Сёмкин Илья Даниилович: другие произведения.

Эльза и Кай

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:

  ЭЛЬЗА И КАЙ
  
  Эльза опустилась на парту, причём правая её нога осталась на полу, а левая, согнутая в колене стояла на той же парте. Она положила подбородок на колено и смотрела, как народ покидает класс. Некоторые выходили хохоча и толкаясь, другие молча, третьи о чём-то шептались. Особняком, мелкими шагами прошла высокая девушка с застывшим, белым лицом и, на мгновение обернувшись, смерила Эльзу взглядом пустых, тёмных глаз. Эмили. Дождавшись, когда класс опустеет, Эльза встала и, накинув на плечо маленький чёрный рюкзак, тоже вышла. Кай стоял у окна. За те восемь месяцев, что он учился в их классе, Эльза уже перестала удивляться тому, что они, если было надо, могли обмениваться информацией без помощи слов, просто глядя друг другу в глаза. Сегодня это оказалось весьма кстати. Новая ученица - Эмили - на последнем уроке передала Эльзе записку. "Знаешь заброшенную церковь, на старом кладбище? Приходи в полночь, будет интересно. Приходи одна. "В другое время записка уже лежала бы в мусорном ведре, равно, как и мысли о ней. Но неожиданное чувство того, что она должна быть там (а Эльза привыкла доверять интуиции)сломало привычную логику. В какой-то момент, она оглянулась и поймала взгляд Кая, сидевшего сзади: "надо поговорить". "Хорошо, я тебя подожду" - прочитала она в его глазах. Теперь она смотрела на Кая, думая, с чего начать.
  Впервые появившись в их классе, он сразу привлёк внимание Эльзы. Да нет, одет он был совершенно обыкновенно, причём, практически, всегда в одно и то же: растянутый свитер, неопределённого цвета; камуфляжные штаны ,армейские ботинки. Черты лица тоже обычные, серые волосы всегда взлохмачены. Старая сумка на плече. Выделялись глаза, точнее, взгляд этих глаз - глубокий, пронзительный и в то же время тёплый и всё понимающий (что для Эльзы оказалось совсем не метафорой).И ещё. То, что не имело для неё никакого значения, но бросалось в глаза большинству - улыбка Глазго. Шрамы, идущие от уголков губ в направлении ушей. Эльза с удивлением подумала, что, несмотря на телепатию и гипотетическое родство душ, они с Каем ни разу толком и не поговорили. Или это было не нужно?
  Она молча протянула ему записку - к счастью, все разошлись и они были одни в белом, пустом коридоре. Кай прочитал, вернул и кивнул, молча глядя в глаза. Потом поправил сумку и уже, поворачиваясь к выходу, тихо и чётко произнёс:
  - Я приду. В 11 у "Одинокого Роберта". Надень что-нибудь похуже.
  Когда Эльза подняла голову, его уже не было. Только стук шагов по лестнице.
  Эльза переехала в этот городок чуть больше года назад. До этого она жила в городе побольше, с мамой и папой, тусовалась с подружками, влюблялась в кинозвёзд, словом, была обычной девочкой-старшеклассницей, выделяясь из массы себе подобных, разве что симпатичной, несколько кукольной, внешностью да небольшим ростом. Жизнь изменилась, раз и навсегда, в ту секунду, когда на телефон пришло короткое сообщение: "Вам следует прибыть в госпиталь Святого Франциска как можно более быстро. Речь идёт о ваших родителях. "Хотя пока ничего не было известно, Эльзу моментально начала бить дрожь. Когда она приехала на место, отец был ещё жив. Страшная авария - лобовое столкновение с огромным грузовиком - почти не оставила шансов тем, кто находился в легковушке. Мама погибла мгновенно. Эльза, почти не шевелясь, сутки просидела на больничном диване, пока ей не сообщили, что и папы у неё тоже нет. Не было оцепенения, почти не было слёз. На душе стало пусто, как в безлюдном парке поздней осенью, когда листья уже облетели, а снег ещё не выпал. Впоследствии оказалось, что это состояние - некая константа, на которой теперь держится эльзина жизнь. Жила она теперь у дяди, тихого алкоголика, который все дни проводил на работе (каком-то, кажется, кожевенном производстве), а вечера - в местном баре. Относился он, кстати, к Эльзе хорошо, даже уважительно - хотя, возможно, это было уважением к её горю. Новое внутреннее состояние диктовало новый стиль жизни. Как-то незаметно, совсем не из-за соблюдения траура (Эльза вообще не признавала традиций) она стала носить только чёрное. В сочетании с чёрным каре и тёмными глазами, с тёмными же кругами под ними, вид получался вполне себе готичный - поэтому Эльзу и не удивила записка Эмили. Так же, само собой, сошло на нет любое общение - кроме дежурных фраз да переглядываний с Каем. Дома она занималась учёбой (никогда раньше это занятие не приносило ей столько удовольствия), слушала музыку - довольно тяжёлую, а поздним вечером подолгу сидела на крыше, слушая тишину и ни о чём не думая.
  Эльза дошла до дома пешком, как она делала обычно. Получасовая прогулка была отличным способом проветрить мозги после учёбы. "Надень что-нибудь похуже. "Сейчас она была одета как всегда: узкие чёрные джинсы, кеды, красивый чёрный пиджак с серебристыми пуговицами. Подумав, Эльза переоделась в старый спортивный костюм и побитые кроссовки - то, в чём она ,обыкновенно, занималась работой по дому. Впереди было ещё пол-дня , но ни делать уроки, ни наслаждаться музыкой было невозможно. Давно забытое ощущение - "впереди что-то предстоит" - не давало расслабиться. Попробовала даже включить телевизор, но стало ещё хуже - пришлось выключить, чтоб не стошнило. Оставалось лежать на кровати, тупо уставившись в потолок и слушая шум за окном.
  Шоссе ?54 рассекало городок, являясь главной и, по сути, единственной его улицей. Если школа находилась в центре, а дом Эльзы на юге, то кафе "Одинокий Роберт" - у северного выезда, а старое кладбище (на котором давно уже никого не хоронили) и вовсе за ним, в километре от города. Заброшенная церковь, естественно, посещалась младшими школьниками, в связи с чем породила ряд леденящих душу историй о привидениях. Эльза вошла в кафешку без четверти 11, когда за окнами уже было темно и пустынно. Купив стакан минералки, она уселась за столик и стала смотреть на дверь. Через несколько секунд она распахнулась и вошёл Кай. Одет он был необычно: тёмная ветровка, чёрные джинсы, лёгкие серые кроссовки. Смерив Эльзу взглядом, кивнул, сел рядом.
  -Есть хочешь?
  Она помотала головой. Разглядывая Кая, Эльза заметила болтающийся у бедра фонарик и то, что из под куртки слегка выпирают два цилиндрических предмета, спрашивать о которых она, почему-то, не стала. Так они и сидели, молча, глядя друг другу в глаза. Потом Эльза допила воду, встала, Кай тоже встал, она сунула свою ладонь ему в руку и они вышли в ночь.
  - Не отходи от меня далеко. Если я что-то скомандую - делай не раздумывая. -
  говорил Кай. Эльзу это не задевало - она чувствовала, что главный сейчас - он. Они свернули в ворота кладбища, никогда, видимо, не закрывавшиеся и направились по тёмной аллее вглубь, где белело во тьме здание церкви. Закрытые высокие двери. Эльза неуверенно постучала. С пол-минуты было тихо и вдруг, половина двери резко распахнулась. На пороге стояла Эмили - всё с тем же безучастным выражением на лице, намазанным теперь чем-то белым. Фигуру покрывали какие-то чёрные тряпки. Она искоса взглянула на Кая, но ничего не сказала, а крикнула в глубину зала:
  -У нас гости!
  Ближе к алтарю, в тусклом свете свечей, виднелась группа людей, тоже в чёрном. Кай, Эльза и Эмили двинулись к ним, шаги гулко отдавались в почти пустом храме. Тёмные фигуры окружали длинный стол. Они расступились и стало видно, что на столе лежит девушка. Из одежды на ней была лишь ночная рубашка, с нарисованными медвежатами. Она дышала но, вероятно, находилась в обмороке, глаза были полузакрыты. Лица окружавших стол были скрыты капюшонами, раздавалось неясное бормотание. Вдруг один из голосов возвысился и стало возможным разобрать слова:
  -...приносим жертву!
  Из складок одежды сверкнула сталь. Всё, что Эльза увидела дальше очень напоминало сцену из какого-нибудь кунг-фу - боевика, только прокрученную на дикой скорости. Произошедшее заняло всего несколько секунд. Двое, стоявших по бокам от Кая, упали, столкнувшись лбами, будто сами - но, конечно не сами, а у Кая в руках появились нунчаки (те "цилиндры" под курткой), ещё двое рухнули (как он это делает?), Кай прыгнул (люди так не прыгают!), один отлетел в сторону, другой- упал навзничь, Эмили бросилась к дверям...Кай подхватил с пола кинжал, обрубил путы и поднял девушку на руки:
  -Бежим.
  Но побежал не к дверям, а к алтарю, Эльза за ним. Дверь. Кай вышиб её плечом. Лестница. Вверх. Окно.
  -Сейчас они очухаются.
  Кай положил девушку на пол и прыгнул в окно.
  -Столкни её, я поймаю. И прыгай.
  Топот ног на лестнице. Эльза столкнула девушку и прыгнула в темноту. Они побежали, девушка опять на руках у Кая (как он её поймал?).Кусты, кусты, кусты...Калитка. Тяжело взбежали по склону. Шоссе. Уфф...
  - Расслабляться рано -
  сказал Кай. "Странно, он совсем не запыхался" - подумала Эльза. Они стояли исцарапанные и двое из троих еле дышали. Спасённая девушка уже пришла в себя, но, судя по всему, ещё была в шоке и беспомощно висела на руке Кая.
  - Снимай костюм. "Это он мне" - поняла Эльза, которая всё ещё туго соображала. Но, тем не менее, быстро стащила куртку и штаны. Кай накинул на неё свою ветровку, которая, учитывая эльзин рост, оказалась ей почти до колен. Потом помог дрожащей и перепуганной незнакомке натянуть спортивные шмотки. Отойдя метров на сто от кладбища, они укрылись в кустах на противоположной стороне дороги. Было темно, но звуков погони слышно не было. Минут через двадцать, которые прошли в полной тишине, раздался звук мотора. Кай выскользнул из убежища и ,через пару секунд, скрипнули тормоза. Спустя минуту они уже карабкались в кабину мощного грузовика. Выглядели все достаточно живописно : Эльза в одной ветровке и кроссовках; бледная, едва живая, босая девушка в спортивном костюме, который был ей явно маловат - плюс Кай со своими шрамами. Да вдобавок все исцарапаны, как после боя со стаей котов. Водитель покосился на незванных попутчиков, но от Кая шла такая волна спокойствия и доброжелательности, что он моментально успокоился.
  - Как тебя зовут? -
  Тот же ровный, вызывающий доверие голос. Девушка попыталась ответить, но губы пока плохо слушались. Наконец, кашлянув, сглотнув слюну, она выдавила:
  - Линда.
  - Линда, всё хорошо, ты в безопасности. Ты живёшь здесь?
  Машина уже катилась по их городку.
  - Да...около школы...
  - Сэр, будьте добры, высадите нас у школы.
  Кай крепко пожал руку дальнобойщика, спрыгнул и помог выбраться девушкам. Они подошли к дому Линды.
  - Я понимаю, что ты очень устала. Но ещё пара вопросов, о"кей? -
  Только сейчас Эльза почувствовала, что Кай тоже устал.
  - Как тебя похитили?
  - В кафе. Парень подсел, видимо что-то подсыпал в кофе...дальше ничего...не помню...
  Линда начала запинаться - отходняк от стресса давал себя знать.
  - И последнее -тебя ждут, есть кому о тебе позаботится?-
  Голос Кая звучал как-то глухо.
  - Да .Бабушка с дедушкой...
  Неожиданно, вероятно, совсем устав она развернулась и поковыляла к дому. Обернулась, хотела что-то сказать, но в результате только слабо махнула рукой и скрылась за дверью. Эльза и Кай зашагали по пустой улице. Молча. Когда они оказались у её дома, то присели на ступеньки и несколько минут смотрели друг другу в глаза. Потом она встала и исчезла за дверью.
  
  Эльза проснулась и поплелась умываться. Всё тело болело и ,пока она добиралась до ванной, в голове начали всплывать воспоминания о вчерашнем дне, казавшиеся каким-то нелепым кошмаром. Но Эльза знала, что это - правда. Боль в мышцах, исцарапанное лицо и, валяющаяся на кресле ветровка , подтверждали это.
  При входе в школу, она почти столкнулась с Каем. Обмен взглядами: "Надо поговорить" - "После уроков". День прошёл обыкновенно, за исключением невнятных усмешек по поводу царапин, ну и, естественно, отсутствия Эмили. Закончился последний урок и они, пройдя через школьный двор, вышли на улицу. Договорились, что идут к Каю. "Даже не знаю, где он живёт" - удивилась Эльза. Оказалось, что совсем недалеко от её дома. Он жил в мансарде трёхэтажного здания. Один. Небольшая чистая комната с косым потолком и окном. Кухня. Они пили чай - она забравшись с ногами в кресло, он - сидя на диване и задумчиво рассматривая свою кружку. Прервав долгое молчание, Кай неожиданно начал:
  - Раньше я жил в столице. Отец был журналистом, делал документальные фильмы, на основании собственных расследований. Иногда довольно скандальные. Мама их продюсировала. Однажды он начал копать под одного крупного политика. Я не знаю кто он, меня вообще в это не посвящали. Но кое-что, из обрывков разговоров, я понял. Этот политик спонсировал некие "сатанинские секты", которые сам же и разоблачал. Локальный террор и борьба с ним - это позволяло ему оставаться на гребне волны. Естественно были жертвы, а рядовые члены этих сект шли под суд, даже не зная, кто за этим стоит. Журналистские расследования -особенно такие - штука опасная. Один из информаторов отца, внезапно, сдал его. Эти люди решили расправится со всей семьёй - чтоб не повадно было. Однажды, когда мы все, выйдя из машины, шли к дому, на нас набросилась банда головорезов. Они схватили нас, маме на наших глазах разрезали рот и выстрелили в голову. Затем решили это же проделать со мной, но когда полосовали моё лицо, отец (а он был человеком физически очень сильным) вырвался, завязалась драка, он крикнул: "Беги!", и я, чудом выскользнув, бросился прочь. Меня, наверняка, поймали бы, если б не патрульная полицейская машина, случайно, вылетевшая из-за угла. Увидев, высапавших из автомобиля полицейских, бандиты вскочили в свою тачку и дали дёру, но успели выстрелить в папу, убив его наповал.
  Кай говорил очень медленно и спокойно, но в этом месте остановился и сделал большой глоток чая. Потом продолжил:
  - Я лежал в психушке. Ел, смотрел телевизор. Спал без снов -мне давали гору колёс. Через пол -года врачи решили, что я в порядке и отправили меня к маминой сестре и её мужу. Я же твёрдо решил себя убить. Не то чтобы было очень плохо - просто жить, после того, что случилось, я не видел смысла. Но дядя Вэл (так звали мужа маминой сестры) оказался весьма проницательным. И однажды он сказал мне: "Парень, я знаю, что у тебя на уме. Ты хочешь лишить себя жизни - и это вполне естественно, учитывая, что ты перенёс. Но можешь выполнить одну мою просьбу? Поговори с одним моим знакомым. Это очень умный человек." И дядя отвёз меня на окраину города, где в трейлере жил один старый индеец (я так и не знаю его имени). Вот что он сказал: "Я знаю твою историю. Неужели ты думаешь, что жизнь была тебе сохранена, чтобы, впоследствии, ты сам прекратил её? Нет. Только для того, чтобы помогать другим." Больше он ничего не добавил и ушёл в свой трейлер. Не то что бы его слова произвели на меня большое впечатление. Что-то подобное я слыхал и раньше. Видимо, дело в том, как он это сказал. В его интонациях был весь опыт прожитой жизни, возможно, весь опыт его народа. Что-то повернулось в моей голове и встало на место. Появился смысл. Я не знал, как буду помогать другим, но что делать сейчас - уже понял. Я сказал родственникам, что мне надо уехать, ткнул наугад в карту и оказался здесь. И с тех пор занимаюсь физическими и психическими практиками самосовершенствования. По-моему, вчера это пригодилось.
  Тут он впервые усмехнулся. Эльза тоже попыталась улыбнуться, но это как-то плохо у неё получилось. Рассказ Кая слишком ошеломил её. Она не знала, что сказать. Он помог:
  - Твоя очередь.
  Эльза начала сбивчиво рассказывать о своей трагедии, но подняв глаза и встретив внимательный, понимающий взгляд Кая, вдруг почувствовала громадное облегчение. "Я ведь ни с кем об этом не говорила" - подумала она. Когда рассказ был окончен, они опять помолчали.
  - Ну, а в остальном я - такая же, как все. -
  добавила Эльза.
  - Это не так.-
  мягко заметил Кай.
  - Почему?
  - Посуди сама - ты можешь общаться телепатически, например.
  - Ну, это - всё ты...
  - Но почему-то получается только с тобой.
  - Ладно, но в остальном...
  - Хорошо, а много ты знаешь девчонок, которые, не зная зачем, но явно рискуя, попёрлись бы ночью на заброшенное кладбище, к каким-то сатанистам?
  Эльза пожала плечами. Кай помолчал и продолжил:
  - Ты сама о себе ещё многого не знаешь. Мне кажется, что люди, пережившие трагедию, но не сломавшиеся...Им даётся сила делать добро, что-то исправлять в мире. Я знаю то, что сказал Ницше... Но я говорю не просто о силе, а о некоторых талантах. Не врождённых, а приобретённых. И, что самое удивительное - способность действовать справедливо, не порождая при этом зла.
  У Эльзы уже наступал какой-то перегрев мозга. Слишком много информации. Она спросила первое, что пришло в голову:
  - Вчерашние...и те, что убили твоих родителей - это...звенья одной цепи, так?
  Кай кивнул, не задумываясь.
  - Я просто знаю.-
  добавил он тихо.
  - И что теперь?
  - Они уже поняли, что это был я. И теперь, вероятно, пошлют кого-то - меня убить. Но убить не получится и они начнут нервничать. А значит, сделают какую-нибудь глупость. Вот эту-то глупость мы и должны будем использовать.
  - Мы? А я-то что буду делать?
  - Я же сказал, что ты ещё многого о себе не знаешь. Но скоро узнаешь.
  И тут Эльза, второй раз за всё время их знакомства, увидела, что Кай улыбнулся.
  
  За последующие несколько дней ничего не произошло. Эльза прибывала в каком-то странном состоянии - ни к месту улыбалась, стала рассеянной и отвечала невпопад. Кай, напротив, был сдержан и сосредоточен, впрочем, как и всегда. Они виделись каждый день, но, почти, не разговаривали, связанные общей тайной и общим ожиданием. Эльза , приходя домой, садилась за уроки, но в голову лезло всё что угодно, но только не учёба. Некоторая путаница в голове не мешала ей чувствовать себя спокойной и расслабленной, чего не бывало уже очень давно. Однажды утром, придя в класс, Эльза не увидела Кая на привычном месте и забеспокоилась .Его не было весь день и беспокойство возрастало с каждым уроком. В конце дня она твёрдо решила идти к нему домой, но, выйдя за ворота сразу увидела знакомую фигуру.
  - Я в порядке. -
  Кай всегда умудрялся ответить на вопрос раньше, чем Эльза успевала его задать. И буднично, словно речь шла о самой обычной вещи, добавил:
  - Киллер объявился.
  И снова, предвосхищая вопрос:
  - Это было не трудно. У нас здесь все на виду и новый человек, да ещё подобной ...м-м-м...профессии, очень выделяется.
  - И что делать?
  - Не переживай. Я даже знаю откуда он будет стрелять и , примерно, когда.
  - И откуда?
  - Понятно, что сверху. Иначе, нет шансов уйти. А таких места всего два - мой дом и торговый центр у школы. Но мой дом отпадает: там только частные квартиры, а чердака нет. Значит у школы. А так как занятия начинаются у всех в одно время, а заканчиваются в разное то, очевидно, что после уроков - народу меньше.
  - Ну, ты это всё знаешь - и каков план?
  - План есть, сама всё увидишь. Мы пойдём вместе. Ты мне нужна.
  На следующий день, когда занятия в школе подошли к концу, Кай на секунду вышел на крыльцо и сразу же вернулся - "засветится, чтоб он понял, что я ещё здесь" - хотя Эльза и считала это слишком рискованным. "Неужели ты думаешь, я не знаю сколько секунд надо профессионалу для меткого выстрела?" - сказал он, вернувшись, и потащил Эльзу в противоположный конец школы, к окнам, выходящим на задний двор. Они, довольно удачно, спрыгнули на кучу песка и , пробравшись задворками, с тыла подошли к торговому центру. Кай решительно подошёл к пожарной лестнице. Они начали карабкаться вверх. На верхней площадке он глянул Эльзе в глаза: "Тихо. Жди меня здесь, пока не позову." Бесшумно открыл дверь и скрылся за ней. Она заглянула в проём и увидела в противоположном конце помещения окно, перед которым лежал мужчина, сжимающий снайперскую винтовку. Кай беззвучно подобрался к нему и, внезапно, обрушился коленями на спину, одновременно вырвав винтовку из рук. Потом приподнялся, резко перевернул его грузное тело и опустился уже на грудь. Человек хрипел и пытался вырваться. Кай окликнул Эльзу, которая застыла, впившись ногтями в дверь. Она подбежала. "Дай руку" - Эльза опустилась на колени и сунула ему ладонь. Кай правой рукой сжал её левую, а левой - правую снайпера, продолжая прижимать коленями его грудь и вторую руку. При этом, он не отрываясь и не мигая, смотрел мужчине в глаза.
  - Сейчас ты встанешь и уедешь отсюда. Скажи заказчикам, что не убил меня, потому что я имею на них кучу компромата, который, в случае моей смерти моментально окажется на всех крупных телеканалах. Понятно?
  Киллер уже не сопротивлялся. Взгляд его стал тяжёлым и сосредоточенным. Кай поднялся, за ним Эльза. Снайпер тоже встал и, неуверенно, потянулся за винтовкой.
  - А это - оставь нам - Кай поднял оружие и толкнул его владельца в спину. Мужчина, пошатываясь, дошёл до двери и начал спускаться. Они смотрели, как он слез, проковылял по двору и скрылся из виду.
  - А теперь, ты должен мне кое-что объяснить - сказала Эльза.
  
  - Но сначала надо похоронить орудие смерти. - Кай поднял винтовку. Они замотали её в полиэтилен, валявшийся на чердаке, и спустились вниз. Не спеша направились к старому пруду, который избрали местом упокоения опасного предмета. Находилось оно на задворках, где давно уже никто не жил и стояло несколько полуразвалившихся зданий. Примотав проволокой несколько кирпичей, швырнули винтовку в старый пруд. Усевшись на кусок арматуры, напротив Эльзы, которая примостилась на поваленном бревне, Кай начал:
  - Эта практика существовала в индейских племенах, так шаманы проверяли и наказывали своих соплеменников. Я узнал о ней случайно. Если , обладая особой энергетикой, при помощи взгляда, проникнуть в чужое сознание - можно изменить его. Меняется, вроде как, центр тяжести - эгоцентричные, деструктивные мысли - им просто не остаётся места. А дальше - всё зависит от человека. Если он не окончательно увяз во зле, то у него есть шанс начать новую жизнь В противном случае - плохая карма может просто раздавить его. Когда я стал пытаться практиковать это, стало понятно, что моей энергии здесь не хватит. А потом я увидел тебя - столько чистой, мощной энергии; я понял - это может сработать. И не ошибся.
  - А если бы ошибся?
  Кай пожал плечами:
  - Сдали бы его в полицию. Но это разрушило бы все мои планы.
  - А почему он тебя слушался?
  - В первые минуты - человек как новорожденный. Кстати, как себя чувствуешь?
  - Немного голова кружится.
  - Это забирает много энергии. Но через пару часов пройдёт.
  - Чистая, мощная энергия? - Эльза удивлённо посмотрела себе на руку. - Ну, надо же.
  
  Прошло ещё несколько дней. Дядя отправился в церковь и Эльза, в одиночестве, готовила себе завтрак. Она сварила овсянку, налила стакан молока и помыла большое красное яблоко. Раздался звонок в дверь и Эльза, решив, что это принесли счета из телефонной компании, а потому не особо заботясь о том, как она выглядит (босиком, в рваных на коленках старых чёрных джинсах и футболке с Муми троллями), пошла открывать. Она смутилась, неожиданно увидев Кая. А он, резко схватив её за руку, быстро заговорил:
  - Поехали, нет времени, люди в опасности.
  Пиджак был в химчистке, почти вся одежда крутилась в стиральной машине, поэтому Эльза, сунув ноги в кеды, накинув потёртую дядину кожанку и в спешке нацарапав записку: "Срочно надо уехать на пару дней. Э.", кинулась за Каем. "Поесть не успела" - подумала она. Они подбежали к, почти новенькому, синему "Форду" и вскочили в него.
  - Твой? - спросила Эльза, пока они разворачивались и набирали скорость.
  - Родительское наследство. Всё пылился на стоянке. Но это не важно - Кай вёл машину на скорости, близкой к предельной, но был настолько точен и спокоен, что ни о каком страхе не могло быть и речи. - Я тоже не успел позавтракать - и вот из-за чего. - продолжил он. - Звонок в дверь, глянул в глазок - никого нет . В окно увидел отъезжающего мотоциклиста, в тонированном шлеме. И вот, что было под дверью. - Кай сунул Эльзе надорванный конверт. Она извлекла из него лист, с напечатанным текстом: "Кай! У тебя, ходят слухи, есть интересные для нас материалы. А у нас есть Вэл, Элизабет и маленький Майкл. С ними может случиться нечто нехорошее. По-моему, пришло время, кое-что обсудить. Без ненужных посредников. Вот адрес" - дальше шёл незнакомый Эльзе адрес и приписка: "Поспеши".
  - Это семья маминой сестры. - сказал Кай.
  Эльза кивнула, но не нашлась, что ответить.
  
  Часа через два, синий "Форд" затормозил у каменного дома, одиноко возвышавшегося у шоссе. На много миль вокруг простирались пустынные поля. Кай с Эльзой вышли из машины и зашагали по тропинке, ведущей к дому. Путь преградили два, неведомо откуда взявшихся, охранника.
  - Ты пойдёшь один, без девчонки, - сказал первый. Второй кивнул.
  - Тогда мы уходим. Разговора не будет, - заявил Кай.
  В его голосе было столько спокойной решимости, что один из стражей, отойдя в сторонку, начал что-то обсуждать по рации. Вернувшись, он сообщил:
  - Шеф даёт добро. Но сначала мы вас обыщем.
  После тщательного обыска, они были, наконец, пропущены, вошли в дом и поднялись по высокой винтовой лестнице. Большая белая дверь распахнулась. На пороге стоял невысокий, но крепкий, мужчина, с гладко выбритым черепом и, неожиданно манерными, усиками на узком лице. За спиной у него маячили ещё два мордоворота.
  - Возможно поговорить наедине? - осведомился Кай, кивнув на них.
  - Условия здесь ставлю я, - холодно заметил хозяин особняка, неприятно улыбаясь.
  - Понятно. Но вдруг я, случайно, сболтну что-нибудь, непредназначенное для посторонних ушей? Может они подождут за дверью?
  Хозяин пожал плечами. Ему не хотелось выглядеть трусом. "За дверью" - кинул он охранникам и жестом пригласил гостей в комнату. Держа Эльзу за руку, Кай, как только захлопнулась дверь, второй рукой схватился за кисть бандита. Тот, в свою очередь, свободным кулаком двинул ему челюсть. Кай даже не шелохнулся, весь сосредоточившись на глазах соперника, который хотел крикнуть, но не успел. Взгляд его стал похожим на взгляд деревенского дурачка, впервые увидевшего карусель.
  - Позвони охране, прикажи привести заложников, проводить нас всех до машины и отпустить, - сказал Кай шёпотом. Хозяин, ставший теперь жалким и безвольным, беспрекословно выполнил всё, что было приказано.
  - И ещё. Как фамилия человека, на которого вы все работаете?
  - Это...сенатор...сенатор Картерсон.
  - Его мобильник, быстро.
  Кай записал цифры. Потом они, вместе с семьёй дяди Вэла, шли к машине. Только, когда все остановились, Кай их обнял. После чего отошёл на пару минут. А, вернувшись, сообщил, больше обращаясь к Эльзе:
  - Сенатор нас ждёт. Через четыре часа.
  Позже, когда они уже вовсю летели в машине, Кай представил Эльзу семье дяди Вэла, а ей, соответственно, Вэла, Элизабет и малыша Майкла. Через некоторое время, дядя спросил:
  - Эльза - твоя девушка?
  - Лучше. Она мой ангел-хранитель.
  
  Когда, покрыв более пятисот миль (за четыре неполных часа), запылённый автомобиль Кая нёсся по улицам столицы, солнце уже клонилось к закату.
  - Сынок, высади нас у автобусной остановки, раз вы спешите. И храни вас Бог. -дядя Вэл попытался улыбнуться.
  На сантименты не было времени и, наскоро обняв своих спасителей, дядя с женой и сыном поспешно выбрались из салона. Машина сразу рванула дальше.
  
  
  - Что он тебе сказал? - Эльза теребила обивку кресла.
  - Он хотел послать меня. Но я сказал, что знаю всё, что знал мой отец и мне нужны деньги. Он согласился встретиться, в присутствии охраны, на открытой террасе отеля "Санчос". Кстати, мы через пять минут будем там.
  Автомобиль обогнул площадь и остановился у главного гостиничного входа. Мраморные ступени, стеклянные двери, вестибюль, лифт. Кай взял Эльзу за руку и они шагнули на, залитую закатным солнцем, террасу. На фоне пятерых, одетых в чёрные костюмы, высоких секьюрити, стоял полноватый, седовласый, немолодой мужчина с багровым лицом.
  - Сенатор Картерсон? - осведомился Кай.
  - Он самый, - прогрохотал седой. - А это, должно быть, Кай Уотермилн с... с подругой?
  - Да, сэр. Позвольте шепнуть вам пару слов на ухо?
  - Не подходи! - крикнул сенатор, но молодые люди уже рванулись к нему и Кай схватил его руку.
  - Оружие к бою! - скомандовал Картерсон и, тотчас, пятеро охранников, синхронно, выхватили пушки. Кай упёрся взглядом в серые глаза сенатора, словно в каменную стену.
  - Целься, - размеренно произнёс тот. Пять холодных стволов поднялись, ожидая последней команды. "Как у Тарантино" - подумала Эльза и зажмурилась. Она приготовилась к худшему, но прошло десять секунд, двадцать...Ничего. Эльза открыла глаза. Глаза Картерсона стали белёсыми, лицо побагровело ещё больше, рядом с уголками губ пузырилась пена. Он молчал, а Кай, бледный, но всё такой же спокойный, по-прежнему сжимал его ладонь. Потом он прошептал:
  - Прикажи им убрать стволы.
  - Убрать оружие, - каким-то чужим голосом распорядился сенатор.
  - Скажи им, что всё в порядке, - приказал Кай.
  - Всё в порядке, - Картерсон явно не понимал, что происходит.
  - И никогда не забывай моих родителей, которых ты убил - Джона и Кэти Уотермилн, - это было произнесено совсем тихо, но отчётливо. Потом Кай отпустил руку сенатора, которая повисла как плеть, и они с Эльзой, развернувшись, медленно направились к лифту. Молчание длилось всю дорогу до машины и лишь, заводя мотор, Кай заметил:
  - Всё получилось.
  - Да. Мы - крутые, - сказала Эльза, хотя у самой было такое чувство, словно её душу только что пропустили через мясорубку.
  
  На следующий день все газеты сообщили, что сенатор Картерсон, внезапно, покончил с собой в собственном кабинете, не оставив даже предсмертной записки. Вскоре после этого исчезли и банды сатанистов, терроризировавшие окрестности. Эльза и Кай закончили школу и поступили в юридический колледж, чтобы, впоследствии, получить лицензию и открыть собственное сыскное агентство. Через год они поженились.
  
   Август - декабрь 2013 года.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"