Сёмкин Илья Даниилович: другие произведения.

Одной левой

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


ОДНОЙ ЛЕВОЙ

  
   Вместо пролога. Примечание 1. Данная история является первой из задуманной серии "Расследования Шелли Невич"
   Примечание 2. Действие происходит в условной стране и в условное время (недалёкое будущее). Англизированные имена персонажей не имеют отношения к существующим англоязычным странам. По мнению автора, условно международный английский язык как можно лучше подходит для обозначения лиц, действующих в условной стране.
  
   Проклятую дверь снова заклинило. Почему именно сейчас, когда за плечами двадцатичасовой рабочий день, в голове тупая боль напряжения и в мыслях ничего, кроме желания рухнуть на диван? Она нажала на дверь плечом, но та и не думала поддаваться. Как и всегда, всё приходилось делать одной левой рукой, что ситуацию не упрощало. Она выудила из левого кармана телефон и набрала номер диспетчерской.
   - Здравствуйте, это Невич из сто двадцать третьей.
   Она изо всех сил старалась оставаться вежливой.
   - Дверь. Её опять заклинило. Спасибо. Жду.
   Она положила телефон в карман и опустилась на ступени. Прислонилась головой к перилам и мгновенно вырубилась, несмотря на собачий холод. Она не знала, сколько проспала, когда очнулась от осторожного похлопывания по плечу. Перед ней стоял человек, видимо мастер, судя по пластмассовому чемоданчику с инструментами, который он держал в руке.
   - Можете заходить. Я всё починил.
   - Спасибо.
   Она поднялась и направилась к лифту. Электронные часы над ним показывали время: три часа ночи.
  
   Когда зазвонил телефон. Шелли не сразу смогла вынырнуть из сна - видимо, на шестой или седьмой звонок. Прикроватные часы показывали семь часов двадцать минут.
   - Слушаю.
   В телефоне послышалось пыхтение, а затем знакомый голос. Ну, конечно, Элекс. Кто же ещё, в такое-то время?
   - Извини, наверно, разбудил...
   - Ничего страшного.
   - Надо ехать за город. Машина будет у тебя минут через двадцать. Успеешь собраться?
   - Успею. А что случилось?
   - Дело серьёзное, иначе не стал бы тебя беспокоить. Приедет Гор, он всё объяснит.
   Конец связи. Приедет Максим Гор. Шелли начала одеваться. Пальцы левой руки слушались плохо, к тому же, её слегка трясло от недосыпа.
   Спустя двадцать минут она уже стояла на холодном ветру. Ещё через пол минуты подъехал Гор. Шелли села на переднее сиденье, пристегнулась. Они мчались по утреннему городу. Фонари погасли и рассвет уже озарил всё вокруг розовым светом. Она повернулась к Гору:
   - Рассказывай.
   Максим Гор, как всегда, был одет в потёртую джинсовую куртку с миллионом карманов. Рыжие, похожие на щётку, усы, в зубах зажат окурок дешёвой сигареты без фильтра. Шелли уже лет шесть или семь работала с ним бок о бок в седьмом подразделении ФСК - Федерального Следственного Комитета. В котором Элекс Зинтер был начальником, а Шелли Невич - лучшим профайлером. Поэтому, ей всегда доставались самые запутанные дела. Гор откашлялся и начал:
   - Ну, строго говоря, пока что это идентифицируется как ДТП.
   Шелли удивлённо уставилась на него:
   - И с каких это пор мы занимаемся ДТП?
   Гор, внимательно глядя на дорогу, коротко ответил:
   - Есть нюансы.
   Ещё раз откашлялся и продолжил:
   - Погиб один из ведущих в стране специалистов в области IT- технологий, а с недавних пор ещё и кандидат в мэры, Стефан Петровски. А с ним и вся его семья - жена, сын и дочь. Три и пять лет. Совсем крошки.
   Гор стал ещё мрачнее.
   - Я знаю, кто такой Петровски, - сказала Шелли. - Какие-то ещё нюансы?
   - Да. Машина разбилась в туннеле. Её буквально размазало о стену.
   Шелли поняла, что имел ввиду Гор. Уже давно все автомобили дистанционно подстраховывались центральным электронным мозгом. И в таком месте, как закрытый туннель, даже если бы отказал бортовой компьютер самой машины, центральный никогда не дал бы ей сбиться с курса. Вопросов было много, ответов - ноль.
   - Да, и ещё вот что, - продолжил Гор. - Вчера Петровски получил анонимное письмо с угрозами, выложенное в сеть. О чём сразу уведомил полицию. Похоже, именно из-за этого письма, он и вёз семью в загородный дом. Надеялся, что там она будет в безопасности.
   Шелли помолчала, глядя в окно на прекрасное раннее утро.
   - Компьютер, с которого было отправлено письмо, отследили? - спросила она.
   - Пока нет. Но наши уже во всю этим занимаются, - ответил Гор.
   После этого Шелли задремала. Очнулась она, когда машина резко затормозила. Они были на месте.
   На въезде в туннель и на выезде из него были установлены ограждения и дежурили полицейские в жёлтых жилетах, заворачивающие все подъезжающие автомобили. Шелли и Гор вышли из машины и, подойдя к полицейским, показали удостоверения.
   - ФСК, специальные агенты Невич и Гор, - сообщила Шелли. Они поднырнули под ограждение и направились к месту аварии, где уже вовсю трудились криминалисты. От автомобиля действительно мало что осталось - нечто похожее на безумную инсталляцию из покорёженного металла и мёртвой человеческой плоти. Крови почти не было. Может, она уже высохла? Шелли огляделась, будто ища кого-то глазами.
   - Нашли чёрный кубик? - спросила она у того, кто отдавал распоряжения. Дело в том, что после введения единой электронной автосистемы на каждую машину устанавливался чёрный кубик, аналогичный чёрным ящикам в самолётах - только находилась в нём не запись разговоров, а записанная автомобильным компьютером траектория движения транспортного средства.
   - Нашли, - сказал, поворачиваясь к ней, эксперт. - Но результаты будут не раньше, чем завтра. Кубик сильно повреждён.
   Увидев разочарование во взгляде Шелли, он поспешил её успокоить:
   - Мы надеемся, что данные не повреждены. Просто понадобится время, чтобы их извлечь.
   Шелли опустилась на колени, ещё раз окинула взглядом место происшествия, и задумалась. У неё возникло смутное чувство какой-то неправильности. Что-то упорно не хотело вписываться в предполагаемую картину произошедшего.
  
   Максим Гор быстро зарисовал схему аварии, задал несколько вопросов сотрудникам транспортной полиции и, прислонившись к холодной стене туннеля, наблюдал за происходящим. Он любил смотреть как работает Шелли Невич. Волна тёмных волос, в лице есть что-то детское и, в тоже время, определённая жёсткость. Как у ребёнка, успевшего узнать жизнь не в лучших её проявлениях. Очень серьёзный взгляд - он оставался таким, даже когда она улыбалась. Что, кстати, случалось не часто. Около сорока, но выглядит младше, хрупкая фигура, неизменная кожаная куртка, на размер больше, чем надо. На правой руке, вместо кисти, протез в чёрной перчатке. Она застыла, будто прислушиваясь к чему-то. Потом встала, отряхнула колени и обошла всех криминалистов, задавая вопросы или просто обмениваясь взглядом. Закончив, она подошла к напарнику:
   - Поехали.
   И они направились к машине.
  
   Во время обратного пути оба молчали. На этот раз Шелли не спала, а задумчиво смотрела в окно. Когда Гор притормозил у её дома, она сказала, отстёгивая ремень безопасности:
   - Письмо с угрозами - фальшивка. И в полицию звонил не Петровски.
   Шелли вышла, оставив Гора в полном недоумении.
   - А вот это вообще не смешно, - подумала она, обнаружив, что дверь опять заклинило. Вздохнув, Шелли полезла в карман за телефоном. "Будь вежливой!", - приказала она себе.
  
   Ей снился часто повторяющийся кошмарный сон. Во сне она лежит на холодном металлическом столе, намертво прикрученная к нему проволокой. В комнату входит человек огромного роста. Он нагибается над ней, но из-за направленной в глаза галогенной лампы, Шелли не может его разглядеть.
   - У тебя красивое лицо, - говорит вошедший. - Начнём, пожалуй, с руки. С правой или с левой?
   Она видит, что он подносит к ней паяльную лампу. Пытается вырваться, но тщетно. Хочет крикнуть, но звук застревает в горле.
   - Тебе всё равно? Тогда с правой.
   Он подносит лампу к кисти правой руки. Шелли дёргается, успевает ощутить невыносимое жжение и просыпается в холодном поту. На месте отсутствующей правой кисти пульсирует боль.
  
   "А ведь прошло уже пятнадцать лет", - подумала Шелли. "Но есть раны, которые не затянутся никогда". Нынешняя её версия отличалась гораздо большим холоднокровием. А тогда молодая горячая Шелли, только начинавшая свою карьеру, преследовала серийного маньяка-убийцу. Но самонадеянность и отсутствие опыта привели к тому, что в итоге она сама оказалась у него в плену. Её спасли спецназовцы: ворвались в комнату уже через минуту после начала экзекуции. К сожалению, садист успел почти полностью сжечь правую кисть и врачам не удалось её сохранить. Потом, во время реабилитации, Шелли долго училась жить, пользуясь только левой рукой. Тяжелее всего было переучиваться стрелять. Сколько слёз пролила она в тире! Именно тогда родилась мантра, обращённая к самой себе: "Не смей даже думать, что у тебя не получится!". Шелли настолько в неё уверовала, что порой ей казалось - даже будучи убитой, при помощи этих слов, она всё-таки сможет встать. Через четыре месяца упорных тренировок Шелли уже стреляла с левой руки не хуже, чем некогда с правой. А ещё через два - лучше всех в подразделении.
  
   - Похоже, мы имеем дело с почти совершенным преступлением, - сообщила Шелли. Она стояла, опираясь о стол, а напротив неё сидели на стульях или стояли почти все сотрудники седьмого подразделения.
   - Все вы знаете, что как-либо воздействовать на центральный транспортный компьютер практически невозможно. Однако преступнику это удалось. Я считаю, что мы имеем дело с психопатом. Точнее, с гениальным хакером-психопатом. Доставленные недавно данные, извлечённые из чёрного кубика, очень интересны. Сразу после того, как пассажиры сели в машину и пристегнулись, двери были заблокированы, ручное управление, радио и мобильная связь отключены, после чего машина двигалась в сторону загородного дома по заданной траектории, с достаточно большой скоростью. Въехав в туннель, автомобиль резко повернул и врезался в стену. Все пассажиры погибли. Почему я считаю, что мы имеем дело с психопатом? Потому что он заблокировал двери, управление и все виды связи из чисто садистских побуждений - заставив своих жертв два часа в бессильном ужасе нестись навстречу собственной гибели. А почему я назвала его гением? Потому что взломать суперзащищённый компьютер и изменить в нём параметры управления одной из миллионов машин - на такой трюк способен только гений. У кого-нибудь есть вопросы?
   - Что насчёт выложенного в интернете письма с угрозами? - прозвучал первый вопрос.
   - Письмо не вписывается в психологический профиль преступника. Скорее всего, оно создано нанятым за деньги случайным подельником. Создано, чтобы пустить нас по ложному следу. Я считаю, что этот человек никак не связан с нашим хакером. Тот никогда не пошёл бы на подобный риск, зная, что компьютер можно отследить, а, следовательно, выйти на автора публикации. Но мы всё равно его найдём, ведь он тоже преступник.
   - А что со звонком в полицию? - поинтересовался Гор.
   - Вряд ли это был Петровски. Я думаю, что звонил сам убийца, изменив, конечно, голос.
   - Но нам известно, что звонок был с сотового Петровски... - неуверенно произнёс кто-то из стоящих позади.
   - Я полагаю, что для человека, взломавшего центральный транспортный компьютер, подобный фокус - не проблема. Кто-нибудь, возьмите образец голоса Петровски и сравните с голосом звонившего. Я уверена, что они не совпадут.
   Шелли поправила непослушную прядь волос, упавшую на глаза.
   - Тогда получается, что у нас нет никаких зацепок, - упавшим голосом констатировал Гор.
   - У меня есть кое-какие мысли, - сказала Шелли. - А пока работаем с тем, что имеем.
   Коллеги покинули помещение. Она подошла к окну, думая о погибших, о двух взрослых и двух маленьких детях. Слёзы катились у неё по щекам. "Ты не спасла их" - упрекнула Шелли саму себя. "Ты найдёшь преступника и спасёшь других", - возразила она себе. Но это не помогало. Совсем не помогало.
  
   На следующий день задержали парня, с компьютера которого ушла в сеть публикация с угрозами. Он был совсем юным - скорее всего, студент-первокурсник, в очках и с коротко подстриженными светлыми волосами. Расколоть его не составило труда. По словам задержанного, ему позвонил некто с неизвестного номера и предложил хорошие деньги в обмен на размещение в интернете нескольких продиктованных предложений. Текст был опубликован, деньги переведены. Проверка показала, что звонок был сделан с телефона Петровски, а деньги переведены с его же счёта. Для убийцы-хакера подобные манипуляции с чужим сотовым и денежным счётом, видимо, не составили труда. Парень был серьёзно напуган, узнав из газет о ДТП и, похоже, раскаивался. Ему выдвинули обвинение по соответствующей статье и, после взятой подписки о невыезде, отпустили.
   - Всё, как я и предполагала, - вздохнув, сказала Шелли. - Он обрубает все концы.
   Разговор происходил в курилке. Сидя на подоконнике, она наблюдала за кольцами дыма, которые Гор выпускал в потолок. Сама Шелли бросила курить пятнадцать лет назад, после того, как потеряла руку.
   - Может поделишься, какие у тебя мысли по продвижению дела? - спросил Гор.
   - Обязательно поделюсь. Но чуть позже, - ответила она, отбрасывая с глаз всё ту же непослушную прядь. - Я сейчас в ожидании двух важных имейлов.
  
   Нужная электронная почта появилась к вечеру. Сначала пришёл имейл из криминальной лаборатории, а спустя час с небольшим - около двухсот досье с фотографиями из Главного Технического университета. Шелли внимательно просмотрела десять фото из лаборатории и принялась за университетские досье. Закончила она уже утром, когда нашла то, что искала. Шелли решила, что нужно поспать хоть пару часов, но из-за взвинченных нервов долго лежала, глядя в потолок, пока не провалилась в тяжёлый беспокойный сон. Проснулась разбитой, но решила не обращать на это внимания, и позвонила Гору.
   - Доброе утро. Надо съездить в одно место. Заедешь за мной?
   - Конечно. Скоро буду.
   Шелли спустилась вниз. Гор уже ждал её:
   - Куда едем?
   - В технический университет.
   Охотничий блеск в глазах Шелли контрастировал с её несколько помятым внешним видом.
   - Ты что-то нарыла, - улыбнувшись, сказал Гор. - Давай, колись.
   - Ладно, - Шелли тоже чуть улыбнулась в ответ. - Раз обещала - расскажу.
   Сделав небольшую паузу, она начала:
   - Ещё на месте аварии я ощутила некоторую странность. Не сразу поняла, в чём дело. А потом, пересчитав криминалистов, сообразила - даже при таких серьёзных обстоятельствах, как эти, на месте происшествия работает команда максимум из десяти экспертов. Максимум! А их было одиннадцать.
   - К чему ты клонишь? Неужели... - Гор уже догадался, но ещё не мог в это поверить.
   - Ну да, - энергично кивнула Шелли. - Тот самый пресловутый убийца на месте преступления. Приехав туда раньше всех и надев костюм химзащиты, он притаился в тени. А когда прибыли криминалисты - незаметно смешался с ними.
   - И как ты решила действовать?
   - Я встретилась глазами с каждым из них и мысленно их "сфотографировала". Убийца не отвернулся, ощущая себя в полной безопасности. Самонадеянность - опасная штука. Из-за неё я в своё время лишилась руки.
   - Да, но ведь их лица закрывали маски... - усомнился Гор.
   - Мне достаточно глаз, - сказала Шелли. - Я запоминала их глаза.
   - Понятно. Но что это нам даёт?
   - Согласно моему предположению, убийца и Петровски учились вместе. Два талантливых IT-тишника плюс какие-то старые счёты. Но я не была уверена и поэтому запросила фото всех криминалистов, бывших на месте преступления. И досье на всех студентов, четырнадцать лет назад учившихся в одном потоке с Петровски. С фотографиями, естественно. Всю ночь я искала и нашла.
   - Ты вычислила убийцу по глазам? - восхитился Гор. Но тут же разочарованно заметил:
   - Хотя предъявить ему всё равно нечего.
   - Поэтому мы и едем в университет. Нам нужен кое-кто ещё.
  
   Поднявшись по широкой мраморной лестнице, и пройдя по длинному коридору, Шелли и Гор оказались у кабинета ректора. Они вошли и представились. Ректор пожал плечами, предложил посетителям присесть и попросил принести кофе.
   - Чем обязан? - осведомился он.
   - Мы расследуем обстоятельства гибели Стефана Петровски и его семьи, - объяснила Шелли.
   Она отхлебнула кофе, поставила его на стол и спросила:
   - Вы хорошо помните время, когда Петровски был вашим студентом?
   Ректор был немолодым, но ещё крепким мужчиной, в коричневом шерстяном пиджаке и с трёхдневной щетиной.
   - Да, ужасная трагедия, - он покачал головой. - Память, конечно, с годами лучше не становится... Но Стефана я помню отлично. Он был одним из лучших, мы им гордились.
   - А Вы не помните, с кем он был особенно близок?
   Шелли застыла в ожидании ответа. Гор делал пометки у себя в блокноте.
   - Был студент по фамилии Майн. Чарльз Майн. Был ли он другом Петровски? - ректор задумался. - Я бы не назвал это дружбой. Майн ведь тоже был из лучших... У них было соперничество, причём довольно жёсткое. Агрессия исходила, в основном, со стороны Чарльза. Петровски никогда не был конфликтным, а вот его оппонент... Майн мог и насмехаться за глаза, и публично оскорбить.
   - Расскажите о нём. Какие-нибудь странности, отклонения? - допытывалась Шелли.
   - Странности? Да, я, пожалуй, назвал бы его странным. У него не было друзей. Иногда мне казалось, что он под наркотиками. Но я не уверен. После того, как Майн закончил обучение, я ничего о нём не слышал. Вот успехи Петровски всегда были на виду, я следил за его карьерой...
   Ректор погрустнел и задумался.
   - Наверное, мы и так отняли у Вас много времени, но я не могу не задать последний вопрос, -сказала Шелли, допивая кофе. - Может, Вы помните ещё одного студента - Генри Хона? - она задала этот вопрос нарочито небрежно.
   - Генри Хон, Генри Хон... - ректор нащупывал что-то в своей памяти. - Да, теперь я вспомнил. Был такой не особо примечательный учащийся. Поддерживал отношения и со Стефаном, и с Чарльзом. Во время их конфликтов он служил определённым буфером. Зачем? Я даже не знаю. Бывают такие люди.
   - А про него Вы тоже давно не слышали? - осведомилась Шелли.
   - Ну почему же? Где-то год назад он заезжал. Пообщались.
   - Большое спасибо, Вы очень помогли.
   Напарники встали, обменялись с ректором рукопожатиями, и вышли.
   - Теперь куда? - поинтересовался Гор.
   - Сначала в офис. Нужно пробить адреса Майна и Хона, - отозвалась Шелли.
   - Значит, убийца Чарльз Майн? - спросил Гор, поворачивая ключ зажигания.
   - Почему Майн? - удивилась Шелли. - Убийца, которого я видела на месте преступления - Генри Хон.
  
   Уже опускался тёмно-синий вечер, когда они добрались до трейлера Чарльза Майна. Гор постучал в дверь, а Шелли сообщила, кто они и откуда. После минутного ожидания за дверью послышались шаги и раздался голос:
   - Убирайтесь, откуда пришли. И возвращайтесь, когда у вас будет ордер. Но я сомневаюсь, что вы его получите. Я не нарушал закон.
   - Господин Майн, речь не идёт о каких-либо нарушениях с Вашей стороны. Мы расследуем обстоятельства смерти Стефана Петровски и его семьи. Мы просто хотим поговорить.
   В трейлере негромко выругались, после чего дверь открылась, и напарники увидели тёмный силуэт мужчины на фоне освещённого дверного проёма.
   - Проходите, чего уж там. Мне скрывать нечего. Вот только Стефана я не видел со студенческих лет.
   Они прошли внутрь. Потёртая кушетка, заваленный остатками еды и пустыми банками из-под пива стол и, бывшее некогда автомобильным, сиденье. Хозяин указал им на кушетку, а сам плюхнулся в кресло. Он был худ, небрит, длинные, ниже плеч, волосы были растрёпаны. Майн зажёг сигарету и, выпустив дым, спросил:
   - Так о чём же вы хотели поговорить?
   - Вообще-то, нас интересует Генри Хон. Что вы можете о нём рассказать? - спросила Шелли.
   - Хона я тоже не видел с университета. И очень этому рад.
   - Почему?
   - Потому, что Генри Хон - редкостная мразь.
   - Но разве он не был вашим другом?
   - Другом?! Да Генри ненавидел и меня, и Стефана. Просто всё время тёрся возле нас.
   - Вот как, - сказала Шелли. Но, похоже, она не удивилась.
   - В чём же была причина этой ненависти? - вмешался Гор.
   - Причина самая банальная. Есть середнячки, которые просто не могут спокойно видеть тех, кто более талантлив, чем они. Хон был из таких.
   - А как насчёт Петровски? О нём Вы что можете сказать? - продолжила Шелли.
   - Стефан был отличным парнем. Так получилось, что пути наши разошлись. Мне жаль, что он так нелепо погиб.
   Повисла неловкая тишина, которую нарушила Шелли:
   - Это, конечно, конфиденциальная информация, но Петровски, как и вся его семья, был убит.
   - А в газетах пишут о ДТП, - удивился Майн.
   - Организованное ДТП со смертельным исходом, - вздохнув, констатировала Шелли. - И организовал его никто иной как Генри Хон.
   - Вы считаете, что Хон хакнул транспортный компьютер? Да у него кишка тонка, - усмехнулся Чарльз Майн.
   - Меня это тоже смутило. Но сегодня мы обнаружили дневник Стефана Петровски. И вскрылась интересная вещь. Вы, вероятно в курсе, что он принимал непосредственное участие в разработке транспортной системы. А примерно месяц назад Стефан встречался с Хоном. Они крепко выпили. А потом Петровски записал в дневнике: "Вчера виделся с Генри Хоном. Мы выпили и, похоже, я перебрал. Помню, что речь шла о транспортном компьютере, но детали забыл. Не наболтал ли я лишнего?" Видимо, Генри выудил нужную ему информацию. Мы абсолютно уверены, что это преступление совершил Хон. Я видела его в туннеле, сразу после аварии. Но у нас нет ни одной улики, которую можно было бы использовать в суде. Потому мы и пришли к Вам.
   - Но чем я могу помочь?
   - Способ лишь один. Вы должны договорится с Хоном о встрече, прийти к нему с "жучком" и спровоцировать его на признание в содеянном. Я думаю, что это не будет трудно - ему не терпится поделиться своей тайной и он совершенно уверен, что его никто не ищет, так как считает своё преступление идеальным. Мы, со своей стороны, будем Вас подстраховывать. Поймите, он опасный психопат, это нельзя оставлять безнаказанным, - Шелли смотрела в глаза собеседнику, внутренне умоляя его согласиться.
   Чарльз Майн ненадолго задумался.
   - Я помогу вам. Но не ради какой-то хрени типа правосудия. Только в память о своём друге, Стефане Петровски.
   Шелли выдохнула. Похоже, пока всё складывалось удачно.
  
   Шелли Невич и Максим Гор сидели в машине напротив дома Генри Хона. Несколько минут назад в дом вошёл подъехавший на скутере Чарльз Майн. На напарниках были наушники, и они слышали всё, что происходило в доме. На крыше противоположного дома находился снайпер, которого не было видно. Прижавшись к стенам, по обе стороны от входа, застыли бойцы спецназа, ждущие команды.
   - Да, видок у тебя не очень, - услышала Шелли голос хозяина дома.
   - Какая жизнь, такой и видок, - раздался резковатый голос Чарльза. - А ты, я вижу, преуспеваешь. Но до уровня Стефана, конечно, далеко. Если б не авария, быть ему мэром, точно.
   - Да, что ты об этом знаешь... Ладно, давай выпьем, всё же четырнадцать лет не виделись.
   Раздался звон бокалов.
   - Да, Стефан - гений, тут всё понятно. Помянем его, что ли... - предложил Майн.
   Снова раздался звон и на некоторое время стало тихо.
   - А ты всегда слабаком был, - промолвил Чарльз, что-то жуя.
   - Ты пришёл в мой дом, чтобы меня оскорблять? - раздражённо спросил Генри Хон.
   - А что ты мне сделаешь? Ты же слабак, - гнул свою линию гость.
   - Ладно, я тебе могу такое рассказать... - прошипел Хон.
   - Да что ты такого можешь рассказать? У тебя банальная и скучная жизнь, - расхохотался Чарльз.
   - Банальная? Скучная? Ладно, давай выпьем, и я тебя удивлю.
   Шелли передала по рации, чтобы спецназ и снайпер были наготове.
   - Ну давай, удиви меня, - со смешком произнёс Майн.
   "Классно он его троллит" - подумала Шелли.
   - Хорошо же. То, о чём я тебе скажу... Этого никто не знает. И если ты кому-то скажешь - не поверят. Это я убил Стефана и его семью.
   Чарльз опять рассмеялся:
   - Как это убил? Все знают, что это ДТП.
   - С виду - да. Но это я взломал транспортный компьютер и устроил аварию.
   - Пошли! - крикнула Шелли, и спецназовцы рванули к двери. Они с Гором выскочили из машины и бросились следом. Упала вышибленная дверь. Хон успел схватить пистолет и, обхватив Чарльза за шею, приставил дуло к голове гостя:
   - Ни с места! Или я стреляю! - крикнул он.
   Шелли кивнула солдатам спецназа, и те бросились к преступнику. Хон нажал на курок, потом ещё и ещё, но выстрелов не последовало. Солдаты повалили его на пол и защёлкнули наручники. И Шелли зачитала ему права.
  
   - А откуда ты знала, что пистолет не выстрелит? - спросил Гор, когда они уже ехали в машине.
   - Так я сама вынула из него патроны. Мы выяснили, что у Хона есть разрешение на ношение оружия. За домом велось наблюдение. Когда утром Хон уехал за покупками, Чарльз отключил сигнализацию - это для него раз плюнуть - мы проникли в дом, и я нашла пистолет в ящике стола.
   - А почему было просто не забрать его?
   - Ну а если бы Хон полез его искать, и не нашёл? Почуяв что-то неладное, он просто отменил бы встречу. И всё коту под хвост. А не окажись пистолета во время ареста, убийца мог бы воспользоваться ножом либо чем-то тяжёлым. А мы не имели права рисковать безопасностью Чарльза.
  
   Когда все прибыли в офис ФСК, Шелли поблагодарила Чарльза за помощь и напомнила, что ему ещё предстоит явиться в суд для дачи показаний. Прощаясь и пожимая руку, она протянула свою визитку:
   - Вдруг Вы надумаете поработать на нас? Хорошие IT-шники всегда на вес золота.
   - Это вряд ли. У каждого своя дорожка, - улыбнулся Чарльз. Но визитку всё-таки взял.
  
   Шелли захотела допросить Генри Хона одна. Когда они оказались друг напротив друга, за металлическим столом, она удивилась, насколько невзрачный и заурядный вид имел этот преступник. Бесцветные глаза, неопределённого цвета волосы. Увидев такого на улице, никогда не обратишь внимания.
   - Снимите с меня наручники, - потребовал он. - Или боитесь?
   Шелли встала и освободила Хону руки. Они сели. Он всё ещё был обескуражен своим арестом, а потому желал знать, как его вычислили. Шелли объяснила, как проходило расследование.
   - Так что идеального преступления не вышло. Надеюсь, Вы не будете отрицать то, что уже сказали Чарльзу? - спросила она.
   - Не буду. Я организовал убийство Петровски и его семьи, - ответил арестованный и что-то безумное мелькнуло в его глазах.
   - Да, но мне не вполне ясен мотив. Допустим, вы завидовали ему...
   Хон вымученно улыбнулся:
   - Ну что Вы. Просто я - сильная личность. Я могу управлять судьбами других.
   - А, по- моему, Вы слабый человек. Вот и Чарльз тоже об этом говорил.
   Шелли увидела, что в нём закипает ярость. Но её уже было не остановить, видимо нервная система требовала разрядки после напряжения этих дней:
   - А вы знаете, сильный человек, что делают в тюрьме с убийцами детей?
   Хон побледнел, вскочил и наотмашь ударил Шелли по лицу. Из носа хлынула кровь. Но это не помешало ей, в доли секунды, выполнить то, что нужно. Резкий удар сзади под колени, Хон падает и Шелли, заломав ему руку, уже на нём, а он бессильно хрипит, уткнувшись лицом в пол.
   - Так вот, значит, как поступают сильные люди? - спросила она, вытирая с лица кровь. - Убивают детей и бьют калек?
   Потом, уже сидя в курилке, Гор сказал Шелли, косясь на её разбитый нос:
   - Не стоило с психа наручники снимать.
   И добавил, улыбаясь:
   - А всё же ловко ты с ним справилась. Мы даже сообразить ничего не успели.
   - Как всегда, одной левой, - улыбнулась она.
  
  
   СПб, 1 - 7 мая 2020 г.
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"