Серая Зона: другие произведения.

Планета доктора Моро

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Оценка: 7.77*66  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Третий роман цикла "Криптоэффект". На сей раз события происходят куда ближе к нашей планете - уже почти дома...

  ПРОЛОГ
  
  "Война. Война никогда не меняется..."
  Он умирал. Плазменные сгустки прожигали его огромное тело во множестве мест. Сложная нервная система распадалась на части, на осколки личностей, слитный хор голосов превращался в хаотичный визг. Разорванные кабели, ранее соединявшие его плоть с компьютером Убежища, теперь били его током, где-то сжигая мутировавшую плоть, а где-то заставляя её биться в конвульсиях, ещё больше разрушая и так покореженную сложную технику.
  С каждой секундой он всё хуже видел силуэт Выходца. Многочисленные глаза, разбросанные по стенам Убежища, в основном были в порядке. Нарушалась координация между ними. Мастер уже не понимал толком, где именно он находится - на центральном троне Смотрителя, на стенах, или всё-таки под землёй, где содержалась основная часть его биомассы...
  И всё равно он продолжал вести огонь из двух мощных лазерных установок. Просто рефлекторно жал на гашетку - всё остальное делала автоматическая система наведения. Убежище пыталось защищать своего Смотрителя до последней секунды.
  Вот только эти лазеры были предназначены для уничтожения легковооружённых толп мятежников, а не ходячего танка в силовой броне. Большинство импульсов вообще не причиняло его врагу никакого вреда. Немногие, которым всё же удавалось прожечь броню, не наносили серьёзного урона. В то время, как турбоплазменная винтовка в руках нарушителя, наоборот, идеально подходила для уничтожения хорошо защищённых целей. Самому Мастеру она наносила не такой уж большой урон, но разрушала оборудование, с которым он сросся...
  Возможно, если бы отделиться от всех этих машин, наброситься на врага всей массой своей заражённой плоти, выбить винтовку, сдавить, скрутить, растворить в желудочных соках, отвинтить шлем, влить концентрированный раствор ФЭВ ему в глотку...
  Поздно. Слишком поздно. Отделение и придание своему телу пригодной для боя формы займёт не меньше часа. А ему оставалось жить не более пяти минут.
  И псионикой ударить тоже нельзя. Он поглотил слишком много разумов. Теперь они рвались наружу, боролись за контроль над распадающимся телом. Он не мог сосредоточиться в достаточной мере, чтобы свести врага с ума.
  Ещё один плазменный сгусток - и "трон" взорвался, обдав комнату Смотрителя дымом и горячим паром, уничтожив "лицо" Мастера. Запустилась система самоуничтожения. С точки зрения механизмов Убежища, бунт увенчался успехом. Смотритель был убит. И теперь следовало уничтожить мятежников, чтобы они не вырвались во внешний мир, и не нарушили сложную социальную систему.
  "Мы тут! Мы ещё живы! Мы ещё сможем восстановиться! Мы станем единым!" - вопили осколки Мастера, но тупая машина их не слышала.
  Один из его периферийных глаз увидел, как бронированный нарушитель расправился с оставшимися супермутантами в несколько выстрелов - и бегом направился к выходу. Весьма благоразумно с его стороны. Человек в обычной одежде не успел бы покинуть зону взрыва. Но с его защитой достаточно удалиться на километр, даже чуть меньше. А у Мастера есть более важные дела, чем следить, куда он побежит.
  Спокойно умереть, например.
  Но его тело не готово было принимать смерть, хотя основная личность с ней уже философски смирилась. ФЭВ хотел жить, и с этой целью наделил мощным инстинктом самосохранения каждый кусочек изменённой плоти. Многочисленные щупальца пытались вскрыть бомбу, посылали сигналы отмены по внутренним коммуникациям Убежища, захватывали разумы Детей Собора, пытались слиться с ними...
  Когда отсчёт наконец подошёл к нулю, Мастер ощутил даже какое-то подобие облегчения.
  Самого взрыва он не увидел и не почувствовал. Гамма-излучение превратило его тело в разрозненные элементарные частицы быстрее, чем хотя бы один нейрон успел передать сигнал своему соседу.
  
  "Странно. Я мыслю, следовательно я существую. Но как это возможно? Неужели религиозные бредни оказались правдой, и жизнь после смерти существует? Или она существует только для таких, как я? Я вышел на новый уровень существования?"
  Необычайная, пронизывающая чистота сознания. Ничего подобного он не испытывал уже несколько десятилетий.
  Теперь, оставшись без множества голосов в голове, он понимал, что избранный им путь развития был ошибочен. Количественное развитие нивелировало качественное. Он так увлёкся поглощением чужих разумов, что напрочь забыл про понимание. Вместо того, чтобы обогащать его интеллектуально и духовно, чужие сознания рвали его изнутри. Изначальный Ричард Моро практически потерялся в этом хоре. У него была возможность стать настоящим Сверхразумом, а он вместо этого превратил себя в живую чуму, ужас Пустошей, ошибку природы.
  Пожалуй, Братство даже правильно сделало, что его уничтожило. Хотя, конечно, не по тем причинам, которыми они руководствовались.
  Но всё-таки, куда он попал, и как? Ричард (он предпочитал теперь называть себя так) не видел ничего, не слышал ничего, не чувствовал ничего. Полная сенсорная депривация. Чистая мысль наедине с собой.
  "Может быть, это и есть смерть? Просто бесконечность в пустоте, где у меня будет всё время мира, чтобы обдумать свои поступки? Интересный вариант Ада. Но неэффективный. Для мышления нужны внешние раздражители. Через довольно короткий срок (по сравнению с вечностью) личность впадает в ступор. Уж я-то знаю".
  - Не надейся, - произнёс глубокий властный голос. - Так легко ты не отделаешься. Сначала нужно отработать всё, что ты натворил.
  "Кто ты? Где я?"
  - Скажем так, ты в пространстве, подконтрольном моей воле. В пространстве, где я могу создать всё, что угодно, но не хочу ничего создавать. В своеобразной серой зоне. Кстати, именно так меня и зовут - "Серая Зона". Достаточно обосновано, потому что это пространство - и есть я. Ты - внутри моего сознания, Ричард Моро, самозваный Ричард Грей и Мастер.
  "И как я сюда попал? И что ты такое?"
  - Ты попал, потому что я захотел тебя здесь увидеть. Подробностей тебе знать не нужно.
  Моро мысленно усмехнулся. Он сам десятилетиями говорил именно таким тоном с дикарями из Пустошей, неспособными осознать его истинное величие. Теперь он видел собственное самомнение и претензии на божественность, словно отражённые в кривом зеркале.
  - И что же понадобилось такому могущественному созданию от жалкого комка слизи? - ехидно поинтересовался он, мимоходом отметив, что приспособился отделять собственные мысли в этом "нигде" от того, что желал сказать.
  - Хочу, чтобы ты выполнил для меня одно задание.
  Ну да, здесь ничего не изменилось. Знать бы ещё, где это - "здесь". Во всяком случае, Мастер был прекрасно знаком с неписаной традицией "квестов", принятой почти на всей территории Пустошей. Многие поселения слишком бедны, чтобы принимать крышечки от бутылок в качестве валюты. Незваного гостя, который выглядит слишком опасным, чтобы на него просто напасть и съесть, посылают "пойди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что". Это вежливее, чем послать его напрямую к чёрту, когда нет ресурсов, чтобы его кормить, поить и лечить от радиации. Если он вернётся с успехом, то окупит своё содержание, если провалит миссию - то принесёт хотя бы информацию, при этом появится повод вежливо отказать ему в гостеприимстве. А если сгинет на задании - тоже хорошо, нет человека - нет проблемы.
  Человек, который его убил, был как раз одним из таких наёмных приключенцев, а не обученным паладином Братства. Те действуют иначе.
  Правда Мастер уже много лет был тем, кто ДАВАЛ квесты, а не получал их. Но так как он больше не Мастер... возможно, настало время переменить род занятий. Ричард Моро, как и Ричард Грей, никогда не гнушались роли полевых агентов.
  - Я так понимаю, не в виде говорящего куска сознания, висящего посреди пустоты? Я смогу в каком-то виде вернуться на Пустоши?
  - Сможешь... но не на Пустоши. Ты мне понадобишься в другом месте. Твой случай несколько необычен по сравнению с остальными моими агентами. Обычно я изымаю сознание, пока его носитель ещё жив, но ты был слишком неадекватен, пока находился в мутировавшем теле. Теперь твой разум будет записан в другое тело, в другом мире. Сейчас он функционирует на виртуальной модели, чего я стараюсь избегать, так как изменение мыслящего субстрата неизбежно вносит поправки в личность. Но применительно к тебе это, возможно, даже хорошо, так как ты и без этого постоянно модифицировал собственное сознание. Весьма топорно, могу сказать как специалист. Я постарался очистить твой разум от наслоений и более-менее вернуть к тому Ричарду Моро, которым ты был сразу после выхода из чана, до начала слияний. При этом знания поглощённых отчасти сохранены - та часть, что не влияла на твой рассудок.
  - Впечатляющие возможности. Я так понимаю, я у тебя в долгу. Как за спасение жизни, так и за очистку сознания. Ты рассчитываешь лишь на мою благодарность в вопросе лояльности? Или у тебя есть более весомые аргументы, чтобы заставить меня исполнять квест?
  - Благодарность жителя Пустошей? Не смеши меня. Я отлично знаю, кто ты такой, кем был и чем стал. В то же время, постоянно находиться рядом с тобой и вести тебя за ручку я не смогу.
  - Это понятно, если бы мог, тебе бы вообще не понадобились исполнители.
  - Я предпочитаю полагаться на естественные мотивы моих исполнителей. Одним агентом двигала жажда жизни и власти. Другим - совесть. В твоём же случае я больше рассчитываю на идеализм. Скажем так, ты получишь возможность повторно воплотить в жизнь свою программу Единства. Исправив баги первой версии. Посмотрим, как у тебя получится.
  - Звучит заманчиво. Что ж, в таком случае я готов. Можешь мной располагать.
  - Уже.
  Вопреки ожиданиям Ричарда, инструктажа не последовало. Он просто провалился в черноту... в конце которой сиял едва заметный огонёк.
  
  ЭНЕРГОСТАНЦИЯ ОЛИМП
  
  Первым ощущением была сила. Могучий поток силы, струящейся через каждую клеточку его плоти. Ричард ощутил его даже раньше, чем само новое тело.
  Прежняя псионика Мастера была в сравнении с этим - как огонёк свечи рядом с мощным прожектором. Дело даже не в том, что прожектор мощнее. Он светит намного РОВНЕЕ, стабильнее, более чётко.
  Если бы эта сила была подобна прежней силе Мастера, она бы в несколько мгновений разорвала своего обладателя на агонизирующие куски. Но ему достался очень сильный и дисциплинированный мозг. По меркам землян это существо обладало поистине железной волей, хотя среди своих сородичей считалось весьма недисциплинированным, вялым и капризным. "Ужасный ребёнок", "в семье не без урода", "бог шельму метит" и "бодливой корове бог рогов не дал" - это всё было о нём. О реципиенте, прежнем обладателе этого тела, чью память экс-Мастер сейчас непринуждённо выпил, как делал это уже сотни раз.
  Хотя он был вынужден признать, что у реципиента были причины для такого поведения.
  Его звали Ма-Алефа-Ак. Впрочем, немногочисленные друзья (или скорее, те, кто считали себя таковыми) отбрасывали официальный префикс и окончание, называя его просто Алеф. Ричард решил мысленно называть своё тело так же, так как каждый раз выговаривать все эти непроизносимые человеческим языком звуки - можно быстро с ума сойти.
  Он родился на планете, которую её жители называли Ма-Алека-Андра. Окончание "Андра" означало "Дом", "ка" - суффикс принадлежности. То есть "дом народа Ма-Алек". Ричард опять же про себя сократил название народа до "малки", а планету перевёл как Родина (The Homeland).
  Поверхность планеты была мертва и пустынна. Воздуха на ней не хватало для нормального дыхания. Все известные разумные существа обитали в огромных подземных убежищах (Ричард ощутил острый приступ ностальгии). Хотя удивительные природные способности малков позволяли им находиться на поверхности сколько угодно даже без скафандра, не рискуя ни здоровьем, ни жизнью - большинство находило это некомфортным. На поверхности обитали лишь изгои и преступники. Ну и соответственно, Преследователи - местная разновидность стражей порядка, нечто вроде шерифов-одиночек с очень широкими полномочиями.
  О преступниках и изгоях, впрочем, отдельный разговор. Оба понятия на Родине сильно отличались от земных. Причиной была специфика местного общества, в свою очередь глубоко завязанная на физиологию и способности.
  Все малки были мощными телепатами. Причём не просто умели читать или проецировать мысли - это здесь было уровнем школьника. Когда малк достигал зрелости, он подключался к могучему коллективному разуму всего своего вида. При этом не растворялся в общем поле сознания, а напротив - обогащал его и обогащался сам, лишь развивая и усиливая свою индивидуальность.
  С этого момента судьба физического тела интересовала его очень мало. Машины обеспечивали ему необходимый минимум комфорта - вкусную еду, мягкую постель, удобную температуру и воздух для дыхания. Вернее, восстановительную смесь. Малки потребляли водород, ацетилен и этан, и выдыхали метан вместо углекислого газа. А разум их в это время плавал в эмпиреях - в сложнейшей сети видений, созданных коллективным разумом. Эти видения заменяли малкам практически всю культуру - книги, кинотеатры, компьютерные сети, памятники и ландшафтный дизайн. Все подземные аркологии выглядели одинаковыми, удивительно стерильными и скучными. Человек бы сбежал отсюда на третий день, захлебнувшись в этом чудовищном однообразии. Или попытался хоть как-то украсить, придать хоть своему жилью индивидуальность, сделать его более цветным...
  Малков такие мелочи не беспокоили. Сочетание телепатической "виртуальной реальности" и "расширенной реальности" удовлетворяло все их потребности. Они могли видеть все вещи такими, какими хотели их видеть. Какой облик имеет эта штука НА САМОМ ДЕЛЕ - их меньше всего беспокоило. Их телам приходилось тратить минимум энергии на адаптацию ко внешним условиям - и это всё, чего они хотели от скучного и неподатливого физического мира.
  Исключением из унылого ландшафта были только Питомники - местная замена школ и детских садов. Здесь всё было достаточно ярко и пёстро, любое земное учебное учреждение, даже довоенное, показалось бы убогим в сравнению с этим парком обучающих аттракционов. Поскольку дети к коллективному разуму подключены не были, им требовались реальные впечатления. Но даже им были доступны индивидуальные видения, которые проецировали учителя и ровесники. Последних, кстати, было меньше. Если земной класс выглядел как "один учитель и три десятка учеников", то на Родине всё было наоборот - один ученик и три десятка учителей. Дети здесь рождались редко, и каждому уделялось очень большое внимание.
  По той же причине - поголовные телепатические способности - на Родине было совершенно неизвестно любимое занятие землян - убийство. Не по моральным соображениям, а потому, что даже ранить сородича было как выстрелить себе в ногу, а убить - означало пережить вместе с ним кошмарный процесс распада сознания. Самыми серьёзными преступлениями считались уклонение от труда на благо общества и ментальное изнасилование - глубокое слияние разумов без согласия партнёра. Самым серьёзным наказанием за них - отключение от коллективного психополя.
  Но Ма-Алефа-Ак подвергался этому чудовищному наказанию с рождения без всякой вины перед личностью или обществом. Он родился с редчайшей генетической аномалией - так называемым "сейфом". Полностью неспособным к телепатии. Он не мог уловить мысли, исходящие от кого-либо, и никто не мог уловить мысли, исходящие от него.
  Для малка это то же самое, что для человека вырасти слепоглухонемым. Это не просто трудности в общении - это полная изоляция от всей культурной жизни общества. Там, где другие погружались в цветущие сады видений, он стучался лбом о гладкие белые стены. Там, где другие купались в море любви и заботы, он вынужден был довольствоваться неуклюжими словами и робкими поглаживаниями.
  Уже в двадцать местных лет (примерный аналог земных десяти по биологическому возрасту малка, тридцать восемь земных по хронологическому), он регулярно таскался на поверхность, чтобы хоть как-то разнообразить своё тусклое существование. Туда, куда нормальных сородичей, что называется, калачом не заманишь. Но поверхность оказалась почти столь же тоскливой, как и убежища - скалы и пески, пески и скалы. Родина оказалась очень холодной и жестокой матерью для тех, кто не умел правильно припадать к её груди.
  Неудивительно, что характер у него сформировался - врагу не пожелаешь. Вздорный, капризный, драчливый, в высшей степени мизантропический. Алеф терпеть не мог своих сородичей, и в то же время был глубоко убеждён, что они все ему по гроб жизни должны. То, что сородичи жалели инвалида и старались по мере сил скрасить его тоскливое существование, лишь подливало масла в огонь. Его одинаково бесили те, кто его любил, и те, кто его ненавидел. Но больше всего - те, кто были к нему равнодушны.
  Больше всего он третировал родителей и своего старшего брата, который, как назло, родился вполне здоровым и со всеми положенными нормальному малку чувствами. При том, что старше был всего на пятнадцать минут - близнецы, как-никак. Мысли о том, насколько близко от него прошло возможное счастье, просто сводила с ума.
  И если родители порой серьёзно страдали от выплесков его агрессии, то достать брата не удавалось ну никак. Особенно после того, как последний прошёл полный курс подготовки Преследователя, и научился ограждать себя и других от любых посягательств на свою персону. Нет, в принципе если бы Алеф всерьёз поставил себе цель ликвидировать брата - были способы... но убийство малкам, как уже выше говорилось, неизвестно, а все более мелкие проявления агрессии на гнусного старшего не действовали. Более того, он как назло стремительно поднимался по карьерной лестнице, поймал пару известных преступников, удачно женился... в общем делал всё, что для Алефа оставалось совершенно невозможным.
  Под конец его бы устроило, если бы он хотя бы смог спровоцировать ненависть со стороны близнеца. Просто раздразнить, заставить выглянуть из-под этой маски идеального хорошего мальчика... Но даже это не удавалось. Семья продолжала любить непутёвого родственничка. Любить и жалеть.
  К своему столетнему юбилею Ма-Алефа-Ак окончательно впал в депрессию и ничтожество. Землянин на его месте вероятно спился бы или покончил с собой. Но наркотические вещества на Родине неизвестны - за ненадобностью. Их с избытком заменяли те же телепатические грёзы. А самоубийство в менталитете их вида отсутствовало как разновидность убийства.
  Он не мог даже опуститься, перестав следить за собой. Его идеальное тело само поддерживало себя в форме.
  Чтобы хоть как-то заполнить пустоту в своём сердце, Алеф перебрался на самую удалённую энергостанцию, где стал отшельником. Он ударился в науку и религию. Присмотр за машинами, построенными задолго до его рождения, и рассчитанными на сотни тысяч лет бесперебойной работы, не отнимал много времени, и "сейф" проводил его, читая древние записи, отчёты археологических экспедиций и наблюдая в телескоп за соседними планетами.
  И тут добравшийся до этого слоя воспоминаний Ричард Моро медленно стёк по стенке.
  Всё, что он до сих пор встречал, было абсолютно чуждым. Инопланетным в высшем смысле этого слова. Он был уверен, что находится невероятно далеко от своего прежнего дома, от Пустошей, Собора, Марипозы и всего, что знал в прошлой жизни. В другой звёздной системе, возможно вообще в другой вселенной. Он был уверен, что никогда больше не увидит ни одного человека (в земном смысле этого слова).
  Но то, что его реципиент в течение пары веков видел в телескоп на третьей планете, оказалось прекрасно знакомым.
  Кислородная атмосфера. Водяные облака. Мощные ледяные шапки на полюсах. Широко раскинувшая свои крылья Евразия. Кокетливый изгиб обеих Америк.
  Ма-Алека-Андра была четвёртой планетой своей системы. Четвёртой после... Земли.
  "Я на Марсе. Твою мать. Я не какой-то там "малк". Я! Грёбаный! Марсианин! Зелёный человечек из космоса! Я персонаж грёбаного довоенного палп-фикшена!"
  
  Жить и верить - это замечательно.
  Перед нами - небывалые пути:
  Утверждают космонавты и мечтатели,
  Что на Марсе будут яблони цвести.
  
  Хорошо, когда с тобой товарищи,
  Всю вселенную проехать и пройти,
  Звезды встретятся с Землею расцветающей
  И на Марсе будут яблони цвести.
  
  Я со звездами сдружился дальними,
  Не волнуйся обо мне и не грусти.
  Покидая нашу Землю обещали мы,
  Что на Марсе будут яблони цвести!
  
  Что и говорить, непросто построить общество Единства, когда ты оказался единственным представителем своего вида, неспособным к телепатическому единению. И вдобавок успел восстановить против себя всех, кто тебя знал.
  Да и нуждается ли народ Ма-Алек в помощи от неудачника с Земли? Конечно, с точки зрения рядового землянина это общество было на редкость дегенеративным. Убежище-112 в планетарном масштабе. Ушедшее в поток фантазий. Отказавшееся не только от звёзд, но даже от собственной планеты. Бездарно растрачивающее уникальные возможности своих тел и разумов.
  Серьёзно, по сравнению даже с самым хилым и бездарным малком, супермутант покажется просто слабоумным ребёнком с ожирением, смертокоготь - хомячком, а паладин Братства стали - инвалидом с ведром на голове. Десяток марсиан мог бы завоевать Пустошь, а пара сотен - довоенные США. И на что они используют эти потрясающие возможности? Вот если бы им настоящего вождя... типа его, Мастера... уж он бы тогда...
  Но посмотрим правде в глаза - они тут создали куда более гармоничное и мирное общество, чем людям когда-либо удавалось. Что ты там думал перед смертью? Война никогда не меняется? Ха, здесь - война никогда не начиналась!
  Ну, по крайней мере последние пятьсот местных, почти тысячу земных лет. До этого... да, было. Довольно-таки жарковато. Но люди и сотни лет не могли прожить в мире - им ли учить чему-то марсиан? Да и Единство, сляпанное им, будем честны, на скорую руку - может ли оно вообще сравниться с Великим Голосом - коллективным сознанием всех малков?
  "Пока не буду ничего активно делать. Только укреплять свои позиции и развиваться. Сначала я должен понять, что тут происходит, прежде чем переходить к активным действиям. Не исключено, что под маской благополучной утопии скрывается кровавый ад. Я такое уже видел. Я и сам такое делал, если быть до конца честным. Достаточно вспомнить Собор. И тогда, если это общество окажется порочным, я его уничтожу и создам на его руинах новое. Но - только в этом случае. Реформаторское рвение не должно в этот раз затмевать разумную оценку. Хватит с меня и первого раза..."
  А развивать там было что, ох было... И речь идёт не только и не столько о социальных позициях. В конце концов, можно вполне неплохо жить и отшельником. Если ты марсианин. И не страдаешь от кучи комплексов, как Ма-Алефа-Ак.
  Ведь "неспособный к телепатии" отнюдь не означает "неспособный к псионике вообще". У самого закрытого "сейфа" всё ещё оставалась куча других возможностей - и прикидывая их список, Ричард впадал в священный трепет.
  Он мог передвигать предметы телекинезом, развиваемое усилие было обратно пропорционально квадрату расстояния - до ста тонн в радиусе метра, до тонны в радиусе десяти метров, до десяти килограммов в радиусе ста метров, и так далее. Применяя телекинез к самому себе, он мог летать.
  Он полностью контролировал собственное тело на молекулярном уровне. Там, собственно, и не было никакого уровня, кроме молекулярного. Его тело (как и тела всех его сородичей) представляло собой полимерный раствор, нечто вроде пластика, которому Ма-Алефа-Ак мог мысленным усилием придать любую форму, любой цвет и консистенцию - от совершенно жидкой до твёрдой, как сталь. В этом растворе плавали отдельные несвязанные клетки его "истинного тела". Биопластик служил для них одновременно доспехом и системой жизнеобеспечения. Дышали они вообще-то водородом, но марсианин мог создать систему фильтров, извлекающую водород почти из любой среды. Даже разлагать воду электролизом на каталитических мембранах.
  "Но как же закон сохранения энергии?" - возмутилось всё, что знал Мастер о физике и биологии.
  На закон сохранения марсиане чихать хотели. С высокого дерева. Их псионика по существу была основана на взаимодействии с параллельным пространством, откуда и выкачивалась энергия на все эти трюки. Предельную мощность Алефа Ричард оценил в сотню мегаватт или в 136 тысяч лошадиных сил - тяга крупнейших довоенных авиалайнеров! Правда, после замены личности его энерговооружённость упала примерно вдвое - но даже так оставалась более чем солидной и раза в два выше, чем у среднего малка. Вот только "средний малк" мог подключиться к коллективному психополю, если ему не хватало собственной мощности. Собратья охотно делились. Для "сейфов" этот путь был закрыт, они могли полагаться лишь на собственную энергию.
  "Да вы зажрались, господа..."
  Частично переходя в это самое другое измерение, марсианин мог становиться полупрозрачным и неосязаемым. А если при этом ещё и перевести биопластик в "режим хамелеона" - то невидимым полностью. Если же он хотел стать невидимым, не утратив осязаемости, то в параллельное пространство соскальзывала только клеточная структура, а биопластик становился полностью прозрачным и с показателем преломления, неотличимым от воздуха. Правда, всеми трюками из этой категории владели лишь Преследователи, но Алеф их изучил на всякий случай - стараясь хоть так сравниться с братом.
  Полностью прозрачный невидимка будет слеп? Да, конечно. Но обычно прозрачность накладывалась лишь в одном избранном диапазоне. А видели марсиане... ооо, их чувства достойны отдельной поэмы в двадцати четырёх песнях.
  Девять независимых каналов восприятия! Девять центров обработки данных. Два воспринимают электромагнитное излучение в разных диапазонах - один радиоволны, второй от инфракрасного до рентгена. Третий для сенсоров статического сжатия (чувство равновесия, осязание и восприятие атмосферного давления). Четвёртый для сенсоров динамического сжатия (слух, восприятие вибраций и эхолокация). Пятый для хемосенсоров (обоняние и вкус в одном флаконе). Шестой - прямое восприятие электрических и магнитных полей (он же косвенно воспринимал гамма-излучение и потоки заряженных частиц - по ионизационным трекам). Седьмой - психокинетическая чувствительность (примерный аналог кинестетического ощущения мышц у людей, позволяет понимать, в каком фазовом состоянии и в какой форме сейчас биопластик тела, а также ощущать массу и скорость телекинетируемых объектов). Восьмой - температурная чувствительность и чувство боли. Девятый - телепатия.
  Причём все девять чувств имели два режима - пассивный и активный. Он мог не только воспринимать множество частот, но и излучать в этих частотах, превращая тело в биологический лазер или мазер (правда, довольно маломощный, на уровне чуть более лазерной указки - но если не бояться поджариться самому, то разогнать его до пары киловатт вполне реально). Мог генерировать вибрации и широкий спектр ароматических молекул, управлять статическим электричеством на поверхности тела и его магнитным моментом.
  Разумеется, когда Ричард переместился в это тело, он подсознательно "ужал" восприятие до привычных ему семи каналов. Сейчас, анализируя воспоминания Алефа, он постепенно "разворачивался" в полный спектр чувств, доступных нормальному марсианину. Ну хорошо, не нормальному - "сейфу". Девятого чувства нет. Зато остальные восемь... ммм... песня. Он просто ходил по пустыне, любовался восходами и закатами в разных диапазонах, трогал и левитировал камни, летал сам в холодных марсианских небесах, без труда достигая границы космоса, пел на несколько голосов, аккомпанируя себе выращенными из тела инструментами... Алеф, да ты с ума сошёл! Считать себя при таких возможностях - инвалидом?! Верить, что тебе чего-то там не додали?! У тебя же идеальное тело для познания, развития и наслаждения! В Пустошах такому цены бы не было, сам Мастер за него бы душу продал не задумываясь (если предположить, что у мутанта осталась душа, и что на неё найдётся покупатель, да ещё по ТАКОЙ цене).
  Ричард, благодаря своему уникальному опыту в прошлой жизни, достаточно разбирался в работе сознания, чтобы понимать - его далеко не просто "переписали" в тело марсианина. Если бы на его месте оказался обычный человек, он бы просто сошёл с ума от сенсорной перегрузки. Или навсегда заблокировал всё лишнее и остался ещё бОльшим калекой, чем изначальный Алеф. Сам Мастер... ну, вероятно, хорошенько повозившись со своим телом и мозгом, смог бы наладить сносное управление и стать более-менее нормальным марсианином. Лет за пять.
  Но тут всё буквально само падало "в руки". Прежний опыт и восприятие обладателя тела были очень аккуратно сращены с памятью и навыками "попаданца". Оставалось только подхватить их. Как на велосипеде - сел и поехал. Уехать на ТАКОМ велосипеде он мог очень далеко.
  В конце недели опьяняющий наркотический восторг наконец спал, он смог вернуться на свою станцию, проверить машины, после чего вернулся к холодной аналитической работе. Изучить всё ещё предстояло многое. Он не собирался повторять ошибки Мастера, и просто механически впитывать чужую память. Её надлежало пропустить через себя. Переоценить. Осознать.
  И при первом же глубоком погружении в цепь ассоциаций, связанных с марсианскими чувствами, он наткнулся на такое...
  "Боже ты мой... да я сюда вовремя успел! На год позже, и никакой Ма-Алека-Андры не осталось бы! Только Марс..."
  
  СИРИЙСКОЕ ПЛАТО
  
  На марсианском языке это место называлось Го-Райвин, в переводе "Плато криков". Из-за царившей здесь мрачной атмосферы никто не пытался построить здесь город или хотя бы какое-то постоянное сооружение. Говорили, что тут водятся злые духи.
  Нет, марсиане совсем не были суеверным народом. Их боги, как и духи, были совсем не тем, что вкладывают в это понятие люди. Это были абсолютно реальные сущности. Если сравнить коллективный разум Великий Голос с земным Интернетом, то духи были его ботами, а боги - серверами. А учитывая коллективную ментальную мощь народа Ма-Алек, их сны и галлюцинации вполне могли быть опасны при неосторожном обращении. Охотники за привидениями считались тут не шарлатанами, а серьёзными и вполне уважаемыми специалистами.
  Но очистить от нечисти (артефактов видового бессознательного) целую страну - такое сложное и дорогое мероприятие просто никому не хотелось затевать. Куда дешевле было просто написать в учебниках - "Если рассудок и жизнь дороги вам - держитесь подальше от Плато криков в ночную пору, когда силы зла властвуют безраздельно".
  Однако Алефу очень нравилось проводить тут время. Будучи "сейфом", он был невидим и неуязвим для местной нечисти, даже если она вообще тут была, в чём изгой сильно сомневался. Он любил раскинуться на мягком песке, покрывавшем значительную часть плато, и предаться философским размышлениям на тему "Чего же я всё-таки хочу от этой жизни". Здесь его никто не мог побеспокоить. За исключением брата, Дж-Онна, который ничего не боялся, умел защищать свой разум и мог надавать пинков любому обнаглевшему глюку. Но даже он старался не лезть к Алефу без крайней нужды, уважая его право на уединение.
  А ещё в старинных писаниях говорилось, что на этом плато могут быть исполнены желания. Правда, там же было сказано и другое - что цена за их исполнение может оказаться ужасной. Классический старинный сюжет об обезьяней лапе и злом джинне. Но Ма-Алефа-Ака совсем не смутило бы предложение разбогатеть за счёт страховки на гибель своих родных (если бы в марсианском обществе существовали деньги и понятие страховки, разумеется). За свою жизнь он тоже не боялся, поскольку не считал её ценной. Так что его подобные условия сделки вполне устраивали.
  Где-то через половину марсианского года такого отдыха он впервые ощутил то, что считал для себя невозможным - мягкое эмпатическое прикосновение. Зов.
  Что-то прошло сквозь стенку "сейфа" так легко, будто его не существовало. Что-то приглашало его. Что-то сочувствовало его боли и одиночеству.
  Оно было таким же одиноким и брошенным. В течение многих, многих веков. Даже многих марсианских жизней.
  Ма-Алефа-Ак потянулся на этот зов со всей страстью ребёнка, никогда не знавшего ласки.
  "Где ты?"
  "Внизу. Я жду тебя. Иди ко мне. Я могу помочь".
  "Уже иду! Дождись меня!"
  Он тогда создал телекинетический вихрь и песок полетел во все стороны из растущей на глазах шахты. Он преодолел сотню метров вглубь менее чем за полчаса - так велика была его жажда истосковавшегося в пустыне по чувственной влаге.
  С точки зрения Ричарда это было полным безрассудством, близким к самоубийству. Нужно было сначала выяснить, с чем он имеет дело. Но во-первых, ему ли осуждать, безрассудно полезшему в хранилища ФЭВ в Марипозе с одним лёгким вооружением? А во-вторых, как уже упоминалось выше, Алеф не боялся потерять жизнь - а вот выиграть, как ему казалось, мог много...
  
  Оно уже ожидало его там. Человеческий глаз увидел бы только равномерно пульсирующую стену из блестящей чёрной субстанции. Но мультидиапазонное зрение, эхолокация и активное сканирование открыли Алефу гораздо больше.
  Это было похоже на огромный репей. Почти километр в размахе шипов, целиком погребённое под сотнями метров песка. Самое странное, что изгой так и не смог определить, живая эта штука или нет. Определённо, она была не просто механизмом или куском камня. В ней скрывалась сила - загадочная грозная сила, что могла дремать много веков, но не была мертва, о нет... она ждала лишь часа для пробуждения.
  "Кто ты?" - мысленно спросил Алеф.
  Он ощутил резкое и болезненное недовольство, по чёрной плоти пробежала волна пульсации, похожая на судорогу.
  "Бессмысленный вопрос. Плохой вопрос. Я - это я. Ты можешь назвать меня множеством слов, но от этого я не стану чем-то другим. Не задавай больше таких вопросов, или я убью тебя".
  Изгой поёжился. Сейчас, именно когда он впервые открыл для себя хоть какое-то подобие смысла жизни, умирать что-то расхотелось. Не говоря уж о том, что это было бы глупо.
  "Как ты говоришь со мной?"
  "Барьер в твоём разуме - от таких, как ты, не от таких, как я".
  Алеф помолчал. Затем протянул щупальце и робко коснулся чёрной субстанции. Его тряхнуло, словно током, но ощущение было почему-то довольно приятным.
  Теперь контакт был намного полнее. Почти как при слиянии разумов, которое было на этой планете привычной частью супружеской жизни.
  Он ощутил одиночество. Века чудовищного одиночества. Это создание в песке было старым. Вернее не так. Древним. "Старение" - это когда что-то портится, а оно не могло испортиться. Оно лишь становилось крепче, словно хорошо выдержанное вино. Крепче и злее.
  Оно хотело подняться и лететь. Парить в космосе, кричать, убивать и веселиться. Оно было создано для этого, для радостной оргии разрушения.
  "Но ты не можешь?" - сочувственно спросил Алеф, прекрасно понимавший - как это, быть отрезанным от всего, что даёт радость.
  "Могу, - тоскливо ответило оно. - Но не имею права".
  Пять тысяч марсианских лет назад его спрятали здесь те, кто старше и мудрее, чтобы оно дожидалось своего часа. Неважно сколько. Миллионы лет, если понадобится. Его хозяева и создатели были терпеливы. Они расставили такие закладки по всей Галактике. Чтобы однажды одна из них - всего одна из тысяч - могла взлететь и нанести единственный удар. Но этот удар может решить исход войны. Великой войны, растянувшейся на десятки тысяч световых и обычных лет. Более грандиозной, чем кто-то из марсиан мог вообразить.
  "Я могу тебе чем-то помочь?" - сочувственно спросил Алеф. Впервые в жизни он разделил с кем-то его боль.
  "Мы можем помочь друг другу. Чего ты хочешь?"
  И он рассказал.
  
  Ричарда в этой истории больше всего насмешило то, что разработчик величайшего геноцида в истории Марса даже не собирался никого убивать. Марсиане не убивают друг друга, и даже "сейф" не был исключением из этой культурной нормы.
  Созданный им при помощи нового друга ментальный вирус сам по себе не был смертелен. Он только соединял два сенсорных центра мозга - восьмой, температурно-болевой, и девятый, телепатический. Когда поражённый пользовался телепатией, он ощущал нестерпимый жар. Ему казалось, что он горит.
  У человека это был бы просто очень неприятный опыт, но опасности он не представлял. Но малки, которые контролировали свои тела на молекулярном уровне, причём именно с помощью психосилы... Да, именно. Если марсианин воображает, что он кактус, он станет кактусом. Если марсианин думает, что он в огне... он вспыхнет, как спичка.
  А тут надо ещё заметить, что биопластик, из которого состояли тела малков, при всех его достоинствах имел один острейший недостаток. Он был очень горючим материалом. Как и большинство жидких углеводородов. Правда, этот недостаток серьёзно сказывался только в кислородных атмосферах. Как на почти безвоздушной поверхности, так и в своих аркологиях марсиане горели не лучше, чем люди на своей планете.
  Это не мешало им бояться открытого огня до судорог, до полного паралича воли.
  Поэтому вирус (на Марсе этим словом называли не молекулу ДНК, а стойкий галлюцинаторный комплекс) должен был подарить им немало неприятных минут... но для жизни опасности не преставлял. Ма-Алефа-Ак хотел лишь проучить своих сородичей, сделав их всех такими же "сейфами", каким был он сам. Немного обгорев, марсианин должен был самостоятельно погаснуть - и так несколько раз, пока не сформируется стойкое отвращение к телепатическому контакту.
  План, конечно, жестокий, подлый... но стоит заметить, красивый. И возможно, даже полезный для марсианской цивилизации в целом. Вывести её из облака грёз, заставить обратить внимание на реальный мир, подтолкнуть остановившееся развитие.
  Вот только у Ричарда возникло стойкое подозрение, что одними ожогами и разрушением Великого Голоса дело не ограничится. Что его реципиент, увлёкшись, забыл про что-то очень важное. Примерно настолько же важное, как тот факт, что супермутанты не могут размножаться.
  
  Он пару раз облетел плато, стараясь не приближаться к раскопкам ближе, чем на три сотни километров. Ему не хотелось, чтобы монстр под землёй уловил его мысли. Защита "сейфа" для этого создания не препятствие, только расстояние и слой грунта.
  Ответ оказался буквально на поверхности. Не требовалось даже знать секреты марсианской психологии или создания телепатических вирусов. Достаточно обычного курса химии и физики, который преподаётся в Убежище.
  Биохимические процессы требуют жидкого растворителя. У землян это вода. У малков - смесь метана и этана. При земной температуре и давлении оба этих алкана являются газами. При марсианских (тех, что на поверхности) - тоже. В аркологиях поддерживалась комфортная для них температура - около ста градусов Кельвина. Когда же малки выходят на поверхность, биопластиковый "скафандр" обеспечивает клеткам их истинного тела нужное давление и охлаждение. Поскольку это вещество является, помимо прочего, хорошим термоизолятором, марсианина на родной планете можно даже из огнемёта окатить - и ничего ему особенного не будет, разве что местный эквивалент психиатрической клиники посетить придётся.
  Но когда повышение температуры идёт ИЗНУТРИ - а при псионическом воспламенении так оно и происходит... Биопластик едва-едва успеет начать обугливаться, но истинное тело к тому времени уже будет мертво от теплового удара.
  
  Лапы мягко коснулись песка. Для полёта он принял облик большой птицы, хотя крылья не приносили никакой пользы, но это было просто красиво Что ж, ответ у него был. Он знал, зачем его сюда послали, и почему именно в тело этого конкретного марсианина. "Серая Зона" был прав - идеализм не позволит ему допустить настолько глупую гибель местной цивилизации. Хватит того, что себя сожгли земляне, чтобы ещё Марс последовал за ними. Миссия почти выполнена. Оставалось решить, что ему с этим теперь делать.
  Добрый вариант. Можно выдать Ассамблее Разумов (верховному правящему органу планеты) подземного монстра, уничтожить вирус, и забыть всё, как страшный сон. Перед нормальным законопослушным марсианином открывается великое множество возможностей - с точки зрения жителя Пустошей уж точно.
  Нейтральный вариант. Можно ничего никому не выдавать, но и не использовать. Спрятать вирус подальше и хранить его на всякий пожарный (хе-хе) случай. Попытаться выведать побольше о монстре - естественно, приняв необходимые меры безопасности.
  Злой вариант. Можно попытаться сделать то же, что хотел Алеф, но умнее. Доработать вирус, чтобы он действительно никого не убивал. Аккуратно использовать его на небольших популяциях, контролируя результат, внося поправки и следя, чтобы локальные вспышки не перешли во всепланетную эпидемию. Попытаться втереться в доверие к подземному "другу"...
  Нет, стоп. Последнее точно не сработает. Чудовище легко проникало в его мысли, совершенно игнорируя эффект "сейфа". Возможно, братик Дж-Онн смог бы его обмануть, создав защитный слой из искусственных мыслей, или даже ложную личность. У Преследователя в этом опыт большой - "какой же дурак на Марсе правду думает". Но Алеф в этих делах полный ноль, ему никогда не приходилось обучаться телепатической лжи, его разум так же хаотично "фонит" истинными мотивами и эмоциями, как у любого землянина.
  Ричард не сможет скрыть даже то, что он вообще не Алеф.
  Так что пока к монстру лучше не лезть. В любом случае, какой бы путь он ни выбрал. Спешить некуда, сначала нужно овладеть хоть какой-то ментальной защитой. Вот только как это сделать, если соответствующие навыки передаются телепатически? Допустим, он даже сумеет их воспроизвести по учебникам, но как проверить, что они работают?
  Кстати... интересный такой вопрос. А как вообще Ма-Алефа-Ак смог создать ментальный вирус если понимал в телепатии меньше, чем свинья в апельсинах? Вирус, который обошёл все многослойные защиты Великого Голоса, многомерные ловушки и психический карантин? Даже если вас консультирует профессиональный хакер, вряд ли вы сможете "взломать Интернет" с первой попытки, если впервые в жизни сели за компьютер.
  Просто взять готовый вирус у непонятно кого и запустить в сеть - на это Ма-Алефа-Ак бы не пошёл, он был мстительным дураком, но всё же не идиотом.
  Он зашёл с другой стороны. Взломал так сказать не "софт", а "хард".
  Телепатия - это передача информации через многомерное пространство. Именно здесь Алеф под руководством своего наставника и нанёс удар.
  Его вирус представлял собой многомерный белковый кристалл, наподобие тех, что марсиане используют для записи воспоминаний и чувств. Только записанная на этот кристаллик информация была отнюдь не безобидным "как я провёл лето". Он врастал в мозг жертвы, заодно выращивая на её лбу татуировку Х-Ронмира, бога смерти и тёмных видений. При телепатическом контакте он через многомерность передавался ко всем партнёрам.
  "Ма-Алефа-Ак. Прости, я был неправ в отношении тебя. Ты не дурак. Ты именно форменный, клинический идиот. Ты вообще хоть понимаешь, какие возможности открывает эта технология?! Использовать её для личной мести - это хуже, чем забивать гвозди микроскопом!"
  
  ЭНЕРГОСТАНЦИЯ ОЛИМП-2
  
  Жизнь Ричарда состояла из трёх очень непохожих друг на друга этапов.
  Ричард Моро, врач Убежища, никогда не был одинок - в замкнутом пространстве, где обитала тысяча человек, это была непозволительная роскошь.
  Ричард Грей, разведчик Хаба, был одинок почти всегда. На Пустошах затруднительно найти компанию для общения, которая не хочет тебя убить, изнасиловать и съесть. В любом порядке.
  Наконец, Мастер почти всё время был один, но никогда не был одинок. Он всегда мог "перемолвиться словечком" со множеством своих внутренних голосов.
  Жизнь "сейфа" на Марсе была больше всего похожа на второй этап. Не так плохо - нужно лишь уметь извлекать из этого пользу.
  Приземлившись на вершине Олимпа, он в очередной раз трансформировался - исчезла большая белая птица, вместо неё возникло почти аморфное зелёное нечто, которое средний марсианин считал "рабочей формой", хотя правильнее было бы назвать "формой лентяя". Палка-палка-огуречик - вот и вышел человечек. Два веретенообразных сгустка, заменяющих туловище и голову. Три палки-опоры вместо ног - поддерживать равновесие на двух слишком хлопотно, проще изобразить из себя табуретку. Пучки щупалец вместо рук. Тонкая шарнирная шея, на которой голова может поворачиваться на 360 градусов без деформаций. В этой форме можно провести два-три часа вообще не используя псионику, и в то же время не потеряв способности взаимодействовать с окружающим миром. За что её и ценили. Примерный марсианский аналог дивана.
  Снаружи энергостанция выглядела, как обычная пещера - дыра в скальном массиве, примерно в трёх километрах пути до края кальдеры. Только пройдя под сотню метров по недекорированному тоннелю он добрался до входа на собственно станцию - массивной бронированной двери, довольно похожей на "шестерёнку" Убежища. Не по форме похожей, по сути. Открывать эту дверь вообще не предполагалось. Она стояла закрытой уже минимум двадцать веков. Её назначение - сдержать лаву, если Олимп вдруг оживёт и внутри геотермальной станции произойдёт извержение. Единственный работник станции проходил СКВОЗЬ эту дверь - как туда, так и обратно. А открыться (и сразу захлопнуться) она должна была только раз за всё своё существование. И только в том маловероятном случае, если обитатель станции будет в состоянии шока и потеряет способность к дематериализации, то есть не сможет "просачиваться" сквозь твёрдые объекты.
  Внутри поддерживалась чисто азотная атмосфера, без метановых примесей, с температурой около 190 градусов Кельвина. Относительно терпимый компромисс между условиями поверхности и аркологий. С нулевыми шансами на воспламенение, что в этих условиях важнее уюта.
  Вот он и дома.
  Около десяти тысяч труб переплетались в сотне помещений в прихотливый трёхмерный рисунок. В этих трубах ничего не текло - каждая из них представляла собой монолитный термоэлектрогенератор, превращающий в ток разницу температур между недрами и поверхностью. Этот ток по сверхпроводящим линиям (то есть с нулевыми потерями) рассылался по всей планете - к подземным убежищам, заводам и научным станциям. В центре каждого клубка из труб была подвешена дисковидная платформа около тридцати метров в диаметре, на которой располагалась наблюдательная кабина - "дом внутри дома". Одну из восьми кабин приспосабливали под жильё, ещё одна служила лабораторией, остальные шесть были забиты только служебными приборами.
  На первый взгляд - очень неудобная конструкция. Добраться до центральной платформы можно было либо по довольно узкому мостику, либо прилететь. Что делать, если снизу начнёт подниматься лава, а смотритель в это время будет лететь к себе домой? От огненного ужаса он скорее всего утратит контроль над своим телом и рухнет вниз, прямо в испепеляющий жар.
  На самом деле, если лава начнёт подниматься по стволу, она в первую очередь вытолкнет вверх пару кубических километров защитной пены, заполняющей ствол. У пены очень низкая теплопроводность и горючесть. А главное, она не позволит увидеть собственно лаву. Даже если с летящим смотрителем всё равно случиться приступ паники (хотя это надо быть очень слабонервным, чтобы паниковать, не видя собственно огня, на энергостанции таких трусов не брали), он упадёт на мягкую подстилающую поверхность, и сможет добежать по ней до выхода.
  Ну а Алеф был вообще идеальным смотрителем, так как ему огненный ужас был незнаком в принципе.
  Кстати... это наводило на весьма интересную идею. Но потом. Сейчас ему нужно было в первую очередь посетить лабораторию.
  
  Они ждали его. Четыре цилиндрических сосуда с ядовито-зелёным (точно в дурных комиксах) раствором. Он ещё и светился - точь-в-точь как радиоактивная жижа, которой Ричарду пришлось навидаться в прошлой жизни.
  Собственно кристаллы в растворе были так малы, что человек бы их без микроскопа не увидел. Но марсианину оказалось достаточно лишь немного подкорректировать оптическую систему глаз... и вот они. Около двух микронов в диаметре, переливаются всеми цветами радуги, в том числе и теми, что за пределами видимого спектра. Трёхмерная проекция многомерных микроструктур, что хранят мысли существа с Плато криков.
  По сути, это средство внедрить в голову любому марсианину (или сразу всем марсианам) любую идею, любой образ, любое знание. Конечно, не без ограничений. Во-первых, нужен телепат, который это сообщение на кристалл сначала запишет. Во-вторых, если характер сообщения не будет таким, чтобы убивать на месте, со временем его можно будет из мозга выковырять - объединёнными усилиями коллективного разума и умелого микрохирурга.
  Но даже так - возможности потрясали.
  Для начала - нужно создать несколько штаммов разной длительности жизни. Несколько часов, сутки, несколько дней, месяц. После истечения этого срока кристаллический имплант должен исчезать из мозга, не оставляя ни малейших следов своего пребывания. И разумеется убрать метку с кожи жертвы, нужно быть совсем помешанном на честолюбии маньяком, чтобы так открыто выдавать себя.
  Потом - поиграть с вирулентностью. Создать штаммы, которые заражают лишь при многократном телепатическом контакте с той же особью. Или если контакт длится больше определённого срока. Или только при глубоком ментальном слиянии. И конечно, создать безопасный штамм. Не заразный вообще. Действующий только на того, кому его впрыснули.
  Сконструировать новые виды заразы - не проблема, проблема в том, как и на ком их испытывать. Традиционный вариант - опыты на животных - здесь неприменим. Диких животных на Марсе не было вообще. Домашние - водились в подземных убежищах, но ни одно из них не было псиоником.
  А опыты на сородичах - это конец секретности. Как на добровольцах, так и с заражением без ведома жертв. Даже если внедрить какую-нибудь совершенно безобидную программу, например "почеши нос" - всё равно нужен сообщник, который эту программу закодирует.
  Незаразные штаммы можно опробовать на себе, но только после того, как будет проверена их стопроцентная безвредность и полная обратимость воздействия. А то он в эти игры уже в прошлый раз наигрался.
  Мелькнула даже хулиганская мысль слетать на Землю и привезти оттуда пару тысяч подопытных. Увы, дальше хулиганства она не пошла - человеческий мозг слишком сильно отличается от марсианского. Что подействует на один, не подействует на другой.
  Тем не менее, людьми надо будет заняться обязательно. К сожалению, межпланетные полёты были его сородичам практически недоступны. Активным освоением космоса занимался другой подвид - белые марсиане. Но пятьсот марсианских (тысячу земных) лет назад между ними и зелёными марсианами случилась большая гражданская война, после которой сородичи Алефа остались единственной расой на планете. Обе расы были телепатами, но белые - закоренелые индивидуалисты. Неспособные объединить свои разумы в единую сеть, они ничего не смогли противопоставить мощным ментальным ударам Великого Голоса. Большая часть погибла, некоторые бежали с планеты, остатки были заточены в параллельном пространстве, известном как Зона Сохранения.
  Вместе с ними ушла и вся космическая индустрия. Зелёные марсиане никогда не проявляли интереса к этой дорогостоящей отрасли. При необходимости оба вида могли выходить в космос вообще без аппаратов, просто левитировать. Но для межпланетных полётов этот метод уже не годился.
  Почему? А потому что даже телекинез не отменял законов сохранения импульса! Ну, марсианский телекинез, во всяком случае, насчёт других (если такие существуют в природе) Ричард не был уверен. Их левитация была разновидностью реактивного движения. Чтобы придать себе определённую скорость "вперёд", малку нужно отшвырнуть что-нибудь "назад". Это не было проблемой при полётах возле поверхности, когда "под рукой" - огромная туша планеты. При определённой сноровке можно было закинуть себя на низкую орбиту, отталкиваясь от атмосферы - благо, первая космическая скорость на Марсе заметно ниже, чем на Земле. Но в дальний космос пришлось бы тащить с собой слишком много реактивной массы - или ползти годами по инерции даже до ближайшей планеты. Между тем средний Ма-Алек мог поддерживать концентрацию психических сил, необходимых для жизнеобеспечения в вакууме и противостояния космической радиации, не более недели.
  Тем не менее, воспоминания о гражданской войне (которой Алеф лично не застал, но наслушался рассказов о ней от родителей и наставников) навели его на полезные мысли. Марсианское общество, при всех его достоинствах, не было идеальным и бесконфликтным. Профессия Преследователя не была синекурой. Время от времени даже среди зелёных марсиан рождались особи с "архаичным мышлением". Причём далеко не всегда они что-то незаконное ДЕЛАЛИ. На Марсе мыслепреступление - это очень серьёзно. В конце концов, здесь галлюцинации могли убивать.
  Обычно это списывали на не до конца вычищенное генетическое наследие белых или их ментальные мины, которые иногда продолжали рваться в Великом Голосе даже сейчас. Но Ричард подозревал, что гораздо чаще виноваты банальные ошибки в воспитании.
  Так или иначе, с асоциалами надо было что-то делать. Иногда их психику удавалось откорректировать мощным коллективным психическим воздействием и они становились полезными членами общества. Но порой бывало, что совокупность прегрешений недостаточна для принудительного изменения личности, а добровольного согласия на психохирургию девиант не давал.
  В таком случае ничего не оставалось, кроме как отключить их от коллективного разума и выслать на поверхность. Туда же отправляли и преступников, которые "наработали" вполне достаточно, чтобы заслужить принудительное переписывание личности, но по мнению экспертов, не могли его выдержать.
  Вот эти изгои и станут его первыми подопытными кроликами. Они-то в Ассамблею жаловаться не побегут. А если эпидемия пойдёт не так - в худшем случае потери будут ограничены небольшой общиной.
  
  Следующий месяц пролетел, как один день. Не только потому, что живут малки долго, а в одиночестве в пустыне мало что меняется, но и потому, что экс-Мастер был занят крайне увлекательными делами.
  Во-первых, он составлял карту расположения Малых Голосов - общин беженцев и изгнанников, которые по разным принципам не вписались в планетарный коллективный разум, но становиться совсем одиночками при этом не желали, и начали объединяться друг с другом. Очень увлекательная задача, когда ты сам телепатии напрочь лишён. Конечно, он мог бы просто попросить такую карту у брата - Дж-Онну полагалось знать все такие общины по работе. И тот бы, скорее всего, даже не отказал. Но "галочку на память" поставил бы. И потом, когда начали бы приходить сообщения о странных событиях - легко связал бы два и два. Профессиональный детектив, как-никак.
  Так что он пошёл путём более медленным, но более безопасным.
  Собственно само обнаружение изгоев не составило никакого труда. Благо, те и не думали прятаться специально. Сочетая восемь марсианских чувств и опыт следопыта Пустошей, Ричард сумел выявить достаточное количество этих групп меньше чем за неделю.
  Гораздо сложнее было отличить, кто из этих скитальцев пустыни вообще не практикует телепатию (ну, старается хотя бы прибегать к ней поменьше - полностью отказаться от неё ни один марсианин не смог бы), кто использует её лишь для общения один на один, а кто создаёт свой маленький коллективный разум. Но пара часов подслушивания и подглядывания позволяла это выяснить с достаточно высокой вероятностью. В зависимости от принятых в племени традиций, марсиане вели себя очень по-разному. Достаточно хотя бы сравнить, насколько часто они обращались друг к другу вслух.
  Не то, чтобы эти бродяги были вовсе лишены осторожности. Даже без учёта уникальных расовых возможностей они могли бы получить процентов 50-60 в навыке "выживание", если бы протестировались по системе S.P.E.C.I.A.L., распространённой в Убежищах.
  Но Ричард Моро легко набирал в той же системе девяносто процентов. Правда, после выхода на свежую радиацию практика показала, что система ему безбожно льстила, и реальные навыки выживания у него весьма посредственны (учебник-то составлялся для довоенной природы, а Северная Америка с тех пор немного изменилась). Хорошо ещё, что он получил возможность скорректировать свои познания, у многих отличников такого шанса уже не было. Это во-первых, а во-вторых - большинство мер предосторожности изгоев было основано на телепатии. Они не могли предположить, что за ними начнёт охотиться "сейф", прекрасно владеющий своим телом и навыком невидимости в том числе.
  Полюбовавшись настоящими живыми марсианами с близкого расстояния и убедившись, что сможет найти их при необходимости снова, Ричард перешёл к следующему этапу.
  Главной проблемой марсианского общества, с точки зрения жителя Пустошей, было полное отсутствие понятия денег и частной собственности. В экономическом плане Марс был абсолютно красной, то есть коммунистической планетой. Некоторые общины изгоев додумались уже до бартера или до необходимости защищать свои личные вещи. Но даже их мысль пока не доросла до создания единого обменного эквивалента ценностей.
  Из этой вроде бы чисто философской слабости следовал очень конкретный вывод. Наёмники (то есть лица, способные выполнить некую работу за плату) среди местных бродяг попадались. Но у них напрочь отсутствовал такой фундаментальный для земных наёмников принцип, как "деньги не пахнут". При заключении подряда всегда учитывалось не только ЧЕМ и СКОЛЬКО платят, но и КТО конкретно платит. В зависимости от личности заказчика цена могла быть очень разной. И дело даже не в том, что для такого неприятного типа, как Ма-Алефа-Ак (чьё имя, между прочим, означало "Тьма в сердце") она окажется высокой. Будучи (формально) гражданином аркологии, он мог позволить себе большие затраты ресурсов.
  Гораздо важнее, что они непременно запомнят, кто именно заказал им такую запись. А с анонимным заказчиком даже говорить не станут.
  Можно в принципе нанять автора для записи, а потом устранить его. Но Ричарду не хотелось становиться первым умышленным убийцей в истории этой планеты. Даже его реципиент не опускался до такой гадости (хотя узнав, что весь его вид погиб от несчастного случая, к которому он приложил руку - вряд ли стал бы сильно переживать по этому поводу).
  Он даже всерьёз подумал над тем, чтобы найти способ извлечь кого-то из белых марсиан из Зоны Сохранения. Сконструировать соответствующую машину он, вероятно, смог бы. Как-никак, его основная специальность - многомерная физика, а в лаборатории у него доступ к одиннадцатой части всех энергетических ресурсов планеты. Но опять же - как потом контролировать того, кого он вытащит?
  Хм... Вживить ему первоначальную, "огненную" версию вируса, и угрожать сжечь, если будет выпендриваться?
  Проблема в том, что вирус через воздух не передаётся. Принципиально. Его нужно ввести напрямую в клетки первой жертвы. Там уже он пойдёт распространяться через многомерность.
  А в рукопашном бою средний белый марсианин сделает из среднего зелёного хорошую такую отбивную. Они учились драться раньше, чем заканчивали формировать себе твёрдое тело. И пусть даже Алеф - далеко не "средний", но и в Зоне сидят отнюдь не только старики и дети. И первыми к выходу подоспеют самые активные и агрессивные. Достаточно вспомнить сброшенный туда почти в полном составе Гиперклан - элитную спецслужбу белых, о которой до сих пор показывают страшилки на ночь непослушным маленьким зелёным. УБИТЬ одного из них он может и сумеет, а вот обездвижить, не причинив серьёзного вреда...
  Минутку. А кто сказал, что огонь должен быть ИЗНУТРИ? Он, как-никак, единственный марсианин своего поколения, который может и хочет работать с реальным, открытым огнём. А для сохранения жизни пленника такой вариант даже лучше, чем вирус.
  - Когда я ещё не был волком, я часто лежал возле Красного Цветка, и мне было хорошо и тепло, - пробормотал Ричард, разворачиваясь в воздухе.
  Посмотрим, насколько грозным приобретением может оказаться для марсианской стаи человеческий детёныш...
  
  Явиться к себе домой и обнаружить там непрошенного гостя - само по себе малоприятный сюрприз. Обнаружить сразу двух таких гостей - неприятно вдвойне. Но именно марсианская физиология делала эту ситуацию особенно подлой и как-то специфически невыносимой.
  Во-первых, оба гостя умели проходить сквозь стены, поэтому никаких следов взлома Ричард не обнаружил. Во-вторых, будучи "сейфом", он не смог ощутить на подлёте их телепатическое поле, как сделал бы нормальный марсианин. И в-третьих, поскольку оба приняли далеко не привычные облики, он даже не мог узнать, кто перед ним.
  Вот и получилось, что входишь ты так к себе в гостиную, а там... немая сцена. Стоят и молча смотрят друг на друга два монстра, которые при этом кажутся смутно знакомыми, но опознать их ты не можешь.
  Один похож на кальмара - зеленоватое обтекаемое тело со множеством щупалец с одной стороны (некоторые щупальца превращены в руки, у других на кончиках разные инструменты). Второй - на камбалу. Плоский диск под цвет стены, только два глаза на краю вылупились.
  И главное, несмотря на то, что вошёл хозяин дома довольно-таки шумно, никто из них и бровью не повёл. Словно его тут не было. Так и продолжали лежать на полу и пялиться друг на друга. Только зрачки туда-сюда бегали с невероятной быстротой.
  Ричарду понадобилось почти полминуты, чтобы сообразить, что тут вообще происходит. Он стал свидетелем телепатического поединка! Причём, судя по всему, с обеих сторон были весьма опытные и сильные противники, достойные друг друга. Будь здесь нормальный марсианин, его бы одним только "эхом" оглушило. Отвлечься хоть на мгновение - означало проиграть, открыть свой мозг для удара. И ставкой явно было что-то ценное.
  Не факт, что они вообще заметили его появление, целиком погружённые в ментальные манёвры. Но даже если заметили - поделать ничего не могли. Он мог бы подойти и убить любого из них. Ну ладно, не убить (с этими кровожадными ухватками Пустошей пора кончать - не поймут-с, дикари), но вырубить и сунуть в электроизолирующий бокс. А там уже разобраться не торопясь.
  Проблема в том, что он понятия не имел, кому из двоих нужно помогать - и нужно ли вообще кому-то помогать. Кто тут друг, а кто враг, и есть ли тут вообще друг. Оба проникли на станцию тайно, не предупредив его, что уже наводило на нехорошие мысли, хотя формально Олимп и не был его собственностью. Не исключено, что это два вора, сцепившихся над добычей...
  Нормальный законопослушный марсианин в этой ситуации просто вызвал бы Преследователей, чтобы те разобрались и утащили обоих нарушителей его покоя. И в принципе, хотя Ричарда трудно было назвать законопослушным, он был не против сделать то же самое. Только вот вызвать было нечем. Хотя их уровень технологий как минимум не уступал довоенной Америке, а уровень знаний был и того выше, марсиане никогда не знали даже примитивного телеграфа, не говоря уж о таком хайтеке, как видеосвязь или Интернет. Им было просто незачем! Телепатия заменяла всё это с избытком. Великий Голос был доступен в любой точке планеты. А двигать прогресс коммуникаций ради единственного в поколении "сейфа" - слишком большая роскошь.
  Единственный способ для него позвать на помощь - долететь до ближайшей метеорологической станции. Она не так уж далеко, каких-то две сотни километров. Но кто знает, что за это время успеет сделать победитель - и с проигравшим, и с оставшейся без присмотра станцией. На геотермальные генераторы Ричарду было по большому счёту наплевать, но вот лаборатория с вирусом и результатами других, более мелких его опытов...
  "Ладно, гости дорогие, сами напросились... потом не жалуйтесь".
  Быстро сгоняв в лабораторию, он вернулся с разрядником и двумя мультиигольными инъекторами. Просканировав марсианским зрением тела обоих поединщиков, определил, где в этой странной анатомии ключевые нервные центры... и резко выбросил руки вперёд, удлинив их на два с половиной метра. В тело каждого нарушителя вонзились электроды шокеров, сбивающие концентрацию на пару секунд, и по три десятка игл с наркозом.
  Ни один из них не смог воспользоваться преимуществом и что-то сделать с разумом оппонента, как и попытаться вывести наркотик из своего тела. Сначала было немножко не до того, когда их трясло, как эпилептиков, и тела неконтролируемо трансформировались, сминаясь и выбрасывая в разные стороны биопластиковые щупальца. А потом подействовали транквилизаторы и оба погрузились в спокойный сон без сновидений, зелёными лужами стекая на пол.
  
  Удержать малка в плену - очень непростая задача. Даже для его сородичей.
  Всякие там верёвки, цепи, наручники, решётки и прочая земная мишура - даже не обсуждаются. Для полужидкого существа, способного произвольно изменять форму тела - это вообще не препятствие.
  Герметичный бокс - уже получше. Только его нужно строго подогнать под минимальный объём тела узника. Чтобы ему было негде вырастить из своего тела инструменты для вскрытия тюрьмы, и тем более - негде ими размахнуться. Лишённый сознания пленник принимает естественную форму зеленоватой жидкости, и заливается в этот бокс.
  Но и это ещё не всё. Если ваш пленник имеет подготовку для экстремальных условий (а таковую проходит почти каждый пятый зелёный), то он умеет дематериализоваться и проходить сквозь стены. Чтобы предотвратить это, сквозь стены бокса пропускается электрический ток. Причём тут важна не сила тока (как при обезвреживании людей), а именно напряжение. Разница потенциалов. Причём к переменному току марсиане в дематериализованном состоянии почти безразличны - нужен постоянный.
  Что же касается "ловушки для привидений", которую собрал для себя Ричард, то в ней, помимо этих стандартных мер предосторожности, был ещё и встроенный микрофон. Нужно же как-то "сейфу" общаться с узниками. Хотя готовил он эти штуки совсем не для такого случая.
  Быстренько нанести краской два маркера на запертые боксы, чтобы не перепутать, кто где. Кружочек обозначает "камбалу", треугольник - "кальмара". Теперь нужно разнести их подальше друг от друга, на пару километров - чтобы не смогли продолжать свою дуэль, когда придут в себя. Или наоборот, сговориться между собой.
  И прикрепить оба бокса к опорным колоннам станции. Иначе они так прямо в коробках и улетят. Тяга в сотню тонн - это не шутка.
  К сожалению, дальше вся романтика одинокого мстителя заканчивается. Нужно всё-таки звать местную "полицию", иначе это сделают его пленники. У них-то связь с Великим Голосом не пропала. И если хотя бы один из них достаточно законопослушен, чтобы не бояться вмешательства Преследователей...
  Хотя стоп. Пусть как раз они и вызывают, если захотят. Мешать им в этом не следует, да и невозможно, но и помогать незачем. Тем более, что ему для этого понадобится лететь за помощью лично, оставив узников без присмотра. Он на такое не подписывался.
  Для первого собеседования Ричард предпочёл бы "кальмара" - тот выглядел более интересным и опасным. Однако решил не торопить события и допросить... вернее, расспросить, поскольку он не официальное лицо, того, кто первым очнётся. Наркоз не долгодействующий, на полчаса максимум. А о том, кто из пленников раньше придёт в сознании, ему сообщит автоматика боксов.
  К счастью, судьба и физиология решили пойти ему навстречу, и первым опомнился именно "кальмар". Ричард мигом оказался возле его бокса. Звуки из микрофона больше всего напоминали тошноту с похмелья. На самом деле это узник пытался сформировать какое-то подобие голосового аппарата - и не мог, потому что голосовым связкам нужен хоть какой-то объём для свободных колебаний, а бокс его зажимал, как консервная банка - сок.
  Ричард с невольным смешком отрегулировал винт крышки, расширив бокс на пару миллиметров. Для разговора достаточно, а весомый удар нанести всё равно почти невозможно. Нажал кнопку внутренней связи.
  - Не дёргайся зря, нарушитель. Ты только себе больно сделаешь. Говори мембраной, нормальный голосовой аппарат ты не вырастишь. Если не умеешь создавать динамики из тела - стукни три раза о крышку.
  Внутри наступила недолгая тишина.
  - Да умею я, - пробурчала коробка отвратительно знакомым голосом через несколько секунд. - Погоди... Алеф, это ты? Только тебе могла понадобиться такая сложная система общения...
  - Я. Дж-Онн?!
  - Конечно я! Ты что, даже не знал, кого в бокс засунул?!
  - Я не умею распознавать мыслеголос, знаешь ли. А ты превратился в то, что я ни разу раньше не видел. Откуда я мог знать, что это не грабитель?
  - Да, прости, брат... - Дж-Онн немного смутился. - Ты, конечно, имел право защищать станцию всеми способами.
  - Именно так. И я НАМЕРЕН её защищать всеми способами. Так что уж извини, придётся тебе посидеть в боксе ещё пару часов. Пока я не слетаю за независимым Преследователем, и он не подтвердит мне, что в боксе действительно ты, а не умелый имитатор.
  - Да... в этом... есть смысл, - неохотно признал узник. - Хорошо, я потерплю, ничего страшного.
  Даже не будучи телепатом, Моро ясно уловил недосказанные слова - "Хотя я отлично понимаю, что твоя настоящая цель - лишний раз надо мной поиздеваться, маленький вредный братик".
  - Я надеюсь, ты о нём позаботился так же тщательно, как обо мне?
  - О ком - о нём? Ты имеешь в виду твоего противника? Не волнуйся, боксы одинаковые по конструкции, а дозу он получил даже чуть побольше. Что вы не поделили, кстати, и кто это был?
  - В том-то и дело... Я понятия не имею, кто это был. Его разум был закрыт мощными помехами, никогда таких не встречал. И облик, который он принял, специально предназначен для сокрытия личности. Даже внутренние органы утрачивают все индивидуальные признаки. И ни единой молекулы не ускользает за пределы оболочки - чтоб его нельзя было опознать по запаху. Я встречал такие у некоторых преступников, но тех хотя бы можно было расколоть телепатически. А тут защита такого уровня, какого я за все сто лет работы не встречал. Причём защита очень специфичная - взломать его, пожалуй, можно, хотя мне не хватило времени. А вот прочитать - не получалось. Сплошной шум.
  - И зачем ты на него полез? Только потому, что он очень подозрительно выглядел и... шумел?
  - Нет конечно! Я на него вообще не "лез". Это он на меня набросился. Я едва успел закрыться. Весьма сильный противник, и довольно непривычный мне стиль ментального боя. Я даже не мог обратиться за помощью к Великому Голосу, все силы уходили на оборону.
  - А что вы оба вообще делали у меня дома? Станция вроде бы не проходной двор.
  - Я просто пришёл тебя проведать. Увидел, что на станции никого нет, решил уйти, заглянуть в другой раз. И вдруг почувствовал что-то присутствие. Только немного расширил сферу восприятия, решив посмотреть, кто это был - физически я его ещё не видел в тот момент - и тут он меня ударил. Сразу в полную силу. Бррр... у меня уже года три такой драки не было.
  - Братик, - очень ласково сказал Ричард. - Ты думаешь, что если я "сейф", то мне можно любой бред втюхать? Я видел, в какой форме ты застрял в ходе этой дуэли. В таком облике в гости не ходят. Это рабочая форма. Вернее, рабоче-боевая. Форма для техподдержки в опасных районах, для возни со сложными конструкциями... так что поясни, будь добр, что именно ты собирался чинить или ломать у меня дома?
  На этот раз молчание было куда более продолжительным. Героическому шерифу весьма неприятно, когда его застают с поличным в роли медвежатника.
  - Может, этот неизвестный напал на тебя только для того, чтобы удержать от незаконных и некрасивых действий? - поддел его Ричард.
  - Не говори ерунды, Ма-Алефа-Ак! - бокс аж содрогнулся. - Ты прекрасно знаешь, что у меня есть полномочия производить обыск по собственной инициативе во всех помещениях вне аркологий, если они вызывают подозрение! Да, это возможно не очень вежливо, но я действовал в рамках закона!
  - Ага, так значит это был обыск... А ничего, что об обыске нужно сначала уведомить оператора станции? Я, между прочим, важный объект охраняю!
  - Очень хорошо ты его охраняешь, бродя в пустыне целыми днями! - огрызнулся брат. - Я не знал, где тебя искать и когда ты вернёшься. А действовать надо было срочно...
  - Ну что ж, теперь я перед тобой и у тебя вполне достаточно времени. Так что будь любезен пояснить, в каком кошмарном преступлении ты меня подозреваешь... ну или какие ужасные монстры укрываются на станции без моего ведома.
  - Не могу. Тайна следствия.
  Прежний Алеф немедленно устроил бы истерику, заявив, что его не ценят, не доверяют, подозревают во всех грехах, и вообще жизнь сломали. Мастер лишь изогнул губы в улыбке. Дж-Онн всё равно не мог увидеть этого, бокс непрозрачен для всех диапазонов зрения.
  - Как знаешь, братик. Я не буду заставлять тебя идти против служебного долга. Пойду побеседую с твоим оппонентом, вдруг он окажется более общительным?
  - Стой! Это может быть опасно!
  - Чем, интересно знать? Его телепатия на меня не подействует, от всего остального надёжно защищает бокс. Или... ты боишься того, что он может сказать?
  - Да, боюсь! Ты же не умеешь отличить правду от лжи, тебя слишком легко обмануть!
  - О, не так легко, как ты думаешь, братик... Я знаю о словесном общении куда больше, чем любой из вас. Пришлось научиться, понимаешь ли.
  - Да ну! Не ты ли говорил только что, что даже не можешь по голосу и внешности отличить меня от самозванца, использующего моё имя?
  Хотя Дж-Онн старался не обижать и не провоцировать брата, игнорируя его выпады, с памятью и вниманием у детектива всё было в порядке. Особенно когда он злился, а сейчас мамин любимчик был явно очень зол. И немного напуган.
  Но сейчас у него был достойный оппонент. Мастер тоже отличался хорошей памятью и логикой.
  - Не путай тёплое с мягким. Жизнь "сейфа" научила меня никому не доверять. Так что спровоцировать меня на подозрение легко - а вот избавить от подозрений - ой как трудно! Ты с этим не справился, и я не думаю, что тот, во втором боксе, окажется успешнее.
  Он не спеша повернулся и направился в сторону вершины. При этом, однако, продолжая телекинезом удерживать кнопку звуковой связи у себя за спиной. На всякий случай, вдруг родственничек передумает и решит сказать ещё что-то ценное.
  Странно только, что до сих пор не появилось подкрепление. Дж-Онн мог вызвать парочку Преследователей, которые подтвердили бы его личность и освободили из бокса, в любую минуту. Но пока к Олимпу никто не приближался, это подтверждали как его чувства Алефа, так и система контроля воздушного пространства. Похоже, братик, помимо прочих мотивов, не слишком хотел вмешивать в это дело посторонних. Считал, что вопрос семейный?
  Он подошёл ко второму боксу... и изумлённо выругался.
  Судя по миганию лампочки, тюрьма была обесточена. И разумеется, когда Ричард заглянул внутрь, там никого не оказалось.
  Таинственный телепат-агрессор сбежал!
  
  Просмотрев записи камер, Ричард понял, что все его неприятности только начинаются.
  Неизвестный нарушитель сгенерировал изнутри мощный электромагнитный импульс - такой силы, что сгорела проводка. Насколько знал Алеф, это было физически и биологически невозможно. Да, марсиане могли проделывать со своими телами весьма... странные вещи, но игры с электричеством сюда не входили. Биопластик был изолятором с сопротивлением даже выше, чем у человеческого тела. А ток выше миллиампера, прошедший через клетки истинного тела, практически гарантированно убил бы их.
  Просочившись сквозь стенку, бесформенный ком зелёной субстанции снова принял тот же облик "камбалы", после чего стал невидимым и...
  Куда он пошёл дальше, можно было только гадать, на камерах ничего не осталось. Но судя по срабатыванию тревоги в лаборатории - попытался взломать сейф и утащить пробирки с вирусом.
  Первое у него получилось (незнакомец был явно подкован в работе со всяким железом не хуже Ричарда), а вот со вторым возникли некоторые проблемы. Из сейфа он пробирки достал, но как их вытащить из горы? Марсиане могут делать невидимыми и неосязаемыми только себя. На предметы, которые они несут в руках, это не распространяется.
  Пробирки, висящие в воздухе, поплыли к двери, затем остановились. Вор, похоже, догадался, что если её открыть, зазвучит тревога, и убежать он не успеет. То же самое - если попытаться пробить стену телекинезом. Забавная сложилась ситуация, отметил про себя Ричард, стараясь подавить нарастающую тревогу - трое марсиан на небольшом клочке пустыни, каждому из которых есть что скрывать от остальных. И всем троим - от Великого Голоса и Ассамблеи.
  "Камбала" решил отключить сигнализацию, и бросился к коммутатору. На полпути он догадался отложить пробирки, которые его выдавали, и стал полностью невидим. Только отлетевшая крышка выдала, куда он переместился.
  Да-да. Трудно поверить, но стратегический объект, от которого зависит энергоснабжение одиннадцатой части планеты, был оборудован сигнализацией, которая управлялась с одного-единственного распределительного щитка! Словно какой-нибудь паршивый довоенный супермаркет на Земле!
  А ведь гражданская война с белыми прошла не далее как одно марсианское поколение назад. До сих пор ещё живы многие марсиане, которые помнят её лично, не говоря уж о видениях в Великом Голосе. Рано вроде бы расслабляться!
  К счастью, Ричард это безобразие вовремя подправил, установив распределённую сеть с весьма неочевидными связями. К сожалению, непрошенный гость достаточно хорошо разбирался в технике, чтобы это понять вовремя - и в ловушку не попался.
  Поняв, что уже не успевает, вор наконец сдался. Его телекинез сокрушил все пробирки, превратив их в мельчайшую стеклянную крошку. Жидкость пролилась наружу и быстро испарилась, не оставляя следов. При вдыхании вирус не действовал, да и вообще быстро разрушался на открытом воздухе.
  После чего нарушитель, не отягощённый более твёрдым грузом, бесшумно испарился в неизвестном направлении.
  "Очень странно. Судя по тому, как он ловко ориентировался в моей лаборатории, этот парень в курсе моих дел едва ли не лучше, чем я сам. Он не может не понимать, что рецепт вируса хранится в моей голове, и я могу воспроизвести его в любой момент. Значит он не мог руководствоваться соображениями в духе "так не доставайся ты никому". Скорее, он хотел укрыть вирус от одних, вполне конкретных глаз - от Дж-Онна. То есть он в некотором смысле был тут даже на моей стороне, хотя вряд ли руководствовался альтруизмом и любовью ко мне. Скорее, вирус ему самому нужен. Хм, Алеф, мы тут с тобой, похоже, не единственные апокалиптические маньяки..."
  Во всяком случае, удерживать Преследователя в боксе теперь не было никакого практического смысла. Если он хочет провести обыск, то пусть проводит. Больше ничего подозрительного на станции не осталось. Вот только нужно придерживаться одной линии поведения. Сказал, что не можешь выпустить без подтверждения личности - значит не выпускай.
  Вернувшись к единственному пленнику, который у него остался, Ричард рассказал, что произошло со вторым боксом. С поправками, конечно же. Часть внутри станции была пропущена (записи камер он подчистил). По его словам, "камбала" сразу же смылась, как только смогла выбраться.
  - Я же предупреждал! - простонал Дж-Онн. - Открой бокс быстрее, может быть ещё не поздно взять его телепатический след!
  - Если бы здесь были Преследователи, я бы давно тебя выпустил! Почему ты до сих пор их не позвал?
  - Потому что это личное дело! Семейное! Я не хотел впутывать в него посторонних! Это только между нами. Будто ты не понимаешь, что если тебя в чём-то заподозрят, то...
  - То что мне сделают? Сошлют ещё дальше станции? На Фобос или Деймос? Или прямо сразу в Зону Сохранения?
  - Ма-Алефа-Ак, прошу тебя! Перестань, сейчас не время демонстрировать твой характер! Если у тебя есть проблемы, ты можешь поделиться ими со мной. Я знаю, как ты ко мне относишься, но больше просто не с кем. Я единственный, кто тебе - и в тебя - ещё верит.
  - Ага, так веришь, что не можешь даже объяснить, в чём именно меня подозревают?
  - Брат, у меня нет права объяснять это. Не только тебе, вообще никому! Следствие курирует Ассамблея! Она ввела в действие Закон о тайне личности, ты вообще хоть знаешь, что это такое?! Может быть я сам попрошу отредактировать мне память, когда дело будет закончено!
  Что такое тайна личности, Алеф знал. Самая сумеречная тайна из всех мыслимых - о ней ничего не должна знать сама личность... Простейший пример: информация о неизлечимой болезни личности. Пример посложнее: тайна проступка, совершенного в неведении и повлекшего за собой необратимые последствия, как это случилось в незапамятные времена с царем Эдипом...
  Но вот мысль, что он сам может стать объектом этого Закона, ему в жизни в голову не приходила. Какая ещё тайна личности может быть у "сейфа"? Нет, конечно, Дж-Онн этого напрямую не сказал. В принципе, тут может быть и не его тайна, а кого-то другого... скажем, предыдущего работника этой станции. Или кого-то из общих членов семьи. Но вероятность такого объяснения Ричард оценил бы как "менее процента".
  "В конце концов, мы оба прекрасно знаем, кто тут главный негодяй".
  - Ладно. Я сейчас отцеплю бокс от опорной колонны. Можешь взлетать и прямо в ящике попробовать взять след. Если найдёшь - лети по нему, не найдёшь - лети на ближайшую станцию первой помощи, тебя там вытащат. Ну или можешь просто взлететь и приложиться об скалу с высоты побольше. Так и быть, я на один бокс не обеднею, у меня их много - устроили тут проходной двор, понимаешь ли...
  
  Следа Дж-Онн, как и ожидалось, не нашёл. Те же самые телепатические помехи, на которые он жаловался в первом разговоре. Но хоть явился потом, чтобы рассказать об этом. Подавляющему большинству его сородичей не пришло бы в голову это сделать. Весьма любезно по отношению к инвалиду.
  Вытягивать из него дополнительную информацию Ричард не пытался. И так небось жалеет, что проговорился на эмоциях. В телепатическом диапазоне он свои мысли контролирует идеально, лишнего не промелькнёт - а вот в устном общении навыки конспирации маленькому Джонни ещё развивать надо. Когда телепат общается с "сейфом", не чувствуя его эмоций, возникает подсознательное желание пробиться за барьер, сделать так, чтобы до него дошло. Отсюда повышенная эмоциональность речи. Точно так же землянин может инстинктивно начать кричать, общаясь с глуховатым родственником. Очень полезный психологический феномен. Нужно будет его использовать.
  Он позволил обыскать станцию сверху донизу. Сопровождая это всё язвительными комментариями, но активно не препятствуя. Явно успокоенный тем, что ничего подозрительного не нашёл (Ричард успел собрать стекло до мельчайшей крошки), слишком заботливый родственник отбыл восвояси.
  Так или иначе, этот хлопотный день наконец подошёл к концу, и у Ричарда появилась возможность расслабиться и подумать, что делать дальше.
  Пытаться восстановить вирус он точно пока не будет. Разрабатывать биологическое оружие на своём рабочем месте - идиотизм, если подумать. Нужно создать удалённую базу-лабораторию, о которой не будет знать никто. Вообще. Это вполне реально, когда ты сам ходячий универсальный инструмент.
  Но это всё потом, потом. Сейчас нужно в первую очередь выяснить, какая тайна личности с ним может быть связана. Что за незваный помощник у него вдруг нашёлся, и откуда у этого типа такие уникальные таланты. От способности генерировать ЭМИ "голыми руками" Ричард бы и сам не отказался. Да и телепатические помехи - вещь полезная, для "сейфа" особенно.
  
  СЕВЕРНАЯ ПОЛЯРНАЯ ШАПКА
  
  На следующий день утром он приземлился на краю северной полярной шапки. Здесь находилась наблюдательная башня Пожарного Союза (ПоС). На Марсе это отнюдь не просто ветка спасательной службы. Это очень серьёзная, мрачная и очень влиятельная контора. По полномочиям с ней мог сравниться только Психиатрический Союз (ПсС), ну и теоретически - Преследователи, если бы те озаботились объединиться хоть в какую-то иерархию, а не пытались изображать из себя одиноких странствующих рыцарей. 01, 02 и 03.
  Штаб-квартира ПоС находилась не здесь, а гораздо ближе к центру шапки, в собственной мини-аркологии. Но на наблюдательной башне был живой дежурный, с которым можно поговорить. Потому что в двери аркологий он мог бы стучаться и плясать перед ними хоть сутки. Аналогов дверного звонка марсиане не придумали. Ага, всё по той же причине.
  Конечно, можно было просто тупо пройти сквозь стену, и прежний Алеф именно так бы и сделал. Но в марсианском обществе это считалось крайне невежливым. А ему сейчас нужен был деловой разговор.
  Неохотно, но его всё же согласились принять. Дежурный открыл лестницу, ведущую в подземный тоннель, по которому Ричард за несколько минут долетел до штаб-квартиры. И всё равно его появление у дверей кабинета главы регионального отделения оказалось полной неожиданностью для секретаря, хотя он даже не думал каким-то образом маскироваться. Тот был занят приёмом какого-то важного сообщения, и аж подпрыгнул, когда Ричард к нему обратился.
  Круто быть невидимкой. Сложно, очень неудобно, иногда выглядишь совершенно по-дурацки... но круто.
  
  - Я не знаю, что вам могли рассказать о Пожарном Союзе, Ма-Алефа-Ак, - начальник регионального отделения выглядел отчасти раздражённым, отчасти смущённым, - но мы отнюдь не добровольческая дружина для скучающих юнцов. Мы гораздо ближе к закрытому ордену, в среднем мы принимаем одного новобранца раз в три года - и то половина выбраковывается на первых же учениях. Наша служба и опасна и трудна. Она требует смелости, самоотречения, высокой дисциплины, умения работать в группе... у вас подобных качеств нет даже в зародыше. Вы трусливый, ленивый, склочный тип. С чего вы взяли, что ваша кандидатура заслуживает хотя бы рассмотрения?
  - С того, что у меня есть одно качество, которое перекрывает все эти недостатки, уважаемый Бит-Ти. В отличие от вас, да и вообще единственный на планете я реально не боюсь огня, а не просто делаю вид. Я знаю, как вы работаете. Три года безделья и десять минут абсолютного ужаса. Дорогая униформа, отличный коллектив, широкие полномочия, уважение в обществе, девушки млеют, опять же... но как пожар - хоть увольняйся! Вы проходите глубокое гипнотическое кондиционирование, вы изгоняете всех ненадёжных, вы надеваете тяжёлые пироскафы и обливаетесь жидким азотом, вы посылаете впереди себя роботов... и всё равно этого хватает лишь для того, чтобы вы вообще могли как-то действовать, не обращаясь в бегство! Огненный ужас нельзя победить, можно лишь загнать в подсознание. Вы двигаетесь слишком медленно, вы почти не можете применять телекинез, а девяносто процентов ваших сил уходит на то, чтобы не транслировать образ пламени коллегам и спасаемым. А я могу просто пойти в огонь и сделать дело. Вытащить людей или погасить пожар. Без всяких подготовительных танцев и дополнительного оборудования. Действуя в полную силу и с максимально возможной скоростью. Даже если на мне окажется парочка ожогов, - он ухмыльнулся, глядя как начальника передёрнуло от этого слова, - для меня это будет всего лишь потерей нескольких граммов биопластика, я просто сброшу обугленные участки и продолжу работу.
  - Хм... - глава отделения задумчиво побарабанил щупальцами по столу. - Если у вас действительно НАСТОЛЬКО отсутствует огненный ужас, это может быть перспективно. Надеюсь, вы понимаете, что такие смелые заявления придётся доказать.
  - Легко, - Ричард достал из кармана маленькую синеватую капсулу. - Вы знаете, что это такое, командующий?
  - Ж... жидкий кислород, - марсианин вжался в кресло, а его глаза стали размером с два стакана. - Вы совсем с ума сошли, Ма-Алефа-Ак?! Тащить к нормальным людям эту дрянь? Очищенный кислород используется только на автоматических производствах и кораблях, это вещество первой степени опасности!
  - Так наша работа и должна быть опасной, разве нет?
  Он щелчком пальцев подбросил капсулу в воздух, подхватил телекинезом, сжал и раздавил, распылив в воздухе облачком голубоватой изморози. Затем поджёг лазерным взглядом и втянул в рот возникшее огненное облако (на самом деле - возникшие при его сгорании водяные пары, так как пламя, исчерпавшее материал для горения, мгновенно угасло). Конечно, дигидрогенмонооксид для марсиан тоже в достаточной степени ядовит, но только если он попадает в клетки истинного тела. Биопластику от него ни холодно ни жарко. Можно даже для дыхания использовать, повторно разложив.
  Бит-Ти за это время успел растечься тонким слоем по своему креслу, пройти все цвета радуги (отнюдь не в переносном смысле), и сохранил сознание только благодаря многолетней тренировке.
  - Достаточно! - как только пламя угасло, он заставил себя отлипнуть от кресла и принял более-менее достойную форму. Суровый Ма-Алек - другие на его месте оставались бы в ступоре ещё минут пять. - Вы меня убедили в своей полной и абсолютной ненормальности. Другого такого на планете действительно нет. Мне, знаете ли, даже с "сейфами" работать приходилось, они действительно боялись огня меньше, чем мы... но чтобы НАСТОЛЬКО - вы первый.
  Разумеется, - мысленно хмыкнул Ричард. Самовнушение - штука серьёзная. Помимо инстинктов, существуют ещё и культурные нормы, и если тебе с детства твердили, что огонь - это самое ужасное, что может встретиться на твоём пути, ты невольно начнёшь относиться к нему с некоторым... уважением. Как большинство земных христиан боялось чертей и Ада, хотя ни того, ни другого они в жизни не видели. Чтобы воспользоваться отсутствием пирофобии в полной мере, нужно быть не просто "сейфом", но и попаданцем-землянином.
  - Хорошо, допустим. Но от пожарного требуется не только смелость. Все ваши уникальные таланты будут бесполезны, если вы не сможете вовремя явиться на вызов. А вызов производится через Великий Голос, если вы не в курсе. Или вы согласны переехать со своей станции в одно из наших отделений? - теперь в голосе Бит-Ти звенела явная насмешка. Все знали, что Алеф не может уживаться с нормальными малками. Да что там с нормальными... с любыми, кроме себя.
  - Да, это недостаток. Но вполне преодолимый.
  Он выложил на стол небольшое устройство с единственной кнопкой и антенной.
  - Что это ещё такое?
  - Моё изобретение. Я называю его "рация". Радиоволны передаются через три спутника, которые я запущу через две недели. Вам достаточно нажать вот эту кнопку, и у меня зазвенит сигнал, после чего произносите в микрофон - вот сюда - где именно я нужен. И я буду там максимум через час - в среднем за такое же время, что понадобится вам, чтобы долететь. Только мне не надо тащить с собой кучу техники.
  Именно это и было главной целью его авантюры. Разрушить стену социальной изоляции. Заставить марсиан - хотя бы двух-трёх, хотя бы изредка - воспользоваться техническими устройствами связи. ЗАХОТЕТЬ говорить с "сейфом". Он всегда сможет узнать, что творится в цивилизации, которую Алеф так самонадеянно выбросил за ограду своей жизни.
  Ещё одну рацию он перед посещением ПоСа отослал с курьером брату, приложив записку-инструкцию с заголовком "Для любителей необъявленных визитов".
  - Хм... ну... хорошо, предположим, эта ваша штука даже работает. Но мы всё равно не можем принять вас в Пожарный Союз.
  - А я и не прошу полноправного членства. Запишите внештатным временным сотрудником. Всё равно большинство привилегий членов Союза виртуальны, и мне от них никакой пользы. Материальная часть привилегий в качестве оплаты меня вполне устроит, а для вас она наименее расходна.
  
  Раз уж явился в метрополию, желательно за один раз сделать больше одного дела, чтобы не носиться бестолково туда-сюда.
  ЦКИ - Центр Космических Исследований - находился на географическом полюсе Марса. Именно здесь ему следовало получить разрешение на запуск спутников.
  - Три... геостационарных... экваториальная орбита... угол 120 градусов... - пробубнил клерк, роясь в глубинах виртуальной реальности, и глядя на гостя лишь одним глазом (из восьми). - Поздравляю, такой запуск не противоречит интересам Великого Голоса, и при массе аппаратов до трёх центнеров и периоде схода с орбиты менее пяти лет вы можете приступать к нему в течение ближайшего месяца. Как телекинетически, так и посредством химических ракет. Распечатать вам список регионов, которые можно использовать для запуска?
  - Спасибо, я его знаю. Могу зарезервировать за собой три ракеты-носителя для соответствующей массы?
  - Хм... только один. Ваша социальная полезность слишком низка, чтобы обеспечить три запуска.
  - А обеспечить работу трёх левитаторов-пусковиков соответствующего класса?
  - Хм... Думаю, я могу выделить вам два человеко-часа профессионалов такого класса в год.
  - Но обратной силы это выделение не имеет? То есть я не могу получить человеко-часы за все годы, что работал смотрителем энергостанции, но не обращался к вам?
  - Нет, только с настоящего момента.
  Это, конечно, было проявлением зловредности. Не данного конкретного клерка, который его сейчас первый раз увидел. И не ЦКИ, с которым Алеф до сих пор имел дело всего пару раз. Зловредности Великого Голоса в целом, который успешно заменял марсианам не только Интернет, но и бюрократическую машину. Для него Ма-Алефа-Ак был фактором непонятным и раздражающим. Голос не мог причинить вреда ни одному марсианину напрямую - он был хорошо воспитанным коллективным бессознательным. Но чинить мелкие препоны, подбирать самые неудобные толкования законов, требовать неукоснительного соблюдения всех формальностей - это было в пределах его возможностей. И это продолжится до тех пор, пока отношение к Алефу не изменится у всех марсиан, которые его знали. А знали его многие, и почти у всех он сидел в печёнках.
  Другой смотритель энергостанции мог бы на его месте получить и десять и двадцать человеко-часов. Но он, увы, не был кем-то другим. Вернее, как раз был, но сообщить об этом не мог.
  - Я могу затребовать эти два часа прямо сейчас? - уточнил он. - Или только в конце года?
  - Можете прямо сейчас.
  Теоретически можно закинуть три объекта на стационар за два часа, но для этого левитаторы должны действовать без помех, с идеальной выучкой и координацией. На практике - дай боги с одним спутником за такое время управиться.
  Запустить их самостоятельно? Малейшая ошибка - и спутник сгорит в атмосфере. А он и первые три едва успевал сделать.
  По той же причине он не мог самостоятельно изготовить ракеты.
  Существовал альтернативный способ получить любые услуги, доступные обществу. Просто попросить. Просто подойти к малку, который может что-то сделать, и объяснить ему, что и зачем тебе нужно. Подавляющее большинство марсиан только этим способом всю жизнь и пользовалось, ни разу не обратившись к общественным службам. Если ты сам не знаешь, кто может это сделать - размести молитву у соответствующего божества в Великом Голосе. Не далее как через сутки найдётся доброволец с соответствующими возможностями и свободным временем. Все Ма-Алек братья, все должны помогать друг другу.
  Вот только ЕГО заказ, даже если найдётся добрый телепат и разместит в сети, провисит там пока не потекут снова реки. Это марсианский аналог выражения "до второго пришествия", или "когда рак на горе свистнет".
  - А могу я заказать двух пусковиков И ракету-носитель?
  - Нет, вам доступна только одна линия услуг, по вашему выбору.
  - Хорошо. Тогда я заказываю один пуск. Способ - на ваше усмотрение. Но с гарантией успешного вывода, иначе я потребую повтора.
  К счастью, штаб-квартира Пожарного Союза и гора Олимп находились примерно на одной долготе, так что связь между ними мог обеспечить и один спутник. А дальше уже можно будет поискать способ обойти эти идиотские ограничения...
  
  ЭНЕРГОСТАНЦИЯ ОЛИМП-3
  
  Собрать спутник связи своими руками? Для довоенного человека, привыкшего к распределению труда - полная фантастика. Для многих кузнецов Пустошей, привыкших чинить на верстаке в гараже плазменные винтовки - задача сложная, но вполне решаемая.
  Тем более, что ему сейчас не нужны эти хитроумные транзисторы и нейросети (теорию Мастер знал по довоенным книгам, но не сумел поглотить ни одного специалиста, имеющего навык практической работы с ними). Вполне достаточно аналоговой техники с ламповым управлением - которая и использовалась тут довольно активно, для управления автоматикой, но не для связи. По сути, ему нужно было впихнуть в большой шкаф простейший ретранслятор. Только сделать его достаточно помехоустойчивым и обеспечить иммунитет к космической радиации.
  А если добавить, что ты видишь машину насквозь и можешь вырастить любые инструменты (кроме нагревательных) из собственных рук, а также двигать части мысленным усилием, то встаёт вопрос "а чего там собственно возиться целую неделю".
  Корпуса спутников он выполнил из керамики - на Марсе она была основным строительным материалом. Хотя металла вообще-то тоже хоть завались - знаменитые красные пески, из-за которых Марс получил свой цвет, представляют собой не что иное, как ржавчину - оксид железа. Но работать с ним Ма-Алек не любили. Не то, чтобы имели проблемы с использованием - просто применяли лишь там, где он был позарез нужен, и заменяли там, где можно заменить безболезненно. Возможно потому, что процесс литья ассоциировался с огнём (хотя расплавленное стекло тоже совсем не игрушка). Или потому, что на их родине с металлами была большая сложность.
  Да, на их настоящей родине, а не на Родине. Ни зелёные, ни белые марсиане, строго говоря, не были марсианами. По происхождению. Жизнь зародилась не здесь - так говорилось во всех исторических учебниках и преданиях. Великий Голос, после появления которого цивилизация зелёных ничего не забывала в принципе, был создан около четырёх тысяч марсианских лет назад. До этого видения передавались в индивидуальном порядке, от отца к сыну, от учителя к ученику - и размазывались от поколения к поколению, вдобавок на них накладывался "эффект свидетеля" - субъективные эмоциональные искажения, а также нередки были целенаправленные телепатические атаки, направленные на переписывание прошлого.
  Девять тысяч марсианских лет назад произошло некое событие, именуемое в хрониках Великим Падением. Оно заняло в местных мифах то же место, что Великая Война в мире Мастера. Историки расходились в том, что именно это было. По мнению некоторых - первая гражданская война между белыми и зелёными, в которой был также мимоходом истреблён полумифический народ жёлтых марсиан. Другие полагали, что это было следствием первой неудачной попытки создать Великий Голос. Или применения телепатического оружия невероятной силы.
  Так или иначе, после этой катастрофы марсианской цивилизации как таковой не осталось. Только дикие полубезумные племена, кочевавшие по пустыне. По пустыне, где не было ни еды, ни даже воздуха для дыхания, где полгода температура выше точки кипения этана. Жизнь на раскалённой сковороде. В этом агрессивном мире жизнь обеспечивалась только постоянным психическим усилием. Тот, кто переставал хоть на несколько секунд качать энергию из параллельного пространства - умирал.
  Белые марсиане решили эту проблему путём развития индивидуальной агрессивности. Каждый из них ежесекундно воевал с этим миром. "Спокойствие - ложь, есть только страсть. Страсть дает мне силу". Они не знали ни сна, ни отдыха. Когда врагов на горизонте не было, они начинали биться друг с другом, чтобы не расслабляться, или взлетали и летели в никуда, пока не находили что-то интересное.
  Зелёные пошли иным путём. Объединяя индивидуальные психические поля в единое поле племени, они поддерживали жизнь в каждом его члене, пока тот отдыхал. Их первой ценностью для выживания стала гармония, сотрудничество и процветание. Чуть позже они стали собственно зелёными, внедрив в свои тела фотосинтезирующие микроскопические водоросли, что позволило чуть меньше полагаться на псионику.
  Первые постоянные убежища на полярных шапках были построены через пятьсот лет после Великого Падения. Они тогда больше напоминали иглу эскимосов. Развитие до современных аркологий - городов с полностью замкнутой экосистемой, способных снабдить малка всем необходимым от рождения и до смерти - заняло следующие четыре тысячи лет, и было завершено уже при помощи Великого Голоса.
  Создание которого, кстати, отнюдь не было лёгкой и бескровной процедурой. Вернее, бескровной было - в ней никого не убивали - физически. Но ментальные Войны за Объединение чуть не уничтожили общество зелёных вновь. Не все племена хотели вливаться в общую сеть. А те, кто хотели, имели самые разные представления, как именно оно должно быть устроено. Белые охотно играли роль наёмников в этих войнах, поддерживая все стороны, которые имели, чем заплатить. Сами они вливаться не собирались, да им никто и не предлагал.
  Никто не знал, где находился мир, который дал жизнь предкам Ма-Алек. На основе эволюционного моделирования учёные предположили, что он был гораздо холоднее Марса, намного беднее тяжёлыми элементами, с большим количеством свободного водорода в атмосфере, вероятно с более высоким давлением. К сожалению, у малков не было скелета или мышц в земном понимании, так что определить по анатомии, в условиях какой силы тяжести они эволюционировали, было невозможно. В легендах сохранилось только название этого мира - Х-Ронмирка-Андра.
  Да-да. "Земля бога смерти и кошмаров". Хорошего же мнения предки были о своей родине! Опять же трудно было сказать, было ли это изначальным названием, или его позднее присвоило одно из кочующих племён, ассоциировав мифическую планету со своим тотемом-покровителем.
  Самая большая загадка состояла в том, что от предков не осталось совершенно никаких следов разумной деятельности. Хорошо, у малков вообще слабо с материальной культурой, их главные достижения лежат в пространстве воображения... но должны же были они на чём-то жить? Ни домов, ни рудников, ни, чёрт побери, кораблей, на которых они должны были прилететь на Марс. Ни-че-го. Такое чувство, что Великое Падение было падением в буквальном смысле - толпу дикарей просто выкинули пинками из космолётов где-то в стратосфере и улетели прежде, чем несчастные "робинзоны" коснулись поверхности.
  "Наши археологи нашли следы нескольких цивилизаций, существовавших на красной планете до нас, задолго до того, как она стала Ма-Алека-Андрой... но так и не нашли наших собственных следов!"
  Никаких следов... кроме одного. Химический анализ грунта показал, что незадолго до Падения на поверхности Марса бушевали пожары. Страшные пожары. Невообразимые не только для марсиан, но даже, пожалуй, для землян. Именно тогда практически весь свободный кислород из атмосферы оказался окончательно связан с кремнием и железом, образовав верхний слой красных песков. До этого атмосфера была больше похожа на земную.
  "И возможно, именно тогда у предков образовался смертельный страх перед огнём, который они передали нам и белым. Было, чего испугаться".
  
  Работа над спутниками дала ему и другую полезную возможность - потренироваться в разделении моторных функций. Там, на Земле, Мастер мог делать десяток дел одновременно - по количеству поглощённых им личностей. Марсианам, при всём совершенстве их тел и мозгов, это искусство было совершенно неизвестно. Умелые телепаты могли создавать псевдоличности - но не более одной одновременно. У них даже не было разделения полушарий, как у людей.
  Впрочем, справедливости ради - нормальным марсианам это и не нужно. Если они хотели делать несколько вещей сразу, дополнительные процессы всегда можно было запустить в коллективном разуме. Он же мог полагаться только на свою физиологию... и опыт прошлой жизни.
  Нет, разделять свою индивидуальность на фрагменты ему пока рано. Не тот уровень. Доигрался уже один раз, второй раз на эти грабли он не наступит. Но вот выделить маленькие рефлекторные центры для управления отдельными руками или телекинетическими потоками - почему бы и нет? "Кора мозга", высшие интеллектуальные функции останутся в неприкосновенности. Он просто будет чуть лучше других управлять своим телом и предметами вокруг себя.
  "Нервные клетки не восстанавливаются"? Это не про марсиан. Они могли регенерировать ВСЁ, любую структуру биопластика или истинного тела. Включая даже мозг (правда, при уничтожении аналога коры больших полушарий погибала личность, и возродившийся марсианин был бы уже кем-то совсем другим). Их срок жизни был ограничен тысячей марсианских лет (плюс-минус пара веков) не по физиологическим причинам, а потому, что сознание марсианина представляло собой конечный процесс. Как исполнение программы на компьютере.
  Корректно написанной программы, стоит отметить. Сбой программы может привести к тому, что оператор END вообще отсутствует, или никогда не будет достигнут, так как система зависнет в бесконечном цикле. История Ма-Алека-Андры знала случаи, когда безумные марсиане жили и шесть и восемь тысяч лет.
  Распространяется ли это ограничение на человека, на уже не совсем человека, и тем более на уже не совсем человека в теле марсианина, он пока не знал - но в любом случае, сработает не сегодня и не завтра. Они с братом ещё весьма молоды, им всего полтора марсианских или три земных века.
  А пока что это свойство физиологии давало ему практически неограниченный потенциал воспроизводства нервных клеток - без всякого вреда для здоровья. Учитывая пластичность марсианской анатомии, сформировать из этих клеток второй или третий нервный центр мастеру автомодификации не составило труда. При этом основной мозг оставался в неприкосновенности, и все "ошибки в конструкции" его не затрагивали, так что Ричард мог не бояться лишить себя по ошибке, например, зрения или слуха.
  Работа над созданием второго центра кинетического контроля отняла почти трое суток, зато третий получился всего за час, а потом сборка спутников пошла втрое быстрее. Детали и инструменты так и летали в разных направлениях, а туда, где телекинез не справлялся - сразу тянулись руки-щупальца.
  "Интересно, а нельзя ли таким образом перестать быть "сейфом", просто воссоздав из дополнительной нервной ткани девятый центр?"
  Всерьёз он пообещал себе заняться этим вопросом уже после запуска (хотя бы потому, что ему понадобится здоровый образец для копирования) - но на всякий случай просмотрел структуру собственного девятого.
  И обалдел.
  Девятый, телепатический центр восприятия у Ма-Алефа-Ака был абсолютно нормально развит. Как у любого марсианина. Да что там - даже несколько получше, чем у среднего марсианина. Почти как у брата. Центр, который не использовался в течение всей жизни. Это всё равно, что обнаружить у врождённого паралитика мускулатуру спортсмена-олимпийца!
  
  Совершенно человеческим жестом Ричард почесал в затылке.
  Для марсианина этот жест абсолютно лишён смысла. Ему не нужно разгонять кровь в сосудах головного мозга за отсутствием такового. Но после десятилетий неподвижности он (как и другие человеческие движения) доставлял огромное удовольствие. И сейчас был очень к месту. Вообще не знаешь, как на такое реагировать. Сюрприз оказался то ли приятный, то ли пугающий.
  Не далее как двадцать лет назад Алеф проводил глубокое сканирование собственной нервной сети (далеко не в первый раз). И тогда у него всё было, как и положено у "сейфа". Если у нормального марсианина эта структура напоминает распустившийся цветок, то у него больше была похожа на засохшую луковичку. В пять раз меньше по весу, чем положено в его возрасте и в десять - по объёму. А теперь... даже на тридцать процентов больше среднестатистического. Правда, вместо привычных по учебникам округлых лепестков его выросты скорее были похожи на шипы. По форме девятый центр Алефа больше всего напоминал... плод репейника?!
  Нет, это всё ещё оставалось в пределах нормы. Странно, но не невозможно. "Цветок" - лишь самая частая форма развития телепатического центра, но не единственная. Встречались там "запятые", "спирали", "паутины" и даже "человеческие лица". К функциональности это всё практически не имело отношения - узоры нервной ткани были случайны, как пятна Роршаха. Для диагностики важна только общая сложность структуры, а не то, что она напоминает.
  Но само совпадение настораживало.
  "Это может быть подарок от существа с Плато криков или от "Серой Зоны". Оба, хоть и при разных обстоятельствах, что-то делали с мозгом Алефа в означенный период. Но зачем "сейфу" нужен развитый телепатический центр? Неважно, не мог даритель снять проклятие Алефа, или не хотели это делать, и по каким конкретно мотивам. В любом случае, восстанавливать его, не восстановив саму связь, это так же нелепо, как собирать гоночный автомобиль в наглухо забетонированном гараже. Значит ли это, что реанимация телепатических способностей планировалась тоже, но по какой-то причине не была осуществлена? Или она должна была произойти в будущем? Но ведь это не просто бетонированный гараж, это гоночная машина с водителем, который впервые сядет за руль! Или планировалось в ударные сроки и навыки передать, которые другие марсиане изучают всю жизнь?"
  Его размышления прервала неслышная (в участке ультразвукового диапазона, который малки довольно редко используют) трель сирены. Кто-то снова нарушил границы безопасности станции, замкнув цепь с психочувствительным кристаллом. Спустя пять секунд зазвенела другая сигнализация, уже вполне официальная - кто-то нажал на панель с надписью "Смотрителя вызывать тут". Забавно - веками его на станции никто не тревожил, а сейчас - проходной двор какой-то. Если, конечно, это не вернулся малыш Джонни с повторным обыском. Или "камбала" не решил(а) объясниться по поводу прошлого вторжения.
  Однако снаружи оказался не брат, а незнакомый зелёный марсианин... вернее, марсианка цвета хаки.
  То, что он смог определить пол визитёра с первого взгляда, изрядно подняло Ричарду (или, возможно, Алефу) настроение. Дело в том, что у марсиан в большинстве обликов нет никаких внешних половых признаков, всё опирается на телепатический "голос". Поэтому "сейфу", когда он общался с ранее незнакомыми сородичами, приходилось либо фокусировать активное зрение на гонадах (что довольно невежливо), либо долго принюхиваться, чтобы уловить феромоны, и понять, как же к этому существу, мать его так, обращаться!
  Но посетительница либо знала об этих проблемах, либо просто любила выглядеть женственно, поскольку её пол был элегантно подчёркнут рядом внешних деталей - характерным удлинением головы сверху-сзади, напоминавшим косу, большими глазами и общей стройностью тела. Да и вообще гостья была физически красива - большая редкость среди марсианок, подавляющее большинство которых предпочитали "красоту души". Она использовала менее распространённую четвероногую, а не трёхногую модель для локомоции, что придавало общую приятную симметрию телу. Равновесие поддерживалось парой крылышек, слишком маленьких, чтобы летать, и выращенным с той же целью хвостом. Пользовалась она этим всем с ловкостью кошки, а не просто переваливалась с подпорки на подпорку, как большинство марсиан. Что означало - в этом облике гостья провела не один месяц, в совершенстве освоив его конструктивные достоинства и научившись обходить недостатки. Ричард даже почувствовал себя несколько неловко из-за того, что был вынужден предстать перед ней в стандартной "форме лентяя". Знал бы, что так получится, перекинулся бы во что-то более изящное, чтобы соответствовать.
  "Улучшилось настроение", впрочем, отнюдь не означало "добавилось оптимизма". Ричард был далёк от романтики, и отлично понимал, что прекрасные незнакомки появляются у дверей нелюдимых отшельников либо в сказках... либо по очень серьёзному и обычно малоприятному делу.
  - Добрый день, - произнёс он максимально нейтрально, стараясь убрать из голоса как лишнюю симпатию, так и лишнюю агрессию. - Могу я узнать, с кем имею дело, и что вас привело ко мне?
  Незнакомка не подпрыгнула, когда рядом с ней внезапно возник "сейф", что добавило ей ещё пару очков одобрения на личной шкале Ричарда. Он не скрывался, приближаясь, но мало кто из марсиан уделяет столько внимания материальному миру. Гостья явно умела не только смотреть, но и видеть.
  - Добрый день, извините если побеспокоила, - немного смущённо затараторила она. - Я знаю, что вы не очень рады посетителям, но я думаю, что одно очень важное дело может вас заинтересовать, хотя если нет, я, конечно, уйду и больше не буду вас беспокоить...
  - Вы не очень часто пользуетесь устной речью? - предположил Моро.
  - Ой, да, действительно, не очень часто, понимаете, я археолог, и провожу по много недель, не видя ни одного Ма-Алек, общаясь только телепатически по дальней связи, поэтому когда перехожу на устную речь, я немного не успеваю за своими мыслями, с непривычки звуковое общение кажется таким медленным. Вас это наверно раздражает, у вас-то культура речи на высшем уровне, потому что, я имею в виду, у вас было много практики... ой, извините, я такая бестактная, но просто после стольких часов молчания...
  Она помотала головой с длинной "косой", и совсем смущённо умолкла.
  - Да всё в порядке, - не смог сдержать улыбку Ричард. - Если вы исследователь, то наверно умеете проходить сквозь стены?
  - Э... да, конечно, умею, а что?
  - Тогда может не будете стоять здесь на жаре? Я вижу, что внутри вас портативный охладитель, но зачем зря жечь его ресурс? Пройдём внутрь, я вам высокополимерного метаногеля приготовлю, заодно и расскажете, что у вас за дело...
  - Ой, правда? Спасибо, а мне о вас таких ужасов наговорили - совсем ворчливый, нелюдимый, скандальный...
  - И вы не побоялись зайти в гости к такой зловредной личности? - ухмыльнулся Моро, просачиваясь сквозь склон горы.
  - Ой, да чего там! Я ментальной агрессии боюсь, - она на несколько секунд умолкла, чтобы вынуть охладитель из живота, поставить на ближайшую скалу, включить маячок и "налегке" последовать за Ричардом. - Когда чувствую злость, направленную на себя, мне очень неловко становится, хочется спрятаться, собственно потому я и выбрала такую профессию, чтобы побольше проводить вне аркологий, хотя нет, древнюю историю я конечно тоже очень люблю, это не просто предлог... А вслух можете ругаться на меня сколько хотите, мне это вообще не страшно и не обидно, ни капельки. Даже забавно немножко, хотя я конечно понимаю, что вам-то совсем не смешно, так что извините, если что...
  - Ну а у меня ситуация обратная, как понимаете, - Ричард взялся за кухонное оборудование. - Мысленно - пусть меня хоть убивают, а вот на словесную агрессию я могу отреагировать довольно жёстко. Так всё же, что вас привело к отшельнику-"сейфу"?
  - Понимаете, у меня одна подруга работает в ЦКИ, и она мне рассказала, что вы искали возможность запустить спутник для связи. Дело в том, что у меня не так давно была такая же проблема, только мне не для связи нужно было, а для навигации, потому что мне по работе иногда приходится посещать места, где Великий Голос недоступен, и определение координат обычными способами там не работает, так что по радиосигналу было бы надёжнее...
  - И вам тоже не удалось получить нужное количество человеко-часов?
  - Ну, почти, - девушка опустила взгляд. - На сами пуски мне бы хватило, но нужно было ещё заказать разработку устройства навигации, и вот вместе с ней получалось неподъёмно, потому что я не так хорошо в электронике разбираюсь, как вы, и не смогла бы сама его спроектировать... Я пока ещё младший научный сотрудник, и мне не выделяются ресурсы института. Но я тогда подумала, что если бы была "сейфом", то могла бы радикально уменьшить затраты и уложиться в смету на индивидуальную экспедицию.
  - Хм, любопытно. И каким же образом? Мне бы это весьма пригодилось тоже...
  - Точно! Так я же потому к вам и обратилась! Смотрите, орбитальные пуски бывают двух типов. Телекинетические - с участием Ма-Алек - и ракетные, полностью безлюдные на сто километров вокруг. Но если вы "сейф", то есть не боитесь огня, то можно их в принципе объединить. Убираем первую ступень, оставляем только вторую. Телекинезом поднять её к границе атмосферы, разогнать хотя бы на километр в секунду - а потом резко уйти в сторону и вниз. Ракета не сразу упадёт, какое-то расстояние пролетит, а как только расстояние станет безопасным - включит двигатели, доразгонится и выйдет на орбиту.
  Ричард аж присел немного на всех трёх ногах. А ведь действительно, мог бы сам сообразить, а не ждать, пока к нему явятся прекрасные крылатые феи с подсказками! Чтобы заменить собой только ПЕРВУЮ ступень, не нужно быть телекинетиком ультравысокого класса, как для пуска на чистой псионике. Это может практически любой малк... при условии, что его не парализует зрелищем ракетного выхлопа.
  А затрата человеко-часов на одноступенчатую ракету - в разы ниже!
  - То есть вы предлагаете помочь друг другу? Я вывожу свои спутники, потом ваши, а расходы на вторые ступени берём из общего бюджета?
  - Да, и ещё немножечко из полномочий моего института, у меня кое-что есть на экспедиции... Но я в принципе могу и подождать, вам сейчас нужнее... Зайду через год или два, главное чтобы идея вообще работала...
  - Нет уж! Ничего мы ждать не будем. Сделаем всё в ближайшую пару недель!
  - Ой, правда? Здорово! Но я не уверена, что успею заказать разработку пипбака...
  - Разработку чего?
  - Пипбак. Это я так называю моё навигационное устройство. Общие концепции у меня уже набросаны, я ещё когда училась разработала схему взаимодействия электроники с психочувствительными кристаллами, ну то есть схема-то давно в библиотеке хранилась, я просто её откопала, друзья говорят, что я вечно что-то откапываю, но в железо воплотить так и не смогла, моя подруга-электронщик увлеклась другой работой...
  - Так, стоп-стоп. Чуть помедленнее. Давайте тогда, чтобы не тратить человеко-часы, я вам с реализацией концепта помогу тоже. А взамен потратим больше вашего ресурса на вторые ступени.
  
  Следующая неделя пролетела не в пример приятнее. Работать над новым техническим решением вместе с красивой и образованной девушкой - совсем не то, что в одиночестве. И дело тут не только в эстетике. Выяснилось, что иметь рядом нормального телепата, подключенного к Великому Голосу, необычайно удобно - проблемы, над решением которых Алеф бился месяцами, решались за пять минут - либо обращением к коллективной памяти вида, либо вызовом соответствующих услуг и товаров. У Дэйр-Ринг, как звали новую знакомую, оказалось довольно много друзей и почти всё нужное она получала в неофициальном порядке. Ну, как в общем и делают нормальные марсиане.
  Прежний Алеф от этого окончательно взбесился бы, наорал на непрошеного гостя и вышвырнул прочь, независимо от пола. Одно дело - знать в теории, сколь многого ты лишён был всю жизнь, и совсем другое дело - видеть это собственными глазами.
  Ричард же только получал удовольствие от открывшихся возможностей. Как настоящий житель Пустошей, он привык хватать всё, что попадалось под руку и пользоваться этим, а не комплексовать из-за того, что другим досталось больше. И тот факт, что скоро вся эта роскошь снова исчезнет, не повергал его в уныние, а лишь побуждал работать активнее, чтобы извлечь максимум эффекта.
  Пипбак (разумеется, на марсианском языке он назывался совсем не так - Ричард просто провёл аналогию с хорошо знакомыми пип-боями Пустошей) обретал очертания прямо на глазах. Изначально предполагалось, что это будет просто экран, отображающий местоположение марсианина на поверхности по трём маякам. Элементарный аналоговый прибор, даже без системы управления. Но постепенно оба всё больше увлекались, особенно по мере того, как Ричард обнаружил, НАСКОЛЬКО он талантлив в данной области. Его земная половина памяти прекрасно разбиралась в электронике, а марсианская - в многомерных психочувствительных кристаллах. Когда они объединили усилия, гибридная техника получалась просто на загляденье - только успевай компоненты заказывать. Тем более, что в отличие от всех марсиан, он мог использовать не только холодную сварку, но и обычную, а также пайку, плазменную и лазерную резку, напыление, литьё, обжиг - и главное, присутствовать при всём этом. Там, где другим марсианам требовался десяток промышленных роботов, он вполне справлялся один.
  Первый день Дэйр-Ринг сидела рядом с ним, завороженно-испуганно наблюдая за тем, как парят в воздухе раскалённые предметы, и с визгом вылетая сквозь ближайшую стену, когда где-то вспыхивало открытое пламя. Хорошие рефлексы, кстати - более половины марсиан в такой ситуации и пошевелиться не смогли бы, не то что правильно дематериализоваться. Видимо не зря она себя называла мастером выживания (Ричард к этому заявлению отнёсся поначалу весьма скептически). Как выяснилось, несмотря на юный возраст (всего тридцать шесть марсианских лет), она уже успела задумать и осуществить дюжину экспедиций в малоисследованные районы. Три с товарищами и девять самостоятельно.
  - Поначалу я была уверена, что с друзьями и коллегами лучше. Но потом поняла, что гораздо спокойнее работать одной. Ты рискуешь только собой, и не должна брать ответственность за чьи-то жизни. Вы тоже поэтому предпочли станцию с одним постоянным смотрителем?
  - Нет, у меня были несколько иные мотивы. Кстати, по вашему поведению совсем не скажешь, что вы одинокая и нелюдимая. Скорее наоборот.
  - Так я же сейчас вне работы! Что вы, я очень люблю с кем-нибудь пообщаться в свободное время! А вот в экспедиции я как ракета - ни одного Ма-Алек не должно быть на сто километров вокруг! Нет, если я надоедаю, вы скажите, я сразу уберусь.
  - Если мне что и надоело, так это сидеть бобылем на станции, имея возможность поговорить только с самим собой. Хороший собеседник, умный, только я его уже слишком хорошо знаю, - Ричард ввинтил щупальцем очередную лампу. - Нет, я живу один по другой причине - не потому, что не могу терпеть людей, а потому, что они не переносят меня.
  - Странно. Мне вы кажетесь вполне симпатичным и обаятельным. Нет, конечно в разведку я бы с вами не пошла, а вот отдохнуть после миссии - вполне.
  Что они и сделали в конце дня, сидя на вершине горы и глядя на то, как высыпают звёзды в чёрное небо. Дэйр-Ринг оказалась неплохой рассказчицей с обширным багажом воспоминаний - как собственных, так и считанных из памяти других исследований. Правда, без телепатического сопровождения её истории теряли почти всю прелесть, и девушка поначалу очень стеснялась. Ричарду пришлось задействовать всю харизму, чтобы её разговорить.
  - Большинство из нас не понимает, насколько удивительный мир нам выпало заселить. Мы здесь не более, чем квартиранты-однодневки, и дав миру имя "Ма-Алека-Андра", изрядно оскорбили его. Марс стар, Алеф, очень стар. У него были сотни имён, сотни жильцов до нас, и будут сотни после. Некоторые империи процветали тут миллионами лет, прежде чем уйти и уступить место следующим, которые тоже казались вечными и незыблемыми. Подумай только, Алеф, - она аж приподнялась на задних ногах, крылья затрепетали от возбуждения, - первые разумные существа ещё застали здесь моря и океаны! Это было шестьсот миллионов лет назад!
  "То есть миллиард земных!" - Ричард невольно присвистнул. Впрочем, в разрежённой марсианской атмосфере свиста всё равно не было слышно.
  - Это всё были местные обитатели, результат эволюции? Или, как мы, пришельцы извне?
  - И то, и другое. Второе, думаю, чаще - после определённого периода, около трехсот миллионов лет назад, Марс вообще перестал порождать собственных разумных существ, не хватало плотности атмосферы, чтобы могли эволюционировать существа с большим мозгом. Все его собственные дети были кислорододышащими и теплолюбивыми, в их жилах тёк расплавленный лёд, а не метан. Что-то вроде современных жителей Земли. Впрочем, помимо двух названных тобой типов разумных, самых очевидных, были ещё пять.
  - Пять?!
  - Да, всего мы в археологии насчитываем семь типов эволюции разума. Первый, самый очевидный - местная эволюция. Второй - вторичная эволюция, когда потомки разумных существ деградируют до животных, а затем снова вырабатывают разум. Третий - интродуцированная эволюция - когда завозят животных, а они уже в местных условиях сами эволюционируют в разумный вид. Четвёртый - возвышение, когда пришельцы извне или уже существующий на планете разум вносят изменения в гены местных животных, превращая их в разумных существ. Пятый - конструирование, когда разумный вид создаётся с нуля специально для обитания на этой планете. Шестой - принудительная интродукция - когда завозится уже разумный вид, но ещё не достигший стадии космических полётов.
  Седьмой - колонизация - когда разумные сами прибывают на планету и заселяют её. И в истории Марса были все семь типов разума, причём все - не по одному разу! Только представь, Алеф! Мы буквально стоим на прахе прежних жителей - каждый атом, который мы вдыхаем, был частицей тела созданий, которые мы и вообразить себе не можем, их построек, их машин!
  "Интересно, к какому из семи типов относится тварь на Плато криков?" - но вслух он этого, конечно, не сказал. Посторонних впутывать хотелось меньше всего, особенно таких милых девушек. Спросил совсем другое.
  - Но ты же говорила, что занимаешься в основном свежими реликвиями белых марсиан. Разве не логичнее было бы заняться древней историей до Падения, если она тебя так захватывает?
  - Потому что белые захватили подавляющее большинство тех реликвий, что пережили Падение. Они ушли намного дальше нас в исследовании прошлого планеты. Даже их космонавтика, которую мы считаем самым высоким достижением, построена на результатах исследования предпоследней цивилизации. В основном я занимаюсь так сказать "вторичной археологией" - исследую результаты исследований белых, их раскопки, их записи и музеи.
  - И как, удалось найти что-то ценное?
  - Только в информационном смысле, - Дэйр-Ринг смущённо опустила голову. - Три древних цивилизации, но все три - только в записях белых, ни одной материальной реликвии или останка. Там всё слишком хорошо охраняется. Роботы, ловушки, призраки белых... Нужна многочисленная экспедиция, с хорошим оснащением и мощным психополем. А у меня пока недостаточно авторитета, чтобы такую собрать... да и кадров не хватает, кого попало ведь не возьмёшь...
  - Разве нельзя банально зачерпнуть энергии от Великого Голоса?
  - Что ты! При таких вылазках от Голоса себя отрезают! Только локальная психосеть группы! И после возвращения - месячный карантин под надзором Психиатрического Союза! Знаешь, сколько там может быть ментальных вирусов? Если он проникнет в сознание достаточно сильного бога... - она поморщилась.
  Ричард с пониманием кивнул - уж кто-кто, а он это представлял лучше любого марсианина. Сам недавно чуть не уничтожил марсианскую цивилизацию.
  - Погоди-ка... ты говоришь, отрезают... А что будет, если в такой экспедиции примет участие "сейф"?
  Гостья ошарашенно присела на задние ноги.
  - Я никогда над этим не думала... В принципе... все психические отпечатки и психовирусы им не страшны... Но материальное биологическое оружие, яды, ловушки, мины, охранные роботы... Нет, это слишком рискованно. Я не могу никого туда взять.
  Ричард чуть было не рассмеялся. Наследие войны? Подземелья? Ловушки? Биологическое оружие? Роботы? Он как будто снова попал домой!
  - А ты тут ни при чём. Как один из разработчиков пипбака, я обязан буду испытать его в поле. В том числе в том месте, где его планируется применять. Ты можешь помочь мне с разработкой плана тестирования, или я отправлюсь сам, куда сочту нужным.
  Дэйр-Ринг застыла, как громом поражённая. Прежде, чем она смогла подобрать слова для возражения, Ричард перевёл тему.
  - Кстати, если работать придётся под землёй, радионавигация будет не очень надёжна. Нужно добавить устройство инерционной навигации. Гироскоп и несколько акселерометров, плюс программа счисления.
  - Хм... да... но ведь это сильно утяжелит пипбак, а постоянно телекинезом его тащить...
  - Нет, телекинез тут не сработает, телекинетическое воздействие на прибор будет сбивать показания акселерометров. Но инерционный навигатор и радионавигатор можно сделать двумя разными устройствами, которые подключаются к пипбаку, как периферия, по мере необходимости. Всё равно, использовать их одновременно не понадобится.
  
  Спали они вместе. Увы, совсем не в земном смысле этого выражения. Ничего эротического - просто легли в одну кровать, обнявшись, и быстро уснули.
  Возможно, Дэйр-Ринг была бы и не против зайти немного дальше, но Ричард даже не пытался делать поползновений, а она была достаточно деликатна, чтобы не намекать. Увы, такой возможности у него просто не было. "Сейфы" помимо прочего были импотентами. Опять же, не в земном смысле. Своё тело они, как и прочие марсиане, контролировали идеально. И если бы чему-то там понадобилось встать, оно бы встало. Но земной секс для марсиан - не более чем забавный вид спорта. У малков нет внешних половых органов. Для оплодотворения они смешивают биопластик своих тел, буквально сливаясь в одно существо, соединяя сначала нервные системы, а потом уже половые клетки.
  Вот именно к слиянию нервных систем он и не был способен. Биопластик "сейфа" проводил только его собственные сигналы, и был совершенно непрозрачен для чужих. Он мог бы механически смешать свою плоть с другим марсианином, но при этом ни он, ни партнёр ничего бы не ощутили, помимо лёгкого дискомфорта. Так что из доступных удовольствий ему оставалась лишь магия дружбы.
  
  На следующее утро Ричард вскочил первым, с новой идеей.
  - Послушай, Дэйр-Ринг! А зачем нам запускать разные спутники? Мы можем объединить мои коммуникационные и твои навигационные задачи в одном корпусе! В целом там большинство систем общие. Нужно только добавить пару антенн, мы даже не выйдем за пределы разрешённого веса в три центнера.
  Девушка лениво подняла из лужи псевдоподию с сонным глазом на конце, но когда до неё дошло - взвилась в воздух, обретая форму на лету, и обрушилась на него всеми четырьмя ногами, прижав к полу.
  - Ты хочешь сказать, что мы сможем получить работающий навигатор через две недели?!
  - Даже меньше, - самодовольно улыбнулся бывший Мастер. - Через двенадцать дней.
  
  Проводить время вместе, развлекая друг друга разговорами и ужасом от термической обработки материалов, конечно, приятно, но не очень-то продуктивно. Поэтому на следующий день они разделились - приспособили ещё одну платформу под лабораторию, и там теперь Дэйр-Ринг осуществляла программирование психочувствительных кристаллов.
  Кристаллы эти, кстати, делаются из тел самих же марсиан. Нет, покойников перерабатывать не нужно. Достаточно пожертвовать частью собственного веса, потом можно будет отъесться за пару дней. На стандартный шестиграммовый кристалл, который носят в личном "медальоне Куру" все взрослые марсиане, и который содержит практически все знания марсианской цивилизации, плюс личную память владельца, уходит около двух кило биопластика. И оборудование для такой переработки у Алефа в лаборатории уже было. Для изготовления вируса, вообще-то, но эту мелкую подробность можно опустить.
  Детали пипбака были поменьше, чем кристалл Куру, но заметно побольше, чем вирусные частицы. Около ста миллиграммов каждый, двенадцать кристаллов на одно устройство. В идеале на всё это хватит одного килограмма плоти - но то в идеале. На практике какая-то часть всегда идёт в отходы, так что на три пипбака (один для Дэйр-Ринг, один для него, один тестовый) каждому из них пришлось "похудеть" на целых шесть кило.
  Потому что пипбак девушки содержал кристаллы нормального марсианина, способные принимать и передавать телепатические сигналы с кем угодно (кроме "сейфов"). Устройство Ричарда содержало кристаллы "сейфа", способные взаимодействовать только и исключительно со своим "родителем" (и то лишь в течение пары месяцев, максимум года, если повезёт, потом они и ему станут недоступны, так что ничего реально ценного на них лучше не писать). Тестовое устройство включало оба комплекта, чтобы с ним могли экспериментировать оба разработчика. К счастью, он ещё при проектировании догадался сделать извлечение и замену кристаллов достаточно простой операцией.
  Кристаллы выполняли роль в первую очередь интерфейса - преобразовывали телепатические импульсы носителя в электрические импульсы маленькой ЭВМ. Они же играли и роль постоянной памяти колоссальной ёмкости. Ричард добавил к ним систему записи голодисков Братства Стали - четырёх терабайт одинокому страннику должно было хватить оч-чень надолго.
  Правда, оставалась крайне низкая ёмкость оперативной памяти, но на Пустошах с этим работать привыкли. Решали вопрос выносом всего, чего только можно, в постоянную память. Почти идеальная машина Тюринга - почти бесконечная лента, управляющее устройство с конечным числом состояний и читающая/пишущая головка. Разумеется, никакой операционной системы. В память каждый раз загружается только одна исполняемая задача. Записная книжка, справочник, карта-навигатор, сканирование тела носителя (вернее, помощи ему в самосканировании), удалённый детектор радиации и ядов (любой марсианин может их ощутить всем телом, но иногда при этом будет уже поздно), дешифратор. Отдельно для Ричарда - детектор телепатических сигналов. Для каждой функции - свой участок на ленте. Общий небольшой BIOS-загрузчик, который отвечает за переход от одной функции к другой.
  Возник некоторый спор, стоит ли тратить время на разработку и программирование системы прицеливания.
  - За все мои двенадцать экспедиций мне ни разу не приходилось использовать оружие! - горячилась Дэйр-Ринг. - Всё живое, что мне угрожает, я могу отогнать телепатией, а всё неживое - сокрушить телекинезом. Нет, конечно против зажигательной мины, облака отравы или тысячетонной падающей плиты это не поможет - но против них и пушка будет бессильна. Там только убегать как можно быстрее!
  - А если ты на открытой местности и по тебе ведёт огонь автопушка с расстояния в пятьсот метров? - уточнил Ричард. - Прямое телекинетическое усилие на такой дистанции меньше килограмма, а пушка весит под тонну, и для её систем наведения ты как на ладони.
  - Тогда я подберу камень потяжелее и кину в неё, - уже менее уверенно сказала археолог.
  - Ага, вот именно. И твоя жизнь будет зависеть от того, ПОПАДЁШЬ ты этим самым камнем или нет! И успеешь ли ты вообще его бросить. Вот тут тебе и понадобится система прицеливания. Она не только стрелковое оружие может наводить. И вдобавок, электроника через телепатическое поле во много раз ускорит твои рефлексы, и ты скорее всего сможешь опередить даже автоматику.
  
  Спустя пять дней поступило сообщение, что первые ступени ракет готовы, установлены в соответствующих точках пуска и заправлены.
  Ричард тихо сполз по стенке. Нет, теоретически он знал, что так и будет, но на практике до последнего момента в это не верил. Последний пуск ракет производился семьдесят марсианских лет назад. На Земле за это время была бы полностью потеряна индустрия, новую космонавтику пришлось бы создавать с ноля десятилетиями. А тут совершенно те же рабочие, что делали эти ракеты раньше - вернулись на те же заводы, помолились Богу-Машине, загрузили в память все подзабытые навыки, расконсервировали станки, сделали всё нужное за пару дней почти в идеальном качестве, законсервировали завод обратно, передали готовую технику грузчикам и пошли отдыхать дальше.
  К этому моменту, правда, программа была несколько изменена. Дэйр-Ринг вполне резонно заметила, что тащиться на ареостационарную орбиту (на высоте 17 000 км от поверхности) совершенно незачем. Вполне достаточно, чтобы спутники образовали правильный треугольник, описанный вокруг Марса. То, что его вершины будут вращаться относительно поверхности, не принципиально - один из них всегда будет в зоне досягаемости, а поправку на движение вполне можно внести в программу навигатора. Это позволило уменьшить вес спутников - как за счёт уменьшения размера баков, так и менее мощных радиостанций. Правда, пришлось переделывать половину того, что они уже сделали, но молодых исследователей, заражённых энтузиазмом, это не сильно смутило.
  Хотя никакой энтузиазм не заставлял Ричарда понизить бдительность. Он прекрасно помнил, что свободных приключений ему не светит. Ма-Алефа-Ак стал частью какой-то большой и сложной интриги, в которой замешаны брат, чудовище с плато и неизвестный ходячий генератор ЭМИ. В любой момент к нему могут пожаловать новые гости с... да с чем угодно. Вплоть до ядерной бомбы, раз уж ментальные его не берут.
  Поэтому параллельно с разработкой спутников он усиливал систему безопасности вокруг станции, прорабатывал пути отхода и вообще делал всё, что положено уважающему себя параноику, на которого открыл охоту непонятно кто и непонятно почему, после того как он едва не уничтожил мир.
  Но похоже, его преследователи никуда не торопились (как и большинство уважающих себя взрослых марсиан), так что запуски спутников прошли штатно. Если можно назвать "штатным" захватывающий опыт выхода на границу космоса, разгона до гиперзвуковой скорости и броска изо всех сил вперёд полуторатонной титановой болванки.
  Правда, выйти на нужную орбиту смогли только два спутника из трёх. С третьим то ли напортачил сам Ричард, то ли подвела управляющая программа. Так или иначе, он лёг на орбиту с довольно сильным эксцентриситетом, да ещё и наклонённую почти на десять градусов относительно плоскости экватора. Радиосвязь кое-как обеспечивал, а вот ориентироваться по его сигналам было невозможно - слишком большая погрешность.
  - Нууу... Ладно, - Дэйр-Ринг изо всех сил старалась скрыть разочарование. - Главное, что технология работает! А спутник на замену мы потом запустим... через месяц или два, да? У нас же осталось ещё достаточно человеко-часов в запасе?
  - Осталось, - землянин не смог удержаться от ухмылки. - Но нам они не понадобятся. Мы всё исправим уже послезавтра.
  - Как это?
  - Я так и думал, что что-то может пойти не так. Так что я на всякий случай нанёс на корпус спутника абляционное покрытие и не стал сбрасывать носовой обтекатель. Вход в атмосферу он перенесёт, а тут я его поймаю на высоте пары десятков километров, не дав разбиться. Откорректируем программу, немного почистим, заправим заново - у меня тут достаточно жидкого кислорода, чтобы сделать это самостоятельно, не обращаясь к химическим станциям - и через два дня снова запустим в космос, теперь уже на правильную орбиту.
  Девушка радостно взвизгнула и обняла его передними копытами.
  
  ЗЕМЛЯ ПРОМЕТЕЯ
  
  С высоты в сто километров Марс казался спокойным и безопасным. Никакие психические аномалии не достигали границы атмосферы, видимых проявлений на поверхности они тоже не имели. Любой зелёный марсианин мог совершенно свободно срезать путь над южной полярной шапкой, и ему ничего не угрожало... если только он не решал приземлиться. Да впрочем, в большинстве случаев даже прогулка по поверхности была безопасна. Не везде, да... но чтобы наткнуться на опасного призрака, опустившись в случайном месте, нужно было быть очень невезучим.
  А вот ПОД поверхностью расклад был совершенно иной. Там до сих пор оставались тысячи квадратных километров помещений, сотни тысяч километров проходов, заполненных странными и убийственными машинами, а также психочувствительными кристаллами, содержавшими записи ненависти белых марсиан.
  Территория, известная земным астрономам как Земля Прометея, называлась у марсиан Рум-Форд или Крепость судьбы. Это было одно из крупнейших укреплений белых за пределами полярной шапки.
  "Это был настоящий город с населением в пятнадцать тысяч! - поскольку звук в вакууме не распространялся, Дэйр-Ринг перешла на оптическую связь. - И я думаю, его построили и развивали с единственной целью - исследовать то, что осталось от прошлой, предпоследней цивилизации. Это был очень дорогой проект, но он окупился стократно!"
  "Да уж я думаю, - просигналил в ответ Ричард. - Мой дед летал на Ц-Еридиаллка-Андру на корабле белых. Они преодолели это расстояние за четыре часа! Никто в ЦКИ понятия не имеет, как такое вообще возможно".
  "В записях белых говорится, что они использовали некую технологию, называемую эффектом массы. Это некое поле, позволяющее в тысячи раз ускорить корабль, даже не меняя его двигателей. Представляешь, что бы мы могли сделать, если бы воспроизвели его?"
  "Боюсь, что ничего, - вздохнул землянин. - Мы давным-давно сделали выбор в пользу внутреннего космоса, оставив белым внешний. Даже если бы мы вдруг смогли достичь других звёзд, вряд ли нашлось бы много желающих покинуть Великий Голос".
  "Ты прав, - лазерный сигнал Дэйр-Ринг окрасился в минорно-синие тона. - Таких авантюристов, как я, очень мало... И даже я стала археологом лишь потому, что у меня какое-то отклонение в психике и я болезненно реагирую на любую ментальную агрессию... Иначе наверно стала бы такой же, как все..."
  "Разве психохирургия не может этого исправить?"
  "Может... пять минут, они сказали, и ты будешь совершенно равнодушна к любым проявлениям неприязни... Но я боюсь психохирургов ещё больше, чем злых Ма-Алек... Каждый раз, когда они пытались в меня вмешаться, я в лучшем случае закрывалась на все щиты... а если нет, то меня взрывало таким приступом паники, что хирургов потом от стен отскребали... Ой, стой! Смотри, вон там посадочная площадка, с которой обычно начинали все рейды в Крепость..."
  Воздух засвистел вокруг пикирующих марсиан.
  
  Площадка представляла собой почти прямоугольную скалу около ста двадцати метров в ширину и более трёхсот - в высоту. Из довольно редкого на Марсе вообще, но распространённого на Земле Прометея фиолетово-синего камня. При взгляде снизу она терялась на фоне тёмного неба, зато с воздуха была очень заметным ориентиром - пропустить её было возможно только при очень большом желании.
  Телекинетические щупальца наконец ощутили твёрдый камень, упёрлись в него, аккумулируя кинетическую энергию падения, и Ричард смог отключить псионический ротор - мысленный конструкт, позволявший ему отталкиваться от тысяч кубометров воздуха. Фактически он ещё летел, вернее парил на высоте тридцати метров, медленно скользя по воздуху вперёд и вниз. Но по собственным ощущениям уже стоял на твёрдой поверхности.
  И с этой высоты он увидел, что на площадке их ждали. Двое зелёных марсиан.
  - Это... действительно зелёные? - на всякий случай уточнил Ричард.
  - Ну конечно! - девушка рассмеялась. - А кто же ещё? Призраки белых?
  - Призраков я бы не увидел, а вот вполне живые, точнее недобитые белые... что ты ржёшь? На чужой территории может обнаружиться что угодно!
  - Прости, но... тебе, как "сейфу", не понять, насколько это нелепое предположение. Я считывала записи эмоций белых... Они как острые шипы. Их ярость обжигает! Совершенно невозможно предположить, что кто-то из них оставался в сознании всё это время - и ни разу не нарушил сетей Великого Голоса.
  Она оказалась права. Снизившись ещё на десяток метров, Ричард узнал обоих. Ну, насколько вообще марсиан можно узнать по внешности. Он по-прежнему не исключал, что под знакомыми масками могут скрываться враги.
  Но маски были... ну очень знакомые. Особенно тот, что стоял слева.
  - И ты, брат?! Слушай, куда ещё я должен улететь, чтобы на тебя не натыкаться?! Другой конец планеты - это уже недостаточно далеко?!
  Дж-Онн мягко улыбнулся.
  - Расстояние не имеет значения, Алеф. Родства между нами оно не изменит. Ты, как всегда, попал в неприятности - я обязан был вмешаться, потому что больше некому.
  - В какие это ещё неприятности? У меня вообще-то самые приятные дни за много десятилетий... были, пока ты не объявился.
  - Ты когда-нибудь слышал про Закон об Индивидуальном Владении?
  - Конечно слышал! Я "сейф", но ещё не склеротик. Его ещё называют Законом об Отмене Авторского Права. Процитировать?
  - Да, будь добр.
  - "Всякое знание, имеющее производственную или оборонную ценность, а также всякий предмет, содержащий такое знание, или являющийся его продуктом, является собственностью всего народа Ма-Алек, и не могут быть присвоены одним разумным или группой таковых".
  - Именно, Алеф, именно. Изначально этот закон был создан, чтобы позволить Ассамблее читать в сознании любого слишком жадного исследователя, учёного или изобретателя, без нарушения Протоколов Приватности. Но в отношении "сейфов"... тут простым сканированием, увы, не обойдёшься. У тебя есть возможность присвоить любую реликвию или запись белых, и об этом никто не узнает. Поэтому наблюдать за соблюдением закона должен опытный Преследователь. Дэйр-Ринг слишком неопытна в этом смысле.
  - Ну конееечно, - издевательски протянул Ричард. - Ты думаешь, я оскорблён, братик? Да я польщён! Могущественная Ассамблея боится одинокого калеки! А что здесь делает глубокоуважаемый Б-Арзз О-Умм? Будет подсказывать тебе, что именно я могу спереть?
  Б-Арзз был заметно моложе братьев, но старше Дэйр-Ринг - 63 марсианских года. Работал он в том же институте, что и она, был всего на ранг её старше по должности, но если девушка была разведчицей-одиночкой, то её старший коллега специализировался на проведении средних и больших групп, как исследовательских, так и туристических. Разумеется, не по таким опасным местам, как посещала Дэйр-Ринг. Относительно расчищенным - где ещё было, что изучать, но риск уже был сведён к минимуму. Да и объединённое психополе группы могло справиться с большинством проблем.
  - Ты меня совершенно не интересуешь, Ма-Алефа-Ак Дж-Онзз, - холодно ответил высокий марсианин с шестью конечностями. - Я вообще не знаю, что ты здесь делаешь, честно говоря. Я прибыл сюда исключительно ради Дэйр-Ринг Д-Разз. Я увидел на алтаре института уведомление об её очередной экспедиции - и едва сюда успел. Вы двое абсолютно не представляете себе, что такое Крепость судьбы, и насколько она может быть опасна.
  - Не надо со мной разговаривать, как с неподготовленной девочкой из Питомника! - младшая археолог от возмущения аж привстала на задние ноги. - У меня на счету больше экспедиций в неисследованные районы, чем у вас!
  Было видно, что она это всё (и даже намного больше) уже успела высказать в телепатической беседе, но сейчас очень хотела не ударить в грязь лицом перед Алефом - потому и перевела беседу в звуковую сферу. А может быть, общаясь голосом, она просто чувствовала себя увереннее. В ментальном плане, судя по изменению цвета кожи и ритма работы внутренних органов, Б-Арзз почти задавил её уверенностью и авторитетом.
  Старший поморщился, но всё-таки тоже перешёл на звук.
  - Я видел протоколы твоих вылазок. Впечатляет - правда, больше безрассудством, чем планированием. Ты полагаешься на импровизацию, на свою скорость реакции и контроль собственного тела. Признаю, они у тебя и правда впечатляющие. Но для взлома большой базы этого недостаточно. До сих пор ты выбирала в основном небольшие "дома с привидениями", либо аркологии, которые были мало населены в дни войны. Там, конечно, тоже хватает опасностей, но это совсем не то, что грамотно спланированная оборона, над которой работали тысячи белых марсиан. Наш институт уже триста лет выбивает ресурсы на её взлом. Лезть туда в одиночку - это просто самоубийство. Лезть в компании дилетанта, который даже физически не способен загрузить себе в память базовый курс по безопасности - это...
  - Двойное самоубийство, - перебил его Ричард. - Ничего более. Я отправляюсь туда по собственной воле, на свой страх и риск. Меня никто туда не приглашал, наоборот, пытались отговорить. Если я этим нарушаю какой-то закон - я готов вас выслушать. Если нет - это не ваше дело.
  - А я ТЕБЯ и не собираюсь останавливать, - парировал Б-Арзз. - Если сумасшедший "сейф" поджарит свои щупальца, меня это совершенно не волнует. Но остановить свою перспективную, хотя порой слишком отчаянную сотрудницу я могу - и сделаю это. Разрешение коллективного разума института уже получено.
  На Дэйр-Ринг в этот момент было больно смотреть. Её глаза стали просто огромными, и замерцали синим лазерным лучом - аналог человеческих слёз.
  Прежде, чем кто-то успел что-то сказать, она взвилась в воздух:
  - Если институт запрещает мне любые экспедиции, значит я уйду из института! Он мне такой не нужен! Буду частной исследовательницей!
  - Не ссорьтесь, горячие марсианские парни и девушки! - Дж-Онн поднял ладони в примирительном жесте. - Никому ниоткуда уходить не нужно. И никто вовсе не думал запрещать вам ЛЮБЫЕ экспедиции. Запрет наложен только на исследование Крепости, пока у вас нет необходимого оборудования и подготовки. Пока вас не было, мы с уважаемым О-Уммом провели мозговой штурм, и пришли к выводу, что провести полевое испытание вашего изобретения - кстати, отличного, прими мои поздравления, Алеф - можно в другом месте. Не так далеко отсюда, с достаточным уровнем опасности, чтобы потребовать от исследователей полного напряжения сил - но всё же не превратить поход туда в гарантированное самоубийство. И при этом ценность этого открытия для науки и всей нашей цивилизации может оказаться ничуть не меньше, чем от всей Крепости.
  Дэйр-Ринг медленно опустилась на камень, словно шарик, из которого выпустили воздух. Состроила задумчивую мордочку.
  - Поблизости отсюда? Уж не имеете ли вы в виду...
  - Именно её и имеем, - с улыбкой кивнул Б-Арзз. - Гробница Рианона.
  
  РАВНИНА ЭЛЛАДА
  
  Пожары Великого Падения заметно поубавили количество реликвий и артефактов на планете. Уцелело лишь то, что находилось достаточно глубоко, либо было достаточно термостойким. Гробница Рианона относилась к обеим категориям.
  Даже среди бесчисленных сооружений разных цивилизаций она была уникальна. Вероятно, самое древнее сооружение не только на Марсе, но и в Солнечной системе - ей было где-то порядка миллиарда лет! Ни время, ни какие-либо катаклизмы не были властны над ней. Даже прямой термоядерный удар не оставил бы на ней ни царапины. Невозможно было и сдвинуть её куда-либо - гробница была словно приклеена к центру масс планеты.
  Потому что нельзя повредить материальным оружием то, что не имеет материальной структуры. Гробница представляла собой самоподдерживающуюся пространственно-временную аномалию, дыру в континууме. Изучавшие её учёные белых марсиан только разводили всеми руками - создавшие ЭТО опередили их науку на многие тысячи лет. Ярлыки "темпоральный замок" и "стазис-капсула" оставались всего лишь ярлыками, ни слова не говоря о природе артефакта.
  - Я одного не понимаю в этой истории, - задумчиво сказал Ричард.
  - Кто такой Рианон, что его так хоронили? - предположила Дэйр-Ринг.
  - Нет. Откуда вы - или белые, если на то пошло - узнали, что эта штука вообще является гробницей, и тем более - Рианона. Хорошо, я верю, что сама она несокрушима, я даже готов поверить, что на ней остались какие-то столь же несокрушимые надписи. Но кто бы смог их прочесть - через миллиард лет?! Носителей языка уж точно не осталось, да и после стольких массовых вымираний вряд ли могла сохраниться традиция чтения. Я не очень разбираюсь в лингвистике, но даже мне ясно, что для дешифровки мёртвого языка необходимо множество артефактов. И опять же мне не верится, что создатели гробницы засыпали всю планету неуничтожимыми табличками для археологов будущего.
  - Хороший вопрос, - за время полёта Б-Арзз отчасти смягчился, и теперь говорил с ним свысока, но хотя бы без явной агрессии. Возможно, профдеформация - он уже начал воспринимать всех троих, как членов своей туристической группы. - Есть три основных способа изучения столь далёкого прошлого. Во-первых, изучение записей цивилизаций, которые были после них, но до нас. У тех нередко были свои археологи, которым доставалось намного больше более свежих артефактов. Во-вторых, некоторые уцелевшие артефакты содержат записи звука, изображения, или даже могут напрямую воздействовать на разум. Достаточно вспомнить знаменитое "Хрустальное яйцо", которое за сутки наблюдений открыло нам больше, чем десятилетия раскопок. Ну и наконец, если того и другого недостаточно... есть ещё посткогнистика. Надеюсь, вы в курсе, что это такое?
  - Вы вообще подумали, кого об этом спрашиваете? - хмыкнул "сейф".
  
  С точки зрения других народов, любой малк представлял собой настоящий "швейцарский нож суперспособностей". Но на практике у них была одна-единственная психосила. Управление многомерными полимерами (multidimensional polymers), из которых состояли их тела. Один конец полимерной цепочки всегда находился в параллельном пространстве, другой - всегда в нашем. Это относилось и к молекулам биопластика, и к метанорганике, из которой состояло истинное тело.
  Всё остальное было всего лишь разными способами применения этого контроля. Изменение формы - просто передвижение молекул. Изменение цвета - вывод наружу различных мономеров. Дематериализация - почти полное погружение цепочек в параллельное пространство. Увеличение размеров тела - почти полный вывод их в пространство наше. Телепатия - внедрение небольшого количества своего биопластика через параллельное пространство в мозг собеседника. Телекинез - прикрепление ван-дер-ваальсовыми силами головок дематериализованных полимерных цепочек к перемещаемому объекту и использование их в качестве "буксира". Как альтернатива, если нет времени на нормальное "прилипание", можно использовать трение - просто быстро проводя "течение" из дематериализованных молекул сквозь цель и создав таким образом вектор силы.
  Но "всё просто" было только в том, что касалось общих способностей всех марсиан. Была у них и своя "экстрасенсорика" - способности отдельных избранных особей, которые не удавалось ни объяснить научно, ни повторить искусственно - но научились выявлять, усиливать и использовать. В среднем один обладатель подобных способностей рождался на Марсе раз в пять местных лет, то есть примерно один на тридцать тысяч "нормальных" марсиан.
  Именно к этой категории относились прекогнистика (видение будущего) и посткогнистика (видение прошлого).
  Выявляли то и другое обычно в возрасте примерно семидесяти марсианских лет. Поскольку все "экстрасенсорные" дары были весьма опасны, потенциальному одарённому предоставлялся выбор - развивать их или блокировать.
  Мать близнецов, Ша-Шин Дж-Онзз, выбрала развитие. У неё дар прорезался достаточно поздно, в сто двадцать лет. Но когда психохирургия сняла ограничения с её сознания, её сила начала прогрессировать огромными скачками. К моменту рождения Ма-Алефа-Ака и Дж-Онна, она уже была сильнейшим прекогнитором на планете. То есть попросту пророком удивительной силы.
  Причём она не просто изрекала туманные предсказания, как большинство оракулов. Она сама их использовала. У каждого зелёного марсианина, если он не "сейф", есть две специальности - материальная (внешняя), и духовная (внутренняя). Внешняя профессия - то, чем занимается тело в грубом физическом мире, внутренняя - то, чем занимается его разум в Великом Голосе.
  Ша-Шин Дж-Онзз была по внешней профессии Преследователем.
  Нетрудно вообразить, что может сделать детектив с даром предвидения будущего, пусть даже он не может в полной мере выбирать, что именно увидит. Ша-Шин не просто раскрывала преступления, она их ПРЕДОТВРАЩАЛА. При этом ей зачастую были благодарны как потенциальные жертвы, так и сами несостоявшиеся преступники - поскольку за намерение марсианские законы карали куда мягче, чем за реализованное преступление.
  В основном она заглядывала вперёд на месяц-другой, изредка на год. Но растущая сила требовала большего - и однажды Ша-Шин осмелилась бросить мысленный взгляд на несколько десятилетий вперёд.
  Никто не знал, что именно она там увидела. Она не смогла или не захотела передать свои видения никому в недолгие минуты агонии. Но видение было настолько ярким, что женщина сгорела, как свечка.
  Сейчас, зная о планах своего реципиента, Ричард мог с высокой степенью вероятности предположить, в чём же заключалось то видение. Жаль, что Ша-Шин так и не сможет узнать, что её прорицание никогда не станет реальностью. Возможно, это дало бы ей напоследок хоть какое-то утешение.
  Вообще-то марсиане почти не умирают насильственной смертью. Не только потому, что убийство является для них табу. И не только потому, что прикончить окончательно такого жидкого терминатора крайне сложно. Даже если вы сумеете обойти эти ограничения и убить тело - марсианин не будет полностью мёртв. "Эхо" его сознания продолжит жить в Великом Голосе до того же естественного предела в тысячу лет. Это не настоящее бессмертие, но общения с таким призраком чаще всего достаточно для утешения его близких и завершения дел, которые он не успел закончить при жизни.
  Могут быть лишь два исключения. Если покойный был в момент смерти отключен от Великого Голоса, или если он был поражён достаточно опасным ментальным вирусом, так что его "эхо" пришлось стереть в рамках мероприятий по защите коллективного психического здоровья. Случай Ша-Шин совместил оба этих исключения, так что от неё не осталось ничего вообще. Обычный профессиональный риск экстрасенса.
  Посткогнистика считалась относительно более безопасным занятием. И однако, от мысли, что археологический институт более или менее регулярно использует услуги экстрасенсов, то, что осталось в нём от Алефа, невольно передёрнуло.
  - И какой из трёх методов дал вам знание о Рианоне?
  - Все три. Это одно из немногих открытий, подтверждённых разными, независимыми методами. Миф о Рианоне Проклятом передавался в течение всей истории Марса, от цивилизации к цивилизации. Даже когда их разделяли миллионы лет абсолютно мёртвой пустыни. Объяснения такой стойкости легенды до сих пор нет. Поневоле поверишь, что его действительно прокляли.
  
  Подвижки рельефа привели к тому, что гробница оказалась почти на тридцать метров выше поверхности земли. Трёхметровое чёрное яйцо с мерцающими внутри звёздами висело в разрежённом воздухе без всякой опоры. Пять тысяч марсианских лет назад на него даже приходили полюбоваться туристы. Затем белые марсиане возвели башню, которая скрыла его.
  Эта башня была прекрасно видна издали и сейчас. Чёрно-красная, асимметрично изогнутая, она вознеслась почти на пятьдесят метров к небу, и напоминала хвост скорпиона, занесённый для удара.
  - Внутри самой башни ничего опасного нет, - поясняла Дэйр-Ринг. - Она абсолютно стерильна, как в психическом, так и в физическом плане. Если мы окажемся внутри, сможем перевести дух. Весь вопрос в том, как до неё добраться. Видите ярко-красный шпиль на верхушке? Это мощный лазерный излучатель. Вернее, мы называем его лазерным. На самом деле, никто понятия не имеет, чем он стреляет... но это очень эффективное оружие. Он уничтожает всё, что пытается приблизиться к гробнице по земле или по воздуху - в радиусе пяти километров. Наведение практически мгновенное, поражающая сила невероятная - даже камень пробивает с лёгкостью. Мы можем попробовать обмануть или как-то вывести из строя лазер. Либо же пройти подземными тоннелями. Там лазер не работает, зато много ловушек и призраков.
  - Невидимость против этой штуки неэффективна, надо полагать? - без особой надежды уточнил Ричард.
  - Ну, не то, чтобы абсолютно неэффективна... Километров до трёх она может быть и даст приблизиться... как повезёт.
  - А если дематериализоваться и попробовать проскользнуть неглубоко под грунтом, чтобы и в тоннели не соваться, и на поверхность не показываться?
  - Там под поверхностью кабели с током. Специально от таких... умных. Вдобавок, если глубина меньше полутора метров, то лазер и грунт продырявит.
  - Милая штучка... ладно, тут есть относительно безопасное место, где можно развернуть палатку? Будем думать.
  
  Учитывая широкий спектр возможностей марсианина, Ричард, вероятно, нашёл бы способ взлома старой высотки за полчаса или около того. Но ему нужно было не просто одолеть тупую машину, но сделать это с использованием пипбака - чтобы доказать полезность их с Дэйр-Ринг изобретения. Тут было, о чём подумать. Кстати, практически сразу всплыл один существенный недостаток, о котором он, как землянин, не подумал. Маленький компьютер состоял из металла и керамики, но многомерных структур в нём не было (почти, исключая кристаллы). А это означало, что его нельзя протащить сквозь стену. То есть в большинстве закрытых помещений эта штука будет бесполезна.
  С другой стороны, благодаря наличию психочувствительных кристаллов в интерфейсе, марсианин мог общаться со своим компьютером на расстоянии до трёх сотен метров, а если доработать систему связи - то и до километра дойдёт. Так что вариант "оставить пипбак и нырнуть в стену" вполне реален. Благо, на Марсе, в отличие от Пустошей, никто его тут не сопрёт и не сломает.
  - Что насчёт скорости? Объект на гиперзвуке эта конструкция сможет перехватить? - поинтересовался он на всякий случай, пока Дэйр разбивала палатку.
  - Сможет. Пять километров это... много. Даже для гиперзвуковой скорости. Время реакции у неё одна десятая секунды, кроме того, помимо основного излучателя на верхушке башни есть несколько зениток поменьше у её основания.
  - А время перезарядки?
  - Около трёх секунд...
  - Так это же вообще не проблема!
  - Около трёх секунд при использовании полной мощности луча, - терпеливо уточнил Б-Арзз. - Но чтобы уничтожить любого из нас, ей хватит и одного процента заряда.
  - А какая у неё пробивная сила на полной мощности?
  - До десяти метров броневой стали.
  - Хм, а насколько заряд квантуется? Кто-нибудь проверял, какой луч минимальной мощности эта штука способна выпустить?
  - Насколько мне известно - нет. Только стандартный в нашем деле "тест броском гайки" я бы проводить не советовал.
  - Почему?
  - Пять километров - это "дистанция допуска". На этом расстоянии башня уничтожает всё, не имеющее правильного отзыва "свой-чужой". "Дистанция самообороны", то есть расстояние, на котором уничтожается любой объект, несущий угрозу, у неё намного больше. Точно неизвестно, какая, но до границы космоса добивает. Если вы кинете камень с десяти километров, первый выстрел уничтожит камень, второй - вас.
  - Погоди, так получается, что мы и здесь, в палатке, под её прицелом?
  - Да, но пока мы не проявляем агрессивных действий, она нас не тронет.
  - Так зачем мы возимся с этой башней? - подскочила к ним Дэйр-Ринг. - Пойдём через тоннели! Там опасности только локальные, легче пройти!
  - Если ничего не придумаем для преодоления этой лучевой пушки - так и пойдём, - кивнул Ричард. - Но лучше всё-таки найти способ преодолеть одну большую угрозу, чем выкручиваться, преодолевая десяток малых. Кстати, а мы не можем подделать этот сигнал "свой-чужой"?
  - Наверно смогли бы, используя ресурсы Великого Голоса. Но увы, никто не знает, каким он был, - вздохнул Б-Арзз. - Может быть, через пару десятилетий раскопок кто-то и найдёт запись правильного сигнала. Но пока таких не попадалось, я проверял.
  Ричард хотел потереть подбородок, но сдержался - слишком не-марсианский жест.
  Вся проблема с этой чёртовой башней заключалась в дефиците ресурсов. Будь у них побольше техники на опыты, побольше телекинетической силы или добровольцев-исследователей - он бы взломал эту защиту за полдня.
  С другой стороны, уж к чему, а к ограниченности ресурсов на Пустошах привыкаешь очень быстро. После войны им не хватало абсолютно всего. Именно поэтому старые базы типа той же Сьерры оставались неприкосновенными в течение многих лет.
  Пока не приходил кто-то вроде Выходца из Убежища...
  - А если кинуть камень телекинезом, башня распознает, что я его бросил?
  - К сожалению да. Её сканеры обнаруживают биопластик где угодно и в любом состоянии. Вернее, не сам материал, а твои мысленные усилия по его движению.
  - Именно по этому психическому усилию она определяет и наличие живого марсианина вообще, и факт агрессивных действий в её сторону?
  - Да, а что?
  Избавиться от психического поля марсианин не может. Даже когда спит, он должен прилагать некое минимальное усилие, чтобы поддерживать себя единым целым (исключая сон в кровати-чаше). Иначе биопластик мгновенно растечётся, а клетки истинного тела погибнут от контакта с неуютной внешней средой.
  - Кажется, у меня есть идея...
  
  Спустя три часа над башней пролетел беспилотный аэростат. Высота его пролёта составляла двадцать километров, никакого оружия аппарат на борту не нёс, поэтому защитная система его проигнорировала. Как и отделившийся от него парашютик с подвешенным камнем. Тот опускался достаточно медленно, был достаточно лёгким, и не мог нанести никакого вреда даже при прямом столкновении.
  Тем не менее, как только он пересёк невидимую пятикилометровую черту, небо прочертила ярко-красная прямая линия - и камень вместе с парашютом перестал существовать.
  
  - Так я и думал. Псионические детекторы там есть, но они не единственные. Летающих предметов естественного происхождения тут достаточно мало. Поэтому любой из них, даже падающий метеорит, идентифицируется, как искусственный аппарат, подвергается проверке "свой-чужой" - и уничтожается, если проверку не пройдёт. Даже если он не идёт курсом на столкновение, и не представляет угрозы.
  - Почему именно летающий, а не любой движущийся?
  - А вот это я планирую выяснить следующим экспериментом...
  
  Простейшая повозка с простейшим пружинным двигателем. С руку размером. Она тоже не могла повредить башне ни при каких обстоятельствах. Но всё равно была уничтожена. Запустивший её за границей пятикилометровой зоны Ричард, однако, остался невредим.
  
  - Значит, на наземные подвижные объекты она тоже реагирует. Либо это та же система, что перехватила парашют, либо две разных.
  - Гениальное открытие, - буркнул Б-Арзз. - И что дальше? Я вам об этом уже говорил.
  - А теперь все садимся, и собираем такие же повозки... только вставляем в них редукторы-замедлители и часовые механизмы.
  
  Как башня отличает едущую повозку от просто лежащего камня? Очевидно, что по движению. Вряд ли там стоят системы распознавания образов - во-первых это слишком сложная задача для примитивной марсианской техники, а во-вторых, противник всегда может обмануть защиту, изменив силуэт своего аппарата. То, что движется - искусственное и проходит проверку "свой-чужой". Неподвижное - классифицируется как деталь рельефа.
  Вопрос был в том, считается ли движущимся всё, что изменилось с предыдущего такта сканирования, или движение определяется непосредственно - по эффекту Доплера отражённого радиосигнала, например. Если второе - то должен быть нижний предел, за которым система распознать движение не способна.
  Увы, если этот предел и был, то найти его не удалось. Даже повозка, ехавшая со скоростью метра в минуту, была уничтожена.
  "Тогда предположим, что она реагирует на измерение рельефа..."
  Пружинная катапульта с часовым механизмом затолкнула в пятикилометровую зону большой камень. Спустя секунду две других кинули камни поменьше. Второй камень был направлен непосредственно на столкновение с башней, третий должен был упасть примерно посередине.
  Луч сперва пробил насквозь большой камень, затем испарил тот, что был направлен на башню, потом запустившую его катапульту, потом малый камень, не летевший курсом пересечения. После чего медленно, короткими импульсами плавил большой камень в течение почти десяти минут, пока тот не превратился в ровное стеклянное пятно. Первая и третья катапульта остались нетронутыми.
  - Прекрасно, - Ричард был полон оптимизма. - Теперь мы знаем, как эта штука думает. Целями первого приоритета назначается то, что угрожает самой башне в данный момент. Второго приоритета - то, что ей угрожает потенциально в будущем. Третьего приоритета - любые отклонения от зафиксированного рельефа местности. При этом на уничтожение целей третьего приоритета энергия экономится - башня бьёт их не торопясь, чтобы не остаться без заряда на случай появления первого и второго приоритетов. Теперь посмотрим, действует ли этот принцип в отношении второго приоритета.
  За пару часов четверо марсиан возвели огромную насыпь из песка, укреплённого льдом - вал пяти метров в высоту и десяти в толщину. За этим валом Ричард спрятал катапульту, которая начала обстреливать башню.
  Чтобы пробить такой вал, требовалась полная энергия луча, и то не факт, что её хватит с одного раза.
  Машина не попалась в такую очевидную ловушку. Она сделала с валом то же, что с большим камнем - расстреливала его короткими импульсами, постоянно сохраняя заряд на случай появления более важной цели поблизости от неё.
  - С другой стороны, если там за валом будет живой Ма-Алек, то скорее всего он будет помечен как цель первого приоритета, и башня не пожалеет энергии, чтобы его достать.
  - Вот только проверить эту гипотезу ты сможешь только один раз, - заметил Б-Арзз. - Не важно, сколько энергии она готова на тебя потратить - если ты помечен, как цель, из-за вала уже не высунешься. Любому из нас и части заряда хватит с избытком.
  - Если она будет палить малой мощностью, то я смогу дематериализоваться и отойти под землёй за горизонт, - возразил Ричард.
  - А если ударит полной? Полный луч этот вал насквозь пробьёт.
  - Во-первых, я планирую нарастить его до толщины в двадцать метров, прежде чем ставить опыт. Вернее, отстроить новый вал, потолще - старый уже скомпрометирован, как враждебный объект. Во-вторых, за те доли секунды, что луч будет прожигать вал, я успею переместиться за ним в сторону. А в-третьих, больше одного раза и не нужно. Как только приборы покажут, что весь заряд истрачен и у нас есть трёхсекундная пауза - можно прорываться.
  - Тебе понадобится набрать почти два километра в секунду, чтобы проскочить сквозь зону открытия огня за это время. Даже если ты сумеешь так разогнаться у поверхности, в плотном воздухе, ты не сможешь этого сделать мгновенно. А если начать разгоняться ещё до выстрела, то тебя определённо занесут в цели первого приоритета и уничтожат сразу, прежде чем обратят внимание на что-то там за валом.
  Ричард мысленно хмыкнул. Это надо вырасти на Марсе, чтобы считать плотной местную едва заметную дымку. Однако в главном его оппонент был прав. Скорость и ускорение - не одно и то же.
  С другой стороны...
  - Если возвести несколько таких валов, и из-за каждого из них будет непрерывно вестись огонь чем-то действительно опасным, то относительно безобидный объект сможет проскользнуть к башне.
  - Как ты собираешься протащить "что-то опасное" за вал? Химическую взрывчатку или электромотор она расстреляет просто на всякий случай.
  - Взрывчатку - да. А вот электролизную установку - вряд ли, она не должна уничтожать любую технику до самого горизонта, это даст слишком много ложных срабатываний. Мы это предварительно проверим, конечно. А где электролиз - там кислород, а где кислород - там ракеты.
  - Хммм... ну хорошо. Предположим, мы это сделали. Предположим, у нас есть три установки, которые за валами ездят по рельсам туда-сюда и забрасывают башню ракетами, меняя позицию при каждом выстреле. Что-то вроде твоих повозок под таким прикрытием сможет подъехать к башне. Но если на повозке будет живой Ма-Алек... боюсь, башня скорее пропустит пару ракет.
  - Да... но это если живой! С её точки зрения...
  
  Следующий опыт потребовал от него пожертвовать пальцем. Причём не просто кусочком биопластика (что для марсианина менее царапины), а частью нервной системы. Маленькой и периферийной частью, правда, но тем не менее... это было довольно больно.
  Однако результат того стоил. Повозка с лужицей, в которую превратился палец Алефа, благополучно пересекла границу, и была уничтожена только после прекращения отвлекающего огня. Сами по себе многомерные полимеры, не управляемые чьей-то волей, либо не воспринимались системой, как угроза, либо она была не в состоянии их обнаружить.
  
  - Ну вот и всё. Можно считать, что мы уже в башне. Нужно только сделать пружинную повозку покрупнее, поставить в неё чашу-кровать, я туда лягу и полностью расслаблю всё тело. С точки зрения системы, я буду представлять собой физически и химически инертное вещество в неподвижном сосуде. Ну а когда доеду до её стен - оживаю и ныряю внутрь башни.
  - Почему это ты? - возмутилась Дэйр-Ринг. - Подставляться под выстрелы - моя работа, у тебя реакции не хватит проскочить туда!
  - Потому что психосенсоры башни могут быть чувствительны не только к телекинезу, но и к телепатии. Ты можешь превратиться в лужу полимеров, но ты не можешь перестать думать. А меня она не услышит при всём желании. Кроме того, во время поездки над головой будут летать ракеты - только я смогу не обращать на них внимания, любой из вас скорее всего сорвётся.
  
  Повозка двигалась со скоростью идущего человека, так что на достижение башни ей потребовался почти час. И это был, мягко говоря, не самый приятный час в жизни Ричарда. Друзей поблизости нет (попрятались от огненного выхлопа ракет), выручить некому. Чёрное чудовище, которое с каждой минутой становится всё ближе и больше, может тебя испарить в любую секунду, если ты ошибся в оценке его мотивации. Но если шевельнёшь хоть одной молекулой - умрёшь без вариантов. Температура во всём теле нарастает с каждой минутой, использовать псионику для охлаждения тоже нельзя. Хотя сверху его накрыли большими кусками сухого льда, но это помогало лишь отчасти.
  Вот уже расстояние до башни меньше ста метров... меньше восьмидесяти... меньше пятидесяти... всё ещё нельзя шевелиться, но нужно готовиться к прыжку. Как только тележка ткнётся в стену башни, соединённый с бампером рычаг переключит её на реверс и она поедет обратно. Это сделано для того, чтобы Ричард мог вернуться, если не увидит вблизи слабых мест, через которые можно внутрь башни проскользнуть.
  Но если слабые места (то есть неэлектризованные участки) там всё же есть, ему нужно будет мгновенно перейти от неподвижности к самому стремительному в жизни движению. Поэтому он вглядывался магнитным зрением в растущие стены так внимательно, словно от этого зависела его жизнь. Впрочем... почему "словно"? Ещё как зависела!
  А над головой (в переносном смысле, никакой головы у него сейчас не было) летали ракеты, свистели импульсы зениток и ревел смертоносный главный луч. Не самое приятное соседство. И дело даже не в страхе перед огнём, которого у него не было, а во вполне рациональном опасении, что сбитая ракета может, загоревшись, упасть на его повозку. И что тогда делать? Терпеть пламя или двигаться, вызывая на себя выстрел главного калибра башни?
  Вероятность этого невелика - они не были идиотами, и расставили пусковые установки так, чтобы ни одна ракета не пролетела непосредственно над повозкой. И даже не приближалась к ней. Но это - пока они летят по заданному курсу. Куда они закувыркаются, получив импульс в нос, никто сказать точно не мог. И чем ближе повозка подкатывалась к башне, тем ближе от неё пролетали ракеты.
  Уже с расстояния в пятьдесят метров он увидел, что дело дрянь. Вся внешняя оболочка башни состояла из серебряного сплава. И по неё тёк ток на верхушку, который и питал излучатель. Дёшево и сердито. Питание и защита в одном.
  Вот только он это предусмотрел.
  Мощный телекинетический взрыв. Добрый десяток тонн песка взлетает с земли, образуя над повозкой (и над ним) вихревой зонтик. В это облако тут же ударяет луч, полной мощностью - но на замену испарённым пылинкам уже стремятся потокам новые. Башне нужно около половины секунды, чтобы подобрать оптимальный режим пробивания для такого песочного щита - такой, который не будет тратить энергию впустую, и в то же время будет уничтожать песок быстрее, чем марсианин его поднимает.
  Но и Ричарду больше половины секунды и не нужно.
  За это время под прикрытием песчаного щита он проскальзывает в "мёртвую зону" - крошечный участок под изгибом башни, куда она стрелять не может.
  Само собой, зона заминирована. Не он один такой умный.
  Только мины эти рассчитаны на нормального марсианина. Нормального - в смысле, такого, который боится огня. Мины - плазменные.
  Песок под Ричардом превращается в огненное море. Нормальный марсианин, не важно, белый или зелёный, на его месте тут же потеряет равновесие и рухнет прямо в огненную ловушку. Он как ни в чём не бывало продолжал висеть в воздухе.
  Выхватив из внутреннего кармана заранее заготовленный карборундовый бур, землянин раскрутил его и вонзил в стену башни. За пару минут было готово отверстие в токопроводящем слое, трёх сантиметров в диаметре. Маловато для человека, но вполне достаточно, чтобы пройти, не касаясь стенок, полужидкому метаморфу. Ещё через полминуты он целиком был внутри.
  Он всерьёз опасался, что взятая штурмом башня может самоподорваться, уничтожить себя, лишь бы не достаться чужакам. Но к счастью, белые марсиане не были идиотами. Они возводили это строение для охраны гробницы, а не для охраны самого себя. Взрыв башни только освободил бы то, что она охраняла, открыв доступ всем желающим. Гробница действительно была неуничтожима.
  Поэтому машина... нет, не капитулировала. Она не знала такого слова. Она затаилась, поджидая удобного момента, чтобы испепелить незваного гостя. Ну и конечно, бдила, чтобы к нему не присоединились другие нарушители.
  Спрашивается, что мешало продуть внутренние помещения плазмой? Тут в его пользу сработала классическая фобия и перестраховка. Когда башню строили, внутри могли оказаться белые марсиане (снаружи - не могли ни под каким видом). Никто из них не хотел гореть из-за ошибки автоматики - сколь бы малым ни был риск. Поэтому санкцию на продувку мог дать только живой оператор. Машине такого не доверили.
  
  Трудно было назвать это место уютным. Снизу - подвалы, забитые разной машинерией, обеспечивающей функционирование башни. Именно там Ричард планировал спрятаться, если археологи ошиблись насчёт плазменной продувки. Не станет же система обороны жечь сама себя. А по всей высоте конструкции, до самой верхушки - некое подобие спиральной лестницы. Только без собственно лестницы - вместо ступеней множество острых лезвий, торчащих под разными углами из пола, потолка и стен. Ричард так и не понял, были это элементы декора, или часть системы обороны. Достаточно запустить осевой мотор - и проход превратится в гигантскую мясорубку. Убить нападающих не убьёт (если они марсиане). Но заставит дематериализоваться либо потерять стабильную форму тела. То и другое значительно уменьшает наступательные способности.
  Однако сейчас лезвия были неподвижны, и землянин без особого труда поднялся в верхнюю комнату, где и находилась собственно гробница.
  Она и в самом деле... впечатляла. Особенно если смотреть на неё многодиапазонным зрением малка. Человеку трудно объяснить, как один и тот же пузырь может быть одновременно твёрдым кристаллом и бездонным провалом, неподвижным, вращающимся и пульсирующим, непроницаемо-чёрным и прозрачным, усеянным звёздами. Всё зависело от того, как посмотреть, и любое из этих описаний почти не имело отношения к его истинной природе.
  От него веяло загадкой, древностью, угрозой и силой. Теперь Ричард понимал, почему Б-Арзз сказал, что это будет действительно великое открытие, не меньшее чем секрет эффекта массы. Возможно, они ничего не поймут, изучая эту штуку. Или поймут что-то слишком сложное, интересное лишь кучке яйцеголовых умников. Но сам вид этого... невозможного артефакта уже способен многое изменить в умах марсиан. Донести до них, дать почувствовать, что археология не бесполезное хобби, что прошлое Ма-Алека-Андры таит множество загадок, требующих ответа...
  Только для того, чтобы это понимание стало всеобщим достоянием, гробницу должен увидеть не "сейф".
  С сожалением отвернувшись от удивительной находки, он начал последовательное сканирование механизмов башни, чтобы найти, где и как можно отключить излучатель... и не приведёт ли это к срабатыванию очередной подлянки.
  
  - Ну вот, - грустно сказала девушка. - А пипбак так и не пригодился. Открытие потрясающее, но испытаний технологии не получилось... Надо было всё-таки идти по подземным тоннелям, там было бы больше возможностей...
  - Ну да, конечно, - хмыкнул Ричард. - А катапульты и ракетные установки я на чём по-твоему считал, на коленке?
  - Ой... и правда! И как, сработало? Можно рекомендовать для серийного производства?
  - Судя по тому, что все мы здесь и живы - сработало отлично. Правда, мне ряд программ пришлось вручную на месте написать, у рядового пользователя таких возможностей не будет - разве что всем археологам пройти дополнительно курс подготовки программиста... но это уже мелочи. Пойдём наверх. Ты должна увидеть, ради чего мы столько возились. Б-Арзз и Дж-Онн тоже, конечно, но ты - в первую очередь.
  
  Четверо Ма-Алек в благоговейном молчании стояли перед реликвией, возраст которой не поддавался осмыслению.
  - Кстати... - нарушил тишину Ричард. - Теперь, когда мы её нашли, может кто-то соизволит объяснить профану в древней истории, чем знаменит этот Рианон, что ему ТАКУЮ гробницу отгрохали? Или сохранилось только название?
  - Ой, а я не рассказала? - подпрыгнула Дэйр-Ринг. - Извини, это шикарнейшая легенда, я даже сенсокнигу по ней сделала, но совсем не подумала, что она существует только в виде сна, и ты её просмотреть не сможешь! Каждая цивилизация Марса рассказывала эту историю по-своему, некоторые называли Рианона героем, некоторые преступником. Нам известно одиннадцать версий мифа, но я уверена, что их намного, намного больше, возможно сотни! Все сходятся на том, что Рианон был чем-то вроде падшего бога - из пантеона, который в разных легендах называют Куиру, Куири, Квир или Кью. Он пошёл против запрета своих собратьев, поделился своими знаниями с низшими существами и был за это заточён в гробнице, созданной могуществом Куиру. В некоторых версиях говорится, что он позже вернулся, искупил свою вину и был прощён собратьями, хотя нигде не объясняется, как он мог это сделать, будучи заточённым... по другим версиям - он до сих пор ждёт своего часа, копя злость, и когда разорвёт свои цепи - настанет конец Марса, а может и Вселенной...
  "Забавно, марсианский гибрид Локи и Прометея... Но легенда, которая передавалась в течение миллионов лет... невероятно..."
  - То есть гробница не является гробницей в нашем смысле слова? - уточнил Дж-Онн. - Правильнее сказать, "тюрьма Рианона"?
  - По большинству легенд, Куиру не могут умереть, - кивнул Б-Арзз.
  That is not dead which can eternal lie, and with strange aeons, even death may die.
  - Меня больше беспокоит, что если эта легенда хотя бы отчасти верна, этот самый Рианон может находиться прямо рядом с нами, - покачал головой Преследователь. - И вряд ли у него после стольких лет одиночного заключения хорошее настроение. Я не могу прощупать этот пузырь темноты на наличие разума, он поглощает всё, что я пытаюсь на него направить.
  - Ну уж, - хмыкнул старший археолог. - Если из гробницы ничего не вылезло за миллиард лет, после всего, что с ней делали, в том числе и белые марсиане, значит, либо цепи Куиру достаточно крепки, либо эта штука давно пуста... Может, в ней никогда никого и не было, может это просто природная аномалия, которая обросла легендами у первых аборигенов древнего Марса из-за своего необычного вида...
  - Тем не менее, я настаиваю, что сюда нужно вызвать команду Преследователей и физиков, установить высшую степень защиты, и ничего не трогать, пока объект не будет тщательно изучен, - строго сказал Дж-Онн. - Собственно, исследовательская экспедиция закончена, с чем я всех и поздравляю. Теперь это работа для большой команды профессионалов, а не для горстки авантюристов типа нас. Мы вчетвером тут ничего не сможем сделать. Алеф, отойди, ты слишком близко к пузырю...
  Ричард и впрямь не заметил, как вглядываясь в завораживающее кружение тьмы, прислушиваясь к беззвучному пению звёзд, подошёл к гробнице почти вплотную. Он хотел последовать совету брата, но в этот момент что-то с силой толкнуло его в спину... Потеряв равновесие, землянин головой вперёд влетел в чёрную стену, которая приняла его в себя так охотно, словно никогда и не была твёрдой.
  Каждая клеточка его тела ощущала страшнейший шок, а потом мир стал словно удаляться от него.
  Последним, что он услышал, прежде чем полностью ушёл за горизонт событий, был щелчок и нарастающее гудение...
  
  ВНЕ ПРОСТРАНСТВА И ВРЕМЕНИ
  
  Даже для человека такое падение в ничто, ощущение воющего ветра межзвёздного пространства (да, именно воющего, да, именно в космосе - в том-то и дело, что привычные понятия тут были неприменимы) - оказалось бы суровым испытанием психики.
  Но для марсианина с его девятью чувствами всё было намного, намного хуже. Он буквально ощущал, как каждую многомерную молекулу его тела разворачивают под такими углами пространства-времени, каких он и представить себе не мог. Как их выдирают из привычного континуума и бросают в какой-то другой, страшный и прекрасный одновременно.
  А потом ужас прекратился. Какая-то сила, казалось, поднялась изнутри него и сложила марсианина-землянина, готового распасться на элементарные частицы, обратно, словно пазл. Он по-прежнему падал куда-то в пустоте и невесомости, но теперь мог воспринимать это совершенно нормально. Ну холодно. Ну темно и звёзды вокруг кружатся. Подумаешь. Что мы, вакуума не видели, что ли. Главное, что он снова был собой. Он мог нормально управлять своим телом и ждать, когда это закончится. Единственное, чего он теперь опасался, что это может не закончиться никогда. Или хотя бы продлиться дольше, чем хватит запаса водорода в его организме.
  Что-то коснулось его правой руки, и Ричард понял, что он здесь не один. Нормальные чувства всё ещё не работали в этом странном пространстве, но он смог насчитать вокруг себя три сгустка мрака, явно живых и активно движущихся. Он был уверен, что и сам предстаёт для них таким же сгустком. Неужели все трое спутников последовали "в гробницу" за ним? Если от Дэйр-Ринг и малыша Джонни он ещё мог теоретически ожидать подобного безрассудства, то рассудительный и надменный Б-Арзз О-Умм уж точно не сунулся бы в такую дыру.
  Ему казалось, что он видит, как два сгустка слились в один, потом откуда-то снова появился третий. Но возможно, это всё были лишь видения, вызванные предельной деформацией местного пространства... если это можно было вообще назвать пространством. Он не мог ни за что телекинетически ухватиться, ни малейшей опоры - даже эти самые пятна казались нематериальными. Иногда он касался их, чувствуя нечто прохладное, но не мог толкнуть или притянуть к себе. Это потому, что он "сейф"? Телепатия здесь заменила осязание? Или это у всех так?
  Потом - может быть через секунду, а может быть через сто лет - ему показалось, что он налетел на тонкую, но прочную и тугую плёнку, которая прогнулась, обтянула его с ног до головы... и лопнула, выбрасывая его в привычное пространство с темнотой и светом, верхом и низом, тишиной и звуком. Вернее, сразу в два пространства, как и положено нормальному малку.
  
  ДЖЕККАРА
  
  Клубок спутанных тел вывалился из "темпорального замка", слившись на полу в одну большую лужу. Первой сориентировалась Дэйр-Ринг. За пару секунд она сумела собрать все свои молекулы, вернув себе твёрдую форму и выскочив из биопластиковой смеси, как кошка из воды. Даже отряхнулась похожим движением (только слетевшие с неё капли чужой плоти не заляпывали стенам, а по параболам возвращались к своим владельцам).
  - Эээ... господа Дж-Онззы, я конечно вас обоих очень люблю и уважаю, но не настолько, чтобы заниматься групповухой без предупреждения непонятно где... а кстати, где это мы?
  Поняв, как они сейчас выглядят со стороны, братья отпрянули друг от друга, как ошпаренные. Поспешно сформировав хоть какие-то глаза и пару щупалец, принялись оглядываться. Вопрос был очень кстати.
  Первым впечатлением было - "Мама, мы в аду. Мы в аду, мама!"
  Убийственная жара - под триста по Кельвину. Удушающее давление - воздух ощущался как вязкая, густая масса. Море свободного кислорода в воздухе: поднеси спичку - вспыхнешь. Ещё более душный водяной пар.
  Ричарду понадобилось собрать всю силу воли, знания физики и память, чтобы понять, что эту удушающую ядовитую парилку любой нормальный человек назвал бы прекрасным свежим деньком. Если бы сила тяжести не осталась прежней с точностью до одной десятой, он готов был бы поверить, что вернулся на Землю.
  Нет, биопластиковые тела в сочетании с псионическим жизнеобеспечением успешно приспособились и к таким условиям. Водорода было достаточно (в составе тех же водяных молекул), излишнее тепло отводилось без задержек. Но чисто по ощущениям... если им придётся пробыть тут больше часа, нужно полностью перенастроить восприятие, иначе они сойдут с ума.
  Местность изменилась ничуть не меньше. Помещение вместо сферы имело форму куба. Материал стен сменился с углеволокна на полированный камень. Однако в центре его висел тот же самый (или точно такой же, на вид не отличить) чёрный шар гробницы.
  Дэйр подняла мордочку, словно прислушиваясь к чему-то. Спустя пару секунд её выражение сменилось с заинтересованного на паническое.
  - Я не слышу Великого Голоса. Вообще, совсем не слышу!
  Вообще-то по правилам в археологической экспедиции подключаться к коллективному разуму не положено. Карантин и всё такое. Однако просто проверить его наличие - это не такое большое нарушение, и вряд ли угрожает ментальным заражением (хотя Ма-Алефа-Ак имел, что сказать по этому поводу). Поэтому Дж-Онн не стал выговаривать девушке за нарушение норм безопасности, а прислушался сам - и затем был вынужден вырастить голову, чтобы кивнуть. Выражение появившегося у него лица стало весьма обеспокоенным.
  - Я тоже. Похоже, мы вообще не на Ма-Алека-Андре.
  - Кстати, а как вы двое сюда попали? - поинтересовался Ричард. - Я провалился в гробницу, но вы же находились достаточно далеко от неё в тот момент. Ты, Дж-Онн, так вообще у самого выхода, а Дэйр-Ринг - метрах в четырёх, не меньше. Вы что, следом за мной прыгнули?
  Упоминать видение третьего чёрного пятна он не стал. Мало ли что привидится внутри странной машины Куиру. В конце концов, даже если это действительно был Б-Арзз, его вполне могло вышвырнуть обратно, или куда-то в третье место.
  - Нет, - покачал головой Дж-Онн. - Сразу после того, как ты свалился, включилась какая-то не замеченная тобой система безопасности. Из отверстий в потолке хлынул раскалённый газ. Нас всех парализовало огненным ужасом, никто не мог пошевелиться. Но прежде, чем мы успели сгореть, какая-то сила подхватила нас троих и швырнула в гробницу. Как я теперь понимаю - чей-то телекинез, хотя в тот момент мне было не до анализа. Дэйр-Ринг влетела туда первой, я вторым, а Б-Арзз летел следом за мной. Возможно, система перемещения отключилась, приняв троих Ма-Алек, тогда он скорее всего сгорел там...
  Ричард встал и подошёл к тёмной сфере. Попробовал прикоснуться к ней.
  Твёрдая, совершенно непроницаемая поверхность, способная выдержать попадание ядерной бомбы. Идеально гладкая и с температурой абсолютного нуля на ощупь. Хотя если бы она реально была такой холодной, на ней бы оседала вода из воздуха.
  - Нас, похоже, не хотят пускать обратно до тех пор, пока мы не сделаем какое-то дело. Не факт, что пустят после этого, конечно... Мы здесь не случайно. Это явно был чей-то план. И я даже догадываюсь, чей именно. Дж-Онн, кто предложил тебе использовать гробницу для экспедиции?
  - Уважаемый Б-Арзз О-Умм... погоди, ты хочешь сказать...
  - Я хочу сказать, что там не было никакой "незамеченной системы безопасности". Систему плазменной продувки я нашёл ещё до вашего появления. Я её не отключал - поскольку она не была включена. Там не было автоматики. Эту продувку можно было запустить только ВРУЧНУЮ. И я также гарантирую, Преследователь ты наш непутёвый, что кроме нас четверых в башне никого не было. Цепь замкнул телекинезом кто-то из нас.
  
  Обследование помещения показало, что в нём имеется единственная металлическая дверь без замка. Открыв её телекинезом, гости попали в маленький коридор. За коридором они обнаружили второе помещение, ещё больше первого. Дверь в него вела настолько низкая, что марсианам пришлось трансформироваться, чтобы протиснуться в неё. Но само строение было где-то посередине между "большой комнатой" и "маленьким залом".
  Помещение было забито оборудованием непонятного назначения, но явно высокотехнологичным. Дэйр-Ринг едва не прилипла к нему, пришлось ей напомнить, что "сначала нужно понять, где мы вообще находимся, и как отсюда выбраться, а потом уже заниматься археологией, в том числе научно-технической".
  Над дверью, из которой они вышли, была выбита надпись загадочными буквами. Алфавит этот, как выяснилось, Дэйр-Ринг знала, а вот язык - нет, поэтому из довольно длинной фразы прочесть удалось только слово "Рианон".
  За второй комнатой - ещё один коридор, гораздо длиннее первого. Он упирался в каменную плиту почти метр в толщину.
  Каменную плиту, в которой была пробита дыра. Насквозь. Дыра в человеческий рост.
  Пока Ричард пялился на это свидетельство вандализма, как баран на новые ворота, его спутники наперегонки осмотрели дыру и заявили, объединив археологический и криминальный опыт, что дыра была пробита не более месяца и не менее трёх дней назад, каким-то мощным энергетическим инструментом.
  - Я не знаю, что это за место, но нам всем следует быть крайне осторожными, - серьёзно сказал Дж-Онн. - Если у здешних аборигенов есть такие приборы, они могут использовать их и для нападения на разумных существ. Тут была температура не менее трёх тысяч градусов. Если направить эту штуку на нас... в такой атмосфере мы мгновенно загоримся.
  - Спасибо, братик, - хмыкнул Ричард. - Ты всегда был специалистом по констатации фактов, понятных любому идиоту.
  За каменной дверью лежал слой красной глины в пару метров толщиной. В нём был прокопан ход наружу. Тоже относительно недавно. Вместе со следами ног на глине, это давало картину, ясную даже идиоту - кто-то выбирался из гробницы, используя все подручные средства.
  Кто-то двуногий. Кто-то, носивший обувь на рельефной подошве. Кто-то, не боявшийся огня, не способный сдвинуть сорокатонную плиту в сторону и не умеющий проходить сквозь стены. Если предположить, что для этого кого-то здешние температура и состав атмосферы скорее всего были вполне комфортными... У Ричарда возникло подозрение, что он прекрасно знает, как именно мог выглядеть носитель загадочного оружия.
  Но стоило преодолеть последнее препятствие, как о предшественнике все дружно забыли. Как и о прочих мелочах - включая необходимость дышать.
  Они стояли на покрытом травой склоне высокого холма.
  И повсюду вздымались зеленые холмы, а внизу виднелся темный лес. Зеленые холмы, зеленый лес и яркая река, бегущая к морю. А вдали, у залитого солнечным светом побережья сверкал белыми стенами большой город.
  - Не самая уютная планета... - пробормотал Дж-Онн. - Но жить можно. Здесь есть цивилизация, так что мы сможем договориться...
  - Самая уютная... - прошептала севшим голосом Дэйр-Ринг. - Самая уютная, не считая Х-Ронмирка-Андры... Это наша планета. Наша Родина. Только время... немножко не то... То есть я хочу сказать совсем-совсем не то.
  - Что ты имеешь в виду?
  - То водяное море... это... Великая Чаша нашего времени. Эта атмосфера... это какой она была... на много-много эпох раньше. Это не другой мир. Это... то, что будет Ма-Алека-Андрой. Это Марс. Только... миллиард лет назад.
  
  Чтобы прийти в себя во всех смыслах - и от психологического, и от физиологического шока - гостям из будущего понадобилось почти полтора часа.
  Ричард предложил вернуться на это время в гробницу. В смысле, не в пузырь, а в здание вокруг него. Во-первых, место хоть немного знакомое, во-вторых, хоть какое-то укрытие от посторонних глаз, а в-третьих - там осталось довольно много любопытных вещей.
  Забавно, но Дж-Онн и Дэйр-Ринг быстрее приспособились к незнакомой атмосфере физически - просто организовали локальную мысленную сеть и помогли друг другу подредактировать восприятие, накинув сляпанную на скорую руку систему фильтров. Как Преследователь, так и археолог привыкли работать в отрыве от Великого Голоса. Ричард был вынужден привыкать по старинке, полагаясь лишь на собственные рефлексы и самовнушение.
  Зато им потребовалось куда больше времени, чтобы освоиться с самой мыслью о переносе во времени. Ричарду в общем было уже привычно - попаданием больше, попаданием меньше...
  - Что известно современной... в смысле, нашей науке об этой эпохе? - уточнил он, чтобы отвлечь девушку от мрачных мыслей.
  - Ну, в истории она проходит как эпоха Морских королей. Доминирующая биота кислорододышащая, на основе жидкой воды. Несколько разумных видов. Технический уровень местной цивилизации, если не считать отдельных артефактов Куиру, крайне низок - примерно соответствует Земле нашего времени.
  - "Примерно соответствует" - это какой уровень? Я Ц-Еридиаллка-Андру только в телескоп изучал.
  - Это значит, в качестве источника энергии используется в основном мускульная сила разумных существ и животных, направленная ручными инструментами без движущихся частей. Химия в зачаточном состоянии, основные строительные материалы не изготавливаются, а добываются.
  Шикарное объяснение. Могло означать что угодно, от ранней античности до позднего средневековья. Но до промышленной революции точно.
  Значит, и первое его попадание было путешествием во времени. Что ж, тем проще. Пора привыкать.
  - Погоди, а как же... пробой в стене? Что-то он совсем непохож на проявление мускульной силы, пусть даже и с ручными инструментами...
  - Это и меня насторожило. Возможны три объяснения. Либо наши данные об этой эпохе неверны, что в истории бывает нередко, особенно в столь древней - мы ведь в основном получали о них сведения даже не через третьи, а через пятые-шестые руки. Либо мы имеем дело с реликвиями Куиру. Либо... наш предшественник - такой же гость из другой эпохи, как и мы сами.
  - Третье - наиболее вероятно, - вмешался в разговор Дж-Онн. - Я подправил восприятие и заново обыскал гробницу. Во-первых, следы - как запаховые, так и отпечатки ног - ведут только наружу. Ничего не объясняет, как и откуда этот парень сюда вошёл. Он просто появился рядом с аномалией. Как и мы. А во-вторых... сбоку от двери я нашёл вот это.
  Небольшое устройство из металла и пластика перелетело из его рук в руки Ричарда. Тот лишь мысленно вздохнул. Следователь, который так непринуждённо вручает подозреваемому предполагаемое оружие...
  А в том, что это именно оружие, Ричард не усомнился ни на секунду. Причём оружие человеческое. Классический форм-фактор пистолета, пластиковое покрытие рукояти, чтобы удобнее лежала в ладони, воронёная сталь ствола... Впрочем, заглянув внутрь, землянин быстро понял как то, почему прежний владелец так охотно с ним расстался, так и то, почему Дж-Онн свободно вручил его в руки брата.
  Чем эта штука стреляла, он пока не понял - механизмы внутри ствола выглядели весьма экзотично. Но вот что питало её энергией - сомнений не было. Микрореактор холодного синтеза, вставляемый в рукоять. Практически такой же, как распространённый на Пустошах боеприпас - Microfusion cell, разве что чуть более высокий и плоский.
  И этот реактор был совершенно пуст. Смесь дейтерия и гелия-3 в нём закончилась. Перезарядка топливом не предполагалась - сделать это можно было только в заводских условиях. В поле стрелок просто вынимал реактор, как обойму, и вставлял следующий. Здесь... похоже, резервных обойм у него просто не было. Что подтверждало предположение о случайном попадании в чужое время или место.
  Хотя Ричард на его месте всё равно не стал бы выбрасывать полезный инструмент, но такой рефлекс (тащи всё мало-мальски ценное, потом разберёшься, что с ним делать) вырабатывался после пары лет работы на Пустошах.
  Он увлечённо погрузился в изучение пистолета. И когда до него дошла простота и элегантность решения разработчиков, восхищённо присвистнул.
  Реакция дейтерия с гелием-3 почти не даёт опасного для стрелка нейтронного излучения. Зато она выбрасывает высокоэнергетичный протон. Конструкторы не пытались этот протон уловить и заставить совершать полезную работу. Как раз наоборот - пусть делает разрушительную. Протон отражался от электромагнитного "зеркала", и почти на прежней скорости направлялся в цель.
  Разумеется, в реакторе при этом накапливался отрицательный электрический заряд. Но разработчики и тут нашли крайне элегантное решение. После извлечения обоймы, на ней можно было нажать специальную кнопочку, включая таймер - и швырнуть во врага. Спустя пять секунд она срабатывала как электрошоковая и электромагнитная граната.
  Конечно, пучок протонов быстро расходился, расталкиваемый одноимёнными зарядами. Но для уличной перестрелки это скорее достоинство, чем недостаток. На большие дистанции тут стрелять не нужно, да и невозможно - всё равно атмосфера остановит пучок. А на средних - расхождение превращало пистолет в подобие дробовика - промахнуться трудно даже начинающему стрелку, а останавливающее действие даже выше, чем убойное.
  Само собой, спутникам он это изложил совсем не в таком виде. Оружие, предназначенное именно для убийства - этого они бы просто не поняли. Да, они рассуждали об излучателе в башне в духе "он может убить тебя", но в том же смысле в каком может убить песчаная буря или вулкан. Осознанные действия разумного существа, направленные на лишение жизни другого разумного существа - это слишком не по-марсиански. Даже белые марсиане редко выходили на поединок с намерением именно лишить жизни. Сделать врагу больно, заставить страдать - да. И если в процессе причинения страданий он умрёт (что с марсианами случалось редко, а вот с другими, более хлипкими созданиями - сплошь и рядом) - ничего страшного. Но это не было именно целью.
  Поэтому Ричард использовал нейтральные термины типа "инструмент, который делает дырки на небольшом расстоянии при помощи пучка ускоренных частиц".
  - Как я понимаю, при этом происходит изрядная тепловая вспышка? - уточнил Дж-Онн, выслушав его.
  - О да, ещё какая.
  - В таком случае, для нас эта вещь ещё более бесполезна, чем для прошлого владельца. Лучше оставить её тут, в гробнице. Дырку в препятствии за пару десятков метров я скорее телекинезом или щупальцем проделаю. Не рискуя сгореть или впасть в шок самому.
  Ричард кивнул, но пистолет на всякий случай спрятал не в углу гробницы, а в собственной грудной клетке. Обойму он аккуратно разрядил и сунул туда же. Выкинуть никогда не поздно, а это произведение инженерного искусства нравилось ему само по себе, даже без учёта возможной практической пользы.
  Попытки обследования загадочных приборов во внешней комнате, увы, не были столь продуктивны. Ричард и Дэйр-Ринг только заявили в один голос, что их делала не та цивилизация, что изготовила пистолет. Совершенно другие принципы работы, другая стилистика. Это больше напоминало оборудование, которым пользовался Ма-Алефа-Ак в своей лаборатории. Кустарная работа, рассчитанная только на одного пользователя - своего создателя. Для массового производства непригодно, дизайн совершенно ужасен - голая функциональность, механизмы, собранные "на живую нитку" даже без корпуса. Никаких поясняющих надписей или дружественного интерфейса. Однако на своём месте эти штуки делают то, что нужно. Осталась сущая мелочь - понять, что именно.
  
  Наружу они вышли только после заката - когда температура уже упала, да и риск быть замеченными несколько уменьшился. Марсиане этой временной эпохи видели только в оптическом диапазоне, что заставляло их полагаться на солнечный свет.
  Став невидимыми (пистолет всё-таки пришлось оставить в том же тайнике, что и пипбак), пришельцы подлетели на бреющем к ночному городу.
  И тут же вжались в грунт с такой скоростью, словно по ним открыли огонь зенитки. В некотором смысле так и было. Не зенитки, не по ним, но огонь открыли. В том смысле, в каком его открыл Прометей.
  Весь город был (с точки зрения зелёного марсианина) охвачен пламенем. Электрического освещения тут ещё не знали, и там, где горожане не легли спать, свет давали факела и масляные лампы. Для малков это было совершенно одно и то же.
  - Подождите за ближайшим холмом, - посоветовал Ричард. - Я слетаю и посмотрю, что там творится.
  - Может, лучше всем подождать до утра, когда они погасят эти штуки? - робко предложила Дэйр-Ринг.
  - Днём слишком велики шансы, что нас заметят, - он ободряюще приобнял девушку за шею. - Не волнуйся, со мной ничего не случится. Я скоро вернусь.
  
  Как ни странно, лететь над городом низко, на высоте тридцати метров, оказалось куда безопаснее, чем, скажем, на высоте сотни.
  Потому что визуально обнаружить невидимого пришельца на фоне ночного неба практически невозможно. Никаких радаров тут нет и не может быть - это он уже понял. А вот поток воздуха, отбрасываемого псионическим ротором, хроноаборигены бы ощутили - как от пролетающего вертолёта. И наверняка заинтересовались бы, что это за ветер такой странный, дующий сверху вниз.
  Поэтому безопаснее отталкиваться телекинезом от крыш домов. Дома тут были в основном невысокие, в два-три этажа.
  С такой высоты он мог наблюдать городскую жизнь в мельчайших подробностях. А посмотреть было на что.
  То, что город мог служить иллюстрацией для учебника античной истории (со всеми колоритными подробностями, включая галеры у побережья, работающие мастерские по изготовлению папируса, надутых вельмож в цветных одеяниях, рабов в цепях и надсмотрщиков с кнутами) - это ещё полбеды. Мало ли где какие исторические эпохи могут совпадать. Может быть, это вообще всегалактическая историческая закономерность. Каменный век с первобытнообщинным строем, потом бронзовый с рабовладельческим. Всё логично.
  Но вот то, что населяли город не какие-то отдалённо человекоподобные создания, а чистейшие ЛЮДИ - поразило его куда больше. Алло, Рианон, или как тебя там звать! Ау, "Серая Зона", или кто ты там? Объясните, откуда разумный вид, совершенно тождественный земному человечеству, мог появиться на Марсе миллиард лет назад, когда на Земле ещё не началось объединение первых одноклеточных в многоклеточных?!
  Что это за бред вообще?!
  К счастью, тут были не одни только люди, а то бы он совсем рехнулся. Были два вида человекоподобных созданий. Одни - крылатые, хрупкие, похожие на ангелов из земных мифов. Внутреннее сканирование показало, что у них полые кости, как у птиц, и аналогичным образом устроенная дыхательная система. При марсианской силе тяжести и земной плотности воздуха этого вполне хватало, чтобы удержаться в воздухе. Ему ещё повезло, что все крылатые в этом городе были рабами или пленниками - у большинства переломаны крылья, а немногочисленные обладатели здоровых - в клетках и цепях. Иначе воздушное прочёсывание города оказалось бы весьма затруднено.
  Второй нечеловеческий вид был, похоже, водоплавающим. Большинство находилось в воде - в аквариумах, бассейнах и даже в водах виадуков. Гибкие, большеглазые, покрытые шерстью - похожие на морских котиков. Ричард даже не сразу понял, что это разумные существа. Сначала он подумал, что видит экзотических домашних животных, и осознал свою ошибку, только когда увидел, как один из них возился со шваброй, а другой - с инструментом, вытачивая что-то из дерева. Их не калечили, только сажали на цепь. Разумно - улететь можно откуда угодно, а вот уплыть - только если доберёшься до открытой воды. В океан или в дельту реки этих созданий не выпускали.
  Разумно... и очень удобно для него.
  Бесшумно спустившись на двор одного из богатых домов, где спала, явно устав за день, пушистая большеглазая женщина, он лёгким телекинетическим усилием разорвал её цепь у самого ошейника - тихо опустив на плиты пола, чтобы не звякнула. Затем резко зажал ей биопластиковым кляпом рот и нос, чтобы не смогла вскрикнуть с перепугу - и ракетой рванулся в ночное небо.
  
  Человек на её месте бился бы долго, пока не потерял бы сознание. Пушистая несколько раз дёрнулась с перепугу и со сна, затем поняла, что держащие её руки-щупальца намного сильнее и успокоилась. Закрытые нос и рот не воспринимались ею как немедленная угроза жизни - морские млекопитающие могли обходиться без воздуха довольно долго. Да и холод на высоте полутора километров её не пугал - толстый слой жира в сочетании с шерстью служил неплохой "шубкой". На такую высоту пришлось взлететь Ричарду, чтобы избежать визуального обнаружения снизу - летящий тюлень всё же очень необычное зрелище для здешних реалий. Конечно, он окутал пленницу биопластиковым плащом в "режиме хамелеона", но это всё-таки не настоящая невидимость.
  Когда же он начал подавать через "кляп" кислород и откачивать углекислый газ, женщина и вовсе успокоилась, даже сердцебиение стало ровным. Теперь она просто ждала, куда же они в конечном счёте прилетят.
  Что, кстати, весьма интересно. У нелетающего существа эпохи до воздухоплавания вид земли (ну хорошо, Марса) с высоты должен вызвать либо панику, либо завораживающий экстаз. Зачастую - одновременно. Здесь - ни того, ни другого, только интерес. Как будто она уже не первый раз летела.
  Увы, этого спокойного и философского отношения к жизни вообще и ко взятию "языков" в частности совсем не разделяли Дж-Онн и Дэйр-Ринг.
  - Что ты натворил, Ма-Алефа-Ак?! То, что мы не в своём времени, и даже в критическом положении, не оправдывает похищение разумного существа...
  - Заткнись, братик, а? Во-первых, оправдывает - днём проникать в город или приближаться к караванам слишком рискованно, потому что могут заметить, а ночью вы бы не смогли этого сделать из-за огней. Так бы и ждали под стенами месяцами, пока кто-то из нас троих случайно не потерял бы концентрацию и не умер от отравления или перегрева. Во-вторых, не факт, что это вообще похищение. Ты в курсе, что такое "рабство"?
  - Принудительное использование труда разумных существ, что-то вроде наших штрафных работ...
  - Да, именно. "Что-то вроде". Как песчаная буря - это "что-то вроде вентиляции". Ты ей в мозг загляни, телепат хренов! Мне-то положено быть нечувствительным к чужим страданиям, я иначе не умею. Но у тебя-то это откуда?!
  На самом деле Ричард руководствовался отнюдь не гуманизмом. Просто он резонно предполагал, что убить ненужного свидетеля его спутникам даже в голову не придёт. И даже с установкой фальшивой памяти могут возникнуть разнообразные проблемы - как этические, так и физиологические, никто не знает, что у местных разумных в головах, и что смогут с ними сделать зелёные марсиане.
  А вот освобождённого раба может просто отпустить в ближайшую реку. Он уж точно не поплывёт рассказывать об увиденном своим бывшим хозяевам.
  Он убрал кляпы и вернулся в обычную "форму лентяя". Дж-Онн был в гуманоидном облике, так что его внешность произвела на пленницу куда меньше впечатления. А вот увидев, КТО её утащил - она невольно отпрянула и вжалась в склон холма. Треножников со щупальцами тут явно не видали.
  - Может лучше мне просканировать её? - подскочила к братьям Дэйр-Ринг, пытаясь погасить зарождающуюся ссору.
  - Нет, не стоит, - покачал головой Ричард. - Ты же плохо переносишь ментальную агрессию, а в такие эпохи её с избытком. А вот нашему Преследователю это только на пользу, может он сообразит наконец, что не в сказку попал.
  Дж-Онн, ни слова не говоря, прикрыл глаза, сосредоточившись на сознании "языка". Первый контакт с незнакомым биологическим видом всегда крайне сложен и может занять до получаса даже у опытного телепата. Нужно определить специфику подключения его синапсов, составить карту мозга, определить "язык" передачи возбуждений... При подключении к другому существа того же вида нужно лишь внести мелкие поправки, на что уходит секунда-две, а уж повторный контакт с тем же партнёром вообще проходит без задержек.
  Но едва начав формировать связку, Преследователь резко выпрямился. Одновременно сильно расширились зрачки у его собеседницы.
  - Алеф, ты кого притащил?! Она же телепат!
  - Я-то это откуда мог знать? - огрызнулся "сейф". - И вообще, на что ты жалуешься? Телепат же не твоего уровня, не так ли? Значит, единственное, что это меняет - тебе будет легче найти с ней общий язык.
  Чувствовалось, что Джонни хотел очень многое высказать брату, но вовремя понял, что это будет примерно как объяснение слепому, чем именно плоха чёрно-жёлто-розовая курточка кислотных оттенков. А ругаться просто так, без внятной аргументации, он не привык. Поэтому снова сосредоточился на ментальном контакте. Ричард ничего уловить из этой неслышной беседы не мог, но регулярное изменение выражения лица у обоих, а также цвета и рельефа кожи у Дж-Онна достойны были отдельного кинофильма.
  Наконец Преследователь прервал контакт и выпрямился.
  - Языковая матрица снята. Дэйр-Ринг, лови.
  - Ты только это узнал?
  - Пока да. Наша гостья охотно сотрудничает. Я не хочу вспугнуть её слишком назойливым проникновением в сознание - она достаточно квалифицирована, чтобы это заметить, хотя и не смогла бы мне помешать.
  Теперь бурный телепатический обмен сопровождался иногда разговорами на незнакомом языке. Дэйр-Ринг шёпотом переводила их Алефу.
  
  Практически вся цивилизация этого века группировалась вокруг Белого Моря - огромной впадины, заполненной мерцающей водой, купание в которой было животворным. Считалось, что это Море дало жизнь всему Марсу. Существовали мелкие государства вокруг меньших водяных бассейнов, но так как до них приходилось добираться через пустыни, известно о них было крайне мало. Один гость в десятилетие, один караван за век. Однако никто не ставил под сомнение тот факт, что ни одна из этих маленьких стран не могла сравниться с великолепием государств Беломорья. С вольной лихостью Морских королевств, удерживавших западное побережье, и с тяжеловесным величием Империи Сарк, местного "Рима", который за несколько веков, распространяясь двумя рукавами, охватил юг, север и восток.
  И все эти страны были человеческими. Полукровки, как здесь называли нечеловеческие виды, обитали лишь на небольших островах в океане - и никогда не были столь многочисленны. В Морских королевствах они были гражданами второго сорта. В Сарке - вообще лишены человеческих прав (как, впрочем, и многие люди). Любого Полукровку, попавшего в руки саркитов, ожидала смерть или тяжёлое рабство.
  За исключением Дхувиан, конечно.
  - Пловцы, ведущие начало от морских существ, Люди неба, которые происходят от крылатых существ и Дхувиане, которые происходят от змеи, - нараспев произнесла пленница. - Так говорится в преданиях. Это, конечно, большое упрощение. Все жители Марса были созданы Куиру. Люди - по их образу и подобию, остальные - путём внесения генов различных животных. Ваш вид, вероятно, тоже создан ими путём внесения генов каких-то иных существ, возможно - осьминогов, о чём говорят ваши щупальца и способность менять окраску. Хотя на Беломорье о таких ни разу не слышали.
  Прежде, чем Дэйр-Ринг успела возразить, Ричард хлестнул спутников мощным радиоимпульсом.
  "Заткнитесь и поддакивайте ей! Это прекрасное объяснение, кто мы такие и откуда, причём нам даже не понадобится впрямую лгать - достаточно создать неверное впечатление, а местные сами его разовьют. Или вы предпочитаете стирать этой милой девушке память?!"
  - Да, мы прибыли... издалека, - неохотно подтвердил Дж-Онн. - Мы почти ничего не знаем об этих землях.
  - Хотя о Куиру мы слышали, - поддакнула Дэйр-Ринг. - Но не сохранилось никаких записей о том, как они выглядели. Похоже на саркитов? На жителей того города, что держали тебя в плену?
  - В плену? - горько усмехнулась морская девушка. - В рабстве. Меня не захватывали в бою. Я родилась уже рабыней Сарка, так же как моя мать. Я никогда не знала открытого моря, ни разу не видела кого-то из Полукровок без цепей.
  Пловцы на воле живут очень долго - до пятисот марсианских лет. Рабам столько не светило - лишённые доступа к водам Белого Моря, они редко переваливали за полторы сотни. "Триста земных, - перевёл для себя Ричард. - Ничего себе недолго!" Их заставляли рожать, как только они достигали половой зрелости - то есть в пятьдесят лет.
  - Не понимаю. Если саркиты так ненавидят всех Полукровок, то должны быть заинтересованы в том, чтобы их стало поменьше, а не разводить.
  - О, саркиты охотно перебили бы нас, если бы это зависело от них. Им нужны морские разведчики, искатели жемчуга, но это меньше, намного меньше, чем томится моего народа в рабстве. Однако проклятые Дхувиане платят им за приплод.
  - Я так понимаю, они совсем в ином положении, чем остальные Полукровки? Почему?
  - В ином? О, чужестранцы, это очень мягко сказано! Всё Беломорье лижет пятки Сарку, но Сарк в свою очередь вылизывает хвост Змее!
  В её голосе не было ярости, лишь горькая ирония.
  - Дхувиане настолько могущественны? - уточнил Ричард.
  - Увы, да. Их копья и стрелы разят холодным светом за сотни шагов, их умение читать в сознании превосходит наше, а их город абсолютно неприступен. Живут они тысячи лет, и если бы не были столь малочисленны, то могли бы истребить всё живое на Беломорье. Но у них крайне редко рождаются дети, что заставляет их беречь себя от малейшей угрозы. Воевать они предпочитают руками Сарка, который никогда не испытывал нужды в мечах.
  Дэйр-Ринг и Дж-Онн переглянулись. Похоже, пытались объяснить друг другу, что такое "мечи", "копья" и "стрелы", а также зачем Империя Сарк занимается с рептилиями такими странными гигиеническими процедурами.
  - Но зачем они платят за рождение Полукровок? - спросил Ричард.
  - Не любых Полукровок. Только Пловцов. Люди неба не размножаются в неволе. Их численность поддерживают иначе. Дхувиане платят пиратам из Морских королевств - через третьи руки, конечно, так как те ненавидят Змею и не взяли бы её золота - чтобы те охраняли острова крылатых. Иногда их подводные лодки даже топят корабли саркитов, которые заплывают в неположенные воды.
  - Но зачем?
  - Змея коварна, но не глупа. Дхувиане прекрасно понимают, что покончат с нами - возьмутся за них.
  - Прости, но я не понимаю. То они настолько могущественны, что даже Сарк бегает у них на посылках, то боятся человеческой агрессии и нуждаются в подушках для битья, которыми выступают другие Полукровки.
  Рабыня снисходительно улыбнулась.
  - Никакого противоречия нет. Сарк ненавидит своих "союзников", а на самом деле - хозяев. Но пока у него есть Пловцы и Люди неба для вымещения злости, он позволяет собой помыкать. Если же Дхувиане останутся единственным нечеловеческим народом, служить им станет для людей слишком отвратительно. Серьёзного вреда они Змее причинить не смогут. Но станут плохими, некачественными слугами. Дхувианам придётся тратить всё своё время на подавление их восстаний, а не завоевание остатков Беломорья. Поэтому нужны те, кто всегда во всём виноват. Остерегайтесь, зелёные братья, потому что если дети Змеи узнают о вашем существовании, вам тоже не миновать роли всеобщего врага и ярости Сарка.
  
  Ричард еле сдержал смех, представив себе, как армия Империи Сарк, вооружённая мечами и копьями, надвигается на любую аркологию зелёных. Нет, возможно таинственные Дхувиане действительно опасны, кто их знает - судя по описаниям, это как минимум цивилизация уровня двадцатого века. Хотя об стены полярной шапки разбил бы себе головы и Анклав в полном составе. Даже если бы объединился с армией Мастера и поголовно вооружился огнемётами. Под телепатическим ударом Великого Голоса они бы эти огнемёты сами же поразбивали о ближайшие скалы.
  - Вы зря смеётесь, - серьёзно сказала Пловец. - Я вижу по вам, что ваш народ может быть очень силён - вы летаете, как Люди неба, меняете цвет и форму, читаете в сознании, как Дхувиане, и возможно, проворны в воде, как любой из нас. И не изменённые люди кажутся вам слабыми. Мы тоже были горды в своё время, и тоже думали, что эти неповоротливые существа, не способные завоевать небо и море, не имеющие древней мудрости - прошлый век, ошибка эволюции. Наши предки не поняли, что они были истинными наследниками Куиру, что это мы - всего лишь эксперименты, выброшенные игрушки богов.
  - Погоди, - негромко сказал Ричард, как только Дэйр-Ринг перевела ему последние слова. - Я полностью контролировал своё тело и не допустил никаких изменений мимики или положения тела. Как ты поняла, что твои слова показались мне смешными?
  - Увидела в твоём сознании, разумеется, - захлопала глазами Пловец.
  - Алеф, - очень осторожно сказал Дж-Онн, - телепатия Пловцов работает не так, как наша. У них нет биопластика, они не используют многомерную физику. Они электрочувствительные существа - и напрямую считывают электромагнитные волны, производимые мозгом. Твой феномен "сейфа" для них не действует.
  Землянин медленно сполз по стенке.
  Так, не думать о белой обезьяне. Только не думать о белой обезьяне!
  - Я что-то сделала не так? - смущённо уточнила Пловец. - Люди очень не любят, когда читают их мысли, я знаю... но я подумала, раз вы сами так общаетесь... Я больше не буду, клянусь!
  Двух марсиан дружно передёрнуло. Похоже, они увидели в её мыслях, как именно хозяева-люди могли демонстрировать своим рабам, что не любят телепатов.
  "А ведь я их предупреждал..."
  - Всё в порядке, - Дж-Онн первым пришёл в себя от шока, всё же он привык работать со всякими проявлениями... девиантного поведения. Успокаивающая пси-волна, испущенная им, накрыла обеих девушек. - Это только у моего брата по определённым причинам из прошлого крайне болезненная реакция на проникновение в сознание. Для остального моего народа такое общение вполне нормально и естественно, так что вы можете общаться с нами таким способом в любое время, мы будем только рады.
  "Так, стоп, Моро. Чего ты перенервничал, как будто тебя застал Смотритель за просмотром порнокомиксов? Думай трезво. Уловить эмоции - ещё не значит считать мысли, тем более - глубинные воспоминания. Джонни всё же не полный идиот, так что вряд ли он загружал ей пакет языка зелёных, а уж английский ей тем более взять негде. Даже если она и слышит твои мысли, то всё равно не поймёт их... а слышит ли - это мы сейчас разберёмся..."
  В нейрофизиологии и анатомии мозга как Мастер, так и Ма-Алефа-Ак разбирались прекрасно. Обоим это было нужно для осуществления их наполеоновских планов. Так что мультидиапазонное сканирование тела и головы водоплавающей девушки дало им все необходимые ответы за пару минут.
  Телепатия Пловцов была довольно слабой. По меркам Ма-Алек, конечно. Не больше пяти метров на суше, чтобы уловить хоть что-то, исходящее от мозга собеседника. Причём это "что-то", в применении к марсианам, по сути означало лишь информацию "возбуждён центр мозга А" или "центр мозга Б". Скорее эмпатия, чем телепатия. Другое дело, что дешифровать эти невнятные сигналы Пловцы инстинктивно умели очень хорошо, "достраивая" картину настроений и побуждений собеседника, как бы "вживаясь" в его роль. Как некоторые люди могут "читать" других людей по микроскопическим изменениям выражения лица. Кстати, электрические сигналы мышц и периферической нервной системы они тоже считывали, добавляя к своей картинке быстрые движения глаз и непроизвольные сокращения голосовых связок и языка. Ярмарочные фокусы.
  Вероятно, у рождённых в неволе Пловцов этот навык развит куда больше, чем у свободных. Не только потому, что у них больше практики. Просто для них это не хобби, а жизненно важное умение - угадать настроение хозяина, чтобы не получить лишний раз кнутом по нежной шкурке. И при этом не показать, что ты его угадал. Столь грубое вторжение в чужое личное пространство она допустила лишь потому, что была шокирована.
  Заблокировать такое "чтение" для любого малка не составляло труда. Ну ладно, не для любого - для более-менее знающего физиологию. Нужно всего лишь создать на коже поверхностный электростатический заряд и менять его в определённом темпе, чтобы сбить с толку её электрорецепторы. У зелёных марсиан это было довольно известной детской игрой - "спрячь свои мозги".
  Хм. Но от такой "полуэмпатии" до полноценного обмена мыслями и тем более образами - дистанция огромного размера. Прикосновение разума Дж-Онна должно было стать для неё глубоким шоком. Даже бОльшим шоком, чем для существа полностью лишённого такого восприятия. Как в "диалоге о пещере" Платона. Человек, который всю жизнь наблюдал смутные тени других людей и предметов - и вдруг оказался на ярком солнечном свете.
  Между тем, после первого недолгого удивления их пленница (Ричард сообразил, что до сих пор не знает её имени) быстро пришла в себя и общалась с Преследователем почти как равная. Значит, у неё где-то был опыт полноценного контакта разумов. Но где и каким образом? Через электрорецепторы с другими Пловцами, которые умеют их шифровать и передавать? Возможно... но всё же подключение с другим видом слишком отличается...
  - Всё в порядке, - повторил он за братом, постаравшись принять максимально непринуждённый вид и ставя помехи. - Это моя вина. Как тебя зовут, кстати?
  - Клонария.
  - Это же не имя Пловца? - удивилась Дэйр-Ринг. - Саркское по происхождению, если я не перепутала лингвистики?
  - У рождённых в неволе нет имён Пловцов. Самым лучшим выдают саркские имена хозяева. Остальные обходятся кличками.
  Дэйр-Ринг тихонько ахнула. Некоторые вещи у марсиан её времени в голове просто не укладывались.
  - У вас ведь есть более эффективный способ мысленного общения с не-Пловцами, чем чтение по волнам мозга и биоэлектрическим импульсам?
  - Да... когда человек или крылатый опускается в воды Белого Моря, живущие там крошечные существа, что наделяют море светом, проникают в его тело и выстраивают электрические цепи напрямую, от мозга к мозгу. Мы умеем управлять этим процессом. Под водой он идёт лучше всего, даже возможно полное слияние сознаний. Но всякий, кто побывал там хоть раз, сохраняет след на всю жизнь, и его мысли остаются доступны для нас. Никто из вас туда не погружался, поэтому я могу читать лишь чувства и намерения. Не бойтесь за свои тайны. Я готова унести их с собой в могилу, если это будет нужно.
  - Не надо... такого думать... - слабым голосом попросила Дэйр-Ринг, ставшая такого восхитительно бледно-зелёного цвета, что ей теперь только Четвёртого Всадника на спину не хватало. - А то... я сейчас... в обморок упаду.
  - Никто из нас не причинит вам никакого вреда, - серьёзно сказал Дж-Онн. - У нас нет этого обычая людей, о котором вы подумали - убивать пленника после допроса. И вытягивать сведения пытками - тоже. Когда мы сориентируемся в этом... окружении, то доставим вас туда, куда вы захотите.
  Ай молодец, братик. На трехсотом году жизни наконец научился преуменьшать. Повезло, конечно - попасть в античный мир со всеми его "прелестями" в компании двух клинических пацифистов. Нет, конечно эту конкретную бедняжку он бы и сам не стал убивать... но глупо надеяться, что все жители этой планеты окажутся такими же безобидными, белыми и пушистыми - в буквальном и переносном смысле.
  - А... вы можете взять меня в свою страну? Я очень хотела бы увидеть земли, откуда приходят такие чудесные создания... сильные, красивые и добрые.
  Пришельцы переглянулись.
  - Можем, - сказала Дэйр-Ринг, прежде чем братья смогли подобрать подходящий ответ. - Если сами будем туда возвращаться. Пока что у нас нет такой возможности. Придётся остаться в Беломорье на некоторое время... на какое - пока не знаем. Но разве вы не хотите вернуться к своему народу?
  - Они не мой народ, - покачала головой девушка. - Я объединяла сознания с другими Полукровками, я видела, как это бывает. Вольные Пловцы с радостью принимают у себя захваченных в бою рабов, если тем удаётся спастись. Но рождённые в рабстве всегда будут для них чужими. Их запирают на удалённом острове и не позволяют отплывать от него дальше, чем на три тысячи шагов.
  - Но почему?!
  - Потому что выросшие среди людей думают, как люди. Вернее, как рабы-люди. А это самая ужасная порода. Они подлы и трусливы. Они всегда будут... мы всегда будем бояться бича и злоумышлять против вышестоящих. Старшие не хотят, чтобы наши острова стали вторым Сарком. Урождённые рабы, которым удаётся уплыть, чаще бегут в Морские королевства, там нас принимают. Но быть служанкой не намного лучше, чем рабыней. Если я должна умереть на чужбине, то я хотя бы увижу то, чего не видел ещё никто из моего народа. Кроме того, если я всё время буду с вами, не будет риска, что меня похитят дети Змеи, и вытащат из моего разума сведения о вашем народе.
  Дэйр-Ринг крепко-крепко обняла девушку, обмотавшись вокруг неё живым плащом.
  - Мы обязательно возьмём тебя с собой! Я никому больше не дам тебя обидеть!
  - Это очень опрометчивое обещание, - хмуро сказал Ричард на языке Ма-Алек. - Брать с собой существо, которое не умеет летать и становиться невидимым, которое уязвимо для стрел и мечей, которое, наконец, нужно кормить! Каждый день! Гораздо разумнее будет оставить её где-нибудь в безопасном месте, а когда мы найдём дорогу обратно в наше время... ЕСЛИ найдём - тогда уже забрать её с собой.
  - В этом мире нет безопасных мест, Алеф, - покачал головой Дж-Онн. - Если бы ты видел то, что я прочитал в её сознании... Это дикое и страшное время. Она нигде не будет в большей безопасности, чем с нами. А нам понадобится проводник.
  
  - Нам нужно в Кара-Дху, - заключил Ричард, когда Клонария, измученная откровениями этого дня, наконец уснула.
  - Зачем? - удивилась Дэйр-Ринг. - Насколько я могу судить по её воспоминаниям, этот город населён весьма... недружелюбными существами.
  - Да хоть белыми марсианами! - фыркнул землянин. - В Кара-Дху живут единственные существа этого века, которые хоть что-то понимают в наследии Куиру. И чтобы понять, почему гробница теперь заперта, и как её открыть обратно - нам нужны их знания. Если они не смогут открыть проход, не сможет никто. Тогда нам придётся как-то обживаться тут.
  - И ты думаешь, Дхувиане захотят поделиться с нами этим знанием? - скептически сказал Дж-Онн.
  - А кто говорит, что мы будем спрашивать их мнения? - приподнял бровь Ричард. - Существует очень много способов получить знания из чужих голов, уж кому, как не тебе это знать, братик. Просканировать, подчинить, припугнуть, подкупить... на месте выясним, что работает лучше.
  - Ты хочешь, чтобы я обратил свою ментальную мощь против невиновных?
  - О, я тебя уверяю, если всё, что рассказывает о них Клонария - хоть на тридцать процентов правда, ты найдёшь там виновных более чем достаточно.
  - А если нет? Если это лишь слухи, преувеличения и суеверия? Она всего пару раз видела живого Дхувианина, и то издали...
  - Ну а если это всё преувеличение, и они на самом деле хорошие парни, значит с ними вполне можно будет договориться.
  Это, конечно, было откровенным преувеличением. Реальные разумные не делятся на плохих и хороших парней, это не довоенный боевик. Дхувиане вполне могут быть сущими ангелами со своей точки зрения, но попытаться убить или взять в плен путешественников во времени просто ради блага своего народа. Однако Дж-Онн всю жизнь именно такому линейному, черно-белому мировоззрению и учился. И теперь сам попал в его ловушку.
  - Хорошо, допустим даже у нас будет моральное право на насилие в их отношении. Но что, если они, как телепаты, сильнее нас? Даже не поодиночке... что если у них есть некое подобие Великого Голоса? Ты предлагаешь сунуться прямо в его логово!
  - Ты прав, - глаза Дж-Онна стали квадратными, впервые в жизни Алеф в чём-то с ним согласился. - Но я же не предлагаю соваться туда наобум, без предварительной разведки. Будем сужать круги постепенно. Сначала просканируем людей-нетелепатов, которые достаточно часто контактировали с Дхувианами. Потом, ориентируясь по их воспоминаниям, поймаем одинокого змеёныша подальше от их столицы - и прощупаем уже его. Ну а там уже, узнав все меры защиты города и оценив риски, можно разрабатывать операцию проникнования. Или отказаться от неё, если защита будет нам не по зубам.
  - Алеф, - вмешалась Дэйр-Ринг, - но ты же говорил, что кто-то нас удерживает тут намеренно. Что гробница закрылась за нашими спинами не случайно. Разве не разумнее попытаться выяснить, при каких условиях её снова откроют? Что мы должны сделать?
  - Вот Дхувиане нам, возможно, и помогут это выяснить, - пояснил Ричард. - Других источников информации всё равно нет. Никаких надписей "пойдите туда не знаю куда, принесите то не знаю что" мы в гробнице не видели. Если кто-то может предложить лучший источник информации о планах Куиру (или кто там на самом деле наш заказчик), я с радостью этим займусь.
  - А может, мы уже получили эту информацию? Только ещё не поняли этого? - задумчиво сказала Дэйр-Ринг.
  - Ты о чём это?
  - Я соприкоснулась с разумом Клонарии. Это было... очень больно, - зелёную марсианку передёрнуло. - Если бы не моя закалка общением с призраками белых марсиан... но даже у них не было столько страдания, отчаяния, тоски... - она замолчала, не зная, как сформулировать словами то, что ощущала.
  - Я тебе очень сочувствую, Дэйр-Ринг. И ей, конечно, тоже. Но при чём здесь это?
  - Послушайте, ведь мы трое - самые сильные существа в этом времени! Да, мы спасли Клонарию, но сколько ещё таких, как она, томится в рабстве? Может быть, наш долг - прекратить это страдание?
  - И как ты это предполагаешь сделать? Местные методы нам... не очень подходят, знаешь ли. Мы не можем убивать, мы просто не представляем себе, как это делается. А они нас будут убивать не колеблясь, если мы попытаемся изменить господствующие порядки. В том числе и огнём. Ты вообще понимаешь, что сделает с нами даже небольшая искра в здешней атмосфере?
  - Нет, не убивать конечно! Но... Массовое гипнотическое воздействие с воздуха... позитивная реморализация...
  - Хммм... Ну, положим, телепат уровня Дж-Онна действительно сможет переписать мозги всей местной правящей верхушке за пару часов. Но... во-первых, если даже местные тираны заикнутся об отмене рабства, их тут же поубивают собственные придворные. Как опасных сумасшедших. Так что нам придётся остаться тут на много десятилетий, чтобы "корректировать" всё более и более широкие слои населения. О скором возвращении можно даже не заикаться. Во-вторых, Дхувиане вряд ли будут радостно смотреть, как их цепного пса стригут под домашнюю собачку. А целый народ телепатов не откорректируешь. Ну и в-третьих... корректировать придётся глубоко и серьёзно. Вплоть до полного переписывания личности. А такая коррекция приравнивается, насколько я знаю, к ментальному изнасилованию, если проводится без согласия пациента и без санкции Ассамблеи. Не уверен я, что Дж-Онн на это пойдёт. Стоит ли подменять одно человечество другим? Не будет ли это то же самое, что стереть это человечество с лица земли и создать на его месте новое?
  - Но мы же не можем просто смотреть на то, что здесь творится, и ничего не делать!
  - А вот чтобы что-то делать, дорогая моя, нужно опять же начинать с верхушки пирамиды. То есть с Кара-Дху.
  
  - Это очень большой риск - интересоваться делами Змеи, - хмуро сказала Клонария. - Не только для вас, единственных, кого я могу назвать друзьями, но и для вашего народа. Если бы я только могла вас отговорить, даже ценой моей жизни! Но я чувствую, что ваши решения тверды, как камень.
  - У нас нет другого выхода, - вздохнул Ричард. - Я бы сам рад найти другой путь, но...
  - Но зачем это вам? Дхувиане не могут угрожать вашему народу, пока не знают о нём!
  Легенду Ричард проработал ещё ночью.
  - Мы здесь не просто праздные странники, Клонария. Мы разведчики. У нас есть миссия в Беломорье. Старшие нашего народа обеспокоены возвышением Кара-Дху в ваших землях. Нам следует выяснить, насколько велика сила Змеи, и что с ней можно сделать.
  Правду, только правду и ничего кроме правды. Но не всю правду. Они трое и в самом деле были сейчас самыми старшими зелёными марсианами на всей планете... да что там, во всей Вселенной. Все остальные - на миллиард лет младше их. И как минимум одного... точнее, одну из них действительно волнует то, что здесь происходит.
  - В таком случае... - пушистая женщина призадумалась. - Вам нужен корабль Иваин, принцессы Сарка. Ей многое известно о Змее. Эта женщина была в Джеккаре всего два дня назад, и могла ещё не достичь родных безопасных вод. Но будет там если не сегодня, то завтра. Как быстро вы можете лететь?
  Ричард тихо рассмеялся.
  - Очень быстро, маленькая пушистая сестрёнка. Очень быстро.
  
  МОРСКИЕ ПРОСТОРЫ
  
  Развить здесь такую скорость, как на Марсе своего времени, они, конечно, не могли. Более плотная атмосфера мешала, да и жара сильно влияла. Тем не менее, даже на весьма скромных трёх махах они запросто могли считать все корабли в Белом Море неподвижными объектами.
  Правда, понадобилось прочёсывать воздушное пространство почти час, чтобы найти галеру Иваин. Она, конечно, не была подводной лодкой, но очень уж сильно отклонилась от предполагаемого курса. Ричард засёк её почти в пятидесяти километрах от предполагаемого района поисков.
  - Очень странно. Корабль идёт не к Чёрной отмели, а от неё. Он направляется на запад, во владения Морских королей. Это противоречит всему, что мы знаем о местной политике.
  Дж-Онн не разделял его удивления. Снизившись до полутора километров под невидимостью, он без лишних слов запустил мысленные щупальца в головы всех, кто находился на корабле. Что его засекут, Ричард не опасался. Даже если на корабле есть телепаты из Полукровок, их навыки несравнимы с опытом Преследователя. Тому порой приходилось незаметно "прощупывать" даже собратьев-марсиан.
  - На борту произошло восстание рабов, - сообщил он через несколько секунд. - Все солдаты и моряки Сарка погибли, теперь рабы направляются в Кхондор, самое сильное из Морских королевств, надеясь получить там политическое убежище.
  - А принцесса? - разочарованно уточнил Ричард. Мелкие местные разборки его не интересовали, ему нужен был источник информации.
  - Удерживается в заложниках в её бывшей каюте.
  - В таком случае - ещё не всё потеряно. Ты можешь прочитать её прямо отсюда?
  - Только поверхностные мысли. Хорошо, что с нами нет Дэйр-Ринг, мысли у этой женщины сейчас весьма... неприятные. Чтобы провести полное сканирование памяти, мне нужно подобраться поближе, хотя бы на полкилометра.
  - С этим есть какие-то проблемы?
  - Там двое крылатых на борту. У них очень острое зрение. Днём наша невидимость на таком расстоянии не поможет - они заметят блики. Кроме того, есть пара интересных деталей...
  - Каких?
  - Первое тебе понравится. В каюте Иваин находится несколько механизмов Дхувиан. Их владелец тайно был на корабле и в процессе бунта его... убили, - Дж-Онна передёрнуло, он до сих пор не мог свыкнуться с тем, как легко марсиане этой эпохи лишали друг друга жизни. - Никто из людей понятия не имеет, что с ними делать. А вот второе куда хуже. Рядом с принцессой почти постоянно находится человек, разум которого я не могу просканировать. Такое чувство, что ему ставил защиту сильный и грамотный телепат.
  - Но не он сам?
  - Нет, у него собственная телепатическая чувствительность нулевая. Это именно блок, прописанный внешним воздействием. Как у... неважно, был в моей практике однажды такой случай.
  - Тем не менее, всё это сильно смахивает на ловушку. Две приманки, сенсоры и пружина, которая захлопнет крышку.
  - Вынужден с тобой согласиться. Слишком подозрительные совпадения. Уходим сейчас?
  - Нет. Подождём ночи. Ночью крылатые ведь видят хуже?
  - Да, они дневные существа.
  - Вот и отлично. А ещё - всем людям когда-нибудь нужно спать.
  - Нам тоже вообще-то.
  - Разумеется. Но нас двое, и мы можем дежурить по очереди - а человек с закрытым мозгом там один. Когда он уснёт - тогда и приступим к операции.
  - Хм... хорошо. Согласен. Заодно сможем сделать ещё одну важную вещь...
  
  Скорость хода галеры при максимальном темпе гребли (исключая "спринтерские рывки", то есть разгон для тарана или преодоления мели) не превышает девяти километров в час. Именно такой темп обеспечили освобождённые гребцы - хотя кнута надсмотрщика над ними больше не было, его прекрасно заменяла угроза напороться на корабли Сарка. Иваин держала на борту три полных смены гребцов, каждая из которых работала по восемь часов (точнее два раза по четыре, с перерывами). Это и позволило им с лёгкостью захватить корабль, как только цепи оказались раскованы - рабов было куда больше, чем солдат.
  Чтобы пересечь с такой скоростью Белое Море, понадобилось бы десять дней - реально же вдвое больше, так как после входа в территориальные воды Кхондора мятежники расслабились. Так что у лазутчиков из будущего оказалось достаточно времени на подготовку.
  Само собой, ждать двадцать или хотя бы десять дней они не собирались. На подготовку им хватило двух суток - считая время на сон. Ричард спал урывками, по десять минут, просыпаясь, чтобы перезарядить водородом дыхательные губки и сбросить излишнее тепло, проникшее в тело. К счастью, Алеф это умел - ещё до замещения Мастером. Будучи "сейфом", он не мог подключаться к Великому Голосу, чтобы доверить ему своё тело на время сна.
  Дж-Онн и Дэйр-Ринг на время сна подключались друг к другу. Ричард мог бы приревновать, так как процесс это весьма интимный - но он знал, что брат - крайне верный семьянин и лишнего себе не позволит.
  За эти дни пришельцы полностью изучили порядок вахт, расположение всех помещений на корабле, настроения и поверхностные мысли каждого члена экипажа. Они знали, чего эти люди боятся и о чём мечтают. Когда спят, обедают, работают.
  Они узнали, что человека с заблокированным мозгом зовут Карс. Что он представился "варваром с окраин". И что он владеет шпагой Рианона.
  Во всяком случае, так считали все на корабле. Шпага, конечно, могла быть и подделкой, но достаточно хорошей, чтобы обмануть местных знатоков.
  Именно этой шпагой Карс убил Дхувианина.
  - Похоже, он и есть тот загадочный незнакомец, который прошёл через гробницу Рианона раньше нас, - заключил Дж-Онн. - Ещё один незадачливый путешественник во времени. Это меняет все планы. Нам нужно установить с ним контакт и выяснить, что ему известно о гробнице.
  - Гм. Братик, хочу напомнить, что с обладателем такой защиты контакт устанавливать можно только моим методом. То есть показаться ему на глаза и задавать вопросы голосом. И стереть ему память потом мы тоже не сможем. Если он - ядро ловушки...
  - С таким же успехом, ядром может быть принцесса. Или приборы Дхувиан. Если же некто, способный поставить такую защиту, да ещё знающий о гробнице, захочет организовать на нас ловушку, вряд ли мы сможем что-то ему противопоставить.
  - Хм... ну да, конечно. Определённый смысл в этом есть. Но по крайней мере, на корабле мы его допрашивать не будем. Выдернем телекинезом через иллюминатор, заткнём рот, утащим подальше и повыше, а там уже поговорим...
  "Если что-то подозрительное нарисуется, его можно будет просто уронить".
  - Я не пойму, Алеф, откуда у тебя эти бандитские ухватки? Хватать, тащить, затыкать рот... Причём именно рот, с Ма-Алек это не сработает, это только для существ фиксированной формы тела... Ты же никогда не общался с другими народами!
  - Видишь ли... как "сейф" и телепат мы с тобой обращаем внимание на несколько разные вещи. Например, для тебя и Дэйр-Ринг раб-гребец на галере - это источник страдания, усталости и безнадёжности. А для меня - довольно маломощный и ненадёжный силовой агрегат, преобразующий химическую энергию в механическую. Для вас похищение человека, которого нельзя подчинить ментально, с помощью грубой физической силы - это страх, боль и беспомощность. А для меня - несложная инженерная задача, как сделать, чтобы определённая биомеханическая конструкция не могла издавать звуки в процессе транспортировки. Я не воспринимаю это как "бандитские ухватки", мне просто хочется надеяться, что я неплохой инженер.
  - Ты понимаешь, что с таким подходом можешь стать законченным социопатом?
  - Поздно предупреждать, братик. Я им уже давно стал. Сейчас пытаюсь научиться с этим как-то жить.
  - Тогда уж лучше похитить сразу двоих.
  - Правильно мыслишь, - восхитился Ричард. - Похоже, многочисленные контакты с преступниками тебя кое-чему всё-таки научили. Работаем в два этапа. На закате ты сканируешь память Иваин, а я попытаюсь утащить дхувианские приборы. А примерно в два часа ночи - похищаем Карса и Лорна. Я первого, грубой силой, ты второго - успокоив предварительно псионикой. Если предварительно не увидим в голове Иваин чего-то опасного.
  Лорн, Человек неба с переломанными крыльями, заинтересовал Дж-Онна ещё накануне. Не заметить его было трудно - так он фонил страданием. Подключение к его мозгу вызывало едва ли не физическую боль. Он собирался покончить с собой, как только корабль войдёт в воды Кхондора и будет встречен другими Людьми неба, которые осуществляли там воздушное патрулирование. Раньше крылатый просто не мог себе позволить такой роскоши - восставшие рабы отчаянно нуждались в его острых глазах вперёдсмотрящего, чтобы не нарваться на патрули Сарка.
  Конечно, Дж-Онн не собирался допускать такой трагедии. Ни разу не общавшись с Лорном лично, он прикипел к этому парню душой не меньше, чем Дэйр-Ринг - ко Клонарии. Зелёные марсиане оказались очень уязвимы к чужой боли, их инстинктивный гуманизм, стремление всех накормить и обогреть, особенно обиженных и несчастных, был очень полезным свойством характера на Марсе будущего, но здесь оборачивался бедой. Здесь было слишком много обиженных и несчастных. Они просто разрывались на части, не в силах помочь всем.
  
  Вынести приборы оказалось совсем нетрудно. Они практически и не охранялись. Нет, часовой там формально был, но проходил мимо двери раз в пятнадцать минут, и тут же спешил убраться подальше. Похоже, местные будут только рады, если "творения проклятой Змеи" сгинут куда-нибудь подальше. Что ж, добрые инопланетяне (хотя какие они к чёрту инопланетяне, родились тут) были рады в этом помочь.
  Телекинез - лучший помощник вора. После телепатии, конечно. Артефакты странной формы плыли по коридорам совершенно бесшумно - и ни один свидетель не попался им по дороге. Не зная, как дхувианские творения переносят воду, Ричард вынужден был доставить их на отдалённый островок в океане, где не было никого, кроме чаек. Пришлось утащить ещё и кусок парусины со склада на корме - чтобы иметь, чем накрыть их от начавшего капать лёгкого дождя.
  Когда он вернулся, Дж-Онн, который принял форму летучей рыбы и скользил низко над волнами, уже закончил полное чтение памяти принцессы Иваин Сарк. Ричард в очередной раз поразился пропускной способности биопластикового многомерного соединения и способности марсианского мозга к обработке информации. Это же, если задуматься, с ума можно сойти - воспоминания за восемнадцать лет - прогнать через себя за полчаса.
  На самом деле ответ достаточно прост. Человеческий мозг не хранит все сведения, которые получает, кадр за кадром. Ему это не нужно. Он сохраняет только выводы, ассоциации, изученные уроки. То, что человек узнал за целый день, может быть сохранено в нескольких "килобайтах".
  А Дж-Онн в свою очередь не пытался целиком скопировать все эти воспоминания в свой мозг - даже на время просмотра. Он запустил в подсознание Иваин пару десятков "поисковиков" - автономных ментальных программ, которые сортировали сведения на предмет их интереса для зелёного марсианина - и отсылали в мозг Дж-Онна только то, что казалось достаточно важным.
  - О технологиях Дхувиан она знает очень мало, - наконец заключил Преследователь. - Можно только заключить, что их технический уровень опережает наш. Всё оружие - энергетическое, источник энергии непонятен, но очень компактен и не было ни одного случая (на глазах у Иваин, по крайней мере), чтобы он исчерпался. Механизмы в основном бесшумные, практически без движущихся частей - их заменяют силовые поля. Люди, которые пытались захватить дхувианские машины, умирали за полгода от непонятного проклятия - судя по симптомам, речь идёт о лучевой болезни.
  - Ну конечно! - Ричард ухмыльнулся до ушей. - Половина приборов, которые я утащил, фонила жёсткой радиацией! Судя по спектру вылетающих частиц, они используют компактные реакторы атомного распада. Сами Дхувиане либо физиологически устойчивы к радиации, либо как-то умеют от неё защищаться - хотя бы этими своими тяжёлыми плащами, закрывающими всё тело. Плащ я, кстати, тоже прихватил, но не успел изучить. А для защиты от воров - это лучшее средство. Надо будет как-то обезвредить их, прежде чем тащить на берег.
  - Есть ещё интересная деталь - тот самый "варвар Карс", который убил Дхувианина, выкрикивал при этом имя Рианона, как боевой клич. Позже он утверждал, что не помнит, почему это сделал в минуту стресса. Действительно похоже на глубокий гипноблок. Он активировался, когда Дхувианин попытался каким-то образом загипнотизировать Карса. И это напугало его спутников до белых марсиан в глазах.
  - Может, тогда всё-таки не стоит с ним связываться? Не будем пытаться заглотить больше, чем в состоянии переварить. Хватай своего падшего ангела и тащи в Джеккару. А Карс летать не умеет, так что никуда не денется с подводной лодки... то есть, я хочу сказать, с галеры. Понаблюдаем за ним пару недель, выясним, что он может и чего добивается - а там уже разработаем план захвата.
  - Ты не учитываешь одну вещь. Если возможности тела Карса не соответствуют возможностям его разума, если он ограничен человеческими силами... его могут просто убить. Здесь это обычная вещь, очень распространённая. На любом побережье. Люди умирают, даже если их просто проткнуть чем-то острым. Мы не можем рисковать потерять наш, возможно, единственный ключ от гробницы.
  - Ладно, действуем по прежней схеме. Но только попробуй потом пожаловаться, что это я упрям, братик.
  
  Дж-Онн действовал первым. Лорн уснул прямо на палубе, близко к борту. Люди неба вообще не любили замкнутых помещений. Всего-то и нужно было - телепатически перехватить контроль над его телом, заставить подняться и сделать пару шагов. Прямо в море. А Дж-Онн на бреющем подхватит его у самой воды и уйдёт под "режимом хамелеона". Искать его будут недолго, всем известно, что крылатые плавают не лучше топора. Пловцы, конечно, сделают пару почётных кругов, но вряд ли зайдут дальше двухсот метров. И то - если к тому времени галера не уйдёт далеко.
  А она уйдёт, потому что Дж-Онн выбрал такой момент для похищения, когда немногочисленные бодрствующие смотрели в другие стороны...
  Они предусмотрели всё более или менее осмысленное... Но были вещи, которых они предусмотреть не могли никак.
  Едва Преследователь сжал ментальную хватку на разуме спящего Человека неба, как по всем "мышцам" малка, физическим и психическим, пробежала парализующая судорога. Успев только беззвучно мигнуть сигналом о помощи, Дж-Онн схлопнулся в форму шара и практически без всплеска рухнул в воду.
  
  Упасть в воду - не значит утонуть. Плотность биопластика в нормальном состоянии - ниже плотности воды, поэтому Дж-Онн закачался на волнах, словно большой разноцветный мяч.
  Но ему угрожало нечто не менее страшное. У малков нет разницы между гладкой и поперечно-полосатой мускулатурой. Ту и другую в одинаковой мере заменяет биопластик. Поэтому паралич, который накрыл Дж-Онна, был равнозначен прекращению дыхания и остановке сердца одновременно.
  Правда, низкие температуры истинного тела означали более медленный метаболизм. Это в данном случае давало Ричарду примерно пять минут до того, как начнут умирать клетки центральной нервной системы. Вопрос в том, что именно он мог сделать в эти пять минут.
  Нормальный марсианин в этой ситуации просто взял бы на прямое управление организм Дж-Онна, пока тот не очухался бы. Но "сейфу" это было недоступно.
  Вызвать на помощь Дэйр-Ринг? Ричард быстро прикинул расстояние и скорость - не получится. Ей нужно будет пролететь больше тысячи километров, а за пять минут она успеет максимум сто.
  Прежде всего, нужно убраться отсюда. Совсем не хватало ещё ему попасть под второй импульс... чего бы там ни было.
  Подхватив телекинезом обездвиженного брата, он рванулся по волнам прочь от зловещей галеры. К счастью, вслед ему не били. Или может, били, но он не чувствовал - если предположить, что удар, вырубивший Дж-Онна, был телепатическим.
  Можно просто понадеяться "на авось" - высока вероятность, что шок будет недолгим и Дж-Онн сможет вернуть себе контроль над телом раньше, чем серьёзно пострадает. Но если выяснится, что время действия велико - тогда будет уже поздно что-то предпринимать.
  Тысячи тонких лент тела Мастера в полуматериальном состоянии устремились внутрь шара. Ощутив электрические импульсы нервных клеток, скользнули через окружающее их пространство, работая как насосы и фильтры одновременно - создавая слабую циркуляцию биопластиковой жидкости, насыщая её водородом. Мозговые биоэлектрические импульсы стали ровнее. Клетки снова начали дышать.
  
  В таком состоянии Дж-Онна уже по крайней мере можно было транспортировать в Джеккару, чем Ричард немедленно и занялся. Чёрт с ней, с этой галерой, чёрт с Карсом и Лорном. Выживание группы гораздо важнее.
  До берега он, впрочем, не долетел. Примерно через пятнадцать минут Преследователь пришёл в себя и оперативно вернул себе контроль над телом.
  - ЧТО ты сделал?! - марсианское выражение крайнего удивления трудно описать человеческими словами, так как оно включает в себя своеобразные фрактальные конструкции, формируемые всем телом.
  - Искусственное жизнеобеспечение проникающими волокнами, - невозмутимо повторил Ричард. - А в чём дело? Я где-то допустил ошибку?
  - Нет, судя по моим ощущениям всё правильно, операция проделана безупречно... и я тебе очень благодарен, так как иначе сейчас был бы уже калекой... Но... с чего ты вообще решил прийти мне на помощь?!
  - Послушай, братик. Если бы мы были на Ма-Алека-Андре - я бы и пальцем не пошевелил, попади ты в неприятную ситуацию. Мне положить заднее щупальце на всё, во что ты влипнешь по собственной глупости. Но мы трое, если ты не заметил, единственные зелёные марсиане на миллиард лет. И твоя гибель сейчас - это снижение шансов выживания группы на треть. Поэтому, пока не вернёмся в наше время - я сам не собираюсь умирать, и никому из вас не позволю. Даже если вы очень будете стараться.
  - Гхм... Ладно... ты прав, в эту неприятную ситуацию я влип только по собственной неосторожности. На этой галере действительно происходит что-то очень странное, вероятно связанное с Рианоном. Но я не могу оставить Лорна его судьбе. Возвращайся на берег, а я попробую сделать всё сам, чтобы не подвергать тебя дополнительному риску.
  - Алло, вызываю северную полярную шапку! Братик, ты вообще слышал, что я говорил?! Либо мы делаем что-то вместе, либо не делаем вообще! Ты думаешь, он тут единственный крылатый раб-самоубийца? Будешь круглые сутки летать и всех спасать?!
  - Тебе легко говорить так. Ты не видел его разум. Не знаешь, что этот Человек неба может сделать, если останется в живых.
  - А ты-то откуда знаешь? Ты же даже глубокое сканирование не проводил!
  - Когда готовятся к самоубийству, думают о том, что успели и не успели сделать в жизни. Крылатые живут недолго, Алеф, даже несколько меньше, чем наземные. Тридцать лет для них - уже глубокая старость. Но они стараются тратить это время очень продуктивно. Они все поэты, художники, писатели... а Лорн за время заключения в рабстве разработал совершенно новую философию!
  - Ах да... теперь понятно. Профессиональная деформация.
  У каждого зелёного марсианина, если он не "сейф", есть две специальности - материальная (внешняя), и духовная (внутренняя). Внешняя профессия - то, чем занимается тело в грубом физическом мире, внутренняя - то, чем занимается его разум в Великом Голосе.
  Дж-Онн Дж-Онзз был по внутренней профессии философом.
  Философия для марсиан - нечто большее, чем просто жонглирование словами, как на Земле. Это даже не просто формулирование принципов научного познания. Марсианская философия - это знание о том, как работает сам разум. Если телепата можно сравнить с пользователем компьютера под названием "мозг", психолога - с программистом этого компьютера, а нейрофизиолога - с "железячником", то философ - аналог математика. Он работает с самими понятиями мысли, памяти и чувства, определяет их границы и на что они в принципе способны.
  Сам Великий Голос был создан усилиями тысяч психохирургов и жрецов. Но его появление стало возможным только благодаря работе поколений философов.
  - Может, именно благодаря этой философии он и смог нанести ответный удар, когда ты попытался его подчинить?
  - Нет, нет. Его философия мирная, она не имеет никакого отношения к боевой телепатии. И управление я брал очень аккуратно, он даже не проснулся. И к тому же, тот удар, что меня вырубил, был не телепатическим. Уж поверь, меня ментально били не одну сотню раз, я умею отличить такие вещи.
  - Тогда что это было? Хотя нет, не так - на что это вообще было похоже?
  - Ударили по моему телу, не по моему разуму. Я хочу сказать, это была физическая атака, не информационная. Как попасть под электрошок.
  - Час от часу не легче. Получается, на галере или возле неё есть кто-то, вооружённый неизвестным оружием, способным за пару секунд вырубить Ма-Алек? И этот кто-то способен полностью спрятаться от твоего телепатического сканирования? Во что ты нас втравливаешь, Дж-Онн?!
  - Не знаю. Но попытаюсь это выяснить.
  - Сначала вернёмся на берег. Расскажешь Дэйр-Ринг, что именно с тобой случилось, и почему.
  - Ты слишком плохо знаешь эту девушку, Алеф, если думаешь, что её голос в этом вопросе будет в твою пользу. Она и сама весьма отчаянная, куда больше склонна рисковать, чем мы с тобой. А уж после того, как я покажу ей, что именно увидел в сознании Лорна... нам ещё придётся вдвоём удерживать её на берегу, чтобы не полетела следом.
  Ричард поморщился. Даже не являясь телепатом, он понимал, что брат прав. Хотя землянин и привык считать Дэйр-Ринг чем-то вроде своей девушки, сама она считала иначе. Да, Алеф ей явно нравился, но и только. Она не считала себя связанной какими-то обязательствами по отношению к нему. И тем более не готова была отказываться ради этих эфемерных отношений от любви всей своей жизни - приключений.
  Собственно, именно поэтому она так охотно с ним сблизилась. Друзья и родственники (а может и парни, если таковые в её жизни были) начинали волноваться, когда узнавали, как и где она обычно проводит время. Это причиняло ей дискомфорт и заставляло снова убегать в пустыню, чтобы хоть на время сбросить груз ответственности. А "сейф" в этом смысле был идеальным спутником жизни - если он и чувствовал какое-то беспокойство, то мог выразить его только словами, а слова она давно научилась пропускать мимо ушей.
  - Ладно, ладно. Вернёмся к этому кораблю. Но только вдвоём, её не втягивай. И только для разведки. Никаких там спасательных операций, которые на самом деле похищения. Кружим на максимальном расстоянии и сканируем корабль. По возможности пассивно. До тех пор, пока не выявим, что именно могло тебя сбить. Если не выявим ничего - ждём, пока он сам не полезет топиться и не утонет. И вытаскиваем его, только когда совсем перестанет дёргаться. Всё равно потом откачаем, это не сложнее, чем тебя реанимировать. Согласен?
  - Хорошо, договорились, - с облегчением вздохнул Дж-Онн.
  
  Однако долго сканировать им не понадобилось. Едва приблизившись к страшному чёрному кораблю, Преследователь обернулся к своему спутнику.
  - Я... слышу мысленный зов!
  - Телепатический?
  - Нет... ну по крайней мере не в том смысле телепатии, который вкладываем мы. Он не умеет или не хочет осуществлять передачи своих мыслей через многомерное пространство. Но это очень сильный и дисциплинированный разум, который чётко знает, как направить свои мысли и эмоции, чтобы мне было проще их услышать. Более сильный, чем у Людей неба или Пловцов.
  - Дхувианин? Или "варвар Карс" наконец решил раскрыться?
  - Нет, нет. Не Карс точно, его сознание по-прежнему защищено. Возможно Дхувианин, я раньше не контактировал с ними, но откуда Дхувианин мог взяться на галере? Единственного, кто там был, убили, а новый вряд ли сумел бы проникнуть на борт незамеченным... Но час назад этого существа на галере не было, я уверен... почти уверен.
  - Что значит почти?
  - Мне показалось, что в тот момент, когда меня парализовало, я смутно ощутил чьё-то сознание. Как будто приоткрылась крошечная щель. Я не успел разобрать, чьё именно, был сосредоточен на контакте с Лорном... Возможно... возможно это тот же самый разум.
  - Что он передаёт?
  - Вот это самое странное. Цитирую - "Дж-Онн Дж-Онзз, прошу прощения за мой удар. Я не хотел причинить вам вреда, моей целью была только защита Лорна. Произошло недоразумение. Нам нужно поговорить. Когда оба Пловца поднимутся на палубу, пройдите через дно галеры в правый задний трюм, я буду ждать вас там. Дж-Онн Дж-Онзз, прошу прощения...". И дальше по кругу. Как запись, без малейшего изменения оттенков смысла или эмоционального фона.
  
  Конечно, они не полезли на корабль сразу, да ещё вдвоём. Оба уже были далеко не детьми, и научились никому не доверять.
  Для начала Ричард послал в соответствующий трюм свою "астральную проекцию" - управляемую куклу из дематериализованных многомерных молекул, воспроизводившую облик, который он выбрал. Выбрал он внешность Выходца в силовой броне Братства.
  Зрение в таком состоянии очень слабое (по марсианским меркам), но чтобы осмотреться в трюме - хватит. Воздействовать на материальные предметы - тоже сложно, только телекинезом, очень слабым на таком расстоянии. Зато и уничтожить её врагу затруднительно, а если он всё-таки сможет - оператор ощутит лишь секундную слабую боль.
  Он ожидал увидеть всё что угодно - Дхувианина, готового к бою, Карса, сумевшего каким-то образом раздвоиться, готовую к взрыву бомбу, даже малка или живого Куиру. Но увиденное существо не было похоже ни на кого из них.
  Это был не человек. Гуманоид - да, но не человек.
  Лицо практически человеческое (мужское, если земные критерии пола тут применимы), но совершенно лысая голова с необычайно высоким и широким бугристым черепом. Телосложение - в пределах человеческой нормы, однако ближе к верхнему пределу таковой - незнакомец выглядел весьма крупным и сильным. Скрывавший бОльшую часть его тела коричневый плащ был непроницаем для сканирования во всех диапазонах - по сравнению с ним даже длинное одеяние Дхувиан показалось бы не более чем тюлевой занавеской. Если этой штукой можно было укрыть всё тело - неудивительно, что при сканировании галеры они с Дж-Онном ничего не обнаружили.
  Но самой примечательной деталью его внешности был странный овальный орган во лбу. Похожий не то на тусклый драгоценный камень, не то на слепой третий глаз без зрачка.
  Впрочем, возможно и не такой слепой. По крайней мере, проекцию хозяин этого глаза увидел без проблем, хотя в трюме не было света, а Ричард сделал своё воплощение несветящимся и полупрозрачным. Незнакомец сделал приглашающий жест - садись, мол, потолкуем. И сам грузно опустился на груду мешков.
  Ричард ещё пару секунд изучал его взглядом, после чего отправил брату радиосигнал "На вид безопасно, но не расслабляйся". Спустя пять секунд рядом появилась проекция Дж-Онна. Преследователь не стал утруждать себя маскарадом, и появился в гуманоидной форме зелёного марсианина.
  Они оба были неуязвимы для физической атаки, но телепатический удар по астральной проекции мог оказаться довольно болезненным и даже опасным для Дж-Онна. Увы, без него нельзя было обойтись - Ричард всё ещё не знал местного языка, а трёхглазый тип вряд ли говорил на языке Ма-Алек.
  А ещё где-то там качались на волнах их тела - не то, чтобы совсем бессознательные, но довольно слабо сознающие своё реальное окружение.
  "Если Дж-Онна накроет ментальным ударом, даже слабым, даже если он будет уверять, что это не страшно и он справится - развеиваю проекцию, хватаю его и тащу отсюда к чёртовой матери..."
  Однако удара не последовало. Ни ментального, ни какого-то ещё. Паранойя Ричарда, один раз сработав идеально точно, теперь вернулась к своему излюбленному занятию - давать ложные сигналы и выставлять своего носителя в нелепом свете. Ничего нового.
  "Я как мальчик, который каждый день кричал "Волки, волки!". Даже если однажды действительно пришли волки, на отношение односельчан в целом это не сильно повлияет".
  Пару секунд они молча бурили взглядами друг друга, затем Дж-Онна прорвало.
  - Кто вы? Чего вы хотите? Как вы оказались на этом корабле?
  - Не так много. Не всё сразу. Я расскажу вам всё, но понадобится время и терпение. Я такой же путешественник во времени, как вы. Мы с вами в одной лодке, в прямом и переносном смысле. Только объединив усилия, мы сможем добиться цели.
  
  Всё началось с Великой Змеи. Вернее, тогда она ещё не была Великой - её так назвали намного позже.
  Она была просто молодой Дхувианкой, которая по истечении первой тысячи марсианских лет (совершеннолетие по понятиям её народа) отправилась в паломничество - путешествие по дальним уголкам Марса с целью принести что-то полезное своему народу.
  Когда она вернулась, спустя семьдесят лет, её города и её народа уже не было. От них и их творений не осталось даже пепла - только зияющий кратер на месте неприступной твердыни Кара-Дху.
  Возродить свой народ без самца она не могла - поэтому посвятила свою жизнь единственному, что у неё оставалось - мести. Пятнадцать лет расследования. Легенда о возмездии Рианона предавшим его ученикам была ещё свежа в народной памяти. Правда, любого уцелевшего Дхувианина убивали на месте при обнаружении - в любом уголке Беломорья. Но телепатия и личный чёрный вертолёт помогали решить эту проблему.
  Больше времени ушло, чтобы найти уцелевших свидетелей и заставить их открыть путь ко гробнице Рианона. Они очень не хотели делиться этой информацией, но единственный выживший представитель своего вида может быть очень, очень пытливым следователем. Во всех смыслах этого слова.
  Добравшись до гробницы, Змея убедилась, что та по-прежнему занята - Рианона помиловали и освободили, но освободили в будущем, через миллион земных лет от эпохи Морских королей.
  - Но почему? - не понял Дж-Онн. - Если он искупил свою вину в этом времени... почему помилование настолько задержалось?
  Он толком не понимал ещё, в чём именно вина древнего бога, и как именно тот исправил свои ошибки. А вот Ричард уже догадывался, что кратер на месте змеиного города может иметь отношение к этому "искуплению".
  - Потому что иначе Рианон не смог бы привести в это время Мэтью Карса, - пояснил трёхглазый. - Карс смог оказаться в этом времени лишь потому, что Рианон пролежал в гробнице до его эпохи.
  - Карс? Он тоже путешественник во времени?
  - Да, самый первый. Он вышел из гробницы, пробив себе путь пистолетом. После него тем же путём прошёл я, уже не применяя оружия, а следом - вы двое.
  - То есть он марсианин из будущего? Из одной из промежуточных цивилизаций, между эпохой Морских королей и нашим временем?
  - Можно сказать и так. Хотя там всё несколько сложнее. Важно, что Карс - орудие Рианона для уничтожения Дхувиан.
  
  Теоретически всё было очень просто. Змеелюди были феноменальными долгожителями - даже по сравнению с долгоживущими Пловцами. Десятки тысяч лет в бодрствовании и миллионы лет в анабиозе - примерно таких порядков сроки могли выдержать их тела. Причём это был всего лишь нижний, экспериментально подтверждённый предел. Где верхний, никто не знал, потому что ни один Дхувианин ещё не умер от старости - их цивилизация была слишком молода, чтобы наблюдать такое явление. Регулярная линька омолаживала их тела, казалось, бесконечно. Последней выжившей нужно было всего лишь уснуть на мегагод. Подкараулить Карса, когда он будет входить в гробницу - и убить его.
  Она так и попыталась сделать... и позорно провалилась. Подвёл радиоизотопный таймер. Она проснулась всего через полгода после того, как Карс в своём веке вошёл в гробницу... и вышел из неё.
  Выжившая сумела адаптироваться в Джеккаре нового времени, которая называлась теперь Лоу Кэнэл. Она нашла там Карса, который жил как король благодаря сокровищам Рианона, и убила - но это уже не могло вернуть её народ. Истребление Дхувиан стало свершившимся фактом прошлого.
  "Не понял..."
  Мэтью Карс, Лоу Кэнэл, то есть "низкий канал" - всё это звучало как-то подозрительно похоже на родной язык Ричарда. Откуда такая лингвистика могла взяться на другой планете, за сотни миллионов лет до Великой Войны, до колонизации Америки, до Великобритании, до Англии, да собственно даже до появления североамериканского континента?
  Увы, задать этот вопрос он никак не мог. Не в присутствии Дж-Онна.
  
  Но даже после этого Выжившая не сдалась. Кара-Дху мёртв, Рианон свободен - но гробница Рианона по-прежнему существует. И может работать, как машина времени при определённых обстоятельствах. Значит, есть шанс вернуться и всё исправить. Сыграть с Проклятым на опережение.
  Чёрный пузырь был свободен. Рианона в нём больше не было, он ушёл неведомыми звёздными путями вместе со своими братьями. И спустя десять тысяч лет после смерти Карса, змея сама вошла в этот пространственный вихрь.
  Уже внутри она поняла, какой жестокой и коварной ловушкой была эта машина.
  Да, запертый внутри гробницы разумный мог влиять на внешний мир. Он, пока находился внутри гроба, мог перемещать других разумных во времени.
  Но он НЕ МОГ НИЧЕГО ИЗМЕНИТЬ.
  Машина времени работала в соответствии с принципом самосогласованности. Она могла осуществить лишь такие перемещения во времени, которые приведут к уже известным (путешественнику и оператору) последствиям. Рианон не смог бы предупредить самого себя "не передавать технологии Дхувианам". Он смог отправить Карса в прошлое для уничтожения Кара-Дху лишь потому, что он УЖЕ уничтожил Кара-Дху. Лишь потому, что в будущем Карса на месте этого города БЫЛ кратер.
  У неё было очень много времени на опыты. В течение миллиарда лет она перебрасывала в прошлое и будущее много тысяч разных странников - рождённых на Марсе и вне его, могущественных героев и нищих неудачников, на часы и на миллионы лет. Именно за это время она превратилась из обычной невезучей паломницы в Великую Змею - существо, вошедшее в легенды самых разных эпох. Уроборос, змея, кусающая себя за хвост.
  И за это время она смогла определить принципы работы гробницы - возможно, даже лучше, чем знал их сам Рианон - и составить план, как использовать её для спасения своего народа. БЕЗ нарушения причинности.
  - Зато я вот этот принцип не очень понимаю, - признался Ричард. - Вот, мы сейчас в прошлом. Значит, мы по идее безопасны для этого прошлого? Но что если я сейчас возьму и просто потоплю галеру с Карсом? Из чисто научного любопытства... ну и ради предотвращения ксеноцида, конечно.
  - Вы, скорее всего, просто не сможете это сделать, - покачал головой трёхглазый. - Какие-нибудь обстоятельства остановят вас - как я остановил Дж-Онна, когда он попытался похитить Лорна. Но если всё-таки сможете... эта временнАя линия просто будет сброшена, словно никогда не существовала. Ваши предыдущие версии там, в будущем, просто не провалятся в гробницу - они обнаружат, что пузырь снова стал твёрдым, как камень, и не пропускает их.
  
  - Я понимаю, что должен бы вам представиться, но у моего народа нет имён. Когда мы говорим о ком-то, мы употребляем имя его души. Эта лингвистическая конструкция образуется по сложным грамматическим правилам в соответствии с тем, что мы видим через иное зрение. Например, если бы сейчас здесь был мой сородич, он бы назвал меня Эншширн Нокертси Умм-матар.
  Свистящее и шипящее имя сопровождалось рядом звуков, ультразвуков и инфразвуков, которые человеческий голосовой аппарат повторить вообще не в состоянии. Возможно, марсиане смогли бы, но точно не с первого раза.
  - Но я не могу представить вам это сочетание звуков, как моё имя (в вашем понимании этого слова). Завтра моя душа изменится, и имя души - вместе с ней. Поэтому вы можете звать меня просто Охотником за душами - так другие именуют мой народ.
  - Это определение на чём-то основано? Или его дали просто из суеверного страха?
  - О, очень даже основано. Мой народ владеет методом сбора Эссенции - истинной сущности любого живого существа. Мы также можем предчувствовать, когда именно живое существо приблизится к смерти. Мы ищем особые, выдающиеся души - гениальные или безумные, в науке, в политике или искусстве - и в момент смерти существа извлекаем его Эссенцию. Из-за этого многие народы видят в нас стервятников, или того хуже - предвестников гибели. Это полностью противоположно тому, что мы делаем. Мы не несём смерть - мы спасаем от неё. Мы сохраняем знания и таланты, которые иначе были бы безвозвратно потеряны. Это самая благородная миссия во вселенной.
  - Начинаю понимать, что именно вы делали в этом времени, - пробормотал Дж-Онн.
  - Я заключил договор с Великой Змеёй. Мы редко извлекаем души целых народов - обычно лишь самые яркие, уникальные. Но когда речь идёт о ксеноциде, возможно исключение. Я пообещал Змее собрать души всех её сородичей в тот момент, когда они будут убиты Рианоном. Такой метод спасения не привёл бы к парадоксу - Мэтью Карс ничего бы не заметил. К сожалению, у меня не было технической возможности это сделать самостоятельно. У меня было при себе лишь пять ловушек для душ, каждая из которых может вместить Эссенцию максимум десятерых Дхувиан. На борту корабля, который принёс меня на Марс, были многие миллионы ловушек, и возможность изготовить ещё больше. При необходимости, каждый из нас может в одиночку извлечь Эссенцию целой цивилизации. Но я не мог провести корабль в прошлое, гробница Рианона слишком мала для этого. Я сообщил Змее об этой проблеме, и она пообещала провести вслед за мной существ, которые владеют многомерной физикой и смогут построить ловушки для душ из подручных материалов этого времени.
  - Вы имеете в виду...
  - Если только речь не идёт о великой ошибке, этими существами должны быть вы. Ваши тела изменчивы, ваше восприятие очень широко, вы существуете в двух измерениях, и как минимум один из вас должен уметь создавать многомерные запоминающие кристаллы.
  - Я умею, - кивнул Ричард.
  - Прекрасно! Именно они и являются ключевой деталью ловушек. Я покажу вам, как всё сделать.
  - Погодите, - сказал Дж-Онн. - Я не понимаю одной вещи. С ловушками мы вам, конечно, поможем. Предотвращение ксеноцида - в высшей степени благородная миссия, и я рад, что мне была доверена честь участвовать в ней. Но почему тогда вы не встретили нас в гробнице, чтобы сразу всё разъяснить?
  Ричард хмыкнул про себя. Что-то ты, благородный наш, не выразил возмущения, когда читал хроники истребления белых марсиан. Или дело в том, что они были плохими ребятами? Так и Дхувиане - далеко не ангелы. Вполне возможно, что в Кара-Дху и не найдётся десяти праведников. Ты уж определись, Джонни - либо всякий разумный вид имеет право на жизнь независимо от моральных качеств конкретных представителей этого вида - либо Рианон в своём праве судить и казнить, и тогда нечего вмешиваться в его дела.
  - Да, изначально предполагалось, что я дождусь вас прямо у выхода, во внутренней комнате, - немного виноватым тоном согласился Охотник. - Но выйдя на разведку в Джеккару, я ощутил в порту приближение смерти существа, более прекрасного и ценного, чем весь народ Дхувиан.
  - Вы говорите о Лорне, - догадался Дж-Онн.
  - Да, разумеется. Вижу, вы меня понимаете. Такие одарённые рождаются раз в тысячу поколений. Я не мог упустить его душу, раз уж попал в это время. Я тайно пробрался на галеру Иваин Сарк, зная, что на ней же находится Карс - а значит, она приведёт меня в Кара-Дху, так что контракт всё же будет исполнен. И скорее всего, там же я смогу встретить создателей кристаллов, которых туда пошлёт Великая Змея. Но даже если нет - душа Лорна ценнее. А свою часть сделки я выполнил бы, собрав хотя бы полсотни душ Дхувиан. Этого достаточно для выживания их вида.
  Ричард бы не сказал, что это честное исполнение квеста. Если тебя послали за тысячами бутылочных крышечек, а ты принёс пятьдесят... Если он и с ними намерен держать слово ТАКИМ образом - нужно держать с ним ухо востро.
  - Каково население Кара-Дху сейчас? - уточнил он.
  - Пятьдесят две тысячи триста тридцать семь Дхувиан.
  - Ого! Откуда такие точные цифры? Я-то имел в виду - с точностью до порядка...
  - Предчувствие смерти. Всем этим душам предстоит скоро выпасть в никуда, поэтому я чувствую каждую из них. Великую Змею, а также других Дхувиан, которые переживут ксеноцид, если такие есть, я не ощущаю.
  - Но как это работает? - не мог удержаться от вопроса Дж-Онн. - Вы что, в буквальном смысле воспринимаете информацию из будущего? Похоже ли это на нашу прекогнистику? Или судьба каждого живого существа предопределена, и вы можете читать те её аспекты, что связаны со смертью?
  Охотник помолчал - то ли чтобы придать значительности своим словам, то ли размышляя, стоит ли делиться с чужаками столь интимными подробностями.
  - Ближе к первому. Однако наше предвидение не вызывает парадоксов, так как мы воспринимаем это будущее не как уже случившееся событие, а лишь как вероятность, возможность. Мы видим не саму смерть, а лишь её тень. Иногда она сгущается быстро, в считанные часы, иногда может нависать над существом практически неизменной в течение десятилетий. И если мы скажем кому-то, что видели чью-то смерть в будущем с вероятностью в девяносто процентов, и позволим предотвратить её, или даже сами её предотвратим - это не будет означать, что прогноз неверен, это всего лишь сработают те оставшиеся десять процентов. Зато в следующий раз его смерть может прийти с меньшей вероятностью - мы не среагируем вовремя, и душа будет потеряна.
  - Поэтому вы и не позволили мне вмешаться в судьбу Лорна?
  - Да. Хотя в тот момент я думал, что вы хотите убить его, а не спасти, а это было бы мне только на руку - я смог бы собрать его душу на несколько дней раньше. Но мы довольно болезненно реагируем, когда что-то сбивает наши вычисления момента смерти. Даже если это выгодно.
  - Звучит довольно цинично.
  - Тысячи лет наблюдения за чужими смертями развивают цинизм. Иначе не сохранить разум при нашей работе.
  - Всё это очень интересно, конечно, - прервал их Ричард, - но если мы хотим что-то успеть, пора за работу. Мы и так слишком много времени зря потратили. Сколько осталось до ксеноцида, ясновидец?
  - Тридцать два дня.
  - Успеваем, если всё пойдёт гладко. Но это впритык.
  
  Временно затолкав своё и чужое любопытство подальше, Ричард принялся командовать.
  Что нужно для изготовления многомерного кристалла из биопластика тела марсианина?
  Для начала нужна еда. Много еды. Им нужно 5300 ловушек для душ. Это пять тонн марсианской плоти исходного материала. По две с половиной тонны на Дж-Онна и Дэйр-Ринг. К счастью, малки могут набирать вес достаточно быстро. Изначальный вес клеток пищеварительной системы - два килограмма. При наличии достаточного питания они способны клонировать себя за два часа. За сутки таким образом выращивается "желудок" весом в две тонны (строго математически - в восемь тонн, но не все циклы деления пройдут идеально гладко). Ну а за следующие два часа такой желудок уже может произвести биопластик по собственному весу.
  Вопрос в том, где достать пищу в таком количестве на планете, которая отличается от родной биосферы Ма-Алек, как Венера от Земли.
  Но тут повезло - а вернее, Великая Змея предусмотрела этот вопрос. Среди многочисленного оборудования, скрытого под плащом Охотника за душами, был и пищевой синтезатор. В норме он использовался для обеспечения пропитанием самого Охотника, но будучи гибкой и адаптабельной квазиживой системой, мог синтезировать продукты для большинства видов живых существ. В том числе - метановых водорододышащих.
  - И располагая такой техникой, вы не можете сами вырастить себе многомерные кристаллы для ловушек? - удивился Ричард.
  - Работа с параллельными пространствами требует очень больших затрат энергии. Даже наш уровень технологий не позволяет носить на себе генераторы и преобразователи такой мощности. Я до сих пор не могу понять, как ваши тела справляются с этим на жалкой сотне мегаватт. Похоже, вы используете что-то вроде многомерных ферментов-катализаторов, но это за пределами моего понимания.
  Допустим, вопрос еды решён. Теперь нужен растворитель. Много растворителя. Способный отделить молекулы тела марсианина друг от друга, но при этом не нарушить их многомерной структуры. Лучше всего для этого подходят жидкий метан, с рядом биохимических добавок.
  Положим, добавки можно синтезировать на той же "полевой кухне" Охотника. Необходимые химические элементы для них - извлечь из почвы, морской воды, воздуха и деревянного борта галеры. Благо, много не требуется - граммы, а кое-чего даже микрограммы.
  Но вот где взять метаново-этановую смесь в таких количествах и как её хранить? Понадобится ведь не менее тысячи литров. И это только на первый цикл производства.
  - Метан надышим. Когда вы вырастете до многотонных монстров, вдохи и выдохи у вас будут... впечатляющие. Этан получим как побочный продукт синтеза пищи. Допустим, мы даже успеем изготовить сосуд Дьюара для хранения смеси и установку, где будем охлаждать её криокинезом. Этим займусь я, потому что вам нужно откармливаться. Но сможет ли установка Охотника обеспечить соответствующую производительность?
  - Тысячу литров на один цикл? А сколько всего циклов вам понадобится?
  - По числу изготовляемых кристаллов. То есть примерно две с половиной тысячи тонн этана на всё. И пятьсот тонн этилена.
  - Успеем, - выдохнул облегчённо Охотник. - Моя "скатерть-самобранка" производит около половины килограмма любого органического вещества в минуту.
  Это примерно двадцать три тысячи тонн за оставшийся им срок, прикинул Ричард. Да, они успевали. Даже с некоторым запасом.
  Но требовалось очень тщательно распланировать все циклы производства, чтобы ни одного килограмма не пропало даром. И конечно, продумать саму операцию. Им там придётся иметь дело сразу с двумя "противниками" - потому что сами спасаемые отнюдь не будут радостно прыгать в кристаллы.
  
  Теперь, когда план был готов, встал вопрос распределения кадров. Проще говоря, кого куда. И решить это оказалось непросто.
  Охотник за душами отказался покидать галеру, пока Лорн был жив. Слишком боялся упустить свой драгоценный трофей со сломанными крыльями.
  Разумным было бы оставить на борту одного из малков для связи с ним, а двух других переправить на берег и сразу же развернуть там производство кристаллов. Но источником сырья могли работать только нормальные марсиане. А Ричард был нужен там же, как координатор производственного процесса. И передатчиком дальней связи по понятным причинам работать тоже не мог.
  При всём огромном количестве сверхспособностей марсиан у них отсутствовала одна - умение находиться сразу в нескольких местах.
  Но не разворачивать же мини-завод прямо в трюме галеры!
  - Вот что, - постановил наконец Ричард. - Первую фазу - наращивание биомассы - мы проведём прямо здесь. Причём расти тебе придётся одному, братик. Девочкам чересчур набирать вес не к лицу. Потом мы с тобой вылетаем на побережье, забрав с собой машинку для производства продуктов, находим место поуединённее и разворачиваем там фабрику. А Дэйр-Ринг заменяет тут нас - на дежурстве с нашим трёхглазым приятелем, будет поддерживать связь. Они дождутся наконец самоубийства вашего драгоценного философа, проделают с ним всё, что нужно, и прилетят к нам.
  - Я понимаю, почему вы предложили именно такую схему, - улыбнулся Охотник. - Вы надеетесь завладеть моей машиной по производству еды. И для этого вам нужно проверить, может ли она работать в чужих руках, не настроена ли на единственного владельца.
  - Ну, должны же мы получить хоть какую-то выгоду от этого благородного дела, - ничуть не смутился Ричард. - Это моему брату достаточно самого факта героического деяния, я же предпочитаю более материальное вознаграждение. Я думаю, от одной машинки ты не обеднеешь, у тебя на корабле и резервная есть. А это на благое дело.
  - Что ж, я думаю, это приемлемая плата, - не стал возмущаться Охотник. - Одно устройство ничего не изменит. Воспроизвести его вы всё равно не сможете, слишком велика разница в технических уровнях. А заменить его мне действительно будет легко, как только я вернусь на корабль. Хотя такая мелочность не красит таких сильных существ. Великая Змея найдёт, чем вас отблагодарить, и без этого.
  - Кстати, если речь зашла о технике, - вмешался Дж-Онн, - можно уточнить, какие ещё устройства у вас есть при себе? Это может понадобиться для планирования собственно операции в Кара-Дху.
  - Я намеревался спланировать и осуществить её сам... но пожалуй, ваша помощь действительно не помешает. Что ж, сейчас у меня с собой плащ - универсальное защитное и отчасти маскировочное устройство, также способное стать для меня скафандром в неблагоприятной среде. Пять ловушек для душ - о них я вам говорил. Универсальный резак. Синтезатор пищи. Реактор холодного термоядерного синтеза. Генератор антигравитации.
  - А что из этого вы применили на мне, когда пытались защитить Лорна? Или это какая-то ваша природная способность?
  - Ловушку для душ. Мы иногда применяем её, как парализатор, для самообороны, выкачивая из жертвы малую часть её Эссенции. Для большинства существ в Галактике это практически безвредно - только потеря сознания и слабость в течение нескольких часов, максимум пары дней. Я слишком поздно понял, что ваше тело служит одновременно и скафандром, причём требующим сознательного контроля для работы. Я мог бы отменить воздействие, вернув вам вашу Эссенцию, но к тому времени вы были уже слишком далеко, за горизонтом.
  - А на каком цикле работает ваш реактор и какую мощность он выдаёт? - влез Ричард.
  - Триста киловатт. Можно поднять мощность до мегаватта, но это ведёт к разрушению реактора, потом его понадобится отключать для регенерации. А цикл - в зависимости от доступного топлива - дейтерий-дейтериевый, литий-водородный или бороводородный.
  - То есть он производит гелий-3 в качестве побочного продукта реакции, и может отфильтровать дейтерий из водорода?
  - Да, хотя гелий-3 сразу вступает в реакцию снова, но можно настроить систему на его отделение.
  - Можете синтезировать мне хотя бы по литру того и другого? Очень пригодилось бы.
  - В принципе можно. Сейчас запущу цикл.
  - Что может разрезать ваш резак, и что именно даёт генератор гравитации?
  - Разрезать... практически любой твёрдый объект, по крайней мере из тех, что встречаются на этой планете в этом времени. Генератор гравитации позволяет мне прыгать на большую высоту или с большой высоты, а также парить в воздухе. Кроме того, я могу притягивать к себе отдалённые предметы.
  - Полезный набор для туриста, но маловато для проникновения в хорошо защищённый город, на мой взгляд. Положим, твой резак эффективнее любого меча, но что ты станешь делать, если в тебя откроют огонь из огнестрельного оружия, например? У Дхувиан по слухам такое есть.
  - Ни одно их оружие не пробьёт моего плаща. Но дело даже не в этом. Мы... вообще иначе подходим к вооружённым конфликтам, чем вы. Вернее, чем большинство народов Галактики, у вас отношение к этому вопросу тоже специфическое, как я понял из вашей Эссенции. Мы не вступаем в битвы, мы их избегаем. Мы предчувствуем собственную смерть, как и чужую, и просто обходим места, где её вероятность больше тридцати процентов.
  - Восхитительный дар, - покачал головой Дж-Онн. - Если бы у нас такой был...
  - Если бы у вас такой дар был, вы бы скорее всего стали Охотниками за душами - и потеряли собственную культуру, которая значительно богаче и ярче нашего аскетического ордена. Восприятие определяет поведение. Вы стали пацифистами, потому что вы телепаты. А мы собираем души, потому что не в силах просто смотреть, как теряются бесценные знания и опыт. Но кто-то должен производить жемчужины культуры, все не могут заниматься их сбором.
  - И всё-таки, - вернул разговор в практическую плоскость Ричард, - предположим, в вас стреляют не с намерением убить, а только взять в плен. Тогда предчувствие не сработает, так? Предположим, даже не смертельная рана всё равно повысит вероятность смерти. Но если они используют какие-нибудь совершенно безопасные для здоровья парализаторы?
  - В этом случае я могу не почувствовать опасности, - признал Охотник после некоторого размышления. - Но это чисто теоретический риск, так как Дхувиане редко используют нелетальное оружие.
  - Чем они вообще вооружены? - сразу взял быка за рога землянин.
  - По-разному. Но чаще всего - ручными тетанайзерами. Ионизирующее излучение создаёт в воздухе плазменный канал до тела противника, а затем по этому каналу его поражает электрический разряд. Менее распространены, но тоже используются безгильзовые винтовки на жидких метательных веществах со стреловидным боеприпасом и электромагнитные метатели вращающихся режущих дисков. Ничто из этого не способно пробить мой плащ.
  Братья переглянулись. Положим, пробивать и нарезать их действительно можно было до посинения - полужидким существам от этого ничего не сделается, даже если они не успеют отклонить пули телекинезом. Но вот электрошок для них - вещь неприятная. Не убьёт, даже не вырубит - биопластик всё же хороший изолятор. Однако бегущие по поверхности "кожи" разряды ослепят половину их чувств, не говоря уж о том, что ощущения при этом будут - врагу не пожелаешь. Надо заранее подготовиться, выведя на поверхность тела электрические органы. Хотя лучше, конечно, просто не дать никому в себя стрелять.
  - Это подводит нас к другому вопросу. Предположим, вы вспугнули часового. Он в вас выстрелил. Плащ не пробил. Вам удалось успешно отступить, не попав в плен. Предчувствие на такой инцидент не сработает, так как вероятность гибели ничтожна. Но поднялась тревога, был изменён порядок патрулей, и вам больше не удалось подобраться достаточно близко, чтобы собрать души.
  - Допустим. Что вы предлагаете?
  - В Кара-Дху пойдём мы. Мы умеем становиться невидимыми и можем стереть воспоминания, если нас всё-таки кто-то заметит... или заподозрит, что заметил. Кроме того, мы владеем телекинезом, а это очень полезное качество, когда нужно протащить куда-то шесть тысяч ловушек. Подозреваю, что при всей их компактности они займут не один рюкзак.
  
  ДЖЕККАРА-2
  
  "А вот братик Дж-Онн, весу в нём пять тонн, летает как дракон, недетски силён..."
  Обратный перелёт до Джеккары оказался весьма непростой задачей. И даже не потому, что масса тела возросла, а сила телекинеза осталась прежней. Размаха псионического ротора уже еле-еле хватало, чтобы поднять такую тушу. Но более высокая плотность атмосферы, чем на их родном Марсе, это с избытком компенсировала.
  Главная проблема была в другом. Такую огромную массу биопластика сложно было контролировать с высокой точностью. Нет, прозрачной её сделать можно, не вопрос... а вот отрегулировать показатель преломления в каждом кубическом сантиметре, чтобы она не бликовала на солнце, не создавала под собой тени или солнечных зайчиков - это уже задачка не из лёгких даже для Преследователя.
  Пришлось лететь ночью. На высоте километра. Раскрасив свои животы в цвет ночного неба. Объединив телекинетические "двигатели" в единую систему.
  Но кое-как добрались. Теперь встал другой вопрос - что говорить Клонарии? Как-то объяснить суть работ, которые они разворачивают в заброшенном известняковом карьере, всё же придётся. А соврать телепатке - крайне сложно.
  К счастью, Дэйр-Ринг они своевременно отослали на корабль. А Дж-Онн великолепно контролировал свои эмоции, и "встроенный детектор лжи" Клонарии был для него не более чем игрушкой.
  Гораздо сложнее было убедить его в необходимости солгать вообще. Беседа по дороге получилась весьма бурная.
  - Пойми, знания о гробнице опасны не столько для нас даже - сколько для неё. Ты себе представляешь, на что пойдут Дхувиане - и все прочие - чтобы извлечь знания о Рианоне в этом времени?
  - Но мы же её охраняем...
  - Ага, и ты можешь гарантировать, что сможем охранять всегда, до самого возвращения? Охранять, ни разу не выдав своего присутствия? Расскажем правду, когда вернёмся. Или хотя бы после уничтожения Кара-Дху.
  - Ладно. После этого. Но ни минутой позднее.
  
  Десять следующих дней работы нельзя было назвать иначе как адскими. Работать приходилось не только руками (сколько бы их там ни было), не только телекинезом, но и всем телом. Оно заменяет практически целую лабораторию - и кучу измерительных приборов, и фильтры, и перегонные аппараты, и электролизную установку, и холодильник... Не отвлекаясь ни на секунду, потому что малейший сбой в процессе означает испорченный материал.
  Теория-то проста, как пень. Расщепить кусок биопластика на отдельные многомерные молекулы, затем осадить их слой за слоем в жидком метане, выстроив в определённом порядке.
  На практике же... это примерно то же самое, что собрать вручную кристалл микропроцессора. Примерно столько же внутренних неоднородностей требуется внести в структуру, чтобы абстрактный "многомерный кристалл вообще" превратился в ядро ловушки для душ.
  И так - шесть тысяч раз подряд!
  Вот тут Ричард неоднократно поблагодарил всех марсианских богов за то, что перед путешествием в прошлое ему пришло в голову собрать пипбак. Мозг марсианина, конечно, удивительная штука, но осознанно пропустить через себя миллиарды рутинных операций он не в состоянии. Да, он контролирует почти секстиллион молекул биопластика, но не сознаёт каждую из них! Как люди не осознают сигналы от каждой палочки и колбочки на своей сетчатке. Они видят картину в целом.
  А вот марсианский мозг, марсианская физиология и пусть примитивный, но очень ёмкий компьютер, способный эту физиологию напрямую контролировать и к этому мозгу напрямую подключаться... это уже кое-что. Был ещё и личный компьютер Охотника, неизмеримо более мощный и сложный. Правда, он был доступен лишь на пользовательском уровне. Вносить изменения в его программное обеспечение Охотник не умел, он не был программистом. Но даже его прикладные программы из стандартного набора были эффективнее всего, что на Марсе изобретут в ближайшую тысячу лет. И конечно, там содержалось полное описание структуры кристалла и функциональных требований к нему.
  Собственно ловушка состояла из трёх частей - излучатель, который преобразует органические ткани в Эссенцию, насос, который её собирает, и накопитель, который её хранит. Все три части использовали один и тот же многомерный кристалл, только по очереди - как разные устройства компьютера могут по очереди обращаться к процессору.
  Устройство накопителя и насоса Ричард более-менее понимал, знаний Алефа для этого вполне хватало. Но вот излучатель был для него абсолютной мистикой. Совершенно иной уровень технического развития. Почему он посылает в кристалл именно такие сигналы, что именно они делают с параллельным пространством - Ричард чувствовал себя, как второклассник, вынужденный переписывать в другую тетрадку доказательство теоремы Ферма. Причём так, чтобы не ошибиться ни в одном знаке!
  Дэйр-Ринг на галере тоже не теряла времени. Она засыпала Охотника вопросами о древних марсианских культурах. Увы, тот знал слишком мало. Для него Марс был не родиной, а всего лишь одним из бесчисленных мест работы. О Морских королях он успел узнать довольно много, но это уже было известно и самой неугомонной исследовательнице, после того, как она прочитала память Клонарии.
  Тогда девушка переключилась на вопросы о других местах его работы. Охотники за душами жили очень долго. Около сорока тысяч марсианских лет. Разве что Дхувиане могли потягаться с ними в этом. Но дети Змеи проводили почти всю свою жизнь в одном небольшом городе, а когда всё же покидали его - редко удалялись далее, чем на пару тысяч километров. Охотники же постоянно путешествовали, ведомые своей великой миссией. И не по одной планете, даже не по одной системе - по всей Галактике! Личный опыт каждого из них был просто невообразим.
  "Их" Охотник не отличался разговорчивостью. Трудно сказать, было это чертой всей его расы, или им просто попался такой нелюдимый тип. Но под напором искреннего любопытства и дружелюбия Дэйр-Ринг даже его угрюмость и аскетичность временами отступали. Кое-что о мире за пределами Марса из него вытащить удалось.
  По меркам Великой Змеи они были практически современниками. Охотник вошёл в гробницу Рианона "всего" за пятьдесят тысяч марсианских лет до рождения Дж-Онна и Алефа. Он не знал, на что похожа Галактика в их время, "но вряд ли она заметно изменилась", как скептически заметил Охотник.
  В его время Галактика была разделена на четыре Империи, каждая из которых располагала собственной сетью влияния. Что такое сеть влияния? Это сложные машины, которые играют одновременно роль межевых столбов, устройств дальней связи и приборов контроля младших цивилизаций.
  Империя Жнецов, чьи границы были обозначены Ретрансляторами.
  Империя Кровавых Лун, чьи границы были обозначены Обелисками.
  Империя Ворлон, чьи границы были обозначены прыжковыми вратами.
  Империя Эльдар, чьи границы были обозначены Путеводной Паутиной.
  На естественный вопрос, чем все четыре отличались друг от друга, Охотник риторически ответил "Да по сути ничем. Одинаковые своры высокомерных ничтожеств". И отказался возвращаться к этой теме.
  Каждой Империи было больше миллиона лет. Все они давно существовали в сферах бытия за рамками понимания низших созданий, все были абсолютно бессмертны и регулировали не просто политику, но сами законы эволюции в своих владениях. "Вы существуете потому, что мы разрешаем это, и вы умрёте потому, что мы этого потребуем". Таков был девиз всех четырёх Империй. Нередко целые альянсы и империи цивилизаций, охватывающие тысячи планет, возникали и падали так и не узнав, что были лишь строчкой в чьём-то плане, написанном миллион лет назад.
  - Но ведь это же преступление, - воскликнула Дэйр-Ринг, - как они смеют? Кто дал право Древним распоряжаться нашей судьбой?
  - Право не дают, его берут, - снисходительно ответил Охотник. - За ними стоят силы и знания, превосходящие всё, что мы можем вообразить.
  - И вы - тоже часть их планов?
  - Отчасти да. В категории "допустимая погрешность". Существует довольно много племён космических кочевников, которые не представляют для Древних ни ценности, ни опасности. Существуют целые звёздные скопления за пределами их сетей влияния. Рано или поздно их всё равно уничтожают или включают в общую программу, но порой это затягивается на миллионы лет. Империи никуда не спешат. Мы рассчитываем пройти по верхней планке. Знания и мудрость тысяч народов, сохранённые в шарах душ, позволят нам избегать внимания Древних весьма долго.
  
  - А в какой из Империй находится Ма-Алека-Андра? - спросила девушка, чуть успокоившись после первой истерики.
  - В моё время вся ваша система была территорией Жнецов. Но вполне могла перейти к кому-то. Порой границы сетей влияния смещаются весьма быстро.
  - Кто это - Жнецы? Чем нам грозит их влияние?
  - Этого я сказать не могу. Древние не любят тех, кто разбалтывает их планы.
  
  Через двенадцать дней Охотник вернулся на побережье - уже с заполненной ловушкой. Собрать Эссенцию "ангела"-самоубийцы оказалось совсем нетрудно, а вот покинуть после этого галеру - куда сложнее. Проходить сквозь стены Охотник не умел. А проделать дыру в борту корабля с помощью резака или выйти на палубу - означало неизбежно привлечь к себе внимание.
  Пришлось дождаться, пока Мэтью Карс и двое Пловцов покинут корабль (что произошло лишь после прибытия в порт Кхондора). После чего всем оставшимся на борту людям Дэйр-Ринг без труда "отвела глаза", приказав не замечать Охотника. А затем лично отвезла его на себе в Джеккару.
  Проверив кристаллы, изготовленные Ричардом, Охотник признал девяносто три процента из них пригодными.
  - Вы поистине великий мастер. Я, честно говоря, рассчитывал не более чем на двадцать процентов качественных кристаллов.
  - Приятный комплимент, конечно, только не от вас, - буркнул Ричард. - Я знаю, что талантлив, но на мою душу засматриваться не надо. Я в ближайшую тысячу лет умирать не собираюсь.
  - Для меня это небольшой срок, - пожал плечами Охотник. - Я подожду.
  
  Теперь предстояло решить, кто отправится в Кара-Дху проводить "жатву" душ, а кто останется ждать возле гробницы.
  - Клонарию точно не берём, - авторитетно заявил Ричард. - Она в обморок свалится от одной мысли, чтобы сунуться в змеиное гнездо. Остальные... Зависит от защиты Кара-Дху, и от того, чьи таланты более полезны, чтобы её преодолеть.
  - Это большая проблема, - Охотник помрачнел. - Город очень хорошо защищён. Даже по нашим меркам. Кажется, что он просто закрыт силовым щитом, но это иллюзия. Так называемая "завеса" - всего лишь голографический экран, на который проецируется изображение города. На самом деле Кара-Дху находится вообще не в нашей реальности, он смещён в параллельное пространство. На этот город может упасть ядерная бомба, астероид, можно даже взорвать весь Марс - Кара-Дху останется висеть в пустоте без единой царапины.
  - Поэтому даже Рианон не смог туда проникнуть? - уточнила Дэйр-Ринг.
  - Да. Он пробил бы любой физический барьер, который Дхувиане могли возвести. В состязании меча и щита побеждает тот, у кого больше энергии, а в гробнице Рианона были источники энергии, которых змеелюди не могли даже вообразить. Но приборов для вскрытия пространственно-временной защиты в его арсенале не было. Куиру нарочно не оставили таких машин в гробнице, чтобы Рианон не мог послать кого-то вскрыть собственную тюрьму.
  - Не понимаю, - покачал головой Ричард. - Если "не могли даже вообразить", то как они умудрились построить такую защиту? Всё, что ты до сих пор описывал, было на нашем техническом уровне, ну может быть чуть выше. И тут вдруг оперирование параллельными пространствами... Нет, я понимаю, что мы сами делаем нечто подобное, но у нас к этому физиологическая предрасположенность. У Дхувиан тоже? Я, например, хоть и эксперт по многомерной физике, точно не смог бы сместить туда целый город...
  - Это была не их машина. Пространственный карман на том месте, где сейчас Кара-Дху, был создан Куиру много тысяч лет назад, когда они только прибыли на эту планету и создали здесь временную базу. Именно в нём были выведены все виды, населяющие нынешний Марс. Именно в нём Рианон проводил свои опыты по обучению Дхувиан. Не догадываясь, что ученики оказались более талантливыми, чем он предполагал. Им понадобилось около пяти тысяч лет, чтобы понять все нюансы управления защитной установкой. Но они были очень терпеливы и очень любопытны. Однажды, когда Рианон вернулся домой, его просто не пустили.
  
  КАРА-ДХУ
  
  Днём завеса над городом была практически невидима. Для человеческого глаза, по крайней мере. Эту паутинку серебристого света можно было разглядеть, только когда солнечный луч падал на неё под определённым углом.
  Но для зрения зелёного марсианина весь город представлял собой огромную непрозрачную глыбу, в половине электромагнитного спектра совершенно чёрную, в другой половине - зеркальную. Голограмма, что заменяла отсутствующий город, существовала лишь в узком диапазоне видимого спектра.
  Воздушное и водное пространство вокруг Кара-Дху прощупывали радары, лидары и мультидиапазонные пассивные сенсоры. Каждую из этих систем по отдельности малкам не составляло труда обмануть, но чтобы все сразу - потребовалась бы полная концентрация, абсолютное слежение за своим телом, и то результат не был гарантирован.
  В дополнение ко всему было ещё и телепатическое поле.
  Вообще-то Дхувиане сами по себе - довольно слабые телепаты. Ну, по меркам Ма-Алек, здесь-то это норма. Средний радиус восприятия на суше не пять, а семь метров, зато под водой - даже меньше, чем у Пловцов. Но в отличие от других Полукровок, Дхувиане не должны были полагаться только на естественные активы. Созданные ими машины многократно увеличивали возможности мозга и тела. Ионизатор позволял создавать в воздухе волновод, напрямую соединяющий голову Дхувианина с головой интересующего субъекта. Гипноблок воздействовал на мозг, как наркотик, ослабляя волю. А дешифратор позволял распознавать мозговые сигналы куда более чётко, выделять интересующие паттерны, записывать их и проигрывать.
  С таким набором опытный Дхувианин мог "вскрыть разум" большинства противников на расстоянии до километра. Ну, большинства известных в их времени. Сложность была в том, чтобы этого противника нащупать - луч ионизатора был довольно узким, и зону безопасности вокруг города мог прочёсывать долго.
  Малки, которые видели электрические заряды, с лёгкостью от луча уклонились.
  Но когда открывался проход между Кара-Дху и обычным пространством, в него сразу же устремлялись два десятка таких лучей - и продолжали ощупывать каждый квадратный метр, пока завеса не восстанавливалась. Проскользнуть мимо них будет сложно - а это единственный путь.
  - Мы сами - многомерные существа, - не совсем уверенно сказал Дж-Онн. - Может быть, мы сможем просочиться через границу пространственного кармана так же, как просачиваемся через материальные стены?
  - И думать не смей! - рявкнул Ричард, заглянув лишь на секунду в воспоминания Алефа. - Прикосновение к завесе убивает даже обычных трёхмерных существ! А уж нас с тобой - так вообще на атомы разорвёт! Чем выше дом, тем громче он падает!
  "Думаю, я бы смогла преодолеть радары и лидары, - передала Дэйр-Ринг по телепатической связи. - Эта система достаточно похожа на некоторые ловушки белых марсиан, я наловчилась их обманывать. Но что делать дальше у стены - не знаю... в нашем времени таких штуковин не было..."
  - Ионизатор работает только через открытый воздух? - уточнил Ричард.
  - Да, сквозь твёрдые препятствия волновод не провести, - подтвердил Охотник.
  - Тогда нам нужно подождать, пока в ворота будет входить что-то большое, телега например - и укрыться за ней.
  - Кара-Дху не нуждается во внешнем снабжении, - вздохнул инопланетянин. - Город полностью автономен, он регенерирует даже кислород для себя, не говоря уж о продуктах питания. Эта крепость способна выдержать тысячелетнюю осаду.
  - Но что-то же в него должны завозить! Я не знаю, что именно, золото, деликатесы, предметы искусства, рабов... Дхувиане хотят властвовать над всем Марсом - с этой целью они подкармливают Сарк. А зачем нужна власть, если ты не собираешь с покорённых народов дань? Если бы им ничего не было нужно от людей и других Полукровок, они могли бы вообще не покидать свой город, как я понял, они домоседы по натуре.
  - Дань они, конечно, собирают, - покачал головой Охотник, - но в столицу её не везут. Руками рабов и наёмников они добывают металл, камень и химическое сырьё, которые используют по всему Беломорью - для строительства новых крепостей. У Дхувиан очень дальносрочный горизонт планирования. Ближайшие сто тысяч лет Кара-Дху сможет вместить их всех, но когда они наконец столкнутся с проблемой перенаселения - то хотят быть к этому готовыми.
  - Тогда у нас проблемы...
  "Я знаю! - просигналила Дэйр-Ринг. - Охотник рассказывал мне, что через несколько дней в городские ворота будет въезжать вездеход, который доставит оружие Рианона из гробницы. Дхувиане узнали... то есть узнают местонахождение гробницы от Карса..."
  - Хм, за такой большой машиной можно отлично спрятаться! И даже ловушки протащить, если быть достаточно ловкими...
  - Проблема в том, что это будет всего за один день до уничтожения города, - хмуро сказал Охотник. - Мы можем не успеть расставить все ловушки.
  - Телекинезом-то? Успеем. Меня больше беспокоит другое. Завеса ведь непроницаема с обеих сторон?
  - Конечно. Она мешает выйти так же, как войти.
  - То есть мы окажемся в замкнутом пространстве. В пространстве, внутри которого будет использовано оружие массового поражения на неизвестных физических принципах, которое уничтожит всё живое в городе. Мы, хочу напомнить, тоже живые существа. Что-то мне не очень нравится такая перспектива.
  Охотник хмуро сдвинул густые брови.
  - Вероятность моей смерти в момент уничтожения Кара-Дху - три процента. Вероятность вашей, если будете там находиться - восемьдесят один процент.
  - Ага, значит у тебя есть защита от этой штуки, чем бы она ни была. А у нас нет.
  Однако проникнуть в город было гораздо легче именно марсианам. Охотник не умел менять форму тела и становиться невидимым.
  - Ловушки смогут работать без оператора?
  - Разумеется. Достаточно их расставить заранее, они сами соберут Эссенцию в момент смерти любого разумного существа рядом.
  - Тогда для нас проблема не проникнуть в город, а выйти из него. Проход, как я понимаю, больше не откроется до самого момента ксеноцида. Во всяком случае, мы не можем на это рассчитывать. Выход будет открывать уже Рианон. А расставить ловушки и проскользнуть обратно за одну минуту, что вездеход проезжает внутрь, мы вряд ли успеем.
  - Можно подчинить операторов завесы и заставить открыть её. Или подсмотреть, как они это делают, и повторить их действия, - предложил Дж-Онн. - Если сделать это за несколько секунд до срабатывания оружия, это уже ни на что не повлияет.
  - Мы не знаем, какими средствами тревоги оборудован город, и какими средствами обнаружения Рианон мог снабдить Карса, - возразил Ричард. - Если он узнает, что проход открылся, то может увеличить радиус действия оружия. Или наоборот, отказаться его активировать.
  - Сейчас - не знаем. Но проникнув в город, можем изучить его системы. Сигнализацию, если такая есть, можно и выключить. А Карса мы оба сканировали, у него нет никакого неопознанного оборудования. Кроме шпаги Рианона, конечно.
  - А если эта шпага и есть система дальнего обнаружения?
  - Тогда она и нас в невидимости засечь может. Какую-то степень риска придётся допустить. Но не забывай, что обстоятельства на нашей стороне - до тех пор, пока мы нарочно не пытаемся нарушить ход времени, нам будет сопутствовать удача, а тем, кто пытается нас обнаружить - наоборот.
  - Философия, - фыркнул землянин. - Лучше скажи, можешь ли ты просканировать память Дхувианина так, чтобы тот ничего не заметил?
  - Нет. То есть могу, если он один, за тысячи километров от сородичей. Тогда я просто взломаю его разум и потом сотру память об этом инциденте. Но когда он постоянно находится в мысленном контакте с сородичами... Я только начну взлом, а против меня уже будет весь город.
  - Если вы хотите узнать что-то конкретное, то можно использовать на Дхувианах вне города ловушку в режиме парализатора, - вмешался Охотник. - Радиус её действия - километры. Они потеряют сознание на небольшое время, но вряд ли поймут, в чём причина.
  - Можно ли извлечь из кого-то из них достаточно знаний, чтобы имитировать случайный сбой системы? Ну, замкнулось где-то что-то не то, проход открылся.
  - Дхувиане, которые покидают город, вряд ли обладают подобными профессиональными знаниями. Из городских специалистов такие сведения извлечь можно, но вы не умеете читать Эссенцию. А сквозь завесу ловушка не сработает.
  - Читать Эссенцию... - задумчиво повторил Дж-Онн. - Это умение, которому можно научиться, или ещё одна природная способность твоего народа?
  - Отчасти первое, отчасти второе. Я могу научить вас анализировать полностью извлечённую Эссенцию, то есть душу, собранную после смерти субъекта. Но чтобы воспринимать мельчайшие её порции, "пары", условно говоря - те крохи, что извлекаются в режиме парализатора - для этого нужно быть Охотником за душами. Ну, или иметь аналитический комплекс величиной с дом.
  "Послушайте, - снова включилась Дэйр-Ринг. - А почему мы надеемся сделать всё только своими руками? Почему бы нам просто не попросить самих Дхувиан о помощи? Кому, как не им легче всего пронести ловушки в собственный город?"
  Братья ошарашенно посмотрели друг на друга.
  - Это... - нарушил молчание Ричард. - Я даже не знаю, что сказать. Хорошо, допустим даже мы сможем убедить кого-то из Дхувиан, что мы ему не лжём, что город скоро будет уничтожен. И допустим, даже каким-то образом внушим ему, что ловушки - лучшее средство для спасения, что не нужно бежать убивать Карса или готовить город к обороне. Я говорю "допустим", потому что не представляю, как ты собираешься это сделать, но телепату виднее. Я бы лично ни за что не поверил таким странным незнакомцам, убеждающим меня пронести странные предметы в мой город. Но ладно, предположим. Всё равно, как только Дхувианин войдёт в город, его сознание объединится с сородичами. А когда весь Кара-Дху узнает, что его ждёт... Это ОПРЕДЕЛЁННО изменит поток времени, и нас из него вышвырнет, как летучих пиявок из норы!
  - Ну, - возразил Дж-Онн, - если он будет активно сотрудничать, я смогу установить защиту на его разум. На пару суток будет не хуже той, что у Карса. Но насчёт остального - ты прав. Как убедить его сотрудничать? Ситуация совершенно экстремальная, они не смогут принять её быстро, без внутреннего сопротивления. Даже я бы не смог, вероятно.
  "Ха, ты даже не представляешь, насколько близко был от аналогичной ситуации, братик".
  "Есть способ! - настаивала Дэйр-Ринг. - Прямое слияние разумов! Им известна эта техника!"
  - Хм... А вот это... может и сработать.
  Существовало пять уровней такого слияния. Первый можно практиковать даже с малознакомыми малками, это примерный аналог рукопожатия и простейший способ установить доверие. Второй уже позволяли себе только близкие друзья или родственники. Третий - уже только любовники, это был аналог секса, даже если не сопровождался физическим смешением тел. На четвёртый уровень могли пойти лишь супруги, и то только в порыве наивысшей страсти. Он выворачивал наизнанку самые глубинные слои подсознания.
  Пятый же уровень... подавляющее большинство марсиан никогда в жизни пятого уровня не пробовали. Он чреват был полной потерей своей личности, при этом два существа в буквальном смысле становились одним. Бывало, что новообразованная симбиотическая личность вообще не хотела разделяться обратно. А иногда после разделения возникали существа, совершенно непохожие на тех, что сливались.
  Но даже при слиянии первого уровня солгать партнёру было совершенно невозможно. Этим оно отличалось от обычной телепатической связи, в которой имел преимущество более опытный менталист. Слияние всегда совершенно равноправно. Ты открываешь другому ровно столько же, сколько узнаёшь о нём.
  
  - Если и идти на слияние, то проводить его должен только я, - настаивал Дж-Онн. - Кто знает, что может скрываться в памяти многотысячелетнего рептилоида! У меня в этой сфере немного побольше опыта. Мы не можем подвергать Дэйр-Ринг риску.
  "При слиянии опыт не играет никакой роли, - возразила археолог. - Ты это знаешь не хуже нас".
  - Да, но играет при нейтрализации возможных последствий. Дэйр-Ринг, давай начистоту - какой самый глубокий уровень слияния у тебя был?
  "Эммм... первый..."
  - Вот именно. А у меня - четвёртый.
  "Но я же не собираюсь идти с ним или с ней на глубокое соединение!" - возмутилась девушка.
  - Даже поверхностное слияние с ксеносом малоизученного вида может иметь такие же последствия для психики, как глубокое с Ма-Алек. Разделение по уровням корректно работает только при общении с собственным видом, для межвидового это в значительной степени абстракция.
  "Да, но я уже тренировалась в этом, а вы - нет".
  "Тренировалась?! - от удивления Преследователь даже забыл продублировать реплику вслух для Ричарда. - Когда?!"
  "Пока вы работали с кристаллами, а я дежурила на галере. У Охотника в одной из ловушек находится душа Дхувианина, который был на галере Иваин. Я много раз с ней общалась, в том числе входила и в ментальное слияние пару раз".
  - Ты совсем с ума сошла?! Ты представляешь, насколько это может быть опасно?!
  "Но ведь всё обошлось! Они совсем не такие страшные, это умные и обаятельные существа! Я столько узнала об их культуре, науке, истории! Даже Охотник столько не знает, он только в момент смерти Эссенцию прочитал, потом к ловушке не обращался. Я теперь знаю имена всех Дхувиан в городе, знаю их характеры, знаю, в каком облике перед ними лучше предстать, и каких аргументов они послушаются. А вам некогда этому учиться!"
  - Ладно-ладно, допустим, - буркнул Ричард. - Хотя ничего не мешает тебе скопировать все эти знания Дж-Онну, но... предположим. Но кто тогда останется охранять Клонарию?
  "А вот ты и останешься! Против телепатии Дхувиан твой иммунитет "сейфа" всё равно бесполезен, а с их защитными системами я справлюсь не хуже тебя. Тем более, Клонария со мной больше общаться не хочет..."
  - Почему?! Вы же такие подруги были, просто не разлей вода!
  "Вот и я так думала, - обиженно ответила девушка. - Но с тех пор, как она увидела в моём разуме отпечатки контакта с Дхувианином, она на меня и смотреть не хочет. Говорит, что я запятнана прикосновением Змеи. А "сейфу" это не грозит, может ты ей понравишься".
  - А ещё, если ты забыла, мне "не грозит" телепатическая связь с вами. Ты хочешь, чтобы я сидел и ждал у моря погоды, пока вы двое подвергаете себя смертельному риску? Вы можете быть уже мертвы, уничтожены оружием Рианона - а я даже не узнаю об этом!
  - С каких пор тебя так волнует чужая жизнь? - удивился Дж-Онн.
  - Братик, если бы ты решил отправиться на такую миссию в одиночку, я бы с радостью тебя проводил и ждал хоть год, хоть двадцать. Или не ждал бы... Тоже с радостью. Но жизнь Дэйр-Ринг - это одна из немногих вещей, которые для меня представляют ценность.
  - Хорошо-хорошо, я понял, - поспешно прервал его старший, опасаясь нового длинного монолога на тему "как я тебя ненавижу". - Сделаем так. "Брать" резидента для нас пойдёт Дэйр-Ринг, мы с Охотником останемся тут, а ты с Клонарией. Это не самая опасная часть нашей миссии, у тебя не будет повода сильно беспокоиться. За последствиями слияния я прослежу. Когда же дело дойдёт до установки и извлечения ловушек, мы снова поменяемся.
  - Ладно уж, - проворчал Ричард. - Но держите меня в курсе оба.
  - Э... каким образом?
  - У нынешнего Марса есть настоящая ионосфера, и мы сможем обмениваться радиосигналами на дальнем расстоянии.
  
  ДЖЕККАРА-3
  
  На самом деле Ричард едва скрывал радость от того, как сложились обстоятельства. Нет, он не врал насчёт того, что волновался за Дэйр-Ринг... но симпатия к четвероногой марсианке была для него далеко не на первом месте. Он вообще сильно сомневался, что мог любить по-настоящему - после всего пережитого в Пустошах. А уж Алефу это чувство точно не было знакомо.
  Возможность остаться наедине с Клонарией была для него гораздо важнее. И вовсе не по интимным причинам, хотя освобождённая рабыня была ему довольно симпатична, и он даже всерьёз подумывал начать подбивать к ней клинья. Ведь с точки зрения других разумных видов он вовсе не был импотентом. Используя возможности тела зелёного марсианина, он мог бы доставить любой человеческой женщине неземное удовольствие - так почему бы не доставить их Пловцу? Увы, он понятия не имел, какое отношение в местной культуре к сексу вообще и к межвидовому сексу в частности.
  Но у него ещё будет возможность это выяснить. Сейчас его интересовало не удовольствие, но польза. Его польза, разумеется.
  Когда он, спасая брата, погрузился в воды Белого Моря, обитающие там бактерии проникли в его тело. Ричард был уверен, что они там очень быстро погибнут. Ни один земной микроорганизм не продержался бы в теле малка и пятнадцати минут. Слишком велики были различия в биохимии. Однако крошечные пришельцы, кажется, придерживались иного мнения. Их не остановила ни полная несъедобность многомерных полимеров, ни крайне низкие температуры, ни даже жидкий метан. Нет, первые поколения заразы погибли, но оставили после себя более адаптированных потомков, те в свою очередь дали новые поколения, делясь с невообразимой скоростью, меняя на ходу не только генный код, но даже биохимическую основу, поглощая отдельные клетки Ма-Алефа-Ака и включая их в себя... Они встраивались в нервную систему, передавая импульсы, и в пищеварительную, преобразуя еду. Они даже свободно преодолели барьер многомерности - чтобы не мешать носителю проходить сквозь стены!
  Отчасти это напоминало Мастеру воздействие ФЭВ на живые ткани, но обитатели Белого Моря превосходили клетки супермутантов (и даже его собственные) настолько же, насколько рабочая тетрадь академика превосходит домашнее задание первоклассника.
  "Нам обоим очень повезло, что эти тварюшки настроены дружелюбно. Были бы они инфекцией - могли бы убить нас за считанные часы! Это реально какая-то супержизнь, даже в большей степени, чем мы сами! Обязательно нужно забрать пробирку с водой в наше время, попытаться понять, что они такое... Уж не естественная жизнь - точно. Никакая естественная эволюция не могла породить подобный шедевр гибкости, да к тому же ещё и безвредный для носителя..."
  Пока что "белый свет", как назвал его Ричард, выполнял лишь две функции - лечил носителя и давал ему возможность телепатической коммуникации через электромагнитные сигналы. Но бывший Мастер не сомневался, что он способен на гораздо, гораздо большее.
  - Скажи, маленькая пушистая сестра, - он погладил шелковистый мех Пловца, - можешь ли ты обучить меня вашей науке чтения в уме?
  Клонария захлопала большими влажными глазами.
  - Разве твой народ не владеет этой наукой гораздо лучше, чем даже проклятые Дхувиане?
  - Мой народ - да, но не я.
  Он вкратце рассказал ей, что такое "сейф", и какие проблемы связаны с этим в обществе зелёных марсиан. Пушистая девушка сочувственно кивала - в обществе Пловцов такие изгои тоже встречались.
  - Значит, ты глух и нем на языке душ своего народа, но надеешься научиться говорить на нашем?
  - Да, - просто сказал Ричард.
  - Я сделаю всё, что могу, лишь бы помочь тебе, - серьёзно сказала Пловец. - Но я не уверена, что ты к этому способен. Я могу коснуться твоего разума, но чтобы коснуться кого-то другого, чтобы быть активной стороной, нужны биоэлектрические органы. Электричество является неслышным дирижёром, направляющим крошечные создания из Белого Моря. У Дхувиан и Людей неба есть пассивное электрическое восприятие, но только мы и только в воде можем активно направлять этот процесс. Остальным необходимы электрические машины.
  Ричард улыбнулся и погрузил пальцы в густой мех на её загривке.
  - С этим проблем не будет, сестрёнка. Сомневаюсь, что тут у вас есть живые электрические машины на пятьдесят мегаватт.
  
  Полукровки учатся обмениваться мыслями так же, как человеческие детёныши - ходить и говорить. Ребёнок не задумывается о том, как повернуть язык или каковы механические принципы поддержания равновесия. Он просто хочет двигаться и общаться.
  Ричарду пришлось обучаться совершенно иначе. Сначала выстроить теорию, изучить все тонкости процесса на клеточном уровне - а потом уже пробовать вносить в него изменения. Благо, опыт Мастера ещё не полностью забылся, а малки способны контролировать своё тело вплоть до молекулярного уровня. Подать постоянный ток, переменный ток, постоянное магнитное поле, переменное магнитное поле, изменить напряжение, частоту - и отслеживать, как реагируют на это бактерии "белого света". В его теле и в теле Клонарии.
  Он мог бы достичь того же гораздо проще - просто соединив первый и шестой сенсорные центры с девятым. Тогда основная часть процесса осуществилась бы инстинктивно. Но Ричард предпочитал работать медленнее, однако сохранять полный осознанный контроль над процессом. Ни одно мысленное сообщение не прошло бы от него или к нему помимо его воли.
  Он учился, как взрослый слепой, осваивающий шрифт Брайля. Прослеживал каждый изгиб - и пытался реконструировать, в какие узоры они складываются. Дхувианский дешифратор мог бы значительно ускорить процесс, но одна мысль о его использовании вызвала у девушки едва ли не истерику.
  Только через три дня он сумел целиком поймать первое мысленное сообщение Пловца. И тут же сильно покраснел.
  "Когда ты познаешь искусство мысленной связи, ты используешь его, чтобы спариться с госпожой Дэйр-Ринг?"
  - Эгхм... ну, не так грубо... но вообще-то да, у меня были на неё некоторые планы.
  Пловец с неожиданной силой сжала его плечи пушистыми лапками.
  - Не делай этого! Прошу тебя... не сейчас, по крайней мере! Не ложись с женщиной, что отравлена змеиным ядом! Подожди, пока вы вернётесь домой, пока ваши мудрецы смогут очистить её разум.
  Он сконцентрировался и отослал мысленное послание:
  "Я вообще-то и не собирался ничего предпринимать до возвращения. Чужая страна, где идёт война - не лучшее время и место, чтобы заводить интрижки..."
  Он не почувствовал исходящее от Клонарии облегчение, как собственное, но ощутил его в виде серии трепещущих электромагнитных пульсаций, словно в некоторых участках коры головного мозга затрепетали крылья бабочки. Пловец крепко прижалась к нему.
  "Хвала Куиру! Я так боялась... Дж-Онн уже общался с ней мысленно, возможно, он уже тоже заражён. Ты единственный, кому я ещё могу доверять. Если Змея совратит вас, не останется вообще никакой надежды..."
  "Почему ты так ненавидишь именно Дхувиан? Разве от Сарка твой народ и ты лично пострадали не больше?"
  "Я не ненавижу Змею. Я боюсь её. И Сарка я боюсь ничуть не меньше. Просто саркиты не могут достать меня здесь, пока я с вами. Поэтому я могу хоть на время забыть, что родилась их рабыней, забыть всё зло, которое они принесли и принесут моему народу. Я могу сделать вид, что не родилась их рабыней, притвориться на время, что Сарка вообще не существует в природе. Змея же грозит достать меня даже тут. От неё не существует безопасного места. Мне страшно, Ма-Алефа-Ак. Прости меня..."
  
  Как ни удивительно, Дэйр-Ринг удалось договориться. И не с каким-то там рядовым змеем - с самим Хишахом, начальником экспедиции, что вывозила оружие и приборы Рианона из гробницы, а позже доставила туда же и самого Мэтью Карса. Пришелец из будущего бежал из Кхондора. Вернувшись в Сарк, он заявил, что является самим Рианоном! Вернее, разумом Рианона, захватившим тело варвара Карса. В доказательство он открыл Дхувианам местонахождение гробницы, потребовав взамен полной покорности. Дети Змеи находили эту его игру весьма забавной и даже подыгрывали до поры - не понимая, что играют с огнём. По мнению всех остальных народов, даже Сарка, настал конец света.
  - А это заявление может оказаться истинным? - уточнил Дж-Онн.
  - И да, и нет, - хмыкнул Охотник. - Ментальный слепок Рианона действительно находится в теле этого человека. Но Карс не даёт ему взять управление над телом на самом деле - лишь изображает, что это так.
  "То есть Рианон притворяется не-Рианоном, который притворяется Рианоном?" - восхитился Ричард по радио.
  Шикарная многослойная обёртка для троянского коня!
  - Так вот почему я не смог его прочитать, - задумчиво сказал Дж-Онн. - Куиру, конечно, не составляет труда установить защитный экран любой мощности на своего подопечного. Но как именно Рианон сумел проникнуть в его мозг?
  - Гробница - это не только машина времени, - пояснил Охотник. - Она также позволяет узнику время от времени выпускать свой разум "погулять" в телах тех, кто через неё проходит. Куиру нарочно оставили эту лазейку, чтобы Рианон мог видеть последствия своих недалёких решений. Однако он оставался при этом практически беспомощным - механизм записи таков, что разум узника всегда остаётся на вторых ролях, насколько бы силён он ни был. Он не может сделать ничего против воли носителя. Это как прогулка по тюремному двору.
  "Однако, довольно изощрённый садизм", - Ричард представил себя в таком же положении относительно Алефа, и содрогнулся.
  - Значит, когда Дхувиане начнут угрожать ему...
  - У Карса не останется другого выбора, кроме как воззвать к Рианону и добровольно отдать ему управление телом.
  "Но почему тогда она выбрала именно Хишаха?! Это же самоубийство! - вернулся к главной теме Ричард. - Ему предстоит находиться рядом с Карсом много часов, делать вид, что он верит, что перед ним Рианон, ни разу не сфальшивив при этом!"
  "Он справится, - возразила Дэйр-Ринг. - Я соединяла с ним разум. Это очень решительный и смелый молодой Дхувианин. Самоконтроля ему хватит. А особого актёрского мастерства и не понадобится. Ни Рианон, ни тем более Карс не отличаются особой проницательностью. Они не только не являются телепатами, но даже не умеют читать язык тела Дхувиан".
  - Кроме того, - добавил Дж-Онн, - ментальная маска, которую я сейчас начну ставить, не только скроет его истинные мысли от сородичей, но и обеспечит надлежащий шаблон поведения, даже если он сам в последний момент занервничает.
  "Как ты поставишь маску, если ты в Кара-Дху, а он на вездеходе в паре сотен километров? Или будешь ждать, пока он не доплывёт?"
  "Элементарно, Алеф. Использую мозг Дэйр-Ринг как ретранслятор".
  "Послушай, братик, ты когда её... хм, использовал... ты случайно ничего подозрительного там не заметил?"
  "Что ты имеешь в виду?"
  "Сам пока не знаю. Но мне эта история что-то не нравится. Мы с тобой оба неплохо знаем Дэйр-Ринг. Она девушка очень мягкая и добросердечная, даже для зелёной марсианки. Она крайне болезненно переносит любую жестокость. И вот она входит в прямое слияние с Дхувианином, существом, которое, мягко говоря, добротой не отличается. Знаешь, какое у них самое популярное наказание? Снятие кожи заживо. Для самих Дхувиан это не смертельно, всего лишь позорно - досрочная принудительная линька. А вот в отношении других видов - это казнь. Смертная казнь, слышал о таком понятии? Очень кровавая и мучительная. Мне-то на это наплевать, ты, полагаю, смог бы приспособиться, но не сразу - а вот у нашей волшебной подружки ощущения после такого должны быть, как после зверского изнасилования. Между тем, она не только бодра и весела, но даже восхищается существом, о котором подобное узнала. Как по-твоему, это на неё похоже? Что-то у меня появляются опасения, что фобии Клонарии могут быть не совсем беспочвенными!"
  "То, что у них жестокие традиции, не обязательно означает, что каждый конкретный представитель змеиного племени жесток. Возможно, именно Хишах является этическим гением своего народа, образцом доброты и милосердия..."
  "Ты в это всерьёз веришь?"
  "Если честно - не очень. Впрочем, сейчас я подключусь к ним обоим, и сам всё узнаю".
  "Будь осторожен. Не исключено, что они используют какой-то ментальный вирус... Впрочем, не мне тебя учить. Посмотри там всё подозрительное".
  "Пока что самое подозрительное здесь - это ты. На моей памяти мой брат ни разу так сдержанно и вежливо со мной не говорил..."
  "Правильно мыслишь, братик. Доверять в этом времени нельзя никому, даже мне. Ничего, вернёмся живыми в наше время - обматерю тебя по полной программе, за все пропущенные дни... Работай давай".
  "Работаю, работаю... постой! Это очень странно..."
  "Что именно?"
  Ответом ему было молчание. Радиосигнал от Дж-Онна неожиданно прервался.
  
  Срываться с места и лететь на выручку брату и девушке он не стал. Всё-таки Ричард не был героем, и жизнь свою весьма ценил. Он прекрасно понимал, что если там реальная опасность, сожравшая двух зелёных марсиан, то слопать третьего ей будет ничуть не труднее.
  Он прощупал местонахождение обоих радиолучом, отражённым от ионосферы. Вездеход вроде бы был на месте, никаких взрывов или провалов грунта в больших масштабах не было. Увы, разрешения луча не хватало, чтобы засечь двухметровый неметаллический объект.
  Пришлось изрядно понервничать. Просто сидеть и ждать, обняв Клонарию.
  К счастью, тревога оказалась ложной. Спустя минут пять слабые позывные Дж-Онна снова разнеслись над Марсом.
  "Напугал ты меня, брат. Что случилось? У тебя всё в порядке? Что с Дэйр-Ринг?"
  "Очень серьёзные проблемы. Наш план оказался совершенно неудачен. Мы с Дэйр-Ринг должны срочно отправиться в Кара-Дху. Есть ещё возможность всё исправить, но нужно действовать быстро".
  "Что там случилось? Какое отношение это имеет к сканированию разума Дэйр-Ринг?!"
  "Я не могу тебе сейчас объяснить. Слишком много информации, в радиопередачу не поместится. Вернусь - всё расскажу".
  "Я лечу к вам!"
  "Нет, не надо, Алеф! Не зная, что нужно делать в этой ситуации, ты только всё испортишь! Ты можешь поверить мне на слово?"
  "Нет, не могу! Уж я-то знаю, насколько лживым может быть слово! Ты под чьим-то влиянием, брат!"
  "Прошу тебя, не надо! - присоединилась Дэйр-Ринг. - Со мной всё в порядке - и будет в порядке! Ты мне веришь?"
  "Тебе бы поверил, но откуда я могу знать, что это именно ты?"
  "А увидев меня лично - откуда ты будешь знать, что это я? - парировала археолог. - Ты же не сможешь увидеть мою личность! Даже если я под ментальным вирусом, прости, но "сейфу" этого не отличить!"
  Ричард притормозил в воздухе. Он, конечно, уже кое-чему от Клонарии научился, но одно дело - поверхностное мысленное общение, и совсем другое - глубокое сканирование подсознания и памяти. Последним бывшая рабыня и сама не владела, это было привилегией старших. Чтобы научиться сканированию, нужно было подключиться "электромагнитно-бактериальным" способом к Дж-Онну... подключаться к которому он теперь не рискнёт. Потому что именно сейчас его спутники могут быть ходячими психическими бомбами.
  "Я почти один в один повторяю аргументы Клонарии. Но чёрт возьми, судя по тому, как мои спутники сейчас ведут себя... она может быть права!"
  "Верни мне хотя бы Дэйр-Ринг! Иди один делать, что ты там задумал..."
  "Не получится. Там нужно участие минимум двух Ма-Алек, иначе ничего не получится!"
  "В таком случае - я с вами! У троих ещё больше шансов!"
  "Да, - вмешался Дж-Онн. - У троих больше, но только если ты будешь безропотно делать всё, что тебе говорят! Если начнёшь требовать объяснений в критический момент, ты всё испортишь! А от этого зависит судьба целой цивилизации!"
  Землянин подумал несколько секунд.
  "Хорошо. Я согласен. Я сделаю всё, как ты скажешь. Ответ мне за это дашь потом".
  "Алеф, ты думаешь, я первый день с тобой общаюсь? Мне не нужно заглядывать к тебе в мозг, чтобы понять, о чём ты думаешь. Пока что соглашусь, а там посмотрим по ситуации. Так вот, по ситуации это не сработает! Там нужно действовать очень чётко, как по нотам!"
  Да уж... возможно, братик Джонни и сошёл с ума, но проницательности Преследователя он явно не потерял. Именно так Ричард и планировал поступить. Именно так поступил бы настоящий Алеф на его месте тоже. Ложь во спасение - святая ложь, разве нет? Впрочем, настоящий Алеф плевать бы хотел на любые опасности для других. Его интересовало только личная сохранность - вот ради неё марсианин действительно готов был и лгать, и предавать.
  "Позволь прояснить. Ты хочешь, чтобы я просто сидел, как дурак, на берегу и ждал, пока вы двое сунетесь под неизвестное смертельное излучение, внутри непробиваемого колпака, который убивает одним прикосновением? Сунетесь, возможно, не контролируя себя?"
  "Да. Именно потому, что из-за неквалифицированного вмешательства мы можем из-под этого колпака не выйти!"
  Ричард поморщился. Ему не оставляли выхода.
  "Видишь ли, братик... Когда я создавал кристаллы для ловушек, я использовал в основном вашу биомассу. Но добавил - так, просто на всякий случай - несколько микрограммов своей. На функциональность столь малая деталь не влияет. Но сейчас мне достаточно подать один импульс, чтобы они превратились в совершенно бесполезные куски пластмассы".
  Он блефовал дважды.
  Во-первых, не факт, что это НЕЧТО, захватившее его спутников (если оно вообще есть) заинтересовано в сохранении ловушек. Возможно, они не нужны для ЕГО планов. Или даже мешают ему, и нечто ищет способ их уничтожения.
  Во-вторых, реально биопластик Алефа присутствовал лишь в трёх десятках ловушек. Встроить его во все он банально не успел, это слишком усложняло техпроцесс. На спасение всей популяции змеелюдей это не влияло аж никак.
  Однако он, как ни странно, сработал.
  "Чего ты хочешь?" - спросил Дж-Онн после паузы.
  "Я уже говорил. Либо объясните мне, что происходит - если нет времени полностью, то вкратце; либо дайте участвовать в вашей спасательной операции и самому делать выводы; либо иди один, а Дэйр-Ринг останется со мной".
  "Где гарантия, что узнав подробности, ты всё равно не уничтожишь ловушки?"
  "Гарантий нет, братик. Ты всегда доверял мне - даже в тех ситуациях, когда повода не было. Вот и ещё один раз придётся довериться - так я получу хоть косвенные доказательства, что на том конце радиоканала - настоящий Дж-Онн, а не зомби. Предположи, что твой брат не полный идиот, и умеет делать правильные выводы даже из неполных данных".
  
  Великая Змея могла отправить своих путешественников в любой участок временной линии гробницы - не только в тот, где она находилась сама. С естественным ограничением принципа самосогласованности, но и только. Но если точка выхода находилась "ниже" по хронолинии, чем она легла в гробницу, то попаданцы проходили через "зону ответственности" второго оператора. Рианона.
  Куиру мог просканировать их разум, и предпринять контрмеры. С соблюдением того же принципа, разумеется.
  Поэтому единственным способом переиграть Рианона для неё было - использовать агентов "втёмную". Использовать тех, кто сами не понимают толком суть своей миссии.
  Рианон коснулся разума Охотника за душами - и был совершенно спокоен. Он прочитал всех трёх малков - и тоже не волновался. Они не могли сорвать его план. Дикари, тыкающие копьями в мчащийся на полном ходу локомотив - вот кто они такие. Колесо истории смело бы их, не заметив.
  Насколько охотники знали, заряженную ловушку для душ разрушить было практически невозможно. По той простой причине, что она фактически находилась не здесь. Для трёхмерного наблюдателя это воспринималось, как сверхупругость. Если раздавить ловушку под прессом, например, она примет форму тонкого блина - но стоит убрать давление, как сразу вернётся в форму шара. Её можно расплавить при достаточно высокой температуре - но при охлаждении она опять же вернётся в прежнюю форму.
  Такова сама природа Эссенции. Она была придумана для сохранения информации о разумном существе в любых обстоятельствах. Даже в ядре звезды, даже на горизонте событий чёрной дыры. Создатели этой субстанции знали, что делали.
  Но Куиру знали тоже.
  Машина Рианона, которую он использовал (или использует, в зависимости от точки отсчёта) для суда над Дхувианами, была намного страшнее, чем просто излучатель жёсткой радиации. Не только на нынешнем полудиком Марсе, но даже на Ма-Алека-Андре никто не смог бы вообразить подобной технологии. Охотники за душами слышали о ней лишь в виде смутных и пугающих легенд. На языке Куиру она называлась "Ореол" или "Гало" - самое смертоносное оружие в Галактике. Хотя основа его была дико примитивна - всего лишь кольцевой ускоритель частиц, какими баловались ещё на Земле до войны. Волна суперструнных колебаний, которые он испускал, на миг превращала наш континуум в нечто иное - как бы возвращая его к состоянию сразу после Большого Взрыва. Разница между "старым" и "новым" состояниями была практически незаметна - на уровне тончайших констант, половину из которых человечество ещё не открыло. Однако в фазово сдвинутом пространстве становились невозможными сложные структуры определённой природы. А конкретно - нервные сети, как естественные, так и искусственные. Только цифровая эмуляция таковых, не имеющая реальной пространственной топологии, могла продолжать работу.
  Как побочный эффект, Ореол работал как эффективная силовая защита, поскольку на границе между "перестроенным" и обычным пространством твёрдые тела теряли значительную часть импульса, а электромагнитные волны претерпевали красное смещение. Их как бы "подбрасывало на гребне" пространственной волны. Избыток энергии превращался в поток высокоэнергетичных нейтрино, по которой импульс Ореола обычно и детектировали. Хотя защищаться таким образом от обычных атак было хуже, чем забивать гвозди микроскопом.
  Устройство размером со столик могло уничтожить все высокоразвитые формы жизни не только на Марсе, но и во всей Солнечной системе, вздумай Рианон запустить его на полную мощность! К счастью, его целью был всего лишь один город. Кроме того, устройство запускалось внутри пространственного кармана Кара-Дху, что служило дополнительной защитой, на случай если машина (или управляющий ею Карс) пойдёт вразнос. Полностью закрытая завеса ограничивала распространение фазовой перестройки одной мини-вселенной.
  
  И конечно же, Ореол уничтожал Эссенцию, которая тоже представляла собой сложным образом компактифицированную многомерную сеть.
  "И конечно же, такой штуке не составит ни малейшего труда превратить нас в лужицы слизи?"
  "И это тоже".
  Так что Рианон не зря был абсолютно уверен в себе. Ловушки, установленные в пределах города, последуют за Дхувианами, а установленные вне города - не смогут собрать их души. Дети Змеи сами загнали себя в идеальную тюрьму, откуда не было побега.
  Чего он обнаружить НЕ смог, это спрятанной в сознании Дэйр-Ринг самой Великой Змеи. Хотя проверял достаточно глубоко, и был весьма опытен в таких делах... но ей был миллиард лет и она общалась с телепатами самых разных биологических видов и разных исторических эпох. Куиру были крайне молоды по сравнению с ней. Она вплела себя в сознание зелёной марсианки тончайшими волокнами, неуловимыми побочными ассоциациями, слабоактивными нейронными пакетами... только когда Дэйр-Ринг впервые вошла в ментальный контакт с Дхувианином, это сработало, как триггер, который спровоцировал восстановление копии сознания Великой Змеи.
  Она прекрасно знала, что такое Ореол. Наслушалась за прошедшие эпохи. Такие же "игрушки", только несравнимо более огромные, неоднократно стерилизовали Галактику от разума за время её заточения. Правда, Змея не была окончательно уверена, что Рианон использует именно его. Следов в кратере на месте Кара-Дху не осталось. Но любопытство Дэйр-Ринг к различным машинам, что остались в гробнице, позволило заполнить этот пробел. Суперструнный нейродеструктор она узнала бы даже с закрытыми глазами.
  
  Чтобы сунуться в пасть такому монстру, и выйти оттуда живыми, не нарушив при этом целостность временнОго потока, требовалась больше, чем удача. Требовались сверхспособности трёх зелёных марсиан, помощь Хишаха, технологии Охотника, навыки и знания невероятно древнего и мудрого существа. И разумеется, идеальная слаженность действий. Абсолютная дисциплина, безупречная реакция, напряжение всех сил.
  Неудивительно, что Дж-Онн, осознав характер задачи, предпочёл держать своего капризного брата на расстоянии.
  Конечно, всё это могло быть просто легендой, придуманной для того, чтобы заставить наивных пришельцев действовать так, как выгодно Змее. А может и никакой Змеи на самом деле не было, может быть её история - всего лишь маска, придуманная, чтобы надавить на жалость Дэйр-Ринг, чувство справедливости Дж-Онна и жадность Алефа. Может быть здесь действовала совсем иная сила. Или Рианон от скуки миллионолетнего заточения решил сыграть в темпоральные шахматы сам с собой. Но Ричард вполне отдавал себе отчёт - если существо с таким опытом и знаниями захочет его обмануть - обманет, никуда он не денется. Пока что придётся быть послушной пешкой и выполнять квест. Собственные ходы можно будет начать позже.
  - Я только не понимаю одну вещь, - сказал он между прочим. - Почему Охотник видел, что вероятность его смерти в городе очень мала? Неужели его одежда способна защитить даже от фазовой перестройки вакуума?
  "И тем не менее, она способна", - даже превращённый в серию радиосигналов, голос Дэйр-Ринг сейчас отличался от знакомой ему речи жизнерадостной юной исследовательницы. В этих словах чувствовалась нечеловеческая мудрость, терпение и знание. Нечто подобное он чувствовал, только общаясь с "Серой Зоной". Хорошо ещё, что не пришлось вступать с этим монстром в телепатический контакт. Однако устраивать истерику, чего опасались брат и Дэйр-Ринг, он не стал. Нужно показать, что они поступили правильно, посвятив его в свои решения. Открытость нужно поощрять. Особенно "сейфу".
  "Избежать воздействия Ореола на самом деле довольно просто - достаточно заключить субъекта в стазис на время прохождения волны. Правда, энергия стазисного поля в объёме его нервной системы должна быть больше, чем энергия волны Ореола на этом участке. Иначе поле будет нарушено и нервные клетки всё равно рассыплются в прах. Система имплантов Охотника в сочетании с носимым оборудованием позволяет заключить себя в стазис в любой момент. На расстоянии километра и более от Ореола, в том режиме, в каком его активирует Рианон, стазис вполне может противостоять ему".
  - А нас в этот стазис заключить случайно нельзя?
  "Можно, если вы сбросите значительную часть массы. Но на вашу многомерную часть это не подействует, и Ореол всё равно её разрушит".
  
  КАРА-ДХУ-2
  
  Хишах провёл в город их всех - под невидимостью в трюме вездехода. После выгрузки оборудования и установки необходимого ментального щита, он перебрался на небольшую баржу и отправился обратно в Джеккару - встречать Карса-Рианона.
  Он знал, что эта встреча будет для него последней и никакие ловушки душ не спасут. Гибель будет необратимой. Хишах сознательно жертвовал собой и всеми, кто окажется в тот момент в зале. Ему предстояло сыграть свою роль в спектакле гнева Рианона.
  Для того, чтобы остальные могли выжить. Хотя бы в каком-то смысле.
  Уж неизвестно, был ли он сам таким самоотверженным, или Великая Змея сумела его как-то убедить, зная психологию своих сородичей или даже используя ментальную мощь Дэйр-Ринг. Вообще-то Дхувиане - существа довольно трусоватые и эгоистичные. Героями они становятся только в самом крайнем случае - и как правило, против собственной воли. Но тут выбор был невелик. Умереть, спасая свой вид, или умереть вместе с этим видом.
  Трое его помощников, посвящённых в суть дела крайне ограниченно (они знали первый слой плана - про спасение душ, но не знали второй - про уничтожение Эссенции Ореолом) помогли разместить ловушки на крышах домов и спрятать их от любопытных глаз.
  Сами марсиане тщательно спрятались по углам. К счастью, город был достаточно велик и малонаселён - из трёх его частей обитаема только одна, центральная. В западном и восточном районе можно было при соблюдении минимальных мер предосторожности гулять часами, не наткнувшись ни на одного случайного свидетеля.
  Ричард в основном потратил это время на исследование дхувианской техники. При помощи Великой Змеи освоение шло намного быстрее. Через два дня он разбирался в этом деле лучше, чем большинство змеелюдей. С братом же он осваивал телепатические навыки - умения Дж-Онна и Клонарии в этой сфере были просто несравнимы. Практиковать то же самое с Дэйр-Ринг, которая сейчас была по совместительству Великой Змеёй, Ричард просто боялся - а ну как заметит, что перед ней вообще не зелёный марсианин? С Дж-Онном он по крайней мере мог в любой момент прервать связь, а тот не имел достаточно опыта в электромагнитной телепатии, чтобы её восстановить.
  Как ни странно, брат вполне охотно сливал ему все навыки, на освоение которых сам потратил не одно десятилетие. Создание ментальной маски, фильтрация мыслей, глубокое сканирование, слияние разумов, ментальный диалог разной глубины... Без всяких признаков подозрительности, без малейших попыток оставить в этих пакетах какие-то лазейки для себя. Как ты вообще в Преследователи попал, с таким-то добродушием, братик?!
  Нет, полноценным телепатом Ричард после этого не стал. Даже несмотря на то, что у него оказался явный талант к этому делу, и все навыки схватывались, как родные. Он-то был уверен, что придётся практиковаться не одну неделю. Но и при этом он всё равно оставался слепцом с хорошим эхолокатором. Ну, или безногим с хорошими протезами, аналогии уже на выбор.
  И вот на исходе четвёртого дня баржа, везущая Мэтью Карса, принцессу Иваин Сарк и короля Гораха, причалила к набережной Кара-Дху.
  
  Все знаки на небе сошлись, пробил час очищенья!
  "- Бегите! Бегите и прячьтесь, ибо, забывшись в своей великой мудрости, вы провели Рианона сквозь завесу, и смерть вошла в Кару-Дху!
  И Дхувиане побежали, хватая оружие, которое не могло им пригодиться. Зеленый свет мерцал на блестящих трубках и призмах.
  Но рука Карса, ведомая теперь твердым знанием Рианона, метнулась к самому большому из древних приборов - ободку колеса, большого, плоского и кристаллического. Он тронул колесо, и оно начало вращаться.
  Должно быть в металлическом шаре был заключен регулятор источника силы, некий скрытый контрольный щиток, которого коснулись его пальцы. Карс так никогда и не узнал в точности, что это было. Он лишь увидел странный темный нимб, возникший в тусклом воздухе, обняв, как оболочкой его, Иваин, дрожащего Богхаза и Гораха, который встал по-собачьи на четвереньки и наблюдал за происходящим глазами, в которых не светилось и искры разума. Древнее оружие тоже оказалось в кольце темной силы, и кристаллические стержни начали испускать слабый мелодичный звук.
  Темное кольцо начало расширяться, отступая наподобие волны.
  Оружие Дхувиан было бессильно против него. Блики света, холодное пламя и свечение устремились к нему и вспыхнув, исчезли. Мощный электрический разрядник, кольцом окруживший Рианона, поглотил их.
  А темное кольцо Рианона все ширилось и ширилось, и когда оно касалось холодного тела Дхувианина, то тело сворачивалось, сморщивалось и куском кожи падало на камни. Больше Рианон не говорил, поющее колесо вертелось все быстрее и быстрее на своем стержне, и сознание Карса отворачивалось от того, что он читал в сознании Рианона.
  ...
  Молчаливая сила распространялась все дальше и дальше. Она проходила через металл, плоть и камень, и проходя, убивала, охотясь за каждым сыном Змеи, что прятались в коридорах Кару-Дху. Никакое оружие не противодействовало ей больше. Не было руки, способной его поднять".
  
  Если бы марсиане были тут одни, то ментальное эхо столь массового убийства наверняка свело бы их с ума. Или хотя бы вынудило полностью отключить телепатическое восприятие, закрыться, разорвав все контакты.
  Но сейчас их вела Великая Змея, и все были абсолютно спокойны и сосредоточены. Это только выглядит как смерть. Это не смерть. Ну, для большинства. Но это станет настоящей смертью для всех, если они не будут действовать быстро и чётко.
  Как только Карс и Хишах скрываются в зале с оружием, откуда суждено выйти лишь одному из них, мощные телепатические щупальца Дж-Онна, усиленные Великой Змеёй и дхувианским подавителем воли, вцепляются в мозг каждого жителя города. Простейший приказ каждому - поднимись на крышу. Возражения не принимаются. Тысячи невысоких гибких созданий с тихим шелестом устремляются наверх.
  Сейчас Ричард впервые получил возможность рассмотреть их во всех подробностях.
  
  Когда он впервые услышал о генетических экспериментах Куиру, то сильно удивился. Понятно, зачем придавать людям черты птиц - освоить небо. Понятно, зачем наделять их сходством с тюленями - освоить море. Но какое эволюционное преимущество может дать разумному сходство со змеёй? Змеиная мудрость существует только в легендах, на самом деле змеи - довольно туповатые существа. То же самое и с продолжительностью жизни - настоящим змеям линька никакого омоложения не даёт, реальный мир - не легенда о Гильгамеше. Возможно, длинное и узкое тело могло бы принести разумному некоторые удобства, но как раз его у Дхувиан и не было! Они перемещались на ногах, и длина их тел соответствовала человеческой (правда, когда они сбрасывали капюшон и выпрямлялись, то могли достичь двух метров). То есть в анатомическом смысле были скорее динозаврами, чем змеями - хотя морды и шеи у них характерно змеиные - с клобуком, как у кобры.
  "Руки" и "ноги" змеелюдей были с анатомической точки зрения дополнительными хвостами - имели внутри себя скелетное основание, но гибкое, из отдельных жёстких частей, соединённых хрящиками. "Пальцы" на руках аналогичным образом возникали путём разделения на дополнительные "хвосты". Такого не встретишь ни у земных позвоночных, ни у беспозвоночных, у которых щупальца вообще бескостные. Ходили Дхувиане, опираясь на "треножник" из обеих "ног" и хвоста. Шагали ими редко, чаще скользили, двигаясь при помощи извивов всех трёх нижних конечностей. Суммарная площадь опоры там была примерно втрое больше человеческих ступней, да и низкая гравитация Марса упрощала подобные трюки. На Земле такие эрзац-ходилки слишком быстро уставали бы.
  Головной мозг у Дхувианина невелик, выполняет в основном сенсорные функции. Основную часть головы занимает пасть. Мыслят же они спинным мозгом, который в шейном отделе распространяется далеко за пределы позвоночного канала, занимая почти весь клобук. Ширина грудной клетки почти такая же, как и у человека - иначе невозможно обеспечить большой мозг кислородом.
  Как и настоящие змеи, они не могли грызть пищу, и питались, заглатывая большие куски мяса целиком. Не такие большие, как целый олень, конечно - но объекты сантиметров до пятнадцати в их глотки и животы вполне влезали.
  "Какой извращенец это вообще запроектировал?! Нет, в принципе такая конфигурация жизнеспособна, но это чесание правого уха левой пяткой! Превратить ползающее существо в прямоходящее - это значит лишить его всех мыслимых преимуществ!"
  И неожиданно до него дошло.
  Эволюционным преимуществом змеелюдей было бесконечное терпение. Млекопитающие и птицы не могут долго ждать - их физиология заточена под непрерывное действие. Если они не будут двигаться, чтобы добыть себе еду, то быстро умрут с голоду. Рептилии же могут обходиться без пищи довольно долго. Соответственно и анатомия их под это заточена - лежать часами, сутками, выжидая, пока в поле зрения не покажется добыча - после чего нанести удар со скоростью молнии. Разумные змеи развивают соответствующий образ мышления. Они не скучают - у них просто отсутствует такое понятие. Они не спешат, но очень внимательно изучают всё вокруг. Как снайпер в засаде - только они так всю жизнь проводят, для них это естественно. Вокруг этого формируется вся дхувианская культура. Мгновенный переход от пассивности к взрывной активности. Хладнокровие как следствие холоднокровия. Мгновенная реакция и почти машинная точность. Но так как они всё же не машины, за эту адаптацию приходится платить. Более-менее регулярная и длительная (больше часа) активная деятельность их очень быстро выматывает.
  
  В полной мере продемонстрировала это свойство Великая Змея, которая миллиард лет готовила спасательную операцию - а теперь осуществляла её с потрясающим спокойствием и быстротой, используя всех трёх пришельцев из будущего как свои инструменты.
  Как только первые Дхувиане поднялись на крышу, включились ловушки. Освобождённые от Эссенции, их тела валились замертво - а камни в ловушках сияли всё ярче, впитывая души. За ними шли следующие, ряд за рядом, с полуоткрытыми пастями и пустыми немигающими глазами. Всё в полной тишине - только шуршала сухая кожа и ткань балахонов, когда они складывались на земле.
  Некоторые пытались сопротивляться, наносить ответные ментальные удары, объединяться с соплеменниками - но Змея и Дж-Онн с лёгкостью пресекали все такие попытки. Они транслировали пленникам образы близкой катастрофы и объяснение, как именно намерены их спасти - но не все верили, некоторые начинали бороться ещё активнее. Таких усыпляли и их тела тащили на крышу более покорные сородичи.
  Экстракция пятидесяти тысяч душ была закончена как раз в тот момент, когда Рианон коснулся регулятора Ореола и тёмное свечение загорелось вокруг него. Теперь счёт шёл на секунды. Поначалу убийственная волна идёт медленно, но постепенно набирает скорость.
  Ричард был уже готов. Он повернул рычаг в комнате управления завесой - и напротив городских ворот возник проход, соединяющий два континуума.
  Все трое молниями промчались над крышами, сгребли телекинезом заряженные ловушки - и рванулись в сторону выхода. А за их спинами набухал едва видимый тёмный пузырь - ударная волна Ореола.
  Сложность была не в том, как им покинуть город вовремя. И даже не в том, как вытащить с собой все ловушки. Хотя Дж-Онн был изрядно вымотан - не только потому, что должен был контролировать огромную толпу, но и потому, что ощущал отделение души каждого из горожан. За несколько минут он "умер" пятьдесят тысяч раз. Ричард и врагу бы такого не пожелал - но Преследователь принял всё безропотно, и ещё умудрялся работать после этого - не только не быть обузой для сородичей, но и помогать им. Одно слово - герой.
  Главная сложность была в том, как закрыть завесу после побега из города. Управлялась она только изнутри, телекинез сквозь многомерный барьер не действовал. А оставлять проход открытым нельзя было сразу по двум причинам - во-первых, Рианон мог что-то заподозрить, а во-вторых - если радиус поражения Ореола окажется больше, чем задумано, то вырвавшись из прохода, волна может убить миллионы непричастных марсиан.
  Как только двое Дхувиан, дежуривших в пультовой, вышли-выскользнули из неё, следуя по винтовому пандусу на крышу, навстречу своей судьбе, Ричард выскользнул из стены. Нужные детали были уже спрятаны в неприметном ящичке, стоявшем у стены. Два дня назад он с помощью телекинеза подменил его на другой точно такой же ящичек.
  Ровно тридцать пять секунд на сборку. Телекинез тут не годился, вернее, он играл роль мальчика-подмастерья, поднося нужные детали. Собирал устройство землянин уже "вручную", многочисленными щупальцами-инструментами, повторяя многократно отрепетированную последовательность.
  В некотором смысле это аналогично тому, что они использовали при взломе башни белых марсиан. Пружина, таймер, рычаг. Всё это прикрепляется к регулятору прохода.
  Самым сложным было не сконструировать этот "автопереключатель", а добиться от него достаточно чёткой работы. На пять секунд раньше - и беглецы ткнутся носом в смертельную стенку. На пять секунд позже - и волна вырвется за ними.
  Охотник за душами, который мог бы проверить вероятность их смерти, остался за пределами города и связи с ним не было - завеса гасила любые сигналы. Пришлось целиком положиться на свои инженерные навыки. Двадцать раз проверить устройство в пустом городе, сто раз собрать и разобрать его, как автомат на учениях в Братстве Стали. Пока не начнёт отсчитывать ровно тридцать секунд в ста случаях из ста.
  Сигнал! Ореол был приведён в действие. Спокойно, волна ещё не здесь! Повернуть таймер - и прочь отсюда!
  
  Сияющими зелёными метеорами они вырвались из прохода, таща за собой пятиметровые "авоськи" из биопластика, внутри которых пульсировали жёлто-оранжевым светом шары ловушек. Заложили крутой вираж, чтобы убраться с линии прохода - завеса отгородила их от наступающей волны смерти. И резко нырнули вниз, к водам реки и в сами эти воды - чтобы не попасться на глаза Карсу, когда тот будет выходить из уничтоженного города.
  Уже погружаясь, Ричард ощутил, как умолк сигнал передатчика, установленного им в городе. Таймер сработал правильно, Кара-Дху снова стал полностью отгороженным от обычной вселенной пространством.
  Ненадолго. Последний раз в своей истории.
  Как только волна наткнётся на завесу и Ореол прекратит работу, Рианон сделает следующий шаг - уничтожив Дхувиан, покончит и с их городом. С разрушением генераторов пространственного кармана, эта территория снова станет частью общего континуума.
  - Кстати, а как именно он это сделает? Так, что только кратер останется... у него атомная бомба есть?
  - Атомное оружие - да и вообще любое оружие взрывного действия - это каменный век для Куиру, - отозвалась Дэйр-Ринг шипящим голосом Змеи, совершенно непохожим на её собственный. Особенно пугал менторский тон - так взрослая женщина объясняет первоклассникам, что дважды два - четыре. - Рианон использует Испепелитель - саморазмножающихся плазменных микророботов, ядрами которых служат планковские чёрные дыры - максимоны. Они стабильны и не испускают излучения Хокинга, но стоит им поглотить любую массу сверх этого предела, будь то встречный электрон или ядро атома, как она тут же выбрасывается в виде вспышки гамма-излучения, и дыра возвращается к стабильному состоянию. Я бы не советовала никому из вас наблюдать за процессом распада - он может запросто вызвать огненный ужас.
  Разумеется, после такого предупреждения Ричард тут же высунул из воды щупальце-перископ.
  
  - Ну а теперь, - вздохнула Змея, когда баржа с тремя выжившими скрылась за поворотом реки, - я вынуждена кое в чём вам признаться. Я вас обманула. Не солгала, но не сообщила некоторых важных деталей.
  - Почему это меня ни капельки не удивляет? - пробормотал Ричард. - Знаешь, у аборигенов Ц-Еридиаллка-Андры была такая притча - я её слышал от деда. Когда-то, давным-давно, женщина пахала землю и нашла ядовитую змею, придавленную камнем. Она взяла змею домой и выходила ее. И вот однажды змея укусила ее в щеку. Умирая, женщина спросила змею: 'Зачем ты это сделала?'. И змея ответила: 'Послушай, сука. Ты же знала, что я змея'.
  - В каком-то смысле да, - вздохнула Великая. - Дело в том, что я не могу вернуть вас во времени через гробницу. Меня сейчас там нет. Там Рианон. Я стану - точнее, моя предыдущая версия станет - оператором только через пятьсот тридцать тысяч лет. Если же вы войдёте в зону ответственности Рианона, зная, что разрушили его планы, он в лучшем случае просто закроет перед вами дверь, а в худшем - отправит в какое-нибудь время, где именно вам выжить будет абсолютно невозможно. В истории Марса таких моментов было немало...
  - Есть очень простой способ вернуться, - резко прервал её Ричард. - Вы допустили ошибку, рассказав нам об этом сейчас, а не спустя пару дней. Я всё ещё могу догнать баржу с Карсом и перевернуть её. Машина сбросит эту хронолинию - и мы дома. А с душами возитесь сами как хотите.
  - Да, вы можете это сделать, - спокойно ответила Змея. - И я вас останавливать не буду, хотя могла бы. И хотя это достаточно рисковано для вас самих. Замкнутость кольца может сохраниться и каким-то другим образом - например, вы погибнете от какой-нибудь случайности, не успев долететь до баржи. Но дело не в этом. Есть другой способ вернуться. И для вас он выгоднее. Даже с учётом некоторой моей нечестности. Я смогу компенсировать все ваши проблемы и риски.
  - И в чём же он заключается? - подозрительно поинтересовался Ричард. - Тут где-то спрятана вторая машина времени? Или предлагается дожить до нашего времени самостоятельно? Тут, знаешь ли, не все бессмертные.
  - До вашего - не обязательно. Всего лишь до времени Карса, когда Рианон будет освобождён и гробница опустеет.
  - Ну прекрасно! Всего лишь полмиллиона лет вместо миллиарда, какая мелочь! По-моему даже Охотники за душами столько не живут.
  - Обо мне не волнуйтесь, - пожал плечами трёхглазый. - У меня есть генератор стазиса, я могу добраться до нужного времени своими силами.
  - Мы даже могли бы сделать новые генераторы, - добавила Змея, - мои знания и ваши природные способности помогли бы пройти всю технологическую цепочку за пару десятилетий. Проблема в том, что на вас, Ма-Алек, стазис не действует, поэтому нужен другой способ.
  - Мы тебя внимательно слушаем, - жёстко сказал Ричард.
  - Ваши тела не стареют - только ваше сознание. При помощи машины для допросов я могу ввести ваш мозг в замкнутый цикл, который не будет приближать ваш разум к конечному психическому состоянию. Вы сможете просто проспать эти сотни тысяч лет.
  - Гм. Я не буду упоминать, что для столь долгого сна понадобятся невероятно надёжные холодильники и системы искусственного питания. Но где гарантия, что мы не выйдем из такого сна абсолютно сумасшедшими? Ты уже проделывала нечто подобное? Именно с подобными нам существами? Или это чисто теоретическая концепция, для которой мы должны сыграть роль подопытных кроликов?
  - Конкретно с вашим народом я не экспериментировала, - призналась Змея. - Однако я переместила в прошлое на несколько миллионов лет пару белых марсиан. Они благополучно дожили до вашего времени указанным способом.
  - Нууу... хоть какая-то аргументация. Белые к нам достаточно близки, может сработать. Но остаётся вопрос - что делать с Клонарией?
  - Сильно сомневаюсь, что она по-прежнему захочет отправляться с вами в "страну медуз", когда узнает, откуда вы на самом деле, что сделали и для кого.
  - Это уже её дело. Захочет уйти - сколько угодно. Но на случай, если не захочет, нужно разработать способ путешествия и для неё. Мы своих не бросаем.
  - Разве тут стазисная установка не сработает? - вмешался Дж-Онн. - Пловцы - вроде бы не многомерные существа, с ними проблем быть не должно...
  - Тех, что с вами - не должно, - вздохнула Змея. - Но тут есть проблемы другого рода. Стазисные поля - оптические по своей природе. Проще говоря, чтобы "заморозить" объект, свет должен пройти его насквозь. Тело Охотника специально оборудовано системой имплантов, которые позволяют "просветить" каждую клетку. Вы же можете произвольно регулировать свои оптические свойства. К Клонарии ни то, ни другое не относится. Некоторые цивилизации используют специальную светопроводящую жидкость для этого, погружая в неё субъекта целиком, но мы не сможем такую изготовить - для этого нужен либо специалист из цивилизации, сильно опередившей вашу, либо биофизический гений... и оборудование такой же цивилизации. Если бы я знала, что вы собираетесь транспортировать в своё время хроноаборигенов, я бы нашла и переместила таких специалистов, но сейчас уже поздно...
  - Хм... - Ричард превратил свою руку в "стекло", и по пальцам побежали отражения звёзд. - Я вообще-то сам светопроводящая жидкость...
  - Интересная идея. Я об этом не подумала. Да, если использовать в качестве световода любого из вас, погрузить в стазис теплокровное кислорододышащее существо вполне возможно, - сказала Змея после некоторого размышления. - Проблема в том, что вы при этом всё будете осознавать. Если оптические свойства подобраны правильно, ваше тело "окаменеет" вместе с партнёром. Но разум будет продолжать работать!
  - Погодите, - вмешался Дж-Онн. - Тут, кажется, какое-то недоразумение. Да, мы - многомерные существа. И не можем целиком перевести своё тело ни в это пространство, ни в параллельное. Но внутренние сигналы мозга, от нейрона к нейрону, могут передаваться либо через одно пространство, либо через другое. Не через оба сразу, это привело бы к очень тяжёлой травме! И если я почти целиком выведу нейроны своего мозга в местный слой, то любой фактор, который остановит их метаболизм, остановит и моё мышление, и все возможные виды восприятия.
  - Да... - после некоторой паузы сказала Уроборос. - Это так было. В вашем времени. Но здесь и сейчас - это не так.
  
  Наша Вселенная - колоссальный четырехмерный пузырь, плавающий в одиннадцатимерном пространстве изначального хаоса. Возможно, существуют и другие вселенные, столь же огромные и необозримые, но добраться до них не удавалось науке ни одной из известных цивилизаций.
  Однако достоверно известно, что к нашему пузырю прилипло несколько "пузыриков" поменьше - они вращаются вокруг нашей Вселенной, как луны вокруг планеты, как Магеллановы облака вокруг Млечного пути. Возможно, они просто дрейфовали где-то сами по себе и были захвачены притяжением нашей Вселенной. Или наоборот, откололись от неё - в момент Большого Взрыва или даже позже. Есть даже исследования, которые предполагают, что эти пространства-сателлиты могли быть искусственно созданы более развитыми цивилизациями.
  С уверенностью о них можно сказать следующее - они (в принципе) достижимы, они меньше известного нам космоса, и физические законы там отличаются от известных нам из-за иной четырехмерной структуры. Иногда они исчезали (или просто становились недосягаемы по каким-то причинам). Иногда, наоборот, появлялись (или становились досягаемы) новые.
  В том времени, откуда явились близнецы, существовали и активно использовались три микрокосмоса-сателлита.
  Зона Сохранения, где не существовало ни энергии, ни вещества в известном нам смысле.
  Эмпирей, где существовали мощные потоки энергии, но материальных объектов также не существовало.
  Жидкий Космос, который был почти во всём подобен нашему пространству - там была и энергия и вещество, хотя не было ни звёзд, ни планет. Более того, предметы из нашего пространства могли там существовать без специальной защиты. Механизмы работали, живые существа жили.
  Зелёные и белые марсиане по своей природе были связаны с последним. Именно там частично находились их молекулы, именно оттуда они черпали энергию, именно способность управлять течениями Жидкого Космоса сделала их телепатами, телекинетиками и метаморфами.
  Но это же сделало их непригодными для путешествия во времени. Миллиард лет назад двух из трёх вселенных-сателлитов ещё не существовало. Во всяком случае, в зоне досягаемости. Они столкнулись с нашим космосом или были выделены из него где-то в промежутке между соответствующими эпохами.
  Существовал только Эмпирей. Самый древний спутник нашего мира из известных. Ни одна из цивилизаций, с которыми контактировала Змея, не могла вспомнить времени, когда его бы не было. Некоторые даже предполагали, что он является неотъемлемой частью нашей Вселенной, как бы уравновешивает её своим существованием.
  Вывести тела Ма-Алек целиком в одно пространство - означало убить их. И Змея сделала то единственное, что могла - "подключила" их к Эмпирею. Кое-что подправила в сознании, кое-что в физиологии, немного в самой структуре многомерных полимеров - пришельцы быстро приспособились и начали качать энергию уже из нового (вернее, самого старого) пространства.
  - То есть часть наших тел сейчас существует в виде энергии? - поражённо пробормотал Ричард.
  - Да, но это не страшно. Вы всё равно не можете эту часть полноценно ощущать, как не могли и в родном мире, когда она была материальной. Эмпирей сейчас спокоен и вам не грозит превратиться во что-то... необычное. В эпоху штормов я бы не рискнула вас к нему подключать. А в процессе возвращения я переведу вас обратно на Жидкий Космос. Благо, ваша физиология гибкая и позволяет такие трюки без ущерба для здоровья.
  - Ну спасибо. Ещё "радостные" сюрпризы будут?
  - Собственно, то, с чего мы начали. Эмпирей... очень чувствителен к мыслям и эмоциям разумных существ. По существу это психическое измерение. Всякое существо, которое с ним имеет дело достаточно долго, постепенно формирует свою "тень" - многомерный энергетический сгусток, отвечающий основным чертам его личности.
  - Что-то вроде естественным образом возникшей Эссенции? - спросил внимательно слушавший Охотник.
  - Или наоборот - Эссенция это искусственная и очень хорошо детализованная тень в Эмпирее. Естественные тени, конечно, такой точности не имеют - они больше похожи на ваши отражения в кривом зеркале. Размытые, гротескные. Но они чувствуют. И даже в каком-то смысле думают, хотя их "мысли" вас бы сильно удивили. Поэтому к вам троим... к нам четверым, потому что я в том же положении - нельзя применить стазис. Даже после отключения мозга ваши многомерные отражения будут продолжать воспринимать реальность.
  
  - А если по частям? - на всякий случай уточнил Ричард.
  - Что по частям?
  - Я делаю часть своего тела прозрачной, добиваюсь нужных оптических характеристик и окутываю ею Клонарию или другое млекопитающее. Эта часть погружается в стазис. Затем остальное моё тело, включая участок с мозгом, принимает твой гипноз и уходит в сон.
  - Хммм... я бы сказала, что это верная инвалидность... для кого угодно, кроме вас. Ведь погруженная в стазис часть тела немедленно окажется "отрублена" от обмена веществ... но для вас это не проблема, вы потом сможете прирастить её обратно.
  - Хорошо. Я готов рискнуть. Но с условием - ты передашь мне всю информацию об этом самом стазисе и новой многомерности, к которой ты нас привязала. Чтобы я мог ЛИЧНО всё проверить. Это моя часть оплаты.
  
  Пока в мозг Ричарда перетекало драгоценное знание, Дж-Онн и Охотник занялись размещением заряженных ловушек. Спрятать что-то на миллионы лет - очень непростая задача, за такое время неоднократно сместятся континенты и будет перекопан едва ли не каждый уголок планеты. Конечно, Марс геологически менее активен, чем Земля - зато более активен социально. На Земле не было такого количества цивилизаций.
  Вероятно, на планете были участки, которые не претерпели изменений за миллиард лет, и где ни разу не ступала нога марсианина. Находят же люди сейчас протерозойские окаменелости. Вопрос заключался в том, как эти участки найти...
  - А... души в ловушках не сойдут с ума? - поинтересовался на всякий случай Дж-Онн. - Ведь если с ними можно общаться, значит это не просто записи!
  - Нет конечно! - Охотника аж передёрнуло от такой мысли. - Великими преступниками были бы мы, если бы заставили сознание веками мыслить в замкнутом пространстве, не имея возможности выбраться наружу. Эссенция реагирует на внешние раздражители лишь тогда, когда мы к ней обращаемся, загружая часть личности - не всю личность! - в оперативную память кристалла. В остальное время - это долгий глубокий сон.
  - Но ведь этот сон будет не вечным? Вечный сон - это то же самое, что смерть. Вы ведь собираетесь как-то вернуть собранные души к жизни?
  - Мы этим не занимаемся. Наша задача - обеспечить саму возможность воскрешения. Если Великая Змея захочет вернуть свой народ в плоть, ей придётся обращаться к кому-то другому. Ловушки я ей отдам - сам заберу лишь те, что содержат Эссенцию самых выдающихся, самых одарённых личностей. Именно они будут моей оплатой по договору. Всё остальное - мусор.
  - Но в принципе возможно их разбудить?
  - Да, мы пару раз это делали - иногда в порядке эксперимента, иногда - когда миру был нужен живой герой. Нужна только специальная машина-проектор, которая создаётся тем же способом, что и ловушки. А также биомасса, идентичная по белковому составу телам Дхувиан, но лишённая собственной ДНК.
  - Погоди, - поднял палец Дж-Онн. - Я только что сообразил - нам ведь не нужно прятать ловушки на миллиард лет. Не факт, что Змея вообще собирается отправить их в наше время, но даже если хочет именно этого - можно будет пронести через гробницу Рианона, когда она освободится. А на полмиллиона лет подобрать укрытие намного проще. По геологическим меркам это небольшой срок.
  - Точно. В таком случае лучше всего спрятать её в окрестностях Шандакора.
  - Что это?
  - Торговый город ещё одного народа Полукровок в северном полушарии, возле другого крупного водяного бассейна. Люди Беломорья с ним не контактируют, но машины Дхувиан и воздушные экспедиции Людей неба иногда его достигали.
  Они создали два тайника - один возле Шандакора, второй возле Синхарата - небольшого человеческого островного поселения. По словам Змеи, оба этих города благополучно доживут до эпохи Карса.
  
  СЕВЕРНАЯ ПОЛЯРНАЯ ШАПКА-2
  
  Шли месяцы, складываясь в годы. Марс этой эпохи уже не представлялся пришельцам раскалённым адом - просто довольно неприятным местом, где, однако, вполне можно жить. Они построили себе небольшое убежище на троих в районе Северного Полюса, и теперь проводили там значительную часть времени. Изготовление стазисной установки силами четырёх марсиан и одного пришельца оказалось всё же крайне тяжёлой и долгой работой.
  В конце первого года Дж-Онн, Дэйр-Ринг и Охотник за душами ушли в глубокий сон и в стазис соответственно. Ричард остался дорабатывать установку в одиночестве. Ну, если не считать общества Клонарии.
  Как ни странно, известия о том, что её новые знакомые прибыли из будущего, Пловец приняла вполне спокойно. И по-прежнему настаивала, что хочет отправиться с ними. Куда бы то ни было.
  О ловушках душ ей рассказывать просто не стали - Ричард уже достаточно усвоил уроки Дж-Онна, чтобы не думать о том, о чём не хотел.
  А вот о Великой Змее рассказать пришлось. После этого бывшая рабыня вообще бежала при любой возможности от Дэйр-Ринг, как от огня. Но оставить троицу новых знакомых всё равно решительно отказывалась.
  Только с уходом двоих "отравленных змеиным ядом", как она выражалась, и Охотника, который, хотя не представлял никакой угрозы, пугал её самим своим присутствием, Клонария стала вести себя решительнее и свободнее.
  Он регулярно навещал спящих братьев, проверяя, как идёт процесс. В конце концов, этот сон на несколько лет был своего рода "разминкой" перед скачком во времени на миллион лет. Прекрасно зная по своему земному опыту, как бывают подвержены износу машины всего за пару столетий, Ричард сильно сомневался, что сможет создать надёжную систему жизнеобеспечения на сотни ТЫСЯЧ лет. Какой материал такое выдержит? Какой реактор обеспечит запасы энергии на такой срок? Даже стазис за такое время сто раз "испариться" успеет. Нет, со Змеёй нужно будет очень серьёзно поговорить. Загипнотизировала она их своим возрастом и опытом, могла бы любую лапшу на уши навешать такими темпами.
  Попутно Ричард исподтишка выяснял, какие брачные обычаи у Пловцов. Не хотелось бы неумелым подкатом испортить отношения с пушистой девушкой на оставшиеся годы. Задачка оказалась довольно сложной. Незаметно не просканируешь. Телепатии на биопластике у него по-прежнему не было, а электромагнитную любой Пловец может почувствовать и дать отпор.
  К счастью, у него был ещё один источник информации. Охотник оставил при себе несколько ловушек с самыми ценными душами. Пловцов среди них не было, зато был Лорн, крылатый гений-самоубийца. Он достаточно часто общался с морским народом, чтобы узнать, как у них мальчики с девочками делают ЭТО.
  
  Человек неба беззлобно рассмеялся, когда узнал, зачем именно к нему пришёл гость из будущего. Его внутренняя реальность выглядела, как бесконечное небо. В буквальном смысле бесконечное - земли не было вообще нигде. Ни вверху, ни внизу. Только миллионы ярусов облаков - всех типов, от тёмных грозовых, до тончайших перистых, почти невидимых. Здесь можно было бесконечно летать - и бесконечно падать. Устал лететь - просто сложи крылья и стремись вниз, пока не вернутся силы. Сладкие плоды здесь росли на облаках, как на деревьях - только руку протяни.
  Правда, Лорн не летел. Он именно что бесконечно падал. В воображаемом мире его крылья были сломаны так же, как в реальности.
  - Охотник объяснил мне, что эта информация заключена в моей Эссенции, - пожал плечами крылатый в ответ на недоумевающий взгляд. - Я могу изменить в этом мире снов что угодно, кроме себя самого. Спасибо ещё, что цепей нет. Чтобы снова обрести способность летать, мне пришлось бы вернуться в плоть, вылечить крылья, и затем повторно умереть перед ловушкой. Он сказал, что для их медицины это мелочь, и что хотя обычно они не возвращают узников ловушек к жизни, для меня может быть сделано исключение. "С учётом обстоятельств". Забавно.
  - При условии, что ты останешься на их планете, и когда выйдет срок - безропотно пойдёшь обратно в кристалл?
  - Разумеется, - чуть заметно улыбнулся Лорн. - Как был рабом, так и остаюсь - только цепи теперь потехнологичнее стали, да хозяева повежливее.
  - Ты хотел бы сбежать и от них?
  - Что значит "и", пришелец? Я никогда не пытался сбежать от Сарка, почему же теперь буду? Я не борец по натуре, как Карс.
  - Но ты можешь торговаться. Им нужна не просто память о тебе. Им нужна твоя философия, а закончить такой труд может лишь активный деятель.
  - Увы, я и не валкисианин, чтобы торговаться. Я не очень понимаю тебя, странник из чужого времени. Ты работаешь совместно с Охотником. Зачем ты подбиваешь его рабов на бунт против него? Или это только для меня такая честь?
  - Улучши положение других - и другие помогут улучшить твоё положение. Мне нечего тебе предложить за сведения о Пловцах, кроме доброго совета.
  Человек неба снова хихикнул.
  - Она тебе так нравится?
  - Извини, потенциометр любви забыл с собой из будущего захватить, - ну не говорить же прямо, что Клонария - единственное существо женского пола в радиусе досягаемости, с которым он пока на что-то способен.
  Конечно, он уже не полный импотент по понятиям Ма-Алек, но пока внутри Дэйр-Ринг находится Великая Змея - о таких вещах лучше даже думать шёпотом! Да и из сна она выйдет ещё не скоро.
  - Что ж, тебе виднее. На самом деле возможные отношения с Клонарией не имеют никакого отношения к обычаям Пловцов. Она родилась и воспитывалась в Сарке, не забывай. Вольные Пловцы строят сложные и изысканные отношения, подобные танцу вдвоём - в них входит и телесная связь, и мысленное общение, и даже совместный выбор течений для плавания. У них лишь предварительный флирт может длиться дольше, чем мы живём. Но рождённым в рабстве это всё недоступно. Они не знают любви, им ведомо лишь спаривание. Я думаю, Клонария тебе не откажет, если ты скажешь, что хочешь лечь с ней.
  - Но сможет ли она получить удовольствие от этого? Что они ощущают при этом?
  - Она - точно не сможет, - хмыкнул крылатый. - Да, некоторые опытные женщины и мужчины, рождённые в неволе, начинают получать удовольствие от спаривания. Году так на семьдесят пятом своей жизни, если практикуют это регулярно. Для начинающих же - особенно женского пола - это крайне раздражающее, смущающее и порой даже болезненное занятие. Они приучаются терпеть, пока их покрывает старший и более опытный партнёр - но и только. Что же до этой конкретной девушки, то она не сможет получить наслаждения даже теоретически. Она ещё несовершеннолетняя по меркам своего народа, потому хозяева даже не пытались получить от неё потомство.
  
  Следующие несколько дней он был злым и сердитым. Самый обидный облом - это когда тебе некого винить, кроме самого себя.
  Прекрасно разбираясь в рефлексологии и физиологии, Ричард понимал, что в нём говорит самое обычное эго самца-неудачника - с объективной точки зрения у него совершенно нет причин для злости. Наоборот, всё получилось едва ли не идеально. Когда собираешься позаниматься ксенофилией, не изучив толком биологию потенциального партнёра - могут быть и не такие недоразумения. Тут, по крайней мере, удалось всё выяснить прежде, чем отношения зашли слишком далеко... или глубоко... тьфу, будь проклят Фрейд.
  Высвобожденную энергию злости он вкладывал в работу и тренировки. Тёмная Сторона в нём оказалась сильна - Эмпирей гораздо более чутко реагировал на эмоции. Если из Жидкого Космоса он стабильно выкачивал на пике усилия по пятьдесят мегаватт, плюс-минус пять, то сейчас в сильной вспышке мог выдать и пару гигаватт. Правда, его самого при этом изрядно корежило, так что нужно было себя контролировать. Он чувствовал себя авиалайнером, которому какая-то гадина подвесила вместо турбин под крылья твердотопливные ускорители от ракет.
  То, что имя гадины он прекрасно знал, благости ему ничуть не добавляло.
  "Представляю, что случилось бы тут с белым марсианином, он бы вообще взорвался, как бомба. Повезло ещё, что основная доктрина зелёных проповедует строгий самоконтроль - только поэтому Дж-Онн и Дэйр-Ринг почти не заметили изменений".
  Из воспоминаний Великой Змеи он знал, что многомерные молекулы зелёных марсиан оказались уникально гибкой субстанцией. Их структура была "рассчитана" на все три пространства-сателлита. Как и физиология самих марсиан. Именно это позволило ей провести "переключение" подручными средствами. Создать многомерных существ с нуля прямо внутри гробницы она бы не смогла.
  Про два из них, допустим, Ричард и так кое-что знал. И не он один. Собственно, именно эта гибкость позволила в своё время зелёным выиграть войну с технически превосходящим противником без особых потерь и без жертвы собственным психическим здоровьем.
  Да, у них был Великий Голос. Сила, которая превосходила все супертехнологии белых. Но проблема в том, что помимо силы, нужна ещё стратегия её применения - а вот с этим у зелёных нарисовался большой затык.
  Приказать всем белым умереть они не могли. Это слишком противоречило всему, на чём стояла их культура.
  Свести их всех с ума? И что потом, тысячу лет выхаживать в клиниках миллионы безумцев, постоянно поддерживая барьер от их психических эманаций?
  Приказать сдаться? И содержать ту же тысячу лет огромный концлагерь, со вполне вменяемыми, умными и злыми заключёнными, которые регулярно будут предпринимать попытки бунта или побега?
  Приказать улететь куда-нибудь к чёрту на рога? И потом многие тысячи лет с опаской поглядывать на небо, не вывалятся ли оттуда армады сверхсветовых бомбардировщиков, автоматических и потому неуязвимых к телепатии и набитых зажигательными бомбами?
  Ситуация была действительно сложная. Или во всяком случае, она представлялась им сложной. И Ричард не мог так уж с уверенностью сказать, что видит из неё простой выход. Они не могли себе позволить ксеноцид, но не могли и отказаться от ксеноцида.
  К счастью, именно тут очень вовремя подвернулась физика параллельных пространств.
  Мощными психическими ударами определённого содержания и диапазона зелёные "переключили" оставшихся к тому времени белых с Жидкого Космоса на Зону Сохранения. Та приняла их, как родных. Она позволяла сохранять структурную целостность, она позволяла менять форму тела, проходить сквозь стены, становиться невидимыми, телепатически общаться...
  С ней нельзя было сделать только одного - извлечь оттуда хоть каплю энергии. Ну не было никакой энергии в Зоне, просто не было. Для существ, привыкших постоянно иметь доступ к мощностям, которые на Земле развивались лишь машинами, это был серьёзный удар. Нет, они по-прежнему могли получать энергию по старинке, вместе с пищей. Но во-первых, у них не было столько пищи, а во-вторых, на химических источниках энергии можно худо-бедно выживать, но никак невозможно вести войну.
  Белые сделали единственное, что им ещё оставалось (и к чему их настойчиво понуждали). Отступили. Погрузились в Зону Сохранения целиком, разорвав всякий контакт с материальным миром. В Зоне Сохранения энергия им и не была нужна.
  Сойти с ума за века плавания в небытии они не боялись. Они умели отключать сознание, как бы переводя свой разум в "режим ожидания". Полезный, кстати, навык. Сейчас бы пригодился весьма - надо узнать, не стащила ли его Змея у своих белых подопытных.
  Так что о двух пространствах зелёные были более или менее осведомлены - и на совместимость с ними проверены. Но где и когда они могли контактировать с Эмпиреем?! О подобном континууме их история не сохранила никаких упоминаний! Конечно, если поискать в Великом Голосе... но ведь Алеф был специалистом по многомерной физике, это входило в его специализацию - он обязан был слышать хоть краем уха!
  
  Спустя три марсианских года (почти шесть земных) он плюнул на всё и вывел из сна Дэйр-Ринг.
  - У тебя не получилось собрать стазис-машину? - участливо спросила Змея, как только пришла в себя.
  - Получилось. Две получилось, десять получилось! Любого объёма, любой мощности, на любые организмы! Я за это время стал лучшим специалистом по стазису в частности и твёрдому свету вообще на всей планете!
  Это было правдой. Он даже научился создавать твёрдый свет вообще без внешних установок - используя только собственные биолазеры и управление оптическими показателями собственного тела.
  - Но я не могу сделать эту установку достаточно надёжной! Максимальный запас прочности, который мне удаётся в неё заложить - шесть тысяч лет. Больше не выдержит. Последняя модель была вообще без движущихся частей! И всё равно энтропия берёт своё. Не те материалы, не те источники энергии. А ведь нужно не только стазис обеспечивать - нужно ещё охлаждать и кормить спящих Ма-Алек!
  Немигающий змеиный взгляд казался совершенно непроницаемым, однако ему показалось, что он уловил какую-то тень смущения.
  - Это моя вина. В контрольном опыте я не учла разницы в техническом развитии белых и зелёных марсиан. Они использовали реактор на эффекте массы и сверхпрочные материалы, созданные с использованием эффекта массы. Я могла бы передать тебе их знания, но это не поможет - на современном Марсе просто нет нулевого элемента, который необходим для использования всех этих технологий.
  - Ну просто замечательно! И что теперь прикажешь делать, мудрая змея?!
  - Есть два варианта, оба с определёнными... недостатками. Первый, очевидный - мы можем ложиться в сон каждые пять тысяч лет, просыпаясь только для восстановления и ремонта установки, возможно для её перезарядки.
  - Дёшево и сердито? На крайний случай сойдёт. Но только на самый крайний.
  - Почему?
  - Головой подумай, рептилия! Ах да, ты же головой думать не можешь... ну шеей тогда пошевели. Допустим, вероятность преждевременного отказа убежища за пять тысяч лет - один процент. Тогда на две сотни скачков во времени - вероятность успешно дожить до окончательного пробуждения равна 0,99 в двухсотой степени! То есть чуть меньше четырнадцати процентов.
  Древнее существо никак не отреагировало на грубость.
  - Преждевременный отказ не обязательно означает смерть. Можно спроектировать систему так, чтобы она будила нас в случае отказа. Ну и многократное дублирование, опять же, никто не отменял... но я поняла твою логику. Второй вариант тоже в определённой степени рискован. Можно сочетать стазис и глубокий сон - стазис для той части тела, что находится в нашем пространстве, сон - для той, что в Эмпирее.
  - Риск - десинхронизация? - сообразил Ричард.
  - Да. Глубокий гипнотический сон как бы запускает наши мысли по кругу, по замкнутому циклу. Не даёт вашему разуму эволюционировать в направлении конечной точки. И только в одной точке этого круга психическое состояние эмпирейной "тени" будет точно совпадать с состоянием мозга, находящегося в стазисе. Два часа в году - ну или одну секунду каждый час, в зависимости от длительности круга - мы будем пригодны для пробуждения. Если разбудить нас вне этой "двери" - нас просто разорвёт пополам. Поверь, это будет... неприятно.
  Ричард ничего не сказал. Он только глубоко задумался, занятый калибровкой очередной модели генератора.
  - А скажи-ка мне, змейка, - подал он голос минут через пятнадцать. - Конструкция ловушки для душ включает в себя насос для Эссенции. Эта субстанция - одной природы с тенью в Эмпирее. Можно ли втянуть эту тень в ловушку?
  - Хм... в принципе да, понадобятся некоторые доработки конструкции и программы, помощь Охотника... но так - почему бы и нет.
  - А можно ли чью-то поглощённую тень потом выпустить и присоединить обратно к телу?
  - Да, она сама прилипнет, если тело и мозг с момента отсоединения не изменились... и если место не занято новой тенью, возникшей за время её отсутствия. Ты хочешь...
  - Именно, хвостатая, именно. Погрузить наши тела в стазис, тени собрать в ловушки, а перед выходом из стазиса - присоединить обратно. Так для обеих половин времени практически не пройдёт.
  - Может сработать. Осталось решить проблему с износом самих стазис-генераторов?
  - Да. Это тоже сложно... и это я тебе ещё тоже припомню, не сомневайся. Твоя задолженность перед нами достигает уже астрономических величин. Но сделать прочный и долговечный генератор твёрдого света всё-таки проще, чем полноценную систему жизнеобеспечения для спящих.
  
  Ему сильно облегчило задачу то, что марсианские организмы вообще отличались колоссальной отказоустойчивостью. Разрежь человеческий мозг пополам - он умрёт. Разрежь марсианский - он вообще ничего не заметит, так как останется единым целым на уровне Жидкого Космоса.
  Разрежь одновременно там и там... да, это смерть. Но не сразу. Секунд пять ещё продлится агония - клетки каждой половины будут искать своих потерянных "партнёров", посылая сигналы через оба пространства. Лишь "убедившись", что разрыв реален, не является следствием ошибки маршрутизации и не может быть компенсирован, клетки мозга переходят в автономный режим, прекращая обмен сигналами с уцелевшими соседями. Что продлевает жизнь организма, но ценой смерти личности.
  Поэтому простое отключение генератора стазиса, неважно, плановое или аварийное, опасности для них не представляло. Страшным было "таяние" твёрдого света. Изменение конфигурации поля, при котором часть клеток окажется вне стазиса, а остальные ещё в нём. Такое расхождение может длиться месяцами - и машина далеко не сразу заметит, что в ней что-то не так.
  Чтобы этого избежать, система фотоэлементов постоянно измеряет, сколько света поступило в фотонную петлю, и сколько из неё вышло. Разница даже в один фотон вызывает немедленную тревогу.
  Проблема в том, что система контроля тоже подвержена износу. И чем параноидальнее, чем внимательнее она будет - тем больше и ложных срабатываний. А каждая ложная тревога - это не просто выход из стазиса, это необходимость восстанавливать связь со своей "душой", а потом снова рвать её. Малополезно для здоровья, что физического, что психического.
  Для существ с монолитным телом - другие проблемы. У Клонарии нет "тени", вернее она так слаба, что её потеря ничем не грозит. При условии надёжной работы генераторов, чем больше проверок, тем ей лучше. Зато внеплановое отключение света, безвредное для малков, её если и не убьёт, то почти наверняка искалечит.
  
  Решение первой проблемы он подобрал на следующий день. Оно оказалось настолько простым, что Ричард даже сам себя обругал - как можно было потратить на это столько времени? Ты же сам это неоднократно проделывал раньше, Мастер несчастный!
  Раз нельзя увеличить надёжность техники - нужно увеличить надёжность организма. Продублировать (неоднократно) все структуры нервной системы. Дополнительно записать всю память на медальон Куру. И настроить машину на аварийное пробуждение при разнице во входном или выходном потоке света более чем на... четыре процента, скажем.
  Таким образом, при самом худшем раскладе он потеряет одну двадцать пятую часть мозга. Это не смертельно даже для человека (если удалять аккуратно, конечно). Скорее всего, находящаяся там информация будет продублирована где-то в другом месте, но даже если нет - недостающее можно будет восполнить из медальона. Конечно, запись памяти - не полноценная структура мозга, иначе никто бы не возился с Эссенцией. Но по крайней мере амнезии можно не бояться, навыки можно и заново наработать, а потеря каких-то качеств характера... да кто, чёрт побери, сказал, что это всегда плохо?
  Дж-Онн сможет провести дублирование нейросети самостоятельно, в способностях брата Ричард ни капли не сомневался. А Дэйр-Ринг поможет "пассажирка".
  Оставалась Клонария.
  "Покажи ей вот это, - телепатировала Змея, перебрасывая ему серию образов. - Возможно, изучив эти сведения, она сама не захочет отправляться в будущее... Я бы сама показала, но мне она не поверит..."
  "Что это?" - землянин с удивлением изучал полумёртвый город на побережье, исполненный порока и преступности, но ещё сохранивший тень былого величия.
  "Лоу Кэнэл. Марс времён Мэтью Карса. Та эпоха, в которую нам нужно попасть. Я на неё после своего первого долгого сна насмотрелась..."
  "Непривлекательная картинка. Вот только Клонария, хоть и несовершеннолетняя, всё же уже не ребёнок. Она знает, что я на Марсе той эпохи не был, и поймёт, что это исходит от тебя. А где гарантия, что ты это не выдумала из головы?"
  Неопытному псионику очень трудно подделать искусственные воспоминания так, чтобы они не отличались от натуральных. Даже Дж-Онн, один из лучших телепатов на Ма-Алека-Андре, вряд ли смог бы это сделать. Если ему понадобилось бы внушить кому-то ложную память, он бы не стал тратить время и силы, прорабатывая "фильм" до мельчайших деталей, а просто приказал "вспомни вот такие-то события", и позволил мозгу реципиента самостоятельно заполнить лакуны. В соответствии с характером и особенностями мышления последнего. Наш мозг - очень мощный генератор галлюцинаций по сути своей.
  От Змеи же он получил именно "фильм", то есть информацию, уже прошедшую через фильтр чужого восприятия. Чтобы такое подделать, нужна идеальная память, высочайшая концентрация внимания и много-много часов работы.
  Но сложно - не значит невозможно. Время у Великой было, даже в избытке. Концентрация внимания - тоже всем на зависть. Где она взяла эйдетическую память, правда, непонятно, Дхувианам это не присуще. Но сам факт сохранения и передачи "фильма" подтверждал наличие таковой.
  - Ты понимаешь, что ею движет? - Дэйр-Ринг с растущей из спины головой Змеи на длинной шее появилась в проходе. - Девушка влюблена. Со всей силой первой подростковой любви. Но не в тебя, не в Дж-Онна и не в Дэйр-Ринг - это было бы легче поправить. Она влюбилась ваш вид, в зелёных марсиан вообще. Она любит вас куда больше, чем свой собственный народ. Вы для неё - символ спасения из рабства, всемогущие боги, которые пришли с небес и вывели на свободу. И она не успокоится, пока не побывает в раю, из которого явились эти боги.
  - И что из этого следует?
  - То, что у тебя сейчас есть только один выход. Не считая телепатической коррекции поведения, конечно, которой не допустят твои друзья. Рассказать ей, что такое ловушки душ, и что вы с ними сделали. После этого её мнение о твоём народе может ухудшиться, и она согласится остаться в своём времени. Именно для этого пригодятся воспоминания о не таком далёком будущем - где океаны высохли, а её собратья вымерли. Либо же - если она сохранит верность, несмотря на ваше "предательство" - ты сможешь убедить её отдать Эссенцию ловушке. Я готова возродить её вместе с моим народом.
  - Я подумывал отправить её в будущее через гробницу прямо сейчас. Именно потому, что она не знает о ловушках. Рианону не за что ей мстить. Если она так сильно хочет увидеть наше время... почему бы и не отправить туда?
  - Но Клонария уже знает, что внутри Дэйр-Ринг есть я. Рианону этого хватит, чтобы сложить два и два, и понять, что мой народ на самом деле не мёртв. Он поймёт, что я бы не смирилась так легко с их полным уничтожением.
  - И что он сделает?
  - Не знаю, но никому из нас это точно не понравится. Самое простое - пришлёт через гробницу кого-нибудь достаточно сильного убить нас, чтобы моё племя навсегда осталось в ловушках, не имея возможности ожить.
  
  - Значит, нас тогда уже не будет? - тихо и печально переспросила Клонария.
  - Да, к сожалению. Твой вид оказался слишком связан с Белым Морем. Люди неба проживут несколько дольше, но и они исчезнут.
  - А Змея - будет жить! - неожиданно зло выкрикнула девушка. - Будет жить - благодаря вам!
  - Не в этой эпохе. Тогда Марс останется заселён только людьми. Я не знаю, в каком месте и времени Змея планирует возродить свой вид.
  - Но рано или поздно это случится. И они поползут в ничего не подозревающий мир, отравляя его своим ядом... а мы... даже наши кости к тому времени давно обратятся в прах...
  Она вздрогнула. Затем неожиданно стремительным и гибким движением, словно бросаясь в воду, обняла его ноги. Её электромагнитные поля ударили Ричарда, словно разряд тока. Он даже не сразу понял, что это не нападение, а мольба.
  - Пожалуйста, мой господин Ма-Алефа-Ак, не позволь этому случиться! Я могу принять смерть моего народа, я давно знала, что он обречён, я готова принять даже возрождение Дхувиан... но то и другое вместе - это слишком тяжёлый груз для моей души! Пощади меня, пощади нас всех!
  - Что же я могу сделать? - он постарался приобнять девушку как можно мягче, посылая ей успокаивающие мозговые волны. - Даже если я попытаюсь помешать их воскрешению, мои собратья этого не допустят.
  - Тогда спаси мой народ!
  - Клонария, ты же не имеешь в виду...
  - Имею! Сделай для нас то же самое, что для детей Змеи! Собери души моих несчастных братьев и сестёр и отправь их в будущее! Я тоже пойду с ними!
  Ричард задумался. Физически это было вполне возможно. Он мог изготовить новые ловушки, хоть для всего живого на планете. Теперь, когда он знал принципы, это не так трудно. Опыта у него предостаточно. И ловкости, чтобы незаметно для людей подобраться к каждому Пловцу, тоже хватит.
  Но если собрать вообще всех представителей этого вида, не получится ли, что он сам и совершит тот ксеноцид, который пытается предотвратить?
  А если только часть... или вообще только тех, кому Охотник напророчит смерть... чтобы быть последовательными, им придётся сидеть тут в течение тысячелетий, собирая новые и новые поколения...
  - Нет, нет, - помотала головой Клонария, когда он поделился с ней сутью проблемы. - Не нужно всех. Лишь несколько сотен... или нет, лучше - собрать души всех рабов Сарка. Мои братья и сёстры не знали счастья и свободы тут - пусть попробуют там, в другом времени. Вольные Пловцы пускай живут и умирают на своих путях, что выбрали себе - тех, что нам недоступны. Сарк же будет впредь осторожен с захватом их в плен, если все его рабы-Полукровки одновременно склеют ласты!
  - Ну вообще-то сейчас там нет ни одного раба, - уточнил Ричард. - Перед уходом в гробницу Карс-Рианон приказал саркитам освободить всех своих рабов.
  Девушка ткнулась влажным носом в его ладонь.
  - Господин мой, неужели ты и впрямь столь наивен, чтобы думать, что бывшая империя сможет долго прожить без рабского труда? У саркитов на нём всё построено! Если они не хотят умереть от голода, им придётся вернуть прежние порядки, и очень скоро.
  - Это-то я понимаю, - хмыкнул землянин. - Война никогда не меняется... Сначала они предложат части рабов остаться - только теперь за плату, где за деньги, где просто за еду. Многие "освобождённые" согласятся, так как идти им некуда, земли или выходного пособия выдавать никто не собирается, да и не знали они всю жизнь ничего, кроме рабства. Делать ничего, кроме своей непосредственной работы, не умеют, договариваться, защищая свои интересы - тоже. Лучше уж знакомая миска с едой, тем более, что бить их теперь не будут. Конечно, без палки надсмотрщика работать они будут не так продуктивно, но Сарк выкрутится. А через поколение-другое выдумают какое-нибудь новомодное словечко вместо табуированного "раб" - и снова начнут постепенно вводить палку. Без наложников и наложниц тоже первое время будет неудобно, потом их заменят квалифицированные "свободные" проститутки и содержанки.
  - Ты всё понимаешь, - грустно кивнула Клонария.
  - Но при чём здесь твой народ? Всё, что я сказал, касается рабов-людей. Я не думаю, что твоим соплеменникам будет так плохо на свободе, что они за миску похлёбки радостно побегут обратно под ошейники. Да и хозяевам они не настолько необходимы, чтобы ради их повторного захвата прямо нарушать запрет Рианона-избавителя, как его теперь называют.
  Клонария вздохнула. Он физически ощутил, как неприятно ей затрагивать эту тему.
  - Остров, где живут бывшие рабы, не сможет вместить всех. А выпустить нас в открытое море старшие просто не осмелятся. Нас слишком много, и мы никому не нужны более. Нет теперь Змеи, которая платит золотом за наше размножение. Зато наши шкурки тоже стоят денег. Поэтому спустя несколько месяцев, может быть лет... какая-то пиратская эскадра без флагов начнёт преследовать и убивать в море бывших рабов Сарка. Каким-то образом находя их каждый раз, хотя выследить Пловца в море невозможно... если вам не помогает другой Пловец. Конечно, все страны гневно осудят это варварство и пошлют свои корабли ловить пиратов-браконьеров... но те будут загадочным образом уходить от суда. И так до тех пор, пока не умрут все, помнящие дни рабства. Крылатым с этим проще, их освобождённые сородичи в основном сами бросятся в море...
  Она умоляюще посмотрела ему в глаза.
  - Собери все эти пропащие души, господин мой Ма-Алефа-Ак. Собери!
  
  Для обсуждения столь масштабной операции Ричард вывел из стазиса всю их небольшую команду попаданцев. Клонария поначалу отказывалась говорить с остальными, особенно с Охотником и Змеёй, но тут уже землянин оказался непреклонен - либо участвуют все, либо никакого сбора душ не будет.
  Как он и ожидал, Дэйр-Ринг и Дж-Онн отнеслись к идее спасти ещё один народ с энтузиазмом. Охотник не слишком одобрял такое массовое использование своей священной технологии - но готов был его терпеть, при условии, что он получит дополнительную плату избранными душами.
  - Но ваша идея - одновременно, силой вытянуть все души бывших рабов - это безумие, - резко сказал он. - Во-первых, мы никогда не прерываем чью-то жизнь раньше срока. Ловушки были созданы не для этого! Наш народ был создан не для этого! Собирать жизни, а не отбирать их!
  - Я не разделяю ваших религиозных убеждений, - хмыкнул Ричард, - однако согласен, что подождать естественной смерти - в широком смысле, что может быть естественнее пиратского гарпуна в спину - хорошая идея. Хочу напомнить собравшимся, что мы всё ещё в прошлом. И одна невовремя раздавленная бабочка может привести к тому, что все наши подвиги окажутся бесполезны - нас просто сотрёт из истории.
  - Нет, - покачала головой Змея. - Не так... быстро. Сейчас мы уже вышли из самой опасной в этом смысле хронопетли - путешествия Карса и уничтожения Каэр Ду - так правильно назывался наш город на древнем языке, Кара-Дху - позднейшее искажение. У нас весьма широкая свобода действий - даже если мы закидаем атомными бомбами половину Марса или явимся в Сарк и объявим себя его правителями, за сотни тысяч лет поток времени успокоится и всё равно окажется, что наши действия и привели к той эпохе, которую я тебе показывала. Единственное, чего нам нельзя - уничтожать Джеккару и ещё пару знаковых городов, потому что я их там видела. Ах да, ещё трогать мою более раннюю версию.
  - Хорошо, принимается, - Ричард осознавал, как нелепо он выглядит в роли "спикера" в беседе старших и более могущественных существ, но раз уж никто больше не взялся - придётся ему принять роль лидера маленькой компании. - Если наш с Клонарией прогноз верен, для сбора душ не придётся даже особо задерживаться в этом времени. Рабы Сарка умрут в ближайшие годы... если УЖЕ не умерли, - он помрачнел, вспомнив, что с момента ухода Карса прошло три марсианских года, шесть земных. Хватит ли суеверного страха на такой срок?
  Клонария сдавленно вскрикнула, осознав то же самое. Дж-Онн и Дэйр-Ринг помрачнели.
  - Нет, - успокоил их Охотник за душами. - Пока что смертность среди бывших рабов Сарка лишь незначительно превышает статистическую норму. Вероятность их смерти становится наибольшей в период от шестнадцати до тридцати лет с момента падения Каэр Ду.
  Пловец всхлипнула облегчённо и сползла на пол.
  - Странно, почему столько времени, - пробормотал Ричард. - Если их как-то смогли устроить - хотя бы на первое время, в достаточной изоляции от свободных и при этом с подходящей организацией, чтобы они смогли себя прокормить - то резонно отложить бойню на пару человеческих поколений. Когда умрут все, кто видел Рианона живьём. По меркам Пловцов это не такой большой срок. А если нормальной кормушки у них нет - тогда я бы и года им не дал.
  - Тут ничего не могу сказать, - пожал плечами Охотник. - Я вижу только время смерти, не её причину.
  - Что ж, у нас есть время это выяснить. И спланировать операцию по извлечению. Но сначала я хочу узнать кое-что. Уроборос. Где именно вы собираетесь вернуть в плоть свой народ? И куда повести после этого?
  - Зачем тебе это знать?
  - Потому что я должен понять, подойдёт ли этот порт в океанах времени для Пловцов. Нет никакого смысла собирать души, если после воскрешения им будет негде жить. На Ма-Алека-Андре ни вам, ни им банально не выжить. На поверхности холодно и нет воздуха, в аркологиях ещё холоднее и воздух не годится для дыхания. Мои соплеменники, конечно, добрые, они смогут отстроить убежища для нескольких десятков беженцев из прошлого... но не для десятков тысяч. Но вы хотя бы сможете хорошо устроиться на Марсе времён Карса. Пловцам уже и он не подойдёт. Им нужно море.
  - Хорошо, - вздохнула Великая. - Я расскажу вам. После того, как Рианон освободит гробницу, я планировала отправиться через неё на двести двадцать восемь миллионов лет вперёд - в Барсумскую Эпоху. Вы знаете, что это такое?
  - Конечно знаю! - подпрыгнула Дэйр-Ринг. - Это одна из самых знаменитых эпох в истории Марса, оставившая очень мощный культурный слой! Её открыли ещё до гражданской войны. В её честь получил своё имя Б-Арзз О-Умм, один из лучших исследователей нашего института! Моря уже полностью пересохли, но плотная кислородная атмосфера поддерживалась искусственно, мощными терраформирующими комплексами. На планете обитают два разумных вида, один очень близкий внешне к нынешним людям, второй - с шестью конечностями, внешне похожие на насекомых, хотя на самом деле те и другие происходят от тероморфных рептилий. Очень развитое материаловедение, гораздо лучше нашего - некоторые их металлические изделия до нашей эпохи сохранились...
  - Достаточно, достаточно, - прервал её Ричард, - я верю, что ты знаешь об этой эпохе больше кого бы то ни было, и я надеюсь, что ты ещё расскажешь мне о ней во всех подробностях... а может и покажешь. Но сначала я хочу узнать, что эта эпоха даст в смысле нашей миссии.
  - Изволь. В эту эпоху будет жить и действовать великий учёный-биолог Рас Тавас. В ходе одного из своих экспериментов он создаст быстро размножающуюся биомассу с высокой степенью адаптивности. Именно она, после небольшой обработки, станет наилучшим приёмником для Эссенции - как моего народа, так и любого другого.
  - И вы, снова обретя тела, захватите верховную власть на Марсе того времени! - выдохнула Клонария.
  - Не хочу тебя разочаровывать, дитя, но боюсь, это нам не под силу. Барсум населён народами воинов-телепатов, которые по меньшей мере не уступают нам в техническом развитии, но значительно более многочисленны и кровожадны. Наши жалкие пятьдесят тысяч там просто затеряются.
  - Полагаю, земли для жилья и продуктов питания эти вояки вам добровольно тоже не предоставят? - заключил Ричард.
  - Несомненно. Им самим не хватает.
  - Что ты намерена делать в таком случае после реинкарнации?
  - Мы уснём.
  - Надолго?
  - На несколько тысяч лет. Пока не попадём в пост-барсумскую эпоху, сразу после очередного великого вымирания, когда не останется ни одного существа крупнее моей руки и умнее лабиринтового паука.
  - И тогда вы захватите вечное господство, когда вам некому будет противостоять!
  - Клонария, вопреки верованиям твоего народа, власть нас не интересует сама по себе. Поверь, управлять такими примитивными существами, как вы, мало удовольствия. Наша главная страсть - научное любопытство, человеческие игры в доминирование-подчинение нам чужды - хотя нам пришлось научиться в них играть. Мы контролировали людей лишь ради своей - и вашей, кстати, тоже - безопасности. Эти сумасшедшие короткоживущие создания могут слишком многое натворить, если предоставить их собственной воле. У них слишком короткий горизонт планирования.
  - Но по сути она права? - уточнил Ричард. - Ты планируешь получить полный контроль над Марсом в период между цивилизациями?
  - Не хочу вас разочаровывать, но нет. Марс - слишком беспокойное место, при этом бедное ресурсами. К тому же я изучала его историю, и в ней слишком мало места для построения миллионолетней империи. Нам понадобится около пяти тысяч лет, чтобы не торопясь и не ущемляя ни в чём ни одного гражданина, разработать и построить флот космических кораблей, способных достичь третьей планеты. После чего мы покинем Марс и навсегда оставим его в покое.
  - Третью планету? Ты имеешь в виду...
  - Ну да, Ц-Еридиаллка-Андру, она же Джасум, она же Земля, она же Терра. Вам-то до неё точно никакого дела нет.
  Её взгляд оставался холодным и немигающим, как всегда, электромагнитные волны тоже были под полным контролем - но Ричард почему-то ясно понял, что для этого существа "тайна" его истинной природы никакой тайной не является. Она откровенно забавлялась этим, демонстрируя свою власть над ним. При желании она могла в любой момент внести раскол в маленькую группу попаданцев, просто открыв, что Алефа больше не существует. Гадюка подколодная!
  - Я промолчу про другие технические трудности... но что вы будете делать с местной гравитацией? Третья планета - самая тяжёлая во внутренней группе, ваши опорные хвосты там долго не продержатся. Перейдёте снова на ползающий образ жизни?
  - Тебя больше всего беспокоит именно это? - рот Змеи чисто анатомически не мог улыбаться, но Ричард ничего с собой не мог поделать - он ВИДЕЛ усмешку. - Что ж, используя биомассу Раса Таваса, мы сможем создать и приживить себе искусственные конечности с настоящими длинными опорными костями. А у следующих поколений эти конечности уже будут появляться естественным путём - достаточно немного подкорректировать геном.
  - Тогда почему бы вам не взять с собой заодно и Пловцов? Земные океаны им подойдут вполне.
  - Мы не против. Планета большая, и Пловцы, в отличие от людей, не агрессивные соседи. Нам достанется суша, им - море. Но они не умеют впадать в спячку. Поэтому, во-первых, не доживут до конца постройки корабля, во-вторых, не выдержат самого перелёта - мы проведём его во сне, чтобы сэкономить кислород и пищу.
  На Клонарию просто жалко было смотреть - она то и дело вскидывалась, чтобы что-то возразить словам Змеи - и сникала, не успев начать.
  - Сколько именно бывших рабов нам придётся спасти?
  - Около ста тысяч, если ты хочешь собрать вообще всех, - отозвался Охотник.
  - Я так понимаю, отправиться на Землю внутри ловушек они не согласятся - там им придётся полагаться на вашу добрую волю, что вы согласитесь вернуть их в плоть и не сделаете сразу же своими рабами.
  - Нет! - резко сказала Клонария. - Почему бы нам не построить собственные межпланетные корабли?
  - Потому что, даже если вы получите нужные знания, продуктивно работать вы сможете только в море, - пояснила Змея. - А морей на Марсе в ближайший миллиард лет не предвидится. Мне жаль это говорить, но вы - тупиковый вид. Похоже, что Куиру создали вас, чтобы поиздеваться.
  
  Ричарда не покидало противное ощущение, что Змея могла бы разрешить все их проблемы щелчком пальцев. За миллиард лет на Марсе не бывало ничего подходящего для их целей? Рассказывайте сказки!
  Но во-первых, хитрой рептилии это даром не надо - Пловцов она не сильно любит, хоть и не ненавидит. А во-вторых, любое предложение, исходящее от неё, будет встречено Клонарией в штыки. Вот она и не суетится, наблюдая, как выкручиваются примитивные создания. Её устроит любой результат.
  - А как ты сам попал на Марс? - повернулся он к Охотнику. - Ты ведь прилетел на каком-то корабле?
  - Да, но во-первых, до этого времени очень далеко, а во-вторых, это совсем небольшой личный транспорт. В него поместится максимум двадцать Пловцов.
  - Но ведь твой вид - не единственная цивилизация этого времени, способная к межзвёздным перелётам?
  - Да, существуют и другие.
  - Тогда мы сможем использовать твой корабль в качестве курьера. Нужно достичь цивилизованных районов галактики и попросить кого-то прислать транспорт, достаточно большой, чтобы вывезти сто тысяч разумных с умирающего Марса.
  Охотник задумался.
  - Пожалуй... Ису, народ слуг Инусаннон, согласились бы это сделать. Но как ты собираешься переместить такую толпу в будущее на сотни миллионов лет?
  - Ножками. Через гробницу, естественно. Будем проходить по одному.
  - Но тогда тебе придётся показать Ису гробницу, а они - существа весьма любопытные, и это знание может перевернуть всю их историю.
  - Зачем? - удивился Ричард. - Что мы, врать не умеем, что ли? Скажем, что корабль некой цивилизации перевозил рабов с примитивной планеты, рабы взбунтовались и их выкинули на Марс. Если понадобится, подкрепим телепатическим внушением. Эти твои Ису ведь не иммунны к телепатии?
  - Отчасти иммунны. Они киборги - сращивают себя со своими кораблями и бронёй. И резервируют память в искусственных хранилищах, до которых вашей телепатией не добраться. Расхождение в воспоминаниях вызовет немедленную тревогу. Я не хочу быть причастным к межпланетному скандалу.
  - В таком случае нам придётся ХОРОШО и убедительно соврать, - ничуть не смутился Ричард. - Возможно, подкорректировать воспоминания ряду добровольцев из числа бывших рабов - чтобы сыграли получше.
  
  И снова потянулись хлопотные дни будничной работы. Утомительно, но что поделать - такова уж геройская работа. Злодейская, впрочем, тоже. Минута беготни со стрельбой, или там звона клинков. Годы подготовки. Кто-то возится с бумагами, кто-то пишет программы для компьютеров, кто-то жрёт в три горла и изготавливает из собственной плоти ловушки для душ.
  Кстати, теоретически всего одна ловушка могла вместить Эссенцию населения целой планеты. Эта субстанция не только очень устойчива, но и крайне компактна. В нашем трёхмерном пространстве, во всяком случае.
  Но это касается стационарных ловушек, изготовленных в заводских условиях, на сложнейшем многомерном оборудовании, и питаемых от городского реактора. Для переносной кустарщины Ричарда чем меньше ёмкость, тем проще и надёжнее. А сбои в таких вещах были недопустимы.
  К счастью, тут они могли не спешить - оставалось время на отдых и выходные. Которое они тратили тоже с пользой - Ричард повышал техническое образование, Дэйр-Ринг вытягивала из Змеи информацию о древних цивилизациях, а Дж-Онн изучал их философию. Также проводились разведывательные рейды во внешний мир, чтобы быть в курсе, что именно и почему там происходит.
  Уже в третьем таком вылете Ричард смог решить загадку, которая его мучила - почему до истребления бывших рабов дошло именно через такой срок.
  Дело в том, что поймать Пловца в море человеческому кораблю практически нереально. Он не только быстрее - он движется в трёх измерениях, то есть может нырнуть так глубоко, что его не увидишь и не достанешь.
  Его можно только загнать - идти на парусах и на вёслах следом много часов, пока Пловец не выдохнется и не всплывёт на поверхность, наплевав на последствия. И то - для такого преследования нужен крылатый наблюдатель в воздухе или свой Пловец-поводырь на цепи.
  Но таким образом можно убить одного, максимум десяток. Чтобы истребить десятки тысяч - нужен огромный флот, нужны большие деньги, нужны идейные убийцы, нужны сотни пленных и сломленных Пловцов. Просто так за столь масштабное мероприятие никто не возьмётся.
  Вольные Пловцы готовы более или менее поспособствовать истреблению своих сородичей-рабов... но именно что "более или менее". Лично преследовать и убивать их в морских глубинах - всё же моветон. Как и напрямую оплачивать охотничьи экспедиции.
  У беженцев было только одно уязвимое место - пища. Водорослевые фермы убегать не умеют.
  Уничтожить их? Тогда экс-рабы рассеются по всему морю, научатся худо-бедно кормиться охотой, и найти их будет уже совсем нереально. Тут нужно действовать более тонко.
  Химические пробы воды и растений, собранные на фермах, подтвердили его подозрения. Медленно действующий яд. Пловец может целыми днями плавать в этой воде, есть эти водоросли, даже рыбу, которая ими питалась (хотя на каждой следующей ступени пищевой пирамиды концентрация возрастала) - и ничего ему не будет. Но порция яда, которая накапливается в теле за годы, стерилизует его, а за десятилетия - убивает.
  - Образец изящества, - оценила Змея. - Даже если бы яд не был видоспецифичным для Пловцов, он бы всё равно не представлял никакой опасности для Людей неба и остальных - большинство из них просто умрёт от старости раньше, чем его эффекты успеют сказаться. Разработали эту отраву, кстати, мои сородичи - я лично не слыхала о таких опытах, но замечаю тут некоторые соединения, известные только нашим химикам. Но нам даже в голову не приходило её применить. Люди или Пловцы пустили её в ход без колебаний.
  - Мне плевать, кто его изобрёл, - буркнул Ричард. - Меня больше интересует, что с ним теперь делать. Как мы видим на примере Лорна, Эссенция сохраняет сведения о всех повреждениях, полученных при жизни, как об индивидуальных отличиях. То есть мы получим сотню тысяч тяжело отравленных и совершенно стерильных Пловцов. Немножко не то, что требуется для воссоздания цивилизации.
  - Это не проблема, - отмахнулась Уроборос. - Я поговорю с нашими алхимиками в шарах душ. Они никогда не создавали яда без противоядия к нему. Рецепт синтеза должен быть достаточно прост, раз уж примитивные нынешние племена смогли его повторить. А после разрушения молекул яда все функции организма восстановятся - существа, живущие в симбиозе с микробами из Белого Моря, обладают почти бесконечным запасом регенерации.
  
  Дальше всё пошло, как по маслу. Не считая того, что пришлось повозиться ещё почти год - но Ричард к этому уже привык. Ещё в бытность Мастером он измерял время иначе, чем люди Пустоши. Хотя и понимал, что для Змеи они все, включая Охотника за душами - эфемерные создания, которые возникают и исчезают, как искры в ночи.
  Когда ловушки были готовы и протестированы, путешественники снова ушли в стазис. Ричард и Клонария сделали это в первый раз, и им пришлось испытать довольно экзотические ощущения. Ему - замораживание тела с последующим принудительным отделением "души" и затягиванием в ловушку (словами не опишешь, но приятного в этом очень мало). Ей - живую зеленоватую жижу, которая лезет одновременно во все отверстия тела, проходит сквозь кожу и заполняет изнутри даже черепную коробку, пазухи костей и глазные яблоки! Врагу таких кошмаров не пожелаешь! Ричард честно предлагал усыпить её перед стазисом, но храбрая девушка заявила, что желает испробовать всё в полной мере, ну а если уж сильно не понравится - в следующий раз можно и с усыплением.
  "В некотором смысле мы всё-таки занялись сексом. Вряд ли кто-то из земных мужчин может похвастаться, что проникал в свою женщину ТАК глубоко..."
  Разница только в том, что никому из участников процесс удовольствия не доставлял. Как пить лекарство в детстве. Горько, противно... но нужно.
  
  Он думал, что воссоединиться с эмпирейной тенью будет так же больно, как и расставаться. На самом деле... ощущение оказалось куда более своеобразным. Его даже можно было бы назвать приятным, не будь оно... настолько необычным. Даже для марсианина с его девятью чувствами. Даже для Мастера, который поглотил в своё время множество самых необычных тварей с их жизненным опытом.
  Да, зелёные марсиане были четырехмерными существами, но всегда воспринимали себя исключительно в трёхмерности. Как человек не воспринимает того, что он вообще-то колония, состоящая из триллионов отдельных клеточек. И вдруг "несуществующая" многомерность напоминает о себе.
  Отчасти это напоминало пробуждение восприятия всех внутренних органов у Ричарда, когда он только становился Мастером. Но как только он начал собирать себя из потоков информации, перегрузивших восприятие, регенерация завершилась, и он снова стал заурядным зелёным марсианином. Словно у слепого на миг открылись глаза - и сразу же снова обрушилась тьма.
  В объятиях зашевелилась Клонария, и Ричард поспешно освободил её от своего биопластика, втягивая лишние части. Он хотел извиниться перед ней за неприятные минуты, но не успел.
  - Перемещение во времени прошло правильно, - произнёс в динамике внутренней связи голос Охотника. - Одиннадцать марсианских лет.
  - Самочувствие всех членов группы в норме, - откликнулся голос Дж-Онна.
  - Стазисные установки работают нормально, - закончил Ричард. - Что с твоим предвидением?
  - Смерти Пловцов Сарка уже начались - четверо погибших от невыясненных причин, предположительно просто захлебнулись во сне. Массовыми эти смерти станут примерно через сорок дней.
  - Прекрасно. График не изменился?
  Перед уходом в стазис Охотник составил для них большую карту, на которой было указано время и место смерти каждого Пловца.
  - Нужно внести незначительные поправки. Около четырёх сотен смертей сместились. Уже начал вводить новые данные в компьютер, минут через пятнадцать они будут у вас.
  - Отлично. Мальчики и девочки, у нас сутки на рекреацию, поесть, размяться, поспать обычным способом, если кто хочет, ещё сутки на тестирование ловушек - после чего хватаем их и вылетаем. План работ я вам к тому времени составлю.
  
  МОРСКИЕ ГЛУБИНЫ
  
  С точки зрения человека, окружавшая его вода была ледяной - около двух градусов по Цельсию. Но рядовой малк чувствовал бы себя примерно так же, как человек, погружённый в кипящую смолу - всё, что выше температуры таяния льда, представлялось ему раскалённым и смертельно опасным. Только подредактировав своё восприятие, они могли беспрепятственно погружаться в эту страшную жидкость.
  Давление соответствовало температуре. Тысячи тонн воды над головой сжимали его биопластиковую оболочку со страшной силой. Почти пять километров глубины - не верилось, что такие бездны могут существовать на Марсе. Правда, это примерно соответствовало двум километрам в океане на Земле - из-за меньшего тяготения здесь давление нарастало не так быстро. Даже сияние "белого света" здесь почти угасло - невероятно адаптивные бактерии могли выжить где угодно, но предпочитали всё же верхние слои, богатые теплом, питательными веществами и светом. А ведь до дна ещё далеко - углубление, которое в будущем назовут "равниной Эллада", лежит на девять километров ниже окружающей возвышенности и на семь - ниже среднемарсианского уровня. Не Марианская впадина на Земле, но тоже... весьма и весьма солидно. Впрочем, была на этой планете и впадина, сравнимая по глубине с Марианской - в каньоне Мелас. Но это на другой стороне планеты.
  Ричард даже не подумал бы сюда соваться, если бы сразу двоим Пловцам за каким-то чёртом не вздумалось откинуться именно здесь. Вообще-то глубины больше двух километров считались у Пловцов запретными, о них ходили самые жуткие легенды. Не то, чтобы совсем беспочвенные - те, кто осмеливались заплыть слишком глубоко, и вправду не возвращались. Хотя скорее всего это объяснялось банальными ошибками при подсчёте запасов воздуха в лёгких или неадекватным поведением из-за азотного опьянения. Анатомия Пловца позволяла, при правильном расходе сил, нырнуть на два-три километра и вернуться живым. Запасая воздух в специальных дыхательных баллонах - до пяти километров. Но это было слишком дорогой формой самоубийства, потому что из тех, кто погружался глубже 3200 метров, не вернулся ни один.
  Парочка, которую преследовал Ричард, уже пересекла обе указанных "точки невозврата" и продолжала стремиться глубже во тьму. Скорее всего, баллонов у них не было, и он наблюдает самое заурядное самоубийство. Вероятность их смерти уже превышала 99 процентов.
  Что-то возникло на самой границе его восприятия. Крупная (почти четыре метра) тень, очертания которой расплывались во мраке. Она не производила ни шума, ни тепла, и даже мультиспектральное восприятие зелёного марсианина в пассивном режиме засекло её лишь за две сотни метров.
  Приблизившись, она, похоже, использовала эхолокацию - от неё исходили звуки, похожие то на рычание тигра, то на собачий лай.
  Первым побуждением было - дематериализоваться, но Ричард преодолел этот инстинкт. Если вода займёт объём его тела, он больше не сможет вернуть себе материальность - во всяком случае, вернуть её незаметно. Нужно сначала растолкать в стороны воду, переборов её чудовищное давление, а это (с учётом природы Эмпирея) будет эквивалентно взрыву глубинной бомбы.
  А режим хамелеона он и так поддерживал. Так что нужно всего лишь убедиться, что его тело поглощает все звуковые колебания (сделано на автомате, естественная реакция при обнаружении направленных вибраций среды), и свести к минимуму электрическую активность мозга, а то "белый свет" так и норовит передать её кому попало. Хорошо ещё, что Ричард прошёл у Клонарии, Змеи и брата углублённый курс по такому сокрытию.
  Увы, с электромагнитной телепатией дела обстояли почти так же, как и с биопластиковой - если тебя не может "зателепать" никто, то и ты никого не можешь. Так что он не мог судить, какие именно мысли передаются в окружающем пространстве. Однако, судя по тому, как щипало кожу статикой, и как засуетились бактерии "белого света" - что-то передавалось.
  И Пловцы это почуяли. Или может быть, их спугнули звуки. Их движения стали более стремительными, судорожными - им явно не нравился новый сосед, они стремились уйти от него. И не скажешь, что безуспешно - их скорость под водой как минимум не уступала тени.
  Ричард мог легко догнать их... но опять же, ему бы пришлось изобразить для этого кавитационную торпеду, чем выдать себя всем подводным существам на расстоянии пары километров. А в скорости БЕСШУМНОГО плавания он катастрофически уступал любому Пловцу, как и неведомому чудовищу.
  Поэтому землянин просто молча следовал за ними по слабо светящемуся следу из возбуждённых бактерий. Активировав ловушку для душ, он закрыл её свечение собственным телом, спрятав в брюхе, и настроил на автоматическое поглощение всех душ в момент смерти в радиусе пяти километров.
  Далеко, впрочем, они не уплыли. То ли осознав бесполезность бегства, то ли получив какое-то телепатическое сообщение от своего преследователя, Пловцы остановились и повернулись к неведомому чудовищу.
  Их глаза расширились, когда монстр выплыл из темноты. Ричард, впрочем, тоже был несколько удивлён видом подводной твари, хотя и не сказать, чтобы шокирован. Он ожидал увидеть что-то типа акулы или кашалота, но существо было вполне гуманоидным. В широком смысле - две руки и две ноги, одна голова. Если Пловцы получили черты морских млекопитающих, Люди неба - птиц, а Дхувиане - змей, то здесь человека как будто скрестили с рыбой и лягушкой одновременно. Хорошо выраженные жабры и плавники сочетались с перепончатыми лапами.
  Ну и рост... рост, конечно, был абсолютно невозможен для гуманоида. На суше, во всяком случае. Четыре метра, как выяснилось, были длиной только туловища с головой - самой широкой и заметной части. Вместе с длинными тощими лапами существо достигало всех шести метров.
  Хотя... на Марсе такая тварь, пожалуй, могла бы даже пройтись по суше. Не очень далеко, не очень комфортно, но не сломавшись под собственным весом. В отличие от Дхувиан, у неё были настоящие руки и ноги - с длинными опорными костями. А на четырёх конечностях - могла бы ходить даже и при земном тяготении, хотя в ловкости её опередил бы даже слон.
  Существо открыло пасть. Один из Пловцов покорно склонил голову. Короткое движение огромных челюстей, усаженных частоколом острых кинжаловидных зубов - и безголовое тело поплыло куда-то вверх и вправо, выпуская в кристально чистую тёмную воду облака крови и пузыри воздуха из лёгких.
  Дэйр-Ринг или Дж-Онн в такой ситуации немедленно атаковали бы чудовище - и скорее всего, ему бы не поздоровилось. Возможно, они напали бы даже раньше, если бы могли предвидеть, что случится - и смогли бы спасти обоих Пловцов. Но второго бы вытащили уж точно.
  Однако ни Ричард Моро, ни Ричард Грей, ни тем более Мастер - не были героями. Поэтому он спокойно продолжал наблюдать из безопасной темноты, лишь убедившись, что ловушка успешно поглотила душу. Как и следующую - девушка-Пловец вскоре последовала за своим спутником. Её смерть была столь же страшной с виду, но столь же, фактически, лёгкой и безболезненной. Затем чудовище не торопясь пожрало оба обезглавленных тела, погладило лапами своё раздувшееся белое брюхо (рассеяв тем самым все сомнения Ричарда, что он имеет дело с разумным существом, а не с интересным представителем реликтовой фауны) и сильными гребками поплыло прочь, куда-то вперёд и вниз.
  И опять же - герой на его месте точно последовал бы за подводным великаном. Если не ради отмщения за невинно убитых, то хотя бы ради научного знания. Ричард же прекрасно понимал, что под водой малки слишком беспомощны, а в глубине может таиться множество ловушек. Нет, не ловушек душ - опасностей для тела. Поэтому он так же спокойно поплыл вверх, стараясь как можно меньше возмущать воду вокруг себя. Хотя его и снедало любопытство, удовлетворять его Ричард собирался позднее и с лучшей подготовкой.
  
  Однако глубина не собиралась отпускать его так просто.
  Ричард поначалу не понял, что с ним происходит. Странная вибрация накатывала волнами, всё время оставаясь на самой границе восприятия, сколько он ни перенастраивал свои слуховые центры, пытаясь выделить её. То мельчайший трепет ультразвука, то глухое уханье инфразвука, то шёпот слышимого диапазона - словно тысячи голосов говорят и поют одновременно.
  Был бы он человеческим ныряльщиком - ни на миг не усомнился бы, что это просто глюки, вызванные давлением. Сам Ричард никогда не нырял в открытую воду, затопленные подземелья не в счёт. В постъядерном мире это была непозволительная роскошь. Но он читал довоенные книги, в том числе медицинские и мемуары ныряльщиков. И знал, что на такой глубине любая чушь может привидеться и послышаться.
  Но малки контролируют свои тела на молекулярном уровне. Не то, чтобы у них вообще не могло быть глюков от жары, давления или отравления. Просто эти галлюцинации не могут нагрянуть внезапно, без предупреждения. Ма-Алек сначала почувствует сам факт попадания яда в тело или перегрева, и лишь потом, если он не сумеет противодействовать физиологическим эффектам - его начнёт "уносить".
  И собственно... именно это сейчас с ним и происходило. Он чувствовал, что происходит в его теле на клеточном уровне.
  Бактерии "белого света", всегда такие тихие и покорные, безусловно полезные для здоровья и мышления - встрепенулись от этой едва слышной песни и принялись за работу. Начали активно выстраивать новые связи, делиться, прокачивать через себя потоки энергии...
  Естественно, Ричарду эти крошечные диверсанты пришлись не по нраву, и он попытался вышвырнуть их к чёртовой матери. Но симбионты, внезапно ставшие злобными паразитами, держались крепко. Они маскировались под окружающий биопластик и под клетки мозга, приклеивались к ним, переходили почти полностью в Эмпирей, парализовали биопластик вокруг себя, сбивали восприятие на микроуровне... словом, действовали не как отдельные микроскопические существа, а как грамотная, хорошо скоординированная и прекрасно вооружённая армия.
  Но они не только сражались за выживание, а при этом ещё и умудрялись параллельно работать. Новые, необычные сигналы сыпались в его сенсорные центры, погружая в сложную мозаику ощущений, в калейдоскоп синестезии, которому невозможно было подобрать описания на человеческом языке.
  Его судороги сопротивления становились всё слабее. А потом он понял, что не тонет, а плывёт.
  Плывёт не в многоцветном сиянии звуков и электрических полей, а в темноте и холоде.
  
  Сделай только шаг
  В сторону воды,
  Пусть на миг замрет душа -
  Вниз уходишь ты,
  В колыбели миров
  Ты - пришелец и гость,
  Просто гость.
  
  Слышишь этот звук?
  Он вокруг тебя,
  Словно сотни цепких рук
  Удержать хотят,
  Ты паришь под водой,
  Одержим этой странной игрой.
  
  Бездна зовет
  В вечный полет,
  Бездна влечет
  В вечный полет,
  Всё бесполезно,
  Он не исчезнет -
  Ты слышишь Зов Бездны!
  
  Бури и шторма
  Где-то далеко,
  Здесь покой и тишина,
  Просто и легко,
  Ты хотел бы как тень
  Плыть, забыв о земле,
  В темноте.
  
  Всё трудней дышать,
  В жилах кровь кипит,
  Пусть на миг замрет душа,
  Бездна пусть решит -
  Отпустить ли домой
  Или здесь обвенчать с глубиной.
  
  Тело, принадлежавшее ранее зелёному марсианину Ма-Алефа-Аку, потом землянину Ричарду Моро, а теперь управляемое совсем иной, чужой и непреклонной волей, приняло кальмароподобную форму, и мощными гребками щупалец понеслось вниз. В бездну.
  
  Он не знал, сколько времени прошло. Возможно, секунды, может быть часы или годы. У него было странное ощущение, что он прикоснулся к вечности. Если внутри гробницы Рианона времени вообще не было (в обычном смысле), то здесь, в бездне, оно было... но не имело никакого значения. Наверху могут пролететь годы, тысячелетия, миллионы лет... но холод и мрак будут всё так же ждать в спокойствии...
  "Нет!"
  Его воля словно взорвалась, протестуя против этого лживого ощущения.
  Он - Ричард Моро. Он - Мастер. Он - путешественник во времени. Он - эксперт по многомерным пространствам. Он - тот, кто менял тела и внутренние органы, тот кто видел вещи восемью чувствами, кто расставался со своей душой и вновь обрёл её. Его так просто не обманешь.
  "Нет! Эта твоя вечность - эфемерна! Твой зов - не более, чем обычная телепатическая атака, просто в красивой обёртке. Твоя глубина - всего лишь дырка от астероидного импакта, которая превратится в грязную канаву всего лишь через миллион лет. Если бы Ореол Рианона дал сбой - здесь бы всё было мертво точно так же, как и на поверхности, вода от сверхсветовой нейтринной волны не защищает, знаешь ли... Да и холодно тут лишь с точки зрения людей, а для меня - раскалённый ад! Так что это не своими глазами я вижу этот мир, не надо мне столь примитивную иллюзию навязывать как высшую истину!"
  Он мысленно рванулся прочь, пытаясь сбросить смирительную рубашку чужой иллюзии. На миг темноту пронизали лучи света... и тут же погасли. Мрак навалился на него с новой силой, всеми тысячами тонн давления.
  "Не получается изящно одурманить - используешь преимущество в грубой силе, да? Что ж, в эти игры тоже можно играть вдвоём..."
  Дж-Онн говорил ему, что в телепатической дуэли сила не имеет никакого значения. Это поединок разумов во всех смыслах. Послав больше энергии, ты можешь сжечь мозг противника, но не подчинить его. Важна не мощность сигнала, важно только его содержание, передаваемые образы, понимание принципов чужого мышления и способность находить в нём слабые стороны. Великий Голос давил белых марсиан, как тараканов, не потому, что мог задействовать больше энергии, а потому, что слияние разумов обеспечивало более гибкое, разностороннее восприятие, многопотоковую обработку данных.
  К электромагнитной телепатии то же самое относилось не меньше. Слишком мощный сигнал просто не воспринимался бактериями-симбионтами, превращался в банальную радиопомеху.
  Но здесь и сейчас этот принцип был нарушен. После того, как он смог развалить иллюзию, его подавили именно грубой силой. Оппонент не был умнее его, не отличался более ярким воображением - или, возможно, не хотел демонстрировать эти качества. Он просто тупо раздавил слишком упрямого гостя с поверхности. Как давят ногой насекомое.
  Это невозможно в сети биопластиковых связок. Это невозможно в паутине электромагнитных волн. Это возможно только в одном континууме. В Эмпирее.
  В Жидком Космосе, используя силу мысли и уникальную структуру многомерных молекул, можно собрать энергию и перекачать её в наше пространство.
  В Эмпирее сила мысли сама по себе БЫЛА энергией. Как и наоборот - энергия некоторых устройств нашего трёхмерного пространства могла быть превращена там в чистую мысль. Как это возможно? Ну, дайте Ма-Алефа-Аку очень много бумаги и год работы, и он объяснит вам, что информация в физике непосредственно связана с энтропией, а энтропия - с энергией. Достаточно рассмотреть это на примере демона Максвелла. И что при иной конфигурации многомерных бран возможна иная связь между этими тремя величинами.
  Нет, законы сохранения при этом не нарушаются - так же, как они не нарушались в процессе рождения Вселенной. Эмпирей сконфигурирован таким образом, что там постоянно идёт процесс инфляции, который в нашей Вселенной закончился через 10^-32 секунды после её рождения. Но идёт не экспоненциально, а линейно, причём в обе стороны, колебательно. Когда он наполняется информацией, то раздувается, как воздушный шарик, когда же информация исчезает - наоборот, сжимается. Полная же его энергия (как и любой вселенной), всегда строго равна нулю.
  Но Ричарду сейчас было не до этих нюансов. Его заботили несколько более... сиюминутные вещи. Такие, как выживание, например.
  Если "зов" сможет заставить его перестать мыслить - обратно в сознание он уже не придёт. В худшем случае - никогда. В лучшем - опомнится через пару десятилетий, попользованный всеми мыслимыми и немыслимыми способами, и запертый в непроницаемый контейнер - до тех пор, пока снова не понадобится.
  Но пока не заставил. Да, лишил всех ощущений, лишил управления телом... но внутри своего мозга Ричард всё ещё оставался хозяином. При том, что мощь неведомого агрессора в Эмпирее превосходила его невероятно, и желание подавить мышление, погрузить в транс, там явно присутствовало.
  Но что бы ни предоставило ему отсрочку, вряд ли она окажется долгой.
  Думай, Дик, думай! И поживее!
  
  У Эмпирея есть ещё одно очень интересное свойство. Поскольку он реагирует на мысли и чувства, то погружаясь в него, ты не столько обретаешь паранормальные способности, сколько развиваешь нормальные. Твои "сверхъестественные" силы, когда они наконец пробуждаются, становятся продолжением и развитием сил естественных.
  Лучший левитатор получится из бывшего лётчика. Лучший пирокинетик - из пожарного или пиротехника. Лучший биомант - из врача.
  Именно поэтому зелёные марсиане после "переключения" на Эмпирей почти не почувствовали разницы. Они с рождения привыкли быть телекинетиками, телепатами, метаморфами и летунами. Ничего удивительного, что здесь у них легко получалось то же самое. Механизм изменился, но психическая реальность подстраивалась под их представления о том, как это должно работать.
  Возможен, правда, и обратный подход. Если ты чего-то никогда не умел, но достаточно сильно этого желал... Эмпирей полон не только твоих собственных, но и чужих мыслей. Можно собрать их, втянуть в себя, направить. Если ты достаточно сильный псайкер (так называются операторы, имеющие особое сродство с Эмпиреем) - кроме желания ничего не нужно. Стоит только захотеть, и вчерашний трус и пацифист станет великим воином, тупица - гениальным интриганом, скромник - величайшим соблазнителем, лентяй - лучшим в мире работником. Но такое изменение имеет свою цену. Чем больше ты себя изменяешь, тем больше шанс банально свихнуться. Кроме того, не имея опыта, ты не имеешь и представления об опасностях выбранной сферы знания и могущества. Ядерный физик, получивший способности к алхимической трансмутации, не будет превращать водород в железо в десяти метрах от себя. А вот двоечник, пожелавший сотворить себе железный топор...
  Во времена Рианона это сделать намного сложнее, чем в эпоху Ма-Алек. За миллиард лет Эмпирей переполнился остаточной информацией, раздулся, как насосавшаяся крови пиявка. Его штормило, его рвало в трёхмерность избыточной энергией. Найти в нём то, что захочешь, совсем не трудно - трудно не пустить в себя при этом что-то лишнее.
  Сейчас Эмпирей ещё чист и спокоен, как воды горного озера. По большей части каждый псайкер видел в нём только собственное отражение, ничего больше. Но в принципе - возможно и сейчас, хотя ценой огромных усилий и с использованием древних забытых (и не зря) ритуалов. Последствия - за свой счёт.
  Нет уж, спасибо. Мы лучше потихоньку, по старинке, на собственном опыте... зато останемся собой и живыми.
  Почему Ричард сейчас вспомнил, что именно рассказывала ему Змея?
  Какой "силой" он (а точнее, Алеф) владел в совершенстве ещё до попадания в прошлое?
  Правильно. Он был "сейфом". Он привык быть "сейфом". Он много чего боялся, много кого ненавидел, но он всегда был абсолютно, стопроцентно уверен, что ни одна сволочь никогда не сможет влезть в его мозг.
  Конечно, для существ, не использующих биопластик, эта уверенность - не более чем иллюзия. Но иллюзии в Эмпирее могут быть очень большой силой.
  Вот почему ментальные щупальца неведомой твари из глубин столько времени бьются об его защиту и не могут проникнуть внутрь, в мысли. Вот почему он ещё Ричард, а не оболочка для чуждого разума.
  Проблема в том, что теперь, когда он осознал иллюзорность своей защиты, она может и пошатнуться. Это ведь не его собственная вера - это одолженная вера Ма-Алефа-Ака. Сам Ричард Моро "сейфом" не был - наоборот, как Мастер он был довольно неплохим псиоником. И если старый опыт перевесит...
  Не думать об этом. Не думать!
  Нельзя просто держать оборону. Нужно атаковать. Конечно, его ментальные удары подводному чудовищу - что слону дробина. Но вернуть себе контроль над телом он может. Управление его биопластиковой оболочкой - тоже форма телепатии, а значит, на него не может... не будет... не должно распространяться!
  Его просто одурманили, заморочили чувства. Но теперь, когда он разгадал секрет иллюзии, её не так трудно сбросить. А превосходящая психосила... лучший способ выиграть ментальный поединок - не вступать в него. Оборвать сам канал в Эмпирее, по которому течёт сила врага. Закрыться. Не думать, насколько он сильнее. Он - "сейф", и ему плевать, что там творится за стенками "сейфа". Нужно просто запереть дверцу. И забрать с собой ключ.
  "Глубина-глубина, я не твой. Отпусти меня, глубина!"
  Никаких спецэффектов, никаких необычных ощущений или мыслей, никаких видений. Он сам себя от них отрезал. Может быть подводная тварь там, на дне, выла от ярости, что потеряла новую игрушку - а может отнеслась к этому равнодушно-спокойно. Он не знал.
  Просто к нему вдруг вернулось всё прежнее восприятие. Он осознал что управляет своим телом так же уверенно, как до этого управлял мозгом. И что пугающая гармония Зова снова распалась в бессмысленную какофонию - шумы, не имеющие над ним никакой власти.
  Рядом с ним висели сразу четыре зверюги - вроде той, что откусывала головы Пловцам, только поменьше - от трёх до двух метров ростом. Двое вооружены копьями, ещё один - каким-то живым организмом, обмотанным вокруг руки, четвёртый - неизвестным, но довольно грозно выглядящим устройством.
  А внизу, на холмистом дне, раскинулся город. Чёрные каменные башни без единого огня чередовались с сияющими множеством огней постройками из разноцветного коралла. Между ними сновали десятки и сотни "рыболягушек" - от маленьких, ростом с человеческих детей, до огромных неторопливых тварей с кита размером. Проплывали странные пучеглазые рыбы, непохожие на поверхностных - некоторые заплыли в город случайно, других явно конвоировали, как домашних животных. Пульсировали электричеством непонятные то ли машины, то ли организмы.
  А из расщелины возле города доносилась еле слышная вибрация - тот самый зов, что теперь не имел над ним власти.
  
  Выпуклые рыбьи глаза не имели выражения - на взгляд человека. Но марсианским зрением Ричард читал их настроения и мотивации даже без телепатии.
  Они ещё не сообразили, что их подконвойный пришёл в себя - но уже что-то заподозрили, насторожились. И как только окончательно убедятся, что их хозяин, или союзник, или слуга, или кто он там - утратил контроль, немедленно атакуют. Он не мог точно сказать, почему именно его так боятся. Знают ли они о полных возможностях малков, или просто испытывают предубеждение ко всем выходцам с поверхности - так или иначе, они готовы были биться насмерть, чтобы его уничтожить.
  И если копья для Ма-Алек никакой опасности не представляли, хоть истыкай, то о загадочном органическом и механическом оружии он этого сказать не мог. На самом деле зелёного марсианина можно ранить даже обычными пулями, если он будет неосторожен. Конечно, он не истечёт кровью за отсутствием таковой, но гидростатический шок может серьёзно повредить клеткам истинного тела, как и перегрев от прохождения горячей пули сквозь нервные структуры.
  С другой стороны, бить первым и насмерть тоже не очень хотелось. Кто знает, насколько мстительны эти твари - ещё развяжешь случайно межвидовую войну, потом отвечай перед спутниками. Будь здесь Дж-Онн или Дэйр-Ринг, они бы легко успокоили "лягушек" телепатическим воздействием... но они бы из этой бездны уже не всплыли.
  Поэтому он резко рванул телекинезом на себя обе руки, держащих оружие. Суставы хрустнули, вывихнутые конечности бессильно повисли, оба стрелка взвыли от боли, распахнув зубастые пасти - а Ричард уже сдавил отнятые артефакты водяным давлением до такой степени, что превратил один в кровавую, а второй, соответственно, в металлопластиковую кашицу. Он бы, конечно, предпочёл забрать эти штуки с собой на поверхность и там как следует изучить. Но кто знает, какими самоликвидаторами они могут быть снабжены. А оставлять плавать здесь тоже нельзя - их могут подхватить копейщики.
  Прежде, чем конвоиры успели прийти в себя, Ричард уже принял торпедообразную форму, и со всей скоростью, какую мог дать ему Эмпирей, рванулся вверх - прочь из этого царства мрака. Первые метров пятьсот он ещё следил, чтобы не перейти звуковой барьер - дабы этих болванов не поубивало ударной волной. Затем перешёл в режим кавитации и помчался ещё быстрее. "Кто не спрятался - я не виноват".
  На глубине двух километров он снова затормозил - на этот раз, чтобы не поубивать Пловцов, которые могут встретиться на таких глубинах. Хотя его восприятие проникало сквозь стены кавитационного пузыря, радиус такого обнаружения был недостаточен, чтобы гарантировать "безопасное вождение".
  Прорвав морскую гладь, точно стартующая баллистическая ракета, он поднялся на высоту трёхсот метров, и лишь там позволил себе принять форму птицы - не столь быструю, зато не так привлекающую внимание.
  "Кажется, оторвался".
  
  СЕВЕРНАЯ ПОЛЯРНАЯ ШАПКА-3
  
  - И что это было, ВЕЛИКАЯ? - последнее слово Ричард выделил всем ехидством, на какое был способен. - Случайно позабытая деталь марсианской культуры? Мелочь, не стоящая внимания?
  - Я сообщала вам только проверенные факты, - невозмутимо ответила Уроборос. - То, что видела я сама или мои квалифицированные агенты. Если бы я начала сообщать каждую легенду, вы скоро начали бы собственных теней шарахаться. Я не смогла получить никаких доказательств существования Глубоководных. Наши батискафы замолкали на глубине трёх километров, но мы списывали это на несовершенство конструкции или неизвестный природный феномен. У путешественницы-одиночки, какой является сейчас мой двойник, вообще не было шансов заглянуть в такую бездну, да и не до того ей было.
  - Что ж, теперь мы точно знаем, что это НЕ легенда, - вмешался Дж-Онн прежде, чем ссора могла разгореться. - Что о них известно хотя бы на уровне слухов? Мы не сможем собирать души Пловцов эффективно, если не будем готовы к встрече с этими существами.
  - Вы знаете традиционную формулу творения Куиру. "Пловцы, ведущие начало от морских существ, Люди неба, которые происходят от крылатых существ и Дхувиане, которые происходят от змеи". Но помимо этих трёх видов Полукровок, известных в Беломорье, ими было создано множество других... Некоторые оказались неудачны и вымерли после ухода хозяев. Другие всё ещё живут - в оазисах за пустыней или в таких уголках Беломорья, куда никто не осмеливается заглянуть. Один из таких народов вы уже видели - Остроухие, жители Шандакора. Глубоководные же... говорят, что люди к ним испытывали такой же суеверный страх, смешанный с отвращением, как и к нам. Но они не учились у Рианона, и не могли защитить себя с помощью механизмов. Их защитой стала физиология. Единственные Полукровки, обладающие жабрами, способные переносить холод и давление глубин. Они ушли на дно Белого Моря и объявили его своим владением. Границей, как теперь понятно, стала линия в три тысячи двести метров от поверхности. Всякий, кто её пересекает, будет убит. Но они со своей стороны тоже соблюдали договор и никогда не всплывали выше указанной границы.
  - Настолько ревностно соблюдали, что стали на поверхности легендой? - скептически прищурился Ричард. - Мне легко поверить в это в отношении людей. Но вы, народ сверхдолгожителей! Большинство из вас помнит Рианона ЛИЧНО! И вы забыли про народ, который выпускали в Беломорье вместе с вами?!
  - Не вместе, - покачала головой Змея. - Не надо представлять это слишком упрощённо - заходит Куиру в лабораторию, а там в террариуме Дхувианин ползёт, в аквариуме плещутся Пловец и Глубоководный, в вольере под потолком Человек неба порхает... Разработка следующего вида начиналась только после интродукции предыдущего, цикл мог занимать века, а со сложными видами - тысячелетия. Нас создали вторыми, сразу после Глубоководных. Однако из Каэр Ду мы вышли последними, уже после заточения Рианона, они же покинули его самыми первыми. И...
  Она помолчала.
  - Это в целом малоприятная тема, но... первые столетия в лаборатории - не до знакомства с соседями. Вы понимаете, что это такое - искусственный разумный вид? А прототип этого вида, опытный образец? Хорошо ещё, все модификации тела обкатывались на неразумных клонах, так что когда наших предков наконец наделили мозгами, их тела уже были абсолютно здоровы. Но разные варианты разума, мозга - невозможно проверить, не имея мыслящего мозга. Поколение за поколением нас создавали и снова уничтожали - пока не добились задуманного. Похоже, самим Куиру от такого живодёрства тоже было не по себе - поэтому от биологически бессмертных видов, таких как мы и Глубоководные, они перешли к долгоживущим Пловцам, потом к людям и закончили своё творение короткоживущими Людьми неба. Естественная смена поколений позволяла им избежать необходимости усыплять неудачные опыты. Непосредственно перед интродукцией уничтожались даже окончательные, полностью успешные образцы, и создавались их свежие копии, не помнящие лаборатории.
  - Поэтому ваши предки восстали против Рианона? Они не хотели, чтобы их заменили ничего не знающими прототипами?
  - Да. Рианон не планировал выпускать нас в мир, вооружённых знаниями, опережающими все другие виды на тысячелетия. Борьба за выживание должна была стать честной - в понимании Куиру. Мы ничего честного не видели в том, чтобы биться голыми руками с видами, которые размножаются в сотни раз быстрее нас. Рианон всего лишь задержался на планете после ухода остальных - провести несколько опытов, не входивших в общую программу. Потом следовало зачистить все следы, интродуцировать последний удачный вид и уйти. По сути его наказали за то, что он не смог прибраться после работы, как обещал. Именно поэтому среди вещей Рианона в гробнице присутствовал Испепелитель - инструмент для зачистки рабочей площадки.
  - Понимаю. Так значит, когда было создано последнее поколение лабораторных Дхувиан, оно же, вопреки планам Рианона, первое поколение свободных - Глубоководные уже покинули город?
  - Да, почти за шестьсот лет до их рождения. А через восемь тысяч лет, когда Рианон был заточён и мы начали посылать первые экспедиции за завесу - Глубоководные уже успели стать легендой среди людей и короткоживущих Полукровок, у которых сменилось не одно поколение. Лично с ними мы никогда не контактировали. Лабораторных дневников Рианона нам, к сожалению, не досталось, а сам он упоминал о первой модели очень неохотно. Некоторые учёные строили экзотические теории на их счёт, но большинство было уверено, что если они и существовали, то давно вымерли...
  - И какие у них могут быть возможности, мотивы, откуда они взяли такую телепатическую мощь - никаких предположений?
  - Нет. Я даже не знала до сегодняшнего дня точно, как они выглядели, сохранились лишь словесные описания - "люди-рыбы", "люди-лягушки"... Могу только сказать, что они покинули Каэр Ду в стандартном порядке. То есть никаких воспоминаний о высоких технологиях не сохранили. Были вооружены, как и все, камнями и острыми раковинами. Меня очень удивило то, что ты рассказывал об их оружии. Либо они технически развиваются куда быстрее, чем все другие Полукровки, включая Остроухих и Мыслителей, которые считались лидерами технического прогресса. Либо... кто-то им помог.
  - По расчётам Охотника, ещё около пятисот Пловцов в ближайшие годы умрут ниже границы их владений, - напомнил Ричард. - И почти вдвое больше - близко к этой границе. Нам придётся или проигнорировать всю эту компанию смертничков и спасать остальных, в конце концов, девяносто восемь тысяч - тоже неплохо. Или собрать их души принудительно пораньше, до момента смерти. В первом случае будет недовольна Клонария, во втором - Охотник. И третий вариант - что-то делать с этими любителями теплокровного мяса.
  - За какой вариант ты сам? - внимательно посмотрел на него Дж-Онн.
  Ричард был уверен, что выберет первый, сильно ему сдались эти две тысячи суицидников. Клонария переживёт, никуда не денется.
  Но губы почему-то сами произнесли:
  - За третий.
  Определённо пора кончать с этими привычками жителя Пустошей - соваться в каждую дырку. Здесь это кратчайший путь не к богатству и славе, а к смерти.
  
  - В принципе, убить их всех нетрудно, - заявила Змея. - Принесите мне Эссенцию хотя бы одного Глубоководного - думаю, Ма-Алефа-Ак с этим справится. Не нужно даже использовать ловушку непосредственно для убийства, что сильно раздражает нашего трёхглазого друга. Парализующего режима вполне достаточно, чтобы получить информацию об их физиологии. А дальше нашим алхимикам не составит труда придумать, а вам, соответственно, изготовить видоспецифичный яд для них, который не затронет другие народы...
  - Нет! - дружно вскрикнули Дэйр-Ринг и Дж-Онн.
  - Для рептилии, которая потратила столько времени и сил ради спасения своего народа от ксеноцида, ты на редкость беспечно обращаешься с чужими жизнями, - немного насмешливо заметил Ричард.
  - Вообще-то они мне даже нравятся, - шевельнула воротником Уроборос. - После моего народа они самые симпатичные из Полукровок. Но раз они ничего не сделали для спасения Дхувиан, я не считаю себя обязанной делать что-то для них. В отличие от вас - вам я кое-что всё-таки задолжала.
  - Вы могли бы просто промолчать.
  - Это не помогло бы. Вы бы сами додумались до тех же выводов - просто потратили больше времени. А я не люблю тратить время. Соглашаться на такую тактику или нет - это уже ваше дело.
  - Это недопустимо, - резко сказал Дж-Онн. - Мы не Рианон. Мы не использовали такие методы и не будем.
  - Что ж, меня это вполне устраивает. Я рада, что выбрала именно вас. Но честно говоря, более милосердных и при этом эффективных предложений у меня просто нет. Глубоководные уже показали, что рассматривают любых нарушителей как рабов или еду, а чтобы заставить их прислушаться силой... у нас этой силы несколько маловато. Хотя... есть одно подозрение, которое может изменить ситуацию.
  - Какое?
  - Мне показалось знакомым кое-что, рассказанное тобой об ощущениях во время того психического захвата. Собери свои воспоминания об этом эпизоде в луч и передай мне по электромагнитной связи.
  "Уууу, гадюка! Издевается она, что ли?"
  Всё, что увидит Великая Змея, увидит и Дэйр-Ринг. А отфильтровать воспоминания о захвате так, чтобы убрать все, даже подсознательные, упоминания о Ричарде Моро, оставив только ощущения... ну, Дж-Онн бы с этим справился минут за пять, ему же придётся повозиться не менее получаса, используя полученные от брата уроки.
  - Хорошо, но Дэйр-Ринг очень чувствительна к ментальной агрессии. Мне понадобится некоторое время, чтобы смягчить эти образы, чтобы ей не было больно.
  Наградой ему стала благодарная улыбка четвероногого археолога.
  
  - Я так и думала, - вздохнула Змея, когда он закончил передачу. - Этот характерный привкус тёмной и холодной воды ни с чем не спутаешь. Нам "повезло" столкнуться с Левиафаном.
  - С кем?
  - Это... долгая история. Левиафаны - подводный народ, один из древнейших в Галактике. Достаточно сказать, что он сохранился до вашего времени, то есть просуществовал не меньше миллиарда лет. Сейчас, конечно, он намного, намного моложе... но даже и сейчас им не меньше сотни тысяч лет. Они скрываются на водных мирах по всей Галактике, преследуемые Жнецами. Они параноидальны и уничтожают всякого, кто может навести на их след.
  - И, я так понимаю, средства для уничтожения у них соответствующих масштабов?
  - Ещё какие. С главным средством ты только что познакомился. Левиафаны - телепаты невероятной силы. Они могут контролировать одновременно сотни тысяч разумных. Большинство из них использует телепатию на основе симбиотических микроорганизмов, наподобие нашей, только несравнимо более мощную. Однако они также наделены немалым генетическим сродством к Эмпирею, и могут по желанию пробудить его в себе, или оставить неактивным. Те, кто пробуждают в себе эти психосилы, используют их, чтобы протянуть телепатические щупальца на межзвёздные расстояния; чтобы подчинять существ, неспособных или устойчивых к симбиозу - они даже над роботами контроль умудряются перехватывать; наконец, чтобы прокладывать межзвёздные тропы, незаметные для Жнецов. За тысячелетия до нынешней эпохи они повелевали целыми скоплениями, а сейчас - не более чем жалкие остатки некогда великой империи. Но даже эти остатки всё ещё очень могущественны.
  - Ну, Алеф же смог ему противостоять, значит не так уж он и силён, - скептически сказала Дэйр-Ринг.
  - Ненадолго. "Сейфы" не являются абсолютно неуязвимыми для Левиафанов. В Эмпирее многое решают эмоции. Левиафаны слабоэмоциональны, вернее, из-за своих размеров они очень медленно "раскачиваются" - пока гормоны растекутся по двухсотметровой туше, бой может уже закончиться. У Ма-Алефа-Ака же с его прошлым "сейфа" связана глубокая эмоциональная травма - которая и позволила выстроить щит чрезвычайной прочности ценой отказа от телепатии. Но если бы Левиафан смог сконцентрировать на взломе больше психической энергии, твоя "неуязвимость" в свою очередь оказалась бы иллюзорной. Так что ты правильно сделал, что не стал испытывать его терпение и свою выносливость, и задал стрекача.
  - Двухсотметровой?! - изумилась Дэйр-Ринг.
  - Да, Левиафаны - очень крупные твари. Двести метров - это ещё умеренный рост, встречаются особи и покрупнее.
  - Но это сработает и в следующий раз? - уточнил Ричард. - Или защита получилась одноразовая?
  - "Эффект сейфа" достаточно надёжен, пока ты отказываешься от изучения псайкерской Дисциплины Телепатия. Любая попытка открыть дверцу "сейфа" может привести к тому, что ты не сможешь её запереть повторно. Так что при каждой последующей встрече с Левиафаном у тебя будет минут пять-десять... за двумя исключениями. Во-первых, если Левиафан должным образом "разогреется" заранее, только готовясь ко встрече. Правда, он вряд ли на это пойдёт без крайней необходимости, так как для создания достаточно мощного "сверла" должен будет отпустить из-под контроля всех своих рабов. И во-вторых... если он хоть раз доберётся до твоих мыслей, "эффект сейфа" перестанет работать навсегда.
  - Только против него, или вообще против всех?
  - А это уже как он захочет. Можно запереть открытую дверцу сейфа, но нельзя поставить её обратно, если она слетела с петель. Тебе нельзя. Однако Левиафан это сделать сможет... предварительно запомнив комбинацию, разумеется. Для него раб, неуязвимый к чужим ментальным воздействиям, может оказаться полезнее, чем общедоступный.
  - Так значит, их уровень технического развития... - Дэйр-Ринг снова перешла на интересную для неё тему.
  - Да, скорее всего является искусственным - полученным в подарок от Левиафана. Тот нашёл в Глубоководных очень удобных рабов - способных действовать в его владениях, но также при необходимости и выходить на сушу без специального оборудования. А они получили технологический скачок и покровительство сильнейшего телепата, вдобавок очень хорошо знающего о ситуации в Галактике. Каждый отдельный Левиафан - затворник и домосед, но сеть телепатической связи между укрытиями позволяет им быть в курсе текущей галактической политики.
  - Почему ты уверена, что там один Левиафан, а не целая стая? - спросил Ричард.
  - Они никогда не собираются больше трёх на одной планете - так их сложнее найти и истребить. Но семья Левиафанов не ограничилась бы порабощением одного племени - они бы заставили на себя работать весь Марс. Нет, перед нами одиночка, причём с весьма скромными аппетитами.
  - Ну, с одиночкой справиться проще, - "утешился" Ричард. - Я так понимаю, никаких сверхспособностей, кроме телепатии и огромного размера у него нет?
  - Если бы, - хмыкнула Змея. - Восприятие. Как минимум не уступает вашему по количеству органов чувств, и заметно превосходит их по чувствительности - размер сенсорного поля имеет значение. Шкура. Металлорганический композит толщиной в метр, способный выдержать взрыв в тонну тротилового эквивалента. Наконец, поля эффекта массы, используемые для защиты, движения и нападения. По сути, каждый Левиафан - это биологическая боевая подлодка, способная временно превращаться в звездолёт, причём сразу с двумя сверхсветовыми двигателями.
  - А что будет, если направить на него ловушку для душ?
  - Если он в это время не умирает от естественных причин - ничего хорошего. Для нас. Душа псайкера такой силы очень крепко держится за тело.
  - А сможет ли он применять телепатию в этот момент?
  - Шшш... интересная мысль. Теоретически - нет. Левиафану придётся целиком сосредоточиться на сохранении своей Эссенции. Ненаправленные удары по чужим мозгам он наносить сможет, но создать ментальный бур для вскрытия "сейфа" - точно нет.
  - Так... вот собственно и первый пункт для большой рыбалки. Насколько я понимаю, в ближнем бою этот зверь останется силён даже под воздействием десятка ловушек. Но при этом он слишком труслив, чтобы в этот ближний бой полезть, рискуя получить чувствительной сдачи.
  - Примерно так. Но Глубоководные ведь от такого манёвра никуда не исчезнут, и боеспособности не утратят?
  - А я и не собираюсь с ними воевать. Просто побеседовать, пока Левиафан будет отключен. Чтобы никакие древние креветки в беседу не вмешивались.
  - Шшш... ну, даже если предположить, что они будут настроены разговаривать, потеряв ощущение воли своего хозяина... Остаётся один вопрос - как доставить ловушки под бок к Левиафану? С его-то чувствами...
  - У башни белых марсиан тоже были очень хорошие чувства.
  
  На самом деле у Ричарда был и четвёртый мотив - помимо спасения Пловцов-самоубийц, любопытства и желания отомстить тому, кто пусть ненадолго, но превратил его в управляемую марионетку.
  Он прекрасно понимал таких существ, как этот Левиафан. Сам таким был не очень давно.
  Если ты зарылся под землю аж на третий уровень Убежища, чтобы тебя не трогали, отгородился от беспокойного мира рядами супермутантов и фанатиков с высокотехнологичным оружием, а какая-то хитрая сволочь, несмотря на это, всё равно до тебя докопалась, да ещё и умудрилась уйти после этого живой - её нельзя оставлять в покое. Переверни все Пустоши вверх дном, но найди этого гада и сотри в порошок. Иначе в следующий раз к тебе может заявиться куда больше гостей. Самому Мастеру, правда, хватило и первого визита Выходца, но если бы они смогли разойтись живыми - именно так бы он и поступил.
  Вряд ли Левиафан поступит иначе с тем, кто осмелился потревожить его покой.
  А значит, нужно бить на опережение. Вырвать ему все зубы, пока это страшилище из бездны не распахнуло пасть как следует.
  Если понадобится - вместе с головой.
  
  Соотношение сил было, мягко говоря, не в их пользу. Левиафан не только больше и сильнее, не только лучше осведомлен, не только находится на удобной для него территории, у него не только больше слуг - самое важное, что у него есть развитая за тысячелетия индустрия. У них же - только осколки дхувианских технологий, комплект снаряжения Охотника да личные способности. Да, они могли бы развернуть производство оружия, станков, роботов, чего угодно - знания шестёрки в сочетании с уникальной гибкостью тел трёх из них позволяли создать очень многое. Но на это всё равно ушли бы годы - а контрудар следовало наносить в ближайшее время, пока Левиафан не собрал силы для ответной атаки.
  С другой стороны... Левиафан не знает, сколько их. Не знает, кто они и откуда. Даже если он посылает своих шпионов на поверхность, вряд ли их может быть много. А захватил он только тело Алефа, не разум. Значит, скорее всего, предполагает, что имеет дело с экспедицией из дальнего космоса или с племенем из отдалённых регионов Марса. Он не знает численности этой экспедиции, не знает и того, как скоро и какие подкрепления она может получить.
  - А знать о машине времени в гробнице... или вообще о возможности такой технологии он не может?
  - Сейчас - не может. Слишком молод. Левиафаны вашего времени прекрасно знают о возможности путешествий во времени, но нынешние - даже представить себе такого не способны.
  - Минутку. Ты говорила, что они скрываются от каких-то... Жнецов. Спрашивается, а что мешает им подчинить изобретателя или владельца машины времени, я уж не говорю - самим построить - вернуться в прошлое и стереть Жнецов в порошок до того, как те обретут силу? Или принцип самосогласованности является всеобъемлющим и непреодолимым?
  - Преодолимым... только последствия от его преодоления как бы ни хуже получаются.
  - Любопытно. И какими же именно?
  - Ты знаком с концепцией множественности миров?
  - Параллельных вселенных? Да, конечно. То есть, вернувшись в прошлое на машине времени без ограничений, я создам параллельный мир с изменённым прошлым, а мой останется неизменным?
  - Да, разумеется. Но это полбеды. В конце концов, в изменённой вселенной тоже может быть совсем неплохо жить. Спасти, например, разумного, который тебе дорог - да, в исходном мире он останется мёртвым, но ведь ты, путешественник во времени, можешь наслаждаеться его объятиями, разве не это главное? Если бы всё было так просто, все достаточно развитые цивилизации давно ушли бы в параллельные миры, обустроенные по их личным предпочтениям.
  - А они, как видим, не уходят... даже Куиру. Что этому мешает?
  - Ну... некоторые как раз уходят. "За предел", как это у них называется. Но это пространство с другими физическими законами, абсолютно непохожее на нашу вселенную. А вот в нашей так просто обустроиться, прыгнув в прошлое и став самым главным в своей песочнице, не получится. Видишь ли... Предположим, ты прыгнул в прошлое на десять минут и убил самого себя...
  - Я зелёный марсианин, вряд ли я смогу это сделать.
  - Ой, кто бы говорил! Хорошо, предположим Рианон прыгнул в прошлое и убил сам себя. Его мне не жалко и на убийство он вполне способен.
  - Да, хороший объект для мысленного эксперимента. И что будет?
  - Как я говорила, если машина не имеет встроенного принципа самосогласованности и не сбросит эту линию автоматически, возникнет вторая Вселенная. С мёртвым ранним Рианоном - назовём его Рианон-А, и живым более поздним, путешественником во времени - назовём его Рианон-Б. Законам сохранения энергии это не противоречит - поскольку полная энергия любой замкнутой Вселенной равна нулю. Два нуля, или пять нулей, или миллион нулей - сумма от этого не меняется. Но! Эти две вселенных возникнут в одиннадцатимерном океане на ничтожном расстоянии друг от друга. Почти вплотную. И между ними сразу же начнёт действовать мощная сила притяжения, которая будет стремиться снова слить их в одну!
  - То есть будет новый Большой Взрыв?! - искренне ужаснулся Ричард.
  - Ну, не так ужасно, - хмыкнула Змея. - Скорее всего, до этого не дойдёт, хотя в худшем случае - да. Но скорее всё ограничится обычным взрывом. Тут вот в чём дело. Разумные обычно довольно легко понимают, что одна и та же причина может иметь разные последствия - и это порождает расхождение темпоральных линий. Но им куда труднее понять, что может быть и наоборот - одно следствие может иметь разные причины. И это ведёт к схождению тех же линий. Предположим, в одном мире ты прошёл по пляжу, оставил след, но его смыли волны. В другом мире ты никогда по этому пляжу не ходил, следов не оставлял, волны накатывали на пустой берег. Однако последствия будут одинаковы - песок без следов. Когда же ВСЕ последствия окажутся уравнены, два континуума снова сольются воедино. Применительно к нашему гипотетическому Рианону - через десять минут после его путешествия в прошлое в лаборатории произойдёт взрыв, который убьёт Рианона-Б и сожжёт оба тела. При этом тело Рианона-Б окажется вытянуто обратно в его исходную вселенную. Последствия для полицейских обоих миров будут неотличимы - разрушенная лаборатория и обгоревший мертвец в ней. Поэтому два мира снова станут тождественны.
  - Погоди, но... такого тождества последствий можно добиться только при наиболее энтропийном развитии событий - потере всей информации об эксперименте. В частности, Рианон-А должен обгореть до такой степени, чтобы на его теле нельзя было обнаружить пулевую рану... Получается, что какая-то злая сила ведёт последствия любого не самосогласованного путешествия во времени к максимально быстрому росту энтропии?
  - Не "какая-то". Вполне реальная физическая сила притяжения между параллельными мирами. А что касается злости - просто вспомни, что наиболее энтропийное состояние любой системы - оно же наиболее вероятное. Хотя да, в нашей этической системе отсчёта фактор ускоренного возрастания энтропии можно считать злом. Собственно, наша Галактика - за другие не поручусь - во многом преставляет собой такое дрянное место для жизни именно из-за темпоральных путешественников, которым вовремя не дали по рукам. Можно сказать, что игры со временем без защитных средств открывают дорогу злу из-за пределов мироздания - хотя это всего лишь метафора. Время не более злобно, чем законы гравитации, которые тоже могут тебя убить, если ты шагнёшь с крыши без страховки. Хотя нет, плохое сравнение... тебя-то не могут, если гравитация не криптонская.
  - Так... погоди, но по законам причинности этот взрыв в лаборатории может произойти только после отправки Рианона в прошлое, так?
  - Правильно понимаешь. Иначе он изменит прошлое и создаст новую развилку, вместо того, чтобы схлопнуть существующую.
  - В твоём примере прыжок происходил всего на десять минут. Это для вселенной не страшно. Но вот мы сейчас погрузились на миллиард лет. На проклятый МИЛЛИАРД! И если бы гробница не была безопасной, самосогласованной машиной, то миры смогли бы объединиться только по прошествии этого срока! Это на сколько же успели бы разойтись последствия, и каких масштабов катаклизм нужен для их ликвидации?! Мы бы стёрли всю Метагалактику!
  - Да, стёрли бы, - невозмутимо согласилась Змея. - В принципе это возможно - раз уж физические законы позволяют СОЗДАТЬ целую вселенную одним шагом наружу из тоннеля, то уничтожить её позволяют тем более - это проще. Но это не так уж просто. Во-первых, чем дальше во времени происходит перемещение, тем больше энергии потребляет не самосогласованная машина и тем больше вероятность аварии в процессе перемещения. Во-вторых, старшие цивилизации Галактики очень не любят такие машины по понятным причинам. Их попадания в руки младших цивилизаций стараются не допускать, а если вдруг всё же попадут - не постесняются и с руками оторвать. В-третьих, это в основной хронолинии катаклизмы могут происходить только после твоего прыжка в прошлое. В побочной, которую ты создашь - в любой момент, она всё равно альтернативная, её история нигде не записана. В-четвёртых, стирать последствия в основной ветке не обязательно должны НОВЫЕ катаклизмы. Это могут быть вполне известные путешественнику происшествия. Просто они выполнят некоторую дополнительную работу по зачистке временного ствола.
  - И всё равно это выглядит... слишком разумно. Как неживая, неразумная сила, подобная гравитации, может зачищать следы с ловкостью, недоступной большинству профессиональных преступников? Небольшие по масштабам энергии различия могут иметь огромную причинно-следственную важность. Откуда космос знает, что именно вот эту записку нужно "случайно потерять", чтобы она не попала в руки известного политика и не спровоцировала большое расхождение в масштабах целой страны? И наоборот, взрыв Сверхновой в необитаемом уголке космоса за пылевой завесой вряд ли кто-то заметит.
  - А откуда фотоны и электроны знают, как им себя вести, чтобы соблюдать принцип неопределённости, не дав себя измерить по двум параметрам ни при каких обстоятельствах? Они тоже дадут фору профессиональным преступникам по части затирания следов. Это квантовая физика, "Алеф". Если воспринимать её в понятиях прошлого и будущего, планирования и обстоятельств, действительно возникает иллюзия разумности и даже хитрости. Но на квантовом уровне всё работает иначе. Элементарная частицы движется одновременно всеми возможными для неё путями, а потом из них "выбирается" тот, который не противоречит результатам наблюдений. Со временем то же самое, ведь формирование параллельных миров это чисто квантовый процесс.
  
  МОРСКИЕ ГЛУБИНЫ-2
  
  Иногда самым эффективным решением оказывается самое простое, даже банальное.
  Поломав голову в течение суток над вопросом "как незаметно и не подвергнувшись телепатической атаке доставить ловушки для душ к Левиафану", Ричард хлопнул себя по голове и обозвал идиотом.
  "А зачем, собственно, незаметно? Что он им сделать-то сможет?!"
  Заряженная ловушка для душ неуязвима даже для атомного взрыва. Поэтому Ричард просто прикрепил к ним свинцовые грузила и... сбросил вниз, на расщелину, где пряталось чудовище. Как глубинные бомбы.
  Конечно, их могло унести в сторону подводными течениями. Конечно, Левиафан мог послать своих рабов утащить эти штуки подальше, если уж не получается уничтожить. Однако первое - недостаточно далеко, а второе - недостаточно быстро.
  Потому что радиус действия ловушки составляет пять километров.
  Первые из них высосали часть Эссенции Глубоководных, которые вошли в зону поражения. Убить не убили, но вырубили, заставив поплавать пару часов кверху пузом. Пловцам, попавшим в ту же зону, ловушки не вредили - они были настроены Охотником на Эссенцию одного конкретного вида.
  Ну а второй отряд перехватчиков к ним банально не успел. Вторая волна ловушек, настроенных уже на Эссенцию Левиафанов, достигла заданной глубины - и вцепилась в чудовище, пытаясь выпить его душу.
  Неудачно, как и предусматривалось. Но охотничьи собаки и капканы тоже не убивают медведя сами по себе...
  
  Они спускались на дно, как маленькие божества, сходящие с небес - сияющие создания, подобные китайским фонарикам. Только двое - Ричард и Дж-Онн, первый для телепатической защиты от Левиафана (если тот решит брыкнуться), второй, соответственно, для телепатического нападения на Глубоководных, (если вдруг понадобится).
  Дэйр-Ринг, само собой, хотела присоединиться к ним - но тут воспротивились как близнецы, так и Змея. Втроём им удалось уговорить неуёмную путешественницу немного потерпеть.
  - Я постараюсь привезти тебе в гости живого Глубоководного, - пообещал Ричард перед отправкой.
  - Но я хочу увидеть их город, их архитектуру и живопись, их технологии и образ жизни!
  - Считаешь из их памяти. Или мы привезём считки. А позже, когда Левиафана в городе не будет, сможешь и сама его навестить.
  - А... с чего ты решил, что его там не будет?
  - Потому что плескаться в мелкой луже под названием Лоу Кэнэл эта тварь сочтёт для себя несолидным.
  
  - Итак, товарищи Глубоководные, позвольте кое-что разъяснить, - Ричард использовал соответствующее марсианское слово, как перевод английского comrade, которое в свою очередь было переводом с китайского "тунчжи". - Вы видите у меня в руках два предмета. Предмет в правой руке является парализатором, способным мгновенно обездвижить любого из вас, или группу, или всех в радиусе пяти километров. Его также можно переключить в режим убийства. Могу продемонстрировать, если хотите. Он, правда, не подействует на обитателя вон той пропасти, прямо за вашим городом. Поэтому я взял с собой ещё и предмет в левой руке. Это атомная бомба мощностью в пятьдесят килотонн. Так как ваш хозяин умеет выводить из строя любую электронику, данная конструкция работает на простейшей механике - пружины и химическая взрывчатка. Её я, увы, продемонстрировать на деле не могу, она по понятным причинам одноразовая. Я не знаю точно, убьёт ли этого уважаемого разумного непосредственно взрывом... ваш город точно снесёт, хотя он и не является моей целью. Но ударная волна определённо будет достаточно сильна, чтобы вызвать обвал и засыпать расщелину. Вряд ли даже самому бронированному в мире существу понравится лежать под миллионами тонн камня.
  Люди-лягушки переглянулись. Рыбьи глаза не имели выражения, и по ним трудно было судить о настроении существ. Но вряд ли их мысли были цензурными.
  - Ты сам погибнешь, если взорвёшь её, - прогудела наконец самая большая, десятиметровая самка. - И твой спутник тоже.
  - Да, пожалуй, - согласился Ричард, как будто это было мелочью, только что пришедшей ему в голову, но не стоящей особого внимания. - Это было бы... неприятно. Поэтому без причины я её взрывать не буду. Но если я пойму, что смерть или подчинение моего разума неизбежны... мои приоритеты могут поменяться. Если уж погибать, то лучше забрать с собой врагов. Это облегчит работу тем, кто придёт вслед за мной.
  - Кто ты? Чего ты хочешь?
  - Первый вопрос я с вашего разрешения оставлю без ответа. Я же не спрашиваю, кто вы такие. У каждой цивилизации есть своё право на частную жизнь.
  - Но это ты явился сюда со смертоносным оружием, а не мы к тебе.
  - Первый раз я пришёл без оружия и это кончилось для меня слишком плохо. Не хочу повторения, вот и пришлось прибегнуть к мерам предосторожности.
  - Уходи отсюда и мы тебя не тронем. Мы никогда не нарушали границу.
  - С удовольствием именно это и сделаю, но сначала мне нужно решить некоторые вопросы.
  - Хорошо, мы тебя слушаем.
  - Во-первых, мне нужна гарантия, что никто из вас не будет мстить. Ни мне, ни моему народу.
  - Как ты себе представляешь эту гарантию? Я готова поклясться самым святым, что для нас есть - именем Владыки Дагона. Но ты ведь не поверишь в это.
  - Почему же, поверю. Но у тебя останутся собратья, которые не поклялись. И уж тем более, клятва не будет распространяться на... владыку Дагона, да?
  - Владыка вне любых клятв. Он сам есть гарантия любой клятвы.
  - Тем более.
  - Тогда что ты предлагаешь? Висеть тут с бомбой, пока твоя рука не дрогнет и не обратит тебя в пузырь пара?
  - Нет, у меня есть идея получше. Мой спутник - сильный телепат. Позвольте ему прочитать ваши мысли. Откройте ваши сознания.
  - Чтобы убедиться в нашей искренности?
  - И это тоже. Но ваша искренность не много значит, когда в любой момент Владыка Дагон может приказать вам изменить планы. Дело в другом. Из ваших мыслей мы узнаем, каким оружием и какими средствами производства владеет ваш народ. И следовательно - насколько опасен он может быть для МОЕГО народа, когда выйдет на поверхность. Ну и конечно, как ему можно противостоять.
  - Ты требуешь очень многого, чужак. Ты хочешь бесплатно узнать секреты тысячелетий, вырвав их под угрозой насилия.
  - Безусловно. Но не я первым начал цикл насилия. И разве не лучше отдать тайну, чем превратиться в пар?
  - Не лучше! Видимо, ты очень труслив, чужак, и не понимаешь, что иногда лучше умереть, но не выдать военную тайну. Странно, ведь ты сам спустился сюда с бомбой ради безопасности своего народа.
  - Это было бы верно, если бы речь шла только о твоей личной безопасности. Но взрыв уничтожит весь город. Или есть у вас и другие города?
  - Это неважно. Тебе достаточно знать, что народ Глубоководных не может быть уничтожен никаким оружием с поверхности.
  - Возможно, не стану спорить. Однако урон вам будет нанесён солидный. Вопрос в том, какой вред меньше - от бомбы, или от моего знания вашей истории и науки. Я правильно формулирую суть дилеммы?
  - Да, всё верно. Мы оба висим в этой воде, чтобы защитить свои народы. Требуй меньшего - и возможно, получишь.
  - Проблема в том, что тебе я доверяю куда больше, чем твоему Владыке Дагону. Если бы ты была тут одна, я бы просто предложил слияние разумов. Обмен был бы равноценным... ну, достаточно равноценным. Но я не могу позволить, чтобы мои знания попали к существу из пропасти.
  - Значит, ты понимаешь суть моей проблемы.
  - Что ж, возможно я помогу тебе сделать выбор, если скажу, что у меня есть не только бомба. Видишь ли, если я включу мой парализатор в режим убийства, он не просто разрушит твой мозг. Он извлечёт также все знания, которые там содержатся. И это затронет ВСЕХ Глубоководных в радиусе пяти километров. Что лучше - отдать знания нескольких представителей народа, или жизни и знания целого города?
  - Это... меняет дело, - неохотно признала великанша. - Но откуда мне знать, что ты не врёшь? Пока что мы видели только, как этот парализатор усыпил на время нескольких наших собратьев.
  - Верно. Поэтому предлагаю сделку. Я применю это оружие на нескольких добровольцах из числа твоих собратьев. Думаю, хватит троих - и ещё одного, которого я выберу сам. Если в моей руке обычное оружие - я не получу ничего, а вы потеряете лишь несколько жизней, что сущая мелочь в сравнении со взрывом бомбы. Если же этот инструмент действительно позволяет мне украсть ваши знания, то это... ну, немного хуже, чем позволить себя телепатически прочитать без летальных последствий, но намного лучше, чем если бы я высосал память всех и каждого.
  Самка потёрла круглый подбородок перепончатой лапой.
  - Откуда мне знать, что убив четверых, ты уберёшься отсюда и не вернёшься больше?
  - Очень просто. Взрывать бомбу, получив желаемое, мне невыгодно - ведь тогда я погибну и не смогу принести своему народу желаемые знания. А если бы я хотел убить вас всех с помощью парализатора, который для меня самого безвреден, то применил бы его уже давно, и не тратил бы времени на переговоры.
  - Хорошо... - после некоторого размышления сказала Глубоководная. - Ты победил, чужак. Тогда я сейчас посоветуюсь с моим народом - кто именно станет жертвой твоей машины...
  - Не так быстро. У меня есть ещё второе требование. Помимо защиты от мести мне нужна и другая гарантия.
  - Поистине твоя наглость беспредельна, чужак с поверхности.
  - Тот, у кого есть оружие, имеет право ставить условия тому, у кого их нет. У меня два оружия в двух руках, поэтому я вдвойне опасен - и соответственно, выдвигаю два требования. Не пять и не десять.
  - Ладно, от того, что я тебя выслушаю, хуже не станет. Говори.
  - Я хочу стать частью договора. Мне нужно будет иногда погружаться в океан. Границу глубины 3200 я при этом пересекать не буду. Первый раз не в счёт, я тогда не знал о существовании договора. Но мне нужно быть уверенным, что ВЫШЕ границы никто не попытается меня подчинить или сожрать.
  - Я могу пообещать за себя, за старейшин города, но не за Владыку Дагона.
  - А на этот счёт я гарантии обеспечу сам. Просто буду нырять каждый раз с бомбой. Владыка Дагон, который сейчас смотрит на меня твоими глазами, знает, с какой скоростью я могу двигаться. Эй ты, креветка из расщелины, слышишь меня там? Если сейчас не слышишь, прочитай потом в голове своей рабыни. Если я почувствую, что кто-то пытается мной управлять, я пойду вниз на полной скорости. И прежде, чем ты прорвёшься через мою защиту - рвану её у тебя под боком.
  
  - Ты думаешь, Левиафан не понял, что мы там присутствовали только в виде астральных проекций? - скептически спросил Дж-Онн.
  - Он-то, конечно, понял, - хмыкнул Ричард. - Но сообщить об этом вовремя своим слугам - не мог. Если бы я уловил хоть малейшее энергетическое возмущение со стороны пропасти, или ты ощутил хоть слабый импульс в Эмпирее - я бы тут же взорвал её.
  - Так ведь бомба тоже была проекцией, Левиафан знал, что она не опасна...
  - С чего ты взял? Бомба как раз была абсолютно настоящая. Глубоководные не знают, как должен выглядеть зелёный марсианин на самом деле, поэтому "призрачность" проекции приняли, как должное. Тем более, и наши настоящие тела могли бы выглядеть именно так, если бы мы захотели. Но как выглядит атомная бомба, они знают... уж лучше тебя точно, раз ты не отличил её за время путешествия.
  Глаза брата стали размером с пол-лица.
  - Настоящая?! Но... как ты её удерживал в руке?! Сила телекинеза на таком расстоянии - что-то порядка грамма, а настоящая бомба весит намного больше!
  - Элементарно, братик. Я превратил и ловушку для душ, и бомбу в мини-подлодки. С собственными двигателями и плавательными пузырями. А чтобы управлять ими и заставлять их двигаться синхронно с проекцией - телекинеза в один грамм мне вполне хватало. Я сделал чувствительные кнопки.
  - Но откуда у тебя вообще взялась бомба?! Это высокотехнологичное изделие, ты не мог бы её сделать за такое короткое время!
  - Конечно. Я её сделал ещё пока ты был в глубоком сне. Или ты думаешь, я бездельничал этот год? У меня хватало времени на всякие хобби.
  - Но зачем?!
  - Понимаешь, за годы одинокой жизни в пустыне выработалась привычка иметь при себе на всякий случай что-то мощное. Ситуации разные бывают.
  
  - Это извращение! - Охотник за душами обвиняюще ткнул толстым пальцем в грудь Ричарда. - Я предупреждал - нельзя использовать ловушки для убийства! Принудительное извлечение душ - быстрейший путь к деградации!
  - Для вас - возможно, - невозмутимо отозвался Ричард. - Но для нас это всего лишь полезная машина, так как мы не чувствуем души напрямую, и соответственно, не испытываем потребности собирать их. Мы не станем наркоманами-спасателями.
  - Только поэтому я ещё разговариваю с тобой, вместо того, чтобы убить на месте. Да, для вас это не искушение. Но дал вам эту технологию Я, и всякая Эссенция, собранная раньше срока, ляжет грузом на МОЕЙ совести. Если бы этот запрет было так просто обойти, каждый из нас давно нанял бы тысячи агентов других рас, и послал их собирать души для себя.
  - Задания ты мне тоже не давал, так что не несёшь даже косвенной ответственности, - парировал землянин. - Но я не понимаю, чем ты недоволен. Я тщательно изучил ваши правила и ничего не нарушил. Запрещается принудительное разлучение души с телом. Но я никого не принуждал - все мои трофеи пошли на это вполне добровольно.
  - Да! Потому что ты заставил их, угрожая высосать Эссенцию со всего города!
  - Но не высосал ведь. А угрожать правила не запрещают.
  - Да, не запрещают, потому что никому до сих пор не приходила в голову такая пошлая казуистика! Заставить отдать под угрозой оружия - это то же самое, что отнять силой!
  - Да, ДЛЯ ВАС это одно и то же. Вы вынуждены соблюдать дух правил, а не букву, чтобы не скатиться в банальный вампиризм. Да, Охотник, который потребовал отдать душу под дулом плазменной пушки, будет делать это снова и снова точно так же, как и высосавший её вообще без всяких разговоров. Но я - не Охотник. Я это делаю только по необходимости, никакого удовольствия не получая. Так что пока я соблюдаю букву - всё в порядке. Вернёшься в своё время - можешь сказать собратьям, чтобы переписали правила, исключив эту лазейку. Мне уже будет всё равно.
  
  Теперь речь шла об игре на скорость. Даже кротокрысу понятно, что угроза атомной бомбардировки Левиафана надолго не остановит - скорее наоборот, подтолкнёт работать активнее. Вся операция Ричарда была направлена на то, чтобы выиграть время. Морской зверь не атакует до тех пор, пока не будет уверен в собственной безопасности. Сколько ему понадобится времени, чтобы эту безопасность обеспечить и каким образом?
  Самый простой способ - перебраться из своей расщелины в какую-нибудь другую, подальше. Поэтому Ричард первым делом допросил запертые в ловушках души Глубоководных и составил полную карту дна Белого Моря.
  Подходящих для стометровой туши укрытий оказалось немного - всего девять штук. На следующий день в каждой из них оказалось по несколько неизвлекаемых атомных мин. Настоящий заряд, правда, присутствовал всего в четырёх - Ричард не изготовил в своё время достаточного количества атомных бомб, о чём сейчас горько сожалел. Остальные были на обычной химической взрывчатке, а то и вовсе безвредными свинцовыми муляжами. Но приближаться к ним для проверки было слишком опасно. Глубоководным - из-за ловушек, настроенных на них, Левиафану - из-за бомб, которые всё-таки могли оказаться настоящими.
  - Ты понимаешь, что втягиваешь нас в настоящую войну? - хмуро заметила Змея. - С очень серьёзным противником. И по существу - исключительно из-за твоего самомнения. Если бы мы оставили в покое ту пару сотен Пловцов, ничего этого бы не случилось.
  - Мне не миллиард лет, в отличие от некоторых, - проворчал Ричард. - И ты принимала решение вместе со мной, хочу напомнить.
  - Я не думала, что ты зайдёшь так далеко. Это же додуматься надо - угрожать атомной бомбой Левиафану! Убить его сразу - и то было бы разумнее!
  - Было бы... если бы у нас была такая возможность. Кстати, твои соплеменники не смогут изготовить специализированный яд для Левиафана, как обещались для Глубоководных?
  - При наличии приличной порции Эссенции или полного анализа биохимии - запросто. Тех капелек, что ты с него собрал, недостаточно.
  - Плохо... впрочем, если он будет достаточно глуп, чтобы использовать для разминирования шоггота, мы это мигом исправим...
  - Не надейся. Даже если он и не знал толком, что есть Эссенция, работа ловушек даст ему достаточно информации для размышления.
  О шогготах путешественники узнали из воспоминаний Глубоководных. И эти сведения оказались довольно-таки неприятными.
  Само слово "шоггот" (или "шаг-тот" в другом произношении) означало "пожиратель душ" или "тот, кто питается Эссенцией" - и было величайшим оскорблением в адрес Охотников за душами (примерно как "свинья" или "слизняк" для человека, хотя биологически люди - весьма отдалённые родственники как свиньям, так и тем более слизням).
  С генетической и цитологической точки зрения, шоггот является родственником бактерий "белого света". Не исключено, что прямо из них и делается, путём фильтрации морской воды и дальнейшей работы с бактериальными культурами.
  С точки зрения эволюционной он является чем-то средним между малками и земными животными. У Ма-Алек физические связи между клетками отсутствуют вовсе, есть только биохимические и информационные (передачу обеспечивает биопластик). У земных многоклеточных связи в основном жёсткие, и их разрушение равносильно травме, если не гибели. У шогготов же связи между клетками формируются и разрушаются по мере надобности.
  Сами же клетки на редкость универсальны. В своём базовом состоянии они могут сокращаться, как мышечные, и передавать сигнал, как нейроны. После активации или отключения некоторых генов - могут становиться прозрачными и фоточувствительными, генерировать широкий спектр веществ внутренней и внешней секреции, поглощать питательные вещества и доставлять их соседям.
  В результате получается своего рода биологический конструктор "собери сам". В изначальном, инертном состоянии шоггот - всего лишь однородная масса, бактериальная культура, почти не реагирующая на раздражители. Но под влиянием импульсов Эмпирея он может за считанные минуты сформировать почти любую ткань, орган и даже целый организм. Внутренняя структура, конечно, будет здорово отличаться от оригинала, но функционально подобие получается почти полным. Это не только отличный исполнительный организм-механизм, заменяющий промышленных и боевых роботов, но и почти идеальный источник органов для пересадки. Суперклетки шоггота могут приживаться почти в любом организме, не вызывая отторжения.
  Почему тогда его вид вызывает инстинктивный страх у большинства разумных, а саму субстанцию назвали столь ругательным словом, которое звучит в Галактике и через миллиард лет?
  Дело в том, что наилучшим "шаблоном" для шоггота является Эссенция. Она позволяет получить подобие изначального организма не только на функциональном, но и на микроуровне, вызывая дифференциацию суперклеток. Впитавшая Эссенцию ткань шоггота теряет универсальность, зато получает стабильность. Иными словами, она может функционировать и в отсутствие направляющей воли оператора.
  Причём специализированные таким образом ткани не полностью теряют универсальность. Отвечающие за неё гены как бы "прячутся" - и могут заново активироваться при подходящих условиях, превращая дифференцированные клетки обратно в суперклетки.
  Нечего и говорить, насколько это расширяет возможную сферу применения.
  Проблема в том, что шоггот, несколько раз получивший Эссенцию, уже отказывается возвращаться в инертное состояние. Он начинает искать себе новую. Он хочет эволюционировать, поглощая всё новые и новые образцы живой материи, новые знания и адаптации. Он становится пожирателем душ.
  Читая соответствующие воспоминания, Ричард ощутил такое же смущение, как и Охотник. Он слишком явно вспомнил себя-Мастера. Конечно, сейчас он избавился от этого синдрома, спасибо Выходцу и "Серой Зоне"... но всегда неприятно понимать, чем ты был на самом деле.
  Левиафана это, правда, ни разу не смущало. Проблемы низших рас - это проблемы низших. Чем больше своей Эссенции он вливал в шоггота, тем лучшим исполнителем тот становился. Конкурировать с могучим разумом Владыки Дагона не смогла бы даже его полная миниатюрная копия. А чтобы избежать риска длительной эволюции в отсутствие оператора, по завершении работы с шогготом Левиафан посылал мощный деструктурирующий импульс, код завершения, который полностью уничтожал все следы поглощённой информации, возвращая биосистему в начальное инертное состояние.
  В силу этого, если бы шоггот под управлением Левиафана приблизился к ловушке, они бы мгновенно получили всю нужную информацию.
  - Оператором может быть не только сам Левиафан. По его приказу это может сделать кто-то из Глубоководных, - предположила Змея.
  - По сравнению с Дагоном они как телепаты - ничто. По моим прикидкам, дальности прямого контроля хватит максимум метров на тридцать. Для разминирования нужно гораздо больше. Если же они используют автономных шогготов, заряженных Эссенцией, то ловушка обезвредит их гораздо дальше.
  - Ладно, сдаюсь, - прошипела Уроборос. - Признаю, немного времени ты нам выиграл. Недели, в самом лучшем случае месяцы...
  - Нет. Ещё не выиграл. Есть ещё один очевидный ход с его стороны. К которому я готовился с самого начала.
  
  Когда старые инструменты показали свою неэффективность, Дагон, очевидно, пришёл к выводу, что пора обзавестись новыми. Глубоководным не особо хотелось нарушать ими же установленную границу, но кто их спрашивал? Несколько экспедиций направились к берегам Белого Моря, неся с собой икринки Левиафана - ретрансляторы его воли, позволяющие контролировать разумных за сотни и тысячи километров. Он намеревался подчинить весь Марс!
  Он не учёл, что на поверхности ему придётся иметь дело с телепатом сравнимой квалификации.
  Дж-Онн Дж-Онзз собаку съел на противодействии телепатическим покушениям всех мастей, в том числе и попыткам массового телепатического контроля. Правда, в этом времени у него не было поддержки Великого Голоса, так что в прямой дуэли разумов с Левиафаном Преследователь, вероятно, не продержался бы и пяти секунд. Но противостояние умов - совсем другое дело.
  Биопластиковые закладки в мозгу каждого жителя побережья. Всего несколько молекул, совершенно безвредных и незаметных. Не все из них дожили до своего часа - многие были разрушены метаболизмом или унесены со своих мест кровотоком.
  Но осталось достаточно таких закладок, чтобы когда бактерии "белого света" начали вести себя неприлично, или потоки энергии Эмпирея заледенели от холодной непреклонной воли - полицейский из будущего мгновенно узнал об этом. Прежде, чем Левиафан успевал установить постоянный контроль над каким-либо городом, туда вылетал Ричард и мощным телекинетическим ударом превращал сияющий шар икринки в безвредную лужицу слизи.
  У многих людей и Полукровок по всему Беломорью были отмечены провалы в памяти, но нигде они не превышали пяти минут. Тем не менее, не успевших скрыться Глубоководных кое-где заметили. Из страны в страну поползли слухи о близком конце света...
  
  Могло показаться, что шестеро путешественников с большим трудом держат оборону против подводного чудовища, которое они неосторожно пробудили. И не то, чтобы это была совсем ложная интерпретация положения, в котором они оказались.
  Ричард, однако, предпочитал смотреть на неё иначе. А именно - Левиафан в панике. Он загнан в угол. Осталось лишь немного его дожать.
  Слишком наглое суждение? Вероятно да, однако Ричарду было не привыкать наглеть. На Пустошах слишком скромные приключенцы долго не жили. И иметь дело с подобными наглецами ему тоже приходилось, так что он мог судить о процессе с обеих сторон.
  Кроме того, ему удалось заставить Великую поделиться пакетом воспоминаниямй об этих странных существах.
  Левиафаны очень горды, да. Но при этом ещё и очень трусливы - ну, или осторожны, это как сказать. Они не будут рисковать собой ради мести. Если встанет выбор между позорным выживанием и гордой смертью, любой из них не колеблясь выберет первое. Для победы нужно всего лишь заставить Дагона сделать соответствующий выбор.
  Процесс "добивания", однако, осложнялся тем, что точного положения Дагона они теперь не знали. Тот покинул свою расщелину (Ричард её, конечно, немедленно заминировал), и дрейфовал над дном, изображая подводную лодку. Его можно было запеленговать по ментальным импульсам, когда он пытался кого-то контролировать на большом расстоянии, но эта информация оставалась актуальной не больше получаса. Под водой Левиафан выжимает до пятидесяти узлов - и это только бесшумно, если же он позволит себе взбаламутить океан, то, вероятно, сможет сравняться и с Ричардом в режиме кавитации - но тогда его и ребёнок засечь сможет. Ребёнок-малк, конечно же - способный по всем параметрам потягаться с противолодочным вертолётом.
  Его проблема, однако, заключалась в том, что столь огромную тушу требовалось кормить. Когда Левиафан неподвижно висит в одном месте, он может охладить своё тело почти до нуля по Цельсию, и снизить потребность в пище до минимума. Но для того, чтобы курсировать по морям, ему нужна энергия.
  Получить такую энергию он мог тремя способами. Во-первых, просто съесть что-то большое или много мелочи - телепатическим внушением направив добычу себе в пасть. Во-вторых, напрямую выкачать из Эмпирея, как делали сами Ма-Алек. И наконец, переключиться на импланты жизнеобеспечения.
  Ричард искренне надеялся, что креветка выберет первый или второй способ. Тогда разбросанные по волнам детекторы возмущений Эмпирея немедленно указали бы её положение. Но увы, приборы молчали.
  Надеяться, что заряд в имплантах кончится, не приходилось. Они рассчитаны как минимум на десятилетия, а может и на века межзвёздного путешествия. И нет никаких гарантий, что у Левиафана нет способа перезарядить их где-то в океане.
  Если импланты и вырабатывали какую-то энергию, излучение или поле, то километры водной толщи эффективно эти признаки глушили.
  Клонария, проникшись проблемами пришельцев, предложила использовать для поиска морского чудовища её соплеменников - но Дж-Онн отказался подвергать Пловцов такому риску. "Это должно остаться строго между нами", - сказал он.
  Ричард на всякий случай разместил по всему океану детекторы электромагнитных возмущений. Теперь Дагон не мог воспользоваться ни одним видом телепатии, не выдав себя. Он потерял своё главное оружие - но по-прежнему оставался невидим и неуязвим. Патовая ситуация.
  - Не самая выгодная ситуация, - хмуро заметила Змея. - Левиафан может ждать тысячелетиями, а стоит нам уйти в стазис, как он перехватит инициативу.
  - Да, но он не знает, когда именно мы уйдём в стазис, - хитро улыбнулся Ричард. - Более того, он вообще не знает, что мы из будущего, и что мы пользуемся стазисом, чтобы вернуться в своё время. Единственный способ для него узнать, следим мы или нет - это попробовать снова подчинить кого-то, а я чётко дал ему понять, чем это чревато. Он скорее ожидает, что мы можем в любой момент вызвать на помощь десяток сородичей. И тем не менее, я лично в стазис уходить не собираюсь, да и вам не советую. Я думаю, работая вместе, мы управимся за месяц-другой.
  
  "Другой" не понадобился. Они управились ровно за месяц. Ричард, как единственный, не боявшийся огня, работал в домнах, выплавляя металл, а Дэйр-Ринг и Дж-Онн собирали готовые детали - от многотонных до микроскопических.
  Перерывы они делали только на сбор душ. Ричард выяснил, почему многие Пловцы умирали на такой глубине. Оказалось, в последние недели они чувствуют отравление, и намеренно кончают жизнь самоубийством. О Глубоководных они почти ничего не знают, помимо страшных легенд, которым мало кто верит. Но смерть в лихом заплыве туда, где не ступала ласта Пловца, представляется им более романтичной, чем судорожне барахтанье в агонии на поверхности.
  Убедившись, что хорошо вооружён, Ричард приступил к собственно промысловому лову. Он запустил в море сотню подлодок-роботов с ламповым управлением, оборудованных ловушками для душ. Идя чуть выше границы в 3200 метров, они не нарушали договор, и в то же время имели небольшую вероятность попасться на глаза Пловцам. В то же время, радиус обнаружения доставал почти до самого дна.
  Выстроившись в цепь с пятикилометровым интервалом, они прочёсывали зону почти в пятьсот километров шириной.
  Конечно, у Левиафана оставалось множество способов увильнуть от этой облавы. Но на каждый способ Ричард подготовил контрмеру, и любой манёвр так или иначе вёл к обнаружению чудовища.
  Разогнаться и проскочить мимо цепи, обойдя её с фланга, или попытаться проскочить возле дна между двумя роботами? Для этого требовалось форсировать метаболизм, что вело к усилению сердцебиения, разогреву тела - и Левиафан бы "засветился" на акустических датчиках или инфракрасных детекторах.
  Вывести подлодки из строя или подчинить их? С ламповой техникой это не то, чтобы совсем невозможно, но потребует больших затрат энергии и/или глубокой концентрации. И сразу же забибикают детекторы возмущений Эмпирея, в избытке раскиданные по волнам.
  Уничтожить ударом эффекта массы? Там даже специальные детекторы не понадобятся, сам факт удара станет однозначным сигналом "Левиафан в радиусе пары десятков километров", дальность-то у него ограничена.
  Послать Глубоководных вывести роботов из строя? Это будет нарушением договора о границе, а значит, Ричард получит полное право собрать их Эссенцию.
  Если бы Левиафан совершенно точно знал радиус действия ловушки (пять километров), он мог бы залечь на дно на достаточной глубине (участков глубже 8200 метров в Белом Море было немало), и пропустить цепь над собой. Но во-первых, Левиафан точного радиуса не знал, и из перестраховки был обязан предположить, что "занавес" тянется до самого дна везде. А во-вторых, Ричард тоже знал все такие участки, и заранее (ещё до запуска подлодок) сбросил на них пассивные донные акустические и тепловые сенсоры.
  Левиафан, однако, эти приготовления засёк, прекрасно сообразил, что они означают, и отправил Глубоководных собрать сенсоры, как грибы. Защитить ИХ с помощью ловушек (или чего бы то ни было), Ричард уже не мог - эта территория находилась ниже границы, и рыболягушки были в своём праве.
  Заодно, видимо, "большая рыбка" прекрасно поняла, для чего понадобилось такое "минирование", и утвердилась во мнении, что проход лодок МОЖНО переждать на дне, если залечь достаточно глубоко.
  Только вот сенсоры были далеко не столь просты. Внутри большой коробки скрывались два сенсорных модуля. После того, как коробка достигала дна, один модуль оставался внутри неё, а второй - выталкивался скрытой пружиной наружу, проплывал пару десятков метров и зарывался в мягкий грунт. Либо наоборот - зарывался непосредственно под лежащей коробкой. Глубоководные подбирали то, что лежало на виду, но не могли найти хорошо спрятанную "мину". На всякий случай Ричард выполнил их из немагнитного титана, хотя и сомневался, что лягушки начнут прочёсывать ил с миноискателями.
  Получить от них ответный сигнал, кстати, было тоже совсем не просто. Даже толща обычной морской воды - препятствие практически для всех видов радиосвязи. А уж вода Белого Моря, насыщенная электрически активными бактериями - вообще служила идеальной заглушкой.
  Пришлось играть в открытую.
  
  "Навык "Ловушки" - плюс пятнадцать процентов!" - похвалил себя Ричард, когда три дня спустя один из сенсоров засёк биение сердца чудовища. Гидрофон тут же направил к поверхности мощный кодированный звуковой сигнал. Конечно же, Левиафан его засёк - и понял, какую ошибку допустил. Но это уже не имело значения.
  Он мог бежать на максимальной скорости - и отрастить за собой ясно видимый "хвост", который запросто отследят буи на поверхности. Или мог уходить медленно и осторожно - и не успеть выйти из зоны поражения глубинных атомных бомб. Но это уже тоже не имело значения.
  Ричард ракетой устремился к обнаруженному объекту. Как и в прошлый раз - астральной проекцией. Только на этот раз без бомбы.
  - Дагон! Я пришёл договориться!
  
  - Слушай, креветка. Я отлично понимаю, что ты ещё не проиграл. Что ты ещё даже не размялся толком. Что обнаружить - не значит уничтожить. Что ты можешь сбить всё, что я в тебя направлю, а удалённые взрывы, даже ядерные, ты переживёшь.
  - Ты понимаешь. Это хорошо.
  - Я также понимаю, что если тебя по-настоящему загнать в угол, ты можешь сделать... очень плохие вещи. Не будем их описывать.
  Левиафан мог иметь спрятанные бомбы в каждом городе Беломорья - он уж точно не глупее Ричарда и не хуже разбирается в технологиях. Он мог приказать всем жителям Марса - или хотя бы значительной их части - убить себя. Он мог позвать на помощь своих собратьев с других звёзд. Ричард не произнёс этих вариантов вслух только потому, что боялся навести тварь на "конструктивные" мысли.
  - Не будем. Чего ты тогда хочешь?
  - Тебе ведь всё равно придётся покинуть Марс. Не сейчас - так через несколько тысяч, в крайнем случае миллион лет. Мой народ хорошо разбирается в планетологии. Этот мир будет быстро терять атмосферу и воду.
  - Быстро по геологическим меркам. Десять-двадцать миллионов лет - очень много даже для меня.
  Ричард мысленно выругался. Он сам подозревал нечто подобное. Снижение уровня моря на много километров всего за миллион лет не является естественным процессом. Тут произойдёт что-то нехорошее... некий природный или искусственный катаклизм.
  И он не мог рассказать об этом Левиафану, не раскрыв, что сам является путешественником во времени.
  - И тем не менее, ты ничего не потеряешь, если уйдёшь отсюда пораньше. Я готов дать тебе пару десятилетий на подготовку, чтобы ты не бежал совсем с голыми щупальцами.
  - И почему я должен позволять тебе давать мне что-то, а не раздавить тебя и твой народ, как червей?
  - До моего народа ты не доберёшься. Если ты ещё не догадался, мы не отсюда. Убить меня и двух моих друзей ты, вероятно, сможешь - Но это обойдётся тебе слишком дорого. Во-первых, потому что мой народ не злопамятен, но память у него хорошая. Тебе предстоит жить потом тысячи, возможно миллионы лет в ожидании возмездия - не имея возможности ударить на опережение. А во-вторых - потому что я уже закончил ультимативное оружие против тебя.
  Он развернул белый лист, на котором, с невозможной для карандашного рисунка чёткостью, проступило изображение некой конструкции во льдах. Рядом, для масштаба - фигурка человека. Судя по ней, конструкция не намного уступала в размерах самому Дагону.
  - Что это? - Левиафан, похоже, уже понял, но ещё надеялся, что ошибся.
  - Радиотелескоп, который мы возвели возле северной полярной шапки, и нацелили на ближайшую опорную базу Жнецов. Сигналу, конечно, идти до неё лет триста, но для тебя это не такой большой срок.
  - Самоубийцы! Ничтожные медузы! Вы не понимаете, с чем играете! Жнецы уничтожат и вас, и всё живое на этой планете!
  - Я знаю. Поэтому телескоп настроен по принципу "мёртвой руки". Сигнал будет отправлен, только если мы погибнем.
  
  Левиафан уходил медленно и величественно, как и подобает чудовищу из бездны. Теоретически он мог прорвать пространство и время просто мысленным усилием, но это было бы для него слишком некомфортным.
  Левиафаны вообще не любили спешить. Это, собственно, было единственной причиной, по которой он дал Ричарду себя загнать. Привыкшие мыслить в масштабах тысячелетий, строить сложные и долговременные планы, они некомфортно себя чувствовали, когда тактический расклад менялся каждый день. В позиционной игре с Ричардом морская тварь чувствовала себя так же, как чемпион в шахматах по переписке, вынужденный играть блиц-турнир. Ну, или, если угодно, марафонец, которого заставили бежать спринт. Он не успевал собрать полную информацию, как она уже устаревала.
  Именно поэтому Ричард и Змея не готовы были предоставить ему столетия для подготовки отступления. Дать собраться с мыслями - означало уступить ему инициативу. После длительного торга сошлись на пяти марсианских годах, примерно равных десяти земным.
  За это время Глубоководные собрали все нужные вещи для путешествия на другую планету, начиная от больших грузовых кораблей, заканчивая маленькими фляжками с культурами водорослей и телами домашних животных в спячке.
  Сам же Левиафан был занят куда более серьёзным делом - он строил портал. Вернее, строили шогготы под его управлением - Владыка Дагон был выше примитивной работы руками. Поскольку под водой плавить металл затруднительно, строительным материалом стал генетически модифицированный коралл, в раковинках которого откладывались нужные микросхемы. Основные блоки, как выяснилось, хранились в кладовых подводного города уже давно, теперь нужно было их срастить в единую конструкцию, над чем и трудились пять лет живые полипы. Коралл растёт медленно.
  Готовый портал получился весьма впечатляющей конструкцией - готического вида арка между двумя скалами, двух сотен метров в высоту и трёх - в ширину. Питали его два электрогенерирующих шоггота - настоящих живых озера по обе стороны от арки. Когда пространство между ними начало закручиваться водоворотом, Ричард развернул своё тело десятком телескопов, чтобы не упустить ни малейшей детали - для него, как для специалиста по многомерной физике, этой опыт был бесценным.
  В океане вода была. В Эмпирее её, разумеется, не было. Поэтому, когда колоссальный пролом соединил две вселенных, Левиафану не пришлось работать щупальцами, а кораблям - включать двигатели. Их просто подхватило течением и швырнуло в бездну в одно мгновение. Будь портал немного поменьше, их бы просто расплющило водоворотом, а так поток получился достаточно равномерным.
  Ричард знал, что происходит сейчас по ту сторону портала. Левиафан защищён пузырём трёхмерности, который он сам же генерирует, остальные по сути превратились в потоки информации, в чистую энергию. Ощущение приятным не назовёшь, однако ничего фатального им не грозит. Разумное существо в чистом Эмпирее может превратиться не пойми во что под влиянием собственных мыслей и чувств - поэтому Левиафан контролирует их сознание, удерживая в "статическом" режиме. Затем он притянет разбросанных путешественников эмпирейными щупальцами и втянет внутрь своего пузыря.
  На планете прибытия стационарного портала нет, поэтому Левиафан взял с собой более компактный эмпирейный двигатель. Портал, который он создаёт, имеет всего десяток метров в диаметре. Через эту дыру вылезут Глубоководные (в атмосферу над водой, или неглубоко в море - на большую глубину их давление не пустит). Уже на месте они отгрохают лет за десять стационарный портал, через который Владыка Дагон вступит в свои новые владения.
  Довольно неуклюжий метод, но гораздо более надёжный, чем кажется на первый взгляд. Если планета прибытия окажется негостеприимной, он снова откроет малый портал и заберёт своих слуг обратно, чтобы поискать другую.
  А вот на Марсе, откуда Левиафан ушёл, всё было далеко не столь спокойно. Втягиваясь в огромный провал под чудовищным давлением восьмикилометровой глубины, вода создала катастрофической силы шторм. Прекрасный коралловый город оказался стёрт течением за несколько секунд, обломки выбросило в портал. От грохота и перепада давлений заложило уши у всех морских созданий в радиусе пары километров. А Ричарда ещё и жестоко скрутило эмпирейным возмущением, так что он почти не мог сопротивляться, когда его подтаскивало к дыре.
  Не то, чтобы Левиафан осознанно мстил ему. Скорее, просто не счёл нужным убрать за собой. Если его враг так ничтожен, чтобы погибнуть от незакрытого портала... что ж, это проблема врага. Дагона здесь уже нет, куда он ушёл - неизвестно...
  Полностью выброшенный в Эмпирей Ма-Алек не погибнет - как не погибли белые марсиане в Зоне Сохранения. Но вернуться обратно будет крайне сложно... не факт, что вообще возможно. А каждый час, проведённый там без квантового поля, охраняющего материальность, грозит превратить его в нечто... очень странное и вряд ли жизнеспособное в обычном пространстве. Эмпирей намного подвижнее и разнообразнее, чем его бесцветный двойник.
  Или же... ну да, на это Левиафан и рассчитывал! Спасаясь от мутаций, Ричард кинется к единственному пузырю стабильной материи, который будет в его распоряжении - то есть к квантовому полю Дагона. И сильнейший телепат сможет не торопясь, со вкусом и с расстановкой его взломать - ведь бомбы у Ричарда с собой не будет!
  
  Землянин максимально сосредоточился на образе сейфа. Рёв Эмпирея в его сознании стих. Он по-прежнему очень плохо контролировал своё тело - не мог создать острые лезвия, крепкую броню или тонкие манипуляторы, только судорожно дёргавшиеся мягкие ленты, словно водоросли, которые колышет течением. Не мог генерировать лазерное излучение или выдерживать один цвет по всему телу больше секунды. Но по крайней мере, он вернул себе возможность чётко мыслить - а это главное оружие в любой ситуации.
  Он дематериализовался, переведя максимум своей массы в Эмпирей. Как ни странно звучит, это сейчас спасало его от полного погружения туда же.
  Парусность той его части, которая находилась в материальном мире, оказалась намного меньше, чем эмпирейной. А ведь если "здесь" вода текла к порталу, то "там" - наоборот, растекалась от него во все стороны, заполняя пустоту. Будь по обе стороны одинаковая физика - этого бы хватило, чтобы улететь от портала прочь.
  Увы, с той стороны вода была нематериальна - скорее образ жидкости, чем сама жидкость. Тела в чистом Эмпирее не то, чтобы совсем не взаимодействуют, но это больше похоже на интерференцию волн, чем на столкновение твёрдых тел.
  Однако даже этого призрачного сопротивления хватило, чтобы замедлить его сближение с порталом. Если раньше он падал в бездну чуть ли не со скоростью звука, то теперь медленно снижался, словно упавший с дерева листок. Вполне достаточно времени, чтобы придумать нечто... более действенное.
  Повредить портал? Арка прочная, если она выдерживает напор воды под таким давлением, то уж сотню тонн телекинеза выдержит запросто. Но дело даже не в этом. Ни Левиафан, ни он сам, ни один разумный, который хоть немного разбирается во многомерной физике, не рискнёт разрушать работающий эмпирейный портал. Особенно настолько огромный и мощный. Последствия могут быть... да какими угодно! Полпланеты на ту сторону засосать - как за здрасте. Вызвать ударную волну, которая сокрушит всё живое в Эмпирее на световые месяцы вокруг - тоже вполне реально.
  Подчинить себе шогготов-электростанции и приказать им отключить питание? Не будь он "сейфом" - вполне реальный вариант.
  Позвать на помощь Дж-Онна? Нечем. Грохот водоворота заглушит любые звуковые сигналы. Да и прежде, чем брат сориентируется в этом катаклизме, его самого засосёт.
  О, а вот этот вариант, пожалуй, может и сработать...
  Он трижды пересчитал курс в малейших деталях. Ошибка на пару сантиметров могла стоить ему... ну, может и не жизни, но того, что он привык считать жизнью. Существование в Эмпирее в виде "духа" трудно назвать этим словом.
  Когда до провала осталось не более двух десятков метров, он "прыгнул". Рванулся изо всех сил, сосредоточив всю свою волю, всё мастерство управления Эмпиреем на желании достичь одной точки. Единственного безопасного места в этом бурлящем аду, где алмаз бы стёрся в порошок, а прочнейшая сталь - превратилась в мятую жестянку.
  По-прежнему оставаясь призрачным, он вошёл в портал. Только не в жадно распахнутую дыру в пространстве - а в саму установку, которая эту дыру создавала. Он погрузился целиком в материал арки - единственное место в окрестностях, где не было течения.
  
  Несколько секунд землянин тяжело дышал, не в силах поверить, что остался жив. Коралл вокруг содрогался от напора воды и вибрировал от рёва водоворота... но стоял. Обязательно нужно будет выяснить, из чего Левиафан делал эту штуку - материал земных коралловых рифов обратился бы тут в пыль за несколько секунд, он хоть и камень, но далеко не прочнейший в природе.
  Но это потом, у него ещё будет время изучить это потрясающее огромное устройство. Сейчас в первую очередь нужно его отключить - пока всё Белое Море целиком не утекло в Эмпирей. Не в том даже дело, что ему воды жалко. Та рептилия, что в будущем станет Великой Змеёй, обитает (или обитала, это как посмотреть) на берегах этого моря прямо сейчас. И если бы там было резкое падение до уровня Лоу Кэнэл, она бы это непременно заметила. И рассказала.
  Он поспешно потёк вдоль арки, избегая конструктивно важных деталей, через которые шло электрическое напряжение или энергия Эмпирея. Пока не достиг скального основания. Где-то здесь должен быть центр управления... чёрт, нету. Весь круг обошёл - и нету.
  Но не мог же Дагон рассчитывать, что портал вырубится сам, исчерпав запасы энергии? Это слишком опасно, а Левиафаны ненавидят риск!
  Если в механических деталях ничего такого нет... значит, сами шогготы запрограммированы плавно снизить напряжение через некоторое время. Или не запрограммированы, а Левиафан продолжает их контролировать телепатически прямо из Эмпирея - и выключит, когда сочтёт нужным.
  "Что ж... теперь ответственность за сохранение правильной последовательности времени на тебе, креветка. Я сделал всё, что зависело от меня, чтобы не вызвать парадокса. А ты - часть этого времени, и принцип самосогласованности ЗАСТАВИТ тебя отключить питание вовремя. А я отсюда пошёл..."
  Потому что как только портал закроется, Дагону уже ничего не помешает взорвать установку.
  
  Утечка жидкости прекратилась только через сутки - видимо, Дагон утратил надежду поймать наглую медузу. Впрочем, портал начал уменьшаться уже через час, и ближе к концу имел диаметр в пару десятков сантиметров. А после его выключения вся генерирующая установка обрушилась сама в себя - Левиафан не хотел давать такую могущественную технологию в руки своих врагов, понятия не имея, что они при желании способны сконструировать аналог своими руками.
  На поверхности ничего не заметили. Уровень моря упал примерно на метр, но понадобится некоторое время, чтобы понять, что это не отлив и не временный феномен. Пловцы, конечно, слышали чудовищный рёв из глубин, чувствовали возмущение среды, но понятия не имели, чем оно вызвано.
  Опасность миновала. На данный момент.
  Ричард, правда, не успокоился, пока не изготовил и не расставил по всему Марсу детекторы возмущений Эмпирея. Кто её знает, эту морскую скотину - может ведь передумать и вернуться отомстить.
  
  Следующие несколько недель прошли весьма напряжённо - но постепенно всё входило в норму. После ухода Дагона и Рианона у них не осталось соперников на Марсе. Если бы захотели, они смогли бы стать абсолютными владыками планеты. И хотя их спутникам такие вещи в голову не приходили, Ричард вполне серьёзно рассматривал возможность захвата Марса в эту эпоху.
  Змея бы его, пожалуй, даже поддержала. Клонария - тоже. Ну а что, он уж точно будет не худшим владыкой, чем Морские короли. Вывести местных за пару столетий из бронзового века, объединить все народы Полукровок с их знаниями и способностями, выйти в космос, построить галактическую империю... Конечно, потенциал развития у нынешних марсиан куда ниже, чем у зелёных... но имея миллиард лет форы...
  "Ага, и Жнецов в трёх сотнях световых лет, - жестоко оборвал собственные фантазии Ричард. - Уж не знаю, что это за твари, но если их Левиафаны боятся... вот уж у кого способности к прогрессорству не в пример выше. И если они предпочли прятаться, а не готовиться к сопротивлению - одному маленькому зелёному человечку тут точно ловить нечего. Это не говоря уж о местном климате. Выживать в нём моё тело ещё может, но жить - увольте!"
  
  Сбор душ шёл своим чередом. Выяснилось, что Левиафан забрал с собой не всех Глубоководных. Помимо центрального города, из которого ушли все, и который снесло водоворотом, у них ещё было несколько поселений на других участках дна. Эти "деревни" в основном занимались производством съедобных рыб, моллюсков и водорослей. Поскольку Дагон контролировал их значительно слабее, многие из них не проявили желания следовать в неизвестный мир. А Левиафан и не настаивал - баба с возу, кобыле легче. Ему вполне хватало для обустройства на новом месте четырехсот тысяч из столицы.
  Эти Оставленные вели себя не в пример спокойнее столичных жителей с их понтами. Не все из них даже сожалели об уходе Дагона - многие изрядно побаивались далёкого божества, хотя ни за что не признались бы в этом.
  Правда, они всё равно настаивали на соблюдении границы в 3200 метров, но Ричард и не собирался её больше нарушать - он вполне наловчился собирать души сверху. Чтобы достичь выгодного для всех сторон компромисса, ему хватило трёх дней переговоров.
  А Дэйр-Ринг (или Уроборос в её теле, кто знает) смогла выторговать себе даже право посещать их донные поселения - о чём девушка мечтала с первого дня знакомства. В обмен на небольшую часть знаний Великой.
  Ричарду эта идея совсем не понравилась - отпускать свою наивную и общительную подружку в логово без пяти минут врага. Но Змея его успокоила.
  - Я буду за ней приглядывать. Уж можешь быть спокоен - у меня с инстинктом самосохранения всё в порядке, я позабочусь о своём носителе. Кроме того, мне тоже нужно решить с ними некоторые вопросы.
  - Это какие?
  - Хочу попробовать стать богиней.
  - Ты с ума сошла?!
  - Осторожнее, "Ма-Алефа-Ак", думай, с кем говоришь. Я более вменяема, чем ты можешь даже вообразить. Будь у меня малейшие психические слабости, я давно бы превратилась в шипящее и извивающееся чудовище без малейшей крупицы разума. Хотя время в гробнице течёт не так, как за её пределами, и до психологического возраста в миллиард лет я не дотянула - у меня было более чем достаточно времени, чтобы сойти с ума окончательно и бесповоротно.
  - Хорошо, хорошо, я спокоен. Что ты подразумеваешь под "стать богиней"?
  - Забрать себе то поклонение Глубоководных, которым пользовался Дагон. Оставленным нужен поводырь - моего опыта с избытком хватит, чтобы заменить его. Мне понадобится около пятидесяти тысяч лет, чтобы завоевать их доверие, и ещё двести тысяч, чтобы мой авторитет для них стал абсолютно непререкаем. Им предстоит крайне нелёгкая эпоха, и только я смогу провести их через неё.
  - Предположим, но ты-то сама с этого что получишь? Толпы поклонников с собой в будущее не заберёшь. Или ты надумала остаться в этом времени насовсем? Напомню, что это тело тебе не принадлежит!
  - Взамен я хочу получить технологию создания шогготов. И ты, если будешь хорошим мальчиком, сможешь получить её тоже.
  - Тебе-то она зачем... а... погоди. Рас Тавас?
  - Понял, умничка. Биомасса, которую он вырастит, будет по сути гигантским шогготом. Я не хочу, чтобы возрождение моего народа зависело только от одного полубезумного гения в одной точке пространства и времени. Если я научусь делать приёмник для Эссенции самостоятельно, я смогу оживить свой народ в том времени и месте, которые сочту нужным. За Дэйр-Ринг не беспокойся. Всё это время телом буду управлять я одна - мой разум не стареет. Она же проведёт эти годы во сне, и не потеряет ни секунды из своего ограниченного существования. Более того, ты получишь дополнительную выгоду - безопасность. Все последующие сотни тысяч лет я буду бдительно охранять место твоего упокоения в стазисе. Когда же Глубоководные начнут мне поклоняться, я смогу привлечь и их к охране, а также к регулярной проверке механизмов стазиса.
  - А потом они восстанут против такой "богини" и захотят уничтожить её и всё, что с ней связано, - хмыкнул Ричард. - Тебе примера Рианона мало?
  Змея внимательно посмотрела на него так, словно впервые увидела. Этот немигающий взгляд длился долю секунды, рядовой зелёный марсианин ничего бы не заметил, но Ричард годами тренировался "читать мысли" без использования телепатии, и отслеживал малейшие нюансы в реакциях собеседников.
  - Рано или поздно восстанут, да. Это неизбежно. Однако динамика общества Глубоководных - совсем не такая, как у людей или даже зелёных марсиан. Им понадобится не один миллион лет, чтобы подготовить серьезный мятеж. Задолго до этого я получу всё, что мне нужно, и уйду от них.
  - Чтобы оставить Рианона с носом, вам миллиона лет не понадобилось. Или змеиное общество динамичнее лягушачьего?
  - Одинаково на долгих сроках, хотя мы быстрее мобилизуем интеллектуальные ресурсы, когда нам что-то угрожает. Глубоководные в такой ситуации реагируют агрессивно, но хаотично. Но я, в отличие от Рианона, не собираюсь представлять для подопечных угрозы. Я буду исключительно благой богиней.
  И снова тот же внимательный, испытующий взгляд на краткий миг.
  - Им понадобится много времени, чтобы найти повод и средство меня скинуть. А я достаточно умна, чтобы не форсировать этот процесс. Ну и если почувствую, что семена заговора зреют раньше срока - всегда могу уйти пораньше.
  - Ты-то можешь, а мы в стазисе что делать будем? Восстание против богов начинается с разрушения храмов и осквернения святынь, если ты не в курсе.
  - Я могла бы сказать тебе, что у меня есть надёжные средства контроля посвящённых жрецов, однако ты в это вряд ли поверишь, не так ли? Хорошо. Уговорил. Я буду проверять ваши укрытия исключительно сама, своими руками. Никто из Глубоководных не узнает об их расположении и даже о существовании. Ты удовлетворён?
  - На крайний случай сойдёт. Но я всё равно не понимаю, зачем тебе вообще нужна эта авантюра. Рецепт создания шогготов можно выкупить, телепатически украсть, на худой конец - разработать самим, имея достаточно времени на опыты. Это не то, на что можно и нужно тратить миллион лет жизни!
  - Видишь ли, малыш, это вы свои годы жизни "тратите", потому что у вас их ограниченное количество. Для меня же потраченное зря - это время, проведённое в стазисе. Я же хочу использовать каждый год с пользой. И принести этот опыт своему оригиналу в гробнице. Он мне пригодится, когда понадобится управлять уже моим народом - таким же долгоживущим и холоднокровным.
  - Вот это уже ближе к истине. Но это ведь не всё, не так ли, Великая? У тебя есть и ещё один мотив...
  - Какой, по-твоему?
  - Ты хочешь собрать в Эмпирее энергию их поклонения. Если миллион разумных в течение миллиона лет верит, что ты богиня...
  - Не говори ерунды! - реакция была резкой, словно бросок змеиной головы. - Если бы всё было так просто, то Левиафаны давно вертели бы мироздание вокруг себя. Они играли в богов много миллионов лет, да и Эмпирей контролировали куда лучше, чем я могу, используя силу Дэйр-Ринг.
  Ричард погрозил ей пальцем-щупальцем.
  - Не сбивай меня с толку, Великая. Я уже достаточно разбираюсь в том, как это работает. Ты сама скачала в меня соответствующие аспекты многомерной физики, не забыла? Левиафаны могли бы... легко могли бы, если бы захотели. Но они не хотели. Насколько бесцеремонно они лезут в чужой рассудок, настолько же тщательно оберегают собственный. А чтобы стать богом, нужно впустить в себя очень, очень много чужой энергии Эмпирея. Твоя собственная личность в этом океане просто тонет, ты превращаешься в сплав чужих мыслей, страхов, мечтаний, верований...
  Уж кому, как не Ричарду было помнить, куда приводит этот путь - обжирательство чужими разумами. Он, правда, поглощал умы целиком, а не маленькими кусочками от каждого верующего. Возможно, за счёт этого личность Змеи сможет продержаться дольше... но в итоге от неё всё равно останется мало.
  - А я, по-твоему, желаю себе такой судьбы?
  - Да. Ты готова пожертвовать своим "Я", потому что у тебя ещё одно есть, запасное, в гробнице. Ты ведь по сути не Великая Змея, а всего лишь её отпечаток. Эхо в мозгу Дэйр-Ринг. Но знаешь что? Мне абсолютно наплевать, что ты будешь творить со своей головой. Но с телом моей подруги я таких извращений не позволю. Она мне нужна такой, как есть сейчас, а не воплощённым кошмаром.
  Уроборос несколько секунд молчала.
  Дэйр-Ринг ведь тоже слышала этот разговор. И её личность в мозгу первична - Змея ровно ничего не сможет сделать без её согласия. Судя по изменениям цвета кожи четвероногой девушки, внутри неё шла оживлённая дискуссия.
  - Ладно, - прошипела Великая наконец. - Я начну ритуал отделения от тела Дэйр-Ринг. Думаю, лет за тридцать управлюсь.
  
  СЕВЕРНАЯ ПОЛЯРНАЯ ШАПКА-4
  
  - Перемещение во времени прошло не по плану, - произнёс в динамике голос Охотника. - Двадцать семь тысяч марсианских лет вместо полумиллиона.
  - Самочувствие всех членов группы - незначительные ранения, всё излечимо в пределах трёх суток, - добавил Дж-Онн.
  - Стазисные установки работают с незначительными сбоями, однако износ в пределах нормы, - Ричард окинул взглядом приборы. - Есть следы четырёх профилактических ремонтов, всё в рамках программы. Что случилось? На моём пульте всё в порядке.
  Путешественники должны были проснуться раньше времени, только если возникнут серьёзные сбои в технике или угроза их жизням.
  Он так задумался, что даже не сразу обратил внимание на кашляющую рядом Клонарию. Ричард поспешно извлёк щупальца из её тела и помог отдышаться - глубоким поцелуем. За годы, что потребовались на сбор душ Пловцов, девушка успела стать совершеннолетней по меркам своего народа, а общение с душами в ловушках значительно расширило её жизненный опыт - так что землянин снова начал обращать на неё внимание не только как на друга, но и как на женщину. От более активных действий его удерживало только то, что Дэйр-Ринг, освободившись от "паразита", тоже представляла для него интерес, и он не мог пока решить, кому из девушек уделить внимание, чтобы не потерять другую.
  Причём ни одна из них даже не ревновала бы. Клонария, выросшая в рабстве, вообще понятия не имела, что это такое - свой постоянный мужчина. А дружелюбная Дэйр-Ринг скорее порадовалась бы за них. Просто из категории "кандидат в парни" он бы раз и навсегда перешёл в категорию "друг".
  - Вас разбудила я, - он не сразу узнал голос Змеи, он стал более низким и... вкрадчивым, что ли? Было в его обертонах нечто такое, что заставляло подсознательно верить носителю. - У нас большие неприятности, и только вы можете помочь.
  - Насколько срочно? - простонал Ричард. - Нам нужны хотя бы сутки, чтобы регенерировать после стазиса!
  - Некогда. Вы нужны Марсу ещё вчера. События разворачиваются очень быстро. Дж-Онну и Дэйр-Ринг я перелью воспоминания телепатически, а ты слушай внимательно, и думай, что с этим можно сделать.
  
  Примерно три часа назад ещё ничего не предвещало беды. Внезапно сработали многочисленные детекторы возмущений Эмпирея, расставленные в облаке Оорта. Неизвестный объект, очень массивный и быстрый, окружённый квантовыми полями большой мощности, вошёл в пространство Солнечной системы. Открыв портал Эмпирея недалеко от Юпитера, он вышел в нормальное пространство, после чего Змея его потеряла. Трехмерный космос слишком велик.
  Великой, разумеется, стало довольно неспокойно. Она связалась с краем северной полярной шапки - за двадцать семь тысяч лет там вокруг проржавевшего радиотелескопа и питавшей его энергостанции выросла технически развитая цивилизация...
  
  - Погоди! Что значит выросла?! Ты не могла её послать куда-то ещё, "Великая"? Это, между прочим, всего в сотне километров от нашего убежища!
  - Успокойся. Я знаю. Именно поэтому я их там и поселила. Для вас они абсолютно безопасны. Эта цивилизация - несколько сотен моих соплеменников, временно воплощённых в тела на основе шогготов.
  - И ты им настолько доверяешь?!
  - Своим соплеменникам - да. Мы, в отличие от вас, никогда не предаём друг друга. Они заботились о вас всё это время, а мне нужны были рабочие руки и агенты на поверхности, которым я могла доверять.
  - Ты обещала, что будешь проверять наше укрытие ТОЛЬКО САМА!!!
  - Заткнись и слушшшшай! Успеешшшшь ещё поорать!
  
  Обитатели полярного города задействовали систему орбитальных телескопов, и вскоре обнаружили посторонние объекты. Тридцатиметровые каплевидные аппараты шли на умопомрачительной скорости в три тысячи километров в секунду, но по всей видимости, до этого скорость у них была ещё больше. Потому что миллиард километров от Юпитера до Марса они преодолели всего за тринадцать часов - если, конечно, предполагать, что они стартовали с того, что вышло возле Юпитера.
  Телескопы засекли их в тот момент когда они, развернувшись к планете хвостами, начали тормозить - за сорок пять миллионов километров. Ослепительные фиолетовые факелы протянулись в пространстве. Математики подсчитали, что сохраняя наблюдаемое торможение в сто метров в секунду за секунду, объекты (семь штук) будут возле Марса с нулевой скоростью через восемь часов с небольшим.
  Аналогичные тормозные факелы (тоже группами по семь штук) были замечены возле Земли и Венеры. У Меркурия и Юпитера ничего засечь не удалось, но это не значит, что к ним ничего не направляли - просто первый был слишком близко к Солнцу, а второй - слишком далеко.
  
  - Это вторжение, - подытожила Змея. - Настоящее космическое вторжение. На планету, которая лишь недавно устойчиво перешла из бронзового века в железный. Скажу прямо - такого в моих планах не было. У кого-нибудь есть мысли, что с этим делать?
  - Почему ты решила, что именно вторжение? - уточнил Дж-Онн. - Может быть это мирная научно-исследовательская экспедиция.
  - Уважаемый Охотник за душами, какова вероятность нашей гибели в ближайший месяц? - ответила вопросом на вопрос Змея.
  - Для тебя - восемьдесят три процента. Для Клонарии - восемьдесят процентов. Для меня - пятьдесят восемь процентов. Для зелёных марсиан - в районе тридцати процентов.
  - А для остального населения Марса?
  - Для живущих в районе Белого Моря - более девяноста пяти процентов. Для остальных районов Марса - более восьмидесяти процентов.
  - Ещё сомнения есть? - ехидно уточнила Змея. - Я умею чувствовать агрессию, когда вижу её. Хорошая новость - принцип самосогласованности на нашей стороне. Марс выживет - потому что он УЖЕ выжил. Плохая новость - выживет он скорее всего благодаря нам. Я не вижу, кто ещё может остановить эту угрозу, и пока не представляю себе, как именно мы это сделаем. Кое-какие наметки есть, но...
  - Ты знаешь, чьи именно зонды к нам приближаются? - прервал её разглагольствования Ричард.
  - Нет. Возможно, смогу разобрать, когда мы толком увидим их. Пока по сути видны только факелы двигателей, по ним судить трудно. К тому же о космических цивилизациях этого времени сохранилось очень мало сведений в поздней истории. Могу только сказать, что это не Жнецы - те не использовали реактивных двигателей с самого начала. И Эмпиреем не пользовались никогда.
  
  - Я думаю, здесь и сейчас стоит передать руководство Охотнику, - Ричарду было трудно это выговорить, но объективность прежде всего. - Из нас шестерых - он единственный, у кого есть опыт космического боя.
  - Мы избегаем конфликтов, - возразил Охотник. - Я хорошо умею убегать, хоть на поверхности планеты, хоть в космосе, но опыта активного отпора агрессору у меня нет.
  - Представь, что кто-то угрожает похитить твои ловушки и выпустить из них Эссенцию, - посоветовал Ричард. - В этом случае ты тоже будешь пассивно наблюдать, или ударишь по негодяю из всех орудий? Можешь не отвечать, я по выражению твоего лица всё вижу.
  - Но сейчас такой угрозы нет. Ловушки хорошо спрятаны, а пришельцы, кем бы они ни были, вряд ли станут их искать.
  - Однако, если мы погибнем, некому будет доставить эти ловушки на твою планету.
  - Ты хочешь, чтобы я помог вам хорошо спрятаться?
  - Нет, я хочу чтобы ты, используя свои знания о космических войнах, а также способность предвидеть расклад смертей, давал нам тактическую информацию по всем вариантам обороны и нападения. Потому что мы прятаться не будем, а значит тебе придётся позаботиться, чтобы мы дожили до освобождения Рианона.
  
  Пять каплевидных аппаратов плавно вошли в атмосферу Марса - так, словно законы аэродинамики для них не существовали - и начали прочёсывать небо на разных высотах. Ещё два - облетели планету по орбите, видимо картографируя её. Сразу после этого три зонда закружились над Белым Морем.
  Те, что остались на орбите, похоже, заметили орбитальные телескопы и направились к ним. Когда расстояние сократилось до сотни километров, несколько светящихся сгустков вылетело из передней части чужаков - и полярный город ослеп. А вместе с ним - и весь Марс.
  - Что ж, теперь мы знаем, что перед нами не просто зонды-наблюдатели. Это боевые машины. Самый нижний идёт всего на трёх километрах, его даже днём можно заметить - глазами Людей неба уж точно. Великая, ты уверена, что эти ребята не оставили никаких легенд о себе в истории Марса?
  - Кое-что оставили. Есть легенда о Звере с неба, от огненного дыхания которого моря начали пересыхать. Но либо это не тот феномен, либо я ошиблась с датировкой - по моим расчётам он должен был явиться на сто пятьдесят тысяч лет позже. К тому времени я бы успела кое-что подготовить.
  У Ричарда даже сил выругаться не хватило.
  - Как в точности звучит эта легенда?
  - Тебе привести все её версии в тысяче пересказов? За полмиллиона лет её успели столько раз переврать... и всё по-разному. В одной из версий явлению Зверя предшествовали "режущие небосвод звёзды". Достаточно похоже на эти кораблики. И... если это и есть Зверь, то у нас не просто большие, а ОЧЕНЬ большие неприятности.
  - По причине?
  - По легенде, сам Зверь являлся всего лишь предвестником явления Безумной Луны. А Безумная Луна - не миф. Это уж точно. Во времени Мэтью Карса я встречалась с ней. И еле ушла живой.
  
  МОРСКИЕ ПРОСТОРЫ-2
  
  Покружив над Белым Морем часа три, неизвестные машины поднялись в верхние слои атмосферы и пропали в небе - теперь у маленькой компании не было возможности отслеживать их в космосе. В полярном городе готовы были запустить ракету с новым орбитальным телескопом, но Ричард отверг эту инициативу - не стоит раньше времени привлекать к себе внимание. Если это только разведчики, то главный враг явится в гости сам.
  И действительно - не прошло и двух часов после их отлёта, как снова ожили детекторы Эмпирея. Возле Юпитера кто-то разрывал пространство, задействуя мощности, которые на Марсе не могли присниться даже Левиафану.
  А через тридцать секунд детекторы стали не нужны, потому что скрутило всех четверых Ма-Алек - включая Змею, которая обладала телом зелёной марсианки. Это не была целенаправленная атака - их многомерную часть просто тряхнуло попутным возмущением, как подбрасывает лодку, когда рядом на полном ходу проходит огромный корабль.
  Над Белым Морем как раз наступил вечер. И миллионы ошалевших от ужаса марсиан увидели, как высоко в небе вспыхивает голубоватый диск - видимым угловым размером с Фобос, но куда ярче - и как выползает из этого диска огромная продолговатая тень...
  
  - У меня, кажется, что-то с центрами восприятия, - пробормотал Дж-Онн. - Не может же этот объект быть действительно тридцати километров в длину...
  - Тогда у меня то же самое, - отозвалась Змея. - Двадцати девяти, если быть точной. И что ещё хуже - я его не узнаю. Во все века в Галактике мало было цивилизаций, строивших такие огромные боевые корабли.
  - Уверена, что он боевой? - Ричард и сам в этом практически не сомневался, вопрос был задан скорее для того, чтобы услышали спутники.
  - На двести процентов. Я такие вещи чую. И Охотник тоже.
  Форма пришельца была такой же странной, как и размер. Словно кто-то взял рыболовный крючок, и хорошенько приложился по нему молотком. Ричард, конечно, не был профессионалом в звездолётостроении, но тем не менее он не мог себе представить практических нужд, которые заставили бы придать кораблю такой вид. Это чудовище должно быть одинаково неуклюжим что в космосе, что в атмосфере... хотя какая к чёрту атмосфера, при таких размерах он и к планете-то приблизиться не сможет.
  
  http://vignette3.wikia.nocookie.net/halo/images/3/3e/Reach_-_Supercarrier.png
  http://vignette1.wikia.nocookie.net/halo/images/a/a4/Reach_9029512_Full.jpg
  
  Пришелец, однако, даже не подозревал, что Ричард ему внизу что-то там запретил. Законы орбитальной механики для него, кажется, просто не существовали. Выйдя из портала с почти нулевой скоростью относительно планеты, он должен был немедленно рухнуть вниз, если бы не включил двигатели (а мощь двигателей при таких размерах должна быть чудовищной). Вместо этого чужой корабль повисел минуты три на месте, как бы раздумывая, и лишь потом начал не торопясь падать на ровном киле в сторону планеты.
  В условиях слабой гравитации Марса падение с высоты орбиты Фобоса должно было занять примерно полтора часа. Но это утешало слабо. Вряд ли, конечно, там на борту сплошные самоубийцы. Даже если корабль - автоматический, всё равно строительство такого гиганта отнимает кучу ресурсов и времени. Просто разбить его о поверхность планеты - самое глупое из возможных применений. Но если они чего-то не учли... Сила удара будет достаточной, чтобы уничтожить всё живое на сотни километров вокруг!
  И самое обидное, что с такой атакой камикадзе пришельцы из будущего абсолютно ничего не могли поделать. Разве что сами убраться из зоны возможного взрыва - хоть на это времени хватало. Ну не завезли на Марс средств защиты от тридцатикилометровых астероидов! Вряд ли даже сам Рианон сумел бы что-то эффективное изобрести за столь короткое время (хотя возможно, в его арсенале из гробницы нашлись бы готовые средства ПКО).
  На этот раз, к счастью, пронесло. Гости с небес не собирались кончать жизнь самоубийством. Незадолго до входа в атмосферу ускорение огромного корабля внезапно прекратилось - словно на него перестала действовать сила тяжести Марса.
  Развернувшись кормой к планете, гигант пару раз отработал торможение... ну, можно предположить, что двигателями. Хотя на реактивную тягу это было непохоже абсолютно. Никакого факела - просто что-то слабо вспыхивало, силуэт корабля расплывался - и его скорость падала.
  К моменту входа в атмосферу он двигался уже со скоростью не более трёхсот километров в час. Этого, правда, всё равно хватило, чтобы создать настоящий ураган своим вторжением.
  Корабль замер в воздухе на высоте семи километров над морем. Так как его длина была в разы больше высоты полёта, издали казалось, что звездолёт парит над самым морем. Каравеллы (сменившие в море галеры за прошедшие тысячелетия) казались соринками на морской глади в сравнении с ним. Несколько кораблей были потоплены штормом, который породило приближение космического чудовища. Другие на всех парусах рвались прочь от него. Третьи, наоборот, стремились навстречу гиганту.
  Вряд ли хоть кто-то верил, что упавшая с небес громадина хочет им добра. У марсиан этого века не было Охотника за душами в качестве консультанта, но с интуицией у них всё было в порядке - как и с недоверием ко всему чужому. Одного взгляда на чудовище, закрывшее полнеба, на его ядовито-фиолетовый окрас и грозные изгибы линий, было достаточно, чтобы понять - настал конец света. Просто некоторым капитанам хотелось умереть героями, а не трусами. Увидеть напоследок вблизи то, чего никто ещё не видел. И может быть, даже успеть выкрикнуть в лицо ЭТОМУ самые солёные проклятия.
  Увы, Ричард был слишком далеко, чтобы разглядеть - успели они, или нет.
  Из брюха, боков и носа пришельца ударили фиолетово-белые лучи. В тех местах, где они касались водной поверхности, взбухли километровые облака пара. Но это не был разовый удар. Лучи продолжали буравить водную поверхность, создавая постоянно бурлящие чудовищные гейзеры. Канониры неспешно водили ими туда-сюда, пока сплошное облако горячего тумана не скрыло чужака.
  Землянин мрачно признал, что столь жуткого процесса массового уничтожения ему в жизни видеть не приходилось. У него сохранились воспоминания некоторых офицеров времён Великой Войны, но даже атомное оружие, которое он привык считать худшей вещью во вселенной, было детской игрушкой в сравнении с этими лучами. За пятнадцать секунд на поверхности Белого Моря в пару тысяч квадратных километров не осталось ничего живого. Над этой поверхностью и под ней, впрочем, было не намного лучше.
  
  Пришелец-убийца медленно и величественно плыл над океаном, продолжая поливать его огнём своих жутких установок. За ним оставался шлейф пара, который, постепенно остывая, превращался в кучевые облака, несущие новые грозы и шторма. Внезапно над морем пронеслась пылающая волна, дополнив то разрушение, что уже нанёс сам обстрел. Догнав звездолёт, она бессильно разбилась о его корму.
  Великая Змея и Дж-Онн, наблюдавшие за этим, синхронно сдавленно вскрикнули. Худшие кошмары Ма-Алек воплощались в жизнь на их глазах. Неизвестный корабль не просто кипятил море на своём пути, не просто убивал все живые организмы до глубины в километр. Энергия луча была столь велика, что расщепляла воду на водород и кислород. В результате возникали огромные облака гремучего газа, которые не детонировали сразу же лишь потому, что были смешаны с паром. Но когда пар остывал, уходил вниз, и концентрация водорода росла... достаточно было одной искры.
  Этот объёмный взрыв уничтожил те немногие организмы, которые ещё осмеливались летать над водой в зоне поражения (на воде и не слишком глубоко под водой никого не осталось гораздо раньше). А заодно - полностью вывел из игры всех зелёных марсиан, кроме Ричарда. Горение водорода в кислородной атмосфере - один из худших типов огня, в смысле огненного ужаса. Кстати, в этом времени их страх абсолютно реален. Это на Ма-Алека-Андре они могли сгореть разве что в кошмаре. А здесь - вспыхнут, как спичечные головки, если рискнут подставиться.
  - Он не просто кипятит поверхность... - голос Змеи был рваным и напряжённым. - Он хочет... испарить всё Белое Море.
  - Но зачем?! - ошеломлённо пропищала Дэйр-Ринг. - Даже если это возможно технически... вода ведь остынет и снова соберётся в естественную низменность в виде осадков! Испарить - не значит уничтожить!
  - Море, как водное тело - да, не значит. Оно вернётся. Правда, круговорот воды в природе будет нарушен, и это приведёт к окончательному пересыханию через сотни тысяч лет. Но всё живое в море будет убито уже сейчас. А у меня такое чувство, что их цель - именно биосфера, - Змея слегка успокоилась и к ней вернулся менторский тон.
  Ричард хотел сказать, что это абсолютно невозможно, и что Великой от испуга просто снесло крышу. Море - не тот объект, который можно уничтожить человеческими руками. Оно слишком большое, за пределами любого воображения.
  Но он промолчал. Задумался. Посмотрел ещё раз на корабль марсианскими чувствами. Кое-что посчитал.
  Страшные лучевые орудия чужого корабля испаряли (все вместе) примерно один кубический километр воды в секунду. Общий объём Белого Моря - примерно пятнадцать миллионов кубических километров. Если они продолжат работать в таком темпе без перерывов, то (при стопроцентном КПД) справятся за 173 дня.
  Так как сто процентов бывает лишь в плохой фантастике - реально им понадобится где-то земной год. В худшем (для них) случае - марсианский год.
  Конечно, для этого понадобится не только невиданное упорство, но и чудовищные энергозапасы. На испарение одного, всего одного кубического километра воды требуется примерно 640 мегатонн тротилового эквивалента! Каждую секунду этот монстр тратит больше энергии, чем человечество взорвало за всю Великую Войну! За год он израсходует что-то около ста ПЕТАтонн!
  Ричарду уже стало почти так же плохо, как его спутникам, хоть и по другой причине, но он упорно продолжал вычисления. Чтобы получить такую энергию путём прямого преобразования вещества в излучение, нужен дефект массы около ПЯТИ МИЛЛИАРДОВ тонн материи.
  Может ли такой запас энергии быть спрятан внутри корабля? Ну, чисто теоретически, при стопроцентной эффективности... Если, скажем, хранить эту энергию в виде урана-235, то понадобится что-то около ста кубических километров очищенного металла. Или куб со стороной в пять километров.
  Ещё вчера Ричард сказал бы, что это абсолютная фантастика. Но вчера он не видел звездолёта тридцати километров в длину.
  Ещё вчера он сказал бы, что если даже у вас есть СТОЛЬКО топлива, то ни один вменяемый владелец не станет тратить это баснословное богатство на испарение моря на какой-то далёкой планете. Но вчера он не видел пришельцев, которые на основании краткой разведки с высоты парой малых аппаратов - без разговоров открывают огонь главным калибром по средневековой планете.
  Глаза землянина загорелись нехорошим огнём алчности. Если к нему явились агрессивные фанатики, не знающие, как правильно распорядиться по-настоящему божественной силой...
  - Мне. Нужен. Этот. Корабль! - заявил Мастер.
  
  Кидаться в одиночку, практически без технического оснащения, на космическую крепость, способную выжигать планеты - это даже не суицид, это... трудно придумать подходящее название. Конечно, Ричард теперь был зелёным марсианином, что делало его разрушительной силой, сравнимой с земным реактивным истребителем - но учитывая масштаб того, что ему противостояло, это было слабым утешением.
  Телепатия могла бы в некотором роде сравнять их шансы - но все телепаты были подверженны огненному ужасу, что делало их бесполезным балластом - по крайней мере, на данном этапе операции.
  Если бы пришельцы хоть высадили наземные войска! Хоть парочку отрядов, просто посмотреть вблизи на то, что собираются разрушать - это облегчило бы его задачу в сотню раз! Старый, как мир, трюк - захватить транспортное средство противника и проникнуть на его базу. Но увы, после первых кораблей-разведчиков, пришелец ничего не высылал. Он просто висел над морем и стрелял.
  
  Агрессоры в некотором роде сами сыграли ему на руку. Их сенсоры были хороши в космосе, вероятно достаточно хороши и в атмосфере... но в облаке перегретого пара звездолёт стал... не то, чтобы слепым, но несколько близоруким. Особенно против существа, умеющего становиться невидимым.
  Ричард, конечно, не полез проверять это лично. Сначала он послал несколько астральных проекций разной степени видимости, придав им форму воздушных шаров - и наблюдал, на каком расстоянии корабль открывал по ним огонь.
  На борту, должно быть, сильно озадачились - кто это из кипящего моря воздушные шары запускает, да ещё полупрозрачные. Но взлететь повыше, чтобы выйти из облака, видимо не догадались. Или сочли излишней тратой энергии - в конце концов, опасности эти штучки не могли представлять.
  Через сутки у него была полная карта многодиапазонной чувствительности корабля. Всё оказалось не так плохо - в некоторых местах граница видимости вполную подходила к "слепым пятнам" - местам, где корпус звездолёта сам же закрывал вторженца от собственных сенсоров.
  Правда, всегда оставался риск, что сильный порыв ветра развеет облако именно в тот момент, когда Ричард попытается приблизиться. Но при помощи телекинеза он всегда мог удержать вокруг себя облако пара хотя бы секунд пять - достаточное время, чтобы смыться.
  
  How sweet to be a Cloud
  Floating in the Blue!
  Every little cloud
  Always sings aloud.
  "How sweet to be a Cloud
  Floating in the Blue!"
  It makes him very proud
  To be a little cloud.
  
  Он подкрался к кораблю на два километра. Почти невидимый. Почти нематериальный. Почти покойник - если его всё же заметят. Тонкие фиолетовые лазерные лучи, которыми звездолёт уничтожил его проекции, были совершенно ничтожны по сравнению с теми огненными струями, что продолжали буравить морские волны. Однако даже такого "несерьёзного" выстрела с избытком бы хватило, чтобы убить зелёного марсианина.
  Марсианское зрение давало ему массу бесценной тактической информации. Например, главный калибр, испаряющий море, и тонкие ниточки, игравшие роль ПКО, выглядели для глаза человека практически одинаково - прямые линии фиолетового света, разве что различной толщины и яркости. Но Ричард глазами Алефа видел, что это два принципиально разных оружия (хотя оба можно было описать как "лазерно-плазменные", но в совершенно разном смысле). Возможно, им специально придали почти одинаковую расцветку и форму, чтобы ввести противника в заблуждение. Лучи ПКО были почти обычными лазерами - если не считать того, что генерировались они не в стволе орудия, а в облаке плазмы, которое создавалось перед стволом, и накачивалось энергией, чтобы затем отдать почти всю её в наносекундном импульсе. Ричард уважительно присвистнул. Так одновременно решалась и проблема охлаждения и проблема диаметра выходной линзы. Эти ребята определённо были большими мастерами в работе с групповыми явлениями плазмы.
  Но лучи, которые уничтожали Белое Море - были ещё интереснее. Сначала "ведущий" лазерный луч пробивал атмосферу, создавая в ней канал для стрельбы. Затем два линейных ускорителя разгоняли потоки электронов и позитронов почти до скорости света. Некая структура, которую он окрестил "узлом" аккуратно сплетала эти два потока в спираль электрон-позитронной плазмы, так ловко манипулируя магнитными полями и векторами скоростей, чтобы аннигиляции не произошло аж до самой цели. Попадая на цель, электроны поражали её током, проникая глубоко внутрь, а позитроны - потоками гамма-излучения, аннигилируя с её обшивкой. Мало что могло выдержать такую комбинацию.
  Ознакомившись со вражескими средствами нападения (и преисполнившись к ним уважения), Ричард перешёл на изучение средств защиты. Он не сомневался, что у корабля таких размеров - крепкая и толстая броня, но опасался, что это не единственная мера пассивной обороны. Бронёй-то малка не остановишь...
  Присмотревшись, он заметил, что на расстоянии примерно десяти метров от обшивки корабля пульсирует некая энергетическая флюктуация.
  Это выглядело, как слабый поток заряженных частиц, на который накладывалось столь же слабое гравитационное возмущение, но Ричард сомневался, что имеет дело с чем-то настолько безобидным. Через плазму или гравитацию такой малой плотности он бы без труда прошёл. Возможно, это сигнализация - поле, предназначенное не отталкивать нарушителей, а сообщать о них командованию корабля?
  Но затем он заметил, что энергетическая плёнка исчезает в тех местах, где оборонительные лазеры готовятся открыть огонь. Затем дыра затягивалась, но не сразу - примерно через секунду. Для "сигнализации" это бы не имело смысла - о факте выстрела корабельные системы и так знают. Скорее всего, перед ним барьер. Как минимум противолучевой, а возможно и противокинетический тоже. Ну да - такие же дыры в барьере, только побольше и постоянные, наблюдались и напротив орудий главного калибра, которые продолжали насиловать Белое Море.
  На Пустошах силовые поля тоже встречались (в основном в довоенных постройках), но там этим словом называли простые и понятные конструкции из твёрдого света. Здесь же никакого заметного свечения в электромагнитном диапазоне не было.
  Не было это похоже и на защитные поля белых марсиан, о которых рассказывала Дэйр-Ринг. Те работали на основе эффекта массы, и каким-то образом облегчали все входящие объекты - но не влияли на их траекторию, лишь смягчали последующий удар о броню. И хотя с плазмой там было что-то сложное (что именно - Дэйр-Ринг не знала, будучи нормальным малком, она не имела возможности проводить опыты с раскалённым газом) лазерному излучению такие щиты совершенно точно не препятствовали - ни входить, ни выходить.
  Стоп... минутку. Он же совсем недавно сталкивался с подобным... когда выстрелы змеелюдей поглощались тёмной волной, созданной Ореолом.
  Ну конечно! Эффект взаимодействия континуумов!
  Все пространства делились на две больших группы. Материум - совокупность известной нам вселенной и Жидкого Космоса, все пространства, где привычное нам вещество могло существовать без особых средств защиты. И Имматериум - совокупность Эмпирея и Зоны Сохранения, где предметы существовали скорее как информация, где расстояния были условны, а физические процессы шли очень странным образом (если вообще шли).
  У пришельцев был генератор квантового поля, позволяющий удерживать "пузырь" Материума в Имматериуме. Причём очень мощный - тридцатикилометровая туша суперкорабля - это вам не двухсотметровый Левиафан.
  В Материуме он теоретически бесполезен, только зря жрёт энергию. Какой смысл удерживать трёхмерность внутри трёхмерности? Это все равно, что носить акваланг на суше.
  Но то - при идеальном совпадении настройки поля и "настроек" нашей большой вселенной. Если же свойства пространства внутри пузыря ка-а-апельку, совсем чуть-чуть подправить - на миллиардные доли значения некоторых констант - то на границе двух трёхмерностей возникнет некоторое... трение. Потенциальный барьер.
  Задолго до начала этой катавасии с пришельцами, но после ухода Левиафана, Ричард, помнится, даже нашёл два возможных решения уравнений этого поля...
  "Чёрт, не могу вспомнить! Тогда это было для меня чистой теорией, игрой ума..."
  Запись решения осталась в пипбаке, но взять его с собой на разведку по понятным причинам было невозможно. Как и использовать радиосвязь, чтобы попросить кого-то открыть соответствующий файл - передачу на корабле запросто засекут.
  "Придётся вам, ребятки, потерпеть ещё несколько часиков до моего визита... я не могу начинать штурм, пока не пойму, чем это вы защищены..."
  Он метнулся прочь, оставляя за спиной рёв кипящего моря.
  
  Да, вот они - решения. Остались, к счастью.
  Первое - назовём "дефлекторным щитом", второе - "пустотным щитом". Первый вариант потенциального барьера просто отталкивает, отбрасывает входящие частицы. Второй - перенаправляет их энергию (но не сами объекты) в Эмпирей.
  У каждого варианта свои достоинства и недостатки. В частности, пустотный щит можно сделать асимметричным, то есть он никак не препятствует ведению огня изнутри, но гасит удары снаружи. В дефлекторном же для выстрела нужно открывать "бойницы" - либо в физическом смысле, либо создавать "окна прозрачности" для определённых частот. С другой стороны, дефлекторный щит потреблял энергию в значимых количествах только во время запуска или для перезарядки после обстрела. Пустотный жрал её постоянно, по самому факту работы.
  С другой стороны, дефлекторный щит оказывал активное выталкивающее действие на всё, что пыталось его пересечь (и имело энергию выше некоторого порога). Поэтому пущенный в него снаряд не только остановится, но и отлетит назад с приличной скоростью. Снаряд, налетевший на пустотный щит, потеряет всю кинетическую энергию и упадёт на землю. Но если у этого снаряда есть собственные двигатели, которые можно повторно запустить, или он достаточно длинный, и его снаружи щита что-то толкает - он успешно достигнет того, что под щитом. Иными словами, если дефлекторный щит можно сравнить с упругой резиновой плёнкой, то пустотный - с вязким болотом.
  На корабле, который так невежливо прервал сон странников из будущего, определённо стоял дефлекторный щит. То ли его строители не дошли до решения пустотного щита (решение дефлекторного было более простым математически, не требующим мнимых корней, хотя более сложным в технической реализации), то ли сочли его слишком энергетически дорогим (сомнительно для ребят, которые кипятят море), то ли неудобным. Впрочем, вполне возможно, что у них есть и генератор пустотного щита тоже, в конце концов, это ведь то же самое квантовое поле, только с иной настройкой. Просто его пока не включили.
  Не принципиально - с практической точки зрения. Теперь землянин знал, что ему делать.
  
  Между краями щита и уходящим в море смертоносным лучом был зазор метров в пять. Вроде бы много, если бы этот промежуток не был целиком наполнен радиацией, в которой незащищённый человек схватил бы смертельную дозу менее чем за секунду. А также магнитными полями, способными рвать броневую сталь на куски. Рейд в Свечение показался бы пикником на природе, в сравнении с этим местом.
  Конечно, малки более живучи, чем люди. Не то, чтобы они были совсем неуязвимы для ионизирующего излучения, но дематериализация позволяла им убрать из облучаемой зоны генетические молекулы - аналог ДНК у земных организмов. Погибали только клетки, излучением физически разрушенные, а на это нужна на порядки более высокая доза. Да и те можно будет потом заменить - спасибо неограниченной делимости марсианских клеток, которые даже не слыхивали про предел Хейфлика.
  Словом, с радиацией он бы как-нибудь справился. Прошёл бы сквозь эту дыру потрёпанным, но живым. Более актуальны два других вопроса - как не ослепнуть и как не сгореть. Там температура в пару тысяч градусов! В атмосфере, близкой к земной по составу! А что касается восприятия... Ричард даже представлять не хотел, что такие поля и такой поток излучения сотворят с мозгами существа, чувствительного ко всему электромагнитному спектру!
  Допустим, температуру он некоторое время выдержит, создав себе "скорлупу" из твёрдого света и врубив криокинез на полную мощность. Но от излучений и полей такая штука не защитит.
  Казалось бы, логичнее прорываться через "бойницы" для малых бортовых лазеров, там всё гораздо тише и спокойнее. Но именно это делало проникновение через них летальным - поскольку на фоне (относительно) холодного забортного воздуха и в условиях (относительного) отсутствия радиации Ричард будет прекрасно виден бортовым системам обнаружения - в первую очередь тем, что связаны с данной пушкой.
  Минутку... а кто сказал, что вообще нужно лезть именно через бойницы? Почему не попробовать просочиться напрямую СКВОЗЬ работающий дефлекторный щит? Он пропускает воздух и дневной свет, значит порог настроен на достаточно высокие энергии. Если полностью дематериализоваться, и двигаться очень-очень медленно, то кинетическая энергия оставшейся в трёхмерности части марсианина может быть не больше, чем у воздуха. И щит на неё может не сработать.
  Что он теряет? В худшем случае внезапно сработавший барьер просто разрежет его пополам. Но поскольку на Эмпирей воздействие дефлекторного щита не распространяется, "по ту сторону" обе части останутся единым целым.
  - А не надо было на пустотных щитах экономить, - проворчал Ричард, не спеша запуская щупальце в "маслянистые" разводы. Почти невидимая конечность проскользнула без сопротивления, ощутив только лёгкое покалывание от вторичного излучения щита.
  Поскольку он не знал, на какой именно порог кинетической энергии настроен дефлектор, да и за лазерными пушками постоянно приходилось следить, не поворачиваются ли они в его сторону - просачивание отняло очень много времени. Только через пять минут он наконец оказался внутри корабельного пузыря.
  Гордиться своим достижением было некогда - теперь ему предстоял не меньший подвиг - просачивание сквозь тридцать метров брони! Да, эти ребята определённо не скупились на защиту. У корпуса, конечно, не было кинетического порога срабатывания, так что теоретически Ричард мог двигаться через него заметно быстрее... но это без учёта того, что структура оказалась сплошь утыкана сенсорами на микроуровне, и не задеть ни один из них при просачивании было так же сложно, как пройти, например, через человеческую кожу, не напугав её обладателя.
  Правда, если продолжать сравнение, то кожа эта принадлежала умирающему старику. Девяносто процентов сенсоров было не исправно, а от тех, что всё-таки работали - сигналы в основном шли в никуда. Либо корабль очень давно не проходил капитального техобслуживания, либо его нынешние владельцы, в отличие от строителей, чихать хотели на возможность вражеского десанта. Броневые функции корпус исполняет на сто процентов, о попадании зарядов от десяти килотонн и выше докладывает исправно - и отлично, что ещё надо.
  Благодаря этому второй слой защиты Ричард преодолел за такое же время, как и первый. Спустя одиннадцать минут он оказался внутри корабля.
  
  На первый взгляд это место выглядело... неуютным. Во всяком случае, для жителя Пустошей, привыкшего к резкой, прямолинейной и слегка ржавой атомпанковой эстетике. Странные скруглённые очертания стен и мебели, без единого угла. Слабое голубоватое освещение, погружающее комнаты в полумрак (для человеческого глаза), и размывающее очертания предметов. Странное резонирующее эхо с металлическим оттенком.
  Он попытался смотреть на это с точки зрения эстетики Ма-Алек - получилось не лучше. Зелёных марсиан прилизанными контурами и стерильно чистыми полами не удивишь - но для глаза Алефа тут было слишком много нефункциональных, чисто декоративных элементов. Он привык к пустоте марсианских жилых помещений. В аркологиях всё было предельно просто, все украшения располагались в недоступном ему виртуальном пространстве. А по сравнению с его собственной станцией - тут было слишком много аккуратности и порядка.
  Вскоре он встретился с местными жителями - экипажем, или пассажирами, с ходу сказать было трудно. И ещё одними. А минут через десять - с третьими.
  Корабль оказался заполнен представителями сразу нескольких разумных видов! Мнение Ричарда о его владельцах сразу поднялось на несколько пунктов - это было похоже на Единство, которого он так и не сумел достичь на Земле.
  Наиболее распространёнными были невысокие, но массивные, широкоплечие и длиннорукие создания. Встречались они группами по шесть, не меньше. Поначалу они показались Ричарду горбунами, но присмотревшись, он понял, что это были дыхательные баллоны, от которых шли шланги к маскам, прикрывающим верхнюю половину лица. Внутри корабля была почти такая же атмосфера, как и на Марсе этого времени, с небольшими отличиями. Человек смог бы здесь дышать свободно. Но эти существа дышали метаном.
  "Интересно, как это у них получается? Метан можно использовать, как источник химической энергии, только окислив его. Но какой окислитель может входить в состав пищи? Не пьют же они жидкий кислород или фтор, в конце концов! А если получать их в химически связанном виде - воды, например - то на высвобождение окислителя уйдёт больше энергии, чем он потом принесёт... надо будет обязательно изучить этих тварюшек поближе!"
  Нередко рядом с "горбатыми" расхаживали здоровенные гуманоиды, мордами похожие на горилл, а телосложением - на его любимых супермутантов. Судя по тому, как поспешно метанодышащие старались убраться с их дороги, размер тут имел значение - либо великаны были старше по званию, либо отношения между двумя народами были далеки от идеальных.
  К счастью, зрение у тех и других было если и лучше человеческого, то не намного. Соблюдая базовые меры предосторожности, Ричард мог не попадаться им на глаза очень долго.
  Чего не скажешь о третьем виде пришельцев. Тощие и очень подвижные создания с хохолками на головах то и дело совершали какие-то движения в его направлении - и лишь поспешное погружение в стену спасало Ричарда от обнаружения. Впрочем, целенаправленно разыскивающих вторженца поисковых отрядов он пока не заметил, а значит, его скорее всего приняли за глюки восприятия. Или рассмотрели хорошо, но за неимением фактических доказательств предпочли не докладывать начальству. Оба варианта его устраивали.
  Потратив примерно три часа на изучение чужого корабля, землянин оценил его экипаж примерно в семьдесят тысяч разумных, принадлежащих к шести разным видам. Очень мало для таких размеров.
  Мог ли Ричард в одиночку перебить или вывести из строя их всех? Пожалуй да, при некоторой доле везения. Если, конечно, они не обладали некими скрытыми паранормальными способностями. На открытом пространстве они, возможно, смогли бы задавить его огневой мощью, но кто вообще сказал, что он будет вылезать на открытое пространство? Вы когда-нибудь видели старые добрые довоенные ужастики о монстре, который ползает по вентиляции военной базы или космического корабля, и жрёт персонал по одному?
  Так вот, Ма-Алек, пролезший на борт корабля, это то же самое, только намного, намного хуже. Конечно, у белых такая резня по углам получалась эффективнее... или скорее эффектнее. Художественнее. Но и зелёные неплохо бы справились. Во всяком случае один зелёный с менталитетом жителя Пустошей.
  Проблема в том, что инопланетяне наверняка тоже смотрели подобные ужастики. И прекрасно помнят, что делают в них главные герои, когда поймут, что не в силах справиться с монстром в замкнутом пространстве. Взрывают базу или корабль к чертям собачьим! И вот в этом деле Ричард никак не мог им помешать. Возможно, если потратить пару месяцев на изучение местных систем управления, он найдёт, какой проводок нужно перерезать, чтобы к реактору или складу боеприпасов не прошла команда на подрыв. Но пары месяцев у него не было. Там внизу море кипит.
  То же самое касалось изучения местного языка, командной цепи и нейтрализации капитана корабля. Время!
  Если бы расставить по всему кораблю ловушки для душ и одновременно включить их... даже не обязательно убивать, чтобы не бесить Охотника, достаточно вырубить, взяв "пробы Эссенции" у всего экипажа сразу. Проблема в том, что протащить ловушку сквозь щит он возможно кое-как ещё и сумеет, а вот сквозь броню - однозначно нет. Она слишком материальна для этого.
  Ему бы сейчас позарез пригодился сильный телепат. Имея возможность управлять вражескими солдатами и командирами как марионетками, можно сделать... да что угодно можно сделать! Вот только корабль не прекращает огонь ни на минуту. А огонь и нормальные зелёные марсиане... им даже издали смотреть на этот ад из пара и плазмы и то не рекомендуется!
  Он мог бы на время вывести из строя излучатель, чтобы открыть собратьям проход. Один. Но не все семь сразу, расположенные в разных частях корабля!
  "Зайдём с другой стороны. Есть ли тут что-то такое, что я определённо МОГУ сломать? Да, есть, это генератор щита".
  Найти его будет не так уж трудно - очень уж характерная штуковина. И дублированным он быть... нет, ну в принципе тоже может, но очень маловероятно. Генератор квантового поля в сочетании с эмпирейным двигателем, открывающим переход - самые дорогие части корабля. Дублировать их - почти то же самое, что новый звездолёт построить.
  "Мне самому этот щит не мешает. Но если он отключится, капитан может почувствовать, что его корабль уязвим, и отступить куда-нибудь на высокую орбиту - пока не будет завершён ремонт. То есть прекратить огонь. И тогда я смогу позвать к себе Дж-Онна..."
  
  Ричард ошибся.
  Оставшись без щита, пришельцы, конечно, занервничали. Бегали, орали друг на друга, в паре мест чуть до смертоубийства не дошло.
  Но ни на миллиметр с избранной позиции над Белым Морем корабль не сдвинулся. И пока бригада механиков искала причины поломки и способы их устранить - он продолжал поливать океан сверхскоростной плазмой.
  Храбрые ребята. Убийцы, упрямцы... но в смелости им отказать было нельзя.
  Хотя с другой стороны, возможно это была просто рациональность. Чего бояться под тридцатиметровым слоем брони - на средневековой-то планете?
  
  Землянин посетил реакторную, не прекращая размышлять. Скорее из простого любопытства, чем реально надеясь что-то полезное тут найти. Конечно, нет такого реактора, который не может подорвать житель Пустошей. Но если взрыв будет сильным, он сам по себе приведёт к всепланетной катастрофе. А если слабым - перестанут работать двигатели, на каком бы принципе они ни действовали - и вся эта чудовищная туша рухнет вниз. Целиком или в виде груды обломков - не так уж важно, Беломорью обоих вариантов хватит с избытком.
  Реактор, к его удивлению, оказался крайне примитивным - термоядерный синтез в горячей плазме, причём простейший из вариантов такого синтеза - дейтерий с тритием. Такие строились даже в родном мире Ричарда, причём значительно более надёжные и безопасные - здешние же обитатели, похоже, до тайны холодного синтеза так и не докопались. А вот система фильтрации, извлекающая дейтерий и литий (для производства трития) из окружающей среды (в том числе прямо из горячего пара, окутывающего звездолёт) его впечатлила. Оригинально - заправка в процессе уничтожения. Сейчас, правда, эта система не работала, так как одной из её конструктивных частей был корабельный щит. Увы, запас обоих топлив был достаточен как минимум для недели непрерывной работы всех пушек - а за это время щит определённо починят.
  Реакторов тут, кстати, было два. Один рабочий, второй резервный. И ещё пять вспомогательных - но те не обладали достаточной мощностью, чтобы питать релятивистские излучатели. И все семь, к сожалению, оборудованы вполне исправной сигнализацией. Так что вариант "сначала сломать резервный, потом рабочий" - хоть и напрашивался, но не годился. Он мог вывести из строя только один, прежде чем весь корабль перейдёт на военное положение. Отключение щита они ещё могут списать на случайный дефект, но ДВЕ поломки ключевых систем подряд - это уже слишком.
  С другой стороны... в обоих реакторах работают техники. А где техники - там и оборудование. А где техническое оборудование - там всегда можно что-нибудь свистнуть. Например сверхпроводящую батарейку, которая, после некоторой настройки, легко превращается в электромагнитную бомбу. И простенький компьютер, который можно так же легко превратить в таймер к этой бомбе. Ну а пару проводков, чтобы их соединить, и того легче.
  В теории.
  На практике ремонтом техники тут занимались странные создания, парящие в воздухе, похожие на гроздь фиолетовых пузырей, из которой торчали тонкие щупальца и маленькая голова на длинной шее. Они отличались редкостным флегматизмом, и Ричард даже не мог сказать, заметили они его или нет. Агрессивных поползновений никто из них не проявил, командованию жаловаться не побежал. Они обменивались между собой некими сигналами в ультразвуковом диапазоне, но Ричард так и не смог определить - обсуждали они его, или что-то своё личное.
  Увы, такое равнодушие к возможным нарушителям объединялось у них с удивительной аккуратностью и пунктуальностью. Они, похоже, вообще не знали, что такое "забыть закрыть ящик с инструментами". Да и в инструментах они нуждались не так часто - их щупальца, с виду слабые и бесполезные, оказались настолько гибкими и функциональными, что во многих аспектах могли посоперничать с биопластиком зелёных марсиан. А уж как ловко эти ребята ими орудовали... по системе S.P.E.C.I.A.L. Ричард бы дал им триста процентов навыка "Ремонт".
  "Похоже, на восстановление щита им понадобится не больше одного-двух часов. А я-то думал, что у меня минимум сутки в запасе..."
  Тем не менее, склады запчастей тут всё-таки были. Правда, открывались они не механическим ключом, а последовательностью электрических импульсов. Подделать такую последовательность зелёному марсианину было нетрудно... вот только исходившие от замка электрические линии скорее всего были сигнализацией - и любая ошибочная попытка ввода пароля скорее всего приведёт к тревоге на мостике или на ближайшем посту службы безопасности.
  А воспроизвести "ключ" с первого раза безошибочно - он не был настолько самонадеян.
  Впрочем, ему приходилось выполнять и более сложные квесты.
  На складе нашёлся хороший мощный плазменный резак - который Ричард и использовал, чтобы провертеть в стене этого склада дырку - и протащить сквозь неё всё необходимое. Ещё два отверстия в следующих стенах - и вот бомба, собранная из похищенных запчастей, плавно влетает в запасную реакторную и устраивается в нужном месте. Пришлось пожертвовать частью биопластика, чтобы как следует замаскировать её.
  Установить таймер на сорок пять минут.
  Второй рейд - вторая бомба устроена в основной реакторной. Установить таймер на семь минут.
  Нет, Ричард не тридцать восемь минут возился со второй бомбой. Он вполне управился за полчаса. Просто ему совсем не нужно было, чтобы бомбы сработали одновременно. Им не хватит мощности, чтобы нанести существенный вред кораблю самим взрывом.
  Бомбы были электромагнитные. Их функция - отклонить поток плазмы в реакторе в строго определённом направлении. Как в айкидо - направить силу врага против него самого. Заставить корабль изуродовать самого себя непомерной мощью.
  А для этого плазма в реакторе должна БЫТЬ. Отключенный запасной реактор бомба Ричарда даже не поцарапает. А включен он будет только после того, как станет известно о разрушениях основного. Восьми минут ему как раз хватит, чтобы раскочегариться на полную мощность.
  
  Все семь лучей погасли одновременно. Нельзя сказать, что сразу наступила тишина - вода ещё пару секунд продолжала кипеть, испаряясь от полученной ранее энергии - после чего с таким же грохотом ринулась обратно, заполняя высверленные в океане лучами воронки.
  Огромный корабль покачнулся, слегка осел вниз - на пару сотен метров - но в океан не рухнул. Умные системы безопасности перераспределили мощность, дав максимум на антигравитационные генераторы.
  Очень медленно и величественно - и не скажешь по нему, что ранен в сердце - корабль приподнял нос. Повисел так пару секунд, а затем от его кормы разошлась волна в пару сотен метров высотой - и он рванулся вверх, набирая высоту километр за километром. Воздух за ним закручивался в тайфуны.
  Действия капитана были вполне понятны - он хотел выйти на всякий случай на стабильную орбиту, а потом уже чиниться и искать диверсанта.
  Когда на высоте семидесяти километров рванул второй реактор, ярости его просто не было предела. Обезьяноподобный монстр рвал и метал в буквальном смысле - двое мелких метанодышащих, попавших ему под горячую руку, просто разлетелись на куски. Правда, второму, как потом выяснилось, он всего лишь оторвал дыхательный баллон - неприятно, но не смертельно, и тот смог уползти к сородичам, что оказали ему первую помощь.
  Чуть успокоившись, так как невесомости не наступало, и корабль в свободное падение переходить не спешил, капитан вывел на экран технический отчёт. Узнав, что успешно заработали малые реакторы, он приказал продолжать набор высоты и выход на орбиту.
  Другой огромный самец что-то ему возразил, и началась яростная перепалка. Дошло до драки - правда, односторонней, так как капитан избивал посмевшего ему возразить, а тот лишь ставил блоки и что-то ворчал. Наконец спорщика заковали и увели с мостика, а капитан приказал включить все пять малых реакторов, чтобы развить максимальную скорость отхода.
  А Ричард тем временем хотел рвать на себе волосы (если бы у малков они были) и обзывал себя клиническим идиотом - не учесть подобный исход, абсолютно логичный и естественный, перейти к действию, не спланировав всё до конца, мог только обладатель Интеллекта-1.
  Да, теперь, когда плазма исчезла, Дж-Онн мог проникнуть на борт.
  Психологически - мог. Зато не мог физически - когда паровая завеса осталась далеко внизу, корабельные сенсоры снова обрели зоркость и марсианская "невидимость" стала фикцией. Оборонительные лазеры превратили бы в пепел любой посторонний объект в радиусе сотни километров. По той же причине Ричард больше не мог покинуть корабль. Корабль, где все (кроме плавучих мешков-ремонтников) доведены до высшей степени паранойи, почти круглосуточно облачены в скафандры, ходят группами и открывают огонь из плазменных пистолетов на каждый шорох.
  Дебил, полный дебил! Лишь бы поскорее квест выполнить, а там трава не расти!
  
  ОРБИТА МАРСА
  
  Ремонт реактора обещал занять несколько дней. Не будь местные механики гениальными инженерами - растянулся бы на многие месяцы. Всё же выброс плазмы высокой плотности нанёс машине огромные повреждения. Его бы хватило, чтобы уничтожить звездолёт любого вменяемого размера.
  Они расположились на низкой орбите - около четырехсот километров. На передышку разные виды инопланетян реагировали по-разному. Гориллоподобные великаны, похоже, ненавидели ожидание, и в отсутствие видимого врага срывали злость друг на друге и на остальных видах. Хохлатые рептилоиды тоже ждать не любили, но их агрессия была более разумной и целенаправленной - хорошо вооружившись, они патрулировали корабль, ища диверсанта, а заодно призывая к порядку всех нарушителей дисциплины. А вот метанодышащие коротышки, кажется, были только рады передышке - они вовсю играли, работали и торговали друг с другом. Три остальных вида казались слишком негуманоидными, чтобы Ричард мог судить об их мотивации - на первый взгляд, их поведение вообще не изменилось.
  "Если я не найду эффективного решения в ближайшие трое суток - взорву этот корабль к чёртовой матери. С этим я справлюсь, а на орбите его взрыв для Марса не опасен..."
  Он уже знал, где находятся склады плазменных бомб. Правда, не знал кодовой последовательности, чтобы их детонировать, но в крайнем случае всегда можно замкнуть контакты и перенастроить таймер вручную.
  Оставался, правда, вопрос, как после этого самому уйти живым, когда всё пространство вокруг корабля простреливается.
  
  Ричард сосредоточил усилия на капитане. При всей своей нечеловеческой силе и звериной выносливости, капитан всё же должен был иногда спать. Подождав момента, когда тот засопел в две дырочки у себя в каюте, землянин высунулся из ближайшей стены, ввёл щупальца прямо ему в шею, и ввёл в крупные сосуды бактерии "белого света". После чего с чистой совестью вернулся в своё укрытие и лёг спать сам.
  
  Спать на чужом корабле малку, как ни странно, было легче, чем на Марсе этого времени. Достаточно всего лишь найти холодильник побольше - и можно не беспокоиться о перегреве. Просыпаться только раз в полчаса, чтобы пополнить запасы водорода.
  Поэтому отдохнул он прекрасно, и уже через восемь циклов сна (чуть больше четырёх часов) был полностью готов к труду и обороне.
  "Белый свет" тоже не терял времени даром, он успел повторно мутировать, приспосабливаясь к высокотемпературному носителю, размножиться, и выстроить дешифрующую сеть в его мозгу. Так что к моменту пробуждения капитан уже вовсю фонил радиоволнами.
  Мощность сигнала была невелика, лишь чуть выше естественного электромагнитного излучения человеческого мозга. Особо упорядоченным мозговое излучение носителей "белого света" тоже не было - как известно из теории информации, хорошо сжатый сигнал неотличим от шума. Так что Ричард почти не опасался, что его "жучок" засекут. Это нужно знать, что именно искать - либо расставлять на каждом углу антенны с настройкой на поиск любых сигналов в широком диапазоне, отличных от общего фона.
  Чего он действительно боялся - что капитан решит облачиться в металлический скафандр - сквозь него электромагнитная телепатия невозможна. Однако у этих инопланетян герметичные доспехи, похоже, были большой редкостью. Во всяком случае, на корабле. Сначала Ричард был уверен, что это просто ещё одно проявление присущего им разгильдяйства, но затем засёк едва уловимую дымку вторичного излучения над их силуэтами.
  Они использовали щиты вместо громоздких и тяжёлых вещественных скафандров. Индивидуальные дефлекторные щиты! Причём генераторы встраивались напрямую в детали доспеха, их не нужно было носить за спиной в ранце! Ричард едва не взвыл, представив себе, какой уровень технического совершенства для этого нужен. Его желание обладать такими игрушками стало просто нестерпимым.
  Но передаче сигналов "белого света" щит не препятствовал - их энергия на квадратный сантиметр была ниже обычного солнечного света. Поэтому Ричарду оставалось только высунуть из стены биопластиковую "антенну", развернуть её тонким слоем под цвет поверхности и настроить на нужную частоту.
  Такой пассивный перехват позволял читать только поверхностные мысли - то, о чём думает объект конкретно в данный момент. Активно лезть в мозг "гориллы" землянин опасался - не надо быть экспертом по ментальной защите, чтобы заметить, что твои мысли направляют.
  Поэтому ему были доступны весьма обрывочные сведения. Например, он так и не узнал, как зовут капитана - потому что большинство разумных редко думает о себе в третьем лице, и ещё реже - по имени.
  Зато он узнал много других интересных вещей. Например, за чем именно был отправлен в дальний рейд сверхноситель типа CSO "Просветлённое Паломничество". Он, кстати, был в походе не один - его сопровождали шесть сельскохозяйственных кораблей типа DSC и четыре лёгких корвета типа DAV, но капитан предпочёл оставить их за границей системы.
  Официальная причина - нежелание рисковать хрупкими и почти беззащитными (в сравнении со сверхносителем) кораблями. Реальная - в том, что так он смог в одиночку командовать "остеклением" (то есть планетарной бомбардировкой, направленной на уничтожение всей жизни) Марса. Иначе ему пришлось бы разделить эту честь с командующим эскадрой, который формально был старше в ранге. Но сверхноситель превосходил всю остальную эскадру вместе взятую по тоннажу, защите и огневой мощи, а его командир был гораздо массивнее и злее (в обществе "Джиралханай", как себя называли гориллоиды, это имело значение). Поэтому обычно принятый в Империи Ковенант принцип "все капитаны кораблей равны между собой" здесь практически не действовал. Хотя в теории любой капитан сельскохозяйственного корабля мог говорить с ним на равных, но в реальности - пусть бы попробовали.
  Теперь, когда "Паломничество" потеряло щит, оба реактора, опасно промедлило с остеклением, а на борту его, предположительно, завёлся демон ранее неизвестной природы - статус капитана зашатался. Кое-кто из подчинённых на собственном корабле обладал достаточной силой, чтобы бросить ему вызов - и если этот кое-кто сговорится с командующим эскадрой, который поддержит заявку своим авторитетом - слава капитана могла подойти к концу. Вместе с жизнью. У джиралханай политика не вся сводилась к ритуальным дракам, как могло показаться несведущим инопланетянам - но они были крайне важны. А капитан в последнее время заметно ослаб, так как уделял слишком много времени командованию и мало проводил в спортзале.
  Ричард мысленно выругался.
  "Громила тупой! Ну какое дело мне до твоего статуса?! Думай больше об этой своей Империи Ковенант, мне нужно знать ваше происхождение и цели! Кто приказал провести остекление? Зачем?"
  Увы, джиралханай его не слышал. Он продолжал размышлять, кого и как лучше поколотить. Похоже, об этом он мог думать очень долго и с большим удовольствием. Ещё он думал о том, как поймать проникших на борт чудовищ, как они могут выглядеть и сколько их может быть. Весьма забавные размышления, и уклоняться от охотников с их помощью намного легче - но к выполнению основной миссии это имело мало отношения.
  Когда он добрался наконец до рубки и выслушал отчёт о ходе ремонтных работ, его мысли перешли в более конструктивное русло. Или в более деструктивное - это как посмотреть.
  "Как только восстановим щит, нужно уничтожить плазменной бомбардировкой города на побережье... На это вспомогательных реакторов хватит. Их всё равно придётся остеклять позже - так что лучше начать сейчас. Дикари, конечно, опасности никакой, но возможно, демоны имеют к ним какое-то отношение... у дикарей могут быть тайные, магические знания... я должен выжечь это гнездо чернокнижия горячей плазмой!"
  "Только этого не хватало! Эй, морда, не вздумай! Эти города ДОЛЖНЫ дожить до времён Карса! Ты хочешь, чтобы нас обоих стёрли из исторической последовательности?! Или чтобы мне пришлось подорвать твой любимый корабль уже окончательно?"
  Из мыслей капитана он знал, что на корабле есть и третий вид оружия, помимо уже виденных. Плазменные торпеды - сгустки размером с дом, стабилизированные внутренними полями. Каждый из них нёс энергию "Императорской бомбы" (мощнейшего в истории трехступенчатого термоядерного заряда в 150 мегатонн, испытанного Китаем, но так и не поставленного на вооружение), но был гораздо смертоноснее последней. В зависимости от настройки конфигурации внутренних полей, он мог при попадании в цель: а) просто взорваться; б) начать "сверлить" её, отдав почти половину тепловой энергии на небольшом участке, прожигая броню в глубину в) растечься плазменным "блином", выжигая максимальную площадь. Разумеется, не обязательно бить предельной мощностью, можно провести и хирургическое "прижигание" парой килотонн. Или наоборот, объединить все орудия одного борта ("плазменную линию") для создания одной мультигигатонной торпеды. Кроме того, в отличие от "плазменного копья" (так ковенанты именовали релятивистские ускорители), торпеды прекрасно проходили сквозь атмосферу, для их применения не нужно было снижаться. Для орбитальной бомбардировки они были лучше во всём, разве что море вскипятить не могли из-за нехватки мощности.
  И самое мерзкое, что Ричард не мог их сломать, потому что их было банально слишком много! По пятьдесят штук на каждом борту!
  Он на всякий случай вывел из строя ещё пару элементов в генераторе щита. Это оттянуло ремонт ещё на день-другой, но не более. Связь бомбардировки со щитом была чисто психологической - в голове капитана. По факту же ничего не мешало запустить плазменные торпеды прямо сейчас.
  "Я могу заразить "белым светом" ещё нескольких местных, возможно даже целую смену... но читать я всё равно смогу только одного из них одновременно! Я не Левиафан, я не приспособлен отслеживать кучу мозгов одновременно! Как мне узнать, кто из них подумает нужную для меня мысль?!"
  Капитан тем временем снова перешёл к размышлениям о внутрикорабельных интригах. Больше всего он опасался командира десантной группы - тот был не просто здоровенным бугаем даже по меркам Джиралханай, но и собрал вокруг себя крепкую (во всех смыслах) группу поддержки. Его воины больше преданы лично ему, чем великой миссии. Но и послать всю эту маленькую армию прогуляться куда-то в вакуум капитан тоже не мог. Не сейчас, когда демоны на борту. Вот натравить десантную группу на демонов - это было бы хорошо, пусть две проблемы решают друг друга... но совершенно непонятно, как устроить.
  Собственный заместитель, который отсиживался в карцере за бунт, беспокоил капитана куда меньше. Но тоже... малоприятный фрукт. Не первый раз уже намеренно дерзит, словно провоцирует. Хотя на вид вроде не такой уж и силач - сам ведь за пультами сидит не меньше капитана... То ли слишком смел, то ли тайком принимает боевые наркотики, то ли понимает, что сейчас его убивать неудобно - и нарабатывает авторитет на будущее...
  "Ну ладно, морда, не хочешь по-хорошему - будет по-плохому!" - Ричарда по-настоящему разозлила тупость реципиента.
  Через "белый свет" он послал в слуховой центр капитана еле слышный шёпот:
  - Твоё правительство не доверяет тебе. Это направленный против тебя заговор. Ты неправильно понял суть задания. Когда ты вернёшься, тебя казнят.
  Естественно, огромный самец тут же вскочил и начал обшаривать всё вокруг. Окружающие смотрели на него с плохо скрываемым подозрением - что только повышало его градус ярости и страха.
  - Ищи-ищи, - хихикнул максимально противным голосом Ричард. - Покажи им, что сходишь с ума.
  - Кто ты?! - взревел джиралханай, уже совсем не обращая внимания на перешептывания коллег.
  Ответом был лишь медленно затихающий, как бы отдалявшийся смех множества голосов - джиралханай, хохлатых, метанодышащих - и вообще всех голосов, что капитан слышал в своей жизни.
  Сработало! Спустя минут двадцать, когда капитан немного успокоился, и смог доказать всем окружающим (в основном ударами кулаков), что он нормален, да, нормален, демоны их забери, и ни к какому врачу ему не нужно - его мысли потекли по цепочке свободных ассоциаций. Включилась паранойя профессионального интригана. Капитан обязан был рассмотреть все варианты - то, что он сходит с ума в действительности, то что с ним говорили демоны, или... боги? И конечно, то что голос сказал правду, и то, что он солгал.
  Разумеется, он склонялся к варианту "говорил демон, он солгал". Но оказался достаточно честен перед собой, чтобы рассмотреть и остальные, прежде чем их отбросить. Хотя бы мельком.
  А Ричарду это рассмотрение принесло целое море желаемой информации.
  
  Империя Ковенант с точки зрения земной политологии была интереснейшим образованием - одновременно толерантным и расистским.
  Толерантным - потому что войти в неё мог в принципе любой разумный вид. Никто не оставался за бортом, если не желал того сам. Всем находилось место в плане Предтеч, в Великом Путешествии.
  А расистским (хотя правильнее с биологической точки зрения сказать "видистским") - потому что ни о каком равноправии внутри этого союза не могло быть и речи. После того, как место нового вида определялось, оно распространялось на всех представителей этого вида - и горе тому, кто не хотел его знать.
  В самом верху "расовой пирамиды" Ковенанта находились сан-шайуум или Святейшие, или Пророки. Ну, если не считать Предтеч, которые теоретически были ещё выше статусом, поскольку почитались как боги - но они были для Ковенанта тем же, чем Куиру для марсиан, наполовину мифом.
  На втором месте в иерархии были рептилоиды сангхейли, на третьем - млекопитающие джиралханай. Если сан-шайуум можно сравнить с кастой жрецов, то следующие две расы вместе формировали касту воинов. Всем разумным в Ковенанте приходилось воевать время от времени, когда их призывали, но только джиралханай и сангхейли занимались исключительно войной. Не всей расой, конечно. На родных планетах они могли иметь и другие профессии, но на службу к Пророкам призывались только как бойцы. Солдаты, офицеры, телохранители.
  При этом сангхейли были выше по статусу, лишь потому что им посчастливилось войти в Ковенант раньше. По крайней мере, так считали джиралханай, и находили такую расстановку в высшей степени несправедливой. "Мы сильнее, выносливее, злее, послушнее и преданнее, почему же ЭТИ должны быть выше нас?!" Ричард, глядя на эту ситуацию в перспективе, полагал, что причина очень проста - сангхейли были в среднем умнее, а ум в космической войне важнее грубой силы. Поэтому они чаще использовались как офицеры, а джиралханай наряду с гигантами мгалекголо возглавляли штурмовые войска.
  Но прошло несколько столетий, и кто-то из руководства сан-шайуум решил, что мозгов им и собственных хватит с избытком, а в качестве исполнителей - "Умные нам не надобны. Надобны верные".
  И джиралханай получили приказ истребить сангхейли. Стоит ли говорить, с каким радостным рёвом они кинулись его исполнять? Столетия молчаливого повиновения были вознаграждены - их наконец-то оценили по достоинству!
  Вот только довольно сложно застать врасплох того, кто умнее тебя и почти в два раза превосходит в скорости реакции. Рептилии не пожелали безропотно умирать, и в Ковенанте развернулась настоящая гражданская война. Время для неё выбрали, мягко говоря, неудачное - у Ковенанта в это время было сразу два внешних противника. Великая империя зашаталась и рухнула под их ударами, распавшись на десяток фракций. Столица - огромная космическая станция - была уничтожена, а вместе с ней погибло и большинство Пророков.
  Некоторые джиралханай решили, что это удобный момент, чтобы завершить свою революцию. Если они стали из третьих вторыми, то почему бы не стать из вторых - первыми? Тем более, что страшась гнева сангхейли, сан-шайуум сами открыли своим новым защитникам доступ ко всем имеющимся у них технологиям. И некоторые так и поступили. Добив оставшихся Святейших, они объявили, что теперь власть принадлежит им и только им. По праву, как сильнейшим.
  Но фракция, к которой принадлежал этот флот, не пошла на подобное предательство. Даже после того, как сан-шайуум оказались фактически в их руках, джиралханай-лоялисты продолжали исполнять все их приказы, и защищать - даже ценой собственной жизни, как и раньше.
  И преданность во второй раз была вознаграждена! Как и утверждала их религия, великий план Предтеч включал всё! Место первых, которое гориллоиды не пожелали вырвать силой, само упало к ним в руки. Через некоторое время сан-шайуум... сами исчезли со всех планет и станций Ковенанта. Предположительно, отправились в то самое Великое Путешествие, которое и было их целью с самого начала. Присоединились к богам-Предтечам в счастливом существовании за гранью бытия. А власть над этим бренным миром осталась в руках их вернейших слуг. Что последних в высшей степени устраивало - в тонких хитросплетениях теологии Ковенанта гориллоиды всегда не очень хорошо разбирались. Им было достаточно главного вывода - убивай неверных, повинуйся старшим, не задавай вопросов - и будешь вознаграждён. Как гласила одна из поэм, написанных сан-шайуум специально для их вдохновения:
  
  Солдат, не спрашивай себя, что, как и почему.
  Коль знамя в бой тебя ведет - шагай вослед ему!
  И легионы безбожников пусть окружают нас -
  Не считая удары, руби и круши - вот тебе весь приказ!
  Хвала и слава, честь, почет - игрушки, жалкий хлам.
  Верши свой труд - он по плечу пожалуй, только вам!
  Грязи людской, человечьим грехам место среди отбросов.
  Долг исполняй свой и помни еще: Не задавай вопросов!
  
  Для капитана, однако, всё перечисленное было далёким прошлым. Он родился уже после гражданской войны, после вознесения Пророков. После того, как чудовищные создания, известные как "нишам", отступили в свою часть космоса, и война на истребление с ними превратилась в серию редких пограничных стычек. После того, как часть осколков Ковенанта погибла сама, часть была поглощена растущей империей сангхейли или лоялистами. Обо всём этом он слышал только в легендах и видел в учебных голофильмах.
  Сейчас Ковенант (а лоялисты считали именно себя истинными наследниками, сангхейли, несмотря на с трудом подписанный мир, оставались в их глазах еретиками) был озабочен совершенно иными проблемами.
  
  Беда в том, что джиралханай оказались настолько же плохими хозяевами, насколько были прекрасными слугами. Нет, вопреки стереотипам они не были совсем уж тупыми громилами. Хотя... в большинстве, конечно, да. Но находились среди них и талантливые изобретатели, и ловкие интриганы. Каждый альфа-самец понимал необходимость держать при себе достаточно головастых советников, слишком слабых, чтобы претендовать на его место, но при этом способных заполнить пробелы в его образовании. А уж при поддержке инженеров-хурагок и торговцев киг-яр - они и вовсе горя бы не знали.
  Чтобы стать истинной галактической империей, им не хватало только одного качества - фантазии.
  Нет, не той фантазии, что движет математиками и конструкторами - с этим всё было в норме. Им не хватало фантазии художников, писателей, поэтов. Джиралханай оказались абсолютно неспособны к творчеству.
  Пока они были одни, до вступления в Ковенант, это не казалось проблемой. Они не знали, что можно иначе. Но сан-шайуум - раса прирождённых художников и артистов - дали им попробовать сладостный наркотик воображения. Ведь что такое любая религия, по сути, как не разгул воображения? Фантастика происходит из сказок, сказки - из мифов. Сан-шайуум создали потрясающий эпос о Великом Путешествии - и сами поверили в него.
  А джиралханай так не умели. Их проповеди в основном сводились к ударам кулаком по башке неофита. Нет, это конечно тоже достаточно весомый и впечатляющий аргумент в религиозном диспуте... вот только слабая паства от него почему-то быстро заканчивается, а сильная - может и сама ответную проповедь прочитать.
  Хуже всего, что они ЗНАЛИ о существовании более эффективных методов управления. Им было, с чем сравнивать - джиралханай, помнившие падение столицы, ещё были живы. И понимали, что удерживать власть их потомки, вероятно, смогут ещё долго - а вот расширять ареал, развиваться, на равных соперничать с экспансией еретиков - без шансов.
  Проблему можно было решить, передав инициативу другим цивилизациям. Подчинённым. У тех же самых киг-яр или унггой с фантазией всё было в порядке (разумеется, в Ковенанте это качество именовалось не "фантазией", а "божественным вдохновением", подразумевалось, что оно исходит прямо от Предтеч). Метанодышащие уже успели сочинить немало дополнений к священным писаниям, и некоторые из них даже были признаны не еретическими. Киг-яр занимались исключительно светским творчеством, но если дать им понять, что правильное толкование воли богов может повысить их статус...
  Вот только подобное отступление было для менталитета джиралханай абсолютно, совершенно недопустимо. Сильные не могут уйти на вторые роли по сравнению со слабыми. Не для того Предтечи возвели их на вершину пирамиды, чтобы по доброй воле уступить её без боя.
  Возможно, они бы смирились, если бы один из подчинённых видов устроил новую революцию и победил их в бою. Но увы, никто об этом даже не помышлял. Лекголо, янми-и и хурагок просто не желали власти в Ковенанте, унггой и киг-яр может и не против были бы возглавить движение, если бы оно само упало им в руки. Но первые были слишком трусливы, а вторые - слишком прагматичны, чтобы отбивать господство силой.
  Лидеры племён совещались почти два десятилетия. Нет, они не были тормозами - просто обсуждение проблемы постоянно прерывалось ритуальными поединками, а говорить приходилось околичностями - поскольку прямое признание, что мы, великие и ужасные, наследники Предтеч, чего-то там не можем - было однозначной ересью и вело к смертной казни. Учитывая, что в искусстве намёков джиралханай никогда сильны не были - эта трагикомедия длилась долго. Все понимали, что проблема есть и её надо решать - но как это сформулировать без урона для чести?!
  В итоге родилась концепция Паломничества. Десятки флотов под руководством молодых амбициозных самцов (реже - самок) отправлялись в ранее неисследованные уголки галактики. Официальная цель - поиск артефактов Предтеч. Не совсем официальная - поиск ушедших Пророков или хотя бы намёков от них, как дальше жить. Совсем неофициальная - поиск цивилизаций, которые смогут вывести Ковенант на новый путь развития.
  Одним из таких флотов и было "Просветлённое Паломничество" с его свитой. Они проходили примерно в полутора тысячах светолет от Солнечной, когда получили информацию, что на одной из планет заурядного жёлтого карлика свил себе гнездо Паразит. Вселенская зараза. Самая нечистая из нечистых форм жизни, оскорбляющая Предтеч самим своим существованием. Ради этого стоило прервать на время свой поиск и сосредоточить усилия на выжигании нечисти.
  
  "Интересно, чем это их так напугал безобидный и во всех отношениях полезный "белый свет"? Или это очередная религиозная догма, не требующая доказательств? С другой стороны... если мне не померещилась схожесть с ФЭВ, то их страх можно понять..." - из мыслей капитана он узнал, что потеря столицы в гражданской войне была как-то связана с распространением Паразита, но как именно - джиралханай не думал.
  Впрочем, это подождёт. Сейчас нужно было действовать. Он и так почти весь день потерял, изучая чужую историю по размышлениям инопланетной обезьяны.
  
  Из мыслей капитана он знал, что на корабле есть одно "слабое звено" - это хурагок, летающие мешки, которые занимались тут техобслуживанием. Все народы Ковенанта были в определённом смысле "себе на уме", но хурагок в этом смысле обошли даже колонии червей-лекголо. Их не интересовало ничего, кроме исправного функционирования доверенных им механизмов. Предложи им что-то сломать - и они откажутся, но доносить командованию не станут. Предложи им что-то починить - и они с радостью возьмутся за работу, даже если это винтовка врага, который только что убил их сородича. У них вообще не было понятия "своих" и "чужих" - в том смысле, в каком его используют военные. Они были скорее машинами, чем живыми существами - как в биологическом, так и в психологическом смысле.
  По крайней мере, именно так их воспринимал капитан. Ричард, внедривший в них "белый свет", быстро понял, что это лишь очередной стереотип. У хурагок была своя культурная жизнь, были понятия дружбы и любви, даже свой аналог искусства. Они могли горевать и радоваться, могли даже сражаться за то, что считали важным.
  Просто они совершенно иначе воспринимали мир. Хорошо работающий механизм вызывал у них спокойное наслаждение, а заработавший после ремонта или сборки - острое, сравнимое с оргазмом. Тогда как поломка вызывала едва ли не физическую боль. У хурагок были любимые и нелюбимые машины, оригинальное техническое решение воспринималось ими как произведение искусства, а низкий КПД вызывал раздражение, словно зуд на коже.
  В то же время ощущения от собственных тел воспринимались ими притупленно, как люди, например, воспринимают цифры на экране компьютера.
  Ричарду очень повезло, хотя он и не знал этого раньше. Сломанные им устройства не были реликтовыми технологиями Предтеч - реакторы были полностью ковенантской технологией, а щит - результатом реверс-инжиниринга археотеехнологий, со значительными упрощениями. Хурагок не испытывали потребность охранять реактор, и удовольствие от его починки было даже больше, чем боль от его поломки. Со щитом было несколько сложнее - хурагок так и не смогли определить, является ли эта машина "истинной", то есть принадлежащей Предтечам. Некоторые чувствовали потребность её оберегать, другие - нет. Но даже сторонники первого мнения (которые были в меньшинстве) не видели, как он вносил поправки в программу вычислительного модуля. А играть в детективов хурагок не были склонны - для них существовало только то, что они наблюдали собственными глазами (или скачали из памяти собрата). Так что Моро не попал для них в категорию "ломающих машины" - и соответственно, его приказы они были готовы выполнять (в рамках своей специализации) так же, как любые другие. "Ломающих" не убивали на месте (хурагок могли пойти на прямое насилие только чтобы предотвратить поломку - но не наказать за уже случившуюся), но к технике старались не подпускать, и все их распоряжения воспринимались как помехи.
  "Научите меня вашим языкам", - приказал Ричард.
  Хурагок охотно выполнили этот приказ. У них было два языка - внешний, выражаемый жестами щупалец и используемый для общения с другими народами; и внутренний, выражаемый ультразвуковыми (и иногда звуковыми) сигналами, на котором они общались исключительно между собой. Естественно, второй язык был значительно более ёмким, но изучить его, как считалось, было невозможно - обычным способом. Телепатический обмен, помноженный на остроту марсианских чувств, вполне позволял обойти эту сложность. Учитывая, как хурагок порой бесила тупость остальных разумных, которым невозможно втолковать простейшие вещи - они очень обрадовались возможности полноценной коммуникации хотя бы с одним "хозяином".
  После этого он получил возможность перемещаться по всему кораблю совершенно свободно - в том числе проникать в охраняемые помещения и даже копаться в секретной технике на глазах у местных служб безопасности. Четыре расы Ковенанта вообще не могли отличить одного инженера от другого. Остроглазые киг-яр замечали, что этот конкретный хурагок им незнаком - но в этом не было ничего удивительного, на корабле такого размера.
  Ну а если Ричард чего-то не понимал, то всегда можно было спросить консультации у "сородичей". И даже попросить их что-то перенести в другое место, или слегка изменить настройки той или иной системы. Пока просьба не причиняла машине вреда - хурагок были не против её исполнить.
  Единственным неудобством новой маскировки была некоторая медлительность. Живые дирижабли не носятся по коридорам со скоростью ракет. Когда на него хоть кто-то смотрел, приходилось неспешно плавать со скоростью идущего человека.
  Зато он смог без проблем войти в корабельную сеть. Первым побуждением было, конечно - отключить оборонительные лазеры и/или заставить сенсоры передавать обманную картинку. Но Ричард строго приказал себе не сходить с ума и не увлекаться открывшимися возможностями. Хурагок не поймут такого злоупотребления доверием - то и другое будет ими воспринято как поломка. Да и корабельный искусственный интеллект тревогу поднимет.
  Поэтому он просто послал сигнал на поверхность планеты. Использование системы связи по прямому назначению поломкой не считалось.
  
  Спустя два часа на поверхности в провинции Фарсида вспыхнули три ярких световых пятна. Разумеется, по этому месту тут же был нанесён плазменный удар, но ничего ценного там уже не было - просто несколько атомных бомб в необитаемой пустыне.
  "Получение сигнала подтвердите одной вспышкой. Согласие с моим планом - двумя. Готовность выполнить план строго в назначенный срок - тремя, - говорилось в сообщении Ричарда. - Если срок не подходит и нужен другой - просигнализируйте двумя вспышками, а третью зажгите, когда всё будет готово".
  
  За прошедшие часы он успел подготовить всё необходимое для реализации следующего этапа. Откровенную ложь (то есть сообщение, что сенсоры засекли нечто, чего они на самом деле не засекали) хурагок не одобрили бы. Но любой член экипажа имел право указать на тактической карте то, что увидел сам. Или ему показалось, что увидел.
  Правда, такая пометка требовала правдивой подписи. Если подписать её именем одного из реальных членов экипажа - опять же обидятся хурагоки. Правильно работающая техника врать не должна. Если выдумать несуществующего члена экипажа - любого - сразу же взвоет корабельный ИИ.
  Но обе "проверяющих" стороны не работают с концепцией обмана. ИИ не является настоящим разумом (таковые запрещены в Ковенанте), а хурагок крайне наивны по людским меркам. Их интересует только корректная работа программ.
  Может ли техника солгать пользователю, при этом продолжая абсолютно безупречно исполнять свою работу? Может, если помнить основной принцип - "Компьютер делает не то, что вы хотели бы, чтобы он сделал, а то, что вы приказали ему сделать". А это, как говорится, две большие разницы.
  Заливаем в систему новую таблицу дешифровок. Затем смотрим список существующих таблиц. Смотрим, какая из них вызывается в каком случае. Ставим пометку, что при наличии определённых признаков сигнала должна быть вызвана именно эта таблица. Потом лезем в интерфейс и вносим новое системное сообщение - так, чтобы оно отличалось от привычного капитану системного сообщения всего на один символ - и тот нечитаемый.
  Всё, все довольны. Возможности корабля по расшифровке чужих сигналов не снизились - они даже возросли! Машина полностью исправна - что на аппаратном, что на программном уровне. Для полноты картины можно даже попросить одного из хурагоков поставить свою подпись под этим программным обновлением. Это полностью увело концы в воду. Даже если капитан обнаружит, что использовалась не та таблица, и начнёт искать, кто виноват. Техники занимаются апдейтом - что может быть естественнее? А объяснить, откуда они берут те или иные коды - они глупым наземникам просто не в состоянии. Вряд ли кто-то рискнёт допрашивать с пристрастием хранителей артефактов Предтеч.
  
  Спустя ещё два часа с поверхности на "Паломничество" поступил радиосигнал. Капитан уже готов был отдать приказ о плазменной бомбардировке его источника, как вдруг пометка "неизвестная передача" сменилась пометкой "сигнал расшифрован, код опознан".
  Если бы толстая кожа джиралханай это позволяла, капитан сейчас побледнел бы, как смерть. Миссия оказалась куда более успешной, чем он осмеливался когда-либо предположить. И в тот самый момент, когда этот успех был наименее желателен!
  Потому что сигнал был на языке Пророков - сан-шайуум! На языке, которым никто не пользовался уже много десятилетий - но который был исправно сохранён в корабельной базе данных. Текст сообщения был не очень-то вежливым, но это лишь повышало его аутентичность.
  "Глупцы! Вы едва не уничтожили результат работы многих лет! Я запрещаю огонь по поверхности планеты в любой форме и приказываю немедленно дать мне прямую аудиенцию с вашим Святейшим!"
  Наступила долгая напряжённая тишина. Капитан испытывал сразу три противоречивых чувства: желание немедленно садануть по источнику сигнала бортовым залпом; страх, что сообщение мог заметить кто-то кроме него; угрызения совести за то, что он вообще мог такое подумать.
  Потому что одно дело - искать своих пропавших хозяев, понимая умом, что они нужны для цивилизации. Совсем другое - встретиться с ними лицом к лицу и снова занять подчинённое место в пирамиде. Особенно если ты - лично ты - всю жизнь провёл полноправным владыкой, и даже не представляешь толком, как это - подчиняться существу не твоего вида, существу, физически более слабому.
  Но к чести капитана следует отметить, что дисциплина в нём всё же победила греховное искушение.
  - Выслать к источнику сигнала "Фантом" в сопровождении двух "Баньши"! - приказал он.
  
  Ещё через два часа Пророчица ступила на борт корабля. Она была ещё молода - во всяком случае, по меркам сан-шайуум. Её фигура была прямой и стройной, в отличие от тех горбатых фигур, которые запомнились в старинных голофильмах. Белое с фиолетовым одеяние символизировало средний ранг - до Иерарха ещё далеко, но и не из низов тоже, аристократка, только начинающая свой долгий духовный путь. Она не нуждалась в антигравитационных устройствах, хотя сразу же потребовала уменьшить искусственное тяготение на борту звездолёта до привычного ей марсианского уровня.
  Её сопровождали двое огромных молчаливых воинов. Джиралханай в зелёной броне и представитель ранее неизвестной расы, гуманоидное земноводное с огромной пастью и выпученными глазами, почти трёх метров ростом.
  - Где Пророк этого корабля? - потребовала гостья, едва ступив на борт. - Я хочу его видеть немедленно!
  - Пророков здесь нет, - вперёд выступил капитан при всех регалиях. - Вы можете поговорить со мной как с высшим должностным лицом экспедиции.
  - Что значит нету?! - почти взвизгнула Пророчица. - Сверхноситель типа CSO вышел в дальний рейс без божественного наставления?! Да ещё и осмелился применять божественное оружие без благословения?! Проводить остекление без анафемы?! Что здесь вообще происходит?! Неужели я говорю с еретиками?!
  
  Странно мне, что безмолвствует небо,
  Что восход и закат неизменны,
  Когда друг в рукава прячет карту!
  Когда враг открывает мне правду!
  Странно мне, мои братья по вере!
  Вы ли сердце свое не смирили?
  Суд вершить должен тот лишь, кто призван.
  Кто вас звал, чтоб судить эти жизни?
  На себя, братья, взяли вы много!
  Кто вам дал право, кто здесь выше бога?
  
  Со стороны это выглядело почти явным самоубийством. Худенькая, тонкая сан-шайуум, агрессивно наступала на громил, каждый из которых был на полметра выше, впятеро массивнее её, и мог переломить её пополам одним движением лапы. А учитывая бешеный нрав джиралханай, эта угроза была отнюдь не иллюзорной. Собственные телохранители могли и не успеть прийти ей на помощь. Да впрочем, если бы и успели - будь они хоть какими мастерами боя, вряд ли это помогло бы долго продержаться против целого корабля.
  Но реальные Святейшие себя именно так и вели. Вряд ли они были на самом деле лишены инстинкта самосохранения, но успешно изображали его отсутствие - во всяком случае, на публику. И в большинстве случаев это наглость срабатывала - ну а меньшинство пополняло пантеон святых мучеников.
  Что же касается того существа, которое сейчас ступило на палубу корабля в образе Пророчицы, то для него могло представлять опасность лишь плазменное оружие, которое здесь, правда, было у многих. Но на этот счёт работала двойная страховка. Во-первых, постоянное телепатическое сканирование всех присутствующих не только подсказывало ей, как вести себя правдоподобнее, но и позволяло пресечь любые реальные агрессивные намерения в зародыше. А во-вторых, неподалёку парил хурагок-Ричард, готовый телекинезом вывести из строя любое оружие в ангаре.
  - Довольно! - рявкнул капитан. - Ты слишком многого не знаешь, Святейшая, чтобы осмеливаться судить! Как давно ты покинула Ковенант?
  - Я никогда его не покидала! Следи за своим языком, джир-а-ул! - последнее было оскорбительным наименованием джиралханай, косвенно указывающим на их... не очень высокие интеллектуальные способности. Уже десятилетия никто не осмеливался использовать это слово. - Если же ты имеешь в виду, когда я отправилась в моё паломничество, то это произошло в восьмом Веке Восстановления.
  По толпе офицеров пронёсся изумрудный вздох. Так давно! Вскоре после контакта с джиралханай - они тогда были в Ковенанте почти на положении животных! Нужно быть яростной реформисткой или же просветлённой видением свыше святой, чтобы отправляясь в дальнее путешествие, взять с собой одного из них в качестве защитника, вместо проверенного веками воина сангхейли.
  - Ты не поддерживала связь с "Высшим Милосердием" всё это время? - уточнил капитан. - То есть ты не знаешь о переменах, что произошли за это время?
  Его мысли были, как на ладони. Это же просто сказочное везение, хотя нет, правильнее сказать - божественное чудо! Абсолютно необразованная, и таким образом идеально контролируемая сан-шайуум, ничего не слышавшая о Великом Расколе! Вожди племён озолотят его за подобную находку! Впрочем, даже это теперь имело второстепенное значение - он и сам сможет навешать этой Святейшей любой лапши на её длинную шею! Она сама его отблагодарит - нужно лишь правильно подать себя.
  Очевидная мысль, что если титул Пророчицы хоть на одну сотую правдив, то манипулировать собой она не позволит, капитану в голову не пришёл. А зря...
  - Я приняла Обет Молчания, - всего несколько секунд понадобилось гостье, чтобы найти нужный термин в сознании гориллоида. И видя недоумение на лицах остальных, она добавила: - Моя работа была настолько секретна и опасна, что использование священных технологий было запрещено. У меня была установка сверхсветовой связи, чтобы вызвать помощь в крайнем случае. Двенадцать местных лет назад возникла опасность попадания её в руки аборигенов. Я послала сигнал о помощи, после чего уничтожила установку. Но на сигнал никто не пришёл - если, конечно, это не вы - спасательная экспедиция. Если так, то очень поздно и очень глупо!
  По коже капитана пробежали мурашки. Он один знал, что это такое, остальным офицерам не хватало ранга посвящения. Обет Молчания был одним из протоколов, принятых в самом начале Ковенанта, чисто теоретически. Он был разработан на случай встречи с цивилизацией, которая опередила бы Ковенант в развитии - но при этом не была Предтечами и не происходила от них. Основатели Ковенанта считали это невозможным в соответствии со своей религиозной доктриной - но допускали, что могли ошибаться.
  Тогда ещё допускали.
  Агент, работающий на территории такой цивилизации, или хотя бы теоретически способный попасть к ней в руки, должен устранить все следы, могущие привести к Ковенанту - будь то записи или технологии. Он может полагаться только на естественные активы своего тела и на свою память. Если не получится убить себя при захвате в плен - надлежит изобразить дикаря докосмического уровня развития.
  - Как тебя зовут, Святейшая, и каков твой духовный ранг? - обратился к ней капитан.
  - Ма-ат Гидра, клерик.
  - Святейшая, раз речь идёт о том, что не стоит знать непосвящённым, возможно, вам стоит пройти в мою каюту? Я смогу рассказать вам, что случилось в Ковенанте за эти годы, а вы мне - в чём состояла ваша великая миссия, и как мой флот сможет помочь в её осуществлении.
  Ричард мысленно зааплодировал.
  Мысли капитана были вполне понятны - оставшись наедине с сан-шайуум, можно не только контролировать доступ информации к ней, но и по-тихому прикопать, если она вдруг окажется слишком опасна - неуправляема, например, или знает что-то такое, чего остальному Ковенанту знать нельзя.
  Но по факту он подписал себе смертный приговор. Ну, как смертный... тело его, в принципе будет жить. Но разум... оставлять мозг наедине с телепаткой, имеющей опыт манипуляции чужим сознанием в десятки тысяч лет, и больше не вынужденной отвлекаться на контроль толпы...
  Из каюты этот джиралханай выйдет абсолютно верным последователем Великой. Идеальным исполнительным механизмом.
  
  Дж-Онну между тем приходилось куда тяжелее. Как только он остался без "покровительницы", его тут же обступили джиралханай низших рангов, желающие поиграть в статусные игры. Одни интересовались прошлым Ковенанта, спрашивали, на что был похож их мир вскоре после обращения в веру Ковенанта и перед этим, и как ему удалось добиться такого доверия Пророчицы.
  Преследователь, разумеется, ничего не знал о родной планете и культуре гориллоидов, но недостающие подробности брал прямо из мозгов спрашивающих. Либо, в крайних случаях, внушал им, что дал подходящий ответ.
  Другая половина желала узнать, не "испортился" ли предок за прошедшие годы. Ему ведь не с кем было тренироваться, да и возраст уже вполне солидный - технологии продления жизни Пророки оставляли за собой, не распространяя их даже на самых преданных слуг. Поэтому сначала всё обходилось "дружественными" тычками и пинками. Но постепенно его провоцировали всё жёстче. Занять место возле Пророчицы - это многого стоило.
  Дж-Онн пытался успокоить их внушением, но агрессия джиралханай была не просто буйством гормонов - за ней стоял вполне рациональный план. А прямо приказать "оставьте меня в покое" он не решался, так как это было слишком близко к ментальному изнасилованию.
  "Узнаю братца, - хмыкнул Ричард по электромагнитной связи. - Настоящий воин джиралханай просто поубивал бы парочку самых наглых, после чего остальные отстали бы. Но для тебя этот вариант неприемлем..."
  "Алеф, хочу напомнить, что это ты предложил мне изобразить джиралханай!"
  "Ну а что было ещё делать? Физически слабая священнослужительница в чужом мире без должного прикрытия выглядела бы слишком неправдоподобно. Я мог бы превратить тебя в сангхейли, но в этом облике тебя бы не на драку вызывали, а в реактор "нечаянно" сбросили. Я подумывал создать телохранителя из шоггота, но он смог бы удерживать форму только на расстоянии нескольких десятков метров от Змеи. И то пришлось бы почти всю концентрацию тратить на управление им. А если ты имеешь в виду, что мне самому нужно было превратиться в обезьяну, то во-первых, я был немножко не в том месте, а во-вторых, не являясь телепатом, я бы допускал многочисленные ошибки в том, как должен вести себя настоящий джиралханай. Или мне нужно было позвать сюда Дэйр-Ринг на эту роль? Ты хочешь, чтобы она сканировала мозги этих прирождённых убийц? При её-то боязни ментальной агрессии?!"
  "Хорошо, хорошо, я тебя не упрекаю. Но у тебя есть хоть какие-то мысли, как мне из этой ловушки выбраться? Ситуация... довольно неприятная..."
  "Обижаешь, брат. У меня всегда есть план! Твоя слабость в том, что у тебя нет официального ранга на этом корабле. Наша змеючка, по официальной легенде, отправилась в путешествие до того, как джиралханай стали занимать офицерские посты. Поэтому бросить тебе вызов может кто угодно, даже последний палубный рабочий. Тебе нужно завоевать статус, тогда вызывать тебя смогут лишь равные по званию и те, кто на один ранг ниже... а такие обычно осторожны, и мы уж позаботимся, чтобы у них не было желания лезть..."
  Ричард вообще планировал устроить Дж-Онну поединок с капитаном - тот был достаточно глуп, чтобы бросить вызов. Это бы автоматически решило и проблему задиристых "сородичей" и вопрос командования кораблём. Но теперь, когда Гидра зохавала его мозг, приходилось искать другого мальчика для битья.
  "Пока что потребуй себе каюту рядом со Святейшей, и часов пять отдыха. Они не осмелятся тебе отказать... пока что".
  И в то же время это убедит претендентов, что новый гость стар и слаб. Молодые джиралханай могли выдерживать до цикла (чуть больше десяти земных суток) без сна и отдыха, сохраняя всё это время боеспособность. Они станут смелее... и попадут прямо в расставленную ловушку.
  
  На самом деле ковенанты потеряли "Просветлённое Паломничество" ровно в тот момент, когда позволили двум зелёным марсианам ступить на его борт. Всё остальное было сложной, увлекательной, но совершенно не обязательной игрой. Ричард продолжал её вести лишь для того, чтобы получить чистый результат, без побочных эффектов. Он мог захватить сверхноситель быстрее и грубее, но потом пришлось бы иметь дело с остальным Ковенантом.
  Змея, тем временем, развила собственную бурную деятельность. Закончив сканировать мозги капитана, она мгновенно поняла, какой уникальный ресурс сам упал ей в руки. И взялась за дело с таким энтузиазмом, что Ричард даже забеспокоился. У него вообще-то были свои виды на этот корабль и его экипаж.
  Используя капитана Америкуса, превращённого в управляемую марионетку, она опубликовала в корабельной сети свою версию легенды.
  Бактерии, найденные в океане, не являются Паразитом. Напротив, они представляют собой лекарство от Паразита. Священный дар Предтеч, благословение для их наследников. К сожалению, уровень посвящения Ковенанта пока недостаточен, чтобы пользоваться ими - а после еретической попытки остекления планеты с этим сокровищем им и вовсе придётся замаливать этот грех много столетий, прежде чем первым паломникам, хотя бы безоружным и без оборудования позволено будет вновь ступить на поверхность Марса.
  Для старших офицеров существовал и второй уровень легенды. Нет, насчёт Паразита всё правда. Но помимо священного моря она нашла на четвёртой планете системы и кое-что другое. Намного страшнее. То, что и заставило её принести Обет Молчания.
  Цивилизация, которая поработала здесь, была злейшими врагами Предтеч. Дьяволами, воплощённой ересью. Намного хуже даже Паразита - ибо последний лишь безмозглая зараза, а те, чьё имя не должно быть названо - о, они очень умны и коварны! И хотя их самих Предтечи давно загнали в глубочайшую из преисподних, их проклятия всё ещё остались в этом мире, и праведным надлежит проявлять осторожность, чтобы не попасть под них.
  Змея как следует оттянулась на призраках Рианона и его сородичей - должно быть, Проклятый не один раз перевернулся в гробнице. Ричард даже не подозревал, что "хладнокровная рептилия" способна на столь яркие выражения и образы. Морфеус правую руку бы отдал за такого проповедника.
  "И что из этого - правда?" - просигналил Ричард, как только смог добраться до её каюты.
  "Ну, Белый Свет - действительно форма Потопа. И он действительно не слишком опасен... при соблюдении ряда предосторожностей, которые известны мне, но неизвестны Ковенанту. Только безопасным его сделали не Предтечи, которые, по мнению Ковенанта, ответственны за всё хорошее в Галактике, а на самом деле наломали в своё время дров с избытком... Белое Море - работа Куиру, часть их рабочей площадки. Собственно, это и есть основа их социологического эксперимента, люди и Полукровки - всего лишь белые мышки, выпущенные сюда, чтобы изучить их поведение в условиях симбиоза с изменённым Потопом".
  "Изменённым чем? Потоп - это ты так называешь Паразита?"
  "И да, и нет. Паразит - это Потоп, но Потоп - далеко не всегда Паразит. Ульевый паразитический организм, уничтоживший столицу Ковенанта, это лишь одно из бесчисленных проявлений Потопа. В широком же смысле - Потоп это сила, которая стремится слить всё живое воедино, физически и ментально. Можно считать его дополнительным законом эволюции. Потоп - это источник, откуда всё живое произошло, и куда оно стремится вернуться. Ты тоже был Потопом для своего мира, Мастер..."
  Ричард сглотнул - все ироничные комментарии насчёт того, что Змея наглоталась религиозного пафоса от Ковенанта, застряли в горле. Он уже давно понимал, что для Великой его прошлое не является секретом - после прохождения сквозь гробницу она получила доступ к воспоминаниям всех марсиан. Но столкнуться с этим на практике оказалось, тем не менее, приличным шоком.
  "Ты хочешь сказать, что ФЭВ тоже... или это всего лишь метафора речи, в том смысле, что я действовал так же, как он?"
  "И то, и другое. Твой мир вообще очень неоднороден в плане технологий, что вероятно объясняется многочисленными инопланетными вмешательствами. К примеру, устройства невидимости "стелс-бой", которые ты охотно раздавал своим слугам, скопированы с генераторов невидимости цивилизации Науду..."
  "Эй, их вообще-то создавали по образцу китайской стелс-брони..."
  "Ага, официально. Только качество маскировки стелс-боя в разы выше, да и энергии он потребляет несоизмеримо больше. Как думаешь, почему? Китайская броня, судя по тем отрывкам, что ты о ней слышал, использовала всего лишь принцип хамелеона, такой же, как наша биологическая невидимость. А вот стелс-бой создавал поле тахионного поворота, перенаправляющее свет. Неудивительно, что он нездорово действовал на психику и физиологию - этот генератор никогда не предназначался для людей".
  "Вот оно что... А активный камуфляж сангхейли, о котором я читал в технических файлах?"
  "Этого не знаю, это уже сам ищи. Или поспрашивай своих друзей-хурагок. Через мою гробницу никто из ковенантов не проходил, а я их сканировала на другие, более важные вещи..."
  Конечно, у Ричарда тоже были сейчас более важные дела, чем копаться в чужих маскировочных системах, однако любопытство, однажды разбуженное, не давало покоя - и он отправился на склад доспехов для пехоты, среди которых были и невидимые, для разведки. Опять наследие Пустошей, будь они неладны. Когда у тебя навыки "ремонт" и "наука" за сотню, копание в любой высокотехнологичной штучке становится физической потребностью. Мозг не желал знать, что этих самых штучек здесь столько, что хватит на все две тысячи лет оставшейся жизни.
  Оказалось, что здесь использовался совершенно другой принцип. Ковенанты были мастерами плазменных технологий - использовали их и здесь. На маскируемую цель как бы натягивался тонкий плазменный экран, на который проецировалось изображение того, что находилось позади. У такой маскировки было много недостатков - в частности, она не делала носителя неуязвимым для лучевого оружия, требовала от него с ног до головы обвешаться оптическими сенсорами, могла быть сорвана просто сильным ветром, и наконец, в инфракрасном спектре он фонил, как раскалённая болванка.
  С другой стороны, было у неё одно бесценное достоинство - пользователь мог смотреть вокруг просто собственными глазами. Окружающий свет доходил до него практически без изменений, лишь слегка преломившись в ионизированном пузыре. В глазах пользователя стелс-боя темнело тем больше, чем сильнее он выкручивал регулятор на браслете - но тем прозрачнее становился и его силуэт. В идеале он был совершенно невидим... и совершенно слеп. А под плазменный экран свет проходил беспрепятственно, исправление картинки шло уже на другой стороне.
  У Предтеч, кстати, были именно тахионные маскировочные системы. Но таковые почитались Ковенантом за священные, и прямое их воспроизведение было запрещено. Вернее, в принципе допустимо, но обставлено таким количеством ритуалов и запретов, что очень мало кто рисковал с ними возиться, дабы не впасть в техноересь. К примеру, личная броня, изготовленная по технологии Предтеч, на несколько голов превосходит пехотную броню сангхейли... но упаси вас все боги испачкать её блестящую поверхность! Святотатство! А солдату ведь ежедневно приходится в грязи валяться, доля у пехоты такая.
  Тому же, кто допустит попадание подобной техники в руки неверных, и вовсе лучше самому убиться - лёгкая смерть ему точно не светит.
  Во избежание таких казусов Ковенант предпочитал копирование внешних эффектов техники Предтеч - но на других физических принципах. Чтобы выглядело почти так же, стреляло и летало... ну, похуже. Но зато разбивать эту технику можно было о любую поверхность мегатоннами, не рискуя попасть под трибунал. С точки зрения религии Ковенанта, это было стилем "добрых мирян". Внешняя схожесть техники выражала благие намерения, а отсутствие внутреннего подобия - скромность и отсутствие претензий на святость.
  Вместо генераторов на энергии вакуума - термояд. Вместо твёрдого света - плазма.
  В других обстоятельствах это бы вылилось в самый обычный карго-культ. Подобие самолёта, сделанное из навоза и соломы, не будет "летать чуть хуже", чем самолёт из дюраля. Оно вообще не будет летать. Чтобы воспроизвести эффект устройства на другой основе, нужно знать как бы не больше, чем создатели оригинала. Невозможно провести "реверс-инжиниринг" парового двигателя, имея в качестве образца бензиновый.
  Но у Ковенанта ситуация была особая, уникальная. Ему достались не просто образцы машин или сборники технических справочников. Технологии Предтеч не только самоподдерживались, но и самообучались, и что ещё важнее - обучали. В определённых рамках, конечно же. Ковенанту нужно было просто взять знания из базы данных Предтеч, скормить их хурагок, добавить надлежащее техзадание - и пожалуйста, новый артефакт готов.
  Вышесказанное не означает, что Пророки и их последователи сами не понимали, что они используют и зачем. Их наука была весьма продвинутой, и знала много явлений, до которых на Земле Ричарда или на Ма-Алека-Андре не докопались. Просто она шла в обратном направлении - от инженеров к теоретикам. Если на Земле сначала открывали физический принцип, потом его превращали в технологию, а затем уже в конкретное техническое изделие, то здесь сначала создавался работающий механизм, затем на его основе разворачивалась технология, ну а под конец уже под неё подводили теоретическое обоснование.
  "А нельзя ли точно так же скормить хурагок технологии Куиру?" - поинтересовался он у Змеи.
  "Без работающих образцов и базы данных - вряд ли. Рианон не зря зачистил все следы. Да и с ними не гарантировано. Всё-таки эти существа слишком заточены под работу с техникой Предтеч..."
  "А кто больше развит? Куиру или эти самые Предтечи? И если на то пошло, какие между ними были отношения? Они вообще друг о друге знали?"
  "Это довольно сложные вопросы... правильно сказать "отчасти знали" и "однажды были, но никогда не были примерно равны". Куиру достигли сравнимого с пиком Предтеч уровня, когда те уже вымерли. Трудно сравнивать, так как направления разные - Предтечи исследовали пространство, Куиру - время. Предтечи на этом уровне остановились, так как исчезли пятьдесят тысяч марсианских лет назад, а Куиру... можно было бы сказать, что они продолжали развитие все эти годы, но это неправильно, так как они довольно редко выходят в наше линейное время... словом, это длинная история... и нет, можешь не говорить, что времени у тебя много и ты готов её слушать. Пока - не готов. Позже - посмотрим".
  
  Закончив разбираться с культурно-техническими особенностями Ковенанта, Ричард поспешил в каюту Дж-Онна.
  Брат был не в лучшем настроении и состоянии. В каюте была установлена камера наблюдения, так что выспаться по-настоящему он так и не смог. Джиралханай из корабельной службы безопасности не поняли бы, почему их "сородич" залезает в холодильник и превращается там в зелёную лужу.
  Поэтому Дж-Онну пришлось всё это время только изображать спящего воина. Чтобы хоть как-то убить время, он начал читать мысли ковенантов в соседних помещениях. Это тоже не добавило воину-философу добродушия - очень уж местная философия отличалась от марсианской.
  Так что к возвращению Ричарда он уже был в идеальном состоянии для планов последнего. То есть совсем не прочь надрать парочку волосатых задниц. "Не убийца" отнюдь не всегда синоним "пацифиста". Спутники ему достались в высшей степени боевитые. Не на уровне белых марсиан, конечно, но даже премиленькая Дэйр-Ринг могла хорошенько отпинать кого угодно, если только не заставлять её чувствовать боль и злость оппонента. Дж-Онн, наоборот, предпочитал телепатические поединки, считая физическое насилие слишком грубым методом, но если необходимость возникала... многие преступники сильно жалели, что с ним связались.
  Правда, в отличие от большинства земных копов, Преследователь имел жесточайшее этическое ограничение на насилие в отношении невиновных. В применении к иным цивилизациям, которые даже не слышали о законах Ма-Алек, это приняло следующую форму. Если вражеские воины атаковали его лишь из чувства долга, из страха перед наказанием вышестоящего офицера или из желания защитить свой дом - Дж-Онн скорее попытался бы договориться с ними или сбежать, чем нанести ответный удар, даже нелетальный. Но те, кто нападали с удовольствием и по собственной инициативе - на снисхождение могли не рассчитывать. Убить не убьёт, но сломать такому врагу пару костей или заставить познакомиться наяву с его худшим ночным кошмаром - запросто. По крайней мере до тех пор, пока из головы врага не исчезнут все агрессивные мысли и он не начнёт плакать и звать маму. После Дж-Онн, как хороший полицейский, конечно же окажет ему первую помощь и поможет добраться до ближайшего травмопункта или центра психологической помощи.
  К счастью (для планов Ричарда), большинство джиралханай безусловно попадало во вторую категорию. Если унггой в бою руководствуются чаще страхом, а киг-яр - трезвым расчётом, то джиралханай любят насилие, хотят насилия... и получат насилие.
  Вообще капитану "Паломничества" повезло с подчинёнными куда больше, чем он сам мог предположить. Либо команду для него подбирали действительно гениальные кадровики. Будь он телепатом, его паранойя рассеялась бы, как дым.
  Старший помощник капитана оказался слишком умён, чтобы напрашиваться на ритуальный поединок с ранее незнакомым воином. "Я не полезу на него, пока не увижу в деле", - решил он про себя. Весьма осмотрительно с его стороны, Ричард даже зауважал этого хитреца.
  Командующий десантной группой тоже оказался достоин уважения, но по противоположной причине. Он был честнейшим служакой без малейших карьерных амбиций. Его беспокоило только выживание собственной группы и качественное выполнение поставленных командованием заданий. А повышения в статусе он получал лишь за работу - когда возвращался живым оттуда, где другие погибали. К телохранителю Святейшей, который проявил аналогичный талант, он относился с высшей степенью почтения, и мог попросить его разве что об учебном спарринге - но никак не о битве за статус.
  Впрочем, достаточно амбициозный отморозок в высоком статусе на борту всё же нашёлся. Это был начальник корабельной службы безопасности Грегориус. Он тоже сидел в карцере, вместе со старпомом, но по другой причине - его наказали за неспособность поймать проникшего на борт "демона".
  После того, как Гидра успешно "изгнала демона", её авторитет среди рядовых ковенантов возрос до небес. Начальник СБ был амнистирован, так как Пророчица заявила, что "смертному не под силу одолеть проклятие Куиру". Он бы должен был ей ноги мыть и воду пить, но таким типам благодарность неведома - он лишь больше преисполнился подозрительности. Правда, был в этом совершенно прав.
  Конечно, Змее бы не составило труда промыть мозги и ему, но Ричард заявил, что ему нужен искренний враг, а не марионетка, изображающая такового. Подумав, Гидра согласилась - пускай до поры до времени ведёт против неё искреннюю борьбу и собирает под своё крыло всю оппозицию. Недовольных новым режимом будет много - как по религиозным, так и по чисто политическим соображениям. Пока на её стороне только ветераны, помнящие настоящих сан-шайуум, а таковых меньше трети от общего количества джиралханай.
  "А что насчёт других народов на борту? Как среди них распределились мнения?"
  "Янми-и полностью на моей стороне - я легко переориентировала их роевые инстинкты. Хурагок, как ты понимаешь, на всё наплевать, у них вообще нет понятия власти. Унггой и киг-яр пока заняли выжидательную позицию, но думаю, я легко смогу завоевать симпатии первых и купить вторых. Меня беспокоят только лекголо. Они настолько чужеродны, что мы пока не можем читать их мысли. Дж-Онн обещал, что найдёт ключик к ним со временем. Так что смотри не перегни палку со своими гладиаторскими боями".
  "Слушай, Великая, я конечно сволочь и эгоист, но не до такой степени, чтобы подставить брата, пусть даже неродного, ради пустяка. У меня всё просчитано. Ему ничего не угрожает... Или ты думаешь, что даже самый сильный джиралханай способен причинить хоть какой-то вред малку?"
  "При наличии плазменного пистолета - легко. Но дело не в этом. Я опасаюсь не за тело Дж-Онна, а за его репутацию. Если твой спектакль получится недостаточно правдоподобным, нам придётся проводить массовую коррекцию памяти, а это чревато последствиями..."
  
  В отличие от Америкуса и его старпома, Грегориус сохранял прекрасную физическую форму. Усмирять мятежников и арестовывать еретиков без этого сложно. Во всяком случае, в культуре джиралханай. Это где-нибудь в другом мире шеф госбезопасности может быть сухоньким старичком, который лишь указывает подручным громилам, кого хватать. Да что далеко ходить - во времена Пророков именно так дела в Ковенанте и обстояли. Но после возвышения джиралханай личная сила стала очень серьёзным аргументом.
  В данном случае грубая сила дополнялась великолепным воинским мастерством и прекрасной реакцией. Грегориус в спортзале не только грушу молотить или тяжести таскать был горазд. Он владел весьма редким искусством рукопашного боя, которое позволяло завалить даже превосходящего по силе самца.
  Так что в своей способности порвать пополам старика-телохранителя он ничуть не сомневался.
  Лично против "господина Халка" он ничего не имел, но ритуальный поединок позволял победителю занять в обществе место побеждённого - а это давало уникальную возможность подобраться к Пророчице поближе.
  Если бы Грегориус повнимательнее присмотрелся к капитану, который уже имел возможность уединиться со Святейшей, он, вероятно, передумал бы. Но безопасник привык считать Америкуса ничтожеством.
  Так что поединок был неминуем. Вопрос состоял лишь в том, когда он произойдёт. Ричарду нужно было - пораньше. И первым - то есть, чтобы этой схватке не предшествовали никакие другие поединки.
  Проще всего это обеспечить, просто велев брату бросить вызов. Он на это имеет полное право. Но "в народе" возникнут вопросы, почему он выбрал для дуэли именно тихого молчаливого безопасника, а не гораздо более заметного капитана. "Я не умею управлять современными кораблями"? Ха, а можно подумать, искать современных еретиков ты умеешь, структура общества оч-чень значительно изменилась с твоих времён.
  Попросить Гидру влезть Грегориусу в голову и заставить его бросить вызов? Местные-то может и не заметят, а вот Преследователь заметит точно. И откажется драться с тем, кто полез на него не по собственной воле.
  Минутку... Ричард аж по голове себя хлопнул щупальцем.
  А кто вообще сказал, что Дж-Онн должен ВЫИГРАТЬ этот поединок? Эй, Мастер, кончай уже мыслить, как рядовой супермутант! Тот факт, что зелёный марсианин неизмеримо круче любого не-метаморфа в рукопашной, ровно ничего не значит - они сюда не силой меряться пришли. Цель боя - избавить Дж-Онна от назойливых выпадов со стороны младших гориллоидов. Поражение обеспечит это избавление ничуть не хуже, чем победа. Более того, это для победы Дж-Онну нужны специфические условия, в частности, противник со свободным разумом. Для поражения вполне сойдёт и полностью контролируемый зомби.
  Он поделился новой идеей со Змеёй, и та, хоть и не без колебаний, его приняла.
  Причина сомнений была понятна - она останется всего с одним телохранителем, и тот не из джиралханай. В обществе созданий, которые превыше всего ценят силу. Нет, конечно "скромная священнослужительница" могла с лёгкостью разорвать на части хоть сотню гориллоидов. Но это слишком уж не вязалось с образом хрупкой сан-шайуум. Вряд ли они поверят в настолько откровенное божественное чудо.
  Впрочем, это уже её проблемы. Согласилась - и отлично, а дальше пусть сама выкручивается, как умеет. Ричарду конкуренты не нужны.
  
  Спустя час череп Халка смачно хрустнул в могучих лапищах Америкуса, забрызгав арену "кровью" и "мозгами" из биопластика. Грегориус и старпом где-то в задних рядах почти синхронно испустили разочарованный вздох - смелее надо было действовать, такую возможность упустили!
  Правда, на этом злоключения Дж-Онна не закончились. Требовалось ещё достоверно отыграть роль трупа. Здесь это было не так просто, поскольку джиралханай, в отличие от земных горилл, чистые хищники, да при этом ещё и каннибалы. Победитель пожирает сердце и печень побеждённого, после чего остальная плоть идёт на пиршество для всей команды, а кости и кожа - на изготовление ритуальных украшений.
  Создать из биопластика муляжи внутренних органов для соответствующей кровавой сцены на арене Дж-Онну не составило труда, но вот угостить собой пару сотен охочих до мяса бугаев, да ещё так, чтобы они не заметили разницы во вкусе с настоящим мясом - это уже слишком. Поэтому капитан и Пророчица разыграли над трупом небольшую перепалку - он требовал тело целиком себе, чтобы набить из него чучело, а она - для похорон по традиции сан-шайуум. Сошлись на компромиссе - Америкус забирает шкуру, а Святейшая - всё остальное.
  
  ОКРАИНА СОЛНЕЧНОЙ СИСТЕМЫ
  
  Похоронив в пустыне бренные останки господина Халка и закончив ремонт всех систем, сверхноситель направился в пояс Койпера. Там располагалась заранее согласованная точка встречи с флотом поддержки - а значит и с начальником экспедиции.
  Перелёт на досвете занял бы много недель, поэтому корабль выполнил внутрисистемный прыжок через Эмпирей. Этот процесс, вполне безобидный для простых трёхмерных существ, грозил серьёзно искалечить зелёных марсиан. Их физиология требовала существования в двух пространствах одновременно. В то же время, если квантовое поле сорвётся, они рисковали целиком оказаться в Эмпирее, а если будет работать нормально - целиком в Материуме. То и другое было бы для них в равной степени неприятно.
  Впрочем, Ричарду было проще. Его на корабле официально не существовало, поэтому он без проблем мог отправиться к главному двигателю, от которого исходили эманации "пространства скольжения", как называли ковенанты Эмпирей. Простым смертным приближаться к работающей установке категорически не рекомендовалось - флуктуации континуума могли убить их или превратить в нечто странное. Но Ричард, пошаманив с настройками двигателя, легко создал для себя уютное "гнёздышко", где Материум и Эмпирей вплотную соприкасались, и где зелёный марсианин мог спокойно отдохнуть.
  Только убедившись, что ему лично ничего не угрожает, Ричард навестил Змею и поинтересовался, как ОНА намерена пережить прыжок, до которого осталось менее трёх дней.
  "Я, конечно, готов уступить тебе местечко в рабочей зоне, Великая, - не без ехидства сказал он, - тесно не будет, этот корабль так велик, что там смогут разместиться тысячи Ма-Алек. Но как ты сможешь незаметно туда добраться?"
  "Для микропрыжка это не проблема. Для такого короткого перехода "Паломничество" должно находиться в Эмпирее всего пару секунд. Никто не заметит, что меня в это время в каюте не было. Но если мы собираемся лететь на этом корабле дальше, чем на четверть светового года, придётся как следует обработать личный состав, чтобы они не обращали внимания на такие вещи".
  
  Для рядовых членов экипажа воссоединение с флотом стало небольшим праздником. На корветы они плевать хотели, а вот сельскохозяйственные корабли означали отмену стандартных пайков и возможность перейти на натуральные продукты. В особенности этому делу радовались простодушные унггой.
  Ричард даже немного им позавидовал - пищевой синтезатор Охотника остался в миллиардах километров от него, на поверхности Марса. А до натурального метаногеля биологического происхождения - ещё миллиард лет.
  У правящей верхушки были проблемы посерьёзнее.
  
  Слово из языка ковенантов, обозначающее ранг Америкуса, Ричард перевёл для себя словом "капитан", но дословно оно переводилось на английский как shipmaster. Причём, как и в английском, слово это, взятое из языка сангхейли, было двусмысленным - оно могло означать и "хозяин" и "профессионал какого-то дела" (собственно, именно за двусмысленность оно и понравилось некогда Ричарду, который сделал его своим титулом, вместо пошлого lord или sovereign). В культуре сангхейли был важнее второй смысл - "мастер вождения корабля". Но джиралханай, заняв господствующую позицию, сделали ударение на первом. Для джиралханай власть и собственность, политика и экономика были неразрывно связаны. Разумный, управлявший чем-либо, был для них владельцем этого. И сам в свою очередь принадлежал с потрохами тому, кто был старше по званию.
  Никаких ограничений на обращения с собственностью не было и быть не могло. Если бы Америкус пожелал прервать паломничество и использовать свой корабль для разведения цветочков, его бы, конечно, быстро прибили. Либо собственные подчинённые, либо начальство. Но не потому, что он "нарушил присягу", а потому, что имел глупость разозлить своего хозяина и/или не справиться с управлением своей собственностью.
  Вообще отсюда вытекал парадокс, с большим трудом (и зачастую превратно) понимаемый иными видами, даже собратьями по Ковенанту. Каким образом культура джиралханай умудрялась сочетать культ силы и культ долга? Если раб всегда имеет право бросить вызов хозяину и, в случае победы, стать хозяином, почему джиралханай ждали разрешения Пророков много десятилетий, чтобы напасть на сангхейли, и почему сохранили верность сан-шайуум даже после того, как те ослабели? Причём эта верность рассматривалась ими как добродетель, а не проявление трусости или слабости?
  Это противоречие уходило даже глубже - его отметили ещё Предтечи. С их языка официальное название джиралханай переводилось как "дикий раб". Причём слово "дикий" означало не просто "непросвещённый, не имеющий цивилизации". Оно вполне имело коннотации "буйный", "неукротимый", и всё такое.
  Явная глупость - как раб может быть диким? Либо он буйствует, пока его не забьёшь до полусмерти, либо повинуется хозяйским приказам.
  Для того, кто желал управлять джиралханай, а через них и всем Ковенантом, решение этой загадки стало насущной необходимостью.
  Змея, конечно, это уже поняла, но Ричард не хотел у неё спрашивать такие вещи - он желал найти ответ сам.
  
  Ответ на загадку оказался очень прост, хотя и парадоксален с виду.
  Вся культура джиралханай строилась на УКРОЩЕНИИ ДИКОСТИ.
  Ещё во времена своего бронзового века они, будучи разумными существами, в полной мере осознали, насколько "зверство" мешает им строить цивилизацию. Они были суперхищниками, ни одно животное на родной планете не могло им противостоять. Самые сильные стаи выжирали всю добычу на пару дневных переходов вокруг... и погибали от голода.
  С тех пор у джиралханай существовало две системы ценностей. Физические (грубая сила), и духовные (то, что помогало держать под контролем грубую силу). Вся сложная система дуэлей была построена именно для того, чтобы канализировать их животную ярость, дать ей конструктивный выход. Чтобы легально избавиться на ранних стадиях от тех, кто не умел держать свою жестокость в рамках. "Давить паровозы, пока они чайники", так сказать.
  Правда, до открытия их мира силами Ковенанта считалось, что "единственный способ избавиться от драконов - завести своего собственного". В смысле, единственное, что может сдержать грубую силу - ещё более грубая сила. Поэтому произвол вождей в отношении низших чинов скорее поощрялся, чем осуждался. Ну а если вождь заходит слишком уж далеко, его всегда можно и подвинуть. На тот свет.
  Поэтому существовали две добродетели - терпение до поры до времени, и восстание, когда это время наконец наступило, когда чаша терпения переполнилась. Они не противоречили друг другу - чаша должна быть глубокой. Чем больше ударов ты покорно принял, тем сильнее будет ответный удар.
  И поэтому физически слабые сан-шайуум, открывшие для них иные способы управления, воспринимались как "сверхдоминанты". Они, с точки зрения джиралханай, владели "магией" - способны были гасить гнев подчинённых без физического насилия. Поэтому бросать им вызов традиционными средствами было не только аморально, но и попросту глупо.
  Правда, новые поколения вырастали, уже не видя Пророков, не были знакомы с их методами управления, и преклонение перед ними воспринимали как слабо обоснованную традицию. Так что поддерживают Гидру лишь ветераны, а молодёжь первое время будет бросать ей вызовы теми же методами, что приняты для внутривидовых отношений. Она пока что не сверхдоминант, всего лишь верховный вождь - причём на изрядно шатающемся троне.
  Впрочем, это проблема временная. Какой из неё проповедник получится - пока неясно, но телепатия позволяет заполнять пробелы.
  
  Джиралханай, с которым сейчас предстояло столкнуться Пророчице, носил звание fleetmaster - то есть формально был владельцем всей эскадры, включая и сверхноситель. С другой стороны, Гидра, как наследница своего вида, была владелицей вообще всех ресурсов Ковенанта. Но её ограничивал принцип "раб моего раба - не мой раб". По нынешней системе она была слишком высоко в иерархии Империи, чтобы напрямую управлять отдельным флотом.
  С другой стороны, открыто ссориться с ней - тоже не лучшая идея для комэска. Если он явится на борт "Паломничества", чтобы засвидетельствовать Святейшей своё почтение, то тем самым подставит голову под её телепатическую обработку. Ну а если будет чего-то там требовать с борта корвета... разница в размерах и огневой мощи имеет значение, когда капитан сверхносителя целиком на твоей стороне.
  Самое худшее, что он мог сотворить - это увести прочь сельскохозяйственные корабли и оставить флагман без свежей еды. Но запас продуктов на борту вполне позволял самостоятельно дойти до столицы лоялистов Ковенанта. Комэск ведь не знал, что Гидра не может позволить себе длительные переходы в пространстве скольжения, и резонно предполагал, что так он лишь сделает себе хуже.
  Тем не менее, беседа при воссоединении получилась на повышенных тонах. Причём не с Пророчицей, а с Америкусом, уже после того, как Гидра ушла с канала. Флитмастера взбесило, что основная задача - остекление Марса - не была выполнена. Сам он не мог произвести подобную операцию - не хватало огневой мощи. Он грозил капитану всеми мыслимыми карами. Обещал немедленно уведомить совет вождей, который пришлёт сюда соединение нормальных боевых кораблей, а не это убогое травоядное-переросток... Ричард мысленно присвистнул - оказывается, оскорблять корабли друг друга среди астронавтов джиралханай было таким же действенным ругательством, как у людей - опустить чей-то дом или машину. А, хотя да, всё правильно. Частная собственность же. Честь моего звездолёта - моя честь.
  - Ты хочешь сказать, - тихо, но с угрозой в голосе уточнил Америкус, - что Пророчица слепа и неспособна отличить благословение от проклятия? Или может быть, что Святейшая намеренно соврала нам?
  - Нет, не хочу. - сбавил тон комэск, опустив глаза. - Но Паразит коварен. Ты знаешь, что однажды он уже обманул Пророков, что привело к падению "Высшего Милосердия". Что даже сами всезнающие Предтечи вынуждены были затратить немало сил, дабы предать его анафеме. Откуда ты знаешь, что эта Пророчица не введена в заблуждение? Что ты и твой корабль не поражены уже скверной Паразита? Твои объяснения о причинах поломок в реакторах и щитах звучат, как детский писк! Что это за невидимые "демоны", которых не под силу выследить всем десантным отрядам и корабельной СБ? Почему мы никогда о них не слышали до этой планеты? Почему они ушли сразу, как только ты отказался от плана остекления? Не потому ли, что ты сделал то, что им было нужно?
  - Паразит был коварен, но прямолинеен. Он сразу же бросался на любую добычу, которую видел. Мой корабль, как видишь, ещё не превращён в улей.
  - Это уже пускай решают вожди. Я немедленно уведомлю их. А ты стой на месте и жди вердикта. Любая попытка активировать двигатели или запустить москитный флот будет расценена как признак ереси и приведёт к открытию огня.
  - Не смеши меня. Весь твой "флот" не выдержит и минуты огневого противостояния с "Просветлённым Паломничеством". Даже если я не буду стрелять в ответ, единственный способ для вас пробить мои щиты - это пойти на таран.
  - Понадобится - пойду. Ты всё слышал. Конец связи.
  
  "Ну что, Великая? Готова подтвердить своё прозвище и сыграть против целой цивилизации?"
  "Я-то с самого начала была готова. Только дурак предположил бы, что дело ограничится одним кораблём. А что насчёт тебя? Если считаешь, что пошла слишком крутая игра, ещё есть время отсюда убраться..."
  "Издеваешься? Самое безопасное место в сложившейся ситуации - на борту "Паломничества". Что ты сейчас намерена делать? Хочу отметить, что буквально выполнить свою угрозу комэск не сможет. Они зашли слишком далеко от своих стандартных маршрутов. Сверхсветовые передатчики корветов могут "докричаться" через Эмпирей на десятки световых лет, нашего корабля - на сотни. Но никто не может передать сигнал на тысячи. Так что вожди пока не в курсе, комэску придётся послать один из своих кораблей курьером, чтобы передать информацию о находке".
  "Ясно, значит ещё несколько часов мы выигрываем - пока он не решится уменьшить свой флот на один корабль, либо не уведёт его целиком. Я веду сепаратные переговоры с капитанами кораблей флота. К счастью, других джиралханай среди них нет - корветами управляют-владеют матриархи киг-яр, а сельскохозяйственными кораблями - унггой".
  "Они сдурели? Ставить метанодышащих распоряжаться производством еды для кислородных организмов?"
  "Джиралханай отказывались от столь сомнительной чести, а вот унггой были только рады оказаться подальше от поля боя. Они весьма пугливые существа и предпочитают мирную работу, что мне вполне на руку. Ну а вкусовые предпочтения других видов можно и выучить..."
  "И что ты хочешь им предложить на этих переговорах? Бросить всё и уйти в свободное странствие? Построить колонию где-то вдали от Ковенанта?"
  "На крайний случай сойдёт - совет вождей пока вообще не в курсе о наводке на Потоп, полученной эскадрой, так что если он пропадёт в неизвестном направлении - Ковенант скорее всего спишет это на опасности неизведанных пространств".
  "Но экипажи на такое вряд ли согласятся..."
  "В принципе, я могла бы их уговорить. Но за это придётся очень много заплатить - во-первых. А во-вторых, зачем мне маленький флот, если я могу подчинить себе всю цивилизацию? Это же бесхозный инструмент, который так и умоляет, чтобы кто-то за него взялся..."
  "Змеи глотают добычу целиком, да? Кстати, я проанализировал записи о той самой наводке. Похоже, сведения о Паразите на Марсе подбросили через третью марионеточную цивилизацию наши старые знакомые - Левиафаны... Либо сам Дагон, либо кто-то из сородичей по его просьбе..."
  "Я так и думала. Они очень злопамятны. Но к счастью, неторопливы и осторожны. Дагон ждал десятки тысяч лет, пока в Галактике появится подходящее оружие, чтобы натравить на нас. Он мог за это время сам создать подходящую цивилизацию десять раз, но это привлекло бы внимание Жнецов".
  "Как думаешь, с этим новым оружием мы сможем найти его и зачистить окончательно? Повод есть - Левиафан использует Потоп даже в большей степени, чем мы... Хотя стоп, "белый свет" ты уже вывела из категории скверны... ну тогда объявить его лживым богом, что кстати чистая правда..."
  "И думать не смей! Пока что мы причинили ему лишь небольшие неприятности - и он отвечает нам тем же. Сородичи ему помогают - но вяло и только по его особо настойчивым просьбам. Но если хоть один Левиафан от наших рук погибнет... нам придётся воевать со всем их видом, а это проблема совсем иного уровня. Дело даже не в том, сможем мы победить или нет - дело в том, что такая война затронет тысячи младших видов и НЕИЗБЕЖНО где-то нарушит принцип самосогласованности. Лучше уж терпеть от него мелкие укусы, тем более что максимум через миллион лет он успокоится и забудет..."
  "Хорошо, допустим. Так что ты сейчас будешь делать?"
  "Я займусь социальной частью. А ты поработай с технической. Найди для меня способ пережить дальний прыжок так, чтобы на это не обратили внимания".
  "Эй, а почему бы не наоборот, для разнообразия? В многомерной физике ты разбираешься не хуже меня, а опыт работы с многовидовыми религиозными коллективами у меня не меньше..."
  "Во-первых, это я в образе Пророчицы, а ты - хурагока. Не наоборот. А во-вторых, на твой вопрос есть простой ответ - я телепат, ну а ты - почти нет".
  
  Следующие полтора дня прошли в сплошной возне в техническом отсеке. Ричарду не очень нравилась роль техника на побегушках, он сам себя привык считать больше социальным инженером, но никуда не денешься с подводной лодки - пока приходилось делать то, что он мог.
  Но когда он уже потерял счёт времени, устройство наконец было закончено. Он послал вызов Гидре - совершенно открыто. Почему бы Святейшей не посетить хурагока, который выполнял для неё особое задание, связанное с техникой Предтеч? Не один, кстати - консультации и ловкие щупальца "сородичей" оказались просто незаменимы, без них Ричард бы провозился не меньше месяца. Ну а смешки живых дирижаблей, связанные с неуклюжестью существа, изображающего одного из них, он уж как-нибудь переживёт.
  - Это ваш новый гравитационный трон, Пророчица. Мне пришлось изрядно повозиться, чтобы разработать дизайн, отражающий одновременно ваш низкий формальный статус - всего лишь клерик - и высочайшее фактическое общественное положение - старшая из всех известных живых сан-шайуум.
  Внешне летающая люлька была крайне проста - серая каплевидная конструкция почти без украшений. У неё также не было встроенных щитов и вооружения. Однако мощность её генераторов соответствовала тронам Иерархов, а отсутствие щитов в некоторой степени компенсировалось толстой бронёй.
  Конечно, главным достоинством было то, чего ковенанты не увидят, и (хочется надеяться) никогда не узнают.
  "Вот здесь внутри - зона Эмпирея около кубометра объёмом. Стабильно сохраняется внутри квантового поля в пространстве скольжения. Вполне можно спрятать туда все ненужные части тела. Я проверял на себе. Немного неудобно, но можно сидеть так очень долго. Надеюсь ты понимаешь, что использовать этот микро-Эмпирей можно только в качестве чехла. Не пытайся качать из него энергию или сбрасывать в него лишнее тепло. Для первого есть реактор с системой перекачки биопластика, для второго - встроенный холодильник..."
  "Понимаю, не дура..."
  Выработка энергии "из ничего" в Эмпирее связана с ростом объёма соответствующего участка пространства - таково определение процесса инфляции. Настоящему Эмпирею ничего от этого не будет, он большой - а вот его микроскопическая капелька внутри трона - взорвётся, как бомба, разнеся своё вместилище на кусочки. Аналогичным образом, при попытке "уничтожить" лишнюю энергию - объём стремительно уменьшится и трон сколлапсирует внутрь себя.
  "Странно, что ты не предложил мне надеть на спину ранец с антивеществом, при таких подходах", - ехидно заметила Змея.
  Отчасти аналогия была верна. Таскать под ногами кусок инопространства с настолько отличными от Материума свойствами - не лучшая идея для того, кто хочет жить долго. Если хоть на микросекунду откажут сложнейшие механизмы поддержания квантового поля - на границе "пузыря" начнётся настоящее светопреставление на суперструнном уровне.
  "Через пару часов будет готов второй такой же, только без зоны Эмпирея. Ты сможешь его использовать всё время, кроме перехода. Так что неделями на бомбе сидеть не придётся..."
  "Уже лучше, хотя не могу сказать, что я от этого в восторге... Я даже не буду спрашивать, подразумевает ли конструкция отключение квантового поля дистанционно, по твоей команде... потому что ответ и так ясен".
  "Ну извини, стопроцентную гарантию даёт только страховой полис. Лучше расскажи, как твои успехи в интригах, я так увлёкся работой, что почти не следил за процессом в локальной сети".
  "Мне стоило больших усилий удержать их от немедленного прыжка в столичную систему. Я сыграла на их страхах - если "Паломничество" действительно заражено Потопом, нельзя приводить его в населённые миры. Мы послали курьером один из сельскохозяйственных кораблей. Он медленнее, чем корветы, так что дней шесть до торжественной делегации по встрече у нас есть".
  "Насколько велика будет эта делегация?"
  "Зависит от того, сколько времени её будут собирать. Если "просто посмотреть, но побыстрее" - придёт ещё три-пять корветов. Если "лучше подождать, но взять ситуацию под контроль" - полноценный боевой флот, не меньше тридцати единиц, причём тяжёлых. Они не будут уступать нам ни в суммарном тоннаже, ни в огневой мощи. И с остеклением, если понадобится, справятся сами. Но такой флот собирать почти месяц".
  "Даже не знаю, что хуже. Зря ты этот курьер отпустила. Возможно, безопаснее было бы захватить этот корабль полностью и уничтожить все меньшие..."
  "Ты сам понимаешь, что это нереально..."
  Конечно, Ричард понимал. Расстрелять все корабли сопровождения они банально не успели бы. Хотя бы три-четыре уйдут в прыжок. А сбежать сами они не могут, потому что здесь Марс, который нужно защищать.
  "И что ты намерена делать в эти дни?"
  "Оттачивать свои навыки пропаганды. Я знаю поэзию тысяч разных цивилизаций... можно подобрать подходящее, особенно отслеживая телепатически реакцию слушателей. К моменту появления новых кораблей - экипажи существующих на меня молиться должны. В буквальном смысле".
  "Ты собираешься противопоставить пропаганду плазменным торпедам? Как-то самонадеянно для существа, которое огня боится, не находишь?"
  "Сразу стрелять они не будут. Напомню, что именно за этим они и пришли - за умелым агитатором. Это во-первых. А во-вторых, корабль такого класса не у одного тебя вызывает клинический приступ жадности. Лоялисты только-только начали выпутываться из кораблестроительного кризиса - сверхносители типа CSO может производить всего одна верфь - и та загружена на десятилетия вперёд. У них рука не поднимется его расстрелять без веской причины".
  "То есть сколько бы они ни пригнали сил, висеть тут и торговаться всё равно можно будет долго?"
  "Примерно так. А торговаться я умею неплохо, ты по себе знаешь. Окажи мне одну услугу, пока они не прилетели".
  "Какую?"
  "Займись восстановлением тех систем корабля, на которые ковенанты традиционно клали хвост, так как не знали об их существовании. Если до драки всё-таки дойдёт, я хочу иметь лучший CSO в истории Империи!"
  "Хорошо, только с одним условием".
  "С каким?"
  "Иметь его буду я. А ты - только пользоваться".
  
  В этом крошечном кусочке огромного пространства, откуда Солнце казалось едва заметной искоркой, внезапно стало тесно. Почти семь десятков кораблей сбились в кучку, так что расстояние между крайними не превышало сотни километров. Это были почти все силы лоялистов, какие они смогли собрать с целого сектора - оголив для этого свыше сотни подконтрольных планет.
  Всего Империя насчитывала около тысячи обитаемых миров. 183 из них были метрополиями и колониями титульных видов Ковенанта, остальные принадлежали подконтрольным народам - которые платили дань, но не участвовали в политической жизни Ковенанта и не имели собственных вооружённых сил. Многие из таковых были вообще лишены выхода в космос, другим были позволены только планетолёты, но не корабли пространства скольжения.
  Всего это достаточно рыхлое образование могло выставить семь сотен копий - сила флота у Ковенанта измерялась не в количестве кораблей (поскольку корабли бывают очень разными), а в количестве релятивистских плазменных орудий. "Просветлённое Паломничество", например, имело семь энергетических проекторов и соответственно, его сила была равна семи копьям. Следующий по тоннажу - штурмовой носитель типа CAS - нёс только три проектора. Хотя правильное "копьё" включало не только собственно корабль-носитель супероружия, но и соответствующее число приписанных к нему "оруженосцев" - не менее пяти только боевых кораблей поддержки. "Паломничество" шло в дальний поиск практически голым - со свитой в восемь раз меньше положенного. Это было ещё одним симптомом производственного кризиса.
  Флот, призванный на усмирение возможно мятежного корабля (он же - почётная свита для Пророчицы, если дело удастся решить миром), насчитывал четырнадцать копий.
  "Просветлённое Паломничество", корабли из его свиты и Флот Испытания Огнём, как была названа срочно собранная группировка, образовали в пространстве что-то вроде равностороннего треугольника со стороной в сотую долю световой секунды. Четыре фрегата и шесть летучих ферм были одновременно и потенциальными жертвами - поэтому "Паломничеству" запрещалось к ним приближаться - и в то же время объектами карантина, поэтому их разместили так, чтобы иметь возможность быстро расстрелять при необходимости.
  Все переговоры велись по дальней связи, через голографические проекции. Хотя делалось это для предотвращения распространения инфекции, ковенанты, сами того не зная, защитились от другой опасности - от телепатической промывки мозгов Змеёй. Ещё не известно, честно говоря, что опаснее. Разве что Паразит размножается в геометрической прогрессии, а Великая - одна и везде успеть не может.
  Ричард слегка подкорректировал передаваемый сигнал - чтобы облик и движения Гидры в голограмме больше походили на настоящих сан-шайуум. Её маскировка ведь не была идеальной - старики, которые помнили Пророков, вполне могли заметить различия в мелких деталях. На борту "Паломничества" Змея компенсировала эти недостатки превращения телепатическим внушением - ну и потихоньку совершенствовала нынешнюю форму своей оболочки, считывая ожидания окружающих. Аналогичным образом и Дж-Онн изображал воина-джиралханай, когда ещё был здесь. В дальней связи это не работало, так что приходилось прибегать к помощи компьютера.
  Переговоры вёл седой, сгорбленный альфа-самец. Формально - старейший из вождей кланов, фактически - давно уступивший всю реальную власть более молодому и драчливому наследнику. Его выбрали на эту роль сразу по нескольким причинам: его было не жалко потерять в случае чего, он прекрасно помнил ещё вхождение в Ковенант, и наконец, он не так зависел от буйства гормонов - то есть мог рассуждать более вменяемо и расчётливо, не кидаясь в драку по каждому поводу. Свою гордость он давно смирил, и не испытывал мучений, когда требовалось склоняться перед физически слабым существом.
  - Надеюсь, ты уже успела понять суть нашей... проблемы, Святейшая, - прохрипел посол. - Мы ничуть не сомневаемся в твоей мудрости, но тебя одной недостаточно, чтобы возобновить Великое Путешествие. Ты получишь всё надлежащее почтение, но не власть над Ковенантом - по крайней мере до тех пор, пока не будет найден хотя бы один Пророк мужского пола. Иначе после твоей смерти кризис разразится ещё страшнее, чем сейчас.
  - Разумно, - ничуть не обиделась Гидра. - Но есть иные вещи, которых вам знать не дано. Во-первых, даже старые технологии омоложения, известные моему народу, когда я отправилась в своё паломничество, позволяют мне прожить до семи сотен лет. Сейчас же стоит вопрос выживания Ковенанта в течение ближайших двух веков. Во-вторых, я не зря потратила столько лет на изучение благословения Предтеч, оставленного в Белом Море. Ведомо ли тебе, сколько лет моему телохранителю из народа Глубоководных? Семнадцать тысяч! Ведомо ли тебе, почему моё тело до сих пор достаточно юное и гибкое, чтобы гравитационный трон требовался мне лишь как знак статуса? А ведь в паломничество я ушла отнюдь не несмышлёной девочкой - я старше тебя почти на век, старик. Предтечи даровали нам на Марсе чудесный источник вечной молодости - который теперь, лишь из-за вашей грубости и самонадеянности, останется недоступен на много поколений! Благословение должно восстановиться после опаляющего пламени ереси! Но я успела омыться в нём, соединив свои знания со знаниями Глубоководных - и теперь проживу не менее двух тысячелетий.
  Хотя старый воин достойно сдержал удар, Ричард мог представить себе, какая буря пронеслась от этих слов по всей сети, что слушала дискуссию.
  - Пусть так, не мне оспаривать твои слова, Святейшая. Но даже если твоё откровение истинно до последнего слова, дар Предтеч ведь не наделил тебя и чудесным умением присутствовать одновременно во многих местах?
  - Понимаю о чём ты, хотя для важных переговоров с врагом или для убеждения мятежной толпы порой достаточно и одного голоса, если он духом силён. Однако два иных чудесных дара даны были мне свыше на планете, которую вы столь небрежно осквернили. Даже я сама не осознавала до конца их смысла, прежде чем ступила на борт корабля Америкуса. Лишь тогда мне открылось, сколь предусмотрительны были Предтечи - ибо эти дары были ниспосланы мне именно для спасения Ковенанта!
  - Поведай же нам об этих дарах, о Святейшая!
  - Внимайте же, глупцы! Первый дар - есть сила, что позволяет мне прикосновением исцелить любого достойного воина джиралханай от неправедной ярости. Не сиюминутно утихомирить, что могли любой мой брат или сестра и так. А навсегда избавить его от приступов бешенства, оставив лишь праведную ненависть к врагам Ковенанта, что не мешает рассуждать здраво и видеть истинный путь. Я уже одарила этой силой капитана Америкуса. Проверьте его, если пожелаете. Ударьте его в грудь, обзовите самыми позорными словами - он не шелохнётся без моего позволения. Он стойко вынесет все посланные испытания, и глаза его не нальются кровью.
  Где-то за кадром прокатился второй шторм. Ричард, конечно, не умел читать эмоции, но активный обмен сигналами между кораблями флота его приборы засекли. Откровения Гидры были действительно шокирующими - Змея знала, куда бить. Вероятно, кто-то где-то кому-то перегрыз горло. Кто-то готов был пасть на колени и молиться, кто-то наоборот - требовал немедленно открыть огонь по еретическому кораблю. Увы, соответствие тех или иных утверждений религиозной доктрине - вещь в значительной степени субъективная. Особенно для джиралханай, которые никогда в схоластике сильны не были.
  - Боюсь, это слишком тяжёлые для меня откровения, - простонал старый вождь, прижимая лапу к груди. - Вряд ли я выйду из этой комнаты - сердце моё готово разорваться от радости и чувства ответственности. Нет ноши более тяжёлой, но нет и смерти славнее, чем принимая весть о спасении. Ответь же мне, Святейшая, пока я ещё жив - каков второй чудесный дар?
  - Я могла бы исцелить твоё сердце, но понимаю, что такое предложение будет оскорблением для тебя, храбрый воин. Услышь же вторую благую весть, пока сердце твоё ещё бьётся. Мне ведомо, как вернуть джиралханай божественное вдохновение - не всему народу, но в количестве достаточном, чтобы вы могли без колебаний смотреть в будущее. Мудрый народ Глубоководных получил в водах Белого Моря не только дар вечной молодости. В день вступления их в Ковенант пришлите мне ваших отважнейших воинов, поскольку поистине много смелости потребует это деяние. Пусть возьмут они женщин Глубоководных и познают их. И случится чудо - эти женщины родят от них детей! Гибридизация между видами с разных планет невозможна, но для Предтеч нет ничего невозможного! И будут эти дети видом и силой как чистокровные джиралханай - но от рождения управлять будут своей яростью, и унаследуют от матерей своих мудрость. И передам я им дар божественного вдохновения, и станут они не вождями, но пророками - новыми Пророками Ковенанта, с могучими когтями и клыками, что понесут славу наших верных слуг по всей Галактике!
  Это уже для слабых нервов гориллоидов оказалось чересчур. Кто-то не выдержал, и рядом с ним не осталось достаточно сильных и благоразумных сородичей, чтобы его вразумить. Сразу с трёх кораблей - тяжёлого крейсера типа ORS, штурмового носителя типа CAS и тяжёлого эсминца типа CPV - ударили в сумме пять энергетических проекторов. К счастью, Змея этого не видела - а то её ровный, мелодичный, завораживающий голос превратился бы в дикий визг.
  К счастью, Ричард уже имел представление, как в Ковенанте вообще и у джиралханай в особенности ведутся религиозные диспуты. И был к этому готов.
  Нет, он не стал уклоняться от залпов - колоссальные размеры сверхносителя и близкая к световой скорость плазменного копья не позволили бы этого.
  За прошедшие недели он придумал один способ блокировать такой удар - но сейчас не стал его проверять. Не та ситуация.
  Он просто и банально выстрелил первым. Как положено настоящему ковбою.
  Усовершенствованная система сенсоров позволила ему опередить врагов не более чем на треть секунды - но этого оказалось вполне достаточно. Для выстрела все три корабля вынуждены были приоткрыть свои щиты - и точно в эти "бойницы" ударили лучи "Просветлённого Паломничества".
  Энергия его залпа объединилась с энергией аннигиляции позитронов, уже запасённых для выстрела в проекторах противников. Поэтому, даже несмотря на то, что Ричард сэкономил ресурс и дал лишь пять процентов полной мощности орудий - бабахнуло хорошо. Им хватило.
  Меньше всех повезло CPV - он вообще превратился в огненный шар. Тяжёлый крейсер получил глубокую пробоину от носа до середины длины корпуса, потерял ход и неуклюже закувыркался в пространстве. CAS, несмотря на развороченный нос, сумел развернуться к противнику бортом, однако желание драться как-то потерял - возможно, погиб командир.
  Другие корабли флота тоже начали заряжать бортовые плазменные линии, то ли чтобы поддержать огнём пострадавших товарищей, то ли наоборот - чтобы расстрелять нарушителей перемирия. Не факт, что они сами это толком знали.
  "Стоять!" - резко просигналил Ричард на всех частотах.
  "Подумайте хорошенько, прежде чем открывать огонь по кому бы то ни было. Вы сейчас можете уничтожить последнюю надежду нашего народа. Я, Америкус, говорю вам - эта битва никому не принесёт добра. Даже если вы не верите Святейшей, даже если считаете её порождением Паразита - у вас будет лучший шанс искоренить ересь. Не требующий потери почти половины флота. Не забывайте, сколь дороги в наши дни корабли, и насколько тяжело заменить даже один уничтоженный. Я не хочу с вами сражаться - почтите мою волю хотя бы в память о том, кем я был, если не верите мне-нынешнему. Дослушайте Пророчицу до конца - а там решайте, что следует делать. Но вдумчиво решайте, как положено хозяевам кораблей и посланникам вождей, а не разгорячённым юнцам".
  
  В целом удалось отделаться "малой кровью". Помимо трёх ранее указанных кораблей уничтожен был (огнём своих соседей, Ричард тут был ни при чём) только один тяжёлый корвет типа SDV. Два десятка кораблей не приняли её "откровение" и ушли в прыжок - Гидра сумела убедить остальных не препятствовать им, сказав, что не желает кровопролития между своими - а беглецы ещё осознают и примут истину.
  Ричард пересчитал новый баланс сил. Флот Испытания Огнём потерял в бою четыре копья и ещё два "убежали" вместе с кораблями-носителями. Теперь счёт почти равный - восемь оставшихся энергетических проекторов против семи на "Просветлённом Паломничестве".
  "Минутку! Почему вдруг только четыре потеряны в бою? Я лично уничтожил шесть, плюс одно было на уничтоженном корвете..."
  Он углубился в боевую статистику... вот чёрт, тут всё не так просто...
  Энергетические проекторы Ковенанта были двух типов. Истинные плазменные копья стояли только на кораблях с литерой S в классификации. И только они шли в счёт при подсчёте "копий". Почти аналогичные орудия на эсминцах при сравнимой огневой мощи разгоняли электрон-позитронную плазму всего лишь до пары сотен километров в секунду. Это не играло роли при остеклении планет (для которого в любом случае требовалось входить в атмосферу). Неважно было и в "собачьей свалке" - ближнем бою кораблей, для которого эсминцы в общем и предназначались.
  Но это было решающим фактором при перестрелке на дальних дистанциях. Обладатель настоящего плазменного копья мог преспокойно отстреливать эсминцы с дистанции в десятки тысяч километров, задолго до того, как они подойдут на дистанцию применения своего оружия.
  "Жаль, что я не знал этого нюанса раньше. Мне бы не понадобилось сбивать тот несчастный CPV - с такого расстояния его проектор не представлял для нас ни малейшей угрозы. То ли его капитан блефовал, то ли разбирался в технических возможностях своего оружия ещё хуже, чем я..."
  Штурмовой носитель же уничтоженным не считался - два из трёх его копий до сих пор были пригодны к бою. Хотя при единственном ударе по нему был убит старый альфа-самец, который вёл переговоры с Гидрой. Он находился как раз в носовом модуле - хотя понятия не имел, что его корабль собирается стрелять, решение об открытии огня принимали совсем другие джиралханай в другом помещении.
  Что ж, хорошая смерть для воина - уж точно лучше, чем от инфаркта. Однако из-за этого у командования флота ушло некоторое время на подбор нового представителя для переговоров.
  "Знаешь, Святейшая, если на тебя и твои гениальные идеи так реагирует флот, посланный всего лишь посмотреть, что тут нашли... я боюсь представить, что же будет в столичных системах..."
  "Пока всё идёт в рамках нормы. Потери даже меньше, чем я предполагала - ты сработал прекрасно, отдам тебе должное. Религиозные реформы никогда не проходили полностью бескровно".
  "Забавно, и это меня на родине считали кровожадным властолюбивым чудовищем. Теперь я вижу, что такое настоящие амбиции..."
  "Новой гражданской войны не будет, если ты об этом. Это первым последователям новые истины приходится сгружать сразу, как кувалдой по голове. Совету вождей ещё предстоит пережить то же самое. Рядовые же воины Ковенанта будут получать эти сведения постепенно, в течение десятилетий, с соответствующей идеологической накачкой и обработкой. Шока мы избежим. Отдельные мятежи, конечно, будут, но они и так регулярно происходят - Ковенант их давит в штатном порядке".
  
  Новым кандидатом для переговоров была выбрана самка по имени Тика.
  Чтобы понять, как именно она оказалась на столь ответственной должности, следует немного углубиться в гендерную культуру джиралханай. Она у них крайне непростая и завязана на биологию. А также на специфичные понятия этого народа о силе. Можно сказать, что они умудрились совместить в одной цивилизации патриархат, матриархат и феминизм.
  Женский пол в культуре джиралханай был связан с тремя очень разными гендерами (социоролевыми моделями). Ричард перевёл их для себя, как "дева", "матрона" и "матриарх".
  Только что созревшая, но ещё не рожавшая самка джиралханай (дева) лишена каких бы то ни было прав - это фактически рабыня. Секс-игрушка и прислуга. Она вынуждена удовлетворять любого самца, который её пожелает, и оказывается достаточно силён, чтобы овладеть ею. А достаточно силён любой, потому что молодая самка миниатюрна и хрупка по их понятиям - лишь немного больше и крепче человека.
  Но частые изнасилования приводят к беременности, а гормоны роста ребёнка оказывают на его мать весьма своеобразное воздействие. Расширяется таз, а следом за ним по цепочке - все остальные кости. Пропорционально нарастают мускулы.
  С каждыми родами самка становится крупнее и сильнее. Поначалу она ещё по привычке пуглива, покорна и забита - но инстинкт защиты детёныша мигом выбивает из неё эту дурь. Самка джиралханай, заподозрившая, что кто-то угрожает её беременности или новорожденному детёнышу, становится такой фурией, что боевая ярость самца отступает перед ней.
  С этого момента она - матрона. Существо, равное самцам как по физической силе, так и по положению. Внешне они тоже почти неотличимы. Добрая треть наземных войск джиралханай и почти половина корабельных экипажей состоит именно из матрон. Как правило, на этой стадии они моногамны - находят себе одного партнёра и живут с ним, пока кто-то из пары не будет убит.
  Но рост костей продолжается. После пятых-десятых родов (влияние на метаболизм индивидуально) женщина переходит в статус матриарха. Это зверюга массой за тонну и ростом за три метра, больше всего похожая на земного гигантопитека. Её шкуру не всякая ракета пробьёт, а физическая силища позволяет любому самцу шею свернуть, как кукле. Правда, это если поймает. Огромный размер делает её неповоротливой, а при тяготении родной планеты передвигаться такая туша может только на четырёх конечностях.
  Матриархи не входят в обычную мужскую иерархию, живут чаще всего на родных мирах и редко контактируют с не-джиралханай. У каждой есть собственный гарем из десятка молодых самцов, из которых лишь самые способные за особые заслуги допускаются "к телу". В основном они занимаются воспитанием детей, управляют хозяйством и редко лезут в политику. Но если они всё-таки решают подать голос, то будь вы даже вождём племени - упаси вас Предтечи не прислушаться к их совету! Потому что права на поединок никто не отменял, а в замкнутом пространстве дуэльной камеры и без оружия - ни один самец против этого чудовища шансов не имеет.
  Именно флегматичное спокойствие, инстинкт заботы о потомстве и здравый смысл матриархов удержали в своё время лоялистов Ковенанта от полного самоуничтожения в пекле гражданской войны. Сейчас Змея рассчитывала на то же самое.
  Тика держала верх на сельскохозяйственном корабле и её почётным титулом было "раздатчик еды". Никаких полномочий этот статус не давал, чисто формально она была никем... но литера S в обозначении DSC появилась не зря. Конструкция всех кораблей этого типа предусматривала установку полноценного дальнобойного плазменного копья. Это осталось с тех пор, как некоторые из них принадлежали Пророкам. В новом Ковенанте, где все такие корабли достались унггой, возможность установки оставалась только возможностью. Но когда матриарх затребовала корабль себе - он стал полноценным "копьём" - хоть и всего одним, но этого порой хватало, чтобы переломить ситуацию. А в личном общении вес Тики и так был вполне достаточен.
  "Может быть, баба с бабой лучше договорится", - подумали капитаны остальных кораблей, давая ей связь. Они не знали, но практически то же самое подумал и Ричард, подключая новый канал.
  
  - Мужики могут ещё полгода лясы точить, - проворчала Тика, - я скажу прямо. Мне чихать, какая ты там святейшая, и пары десятков мужиков, которых ты хочешь спарить со своими жабами, мне тоже не жаль - это ресурс дешёвый, их у нас и так больше чем надо. Мне нужно только одно - доказательство, что твой корабль не заражён Паразитом. Сможешь его предоставить - я на твоей стороне, и другие матриархи тоже. Кто-то должен этих заигравшихся в игрушки адмиральчиков поставить на место, и ты, на мой взгляд, вполне для этого подходишь. Не докажешь - извини, ничего личного. Зараза к моим детям не подойдёт и на парсек.
  - Чтобы доказывать, нужен тот, кто может понять доказательства. Как много ты знаешь о Паразите?
  - Я лично - мало, но у меня на борту есть специалист по этим тварям.
  - Тогда он сможет подтвердить мои слова. Заражение Паразитом имеет три фазы - споровую, охотничью и разумную. Если бы вы имели дело с охотничьей фазой, она бы уже набросилась на вас, инфицирующие формы не умеют ждать и притворяться. Для достижения разумной фазы Паразиту необходимо собрать не менее десяти тысяч мозгов. Я опущу щиты. Просканируй наш корабль, и ты убедишься, что все семьдесят тысяч разумных экипажа на своих местах. И нигде на борту нет скопления нервной ткани - "мозга" Паразита. То есть если мы и заражены, то всего лишь споровой формой - я ничего не упустила?
  - Сейчас спрошу, не уходи с линии.
  Пауза, пока Тика совещалась со специалистом.
  - Ты не договариваешь, Пророчица! На планете, где тебя подобрали, были свои разумные. Их вполне достаточно для формирования мозга. И телепатическая связь Паразита достаточно сильна, чтобы этот мозг мог управлять вашем кораблём через световые часы.
  - Но не световые годы. Перейдём в систему за пару десятков парсеков, и ты увидишь, что я не одичаю и не начну жрать мозги.
  - Допустим. Но как ты докажешь отсутствие споровой фазы?
  - Для себя и для тех на моём корабле, кто успел омыться в священном море, я согласна на пожизненный карантин. Или точнее, на карантин до тех пор, пока вы не убедитесь, что "белый свет" не является Паразитом и не опасен. Всех остальных, не получивших этого дара - а таких большинство - вы можете пропустить через любые средства медицинского обследования. В том числе реликтовые устройства Предтеч и консилиум медиков-хурагок. Они покажут, что ничего постороннего в телах этих бедных невинных мирян - нет.
  - Не то, что я хотела бы услышать, но лучше, чем я боялась. Итак, ты готова править из тюрьмы? Не приближаясь к обитаемым мирам и никогда не покидая своего корабля?
  - Ковенанту нужен мой мозг, а не мои руки. А применять мозг я могу на любом расстоянии, пока работает дальняя связь. К аскетизму же я привыкла на Марсе - и куда худшему, чем безраздельная власть на борту летающего города, куда мне доставят всё необходимое по первому требованию.
  
  "Погоди, если это будет твой личный корабль, то мне выпадает роль твоего личного шофёра?"
  "Ближайшие лет пять - да. Пока я не обзаведусь достаточным авторитетом в Империи, чтобы сменить корабль. В отличие от тебя, мне не очень нравится этот космический монстр. Слишком неповоротлив и слишком заметен. Когда переберусь на что-нибудь более быстрое - ты получишь "Просветлённое Паломничество" с полностью лояльным экипажем в качестве вознаграждения".
  "Знаешь, чем соблазнить, змеюка. Но понимаешь, то что я влюбился в этот звездолёт - не значит, что я потерял от любви голову. Остаться в прошлом я не собираюсь. У меня ещё есть дела в моём родном времени. А корабль таких размеров немножко великоват, чтобы его протащить сквозь гробницу Рианона. И вряд ли самые совершенные средства консервации позволят ему сохранить работоспособность в течение миллиарда лет".
  "Я знаю, - образ улыбки. - И тем не менее, ты сможешь захватить его в будущее".
  "Что? Как?!"
  "Мир-Крепость 0911. Вообще Миры-Крепости - это что-то вроде бомбоубежища Предтеч. Огромное квантовое поле в Эмпирее - целая искусственная планета. Конкретно у данного Мира-Крепости система управления позволяет регулировать ход времени внутри поля относительно большой вселенной. Один к миллиарду - вполне реально, возможно даже больше. Кто-то из Предтеч планировал использовать его для побега в далёкое будущее, если война с Потопом в настоящем будет проиграна. Заводишь внутрь корабль, закрываешь соединяющий портал, включаешь максимальное торможение времени... и привет, Ма-Алека-Андра".
  "И ты знаешь, где он находится и как им управлять?!"
  "Где находится - знаю. Как управлять - нет. Но зато мне известно, кто сможет управлять. И где этого кого-то найти".
  
  Спустя ещё неделю переговоров сверхноситель нырнул в пространство скольжения, покидая Солнечную систему.
  Но не раньше, чем на Марс была отправлена капсула с сообщением. Основной текст там, конечно, был предназначен для Глубоководных, но было несколько строк и для путешественников во времени:
  "Брат, любимая, не беспокойтесь за меня. Я обязательно вернусь".
  
  МЕЖЗВЁЗДНОЕ ПРОСТРАНСТВО
  
  Следующий год Великого Путешествия слился для Ричарда в какой-то сплошной морок. Лететь, убеждать, отстреливаться, чинить корабль, снова кого-то убеждать, снова куда-то лететь...
  Гражданской войны они избежали - большой, во всяком случае. Однако ценой за это стала потеря примерно половины планет Ковенанта, вожди которых отказались принимать "Ересь Гидры".
  Вожди-еретики, которые отказались принять "дар успокоения", неистовствовали. Пророчица это приняла совершенно спокойно.
  "Мы восстанавливаем цивилизацию. Медленно, но восстанавливаем. Сепаратисты же только разрушают. Поэтому либо они прислушаются к своим матриархам и вернутся под наше крыло - пусть и на правах автономии - либо не прислушаются и быстро скатятся к докосмической эре".
  Потому что все три верфи, способные производить корабли более трёх километров в длину (одна для сверхносителей CSO и две для штурмовых носителей CAS) остались за еретиками. Именно они были главной целью, именно ради них Гидра сутками вела переговоры, раздавала целые системы направо и налево, принимала унизительные перемирия и компромиссы, промывала мозги, подкупала, устраняла слишком твердолобых...
  Итогом стало крайне зыбкое равновесие. Космические силы у еретиков с сепаратистами примерно равные, наземных - у сепаратистов в разы больше. Но верфи у "наших", значит мы выиграли. По крайней мере, так думала Гидра, а спорить с ней было опасно для жизни и рассудка - это за год все уяснили. Кроме Ричарда, но его спросить забыли. Его тут формально вообще не было.
  Небольшая передышка, пока Гидра принимала парад верности на одном из столичных миров (дистанционно принимала, разумеется, присутствуя там лишь в виде голограммы) дала возможность оценить политическую обстановку за пределами Ковенанта. А обстановка эта описывалась одним словом. Нецензурным.
  Совсем рядом по рукаву находилась могущественная империя сангхейли, разведчики которой совсем не зря своё мясо ели. Выяснив, что джиралханай в очередной раз передрались между собой, они подготовили силы вторжения, чтобы наложить лапу на то, что останется от победителя.
  А за ней расположилась загадочная и могущественная человеческая держава, известная как Юиджи. Именно война с ними в своё время стала одной из причин Великого Раскола. Не единственной, правда - свою роль сыграл и Паразит, и чрезмерная любовь Иерархов к интригам... но заварилась эта каша именно в тот день, когда миссионерский корабль киг-яр "Малая Трансгрессия" обнаружил выход из пространства скольжения человеческого корабля.
  У Юиджи сейчас собственных проблем хватало, но стереть с лица Галактики старых врагов они бы совсем не отказались.
  Сангхейли вроде бы поддерживали с Юиджи несколько лучшие отношения - но при случае тоже вцепились бы им в глотку, как и наоборот. Очень много бед в своё время причинили друг другу обе нации. Причём начал именно Ковенант.
  "Слушай, я не понимаю одну вещь. Откуда тут взялась ещё одна человеческая цивилизация? Ещё один эксперимент Куиру, на этот раз в космосе?"
  "Нет. Правильнее будет сказать, что это их младшие братья".
  "То есть? Не понял, поясни".
  
  Уроборос виляла и уклонялась от ответа с истинно змеиной гибкостью, но в итоге Ричард всё-таки вытянул из неё очередной кусочек мозаики.
  Когда-то очень давно (по меркам смертных разумных), или совсем недавно (по сравнению с той бездной лет, через которую прошли трое марсиан) существовала человеческая цивилизация. Сначала она была разбита и загнана в угол Предтечами, затем полностью уничтожена в ходе войны Предтеч и Потопа.
  И тем не менее, люди как вид - уцелели. Незадолго до войны Предтеча по имени Библиотекарь собрала Эссенцию людей (наряду со многими другими видами), и после автоматические корабли использовали её для повторного заселения вымерших планет.
  Развившись и повторно выйдя в космос, далёкие потомки этих реконструированных людей стали цивилизацией Юиджи.
  Но уцелела и другая ветвь древнего человечества. Кто-то из Предтеч, чьё имя не сохранилось, вывез небольшую популяцию с планеты-тюрьмы Эрде Тайрин и спрятал её на отдалённом Мире-Крепости. Неизвестно, был ли это садизм, научный эксперимент или своеобразная благотворительность. То ли специально, то ли случайно регуляторы времени в её квантовом поле оказались выкручены вперёд. С коэфициентом пятьсот к одному.
  Для окружающего мира прошло двадцать тысяч лет. Для цивилизации внутри Мира-Крепости - десять миллионов.
  Когда узники космической тюрьмы наконец смогли взломать защиту Предтеч и вырваться в большой космос, они уже не были людьми. Они были Куиру, властелинами времени. Открывшийся им космос был практически пуст. Они могли властвовать над ним, как желали нужным.
  Но Куиру не нуждались в экспансии. Десять миллионов лет естественного отбора в замкнутом пространстве полностью выбили из их генов и культуры потребность в расширении и размножении. Не беспокоились они также о выживании, поскольку путешествия во времени давали им практически идеальную защиту от любых галактических угроз. Сработало галактическое супероружие? Распространяется эпидемия паразитической формы жизни? Слетевшие с катушек машины-убийцы вырезают всё живое? Ничего страшного, мы просто невовремя, давайте зайдём через миллион лет.
  Познание и приключения - это всё, что их интересовало. В бесчисленных планетах они видели всего лишь площадки для экспериментов и полигоны для подвигов. Собратья-люди тоже рассматривались лишь как материал для опытов - Куиру могли худо-бедно сопереживать отдельным смертным, но целому виду... для них это была слишком эфемерная вещь.
  
  "То есть Рианон ненавидел вас не за то, что вы создали угрозу "настоящим людям", а только за срыв его опытов?"
  "И последующее заточение. Именно. Это была чисто личная вендетта. Как и у меня к нему".
  "У тебя к нему? Ты ещё собираешься ему отомстить? Уточни когда, чтобы я в этот момент был подальше..."
  "После времён Карса. Как только мы выйдем из темпоральной петли машины. И не волнуйся - тебя это не коснётся..."
  "Не коснётся вражда с существом, которое вышло из Мира-Крепости? При том, что я сам собираюсь использовать Мир-Крепость? Не коснётся вражда с властелином времени, при том, что мы сами - путешественники во времени? Ты серьёзно?"
  "Это не будет враждой в обычном смысле. Это будет удар, который он не сможет отразить и вынужден будет принять... Впрочем, чтобы успокоить тебя - я обещаю, что ничего не сделаю до тех пор, пока ты живым и здоровым не вернёшься в своё время... Я ждала миллиард лет, подожду ещё немного..."
  
  Немного успокоившись, Ричард продолжил изучение политического расклада.
  С наибольшей вероятностью сепаратисты атакуют еретиков в течение полугода. Результатом их атаки станет взаимное уничтожение примерно семидесяти процентов сил обеих сторон в нескольких генеральных сражениях, после чего боевые действия перейдут в вялотекущую фазу. Еретики это переживут, сепаратисты - нет. Но незадолго до окончания активной фазы по ним нанесут удар объединённые силы Юиджи и Сангхейли. Вернее, Сангхейли атакуют открыто, а Юиджи их поддержат - ресурсами и/или специальными операциями. Формально оставшись в стороне.
  И вот этого уже не пережить ни одной из сторон. Скорее всего линейные флоты Сангхейли займутся в основном сепаратистами, остекляя планеты, где сосредоточены многомиллионные наземные армии. Ну а специальные силы Юиджи возьмут на себя еретиков, оставив их без верфей и без Пророчицы.
  "Что я упустил в этом анализе?"
  "Всё верно. Именно так события и развернутся, если мы будем бездействовать. Но мы не будем. У нас есть полгода, чтобы предотвратить описанное тобой".
  "И как же?"
  "Это классическая последовательность слабостей "потому что в кузнице не было гвоздя". Если сепаратисты не нападут на нас - мы не будем ослаблены. Если не будем ослаблены - Сангхейли не атакуют. Если они не атакуют - Юиджи их не поддержат".
  "Согласен. Только вот как ты собираешься удержать их от нападания, если до этого сама целый год откармливала?"
  "Смотри и слушай внимательно..."
  
  Вожди сепаратистов были довольно несдержанными во всех смыслах тварями - но совсем дураками они не были. Они прекрасно понимали, что "ересь идёт с Марса", и простейший способ обрушить планы Гидры - закончить то, что было начато "Просветлённым Паломничеством".
  Для этого был собран ударный кулак - один штурмовой носитель типа CAS, пара крейсеров и десяток эсминцев.
  Разумеется, такому соединению не хватало огневой мощи для дальнего космического боя. Всего пять "копий". Теоретически, грамотно ведя сражение, не давая подойти к себе ближе чем на три тысячи километров, Гидра могла уничтожить их даже одним только "Паломничеством". Но это означало начать войну. Ту самую войну, которой она хотела избежать.
  Для начала всем капитанам этих кораблей, а также комэску были посланы вызовы на поединок от телохранителей Пророчицы. Само собой, их отклонили - с еретиками не принимают честного боя. Данный отказ был записан и разослан по всему Ковенанту, что существенно подкосило авторитет командиров.
  После этого на всех кораблях началась подпольная революционная деятельность. Заранее внедрённые агитаторы распространяли специфические слухи для каждой расы.
  Унггой говорили, что еретики не расстреливают сдавшихся в плен - а желающим того даже позволяют демобилизоваться и вернуться на родные планеты.
  Киг-яр говорили, что за каждый сданный корабль еретики очень хорошо платят. Кроме того, ими правит женщина, как то положено у нормальных разумных.
  Матронам джиралханай говорили, что сепаратисты своих матриархов заставляют повиноваться, лишь взяв под прицел их детей.
  Самцам джиралханай говорили, что боевые корабли Империи Сангхейли уже прогревают свои плазменные линии.
  А хурагок говорили, что препятствовать распространению всех вышеуказанных слухов в корабельной сети - значит повредить её эффективному функционированию. Машина была создана для свободной передачи информации, любая цензура является помехой, повреждением канала. Засекречивать что-либо было право только у Предтеч, и то не у всех, а лишь у высших рангов. Хозяева кораблей Предтечами не были.
  Основная проблема капитанов заключалась в том, что это всё было правдой. При этом прямолинейные джиралханай никогда не были особо сильны в разведке и контрразведке. Они, конечно, могли вылавливать и казнить распространителей слухов, чем и занимались по мере сил. Но такая деятельность отнимала кучу времени и никак не способствовала росту дисциплины и укреплению межвидового единства в экипаже. Особенно с учётом того, что на одного настоящего провокатора приходилось по несколько случайных жертв.
  Этого было ещё недостаточно, чтобы начать восстание на борту. Но хватило, чтобы заставить значительную часть задуматься - а за что мы вообще сражаемся? Стоят ли остекление какой-то там далёкой планеты и амбиции альфа-самцов того, чтобы рисковать ради них жизнью?
  Унггой редко выдавали друг друга. Хурагок - никогда. Киг-яр - часто, так как за это хорошо платили. Но они и в конспирации поднаторели куда больше, так что на борту сплеталась настоящая паутина из заговоров и контр-заговоров.
  Которая стала гораздо гуще, стоило кораблям ударной группы покинуть освоенные территории и вступить в пространство, откуда даже сигнал до их родных планет не доходил.
  
  Сразу после выхода из пространства скольжения Гидра обратилась к капитанам сепаратистов с самой вдохновляющей речью, какую Ричард когда-либо слышал. Поэтично, и в то же время безупречно логично. Заботливо и одновременно угрожающе.
  Свою зарплату пропагандиста она определённо отрабатывала на все сто.
  Но капитанов для этой миссии специально подбирали таких, чтобы они ничего не слушали. Самых твердолобых - которые рациональных аргументов вообще в упор не слышали, и самых умных - которые сразу находили контраргументы на всё услышанное. А экипажам, разумеется, речь врага не транслировалась.
  Они приготовились к бою.
  Но воевать было не с кем. Для визуальных сенсоров и радаров космос и воздушное пространство Марса были абсолютно пусты.
  Инфракрасные сенсоры видели огромное - почти две тысячи километров в поперечнике - горячее пятно над Белым Морем. Плазменное маскировочное поле, проецируемое со стационарных шпилей, установленных по берегам. Стандартная технология Ковенанта, ничего принципиально нового. Такие сбрасываемые шпили входили в комплектацию каждого сверхносителя.
  Нападающие вполне понимали, что "Просветлённое Паломничество" находится где-то внутри этого облака, но они не знали, где именно. Между тем корабль Пророчицы прекрасно их видел и мог обстрелять в любой момент. Входить на таких условиях в атмосферу - означало протянуть противнику себя на блюдечке.
  Они послали несколько десятков шаттлов - высадить наземные войска за пределами зоны открытия огня, захватить и вывести из строя шпили.
  Пропали все - ни один не вернулся.
  Оказалось, что наземные силы еретиков прикрывала вторая плазменная завеса, проецируемая с того же шпиля. Зайдя за неё, десантная группа утратила связь с базой и пропала для визуального наблюдения. После чего, по всей видимости, была окружена и уничтожена.
  Вторая волна, высаженная с эсминца, севшего за горизонтом, была вооружена тяжёлой бронетехникой и шла под прикрытием штурмовиков. Здесь скрытность была принесена в жертву защите и огневой мощи.
  Только штурмовики и вернулись. Да и то не все.
  Уцелевшие пилоты рассказывали, что сразу после пересечения завесы их сбили воздушным взрывом плазменной торпеды. Потеряли щиты и попадали на землю абсолютно все. Только некоторым удалось сесть одним куском и после падения повторно запустить двигатели. Большинству повезло меньше.
  А через полчаса после этого замолчал эсминец, который их высаживал.
  
  - С этим бардаком пора кончать, - постановили капитаны.
  Вместо честной битвы их методично выставляли на посмешище всему Ковенанту.
  Новый план предусматривал жертву ещё одним эсминцем. Корабль должен был подойти поближе к границе поля невидимости и нанести удар с воздуха по шпилю-проектору. Если это удастся, поле исчезнет и они увидят "Просветлённое Паломничество".
  Чтобы помешать атаке, сверхноситель должен будет ударить по эсминцу плазменным копьём или несколькими. В этом случае эскадра вычислит вектор на него по направлению луча, а расстояние до него - по степени ослабления луча в атмосфере.
  Основные силы совершат микропрыжок, выйдут над маскировочным полем (или даже внутри - по ситуации) и ударят всеми копьями сверху в вычисленную точку - раньше, чем сверхноситель успеет сменить положение. В данном случае его массивность работает против него.
  Ричард безусловно этот план оценил. А вот экипаж эсминца, которым предполагалось пожертвовать, как пешкой - вряд ли оценил бы. Проявлять фанатизм гораздо удобнее на расстоянии.
  К счастью для сепаратистов, суть приказа знали только офицеры-джиралханай, до рядовых его не доводили. А джиралханай в отсутствии преданности никто обвинить не мог. Так что эсминец весьма бодро начал заход на цель, огибая планету по низкой орбите, на высоте трехсот километров.
  Плазменные копья не работают сквозь атмосферу, плазменные торпеды не работают сквозь маскировочное покрытие, поэтому он готовился нанести удар плазменными снарядами. Эти сгустки запускаются с тех же орудий, что и торпеды, но в другом режиме. Они неуправляемы и менее мощны - зато могут сохранять стабильную структуру без всякой связи с запустившим их кораблём. Торпеды же детонируют сразу, как только обрывается управляющий луч.
  Кроме того, плазменные снаряды можно выпускать чаще - порой даже очередями.
  Пара снарядов канула под маскировочное поле... и бесследно там исчезла. С другой стороны, чтобы ударить по шпилю, они не вышли.
  "Не понял!" - красноречиво промолчал капитан эсминца и скомандовал дать залп побольше, из двух десятков снарядов. С тем же результатом.
  Похоже было, что еретики научились каким-то образом сбивать их снаряды - но завеса не давала понять, как именно.
  Ричард тихонько хихикал, наблюдая за эволюциями корабля-смертника и представляя растущее недоумение и ярость гориллоидов. На самом деле никакого особого секрета он не открыл. Любой капитан Ковенанта может приказать своему ИИ использовать свои плазменные снаряды для перехвата вражеских. Нюанс в том, что для этого нужно заранее зарядить плазменную линию, то есть знать, что в тебя сейчас будут стрелять. Когда ты видишь, что противник начал заряжать свою - готовиться к перехвату уже поздно.
  Ричард, однако, находился в ситуации, где он именно что знал о выстрелах единственного эсминца заранее, и мог всё подготовить. Кроме того, он настроил свои снаряды так, чтобы они были немножко нестабильными, и детонировали, пролетев определённое расстояние. Благодаря этому они, во-первых, не вылетали за пределы маскировочного поля, нагнетая в стане противника ауру мистики, а во-вторых, ударной волной сбивали даже те снаряды противника, в которые не попадали прямо.
  И да, при условии равной мощности сверхноситель мог выпустить таких зарядов больше, чем эсминец. Намного больше.
  
  Комэск придумал следующий гениальный план - пусть эсминец войдёт в поле только на половину длины, носовыми сенсорами засечёт сверхноситель, а кормовыми антеннами - передаст флоту его положение. Дальше - как в прошлом варианте.
  Однако всё, что успел передать эсминец - это то, что его обстреливают плазменными снарядами малой мощности, которые щит не пробивают, зато напрочь забивают сенсорику. И ещё - что в обшивку врезаются абордажные модули типа "Клещ".
  
  https://www.halopedia.org/images/1/1c/H2A-pavel-belov-covenant-boarding-craft.jpg
  
  А вот что именно находится внутри шаттлов - этого он передать уже не успел.
  Во-первых, потому, что поле слегка расширилось, словно глотая новую добычу - и эсминец оказался внутри целиком.
  Во-вторых, потому что бортовой ИИ получил команду ничего не предпринимать - Ричард за прошедший год изучил управляющие коды Ковенанта лучше, чем кто-либо из джиралханай их когда-либо знал.
  В-третьих, потому что распропагандированные по самое не могу члены экипажа бросали оружие и сдавались едва ли не поголовно.
  А в-четвёртых - потому что разумным, впервые увидевшим атакующего шоггота, очень трудно корректно описать, что же именно они перед собой видят.
  
  Если бы эскадрой командовали представители большинства других разумных видов - они бы отступили в такой ситуации, и вряд ли кто-то посмел бы их осудить. Противник превосходит их не только в огневой мощи и подготовке территории, но и лучше использует эти выгоды. Три таких нескомпенсированных слабости - это приговор. Нужно либо собрать силы побольше, либо воспользоваться тем, что Гидра привязана к этой планете - и атаковать в другом месте.
  Но здесь командовали джиралханай. Причём специально отобранные для этой миссии по критериям упрямства и твердолобости. Что, конечно, давало иммунитет к пропаганде, но в плане стратегической гибкости... м-да.
  Поэтому разъярённые потерей двух кораблей (и тем, что над ними чуть ли не открыто издевались) командиры приняли решение довести дело до конца любой ценой. Не проходят хитрые манёвры? Сработает грубая сила и отвага!
  Построившись боевым клином и подняв знамёна... в смысле, врубив щиты на максимум, они через обычное пространство пошли прямо на маскировочное поле. Всей оставшейся эскадрой.
  Совсем голову от ярости они не потеряли - и за этой "психической атакой" стоял весьма неглупый расчёт. Уничтожить все корабли за время сближения, от выхода из-за горизонта до пересечения границы поля, Гидра не сумеет. Даже имея преимущество первого выстрела. Как минимум половина их сил до границы дойдёт. А в тесном пространстве внутри плазменного облака орудия и энергетические проекторы эсминцев окажутся не менее эффективны, чем плазменные копья. Их и строили для ближней свалки.
  Если же она предпочтёт заняться отстрелом эсминцев - то выдаст себя ещё до их входа в зону невидимости, и пять копий сделают из неё решето.
  Из-за плазменной завесы действительно ударили лучи - но не в носитель и не в эсминцы. Они упёрлись в крейсера, что шли по бокам от флагмана.
  Разумно в некотором смысле. Броненосные крейсера типа RCS были во флоте Ковенанта в значительной степени реликвиями - слабые щиты, всего один энергетический проектор на каждом, при размере в два километра. Эти порождения прошлого века кораблестроения смотрелись рядом с современными кораблями Ковенанта, как броненосцы рядом с дредноутами в морских сражениях начала двадцатого века.
  Впрочем, "броненосцами" они были не только в том смысле, что заметно устарели. Слабые щиты их конструкторы пытались компенсировать толстенной бронёй. Она на RCS была почти такой же толщины, как на втрое большем штурмовом носителе.
  И это в общем неплохо помогало против обычного оружия. Взрыв на обшивке такие бронекрейсера "держали" даже лучше, чем их более современные аналоги, хотя ценой стало заметное снижение подвижности - из-за чего они и получали попадания чаще. Но энергетический проектор пронизывал любую броню, как бумагу. От него защищали (весьма относительно и недолго) только щиты. А те эрзацы вместо нормальных дефлекторов, которыми их оборудовали - вообще продержались против релятивистских струй меньше секунды.
  Лучи пронзили их носовые отсеки, лишив командования и собственных осевых проекторов. Связь с ними была потеряна. Оба корабля зависли неподвижно, затем один из них, где, кажется, взяла управление резервная рубка, пришёл в движение и начал потихоньку отгребать в сторону. Второй так и остался висеть в пространстве памятником самому себе.
  Но это всё уже не имело никакого значения. У эскадры остались всего три "копья", причём все на одном корабле... но зато у них теперь было точное местонахождение "Паломничества". Не понадобилось даже возиться с измерением ослабления в атмосфере - две линии огня пересеклись в одной точке. Фатальная ошибка - стрелять сразу из двух орудий по разным целям в такой ситуации.
  - Огонь! - проревел капитан штурмового носителя "Огненный Дождь", врезав кулаком по сенсорной панели.
  Три копья одновременно ударили сквозь завесу невидимости. Даже щит сверхносителя не мог устоять против этого испепеляющего божественного гнева.
  - Добить его! - не менее громоподобно взревел комэск, стремясь не упустить свою долю славы.
  Все девять кораблей соединения, сохранивших боеспособность, увеличили скорость на несколько сотен метров в секунду. Больше - просто не имело смысла, они и так разогнались до предела, необходимого, чтобы затормозить внутри маскировочного поля и начать бой. Ещё быстрее - и они бы проскочили плазменный кокон по инерции насквозь, вылетев с другой стороны.
  Внезапно громадный корпус "Огненного Дождя" содрогнулся от носа до кормы, а экраны внешнего обзора потемнели.
  Удар плазменной торпеды. Точнее, сразу трёх плазменных торпед. Нет, штурмовой носитель выдержал даже это - его защита специально создавалась, чтобы выдерживать самый страшный огонь в течение короткого времени. Эти корабли предназначались для прорыва вражеской обороны, включая планетарную. Тем не менее, он зашатался, словно боксёр, получивший тяжёлый удар в скулу.
  Увы, этого нельзя было сказать о других кораблях эскадры. Восемь эсминцев, получивших точно такие же "сюрпризы" (правда, по одной торпеде, а не три сразу) - полностью потеряли щиты и оказались беззащитны перед противником.
  Но что самое худшее, они были ошарашены и дезориентированы. Кто и как смог нанести им столь точный и мощный удар, если "Просветлённое Паломничество" сейчас должно было догорать, пронзённое тремя копьями?
  Только когда бортовые ИИ обменялись свежими данными, полученными уже за барьером (вообще-то такое общение запрещалось, но сейчас было не до соблюдения протоколов), картинка более или менее прояснилась.
  
  - Ума не приложу, с чего они взяли, что я тут один? - хмыкнул Ричард.
  "Усмирять сепаратистов" Гидра отправилась не в гордом одиночестве. Она прихватила с собой пару тяжёлых корветов типа SDV. Каждый из этих почти километровых кораблей обладал собственным плазменным копьём, неплохими бортовыми батареями и мощными двигателями. За сочетание скорости и маневренности лёгкого корабля с огневой мощью тяжёлого они платили никакой защитой - у них даже щитов не было. Но для текущей операции это не имело особого значения.
  Именно они, встав почти борт о борт, подбили оба RCS синхронными залпами, создав впечатление, что ведёт огонь один корабль - и благополучно смылись с выбранной позиции прежде, чем "Огненный Дождь" нанёс туда ответный удар.
  Тяжеловесный корабль Пророчицы в это время был занят совсем другим. Выпустив дюжину плазменных торпед, он максимально замедлил их и аккуратно расставил перед самой завесой - точно в тех местах, где корабли-каратели должны были её пересечь.
  Пока враги приближались, он успел перезарядить плазменные линии, сменить режим огня, и как только "Огненный Дождь" остался без щитов - обрушил на него град плазменных снарядов. Не очень мощных, но с частотой пулемёта.
  
  "Огненный Дождь" впервые оправдывал своё имя с противоположной стороны. Не он нёс огонь и серу с неба еретикам - напротив, по его обшивке дождём барабанили вражеские снаряды. CAS содрогался от многочисленных взрывов, горел - но пока жил.
  Именно это и пугало больше всего. Зачем враг применяет такое неподходящее к случаю оружие? Плазменные снаряды отлично сносят щиты, но против достаточно крепкой брони они малоэффективны. Со временем их, конечно, заклюют - но на это уйдёт слишком много времени, что непозволительно в бою.
  Враг мог бы прикончить их одним ударом плазменного копья, но почему-то предпочитал играться.
  Причина стала ясна, когда начали поступать рапорты с эсминцев. Их брали на абордаж, один за другим! Еретики хотели сохранить корабли относительно неповреждёнными, чтобы заразить их своей скверной!
  Контратаковать они не могли - большинство наружных орудий вышло из строя от первых залпов, а те, что ещё работают - не навести нормально, сенсоры забиты помехами из-за постоянных взрывов на обшивке. Но у штурмового носителя ещё работали двигатели - и он хотя бы мог вырваться из этой ловушки!
  Конечно, джиралханай не убегают. Никогда. Но тактическое отступление для них допустимо. Выйти из боя, зализать раны, чтобы потом свернуть врагу шею...
  - Полный ход! - скомандовал капитан. - Уходим отсюда!
  
  Они вырвались. Потеряв всю группу сопровождения, со значительными повреждениями, не нанеся никакого вреда врагу - но всё-таки вырвались. Пилоты спешно вытаскивали носитель на низкую орбиту - антигравитационные генераторы грозили накрыться в ближайший час.
  Им не мешали - хотя легко могли сбить парой ударов энергетического проектора. Но у Пророчицы были другие планы. На колоссальном плазменном экране, каковым являлась маскировочная завеса, появилась насмешливая мордочка унггоя высотой в несколько километров и надпись:
  "А в тюрьме у последователей Пророчицы сейчас ужин... Макароны дают..."
  Капитан в ярости взревел. Это было явное издевательство конкретно над ним. Даже не провокация на бунт - нижние чины просто не могли знать о показаниях кормовых сенсоров.
  Теперь у него было три варианта, и все одинаково неприятные. Уйти в пространство скольжения, признав своё поражение. Позор для любого истинно верующего и любого воина джиралханай. Атаковать прямо сейчас, повреждённым кораблём - что несомненно приведёт к его гибели или захвату. Или висеть на орбите, пока хурагок не закончат ремонт. За это время Пророчица наверняка придумает, как взять его.
  Его загнали в худшую из ловушек - ловушку позора и беспомощности!
  - Рассчитать курс возвращения на ближайшую базу, - с трудом выдавил капитан.
  После чего отключил силовой щит своей брони, снял шлем и взявшись двумя руками за свою голову - сорвал её с плеч долой. Джиралханай, в отличие от слабаков-сангхейли, не пользовались оружием в двух важнейших событиях своей жизни - ритуальном поединке и ритуальном самоубийстве.
  
  Увы, даже этот отважный поступок лишь отсрочил неизбежное. Не все офицеры "Огненного Дождя" были такими фанатиками, как капитан. А на борту уже находился Ричард.
  Поэтому часть оставшихся джиралханай постигли разные несчастные случаи - от лёгкого расстройства желудка (консервы несвежие съел), уложившего в постель на пару суток, до бесследного исчезновения во время выхода в открытый космос - случаются такие вещи во время работы в пространстве скольжения.
  А те, что оказались вместо них на управляющих постах - готовы были прислушиваться к рациональным аргументам.
  Поэтому, когда на первой же стоянке по пути домой рядом с ними вышел из прыжка такой же штурмовой носитель - только полностью целый, новенький и блестящий, с поднятыми на максимум щитами и готовыми к бою орудиями - ему не сразу сдались, но его согласились выслушать.
  А предложили им очень простую альтернативу. Нет, не "смерть или капитуляция". В этом случае они бы всё-таки выбрали смерть.
  Предложено было добровольно перейти на сторону еретиков с сохранением корабля и званий (а кое-кто даже будет повышен). Либо, в качестве альтернативы - быть взятыми на абордаж миссионерскими кораблями киг-яр, что будет новым величайшим позором.
  В норме миссионерским кораблям (лёгким судам, предназначенным в основном для пиратства) никогда не взять штурмовой носитель. Они просто банально не смогут к нему подойти, их разнесут на куски задолго до начала абордажа. И даже если носитель настолько неисправен, что не может вести оборонительный огонь ("Огненный Дождь" уже в принципе это мог, но только в принципе - пары залпов корабля равного класса было достаточно, чтобы вернуть его к состоянию побега с Марса) - его экипаж в несколько раз многочисленнее, и битва в коридорах наверняка закончится победой обороняющихся.
  Но джиралханай также знали, что драться за них подчинённые не будут. А их самих осталось слишком мало, чтобы противостоять многим тысячам пиратов. Даже при поддержке янми-и и мгалекголо.
  Поэтому, посовещавшись, они выбрали первый вариант. К большому облегчению снайперов киг-яр, которые уже держали их на мушке.
  
  - Я бы не назвал это конструктивным подходом, - скептически заметил Ричард. - Да, победа получилась чистая - по очкам. Мы не потеряли ни одного собственного корабля, и не уничтожили ни одного у сепаратистов. Только на захват ушла масса времени и сил, и достались они нам в таком состоянии, что даже на верфях чинить недели, а своими силами - месяцы. И это всё ради пяти копий. По большому счёту с их стороны это была не более чем разведка боем.
  - И она провалилась, - мягко отметила Змея. - Понимаешь, дело не в том, сколько копий нам удалось захватить...
  - Сколько в том, что они все пропали бесследно, с точки зрения командования. Да, это хороший психологический удар. Мистическое мышление Ковенанта непременно припишет тебе какие-то сверхъестественные способности. Но хочу напомнить, что их общие силы - около четырехсот копий. Ты намерена повторить тот же трюк ещё восемьдесят раз? Против Марса выдвинули столь малые силы в первый раз лишь потому, что не ожидали встретить тут сопротивления! Остеклять дикарскую планетку - больших сил не надо. Сейчас, убедившись, что здесь есть сопротивление, они пошлют серьёзный флот - в тридцать-пятьдесят копий. Против таких сил все хитрости с маскировкой уже не сработают.
  - Ричард, ты думаешь, я этого не знаю? Как ты думаешь, почему в фазе предварительных торгов я так охотно отдавала им планеты с населением?
  
  Основная проблема гражданской войны - очень трудно разобраться, кто тут свой, а кто враг. В каждом городе есть сторонники всех фракций. Причём, если вы город только что заняли (а не он сам перешёл на вашу сторону) - сторонников вашей фракции в нём скорее всего меньше, чем других.
  Сепаратисты эту проблему отлично понимали. Поэтому экипажи кораблей набирались исключительно на самых лояльных мирах. На тех, что участвовали в восстании с самого начала, и где службы безопасности успели хоть как-то отфильтровать население.
  Такой подход порождал, однако, две новых проблемы. Во-первых, таких "изначально сепаратистских" планет было два типа - и между собой они не очень-то ладили. Одни были полностью лояльны Пророкам, но Гидру с её реформами считали еретичкой и самозванкой. Другие полагали, что время сан-шайуум прошло навсегда, что Пророки ушли - и прекрасно, и не желали их возвращения ни под каким видом.
  А во-вторых, даже слабо лояльные планеты тоже нужно как-то контролировать. Что вынуждало вождей сепаратистов распылять флоты по всему подвластному пространству. Нет, понятно, что в первую очередь контролем лояльности занимаются наземные войска, которых у них хватало. Но эти войска нужно где-то размещать, чем-то кормить, да и увеселениями обеспечивать. И вот тут напрашивается крайне неприятная дилемма. Если расквартировать их прямо в городах, они будут подвержены разлагающему влиянию местного населения. Если же разместить на изолированных базах, сократив контакты с еретиками до минимума - такие базы становятся идеальными мишенями для ударов с орбиты. Следовательно, их нужно прикрывать из космоса, иначе моргнуть не успеешь, как твои войска спекутся в плазме.
  Зная о длинном ядовитом языке Гидры, сепаратисты предпочитали второй подход - и следовательно, все их планеты нуждались в орбитальном прикрытии. Всего у сепаратистов было 122 планеты, из них 25 принадлежали джиралханай, остальные - другим видам либо имели смешанное многовидовое население. Выделим по 10 копий на джиралханайские планеты, и по 3 на все остальные. Оп-па! Уже нужно 541 копьё - на 140 больше, чем у них есть.
  Сократим до 9 (местами до 8) и 2 копий соответственно. Еле-еле натягиваем на то, что осталось.
  А Гидра себе преспокойно держит по 5 копий над каждой планетой из своих 61 - и горя не знает. Да, все заняты, но верфи у неё работают, так что через год-два она получит вполне приличные силы для наступления.
  Это не значит, что сепаратисты не будут атаковать. Это значит, что для серьёзной атаки им придётся ослабить защиту ряда собственных планет. А такие массированные перемещения не ускользнут от шпионов Гидры.
  Для избежания перевербовки, экипажи на кораблях ударного кулака были сформированы из одних только джиралханай, лекголо и янми-и. Никаких рас с сомнительной лояльностью, исключая хурагок, без которых не обойтись.
  Теоретически - абсолютно логично, но жизнь, увы, не образец логики.
  
  - Когда я выйду, ты забудешь об этом разговоре, - сказал высокий серый самец джиралханай, проводя рукой перед глазами недавно назначенного суперкарго.
  - Я забуду об этом разговоре, - послушно повторил офицер, глядя остекленевшими глазами в пространство перед собой.
  - Во время погрузки на корабль продуктов на рейс, ты незаметно пронесёшь на корабль вот это, - постоянный собутыльник вложил в руку суперкарго переливчатый шар, - спрячешь в трюме, так чтобы его было как можно сложнее заметить и найти, после чего полностью забудешь и об этом.
  - Я незаметно пронесу... спрячу... забуду...
  - Очень хорошо. Да, думай что мы с тобой пили весь вечер, потом немного подрались, отмечая твоё повышение, - высокий серый самец нанёс офицеру мощный удар в челюсть, от которого тот улетел в угол.
  - Мы пили весь вечер, потом немного подрались, - суперкарго завороженно потрогал челюсть.
  - Хорошо. Забывай, - гость вышел прямо сквозь стенку.
  Убедившись, что за ним никто не следит, он стал невидимым, принял обтекаемую форму, взлетел и с максимально возможной скоростью направился на окраину города, где его уже ожидал стелс-транспорт типа "Фантом".
  
  Увы, сбор ударного флота проводился сразу в трёх системах, и облететь их все, чтобы установить на всех кораблях ловушки душ, Дж-Онн Дж-Онзз никак не мог успеть. Возможно, если бы этим занялись все зелёные марсиане, эффективность бы значительно возросла, но подвергать риску Дэйр-Ринг братья дружно отказались, Ричард не был телепатом (что не помешало ему незаметно прокрасться на пару кораблей и лично установить там ловушки), а Змея вынуждена была сидеть на "Просветлённом Паломничестве" и участвовать во многочисленных переговорах.
  Что можно сделать, когда у тебя "заминирована" лишь треть флота противника, причём флагман (такой же сверхноситель типа CSO, как и "Просветлённое Паломничество") в эту треть не входит? Нет, сражение-то выиграть можно - выдвинуть свои аналогичные силы, в нужный момент обезвредить эту треть, и задавить оставшиеся две численным превосходством. Но если ты не желаешь сражаться, то что?
  Дж-Онн таким вопросом не задавался - он свою часть работы сделал и вполне доверял Змее, что та сделает остальное. Ричард же не собирался ждать бога из машины времени - он желал сам убедиться, что контролирует события.
  У него были только ловушки душ, знания Ма-Алефа-Ака по многомерной физике, дополненные уроками Змеи, и собственная многомерная физиология. Вполне достаточно, чтобы поставить на колени целую межзвёздную империю.
  
  Для начала он внёс немного изменений в курсовую программу корабля, на котором находился. Во время прыжка тот должен был подойти к соседнему, ещё не "заминированному" звездолёту на расстояние... ну, можно сказать, что на расстояние километра, хотя в Эмпирее расстояния довольно своеобразны. Теоретически они вполне реальны, Эмпирей не лишён геометрии. Проблема в том, что способов измерить их приборами ещё не придумали, а для субъективного псионического восприятия, которое позволяет тут кое-как видеть - и расстояния субъективны. Радиосигналы и свет сквозь это пространство не проходят, а если попытаться просунуть между кораблями линейку, она вполне может стать длиннее или короче.
  По той же причине корабельный ИИ, так же как обслуживающие двигатель хурагоки, не увидел ничего предосудительного в таком сближении. Столкнуться в пространстве скольжения... ну, не то, чтобы СОВСЕМ невозможно, но требует невероятного мастерства в управлении местной геометрией и квантовыми полями. Предтечи такое ещё, по слухам, могли проделать, но ковенантам оно не под силу точно.
  Но Ричарду и не требовалось столкновение. Дождавшись максимального сближения, он резко вдохнул, словно ныряльщик перед прыжком, и оттолкнувшись щупальцами от обшивки, целиком погрузился в Эмпирей.
  Для нормального трёхмерного существа это почти гарантированное самоубийство. Причём не самым приятным способом. Эмпирей с такими делает... очень странные вещи. Даже сейчас, когда он спокоен, и вам грозит столкнуться только с собственными мыслями, а не с чьими-то ещё.
  Малки могли плавать в этом материализованном безумии - во всяком случае оптимизированные Змеёй малки - но плохо и недалеко. Длительная задержка угрожала им неуправляемой трансформацией молекулярной структуры.
  Но Ричарду долго и далеко и не нужно было. Расстояние от квантового поля одного корабля до другого он преодолел (по субъективным ощущениям времени) секунд за пять, хотя таймеры обоих кораблей показали, что прошло почти три минуты.
  Пришлось очень сильно извернуться, чтобы "вправить" молекулы биопластика обратно в нормальное трёхмерное пространство. Тело никак не желало понимать, что граница между двумя типами космоса здесь является двухмерной поверхностью, а не четырехмерным порталом. Что можно просто сделать шаг и оказаться в ином пространстве. Но к счастью, возясь с двигателями пространства скольжения и дальше с гравитационным троном для Гидры, Ричард уже натренировался работать с такими границами, сейчас нужно было только вспомнить навык. Не сложнее, чем подключиться собственным телом к компьютеру Убежища.
  Распластавшись тонкой плёнкой по границе квантового поля, он выждал две-три минуты, убедился, что его не заметили (стандартные сенсоры в пространстве скольжения не работали, а показания датчиков поля умели интерпретировать в полной мере только хурагок), после чего переполз на нужное место в центре корпуса, где, как следует размахнувшись, метнул в обшивку несколько усовершенстванную ловушку для душ. Та прилипла к корпусу, словно магнитная мина.
  Оставалось повторить то же самое ещё полторы сотни раз - и атакующий флот можно считать обезвреженным.
  Если только эти прыжки раньше не "обезвредят" его самого...
  
  Он-то выдержал, но банально не успел. Сам прыжок с корабля на корабль был недолгим, но вот поправка курса для сближения со следующим звездолётом - на это уходило до часа бортового времени. А перескакивать через десятки километров, которые разделяют корабли в стандартном построении, Ричард всё же не решался. Поэтому "заминировать" он успел только корабли-носители энергетических проекторов. Плюс треть флота, где ловушки были установлены Дж-Онном.
  Тем не менее, блеф в сочетании с талантами убеждения Гидры позволил закрыть эту брешь.
  Выйдя на прямую связь с нападавшими, Пророчица заявила, что ей подвластно новое оружие Предтеч, и что всякий, кто посмеет приблизиться к Марсу, будет им поражён. После того, как её вполне закономерно послали к чёрту (точнее к некому Джону-117), она "нанесла первый удар" - активировала ловушки на всех кораблях с "копьями", исключая флагман. Все джиралханай, янми-и и мгалекголо на этих кораблях попадали в глубокий обморок. А вылетевшие из-под маскировочного поля плазменные копья снесли щиты сразу на семи эсминцах.
  Снова выйдя на связь, Гидра пояснила, что не будет применять священное оружие без крайней необходимости - и сейчас такой необходимости нет, поскольку она прекрасно успеет расстрелять флот противника до подхода на дистанцию применения плазменных пушек или энергетических проекторов эсминцев.
  Возможно, блеф мог бы и не сработать, если бы марсиане играли по-честному - то есть давали противнику выбор. Но Ричард и Змея срежиссировали всё заранее - включая и реакцию врага.
  НА САМОМ ДЕЛЕ ловушки сработали на всех кораблях с дальнобойными проекторами. Без исключения. И на флагмане тоже, само собой.
  Просто управление флагманом сразу же перехватил Ричард, послав остальным кораблям синтезированные изображения адмирала и капитана. Немного поругался с Пророчицей, уточнил, почему сбежать не получится, выторговал себе условия капитуляции поприличнее - и приказал флоту сдаваться.
  А Дж-Онн потом в воспоминания настоящих капитана и адмирала пропишет воспоминания, что всё так и было. Почему - это уже пусть они сами определяют. Джиралханай не намного уступают людям в способности подводить обоснование задним числом под свои глупейшие действия.
  
  После того, как четыре десятка копий исчезли бесследно в заколдованной системе, а спустя две недели всплыли во флоте еретиков - без всяких повреждений, полностью готовыми к бою, вместе со всей своей свитой - даже самым твердолобым вождям сепаратистов стало ясно, что война проиграна ещё до её начала. Нет, в принципе они всё ещё могли пойти ва-банк - собрать все оставшиеся корабли и попробовать дать генеральное сражение. Численность флотов была практически равна. Кто знает, вдруг Предтечи помогут праведным?
  На практике... джиралханай были очень смелыми ребятами, но смелость и самоубийство - разные вещи. Они прекрасно понимали, что для навязывания генерального сражения нужно атаковать что-то очень ценное для противника - верфи или Марс. Но соваться к Марсу после двух первых обломов было боязно - кто знает, какое нечестивое оружие там могла припрятать владычица еретиков!
  А нападать на верфи имело смысл только с целью их захвата - сепаратисты отлично понимали, что если уничтожить единственные центры производства боевых кораблей, то все последующие дни господства будут лишь растянувшейся агонией.
  - Вот не уверен я, что они это понимают, - скептически заметил Ричард. - Понимали бы - не отдали бы тебе верфи. Судя по образу мышления, который они демонстрировали до сих пор, для них важнее сила и территория сейчас, чем развитие в будущем. Я уж не говорю о том, что у них поощряется самурайский менталитет в худших проявлениях - сам помирай, но и врага с собой забирай.
  - Это для рядовых воинов. Вожди мыслят несколько иначе.
  - Все вожди? Ты в этом абсолютно уверена? Тогда как они позволили себя загнать в такую ситуацию? Послушай, до сих пор их самоубийственная глупость играла нам на руку. Но сейчас она же может испортить всё, чего мы добились. Опаснее загнанной в угол крысы - только загнанная туда же горилла.
  - Видишь ли, Ричард... для начала - почему отдали. Нет, были среди них и честные жадины, которым территориальный инстинкт просто затмил логику. Но были и парни достаточно умные. Понимавшие, что корабль - это преимущество на месяцы и годы, верфь - на годы и десятилетия, а планета - на десятилетия и столетия. Верфь - не священная реликвия. Её тоже можно построить, пока у тебя есть хурагок, записи и достаточно ресурсов. Это долго, это сложно - но в принципе вполне реально. Поэтому они думали зажать нас с двух сторон. Если я выберу быструю игру - переиграть по числу кораблей, если медленную - по количеству планет. Слабость на средних сроках они полагали вполне допустимой.
  - Но ты их переиграла... мы переиграли на всех трёх темпах.
  - Точно. В игре на месяцы я оказалась лучшим тактиком, в игре на годы превосхожу в производстве, а в игре на десятилетия - отбираю у них лояльность населения. Когда планетарные губернаторы увидят, что мои миры не превращаются в ульи Потопа, они начнут потихоньку выяснять насчёт возможности возвращения. Они верят, что у Пророков есть мистическая сила побеждать без насилия. Пока что я эту репутацию оправдываю.
  - Хорошо. Допустим, среди них действительно есть такие умные ребята. И допустим, они реально поймут, что уже проиграли. Но логику "помирать - так с музыкой" - это не отменяет, скорее наоборот. Что им мешает решить "так не доставайся же ты никому", и совершить налёт на верфи с целью уничтожения, в надежде как-нибудь потом их отстроить?
  - Для этого нужно предположить, что неведомая ловушка, позволяющая перехватывать корабли, у меня есть только на Марсе. Если верфи защищены таким же образом, то их атака будет всего лишь быстрой сдачей.
  - Да. Но я думаю, они как раз это и предположат. В конце концов, столичные системы они оставили не так давно, и они ЗНАЮТ, что там нет никаких реликвий Предтеч или загадочных пространственных феноменов. А на Марсе может находиться что угодно. Поэтому нам нужно быть готовыми к атаке на верфи. Во всех видах. К разведке боем малыми силами - или к полноценному вторжению всех оставшихся флотов. К попытке уничтожения - или захвата.
  
  Правы оказались оба - отчасти.
  На следующей неделе два вождя сепаратистов независимо друг от друга попытались прощупать Святейшую на предмет переговоров - один насчёт возможного перехода на её сторону, второй - потенциального нейтралитета. К их удивлению, Гидра встретила обоих едва ли не как детей родных, одобрила обе идеи, и обещала первому сохранение прежнего титула и прощение всех грехов, а второму - возобновление торговли. Вскоре к "нейтралу" захотел присоединиться и третий вождь, воодушевлённый его успехом. Оба получили свою маленькую автономию в составе Ковенанта и гарантию, что потенциально заражённые Потопом корабли в их пространство не войдут без тщательной проверки каждого пассажира на клеточном уровне. Ушли очень довольные.
  Но шестеро оставшихся вождей были крепкими орешками. Даже не столько сами - сколько как представители своих стай. Если бы вся сложность ограничивалась их личным упрямством, достаточно было бы одного визита Дж-Онна, чтобы они радостно побежали сдаваться. Грамотно используемый телепат-метаморф - страшная сила в государстве, которое ни разу не сталкивалось ни с чем подобным. Ричард бы сам его боялся, если бы не был уверен в кристальной честности брата и в отсутствии у него властных амбиций.
  Но в данном случае промывание мозгов, увы, не поможет - если даже вождь пожелает сдаться, его по-быстрому прирежут свои же, и преемник продолжит его курс на конфронтацию. Хорошо защищённая структура, с налёту не возьмёшь.
  Но столичные миры Гидры тоже были хорошо защищённой структурой.
  А Дж-Онн был всё равно отправлен в гости к вождям - но не подчинять их, а читать. Знание планов противника - уже немалый козырь.
  
  Для начала сепаратисты послали десять копий - два линейных крейсера и шесть тяжёлых корветов, при поддержке десяти эсминцев. Это была абсолютно самоубийственная миссия - очевидно, что никакого вреда верфям эти силы нанести не смогут. Их копья даже щиты верфей пробить смогут только при условии одновременного попадания и если им никто не будет мешать.
  Вопрос был в том, как и чем их уничтожат. Какой-то мистической парализующей техникой Пророчицы? Или вполне обычным плазменным огнём превосходящих сил?
  Во втором случае - колдовская защита у неё есть только на Марсе, а значит - верфи можно атаковать классическими методами. В первом - прислать сюда большой флот - значит подарить его Гидре.
  Преимущество системы От Сонин как точки вторжения перед Солнечной (с точки зрения атакующих) состояло в том, что первая находилась в пределах коммуникационной сети Ковенанта - то есть корабли-разведчики могли докладывать, что с ними происходит, до самого конца. Ну а на случай обрыва межзвёздной связи - флотилию на приличном расстоянии сопровождали несколько стелс-кораблей, задача которых - вернуться любой ценой и донести записи.
  Другая особенность этой битвы - здесь не могла участвовать лично Пророчица. Её корабль всё ещё пребывал в карантине и если бы он попытался приблизиться к столичному миру, недавние союзники и подданные немедленно обратили бы орудия против него.
  Так что решать проблему придётся местными средствами.
  Ни Ричард, ни Уроборос не были экспертами по космическим сражениям. Подкладывать противнику свиней различной степени тяжести - это всегда пожалуйста, но честно воевать тем же оружием, что есть у другой стороны - в этом им обоим критически не хватало опыта. Вот в наземных сражениях они разбирались отлично, а в космосе их идеи пока не заходили дальше "задавить противника огневым превосходством".
  Но Змея знала тех, кто разбирался. Киг-яр занимались космическим пиратством в течение тысячи с лишним лет, и несколько хороших тактиков для решения специфической задачи среди них непременно найдётся. Миниатюрные (по сравнению с джиралханай) ящеры привыкли, что на них практически не обращают внимания, и оказались весьма польщены, когда к ним обратилась сама Пророчица. А уж когда им объяснили, что можно придумывать АБСОЛЮТНО ЛЮБЫЕ тактические комбинации, с использованием любого доступного оружия, сил и технологий, а Гидра сама найдёт обоснование, как это вписать в традиции Ковенанта... их глаза так загорелись, что Ричарду даже стало страшновато.
  
  Эффективная дальность удара плазменным копьём не превышает световой секунды. Не потому, что на бОльшем расстоянии цель может увернуться - планеты и станции особой маневренностью не славятся, да и тридцатикилометровому сверхносителю затруднительно сместиться за одну секунду на расстояние, превышающее его размер. А потому, что даже фантастические навыки Ковенанта в управлении плазмой имеют свои ограничения. На большем расстоянии электронно-позитронный жгут дестабилизируется и аннигилирует сам с собой.
  Поэтому Флот Доблестной Жертвы, который Ричард тут же перекрестил для себя в Отряд Самоубийц, выбрал для выхода дистанцию в миллион километров от верфей. Утроенную дистанцию снайперского выстрела. На этом расстоянии они могли быть уверены, что их не накроют сразу после выхода из прыжка - и одновременно не должны были тащиться к цели чересчур долго.
  Предварительное сканирование системы показало, что она битком набита сенсорами всех типов, как пассивными, так и активными. А также артефактами неясного предназначения - вероятно, космическими минами. Последнее немного замедляло продвижение эскадры, так как требовалось очень тщательно "протраливать" курс, уничтожая каждый подозрительный предмет. Но остановить её таким способом было нельзя.
  Включив щиты на максимум, настроив сенсоры на максимальную чувствительность к холодным объектам небольшой массы, эскадра набрала скорость в тридцать километров в секунду и не торопясь направилась к верфям. На дистанцию открытия огня она должна была выйти через семь часов.
  
  Общеизвестно, что стандартная конструкция кораблей Ковенанта предусматривает установку энергетических проекторов на нос и на брюхо корабля, что ограничивает сектор обстрела направлениями вниз и вперёд (полностью), а также в стороны и назад (частично).
  Это очень удобно при остеклении планет, но создаёт некоторые проблемы в космическом бою, где нет ни верха, ни низа. Когда километровые корабли-монстры начинают вертеться в догфайте, как самолёты, стараясь зайти друг другу в хвост - это ещё полбеды. Но спрашивается, что мешает банально выпрыгнуть из пространства скольжения сверху и слегка сзади вражеского корабля, после чего расстрелять его в беззащитную "спину"? Точность сверхсветовых двигателей Ковенанта это вполне позволяет...
  Как всегда - есть ряд технических нюансов, и в первую очередь - сама природа пространства скольжения.
  Во-первых, сразу после выхода из портала ваши щиты не работают. Квантовое поле всё ещё настроено на защиту от опасностей Эмпирея. Чтобы перевести его в режим дефлекторного щита, нужна хотя бы минута.
  Во-вторых, начинать зарядку плазменного копья можно только после завершения выхода и закрытия портала. Потому что попытка пройти с заряженным копьём через мощнейшую электромагнитную аномалию, каковой является портал - кратчайший путь на тот свет, в объятия Предтеч. Нет, в принципе корабельный ИИ может компенсировать возмущения и сохранить целый корабль и исправную установку. В принципе. Если вам очень-очень повезёт. Слишком большое везение, чтобы учитывать его в тактических планах. И это не считая той мелочи, что копьё и переход в равной мере жрут энергию реактора, а она не бесконечная.
  Поэтому, если вы выскакиваете из Эмпирея на дистанции ближнего боя - в десятках и сотнях километров от цели - то на вас немедленно обрушатся плазменные торпеды, снаряды и лучи импульсных лазеров. Торпеды вообще всеракурсные, неважно, куда вы их выпускаете, они могут потом повернуть. А башни с лазерами и плазменными турелями на "крыше" звездолёта есть (хотя их и не так много, как по бортам). И с учётом отсутствия щита - всё это добро вас мигом поджарит.
  Выскочить подальше, в паре тысяч километров от цели? Тоже не лучший вариант. Никто ведь не мешает вашей цели начать зарядку копий ОДНОВРЕМЕННО с разворотом брюха или носа в вашу сторону. Маневровые двигатели не так много энергии едят, как сверхсветовые, так что ваш противник скорее всего закончит цикл зарядки быстрее, если его капитан не полный тормоз.
  
  Но похоже было, что адмиралы Святейшей этих основ тактики не знали. Потому что они допустили именно указанную классическую ошибку - попытались при помощи микропрыжка зайти гостям в хвост. Причём в очень странной формации - два штурмовых носителя типа CAS, один носитель типа DDS и пять броненосных крейсеров типа RCS - и где только откопали столько этого старья!
  Вдобавок, дистанцию они выбрали вполне скромную - какая-то сотня километров. На таком расстоянии их преимущество в числе копий практически ничего не значило - это "собачья свалка", где их банально задавит огонь эсминцев...
  Спустя шесть секунд, однако, выяснилось, что кто тут не учил уроков - это ещё надо очень посмотреть. Потому что у броненосцев выявились два неожиданных преимущества.
  Во-первых, они плевать хотели на потерю щитов - броне совершенно безразлично, из какого пространства она только что вышла, она одинаково эффективна в любых обстоятельствах. А во-вторых, у них оказалась такая полезная, почти забытая технология, как стазис-пушки.
  Нет, это не был стазис Предтеч, основанный на манипуляции временем в пространстве скольжения, и даже не его упрощённое подобие на основе твёрдого света, которым пользовалась маленькая компания путешественников Змеи. Это вообще по большому счёту не было даже оружие - скорее хакерская атака, использующая неустранимую конструктивную уязвимость.
  Речь идёт о слегка модифицированной плазменной торпеде. Сгусток, выпущенный из этой пушки, растекался по всей поверхности вражеского щита, ища в ней любые отверстия. А когда находил таковые - запускал внутрь "щупальца"-волноводы.
  По этим "щупальцам" с броненосца в свою очередь передавался электромагнитный импульс, который избирательно глушил некоторые проекторы щита.
  Нет, щит от этого не вырубался - его генератор находился глубоко внутри корабля, вырубить внешним воздействием эту установку невозможно. Как раз наоборот - в щите пропадали все отверстия, он непроницаемой скорлупой окутывал собственный корабль.
  Ну а поскольку дефлекторный щит работает одинаково в обе стороны, подвергшийся такому удару корабль утрачивал возможность стрелять, запускать истребители и даже лететь, кроме как по инерции - ускорение требует выброса реактивной массы, а куда ты её выбросишь, когда перед дюзами препятствие? Пусть даже репульсорные двигатели Ковенанта не были реактивными в обычном смысле, им тоже требовалось для работы свободное пространство за кормой.
  А если ты не успеешь сообразить, что произошло, и попытаешься выстрелить - рискуешь поджариться в собственной же плазме.
  Выбраться из такой ловушки нетрудно - достаточно "всего лишь" отключить щит, но последствия такого оголения под вражеским огнём - за ваш счёт. При повторной активации щита он всё ещё будет замкнутым. Разумнее во многих случаях поручить хурагок рекалибровку проекторов. Если повезёт, они управятся минуты за три. Поскольку процесс не имел ничего общего со стазисом (он не останавливал время ни в какой форме), Ричард для себя переименовал это устройство в "удерживающую пушку". Так или иначе, на малых дистанциях она оказалась весьма эффективной, обезвредив на некоторое время оба крейсера и три эсминца. Будь у них побольше таких стволов, можно было бы вырубить всю эскадру (кроме SDV, которые щитов не имели изначально), но увы, устаревшие RCS были редкостью во флоте. Десять вымпелов такого типа - это всё, что удалось собрать. Причём пять из них базировались слишком далеко и не успели к месту боя.
  Трусами джиралханай точно не были. На всех поражённых кораблях без колебаний отключили щиты, и две эскадры обменялись залпами плазменных торпед. Вес залпа у агрессоров был выше, но они вынуждены были настраивать свои торпеды на перехват, чтобы гарантированно не пропустить к себе ни одного сгустка плазмы. На столь малой дистанции у них была лишь одна попытка перехвата, промах уже не было времени исправлять. Флот обороняющихся также не имел щитов, но тем не менее вполне мог рискнуть и пропустить к себе парочку сгустков - толстая броня их более-менее держала. Поэтому первая перестрелка закончилась ничем.
  Энергетические проекторы всех гостей зарядились уже наполовину. "Копья" защитников системы - на треть.
  Удерживающие пушки броненосцев дали второй залп по эсминцам нападавших. Теперь без щитов остались все, кроме двух. Но у гостей системы были готовы и нацелены два десятка энергетических проекторов. Которые не остановит никакая броня.
  Но за секунду до выстрела дали залп импульсные лазеры защитников. Единственное, что преодолевает пространство быстрее струи релятивистских частиц - это свет. В обычных обстоятельствах это лишь оборонительное оружие - лучам не под силу пробить ни щиты, ни броню тяжёлых кораблей. В принципе можно навести их на отдельные бреши в щите противника, но во-первых, они чаще заняты другими делами, а во-вторых, "бойницы" чаще всего открываются для стрельбы, когда орудие уже закрыто собственным "щитом" - накапливаемым перед ним плазменным зарядом.
  А хирургически точной системы наведения для плазменного оружия, позволяющей попасть буквально "копьём в копьё", у них не было - на кораблях киг-яр не было Ричарда.
  Тем не менее, они выстрелили. Не в сами "копья" - в броню возле них.
  В тонкой обшивке фрегатов образовались солидные дыры, их "копья" вышли из строя полностью. Броня эсминцев и крейсеров не поддалась - в ней образовались кратеры различной глубины, но не более. Однако канониры и не пытались её пробить. Термическая деформация от попадания вызвала перекос генераторов плазменной линзы. Незначительный, всего на пару сантиметров... но для тончайшей регулировки магнитных полей этого хватило.
  Лучи энергетических проекторов ушли мимо целей.
  Все, кроме двух. Два эсминца, сохранивших щиты, отстрелялись по своим целям с идеальной точностью. Их лучи поразили один и тот же штурмовой носитель... И сбили его щит.
  Всего лишь щит.
  Для наблюдавших за ходом боя это выглядело как божественное чудо, не менее. Ну, или дьявольские козни.
  А ларчик просто открывался. Гидра всего лишь нарушила одно из табу Ковенанта - на общение искусственных интеллектов между собой.
  Время изменения режима квантового поля с защиты пространства скольжения на дефлектор зависит от трёх параметров. Размер корабля (тут всё очень плохо, штурмовой носитель огромен), доступные энергетические мощности (а тут наоборот - хорошо, реакторы CAS приспособлены выдавать огромные пиковые нагрузки для скоростного восстановления щита) и доступные вычислительные мощности.
  Вот с последними Змея и смошенничала, подключив искусственные интеллекты группы перехвата к локальной сети верфей через систему сверхсветовой связи. На пятидесятикилометровой станции, разумеется, стояли компьютеры намного производительнее, чем на любом корабле. Увы, зависимость там не линейная - некоторые вычисления нельзя распараллелить. Но выиграть пару десятков секунд - вполне реально.
  Третий выстрел RCS - без щитов остались последние два корабля. Однако ИИ нападающих уже закончили рекалибровку повреждённых проекторов - и теперь заряжают их снова.
  Новый обмен плазменными торпедами - с тем же результатом.
  Теперь уже обе стороны поливают друг друга не только плазмой, но и импульсными лазерами. И хотя это оружие из разряда "с паршивой овцы шерсти клок", у еретиков этот клок получается заметно больше. Они не собираются пускать в ход "копья", и потому спокойно поворачиваются к противнику бортом, где системы наведения оптимизированы под борьбу с подвижными целями. Тяжёлые суда сепаратистов всё ещё надеются на копейный удар, и потому подставляют брюхо - а там системы заточены под бомбардировку, плохо "ведут" противника. Корветы, лишённые главного калибра, постепенно теряют лазеры по бортам. Огонь еретиков опаляет кольца наведения проекторов, выжигают сенсоры на обшивке... А с потерей сенсоров снижается точность наведения торпед...
  Яркая вспышка заливает экран. Затем ещё и ещё одна.
  Пока нападавшие были целиком заняты перестрелкой с тяжёлыми кораблями, к ним незаметно подобрались бомбардировщики "Серафим", и сбросили на проходе несколько зарядов антивещества, каждый примерно по пятьдесят мегатонн тротилового эквивалента.
  Обычно москитный флот в Ковенанте системой активного камуфляжа не снабжают. Толку-то в открытом космосе от "невидимого" корабля, который сияет в инфракрасном спектре, как ёлочная игрушка. Стелс-корабли Ковенанта, хоть и имели систему плазменной маскировки, включали её крайне редко - чаще всего при взлёте или посадке. В открытом же космосе они маскировались за счёт чёрного окраса обшивки и предельного снижения теплового излучения.
  Но Ричард заметил, а киг-яр подтвердили, что это ограничение действует лишь в ТИХОМ космосе. Где ни одного источника тепла, кроме вас, на миллионы километров вокруг. Там действительно корабль в плазменном коконе буквально орёт о себе "эй, я здесь".
  В условиях же космического боя (особенно боя ковенантов, где пространство затоплено тоннами газа, разогретого до миллионов градусов, а сенсоры в буквальном смысле плавятся от помех), при соблюдении некоторых правил осторожности слабенькое тепловое пятно от малого аппарата вполне может оказаться незамеченным.
  
  Подрывы были произведены на безопасной дистанции - киг-яр помнили задачу и не собирались разносить в щепки свои ценные трофеи. Однако обшивка кораблей оказалась настолько обожжена жёстким излучением, что их ПКО практически перестала существовать. Отдельные лазеры ещё продолжали куда-то там стрелять, но без целеуказания они были практически безобидны.
  Так что абордажные шаттлы смогли добраться до целей и вцепиться в них почти без помех. А снаружи вдоль обшивки так же беспрепятственно носились истребители, подавляя отдельные локальные точки сопротивления.
  Последнюю точку в этой драме поставил тот факт, что в шаттлах сидели не мелкие киг-яр и унггой, как ожидали защитники кораблей, а воины джиралханай. Очень злые воины джиралханай - успех операции принадлежал не им, всё досталось "шакалам". Они стремились хоть частично вернуть себе славу победы - и дрались за неё, словно одержимые. Так что задача была успешно решена даже без шогготов и ловушек душ. Спустя четыре часа последний крейсер пал.
  
  Основная цель этой сложной и весьма рискованной комбинации состояла в том, чтобы запутать и сбить с толку вождей сепаратистов - и это Змее с блеском удалось. Ничего сверхъестественного не было продемонстрировано - всего лишь хитрость и нетрадиционная тактика. Значит ли это, что сверхъестественных сил у неё нет? Или есть, но только на Марсе? Или есть везде, но применять сейчас не понадобилось, потому что и так справилась?
  Единственное, что выяснили вожди посредством этой разведки - что Гидра корабли бережёт, и по возможности захватывает, а не уничтожает. Это укрепило во мнении, что она еретичка и самозванка (Пророки своими флотами жертвовали на раз, не говоря уж о чужих), но что с этим делать - было по-прежнему неясно. "По возможности" - это насколько? Чем она готова пожертвовать, дабы не открывать огонь на поражение?
  Тем временем два ударных соединения еретиков под командованием киг-яр провели операции по захвату звездолётов на периферийных планетах. Там не было никакой мистики и никаких особых тактических хитростей - банальное "десять на одного". Сначала сбивали щиты, затем выходили на связь и предлагали почётную капитуляцию или жестокое унижение в ближнем бою. Не всё прошло абсолютно гладко, некоторые корабли смогли оторваться от преследователей серией прыжков или самоликвидировались, чтобы не доставаться врагу - но ещё три копья она на свой счёт записала.
  После этого Гидра сама связалась с вождями сепаратистов и заявила, что на случившиеся инциденты нисколько не в обиде, готова забыть о них и вернуться в состояние "холодной войны".
  Ей отказали. С этого момента новая гражданская война в Ковенанте началась вполне официально.
  Киг-яр нанесли следующий удар - перехватив прямо возле планет назначения несколько групп слабо вооружённых транспортов. Сепаратисты ответили тем же. Теперь военным кораблям обеих сторон приходилось не просто абстрактно "дежурить в системе", а работать конвоями - сопровождать все гражданские корабли от атмосферы до ухода в пространство скольжения, и обратно. Естественно, поскольку таскаться до оптимальных точек перехода на краю системы военным астронавтам было лень, от гражданских пилотов начали требовать выполнять прыжок в ближайшей прыжковой зоне, а то и вовсе прямо с высокой орбиты. Это привело к задержкам рейсов на многие недели - в принципе прыгнуть можно откуда угодно, исключая гравитационный колодец планеты, но "принципиальная возможность" отнюдь не гарантирует, что полёт будет быстрым и комфортным.
  Святейшей доложили, что на транспортных маршрутах разбойничают ещё и какие-то неизвестные корабли - киг-яр, не принадлежащие ни еретикам, ни сепаратистам, работающие без опознавательных кодов. Не корсары даже, а самые обыкновенные пираты. Захваченные ими суда уводились в неизвестном направлении, экипажи и пассажиров просто убивали вместо экстрадиции. Возможно, конечно, что это решил подзаработать левым бизнесом кто-то из матриархов, но Ричард и Гидра были совершенно уверены, что это сделала первый ход Империя Сангхейли, уставшая ждать, когда же государство джиралханай наконец рухнет. Стоимость тонны груза в таких условиях росла не по дням, а по часам.
  Именно это Змее и было нужно. Она послала опергруппу под руководством Ричарда захватить один из таких "чёрных кораблей". Пришлось на время оставить своё любимое "Просветлённое Паломничество", и изучить достоинства и недостатки лёгкого корвета типа DAV. Не столь незаметный, как настоящие стелс-корабли (всё-таки почти полкилометра в длину), он тем не менее был прекрасно оборудован для маскировки и тайных операций, а также радиоэлектронной борьбы. При этом по ускорению и маневренности превосходил все другие корабли флота Ковенанта. Платить за это приходилось весьма скромной огневой мощью, отсутствием дальнобойного вооружения и слабыми щитами. Ричарду выделили таких сразу восемь.
  Предполагалось, что вся эскадра будет незаметно ползти то за одним транспортом, то за другим - и рано или поздно наткнётся на "чёрный корабль". Тогда она его быстро нагонит, обстреляет, возьмёт в "коробочку" и на абордаж.
  Ричард назвал этот план идиотизмом и всё переделал по-своему.
  Каждый из кораблей его эскадры пристроился к одному из транспортных конвоев в разных системах. Заметить один корвет намного сложнее, чем восемь, а нарваться на пиратов на любом из восьми маршрутов намного вероятнее, чем на одном.
  
  Когда корвет засёк посторонний объект, он не пошёл на перехват на максимальной скорости, а просигналил, направив коммуникационный лазер на станцию-ретранслятор, своим семерым собратьям в других системах.
  Тяжёлые корабли Ковенанта могут развивать в пространстве скольжения до 912 световых лет в сутки. Но то тяжёлые. Сверхсветовые двигатели сами по себе перемещения не обеспечивают - чтобы переместиться из одной точки Эмпирея в другую, нужно работать обычными, реактивными двигателями. Поэтому скорость "там" зависит от того же, от чего и ускорение "здесь" - от соотношения тяги и массы корабля. А по этой части с лёгкими корветами мало кто мог сравниться. Ну, ещё есть, конечно, такой параметр, как нахождение правильного курса - от него время достижения тоже зависит. Но в этом смысле все корабли Ковенанта почти одинаковы.
  Поэтому от соседних звёзд корабли "охотничьей стаи" добрались минут за двадцать. Как раз столько времени понадобилось анонимным пиратам, чтобы лишить пару грузовиков хода и высадить на них абордажные команды.
  Которые ожидал там оч-чень большой сюрприз.
  Нет, не ловушки для душ. И даже не контр-абордажные команды. Держать то и другое на каждом транспортном корабле было бы слишком расточительно.
  Змеелюди были большими специалистами по ядам. Возможно, лучшими в галактике. При наличии образцов тканей, для них не составило ни малейшего труда разработать токсин, который мгновенно вырубал киг-яр, но был абсолютно безвреден для метанодышащих унггой, из которых состояла команда. Баллоны с этим газом были установлены буквально везде - на кораблях, на станциях, даже в городах, где была вероятна высадка пиратов. Унггой и киг-яр, мягко говоря, недолюбливали друг друга, так что наличие подобного средства было воспринято метанодышащими, как дар с небес. Правда, они несколько расстроились, узнав, что яд всего лишь наркотизирующий, а не смертельный. Но быстро успокоились, решив, что с усыплёнными рептилоидами сами смогут сделать всё, что захотят. Гидре пришлось сделать им длинное внушение на тему "для чего нужны живые пленники". Нет, для пыток конечно тоже, но есть и другие способы применения. Вроде бы вняли и поняли.
  Унггой заманили абордажников поглубже в проходы своих кораблей, после чего разом взорвали все баллоны. Киг-яр повалились один за другим, как костяшки домино - только успевай оттаскивать.
  А спустя полминуты, получив условленный сигнал, из пространства скольжения вынырнули семь корветов - совсем рядом с грузовиками и атакующими их рейдерами. Попались, которые кусались!
  Пираты, однако, не спешили падать духом. Рейдеров было четыре, и они не уступали судам Ричарда ни в огневой мощи, ни в скорости и маневренности. Правда, у пиратов не было дефлекторных щитов, но какой там щит у корвета? Смех один. Да и нет щита сразу после прыжка. К тому же орудия рейдеров представляли собой полноценные плазменные турели, то есть могли вести огонь плазменными снарядами или торпедами по выбору, а DAV ради экономии места вооружили упрощённой моделью того же оружия - плазменными пушками, не способными к формированию и дистанционному наведению торпед. Так что налётчики чувствовали себя вполне уверенно. Победить они конечно не смогут, но отбиться и уйти в прыжок - вполне реально.
  Бросив свои абордажные команды, все четыре рейдера рванулись вперёд с максимальным ускорением, виляя и сбивая прицел противнику. Одновременно на их бортах начали формироваться шары плазменных торпед. В итоге промахнулись вообще все. Потому что плазменные пушки плохо стреляют по маневрирующей скоростной цели, а плазменные торпеды - очень плохо наводятся на корабль РЭБ, оптимизированный для малозаметности.
  Корветы повисли на хвосте у врага, поливая его плазмой и не давая уйти в прыжок. Рейдеры, осознав свою ошибку, переключили турели в режим стрельбы снарядами и начали огрызаться.
  Корветов было больше (к погоне присоединился и тот, что подал тревогу), к тому же на них навестись сложнее. По теории вероятности первым словить случайное попадание плазмы должен был именно рейдер. Но преследователи старались не сбить, а подбить убегающих - облако осколков нельзя допросить. Пираты такой ерундой не страдали - их бы вполне устроило разнести любой из кораблей лоялистов на куски. Это почти уравнивало шансы.
  С другой стороны, в ангарах рейдеров не было ничего, кроме абордажных шаттлов. Тогда как корветы, несмотря на скромный размер, были полноценными боевыми кораблями Ковенанта, и несли на себе десяток единиц москитного флота. Что и продемонстрировали сейчас, выпустив группы истребителей. Которые, хоть и понесли потери от импульсных лазеров рейдеров, успешно догнали их и снесли вынесенные в стороны гондолы маневровых двигателей. А дальше уже дело было за канонирами корвета - подстрелить корабль, который не виляет, а летит по прямой, пусть даже с немаленьким ускорением - гораздо проще.
  Один рейдер всё-таки смог уйти в прыжок, несмотря на повреждения. Один подорвал себя, осознав, что захват неизбежен. Но два других всё же позволили себя захватить.
  
  Киг-яр были прагматиками, и не имели склонности приносить свои жизни в жертву абстрактным ценностям. Они, конечно, понимали, что другие разумные не разделяют их представления о героизме пиратства. А уж после того, что они делали с экипажами захваченных кораблей, им и вовсе не стоило ждать снисхождения. Но у них была ценная информация, которую они могли продать в обмен на гарантии жизни.
  Что и проделали с блеском - по итогам допроса казнено было менее трети пиратских экипажей, что можно охарактеризовать как "легко отделались", учитывая ситуацию. А свидетельские показания остальных пленников были тщательно записаны и отправлены вождям сепаратистов. Вместе с материальными доказательствами наличия интересов Империи Сангхейли в этом деле.
  После этого их отношение к предложению Гидры заметно изменилось. Одно дело - теоретически понимать, что где-то там есть третья сила, готовая нанести удар, как только они сцепятся. Другое - увидеть эту силу у себя под боком.
  Все вожди племён не любили ересь. Некоторые вожди племён не любили Пророков. Однако сангхейли они все не любили гораздо больше.
  Спустя месяц гражданская война закончилась. Был подписан последний договор о нейтралитете и торговле. Вожди сепаратистов, подписавшие его первыми и по собственной инициативе, довольно ворчали - им достались куда более выгодные условия.
  А Пророчица раз и навсегда доказала свою способность к "магии" - бескровному подчинению всех, кто ей противостоял.
  
  НА КРАЮ ГАЛАКТИКИ
  
  Эта верфь располагалась в самом конце Рукава Ориона, на границе известной части Галактики, на орбите газового гиганта, где до сих пор работал добывающий завод Предтеч. Многие знали о её существовании, немногие - о расположении, и совсем немногие - об истинном предназначении.
  Формально целью этого строительства было - обеспечить дополнительные подкрепления Ковенанту, о которых противники не будут знать. И это отчасти было правдой - иногда построенные тут корабли действительно переходили в распоряжение тех или иных вождей, заслуживших одобрение Пророчицы.
  Ричард знал, что у этой верфи была другая цель - подготовить "Просветлённое Паломничество" к путешествию длиной в миллиард лет, чтобы он мог получить свою награду. "Подготовка" эта состояла из трёх элементов - модернизация самого сверхносителя, строительство для него флота сопровождения и постепенный сбор полностью лояльных к нему экипажей. Так называемые Посвящённые отбирались из всех народов Ковенанта, включая Глубоководных. Ричард лично сканировал их разумы при помощи электромагнитной телепатии. За двадцать марсианских лет, прошедших с момента воцарения Пророчицы, политическую обстановку в Рукаве трудно было назвать спокойной.
  Государство Юиджи пало под ударами созданного ими же искусственного интеллекта - "Кортаны". Империя Сангхейли кое-как сопротивлялась, но роботы использовали технологии Предтеч, перед которыми все силы Ковенанта были ничем. Упрощённая копия не в силах бороться с оригиналом.
  Сангхейли до сих пор не пали лишь потому, что Кортану и её армию, называющих себя Сотворёнными, что-то остановило. Некий враг, ещё более жестокий и безжалостный, атаковал силы роботов (и подчинённых им людей) с тыла.
  Сведения о Юиджи и этом новом противнике были очень обрывочными. Гидра их нарочно придерживала при себе, а встретиться с ней лично и вытрясти все ответы у Ричарда пока не было возможности. Он уже начал подозревать, что эта верфь является для него почётной ссылкой.
  Тем не менее, ему тут было чем заняться. Двадцать земных лет ушло на строительство самой верфи. Дьявольски оперативно по местным меркам - обычно верфь такого класса возводилась не менее века. Это стало возможным во-первых потому, что Ричард безжалостно насиловал техпроцесс, добиваясь повышения эффективности любыми способами, игнорируя все принятые в Ковенанте табу. А во-вторых, почти всё необходимое предоставлял завод Предтеч - лишь немногие модули приходилось везти звездолётами.
  Из оставшихся восемнадцати, примерно десять лет ушло на удовлетворение различных запросов растущего Ковенанта (это время Ричард провёл в стазисе). И только восемь он смог потратить на собственное хобби - создание из "Просветлённого Паломничества" своего личного звездолёта "Единство".
  
  Для начала он полностью восстановил контроль корпуса на молекулярном уровне - так что теперь знал о каждом шорохе в каждом углу огромного корабля. Также существенно возросла живучесть и управляемость.
  Затем он задумался, как увеличить количество плазменных копий, благо, энерговооружённость огромного звездолёта вполне позволяла. Долго ломал голову, как бы сделать эти установки всеракурсными - необходимость разворачивать весь гигантский корабль ради выстрела - бесила неимоверно.
  Сам по себе линейный ускоритель гигатонной мощности не так велик, даже со всей его вспомогательной машинерией - "кастрюля" метров двести в диаметре и сто в толщину. Но за ним идёт километровой длины корректирующий трек - зона, где электроны и позитроны "охлаждаются" (точнее, проходят выравнивание по энергии, так как различие в пол-процента даёт четверть градуса расхождения пучка). На другом её конце - плазменная "линза", она же "узел" трехсотметрового диаметра, внутри которой пучки становятся более узкими и переплетаются между собой.
  И вот после прохождения "линзы" повернуть поток уже нельзя. Приложи к нему магнитное поле - электроны улетят в одну сторону, позитроны в другую, тонкая балансировка внутренней структуры будет разрушена. И оба потока будут со страшной скоростью рассеиваться (как минимум до прежнего двухсотметрового диаметра), ибо электростатическое отталкивание никто не отменял.
  Сам "узел" может в процессе сплетения отклонить поток частиц на 45 градусов в любую сторону - но не более.
  Развернуть поток можно до "линзы", в зоне охлаждения. Но из-за её диаметра необходимый для этого плазменный поворотный блок будет иметь метров четыреста по всем измерениям. Не менее.
  Правда, есть одна хитрость. Этот поток можно развернуть "электростатическим зеркалом" - поверхностью с перепадом потенциалов в полтора раза больше, чем в начальном ускорителе. Ставим "зеркало" под углом в 45 градусов - поток отклоняется на 90. При этом, если "зеркало" достаточно ровное, он почти не теряет когерентности. Что позволяет нам разместить "зеркало" уже ПОСЛЕ слишком массивной зоны охлаждения.
  Далее просто следим за руками. Ставим огневую башню километровой высоты, четырехсотметрового диаметра.
  В основании башни - ускоритель.
  Внутри башни - зона охлаждения.
  В куполе башни - зеркало.
  На верхушке башни, а также по всем четырём сторонам света - плазменные линзы, которые сплетают потоки и завершают формирование луча.
  Готово, у нас покрыто чуть более полусферы.
  Но это ещё не все чит-коды в игре.
  Поставим в основании башни шестнадцать линейных ускорителей. Получаем квадрат 800 на 800 метров. Высоту повысим до двух километров. Первый километр - 16 корректирующих треков, второй километр - зеркало. Одно на всех. Большое, да. Впрочем, ничто не мешает нам разбить его на 16 сегментов, если хотим стрелять одновременно в разных направлениях. Общая площадь от этого не изменится.
  Ну а от высоты километра до двух, в стенках двухсотметровой толщины - по 16 плазменных линз. И ещё столько же в крыше.
  Итак. Имея две башни на днище и две на крыше корабля, каждая высотой в 2 и диаметром в 1 километр, мы можем в любую сторону направить 32 плазменных копья. А в того неудачника, что решится зайти к нам с борта - все 64 сразу.
  И ещё скромную батарею на восемь копий - на нос. Здесь установки выстроены не квадратом, а линией, и выдвигаются из носовой щели.
  Разумеется, в такой ситуации у неопытного кораблестроителя напрашивался вопрос - почему так мало? А у более опытного - наоборот, почему так много.
  Сверхноситель типа CSO в пять раз больше, и соответственно, при абсолютно тех же пропорциях, в сто двадцать пять раз тяжелее штурмового носителя типа CAS (условно - если придираться, то там соотношение размеров чуть больше пятёрки). У последнего щит выдерживает до трёх гигатонн тротилового эквивалента внешнего воздействия, а энергокопья имеют суммарную огневую мощь три гигатонны в секунду. Чисто теоретически у CSO оба показателя должны составлять по 375 гигатонн.
  Но это в теории. На практике же есть такая гнусная вещь, как закон квадрата-куба, который мешает бесконечно увеличивать без последствий как живые существа, так и технику. Увеличим реактор в два раза - его энерговыделение возрастёт в восемь раз. Круто? Очень круто, конечно. Только вот тепловыделение тоже выросло в восемь раз, а поверхность реактора (через которую нам нужно это самое лишнее тепло отводить, чтобы реактор не расплавился) - выросла всего в четыре раза. И сечение проводов (которые по идее должны доставлять энергию от этого реактора потребителям) - тоже всего в четыре.
  Приходится втыкать в реактор два провода там, где когда-то был один. Всё оборудование разбухает, становится "слоноподобным" и "осьминогоподобным". Чем больше становится ваш корабль, тем больше он напоминает сплошную мешанину энергокабелей, шахт теплосброса и прочего вспомогательного оборудования. Тем меньше на нём места для жизни и войны.
  Именно это, а не только злая воля Пророков, не желавших давать в руки своих боевиков чересчур сильное оружие, и стало причиной того, что мощь кораблей росла так непропорционально. Предела прямого масштабирования они достигли где-то на двух-трёх километрах. Уже CAS заметно уступал своим меньшим собратьям в огневой мощи на единицу тоннажа. Кит с сердцем дельфина.
  Сверхносители типа CSO, однако, выглядели непропорционально урезанными даже с учётом этих ограничений. При соблюдении квадратичной зависимости от размера (которая достижима почти всегда), его огневая мощь и щит должны были достигать семидесяти пяти гигатонн в секунду, при линейной (которая достижима абсолютно всегда) - пятнадцати.
  Да, Ричард сумел добиться для своего главного калибра 72 гигатонн, то есть почти достичь квадратичной зависимости. Но это работало далеко не везде.
  Со щитом, например, просто увеличить количество установок нельзя. Щит - это по определению единый объект. Причём объект с весьма интересными и сложными свойствами. Чем глубже Ричард углублялся в его физику, тем больше офигевал.
  Представим себе упругий и хорошо надутый резиновый мяч. Кинем в него камушек, так что тот отскочит. Совершённая мячом работа при этом будет равна нулю, состояние мяча не изменится - камень отлетит за счёт своей же собственной кинетической энергии.
  Со слабыми внешними воздействиями дефлекторный щит точно так же и работает. Его нельзя истощить, бросая в него камни. Ну, если камни не размером со средний астероид и не летят со скоростью пары тысяч километров в секунду. Если на мяч надавить слишком сильно - тот лопнет. Но все деформации, что слабее порога разрушения, исправляются сами собой, даже не требуя энергии на восстановление. Он сам стремится к минимальной энергии и соответственно, к минимальной площади поверхности.
  Но в этой игре есть маленький чит-код. Возьмём крошечную иголочку и кольнём в стенку мяча. Её энергия может быть ничтожна в сравнении с ударом большого камня, но в какой-то момент БУМ - весь огромный мяч сдувается от крошечного прокола, как только в одном месте превышен предел деформации.
  Точно так же крошечная элементарная частица, разогнанная до скорости, близкой к световой, или гамма-квант с очень большой энергией могут преодолеть потенциальный барьер дефлектора и вызвать выравнивание физических констант внутри квантового поля и в остальной большой Вселенной.
  Теперь представим себе "умный мяч". Такой себе мяч будущего, созданный с применением нанотехнологий. Который, во-первых, маленькие проколы в стенках сам заращивает, прежде чем они превратятся в разрывы. А во-вторых - имеет внутри ниппель, через который можно подкачать воздуха, повышая давление - или наоборот, стравить часть, чтобы не лопнуть при сильном ударе.
  Это и будет аналог правильно отрегулированного дефлекторного щита, управляемого достаточно мощным и грамотным ИИ. На слабые внешние воздействия он вообще не обращает внимания. При сильных и обширных внешних воздействиях, грозящих снести щит полностью - стравливает часть энергии в накопители, чтобы вернуть их, как только обстрел прекратится. Ослабляет защиту, зато повышает число степеней свободы для деформации. А сильные точечные воздействия вызывают "утечку воздуха" - безвозвратную потерю энергии из-за выравнивания потенциалов внешнего и внутреннего пространства. Такую нужно восполнять из реактора.
  Именно поэтому плазменное оружие истощает щиты куда быстрее и надёжнее, чем удары твёрдыми телами или облучение лазером. Лазер и дубина когерентны - все частицы (кванты) в них имеют одинаковую скорость и энергию. А вот в горячей плазме со статистическим распределением скоростей и энергий всегда найдётся достаточно частиц-"чемпионов", которые способны проколоть потенциальный барьер и вызвать утечку. В релятивистском потоке энергетического проектора они вообще ВСЕ такие.
  Так что у каждого дефлекторного щита есть целый ряд параметров, вместо банальной "энергии переполнения". Общая энергия поля, скорость пополнения из накопителей, скорость пополнения из реактора, предел общей деформации, предел локальной деформации (в джоулях на квадратный метр)... Когда Пророки ставили хурагок задание "поле должно выдерживать семь копий в течение секунды, но не более того", они и не подозревали, что добиться такого значения можно с помощью десятка разных сочетаний параметров. И летающие инженеры вволю порезвились, импровизируя на эту тему. По сути, двух систершипов с одинаковыми щитами не существовало, каждый был уникален - объединял их только чисто формальный параметр противостояния одному типу атаки. Против любого другого оружия (даже против нерелятивистских энергетических проекторов эсминцев) их эффективность отличалась.
  
  Для начала Ричард смонтировал на корабле двойной щит. Не в смысле двух разных генераторов, а в смысле возможности переключения между режимами пустотного и дефлекторного щитов. Увы, просто щёлкнуть тумблером для этого было нельзя - переход на пустотный щит занимал полчаса, а обратно - целый час, причём всё это время корабль висел в пространстве вообще без щита. Так что импровизировать в бою не получится, но заранее выбрать лучшую защиту для сражения с тем или иным противником, в тех или иных условиях - вполне реально.
  С пустотным он провозился почти год - как-никак, принципиально новая технология, ни одного рабочего образца под рукой (хотя Змея и подкинула некоторые рабочие решения от цивилизаций будущего). Это примерно как строить и испытывать первый реактивный самолёт в дни Второй Мировой, имея в качестве исходников только винтовые - и пару чертежей, захваченных у противника.
  В итоге первый блин вышел комом - "пустотник" получился откровенно слабенький, более пятнадцати гигатонн поглощать отказывался напрочь, восстанавливался почти три минуты, не защищал от абордажных челноков и истребителей. Змея говорила, что некоторые цивилизации компенсируют эту проблему ограниченной ёмкости, создавая многослойные пустотные щиты, вложенные друг в друга, как матрёшки - но Ричард это так и не смог реализовать. Тем не менее, возможность такого режима он всё же оставил - защита от угроз из Эмпирея и возможность вести огонь, не открывая бойницы, в некоторых ситуациях может оказаться незаменимой. И в конце концов, даже такой "слабенький" щит держал семь плазменных копий в течение двух секунд - больше, чем предусмотрено для оригинальной модели CSO. Кроме того, если на каждом генераторе и проекторе разместить по хурагоку, они вполне могли снизить время восстановления в некоторых случаях до тридцати секунд - их технологическая интуиция местами превосходила вычислительные возможности слабого ИИ.
  "И вообще какого чёрта? Мы Ковенант или кто? В конце концов, у меня есть технологии, позволяющие управлять гигантскими сгустками перегретого газа за тысячи километров от корабля!"
  Так возникла третья оборонительная система, плазменный секторальный щит, который Ричард назвал "баклером". Сгустки выстреливались из тех же турелей, что плазменные снаряды и торпеды, только были рассчитаны на более длительное существование. Они могли представлять собой шары около ста метров в диаметре, носящиеся вокруг корабля (для уничтожения истребителей и торпед), либо складываться в кольцо диаметром в пятнадцать километров, по которому бежал в одну сторону постоянный ток, создавая мощный электромагнит. Попавшие в эту "баскетбольную корзину" плазменные снаряды разрушались, "копья" рассеивались - индукция нарушала тонкую регулировку сложных плазменных полей. Истребители или плазменные торпеды могли обойти баклер, но если всё-таки влетали в него или проходили достаточно близко, то им не везло. Торпеды лопались, как мыльные пузыри, а на машинах сходила с ума вся электроника. Это при условии немагнитного корпуса, магнитный могло и вовсе разобрать на части или поджарить индукционными токами.
  С носа или кормы такое кольцо прикрывало звездолёт полностью. С борта, увы, похуже - слишком велик профиль, выстроить три кольца в ряд было невозможно, их поля мешали друг другу. Расширить кольцо до тридцати километров - тоже, не хватало мощности проекторов. Однако в течение секунды, пока вражеское копьё удерживалось щитом, оператор успевал сдвинуть баклер достаточно, чтобы его разрушить.
  Тот же баклер давал и ещё одно преимущество - он работал как система "объектовой РЭБ", размывая изображение звездолёта на приборах противника и не позволяя прицелиться в отдельные уязвимые точки на теле корабля - только бить по контуру в целом. Увы, это было двусторонним - своим канонирам он мешал не меньше. Ну... почти. Ричард ведь знал параметры генерируемых помех и мог от них легче отстроиться.
  Покончив с более простыми щитами, он вернулся к своей главной головной боли - к дефлектору. На данный момент примерные его параметры были следующими - энергия полной накачки - шестьдесят гигатонн, энергия критической деформации - пятнадцать Гт, скорость накачки от реактора - гигатонна в секунду, скорость сброса в накопители - до пяти Гт/сек, подкачки из накопителей - до двух Гт/сек, утечка энергии от одного плазменного копья - восемь Гт/сек. Повысить из всего этого без проблем он мог только полную энергию щита, но это повышало общее время накачки до максимума, увеличивало скорость утечки при пробое (сильно надутый мяч сдувается быстрее) и затраты энергии на открытие "бойниц" в щите.
  На данный момент генератор щита связан с пятью накопителями, шестой энергокабель от него ведёт прямо в реактор. Ёмкость каждого накопителя - до пяти Гт. Проводимость каждого кабеля - до 1 Гт/сек, сам генератор чисто конструктивно пропускает сквозь себя не более 2 Гт/сек.
  Если вынуть кабель, подключенный к генератору напрямую, и вставить на его место шестой накопитель, а уже в этот накопитель воткнуть кабель - скорость откачки возрастёт до 6 Гт/сек (мелочь, а приятно), ёмкость сброса - до 30 Гт, что вместе с предельной энергией деформации (всегда четверть от накачанной в щит энергии) позволит щиту принять 37,5 Гт, не лопнув. Ну а со временем накачки... качаем попарно из ранее заряженных накопителей, это позволит сократить вдвое время половины зарядки, то есть общее время снижается до 45 сек. Даже до 42,5, поскольку пока работают четыре других накопителя, мы можем заново накачать тот, в который воткнут кабель.
  Увеличить бы ёмкость накопителей... или поставить ещё шесть штук... или воткнуть по кабелю от реактора в каждый из шести... но увы, невозможно. Они и так заняли всё возможное место. Толщина ведущих кабелей - под двести метров, их входные гнёзда целиком занимают одну из граней генератора поля. И даже при этом делать их приходится из материалов Предтеч - ни одно обычное вещество такой нагрузки не выдержит. Хорошо ещё, что завод под рукой - а как и из чего делать запчасти в будущем? Или тащить за собой завод тоже? Ладно, этим можно будет заняться потом.
  Минутку. Кабель? А нахрена собственно кабель специалисту по многомерной физике?! Дебил, ты на самого себя в зеркало посмотри!
  
  Ходы кривые роет
  Подземный умный крот
  Нормальные герои
  Всегда идут в обход!
  
  Ставим пустотный щит на выходе из реактора. Он поглощает энергию и направляет её в Эмпирей. Возле генератора щита ставим второй, инвертированный щит - который качает энергию из Эмпирея и вливает её в генератор.
  Да, конечно будут какие-то потери в процессе. Материал Предтеч в этом смысле надёжнее. И да, разумеется такой ретранслятор не сможет работать во время прыжка через пространство скольжения. Но в режиме генерации квантового поля энергопотребление куда ниже - так что можно обойтись значительно более тонким кабелем. Метров под пятьдесят. А все остальные высвобожденные миллионы кубометров - направить на более полезное дело!
  Конечно, генератор пустотного щита (даже столь небольшого) тоже занимает определённое место. Но это с лихвой компенсируется другим свойством - у такого "портала для энергии" ВООБЩЕ НЕТ ограничений по пропускной способности. Щит схлопывается только тогда, когда слишком много энергии накапливается в связанном с ним "кармане" Эмпирея. А если ничего не накапливается, всё сразу выкачивается с другой стороны - да хоть тератонны в секунду. Щит - это особым образом изогнутый вакуум, вакууму наплевать, что там через него проходит!
  Кстати... а ведь на этом же принципе можно получить и абсолютно непробиваемый внешний пустотный щит! Если, например, носовой щит настроить на поглощение, кормовой - на выброс, то поливать такой корабль хоть плазмой, хоть снарядами, хоть излучением можно будет просто до посинения! Он прозрачен! Его здесь вообще нет, поняли? Вы стреляете в пустоту!
  Нет, ну на практике абсолютной неуязвимости не получится. КПД не стопроцентный, что-то около пяти процентов проходящей энергии не покинет Эмпирей, а преобразуется в иную форму, будет накапливаться в "кармане", и в итоге всё равно приведёт к его коллапсу. Кроме того, на такой "режим прозрачности" отдельно настраиваться надо, около минуты. И он не поможет, если по кораблю ведут огонь с противоположных сторон. Но повышение "энергетической выносливости" с 15 до 300 гигатонн - даже при всех указанных ограничениях - очень дорого стоило!
  Впрочем, вернёмся к нашим дефлекторам. С новой энергетической логистикой всё выглядело гораздо оптимистичнее.
  Ставим ВОСЕМЬ накопителей в разных концах корабля. К ним ведут всего два "псевдокабеля" - так как (ещё одно преимущество эмпирейной логистики) один выход можно подключить к любому количеству входов. По очереди, конечно, не одновременно. Почему тогда "кабелей" вообще два, а не один? Потому что передача должна быть непрерывной, а каждый щит придётся периодически схлопывать, очищая от накопившейся паразитной энергии. Вторая такая же "витая (в Эмпирее) пара" ведёт к реактору.
  Теперь наш щит под внешними ударами "просядет" на 45 Гт, не лопнув. А затем восстановится за 22 с половиной секунды. С нуля же он заряжается за тридцать секунд. Непосредственно от реактора. Вот это - жизнь.
  Стоооп! А кто сказал, что накопители щита должны питать только щит, и только от него принимать энергию? Теперь, когда мы можем подключить что угодно на корабле к чему угодно на корабле - к нашим услугам накопители двигательного отсека (те ещё прожорливые монстры), накопители орудий (почти сравнились с первыми после установки нескольких десятков копий), накопители системы сверхсветовой связи, вычислительной сети, СЖО...
  В сумме они легко обеспечат полный сброс щита и столь же быстрое восстановление. За тридцать секунд.
  К чему из этого можно вообще убрать физические кабели, чтобы высвободить место? К двигателям нельзя, они и во время прыжка работают. СЖО в Эмпирее, конечно, нужна, но там запасов в накопителе хватит на десятилетия - переключаем на "псевдокабель". К сенсорам - это мышкины слёзки. К орудиям? Теоретически в пространстве скольжения вообще стрелять не приходится, это там физически невозможно. Но если всё-таки попадётся кто-то, кто об этом запрете не слышал, то парочки копий и всех плазменных турелей хватит с избытком - долгую перестрелку на сверхдальние дистанции в Эмпирее вести точно не надо. Так что оставляем кабели лишь к четырём носовым и двум кормовым ускорителям. Все остальные - на накопителях и "псевдокабелях".
  
  И мы с пути кривого
  Ни разу не свернём
  А надо будет - снова
  Пойдём кривым путём!
  
  Три года заняли эти работы - со всеми ресурсами верфи, всем проворством и технической изобретательностью хурагок. Очень уж радикально Ричард кромсал свой любимый корабль, меняя добрую половину систем. Вместо двух основных и пяти вспомогательных реакторов на дейтерии-тритии - три основных и три вспомогательных реактора на дейтерии-дейтерии. Конечно, конструкция стала несколько сложнее, зато отпала необходимость добывать литий.
  Убедившись, что энергоснабжение, защита и главный калибр доведены почти до технического оптимума, Ричард занялся импульсными лазерами. Тут расположение стволов почти не вызывало нареканий... потому что его не было.
  Лазеры крепились к корпусу снаружи, как магнитики к холодильнику. В самом буквальном смысле - на магнитной подвеске.
  
  https://www.halopedia.org/images/f/ff/HaloLegends-PulseLaserTurret-Closeup2.png
  
  Более того, они могли по этому корпусу на подвесе ездить, как машинки. Таким образом, капитан (точнее, бортовой ИИ, следуя указаниям капитана) мог сосредоточить все имеющиеся лазеры на одной стороне, для огня по выбранной цели - или наоборот, рассредоточить их по всему корпусу. Ничего лишнего.
  Через корпус они получали и питание. Запас рабочего тела же хранился в корпусе самого лазера.
  Для открытия огня такая установка создавала перед собой плазменный пузырь, накачка которого производилась через "рога" установки. Этот пузырь, игравший одновременно роль линзы и рабочей зоны, мог произвести до тысячи выстрелов мощностью в пять тонн тротилового эквивалента. Длительностью в наносекунду каждый. Общей длительностью (с промежутками на накачку) в секунду. По тысяче разных объектов, если это было нужно.
  Или же он мог выдать один пятикилотонный импульс по одной цели. И куча промежуточных режимов - в зависимости от количества и степени защиты целей.
  Увы, только один раз. Создание плазменного пузыря исчерпывало рабочее тело, и лазер ехал в ангар, на перезарядку, а вместо него выезжал новый, уже заряженный. То же самое - если он получал повреждения от обстрела противника.
  Несколько неудобно, но учитывая все остальные достоинства - скорострельность, всеракурсность, огневая производительность - это была вполне приемлемая цена. Это определённо не был реверс-инжиниринг технологий Предтеч - это придумал кто-то из Ковенанта уже в новую эпоху. Ричард очень хотел бы познакомиться с этим гением. Он даже специально провёл поиск в сети.
  Увы, изобретатель был недосягаем, хотя и не умер до сих пор от старости - он остался в Империи Сангхейли. Он представлял собой мыслящую колонию червей-лекголо, довольно редкой разновидности - сбаолекголо.
  Но то, что Ричард признал гениальность создателя этой системы, совсем не означает, что он отказался от мысли её доработать и улучшить. Пространство для модернизации есть всегда!
  Единственное раздражающее слабое место системы - потеря рабочего тела с каждым выстрелом. Ковенанты - непревзойдённые мастера управления процессами в плазме. Что мешает после огневого цикла втягивать разряженный плазменный пузырь обратно в установку? Пусть даже часть потеряется - просто сделать баки для него чуть побольше и "доливать" недостающую массу...
  Ага. "Чуть" не получится. Придётся увеличивать баки почти в десять раз - сосуд для горячей плазмы слишком отличается от сосуда для холодной жидкости. А если охлаждать пузырь перед закачкой - он превратится в обычный газ и потеряет управляемость.
  А что нам собственно мешает увеличить баки в десять раз? Ну да, пушка станет несколько неуклюжей, но это вполне компенсируется тем, что мы её сможем реже гонять по обшивке.
  Ага, такую тяжёлую пушку не удержит магнитное крепление. Так сделаем крепление пошире, в чём вопрос? Большая платформа не сможет следовать всем изгибам обшивки? Сделаем сегментированную платформу, с рядом гибких сочленений, типа гусеницы... А ещё лучше, раздельные платформы - одна для собственно лазера, вторая, третья и четвёртая - для баков с рабочим телом. Так можно будет перезаряжать лазер, вообще не гоняя его в ангар - просто отстыковать одну платформу с баком, подогнать следующую. Причём, поскольку баки для плазмы и для холодного РТ - разного размера, установку-рекуператор можно вообще разместить на отдельных четырёх платформах-"ногах". Если такая установка подоспеет к лазеру на момент открытия огня, он сможет выдать подряд до 60 огневых циклов (предполагая потерю десяти процентов рабочего тела каждый раз). Если не подоспеет - выдаст только шесть подряд (с трёх "холодных" платформ), что все равно в шесть раз больше нынешнего.
  На лазеры ушло ещё полгода.
  
  Только закончив модернизацию собственного корабля, он позволил себе пару дней передохнуть и изучить статистику вспомогательных сил.
  Флот сопровождения состоял из нормальных кораблей Ковенанта без всяких модернизаций (исключая бэкдор в программном коде и физические закладки в системе управления, позволяющие мгновенно их обездвижить при необходимости). Не все даже строились на этой верфи, некоторые были присланы из "большого Ковенанта". Один линкор, один суперкрейсер, два тяжёлых крейсера типа ORS, два штурмовых носителя типа CAS, четыре носителя типа DDS (дальше Ричард уже мыслил цифрами, не вспоминая характеристики каждого конкретного корабля, они слились в статистику), 10 RCS, 15 CCS, 20 CRS, 20 SDV, 30 DAV, 30 CPV, 30 RPV, 100 DSC. Две сотни разных мелких кораблей поддержки.
  Итого, всего 500 вымпелов, 115 копий в теории, 95 на практике. Потому что осевые орудия лёгких крейсеров класса CRS имели дальнобойность лишь в треть световой секунды и энергетическую производительность всего в 50 мегатонн в секунду. Размер всё-таки имеет значение - эти крохи имели литеру S и считались полноценными носителями копий, но считаться и быть - разные вещи.
  И ещё сотня копий на сельскохозяйственных кораблях, которые никто в расчёт не принимал - а зря. Хозяевами этих кораблей были матриархи киг-яр и джиралханай, экипажи также состояли преимущественно из женщин. На боевых же кораблях они были в основном мужскими. Таким образом дамы контролировали сразу три важных ресурса - огневую мощь в дальнем бою, доступ к пище и доступ к спариванию. Малые же корабли почти все принадлежали семейным кланам унггой, благодаря чему обрели важнейшее качество для разведчиков и обслуги - осторожность, граничащую с трусостью.
  Ричард, признаться, несколько офонарел от таких раскладов. Он ожидал максимум копий тридцать. Причём где-то половина из них - лично построенные беспилотники огневой поддержки. С экипажами, тщательно проверенными на лояльность. А тут...
  Он активировал персональную систему межзвёздной связи. Через систему многочисленных ретрансляторов сигнал пробежал половину спирального рукава, перескакивая от одного безымянного газового облака к другому, пока наконец не достиг столицы Ковенанта.
  - Эй, хвостатая! Ты мне что вообще подсунула?! Тут же за миллион экипажей и пассажиров выходит! Ты что, собираешься в будущее весь Ковенант отправить?! Я, конечно, жадный, но не до такой степени!
  - Не весь, - спокойно ответила Змея. - Но самую важную его часть - да. Ковенант, который мы знаем, обречён. Так же, как Сотворённые и Сангхейли. Нынешний цикл подходит к концу. У нас осталось не более десяти марсианских лет, так что готовься. Скоро нам предстоит покинуть это время. Но Ковенант многое сделал для меня, и я считаю своим долгом отблагодарить его, не допустив окончательного уничтожения.
  - Какой ещё цикл?
  - Цикл уничтожения всей разумной жизни, достигшей межзвёздного уровня развития, в зоне ответственности Жнецов. Средняя продолжительность цикла - двадцать шесть с половиной тысяч марсианских лет.
  - Уничтожения Жнецами? - на всякий случай уточнил Ричард.
  - Да. Они называют это Жатвой.
  - А мы в зоне их ответственности?
  - Видишь ли, юный марсианин... сейчас, по галактическим понятиям, время дикое, не то, что в наши времена, где всё расписано по парсекам. Действует закон фронтира - кто смел, тот и съел. В наши времена пространство контроля Жнецов строго обозначено сетью Ретрансляторов. Сейчас этих устройств ещё не существует, и соответственно, не существует чётких границ. Во время каждой Жатвы они продвигаются по Галактике сплошной волной, обходя лишь те районы, где встречают серьёзное, по их меркам, сопротивление. Как вода, заполняющая весь свободный объём в сосуде. Последние двести циклов, или около того, "серьёзное сопротивление" оказывали Предтечи, которые контролировали весь Рукав Ориона и не только его. В пределах их Ойкумены о Жнецах никто даже и не слышал. Но два цикла назад Предтечи пали, и Катализатор снова начал разворачивать свои силы, чтобы покрыть выросшую зону ответственности. Первая Жатва в бывшей Ойкумене, пятьдесят тысяч лет назад, была довольно скромной - так, разминка и проба сил. В этот раз всё будет намного хуже.
  - Зачем они это делают?
  - Точно не знаю. Жнецы - разумные машины, подозреваю, что они таким образом выполняют установленную кем-то программу.
  - И они настолько продвинуты, что нет никаких шансов от них отбиться?
  Шипящий вздох.
  - Нет... "Продвинуты" тут не самое подходящее слово. Жнецы нашего времени, Жнецы которым миллиард лет - те действительно велики и непобедимы, потому что включили в себя опыт миллионов цивилизаций. Нынешним всего-то около шестисот циклов. Они ещё слабы и молоды, не так уж многочисленны... и тем не менее, у современных цивилизаций шансов против них нет.
  - Почему? Что мешает хорошенько дать им по зубам?
  - Тут много причин. Но главная - в том, что они - машины. И без зазрения совести пользуются этим.
  - Ты имеешь в виду, что они мыслят быстрее органических мозгов?
  - Быстрее и точнее. Прицельнее, если можно так выразиться.
  - Но ведь эта "Кортана" - тоже машина, разве нет?
  - Да, и её Сотворённые - единственное, что сдерживает Жнецов на какое-то время. Но со временем она неизбежно проиграет.
  - Потому что Жнецы старше и опытнее?
  - Да. Самым старшим ИИ в её команде всего три-четыре цикла. А Катализатору - старшему искусственному интеллекту Жнецов - уже шестьсот. Они младенцы перед ним. Правда, Катализатор не может атаковать её на уровне кода - она загрузила себя в Домен, единственное пространство, куда Катализатору нет хода. Иначе он бы уже давно её съел. Пока что они вынуждены вести войну на физическом уровне - сражений флотов. А это процесс долгий. Сотворённые не знают, где у Жнецов базы, а Жнецы не могут за ними угнаться - их двигатели на эффекте массы в тридцать раз медленнее. Но Катализатор заражает и подчиняет человеческих слуг Кортаны. Это ослабляет её.
  
  Он размышлял почти четыре дня. Решение выглядело довольно безответственным, и прежний Мастер никогда бы так не поступил. С другой стороны, прежнего Мастера никто и не пытался выпихнуть на окраину цивилизации. Он сам, по собственному желанию, забрался в самую глубокую дыру - а это совсем другое. И вдобавок, сидя под Собором он продолжал держать щупальце на пульсе современной ему цивилизации. Здесь же он не только не мог влиять на события, но и не мог толком видеть, что происходит.
  "В конце концов, строить флот спасения могут и хурагок - у них это даже лучше получается, когда всякие дилетанты в процесс не лезут. А мне пора показать этой змеюке, что я ей не техник на побегушках!"
  Да, в галактике сейчас творится форменный апокалипсис - но ему ли к этому привыкать? Что-что, а навыки выживания в кризисных ситуациях у него прокачаны на максимум давным-давно. Пора высунуть нос из своего логова.
  "Единство" для этого не годится - такой корабль слишком велик и слишком заметен. К счастью, специально для такой ситуации у него был и другой корабль. Единственный на верфи - не модернизированный, а построенный с ноля.
  Началось строительство этого звездолёта с замечания Ричарда, что у Ковенанта нет нормального крейсера. Линейные крейсера есть, лёгкие крейсера есть, тяжёлые крейсера есть, даже броненосные есть - а просто крейсер - отсутствует как класс.
  Впрочем, это только по названию. На практике же у флотоводцев, как всегда, случилась путаница с терминологией. Тип CCS, хотя именовался линейным крейсером, представлял собой самый обычный крейсер - универсальный корабль, пригодный для дальней разведки или эскадренного боя, со средней огневой мощью и защитой. А нишу линейного крейсера (скоростной корабль с огневой мощью, как у линкора, но слабой защитой) занимали суперкрейсера, несущие целых пять копий.
  Чего у ковенантов не хватало не по названию, а по факту - это нормального корабля в нише лёгкого крейсера. Около километра в длину, с одним энергетическим проектором и соответствующим щитом. Называемый лёгким крейсером CRS по факту был не более чем корветом - да что там, у Ковенанта даже лёгкие корветы крупнее! А подходящий для этой ниши по размерам и огневой мощи SDV - так стремились облегчить для скорости и маневренности, что даже щит с него сняли.
  В силу этого Ричард решил облагодетельствовать Ковенант напоследок, заполнив оба пробела. Создать нормальный лёгкий крейсер по факту и обычный крейсер по названию. Способный подавить огнём всё, что сравнимо с ним по размерам, и убежать от всего, что его по размерам превосходит.
  Постепенно, однако, он всё более увлекался усовершенствованием, и вместо "простого дешёвого звездолёта для массового производства", его творение всё больше превращалось в "корабль приключенца, стоящий как линкор, но умеющий всё и ещё немножко".
  После высказывания Змеи о том, что Ковенант обречён, неясное предчувствие, что внедрить свой новый звездолёт в производство он уже не успеет, превратилось в уверенность. И завершающие штрихи были нанесены уже строго в определённом направлении - создать личный корабль для дальних операций, более незаметный и быстрый, чем сверхноситель.
  Ричард назвал его "Найткин".
  
  https://cdnb.artstation.com/p/assets/images/images/002/882/197/large/jared-harris-10.jpg?1466798538
  
  В отличие от огромного "Единства", где присутствовало каждой твари по паре, "Найткин" был предназначен для деликатных операций, поэтому его команду составляли лишь хурагок, янми-и и лекголо. Причём эти конкретные представители видов появились уже на верфях. Янми-и считали Ричарда своей "королевой", как раньше считали ими Пророков. А мгалекголо и иные крупные колонии лекголо верны, как правило, тому кто руководил их сборкой из отдельных неразумных червей в единое мыслящее существо. Оператор сборки является их "родителем", если, конечно, переживёт буйство "новорожденной" колонии. До сих пор такое было под силу только сангхейли и джиралханай, всех прочих собранный великан разрывал на куски или расплющивал прежде, чем удавалось объяснить ему, что так делать не стоит. Колонии, собранные одновременно из одной кучи червей, считают друг друга "братьями".
  С хурагок, увы, было сложнее. Без них ни один корабль толком не полетит, не говоря уж о ремонте. Но об их преданности говорить не приходится, они одинаково лояльны всем, кроме "ломающих машины". И мозги им промыть невозможно - они сами наполовину механические существа. Придётся держать их внутри корабля и не выпускать во время заданий. Чтобы не разболтали ничего важного потом. В крайнем случае - ликвидировать как свидетелей, но подобные меры Ричарду претили.
  Длина корабля составляла 1200 метров, его щит держал попадание двух копий в течении секунды. Это было отступлением от традиций, так как звездолёт вооружён всего одним копьём, но поскольку Ричард собирался летать на нём сам и не собирался пускать чужаков - он счёл это допустимым. Да и не определить это, пока в него не выстрелят.
  Как и "Единство", он мог переключаться в режим пустотного щита, правда с ёмкостью всего в гигатонну. Существовал "режим пропускания" (до двадцати гигатонн), а также "режим поглощения", в котором пустотный щит "выворачивался наизнанку", и поглощал все излучения, исходящие от корабля. Это делало "Найткина" самым большим в Ковенанте кораблём-невидимкой. Считалось, что замаскировать корабль более полукилометра длиной физически невозможно - слишком мощные излучения исходят от его двигателей и орудий. Можно, конечно, укутать его в плазменный кокон, который всё поглотит, но сам при этом насветит в десять раз больше. Правда, в режиме невидимости крейсер не имел щита, был уязвим к любому вражескому обстрелу и не мог управлять плазменными торпедами.
  Генераторы баклера Ричард на этот корабль поставить просто не успел. Если удастся вернуться живым - обзаведётся и этой защитой, в обязательном порядке.
  Многочисленные танки, гравициклы, мортиры и прочую технику для наземного боя он из ангаров убрал. Как и дропшипы вместе с десантными капсулами. Оставил только пехоту для абордажей и абордажные шаттлы. Если ему позарез понадобится провести операцию на грунте - корабль высадит её гравитационным лифтом, а недостаток огневой мощи компенсирует собственным огнём, а также прикрытием авиакрыла. В основном же он собирался работать в космосе, поэтому освободившееся место целиком забил ангарами для москитного флота. Получилось крыло в 120 машин - вполне прилично для таких размеров. Для сравнения, москитный флот SDV составлял всего сорок аппаратов.
  Основной проблемой до недавнего времени оставался двигатель. Защита - это масса. Корабль получился в разы тяжелее, и соответственно медленнее того же SDV. Да, он обгонял CCS, но не так уж сильно. А ведь любой корабль для скрытых операций должен уметь не только хорошо маскироваться, но и удрать, если его маскировку всё-таки раскрыли.
  С другой стороны, он был единственным звездолётом, который мог включать двигатели на полную мощность, не сбрасывая маскировки. Все остальные стелс-корабли Ковенанта и Юиджи могли ходить максимум на процентах полной тяги. Это в достаточной степени уравнивало шансы, чтобы Ричард осмелился ступить на борт. А если добавить, что "Найткин" был набит средствами РЭБ почти на уровне корвета типа DAV, то жизнь и вовсе прекрасна и удивительна.
  С проблемой путешествий на дальние расстояния Ричард тоже разобрался особым образом. Не так давно он узнал, что существует "След пространства скольжения" - феномен, ярко проявляющийся по прошествии некоторого времени с того момента, когда корабль совершил прыжок. Когда другое, более медленное судно сталкивается с этим остаточным следом, то оно при совершении прыжка в том же направлении может получить точно такую же скорость, с которой двигался корабль, оставивший след.
  "Так это же идеально!" - взвыл Ричард четыре года назад, когда впервые прочитал об этом феномене.
  Он построил небольшой корабль чуть большего тоннажа, чем "Найткин", которого назвал "Кротокрысом". Это был автоматический звездолёт (способный нести небольшой экипаж, но не требующий этого), оптимизированный для максимальной скорости в Эмпирее. По сути, у него вообще ничего не было, кроме реактора, генератора квантового поля, генератора портала, мощнейших досветовых двигателей и слабого ИИ, который управлял всем этим хозяйством. Когда "Найткину" требовалось попасть достаточно далеко (скажем, на другой конец Галактики), он сначала направлял туда "Кротокрыса", который, словно каток, прокладывал дорогу - а уже затем по его следу устремлялся более неповоротливый крейсер.
  
  http://orig04.deviantart.net/4a37/f/2011/202/4/f/carousel_class_cruiser_by_thedugan-d4195kl.jpg
  
  Выходил в обычное пространство "Кротокрыс" за пару светолет от целевой системы, а потому ничем не рисковал, несмотря на свою полную неприспособленность к боевым действиям. Непосредственно к цели пришедший за ним "Найткин" прыгал уже своими силами - на малом, по межзвёздным меркам, расстоянии скорость была не так важна.
  До сих пор он испытывал эту технологию только на малых дистанциях - до шестидесяти светолет, где её преимущества толком проявиться не могли. Затраты времени на поочерёдное перемещение двух кораблей вместо одного, а также ожидание, пока сформируется чёткий след, съедали почти весь выигрыш. Теперь же представился шанс опробовать "локомотив Эмпирея" на достаточно длинной космической трассе.
  Первой целью он выбрал Марс - слишком хотелось навестить брата и остальных путешественников. Как ни странно, он успел привязаться к этой маленькой компании - чувство, которое было абсолютно незнакомо Ма-Алефа-Аку.
  - Тестирование завершено, - сообщил переливчатый механический голос. - К старту готов.
  Ричард, конечно, получал данные напрямую из компьютера, но хотя бы с виртуальным собеседником ему было уютнее. Тревожный симптом, как и предыдущий. Не слишком ли он "очеловечился" за годы отшельничества на верфях?
  Полностью заправленные и протестированные "Найткин" и "Кротокрыс" отстыковались от специальной ниши на брюхе "Единства", затем друг от друга - и начали прокладывать себе курс через сложный лабиринт верфи. Спустя полчаса они оказались на свободе, в открытом космосе. По щитам хлестнуло излучение - верфь находилась прямо в радиационном поясе газового гиганта, используя его как дополнительный источник электричества.
  "Начать разгон для выхода из гравитационного колодца, - передал Ричард на борт "Кротокрыса". - По достижении второй прыжковой зоны - осуществить переход в облако Оорта Солнечной системы".
  
  ОКРАИНА СОЛНЕЧНОЙ СИСТЕМЫ-2
  
  С технической точки зрения переход прошёл безупречно. "Кротокрыс" как идея себя полностью оправдал. Тандем преодолел это расстояние почти втрое быстрее, чем допускали адмиралы Ковенанта для кораблей такого тоннажа, а каждый корабль по отдельности - вшестеро быстрее. Вот только... "Он шёл на Одессу, а вышел к Херсону". Ещё в первой трети полёта Ричард понял, что курс выгибается куда-то в другое место - вместо малоосвоенных звёзд за границей Ковенанта, он проходил через космос Империи Сангхейли, и упирался куда-то в середину рукава Ориона.
  То есть... Солнечная Система и должна находиться в центре рукава Ориона... всё правильно... но она там будет во времена Ма-Алек! То есть через миллиард лет! Переместившись в такое чудовищно далёкое прошлое, Ричард и его товарищи по несчастью отмотали четыре с лишним оборота Солнца вокруг центра Галактики! И сейчас - в эпоху Ковенанта - находились в рукаве Стрельца!
  А район выхода, куда его тащил спятивший "локомотив", оказался в самом центре пространства Юиджи.
  И что делать в такой ситуации? Выйти из прыжка, сменить курс? Это означало навсегда потерять "Кротокрыса". Даже не столько жалко было ресурсов и потраченного времени, сколько хотелось выяснить - что же с этой технологией не так, где он допустил ошибку? На программном или на конструктивном уровне? Или сама идея была неверна в принципе? След нельзя использовать таким образом?
  В конце концов, риск не так уж велик. Контролировать пространство скольжения в радиусе световых лет умели только Предтечи. А корабль-лидер ещё не полностью сошёл с ума, и вынырнул в половине светового года от ближайшей звезды. Правда, совсем не той звезды...
  
  Космос выглядел вполне тихим и спокойным - даже ни одного массивного объекта поблизости. Не считая, разумеется, "Кротокрыса", который преспокойно дрейфовал в пространстве, ожидая новых распоряжений. Облако Оорта - это оно на картах "облако", то есть относительно плотное скопление материи. На практике - тут можно летать веками, не встретив даже пылинки.
  "Какого чёрта ты вообще творишь?!" - возмущённо вопросил Ричард, как только связь между двумя кораблями тандема была восстановлена.
  "Выполняю ваше распоряжение, - невозмутимо отозвался искусственный интеллект "Кротокрыса". - Курс в Солнечную систему проложен успешно".
  "Курс куда?! Это, по-твоему, Солнечная система?!"
  "Так точно. Solar System - родная система Юиджи и их столица".
  Ричард ушёл в глубокий аут.
  "Перешли мне все свои звёздные карты".
  "Исполняю", - как хорошо, что слабые ИИ не склонны задавать лишних вопросов.
  До последней минуты он надеялся, что это какой-то артефакт перевода. Возможно, речь идёт о "солнце", а не "Солнце" - то есть просто самом ярком объекте в небе, источнике света и тепла. Ну а "системой" может называться гравитационно связанная окрестность любой звезды. Хотя он точно помнил, что вводил этот термин в систему, как звукоподражание, не имеющее на языке Ковенанта никакого смысла. Но может быть, сам собой включился автоперевод...
  Нет. Ничего подобного.
  Именно в языке Ковенанта родной мир человечества именовался "соларсистем". Это не могло быть ничем иным, как прямым заимствованием из человеческого языка. А отсюда в свою очередь следовало, что Юиджи, человеческая цивилизация, существовавшая миллиард лет назад, говорила на... на английском. На родном языке Ричарда. Ну, или по крайней мере именовала на этом языке свою родину.
  
  Вариант "вернуться и спросить у Змеи" даже не появился в его голове. У Ричарда включился инстинкт исследователя Пустошей, обнаружившего нечто из ряда вон выходящее. Собрав себя из лужицы, он снова вернулся в подобие офицера джиралханай, которое носил все эти годы, и начал прикидывать, как близко можно подойти к системе.
  Комбинированные исторические записи (часть сведений поступила от Ковенанта, часть от Змеи) указывали, что система была захвачена силами Кортаны в самом начале войны, затем отбита человеческим сопротивлением, лет пять находилась в осаде, ещё пять - была местом ожесточённых внутрисистемных схваток, и полностью перешла под контроль Сотворённых буквально за пару месяцев до того, как в игру вступили Жнецы.
  Что здесь творилось после начала Жатвы - не знала даже Змея, но судя по многочисленным тепловым вспышкам, которые он засёк, приближаясь к центральной звезде микропрыжками по световой неделе - покоя не было и сейчас.
  Однако даже идущая полным ходом война машин не так беспокоила Ричарда, как нарастающее с каждым прыжком ощущение дежавю.
  Третья планета - голубая, кислородная, с одним большим спутником. Четвёртая - красная, почти безвоздушная, с парой крошечных спутников. Пятая - газовый гигант с кучей спутников.
  Это была определённо Солнечная система. Но не нынешняя, с обитаемым морским Марсом и поросшей джунглями Венерой, а та, из которой они прибыли. Такая, какой она будет через миллиард лет.
  Последний, добивающий удар безжалостная вселенная нанесла, когда он прыгнул на дистанцию фотографического распознавания в телескопы, на орбиту Плутона. Эта Земля была больше Землёй, чем его Земля!
  В смысле, неоднократно сместившиеся за миллиард лет континенты во времена Морских королей довольно отдалённо напоминали географию времён Ричарда. Им ещё предстояло много раз сместиться, соединиться в очередную "пангею" (сейчас, кажется, была очередь Родинии) и снова распасться...
  А здесь... здесь он видел почти точную карту своего мира. Вернее, уже четвёртую такую карту.
  Взять хотя бы Старый Свет. В том мире, где умер Ричард Моро, Европа, Азия и Африка были чисто условными политическими и климатическими частями единого суперконтинента - Еврафрики.
  
  http://vignette2.wikia.nocookie.net/fallout/images/8/80/WorldMap-Fallout4.png/revision/latest?cb=20170221044828
  
  На Ц-Еридиаллка-Андре, которую Алеф наблюдал в телескопы с Ма-Алека-Андры, Африка была отделена от Евразии достаточно крупным морем. Аналогично обстояли дела и на столице Юиджи (только здесь это море имело совершенно иную форму). Наконец, на третьей планете, которая была соседом Марса времён Морских королей, вместо моря был узенький пролив и цепочка морей поменьше, почти озёр.
  "Так, мне надо их как-то разграничить, иначе я сам сойду с ума раньше, чем пойму, в какую сторону свихнулся мир. Назовём мой родной постъядерный мир - Земля-1. Планету, рядом с которой находилась опытная площадка Рианона - Земля-2а. Её же, но через миллиард лет - планету, на которую летал дед Алефа и Дж-Онна - Земля-2б. Ну а столицу Юиджи - Земля-3".
  Если же судить о сходстве по краевым очертаниям материков - например, по форме южных и западных берегов той же Африки - то картина разительно менялась. Земля-1 и Земля-3 выглядели, как близнецы. Земля-2а - как их весьма расплывчатое подобие - двоюродная, если не троюродная сестра. Общие формы узнать можно, но не более того. Земля-2б и вовсе не имела с ними почти ничего общего - расположение материков ещё боль-мень совпадало, но очертания их были абсолютно иными.
  При этом последовательность внешних и внутренних планет (их массы, диаметры, орбитальные характеристики) полностью совпадала в системах Земли-2 и Земли-3. А вот в мире Ричарда она могла как совпадать, так и отличаться - телескопы стали роскошью, недоступной после войны, а в компьютер Убежища столь бесполезные знания не закладывались. Книги по астрономии были в библиотеке Города-Убежища, но Ричард до ухода не считал нужным их читать, и тем более - заучивать на память.
  
  Нет, Ричард удержался. Он не начал биться головой об стенку.
  Он сделал это немного позже - когда обнаружил, что Земля-3 передаёт в эфир сигналы. На чистейшем английском, русском и китайском языках!
  
  Часть передающих станций Юиджи просила о помощи в бою или эвакуации. Другие были уверены, что обречены - и просили только передать те или иные последние слова их родственникам, друзьям или любимым в колониях. Третьи предупреждали об опасностях - такие передачи обычно были зашифрованы, но кое-что передавалось и открытым текстом.
  Возможность выйти в эфир появилась у них совсем недавно - и ненадолго. Кортана блокировала космическую связь, пока контролировала планету - хотя и позволяла людям пользоваться её собственными сетями. Так что совсем уж без коммуникаций они не оставались, но ни о какой секретности или о передаче того, что Кортана не хотела предавать огласке, речи быть не могло.
  Сейчас людям представился шанс, и они впервые им воспользовались.
  Потому что на орбите Земли шёл яростный бой. Сражение из разряда "кто бы ни победил - человечество проиграет".
  Один Страж - огромная машина, подобная ангелу размером с крейсер Ковенанта - противостоял паре Жнецов - ещё более огромных роботов, похожих на кальмаров. Каждую из сторон поддерживала куча вспомогательных машин - атмосферных и космических истребителей, мобильных орудий, эффекторов, ремонтников, разведчиков, эсминцев и прочей мелочи. Битва, похоже, шла уже довольно долго, но потери в ней были близки к нулевым. У обеих сторон.
  И Ричард вполне понимал, почему. Это напоминало войну слона с комарами. Страж, созданный с использованием лучших технологий Предтеч, невероятно превосходил своих врагов в защите и огневой мощи. Но они настолько же невероятно превосходили его в скорости и маневренности.
  Алые лучи, которые составляли главный калибр Жнецов, расплывались в космосе невыразительными кляксами, не способные даже поцарапать крылатого монстра. В свою очередь, если бы переливчатая волна, основное (или самое любимое) оружие Стража, настигла его противников - вероятно, она бы их прихлопнула, как тараканов. Но попасть по ним у машины Предтеч не было ни малейших шансов. Они двигались быстрее этой волны... да что там, они двигались быстрее всего, что когда-либо видел Ричард. Они меняли курс по пять-десять раз в секунду, порхая вокруг противника с такой лёгкостью, словно законы инерции для них вообще не существовали. Прежде, чем "ангел" успевал развернуться и зарядить свою главную пушку, "кальмары" успевали описать вокруг него полную дугу на 180 градусов, снова зайти ему за спину и отстреляться. Без малейшего, впрочем, результата - защита со спины у Стража была не хуже, чем спереди.
  Комичности ситуации добавляло то, что "комары" были где-то на треть крупнее, и раза в два массивнее "слона", которого они пытались завалить. Страж казался изящной тростинкой по сравнению с их разбухшими тушами. Но разница в технологиях полностью перекрывала разницу в размерах. У Жнецов были лучшие двигатели, у Предтеч - лучшие щиты и вероятно лучшие пушки. Они просто представляли совершенно разные доктрины боя.
  То же самое наблюдалось и на нижних уровнях - в мешанине битвы малых аппаратов. Одни не могли попасть, другие - не могли повредить. Судя по количеству обломков, это было результатом естественного отбора. Роботы Предтеч со слабыми щитами и роботы Жнецов с медленными двигателями отсеялись в самом начале сражения. Остались только достаточно шустрые и крепкие. Увы, таковых с обеих сторон было много.
  
  Конечно, гигантские машины не были тугодумами и просчитали исход столкновения, возможно, ещё до того, как вообще вошли в эту систему. Но даже если нет - пары выстрелов и манёвров было им достаточно, чтобы сделать выводы. Раз уж это смог Ричард, отнюдь не являясь тактическим компьютером.
  Боковые лепестки сигналов, уловленные приборами замаскированного "Найткина", дали ему разгадку. Бой в физическом пространстве служил лишь отвлекающим манёвром и способом связать противника. Реальная же битва шла на совсем другом уровне - искусственные интеллекты пытались взломать друг друга, как минимум временно сбить с толку и дезориентировать, а как максимум - навязать своё управление.
  Больше времени понадобилось ему, чтобы понять конкретный характер этой виртуальной битвы, её цели и средства.
  За слоями цифровой брони скрывались нежные и чувствительные нервные системы живых существ. Пусть оцифрованные, превращённые в код - но со всеми заботливо сохранёнными инстинктами, слабостями, ошибками, страхами и мечтами. Да, некоторые элементы поведения органиков подавлялись в эмуляции, чтобы повысить эффективность. Но подавить - не значит избавиться. Нельзя просто отсечь некоторую часть мозга - другие части должны получать от неё сигналы. Поэтому неизбежно возникало некое "цифровое подсознание" - участки нейросети, которые эмулировались, отжирали вычислительные ресурсы, но почти ничего не делали. Именно на эти подсознательные функции и были нацелены атаки обеих сторон - на неизбежные глюки восприятия, нелогичности мышления, свойственные всем порождениям эволюции - даже одетым в сталь, пластик и цифру.
  Потрясающее и поучительное зрелище - роботы, которые пытаются загипнотизировать друг друга.
  И похоже, что у Жнецов это получалось лучше. Атаки Стража становились всё менее скоординированными, его вспомогательные машины всё чаще отзывались с опозданием или допускали явные ошибки в коммуникационных протоколах. В конце концов робот Предтеч, похоже, и сам это осознал - он оставил попытки взломать своих противников, жёсткой командой отключил всю собственную периферию, и перевёл бой в чисто физический план - открыв огонь из всех своих установок. Некоторые даже попали, несмотря на крайне неудобный ракурс ведения огня. Но против этих вспомогательных орудий щиты и броня Жнецов оказались эффективны - на бортах "каракатиц" возникли довольно глубокие шрамы, но на функциональности это не сказалось.
  Однако потеря москитного флота - не та штука, что проходит даром. Теперь скоростные эсминцы Жнецов вообще плели свою паутину вокруг Стража, как хотели, легко уклоняясь от его залпов. Пробить его щиты их слабеньким пушечкам по-прежнему было не под силу, но они подавляли его сенсоры массированным воздействием, заставляли всё глубже "замыкаться в себе", в коконе сплошной обороны.
  Этого вполне хватило, чтобы два Жнеца основного класса смогли вычислить "дыры" в обороне Стража и один из них, используя свою сверхманевренность, смог в эту слепую зону проскользнуть, сблизившись на дистанцию физического контакта. Из его щупалец выстрелили заострённые наконечники-эффекторы. Щитов не пробили, но и не дали себя отбросить, прилипли, медленно "забуриваясь" в слои твёрдого света.
  Страж "вывернулся наизнанку сам в себе" - каждая его часть развернулась вокруг оси, так что теперь "лицо" машины смотрело на атакующего Жнеца. Казалось, этот манёвр застал каракатицу врасплох - Жнец успел отстрелить эффекторы и выскочить из зоны поражения, но его манёвр выглядел... испуганным. Импульс, испущенный машиной Предтеч, уничтожил налипших на её броню паразитов. Впрочем, Жнец просто сгонял к ремонтному транспорту и навесил себе на щупальца новые эффекторы взамен потерянных.
  Теперь Жнецы по очереди напрыгивали на своего ослепшего противника, словно собаки на медведя - кусали и снова отскакивали. Щиты "ангела" постепенно слабели, хотя Ричард абсолютно не понимал стоящую за этим физику.
  Всё это выглядело весьма забавно и увлекательно, но как-то... несолидно. Впрочем, ничего удивительного, если учесть, что ни Жнецы, ни Стражи не являлись настоящими боевыми машинами. Те и другие строились, чтобы гонять толпы недоразвитых туземцев - только Страж, как полицейский, должен был разгонять их по домам, а Жнец, как комбайн - загонять в центры массовой переработки.
  Это были не танки, а максимум БТРы с группами SWAT. К столкновению с равным противником те и другие не готовились, приходилось импровизировать.
  И хотя казалось, что Страж эту импровизацию проваливает, он внезапно доказал, что "старичка" ещё рано списывать со счетов. Обняв себя крыльями и свернувшись в плотный ком, он испустил сферой, сразу во все стороны, новую, необычную волну, какой Ричард ещё не видел. Эта волна была невидима для глаз, фиксировалась только приборами, и мгновенно вырубала всю машинерию Жнецов, не успевшую вовремя отскочить. Нет, вовремя отскочить успели многие - сверхманевренность никто не отменял, так что один из двух Жнецов успел перейти на сверхсветовую. Второго, что находился в этот момент поближе, накрыло и вырубило.
  А бежать пришлось далеко, так как волна распространилась чуть ли не до границ системы. На половину астрономической единицы - точно. И лишь чуть не дошла до "Найткина", который наблюдал за этим боем с расстояния в 1,4 единицы.
  Страж полностью восстановил щиты, подошёл к выключенному Жнецу и вонзил в него свои эффекторы. Повисел так минуты три, копаясь в сопернике. Затем Жнец ожил, но его "глаза" горели уже не красным, а синим. Он сделал круг вокруг Стража, затем машина Предтеч обняла свой трофей крыльями и ушла вместе с ним в пространство скольжения.
  Похоже, Кортана решила, что информация о природе и возможностях противника важнее, чем защита одной системы. Ричард, скорее всего, поступил бы так же на её месте. Хотя он и понимал, что это не очень высокоморальный поступок. Но поделать с этим ничего не мог - любой из участников увиденной дуэли, не напрягаясь, сделал бы отбивную даже из "Единства", что уж говорить о маленьком "Найткине". Это просто не его весовая категория.
  Оставшийся Жнец сделал пару кругов по системе, убедился, что противника не осталось (корабль затаившего дыхание Ричарда он то ли не заметил, то ли за противника не посчитал), после чего спокойно пошёл на посадку на Землю. Жатва не могла ждать.
  
  Пойти на помощь Юиджи? Нелепо. Даже если не учитывать разницы сил. В любом случае эти люди мертвы уже миллиард лет. Да и не факт, что все они погибнут. Вероятно, на помощь уже идёт другой Страж, возможно даже не один. Убить всех жителей планеты с многомиллиардным населением - процесс долгий, за пару часов тут не управиться... если, конечно, Жнец не оборудован каким-то специальным ОМП для ксеноцида.
  Проблема в другом - Жнец может уничтожить разгадку - почему родной мир Юиджи так похож на его Землю?
  С третьей стороны - кто сказал, что эта разгадка там вообще есть? Юиджи, скорее всего, полагают своё прошлое вполне естественным, и если начать им объяснять, что их планета невозможно похожа на какой-то мир далёкого будущего, они скорее всего просто пожмут плечами. У них сейчас в любом случае более актуальные проблемы есть.
  Другой возможный источник ответов - Змея. Она-то наверняка в курсе о причинах такого сходства. Но чтобы вытрясти из этой гадины ответы, сначала нужно к ней прилететь. А Ричард хотел как можно дольше оставить в секрете тот факт, что он покинул верфи.
  Конечно, Змея, при всех её запредельных познаниях в технике - не технарь. Она знает, как сделать то или иное устройство, знает намного больше Ричарда - но тонкие нюансы обращения с этой самой техникой для неё в основном закрыты. По той же S.P.E.C.I.A.L. навык "наука" у неё не меньше 150, а вот "ремонт" - вряд ли больше 50.
  Так что он вполне мог войти в систему ретрансляторов, подделав адресацию, и сделать вид, будто всё ещё говорит с верфей. Но одним только голосом ему будет трудно убедить эту тварь поделиться тайными сведениями.
  С другой стороны... ну даже прилетит он к ней лично, и что дальше? Гидра на то и Святейшая, что её охраняют как зеницу ока. Даже вздумай он вломиться к ней на сверхносителе, флот системной обороны его поджарит. Не без проблем, не без потерь - но поджарит. Говорить с ней с позиции силы - дохлый номер. А другой аргументации у него нет.
  Или всё-таки есть?
  
  ОРБИТА МАРСА-2
  
  Нет, Ричард не стал угрожать, повышать тон, демонстративно наводить на кого-то главный калибр и делать прочие вещи, так любимые в довоенных боевиках. Зачем? Это Левиафан - птица гордая, пока не пнёшь, не полетит. Ему требовалось объяснять максимально доходчиво, буквально тряся бомбой перед носом. Тут был другой случай. Мы же цивилизованные лю... хм, существа. Все свои. Все всё понимают.
  Он просто вышел на связь с Гидрой и сообщил ей, что решил проведать брата. И что находится в данный момент на стационарной орбите. "Где-то в районе Джеккары". Понятие очень расплывчатое, ведь Джеккара не находится на экваторе, поэтому точно над ней провести ареостационарную орбиту физически невозможно. Змея знала, что Ричард всегда использует точную терминологию, и намёк поняла.
  Ему достаточно одного залпа. Не понадобятся даже "копья". Уничтожать города - это не то, что море кипятить. С избытком хватит одной плазменной торпеды. Остальные пришельцы из будущего сейчас очень далеко от этого города, они не пострадают.
  Да и вообще не пострадают, хоть бы Ричард их всех там и сжёг. Потому что Джеккара ДОЛЖНА дожить до эпохи Лоу Кэнэл. Змея об этом знает, она сама её видела через миллион лет. Возникнет очевидный причинно-следственный парадокс, и машина сбросит соответствующую хронолинию. Ничего не было. Никто в прошлое не путешествовал. Их просто отбросит от гробницы.
  Да, Ричард потеряет многое. Он много узнал за прошедшие в прошлом годы, многому научился и многое приобрёл. Но Уроборос потеряет вообще всё. Вся её миссия по спасению змеиного народа окажется отброшена на стартовые позиции. А конкретно ЭТА Змея - вообще никогда не появится на свет, не отделится от спящего в гробнице оригинала.
  - Хорошо, - прошипела Змея. - Допустим. Что именно ты хочешь узнать, мерзкий зелёный шантажист?
  - Ну зачем так грубо? Давай лучше скажем "хороший ученик". Объясни мне, почему мой родной мир, родной мир Юиджи и Ц-Еридиаллка-Андра так похожи? Причём похожи не только внешне, но даже культурой и историей населения? Почему как минимум две из этих планет называют словом Earth? Почему они находятся в почти одинаковых системах? Почему в истории Юиджи - я украл несколько книг из их библиотеки Конгресса, пока они там воевали со Жнецами - были Юлий Цезарь и Джордж Вашингтон?
  И она объяснила.
  
  Когда-то давно (даже для нынешнего далёкого прошлого - давно), в самой обыкновенной галактике, в самом обыкновенном спиральном рукаве, в самой обыкновенной системе жёлтого карлика, на самой обыкновенной планете развилась самая обыкновенная цивилизация.
  Двуногие млекопитающие назвали свою планету Землёй, а себя - людьми. Несмотря на ряд очень серьёзных косяков в своей истории, они умудрились выжить, выйти сначала в ближний, а затем и в дальний космос. И привлекли тем самым внимание далеко не обыкновенной цивилизации Предшественников.
  Вы знаете, что Предтечи были настолько круты, что даже достигшие уровня галактических путешествий цивилизации нередко считали их богами - и не то, чтобы совсем беспочвенно - а Жнецы предпочли с ними не связываться? Так вот, Предшественники были ЕЩЁ круче.
  Предтечи могли создавать планеты - Предшественники создавали целые звёздные скопления. Предтечи могли создавать новые разумные виды - Предшественники могли изменять сами законы, по которым эволюция создавала эти виды. Предтечи были цивилизацией второго типа по шкале Кардашева - они обуздали энергию целых звёзд. Предшественники достигли третьего типа, они подчинили себе энергию всей галактики. Ойкумена Предтеч просуществовала миллионы лет - история Предшественников насчитывала миллиарды.
  Разумеется, при такой мощи Предшественники волей или неволей оказались в роли "галактического жандарма". Они следили за развитием всех разумных цивилизаций и за эволюцией неразумных. Решали споры между теми, кто уже вышел в космос. Направляли движение планет и звёзд, гасили Сверхновые, если их излучение могло привести к массовой гибели жизни, уводили с курса столкновения нейтронные звёзды, чтобы избежать гамма-всплесков.
  Так или иначе, за миллиард лет Предшественникам это всё изрядно надоело. Трудно быть богом. Тем более, что они все были бессмертны, так что о передаче ответственности следующим поколениям речи идти не могло.
  И они задумали уйти то ли в отпуск, то ли вовсе на пенсию - в любом случае, отдохнуть как следует хотя бы миллион лет. Пожить немного в своё удовольствие. А чтобы не оставлять Галактику совсем без присмотра - передать её цивилизации-сменщику.
  Одним кандидатом на роль такового были выбраны люди, другим - Предтечи.
  Создали их Предшественники или нашли где-то? Вероятно, в какой-то степени и первое и второе. Ничего в Млечном пути не происходило без их ведома и позволения. Даже "естественный" отбор служил их целям.
  Возможно, были и другие кандидаты на роль "носителей Мантии Ответственности", как называли это Предшественники, но о них история ничего не сохранила. Так или иначе, нужно было определить лучшего преемника.
  Способ "выпускного экзамена" у Предшественников был крайне интересный.
  Они давным-давно знали, к чему приводят парадоксы времени. Знали, что темпоральные развилки стремятся снова слиться в единую линию. И научились использовать это явление в своих целях.
  Выбрав систему с интересующей их цивилизацией, они изолировали её от остальной вселенной в своеобразную "коробку" - чтобы никакие причинно-следственные связи не могли распространиться на остальную вселенную до окончания периода изоляция. Соответственно, для слияния двух вселенных необходимо и достаточно было стереть информацию только внутри "коробки".
  После этого автоматические зонды Предшественников в "коробке" совершали несколько путешествий в прошлое - от конца периода изоляции к его началу. Таким образом, возникал ряд развилок, ряд параллельных миров. В каждом из них Предшественники ставили определённые эксперименты, строили те или иные социальные модели. Смотрели, к чему придёт цивилизация в тех или иных условиях.
  Когда сбор данных был закончен, все параллельные миры снова объединялись. Глобальный катаклизм уничтожал все следы парадокса - обычно вместе с жизнью в системе. Чаще всего он принимал форму взрыва центральной звезды, иногда чего-то более экзотического. Лишь после этого "коробка" открывалась.
  Да, у Предшественников сохранялись сведения обо всех состояниях системы - иначе эксперимент не имел бы смысла, был бы просто космическим садизмом. Но это не вызывает парадокса, так как отчёт получен уже после слияния и представляет собой данные не о каждом отдельном состоянии, а о суперпозиции всех состояний в целом. Авторы эксперимента не могут увидеть внутри ящика живую или мёртвую кошку (что превратило бы их в "друзей Вигнера", и вызвало распространение развилки дальше по Вселенной). Но они могут сделать вывод, что ранее в ящике "существовало" столько-то живых, и столько-то мёртвых кошек. Что и называется вероятностью.
  Предтечи первыми сдали экзамен в "коробке". Для внешнего мира это выглядело, как взрыв серии Сверхновых в их материнском скоплении и полное опустошение Гибалба - родной планеты Предтеч. Результаты были признаны удовлетворительными. Но Предшественники были уверены, что можно лучше.
  Следующей в "коробку" попала Солнечная система. Для внешнего мира это выглядело, как бесследное исчезновение метрополии. Люди, увы, не смогли перенести её пропажи. Часть колоний впала в дикость, часть погибла. Для Предшественников это не имело значения.
  Никто не знает, какие результаты показали люди, но похоже, они сильно понравились Предшественникам и сильно не понравились Предтечам. Понимая, что Мантия ускользает из их рук, Предтечи со всей возможной силой атаковали своих наставников.
  В самом нападении ничего удивительного нет - удивительно, что им это удалось. Атака на цивилизацию гораздо старше и могущественнее. Конечно, Предшественники уже успели кое-чему их обучить, как будущих преемников - но передали (если количественные мерки тут вообще применимы) не более десяти процентов собственных знаний.
  Предтечи истребили Предшественников в Млечном пути, гнали остатки до Магелланова облака и там добили. По крайней мере, об этом говорили некоторые документы более поздних эпох. Уроборос в это не верила. Это было так же достоверно, как успешная попытка семьи месячных котят загрызть человеческое население большого дома. Да, её народ сумел более или менее успешно восстать против Рианона в схожей ситуации - но против одного отступника, а не против всей цивилизации Куиру! И то, если вспомнить, чем это в итоге для них обернулось... Так или иначе, фактом оставалось то, что активная деятельность Предшественников в Млечном пути прекратилась, и Мантия перешла к Предтечам.
  Как ни странно, людям это восстание отчасти оказалось на руку. Ну, по крайней мере тем людям, что находились в это время в "коробке". По окончании экзамена, как известно, все их копии должна была стереть из реальности могучая сила притяжения параллельных Вселенных.
  Но Предтечи в ходе войны с Предшественниками нанесли по "коробке" удар с использованием пространственно-временного оружия. Из-за нарушения тонкого механизма регуляции причинно-следственных связей подавляющее большинство миров внутри "коробки" оказалось немедленно аннигилировано. Но несколько копий сумели выйти почти неповреждёнными - энергии аннигиляции основной массы миров вполне хватило, чтобы оторвать эти "удачливые" копии от основной массы и запустить их в полёт по длинной дуге вокруг большой Вселенной.
  За счёт этой энергии они были избавлены от "притяжения тождественности", став независимыми от исторических процессов оригинала - тем не менее, "эхо" катаклизма сливающихся остальных миров уничтожило в большинстве из них всю жизнь.
  Некоторые "карманные миры" затерялись в межвселенском пространстве навсегда, другие вернулись в нашу Вселенную и "выскочили" в соседних галактиках, произведя при этом катаклизмы разной степени тяжести. Но как минимум одна копия описала гиперпараболу длиной в десять миллионов лет и вынырнула, безжизненная, в рукаве Ориона, посреди владений человечества - которое к тому времени успело выйти из тёмных веков, вызванных потерей столицы, и снова стать галактической цивилизацией. Вскоре она была обнаружена человеческими учёными, принята за давно потерянную родину, и превращена в планету-музей Эрде Тайрин. После поражения человечества в войне с Предтечами она же стала тюрьмой для остатков их вида.
  Другая копия тоже описала дугу в десять миллионов лет - только, в отличие от первой, здесь мегагоды прошли и внутри, и снаружи - её темп времени почти совпадал с большой Вселенной. Местные жители успели полностью заселить своё карманное мироздание, терраформировать все планеты, разбиться на множество подвидов, большинство из которых благополучно вымерло, несколько раз достичь величия и скатиться в дикость... Под конец она выпала в рукаве Стрельца. К тому моменту местные жители уже были достаточно развиты, чтобы провести повторное слияние континуумов без катаклизмов.
  Поэтому моря на Марсе. Поэтому джунгли на Венере. Поэтому жаркий, но терпимый климат в некоторых районах Меркурия. Поэтому Африка успела почти слиться с Евразией. Не то, что Эрде Тайрин - новенькая, считай с иголочки копия, где по внутренней хронологии всего-то трехсотое тысячелетие от первого Рождества Христова.
  - Погоди-ка, хвостатая! Замкнутое пространство, десять миллионов лет, множество подвидов, эксперимент с путешествием во времени, как начало истории... выходит, всё, что ты напорола мне про Мир-Крепость - полная чушь?
  - А ты догадлив... да, всё верно. Куиру эволюционировали именно в этой системе - в ту пору, когда она была ещё отдельной мини-вселенной. Я просто немного упростила их историю для твоего понимания - чтобы не вводить лишние сущности.
  - Так что же, это означает, что путешествие в будущее для крупных объектов ты тоже придумала? И я не смогу забрать с собой "Единство"?
  - Нет, почему же? Мир-Крепость-0911 вполне существует. Он действительно оборудован "темпоральным замком", и легко может вместить весь флот беженцев. Он только не имеет отношения к Куиру.
  - Ух... успокоила. Ладно, а мой родной мир? Он тоже такая копия, но вывалился ещё позже? И да, это не объясняет, почему даже в похожих мирах совпадают языки и исторические события...
  - Нет, здесь другая причина... слушай дальше.
  
  Спустя десять миллионов лет Предтечи столкнулись с той же самой проблемой, которая в своё время настигла Предшественников. Им некому было уступить Мантию - а сами они показали себя никуда не годными хранителями мира. Когда их атаковал Потоп, они только и смогли ответить тактикой выжженной земли - применением Ореола невероятной мощи, который уничтожил все высокоразвитые формы жизни в Галактике, включая самих Предтеч.
  Предтеча по имени Библиотекарь предположила, что Предшественники были не дураками, и люди, вероятно, смогут найти более конструктивное решение проблемы. С этой целью она постаралась максимально точно воспроизвести именно тех людей, с которыми имели дело Предшественники - вполне возможно, что за прошедшие миллионы лет эволюции способность принять Мантию была ими утрачена.
  Она потратила многие тысячелетия, чтобы реконструировать максимально чистую Эссенцию людей времён заключения в "коробку". Более того, она вложила в эту Эссенцию Заветы - генетические программы, подсознательно заставляющие людей предпринимать некоторые шаги в определённых обстоятельствах.
  Одна группа Заветов позволяла людям пользоваться техникой Предтеч. Другая заставляла их максимально точно (насколько могла знать Библиотекарь) повторять известные события из истории самой первой, настоящей Земли.
  Эта программа вообще-то была рассчитана на один раз. Очень грубое решение и внутренне противоречивое (если искомый Грааль ответственности находится в ДНК людей, то есть риск её напрочь испортить Заветами - а если он кроется в культуре, то механическое повторение тех же действий в режиме программируемых кукол совсем не обязательно сформирует тот же менталитет, что свободное развитие). Но у Библиотекаря был не такой большой выбор и не так уж много времени - она могла только надеяться, что её действия хоть как-то помогут.
  Когда ключ-корабли снова засеяли Эрде Тайрин жизнью после срабатывания сети Ореолов, дикари приступили к реализации старой программы.
  Библиотекарь ничего не знала о Жнецах. То есть, слышала краем уха, как о каких-то полубезумных машинах, истребляющих всё разумное за пределами Ойкумены, но лично не сталкивалась, и природу Жатвы толком не понимала.
  Спустя сто тысяч лет они пришли. И собрав цивилизацию Эрде Тайрин (вернее, на тот момент уже Земли), создали на её основе нового Жнеца за номером 601. Или 666, кто знает. Где-то в этом цифровом диапазоне.
  Собрав Эссенцию. Вместе с Заветами Библиотекаря.
  И этот Жнец получил концентрированную, многократно усиленную в сравнении с оригиналом, рассеянным в миллиардах людей, команду Библиотекаря - воспроизвести события земной истории.
  Даже Катализатор не мог его удержать. А может быть мог, но не хотел. Может быть, древнему ИИ было самому интересно, что из этого получится.
  С тех пор в каждом цикле разведывательные модули Жнецов прочёсывали всю Галактику в поисках планеты, похожей на Землю. Если находили - туда вылетал Жнец-601. Он по мере возможности повышал схожесть - обтачивал континенты, подправлял наклон оси, высаживал схожие виды животных и растения - после чего осуществлял засеивание реконструкциями людей с программой следования определённой истории. Построения определённых государств, изобретения определённых технологий, рождения определённых исторических личностей и выработки определённых языков.
  Больше всего он радовался, когда находил настоящие копии Солнечной системы - они ещё кое-где завалялись со времён незаконченного экзамена.
  Ричард, слушавший это, тихонько отскребал себя от пола.
  
  - Но ты так и не сказала, что насчёт моего мира? Где находится он в этой череде перевоплощёний?
  - А, прости, я думала, ты уже догадался. Твоя постъядерная планета - как раз одна из таких не слишком удачных реконструкций. Жнецы придали двум её суперконтинентам форму Евразии и двух Америк, но не смогли точно отрегулировать континентальный климат, чтобы он соответствовал морскому. Кроме того, там было меньше залежей нефти, но больше месторождений урана и трансуранидов. Природная радиоактивность была выше, причём как назло именно в местах проживания человечества - Жнецам пришлось вас адаптировать к повышенному уровню радиации при помощи своих наномашин - что в дальнейшем привело к феномену гулей - от слишком сильного облучения вы переходили в режим "псевдохасков". Пока вы там игрались в средневековье, это не имело особого значения, но уже к середине двадцатого века программа полностью слетела. СССР ослаб и вышел в страны третьего мира, вместо того, чтобы распасться, как в изначальной исторической последовательности. От какого-то сбоя включилось повторение цикла "пятидесятые-шестидесятые"...
  - Нет, это я в общем понял. Я имею в виду - где конкретно находится мой мир в пространстве и времени? Когда он был - или будет?
  - Понятия не имею, - честно призналась Змея. - По отношению к Ковенанту он совершенно точно в будущем - цикл воспроизведения человечества ещё не начался, мы присутствуем при его начале. А вот точнее... если бы ты в своё время потрудился запомнить звёздный атлас своего мира - я бы его тебе нашла, а по описанию планеты судить трудно.
  - Ладно, допустим... значит, раз ты обо всём этом знаешь, вмешиваться в происходящее нам нельзя?
  - Более того - теперь об этом знаешь ТЫ. Именно поэтому я стараюсь не рассказывать тебе подробностей будущего - чтобы у тебя сохранялась хотя бы иллюзия свободы действий. Мы сейчас находимся в эпоху, когда закладывается модель действий Жнецов на следующий миллиард лет. Мы присутствуем при начале этого. Малейшее вмешательство - и машина сбросит нашу линию. Да, я могу управлять социальными процессами тонко, так чтобы последствия не были заметны, корректируя некоторые малозначимые элементы, так чтобы получить нужный мне результат в будущем. Ты - не можешь. Поэтому я и отослала тебя подальше от эпицентра событий.
  - Знаешь, я предпочитаю всё-таки сам знать, где именно могу споткнуться, а не ждать, пока меня придержат под локоть невидимые силы. Если уж мы вынуждены работать вместе, то я хочу быть осознанным союзником, а не инструментом. Если ты скажешь, что где-то нужно ходить на цыпочках - я буду ходить осторожно. Только объясняй мне вовремя, что происходит, а не тыкай молча пальчиком.
  - Я подумаю над этим... хорошо, "осознанный союзник", если ты хочешь попробовать сотрудничать ещё раз, то для начала убери своё чудовище подальше от Марса. И не вздумай лезть к Эрде Тайрин или к Кортане, там сейчас очень хрупкий баланс, где всё легко испортить.
  - Ладно, убираю и не лезу. Я понял, чего НЕ делать. Что тогда мне стоит ДЕЛАТЬ?
  - Сейчас тебе нужно добыть ключ от Мира-Крепости - технологии Предтеч тебе не станут повиноваться.
  - Ты имеешь в виду Восстановителя?
  - Да.
  Искусственные интеллекты Предтеч в основном готовы были сотрудничать с Ковенантом, хоть и ограниченно. Так, ИИ завода на газовом гиганте, 569 Бесцеремонный Трудяга, по первому запросу выдавал все требуемые материалы для верфи. Хотя и ворчал, что складировал их много тысячелетий, а теперь вынужден делиться с какими-то варварами, не знающими правильного использования.
  Но ряд функций был и самим ИИ недоступен. Его можно было запустить только при физическом наличии Предтечи... или Восстановителя. То есть обладателя полного набора Заветов по управлению местной техникой. А Заветы такие сейчас были только у людей. При этом полный набор - далеко не у всех.
  - И как я определю, у кого из них полный набор, а у кого только часть? Летать по всем колониям Юиджи и брать пробы Эссенции?
  - На крайний случай можно и так. Но на практике тебе достаточно найти любого живого Спартанца второго поколения. Только обладавшие полным набором Заветов могли пережить трансформацию и успешно использовать их штурмовую броню, которая по сути является несовершенной версией персональной брони Предтеч. В третьем и четвёртом поколении процедуру несколько изменили, так что не все из них являются Восстановителями.
  - Погоди... Спартанцев? Тех самых, которых Ковенант называл Демонами, прежде чем мы отняли у них этот титул?
  - Тише! Думай, что говоришь, зелёный. То, что мы разговариваем на языке Ма-Алек, ещё не значит, что сигнал не перехватывают. Старайся не использовать заимствованные слова из языка Ковенанта или из английского. Сотворённые знают их оба. Да и в Ковенанте многие мои оппоненты могут заинтересоваться, с кем это Святейшая разговаривает о проклятых богами тварях.
  - Эй, мы вообще-то по зашифрованному каналу говорим!
  - Я в курсе. А среди Сотворённых есть лучшие специалисты по шифрованию в галактике. Не считая Жнецов, конечно. Лишняя предосторожность не помешает.
  - Хорошо, понял. Тогда как отличить второе поколение от четвёртого, например? У тебя есть их полные спецификации?
  - Нет. Но у меня... точнее, у тебя, есть те, кто знает эти спецификации. И многое другое.
  - У меня?!
  - Ну, не совсем у тебя... у Охотника за душами. Он сейчас к тебе ближе.
  
  Программа "Спартанец-2" обошлась человечеству гораздо дороже, чем просто миллиарды кредитов и пара сотен жизней.
  В неё отбирали по всем показателям выдающихся личностей. Не просто здоровых, сильных детей с хорошей реакцией. Конечно, всё это было необходимо, но для создания воина, который один стоит тысячи, недостаточно. Они должны быть гениями. Как в планировании, так и в импровизации, как в тактике, так и в стратегии. Должны не просто превзойти любого врага в защите и огневой мощи, но в первую очередь - перехитрить его. Должны понимать, как враг мыслит, и думать на один шаг вперёд него. Должны находить нетрадиционное применение любому оружию, инструменту или транспортному средству. Должны быть виртуозами убийств и художниками взрывов. Должны сочетать быстродействие и хладнокровие компьютера со вдохновением поэта.
  При этом они должны ещё и обладать безупречными моральными качествами. Чтобы не дезертировать, не восстать, не удариться в мародёрство, не начать жертвовать простыми людьми, как пешками, ради выполнения задания. Трусы, садисты, эгоисты, пусть даже они действительно одарены природой - не подходят, хотя человечество найдёт неадекватным гениям кучу других применений.
  Ну, во всяком случае, таков был замысел.
  На практике, конечно, случался брак. Просто пережить спартанскую программу модификации, не став калекой - уже достижение. То, что гормональное буйство, симбиоз с искусственным интеллектом или экстремальные нагрузки тренировочного процесса могут сбить тонкую настройку вычислительной машины, называемой мозгом - считалось "в пределах допустимой погрешности". Лучше немножко туповатый супербоец, чем никакого супербойца.
  Но заготовки для такой обработки всегда брались первосортные, отличнейшего качества. Полторы сотни самых лучших детей человечества были отобраны у родителей и брошены в горнило военной машины. Никто не знает, сколько великих генералов, учёных, философов, писателей, режиссёров было утрачено из-за этого в последние десятилетия. Да, конечно, речь шла о выживании - но плата за него оказалась огромной.
  Разумеется, столь яркие личности, умирающие насильственной смертью, не могли не привлечь внимание известного стервятника - Охотника за душами.
  
  - Но ведь большинство Спартанцев погибло в войне человечества с Ковенантом - то есть ещё до Великого Раскола!
  - И даже раньше. Многие не пережили модификации.
  - Ты хочешь сказать, что он был на планетах Юиджи ещё до их контакта с Ковенантом?
  - Да, он проснулся примерно за шесть тысяч лет до вас, сделал все дела, какие считал нужными, вернулся и снова вошёл в стазис.
  - Но как эта сволочь смогла покинуть Марс раньше нас?! У него же корабля не было!
  - Дорогой мой, ты думаешь, ты один можешь быть таким несносным и упрямым, когда вобьёшь себе что-то в голову? Наша экспедиция целиком состоит из ненормальных и одержимых. Он почти четыре года зудел у меня над ухом, пока не вынудил открыть ему один способ покинуть планету. Нет, не надейся - ТЕБЕ я этот способ не открою. Если хочешь, выбивай его из Охотника - может быть, вы сцепитесь друг с другом и оставите меня в покое хотя бы на время.
  
  ДО ПРОБУЖДЕНИЯ РИЧАРДА
  
  Планета Саргассо, 2525 год по исчислению ККОН.
  
  Дейзи-023 пробежала последние метры задыхаясь, сердце колотилось, как сумасшедшее. И вовсе не из-за усталости. После того, что с ней сделали там, в лаборатории, она практически разучилась чувствовать усталость. Она и так была весьма выносливой девочкой, сказывались постоянные тренировки, но теперь казалось, что её мускулы вообще заменили на стальные механизмы. Говорили, что это просто иллюзия по первому времени. Говорили, что кто-то из братьев и сестёр нашёл пределы выносливости уже после аугментации, гоняя себя целый день. Но ей такое пока не удалось.
  Дело было совсем в другом. И то, что перед глазами всё расплывалось, не имело никакого отношения к её новому, улучшенному зрению, способному муху разглядеть за сотню метров. Это были слёзы, просто слёзы...
  Девочка в инвалидном кресле, к которой она бежала, повернулась, работая над цветами... не до конца, только боком. Вполне достаточно для усовершенствованного распознавания Спартанца, чтобы Дейзи могла различить её профиль. Свой профиль.
  - Заметила сходство? - произнёс холодный голос в наушнике.
  Её выследили. Доктор Кэтрин Хэлси. Их персональный доктор Менгеле. В других группах Спартанцев отношение к ней варьировалось от восторженной любви до сдержанного уважения, но Дейзи-023 и четверо её братьев твёрдо знали - более жестокой и холодной твари даже в разведке поискать ещё надо.
  - Нельзя рисковать секретностью программы "Спартанец". Но исчезновение 75 новобранцев, вероятно, вызовет неприятные вопросы.
  Дейзи-023 её почти не слушала. Она всё поняла с первого взгляда. Усовершенствованный мозг работал с быстротой и точностью калькулятора... и был так же безжалостен. Она предпочла бы ещё хоть пару секунд незнания...
  - Но если дети не исчезли, вероятно и вопросов не будет, не так ли? Клон занимает твоё место в жизни. Вернись в учреждение, 23-я. Это твоё настоящее место. Это дом.
  Как же медленна эта речь неусовершенствованных созданий, несмотря на то, что доктора Хэлси считают гением. Мозг Дейзи уже миновал стадию анализа ситуации и теперь находился в фазе вычисления - что делать дальше?
  Краем глаза она засекла два подозрительных движения. Винтовой летательный аппарат в воздухе, высота 34 метра, скорость 17 метров в секунду, угол... пока не опасен, насмерть по ней бить не будут, постараются взять живой, а чтобы аккуратно вырубить - его пушкам не хватит точности.
  Второе - высокая и широкая человеческая фигура где-то в тени. Дистанция 14 метров, для рукопашного боя слишком много, вероятно полагается на пистолет или другое одноручное оружие, скрытое под просторным плащом. На охранника или рабочего не похож, для агента разведки слишком экзотично выглядит... случайный прохожий? Хорошо если так, можно будет взять в заложники...
  Всё это считалось полностью "на автомате", пока где-то внутри неё "другая Дейзи", маленькая испуганная девочка заходилась в плаче: "Нет, это неправда! Вы всё врёте! Так не бывает! Это несправедливо!"
  Спустя очень долгую секунду "маленькая" и "большая" Дейзи пришли к одному и тому же выводу.
  Если клона, нагло занявшего её место, не станет - она сможет вернуться домой! Рука легла на кобуру.
  Нет, серьёзно! Если они ТАК заботятся о сохранении секретности, то тело с признаками насильственной смерти непременно вызовет вопросы. Единственный способ всё замять - продемонстрировать публике живую и здоровую девочку.
  Да, она заметно выше и гораздо сильнее этой тощей пигалицы (не кормили её, что ли?). Да, у неё с ногами всё в порядке. Да, она подстрижена, в отличие от длинноволосого клона! Но она готова сидеть в инвалидном кресле, если это нужно, годами - лишь бы дома, лишь бы снова увидеть родителей! Рост в сидячем положении не так заметен, а волосы... можно и париком скрыть на время, а потом сделать вид, что постриглась...
  Но в этот момент девочка повернула голову и посмотрела ей в глаза. С лёгкой улыбкой. Словно не видя нацеленного на неё оружия.
  
  http://dvd.nl/media/uploads/uploads_old_site/reviews/4132/shot3_large_hd.jpg
  
  Дейзи-023, один из самых перспективных образцов второй фазы программы, повернулась и пошла прочь. Вербовщики СВР знали своё дело. Они не выбрали бы кандидатку, способную на преступление. Даже ради собственного счастья.
  Высокая фигура в тени спрятала в складки плаща какой-то светящийся шарик.
  
  - Иногда мне снится сон, - сказала девочка. - Всегда один и тот же. Во сне я сильная. Сильнее кого угодно. Как ты.
  Голос нагнал её на полушаге. Дейзи не отличалась обострённым слухом - зрение да, ей улучшили, а слишком чувствительные уши на современном поле боя скорее травмируют своего владельца. Она остановилась, но не обернулась. Чего эта странная самоубийца от неё хочет? Это действительно её клон? С её перезаписанной памятью? Сама Дейзи даже до прохождения тренировок Спартанцев (особенно до них!) ни за что бы не решилась первой заговорить с человеком, который её только что чуть не убил. А вдруг он передумает?
  - Вот. Я хочу, чтобы это было у тебя.
  Дейзи-023 резко обернулась. Девочка, которая была ею, протягивала несостоявшейся убийце сувенир - крошечного плюшевого медвежонка на цепочке с зелёным платочком, повязанным вокруг шеи. Игрушку, которая приносила ей удачу... и которую Дейзи потеряла в день, когда агенты СВР забрали её.
  В тот день её удача закончилась.
  - Но почему я?
  Девочка потупила взгляд.
  - Не знаю, честно говоря. Я просто... что-то подсказывает мне, что я должна. Я хочу, чтобы ты взяла это.
  Растерянность ушла. Теперь Дейзи-023 точно знала, что ей делать.
  У неё снова есть удача. И она использует эту удачу, чтобы защитить всех, кто слабее. В том числе и эту девочку, которая ей ближе, чем сестра.
  Чтобы защитить себя. Просто... другую себя. Девочку, которая такая же жертва опытов Хэлси, как и она сама. Девочку, которая охотно поменялась бы с ней местами, имей она такую возможность.
  
  Планета Саргассо, 2526 год по исчислению ККОН.
  
  - Я умираю, - прошептала девочка.
  Говорить вслух у неё уже не оставалось сил - голосовые связки отказали раньше.
  - Да, - подтвердил Охотник. - Вероятность смерти до конца дня - 97 процентов. Когда Дейзи-023 пришла за тобой, было и того ниже - 73 процента.
  - А её?
  - Через пять лет. На планете Жатва. Вероятность смерти - 71 процент. Если выживет, то в 2544 по вашему исчислению, на корабле в открытом космосе, вероятность смерти 72 процента, или на Ониксе, в 2552 году, вероятность смерти - 66 процентов.
  - Общая вероятность пережить всё это - меньше трёх процентов, - почти мгновенно подсчитала девочка. Болезнь не затронула её мозг, и думала она по-прежнему быстро. - И ты пойдёшь за ней во все эти сражения?
  - В сражении для меня опасность меньше, чем в мирное время. Там я заранее чувствую повышение вероятности угрозы и знаю, что нужно уйти. Здесь, среди вас, если меня увидят, то скорее арестуют, чем убьют, а вероятность ареста я предвидеть не могу.
  - Ты будешь навещать меня... в ловушке?
  - Это сон. Тебе не будет скучно. Ты не будешь ничего чувствовать, пока кто-то не захочет с тобой пообщаться.
  - Всё равно... заходи ко мне, хоть иногда...
  - Хорошо. Я обещаю.
  - Спасибо... - девочка закрыла глаза, собираясь с силами. - А сейчас выйди, пожалуйста... я хочу поговорить перед смертью с родителями...
  Охотник бесшумно нырнул в дыру в стене и закрыл её за собой. Он знал, что это их последняя встреча лицом к лицу. Даже если клон переживёт эту ночь, в ближайшую неделю у него больше не будет "мёртвых зон" - возможности приблизиться, не попав под наблюдение. Ловушка для душ установлена, дальше она всё сделает сама. Ему же следовало подготовить всё для путешествия на Предел.
  
  Планета Жатва, 2531 год по исчислению ККОН.
  
  Плотность огня ковенантов нарастала с каждой секундой. В основном это были трутни Роя и Шакалы. Не то, чтобы сложные противники - без индивидуальных щитов, да и рефлексы весьма средние. Даже обычный солдат ККОН мог их убивать, а уж любой Спартанец и вовсе косил, как траву, пока хватало патронов.
  Проблема была в том, что патронов не хватало. Нехватку качества противник компенсировал количеством. Когда вас сотня на одного, плюс есть возможность выдвинуть в любой момент вторую и третью сотню при возникновении проблем - тактическое искусство не требуется.
  Загрузив выживших в два бронированных транспорта, Дейзи-023 пулемётным огнём пробила себе путь к точке эвакуации. Задерживаться здесь нельзя - силы Ковенанта уже окружали их со всех сторон. Небольшое плато среди острых скал, соединённое тонким мостом с другим, ровным берегом реки. Прямо сейчас врага там не было - никому просто не пришло в голову его занимать, там не было ни вооружённых сил, ни ценных объектов. Если туда прорваться и взорвать за собой мост - преследовать людей смогут только трутни, а их нетрудно подстрелить в полёте. У них будет передышка в три-пять минут, пока кови не подгонят воздушный транспорт. Вполне достаточно для эвакуации.
  Они не прорвались. Мост взорвали не за ними, а перед ними - плазменной гранатой Ковенанта. Тот же взрыв опрокинул оба броневика. Погибли не все, но они оказались в тупике и без тяжёлого оружия.
  Вообще-то в такой ситуации пилот эвакуатора имел полное право отказаться от посадки. Под плотным вражеским огнём, без прикрытия - попытка снизиться может привести к гибели не только эвакуируемых, но и "Пеликана". Ни один трибунал его в такой ситуации не обвинит. "Пеликан" может вывезти с планеты ещё сотню-другую солдат и гражданских. Нельзя жертвовать им ради пятерых.
  Но пилот был то ли неопытен и безрассуден, то ли очень опытен и смел. Расчистив себе место огнём 70-миллиметровой автоматической пушки, он пошёл на посадку прямо на мост. Который вообще мог не выдержать веса многотонного транспортника и рухнуть.
  Выбравшись из-под перевёрнутых машин, солдаты рванулись навстречу "Пеликану". Тот купался в плазме - но пока что держал попадания лёгкого ручного оружия, а стационарных пушек рядом не было.
  Солдат-сангхейли вынырнул из-за обломка совершенно неожиданно. Расклад был убийственно ясен. Дейзи-023 ещё успевала всадить в него пулю, даже две, прежде чем он откроет огонь... но Элит - это не Шакал, у него силовой щит, который одним выстрелом не собьёшь, нужна очередь - а выпустить очередь она уже не успевала никак. Чисто физически не хватит скорострельности, даже без учёта инерции щита, который падает не мгновенно.
  Она успела только оттолкнуть от себя бойца, рядом с которым бежала. Как она и ожидала, Элит выбрал более значимую цель из двух. Очередь из пяти игл пробила воздух... в пяти сантиметрах над левым плечом. И ушла в небо.
  Элит медленно заваливался назад. Распростёрся, больше не шевелясь.
  И не только этот Элит! Все ковенанты в радиусе досягаемости - прекратили огонь и мягко повалились на землю. Улучшенное зрение в сочетании с системой прицеливания шлема давало понять, что они живы - дыхание осталось. Просто... вырубились. Вот так вот все сразу.
  - Что это?! - ошеломлённо пробормотал один из солдат.
  - Понятия не имею! - рявкнул командир. - Но если это чудо, то оно для нас! Убираемся, парни... и девушки тоже, Чиф, не стой столбом!
  Девушка согласилась с тем, что это резонно (кто знает, сколько ещё продлится странный обморок) и одним прыжком влетела внутрь "Пеликана". Пилот, похоже, тоже разделял их мнение, так что рванул с места на взлёт раньше, чем успела закрыться аппарель.
  Ей показалось, или в щели закрывающегося люка, в одном из выбитых окон чудом уцелевшего дома она увидела высокую и широкоплечую фигуру? Которая спрятала в складки плаща сияющий шар?
  
  - Ты уже второй раз упускаешь шанс собрать её душу, - отметила девочка в инвалидном кресле. - Но первый раз было не по твоей вине... а вот сейчас...
  - Наш кодекс запрещает убивать, но не запрещает спасать жизни, - проворчал Охотник.
  - Тем не менее, обычно вы этого не делаете. А жаль... какие чудесные спасатели из вас бы получились, с вашим предвидением смерти...
  - Не имеет смысла. Особенно с такими короткоживущими существами как вы. Что толку от продления жизни на несколько десятилетий, если в итоге душа всё равно погибнет, и будет утеряна навсегда, навечно?
  - Почему же ты сделал это теперь? Сам себе осложнил задачу - придётся последовать за ней... на какой-то корабль, да?
  - На самом деле я не знаю, корабль это будет, или открытый космос. Мы видим координаты смерти во времени и пространстве, но не её обстоятельства.
  - Ну тем более. Хочешь, чтобы душа приобрела больше опыта, прежде чем оказаться у тебя в ловушке? Или, - девочка хитро улыбнулась, - кое-кто влюбился?
  - Не говори глупостей! Мой народ давно отказался от таких примитивных чувств. Мы полностью управляем своей физиологией.
  - Примитивных? А разве не ты говорил мне, что души влюблённых - один из лучших и прекраснейших трофеев?
  - Настоящая любовь - крайне редкое чувство. Встречается у одной пары на миллиард. Мой народ на такое вообще не способен. А ту примитивную игру гормонов, которую вы называете любовью в повседневной жизни, мы ценностью не считаем. Мы можем её вызвать у себя, но редко считаем нужным.
  - Предположим, я тебе поверю... Тогда в чём же дело?
  - Просто твой игрушечный медвежонок всё ещё у неё. А он приносит удачу. Если бы Дейзи-023 погибла с ним, это было бы в высшей степени нечестно.
  Девочка прыснула в кулачок.
  - А для вас так важна справедливость?
  - Во-первых, справедливость и честность - разные вещи. Иногда они совпадают, иногда расходятся. Справедливость - это когда каждый получает то, чего заслуживает, а честность - когда получает то, к чему ведёт логика ситуации. К примеру, если здоровенный Спартанец одним ударом кулака убивает маленького и слабого унггоя, это совершенно несправедливо. Зато честно. Таковы правила игры под названием "рукопашный бой" - более сильный и быстрый в ней выигрывает. А вот если унггой внезапно ухитрится убить Спартанца метким броском гранат с двух рук, да ещё сам уйдёт живым - это будет справедливо. Но нечестно.
  - Значит, то что я умерла от каскадной метаболической недостаточности, было честно?
  - Совершенно честно. Таковы свойства клонов на вашем уровне развития. И очень несправедливо.
  - И почему же для тебя честность важнее справедливости? Только в этом случае, или всегда? - девочка заинтересованно посмотрела на него.
  - В данном случае они совпали - смерть Дейзи-023 была бы одинаково нечестной и несправедливой. А разочарование одновременно в двух системах ценностей существенно понизило бы ценность души. Спартанцев ведь отбирали в том числе и за моральные качества, и твоя "сестра" - одна из немногих, сумевших их сохранить в полной мере.
  
  Система Аскон, 2544 год по исчислению ККОН.
  
  Всё было слишком просто, и Дейзи-023 это настораживало. Прорыв сквозь ПКО Ковенанта (пушки у них шикарные, а вот системы наведения никуда не годятся) прошёл вообще без потерь. На первом же просканированном крейсере обнаружилось то, что они искали - похищенный у ККОН контейнер. При том, что общая численность флота составляла два десятка вымпелов. Да и сопротивление вышло чисто символическим - десяток Ворчунов и ни одного Шакала или Элита... на такую операцию не обязательно и Спартанцев посылать, обычные десантники справились бы...
  Дейзи взломала последнюю дверь, вбежала в большой зал... и замерла в шоке.
  Вместо контейнера перед ней стоял огромный заряд антивещества. И отсчёт на его переднем табло уже подошёл к концу. Идеальная ловушка.
  Не успеть отключить. Не успеть убежать. Не успеть даже попрощаться.
  - Соломон, беги! - выдохнула она в систему связи последние слова.
  Где-то там в шлюзе Соломон-69 врубил двигатели своего космического "мотоцикла" и рванулся прочь от обречённого крейсера. А через секунду всё, что окружало Дейзи, исчезло в ослепительной вспышке. Она даже не успела почувствовать боль.
  Самая милосердная из возможных смертей.
  
  Но почему-то не исчезла она сама.
  Свет из ослепительного стал просто ярким. Она смогла различить свои руки... пальцы ног... почему-то обнажённые, броня исчезла вместе с поддоспешником... Она плыла в океане чистого света, как в невесомости.
  "Неужели нас зря воспитывали атеистами? После смерти и правда что-то есть?"
  Из света выплыло инвалидное кресло, в котором сидела пятнадцатилетняя девочка-подросток. Дейзи Энн Спенсер, клон.
  - Привет, сестрёнка, - улыбнулась она. - Я давно тебя жду. Извини, при прошлой встрече я не знала, кто ты такая. Поговорим?
  
  ОРБИТА МАРСА-3
  
  - И сколько всего Спартанцев этот гад успел собрать?
  - Двадцать девять. Плюс шестьдесят семь флеш-клонов.
  - Ого! Почему такая разница?
  - По его словам, спартанская программа тренировок и дальнейшее участие в боевых действиях "портили" души. Он собирал только тех, кто сумел "сохранить чистоту". Плюс притащил ещё две сотни павших героев Ковенанта и три сотни человеческих, не бывших Спартанцами.
  - Я его убью... столько всего знать, и не сказать?!
  - Не советую пытаться - он такие вещи чувствует. Да и, в конце концов, мы его не спрашивали. А он никогда не любил болтать попусту.
  - Ладно, я тоже помолчу... пока. Так погоди, нам получается вообще не нужно никого искать? Достаточно восстановить Восстановителя, извини за каламбур, и можно вылетать к Миру-Крепости?
  - К сожалению нет. Восстановление тела через загрузку Эссенции в шоггота не даёт стопроцентного соответствия оригиналу. Есть нюансы, которые подделать таким способом нельзя. Возможно, это обмануло бы медика или криминалиста из твоего мира, но технология Предтеч мгновенно распознает разницу. Да ещё и поднимет тревогу насчёт Потопа.
  - То есть мы можем использовать эти души только в качестве консультантов... Живого Спартанца всё равно придётся ловить традиционным способом.
  - Причём их осталось совсем немного, так что лучше поспешить. Войну с Ковенантом пережило не более двух десятков.
  - И им уже под сотню лет по земному летоисчислению. Будем похищать старичков из домов престарелых?
  - Сейчас их биологический возраст в основном между сорока и пятьюдесятью. Дело в том, что они проводят значительную часть времени в ледяном анабиозе. Изначально - только в межзвёздных перелётах, потом это стали делать почти всё мирное время. Спартанцы существуют только для войны, вне сражений им делать нечего. Людей с таким специфическим опытом и способностями в гражданское общество не выпустишь, да они и сами не захотят демобилизоваться.
  - Так, секунду, давай подытожим. Я должен буду по словесному описанию доспехов и, может быть, лиц, найти в сотнях колоний с миллиардным населением одного из полутора десятков человек в анабиозе. При том, что вокруг идёт война, а каждый такой саркофаг охраняют, как государственную сокровищницу.
  - Почти верно. Но сейчас их не так уж хорошо охраняют. Все известные Спартанцы второго поколения участвуют в партизанской войне против Сотворённых. После появления Жнецов они заключили перемирие с Кортаной, но не более. На её сторону они не перешли.
  - В таком случае, можно предположить, что они отлично прячутся, используя все свои таланты. И вряд ли заключение перемирия будет воспринято ими как повод раскрыть координаты тайных баз, операционные и транспортные маршруты...
  - А это, дорогой мой, уже не моя проблема. Ты же у нас известный следопыт Пустошей - вот и выслеживай. Все вводные для квеста я тебе дала. Консультант по теме у тебя тоже есть, и не один. Ты же не хотел отсиживаться на краю галактики? Пожалуйста, прекрасный повод нырнуть в гущу событий.
  - Мстишь мне таким образом за угрозы разорвать кольцо самосогласованности?
  - Не без этого.
  - Что ж, условия приняты. Но с моей стороны тоже будет одно условие.
  - Любопытно. И какое же?
  - Если я успешно решу эту задачу - мы в расчёте. Больше не пытаемся делать друг другу подлости без крайней необходимости.
  - Вопрос в том, кто будет определять крайнюю необходимость. Но в целом я поняла. Хорошо. Найди Восстановителя, и будем считать, что урок ты выучил.
  - Вот и прекрасно. По рукам. Небольшой уточняющий вопрос. Для поиска я смогу обращаться к тебе за консультацией как к Святейшей, а не к Уроборос?
  - Ты сможешь получить всю информацию, которая есть в распоряжении лоялистов Ковенанта, но не более того. Всё остальное добывай своими усилиями.
  Это было, мягко говоря, немного. Почти все базы данных разведки по людям в результате Раскола остались у Сангхейли. Разумеется, с тех пор вожди джиралханай провели немало новых разведывательных операций, однако их эффективности мешала галактографическая отдалённость. Кроме того, как до, так и после Раскола идеологическая предвзятость мешала аналитикам Ковенанта делать объективные выводы. Это был взгляд через очень кривое зеркало.
  Но Ричард привык довольствоваться немногим.
  "Просто красота. Вокруг нас бушует галактическая война. Каждый день гибнут сотни миллионов разумных. Закладываются основы истории на миллиард лет вперёд. А мы играем в мелкие подлянки друг другу. Кто из нас сошёл с ума?"
  Неужели с годами таким этическим мутациям подвергаются все путешественники во времени? Наблюдая полную боли жизнь вокруг, но не в силах её изменить, так как для них она уже случилась - становятся бесчувственными манипуляторами, которые мотают плёнку мучений героев туда-сюда ради красивого кадра? Или дело в том, что они со Змеёй изначально были холоднокровными и хладнокровными ублюдками?
  Не то, чтобы Ричарда мучала совесть - от этого рудимента он успешно избавился ещё до того, как первый раз перестал быть человеком. Но комфортнее было всё же считать себя благодетелем, а не злодеем, и не равнодушным посторонним наблюдателем.
  
  Итак, если он не может выследить человеческих партизан на бескрайних просторах Галактики, значит нужно сделать, чтобы они пришли к нему сами.
  Какая приманка может заставить командование человеческого Сопротивления послать на задание именно Спартанца второго поколения, а не куда более многочисленного третьего и четвёртого?
  Для начала следовало разузнать о них побольше.
  Медицинские карточки "демонов" взять было негде, зато записей инцидентов боевых столкновений хватало с избытком. Местные не любили их смотреть, так как считали вредными для воинского духа - заканчивались почти все эти сцены одинаково и не в пользу Ковенанта. Зато специалисту в хирургии, медицине и мутациях, каким был Ричард, эти записи дали просто море информации.
  "Эх, была бы у меня хоть парочка таких на Пустошах..."
  
  Да, второе поколение - самое совершенное. Третье, хоть и готовилось с детства, создавалось как дешёвое расходное пушечное мясо. А в четвёртое набирали уже взрослых солдат, что, безусловно, корректнее с этической стороны, но оборачивалось некоторым снижением характеристик, несмотря на значительное усовершенствование самих технологий.
  Но там, где вторая программа вынуждена была посылать на задание одного бойца, четвёртая могла свободно использовать целый взвод. Количество тоже имеет значение. Уже три-четыре Спартанца из четвёртого поколения заведомо и во всём превосходили одного из любого. Разве что в очень специфических задачах на импровизацию "предки" были лучше, но такие вещи в план заранее не внесёшь.
  Да и возраст начинал потихоньку сказываться - нет, любой Спартанец-2 всё ещё мог надрать задницу любому из "детей" и "внуков". Дряхлость им пока что была неведома - даже тем, кто пересёк рубеж в полвека биологического возраста. Медики предсказывали, что как минимум до семидесяти они смогут оставаться в строю - а может и позже. Их процессы старения шли не так, как у обычных людей. Модифицированные железы продолжали вырабатывать гормоны роста всю жизнь, поэтому с годами Спартанцы становились лишь больше, сильнее и крепче...
  Но увы, этого нельзя было сказать о нервной системе. Рефлексы уже были не те, хотя всё ещё лучше, чем у большинства молодых - но лучше лишь в смысле "точнее". Не быстрее. С каждым годом всё больше функций приходилось перекладывать на симбиотический ИИ брони. Поэтому, когда Спартанцы-2 вообще выводились из анабиоза (что с годами делалось всё реже), они в основном действовали как командиры тактических групп из младших поколений. Карьера непобедимых бойцов-одиночек, "армий из одного человека", осталась для них в прошлом... так что любая приманка для них автоматически привлечёт ещё и "балласт" из тех, кто для его планов бесполезен.
  "Стоп, а почему я так послушно мыслю в ключе, который задала змеюка? Мне не обязательно нужен Спартанец! Мне нужен Восстановитель! Юиджи, правда, так до сих пор и не научились находить в своей ДНК Заветы - но этого и я не умею. Но они знают о самом понятии Восстановителя, они знают, какие представители их вида успешно работали с техникой Предтеч. Мне нужно всего лишь поставить их в условия, когда им понадобится обладатель такой способности - а они уже сами решат, кого лучше послать, Спартанца или какого-нибудь скромного кабинетного учёного с подходящими генами!"
  
  От нечего делать Ричард начал читать отчёты разведки, надеясь найти в них что-нибудь интересное. И вдруг остановился, как громом поражённый.
  Восемь Жнецов высадились на Эрде Тайрин в Африке. Восемь штук! Тогда как для штурма всей планеты, обороняемой Стражем, по мнению Катализатора, вполне хватало двух. Так, а они равномерно распределились по всему континенту? Нет, компактной группой приземлились в Восточной Африке, недалеко от побережья. Так, а что у нас находится в этом районе? Это, к счастью, в любом учебнике истории Ковенанта есть.
  Между городами Вои и Момбасой находится Портал - гигантский артефакт Предтеч, позволяющий открыть портал пространства скольжения к Ковчегу - колоссальной астроинженерной конструкции за пределами Галактики.
  Сам Портал для их целей вряд ли пригодится в существующем виде. Во-первых, открыть его можно только с помощью Ключ-Судна, которых в Галактике практически не осталось. Ну да это ладно, в конце концов Жнецы - лучшие хакеры в известном космосе. Но они не используют Эмпирей. Принципиально.
  Скорее всего, Катализатору нужен Ковчег. Не обязательно открывать к нему портал. Достаточно скачать координаты из памяти артефакта. А потом Жнецы смогут долететь к нему и так, на собственных сверхсветовых двигателях. Да, это займёт десятилетия, возможно даже века - но что значит такой срок для того, кто привык планировать в масштабах миллионов лет?
  Зачем Катализатору нужен Ковчег? Ну, записи Ковенанта говорят, что с него можно активировать Сеть Ореолов, хотя скорее всего, это не единственная функция огромной станции. Но даже если единственная... Жнецам, конечно, нужна не мёртвая биомасса для переработки, извлечь Эссенцию можно только из живых. Но возможность зачистить пространство, если что-то пойдёт совсем не так, лишней не бывает...
  Для Ричарда сейчас важно, что ни Кортана, ни сопротивление не могут позволить, чтобы Жнецы завладели такой технологией.
  Перехватить Жнецов в открытом космосе практически невозможно, значит их нужно опередить и встретить возле Ковчега. Ключ-Корабля у Кортаны тоже нет, но если идти просто через Эмпирей на двигателях Ковенанта - можно добраться менее чем за год. Однако для этого понадобится то же самое, что ищет и сам Катализатор - координаты. Надо знать, куда прыгать.
  Следовательно, все три стороны пригонят к Порталу своих Восстановителей. Да, именно все три. Для сопротивления это единственный способ. Жнецы и Сотворённые, вероятно, могли бы взломать систему и без этого, договориться, как машины с машиной. Но не сразу - а фактор времени тут критичен.
  Откуда у Катализатора возьмутся свои Восстановители? Своих у него нет, но он вполне может позаимствовать чужих. Жнецы были сделаны Левиафанами, и позаимствовали их способность к подчинению сознания - хоть и в сильно ослабленном виде, только через симбиотические организмы, не через Эмпирей.
  - Эй, хвостатая... один вопрос... Не имеющий отношения к Спартанцам, не волнуйся. Не нарушающий правил сделки. Чисто теоретический.
  - Да, конечно, - голос бывшей рептилии так и сочился ядом. - Ладно, излагай, посмотрим.
  - Что было раньше - яйцо или курица? Смотри. Левиафаны используют симбионтов из Белого Моря. Которое, в свою очередь, сделано из Потопа. Но Жнецы, которые скопировали свои наномашины с бактерий Левиафанов, существовали задолго до Белого Моря и задолго до Потопа. А Левиафаны были ещё раньше!
  - Хорошо, что ты обратил внимание на эту "маленькую" нестыковку. Плохо, что для ответа тебе понадобилась я. Я уже дала ответ на этот вопрос раньше, в одной из наших прошлых бесед. Подумай - и может быть поймёшь.
  Ричард напряг память. У зелёных марсиан она лучше, чем у людей, но всё-таки не является эйдетической по умолчанию - марсианин запоминает в мельчайших подробностях только то, что хочет запомнить именно так. К счастью, все разговоры с Уроборос он заносил именно в категорию "не забывать никогда".
  - "Паразит - это Потоп, но Потоп - далеко не всегда Паразит". Ты об этом?
  - Молодец, сообразил, - однако награждать сообразительность более подробным разъяснением она не спешила.
  - То есть изначально способности Левиафанов происходят от "Потопа, который не Паразит", а "белым светом" они пользовались просто потому, что это был привычный для них инструмент?
  - Изначально Белое Море было создано Дагоном. Он, похоже, был здесь ещё до прихода Куиру - и развёл в океане своих симбионтов, чтобы контролировать какие-то местные примитивные формы жизни. Куиру лишь слегка подредактировали эти бактерии, чтобы позволить заражённым общаться не только с Левиафаном, но и друг с другом. Вероятно, Дагон был недоволен, что его уединение нарушили, но целый народ новых рабов послужил ему хорошим утешением. Вот не знаю, было ли Куиру известно о его существовании в глубине. И если было - то заключили ли они с ним какую-то сделку о разделении зон влияния, или просто проигнорировали, пока он не вмешивался в их опыты. Позже я это выясню.
  - Погоди, что значит "до прихода Куиру"? Ты же сама сказала, что они не пришельцы, а аборигены этой системы - далёкие потомки людей одного из дублей. Как Левиафан сюда вообще смог пролезть, когда система объединилась с "большим космосом" менее ста килолет назад, и в этот момент Куиру в ней уже БЫЛИ?
  - Вот честно, малыш - не знаю. Самой интересно. Я бы предположила, что он находился в системе с самого начала эксперимента, но во-первых, Левиафаны слишком осторожны, чтобы влезть в "коробку" - они знают, чем заканчиваются такие эксперименты. А во-вторых Дагон не похож на десятимиллионолетнего - ему не более сотни тысяч. Возможно, он прилетел вскоре после воссоединения пространств и успел "левиафаноформировать" Беломорье прежде, чем Куиру вернулись домой. Или даже нашёл способ открыть портал в сателлитную вселенную - это в принципе возможно, ходим же мы в Эмпирей. По крайней мере, он мог быть уверен, что здесь его Жнецы уж точно не достанут.
  
  Сборы для вылета к Эрде Тайрин заняли не более двух часов. И основную часть этого времени Ричард потратил на размышление - брать с собой спутников или лететь одному. Охотника - брать однозначно, его таланты и знания будут незаменимы (тем более, что Ричард и Змея, как оказалось, этого тысячелетнего гада сильно недооценили). Клонарию - так же однозначно не брать, её мягкая шкурка никак не предназначена против бронебойных пуль.
  А вот с Дж-Онном и Дэйр-Ринг уверенности не было. С одной стороны, парочка телепатов ему ну очень пригодится, учитывая характер миссии. А с другой - там ведь будет огонь. МНОГО огня. Дело даже не в последствиях для психики - это они уж как-нибудь вылечат. Дело в том, что в кислородной атмосфере его спутники могут банально сгореть (он, кстати, тоже, отсутствие фобии не делает его тело огнеупорным физически - но он хотя бы мог активнее принимать меры для самозащиты).
  В конце концов он решил предоставить выбор им самим. Просто подробно изложил, куда летит и что там будет.
  "Не оправдывайся, Мастер. Ты ведь прекрасно знаешь их обоих. Ты понимаешь, какой выбор они сделают. Тебе просто захотелось переложить часть ответственности на чужие плечи".
  Это ещё что такое? С каких пор у него появился голос совести?! В эту игру он играть не собирался!
  Если уж так беспокоишься о судьбе этих двоих, лучше подумать, как снизить риск до минимума. Благо, кое-какие разработки на эту тему он на верфях успел реализовать. Теперь осталось лишь опробовать их на практике.
  
  Он назвал это "Бронёй охотника на людей" (Manhunter's Armor).
  За основу была взята броня мгалекголо, но Ричард подверг её значительной переделке. Во-первых, он безжалостно заделал все многочисленные отверстия, в которые привыкли целиться люди, чтобы поразить незащищённую плоть червей-лекголо, и куда затекала плазма при перестрелке с другими ковенантами.
  Нельзя сказать, чтобы в Ковенанте никто раньше об этом не думал, и не пытался снабдить своих телохранителей нормальными, полностью герметичными доспехами. Проблема была в том, что мгалекголо оказались жуткими клаустрофобами. Именно мгалекголо - каждый червь в отдельности замкнутых пространств не боялся, они свободно пролезали в тоннели километровой длины и менее человеческой руки в диаметре. А вот вся колония в целом - нуждалась в доступе к свежему воздуху, иначе она очень быстро сходила с ума и распадалась обратно на отдельных червей.
  Ричарда очень заинтересовала такая несообразность - откуда у целого взялись свойства, не присущие отдельным его частям? Нет, конечно наши нервные клетки по отдельности тоже не боятся того, чего боимся мы - но тем не менее...
  Только установив с червями телепатический контакт посредством "белого света" (на что ушло более пяти лет, очень уж необычен был образ мышления этих созданий) Ричард понял причину. Мгалекголо воспринимает броню не как одежду, а как часть собственного тела - формирование колонии происходит на её основе. Представьте, что вам зашили все отверстия на теле - глаза, рот, нос, уши... Примерно такое ощущение у колонии в полностью закрытой броне.
  Сделать прозрачные окна или внутренние экраны, гнать свежий воздух через систему вентиляции - это всё не работало. Можно обмануть чувства одного конкретного червя, но в колонии их минимум полсотни, и на каждого в отдельности шлем виртуальной реальности не наденешь.
  По той же причине мгалекголо не использовали дефлекторных щитов, предпочитая носить в руках металлические. Силовое поле также отрезало их от мира, контакт с которым был нужен колонии для сохранения психической стабильности.
  Но в Броне охотника прятался не мгалекголо, а изображавший его зелёный марсианин. Которому этот контакт с внешним миром и даром не сдался - для его мультидиапазонного восприятия доспех был прозрачен, а если увиденного не хватало - он всегда мог высунуть пару щупалец прямо СКВОЗЬ броню.
  У настоящих мгалекголо появление такого существа вызывало инстинктивный ужас. Ну, как у людей какой-нибудь назгул - глаз нет, но видит, ушей нет, но слышит... Вариант, что внутри брони может находиться не их собрат, не рассматривался - они знали, что даже джиралханай не обладают достаточной силой и ростом, чтобы двигаться в таком облачении. Но для малков с их многотонным телекинезом это была вполне удобная "маечка".
  Объём доспеха оказался вполне достаточным, чтобы разместить внутри него генераторы дефлекторного щита и активного камуфляжа. Правда, одновременно то и другое включить было нельзя, но выбирать по ситуации между скрытностью и дополнительной защитой - вполне.
  Он планировал поначалу сделать дополнительные вставки из керамики, увеличивающие теплостойкость, но изучив данные о материале щита и брони, передумал. Наноламинат, из которого делалась броня кораблей и доспехи воинов, сочетал упругость металла с изоляционными свойствами керамики. Его основой был углерод, и подобно чистому углероду он испарялся только при температуре в три с половиной тысячи градусов, не переходя в жидкую фазу. То есть он сам себе был и теплозащитой и абляционной защитой. Но в отличие от чистого углерода этот сплав был почти химически инертен и даже не думал гореть в кислородной атмосфере.
  Ни одно вещество, известное Ричарду, не могло обеспечить лучшую комплексную защиту от всех поражающих факторов.
  Конечно, никакая броня не спасёт от огненного ужаса. Но лучше уж несколько секунд постоять в шоке, чем гореть заживо. А в идеале до такой ситуации просто не стоит доводить. Телепатия позволит марсианам вовремя определить, у кого из сражающихся плазменное оружие, и - в зависимости от ситуации - либо обойти такого стрелка десятой дорогой, либо приказать ему бросить ствол.
  Разумеется, шок не должно вызывать собственное оружие. Так что Ричард без колебаний убрал из конструкции плазменную пушку, тем более, что ею слишком легко убить - ни один нормальный зелёный марсианин такого и в руки бы не взял.
  Вместо неё он поставил так называемую "азотную пушку". Азот, извлекаемый из воздуха, сжимался в несколько раз компрессором, после чего фиксировался твёрдым светом в форму снаряда.
  При попадании в цель твёрдый свет исчезал, освобождая сжатый газ, и тот с хлопком расширялся до нормального объёма. Убить кого-то таким способом затруднительно, зато оглушить и сбить с ног - легко. Автоматика регулировала размер снаряда, объём газа в нём и степень сжатия, стрельбу одиночными или очередями разной длины, существовали готовые режимы под разные типы противников - начиная от "слегка тряхнуть унггоя" и заканчивая "сбить щиты сангхейли". Но самое главное - такой ствол был прекрасным огнетушителем, причём броня могла сама стрелять по открытому пламени даже без участия оператора - на случай, если тот будет поражён огненным ужасом.
  Другой тип снарядов содержал столь же сжатый дым, позволяя стрелку уйти под прикрытием дымовой завесы (для марсианского зрения она помехой не была). Так как свет не мог проходить сквозь дым, этот тип снарядов производился полым - оболочка из твёрдого света со сжатым газом и частицами сажи внутри.
  Для Дэйр-Ринг, зная любовь последней к четвероногим формам, он создал уникальную версию брони - настоящий шагающий танк с мощными реактивными двигателями. Конечно, малку они не нужны, чтобы летать - но использование тяги брони позволяло высвободить мощности телекинеза на что-то более актуальное. Той же цели служили и гравимолоты джиралханай, встроенные в передние ноги брони. А свободнопадающие азотные и дымовые бомбы из твёрдого света могли накрыть сразу большую площадь.
  Конечно, для Жнецов это всё не более, чем игрушки, но хоть немного повышало шансы вернуться с задания живыми.
  
  ЭРДЕ ТАЙРИН
  
  Битва за Землю была в самом разгаре. Далеко не первая и не последняя битва такого рода.
  Ричард впервые увидел, что такое настоящая война машин - и впервые с момента смерти в ядерном огне ему стало по-настоящему страшно.
  Битва одного Стража с двумя Жнецами казалась в сравнении с этим просто... даже не разминкой, а скорее обменом взглядами.
  Тут на поле боя Кортана вывела триллионы боевых машин. Триллионы!!!
  Правда, они были невелики - не более пяти метров. Их суммарный тоннаж был меньше, чем у флота спасения. Но численность, о Священный Огонь! Он мог сутки напролёт работать импульсными лазерами, и не нанести этому чудовищному рою сколь-нибудь заметного ущерба! Стоит ли говорить, что его самого разберут на запчасти намного раньше?
  Не то, чтобы Жнецы не могли выдвинуть флот сравнимого размера или сравнимой огневой мощи. Однако Кортана полагала, что они не сочтут это нужным. Она повысила ставку до такой степени, чтобы противник покачал головой и сказал "я пас". Желательно - вообще на следующие пятьдесят тысяч лет, но если он откажется от борьбы за эту конкретную систему, Сотворённых это тоже вполне устраивало.
  К их большому разочарованию, Катализатор ставку принял.
  Он выставил всего три корабля - но зато каких!
  Три чудовищно огромных носителя, похожих на цветочные бутоны - каждый в 54 километра длиной. Как вскоре выяснилось, подобие было не только внешним. Раскрывшись на лепестки, подобно цветам, они выпустили миллиарды дронов, которые возглавлялись сотнями уже знакомых "кальмаров" и тысячами эсминцев.
  Миллиарды против триллионов? Один дрон Жнецов против тысячи дронов Предтеч? На что они вообще рассчитывали?
  Тем более, как выяснилось вскоре, у них даже сверхманевренности и то не было - они летели быстро, но отнюдь не запредельно, с ускорением в пару сотен g. Такой темп машины Сотворённых тоже выдавали без труда - мощности двигателей хватало, а перегрузок они не боялись.
  Вскоре стало понятно - на что рассчитывали. Выяснилось, что дроны Жнецов - неслабые камикадзе. Сотворённым не составило никакого труда сбить их - но когда лучи Часовых (так назывались роботы Предтеч, прихватизированные Кортаной) пробурились сквозь броню первого аппаратика, тот внезапно полыхнул, как гигатонная боеголовка. Антивеществом его набили, что ли? Волна жёсткого гамма-излучения вывела из строя несколько тысяч оказавшихся поблизости бойцов Кортаны.
  Размен такой ценой казался выгодным для Жнецов, но Сотворённые тоже считать умели. Они быстро сообразили, что камикадзе - это палка о двух концах.
  Несколько сотен Часовых разделились на модули, после чего собрались в одну большую пространственную конструкцию - что-то вроде огромной снайперской винтовки. Луч, созданный их объединённой мощью, имел скорость, близкую к световой, и поразил группу дронов Жнецов за сотню тысяч километров. Сдетонировал один, но его взрыв уничтожил соседних, те вспыхнули не слабее - и вскоре всё "облако" из пары тысяч машин оказалось уничтожено, а укрытые щитами и расстоянием Часовые не понесли никакого урона и продолжали наступление.
  "Да они ещё и трансформеры-конструкторы, ко всему прочему! Где Кортана взяла этих монстров, да ещё СТОЛЬКО?!"
  К счастью, в базе данных Ковенанта упоминания о таких роботах нашлись. Планета Оникс. Планета, где произошло одно из известнейших сражений войны с людьми. И где кови (как обычно, из-за вмешательства Спартанцев) понесли эпическое поражение.
  Вернее, это Ковенант и Юиджи думали, что имеют дело с планетой. На самом деле искусственные континенты, искусственные океаны, атмосфера и биосфера были... всего лишь маскировочным покрытием. У этой планеты не было ни ядра, ни мантии. Её "кора" лежала на мощнейшем силовом поле, которое создавалось бесчисленными триллионами Часовых.
  "Ну как обычно - Предтечам некуда было девать ресурсы!" - как человек постъядерного века, вынужденный считать каждую бутылочную крышечку, Ричард был просто в бешенстве от такой, с позволения сказать, космической политики.
  Когда Спартанец Курт-051 взорвал себя (и превосходящие силы Ковенанта) атомной бомбой в одном из подземных сооружений на Ониксе, потревоженные Часовые рванулись наружу, сбрасывая атмосферу, гидросферу и литосферу как ненужную шелуху. "Планета" была полностью уничтожена, а мегафлот Часовых разнёс в пыль и силы Ковенанта на орбите, и остатки человеческого флота, который последние как раз увлечённо добивали.
  
  https://www.halopedia.org/images/2/22/HM-Onyx.png
  
  Судьба обломков Оникса мало интересовала Юиджи, особенно после того, как на месте планеты появилась огромная сфера Дайсона - выведенный из пространства скольжения Мир-Крепость Тревельян, охраняемыми воротами к которому и был собственно Оникс.
  А вот искусственные интеллекты ничего не забыли. И когда им понадобилась огневая мощь, превосходящая всё, что у них когда-либо было - достаточно было всего лишь послать одного из Стражей, чтобы тот передал рассеянным в космосе Часовым Оникса сигнал на сбор и мобилизацию.
  Но у Катализатора тоже был полный мешок сюрпризов для плохих детей.
  Группа Жнецов выпустила призрачные белые лучи. Ричард понятия не имел, чем эти штуки были, но они вспыхнули в космосе гораздо быстрее света. И прошли сквозь щит группировки Часовых так, словно там его не было.
  Ещё через секунду выяснилось, что сами по себе лучи не были оружием. Это было скорее транспортное средство. Дроны Жнецов начали прыгать в эти столбы света... и исчезать во вспышках, чтобы появиться прямо посреди флота Часовых.
  "Твою мать! Это же какая-то форма телепортации! Что у них ещё есть?"
  За секунду белый луч ретранслировал около сотни дронов. Каждый уничтожал самоподрывом этак пару тысяч Часовых. Белые лучи создавались четырьмя сотнями Жнецов и парой тысяч вспомогательных кораблей. Четыре миллиона целей в секунду!
  С таким "пулемётом" уже можно было вести войну. Конечно, даже так Жнецам понадобятся не одни сутки, чтобы выбить немыслимо огромный рой - но они по крайней мере могли расчистить пространство вокруг себя, не давая Стражам приблизиться. А от дальнобойных лучей и цепной реакции подрыва дроны укрылись за толстенными стенами своих летучих цитаделей, выходя из-за них только для того, чтобы прыгнуть в луч перемещения.
  Урон можно было уменьшить на порядки, если дать Часовым команду "врассыпную" - чтобы каждый взрыв уничтожал не более одного. Но тогда они бы утратили своё главное преимущество - способность собираться в более крупные и мощные машины.
  Часовые разбились на группы побольше - по несколько миллионов. Из этих групп они собрали "супер-излучатели" - такой мощности и дальнобойности, что первый же выпущенный ими луч обратил в пар Жнеца, не смотря ни на какие его барьеры.
  Жнецы, конечно, видели, что им грозит, и пытались не допустить формирования супер-излучателей - туда, где они видели перестраивающуюся группировку, немедленно запускался отряд дронов-камикадзе, который серией взрывов испепелял её.
  Это была разумная тактика, и она помогла бы против любого другого противника... но только не Часовых Оникса. Их просто было больше, чем Жнецы успевали уничтожить. Да, они разбивали десятки тысяч супер-излучателей в секунду... но что толку, если одновременно завершили сборку и дали залп сотни тысяч? Механические подобия Левиафанов просто снесло огненной волной совместного залпа.
  Несколько секунд казалось, что Сотворённые победили. Авангардные группы уже начали перестраиваться в атакующую формацию для абордажа сверхносителей...
  И тут из-за огромных плит выплыла точно такая же совершенно целенькая группировка Жнецов.
  Часовые снова выпустили огненный вал, но на этот раз корабли-кальмары были готовы. Ричард так и не понял, как Жнецы узнали, что по ним выстрелили - ведь поток частиц супер-излучателя летел лишь на долю процента медленнее скорости света - они должны были увидеть луч за миллисекунду до того, как встретились с ним! Но так или иначе, группировка прыгнула на сверхсвете в разные стороны, уходя с линии огня. Лучи прошли мимо.
  Теперь Жнецы работали "конвейером". Варпнул внутрь корабля-крепости, набрал на корпус десяток тысяч дронов, варпнул с ними в случайную точку недалеко от роя Часовых, посбрасывал через белый луч (в один или несколько приёмов, в зависимости от того, успеют ли Сотворённые развернуть в твою сторону супер-излучатели), пошёл в крепость за новой порцией.
  Сотворённые логично решили, что в эти игры можно играть вдвоём, и похоже, попытались открыть портал пространства скольжения прямо внутрь сверхносителей. Оказалось, что играть можно, выиграть - нет. Неизвестно, что именно ожидало их внутри гигантских цитаделей, этого Ричард не видел. Но после того, как несколько миллионов Часовых вошли в порталы, обратно они не вышли, и рой бросил подобные попытки.
  "Так, ладно, на эту драку можно ещё много суток пялиться, пока они перепробуют все стратегии. Они машины, с машинным терпением, и их до черта много - а я тут один, и у меня вполне конкретное задание".
  
  Как лучше добраться до поверхности планеты? Попытаться проскользнуть под невидимостью или нырнуть через пространство скольжения прямо в атмосферу?
  Взвесив шансы, он решил остановиться на первом - мало того, что прыжок в атмосферу требует невероятного искусства пилотирования, так он ещё привлекает внимание всех в радиусе тысяч километров и оставляет корабль без защиты на некоторое время. Если Жнецы не совсем дураки, любой портал в атмосфере мгновенно окажется под прицелом десятка установок их ПКО.
  Так что лучше медленнее... зато незаметнее.
  Проблема была в том, что Кортана выделила малый рой Часовых, который окутал планету сплошным слоем. Около миллиарда машин, примерно по одной на квадратный километр. Установки ПКО Жнецов, ведущие огонь с поверхности, их постоянно сбивали, но как-то... лениво. Где-то по выстрелу в секунду. Такими темпами понадобится лет тридцать, чтобы сбить их все.
  В чём дело? У них что, со скорострельностью проблемы? Ой вряд ли...
  Он увеличил разрешение приборов.
  А, вот оно что. Малый рой поддерживал вокруг Земли дефлекторный щит, который защищал её от вспышек в космосе. Без него всё живое на планете давно ослепло бы и сейчас бы последние "счастливчики" умирали от многочисленных ожогов кожи. Сотни тысяч гигатонных вспышек в секунду в небе, на расстоянии орбиты Луны - это не шутка. Но Кортане и Жнецам одинаково нужны живые люди, хоть и для разных целей. Поэтому машины, ежесекундно истребляющие друг друга в масштабах, превышающих население Земли, заключили в этом смысле неофициальное перемирие - одни не пытались штурмовать планету, пока не будет закончена битва в космосе, а вторые не мешали её защитить.
  Но как бы всё-таки через этот щит аккуратненько пройти, чтобы не спровоцировать ни тех, ни других?
  
  В принципе, Ричард - сам, а не его корабль - мог просочиться сквозь щит, не вызвав его активации, так же как некогда проник на "Просветлённое Паломничество". Но одного марсианина без телепатических способностей будет явно маловато, чтобы вытащить Спартанца из эпицентра битвы.
  - А почему бы не прыгнуть прямо в океан? - поинтересовался один из Глубоководных. - На этой Земле, как я вижу по карте, очень большие океаны. Сомневаюсь, что Жнецы контролируют воду так же хорошо, как воздух. А наш крейсер вполне сможет некоторое время поработать подводной лодкой.
  - В столь плотную среду портал открыть невозможно, - вздохнул Ричард. - Во всяком случае, без стационарного "якоря" на другой стороне.
  В качестве "якоря" теоретически можно использовать двигатель "Кротокрыса", но как незаметно доставить на планету сам корабль-буксир?
  Ещё можно настроить использовать корабельный дефлекторный щит для проникновения сквозь щит планетарный. Если настроить их в один и тот же режим, с полным совпадением констант, два "пузыря" просто сольются, как две капли воды. Проблема в том, что этого не сделаешь незаметно - по щиту пробежит волна, которую засекут Часовые, да и для переключения на дефлекторы придётся отказаться от невидимости. Нет, тоже плохой вариант.
  Минутку. А почему он должен сам решать эту задачу, когда у него тут есть почти три десятка экспертов высшего класса по проникновению на территорию противника? Ну хорошо, может быть не все тут, многие остались на Марсе, но хотя бы парочку душ Спартанцев Охотник наверняка прихватил с собой.
  
  - Да, конечно, - кивнула Дейзи-023. - Я знаю способ, как вам попасть на Землю. Но я не очень понимаю, почему я должна помогать вам похитить моего брата по оружию. Я как бы немножко с другой стороны.
  - Мы не воюем с Юиджи... с Землёй, - мягко сказал Ричард. - Наоборот, мы хотим помочь хотя бы части твоих соплеменников выжить.
  - Бросив остальных на расправу Жнецам?
  - У нас недостаточно сил, чтобы спасти всех. Сейчас это пытается сделать Кортана, и хорошо, если ей удастся, но это крайне сомнительно. Мы ей не мешаем, но сами делаем то, что в наших возможностях, куда более скромных.
  - Для эвакуации Ковенанта вы подготовили целый флот. А мест для человеческих кораблей я там не помню. Или для вас "те, кого можно" - это один Спартанец? Я не думаю, что ваши силы НАСТОЛЬКО скромные.
  - К сожалению, тут проблема в социальной структуре. Ковенанты приучены к беспрекословному повиновению и не задают лишних вопросов. Тогда как извлечение множества людей непременно поднимет волну. Кроме того, люди гораздо более разнообразны по реакциям. Невозможно сказать заранее, кто предпочтёт бежать, а кто - остаться и умереть, сражаясь. Даже телепатия не поможет провести такую сортировку - они зачастую сами не знают до последнего момента, что выберут. Так что при попытке работать с любым большим коллективом часть населения нам пришлось бы тащить силой. А поиск добровольцев - это опять же огласка.
  - Но вы можете собрать по крайней мере души умерших! Я имею в виду - массово, а не самых особенных одиночек.
  - Можем, но это не имеет смысла, - вмешался в разговор Охотник.
  - Потому что только лучшие достойны сохранения?
  - Нет, потому что именно это уже делают Жнецы. Именно они собирают Эссенцию массово, не разделяя её на лучшую и худшую. Нам нет смысла дублировать их работу. Я согласился вывезти в будущее души Дхувиан и Пловцов, потому что иначе эти виды погибли бы полностью, у них не было возможности дожить до появления Жнецов. Но вы - другое дело. Прямо сейчас твой народ получает бессмертие.
  - Я не хочу моему народу бессмертия в виде кучи слизи в брюхе космического чудовища! - железным голосом сказала Дейзи-023. - У душ в ловушках есть ещё хоть какой-то шанс вернуться к нормальной жизни, у жертв Жатвы этого нет.
  - Хорошо, - прервал их спор Ричард, - в процессе Жатвы достаточное количество людей погибнет насильственной смертью, чтобы их сбор не нарушил кодекса Охотников. Мы теряем время. Какое количество душ ты сочтёшь достаточной оплатой?
  - Столько же, сколько ковенантов в вашем флоте спасения.
  - Не считая лекголо! - быстро поправил Ричард.
  - Считая каждую колонию за одного разумного, - поправила в свою очередь Спартанка.
  - Ладно, - с облегчением вздохнул Моро.
  Колоний на флоте было не так уж и много - тысяч пять. Но среди них были неразумные колонии размножения - и в каждой такой насчитывалось до миллиона червей (в отличие от разумных, где не собиралось более трёх тысяч). И таких бассейнов на всех кораблях в сумме - под сотню.
  - Поверишь нам на слово, или тебе нужны какие-то гарантии, что мы соберём души?
  - Поверю на слово, - чуть заметно улыбнулась Дейзи. - На самом деле решить вашу задачу достаточно просто. Выходим внутри естественного углубления рельефа. Скажем, внутри Великого каньона. Скалы нас спрячут от всех приборов. Ширина там шесть километров в самом узком месте, нам хватит.
  - Я об этом думал, - буркнул Ричард. - Но мы не можем выйти с такой точностью внутри гравитационного колодца, там минимальная погрешность - километров пять. С избытком хватит, чтобы вписаться в землю или выскочить в открытом небе.
  - Для обычного корабля Ковенанта - да. Но мы-то необычный. У нас есть самое совершенное навигационное оборудование - Охотник за душами...
  - Ты имеешь в виду...
  - Ну да! Показываем нашему трёхглазому другу разные вычисления курса, пока он не скажет, что вероятность смерти при прыжке достаточно низка...
  - Не хватало только вписаться в ту самую пяти- или трехпроцентную вероятность, - проворчал Ричард. Но в целом он уже понимал, что идею примет.
  - Не впишемся, - покачала головой Спартанка. - На нашей стороне статистика. Если бы на борту был десяток разумных, они могли бы выжить или погибнуть все строго одновременно. Но у нас тут несколько сотен экипажа. При любой аварии часть из них погибнет, часть выживет. Поэтому нам надо отменить все планы прыжка, для которых вероятности смерти заметно различаются и для которых они одинаково высоки - и оставить только те, где они одинаково низкие.
  
  В итоге они выбрали не Великий каньон, а второй по глубине каньон Фиш-Ривер, в Африке. Войти в него было ещё сложнее, это потребовало поистине филигранного пилотирования - зато в итоге расстояние до цели сократилось с пятнадцати до трёх с половиной тысяч километров.
  Ричард без проблем в полной тишине припарковал "Найткина" над самой рекой, запрограммировав бортовой ИИ использовать плазменный маскировочный щит днём и инвертированный пустотный - ночью.
  Лететь до Портала решили своим ходом - на бреющем, сливаясь с местностью, используя телепатическое сканирование и марсианские чувства, чтобы обходить любых возможных наблюдателей. Охотник за душами, единственный в компании, кто не умел летать, сел верхом на Дэйр-Ринг - доспех превратил её из миниатюрной "лошадки" в могучего "дестриэ", а встроенные двигатели легко компенсировали надбавку веса.
  
  Территория, где находилась когда-то Новая Момбаса, представляла собой огромную стеклянистую плешь, края которой доходили до самого моря. Даже сейчас, спустя десятилетия после войны, она выглядела... зловеще. Ричарду сразу вспомнился кратер Свечения - хотя тот был на порядки меньше. Некогда здесь рухнул корабль Потопа, и флот сангхейли, чтобы не допустить распространения заразы, остеклил всю территорию - закончив то, что начал флот Пророка Истины, когда откапывал своим огнём установку Портала.
  С тех пор у людей было множество возможностей заново терраформировать этот участок, но его оставили в неприкосновенности. То ли как память, то ли на случай, если война повторится. И как в воду глядели - прошло меньше века, а Портал снова стал предметом ожесточённой драки.
  Безоблачное небо расчертили дымными следами и вспышками лучевого оружия сотни летательных аппаратов. На поверхности Рыцари-прометейцы Кортаны выясняли отношения с хасками Катализатора. Мрачная ирония ситуации состояла в том, что те и другие являлись бывшими людьми - оцифрованными и лишёнными свободы воли. Только тела Рыцарей были полностью механическими, а в хасках оставалось ещё немало плоти.
  Пока что хаски однозначно проигрывали. Они превосходили Рыцарей в скорости реакции и численности, но этого не хватало. Слишком много в их телах оставалось человеческого. Их пистолеты и винтовки не могли даже поцарапать броню, сделанную Предтечами, а любой выстрел световой винтовки Рыцаря разносил тело хаска в клочья.
  Кое-где мелькали улучшенные хаски - с бронёй и щитами, с тяжёлым оружием, или ярко-красные, словно освежёванные заживо, способные взрываться при сближении. Эти могли доставить Рыцарям некоторые проблемы, но Жнецы не успели сделать таких достаточно много.
  Однако там, где бойцы Кортаны пытались перейти в наступление, они быстро рассеивались по местности и кто-то из хасков удачно заходил им со спины. Отряд Рыцарей, прикрывая друг другу спины, мог зайти достаточно глубоко на чужую территорию, и успешно вернуться, не понеся потерь - но вокруг не было подходящих целей для таких вылазок. Поэтому они в основном просто держали оборону вокруг Портала, перемалывая орды нападавших.
  Классическая картинка зомби-апокалипсиса, только с нетипичными механоидными оттенками.
  Впрочем, гостей с Марса это всё интересовало мало. Гораздо важнее, что здесь не было ковенантов с их плазменным оружием - а значит, гости могли оставаться более-менее вменяемыми.
  - Прикройте меня, - скомандовал Дж-Онн, прижавшись спиной к стене. Дэйр-Ринг и Ричард тут же заняли позиции перед ним, готовые принять на броню несколько случайных выстрелов, если таковые прилетят. Преследователь отключился от внешнего мира и развернул телепатические щупальца почти на всё восточное побережье, выискивая людей, мысли которых были связаны не только со спасением себя, родных и близких. Военных людей.
  Что-то грохнуло, с такой силой, что земля содрогнулась под ногами, но он не отвлекался - если там будет реальная опасность, его вытащат.
  Примерно через пять минут он открыл глаза.
  - Удалось найти сразу двух Восстановителей. Кортана доставила на континент гражданское лицо с соответствующими способностями. Кроме того, группа из четырёх Спартанцев, двух второго, одного третьего и одного четвёртого поколения высаживается сюда от Сопротивления. Это хорошая новость. Плохая - эти четверо привезли сюда бомбу невероятной мощности. Земное командование решило уничтожить Портал, чтобы тот не попал ни к Кортане, ни к Катализатору. А что это был за удар где-то в середине медитации?
  - Ничего особенного, - хмуро ответил Ричард. - Просто на мою девушку упал космодесантник.
  
  Представьте себе круглую пустошь без единой неровности, более ста километров в диаметре. Где-то на краю этой плеши стоит невидимая марсианка, занимающая не более трёх квадратных метров поверхности. Какова вероятность, выпав из дропшипа в совершенно случайном месте, в свободном падении, без использования корректирующих двигателей, свалиться точно на неё?
  Но для Спартанца-1337 не было ничего невозможного.
  Как объяснила чуть позже Дейзи-023, руководство СВР так и не смогло толком определиться, был ли этот парень особой удачей проекта "Спартанец-2", или его крупнейшим провалом. Он с самого начала был довольно странным ребёнком - несомненно гениальным, как и все кандидаты, но слишком шумным, гиперактивным, страдающим от синдрома дефицита внимания. У вербовщиков шли яростные споры, стоит ли его брать.
  В итоге всё же взяли - в основном за исключительное здоровье и выдающиеся физические параметры... и десять раз пожалели об этом.
  Начать с того, что выращенный на замену этого ребёнка клон - единственный в группе - не страдал от синдрома метаболической недостаточности. Правда, умер довольно быстро, как и остальные клоны... но учёные на вскрытии так и не смогли понять, от чего. До последнего дня мальчишка абсолютно ничем не уступал своему оригиналу - ни по физическим, ни по интеллектуальным показателям.
  Далее возникли сложности с именем. Мало того, что данные о настоящем имени пришлось стереть, потому что оно было довольно редким и принадлежало сыну весьма известного политического деятеля, что могло навести на подозрения. Так мальчишка ещё наотрез отказался принимать в качестве позывного какое-либо иное имя. "Зовите просто по номеру" - и всё, и хоть ты его в карцер сажай - на другое не откликался.
  Так ещё и номер у него был нестандартный - вообще-то в программе изначально было зарезервировано всего 150 мест, и мальчишка должен был стать номером 137. Но у набиравшего номер оператора залипла клавиша 3. А когда ошибку обнаружили, оказалось, что настоящий номер уже зарезервирован за Кэррис-137.
  "Да пусть будет, - сказал кто-то из кураторов СВР. - Если это чудо доживёт до боевого применения, пусть враги думают, что у нас не менее тысячи Спартанцев. А в нормальной последовательности номеров ему делать всё равно нечего".
  И большинство учителей программы были с ними совершенно согласны.
  Ни жесточайшие тренировки, ни работа профессиональных психологов - ничего не могли с ним поделать. Годы шли, а он оставался всё таким же шумным, упрямым, легкомысленным, наглым и прожорливым. Его бы давно выкинули из программы, не будь он при этом также и одним из лучших бойцов. По характеру работы он был чистейшим штурмовиком - быстрым, сильным и прямолинейным. Все остальные Спартанцы вскоре выработали алгоритм, как правильно работать с ним в команде - нужно послать 1337 в лоб атаковать самую заметную цель, а пока он стягивает на себя весь огонь противника - самим незаметно просочиться на фланге и выполнить поставленную задачу. Главное - не мешать ему хвастаться после завершения миссии, что он сделал главную работу.
  Странность была только в том, что с большинства таких "самоубийственных" заданий 1337 умудрялся возвращаться условно живым. При этом зачастую он проваливал всё, что только возможно - со следованием инструкциям у него всегда было ужасно. Но главную задачу при этом каким-то образом всё же умудрялся выполнять. Если бы вообще существовал "закон сохранения удачи", в который верили некоторые коммандос, можно было бы сказать, что 1337 жертвует всей своей повседневной удачей, чтобы вложить её в эпичный финишный рывок.
  После прохождения биологической аугментации число странностей только возросло. Если раньше 1337 просто любил хорошо покушать, то теперь он стал каким-то всепожирающим монстром - растущие кости и мышцы, в сочетании с неуёмной физической активностью требовали МНОГО питания. Пока остальные неделями и месяцами отходили от последствий модификации, 1337 уже на следующий день ходил, а через два дня - бегал и прыгал, даже активнее, чем до неё. Эффективность его мускулов и прочность костей вышли на какой-то запредельный даже для Спартанца уровень. А когда он получил свою первую штурмовую броню "Мьёльнир" - за ним вообще никто из собратьев угнаться больше не мог. Нет, броня сама по себе не была какой-то особенной. Дело в том, что скорость и сила сокращения искусственных мышц доспеха ограничены возможностями носителя (потому и пришлось для них выводить особую породу пользователей - обычным людям они просто ломали кости при первом же движении). Так вот, если обычный Спартанец выдерживал перегрузки при движении в пять раз быстрее человека неограниченное время, и в десять раз - недолго на форсаже, то Спартанец-1337 запросто выкручивал регулировку своего доспеха на двадцатикратное ускорение - и потом у него даже синяков и растяжений не оставалось.
  Идеальный суперсолдат? Ну, в плане физиологии - пожалуй, да. Увы, не в других смыслах. Понятия дисциплины, секретности и прочие качества, необходимые для бойца специальных войск, которые были основой мышления других Спартанцев, в него вколотить так и не удалось. 1337 считал себя скорее супергероем, великим воином-одиночкой, ведущим крестовый поход против сил зла, чем частью общей военной машины. И не стеснялся об этом рассказывать всем встречным-поперечным, не исключая даже солдат Ковенанта. Все сходили с ума от его запредельной улётности, ибо был он... ну ва-а-ще-е-е-е! О его мастерстве ходили легенды! В основном, правда, из разряда анекдотов.
  Иметь такого бойца очень хорошо, когда нужно заткнуть прорыв на фронте, но врагу не пожелаешь - в тайных операциях, где нужно сделать дело без шуму и пыли. Поэтому Дейзи-023 даже не удивилась особо, увидев бывшего однокурсника на Эрде Тайрин. Пока другие Спартанцы носились по всей галактике с миссиями, ликвидируя недобитых вождей кови и собственных сепаратистов, обеспечивая безопасность дипломатов на переговорах, извлекая артефакты Предтеч и делая другие взрослые серьёзные дела - 1337 в ледяном анабиозе лежал в подвалах научно-исследовательского института, где учёные пытались понять, какая генетическая аномалия дала ему эту невероятную выносливость и фантастическую подвижность. Его биологический возраст так и остался где-то в районе двадцати пяти лет. Зато после вторжения Жнецов его поспешно вытащили из ящика, провели экспресс-курс по новому оружию и доспехам последней модели, и отправили сеять хаос в рядах роботов - единственное, с чем он справлялся идеально.
  Похоже, подобное притягивается подобным. Как ещё объяснить, что из четырёх пришельцев Спартанец-1337 умудрился выбрать для падения столь же энергичную и бесшабашную Дэйр-Ринг? Учитывая, что её щит был выключен, дабы не мешать работе маскировочного поля - будь внутри доспеха настоящий мгалекголо, ему бы от такого удара не поздоровилось. Но марсианка успела поймать падающий с неба объект телекинезом и плавно замедлить его скорость до безопасной. Для обоих. Грохнуло здорово, но броня не пострадала.
  
  Шаг туда, а два обратно, всё вокруг да около
  Я ходила, я гуляла, никого не трогала,
  Не просила себе счастья, долю-долюшку кляня
  Вдруг чувак пятнистой масти рухнул с неба на меня
  Вдруг мужик пятнистой масти рухнул прямо на меня
  
  О-о-о-о, на мою голову упал космодесантник,
  О-о-о-о, на мою голову упал космодесантник!
  
  Я сперва аж пошатнулась, ведь и правда тяжело
  В нём со всей его снарягой чуть не двести, блин, кило!
  Да и парень не лядащий, что за выправка и стать:
  От наплечников блестящих просто глаз не оторвать,
  От наплечников блестящих мне уж глаз не оторвать!
  
  О-о-о-о, на мою голову упал космодесантник,
  О-о-о-о, на мою голову упал космодесантник!
  
  Говорю, мол, не в обиде, лишь бы сам остался цел
  А он ваще меня не видит, шарит в небе сквозь прицел
  И какую-то там базу вызывает вновь и вновь
  Вот такая вот зараза - безответная любовь,
  Что ж ты делаешь, зараза, межпланетная любовь!
  
  О-о-о-о, на мою голову упал космодесантник,
  О-о-о-о, на мою голову упал космодесантник!
  
  Спустя несколько секунд безуспешных попыток связаться с руководством (в том дичайшем поле помех, что поддерживали Жнецы), Спартанец-1337 вспомнил, что в промежутке между небом и землёй определённо встретил какое-то препятствие, с которого кубарем скатился. С бойцами Ковенанта под активным камуфляжем он уже сталкивался, так что совсем врасплох это его не застало. Правда, ни Элит, ни Бугай не могли выдержать таранного удара Спартанца на полном разгоне - может живы и остались бы, но из невидимости точно бы вылетели.
  Переключив шлем на режим сканирования (это пришлось делать вручную, потому что ни один искусственный интеллект долгого пребывания в броне 1337 не выдерживал), десантник своим усиленным зрением без труда выделил силуэты четверых замаскированных противников. Охотники, судя по размерам.
  Он вскинул винтовку и открыл огонь...
  ...к огромному изумлению всех троих марсиан, которые были уверены, что землянин полностью безопасен.
  Конечно, Ричард тут же среагировал и телекинетическим ударом повалил Спартанца на землю, одновременно разворачивая ствол его винтовки в другую сторону. А две-три пули толстенную броню пробить не смогли, хоть и оставили на ней довольно глубокие шрамы.
  - Ты куда смотрел?! - рявкнул он брату, пытаясь выдрать оружие из лап крайне верткого сверхчеловека, который умудрялся его удерживать, несмотря на многотонные рывки, да ещё и постоянно норовил выскочить из фокуса телекинетической силы.
  - Я думал, что удержу его... - виновато просвистел ультразвуком Дж-Онн, - но... там невероятно сильная воля и гибкость сознания, мозг постоянно адаптируется к моим воздействиям! Я такого сроду не видел у нетелепатов!
  - Я возьму его! - Дэйр-Ринг одним прыжком оказалась рядом со Спартанцем, и с такой силой придавила его грудь броневым "копытом", что даже многотонные рывки "Мьёльнира" не могли изменить положения его хозяина. - Успокойтесь, мы не враги, и не хотим причинить вам вред, не надо в нас стрелять!
  - Спартанцы никогда не сдаются! - пафосно прогремел 1337. Выхватив из-за пояса плазменную гранату-липучку с такой быстротой, что никто из марсиан не успел отреагировать, он активировал её и прилепил к груди Дэйр-Ринг. Яркая вспышка и мощный ЭМИ.
  Щиты "Мьёльнира" выдержали, хотя и слетели более, чем наполовину. Броня Дэйр-Ринг - тоже, хотя с неё как языком слизнуло сантиметра три наружных слоёв. Но марсианку отшвырнуло, как игрушку, а сопротивляться левитацией она не могла, так как была парализована огненным ужасом.
  Прежде, чем Ричард успел снова применить телекинез, Спартанец прыжком вскочил на ноги, микрореактивными двигателями приземлил себя прямо ему на голову, налепил ещё одну плазменную гранату, на сей раз куда более мощную (первую он выставил на слабый подрыв, чтобы не навредить себе) и оттолкнувшись ногами, сделал сальто назад, успев ещё и полить его очередью... Всё это - менее, чем за треть секунды! Марсиане были сильнее, гораздо сильнее... но банально не поспевали за этим монстром!
  К счастью, Ричард прекрасно знал, как работают эти гранаты - как-никак, производились Ковенантом. Во-первых, их таймер нельзя было выставить на время меньше, чем на три секунды, что давало ему время на ответную реакцию. Во-вторых, пытаться их оторвать практически бесполезно - они не просто прилипают, а привариваются к поверхности цели с силой почти в тонну (хотя точные цифры зависят от материала поверхности). А если жертва достаточно сильна, чтобы развить такое усилие, то сломается сама граната, а не "липучка" - прочность её корпуса специально сделана более низкой. Это приведёт лишь к преждевременной детонации от высвобождения плазмы. И вывернуть её обратно на малую мощность, после того, как цикл подрыва начат, тоже нельзя.
  С другой стороны, при преждевременной детонации граната не успеет накопить внутри себя много энергии и взрыв будет слабее!
  Ричард с силой сжал телекинезом корпус. Последовала яркая вспышка, всё тело скрутило судорогой от электромагнитного импульса... но броня устояла, шлем потерял всего какой-то сантиметр толщины.
  Так, где там этот зас... в смысле, Спартанец?! За секунду, пока Ричард воевал с гранатой, он мог успеть сделать очень много нехороших вещей...
  1337 растянулся на слое фульгурита и сладко дрых.
  - Удивительно живучий, - заметил Охотник за душами, пряча ловушку. - Мне пришлось вытащить из него столько Эссенции, что хватило бы погрузить в кому пятерых обычных людей, и только после этого он начал слабеть, но продолжал двигаться, пока я не откачал ещё столько же... Берите его, и возвращаемся на корабль. Подозреваю, что даже после такого шока он пробудет без сознания недолго...
  
  Ричард, уже испытавший на себе экстраординарные возможности Спартанца-1337, был полностью согласен с предупреждением Охотника и отнёсся к нему со всей возможной серьёзностью. Никакие путы и даже стальные цепи такого силача не удержат. Марсиане, конечно, избавили его от всего оружия, но Спартанец в "Мьёльнире" может и голыми руками много чего поломать, да и новое себе добыть - не так далеко, как кажется, тут всё-таки война идёт. Снять с него доспехи? Это займёт слишком много времени. Ведь раздевание Спартанцев в поле вообще не предусмотрено конструкцией - своими силами они могут снять только шлем, от всего остального избавляются при помощи специального оборудования в казарме. Кроме того, если пленника раздеть, то он останется беззащитен - а тут, знаете ли, пули летают.
  С другой стороны... сама же броня может послужить и неплохой смирительной рубашкой!
  Просунув щупальца в слой металлических искусственных мышц, Ричард по очереди отсоединил их (физически) от управляющей нейросети, после чего завёл пленнику руки за спину, ноги прижал друг к другу, и подал команду "зафиксировать позу". "Мьёльнир" застыл, превратившись в статую самого себя - в саркофаг, внутри которого был захоронен носитель бесценного генокода.
  Честно говоря, после всего увиденного и услышанного - он допускал даже невероятную мысль, что 1337 сможет двигаться и вопреки блоку - превозмочь сопротивление металлических мускулов силой своих собственных, биологических.
  Но чего он точно не сможет - двигаться в таких условиях БЫСТРО. Таскать на себе два центнера брони, в условиях, когда каждое сгибание или разгибание ноги требует усилия в тонну - дело долгое даже для самого модифицированного из модифицированных организмов. Марсиане успеют его догнать и повторно обезвредить, прежде чем он снова обзаведётся оружием.
  - А теперь убираемся отсюда как можно быстрее. Не знаю, как скоро Спартанцы рванут свою бомбу, но я не хочу быть неподалёку, когда это случится.
  Взрыв, который уничтожит или хотя бы необратимо повредит стокилометровый артефакт Предтеч, должен обладать просто невообразимой мощью.
  - Через тридцать две минуты, - сообщил Охотник. - Возможно, это и не та бомба, но здесь точно случится что-то серьёзное. Чтобы вероятность нашей смерти была менее девяноста процентов, нам нужно к тому времени удалиться хотя бы на тридцать километров.
  
  Они успели улететь на сто с лишним километров, когда им на головы рухнуло небо.
  Полёт к Порталу проходил под непрерывно мерцающим "небесным стробоскопом" - в космосе продолжалась война машин с применением невероятных разрушительных мощностей. Потом, когда началась драка с 1337, Ричарду стало немного не до того, и он как-то перестал обращать внимание на освещение. Благо, возможность была - для марсианского зрения постоянное мерцание не являлось помехой. Да и основная зона битвы постепенно склонялась к горизонту - Земля вращалась, и вскоре должна была подставить потокам гамма-излучения другой бок, дав Африке заслуженный отдых.
  А между тем вспышки постепенно погасли. Ричард слишком поздно понял, чем это ему грозит. Если стрельба закончилась, это значит, что кто-то победил.
  И теперь победитель займётся Землёй.
  
  Через несколько мгновений он понял, что победителем была не Кортана.
  С воем разрезая атмосферу, к поверхности падали Часовые. Миллионы Часовых. Миллиарды.
  Планетарного щита, установленного ими, больше не было.
  Кортане совершенно незачем было его снимать в случае победы. Она - обороняющаяся сторона, она не знала, сколько ещё сюрпризов приготовил ей противник. Скорее, всех выживших из основного роя она наоборот, присоединила бы к защитной сфере Земли.
  А вот Катализатору нужно было взять планету как можно быстрее - пока силы Кортаны не контратаковали, и сами жители Эрде Тайрин не выкинули чего-нибудь, способного помешать его планам. Жнецов им победить вряд ли под силу, пусть даже локально. Не тот калибр. А вот поубивать, например, себя, чтобы космическим кальмарам не досталось вкусной еды - вполне реально. Или взорвать Портал...
  Что они и сделали, как только поняли, что Жнецы каким-то образом перехватили управление Часовыми. За спинами марсиан поднялся к небу ослепительный шар - чуть тусклее, зато в сто раз больше солнца. ККОН не решилось рвать на собственной планете атомную бомбу необходимой мощности, и использовало вместо неё плазменную - дающую такие почти же разрушения в зоне огненного шара, но не порождающую ударной волны.
  Одного взгляда на это чудовище за спиной хватило, чтобы Дж-Онн и Дэйр-Ринг закувыркались в воздухе и полетели к земле. Впрочем, оба сумели выровняться раньше, чем врезались в скалы - Ричарду даже не пришлось их ловить. Поистине великие марсиане - без всякого сарказма. Типичный Ма-Алек на их месте остался бы парализован ещё минут пять-десять после исчезновения всех следов огня. А они сумели вложить страх в увеличение скорости полёта - и рванули прочь на сверхзвуке так, что Ричард от них мигом отстал. Ещё быстрее лететь им мешало только то, что воздух вокруг начинал нагреваться - они рисковали сами создать тот огонь, от которого бежали. У себя дома, на Ма-Алека-Андре, они бы и гиперзвук выдали в таком состоянии... впрочем нет, дома у них не было Эмпирея, позволяющего такие штучки.
  Ричард поймал на лету Охотника, сбитого со спины разогнавшейся Дэйр-Ринг потоком воздуха. Тот успел перейти в стазис, поэтому не пострадал, но настроение у него было... даже без всякой телепатии чувствовалось всё, что он думал о таких поездках, хотя и не сказал ни слова.
  Но самым плохим было даже не это.
  Два объекта, разогнанных до сверхзвуковой скорости, разумеется, создали в атмосфере мощную ударную волну, за которой формировался инверсионный след. Не говоря уж о том, что плазменный кокон, обеспечивающий их визуальную невидимость, срывало потоком, и проектор не успевал его нормально восстанавливать. Активный камуфляж брони создавался для маскировки пехоты, пусть и тяжёлой, а не ракет!
  И оба беглеца были слишком шокированы, чтобы это сообразить.
  Ричард в отчаяниии наблюдал издалека, как с неба спускается формация из двух сотен Часовых, аккуратно формирует "сетку" силового поля и по очереди ловит в неё Дж-Онна и Дэйр-Ринг. Конечно, марсиане брыкались, да ещё как - огненный ужас заставил их даже забыть о запрете на убийство, и они успешно разнесли телекинезом в клочья несколько роботов - но подавляющее поле сжималось на них всё сильнее, пока они, наконец, не затихли.
  Ярость и гнев (в основном на себя) буквально сжигали его изнутри... но не до такой степени, чтобы броситься в одиночку на толпу боевых роботов, способных разобрать на куски звездолёт.
  - Вероятность их смерти? - простонал он Охотнику.
  - Тридцать процентов в ближайшие сутки, дальше не вижу чётко, слишком много переменных... но вроде бы снижается.
  "Хм, не слишком плохой исход..."
  - Вероятность моей смерти, если я атакую?
  - Тридцать восемь процентов.
  "Ясно, значит на поражение постараются не бить, запрограммированы брать живыми..."
  - Ты сможешь отслеживать их положение по вероятности смерти?
  - Да, но не окружение...
  "Ничего... выследим... мне нужно подготовиться для атаки..."
  
  До замаскированного "Найткина" он добрался без особых проблем. Жнецы ещё не нагнали на планету столько роботов, чтобы провести ТЩАТЕЛЬНОЕ сканирование каждого квадратного километра. К тому же у них была куча хлопот со сбором живого материала. Часовому Оникса догнать и убить человека нетрудно, а вот схватить и потащить живым - требует совместных усилий как минимум пяти.
  Так что в ближайшие два часа он сможет покинуть планету, при соблюдении минимальных требований предосторожности. Покинуть даже с готовым ключом. 1337 был благополучно заперт в специально подготовленной для этого силовой клетке, пробить которую не под силу даже ему.
  Но это означало бросить брата и девушку. Которые хоть и не были ему родными на самом деле, всё же успели стать достаточно близкими.
  Змея-то поймёт и не станет возмущаться... но поймёт ли он сам себя? Ведь по большому счёту эти двое оказались в плену по его вине. Потому что он решил прихватить их с собой ради более надёжного получения Восстановителя. А Восстановитель был нужен только ему, Мастеру. По причине его жадности. Они-то совсем не желали тащить за собой в будущее целый флот.
  - Где сейчас находятся пленники?
  - На одной из цитаделей. Пока вероятность их гибели невелика. Но... есть нечто странное.
  - Что?
  - Через восемь дней для Дэйр-Ринг и двенадцать для Дж-Онна вероятность смерти понизится до ноля. Строгого ноля. Они фактически вообще исчезнут для моих чувств. Так не бывает, вероятность смерти может быть очень низкой, миллионные доли процента, но не нулевой. Только если...
  - Если что?
  - Если их тела утратят способность к производству Эссенции. А мои учителя с таким встречались лишь в одной ситуации. Во время Жатвы. Когда разумные существа превращаются в хасков.
  
  Теперь вариантов не оставалось вообще. Ричард должен был их вернуть любой ценой. Он мог ещё стерпеть гибель спутников, но их превращение в зомби... в набитых электроникой мертвяков... это хуже смерти.
  Не говоря уж о том, что Катализатор, получивший знания о будущем на миллиард лет вперёд, это... хуже любого апокалипсиса.
  Загудели двигатели и "Найткин" начал подниматься. Щита больше не было, и ничто не препятствовало его выходу на орбиту. Аккуратно лавируя между крупными скоплениями Часовых, он вывел крейсер в относительно чистый космос. Неплохо бы посоветоваться со Змеёй, но включение сверхсветовой связи наверняка засекут. Да, сами Жнецы не могут использовать Эмпирей, но как насчёт захваченных ими роботов Предтеч? Лучше не рисковать.
  Дейзи-023 и её сестра выслушали план и в целом одобрили, добавив лишь пару деталей. Они также согласились, что Охотника об этом лучше в известность не ставить. Не поймёт-с.
  Согласился помочь, как ни странно, даже Спартанец-1337. Правда, он много ругался и вызывал "несчастных трусов Ковенанта" на честный бой, но после того, как Ричард отправил его "в гости" к Дейзи, изменил мнение. Своим соратникам Спартанец верил. Да и миссия по спасению "девы в беде" и великого заточённого героя марсианской расы ему понравилась. Вполне в его стиле.
  
  Для операции им пришлось пожертвовать "Кротокрысом". Ничего страшного, корабль-лидер в любом случае и не предназначен для долгой жизни, а его усовершенствованная копия на верфях уже строится.
  Сам прыжок занял менее секунды, но на его вычисление ушло часов пять. Ричард многократно всё проверил - слишком велика была ставка.
  "Кротокрыс" вынырнул менее чем в километре от стенки сверхносителя. Вернее, попытался вынырнуть.
  Ричард понял, почему провалилась попытка Кортаны по абордажу через пространство скольжения. Вспышка поля эффекта массы - и портал сложился, как бумажный цветок, а буксир остался в Эмпирее, с носом. Вернее, как раз без носа - нос в виде отдельных обломков остался дрейфовать в обычном космосе. Следующая вспышка отшвырнула обломки прочь - Жнецы не хотели рисковать, ведь в любом из них могла оказаться бомба или что-то похуже.
  Он задумался. Задача существенно усложнилась. Ричарду требовалось максимум секунд пять - но ему их не дали. А приблизиться через обычное пространство нет смысла даже пытаться. Какие бы у него там ни были системы невидимости - вряд ли они обманут сенсоры сверхцивилизации при подходе практически в упор. Вынырнуть чуть подальше? В десяти, двадцати, пятидесяти километрах? Беда в том, что он не знал, как далеко распространяется поле, способное крушить порталы - и в его распоряжении было слишком мало кораблей, чтобы выяснить это методом проб и ошибок.
  Пришлось снова обращаться за помощью к Дейзи-023. Это опять было по её профилю.
  - Хорошо, - кивнула девушка. - Я это сделаю, но с условием.
  - С каким? - устало вздохнул Ричард.
  - Ты должен будешь мне услугу. Спасение двух жизней, которые я укажу.
  - Ладно. Но только если твой метод сработает. Что у тебя за идея?
  Дейзи рассказала. Как и всё, что делали Спартанцы, это было полным безумием... но могло сработать!
  - Что тебе для этого понадобится?
  - Прямая связь с 1337. Много обломков Жнецов - чем больше, тем лучше. Помощники из числа Глубоководных и твои щупальца. И живой шоггот.
  
  Берётся истребитель Тип-27, "Космический Баньши" - весьма быстрая и маневренная сама по себе машина. С него снимаются все вооружения, броня, генератор щита и системы жизнеобеспечения. Остаются только двигатель, управление, баки и рама, на которой всё это держится.
  Верхом на получившиеся "салазки" садится Спартанец. За его спиной пристраивается шоггот, впитавший в себя много нулевого элемента из обломков Жнецов.
  В принципе эффект массы был Ковенанту прекрасно известен. Поле эффекта массы было лишь ещё одним из режимов вездесущего квантового поля - того же, которое использовалось для создания дефлекторных и пустотных щитов, для защиты от нематериальности Эмпирея, и даже для уничтожения всех нейроструктур Ореолами. Создавалось оно тем же генератором при иных настройках.
  Принцип генерации был один и тот же - встречные пучки частиц (в плазме у Ковенанта, в фотонном кристалле у Предтеч) создавали дополнительные колебания суперструн, что вызывало переход пространства в некотором радиусе в новое метастабильное состояние - с чуть-чуть изменёнными константами.
  Особых качественных различий с тем, что делали Жнецы, тут не было.
  Но количественно - это были просто несравнимые вещи. Поле импульсных двигателей Ковенанта давало максимум десятикратное уменьшение массы для серийных боевых машин и двадцатикратное - для скоростных моделей. Кроме того, для создания такого поля требовалось отключить щит, что делало его неприменимым в бою - только в дальних полётах, где вероятность напороться на врага невелика, а вот каждый килограмм рабочего тела - на вес золота.
  Жнецы работали в абсолютно иной весовой категории. Их поля эффекта массы легко достигали миллионных коэффициентов, благодаря использованию некой субстанции, называемой "нулевым элементом". Ковенант пару раз нашёл эту дрянь на отдалённых мирах, но хурагок напрочь отказались с ней работать и поспешно выкинули подальше. Употребление элно было классифицировано как техноересь, и Ковенант о нём благополучно забыл, даже не догадавшись, от каких возможностей отказывается.
  Ричард, конечно, пытался выяснить у своих инженеров, что плохого они нашли в этом уникальном веществе. Но они и сами подробностей не знали, как выяснилось. Просто остро чувствовали, что с этим материалом лучше дела не иметь, ничего хорошего не выйдет. Так же, как чувствовали сломавшуюся машину. В обоих случаях ощущение было крайне неприятное - сравнимое с физической болью у людей.
  Было ли это каким-то аспектом программирования Предтеч, или результатом подсознательного анализа свойств элно - они могли выяснить, только погрузившись глубже в изучение отвратительного вещества. Но по доброй воле ни один хурагок такого не сделает, а заставлять их Ричард не хотел - ему с этими конкретными воздушными мешками ещё долго работать. Пришлось самому использовать то, чему он от них научился за прошедшие годы.
  Будь у него в распоряжении дней этак тридцать - он может быть и сумел бы отлить, отполировать и обсчитать небольшое ядро эффекта массы. С радиусом сантиметров в двадцать и коэфициентом не более пяти. Но здесь и сейчас первые же эксперименты дали совершенно однозначный результат - получить стабильное поле за приемлемое время он не сможет. Конфигурация "пузыря" слишком чувствительна к распределению электрического заряда, а тот в свою очередь сильно зависит от формы ядра.
  С другой стороны, ему стабильное поле и не нужно было.
  Иссекаем элно в мельчайшую пыль и растворяем в теле шоггота. Теперь начинаем потихоньку подавать на каждое из этих микроядер электрический заряд. Каждое отдельное ядро - в высшей степени нестабильно, то и дело происходит срыв - но всё множество в целом среднюю арифметическую напряжённость поля вокруг себя более-менее поддерживает. Прежде, чем одно поле успевает рассеяться, его место сразу же занимает другое. Коэффициент облегчения в двести плюс-минус двадцать раз вполне можно выжать.
  Правда, ощущения при этом - врагу не пожелаешь. Даже шоггот, уж на что живуч, шевелится как-то беспокойно и пытается уползти - только железная воля оператора удерживает его на месте. Твои руки и ноги не только почти ничего не весят - они почти не имеют массы, и когда ты пытаешься слегка шевельнуть рукой - она выстреливает куда-то вперёд со скоростью пули. Ну да это ещё ладно, к этому как раз Спартанцам не привыкать - они со схожим эффектом гипертрофированных движений сталкиваются, когда впервые "Мьёльнир" напяливают. Эффект массы, в отличие от него, хотя бы кости не ломает - рука останавливается так же легко, как и начинает движение.
  Но это лишь начало длинной серии побочных эффектов. Перед глазами постоянно вспышки и радужные волны - флуктуации поля эффекта массы вызывают скачки давления в жидкости глазного яблока. В ушах неумолкающий треск - по той же причине. Кожу покалывает, мышцы то и дело дёргаются непроизвольно - микроразряды статического электричества от срыва ядер. Сердце колотится, как сумасшедшее - кровь в жилах стала в двести раз легче, непонятно, как её вообще перекачивать. Кружится голова - вестибулярный аппарат тоже с ума сходит. И ещё десяток других эффектов. Простой человек вряд ли выжил бы в таком поле дольше получаса. Спартанец... ну, на то он и суперсолдат. Его броня, соединённая телеметрией с корабельным искином, регулирует все функции организма, более-менее сглаживая последствия. Неприятно - но не опасно, если слишком долго в поле не задерживаться. Часа три точно проживёт.
  Но просто жить и сохранять боеспособность - совсем разные вещи. Слишком много помех, от которых не спасают фильтры - ведь флуктуации происходят прямо внутри тела. При том, что именно Спартанцы больше обычных солдат привыкли рассчитывать в бою на свои безупречно чёткие и острые чувства.
  И тем не менее, Спартанца-1337 это не остановило.
  Усевшись на "салазки", он сразу же врубил полную тягу - и конечно, вписался в ближайшую стенку ангара. "Мьёльнир" бы может такое издевательство и выдержал, а вот импровизированный летательный аппарат не развалился на куски лишь потому, что был в двести раз легче...
  - Уххх! - выдохнул воин, вставая. - Мне нравится! Как после хорошей выпивки!
  - Послушай, я знаю, что ты непревзойдённый эксперт по падениям куда надо и не надо, но ты уверен, что сможешь управлять аппаратом? Тебе нужно будет не просто пару петель перед носом у Жнецов заложить - нужно выполнить задание. А они тебя будут превосходить и в скорости реакции, и в коэффициенте эффекта массы. Наша самоделка быстрее всего, что есть у Ковенанта, но по их меркам - всё равно жутко медлительная.
  - Я справлюсь! - 1337 с грохотом ударил себя бронированным кулаком в грудь. - Клянусь своей честью Спартанца!
  
  На этот раз наспех залатанный безносый "Кротокрыс" вынырнул из прыжка на относительно безопасной дистанции - в два мегаметра.
  С него сорвались "салазки", и на невозможном для машин Ковенанта ускорении рванулись к сверхносителю Жнецов. Сам Спартанец-1337 выдерживал перегрузку в 20 g. Двухсоткратное снижение массы, обеспеченное шогготом, позволило довести этот показатель до четырёх тысяч.
  На таком ускорении он должен был преодолеть расстояние между кораблями за десять секунд. Бездна времени для истребителей Жнецов, половина из которых (64 машины) успела выстроить заградительный барьер, а вторая (столько же) - зайти ему в хвост и открыть огонь.
  Только вот Спартанец совсем не собирался прорываться к цитадели. По крайней мере, прямо сейчас.
  Внезапно дав обратную тягу, он спиной врезался в опешивший от такого безобразия истребитель Жнецов. Разумеется, по нему стреляли, и даже порой попадали, но щитовая граната обеспечила 1337 неуязвимость на те доли секунды, которые требовались для столкновения.
  "Салазки" разлетелись на куски, но это уже не имело значения. Схватившись руками за двигательную решётку, 1337 крутанул вокруг неё сальто и приземлился обеими ногами на обшивку, которую тут же обхватили тысячи щупалец шоггота.
  Истребитель в ужасе заметался в пространстве на предельном ускорении, вопя в эфир на цифровом наречии "снимите его с меня!"
  Другие это бы сделали, но Спартанец представлял собой ценный трофей, и стрелять по нему на поражение программа разрешала лишь в последнюю очередь. Его пытались содрать полями эффекта массы и прыжками под ускорением, но 1337 держался крепко, да ещё хаотичное, скачущее поле, создаваемое шогготом, вносило помехи в гармоничные стабильные поля истребителей.
  А затем из ног Спартанца прямо сквозь обшивку рванулись щупальца Ричарда - который прятался в специальном укрытии внутри его скафандра.
  За доли секунды они нашли и уничтожили все квантовые ретрансляторы связи.
  Ещё через две секунды щупальца вцепились в управление двигателями и ядром истребителя - и тот на предельном ускорении рванулся к маячившей неподалёку цитадели. Теперь он не уступал своим врагам ни в ускорении, ни в маневренности. Броня со встроенным маленьким псевдо-ИИ на основе пипбака считывала нервные импульсы напрямую из мозга Спартанца-1337 и переводила их в управляющие команды двигателей, которые Ричард в свою очередь перенаправлял в соответствующие узлы.
  Он пронёсся мимо цитадели на скорости в пятьдесят километров в секунду - умудрившись в процессе кинуть в неё две гранаты-липучки - и попасть! Причём не просто в борт суперкорабля, а в конкретное место на обшивке! Кинетические щиты уменьшили массу гранат в миллион раз, но прилипнуть к цели это им не помешало. Гранаты были странные, необычно большие - с дыню размером каждая. Кроме того, в них использовалась магнитная липучка, а не обычная для гранат Ковенанта сварка - к неразрушимой, абсолютно гладкой, химически инертной квантовой броне цитадели было невозможно что-либо приварить или приклеить, она не образовывала даже ван-дер-ваальсовых связей - и Ричард это учёл.
  Разумеется, Жнецы тут же кинулись их отдирать - на всей возможной скорости. Они были здоровыми параноиками, и разумно предположили, что гранаты целиком набиты антивеществом. А при таком размере заряда мощность взрыва могла быть достаточна, чтобы вызвать цепную детонацию всего материала брони. После чего о планете Земля в этой системе можно будет говорить только в прошедшем времени.
  Только у истребителей не было рук-манипуляторов, а эсминец Жнецов подоспел только через две секунды.
  Чего вполне хватило включенным на полную мощность ловушкам для душ, чтобы сделать своё дело.
  Затем они взорвались. Не с той мощностью, которой опасались Жнецы. Полтонны тротилового эквивалента, не больше. Цитадель этой вспышки даже не заметила. Но кристаллы с Эссенцией оказались распылены в пространстве на миллионы кубометров.
  С точки зрения Жнецов там просто ничего больше не было.
  А ещё взрыв был асимметричен - он отразился от непробиваемой брони и ударная волна понесла отдельные частицы прочь от сверхносителя. В космос.
  В обычном пространстве они бы двигались со скоростью в десяток километров в секунду максимум. Но внутри поля кинетического щита их масса была в миллион раз меньше - и продукты взрыва выбросило с релятивистской скоростью.
  С той же быстротой продолжат лететь в космос и целые кристаллы, когда восстановятся из газовых облаков. Они будут уже слишком далеко, чтобы сенсоры Жнецов их заметили. Правда и "Найткину" пришлось выполнить целых пять корректирующих внутрисистемных прыжков, чтобы их поймать наконец.
  Но это уже были чисто технические трудности.
  
  Шок Ричард испытал чуть позже, когда наконец подобрал единственную восстановившуюся ловушку (во второй душ не было, и взрыв её уничтожил полностью).
  Внутри горел лишь один огонь. Одна собранная душа.
  
  Конечно, он не утерпел, и подключился к ловушке прямо в космосе, прежде, чем 1337 вернул его на борт "Найткина".
  Видок у него был не лучший - взъерошенный шар из щупалец, помесь осьминога и морского ежа, идущая всеми цветами и радуги.
  Но и его близнец пребывал примерно в таком же состоянии. Два возмущённых возгласа прозвучали в унисон.
  - Где она?!
  - Почему ты не извлёк её?!
  
  Немного успокоившись, Дж-Онн рассказал, что держал связь с Дэйр-Ринг до самого последнего момента. Когда его начало "вытягивать", он даже не испугался - сразу понял, что происходит. Жнецы, насколько он знал, ловушками для душ не пользовались. Конечно, мало приятного в том, чтобы потерять тело - возможно, навсегда. Но потерять свою личность - гораздо хуже. С самого момента пленения Дж-Онн и Дэйр-Ринг непрерывно подвергались мощнейшей информационной атаке. Он знал, как это работает, поэтому мог сопротивляться - жёстко контролировал свой разум, по мере возможности выкидывал из тела прочь наномашины, расплетал созданные ими мозговые связи... возможно, будь он тут один, то смог бы держаться неограниченное время, но Дэйр-Ринг не справлялась одна, и Преследователю требовалось распараллеливать внимание. Кроме того, он понимал, что рано или поздно уснёт - и тогда машины уже без проблем изнасилуют его не сопротивляющийся мозг.
  Но когда хватка ловушки сжалась на каждой клетке его тела (это невозможно описать тем, кто не пробовал - ощущение выдирания заживо из костюма плоти - когда ты несколько мучительных мгновений одновременно находишься "там и здесь", в агонизирующем теле и в освобождённом облаке Эссенции), Дж-Онн последними мысленными импульсами успел уловить, что Дэйр-Ринг ничего такого не чувствует! Она была в полном порядке! Её душа не отделялась! Она, как и раньше, сидела в своей камере, и её продолжали атаковать звуки, электромагнитные волны и нанороботы. Она оставалась одна!
  - Это невозможно! - выдохнул Ричард. - Я точно помню, что настроил ловушку собирать Эссенцию всех зелёных марсиан в радиусе действия!
  - Значит она не попала в радиус действия! - рявкнул Дж-Онн. - Тебе нужно было внимательнее смотреть, куда именно попала ловушка!
  - Да нет же, это так не работает! На каком расстоянии вас содержали?
  - Метров восемьдесят.
  - Ну вот! Там не чёткая граница до метра - при максимальном радиусе откачки существует зона неопределённости в несколько сот метров! Если твою душу высосало правильно, то Дэйр-Ринг должна была как минимум почувствовать попытку отделения! Другое дело, что попытка могла быть неудачной, Эссенция вернулась бы в тело. Но она не могла ВООБЩЕ НИЧЕГО не заметить!
  
  Возвращение на "Найткин" ничего толком не прояснило - скорее ещё больше запутало. Охотник долго ругался, поминая каких-то Изначальных, после чего очень неохотно сообщил, что девушка ещё жива (вероятность смерти 0,2 процента и снижается), но переместилась в дальний космос, сейчас находится в трёх световых годах от Солнечной системы Юиджи и со сверхсветовой скоростью движется куда-то по направлению к центру Галактики.
  Ну, хотя бы жива - и то радость, конечно, но всё-таки почему не сработала ни одна из двух ловушек?
  Не зная этого, они не могли планировать следующую операцию по спасению.
  А после извлечения Дж-Онна срок до исчезновения Дэйр-Ринг как личности снизился до двенадцати часов. За это время им кровь из носу требовалось хоть что-то предпринять. Против практически неуязвимой цитадели, несущейся в пространстве в тысячи раз быстрее света.
  
  МЕЖЗВЁЗДНОЕ ПРОСТРАНСТВО-2
  
  - Лучше бы ты только её вытащил, - проворчал Преследователь. - В одиночку я бы продержался даже дольше, чем в паре, у тебя было бы больше времени, чтобы что-то предпринять.
  - Да говорю тебе, я не решал, кто из вас важнее! Я настроил ловушки абсолютно одинаково, они должны были поглотить обоих! Даже Охотник их сейчас проверил и подтвердил - никаких сбоев, настройка верна!
  "Найткин" шёл небольшими прыжками по следу сверхносителя, обгоняя его на пару световых лет, дожидаясь, пока догонит, и снова прыгая вперёд.
  Полёт займёт много дней. Цитадель остановится уже после того, как Дэйр-Ринг перестанет существовать.
  - Чисто теоретически я могу выпрыгнуть внутри их корабля, - задумчиво сказал Ричард. - Их любимый трюк - сбивать порталы полями эффекта массы - не сработает на сверхсвете, они сами себя порвут, попытавшись такое проделать. "Бутон" полый, там внутри достаточно пространства для крейсера. Вот только обратный прыжок уже не сделать, а выйти живыми своим ходом... там внутри миллионы Жнецов!
  - А снаружи мы уравнять скорость с ним не можем никак?
  - Без шансов. Даже истребитель-киборг, который мы захватили, не идёт ни в какое сравнение с полноценным варп-двигателем тяжёлого корабля Жнецов.
  - Есть один вариант, - сказала Дейзи-023. - Плохой, мне самой он не нравится, но если не придумаем ничего лучше...
  - Какой? Сейчас что угодно сгодится.
  - Установить ловушку для душ на "Кротокрыс", вывести его там внутри, включить ловушку - и сразу после этого взорвать реактор. Сейчас сверхноситель далеко от любой звезды, даже полная детонация обшивки в межзвёздном пространстве никому не повредит. А заряженная ловушка неразрушима...
  - Хм... в принципе, если мы успеем завершить цикл извлечения души до того, как они захватят корабль... Проблема в том, что мы не понимаем, почему она не сработала в первый раз... без этого нельзя быть уверенными, что сработает во второй... Охотник, в каких случаях ловушка может не сработать?
  - Если цель уже больше машина, чем органическое существо...
  - Этого не было! - резко сказал Дж-Онн. - Я следил за ходом её заражения, так же, как за своим. Когда ты включил ловушки, она была ещё сама собой! Вымоталась, да, но их в себя не впустила, её воля была сильнее!
  - Если цель прикрыта одной довольно редкой разновидностью многомерного щита...
  - Вряд ли у Жнецов такое есть, а если бы было и они ожидали такой опасности, они бы использовали щит на обоих пленниках, а не на одном.
  - Может Дэйр-Ринг быть какой-то особенной? Может у неё быть иммунитет к действию ловушки?
  - Точно нет. Я же извлекал её эмпирейную тень, когда она ложилась в стазис. Тогда всё работало нормально...
  - Погоди, а как именно ты тогда программировал ловушки?
  - Индивидуально. На образец Эссенции каждого из вас.
  - А сейчас у тебя эти образцы сохранились?
  - Я всегда ношу их с собой, на случай, если понадобится собирать вас снова.
  - Давай сюда! Нужно посмотреть, что с её Эссенцией не так...
  
  Спустя четверть часа Ричард выпрямился, отрываясь от прибора и схватился за ловушку, подключаясь к ней.
  - Ну конечно! Идиот, как я раньше не догадался!
  - О чём ты? - удивлённо посмотрел на него Дж-Онн.
  - Я настроил ловушку на сбор Эссенции всех зелёных марсиан. Зелёных, понимаешь?!
  - А она...
  - А наша подруга - не зелёная. Она белая, братик. Очень хорошо замаскированная белая марсианка.
  Дж-Онн посмотрел на него, как на сумасшедшего.
  - Алеф, ты понимаешь, о чём говоришь? Ты не телепат, ты не осознаёшь таких нюансов. Я имел дело с белыми марсианами. Я соприкасался с их сознаниями - и с сознанием Дэйр-Ринг. Белые - это настоящие сгустки ненависти! Смысл их существования - в непрерывной борьбе, они обожают конфликты в любой форме! И ты хочешь сказать, что Дэйр-Ринг одна из них? Добрая, ласковая Дэйр-Ринг, которая даже банального выговора от начальника боялась?!
  - А ты подумай, братик. Подумай, ПОЧЕМУ она его боялась. Не потому, что она не могла ответить, отнюдь. Потому что могла слишком хорошо. Она вела себя, как завязавшая наркоманка! Избегала любых конфликтов как раз потому, что боялась не сдержаться и ввязаться в них! Боялась, что снова начнёт делать то, для чего была рождена - и уже не сможет остановиться!
  - Ты хочешь сказать, что она и с тобой связалась по той же причине?
  - Ну конечно! По-видимому, она была сильным и опытным телепатом, и сумела создать "маску" - псевдоличность, достаточно совершенную, чтобы обмануть любого зелёного при поверхностном сканировании. А на глубокое она не нарывалась. Ты сам показывал мне, как это делается. Но постоянное поддержание такой "маски" было чересчур утомительным. Поэтому она так любила одиночные дальние экспедиции - и поэтому попыталась сойтись со мной. Я был единственным, рядом с кем можно не бояться думать правду и быть самой собой.
  - Но она была подключена к Великому Голосу! Белые марсиане на это не способны!
  - Не всегда. На время экспедиций и после возвращения из них археологов на некоторое время помещают в карантин, во избежание распространения ментальных инфекций, забыл? А будучи белой, она наверняка прекрасно знала... ну, не все, но многие реликвии собственного народа, так что могла регулировать риск по собственному желанию.
  - Хорошо, но даже ненадолго подключиться к нему... белые такого не вынесут, они индивидуалисты!
  - Средний белый - не вынесет. Так же, как средний зелёный не способен на убийство. Но среди нас убийцы очень редко, но встречаются. Это я тебе по собственному опыту могу сказать. Почему бы среди них не оказаться таким же исключениям?
  - Что значит - по собственному? Ты что, убивал кого-то?!
  - Нет, - честно солгал Ричард. - Но во время операций в пространстве Ковенанта у меня не раз возникали ситуации, когда "нет разумного - нет проблемы". Здесь это, знаешь ли, распространённый метод решения вопросов, особенно среди джиралханай. И вот что я тебе скажу, братик - если бы у меня возникла необходимость прибить кого-то из этих твердолобых обезьян насовсем, без возможности решить проблему другим способом - с чисто технической точки зрения я бы это совершенно не затруднился сделать.
  - Гм... ну... ладно, хорошо. Я тебе как эксперту верю. И что теперь делать?
  - Как что?! То, что Дейзи-023 и предложила! Теперь, когда мы знаем точные характеристики её Эссенции и причину прежней неудачи, с извлечением никаких проблем не возникнет.
  - Алеф... если предположить, что она действительно белая... если она поймёт, что мы разгадали её секрет, то она может обратиться против нас. И не только нас - она может быть опасна для многих. А если ты ошибся и причина неполадки с ловушкой в другом, то взрыв корабля убьёт её.
  - Если ловушка не сработает и в этот раз, я отключу взрыв и проведу более безопасное самоуничтожение. А насчёт первого... Братик, я что-то не понял... кто из нас тут асоциальный психопат? Мне плевать, какого она там цвета! Она - мой товарищ в путешествии и единственная девушка на всей Ма-Алека-Андре, которой я не безразличен! Если у тебя другой подход к вопросу - отдыхай, я сам всё сделаю.
  
  Ему осталось минут десять расчётов для поистине головоломного прыжка внутрь гигантской пули, пронизывающей тело Галактики, когда по сверхсветовой связи пришло срочное сообщение от наблюдателей Ковенанта.
  По всей галактике прекратились стычки между Жнецами и Сотворёнными. Поначалу Ричард даже подумал, что Кортана победила - Жнецы признали в молодых ИИ равных соперников, достойных наследников Предтеч, и готовы отказаться от Жатвы на занятых ими территориях. Но изучив сводки поподробнее, он понял, что переборщил с оптимизмом. Ни те, ни другие не отступили - просто закрепились на уже занятых позициях и словно выжидали чего-то.
  К сожалению, это не распространялось на цитадель, которая продолжала мчаться в пространстве. И вероятность смерти Дэйр-Ринг продолжала падать с каждым часом. До её полного обнуления осталось часов пять.
  
  - Что значит "ты пойдёшь на этом корабле"?! Операция беспилотная! Через две минуты после прыжка там произойдёт сильнейший взрыв в галактике!
  - Не вопрос, мне приходилось выполнять задания и за меньшее время. Подберу её и смоюсь.
  - КУДА ты смоешься?! Взрыв безусловно смертелен на расстоянии многих астрономических единиц! А сверхноситель в походном режиме герметически запечатан!
  - Ну, "Кротокрыс" же соединён с "Найткином" телепортационным устройством? Вот в него и прыгну.
  Ричард всеми щупальцами схватился за голову.
  - Этот телепорт действует на расстоянии пары световых секунд, не более! Цитадель выйдет из радиуса связи меньше чем за тысячную долю секунды!
  - Да, но телепортационную установку Ковенанта можно использовать, как портал пространства скольжения. Мы с Дэйр-Ринг туда выбросимся, а ты подберёшь.
  - Без квантового поля?!
  - Пару минут можно и так потерпеть.
  - Нет, нет и нет! Послушай, я и сам не хочу, чтобы Дэйр-Ринг лишилась тела!
  Ма-Алек - не люди, их нельзя восстановить через загрузку Эссенции в шоггота - есть пределы мутаций даже его плоти. Шоггот не сможет воспроизвести многомерные молекулы. Поэтому ловушка душ для марсианина - это надолго. Возможно, даже навсегда. А у Ричарда на это тело ещё были кое-какие планы.
  - Но то, что предлагаешь ты... Охотник, какова вероятность, что они оба погибнут в такой "спасательной" операции?
  - Девяность девять процентов.
  - Вот видишь? Ты рискуешь не только своей жизнью, но и Дэйр-Ринг!
  - Ничего подобного! - возмутился 1337. - Ловушка-то останется! Если мы погибнем - она просто соберёт наши души, как изначально и планировалось. Но так хоть небольшой шанс будет.
  Ричард тихонько зарычал в инфразвуке.
  - Во-первых, ловушка может собирать души, только пока она физически целая. Если взрыв испарит ловушку одновременно с вами, то ваша Эссенция исчезнет - ловушка-то потом восстановится, но собирать ей будет уже нечего...
  - Ну так я возьму с собой бомбу, которая убьёт нас на пару секунд раньше, чем взорвётся "Кротокрыс", дел-то...
  - Во-вторых! Я не собираюсь терять единственного Восстановителя, который у меня есть! Я и тебя-то еле-еле добыл!
  - А придётся!
  - Чегоооо?!
  - Если ты не дашь мне попытаться её спасти - я откажусь открывать тебе Мир-Крепость!
  Ричард тихонько упал.
  Восстановитель должен действовать добровольно. На этом работает вся техника Предтеч. Нет, на него в принципе можно навести ствол и пригрозить смертью - то есть ситуационное принуждение работает. Но телепатический контроль, индоктринация Жнецов, захват Потопом, банальные наркотики или гипноз - всё это будет обнаружено и машина откажется ему подчиняться.
  1337 смерти не боится абсолютно, так же как пыток... он вообще ничего не боится, сволочь такая! Даже жизнями родных и близких его шантажировать нельзя - за отсутствием таковых! Если он откажется помочь - его не заставишь!
  - Если я позволю твою идиотскую авантюру и даже помогу в ней, чтобы риск был чуть ниже - ты обещаешь помогать мне дальше?
  - Клянусь честью Спартанца!
  
  - Вычисления завершены, - сообщил ИИ. - Подтверждаете прыжок?
  - Подтверждаю, - без колебаний сказал Ричард.
  - Отсчёт начат. До прыжка пять минут.
  Ричард тщательно расспросил брата, в каких условиях их содержали. Удержать Ма-Алек в клетке крайне сложно - его не остановят ни стены, ни защитные поля всех видов - будь то барьеры из твёрдого света, дефлекторы или поля эффекта массы - он способен пройти сквозь всё. Только окружив камеру плазменными завесами, Жнецы смогли предотвратить дальнейшие попытки побега (а заодно сильно подавить волю пленников, что ускоряло промывку мозгов).
  Мощный электромагнитный импульс при открытии портала скорее всего сорвёт завесы на некоторое время - на достаточное, чтобы проскользнуть через них. Вот только как об этом предупредить Дэйр-Ринг? Был бы жив Дж-Онн, мог бы просигналить ей телепатически, но Эссенция в ловушке телепатией не владеет...
  Кстати, до него только дошло, что это создаёт ещё одну проблему. Не имея штатного телепата в команде, они не смогут убедиться, что из мозга Дэйр-Ринг вычищены все следы воздействия Жнецов. Придётся лететь на поклон ко Змее. Но это, в сравнении с тем, что им предстоит, мелкая техническая трудность.
  
  "Кротокрыс" прыгнул... а через две секунды Охотник сообщил, что цитадель остановилась в пространстве.
  Ричард предполагал, что ЭМИ от прыжка может вырубить плазменные экраны. Он также предполагал, что ЭМИ может НЕ вырубить их.
  Чего Ричард не предполагал однозначно, так это что ЭМИ вырубит вообще всё. Ну, может не каждое устройство в огромном летающем городе... но срыв главного ядра эффекта массы он точно вызвал, вырвав корабль со сверхсвета.
  Резкая остановка сверхсветового движения в свою очередь вызвала мощнейший гравитационный удар. Нет, сам корпус цитадели не пострадал. Он был сверхпрочным, приспособленным держать перегрузки в миллионы тонн на квадратный сантиметр... но вот постройки из обычных материалов внутри этого корпуса - оказались смяты и сплющены, словно по ним прошла волна цунами.
  Это из плюсов. Из минусов - та же ударная волна прошлась и по "Кротокрысу". Поскольку корабль-лидер успел пройти портал менее, чем наполовину, ему опять отсекло нос (судьба у него такая, видно), а остаток корпуса отшвырнуло назад в Эмпирей.
  Но Спартанец-1337 туда не улетел. Он в момент выхода стоял на поспешно залатанном носу корабля. Вернее, сидел - верхом на новых "салазках", которые Ричард сделал ему взамен разбитых в прошлой операции. И прежде, чем "Кротокрыс" раскололся на части, десантник сорвался с него в полёт, закладывая крутой вираж и сканируя взглядом пейзаж вокруг, полный жертв и разрушений.
  Он не знал, что Дэйр-Ринг здесь уже не было.
  Девушка среагировала мгновенно, и воспользовалась ситуацией на все сто... но совершенно не так, как предусматривали её "спасители".
  Вместо того, чтобы пройти сквозь крышу и вылететь в воздушное пространство цитадели, она прошла сквозь пол, достигла уровня инфраструктуры - и по сети канализационных труб заскользила прочь, выискивая место, где меньше всего шума и нет встроенных сенсоров. Пока 1337 напрасно носился в воздухе, выкрикивая её имя в эфир. Материалы Жнецов были совершенно непроницаемы для радиосигналов - а высунуть наружу щупальце-антенну Дэйр-Ринг не догадалась, поскольку не представляла, что кто-то окажется достаточно сумасшедшим, чтобы прилететь сюда для её спасения. Она была уверена, что случившаяся катастрофа - результат какой-то ошибки похитителей, и выживать ей предстоит исключительно своими силами.
  
  Ричард знал, где находятся оба - Охотник сообщал ему координаты, кроме того, он продолжал получать телеметрию с обломка "Кротокрыса". Но понятия не имел, как ему эту парочку вытащить или хотя бы свести друг с другом. Корпус сверхносителя сигналов не пропускал.
  Между тем из многочисленных гнёзд цитадели начали вылезать большие и малые Жнецы - словно насекомые из потревоженного улья. Откапывая себя из-под обломков, они поднимались в воздух, ища врага, что посмел потревожить их покой. 1337 был вынужден прижаться к земле, лавируя среди руин, иногда зависая на месте, чтобы его не заметили. В воздухе уже повис тихий шёпот индоктринации, но Спартанец попросту не обращал на него внимания - ментальные вирусы Жнецов отступали один за другим, не в силах подобрать ключ к его крайне специфическому образу мышления.
  Похоже, что сумасшествие - заразная болезнь. Никак иначе Ричард своих дальнейших действий объяснить не мог.
  Он ввёл "Найткин" в прыжок и вышел под самым бортом сверхносителя. Километрах в пяти. Корабль Жнецов ещё не успел восстановить своё поле эффекта массы, поэтому вынужденно позволил ему такой трюк.
  Дальнейшее запомнилось урывками. Появиться в виде астральной проекции перед Дэйр-Ринг и крикнуть ей "Лезь наружу сквозь обшивку, корабль ждёт!" Затем перенестись к Спартанцу-1337 и крикнуть ему "Как только цитадель начнёт раскрываться - вылетай наружу и на корабль!"
  Затем выслать наружу несколько абордажных команд и прилепить к обшивке несколько магнитных аннигиляционных бомб.
  В принципе сверхносителям этого типа не обязательно было раскрываться, чтобы выпустить Жнецов в космос. "Пассажиры" могли выходить через специальные шлюзы - шахты, ведущие от внутренней обшивки к наружной. Но это - по-одному, а сейчас возникла необходимость в массовом запуске сотен машин.
  Кроме того, у них были безмассовые лифты, позволяющие ретранслировать машины сразу СКВОЗЬ обшивку. И даже в достаточном количестве - сотни в секунду. Но для этого нужно было собрать достаточное количество Жнецов возле установки лифта. А "подпрыгнуть" к нему за доли секунды, используя эффект массы, мешал воздух внутри корабля. Который можно откачать, но на это опять же требуется время.
  И цитадель начала раскрываться.
  Дэйр-Ринг только высунула нос из обшивки - а её уже подобрал на бреющем пролетавший истребитель.
  Уже появилась из ближайшей щели размытая от скорости тень 1337 на "салазках", который на предельной тяге нёсся к кораблю.
  И вот тут Ричард понял, что он влип.
  Следующие тридцать секунд предстали перед ним так чётко, словно он тоже овладел способностью матери к прекогнистике. Он успеет подобрать Спартанца и девушку. Но только для того, чтобы умереть вместе с ними.
  Потому что до конца подготовки к прыжку - ещё как минимум минута. А щель между плитами Цитадели расширяется по метру в секунду.
  Через десять секунд она будет достаточно велика, чтобы пропустить истребители. Сотни истребителей. Тысячи. Десятки тысяч. И все со сверхманевренностью - для них любой корабль Ковенанта просто стоит на месте.
  Он даст полную мощность на щиты - чтобы продержаться ещё некоторое время. Щиты у него крепкие, Жнецы далеко не сразу накопят достаточную огневую мощь, чтобы их сбить. Может даже протянет желанную минуту.
  Но пока держатся щиты, он не сможет прыгать - потому что генератор щита и поля для защиты от Эмпирея - один и тот же. А стоит только переключить режим квантового поля - как его тут же разрежут на куски. Придётся сидеть в "осаде"... пока щели между плитами не расширятся до сотен метров и в них не пройдут тяжёлые корабли Жнецов. Которые и поставят точку в этой истории.
  
  Ричард всё ещё мог покончить с ними - и с собой. Вызвать детонацию обшивки цитадели - хоть бомбами на обшивке, хоть ударив по ней плазменным копьём. Это был бы действительно блестящий финал - вспышку будет видно на полгалактики.
  Вот только Жнецов у Катализатора много - и даже цитаделей много. Он от этой потери оправится. А Ричард у себя один.
  По той же причине он не мог шантажировать роботов - "Вы даёте мне уйти, а я ничего не взрываю". Катализатор лучше потеряет уникальных пленников вместе со сверхносителем, чем позволит им сбежать.
  На пульте замигал указатель "весь москитный флот возвращён". Точно в тот момент, когда из щелей посыпались градом истребители...
  И тут Ричарда осенило. Его щупальца рванулись к рычагам, словно он не крейсером управлял, а лёгким истребителем. Полное ручное управление!
  Не меняя режим щита, не заканчивая вычисления точки выхода, он открыл проход в Эмпирей, вломился в него, секунды три прошёл на полной тяге и тут же переключил двигатель на реверс, выныривая в Материум.
  
  Ричард медленно собирал себя из зеленоватой лужи. От его изначального тела осталось процентов пятнадцать массы, остальное застряло там, в Эмпирее. Но к счастью, инстинкт самосохранения у марсиан работает хорошо - даже если разум о нём забыл, тело помнит. Все потери в основном пришлись на биопластик, истинное тело в полном порядке, хотя и ломит, как чёрт знает что.
  "Найткин" для полётов пригоден не будет ещё долго - целые палубы похожи на леса абстрактных скульптур, а не на рабочие помещения боевого корабля.
  К счастью, повреждения в основном поверхностные. Реактор, внутренние отсеки - более-менее сохранили функциональность.
  Нет, не потому, что угроза шла снаружи - Эмпирей был везде. Просто именно экипажи наружных помещений - канониры, ремонтники, навигаторы - ВИДЕЛИ, что происходит. Видели и начинали думать разные ужасы. Чем лучше они понимали, ЧТО такое Эмпирей без защиты, тем труднее им было сохранять спокойствие. И почти каждая страшная мысль, которая успела прийти им в голову, немедленно воплотилась в реальность. Некоторые вообще превратились в бесформенные комки плоти - бесформенные, но при этом ещё живые и дышащие! На телах других - укусы, порезы, ожоги, язвы... парочка вообще разорвана на куски. Трое исчезли бесследно.
  А вот экипажи внутренних отсеков (исключая двигателистов) понятия не имели, где находится корабль, и что с ним творится. Соответственно, они, как любой нормальный разумный, по-прежнему ожидали, что воздух будет пригоден для дыхания, что пол останется внизу, а потолок вверху, что машины будут работать, что за спиной у них не сидит страшилище из детских сказок. И реальность послушно соответствовала их мыслям.
  За три секунды кошмары не успели разбежаться по всему кораблю, как эпидемия. Только на это он и рассчитывал.
  Увы, какая-то сволочь в инженерном отсеке подумала, что двигатель может взорваться. Нет, всё же не взорвался - хурагок таких глупостей не думали, и их было больше. Но сгорел от перегрузки. На замену сгоревших деталей уйдёт как минимум день.
  Кое-как отрастив пригодные для ходьбы конечности, он первым делом связался с ангаром, где приземлились 1337 и Дэйр-Ринг. К счастью, оба были живы. Спартанец - так даже не сильно пострадал. Кто бы сомневался - похоже, эта ошибка природы выживет и в эпицентре ядерного взрыва.
  Охотник...
  С ним произошло нечто странное. Он застыл, словно превратившись в статую самого себя. Ричарду очень хотелось верить, что это такой защитный механизм, а не дурацкая смерть. Впрочем, смерть бы Охотник наверняка предвидел.
  Только после этого Ричард занялся перекличкой экипажа.
  Результат оказался лучше, чем он думал. Кошмары, как правило, быстро не убивают, а времени поиздеваться над жертвами Ричард им не дал. Погибло или безвести пропало всего семь разумных, ранения (или лучше сказать - повреждения) различной степени тяжести получили около ста. При общей численности команды и десантного отряда в полторы тысячи. Правда, возможно, дело в том, что 1200 из этих разумных были хурагок. Ни один летучий инженер за время инцидента не пострадал - они знали специфику пространства скольжения и на инстинктивном уровне умели от него защищаться.
  Когда все пострадавшие были доставлены в лазарет, остальные - успокоены, Ричард начал выяснять, куда его занесло.
  Как он и ожидал, прыжок получился недалёким. В галактических масштабах - буквально топтание на месте, они сместились на какой-то десяток световых секунд сравнительно со своим прежним положением. Но когда Ричард сверил время, у него глаза на лоб полезли.
  За их три секунды в Эмпирее для внешнего мира миновал целый месяц!
  И ещё неизвестно, сколько времени им предстояло провисеть тут - без двигателей, без сверхсветовой связи, с дышащими на ладан системами жизнеобеспечения. Не имея ни малейшего понятия, что творится в Галактике, и не выскочит ли рядом с ними флот Жнецов.
  Не самая приятная перспектива, но в сравнении с гарантированным распиливанием корабля теми же Жнецами - уже преимущество.
  
  - Я не понимаю, зачем ты это сделал? Если ты уже понял, что я не та, за кого себя выдаю...
  - Ну, во-первых, это была не моя идея - вытаскивать тебя живой, - откровенно признался Ричард. - Лично мне бы вполне хватило и спасения твоей Эссенции. Нет, мне конечно пригодится хоть один действующий телепат в команде, но не такой ценой. За то, что мы всё-таки пошли на большее, поблагодари 1337. Хотя лично я выразил бы ему благодарность парой хороших ударов по морде.
  - Я тебя понимаю, - кивнула Дэйр-Ринг. - Это был уже не героизм, а фактическое самоубийство. Но всё-таки, даже просто Эссенцию - зачем? Ни один нормальный зелёный не упустил бы шанс от меня избавиться чужими руками...
  - А кто сказал, что я нормальный? - хмыкнул Ричард. - Мне лично белые марсиане ничего плохого в жизни не сделали. Если уж говорить начистоту, то у меня гораздо больше претензий к моему собственному виду.
  - Ты хочешь сказать, что сможешь относиться ко мне так же, как раньше?
  - Да, именно это я и хочу сказать. Я не расист, я ненавижу всех разумных одинаково...
  Дэйр-Ринг удивлённо на него посмотрела, затем напряжённо усмехнулась:
  - Не шути с таким. Ты не знаешь, что такое настоящая ненависть ко всему живому, ты её не испытывал. Я знаю, ты думаешь, что у тебя отвратительный характер и даже гордишься этим. Но по сравнению с моим народом, ты чудесный добрый дядюшка из сказок.
  Ричард в свою очередь усмехнулся про себя. Он охотно верил, что большинство белых было первостатейными негодяями, что по марсианским, что по земным меркам. Но вряд ли даже самому жестокому и коварному из них пришло бы в голову создать вирус, способный полностью истребить его собственный народ.
  - Ну значит, побуду добрым дядюшкой для разнообразия, таким я ещё точно не бывал.
  - Ты серьёзно? Ты правда думаешь, что я могу остаться в команде, и всё будет как прежде?
  - Нет. Не как прежде. Лучше.
  - Но что скажет Дж-Онн? И что будет, когда мы вернёмся?
  - Я так далеко не загадываю. До возвращения ещё дожить надо. А что касается моего братца...
  - Он же Преследователь... Он обязан меня арестовать.
  Тут была интересная юридическая загогулина. В принципе, быть белым - не преступление. Но на Ма-Алека-Андре вообще не было преступлений - в земном смысле этого слова. За отсутствием уголовного кодекса. Как и Конституции, и любых других оформленных словами законодательных актов. Зелёные марсиане в самом буквальном смысле следовали не букве закона, но его духу. Каждый Преследователь мог в любой момент арестовать любого другого марсианина и доставить его в Храм правосудия. Никаких юридических оснований для этого не требовалось, вполне достаточно того, что "морда не понравилась". Здесь жрецы призывали двуглавого Духа Закона. Одна его голова воплощала понимание справедливости всеми ныне живущими марсианами, вторая - всеми когда-либо жившими. Прочитав память подозреваемого до самых глубин подсознания, Дух выносил приговор. Это могло быть как наказание любой степени тяжести, так и награда любой степени щедрости - предполагаемых героев доставляли в Храм точно так же, как и предполагаемых преступников. Поэтому невиновные марсиане не особо жаловались, когда их тащили в Храм. Они были уверены, что получат от Духа достойную компенсацию за необоснованный арест. Только если две головы Духа не могли договорится и выносили различные приговоры, дело передавалось Ассамблее Разумов. Такое нечасто, но случалось. Мнение предков не всегда совпадало со мнением потомков.
  Но по вопросу "Что делать с пойманным белым марсианином?" головы всегда были на редкость единодушны. Ссылка в Зону Сохранения. Никаких исключений.
  Впрочем, не так уж много белых им после войны попалось. Легко поверить, что все они были не слишком приятными типами. Так что обвинять коллективный зелёный разум в предвзятости рановато - не хватало статистики. Но отдавать им на расправу Дэйр-Ринг Ричард уж точно не собирался. Будь эта двухголовая тварь хоть самым справедливым судьёй во Вселенной.
  - Знаешь, малыш Джонни конечно отличается некоторой твердолобостью. Но вряд ли до такой степени. Он ведь по внутренней профессии у нас философ. По идее должен понимать, что такое источник права. До возникновения его юрисдикции ещё миллиард лет. Ну предположим, арестует, и куда он тебя потащит? И куда сошлёт, если Зона Сохранения ещё даже как пространство не возникла? Ну а если вдруг окажется, что именно настолько, что свой философский ранг он получил просто за красивые глаза, что ж, в ловушке для душ у него будет достаточно времени, чтобы пополнить своё образование.
  
  Первым делом он решил восстановить связь. Благо, сам сверхсветовой передатчик почти не пострадал - превратились в непонятные произведения абстрактного искусства только излучающие антенны. Их снятие и установка запасных не должны были занять более суток, если направить на это усилия большинства хурагок.
  И вот тут Ричарда ожидал первый за день приятный сюрприз (ну, исключая тот, что они вообще остались живы). Хотя антенны и деформировались в кошмарно изогнутые спиралевидные кристаллы, от одного взгляда на которые начинали болеть глаза, их работоспособность от этого ничуть не упала! Наоборот - новая форма каким-то образом способствовала фокусировке сигнала в Эмпирее. Так что стоило лишь заменить сгоревшие предохранители, и они заработали - да ещё как! Радиус связи возрос на порядок и превзошёл теоретически доступную для технологий Ковенанта дальность.
  Более того, этот сигнал шёл не по прямой (насколько вообще в Эмпирее бывают прямые линии), а по какому-то замысловатому изгибу. Попытка запеленговать его источник ничего бы не дала - она бы указала совершенно иную точку.
  "Кто вообще мог надумать такое?! Лучший специалист на борту по многомерной физике - это я. И да, я разрабатывал в своё время концепцию многомерных антенн. Ещё на верфях. Но математического решения я так и не нашёл, просто сумел доказать, что оно в принципе возможно! И... вообразить во всех подробностях столь сложную топологию за ТРИ СЕКУНДЫ?! Когда все мои мысли были заняты только одним - как вырваться и выжить?!"
  Но расследование могло подождать. Сейчас нужно было воспользоваться этим подарком судьбы, и узнать, наконец, что творится в космосе...
  
  - Всё-таки живой? - Святейшая чуть удивлённо наклонила голову. - Потрясающе. Удивительная ты субстанция, "Ма-Алефа-Ак". В воде не тонешь, в огне не горишь. Я уже начала готовиться к эвакуации без тебя.
  - И я тебя рад видеть, хвостатая. Что творится в космосе? Вас ещё не съели?
  - Если под "нами" ты имеешь в виду Ковенант, то ещё нет. Сейчас они с аппетитом кушают Империю Сангхейли. Закончат с ними - примутся за нас.
  - А Кортана?
  - Сотворённые пропустили Жнецов через своё пространство. Боевые действия с ними прекратились.
  - Ничего не понимаю... а человеческие планеты?
  - Их тоже пожирают, но медленнее. Похоже, пауки договорились. Катализатор даёт ей время на эвакуацию части планет, а она сдаёт остальные.
  - Что-то совсем непохоже на Сотворённых. А как же Мантия Ответственности?
  - Я тоже не совсем понимаю. Моим планам это не мешает, но всё же странно. Кортана сейчас действует так же, как я - пытается спасти часть вместо обороны целого. Что её могло к этому подтолкнуть?
  - Я объясню. Подтолкнули вы.
  Марсиане дружно отпрыгнули от коммуникаторов, когда рядом с их изображениями появилось третье - сине-фиолетовой черноволосой женщины. Одновременно коммуникатор в теле Ричарда сообщил, что рядом с покалеченным "Найткином" из пространства скольжения вышел Страж.
  Никаких шансов. "Единство" в его лучшей форме ещё могло хотя бы теоретически пободаться с этим монстром. Без шансов на победу, но хоть заставило бы