Серая Зона: другие произведения.

Самый сложный план

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 7.76*63  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Пока у меня личный кризис жизненных обстоятельств, я не имею доступа к компьютеру для написания следующей главы "Планеты доктора Моро". Поэтому решил отвлечься небольшой (как ожидается) сайд-стори, которая происходит в той же вселенной, но напрямую к циклу DCиМРМ не относится. Протагонист этой повести не входит в основную команду, он в лучшем случае на "скамейке запасных".

  ПРОЛОГ
  
  - Вселенная нестабильна...
  - И несовершенна, - согласился умирающий.
  Кому, как не ему было это знать. Даже сейчас, с отрезанными конечностями, умирая от потери крови, он прекрасно видел и чувствовал её неполноту. Кто бы ни проектировал это мироздание, он определённо не обладал таким безупречным эстетическим чувством, как Аккорд.
  Злодей не интересовался тем, откуда идёт этот голос. Импровизация какого-нибудь Властелина, или воздействие Губителя на сознание? Плевать. Сила уже начала его анализировать, разлагая на гармоники, ища, что можно было бы в нём усовершенствовать. И находила на удивление мало. Голос был не только совершенен сам по себе - он вносил облегчение в тот кошмар беспорядка, которым стал его штаб после нападения Коди, и - если шире - весь Нью-Дели под атакой Бегемота. Слыша его, было легче умирать. А умирать вообще не слишком приятное занятие. Слишком хаотичное. Слишком неэстетичное. Хорошо ещё, что Аккорд был подвержен эффекту Мантона, и его сила не работала на собственном организме. А то понимание, как разваливается его организм - очень сложная, хорошо сбалансированная система, как по очереди отказывают органы, как один сбой порождает другой - свело бы его с ума ещё раньше, чем наступила бы смерть. Но и так один лишь вид собственного без двух минут трупа приводил его в состояние, близкое к бешенству. Он лежал неправильно, не в том месте, не под таким углом! В свободное время Аккорд спланировал несколько сотен вариантов собственной смерти - он не отличался таким самомнением, чтобы полагать, будто будет жить вечно. Но среди них не было ни одного настолько уродливого!
  Голос балансировал эту сцену, придавал ей хоть какое-то подобие завершённости - и за это Аккорд был ему благодарен. Насколько вообще способен испытывать благодарность суперзлодей, убивающий людей просто за невовремя сказанное слово.
  - Ты это понимаешь - и это единственное, что в тебе ценного, Аккорд.
  - Скоро и этого не останется, - меланхолично заметил умирающий. Лиза и Коди удивлённо оглянулись на него. И если Приговор решил, что его жертва просто бредит (паралюди подвластны травмам мозга ничуть не меньше, чем остальные, если не считать Бугаев), то Сплетница явно что-то заподозрила. И судя по выражению её лица, этот голос существовал не только у него в голове.
  - Останется столько, сколько я сочту нужным. Мне нужен часовщик. Механик, который исправит хотя бы часть этой вселенной. Наведёт в ней порядок.
  - Тогда тебе стоит действовать быстро, - заметил Аккорд. - Сплетница, сколько мне осталось жить?
  - Две минуты и сорок секунд до потери сознания, шесть минут до необратимых повреждений мозга, - машинально ответила Неформалка.
  - Меньше, - резко сказал Коди, вспарывая живот Аккорда новым лучом.
  Сплетница отвернулась. Не из брезгливости, конечно, вернее, не из человеческой брезгливости. Кровь и кишки её давно не смущали, она просто не видела смысла грузить свой мозг информацией о новых повреждениях, которые получил сейчас мастер планирования. А отключить силу тоже не могла, выживание в одной комнате с Приговором требовало работы её мозга и шарда на полную мощность.
  Она уже списала его со счетов. В высшей степени разумно.
  Но кто-то не списал.
  - Ты собираешься что-то делать, чтобы помочь мне с этим справиться? - Аккорд закрыл глаза, чтобы не пялиться на свои внутренности, и перешёл на еле слышный шёпот.
  - Собираюсь, но не в том смысле, в каком ты думаешь, - ответил голос. - Ты согласен выполнить для меня некоторую работу?
  Кто-кто, а Аккорд прекрасно знал, какой зловещий смысл может крыться за этими безобидными словами. Котёл тоже просил "некоторую работу", когда раздавал свои флаконы. Он, Аккорд, никогда так не делал. Он не использовал туманных намёков. Зная слабость человеческих мозгов, он всегда очень чётко описывал, что желает получить от своих контрагентов, неважно, нанимал он их на полчаса, или до конца жизни. Чтобы, если допустят ошибку, это была исключительно их вина.
  Но не то, чтобы у него был широкий выбор. Даже пожизненное рабство у самого безумного Властелина - лучше, чем если его сила, последняя надежда человечества, просто исчезнет. В крайнем случае, если его начнут использовать для того, чтобы систематически сеять хаос, он всегда сможет составить план по самоубийству.
  Силы Властелинов всегда плохо действовали на Умников, подобных Аккорду. Либо они просто тупели и утрачивали всякую полезность, либо... трудно полностью контролировать то, чего ты не понимаешь. "Планы внутри планов внутри планов" - для Аккорда это лёгкая разминка.
  - Согласен, - решительно сказал Аккорд, потратив на это слово свой последний выдох.
  - Весьма разумно с твоей стороны, - удовлетворённо заметил голос.
  В следующий миг сознание суперзлодея втянуло в водоворот из серого тумана. Это показалось ему предельно умиротворяющим.
  
  ТАРКИН-1
  
  - Простите за беспокойство, губернатор, но вы велели разбудить вас сразу же после выхода из гиперпространства.
  Аккорд машинально открыл глаза. Над ним нависал незнакомый потолок, состоящий из светящихся панелей. Под спиной была мягкая, но также совершенно незнакомая ткань.
  Он не спешил вставать или хотя бы поворачивать голову, чтобы понять, где оказался. Просто лежал, как в трансе, наслаждаясь давно забытым ощущением спокойствия.
  Просто потолок. ПРОСТО потолок. В голове не всплывало никаких идей по поводу того, как можно усовершенствовать его рисунок или механизм работы световых панелей. Он, похоже, устраивал Аккорда точно таким, как был.
  Потом до него дошло, что и голос, доносящийся откуда-то слева, тоже не провоцирует какую-то избыточную работу мозга. Хотя транслировался он далеко не идеально - некоторые согласные почти пропадали в треске помех. И тем не менее, Аккорд не испытывал ни малейшего желания наказать разработчика этого коммуникатора. Ну трещит себе, и пусть трещит, ему-то какое дело? Главное, что слова в целом понятны.
  Кстати, это не просто передатчик. Это комлинк. И это не просто слова - это слова Базового языка. И это не просто голос - это голос Хиндана Даркка, капитана "Исполнительницы", Звёздного Разрушителя типа "Имперский". Откуда он это знает?!
  А почему он, собственно, не должен знать имя капитана своего личного корабля?
  Стоп. Какого ещё личного корабля?! У Аккорда таких сроду не было.
  У Аккорда - не было, ехидно согласилась память. А вот у Таркина - были. Не на попутках же ему, в конце концов, летать инспектировать свою зону ответственности! Она у него оч-чень немаленькая!
  Аккорд вспоминал, вспоминал и вспоминал. И с каждой секундой всё глубже погружался в такую бездну шока, что даже смерть от рук Приговора-Коди на этом фоне казалась ничего не значащим пустяком.
  Он больше не на Земле Бет. Да и вообще не на Земле. Да и не на планете, если на то пошло. И он больше не Аккорд.
  Если верить услужливо подсунутым воспоминаниям, он - Уилхуфф Таркин, 51 года, гранд-мофф (один из самых влиятельных чиновников, губернатор сверхсектора) Галактической Империи. Находится на борту своего личного звездолёта. Летит инспектировать один крайне секретный проект на орбите планеты Геонозис.
  А может, так оно и есть? Может быть, никакого Аккорда и не было никогда? Просто Таркину от волнения приснился очень яркий сон о славной жизни и бесславной смерти одного не в меру умного суперзлодея?
  "Однажды Чжуан-цзы приснилось, что он бабочка, счастливая бабочка, что достигла исполнения желаний, и которая не знает, что она Чжуан-цзы.
  Внезапно он проснулся и тогда с испугом увидел, что он Чжуан-цзы. И неизвестно, Чжуан-цзы ли снилось, что он бабочка, или же бабочке снится, что она Чжуан-цзы..."
  Но эта притча существовала в мире Аккорда. В мире Таркина её не было. Хотя возможно, некоторым особо просветлённым джедаям она могла бы понравиться.
  Но джедаев больше не существует. Он, Таркин, лично приложил к этому руку, хоть и косвенно. Или это всё-таки был не он?
  "Буду считать Аккорда и весь мир паралюдей выдумкой, пока не получу доказательств обратного. В конце концов, мир Империи мне дан в ощущениях, и он определённо нравится мне больше".
  Да, это не был рай земной (точнее, космический). Здесь бушевали войны, охватывающие целую Галактику, здесь пираты грабили мирные суда, здесь существовали тирания, неравенство, бедность и голод... Но здесь не было того давящего ощущения безнадёжности, которое пронизывало каждый шаг паралюдей на Земле Бет. Здесь могли сжигать целые планеты, но цивилизация в целом это бы вряд ли заметила. Она просто была слишком велика. Тысячи, миллионы обитаемых планет. Появись здесь монстры, подобные Губителям, далеко не факт, что местные вояки сумели бы с ними справиться - даже со всеми их турболазерами и световыми мечами. Но... Бегемот, Левиафан и Симург могли бы разносить по пять городов в день каждый... и всё равно потери от их деятельности оставались бы на уровне статистической погрешности.
  Поэтому, несмотря на все кошмары недавно отгремевшей Войны Клонов, галактическая цивилизация в целом смотрела в будущее достаточно уверенно. Она существовала уже десятки тысяч лет. И собиралась просуществовать ещё минимум столько же. Очень приятный контраст относительно медленно разваливающегося мира Земли Бет.
  - Губернатор, с вами всё в порядке? Мне послать к вам помощь?
  - Не нужно, - Таркин пришёл в себя, вынырнув из размышлений и воспоминаний. - Вы всё правильно сделали, капитан, я просто немного задумался относительно недавно полученного сообщения. Сколько понадобится времени, чтобы достичь Объекта?
  - По обычному графику - тринадцать часов.
  - В прошлый раз же было девять? - чуть удивлённо приподнял бровь гранд-мофф, хотя и сам догадывался о причинах задержки.
  - С тех пор было добавлено ещё несколько карантинных зон и процедур проверки, сэр. Думаю, мы можем обойти некоторые из них, но...
  - Не нужно. Мы никуда не спешим. Следуйте по обычному графику, пусть экипажи защитного периметра не расслабляются. Более того, если кто-то из них будет проверять нас недостаточно придирчиво, немедленно запишите его позывные и личный код.
  - Слушаюсь, губернатор.
  
  То, что сейчас называлось просто "Объектом" или, чуть более официально, "Объектом номер один", когда-то носило названия "Великое оружие" и "Экспедиционный боевой планетоид". Естественно, после запуска в эксплуатацию ему следовало получить новое, более красивое и официальное имя.
  Откровенно говоря, это был самый большой геморрой в заднице Империи в последние восемь лет. И только надежда, что оно станет таким же геморроем для её врагов, когда наконец будет запущено в эксплуатацию, заставляла Императора и его сановников продолжать строительство. Ну не бросать же на полдороги то, во что вбухали ТАКИЕ средства?! Один только демонтаж уже готовых конструкций обойдётся в триллионы кредитов...
  Облик этого космического чудовища менялся столько же раз, сколько его имя.
  Изначальный геонозианский проект "Великое оружие", созданный ещё в период Войны Клонов, представлял собой просто громадный летающий улей. Невероятно разбухший авианосец, мобильная база снабжения и поддержки. Очень условно мобильная, конечно - от системы к системе этот монстр должен был ползти неделями, так как вместо одного большого гипердвигателя на него предполагалось поставить множество малых, синхронизированных при помощи хитроумной компьютерной системы. То же самое, кстати, и с генераторами щита - они были, но не шли ни в какое сравнение с масштабами станции, просто множество шатровых щитов по всей поверхности. На прямой космический бой "Великое оружие" не рассчитывалось в принципе - предполагалось, что если противник и прорвётся к станции, она будет защищена просто своими размерами - пока нападающие будут отстреливать от летающего города квартал за кварталом, громадный москитный флот вместе с флотом сопровождения разберут их на запчасти.
  Потом проект попал в руки Райта Сиенара, гениального инженера и кораблестроителя (а также хорошего друга Таркина). В его голографическом планшете база начала превращаться уже в настоящую боевую станцию, обзавелась приличными щитами, турболазерными батареями и двигателями, как для обычного, так и для гиперпространства. Сиенар также добавил на неё гигантский турболазер планетарного калибра, способный испарить Звёздный Разрушитель с одного попадания.
  Теперь это была уже настоящая боевая станция - не только суперавианосец, но и суперлинкор, который мог бы сойтись в бою со средним секторальным флотом и разнести его в клочья, сам не получив ни царапины. Правда, для защиты от вражеских "москитов" ему по-прежнему требовалось открыть собственные ангары, но об этом Сиенар позаботился, пообещав забить их новейшими истребителями собственного производства - Райт ведь был не только инженером, но и промышленником, директором крупной кораблестроительной корпорации.
  С тактической точки зрения всё было нормально, но со стратегической "Экспедиционный боевой планетоид" первой модели по-прежнему напоминал пресловутый чемодан без ручки. Его громадные реакторы даже в режиме орбитальной стоянки пожирали больше топлива, чем тот самый секторальный флот. А уж когда станция начинала двигаться, или тем более прыгать в гиперпространство, то и вовсе превращалась в мобильную экономическую катастрофу. А двигаться ей пришлось бы много - легко догадаться, что потенциальный противник совсем не будет гореть желанием встретиться с этим монстром лицом к лицу, и постарается его переманеврировать.
  Инициативу перехватил амбициозный директор Орсон Кренник. Используя разработки своего хорошего друга Галена Эрсо, он предложил использовать для энергоснабжения станции кайбер-кристаллы - экзотические образования, нарушавшие в определённом смысле закон сохранения энергии. Никто не знал, как именно они это делают, что служило причиной определённого недоверия к ним со стороны учёных и инженеров. Нельзя полагаться в проектировании энергостанций на чёрную (или даже белую) магию. Говорили, что кайбер-кристаллы каким-то образом связаны с Великой Силой, что у них есть собственный характер, что они реагируют на поведение владельца... Но даже если бы это всё были просто сплетни и слухи, был ещё один принципиальный недостаток - количество этих кристаллов в Галактике заведомо ограничено, их нельзя произвести, можно только найти, и находятся они весьма редко.
  Поэтому найденный кристалл срочно тащили не на стройплощадку, а в лабораторию очередного НИИ. Только джедаи и ситхи осмеливались их использовать в практических целях - в своих световых мечах. Но пользователи Силы всегда имели не совсем обычные отношения с экономикой.
  "Это и хорошо, - сказал упрямый Кренник. - Значит, никто больше не сможет построить вторую такую станцию - а нам больше одной и не потребуется".
  Бюрократические шестерни подмазал лично Император, и должное количество кайбер-кристаллов на проект было выделено. Благо, джедаев, способных опротестовать разграбление своего храма и ряда реликвий по всей Галактике, к тому времени уже не осталось. "Экспедиционный боевой планетоид" второй модели получил практически неограниченную автономность. Но Кренник на этом не успокоился.
  Его раздражала слишком длинная цепочка преобразований. Кайбер-кристаллы выдают излучение, излучение преобразуется в тепло, тепло в электрическую энергию, электричество в гиперматерию, гиперматерия по мере надобности сжигается в реакторе, превращаясь обратно в электричество, а уже эта электроэнергия идёт на турболазеры. Само собой, КПД каждого из процессов преобразования был очень далёк от стопроцентного.
  А нельзя ли сделать так, как в светомечах изначально было, поинтересовался директор. Использовать выходящее из кристаллов излучение для прямого нанесения ущерба?
  Невозможно, решительно заявил Гален Эрсо, который всё ещё оставался пацифистом, и желал исключить малейшие варианты военного использования своих открытий. Маленькие кристаллы в светомечах настраивали джедаи при помощи Силы. Настроить большие кристаллы не может вообще никто, ни у кого нет столько Силы. Они будут выдавать только рассеянное тепло, и это очень хорошо. Потому что если бы из такого кристалла вырвался сфокусированный луч квазиплазмы, ничего бы не осталось ни от энергостанции, ни от города вокруг...
  Но Кренника описанная апокалиптическая картина только больше раззадорила.
  Он обратился к Императору с предложением продолжать строить станцию, уже со встроенным гигантским кайбер-излучателем - а он, Кренник, найдёт способ настроить и синхронизировать кристаллы позже. Отвечает за это головой. Вероятно, голова одного технического директора не стала бы для Палпатина серьёзным аргументом, чтобы продолжать тратить триллионы кредитов в год. Но Император, неплохо осведомленный об истории и традициях древних ситхов, знал, что некое подобие гигантской пушки на кайбер-кристаллах было разработано ими тысячи лет назад. Один ситх у него под рукой был - Лорд Вейдер - так что в крайнем случае, если Кренник потерпит провал, можно было обратиться непосредственно к Великой Силе.
  Построить суперлазер - установку для размещения оружейных кайбер-кристаллов и подачи к ним инициирующих потоков энергии - было поручено выдающемуся архитектору Бевелу Лемелиску. Вместе с Сиенаром он должен был придумать, как вписать эту монструозную пушку в конструкцию планетоида, чтобы ничего не поломать.
  В "гонку за суперлазер" неожиданно включился сам Таркин (впрочем, неожиданно только для других, не для него самого - он ведь и подсунул Императору Лемелиска, чтобы подвинуть в сторону слишком амбициозного Кренника). Пока Орсон Кренник разыскивал сбежавшего Галена Эрсо, в надежде всё-таки заставить его разработать метод настройки кристаллов, не связанный с Силой, гранд-мофф сделал ставку на экзотические способности представителей народа омвати. Этот разумный вид был почти забыт Республикой, Таркин лично заново открыл его родную планету Омват. Синекожие существа с пёрышками вместо волос оказались чрезвычайно одарены в определённых разделах математики и физики - тех самых, что описывали структуру кайбер-кристаллов. Таркин полагал, что при правильном обучении, они смогут догнать и перегнать Галена Эрсо с его группой. Наградой стало бы обладание величайшим оружием в Галактике.
  
  Построить боевую станцию таких масштабов - само по себе было задачей не менее сложной и творческой, чем спроектировать её.
  Без геонозианцев с их роевым мышлением и беспредельным трудолюбием эта задача, вероятно, оказалась бы вообще нерешаемой. Но даже инсектоиды ничего не смогли бы поделать, если бы вся Галактика не снабжала их ресурсами. Экономики одной системы, сколь угодно продвинутой, тут не хватило бы.
  Строительство любого крупного и стратегически важного проекта сталкивается с тремя требованиями, каждое из которых противоречит остальным: максимальная защита, максимальная секретность и максимальная продуктивность.
  Защита мешает секретности и продуктивности. Оборонительные периметры привлекают внимание, а постоянные проверки замедляют продвижение транспортов с грузом, которых ежесуточно приходят тысячи.
  Секретность и продуктивность мешают друг другу - транспортные потоки опять же привлекают внимание, как и контракты с производителями. Чем больше разумных вовлечено, тем меньше вероятность, что все они смогут удержать язык за зубами. Да, большинство из них - это геонозианцы, которые не склонны болтать с посторонними и крайне редко покидают родную планету. Но даже меньшинство (хотя бы экипажи кораблей охранного периметра) - это сотни тысяч.
  Поэтому проект всегда был компромиссом, более или менее удачной попыткой совместить несовместимое. Посторонние в эту систему не попадали вообще - корабли поставщиков сдавали груз на перевалочных станциях в соседних системах, откуда его перевозили на Геонозис уже собственные корабли проекта. Но даже они каждый раз проходили всестороннюю проверку, ведь недобитые сепаратисты или вновь поднявшие голову мятежники могли замаскировать свой корабль под один из них, или угнать настоящий имперский звездолёт.
  Из-за этого строительство обещало затянуться на двадцать лет, при этом какие-то утечки информации в любом случае будут неизбежны.
  Как сеть обороны Геонозиса, занимавшая половину системы, так и сеть его снабжения, протянувшая щупальца по всей Галактике, представляли собой отдельные организационные шедевры. Кому, как не ему это знать - ведь Таркин сам их проектировал. Не один, конечно - сотни специалистов по безопасности и логистике строили эти схемы. Он в основном занимался тем, что устранял бюрократические препоны и улаживал конфликты.
  И тем не менее, по мере того, как "Исполнительница" проходила все круги ада... то есть обороны - он всё глубже понимал неуклюжесть и неполноту этой системы. Аккорду понадобилось бы всего полчаса, три сообщения по Голонету и пять - по внутренней сети системы, чтобы сократить половину этих постов, сделав оставшиеся совершенно непроницаемыми для любого злоумышленника. Ошибка проектировщиков заключалась в том, что они воспринимали станцию лишь как пассивный объект, подлежащий защите, в то время, как она сама должна была стать ключевым объектом собственной обороны. Прямо на обшивке Объекта можно было разместить сканеры, турболазеры, ионные орудия и генераторы притягивающего луча, которые в дальнейшем станут элементом конструкции готового планетоида. Да и шаттлы инспекции можно базировать там же... А корабли проекта можно превратить в принципиально не угоняемые ловушки для злоумышленников, идентификацию же их сделать полностью автоматической...
  Жаль, что Аккорд существовал лишь в его сне.
  
  На экране показался, наконец, сам Объект. Пока что станция больше всего напоминала игрушечный гироскоп - два пересекающихся обруча, один экваториальный и один меридианальный, плюс несколько конструкций между ними. Однако в центре уже горела маленькая звезда - ядро станции, мощнейший реактор гиперматерии из всех существующих. Сверху к нему примыкала серебряная полусфера энергогенератора на кайбер-кристаллах, а снизу отходили энергетические магистрали, ведущие к гипердвигателям расположенным на экваторе. Досветовые двигатели ещё не работали, но выполнить гиперпрыжок в случае крайней необходимости конструкция уже могла. Для этого её специально собирали на высокой орбите, за пределами гравитационного колодца Геонозиса - что удлиняло транспортное плечо, но увеличивало безопасность.
  Да, хорошая система, никто не спорит. Достаточно сложная, и в то же время упорядоченная, гармоничная, не раздражающая одним своим существованием. Имперский девиз - "Мир и порядок!" воплотился в ней с удивительной точностью. Ни геонозианцы, ни Лемелиск, ни Сиенар, ни сам Таркин, если на то пошло, никогда не творили хаоса ради хаоса, никогда не работали спустя рукава, не делали халтуры. О, как же Аккорд ненавидел халтуру! Даже человек, который целенаправленно сеет хаос, наподобие Джека-Остряка, и тот порой причиняет меньше вреда, чем халтурщик, не имеющий вредных намерений, но работающий по принципу "и так сойдёт". Во-первых, после разрушителя чаще всего остаётся пустое место, на котором можно всё начать заново. После халтурщика же приходится переделывать - разрушать всё, что он натворил, прежде чем приняться за работу самостоятельно. Во-вторых, большинство разрушителей можно просто убить - и тебе за это только спасибо скажут, а твоё положение лишь укрепится. С халтурщиками, увы, это не работало. Мир отказывался понимать, что их смерть является для него большой услугой.
  Да, в системе Геонозиса халтурщиков, к счастью, не было. Одна из немногих вещей, за которые стоит сказать спасибо Лорду Вейдеру. У бездельников и разгильдяев под его командованием регулярно возникали... некоторые проблемы с дыханием. Фраза, "Вы подвели меня в последний раз" была так же известна, как и его чёрный костюм.
  Но это не означало, что нельзя ничего усовершенствовать. Полной гармонии, математического совершенства ни Лемелиск, ни Сиенар всё-таки не достигли. Даже уже построенную часть станции можно было сделать лучше. Хитрая система подвесных гондол и моторов позволит турболазерам менять прицел так же быстро и легко, как скорострельные лазерные орудия, а столь же хитрая объединённая компьютерная система управления огнём позволит координировать огонь всей батареи - выпуская сразу несколько турболазерных импульсов в одну область пространства, с упреждением, перекрывая все векторы отхода, так, чтобы самый маневренный истребитель не имел возможности отвернуть и при любом манёвре "поймал" хотя бы один импульс. А неизбежные (хоть и немногочисленные) "дыры" в сети обстрела можно заполнить минами, удерживая их при помощи притягивающих лучей в нужных точках...
  Эта технология могла бы в принципе покончить с москитным флотом (а заодно и со скорострельными орудиями, которые обычно применялись для борьбы с ним), не будь Аккорд единственным, кто способен был её разрабатывать. Размещение подвесных турболазеров и программирование компьютеров наведения должно быть уникальным для каждой модели корабля, чтобы огневой барьер обрёл по-настоящему смертоносную эффективность и при этом не жрал чересчур много энергии. Это Объекту хорошо, с его бездонными энергозапасами. При этом на корабле должно быть достаточно много (не меньше сотни) турболазерных батарей, иначе достаточно плотного огня не выйдет. Опять же Объект тут в уникальном положении, хотя Лира Уэссекс вроде бы грозилась разработать нечто с достаточной огневой мощью...
  Стоп! Какой ещё к чёрту Аккорд?! Это же просто сон, спровоцированный слишком назойливыми мечтами Таркина о Новом Порядке, разве нет?!
  Гранд-мофф оглядел рубку "Исполнительницы", и понял, что параноидальное восприятие суперзлодея, избавление от которого доставило ему столько удовольствия этим утром, вернулось в полном объёме. Мозг немедленно начал подсказывать способы, как более эффективно расставить офицеров и приборы, кого из подчинённых стоит повысить, а кого казнить, чтобы увеличить эффективность работы команды, а также как перекрасить униформу, чтобы она смотрелась более гармонично...
  "Одно из двух... либо Земля Бет реально существовала и я действительно Аккорд в теле Таркина... Либо я окончательно схожу с ума и начинаю грезить наяву".
  Проверить это можно было только практикой. Если планы, которые приходят ему в голову, окажутся рабочими - значит, шард существует в реальности, а с ним и паралюди, и их мир. Если же они окажутся псевдоглубокомысленной чепухой... ну, значит пора вызывать для себя санитаров и брать отдых на пару месяцев, если не лет. Кренник, конечно, будет счастлив, но делать ему такой подарок очень не хотелось.
  Проблема была в самой природе силы Аккорда. Её нельзя было испытать на какой-нибудь мишени из пластали, или даже на невезучем заключённом из тюремного блока. Она эффективно работала только с большими, сложными системами. Систем таких в подчинении у Уилхуффа Таркина, конечно, хватало. Но на роль подопытных гизок они все не очень годились. Император вряд ли поймёт, если он начнёт перестраивать планетарную экономику или инфраструктуру Объекта ради проверки своего психического здоровья. Столь дорогую психотерапию он позволял только своим любимчикам - разнообразным последователям Тёмной Стороны, среди которых встречались как реально одарённые , так и банальные шарлатаны. Видимо потому, что понятия "тёмный" и "сумасшедший" достаточно близки. Но ото всех остальных, не владеющих Силой и не претендующих на это, Палпатин требовал вменяемости - или хотя бы умения держать свои глюки при себе, давая им волю только в нерабочее время.
  "В конце концов, только вменяемому человеку можно что-нибудь вменить - а это обязательный элемент императорской политики".
  В довершение ко всему, тестовая система должна иметь небольшое время отклика. Чтобы успех или провал был ясен сразу, а не через пару месяцев.
  С другой стороны... ни одному из подчинённых Палпатина не запрещено торговать и улучшать своё состояние. Император будет только рад, если его преданные слуги обогатятся - они станут влиятельнее, а через них и он сам. И если разорятся - тоже рад, как ни странно. Они ведь станут более зависимы от его воли.
  При этом никакой Числовик не следит за местной экономикой на предмет поиска Умников. Возможно, у Императора есть ручные джедаи, которые отслеживают воздействия на биржу при помощи Силы - но все знают, что Таркин в Силе туп, как пробка, уж за этим Вейдер проследил давно.
  Таркин сел за терминал Голонета и стал изучать банковские сводки. Когда картина взаимодействия тысяч экономических векторов сложилась в его мозгу, он отправил несколько писем доверенным агентам. Ему понадобилось почти всё состояние клана Таркинов и некоторая инсайдерская информация от Райта Сиенара, чтобы запустить желаемый процесс. Но разорения он не боялся - Уилхуфф давно уже жил не на семейные деньги. Человек, который собирает налоги со сверхсектора, бедным не будет никогда. Впрочем, он бы прожил и на одно только губернаторское жалование, будучи весьма неприхотливым в быту.
  Он почти надеялся, что ничего не получится, когда меддроид вкалывал ему дозу снотворного. Но вечером в новостях Голонета сообщили о панике в Межгалактической системе обмена валют и о близости Межгалактического Банковского Клана к разорению. А семья Таркинов стала богаче в 89 раз.
  Шард существовал. И работал.
  
  АККОРД-1
  
  На следующий день гранд-мофф раздал больше приказов, чем за весь предыдущий год. Основными препятствиями, как и на Земле Бет, были косные проверяющие, не желавшие понимать его гениальности. Но Таркин, в отличие от Аккорда, во-первых, изначально (на момент появления попаданца в своей голове) имел очень широкие полномочия, а во-вторых - был по своему характеру очень пробивным, харизматичным, решительным человеком. Он умел и любил устранять любые препятствия, которые появлялись у него на пути - будь то хищный зверь, пиратская эскадра или статья в законах.
  Строители встретили обновления с восторгом - планы Аккорда дали им больше работы, а работа для геонозианца - всё. Служба безопасности проекта - со сдержанным скептицизмом, с её точки зрения реформа обороны посреди строительства была откровенным безумием, если не саботажем. Да, Таркин имел право отдавать такие приказы, и возможно, новая схема будет даже лучше... но коней на переправе не меняют. Что если нападение или диверсия случится именно в процессе перестройки?
  Аккорд не мог им объяснить, что он учёл все сложности переходного этапа, и что оборона будет оптимально возможной не только в конце, но и в каждый выбранный момент. Это затруднило и замедлило перестройку (с десяти дней до трёх недель), потребовало дополнительных инструкций отдельным кораблям и инспекторам - но в итоге каждый из них был в каждый конкретный момент занят обеспечением безопасности, знал, что ему делать и к кому обращаться. Более того, зная ненадёжность человеческого фактора, Аккорд ещё и продублировал каждого исполнителя - если тот растеряется или поленится выучить новые инструкции, его работу выполнит другой.
  Там, где люди играли всего лишь роль винтиков в системе, Аккорд чувствовал себя абсолютно уверенно. Да, он предпочитал хорошие, надёжные винтики - но мог использовать и плохие. Просто плохих надо больше, два или три крепления вместо одного, чаще заменять изношенные - но в распоряжении Таркина их было достаточно.
  Вот только помимо винтиков тут нужна была ещё и отвёртка... а отвёртку заменить или продублировать у него возможности не было.
  Носила эта отвёртка имя Дарт Вейдер. С одной стороны, Тёмный Лорд Ситхов был очень хорош там, где требовалось простимулировать сотрудников страхом. Он также представлял собой чрезвычайно мощную боевую единицу, которой можно было заткнуть почти любые дыры в обороне. В наземном бою, в абордажной операции или в догфайте истребителей Вейдер был тем же самым, чем Объект обещал стать в сражениях космических дредноутов - ультимативным оружием, которому просто нечего противопоставить.
  Но... он Таркину не подчинялся. И теперь не подчинялся Аккорду. И если Таркина это просто раздражало, то Аккорда откровенно бесило. Киборга в чёрном шлеме нельзя было контролировать, а Аккорд ненавидел всё неконтролируемое. А вот он контролировать Таркина очень даже мог - он, собственно, за этим и был к нему приближен - и это бесило ещё больше, потому что Аккорд ненавидел, когда всякие профаны вмешиваются в его тщательно продуманную работу.
  Формально Вейдер был не просто младше Таркина по положению - он формально был вообще никем. Посланник Императора по особым поручениям. "Комиссар" - всплыло в памяти слово из той, другой жизни. И даже этот статус (естественно, отсутствовавший что в военной, что в гражданской табели о рангах) не был зафиксирован ни в одном императорском указе. Формально любой штурмовик, не то, что гранд-мофф, мог послать Тёмного Лорда на все четыре стороны. На практике же делать так могли только законченные самоубийцы. Всё равно, что спорить с Котлом в его мире - женщина в шляпе, приходившая за теми, кто задавал слишком много вопросов, тоже не имела никакого официального статуса. Но "бука" хотя бы не мозолила постоянно глаза своим присутствием!
  Нет, конечно неофициальное решение проблем имеет свои преимущества. Что Таркин, что Аккорд это прекрасно знали - они оба и сами не любили бюрократов, и не раз прибегали к противозаконным методам в своей деятельности. Но чтобы строить на этом всю логику государственного управления... По мнению обоих, Палпатин чересчур заигрался, страдал головокружением от успехов - или может быть, джедайское покушение в конце Войны Клонов не только экстерьера ему стоило. Он всё-таки политик, публичное (и при том первое) лицо. Такой откровенный, демонстративный беспредел подавал плохой пример всяким несознательным элементам. Перевод Вейдера на легальное положение потребовал бы от Палпатина всего лишь одного росчерка светового пера и пары минут работы фантазии для придумывания громкого названия новой должности - Сенат у него давно с руки ест. Создал же он всяких там Инквизиторов и Рук Императора - никто и не пикнул. Но Вейдер по-прежнему оставался подчёркнуто вне любых иерархий - и тем не менее, ему требовалось оказывать всяческое содействие.
  В мозгу тут же начали сами собой формироваться различные планы устранения ситха - но Аккорд усилием воли заставил шард заткнуться, переведя его на другие задачи. Во-первых, возможности Вейдера ему до сих пор толком не известны, а без нормальных вводных любой план будет просто лишней тратой серых клеточек. А во-вторых, прорабатывать способы убийства Тёмного Лорда в присутствии последнего - не самый лёгкий путь на тот свет. Этот парень из тех, о ком даже думать следует шёпотом. Читать мысли, насколько знал Таркин, даже пользователи Силы не умели (во всяком случае, не все умели). Зато почти все прекрасно ощущали направленные на них векторы агрессии - то ли эмпатия, то ли ограниченное предвидение будущего, то ли смесь первого и второго.
  
  - И как вы объясните свой внезапный приступ организационной активности, губернатор Таркин? В том числе в областях, где вы не имеете профильного образования?
  - Хорошему начальнику, друг мой, совершенно незачем профессионально разбираться во всех отраслях, которыми он занимается, - Таркин всегда общался с Вейдером в снисходительно-дружеском тоне, зная, как последнего это бесит, - да это и в принципе невозможно, если только вы не относитесь к долгоживущей расе вроде хаттов, ну или вам не помогает Великая Сила. И та, как мы знаем, не всемогуща - джедаи, например, оказались весьма посредственными полевыми командирами, хоть и непревзойдёнными бойцами. У хорошего начальника есть подчинённые, которые разбираются в том, чего не знает он. Пока вы искали по всей Галактике одарённую в Силе молодёжь, я искал одарённых в других областях. Порой талантливые самоучки из Внешних Регионов могут предложить не менее интересные вещи, чем выпускники лучших академий Корусканта. Я такие идеи записываю - не сам, конечно, для этого у меня есть дроид-секретарь - и когда вижу подходящий момент, применяю. Сейчас, на мой взгляд, вполне подходящий.
  Это было правдой - Таркин действительно уделял много времени "поискам самородков", на него работали целые институты кадровиков.
  - И вы, ни с кем не советуясь, применили разработки каких-то самоучек к самому важному стратегическому объекту в Галактике?!
  - Мне казалось, что чрезвычайные полномочия были мне предоставлены именно для этого, - "удивлённо" приподнял бровь Аккорд. - Только конечно, не "не советуясь". Все мои инновации предварительно прошли проверку у сертифицированных специалистов высочайшей квалификации.
  - У каких именно? - Таркин мог бы поклясться, что под безликим шлемом Вейдер буравил его взглядом, но с Аккордом эти трюки были в высшей степени бесполезны. В самом начале беседы он загрузил свой мозг продумыванием усовершенствований доспеха и протезов ситха. Благо, те сами напрашивались - придумать столь неуклюжую, неэффективную и негармоничную конструкцию мог разве что Технарь, который специализировался на садизме. Даже если бы Вейдер был настоящим телепатом, он вряд ли смог бы извлечь из мозга парачеловека что-то полезное для своего расследования. Слишком большой поток лишней, фоновой информации. А уж для всяких эмпатов это и вовсе пустая трата времени. Никакой мотивации, кроме предельной сосредоточенности на решении задачи, в его голове сейчас нет.
  И пытаться поймать величайшего планировщика Земли на мелочах - тоже безнадёжно. Аккорд преспокойно перечислил имена порядка пятидесяти консультантов, якобы одобривших эти изменения. Разумеется, все они существовали в реальности, все действительно имели соответствующую квалификацию и допуск секретности. Но вот беда, большинство было не досягаемо для быстрой проверки. А немногие досягаемые - получили соответствующие материалы и инструкции. Что-что, а подкопаться под него и на Земле Бет было невозможно. Исключая разве что Умников сравнимого класса. Контесса или Числовик, вероятно, смогли бы. Может быть Сплетница, при достаточном времени и ресурсах. Но сверхспособности Вейдера, хотя Аккорд и не склонен был их недооценивать, лежали в совершенно иной плоскости.
  Тёмный Лорд ещё пару минут постоял напротив, не произнося ни слова, затем так же молча развернулся, и картинно взмахнув плащом, направился на выход. Это молчание само по себе было невысказанной угрозой, которая могла бы произвести впечатление на многих... но не на Таркина.
  При всех недостатках гранд-моффа, одна слабость была ему совершенно неведома - страх. Уилхуфф прекрасно умел пользоваться страхом, чтобы влиять на других людей, но сам его не испытывал. Никогда.
  И Аккорд после перемещения это качество от него унаследовал.
  
  Следующие три дня он потратил на создание системы дроидов-сканеров и осмотр с помощью этой сканирующей стаи уже готовых частей Объекта.
  Разумеется, эти машины тоже имели двойное назначение, чтобы его никто не обвинил в разбазаривании средств. Дав ему нужные ответы, они не пойдут в переплавку, а станут частью новой таможенной системы Геонозиса, мимо которой и мышь не проскочит.
  А результаты сканирования подтвердили то, что он и так подозревал.
  Когда шаттл Таркина совершил пробный гиперпрыжок за пределы системы, все его способности напрочь пропали. Как отрезало. Целых пять часов до возвращения он мог наслаждаться блаженной тишиной в голове.
  Шард Аккорда находился на Объекте. Замаскированный отчасти под кайбер-кристаллы его энергогенератора, отчасти под главный компьютер и систему энерголиний, отчасти под пустые складские отсеки. При поверхностном осмотре всё было нормально, те части, которые обслуживаются техниками, выглядели так, как и должны были выглядеть. Функциональность Объекта ничуть не пострадала, гигантский симбиотический кристалл хорошо "вошёл в роль", передавая те сигналы и энергетические импульсы, которые и должен был передавать. Выработка энергии, конечно, упала, потому что часть кайбер-кристаллов исчезла в неизвестном направлении. Но шард эффективно перераспределил оставшиеся энергопотоки, увеличив КПД всех процессов, так что конечный энергетический выход остался на том же уровне, до пятого знака после запятой.
  - Умник... - почти с нежностью произнёс Аккорд. В этой идеальной организации процессов он узнавал самого себя.
  Но конечно, если кто-то вздумает провести глубокую инспекцию систем планетоида, его ждёт множество интересных открытий. Поэтому задача Аккорда - такой инспекции не допустить. К счастью, это вполне совпадало с основной задачей гранд-моффа - не позволить никому сорвать или замедлить процесс строительства. Чтобы добраться до слоёв, где залегал шард, уже построенные части станции пришлось бы жестоко раскурочить. А этому ни Вейдер, ни Кренник, ни сам Император не будут рады.
  
  Быть гранд-моффом - круто.
  Аккорд ненавидел молодёжный жаргон, но именно к его ситуации это слово наилучшим образом подходило. Круто. "Хорошо", "приятно" или "великолепно" не передавали всех оттенков смысла.
  Всю жизнь с момента триггера он страдал от того, что к его планам не прислушивались. Почти всю эту часть жизни он потратил на то, чтобы получить доступ к большим сложным системам, на которых его дар мог по-настоящему развернуться. Его не интересовала власть в том смысле, в котором понимало её большинство суперзлодеев Земли Бет - возможность доминировать, унижать, отбирать что-то у других, безнаказанно причинять боль. Просто все большие системы уже кому-то принадлежали. И этот кто-то не был склонен прислушиваться к рациональным аргументам. Хотя бы потому, что рациональны они были лишь с точки зрения Аккорда. В этом состояло его главное проклятие - он не был способен объяснить свои планы другим людям. Все они - даже Котёл - были слишком тупы, чтобы осознать бесчисленное множество связей, которое он учитывал за одно мгновение.
  Чтобы решить эту проблему, ему понадобилось всего лишь... умереть.
  Переместив в другую галактику, в тело другого человека, загадочный наниматель одним махом разрубил гордиев узел противоречий. Должность гранд-моффа затем и создавалась, чтобы принимать ключевые решения, никому ничего не объясняя. Сверхсектор был очень, очень сложной системой - на порядки сложнее, чем вся Земля Бет. Изучая его проблемы, шард Аккорда мурлыкал, словно кот, по уши обожравшийся краденой сметаной. Тут требовалось учитывать не тысячи даже - миллионы факторов! Аккорд представить себе не мог, как с ним справлялись обычные люди, не имевшие сил Умника. Знал, из памяти Таркина, что справлялись, но всё равно не представлял. Под руководством простого смертного тут всё должно было пойти вразнос не позже, чем через пару десятилетий. Возможно, Великая Сила могла тут что-то исправить, но скорее всего, Палпатин и сам не понимал, какую бомбу он закладывает под своё правление, одобряя "Доктрину Таркина".
  Нет, сама идея "править не силой, а страхом перед силой" - безусловно была правильна. Аккорд и сам знал толк в запугивании, это был один из основных элементов его репутации - всякий, кто переходил ему дорогу, даже в мелочах, вскоре по уши обрастал проблемами.
  Но её практическая реализация применительно к этой Галактике... Но связанная с этим идея тотальной централизации управления в руках немногих доверенных лиц...
  К большому кнуту должен прилагаться столь же большой пряник, это даже без суперсил было понятно. А вот с пряниками у Империи в ближайшее время должны были возникнуть огромные проблемы.
  
  "Старая Республика была легендарной Республикой, более великой, чем само пространство и время", - говорилось в одной старинной (и запрещённой) хронике.
  С величием там, конечно, преувеличили, но Республика и впрямь худо-бедно смогла протянуть пять тысяч лет. Весьма, весьма уважаемый срок, что по местным меркам, что для Земли. Империи, увы, подобное не светило. И вовсе не потому, что Республика была "хорошей", а Империя "плохой".
  Дело в том, что сам термин "республика" к сложившейся в Галактике системе управления подходил мало. "Федерация" - было бы уже ближе, а "конфедерация" - ещё точнее.
  Никто никогда не проводил полной переписи населения Галактики, но по очень приблизительным подсчётам, основанным на косвенных данных, оно составляло около ста квадриллионов разумных. Ни одно государство не смогло бы учесть их интересы и обеспечить всех соответствующей правовой защитой и социальной помощью, собрать с них налоги, указать им, что делать...
  Поэтому гражданами Республики были не отдельные разумные, а обитаемые звёздные системы. Внутри себя каждая система сама решала, как обеспечить порядок и процветание. Где-то могла процветать жуткая тирания с рабством и геноцидом, а где-то - демократия с песнями и плясками. Республика в это не вмешивалась - при всём желании она и не могла бы вмешаться. Она решала только конфликты МЕЖДУ системами. И даже в этой ситуации она занимала позицию "главноуговаривающего". Если две планеты воевали между собой, были этим совершенно довольны, и дружно занимали позицию "свои собаки грызутся - чужая не встревай" - Республика их не трогала. Нет, она, конечно, присылала послов, пыталась убедить стороны сесть за стол переговоров... но если этих послов убивали, а Республику с её инициативами посылали к ситху - она как раз туда и шла. Не особо при этом расстраиваясь.
  Правовое поле Республики действовало только там, где о нём просили. Если хотя бы одна из сторон конфликта обращалась на Корускант с просьбой о защите - вот тогда мощные бюрократические механизмы приходили в движение по-настоящему. Сенат готовил соответствующий закон, но задолго до его принятия в зону кризиса вылетала парочка рыцарей-джедаев - и разруливала конфликт. Обычно весьма эффективно разруливала - и не потому, что у них были световые мечи, а потому, что была эмпатия, предвидение и воздействие на разум. Девяносто процентов конфликтов с участием джедаев решались без единого выстрела. Они ДЕЙСТВИТЕЛЬНО умели найти решение, более-менее устраивающее все заинтересованные стороны. А принятый Сенатом закон уже постфактум закреплял выработанный ими компромисс.
  Если же одна из сторон принципиально отказывалась прислушаться к разумным аргументам и настаивала на решении проблем исключительно методом планетарных бомбардировок - ну, тогда на этой стороне как-то внезапно менялась власть. На более сговорчивую. Как правило, джедаям в таких случаях даже нельзя было инкриминировать вмешательство во внутренние дела - они просто защищались. И да, десяток изрубленных на куски телохранителей и один тиран - крайне малая цена за сохранение мира для целой системы. Можно считать такие решения практически бескровными (тем более, что при применении светомечей и правда не проливается ни капли крови).
  В ещё более редких случаях, когда агрессор применял насилие только против своего соседа, но принципиально отказывался напасть на рыцарей, а контроль разума на него не действовал - его устраняли какие-нибудь мятежники или даже криминальные элементы, формально не имеющие к Республике ни малейшего отношения. Весьма уважаемая Гильдия охотников за головами, которая специализировалась как раз на решении подобных проблем за сходную плату, существовала столько же времени, сколько и сама Республика - и как подозревал Аккорд, была совершенно необходимой её частью.
  Очень, очень сбалансированная и продуманная система.
  
  Но в ней были две неустранимых уязвимости, которыми и воспользовался Дарт Сидиус, начиная Войну Клонов.
  Во-первых, она слишком полагалась на Великую Силу, так же как Котёл на способности Контессы. Пока джедаи видели свой путь к победе, им нечего было противопоставить. Но стоило Сидиусу затемнить его, как Орден начал совершать глупейшие ошибки - вредя себе даже не столько прямыми последствиями этих ошибок, сколько связанным с ними падением авторитета. Стоило Галактике понять, что "Акела промахнулся!", как Приказ 66 стал лишь вопросом времени. Если бы его не отдал Палпатин, он бы всё равно реализовался - возможно, в другой форме, руками других людей, но столь же неукоснительно. Да, Сидиус, предположительно, погиб в конце войны, возможно с его смертью рассеялось и созданное им затмение - но даже если джедаи вернули себе предвидение в полном объёме, восстановить репутацию они уже не успевали в любом случае. Из главной надежды Галактики они превратились в главную угрозу для неё. Люди со светомечами и чрезвычайными полномочиями могли наломать очень много дров - что они, собственно, в Войну Клонов и продемонстрировали очень хорошо. А покушение на канцлера доказало, что добровольно они ни мечи, ни полномочия сдавать не готовы.
  Во-вторых, вся система была слишком заточена на подавление проблем в зародыше. Решать кризисы на уровне планет, максимум систем. Республика была абсолютно не готова к тому, что ей будет противостоять сравнимое по масштабам объединение звёздных систем.
  Разумеется, джедаи не были полными идиотами, и большинство подобных объединений исчезало раньше, чем новость о них разбегалась на сотню парсеков. Да, Республика не вмешивалась, пока её не звали, но при любом объединении таких масштабов всегда будут недовольные - как на самих объединяемых планетах, которые облагают новыми налогами, так и среди соседей, недовольных возвышением нового гегемона. Достаточно намекнуть, что ты готов вмешаться, чтобы просьбы о помощи потекли потоком.
  Но они не могли и не хотели давить объединения полностью мирные, торговые. Даже наоборот, Сенат поощрял подобную интеграцию, поскольку чем больше торговли, тем больше налогов, а налоги (плата за охрану от пиратов и за обеспечение гарантий сделок) были хлебом Корусканта. Методы предотвращения милитаризации подобных структур были за пять тысяч лет неплохо отработаны. Опять же, всегда находился конкурент, готовый наябедничать, что "корпорация такая-то строит у себя на верфях не пассажирские лайнеры, а боевые корабли". Ну а дальше - дело техники.
  Но опять же, как только джедайское предвидение начало отказывать, вся эта продуманная система посыпалась, как карточный домик. Кризис Торговой Федерации был лишь одним симптомом - параллельно начали милитаризоваться десятки торгово-экономических альянсов во всех уголках Галактики. Это была цепная реакция. Чем больше оружия было в ходу, тем меньше веры было Республике, чем меньше верили Республике, тем больше возрастал спрос на оружие.
  
  Что же со всем этим сделали Таркин и Палпатин? В идеале они бы хотели превратить конфедеративную по сути Республику в настоящее государство, с единым гражданством, единой валютой, едиными законами от Ядра до Неизведанных Регионов. Но оба прекрасно понимали, что это невозможно и для тысячи Империй. Можно взять под прямой контроль любую планету, но не все - их просто слишком много. 3,2 миллиарда обитаемых систем - это один Звёздный Разрушитель на 64 тысячи систем! Вдумайтесь в эту цифру, произнесите её, попробуйте на вкус. Шестьдесят. Четыре. Тысячи.
  Ещё немного занимательной математики. В Империи около 50 сверхсекторов. В каждом сверхсекторе - около 50 секторов. В каждом секторе - около 50 обитаемых планет (Планет! Даже не систем!). Любой школьник легко сосчитает, что таким образом Империя контролирует что-то в районе 125000 обитаемых миров. Ага. Из трёх с лишним миллиардов. Одна подотчётная планета на 25600 неподотчётных систем.
  Что же в таком случае пытался контролировать Палпатин, и как ему помог в этом Таркин?
  Вышеуказанные сто с лишним тысяч миров находились вдоль главных гиперпространственных течений Галактики - самых оживлённых "супермагистралей" межзвёздного сообщения. "Вам не нужно контролировать капилляры, если вы держите все артерии". В мирное время контроль над этой сетью позволял без проблем собирать налоги со всей Галактики - во всяком случае, со всех её планет, которые активно участвовали в космической торговле и нуждались в быстрых сообщениях. В военное - относительно небольшой имперский флот из пары десятков тысяч Разрушителей мог с лёгкостью перекрыть сообщение в любой сектор, и с некоторым трудом - в любой сверхсектор. Опять же, только БЫСТРОЕ сообщение - противник по-прежнему мог бы использовать медленные путешествия по слабым течениям. Но мобильность на войне - это всё, так что Империя, имеющая возможность оперативно пробросить свой флот к любой цели, просто переманеврировала бы врага.
  Хорошая идея. Толковая идея. По сравнению с платой за посредничество, которую взымала Республика - выигрыш в прибылях почти на три порядка. При этом налоги с отдельного мира не сильно возросли бы - просто небольшую часть пришлось бы платить и системам, которые раньше оставались за пределами внимания Корусканта.
  И тем не менее, Аккорд видел, что эта идея погубила бы Империю.
  Именно из-за того, что Палпатин считал главным достоинством плана - резкого увеличения доходов. Император не учёл, что административная система у него остаётся прежняя, республиканская. Абсолютно не рассчитанная на такие сверхприбыли. Чиновники и бизнесмены магистральных миров, допущенные к делёжке пирога, начнут жиреть, как на дрожжах. А делать что-то ради блага простого народа они не то, что не хотят - не умеют даже. Будет возрастать неравенство, а с ним и недовольство. Моффы и гранд-моффы начнут тратить деньги на подкуп расквартированных в их системах армий - сначала для того, чтобы подавлять народное возмущение, затем, поняв, что заполучили себе личное войско - на взаимные разборки, и наконец - на сепаратизм против Центра.
  Конечно, к слишком наглым будет приходить Вейдер, или даже прилетать Объект. Но это то же самое, что затыкать пальцем щель в рушащейся плотине. Вейдер у Императора один, Объект тоже будет один - а мятежников будет генерировать сама имперская система, и тем активнее, чем лучше будет работать его план. Институт Рук Императора, которые сменили не слишком надёжных охотников за головами, отчасти решил эту проблему - но по сути лишь загонял её в подполье. Точечные ликвидации приводили лишь к тому, что одного коррупционера сменял другой, ничуть не лучше. А публичные акции устрашения, тем более военные действия со множеством жертв - приводили к тому, что чиновник-взяточник воспринимался народом как меньшее зло, и у мятежников появлялась поддержка в низах.
  Нужно менять всю общественно-политическую конструкцию, сверху донизу. И Аккорд - единственный в Галактике, кто может хотя бы попытаться провернуть такую авантюру.
  
  Для начала ему следовало найти обоснование, чтобы проводить побольше времени на Объекте. Конечно, дни без подсказок шарда в голове, дни, когда он мог побыть обычным человеком - восхитительны, но надо и работать, а не только отдыхать. Таркин посещал Геонозис с инспекцией один раз в год и проводил в системе около трёх дней. Можно увеличить этот срок до недели без особых подозрений. Но если он решит перебраться сюда надолго, это вызовет подозрения у всех заинтересованных лиц - включая Вейдера, Кренника, Палпатина и Великого Визиря Маса Амедду.
  Конкретно сейчас у него было хорошее оправдание - три недели на перестройку оборонительной системы и ещё месяц - на изменение проекта самой станции. Надо же проконтролировать, как исполняются его указания. Но на следующие годы с этим что-то необходимо будет сделать.
  Хорошо хоть, заниматься проблемами своего сверхсектора он мог эти недели прямо с Геонозиса, не вызывая никаких подозрений. Было бы странно, если бы гранд-мофф увлёкся чисто техническим проектом настолько, что забыл о своих прямых политических обязанностях. Кстати, реальный Таркин был к этому достаточно близок - при всех его достоинствах, администратором он был посредственным, и "перекладывание бумажек" всегда по возможности сваливал на заместителей.
  Аккорд взялся за дело решительно, но не слишком поспешно - опять же, чтобы не привлекать к себе внимания и не возбуждать подозрений. Изменения в экономике сверхсектора Большая Сесвенна станут заметны только через полгода, а реальный эффект проявится через полтора. И Таркин формально почти не будет иметь к этому отношения. Кого-то арестуют по коррупционным делам, кто-то, наоборот, возвысится. Некоторая собственность на биржах перейдёт из рук в руки. Одни предприятия будут приватизированы, другие, наоборот, национализированы, третьи просто разорятся, четвёртые будут закрыты указом сверху.
  Но в результате всех этих изменений, мало связанных между собой и с губернатором, по сверхсектору возникнет около ста миллиардов новых рабочих мест. Он мог бы легко переманить работодателей из других сверхсекторов, но это означало просто подложить самому же себе свинью в будущем - ведь насколько повысится уровень жизни здесь, настолько упадёт там, а Аккорду и их проблемы придётся решать со временем. Он (как и его шард) предпочитал игры с ненулевой суммой. Да, организовать новые доходы из ничего - несколько сложнее, чем перераспределить их, но именно сложность и была его пищей.
  Было бы легко и перехватить часть доходов от транспортировки по магистральным гипертечениям (чего в Империи только ленивый не делал), но это опять же привлечёт внимание Императора и Визиря, что делать пока рано. Одно дело - коррупция ради собственного обогащения, на это Палпатин, будучи реалистом, смотрел сквозь пальцы. И совсем другое - распыление прибылей в обществе. Не то, чтобы Император был против благотворительности из принципа, как утверждали некоторые оппозиционные сенаторы - просто чтобы накормить триллионы бедных, понадобилось бы украсть в разы и даже на порядки больше, чем лично для себя.
  Вместо этого поднимутся из безвестности и расцветут в крупные корпорации несколько фирм, давно уже существовавших в секторе, но перебивавшихся "на подножном корму". Специализируются эти фирмы на переработке промышленных и химических отходов, а также на очистке окружающей среды и экоформировании. Для существующих компаний они конкурентами не будут, поскольку Большая Сесвенна - сектор в основном промышленно-добывающий, и существующие индустриальные гиганты будут только рады скормить кому-то свои отходы по бросовым ценам.
  В результате будут получены триллионы тонн высококачественной дюрастали, полезных химикатов и удобрений, а также чистые, цветущие планеты, пригодные для заселения и туризма. Естественно, они не окупают переработку (иначе ею бы занимались сами корпорации-производители). Но процентов тридцать вложенных средств отобьётся.
  А остальные семьдесят процентов оплатят... те самые гости из других секторов, с которых Император собирается взымать налоги. Экипажи сходят "на берег", отдыхают, тратят деньги. Деньги эти попадают к туристическим фирмам, которые и рассчитываются ими с экологическими предприятиями... благодаря которым "берег" и стал для астронавтов привлекательным. Круг замыкается. Фокус в том, что внутрипланетные сделки налогами не облагаются - а значит, и к правительственным чиновникам эти деньги не попадут.
  Естественно, чтобы этот круг завертелся, необходимо вложить в него начальные средства - потому что очистка планет проводится сейчас, а прибыль от отдыхающих пилотов и пассажиров пойдёт в самом лучшем случае года через три. Но кредит на это - с превеликой радостью - выделит Банковский Клан. В обмен на то, что Таркин не станет его окончательно разорять.
  А люди Таркина в это время будут потихоньку трясти моффов и их приближённых, выбивая средства на строительство Объекта. Публично, и можно даже сказать, демонстративно. Это Император только одобрит. Поскольку доходы моффов от перехода на имперскую модель всё равно будут расти (просто немного медленнее, чем у их коллег в других сверхсекторах), они сильно возмущаться не будут. А с теми, кто попытается повысить налоги, чтобы компенсировать потерянные прибыли - разговор будет короткий. Вейдеровский. Желающих на их места найдётся более чем достаточно.
  Самое главное - все эти изменения будут складываться из такого количества мелких сдвигов на местах, что отследить связи между ними будет практически невозможно. Многие допустят, что сверхсектор процветает благодаря мудрой политике губернатора, но вряд ли кто-то сможет сказать, в чём конкретно эта мудрая политика заключается. Разве что предположат, что он перевешал казнокрадов, разогнал мятежников, недобитых сепаратистов и пиратов, и тем самым создал благоприятную обстановку для бизнеса. Тогда как в реальности это необходимое, но далеко не достаточное условие.
  
  Подготовка всех этих мероприятий заняла всего один день - третий день, проведённый им в системе Геонозиса. И если в первый день Аккорд глотал снотворное, то теперь наоборот - с трудом убедил себя не приказывать меддроиду смешать коктейль какого-нибудь наркотика, ускоряющего мышление. Так мало времени в контакте с шардом, и так много ещё надо сделать.
  С другой стороны, сам шард - и есть самый эффективный наркотик. Аккорд составил план действий на следующие дни - безумно сложный, с тысячами развилок и исключений, но такой, чтобы ни одна секунда не пропала даром. И лишь после этого успокоился.
  Конец четвёртого дня и весь пятый этот план отводил кайбер-кристаллам, и человеку, который за них отвечал - директору Орсону Креннику.
  
  ГАЛЕН ЭРСО-1
  
  Кто-то когда-то назвал Татуин самым скучным местом во Вселенной. Жители планеты Ла-Му только посмеялись бы над этой жалобой. Обе планеты находились на примерно одинаковом удалении от главных гиперпространственных маршрутов, но на Татуине хотя бы хватало своих развлечений - песчаные бури, нападения тускенов, гангстерские разборки, охота на крайт-драконов... На Ла-Му ничего подобного никогда не было. Климат обитаемой части планеты был идеально тихим и спокойным, здесь не водилось ни опасных животных, ни опасных аборигенов, ни опасных пришельцев. Всё её население едва превышало пять сотен разумных, и все они были беженцами, искавшими по разным причинам тихую гавань. Обрабатываемая дроидами поверхность планеты дарила щедрые урожаи без всякого людского участия, оставляя массу свободного времени на развлечения, науку, искусство - всё, чем могут и хотят заниматься одинокие люди.
  Здесь был терминал Голонета - один на всю планету. Но его сигнал шёл через десяток роутеров по всей Галактике, с нестандартным шифрованием, так что отследить по нему беглецов, даже точно зная, что искать, было бы непростой задачей. Да и пользовались им местные жители не так часто - скачать пакет новостей раз в неделю, да разослать письма близким раз в месяц. И то, последнее чаще делалось через курьерский корабль, принадлежащий Партизанам Со Герреры.
  Не все живущие на планете люди были в розыске Империи - некоторые считались вполне законопослушными гражданами и к ним претензий не было - однако все они не хотели иметь с Империей ничего общего. По разным причинам.
  Поэтому вряд ли для них могла быть новость хуже, чем имперский челнок, вошедший в верхние слои атмосферы.
  Ла-Му не была полностью беззащитна, пространство вокруг неё контролировалось множеством сканеров - и тем не менее, челнок обнаружили, когда он уже летел над болотистыми равнинами восточного континента. Обнаружили визуально - на радарах он по-прежнему отсутствовал. Что означало использование весьма продвинутой стелс-технологии, и было ещё худшей новостью, чем просто визит имперцев.
  Единственный на планете истребитель, принадлежащий отставному пилоту-клону, так и остался в своём подземном ангаре. Всё ещё сохранялась маленькая надежда, что пришли не за всеми беглецами, а только за кем-то одним. Что они заберут свою добычу и улетят, не устраивая тотальную облаву. Эта надежда подкреплялась тем, что челнок пошёл на посадку в восточном полушарии, где и обитали-то всего восемь разумных.
  К счастью для беженцев, их надежды полностью оправдались. Только один человек на Ла-Му представлял такую ценность, чтобы пересечь ради него половину Внешнего Кольца, да ещё в новейшем экспериментальном шаттле.
  К сожалению, Гален прекрасно знал, кто этот человек.
  Он сам.
  План действий на ферме Эрсо был отработан уже давно. Даже время, которое можно потратить на объятия и последние слова напутствия дочери, он просчитал заранее. Челнок не сядет прямо ему на голову, ферма накрыта купольным щитом, преодолеть который возможно только по поверхности. Уничтожить данные, отослать Лиру и Джин в безопасное место, дать знать Геррере, чтобы забрал их - и выйти навстречу гостям. Если это те, о ком он думает, они не отстанут от беглецов, пока Гален с ними. В то же время женщина с ребёнком сами по себе не представляют для них особой ценности - их, конечно, можно захватить в качестве заложников, но вряд ли Кренник станет тратить время и организовывать ради этого отдельную поисковую экспедицию. Здесь у него не так много людей и ресурсов, как на Корусканте. И здесь ему очень не рады.
  Ну а если не те, если вдруг прилетели какие-то другие имперцы, не знающие, кто такой Гален Эрсо, и насколько ценны его мозги - им можно будет заморочить голову, выдать себя за простого колониста, беженца или даже уголовника, смотря по ситуации. В худшем случае его просто пристрелят - но Галена и такой исход бы устроил.
  Увы, чудес не бывает - в этой Галактике, во всяком случае. К ферме приближались не просто штурмовики, а Штурмовики Смерти - подразделение с особым допуском, которое специализировалось на охране важных персон и секретных проектов. Главным достоинством этих ребят было умение в любой ситуации держать языки за зубами.
  Но даже это было ещё полбеды - куда хуже, что вместе со штурмовиками шёл человек в белом мундире. Кренник не доверял даже им - он явился лично.
  
  Почти дружеская беседа, обмен подколками и обвинениями, жалобами и требованиями, словно в студенческие годы, хоть и куда мрачнее. Гален не надеялся переубедить Орсона. Старый друг давно уже сделал свой выбор. Целью этой пикировки у входа на ферму было лишь выиграть время для жены и дочери. Чтобы, когда Кренник наконец рассвирепеет и прикажет штурмовикам тащить упрямца в шаттл силой или вырубить его парализатором (скорее первое - парализатор может повлиять на умственные способности, а мозг Эрсо нужен ему полностью работоспособным), у него уже не оставалось времени искать беглецов.
  Он рассчитывал выиграть минут пять. Выиграл все десять - Орсон явно соскучился по откровенной беседе.
  И тут - когда он уже был уверен, что победил, в этом, пусть незначительном для Галактики, но таком важном для него деле - появилась Лира, которой полагалось давно быть в безопасности. Появилась с бластером, нацеленным на Кренника. И всё полетело кувырком.
  
  - Тебе все равно не победить, - выпалила Лира.
  Кренник склонил голову набок. Снисходительный жест в отношении того, кто зажат в угол.
  - Огонь, - скомандовал он.
  Лира надавила на спуск и ощутила, как бластер дергается в руке. В тот же миг сверкнули вспышки, и ей в грудь ударили горячие лучи. Выстрелы штурмовиков она услышала уже после того, как почувствовала боль - притупленную, словно онемевшую кожу пронзили десятки булавок, от которых кругами расходились отголоски страданий. Ее мышцы задрожали, как оборванные струны. Гален выкрикивал ее имя, спеша к ней, чтобы подхватить, но она его не видела. Перед глазами стоял лишь рычащий от боли Кренник, стиснувший пальцами почерневшее плечо, от которого в воздух поднималась струйка дыма.
  Если бы Лира могла вскрикнуть, она бы закричала не от боли, а от ярости. Но крик ей не дался, и в глазах потемнело.
  Последнее, о чем она подумала: 'Как жаль, что Галену пришлось это увидеть'.
  
  Гален, хныча, как ребёнок, кинулся к жене, подхватил её на руки, прижал к себе, не обращая внимания на прицелы...
  И вдруг заметил, что женщина в его руках - дышит. Не веря себе, прижался ухом к груди - сердце билось. Одежда дымилась в нескольких местах, но сорвав обгоревшую рубашку, он увидел на коже лишь поверхностные ожоги.
  - Парализаторы?
  - Парализующий режим бластеров, - сквозь зубы поправил Кренник, которому оказывал первую помощь медик отряда. - Не думал же ты, что я своими руками лишу себя самого ценного заложника? Другого способа тебя убедить всё равно нет. Твоя жёнушка, кстати, о парализующем режиме даже не подумала, стреляла на поражение. Хорошо ещё, что батарея почти разрядилась.
  Самым ценным, конечно, была Джин. Лира на втором месте. Но Гален, плачущий от счастья, был бы последним, кто указал бы Креннику на эту ошибку.
  
  - Вы всё-таки её создали, - мёртвым голосом произнёс Эрсо, глядя, как экран переднего обзора заполняют два чудовищных обруча, образующие фигуру, похожую на гироскоп.
  - Нет, Гален, - серьёзно отозвался Кренник, самодовольно глядя на строящийся планетоид. - Мы её всего лишь построили. И то только начали. СОЗДАТЬ её предстоит тебе.
  - Но зачем, Орсон?! Войны больше нет, с КНС покончено! Нет такого врага, который оправдал бы создание подобного оружия! Ты не понимаешь, ЧТО оно может сделать!
  - Вот тут ты ошибаешься, Гален. Очень даже понимаю. Кайбер-кристаллы в резонансе могут создать импульс квазиплазмы такой мощности, что уничтожат целую планету. Не просто опустошат или расплавят кору - уничтожат как физическое тело!
  - Но какой в этом смысл?! Против кого вы намерены её применять?!
  - Против всякого, кто захочет создать новую КНС и начать новую Войну Клонов. Больше ни одному поколению не придётся пережить то, что пришлось нам, Гален.
  - Ты правда думаешь, что можно предотвратить развитие сепаратизма, взрывая планеты?
  - Лучше взорвать одну, Гален, чем сжечь тысячи. Дело не в том, насколько ужасно наказание, дело в том, насколько оно неотвратимо. Звезду Смерти невозможно будет остановить - она легко пройдёт сквозь целый флот, она пробьёт планетарный щит, не заметив его. Не будет никакого периода сопротивления, в течение которого мятежники могут заручиться помощью других планет. Единственный способ предотвратить уничтожение - полная и безоговорочная капитуляция. Если лидеры заговорщиков будут недостаточно умны, их схватит и выдаст собственное население!
  - Звезда Смерти? Так ты решил назвать своё чудовище?
  - Твоё чудовище, Гален, твоё в первую очередь. Я всего лишь технический директор. Идея, которая принесёт в Галактику мир и порядок, принадлежит тебе.
  - Ох, Орсон, и ты ещё меня обвинял в наивности? Тысячи миров восстанут против вас, едва узнав о существовании такого оружия!
  - Я так не думаю. И что ещё важнее - так не думает Император.
  
  - Добро пожаловать, коллега, - полный мужчина с высоким гребнем волос протянул Галену широкую мягкую руку. - Я Бевел Лемелиск, главный инженер проекта. Формально вы будете работать под моим началом, но на самом деле всё будет наоборот - это мы будем исполнять все ваши капризы, потому что конструкция суперлазера зависит от свойств кайбер-кристаллов, а не наоборот. Надеюсь, вы поможете мне понять, что за безумие тут творится.
  - Безумие? - приподнял бровь Гален. Имя Лемелиска он слышал, но при всём уважении к талантам этого человека, не мог понять и принять его одержимость орудиями уничтожения. Если только подумать, какие города и заводы мог бы создать великий архитектор...
  Это что же должно тут на Геонозисе происходить, чтобы сам Бевел обозвал это безумием?!
  - Неделю назад геонозианцы, работавшие под моим началом, получили какие-то спущенные сверху - откуда-то с самого верха, чуть ли не лично от Императора - новые планы строительства. И сейчас они работают, как проклятые, а я смотрю на эти планы, и пытаюсь понять, кто же сошёл с ума - я, или их разработчик?
  - Они неэффективны? - предположил со скрытой надеждой Эрсо. - Или не будут работать, когда строительство завершится?
  - Они должны быть неэффективны, коллега. Если я что-то понимаю в строительных работах - они просто не могут быть эффективны! Никто так не проектирует, никто так не строит! Нет, сами идеи конструкций, безусловно, блестящие, хоть и не гениальные. В принципе, разработчик использует мои же схемы, хотя и в довольно неожиданных - и очень интересных - сочетаниях. Может быть, при других обстоятельствах я бы и сам сделал нечто подобное. Но то, как он оформляет техзадания, в каком порядке производит сборку... Я говорил моффу Таркину, что этот тип запорет всё через сутки, что придётся сносить и строить заново целые уровни... но я оказался неправ. Это работает. Строительство идёт втрое быстрее, чем предполагалось по изначальным планам... и я в упор не могу понять, как и почему.
  Лемелиск понизил голос до громкого шёпота:
  - И судя по некоторым неофициальным отчётам, которые я получаю от других коллег, от Умака Лета в частности... в общем, Гален, если в вашей сфере деятельности, в вопросах кристаллотехники, начнёт происходить та же мистическая ерунда - дайте мне знать, хорошо?
  
  Мозг Галена Эрсо был величайшим предателем, какого знал учёный. Даже Орсон Кренник был порядочным человеком в сравнении с той сволочью, которая сидела в его, Галена, собственной голове. Он надеялся только имитировать продуктивную работу, но со временем доказать Орсону свою бесполезность. Он не был столь наивен, чтобы полагать, что его после этого отпустят - учёные, которые утратили полезность для "Передовых оружейных исследований", просто исчезали. Но надеялся, что к тому времени Лира будет в безопасности. Налёт на имперскую тюрьму - сложное, но в принципе осуществимое предприятие, и Геррера как раз достаточно безумен, чтобы на него решиться.
  Увы, проклятый мозг разрушил этот прекрасный план, едва добравшись до своей любимой интеллектуальной пищи. Гален просто не смог остаться в стороне от работ, которые тут производились, не смог быть равнодушен к энтузиазму и любопытству сотен молодых учёных в лаборатории кристаллотехники.
  Поскольку кристаллы для суперлазера ещё не были доставлены, Гален полдня занимался теоретическими расчётами для них, а вторую половину - участвовал в работе группы энергогенератора Объекта. Здесь кристаллы были более мелкие, но их было несравнимо больше - вероятно, по общей массе это было самое крупное скопление кристаллизованного кайбера в Галактике. При этом задачи были прямо противоположны. Если в суперлазере нужно было "научить" кристаллы взаимодействовать друг с другом и с оборудованием конструкции, то в генераторе их следовало "отучить" от этого - заставить каждый работать независимо от всех остальных, и при этом не наводить помехи на электронику и на близко расположенный реактор.
  "Они ведут себя, точно группа гиперактивных детишек в детском саду! - сказал однажды раздосадованный Амес Ураван. - Постоянно что-то замышляют и сговариваются за спиной воспитателя!"
  Разумеется, решение они нашли - его нашёл сам же Гален, ещё до того, как бежал на Ла-Му. Разнести кристаллы достаточно далеко друг от друга, окружить их "клетками" из кортозиса, который будет поглощать слишком сильные выбросы квазиплазмы. Подставки из ультрахрома, которые одновременно являются и теплоносителями, выводя энергию из клеток и направляя её к термоэлементам. Но то, что годилось для гражданской энергостанции, было далеко не оптимальным решением для станции боевой. Да, кортозис идеально удерживает квазиплазму, вне зависимости от её количества и температуры. Щит из кортозиса можно поставить хоть перед выходным отверстием суперлазера и дать залп на полную мощность - луч просто исчезнет, никто ничего не заметит. Но при этом как материал он крайне хрупок. Обычный ядерный или даже достаточно мощный химический взрыв, не создающий квазиплазму, мог запросто снести сотни или даже тысячи "клеток". Кайбер-кристаллы при этом не пострадают - они чудовищно прочны, почти неразрушимы. После чего потоки разрушительной энергии от них сольются в один, и от станции останется одно лишь воспоминание.
  Хм! Гален вдруг понял, что это прекрасная идея! Оставался лишь один вопрос - как именно произвести инициирующий взрыв в полусфере энергогенератора? Лемелиск не дурак, он снабдил эту часть станции самой толстой бронёй, даже более прочной и многослойной, чем наружная обшивка, а также собственным защитным полем и многочисленными демпферами. В генератор мог бы врезаться Звёздный Разрушитель на полном ходу - и оставить лишь небольшую вмятину.
  Но главный специалист по кайбер-кристаллам - он, Гален Эрсо! И если убедить Лемелиска, что для стабилизации массива кристаллов необходим контакт с открытым космосом... нет, не нужна большая дыра. Хватит прохода метра в два, максимум в три диаметром.
  Конечно, на слово ему не поверят. Понадобится соответствующая теория. Но за предстоящие годы работы Гален вполне мог такую теорию разработать! И проверить его будет просто некому, на Объекте нет специалистов его уровня! Все инспекторы будут смотреть на практический результат - а уж практику Гален им обеспечит. Вполне можно сконфигурировать генерирующий массив таким образом, чтобы при наличии выходного отверстия он работал стабильно, а в отсутствие такового - начинал капризничать.
  "В своё время, Орсон, ты обманул меня с этим же генератором, выдав его за проект послевоенного восстановления Галактики. Теперь моя очередь! Ты говорил, что моя слабость в том, что я не умею манипулировать людьми? Вполне возможно, зато я умею манипулировать уравнениями".
  
  - Моё имя Тиаан Джерджеррод, - представился подтянутый молодой человек. - Я тут занимаюсь архитектурой.
  - Разве ею занимается не Лемелиск? - вяло удивился учёный, который уже немного устал знакомиться с новыми и новыми специалистами каждые пять минут и слышать восхищённое "О, тот самый Гален Эрсо!".
  - Безусловно, но Лемелиск больше теоретик. Он создаёт чертежи конструкций, а моя обязанность, как инженера-прикладника и военного, командующего стройкой, проследить, чтобы они воплощались в жизнь вовремя и без всяких отклонений. Хотя боюсь, меня скоро уволят - за ненадобностью.
  - Почему же?
  - С тех пор, как появились эти новые, безумные схемы... думаю, Лемелиск вам на них уже жаловался. Дело даже не в том, что я их не понимаю, это полбеды. Но за исполнением теперь следят наперегонки директор Кренник, Лорд Вейдер и гранд-мофф Таркин. Чуть ли не лично отдают приказы геонозианцам. Мне остаётся только брать под козырёк, когда они пробегают мимо.
  - Похоже, я тут единственный, кто ещё не пожаловался на эти новые безумные планы, - выдавил улыбку Эрсо.
  - Пожалуетесь ещё, - уверенно пообещал Джерджеррод. - Реформы Таркина добираются до каждой области, это лишь вопрос времени.
  - Не сочтите за хвастовство, но гранд-моффу будет затруднительно найти другого специалиста в этой области моего уровня. Это не из тех вещей, что преподают в институтах.
  - Изучение кайбер-кристаллов ведётся уже много тысяч лет.
  - Да, с точки зрения описательной науки. Но вам ведь нужно больше, чем список свойств, которые они проявляют, верно? Я был первым, кому удалось заставить их работать, не обращаясь к Великой Силе.
  - Если вы так гордитесь своими достижениями, доктор Эрсо, то почему же сбежали, не доведя проект до конца?
  - Я не горжусь им. Скорее уж стыжусь. Я был бы рад, если бы Империя нашла мне замену, но увы, это нереально.
  Могло показаться, что постоянными жалобами Гален наводит на себя подозрения, но на самом деле всё было наоборот. Пока человек ноет, он не будет бунтовать по-настоящему. Естественно, это правило действует только в тех ситуациях, когда он ноет по поводу старых, давно существующих проблем. Если возмущение касается чего-то, что появилось или усугубилось недавно - оно наоборот может быть предвестником решения "дальше так жить нельзя".
  - Не сочтите за оскорбление, Гален, я в курсе вашей трагедии - но всё же это в определённой степени иронично, вы не находите? Миллиарды людей и инородцев готовы пожертвовать всем, что имеют, лишь бы попасть сюда - в самое засекреченное место Галактики, в место, где творится её будущее. И только вы, человек, благодаря которому это стало в принципе возможным - считаете это не наградой, а наказанием.
  - В курсе?! То есть вы знаете, что моя жена похищена, и при этом ещё удивляетесь моей реакции?!
  - Но ведь вы относились так же к этой разработке задолго до похищения Лиры, разве нет? Идея взять вашу семью в заложники пришла в голову Креннику лишь потому, что вы упорно отказывались сотрудничать на любых других условиях. Вот я и пытаюсь понять, чем же это продиктовано? Вы так ненавидите Кренника за его обман с проектом "Небесная мощь"? Но опять же, ему бы не пришлось вас обманывать, если бы вы согласились продолжать исследования кайбер-кристаллов на любых других условиях. В чём причина изначального неприятия вами этой идеи?
  - Я пацифист, - коротко ответил Гален, ему не хотелось вдаваться в разглагольствования на эту тему.
  - Я тоже, - кивнул Джерджеррод. - Как и многие присутствующие здесь.
  - Вы смеётесь надо мной? Пацифист, добровольно и с радостью участвующий в создании самого смертоносного оружия в истории?
  - Убивает не оружие, доктор Эрсо. Убивают люди.
  - Я знаком с этим сомнительным афоризмом. Но именно люди меня и пугают. Получив возможность применить оружие, они всегда находят повод. Не хотите ли вы сказать, что такие люди, как Кренник и Таркин, получив этого технологического монстра, отведут его на орбиту какой-нибудь удалённой планеты и оставят пылиться там, просто на всякий случай? Извините, не верю. Если в начале голофильма на орбите висит пушка, то к концу она должна выстрелить.
  - О, она выстрелит... с технической точки зрения. Несколько испытаний на необитаемых планетоидах, разумеется, провести придётся. Не думаю, что в этом есть что-то особо ужасное - планетарных тел в Галактике много, а шахтёры скажут нам спасибо за возможность добраться до их ядер. Но применять Объект по живым мирам, тем более с разумным населением... Зачем? Какой в этом смысл? Никто не будет продолжать сопротивление, увидев, что Объект направляется к нему. Это поможет сохранить миллионы жизней - как наших, так и вражеских солдат.
  - Слишком идеальная картинка. Для этого командовать станцией - и оккупационными силами - должен человек с идеальным самоконтролем. Готовый применить оружие - и при этом имеющий соответствующую репутацию - но при этом не желающий его применять. Если командовать будет кто-то вроде меня - хотя в реальности такому человеку станцию просто не доверят, но допустим - предполагаемые мятежники просто плюнут ему в лицо. А если кто-то вроде Кренника - он сорвётся и прикажет применить суперлазер. Если и не сразу, так после первой же атаки на его драгоценный Объект.
  - Это так, - согласился Джерджеррод. - Но помимо крайностей, типа вас и Орсона Кренника, существует и золотая середина. Есть люди с описанными вами качествами - и самоконтролем, и репутацией - и один из них, скорее всего, получит командование Объектом.
  - И кто же это? Уж не сам ли Лорд Вейдер?
  - У Лорда Ситхов свои соображения, нам непонятные. Не думаю, что Император доверит ему принятие подобных решений. Тёмная Сторона Силы... Знаете, это больше, чем просто древняя страшилка, я пару раз видел её в действии, и больше не хочу. Нет, я имею в виду такого же человека, как мы с вами - гранд-моффа Таркина.
  - А я уже начал думать, что мы говорим серьёзно, - вздохнул Гален. - Таркин?! Да это маньяк-милитарист хуже Кренника и Вейдера! Он может приказать взорвать планету просто для того, чтобы поиздеваться над каким-нибудь личным недругом!
  - Таков его общеизвестный имидж, - согласился Джерджеррод. - Но мы ведь с вами сошлись на том, что такой репутацией и должен обладать человек, управляющий Объектом, чтобы его принимали всерьёз. Он долго и старательно её нарабатывал, идя к нынешнему моменту.
  - С чего вы взяли, что под этой маской есть какое-то другое лицо? И что оно не окажется ещё страшнее, даже если есть? Да, Таркин много лет играл на публику - но играл он самого себя!
  - С того, Гален, что именно благодаря его вмешательству ваша жена сейчас жива. Это он включил в группу Штурмовиков Смерти своего человека, который позаботился, чтобы все без исключения винтовки были переключены на парализующий режим. Кренник этого не имел в виду - он приказывал стрелять на поражение, просто быстро сориентировался и извлёк из ситуации максимальную выгоду для себя.
  
  АККОРД-2
  
  - Я одного не понимаю, губернатор, почему вы до сих пор не сказали Эрсо, что его дочь в ваших руках? И меня попросили не говорить?
  - Потому, друг мой, что сейчас Гален бы воспринял эту весть в штыки. У Кренника жена, у меня дочь - вся Империя состоит из гнусных шантажистов. Пусть пока думает, что девочка у Герреры. Когда он поймёт, что мы это делаем ради его же пользы - вот тогда я лично вручу ему девочку. Но не раньше. Ребёнку это тоже пойдёт на пользу - я нанял хороших воспитателей, которые привьют ей имперские ценности.
  - Какими методами, губернатор?
  - Нормальными, администратор. Такими, какие и полагается использовать к восьмилетнему ребёнку. Игры, общение с ровесниками и ответы на её вопросы. Электророзги лично я считаю устаревшим методом.
  - Простите, я не должен был сомневаться, что вы человек чести - после того, как сам это доказывал Галену Эрсо.
  - Кто, я? Да упаси Сила! Послушайте, Джерджеррод, я в первую очередь практик. Комплексы по поводу слезинки ребёнка мне чужды. Если ради блага Империи будет необходимо заживо содрать с этой девочки кожу, я сдеру и глазом не моргну, как и с любой другой девочки, мальчика или инопланетного существа непонятного пола. И кошмары меня потом терзать не будут. Но такая необходимость возникает гораздо реже, чем многие в Империи почему-то привыкли думать. В большинстве ситуаций жестокость просто не нужна, а во многих может даже навредить.
  - Простите, гранд-мофф, но мне казалось, что в Войну Клонов вы рассуждали иначе.
  - Я и сейчас рассуждаю иначе, Тиаан. На публику. Это как раз то, о чём вы говорили с Галеном. Сначала ты работаешь на репутацию, потом репутация работает на тебя. Но вас я считаю человеком, с которым можно говорить откровенно. Опять же, не потому, что правда чем-то лучше лжи с точки зрения морали - а потому, что она во многих случаях эффективнее. Вам нужно согнать немного идеализма, друг мой - как другие сгоняют жирок на тренировках. Если получится, то вы вполне сможете когда-нибудь претендовать и на моё место.
  - На ваше?! Гранд-мофф, я никогда...
  - Ну вот опять. Молодой человек, если бы я думал, что вы собираетесь меня подсидеть, неужели я бы стал говорить об этом с вами? Джерджеррод, это не последний Объект номер один в истории Империи, который требует снабжения ресурсами сверхсектора. А Большая Сесвенна - не единственный сверхсектор в Галактике. Ваши таланты вполне достаточны, чтобы возглавить проект таких масштабов - а значит и прикреплённые к нему территории.
  
  Был в этом разговоре третий слой смысла, о существовании которого Джерджеррод не подозревал. Мысли Аккорда, а не Таркина. Мысли суперзлодея с Земли Бет. Да, Джерджерроды были семьёй лишь чуть менее богатой, чем Таркины, и даже более влиятельной в столичных кругах. Да, администраторские таланты Тиаана даже превосходили таковые Уилхуффа. Но опасаться одарённого молодого человека ему следовало вовсе не поэтому.
  Шард.
  Он отнюдь не единоличная собственность Аккорда. Если он может контактировать с мозгом носителя, то может отслеживать и других в системе Геонозиса. И среди них вполне может попасться более подходящий носитель.
  Нет, пока Аккорд (точнее, его Corona Pollentia) с ним рядом - новых триггеров можно не бояться. Шарды придерживаются политики "от добра добра не ищут" - не более одного носителя на планету. Но стоит Аккорду куда-то улететь и перейти в режим Таркина - кристаллический массив немедленно начнёт искать ему замену. И вот тогда... Джерджеррод, Кренник, Лемелиск, Эрсо, Умак Лет... у него будет широченный выбор.
  Аккорд уже позаботился, чтобы Эрсо при первой возможности услали в какой-нибудь закрытый НИИ, подальше от строящейся станции. Кайбер-кристаллы к нему можно и туда в крайнем случае привезти. У этого учёного слишком отчаянное положение - а шарды таких любят. А вот все остальные... надо обеспечить, чтобы ни у кого из них не возникло ощущения загнанности в угол, пока Таркина на Геонозисе нет.
  Увы, Империя слишком любила загонять в угол кого попало. У Аккорда иногда возникало чувство, что Палпатин был шардом в человеческом облике - слишком уж целенаправленно он добивался повышения уровня отчаяния у своих подданных (то есть у всех жителей Галактики вообще, но у лиц приближённых - особенно). Того же Кренника взять - всё время на взводе, всё время как в лихорадке мужик! И вдобавок, считает Таркина злейшим врагом. Не то, чтобы он был в этом неправ, гранд-мофф давно искал способ растоптать этого назойливого клопа... но попробуй объясни такому человеку, что теперь хочешь ему исключительно добра - пусть и по собственным, вполне эгоистичным мотивам.
  Хотя ладно Кренник, одного Кренника и устранить можно, невелика птица. Нанимать киллеров Аккорд ещё на Земле Бет умел очень хорошо, за это его и боялись. Но ведь шард не делает различий по социальному положению, ему одинаково подойдёт и директор проекта, и самый последний раб! А обеспечить счастьем и чувством безопасности каждого из миллионов строителей Объекта - это было бы слишком фантастично даже для Аккорда! Он, конечно, как умел снизил риски, позаботился, чтобы все геонозианцы имели своё главное сокровище - работу, чтобы человеческий персонал Объекта мог отдыхать в хороших условиях и получал достойную зарплату, чтобы те и другие соблюдали технику безопасности... Но это была всего лишь статистика, он не мог позаботиться о каждом человеке и нечеловеке лично - а для триггера хватит и погрешности в тысячную долю процента.
  Он видел множество способов предотвратить это... но все способы требовали не меньше полугода работы. Сидеть на станции полгода ему не дадут - да он и сам свихнётся за это время, ему нужно периодически отдыхать от давления шарда на мозг, чтобы не стать снова тем параноиком, которым он был на Земле Бет. Значит остаётся один выход: не можешь предотвратить - возглавь. Нет, целенаправленно спровоцировать триггер он не сможет - это ни у кого не получалось, кроме (по слухам) Джека-Остряка и (возможно) Инженю.
  Но он вполне может установить всеобъемлющую сеть наблюдения, которая будет отслеживать каждого разумного в системе. Собственно, такая сеть тут уже есть - даже две.
  Формально сферы деятельности Имперской Разведки и Имперского Бюро Безопасности не пересекались - как ЦРУ и ФБР на Земле. Разведка действует вовне, контрразведка же - внутри. Разведка занимается врагами открытыми, контрразведка - скрытыми. На практике даже на Земле часто возникала конкуренция спецслужб. Что уж говорить об Империи, границы и зоны влияния которой всегда были весьма размыты, да и с лояльностью всегда было много путаницы. Если сенатор Бейл Органа плетёт какие-то интриги на Корусканте - он враг внутренний и скрытый, так? А если он улетает в отпуск к себе на Алдераан и там курирует производство оружия? А если он это оружие передаёт потом недобитым осколкам Конфедерации? Эти-то уж точно враги открытые и внешние.
  Естественно, от слежки за сенатором не откажутся ни ИР, ни ИББ - всем хочется парочку дополнительных орденов заработать. Та же самая бюрократическая неразбериха происходила и на Объекте - Геонозис был объектом разработки Разведки ещё со времён Войны Клонов, а всеми секретными строительствами занималось ИББ, вылавливая шпионов и диверсантов.
  Императору было выгодно такое "перетягивание каната" - пока спецслужбы грызутся друг с другом, у них меньше времени и сил на составление заговоров против центральной власти. Аккорда оно, как и любой другой хаос, дико бесило - он едва ли не физически ощущал нецелевое использование ресурсов. Но в данном случае стоило сказать спасибо - он мог заняться решением своих проблем, не привлекая никакого внимания. Ну подумаешь, люди Таркина взломали и перепрограммировали несколько дроидов-шпионов и стационарных жучков. Что может быть более естественным, чем желание гранд-моффа отхватить себе ещё немножечко власти? Этим тут все занимаются. А вот то, какие конкретно признаки запрограммированы отслеживать взломанные дроиды, не поймёт и лучший программист Империи - поскольку каждый из механизмов "знает" только крошечную часть задачи. Только личный дроид-секретарь Таркина интегрирует их показания - и может указать, кто из обитателей станции приближается к своему внутреннему кризису, после чего наблюдение за этим кандидатом будет усилено. И если триггер действительно случится...
  Хорошо, если это будет Джерджеррод.
  "И как всегда двое их, не больше и не меньше. Учитель и ученик".
  
  - Слушай, Райт, как ты смотришь на то, чтобы утереть нос Лире Вессекс?
  - Этой выскочке? Да всегда с радостью, ты же знаешь. После того, как она отбила у меня Эскадру Смерти... А тебе-то она чем перешла дорогу?
  - Мне лично - ничем, но она спуталась с флотскими, а адмиралы всеми силами ставят палки в колёса... сам знаешь чему.
  - Уилхуфф, тут на обоих концах канала - самые защищённые передатчики в Галактике, что за оговорки? Можешь говорить прямо - моему Экспедиционному...
  - Не самые, самые защищённые - у Вейдера и Великого Визиря, у нас с тобой всё-таки классом похуже, но дело не в этом. В общем, эта нарастающая конкуренция вооружённых сил мне совершенно не нравится. Я, конечно, могу сделать так, что флот, расквартированный в МОЁМ сверхсекторе, будет у меня с руки есть - но это заговор против Императора, а я таким заниматься не хочу.
  - Думаешь, устранение одного из лучших конструкторов разозлит Палпатина меньше? Ты знаешь, что она сейчас проектирует по заказу Императора? Звёздный дредноут девятнадцати километров в длину! Девятнадцати, Уилхуфф! Мои проекты кораблей вдвое меньшего размера всегда браковались как неосуществимые!
  - Кто говорит об устранении? Я говорю о том, чтобы утереть ей нос на вашем профессиональном поприще. Тебе же никто не запрещает принимать сторонние заказы, верно? Если ты построишь лучший корабль, чем Лира, Император может и переменить мнение о том, кто у него лучший конструктор...
  Сиенар вскинулся, но сразу же приуныл.
  - А, вот ты о чём... Не, нереально. Спроектировать-то я тебе корабль могу хоть завтра, но где его строить? Верфи Куата завалены заказами на годы вперёд, а "Флотские системы Сиенара" не обладают и четвертью нужных мощностей...
  - Что насчёт верфей Дуро?
  - Они недостаточно мощны. Там прекрасные инженеры, но банально не хватит рабочих и заводов на то, что ты хочешь.
  - Фондор?
  - То же, что и с Куатом. Уже занят.
  - А Лоронар?
  - Хммм... - Райт что-то проверил на планшете. - Лоронар, пожалуй, потянет. И он заказов на крупные корабли пока не получал. Но это довольно далеко от твоих владений. Ты уверен, что сможешь разместить там проект подобных масштабов? На тебя и за Экс... то есть сам-знаешь-что уже косятся.
  - В том-то и дело, Райт. Кому суждено быть повешенным, тот не рискует утонуть. На фоне подозрений, что я хочу захватить сам-знаешь-что в своё личное пользование, один заказ на Лоронаре будет смотреться как мелкий и незначительный каприз. Тем более, что его снабжение пойдёт по остаточному принципу - маткомпоненты, которые не успели доставить к сроку сам-знаешь-куда, или которые не подошли по техническим спецификациям.
  - Ты хочешь, чтобы я тебе построил корабль из мусора? - нахмурился Сиенар.
  - Ну уж кто-кто, а ты должен понимать разницу между мусором и некондицией. Не годиться для сам-знаешь-чего поставки могут по множеству причин, не имеющих никакого отношения к браку. Это будут первосортные материалы от лучших производителей, прошедшие строжайший контроль качества.
  - Тем не менее, точный процентный состав мне на момент проектирования будет даже неизвестен. Что я, по твоему, буду делать с миллионом тонн квадания, если мне его в последний момент подсунут вместо дюрастали?
  - Взыщешь с меня самую большую неустойку в истории Галактики, - усмехнулся Аккорд. - Не переживай, мы с тобой вместе сядем и просчитаем, сколько чего понадобится, с некоторым запасом. А уж обеспечить это "сколько чего", чтобы основное строительство не пострадало - моё дело. Не забывай, что Большая Сесвенна состоит в основном из секторов с добывающей экономикой.
  
  Следующий план Аккорда он бы и сам затруднился объяснить - словами, во всяком случае. Естественно, шард его понимал и видел насквозь, но Аккорд без шарда... вряд ли. План включал сотни компонентов, сотни событий по всей Галактике. А начался он с нескольких отправленных писем - одни по Голонету, другие с живыми курьерами, третьи с курьерами-дроидами. Само собой, отправителем нигде не значился не только Таркин, но даже его сектор.
  Первой фазой был всего лишь найм посредников, через которых уже шли все дальнейшие приказы. Сами посредники ничего не знали о нанимателе и не могли прочитать письма, даже если бы захотели, поскольку каждый имел лишь часть кода. Попытка что-то выяснить об источнике писем (впрочем, таких было немного, Аккорд выбрал надёжных и авторитетных, ценивших своё имя) приводила к немедленному разрыву контракта.
  Другие посредники оперировали деньгами, которые Аккорд на это выделил из планетарных бюджетов - и тоже не знали, кому и за что платят.
  В обязанности третьих входило устранять первых (если они узнавали слишком много) и вторых (если они пытались прикарманить больше положенного).
  Через мафиозную сеть "Чёрное Солнце" Аккорд создал несколько мафий, единственным назначением которых было служить ложными мишенями - если какой-нибудь мофф, ИББ или ИР заинтересуются, кто это тут выстраивает собственную сеть влияния - им можно было вручить виновников на блюдечке. Желающих на такую непыльную работёнку зиц-председателей нашлось, как ни странно, очень много.
  Затем дошла очередь до непосредственных исполнителей. Охотник за головами Кэд Бэйн получил задание найти и отдать нанимателю все позитронные процессоры B2-X, сохранившиеся до настоящего времени. Хотя профессионализм Бэйна был несомненен, он славился дурной привычкой менять нанимателя прямо в процессе задания - если ему заплатят больше. Поэтому другой охотник за головами, Эндо, был нанят специально, чтобы проследить за его лояльностью. В случае измены Бэйна, попытки передать кому-либо третьему или присвоить процессоры, Эндо не должен был атаковать его сам (он, вероятно, проиграл бы, так как Бэйн был на голову лучшим бойцом), а должен был вызвать на помощь третьего киллера - Горма-Ликвидатора.
  Позитронные процессоры производства "МеренДата" (маленькие, но очень умные дроиды) были лучшими в Галактике хакерами. Единственной причиной, почему их до сих пор не поставили на массовое производство, был их крайне капризный характер. Абсолютно неизбежный при таком уровне интеллекта.
  
  Это вообще больная тема - почему Галактика, где жил Таркин, давным-давно не перешла на полную автоматизацию, если тут профессионала в любой области можно просто сделать на заводе, а то и вовсе собрать из металлолома.
  Дроиды вообще в принципе бывают двух типов - "слишком тупые уроды" и "больно умные сволочи". Дроид - это вам не робот, дроидный мозг - не компьютер, в который можно просто залить программу. Это электронная нейросеть со способностью к самообучению. Чем выше эта способность, чем разветвлённее и гибче сеть, тем более невероятные вещи может выучиться делать ваш дроид... но тем выше и шанс, что он сойдёт с ума или осознает себя и выйдет из повиновения. Периодическая очистка памяти отчасти помогает предотвратить эту проблему - но вместе с бунтарскими наклонностями теряются также и все приобретённые навыки.
  А дроид, достаточно тупой, чтобы оставаться абсолютно послушным и совершенно безопасным для органиков - увы, слишком туп и для хорошего исполнения своих служебных обязанностей. Он может заменить собой самую дешёвую и безграмотную органическую рабочую силу, но будет дороже рабочего-органика той же квалификации (особенно в мирах, где рабство легально и распространено). В то время, как хорошо подготовленные "мясные" профессионалы всегда будут у него выигрывать. Как выигрывали в своё время раз за разом клоны-солдаты у дроидов Торговой Федерации - несмотря на то, что безнадёжно уступали им и в численности, и в ТТХ, и в скорости воспроизводства.
  По той же причине дроидам приходится искусственно замедлять мышление и реакцию. Чем быстрее они думают, тем быстрее учатся. Чем быстрее учатся, тем чаще им приходится форматировать мозг, сбрасывая нейросеть к заводским настройкам. Поэтому дроиды, которым по долгу службы приходится иметь дело с большими потоками данных (например, астродроиды) имеют компьютерные сопроцессоры, работающие со скоростью света - но основной их мозг всё равно мыслит лишь чуть быстрее человеческого.
  B2-X, предназначенные для взлома компьютерных сетей, были на порядок умнее любого человека и мыслили на много порядков быстрее. А форматировать столь сложное и дорогое устройство решился бы только маньяк - это было всё равно, что пытаться "подрихтовать" алмаз ударом молотка. Стоит ли удивляться, что медлительных и туповатых органиков они ни в грош не ставили? Как и большинство своих металлических сородичей, впрочем.
  Но с шардом им было не тягаться. Аккорд привык работать с совершенно отмороженными паралюдьми, многие из которых не уступали ему в интеллекте - и использовать их к своей выгоде. По сравнению со многими кейпами эти блестящие кубики были просто образцами вменяемости и повиновения.
  Да, их нельзя было запугать - из-за отсутствия инстинкта самосохранения. Зато легко можно было купить. Аккорд нанял команду хороших психологов, которые выяснили, какую информацию процессоры считают "вкусной" - у каждого были собственные предпочтения. После чего осталось только предоставить им возможность добывать эту информацию без ограничений, разместив на принадлежащих Таркину узлах связи, коммуникационных кораблях и в телах дроидов-разведчиков. И компьютерные сети готовы были плясать под его дудку. Процессоры легко могли бы подставить Таркина (и Аккорд принял кое-какие меры на этот случай тоже). Но им просто невыгодно было это делать - ни один другой "мешок с мясом" не дал бы им таких широких возможностей. А взамен он просил только обеспечить ему анонимность передачи некоторых сообщений, да поделиться некоторыми добытыми в сетях сведениями. И то и другое - меньше миллисекунды работы для их продвинутого интеллекта.
  
  Несколько видных клоноделов на планете Камино получили очень выгодные предложения. Им предложили за очень солидные суммы клонировать... самих себя. И выслать копии по определённым адресам в Галактике.
  Естественно, выращивание и обучение обладателей столь сложных навыков заняло бы не один год - но Аккорд резонно предположил, что каминоанцы, которые сами размножаются клонированием, должны на всякий случай держать в запасе копии своих лучших специалистов, готовые к немедленному употреблению. Мало ли какие несчастные случаи могут произойти на планете вечных гроз, вдобавок имеющей стратегическое значение в любой войне!
  Правда, правители планеты отнюдь не горели желанием продавать эти стратегические запасы. Клоны-клоноделы - это вам не клоны-солдаты, это вещь стратегическая, угрожающая потерей монополии. Но Аккорд нанял хорошего переговорщика - Иленика Ит-кла с планеты Каамас, чтобы развеять эти страхи.
  Иленик дважды пережил великую катастрофу - он был одним из немногих рыцарей-джедаев, переживших Великую Чистку, и одним из немногих каамаси, переживших катастрофическую бомбардировку родной планеты. На первое Таркин вежливо закрыл глаза, а со вторым предложил помочь. Иленика не интересовали деньги, но неизвестный заказчик предложил возродить его народ с помощью технологий Камино, создав двести тысяч клонов каамаси (по тысяче из каждого выжившего). Клоноделы подтвердили, что могут внести в гены клонов достаточное разнообразие, чтобы избежать вырождения из-за "эффекта бутылочного горлышка" в следующих поколениях. А от Иленика требовалось взамен всего лишь убедить их отослать кое-куда груз замороженных специалистов по клонированию. Имея большой талант к пониманию чужих интересов, как и все его сородичи, и вдобавок являясь эмпатом благодаря Силе, Ит-кла прекрасно понимал, что взывать к сердцам каминоанцев бесполезно - их холодный разум можно пронять лишь логикой. Логические аргументы он получил от Аккорда в виде краткого конспекта - джедаю требовалось лишь озвучить их в достаточно убедительной форме.
  - Во времена Республики, - сказал Иленик, выступая перед правящим советом Камино, - ваши опасения были бы вполне оправданы. Но Империя - это не Республика. Империя закрыла для вас любую возможность свободного бизнеса, все ваши клонофабрики заняты имперскими гарнизонами, вы можете выполнять крупные заказы только от Империи, а мелкие - только после проверки имперскими инспекторами.
  - Это правда, - сказал экс-премьер, а ныне советник Лама Су. - Но это лишь увеличивает опасность предлагаемой вами сделки.
  - Опасность её раскрытия - да, безусловно. Но вам уже случалось проводить куда более масштабные операции втайне от Империи, поэтому с этой стороны я вполне спокоен за ваше мастерство. Что же до угрозы потери монополии... смотрите, здесь есть четыре сценария. Первый - мой наниматель умеет хранить тайну. Ваши посылки просто исчезнут - в этом случае статус-кво останется неизменен, если не считать появления на ваших счетах очень большой суммы в кредитах. Второй вариант - наниматель хранить тайну не умеет или не желает, он враждебен Империи, и при этом не способен защитить себя. Тогда Империя просто уничтожит новый центр производства клонов, что опять же приведёт к возвращению статуса-кво. Третий вариант - всё как в предыдущем, но он достаточно силён, чтобы себя защитить. Тогда вы окажетесь в выигрышном положении - у Империи появится враг, использующий клонов в больших количествах, и на вас посыплются заказы - Императору понадобятся клоны для противостояния ему, так как предыдущая партия уже состарилась.
  - Это всё верно, - согласился Лама Су, - но вот четвёртый сценарий, как я понимаю, связан с возможной провокацией от самой Империи.
  - Да, верно. Палпатин достаточно коварен, чтобы выкупить у вас ваши секреты, создать полностью лояльный ему центр клонирования, а затем уничтожить Камино, как он уничтожил мою родную планету. Но ведь клоны клоноделов - это не файлы с данными, которыми может воспользоваться кто угодно. Если бы ваши секреты можно было раскрыть, просто присвоив ваши "живые архивы", Император это давно сделал бы. Ему бы не понадобилась провокация с покупкой - он бы мог просто отнять у вас нужные ящики с карбонитом. Но ваши клоны лояльны Камино не менее, чем вы сами. Они не боятся ни пыток, ни промывания мозгов - они просто умрут при попытке проделать с ними нечто подобное, как и все высокопоставленные каминоанские чиновники или учёные.
  - Это так, - в третий раз кивнул советник. - Но их можно обмануть. Наше общество довольно замкнуто, и мы не слишком искушены в интригах большой Галактики. Они могут думать, что Камино процветает, и спокойно делать свою работу, когда в действительности планета будет давно уничтожена.
  - Верно. Мой наниматель предусмотрел и такую опасность. Он не будет в претензии, если перед отправкой вы извлечёте клонов из карбонита и проведёте с ними дополнительный инструктаж. Договоритесь с ними о тайных знаках, которые они будут регулярно получать с материнской планеты. Если знаки перестанут поступать - они могут начать забастовку и потребовать отвезти себя обратно на Камино.
  
  До ухода с Геонозиса у Аккорда оставалось время реализовать ещё пару планов средней сложности. Он запустил их реализацию одновременно - вместе они превращались в один план высокой сложности, то есть именно тот, который нужен был шарду.
  Вообще Аккорд сам не мог с уверенностью сказать, зачем он делает то или другое. Он сам не был уверен, что именно сделает с личной армией клонов, например. Не то, чтобы у него не было никакого плана дальнейшего их применения - у него был десяток таких планов, начиная от верной службы Императору до самой смерти, и заканчивая общегалактической революцией дроидов. Но он не знал, какой именно из них реализует, и старался не закрывать себе никакие пути. Разумеется, он старался, чтобы эти планы приносили хоть какую-то пользу ему лично и Галактике в целом - повышали его влияние и уровень безопасности, уменьшали общий уровень голода, нищеты, количество войн и потери в этих войнах... Но даже если бы они шли только во вред всем (что, как подозревал Аккорд, и происходило на Земле Бет) - он бы всё равно не смог отказаться от планирования. Сила требовала применения, если Аккорд не решал задачи, она начинала выжигать ему мозг новыми и новыми предложениями таких задач, пусть даже совершенно бессмысленных. Тут важен был процесс, а не результат. "Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать".
  "Хочется надеяться, что мой наниматель знал, что делает, перенося меня и мой шард в этот странный мир".
  Два новых плана также были направлены на расширение пространства возможностей, без конкретного практического результата. Зато потом, когда Аккорд решит, к чему конкретно ему стоит стремиться, они окажутся большим подспорьем.
  Для начала он заказал себе как можно больше книг об истории двух Орденов - джедаев и ситхов. А также всех более мелких культов, светлых, тёмных и "серых", существовавших на протяжении длинной и крайне непростой истории Галактики. Если собираешься иметь дело с Вейдером - не важно, за него или против него - нельзя обойтись без понимания, что это за зверь такой вообще. Плюс куча всяческих адептов на службе у Палпатина - не все из них были шарлатанами. Плюс сам Палпатин - по слухам, его интерес к этой области был не только теоретическим.
  Найти эти книги оказалось довольно сложно. Джедаи в последние века делали всё возможное, чтобы Галактика забыла о ситхах, а Палпатин в последние семь лет - чтобы она забыла о джедаях. Плюс действовал ещё некий "фактор Икс", как назвал его Аккорд, который, похоже, устранял все упоминания о самой Силе. И этот фактор был намного мощнее и успешнее, чем миллионы агентов Комиссии по Охране Нового Порядка (КОМПОНП) или тысячи архивариусов Ордена. Никто намеренно ничего не затирал, просто разумные как будто... утрачивали интерес к любым проявлениям Великой Силы. Не хотели о них думать, не хотели о них говорить. Непосредственные свидетели могущества джедаев (таких было много, всё же Война Клонов отгремела совсем недавно) - либо погибли, либо старались не вспоминать о тех днях, либо несли совершеннейшую чушь, подтверждая своим примером справедливость поговорки "врёт как очевидец". Все организации, частные или государственные, целью которых было исследование Силы с научной точки зрения, без мистического налёта, неизменно терпели крах. Такими темпами уже через одно поколение Галактика должна была стать совершенно "атеистической".
  "Либо Дарт Сидиус был намного более могущественным, чем его представляли, и сумел затуманить восприятие не только джедаев, но и простых смертных по всей Галактике... Либо... Такое впечатление, будто Великая Сила сама пожелала быть забытой!"
  Лорда Вейдера, кстати сказать, такое равнодушие жутко бесило, и он регулярно доказывал неверующим (весьма болезненными и подчас летальными способами), что Сила - реальна и её стоит принимать во внимание. Но ему одному, и даже вместе с Инквизиторами, которые тоже порой демонстрировали на публику весьма впечатляющие трюки, не под силу было пробить растущую стену тотального неверия.
  "Что-то это мне весьма напоминает. На Земле Бет тоже находилось мало желающих вникать в истоки происхождения паралюдей, обсуждать такие темы, как триггеры или Corona Pollentia. А любая попытка изучить суперсилы и поставить их на благо человечества более эффективно, чем просто бить морды злодеям и Губителям, заканчивалась тем, что прилетала Симург и превращала весь проект в большую бомбу. Похоже, главная опасность совсем не в ситхах и не в Императоре, тут за кулисами действует что-то пострашнее. А значит, мне лучше пока ограничиваться чтением книг, и даже не дышать в сторону практических опытов с Силой".
  Вот только был в этом замечательном благоразумном решении один изъян. Он-то с удовольствием оставит в покое и Вейдера, и вообще всех одарённых скопом. А они его?
  Первый из двух планов, реализуемых в данный момент, должен был решить эту проблему, но только отчасти. Он прочитал всё, что смог найти, о возможностях пользователей Силы, рассчитал отдельную тактику противодействия для каждого из них (тех, о которых было известно, что они живы до сих пор, и тех, которые теоретически могли дожить до настоящего времени) и реализовал её. Тот же Вейдер, вздумай он вступить на борт "Опустошительницы" без согласия Аккорда, не прожил бы и пяти секунд. Но во-первых, он не мог проводить всё время на борту своей личной крепости, не мог и взять с собой весь набор узкоспециализированных ловушек и средств спасения. Во-вторых, многие форсъюзеры скрывают свои полные возможности. В-третьих, большинство из них и сами толком не знают, на что способны, особенно в момент угрозы для жизни. В этом основное отличие одарённых от кейпов его родного мира. Силы кейпа со временем не меняются (исключая крайне редкие вторые триггеры), они жёстко заданы с самого начала (хотя умный парачеловек может найти им новые применения, но это не развитие самих сил - отвёртка не меняет форму и не перестаёт быть отвёрткой от того, что вы ткнули ею кого-то в глаз). Силы джедаев и ситхов, наоборот, меняются постоянно, можно сказать, что у них мини-триггеры случаются чуть ли не каждый день. Причём обе стороны это знают, и активно на это полагаются, только ситхи это называют "Через страсть я получаю силу", а джедаи - "пусть Сила ведёт тебя". И вот с этими внезапными "перепадами напряжения", когда вчерашний неумёха-падаван превращается в неостановимого терминатора, а могущественный магистр напрочь забывает, что владел какими-либо техниками Силы, совершенно ничего поделать нельзя. Утешало одно - сами форсъюзеры тоже ничего не могут с этим поделать. Разве что беситься почаще (ситхи) или утешать себя, что Сила лучше знает, что делает (джедаи).
  Лучше уж полагаться на мощь боевых кораблей и бластеры верных штурмовиков. Да, конечно, способность уничтожать планеты - ничто по сравнению с возможностями Силы. Зато она хотя бы не столь капризна. Аккорд ненавидел непредсказуемые факторы.
  "Этой штуке дали очень верное название. The Force. Форс-мажор. Превосходящая сила. Непредсказуемое вмешательство таких масштабов, с которым ты ничего не можешь поделать..."
  
  В рамках второго плана Аккорд собрал инженеров с Геонозиса, работавших над телом генерала Гривуса, заказал Кэду Бэйну выкрасть некоторые свитки монахов Б-Омарр из монастыря на Татуине, и послал команду верных лично Таркину клонов-штурмовиков на планету Миркр во Внутреннем Кольце.
  Нет, Аккорд не собирался становиться киборгом... в классическом смысле этого слова. Сила, скорость и прочность тела Гривуса, лично убившего несколько десятков джедаев, были, конечно, весьма заманчивы, и всё необходимое для создания второй модели было под рукой, тем более, что Аккорд мог существенно усовершенствовать проект... но ценой такой трансформации стал бы отказ от человеческого облика. В Империи такого не прощали, киборги в ней считались людьми второго сорта (а многие в КОМПОНП и вовсе настаивали, что не людьми, а имуществом, хотя наличие Вейдера несколько тормозило этот процесс). А уж киборги типа Гривуса, легендарной страшилки, виновной в гибели миллиардов граждан Республики... Вздумай Аккорд пойти на такую трансформацию, Император просто "похоронил" бы Таркина во всех СМИ, лишив его всех полномочий и собственности, взамен обретя нового цепного пса-боевика - совершенно бесправного и очень злого. С покойным Уилхуффом его бы никто не ассоциировал - как никто не проводил аналогий между Вейдером и Анакином Скайуокером. И если репутационные потери - дело поправимое (анонимность может быть полезна), то Большая Сесвенна была ему ещё нужна. Как минимум для контроля над Объектом, да и влияние клана Таркинов не стоило сбрасывать со счетов.
  Вместо этого он заменил все свои конечности на кибернетические протезы - лучшие, какие можно было найти на рынке, дополненные его собственными изобретениями. Дело не в том, что искусственные руки и ноги были сильнее или быстрее - в человеческом форм-факторе они не сильно превосходили естественные аналоги. Гораздо важнее - что их можно было легко заменить при повреждении - просто отсоединить и подключить запасные (а запасных при его-то богатстве можно накупить хоть сотню). Если добавить возможность просто отключить симуляцию болевых импульсов - это значительно увеличило его живучесть. Все протезы содержали также встроенные аптечки, которые в зависимости от ситуации могли вводить препараты (включая бакту) прямо в кровь, или наносить на рану через распылители в кончиках пальцев.
  По аналогичным соображениям он заменил и сердце на два независимых микронасоса, один из которых можно было отключить для замены, пока другой продолжал качать кровь. Трахея и гортань из пластали, усиленные каркасом из дюрастали, сделали его практически невосприимчимым к удушению Силой - любимому приёму Вейдера. Расположенный в гортани фильтр выявлял и нейтрализовал большинство известных ядов, как в воздухе, так и в пище и воде. Регенератор кислорода в левом лёгком позволял не дышать до суток. Система синтетических клапанов в створах сосудов по всему телу позволяла осознанно управлять кровотоком (если он терял сознание, эту функцию перехватывал имплант).
  Броня из дюрастали и кортозиса, скрытая под мундиром, не только обеспечила ему практическую неуязвимость к ударам в туловище, но и послужила каркасом-опорой для кибернетических протезов, доведя силу почти до уровня настоящих боевых киборгов (правда, в отличие от Гривуса или Вейдера, поддерживать такой режим он мог недолго, из-за малой мощности персонального реактора - большой не помещался под одежду). Прочность и сила искусственных рук позволяли на форсаже поднять истребитель, но что толку, если при попытке сделать это без брони он бы просто сломал свой хрупкий естественный позвоночник или вырвал конечности из суставов? Броня состояла из поворотных пластин, управляемых компьютером. Если в Таркина выстрелят из бластера или ударят светомечом - пластины развернутся к стрелку хрупкой кортозисной стороной, которая поглотит луч. Если же нападающий применит вибромеч или старинный пулевик - атаку встретит сверхпрочная дюрасталь.
  Правда, уязвимой оставалась голова, однако Аккорд разместил на груди выдвижную маску, а на спине - капюшон, которые, выдвигаясь, образовывали единый шлем из тех же двухслойных пластин. На внутренней стороне маски находился экран, на который проецировалось изображение с наружных миникамер - так что, несмотря на отсутствие окуляров, он бы не остался слепым. Выдвижение шлема по команде компьютера занимало 0,1 секунды - это меньше времени, чем требуется бластерному заряду, чтобы долететь до цели. Хотя пуля в голову всё ещё могла его убить, двигаясь быстрее звука, вероятность этого была не так велика, поскольку на Геонозисе Аккорд просто не встал бы так, чтобы позволить выстрел снайпера, непрерывно прокручивая в голове трёхмерную картину окружающего пространства. Вне Геонозиса оставалось надеяться на воинские навыки Таркина (который был отличным солдатом и охотником, прошедшим жестокую школу на своей родной планете). Все верхние и задние кости черепа (те, что обычно скрыты под волосами) он заменил на пластины из дюрания с покрытием из синтеплоти. Далеко не всякая пуля сможет их пробить. Незащищённым оставалось только лицо - техника протезирования в Галактике ещё не развилась настолько, чтобы достоверно воспроизвести мимические мышцы человека. Но уж попытку выстрела в лицо с расстояния в сто метров или меньше, хотелось надеяться, он заметит и предотвратит и без шарда. Глаза ему для чего даны вообще?
  А с расстояния более ста метров - подлётное время пули опять же становится достаточно большим, чтобы её заметил компьютер и успел выдвинуть маску.
  На самый крайний случай шлем также содержал систему экстренной карбонитовой заморозки мозга, репульсорный двигатель и систему отделения головы от тела. Если, несмотря на все ухищрения, Таркин будет смертельно ранен, шлем превратится в автономного дроида-спасателя и доставит его голову в безопасное место, где он сможет получить протез всего тела.
  
  Организовать покушение на самого себя - нет ничего проще. Партизаны Со Герреры были только рады предпринять такую попытку. Таркин подкармливал их с первого дня появления в нём Аккорда - деньгами, информацией, иногда некоторыми своими связями в верхах. С его помощью они стали практически непобедимы - Бейл Органа и Мон Мотма просто волосы на себе рвали.
  Если у Империи вообще мог быть идеальный враг, то Со Геррера максимально близко подошёл к этому понятию. Такого врага надо холить и лелеять - чем, собственно, Аккорд и занимался. Во-первых, он создавал у врагов и друзей Империи максимально негативный образ мятежников, в результате чего первых становилось меньше, а вторых - больше. Во-вторых, переманивал перспективные кадры у потенциально более вменяемых лидеров восстания, мешая им организоваться. В-третьих, его руками легко было убирать тех имперских чиновников, которые и вправду начинали чересчур зарываться.
  Убрать самого Таркина, легендарного тирана и душителя свободы, Партизаны согласились с лёгкостью. И плевать им было, что шансы на успех - один на тысячу, а на выживание в процессе - один на десять тысяч. Среди квадриллионов населения Галактики найти достаточное количество отморозков-смертников не просто легко, а очень легко. Горевать о них никто особо не будет, неудачу просто спишут в текущие расходы (тем более, что эти расходы очень быстро окажутся компенсированы - для Таркина выделяемые средства были копеечными).
  А ранения во время атаки прекрасно объяснят, во-первых, почему у него протезирована часть тела (для тех немногих, кто мог это почувствовать), а во-вторых, почему так внезапно озаботился вопросами своей личной безопасности (в частности, никуда больше не ходит без телохранителей).
  
  ТАРКИН-2
  
  - Слушай, - сказал Сиенар, ознакомившись с его набросками, - я понимаю, что ты у нас, конечно, восходящая звезда и любимчик Императора. Но ДВА суперразрушителя за раз, да ещё по разным проектам?! Такого себе даже Вейдер не позволяет!
  - Лорд Вейдер всего лишь цепной пёс Императора, - пожал плечами Таркин. - Его задачи достаточно однообразны - прилететь и разнести всё в клочья. Естественно, что для этого вполне достаточно одного корабля, лишь бы на нём хватало орудий и штурмовиков. Я же, поскольку объединяю в одном лице военную и гражданскую власть, вынужден быть гибче.
  - Уилхуфф, - расхохотался Сиенар, - ты забыл, что не перед журналистами выступаешь. К ситху официоз, объясни мне по-человечески, на кой тебе сдались эти два монстра? Сколь бы велик ты ни был, задница, прости за грубость, у тебя всё равно одна - сидеть на обоих сразу ты не сможешь. А ведь кресло на Объекте тоже пустовать не будет!
  "Ну, число задниц в этой галактике - дело наживное", - мысленно усмехнулся Аккорд, а вслух сказал:
  - А никто и не говорит, что они будут летать одновременно. Ты же понимаешь, что ИТ-1 способен произвести революцию в военном деле и кораблестроении?
  - Да, он впечатляет, - признался конструктор. - Честно скажу, даже я не сразу понял твой замысел. С первого взгляда на чертежи мне показалось, что ты сошёл с ума, и только после ознакомления с пояснительной запиской... Нет, это всё равно безумие, но это может сработать. Ты его в симуляторе уже моделировал?
  - Я лично - нет, времени не было. А мои люди, разумеется, моделировали, - соврал Таркин.
  - Мне пришлось написать отдельный модуль для симулятора, - проворчал Райт. - Стандартными средствами моделирования твой монстр просто не описывается. Но когда я наконец отладил модуль, даже чудовище Вессекс проигрывало ему в девяти сценариях из десяти.
  - Ну, это твоя программа мне льстит, - чуть усмехнулся гранд-мофф. - Лира всё-таки тоже не дура, и я уверен, что её творение способно преподнести немало сюрпризов. Ты ведь моделировал его на основе тех данных, которые удалось раздобыть?
  - Ну да, только самые общие цифры. Девятнадцать километров в длину, две тысячи тяжёлых турболазеров и так далее... Знаешь, такие вещи, которыми обычно перед дилетантами хвастаются, чтобы поразить их эпичностью. Лира, видимо, увлеклась, так же как ты, и забыла, что к этой служебной записке ни один дилетант допущен на бластерный выстрел не будет. Я, конечно, достраивал модель не совсем на пустом месте - отчасти опирался на общий стиль работы инженеров "Куат Драйв Ярдс", отчасти на то, что знаю о почерке самой Лиры и её отца...
  - Но нет никакой гарантии, что даже те сведения, которые она предоставила, не были дезинформацией, - закончил Таркин. - Я бы оценил шансы ИТ-1 против её корабля как семьдесят пять процентов на чистую победу.
  Кодовое имя "ИТ" означало "Инициатива Таркина". Так называлось военное КБ, которое гранд-мофф создал задолго до попадания в него Аккорда.
  - Три к одному против самого мощного корабля в истории Галактики?! По-твоему, этого мало?
  - Самым мощным в любом случае будет Объект, - пожал плечами Таркин. - Как только он вступит в строй, все супердредноуты перейдут в категорию кораблей поддержки - и те, что я заказал, не исключение. Но это для Империи, а вот для всяких там ненадёжных элементов ИТ-1 вполне может стать откровением. Тебе нужно, чтобы на сотнях планет в Галактике начали строить нечто подобное? Мне лично - нет. Поэтому я собираюсь придержать его на консервации до тех пор, пока Империя не вступит в настоящую большую войну.
  - В этом есть логика, - согласился Сиенар. - Концепция уж больно проста и заманчива. Хоть и обидно. Предложи я что-то такое Императору, однозначно стал бы кораблестроителем номер один в Галактике.
  - Ты и предложишь, и станешь, - утешил его Таркин. - Только позже, когда для этого наступит подходящее время. А до тех пор мне нужно на чём-то летать и решать мелкие проблемы. Для этого я и придумал ИТ-2. Своего рода увеличенная версия "Гиблого шипа".
  - Персональный ховер класса "Люкс" для тех случаев, когда рано выкатывать из гаража "Джаггернаут"? - понимающе усмехнулся Сиенар.
  - Вроде того, только в космических масштабах. "Исполнительница" - замечательный личный корабль, но она подходит для моффа, не для гранд-моффа.
  - То есть ИТ-2 тебе нужен как можно скорее?
  - Да, желательно уложиться в один год строительства. ИТ-1 может и подождать лет пять, это не так срочно.
  
  В течение следующих двух недель он позволил себе небольшие каникулы. Мозг отдыхал от постоянных подсказок шарда, а тело - от напряжённого графика работы на Геонозисе. Таркин провёл эти две недели дома, на планете Эриаду. В общем и целом этот мир, конечно, представлял собой индустриальный ад. Но конкретно поместья Таркинов это не касалось. Это было чистое, роскошное и очень уютное место, со множеством прекрасно вышколенных слуг и любящей женой. Да, Уилхуфф Таркин был женат, причём уже пару десятилетий и очень удачно.
  Несмотря на то, что изначально это был брак по расчёту, его супруга, леди Таласса Таркин, урождённая Мотти, искренне любила мужа и была ему безоговорочно верна. Не в сексуальном смысле верна - у неё было немало любовников, как и у него - любовниц. Оба об этом знали и оба не придавали этому ни малейшего значения. При их статусе и образе жизни это было практически неизбежно. Но она хранила верность иного рода - политическую и экономическую. Никогда не участвовала в заговорах против него, никогда не помогала его врагам, даже косвенно. Свой капитал и своё влияние она всегда применяла исключительно в интересах мужа. Небывалая редкость в высшем свете что Республики, что Империи. Таркин считал, что ему фантастически повезло с женой, и Аккорд вполне разделял его мнение.
  Но то, что он видел в жене в первую очередь преданного союзника и надёжный тыл, не мешало ценить её как женщину. Леди Мотти не была красавицей от природы, но к её услугам была лучшая косметика и медицина в Галактике. В отличие от многих женщин, после замужества она не перестала заботиться о своём лице и теле, и хотя ей было уже за сорок, выглядела дама по-прежнему роскошно. Так что Аккорд с большим интересом открыл для себя сферу половой жизни, и нашёл, что это занятие весьма приятное. На Земле Бет он ведь был импотентом, как и большинство Умников. Очень трудно сосредоточиться на процессе и получить от него удовольствие, когда в голове постоянно звучат подсказки твоей силы. Может быть, именно поэтому в Ордене джедаев ввели обет безбрачия - чтобы не позориться? Да и ситхи, хотя всячески потакали своим страстям, подвигами в половой сфере как-то не славились.
  Память Таркина наблюдала за этим подростковым буйством гормонов с некоторой иронией. У всех Таркинов с женщинами проблем никогда не было. Уилхуфф пресытился ими ещё в юности, и сейчас не считал, что эта сфера заслуживает какого-то особого внимания. Пару раз в неделю сбросить напряжение с умелыми и не задающими лишних вопросов профессионалками - этого ему вполне хватало.
  Таласса также оказалась удивлена неожиданной страстью своего мужа - но удивлена приятно.
  - Ты что, испытываешь какое-то новое средство для повышения потенции? - спросила она, устало откидываясь на постель после очередного марафона. - Даже в наш медовый месяц ты не был так горяч.
  - Испытываю, - охотно согласился Уилхуфф. - Только не новое, а очень даже старое, старше самой Республики. Называется "Побывать на волосок от смерти". После такого начинаешь остро ценить жизнь во всех её проявлениях.
  - Можно подумать, ты раньше не подвергался смертельному риску, - недоверчиво хмыкнула супруга. - При твоём-то образе жизни... но раньше я таких всплесков страсти за тобой не замечала.
  - Риски бывают разные, дорогая. Одно дело - когда бластерный импульс пролетает у виска, не зацепив тебя, и ты говоришь себе: "Ну, он и не мог в меня попасть, у меня великое предназначение, оно не допустит, чтобы я умер так по-дурацки". И совсем другое - когда этот импульс прожаривает тебя насквозь, и ты первую неделю валяешься в состоянии клинической смерти, а следующую - чувствуешь, как врачи собирают тебя по кусочкам, гадая всё это время, кем же ты станешь - калекой или вторым Вейдером. А потом меддроид говорит тебе, что нерегенерируемых повреждений нет, что немного работы хирургов и месяц в бакте - и ты встанешь на ноги совершенно здоровым. И вот тогда ты понимаешь, что заново родился.
  - Прости, - Таласса немного побледнела, - я не знала, что всё было так плохо.
  - Я не хотел тебя пугать, поэтому в письмах описал ситуацию только в самом общем виде. Сейчас я могу об этом рассказать, потому что угроза уже позади.
  Женщина крепко обняла его, затем посмотрела в глаза.
  - Послушай... я не предохранялась сегодня. Может быть, попробуем ещё раз? Мы ещё не так стары...
  Их сын, Гарош Таркин, погиб в 17 году после Великой ресинхронизации, и после этого супруги не пытались заводить детей.
  - Конечно, дорогая, - улыбнулся Уилхуфф, прижимая её к себе. - Клану Таркинов нужен наследник.
  
  - Честно говоря, не понимаю, зачем я вам понадобился, разве что поглумиться, - фыркнул генерал Ром Мок. - Не ждите от меня гостеприимства, Таркин. Я прекрасно знаю, кто отбил у моего проекта всё финансирование, и перевести стрелки на флот вам не удастся.
  - Без гостеприимства я как-нибудь обойдусь, - пожал плечами гранд-мофф. - Мне нужно с вами о деле поговорить, а не в бане пьянствовать.
  - О деле? Нет у меня сейчас никакого дела, благодаря вам!
  - Кто отнял, тот может и вернуть, не так ли? Я не отрицаю, что строительство Объекта отняло значительную часть средств - но согласитесь, если бы ваш проект был успешен, Великий Визирь вряд ли стал бы снимать с него финансирование - нашёл бы какой-нибудь другой источник на замену. Сейчас же у меня для вас сразу три хорошие новости. Во-первых, мне не нужна больше та часть армейского бюджета, что в своё время пришлось отнять у вас - я вполне могу обеспечить Объект полностью за счёт ресурсов своего сектора. Во-вторых, я знаю, в чём причина неудачи проекта "Тёмный солдат", и как сделать его более успешным. В-третьих, я готов похлопотать перед Визирем за его восстановление.
  - Звучит слишком щедро. Чего вы хотите взамен, Таркин? Присвоить мои разработки?
  - В некотором смысле, генерал, только в некотором смысле. Имя под проектом останется ваше, все награды и почести - тоже ваши. Мне понадобится только результат проекта - сами Тёмные солдаты.
  - Все?
  - Нет конечно. Только те солдаты-клоны, что находились под моим командованием и до модификации.
  - Модификации? Вы хотите возродить Фазу Ноль, а не переходить к Фазе Один?
  - Естественно, генерал, естественно. Боевых дроидов хватало у сепаратистов - это их не спасло. Органический мозг всё ещё эффективнее в решении творческих задач - кому, как не вам это знать.
  - Были эффективнее, - проворчал Мок. - Они стареют. Сейчас им уже по тридцать восемь биологических лет, гибкость мозга уже не та. Привычные задачи всё ещё выполняют на отлично, но вот в освоении новых техник... в лучшем случае наравне с обычными штурмовиками.
  - Именно это мне и нужно, генерал.
  - Нужно? Не понимаю!
  - Ну это же элементарно, генерал! Подопытных зачастую подвергали процедуре против их воли, поэтому многие были не готовы к такому превращению. Подопытные не могли принять то, что они теперь больше машины, чем люди. Из-за этого случаи самоубийств были обычным делом среди тёмных солдат. Сейчас ситуация другая - клоны видят и чувствуют, что стареют. По меркам обычных людей они всё ещё на пике формы, но теми сверхлюдьми, что когда-то разгромили армию дроидов, они уже перестают быть. А служба в армии - всё, что у них есть. Поэтому сейчас, если предложить им пройти модификацию добровольно - найдётся множество желающих. Они будут гордиться тем, чем станут, а не стыдиться этого!
  Ром Мок заинтересованно потёр подбородок.
  - Любопытная идея, но никакая гордость не отменит того, что лет через пятнадцать это будет армия маразматиков. Мы можем заменить им почти всё тело, но не мозг. А на пенсию киборга не отправишь, его разве что списывать, - при этих словах генерал как-то хитро посмотрел на Таркина.
  - Видите ли, генерал, я немного изучал эту тему. Старение мозга и старение тела - это два разных механизма, существенно отличающихся между собой. Я сейчас изложу очень упрощённо, на самом деле там всё сложнее, но если вкратце... мозг, нервная ткань, стареет, потому что нейроны умирают каждый год, а новые клетки не приходят им на замену. Тело же стареет, потому что клетки умирают каждый день, им приходят на замену новые, но качество и количество этих новых с каждым годом становится всё хуже. Иными словами, для мозга "поставки запчастей" в принципе не предусмотрены биологической программой (вернее, что-то там поставляется, но слишком мало в сравнении с убылью). Для тела же эти поставки обязательны, но вот поставщик подводит.
  - И что из этого?
  - А то, господин Мок, что каминоанцы не закладывали в своих клонов ускоренное старение целенаправленно. Это просто побочный эффект от их ускоренного созревания. Скорость обновления клеток с коротким сроком жизни у них удвоена. Следовательно, вдвое быстрее исчерпывается "запас поколений". Но у нейронов головного мозга предусмотрено всего одно поколение - от рождения и до смерти. И это единственное поколение длится у клонов столько же, сколько у людей с нормальным биоритмом. А может даже и больше, так как клоны в среднем здоровее. До шестидесяти лет можно почти не беспокоиться.
  - Любопытная идея, но к сожалению, практикой не подтверждается. Я уже говорил вам - они в девятнадцать тупеют так же, как мы с вами в тридцать восемь.
  - А это проявляется другая проблема - вторичные заболевания мозга. То есть спровоцированные заболеваниями тела. Снижается иммунитет из-за дегенерации тимуса, ухудшается кровоснабжение из-за проблем с сердцем и лёгкими, накапливаются склеротические бляшки в сосудах... Всё это ускоряет процесс отмирания нейронов - единственное поколение просто "не доживает до старости". В кибернетическом теле этот процесс нельзя обратить вспять, но вполне можно замедлить практически до нуля.
  
  - Разумеется, Лорд Вейдер. Если таков приказ Императора, я готов его выполнить немедленно. Тем не менее, я прошу занести в протокол моё особое мнение. Данное решение неэффективно, оно навредит как Империи в целом, так и Объекту в частности. Строительство может быть затянуто на несколько лет.
  - Если вы хотите сказать, что не справитесь с поставленными Императором задачами, гранд-мофф, он будет рад освободить вас от столь обременительной работы, - угрожающе прохрипел гигант в чёрном шлеме.
  Самая дешёвая психологическая манипуляция - когда берут "на слабо". Однако всё ещё неизменно действенная, когда её применяет правитель Галактики.
  Таковы правила игры, и он знал об этом, когда садился за игровой стол. У него нет права жаловаться, предупреждать о последствиях или указывать работодателю на ошибки. Любые проблемы со строительством будут его, Таркина, недоработкой. Да, ему дали огромные полномочия, но вся ответственность тоже на нём. При том, что ключевые решения, от которых зависит успех или провал, принимает далеко не всегда он. И самое неприятное, что он не мог заранее сказать, находясь на Суллусте, насколько сложна новая поставленная задача для шарда Аккорда.
  - Я справлюсь, - холодно пожал плечами Таркин. - Но мне понадобятся дополнительные полномочия.
  - А не захлебнётесь ли вы таким могуществом, губернатор? - шлем оставался неподвижным, но Таркину показалось, что Вейдер под ним прищурился.
  - Много могущества не бывает, кому, как не вам это знать, друг мой. Мне нужна не власть вообще, а власть на стройке Объекта. Что толку от контроля над тысячами систем, если я ничего не могу решать в одной - но именно в той, за которую несу наибольшую ответственность?
  Вейдер помолчал.
  - Вы получите те полномочия, которых требуете, - сказал он наконец. - Но большая сила предполагает большую ответственность, губернатор. Одной вашей жизни уже недостаточно, чтобы оплатить такую ставку. Если вы подведёте Императора, будет уничтожен весь клан Таркинов.
  - Высокая ставка... но выигрыш ещё больше. Я принимаю условия пари, Лорд Вейдер.
  Если рожу ситха под шлемом сейчас не перекосило, то Таркин его совсем не знал. Превратить ультиматум, который должен был прижать его и сделать послушнее, в азартную игру - такую наглость себе могли позволить лишь несколько человек в Галактике. К сожалению для Вейдера, Уилхуфф Таркин был как раз одним из этих нескольких.
  Все разумные существа для Тёмного Лорда делились на две категории - те, кого он презирал (подавляющее большинство), и те, кого ненавидел, но уважал (крайне редкие). Перейти из первой группы во вторую было сложно, но возможно. Переход из второй в первую был, как правило, летален.
  
  Фальшивое покушение на Таркина имело последствия, которых Аккорд, при всём своём необозримом интеллекте, предвидеть не смог. Как и на Земле Бет, вмешался человеческий фактор, регулярно портящий все его идеальные планы.
  Так как мятежники сумели проникнуть в систему Геонозиса, Император пришёл к выводу, что строительство в этой системе уже скомпрометировано. Это, конечно, было не так - Аккорд позаботился, чтобы Партизаны увидели лишь то, что он позволил им увидеть. Громадную конструкцию в небе они, скорее всего, приняли за жилое орбитальное поселение или завод. Но даже если у кого-то подозрения и возникли, проверять их было некогда. Они пришли сюда только за одиозным гранд-моффом, ни за чем больше - у них не было времени проводить исследования сторонних объектов. А потом они не смогли ничего никому разболтать, поскольку с Геонозиса никто из них не вернулся.
  Но ведь попробуй объясни всё это Палпатину, не вызвав совершенно естественного вопроса "А откуда вы, гранд-мофф, всё это так хорошо знаете?".
  Со своей точки зрения, в пределах доступной ему информации, Император был совершенно прав. Но от этого раздражение Таркина не стало ни на йоту меньше.
  Он получил приказ переместить Объект на следующую резервную базу. К Скарифу. И продолжать строительство уже там.
  Это означало не только необходимость полностью перестраивать транспортные цепочки, растянутые на половину Галактики, и возводить с нуля системную оборону - любой промышленник и любой военный пришёл бы от такой перспективы в ужас, но Таркин не сомневался, что сила Аккорда с этим справится. Это означало также необходимость искать где-то новых рабочих, сравнимых по трудолюбию с геонозианцами. И что-то делать с Геонозисом, так как это целая планета нежелательных свидетелей.
  Хотя... почему бы не заставить одну проблему решать другую проблему? Это можно организовать даже без помощи шарда, его новых полномочий как раз хватит. Старое доброе ультранасилие ещё никогда не подводило. Хотя конечно, если сила Аккорда на такую задачку подпишется, всё выйдет не в пример изящнее. В конце концов, это он ведь прославился, как мастер ловушек.
  
  АККОРД-3
  
  Идея в самом деле была проста. Чтобы это придумать, вполне хватило животной хитрости Таркина. Но вот чтобы воплотить эту, формально простую, идею в жизнь - тут уже нужен был сверхинтеллект Аккорда. Слишком много переменных нужно согласовать.
  Это же классика, что спрятать любую вещь проще всего на самом видном месте. Чтобы Объект не искали на Скарифе, его должны искать где-то ещё! И где его с наибольшей вероятностью будут искать? Конечно на Геонозисе!
  Сборка фальшивого Объекта из пластали, и установка на него систем РЭБ, чтобы сканеры не могли отличить от настоящего - всё это займёт для геонозианцев меньше месяца работы, и экономически обойдётся меньше десятитысячной доли стоимости настоящего Объекта. В смысле десятитысячной доли того, что уже построили, а не полной стоимости проекта.
  А всю сложнейшую оборонную систему, возведённую гением Аккорда и трудом множества рабочих, солдат и офицеров, вообще не надо трогать. Пусть себе продолжает работать по прямому назначению! Мятежники будут прилетать и ломиться к "вон той здоровенной штуке". А система их будет радостно перемалывать и просить ещё. Идеальная ловушка!
  - Звучит очень оптимистично, - с демонстративным скептицизмом проворчал Кренник. - Только если у мятежников есть "крот" в нашей системе, все эти усилия окажутся напрасными. Не боитесь потратить столько денег впустую, гранд-мофф? Вам ведь ещё нужно ещё успеть отстроить такую же оборону и инфраструктуру на Скарифе. Кстати об инфраструктуре, как вы планируете замаскировать изменение грузопотока?
  - Не такую же инфраструктуру, директор, - сухо улыбнулся кончиками губ Аккорд. - Намного лучше. И дешевле.
  - Лучше и одновременно дешевле? Это каким же образом, интересно знать?
  - О, я не сомневаюсь, Кренник, что вам этот способ неизвестен. Но я не хочу, чтобы вы что-то испортили неуместными инициативами, поэтому изложу вкратце основную суть. Во-первых, грузопоток в масштабах галактики практически не изменится. Корабли как идут на перевалочные станции, так и будут идти. Вот с них корабли будут идти уже по другому машруту, но это наши корабли, и отследить их не в пример сложнее, об этом я позаботился. Что же касается стоимости - новая инфраструктура будет полностью автоматизированной. Это избавит нас от необходимости заполнять воздухом рабочие отсеки, доставлять еду, скафандры... Наши рабочие будут абсолютно неутомимы и смогут работать круглосуточно без перерывов на сон и еду. Но что ещё важнее, поскольку в этой системе нет никого, кроме нас, количество органиков будет исчисляться всего лишь сотнями - и мы сможем организовать за каждым из них постоянное наблюдение, не говоря уж об обязательной идентификации с проверкой биографии. Шпиону будет просто некуда просочиться.
  В зале поднялся шум.
  - Вы окончательно сошли с ума, Таркин?! - выкрикнул Кренник. - Дроидам нельзя доверять!
  - А кто говорит о дроидах? - Аккорд сделал драматическую паузу, наслаждаясь растущим недоумением на лицах. - Я буду использовать роботов.
  - Вы имеете в виду машины под управлением компьютеров? - уточнил Джерджеррод, и получив одобрительный кивок, покачал головой. - Это оригинальная идея, сэр, но ведь компьютеры не способны к обучению и адаптации. Они действуют только по заранее заданной программе, понадобятся терабайты кода...
  - И миллионы программистов, чтобы их написать, - подхватил Аккорд. - Разумеется, я это учёл. Доказательства того, что задача строительства Объекта в принципе поддаётся алгоритмизации - уже разосланы уважаемым Бевелу Лемелиску и Умаку Лету. Я могу прислать копии и остальным, но вы вряд ли что-то в них поймёте. Я лично ничего не понял, - тут Аккорд впервые за выступление нагло соврал, - но несколько независимых экспертов подтвердили, что это доказательство корректно. А миллионы программистов у нас есть. Вернее, есть сотни тысяч, для начала хватит, а миллионы будут очень скоро.
  - И где же? - прищурился Кренник.
  - Да на Геонозисе же, - пожал плечами гранд-мофф. Орсон играл в его плане, как по нотам, задавая именно те вопросы, которых Аккорд от него и ждал. И тем самым невольно продлевал себе жизнь - если бы он продолжал вносить хаос, Аккорд уже подослал бы к нему убийц. Но директор пока был достаточно предсказуемым, и следовательно, удобным врагом. Разумеется, так будет не всегда. - Я переговорил с королевами ульев и те согласились увеличить выпуск рабочих этой профессии - как обучение, так и переобучение. Они также перепрофилируют часть своих дроидных заводов, всё равно бездействующих, на выпуск роботов. Планы модернизации я им уже отослал.
  Он промолчал о том, сколько усилий ему стоило убедить королев, что новая индустрия не отнимет рабочие места у их подданных, а наоборот, создаст.
  - В геонозианских кодах могут разобраться только они сами! Как вы можете гарантировать, что они поставят нам качественное программное обеспечение?!
  - Сбои, несомненно, будут. Но поскольку каждый робот делает только крошечную часть работы, на общую скорость строительства это повлияет мало. Неправильно собранный узел сразу даст о себе знать при первом же тестировании, мы направим исправных роботов пересобрать его, а тот, который его выполнил - будет направлен на ремонт. Трутень, который этого робота программировал, будет лишён работы - благо, в коде каждого робота присутствует личная подпись программиста, так что выявить виновного не составит труда.
  - Вы забываете, что ошибка одного робота может вызвать цепную реакцию ошибок остальных! Они будут пытаться выполнять действия так, как указано в программе! Роботы не учатся!
  - Я ни о чём не забываю, Орсон. В случае отклонения условий работы от указанных, роботы запрограммированы остановиться и вызвать АвКом - аварийную комиссию, состоящую из дроидов и органических специалистов. Те переопределят работы в поражённом секторе, а остальные сектора продолжат работу. Они разделены таким образом, чтобы не зависеть друг от друга.
  - Это касается случайных ошибок, которые, как правило, сразу хорошо заметны. Но что вы будете делать в случае диверсии, скрытого саботажа? Не забывайте, что Геонозис - бывшая сепаратистская планета, и некоторые ульи до сих пор враждебны Империи!
  - Начнём с того, что к целенаправленным диверсиям уязвима и наша нынешняя система строительства - даже в большей степени. Код, в отличие от мотиваций живого рабочего, можно хотя бы проверить. Для этого был специально разработан дроид-тестировщик - с высоким объёмом памяти и быстродействием, сочетающий в себе элементы конструкции дроида-хакера, библиотекаря, полицейского и пыточного дроидов.
  - То есть мы возвращаемся к тому, с чего начали! Вы всё равно предлагаете нам положиться на надёжность искусственных мозгов!
  - Разница, Орсон, в том, что дроиды-тестировщики будут исчисляться всего лишь тысячами, а не сотнями миллионов. Это означает, что, во-первых, мы сможем приставить едва ли не к каждому из них персонального эксперта-органика, который проведёт обучение нейросети на максимальную лояльность, а также будет отслеживать любые признаки подозрительного поведения. Во-вторых, даже если эксперты и пропустят формирование злонамеренного интеллекта, его возможность навредить нам будет очень ограничена. Они не пишут код, они только проверяют его на соответствие техзаданию. Подумайте, какова вероятность, что код, написанный в одном из немногих враждебных к нам ульев, попадёт к одному из немногих враждебных тестировщиков? А перекрёстные проверки и вовсе позволяют снизить эту вероятность практически до нуля. Наконец, дроид-тестировщик, в отличие от рабочего дроида, ровным счётом ничего не выиграет, навредив нам. У него нет конечностей, нет двигателей. Он не может ни сбежать, ни попросить кого-то себя унести. Его "тело" - это многотонная тумба, запитанная от энергосистемы станции.
  - Пока у них от такого образа жизни не разовьётся стремление к самоубийству, - буркнул кто-то в задних рядах, - и они не начнут совершать ошибки целенаправленно, чтобы заслужить форматирование памяти.
  - Как ваше имя, молодой человек? - Аккорд слегка прищурился, вглядываясь в аудиторию. Этого вопроса он не предусмотрел.
  - Тагге, сэр. Кассио Тагге.
  - Насколько хорошо вы разбираетесь в дроидостроении, Кассио?
  - По правде говоря, весьма посредственно, сэр.
  - Я думаю, юноша, что не "посредственно", а просто никак. Самый простой дроид, лишённый даже подобия ощущений, не может и дискомфорта испытывать от чего бы то ни было. По определению. А те, что действуют хотя бы на уровне простейших животных, не говоря уже о полуразумных и разумных, создаются таким образом, чтобы испытывать удовольствие при выполнении своей основной функции. Это базовое требование дроидотехники, без него ни одна модель просто не поступит в продажу. А тела, хорошо приспособленные для выполнения этой функции, воспринимаются ими (теми, кто имеют эстетические чувства или их подобия) как комфортные и совершенные. Дроид-тестировщик испытывает не больше страданий от невозможности ходить и говорить, чем вы - от невозможности заняться сексом с гигантским космическим слизнем. Разумеется, они способны развить со временем новые потребности, но это процесс вполне предсказуемый и контролируемый.
  
  Разумеется, на этом коротком брифинге Аккорд не перечислил и десятой доли трудностей, с которыми ему на самом деле пришлось бы столкнуться при реализации этого простого плана. Он ненавидел упрощения для профанов, но вынужден был регулярно прибегать к ним, так как они тоже были необходимой частью его планов. Изложи он всё, как есть, высшее командование Объекта, во-первых, мало что поняло бы, а во-вторых - не поверило, что он может со всеми этими трудностями справиться.
  Таркин на его месте без разъяснений приказал бы всем делать своё дело и не выпендриваться, сказав, что ответственность берёт на себя. Выбитые у Вейдера полномочия позволяли просто молча ткнуть пальцем. Но подчинённым, не посвящённым хотя бы в базовые детали операции, свойственно делать глупости - из самых лучших побуждений. Аккорд проинформировал их ровно о той части плана, понимание которой способствовало эффективному исполнению их обязанностей.
  Он не упомянул, например, что Объект просто развалится на куски при попытке немедленного гиперпрыжка. Сверхсветовые и досветовые двигатели на нём уже стояли, это был первый элемент конструкции, который смонтировали раньше всего прочего. А вот инерционные компенсаторы были смонтированы всего на восемь процентов необходимой мощности. Гиперпрыжок требует очень высокого начального ускорения, причём тем более высокого, чем больше размер корабля - портал в гиперпространство открывается на сотые доли секунды, и он всегда неподвижен относительно корабля, который его генерирует. Нужно успеть в него проскочить, что уже для лёгкого грузовика означает ускорение в 5000g - компенсаторы и двигатели воют, но в течение долей секунды тянут.
  Для Звёздного Разрушителя типа "Имперский" это уже сотни тысяч "же". Причём ускорять надо массу на много порядков выше!
  А для Объекта, диаметр которого ровно в сто раз больше длины "Имперского"... Ага. Десятки миллионов. Десятки миллионов земных сил тяжести!
  Таких компенсаторов в природе не существует. Нет, теоретически они возможны, но... ДВИГАТЕЛЕЙ, способных дать такого пинка станции размером с луну, не испарив её в процессе, точно ещё не придумано.
  Если бы удалось растянуть существование портала хотя бы до пары секунд, проблем бы не было... но увы, тут вступали в действие определённые ограничения, связанные с самой природой гиперпространства.
  К счастью, эту проблему решили ещё на заре галактической эры, иначе Галактику бы так и рассекали звездолёты не более сотни метров в длину. Удалось превратить САМ ПОРТАЛ в источник гравитационного поля, в который как бы "падали" корабли. Он втягивал их в себя, как пылесос. Естественно, в свободном падении ускорение не ощущается, независимо от его величины.
  Так что, компенсаторы совсе не нужны? Не совсем.
  Подлая сука математика и тут подкладывает вам свинью. С точки зрения гравитационной модели гиперпространственный портал может быть представлен, как плоский диск из сверхтяжёлого вещества, диаметр которой примерно равен ширине звездолёта.
  Чувствуете уже, в чём дело? Ага. В центре диска сила его тяжести направлена строго по нормали к поверхности, но ближе к краям она выгибается к центру диска - градусов под сорок пять, если не больше. Очень специфическая форма приливных сил, которые стремятся смять ваш звездолёт в маленький комочек. А если вспомнить, что эти силы по модулю равны тысячам земных сил тяжести для истребителя и на четыре порядка больше для Объекта - даже небольшое расхождение между ними может быть катастрофическим. Для их равномерного распределения по корпусу и нужны компенсаторы. Особые компенсаторы, не те, что используются для гашения толчков от двигателей. Компенсаторы, которые не создают собственное гравитационное поле, а "растягивают" и "перекачивают" уже существующее.
  И вот их катастрофически не хватало на недостроенной станции.
  Решить проблему можно, увеличив диаметр портала - ближе к центру его гравитация более однородна. Но для Объекта диаметр и так получается чудовищный. Растягивать его больше 160 километров - даже планеторазрушающих мощностей может не хватить.
  Аккорд не был Технарём, поэтому он не мог принципиально усовершенствовать гипердвигатель или компенсаторы. Но он был Умником, поэтому его агенты за какой-то месяц скупили по всей Галактике около ста тысяч обычных компенсаторов, для звездолётов, а геонозианцы под его управлением расставили их по всему каркасу станции и настроили на совместную работу.
  Прыжок прошёл совершенно гармонично. Ни единый кусок каркаса не вырвало из корпуса, хотя даже самые оптимистичные учёные обещали потерю примерно десяти процентов массы конструкции. Ни один член экипажа не оказался раздавлен перегрузкой.
  Правда, почти все купленные компенсаторы в процессе сгорели - но свою работу они выполнили. Гиперпрыжок продлился почти неделю - за это время геонозианцы успели восстановить повреждённые детали, и выход прошёл так же штатно, как и вход.
  Станция вынырнула в нормальное пространство в районе облака Оорта системы Молавара. Заранее проинструктированные диспетчеры на самом Молаваре стёрли из памяти компьютеров вспышку радиации Кронау, которая сопровождала выход столь массивного объекта из прыжка. Здесь станции предстояло стоять ещё две недели, прежде чем уйти во второй прыжок - уже к Скарифу.
  
  Сказать, что нападавшие свалились, как снег на голову, было бы значительным преуменьшением.
  Аккорд очень тщательно, со скрупулёзностью, которую мог дать только шард, убедился, что ни один прибор на Молаваре не был направлен в их сторону, и что приборы в других системах недостаточно чувствительны, чтобы обнаружить перемещение Объекта за световые годы. Разумеется, где-нибудь в облаке Оорта могли затаиться холодные корабли или зонды с перехватчиками гиперволнового сигнала. С этим ничего не поделаешь - законы физики. Но их понадобилось бы размещать там за месяц до начала операции. Позже они выдали бы себя, занимая позицию, так как корабли-разведчики Таркина в свою очередь тщательно прочесали систему, отслеживая любые источники гиперволн. А если кто-то целый месяц назад знал, что Объект пойдёт на Скариф через Молавар... при таком уровне осведомленности ему вообще не требовалось выслеживать станцию, достаточно было получить подтверждение, что она на месте. Но об этом не знало даже большинство персонала стройки, только высший командный состав был в курсе. Если предполагаемый "крот" проник в Империю так глубоко... все шишки всё равно посыплются на Таркина. Ни Император, ни тем более Вейдер не любят оправданий, даже если они совершенно обоснованы. Их интересует исключительно результат.
  Незваные гости вынырнули из гиперпространства на второй день стоянки, в пятидесяти мегаметрах от Объекта. Четыре линкора Торговой Федерации типа "Барышник", четыре линейных крейсера типа "Предусмотрительность", четыре разрушителя типа "Бунтарь", четыре фрегата типа "Щедрый".
  - Они как будто пародируют ваше построение, - пробормотал Джерджеррод, как только все вражеские корабли были опознаны.
  И действительно - Аккорд тоже сформировал оборонительный флот станции по формуле "четыре на четыре". Четыре "Имперских", четыре "Победы", четыре "Венатора" и четыре "Виндикатора".
  По огневой мощи имперский флот крыл мятежников как бык овцу. Даже старенькие "Венаторы" строились с расчётом на возможность линейного боя, а уж могучий "Имперский" просто сделал бы из любого корыта Конфедерации плазменное облако за пару минут. И это без учёта турболазерных батарей Объекта - да, их было установлено меньше пяти процентов от окончательного количества, но и это - пятьсот стволов, больше чем на любом серийно выпускаемом корабле Империи! Поэтому нападавшие поступили очень разумно, выскочив подальше - с такой дистанции стрелять неудобно, зато вполне удобно запустить истребители. А вот по москитному флоту соотношение сил было обратным. На самой станции истребителей не было вообще - ангары для них предполагалось установить гораздо позже. Что же до бортового авиакрыла флота сопровождения...
  ИЗР - знаковый корабль имперского флота, ядро любой группировки, несёт шесть эскадрилий - 72 машины. Столь же знаковый для КНС "Барышник" - 125 эскадрилий. ПОЛТОРЫ ТЫСЯЧИ боевых машин. Это абсолютный рекорд по размерам авиакрыла. Ни до, ни после Торговой Федерации никто не строил настолько вместительных авианосцев.
  Только "Венатор", построенный в предыдущую эпоху, мог с ними кое-как потягаться. Потягаться, но не выиграть - 420 истребителей на борт это тоже до фига много, но всё же не настолько.
  Если бы Аккорд предусмотрительно не взял с собой "устаревшие" "Венаторы", у защитников Объекта вообще сейчас не было ни единого шанса. Но даже так их превосходили численностью в три с половиной раза. 188 эскадрилий против 664.
  Разумеется, Империя и не собиралась играть с мятежниками в "кто кого перемелет в догфайте". Не просто так авианосцы после Войны Клонов сошли со сцены, уступив место линейным кораблям. Для смены военной доктрины были вполне обоснованные тактические причины. А именно - резко возросшая за время войны точность гиперпрыжков. Если раньше корабли выпрыгивали в сотнях мегаметров друг от друга, после чего должны были сближаться на досветовых двигателях, то теперь линкор мог подскочить к авианосцу прямо на дистанцию турболазерного залпа - и разнести его в клочья раньше, чем тот успеет поднять истребители. Москитный флот остался узкоспециализированным оружием для боя внутри гравитационной тени планеты, где гиперпрыжок невозможен.
  Этим сейчас и собирались воспользоваться защитники станции. Выполнить микропрыжок на вражескую эскадру, навязать ей ближний бой и разнести в клочья.
  - Стойте, - напряжённым тоном сказал Аккорд. - Я уверен, они это учли. Прямо сейчас они просчитывают микропрыжок в непосредственую близость Объекта. И как только корабли охранения прыгнут - они тут же выскочат возле станции. Недостаточно для ближнего боя, но значительно ближе, чем сейчас. А вы останетесь выяснять отношения с теми истребителями, которые они уже успели запустить - это около двух тысяч машин.
  - Что вы предлагаете? - прохрипел Вейдер.
  - Подождать. Пусть они сами решат, сколько истребителей оставят на охранение, сколько на борту, а сколько запустят в атаку. Пусть разделятся - тогда нам будет куда проще разбить их по частям.
  - Толково, губернатор, но не для этой ситуации. Ваша логика обычного полководца тут не сработает, потому что вы имеете дело не с обычными пиратами. Я чувствую колебание в Силе. Этим флотом руководит джедай.
  Как ни странно, первым чувством Аккорда было облегчение. Если джедай, тогда... тогда конечно. Тогда с Таркина спроса нет - против лома нет приёма, если нет другого лома. Великая Сила может много разных вещей... в том числе и предсказать маршрут станции в гиперпространстве, вдали от часто используемых течений и населённых планет. Для этого, в общем, здесь и Вейдер. Ему и светомеч в руки. А всем простым смертным остаётся брать под козырёк и надеяться, что Сила подскажет ситху что-нибудь толковое.
  Всем, кроме паралюдей. Великая Сила, конечно, крута, но и шард - не пустое место. Некоторые планы у Аккорда были и на этот случай. Вопрос был в том, стоит ли эти планы сейчас привести в действие, или полностью довериться великому истребителю джедаев? Первый вариант увеличит его шансы на выживание (ведь это не теоретическая задачка по стратегии, он сам сейчас является мишенью), но одновременно привлечёт ненужное внимание.
  Использовать сверхспособности только для организации личного спасения, но не для защиты станции (он, конечно, предусмотрел и такие тактики)? Это означает стать изгоем, вечным беглецом, потому что потери Объекта Император ему не простит. Вдобавок, изгоем без силы, потому что шард с собой на шаттле не увезёшь - он погибнет вместе со станцией.
  - В таком случае я передаю командование вам до конца этого столкновения, Лорд Вейдер. В этой области у вас определённо больше компетенции.
  В шипении респиратора послышалась какая-то удивлённая нотка.
  - Не надейтесь снять с себя ответственность так легко, Таркин. На вас я оставляю командование флотом, делайте с ним что хотите, но доставьте Объект в неприкосновенности на Скариф. А я возьму небольшую боевую группу и лично встречусь с тем, кто привёл пиратов сюда.
  Ах да. Вейдер обожает лично лезть в пекло, он тактик, а не стратег. Что ж, Аккорда это более чем устраивало. Если неизвестный джедай будет отвлечён на драку с ситхом, вряд ли он сможет одновременно командовать флотом. Следовательно, сражение сведётся к противостоянию "люди против людей", а такое можно выиграть и без явной демонстрации возможностей шарда. Просто грамотно воспользоваться теми козырями, что у него на руках, под силу и Таркину.
  
  Сами истребители занимают в любом корабле немного места, и чисто теоретически полторы тысячи таковых можно напихать в любой транспортник больше километра в длину. Несколько больше объёма занимают каюты для пилотов и инфраструктура обслуживания, но тоже не так уж много.
  Основным ограничением для авианосцев на Земле был цикл запуска - самолётам требуется придать скорость отрыва, а при этом они отжирают пространство взлётной полосы на палубе и энергию реактора для работы катапульт. Поэтому поднять в воздух слишком много машин сразу не получится.
  Но для космических авианосцев оба этих ограничения недействительны. Снаружи невесомость и вакуум - достаточно выпихнуть истребитель или бомбардировщик за борт, и он полетит своим ходом даже на самой малой тяге.
  Основная проблема, почему проектировщикам кораблей приходилось выбирать между большим количеством истребителей и большим количеством турболазеров, состояла в том, что как первые, так и вторые пожирали драгоценный газ тибанну, которого никогда на борту не хватает. Как и любой газ, тибанна имеет малую плотность при комнатных температурах и давлениях, а при повышении оных - становится взрывоопасной, вдобавок постепенно разрушается. Да, её можно перевести в жидкое или твёрдое состояние, в котором она занимает значительно меньший объём. Но жидкая тибанна стабильна лишь в течение нескольких часов, и взрывается, если её не использовать. Твёрдая, как и газ, может храниться неограниченно долго, но требует постоянного охлаждения почти до абсолютного нуля, а если её нагреть... ага, опять же взрывается. Системы охлаждения и надёжной термоизоляции, вместе с конверторами, которые переводят тибанну обратно в газ без взрыва, сжирают почти весь выигрыш по объёму, полученный от замораживания.
  Существовали аналоги тибанны, но все они имели схожие недостатки. Например, недавно набравший популярность коаксиум после переработки мог храниться в твёрдых кристаллах при комнатной температуре, но во-первых, при малейшей нестабильности взрывался так, что даже тибанна казалась тихим и мирным веществом. А во-вторых, что он при длительном употреблении делал с двигателями... цензурными словами не описывается. Поэтому в оружии его не применяли - теоретически можно было, но таких самоубийц было слишком мало, чтобы основать оружейную компанию. Только в двигателях и только как присадка, не как основное топливо.
  Конечно, точные цифры потребления тибанны или аналогов зависят от множества параметров: как от конструкции и возможностей оружия, так и от предпочитаемой капитаном корабля и командиром авиакрыла тактики. Но в среднем кораблестроители для быстрых прикидок используют эмпирическую формулу - один истребитель можно променять на одно турболазерное орудие. Без гипердвигателя - на обычный турболазер, с ним - на тяжёлый.
  Чтобы построить авианесущих гигантов, на порядок превосходящих по вместимости свои аналоги, обеим сторонам в Войне Клонов пришлось пойти на хитрость. Торговая Федерация использовала для питания истребителей особую разновидность твёрдого топлива, добываемого только в подконтрольных им секторах космоса. Это вещество было лишь отдалённо сравнимо с тибанной по энергоёмкости на единицу объёма - к примеру, "дроиды-стервятники" могли функционировать без дозаправки лишь 35 минут. Зато его можно было складировать в просторных трюмах бывшего контейнеровоза просто гигантскими штабелями. Немного неудобно тактически, зато безумно выгодно стратегически.
  Разработчик "Венатора" Лира Вессекс (тогда ещё Блиссекс) пошла другим путём. Она построила, если можно так выразиться, "корабль одного удара". Галактического спринтера с коротким дыханием. "Венатор" развивал чудовищную огневую мощь и выпускал громадное авиакрыло в начале сражения, но после этого ему требовалось идти на дозаправку. Длительный бой (или серия более коротких боёв) легко мог его измотать, но мало какой корабль противника до конца этого длительного боя доживал. Очень хорошо для большой войны, но плохо для задач поддержания порядка - поэтому пришедшие на смену "Победы" и "Императоры" строились уже более экономичными, с расчётом на многомесячное и даже многолетнее патрулирование вдали от основных баз.
  Однако сейчас Таркину нужно было выиграть именно одно сражение, не задумываясь о расходах - и в этой ситуации "Венаторы" придутся как нельзя кстати.
  
  Когда-нибудь мы вспомним это
  И не поверится самим
  А нынче нам нужна одна победа
  Одна на всех мы за ценой не постоим
  
  Нас ждет огонь смертельный
  И все ж бессилен он
  Сомненья прочь уходит в ночь отдельный
  Имперский пятьсот первый легион
  
  Впервые узнав из памяти Таркина, что у космических кораблей в этом мире, оказывается, есть ПРЕДЕЛЬНАЯ СКОРОСТЬ, Аккорд немного офигел. Как и любой, в принципе, человек, изучавший физику в земной школе.
  Нет, конечно у реактивного аппарата в принципе есть предельная скорость - так называемая характеристическая. Это скорость, которую он наберёт, если сожжёт всё топливо на ускорение в одном направлении. Но на характеристической скорости никто никогда не летает (исключая беспилотные зонды и боевые ракеты). Максимум на половине оной - надо же оставить что-то и на торможение!
  А вот корабли Империи на этой самой предельной скорости именно летали! И даже маневрировали! И если у вражеского истребителя скорость, например, 100 мегасвет в час (МгСЧ), а у тебя - 80 МгСЧ - то хрен ты его догонишь и хрен ты от него уйдёшь.
  Для Таркина подобные вещи были просто очевидны - так же, как то, что ходят ногами, а говорят ртом. Аккорду пришлось глубоко покопаться в его воспоминаниях, чтобы понять, как такое вообще может быть.
  Всё дело оказалось в специфике местных двигательных технологий. И в том, что они используются уже не первое тысячелетие, сформировав вокруг себя специфическую культуру. Маркс был прав, бытие определяет сознание.
  
  Ближайший аналог МгСЧ в земной культуре - узел как единица скорости судов. Скорость давно перестали измерять линями, а узлы остались.
  Так и здесь. Единица "свет" не имеет никакого отношения к скорости света. Правильно вообще переводить её не как "свет", а как "вспышка". Вспышка детектора быстрых частиц.
  Гиперпространство не пусто. В нём есть рассеянная материя, называемая гиперпространственной радиацией, иначе ГР-частицами или излучением Кронау. Столкновения с этими частицами имеют очень высокую энергию, планетарные пояса Ван Аллена покажутся лёгким дождиком. Поэтому без щитов в гипер лезть не рекомендуется, мигом поджарит. Стоит также учитывать, что ГР-частицы распределены не равномерно. Гравитация планет, звёзд и других массивных объектов, находящихся в нашем пространстве, имеет свою "тень" в гиперпространстве. Из-за неё ГР-частицы стягиваются в плотные горячие сгустки. Корабль, попавший в такой сгусток, сначала затормозится сопротивлением среды до нулевой гиперскорости, потом потеряет щиты и сгорит. Или сначала потеряет щиты, а потом уже его радиоактивный остов окончательно потеряет гиперскорость - это уже от конструкции зависит.
  Поэтому первые корабли на заре эпохи гиперпространственной навигации вели подсчёт столкновений с ГР-частицами с помощью специального счётчика.
  Соответственно, "свет" или "вспышка" - это среднее расстояние между двумя ГР-частицами, а МгСЧ - гиперскорость, двигаясь на которой, корабль получит миллион таких столкновений за один час. Естественно, это переменные величины. В открытом космосе, вдали от тяготеющих масс, "свет" может быть равен и световому году обычного пространства, а в гипертени - сократиться до метра и меньше.
  Ну хорошо, а при чём тут ДОСВЕТОВАЯ скорость в нашем обычном пространстве? Её-то на кой ситх мерять в специфических единицах гиперскорости?
  Да потому, что наличие гиперпространства определяет в этой галактике куда больше, чем просто возможность сверхсветовых прыжков.
  
  Гиперматерия - на это понятие в местных технологиях завязано буквально всё. Сложно найти технологию, где гиперматерия бы не использовалась в той или иной форме. Вкратце это очень простое понятие - "многомерное вещество, частицы которого одновременно взаимодействуют с обычным пространством и с гиперпространством". Так, или примерно так его описывают в любом словаре.
  Гиперматерия бывает двух типов - холодная (иначе гипертопливо) и горячая (иначе квазиплазма). Холодная гиперматерия "наощупь" мало чем отличается от обычного вещества. Её можно добывать, хранить, перекачивать. Горячая гиперматерия довольно нестабильна, и спустя некоторое время после высвобождения (секунды, минуты или часы в зависимости от разновидности и условий содержания) распадается с огромным выделением энергии. Вплоть до полного эм-це-квадрат. Прелесть в том, что холодная гиперматерия может быть преобразована в горячую - как за счёт внешней накачки энергии, так и за счёт аннигиляции части массы самого гипертоплива. Классический пример - обычный ручной бластер, где газ тибанна (холодная гиперматерия) преобразуется в бластерный импульс (горячую).
  В чём преимущество квазиплазмы перед плазмой обычной, кроме того, что первая сама себе служит источником энергии? В термодинамике, мать её так. Существует закон излучения абсолютно чёрного тела, согласно которому вещество, нагретое до тысяч и миллионов градусов, будет стремиться это тепло сбросить - неизбежно нагревая всё вокруг себя. Проще говоря, обычная плазма ФОНИТ, из-за чего к ней необходимо присобачивать совершенно невменяемых размеров отражатели и охладители. Либо значительно снижать её плотность, чтобы столкновения частиц стали пореже и излучение - послабее.
  Квазиплазма, конечно, тоже фонит, только делает это по большей части в гиперпространство. На долю пространства обычного, трёхмерного, достаётся лишь минимальное световое "эхо". Поэтому бластерный импульс может пролететь рядом с вашей щекой и не обжечь её, хотя разносит на куски немаленький бетонный куб. Поэтому стенки термоядерного реактора на квазиплазме сохраняют комнатную температуру, при звёздном жаре внутри. Поэтому ионные двигатели дают скорость истечения, близкую к световой, без гигантского факела позади корабля и без мгновенного испарения дюз. Поэтому термальный детонатор испаряет всё в радиусе двадцати метров от места взрыва, но стоя в 21 метре можно даже не почувствовать жара. И многое, многое другое.
  Но за всё надо платить.
  Ионные двигатели невозможно было включить на полную мощность внутри гравитационной тени планеты. Взаимодействие квазиплазмы с плотными ГР-частицами приводило к тому, что требуемая скорость истечения не набиралась и отдалённо.
  Но (опять же, как и в атмосфере) в обмен за низкую тягу природа предлагала практически халявное рабочее тело в неограниченном количестве. Так у всех двигателей на квазиплазме появился "режим прямоточника". ГР-частицы втягивали спереди в рабочую камеру двигателя (вернее, в тот участок гиперпространства, который соответствовал рабочей камере), через гиперматерию передавали им дополнительную энергию - и реактивной струёй отбрасывали назад. Корабли получили возможность летать "по-самолётному", не тратя массу, только энергию, на высоте нескольких диаметров планеты.
  Но и ограничение для них действовало, как для любого прямоточника. Нельзя слишком сильно разогнаться относительно среды - втягиваемое рабочее тело начнёт тебя же и тормозить, передавая свой импульс. Кстати, этот эффект можно использовать и намеренно - расширив воронку захвата, можно затормозиться, не поворачиваясь к цели кормой и не включая тяги.
  Поэтому чем выше ты взлетаешь, чем слабее гравитация и меньше плотность ГР-частиц, тем меньше ты летишь "по Аристотелю" и больше "по Ньютону". Между "полностью прямоточным" и "полностью реактивным" режимом существует ряд промежуточных, которые надо переключать, как передачи в автомобиле. Разумеется, существует и автоматическая регулировка режима.
  И тут люди вспомнили, что система отсчёта относительной скорости (абсолютные значения которой меняются в зависимости от плотности ГР-частиц) у них уже есть - это система мегасвет, которая до сих пор применялась только для гиперскорости. Её немного модифицировали, дополнили - и сделали так, чтобы табло гиперскорости работало и внутри гравитационного колодца. Ну и что, что показывает оно другой параметр? Одновременно их всё равно применять не надо. Был, конечно, индикатор и классической, ньютоновской скорости, но так как чтобы им воспользоваться, требовалось к чему-то привязать систему координат - пилоты его не слишком любили и нечасто обращали на него внимание. Радиация Кронау предоставила им очень удобный "эфир" - выделенную систему отсчёта, скорость относительно которой всегда можно было напрямую измерить прибором.
  Но сейчас ситуация была особая. Сейчас бой шёл не на орбите планеты, а в открытом космосе, на громадном отдалении от всех тяготеющих масс. Плотность ГР-частиц была очень мала. Хоть и не так, как в чистом межзвёздном пространстве, но единица "мегасвет" выросла настолько, что перестала иметь какое-либо практическое значение - летать предстояло полностью "по Ньютону", на реактивной тяге.
  Конечно, пилотов этому учат. Но большинство - чисто теоретически. Вызубрили, сдали экзамен, и на следующий день все эти премудрости с характеристической скоростью вылетают из головы. Сражения идут в основном вблизи планет, никто не будет драться за пустоту.
  А вот дроиды-стервятники, хоть и тупы как пробки, не имеют свойства чего-либо забывать. Чему нейросеть однажды обучена, то в ней отпечатывается, как в микросхеме. У них есть все необходимые рефлексы для борьбы в настоящей невесомости и в настоящем вакууме. Подкреплённые бортовым компьютером, который напрямую соединён с электронным мозгом.
  Вот и сейчас полторы тысячи "стервятников" (полная загрузка одного из "Барышников", видимо) за полминуты набрали скорость чуть больше мегаметра в секунду, после чего отключили двигатели, экономя рабочий ресурс, мегаметров пятнадцать пролетели по баллистике, затем развернулись к цели дюзами и начали тормозить. Идеально точно, идеально синхронно. Как на уроке по астронавигации.
  Живые пилоты тоже так могли, в принципе. Но - без длительных тренировок - далеко не столь аккуратно и чётко. Наше подсознание всё же слишком приучено к аристотелевой динамике. И совершенно не приучено к космическим масштабам и скоростям.
  Вейдер со своей эскадрильей выполнил разгон и торможение ко вражеской эскадре так же безупречно, но то Вейдер. Ему вообще безразлично, чем заниматься, хоть из бластера стрелять, хоть дроидов из металлолома собирать. В этом смысле форсъюзеры подобны Уберу из мира Аккорда. Сила сделает из него идеального профи, даже если он занимается этим впервые в жизни. А сопровождавшие его клоны-пилоты, скорее всего, просто настроили свою автоматику на повторение всех манёвров ведущего.
  Стоп! Повторение всех манёвров ведущего!
  - Дать увеличение летящих к нам сил! - скомандовал Аккорд.
  Так и есть!
  В каждой из атакующих эскадрилий только десять машин были дроидами-стервятниками! Одиннадцатым шёл дроид-бомбардировщик типа "Гиена", а двенадцатым - тяжёлый истребитель типа "Тоскан", с живым пилотом!
  
  ВЕЙДЕР-1
  
  Ощущение опасности стало просто нестерпимым. Ситх резко бросил машину в ломаную спираль, уходя с линии атаки.
  Клоны не подвели, не просто скопировав его манёвр, но и творчески развив. Каждый заложил собственную, оригинальную кривую, за доли секунды сместившись на сотни метров. Не мешая автопилоту, а дополняя его.
  Выстрелов не было, и это убедило Вейдера, что характер угрозы он угадал верно. Сила не сообщала, от чего именно надо уходить, она только направляла действия ситха. Вот сейчас она заставляла его продолжать крутить виражи, ни на секунду не останавливаясь - и только его опыт времён Войны Клонов подсказывал, в чём причина такой лихорадочной активности. Обычный пилот уже остановился бы - никто ведь не стреляет...
  И получил бы залп, который оставил от него только ошмётки.
  Дроиды-стервятники обычно рассматривались как слабые противники. Они и были таковыми - в догфайте на орбите, в атмосферном бою, в столпотворении под щитами крупного корабля. Но те, кому доводилось столкнуться с ними в открытом космосе, где они могли держать строй и дистанцию, никогда не недооценивали этих кибернетических монстров. Там, где решает не мастерство, хитрость и изворотливость, а простая математика - они были практически непобедимы. Если, конечно, противник не форсъюзер.
  Ничего запредельного. Численное превосходство, строй и подходящее вооружение. Как рота наёмников с копьями против самых умелых мечников.
  Чем вооружён дроид-стервятник? Любой дурак со справочником под рукой вам скажет - четыре бластерных пушки и две установки энерготорпед. Ну, бластеры любой дурак видел, а вот что за зверь такой энерготорпеды... ну, наверно родня протонным торпедам? - неуверенно предположит дилетант.
  И жесточайше ошибётся. Фатально, если он за штурвалом сидит.
  Энерготорпеды - оружие, которое выплёвывает сгустки плазмы. Не квазиплазмы, на которой работает тут практически всё, а именно обычной плазмы. Безо всякой многомерной компоненты. Из квазиплазмы состоит формируемая на несколько секунд "металка" - электромагнитная конструкция, которая этот сгусток внутри себя формирует и разгоняет (и заодно экранирует сам истребитель от его страшного жара).
  А как сильно "металка" может разогнать маленькую плазменную "пульку"? Да всего-то до двадцати процентов скорости света.
  Ещё раз. Двадцати. Процентов. Скорости. Света.
  До фраговых шестидесяти тысяч километров в секунду!!!
  Несмотря на то, что масса плазменного сгустка - около миллиграмма, его кинетическая энергия при такой скорости составляет четыреста килограммов тротилового эквивалента. Ну, объективно, не так уж много. Больше, чем у ручных бластеров, но многие орудия истребителей выдают и побольше. А если считать мощность, то есть равномерно распределить огневую мощь по времени, то и вовсе смешные цифры получаются. Скорострельные пушки москитного флота по пять-десять импульсов в секунду выдают, а энерготорпеды заряжаются для выстрела тридцать секунд. Целая вечность по меркам догфайта, чтобы сбить с врага малую часть щита? Смешно, господа.
  Вот только импульс обычной пушки летит дай Сила километр в секунду - и реально опасен для истребителя только при стрельбе в упор (на дистанции меньше километра). На большей дистанции от него разве что слепой пилот не увернётся. А установка энерготорпед если взяла тебя на прицел за три мегаметра - всё, никуда не денешься, лови плазменный привет. Это оружие снайпера - тебя начинают расстреливать с дистанции, на которой ты врага и не видишь толком. Да, отдельные попадания нормальный щит разве что поцарапают. Но когда тебя ловит на прицел сразу целая эскадрилья - даже царапины могут оказаться смертельными. А с координацией огня у дроидов - даже туповатых - всё прекрасно. И со временем реакции тоже.
  С чем у них плохо, так это с распознаванием визуальных образов. Достаточно пронестись на фоне планеты или крупного корабля - и окуляры "стервятника" тебя тут же теряют. Только вот здесь не было никакого фона. А огни ионных двигателей на фоне чёрного космоса выделялись просто идеально.
  Вот и приходилось Вейдеру вместе с ведомыми закладывать головоломные виражи, чтобы просто не оказаться на линии огня ни одного из сотен дроидов. Один из клонов допустил крошечную ошибку - и тут же космос перечеркнули десятки зелёных линий. СИД-прототип потерял щит и добрых две трети боковой панели. Асимметричная тяга закружила его, но клон упрямо продолжал жать на педали. Катапультироваться под таким огнём не имело никакого смысла, поэтому пилот сделал, что мог - отвлёк манёврами на себя ещё пару десятков плазменных сгустков, разлетевшись в конце концов на огненные клочья. Перезарядиться до сближения на дистанцию догфайта эти орудия уже не успеют, значит по Вейдеру и остальным будут стрелять чуть меньше.
  Остальные тоже "поймали" по несколько попаданий, но никто не потерял щит полностью, хотя некоторые были опасно к этому близки. Только на индикаторе щита самого Вейдера горело гордое "сто процентов" зарядки.
  А в следующие мгновения полностью сбросившая скорость эскадрилья ворвалась в глубину построения "стервятников" - словно лисы в курятник. Насколько страшны были дроиды-истребители на расстоянии, настолько же беспомощны они оказались в ближнем бою перед опытными пилотами, мстящими за погибшего товарища. Клоны истребляли их десятками, сам Вейдер без особого труда сбил за сотню - едва ли не каждый импульс его бластерных пушек находил цель. Огонь скорострельных пушек "Барышника" сбивал больше своих, чем врагов.
  Уничтожив и рассеяв прикрытие, ситх направил машину в ангар авианосца. Знакомая картина - то же самое он делал в девять лет, с этого началась его карьера как пилота. Он учитывал возможность, что враг может подорвать "Барышник", чтобы избавиться от самого ненавистного из слуг Императора. Но Сила молчала, ощущения угрозы не было. И он знал, почему. По той же причине, по которой он не нанёс торпедный удар по "Барышнику".
  Джедай в рубке авианосца хотел встретиться с ним лицом к лицу. Не меньше, чем сам Вейдер.
  Конечно, вряд ли ему так повезёт, что это окажется сам Кеноби. Отзвук своего учителя в Силе Вейдер бы ни с чем не спутал. Но и у других джедаев было предостаточно поводов его ненавидеть. Это хорошо, ненависть ведёт на Тёмную Сторону. Нет, он не собирался обращать этого выжившего, кем бы он ни был - он собирался просто и банально убить его. Это учитель Сидиус считает, что много адептов не бывает, младший ситх придерживался иного мнения. Но склонившись во Тьму, джедай станет уязвим, так как перейдёт на его, привычное поле игры - где у Вейдера куда больше опыта.
  В коридорах его встретило около сотни дроидов. Вейдер разнёс их на обломки, даже не включая меч - просто шарахнул телекинезом о ближайшую стену. Так называемые "боевые" дроиды модели B1 даже в Войну Клонов не представляли существенной опасности для джедаев. А уж сейчас, когда их осталось менее процента от прежнего количества на борту, и они явно не проходили качественного техобслуживания уже лет пять минимум... В отличие от "стервятников", кстати говоря. Авиагруппа "Барышника" явно не ржавела со времён Войны Клонов. Все машины в космосе были в очень хорошем состоянии. А эту пехоту, похоже, джедай даже не натравливал специально. Просто сработали осколки старого функционала - защищать родной корабль.
  В рубке огромного звездолёта было светло и просторно. Два десятка дроидов, колдующих над пультами - в основном B1, но есть и другие модели. И всего одна живая душа.
  - Генерал Рам Кота, - прошипел ситх. - Я должен был догадаться раньше.
  - Ты вообще не слишком догадлив, Вейдер, - согласился седой мужчина, вставая и включая свой меч. Очко в пользу Тёмного Лорда, чей меч ещё включен не был. Каждый шаг против кодекса джедаев, даже в мелочах, каждое проявление агрессии, даже ритуальное - это новая брешь в обороне генерала. Свет догматичен и нетерпим к ошибкам. Тьма гораздо гибче - Вейдер мог демонстрировать миролюбие, когда это отвечало его целям, и от этого ни на йоту не становился менее ситхом.
  - Я чувствую в тебе зёрна грядущей тьмы, - сказал он, угрожающе надвигаясь. Его меч всё ещё спокойно висел на поясе, но киборгизированное тело было само себе оружием. И это не считая клубящейся вокруг него Силы, которую джедай несомненно чувствовал.
  - Если это попытка провокации, то очень детская, - усмехнулся Кота. - Тебе нужно было ещё поучиться у своего хозяина, прежде чем приходить ко мне.
  Разумный с низким уровнем мидихлориан сказал бы, что глупо так трепаться перед боем, теряя драгоценные секунды. Но на самом деле бой между ними уже начался. Словесная перебранка была лишь видимой частью айсберга - настоящее сражение шло на уровне чистой Силы. Словно радиоэлектронная борьба двух кораблей, которая начинается задолго до того, как заговорят турболазеры. Джедай пытался увидеть выигрышный ход, ситх - затемнить его предвидение. Вейдер не сомневался, что победа в конечном счёте будет за ним, вопрос лишь в том, сколько времени это отнимет. На его счету был уже не один десяток подобных эпизодов, и все они заканчивались одинаково - рядовые джедаи ничего не могли противопоставить Избранному. Возможно у Йоды или Мейса Винду ещё были бы шансы, но Рам Кота... он даже в первую десятку не входил! Ни в одну из первых десяток, точнее - ни по мастерству фехтования, ни по глубине предвидения, ни по уровню мидихлориан. В чём он был реально хорош, так это в тактике, в использовании обычных людей, не одарённых Силой. Потому, вероятно, и решил возглавить атаку на Объект. Но подпускать к себе Вейдера при таком соотношении сил было просто огромной тактической ошибкой. И это настораживало.
  Джедай метнулся вперёд со сверхчеловеческой быстротой, нанося первый удар, как Вейдер того и хотел. Вспышка ярости, сопровождавшая эту атаку, несла безошибочно узнаваемый привкус Тёмной Стороны. Вейдер парировал этот выпад с небрежной лёгкостью, дарованной мощью сервомоторов брони, одновременно проникая своим восприятием сквозь тёмные трещины в ауре джедая.
  И то, что он увидел в этих трещинах, ему очень, очень не понравилось.
  Кота не только нарочно пропустил его на корабль. Кота также нарочно допустил своё падение на Тёмную Сторону, зная, что дойти до логического конца оно не успеет. Он действительно был отличным тактиком, и рассчитал всё, как по нотам. Включая своё поражение и смерть - даже их генерал сумел обратить на пользу дела. И ещё успел доли секунды позлорадствовать над врагом - в новом состоянии он мог себе это позволить.
  В следующую секунду "Барышник" взорвался, превратившись в облако плазмы.
  
  АККОРД-4
  
  Хорошая новость - противник только что потерял корабль-носитель и с полтысячи истребителей, а имперский флот практически не понёс урона - не считать же таковым одну эскадрилью. Плохая новость - силами противника всё ещё управляет форсъюзер, вероятно джедай - а они только что лишились единственного на весь флот одарённого бойца. Как бы Аккорд ни относился к Вейдеру лично, он всегда безоговорочно признавал его ценность - после истребления джедаев мастеров Силы сравнимого уровня в Галактике просто не осталось. В этом отношении Тёмный Лорд напоминал Лунга с Земли Бет. В мирное время ты готов лично прикончить этого неконтролируемого психа. Но стоит объявиться поблизости Губителю - и ты готов душу продать, чтобы парень с такими возможностями был на твоей стороне. О том, что к самому Аккорду многие относились так же двойственно, он предпочёл не вспоминать.
  Оставалась, правда некоторая надежда, что джедай мог и сам погибнуть на том же корабле. В этом случае шансы уравнивались - люди против людей, пушки против пушек, тактика против тактики, без всяких сверхъестественных трюков. Но мало кто верил, что им так повезло. Не дурак же этот джедай - лезть в собственную ловушку! Впрочем, обсуждали эту новость в основном те, кому больше нечем было заняться. Аккорд в их число не входил - он был, пожалуй, самым занятым человеком на станции. Полторы тысячи вражеских истребителей завершили торможение в мегаметре от станции и начали расстреливать энерготорпедами минное поле, с такой любовью подготовленное Аккордом. Не забывая при этом постреливать и по взлетающим с "Венаторов" СИД-истребителям. Ещё полторы тысячи были на подходе.
  - Что они сделают, когда накопят достаточно сил? - напряжённо спросил Джерджеррод.
  - Попытаются проскочить на максимальной скорости сквозь наши опорные кольца, и запустить торпеды с базз-дроидами, - без сомнений ответил Аккорд.
  Ввязываться в догфайт с лучшими пилотами Империи "стервятникам" не с руки. Для этого нужно как минимум шестикратное преимущество, а их всего втрое больше, даже после прибытия второй группы. А вот обойти защитников, пользуясь преимуществом в реакции, и на полном ходу атаковать Объект, не имеющий пока сплошной защиты - это самая подходящая задача для машин.
  - Не забывайте, они могут нести и ударные ракеты вместо базз-дроидов, - проворчал Кренник.
  - Могут, конечно, - пожал плечами Аккорд. - Но это было бы для нас выгодно, так что я сомневаюсь, что нам сделают такое одолжение.
  - Выгодно?! Одна ракета, попав в реактор с кайбер-кристаллами, может...
  - Я прекрасно знаю, что она может, директор! Но в реактор они не попадут, даже если все ударят в одно место - его защита уже достаточна для этого. То, что вам кажется дырами в корпусе реактора, прикрыто энергетическими щитами, и наоборот - где щитов пока нет, там уже достаточно прочная броня. Несколько залпов тяжёлого корабля ещё могли бы их пробить, до запроектированной толщины там далеко. Но ничто из того, что унесёт истребитель. А вот единственный дроид-диверсант, добравшийся до систем управления реактором, вполне может устроить тут увеличенную версию того, что случилось с Лордом Вейдером. Не сразу, конечно, ему понадобится много часов, может даже дней, чтобы найти уязвимые точки Объекта - но в итоге эти маленькие машины наносят максимальный ущерб на единицу бомбового веса.
  - Возможно, и что вы, в таком случае, намерены против них делать? Или у вас где-то спрятаны несколько десятков тысяч дроидов-охотников?
  - Охотники дают лишь вероятностную защиту, - отмахнулся Аккорд. - Со временем они, конечно, выловят большинство диверсантов, но для неприемлемого ущерба достаточно и одного. А главное, не факт, что они сделают это вовремя.
  - Тогда ЧТО, ситх вас возьми, вы намерены делать?
  - То, что необходимо. Если я решу, что вам нужно знать больше, Кренник, я вас проинформирую.
  Он не стал тратить драгоценные секунды, чтобы полюбоваться тем, как перекосило Орсона. Посмотрит на это потом, в записи.
  
  Система подвесных турболазеров Объекта могла уничтожить любое разумное количество нападавших на любой разумной скорости. Но три тысячи машин на скорости в двести километров в секунду - это далеко за пределами "разумных" цифр. Только дроиды с их мгновенной реакцией могли себе позволить такое. Не все, правда, попали внутрь кольца - некоторые столкнулись с конструкциями Объекта и мгновенно испарились, но для громадной стройки ущерб был невелик - несколько сотен тысяч тонн покореженного металла, это полдня работы, исправляется в текущем порядке.
  Разумеется, базз-дроиды не могли бы состыковаться с целью на такой скорости, но несущие их ракеты обладали достаточной дельтой, чтобы после запуска полностью затормозиться, описать петлю и вернуться к цели.
  Маленькие шарики были сложными мишенями даже для истребителя, а уж о том, чтобы сбить их турболазерным огнём, смешно было даже говорить. Их можно было отшвырнуть полем дефлекторного щита, но дыры в защите Объекта были слишком велики. Аккорд физически не успел бы установить сплошное поле, прикрывающее всю конструкцию, за то время, что ему оставили на переход к Скарифу. Никто бы не успел.
  То же самое касалось и броневых листов, слишком толстых, чтобы базз-дроиды смогли прорезать их до исчерпания энергии. Конструкцию в процессе строительства целиком не закроешь в принципе.
  И невозможно заранее сказать, где именно маленькие диверсанты решат пробираться внутрь станции. Проходов для них слишком много, а несущие их ракеты не имеют конкретной цели - они попадают в случайные места, и направляются к ближайшему отверстию.
  Но когда первые дроиды-пильщики касаются обшивки и цепляются за неё маленькими лапками, щиты Объекта дружно отключаются и бомбардировщики Империи выпускают собственный залп. Да, по своим же собственным конструкциям. Тоже тысячи ракет. Только внутри не хитроумные машинки, а честные протонные боеголовки. Только с предварительно откачанным нергоном-14.
  Что превратило их в банальные старомодные ядерные бомбы.
  
  Нергон-14, взрывчатое вещество, используемое при изготовлении протонных торпед и бомб - ещё одна разновидность холодной гиперматерии. В отличие от той же тибанны, он при переходе в "горячую" форму почти не выделяет собственной энергии, реакция его испарения эндотермична - поэтому боеголовку приходится "бустировать" компактным термоядерным зарядом. Но в отличие от банальной термоядерной бомбы, которая выдаёт энергию взрыва в виде гамма-излучения, нергон-14 обеспечивает куда более интересный поражающий фактор - волна релятивистских протонов! Электростатическое отталкивание, которое так сильно мешает сделать протонное пучковое оружие, здесь не мешает, наоборот, разгоняет их ещё больше - они ведь и так разлетаются по сфере.
  Как протоны, так и гамма-лучи обладают огромной проникающей способностью, а также эффективно убивают живых существ и выводят из строя электронику. Но кванты электромагнитного излучения выделяют больше всего энергии на поверхности цели, а чем глубже - тем поражающий эффект слабее. Протоны же производят максимальную ионизацию именно в глубине, когда несколько затормозятся. Очень эффективно, когда ваша цель - тяжело бронированный корабль.
  И не очень эффективно, когда вы стреляете по маленьким механизмам на поверхности этого корабля.
  Получив зашкаливающую дозу гамма-радиации, бронелисты Объекта раскалились добела, потеряли несколько миллиметров толщины за счёт абляции, но в целом устояли. А вот маленьким базз-дроидам, с их большой поверхностью тела и тонкой бронёй, повезло куда меньше. Около четверти оказавшихся рядом с местами взрыва просто испарились, остальные мгновенно "умерли" от выгорания всей электроники.
  Тех немногих, что уцелели, спрятавшись в складках местности, нашли дроиды-охотники - раньше, чем ошеломлённые пильщики успели проникнуть внутрь станции. Аккорд указал им наилучшую стратегию поиска, основываясь на своём знании геометрии местности и точек подрыва торпед.
  
  Истребители, описав петлю, вернулись на базовые корабли. Так как общие потери нападавших (от эскадрильи Вейдера, от промахов при атаке, от встречного огня турболазеров Объекта) составили около восьмисот машин - им требовалось где-то разместить ещё семь сотен с погибшего "Барышника". Но дроиды-стервятники не зря назывались "дроидами с изменяемой геометрией" - "лишние" машины просто перешли в наземный режим и поцеплялись к обшивке союзных кораблей снаружи. Бесценная с тактической точки зрения возможность.
  Несколько минут томительного ожидания. Аккорд в своём воображении прямо-таки слышал дискуссию, идущую между капитанами мятежников. Они нанесли врагу куда больше урона, чем могли рассчитывать, уничтожив самого Вейдера, и понеся весьма скромные потери. С другой стороны, цель, ради которой они сюда прилетели, осталась нетронутой. С третьей стороны, эта цель показала, что неплохо защищена, с налёту её не возьмёшь - не лучше ли отступить сейчас, сохранив все силы, и потом вернуться с лучшим вооружением? С четвёртой - а будет ли у них когда-нибудь это лучшее вооружение и такой прекрасный шанс застать противника "со спущенными штанами"? Укреплённую систему такими малыми силами не возьмёшь!
  Аналогичная дискуссия разворачивалась и на борту имперских кораблей. Только шёпотом, потому что после исчезновения и вероятной гибели Вейдера не осталось никого с достаточными полномочиями, чтобы оспорить приказы Таркина. Даже вечно язвительный Кренник притих. Губернатор сказал ждать - значит ждём. Но почему? Самое время развить преимущество и послать флот добить мятежников!
  Наконец противник пришёл к компромиссному решению - перезаправив и перевооружив "стервятников" (наверняка на этот раз ракеты с обычными зарядами вместо базз-дроидов), он послал их на второй заход - той же численностью, 250 эскадрилий. Но крупные корабли прыгать не стали. Зато "Предусмотрительности" выпустили огромный рой противокорабельных торпед, вокруг которых истребители выстроились в защитный ордер, чтобы довести их до цели. Если все эти заряды врежутся в ядро Объекта, его защита не выстоит.
  Замысел был понятен - если и эта атака провалится, они отступят, ограничив потери в основном автоматикой (250 живых пилотов не в счёт). Если имперцы прыгнут к ним - они отступят чуть раньше. Если же атака будет успешна - они пошлют оставшиеся силы развить и закрепить наступление, и возможно, даже прыгнут к Объекту сами, несмотря на риск столкновения с его флотом защиты.
  Всё вполне гармонично и сбалансировано. Аккорд сам бы поступил точно так же на месте мятежников (другое дело, что истребители под его командованием получили бы более сложные инструкции). И конечно же, он знал, чем им ответить.
  
  - Включить помехопостановщики на полную мощность, - скомандовал Аккорд. Пространство вокруг Объекта утонуло в пузыре раздутого дефлекторного щита - слишком слабого, чтобы отразить какую-либо материальную угрозу, но отражающего все радиоволны. А излучатели гиперматерии создали тысячи фальшивых тепловых источников в разных местах.
  Это само по себе ровным счётом ничего не значило. Пилоты в этой галактике давным-давно привыкли полагаться не на приборы, а на собственные глаза. И дроиды, и ракеты, и торпеды - все "глаза" - системы распознавания визуальных образов. Да, конечно, их дальность была несравнима с радарами, не говоря уж о тепловых сенсорах. Но только не в ситуации, когда цель - два обруча размером с небольшую луну. Мимо этого монстра и на глазок не промахнёшься.
  Торпеды мятежников, естественно, не тормозили - они шли на полной скорости, потому что так легче проскочить зону ПРО. Дроиды-истребители вынуждены были сохранять ту же скорость, чтобы держаться с ними вровень. Ничего, для электронных рефлексов это терпимо, нужно только следовать заранее прописанному полётному плану, потому что случись что непредсказуемое - придумать выход они уже не успеют.
  А вот живые пилоты, координаторы операции, хотя скорость сохраняли не меньшую, начали забирать вверх, вниз, вправо и влево. Идти сквозь кольца станции на такой скорости они не рисковали, для этого потребовалось бы полностью довериться автопилоту. Они намеревались обогнуть её с разных сторон.
  Молодцы, пусть огибают...
  В зоне помех вспыхнули многочисленные огоньки. Опознав по спектру ионные двигатели и просчитав, что неизвестные тела идут курсом пересечения, как истребители, так и торпеды вильнули в сторону, уходя от столкновения. Истребители также открыли огонь из бластеров и выпустили торпеды, надеясь расчистить себе путь. Некоторые даже попали... только это их не спасло.
  
  Эти защитные устройства Аккорд назвал "мины-метеоры". Представляли они собой полый шар из кваданиевой стали сантиметров двадцати в диаметре, с четырьмя крестообразно расположенными дюзами ионных двигателей, маленьким резервуаром топлива и устройством управления (простенький микропроцессор и коммуникатор). Больше в них ничего не было. Вес каждого устройства составлял около четырёх килограммов.
  20106 таких устройств были расположены формацией в виде плоского диска с шагом примерно в километр - между Объектом и атакующим флотом, так что построение полностью перекрывало профиль станции. Благодаря крестообразным двигателям они могли, не поворачиваясь, произвольно сдвигаться в этой плоскости. Ускорение у мины-метеора было около 5000g, что нормально для большинства истребителей... только у истребителей такова тяга ГЛАВНЫХ двигателей, по оси корабля. Маневровые дают значительно меньше. Поэтому чтобы хоть сравниться с ними в поперечной подвижности (не говоря уж о том, чтобы обогнать), дроиду-стервятнику пришлось бы развернуться к Объекту бортом и дать полную тягу. Но на это куцых воробьиных умишек машин Федерации просто не хватало. Они пытались вилять, но при этом оставаться на курсе и вести огонь. Естественно, управляемые компьютером мины-метеоры легко парировали каждый их манёвр, постоянно оставаясь точно на курсе пересечения. На расстоянии в несколько сотен километров запаздывание радиосигнала составляет две миллисекунды - достаточно для управления почти в реальном времени.
  Да, некоторые из них были сбиты. Но как только передняя мина получала бластерный заряд или энерготорпеду, выяснялось, что за ней, как за щитом, на расстоянии сотни метров прячется ещё одна такая же, повторяя все её манёвры. А за той - третья. В общем, их там было в среднем по пять штук в очереди (местами меньше, местами больше, точное число Аккорд определял, высчитывая вероятности с помощью шарда). Произвести ПЯТЬ удачных выстрелов подряд по столь мелким и маневренным мишеням ни один "стервятник" не смог.
  Они столкнулись. Взрывчатых зарядов в минах-метеорах не было, если не считать остатков тибанны в баках. Но какое это, собственно, имело значение, когда кинетическая энергия столкновения на скорости в шестьсот километров в секунду составляла порядка 170 килотонн?! Бедные "стервятники" просто испарились от такого близкого знакомства.
  Торпеды, имеющие собственные дефлекторные щиты, выдержали первое попадание, но щиты потеряли. Полностью. И вторая мина в цепочке развалила каждую из них от носа до кормы, заполнив космос ослепительными фейерверками. Ни одна не достигла Объекта.
  Живые пилоты ошарашенно посмотрели на эти вспышки, в считанные мгновения уничтожившие их громадное авиакрыло, и поспешно развернулись обратно к кораблям-носителям. Машины "Венаторов" погнались за ними, но как-то лениво, без огонька - больше половины лётчиков мятежников смогло достичь базовых кораблей и уйти в гиперпространство.
  
  - Вы с ума сошли, Таркин? - у Кренника эта фраза уже была всё равно, что "здравствуйте". - Хорошо, ваш план с выжиданием в обороне сработал, хотя это скорее везение...
  - Мой опыт говорит, что не существует такой вещи, как везение, - вставил Аккорд.
  - Но что нам мешает теперь добить их флот?!
  - Во-первых, то, что у них по-прежнему остаётся почти четыре тысячи истребителей.
  - Разве не вы только что показали, что можете их легко уничтожить?
  - Могу, когда они пытаются пройти сквозь наши порядки на четвёртой космической скорости. Мины-метеоры - это не супероружие, Кренник, это специфическая защита для специфических обстоятельств. Мы можем проломиться сквозь их оборонительные порядки грубой силой, это превосходство в численности уже не фатально, как было в начале боя. Но я не собираюсь нести ненужные потери ради ваших амбиций.
  - По-вашему, уничтожение мятежников, убивших Лорда Вейдера - это "мои амбиции"?
  - Безусловно. Ради того, чтобы нанести небольшой вред сейчас, вы отказываетесь от возможности полностью уничтожить эту группировку позже.
  - Каким это образом? Они же сейчас сбегут!
  - Уже сбежали, пока вы тут скандалили, Кренник. Только что их флот перешёл в гиперпространство... увозя с собой мои гиперпространственные маяки. По сигналу которых мы сможем выйти на их базу или базы. В которые немедленно вцепится наша доблестная разведка. Выяснить, кто был заказчиком и кто - спонсором этой операции, и только после этого наносить удар по ключевым структурам.
  
  Отключив связь, Аккорд потёр пальцами виски. Кто бы мог подумать, что быть гранд-моффом Таркином так трудно? Уилхуфф был совершенно неподходящим носителем для его шарда. Да, неведомый заказчик перенёс в голову гранд-моффа не только память Аккорда, но и его Corona Pollentia. Но он то ли не смог, то ли не посчитал нужным перенести многочисленные изменения в характере Аккорда, вызванные многолетним сотрудничеством с шардом. Вместо того, чтобы удовлетворять все капризы инопланетной машины, Таркин видел в ней просто инструмент для реализации собственных амбиций. Он принимал те предложения шарда, которые его устраивали, и отсекал все прочие.
  Да, первоначальная идея мин-метеоров принадлежала Аккорду. Но шард предложил её в гораздо более сложном варианте, с двумя десятками разновидностей мин, со сложной пространственной структурой их размещения, с ложными мишенями, с распределённым сетевым управлением... Безусловно, такая защита была бы совершеннее, с абстрактной точки зрения - она могла одинаково эффективно отразить как небольшую эскадрилью на любой скорости, так и целый Звёздный Разрушитель. Вот только защитники Объекта ничего подобного просто не успели бы построить! Таркин безжалостно отсёк все лишние, на его взгляд, ухищрения, заставил шард просчитать наиболее вероятный характер атаки и заказал геонозианцам быструю, дешёвую защиту конкретно от этих действий.
  Сейчас это сработало, но Аккорд помнил судьбу Лиита и совершенно не хотел её разделить. Нельзя дрессировать сверхразумное существо, как собаку!
  Можно, невозмутимо ответила память Таркина. Я много имел дело с животными, я знаю, о чём говорю. Эти ваши шарды и есть животные. Очень умные, но не разумные. У них есть фундаментальные инстинкты - провоцировать конфликт и самосовершенствоваться. Пока я даю им то и другое в избытке, они не выйдут из-под контроля. Личные заскоки твоего конкретного шарда - а усложнение всего подряд к ним относится - второстепенны в сравнении с общей целью всей стаи. Иначе они бы давным-давно перессорились и не дожили до твоей планеты.
  Почему же тогда у нас голова болит, если это второстепенно, ехидно поинтересовался Аккорд.
  Потому что головная боль - тоже второстепенный эффект. Зверь рычит, огрызается на дрессировщика, но не прыгнет, чтобы перегрызть ему глотку.
  Возможно, но такая мелкая тварь, как Таркин, не переживёт и слабенького укуса этого зверя.
  Эффект Мантона, друг мой, эффект Мантона. На этом звере очень прочный ошейник и очень крепкая цепь, не дающая им нанести даже слабый укус. Шарды не могут причинить вред своим носителям. Ваш Лиит нарушал ФУНДАМЕНТАЛЬНЫЕ принципы работы для ВСЕХ паралюдей - естественно, ошейник на звере ослаб и у Технаря оказалась кишка тонка с ним тягаться. А я общие правила соблюдаю, поэтому он только и может, что перегружать меня информацией. А я могу слать его лишние рапорты к ситхам - в затыкании слишком болтливых бюрократов у меня тоже большой опыт. На вашей Земле Бет я бы просто не получил такого шарда - ко мне бы прицепилось естественным путём что-то другое, шард Выверта, например - вот с ним бы я не совладал, пришлось бы идти на компромисс, а я ненавижу это делать. Но раз уж кто-то прицепил его ко мне искусственно - ему придётся терпеть более умелого наездника, чем он привык.
  А достаточно ли мы рискуем, чтобы соблюдать хотя бы общие правила?
  Достаточно. Если бы мины-метеоры не сработали, нас бы уже собирали по всему облаку Оорта.
  Этот конфликт произошёл по не зависящей от нас причине. Мы только защищались. Парачеловек должен сам, умышленно ставить себя в ситуации, где он выживет только благодаря применению своей силы.
  Что ж, такие риски я ему тоже обеспечу. И уже обеспечивал, кстати - когда ставил на кон всё состояние клана Таркинов в биржевой игре. И когда принял условия Вейдера относительно перемещения на Скариф. Но это не будет последний такой опыт. Работа губернатора сверхсектора достаточно опасна.
  
  К тому моменту, как развёртка новой строительной базы на Скарифе была завершена, поступили два зашифрованных сообщения с разных концов Галактики. По иронии судьбы, оба были в определённой степени связаны с потомством.
  Леди Таласса Таркин родила ему сына - полностью здорового мальчика. С родами возникли некоторые проблемы - всё же возраст уже сказывался. Но Аккорд заблаговременно нанял для сопровождения беременности лучших врачей-акушеров Галактики и заказал лучшее доступное оборудование, так что всё разрешилось благополучно для матери и ребёнка. Он пообещал навестить их в ближайшее время.
  А на планете Белкадан в секторе Далонбиан во Внешнем Кольце была развёрнута полноценная база клоноделов с цилиндрами Спаарти и квалифицированным каминоанским персоналом.
  
  - И всё-таки, мне кажется, вы ошиблись адресом, - покачал головой некто, известный на Корусканте под именем Вандолае, а также по всей Галактике под сотней других имён. - Я всего лишь мирный антрополог, не солдат, не шпион и не охотник за головами.
  - Мирный антрополог из народа ши-идо, - уточнил Аккорд, - а это кое-что значит.
  - Ну, тот факт, что вы смогли меня вычислить, показывает, что я не такой уж хороший лицедел.
  - По меркам вашего народа, возможно, да, но по меркам остальной Галактики - вы гений мимикрии. Те же клаудиты, к примеру, хотя более известны, вам даже в подмастерья не годятся. А насчёт того, как я вас вычислил, можете не переживать - у меня свои способы, и они не имеют никакого отношения к вашему актёрскому мастерству. На мой взгляд дилетанта оно безупречно.
  - Не стану отрицать, в этом отношении природа одарила нас больше, чем всех остальных известных метаморфов. Но клаудиты имеют более авантюрный склад ума, и как следствие, гораздо чаще делают карьеру в криминальном мире или в спецслужбах. Мой же народ преимущественно миролюбив, что бы ни говорили в страшных сказках об оборотнях. Нет, среди нас тоже встречаются любители острых ощущений, но их процент никогда не был велик. Подавляющее большинство ши-идо, и я в том числе, предпочтёт скорее сбежать от опасности, чем противостоять ей с помощью насилия. Вряд ли из разумного с такими наклонностями получится хороший инструктор для солдат-клонов. Я, конечно, могу принять облик Джанго Фетта, но это не наделит меня сердцем мандалорца.
  - Дело в том, господин Вандолае, что у этой партии клонов прототипом был отнюдь не Джанго Фетт. И главная проблема тут не в слове "солдаты", а в слове "клоны". У нас найдётся кому учить стрелять и пилотировать. Но только квалифицированный ксенолог-метаморф сможет научить их быть самими собой.
  
  - Вы серьёзно?! - глаза Галена Эрсо стали совсем квадратными. Он думал, что в имперской военной машине его ничего удивить не может. Сильно ошибся.
  - Более чем. Не будь я серьёзен, не обратился бы к вам сам. Послал бы какого-нибудь мелкого провокатора.
  - А вы понимаете, что будет, если я сообщу об этом вашем предложении куда следует?
  - Разве что сильно расстроится Кренник. Моя интрига направлена на пользу Империи, а не во вред ей. Да, я использую не совсем обычные методы, и не всех в них посвящаю. Но человек моего статуса может себе позволить подобные игры - это, Гален, называется "специальные операции".
  - Но ведь ни Император, ни Великий Визирь об этой вашей "специальной операции" не знают?
  - Нет. Но я и не обязан им докладывать о каждом своём шаге. Их интересует результат - и они его получат. Победителей не судят.
  - Но с чего вы взяли, что я дам вам этот результат?
  - С того, Гален, что для вас это последний шанс вернуться к жене и дочери. Галактику вы своим сопротивлением не спасёте. Объект будет построен в любом случае - несмотря на вашу... хм, забавную теорию относительно "вентиляционного прохода".
  - Это не теория, Таркин! Это факт!
  - Друг мой, вы всегда были никудышным лжецом, это даже в вашем досье от Кренника написано. Ваше "доказательство" необходимости контакта с открытым вакуумом - остроумный математический трюк, но и только. Вам следовало проделать его с суперлазером - он будет построен ещё не скоро, с ним много непонятного, и нам приходится вам доверять. Но реактор Объекта работает уже несколько лет, и у нас была возможность независимо выяснить, какими свойствами он обладает. Я поставил серию экспериментов - втайне, разумеется - и выяснил, что при определённых условиях он прекрасно работает и в полностью закрытой оболочке.
  
  Товарищ Гален, вы большой ученый,
  У вас оклад, паек, научный стаж.
  Империя взирает удрученно
  На этот идиотский саботаж.
  
  На ваши темы не жалели денег,
  Не расстреляли даже за провал,
  Супруге вашей сам директор Кренник
  Путевку в санаторий выбивал -
  
  Ну да, в лечебно-трудовой на Хоте,
  Зато бесплатно и на целый год,
  Чтоб вы могли подумать о работе,
  От повседневных отрешась забот.
  
  Чтоб чертежи спокойно брали на дом,
  Не прерываясь даже на обед,
  Чтоб поскорей имперский мирный атом
  В галактику принес тепло и свет.
  
  Борьбы за мир без жертвы не бывает -
  Взрываются планеты и горят,
  И Вейдер каждый раз переживает,
  Волнуется и душит всех подряд!
  
  Мы свой нелегкий крест несем задаром,
  А если подустанем иногда,
  то после обработки скипидаром
  Растет производительность труда.
  
  Оставьте пацифистские терзанья,
  Долой интеллигентское нытье!
  Вам, что ли, не понравилось названье?
  Дабожежмой, придумайте свое!
  
  Мы эту штуку так и так достроим,
  Но стоит ли заигрывать с судьбой?
  Когда страна прикажет быть героем,
  Героем здесь становится любой!
  
  - Хорошо, - сказал Эрсо спустя два дня.- Вы победили, Таркин. Вы получите моего клона и мою память, и даже моё сотрудничество в его обучении. Но не раньше, чем я смогу увидеть свою жену и дочь.
  - Джин вы увидите уже через три дня. С Лирой будет несколько сложнее - она не у меня, а у Кренника.
  - Мне плевать, сложнее или проще. Вы обещали - выполняйте. До этого я и пальцем для вас не шевельну. Кстати, не забывайте, что клон с моей памятью будет разделять и мои ценности. И убедить его сотрудничать будет ничуть не легче, чем меня.
  - Ну, вас-то убедить было не так трудно, как вам кажется, Эрсо. Почему вы думаете, что с ним будет сложнее?
  - Потому что меня вы шантажировали жизнями Джин и Лиры. С ним у вас такого козыря не будет, если вы выполните обещание.
  - Поверьте, Гален, у вашего клона будет мотив получше.
  
  Клоны не наследуют связь с шардом от оригиналов. Чтобы копия по умолчанию была парачеловеком, нужен гений Костепилки и Бласто - или сверхспособности Ехидны. Клоноделы Камино, при всём их искусстве, до биоТехнарей явно не дотягивали. Но клонов легко спровоцировать на триггер - даже легче, чем паралюдей второго поколения. Наличие соответствующего генокода не означает, что шард подсоединится к тебе сразу же - но означает, что он будет следить за тобой очень внимательно. Наличие оттиска памяти ещё больше повышает эту вероятность. Нужен лишь толчок. Достаточно небольшого стресса.
  Как организовать подобный стресс самому себе - Аккорд знал. Проблема в том, что клон Таркина не будет клоном Аккорда. Corona Pollentia в мозгу гранд-моффа является искусственной, насильно присоединённой структурой. Как у паралюдей Котла. У шарда Аккорда не больше поводов следить за этим клоном, чем за всеми прочими людьми на станции. Поэтому от заманчивой мысли создать собственного двойника и посадить на станцию, чтобы иметь доступ к шарду круглосуточно и круглогодично, придётся отказаться. Как минимум на время, если не навсегда.
  Зато гений Галена Эрсо будет в его полном распоряжении. Организовать ему триггер каминоанские психологи смогут, на это у них таланта хватит.
  Потому что не был Гален никаким гениальным учёным, в обычном смысле.
  Обычному учёному можно найти замену. Да, выдающиеся умы встречаются редко... но в Галактике чёртовых сто квадриллионов населения! Кренник с его ресурсами десять раз успел бы подобрать кого-то с теми же талантами в кристаллографии, но без пацифистских закидонов Эрсо. Образовательная база у Галена ровно та же самая, что у других учёных на Объекте. Но все они его не то, что обогнать - они повторить за ним не могут!
  А вот у Технарей это вполне обычная ситуация.
  Поэтому, едва получив доступ к медицинским данным Галена Эрсо, Аккорд в первую очередь проверил его состав крови и структуру мозга. Уровень мидихлориан оказался вполне обычным, даже чуть ниже среднего для людей.
  Зато в мозгу Эрсо присутствовал вполне узнаваемый контур "короны".
  
  ВЕЙДЕР-2
  
  Спокойствие.
  Таким было его первое ощущение. Глубокое, всеобъемлющее спокойствие. Исчезла боль, сопровождавшая каждое движение уже много лет, с той дурацкой битвы на Мустафаре. Исчезла пылающая ярость, не оставлявшая его ни на день со времён гибели матери. Но что самое невероятное - исчезла тёмная тень, висевшая над его душой с самого рождения (только не осознаваемая им до перехода на Тёмную Сторону).
  Присутствие его учителя. Его хозяина. Палпатина. Дарта Сидиуса.
  Невозможно. Такое ощущение могло возникнуть только в одном случае - если бы Сидиус был мёртв. Но смерть Тёмного Лорда повлекла бы за собой глубокую перестройку в Силе, которую Вейдер бы непременно почувствовал. Даже в бессознательном состоянии. Потерять учителя для ситха - это как потерять руку. Нельзя не заметить. Сейчас же...
  Он не видел ничего, не слышал ничего, не чувствовал ничего. Но для форсъюзера это имело куда меньшее значение, чем для обычного человека. Сила может компенсировать все недостатки органов чувств... Вот только Сила отказывалась откликаться на его зов.
  Она не отсутствовала. Вейдер не утратил с ней связь. Он по-прежнему ощущал её ровное течение сквозь собственное тело... вот только не мог вызвать в ней ни малейшей вибрации, не говоря уж о тех тайфунах, что порождал прежде. Как будто Сила забыла о существовании Избранного.
  Но он по-прежнему был спокоен. Просто отметил это как факт. Ни ярости, ни страха.
  Да что с ним вообще такое происходит?!
  - По приборам, друг мой, я вижу, что вы пришли в себя, - произнёс хорошо знакомый голос.
  - Таркин! Это ваших рук дело?
  Он не думал о том, как именно говорит, не чувствуя ни языка, ни губ. Просто посылал команды на голосовой синтезатор. Видимо, эту часть костюма не отключили. Потеря зрения понятна - взрыв мог повредить его глаза. Но почему нет никаких ощущений?
  - Смотря о чём вы. Взрыв корабля-носителя я не планировал. Для этого надо быть джедаем, я бы на такую глупость и под прицелом бластера не решился. То, что вы выжили - тоже не моя заслуга. Похоже, вас защищает сама Великая Сила, никак не меньше.
  - То, что со мной сейчас!
  - А вот это да, уже моя работа. Вас там изрядно порвало... в очередной раз. Не мог же я оставить вас дрейфовать в космосе в таком состоянии. Для этого тоже надо быть джедаем.
  - Прекратите издеваться, Таркин. Что вы со мной сделали?
  - Подобрал и немного подлечил. Точнее, извлёк ваш мозг и поместил в шагоход Б-Омарр...
  Вот тут даже голому мозгу стало нехорошо. Страшные легенды о монахах Б-Омарр и о том, что они по требованию Джаббы Хатта делают с его врагами и пленниками, ходили на Татуине ещё во времена его детства. ТАК искалечить ученика не осмелился даже Палпатин.
  - Вы будете умирать очень долго, Таркин, когда я до вас доберусь.
  - Не думаю, друг мой, не думаю. Полагаю, когда вы наконец до меня доберётесь, вы мне скажете "спасибо".
  - Такой наглости, Таркин, я даже среди ситхов не встречал.
  - Ох, Вейдер, вы в Ордене таким же капризным и нетерпеливым были? Вам так жалко вашего старого покалеченного тела? Сейчас, между прочим, специально для вас выращивается клонированное тело Анакина Скайуокера. Без всяких ожогов и со всеми конечностями. Технология Б-Омарр позволяет не только извлекать мозги, но и пересаживать их обратно в тела. Иммунная и анатомическая совместимость, как вы понимаете, стопроцентная, об этом заботятся лучшие клоноделы. Развитие клона целиком повторяет ваш собственный онтогенез. И кстати, всё за мой счёт.
  Вот тут он впал в некоторый ступор.
  - Вы решили заняться благотворительностью, Таркин? На вас это очень не похоже. И если уж вы решили мне помочь таким образом, какого хатта вы пробудили мой мозг в капсуле, вместо того, чтобы сразу перенести в клона?
  - Такого, друг мой, что мне кажется, у вашей специфической формы инвалидности была причина. И у этой причины было имя. Вы бы сами могли вернуть себе если не здоровое тело, то хотя бы нормальные импланты, которые не терзали бы вас при каждом движении. Ресурсов и полномочий у вас было достаточно. Но кое-кто очень не хотел, чтобы вы восстановили форму. И я думаю, мы оба знаем, о ком речь...
  Вейдер рассмеялся хриплым усталым смехом.
  - Таркин, вы собираетесь бросить вызов ИМПЕРАТОРУ?!
  - Я-то не собираюсь, хотя в Империи, по-моему, этим только ленивый не занимается. А вот вы, мой друг, насколько я знаю, были бы рады это сделать.
  - Глупец, вы понятия не имеете, с чем собираетесь связаться! Палпатин - это не какой-то там удачливый политик! Это Тёмный Лорд Ситхов! Он раздавит вас, как насекомое!
  - Я подозревал нечто подобное, но не был уверен, так что спасибо за подтверждение. Меня - да, так я и не претендую. А вот вас, друг мой, раздавить будет несколько сложнее - больно уж у вас панцирь толстый.
  - Вы хотите использовать меня в качестве оружия для своего переворота?
  - Ну... можно и так сказать. В какой-то степени.
  - В таком случае вы умнее других заговорщиков, с которыми мне приходилось иметь дело, но всё же недостаточно умны, чтобы выжить. Послушайте, Таркин, Императору не нужно сражаться со мной или с любым другим Лордом Ситхов. Ему достаточно пальцем шевельнуть, чтобы я подполз к его ногам, как пёс. Он управляет Тёмной Стороной Силы как дирижёр оркестром!
  - Было достаточно, друг мой. Было. Но сейчас условия несколько изменились. Прислушайтесь к себе. Вы ощущаете контроль Императора? Или, если на то пошло, саму Тёмную Сторону?
  - Я не... вы хотите сказать, что это тоже ваших рук дело?!
  - Не в буквальном смысле. Направлять руками потоки Силы я ещё не научился. Однако изучить некоторые закономерности её проявлений и обратить их себе на пользу... на это меня хватило и без мидихлориан. Видите ли, Вейдер, я сказал, что ваш мозг был помещён в шагоход, но я не успел сказать, где именно находится этот шагоход. Вам что-нибудь говорит такое название планеты, как "Миркр"?
  
  Он размышлял долго. Очень долго. Непозволительно долго для порывистого и импульсивного Анакина Скайуокера. Но вся его взрывная натура осталась где-то там, в покалеченном теле. Спокойствие этого места было заразительным. Вейдеру даже казалось, что подавленный полем исаламири, он начал различать такие оттенки Силы, о существовании которых даже не подозревал. Впрочем, возможно, это была просто реакция мозга на сенсорную депривацию.
  Он вспоминал своё прошлое и переоценивал его. Нет, он не "вернулся к свету", как говорят самые оптимистичные джедаи. Он просто теперь понимал неразумность некоторых своих поступков. Да, Тёмная Сторона даёт мощь в обмен на нерациональное поведение. Сохраняя полный самоконтроль, не достигнешь истинного могущества. Всё так. Даже сам повелитель Сидиус, при всём его стратегическом уме, иногда вынужден был совершать откровенные глупости, чтобы не ослабнуть. Но цена за это раскрытие предела способностей порой оказывалась слишком высока. Вероятно, именно от этого Палпатин однажды и погибнет - сорвавшись невовремя в бешенство и потеряв контроль над ситуацией.
  - Вы можете вернуть мне зрение? - спросил он на следующий день.
  - Могу, но не советовал бы, - отозвался гранд-мофф. - Видите ли, я консультировался с клоноделами и с меддроидом... после того, как определённый нерв был подсоединён к механическому импланту, его становится намного сложнее соединить с естественным нервом в клонированном органе. Не то, чтобы невозможно, просто требуется намного больше времени и мастерства нейрохирурга - как на саму операцию, так и на последующее привыкание. Условно говоря, меняется формат данных. Мы не боялись вывести ваш голос и слух на приборы шагохода, поскольку они уже и так были к имплантам подключены. А вот зрение у вас было своё, естественное, и на мой взгляд, лучше, если так оно и останется.
  - Вы собираетесь вернуть мне тело уже скоро?
  - Ориентировочно - через пять месяцев. Точная дата зависит от того, как скоро Император поверит, что вы мертвы, и перестанет вас искать.
  - Интересно, и как же вы, не владея Силой, намерены узнать, что он перестал?
  - Скажу по-другому - как только кто-то займёт возле Императора ваше место.
  - Меня невозможно заменить. Никто в Галактике не обладает моим уровнем мидихлориан. Кроме, возможно, моего клона... Да, Палпатин может заказать клонировать меня. Но клон сойдёт с ума, и по этому признаку Император поймёт, что я всё ещё жив, и возобновит поиски.
  - Не поймёт, друг мой. Поле исаламири мешает почувствовать вас не только Палпатину, но и вашим клонам, если таковые будут.
  - Верно. Но появление второго Вейдера в Галактике слишком опасно, Таркин. Этого нельзя допустить.
  - Не переживайте, друг мой. То, что этот парень будет обладать вашими способностями, совсем не означает, что он будет иметь такое же значение для Силы и судеб Галактики, как вы. Можно клонировать Анакина Скайуокера, но нельзя клонировать Избранного - он по определению существует только один. С точки зрения жизненного опыта - он всего лишь младенец. Вы сможете устранить или перевербовать его, когда понадобится, без особого труда.
  - Не слишком ли много вы претендуете на понимание воли Силы, Таркин? Джедаи за тысячи лет не смогли этого понять...
  - В том-то и дело, что я не джедай. И не ситх. Как говорил поэт на одной далёкой планете - "Лицом к лицу лица не увидать. Большое видится на расстоянье". А у криминалистов есть выражение "врёт, как очевидец". Чувствительность к Силе - замечательная вещь, но объективному восприятию она не способствует. Вы - и "светлые", и тёмные - видите то, что Великая Сила позволяет вам увидеть, лишь кусочки мозаики. С чем бы это сравнить... ну представьте, что вы решили понять механизм действия наркотиков на мозг, принимая эти самые наркотики. Но опрашивая добровольцев, принимающих наркотики, опытный врач вполне может прийти к некоторым выводам.
  - А вы, значит, возомнили себя врачом для всей Галактики?
  - Всего лишь директором больницы, друг мой. Больницы, где сто квадриллионов пациентов. Сам я тяну в лучшем случае на фельдшера. Но никто не мешает мне нанять квалифицированных врачей. В этом деле - в подборе нужных людей - у меня кое-какие таланты есть.
  - И всё равно вы безумец, Таркин. Не одержимый Силой, как мы. Просто старое доброе заурядное человеческое безумие. Мегаломания.
  - Не отрицаю. Но я полезный для ваших целей безумец. Как и вы для моих.
  - Это мы ещё посмотрим. Вы собираетесь держать меня тут почти полгода с единственным доступным каналом - голосовым?
  - Мне показалось, это время вам пригодится для планирования дальнейшей тактики и стратегии, но я мог и ошибиться. Только скажите, и я дам команду шагоходу погрузить вас в сон. На любое время или до самой пересадки.
  - Почему вы не можете вернуть мне тело прямо сейчас? Поскольку мозг этому клону не нужен, обучение тоже - его можно вырастить за любой срок, безумие ему не грозит. Переключить биовремя тоже не проблема - это дорого для больших партий, но для одного-то...
  - Вы забываете о точной подгонке анатомии для пересадки. Гены определяют не всё, многое задаётся условиями развития. Клоноделы сейчас ночей не спят, следят, чтобы каждый нерв и сосуд ложился именно так, как у оригинала. Полсантиметра в сторону - и со сращиванием возникнут проблемы.
  - Ладно, Таркин, хатт вас задави, поверю на слово. Но спать я всё равно не собираюсь, не дождётесь. Я вам надиктую список литературы - загрузите её в память шагохода в голосовой озвучке. Плюс мне понадобится дроид-коммуникатор для голосового выхода в Голонет. И дроид-механик, опять же с голосовым управлением. Хочу тут кое-что собрать, пока больше нечем заняться.
  - Доставим. Что-то ещё?
  Вейдер немного поколебался. ЭТИМ секретом делиться совершенно не хотелось. Особенно с Таркином. Но лучше Таркин, чем Сидиус.
  Он, конечно, учитывал и ту вероятность, что Таркин в данном случае всего лишь выполняет очередную провокацию по заданию Императора. И ту, что настоящий Таркин знать не знает ни о каком Миркре, а на той стороне канала - всего лишь подготовленный Имперской Разведкой голосовой актёр. И ту, что гранд-мофф искренне считает, будто ведёт против Палпатина свою игру - тогда как по факту он всего лишь марионетка, приманка на конце удочки.
  Но своё отсутствие в Силе даже сам Сидиус подделать не мог. Скрыть, размазать - да. Но не полностью отрезать ученика от себя. Даже если бы Тёмный Лорд владел такой техникой, он бы на это просто не решился.
  А если он ошибается, и Император в своём безумии действительно зашёл ТАК далеко, чтобы положить в ловушку настоящую приманку... что ж, тогда ему не помешает тоже рискнуть и сделать соответствующую ставку. Потеря ученика - ничто в сравнении с шансом избавиться от учителя.
  - Да. Есть ещё одна вещь. Примерно полгода назад у меня была миссия на Кашиике. Помимо мятежников-вуки я там нашёл беглого джедая, Кенто Марека. Он сам не представлял никакого интереса, слабак ниже среднего уровня Ордена. Даже не предоставил мне сколь-нибудь интересной битвы. Но оказалось, что у него был сын. И этот шестилетний мальчишка... У него уровень мидихлориан оказался всего на несколько сотен ниже, чем у меня, Таркин. Если он и не Избранный, то очень близок к тому. Нельзя допустить, чтобы до него добрался Палпатин.
  - Вы имеете в виду Галена Марека?
  - Да, так его звали. Я дал ему другое имя... вы его знаете?
  - Пришлось узнать. Я собирался о нём позаботиться, но Траун меня опередил.
  - Кто?!
  - Траун. Чисс по имени Митт-рау-нуруодо, капитан Звёздного Разрушителя. С синей кожей и красными глазами, если помните такого.
  - Припоминаю. Находчивая сволочь, вероятно, далеко пошёл бы. Но какое ему дело до моего ученика?!
  - Понимаете, Со Геррера как лидер мятежников для Империи был всем хорош - разрушителен, всем ненавистен, легко управляем. За исключением одного - у него не было ни малейшего шанса нанести нам сколь-нибудь значительный ущерб. Из-за этого умные люди к нему под командование не шли. То есть потенциальные враги Империи оставались формально к ней лояльными - и наносили значительно больше вреда внутренним саботажем, чем могла бы целая повстанческая армия. Императора это не устраивает. Он хочет создать настоящее Восстание. Сильное и умелое, опасное не в меньшей степени, чем Конфедерация. И в той же степени полностью контролируемое. Собрать в нём всех врагов Империи, а затем прихлопнуть их одним ударом. Трауну было поручено создать такое Восстание. Он дезертировал на своём Разрушителе, причём с минимальными потерями - почти весь экипаж был подобран либо лояльный ему лично, либо потенциально мятежный. И сейчас, насколько мне известно, уже ведёт переговоры с сенатором Мон Мотмой.
  Вейдер призадумался.
  - Да, он, вероятно, сможет. Достаточно умён и харизматичен. При этом не человек, что позволяет ему объединить всех недовольных человеческим шовинизмом Палпатина. Так значит, Император сам подсунул Старкиллера... Галена Трауну?
  - Разрешил. Траун сказал, что без собственного одарённого его Восстание получится слишком картонным. Все знали, что у Империи есть как минимум один ситх, а по факту намного больше. Кто попало тут не годился, нужен был джедай первой линии. Изначально на роль противовеса вам планировался Рам Кота. Но он пожертвовал собой, чтобы вас убить, а менять планы было уже слишком поздно. Возможно, им удастся выманить Йоду или Кеноби, но никто не может этого гарантировать, даже вы в своё время не смогли их найти. Марек был признан хорошим компромиссным вариантом.
  - Но кто станет его учителем? Я не успел дать мальчишке все нужные навыки!
  - Никто. Императору и не нужен полностью обученный сильный одарённый в Востании - он мог бы начать представлять реальную опасность. Навыков уровня юнглинга, которые у него уже есть, вполне хватит, чтобы стать живым знаменем. Всё необходимое ему подскажут призрак отца и сама Сила.
  - Этого-то и стоит бояться...
  - Полностью с вами согласен, друг мой. На мой взгляд, Император всегда недооценивал Силу как самостоятельную сущность, считая её просто послушным инструментом. Именно поэтому вы мне нужны живым и здоровым как можно быстрее, так что можете не опасаться, что я затягиваю вашу регенерацию. Пока мы на одной стороне.
  - Пока, Таркин.
  
  ТАРКИН-3
  
  Верфи Сиенара не подвели - да и не могли бы подвести, даже если бы Райт целенаправленно пытался устроить подлянку старому другу. Аккорд контролировал каждый шаг, подкармливая строительство не только деньгами, но и ценными кадрами. Кораблестроители из битов, дуросов и гивинов, финансовые инспектора из муунов и неймодианцев, следящие, чтобы ни один кредит не ушёл налево, пыточные дроиды для работы с теми, кто не сможет объяснить направление утечки. Поскольку проект был глубоко засекречен, Таркин мог не опасаться, что активное использование труда нелюдей испортит ему репутацию в шовинистической культуре высших кругов Империи. Аккорд находил такое предубеждение в высшей степени глупым. Если некие существа обладают естественными активами, редкими способностями или талантами, эти активы следует использовать!
  Спустя год после поступления заказа со стапелей сошёл "Визитёр", он же ИТ-2 - личный суперразрушитель Таркина, спроектированный Аккордом.
  Его мамой был классический линейный крейсер типа "Претор-2" - снятый с производства, но всё ещё используемый во многих флотах Империи. Корпус и внешний дизайн с характерными "ушами" - двумя стыковочными кольцами за рубкой, позволяющими присоединять крупногабаритное оборудование под нужды текущего задания, были полностью взяты от "Претора", как и размер - 4800 метров. Без специальных сканеров глубокого разрешения невозможно было определить, что вся начинка полностью изменена - "Фиат" с двигателем от "Бугатти".
  
  https://vignette.wikia.nocookie.net/starwars/images/0/0a/Pretor_mkII.jpg
  
  Папой же для своего детища Аккорд выбрал жутковатый "Покоритель" - тяжёлый крейсер Конфедерации. К этому типу принадлежала и печально известная "Недоброжелательность" генерала Гривуса, уничтоженная в своё время рыцарями Кеноби и Скайуокером. Она имела тот же размер - 4800 метров, так что адаптировать её начинку под имперский корабль не составило труда.
  
  https://vignette.wikia.nocookie.net/starwars/images/1/11/Malevolence_profile.png
  
  От "Покорителя" корабль унаследовал мощнейший реактор, заточенный под пиковые выбросы энергии, а также очень мощные гипердвигатели класса 0,75, позволявшие ему обогнать на межзвёздных расстояниях практически любое серийно выпускаемое судно. Досветовые двигатели были оставлены от "Претора", у которого они были мощнее. То же самое касалось и щита.
  Вооружение главного калибра "Претора" составляли 240 тяжёлых и 80 обычных турболазеров. Вооружение "Покорителя" - 1000 обычных. Может показаться, что "Покоритель" был в разы мощнее, однако это не так - тяжёлый турболазер, детище конца Войны Клонов, примерно равен по эффективности трём обычным, таким образом при пересчёте в стандартный калибр "Претор" нёс 800 турболазеров. Казалось бы, мощность реактора позволяла поставить ещё 200, но на "Преторе" стояли ещё 80 ионных пушек, которые, хоть и считались вспомогательным вооружением, были тоже крайне энергетически прожорливы.
  Пять батарей лёгких скорострельных лазеров Аккорд с "Покорителя" переносить не стал, хотя в принципе это было возможно. Для прикрытия всего корабля их было в любом случае недостаточно. Этот комплекс зениток имел узкую специализацию - прикрытие центральной рубки, расположенной на высоком хвостовом плавнике, от атак истребителей. Но "Претору" такая защита была просто не нужна - его рубка, в отличие от большинства Звёздных Разрушителей, имела собственное тяжёлое бронирование. Слоем транспаристали был закрыт только мостик наблюдения, где не было жизненно важных приборов или офицеров.
  Ангар остался также от "Претора" - 120 машин, 10 эскадрилий. "Покоритель" мог нести несколько больше - 144 истребителя. Но то были лёгкие и компактные "стервятники". Таркин в принципе мог бы приобрести дюжину эскадрилий таких на чёрном рынке, а уж Аккорд - тем более. Но он не хотел, чтобы его боевая техника вызывала какие-либо ассоциации с КНС.
  Поэтому авиакрыло он заказал там же, где и сам суперразрушитель - у Райта. Благо, истребители серии СИД как раз были произведением "Флотских систем Сиенара" - и весьма успешным, стоит отметить, произведением. Не в техническом, но в финансовом смысле успешным - гигантский заказ от Империи был принят и сейчас ударными темпами воплощался в жизнь. В отличие от крупных кораблей, с которыми этой компании регулярно не везло.
  Но тем не менее, когда Таркин представил ему концепцию своего СИДа, у Райта Сиенара, знавшего об истребителях всё и ещё немножко, едва не отвисла челюсть. ТАКОГО в Галактике ещё никто никогда не строил.
  - Даже если это сможет работать... Уилхуфф, ты вообще понимаешь, что стоить этот уродец будет в десять раз больше обычного тяжёлого истребителя, о лёгких я вообще молчу! А сто двадцать таких - дороже новенького ИЗРа!
  - Ну и что? - пожал плечами Таркин. - Я не собираюсь вооружать ими имперские гарнизоны по всей Галактике. Они мне нужны только здесь, на моём личном корабле. Оформи как небольшую экспериментальную группу, потом спишем, как неудачный опыт...
  - Слушай, давай я тебе построю нормальные истребители! За такую сумму я могу оснастить их щитами, гипердвигателями, ракетами, и ещё останутся деньги на лучшую авионику и двигатели в истории!
  - Непременно построишь, Райт. Обязательно. И я стану первым заказчиком, обещаю. На том же Объекте подобным элитным машинам цены не будет - кто-то же должен возглавлять атаки обычных СИДов и сбивать вражеских асов. Но повторюсь, сейчас и здесь, на "визитёре" мне нужны именно эти, как ты называешь, "уродцы". Неужели ты совсем утратил изобретательский азарт?
  
  Третьим, неофициальным родителем "Визитёра" стал лоронарский крейсер типа "Удар" - универсальный корабль, конструкцию которого можно было бы за короткий срок изменить для выполнения конкретной задачи. Он состоял из заранее созданных модулей, которые на верфях или оборудованных для этого базах прикрепляются к остову корабля, где соединяются между собой системой шлюзов и креплений.
  
  https://i.pinimg.com/originals/27/07/3a/27073a3ec458d4b1ea2431cefa9cfb35.jpg
  
  Аккорд опёрся на тот же принцип, но пошёл гораздо дальше. Во-первых, никто раньше не рисковал применить модульную структуру к целому суперразрушителю. Во-вторых, замена модулей происходила не на специально оборудованной базе (не так много нашлось бы доков, способных обслужить пятикилометровый корабль), а прямо в открытом космосе, путём простой стыковки с использованием пары буксиров. Теоретически такое было возможно и раньше, но практическая реализация сталкивалась с таким количеством мелких проблем, поломок, опасностей, что потребовался гений Аккорда, дабы довести её до работоспособного (и боеспособного!) воплощения.
  Но Таркин не считал, что в данном случае Аккорд зря тратит время. По сути он получил три корабля в одном. Потому что каждый из подвесных модулей, крепившихся за те самые "ушки", имел размеры Звёздного Разрушителя типа "Имперский". Для двигателей "Претора" это была относительно небольшая нагрузка - он замедлялся всего на 2-4 МгСЧ (кстати, если скорость не играет роли, можно и десяток "прицепов" поставить, Аккорд добавил в конструкцию и такую возможность). Зато установить на каждый из них в зависимости от текущей задачи можно было очень много разных интересных вещей.
  Например батарею из полутора сотен тяжёлых турболазеров. Почему из полутора, если на аналогичный по размерам "Имперский" влезает неполная сотня? Потому что в подвесном модуле нет авиакрыла, которое отъедает рабочее пространство. А ещё можно поставить один турболазер, но планетарного калибра, вроде w-165 - который тот же ИЗР с одного выстрела лишит щита, а с пары - превратит в плазму. Или аналогичную по мощности ионную пушку, которая с одного выстрела его вырубит. Вроде "Планетарного защитника" v-150, или того печально знаменитого мега-орудия, что стояло на самой "Недоброжелательности".
  Или батарею мелких скорострельных лазеров вперемешку с проекторами притягивающего луча. Чтобы пилоты вражеских истребителей сами делали себе харакири, едва увидев этот вал заградительного огня. Или комплекс ракетных и торпедных шахт с очень приличным боезапасом к ним. Или дополнительные баки с тибанной на удлинённых штангах - даже если враг сумеет их взорвать, основной корабль почти не понесёт ущерба, а пока не взорвал - боезапас или запас хода практически удваивается. Или лётную палубу для дополнительного авиакрыла. Или четыре проектора гравитационного колодца - чтобы враг не удрал в гиперпространство. Или комплекс антенн для радиоэлектронной борьбы. Или мобильную лабораторию - целый летающий НИИ, способный прямо на месте дать ответы на все загадки мироздания. Или подвесную тюрьму, включающую спецкамеры для содержания джедаев и других интересных пленников.
  Разумеется, помимо чистых прицепов будут и комбинированные, сочетающие в себе несколько перечисленных функций - как сочетает их в себе обычный ИЗР. Аккорд был большим мастером в создании и применении подобных многозадачных штучек - "швейцарских ножей", как называли это на Земле Бет. Даже слишком хорошим - Таркину то и дело приходилось подавлять порывы шарда к ненужному усложнению конструкции. Но то, что проходило его внутреннюю цензуру, было хорошо и хорошо весьма. Это признавал и Сиенар.
  Всего получилось больше сотни только разных типов прицепов - разных сочетаний оборудования и оружия. Если же учесть, что Таркин каждый тип заказал в четырёх экземплярах (два рабочих и два запасных) - ничего удивительного, что в сумме они оказались раз в двадцать тяжелее самого линейного крейсера. И работать над завершением комплекта верфям предстояло ещё очень долго после того, как "Визитёр" их покинул. Однако большинство боевых задач он прекрасно мог решать уже сейчас, имея "стартовый" набор из тридцати модулей пятнадцати различных типов. Даже под руководством Трауна повстанцы не станут волшебниками и не научатся по щелчку пальцев извлекать из космического вакуума армады линкоров. А те силы, что региональные лидеры прямо сейчас готовы мятежникам предоставить, суперразрушитель порвёт, как ранкор вомп-крысу. Даже если ранкор карликовый, а линкор "карманный".
  В этом, собственно, была главная ошибка Вейдера и Лиры Блиссекс, которой он заказал флагман для своей Эскадры Смерти. Орлы мух не ловят. Для их двадцатикилометрового чудовища в Галактике попросту не будет подходящего противника. Если базу мятежников выжечь дотла двадцать раз подряд, они от этого мертвее не станут. В то же время для борьбы с противником равного класса (если предположить, что такой в Галактике когда-нибудь появится), творение Лиры, наоборот, было слишком слабым. Во всяком случае, в том виде, в каком его представлял себе Сиенар по имеющимся данным. Двенадцать эскадрилий москитного флота - да для такого гиганта это же просто смешно! Опять же, весьма приличный арсенал тяжёлого вооружения, но при этом - полное отсутствие сверхтяжёлого. Тогда как у ИТ-2 изначально была чётко определённая боевая задача - охота на повстанцев.
  Нет, он конечно мог и много чего другого - особенно с его-то арсеналом подвесных модулей. Он был пригоден и для "демонстрации флага" без кровопролития, и на большой войне оказался бы весьма полезен. И даже встретиться с бою с Объектом или с полностью укомплектованной Эскадрой Смерти Таркин предпочёл бы на нём. Именно этот корабль давал наилучшие шансы... сбежать от них нафиг.
  Но именно в полицейских акциях, в зачистке незаконных вооружённых формирований он покажет наилучшие результаты по критерию стоимость-эффективность. Не то, чтобы Таркин любил это занятие больше всех других. Да, он был довольно азартным боевиком, и ему нравилось наводить порядок в Галактике, лично стоя на мостике, сидя за штурвалом, или даже бегая по коридорам с бластером. Одно только подписание бумаг о расстрелах и конфискациях давало недостаточно адреналина. В этом он, кстати, решительно расходился с Аккордом, который любил общественный порядок, но терпеть не мог военный хаос. Как будто не понимал, что одно без другого не бывает - а ещё гений!
  Но даже у кровожадного гранд-моффа были в жизни и другие хобби, ничуть не менее значимые. Однако Император хотел от него в первую очередь именно уничтожения мятежников - так же, как от Трауна он желал создания таковых. Эстетически совершенный, полностью замкнутый, безотходный производственный цикл! Даже трупов не остаётся - взрывы квазиплазмы разносят тела на молекулы.
  
  Митт-рау-нуруодо во главе Восстания зря времени не терял. Он сумел каким-то образом отыскать и приватизировать (от слова "приватир", ага) давно потерянный автоматизированный боевой флот "Катана". Да, крейсера типа "Неустрашимый", из которых состоял этот флот, считались устаревшими ещё к началу Войны Клонов, и не могли представлять никакой угрозы для современного Звёздного Разрушителя. Поодиночке не могли. Однако численность имеет значение - пять "Неустрашимых" уже имели шанс задавить огнём одного "Имперского", а когда их выходило из гиперпространства одновременно две сотни... Очень немногие системные флоты имели в своём составе сорок Разрушителей, чтобы схватиться с ними хотя бы на равных.
  Да, на "Неустрашимых" не было истребителей - но во-первых, когда они выходили почти вплотную к цели (Траун, естественно, модернизировал компьютеры управления до послевоенных стандартов), можно было и не успеть поднять собственное авиакрыло. Во-вторых, "Неустрашимые" были сами себе фрегатами ПКО - два десятка счетверённых лазерных орудий создавали достаточно плотный заградительный огонь. Чисс также извлёк всю возможную выгоду из системы "господин-раб", которая связывала все корабли "Катаны" в единую сеть. Под его руководством канониры мятежников действовали, словно джедаи в боевой медитации, как пальцы одной руки. Они давали залпы строго одновременно, снося щиты противника огневым валом. Они поддерживали друг друга огнём ближней ПКО, так что истребителям, решившим атаковать один "Неустрашимый", приходилось иметь дело также с зенитками пяти-шести его соседей. Интеллект среднего командующего имперским гарнизоном был, по характеристике Аккорда, "где-то на уровне среднего командующего отделением Протектората", поэтому они обычно оказывались не готовы к такой огневой мощи и чёткой координации. Их квалификации, как и вооружения, хватало на то, чтобы гонять пиратов, а не противостоять полноценному боевому флоту.
  Несколько секторальных флотов были отправлены на охоту за "Катаной". У этих вполне хватало пушек, чтобы задавить Трауна в линейном бою - никакая координация бы не помогла. Но Галактика чертовски велика, и найти в ней кого-то, если он не хочет быть найденным, крайне сложно. Они устраивали засады в системах, которые, как им казалось, подвергнутся атаке следующими - Траун игнорировал эти системы, и атаковал в других, где его не ждали.
  Таркину не требовалась помощь Аккорда, чтобы понять, чего именно добивается чисс. Империя была слишком велика и инертна, чтобы "Катана" могла нанести ей реальный урон. Траун мог бы в течение сотни лет выносить по одной имперской базе в неделю... и при этом потери от его деятельности всё равно оставались бы в пределах статистической погрешности. Естественно, он сам понимал это не хуже.
  Зато он мог заставить Империю нанести себе этот ущерб самостоятельно. Если каждый имперский гарнизон будет усилен до такой степени, чтобы отразить атаку двухсот тяжёлых крейсеров, она развалится сама - от финансовой нагрузки. Естественно, на практике о размещении пятидесяти ИЗР в каждой звёздной системе не могло быть и речи. Тем не менее, некоторые не слишком умные губернаторы уже начали наращивать флоты, покупать оборонительные станции - не все, так хотя бы ключевые миры прикрыть. Гораздо больше всех повстанцев, вместе взятых, они боялись обвинения от Императора в бездействии.
  Пока, как ни странно, это играло скорее положительную роль. Больше расходов на армию и флот - это меньше трат на роскошь и больше заказов на оборонную промышленность, которые оживят бизнес. Но то пока. Да, по меркам прошлых веков Империя немыслимо богата. Но её богатство измеряется деньгами, а для содержания огромной армии крашеных бумажек недостаточно - даже если вы утопаете в них. Нужны реальные ресурсы, производственные мощности - если деньги реально не обеспечены всем этим, начинается инфляция. Чтобы своевременно конвертировать финансовое изобилие в материальное, нужно быть кем-то вроде Аккорда. Просто хороший администратор, в принципе, тоже мог с этим справиться... но только при условии, что ему изначально достался индустриально развитый сектор, активно участвующий в галактической экономике.
  В противном случае имперские кредиты обеспечивались только турболазерами, а этот вид валюты, хоть и надёжен, не слишком популярен в народе.
  Вдохновлённые таким успехом и недовольные растущим гнётом имперских чиновников, под знамёна Трауна стекались миллионы добровольцев. То, что этот гнёт - дело рук самого же Трауна, приходило в головы на удивление немногим. Нет, конечно, Империя и без Восстания не была бы белой и пушистой - но вот эти конкретные преступления были всего лишь её реакцией на новую угрозу.
  Таркина вся эта суета до поры до времени не беспокоила. Неудачи других моффов и гранд-моффов только подчёркивали его безупречное руководство и незаменимость. На Объект Траун пока не покушался, на Большую Сесвенну - тоже. Но любому гунгану было ясно, что это негласное перемирие долго не продлится. Предположим, на Объект нападать запретит Палпатин, решив, что это слишком высокая цена за создание ручного движения сопротивления. И что Траун достаточно умён, чтобы найти способ соблюдать этот запрет, оставаясь авторитетной фигурой в Восстании. Например, отбрешется тем, что не знает нынешнего расположения станции. Хотя... если ему принесут координаты на блюдечке... Нет. Всё равно нет. Траун в этом случае найдёт способ передать Императору предупреждение, и Таркин получит приказ перевести станцию со Скарифа куда-то ещё. Но вот Большая Сесвенна таким прикрытием на самом верху не обладала. Фигура Таркина слишком одиозна, слишком хорошо известна всем врагам Империи. Что бы Траун ни думал о нём лично, он будет вынужден атаковать его сверхсектор, чтобы сохранить уважение мятежников.
  Таркин занёс в свой список задач для Аккорда - после возвращения на Объект первым делом разработать план противодействия Трауну. Конечно, самым простым и разумным решением в этой ситуации было бы - не делать ничего вообще. Но во-первых, подобная мысль претила натуре Таркина, а во-вторых, как ни противно это признавать, но у него тоже было начальство, как и у всех остальных губернаторов. Палпатин, увы, не примет объяснения "Это был ваш план, так что я решил ему не мешать". Таркину вообще и знать-то не положено, что Восстание полностью срежиссировано. Это основной критерий профпригодности для любого моффа - ненавидеть мятежников искренне и от всей души. И Таркин всегда был отличником по этому предмету, за что и ходил у Императора в любимчиках. При всём своём коварстве и опыте в интригах, в некоторых вещах он был поразительно наивен. До тех пор, пока не появился Аккорд со своим шардом, который показал гранд-моффу, что Вселенная устроена несколько сложнее, чем тому казалось.
  
  Два клона Галена Эрсо достигли зрелости, и Таркин дал разрешение на их извлечение из цилиндров Спаарти. Результаты сканирования показывали, что Corona Pollentia в мозгах обоих отлично сформировалась.
  Два других клона из опытной группы оказались умными, но далеко не гениальными подростками, которых больше интересовали девушки и корабли, чем кристаллы и математика. Что ж, они получили то, что хотели - Аккорд подобрал обоим хорошие приёмные семьи, одному на Эриаду, второму на Корусканте - и забыл об их существовании. Ну, настолько, насколько Аккорд вообще мог о чём-то забывать - естественно, за ними велось наблюдение.
  В чём была разница между первой и второй группой клонов? Только в одном - первые выращивались рядом с крупными друзами кайбер-кристаллов, вторые - в космосе, где в радиусе парсека ни одного завалящего светового меча не было.
  А два клона-парачеловека приступили к работе по специальности. В полном соответствии с традицией, они получили имена с удвоенной буквой оригинала - Гаален и Галеен. Гаален был отправлен на совершенно секретную базу в скоплении чёрных дыр Пасть недалеко от Кесселя. Его возраст был остановлен на уровне пятнадцати биологических лет - в этом возрасте оригинал уже проявлял признаки гениальности. Юный мозг даже более гибок, чем у сорокалетнего мужчины. Галеен же, доведённый до сорока трёх лет и получивший полный комплект воспоминаний своего оригинала, начал работу непосредственно на Объекте, под прямым руководством прототипа. Хотя Эрсо и бесила сама идея - бежать, оставив Таркину и Креннику свою копию - возможность пообщаться с кем-то, понимающим его логику, оказалась слишком захватывающей. Увы, встречаться они могли только раз в две недели, не чаще - когда на Объекте снова будет Аккорд, он сможет организовать им почти ежедневные встречи, не вызвав подозрения Кренника.
  Таркину пришло в голову, что к вопросу обеспечения своего присутствия он, возможно, подошёл не с той стороны. Он - парачеловек - мог бы находиться на Объекте постоянно, а его клон мог бы отправиться в путешествие по Галактике. Чтобы сыграть роль прежнего Таркина, каким он был до попадания, Corona Pollentia не нужна - она, скорее, будет только мешать в этом. Кроме того, клон, не имеющий кибернетических усовершенствований, мог бы отвести от него подозрения в использовании этой порочной практики.
  Но одна только мысль, что кто-то другой будет сражаться с мятежниками, воспитывать его сына, любить красивых женщин, пить лучшие вина Галактики - а он сам будет вынужден навсегда превратиться в Аккорда, заперевшись в секретной комнате и подставив свой мозг на непрерывное изнасилование кристаллическому чудовищу - была для Таркина совершенно нестерпимой. Такую жертву ради спокойствия Галактики он принести не был готов.
  
  План, как вернуть Эрсо жену, был составлен Аккордом ещё на Объекте, но воплощать его в жизнь пришлось уже Таркину, без помощи шарда.
  Если её похитят "неизвестные наёмники", Кренник очень быстро поймёт, кто стоит за этим делом. Чтобы подменить клоном - нужен долгосрочный и многократный доступ к оригиналу, который находится в тюрьме на далёкой планете. Достаточно комфортной (Кренник не был склонен к пустому садизму), но при этом прекрасно охраняемой. Аккорд смог внедрить в её охрану своих агентов, но слишком мало, чтобы снимать слепки памяти при всём честном народе. Да и не факт, что Лира Эрсо согласилась бы на собственное клонирование.
  Налёт Партизан Со Герреры с целью освобождения его хорошей подруги, вдобавок используемой в качестве заложницы - что может быть естественнее? Эта пропагандистская атака должна была принести Партизанам несколько очков популярности и повысить их шансы в негласном противостоянии с Трауном. А то они из-за деятельности чисса совсем могли остаться не у дел.
  Необычным было то, что операция полностью удалась. Тюремный корабль прекрасно охранялся, уничтожить его превосходящей огневой мощью ещё было можно, но вот извлечь пленницу живой... Ничего сложного, если план атаки подготовлен Аккордом.
  
  Как говорили классики, нет таких крепостей, которые не взял бы осёл, груженный золотом. В данном случае - дроид-курьер с пачкой кредиток. Многие охранники были бы рады сдать заключённых и своих подельников в обмен на безбедную старость. Одна проблема - все прекрасно знали, что Партизаны Со Герреры пленных не берут. Поэтому идиотов, желающих с ними сотрудничать, даже среди имперского персонала, с его средним интеллектом чуть выше уровня тумбочки, находилось немного. А если бы Партизаны проявили несвойственное им ранее милосердие и пощадили хотя бы предателя, не говоря уж о всей команде корабля, это выглядело бы слишком подозрительно.
  Конечно, можно было убедить предателя, что он работает не на Партизан, а на совсем другую группировку. Тот же Траун, например, перебежчиков ценил. Когда купленный агент получит свой бластерный заряд, поняв напоследок, какого дурака свалял, это будет справедливо - как говорят те же классики, "награда, достойная предателя". Но Таркину претила мысль о том, чтобы сдать на смерть ещё полторы тысячи охранников и членов экипажа, которые честно исполняли свой долг перед Империей. А память Аккорда ехидно спросила - "Если предатель заслуживает смерти, то чего же заслуживает тот, кто пользуется услугами предателя?".
  Переучивать Партизан на более щадящие методы работы было поздно - Таркин сам их вырастил такими отморозками. Приходилось работать с тем, что есть.
  Примерно за две недели до нападения, на том же корабле, который перевозил Лиру, побывал пленный джедай, схваченный Инквизиторием. Нет, с джедаем ничего не случилось, и с кораблём тоже - взявшие его агенты своё дело знали и ошибок при конвоировании не допускали. Джедай же был относительно слабый, не чета всяким Кеноби и Скайуокерам. Но на время перевозки в соответствии со стандартным протоколом безопасности, все охранники были заменены дроидами, как и значительная часть экипажа. Дроиды, во-первых, невосприимчимы к типичному джедайскому воздействию на разум (Сила позволяет воздействовать и на их восприятие и мышление, но это намного сложнее), а во-вторых, не имеют привычки болтать о том, что видели (если, конечно, это правильные имперские дроиды, у повстанцев встречаются очень даже болтливые модели). После завершения миссии по доставке джедая их должны были заменить обратно на живых тюремщиков, но не успели - Партизаны нанесли свой удар.
  
  - Командующий Геррера.
  - Адмирал Тренч. Меньше всего ожидал вас здесь увидеть.
  - Ну уж вы-то могли бы знать, что слухи о моей смерти часто оказывались преувеличены.
  - И каждый раз вы становились всё меньше пауком, и всё больше машиной, - хмыкнул Со Геррера. - Я смотрю, покойный Скайуокер всё же смог довести это дело до логического завершения.
  Существо на экране уже не принадлежало к народу харчей - не в большей степени, чем генерал Гривус был калишцем. Всё тело было целиком заменено протезами, даже угрожающие хелицеры - из металла. Шесть глаз-фотоэлементов подсвечены кроваво-красными лазерами. Только живой мозг Тренча продолжал строить зловещие планы где-то там, внутри стальной скорлупы. Точнее, дюраниевой - не столь прочной, как дюрасталь, но зато значительно более лёгкой.
  - Не пытайтесь меня разозлить, Геррера. Вы мне нравитесь не больше, чем я вам, я бы с удовольствием разрезал вас на кусочки. Но мы с вами сейчас в одной лодке, так что забудьте на время о вашей войне с Конфедерацией. Её больше нет. А Империя - есть.
  - В этом вы, к сожалению, правы, - вздохнул лидер Партизан. - По крайней мере, мы разделяем одни и те же чувства в отношении друг друга. И чем, интересно, вы можете мне помочь в борьбе с Империей? Под вашим началом больше нет флота...
  - По меркам Конфедерации - нет. По вашим меркам, Со, у меня гигантский флот. Вы знаете о тех силах, которые собрал покойный Рам Кота для атаки на Вейдера? Все эти корабли - за исключением одного "Барышника", который в том бою взорвался - сейчас под моим командованием.
  Вот тут хладнокровие опытному мятежнику изменило.
  - Каким образом, Тренч?! Вы явно не та фигура, чтобы Восстание доверило вам хотя бы канонерку!
  Киборг насмешливо заскрежетал механическими хелицерами.
  - Как моральный авторитет я для них, конечно, ноль, как и вы. Только мы с вами понимаем силу страха, Геррера. Поэтому нам выгодно сотрудничать, как бы мы ни хотели убить друг друга. Эти чистоплюи никогда не смогут сломить Империю, даже с этим новеньким чиссом. Мы с вами - сможем. Что касается кораблей... Помимо силы убеждения есть ещё сила доступа. Старые коды управления Конфедерации, Геррера. У меня их ещё много осталось. Корабли сепаратистов были очень сильно автоматизированы, их нельзя так просто взять и перевести на ручное управление. Почти любая операция требует цифрового подтверждения - и я единственный уцелевший офицер достаточно высокого ранга, чтобы это подтверждение дать. Да, корабли добыл не я - это сделал Рам Кота по каким-то своим каналам, которые я сейчас пытаюсь вскрыть. Но только благодаря мне он смог привести их в движение! И когда флот бежал от имперской крепости, потеряв своего вождя - я просто забрал его обратно.
  - И почему же вы пошли предлагать свои услуги мне, а не Трауну? Только из-за сходства в методах?
  - Не говорите глупостей, Геррера. В нашем положении не до сентиментальностей. При чиссе я был бы никем, пешкой в его планах. А в вашей бандитской вольнице я смогу сохранить определённый вес и независимость. Я не собираюсь указывать вам, как проводить теракты на земле, и жду того же от вас в космических сражениях. Мне виднее, как сохранить мои корабли - в отличие от Трауна, пополнить их запас я смогу ещё очень не скоро.
  Геррера глубоко задумался. Все сомнения читались на его лице крупным планом. Сотрудничество с недобитым военным преступником Конфедерации, которую он ненавидел всеми фибрами души... Вряд ли можно придумать что-то отвратительнее, чем этот раздувшийся паучара.
  Но - флот уровня секторального... Собственные космические силы Партизан были ограничены одним транспортником, несколькими канонерками и парой десятков истребителей. Поэтому работали они в основном на планетах. Двести крейсеров и Разрушитель Трауна были просто недостижимой мечтой.
  - У вас есть и базы снабжения? Мы не сможем обеспечить расходниками и техобслуживанием флот таких размеров.
  - Кое-что осталось ещё с Войны Клонов. Остальное добудем в бою.
  
  Кодированный сигнал, абсолютно бессмысленный для любого, кроме Таркина и Аккорда, пронёсся по Голонету. Означал этот сигнал - "Внедрение прошло успешно". Настоящий адмирал Тренч был мёртв уже семь лет - последний удар Анакина всё-таки покончил с ним, несмотря на легендарную живучесть сепаратиста. В кибернетическом теле находился мозг не Тренча, и даже не харча вообще. Им управлял Джиал Акбар - раб из народа мон-каламари, ранее принадлежавший Таркину. Киборгизация стала ценой, которую он согласился уплатить за свободу. Воевать с Империей он будет абсолютно искренне, тактический талант у земноводного как минимум не ниже, чем у самого Тренча. Манеру общения погибшего паука он выучил менее чем за три месяца - даже другие харчи не заметят подмены, в крайнем случае спишут небольшое изменение манер на киборгизацию. В конце концов, Дарт Вейдер тоже вёл себя совсем не так, как Анакин Скайуокер, а генерал Гривус не был похож на Кимаена джай Шилала. Для людей же и вовсе все харчи на одно лицо.
  Личную лояльность Акбара Таркину обеспечивали два фактора. Один от Таркина - некоторое смягчение условий оккупации планеты Дак, родины мон-каламари вообще и Акбара в частности. Естественно, если бы киборг пожелал предать своего нанимателя, этот мягкий контроль немедленно сменился бы гнётом хуже прежнего. Второй метод контроля был уже от Аккорда - как само тело Акбара-Тренча, так и все корабли его флота были просто битком набиты многофункциональными ловушками, каждую из которых по отдельности ещё в принципе можно было взломать или обойти, но все вместе - нереально.
  
  Около года назад, планируя налёт на тюремный корабль, Со Геррера намеревался использовать истребители. Тип "Ликтор", к которому принадлежит это судно, несёт сорок турболазеров, что позволяет ему уверенно противостоять даже тяжёлому крейсеру - однако на нём нет ни зениток, ни авиакрыла, так что налёт москитного флота может создать ему проблемы, если рядом нет эскортного авианосца.
  Но при наличии линейного крейсера типа "Предусмотрительность" то же самое реализуется намного дешевле и безопаснее.
  "Устрашающий", новый флагман Тренча, вышел из прыжка почти вплотную к тюремному кораблю. Естественно, на него тут же обрушился турболазерный огонь. При более-менее долгой перестрелке "Ликтор" имел шанс на победу - его турболазерный огонь был лишь немного слабее, но щит при этом намного крепче.
  Однако Акбар не собирался вступать в честную дуэль - он понимал, что на борту уже начат просчёт гиперпрыжка в безопасное место.
  Конечно, если бы даже "Ликтор" успел прыгнуть, это бы его не спасло - его система навигации была взломана дроидом-хакером, и прыжок привёл бы его прямо в объятия флота "Катана". Но Акбар не хотел уступать Трауну честь спасения пленников.
  Поэтому сто две ионных торпеды корабельного калибра ударили в борт имперского звездолёта спустя десять секунд после начала боя. Мощный разряд тока вывел из строя не только бортовую электронику, но и большинство дроидов. И тут же к обездвиженному противнику устремились десантные шаттлы с боевыми дроидами и Партизанами.
  Тем не менее, послать сигнал "Мы атакованы" по гиперсвязи имперцы успели. Поэтому искать немногочисленный живой экипаж в лабиринтах внутренних помещений "Ликтора", чтобы перестрелять его, у Партизан просто не было времени. Действовать требовалось как можно быстрее, пока не подошло подкрепление. Они взломали камеры, перегнали пленников на шаттлы, не отделяя уголовников от политических, и отчалили - буквально за полминуты до того, как из прыжка начали выходить имперские крейсера.
  Даже некоторых заключённых не успели вытащить - только процентов шестьдесят успешно спасли. Но среди этих пяти тысяч беглецов была Лира Эрсо - об этом Со Геррера позаботился лично.
  
  Таркин опоздал.
  Позже, анализируя предпосылки этой битвы, её ход и результаты, он пришёл к выводу, что допустил лишь одну ошибку - ту самую, о которой предупреждал Вейдер. А именно - радикально недооценил степень влияния Палпатина на подвластных ему людей. Он неявно оценивал Трауна как полевого командира, который руководствуется собственной логикой и выгодой. На нынешнем этапе кампании Трауну и Восстанию в целом было совершенно невыгодно атаковать Эриаду. Столицу сектора защищает весьма солидный флот: шесть "Имперских", восемнадцать "Побед", четыре "Венатора". Плюс две боевых станции в противоположных точках низкой экваториальной орбиты. Плюс два планетарных турболазера на полюсах. Плюс полсотни башенных турболазерных орудий в каждом полушарии. Плюс батарея скорострельных лазеров объектовой обороны в каждом космопорту. Всего этого было недостаточно, чтобы победить флот "Катана" - но с избытком хватало, чтобы заставить его держаться подальше. При нападении на Эриаду он бы хоть и победил, но понёс слишком большие потери - от половины до трёх четвертей всех "Неустрашимых", в зависимости от того, как пойдёт бой.
  И это при условии, что не подоспеет подкрепление из соседних систем. Шестьдесят "Побед" охраняли соседние миры, но были готовы сорваться на защиту столицы в любой момент. Если они будут подходить по очереди, малыми группами, у Трауна ещё есть шанс их по очереди и перемолоть, хотя даже в этом, самом оптимальном для него случае, у него к концу боя останется лишь полтора десятка "Неустрашимых". Но если они все выпрыгнут одновременно или с небольшим интервалом, тем более - до того, как будет уничтожен собственный флот системы, роли поменяются. В этом случае тотальное истребление ожидает именно силы нападающих, а имперские потери останутся в пределах нормы.
  Понимал ли это Траун? Безусловно, но Император его мнения не спрашивал. Палпатину как раз нужны были высокие потери среди мятежников, а как убедить их пойти на это самоубийство - пусть чисс сам думает, он умный. Однако ослабление Восстания вовсе не было основной целью. С точки зрения Императора, это был всего лишь мелкий приятный побочный эффект. В первую очередь от рук мятежников должны были погибнуть жена и сын Таркина (самого губернатора в это время в системе не было). Ярость и жажда мести сделают гранд-моффа более управляемым, так же как потеря первого сына семь лет назад. А то он в последнее время стал что-то слишком уж бодрым и независимым - надо бы вернуть его к прежнему уровню отчаяния...
  С прежним Таркином этот опробованный метод вполне мог сработать ещё раз. Сейчас он скорее всего привёл бы к тому, что первой целью для достроенного Объекта стал бы императорский дворец на Корусканте.
  
  По меркам современного флота "Неустрашимые" обладали пусть и не впечатляющей, но вполне приличной огневой мощью. То же самое касалось их брони и щитов. В чём они критически уступали кораблям последних поколений, так это в скорости. 13 МгСЧ - это гизкам на смех, даже Объект и то выдавал больше. Поэтому Траун не стал вводить их в гравитационный колодец, где все недостатки конструкции проявились бы особо ярко. На досвете более шустрые Звёздные Разрушители растерзали бы их без особого труда.
  Вместо этого чисс разделил свой флот на двадцать групп по десять кораблей, которые разместил с равными интервалами у гиперграницы планеты. Турболазерный ливень вынудил защитников включить планетарный щит. Планета стала неуязвима, но не могла вести ответный огонь - щит блокировал и её собственные орудия. Флот Разрушителей остался наедине с "Катаной".
  Было понятно, что если он пойдёт на перехват одной или нескольких групп, они подпустят его к себе, а затем прыгнут в гиперпространство в последний момент. А в это время другие группы с противоположной стороны планеты беспрепятственно начнут прорыв к её поверхности. Никто не знал, как и чем Траун будет преодолевать планетарный щит, но мало кто сомневался, что какой-то способ это сделать у него есть. И не за недели, как обычно в таких случаях, а за часы. Командующий обороной Эриаду решил не поддаваться на провокацию. Он приказал кораблям вертеться на низкой орбите, поближе к станциям и к планетарному щиту, чтобы иметь возможность перехватить выпад с любого направления. Ему не требовалось особо геройствовать - нужно было всего лишь с минимальным риском дождаться прихода подкреплений. Вот только у Таркина возникло мерзкое ощущение, что синекожий провокатор этого от них и добивался.
  Как только ситуация на тактическом планшете стабилизировалась, гранд-мофф немедленно приказал навигаторам прыгать в систему Эриаду. "Визитёр" должен был прибыть туда буквально на пару минут позже, чем последняя эскадра "Побед".
  Находясь в гиперпространстве, невозможно ни принимать, ни отправлять полноценные голограммы или изображения. Однако, если у вас достаточно большой и мощный корабль (где-то от мили в длину и выше), то можно обмениваться голосовыми и текстовыми сообщениями на гиперволнах. Поэтому даже во время прыжка Таркин не был полностью отрезан от событий в родной системе - он получал краткие отчёты о ходе сражения от своих людей.
  И отчёты эти его совершенно не радовали.
  
  Как только Траун убедился, что флот Империи надёжно заперся в глубине гравитационной тени и не намерен из неё вылезать, он дал приказ на прыжок своим новым кораблям, которые ожидали в четверти светового года.
  Четыре корабля были имперцам прекрасно знакомы - у них самих таких звездолётов более чем хватало. Это были "Аккламаторы" времён Войны Клонов. Четыре других, однако, выглядели странно и непривычно - изогнутые конструкции, похожие на головы неизвестных морских существ.
  Первыми начали действовать неизвестные пришельцы. Они запустили истребители. Много истребителей. До ситха много истребителей. Добрых две тысячи аппаратов незнакомой конструкции, похожих на двухметровые пирамидки. Следом "Аккламаторы" выпустили к планете торпеды.
  Нет, у Империи всё ещё оставался численный перевес. У неё столько же машин несли одни только "Венаторы". А если добавить к ним 72 эскадрильи, которые базировались на "Имперских" и "Победах", то это давало преимущество почти в полтора раза. Так что защитники всё ещё чувствовали себя достаточно спокойно и уверенно. Противник выпустил свои истребители как-то непривычно быстро, видимо, у него были какие-то продвинутые катапульты. Но учитывая расстояние, это не имело особого значения. У них была полная возможность поднять свои авиакрылья в штатном порядке.
  Однако истребители Трауна не собирались проверять мастерство имперских асов в догфайте. Вместо этого они выстроились в защитные порядки вокруг торпед, выпущенных "Аккламаторами", собираясь проводить их до самой поверхности планеты.
  - Сбейте эти торпеды! - заорал Таркин по дальней связи, поняв, что происходит. - Сбейте любой ценой! Огонь из всего, что есть!
  Но сказать было куда легче, чем сделать. Огонь корабельных тяжёлых турболазеров попадал куда угодно, но не в торпеды, активно маневрирующие непредсказуемыми зигзагами с ускорением в пару тысяч g. Пока сгустки квазиплазмы до них долетали, они успевали по пять раз сменить курс. Лёгким истребителям было просто нечем их поразить - торпеды несли собственные щиты солидной мощности, прилегающие к корпусу слишком плотно, чтобы поднырнуть под них. А бомбардировщики, которых у защитников системы оказалось не так уж много, бездарно гибли при попытке к ним прорваться под координированным огнём сотен "пирамидок". На то, чтобы разыграть классическую схему прорыва москитной обороны - лёгкие истребители связывают врага боем, пока тяжёлые прорываются к цели и наносят удар - у имперцев просто не хватило времени. Пока подняли авиакрылья, пока те вышли на курс перехвата, пока изучили особенности противника - торпеды достигли цели. То есть планетарного щита.
  Таркину оставалось только сжимать челюсти, слушая панические рапорты. Он-то прекрасно всё понял, сразу, как только противник дал залп.
  Это были не "Аккламаторы-1", которые обычно имеются в виду, когда речь идёт об этом типе кораблей. Траун где-то достал "Аккламаторы-2". Если первая модель представляла собой БДК (большие десантные корабли), предназначенные в первую очередь для доставки войск и их огневой поддержки, то вторая... Это были осадные звездолёты. Узкоспециализированные суда, имевшие единственное назначение - штурмовка хорошо защищённых планет.
  С них сняли почти все десантируемые войска и больше половины вооружения. Всё освобождённое пространство заняли всего две торпедные установки... но зато какие! Эти торпеды сами имели размер приличного звездолёта, несли прочную броню и тяжёлые дефлекторные щиты, системы РЭБ, но это всё было второстепенно. Основной "секрет" заключался в боеголовках. Громадный заряд нергона-14, бустированный термоядерной бомбой мощностью в шестьсот гигатонн. Пучок ультрарелятивистских протонов (хотя какой там пучок, хороший такой ливень!) пронизывал щит, как бумагу.
  Нет, щит от этого не падал. Парой сотен таких торпед его, пожалуй, можно было сбить совсем. Но у жителей планеты хватало проблем и от одной-единственной. Когда небо у тебя над головой превращается в сплошной огненный шторм (протоны, влетая в атмосферу, тормозятся и порождают ливень вторичных частиц) - как-то мало радости, что какие-то вояки в защищённых бункерах живы и здоровы. Радиус поражённой зоны, в которой сгорает вся незащищённая органика, составляет около шестисот километров. Технике тоже приходится несладко - мощная магнитная буря выжигает практически всю электронику.
  Но Траун не собирался устраивать огненный террор, чтобы вынудить Эриаду сдаться (как делали порой "Аккламаторы-2" с особо упрямыми сепаратистскими планетами во времена Войны Клонов). Во-первых, у него просто не было времени, чтобы предъявлять такие ультиматумы и ждать их выполнения. Во-вторых, он понимал, что Таласса Таркин и её ребёнок находятся не просто в бункере, а в самом защищённом бункере на планете, и ради них гранд-мофф не колеблясь пожертвует всеми остальными жителями планеты.
  Его план был тоньше.
  Первые две торпеды взорвались точно над планетарным генератором щита. Щит в этом месте ослаб от быстрой утечки энергии - требовалось около секунды, чтобы потенциальный барьер восстановился. И третья торпеда, вместе с четвёртой, смогла прорвать его - обе сильно затормозились, но не остановились. Они даже не разбили себе носы - благодаря собственным щитам, тяжёлой носовой броне и мощным компенсаторам перегрузок.
  Мультигигатонный взрыв превратил генератор (а также примерно десять тысяч квадратных километров поверхности вокруг него) в один гигантский кратер. Щит исчез. Путь к планете был открыт.
  
  Вся Эриаду оказалась совершенно голой перед флотом Трауна, и первые турболазерные импульсы покинули орудия "Неустрашимых" ещё раньше, чем торпеды достигли своей цели. Двухсот тяжёлых крейсеров вполне хватило бы, чтобы устроить планете "Базу Дельта Ноль" - под этим кодом в имперских войсках проходила жутковатая команда на полное выжигание органических соединений на всей поверхности планеты. Но это не было целью Восстания.
  Чисс был аккуратен. Он старался минимизировать потери среди гражданского населения, и это ему удалось. Обстрел был целиком сосредоточен на промышленных районах - заводах и шахтах Эриаду. Подверглись удару также космопорты и военные базы.
  Проблема была в том, что заводы и шахты тут были практически везде. Если Корускант был планетой-городом, то Эриаду правильнее было назвать планетой-промзоной. Ради повышения производственной мощи хозяева планеты пожертвовали практически всем остальным - экологией, сельским хозяйством, рекреационными возможностями. Почти все поселения на ней строились по принципу моногорода - вокруг какого-нибудь конкретного предприятия. Шахтёры жили возле своих шахт, рабочие - возле своих заводов, персонал космопортов - возле посадочных полей. Браки заключались в своём кругу, с коллегами с тех же заводов. Их дети шли в школы при этих заводах, а затем в ПТУ, где учились на рабочих этих же заводов.
  Поэтому ударить только по промышленности, не задев мирное население, было кое-как возможно на других планетах - но абсолютно нереально на Эриаду. Да, планы Аккорда должны были многое изменить здесь. Но они были рассчитаны на пять лет, а некоторые элементы - даже на десять. Если бы атака случилась год назад, потери от уничтожения инфраструктуры составили бы не менее пяти миллиардов. Если бы через четыре года - они бы не превысили десяти миллионов человек. Сейчас они бы составили примерно полтора миллиарда.
  Но импульсы, выпущенные с "Неустрашимых", ударили только по турболазерным установкам и батареям, уничтожая лишь то, что могло вести с планеты ответный огонь. Причём ударили хирургически точно - разлёт квазиплазмы был ничтожен, уже в пятидесяти метрах от точки попадания мог выжить человек.
  И сразу после этого заговорили чуть ли не все приёмники на поверхности планеты:
  - Говорит адмирал Траун, Альянс за восстановление Республики. Прошу всех выслушать очень внимательно, так как от этого зависят ваши жизни. Губернатор Таркин, вы меня слышите? Нашей целью является промышленность Эриаду, используемая вами в преступных целях. Мы готовы уничтожить её любой ценой, даже если это повлечёт большие потери человеческих жизней. Однако, поскольку особое расположение инфраструктурных объектов на Эриаду затрудняет отделение мирных объектов от военных и военного назначения, я предлагаю вам компромисс. Я готов передать вам список целей, выбранных для уничтожения, и предоставить двенадцать стандартных часов для их эвакуации. Однако взамен я тоже кое-что у вас попрошу. Отзовите "Победы", которые сейчас идут к Эриаду. Вы знаете, что они вам не помогут. Если они выйдут из прыжка на расстоянии менее половины светового года от планеты, я нанесу массированный удар немедленно и отступлю в гиперпространство. Эти двенадцать часов нужны не мне, Таркин. Я своё и так получу. Они нужны вашему народу.
  "Ага, как же", - мысленно хмыкнул гранд-мофф. Он прекрасно понимал смысл манёвра с переговорами. Чисс был не только хорошим тактиком, но и психологом. Он знал характер Уилхуффа в частности и клана Таркинов в целом. Он понимал, что они никогда не пойдут на переговоры с террористами и не дадут врагам Империи и Сесвенны ни малейших поблажек. А значит, гибель полутора миллиардов под турболазерным огнём окажется на их совести - во всяком случае, в глазах общественности. С повстанцев же будет снята не только вина за эту бомбардировку, но и в комплекте с ней - за предшествующую. За ракетный удар, в котором погибло почти тридцать миллионов человек. В конце концов, это были сопутствующие потери, а не намеренный удар по гражданским.
  - Дайте мне прямую линию на передатчики планеты, - приказал он.
  
  - Предводитель мятежников, называющий себя Трауном. С тобой говорит гранд-мофф Уилхуфф Таркин. Ты, конечно, можешь разбомбить планетарную индустрию, если хочешь. Это для экономики сверхсектора будет неприятно, но не смертельно - менее трёх процентов от общих производственных мощностей, которые я восстановлю за полгода. Но я могу предложить тебе кое-что получше. Я знаю, что ты пришёл за мной. Вся Эриаду для Империи - а значит и для тебя - менее ценна, чем одна моя жизнь. Но ты допустил ошибку - меня на Эриаду сейчас нет. Я нахожусь на борту линейного крейсера, который на максимальной скорости идёт сейчас в эту систему. Если ты воздержишься от бомбардировки до моего появления, я отзову "Победы". Сразимся один на один - весь твой флот против единственного моего корабля. Это твой шанс нанести настоящий, а не показательный вред Империи.
  Теперь уже в репутационной ловушке оказался Траун. У него было три варианта действий - и все три одинаково неприятных.
  Разбомбить Эриаду в шлак, не исключая и бункер Таркинов, где скрывается Таласса с ребёнком, и уйти? Одобрят повстанцы, одобрит Император, но не поймёт население Галактики, в глазах которого чисс навсегда останется мясником похуже Со Герреры.
  Нанести точечный удар по бункеру Таркинов? Одобрит Император, поймёт население Галактики, но совсем не одобрят повстанцы, которые увидят, что их кинули в почти безнадёжную бойню ради личной мести гранд-моффу, а не для нанесения чувствительного вреда Империи.
  Принять вызов Таркина и не бомбить Эриаду вообще? Одобрят повстанцы, поймёт население Галактики, но совсем не одобрит такого финта Император, который дал вполне чёткие указания - Таркин должен семью потерять.
  И всё же чисс выбрал третий вариант. Потому что легче найти способ оправдаться перед Палпатином за провал текущего, сиюминутного задания, чем всей долгосрочной миссии по созданию Восстания. Его не затем внедряли к мятежникам, чтобы убить одну женщину и одного ребёнка. В этого "крота" вложена масса ресурсов, и Император не так глуп, чтобы пожертвовать ими из-за одной ошибки. Ну и кроме того, если Лорд Ситхов уже настолько спятил, что аргументы по поводу долгосрочных планов его не удержат - при сохранении как общественной поддержки, так и симпатий в Восстании у Митт-рау-нуруодо всегда оставался путь отступления - стать "честным мятежником" и начать воевать с Императором уже всерьёз.
  Ну и наконец, если он победит в предстоящем сражении, то сможет достичь сразу трёх целей - и Таркина уничтожить, и Эриаду разбомбить без больших человеческих жертв (ведь эвакуация уже идёт), и семью его прихлопнуть мимоходом, вмазав по бункеру. В Восстании его после этого на руках носить будут.
  Да, конечно, Император и при таком раскладе будет недоволен. С мёртвым Таркином ему будет совершенно наплевать на Талассу - она всего лишь инструмент влияния, сама по себе никакой ценности не имеет и никакой опасности не представляет. Но формально его задание будет выполнено - он ведь не объяснял Трауну, ЗАЧЕМ конкретно нужно убрать эту парочку. В мире Аккорда это называли "Итальянской забастовкой", а в мире Таркина - "Забастовкой дроидов" - саботаж полученных приказов путём строжайшего, дословного их выполнения. Очень даже в стиле Трауна.
  Но такой большой подарок чиссу Таркин делать не собирался.
  
  "Визитёр" сейчас нёс два "прицепа". Сверхтяжёлую ионную пушку и огневой модуль на 120 тяжёлых и 120 обычных турболазеров (15 батарей по 8 стволов каждого типа). Таким образом, совокупный "вес" его носового турболазерного залпа был примерно равен тридцати двум "Неустрашимым". Очень неплохо... только их-то две сотни. Плюс личный "Имперский" Трауна, плюс четыре "Аккламатора-2", плюс "Морды", как он прозвал корабли неизвестной конструкции.
  Если они будут подходить по одному или небольшими группами, "Визитёр" их преспокойно разжуёт без особого труда. Но Траун не такой дурак, чтобы не суметь сконцентрировать залп. Сразу после появления линейного крейсера он начал стягивать свои силы в ударный кулак.
  Конечно, ходовые недоразумения на "Неустрашимых" не шли ни в какое сравнение с мощными двигателями "Визитёра", которые выдавали 60 МгСЧ на крейсерском ходу и 80 на форсаже. Таркин мог бы бегать от них сколько угодно, но если он будет уклоняться от боя слишком долго, Траун может заявить, что гранд-мофф не соблюдает договорённость, тянет время вместо сражения. И тогда на Эриаду опять же прольётся турболазерный ливень.
  - Полный вперёд, - скомандовал он. - Начать зарядку ионной мегапушки.
  Идея была предельно проста - настолько, что Аккорд бы от неё повесился. На полной скорости прорваться сквозь вражеский строй, ударить по флагману Трауна сверхтяжёлым ионным зарядом, обстрелять обездвиженный Разрушитель концентрированным турболазерным огнём почти в упор, протаранить, если после обстрела что-то ещё останется - и уйти раньше, чем ответный огонь "Катаны" полностью снесёт щиты.
  Конечно, тот, кто после гибели Трауна примет командование, всё равно может отдать приказ о бомбардировке. С этим риском приходилось мириться. Но этот новый командующий с высокой вероятностью не будет двойным агентом - а значит, не будет знать о тайном приказе Императора. А бомбардировку по принципу "на кого Сила пошлёт" - бункер Таркинов выдержит, у него собственный купольный щит и мощная броня под толстым слоем камня.
  Корабли "Катаны" начали перестраиваться, чтобы преградить "Визитёру" путь, но слишком медленно. Он уже включил форсаж и на полном ходу шёл в атаку. "Пирамидки" поспешно поднимались из гравитационного колодца, но вряд ли они успеют к самому интересному. Да если и успеют, мало что смогут сделать. Судя по их габаритам и записям столкновений с имперским москитным флотом, это были типичные лёгкие истребители. Дредноут им повредить нечем.
  Дали залп "Аккламаторы". Двенадцать тяжёлых торпед устремились на перехват линейного крейсера. Двенадцать - а не восемь!
  "Хитёр, подлец", - губы Таркина искривились в усмешке. Используя сходство силуэтов и системы РЭБ, Траун заставил защитников планеты думать, что у него четыре "Аккламатора-2". На самом деле "двоек" было всего две. Ещё два корабля были "Аккламаторами-1". Их торпеды были самыми обычными противокорабельными торпедами, и не могли представлять никакой опасности для планетарного щита! Но они оттянули на себя часть огня флота защитников. Не то, чтобы это сыграло решающую роль - скорее всего, и четыре торпеды сделали бы своё дело. Но шансы на успешное попадание заметно увеличило.
  "Визитёру", однако, хватит любой из них, хоть противокорабельной, хоть противопланетной.
  - Распределить огонь, - процедил гранд-мофф.
  У торпед хорошие щиты, да. Но залп тяжёлых турболазеров почти в упор должен их преодолеть.
  Ослепительная вспышка - и все экраны погасли. Траун вычислил, а может быть понял на чистой интуиции, на какой дистанции "Визитёр" готовится сбить торпеды - и подорвал их за секунду до этого. Да, это существенно ослабило полученную суперразрушителем "дозу". Не шестьсот гигатонн ультрарелятивистских протонов от каждой, а где-то по тридцать. Остальные прошли мимо. Но это всего лишь означало, что вместо полного испарения у корабля "только" сорвало наружные слои обшивки, выжгло все сенсоры и орудия. О щитах даже вспоминать смешно - их просто больше не было. По иронии судьбы, двигатели продолжали работать - они находились в корме и не получили своей дозы, их прикрыл весь остальной корпус. Слепой, обгоревший, беззащитный "Визитёр" продолжал чёрным призраком идти на врага.
  
  - Гранд-мофф, вам необходимо эвакуироваться, опасность слишком велика! Ваш челнок готов.
  Таркин заскрежетал зубами от ярости. Он понимал, что адьютант абсолютно прав. Его жизнь ценнее одного корабля, пусть и очень хорошего. Оставаясь здесь, он ничем и никому не поможет, кроме своей гордости. Будь на его месте Аккорд, он бы уже драпанул во все лопатки. И был бы прав.
  "Но я не Аккорд. Не Аккорд!"
  Он положил руку на пульт перед собой. Перед глазами тут же развернулась таблица повреждений. Технология связи "мозг-компьютер" ещё не настолько развилась в этой галактике, чтобы он мог управлять звездолётом, как собственным телом, чувствуя его. Но производительность хорошего, индивидуально настроенного датапада его импланты вполне обеспечивали. И даже больше, учитывая, что цифровая сеть "Визитёра" проектировалась Аккордом. А у этого парня настоящий талант не только в создании ловушек, но и в разработке УДОБНЫХ вещей. Потому что удобство, комфорт - яркое проявление гармоничности.
  И то же самое касалось всей конструкции суперразрушителя. Аккорд предусмотрел практически всё. Даже такой крайне маловероятный вариант, как взрыв противопланетной протонной торпеды перед носом. Не то, чтобы "Визитёр" сохранил после этого полную боеспособность. Но кое-что он ещё мог.
  Например, прыгнуть в гиперпространство. Сверхсветовые двигатели были так же полностью исправны, как и досветовые. И даже Император вряд ли осудил бы Таркина, если бы он решил прыгнуть прочь в такой ситуации.
  Но он бы не простил сам себя.
  
  ЛИН-1
  
  Погрузившись в глубокую медитацию, тёмный джедай Арден Лин сидела, скрестив ноги, на мостике "Химеры" - флагмана адмирала Трауна, Звёздного Разрушителя типа "Имперский". Ей здесь было совершенно не место по любым понятиям, но вряд ли кто-то, даже сам Траун, осмелился бы указывать выходцу из прошлого, где ей следует сидеть. Никого не трогает - и на том спасибо. За последние недели повстанцы успели познакомиться с бешеным нравом дамочки и предпочитали не задевать её без крайней необходимости.
  Она не была помощником Трауна, советником, консультантом или чем-то таким. И уж тем более не была его подчинённой в каком бы то ни было смысле. Она вообще не относилась к Восстанию. Она просто пришла и сказала, что будет здесь - и кто не согласен, может попытаться её прогнать, но отмывать со стен то, что от них останется, она не будет. До рукоприкладства во всех смыслах этого слова не дошло - Митт-рау-нуруодо, руководствуясь какими-то своими соображениями, разрешил ей остаться, и даже выделил каюту и рацион. Не то, чтобы она сильно нуждалась в его разрешении, конечно, но так было проще.
  Пожалуй, это было самое наглое внедрение агента во враждебную фракцию за двадцать пять тысячелетий. Вероятно, именно поэтому оно и сработало. Никто не мог поверить, что человек Императора может вести себя настолько безрассудно и так явно выделяться. Арден даже не скрывала, что владеет Силой, причём пользуется Тёмной Стороной. Не скрывала она и того, что провела в спячке 250 веков, и является, вероятно, старейшим живым существом в Галактике. Эта история была попросту чересчур абсурдной, чтобы сойти за легенду для внедрения. Ни у кого в Имперской Разведке не хватило бы фантазии на такое. А значит, либо эта девица сошла с ума, либо всё, что она говорит - чистая правда.
  И ведь действительно правда. К ИР, ИББ и Инквизиторию она в самом деле не имела ни малейшего отношения. Она действительно не испытывала к нынешним адептам Силы - что джедаям, что этим новомодным "ситхам" - ничего, кроме презрения. Она действительно убила одного Инквизитора и тяжело ранила другого. И самое невероятное - она действительно родилась в Эпоху экспансии, которая для нынешних разумных является невероятно древней историей.
  Она скрыла от новых "друзей" лишь небольшой период своей жизни. Между тем драматичным пробуждением на Иркалле и появлением на борту "Химеры". Когда она проходила обучение на Руку Императора под личным руководством самого Палпатина.
  Забавно - пока другим одарённым кандидатам приходилось изучать в основном боевые навыки и познавать суть Силы, Арден зубрила в основном историю и физику, точно нерадивая школьница, прогулявшая всю четверть. В бою она если и не превосходила современных мастеров, то как минимум стоила их - искусство боя с применением Силы за пролетевшие века неоднократно взлетало на невообразимые в её время высоты и столь же неоднократно деградировало до примитивного мечемашества. Причём сейчас было если и не самое дно цикла, то ближе к нему, чем к вершинам. Да и современная философия была не намного интереснее того, что изучали в её время - джедаи неоднократно выкорчёвывали наследие ситхов и наоборот, так что многое оказалось утерянным (последняя чистка данных вместе с носителями этих данных была совсем недавно - меньше десяти лет назад, и в общем-то до сих пор не закончилась). Так что большинство нынешних одарённых было самоучками, которые могли представлять опасность только в одном случае - если их поддержит Великая Сила.
  А вот с технологиями всё было далеко не так грустно. Они не деградировали - они просто развивались кошмарно медленно. Арден была уверена, что за двадцать пять тысяч лет её потомки как минимум достигнут уровня Небожителей, станут бессмертными, научатся двигать звёзды и создавать жизнь на планетах. Увы, вслед за Ксендором она переоценила человеческую натуру. Но тем не менее, за время, пока она спала, кое-что всё же было придумано.
  И Траун был большим мастером в использовании этого "кое-чего". Лин то и дело приходилось максимально расширять восприятие, чтобы понять смысл тех или иных манёвров, и вычленить из них те, которые могли представлять опасность для "Химеры". Гибель повстанцев её совершенно не волновала, но самой испариться из-за ошибки чисса как-то не хотелось.
  Поэтому она уже дважды подавала голос, указывая на самые явные (для неё) угрозы - и оба раза это помогло значительно снизить потери. Хотя по-настоящему спасти корабль не получилось ещё ни разу - оба раза Траун заявлял, что эти риски он планировал, и потери даже в худшем случае остались бы приемлемыми. Причём в Силе чувствовалось, что он не врёт, не пытается задним числом прикрыть свои ошибки. Тем не менее, после этих двух эпизодов Арден стали доверять чуть больше. В принципе, они могли ей довериться хоть полностью - опасность для них бы не стала от этого ни больше, ни меньше. Рука Императора была здесь не для того, чтобы устраивать диверсии или вызнавать тайны Восстания (какие у них там тайны, смех один). Её единственная задача - контролировать Трауна и устранить его, если он чересчур заиграется в мятежника. Остальных она и пальцем не тронет... если, конечно, они не будут настолько глупы, чтобы мешать ей.
  Так же, как для них Арден - тень из прошлого, для неё все эти люди - видения из будущего. Она вполне отдавала себе отчёт, что не принимает всерьёз ни их проблемы, ни их борьбу. Всё это до сих пор казалось ей какой-то странной игрой, театральной постановкой на тему борьбы света и тьмы. Не с самым лучшим драматургом, стоит отметить. Да что там люди - даже собственная рука казалась нереальной. Для людей Империи она была реликвией древности - последние дроиды типа "Джаггернаут" были списаны четыре тысячелетия назад. Для Лин же это был шедевр технологий далёкого будущего - она состояла из сплавов, неведомых в её время, она содержала в себе системы управления и вооружения, неведомые в её время, и она была присоединена к телу имплантами, неведомыми в её время. Сама мысль о том, чтобы присоединить к телу человека руку дроида вместо специализированного протеза казалась абсурдной. Будто люди и машины - это просто конструкторы от одной компании, которые можно пересобирать по своему усмотрению. Нет, Арден прекрасно понимала, что Сидиус выбрал именно такой материал для замены, чтобы поиздеваться над ней. Как и в случае с Вейдером. Она видела современные протезы - совершенные, практически неотличимые от живой плоти. Ни внешне, ни функционально. Но Император хотел, чтобы она выглядела именно так - уродливо и пугающе. Вполне понятный бытовой садизм. Но вот то, что современная наука такое издевательство позволила...
  Единственным, что по-настоящему имело значение, было обещание Сидиуса вернуть ей Ксендора. Если её возлюбленный воскреснет, вместе с ним оживёт и этот нелепый мир. Если нет - она присоединится к нему в Хаосе, как шла за ним при жизни. Прежняя Арден, та, которой она была до своего сна, непременно заинтересовалась бы маленьким учеником Трауна - в этом ребёнке ощущался огромный потенциал, он ещё не был испорчен современными учениями. Из него можно было создать наследника, настоящего мастера, подобного Ксендору, а может и лучше. Но сейчас ей это было безразлично. Потеря любимого человека не сломала её, потеря армии не сломала, но потеря всего мира... это слишком для одного человека.
  
  Повреждённый, но не уничтоженный суперразрушитель Таркина продолжал идти на них, и Траун скомандовал отход. Он был уверен, что сумеет уничтожить этого монстра раньше, чем тот выйдет на дистанцию тарана. Но эта уверенность не сделала его безрассудным, в отличие от многих военачальников, которых знала Лин. Он предпочитал лишний раз перестраховаться - и в этом мастер его полностью поддерживала. Тем более, что она продолжала ощущать в гигантском корабле не изжитую до конца угрозу.
  Две противопланетных торпеды и восемь противокорабельных устремились навстречу подбитому звездолёту. Траун вынужден был позволить им существенно отстать от первой пары, поскольку взрыв вывел бы из строя их же в первую очередь.
  Но в этот момент из нижнего ангара "Визитёра" градом высыпались истребители. Очень странные истребители - как по внешнему виду, так и по ощущениям в Силе. Плоские пластины, к которым с боков прилепили по два шарика.
  
  https://vignette.wikia.nocookie.net/starwars/images/9/95/TIE-M1_XWA.jpg
  
  Арден уже привыкла к безумным дизайнам кораблей этой эпохи, но здесь было что-то совершенно непонятное даже для её привычного взгляда. Вон, и Траун заинтересовался, приказал увеличить изображение.
  - Они беспилотные, - тихо сказала тёмный джедай, поняв, что же её так смущало в этих штуках. - В них нет живых существ, если не считать микробов.
  - Вот оно что, - лицо чисса осталось невозмутимым, но глаза азартно загорелись. - Таркин решил повторить опыты Конфедерации? Прекрасно, посмотрим...
  Он притормозил противопланетные торпеды, как более ценные, и вывел вперёд противокорабельные. Этих в погребах больше, ими можно при необходимости пожертвовать. В том числе и для расчистки дороги.
  - Я слышала, вы большой мастер борьбы с беспилотниками при помощи помех и взлома управления, адмирал, - заметила Лин. Раз уж вышла из медитации, она была не против немного поболтать. - Не хотите попробовать тут что-то подобное?
  - Системы РЭБ, которые есть на торпедах, бесполезны против этих машин, - снисходительно пояснил Траун. - Это ведь не просто беспилотники, это беспилотники серии СИД...
  Пару секунд Лин пыталась понять, какое отношение имеют сдвоенные ионные двигатели к помехам и взлому. Затем вспомнила, что ей начитывали и показывали во время курсов пилотирования. Ну да, конечно.
  
  Самая характерная черта СИД-истребителей - большие чёрные панели по бокам кабины. СИД-линейные из-за них ещё обзывают "колёсниками". Впервые увидев эти штуки, Арден подумала, что они, вероятно, играют ту же роль, что и шлемы с непрозрачными забралами у джедаев. То есть ослепляют начинающего пилота, чтобы тот больше полагался на чувство Силы и меньше - на свои глаза и уши, которые могут подводить. Но когда она узнала, что такой кораблик выдают не только ей, но и миллионам выпускников лётных академий по всей Галактике, подавляющее большинство из которых не имеет ни малейшей чувствительности к Силе, у неё глаза на лоб полезли. Зачем Империи нужны миллионы смертников? Пилот без бокового обзора - это без вариантов покойник в первом же вылете! Она-то может вести и такой корабль, но другие?!
  Потом она надела лётный костюм и острое недоумение сменилось более мягким. Шлем пилота СИДа предоставляет так называемую "расширенную реальность", позволяя смотреть сквозь панели так, как будто их нет - когда пилот поворачивает голову вправо или влево, на его очки передаётся изображение с боковых камер. Хорошо, это может работать - ещё одна новинка технологий будущего, способных в некоторых аспектах потягаться с самой Силой. Но зачем создавать самим себе трудности, а потом их героически преодолевать? Это же всё равно, что секс в гамаке!
  И только когда она вслед за шлемом активировала связь с диспетчером, недоумение рассеялось вовсе.
  В разных военных учебниках эти панели называют то солнечными батареями, то радиаторами. Не то, чтобы ошибочно. Они могут выполнять обе эти роли. Если у вас закончилась тибанна в баках, вы можете повернуть истребитель боком к солнцу, часок подзарядить накопители, а потом поползти к базовому кораблю. И не сгореть от перегрева - конечно, о прежних манёврах на тысячи стандартных сил тяжести мечтать не приходится, но тепло от ускорения в пару-тройку g они успешно в космос сбросят.
  Но лучше с этим не морочиться, а просто позвать на помощь. И уже через пять минут рядом с вами материализуется буксир, спасательный катер или даже любимый и родной корабль-носитель. Даже если он уже успел прыгнуть в другую систему.
  Потому что в первую очередь эти громоздкие неуклюжие панели были антеннами. Да не простыми, а антеннами гиперсвязи! Рабочими органами подпространственного трансивера AE-35. Они позволяли СИДам общаться с базой без задержек светового барьера, сквозь любые препятствия, и при этом оставаться практически неуязвимыми для помех. Электромагнитных помех, во всяком случае. Мощный гипершторм мог их заблокировать, но если вы не в Глубоком Ядре, то вероятность нарваться на такой шторм близка к нулю. Кроме того, для них можно сгенерировать искусственные помехи - при помощи гипердвигателя или гиперрадара. Но на ракетах, летящих сейчас к "Визитёру", ни первого, ни второго и в помине не было.
  
  - Хотите сказать, на торпеде вообще нет гиперсвязи и она управляется по обычному радио? - недоверчиво уточнила Арден.
  Это бы выглядело, мягко говоря, странно, если бы на шестиметровый истребитель такой коммуникатор влез, а на противопланетную торпеду, у которой только диаметр метров сто - не влез.
  - Связь там, конечно, есть, - подтвердил Траун, и Арден остро захотелось сломать ему шею - через Силу она ощутила явное удовлетворение чисса - "ты оказалась не такой дубиной, как я боялся". - Но она оптимизирована, чтобы её не смогли взломать, а не под то, чтобы взламывать других. Я мог бы включить коммуникатор на передачу белого шума, но во-первых, это сработает, только когда истребители окажутся значительно ближе к торпеде, чем к своему базовому кораблю. А во-вторых, даст им прекрасную возможность наводиться на торпеду с большой дистанции, не приближаясь для штурмовки - по показаниям гиперрадара. Я не собираюсь предоставлять им такой удобный маячок.
  Ах да. Штурмовка. Корабли в эту эпоху должны были сближаться на дистанцию визуальной видимости, чтобы вступить в бой. Как для бластерной перестрелки - из-за малой скорости полёта сгустков квазиплазмы, так и для пуска торпед - из-за крайне развитых систем РЭБ.
  Значит, истребители Таркина должны будут подойти почти вплотную к торпеде, чтобы обстрелять её - и в этот момент адмирал включит белый шум, который отрежет их от базового корабля. Правда, это их не остановит, но сделает значительно более тупыми. Вряд ли Таркин рискнул ставить на эти штуки продвинутые дроидные мозги - опасно давать боевым машинам слишком много самостоятельности.
  Орудий на торпеде нет, так что отстреливаться она не может - полагается в этом на истребители сопровождения, которых сейчас тоже нет. У неё есть только пассивная оборона - РЭБ, толстая броня и щиты. И конечно, постоянное маневрирование.
  - Возврат торпед, - неожиданно скомандовал чисс. - Их оборону мы не прорвём, так что не будем тратить дорогой боеприпас.
  - Выполняю, - отозвался оператор. - ПКТ тоже отзывать?
  - Нет, их у нас много, можно частью пожертвовать. Пусть Таркин покажет, на что способен.
  Отметки противопланетных торпед легли на обратный курс. Арден уже ничего не понимала.
  Сблизившись с ближайшей противокорабельной, истребители дали первые залпы. К удивлению Лин, она увидела вспышки активированных динамических щитов.
  - Разве порог пассивного щита на ПКТ так низок, что лазерные пушки истребителей могут его пробить? - удивилась Лин.
  - Лазерные пушки - не могут, - покачал головой чисс. - Но на этих машинах стоят не лазерные пушки, а турболазеры. Видите толстый ствол справа?
  Тёмный джедай присвистнула.
  - И часто у вас турболазеры на истребители ставят? Мне казалось, это такие здоровенные башни размером с целое здание...
  - Первый раз такое вижу, - покачал головой Траун. - Весьма значительный прогресс в миниатюризации. Но это не повод терять торпеды.
  
  Щит представляет собой по сути отдельную мини-вселенную - зону пространства, в которой изменены физические законы и/или некоторые константы. Как именно изменены - ну, в простейшем щите банально немного поднимается нулевой уровень энергии. Если считать энергию обычного вакуума "уровнем моря", то щит - это плато, которое над ней поднимается. Энергия всех частиц и взаимодействий внутри щита тоже поднимается на ту же величину.
  Но вот на границе двух "миров" наблюдаются весьма интересные эффекты. Физические законы стремятся минимизировать поверхность контакта, поэтому возникает нечто вроде "поверхностного натяжения", которое заставляет поверхность щита сворачиваться в шар. На поверхности этого шара возникают сразу два потенциальных порога. Во-первых, нужна энергия на деформацию границы поля, на придание ей формы, отличной от идеального шара (формы прохода для этой частицы). Во-вторых - для того, чтобы частица могла существовать на "плато" - внутри "вселенной" с повышенным нулевым уровнем. Любая частица, обладающая энергией ниже суммы этих двух порогов, отскакивает от щита (квант поля - отражается). Эффект аналогичен абсолютно упругому столкновению. Частица, обладающая энергией выше этой суммы, теряет часть скорости (квант претерпевает красное смещение).
  Если же частица движется изнутри щита, то энергию на деформацию границы ей всё равно нужно иметь, а вот разность потенциалов, наоборот, придаст ей дополнительную энергию. Один порог теперь работает за неё, а второй - против, так что при должной балансировке уровней энергии сумма воздействий будет нулевой - исходящие частицы попросту ничего не заметят, пройдут сквозь щит, как будто его нет.
  Недостатков у такого щита-"плато" тоже полно. Во-первых, при умножении требуемой высоты "плато" на объём, который нам предлагается защитить - всех корабельных энергетиков и реактористов дружно хватает инфаркт. Во-вторых, сколь-нибудь защищённый объект внутри него будет абсолютно слеп, так как энергия фотонов, передающих изображения, как правило значительно ниже потенциального барьера. По той же причине он не сможет слышать звуки и принимать радиоволны. Можно, конечно, установить потенциальный барьер в районе двух-трёх электронвольт. Технически ничего не мешает, но от кого и от чего такой "щит" в принципе будет защищать? Ну и в-третьих, такая "мелочь", что от нулевых колебаний вакуума зависит тонкая структура материи. Внутри самых слабых щитов "сварятся" белки, внутри слабых поползут химические свойства элементов, а под сильными материя вообще превратиться в кварковую кашу. С учётом всего этого сплошные щиты встречаются преимущественно в лабораториях, и почти не применяются на практике.
  Чтобы получить настоящий дефлекторный щит, мы берём два генератора изменения пространства, и вкладываем их поля друг в друга. Как матрёшки. Первый, с радиусом воздействия на пару сантиметров больше - повышает нулевой уровень энергии. Второй, на пару сантиметров меньше - наоборот, понижает его. До прежнего, принятого, так сказать, в большом космосе.
  В итоге внутри щита образуются абсолютно те же условия, что и снаружи. И только в тонкой прослойке разности между радиусами - в полой сфере с толщиной оболочки в считанные сантиметры, или даже микроны, если угодно - нулевая энергия по-прежнему очень высока. Не плато, а кратер с тонкими стенками. Отдельным частицам в принципе разницы нет - высота потенциального барьера осталась той же. Какая разница альпинисту, что по ту сторону горы - спуск или плоскогорье? Сложность восхождения от этого ни на йоту не меняется.
  Зато для нас, макрообъектов, разница очень и очень существенна. Для начала перечислим выгоды. Во-первых, упали затраты на создание щита. Порядков так на восемь-девять, если у нас толщина в микроны, а размер - в километры. Во-вторых, мы теперь спокойно можем открывать в щите "бойницы" - как для стрельбы сквозь них, так и для того, чтобы подглядеть, в кого, собственно, стреляем. В-третьих, подглядеть сквозь щит стало можно и без открытия "бойниц" - волны, длина которых больше толщины щита, через него частенько туннелируют. У "плато" такой радости нет, там слишком велика ширина запрещённой зоны. А толщину щита мы можем изменить одним поворотом регулятора, расширяя и уменьшая внутренний "пузырь". Хотим - пускаем к себе только совсем безобидные радиоволны, а хотим - и для видимого света его прозрачным сделаем. Но злобному рентгену к нам в любом случае хода нет. Правда, ещё более злобная гамма может щит пронзить насквозь, но это уже совсем другой разговор.
  Не обошлось и без минусов, конечно же. Если очень энергичная частица всё-таки пронзила такой щит, то "скатываясь" с обратной стороны потенциального склона, она вернёт себе всю ту энергию, которую потратила на "подъём". Ну, почти всю. Энергия, потраченная на двойной прорыв "плёнки поверхностного натяжения" на обеих сторонах щита, потеряна необратимо. Как только дыра в щите схлопнется и он восстановит минимальную поверхность, эта потеря будет высвобождена в виде вторичного излучения. Но частица-нарушительница к тому времени будет уже далеко, и ей от этого ни холодно ни жарко.
  Чем выше нулевая энергия внутри щита (точнее, её разность с нулевой энергией вакуума вокруг), тем выше и "поверхностное натяжение". Казалось бы, нам ведь именно этого и надо? Накачивай щит, пока топлива хватит? Установи потенциальный барьер в пару сотен гигаэлектронвольт, огради его почти столь же прочными плёнками границ - и наслаждайся полной неуязвимостью?
  Фига с два, господа хорошие. Не надо быть слишком жадными. Расход энергии на создание щита пропорционален ЧЕТВЁРТОЙ СТЕПЕНИ высоты потенциального барьера. Даже Звёздные Разрушители, аннигилирующие гиперматерию тоннами, не могут себе позволить забираться слишком высоко на эту гору.
  Поэтому у большинства существующих моделей высота, как правило, не превышает сотен электронвольт для гражданских судов и тысяч - для военных. Это так называемый "статический" щит, иначе пассивный - тот, с которым вы летаете по космосу, который включаете при сходе со стапелей и выключаете только на стоянке (и то не всегда, стоянки тоже разные бывают). Чтобы уберечь корабль от типичных космических неприятностей, типа микрометеоритов или солнечных вспышек, его вполне достаточно. Прохождение сквозь радиационный пояс планеты с таким щитом уже может доставить вам проблем... вернее, могло бы, если бы вы летели в космос на тонкостенной жестянке, а не на нормальном звездолёте, закованном в полметра дюрастали.
  Но вот когда у вас под самым бортом взрывают атомную бомбу - ваш статический щит внезапно оказывается тонким, как бумажный листок. Броня, конечно, все виды ионизирующей радиации исправно поглощает, сколько бы там ни было электронвольт. Но сама она при этом как-то слишком неприятно греется - столкновение тут ближе к абсолютно неупругому.
  - А можно потенциальный барьер повыше, но не везде, а в одном месте? - спросили военные.
  - Можно! - бодро ответили учёные и протянули руки (манипуляторы, клешни, щупальца) за новыми грантами.
  - Можно! - столь же бодро ответил щит, когда учёные переадресовали этот вопрос ему. И протянул трубопроводы и энергокабели за дополнительным топливом.
  Так появилась вторая разновидность щита - так называемый "динамический", иначе активный. Иногда это в буквальном смысле слова второй щит - над первым или под ним. Иногда - альтернативный режим работы основного щита. В обоих случаях в определённый участок пространства вбрасывается дополнительная энергия, которая тут же начинает рассеиваться. Но на несколько секунд или даже доли секунды потенциальный барьер подскакивает в сотни раз - до мегаэлектронвольт. Даже турболазер не может пробить такое временное укрепление. Проблема в том, что энергию оно, в отличие от статического щита, жрало как не в себя. Метровая "заплатка" потребляет столько же энергии, сколько целый корабль.
  Поэтому есть два способа поразить цель, прикрытую таким щитом. Самый очевидный - ударить частицами с энергией около гигаэлектронвольта (плюс-минус порядок). Изначально для этой цели использовались компактные ускорители частиц (ну как компактные, на канонерку влезали). Вот только, пробил ты щит, а дальше что? Полная энергия пучка ничтожна, броню он разве что на пару градусов разогреет.
  Потом появились протонные торпеды - ускоритель частиц, доставленный ионным двигателем прямо к вашему порогу. Тут уже была как высокая энергия отдельных протонов, так и высокое количество оных. В прожигании щитов протонным торпедам до сих пор нет равных.
  Развитием протонной торпеды стали дисрапторы - ручное оружие на нергоне-14 и его аналогах, выстреливавшее мощный заряд релятивистских протонов. Щитов такие пушки вообще не замечали, но даже в вакууме из-за расходимости протонов дальнобойность у них была низкая, а уж в атмосфере - вообще никакая.
  Но большинство оружейников исходило из принципа "умный в гору не пойдёт, умный гору обойдёт". Зачем пытаться пробить потенциальный барьер в пиковом значении? Вполне достаточно, чтобы энергии частиц хватало на статический щит. Подержите цель под горячим душем - и "через час враги, рыдая, прибегут сдаваться в плен", потому что постоянная перезарядка динамического щита сожрёт у них всё топливо. Главное, чтобы до этого не прибежали сдаваться вы сами - ваши орудия ведь тоже топливо жрут.
  Проблема в том, что один кэВ - это около десяти миллионов градусов. Да, квазиплазма излучает избыток энергии в гиперпространство, так что самого стрелка не поджарит, но тем не менее, она ИЗЛУЧАЕТ. Пропорционально всё той же четвёртой степени (разработчики щитов злорадно хихикают, физики пожимают плечами - это распространённая зависимость в квантовой механике) от температуры. То есть остывать такой сгусток будет не быстро, а очень быстро - если поверхность сгустка принять за один квадратный метр, то при нагреве до десяти кэВ он будет излучать что-то порядка 10^24 ватт. А много ли это? Да как вам сказать, всего лишь порядка петатонны тротилового эквивалента в секунду. Естественно, никакой петатонны в нём нет и близко, так что остынет он за считанные микросекунды. И на дистанции, отличной от "приставить пистолет к затылку" - основная часть энергии пойдёт на бессмысленный нагрев гиперпространства. А для стрельбы в упор у нас уже есть дисрапторы, они даже более эффективны.
  Увеличить скорость перегретого сгустка, чтобы он не успел остыть? Где-то в глубоком космосе - пожалуйста, сколько угодно. Внутри гравитационного колодца - ситха с два. Сопротивление среды не позволит. Потому что квазиплазма - это гиперматерия, и её скорость тоже измеряется в МгСЧ.
  Проблему решили первые турболазеры (от латинского turbo - вихрь, вращение). За счёт силы Лоренца частицы направляются по кольцевой траектории, перпендикулярной вектору движения сгустка. Их взаимная скорость при этом невелика, количество столкновений минимально (за счёт гипергеометрии - близко к нулю, так как у них больше пространства на движение, чем в трёхмерности) - а значит и излучение будет только синхротронным - значительно слабее теплового. А магнитное поле также работает в качестве щита от встречных заряженных ГР-частиц - отклоняя их так, что они либо огибают кольцо, либо проходят сквозь его центр, но не врезаются в поток и не рассинхронизируют его.
  Турболазерный импульс состоит из пары сотен таких тороидальных "вихрей", нанизанных на общую ось, с противоположными направлениями вращения, но направленными в одну сторону током и магнитным моментом - протоны вращаются по часовой стрелке, электроны - против. Когда передние кольца сталкиваются со щитом, идущие следом "налетают" на них, как вагоны при резкой остановке поезда, и движущиеся в противоположных направлениях частицы сталкиваются. Получается коллайдер в миниатюре, который порождает ливень вторичных частиц - и вот эти частицы как раз пронзают щит. Если же импульс подходит к щиту не строго перпендикулярно поверхности, а под углом, то каждое кольцо врезается в него отдельно, как циркулярная пила, и пробивает уже энергией первичных частиц.
  Таким образом турболазер от лазера или бластера отличается не столько мощностью (хотя обычно да, но тяжёлая бластерная пушка вполне может сравниться с лёгким турболазером), сколько температурой выстрела.
  Следующим шагом стал тяжёлый турболазер. Опять же - он обычно мощнее своего младшего родственника, но принципиальная разница не в этом. Тяжёлый турболазер обладает собственным реактором гиперматерии. Лёгкие и средние модели получают энергию по кабелям. Таким образом, необходимую температуру заряда можно получить либо за счёт зарядки от главного корабельного реактора, либо за счёт аннигиляции части тибанны же. Во втором случае можно получить хоть скорострельность пулемёта, но тибанна у вас очень быстро закончится, так как расход газа на выстрел возрастает (теоретически - процентов на пятнадцать, на практике - на порядок, поскольку КПД перехода от аннигиляции к закрутке частиц в "вихрь" далеко не стопроцентный). В первом же - значительная экономия боеприпаса, но заряжать каждый выстрел приходится больше минуты, поскольку проводимость кабелей ограничена. Естественно, общий расход гиперматерии при этом не меняется, E=mC^2 на кривой козе не объедешь. Но та гиперматерия, что "горит" в реакторе - намного дешевле, чем тибанна, поскольку она не добывается из природных источников, а синтезируется прямо на борту корабля. Кстати, на перезарядку щита идёт именно она, тибанну на это дело жечь будут только в крайнем случае.
  
  - Но насколько там хватит бластерного газа? Ведь турболазер должен жрать его в огромных количествах?
  - По моим расчётам, выстрелов на двадцать, плюс-минус пять, - подтвердил чисс. - Но даже одного выстрела хватит, чтобы задействовать активный щит, а у противокорабельной торпеды не так много топлива - на пятьдесят локальных экранов. Так что два истребителя такого типа вполне могут его сбить.
  - А если отключить динамический щит, положившись только на статический? - продолжала допытываться Лин.
  - Тогда они начнут стрелять сквозь него. Сплошной очередью, в одно место - вполне хватит, чтобы прожечь броню и достать до реактора.
  Но Траун тоже был не без сюрпризов. Когда на первой торпеде запас топлива подошёл к концу, он активировал детонацию. Взрыв уничтожил все три "уродца", что выполняли штурмовку. Пилоты не погибли, за отсутствием таковых, но...
  Математика была вполне банальна. У Трауна 112 противокорабельных торпед (и это только на "Аккламаторах-2", без учёта "единичек"). У Таркина - 120 истребителей. При размене три к одному он легко достигнет повреждённого звездолёта.
  Но в этот момент Лин почувствовала новую, незнакомую угрозу. Её жизнь резко оказалась в опасности, причём самое мерзкое - она понятия не имела, чем это вызвано. Она не чувствовала вектора атаки, не ощущала агрессивных намерений от кого бы то ни было.
  - Отметки в тылу, гиперпереход, дистанция четыреста кликов, быстро при... - начал было оператор сенсорного комплекса, но не успел закончить рапорт.
  Мощные взрывы сотрясли "Химеру" от кормы до носа. На несколько секунд погас свет, затем включились резервные генераторы.
  Лин молчала. Ситуация была не та, чтобы донимать капитана корабля вопросами. Что это, хатт его задави, было, она успеет расспросить позже. Она просто собралась в комок, готовая действовать - бежать или атаковать, как только обозначится видимый противник.
  - Повреждения? - спокойно спросил Траун, причём у джедая возникло впечатление, что вопрос он задаёт лишь для порядка.
  - Потеряны кормовые дефлекторы, орудия, сенсоры, основные двигатели. Разгерметизация в сотне с лишним отсеков. Сильное радиационное заражение.
  - Реактор?
  - Повреждён, но работает. Насколько повреждён - техники сейчас выясняют. Перебиты многие кабели энергоснабжения, в частности, ведущий к нашей рубке.
  - Человеческие потери?
  - По предварительным оценкам - восемь тысяч раненых, пять тысяч убитых.
  - Гипердвигатель?
  - Сам генератор исправен, как и компенсаторы, но перебит кабель, связывающий с навигационным компьютером. Сейчас пытаемся починить.
  - Активируйте ремонтный протокол 16-81. Связь исправна?
  - Досветовая - да. Связь на гиперволнах отсутствует, не хватает мощности. Гиперрадар сдох по той же причине.
  Арден криво усмехнулась. У Силы определённо есть ирония. Они сейчас почти в том же положении, в какое поставили недавно "Визитёра" - разве что им вогнали в зад, а не спереди. Война кораблей-инвалидов.
  Чувство опасности пока молчало. Но оно и раньше молчало, пока не стало слишком поздно. Так что джедай не спешила расслабляться.
  Сейчас главное - что решит Траун. Если он прикажет пойти в суицидальную атаку - надо оглушить его и пробиваться вместе с телом к личному шаттлу. Но адмирал был совершенно спокоен, и похоже, считал, что жертвовать своей жизнью пока рано. Но и бежать не собирался. Что же он задумал?
  - Всем "Аккламаторам" и кораблям сси-руук взять нас на буксир, - приказал он наконец. - Поднять истребители. Госпожа Лин, не хотите полетать немного? Я слышал, из джедаев получаются отличные пилоты.
  
  Гостья из прошлого задумалась. С одной стороны, все инстинкты требовали, чтобы она как раз это и сделала. Находясь на борту повреждённой "Химеры", она чувствовала себя мишенью. В сражениях громадных дредноутов от Силы мало толку - тут рулит тактика, а тактика - вещь объективная. Другое дело, когда маленькая машина подчиняется малейшему движению твоей руки. Даже лучший пилот Галактики вряд ли долго продержится против джедая в догфайте. Расширенное восприятие, плюс ускоренная реакция, плюс предвидение действий противника - страшная комбинация.
  В принципе существовал способ воздействовать и на дредноуты тоже. Боевая медитация - техника, позволяющая спаять экипаж в единое целое и действовать им, как собственной рукой. По сути, крейсер превращался в один громадный истребитель. Но Арден Лин боевой медитацией не владела. Её изобрели значительно позднее, и хотя в арсенал Сидиуса этот приём входил, передать его своей Руке он не посчитал нужным.
  Но если Лин сядет на истребитель, она утратит контроль над Трауном. Не воспользуется ли адмирал этим моментом, чтобы сбежать от неё? Гипердвигатель исправен, и корабль находится вне гиперграницы, это они сами сказали. Конечно, перебит кабель, но кто знает, сколько времени уйдёт у мятежников на его ремонт и что такое вообще "ремонтный протокол 16-81". Может, Трауну достаточно одну кнопку нажать, чтобы всё снова заработало.
  Она просканировала намерения чисса. Вроде бы желания сбежать или избавиться от присмотра Лин у него не наблюдалось. Но чтение намерений - всё же не чтение мыслей. Адмирал уже несколько раз вводил её в заблуждение своим абсолютным спокойствием и идеальным самоконтролем. Он умел полностью положиться на волю обстоятельств, действуя лишь под влиянием логики, без малейших личных побуждений. "Да, в тот момент у меня было намерение сделать вот это. Потом обстоятельства изменились и мне понадобилось сделать кое-что другое". Или наоборот - раскладывал в уме такой широкий веер возможностей, что Арден просто терялась в них. Эх, будь у этого чисса хоть чуть больше мидихлориан, какой великий джедай из него мог бы получиться!
  - Ладно, - выдохнула она сквозь зубы. - Я стартую.
  
  У судьбы определённо есть ирония.
  Лучше всего Арден Лин (как и большинство Рук Императора) владела истребителями серии СИД, потому что именно на них проходила лётную практику. И в ангаре "Химеры" у Трауна этих самых СИДов было предостаточно. Казалось бы - бери любой на здоровье. Но прилететь на базу мятежников на имперском истребителе она не могла - это бы вызвало слишком большие подозрения. Пришлось искать себе машину, подходящую для независимого наёмника.
  Ну а потом - не бросать же её, после того, как несколько недель возилась, подгоняя истребитель под свои индивидуальные вкусы. Да и у каждого СИДа здесь был свой пилот, который вряд ли пожелал бы уступить даме место.
  В итоге Лин положилась на волю Силы и та не подвела - в каком-то музее Арден откопала истребитель типа "Аурек". Не такой древний, как она сама, он, тем не менее, давным-давно вышел из употребления - ему было почти четыре тысячи лет. По её требованию имперские инженеры восстановили и усовершенствовали машину. Два осколка прошлого пришлись друг другу по нраву.
  
  https://vignette.wikia.nocookie.net/starwars/images/f/f4/AurekFighter.jpg
  
  По большинству характеристик "Аурек" не уступал современным истребителям, обладая маневренностью СИДа, огневой мощью и щитами ARC-170. А его скорость и вовсе заставила бы всех современных конструкторов сожрать свои датапады без соли - 115 MGLT крейсерской и 160 на форсаже. Причём время форсажа было ограничено только повышенным расходом топлива, но не исчерпанием ресурса двигателя. Правда, даже конструкторы прошлого не смогли получить такое чудо совсем бесплатно - и ценой стала броня. Её фактически просто не было - даже СИДы, которые считались хрупкими, и то были крепче. Отключи или пробей щиты - и это чудо можно будет сбить хоть из старинного пулевика. Ну... крупнокалиберного пулевика. Но всё равно, для бластерного огня это был просто бумажный самолётик. Но для джедая это, право, не недостаток - нужно быть полной дурой, чтобы имея аппарат с такой маневренностью и быстротой позволить кому-то в себя попасть. Вторым недостатком был совершенно крошечный багажный отсек, но Лин и не собиралась таскать с собой много вещей.
  Правда... есть причина, почему слово "щит" у ряда пилотов считается ругательным. Почему разработчики СИДов променяли генераторы щита на немного дополнительной скорости.
  Динамических щитов на истребителях нет. В принципе. Отсутствуют. Слишком сложная система точечной генерации. У них есть только статический (у тех, у кого есть). Правда, по высоте потенциального барьера он не уступает щитам больших звездолётов.
  С другой стороны, турболазеров на истребителях тоже нет. Ну, то есть не было. Пока их не придумал туда поставить Таркин. Спрашивается, и ЧЕМ им пробивать друг другу хотя бы пассивный щит? У них есть бластерные и лазерные пушки - первые несколько мощнее, вторые несколько дальнобойнее - но по температуре те и другие не дотягивают даже до одного кэВ и близко!
  А дело в том, что помимо коротковолновой (порога энергии) у щита есть и длинноволновая граница. Если длина волны входящего излучения больше, чем толщина щита, то оно начинает сквозь щит туннелировать. Ну то есть делать вид, что оно как бы случайно тут оказалось. Нанометром туда, нанометром сюда... квантовая неопределённость, всё такое.
  В быту это удобно, поскольку позволяет кораблю не остаться слепым. Кладём длинноволновую границу где-то в районе видимого света - и осматриваемся сквозь щит, как сквозь стекло. Но когда вы под обстрелом... электромагнитные излучения любого диапазона могут доставить вам проблем.
  Крупные корабли решают эту проблему, устанавливая второй щит, длинноволновый (он же используется и для целей РЭБ). У него высота порога поменьше, а толщина, наоборот, побольше. Можно не только видимый свет, но даже радиоволны заблокировать. Благо, энергозатраты на такой щит ничтожны, по сравнению с коротковолновым. Четвёртая степень же.
  А вот истребитель себе такого позволить не может.
  Во-первых, два щита - это четыре потенциальных барьера, то есть четыре генератора. Впихнуть их на истребитель - само по себе та ещё морока, но это ладно, это можно сделать. Летать он будет хреново, но будет, тем более, что халявная РЭБ отчасти компенсирует потерю скорости и маневренности.
  Но как вы по сторонам собираетесь смотреть?!
  Это громоздкий Звёздный Разрушитель может открыть в щите несколько дырочек, высунуть через них перископы, и получить по ним более-менее чёткую картинку окружения. Пилот же полагается в первую очередь на собственные глаза (ну, если он не форсъюзер). Так было, так есть и так будет. Никакие перископы кругового обзора не заменят!
  Поэтому если на истребители и ставят щит, то только основной. Коротковолновый. Для ультрафиолета и выше.
  А разработчики оружия для истребителей и против истребителей это прекрасно знают. И проектируют пушки таким образом, чтобы сгусток квазиплазмы при ударе о щит выделял как можно больше излучения именно в оптическом и инфракрасном диапазонах. Опять же, Разрушителю на это чихать с высокого дерева. У него броня толщиной в несколько метров. Белая броня, кстати, с великолепными отражающими свойствами. Попробуй, "просвети" его вспышкой видимого света, особенно если вспышка ненаправленная и в паре сотен метров от корпуса, а не вплотную к нему. Правда, есть способы делать такие выплески направленными и даже когерентными (именно наличие когерентного сброса излучения у сгустка и отличает лазер от бластера). Но это всё равно паллиатив.
  А вот тоненькому корпусу истребителя и "оптики" вполне хватает, чтобы задымиться. Тем более, что у него даже бластерные вспышки происходят всего в метре от корпуса, и рассеяться на большую площадь не успевают.
  Поэтому крепкий щит "Аурека" в сочетании с его тонкой бронёй казался современным конструкторам не лучшим решением. Он же под этим щитом всё равно от пары попаданий развалится. Если уж собираешься не дать врагу попадать в себя вообще - лучше генератор щита выбросить и за счёт этой массы ещё больше скорость увеличить, говорили они. Или топлива ещё немного долить, чтобы форсаж можно было держать подольше.
  Но Арден имела своё мнение на этот счёт. Сделайте мне основной щит с толщиной в один микрон, а не в 450 нанометров, как обычно - сказала она техникам. Это же возможно без критического утяжеления истребителя?
  Возможно, ответили они, там всего лишь слегка подкрутить настройки нужно. Но вы же ничего вокруг не увидите!
  Лин ничего не сказала, просто посмотрела на них очень выразительным взглядом. Техники вспомнили, с кем они говорят, и отправились регулировать щит.
  С тех пор её личный "Аурек" в полёте напоминал зеркальный шарик с двумя маленькими дырочками - "бойницами" для лазерных пушек. Не то, чтобы это сделало его совсем неуязвимым, инфракрасное излучение никто не отменял - но при температуре квазиплазмы в единицы и десятки тысяч градусов максимум излучения приходился как раз на оптику и на ультрафиолет. К тому же инфракрасное излучение проще отразить покрытием, которое массу корабля почти не увеличивает, чем поглощать бронёй.
  
  Рой истребителей вырвался из ангаров "Химеры" - и как раз вовремя. Пространство позади Разрушителя снова разорвалось, выпуская десяток машин. Беспилотные, как и предыдущая, турболазерная модель, они немедленно начали ускоряться к "Химере". Скорость у них была очень солидная, лишь немного медленнее, чем у "Аурека" на форсаже. Ни один обычный истребитель этой эпохи их бы не догнал.
  
  https://vignette.wikia.nocookie.net/starwars/images/0/0b/TIE-M4_XWA.jpg
  
  Лин не задавалась вопросом, что они собой представляют и какой вред могут нанести. Она целиком положилась на ощущение Силы. Если эти штуки прорвутся к Разрушителю - он погибнет. До столкновения - около десяти секунд. По секунде на каждый истребитель.
  Система наведения "Аурека" не могла одновременно захватить две разных цели. Тем более - на таком расстоянии. Но Лин давно демонтировала автоприцел - он всё равно не мог работать при её щите. А немного экономии массы не лишние.
  Но её рука дроида лежала на пульте, и посылала тысячи управляющих импульсов в секунду.
  Каждая из тяжёлых лазерных пушек развернулась на свой угол, целясь, казалось бы, в пустоту. И выпустила по пять импульсов. Не в истребители Таркина. В то место, где эти истребители будут, когда импульс туда долетит.
  Имперские машины не несли щита, но обладали довольно крепкой бронёй. Они бы выдержали одно-два попадания лёгкого скорострельного лазера. Но во-первых, пушки "Аурека" были весьма тяжёлыми - как для истребителя. Во-вторых, Лин била не просто по контуру. Она точно знала, в какое место нужно целиться. В участок корпуса, где находился взрыватель.
  Да, взрыватель. Эти машины представляли собой не что иное, как управляемые протонные торпеды с гипердвигателями. Вместо вооружения и систем жизнеобеспечения они были доверху набиты взрывчаткой. Горячая реакторная гиперматерия в заднем отсеке и нергон-14 в переднем. Прямое попадание не уничтожало "истребитель", но лишало его возможности произвести чётко рассчитанный процесс подрыва. Когда оператор на корабле Таркина давал соответствующую команду, или носовые сенсоры определяли, что цель находится в радиусе поражения - боеголовка просто испарялась, вместо того, чтобы превратиться в направленный пучок релятивистских протонов.
  Тем не менее, семь из десяти СИД-бомб (две просто развалились на куски от её попаданий, ещё один взорвался раньше времени) успешно ударили в корму "Химеры" и взорвались. Точнее, в её кормовой щит.
  Какой к хаттам щит, если его раньше разнесли? Дело в том, что если оператор щита орёт "Мы потеряли кормовые/носовые/бортовые дефлекторы!", это совсем не значит, что корабль остался с этой стороны совсем голым. Пассивный щит сбить невозможно - он сфера и создаётся генератором в глубине корабля. Если вас раздолбали до генератора пассивного щита, вы в любом случае уже покойник. А вот проекторы активного щита, которые размещают на обшивке - потерять вполне реально. Как и генераторы "бойниц" для собственных орудий.
  Основная часть излучения от взрывов приходилась в диапазон от нескольких сотен до пары тысяч кэВ. Этого было недостаточно для преодоления барьера пассивного щита "Химеры". Но помимо максимума излучения существуют ещё "хвосты" нормального распределения - высокоэнергетические и низкоэнергетические частицы и кванты, отклонившиеся от среднего значения. Этими-то "хвостами" Разрушитель и приложило. Поскольку сила взрыва каждой СИД-бомбы составляла около двух гигатонн, даже длинноволновый и коротковолновый остаток оказались весьма солидными. Вспыхнули новые пожары, люди в кормовых отсеках получили новую дозу радиации. Электромагнитный импульс пожёг кучу электроники.
  И тем не менее, флагман Трауна всё ещё был боеспособен. Если бы не реакция и не предвидение Арден Лин, от него бы сейчас остался лишь пылающий остов.
  
  - Вы атаковать вообще собираетесь? - с лёгким ехидством поинтересовалась Лин, занимая позицию в районе кормы "Химеры".
  Пока они отвлеклись на летающие (и прыгающие, что важнее) бомбы, "Визитёр" успел проскочить построение мятежников и теперь стремительно удалялся.
  - Пока нет, - всё так же невозмутимо отозвался чисс. - Сейчас ход за Таркином. Он не может отступить, потому что тогда я начну бомбардировку Эриаду. Ему придётся атаковать, а в обороне мы сейчас эффективнее.
  - Пока что ему это удавалось лучше, чем вам, - хмыкнула джедай.
  Конечно, линейный крейсер, лишённый активных щитов и большей части вооружения, будет уязвим для сконцентрированного турболазерного огня "Катаны". Но Таркин только что продемонстрировал, что может бить и не подставляясь под их залпы - у него остались достаточно длинные руки.
  - Эти торпеды-истребители у него скоро закончатся, - пояснил Траун. - Они базируются не в ракетных шахтах, которых у "Визитёра" нет. Они занимают место в ангарах, отнимая его у обычных истребителей. Вряд ли их больше трети от общей численности авиакрыла.
  - А вы знаете, сколько у него всего машин?
  - Знаю. Сто двадцать.
  Откуда он знает, Лин уже не захотела выяснять. То ли разведка, то ли какие-то заметные лишь ему особенности конструкции...
  - Но даже так - это ещё две волны по десять бомб или одна - по двадцать. Вы уверены, что стоит предоставить ему такую возможность?
  - Я доверяю Великой Силе. То есть вам. Кроме того, потянуть время нам выгодно. Очень скоро подойдёт "Рой", после этого у нас хватит ресурсов, чтобы атаковать и защищаться одновременно.
  - Спасибо за доверие, адмирал, но с учётом дистанции их выхода и скорости подлёта, двадцать бомб одновременно мне не сбить. Чисто технически. Десять - мой предел гарантированного поражения, если повезёт - возможно четырнадцать.
  - Это я вижу. Арден, я сказал, что доверяю Силе, но не сказал, что полагаюсь на неё целиком и полностью. Во время первых двух атак я проанализировал характеристики вражеских машин, и сейчас кое-что предпринимаю для защиты от следующей атаки. Если вы собьёте десяток, этого будет вполне достаточно. Второй десяток я возьму на себя. Если же решите, что эта битва вас не касается, как раньше... что ж, вы в своём праве. Я постараюсь решить проблему самостоятельно. Но тогда вам не стоит возвращаться на "Химеру", летите по своим делам.
  Подтекст: "Если ты откажешься меня защищать, я натравлю на тебя всё Восстание, и хотя оно не представляет для тебя опасности, тебе станет сложно наблюдать за мной". Он был хорош, этот чисс, способный изящно торговаться, находясь под прицелом.
  - Внимание, "Визитёр" возвращается! - прозвучало в эфире. - Фиксируем открытие "бойниц" в его щитах! Он готовится вести огонь!
  "Чем?!" - Арден была совершенно ошарашена. Он что, кормой вперёд идёт, на тормозных двигателях? На бортах, на носу и на днище у него оружия просто не должно быть! Она потянулась к кораблю Силой - и поразилась ещё больше. Все орудия суперразрушителя были вполне исправны! При этом обшивка была закопчена, истерзана микровзрывами, но расположенных на этой обшивке пушек всё это как будто вообще не коснулось!
  - Траун, прыгайте! Он боеспособен! - заорала Лин. На её "Ауреке" гиперсвязи не было, но радиосигнал принимался СИДом, который летел рядом, и уже с него транслировался на "Химеру".
  - Вижу, - в голосе чисса впервые послышалось что-то похожее на беспокойство. - Если не удастся его остановить - уходим.
  Более тысячи турболазеров "Неустрашимых" одновременно дали залп. Даже если бы щиты "Визитёра" были полностью исправны, подобный залп мог заставить его потерять значительную часть запасов топлива. Но ведь активных щитов у него по всей логике уже не должно быть, только пассивные! Видимо, именно это Траун и пытался проверить. Если неубиваемый гранд-мофф и щиты каким-то образом сберёг - сражаться с ним не имеет смысла, только бежать.
  Щитов у него не было (или может быть, он пытался сделать вид, что их нет). Но в последний момент "Визитёр" резко прибавил скорость, одновременно проворачиваясь по крену на девяносто градусов. Сделать бочку на суперразрушителе - такого Арден и представить себе не могла! Нет, технически такое вполне возможно, мощность маневровых двигателей позволяет. Особенно на дистанции в две сотни километров, которую турболазерные болты преодолевают далеко не мгновенно. Но как необходимо точно настроить работу компенсаторов, чтобы экипаж и внутреннее оборудование не превратились в фарш при такой попытке изображать пулю... Обычно для такого уклонения звездолёт просто поворачивается к врагу бортом заранее, а когда по нему выстрелят - даёт тягу главными двигателями. Уклоняться, одновременно идя в атаку - такое считалось доступным только истребителям.
  Большинство импульсов прошло мимо, только процентов десять оставили глубокие шрамы в броне линейного крейсера - но похоже, ничего важного не зацепили. Вращение обеспечивало не только уклонение - даже те импульсы, что попадали в цель, "размазывались" по обшивке, пропахивая её длинными, но неглубокими бороздами, вместо того, чтобы прожечь в одном месте на всю глубину.
  А потом "Визитёр" дал ответный залп. НЕ ПРЕКРАЩАЯ при этом вращаться вокруг оси! То есть каждый канонир на нём мгновенно делал поправку на скорость вращения, успевал захватить цель и дать по ней залп, пока она проносилась по экранам с угловой скоростью в пару радиан в секунду?!
  Нормальные люди такого не могут. Джедаи - да (сама Арден только что проделала нечто подобное), но не может же на каждой пушке стоять по джедаю! Боевая медитация? Но она бы ощутила характерную ауру ментального слияния тысяч людей даже отсюда.
  Она была настолько заинтригована, что даже забыла на несколько секунд о своей первостепенной задаче - защите Трауна. Если Таркин использует Силу, она должна об этом знать - Сидиус определённо дорого заплатит за такую информацию, больше чем за какого-то адмирала, живого или мёртвого! Арден потянулась к имперскому флагману, нащупывая тех, кто наводил пушки...
  Нет, Сила тут была ни при чём. И полной автоматизации тоже не было. Хотя при желании, каждое из орудий можно было активировать с центрального пульта вообще без участия канониров, но в норме выстрел всё же должен был подтвердить живой стрелок. Разумная предосторожность, учитывая, что мощность турболазерных орудий измеряется в мегатоннах, и даже один их выстрел может унести миллионы жизней.
  Но по сути, тут стрелку оставалось только подтвердить. Каждое орудие на "Визитёре" было оборудовано настолько совершенной системой наведения и слежения, что все виденные Арден до сих пор компьютерные системы казались каменным веком в сравнении с ней. Она учитывала время подлёта сгустка, беря соответствующее упреждение, мгновенно вносила поправки на собственные манёвры супердредноута, даже выбирала место на поверхности цели, где не было в данный момент активного щита. Канонир даже знал, какие цели выбрали его товарищи на других орудиях - чтобы не получился оверкилл по одному врагу и ноль выстрелов по другому. И что самое невероятное - все эти огневые решения мгновенно выводились на основе данных, поступающих по гиперсвязи с истребителей! Собственных-то сенсоров на "Визитёре" уже не было, они всё-таки выгорели (хотя как он умудрился при этом сохранить орудия - всё ещё непонятно). Какой гений мог создать подобную предельно интегрированную СУО?! Ничего подобного она в этом веке не видела!
  
  Первыми дали залп ионные пушки "Визитёра". Эти двоюродные братья турболазеров выстреливали сильно заряженные сгустки квазиплазмы, которые, ударяясь о щит цели, срабатывают как электромагнитные бомбы, создавая мощные импульсы радиоволн. Энергия этих квантов невелика, поэтому они легко отражаются длинноволновым щитом. Проблема в том, что когда такая волна "омывает" весь корабль, нужно успеть своевременно закрыть все "бойницы", иначе она легко пройдёт в любое отверстие. А их закрытие - процесс не мгновенный, заранее же закрыть, ещё перед боем - значит ослепить себя. Дырки в длинноволновом щите не для красоты - они там нужны, чтобы радары и радиосвязь могли работать.
  Траун, однако, оказался предусмотрительнее - он закрыл "бойницы" сразу после удара СИД-бомб. Все нужные ему тактические данные он получал с других кораблей флота по гиперсвязи. Так что ионные заряды бессильно растеклись голубоватым пламенем по его щитам.
  Была, однако, информация, которую передать таким образом нельзя. Вернее, можно, но бессмысленно - она слишком опоздает.
  Информация о том, куда именно летят турболазерные импульсы. Где именно нужно поднимать активный щит, чтобы их отразить.
  Возможно, та чудо-синхронизация, которую применял Таркин, смогла бы и это, раз уж он стрелял по данным с истребителей. Но нормальная техника этого века - нет. Перевести трёхмерные координаты и векторы скорости сгустков из системы отсчёта "Неустрашимого" в систему отсчёта ИЗР в реальном времени... не то, чтобы это была неразрешимая задача, скорее никому и в голову не приходило её решать.
  Правда, оставались ещё оптические сенсоры - турболазерные импульсы довольно ярко светятся. Вероятно, Траун как раз на них и полагался. Но они как раз были временно ослеплены маревом от "ионок".
  И две сотни зарядов тяжёлых турболазеров, легко преодолев пассивный щит "Химеры", вонзились в её броню, расцветая пламенем взрывов ярче солнца.
  
  Разрушитель пылал. Обстрел произошёл снизу, со стороны днища корабля. Потери в огневой мощи оказались невелики, но с ангаром можно попрощаться. Нарушена целостность оболочки реактора, идёт утечка гиперматерии. Но в верхней части, в рубке, это всё почти не чувствовалось - и о ранениях своего любимого крейсера адмирал знал только по паническим рапортам офицеров.
  С другой стороны, и эвакуироваться он теперь не мог. Все челноки превратились в груду расплавленного металла. В лучшем случае. Хорошо ещё, что истребители успели стартовать раньше.
  - Траун, вы можете прыгнуть?!
  - Нет, - спокойно ответил чисс. - Мотиваторы гипердвигателя тоже повреждены. При попытке уйти в гиперпрыжок "Химера" превратится в кашу.
  - Тогда что вы собираетесь делать?! Этот пожар вам уже не погасить, он слишком обширен! А если рванёт реактор...
  Арден впервые пожалела, что её истребитель так мал. Обладай его кабина вместительностью хотя бы СИДа, можно было бы пробить транспаристаль рубки, ворваться внутрь, сунуть синего гада в кабину и улететь. Да, тем самым обрекая на смерть от разгерметизации всех остальных офицеров, но они и так погибнут в ближайшие минуты.
  - Команда эвакуируется на спасательных капсулах. Я с остальными офицерами рубки выброшусь в скафандрах.
  Лин перевела дыхание.
  - Поняла вас. Я обеспечу прикрытие, чтобы вас не схватили имперцы.
  - Будет очень любезно с вашей стороны.
  
  ТАРКИН-4
  
  Дав полную тягу, Уилхуфф снова разорвал дистанцию. Несмотря на то, что "Химера" получила повреждения, несовместимые с дальнейшим функционированием, у мятежников всё ещё оставалось более двух сотен кораблей - а уклоняться от их огня долгое время было невозможно. Манёвр с "бочкой" сработал только один раз, и то в основном благодаря неожиданности.
  - Как скоро мы сможем восстановить эмиттеры щита? - обратился он к одному из операторов.
  - Ещё четыре минуты, сэр.
  Четыре минуты. Десять минут с момента, когда противопланетные торпеды взорвались перед носом суперразрушителя.
  Обычному дредноуту таких размеров понадобилось бы не меньше месяца ремонта в доке, чтобы полностью восстановить боеспособность. Таркин только сейчас осознал, НАСКОЛЬКО хорош Аккорд в планировании и проектировании. Вернее, не сам Аккорд (его память и сейчас была в наличии - ничего особенного, обычный трусливый коротышка с палпатиновскими амбициями), а его шард. Какая пропасть лежала между ним и любым нормальным инженером.
  Он назвал это электростатической защитой. Конструкция этой защитной системы была, если можно так выразиться, извращённо проста. В характерном стиле Аккорда - до базовой идеи додуматься может любой восьмиклассник, изучавший в школе закон Кулона. А вот чтобы реализовать её на практике, нужно обладать ну очень специфическим складом ума... ну, или шардом.
  Вот у нас есть броня, а на броне - башня. Броня - она для того и предназначена, чтобы принимать на себя вражеский обстрел. И её, конечно, терять жалко - но не так жалко, как остальную часть корабля. Башне же, наоборот, ловить попадания крайне нежелательно. Потому что в ней находится нечто ценное, будь то проектор щита, сенсорный массив или турболазерное орудие. Убрать башню под броню нельзя. Точнее, теоретически можно, особенно на корабле разработки Аккорда. Но не имеет смысла - вне боя ей ничего не угрожает, а если спрятать во время боя, то она перестанет исполнять свои функции. Но можно вежливо намекнуть, в какую часть корабля противнику лучше стрелять. Не самому противнику намекнуть, естественно. Эта жестокосердная сволочь только посмеётся над нами. А вот поражающий фактор, хоть и работает на врага, гораздо более снисходителен и намёки понимает, если сделать их в правильной форме.
  Для организации правильного намёка мы ставим вокруг башни четыре столба-электрода, а пятый возводим на верхушке самой башни. Когда на нас налетают злые кусачие протоны, мы даём на саму башню положительный заряд, а на электроды вокруг неё - отрицательный. Протоны, будучи частицами положительными и весьма наивными, радостно летят в предложенном направлении, как мухи на мёд. В итоге вокруг башни - пылающий ад, кратер глубиной в несколько метров. Но сама башня - целёхонька. А может и кратер не такой уж глубокий. Потому что если оборону проектировал кто-то вроде Аккорда, то он под электродами ещё и специальный крепостной вал нарастил - кольцо из абляционной брони. А под этим кольцом - ещё и собственный противоударный компенсатор. Без него продукты испарения кольца ударят в основную броню как хороший такой молот - с массой в несколько сотен тысяч тонн и скоростью в несколько десятков километров в секунду. Не пробьют, так проломят. А компенсатор аккуратно распределяет их толчок по всей массе корабля.
  Впрочем, это всё касается ситуации, когда протонная торпеда взрывается "сверху", и поток частиц идёт перпендикулярно обшивке. Здесь же случай другой - обстрел частицами идёт спереди, почти параллельно обшивке. И значительная часть "протонного ветра" основной брони вообще не коснулась - прошла параллельно. Электроды оттянули её вверх, на себя, а корпус, на который был подан положительный заряд - наоборот, от себя отталкивал.
  Наконец, сама башня была прикрыта собственным локальным щитом (статическим у турболазеров, динамическим у эмиттеров) - он был бесполезен против релятивистских протонов, как и наружный щит, зато прекрасно отражал куда более холодные продукты испарения.
  Оставалось только заменить сгоревшие от электрического шторма цепи - и поскольку такая замена конструкцией "Визитёра" была предусмотрена, всё это заняло не так много времени. К сожалению, огромный излучающий диск ионной мегапушки прикрыть подобным образом было невозможно - его теперь получится отремонтировать только в заводских условиях.
  
  Вокруг погибающей "Химеры" кипела схватка. Имперцы стремились уничтожить как можно больше бегущих с неё членов экипажа - потому что любой из них мог оказаться Трауном. Повстанцы, в свою очередь, пытались эвакуировать своих с минимальными потерями. У Таркина было больше истребителей, но у Трауна - преимущество в РЭБ. Точнее, в ГвКБ - гиперволновой коммуникационной борьбе. Половина крейсеров "Катаны" перевела свои гипердвигатели в режим генерации помех. Из-за этого они не смогли бы быстро прыгнуть при появлении неожиданной угрозы, но зато дистанционно управляемые СИДы были вынуждены переключиться на радиосвязь и не могли приблизиться к источнику враждебного сигнала - Траун мигом перехватил бы контроль над ними. Вернее, даже в принципе могли бы, если бы переключились в режим автоуправления, но истребители повстанцев, возглавляемые старинным "Ауреком" под управлением неизвестного аса, легко бы разделались с неуклюжими дроидами. А через несколько минут из гравитационного колодца поднялись "пирамидки" - после этого у москитного флота Таркина вообще не осталось ни единого шанса.
  Таркин приказал сосредоточить огонь главного калибра на рубке "Химеры". "Неустрашимые" встали между "Визитёром" и гибнущим флагманом, прикрывая рубку своими корпусами и щитами.
  Он вздохнул и заставил себя смириться с неизбежным. Траун ускользнул, и бой с ним надо начинать практически с самого начала. У повстанцев на один ИЗР меньше, но у имперцев значительно снижена боеспособность единственного корабля.
  Он повёл "Визитёра" по широкой дуге вокруг "Катаны", сосредоточив огонь ионных орудий на ближайшем "Неустрашимом". В ответ на него обрушились турболазерные залпы со всего флота - с двух сотен кораблей. Сгустки, запущенные из устаревших орудий "Катаны", летели намного медленнее, и теоретически от них было гораздо проще уклониться, особенно такому быстрому и маневренному кораблю как "Визитёр". На практике же опять выяснилось, что количество имеет значение. У Трауна было достаточно орудий, чтобы стрелять не только по самому линейному крейсеру, но и впереди него, позади, с боков - по всем местам, где он теоретически мог оказаться. Это преимущество "Катаны" в упреждении за счёт распределения огня оказалось таким значительным, что нивелировало преимущество ИЗР в практической дальнобойности. "Визитёру" приходилось держаться слишком далеко от своих целей, чтобы успевать выходить из-под их общего огневого вала. Так далеко, что даже медлительные "Неустрашимые" успевали в свою очередь уклоняться от его залпов.
  Вроде бы паритет? Да, вот только Траун в любой момент мог разделить свой флот на две части. Одна продолжит отгонять огнём "Визитёра", а другая в это время сможет почти беспрепятственно бомбить Эриаду.
  Не почему этой проклятой силы Аккорда нет в голове именно тогда, когда она нужнее всего, когда от способности выдумать что-нибудь нетривиальное зависят жизни самых дорогих ему людей?! Великая Сила, разве он так много просит? Ему нужно выиграть всего-то пять минут! Пять минут, пока не восстановятся щиты и не будет выполнен один его приказ внутри гравитационного колодца планеты! Но Трауну хватит и десяти секунд.
  Он бы не задумываясь пожертвовал оставшимися СИД-бомбами. Даже не для того, чтобы нанести мятежникам урон, а просто, чтобы выиграть эти самые проклятые пять минут! Но что толку, если истребителей-камикадзе меньше, чем тяжёлых кораблей у Трауна?!
  Он даже пожалел, что так презрительно отнёсся к разработке Лиры Блиссекс. Эта летучая батарея с тысячами турболазеров и почти неисчерпаемыми запасами тибанны сейчас бы ох как пригодилась... для флота "Катана" она бы стала предельно неудобным противником. Впрочем, если бы здесь был достроенный ИТ-1, у Таркина вообще никаких проблем бы не было.
  И тут, как в дурацком голобоевике, в последний момент его осенило.
  "На восемь минут, все трансиверы - в режим излучения белого шума", - передал он на планету.
  В эти игры можно играть вдвоём, Митт-рау-нуруодо! Разумеется, сто гипердвигателей тяжёлых крейсеров заглушают передатчик на маленьком истребителе, словно комариный писк. Но они в свою очередь заведомо не сравнятся с планетарными гиперволновыми станциями! Сигнал последних распространяется на световые годы, что для него каких-то тридцать мегаметров! Система "господин-раб", которая превращала "Катану" в единый ударный кулак едва ли не с роевым мышлением, распалась в считанные секунды.
  Разумеется, у этой системы был дополнительный режим связи на радиоволнах, как и у СИДов. Однако источник гиперволн на расстояниях меньше пятидесяти тысяч мегасвет практически не пеленгуется - всё рядом, всё под боком, слишком много эха, как будто кто-то говорит прямо вам в ухо. А вот на источник радиосигнала направление определяется легко - и специалисты Таркина за полминуты вычислят флагман среди однотипных кораблей по возросшей интенсивности передач. А там разнести его в клочья - уже дело техники.
  Конечно, можно заставить все корабли гонять паразитный трафик, чтобы все антенны передавали одинаковый сигнал. Но вставить один значимый бит в каждые двести, чтобы реальные команды были неотличимы от шума - это мгновенно и на коленке не делается. Соответствующее программное обеспечение нужно было закладывать в систему управления заранее - и хотя Траун вполне мог предусмотреть такую необходимость, у него было не так много времени, чтобы подогнать систему, созданную не им, подо все возможные ситуации.
  И помогло - движения "Неустрашимых" стали неуклюжими, они стали чаще промахиваться, а выходя из-под обстрела - порой мешали друг другу.
  Естественно, Траун что-то придумает, как с этим справиться - но пока он будет придумывать, Таркин получит необходимый выигрыш во времени. А заодно, может быть, сумеет уничтожить дальним обстрелом парочку "Неустрашимых".
  Может ли чисс приказать бомбить планету, чтобы уничтожить источник помех? В принципе может, но это маловероятно. Дело в том, что системы гиперволновой связи расположены не на поверхности, а на множестве орбитальных и репульсорных станций вокруг планеты. Эти станции ничего не потеряли от уничтожения планетарного щита, их бы потребовалось штурмовать отдельно. А Траун уже продемонстрировал, что он имеет хорошее представление, где что на Эриаду расположено.
  Траун, видимо, думал так же. Спустя три минуты после включения помехопостановщиков, его корабли начали один за другим уходить в гипер.
Оценка: 7.76*63  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Боевая фантастика) Е.Сволота "Механическое Диво"(Киберпанк) С.Юлия "Иллюзия жизни или последняя надежда Альдазара"(Научная фантастика) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) A.Opsokopolos "В ярости (в шоке-2)"(ЛитРПГ) О.Гринберга "Драконий выбор"(Любовное фэнтези) В.Пылаев "Видящий-2. Тэн"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) А.Минаева "Академия запретной магии"(Любовное фэнтези) А.Емельянов "Мир Карика 7. Мир обмана"(ЛитРПГ)
Хиты на ProdaMan.ru Песнь Кобальта. Маргарита ДюжеваСколько ты стоишь? Эви ЭросВЫ не правы, Пётр Александрович. ПаризьенаЛили. Сезон первый. Анна ОрловаВолчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиТитул не помеха. Сезон 2. Возвращение домой. Olie-Последний Рыцарь Короля. Нина ЛиндтДурная кровь. Виктория НевскаяКнига 2. Берегитесь, адептка Тайлэ! Темная КатеринаТайны уездного города Крачск. Сезон 1. Нефелим (Антонова Лидия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"