом, и только тогда догадалась сесть, крепко держась обеими руками за землю. Земля дрожала и качалась.
   Гвендолен так до конца и не поняла, почему именно ее избрали Великим Магистром после Баллантайна. Она совершенно ничего не умела и не знала, но все-таки было бы странно, если бы она не догадалась первой, в чем дело.
   - Дагди, прекрати! - заорала она пронзительно, перекрикивая шум внезапно поднявшегося ветра. - Перестань! Это... нельзя! Будет только хуже! Перестань, я тебе сказала!
   Дагадд вряд ли ее слышал - он громко топал ногами, мотая головой и вытянув толстые руки с растопыренными пальцами. В сочетании с остатками таширского грима на широком лице это составляло воистину потрясающую картину. Глаза его были плотно зажмурены. Он не раскрыл их даже тогда, когда доползшая по песку Гвендолен ткнулась в его ногу и дергала за штанину, продолжая кричать. С таким же успехом можно было пытаться задержать несущийся ураган. По песку пробегали волны, словно берег вознамерился ненадолго сыграть роль моря. От ног Гвендолен, постепенно раскрываясь, побежала заметная трещина, в самый центр которой и ударила арбалетная стрела, прилетевшая со стороны леса.
   - Великолепно, - сказал ясный и холодный голос. - Мой дорогой побратим всегда сначала делает, потом думает. Причем делает именно то, что ему в данный момент дается легче всего.
   - Это наглая и бессовестная клевета! - выкрикнула Гвендолен, выплевывая песок. - Действие, которое обычно обозначается словом "думать", он не совершал ни разу!
   Логан, сын Дарста, всеведущий Магистр всех знаний и ремесел, стоял чуть поодаль на косогоре, не убирая рук с нацеленного арбалета, в который быстро вложил следующую стрелу. В отличие от перемазанных в песке и глине спутников Гвендолен он выглядел исключительно достойно, хотя и скромно, в темно-синем бархатном камзоле и коротком плаще, какой носили зажиточные горожане. Светлые волосы, блестящие даже при тусклом свете догорающего костра, были тщательно расчесаны и даже - Гвендолен не сомневалась в этом - слегка подвиты на концах.
   Дагадд с трудом разлепил веки и схватился за плечо по-прежнему прижимавшейся к его боку Гвендолен.
   - Эй, малыш, - хрипло произнес он, - я тут немного нахлобучил, конечно. Но они первые присунулись.
   - Их лошади привязаны в роще, - по-прежнему холодно продолжал Логан. - Возьмите их, должно на всех хватить. А остальным не рекомендую в ближайшее время совершать каких-либо действий, - прибавил он в сторону зашевелившихся воинов. - Вообще лучше не вставайте. Я держу вашего предводителя на прицеле.
   Гнелль, из всех имевший самый безумный вид, оттого что волосы, пересыпанные песком, поднялись дыбом и казались совсем седыми, подошел к Логану, глядя на него снизу вверх, поскольку тот стоял на небольшом холме.
   - Куда мы теперь? Что вы хотите делать?
   - Все началось гораздо раньше, чем нужно, - не особенно впопад ответил Логан, но голос его звучал так, что не оставлял места для возражений. - Это очень скверно, но делать нечего. Сейчас у вас только одна дорога - в город Гревен. Самый непокорный и независимый из всех городов Круахана.
  
   Лошадей им все-таки не хватило. Вернее, без седла осталась Гвендолен, слегка замешкавшаяся из-за своего обычного недоверия к подобному способу передвижения. Впрочем, в следующую минуту она мысленно благословила Логана, придумавшего эту затею, всех лошадей по очереди и даже воинов Провидения, которые захватили с собой на одного скакуна меньше - потому что Баллантайн, развернув коня, рядом с ней, хлопнул ладонью по седлу, жестом торопя ее сесть позади него.
   - Сражаешься ты замечательно. - сказал он серьезно, - а держаться в седле совсем не умеешь.
   Гвендолен объватила Эбера обеими руками за талию и прижалась к его спине так тесно, как только могла..
   - До чего прекрасно, что я не стала этому учиться в свое время, - сказала она со счастливым вздохом, примериваясь, можно ли будет положить голову ему на плечо, когда все сорвутся в галоп и перестанут на них таращиться.
   Со стороны они, наверно, смотрелись диковинно, особенно в предрассветных сумерках, когда отдохнувшие за ночь лошади быстро проносились одна за другой по лесной тропе, ударяя копытами в мягкую землю - казалось, что мчится какое-то непонятное создание из легенды, о четырех ногах и с крыльями. Гвендолен то и дело разворачивала их, не в силах окончательно успокоиться. Встречный ветер быстро выдул песчинки из волос Баллантайна и отбросил пряди со лба. Эбер не отрываясь, смотрел вперед, чуть прикусив губу, держа темп, заданный Логаном, несущимся во главе отряда. Одна щека у него была перемазана глиной, но лицо вновь стало собранным и уверенным. Гвендолен за его спиной блаженствовала, с недоумением постигая, как это прекрасно, когда от тебя уже ничего не зависит. Небо светлело все сильнее, и на дороге проступали тени от деревьев.
   - Неужели и это все тоже ты придумала? - прокричал Баллантайн, не оборачиваясь. - С тебя, впрочем, станется.
   - Ты сердишься, - Гвендолен говорила без вопросительной интонации.
   - На тебя я не могу сердиться. Ты опять рисковала жизнью. Сколько раз это повторится? Я очень за тебя испугался, Гвендолен. Мне показалось... что ты серьезно... - он внезапно замолчал на середине фразы.
   - Может, это было бы к лучшему, - задумчиво отозвалась Гвен. Положить голову ему на плечо она побоялась, чтобы не мешать, но ей и так было всего достаточно для законченной картины счастья. Которое исчезнет очень скоро и именно поэтому пронизывает ее до кончиков пальцев - как солнце, встающее за лесом, освещает каждую травинку.
   - Мне не было так страшно даже тогда... во дворце Хаэридиана... когда меня привязали к столбу. Что ты сделала со мной, Гвендолен?
   - Если бы я могла что-то сделать на самом деле...Ведь если бы за нами не было погони, ты бы во весь опор скакал обратно. И я бы не сидела в твоем седле. Правильно?
   - Ты совершенно права. И я тебе объяснял, почему я так поступаю.
   - Послушай... - Гвендолен помедлила, но все-таки ей было гораздо легче говорить откровенно, когда Эбер не смотрел ей в лицо, а она прекрасно видела каждую его черточку. - Я все понимаю... и не жду ничего... по-другому со мной быть не может. Но если бы я была обычной женщиной... без проклятия Вальгелля... ты смог бы... полюбить меня по-настоящему?
   - Если бы ты была обычной женщиной, мы бы не встретились.
   - Ты не хочешь отвечать?
   - Ты все упрощаешь, Гвендолен. Потому что никогда не была на моем месте. Я.. так тебе завидую.
   - Мне?
   - У тебя еще столько всего впереди. Столько хорошего.
   - Вряд ли. У меня впереди несколько часов. До первого относительно безопасного места, откуда ты сразу же помчишься в Круахан.
   - Почти сразу. Надеюсь, что это место будет не только безопасным, но и достаточно укромным.
   - Укромным для чего?
   - Гвендолен, если ты и дальше будешь ко мне так прижиматься, то я могу не выдержать раньше, чем мы скроемся от погони. Я и так держу себя в руках из последних сил.
   Гвендолен замолчала. Она даже слегка отстранилась, но не затем, чтобы избавить Эбера от лишнего искушения, а чтобы случайно не прикоснуться щекой, по которой внезапно потекли слезы. В лицо дул сильный ветер, и соленая влага быстро затекла в уши и за шиворот. Последний раз она плакала в детстве, до того. как надела пояс с метательными ножами и услышала в свой адрес "это рыжее отродье". Она была счастлива в эту минуту, но в целом так несчастна, словно в ней собралась вся боль бедных крылатых дочерей Эштарры, проливающих слезы на всех берегах Внутреннего океана.
   Неизвестно, что сказал бы Баллантайн, увидев ее слезы, но, по счастью, их маленькая кавалькада выезжала из леса на дорогу, ведущую прямо к стенам небольшого города, выглядящего вполне уютно и мирно и вовсе не наводящего на мысли о бунтах и непокорстве. Невысокие стены в лучах разгорающегося солнца приобретали розоватый оттенок, и на изрезанной причудливыми завитушками башне ратуши радостно зазвонил колокол - очевидно не затем, чтобы созывать окрестный люд на восстание, а всего лишь чтобы почтенные горожане не проспали тот момент, когда на площади начнут бойко торговать свежим утренним хлебом.
   - Должны успеть, - крикнул Логан, не останавливаясь, - делайте все, что я скажу! Гвендолен, дремать будем после! Готовь свой меч и кинжалы!
   - Объясните хотя бы, что нам предстоит! Какие у вас планы?
   - Сьер Гнелль, вы хорошо знаете гревенскую службу Провидения?
   - Я Гревеном... интересовался мало, - дыхание Гнелля совсем сбилось от быстрой скачки, но он старался не отставать. - Привык к тому, что основная власть там...в руках Защищающей ветви, поскольку без нее.... редко обходились. Там постоянно... происходили какие-то беспорядки.
   - Ну что же, - Логан похлопал по ложу арбалета, и глаза его ярко засветились, вызвав заметный испуг на лицах спутников Гнелля. - Придется Гревену, как ни прискорбно, впредь обойтись без Защищающей ветви. И без службы Провидения вообще.
  
   Гвендолен медленно спустилась по пологим ступенькам, ведущим в небольшой внутренний дворик, и села на последнюю, положив рядом свой расстегнутый пояс с метательными ножами. Даже в орденской библиотеке, глубокой ночью, она не могла успокоиться после всех событий. Эбер давно спал, вытянувшись без движения на узкой постели, и Гвендолен боялась ворочаться, чтобы не мешать. Наконец она осторожно сползла на пол и на цыпочках добралась до двери, стараясь не натыкаться на стулья и не наступать на раскиданную одежду. Свой камзол и штаны она нашла со второй попытки, а сапоги без шума обнаружить было невозможно, поэтому Гвендолен двинулась дальше босиком, прихрамывая с непривычки и поджимая пальцы от холода. Голова у нее кружилась от второй бессонной ночи, но глаза упорно не желали закрываться. Так она и сидела, положив подбородок на колени и не пытаясь поймать ни одну из мыслей, которые проносились в сознании, как быстрые тени..
   Спустя некоторое время она поняла, что тени существуют на самом деле и мелькают перед ней на потрескавшихся каменных плитах двора. Источником теней был фонарь, качающийся в руке невысокой, чуть сгорбленной фигурки, которая обходила двор по кругу, внимательно проверяя засовы на каждой двери и что-то шепча. На Гвендолен владелец фонаря не обращал никакого внимания, словно каждый день натыкался на растрепанное и впопыхах одетое создание со сложенными за спиной крыльями такого же цвета, что и спутанные кудри на голове и странным выражением полуприкрытых глаз. Обойдя двор в третий раз, он добрел до ступенек, на которых она сидела, и опустился рядом, подложив толстую шкуру, которую нес под мышкой. Фонарь он поставил на камни, и тени разбежались полукругом, образовав новый рисунок.
   - Ночи-то теперь сырые, - пробормотал он извиняющимся тоном. - Спина опять разболелась, видно, завтра ветер поменяется. А ты не замерзнешь? Холодно сидеть на камнях.
   Гвендолен растерянно помотала головой и неожиданно смогла ухватить если не мысль, то воспоминание - зал в доме Аллария, весь устланный роскошными коврами, и толстые стекла, сползающие на кончик носа человека, сидящего рядом с ней. Больше таких она нигде не видела. Странный, совершенно беспомощный на вид служитель не менее нелепого бога - как зовут первого, она так и не удосужилась узнать, а имя второго забыла.
   - Ты меня помнишь?
   - Извини, юноша, вижу я теперь совсем скверно. Но мы, конечно, встречались, раз ты вспомнил меня. Рад, что мы увиделись снова.
   - Если ты не помнишь, кто я, то почему ты радуешься? - Гвендолен фыркнула и вновь опустила голову на колени. - Мало ли при каких обстоятельствах мы познакомились.
   - Каждое живое создание не может не радовать, - человек спокойно улыбнулся. - Каким бы оно ни было.
   - Даже такое, как я?
   - Насколько я могу судить по голосу, ты еще очень молод. И значит, просто не успел совершить очень много дурного. Когда-то мне приходилось долго стараться, чтобы найти радость от встречи, например, с контрабандистом из Эбры. Я пытался отыскать в каждом что-то хорошее, какую-то добрую черту, которая не совсем погибла. А потом я понял, что радовать должно не это. В каждом есть искра жизни. А это огонь, который Изир зажег в нас. И ничего больше разыскивать не надо.
   - Я, кстати, ничего особенно дурного не совершала, - слегка обиженно произнесла Гвендолен. - Это люди от нас шарахаются, как от чумной повозки. Так что я бы на твоем месте радовалась слабости своего зрения. Оно тебе сохранило несколько спокойных минут.
   - Меня в тебе тревожит только одно, - задумчиво сказал служитель Изира, не поворачивая головы. - ты носишь слишком много железа. Но сегодня весь город переполнен железом и кровью. Может быть, ты расскажешь мне, что случилось? Извини, что назвал тебя юношей, но ты одеваешься, как мальчик. И мое обращение тебя не обидело, я бы почувствовал.
   - Сегодня Орден Чаши... изгнал из города службу Провидения. У всех воинов отобрали оружие и вывели за ворота. Только недавно погасили огонь в чертоге Защищающей ветви. Но на пожаре никто не погиб. - прибавила она поспешно и тряхнула головой, настолько ясно перед глазами встала фигура Логана. направляющего арбалет с единственной стрелой в центральное окно - один глаз крепко зажмурен, и лицо кажется неподвижным, как у каменной статуи. "Не все тебе веселиться, Дагди. Я тоже заслужил право на небольшое развлечение. А ты, милый побратим, будешь тушить".
   - А зачем Орден это сделал? - собеседник Гвендолен, казалось, неподдельно удивился. - Чем Провидение им помешало?
   - Ты живешь в орденской библиотеке и задаешь этот вопрос?
   - Как-то не удосужился у Логана узнать. К слову не приходилось. Потом, в общем-то, и Орден, и Провидение - все примерно одинаково.
   - Одинаково? Ты соображаешь, что говоришь?
   Гвендолен пришла в такое негодование, что забыла все бессонные ночи и стремительно вскочила со ступенек.
   - Все они стремятся исправить мир так, как им хочется, - служитель Изира продолжал говорить с задумчивым интересом, не обращая внимания на ее великолепную ярость - И каждый уверен, что точно знает, каким он должен быть. А когда мир пытаешься исправить, он почему-то становится только хуже.
   - Что же в таком случае ты сидишь здесь, а не в чертоге Провидения? Если тебе все равно? Думаю, что для человека с такими разумными речами у них обязательно бы нашлось уютное местечко в подвале.
   - Ну, для этого есть несколько причин. Во-первых, в библиотеку Ордена попадает больше интересных людей. В чертоге Провидения их тоже очень много, но они обычно приходят не по своей воле, и поговорить с ними удается редко. Во-вторых, Служба Провидения задавала об Изире слишком много вопросов, но не потому, что хотели узнать о нем, а для каких-то своих целей...
   - У меня нет никаких целей, поэтому надеюсь, что на мой вопрос ты ответишь, - перебила его Гвендолен. - Для чего ты приехал из Эбры?
   - Видишь ли... мне показалось правильным отправиться туда, где об Изире совсем не слышали.
   - Зачем?
   - Если люди будут знать, что.он умер ради них... им будет гораздо легче жить. Ведь иначе жизнь - с трудом переносимый дар.
   - По-моему, люди и так живут с большой легкостью. По крайней мере, не особенно задумываясь, - Гвендолен фыркнула, опустилась обратно и поерзала на ступеньках, пытаясь поудобнее сложить крылья. От усталости и перевозбуждения по ним все время пробегала дрожь. - Твоему Изиру следовало поискать более разумную причину для смерти.
   - Он ведь умер и для тебя тоже.
   - А раньше ты говорил - для людей.
   - Ты не относишь себя к людям?
   - Я всегда себя считала сдвинутой, - покачала головой Гвендолен, даже не успев как следует рассердиться, - но теперь вижу, что мне еще очень далеко от настоящего безумия. Мне надо... взлететь, чтобы ты понял?
   - Ты полагаешь, умение подниматься в воздух отличает тебя от людей? Но многие способны летать и без крыльев. И наоборот. Ты так же надеешься, мучаешься и боишься, как все люди. Когда Изира привязывали к Дереву, он постарался улыбнуться каждому человеку в этом мире. Но тебе он бы, наверно, даже подмигнул.
   - Ничего, что я не простираюсь ниц и не заливаюсь слезами благодарности? - Гвендолен вдруг зевнула, почувствовав, что напряжение медленно пропадает. Зато на его место приходит стремление немедленно заснуть, прямо на ступеньках, словно кто-то накрывал ее большим тяжелым одеялом.
   - Ближе всего Ему люди, что никогда не унывают и не сдаются судьбе, - невозмутимо продолжал служитель Изира. - Он сам боролся до последнего, хотя и не думал, что вернется обратно. Только любовь Астарры открыла Ему дорогу.
   - Странные у тебя боги, - пробормотала Гвендолен, делая усилие, чтобы не свернуться калачиком на камнях и не закрыть глаза. - То умирают, то любят. На богов мало похоже. Ты это сам насочинял? Впрочем, у мелких подмастерьев и веселых девушек должно иметь успех. Неужели Логан все это терпит? Он же не выносит придуманных историй.
   - Если хочешь послушать об Изире, приходи сюда завтра. после заката. Мы обычно вместе проводим вечернюю трапезу - те, кто уже знает Его и носит в своем сердце.
   - Знала бы я, где буду завтра...
   Гвендолен подперла голову обеими руками. Веки смыкались, и перед глазами закачались какие-то непонятные картины - совсем не утренняя битва, которую, как ей казалось, она забудет очень нескоро - языки яркого пламени, вырывающиеся из окна, искаженные лица набрасывающихся на нее воинов - а тонкая фигурка женщины с блестящими волосами, упрямо идущая вниз по серым ступеням, покрытым пылью. Неспешный голос ровно произносил слова::
   - ... и тогда Повелитель Смерти сказал ей: "За тысячи лет толпы людей проходили мимо моего трона. Одних я подзывал сам, желая развлечься, некоторые ползли ко мне и рыдали, умоляя отпустить их обратно. Все они рассказывали мне о любви - о том, какие наслаждения или мучения она может принести. Все они были очень откровенными, и когда-то меня это забавляло. Но я давно узнал все и соскучился. Расскажи мне что-нибудь о любви, чего я не слышал прежде. Будь изобретательной, милая Астарра. Если ты расскажешь мне что-то новое, я отпущу Изира с тобой".
   - Это ты, Мэдрей, каждый раз придумываешь что-то новое - такого варианта я еще не слышал. Но ты зря стараешься, она все равно спит, - Логан быстрым шагом сбегал по лестнице во двор, в безупречном бархатном камзоле и коротком парадном плаще, до неприличия бодрый и собранный, словно утро уже давно наступило. - Эй, Гвендолен! Великий Магистр Чаши! Хватит дремать, у нас много дел! Спать надо было раньше, вместо того чтобы слушать этого творца легенд!
   - Я счастлива, что ты у нас такой деловитый, - Гвендолен долго терла пальцами веки, но ощущение того, что она лежала, зарывшись лицом в песок, только усилилось. - Но сомневаюсь, что твои дела совпадают с моими.
   - Полностью, - Логан улыбался ясно и непоколебимо. - Сегодня город Гревен объявит о своей независимости и о долгосрочном союзе с Орденом. Кому, как не тебе, скреплять его подписью? Мы идем в ратушу.
   Гвендолен за ним не пошла, а скорее потащилась, поминутно встряхивая головой в тщетной попытке проснуться. Только когда какие-то люди у ворот стали пытаться застегивать на ней изумрудный плащ круглой пряжкой c мелкими сверкающими камешками и продевать ножны в перевязь, она раздраженно вывернулась, занявшись сама приведением костюма Великого Магистра в должный вид. Все-таки ни одни человеческие руки, кроме рук Эбера, она терпеть на себе не могла.
   "Но вот интересно, - подумала она, затянув пояс до предела и резко выдохнув, - а что я бы рассказала на месте этой Астарры?"
  
   Бургомистр Гревена был невысоким, заметно лысоватым и весьма не худым человеком, с блестящими темными глазами, в которых вполне хватало и ума, и хитрости. Но в данный момент он потерял половину здорового румянца любителя вкусно поесть и выпить старого дорогого вина. Щеки его были серыми и довольно помятыми, а глаза горели не менее лихорадочным светом, чем у Гвендолен - совершенно очевидно, что ложиться спать в эту ночь ему не приходилось. Он то возбужденно вскидывал подбородок при криках "Гревен - свободный город! Долой Провидение!", то в ужасе озирался, понимая, что именно они все вместе натворили. Остальные чиновники держались еще хуже - то и дело вскакивали, подбегали к окну, за которым шумела толпа, и нервно дергали себя за разные части одежды. Одним словом, обстановка в главном зале ратуши царила совсем не сонная, но слишком беспокойная.
   Гвендолен хмуро созерцала их метания со своего почетного союзнического места. Спать ей расхотелось сразу, как в ратушу явился Баллантайн - мрачный, полностью ушедший в свои невеселые мысли, но при коротком взгляде на нее быстро отвернувшийся, потому что вся прошедшая ночь отчетливо отразилась на его лице. Видимо, они слишком долго терпели вдали друг от друга - это было одновременно и хорошо, и плохо. Хорошо, потому что Гвендолен до сих пор чувствовала, как он невыносимо медленно проводит кончиками пальцев по ее спине. А плохо, потому что она все никак не могла сосредоточиться на делах мятежного города Гревена и его обитателей.
   Воплощением железной воли и целеустремленности из всех четверых выглядел только Логан, прямо сидевший в высоком кресле рядом с Гвендолен. Дагадд, впрочем, тоже излучал уверенное желание добиться поставленной цели, но целью являлся накрытый к завтраку стол. Магистр стихий, смывший с лица таширскую краску, с облегчением и упоением жевал холодное мясо, нарезая его толстыми ломтями. К его вящей радости, больше никто из присутствующих не мог проглотить ни куска.
   - Я полагаю, завтра мы можем начать чеканить собственную монету.
   - Приумножающая ветвь не пришлет теперь ни единого медяка в городскую казну. - Надеюсь, никто не сомневается, что дом наместника Провидения должен по праву
   достаться мне?
   - Все мы закончим свои дни в темнице Защищающей ветви. Я всегда это подозревал, и потому боялся больше всего.
   - Не преувеличивай свою роль героического защитника гревенской свободы. Кто еще совсем недавно так охотно открывал помыслы Провидению, не только свои. Но и чужие?
   - Думаю, Орден поможет нам заключить договор о беспошлинной торговле с Валленой?
   - На вашем месте, досточтимые сьеры, я отложил бы до лучших времен все темы разговора, кроме одной, - Логан положил на стол свои длинные руки арбалетчика, продемонстрировав массивные щитки на пальцах - он подчеркнуто не снимал их, выражая полную готовность к битве. - Достаточно ли зоркие у вас стражи на городской стене и крепкие воины, охраняющие ворота?
   Лицо бургомистра цветом стало напоминать плохо выделанную бумагу.
   - Я полагаю... эээ...наши доблестные союзники... эээ... проявившие свои удивительные... ээээ... силы...
   - Рассчитывать на Орден - очень опрометчиво с вашей стороны, - отрезал Логан. - Мы - хранители знаний, а не крепостей. И никакими удивительными силами не владеем.
   - Но вы же сами... - залепетал бургомистр, на мгновение потеряв всяческое осознание собственной личности. - Вы же... все это сами устроили... Мы бы никогда... И пожар... Мы бы не стали...
   - Ничем не обладаем! - вполголоса фыркнул кто-то из чиновников, не желая привлекать к себе излишнего внимания, но промолчать тоже не в силах. - Только все мечи почему-то затупились, а ножны отстегнулись.
   - Вы хотите сказать, - холодно осведомился Логан, - что пошли бы против воли свободных жителей Гревена, избавившихся наконец от недостойного правления круаханцев, силой насаждавших свои порядки в их землях? Что вы не посмели бы возглавить праведную борьбу за независимость? Что в таком случае вы здесь делаете?
   Было очевидно, что никто из присутствующих не хотел оставлять свое место во главе справедливого восстания, твердо рассчитывая, что восставшим будет что поделить. Но одновременно в их глазах читался плохо скрываемый ужас перед Защищающей ветвью, сумевшей за многие годы показать поколениям гревенцев, что независимость бывает только одна - от собственного мнения перед лицом воли Провидения. Поэтому ужас выплеснулся наружу в виде сдавленных, но искренних воплей, когда в зал ввалился задыхающийся человек в форме городского стражника и выкрикнул:
   - На сторожевой бажне увидели первые отряды! На восточной дороге! В полулиге отсюда!
   - Сколько? - таким же ледяным голосом спросил Логан, перекрывая нестройные восклицания. Половина из них была посвящена сожалениям по поводу собственного появления на свет, вторая половина - появлению Ордена, причем в гораздо более красочных выражениях.
   - Да не получилось сосчитать, - ответил стражник, жадно глотая из протянутого кувшина. - Потому что не видать, где они заканчиваются.
   - Послушайте, Логан, сын Дарста, - внезапно заговорил Эбер, поднимаясь со своего места. Как всегда в минуты волнения, он произносил слова тише обычного, но все замерли, одновременно повернувшись к нему. - Вы сами втравили этих людей в войну. Если по какой-то причине раньше вы предпочитали лицемерить и отрицать, что обладаете уникальным оружием... что вы и Дагадд сами, по сути, таким оружием и являетесь... то сейчас это не очень уместно.
   Логан поморщился.
   - Сьер Баллантайн, - сказал он кислым тоном, но исключительно вежливо, - если бы мы собирались действовать силой, мы бы с самого начала не тратили столько времени. Мы бы победно прошли через главные ворота Круахана, зажигая взглядом огонь и усмиряя железо, и сели бы в главном чертоге Провидения, выкинув предварительно в окно всех его генералов. Только после этого нам с побратимом пришлось бы сделаться властителями мира. Управляющими при помощи бури, засухи и потопа и насылающими на людей сон и беспамятство. Я не хочу такой участи ни себе, ни Дагди, несмотря на то, что он только что съел мою порцию мяса.
   - И что вы предлагаете?
   - Отстреливаться из башен. Стены у Гревена достаточно крепкие. Все городские запасы надо свезти в одно место и тщательно пересчитать. Предстоит долгая осада.
   - Луйг, я всегда была далека от мысли считать тебя стратегическим гением, - вмешалась наконец Гвендолен. Ей совсем не понравилось, что важная часть перебранки безвозвратно прошла мимо нее - вот что значит не выспаться. - Но что-то мне подсказывает, что даже ты изначально планировал нечто менее глупое и безвыходное.
   - Великий Магистр Чаши, как всегда, сражает своей мудростью, - Логан не повел бровью. - По моему замыслу, двенадцать городов по всему Круахану должны были одновременно поднять мятеж и заявить о своей независимости. Те города, в которых уже устроены наши библиотеки, разумеется.
   - Что же мешает воплотить в жизнь этот великолепный план?
   - Гвендолен Антарей! - в голосе Магистра знаний и ремесел стало сквозить совсем легкое раздражение, что само по себе было явлением исключительным. Простые смертные его до такого состояния довести не могли. Гвендолен мысленно подбоченилась, вспомнив служителя странного бога со странным именем - не передумали еще причислять меня к людям? - Я неплохой учитель, но далеко не все хранители библиотек могут овладеть обменом мыслями за такой небольшой срок. К тому же предлагаемые им действия скорее похожи на безумие. Мало кто в них поверит, пока не услышит собственными ушами.
   - Ну?
   - Все подступы к Гревену перекрыты. Меньше чем через час город будет в полной осаде. А я еще пока не... - Логан внезапно осекся.
   Гвендолен поднялась, позволив себе не по этикету широко зевнуть и выгнуться, потянувшись. "Вот доберемся до первого города, - сказала она себе, - рухну на охапку соломы и буду спать где угодно. Хоть на пороге, чтобы через меня все перешагивали".
   - Гвен, - угасшим голосом проговорил Логан. - Прости... они все... они родились в
   Круахане, и у них были здешние воспитатели. Это их не извиняет, конечно... в общем, они не станут с тобой говорить... ты понимаешь, почему.
   - Ну и? Вообще-то меня и раньше не тянуло с ними общаться. А после твоих слов
   так особенно. Собирайся, сын Дарста. Это значит - оставь здесь все лишнее и тяжелое.
   - Гвен, ты уверена, что сможешь?
   - Конечно, нет, - она пожала плечами. - Но разве тебе не хочется испытать всю прелесть неизвестности?
   Покосившись на бургомистра и прочих чиновников, недоуменно слушавших этот совершенно невнятный для непосвященных диалог, Гвендолен потянула Логана за рукав к двери.
   - Сьер Баллантайн, если я могу попросить вас об одолжении... - сказала она, останавливаясь по дороге, с безупречной вежливостью, настолько ей не свойственной, что возникало впечатление, будто слова произносит кто-то другой. - Полагаю, никто лучше вас не сможет немного потянуть время в тонких дипломатических переговорах с осаждающими.
   "Вот я снова улетаю, - прибавила она одним губами, но будучи убеждена, что он слышит, - видишь, как я забочусь о твоей нравственности и репутации?"
   "Возвращайся, Гвендолен. Я ничего не могу тебе дать - из того, что ты хочешь. Но без тебя тоже не могу. Береги себя"
   "Ты ведь не дождешься меня. Ты уедешь из Гревена".
   "Я не могу.. не могу не уехать. Ты понимаешь"
   - Уж кому сладостно спится за последней чертой, так это королю Вальгеллю, - пробормотала Гвендолен, яростно пихая створки дверей. - Столько женщин его вспоминают каждый день с глубоким чувством! Но я, похоже, поняла, как преодолеть его проклятие.
   - Что ты там говоришь, Гвен? Что ты поняла?- Логан обернулся, разглядывая ее задумчивое лицо со смутным подозрением.
   - Я поняла одно, - громко заявила Гвендолен, плотнее закутываясь в плащ. До сторожевой башни, которую она наметила для взлета, надо было проложить дорогу сквозь толпу, и ей не хотелось раньше времени вызывать кривые взгляды и крики отвращения. - Мое главное везение в данный момент заключается в том, что устройством библиотек в свое время начал заниматься ты, а не Дагди.
  
   К концу третьего дня Гвендолен была твердо убеждена, что ей никогда ни в чем не везло. Спина и плечи болели нестерпимо. Даже сидя на расстеленном плаще у камина орденской библиотеки в маленьком западном городке Оскоре и держа на коленях миску с горячей похлебкой, она была уверена, что продолжает лететь в темном небе, из последних сил взмахивая крыльями. У Логана, сидевшего напротив, было несколько виноватое и поэтому очень необычное выражение лица - в другое время Гвен обязательно бы прокомментировала данный факт, но сейчас она настолько вымоталась, что губы отказывались шевелиться, даже жевать было трудно. Она вяло удивилась, что при виде нее никто демонстративно не вышел из комнаты, хотя в небольшой зале было полно народу - все раскрыв рот слушали Магистра знаний и ремесел. На Гвен иногда косились, но скорее с опасением и любопытством, чем с отвращением. Народ собрался самый разный, большей частью, конечно, книжники, бродячие циркачи, знахари, одним словом, полусумасшедшие искатели какой-то иной жизни.
   - Расскажи про Эмайну, - попросил кто-то, чьего лица в темноте было не разглядеть. Логан мечтательно полуприкрыл глаза и даже ненадолго отвлекся от своего чувства вины перед Гвендолен.
   - Это центр мира. Город, у которого есть душа. Воплощение Ордена. Каждый день, который я провожу не на Эмайне, кажется мне прожитым впустую. Белая крепость на высоких скалах песчаного цвета, и над ней ярко-синее небо. Орденский дом построен так высоко, что до легких облаков, пролетающих над морем, можно дотронуться пальцем. Узкие улицы-лестницы, ведущие вниз, к гавани. Об Эмайне нельзя рассказать, ее нужно видеть - так, как я постоянно вижу ее во сне.
   - А разве человеку Ордена... не должно быть все равно, где он находится? - спросил еще кто-то, слегка запинаясь. - Что в любом месте мира он должен уметь найти... силу и гармонию в своей душе?
   - Да, конечно, - Логан вздохнул. - Мы с Дагди даже немного ссоримся из-за этого. Но Эмайна - это не просто место... Воин Ордена должен постоянно что-то созидать... что-то оставлять после себя. Конечно, невольно возникает слишком большая связь между тобой и тем, что ты создал. И ты готов на все, что угодно, ради своего творения. Но это ведь касается любой привязанности - больше всего ты любишь то, что создаешь сам.
   - Почтенный Дагадд пишет в своем трактате: чем больше ты привязан к материальному миру, тем тебе нужнее власть и управление другими, чтобы упорядочить этот свой мир и обеспечить его существование. А путь Ордена - не управление, а изменение.
   - Уж кто бы говорил о том, что нехорошо быть привязанным к материальному миру! - внезапно фыркнула Гвендолен. Ее искренне поразил даже не сам факт того, что Дагди пишет трактаты, а то, что их знают наизусть в рыбацком городке на западном берегу. - Правда, может это он за наше отсутствие отрешился от еды, вина и женщин? Да еще и трактат успел о своем опыте написать?
   - Небольшие удовольствия - это одно, от них и не надо отказываться, чтобы чувствовать полноту и радость жизни, - быстро возразил тот же собеседник и только потом немного смутился. - Ну... так написано. А вот власть над материальным миром.. она сковывает и заставляет рано или поздно действовать по его законам.
  
   - Мир невозможно изменить с помощью одного желания, - голос Логана зазвучал так уверенно, что стало понятно - возражать ему никто не станет. - Знания, которые собирает и хранит Орден - это огромная сила, и она не может не иметь материального воплощения. И на Эмайне, и в орденских библиотеках по всему Внутреннему океану. И слабыми мы никогда не будем. Что ты молчишь, Великий Магистр? Мы, между прочим, обсуждаем путь твоего Ордена.
   - А я не знаю, кто из вас прав, - Гвендолен поставила миску на пол - есть ей почему-то расхотелось. - Оба, наверно. Или никто.
   Логан искоса смотрел на нее, чуть склонив голову, и пламя камина отражалось в его глазах зелеными бликами. Он казался в такие моменты одновременно и юным, и древним, и человеческого в нем почти не оставалось - лучше бы продолжал с восторгом говорить о планировке Верхнего замка в Эмайне.
   - У кого-то еще есть вопросы, почему Великий Магистр Ордена - Гвендолен Антарей? И пусть так будет всегда.
   - Ты что, надеешься, будто я буду жить вечно? Вот спасибо, удружил - без конца любоваться на ваши с Дагди физиономии? Я тогда не то что про путь Ордена ничего внятного не смогу сказать. а вообще поврежусь в рассудке.
   - Пусть не ты, но кто-то подобный тебе, - в таком настроении Логан не только не понимал иронии, но и не откликался на нее. - Потому что как только Великим Магистром станет кто-то из нас с Дагаддом - Орден будет в великой опасности.
   - Да я вообще не собираюсь... - Гвендолен внезапно прикусила язык.
   - А что собираешься?
   - Ничего, - буркнула Гвендолен, мысленно дернув себя за волосы побольнее. - Собираюсь ложиться спать. И всем великим заговорщикам тоже рекомендую, вместо того чтобы развешивать уши вокруг этого эмайнского сказочника.
   Она поднялась и, взяв с пола плащ, решительно двинулась в угол. Спать ей совершенно не хотелось, вернее, она была убеждена, что не заснет из-за боли в натруженных крыльях, но ей хотелось от всех отгородиться хотя бы накинутой на лицо полой плаща и закрытыми глазами.
   Отгородиться получилось не сразу - возле ее импровизированной постели присела какая-то девушка - на вид лет восемнадцати, с длинной косой, смотанной в узел, и худым смуглым лицом, с большой родинкой на скуле. Как многие человеческие женщины, она была довольно некрасивой, но смотрела без заметного презрения, чем невольно вызвала у Гвен любопытство.
   - А вы действительно Великий Магистр? Это правда?
   - По крайней мере меня так называют мои недальновидные приятели. - Гвендолен дернула плечом, невольно поморщившись. - Я пыталась им втолковать, что зря, но пока не получилось.
   - И вы тоже были в Эмайне? Там действительно так красиво, как рассказывает сьер Логан?
   - Сьер Логан очень любит приврать молодым девицам, - Гвендолен посмотрела на профиль своего спутника, повернувшегося к огню, и от души зевнула. Ей было так странно, что кто-то, пусть даже совсем молодое и ничего не знающее человеческое создание называет ее на "вы" вместо "крылатого отродья", что она даже развеселилась. - В своем искусстве сочинять небылицы он уступает только одному - сьеру Дагадду. Эмайна - довольно милое местечко, но там нет еще ни одного полностью достроенного дома. Главная его достопримечательность - там так высоко, что очень удобно летать. Набирать высоту не нужно, просто паришь над морем.
   Про полет она сказала специально, чтобы подчеркнуть, кто она такая, но девушка не отвела глаз.
   - Я тоже хотела бы полетать. Хотя бы один раз.
   - Не стоит, - Гвендолен ворочалась, пытаясь устроиться поудобнее, но руки, ноги, спина и крылья по очереди громко напоминали, что они у нее есть, и что им сейчас очень нехорошо. - Знаешь, твои соплеменники иногда очень метко умеют кидаться камнями.
   - Они просто завидуют таким, как ты.
   - Завидуют?
   - Вы свободные, - девушка еле слышно вздохнула. - Вы сами можете выбирать... что делать, куда двигаться. Кого любить, - она искоса посмотрела на Логана. - Не того, кого тебе велят.
   - О да, - Гвен усмехнулась. - Только обычно мы выбираем тех, кому мы очень мало нужны.
   - Разве так бывает, чтобы любовь была не нужна?
   - Представь себе. Поэтому для нас это не любовь, а проклятие.
   - Любое проклятие можно сломать, - уверенно сказала девушка. - Так говорят у нас.
   - Поразительная народная мудрость. Может быть, еще и рассказывают, как именно можно сломать проклятье?
   - Говорят, надо измениться полностью - когда превратишься в другого человека, тогда проклятье не будет над тобой властно.
   - Ты хотела бы поехать на Эмайну, не по годам мудрое дитя? Как тебя зовут, кстати?
   - Ивви.. меня зовут... о... Великий Магистр! Вы возьмете меня с собой?
   - Я думаю, - Гвендолен опять покосилась на Логана, - рано или поздно найдутся те, кто захочет взять тебя с собой.
   Гвендолен прикрыла глаза и опустила голову на импровизированную подушку из собственного плаща, внимательно разглядывая закопченный потолок. "Когда превратишься в другого... совсем в другого человека... то проклятье будет не властно".
  
   - Ты чересчур много стала задумываться последнее время. Мне это не нравится.
   - Мой бедный Луйг, зависть - это нехорошее чувство, - ядовито заметила Гвендолен, разворачивая крылья на нагретом солнцем валуне, спиной к которому она сидела. - Не спорю, ты далек от умения думать, но у тебя есть несколько других полезных навыков, например, зажигать огонь левым глазом. Практикуйся в нем, а то становится холодно.
   - По крайней мере, в одном ты не меняешься, - Логан усмехнулся, опуская голову обратно на мох. - Нам везло, что в каждом городе мы не задерживались подолгу, а то твой язык обеспечил бы нам изгнание.
   - Я всего лишь скромно борюсь за истину. Твои поборники чистых знаний и хранители древних манускриптов должны были это оценить, но что-то им мешало. Видимо, им придется еще идти какое-то время по пути совершенствования.
   - Пусть они лучше занимаются восстанием. Во всяком случае, армии Провидения теперь нужно обращать внимание не только на Гревен. Довольно простая тактика - когда у дракона каждая лапа начинает действовать сама по себе, дышать огнем у него получаеся все хуже и хуже.
   - Как там дела в Гревене? - подчеркнуто равнодушно спросила Гвендолен.
   - Если бы не нашлись подземные источники, то пришлось бы плохо. Но зерно заканчивается.
   - Раз источники нашел Дагадд, в чем я не сомневаюсь, - Гвендолен сорвала длинный стебель и теперь задумчиво покусывала его, - то они были определенно не с водой. А так как закуска у них кончилась, то надо поторапливаться, потому что иначе их скоро можно будет брать голыми руками.
   - Поскольку одна часть нашей миссии выполнена, то пора постепенно переходить ко второй. Валлене с Вандером настало время вступать в игру.
   - Поскольку во многом это была идея Эбера. - таким же равнодушным голосом продолжала Гвендолен,.глядя в сторону, - то надеюсь, что он еще в Гревене.
   Логан внезапно тоже отвернулся.
   - Да, он еще в Гревене, - произнес он медленно.
   - Луйг! - Гвендолен вскочила так внезапно, что мох зашевелился под ветром от взметнувшихся крыльев. - Одного не понимаю - как Магистр ремесел может быть настолько ленивым? Что ты разлегся?
   - Некая Гвендолен Антарей сказала мне, что очень устала и хочет передохнуть.
   - Гвендолен Антарей хочет передохнуть за городской стеной. А то мне от бесконечной лесной жизни начинает казаться, будто я дерево.
   - А еще Гвендолен Антарей сказала, что нужно дождаться темноты. Потому что у дозорных есть неплохие арбалетчики.
   - Да у них руки растут из того самого места, куда им всем давно пора отправляться! - Гвендолен даже чуть подпрыгивала на склоне, торопясь взлетать. - Помнишь, как мы подлетали к Оскору, и я поймала на лету две стрелы?
   - Гвен, ты совершенно зря так торопишься...
   - Мне кажется, сын Дарста, что тебе самое время прогуляться пешком!"
   Логан обреченно махнул рукой и навалился ей на спину, обхватив за шею и привычно зажмурив глаза. Совершенно поразительный факт, но Магистр знаний и ремесел боялся высоты. И потому мало чем мог помочь Гвендолен своими магическими способностями, когда они пролетали над кострами выставленной стражи.
   Сумерки еще только обозначились - яркие солнечные лучи исчезли с лесных тропинок, воздух сделался более прозрачным, а контуры предметов четко очерченными. Худшее время Гвендолен выбрать не могла, но оставаться на месте не могла тоже - нахлынувшая теплая волна тащила ее вперед. Сидевшие вокруг костров воины повскакали на ноги и что-то закричали, показывая на небо. К воплям быстро добавился резкий звук отпускаемой тетивы.
   - Я предупреждал, - печально сказал Логан ей в ухо.
   - А ты уже... испугался? Кстати, если не будешь так сильно... хвататься за мою шею... мы полетим быстрее, - отрывисто отозвалась Гвендолен, не поворачивая головы. - Я понимаю... что тебя иногда тянет меня придушить... но сейчас это несколько не ко времени.
   Стрела свистнула возле самой щеки, заставив Гвендолен дернуться и на считанные мгновения провалиться вниз. Она отчаянно взмахнула крыльями, выравнивая полет. До сторожеовй площадки оставалось не более тридцати ударов сердца. В этот момент что-то обжигающе горячее скользнуло по ее левому боку. Первые мгновения, борясь с порывом встречного ветра и судорожно стиснутыми пальцами Логана, соскальзывающего с ее спины, Гвендолен ничего не заметила, и только долетев до башни и повалившись на пол вместе со своей ношей, она поняла, что от нее потребуются неимоверные усилия, чтобы встать на ноги. Голова кружилась, перед глазами плыли какие-то темно-красные разводы, заслоняя мир вокруг, и бок жгло невыносимо. Гвендолен сунула руку под плащ и моментально нащупала намокшую и порванную ткань. Вынимать и растерянно разглядывать пальцы она сочла неуместным, а вместо этого прижала рану рукой, стискивая края дыры в камзоле. После чего выпрямилась с четвертой попытки.
   - Магистр Логан! Магистр Логан! - на площадку башни, топая и тяжело дыша, выбежало несколько людей. - Как прекрасно, что вы добрались! Провидение прислало своих переговорщиков! Они сейчас в ратуше, в Витражном зале! Бургомистр вас так ждет!
   - Гвендолен, что-то не так? - Логан растерянно смотрел на свою спутницу, а та пристально глядела под ноги. По пальцам медленно текло что-то горячее, но лужи крови на полу не наблюдалось. В боку росло ощущение. будто она прислонилась к пылающему камину или приложила к коже парочку тлеющих углей. Но гораздо хуже был медленно гаснущий перед глазами свет - приходилось делать страшное усилие, встряхивая головой чтобы вспыхивающий красным туман немного рассеялся.
   - Разумеется, не так, - произнесла Гвендолен сквозь зубы. Больше всего она опасалась наткнуться пальцами на торчащее древко, но стрела, по счастью, прошла навылет. - Когда десять дней подряд ездят на твоей спине - вполне достаточно, чтобы у любого выработалось стойкое отвращение к окружающей действительности. И еще вместо отдыха получаешь перспективу милого общения со Службой Провидения. Разговор причем пойдет явно не о любви.
   Как ни странно, чем больше яда звучало в ее голосе, тем легче ей было держаться на ногах. Гвендолен сдавила бок пальцами как можно сильнее, надеясь таким образом немного остановить кровотечение, и неуверенно передвинула ноги к лестнице. Признаваться, что ранена, она совсем не хотела - особенно на глазах людей, с отвращением косившихся на нее. "Иди, пока идешь, - сказала она себе. - По крайней мере, ты сможешь его там увидеть. Разве это не должно заставить забыть обо всем? Ведь он в Гревене! Он дождался тебя! Он тебя ждал! Несмотря ни на что!"
   В зале собралось много народу, причем новые лица проплыли у Гвендолен перед глазами одним размытым пятном. Она невольно зацепилась взглядом за знакомых - ничем не примечательное, но сдержанно торжествующее лицо Энгинна, задумчиво выпяченные губы Ирви, генерала Приумножающей ветви - а он для чего приехал? Бургомистр Гревена прижимал к груди обе руки, мгновенно забыв о свободе и независимости в присутствии столь высоких чинов Провидения. Но самым неуместным Гвендолен показалось не это. Она несколько раз моргнула, возвращаясь взглядом к одной и той же точке, не будучи уверенной в том, что видит, потому что предметы теряли четкость.
   Склонив голову набок и ни на кого не глядя, а внимательно рассматривая стертый от времени и шагов узорный пол, среди воинов Провидения стоял Алларий, бывший Хранитель Чаши, а теперь - устроитель зрелищ в Чертоге Разъясняющей ветви. Видимо, тоже бывший, потому что его запястья были скованы спереди, а на нижней губе запеклась темная кровь.
   Логан при виде такого зрелища резко схватился за плечо Гвендолен - по счастью, со стороны здорового бока, но у нее все равно возникло ощущение, будто в зале разом погасили все свечи. Дагадд, стоящий за спиной, глухо заворчал.
   - Я счастлив приветствовать достопочтенных иерархов Ордена, - заметил Энгинн, кланяясь с замечательной иронией, - нищего арбалетчика из Валлены, изгнанного за дурной нрав своими же нанимателями, никчемного книжника, который прославился только количеством поглощаемой пищи, и жалкое крылатое создание, которое могут не презирать только такие убогие спутники. Кстати, не вижу четвертого. А где наш знаменитый неудачник Баллантайн?
   - Если сьера Баллантайна нет, ,- Гвендолен не без усилий выпрямилась, но от накатившей ярости ей стало намного лучше или, вернее, свободнее, словно она взлетела к потолку, хотя в левом боку все равно полыхал огонь,. - то видно потому, что он стесняется своих бывших собратьев, которые опустились до переговоров с такими ничтожными созданиями. Что заставило вас так низко пасть, сьер Энгинн?
   - Я не имею привычки разговаривать с такими, как ты, - Энгинн поморщился. - Пусть отвечает кто-то другой из вас.
   - Да мы вообще отскреблись языком тут махать со всякими! - в своем ключе высказался Дагадд, топнув ногой. За окном при этом заметно потемнело, но все было так поглощены разворачивающейся сценой, что не обратили особого внимания. - Чего ты сюда затерся?
   - Последние несколько недель в Круахане дня не проходит без нового мятежа. И мы прекрасно осознаем, чьих это рук дело.
   .- Ну да, - громко и радостно объявила Гвендолен, отводя локтем волосы с лица. - Жалких и никчемных существ, на которых могущественное Провидение не должно тратить свое время.
   - Мы и не станем, - Энгинн не повернул головы, глядя прямо перед собой. - Мы как раз недавно потратили совсем немного времени на то, чтобы выяснить, где источник вашей силы. Сначала я думал поспрашивать у вас самих, - он усмехнулся, и у Гвендолен особенно сильно закружилась голова от его усмешки, - но потом мне нашли вот этого человека. Вы, полагаю, его узнаете? Думаю, он теперь сильно раскаивается, что когда-то отдал такое могущество в руки людей, даже не подумавших его защитить. Не так ли, Алларий? Ты ведь не передумал нам рассказать, где Чаша? И подробно объяснить, как она помогает управлять миром?
   - Если решили вы, будто пред волей я вашей склонился, - хрипло произнес Алларий, и глаза его полыхнули безумным огнем так внезапно, что невольно захотелось отшатнуться, - плохо вам ведомы страсти, что душу больную терзают. Сам передал я им силу добром, но отныне горько жалею о том, ибо жить не способен без Чаши.
   - И тем лучше для нас, - Энгинн продолжал усмехаться. - Видите, как все удачно складывается? Напрасно вы решили помешать Провидению, основатели Ордена. Лучше бы вы оставались сторожить свою Чашу. А теперь ее заберем мы.
   Наверно, Алларий, если бы не был так погружен в свои душевные терзания, оценил бы тишину, царившую в зале. Все допушенные на переговоры чиновники Гревена, дюжина сопровождающих посольство воинов Провидения, служители орденской библиотеки - никто не дышал.
   - Вы действительно все знаете... - медленно произнес Логан. И неожиданно стало заметно, что он совсем не так молод - заметная складка пролегает у крыльев носа, и тонкие морщинки разбегаются от глаз.
   - Более того, отправленный нами человек уже на месте. Сегодня мы получили известие, что он обыскал дом в Эбре и нашел Чашу. Человека этого вы должны тоже вспомнить - его имя Гаран из Западной пряди. Его еще прозвали Любопытным - и надо отметить, что в этом деле он проявил завидную любознательность.
   - Все-таки я его до конца не пришибла... - Гвендолен взялась рукой за спинку кресла, надеясь, что это поможет ей не упасть. - Жалко, ведь была такая возможность...
   - Зачем вы все это нам говорите? - перебил Логан таким же усталым голосом.
   - Через пару недель Гаран привезет нам Чашу. Очень рекомендую употребить с пользой время, потраченное на ожидание этого события, и постараться успокоить взбунтовавшиеся по вашей вине города. Если все покорно склонятся перед волей Провидения, мы, так и быть, позволим вам иногда прикасаться к источнику силы. Если будете продолжать нарушать спокойствие - Алларий может вам рассказать, что испытывает человек, оторванный от Чаши. Он это понял чересчур поздно, но зато осознал слишком хорошо, не так ли?
   Алларий склонил голову, ничего не ответив, но пробегающие по его лицу судороги все равно были хорошо заметны.
   - Если мы согласимся... какие будут гарантии?
   - Логан! Провидение никогда не дает гарантий! Не соглашайтесь!
   Эбер пытался протолкаться через застывшую у дверей толпу. Все невольно повернулись к нему, губы Энгинна изогнулись в презрительной ухмылке, гревенцы испуганно задвигались, но никто, кроме Гвендолен, не обратил особого внимания на темноволосую женщину, вошедшую в зал вместе с ним. Та скорбно поджала губы и положила ладонь ему на рукав, словно сдерживая.
   - Сьер Баллантайн, разве ваши собратья оставляют нам выбор?
   Баллантайн наконец пробился ближе. Элизия неотступно следовала за ним, неся на лице озабоченное выражение.
   Гвендолен разжала пальцы и чуть качнулась, отступив назад. Люди и предметы вокруг снова завертелись и перемешались, словно исполняя какой-то безумный танец. Только две фигуры, остановившиеся прямо перед ней, не трогались с места.
   - Я счастлива вас видеть, сьер Баллантайн, - выговорила она в пространство.
   - С приездом, Гвендолен, - пробормотал он в сторону и несколько смущенно.
   Это была последняя фраза, которую ей довелось услышать. Гвендолен почувствовала, как ее повлекло куда-то в сторону, словно затягивая во всеобщий хоровод. Жжение в боку превратилось в жаркую волну, которая налетела и сбила с ног. Она покачнулась и рухнула на пол, под ноги подбежавшему Логану, попытавшемуся ее подхватить и теперь с ужасом смотревшего на свои пальцы, испачканные кровью..
   Страшная суматоха, поднявшаяся затем в зале, была вызвана вовсе не падением Гвендолен. Следующий, кто распростерся на полу, заставив свиту запричитать и забегать вокруг, всплескивая руками, был гревенский бургомистр. Он совершенно не выносил вида крови.
  
   "И когда потеряешь ты последнюю надежду, когда покажется тебе, что упал ты на самое глубокое дно, откуда нет возврата, когда все отвернутся от тебя с презрением, вспомни, что осталось у тебя самое ценное, что никто и никогда не сможет отнять. Это любовь Изира к тебе. И когда покажется тебе, что жизнь тебе в тягость..."
   - Если ты и дальше будешь зудеть над ухом несчастной раненой, жизнь точно покажется мне в тягость, - пробурчала Гвендолен, не открывая глаз.
   На боку была тугая повязка, кровь больше не шла, но болело невыносимо - по крайней мере, ей так казалось. Она пробормотала сквозь зубы несколько самых изощренных ругательств, потом попробовала пошевелиться. Жаркой слабости и кружения перед глазами больше не было, но Гвендолен предпочла бы то граничащее с блаженством состояние, когда она словно парила в горячем воздухе, чем нынешнее, когда предметы просматривались четко и неприглядно, в боку поселилась дергающая боль, и сама Гвен была раздражена до предела.
   Мэдрей, служитель Изира, сидел у ее изголовья, уткнувшись носом в большую толстую книгу с надорванными страницами. Он бровью не повел в ответ на высказывания Гвендолен, только внимательно посмотрел на нее - глаза его из-за стекол казались совсем крошечными, но в них угадывалась улыбка.
   - Эти слова точно не про тебя - я редко встречал более сильную, чем ты. Хотя вы все проиграли, если я правильно понимаю.
   - Да, - Гвендолен медленно села на постели, ощупывая узелки повязки и расправляя затекшие крылья. Никогда она не стала бы этого делать при людях, чтобы не нарываться лишний раз на перекошенные лица, но Мэдрей напросился сам. Кроме того. он продолжал спокойно поглядывать то на мелкие строчки в книге, то на нее. Похоже, бедняга видел совсем плохо. - Уж я-то проиграла точно. По крайней мере, на данный момент.
   - Не трогай бинты. Пока что кровь остановилась, я приложил к ране листья ацены. Но тебе лучше не делать резких движений.
   - Это ты меня перевязал?
   - Извини, - немного смущенно заметил Мэдрей. - Я еще не очень хорошо умею. Но я старался.
   - Первый раз вижу человека, который добровольно дотронулся до крылатой.
   Гвендолен выговорила эти слова и внезапно покраснела. На самом деле она видела такого человека второй раз. Но о первом думать было очень трудно, словно пробиваться через встречный ураган.
   - Логан просил тебе передать, что они сегодня уезжают в столицу. Они с Дагаддом едут в свите этого... Генерала Искореняющей ветви. Никак не могу запомнить, как его зовут.
   - Энгинн удовлетворился двумя заложниками? - Гвендолен скривила губы. - Я кажусь ему настолько ничтожной, что меня даже нечего тащить с собой?
   - Он сказал - передвигаться она все равно сможет еще не скоро. Пусть валяется здесь. А мы торопимся.
   - Ну да, - повторила Гвендолен, опуская ноги на пол. При каждом движении в бок вгрызались чьи-то мощные челюсти. - Передвигаться я смогу еще очень не скоро.
   Останавливаясь на краткие передышки, она доковыляла до окна и схватилась рукой за притолоку.
   - Еще Логан сказал, что сьер Баллантайн дождется, пока тебе станет лучше, и вы сможете все вместе вернуться в Круахан.
   Вначале Гвендолен посмотрела на небо. Оно было светло-серое, типично круаханское, безрадостное и высокое. В такое небо хорошо взлетать без всякой надежды, но с уверенностью, что по-другому все равно нельзя. Во дворе, вымощенном мелкими, блестящими от недавно прошедшего дождя камешками, медленно прохаживались двое. Худая женщина в темно-бордовом платье и накидке иа темных волосах опиралась о локоть мужчины. Ее осанка была строгой и неизменной, как погода за окном. Мужчина двигался рядом со спокойной покорностью и что-то говорил. Только один раз, поворачивая по изгибу дорожки, он бросил тоскливый взгляд на окна.
   - Все вместе? - Гвендолен не очень понравилось, как звучит ее голос. Но по крайней мере, он не срывался. - Наш Магистр знаний и ремесел иногда бывает очень остроумным. Особенно когда это касается меня.
   - Жаль, что в Круахане больше не будет орденских библиотек. А тебе лучше снова лечь. Ты потеряла очень много крови. Голова не кружится?
   - Жаль, что я не смогу послушать полностью, что еще придумано про твоего Изира, - не слишком впопад ответила Гвендолен. - Помнишь, когда Поветитель Смерти спросил Астарру про любовь... что она ему рассказала?
   Служитель Изира закрыл книгу и покачал головой.
   - Ты говоришь, что тебе все известно про любовь, сказала ему Астарра. Но ты ведаешь все про мертвых, а любовь живая. Любовь - такое же существо, как все, что дышит в этом мире. Она может ликовать, мучиться, болеть и плакать, как все живые. Я пришла сюда за Изиром, а моя любовь осталась жить на земле. Ты можешь знать все только о мертвой любви. Живая тебе не подвластна, и рассказа о ней ты не поймешь.
   "Значит, раз ваша любовь живая, когда-нибудь она умрет тоже, - ответствовал ей Повелитель Смерти. - Она попадет сюда, и я буду все знать о ней".
   "Теперь она никогда не умрет, - сказала Астарра. - Любовь убивают только сами люди. Раз мы оба здесь, она уже не сможет умереть".
   "Тогда убирайтесь оба! - воскликнул Повелитель Смерти. - Я дождусь, что рано или поздно вы убьете свою любовь. И я посмотрю, какого цвета у нее глаза, и посмеюсь над ней, когда она в толпе прочих подойдет к моему трону".
   - А что было потом?
   - Изир вернулся к людям.
   - А что стало с ним и Астаррой?
   - В общем... - Мэдрей немного удивился - Видишь ли... в легенде про это больше ничего не сказано. Разве это так важно? Ведь он вернулся.
   - Это же самое интересное! И как вы только не понимаете!
   Гвендолен в возмущении передернула плечами и скривилась от боли, спохватившись. Потом с тоской смерила глазами расстояние до подоконника и стала на него забираться, стиснув зубы.
   - Ты что такое делаешь? - Мэдрей непонимающе смотрел на нее.
   - Когда ты спустишься вниз, увидишь там сьера Баллантайна, - из-за закушенной губы Гвендолен выговаривала слова не очень внятно. - Передай ему - как только я представила себе поездку в Круахан в его... их обществе, мне стало настолько легче, что я отправилась немедленно.
   Рыжие крылья несколько раз взмахнули не слишком уверенно, но постепенно их обладательница выровняла полет - лететь ей оказалось неожиданно легче, чем ходить. Сделав небольшой круг над двором, Гвендолен подумала, не вернуться ли за сапогами и плащом, но затем махнула рукой - не в первый раз. На три счета она подладилась под ветер и полузакрыла глаза, собираясь с силами. Путь был неблизкий, особенно если учесть, что летела она не в сторону Круахана, а совсем в другом направлении.
  
   Через две недели в Чертоге Провидения торжественно принимали отряд Гарана Любопытного, прибывший из Эбры. Контрабандисты, не часто въезжавшие в город при свете дня, чувствовали себя слегка неуютно и поэтому держались нагло, беря пример со своего предводителя. Гаран вошел, заложив руки за пояс и широко шагая. При виде Аллария, стоявшего с погасшим видом возле шести кресел генералов Провидения, он широко ухмыльнулся и поискал взглядом Логана с Дагаддом. Те обретались у противоположной стены, стараясь ни на кого не смотреть. Эбер попытался встать с ними рядом, но оба Магистра Ордена мелкими шагами постепенно отодвинулись в сторону. Кресло Гнелля, разумеется, пустовало.
   - А где крылатая тварь? - спросил Гаран, как следует насладившись представшей перед ним картиной. - Вы ведь мне ее отдадите?
   - Видите ли, почтенный Гаран из Западной пряди, - Энгинн тонко улыбнулся, - дело в том, что кое-кто из моих собратьев тоже имеет относительно нее определенные планы.
   - Так а сейчас-то она где? Вы что, ее отпустили?
   - Она придет сама, - Энгинн чуть покосился на Аллария. - Вернее, приползет через некоторое время. Это мы знаем точно.
   - Страшно польщена, что без меня не обойтись, - с этими словами Гвендолен толкнула ногой ставню, настежь распахивая окно с цветными стеклами. - Спешила как могла, но все-таки не думала, что столь достойное собрание вспоминает мою незначительную личность.
   Она была в своем обычном дорожном наряде - темно-коричневом камзоле и с полным вооружением в виде метательных ножей и двух мечей, вандерский за спиной, другой, покороче, у пояса. Волосы растрепаны как прежде - какое-то время Великий Магистр Чаши старалась выглядеть более пристойно и пыталась причесываться, но вновь махнула рукой на это бесполезное занятие.
   - Правда, я изо всех сил старалась быть вам полезной, - Гвендолен соскочила с подоконника.- Сьер Ирви! Счастлива передать главе Приумножающей ветви крайне важное послание от валленского протектората.
   - Ну ладно, все в сборе, - Энгинн откинулся на спинку кресла и самодовольно оглядел сидящих рядом генералов Провидения. - Покажите же нам то, что вы принесли, почтенный Гаран. Полагаю, многие жаждут взглянуть на этот предмет еще сильнее, чем мы.
   - Деньги вперед, - угрюмо заявил Гаран, перекидывая вперед заплечный мешок, но не торопясь его развязывать. - А то знаю я таких...
   В мешке, судя по очертаниям, действительно находилось что-то округлое. Гаран ловко поймал брошенный кошелек, оценивающе покачал его на ладони и с довольным видом стал запихивать в карман. Все молчали, внимательно наблюдая за его манипуляциями.
   - Гвендолен! - внезапно заговорил Баллантайн, подавшись вперед, и его голос звучал особенно отчетливо на фоне всеобщей тишины. - Пока я жив, они с тобой ничего не сделают. Не бойся, слышишь?
   - Она сейчас прослезится, - вполголоса заметил Логан.
   - Молчал бы лучше! Как ты мог сдаться так быстро?
   - Сам зевалку застегни! - Дагадд сделал шаг в его сторону.
   - Луйг! Дагди! Заткнитесь вы, оба!
   Гаран злорадно засмеялся и поднял над головой большую медную чашу, сбросив ткань мешка на пол.
   - Это ведь они из-за крылатой девки так грызутся. Вот потеха! Да ее на всех хватит - я по своей знаю. Вы лучше подумайте о том, что ваша сила сейчас закончится. Не жалко?
   Чаша была старинная, местами чуть позеленевшая, со странными витыми знаками по ободу. Генералы Провидения так и впились в нее глазами.
   - Дай! Дай сюда!
   Энгинн оттолкнул потянувшегося Ирви.
   - Ну что же, - произнес он, чуть растягивая слова в такт движениям ладони, которой он проводил по боку чаши, словно лаская. - Кто-то еще сомневается в том, что Провидение - единственно возможная сила в этом мире? Странное дело - я так доволен, что даже не хочу сейчас тратить на вас время, - он махнул в сторону невольно шагнувших друг к другу четверых основателей Ордена. - Надеюсь, я не становлюсь добрее и справедливее? - он фыркнул. - Мне это сейчас совсем ни к чему. Так что завтра утром придется потренироваться в обратном. И начну я, мой драгоценный бывший собрат Эбер, лучше всего с тебя...
   Посмотрел он при этом, правда, на Гвендолен, желая насладиться выражением ее лица.
   - Время тратить не надо точно, - заметила Гвен неожиданно нежным и чарующим голосом. Она даже сама не ожидала, что способна на такие медоточивые интонации.. - Времени осталось совсем немного.
   - Что ты хочешь этим сказать?
   - Полагаю, ваш собрат Ирви знает. Почему-то он так побледнел, читая письмо, которое я ему передала. Надо ему помочь, сьер Энгинн, а то падать в обморок на каменный пол не очень приятно. Знаю по собственному опыту.
   - Что там случилось?
   - Валлена разорвала договор на покупку серебряного песка, - пробормотал Ирви растерянно, опуская на колени судорожно стиснутую бумагу. - Ничего не понимаю... и еще... торговая гильдия Валлены и Ташира требует немедленного погашения всех наших закладных.
   - Они просто не представляют, каким могуществом мы теперь обладаем. Неприятно, но не конец света. Прекрати закатывать глаза!
   - Мой драгоценный собрат Энгинн, не хочу вас расстраивать, - Эрегур нервно задвигался в кресле, желая привлечь к себе внимание, - но советую пустить в ход это могущество как можно скорее, как только мы поймем, как его использовать. Я сейчас почитал один хвалебный гимн Провидению, который благодарный народ распевал прямо в чертоге Разъясняющей ветви. Должен вам сообщить откровенно - из хвалебного в нем только название.
   - Ерунда, мы их быстро успокоим! - Энгинн махнул рукой. - Однако уверен, что это ваших рук дело, почтенные основатели. Вы все-таки не захотели быть благоразумнее? Ну что же, каждый свой выбор делает сам.
   - Точно, - Логан стряхнул свое оцепенение и выпрямился. - Меня всегда занимало - что же на самом деле выбирают люди, которые добровольно идут в Службу Провидения?
   Энгинн дернул щекой, начиная заметно раздражаться, но его внимание снова отвлекли. Топот и возня за дверью, уже некоторое время доносившиеся издали и добавлявшие ощущение тревоги, приблизились, и в распахнувшиеся створки ввалился Ноккур - с перекошенным лицом и сбившимся на плечо капюшоном.
   - Энгинн! В предместье Круахана бунт! А наши лучшие отряды остались в Гревене!
   - Пора завершать, собратья, - Энгинн поднялся на ноги. - Должен вам заметить, почтенный Алларий, что я вас понимаю. Я держу ее в руках совсем недолго, а уже чувствую наплыв такой мощи - ни одно из жалких мирских удовольствий не может с этим сравниться. Она наконец нашла достойного хранителя - осознаете это? Вы, четверо?
   "Непонятно, почему многие не могут запомнить ни его имени, ни его лица, - подумала Гвендолен. - Сейчас я бы точно не назвала его незаметным или незначительным. Хотя, конечно, довольно страшноватым".
   Законно пользуясь критической ситуацией накануне полной гибели, она прижалась к Баллантайну, и тот крепко обхватил ее за плечи. Рука его вздрагивала, и глаза были плотно зажмурены.
   - Эбер, - сказала она шепотом, слегка извиняясь. - Подожди чуть-чуть. Сейчас все закончится.
   - Странно, что я больше не испытываю ничего, кроме какой-то холодной печали, - неожиданно заговорил Алларий, и все вздрогнули - когда он отказывался от своей обычной манеры выражаться, его слова звучали еще более диковинно. - Казалось бы, я достиг высшей точки в своем искусстве - благодаря мне мир сейчас окончательно поменяется. Я всегда мечтал сыграть именно такой спектакль - который перевернет существующий порядок. Но я был гораздо счастливее, когда на криво сколоченных подмостках видел отражение ужаса и восторга в глазах простых эбрийцев. Наверно, правы те, кто предостерегает от выполнения самой заветной мечты - радости она не приносит. Не забудь мои слова, крылатая дева, они могут тебе тоже пригодиться.
   - Моя мечта сейчас тоже выполняется, - Логан шагнул вперед, - и я ничего не ощущаю, кроме бесконечного торжества. Так что все зависит от подхода, мессир Алларий.
   - Очень чешется их тут всех скорчить, - с заметным отвращением пробормотал Дагадд, озираясь. - Можно, малыш? А то меня прямо пригибает.
   - У нас мало времени и много дел, - сухо заметил Логан. - Идем. Гвендолен, ты все еще у нас Великий Магистр, не забыла?
   - Как это? ... Да я... почему же... - Энгинн в полной растерянности смотрел на медную чашу в своих руках.
   - В коллекции Аллария эта вещь - действительно одна из самых древних, - ласково заметила Гвендолен, которая уже давно изнывала от нетерпения высказаться. - Правда, тащить ее через весь Внутренний океан - нужно быть исключительным ценителем, сьер Энгинн. Вы нас всех приятно удивили.
   Бесконечного торжества, глядя на лицо Энгинна, она не испытала, но живо вспомнила все его высказывания относительно Эбера, и потому ее голос звучал с мурлыкающей нежностью.
   - Кстати, можете вернуться и поискать еще, - Логан тоже не отличался снисходительностью к поверженным врагам. - В нашем эбрийском доме полно любопытных древностей.
   Он потянул за плащ угрюмого Дагадда, с ворчанием пытающегося держать себя в руках, двинулся к двери и только у порога снизошел до некоторого объяснения, вдоволь налюбовавшись немой сценой в зале:
   - Вы решили, что если мы - Орден Чаши, то чаша, дающая силу, обязательно существует в реальности? Впрочем, нам было только на руку, что вы когда-то начитались красивых легенд о волшебных предметах, досточтимые сьеры. Чаша давно уже внутри нас.
  
   День они закончили в том же трактире, где когда-то за столиком в углу говорили о создании Ордена. Гвендолен показалось, будто с тех пор прошла целая вечность, но так оно, наверно, и было? Тогда они без конца говорили, перебивая друг друга, а сейчас только переглядывались и опускали глаза.
   - В ближайшие несколько месяцев на Эмайну нам не попасть, - мрачно констатировал Логан. - Сами заварили эту похлебку, сами и будем ею питаться. Служба Провидения держится в Круахане последние дни. Вы уже придумали, как будет называться ваша должность, сьер Баллантайн?
   Эбер поглядел на него без всякой приязни.
   - У меня только одно условие, - Логан продолжал нарываться на небольшой скандал, - не забудьте придумать какое-нибудь занятие для Гвендолен. Тем более что она, как вы понимаете, всегда приносит исключительную пользу.
   - Ему - не всегда, - хрипло пробормотала Гвендолен, не поднимая взгляда от деревянной кружки.
   - Может быть, вы не будете ставить мне условий?
   - Другими словами, вы не собираетесь их выполнять?
   - Я не могу.
   - Не можете или не хотите?
   - А мои планы тебе не хочется узнать, Луйг? У меня они несколько другие, - Гвен со стуком поставила кружку. - Мне надо на какое-то время уехать.
   - Уехать? Куда?
   - Ты что такое задумала?
   - У меня дела, - сказала Гвендолен сквозь зубы. - Мне кажется, я достаточно потрудилась для Ордена, чтобы заслужить небольшой отпуск.\
   - Отпуск? В такое время?
   - Если я буду подгадывать свой отпуск под спокойные времена в Круахане, мне успеет за это время стукнуть лет триста.
   - Мне не нравится это, Гвендолен. Зачем тебе надо уезжать? Ты - Великий Магистр Ордена.
   - Драгоценный мой Луйг, при получении ранга Великого Магистра я не подписывала обязательства делать только то, что нравится Магистру знаний и ремесел. Иначе я бы точно отказалась.
   - Ты можешь мне сказать, куда ты собираешься, Гвендолен? - Баллантайн спросил тихо, но таким голосом, на который она никогда не могла возразить или сказать "нет".
   - Вы узнаете... сьер Баллантайн. В свое время.
   - Д а отсохните вы от нее! - внезапно брякнул Дагадд, оперевшись на стол так сильно, что едва не перевернул блюдо с тушеной рыбой. - Она вам все равно ничего не раскрасит, неужели не влипаете? Нечего и чавкать.
   - Дагди, как всегда, все объяснил исключительно доходчиво и ясно. За что я ему искренне признательна, - цеременно сказала Гвендолен, наклоняя голову.
   - Но ты... вернешься?
   - А разве вы хотели бы, чтобы я вернулась, сьер Баллантайн?
   - Пойдем, Дагди, - со вздохом произнес Логан, проявив неожиданную чуткость и поднимаясь из-за стола. - Ты все равно уже расправился со всеми здешними запасами еды, больше не принесут.
   - Я безнадежный эгоист, Гвендолен, - Эбер понизил голос, глядя им в спину. - Я понимаю, что совсем не так должен обращаться с тобой. Но ты мне так нужна. Пока ты рядом, я уверен, что все будет хорошо.
   - Я обязательно... постараюсь вернуться.
   - Что значит постараюсь? - Логан обернулся, подозрительно сощурившись.
   - Магистр Логан, вы сегодня отличаетесь поразительной непоследовательностью. Определитесь наконец - вы подслушиваете чужие разговоры или все-таки изображаете благородство.
   - А с чего вдруг ты три дня ходила вечерами на постоялый двор, где живет твой Кэссельранд? Ты же говорила, что родичи от тебя отреклись. Решила припасть к корням?
   - Все понятно, - Гвендолен откинулась на спинку стула, с преувеличенным вниманием рассматривая темный потолок. - Вы не только подслушиваете, но еще и подглядываете.
   - Если бы от меня зависело, я бы никогда тебя не отпустил.
   - Да будет благословенна моя независимость!
   - В самом деле... - было видно, что Эбер хочет взять ее за руку, но Логан и Дагадд все еще стояли у дверей, глядя на них во все глаза, - ...что ты придумала, Гвендолен? Прошу тебя, будь осторожна.
   - Ничего плохого, - Гвендолен сглотнула. - Я вернусь, и вы увидите.
   Не выдержав, она сорвалась с места - крылья из милосердия к сидящим в трактире были как обычно прижаты и накрыты плащом, но рыжие волосы ярко сверкнули, взметнувшись, словно к выходу промчался горящий факел.
   - Дагди! Подожди! - крикнула она в широкую спину Магистра стихий. - Иди сюда! У тебя есть деньги?
   - Бряки? - Дагадд удивленно пошарил в обширных карманах штанов, вытаскивая стянутый тесемкой кошель. - Вроде какие-то дрыгаются. А зачем тебе?
   - Давай все! Мне далеко ехать.
   - Пташка, ты же по облакам метелишь, - Дагадд хитро подмигнул, - или там тоже есть кого намазывать?
   - Ты меньше рассуждай, давай быстрее! - Гвендолен поспешно выхватила кошель, спеша убраться от подозрительного взгляда Логана. Покачав его в ладони, она просияла и внезапно, приподнявшись на носках, дотронулась губами до заросшей щеки собеседника: - Счастливо оставаться, Дагди! Ты настоящий друг, не то что некоторые!
   Дагадд внимательно смотрел на нее, и в маленьких глазах под сдвинутыми бровями Гвендолен ясно увидела свое отражение.
   - А вдруг у тебя не заварится, пташка?
   - Я все равно по-другому больше не могу, - проговорила она шепотом, упрямо мотнув головой. - Если что... Кэс отдаст тебе эти деньги за меня.
  
   В тот день над Тарром долго висел густой сизый туман, пришедший с моря. Такое случалось очень редко, и. как уверяли рыбаки, предвещало беду. Гвендолен об этом не знала, но давно брела по дороге в кислом настроении, потому что лететь не могла - ничего не было видно, а передвигаться пешком она не любила, да и ходила довольно медленно. Поскольку все эти препятствия отдаляли цель путешествия, а мимо грохотали дилижансы, в которых было полно свободных мест, но Гвендолен экономила деньги, - она бормотала себе под нос витиеватые орденские ругательства и поддевала носком башмака камешки на дороге, чтобы хоть как-то успокоиться.
   Наконец она доковыляла до большого безликого дома в таррском предместье, главной примечательного чертой которого была высокая ограда, сложенная из грубых булыжников. Уже стемнело, но свет пробивался только в одном окне, тусклый и прыгающий, словно владелец не желал зажигать много свечей. Однако вряд ли можно было надеяться на то, что Гвендолен Антараей отступит перед мрачным видом чьего-то жилища и отсутствием быстрого отклика на стук в дверь - подобные мелочи ее никогда не смущали, и она настойчиво отбивала от створок краску дверным молотком, пока ожидаемое ею действующее лицо не показалось на пороге, воззрившись на нее без всякой приязни.
   Человек был долговязым, катастрофически худым, с бритой макушкой и в каком-то обтрепанном балахоне. От него пахло дымом и какими-то травами с резким ароматом, а глаза под набухшими веками были в красных прожилках. Он взялся за притолоку одной рукой с поразительно длинными и крючковатыми пальцами, вторую руку продолжая держать на засове и явно рассчитывая, что разговор займет совсем немного времени.
   - Вы Арций. - сказала Гвендолен утвердительно.
   - Придешь завтра в больницу, - буркнул человек, делая попытку закрыть дверь, но Гвен успела подпереть створку ногой.
   - Я бы хотела договориться здесь. Там слишком много народу.
   Арций равнодушно скользнул усталыми глазами по ее фигуре, завернутой в плащ.
   - Если думаешь ребенка вытравить, это не ко мне.
   - Может, пустишь все-таки? Тебе Кэссельранд просил передать привет.
   - Не знаю я никакого Кэссельранда. - пробурчал Арций, но убрал руку с засова, и Гвендолен быстро проскользнула внутрь, поворачиваясь к хозяину. Она дернула застежку, и плащ свободно осел на пол. Гвендолен развернула крылья насколько смогла - стены и разные предметы ощутимо мешали, но и этого было достаточно, чтобы на лице Арция медленно возникло другое выражение - холодного изучающего любопытства.
   - Ишь ты, - сказал он. - Рыжая. У вас таких немного, да?
   - Скоро будет еще меньше, - не очень понятно отозвалась Гвендолен. - Если ты согласишься, конечно.
   - Что надо-то? - любезностью Арций похвастаться не мог, да и не собирался.
   - Ты был помощником барона Шандера. Ты присутствовал на всех его опытах. В том числе и когда он делал из крылатых... обычных людей.
   - Ну и чего? Они все на это добровольно шли. И не задаром, между прочим. Так что если ты мне за какого-то своего родича хочешь морду набить, так нечего. Все те из них, кто в ящик улегся, золотишко своей семье отписали. Иди, поспрошай лучше у своих, коли тебе не досталось, пусть поделятся.
   - У меня нет родичей, - сквозь зубы произнесла Гвендолен. - И пришла я не за этим. Я сама тебе хорошо заплачу. Пятьдесят золотых.
   - За полсотни круглых можешь и рыло мне разрисовать, разрешаю, - Арций удивленно поцокал языком, пытаясь обойти Гвендолен вокруг, но мешали крылья, занимающие половину пространства. - Это на что тебе столько денег дали?
   - Я хочу... хочу быть, - Гвендолен встряхнула головой, - как люди. Без этого, - она пошевелила крыльями, подняв легкий сквозняк. - Ты ведь умеешь это делать.
   - Покажи деньги, - угрюмо сказал Арций.
   Она излекла из-за пазухи кошель Дагадда и покачала им в воздухе - его размеры и кожа тонкой выделки внушали невольное уважение. Но в глазах Арция только прибавилось железа - теперь сквозь красноту и муть словно проглядывали два наконечника для стрел.
   - Ты знаешь, сколько операций мы сделали? - спросил он жестко и сам ответил: - Десять. Из них выжил один.
   - Значит, я буду второй.
   - А если десятой? Чтобы мне твои родственнички потом в печенке поковырялись? Или подняли под облака, да уронили ненароком?
   - Я неясно выразилась? У меня нет родичей. Они от меня отказались.
   - Ах, вот что...
   Арций снова внимательно обшарил ее взглядом. Смутное удивление зарождалось в его глазах, и он в первую очередь посмотрел уже не на крылья, а на некоторые части фигуры Гвендолен, максимально интересные людям противоположного пола.
   - Неужели тебе твой хахаль дал золота? Он так хочет... Ага, и потом за мной будет по всему Круахану гоняться, если что не так? Тем более не соглашусь.
   - Никто - не знает - что я - собираюсь - сделать, - Гвендолен говорила сквозь зубы, и ей казалось, что она держит во рту кинжал. - Ты знаешь, как мы клянемся?
   - Ну допустим...- Арций совсем ссутулился, но наконец в его взгляде стал проявляться совсем другой интерес, и поскольку Гвендолен редко общалась с лекарями, он ей был не особенно знаком. - А ты знаешь, как на тебя подействует усыпляющий отвар, детка? Если вдруг нет - ты умеешь терпеть?
   Гвендолен подумала некоторое время, потом расстегнула камзол и показала неумело завязанные бинты на боку, частично бурого цвета от засохшей крови.
   - С этим я летала до Валлены и обратно.
   - Что же... Ночь сегодня будет интересная... - Арций усмехнулся, ненадолго исчез в глубинах дома и появился наружу с большой темной бутылкой, покрытой пылью, которую держал за горлышко. - Пей, девочка. Мы это сделаем прямо сейчас.
  
   Она проехала через южные ворота Круахана. Проехала спокойно, не кутаясь в плащ, не выбирая максимально темное время суток. Впрочем, мелькнуло в сознании Гвендолен - даже если бы она пролетела над воротами, широко развернув свои рыжие крылья, мало кто обратил бы на это внимание.
   В Круахане царил совершеннейший хаос. Сразу за воротами взору открывалась баррикада, перегородившая часть улицы. Крупные камни были выворочены и лежали поперек улицы. В двух близлежащих лавках двери висели на одной петле, окна были разбиты, а внутрь Гвен решила не заглядывать - все равно там мало что осталось. Издали доносились беспорядочные выстрелы и вопли. Пахло дымом, неуверенностью, тоской и кражами.
   Странное чувство беспомощности, охватившее ее еще в первый день после того, как она встала с постели, нахлынуло с новой силой - она больше не может в любой момент, разбежавшись, с силой взмахнуть крыльями, подняться вверх хотя бы на несколько этажей и потом взлететь по-настоящему. Но зато она может теперь многое другое. Наверно - ведь она теперь совсем не такая, как прежде.
   Сколько времени ее не было - три недели? Что же тут случилось? И что с Эбером? Внезапно ей стало страшно, и она ускорила шаги, насколько могла. Ей самой бы стоило поберечься - невысокий бледный юноша с коротко остриженными рыжими кудрями, одетый незаметно, но прилично - за это спасибо остатку Дагаддовых "бряков" и за то, что Арций, вдохновленный успехом операции, вернул ей еще пять золотых на обратную дорогу - все равно не имел вида, отпугивающего уличных грабителей и прочих праздношатающихся личностей. Но Гвендолен была упряма. Упрямство - это видимо, единственное, что у нее осталось. И еще в сумке на боку лежало платье - нормальное человеческое платье, темно-бордовое, со шнуровкой спереди и длинными шуршащими юбками, с разрезами до пояса, открывающими серебристо-серую подкладку. Корсет на спине полностью скрывал шрамы - да и они в общем остались совсем небольшие, вовсе не такие, как у Кэссельранда. То ли ей просто повезло, то ли Арций накопил опыта за девять неудачных операций?
   У единственной наполовину уцелевшей лавки толпилось человек сто, не меньше - по крайней мере, так показалось Гвендолен. Все размахивали кастрюльками и горшками. Над лавкой на самодельной вывеске косыми буквами было намалевано: "Каждый может получить бесплатный суп от протектората!"
   Несколько оборванных, но энергичных людей, прятавшихся за баррикадой на углу, бодро выкрикивали; "Да здравствует протектор! Ненавижу Провидение!"
   Улица была усеяна впопыхах разбросанными листками. Рассеянно подобрав обрывок одного из них, Гвендолен прочла следующее:
   "Свободные граждане освобожденного Круахана! Забудьте о тех мрачных временах, когда ненавидимое всеми Провидение пыталось вторгаться в вашу жизнь и диктовать вам, о чем думать! Воздух свободы дует на наших улицах. Вдохните его полной грулью, и тогда..."
   - Но ведь это действительно так было... - немного растерянно сказала себе Гвендолен, пожав плечами. - Почему же возникает ощущение. что лучше не стало?
   Она шла по длинной улице вдоль рядов закрытых лавок. Вывески поражали талантливостью отображения одинакового смысла: "Мыльный корень закончился в прошлую пятницу". "Муки нет". "Сахарные головы ожидаются через пять недель, свой номер очереди вы можете получить у старшего лавочника". "Если вам нужна соль - поищите во дворце протектората!"
   С одной стороны, Гвендолен довольно неплохо понимала, что происходит. Она сама, и немало, этому способствовала. С другой стороны, глядя на дело своих рук, всегда возникает смутное чувство, что не все было сделано правильно. Понятно было одно - Службы Провидения действительно больше нет или почти нет. Звуки выстрелов, запах гари и отдаленная канонада говорили о том, что не весь освобожденный Круахан выстроился в очередь за бесплатным супом от протектората. Кроме того, ее мысли все время соскакивали с неприглядной действительности на собственное будущее, которое она совершенно не могла представить, но к которому тянулась изо-всех сил, как прежде не рвалась в небо в самый пик полнолуния.
   То, что ее жизнь будет совсем не похожа на прежнюю, она была уверена, потому что сама превратилась в совершенно другое существо. Ей больше не хотелось отвечать ядовитыми выпадами на любую обращенную к ней реплику. Она с трудом научилась не вздрагивать, когда с ней заговаривали. Первые несколько дней после дома Арция она воспринимала окружающий мир как огромного злобного зверя, готового наброситься на нее в любой момент. Но потом она осознала, что зверь этот не столько опасный, сколько любопытный, и с интересом принюхивается к новому созданию, бредущему по его спине. Ехать по человеческим дорогам в человеческом экипаже, слушать допоздна человеческую болтовню за кубком вина в придорожных трактирах, самой пытаться вставить слово, не встречая отвращения или гнева на лицах собеседников, засыпать на взбитых перинах в обычной комнате вместо пыльных мансард - это было очень странно. Гвендолен еще не решила для себя, хорошо это или плохо. Пока что она боролась с привычкой дергать лопатками и старалась лишний раз не поднимать головы к небу.
   - А я тебе говорю, что все-таки протектор о простом народе не забывает, - ворвался в мысли Гвендолен дребезжащий голос неподалеку. Очередь за супом коротала время самым доступным способом - сплетнями. - Он ведь сам из таких же, как мы - верно тебе говорю. Он и в протекторат часто просто по улице ходит, без кареты. Шурин мой давеча видел.
   - Прикидывается, - уверенно отозвался собеседник, с сильным акцентом жителя западного берега.
   - С чего это ему прикидываться?
   - А чтобы такие дурни, как ты, рты пораскрывали и слушались.
   - Все-таки это... Провидение оно было, конечно... у соседа вот сына как арестовали, так и не вернулся... но все-таки свои были, из Круахана, верно? А этому... протектору иноземные колдуны все говорят, что делать. Он без них ничего и не умеет совсем.
   - Протектор хороший человек. Выдал каждому поровну по два золотых из казны.
   - И где они теперь, твои золотые?
   - Ну где... ну, толкнуло меня что-то под руку... зачем я только в тот день в трактир зашел... А вот свояк мой крышу настелил. Новую, из цветной черепицы - загляденье просто.
   - Ага, будто в доме с новой цветной крышей легче голодается, чем со старой. Твой свояк еще дурнее тебя - ты хотя бы удовольствие получил.
   - Протектор за каждого душой болеет - так прямо и сказал.
   - Помяните мое слово, через полгода колдуны эти будут здесь творить, что хотят. Какой человек им понадобится для своих мерзких дел - того и заберут.
   - Он давно султану обещал Круахан отдать. Еще когда в Эбре жил - там они и сговорились.
   Гвендолен давно уже шагала так быстро, как только была способна, невольно морщась и не желая прислушиваться, но не слушать было трудно - подобные разговоры доносились с каждого перекрестка. Она переходила с шага на бег и обратно, когда сбивалось дыхание, попутно высматривая какую-нибудь гостиницу или трактир, чтобы переодеться, но пока все попадавшиеся ей заведения наводили на мысль, что раздеться там помогут охотно, а вот с одеванием будет гораздо сложнее. По крайней мере, у нее не осталось вопроса, где искать Эбера - но меньше беспокоиться от этого о его судьбе она не стала. Скорее наоборот.
   Так она добралась до самых богатых кварталов, сохранивших кое-где следы былой роскоши, но в общем тоже выглядевших так, будто по ним пронесся гибельный ветер из эбрийской пустыни. Тем не менее здесь было не в пример спокойнее, а гостиница, в которую Гвендолен наконец решилась заглянуть, поражала валленским роскошеством, привычным и необременительным ранее, но теперь откровенно бьющим в глаза. Цена, которую запросили за комнату, сбивала с ног и окончательно сокрушала тех, чьи крепкие нервы еще могли выдержать созерцание мерцающих золотом занавесей и тонкого стекла.
   - Мне нужна комната только на час, чтобы привести себя в порядок, - сухо сказала Гвендолен, напряженно гадая, останется ли у нее хоть медяк на обед. Впрочем, еды в Круахане, похоже, все равно никакой не было, кроме бесплатного супа от протектората.
   - С тех, кто берет комнату только на час, мы обычно просим двойную цену, - тонко усмехнулся валленец с завитой бородкой и усами, благоухающий как добрая половина парфюмерной лавки. - Но вы одна, блистательная сьера, и приехали недавно - значит, можете стать у меня постоянной клиенткой.
   Блистательная сьера от такого обращения к себе едва не разроняла все свои пожитки, а в следующий момент ей показалось, что у нее с лицом происходит что-то странное. На самом деле она улыбалась, с неуверенностью, смущенной радостью и безумной надеждой - выражением, которое никогда не появлялось на лице Гвендолен Антарей, чья улыбка в зависимости от обстоятельств напоминала мрачный оскал или презрительную гримасу. Но Гвендолен Антарей, если бы она осмелилась появиться в своем прежнем обличье, положив большие пальцы на рукояти кинжалов и грозно развернув пламенеющие крылья, никто не назвал бы блистательной сьерой. Не то что стройную девушку, немного бледную и осунувшуюся, с мечтательным взглядом, милой заразительной удыбкой и ямочкой на подбородке. Любовь - что еще могло привести в Круахан переодетую девушку из богатой семьи, судя по тому, сколько она заплатила за комнату. Романтические истории - это очень красиво, и к тому же придает правильный образ его высокодоходному заведению. Поэтому валленец источал медовую изысканность и был с Гвендолен исключительно почтителен.
   Не желает ли ослепительная сьера фруктового лимонада и послушать последние новости?
   Гвендолен подозревала, что бокал лимонада будет стоить по меньшей мере половину комнаты, но новости узнать очень хотелось. Тем более что она не сомневалась - валленец должен быть их неиссякаемым кладезем.
   Блистательная сьера не будет спрашивать, как удается в самом центре охваченного безумием Круахана подавать такой же лимонад, как на Стеклянной набережной в Валлене. Ей и так понятно. что усилия должны быть поистине героическими.
   Таинственная гостья так же любезна к своему скромному слуге, как и прекрасна, но несколько преувеличивает его заслуги В любом, даже окончательно спятившем обществе, можно прекрасно устроиться, если есть полезные связи, и нужныи людям нужно то, что ты предлагаешь.
   Блистательная сьера безмерно удивлена - неужели в Круахане осталось много валленцев?
   - Да будет мне позволено... - хозяин гостиницы изящно повел рукой, аккуратно опускаясь в кресло напротив Гвендолен. - Валленцев в Круахане сейчас гораздо больше, чем когда бы то ни было, поскольку протекторат отчаянно нуждается в золотых монетах, а их больше всего накопилось у славных по всему Внутреннему океану валленских ростовщиков. К тому же моя гостиница знаменита не только среди валленцев. Многие из молодых чиновников протектората очень любят проводить здесь свое время, отдыхая от праведных трудов во благо освобожденной страны.
   - Значит, протектор...- Гвендолен запнулась. Она прекрасно знала, но не могла выговорить его имя, как с самого начала их знакомства - сердце колотилось где-то в горле. - Он... тоже бывает здесь?
   - Протектор Баллантайн, - сурово произнес хозяин гостиницы, - никогда не переступал порога моего заведения. Он не одобряет валленской роскоши, хотя и не может ее запретить в свободном Круахане.
   - Значит, Магистры Ордена сюда также не заходят, - осторожно сказала Гвендолен, водя пальцем по краю бокала. - Им тяга к роскоши не менее чужда.
   - Я редко ошибаюсь, когда пытаюсь определить, откуда тот или иной человек, - валленец в очередной раз почтительно склонил голову. - Но на ваш счет я заблуждался, дивная сьера. Ваша осведомленность показывает, что вы, похоже, все-таки родом из Круахана или долго здесь прожили.
   - Не все ли равно?
   - Как вам сказать... Хоть Службы Провидения больше нет, все равно лучше заранее представлять, кто делит с тобой беседу, прежде чем начать говорить все, что думаешь.
   - Я долго... ездила... по делам, - с усилием произнесла Гвендолен. Она с тоской посмотрела на исхудавший кошелек, в котором пришлось бы теперь долго шарить, выуживая последние монеты. Но добыть из валленца сведения с помощью одной загадочной улыбки и взмахов ресниц было не проще, чем деньги из ее кошелька.
   - О разумеется, восхитительная госпожа, - хозяин гостиницы с достоинством уронил свой платок поверх положенной на стол монеты, словно ему претило прикасаться голыми руками к презренному золоту. - Разумеется, только длительное отсутствие помешало вам узнать, что могучие Магистры Ордена священной Чаши, мессиры Логан и Дагадд, бывают здесь очень часто. В первую очередь именно благодаря своей уверенности, что сьера протектора они никогда не застанут.
   - Ах вот что... неужели?
   - О да, достославная сьера, но сдается, что вскоре мессирам магистрам придется переживать еще более непростые дни. Ведь в Круахане больше не осталось ни одной приличной гостиницы.
   - И что же?
   - Когда каждый из них вскорости захочет найти место, где никогда не встретит другого, куда им направиться?
   - Почему ты считаешь... - начала Гвендолен, но валленец внезапно склонился еще ниже, продемонстрировав аккуратно зачесанную лысину.
   - Видите, как я не далек от истины, дивная сьера. Великие магистры теперь предпочитают показываться в одиночестве.
   Гвендолен обернулась через плечо и быстро вскочила, постаравшись не запутаться в подоле платья. В дверях стоял Логан - излучающий такую же холодную изысканность, как и раньше. Волосы, тщательно расчесанные и подвитые на концах, так же достигали плеч и сверкали еще сильнее. На камзоле прибавилось пряжек и украшений самой различной формы, но щеки ввалились так, что лицо стало напоминать заостренный клинок, и зеленые глаза слегка покраснели, отчего казались тусклыми.
   - Это я, Луйг, - сказала она поспешно, словно пытаясь убедить в этом саму себя. - Я вернулась.
   - Гвен? А почему я не почувствовал, когда ты проехала через ворота?
   На мгновение на лице Логана промелькнуло что-то похожее на облегчение, но затем его взгляд снова остановился. Он не отрываясь смотрел куда-то ей за спину.
   - Луйг! Это я. Наверно, сейчас я еще более настоящая, чем раньше.
   Черты лица Логана почти не дрогнули - и в самом деле, разве перед ним было зрелище, способное как-то поколебать душу хранителя знаний и арбалетов? В конце концов, он каждый раз, сталкиваясь с какой-либо неожиданностью, всего лишь удостоверялся в том, что и так знал прежде, просто забыл или не хотел вспоминать.
   - В общем, тебе даже идет платье, Гвендолен Антарей, - сказал он, слегка прищурясь. - Но нам... мне будет не хватать тебя в Совете магистров.
   - Ты знаешь, почему я это сделала.
   - Из-за кого, - педантично уточнил Логан. - Знаю.
   - Не только! - Гвендолен подалась ему навстречу, все-таки наступив на подол, но не заметив это. Глаза ее потемнели, а волосы моментально растрепались, совсем как раньше, - Мне надоело, когда я могу сосчитать на пальцах одной руки людей, которые на меня смотрят без отвращения! Если бы я сегодня приехала в Круахан как три года назад, знаешь, где бы я сейчас сидела? На чердаке грязного дома, до утра не решаясь заснуть и не выпуская кинжала! Причем он у меня остался бы уже последний, остальные я бы потратила на тех, кто пытался бы в меня швырнуть какой-нибудь дрянью или дотянуться палкой!
   - И часто последнее время дотягивались до Великого Магистра Ордена Чаши? - холодно спросил Логан, отступая на вежливую дистанцию.
   - Неважно! Все равно я прекрасно видела, как ко мне относились! Как к животному, которое приносит большую пользу и к тому же кусается, поэтому его надо беречь и стараться не злить! Ты думаешь, я не знала, что ты обещал двукратное повышение ранга тем, кто согласится быть в моей свите?
   - Твоя главная сила всегда была в твоей убедительности, Гвендолен Антарей, - медленно произнес Логан. - Ты могла уверить кого угодно в чем угодно. В том числе и себя саму. Но я все-таки хранитель знаний, а знание - это единственная непреложная вещь. Я знаю, ради кого ты это сделала.
   - Можешь взять это свое знание, Логан, сын Дарста, - Гвендолен скрестила руки на груди и встряхнула разлетевшимися кудрями, - записать его на самом дорогом пергаменте, аккуратно сложить, перевязать шелковыми лентами и засунуть себе...
   - Оказывается, - невозмутимо сказал Магистр знаний, - самые скверные стороны характера у всех живых существ поддаются переменам хуже всего. Даже если сами эти существа меняются до неузнаваемости.
   - Я предупреждала, что во мне еще больше настоящего, чем прежде.
   - Каюсь, не воспринял ваши слова должным образом, - Логан церемонно наклонил голову. - Больше искушать судьбу я не буду. Могу ли я чем-то загладить свою недогадливость?
   - Да! - Гвендолен снова рванулась вперед. - Проведи меня в протекторат!
   - Ты уверена, что хочешь этого?
   - Не пора ли тебе добровольно сложить с себя ранг, сын Дарста? - Гвен начала заметно терять терпение. - Пожалуй, настало время поделиться своей проницталеьностью и понятливостью с младшими воинами, иначе тебе просто не снести такой груз.
   Логан только вздохнул, пропуская ее вперед в дверях. Теперь было особенно хорошо заметно, какой у нее красивый затылок, и что под прежним коротким мальчишеским камзолом была скрыта тонкая талия, пусть даже она сейчас безжалостно стянута пластинками корсажа. Но он отдал бы все, что было в его власти, лишь бы увидеть перед собой прежнюю Гвендолен - сутулящуюся и взьерошенную, кутающуюся в темный плащ до пола.
   - Скоро стемнеет, - сказал он с легкой тревогой, снова посмотрев ей за спину. - А до полнолуния всего два дня.
   - Боишься, что я начну с пеной у рта кататься по камням и грызть их? Не переживай, сын Дарста, из нас двоих я, несомненно, нахожусь в гораздо более здравом уме. Как, впрочем, было всегда.
  
   По дороге Логан тем не менее бесконечно оглядывался и пытался ускорить шаги. Выглядело это довольно странно, учитывая наличие свиты из сосредоточенных молодых людей, вышагивающих на некотором расстоянии, и отсутствие людей на улицах. Вдали, правда, доносились беспорядочные крики и одинокие гулкие хлопки, которые можно было бы принять за звуки праздничных петард, если бы Гвендолен не была убеждена в том, что даже самое изощренное воображение не могло подсказать жителям Круахана повода что-либо праздновать. Она плелась за Логаном, начиная постепенно отставать.
   - Что с тобой? Тебе плохо? - Логан в очередной раз резко обернулся.
   - Да, плохо! - Гвендолен гневно фыркнула, совсем остановившись. - Я очень плохо хожу на высоких каблуках. Мог бы промолчать хотя бы из вежливости! Лучше бы ты был таким быстроногим раньше, когда воины Провидения гонялись за нами по всему городу, может, тогда мне не приходилось бы вечно отдуваться за всех вас. А теперь-то что?
   - Знаешь, Гвен, - Логан с видимым усилием сбавил шаг и пошел рядом, - я сейчас вспоминаю то время как самое счастливое в своей жизни. У меня была цель, и я был уверен в том, что делать дальше. Сейчас мы достигли, чего хотели, но каждое утро я просыпаюсь с ощущением тоски от того. что впереди еще один неправильный день. В Круахане нет силы, превосходящей Орден. А в Ордене нет никого, равного мне... нам с Дагди. Никто, даже самые отчаянные из уличных вождей, не осмелятся подойти ко мне на арбалетный выстрел. Но спроси меня, отчего я забыл, когда спокойно ступал по мостовым Круахана, наслаждаясь прогулкой, а не пробегал поспешно, ни на кого не глядя?
   - Что-то меня не тянет спрашивать, - пожала плечами Гвендолен. - Внутренний голос подсказывает, что ответ не будет вселять надежды на светлое будущее.
   - Я очень боюсь, Гвендолен. Боюсь, что начну ненавидеть всех, кто живет в Круахане. Или почти всех. Поэтому стараюсь лишний раз их не видеть и с ними не встречаться. Пойдем побыстрее, я прошу тебя.
   - Эти несчастные могут гордиться собой - что же надо предпринять, чтобы вызвать столь яркие чувства у тебя, Луйг? Твоя душа ведь холоднее воды в самом глубоком колодце, - начала Гвендолен, но осеклась, встретившись с лихорадочно блестящим взглядом Логана. Зеленые глаза вновь начинали светиться в сумерках, но это только подчеркивало, насколько воспаленные у него веки.
   - Мне выпало быть хранителем знаний, а в мире нет ничего более свободного. Поэтому я не мог смириться с существованием силы, которая отмеривает другим только те знания, которые считает необходимыми и полезными для себя, а сама вместе с тем хочет знать о людях все и этим пользоваться. Провидению в мире не место - я был в этом уверен, и сейчас не изменил мнения. Да, в Круахане теперь мешок муки продается за золотую монету, да, каждую ночь поджигают и грабят по нескольку лавок. Да. Каждый первый чиновник канцелярии считает своим долгом украсть из казны все. До чего сможет дотянуться, а твой великолепный Баллантайн ни на что не способен, только менять одного министра за другим и тщетно полагаться на помощь Валлены. Но это совсем не самое страшное.
   Самое ужасное, Гвендолен - знания людям не нужны. Вернее, нужны только в том количестве и в таком виде, которыми их наделяло Провидение. Большего они не хотят. Их вполне устраивало, что можно было прийти в Чертог Провидения за той частью знаний, что им отмерена, а все остальное только вредит их спокойной жизни. Ты знаешь, кто больше всего сожалеет об уходе Провидения? Те, чьи родичи навсегда остались в Чертогах Искореняющей ветви. Они говорят: "Теперь нам приходится знать об этом, а зачем это нужно?"
   Логан задохнулся, со свистом втянув воздух сквозь зубы. Если бы на его месте был Дагадд - повисшее в воздухе напряжение уже давно обернулось бы небольшим вихрем или молнией, сверкнувшей в небе, но Магистр знаний и зодчий Эмайны владел собой не в пример лучше, а может, просто был неспособен на подобные проявления чувств.
   - А куда подевался Дагди? - Гвендолен, кстати вспомнившая о нем, понадеялась, что Логана можно отвлечь.
   - Главное, Гвен, что я не могу все это бросить. Я извожусь от тоски по Эмайне так же, как твой народ... ну в общем, ты все равно понимаешь... по небу лунными ночами. Но я сам пришел сюда, чтобы поменять все. И я бы все прекрасно устроил, не окажись люди такими... как это назвать...
   - А что говорит Дагди? Сдается мне, он гораздо ближе к человеческой природе и поэтому понимает ее лучше.
   - В Круахане сейчас больше валленских ростовщиков, айньских шпионов и эбрийских торговцев, чем за всю ее историю, - в данный момент задавать Логану вопросы, надеясь получить ответ, было не менее бесполезным, чем вопрошать запертую дверь. - Только вандерцы уехали все до последнего воина. Сказали, будто им мало чести подбирать добычу, которая сама валится на дорогу, и что лучше они потом ее отберут у тех, кто сможет достойнее защищаться.
   - Видишь ли, Луйг. - Гвендолен отличали одновременно упрямство и нетерпение одновременно, поэтому она быстро пропиталась раздражением до самых кончиков пальцев, - если ты под шумок проткнул бедного Дагадда стрелой из арбалета и закопал в укромном месте, то зря стесняешься об этом сказать прямо. Такие вещи между любящими побратимами случаются сплошь и рядом.
   - Если ты соскучилась по Дагди, придется тебе пройтись по самым подозрительным трактирам в городе. В каком-нибудь из них он непременно наслаждается пивом и своей близостью с круаханским народом. Правда, учти, что эта близость зачастую воплощается весьма конкретно, а ты никогда не любила смотреть на подобные сцены.
   - И ты не испытываешь гордости, что твой товарищ один являет собой образец незыблемости и неизменности среди полного хаоса? Раньше тебя его милые привычки не заботили.
   - Он считает, что вполне достаточно собрать вокруг себя всех способных как-то воспринимать силу Ордена, и вместе с ними отгородиться от происходящего. Все равно ничего изменить невозможно.
   .- Может быть, я выскажу еще более необычную точку зрения, - Гвендолен задумчиво подняла голову к луне, и на мгновение ее лицо стало таким же бледным и отрешенным, как у Логана, - но в мире вообще ничего изменить невозможно. Иначе в Чаше не было бы того источника силы, который вы считали моим. Не было бы жалости.
   - А меня ты могла бы пожалеть, Гвендолен?
   Некоторое время они шли молча, не глядя друг на друга. Улица заканчивалась небольшой круглой площадью, ее с двух сторон словно обхватывали два темных флигеля. В одном из них сбоку сквозь неплотно прикрытые ставни пробивался качающийся свет. Фонари не горели, и Гвендолен искренне радовалась, что в Круахане берегут масло для светильников, и поэтому Логан не видит ее закушенной нижней губы. Она стиснула пальцы, изо всех сил стараясь, чтобы ногти вонзились в ладонь.
   - Наверно, это пройдет... со временем... - тихо произнесла она, - но пока что .. в общем, постоянно такое ощущение, будто мне проводят по спине ножом. Хотя швы убрали две недели назад. А ты... чувствуешь нечто подобное от того, что не можешь ступить на землю Эмайны? И сколько дней подряд ты не спал?
   - Ты все-таки сохранила силу Чаши, - сказал Логан скорее утвердительно.
   - Нет, - Гвендолен покачала головой, - все, что у меня осталось, это умение ощущать боль, свою и чужую. Но я не это хотела сказать, Луйг. Несмотря на все, ни тебе, ни мне жалости не положено. Мы сами выбрали и сами пришли к тому, что есть сейчас.
   - Получается, нам можно только позавидовать?.- Логан криво усмехнулся. - Как истинно свободным людям?
   - Неужели ты тоже стал ощущать себя человеком, сын Дарста? Тогда ты должен понимать, что свободных людей не бывает.
   - Наверно. Но есть безумцы, которые сами решают, что им нужно, и идут к этой цели, невзирая ни на что. Никто не заставляет их выбирать свой путь, но они не сворачивают с дороги, даже когда по ней приходится ползти, обдирая руки в кровь.
   - Если тебе это так хорошо известно, ты должен понимать, что они выбирают ту дорогу, без которой не могут жить, - Гвендолен судорожно вздохнула, обхватив себя руками за плечи. - Или могут, но совсем другими, а неизвестно, что лучше.
   - Допустим, - Логан остановился, повернувшись к ней. - Допустим, чужой жалости нам не достанется. Но может быть, мы достойны хотя бы собственной? Ты никогда не жалела, что встала на свою дорогу, Гвендолен Антарей? Что не бежала без оглядки в свои холмы, что не упросила родичей связать тебя по рукам и ногам и увезти насильно?
   - Никогда.
   - Ты даже не задумалась перед тем, как ответить, - в голосе Магистра знаний и ремесел прозвучала легкая зависть. - И пусть все светлые силы, что есть на земле, помогут тебе никогда не задумываться. Мы пришли, Гвендолен. Вот дом протектората.
  
   - Скажите, Лэнтри, откуда эта привычка постоянно подделывать мою подпись? Тем более, что сходство получается очень отдаленное.
   - Я подумал... зачем протектору тратить свое время и утруждать себя?
   - Мне не трудно, - сказал голос, от которого у Гвендолен до сих пор по спине бежали мурашки, а в лицо ударял теплый ветер, - А то вашими усилиями в канцелярии протектората скоро не останется ни одной бумаги с моей истинной подписью. Не этого ли вы добиваетесь?
   Баллантайн говорил, не поднимая глаз от разложенных на столе бумаг, но даже не видя его лица, Гвендолен прекрасно чувствовала его усталость, с примесью какого-то безнадежного отчаяния, словно каждое действие он совершал по привычке, без всякой уверенности в его пользе. Внезапно ей стало очень страшно, но она качнулась вперед, не давая себе задуматься.
   - И почему эбрийская флотилия до сих пор не доплыла до Тарра? - протектор Круахана бормотал вслух, не рассчитывая на ответ. - Через неделю в городе не останется и горсти муки. А может, эбрийцы давно прибыли, но их груз местные чиновники растащили на взятки? Последнее письмо с южного берега пришло месяц тому назад. Вряд ли все почтовые гонцы переселились на баррикады. А что тогда?
   - Скорее все почтовые голуби закончили свои дни в бесплатном супе для народа, - Гвендолен кашлянула, но голос ее все равно звучал хрипло. Оба собеседника подняли глаза, невольно вздрогнув. На любителя подделывать подписи по имени Лантир Гвендолен даже не посмотрела, поэтому он так и останется для нас человеком без особых примет. Она не отрываясь глядела на Эбера - осунувшегося, с каким-то землистым цветом кожи и такими же покрасневшими веками, как у Логана. Видимо, все нынешние правители Круахана состязались друг с другом, кто меньше времени потратит на сон и еду. И вряд ли утомленное лицо сьера протектора, обрамленное потускневшими волосами, которые теперь были не светло-пепельными, а почти седыми, с резко проступившими морщинами, могло бы кому-нибудь показаться прекрасным и достойным бесконечного созерцания. Кроме, разумеется, Гвендолен.
   - Ты! ... Гвен...! Где ты так долго... - Эбер запнулся, покосившись в сторону, и только легкое движение показало, что он хотел вскочить из-за стола ей навстречу. Но на его губах медленно проступила прежняя улыбка - та самая, что для стоящей когда-то за его креслом девушки-толмачки надолго заменила отблеск солнца. Гвендолен задохнулась, прижимая к груди стиснутые руки. Исчезло все, даже дергающая боль в лопатках, или Гвен перестала обращать на нее внимание. Остались только широко расставленные глаза, в которых светилось все, что она хотела увидеть.
   - Гвендолен, это так замечательно! Мне.. нам... тебя так не хватало... так нужно было... Я понимаю, что ты, наверно, устала с дороги, что я не вправе тебя просить... но в Тарре творится что-то непонятное, и меня это очень беспокоит. Не сегодня, конечно, а завтра, когда ты отдохнешь, но в общем, если бы у тебя получилось побыстрее, это бы всем нам очень помогло... Гвендолен?
   Он еще не договорил. Но Гвен показалось, что внезапно надвинулись сумерки. Хотя это всего лишь потемнело у нее в глазах. Она словно стояла на краю сторожевой башни, как раньше перед полетом, и делала шаг вперед. Но теперь ноги проваливались в пустоту, и внутри все обрывалось.
   - Я... - она снова откашлялась. Эбер посмотрел ей за спину таким же недоуменным взглядом, как Логан недавно, и глаза его постепенно стали застывать, словно лед на воде. - Если мне дадут лошадь, я постараюсь скакать как можно быстрее, сьер Баллантайн.
   - Ты... - Баллантайн наконец поднялся из-за стола, но двинулся не навстречу ей, а в сторону, к окну. - Идите, Лэнтри, у вас еще много дел в канцелярии на сегодня.
   Он так и не повернулся в сторону Гвендолен, когда спросил глухо, взявшись обеими руками за подоконник:
   - Зачем ты это сделала?
   - Зато теперь ты можешь спокойно ходить рядом со мной по улицам, - Гвендолен сделала второй шаг в пропасть. - Не опасаясь, что тебя заденут брошенные камни.
   - Моего мнения на этот счет ты не спрашивала.
   Солнце больше не светило из его глаз, поэтому она даже обрадовалась, что Эбер на нее не смотрит. Она стремительно падала, и кругом свистел ледяной ветер с колючим снегом. Угроза замерзнуть была настолько велика, что Гвендолен обхватила себя обеими руками. С трудом проталкивая слова сквозь постукивающеи зубы:
   - Я хотела... я думала... будет лучше, если тебе не надо будет меня стесняться.
   - Я никогда тебя не стеснялся, - сухо произнес Баллантайн. Он начал медленно закрывать ставни, аккуратно подгоняя их вплотную и задвигая засовы настолько тщательно, словно от этого зависела его жизнь. Казалось, он жалел, что на каждой ставне всего по три замка, и он не может их запирать бесконечно. - Твои... твои крылья - лучшее, что у меня было. В моей жизни. А ты мне ничего не сказала. Зачем ты это сделала?
   Если бы на месте Гвендолен была другая девушка, она давно зарыдала бы в голос. Но Гвен Антарей оставалась, к сожалению, верна себе и непохожа на других, пусть даже ей сейчас было нечем удержаться за воздух в своем отчаянном падении и вскоре предстояло вдребезги разбиться о камни. Она выпрямилась, отводя руками назад падающие на глаза рыжие пряди.
   - Я не сомневаюсь, сьер Баллантайн, что была для вас лучшим курьером. Все остальное - не более чем приятное дополнение к немалой пользе, которую я приносила. Неудивительно, что вы так дорожите моими крыльями и оплакиваете их утрату.
   - Ты прекрасно знаешь, что это не так.
   - Нет, я не знаю!
   - Гвендолен, перестань говорить ерунду, - устало сказал Баллантайн, по-прежнему внимательно разглядывая ставни на окнах.
   - Я знаю только, что была вам нужна, только когда вы понимали, что можете со мной достичь гораздо большего. Теперь я такая же, как все, и вам ни к чему не пригожусь.
   - Ты всего лишь продемонстрировала свое истинное отношение ко мне. Все решила сама, а мое мнение тебе было безразлично.
   - Я просто боялась его узнать. И как оказывается, не напрасно. Вы тоже показали свое отношение ко мне.
   - Полагаю, во всем Круахане немного было людей, кто относился бы к тебе так же, как я.
   - О, я вам исключительно благодарна! - Гвендолен хрипло засмеялась, запрокинув голову. - Я готова прослезиться от признательности, что вы не швыряли в меня камнями, а даже иногда снисходили до презреннего существа с крыльями. Вас ведь очень устраивало, что я не человек, правда? С обычной девушкой у вас было бы гораздо больше хлопот.
   - Гвендолен, я не хочу с тобой ссориться, - слова давались Эберу с трудом, но он упрямо шевелил губами. - Если ты сделала это в надежде, что я... Я ни разу не давал тебе повода на такое рассчитывать. Я понимаю, чего ты хочешь, но мы с тобой уже говорили об этом. Я никогда не смогу этого сделать, и не потому, что ты родилась с крыльями.
   Камни на дне пропасти, куда она падала, оказались на поверку еще острее, чем на первый взгляд. Гвендолен долгое время казалось, что нормально вдохнуть она уже не сможет.
   - Вы несколько путаете... характер операции, сьер Баллантайн. Я лишились крыльев, а не мозгов... чтобы начать на что-то надеяться... по отношению к вам.
   Эбер помолчал, держась рукой за подоконник. Оказалось, потребность закрывать ставни с наступлением темноты в Круахане была вызвана не просто стремлением создать в комнатах уютный полумрак, готовясь ко сну - с обратной стороны в створки с силой ударил тяжелый камень, но Баллантайн даже не пошевелился.
   - Видишь, что теперь творится? Казна пустая. Не знаю, сколько я смогу собрать для тебя денег до завтрашнего утра.
   - Денег?
   - Я знаю, что у тебя ничего не осталось. Но тебе надо уехать, Гвендолен. Не смотри так на меня, я тебя прошу.
   Интересно, откуда он знает, как она на него смотрит? Он ведь даже не повернулся в ее сторону.
   - Я никому не смогу объяснить, что делает со мной рядом обычная молодая девушка. Особенно...такая... влекущая к себе, как ты.
   - В самом деле? А я думала, вы хотите собрать денег на обратную операцию. Пришить мои крылья вновь, пусть даже они за это время несколько потеряли свой прекрасный внешний вид. Но по крайней мере вместе с ними я, находясь рядом, буду вызывать очевидное отвращение, но гораздо меньше ненужных подозрений.
   - Гвендолен! Замолчи, пожалуйста.
   - Несмотря на ваше отвращение к оружию, сьер Баллантайн, парадный меч протектора должен где-то лежать в недрах вашей канцелярии. Пустите его в ход - и я замолчу навсегда.
   - Ты будешь вечно меня ненавидеть?
   Гвендолен помотала головой, отворачиваясь. Эбер не видел ее глаз, но и она не смотрела ему в лицо. Оба прятались.
   - Есть один человек на земле, к которому я сейчас испытываю искреннюю ненависть. Его зовут Арций, знахарь из Тарра. Он был слишком искусен в том, чего хотел достичь. Что ему стоило ошибиться хоть на одно движение ножа?
   - Я не стану лишний раз говорить, что ты сама это выбрала. Гвендолен! Куда ты?
   Наверно, у сьера протектора еще оставалось достаточное количество преданных ему воинов. Наверно, они могли легко догнать молодую девушку, выбежавшую из здания протектората. Тем более, что она путалась в подоле платья и задыхалась на бегу. Но как можно было бы объяснить подобный приказ? Вряд ли благом Круахана.
  
   Чем дольше человек живет в Круахане, тем сильнее меняются его представления о погоде - точнее, о том, когда ее следует считать неплохой. Например, когда дождь еще не начался, несмотря на то, что ветер яростно распихивает тучи, наползающие друг на друга боками, гнет к земле деревья и поднимает на дороге небольшими вихрями. В любом случае мерно скачущая друг за другом дюжина всадников не издавала возмущенных возгласов по поводу грядущей бури и даже не куталась плотнее в темные плащи, хлопавшие за плечами. А возможно, непогода входила в их планы, поскольку дорога была пустынной. А отряд слишком заметно вооруженным и молчаливым, чтобы подозревать их в увеселительном путешествии. Предводитель, выделявшийся тем, что ехал один и чуть в стороне, иногда оглядывался через плечо, и тогда глаза его мрачно сверкали, это было хорошо заметно даже в сумерках.
   - Дурная примета, собрат... вождь Ноккур, - пробормотал кто-то в отряде, его голос терялся в свисте ветра, однако Ноккур яростно обернулся в ответ.
   - Не твое дело! О, если бы я хоть что-то мог захватить с собой! Сделать так, чтобы меня надолго запомнили в этом городе! Мы уезжаем... так, будто Провидения никогда не было! Будто наша власть - туман, который можно развеять, а не сила, скреплявшая камни!
   - Жить тоже хочется, - угрюмо фыркнули в середине отряда.
   - Они бы узнали... - продолжал Ноккур, скрипя зубами. Порывы ветра толкали его в бок, заставляя нагибаться в седле. - Бежать тайно... словно мелкие наемники, натворившие беспорядков в предместье...Если бы я только мог...
   - Мы и так две недели ждали, пока сменят стражу Ордена на восточных воротах и можно будет убраться. Не гневи Провидение, Ноккур.
   - Перестань по глупой привычке нести чепуху, Корри! Провидения нет! Раз оно позволяет так обращаться со своими воинами! И раз его воины так низко пали, что позволяют шайке безумных трюкачей лишить себя власти! Запомни - есть только мы сами и наши мечи, чтобы получить то, что нам нужно! Там, впереди! Но меня всего выворачивает при мысли, что я ничего не могу сделать здесь, напоследок!
   - И к лучшему, - Корри был настроен гораздо менее воинственно. - По крайней мере, на нас никто не обратит внимания и не разболтает, куда мы поскакали.
   - А ты бы получше смотрел на дорогу, Корри.
   Всадники, как по команде, повернули головы налево и невольно стали придерживать коней. В стороне от обочины, но все же не слишком далеко от дороги, чтобы его не было заметно, стоял большой валун, к боку которого привалилась человеческая фигура, обхватившая себя за плечи. Будь она в другой одежде, хотя бы в таком же темном плаще, как у спутников Ноккура, отряд проскакал бы мимо, не различив ее в сумерках на фоне поросшего мхом камня. Но она была в платье, с серебристыми кружевами и светло-стальными шелковыми вставками на юбке, которые словно светились в темноте. Хотя само платье было уже довольно грязное и мокрое, с надорванным шлейфом.
   Странная девушка не пошевелилась и даже не подняла головы, хотя отряд осаживал коней и разворачивался с заметным шумом, лошадиным фырканьем и характерным звоном железа, который любой бы счел угрожающим. Или по крайней мере, вызывающим беспокойство. Но незнакомка у камня не двигалась и не меняла позы, по-прежнему держа себя за плечи.
   - Эй, ты что тут делаешь?
   - Немая, что ли?
   - Отвечай, когда спрашивают!
   Медленно она подняла голову, и мокрые рыжие кудри, прилипшие ко лбу и потемневшие от воды, стали хорошо заметны. Потому что во всем Круахане, где испокон века рождались дети с неопределенным цветом волос, других таких не было ни у кого.
   - Сижу, - равнодушно сказала девушка, ни на кого не глядя.
   Один из всадников потащил ногу из стремени, то ли действительно загоревшись, то ли проникнувшись раздражением из-за ее отрешенного голоса:
   - Может, хочешь для разнообразия прилечь?
   Прислонившаяся к камню фигура даже не вздрогнула. Возникало ощущение, что все дела в мире, в котором она вынужденно присутствует, разворачиваются совершенно отдельно от нее. Ее глаза были полуприкрыты, демонстрируя черные ресницы с размазанными следами валленской краски.
   Неизвестно, чем бы все закончилось, если бы ликующий возглас Ноккура не перекрыл шум ветра
   - Все-таки Провидение есть! Я потом вымолю прощение за свои опрометчивые слова! Сейчас у меня есть дело поважнее!
   От нетерпения он путался в застежках, пытаясь одновременно вытащить меч из ножен за спиной и сбросить плащ, чтобы не мешал замахиваться.
   - Я поклялся, что сделаю так, когда эта тварь попадет мне в руки! Я отрежу ей крылья и брошу их на пороге протектората, прямо под ноги ее ненаглядному Баллантайну! Ради этого момента не жаль и вернуться в Круахан, только чтобы посмотреть, какое у него будет выражение лица, когда он поймет, что мы сделали с его любимой пташкой! А ну подержите ее, кто-нибудь!
   Те, кто стояли рядом с Гвендолен, не тронулись с места. Ноккур был еще достаточно далеко от камня, и темнота мешала ему разглядеть все как следует. Но по мере того, как он подходил ближе, лицо его искажалось с каждым шагом.
   Гвендолен наконец открыла глаза, не поднимаясь. Она смотрела в упор на подходившего Ноккура, без всякого торжества или иронии, наверное, даже с каким-то оттенком сочувствия, если вообще можно было найти следы хоть какого-то выражения на ее застывшем лице.
   - Твое Провидение опоздало, - произнесла она безразличным голосом. - Как видишь, нашлись те, кто сделал это до тебя.
   Ноккур остановился в трех шагах, воткнув меч в землю и оперевшись о рукоять, словно ему было тяжело держаться на ногах. По его лицу потекли крупные капли. И точно такие же бежали по щекам Гвендолен и застывших вокруг воинов Провидения.
   Только не подумайте, что наступила трогательная сцена раскаяния и примирения. Это всего лишь пошел дождь.
  
  

Хроника четвертая

  
   В конце осени, когда в островном Ташире заканчивают сбор винограда и устраивают праздник урожая, старый тан Эвнорий собирался сыграть свадьбу среднего сына Герастия и Арайды, младшей дочери землевладельцев с соседнего острова. Торжество обещало быть самым пышным в году и должно было запомниться всем приглашенным, дабы никто не мог усомниться, что Дом Эвнория - богатейший и славнейший из всех прочих на островах Ташира. Говорили, что Эвнорий решил устроить турнир и пригласил лучших бойцов на Внутреннем океане, чтобы они продемонстрировали свое искусство битвы на мечах. Должен был прибыть корабль с воинами из Вандера, и хотя они редко соглашались сражаться ради увеселения, а не ради славы и добычи, сам факт их мирного присутствия на острове немало значил для укрепления слухов о могуществе того, кто их пригласил. Обещал приехать и Ноккур Коварный со своим отрядом гладиаторов, и люди поговаривали, будто Эвнорий собирается позвать его на службу. А чтобы содержать людей Ноккура, золота надо больше, чем в казне у эбрийского султана. И столько же бесстрашия, потому что гладиаторы Ноккура всегда соблюдают верность только до поры и только тому, кто богаче им платит.
   Правда, находились совсем злые языки, которые болтали, будто вся суматоха с турниром, лучшими винами и тканями для празднества затеяны Эвнорием не столько ради свадьбы сына, сколько ради внимания своей гостьи, прекрасной эрлессы Ниабель, которая не так давно поселилась в доме тана, но пока что дверь в ее спальню оказывалась закрытой чаще, чем Эвнорию этого хотелось. В самом деле - и в день приезда участников турнира, когда могущественный тан и его пестрая свита, состоящая из обитателей Дома разных цветов кожи, занятий и возрастов встречали воинов, сходящих на пристань, на прелестном лице Ниабель застыла гримаска неизбывной скуки. Она перебирала длинные нитки светло-зеленого жемчуга, самого дорогого, какой ныряльщики могли добыть возле отвесных таширских скал, и возведя глаза к небу, что-то еле слышно шептала, то ли беседуя сама с собой за неимением более достойных участников диалога, то ли жалуясь своим богам на незавидную судьбу.
   Впрочем, если называть вещи своими именами, эрлесса Ниабель откровенно рисовалась и капризничала - потому что шеренги воинов, сходящие с кораблей и приветствующие главу Дома взмахами оружия, никак не могли вызвать скуку. Конечно, никто из здравомыслящих жителей Дома Эвнория не смел сказать ей об этом в лицо. Подобная непосильная задача была по плечу разве что Дрэю, лучшему и поэтому нелюбимому шуту из свиты Эвнория, но и он пока что предпочитал, облокотившись о перила террасы, внимательно разглядывать прибывающих на турнир.
   Эвнорий Задумчивый, восемнадцатый тан Серебристой гряды, в очередной раз наклонил голову с поредевшими кудрями, отвечая на салют склоняющихся перед ним воителей. Как и положено достойному и умудренному годами правителю, его лицо не выражало ничего, кроме приличествующей любезности с оттенком легкой настороженности. Столько дивных воинов в одном поместье, пусть даже самом просторном и великолепном на всем Внутреннем океане, и пусть даже он сам их сюда позвал. Никто не сможет спорить, что идея была превосходной. Но когда рядом сходятся валленские арбалетчики, круаханские мечники и вандерские метатели боевого топора, а в довершение с только что причалившего корабля на берег сходят гладиаторы Ноккура Коварного - невольно хочется оглянуться на собственную стражу и вздохнуть, потому что она не выдерживает никакого сравнения с теми, кто проходит перед твоим почетным помостом.
   Не выдерживает настолько, что люди Ноккура откровенно усмехаются. Или это просто их обычные гримасы? Эвнорий стиснул пальцы, на каждом из которых красовался перстень, стоящий больше, чем головы всех собравшихся в этот жаркий день на пристани. Он удержал взгляд Ноккура Коварного, предводителя лучшего отряда гладиаторов и не более чем положено приличиями, изысканно наклонил голову. Ноккур не слишком отличался от легенд о самом себе: худой, с темными сросшимися бровями и постоянно меняющимся выражением лица - вряд ли даже тот, кому принадлежит самый маленький и каменистый остров на Внутреннем океане, доверил бы ему свою жизнь. Но вместе с тем каждый боролся бы за честь принимать у себя воинов Ноккура и услаждать своих гостей их боевым искусством. А в дополнение к этому - иметь возможность с помощью данного искусства избавиться от самых нежелательных из гостей - чуть позже, когда стемнеет.
   - Величественный тан, да будут благословенны твои дни и помыслы, - Ноккур отвел кудри ото лба и поклонился весьма учтиво. Это означало, что присланный на борт их корабля кошель содержал достаточно золота. Но поскольку предводитель редко делился со своими воинами до начала представления, физиономии за плечами Ноккура выглядели мрачно.
   Ниабель скользнула глазами по его лицу, поднеся к губам жемчужины, которые перебирала между пальцами. Но особого любопытства в ее глазах так и не возникло.
   - Я хотел бы представить тебе моих спутников, - продолжил между тем Ноккур, - но не знаю, будут ли тебе интересны обычные гладиаторы.
   Эвнорий снова наклонил голову.
   - Корри и Рэйшан, никто лучше них не сражается на коротких южных мечах.
   - Уннирон - если выпустить на арену десяток тигров, он сокрушит их всех
   - Эбердин и Луйсар, они храбрее всех дерутся на скаку и прыгают с коня наземь.
   - Линн - ты сосчитаешь до трех, а она бросит в цель десять ножей, и не промахнется.
   - На твоем месте, братец, я бы постарался получше запомнить физиономии каждого из этих обычных и не заслуживающих внимания, - послышался вдруг громкий голос из-за спины Эвнория. - По крайней мере, когда кто-то из них задумает тебя пришить в темном углу, ты всегда сможешь обратиться к ним по имени и попросить не делать слишком больно.
   Голос принадлежал человеку невысокого роста, с подвижным смуглым лицом, одетому в костюм из ярко-изумрудной ткани, цвет которой ударял в глаза насктолько сильно, что больше ничего в его внешности не было заметно. Странное действующее лицо полулежало на перилах, изящно опираясь на локоть, и помахивало длинной веткой с бледно-розовыми цветами.
   - Впрочем, - продолжил человек, указывая веткой, словно жезлом, в сторону отряда Ноккура, - если тебя притиснет в углу вон та рыженькая, позови меня, я с удовольствиме с тобой поменяюсь.
   Стоявшая в толпе гладиаторов девушка с коротко остриженными кудрями кинула на него сумрачный взгляд, положив руку на ножны висящего на шее кинжала, но так и не разомкнула губ.
   - Я ошибаюсь, великий тан, или твоя свита приписывает нам ремесло наемных убийц? - холодно спросил Ноккур, вскидывая брови.
   - Я ошибаюсь, братишка, или твои гости приписывают мне что-то общее с твоей толпой дармоедов? - человек в свою очередь закатил глаза под лоб, принимая высокомерно-оскорбленный вид.
   - Предводитель Ноккур сейчас поймет свою ошибку, - спокойно заговорил Эвнорий, и только уголки его губ слегка дрогнули. - Не обращайте внимания, это всего лишь Дрей. И этим все сказано.
   - Я понимаю, - Ноккур выпрямился, постаравшись согнать с лица неудовольствие. - Таких обычно держат, чтобы они надоедали всем своими глупостями, помогая понять, что такое истинно мудрые высказывания.
   - Любопытно, а для чего держат гладиаторов? Чтобы всем надоели тупые вояки, и стала понятна истинная ценность мирных людей?
   - Дрей, ты переходишь границы, - глядя на потемневшее лицо Ноккура, Ниабель покачала золотистой головкой. - Держи себя вежливо с гостями турнира. А то ведь, если я попрошу тана Эвнория побить тебя палками, он мне не откажет.
   - Дражайшая сестренка, ты не станешь тратить очередную просьбу на невыгодные вещи. Насколько я тебя знаю, ты открываешь свой милый ротик только ради нового ожерелья или пары серег. Ну в крайнем случае разве что браслета, но тогда желательно подарить тебе сразу два.
   Человек в ярко-зеленом костюме привстал с перил и изобразил витеиватый поклон. Казалось, его совершенно не трогают ни нахмуренные брови Эвнория, начавшего постукивать пальцами по подлокотнику парадного кресла, ни угрожающие взгляды выдвинувшихся вперед воинов, причем не только из отряда Ноккура, а всех, кто находился поблизости и мог слышать его речи.
   Один из гладиаторов пихнул локтем ту самую девушку с рыжими кудрями:
   - Эй. Линн, а с тобой что случилось? Нас тут пытаются обидеть. Раньше ты бы за словом в карман не полезла.
   - Пока не заметила, Луйсар, - ее голос звучал чуть хрипловато. - Вам тут пытаются говорить правду, только и всего.
   - Я не знал, Ноккур, что в твоем отряде могут быть женщины, - Эвнорий отвлекся, заинтересованно взглянув на говорившую девушку. Высокого роста, в простом темном одеянии с разрезанными до половины рукавами, чтобы не стеснять движений, она слегка сутулилась, словно пригибаясь к земле перед прыжком. Широкий пояс, весь увешанный метательными кинжалами, стягивал талию так туго, что воображение невольно пыталось дорисовать остальные части фигуры, скрытые в свободных одеждах, но немного отпугивало выражение лица с вечно опущенными вних углами губ и четкой складкой, пересекавшей лоб. - Что, ты говорил, она умеет делать?
   - Мои воины могут делать все, - Ноккур напыщенно встряхнул головой, - но в придачу каждый умеет кое-что лучше других. Покажи могучему тану свое умение, Линн.
   Девушка мягко шагнула вперед и с тем же отрешенно-будничным лицом потянула обеими руками кинжалы из крайних ножен на поясе.
   - Пусть могучий тан назовет расстояние и цель.
   - Да позволит могучий тан выбрать мне. - несколько торопливо добавил Ноккур. - Ручаюсь, что вас ждет незабываемое зрелище.
   - Попробуй, - Эвнорий милостиво наклонил голову.
   Ноккур торжествующе выпрямился, заложив руки за пояс.
   - Смотри туда, Линн - видишь этого кривляку в зеленом? Было бы неплохо укоротить его язык, но для начала подрежь ему кудри. Если он, конечно, не испугается и не убежит раньше.
   - Здесь больше ста шагов, - сказала сквозь зубы девушка по имени Линн.
   - А разве твое мастерство не растет с годами? Или ты тоже собралась бежать со страху?
   Все невольно повернули голову в сторону Дрея. Тот не трогался с места и почти не изменил позы, только чуть наклонился вперед, взявшись одной рукой за перила террасы.
   - Вы в самом деле умеете обращаться с острыми предметами, сокровище мое? А что если я потом потребую права на ответный удар? Правда, я предпочитаю вонзать в женщин отнюдь не кинжалы.
   Наверно, ему не следовало этого говорить, потому что серые глаза Линн внезапно потемнели, и она начала медленно раскачивать один из клинков на ладони.
   - Эвнорий! - Ниабель привстала, схватившись за ворот платья. - Прекрати это! Не надо, прошу тебя!
   Дрей спокойно смотрел на фигуру девушки на плитах террасы. Может быть, он и побледнел, но на смуглом лице это не было заметно, лишь глаза сощурились, и от их уголков побежали морщинки, словно в вечной усмешке. И лежащая на перилах рука стиснула камни так, что по цвету сравнялась с белым мрамором.
   - Должно быть, по живой мишени особенно жаль промахнуться, - сказал он. - А если...
   Он еще не договорил, когда два кинжала свистнули в воздухе один за другим, срезав верхушку у цветочной ветви, которую Дрей не выпускал из другой руки. Лепестки посыпались вниз, кружа над лестницей, и все одновременно выдохнули, вспомнив о том, что можно говорить и двигаться.
   - Цветы мне тоже жалко, - произнесла Линн сквозь зубы, и в то же время раздался очередной крик Ниабель, отталкивающей свиту, которая пыталась одновременно преградить ей путь и вести себя почтительно:
   - Гвендолен! Это ты? Как ты сюда... Это же... это Великий Магистр Ордена! Что ты тут делаешь? И где твои...как у тебя такое получилось?
   По толпе вновь прошло движение. Странная девушка нахмурилась, дернув щекой - то ли досадуя, то ли пытаясь улыбнуться, но последнее, в отличие от метания ножей, она делать совершенно не умела.
   - Вы обознались, блистательная госпожа, - сказала она ровно, - и с кем-то меня перепутали. Меня зовут Линн, и не более того. По мнению предводителя Ноккура - мало на что годный воин в его отряде.
   - Всем известно, что в Ордене нет Великого Магистра, - добавил Эвнорий, одновременно внимательно разглядывая изменившееся лицо Ноккура. - Его Созидатель и Хранитель делят власть между собой в равной степени, и в этом их сила.
   Ниабель в раздражении топнула ножкой, но постепенно успокоилась и вновь величественно опустилась на место. Ее большие глаза то и дело возвращались к созерцанию отряда Ноккура, и горящее в них любопытство медленно уступало место задумчивой хитрости. Девушка по имени Линн смотрела прямо перед собой и в никуда.
   - Что же, Ноккур, если нам довелось увидеть возможности не самого достойного из твоих бойцов, то мне немного страшно при мысли о том, каковы же лучшие, - Эвнорий величественно повел рукой по воздуху. - Не знаю, как участники турнира, а я поостерегся бы иметь тебя своим противником.
   - Тебе это не грозит, великий тан. Хотя, не скрою, нас отправляли сюда именно в такой целью.
   - Что ты хочешь этим сказать?
   - Наследный князь Гиирлингер очень хотел, чтобы мы вернули ему прекрасную деву, чьи кудри сверкают так же ярко, как золото, коорым он нас одарил. Он предусмотрел, что ты вряд ли согласишься расстаться с ней по доброй воле, и потому заплатил особенно щедро.
   Ниабель звонко расхохоталась.
   - Гирли? Он и щедрость - несовместимые понятия.
   - После того, как он истратил на тебя всю казну, сестренка, - добваил Дрей, пришедший в себя уже настолько, чтобы никому не уступать последнего слова. Он отшвырнул в сторону пострадавшую ветку и вновь разлегся на перилах.
   - Зачем ты мне об этом рассказываешь?
   - Потому что я убежден, могучий тан, что ты окажешься щедрее.
   - Разумеется, поскольку крошка Ниабель у нас в гостях недавно, братец еще не успел на нее все израходовать. Но я бы вам рекомендовал, о славные воины, не забывать о будущем и потихоньку подыскивать кого-то следующего.
   - Дрей, помолчи! - на этот раз закричали уже многие голоса.
   - Я по достоинству оценю твою откровенность, предводитель Ноккур. - Эвнорий поморщился, но, похоже, его принципом было обращать на слова свего шута ка можно меньше внимания. - Ты не пожалеешь, что выбрал верность мне. Слуги покажут вам всем комнаты, они рядом с моими личными покоями.
   - Братишка, это прекрасная идея сэкономить на садовнике. Теперь я пониаю, кто будет подрезать розовые кусты в твоих висячих садах.
   - Похоже, Линн, ты скоро пожалеешь, что промахнулась, - широкоплечий гладиатор с еле различимыми светлыми усиками подтолкнул ее сзади. - но ничего, у тебя еще много кинжалов в запасе.
   - Поэтому постарайся, Уннирон, - рыжая девушка без улыбки выверунлась из-под его руки, - чтобы я удержалась от искушения их все потратить на тебя.
  
   Висячие сады во дворце Эвнория действительно были роскошные - розы в них относились к самым заурядным растениям, едва ли не к сорнякам. Неведомые темно-пурпурные бутоны, только начинающие раскрываться, заполняли ночь запахом, который хотелось глотать, как сладкое вино. Их оттеняли длинные светло-голубые гроздья цветущих лиан, сбегающих вниз по ступеням. На одной из площадок в каменной чаше плескалась вода, тонкой завесой падая вниз. Песок дорожек казался блистающе-белым даже в темноте.
   Девушка с рыжими кудрями наклонилась над чашей, зачерпнула воды ладонью, но разжала пальцы, не донеся до лица, глядя, как капли падают обратно. Над ее головой в воде отражался узкий перевернутый месяц, освещая хмурое лицо с внимательными глазами и падающие на щеки короткие локоны, начинающие отрастать как попало.
   - Гвендолен Антарей, - она усмехнулась и задумчиво провела пальцем сначала по лбу, потом по скуле, - вряд ли. Но хорошо бы сделать так, чтобы тебя совсем нельзя было узнать. Сколько раз лицо подставляла прямо под меч - так эти дурни в последний момент руку отдергивали, да еще пугались.
   "А что, ты всерьез полагаешь, что если перестанешь быть похожа на себя прежнюю то все изменится?"
   - Не знаю. Но медленно умирать я тоже больше не могу. Жаль, что у меня не осталось крыльев - тогда проклятье Вальгелля убило бы меня быстрее.
   "Быстрее никогда не трудно. Ты почти каждый день поднимаешь оружие в поединке. Что тебе стоит на секунду замешкаться?".
   - Пока я жива, у меня есть надежда.
   "Надежда на что? Ты вконец поглупела в своем нынешнем кругу общения".
   - На то, чтобы его увидеть - хоть мельком. И заткнись, пожалуйста.
   "Что же ты не возвращаешься в Круахан? И не прячешься в переулках возле дома протектората в надежде, что он пройдет мимо?"
   - Я пока держусь. И потом, что это изменит?
   "А разве жизнь не научила тебя, что вообще ничего изменить невозможно?"
   Гвендолен вновь наклонилась над водой. Она уже привыкла к тому, что над ее плечами не угадывались два силуэта, похожих на разгорающийся за спиной костер, из-за полыхающе-рыжего оттенка и из-за того, что перья шевелились от ветра, как языки пламени. Она без удивления каждое утро смотрела на осунувшееся лицо без особых признаков пола и возраста. Сейчас ей казалось диким, что это же существо с сияющими глазами и счастливым смехом сцепляла руки в замок на шее наклоняшвегося над ней мужчины. Лцио было замкнутым и сосредоточенным, как перед выходом на поединок, на нем никак не отражалась тоска, которая разрывала ее изнутри.
   - Хочешь, я тебе подарю пару своих платьев? В них ты будешь выглядеть гораздо симпатичнее, чем в этих ужасных широких штанах. И волосы надо убрать от шеи, у тебя очень красивый затылок.
   Гвендолен покосилась вбок, не торопясь резко поворачиваться. Ниабель, обмахиваясь круглым пушистым веером на длинной ручке, стояла неподалеку. Рядом с ней выделывала изящыне пируэты невысокая гибкая фигура, яркий цвет костюма которой был прекрасно заметен даже в темноте. Причем он уже успел смениться с кричаще-зеленого на не менее бьющий по глазам лимонный.
   - Тронута вашими хлопотами, эрлесса, - Гвендолен наконец обернулась, небрежно мотнув головой, - но у каждого действия должна быть разумная цель. В надевании платья я ее не вижу.
   - Дражайшая сестренка, я готов прослезиться над глубиной твоего самоотречения. Собственными руками создавать соперницу - вот какие героические подвиги надо воспевать в балладах
   - Эрлесса, вам настолько необходимы увеселения даже ночью, что вы повсюду таскаете за собой этот кладезь остроумия?
   - Дрей меня охраняет, по приказу тана Эвнория, - Ниабель нимало не смутилась, передернув плечами. Было видно, что это движение ей самой очень нравится, потому что привлекает внимание не только к прекрасной форме шеи и ямке между ключицами, но и заставляет переливаться роскошное колье из дымчато-розовых камней. - Он лучший фехтовальщик на здешнем острове.
   - Никогда бы не подумала, - вырвалось у Гвендолен, но она тем не менее более внимательно посмотрела на спутника Ниабель. Тот изобразил череду шутливых поклонов, но Гвен внезапно заметила, что глаза у него большие, темные, так что не видно зрачка, и совсем не смеются.
   - Просто до моего второго оружия дело обычно не доходит, - громко заявил Дрей, подмигнув. - Все падают навзничь от первого.
   - И какого же?
   - Безграничного и ослепительного обаяния, разумеется. А о чем еще вы подумали?
   - Дрей, помолчи. Ты же обещал, что не будешь мешать своей болтовней Я хочу поговорить с Гвендолен.
   - Мое имя Линн, - уточнила та, но без особой надежды, скорее по привычке.
   - А почему ты уехала из Круахана? Почему оставила Орден? Я никогда не думала, что у тебя... такое получится! Что такое вообще бывает! - глаза Ниабель постепенно разгорались тем же любопытством, что заполняло их днем. - Ты ведь... ты мечтала об этом, правда? А где Эбер?
   - В Круахане бесплатный суп для народа поручают готовить слишком плохим поварам, - хмуро пробормотала Гвендолен. - От него у горожан портится характер.
   - А ты ни разу не пожалела, что... не можешь больше летать? А что Эбер говорит? Ему должно было понравиться, что ты можешь надевать открытые платья. Где он, кстати?
   - Не исключаю, что в данную минуту сьер Баллантайн, - Гвендолен выдохнула сквозь зубы, собираясь с силами, - что-то и говорит. Но я не обладаю умением слышать через океан. К тому же все, что он хотел сказать по поводу меня, он уже сказал.
   - И ты поэтому сбежала? - ахнула Ниабель, всплеснув руками. - Глупышка, ты что, не помнишь, чему я тебя учила? Мужчины всегда толкьо говорят, а женщины должны делать, причем так, чтобы мужчины забывали свои прежние слова и дальше говорили только то, что нужно женщинам.
   - Для меня это чересчур сложное искусство.
   - А что, размахивать железом у Ноккура проще? Зачем ты вообще к нему пошла? Он же из Провидения!
   - Провидения больше нет.
   - Но бывших слуг у Провидения не бывает, - возразила Ниабель. - К твоему Эберу это также относится.
   Гвендолен снова отвернулась, задумчиво глядя в воду.
   - Я не обладаю вашими великолепными способностями убеждать мужчин добровольно расставаться с деньгами и драгоценностями, эрлесса, - произнесла она сквозь зубы. - И если честно, не очень хочу учиться, потому что больших успехов мне на этом поприще не достичь. Несмотря ни на что, умирать с голоду мне тоже не хочется. Ноккур редкостный негодяй, но ему нужно то, что я неплохо умею.
   - Я дарю неизмеримое удовольствие в обмен на несколько безделушек! - эрлесса Ниабель захлопнула веер и гневно ударила им себя по руке. - А ты? Отнимаешь жизнь, ничего не давая взамен?
   - Нечего пересказывать всякие сплетни! Наемной убийцей я никогда не была и не буду!
   - Что же ты тогда делаешь у Ноккура?
   - Выступаю перед его показательными боями на турнирах. Бросаю кинжалы в цель, иногда с завязанными глазами. Публика обычно делает ставки, не промахнусь ли я.
   - Цели, умеющие говорить и двигаться, попадаются часто? - нежным голосом поинтересовался Дрей.
   Гвендолен резко выдохнула, отступив на шаг. Она с удивлением поняла, что разговор нарушил ее прежнее бесстрастно-отрешенное состояние, словно в заросший тиной пруд бросили несколько тяжелых камней, и зеленая вода тяжело заколыхалась, выплескиваясь на берег. Камни ушли на дно, и разбежавшиеся круги успокоились. Но внутри нее поселилось какое-то мстительное удовольствие.
   - Эрлесса Ниабель, - пропела она, полностью постраиваясь под интонацию Дрея, - если ты взяла с собой телохранителя, то он забыл, что их главная доблесть - быть как можно незаметнее и не издавать лишних звуков. А если все-таки его главная миссия- веселить тебя беседой, то пусть предупреждает заранее, когда нужно смеяться.
   - Всегда к вашим услугам, - Дрей картинно упал на одно колено. - Поскольку смех для вас - дело непривычное, можете постепенно готовиться. К обеду я расскажу какую-нибудь историю, как раз успеете собраться с силами.
   - Скорость вашего остроумия впечатляет. Если мечом вы орудуете столь же стремительно, то зачем тану Эвнорию нужно было устраивать турнир? Лучше сразу объявить вас победителем всех сражений на Внутреннем океане, во веки веков.
   - Не стоит, что вы, - Дрей потупился, прикрывая глаза рукой, - мне вполне достаточно, что лучшая воительница знаменитого Ноккура признала мои скромные заслуги. Не знаю даже, смогу ли я сегодня заснуть от внезапного счастья.
   - Жаль, ведь в спящем виде вы гораздо привлекательнее, - Гвендолен отвела кудри от лица по старой привычке - даже коротко остриженные, они продолжали путаться и лезть на глаза.
   - В самом деле? Почему? Разве у вас была возможность в этом убедиться? Не то, чтобы я против такого предвосхизщения событий...
   - Потому что даете всем возможность отдохнуть от вашего бреда.
   Дрей широко улыбнулся, собираясь ответить, но его перебил недовольный голос Ниабель:
   - Вы как, еще не утомились? Может, прерветесь ненадолго?
   - Клянусь моей шляпой, сестренка, с этим удовольствием ничто не сравнится! Даже занятия любовью, да простят все боги плодородия мое кощунство. Я впервые встречаю равного в тонком искусстве перебранки. Или почти равного, - поправился он через мгновение. Теперь, когда он стоял достаточно близко к Гвендолен, ему приходилось смотреть на нее слегка снизу вверх.
   - Судя по тому, что я ваших восторгов не разделяю, этот незнгачительный перевес на моей стороне.
   - А вы неискренни, моя дорогая. Я еще понимаю, скрывать свое отвращение - об этом славном умении многое может поведать сестричка Ниабель. Но приятные ощущения зачем прятать?
   Наверно, их разговор действительно мог быть бесконечным, учитывая тот факт, что ни один не уступил бы последнего слова. И даже Ниабель, нетерпеливо переступавшая на месте и в раздражении дергающая себя за кружевные манжеты, мало что могла бы сделать. Но раздавшийся из-за деревьев голос произнес такое, что не отвлечься на более насущные проблемы было невозможно:
   - Эй вы, двое! Вздумаете бежать - пристрелим! Вы у нас на прицеле1 Поворачивайтесь, медленно, руки на виду! Тебя, недомерок, в первую очередь касается! Потянешься за мечом - пеняй на себя!
   На верхней террасе сада возникло не меньше десяти фигур с арбалетами наготове - силуэт взведенной стрелы был хорошо различим даже в темноте. Трое вышли на аллею внизу, держа в руках обнаженные клинки и громко хрустя меликим камешками.
   Дрей быстро крутанулся на пятках, но понял всю бесполезность любых молниеносных действий - все выходы из висячих садов были перекрыты.
   - Интересно, - протянул он, с тревогой покосившись в сторону побледневшей Ниабель, которая поднесла руки к шее, стараясь прикрыть свои блистающие сокровища, но невольно еще сильнее привлекая к ним внимание, - это вы считаете долгом благодарных гостей не давать хозяевам скучать перед сном?
   Он прекрасно разглядел среди нападавших самых заметных воинов из свиты Ноккура, да никто из них особенно и не скрывался.
   - Иди сюда, Линн, - бросил один из стоящих на нижней дорожке. - Молодчина, что их отвлекла. А ты, скоморох, отстегни ножны и положи на землю.
   Слово, которое выкрикнула после этого Ниабель, не стоило бы повторять не только из-за исключительной непристойности того, что оно обозначало, но в первую очередь потому, что оно заставляло усомниться в высоком происхождении досточтимой эрлессы. Употребляли его обычно только в самых дальних и заброшенных айньских селениях.
   - Тогда понятно, почему наша беседа не доставляла вам удовольствия, - в голосе Дрея прозвучала легкая печаль. - Полностью признаю ваше превосходство, но аргумент слишком тяжеловесный. Я бы не стал таким пользоваться.
   Глаза Гвендолен сверкнули, и она со стуком швырнула обратно в ножны кинжал, который стискивала в пальцах.
   - Ты доиграешься. Ноккур, когда-нибудь мне надоест сдерживаться. А попадать всегда точно в цель ты меня учил сам.
   - Ну и куда ты потом денешься? - предводитель рассмеялся, но не вполне от души. - Кому ты нужна, кроме меня? Брось развешивать сопли, Линн, все так прекрансо получилось. На эту золотистую шлюшку в качестве приманки прибежит сам Эвнорий, а за ним - все его родичи. Вся знать Дома Эвнория будет у нас в заложниках, а это значит, мы сможем диктовать любые условия, какие захотим.
   - Разве у Ноккура Коварного могут быть любые условия? Только самые изощренные, великолепные в своей жестокости и поражающие беспощадностью! Как он сам! - выкрикнул Дрей, бросая отстегнутый меч к ногам подходящих гладиаторов и восхищенно воздевая руки..
   Бывший воин Провидения смерил его тяжелым взглядом.
   - Одним из моих условий будет - скормить тебя рыбам. Впрочем. пока я немного послушаю, удастся ли тебе меня позабавить своими речами. Но это не главное...
   Он наступил ногой на меч и покосился на проходящую мимо Гвендолен.
   - Через несколько дней приезжает посольство Ордена.Чаши. Они думают найти здесь верного союзника и исполнителя их замыслов, но встретят совсем не такой прием, на который рассчитывают.
   - Я в полном восхищении, - искренне заявил Дрей, не обращая внимания на веревку, которой ему закручивали руки за спиной. - сначала несколько мешков золота от старины Гирли за надежду вернуть его последнюю страсть. Потом в два раза больше от братишки Эвнория. Теперь вечная покорность от Ордена Чаши. Да еще с любящих родичей Эвнория вытрясешь немало за его освобождение. Учись. учись как следует, моя рыбка, - он обернулся в сторону Гвендолен, - тебе еще очень далеко до своего наставника.
   В больших часах, стоящих в парадной зале Дома Эвнория, упала последняя песчинка, и золотые фигуры, обозначающие созвездия, совершили полуоборот, переворачивая чашу с песком под мелодичный перезвон. Наступил полдень.
   Человек, полулежащий в кресле с вытянутыми ногами и всем своим видом выражавший полную расслабленность, потянулся и без особой охоты встал. Впрочем, прежде чем подойти к окну, он пристегнул оставленные в кресле ножны, что говорило о том, что невзирая на глубокую лень, он постоянно настороже.
   - Луйсар, где ты там шастаешь? - крикнул он вниз, на террасу. - Поднимай корзину, пора пленных кормить!
   - Ну так кидай веревку, я что, летать буду? - недовольно пробурчали внизу. - Вечно ему что-то надо. Корми их еще каждый день!
   Человек в зале столкнул вниз толстую веревку с петлей на конце, лежащую на подоконнике, снова потянулся и отчаянно зевнул. Стоящая за окном жара изматывала, даже во внутренних покоях, выложенных специальным камнем, не пропускающим тепло. Через некоторое время он подергал веревку, с явным усилием уперевшись рукой в стену.
   - Эй, ты им что, на неделю вперед еды положил? - и едва не выпустил свою ношу, взглянув за окно.
   - Искренне надеюсь, Иннирон, что неделю мы здесь сидеть не будем.
   С этими словами на подоконник забралась Гвендолен. Плетеная корзина, из которой торчали пучки зелени и выглядывало горлышко бутылки, висела у нее за плечами. Она придерживала ее одной рукой, а второй держалась за веревку.
   - А ты что явилась? - в голосе Иннирона не было любзености, но присутствовала явная обреченность.
   - Неужели ты думаешь, что я доверю тебе такое важное дело, как передача еды? Для тебя это слишком большое искушение оставить половину себе. А потом, когда мы соберемся уезжать, ты не протиснешься в здешнюю дверь, и придется невольно оставить тебя в качестве жертвы. Я пролью немало слез.
   - Хотел бы я взглянуть хоть на одну твою слезинку! - фыркнул Иннирон ей в спину. - Ты же никогда не плачешь.
   - Просто нет достойного повода, - Гвендолен не обернулась, направляясь к заколоченной крест-накрест двери в глубине залы, где была выломана одна планка внизу над полом и еще одна - на уровне глаз. - А может, я приберегаю все впрок, чтобы вдоволь нарыдаться над твоим бездыханным телом.
   - Помолчи, сделай милость! - Иннирон, как человек суеверный, скрестил пальцы в охраняющем жесте и стал отмахиваться. - Бывает же язык у некоторых!
   Гвендолен пихнула корзину под дверь и поднялась. В разбитой двери было хорошо заметно смуглое лицо, ухмыляющееся настолько беззаботно, словно его обладатель не сидел седьмой день взаперти. Он показывал в щель подняте в знак восторга пальцы.
   - Как всегда, бой выигран, - произнес Дрей театральным шепотом. - А ты в самом деле не умеешь плакать?
   - Зачем опять пришел? - Гвендолен не озаботилась ответом. - Не противно каждый раз лично принимать пищу от мерзкой предательницы, заманившей вас в ловушку?
   - А меня всегда тянуло на плохих женщин, - сказал ее собеседник, нимало не смущаясь.
   - Да, свое невезение каждый обычно выбирает сам.
   - Ты знаешь, я был уверен, что только у меня самая кривая судьба на Внутреннем океане, - Дрей по-прежнему усмехался, и было видно, что только так, с радостной издевкой, он и привык говорить о себе. - Но теперь я вижу, что и у тебя не лучше.
   - Не сомневаюсь, что тебе от этого очень приятно.
   - Родственную душу всегда приятно встретить. Ты ведь не будешь этого отрицать? Иначе бы ты не ходила сюда каждый день с корзинами еды. Кстати, не думаю, что Ноккур самолично составляет наше меню. Его воля - мы бы держались на хлебе и воде.
   - Если ты опять собираешься болтать с ним три часа, - угрюмо сказал Иннирон, закончивший произносить все оберегющие слова, - то я пойду перекинусь в кости с ребятами внизу. И заодно посоветую Ноккуру назначить тебя в верхнюю стражу. Раз ты все равно здесь безвылазно торчишь.
   - А кто, интересно. тогда будет развлекать собравшихся на турнир? Пока они ждут развязки событий, им очень нравится, как я бросаю кинжалы.
   - Ноккур опять нашел, где заработать, просто чудо! - восхитился Дрей. - ты не забыла, что обещала прошлый раз рассказать про Орден?
   - Я помню, - Гвендолен села на пол возле двери, прислонившись к стене затылком. - Почему они должны приехать в Дом Эвнория? И кто именно из Ордена, ты не знаешь?
   - Дрей, чем говорить о вещах, которые ты не понимаешь, лучше попроси ее принести ключи от подвалов, - зашептали сзади, но Гвендолен узнала голос Эвнория, несмотря на все попытки его изменить
   - И смысл? - устало вздохнул Дрей. - Ты что думаешь, братишка, Ноккур настолько плохо соображает, что не поставил стражу у подземного хода?
   - Я в самом деле не могу вас выпустить, - Гвендолен покачала головой, устало отведя волосы от лица. Видно, такой разговор велся уже далеко не первый раз. - Ничего придумать не могу. Пытаться бежать от Ноккура - только хуже.
   - Я знаю, - голос Дрея прозвучал неожиданно серьезно, а когда он произносил слова без обычной усмешки, в них звучала, казалось, вся печаль этого мира. - не обращай на них внимания. Рассказывай.
   - Орден... - начала Гвендолен. Она обхватила колени, чтобы было удобнее сидеть, потом снова прислонилась к стене, скрестив руки на груди, затем закинула их за голову, но правильные слова так и не приходили. - Мы хотели... Вернее, думали найти Чашу, чтобы... А получилось так, что... Но я сама вообще ничего не хотела... То есть очень хотела. Но совсем другого...
   - Да, - удовлетворенно произнес Дрей по ту сторону двери. - Теперь мне ясно абсолютно все. Более исчерпывающего и ясного рассказа мне не доводилось слышать за всю жизнь.
   - Расскажи тогда сам, - Гвендолен раздраженно стукнула кулачком по полу, - а я послушаю твое стройное и внятное повествование. Что ты знаешь об Ордене?
   - На данный момент Орден Чаши насчитывает более пяти тысяч воинов. Конечно, армии Круахана и Эбры намного больше, но если учитывать, что все приходящие к ним проходят строгий отбор, то в воинском искусстве с ними могут потягаться только вандерцы. К тому же все старшие воины обладают какими-то магическими умениями, и не стесняются их применять в бою. Одним словом, думаю - еще два-три года, и на Внутреннем Океане не найдется силы, способной им противостоять. Все королевства сочтут за лучшее добровольно признать силу Ордена, что бы за ней не стояло. Воины Ордена ездят по дорогам всегда вместе, в темно-синих камзолах и белых плащах, и рассказывают о своей Эмайне Великолепной - вечном городе, выросшем из волн. Многие мечтают о том, чтобы поехать с ними, а остальные просто пугаются.
   - Всего два года прошло, - прошептала Гвендолен. Она совсем отвернулась от двери, свернувшись клубочком по своей излюбленной привычке. Резкая боль в спине возникла с новой силой, словно по лопаткам прошлись ножом. - И все так изменилось.
   - А что, Линн... слушай, ты в самом деле была их Великим Магистром? Правда? Сестричке Ниабель я в общем склонен верить - она виртуозно врет только в том, что касается любви. Но все равно... представить это сложно...А почему ты ушла?
   - У меня больще не было силы, которая бы позволила мне.... Быть с ними на равных.
   - Ты ее потеряла?
   - Я ее отдала, - ровно произнесла Гвендолен, выпрямившись.
   - Из-за мужчины, да?
   Гвендолен резко повернулась, но перед ее глазами были только дверные створки.
   - Выдать тебе приз за догадливость?
   - Не стоит, - Дрей вздохнул за дверью. - А то я могу попросить награду, которую ты не захочешь отдать по доброй воле. Принуждать тебя к чему бы то ни было - пусть рискует кто угодно, я себе не враг.
   Положив подбородок на колени, совсем как прежде, гвендолен настолько напряженно думала о своем, что оставила обычный насмешливый тон, так раздражавший всех мужчин в ее окружении.
   - Ты можешь мне все-таки сказать, кто возглавляет орденское посольство?
   - Открываю страшную тайну Дома Эвнория, которая должна быть погребена в моей душе и которую нельзя выдавать даже под самой жестокой пыткой. Тебя совесть не будет мучить?
   - Ты чрезмерно увлекаешься фантазиями на мой счет. У гладиаторов Ноккура совести нет и быть не может.
   - Я видел только подпись на всех бумагах о посольстве. Логан, Созидатель Ордена.
   Гвендолен опять надолго задумалась, не обращая внимания на яростный шепот и толчки за дверью - создавалось впечатление, будто возле щели в дверях идет борьба и кого-то упорно пытаются от нее оттащить.
   - Тогда нам здесь торчать еще как минимум недели три, - заметила Гвен в пространство. - Из Круахана посольство быстрее не доберется.
   - Почему из Круахана? ... Братишка, передай своим ребятам, что если они будут меня колотить по спине, все важные тайны начнут из меня выскакивать еще быстрее... Посольство плывет из Эмайны.
   Гвендолен внимательно разглядывала свои ладони с кое-где обломанными ногтями, до конца не заживающими порезами и мозолями от рукояти кинжалов. Волосы полностью скрывали ее лицо, но особой необъодимости прятать его выражение от посторонних не было - оно оставалось таким же застывшим и отрешенным, как всегда.
   - В общем так, - произнесла она наконец, - если я буду знать, что Орден ищет в Доме Эвнория, то я, может быть...
   - Что? Что - может быть? Ну что? - за дверью громко зашептало столько голосов, что Гвендолен невольно обернулась, с удивлением попытавшись представить, как же они все умещаются вокруг щели.
   - Дрей, в беседах со мной обязательна поддержка многих зрителей? - спросила она раздраженно. - Или они подсказывают тебе ответы, когда ты устаешь?
   Дрей, что совсем на него не похоже, ничего не ответил - видимо, был все еще занят сражением со слугами Эвнория. Зато заговорил их хозяин:
   - Любезная девица.. не знаю, стоит ли мне вас так называть, посколкьу вы принадлежите к отряду бесчестного человека. Но если вы ... во что я, правда, совсем не верю... сможете сделать что-то, чтобы вызволить нас из этой подлой ловушки... вы можете попросить у меня любое из сокровищ моего Дома.
   На этот раз промолчала Гвендолен. Не по причине того, что у нее захватило дыхание от неверояной щедрости могучего тана и открывающихся перед ней заманчивых перспективах. Просто она увидела Ноккура, подходящего к дверям залы.
   - Мне не нравится, Линн, что ты постоянно вертишься возле заложников. Странные у тебя вкусы - что ты прилепилась к этому фигляру? Если нужен нормальный мужик - любой из моих ребят в твоем распоряжении. И с чего ты вдруг стала трепаться про свой Орден?
   - Мой бывший Орден, - Гвендолен подняла голову, не вставая, и выталкивала слова. Будто плевалась. - Во-первых, с твоими славными ребятами, мой вождь, я могу проделать то же самое, что с любым продолговатым предметом подходящего размера. Причем предмет сильно выигрывает перед ними, потому что не будет вначале говорить непристойности, а потом храпеть.
   За дверью царило молчание, близкое к восторженному, а Ноккур слегка поперхнулся от подобного заявления - сходу придумать возражение на него было нелегко.
   - А во-вторых, - невозмутимо продолжала Гвендолен, - себя я тоже отношу к фиглярам. У всех нас есть общее свойство - мы маленькие люди и очень любим посплетничать о великих сего мира. Если мне еще не пора идти швыряться ножами, то дай мне развлечься.
   Она медленно поднялась и отряхнула пыль со своих темных штанов, ножны кинадов выразительно стукнулись друг об друга. Гвендолен подчеркнуто тщательно проверила, как защелкнуты все лезвия, и направилась к выходу. За это время она приобрела привычку двигаться совершенно бесшумно, словно подкрадываясь.
   Ноккур удержал ее, крепко взяв за предплечье.
   - А каково тебе будет показаться твоим бывшим соратникам из Ордена. Линн? Не захочешь спрятаться со стыда?
   - Второй раз я за сегодняшний день слышу явную клевету в адрес твоих доблестных гладиаторов. У них нет и не может быть стыда.
   - Слушай, Линн, - Ноккур заговорил свистящим шепотом, наклоняясь совсем близко к ее лицу, - если ты только попробуешь заняться какими-то своими орденским штучками... чтобы нарушить мои планы... твоего нового приятеля подвесят на башне дворца Эвнория. Я его специально прикажу там держать с петлей на шее, чтобы ты помнила!
   - Не сомневаюсь, мой вождь, что тебе это доставит удовольствие, - Гвендолен не выворачивалась из захвата, и Ноккур постепенно сам разжал пальцы. Все уже поняли, что порог чувствительности у нынешней Гвендолен очень высокий, и пытаться как-то причинить ей боль - только сам выбьешься из сил. - Но ты, наверно, забыл, что моя единственная ценность теперь заключается в умении неплохо попадпть в цель, и все. Это и удерживает меня в твоем обществе. Если не считать еще, конечно, твоей безупречной вежливости.
  
   Хотя посольство Ордена вступило в ворота Дома Эвнория со всей возможной торжественностью и пышностью, на лицах воинов лежала печать озабоченности. Пока они пересекали длинные, посыпанные белоснежным песком дорожки нижних садов, шедший рядом Главный управитель Дома многое успел пересказать торопливым шепотом, а остальное дополнили выкрики из собравшейся вокруг толпы любопытных. Пока ждали прибытия посольства, толпа прибывала с каждым днем, желая посмотреть, какое будет выражение у предводителя посольства, когда он поймет, что его не ждет радушный прием и воплощение всех замыслов.
   Предводитель, он же Созидатель Ордена, он же прекрасно нам знакомый Логан, сын Дарста, двигался к Дому длинным, но размеренным шагом, по привычке сложив на груди руки с выступающими даже под плотной тканью камзола мышцами арбалетчика. Он был на голову выше приземистого кучерявого управителя и выглядел совершенно так, как и должен выглядеть претендующий на власть над миром - холодное лицо, обрамленное волосами цвета бледного золота, надменно поднятый над толпой подбородок и плотно сжатые губы, улыбка на которых могла бы быть только снисходительной. Он уже не казался молодым, хотя ни одна морщина не пересекала его кожу, и глаза смотрели по-прежнему ясно и открыто - но неуловимо изменились овал лица и складка возле губ.
   Эвнорий ждал его в пиршественном зале, заметно разоренном и потерявшем блеск с момента вселения отряда Ноккура во внутренние покои. Тан сидел в своем любимом высоком кресле, но руки стикивали подлокотники так, что пальцы белели, а голова была откинута назад, на резную спинку, поскольку один из пятерых головорезов, расположившихся вокруг, для наглядности держал нож у самого его горла. Чуть поодаль Ноккур демонстрировал еще двух наиболее ценных пленников - Ниабель. Потерянно обхватывавшую себя за плечи - казалось, ее уверенность иссякает с каждым днем, в течение которого она не могла сменить платье и выбрать новые дргаоценности - и юношу, лицо которого в точности повторяло лицо Эвнория, только волос на голове было в три раза больше. Дрей также присутствовал, хотя его ценность как заложника была крайне сомнительной, но Ноккур, похоже, в какой-то степени стремился выполнить угрозу, произнесенную перед Гвендолен - один из гладиаторов держал конец веревки, наброшенной ему на шею. Что, впрочем, не помешало ему первому громко заявить, как только Логан перешагнул порог зала:
   - Смотри, братишка, вот и наши героические спасители пожаловали! Что-то они по дороге не слишком торопились, тебе не кажется? Видно, размышляли о вечном и судьбах мира в каждом трактире по дороге, не иначе!
   Логан приподнял одну бровь в легком удивлении, губы его шевельнулись, но тут в разговор вступил Ноккур, поднявшийся с груды эбрийских ковров, небрежно сваленных в угул зала. Будучи незамеченным, он внимательно разглядывал входящих вслед за Логаном воинов Ордена, и печать злорадства на его лице проявлалсь все четче.
   - Ну что, Созидатель, не ожидал меня встретить? Думал, что если ты прогнал Провидение из Круахана, то оно больше никогда не встанет у тебя на пути? В этом и есть его великая мудрость - ты когда-то сломал мою карьеру и жизнь, а я несколько нарушу твои планы сейчас. Ты думаешь, я не знаю, зачем ты сюда пожаловал?
   - Расскажи мне, - спокойно произнес Логан. Он расстегнул пряжки на роскошном плаще, ослепительно белом вопреки морской соли, дорожной пыли и мелкому красноватому песку Ташира под ногами, и все невольно взглянули на сверкающие цепи и подвески у него на груди. - А то я и сам до конца не знаю.
   - Давай-давай, иронизируй, притворяйся самым умным. Все равно ты проиграл, Созидатель. Ты хотел заключить с Эвнорием договор о создании первого командорства в Ташире и сделать его казначеем Ордена. В обмен на золото, которое Дом Эвнория был готов безвозмездно ссудить для твоих дальнейших планов. Но, дорогой мой Созидатель, этим деньгам придется найти другое применение. Все они пойдут на выкуп почтенного Эвнория и его домочадцев, и то еще может не хватить.
   Лицо Эвнория передернулось, но он помнил про клинок возле шеи и поэтому не шелохнулся.
   - Твоя дерзость превосходит даже твою жадность, Ноккур Коварный, - медленно проговорил стоящий возле Логана таширец, судя по одеждам, почти не уступающий Эвнорию в знатности. - Ты поднимаешь руку на тех, кто принимал тебя в своем доме как дорогого гостя. Ты требуешь за заложников больше, чем способен понять человеческий разум. И ты надеешься, что тебя выпустят живым из Ташира?
   - Не только живым. - Ноккур хладнокровно засунул руки за пояс. - Но еще и очень богатым. И счастливым, потому что исполнится то, о чем я мечтал несколько лет.
   - Созидателю Ордена достаточно двинуть пальцем, чтобы низвергнуть тебя в прах, из которого ты пришел! - высокопарно воскликнул второй таширец. Судя по всему. Логана сопровождали главы всех оставшихся Домов.
   - В самом деле? - Ноккур откинул голову назад и торжествующе расхохотался. - Тогда почему же он это до сих пор не сделал?
   - К сожалеиию, - Логан вновь скрестил руки на груди, и по стоявшей вокруг толпе пронесся вздох с явным оттенком разочарования, - я могу причинить вред одному человеку только ради спасения жизни другого, и то если иного выхода совсем не будет. Я искренне опечален тем положением, в котором вы оказались, почтенный Эвнорий, но ваша ситуация не безнадежная - вам пока есть что предложить.
   - С какой стати мы должны отдавать деньги Дома всяким проходимцам?
   - Не советую меня сердить, - Ноккур вернулся к своим коврам, сел, небрежно вытянул ноги и, пошарив рядом, нашел распечатанный кувшин вина и сделал длинный глоток прямо из горлышка. - А то я могу обратить внимание и на казну других Домов.
   - Но это... это... - таширцы рядом с Логаном хватали воздух и облизывали губы, поскольку на ледяное спокойствие Созидателя Ордена можно было только любоваться, поделиться им было невозможно. - Это же два миллиона золотом!
   - Почтенный тан, - Ноккур, не вставая, совершил легкий полуоборот, - ваши родичи, похоже, сомневаются, стоит ли ваша жизнь таких денег. Постарайтесь, прошу вас, их переубедить, тем более что это будет не единственное мое условие.
   - А что еще тебе нужно?
   - Мне? Ну что вы, - Ноккур широко ухмыльнулся, - мне ровным счетом нечего хотеть, все мои желания исполнились. У меня есть только пара требований.
   Сзади к Логану придвинулись двое из стоящих за его спиной людей в таких же плащах, как у него, правда, может, не столь белоснежных. Говорили они полушепотом, но по надменно искривленным губам и холодно-озабоченному выражению лиц смысл их речей был и так прекрасно понятен: Созидателю и Магистру Ордена не пристало торговаться с презренным вымогателем. Несколько обидно, что их планы нарушены, но самое лучшее, что можно сделать в подобной ситуации - не терять время и вернуться на корабли. В разговоре образовалась временная пауза, и в нее не преминул встрять Дрей, заговоривший еще громче обычного:
   - Знаешь, братишка, а я освобождаться не тороплюсь. Мне и так хорошо. Не надо тратить все силы на то, чтобы придумывать шутки попроще, на ваш уровень. Меня даже... - он заломил брови, словно в бесконечном удивлении, но спустя мгновение взмахнул рукой и продолжил с завыванием: - даже вдохновение посетило сегодня ночью, и я начал слагать стихи. Вот послушай:
   Мыслит коварный мститель
   Много стяжать злата.
   Жаждет добыть в жертву
   Жадный не только кольца.
   Но два никогда не держат
   Древка одной рукою.
   Склоните к речам скальда
   Слух, все стойкие духом.
   - Что это еще за бред? - Ноккур встряхнул головой., словно желаюя вытрясти оттуда непонятные слова. - У тебя от страха разум помутился?
   - Так у меня же его никогда и не было! - Дрей расхохотался и подмигнул толпе вконец растерянных таширцев, не отказав себе в удовольствии напоследок высунуить язык. - Иначе что, по-твоему, я делаю в Доме Эвнория?
   - Странно, - одними губами пробормотал Логан, поворачивая голову налево, где стояли вандерцы, прибывшие несколько недель назад на турнир, отчаянно скучающие и не подпимающие паруса на своих кораблях только в надежде, что рано или поздно ситуация должна разрешиться славной битвой. - Снэколль, вам такие стихи ничего не напоминают?
   - Если мы бы не знали, что голос Золотой Девы замолк три года назад, мы решили бы, что это сложила она, - отозвался знакомый нам круглолицый вандерец, волосы которого за это время успели полностью поседеть, но живот все также горделиво выпирал вперед, даже в вандерской кольчуге. -. Но если этот маленький человек так же искусен - мы будем рады, что у конунга вновь появится настоящий скальд. Его очень не хватает для истинных побед. Таких превосходных хулительных песен нам давно не приходилось слышать.
   - В самом деле, - Логан внимательно разглядывал Дрея, который с безмятежным выражением лица достал маленькое зеркальце и поправлял накинутую на шею веревку, кокетливо заводя глаза. - Это все очень любопытно.
   - Созидатель! - один из таширцев в волнении стискивал пальцы. - Что возьмешь с Дрея, он уже много лет как безумен! Но у меня сейчас твердое ощущение, что с ума сходим мы все! Что здесь может быть любопытного? И где вы нашли хулу в этой ерунде?
   - Почтенный Арнагий, говорите тише, - вздохнул Логан. - Снэколль, к сожалению, стихи вашего народа понимают не все.
   - Речи скадьда и не должны быть открыты каждому, - важно и чуть снисходительно заметил Снэколль. - Тем сильнее результат. Здесь говорится - вот коварный человек, который надеется не только добыть много денег, но вынашивает еще какие-то замыслы, помимо получения выкупа. Но одновременно двух целей достичь нельзя, так что у него ничего не выйдет. Это говорит скальд, и к его словам надо прислушаться.
   - Так что же здесь ругательного?
   - Не ругательного, а хулительного, - педантично поправил Снэколль, поджимая губы. - Если стих сложен правильно, и в нем говорится, что твои замыслы не сбудутся, то это сделает тебя намного слабее во время битвы. А этот стих очень хорош - даже на нашем берегу редко получаются такие.
   Арнагий в потрясении уставился на вандерцев примерно с таким же выражением, с каким до того взирал на Дрея, и пропустил начало следующей фразы Логана, которую тот произнес громко, повернувшись в сторону Ноккура:
   - ... твои требования?
   - Означает ли это, что Орден готов начать со мной переговоры? В таком случае первое из требований вы уже выполнили. Будете такими же послушными и дальше - у вас появится шанс получить обратно вашего Эвнория с его домочадцами. Правда, всех невредимыми отдать не обещаю - этот скоморох меня вконец утомил своими выходками.
   - А уж как я утомился! - вставил Дрей, широко зевая. - Братишка Эвнорий, конечно, тоже не подарок, но он все-таки слегка посообразительнее.
   - Орден готов начать переговоры, - холодный голос Логана перебил обоих.
   - Прекрасно! - Ноккур удовлетворенно прислонился к стене. - Предлагаю, прежде чем приступать к сложным разговорам, немного отвлечься. Располагайтесь, господа. Не угодно ли вина?
   - Из личных погребов Эвнория, - процедил Арнагий, ни к кому особенно не обращаясь.
   - Хочу вас позабавить искусством моих воинов. Наша беседа будет долгой, нужно к ней подготовиться.
  
   Гвендолен резко упала вперед на одно колено, и два последних кинжала полетели в цель, в ту сторону, где Уннирон и Корри держали в руках натянутый канат. Через него были перекинуты бечевки, на которых прежде болтались привязанные за горлышко бутылки. Теперь все, кроме одной, валялись разбитые, поскольку каждый бросок ножа пересекал бечевку, и бутылка летела вниз. Предпоследний кинжал смахнул оставшуюся бутылку, а последний, перевернувшись в воздухе каким-то немыслимым движением, перерезал сам канат пополам.
   Толпа вздохнула, как один человек. Все даже не сразу зашумели от восторга, некоторое время просто громко дышали, пытаясь прийти в себя. Гвендолен это слышала особенно отчетливо, потому что не видела лиц - ее глаза были плотно завязаны широкой темной лентой.
   - Даже если повязка сделана из таширского шелка и пропускает свет, - услышала она голос Логана. в котором сквозь обычную золодность проскальзывало смутное изумление, - искусство вашего воина, Ноккур, все равно несравненно.
   - А вы можете убедиться сами, - Ноккур не скрывал торжества. - Линн, покажи почтенному Созидателю Ордена свою повязку.
   Гвендолен шагнула вперед, одновременно дернув рукой узел на затылке. "Я по-прежнему ничего не испытываю. Ни стыда. Ни радости. Ни тоски по тому, что прошло. Как может такое быть? Ничего не чувствуют только мертвые, выходит, я умерла? Вот интересно, а я даже не заметила, когда именно".
   Зато на лице Логана отразилось столько быстро сменивших друг друга чувств, что Ноккур мог быть доволен - его триумф осуществлялся сполна. Даже если бы Созидатель Ордена закричал во все горло, бросился бы Гвендолен на шею или, наоборот, попытался бы ее стукнуть - эффект был бы менее значительным.
   - Я рад, что моя Линн доставила вам некоторое удовольствие, - Ноккур ухмылялся, с наслаждением разглядывая своего противника. - Она действительно весьма неплохо кидается ножиками. Только поэтому я все еще ее держу.
   В толпе вандерцев также происходило движение - вначале они просто пихали друг друга в сторону, чтобы лучше видеть проиходящее, потом по одному начали тянуться за секирами.
   - Прекрасно, - произнес Логан с таким видом, с каким обычно говорят "более паршиво еще не было никогда". - К переговорам о заложниках, как я понимаю, добавляется еще один... то есть одна. Не будем тянуть время, мастер Ноккур.
   - О чем вы говорите? Она здесь по доброй воле. Линн, разве тебя кто-то держит?
   - Я здесь по доброй воле, - равнодушно повторила Гвендолен, не оборачиваясь. Она подбирала с пола кинжалы, проводила пальцем по острию и снова защелкивала в ножнах - это занятие казалось ей, судя по всему, неизмеримо более важным.
   - Питаю надежду, Созидатель, - Ноккур закинул ногу на ногу, развалившись в кресле, - что вы учтете интересы Линн, когда станете торговаться за выкуп заложников. Ведь все мои гладиаторы, даже не самые искусные в бою, получают долю от добычи. Кроме того, когда мы придем к соглашению, вы ведь дадите нам беспрепятственно отплыть, правда? А то я подозреваю, что родичи высокородного Эвнория будут всячески стремиться не выпустить нас живыми из гавани. Как видите, я все предусмотрел.
   Логан так стиснул зубы, что не сразу смог их разомкнуть, чтобы ответить. Однако ледяное выражение постепенно возвращалось на его лицо - основатель Ордена не мог себе позволить настолько ярких чувств более, чем на несколько мгновений. Зато таширцы впали в такое глубокое отчаяние, что долгое время не могли произнести ничего, кроме разнообразных упоминаний самого Ноккура и всех его родственников, встпуающих в противоестественную связь с различными животными.
   В момент передышки, когда словарный запас у родичей Эвнория несколько иссяк, вновь раздался голос Дрея, в котором сквозило прежнее легкое удивление:
   - Храбро думает девой
   Дерзкий в битве прикрыться,
   Дать коварному должно
   Денег сполна за пленных.
   Но скрыть ото всех скряга
   Свою не чает тайну -
   Все ж для него есть вещи
   Выше ценой, слышишь.
   - Ты долго еще будешь испытывать мое терпение всякой ерундой? - Ноккур раздраженно сморщился, словно от зубной боли. - Хочешь, чтобы мы потуже завязали этот галстук у тебя на шее?
   - Стоит ли, о ведикий предводитель? - Дрей закатил глаза к небу. - Ведь тогда я буду вынужден навсегда высунуть язык, а он не нравится вам даже сейчас, когда надежно спрятан за моими зубами.
   - Спрятан за зубами, как же! - фыркнул кто-то из свиты Ноккура, но его перебил Снэколль, торжественно шагнувший вперед.
   - Сколько ты хочешь за жизнь этого маленького человека? Мы готовы выкупить его голову.
   - Эй, эй! - воскликнул Дрей, живо наклоняясь вперед. - Аккуратней в разговоре с гладиаторами - они из-за врожденной тупости все воспринимают буквально. Чего доброго, отдадут вам голову без тела, а это мне как-то не к лицу.
   Логан внимательно смотрел на всех них, переводя взгляд и слегка сощурившись. На мгновение его лицо помолодело и снова приобрело пытливое выражение книжника и искателя приключений, а не хранящего ледяное спокойствие властителя мира.
   - К делу, мастер Ноккур. - вымолвил он наконец. - К чему тратить время на мелкого комедианта, когда перед вами сделка всей вашей жизни? Не согласны?
   Ноккур действительно слегка опомнился.
   - Я рад, что Орден это осознает и готов отнестись к переговорам серьезно. Хотя и удивлен, что вы столь быстро пришли к разумному пониманию ситуации, Созидатель
   - Хотел бы, чтобы вы ответили тем же, - в тон ему отозвался Логан.
   - Это зависит от того, сколько вы мне... точнее нам всем, предложите, - Ноккур обвел рукой придвинувшихся к нему поближе гладиаторов, на чьих лицах возникло напряженно-заинтересованное выражение, а потом ткнул пальцем в стоявшую отдельно Гвендолен. - Вы правильно подметили - этой сделкой мы можем обеспечить себя до конца жизни. Полагаю, миллиона, который обещал вам взаймы на долгий срок мой любезный Эвнорий, будет мало. В подвалах Ордена ведь тоже должны водиться кое-каие сокровища? Конечно, ваша знаменитая чаша не в счет - насколько я помню ее внешний вид, этот медный таз не стоит и трех монет.
   "Что-то он неожиданно разговорчив, - одними губами прошептал Снэколль, приподнимаясь на цыпочки возле плеча Логана, но намеренно глядя в другую сторону. - Будто в самом деле сильно волнуется или чувствует себя не так, как раньше".
   Логан еле заметно кивнул и сделал шаг вперед, отделяясь от толцы таширцев. Он дернул застежку осплетильного орденского плаща, и тот белым полкругом осел на пол за его спиной, сразу сделав его фигуру словно ниже ростом и чуть поуже в плечах.
   - Ты ведь давно понял, Ноккур Коварный, что деньги - не самое главное достижение. Что великую власть, преклонение людей и страх врагов зачастую вызывают люди в незаметных серых камзолах, не носящие ни одной драгоценности, но умеющие побеждать. Я признаю твою победу надо мной и готов огласить ее повсюду, вплоть до самого маленького клока земли во Внутреннем океане. Но оставь этот миллион мне и Эвнорию. Я отдам тебе взамен любую другую вещь или сделаю все, что ты мне прикажешь.
   Таширцы в изумленни начали переглядываться. Самый младший из вандерцев презрительно хмыкнул, уперев руку о рукоять секиры, но Снэколль и двое постарше молчали, чуть усмехаясь углом рта.
   - Я ведь уже сказал, что твоя чаша мне ни к чему, - на первый взгляд казалось, что Ноккур говорил раздраженно, но те, кто его успели неплохо изучить, как Гвендолен, например, видели, что он просто дергается, разрываясь от выбора и не в силах сразу принять решение. - И ты сам мне доказываешь, что деньги - это главная ценность, раз так упорно их добиваешься.
   - Должно же у меня быть какое-то утешение, - Логан ухмыльнулся с горечью и легкой издевкой, - после того как вести о моем поражении и о том, что я признал твое торжество, разнесутся везде?
   - Слушай, дружище! - поспешно выкрикнул Дрей. Он никак не мог молчать столь долго и теперь подпрыгивал на месте от нетерпения. - Я тоже признаю свое поражение! Более того - мое поражение гораздо более глубокое и полное! Самое пораженческое из всех пораженческих! Если оставишь ему один миллион, давай мне два!
   - Ты можешь потребовать у меня все, что угодно, - повторил Логан, даже не покосившись в сторону шута. - Все, что невозможно купить за деньги.
   - Почему же, как раз и можно купить, - пробормотал Ноккур скорее к себе под нос, ни к кому особенно не адресуясь. - За миллион золотом, например.
   - Султан Эбры за одну возможность потребовать все, что хочешь, от Хранителя Чаши отдал бы те последние пять лет жизни, что у него остались. Орден - основа этого мира, и его не забудут никогда, но сказания о победившем Орден переживут все остальные на земле.
   Хотя Логан и говорил погасшим голосом, глядя чуть исподлобья, но тон его звучал по-прежнему высокопарно, как и подобает Хранителю Чаши. Некоторые из таширцев с трудом сдерживали дрожь, словно история мира действительно воплощалась сейчас, у них перед глазами.
   Только Дрей, не желавший угомониться, не демонстрировал ни малейшего трепета перед легендарным моментом.
   - Похоже, не то что двух, даже одного миллиона мне не видать, - произнес он, обиженно выпятив губы. - На что же я куплю вина, чтобы в нем утонули мысли о несправедливости всего сущего? Эй, парни с топорами! Где-то я слышал, что вы за хорошие стихи раздаете налево и направо всякие золотые вещички. Я вам сейчас быстренько еще что-нибудь изображу, раз у меня всякая галиматья так легко выходит.
   Звонкой монеты в мире
   Может что быть дороже?
   Знает об этом звавший
   Земли чужие своими.
   Голос Логана прервал стук рукоятей секир о щиты вандерцев, которые воздели над головой оружие и дружно:им колотили друг о друга.
   - Назови свое требование. Взамен - свобода Эвнория и всех его домочадцев без выкупа.
   - Ну нет, - Ноккур задумался, и все невольно задержали дыхание. - Ну нет, - повторил он, - может ты и прав, я хотел бы тебя раздавить окончательно. Но откуда я знаю, что для тебя страшнее или унизительнее всего? Не угадаешь, а потом мучайся, что упустил такую возможность. Давай лучше ты догадывайся, чего я больше всего хочу. О чем много лет мечтал? Догадаешься и исполнишь - тогда по рукам. Могу дать тебе три попытки, я сегодня снисходительный ради такого удачного дня.
   Логан помолчал, чуть наклонив голову. Пряди сверкающих волос шевелились, отлетая от щек, словно его единственного во всей зале овевал какой-то неизвестно откуда вязвшийся ветер.
   - Мне не нужно трех попыток, - произнес он хрипло. - Я знаю. Ты хочешь, чтобы Орден навсегда ушел из Круахана. И чтобы... но как я могу это сделать... чтобы там восстановилась власть Провидения...
   - Чтобы ее восстановил именно я! - Ноккур нагнулся вперед, уперевшись кулаками о колени. Теперь никто не назвал бы его полным колебаний и неуверенным в своем решении - из темных глаз под сросшимися бровями словно хлестали молнии. - Никакой вам не Энгинн и не старик Гнелль, а я!
   - В Круахане и так правит человек из Провидения.
   Ноккур скривил губы, будто собрался плюнуть.
   - Да его следовало взашей вытолкать из Службы Провидения еще до того, как он ушел сам. Он никогда не годился в истинные воины. В таких, как мы.
   Логан плотно стиснул губы, но больше ничего не прибавил. Если бы эту сцену излагал какой-нибудь хронист, он бы непременно написал: "В зале воцарилась такая тишина, что было слышно, как опадает пыльца с крыльев бабочки, пролетевшей за окном". На самом деле, конечно, толпа из нескольких десятков человек не может соблюдать абсолютную тишину. Многие перешептывались, кто-то громко дышал и переминался с ноги на ногу, вандерцы поправляли оружие. Но напряжение было такое, что ощущалось физически.
   - Если...если я... соглашусь... где гарантия, что ты больше ничего не потребуешь?
   - Разумеется, потребую, - Ноккур вновь откинулся назад и торжествующе скрестил руки на груди. - Самый лучший корабль из флотилии Эвнория и двухнедельный запас провизии. А остальным кораблям пусть пробьют дно, чтобы за нами не было погони.
  
   Матрос в потертой и порванной на спине куртке, в которой с трудом угадывались цвета Дома Эвнория, вылинявшие от времени и морской соли, рубанул по канату, намотанному на толстые бревна у причала. Парус, наполняемый ветром, шевельнулся, как живой, и крутобокий корабль с резными бортами, гордость островного Ташира, стал медленно отходить от берега.
   Ноккур взмахнул плащом, гордым жестом перебрасывая через плечо конец ткани и обводя столпившихся на пристани презрительно прищуренными глазами..
   - Эй, Созидатель! - крикнул он с издевкой, отыскав взглядом Логана. - Не кисни! Иногда судьба бывает милосердной и к побежденным!
   - Да будет она поэтому милостива к тебе, - спокойно отозвался Логан прежним холодным тоном. На его лицо вновь вернулось отрешенно-снисходительное выражение.
   - Тебе что, на солнце голову напекло? - Ноккур облокотился на борт. - Или с ума сдвинулся, так тяжело было решиться уйти из Круахана?
   - Совсем несложно, - во взгляде Логана, безралично скользящем по отряду отплывающих гладиаторов, мелькнуло что-то похожее на брезгливое сочувствие, но потом его глаза стали прежними - ярко-зелеными, настолько красивого оттенка, что человеческие чувства вроде жалости в них не удерживались. - Потому что Орден уже три месяца тому назад ушел из Круахана. Тогда это было непросто. А сейчас - очень легко посулить тебе то, что и так давно сделано.
   - Так тебя еще никто не обводил вокруг пальца, Ноккур Коварный! - Эвнорий встал рядом с Логаном, пытаясь сохранять величественный и невозмутимый вид, но было заметно, что он с трудом сдерживается, чтобы не подпрыгнуть от восторга. - Действительно, не останется острова во Внутреннем океане, где не будут пересказывать друг другу эту историю! Только поэтому я позволяю тебе уплыть невредимым.
   - Ах, как это ужасно, братец! - Дрей, крутившийся поодаль, картинно вытащил из-за манжета ярко-лиловый платок размером с небольшой плащ, и накрыл им лицо, изображая сдавленные рыдания. - Как ты можешь вести себя столь жестоко с беднягой? Он ведь ничего дурного тебе не сделал!
   Выражение лица Ноккура застыло где-то посередине между торжествующим и растерянным.
   - Ты лжешь! - выкрикнул он внезапно, вцепившись руками в борт. - Ты сказал, что там по-прежнему правит человек из Провидения! Баллантайн не удержался бы у власти без тебя!
   - Разве я прежде называл чьи-либо имена? - Логан приподнял одну бровь. - Нынешнего правителя Круахана зовут Фредерик Гнелль.
   Пальцы Ноккура сжались еще сильнее, и он захрипел, наклоняясь вперед, но в следующее мгновение лихорадочно обернулся к застывшим за его спиной гладиаторам.
   - Эй, Линн... здесь меньше ста шагов... целься, ты докинешь... где там Линн?
   Корабль уже значительно отдалился от берега, частые волны, гуляющие в таширских проливах, били о борт, заставляя судно раскачиваться, Но все же один из гладиаторов Ноккура все-таки разглядел что-то в толпе на берегу и вытянул руку, ухватившись другой за какую-то снасть.
   Гвендолен стояла на пристани, по привычке положив пальцы на рукояти кинжалов и щурясь на солнце, отчего выражение ее лица нельзя было разобрать. Суетящиеся вокруг и толкающие друг друга домочадцы Эвнория тем не менее остерегались ее задеть, пусть даже нечаянно.
   - Я опасалась, что не попаду в цель с такого расстояния! И наверняка разочарую тебя, мастер Ноккур! - выкрикнула она внезапно. - А поскольку я не смогу это вынести, то сочла за лучшее остаться!
   Эвнорий в ужасе отшатнулся, прикрывая глаза рукой, когда услышал яростный вой, раздавшийся с палубы. Многие из его свиты в испуге поднесли ладони к ушам, зажмурившись. Кое-кто даже накинул на голову полу плаща. Смотреть на Ноккура, мечущегося по палубе и расшвыривающего все на своем пути, было на самом деле страшно - волосы растрепались в разные стороны, сросшиеся брови словно выдвинулись вперед и нависли над глазами, отчего казалось, что у него вообще нет глаз, только темные провалы. Вандерцы, ценители боевого бешенства, переглядывались с любопытством и явным уважением.
   По-прежнему невозмутимо продолжали смотреть перед собой только двое. Логан скрестил руки на груди, пережидая с терпеливо-снисходительной ухмылкой, едва угадываемой в углах губ - если не приглядываться, его лицо казалось мраморным. Гвендолен продолжала упрямо щуриться, словно разглядывать солнечные блики на светло-зеленой воде таширской бухты - самое увлекательное в мире занятие. Ветер сдувал ей на лицо отросшие рыжие пряди, волосы падали на лоб и лезли в глаза, но она не шевелилась, чтобы их убрать.
   - Ты очень ошиблась, Линн! - закричал наконец Ноккур, справившись со звериным воплем, который рвался из горла и мешал выговаривать слова. - Сильно ошиблась!
   В очередной раз невольно передернулись все, не исключая Эвнория. Даже Дрей перестал изображать безутешное горе, отнял от лица платок и встревоженно покосился на Гвендолен.
   - Очень типично для меня. В цель я попадаю только кинжалами, - пробормотала она себе под нос, ни к кому в особенности не адресуясь. - А во всем остальном без конца промахиваюсь.
  
   - Так вот, они поселились в Прибрежном Чертоге и жили долго и счастливо, пока смерть их не разлучила... Полагаю, хронисты в очередной раз наврали, и на самом деле под конец жизни они уже смотреть друг на друга не могли без отвращения, но сути это не особенно меняет, потому что больше ничего знаменательного с ними не произошло... Послушай. Линн! В конце концов это невежливо! Сама просила рассказать историю Дома Эвнория!
   - Я закрыла глаза, чтобы лучше запомнить.
   Гвендолен встряхнула головой, выпутываясь из сонной пелены. Они сидели, прислонившись спиной к нагретой солнцем террасе в висячих садах, вернее, Гвендолен сидела, пытаясь поудобнее пристроить голову на изгибах мраморных перил и наконец задремать. Дрей бродил вокруг, то опускаясь на траву и скрещивая ноги в умопомрачительных башмаках с раздвоенными и загнутыми кверху носами, то вскакивая и совершая витиеватые пируэты от лица представляемых собеседников. Наверно, в любое другое время Гвендолен не оставила бы его старания без комментариев. Но сейчас ею овладело полное невнимание к происходящему, словно она была таким же камнем, веками лежащим среди других на террасе над морем.
   - Молодой девице не следует столько запоминать, Линн. От этого портится цвет лица.
   - Тогда зачем ты три часа подряд заталкиваешь мне в голову тридцать пять поколений предков Эвнория?
   - Чтобы ты отвлеклась и перестала так напряженно думать. Потому что тогда у тебя испортится не толкьо цвет лица, но и характер.
   - В таком случае ты опоздал лет на двадцать, - Гвендолен оттолкнулась от перил и обхватила руками колени. В подобной позе спать хотелось немного меньше. - Потому что характер у меня испортился очень давно.
   - В самом деле? - Дрей изобразил неподдельное изумление, всплеснув руками. - Что же теперь делать? Ну ничего, самоотречение и смирение - вот высшие добродетели, которых надо придерживаться. Мы будем покорно сносить твой дурной характер, благодаря судьбу за ниспосланные нам испытания.
   - Это в каком смысле?
   - Разве я не говорил тебе, что Эвнорий приглашает тебя остаться в Доме?
   - Приглашает? В качестве кого?
   Гвендолен прищурилась, опустив подбородок на скрещенные руки. Последнее время ее глаза по цвету точно совпадали со сталью ее кинжалов, и когда она бросала на собеседника мрачноватый взгляд, чуть искоса, то невольно казалось, что она выхватывает клинок из ножен.
   - Ну... ты могла бы быть телохранителем... его... или Ниабель...
   - До конца жизни Эвнорию понадобятся не телохранители, - резко произнесла Гвендолен, выпрямляясь, - а хорошо укрепленные стены и три сотни орденских воинов. Я ему не пригожусь.
   - А мне?
   - Ты тоже приглашаешь меня остаться?
   Дрей внезапно перестал выделывать танцевальные фигуры на траве и опустился рядом. Теперь, когда они сидели совсем близко друг от друга, его глаза смотрели прямо в глаза Гвендолен, а не снизу вверх, как обычно. Было особенно хорошо заметно, сколько в них печали - не временной человеческой грусти, вызванной каким-то событием или словом, а вечной тоски, происходящей от существования мира. И еще в его зрачках светилось что-то вроде понимающей и очень осторожной нежности - выражение, которое Гвендолен не видела ни у кого, даже у Баллантайна, и меньше всего предполагала увидеть у смотрящих на нее мужчин.
   - Я не приглашаю, - сказал он чуть хрипло. - Я прошу. Очень прошу.
   - В качестве кого?
   - Линн, сокровище мое, - Дрей еле слышно вздохнул. - Любой мужчина старше двенадцати лет и моложе восьмидесяти, кто не слишком сильно жалуется на здоровье, хотел бы тебя в одном единственным качестве. А у меня пока что со здоровьем все в порядке, поэтому я не исключение. Но что-то мне подсказывает, что ты вряд ли захочешь того же. По крайней мере вот так, сразу.
   Он внезапно резко поднялся и отошел к краю террасы, отвернувшись, словно не желая ничего читать на лице Гвендолен. Неотрывно глядя на горизонт, где сине-зеленое море перетекало в сине-розоватое небо, Дрей закончил свою непривычно серьезную речь:
   - Но я согласен даже на то, чтобы каждый день выдерживать приличную дистанцию, Несмотря на вполне понятные физические терзания, которые при этом буду испытывать. У меня никогда не было друга, такого, как ты. И это мне еще дороже, чем... ну, ты понимаешь.
   - Не очень, - честно призналась Гвендолен. - Но я постараюсь развить вс себе понятливость.
   - И ты останешься? - Дрей обернулся через плечо, и вспыхнувшая на его лице радостная надежда перекрыла обычную философскую грусть, сделав егонеузнаваемым и почти мальчишеским. - И не уедешь с этими обвешанными железом чудаками, которые приходят в восторг от какого-то безумного набора слов? До сих пор не могу понять, как я ухзитрился не перепутать эту тарабарщину, которую ты настойчиво вешала мне на уши, почему-то называя стихами.
   - Это, между прочим, на самом деле стихи, - Гвендолен немного надулась. - И с точки зрения вандерцев, довольно неплохие.
   - Твои стихи действительно прекрасны, Гвендолен Антарей, - неожиданно произнес ясный холодный голос за ее спиной. - Хотя мне это удалось понять только сегодня.
   Логан стоял на верхней террасе, в арке, образованной переплетенными деревьями, и на фоне быстро темнеющего неба его фигура казалась совсем черной. Впрочем, даже если бы точеное лицо Созидателя Ордена было бы озарено солнечными лучами, на нем все равно нельзя было прочитать ни одного сокровенного чувства - только равнодушную вежливость и легкое снисхождение.
   - Да, в этом беда всякого искусства, - кивнул Дрей, нимало не смущаясь. - Люди начинают верить в его великую силу, только когда удается с его помощью настучать кому-нибудь по голове. В какое меркантильное время мы живем! Где же любовь к прекрасному ради прекрасного?
   Логан смерил его взглядом, но ничего не ответил и не двинулся с места. В наступившей тишине Гвендолен обхватила себя руками за плечи, словно ей неожиданно сделалось холодно.
   - Похоже, Дрей, у меня свидание, - сказала она хмуро. - Втроем это редко удачно складывается.
   - Я великодушен, - шут Эвнория наклоиил голову к плечу, подмигнув Гвендолен. - Потому что уверен в своем превосходстве над любыми соперниками. Зови на помощь, Линн, если вдруг что.
   Гвендолен некоторое время провожала глазами удаляющуюся фигуру, подпрыгивающую на ступеньках и взмахивающую плащом ослепительного лимонного цвета, бьющего по глазам даже в густеющих сумерках. Ей самой до конца не было понятно, зачем она это делает - скорее всего, чтобы не поднимать глаза на остановившегося перед ней Логана.
   "Ты не хочешь его видеть. Больше всего на свете ты хотела бы вскочить и убежать, только это будет выглядеть слишком глупо. Ты сражалась с ним бок о бок, страдала от холода и жажды, летела с ним вместе сквозь дождь, ликовала и огорчалась. А теперь, когда он подходит ближе, тебе хочется тихо завыть, потому что боль в спине становится совсем нестерпимой. И это всего лишь потому, что ты чересчур живо вспонимаешь все в его присутствии. Что же было бы, если бы ты увидела... увидела... нет, его имя я не произнесу. Я его забыла. Я не могу его вспомнить".
   - Ты знаешь, о чем я часто думаю, Гвендолен? - Логан тоже не смотрел на нее, отвернувшись к перевернутой бледно-золотой луне, которая начинала угадываться на темнеющем небе, меняя его цвет на густо-зеленый. Краски небес островного Ташира - предмет вдохновения любого художника, но в глазах Созидателя Ордена не было восхищения красотой вечера, или, на худой конец, сдержанного торжества победы. - Когда ты ушла... должно быть, сила Чаши тогда изменилась... разделилась по-другому... и мы все невольно стали думать и действовать не так, как прежде. От нас что-то ушло... помнишь, как ты говорила, - сопереживание миру? С тех пор, наверно, все и началось.
   - Что-то незаметно, чтобы тебе от этого стало хуже, Созидатель Ордена, - Гвендолен стянула плащ на груди, понадеявшись, что он скрывает дрожь, пробегающую по плечам. - Разве не сбылось твое самое сокровенное желание? Разве ты не вернулся на Эмайну? Ты сам говорил, что только в своем городе ты можешь быть счастлив.
   - Разумеется, я счастлив.
   Логан произнес это таким тоном, что далеко не каждый пожелал бы на собственном примере проверить, в чем заключается подобное счастье.
   - Мы достроили главный Орденский дом и библиотеку. У Ордена сейчас три десятка своих кораблей. И еще не менее пятидесяти вандерских и эбрийских постоянно заходят в порт Эмайны. А если удастся тот замысел, который мы хотели сделать с Эвнорием... Ты ведь знаешь, что мы собирались предпринять?
   Гвендолен покачала головой.
   - Мы создадим первое командорство Ордена в Ташире. Тот миллион золотом, на который нацеливался Ноккур... мы используем его для других командорств. Мы будем давать его взаймы - но только будущим командорам Ордена. Мы свяжем все командорства торговой сетью - золото будет способствовать успешной торговле и приносить новое золото. Никто не сможет помешать воинам Ордена вести дела и не осмелится отнять у них что-либо - потому что они искусно владеют не только мечом, но и магией. Командоры Ордена будут самыми влиятельными людьми в каждой стране, и вскоре местные правители будут во многом зависеть от них, их советов и их денег. И тогда мы сможем направлять развитие этого мира. Так, как Орден считает нужным.
   - Очень впечатляет, - равнодушно сказала Гвендолен.
   Логан присел рядом с ней - на то место, где недавно сидел Дрей. Там еще оставалсь примятая трава, так сильно тот крутился, стараясь усидеть спокойно. Созидатель Ордена, в отличие от предыдущего собеседника Гендолен, скорее напоминал статую, настолько редко он шевелился. Возникало ощущение, что он вдыхает и выдыхает воздух скорее по привычке и по нежеланию сильно отличаться от других людей, нежели по насущной необходимости.
   - Сейчас мне подчиняются тысячи воинов. Через несколько лет их будет сотни тысяч. Я решил, что так будет, и я этого добьюсь любой ценой. Но так же сильно я убежден еще в одной вещи: если бы можно было вернуть все назад, в то время, когда мы были заняты поисками, я бы все, что угодно, отдал за то, чтобы они никогда не заканчивались.
   - Все в мире когда-то заканчивается, - пробормотала Гвендолен, по-прежнему уткнувшись взглядом в собственные колени.
   - Я не сомневаюсь, что ты знаешь об этом лучше прочих, - Логан начал чуть заметно раздражаться, если чувства, подобные недовольству или раздражению вообще могли появиться на его лице. - Значит, ты прекрасно понимаешь, что стремиться к цели своей жизни, всюду искать ее, бороться за нее из последних сил - это и есть настоящее счастье. А не в том, чтобы ее найти.
   Метательница кинжалов Линн, несмотря на глубокое равнодушие к жизни, в состоянии которого она пребывала большее время суток, была не менее язвительной, чем ее крылатая предшественница, и не собиралась никому уступать первенства в разговоре. Она сощурилась почти до предела, внимательно разглядывая сидящего перед ней Логана, уделив особое внимание его великолепным сапогам из тонкой кожи и сверкающим застежкам на камзоле.
   - Разве кто-то мешает тебе, Магистр и Созидатель, все бросить и вновь отправиться бродить по дорогам? Но думаю, ты не захочешь добровольно спать на соломе после того, как несколько лет провел на шелковых простынях.
   - Как ты не можешь понять! - глаза Логана внезапно засверкали зелеными искрами, и он подался вперед. - Если мир не способен существовать без власти, то пусть лучше в нем будет властвовать Орден - по крайней мере, мы точно будем лучше всех остальных! Ты не была в Круахане все эти годы, ты не видела, как на этих людей действует свобода! Я себе тоже бы пожелал никогда этого не видеть! Мы уничтожили Службу Провидения, но лучше от этого никому не стало!
   - Поэтому ты теперь мечтаешь, чтобы Орден занял ее место? - Гвендолен приподняла уголки рта, но на улыбку это было мало похоже - скорее на гримасу.
   Логан отшатнулся, но его черты быстро вернулись в прежнее бесстрастное состояние, и он скрестил руки на груди.
   - Видимо, глупо ждать понимания и добрых слов от женщины, которая покинута и не находит удовлетворения.
   - Я не верю своим ушам! Вечный девственник собирается убедить меня в своем знании женской природы?
   Похоже, Логан исчерпал все свои возможности проявления каких-либо чувств на тот вечер, потому что ни один мускул не дрогнул на его лице.
   - Думаю, ты вряд ли помнишь Ивэйн... Ивви - она из Западного Круахана. Шесть месяцев назад она умерла в родах на Эмайне.
   - Прости... Луйг... - Гвендолен наконец опустила голову, и ее прищуренные глаза перестали напоминать кинжалы. - Я... мне очень жаль.
   - - Зато я достиг своей цели. На Эмайне теперь есть наследник власти Ордена - а важно ли что-то остальное?
   - Ты всерьез так думаешь?
   - А разве ты не думаешь так обо мне? До чего еще может дойти наш с тобой разговор, Гвендолен?
   Оба замолчали, глядя через плечо другого на темно-изумрудное небо. Тонкие епрья облаков, подсвеченные золотом луны, мерно двигались на север, и казалось, что над головой катятся плавные волны, что море и небо отражают друг друга в своей безмятежности. На фоне этого беспредельного, замкнутого в огромноый круг покоя странно звучали шум сборов и озабоченные голоса, раздававшиеся со стороны усадьбы. Дом Эвнория продолжал неуклонно готовиться к отъезду.
   - Ты уже решила, куда поедешь?
   - Вы говорите так, Созидатель, - Гвендолен вновь усмехнулась, но без лишнего яда, просто грустно. - словно передо мной огромный выбор.
   - Конечно. Ведь вандерцы тоже звали тебя с собой. Не только Эвнорий, не говоря уже про некоторых его сомнительных домочадцах, не так ли?
   - Допустим.
   - И я зову.
   Гвендолен невольно вздрогнула, встряхнув головой - и несмотря на коротко обрезанные рыжие пряди, она показалась Логану почти прежней, оттого что в ее взгляде засветилось что-то похожее на вдохновенное упрямство, переплетенное с несбыточной надеждой
   . - Для чего? Что мне делать в Ордене?
   - Ты же способна на все, что угодно.
   - Вопрос только, кому угодно? - пробормотала Гвен, снова отворачиваясь.
   - Ты напрасно считаешь, что если потеряла силу Чаши, то ничего не можешь и никому не нужна. Ты можешь все, И очень нужна мне, Гвендолен. Хотя бы для того, чтобы дерзить и выводить из себя.
   - Тогда лучше тебе выпросить в спутники Дрея, - Гвендолен легко поднялась, поочередно поправляя кинжалы на шее, за поясом и в перекинутых через плечо ножнах - это занятие прекрасно позволяло долго не поднимать глаза и принимать сосредоточенный вид. - До его умения изящно хамить мне еще очень далеко. Иначе ты бы давно от моих слов впал в ярость и принялся топать ногами, вместо того чтобы заставлять меня объяснять очевидный факт, почему я не поеду с тобой. Это слишком... слишком сильное искушение.
   - Искушение? - Логан приподнял одну бровь. Выше этого его степень удивления возрасти уже не могла. - Что ты имеешь в виду?
   Гвендолен настолько плотно стиснула зубы, что было непонятно, как ей потом удалось их немного разжать, чтобы произнести:
   - Я прекрасно понимаю, что если... протектором теперь является Гнелль... то кто... будет наместником Ордена в Круахане. И если он когда-то... приедет на Эмайну...Мне... я... не хочу с ним встречаться.
   Логан тоже встал, отряхивая плащ, хотя к нему не пристало ни травинки. Он улыбнулся краешком губ, вновь с той легкой снисходительностью, которой раньше в его улыбке никогда не сквозило:
   - Ты всегда была очень проницательна, моя дорогая Гвен. Но не сейчас. Ты можешь спокойно ехать со мной. Ты можешь даже когда-нибудь отправиться в Круахан с посольством Ордена - если у тебя возникнет желание там побывать.
   Гвендолен медленно обернулась. Ее руки еще сжимали ножны девятого, непарного и любимого кинжала, висящего на шее на кожаном шнурке, но лицо начинало неотвратимо меняться. И происходящие с ним перемены были, похоже, совсем не такими, какие ожидал увидеть Логан, сын Дарста, Созидатель Ордена, поскольку он отшатнулся назад, как от внезапного порыва ветра.
   - Что? - спросила она хрипло. - Что там случилось? Что произошло... в Круахане?
   Имени Баллантайна она так и не произнесла. Но Логан, глядя в ее расширенные глаза с полным отражением перевернутой луны, отчего они показались глазами какого-то дикого животного, отчетливо вспомнил, когда у нее прежде было такое лицо. Когда они вдвоем стояли под лестницей в эбрийском Доме Аллария и ждали нападения людей Гарана, вытянув клинки вперед. Или когда она кубарем выкатилась из песчаного подземного хода и рванулась в атаку, не оглядываясь назад.
   Логан невольно помотал головой, зажмуриваясь. Видимо, даже минутное промедление с ответом показалось Гвендолен настолько мучительным, что она молниеносно оглянулась по сторонам и метнулась в сторону, как вихрь. Она спрыгнула с балкона прямо на нижнюю террасу, не тратя времени на то, чтобы дойти до ближайшей лестницы, и Логан вторично закрыл глаза - ему показалось, будто она забыла, что за ее плечами больше нет крыльев. Но балкон был невысоким, и Гвендолен ринулась дальше, на мгновение упав на одно колено.
   Она заметно прихрамывала, но не замечала этого. Она добежала до края террасы, где вровень с каменными плитами плескалось море, и где прямо на камнях, болтая ногами в воде, сидели младшие воины Ордена, быстрее всех закончившие укладывать свое незначительное имущество и готовые отправиться в путь хоть сейчас. Они с явным удовольствием слушали Дрея, бренчащего на каком-то странном инструменте с четырьмя струнами разной длины. Слова песни заглушало не столько бренчание, сколько взрывы хохота. Из этого следовало, что для ушей благонравных девиц они не предназначались ни в коем случае и, значит, в другое время Гвендолен не преминула бы вставить несколько комментариев, один сногсшибательнее другого.
   Но сейчас ей было не до того. Она врезалась в толпу, толкнув кого плечом, кого рукой, кому наступив на ногу, и только воспитанная в орденском фехтовальном зале быстрота реакции удержала двоих воинов от падения в воду. Гвендолен тяжело дышала, пригнувшись, и меньше всего сейчас была похожа на замкнутую и мрачную метательницу ножей Линн, но от этого не казалась менее опасной. Два кинжала она выхватила из ножен и держала их поднятыми на уровне плеч. Клинки чуть вздрагивали, заставляя всех замереть и в ужасе переглядываться.
   - Что - случилось - с протектором - Круахана? - выговорила она четко.
   Младшие воины переглянулись.
   - Да что с ним случится, - пробормотал один из них. - Ну страдает досточтимый Гнелль язвой, но от нее никто еще не умирал.
   - Ты - прекрасно - знаешь - кого - я имею - в виду.
   - Не совсем... - голос молодого человека стал совсем сиплым, когда острие придвинулось к его шее.
   - Линн! Перестань, я прошу тебя! - Дрей вскочил на ноги, отшвырнув жалобно тренькнувший инструмент, но было видно, что он сам не торопится к ней приближаться.
   - Я спрашиваю о... - Гвендолен судорожно глотнула, - об Эбе.. сьере Баллантайне.
   - Да какой же он протектор! - искренне поразился другой воин. Кинжал Гвендолен моментально нацелился ему в горло. - Он изменник и предатель круаханского народа. Ну в смысле... так на улицах говорят.
   - И что же - происходит - в Круахане - с предателями - и изменниками?
   - Не знаю! - выкрикнул воин, невольно так скосив глаза на кончик кинжала, что у него задергалась щека от напряжения. - Никто не знает! Он просто исчез, и все!
   - Просто так - люди - в Круахане - не исчезают. Разве к лицу воину Ордена ненужная ложь?
   - Чем угодно поклянусь, что не знаю! Протектор Гнелль сказал: не будем поднимать лишнего шума из-за незначительных событий.
   - Вот это уже знаительно интереснее. И ближе к истине, - произнесла Гвендолен сквозь зубы. - Но вряд ли в самом деле кто-то из вас расскажет мне много занимательных подробностей.
   Она быстро крутнулась на пятках в сторону лестницы - неуловимое движение, почти в точности повторяющее полет ее кинжала - туда, где на нижней ступеньке неподвижно стоял Логан, откинув полы плаща и скрестив руки на груди. Уже совсем стемнело, и с моря порывами налетал по-ночному прохладный ветер, но складки белоснежной ткани, стекающие по ступеням, не шевелились.
   - Я тебе все равно ничего не скажу, Гвендолен, - холодно проговорил Созидатель Ордена. -. Можешь бросать свой ножик.
   Гвендолен хрипло засмеялась.
   - А толку? Тебя же все равно не берет железо!
   Логан вытянул руку вперед и сильно провел ею от лба до середины груди, рассекая воздух.
   - Я снял свои защиты. Прицелься получше.
   - Не надо! - опять заорал Дрей, не выдержав. - Линн, не надо!
   - Это тебе всегда надо было долго и старательно целиться из своего арбалета, сын Дарста, - Гвендолен покачивала кинжал на ладони. - Ждешь, что я зарыдаю, зашвырну кинжал в море и упаду тебе на грудь? Не надейся. Свои защиты против меня ты не снял, они всегда с тобой.
   - Гвен... - на лице Логана чуть вздрогнули ресницы, но и это было, по-видимому, небывалое зрелище. - Я ничего не могу тебе сказать... потому что не знаю. Понимаешь... я даже не пытался выяснить его судьбу. Мне это было... неинтересно.
   - Неинтересно?! Вы.. мы четыре года шли одной дорогой! Ползали по песку и глотали воду! Мы убивали, и нас убивали много раз! Мы все четверо... мы как побратимы! - Гвендолен задохнулась в своем яростном вопле и добавила чуть тише, уже с заметным сомнением: - Должны быть...
   - Я смешал свою кровь только с одним из четырех, - прежним равнодушным тоном произнес Логан. - И если бы сейчас мне можно было бы заново выбрать кого-то в побратимы - я выбрал бы, пожалуй... только тебя, Гвендолен.
   - А я нет! - звонко, но не очень понятно выкрикнула Гвендолен. - Потому что ты отказываешься от него!
   Она вдвинула кинжал в ножны, забросила за спину, чтобы не мешали, и решительно, ни на кого больше не глядя, направилась в сторону дорожных сундуков, стоящих поодаль. Ногой нажав на замок и откинув крышку, она принялась деловито рыться внутри, отбрасывая в сторону большинство вещей.
   Воины Ордена переглянулись и наконец рахжали руки - все это время они цеплялись кто за плащ, кто за плечо другого. Вроде бы ничего особенного не случилось, им приходилось бывать в переделках гораздо страшнее, но отчего-то смутный ужас от происходящего пригибал их к земле.
   Дрей неуверенно огляделся, почесал кончик носа и начал осторожно приближаться к Гвендолен, чуть отклоняясь, чтобы в случае чего увернуться.
   - Эй, Линн! - позвал он осторожно. - Ты куда-то собралась?
   - Да, - невнятно ответила Гвендолен, поскольку в данный момент затягивая узел небольшой заплечной котомки, помогая себе зубами. - Я хочу нанести визит сиятельному Эвнорию и спросить, во сколько он оценивает мою помощь в освобождении его золотых запасов.
   - Видишь ли, Линн... хм, не хочу тебя расстраивать... но мой братишка всегда оценивает помощь гораздо выше, когда она еще ему только требуется, а не потом... Вот если только я лично попрошу за тебя...
   Гвендолен взглянула на него в упор своими глазами цвета кинжала - в темноте они сверкали так же ярко, как начищенная сталь.
   - Что ты, мой дорогой, я не хочу ради таких пустяков использовать безграничную любовь, которую сиятельный тан питает к тебе. Я изберу для этой цели какого-нибудь посредника скромнее и незаметнее. Например, эрлессу Ниабель.
  
   Южные ворота Круахана постепенно становились если не заметной достопримечательностью, поскольку не могли похвастаться изяществом архитектуры, то по крайней мере одним из главных центров городской жизни. Пока в Круахане царила Служба Провидения, не требовалось мощной стражи и тщательной переписи всех въезжающих в город - держа каждого второго жителя в тайных осведомителях. Провидение и так все про всех знало. При Баллантайне - то есть, просим прощения, в Смутное Междулетие - ворота вообще не закрывались, поскольку бушующая толпа разбивала створки чаще, чем в казне появлялись деньги их чинить. К тому же по свободному Круахану тогда свободно шатался всяческий сброд без подорожных бумаг. Поэтому Протектор Гнелль первым делом занялся укреплением ворот и возведением стен.
   Ворота представляли собой две толстые башни, соединенные створками. Проезжающие, независимо от титула, состояния и средства передвижения, должны были спешиться и выйти из карет, их отдельно проводили через левую башню, где подробно записывали все сведения о них, в то время как их лошадей и содержимое их сундуков и повозок тщательно разглядывали и ощупывали в башне напротив. Поскольку данная процедура отнимала немало времени, перед воротами поначалу тянулась длинная вереница из ожидающих телег вперемешку с нарядными каретами. А через какое-то время в Круахан перестали ездить без крайней на то необходимости.
   Перед воротами стоял внушительный караул стражников, демонстрируя своим видом, что пререкаться и громко осуждать порядок прохождения ворот - занятие неблагодарное, если не сказать небезопасное. Стражники были преисполнены гордой уверенности в своей значимости для родного города и потому даже не скучали, а решительно таращились на подъезжающих. Зевал только один, самый молодой на левом фланге.
   Из очередной кареты, достаточно дорогой и добротной, но все же очевидно нанятой, то есть без собственных гербов и украшений, выбрался невысокий, если не сказать. маленький человек в костюме, состоящем сплошь из кружев, оборок, атласных лент и блестящих пряжек, на которые стражники уставились во все глаза, заподозрив, что они бриллиантовые. Поэтому на его лицо никто не обратил особого внимания, тем более что в нем не было ничего примечательного - разве что большие печальные глаза с тяжелыми веками. Его спутница, на полголовы выше, также в первую очередь привлекала внимание одеждой - она была завернута в тонкий кисейный плащ до пяток, но кисея все же просвечивала, и можно было поклясться, что под тканью ничего больше нет, кроме самой девушки в ее первозданном виде, да еще несметного количества цепочек, подвесок и ожерелий.
   Молодой стражник как раз в очередной раз зевнул и не смог закрыть рот от изумления.
   - Кто такой? Откуда? - спросил первый страж в шеренге, тоном более потрясенным, нежели грозным.
   - А это обязательно? - слегка капризным голосом отозвался разодетый путешественник. - Как только прознают, что я здесь, сбежится толпа почитателей... А я так устал...
   - Лицо без подорожных бумаг, не назвавшее своего имени и рода занятий, не может войти в ворота Круахана, - буднично, но твердо завяил стражник.
   - Со мной это впервые, хотя в каких землях я только не побывал, - путешественник неожиданно подмигнул стражникам. Несмотря на небольшой рост и невзрачную внешность, в нем было какое-то озорное обаяние, сразу располагающее к себе. К тому же в стражу ворот отбирали исключительно рослых и широкоплечих молодцов, поэтому чувства извечного мужского соперничества по отношению к вновь прибывшему они не испытали. - Правда, странных обычаев полно везде. Я - Ирсалий Странник из Северного Ташира. Я переплыл весь Внутренний океан вдоль и поперек, а теперь решил заглянуть в ваши северные края. Вы что, никогда обо мне не слышали?
   Стражники поглядели друг на друга в некотором недоумении и дружно помотали головами.
   - Что ж, тем лучше! - маленький человек совсем не расстроился. - Будут мне меньше докучать. А то, поверьте, куда не приеду, все просят почитать мои "Придорожные песенки". Особенно там, где они запрещены.
   Охрана ворот настолько растерялась от его болтовни, что главный страж спохватился только, когда назвавшийся Ирсалием гордо прошествовал мимо, волоча за собой за руку завернутую в покрывало и слегка спотыкающуюся девушку.
   - А кто это с тобой?
   Поскольку стражники у вторых ворот, ведущих в город, расступаться не собирались, путешественник обернулся и хитро наклонил голову на плечо.
   - Это? Это моя кормилица.
   - Какая кормилица? Ты что, над нами издеваешься7
   - Да она меня почти каждый вечер кормит своими сказками. То у нее голова болит, то луна на исходе, то богам это сегодня неугодно. Надо ее поменять на какую-нибудь вашу местную красотку. Надеюсь, они более сговорчивые?
   Стража вновь переглянулась и наконец, уловив смысл, дружно захохотала. Решив закрепить успех публики, маленький человек поманил их пальцем к себе, сделав загадочное лицо:
   - Вот например, вчера в корчме служанка стелила кровать...
   Дальнейший рассказ происходил вполголоса, но даже если бы путешественник заговорил громко, его бы все равно заглушил раскатистый смех. Стражники от восторга колотили друг друга по спине:
   - Во дает!
   - Все равно, говорит, не лезет!
   - Уморил прямо!
   - А слышали, как одна веселая девчонка из Валлены решила переправиться на пароме через реку, а денег у нее не оказалось? Тогда...
   Завернутая в тонкий плащ девушка оказалась предоставленной сама себе и озиралась по сторонам, стоя в отдалении под сводами башни. Из-под темно-лиловой ткани мелькнула рука с тонкими пальцами и быстро раздвинула кисею, скрывающую лицо.
   В углу были свалены грудой какие-то вещи, судя по всему, отобранные и ожидающие дележа. Сверху лежал измятый и надорванный свиток. Девушка схватила его молниеносным движением, словно сделав выпад, на несколько мгновений поднесла к глазам и спрятала под плащ. На секунду ее рука задержалась у бедра, словно желая ухватиться за что-то, но лишь скользнула по гладкой ткани.
   "...Величие Круахана перед всеми остальными землями незыблемо. Все чужеземцы - враги, жаждущие нашей погибели. Их прислужников надо метлой вымести из нашей земли. Так сказал его великолепие мессир Гнелль, первый и единственный протектор Круахана, в третий год Восстановления. А вовсе не в девятьсот пятьдесят третий, как ошибочно полагают некоторые, кто все еще заблуждается. Неужели ты думаешь иначе, брат мой? Как можно не соглашаться с этим? Все должны быть с этим согласны..."
   Путешественник наконец оторвался от стражников, вытащив из куржевного рукава свернутый лист, в который сразу вецпилось несколько рук. Наконец лист пихнули самому младшему со словами: "Дайте Келли, он читать умеет!"
   В окно отъезжающей кареты было хорошо видно, как все столпились вокруг грамотея Келли, водящего пальцем по строчкам, громко дыша ему в затылок. Называвший себя Ирсалием захлопнул дверь и вытер лоб роскошным рукавом, нимало не заботясь об изяществе жеста.
   - Ну и нравы в твоем Круахане, - пробормотал он, оглядываясь. - Даже в порту Эбры над таким уже не смеются.
   - Зато нигде у тебя не было такого грандиозного успеха, - лениво протянула девушка, сидящая напротив. Она отодвинулась вглубь кареты и наконец размотала темную кисею с головы, открыв взлохмаченные рыжие кудри. - Разве не приятно раскрыть свой истинный талант?
   - Может быть, и в тебе откроется какая-нибудь соответствующая твоему костюму способность, если ты походишь в нем подольше, моя дорогая Линн? А то я уже устал надеяться.
   Гвендолен открыла рот, чтобы парировать - оставить такой удар без внимания она никак не могла - но в этот момент их отвлек шум за окном. Карета проезжала мимо небольшой площади, на которой с трудом умещающаяся на ней толпа размахивала руками в такт выкрикам человека, забравшегося на фонарный столб. "В Круахане должны жить только истинные круаханцы!" - восклицал он пронзительным голосом. "Достаточно эти валленские менялы нажились на наших бедствиях! В те годы, которых не было!"
   Дрей высунулся в окно, но поймав несколько взглядов, брошенных на его явно чужеземный роскошный костюм, поспешил скрыться внутри. На следующей улице, на которую они свернули, над крышей кареты просвистело несколько камней.
   - Гостеприимство твоих круаханцев воистину безгранично. - заметил Дрей, с опаской посмотрев наверх.
   - Почему моих? - без особого восторга буркнула Гвендолен.
   - А разве ты не из Круахана? По крайней мере, ты прекрасно знаешь, куда нам ехать, а я нет.
   - Про это в первую очередь узнают все путешественники, которые задают по дороге разумные вопросы, а не наливаются вином в трактире на ночь. Если хочешь, чтобы к тебе отнеслись если не гостеприимно, то хотя бы терпимо, постарайся побыстрее попасть за Вторую стену. Правда, стоить это будет в десять раз дороже, чем просто въехать в город.
   - За Вторую стену? А есть еще и Третья?
   - Есть, но за нее уже никто не может попасть. Потому что там живет его великолепие протектор Гнелль.
   Дрей только хмыкнул, изучая лицо Гвендолен, настолько ему не понравилось возникшее на нем выражение.
   - Кстати, - продолжила она, отвернувшись, - охрана Второй стены обладает. В отличие от первой, некоторыми зачатками разума. Не уверена, что они прглотят твою легенду об этом Ирсалии с его пошлыми рассказами.
   - Отчего же легенду? - искренне поразился Дрей. - Ирсалий Странник так же реален, как и мы с тобой.
   - Час от часу не легче, - Гвендолен вздохнула. - А если ему взбредет в голову тоже приехать в Круахан? Я, конечно, не очень верю в совпадения, но обычно они именно так и происходят...
   - Сокровище мое, ты можешь быть совершенно спокойна, - голос Дрея зазвучал с легкой печалью. - Бедняга Ирсалий умер в своем поместье от удара, неделю назад. Он, кстати, был моим другом.
   - И ты решил почтить его память, приписав ему всякую похабщину? В Ташире довольно своеобразные понятия о дружбе.
   - Почему приписав? Он в самом деле сочинял такие истории. Это был единственный источник его дохода, но весьма неплохой.
   - Все вы сумасшедшие, - сказала Гвендолен, поворачиваясь к окну.
   - Я никогда и не признавал себя нормальным, моя дорогая. Человек с занятием, как у меня, просто обязан быть безумцем. Иначе он окончательно спятит.
   - Зачем же ты стал... - Гвендолен слегка запнулась, - ...выбрал такое?
   Карета слегка покачивалась, копыта лошадей мерно цокали по каменной кладке, и из-за задернутых занавесок лицо Дрея скрывалось в полумраке. Но грусть во взгляде не становилась ни больше, ни меньше, словно ничего уже не могло его задеть.
   - Хочешь откровенности, Линн? А ответный жест? Ты ведь тоже сумасшедшая, такая же, как и я. Зачем тебя понесло в Круахан?
   - Мне не нужны твои тайны, - Гвендолен совсем отвернулась, и ее голос зазвучал так, что в карете внезапно стало холодно.
   - Чего ты добиваешься? - Дрея никогда не смущали такие мелочи, как настроение собеседника. - Кто тебе этот Эбер Баллантайн? Ты его любишь?
   - Я не знаю, что такое любовь, - глухо сказала Гвендолен. - Может быть, ее вообще нет. Но есть проклятие. Без него... я обязательно умру. Так лучше пускай я умру за него.
   Дрей хотел что-то сказать, но карета замедлила ход - они проезжали караульный пост у Второй стены. Занавеска на окне отдернулась, и очередной стражник с гораздо более цепким взглядом, чем его собратья, заглянул внутрь кареты.
   - Ирсалий Странник со своей наложницей? - спросил он. Гвендолен едва успела набросить ткань на лицо. - Сочинитель всяких непристойных выдумок? Если хотите попасть за Вторую Стену, для вас это будет стоить шестьдесят золотых.
   - Да моя карета с упряжкой обошлась дешевле! - поразился Дрей - ему даже не пришлось притворяться. - Не говоря уже про это двуногое бедствие! - он кивнул в сторону съежившейся Гвендолен. - Я бы ее вам с удовольствием отдал, но боюсь, что когда поймете, что она как бревно, заставите приплачивать.
   - Шестьдесят монет, или поворачивай обратно, - тускло произнес охранник у ворот. И только когда Дрей, что-то раздосадованно шипя себе под нос, протянул из окна кареты увесистый мешочек, неспешно перекочевавший в широкую ладонь, стражник наклонился ближе к окну, и глаза его выразительно заблестели.
   - У тебя ведь осталось еще что-то из твоих свитков? Дай почитать!
   Из темного угла кареты донеслось еле слышное, но довольно обиднгое фырканье.
  
   - Послушай, Линн, мы делаем по площади уже пятый круг. У меня скоро голова заболит.
   Дрей произносил эти слова, подбоченясь в седле, едва шевеля губами и не глядя в сторону мальчишки-оруженосца, у которого из-под наспех нахлобученной шляпы торчали рыжие лохмы. Несмотря на беспорядок в прическе и мешковато сидящий камзол, тот в остальном вел себя как подобает примерному слуге - придерживал лошадь на шаг сзади и торжественно тащил имущество господина, два тяжелых изукрашенных меча и лютню, натертую до темно-золотистого блеска.
   - А ты отвлекись, - так же шепотом посоветовали сзади. - Гляди вокруг и сочиняй в уме свои истории. Весьма полезное занятие - при той популярности, которой они пользуются.
   - Мы что, ради этого болтаемся по улицам третий час подряд? Ты выгуливаешь мое вдохновение?
   - Разве ты забыл, о великий путешественник, что собрался купить благовония и новые ткани?
   - И потому каждый раз мы проезжаем мимо нужной лавки?
   - Потому что еще рано, - немного непонятно заявила Гвендолен. - Не волнуйся так, в этом нет ничего подозрительного. Ирсалий Странник ездит по городу, пялится на девок... то есть собирает материал для своих бессмертных произведений.
   - Я и не волнуюсь за... - Дрей запнулся, осознав, что невольно повысил голос.
   Он так и не сказал Гвендолен, что в караульной башне при въезде в город, пока стражники сгибались от хохота, он заметил прибитый к стене свиток, где подробно перечислялись все приметы кудрявой рыжеволосой женщины, которая когда-либо может попробовать пересечь границу Круахана. Вплоть до тонкого шрама чуть ниже виска и родинки у основания шеи.
   От полной безысходности и невозможности что-нибудь изменить Дрей в очередной раз огляделся по сторонам. Каждый взгляд казался ему подозрительным. А две фигуры в плащах с накинутыми капюшонами, которые торопливо пересекли улицу и скрылись за дверью того самого торговца, к кому они собирались наведаться за покупками, были тем более исполнены скрытой угрозы. Особенно если учесть, что подобных посетителей в лавке должно было собраться уже человек десять - Дрей считал, и никто пока обратно не вышел.
   - И что ты время тратишь попусту? - услышал он торжествующий шепот Гвендолен. - Иди туда, пока ты глазами хлопаешь, все раскупят!
   Дрей задержал дыхание и медленно выдохнул сквозь зубы.
   - Надеюсь. Линн, если ты действительно соберешься умереть, как обещала, ты выберешь менее примитивный способ.
   - Давай, давай скорее, - поторопил его невоспитанный и крайне непоследовательный оруженосец, едва не подталкивая в спину. - И так полдня за тобой таскаюсь!
   Отступать было не к лицу, поскольку Гвендолен двигалась сзади, но усилия, потраченные Дреем на то, чтобы взять в руки дверной молоток, отчетливо бросались в глаза. Они вступили в полумрак, озаряемый только несколькими поленьями в камине, в котором смутно угадывались полки, заставленные плотно закупоренными кувшинами и гршочками, и несколько одинаково темных фигур, стоящих за спинками кресел. Цель собрания пока что представлялась неясной, но покупателей здесь определенно не ждали.
   Гвендолен смахнула с головы шляпу и встала посреди комнаты в своей прежней излюбленной позе, уперев ладони в бедра и задрав подбородок. Мечи она с грохотом сбросила на стул, но Дрей благоразумно подобрал один и, поменявшись ролями, пристроился за ее плечом, рассчитывая угол возможного нападения.
   Фигуры, однако, не двигались.
   - Да, это она, - произнес наконец чей-то голос. - Или очень на нее похожая.
   - Но у той ведь были...ну, в общем...
   - Разве такое может случиться?
   - Значит, может, Лэнтри, потому что это точно она.
   - Если в прежней канцелярии вы так же блестяще делали выводы и быстро соображали, - перебила Гвендолен ядовитым тоном, - то ваша нынешняя судьба меня не удивляет.
   - Теперь я согласен, - кивнул головой тот, кого назвали Лэнтри. - Это действительно она.
   - Зачем ты приехала, Гвендолен Антарей?
   - Хотя бы для того, чтобы послушать, как ты называешь меня полным именем. А не "крылатое отродье".
   При этих словах Дрей, собравший наконец все свое хладнокровие и внимательно разглядывавший возможных противников, начал судорожно глотать воздух и едва не выронил меч.
   - Допустим, ты услышала. Теперь довольна?
   - Я буду еще более довольна, если получу ответ на один вопрос. - Гвендолен слегка наклонилась вперед, но ее голос звучал с такой же холодной издевкой, и истинное настроение можно было угадать только по чуть подрагивающему углу рта и пальцам, стискивающим надежно спрятанные ножны на шее. - Почему вы все его бросили?
   - Мы? - Лэнтри с силой налег на спинку стула, едва