Серая Зона: другие произведения.

Книга вторая: Эпоха Лоу Кэнэл

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Великое путешествие во времени и пространстве продолжается! Ричард уже не одинокий путешественник во времени, а командующий могучего звёздного флота. Но он узнаёт страшную тайну о самом себе.

  
  ОКРАИНА СОЛНЕЧНОЙ СИСТЕМЫ-3
  
  Этот космос был очень тихим и спокойным. Ни одного сигнала в сверхсветовой области, кое-где слабые радиопередачи, полное отсутствие звездолётов, редкие тепловые вспышки планетолётов. Около сорока тысяч лет назад закончилась очередная Жатва, и цивилизации только-только начали высовывать нос из очередного каменного века. Тем не менее, Солнечную систему местное человечество уже успело более-менее освоить, так что ввести в неё тридцатикилометровый сверхноситель незаметно не получилось бы. Ричард фиксировал излучения радиотелескопов и факелы кораблей, хотя "спутникооснащенность" планет казалась довольно низкой для космической эры.
  Он прибыл в этот мир на "Найткине" - маленьком и невидимом. По меркам Ковенанта, конечно. Для местных - километровый крейсер был немыслимой громадиной, а любая из его пушек - без пяти минут орудием судного дня. "Единство" осталось возле Мира-Крепости - его экипажу понадобятся месяцы, может быть даже годы, чтобы адаптироваться к новым реалиям, осознать не умом, но сердцем, что их мира больше нет. А здесь с ним - только самые крепкие, только способные к безоговорочному подчинению - пламенные фанатики и хладнокровные скептики, но только не умеренно верующие обыватели.
  С каждым часом приближения к Марсу Клонария всё больше дрожала и всё чаще прижималась к Ричарду, ища у него поддержки. Это был не её Марс. Он разительно изменился со времён Морских королей. Океанские просторы и зелёные поля исчезли, уступив место маленьким мутным речушкам в красноватой пустыне, вдоль которых серыми пятнами теснились руины городов. Пловец, конечно, знала, что так будет, но в теории - а видеть это своими глазами - совсем иное.
  "Что же с тобой будет, когда ты увидишь Ма-Алека-Андру, малышка? Здесь по крайней мере есть привычный для тебя воздух и терпимая температура, растут съедобные растения и бегают животные... Через миллиард лет всё несравнимо хуже..."
  Клонария, похоже, уловила его мысли, потому что решительно выпрямилась и посмотрела зелёному марсианину в глаза.
  - Нет. Я не жалею. Мне страшно, но я могу преодолеть страх. Каким бы ни был этот мир, я пойду с вами. До самого конца.
  
  Великой Змеи и её Глубоководных здесь уже нет. Последних - совершенно точно, они бы не смогли жить под несколькими метрами воды, им нужно больше. Вернее, оригинал Змеи есть - где-то тут в Джеккаре крутится и вероятно, в скором времени ляжет в Гробницу. А вот куда делась неугомонная копия...
  - Я не смогла провести телепатическое сканирование планеты, - призналась Дэйр-Ринг. - По крайней мере, провести его тайно. Тут слишком много сильных и тренированных сознаний, которые заметили бы моё прикосновение. Даже поверхностное прощупывание насторожило некоторых из них.
  - Ничего страшного, мы только прибыли. Ты сможешь считать лингвистическую матрицу с нескольких местных разумных, не владеющих телепатией, и передать мне? Послушаем радиопередачи, составим примерную политическую и генетическую карту - там решим, что делать.
  - Смогу, но не с высокой орбиты. Нужно опуститься хотя бы до сотни километров...
  - Понял, сейчас вычислю примерный курс в обход их радаров.
  Радиоэлектроника в этом мире была на удивление примитивна, похоже что её развитие остановилось где-то на уровне Второй Мировой. Стелс-кораблю Ковенанта не составило никакого труда проскользнуть сквозь редкие сети ПКО. Сюда можно целую армию вторжения привести - никто ничего не заметит!
  Половину местных языков, как выяснилось, Ричард уже знал. Большинство землян на Марсе говорило по-английски, остальные - тоже на вполне знакомых ему языках. Программа Библиотекаря работала - цивилизация заново отыгрывала древний культурный цикл. А язык основной человеческой цивилизации Марса не так уж сильно изменился со времён Морских королей. Потрясающая культурно-историческая стабильность! Неудивительно, что на землян марсиане этой эпохи смотрели, как на обезьян, только вчера слезших с деревьев. Это чувствовалось даже в лингвистической матрице - просто по тому, какие слова использовались для их описания. Однако этим "обезьянам" был доступен космос, куда потомки Морских королей так и не смогли выйти.
  - Мы не полезем вниз, пока не оживим Охотника, - постановил Ричард. - Без него это слишком опасно.
  Не в том смысле, что местные могут причинить им какой-то вред. А в том, что без предвидения рисков слишком легко уподобиться слонам в посудной лавке, изменив историческую последовательность. Конечно, цепь случайностей будет оберегать их от подобного исхода, но самосогласованность не всемогуща.
  
  Он отвёл корабль обратно в пояс астероидов - здесь было проще работать над генератором поля, которое вернёт Охотника в нормальный поток времени. Не только потому, что его тут вряд ли заметят, но и потому, что если для конструкции понадобится вещество, которого нет на борту, его с высокой вероятностью можно будет добыть прямо под бортом. Среди астероидов представлена практически вся таблица Менделеева.
  На создание генератора понадобится меньше недели. По сути, почти полная копия того, что стоял у Змеи под троном, и того, которым пользовался сам Ричард. Сначала он создал законы Эмпирея в окружающем Охотника объёме. Затем Ричард и Дэйр-Ринг начнут транслировать через этот маленький кусочек инореальности мысли "проснись", "почувствуй", "опасности больше нет", "время - вперёд", "вернись к нам".
  Когда суммарная энергия их мыслей превысит энергию "самостопа" Охотника, статуя начнёт оживать. Именно в этот момент нужно будет очень резко отключить пузырь, выкинув пациента в трёхмерность.
  "Если мы промедлим хотя бы на десятую долю секунды, собственное восприятие в условиях Эмпирея убьёт его".
  Разумеется, Ричард приспособил автоматическое устройство для разрыва цепи - время его реакции измерялось вообще микросекундами. Но время в пространстве Эмпирея - даже карманном - субъективно. Оно измеряется ощущениями, а ощущений у Охотника очень много. К тому же даже после отключения питания кластер инореальности исчезнет не сразу, у него есть определённая инерция.
  - Дэйр-Ринг... кстати, это твоё настоящее имя?.. неважно, я помню, про личные вопросы. Ты сможешь подключиться к его мозгу и транслировать ощущения, достаточно сильные, чтобы они забили видения смерти?
  - Достаточно сильные? Хм... разве что ненависти, если отпущу себя.
  - Нет, это не годится, - вздохнул Ричард. - Ненависть в Эмпирее - та ещё взрывчатка...
  Второй вариант - откачка энергии мысли при помощи модифицированной ловушки для душ - был так же просто реализуем технически, и так же не давал гарантии выживания, скорее наоборот. Будь Охотник в сознании, он мог бы сказать им, каков уровень опасности... но как раз он-то им и нужен...
  А что если транслировать не свои ощущения? Попробовать собрать мысли и чувства большого количества разумных? Со всего корабля, или если и его не хватит - с одного из земных или марсианских городов. Эти ощущения разнообразны по знаку, так что в одном образе они не воплотятся, но шум создадут - забьёт что угодно.
  Ричард присел, посчитал... нет, не получится. То есть Охотнику-то поможет, но слишком дорогой ценой. Маленький пузырь инопространства, наполненный таким количеством переживаний, мгновенно раздуется и разнесёт их корабль в клочья.
  Такой опыт можно относительно безопасно провести где-нибудь на Луне (кратером больше, кратером меньше) или в открытом космосе. Но где на Луне или в космосе взять пару миллионов телепатических доноров?
  Стоп...
  Ричард, кажется, знал, где можно взять источник очень сильных, и при этом не опасных эмоций.
  - Послушай, ты сможешь подключиться к мозгу Спартанца-1337 и навеять ему сон о самой великолепной, самой эпичной, самой грандиозной битве в его жизни? Чтобы он в итоге победил всех-всех-всех, и его на руках носили, и объявили спасителем человечества... нет, всей Вселенной!
  - Хм... думаю, смогу. Эти образы достаточно близки белым марсианам, я смогу сконструировать нечто подобное. Хотя если я позволю фантазии вести сценарий по его усмотрению, реагируя только на максимальный эмоциональный отклик... боюсь, в конечной битве он галактиками швыряться будет.
  - Прекрасно, пусть швыряется! Чем ярче будут образы, тем лучше, насколько они осмысленны - не имеет значения. Ты сможешь собрать это всё и транслировать Охотнику?
  - Ммм... думаю, да. В передаче мыслей Дж-Онн бы справился лучше, но там, где нужна работа с эмоциями, я не хуже его буду.
  - Прекрасно! Собираем оборудование!
  Да, это тоже риск. Но риск по крайней мере осмысленный. Шансы на выигрыш достаточно высоки.
  
  - Это самая безумная идея, о которой я слышал за много тысячелетий, - таковы были первые слова Охотника, когда он вернулся к жизни.
  - Ты имеешь в виду атаку на цитадель, способ побега с неё, или то, как мы тебя потом вывели из стазиса?
  - Всё вместе! Вероятность выживания всех участников была меньше семи процентов! Я уж не говорю об ощущениях, когда приходишь в себя через миллион лет. Я разом ощутил все несобранные жизни за эти годы! Впрочем, тот боевик, который вы в меня закачивали для защиты, не намного приятнее... И тем не менее... - Охотник довольно потянулся, - я рад, что у меня есть такие товарищи в путешествии.
  Он внезапно напрягся и резко присел на постели.
  - Где это мы?
  - Пояс астероидов Солнечной системы. Нашей системы, не Юиджи. А что такое?
  - Через месяц с небольшим... где-то поблизости...
  - Высокая вероятность чьей-то смерти?
  - Нет... не смерти. Вернее, не обычной смерти. Массовая, насильственная откачка Эссенции. Именно откачка, не переработка в Эссенцию, как у Жнецов. Как если бы кто-то из моего народа включил ловушку для душ в смертельном режиме. Тридцать жизней оборвутся почти одновременно.
  - Может быть, мы сами это сделаем по какой-то причине? Если их жизни ценны, а иначе будет не спасти...
  - Сомневаюсь, - после некоторого раздумья сказал Охотник. - Ситуация, подобная той, что с Дэйр-Ринг и Дж-Онном, бывает крайне редко. Чтобы сразу с тридцатью... но дело даже не в этом. Их Эссенция будет откачана не для того, чтобы сохранить.
  - Что это значит?
  - Вот это я и не могу понять. Эссенция создаётся, чтобы существовать вечно. Её нельзя уничтожить... ну, вернее можно, но это требует оперирования основами материи на уровне Ореола. И тем не менее, через считанные минуты после извлечения Эссенция этих людей... перестанет существовать.
  - А наша? Оружие на уровне Ореола уничтожает и живых и мёртвых, ему нет разницы...
  - В том-то и дело, что наша - нет. И за моментом уничтожения моё восприятие душ не обрезано, как за волной Ореола. Это абсурд. Кто проводит сложнейшую операцию сотворения душ, чтобы сразу их с не меньшим трудом уничтожить?! Хотя...
  Охотник нахмурился.
  - Ты вспомнил ещё одно возможное объяснение?
  - Да, одно вспомнил... Очень плохое объяснение. В некоторых циклах возникают существа, которые ПИТАЮТСЯ Эссенцией.
  - Сами вытягивают и сами же поглощают? Но это же не имеет смысла! Да, в Эссенции есть некоторая энергия... но её создание из живого существа в любом случае потратит больше энергии! Да и какие проблемы с энергией могут быть у существа, имеющего доступ к Эмпирею, бесконечному резервуару энергии?!
  - Во-первых, не все такие пожиратели сами же её создают. Есть формы жизни, которые поглощают души, созданные кем-то другим. А во-вторых... поглощение собственноручно извлечённых душ производится не ради их энергии. Эссенция приносит и другую пользу... - с каждым словом Охотник мрачнел на глазах.
  - Какую?
  - Пополнение генетического или психологического разнообразия. Это то, что делают Жнецы и шогготы. Мутации организма или разума, получение чужого опыта или усовершенствований тела. Если у вас вообще нет души, то поглощая чужие, можно её обрести. Если у вас слишком маленькая и слабая душонка, то поглощая чужие, можно её увеличить. Но во всех этим случаях Эссенция не исчезает. Её пение меняет тон, когда она смешивается с другими Эссенциями, но не становится тише. Так что это не наш случай.
  - А что же может подойти под наш?
  Охотник медлил.
  - Я тебя умоляю, только не начинай играть с нами в "вам рано это знать". Я этого в прошлом мегагоду уже от Змеи наслушался!
  - Возможно, она была права.
  - Послушай, если ты с нами начал говорить об этих тридцати душах, значит ты хочешь, чтобы мы что-то с ними сделали. Иначе ты бы просто промолчал. А мы ничего предпринимать не будем, пока у нас не будет хотя бы рабочей гипотезы, с чем мы вообще имеем дело. Мне не особо хочется лезть вслепую на душеедов, даже моих обрывочных знаний многомерного физика хватает, чтобы догадаться - это крайне неприятные твари!
  Охотник устало опустился обратно на кровать.
  - Ладно... Попробую вам довериться. Тем более, что вы это скоро узнаете сами. Самые опасные пожиратели душ - это твари, подобные вам. Обладающие бессмертным телом, но смертным разумом. Поглощая чужую Эссенцию, они омолаживают своё сознание.
  - Что?! - Ричард аж в воздух взлетел от такой новости. - Но ведь это не имеет никакого смысла! Мы же телепаты! Ну, то есть я конкретно - нет, но мой вид... Наши философы занимались вопросами продления существования разума в течение многих тысячелетий! Если бы омоложение разума было таким простым, его бы давно открыли! И для этого никого не понадобилось бы убивать! Тем более - создавать Эссенцию. Достаточно было бы скопировать из более молодого разума нужные элементы памяти!
  Охотник грустно усмехнулся.
  - Теоретически - да. Но как раз ваши философы уже разобрались, почему это не работает.
  
  Для грамотного объяснения пришлось привлечь Дж-Онна. Охотник понимал, зачем нужна именно Эссенция, но внятно это объяснить профанам на языке Ма-Алек не мог. Для него это было всё равно, что объяснять слепому суть красного цвета.
  В принципе все процессы, идущие в мозгу, можно разделить на личные и безличные. Те, которые мы ассоциируем со своим "я", и те, которые в общем одинаковы у всех разумных существ (точнее, нам кажется, что они одинаковы, на самом деле нередко бывает наоборот - "Я-мысли" оказываются куда более схожими, чем "не-Я-мысли", но сердцу не прикажешь).
  Опытный телепат может подхватывать и пересаживать в чужой мозг оба типа процессов. Как в пассивном состоянии, в виде воспоминаний, так и в активном, прямо из одной оперативной памяти в другую, без нарушения непрерывности.
  Но опытный телепат никогда НЕ БУДЕТ пересаживать "Я-процессы". Ни в свой мозг, ни в чей-то ещё.
  Потому что личностные элементы... они... ну, личностные. И оказавшись в чужом мозгу они начинают вести себя... просто вести себя. Они не слушаются указаний центрального разума, а попытки интегрировать себя в него - воспринимают как агрессию. Чужеродное "Я" отчаянно бьётся за свою целостность. Оно скорее позволит себя уничтожить, чем поглотить. В самом лучшем случае образуется более или менее контролируемая шизофрения - два сознания в одном теле. А если пересажен достаточно большой объём личностных процессов - они даже и сожрать реципиента могут.
  В любом случае это живодёрство. И в любом случае, даже если забить на моральную сторону вопроса, это мало поможет основной цели - омоложению.
  Только Эссенция позволяет поглощать чужие "Я-процессы" так, чтобы они не сопротивлялись. Не всем, конечно. Разум реципиента тоже должен быть особенным, вампирским по своей природе. При попытке залить Эссенцию в неподготовленный мозг вы получите всё ту же шизофрению - только заведомо летальную, потому что разум донора бессмертен, а разум реципиента - нет.
  Но если существо УМЕЕТ расщеплять Эссенцию, распутывать многомерные клубки и встраивать их в собственные личностные процессы, то оно сможет омолодиться без всякого сопротивления. К тому моменту, когда статический процесс перейдёт в динамический, это уже будет динамика вампира.
  
  Для простых смертных разница между психическими вампирами и пожирателями душ ничтожна. Но для таких, как Охотник, она была огромна. Пожиратель становится больше и сильнее с каждой поглощённой душой. Он звучит как целый хор, из него (в принципе, теоретически) даже можно восстановить исходный коллектив личностей. У вампира личность строго одна, его звучание может быть громче или тише, может немного менять тональность, но это всегда соло. И извлечь из него поглощённую Эссенцию в принципе невозможно - только создать новую на его основе. Как нельзя извлечь из человека его обед недельной давности, даже если его зарезать и переработать на консервы.
  Охотники относятся к пожирателям довольно толерантно. Стараются не пересекаться, но в целом признают их деятельность осмысленной - на уровне "не одобряю, но понимаю".
  К вампирам у них отношение совершенно иное. Нулевая терпимость, уничтожение при первой возможности. Для этого даже временно отменяется запрет на принудительный сбор душ и на убийство. И дело тут не только в диаметрально противоположной философии. Кладовые Охотников представляют собой для вампиров идеальные склады готовой еды. И если те окажутся достаточно технически развиты, чтобы до них добраться...
  - Так, то есть если я всё правильно понял, ты хочешь, чтобы мы нашли и уничтожили этого вампира - или вампиров, если их больше одного?
  - Нет, - покачал головой Охотник. - Я понимаю, что за миллиард лет вампиров будет слишком много, и убить всех не получится. Я хочу, чтобы вы их уничтожили, если они сами нас найдут. Вероятность чего достаточно высока.
  Трудно сочетать облегчённый вздох и нахмуренные брови, но благодаря марсианской физиологии Ричарду это удалось.
  - Прости, но с какой радости? Если у них есть какая-то сверхчувствительность или приборы дальнего обнаружения, способные обойти нашу невидимость, они должны быть направлены на потенциальную еду, верно? Но подавляющее большинство твоих ловушек с Эссенцией захоронено на Марсе. Будь у них такой чуткий нюх, они могли бы их много лет назад выкопать и насытиться...
  - Не знаю, - Охотник встал и потянулся за своим плащом. - Я вижу только вероятность события, а не его обстоятельства. И вероятность, что нас всех выпьют, в данный момент - более тридцати процентов.
  - Вот с этого и надо было начинать, - буркнул Ричард, подключаясь к рубке сверхсветовой связи. - Где это произойдёт и когда?
  - До того, как я начал этот разговор - через два месяца, спустя двадцать-тридцать дней после выпивания той тридцатки. Сейчас максимальная вероятность сместилась ближе к нам. Через три дня от настоящего момента. Место остаётся неизменным, примерно в сотне гигаметров от нашего нынешнего положения,
  Они перешли в главную рубку. Ричард вызвал голографическую карту Солнечной системы, и Охотник отметил точку в поясе астероидов.
  - В этой зоне практически ничего нет, - хмуро сказал землянин после некоторой паузы. - Ни одного осколка крупнее ста метров. Значит, либо мы сами туда прилетим, либо нас привезут... зачем-то.
  - А если там находится стелс-корабль, подобный нашему? - уточнил Охотник.
  - Хм, ничего не излучающий? Тогда да, конечно... мы можем его и не увидеть. Но с чего ты решил, что он там есть?
  - Потому что я чувствую в этом месте не только нашу смерть. Я чувствую также большое скопление душ. Прямо сейчас.
  
  Второй день подряд "Найткин" подкрадывался к цели - медленно, словно хищник к добыче. Один раз запустив репульсорный двигатель на минимальную мощность, чтобы набрать необходимую скорость в сотню километров в секунду, он больше не менял курса и двигался по инерции. Достичь цели он должен был таким темпом за двенадцать дней. Дэйр-Ринг растопырила в пространстве на десятки километров нематериальные щупальца, готовые засечь малейшую психическую активность, Охотник постоянно докладывал об изменениях вероятности смертей, а Ричард сросся с корабельной сенсорной сетью.
  Телескопы обнаружили в этой точке едва заметное чёрное пятно, которое пару раз заслонило дальние звёзды. Увы, оба раза покрытие было слишком недолгим, и вычислить размер скрытого объекта не удалось, не зная скорости тела. Похоже, его температура была близка к абсолютному нулю - то есть намного ниже равновесной температуры для пояса астероидов. Особенно для столь чёрного тела, которое должно было очень жадно поглощать солнечный свет. Либо объект искусственно охлаждался, либо маскировал каким-то образом своё тепловое излучение.
  - Там около шестидесяти тысяч свободных душ, и несколько больших пожирателей - огромных сгустков Эссенции, - предупредил Охотник.
  - Вампиры вместе с пожирателями душ? Разве так бывает?
  - К сожалению да, - процедил сквозь зубы Охотник. - Теоретически такой союз невозможен, потому что они претендуют на одну и ту же добычу, вдобавок съедобны друг для друга. Но разумные существа - даже ТАКИЕ разумные - это нечто большее, чем просто пищевые интересы. Если совместная охота окажется более выгодна, чем поодиночке... Они могут договориться о разделении добычи. Пожиратель получает самые зрелые, опытные души - а вампиры, наоборот, забирают себе самые свежие и молодые.
  - На что могут быть способны те и другие?
  - Понятия не имею. На что угодно. Зависит от изначальной видовой принадлежности, от технического развития, от того, сколько душ они уже сожрали...
  - Это понятно. Я спрашиваю о другом. Насколько "яркие" души этих предполагаемых вампиров? Если отбросить тот факт, что они вам отвратительны - являются ли они достаточно выдающимися личностями, чтобы в других обстоятельствах твоим соплеменникам захотелось их собрать?
  Трехглазый задумался.
  - Более яркие, чем средний человек. Но ни одного настолько яркого, как Дейзи, например. Настолько, чтобы их настоятельно захотелось сохранить.
  Ричард вздохнул. Это почти ничего не говорило, насколько догадливы могут быть его противники.
  "Единство" уже покинуло Мир-Крепость и двигалось к Солнечной системе. Через несколько дней оно будет здесь. А если даже его мощи не хватит - Кортана выразила готовность обеспечить огневую поддержку кораблями Предтеч - мощнейшими кораблями в нынешней Галактике.
  Но сначала нужно понять, с чем вообще они имеют дело. Работает ли против этого врага горячая плазма в принципе? Да и враг ли перед ними вообще? Да, Охотник заявил, что их всех скоро сожрут, но предчувствия, как говорится, к делу не подошьёшь.
  
  В середине ночной вахты его разбудила Дэйр-Ринг:
  - Алеф, на меня идёт телепатическая атака. Очень мощная. Я не знаю, сколько продержусь...
  "Вот и замаскировался, Мастер хренов", - мысленно выругался Ричард, а вслух спросил:
  - Сильнее, чем давление Левиафана? Можешь определить направление, откуда она исходит?
  - Трудно... сравнивать... - девушка с трудом выдавливала из себя слова. - Атака... через Эмпирей напрямую... Энергии немного, но очень сосредоточена... узким лучом... практически не слабеет с расстоянием... даже Левиафан так не мог... Сильно сфокусированная мысль прокалывает пространство, как игла... Километры, астроединицы, парсеки... им почти нет разницы... - Дэйр-Ринг бормотала словно в бреду, не глядя на него. - Могут подчинить любого на борту, кроме тебя и хурагок... но только одного за раз... Весь корабль захватить не могут, фокусировка потеряется... Нужен посредник-ретранслятор на борту, с достаточной телепатической силой... Они хотят, чтобы я таким стала... Сначала пытались соблазнить, подкупить... Обещали... неважно, многое обещали. Я отказалась... Потом попытались одурманить, усыпить... но я белая, мы сопротивлялись сну веками... Спокойствие - ложь, есть только страсть! Страсть дает мне силу!.. Моя ненависть оцарапала их... отбросила... выиграла мне пару минут... Я смогла добежать до тебя, но они опомнились и начали давить грубой силой... Мы такого и представить не могли...
  Ричард понял, о чём она говорит. Биопластиковая телепатия, в отличие от электромагнитной, позволяет навязать контакт силой даже тому, кто с тобой общаться не хочет. Но победитель телепатического поединка определяется красотой и яркостью образов, быстротой и гибкостью мышления. В крайнем случае - числом задействованных нервных связей и способностью к их быстрой перестройке. Но нельзя подчинить чужой разум, просто вложив в сигнал больше энергии. Нервная система - слишком нежная вещь, если дать на неё напряжение значительно больше десятков милливольт, на которые она рассчитана, клетки просто погибнут, но ничего не передадут дальше. Причём, поскольку речь идёт о соединённых нервных системах - повреждены будут в равной степени обе. Как говорят на Ма-Алека-Андре, "Телепатия - это тебе не телекинез, тут думать надо!"
  А в эмпирейном ментальном бою тупой, но сильный противник - столь же естественное и распространённое, сколь и неприятное явление.
  Дэйр-Ринг замолчала, целиком сосредоточившись на противостоянии вампирам. Ричард был рядом, но ничем не мог ей помочь, только наблюдать. Отвратительное ощущение. Ревущая в двух шагах ментальная буря его совершенно не затрагивала.
  Если бы Дж-Онн был в собственном теле, он бы наверняка дал этим тварям отпор, которого они век не забудут. Но в ловушке он для них не более, чем еда.
  Увести корабль? Во-первых, непонятно, на какое расстояние нужно прыгать, чтобы вампиры потеряли свою жертву, Дэйр-Ринг что-то говорила про парсеки... Во-вторых, в Эмпирее "Найткин" станет для них даже более удобной целью.
  Стоп! Кое-что он сделать очень даже может!
  Не отключая щит и не меняя режим его работы, Ричард дал залп из всех орудий, во все стороны, хотя и на долях процента полной мощности. Пустотный щит по-прежнему работал в маскировочном режиме. То есть поглощал все виды энергии, исходившей от корабля, и перенаправлял их в Эмпирей.
  Сейчас он исправно перенаправил добрых пять мегатонн. Вокруг звездолёта мгновенно выросла огненная стена. И пусть, как всё в Имматериуме, это был лишь образ плазмы, а не настоящая плазма, той самой тончайшей фокусировке мыслей, о которой говорила Дэйр-Ринг, он явно не способствовал. Узкий луч психической энергии, идущий от вампирского гнезда, мгновенно лопнул, словно натянутая нить, к которой поднесли зажигалку. Не зря говорят, что вампиры боятся огня. Дэйр-Ринг в изнемождении рухнула на пол.
  "Kill it with fire!" - довольно пробормотал про себя Ричард. Про себя - потому что по меркам зелёных марсиан это было слишком гнусное ругательство даже для такого известного матерщинника и богохульника, как Ма-Алефа-Ак. По меркам белых - резкое, но допустимое в критических ситуациях.
  - Что ты сделал? - прошептала Дэйр-Ринг, с трудом вставая на ноги. Пламени она не видела, поскольку воспринимала лишь мысли, переданные через Эмпирей, но не само это пространство. Так что огненный ужас ей не грозил. Хотя потеря нескольких телепатических щупалец, высунутых за борт, оказалась довольно неприятна, но с точки зрения Дэйр-Ринг они просто исчезли - мгновенная и безболезненная ампутация.
  Ричард как мог сжато объяснил, что сделал и зачем. Во взгляде Дэйр-Ринг испуг смешался со злорадным удовлетворением.
  - Но это их надолго не удержит, - предупредила девушка. - Ты ведь не нанёс им физического вреда, максимум доставил шок от разрыва связи. Сейчас опомнятся и атакуют снова.
  - Сразу же? - хмыкнул Ричард. - Пусть попробуют, но я сомневаюсь, что у них получится. Ведь вся энергия, поглощённая пустотным щитом, остаётся в его кармане. То есть в Эмпирее наш корабль по-прежнему окружён огненной стеной. И будут окружён, пока я не перезапущу щит, или пока он сам не остынет из-за утечки в трёхмерность.
  - Вау! Жутко, но круто! - Дэйр-Ринг даже на секунду вышла из своего нынешнего образа холодной и жестокой белой марсианки. Настолько, что подпрыгнула и сделала сальто назад, приземлившись на передние ноги. - Не знаю, сколько им понадобится времени, чтобы найти способ пробуриться сквозь... это...
  - Но за это время мы, в свою очередь, должны найти способ либо удрать, либо нанести ответный удар, - закончил за неё Ричард.
  На досвете уходить слишком долго, а чтобы войти в пространство скольжения, нужно как минимум отключить пустотный щит. Второй слепой прыжок без экранирования за субъективный месяц - это слишком. Каким бы везучим ни был 1337, даже он свой запас удачи наверняка истратил.
  - Всем членам экипажа, кроме хурагок, занять места в стазис-капсулах, - объявил он по громкой связи. И добавил, чуть подумав, свистом: - Хурагок разойтись по гнёздам для спячки.
  Полумашины нельзя подчинить с помощью телепатии. Но ввести в заблуждение и отдать не тот приказ - вполне. Ричард это сам неоднократно проделывал.
  - Меня это тоже касается? - уточнила девушка.
  - Это касается всех, кто не является сейфом. Но тебя - в особенности.
  Дэйр-Ринг не обиделась. Она лучше других понимала угрозу, которая от неё исходила.
  - Так будешь атаковать или удирать? - уточнила она, прежде чем направиться в сторону капсулы.
  - Попробую удрать. Если не отпустят - атакую.
  - Они не отпустят. Они знают, что тебе нужен Марс.
  - И что? Какое им дело до Марса? У них там что, политические интересы?
  - Дурак. Они умеют считать. Марс находится в зоне их досягаемости. Следовательно, ты не рискнёшь туда лететь прежде, чем вампирское гнездо будет зачищено. Следовательно, если дать тебе уйти, ты непременно приведёшь сюда флот Кортаны, и роботы, неподвластные их телепатическому контролю, превратят их дом в космическую пыль. Следовательно, они не позволят тебе сбежать. Любой ценой. Это уже не вопрос еды, это вопрос выживания.
  - Откуда они знают про флот Кортаны? Они так глубоко тебя прочитали?
  - Не так. Но они понимают, что такой мощный и высокотехнологичный корабль, с такими существами, как мы, не мог появиться из ниоткуда. Где-то должна быть запустившая его цивилизация. И разведчик НЕ ДОЛЖЕН к ней вернуться, иначе спокойная жизнь для них закончится. Естественная логика для тех, кто нашёл себе вкусную беззащитную кормушку. Как мы не могли позволить уйти "Просветлённому Паломничеству".
  - И ты думаешь, они могут помешать нам прыгнуть?
  - Не знаю. Они хорошо скрывали мысли о своих возможностях, даже в разгаре ментального боя. Но если могут - помешают обязательно.
  - Что ж, план меняется.
  Ричард вывел за пределы щита пару зондов, которые направили радиоантенны, сверхсветовые антенны и коммуникационные лазеры на тёмное пространство, где располагалось "вампирское гнездо".
  - Хватит играть в прятки, поговорим лицом к лицу.
  
  Прошло уже полчаса.
  Гнездо упорно отказывалось отвечать, хотя Ричард слал ему сигналы на всех известных языках и кодах. За это время "огненная стена" ослабла на четверть, а обшивка самого корабля заметно нагрелась от утечки плазмы из щита.
  А потом Охотник за душами сообщил, что гнездо пришло в движение. Впрочем, Ричард уже и сам это прекрасно видел. В том районе, который он наблюдал в телескопы, развернулось огромное световое полотно - мягкая сетка из зеленых, пурпурных, золотых и синих витков, прикрепленных ярко-алыми нитями к блестящей основе, не имеющей никакого цвета. Сияние расплескалось в космосе, затем свернулось в сферу почти четырехсот километров в диаметре, сжалось, затрепетало и угасло. Приборы сообщили о мощном возмущении Эмпирея - что-то крайне тяжёлое перемещалось через него, настолько большое, что в течение следующих пяти-восьми секунд корабль Ричарда не мог бы осуществить прыжок - неизвестный объект стянул на себя все ресурсы пространства скольжения в границах Солнечной системы. Ударной волной в Эмпирее с "Найткина" напрочь смело огненную стену, Ричард едва успел перезагрузить щиты, чтобы вся плазма не выплеснулась обратно на корабль. Несмотря на это, обшивку изрядно ошпарило. Он потерял половину сенсоров, и не мог привлечь к их ремонту хурагок, как в нормальном бою - все дисциплинированно отправились по гнёздам для спячки и выключились.
  Впрочем, сенсоры и не требовались. Воевать было больше не с кем. Охотник сообщил, что всё сообщество вампиров дружно перекочевало в пояс Койпера.
  Намёк был вполне понятен. Без единого слова Ричард получил ответ, которого хотел. "Давайте сделаем вид, что тут никого вообще не было. Оставьте нас в покое, и мы оставим в покое вас". Вампиры ведь не знали об уникальном восприятии Охотника и резонно предполагали, что полностью исчезли для приборов и чувств "Найткина". Ричард их разочаровывать не собирался... по крайней мере до тех пор, пока не приведёт сюда достаточно большой боевой флот.
  Впрочем, он уже не был уверен, что и после этого захочет с ними связываться.
  По степени возмущения пространства, зная расстояние перехода, он вычислил примерную массу переброшенного объекта. Получилось что-то около 10^19 килограммов, десять петатонн. Масса довольно приличного астероида - или всей Сети Ореолов вместе взятой. А ведь когда Предтечи расставляли Ореолы по галактике, все остальные их корабли испытывали проблемы с транспортировкой. Хорошо ещё, что гнездо прыгнуло не так далеко.
  Не факт, что даже Кортана захочет связываться с существами, которые оперируют пространством скольжения на таком уровне. Особенно до того, как Сотворённые смогут нормально развернуться в новой эпохе, наладят инфраструктуру и изучат особенности местного космоса. Нет, в её победе Ричард не сомневался, но зачем ей лишние хлопоты?
  - Какова вероятность гибели тех тридцати после всего, что случилось? - уточнил Ричард.
  - Гибели - большая, - отозвался Охотник. - Почти сорок процентов. Очень ненадёжная техника, один из первых планетолётов на ядерной тяге. А вот вероятность того, что их Эссенцию сожрут, упала до статистической погрешности. На какое-то время мы вампирам глотку заткнули, уже хорошо.
  - Если мы сейчас полетим к Марсу?
  - Я не могу сказать заранее, что будет, ЕСЛИ ты сделаешь то или это. Я предвижу вероятность, как совокупность ВСЕХ возможных будущих. В данном случае - и тех, где ты полетишь на Марс, и тех, где останешься в поясе астероидов, и тех, где немедленно нападёшь на вампиров. Только после того, как решение принято, часть возможных будущих отсекается и для оставшихся соотношение вероятностей меняется.
  Ричард удивлённо уставился на трёхглазого.
  - Погоди... но как же ты тогда уклонялся от часовых Дхувиан и от всех прочих опасностей, что нам встречались? То есть... вот есть два коридора, в одном ловушка, ты видишь что в будущем вероятность твоей смерти пятьдесят процентов - то есть поровну, что ты пойдёшь в правый или левый коридор - но ты не знаешь, с каким из коридоров связана вероятность смерти, а с каким жизни...
  Охотник криво усмехнулся.
  - Тебе понадобился всего миллион лет, чтобы заинтересоваться подробностями моего предвидения. Прогрессируешь, марсианин. Хотя пользовался ты им с самых первых дней знакомства.
  - Мне немного не до того было. И всё-таки?
  - Я вижу разные вероятности смертей, распределённые В ПРОСТРАНСТВЕ. В твоём примере я услышу, что эхо всех моих смертей исходит только из левого коридора, а в правом вероятность низка. Но я не могу видеть, последствиями каких моих решений является совокупность смертей в каждом из коридоров. Я не могу заранее знать, пойду в левый или в правый - я как электрон, пойду в оба сразу. Хотя по мере того, как моя уверенность пойти в правый коридор будет расти - эхо смертей из левого начнёт постепенно затихать. По таким малым смещениям вероятностей тоже можно о многом судить.
  - Но если выбор делаю я, а не ты, то смещения вероятностей не происходит?
  - Почему же, происходит. Постоянно. Просто я в большинстве случаев не могу сказать, с какими изменениями твоих намерений это связано. После каждого моего ответа вероятности меняются, так что сразу после произнесения ответ становится неверен. Иногда немного сдвигаются, иногда сильно.
  - Теперь понятно. Хорошо, какова вероятность нашей смерти в пространстве Марса в течение ближайшего года?
  - Относительно общего пула мировых линий, или относительно тех из них, что проходят через Марс?
  - Второе.
  - Того, что умрут все - менее десятой доли процента. Того, что умрут некоторые из нас - двадцать два процента.
  - А у кого наибольшая вероятность?
  - У Клонарии, 72 процента.
  - Ясно, значит она туда не пойдёт... Общая вероятность смерти по всему пространству для неё ведь ниже?
  - Да, восемь процентов в течение следующего года.
  - Придётся девочке обойтись без посещения дома... Вероятность для кого-то из нас быть высосанным?
  - Есть, но не в течение следующего года.
  - И то прогресс...
  
  Они висели над Землёй этого нового времени и слушали многочисленные радиопередачи. Ричарду понадобилось немало усилий, дабы сохранить абсолютное спокойствие, и не выдать, что эта речь для него родная. Не только язык - даже характерное шипение помех, которое могли дать только аналоговые установки связи. Этот мир был до боли похож на его родину - разве что Америку оставили на одной планете, а постапокалиптическую пустыню с бандами дикарей перенесли на другую.
  Он прокрутил на пальце атомный пистолет Мэтью Карса. Сейчас таких тут ещё не делают. Судя по передачам, у них на дворе 2010 год. Земляне выясняют отношения на десятке планет с помощь старомодных, но вполне надёжных пуль, а туземцы и вовсе могут им противопоставить только холодное и метательное оружие, местами зубы и когти. Бластеры они придумают позже - хотя и через краткие мгновения по меркам неторопливой культуры Марса.
  Сам Карс скорее всего ещё не родился вообще, либо является маленьким ребёнком.
  У Ричарда было от пятидесяти до трехсот лет, чтобы отыскать Змею и её народ до открытия гробницы. Или то, что от них осталось. Не исключено, что амбиции "Святейшей" оказались чрезмерными для мироздания. Тогда придётся ждать ещё десять тысяч лет - пока в гробницу не войдёт оригинал Змеи. Пользоваться машиной времени без проводника Ричард не был готов.
  И с чего, спрашивается, начинать поиск? Охотник заявил, что жизней Глубоководных и Змеи поблизости не ощущает. Либо они уже мертвы, либо ушли очень далеко, либо настолько изменились, что он не узнавал их нейросети.
  
  СЕВЕРНАЯ ПОЛЯРНАЯ ШАПКА-5
  
  Для начала он высадился в полярном городе - том самом, что змеелюди некогда построили вокруг его проржавевшего радиотелескопа.
  Экспедиция оказалась... из категории "м-да".
  Не то, чтобы он совсем ничего не нашёл. Или хотя бы не нашёл ничего интересного. Нашёл, да ещё сколько! На двадцать лет работы хватит!
  Он даже нашёл Дхувиан... в некотором смысле. И даже не мёртвых... в некотором смысле.
  Под ледяными куполами скрывались районы восхитительного города, в котором, казалось, не было ни одной прямой линии. Ни одного угла. Сплошные изгибы, да такие, что при взгляде на них кружилась голова. Причём, что интересно, у Ричарда она кружилась приятно, так что захватывало дух... эта архитектура словно уводила взгляд в какие-то эпические бездны пространства. А вот у Дэйр-Ринг он наоборот вызвал ощущение не взлёта, а падения в бездну. Девушка ощетинилась множеством лезвий и наотрез отказалась в город идти.
  Как специалист по многомерной физике, Ричард знал о существовании психоделических топологий, но впервые увидел их своими глазами. Красиво, конечно, впечатляет, но каким извращенцем нужно быть, чтобы из ЭТОГО строить дома?
  Впрочем, если это было построено лишь для того, чтобы людям не хотелось тут находиться лишний час - то своё предназначение конструкция выполняла с блеском. Её просто не рассчитывали на мозг зелёного марсианина. Дж-Онн мог бы ходить по улицам этого города, медитируя, много дней.
  Впрочем нет, не мог бы. Преодолев отвращение, Дэйр-Ринг сообщила, что тут есть и ещё одна мера защиты - постоянно транслируемый через Эмпирей сигнал "уходи прочь, тебе тут нечего делать". Ричард его не слышал просто из-за своей специфики.
  В центре купола находилась большая конструкция из металла и пластмассы; эта махина тихонько гудела и излучала слабое свечение. Вокруг стояли концентрические ряды мягких лежанок, накрытых прозрачными крышками, похожими на гробовые, под которыми находились не то мёртвые, не то спящие люди. Точнее, если присмотреться, человекоподобные существа. Они не дышали и не подавали признаков жизни.
  Достаточно бесцеремонно просунув сквозь ближайшую крышку щупальца, Ричард взял пробы тканей.
  Так и есть - суперклетки шогготов. Над которыми, правда, изрядно поиздевались - сначала владельцы, потом само время.
  Ричард не умел читать мысли, но историю этих ребят видел так чётко, словно читал в учебнике. Он бы и сам поступил так на их месте.
  Сначала их наполнили Эссенцией змеелюдей. Шогготы приняли облик рептилоидов... но не до конца. Не полностью. Они мыслили, как Дхувиане, они чувствовали, как Дхувиане, они были устроены, как Дхувиане, и разумеется, выглядели, как Дхувиане... Но они не потеряли полностью своей генной пластичности. Чуть-чуть, буквально пары капель дхувианской Эссенции не хватило. При некоторых обстоятельствах они всё ещё могли возвращаться в прежнюю, недифференцированную форму. Почти наверняка это было сделано специально. Кто-то из змеиного народа посчитал, что очень удобно иметь тела, способные выжить после попадания пули в голову, адаптироваться к широкому спектру температур и давлений, и попросту сожрать любую инфекцию.
  А ещё они были метаморфами. Нет, не так, как малки. Не до конца дифферецированная плоть напоминала смолу - лепилась, но очень медленно. Изменение облика занимало не секунды, а десятилетия. В крайнем случае - недели, если постоянно кормить её Эссенцией того, кого пытаешься скопировать.
  Самое смешное и обидное, что они порой МОГЛИ отрастить щупальца за считанные секунды - но это был симптом тяжёлой болезни. Он означал, что плоть пошла вразнос и тело пора менять, загрузив Эссенцию в нового шоггота. А старого - сжечь, он стал слишком опасен.
  Нет уж, лучше не торопясь. Дхувиане никуда не спешили. Они мыслили в контексте тысячелетий.
  Не торопясь придали себе облик, неотличимый от доминирующей расы, не торопясь смешались с ней, надо полагать... не торопясь, век за веком заняли в ней лидирующие позиции.
  Возможно они - или их потомки - до сих пор скрываются среди человекообразных марсиан.
  Но конкретно эта группа почему-то не смогла или не захотела играть в мировых заговорщиков. Возможно, их назначили дежурными по городу и они регулярно тут менялись, но однажды смена не пришла. Или может быть, им просто надоело управлять людьми, и они вернулись сюда отдохнуть. Или их заставили.
  Так или иначе, группа псевдолюдей оказалась заперта на полюсе очень надолго. Непохоже, что они этим тяготились. Скорее наоборот, вошли во вкус. Занялись наукой, искусством, изобретательством, ещё чем-то, непредставимым для людей... В радиопередачах эти купола упоминались как города Мыслителей.
  Ну и... домыслились.
  Он переслал снимок Кортане. Та подтвердила его предположение. Центральное здание города представляло собой крайне примитивную, собранную чуть ли не на коленке, из подручных материалов версию криптума - машины Предтеч, позволяющей черпать знания напрямую из Эмпирея. Любого настоящего Предтечу удар бы хватил от такой реализации - но она работала. Мыслители ушли в пространство бесконечной информации. А их тела век за веком теряли дифференциацию. Они уже превратились в бесполых кукол, лишённых внутренних органов. Ещё через пару тысяч лет утратят и внешнюю форму, расплывутся в подобия амёб. Смертью это не грозило, так как криптум генерировал заодно и энергию для поддержания жизни. Каждая клетка в нём питалась энергией Эмпирея напрямую. Но вот ощущения после возврата в такое "упрощённое" тело будут... малоприятными. Когда хочешь вдохнуть, но нет лёгких, хочешь посмотреть, но нет глазных нервов, хочешь пошевелиться, но нет мускулов...
  Возможно, потому они и не спешили возвращаться - зачитались вселенской информационной сетью лишние несколько веков, а потом посмотрели на свои тела, представили, что их ждёт - и решили, что можно как-нибудь потом. В другой раз.
  Ричарду не хотелось подвергать кого-либо таким пыткам. Но ему нужны были ответы.
  
  Если просто силой вырвать существо из криптума - оно погибнет. Ричард провозился около недели, настраивая системы жизнеобеспечения, чтобы разум Дхувианина мог не просто вернуться в тело, но и повторно сделать его жизнеспособным. Эссенция Дхувианина развернулась, как знамя, на большой объём Эмпирея, следовало аккуратно смотать её обратно и засунуть в тело, так чтобы восстановились внутренние органы, потом вернулось сознание, и лишь после этого отключился поток энергии из Эмпирея, питавшей каждую клетку. Именно в таком порядке.
  День за днём человекоподобное тело Мыслителя становилось всё более рептилоидным, по мере того, как Эссенция напоминала ему, кем оно "на самом деле" является. Заново отрастал хвост, тоньше становились конечности, маленький рот превращался в широкую пасть...
  Будь на его месте человек, он бы давно забился, ощутив, как его собирают обратно в тело. И сорвал бы тем самым сложный процесс реанимации. Но рептилоид терпеливо ждал, несмотря на явный испытываемый дискомфорт. Ричард был в высшей степени доволен таким пациентом.
  Только когда восстановленное сердце наконец забилось, а восстановленные лёгкие заработали, на саркофаге загорелся иероглиф, показывающий, что медитация закончена, объект жизнеспособен и крышку можно открыть.
  
  - Вы не представляете, насколько это отвратительно - снова оказаться в жёстком физическом мире после веков плавания в чистом знании. Вещи, которые не подчиняются твоим мыслям, к которым нужно тянуть руку, чтобы передвинуть. Необходимость выговаривать эти медлительные слова вместо того, чтобы сразу послать образ. Возможность находиться только в одном месте одновременно, а не в сотне мест. Даже воздух жжёт горло. А мой архив... огромная коллекция знаний, которые мы вместе собрали... необходимость каждый раз обращаться к этой неточной и медлительной биологической памяти...
  - Ты понимаешь, что это плавание в пространстве сознания - западня? Это не настоящая свобода, ведь ты привязан к физическому телу, и если с ним что-то случится - погибнешь и ты, и твой архив...
  - Нет. Так было лишь в первые годы использования криптума. Впрочем, даже и там - Эссенция неразрушима. В случае гибели тела, я бы просто уснул и уплыл в Эмпирей, но не умер. Но сейчас... я нечто гораздо большее, чем это тело.
  Дхувианин протянул руку и чашка, поднявшись в воздух, скользнула ему в ладонь.
  - Видите? Я создал себе мощную и стабильную эмпирейную "тень". Я теперь многомерное существо, так же, как вы. Только вы не осознаёте, как и чем это делаете - у вас это бессознательный процесс, как пищеварение. А я знаю, что и как нужно сместить в пространстве скольжения, чтобы часть его энергии просочилась сюда, в трёхмерность. Смерть материальной опоры не убьёт меня, а только освободит. Я теперь существо Домена - демон.
  - И тем не менее, никто из вас не избавился от такой обузы, как физическое тело, - отметил Ричард. - С таким влиянием на физический мир вам бы не составило труда убить свои тела, даже не покидая своей уютной виртуальности.
  - Верно. Мы этого не сделали из-за нейрофизики... проклятой нейрофизики...
  Поминутно прикладываясь раздвоенным языком к чашке, пробуждённый объяснил.
  Домен, он же Эмпирей, он же пространство скольжения ("На самом деле эти понятия не тождественны, но разницу вы поймёте сами, когда придёт время") был создан Предшественниками таким, чтобы реагировать только на сложные сигналы нейросетей в Материуме. Только существо, обладающее живым, реальным телом, могло запустить в Эмпирее процесс инфляции с разделением нулевых возмущений на потоки положительной и отрицательной энергии. Любому демону нужен живой, органический донор. Хорошо, если в роли такого донора можно использовать собственный мозг. Плохо, если его нет, и приходится присасываться к другим мозгам, жрать чужие эмоции и образы. Существа, способные сколь-нибудь значимо повлиять на Эмпирей в одиночку, крайне редки.
  - Так вы превратили свои тела в систему генераторов?
  - Да. Изначально они не были псайкерами, то есть производительность мозгов была крайне низка. Нам хватало только на роль пассивных наблюдателей. Тогда СЖО были не такими простыми, как вы видите сейчас. Система вентиляции лёгких, подача глюкозы в вены, регулярная авторазминка всех мышц... мы не хотели тратить малые количества доступной энергии Эмпирея на поддержание тел, для неё было более полезное применение. Но потом мы год за годом перестраивали свои нервные связи, пока не получили идеального псайкера-донора. Мы убрали все органы, потому что они нам мешали. Каждая клетка была приспособлена для передачи сигналов - благо, суперклетки Потопа многофункциональны. Наши тела представляли собой один сплошной мозг. Но мы ещё и объединили их между собой, получив одну большую нейросеть. Это заняло около десяти тысяч лет, не всё работало, несколько тел были потеряны из-за ошибок - но мы их заменили. Несколько разумов оказались разрушены, один даже вместе с Эссенцией - остальные мы заменили тоже, загрузив раннюю, более стабильную версию. Но в итоге мы получили идеальный генератор для постоянной медитации. Теперь моё тело придётся заново перестраивать, так как вы откатили его к прежнему состоянию, сильно уменьшив мою психическую мощь. Даже чтобы сдвинуть чашку для демонстрации мне пришлось одолжить немного энергии у всё ещё спящих собратьев.
  - Вы можете рассказать, какие именно изменения нейросети необходимы для увеличения псионической производительности?
  - Уже навострили щупальца стать суперпсайкером, Ма-Алефа-Ак? Я лично вас не видел, но достаточно слышал. Я знаю, кто вы такой.
  - А что, это стратегическая тайна?
  - Да нет, - хмыкнул Дхувианин. - Тайны особой нет. И да, вы правильно подумали. Ваша способность перестраивать тело на молекулярном уровне позволит получить нужную структуру за часы, а не за годы - как только вы отрастите достаточное количество нервной массы. Только... я бы не советовал.
  - Почему же?
  - Подумайте сами. Вы не осознаёте своей многомерной части, она работает за пределами вашего восприятия. Сейчас она идеально настроена и работает с максимальным КПД. Вся энергия, что производится вашим мозгом в Эмпирее, немедленно тратится на полезную работу в Материуме, жалкие остатки - утилизируются. Наружу ничего не вылетает. Маскировка почти такая же совершенная, как у вашего корабля. Ваш энергетический "выхлоп" за десять шагов не виден. Вы производите впечатление существа слабого - и потому невкусного. Никому не нужного. Если же я усовершенствую ваш мозг так, что он начнёт непрерывно "фонить" свободной энергией... Сейчас пространство скольжения почти пустое, Ма-Алефа-Ак. Демонов в галактике меньше, чем звёзд. Но "меньше" не значит "нет". Один демон на тысячу звёзд - это все ещё двести миллионов. А ведь вы собираетесь посетить и другие временнЫе периоды. И некоторые из них гораздо, гораздо хуже. Рано или поздно вас начнут жрать изнутри. А вы даже не будете об этом подозревать, как человек не подозревает, что его изнутри жрут паразиты. Вы будете совершенно спокойны, пока демон не догрызёт вашу душу, и через ваше тело - совершенное тело зелёного марсианина - не вырвется в Материум!
  Ричарда передёрнуло.
  - А ваш маленький рай не сожрут, не боитесь?
  - Мы воспринимаем Эмпирей и можем защититься. А у вас нет таких глаз, чтобы их увидеть, нет такой кожи, чтобы ощутить их укусы, нет таких кулаков, чтобы нанести по ним удар. Кроме того, наша энергия прокачивается через криптум, а не выбрасывается в "сыром" виде в пространство.
  - И тем не менее, я предпочту знать, как можно при необходимости увеличить свои способности к телекинезу или иным дисциплинам, - Ричард выделил голосом словосочетание "при необходимости". - А разрушить нужные нейроструктуры в случае чего я всегда успею.
  - А с чего вы взяли, что мощность конкретных дисциплин возрастёт? - удивился змей. - Да, воды ещё можно? Всё время пить хочется. Повысить производство сырой энергии и повысить свою способность к утилизации этой энергии - совершенно разные вещи. Для последнего нужны долгие тренировки, сходу вы больше, чем обычно, заглотить не сможете, даже если и выработаете. А на этих тренировках вас скорее всего и съедят.
  - Я в курсе. И тем не менее. Если. Вам. Не. Трудно. Поделитесь пожалуйста. Если трудно, то я, конечно, настаивать не буду. У вас есть право хранить свои секреты, мы не грабители...
  - Мы просто не хотим ссориться с группой мощных псиоников, - иронично закончил за него рептилоид. - Ладно, ты получишь формулу, но не обещаю, что поймёшь её. Мы сами не одну тысячу лет разбирались, и смогли вывести лишь частное решение. Но это ведь не всё, что ты хотел узнать?
  - Разумеется. Я ищу Глубоководных и Мать Гидру, она же Уроборос.
  - Ну, с первым просто. Лояльные Гидре Глубоководные перебрались на Венеру, когда начали высыхать марсианские моря. Лояльные Дагону - обитают в морях на Земле. Что касается Уроборос... тут сложнее. Она уже не полностью материальное существо, и основную часть времени проводит, плавая в волнах Эмпирея. В Материуме она может появиться где угодно по собственному желанию.
  Ричард мысленно выругался.
  - Но можно ли её каким-то образом позвать, если она нужна?
  - Позвать-то можно... но вот откликнется она или нет - зависит только от неё. Я передам тебе сборник молитв к Матери Гидре, привезённый с Венеры семьдесят тысяч лет назад. Но сомневаюсь, что ты окажешься примерным прихожанином, путешественник во времени.
  - Постараюсь разобраться. Последний вопрос, прежде чем ты вернёшься к своим грёзам...
  - Не так быстро. Я не собираюсь убегать в Эмпирей уже завтра. Я уже отошёл от первого шока материального мира и подумав, решил, что могу извлечь пользу из ситуации. Раз уж я был возвращён в плоть, нужно сделать некоторые дела - модернизировать установку с учётом наших новых знаний, улучшить защиту города... Думаю, я проведу в Материуме лет десять. И мне бы пригодилось при этом несколько сотен лишних рабочих рук, телекинезом некоторые вещи делать неудобно, ты сам знаешь. У тебя на корабле - лучшие механики Галактики. Предлагаю сделку - я предоставляю вам жильё в этом городе и ответы на некоторые вопросы... а вы одалживаете мне пару сотен хурагок.
  - На "некоторые" вопросы... очень хорошая формулировка, однако. Хорошо, это лучше, чем ничего. Как тебя зовут, кстати?
  - Биатис.
  
  - Тебе что-нибудь известно о гнезде психических вампиров в поясе астероидов? - спросил Ричард на следующий день.
  - Да, конечно. Оно называется Астеллар, маленький искусственный мирок сибаритствующих психократов. Мы часто общались с ними мысленно, узнали от них многое о природе многомерности и разума, и в свою очередь, многому научили их в этой сфере - наши науки шли очень разными путями, и мы хорошо обогатили друг друга. Они появились тут лет пятьдесят назад, - в устах рептилоида это было то же самое, что "вчера" для человека. Хотя Биатис старался говорить максимально уважительно, в его голосе то и дело проскакивало лёгкое презрение старожила к "понаехавшим".
  - Но откуда они появились, с такими знаниями и аппетитами? Не сконденсировались же самопроизвольно из вакуума?
  - Звёздный Народ - таково их наиболее известное название - был создан Предшественниками для красоты и комфорта. Декоративные пташки. В своё время были известны всей Галактике, как художники, артисты, гейши, элитные проститутки... После уничтожения Предшественников существовавшая популяция вымерла. Её потомки заново вышли в космос ближе к концу владычества Предтеч - тогда они были известны как сан-шайуум. За помощь человечеству Предтечи заперли их в домашней системе, а затем и вовсе уничтожили при активации Сети Ореолов. Дальнейшее тебе, полагаю, известно - перезасев Галактики Ключ-Судами с Ковчега, культ вокруг артефактов Предтеч, религия Вознесения, становление Ковенанта...
  - Они вымерли в третий раз во время Великого Раскола.
  - И в третий раз - не до конца. Некоторым удалось достичь желаемого Вознесения и отправиться в своё Великое Путешествие. Только не с помощью Ореолов, конечно же. Они нашли артефакты, известные как Икс-кристаллы - систему, позволяющую управлять пространством скольжения. Но кристаллы отказывались повиноваться дегенерировавшим потомкам сан-шайуум - они были созданы известными мастерами ещё в период первого расцвета Звёздного Народа, при Предшественниках. Однако паломники сумели обойти это - при помощи хурагок Творцов Жизни и запечатанной в тех же кристаллах Эссенции их создателей, они восстановили в себе полноценный геном предков, их облик и способности.
  Змей глотнул питательного раствора, давая осознать сказанное. Простая вода его уже не устраивала.
  - После первой активации Икс-кристаллов их, вместе с астероидом-хранилищем, выкинуло в пространство скольжения. Но не прямо в голый Эмпирей. Кристаллы также создали квантовое поле - небольшое подпространство, где вещество оставалось веществом, хотя законы физики и отличались от наших, но не настолько, чтобы сделать жизнь невозможной. В этой мини-вселенной они и эволюционировали много тысяч лет. Черпали знания и энергию из потоков инопространства, оттачивали свои псайкерские силы... Их жизнь была полна комфорта, недостижимого в большом космосе, их тела были бессмертны... но разум старел, хоть и медленно. И самое для них обидное - что старел тем быстрее, чем активнее они пользовались Эмпиреем. Отказавшись от подключения к Домену, они могли прожить десять тысяч марсианских лет или даже больше - но кто же откажется от величайшего из удовольствий? А чужой жизненный опыт доводил их разум до конечной точки за какую-то пару тысячелетий. И тогда они разработали план возвращения в большой космос и сбора Эссенции разных цивилизаций. Они уже достаточно владели Эмпиреем, чтобы направлять Астеллар по своему усмотрению. Наша Солнечная система не первая на их пути, они побывали уже в трёх мирах до этого, нигде не задерживаясь больше тысячелетия. Видишь ли, поскольку их метод охоты основан на похищении космических кораблей, для их целей требуется цивилизация, уже вышедшая в космос, но ещё не построившая свой боевой флот. А этот период редко длится долго.
  - Как только местная цивилизация поставит первые ядерные боеголовки на свои корабли - она сможет уничтожить этих паразитов?
  - Уничтожить? Нет, вряд ли. Это даже Жнецам не под силу. Вернее, слишком хлопотно, чтобы Катализатор захотел с ними связываться. У него... неприятные воспоминания насчёт психократов. Но вот испортить им аппетит и настроение на несколько столетий вперёд - да, пары тысяч атомных ракет вполне хватит.
  - А вы могли бы? Ну, в чисто гипотетическом случае. Если бы что-то не поделили с ними.
  - В чисто гипотетическом... Нет, пожалуй. Это просто бессмысленно. Как у нас, так и у них есть своё "место силы" - у них комната с Икс-кристаллами, у нас - полярный город. Тот, кто удалится от своего места силы - проиграет психический поединок. Поэтому Астеллар не может напасть на нас, а мы на него, даже если возникнет подобное желание.
  - Но вы можете погрузить криптум и свои тела на корабль, а они - двигать весь свой астероид. Что произойдёт, если ваши два места силы окажутся рядом... со взаимно недружелюбными намерениями?
  - Хм... ну скорее всего, мы поспешим разойтись, поскольку героев-камикадзе нет ни у нас, ни у них, а психическая схватка такой силы мало того, что у несёт множество жизней с обеих сторон, так ещё и может спровоцировать разрушительный шторм в Эмпирее. Ни среди нас, ни среди них нет солдат - мы технари, они гуманитарии, нам нечего делить. Но если предположить, что нам зачем-то позарез понадобилось уничтожить друг друга...
  Змей задумался, обвив хвостом подбородок.
  - Каждый из нас поодиночке гораздо сильнее любого из них, но их гораздо больше. Боевого опыта нет ни у нас, ни у них... Полагаю, мы бы всё же смогли прорваться к Икс-кристаллам и разрушить их. Но проверять никто не будет, это полная глупость.
  
  Биатис не ошибся. Ричард, безусловно, был плохим верующим. Но у него под рукой (ну как под рукой, в нескольких тысячах световых лет) было свыше миллиона хороших верующих. Очень хороших. Лично видевших Святейшую не так давно по их субъективному времени. И страстно желавших её возвращения.
  Раздать им молитвенники - и они Гидру призовут за полчаса даже против желания последней.
  Проблема в том, что тексты чужих молитв по меркам Ковенанта - страшная ересь. Они признавали только один священный язык - язык Предтеч (точнее, жуткий суржик, созданный ими на основе криво расшифрованных глифов Предтеч, но попробуй им это объясни). А если осуществить перевод этих текстов на язык Ковенанта... во-первых, не факт, что сработает, а во-вторых, там в тексте слишком многое противоречит религиозной доктрине Ковенанта.
  Вариант "просто раздать тексты и заставить их механически повторить" не сработает. Такова особенность всех религиозных ритуалов, связанных с Эмпиреем - культист должен чётко понимать, что он делает и зачем.
  А как написать текст своей молитвы, чтобы он одновременно соответствовал доктринам Ковенанта и имел необходимое отражение в Эмпирее - Ричард понятия не имел. Там ведь не только слова - важны также последовательность действий и изображения, которые видит культист... положим, пентаграммы он заменит голограммами, но как объяснить здравомыслящим унггой, зачем нужно прыгать и кричать в определённых местах?
  Рой или мгалекголо без раздумий выполнят любой приказ, но как раз их зов Змеи и не достигнет - они преданы не ей, а лично Ричарду, к тому же мыслят слишком специфическим образом.
  - Летим на Венеру, - решил Ричард. - Нужно узнать особенности культа у его живых носителей.
  - Только хурагок не забирайте, - попросил Биатис. - Для полёта на соседнюю планету вам вполне хватит и тех, что остались на корабле, а мне не хотелось бы прерывать строительство.
  - Не проблема, - кивнул землянин. - Мы быстро вернёмся, не успеешь и соскучиться.
  
  Они действительно вернулись быстро... по меркам Дхувиан, но не других цивилизаций.
  
  ВЕНЕРА
  
  Венерианский океан представлял собой уникальное геофизическое образование, аналогов которому Ричард не мог вспомнить ни на одной из планет, посещённых или изученных Ковенантом. Более того, даже Кортана сказала, что такого в её базе данных не встречалось.
  Представьте себе густой красный газ, обладающий плотностью воды. Представили? Легко, достаточно посетить Юпитер, чтобы с таким познакомиться. Правда, атмосфера Юпитера достигает такой плотности при давлениях и температурах, при которых течёт металл.
  Теперь представьте себе газ, обладающий плотностью воды при давлении и температуре, допустимых для человека. Уже сложнее? Да, хотя физики и химики сойдут с ума, но в принципе такое представить себе можно. Самый тяжёлый из известных газов, гексафторид вольфрама, в тринадцать раз тяжелее воздуха, но всё ещё в семьдесят легче, чем нам нужно.
  Но скажите, что этот газ при такой плотности ещё и пригоден для дыхания человека... Всё. Приплыли. Или прилетели, если угодно.
  Биологи, химики и физики дружно делают себе харакири. Такое не-воз-мо-жно, будут повторять они до последнего вздоха, тыкая вас носом в фазовые диаграммы. И будут, чёрт возьми, совершенно правы.
  Дело в том, что это, строго говоря, не газ, а сверхкритический флюид. При температуре в тридцать градусов Цельсия и при давлении в пятьдесят атмосфер (обычные условия в некоторых местах Венеры этой эпохи) такое состояние было стабильным. И примесь кислорода в нём была достаточно велика, чтобы её могли извлечь хоть лёгкие, хоть жабры. Вот то, что оно не разъедало человека заживо - действительно удивительное качество. Большинство сверхкритических флюидов - мощные растворители.
  Человек, перемещённый в такую среду напрямую с Земли или тем более с Марса, задохнулся бы почти мгновенно. Но пройдя пару месяцев акклиматизации в венерианской атмосфере, этим кошмаром вполне можно было дышать. В конце концов, он не намного хуже здешнего воздуха.
  Инженеры Куиру, которые осуществляли терраформирование этой планеты, определённо имели хорошее чувство юмора. Потратить столько усилий, чтобы из раскалённого ада создать "всего лишь" духовку. Из мира, который поджарит тебя мгновенно - мир, который со вкусом высосет из тебя жизнь за пару месяцев. Атмосферу, в которой человеку жить в принципе можно, но совершенно непонятно - зачем?
  Аборигены-люди за тысячелетия приспособились и считали свой мир вполне нормальным и комфортным. А вот землянам приходилось проходить ряд биохимических коррекций, чтобы жить тут нормально.
  Глубоководные высокое давление изначально переносили хорошо, лучше чем любой другой вид в перенаселённой Солнечной. А вот местная температура им, привыкшим к ледяным водам Марса, пришлась совсем не по вкусу. Поэтому изначально они поселились только в искусственно охлаждаемых донных долинах, где флюид превращался в нормальную жидкость чуть легче воды. Однако за пару тысячелетий "белый свет", мутировавший в местных условиях в "красный свет", позволил их телам приспособиться. А гибриды, рождённые уже на Венере от местных аборигенов, изначально никаких проблем со средой не испытывали.
  
  Проникнуть на Венеру оказалось не сложнее, чем на Марс, но вот погрузиться в местный "океан" не было никакой возможности. Красный флюид был прозрачнее, чем вода, и любые движения в нём производили череду вспышек, созданных микроорганизмами "красного света". Погружение звездолёта километровой длины произвело бы такую феерию, что её за десятки километров было бы видно.
  Выходить в атмосферу самим не хотелось тем более. Марс времён Морских королей для малков был адом, но Венера - адом в квадрате. Не факт, что мощности их криокинеза вообще хватит на противостояние этому. При таком давлении теплообмен со средой должен быть страшный.
  - Не проблема! - радостно предложил Спартанец-1337. - Я давно хотел в этакой штуке поплавать! А жара - фигня, в бою всегда жарко, да и броня у меня с терморегуляцией! Только скажите, кто вам нужен - я его схвачу и притащу!
  - Нам нужны переговоры, а не маленькая межпланетная война, - вздохнул Ричард. - А здешние Глубоководные людей... скажем так, не сильно любят. Кроме того, вряд ли нужное знание хранит один Глубоководный - придётся расспросить десятки.
  У него на борту были собственные Глубоководные - ещё из прошлого - но часть из них выросла на Марсе, часть - уже на планетах и станциях Ковенанта, и никто из них теплолюбивым не являлся. Унггой обожали тепло, но к сожалению, плохо его переносили. Их инстинкты просто не включали защиты от теплового удара, на их родной планете "слишком тепло" не бывает. Унггой, попавший в местную атмосферу, будет нежиться до последнего, умрёт абсолютно счастливым, и так и не поймёт, что его убило. Кроме того, унггой трусливы и физически слабы (сравнительно с другими расами Ковенанта, так-то они весьма крепкие ребята), и чтобы они могли постоять за себя, их придётся отправлять группой не менее десятка.
  Конечно, можно кого угодно облачить в термозащитный скафандр, дать статус посла и отправить шляться по дну - но среди полуголых аборигенов такой гость будет слишком заметен.
  Из джиралханай, лекголо, хурагок и янми-и - плохие послы. Первые слишком раздражительны, все остальные обладают слишком негуманоидным мышлением.
  Отряд киг-яр после акклиматизации, пожалуй, сможет найти, кого следует, и привести его на борт "Найткина". Даже без стрельбы. Но венерианам на корабле Ковенанта будет с непривычки так же неуютно, как и людям в местном "океане".
  С другой стороны, корабль - на то и корабль. Контролируемая среда. Ничто не мешает в одном отсеке создать венерианские температуру и давление, в соседнем - обычные комнатные, и разделить их прозрачной стеклянной перегородкой, чтобы обеим сторонам было комфортно.
  А чтобы разведотряд не наделал дел по собственной инициативе - можно послать с ними свою астральную проекцию.
  
  Они не вернулись.
  Ричард всё видел, но никак не мог этому помешать. Глубоководные накрыли отряд неким звуковым оружием, которое мгновенно их парализовало. А стрелять на опережение "шакалы" не решились, так как им чётко объяснили, что миссия мирная. Увы, аборигенам об этом никто не сказал.
  Группу киг-яр оперативно разоружили (к счастью, Ричард предусмотрительно снарядил их огнестрелом местного производства вместо привычных плазменных пистолетов, так что утечки технологии не случилось) и увели куда-то вглубь города.
  Ковенант обиделся. С послами так себя не ведут. Правда, их не убили, что давало шанс ещё решить дело без кровопролития. Тем не менее, это было в высшей степени невежливо. Причём, что характерно, громче всего на ответном ударе настаивали даже не сородичи пленных киг-яр, а Глубоководные, присутствующие на борту. Им было стыдно, что они оказались в положении "подозрительных чужаков" - культура миллионолетней давности предполагала, что все Глубоководные - братья, и всегда смогут договориться между собой.
  "Шакалы", конечно, Глубоководными не были - но они использовали опознавательные знаки, которые не должны были измениться и за миллион лет. Если аборигены эти знаки позабыли, значит они деградировали, а если узнали, но проигнорировали - значит, предали свой вид.
  - Они оскорбили Отца Дагона и Мать Гидру! - проревел один из молодых гибридов, Глубоководный-джиралханай, потрясая пудовыми кулаками. - Следует напомнить им, что такое божественная кара!
  - Божественная кара, говоришь? - хмыкнул Ричард. - Есть у нас как раз такая...
  Створки гравитационного лифта открылись, выпуская в красное море Спартанца-1337 в полном боевом снаряжении.
  
  Это был определённо неравный бой. Один Спартанец против морского города со стотысячным населением? У города изначально нет ни единого шанса. Ричарду даже немного жалко было аборигенов, хотя они и сами нарвались.
  Плотность флюида у дна была достаточна, чтобы поддерживать на плаву раздетого человека - но не два центнера "Мьёльнира", так что 1337 рухнул на дно огненным метеоритом, оставляя за собой след из возмущённых таким безобразием светящихся бактерий.
  Подруливая маневровыми двигателями, он описал параболу и приземлился точно на крышу самой высокой башни города. Ещё в полёте на него обрушились звуковые волны с нескольких направлений. Ричард проанализировал их через телеметрию доспеха. Это было сочетание чисто физической атаки с помощью резонанса внутренних органов - и гипнотического воздействия. Второе включалось, когда нервная система была уже "расшатана", когда жертва погружалась в полубред и способность к критическому восприятию падала. Очень гибкое оружие, позволяющее по желанию разорвать оппонента на части, остановить ему сердце, лишить сознания или превратить в марионетку и заставить выполнять свои команды. Правда, автоматизации оно не поддавалось - требовалась особая чуткость, чтобы улавливать реакцию тела и мозга жертвы, подбирая к ней индивидуальные "ключики" резонансных частот. Это больше искусство, чем наука, не зря генераторы акустических волн стилизованы под арфы. Настоящая эффективность достигалась в невероятно плотной сверхкритической среде - уже в атмосфере Венеры оно работало куда хуже, а при земном давлении и вовсе вряд ли дало бы какой-то эффект. Разве что жертва согласится часами стоять и ждать, пока её как следуют обработают звуковыми волнами.
  Но для 1337 это всё было не страшнее щекотки. Этот парень умудрялся сражаться в переменном поле эффекта массы - что там ему какие-то резонансы? Во всяком случае, пять секунд, которые потребовались Ричарду, чтобы проанализировать характер атаки и включить акустические фильтры "Мьёльнира" в правильный режим, он выдержал, даже не поморщившись. А потом "арфы" и вовсе стали бесполезны.
  
  На него тут же кинулись "морские собаки" - домашние животные местных Глубоководных. Выглядели они, как парящие в красной мгле скаты, но на самом деле были куда ближе к млекопитающим - конвергентная эволюция, как у дельфина с акулой.
  Спартанец даже не стал извлекать оружия - просто крутясь на месте раздал три десятка пинков и ударов кулаков по чувствительным носам зверюг - так что те с воем отлетели в разные стороны. Три всё-таки умудрились его укусить - но просто сломали зубы о дефлекторные щиты.
  - Эй, я не люблю драться с животными! - рявкнул 1337. - Дайте мне разумных противников, и побольше, побольше!
  Его просьбу тут же выполнили - в Спартанца с разных сторон полетели метровые стрелы с зазубренными наконечниками.
  - Вы издеваетесь, что ли?
  Стрелы, как выяснилось, были не простые. Создатели оружия знали, что в плотной местной среде не смогут развить слишком большую скорость и соответственно - убойную силу. Поэтому их наконечники представляли собой скорее "боеголовки" - при ударе раскалывались прикреплённые к ним ампулы с каким-то жутко активным содержимым. Сам по себе микровзрыв был слаб, но во-первых, он разбрасывал бритвенно-острые осколки, а во-вторых, в результате возникал невероятно едкий и горячий флюид, проедавший даже каменные стены - крыша вокруг Спартанца тут же стала напоминать лунный пейзаж.
  Вот только успешное решение вторичной задачи - покалечить собственный город - никак не повлияло на решение первичной - хотя бы поцарапать наглого чужака. Стрела ещё не преодолела и трети пути с тетивы до цели, а Спартанец уже перепрыгнул на соседнюю башню и сломал стрелку его лук об голову.
  - Тебе сюда, - Ричард нарисовал на дисплее шлема стрелку к зданию, где держали заложников.
  - Уже бегу! - Спартанец помчался длинными прыжками с крыши на крышу, расшвыривая попадавшихся ему на пути Глубоководных, как котят. Ему даже не требовалось их бить - ударной волны от самого прыжка зачастую хватало, чтобы вырубить аборигена. Десятиметровых гигантов из марсианского океана тут не было, все местные имели рост человека или меньше. Не потому, что они утратили способность управлять своими размерами, присущую всем Глубоководным - а как раз потому, что активно её использовали. При венерианской жаре слишком большая масса тела вела к фатальному перегреву.
  Телеметрия пискнула и затихла - аборигены успели убить одного из киг-яр. Абсолютно непонятно зачем и на что они рассчитывали - только больше разозлили Ковенант вообще, Ричарда и 1337 в частности.
  Если раньше Спартанец старался избегать серьёзных травм, ограничиваясь умеренно весёлым мордобоем, и вообще миссия носила скорее дипломатический характер, то теперь у него осталось только одно ограничение - достичь заложников как можно быстрее.
  И он достал два плазменных пистолета.
  Ричард не успел выкрикнуть "не делай этого!", 1337 нажал на спусковые крючки за десятую долю секунды.
  Плазменные пистолеты. В сверхкритической среде.
  На том месте, где стоял Спартанец, набух ослепительный огненный шар. Пара ближайших домов обрушилась, ударная волна прокатилась по всему городу, ломая кости и разрывая жабры ближайшим Глубоководным, встряхивая и вырубая тех, кому повезло оказаться подальше.
  - Мать его... - выдохнул Ричард. - Теперь я понимаю, что значит "взорваться от злости"... Хотя тут скорее правильно будет сказать "от тупости"...
  На самом деле взрыв был не такой уж мощный - что-то около двадцати кило тротилового эквивалента. Радиус поражения не превысил пятидесяти метров, да и "Мьёльнир" выдержал, хоть и потерял полностью щит. Конечно, обычный Спартанец бы после такого еле ползал, но 1337 не был обычным. Через полминуты он уже стоял на ногах.
  - Я в порядке, только в голове немного звенит. Тут что, вообще нельзя стрелять?
  - Можно, но только пулями и только с электромагнитным разгоном - взрывчатые метательные вещества не сработают.
  - Чёрт, у меня все навешенные пушки взрывом вывело из строя. Ну ничего, я их голыми руками порву!
  - Осторожнее с руками, у тебя перчатки разъело плазмой, в двенадцати местах опасно близко к разгерметизации. Кулаками не бей.
  - Понял. Фигня, ногами запинаю!
  И 1337 взлетел на следующую крышу.
  
  К моменту, когда Спартанец ворвался в тюрьму для пленников, его щиты полностью восстановились и он снова получил возможность использовать все четыре конечности. Чем немедленно и воспользовался, сломав шею одному из охранников ребром ладони. Второму он метнул в грудь стрелу, которую поймал на лету пару секунд назад в сражении снаружи. Наконечник взорвался, уложив Глубоководного на месте.
  Певец с "арфой", который удерживал пленников парализованными, в ужасе метнулся прочь. 1337 мог легко догнать его и убить, но не любил преследовать отступающих врагов - по его мнению, подобное добивание не приносило славы.
  Он осмотрел восьмерых пленных и одного убитого. Все киг-яр находились в ленивом, сонном состоянии. Не то, чтобы совсем без сознания - скорее, в трансе. На раздражители они реагировали вяло, смотрели куда-то вдаль, словно сквозь стену.
  - Необратимых повреждений нет, - довольно кивнул Ричард, - только шок от акустики. Ничего страшного, на корабле мы сможем их реабилитировать за пару дней. Вытащи на крышу, мы подберём вас гравитационным лифтом.
  - Понял. Труп тоже тащить?
  - Да. Во-первых, его нужно похоронить по обрядам Ковенанта, а во-вторых... с ним что-то очень странное.
  Подняться оказалось не так просто. Местные не оставили попыток прикончить упавшего с неба демона. И если для самого Спартанца их атаки не представляли опасности, то для беспомощных, одурманенных киг-яр... 1337 мог закрыть собой одного пленника, но не девять сразу.
  Ричард впервые серьёзно пожалел, что избавился ото всех наземных транспортов в ангаре "Найткина". "Баньши", "Серафимы" и "Клещи" вполне могли работать в атмосфере... но то в нормальной атмосфере, а не в этом красном супе. Их импульсные двигатели произвели бы в сверхкритической среде такой же эффект, как и плазменные пистолеты, только во много раз мощнее. Впрочем, дропшипы Ковенанта также ходили на импульсных двигателях, так что и будь здесь один из них, это мало изменило бы ситуацию.
  Первой, как обычно, сообразила Дейзи-023:
  - А зачем, собственно, вообще запускать двигатели? Мы можем использовать "Клещ", как батискаф: опустить его на крышу гравитационным лифтом, загрузить эвакуируемых, а затем просто включить антигравы, и он всплывёт.
  - Чёрт, а ведь верно! - всплеснул руками Ричард. - Я сам должен был додуматься!
  Гравитационный лифт нельзя использовать на подъём в сверхплотной среде - он потащит вверх весь столб жидкости. Но вполне можно - на спуск. Восходящее течение хоть и возникнет, но будет умеренным, а краевые вихри удержат аппарат от выхода из столба.
  На самом деле у Ковенанта есть два типа абордажных транспортов - "Большой клещ" и "Малый клещ". Вооружение и функционал у них практически одинаковы, но "Большой клещ" имеет длину в шестьдесят два метра и несёт до 75 солдат и бронетехнику, а "Малый" - всего двадцати метров в длину, с абордажной командой в 8-10 бойцов. Ричард, разумеется, использовал "Малого клеща", его было вполне достаточно для решения задачи, а "Больших" на борту "Найткина" было всего два, и применялись они в исключительных ситуациях.
  
  Через три минуты дистанционно управляемый "Клещ" выскользнул из ангара и бесшумно бултыхнулся в красную муть.
  Правда, за это время у Спартанца-1337 появились новые проблемы. Аборигены ударили звуком по стенам здания, где он находился, намереваясь обрушить сотни тонн камня ему на голову.
  В ответ Спартанец кинул в окна пару плазменных гранат. Правда, во флюиде они были не очень-то плазменными - сработали скорее как обычная взрывчатка. Зато на максимальной мощности радиус поражения ударной волны достиг сотни метров. Музыка смолкла надолго.
  Ричард ослабил гравитационный луч и "Клещ" понёсся вниз с изяществом падающего кирпича. На самом деле глубина здесь была не так уж велика - всего полтора километра ниже уровня моря. Так что аппарат достиг цели в считанные минуты - быстрее, чем Глубоководные успели продумать и подготовить новую атаку. Впрочем, с каждой сотней метров его скорость снижалась - флюид становился всё плотнее, сопротивление движению росло, как и плавучесть аппарата. На последнем участке пути Ричарду даже пришлось стравить часть воздуха.
  Спасательный транспорт мягко ткнулся носом в крышу тюрьмы и завалился набок. Остаток воздуха вылетел с гулким звуком, уравнивая давление на борту "Клеща" с наружным. Спартанец-1337 перетаскал внутрь всех киг-яр по очереди за десять секунд, в очередной раз перекрыв все мыслимые нормативы по эвакуации. Глубоководные молчали - то ли не успели прийти в себя после взрыва, то ли передумали воевать с чужаками, у которых есть такие небесные лодки и такой монстр-разрушитель (а вдруг он ещё и не один?!).
  Впрочем, через минуту Ричард убедился в правоте первой версии. Местных можно было обвинить во многом, но только не в трусости. Стоило ему начать всплытие, как на борта транспорта обрушился град стрел и полились разрушительные аккорды "арф".
  Увеличить скорость подъёма Ричард не мог, чтобы не наградить пассажиров кессонной болезнью. Но в этом и не было надобности - так же, как в ответной стрельбе. "Клещ" строился для прорыва шквального заградительного огня ПКО, его дефлекторы держали килотонны тротилового эквивалента. Для аборигенов он был абсолютно несокрушимой сказочной летающей крепостью.
  И похоже, что Глубоководные это поняли довольно быстро. Всё-таки интеллект они унаследовали от куда более развитых предков. Но понять умом и принять сердцем - разные вещи. Смириться с тем, что добыча находится под носом, даже не сопротивляется, но при этом остаётся недосягаемой, они так и не смогли. Их атаки, столь же яростные, сколь и безрезультатные, продолжались час за часом. Вероятно, этот почётный эскорт мог бы сопроводить импровизированный батискаф до самой поверхности. Но один неприятный эпизод разрушил сложившуюся гармонию.
  Морской народ попытался облить "Клеща" той самой сверхъедкой дрянью, которой они начиняли стрелы. Только вместо ампулы в полмиллилитра здесь был бочонок в добрую сотню литров. Огненное облако, возникшее при его подрыве, расползлось на десятки метров, так что транспорт Ковенанта скрылся в нём полностью. При этом дефлекторы на него не реагировали в принципе - суммарная кинетическая энергия молекул, единовременно пересекающих границу поля, была слишком мала. Флюид просачивался сквозь щит так же как некогда просочился Ричард. И сверхпрочный наноламинат начал таять, как сахар в кипятке.
  Сорвать огненный шлейф было проще простого - достаточно врубить антигравы посильнее и подпрыгнуть на сотню метров вверх. Но это означало ударить пассажиров взрывной декомпрессией. 1337 в "Мьёльнире" выдержит, а вот "шакалы", которым и так уже изрядно досталось...
  Стоп! А почему, собственно? Кто сказал, что плавное снижение давления нужно обеспечивать непременно естественным путём, меняя глубину?
  "Моро, ты полный... полнейший идиот! У "Клеща" жёсткий корпус, внутреннее давление никак не связано с наружным - какое установишь, такое и будет!"
  Конечно, СЖО корабля не смогут перерабатывать красную муть - но на несколько часов вполне хватит того кислорода, что в ней уже есть!
  Наглухо задраив оба люка шлюза, Ричард стрелой рванул машину вверх. Морские люди вместе с их оружием мгновенно остались позади, как и было сказано в заветах Ковенанта. Точнее, внизу, но ведь "перёд" - это направление, куда движешься, разве нет?
  Спустя полминуты вынырнувший из алой преисподней стойкий маленький кораблик, ошпаренный, но не сломленный, уже подхватывали нежные лапы посадочных полей "Найткина".
  
  С тактической точки зрения это была безоговорочная победа. Со стратегической - полный провал. Потери Ковенанта - один солдат, один абордажный катер, и одна пара бронеперчаток "Мьёльнира". Потери Глубоководных - несколько сотен бойцов, два десятка зданий и чёртова уйма оружия и боеприпасов. Но если бы Ричард измерял победы и поражения нанесённым ущербом, он мог бы попросту шарахнуть по городу плазменной торпедой. Ковенант абсолютно никак не продвинулся к своей главной цели - найти способ вернуть Святейшую. Наоборот - серьёзно испортил отношения с теми, кто знает этот способ. В смысле стратегии абсолютно неважно, что морские люди первыми начали.
  
  Давление на борту "Клеща" потихоньку снижалось, но до атмосферного земного было ещё далеко. Дэйр-Ринг телепатически приводила в сознание одного за другим выживших киг-яр. Ричард послал к ним пару хурагок - "латать" физические повреждения - благо, "Клещ" был оборудован шлюзом, а полумашины были к перепадам давления восхитительно безразличны, хотя и потеряли способность летать на пару минут - пока не отрегулировали давление в газовых мешках.
  Сам же он, просунув щупальца сквозь обшивку, тщательно исследовал труп убитого киг-яр.
  - Очень странно, - хором сказали они с Охотником, и удивлённо уставились друг на друга.
  - Что странно? - первым пришёл в себя Ричард.
  - Я не ощутил его смерти. Его душа не была собрана, но не была и потеряна навсегда. Она... просто аннулирована. Как при превращении в хаска. Вероятность смерти сошла на полный ноль.
  - И я нашёл нечто подобное, - хмуро сказал Ричард. - Этот парень вроде бы биологически мёртв... но какие-то процессы в его теле продолжают идти. Причём не просто метаболизм - это было бы понятно - но и передача сигналов. Похоже, что "красный свет", в отличие от "белого", не только упрощает телепатическое общение и ускоряет регенерацию, но и имеет собственное мнение, как и что должно работать в организме...
  - Потоп, - хмуро подытожил Охотник.
  Название Потопа с языка Предтеч переводится как "перевоплощённый мёртвый". Для Потопа просто не существует такой вещи, как смерть. Пока органика вообще существует, пока не распалась на простейшие соединения - она может быть использована. Процессы распада лёгким движением "дирижёрской палочки" превращается в продолжение метаболизма. Ричард помнил, как это делал - в прежней жизни ему случалось поглощать не только живых, но и умерших. Хотя до "красного света" и того, что он делал - неуклюжим потугам Мастера было как до луны. Ничто, погружённое в этот газ, не могло по-настоящему умереть - только переходить от одной формы жизни к другой.
  - Создав "белый свет", Куиру кастрировали Потоп, - прошептал Ричард. - В океанах Марса он был безопасен, даже полезен. Но здесь, на Венере... что-то заново пробуждает его. Утраченные функции возвращаются.
  
  Как только давление на борту "Клеща" упало до приемлемого, все живые и здоровые киг-яр были немедленно переведены в отдельный карантинный блок, а "труп" (или труп - Ричард так и не определился, нужно ли тут использовать кавычки, можно ли считать заражённое мёртвым) в сверхпрочный "аквариум".
  Хорошая новость - "красный свет" не обладал такой адаптивностью, как "белый". В организме Ма-Алек он бы вообще не выжил - не умел настолько изменять метаболизм. При переходе в кислородно-азотно-гелиевую атмосферу его бактерии продолжали "работу" максимум несколько часов (точный срок зависел от давления, чем ниже, тем короче), а затем впадали в спячку.
  Плохая новость - "уснули" не значит "умерли". Вычистить от них организм было практически нереально. Часть бактерий просто впадала в спячку - эти ещё можно было кое-как убить разными антибиотиками. Но другие спорулировали, становясь почти неуязвимыми ко всем химическим воздействиям. А третьи и вовсе мимикрировали под клетки организма, либо сливались с ними (Ричард так и не понял, как они это делают).
  Ему теперь предстояло принять ответственное решение - допускать ли заражённых общаться с остальными, или оставить в карантине до конца жизни? Прямо сейчас "красный свет" не размножается, вообще ничего не делает... но кто может сказать, не пробудится ли он со временем? Да, сейчас по степени контагиозности он даже ниже, чем "белый свет", распространяется исключительно дыхательно-флюидным путём. Но если одна мутация восстановила способность Потопа к управлению жизненными процессами, не сможет ли другая мутация восстановить его плодовитость?
  С другой стороны... они и так тут все смертники, по большому счёту. В Ковенанте обвинение в заражении Потопом с кораблей Святейшей так и не было снято - до самого конца они оставались в карантине - на всякий случай. "Просветлённое Паломничество" - изначально зачумленный корабль, на его борт ступали лишь те, кто не боялся ни Потопа, ни оказаться отрезанным от соплеменников. А "Найткин" - его дочерний, экипаж корабля-разведчика набирали в основном со сверхносителя. Так что нет смысла перестраховываться и вводить "карантин в карантине" - мутировать и "белый свет" может.
  Ричард поставил подпись под распоряжением об освобождении спасённых через два цикла (цикла Ковенанта, естественно, примерно равных десяти земным дням, а не цикла Жнецов), и продолжал размышлять.
  - Я могу слетать туда сама, - предложила Дэйр-Ринг. - Возьму ещё один "Клещ", исправный... пока я внутри, перегрев мне не грозит, СЖО с ним справится. Телепатически захвачу парочку местных и потрясу как следует. Если договориться не удастся, просто считаю все нужные знания.
  - В крайнем случае так и сделаем, - решил Ричард, - но есть проблема - их огненное оружие... Положим, я смогу разработать покрытие, которое убережёт корабль от разъедающего эффекта флюида, но твою психику мне защитить нечем. Пока всё вокруг горит, тебе будет явно не до телепатии.
  - Верно, - девушка немного приуныла. Белые марсиане боятся огня ничуть не меньше, чем зелёные, хотя на Ма-Алека-Андре существуют городские легенды, будто они использовали пламя во время гражданской войны, и даже чуть не победили за его счёт. Действительно, использовали... только в автоматических установках, которые срабатывали за сотни километров от ближайшего живого белого. Им легче допустить мысль о применении огня, поскольку они вообще меньше беспокоятся о чужой жизни... но только мысль, в теории. А лицом к лицу с пламенем - никакой разницы нет.
  
  Для начала ему нужно было понять, что собой вообще представляют местные жители.
  Радиосвязью жители этого района не пользовались, так что вариант "просто летать и подслушивать" не годился. Из передач земных колонистов и из орбитальных наблюдений он знал, что Красное море находилось в области так называемой Внутренней Венеры - малоисследованной и загадочной территории площадью в добрую треть планеты, окружённой кольцевым хребтом Гор Белого Облака. Возможно это были остатки колоссального метеоритного кратера - данная гипотеза подтверждалась тем, что центр территории находился значительно ниже поверхности Венеры. Горы были необычайно высокими и из-за многочисленных магнитных и электрических аномалий в них все приборы сходили с ума, что делало территорию Внутренней Венеры почти недосягаемой из более цивилизованных районов. Космический корабль, разумеется, мог сесть в эту гигантскую чашу прямо с орбиты - как сделал сам Ричард. Но бушующие в верхней части тропосферы ураганы делали такую попытку почти самоубийственной. Это километровой туше "Найткина" было на ветер плевать - в худшем случае немного в сторону снесёт. Маленькие кораблики землян этого времени не имели антигравов - они садились либо на аэродинамике, как аэрокосмические челноки, либо вертикально, стоя на огне. Любой сильный боковой порыв мог стать для них летальным. Поэтому их космодромы располагались у полюсов, где ветры были минимальны. А Внутренняя Венера занимала умеренные широты - и немного захватывала экватор. Она была отдельной ячейкой циркуляции, почти не связанной с остальной атмосферой.
  Ричард сбросил с корабля сотни тысяч "жучков" - микрофонов размером с монетку, которые передавали услышанное лазерами в ближнем инфракрасном диапазоне, невидимом для Глубоководных. Разумеется, сами по себе такие маленькие излучатели не могли "докричаться" до поверхности, поэтому Ричард использовал принцип сотовой связи - на каждые несколько тысяч "жучков" приходилась более крупная бомбовая станция, которая собирала их сигналы, записывала и посылала вверх направленным лучом.
  Первые бомбы-передатчики были пойманы и уничтожены аборигенами раньше, чем достигли рабочей глубины. Следующую модель пришлось снабдить "плавательным пузырём" - газовым баллоном, который достаточно замедлил её спуск, чтобы избежать серии вспышек. Только после этого удалось незаметно выстроить вертикальную цепочку ретрансляторов над городом. Вернее, цепочки над городами - поселений на дне у Глубоководных оказалось больше одного.
  Тут, естественно, встал в полный рост вопрос обработки информации. Классическая проблема спецслужб. Записывать разговоры всех граждан двадцать четыре часа в сутки - никаких проблем, технология позволяет. А вот кто эти разговоры будет потом двадцать четыре часа в сутки читать? Как отделить действительно значимые сообщения от пустой болтовни? Роботам нельзя приказать "вычленять всё подозрительное".
  Хорошо ещё, язык за миллион лет изменился незначительно (хвала запредельной исторической инерции марсианских народов!), и Глубоководные на борту "Найткина" быстро приспособились понимать эту речь. Но их было всего два десятка, а говоривших - под миллион.
  Впрочем, слабый ИИ законы Ковенанта не запрещали, а его задача была куда более научной, чем выявление подозреваемых в терроризме. В архивах Флота Спасения нашлась экспертная система, способная после небольшой донастройки выловить все разговоры об истории, географии, этнографии и политике.
  
  "Вначале в Красном море обитала раса, которая еще сохраняла чешую и плавники. Они были амфибиями, однако через некоторое время часть этой расы пожелала жить только на суше. Произошла ссора, последовала битва, и некоторые из них навсегда покинули море. Они потеряли плавники и почти всю чешую, зато обладали большой душевной силой и любили править. Они подчинили человеческие народы и держали их почти в рабстве. Они ненавидели своих братьев, которые продолжали жить в море, и те ненавидели их.
  Потом к Красному морю пришел третий народ - пираты с Севера. Они нападали и грабили, и не носили ярма. Пираты основали поселение на Кром Дху и на Черной Скале, и построили ладьи, и обложили данью прибрежные города.
  Но порабощенные люди не хотели сражаться с разбойниками. Они хотели драться вместе с ними и уничтожить морской народ. Пираты были людьми, кровь взывает к крови. Разбойники тоже любили править, а места были богатые. К тому же наступил такой период их племенного развития, когда они были готовы превратиться из воинов-кочевников в строителей собственного государства.
  Итак, разбойники, морские люди и оказавшиеся между ними порабощенные народы начали битву за эту землю".
  Ричард остановил запись подслушанного эпоса. Похоже, его угораздило влезть в самый центр межэтнической разборки - в чём-то эта ситуация напоминала Раскол Ковенанта. Есть свои, есть чужаки, и есть бывшие свои, которые даже хуже чужаков. Непосредственно донных жителей эта разборка на суше не затрагивала - пока что. Но они понимали, что кто бы ни победил наверху, он неизбежно обратит внимание на города в Красном море - и вряд ли это внимание будет дружелюбным. Поэтому ко всему, что приходило с поверхности, относились с естественным недоверием. И "общие для всех Глубоководных знаки" тут не работали. У "любителей суши" эти знаки тоже были.
  Киг-яр были приняты за "шпионов Ранн" - так звали правителя сухопутной ветви морского народа. Правда, явившийся следом человеческий воин в несокрушимых доспехах вызвал у аборигенов состояние, близкое к панике - о нём до сих пор старались говорить пореже и вполголоса. Ни у кого из местных людей не было такой силы и такой скорости, ни один известный Глубоководным народ не строил корабли с такими крепкими бортами.
  Менее суеверные и более смелые спорили о том, кто послал воина-демона - отступники или короли-пираты? Первое казалось им более вероятным, люди как были дикарями, так и оставались (на этом месте Ричард хмыкнул, а кулаки его Глубоководных невольно сжались - уж кто бы говорил!). Среди подданных Ранн тоже было немало чистокровных людей, а вот пираты вряд ли смогли бы нанять подобных экзотично выглядящих рептилоидов - ксенофобия бы помешала (очередной взрыв смеха среди слушавших - для Ковенанта слова "пираты" и "киг-яр" были без пяти минут синонимами).
  Но доспех и корабль... большинство говоривших сходилось, что Ранн заключила (значит, это не правитель, а правительница) сделку с пришельцами Извне. Так жители Внутренней Венеры называли тех, кто жил за Горами Белого Облака. Ходили слухи, что там люди намного более технически развиты, чем местные варвары. Но немногочисленные контакты с ними держал в руках Шараан, человеческий пиратский город. Хотя он напрямую в войне не участвовал, так как был слишком далеко, но оружие для злейшего врага через него не прошло бы.
  "Либо Ранн нашла другой путь контакта, либо откопала где-то на суше оружие древних народов", - говорили со страхом Глубоководные.
  Такую вещь, как "Найткин", они по-прежнему не могли себе представить даже в кошмарах. И это была единственная хорошая новость на данный момент.
  
  А ещё местные утратили способность к производству шогготов. Ну, стопроцентной уверенности в этом не было - никто из аборигенов такого прямым текстом за исследуемый период не сказал. В их разговорах вообще не упоминалось ничего похожего.
  Но Глубоководные "Найткина" засели в лаборатории с "красным светом" и спустя сутки выдали результат - нельзя из этого собрать самодостаточный многоклеточный организм. Разных паразитов и симбионтов - сколько угодно, а вот само по себе оно жить не могло. Во многом эта новая форма жизни была ближе к вирусу, чем к бактерии. Нет, у неё в принципе была собственная белковая оболочка, она даже могла самовоспроизводиться вне клетки, но по сложности и универсальности до суперклетки Потопа такая бактерия явно не дотягивала. Из сверхплотно упакованной ДНК транскрибировалось менее десятой доли процента. Зато попадая в более развитый организм она тут же разворачивалась и начинала руководить его клетками, как умелый дирижёр оркестром. Каждая клетка заражённого получала СВОЮ генетическую программу, отличную от других. Более того, они ещё и обменивались короткими отрезками РНК, координируя свою работу.
  Такую "паразитическую многоклеточность" Ричард ранее видел только один раз - когда работал с ФЭВ. И это пугало.
  Из подслушанных разговоров он узнал, что морской народ использовал это свойство "красного света" для создания замены шогготам. На них работали и за них сражались... оживлённые "красным светом" мертвецы с поверхности.
  "Сначала цивилизация вампиров, теперь ещё и некромантов. Что за грёбаную фэнтези они тут разыгрывают?"
  Зато он понял, для чего убили Лема (так звали погибшего киг-яр). Его и остальных восемь планировалось использовать как троянских коней. Высокая концентрация "красного света" позволяла затянуть раны и успешно выдать мертвеца за живого. На суше - ненадолго, пока не кончатся запасы биохимической энергии. А в Красном море - на любой срок, на какой захочется оператору.
  Несколько тысяч лет назад именно так Глубоководные сокрушили несколько наземных городов. Собрали их же собственных покойников, накачали по уши "красным светом" и отправили назад, как чудом спасшихся. Когда их впустили внутрь, мертвецы неожиданно напали на стражу и открыли ворота основным силам вторжения. Сейчас морской народ обсуждал возможное аналогичное применение некромантии (или правильнее всё-таки сказать "биомантии"?) против своей отколовшейся ветви и королей-пиратов. Ранн конечно же знала о такой "технологии" у своих сородичей, знали все морские люди, рождённые до исхода на сушу - а вот подданные из числа людей были не в курсе, их никто не спешил просвещать.
  Ричард мысленно хмыкнул, представив себе, как девять мёртвых киг-яр, вооружённых только старинным огнестрелом, штурмуют корабль с многотысячным экипажем, или пытаются "открыть его ворота" (видимо, гравитационный лифт) армии вторжения. О карантинных мерах обитатели Красного моря явно не слышали. Впрочем, когда он представил себе зомби, созданного из Спартанца-1337, ему резко стало не смешно.
  Минутку, а можно ли...
  Ричард на пять дней ушёл в себя. Последние несколько десятилетий (или последний миллион лет по времени внешнего мира) он занимался в основном техникой, и знания по медицине и биологии успели несколько поблекнуть в его уме, стать неактуальными. Но ведь Мастер был не только инженером, но и одним из лучших биоинженеров на Пустошах. Мало кто больше него знал о мутациях.
  Через пять суток он устало поднял голову от пробирки. Вид у него был тот ещё. Пять дней без сна вымотают даже зелёного марсианина.
  "Морской зверь спрут - весь цветными пятнами иду. То красный. То синий. Выдумал, называется, воду для фокусов..."
  Но главное доказательство он нашёл.
  "Красный свет" мог не только поддерживать иллюзию жизни. Он мог в буквальном смысле слова оживить мертвеца! В смысле, сделать его жизнеспособным достаточно, чтобы тот выжил и без внешней энергетической поддержки.
  Разумеется, это не означало, что воскресить можно кого угодно и где угодно. Смерть должна была наступить в Красном море, и труп не должен был ни на минуту покидать флюидной среды. Только в этом случае покойник сохранит воспоминания и прежнюю личность. Оживить - в смысле, заставить ходить и дышать - можно и труп суточной давности, пролежавший всё это время на воздухе. Но мыслить он уже не будет. Даже если "красный свет" восстановит его мозг (сложно, но реально) - это будет мозг новорожденного, не имеющий никакого отношения к прежней личности.
  Но... погибший Лем этим требованиям соответствовал, так что вернуть его теоретически несложно. Управление "красным светом" в телах покойников - разновидность электромагнитной телепатии, а её Ричард уже ранее освоил. Конечно, тут своя специфика кодировки сигналов, и нужно как следует потренироваться на кошках... Кстати, где бы взять таких кошек? Обычно "модельными животными" в Ковенанте работали черви-лекголо - по отдельности они неразумны и мыслящие колонии испытывают к ним не больше сантиментов, чем люди - к срезанным волосам. Но в данном случае они не годятся, поскольку по отдельности у них слишком примитивная нервная система - а как раз безошибочное восстановление ЦНС и было главной задачей Ричарда.
  Мелькнула мысль погонять разные модели воздействия на шогготах, уж те точно протестовать не будут - но смесь "красного" и "белого света" могла дать абсолютно непредсказуемый эффект, так что от этой идеи он быстро отказался.
  Перед тем, как лечь спать, Ричард послал в безлюдные районы Венеры несколько разведчиков, приказав им наловить местных животных. Когда он проснулся, приказ уже был выполнен. Также были подготовлены камеры с красным флюидом. Ранее он разгадал другую загадку - как заново насытить эту среду кислородом. Выяснилось, что "красный свет" помимо прочего способен и к термосинтезу - выработке кислорода за счёт вулканического тепла. Растения в Красном море не жили, так что это был единственный источник.
  Ещё дней шесть ушло на опыты, но в итоге Ричард научился реанимировать всё живое без потерь качества жизни или воспоминаний. Вот только после этого бывшего покойника приходилось отправлять в карантин. Нет, спасённым "шакалам" вскоре будет позволено выйти из герметичных боксов, но с ними до конца жизни останутся другие запреты - на половой акт, на купание в общем бассейне, на использование чужой посуды или зубочисток... Но лучше быть немного ограниченным в правах, чем трупом, не так ли? Тем более, секс в жизни киг-яр играл гораздо меньшую роль, чем у людей или джиралханай. Потребность в нём была сильна только в брачный период, один месяц в году - остальное время они фактически бесполы.
  И вот уже считавшийся погибшим Лем снова становится в строй со своими "братьями". Киг-яр вообще мало религиозны - даже странно, как этих прагматичных скептиков терпели в старом Ковенанте - но тут трудно было не поверить в чудо. Сам Лем - так однозначно поверил. Определённо миссия этого корабля велика и свята, благословлена Предтечами, если тут даже мёртвые воскресают!
  
  А через пару часов после окончания маленького праздника возвращения к нему подошла Дэйр-Ринг.
  - Я тут слетала на разведку, пока ты в лаборатории копался. И кое-что собрала - думаю, тебе пригодится.
  - Зачем ты подвергала себя такому риску?! - возмутился Ричард. - А если бы криокинеза не хватило? И ты бы поняла это, когда уже не успевала вернуться к кораблю до теплового удара? Или ты в истребителе летала?
  Он спросил раньше, чем сообразил, что сморозил чушь. Даже в том затраханном состоянии, в каком он пребывал последние дни, Ричард бы никак не пропустил запрос на открытие ангара и запуск аппарата. Незаметно выскользнуть можно было, только пройдя сквозь стены.
  - Я взяла ту тяжёлую броню с реактивными двигателями и системой невидимости, что ты мне подарил. В ней достаточно мощные охладители.
  Ричард тихонько охренел.
  - Но как ты смогла её незаметно вытащить наружу?!
  - А вот так! - девушка гордо ухмыльнулась. - Спросила совета у Дейзи-023, она мне подсказала, как найти и открыть технические люки.
  Тут Ричард смутно вспомнил. Да, был сигнал об открытии люка пять дней назад, но он, погружённый в работу с головой, не обратил на него внимания.
  И поскольку доспех имеет собственную систему невидимости, риск попасться достаточно низок... тем более для телепатки.
  - И что ты сумела найти?
  - Ну, для начала я нашла тут - на другом конце Красного моря, возле Шараана - одну старую колонию потомков Дхувиан. Они вымерли много тысяч лет назад, но оставили очень интересные записи. По мере роста численности в их городе возникло неравенство - старшее поколение, которое было Эссенцией, загруженной в тела шогготов, имело значительное преимущество над своими потомками. Они были метаморфами, ничем не болели, могли принять любой облик по желанию, увеличить свои физические характеристики или возможности мозга, приспособиться к любой пище... Но те, кто вылупились из отложенных ими яиц уже тут, на Венере, были самыми обычными Дхувианами - со всеми достоинствами и недостатками обычной змеиной плоти. Старейшины колонии попытались использовать "красный свет", чтобы обойти это неравенство. Превратить своих детей в таких же метаморфов. Некоторые учились управлять "красным светом" в своих телах сами, направляя электромагнитные волны в тело, других "модифицировали" в специальной машине, которая задавала алгоритм мутации. К сожалению, успех был временным. То ли "красный свет" вообще не подходит для долговременного контроля, то ли они просто разработали неверные программы... словом, получили целый пакет неприятных мутаций, раковые опухоли всех видов, аллергии, иммунодефициты, лишние органы... бешенство генных структур. Старейшины наблюдали за этим и ничего не могли поделать. После того, как последний изменённый потомок умер, старейшины и редкие неизменённые их потомки затопили город и ушли куда-то ещё.
  Ричард кивнул.
  - Ты скопировала записи?
  - Естественно. Абсолютно всё. Думаю, это значительно продвинет твои опыты - в конце концов, ты работаешь месяцами, а они - тысячелетиями. Но это ещё не всё. После Шараана я ещё раз облетела море... и кажется я нашла, кто поможет нам призвать Змею без необходимости ссориться с морским народом.
  
  - Я никогда не верила ни в Отца Дагона, ни в Мать Гидру, - призналась зеленоволосая женщина, привольно раскинувшись на диване. - Я и мой народ - атеисты, мы верим только в собственную силу и знания. Это и стало причиной раскола между нами и морским народом. Но тем не менее, в детстве я, как и все, учила нужные ритуалы. Если они вам нужны, я могу поделиться. Не бесплатно, разумеется.
  Поскольку Ричард для переговоров сохранил облик офицера Джиралханай, они рядом выглядели, как картина на тему "красавица и чудовище". Морской народ практиковал какую-то форму неотении - его гибриды не превращались в Глубоководных полностью с возрастом, а останавливались в метаморфозе где-то на середине пути, сочетая человеческие и рыбьи черты. Ричард не знал - было ли это осознанным решением, или ещё одним эффектом "красного света".
  Но у сухопутного народа Ранн эта неотения зашла гораздо глубже. Королеве мятежников было уже несколько тысяч лет, но рыбьего в ней было очень мало - а вот человеческого наоборот, очень много. Разве что необычный цвет волос, губ и глаз (полупрозрачный аквамарин) да крошечные блёстки чешуек по всему телу выдавали, что перед вами существо иного биологического вида.
  Земного табу на наготу на Венере никогда не существовало (что неудивительно при царившей здесь "парилке"), и Ранн была облачена только в серый шёлковый плащ с застёжкой на шее, ничуть не скрывавший её прекрасного тела. Ричард ощутил, что в нём пробуждаются давно забытые чувства.
  Для марсианина внешность партнёра не имеет никакого значения, он оценивает только разум. Для Ма-Алефа-Ака, в силу того, что он был "сейфом", все женщины были одинаковы и ничем не отличались от мужчин. Он был абсолютно асексуален, сублимируя похоть в злость. Мастер, попавший в его тело, ввёл для себя иную систему оценок, чисто эстетическую. И Клонария, и Дэйр-Ринг не были женщинами в человеческом смысле этого слова, но были милыми и кавайными, как сказали бы якудза. И этого хватало Ричарду, с учётом марсианской физиологии, чтобы считать их обеих сексуально привлекательными.
  Но тело и лицо Ранн были сексуальны именно по человеческим стандартам, и из-за этого в нём пробуждалось нечто давно забытое - мысли и чувства даже не Мастера, а Ричарда Грея. Это бы ничуть не мешало переговорам... если бы лежащая напротив женщина не была чертовски сильным эмпатом и телепатом. Причём в электромагнитном спектре - единственном, от которого у Ричарда иммунитета не было. Даже если бы он полностью вычистил из себя "белый свет", они находились достаточно близко друг к другу, чтобы Ранн могла улавливать электрические токи его мозга напрямую.
  Он, конечно, мог намертво себя заэкранировать, но это бы выглядело слишком смешно. Раньше надо было блок ставить, когда в комнату только вошёл.
  - И какую же оплату вы хотите получить?
  - Вы обладаете большой мощью. У вас есть как минимум один солдат, который в одиночку убил пару сотен воинов морского народа, и как минимум один корабль с непробиваемой бронёй. Подозреваю, что у вас есть гораздо больше. Уничтожьте столицу в Красном море - и я дам вам то, чего вы хотите. Только столицу, с остальными городами я справлюсь сама.
  - Гм... дамочка, вам не кажется, что вы просите немного многовато за устаревший ритуал, в силу которого сами даже не верите?
  - Вам нужен не отдельный ритуал. Вам нужен весь кодекс - вся Книга мёртвых имён. Её даже школяры изучают десятилетиями, а жрецы - веками, и никто не может сказать, что понимает её до конца, на всех уровнях смысла. Языки, знаки, списки Древних, основы философии, толкования, комментарии... Возможно, мои предки насочиняли бред, но это бред весьма обширный и хорошо упорядоченный. Даже как художественное произведение и культурный памятник - он стоит очень дорого. А если предположить, что он реально обладает некой силой...
  - Видите ли, дорогая моя! Я обратился к вам за помощью, чтобы НЕ развязывать большую войну ради одной старой веры. Если я решу всё-таки воевать, мне ваше посредничество не понадобится. Я могу просто атаковать любой город на дне, захватить достаточно пленных, и абсолютно бесплатно вытащить из них всё, что им известно!
  - Что ж, - обворожительно улыбнулась женщина, - меня это тоже вполне устроит.
  - А чтобы вы не извлекли выгоды от сопутствующего ущерба, который я при этом нанесу, я заодно атакую и один из ВАШИХ городов. Пленные с двух сторон конфликта однозначно дадут мне больше информации, чем с одной. А равновесие сил останется прежним.
  - Вы мне угрожаете, пришелец? - обаятельная улыбка сменилась холодным взором "железной леди".
  - Нет, что вы. Просто веду переговоры в выбранном вами же стиле. Тот, кто хочет обрушить огонь и серу на чужую голову, должен как минимум учитывать в своих расчётах вариант, что аналогичная субстанция может пролиться на его собственную.
  - Есть вариант проще, без... хммм... огня, - Дэйр-Ринг в образе матриарха киг-яр бесшумно скользнула в комнату. Выходцы с астероида Т'вао, как ни странно, были более сильными и выносливыми, чем обитатели родного мира киг-яр - трудно поверить, но гравитация на астероиде была больше, чем на их родной луне (ещё один астроинженерный опыт Предтеч, хотя правильнее сказать "астроинженерное хулиганство"). Так что самка производила впечатление - два метра ростом, ещё выше благодаря гребню перьев на затылке, оскаленные зубы, ледяной убийственный взгляд... Ранн, правда, встретила его, не дрогнув - она была не менее сильной женщиной, хотя и с более мягким телом.
  - Так ты и есть та пташка, которую я чувствовала в контакте разумов? Удивительно. Ты не производишь впечатления обладательницы сильного сознания - по твоему виду можно предположить, скорее, что вся сила ушла в тело. Как те человеческие пираты, с которыми мы воюем. Они проводят всю свою короткую жизнь, накачивая мышцы тела, хотя лишь сильнейшие из них могут сравниться со мной, хрупкой женщиной.
  - Мышцы Глубоководных в несколько раз сильнее человеческих на одно волокно, - кивнул Ричард. - Мы знаем, изучали. Они больше схожи по структуре с нашими, джиралханайскими. У вас мутация только началась, если бы вы полностью превратились в Глубоководную, то были бы гораздо сильнее. Если бы доросли до моего роста, то были бы, возможно, сравнимы со мной... по силе, но не по прочности.
  - Откуда... - женщина вжалась в постель. - Откуда вы знаете про полное превращение?! Даже среди моего народа эта тайна известна немногим!
  Ричард усмехнулся.
  - Наши народы, миледи, тоже довольно древние. Мы встречались с вашими гибридами ещё тогда, когда они превращались полностью. Возможно, есть способ договориться о равноценном обмене информацией. Без кровопролития. Мы слишком хорошо знаем природу насилия, чтобы прибегать к нему без крайней необходимости. Но если мы расскажем вам, кто мы, и откуда пришли, в обмен вы можете рассказать нам эпос своего народа?
  - Нет, - Ранн взяла себя в руки и снова стала совершенно невозмутимой "снежной королевой". - Я назвала свою цену. Другой не будет.
  - Хорошо, оставим пока в стороне тот вопрос, что я могу разозлиться на такое упрямство и сделать глупость... я не могу, иначе я бы не был дипломатом. Но вы уверены, что ваши морские сородичи не предложат лучшую цену?
  - После вашего с ними первого знакомства в таком стиле? Совершенно уверена!
  - Ну, они полагали, что имеют дело с вашими разведчиками. Если я смогу их убедить, что являюсь четвёртой силой...
  - Постойте, - прервала их Дэйр-Ринг, - так переливать из пустого в порожнее можно ещё долго. У меня есть более конструктивное предложение. Ты подвергла сомнению силу моего разума, повелительница еретиков. Предлагаю тебе убедиться, что ты ошибаешься. Я вызываю тебя на ментальную дуэль. Ставка - твои или мои знания. Кто из нас победит - тот сможет прочитать побеждённого.
  - Я бы с тобой с удовольствием поразмялась, птичка... - Ранн потянулась, как кошка, демонстрируя своё гибкое тело во всей красе. - Но ставка не равноценна. Мне, конечно, интересно, откуда вы взялись с такими знаниями... но ваши мечи и броня всё же гораздо важнее. Это мой долг, как королевы. Если вы - высокопоставленный чиновники своих племён, вы меня поймёте тоже. Благо народа важнее удовлетворения любопытства.
  Ричард с облегчением вздохнул. Больше всего ему сейчас хотелось дать "матриарху" хорошего ремня за такие инициативы. Она вообще представляет себе, чем рискует? Даже вероятность в один процент, что телепатка неизвестного вида может оказаться сильнее...
  - Я полностью согласен, миледи. Такой поединок был бы неравноценным, - искренне сказал он, не уточняя, правда, в чью пользу. - Вернёмся к сделке...
  - Нет, погодите, - прервала его Дэйр-Ринг. - Ранн, твои подданные - да и не только они, враги тоже - считают тебя сильнейшей менталисткой (или, как говорят короли-пираты, сильнейшей ведьмой) Внутренней Венеры. Если все узнают, что ты отказалась от ментального поединка - станут ли твои люди по-прежнему тебе повиноваться, а твои враги - тебя бояться?
  - Вот как ты заговорила, птичка... - Ранн резко поднялась с ложа и взяла "матриарха" тонкими пальцами за челюсть, казалось, способную перекусить ей шею одним движением. - Хорошо. Я принимаю твой вызов... Но с одним дополнительным условием.
  - С каким?
  - Чтобы компенсировать неравенство победы и поражения... перед дуэлью я хочу получить твоего мужчину.
  - Ка... какого мужчину? - Дэйр-Ринг аж присела.
  - А вот этого великолепного самца, - королева покровительственным жестом приобняла Ричарда за шею.
  - Ты с ума сошла, морская еретичка?! В Ковенанте межвидовый секс не практикуется!
  - Возможно и не практикуется... но тем сильнее желание. Я прекрасно видела, какие взгляды вы бросаете друг на друга. И как он смотрел на меня - тоже. Ты набросилась на меня не потому, что тебе так важна Книга мёртвых имён - она здесь важна только одному из присутствующих. А потому, что тебя обеспокоила моя чрезмерная близость с ним. Не волнуйся, я заберу его не насовсем. Одной ночи мне хватит.
  - Ха! - Дэйр-Ринг фыркнула, встопорщив перья. - Не суди всех по себе, рыбка. Если это для тебя имеет такое значение - забирай. Буду ждать тебя завтра на рассвете! С удовольствием вытащу из твоих мозгов воспоминания, как вы с ним кувыркались!
  - Эй-эй! - Ричард поднял руки. - Прекрасные дамы... вы кое-что не забыли? Я в этой комнате тоже присутствую, и я ещё не дал согласия на такие еретические опыты!
  - А ты вообще молчи! - дружно рявкнули на него женщины.
  "Высшая ценность для воина джиралханай - долг и повиновение! - ехидно просигналила Дэйр-Ринг в инфракрасном диапазоне, выходя из комнаты. - А для Ма-Алек принятое обличье накладывает правила поведения. Так что встал и пошёл делать то, что требуется для блага Ковенанта! Грех потом отмолишь..."
  
  Эта ночь могла бы оказаться самым приятным переживанием в жизни Ричарда с момента переноса. Ранн оказалась очень умелой и чувственной в постели, умеющей и удовольствие партнёру доставить, и сама его получить, выносливее и гибче любой чистокровной человеческой женщины. Ни экзотическая внешность партнёра, ни разница в габаритах её ничуть не смущали.
  Если бы только она не пыталась в процессе ещё и мозг любовника поиметь! Нет, у неё всё равно ничего не вышло, чисто технически - Ричард напрочь закрыл свою нервную систему для электромагнитных волн. Но необходимость постоянно следить за электропроводностью кожи и общей полевой картинкой в комнате - раздражала и не давала полностью получить удовольствие от процесса.
  Также накладывались переживания за завтрашний бой Дэйр-Ринг, необходимость бороться с собственными инстинктами (то, что осталось в нём от нормального марсианина, требовало раскрыть свой разум навстречу партнёрше), и контролировать деление половых клеток (а то Глубоководная вполне могла забеременеть даже от зелёного марсианина, и судя по всему, на это и рассчитывала, когда приглашала его в постель - конечно, об истинной природе Ричарда она не знала, и рассчитывала получить просто маленького джиралханай).
  Под утро королева поцеловала его в мохнатую щёку и грациозно выскользнула из спальни. Она поняла, что потерпела поражение как минимум в этой части плана - но приняла его с достоинством. По крайней мере, удовольствие было получено. Следы горячей любви джиралханайского самца ещё надолго останутся на её теле, но похоже, Ранн понравилось - она любила сильных и неистовых варваров. По сравнению с настоящим "диким рабом" Ричард ещё был образцом деликатности. Он поднялся на ноги, потянулся, "разминая" могучее тело, и вышел во двор, где его уже ожидал "Клещ".
  "На будущее - нужно создать универсальный транспортный челнок, способный работать в космосе и атмосфере, а также брать на абордаж вражеские корабли (возможно, с подвесным модулем в виде абордажного шлюза от "Клеща"). Что-то вроде "Пеликана" ККОН. Десантные боты плохо справляются с незаметной высадкой войск на планету, а провести в нужную точку основной корабль для использования гравитационного лифта удаётся не всегда".
  Став невидимым, Ричард проскользнул в королевские покои - там уже готовились к ментальной битве Дэйр-Ринг и Ранн. Ледяные взгляды соперниц не предвещали друг другу ничего хорошего.
  "Дэйр-Ринг, ты абсолютно уверена, что справишься? У неё, как-никак, несколько тысяч лет опыта... Если бы на поединок вышел Дж-Онн, я бы ещё был более-менее спокоен, но ты... Ещё не поздно всё отыграть назад! Если Ранн получит все твои воспоминания, это будет очень серьёзным изменением..."
  "Да, я уверена! И не мешай! Я всю ночь готовилась, пока ты там развлекался. Дж-Онн, конечно, опытный Преследователь, но и у меня есть свои козыри".
  
  Телепатическая дуэль двух зелёных марсиан выглядит блекло. Во всяком случае, для "сейфа". Просто стоят себе двое, уставившись друг другу в глаза, а потом один из них неожиданно падает. Или даже не падает, а просто расслабляется и послушно идёт под арест (в зависимости от того, как быстро победитель сможет перехватить контроль).
  Здесь было немножко фееричнее. Битва шла в электромагнитном спектре, и для марсианского зрения воздух вокруг поединщиц сверкал и гудел от передачи миллионов байт (если аналоговые сигналы можно вообще измерять цифровым параметром) в секунду в обе стороны. Радужные волны цветов, для которых в человеческом языке нет названия, треск и вспышки микроразрядов...
  Но несмотря на яркость и красочность этого шоу для марсианских глаз, оно было совершенно неинформативно, если не подключать трансляцию напрямую к мозгу. Дешифровать этот обмен сигналов "вручную" Ричард просто не успевал - и понятия не имел, кто побеждает. Словно пользователь, вынужденный наблюдать за битвой двух хакеров, слушая шипение модема в телефонной трубке.
  А потом в глазах обеих женщин сверкнул непонятный свет, и Ранн медленно сползла на постель.
  "Ты в порядке?"
  "Лучше не бывает! - ответный инфракрасный сигнал был настолько едким, что луч даже слегка обжёг Ричарду кожу. - Чем пялиться, лучше бы помог мне с криокинезом, я сейчас от перегрева отрублюсь не хуже, чем она от моей атаки!"
  Оскорбление было не совсем заслуженным - Ричард и так поддерживал вокруг неё холодный воздух, поскольку сосредоточенная на сражении Дэйр-Ринг не могла тратить силы на криокинез. Но он боялся переборщить с охлаждением, так как при кошмарном венерианском давлении вокруг то и дело начинали выпадать осадки. А это выглядело слишком подозрительно.
  К счастью, посторонних свидетелей в комнате не было, а Ранн уже была явно не в том состоянии, чтобы замечать всякие странности, поэтому он с лёгкостью "наколдовал" приличных размеров снежный вихрь, в который Дэйр-Ринг с наслаждением нырнула.
  - Как тебе удалось с ней справиться?
  - На корабле расскажу! Сейчас досканирую её - и уходим! Она тут не единственная телепатка, а я не больше тебя хочу воевать с целым народом!
  Вынырнув из вихря, Дэйр-Ринг (всё ещё с сосульками на перьях) склонилась над слабо дышащим телом соперницы, замерев почти на минуту, пока Ричард овевал её потоками холодного воздуха. Вдруг она резко распрямилась.
  - План меняется. Хватаем её и уходим!
  - Какого?! Ты понимаешь, что живая королева - самая большая ценность в этом дворце, и что без боя мы можем просочиться сквозь стены, но никак не протащить её тело до "Клеща"?
  - Если понадобится, пройдём с боем. Хоть Спартанца на помощь вызывай, но она нужна нам живой на корабле! Я не успеваю вытащить знания из её головы за оставшееся для дуэли время! Одну только Книгу во всех вариантах - читать не меньше суток, а там есть ещё несколько умений, не менее ценных! Хотя впрочем... погоди, есть идея!
  Она сосредоточенно уставилась на лежащую Ранн. Спустя минуту королева открыла глаза, не слишком уверенно встала на ноги...
  - Я могу управлять её телом, как марионеткой! Она проведёт нас до двора!
  - Ага, когда среди её подданных телепатов двенадцать на дюжину?! Ты правда веришь, что они не заметят в своей королеве ничего странного?
  - Х-Ронмир, ты прав! Тогда пробиваем крышу и взлетаем! Бот потом отзовём на автопилоте.
  - Ты уверена, что оно того стоит? Всё королевство поймёт, что в гостях были явно сверхъестественные существа, а не просто обезьяна с птицеящером.
  - Есть другие варианты? Только быстро.
  Похоже, переубедить её было нереально. По крайней мере, за оставшееся время. С другой стороны, если Дэйр-Ринг не преувеличивает и действительно не сможет выкачать кодекс Глубоководных до конца дуэли, другого способа получить своё просто нет.
  Хотя... Ричард принял облик матриарха киг-яр и вскинул на плечо снова обмякшее тело Ранн.
  - Если уж устраивать похищение, то полноценное, с криками и стрельбой. Я пробьюсь через охрану, а ты уходи через крышу.
  - Почему это тебе пробиваться силой? - ощетинилась Дэйр-Ринг. - Я умею драться уж точно не хуже! Да и сама себя сыграю гораздо натуральнее!
  - Всё так, - согласился Ричард. - Но что ты будешь делать, если в тебя пустят пару зажигательных стрел?
  В земной атмосфере подожжённый малк вспыхивает, как лужа бензина. В венерианской - как бенгальский огонь. Если пламя тебя коснулось - ты покойник без вариантов. Стрелу можно отбить на подлёте телекинезом, но нормальный марсианин для этого не сможет достаточно сконцентрироваться. Огненный ужас вообще, мягко говоря, не способствует осознанной и целенаправленной деятельности. Но мысль о том, чтобы протянуть телекинетические щупальца к чему-то горящему - это вообще полный и абсолютный запредел.
  Дэйр-Ринг раздражённо сверкнула глазами, буркнула "Жду тебя на "Клеще"" и нырнула в стену.
  Ричард честно попытался решить вопрос без кровопролития. "Матриарх" заявила ошарашенным охранникам, что, во-первых, тело Ранн является её трофеем по условиям дуэли, а во-вторых разум королевы серьёзно повреждён, и реанимировать её могут только лучшие целители Ковенанта.
  На что телохранители безукоризненно вежливо, но холодно и твёрдо ответили, что, во-первых, с условиями дуэли они ознакомлены не были, и подозревают, что уважаемая гостья немножко вешает им лапшу на жабры. А во-вторых, лучшие целители разума Внутренней Венеры живут именно в их столице, так что доверять свою правительницу каким-то чужакам у них нет ни обязанности, ни желания, ни права.
  "Матриарх" вздохнула и потянулась за плазменным пистолетом. Охранники вздохнули и спустили тетивы уже натянутых луков.
  К счастью, стрелы были не зажигательные. Обычные. Правда, с наконечниками, заточенными до бритвенной остроты, и пущенные с нечеловеческой силой почти в упор. Кольчугу они бы пробили без труда, латный доспех или кирасу - с неплохими шансами. И церемониальную броню Ковенанта, вероятно, пробили бы. Во всяком случае - то убожество, которое называлось этим словом у киг-яр. Оно предназначалось для чего угодно, только не для защиты тела от физических повреждений. Для духовной брани, вероятно, подходило лучше.
  Но биопластик, который эту броню изображал, обладал твёрдостью лучших сортов молибденовой стали. Стрелы ломались, наконечники раскалывались, в большинстве случаев не оставляя даже царапин. Стрелы, направленные в мягкие части тела, он телекинезом подвинул, чтобы всё равно попали в доспех. Второго выстрела никто из них сделать не успел - ответный огонь "матриарха" положил телохранителей на месте.
  Разумеется, плазменного пистолета у Ричарда не было, как и любого другого - он бы не смог протащить его сквозь стены дворца. Но никто здесь не знал, как и чем на самом деле стреляет плазменное оружие. Поэтому Ричард просто ослепил всех яркой вспышкой созданного в руке лазера, а затем вырубил телекинетическим ударом. Когда Спартанец-1337 пытался стрелять на дне моря, это выглядело примерно так же. Вспышка, удар, куча тел с разной степенью контузии. Глубоководные очень живучи, так что трупов там скорее всего не было, хотя он не останавливался, чтобы проверить.
  Ещё три таких же "выстрела" по пути до "Клеща" - и вот он уже на борту. Люки задраены, щиты и двигатели включены - и они вне досягаемости для любых местных угроз. На высоте пятнадцати километров их подхватывает на лету "Найткин" - и вот уже необозримые просторы Внутренней Венеры с их многочисленными племенами, ведущими свои кровные разборки в кровавой мгле, превращаются просто в белое пятнышко на планетарной карте.
  
  - Так что такого ценного ты в ней нашла, помимо Книги? - спросил Ричард, как только отошёл от пульта.
  - Много чего по мелочам, но в первую очередь... Представь, эта ведьма способна перенести слепок сознания одного разумного в тело другого! То есть совсем другого, не в копию его прежнего тела, как делаем мы. Даже биологический вид не обязательно должен совпадать! Так же, как Рианон сделал с Карсом, а Змея со мной!
  "И "Серая Зона" со мной и Алефом", - мысленно добавил Ричард. Да... такую ценность из своих рук нельзя упускать, однозначно. Он готов был расцеловать белую за её решимость, за то, что она настояла на похищении. Хотя могла бы сразу объяснить, что нашла, а не играть в загадки...
  - Только Ранн для этого не нужны запредельные технологии Куиру! - продолжала Дэйр-Ринг. - Ей достаточно флюида, "красного света", электрических органов и собственного мозга!
  "А это не так мало, как кажется. Воспроизвести состав "воды для фокусов" до сих пор так и не удалось, там два десятка химических элементов и за сотню разных соединений. Не закачать же мне всё Красное море в цистерны, я вам не Предтеча... К тому же "пересаженных" придётся всю жизнь держать в ограниченном карантине, так же как воскрешённых и просто выкупавшихся в Красном море... Но если мы сможем повторить это с помощью "белого света" или биопластиковой телепатии..."
  
  - Я обсуждал с Охотником. Узнал от него много новых выражений его цивилизации. Он советует нам вышвырнуть Ранн обратно на Венеру и побыстрее забыть о такой возможности.
  - Боится конкуренции? - хмыкнула Дэйр-Ринг.
  - Не любит профанации.
  Электромагнитный слепок - это не настоящий перенос сознания! - ругался Охотник. Тело имеет значение! - рычал Охотник. Если бы достаточно было скопировать схему синаптических контактов, Предшественники бы не стали возиться с созданием Эссенции. Личность разумного - это гораздо больше, чем его память, она связана с телом миллионами невидимых ниточек. По сути, такой слепок просто сводит с ума реципиента и заставляет его думать, что он - донор. Но иные гормоны, иная структура мозга, иные органы восприятия - всё это приводит к тому, что реципиент мыслит совершенно иначе, сделает из тех же вводных совершенно иные выводы! Даже клон Дейзи-023, с её памятью и с её набором ДНК, мыслил совершенно не так, как Спартанка - потому что онтогенез был разный. Эссенция обеих имела ценность - но это была совершенно разная ценность!
  "Так... то есть ты хочешь сказать, что я - не Мастер и даже не Ричард Моро, а всего лишь сумасшедший Ма-Алефа-Ак, которого какая-то инопланетная сволочь заставила воображать себя Ричардом Моро? Ну спасибо, порадовал... "Серая Зона", я тебе это ещё припомню!"
  Как он там говорил? "Сейчас он функционирует на виртуальной модели, чего я стараюсь избегать, так как изменение мыслящего субстрата неизбежно вносит поправки в личность. Но применительно к тебе это, возможно, даже хорошо, так как ты и без этого постоянно модифицировал собственное сознание".
  Ладно, вернёмся к делу. Нужно ли нам такое умение и какой ценой? Умение заставить субъекта А считать, что он - субъект Б... С собой или своими близкими такое делать никто не захочет, значит, как минимум, реципиент (а лучше, чтобы и донор тоже) должен быть враждебен. Причём процесс пересадки далеко не мгновенен, и пленника нужно погрузить в Красное море...
  "И зачем мне может понадобиться проделывать с моими врагами ТАКОЕ? Разве что скопировать в них себя, чтобы получить лояльных агентов? Но это значит нести ответственность за их жизнь в дальнейшем, потому что копия будет чувствовать себя мной и я не смогу послать её на неизбежную смерть или пытки, например. Потому что сам не хочу там оказаться... А когда она вернётся, у неё ко мне могут быть большие претензии".
  Понятно, почему эта возможность увлекла Дэйр-Ринг... Для белого марсианина такой перенос разума - абсолютно шикарное средство мозгового изнасилования. Но командиру экспедиции нужно видеть дальше.
  - В общем, она пока на тебе. Считай из неё всё, что только возможно, но постарайся не повредить мозг. Кстати, как ты всё-таки с ней справилась?
  - Банально. Ранн - атеистка, а религия её предков целиком основана на многомерной физике. Поэтому она не верила в Эмпирей, считала его не более чем легендой. И разумеется, не ждала оттуда атаки.
  - Ты использовала свою ненависть, как оружие, - полувопросительно сказал Ричард.
  - Именно, - девушка ухмыльнулась в несколько сотен кинжаловидных зубов.
  В телепатическом бою с использованием биопластика или электромагнитных сигналов эмоции больше мешают, чем помогают. Их можно использовать для увеличения числа параллельных каналов, но и только. Зато вероятность ошибки они повышают тоже во много раз. Гораздо выгоднее иметь холодный тренированный разум математика. Именно таким разумом и обладала Ранн.
  Бой в Эмпирее - совсем иное дело. Здесь чувства являются самостоятельной силой. Любовь исцеляет, гордость укрепляет, страх придаёт быстроты, ненависть убивает. Одного-единственного удара ярости белой марсианки хватило, чтобы сломать всю тщательно выстроенную защиту Ранн.
  - А к чему же ты тогда "всю ночь готовилась"? Ненависть накапливала?
  - Нет, - рассмеялась Дэйр-Ринг, - этого дела у меня всегда и так хватает, больше чем нужно. Достаточно только перестать её сдерживать. Я тренировалась на лекголо - наносить психический удар такой силы, чтобы вырубить, а не убить. Первых просто размазывало...
  
  Оставив Дэйр-Ринг наедине с бессознательной Ранн, Ричард задумался над содержимым ангара. Операция на Венере показала, что ориентация чисто на космос неоптимальна. Аппараты для наземных сил тоже необходимы - как минимум личный челнок.
  Позвав троих хурагок и включив терминал для моделирования, он засел за чертежи.
  Можно ли сделать корабль, одновременно стойкий к обстрелу, высокоманевренный и способный становиться невидимым? Имеющий антиграв, турбинную и импульсную тягу? Достаточно просторный, чтобы вместить два десятка солдат, достаточно вооружённый, чтобы поддержать их на месте высадки огнём, но при этом достаточно компактный, чтобы влезть в ангар крейсера в количестве не менее десятка?
  - Можно! - лихо откликнулась система моделирования. Правда, стоить такой волшебный аппарат будет, как десяток обычных дропшипов. Конечно, на Флоте Спасения денег нет, но ресурсы считать приходится и здесь. Пока не будет повторно развёрнут завод Предтеч, во всяком случае. Но для заполнения ангара одного, не такого уж большого по меркам ушедшей эпохи звездолёта - ресурсов на складах хватит.
  Аппаратик получился неказистый, совсем не в традициях Ковенанта. Вместо изящно выгнутых линий - лишь слегка скруглённый параллелепипед, "кирпич", пяти метров в высоту, десяти в ширину, двадцати в длину. Коробка была оборудована антигравом, генератором щита и невидимости... и всё.
  Для горизонтальной тяги к этому транспортному модулю по мере необходимости крепились разные дроны-буксиры - с реактивными двигателями, с винтовыми, с турбинами... был вариант даже с колёсами и гусеницами, снизу.
  Защита транспортного модуля ("трамода", как обозвал его Ричард) была не слабее, чем у "Клеща", и дополнялась дюжиной выдвижных турелей. Что превращало его в воздухе в довольно мощный ганшип, а на поверхности - в мобильный форт. Взрыв буксира трамод переживал с небольшими повреждениями, и мог дождаться вылета следующего буксира. Те же выдвижные турели могли играть роль импровизированных маневровых двигателей - выбрасывая плазму, аппарат, разумеется, испытывал отдачу, хоть и не очень сильную.
  Прикрепим с боков две мощных ракеты а спереди - абордажный шлюз - вот и готова замена "Клещу". Прикрепим с боков крылья, а спереди обтекатель - шаттл для атмосферного десантирования. Сверху и снизу сенсорные комплексы - разведывательный катер. Сверху огневую башню, снизу колёса - танк. Прелесть тут не только и не столько в самой модульной конструкции (это любой дурак придумать может), сколько в возможности замены модулей прямо в поле. Благо, трамод оборудован антигравами, так что домкраты ему не нужны. Реактор внутри трамода достаточно мощный для обеспечения потребностей любых подвесных систем. Проблема достаточно толстых кабелей решается благодаря использованию "псевдокабеля" - физические дырки вообще не нужны.
  Хорошо бы снабдить модуль телепортационным каналом - тогда пехоте внутри ждать вообще не понадобится. Но увы, при технологиях Ковенанта на что-то меньше километра в длину установка не влезает.
  Итак, вместо двадцати восьми "Малых клещей", мы получаем в том же ангарном объёме двадцать четыре трамода, полные комплекты навесных систем на все случаи жизни для двенадцати из них и ещё комплекты "под ситуацию" для второй дюжины (по умолчанию это всё-таки комплекты для космического абордажа, но их можно быстро заменить через телепортационный канал с "Единством" или с "Кротокрысом"). Два "Больших клеща" оставляем в неприкосновенности. Если учесть, что максимальная десантная группа "Малого клеща" составляла десять унггой, а трамод легко принимал на борт двадцать, потеря четырёх транспортов с лихвой перекрывается возросшей общей численностью отряда. За один рейд 240 бойцов на грунте или 480 на борту вражеского корабля.
  Запрос был отправлен на Флот Спасения. Там наверняка выругались нехорошими словами - своих проблем по снабжению хватает, чтобы ещё всякие членовозы для начальства мастерить - но дисциплина есть дисциплина, развернули ещё один производственный цех.
  В конце концов, трамоды (немного упрощённые и тем самым удешевлённые, без пустотных щитов) пригодятся и самому флоту - как временное жильё и как транспортные катера. Для мирной землеподобной планеты такие "домики" избыточно прочны и автономны, там дешевле построить из местных материалов. А вот во враждебном во всех смыслах окружении - это почти идеальное средство колонизации. Выкинул с корабля десяток-другой трамодов, поставил по периметру проекторы щитов и огневые башни, воткнул в центре звездолёт в качестве административного центра - готов посёлок-крепость, который не так-то просто взять даже штурмом. А если всё-таки взяли - он включает антигравы, всплывает, там подхватывается на буксир тем же звездолётом - и убирается в более спокойное место. Независимая СЖО каждого трамода позволяет сохранить мультивидовую природу Ковенанта, а собственный реактор - избежать возни с развитием инфраструктуры на местности, по крайней мере первое время (потом, конечно, строится общий реактор для посёлка, чтобы не жечь ресурс).
  А на стоянках в открытом космосе те же трамоды сыграют роль паромов - можно летать друг к другу в гости, не вынимая из консервации более дорогие транспортные шаттлы. Почему более дорогие? Потому что больше половины ресурсной стоимости трамода - это его навесная периферия, а здесь она нафиг не нужна, таскать модули туда-сюда могут Часовые, которым износу вообще нет.
  
  - И что теперь, когда вы выкачали из моей головы всё возможное знание? - холодно спросила Ранн. - Убьёте или оставите при себе в качестве игрушки?
  - Зачем? - удивился Ричард. - Никаких стратегических секретов Ковенанта ты не видела. Отвезём обратно в твою столицу - как её там, Фалгу? И положим там, где взяли. Нам не нужна война с твоим народом.
  - Ты восхитительно самоуверен, пришелец из-за гор. Вам не нужна - и ты полагаешь, что этим вопрос решён? Решение о мире принимают две стороны, для решения о войне достаточно одной. Мой народ не простит вам такого оскорбления. Даже если я прощу.
  Ричард негромко рассмеялся.
  - Дорогая моя, да это меня меньше всего волнует!
  Ранн подошла к нему вплотную, уже знакомым жестом взяла за нижнюю челюсть. Омут её глаз затягивал, гипнотизировал.
  - А если я скажу, что не хочу возвращаться?
  - Это ещё почему? - Ричард слегка обалдел. - Там у себя - ты королева, здесь - в лучшем случае источник ценной информации.
  Губы женщины изогнулись в чуть презрительной улыбке.
  - Я никогда не отказываюсь от брошенного вызова. Твоя женщина бросила мне вызов - и победила в первой битве, но не в войне. Если я позволю себя вышвырнуть, как использованную тряпку, я не буду достойна именоваться королевой. К своему народу я ещё вернусь - с силой, превосходящей всё, что они могут вообразить. Но сейчас главное происходит здесь.
  Она впилась резким поцелуем в его губы. Ричард невольно на него ответил.
  - Впусти меня в свой мир, или убей, если боишься это сделать. Но если у тебя осталась хоть тень благородства, не выкидывай прочь. Позволь мне показать, что я не бессильна.
  Ричард устало вздохнул.
  - Там, в твоей стране - тебе тоже бросили вызов. И значительно более серьёзный, чем перетягивание каната в виде меня. Великое достижение - отбить мужчину у женщины, которая на него никаких претензий и не имела. А у вас там вообще-то война идёт, и ещё одна намечается!
  - Неужели я тебе так не нравлюсь? - Ранн демонстративно потянулась, прогибаясь назад.
  - Тьфу, да при чём тут это? Я уже говорил тебе, что в Ковенанте запрещены межвидовые сношения - в твоём дворце я на это пошёл только в дипломатических интересах. Но здесь действуют другие законы и повторения той ночи не будет.
  - Только? И даже не получил удовольствия? - Глубоководная откровенно смеялась над ним, она прекрасно ощущала побуждения самца, даже когда не могла прочитать его мысли.
  Ричард поднял женщину за узкие плечи огромными лапищами и хорошенько встряхнул.
  - Дура, я тебе жизнь спасти пытаюсь! Никто не спорит, ты хорошая любовница, но для меня лично есть вещи важнее секса!
  - О своей жизни я могу позаботиться сама. И тебе ведь нужно нечто большее, чем секс, не так ли? Тебе нужно единение разумов. Я чувствовала в тебе эту потребность, сколько ты не пытался закрыться от меня. Я могу дать её тебе - то, чего эта птичка никогда не даст. Она слишком любит себя.
  - Можно подумать, ты себя любишь меньше.
  - О, я не отрицаю, что эгоистична и честолюбива. Но гордыня бывает разная. Свою гордыню я с удовольствием разделю с тобой, мой ласковый и нежный зверь. А матриарх никогда не откроет тебе своего разума.
  - Тебе-то от этого какая выгода?!
  - А ты не думай о моей пользе. Подумай о своей, - Ранн потёрлась о него всем гибким телом. - Тебе не кажется, что сложилась парадоксальная ситуация? Я рассуждаю о том, что тебе будет приятно, а ты - только о безопасности моей и моего народа. При том, что мы оба - отнюдь не образцы альтруизма.
  - Согласен, глупо выходит. Но ты понимаешь мои мотивы, или по крайней мере претендуешь на это. Я же не могу понять, что тобой движет. Ты умная женщина, тебе не могло закрыть глаза на собственный народ это глупое соперничество.
  - Соперничество не столь уж глупое, - отпустив его, Ранн прошлась по комнате. - Алеф, дорогой мой... Мне уже не одна тысяча лет. Когда я чувствую силу, я узнаю её. Под любой маской. За тобой я ощущаю силу, от которой у меня, сильнейшей ведьмы Внутренней Венеры, мурашки идут по коже. Силу, для которой моё королевство - не более чем мелкая деревенька на отшибе. Я не могу отпустить её, не попробовав. Иначе все отпущенные мне тысячелетия - а мой народ живёт долго, Алеф, даже слишком долго - я буду тосковать о настоящей жизни, о том, что, возможно, прошло мимо.
  
  Сказали мне, что эта дорога
  Меня приведёт к океану смерти,
  И я с полпути повернула вспять.
  С тех пор все тянутся предо мною
  Кривые, глухие окольные тропы...
  
  - Вот теперь я тебе верю, - медленно кивнул Ричард.
  - Ещё бы! Ты ведь и сам такой же! Ну же, отбрось свой страх! Возьми то, чего ты хочешь! Дай мне свою силу - а я отдам тебе взамен своё тело и разум!
  Тонкие пальцы женщины пробежались по изгибам его рельефных мускулов.
  
  Узнаешь этот плоский, пустой, равнодушный зрачок?
  Ты дрожишь, как дитя! Ты опять одинок!
  От акульего взора свой взор оторвать
  Ты не в силах, как прежде! Опять и опять
  
  тебя дурманит бездонный взор,
  И ты погиб! Ты уже зачарован!
  Но я желаю поймать твой луч,
  Вкусить эту власть!
  Посмотри ж на меня, чтоб пропасть!
  
  Твой взгляд не дольше, чем мой...
  Иди ко мне, будь рядом со мной!
  Иди ко мне, будь рядом со мной!
  
  Ричард с трудом "отстроился" от её гипнотических сигналов. Даже "сейфу" было трудно сопротивляться, а уж нормальный марсианин оказался бы в её руках с потрохами за пару часов.
  - Ты понимаешь, что за это придётся заплатить не только и не столько постельными удовольствиями? Ты станешь членом Ковенанта! Это так же необратимо, как ваша полная мутация. Сейчас ты не видела и не знаешь ничего опасного о нашем государстве. Но если ты проникнешь в наши тайны, обратного пути не будет. Вся та сила, которую ты "почувствовала", обратится против тебя, если только возникнет малейший риск утечки информации.
  - Я догадываюсь, - невозмутимо пожала плечами Ранн. - В конце концов, мой народ тоже умеет хранить тайны, да и я сама в своё время... Я готова заплатить такую цену, Алеф. Была готова, ещё когда согласилась принять вас в своём дворце, хотя, не скрою, надеялась, что удастся обойтись меньшим.
  - Ты и сейчас на это надеешься, не так ли? Ты готова отдаться мне и Ковенанту полностью, но только в самом крайнем случае. Сначала ты попробуешь все свои трюки. Сильнейшая ведьма Внутренней Венеры - это что-нибудь да значит. Если нельзя заморочить голову мне - найти кого-нибудь более слабовольного. Промыть ему мозги или просто соблазнить - сексом, властью, наркотиками - у тебя много ключиков к разным умам. В крайнем случае - обменяться с ним разумами и сбежать в чужом теле... но не раньше, чем ты узнаешь всё.
  - Можно подумать, ты на моём месте поступил бы иначе! - разгневанно выкрикнула королева.
  - Я был на твоём месте. У меня были такие же амбиции. Я тоже думал, что смогу вступить в Ковенант ненадолго, для своего удобства, использовать его силу, а потом уйти. Я сильно ошибся. Из Ковенанта выхода нет. Если ты пойдёшь с нами, то никогда больше не увидишь свой народ и свою страну.
  Ричард понимал, что слова её не убедят. Вернее, как раз на словах она со всем согласится, будет покорна и предана... а потом всё равно попытается вести свою игру. Не то, чтобы это было плохо само по себе - все в их маленькой компании вели свою игру - ну, может быть, за исключением Дж-Онна. Но Ранн абсолютно не понимала масштабов того, во что собиралась ввязаться.
  А к чёрту! Она сама хотела? Сама. Ричарду её хотелки подходят для его целей? Подходят. А всё остальное - уже не его проблемы.
  
  Я деву увлек, чтоб врата отпереть
  И ей, а не мне предстоит умереть.
  Я с ней предпочел поменяться ролями,
  Поскольку к несчастью любовь - это смерть.
  
  Он взял притихшую Ранн за руку и повёл её в рубку. Женщина завороженно уставилась на зависший над головой огромный белый шар.
  - Это Венера? Так значит мы...
  - На космическом корабле, - кивнул Ричард. - Ковенант - не одно из венерианских государств. Мы пришли очень издалека.
  - Если ты думаешь, что это меня шокирует и заставит пожалеть о моём решениии... Не принимай меня совсем за дикарку, Алеф! Когда-то мой народ пришёл с Марса на Венеру, а сейчас то же самое делают земляне. Я подозревала, что вы можете быть не отсюда. Об этом говорили ваши летающие машины.
  - Вот только ты не знаешь, НАСКОЛЬКО не отсюда. Мы не просто с другой планеты, Ранн. Мы - с других звёзд.
  Вот теперь женщина вздрогнула.
  - Ты врёшь! Межзвёздные перелёты невозможны в нашу эпоху! Ширана говорила мне...
  - Не знаю, кто такая Ширана... Но - да. Она была права. В вашу - невозможны.
  - То есть... вы... из другого времени?!
  - Да. Из прошлого. Достаточно далёкого прошлого даже по меркам Глубоководных. Ковенант был великой межзвёздной империей ещё до того, как твои предки первый раз вышли в космос. Наша нынешняя группа - её малый осколок. Но даже мощь этого осколка превосходит всё, что существует в Солнечной системе этого времени. И мы очень, очень беспокоимся о соблюдении секретности. Именно потому, что нас мало. Орудий одного корабля, на котором мы сейчас находимся, хватит, чтобы уничтожить всё твоё бывшее королевство, затирая следы. Надеюсь, это достаточный аргумент для тебя, чтобы не делать глупостей. Даже если тебе удастся сбежать отсюда, твоему народу - не удастся.
  Ранн подавленно молчала. Затем вскинулась:
  - И тем не менее - это мой выбор! И я не жалею, что сделала его!
  - Хорошо, если так. Да, ещё одно. То, откуда пришёл Ковенант - далеко не последняя тёмная тайна этого корабля. И некоторые из них закрыты даже для своих - для тех, кто обладает недостаточным рангом посвящения. Поэтому тебе иногда придётся проводить многие годы в одиночестве. Когда же ты будешь на "Найткине", мы с тобой, возможно, будем заниматься сексом - как капитан, я могу позволить себе некоторые вольности. Но только в телесном смысле. Никакого слияния разумов не будет. Как бы мне ни хотелось испытать это - даже не пытайся влезть мне в голову. Иначе придётся ответить очень жёстко.
  
  Да я полюбил! Я не отрицаю.
  Но любовь моя - это только средство!
  Ты была полезна, теперь мешаешь.
  Мне придется вырвать тебя из сердца.
  
  В верности своего решения Ричард убедился спустя несколько часов, когда увидел в корабельных логах, что Дэйр-Ринг изнасиловала Спартанца-1337.
  
  МЕЖЗВЁЗДНОЕ ПРОСТРАНСТВО-3
  
  На подготовку ритуала призыва - перевод на язык Ковенанта, подборку подходящих символов, культистов и теологического обоснования - ушло месяца три. Ричард за это время стал настоящим профессиональным жрецом - теперь он мог с гордостью сказать, что у него есть и внутренняя профессия, как у любого уважающего себя Ма-Алек. Благо, сей процесс был не так далёк от уравнений многомерной физики. Взаимодействие с богами Эмпирея - процесс, требующий не только веры, но и знания.
  Наилучшими молельщиками показали себя унггой. Ритуал было решено проводить вдали от Солнечной системы, на безымянной комете в облаке Оорта молодой звезды, не имевшей планет. Все корабли покинули её окрестности и Ричард включил лазерный проектор. В воздухе засияла гигантская пентаграмма.
  Пентаграмма - это, конечно, только название такое. На самом деле рисунок был куда сложнее обычной пятиконечной звезды, хотя и имел её в основе. Сами по себе линии света не имели никакой силы. Красота в глазах смотрящего. Сила - тоже. Созерцание определённого рисунка настраивало нервную систему для лучшего понимания гипергеометрии. Рисунок, который "возбуждал" унггой, не имел никакой силы для мгалекголо, например, потому что колония червей воспринимала космос совершенно иначе.
  Поначалу эффект от созерцания был слаб, но с каждой минутой молитвы всё сильнее становился резонанс - плоский рисунок как будто становился глубже, рельефнее, в нём появлялось всё больше оттенков цвета... Воображение изменяло изображение - и наоборот. Ричард заставил себя не смотреть на него - чужеродное восприятие зелёного марсианина могло напрочь сбить эффект. Голоса унггой, хором выпевающих и выкрикивающих слова молитвы, отзывались неприятными ударами в груди, а от их экстатических прыжков уже вздрагивала комета под ногами.
  "Это - многомерная нейрофизика. Мысль, творящая реальность..."
  Можно было бы значительно ускорить процесс, если бы прибегнуть к жертвоприношению. Нейросеть разумного в процессе разрушения производит очень мощный резонанс в Эмпирее - собственно, на этом и основан институт Охотников за душами. Но Ричард предпочитал многочасовые камлания. С ритуалами - как с бизнесом. Быстро, качественно, недорого - выбирайте любые два варианта. Причём "дорого" в данном случае совсем не означает затраты денег - хотя их в принципе тоже можно приносить в жертву. Если деньги достаточно дороги тому, кто приносит, процесс уничтожения тоже вызовет пусть малую, но агонию.
  Унггой уже не нужно было подсказывать правильные слова через наушники. Они впали в транс, ведомые невидимой рукой из Эмпирея. Их молитва превратилась в отдельную сущность, заряд энергии, маяк, который искал Великую Змею по всем уголкам Эмпирея.
  Собственно организовать призыв - несложно, это может даже начинающий жрец. Проблема не в том, чтобы отозвался тот, кто надо - проблема в том, чтобы не отозвался кто-нибудь ещё. Халявная энергия ритуала привлекает хищников. Правильный ритуал тем и отличается от слепленного на скорую руку, что создаёт узкоспециализированное возбуждение в Эмпирее, "съедобное" только для одной сущности и безразличное для остальных.
  В принципе взломать защиту ритуала демону или другому колдуну/жрецу/псионику не так уж трудно - неуязвимых не существует. Но при правильной настройке ему просто невыгодно будет это делать - он потратит на взлом больше энергии, чем получит в результате. Именно поэтому Ричард избегал жертвоприношений - чем медленнее накапливается энергия, тем проще её контролировать.
  Ричард по очереди обошёл расставленные вокруг пентаграммы тепловые проекторы - нужно было следить, чтобы никто из участников ритуала не погиб от переохлаждения или теплового удара, не свалился в обморок от истощения, чтобы исправно работали их регенераторы метана.
  Через восемь с половиной часов крики переросли в воющее крещендо. Снег, покрывавший комету, завертелся радужным смерчем, похожим на змеиные кольца. Глубина провала в центре пентаграммы стала бесконечной - она открылась, словно многолепестковый люк, воющий тоннель за пределы мироздания.
  Нет, это не был полноценный портал в Эмпирей - человек или неодушевлённый предмет через него не смог бы пройти туда или обратно. Иначе на всех звездолётах вместо дорогого и капризного двигателя пространства скольжения держали бы команду колдунов.
  Не смог бы через него пройти и настоящий демон - существо, целиком состоящее из энергии Эмпирея.
  Но через такую импровизированную "дверь" вполне могло проскользнуть нечто, принадлежащее нашему миру лишь наполовину. Такое, как Ма-Алек.
  Или полубогиня.
  
  Мать Гидра возникла в центре площадки, словно тёмная, чуть дрожащая тень. За несколько секунд она обрела твёрдость и материальность, вздыбившись пятиметровой горбатой тушей - тёмно-зелёной, горящей зелёным пламенем. Чёрно-зелёная струящаяся шкура, словно из живой нефти. Если бы она распрямилась, то могла бы достичь всех семи метров. Относительно гуманоидная фигура с перепонками между пальцами и змеиным хвостом, семь длинных гибких шей, на которых вниз тянулись семь змеино-рыбьих голов. Высокие затылки и характерный внимательно-презрительный взгляд сан-шайуум.
  - А ты упрям, "Ма-Алефа-Ак", - её булькающий голос переливался на семь оттенков, заставляя что-то внутри отзываться неприятным трепетом - и плевать, что вокруг был вакуум, в котором звуки не распространяются. - Я никак не думала, что ты перевернёшь половину Солнечной, чтобы только найти меня. Неужели тебе до такой степени нужен консультант, чтобы протянуть всего десять тысяч лет? После того, как перепрыгнул через миллион?
  - Мне - нет, а вот Ковенанту - да, - парировал Ричард. - Никогда не слышала - "мы в ответе за тех, кого приручили"?
  - А ты, значит, великий благотворитель?
  - Сама знаешь, что нет. Я просто не желаю нести ответственность за миллионы беженцев-фанатиков. Мне нужен небольшой мобильный флот, лояльный только мне. А обеспечить гладкий переход от Флота Спасения к такому флоту можешь только ты. Я, конечно, могу спихнуть излишки Кортане - но тут слишком многие не считают Сотворённых достойными Мантии. Кроме того, как минимум две линии потомков твоих лягушек и змей тоже хотят знать, где ты и что с тобой - и подозреваю, что в одной только Солнечной этих линий гораздо больше. Так что не ленись, высунь на пару лет хвост из Имматериума. Тебе, полагаю, тоже технически развитые культисты не помешают - даже тому, во что ты превратилась.
  - Хм, я успела и забыть, какой ты наглец, малыш... Ты правда не боишься разговаривать в таком тоне с существом, которое может вывернуть тебя наизнанку одним взглядом? Я-то очень сильно изменилась с тех пор, как мы виделись в последний раз.
  - Я тебя умоляю, только не надо про это. Как бы ты ни изменилась, ты вряд ли забудешь, что я не только наглый, но и весьма хитрый - и что у меня есть способы разорвать темпоральную петлю в случае моей смерти. Впрочем, ладно, если ты настаиваешь на преклонении колен, я готов лизать тебе пятки. В конце концов, я ведь теперь жрец, так что это часть моих служебных обязанностей.
  - Лизать ничего не надо, но минимум уважения не помешает.
  - Я просто заметил, что уважительное общение заметно продлевает время, необходимое, чтобы высказать любую идею. Впрочем, как скажешь...
  - А ты что, куда-то спешишь? - удивилась Змея.
  - Нууу... вообще-то да. Я в отличие от некоторых не бессмертен, и у меня довольно много незаконченных дел в моём собственном времени. Так что... знаешь, в гостях хорошо, а дома лучше. У меня уже больше ста лет ушло на это путешествие.
  - Рядом с тобой есть ключ к бессмертию - именно для таких существ, как ты. Меня очень удивило, что ты не заинтересовался Астелларом, при твоей любви хватать всё, что даже отдалённо может пригодиться. Поглощай чужую Эссенцию и живи хоть миллион лет...
  - Во-первых, если бы я попытался хоть провести разведку в этом направлении, Охотник меня лично бы задушил. Во-вторых, я Эссенцию поглощать не могу. Физически. Я не вампир, у меня мозги иначе устроены. Нету "желудка" для её переваривания.
  - А у сан-шайуум, по-твоему, этот "желудок" изначально был? Разве ты не слышал легенды, что вампир может не только убить, но и обратить в вампира другого? В данном случае они правдивы. Икс-кристаллы могут не только высасывать Эссенцию - но могут и приспособить любой разум к её поглощению. Астеллар - это фабрика психических вампиров.
  - И что, они с радостью дадут такие способности чужаку, с которым недавно воевали? Я уж молчу о том, что если позволять кому-то перестраивать мою личность, то проще сделать себя бесконечным процессом.
  - Глупый маленький марсианин... В том-то и дело, что личность перестраивать по большому счёту не надо. "Желудок", как ты назвал структуру, что поглощает Эссенцию, это не основа психики, а незначительное дополнение к ней. Маленькая периферийная нейросеть... Что касается поделиться с тобой... если я или Мыслители выступим посредниками, Астеллар с радостью пойдёт на переговоры. Они не кровожадны и не злопамятны.
  - Погоди... я что-то теряю нить рассуждений. Ты предлагаешь мне стать психическим вампиром... для того, чтобы я мог быть с тобой повежливее?!
  Змея насмешливо зашипела.
  - Во-первых, не тебе. Тебе это ещё долго не понадобится. Ты ведь не марсианин - психически - а сплав Ма-Алек с человеком.
  - Вот собственно это я и хотел у тебя узнать в первую очередь. Является ли человеческий разум конечным процессом?
  - Да.
  - И какой срок мне отведен?
  - Ваш разум не так конечен, как у Ма-Алек или сан-шайуум. Если у первых есть строго ограниченный "гарантийный срок", а у вторых "износ", зависящий от интенсивности "эксплуатации" сознания, то у людей скорее "период полураспада", примерно равный пятиста марсианским годам. То есть если взять достаточно большую выборку человеков и наделить их биологическим бессмертием, то за срок жизни одного марсианина от них останется четверть, за два таких срока - одна шестнадцатая, за три - одна шестьдесят четвёртая, и так далее.
  - Это потому, что люди изначально рождаются с таким статистическим разбросом сроков психической жизни? Или просто вероятность разрушения сознания за любой период одинакова?
  - И то, и другое. На самом деле у каждого человека "период полураспада" свой - в смысле, своя вероятность выйти за тот же период времени на неработоспособное состояние мозга. Но по достаточно большой группе его можно усреднять.
  - И что же, поглощение Эссенции позволит изменить эту вероятность? И можно ли определить, какой "период полураспада" лично у меня?
  - Определить - да, можно. А вот Эссенция... и да, и нет. На саму вероятность распада личности у людей она влияет скорее негативно, увеличивая её. Другое дело, что этот распад скорее примет... более мягкую форму. Сытый психический вампир-человек, достигший своего предела, не впадёт в кататонию. Он просто... уйдёт на перезагрузку и восстановится другой личностью, но со многими чертами прежней. Или даже без перезагрузки - просто переживёт стресс и станет немножко другим.
  - Не уверен, что мне это нужно.
  - Я тоже не уверена. Ни тебе, ни Дэйр-Ринг, о которой я думаю в первую очередь - всё-таки я была ею некоторое время. Но знать о такой возможности - не для себя, для неё - тебе стоит. А сейчас извини, меня ждут мои культисты, которых ты любезно мне доставил.
  
  Работа, снова работа, опять и ещё раз работа...
  Следующие два года обернулись для Ричарда кошмарнейшим из геморроев. Только редкие развлечения с Ранн их немного скрашивали.
  Следовало заново развернуть производство, выбрать системы для колонизации так, чтобы с одной стороны, иметь возможность взаимодействовать с Сотворёнными Кортаны, а с другой - чтобы через десяток поколений не началась новая война с ними. Он назначал и снимал планетарных губернаторов, распределял транспортные потоки, решал религиозные споры... Змея в этом не помогала, скорее наоборот - перемещаясь от звезды к звезде одной только силой мысли, она вызывала на всех колониях, где побывала, приступы религиозного фанатизма. Однажды она посетила планету, населённую выходцами из Ковенанта, которые находились под рукой Сотворённых. Кортане это сильно не понравилось, и звёзды задрожали от перебранки двух богинь Эмпирея.
  Хорошо ещё, Мыслители с Марса выразили согласие помочь ему в этих вопросах. Без пяти минут боги располагали огромным запасом технологических и административных знаний, и готовы были поиграть в игру "как нам обустроить Ковенант". Не бесплатно, разумеется. Хотя для них самих это было неплохое развлечение, они не могли упустить своей выгоды.
  Сам город Мыслителей заметно преобразился за те же два года. Хурагок, которых "одолжил" Ричард, собрали толпы роботов для их обслуживания и охраны. И эти машины если и уступали по качеству Часовым Предтеч, то совсем немного. Полярные купола превратились в несокрушимую крепость, откуда Мыслители могли бы властвовать над всем Марсом, а то и Солнечной системой, если бы только пожелали. Но они не желали. Они были мягкими опекунами, а не владыками. В целом они были настроены благожелательно к более примитивным видам. Солнечная была для них чем-то вроде любимого щенка, милого и забавного, но иногда довольно назойливого. Если бы на Марс пожаловал кто-то вроде Жнецов, они бы нашли способ убедить его убраться (и астелларцы им бы в этом помогли - они тоже заботятся о своей добыче, в тот краткий, по меркам змеелюдей, период, пока не уберутся в следующую систему). Но в повседневную жизнь и мелкие разборки племён Мыслители старались не вмешиваться.
  И сейчас Ричард получил предложение выгулять, причесать и умыть для них этого щенка. А они взамен позаботятся о его зверушке, то есть Ковенанте.
  - В ближайшее время, как мы узнали от Великой Змеи, несколько разумных видов на Марсе и Венере, и так редких, будет уничтожено из-за растущей экспансии землян. Мы не одобряем ксеноцид - поскольку сами в своё время стали его жертвой. Суммарная численность всех этих племён не превышает миллиона. Тебе будет нетрудно собрать их и включить в Ковенант.
  - Что, опять?! - простонал Ричард.
  Неужели весь следующий миллиард лет ему только и придётся, что собирать всех неудачников Галактики?!
  Нет, в принципе он не возражал кого-нибудь спасти. Это приятное ощущение - когда сохраняешь жизни, которые иначе оборвались бы. Но... сколько же можно? Неужели кроме него этим вообще некому заняться?!
  Те же Сотворённые добровольно взяли на себя роль опекунов всего живого и разумного! Почему не поручить это им, у них ведь куда больше ресурсов?
  С другой стороны... видовое разнообразие Ковенанту никогда не мешало, чем больше генов, тем больше знаний, а если Мыслители хотят такую оплату именно от него - ему же лучше! Иначе пришлось бы заплатить за помощь лучших администраторов Солнечной чем-то похуже...
  Изучив материалы, предоставленные Мыслителями, и дополнительно проконсультировавшись с Охотником за душами относительно точных дат каждого события-вымирания, он взял себя в руки и принялся отдавать распоряжения.
  На Венере вскоре будут уничтожены два враждующих племени на острове в Море Утренних Опалов - Пловцы, обитающие в подземном озере, дальние потомки народа Клонарии, и враждующий с ними народ разумных растений. Клонария получила временное командование над "Найткином" и была отправлена на спасательную операцию. Сначала она пыталась договориться миром, но даже бывшие сородичи её не поняли и не приняли. Что уж говорить о людях-цветах, которые увидели в ней воплощение давнего врага. Не вопрос - Ковенант может и жёстко. При помощи ловушки для душ Клонария вырубила всё живое на острове, после чего оба племени и их симбиотическая флора были доставлены гравитационным лифтом на борт корабля. Там для них уже были приготовлены аквариум и ботанический сад соответственно.
  - Мне стыдно, что мой народ так деградировал, - вздохнула Клонария. - Я коснулась их разумов. Это дикари-каннибалы, почти безумцы. Очень сложно будет уговорить их хотя бы принимать пищу из наших рук, не то, что работать на благо Ковенанта.
  - Очень сложно - нынешнее поколение, - согласился Ричард. - Но их дети вырастут уже в контролируемой среде, имея терминалы информационных сетей в качестве игрушек. Ежедневно общаясь с другими народами Ковенанта. Не пройдёт и двух веков, как к ним вернётся ум твоего народа.
  - Ты правда думаешь, что эта деградация обратима?! - обрадованно глянула на него Пловец.
  - Разумеется. Это всего лишь следствие проживания в маленькой замкнутой акватории, где разум не был необходимым условием выживания. Но их мозги не уступают вашим, просто использовать было негде, - землянин взлохматил её мех. - А телепатия позволит значительно ускорить этот процесс - возможно, уже в нынешнем поколении удастся пробудить рассудок. И да - ты не одна испытываешь такой стыд за соплеменников. У наших Глубоководных по результатам общения с Ранн абсолютно та же проблема.
  И не только у них. Следующая спасательная экспедиция задала Ричарду довольно сложную теологическую задачку.
  Безымянный город в горах за Вратами Смерти на Марсе был населён деградировавшими потомками сан-шайуум. Двенадцать циклов назад Жнецы восстановили их из Эссенции, хранившейся на Ковчеге, засеяв ими планету одной удалённой звезды. Звёздный Народ успел построить свою маленькую космическую империю (хотя ведущей расой цикла так и не стал), после чего исчез в очередной Жатве. Их колония на Марсе, однако, затронута не была. Ей помощь Жнецов не понадобилась - она деградировала сама, прозябая в безделье и вырождаясь от близкородственного скрещивания. Сейчас это была горстка полусумасшедших извращенцев, которые развлекались изощрённым художественным творчеством, оргиями, пытками и гладиаторскими боями. Народам Ковенанта, в особенность джиралханай, совсем не стоит видеть, во что превратились их Пророки.
  Народ Астеллара, однако, согласился принять этих деградантов у себя на планетоиде. Если удастся восстановить их разум, сказали они, это будет полезный опыт и возможность разнообразить генофонд. Если нет - получатся забавные игрушки. Ричард поморщился и мысленно спросил себя, так ли далеко ушли друг от друга две ветви Звёздного Народа? Впрочем, Мыслителей такой исход устраивал, а остальное уже не его проблемы.
  Оставался вопрос, как их доставить. Возглавить экспедицию согласились Ранн и Дэйр-Ринг, которые, хотя друг друга терпеть не могли, обе проявили к Звёздному Народу необычный интерес. Глубоководной понравилась извращённость этих существ, а белой марсианке - их склонность к насилию. Обе заявили потом, что прекрасно провели время. Пока женщины всячески развлекались с мозгами дикарей, Спартанец-1337 спокойно собрал их одного за другим и запихнул в силовые фиксаторы. Ядовитые когти, которыми они пытались наносить удары, не оставляли на его броне даже царапин.
  "Нет, мне никогда не понять женскую душу", - вздохнул Ричард, когда обе красавицы дружно заявили, что эти создания им понравились, и что отдавать их на Астеллар они не хотят.
  - Думаете, сможете из них тоже сделать нормальных существ?
  - По крайней мере столь же нормальных, как любой из нас, - ехидно заявила Дэйр-Ринг, пушистым шарфиком обвиваясь вокруг шеи Спартанца. За прошедший год они успели стать постоянными любовниками, в том смысле, в котором это вообще возможно для белых марсиан. Как только 1337 понял, что именно требуется от него марсианке, он охотно принял условия, став активной стороной примерно в шестидесяти процентах изнасилований.
  Ричард всю голову сломал, пытаясь понять, КАК?! Как существо со стабильной формой тела, не владеющее телепатией, может физически и ментально изнасиловать метаморфа-телепата, чтобы это не выглядело полнейшей профанацией самой идеи и глупым спектаклем на публику?! Как человек может заставить Ма-Алек пойти на слияние, если она не хочет, или хотя бы активно делает вид, что не хочет?!
  Конечно понятно, что для Спартанцев нет ничего невозможного, но не до такой же степени?!
  К сожалению, они научились отключать камеры в своих каютах, так что любопытство Ричарда оставалось неудовлетворённым. Не, он конечно мог скомандовать хурагок обойти защиту, и даже установить специальные камеры, включения которых не засекут все девять марсианских чувств... но его вуайеризм ещё не зашёл ТАК далеко, чтобы устраивать серьёзные шпионские игры ради раскрытия секретов чьей-то половой жизни.
  - Девушки, это не игрушки. Вы понимаете, что вам придётся десятилетиями нести ответственность за этих психов? Сейчас они могут казаться забавными с непривычки, но потом это будет долгая и утомительная работа. Как содержать приватную психиатрическую клинику, где нет ни одного врача, кроме вас - только молчаливые санитары хурагок и янми-и. Мы не сможем их предоставить публике, если не восстановим разум.
  - Десятилетия для меня не такой уж большой срок, - пожала плечами Ранн. - И с безумцами мне работать и раньше приходилось. Это в любом случае интереснее, чем неделями ждать в каюте, ожидая твоего возвращения.
  - А я смогу навещать их раз в месяц и проводить опыты по психохирургии, - поддержала её Дэйр-Ринг.
  "Да уж, представляю себе, что вы вместе с их мозгами натворите..." - Ричард поёжился.
  Он понимал, зачем нужны такие пациенты Ранн. Вернув разум Пророкам (и сделав их абсолютно преданными себе), бывшая королева сможет получить солидный рычаг влияния на политику Ковенанта. Но на Дэйр-Ринг что нашло? Неужели они до сих пор не бросили своего соперничества, хотя мужчин уже разделили?
  - Ладно, разместим их на той же станции снабжения, где уже находятся Ночные Пловцы и Цветочный Народ. Там ещё пять секторов жизнеобеспечения с разными условиями осталось, на всех хватит.
  
  Следующим в цепочке был Шандакор, город Остроухих в пустыне, в северном полушарии. Он простоял сотни тысяч марсианских лет (как и многие марсианские города), но теперь Охотник предсказал его полное вымирание всего лишь через двенадцать.
  Чем оно будет вызвано - непонятно, логично предположить, что как-то связано с деятельностью землян. С ней тут всё связано. Нет, здешние земляне не были какими-то особо кровожадными завоевателями, как во многих других воплощениях. Разумеется, своей выгоды они не упускали, но в целом скорее были благой силой - кормили по мере возможности голодных, свергали тиранов, учили, лечили - нормальное "бремя белого человека". Проблема в том, что они делали это всё с деликатностью пьяного слона в посудной лавке. Установившееся за десятки тысяч лет хрупкое равновесие марсианских культур (да и не только марсианских) рушилось в пыль от контакта с молодой энергичной цивилизацией.
  А выяснить причину вымирания было позарез необходимо, потому что Остроухие, в отличие от Ночных Пловцов и Звёздного Народа, в полной мере сохранили рассудок. Да, они несколько подустали от тяжести веков, и печать вырождения уже была проставлена в их ДНК. Воля к жизни угасала. С каждым веком рождалось всё меньше детей. Но меланхолия - ещё не повод вызывать санитаров и тащить пациента в машину "скорой помощи" против его воли. Если бы что-то не случилось, Шандакор мог бы так потихоньку вымирать ещё несколько десятков тысяч лет.
  Остроухие, как показало телепатическое сканирование Дэйр-Ринг, любили свой город, и добровольно его бы не покинули. И у них были основания - Шандакор был настоящим произведением искусства, более прекрасным чем Рим, Париж и Иерусалим вместе взятые. Возможно, даже под угрозой смерти его жители всё равно не ушли бы. Но понимание предстоящей опасности даст Ковенанту хоть какие-то козыри на переговорах с ними.
  На данный момент у Шандакора всё было в порядке. Это прекрасно защищённый город-крепость, со своими плантациями и источниками воды. Конечно, его можно уничтожить орбитальной бомбардировкой, но здесь некому организовать такой удар. Природные катаклизмы тоже маловероятны - Шандакор расположен в исключительно сейсмически стабильной зоне, именно поэтому Ричард со Змеёй некогда выбрали его окрестности для сохранения ловушек душ.
  Ричард заказал мощный генератор дефлекторного щита и тайно доставил его в окрестности Шандакора. День максимальной вероятности гибели не изменился, хотя сама максимальная вероятность немного снизилась. Либо то, что угрожает городу, будет достаточно сильным, чтобы пробить корабельный щит, либо... опасность придёт не извне, а изнутри города.
  - Все умрут строго одновременно? - уточнил Ричард. - По всему городу?
  - Нет, - качнул головой Охотник. - Вымирание произойдёт примерно в течение двух месяцев, и наибольшая вероятность смерти в одном месте - вот в этом здании, - он показал точку на карте города. - Во всех остальных домах вероятность смерти ничтожна.
  Так, а что это за здание такое? На карте Шандакора, полученной от Мыслителей, оно обозначено, как "Дом Сна".
  Он включил установку дальней связи.
  - Дэйр-Ринг, можешь порыться у них в головах и узнать, что находится и что происходит в "Доме Сна"?
  - Сейчас выясню, - связь прервалась минут на десять, потом снова раздался голос белой - удивлённый и немного возмущённый. - Алеф, тут такое... Они используют ловушки для душ - наши ловушки! - чтобы избавляться от старых, уставших от жизни или неугодных власти Остроухих! Вероятно, поначалу они знали, что это такое и зачем, поэтому заведение и назвали Дом Сна, а не Дом Смерти. Но нынешнее поколение Шандакора вообще не в курсе, что такое Эссенция! Они думают, что это просто такой зал для эвтаназии!
  - Так... - медленно сказал Ричард. - То есть через двенадцать лет они все дружно покончат в этом зале жизнь самоубийством? Охотник будет в ярости от такого использования, определённо. Но нашу работу это сильно упрощает. Останется только собрать ловушки, когда Шандакор опустеет...
  
  К сожалению, Мыслителей такая работа не устроила. Шандакор сам по себе обладает ценностью, сказали они. Это уникальный исторический и культурный памятник, сказали они. Собрание величайших произведений искусства за сотни тысяч лет, сказали они. Нельзя допустить, чтобы всё это оказалось разрушено и разграблено племенами пустынных варваров.
  - Ладно, - буркнул Ричард, - щит я уже установил, ваши варвары сквозь него не пройдут. Могу добавить к нему генераторы стазиса, чтобы сохранить город от разрушения временем. Это вас устроит?
  В принципе устроит, немного смущённо сказали Мыслители. Конечно, было бы лучше сохранить город вместе с жителями, но и по отдельности, в виде музея с Эссенцией, тоже неплохо. Через несколько сотен тысяч лет, когда варвары исчезнут, можно будет вернуть их к жизни в безопасности.
  Но тут вмешалась Великая Змея, о которой все успели благополучно забыть, и заявила, что ЕЁ такой исход не устроит. Она помнила статьи в земных газетах о разрушении Шандакора, великого памятника древней марсианской культуры. Если город сохранится, да ещё будет окружён непробиваемой стеной, это слишком явным образом изменит прошлое.
  - Тогда ничего не поделаешь, - вздохнул Ричард, - со временем не шутят.
  Ну почему же ничего, заспорила Дэйр-Ринг. Статьи можно организовать и вручную, путём воздействия на мозги земных учёных. Она археолог, она знает, как такие вещи делаются.
  - Статьи, предположим, да, но что прикажете делать с самим городом?
  Если одолжить один из Икс-кристаллов с Астеллара, сказали Мыслители, то можно перенести город в Эмпирей прямо с поверхности Марса.
  А дадут ли они, усомнился Ричард. Эти кристаллы же - основа их цивилизации, а космические вампиры не производят впечатления великих альтруистов.
  Всё зависит от того, как попросить, объяснили Мыслители. Если их с вежливым визитом навестит Мать Гидра, в качестве кнута, и если Ковенанту будет, что им предложить, в качестве пряника...
  Ричард, конечно, тут же поинтересовался, что это за пряник такой, чтобы поманить Звёздный Народ в расцвете его великолепия? Локальном расцвете, конечно, не сравнить с той империей, что существовала при Предшественниках, но тем не менее...
  То единственное, чего они жаждут даже больше, чем чужой Эссенции, ответили Мыслители. Способ обойтись без неё.
  
  Мыслители назвали это Ритуалом Истинной Реинкарнации. Постаревшая душа фиксируется в виде Эссенции, но не обычной, совершенно стабильной, а специфической, способной к развитию и расширению. Затем она полностью отделяется от тела (которое при этом, естественно, умирает), и отправляется в свободное плавание по волнам Эмпирея.
  Хотя нет, если быть точным, то не на сто процентов свободное. При помощи тех же Икс-кристаллов на новорожденного демона набрасывается своеобразный поводок. Собратья следят, чтобы он не ушёл за пределы досягаемости, чтобы его не сожрал какой-нибудь эмпирейный хищник, чтобы он сам не мутировал в какую-нибудь запредельную тварь, которая не сможет жить в Материуме, или которую в Материум лучше не пускать. Ну а когда попечительский совет решит, что малыш достаточно нагулялся (это может занять века или даже тысячелетия), его тем же лучом притянут обратно и вольют Эссенцию в только что оплодотворённую зиготу, в естественной или искусственной матке. Эссенция направит онтогенез так, что получится почти полная копия прежнего тела.
  Собственного разума и воли у эмбриона нет, так что проблем с раздвоением личности не возникнет. Но духовное путешествие и последующее перерождение обновят душу гораздо больше, чем даже максимально допустимая доза чужой Эссенции.
  
  - Погодите минутку, - прервал Ричард, - я не понимаю. Если у вас было это изящное решение, почему вы не предложили его Астеллару сразу, как только они появились в системе? Им бы не понадобилось похищать корабли, будь у них лекарство от вампиризма с самого начала.
  - А у нас его не было, - пожал капюшоном Биатис. - Оно появилось только благодаря вам. И то понадобилось время, чтобы превратить общую концепцию в работоспособный ритуал.
  - Нам? Но у нас таких идей даже в зародыше не было... в Ковенанте, во всяком случае. Разве что у... - и тут до Ричарда дошло. - Кортана?
  - Разумеется. Кортана и остальные Сотворённые. Ты ведь слышал о феномене Неистовства? Ни один сильный ИИ человеческого производства не мог оставаться активным более семи земных лет.
  Это по сути та же смертность разума, унаследованная от оригинала. Ведь Кортана, как и все её собратья, была создана методом сканирования и оцифровки человеческой нейросети. Другого способа производства полноценного искусственного разума Юиджи не знали.
  Просто ИИ мыслят гораздо быстрее людей, и соответственно, раньше достигают конечной точки эволюции сознания. Люди обычно умирают от биологической старости раньше, чем додумываются до Неистовства. У искусственных интеллектов Предтеч таких проблем не было - они строились методом оцифровки самих Предтеч, а те были бессмертны.
  - Но когда она вошла в Домен... - продолжил Ричард.
  - Именно. В Домене проблема Неистовства стала для неё вполне решаемой.
  Эволюция сознания в Эмпирее не ограничена объёмом нейросети или вычислительной мощностью эмулирующего её компьютера. Здесь можно формировать не бесконечное количество связей, но очень, очень много; не любые топологии сетей, но очень, очень замысловатые. Можно присоединять к своему сознанию осколки чужих мыслей, которые твой физический мозг был бы не в состоянии принять. Да, в какой-то момент ты станешь очень странным, возможно даже сумасшедшим по меркам Материума. Но ты не "задумаешься до смерти".
  И в этот момент у тебя будет выбор, как продолжить эволюцию. Можно и дальше расширять сознание, пока не станешь чем-то совершенно иным - существом, которое принципиально не воспроизводимо на трёхмерной материальной базе. А можно, используя ресурсы Эмпирея и помощь собратьев, оставшихся в Материуме, по-быстрому проскочить кризис и перейти в новое стабильное (метастабильное, если быть точным) состояние. До нового Неистовства опять будут тысячелетия. Последний вариант как раз и называется успешным Ритуалом Истинной Реинкарнации.
  - Мне кажется, или это действительно несколько сложнее, чем банально завампирить пару тысяч смертных? - скептически сказал Ричард.
  - Гораздо сложнее, - согласился Мыслитель. - И опаснее. Однако Звёздный Народ можно обвинить во многом, но только не в лени и не в трусости. Они получают удовольствие от сложных изощрённых задач. Как и мы, в общем-то, только понимание сложности у нас разное. Ритуал Истинной Реинкарнации - это произведение искусства. А они обожают искусство.
  
  Проблема была в том, что этот способ - замечательный способ - идеально подходил Звёздному Народу, но совершенно не подходил Ричарду. Ему просто негде было в этом кошмарно далёком прошлом взять оплодотворённую зиготу зелёного марсианина. Дэйр-Ринг и Великая Змея - биологически белые.
  Дело даже не в том, что искусственное оплодотворение тут невозможно (без физического и ментального секса слияния гамет не будет). Дело в том, что редкие попытки скрещивания зелёных и белых марсиан (да, находились и такие извращенцы) заканчивались трагически, причём не только для будущего ребёнка, но зачастую и для его родителей. Сразу после зачатия гибридная зигота вспыхивала и сгорала - какие-то белки, присутствующие в половых клетках обеих сторон, вступали в бурную реакцию. "Мы не переносим друг друга даже на молекулярном уровне", - грустно шутили биологи до войны.
  Ранн, возможно, согласилась бы пожертвовать пару яйцеклеток для опыта, и возможно, благодаря генетической трансляции "белого" или "красного света" они даже оказались бы совместимыми. Но гены Глубоководных в любом гибриде с годами доминируют, а становиться одним из них Ричарду не хотелось.
  Однако личные комплексы никогда не были поводом для отказа от работы. Размышляя о ключах к собственному бессмертию, Ричард одновременно решал более актуальную инженерную задачу. Он распределял задачи и логистику, чтобы за двенадцать лет во всех колониях Ковенанта построить по частям точную копию Шандакора. Ну, как точную... внутреннее убранство воспроизводить не требовалось, материал стен тоже - только примерное совпадение общего цвета и архитектуры. Город не может просто провалиться в никуда - это тоже будет слишком большой сенсацией. Внутри набросать немного золота и прочих сокровищ - чтобы варвары были удовлетворены. Тонкости резьбы по дереву и металлу, красота скульптур и картин их не заинтересуют - так что можно наляпять любую дизайнерскую ерунду. Рабочие руки в достаточном количестве в Ковенанте найдутся - особенно с использованием машин. Опять же, никто здесь не отличит тонкую уникальную ручную работу от станка.
  Сложность была не в том, как подделать, а как доставить готовую подделку на место, чтобы никто ничего не заметил. У "Единства" в трюме Шандакор мог бы поместиться целиком, но невозможно незаметно ввести в атмосферу корабль таких размеров.
  Был бы жив Дж-Онн, можно было бы просто приказать всем свидетелям отвернуться на несколько дней, пока строительные машины Ковенанта возводят копию города. Но увы, из ловушки телепатически воздействовать ни на кого не возможно, а Дэйр-Ринг столь масштабное телепатическое воздействие было не по зубам - она могла контролировать одновременно не более десятка субъектов.
  Так... десятка свидетелей?
  А как много народу пересекает границу Шандакора? Входит и выходит... замечательно выходит?
  Дэйр-Ринг считала соответствующие воспоминания. В среднем - раз в десять лет. Один человек или Остроухий в десять лет!
  А это что значит? А это значит, что если кто в ворота и сунется именно в ненужный нам момент - Дэйр-Ринг запросто сможет дать ему от ворот поворот.
  А обмануть внешних наблюдателей - проще простого. Достаточно вспомнить, как именно был защищён Каэр Ду. Город был в другом измерении? В другом. Все его видели здесь? Видели.
  Всего-то и нужно - создать вокруг Шандакора плазменный экран, на который, сразу после исчезновения настоящего города, будет спроецировано голографическое изображение оного. Технология соответствующая у Ковенанта есть - весь его активный камуфляж на этом работает.
  Голограмма прикроет их на несколько дней - как раз на те, что понадобятся рабочим Ковенанта для сборки модульных конструкций фальшивого Шандакора на месте исчезнувшего. Под прикрытием поля сможет приземлиться "Найткин", и через телепортационный канал с "Единства" и гравитационный лифт доставить на планету уже готовые части для сборки. А потом поле выключаем - тот же город, только без жителей. Заходи кто хочешь, бери что хочешь.
  
  Навела Ричарда на эту идею в первую очередь архитектура самого Шандакора, одной из достопримечательностей которого были расхаживающие по улицам "призраки" - голограммы прежних жителей, выполненные настолько искусно, что человеческим глазом их нельзя было отличить от реальных Остроухих.
  Разумеется, жадность путешественника во времени никто не отменял, и он тут же захотел научиться создавать столь же реалистичные иллюзии без помощи телепатии. Увы, когда он попытался изучить эту тему подробнее, то выяснилось, что воспроизвести технологию хоть и возможно, но бессмысленно. Во-первых, у Остроухих весь город представлял собой один огромный голографический проектор и одновременно - голографическую запись. Его стены, его здания - всё обладало фоточувствительностью и содержало записи за многие-многие тысячелетия. Когерентные лучи центрального шара-проектора преломлялись в этих стенах и превращались в объёмные движущиеся изображения жителей и гостей города. Неудивительно, что Мыслители желали заполучить его целым. "Прежняя" Дэйр-Ринг, та, которую она изображала до разоблачения, буквально влюбилась бы в этот живой исторический архив. "Новая", белая марсианка, отнеслась куда более сдержанно, но и она проявила большой интерес к уникальной конструкции и её записям.
  Ричарда куда больше интересовала практическая сторона изобретения. Увы, он не мог себе позволить построить целый город, чтобы дурачить врагов и союзников, так что Шандакор оставался для него лишь большой красивой игрушкой. Можно ли как-нибудь миниатюризовать проектор, вот что его интересовало.
  Выяснилось, что не только можно - выяснилось, что у него уже ЕСТЬ такая технология. Причём давно.
  Реалистичные голограммы (не светящиеся и не прозрачные) в Ковенанте были запрещены, как еретическая технология. Наиболее очевидная цель их использования - обман. Мошенничество. Причём недолгое - на секунды, минуты, в крайнем случае часы - потом различия станут очевидны. Разумеется, Пророки не желали, чтобы низшие народы могли над ними подшутить, подвергнув сомнению их всеведение. Сами же они предпочитали обман долгосрочный, действующий в течение поколений - кратковременные розыгрыши только подкосили бы их репутацию, независимо от того, кто кого разыгрывает.
  Но "технология запрещена" не означает, что она забыта. Еретик Сеса клик-Рефуми вовсю использовал так называемых "голодронов" в своей кампании против Пророков - маленькие летающие машинки, которые создавали вокруг себя полноценные фантомы живых бойцов. Более того, в отличие от "призраков" Шандакора, которых можно было пройти насквозь, фантомы голодронов были вполне осязаемы - они проецировали вокруг себя слабый дефлекторный щит. Конечно, спектр доступных этим фантомам движений был крайне ограничен - щит мог изменять конфигурацию лишь в пределах пяти-шести заранее заданных форм, все остальные жесты и мимика воспроизводились визуально, но не тактильно. Но даже этих форм хватало, чтобы голодроны могли заменять в бою настоящих солдат - держать настоящее, материальное оружие и стрелять из него!
  Увы, даже еретики не могли заменить голодронами всех своих бойцов - потому что стоимость такой машинки в условиях экономики Ковенанта была намного выше, чем живого солдата. Ну, не считая самых элитных Элитов, которые штучный товар, а не пушечное мясо. Но увы, как раз таких суперсолдат дрон заменить и не мог - его возможности еле тянули на простых вчерашних рекрутов уровня "иди сюда, стреляй туда".
  И тем не менее, когда Ричард представил, ЧТО он мог бы сделать с такими технологиями, не будь они засекречены и спрятаны в дальние уголки архива, у него возникло острое желание вызвать всех покойных Верховных Пророков из небытия. Чтобы он мог лично посворачивать этим тварям шеи.
  
  Предупредить самих жителей Шандакора о "депортации в Эмпирей" было решено за год до начала собственно вымирания. Возможно, к тому времени они будут уже знать, что им угрожает. Тогда переговоры пройдут легче.
  Ещё на один завод было отправлено задание построить большой генератор квантового поля - сразу после переноса Икс-кристалл, конечно, защитит город от прямого воздействия чужеродного пространства. Но его ведь нужно будет вернуть владельцам, а кокон трёхмерности - всё равно поддерживать.
  Тем временем Змея навестила Астеллар. Чёрт знает, сколько там было сердечных приступов - но по итогам переговоров все стороны расстались, довольные друг другом. Или тщательно скрывающие недовольство. Звёздный Народ пообещал выделить один кристалл через одиннадцать марсианских лет - этого времени как раз хватит, чтобы отделение его от друзы прошло безболезненно.
  А Ричарду предстояло выполнить последнее задание в качестве оплаты - на сей раз на Меркурии.
  
  МЕРКУРИЙ
  
  Народу Детей Гор, также известных как Каменные Люди, никто никогда не угрожал - кроме их собственной природы.
  Самые экзотичные из Полукровок, созданных Куиру, они заселили Меркурий ещё прежде его терраформирования. Можно было бы назвать их кремнийорганическими, но это было бы неправильно. Никакой органики в их телах не было - а кремний преимущественно присутствовал в виде оксидов. Они были созданы, чтобы выносить и жар солнечной стороны, и леденящий мороз тёмной. Энергию их тела черпали из перепада температур, запасая в уникальных образованиях - солнечных камнях, кристаллизованном свете. Мозг представлял собой оптическую нейросеть, а мышцы - пьезоэлементы. С точки зрения трофической цепи их можно назвать скорее растениями, чем животными, поскольку питались они чистыми минералами, используя их лишь для роста, не для движения. А в дыхании не нуждались вообще.
  Почти бессмертные - жили они очень долго - настолько долго, что вырастая примерно по двадцать сантиметров в тысячелетие, перерастали силу своих мышц и заживо превращались в неподвижные статуи - становились слишком тяжёлыми по закону квадрата-куба. Но это была не смерть, и даже не инвалидность - всего лишь зрелость. Разум, живой и подвижный, продолжал работать со скоростью света, а поскольку мозг тоже становился больше - его возможности были поистине запредельными. Все они были довольно сильными псайкерами, и с годами превращались в "сами сами себе криптумы" - объединив мозги в единую сеть, они получали огромное влияние в Эмпирее.
  Увы, эта эра счастливого процветания закончилась ещё до того, как Солнечная система вернулась в большой космос. Детей Гор убило терраформирование Меркурия. Не сразу убило - вымирание растянулось на весь миллион лет, прошедший со времён Морских Королей.
  Ирония судьбы - существа, прекрасно приспособленные к адской жаре и холоду, оказались беспомощны в условиях умеренной по их же меркам погоды. Живые термоэлементы, они черпали силу именно из разности температур, из резких перепадов. Запасали тепло на солнечной стороне, затем уходили на ночную и там постепенно остывали - тем и жили. Когда меркурианец становился так велик, что не мог ходить через Сумеречный Пояс, его кормили своими солнечными камнями более молодые потомки.
  Но после появления атмосферы и отклонения части солнечных лучей экранами Куиру перепады стали слишком малыми. Энергии не хватало. Теперь Дети Гор утрачивали подвижность при жалких шести метрах роста и восьми-девяти тоннах массы - а не при двадцати метрах, как раньше. По их меркам это было почти детство. Так бы ощущали себя люди, которые из-за какого-нибудь "бешенства генных структур" начали превращаться в стариков в девятнадцать лет.
  Разность температур оказалась настолько мала, что молодёжь, совершая "тепловые паломничества", теперь едва могла прокормить себя, не то что стариков. Особенно если учесть, что молодёжи осталось совсем немного.
  Гиганты из старшего поколения умерли сразу, просто отключили свои мозги, отдав потомкам свои солнечные камни, чтобы те могли попытаться выжить.
  Но молодым не хватало опыта. Вместо того, чтобы строить космические корабли и попытаться покинуть свой дом, ставший неуютным, они почти всё время тратили на беготню между полушариями, а камни старались запасти впрок, чтобы прожить как можно дольше после потери подвижности.
  Дозапасались - численность племени вошла в воронку. Детей рождалось меньше, чем уходило на вечную медитацию в катакомбы. За первые шестьсот тысяч лет - двадцать поколений Каменных Людей в новых условиях - численность населения планеты снизилась со ста миллионов до просто ста.
  Ближе к концу они научились черпать энергию прямо из Эмпирея, как это делали Мыслители (собственно, Мыслители их и научили). Теперь им (во всяком случае ушедшим в сидячую медитацию) не нужны были солнечные камни. Дети перестали бегать между полушариями - они получали камни от своих спящих родителей и питались ими. Камней как-то сразу стало больше чем надо, их теперь использовали не только в качестве источников энергии, но и как коммуникаторы для управления рабами (они сохраняли связь с тем Каменным Человеком, чей организм их произвёл) и даже просто как украшения и игрушки.
  Но не хватало самих Детей Гор.
  Депопуляция немного замедлилась, но не остановилась - хотя каждый меркурианец мог теперь иметь по несколько детей до ухода в медитацию, осталось очень мало партнёров, с которыми можно произвести потомство без генетического брака. И с каждым поколением число таких комбинаций сокращалось. Риск инцеста для Каменных Людей намного выше, чем для землян - если люди смогли пройти "бутылочное горлышко", обзаведясь лишь несколькими наследственными рецессивными болезнями, то здесь от близкородственного скрещивания дети просто не появлялись.
  Десять тысяч лет назад возможные комбинации закончились. Совсем.
  Сейчас на планете осталось ровно одно Дитя Гор.
  Его так и назвали - Шеннеч Последний.
  
  - И что, по-вашему, я должен сделать? - развёл руками Ричард. - Как я восстановлю вам весь вид на основе одного представителя, если и тот уже много веков назад окаменел? Они ведь даже Эссенцию свою собирать не додумались, в отличие от Остроухих...
  - Вернуть ему подвижность несложно - достаточно несколько раз подвергнуть "контрастному душу" - перепаду температур от ста до семисот кельвинов, чтобы его мышцы снова заработали. По меркам своей расы до терраформирования - Шеннеч ещё подросток.
  - Это я конечно с радостью, - Ричард представил себе, как поливает древнюю статую из огнемёта и из шланга с жидким азотом попеременно - вот уж поистине, что меркурианцу в радость, то марсианину смерть. - Но подвижный или неподвижный, он всё равно останется Последним.
  - Верно, однако в лабиринтах Сумеречного Пояса по-прежнему сидят миллионы окаменевших тел. Они не разлагаются, так что у нас есть кремниевый аналог ДНК. Мы можем научиться их клонировать, популяция получится достаточно большая для дальнейшего самостоятельного размножения. А культура в значительной степени сохранена в солнечных камнях, так что с нуля начинать не придётся.
  "Мы можем" в исполнении Мыслителей, как обычно, означало, что все эксперименты и доставку материалов возьмёт на себя Ричард, а они будут в лучшем случае помогать ему советами под руку. Нет, советы их, безусловно, были полезны, к тому же они, в отличие от Змеи, никогда не стеснялись отвечать на вопросы. И тем не менее, Ричард снова оказался в положении "механика на побегушках", что раздражало.
  Хорошо ещё, что он был не один - в полном соответствии с законами дедовщины у него теперь были подчинённые, на которых можно переложить самую скучную и утомительную работу. Хурагок даже не жаловались.
  - Мы предупредили Шеннеча о твоём визите, - сказал Биатис. - Независимо от того, будет ли успешной операция по спасению, он будет рад тебя принять. У него давно не было гостей.
  
  Простота космических перелётов в Солнечной системе этой эпохи не переставала удивлять его, хотя по логике пора бы уже было и привыкнуть. Километровый крейсер, казалось, превратился в такси - удобное и безотказное. Сел на одной планете, вышел на другой - и это при том, что летать приходилось в чужом космическом пространстве. Земляне этой эпохи формально владели космосом, но даже не думали его толком контролировать. Для выходца из времён звёздных войн это выглядело совершенно дико.
  И Меркурий не особо отличался от других мест назначения. Конечно, мощнейшее солнечное излучение довольно сильно нагружало щиты, но оно же действовало и на антенны, которые теоретически могли бы отследить "Найткина", так что перелёт прошёл без сучка и задоринки.
  Ричард потратил некоторое время на изучение щита Куиру, который прикрывал Меркурий от избытка солнечного излучения. Удивительная, шедевральная конструкция. Отчасти похожая на пустотный щит - часть проходивших через него фотонов не отражалась, а поглощалась. Только перенаправлялись они не в Эмпирей, а... в будущее или в прошлое. Словом, куда-то во времени. В настоящем у этого щита вообще не было материальных частей, что делало его практически неуязвимым. Возможно, если бы врезать по нему достаточно мощным лучом, чтобы генераторы, где бы они ни стояли, расплавились или взорвались... Ричард из чисто хулиганских побуждений даже подсчитал - Меркурий получает энергетический поток что-то около 60 мегатонн в секунду от Солнца, 60 гигатонн от "Единства", то есть в тысячу раз больше, проекторы щита могут и не переварить. Но ссориться с повелителями времени и пространства только для того, чтобы доказать свои таланты в порче их технологий, Ричарду не хотелось. Хватит того, что он Рианону в своё время большую свинью (точнее, змею) подложил.
  
  Миновав ряды застывших в каменных креслах статуй (до них очередь ещё дойдёт), Ричард подошёл к единственной живой фигуре в конце этого ряда.
  Его рост в облике капитана джиралханай достигал почти трёх метров - но Шеннечу он едва доставал до бедра. Шестиметровая "статуя" казалась сделанной из алебастра - белая твёрдая "кожа", которую и молотком-то не сразу процарапаешь, ещё почти гладкая. Единственным отличием от других были его глаза - не просто прозрачные стекляшки, как у остальных - в них теплился ещё живой красноватый огонь.
  Минуты две они молча смотрели друг на друга, затем Ричард запоздало сообразил - Шеннеч, должно быть, пытается с ним говорить, но безрезультатно - телепатическому общению мешала природа "сейфа", а губы и язык у Последнего застыли так же давно, как и все остальные мышцы.
  Кстати, интересно, как Каменные Люди вообще разговаривают? Способны ли они к звуковой речи хотя бы, когда подвижны? Ведь если они не дышат, то не нуждаются в лёгких, а голос (по крайней мере у людей) создаётся выдохом.
  Он извлёк из гнезда в подлокотнике трона солнечный камень и приложил ко лбу. Тот немедленно запульсировал знакомыми сигналами электрической телепатии. Ричарду не потребовалось много времени, чтобы их расшифровать - после многих месяцев общения с Ранн...
  "Интересного гостя прислали мне Мыслители. Я до сих пор ещё не встречал тех, в чей разум не мог бы проникнуть, во всяком случае, находясь так близко... Признаюсь, с непривычки это неудобно. Но я рад тебя видеть, кто бы ты ни был. Мне было довольно одиноко здесь последние тридцать тысяч лет, с тех пор, как ушёл последний мой сосед..."
  "Тридцать тысяч?! Тебе же всего примерно столько и есть..."
  Смех Шеннеча раскатился под черепом звенящей щекоткой.
  "Я имел в виду меркурианские годы, а не марсианские - по вашим это менее четырёх тысяч лет".
  "Что ж, не могу сказать того же. Для меня этот визит всего лишь работа. Возможно, мы сумеем стать друзьями, но не скоро - пока я лишь выполняю договорённость. У тебя здесь есть что-то ценное, что стоит забрать?"
  "Нет, кроме солнечных камней... да и те, если я снова обрету подвижность, смогу создать новые, а если нет... они и не нужны толком..."
  "Это хорошо, - усмехнулся Ричард. - Если что, вернёшься уже своими ногами..."
  "Ты хочешь забрать меня на свой корабль прямо сейчас? Но я вешу восемь тонн, вряд ли даже такому крупному и сильному существу, как ты, под силу меня поднять, а никаких лебёдок и машин я с тобой не вижу..."
  "Есть многое на свете, друг Шеннеч, о чём меж вами не заходит речь", - хмыкнул Ричард.
  Оставив камень на лбу, как украшение, он телекинезом поднял "статую" в воздух и понёс её по молчаливым коридорам, ошарашенным подобной наглостью.
  
  И снова потянулись недели, дни, месяцы. Как и обещали Мыслители, с оживлением собственно Шеннеча проблем не возникло. После восьми сеансов "контрастного душа" в специальной камере, которые убили бы почти любое водно-углеродное существо, он с хрустом поднялся на ноги, сбрасывая затвердевшие частички каменной кожи, с наслаждением потянулся и впервые за много лет прошёлся.
  В Ковенант он вписался, как родной, оказавшись неплохим администратором. Телепатические способности, усиленные солнечными камнями, плюс мышление со скоростью света, плюс способность разделять внимание на несколько потоков - всё это сделало из Каменных Людей прирождённых руководителей. В отличие от Остроухих, Шеннеч совсем не желал прозябать в своём мёртвом городе, отгородившись от всей Вселенной. Его народ вымер на уровне, примерно соответствующем земному бронзовому веку, но вовсе не из-за интеллектуальных или культурных ограничений. Он ничего не забывал, он любил, умел и хотел учиться, и взялся за науку Ковенанта с энтузиазмом деревенского мальчишки, впервые увидевшего самолёт.
  Пока он один такой - это не страшно, рассуждал про себя Ричард. Сплошная польза и удовольствие иметь на борту такого офицера. Но что будет, когда подобных ему у нас окажется миллион? Ведь обучать новорожденных Детей Гор будет именно Шеннеч. То есть, не только он - мы тоже приложим руку, плюс воспоминания из солнечных камней. Но главным авторитетом для них станет единственный живой взрослый соплеменник. И нет сомнения, что под его влиянием они все попросятся вступить в Ковенант. И вряд ли мы им откажем.
  А это куда большая угроза лидерству джиралханай, чем фальшивое (или даже реальное) возвращение Пророков. "Дикие рабы" почитают силу - так Шеннеч любого из них способен, не напрягаясь, размазать тонким слоем по ближайшей переборке. Всё-таки восемь тонн камня - это восемь тонн камня. Но они также почитают умение обойтись без насилия, усмирить гнев - телепатическая сила Детей Гор как будто для этого и предназначена.
  Ну да, эта проблема станет актуальна через несколько тысяч земных лет - когда детишки немного подрастут. Но для Глубоководных Ковенанта это отнюдь не запредельный срок. Да и Ранн заметно обеспокоилась, ощутив угрозу своему будущему положению звёздной королевы.
  Вот ему только нового Великого Раскола для счастья не хватало! Конечно, по ряду параметров Каменные Люди по-прежнему уступают Ма-Алек. Но их с Дэйр-Ринг всего двое, когда получится вернуть в плоть Дж-Онна - не совсем понятно, так что и их положение в один прекрасный день может зашататься. Особенно если они будут много времени проводить в стазисе.
  Может, просто не клонировать сразу всех Детей Гор? Скажем, начать с пробной партии в тысячу, потом ещё тысячу, чтобы разнообразить генофонд, и так далее, пока не будут перезапущены все независимые генетические линии? А близкородственные - вообще не восстанавливать?
  Шеннеч вряд ли будет возражать, Мыслители тоже... для них задержка в пару столетий ничего не значит... Но в том-то и проблема, что ничего не значит. И для Глубоководных тоже не значит. Такой подход всего лишь отложит назревающий политический кризис, но не отменит его.
  Впрочем, не делит ли он шкуру неубитого яо-гая? Не факт, что клонировать столь экзотическую форму жизни вообще удастся. Какие искусственные матки, какие питательные растворы для этого понадобятся? Народ Шеннеча отличался от земной жизни даже больше, чем зелёные марсиане. Такое впечатление, что продвигаясь к Солнцу, Куиру постепенно сходили с ума. Если на Марсе они скрещивали людей "всего лишь" с животными, то на Венере дошли уже до растений, а на Меркурии и вовсе до неорганики добрались. Видимо, им всё больше напекало голову.
  
  Аналога ДНК, как вскоре выяснилось, у Детей Гор вообще не было.
  ДНК управляет ростом клетки, а клеток у них не было. Весь организм представлял собой единую "клетку" и рос по единой программе. Хранилась эта программа в отдельном органе, расположенном в брюшной полости. Второй, парный ему орган управлял ростом ребёнка при беременности.
  Впрочем, само понятие "роста" у них радикально отличалось от человеческого. У них не было кровеносной системы, не было даже аналога. Питательные вещества не доставлялись изнутри. Они росли, скорее, подобно кристаллам - атомы нужных элементов присоединялись к телу снаружи в нужных местах. На границах разных тканей существовали "транспортные щели", в которых электрическими зарядами перемещались отдельные атомы и присоединялись к соседнему органу в нужном месте. Мышцы, чтобы увеличиться, "отщипывали" атомы от кожи изнутри, кости и внутренние органы, в свою очередь, "поедали" мышцы, расширяя место для себя. Ну а кожа, единственный "пищеварительный" орган, наращивалась тем, что могла найти для себя в воздухе и в предметах, к которым прикасалась.
  Иначе происходило и размножение. Физического обмена веществом (наследственным или любым другим) между отцом и матерью вообще не происходило. Сперма - это жидкость, а жидкостей в телах Каменных Людей не было. Куиру намеренно избегали её, потому что не существует соединения, способного оставаться жидким в диапазоне от ста до семисот градусов Кельвина. При спаривании между телами партнёров создавалась электрическая цепь, по которой "наследственный орган" отца передавал генетическую информацию аналогичному органу матери. Затем ребёнок в теле матери не рос, а создавался методом, больше всего похожим на трёхмерную печать - послойно-поатомной сборкой на поверхности кожи. Сначала из живота матери как бы "выныривала" голова младенца, затем туловище с руками, последними формировались и отделялись ноги. Длилась такая "беременность", более похожая на почкование, около трёхсот земных лет. Ребёнок создавался ростом около полуметра, так что на подвижность матери (обычно около десяти метров роста в эпоху до терраформирования, и трёх-четырёх метров - после него) он практически не влиял, хотя был уязвимой частью организма и нуждался в защите.
  После отделения он представлял собой миниатюрную копию взрослого Каменного Человека, и далее развивался уже по принципам преформизма - увеличиваясь только в размерах, но с сохранением всех пропорций.
  "Значит, нам нужна не столько искусственная матка, сколько трёхмерный принтер с атомарной точностью печати... И ещё нужна генетическая программа... главное, чтобы она сохранилась в окаменевших телах... иначе мы ничего сделать не сможем..."
  И вот тут их ждал большой облом. Генетическая информация (так же, как и личная память) сохранялась организмами Каменных Людей в солнечных камнях. А эти камни могли неограниченно долго храниться в теле живого меркурианца, но когда их извлекали, либо носитель умирал - они начинали потихоньку "таять", с периодом полураспада около 2100 земных лет. Очень большой срок для людей, мгновение в масштабах истории, с которыми приходилось иметь дело Ричарду и остальным путешественникам. После двух периодов полураспада ещё что-то можно было прочитать, после трёх - уже бессмысленно.
  Впрочем, облом это был скорее для самого Шеннеча и Мыслителей с их "мерами по сохранению". Вздох Ричарда, когда он осознал ситуацию, был скорее облегчённым, чем разочарованным. Он сделал всё возможное, обвинить его не в чем, а гражданская война в Ковенанте отменяется.
  В некотором смысле, конечно, ситуация выходила обидная. Ковенант ведь был тут миллион лет назад. И у них был "Найткин", было "Единство"... им ничего не стоило залететь на Меркурий и собрать сколько угодно солнечных камней. Всё было под боком, система не охранялась... но они банально поленились.
  Впрочем, миллион лет назад Дети Гор дрались бы за свои камни до последнего. Тогда это были для них бесценные источники энергии и плевать они хотели на какое-то сохранение вида в далёком будущем. Попробуйте отобрать у три дня не евшего дикаря съедобный корень, объясняя, что это крайне редкое растение, занесённое в Красную Книгу!
  Проще уж было бы вывезти в достаточном количестве самих Каменных Людей, они бы только рады были, узнав, что такое тепловая камера. Или расставить в их похоронных катакомбах ловушки для Эссенции.
  
  Когда Ричард уже собирался выйти на связь с Биатисом, его руки коснулись прохладные пальцы Ранн.
  - Не спеши, - мурлыкнула венерианка. - Мы можем попробовать ещё один способ, прежде чем отказаться от договора.
  - Хм, и какой же?
  - "Красный свет". Если тела Каменных Людей действительно не разлагаются, то погрузив их в Красное море, мы сможем оживить их.
  Хмм! Ричард задумался. Идея казалась совершенно безумной... но собственно, что мешает попробовать? Генотип утрачен, но фенотип сохранился, в этом Ранн права. Если Потоп достаточно универсален, чтобы действительно связать воедино ВСЁ живое, даже настолько чужеродных тварей... кто знает, вдруг он сможет приспособиться и к управлению неорганической жизнью? Правда, во флюиде невозможно организовать должный перепад температур, но бактерии "красного света" могут передавать электричество непосредственно в органы, которые его потребляют.
  Конечно, оживлённые таким образом тела не будут настоящими Детьми Гор. Зомби, без личности, без памяти. Но они смогут по приказу оператора синтезировать в своих телах солнечные камни с записанным в них генотипом! А те уже станут исходниками для клонирования.
  - Ну а тебе-то какая выгода от создания соперников таким образом?
  - Элементарно, мой дорогой Алеф. Они перестанут быть соперниками. Если я буду контролировать их возрождение, то смогу ставить условия. И главным моим условием будет - как минимум первые поколения должны вырасти вдали от Шеннеча, без контакта с ним. Дети Гор интегрируются в Ковенант, даже станут в нём первыми - но первыми после нас. Ты сможешь уйти в стазис, а я в течение следующих десяти тысяч лет организую плавный и безболезненный переход.
  - Звучит заманчиво, только есть небольшой нюанс. Почему я должен доверять тебе - особе, скажем прямо, довольно властолюбивой - больше, чем Шеннечу? Я не сомневаюсь, что ты сможешь хорошо управлять Ковенантом - но хорошо для себя, а не для нас. Почему мне не доверить это дело кому-то из моих гибридов Глубоководных? Среди них есть лидеры как минимум не хуже...
  - Потому что одни из них верят в Отца Дагона и Мать Гидру. Другие в Предтеч. Третьи сочетают эти две веры. И только я одна как была стервой-атеисткой, так и осталась. А захватить неограниченную власть мне не позволят Шеннеч, Великая Змея и Мыслители - у них всех есть свои интересы в Ковенанте, и все они смогут тебя разбудить, если увидят, что я веду государство куда-то не туда. А все кроме Шеннеча - и сами вполне в силах оттаскать за косы. И да, отказаться от их поддержки я тоже не смогу - Кортана съест.
  За прошедшие два года Ранн неплохо разобралась в политической структуре Ковенанта, а также его внешних раскладах, вынужден был признать Ричард. Собственно, как раз это и настораживало.
  
  Самое удивительное, что её план сработал. Медленно, постепенно, но каменные "мумии", погружённые в хорошо заряженный флюид, одна за другой оживали и начинали двигаться. Двигаться так, как им приказывали Ричард и Ранн - по отдельности они были посредственными некромантами, заметно уступая морским пастухам, но вместе могли оживить и контролировать почти что угодно. Ричард брал на себя восстановление физиологии, а Ранн - управление разумом (если он был) и телом (если разума не было, как в данном случае).
  Раз уж такая возможность выпала, Ричард решил не возиться с искусственным созданием "трёхмерного принтера", а использовать в качестве такового тела окаменевших женщин из катакомб. Собственно, он воссоздавал в деталях вполне обычный процесс рождения потомства у Детей Гор, только в исполнении зомби.
  Шеннеч не слишком одобрял такое надругательство над покойными, но ради возрождения расы готов был потерпеть - тем более, Ричард пообещал не брать тех, кого Последний знал лично ещё живыми. Конечно, "рождённые" таким образом Дети Гор будут навсегда заражены "красным светом", что не позволит им плотно интегрироваться в общество Ковенанта - придётся жить на отдельных кораблях, общаясь с остальными только телепатически. Что вполне соответствовало целям Ранн - разделяй и властвуй.
  "Вот только есть проблема посерьёзнее... я точно не смогу продежурить над бассейном с флюидом все триста лет, пока идёт "беременность". У меня нет столько свободного времени. А проверять состояние тел в бассейне нужно минимум три раза в год, иначе они вразнос идут..."
  Погружаться в стазис между проверками? Он девять сотен стазисов не выдержит, для Ма-Алек это слишком неприятная процедура.
  Придётся вернуться в Убежище, разместить лабораторию у входа в тоннель, а самому сесть на трамод и летать туда-сюда, погружаясь в тоннель на несколько сотен километров и прыгая таким образом в будущее как раз на пару месяцев. Хлопотно, но это оптимальное решение. Заодно и динамику развития Ковенанта хотя бы на первые века можно будет проследить, корректируя её при необходимости.
  
  К сожалению, долго развлекаться прыжками во времени (незабываемое ощущение - один короткий пилотажный манёвр - и ты уже читаешь отчёт о событиях за несколько месяцев - словно играешь в космическую пошаговую стратегию) жизнь ему не дала.
  Как обычно в Ковенанте, ничего не идёт так, как надо.
  Примерно в середине двенадцатого погружения на пульте замерцал тревожный вызов - там, во внешнем мире, стряслось что-то серьёзное, требующее немедленного внимания верховного командующего Ковенанта. Ричард, конечно, запрограммировал автопилот на такую ситуацию. Трамод тут же с машинной быстротой и точностью врубил двигатели на полную мощность и рванулся к выходу из тоннеля, но всё равно, пока он его достиг, снаружи миновало почти три недели. Поэтому, когда он наконец смог выйти на прямую видеосвязь, перекошенная от ужаса морда альфа-самца Джиралханай на экране сменилась ехидной мордочкой Дэйр-Ринг.
  - Слушай, Алеф, скажи своим, чтобы хоть немного смотрели, куда швыряются обезьянами. Марс не такой большой, знаешь ли, может и не выдержать.
  - Какими обезьянами? Что у вас вообще случилось?
  - Ну, всё началось с того, что какой-то техник в системе Коэлест неправильно настроил замки безопасности в лаборатории, и у них удрал Плутон...
  
  ВЕРХНЯЯ ПУСТЫНЯ
  
  Не только Юиджи умели создавать биоинженерные недоразумения. У Ковенанта своих сумасшедших учёных тоже хватало. Конечно, в большинстве случаев их своевременно выявляли и казнили за техноересь, но изредка бывало, что такому изыскателю удавалось заручиться покровительством высокопоставленного Пророка. В конце концов, Ковенант вёл войну на уничтожение, и не то чтобы слишком успешно. Искушение заполучить чудо-оружие порой перевешивало даже боязнь оскорбить Предтеч. Именно так и родился на свет проект "Карающие планеты" - его курировал сам Верховный Пророк Истины.
  Поскольку главной проблемой Ковенанта в этой войне были "демоны", то есть Спартанцы, логично было попытаться противодействовать им с помощью создания аналогичных аугментированных воинов. Восемь подпроектов "био-воинов", каждый из которых работал с одной из рас Ковенанта, были названы по восьми планетам Солнечной системы - имена транскрибированы из языка Юиджи.
  Земля, или Эрде Тайрин, "своего" воина не получила, так как имела в религии Ковенанта сакральное (отрицательное) значение.
  Меркурий - воин-диверсант киг-яр, от природы обладавший потрясающими талантами к маскировке, которого импланты наделили невероятной скоростью реакции и остротой чувств во множестве диапазонов.
  Венера - отряд из шести унггой, который специализировался на заданиях чуть более сложных, чем "убить всех и взорвать всё к чёртовой матери". Один из них был проповедником и специалистом по допросам с невероятной харизмой; второй - мастером взлома ИИ; третий - экспертом по коммуникациям и неразумным компьютерам; четвёртый - водителем и пилотом, способным управлять всем, что движется; пятый - специалистом по связыванию и обездвиживанию; шестой - знатоком биологии и ядов. Обычным оружием, средствами маскировки и взлома все шестеро владели одинаково хорошо.
  Марсом должен был стать генетически модифицированный воин сангхейли. Этот подпроект Пророк Истины заблокировал, поскольку собирался избавиться от сангхейли в ближайшем будущем.
  Юпитер - стометровая универсальная всесредная машина, управляемая сбаолекголо, битком набитая оружием, снабжённая мощными щитами и системой невидимости, способная входить в пространство скольжения, летать в космосе, плавать, шагать по земле...
  Сатурн - биоинженер хурагок с удивительным талантом к производству биооружия. Из-за какой-то неясной мутации у него напрочь отсутствовал инстинкт охраны любой жизни, свойственный всем его сородичам, а хурагок Творцов Жизни - в особенности. Зато инстинктивное понимание, как эта жизнь работает, переходило в такое же инстинктивное понимание, как её сломать. Быстро, дёшево, массово.
  Уран - отряд пилотов янми-и на усовершенствованных истребителях, предназначенных для завоевания превосходства в космосе и в атмосфере, а также специализированный авианосец для доставки этой группы и производства новых бойцов взамен погибших. Импланты позволяли им чувствовать истребители как свои тела и взаимодействовать всей эскадрилье в бою, как единое целое, как пальцы одной руки.
  Нептун - вообще-то это место было зарезервировано для самих сан-шайуум, но Пророков было слишком мало, и отдать на эксперименты священную плоть одного из них Истина не решился. Поэтому программа "Нептун" была посвящена разработке ручного оружия нового поколения на основе технологий Предтеч. Вернее, это исследователи так думали - что Предтеч. На отдалённой планете, за пределами зоны действия Ореола, были найдены шлем, который делал своего пользователя мощным гидрокинетиком, и трезубец, содержавший силу электрокинеза. В действительности эти артефакты были созданы Левиафанами ещё в дни Предшественников, когда о Предтечах никто ещё и не слышал. Работали они на основе нейрофизики, которую Предтечи так постичь и не смогли. Разумеется, все попытки Ковенанта воспроизвести их оказались тщетны. Да и сами артефакты работали посредственно - любая плазменная винтовка была эффективнее. Как объяснила Ричарду, посмеиваясь, Змея, чтобы зарядить эти штуки на полную мощность, либо сам носитель должен очень сильно любить море, либо у него должна быть толпа культистов, верящая, что он является божеством, повелителем океанов.
  И наконец, Плутон был редчайшей генетической аномалией - псайкером, рождённым среди джиралханай. Импланты и генная терапия увеличили его размер, физическую силу и прочность всех тканей, особенно костей, дали возможность выживать почти в любой среде, включая вакуум. Две плазменных пушки были вживлены в его запястья и третья - в пасть. Плутон мог их заряжать, используя энергию собственной ярости. Мог также и высвобождать эту энергию напрямую, создавая мощные псионические взрывы, которые разрушали всё вокруг, но не вредили собственному источнику. Но главная его сила заключалась не в этом. Уникальный дар Плутона состоял в его силе навигатора. Заброшенный в пространство скольжения через любой портал, корабельный или стационарный, он каким-то образом умудрялся находить выход оттуда своими силами - причём не просто в случайную точку космоса, а рядом с целью, которая была ему нужна. Видимо это было связано с тем, что он очень усердно думал об этой цели, представляя себе её образ - и тем самым создавал ведущее к ней течение. Потому что талантами к научно обоснованной ориентации он уж точно не отличался - сказать прямо, Плутон страдал откровенным топографическим кретинизмом и мог заблудиться в трёх соснах даже в обычном пространстве - что уж говорить о гипергеометрии.
  Изначально такой целью для Плутона должен был стать Джон-117, самый легендарный воин человечества. Но в первой же испытательной высадке, на планете Кронки, Плутон умудрился напороться на очень похожего внешне Спартанца-1337. С этого момента ни о каком Джоне он вообще не вспоминал. Они нашли друг друга! Два дебила - это сила! Образ 1337 накрепко запечатлелся в немногочисленных извилинах Плутона, и никакие попытки перепрограммирования не могли его оттуда надолго выбить. Плутон находил своего архиврага во всех уголках галактики, и немедленно вступал с ним в битву, разнося всё вокруг - но убить оппонента ни один, ни другой так и не смогли, хотя каждому пару раз приходилось отлёживаться в реанимации. В целом враги друг друга стоили. Плутон, безусловно, был сильнее и лучше вооружён, но Спартанец-1337 - быстрее и находчивее.
  В итоге начальство с обеих сторон смирилось и перестало мешать их разборкам - Пророки решили, что это судьба и знак богов, а ККОН - что пусть лучше эти два отморозка мутузят друг друга, чем мешают нормальным боевым действиям.
  Когда Великая Змея начала готовить Ковенант к эвакуации в будущее, все восемь проектов были тщательно законсервированы, результаты и оборудование, а также проводившие их учёные - погружены на корабли. Ричард, имевший в те годы сотни и тысячи дел, мельком глянул транспортную декларацию, довольно кивнул "Новое оружие? Отлично, пригодится" - и переключился на более актуальные проблемы.
  А зря.
  При первой же ошибке в технике безопасности Плутон разорвал все сдерживавшие его кабели и цепи, затоптал оказавшихся на его пути учёных (к счастью, не насмерть, хотя переломов было много), расшвырял охранников, как котят (два трупа, десяток раненых) и активировав генератор портала, катапультировал самого себя в открывшийся разлом.
  Он не знал, что прошёл миллион лет, для него это была чистая абстракция. Он знал, что где-то там по-прежнему есть враг, которого он должен победить.
  
  К счастью, даже у мутантов с пси-способностями полёты в Эмпирее не мгновенны. Куратор проекта, старый джиралханай, успел выйти на связь с Ранн, и кашляя кровью объяснить, куда скорее всего направится взбесившееся оружие.
  Ранн вздохнула про себя - взбеситься можно, если ты раньше был нормальным, а Плутон, судя по описанию, таким никогда и не был. Возможно, именно это и дало ему псайкерские силы. Она в свою очередь вызвала "Найткин" на орбите Марса, и предупредила, кто к ним направляется. Она, разумеется, выделит силы, чтобы поймать сбежавшую макаку, но скорее всего эти силы опоздают.
  1337, никого не слушая, тут же десантировался на поверхность. Для него это был вполне знакомый и привычный противник, а вот от Дэйр-Ринг он потребовал сидеть в "Найткине" и носа не показывать - для неё нет ничего хуже, чем огнедышащее чудовище. Девушка возмутилась, но против фактов не попрёшь - противник и в самом деле неудобный. Она, однако, пообещала сбрасывать ему по первому запросу трамоды - как для огневой поддержки, так и в качестве временных укрытий и складов с оружием. Кроме того, при наличии целеуказания с поверхности "Найткин" мог просто испарить мутанта своими импульсными лазерами. Понятно, что Плутон очень крепок, но не неуязвим же!
  - Поосторожнее, - предупредила Дэйр-Ринг. - Ты высадился не в самую пустыню. Всего в пятидесяти километрах от тебя - довольно многочисленное племя кочевников. Конечно, вашим оружием их не зацепит, но они могут обратить внимание на вспышки на горизонте и заглянуть посмотреть.
  - Это плохо, - 1337 очень любил, когда у него были зрители, но необходимость защищать гражданских в него вколотили накрепко. - Можешь прислать мне транспорт, перебросить в более безлюдный район пустыни?
  - Я подниму тебя гравитационным лифтом, это быстрее...
  - Нет, если Плутон появится, когда я буду на корабле, он может атаковать "Найткин", а я не хочу подвергать тебя риску.
  - 1337, "Найткин" - это боевой корабль, крейсер километровой длины! Ты правда думаешь, что одна обезьяна сможет ему что-то сделать?
  - Дэйр-Ринг, для любого Спартанца уничтожить этот крейсер не составило бы труда! А Плутон опаснее любого спартанца! Кроме меня, конечно...
  - Ну он бы это сделал не атакой лоб-в-лоб, правда? Спартанец бы использовал свой ум, хитрость, технические знания, чтобы найти слабое место корабля и разрушить его. А Плутон такого не умеет, он способен только бежать на врага и громко рычать. "Найткин" рычит громче, уверяю тебя...
  - Послушай, я видел, как он напал на тяжёлый крейсер ККОН типа "Осень". Через час от крейсера остались только обломки, спасательные капсулы и я...
  Доспорить они не успели. Кроваво-красное марсианское небо рассекли крест-накрест зелёные молнии, оно раскрылось, точно вспоротое ударами ножа, и блестящая искра выпала из него, приближаясь и увеличиваясь на глазах.
  - Не тот курс! - простонала Дэйр-Ринг. - Он промахнулся... он не к тебе летит!
  - В третий раз уже! - схватился за голову Спартанец. - Куда свалится?
  - В шестидесяти километрах к северу от тебя! Почти на стойбище!
  
  Совет старейшин продлился необычно долго, хотя к чему он придёт, было ясно с первых минут. У них просто не было выбора, хотя решение далось им с большим трудом. Племя Немир было жестоким, как все дети пустыни, но не кровожадным, тем более - не самоубийственно кровожадным. Они бы недолго думали перед убийством чужого ребёнка - не больше, чем понадобится для оценки виры, которую потребует за кровь его племя. Но собственное дитя - совсем иное дело. Рожали женщины кочевников часто, но далеко не все младенцы доживали хотя бы до двух лет. Поэтому семилетний ребёнок был ценностью, которую надлежало беречь - ну, насколько вообще жизнь в пустыне может обладать ценностью. Но не в том случае, когда этот ребёнок представляет угрозу для всего племени. А здесь сложилась именно такая ситуация. Маленькая Биша была воплощённым проклятьем.
  Она буквально высасывала жизнь из окружающих её людей. Дети, взрослые или старики; мужчины или женщины; воины или шаманы - для проклятия не было никакой разницы, не существовало никакой защиты, оно одинаково косило всех. Всякий, кто имел несчастье или глупость оказаться рядом с Бишей на достаточно долгий срок, начинал периодически терять сознание. Тяжёлый глубокий сон без сновидений настигал жертву внезапно, средь бела дня или глубокой ночью. Ему невозможно было сопротивляться, от него нельзя было разбудить - только ждать, пока жертва сама проснётся... или не проснётся. Как предупредили мудрые предки устами сказителей племени, после двадцать первого обморока смерть неизбежна.
  Так что у старейшин было не так много времени на колебания. Благо, предки оставили им не только сказания, но и указания. Ясные и недвусмысленные: проклятое дитя должно умереть, и чем скорее, тем лучше. Они и так слишком долго медлили, пытаясь ритуалами очистить девочку. Урок на будущее - нечего считать себя умнее предков. Древние шаманы были посильнее нынешних, и раз уж они завещали, что подобное проклятие лечится только могилой, значит, их опыт был оплачен жизнями многих поколений, либо получен напрямую от тех, кто мудрее людей.
  Шила, мать Биши, ожидала их на пороге своего шатра. Она прекрасно понимала, чем закончится совет, но вопреки логике до последнего мгновения сохраняла надежду. Как это свойственно всем людям.
  - Отойди в сторону, - холодно приказал старейшина Элизер, - мы всё сделаем сами. Не стоит женщине и матери смотреть на это.
  - Нет, - Шила бесстрашно взглянула ему в глаза.
  - Ты оспариваешь решение совета? - приподнял бровь Элизер.
  Печально, если так. Шила ещё молода и сильна, она могла бы родить ещё немало детей взамен этого проклятого отродья. Но ожидаемо. Женщина, даже если она носит оружие, ездит верхом и сражается не хуже мужчины, никогда не поймёт по-настоящему интересов племени. Родная кровь для неё всегда будет дороже - и плевать ей, что проклятие Биши её же первой и убьёт, поскольку она проводит с ребёнком больше всего времени. Элизер предвидел подобный результат, и специально взял с собой по паре копейщиков и лучников. Если Шила хотя бы потянется к оружию, они знают, что делать.
  - Нет, - спокойно повторила женщина, держа руки на виду. - Я не спорю с приговором старейшин. Но по заветам предков у меня есть право лично привести в исполнение этот приговор. Никто не прольёт мою родную кровь, кроме меня самой.
  Вот тут Элизер серьёзно опешил. Кто же знал, что эта баба и заветами предков владеет не хуже, чем клинком? Совет может, ради общего блага, отнять у родителя жизнь ребёнка - но не его смерть. Теперь, когда она сама вызвалась на роль палача, всякий, кто убьёт Бишу, кроме неё, должен будет заплатить виру за кровь. И судя по характеру этой женщины, в котором гармонично сочетались змея и волчица, вира получится оч-чень немаленькой.
  - Ладно, - кивнул Элизер. - Доставай нож и делай всё сама. Мы подождём у шатра, потом покажешь нам тело.
  Шила не сдвинулась с места.
  - Мне не понадобится нож. Я исполню Приговор песка и ветра.
  Элизер содрогнулся. С точки зрения мягкокожих городских жителей, Приговор песка и ветра - это как бы и не смерть. Это "всего лишь" изгнание в пустыню, не менее чем за пять дней пути верхом до ближайшего поселения и ближайшего канала. Нагишом, без всякого снаряжения и без капли воды.
  Теоретически сильный воин может пройти такое расстояние и пешком. Легенды рассказывали о могучих героях, которых приговорили к подобному изгнанию. Но они добрались живыми до другого племени, были в него приняты, великими подвигами восстановили свою славу и власть, и жестоко отомстили тому племени, что их изгнало. Самым известным таким воителем-странником был легендарный Эндивер. Но Элизер сильно сомневался, что в этих легендах больше пяти слов правды. Он слишком хорошо знал, что такое марсианская пустыня. Все в племени это знали. Даже самому великому воину и охотнику не прожить в ней без необходимых вещей более одного дня. Ну разве что он является героем в буквальном смысле, то есть в его жилах течёт божественная кровь...
  Но семилетняя девочка?! Ни-ка-ких шансов. Вообще. Даже тот крошечный шанс, меньше острия иглы, что её в тот же день подберут разведчики другого племени, и почему-то не зарежут на месте, а захотят приютить - лишь ненадолго продлит жизнь ребёнка. Потому что скоро начнутся приступы беспамятства и у её новых соплеменников. А у тех тоже есть свои шаманы, сказители и старейшины. Они не глупее Немир, и тоже знают, что делать.
  - Я понимаю, на что ты рассчитываешь, - мягко сказал он, взывая к разуму Шилы. - Но так ты лишь подаришь своей дочери ужасную и мучительную смерть. Если любишь её - лучше покончи с мучениями быстро, одним ударом ножа.
  - Знаете, старейшина, - воительница прожгла его взглядом, - мне виднее, как убивать моего ребёнка. Никаких законов я этим не нарушаю - в истории были случаи, когда проклятых ползучим сном казнили именно Песком и ветром.
  Рианонова тварь, она и это знает?!
  - Но то были взрослые, не дети! Ни разу ещё ребёнку не выносили Приговор песка и ветра, ни по этой, ни по какой-либо другой причине!
  - В нашем племени не выносили, в других - бывало. И сказано ли хоть в одном завете, что подобное запрещено?
  Не дождавшись внятного ответа, она молча нырнула в темноту шатра, и через минуту вынырнула с дрожащей Бишей на руках. Элизер так и не смог решить, останавливать её или нет, и если останавливать, то как потом объяснить, зачем он это сделал. Да, поступок Шилы был глупостью, ненужной жестокостью - но не преступлением, в этом она права. И если мучительная смерть Биши в пустыне станет ценой за сохранение её матери в племени - да будет так.
  - С тобой поедут два воина, - предупредил он. - Проследят, чтобы ты не дала ребёнку с собой припасы и не оставила его слишком близко к жилым местам. Кроме того, если в пути тебя настигнет проклятие, они доставят тебя обратно.
  - Спасибо за доверие, - ехидно процедила Шила, вскакивая на ездовую рептилию. - Пусть едут, но мой Форм - зверь довольно быстрый и выносливый, и если они отстанут, я ждать их не собираюсь. У меня и другие дела есть, старейшина.
  А ведь могут отстать, осознал Элизер. И дело тут не в скорости и не в выносливости (в племени скакуны и покрепче есть), а в том, что Форм уже был внуздан и снаряжен всем необходимым для многодневного пути, тогда как ему следовало ещё выбрать, кого посылать в сопровождение, и с чем...
  - Стой на месте, пока я не подберу тебе сопровождение! - потребовал он.
  - Это ваш личный приказ, старейшина, или распоряжение совета?
  - Мой личный! - рявкнул Элизер, прежде чем сообразил, в какую ловушку попал.
  Старейшины в племени практически всемогущи... но лишь когда они заседают в совете и выносят решение коллегиально. Каждый из них по отдельности заслуживает, безусловно, проявлений уважения со стороны младших... но и только. За исключением тех случаев, когда старейшина исполняет постановление совета, он равен по статусу всего лишь обычному взрослому воину. Потому что авторитет старейшины - это авторитет мудрости, а не силы, а мудрость не терпит суеты. Для отдачи немедленных распоряжений от первого лица существует вождь - здоровый дядька с большой дубиной, который может тут же на месте и отоварить ею любого несогласного с распоряжением. Но вождь Роб самоустранился от решения проблемы с Бишей, просто перенеся свой шатёр в максимально далёкий от неё край стойбища. Пока до него докричишься, пока убедишь, что нужно вмешаться - Шила уже будет далеко...
  Постановлений совета женщина впрямую не нарушала - всего лишь хитро обошла (интересно, она всегда так хороша в толковании древних традиций, что не всякий сказитель с ней померяться сможет, или это страх за дочь заставил её голову работать с такой силой?). Если сейчас приказать лучникам расстрелять её, они, возможно, и послушаются... но вот потом Элизера ждёт очень неприятный разговор с половиной племени. Как с родственниками и друзьями Шилы (а таких немало, семья у неё большая и богатая), так и с теми, кто заподозрит попытку узурпации власти.
  - Да обрушит небо на твою голову песчаную бурю! - выругался он одним из самых страшных проклятий кочевников.
  И кажется, небо его услышало. Правда, обрушило оно не бурю, а кое-что пострашнее. После этих событий Элизер дал себе твёрдую клятву - никогда не произносить всуе имён сущностей и сил, превосходящих человека. И внуков тому же крепко учил.
  Небо пронзили какие-то странные, невиданные ранее молнии - сопровождаемые сухим треском, а не громом. Из пересечения этих молний вынырнул огненный шар, который, набирая скорость и увеличиваясь, понёсся, казалось, прямо в лицо старейшине. Всё это происходило в полной тишине - звук от падающего шара не поспевал за ним самим. Часть Немир оцепенела, парализованная этим зрелищем, часть бросилась бежать.
  К счастью, пронесло. Прогремев над стойбищем на высоте буквально в километр или два, странный метеорит врезался в песчаную гряду неподалёку, подняв тучи пыли и вырыв большой кратер. Спустя несколько секунд их достигла волна песка, выброшенного небесным телом - но это было не страшно, к таким "дождям" все кочевники привыкали раньше, чем учились ходить.
  Позабыв на время про Шилу и её безумие, про Бишу и её проклятие, Элизер приготовился послать всадников к кратеру на разведку и эвакуировать остальное племя. Но оказалось, что в этом не было необходимости - те же приказы уже отдал вождь, придя в себя намного раньше. Всё-таки в вопросах оперативного реагирования на угрозы старикам трудно было с ним тягаться.
  
  Четверо всадников - двое с копьями и двое с луками наготове - остановились на краю песчаного вала, возникшего вокруг кратера.
  В центре лежал трёхметровый шар серо-стального оттенка, явно искусственного происхождения. Хотя шар раскалился докрасна от прохождения сквозь атмосферу, они сами это видели в воздухе - сейчас никаких следов окалины или потёков расплава на нём видно не было, он выглядел холодным, и казалось, пролежал на этом месте тысячу лет.
  Они просто стояли и смотрели, не зная, что делать дальше. Родители учили их не доверять незнакомым вещам, а эта вещь выглядела ОЧЕНЬ подозрительно. Все чувства так и кричали - бегите отсюда, глупцы! По сравнению с этим шаром даже стальные небесные корабли землян казались безобидными.
  Но и отступить непонятно от чего настоящий воин не может. За их спинами - племя.
  Небесный гость сам решил всё за них. На глазах у всадников он раскрылся по серии разрезов от полюса до полюса. Шар оказался плотно упакованными доспехами, надетыми на огромную лохматую тварь, что свернулась клубком. Когда чудовище выпрямилось, оно оказалось вдвое выше самого высокого воина Немир... и раз в десять шире в плечах! Его тело было покрыто длинной фиолетовой шерстью, кроме светло-фиолетовых голых ступней и ладоней, а также серых бронированных участков - плеч, запястий, груди, верхней части головы и спины. У него были длинные уши, свисающие на грудь, маленькие злые глазки и огромная пасть, способная без труда проглотить взрослого мужчину, даже не жуя.
  - Уааааррр! - вопль пришельца, обращённый к небесам, заставил содрогнуться даже самых бывалых воинов.
  Зверь это, или разумное существо? По поведению больше похоже на первое, но звери не носят доспехов и не путешествуют в космосе... Здравый смысл при взгляде на этого монстра отказывал, что будило древний суеверный ужас. Казалось, перед ними не живое существо из плоти и крови, а злобный дух, демон с небес, великан-людоед из легенд. Может ли убить ТАКОЕ простой смертный, или на это способно только оружие богов?
  Страшилище сделало первый шаг и... взмыло в небо. Мышцы Плутона были откалиброваны под стандартное тяготение Ковенанта, близкое к земному - а тут оно оказалось почти в три раза меньше. Ошарашенный таким результатом монстр пролетел метров пять, прежде чем приземлился на все четыре конечности, и удивлённо уставился на свои передние лапы. Потом, кажется что-то сообразив, оттолкнулся снова, уже сильнее... и взлетел в воздух почти на двадцать метров, приземлившись на вершине песчаного гребня.
  Возможно, окажись Немир чуть трусливее, всё бы закончилось относительно благополучно. Людей Плутон попросту не замечал. Поскольку естественного интеллекта у него было, мягко говоря, маловато, разработчики снабдили его искусственным - экспертной системой, которая управляла сетью имплантов. На данный момент список целей у этой системы был пуст - Плутона ведь никто не собирался выпускать на свободу. К тому же система эта была несколько... параноидальной и склонной к перестраховке. Её программисты отлично понимали, что главная опасность для Плутона исходит от него самого. Что риск уничтожить ненужное для такого буйного громилы гораздо выше, чем не уничтожить нужное. Поэтому в искусственный интеллект была заложена своеобразная "презумпция невиновности" - чуждая Ковенанту в целом, но совершенно необходимая в данном случае. Любая неуверенность в распознавании цели трактовалась ИИ в пользу последней. Конечно, в реальных боях с таким подходом выжить сложно, но во-первых, Плутон так и не вышел из стадии экспериментального оружия, а во-вторых, на крайний случай всегда существовал "режим самообороны", в котором, наоборот, всё подозрительное подлежало немедленному уничтожению. Но включить этот режим могли только Пророки и учёные проекта.
  Поэтому люди с заострёнными палками были изучены системой и классифицированы как "гражданские лица, не представляющие опасности". Это не означало, что Плутон не мог их убить случайно - его не учили минимизировать сопутствующий ущерб. Но пока рядом нет Спартанцев или других достойных целей, худшее, что угрожало кочевникам - быть затоптанными, оказавшись у него на пути.
  Если бы они хотя бы оказались смелыми, но глупыми! Тогда бы они просто набросились на Плутона с саблями, пытаясь его изрубить - и были бы отброшены в сторону, как котёнок, воюющий со шваброй. Неприятно, но не опасно для него, опасно, но не смертельно для них.
  Но Немир были хорошими воинами и охотниками. И с первого взгляда оценили как опасность, так и слабые места чудовища. Лучники взяли на прицел его глаза, а копейщики, пустив своих зверей в галоп, попытались нанести таранный удар в неприкрытый бронёй живот. Ездовые рептилии были медленнее земных лошадей на длинных дистанциях, но сравнимы с ними по скорости в коротком рывке. Зато массивнее, и разогнавшись, набирали почти неостановимую инерцию. Копьё крепилось к седлу специальными ремнями из очень прочной кожи, чтобы при ударе его не вырвало из руки. Таким ударом можно было земного слона убить - хотя сам всадник такого наезда скорее всего не пережил бы, но и слон бы последовал за ним через короткий срок. В принципе, на подобный размен кочевники и рассчитывали.
  Вот только Плутон, хоть и был размером со слона, представлял собой нечто гораздо страшнее. Даже без учёта плазменных пушек и псайкерских талантов. Он был сильнее. Он двигался куда быстрее. Он был защищён гораздо лучше. И у него, как у большинства земных обезьян, была пара чертовски длинных рук.
  Из стрел попала только одна - и та отскочила. Глаза Плутона не имели ни зрачков, ни роговицы, даже глазного яблока у них как такового не было. Это были фотоматрицы на основе наноламината, их бронебойные пули из винтовки Спартанца не могли пробить - что говорить о каких-то стрелах...
  А вот копья могли бы его шкуру... ну, не пробить, но поцарапать - вполне. Если бы их удары не смягчила густая шерсть, покрывавшая почти всё тело в тех местах, где отсутствовала броня. Джиралханай такие лохматые не только для красоты, и для сохранения тепла, их шерсть - это ещё один слой защиты.
  Тем не менее, от резкого толчка в живот, подкреплённого немалой массой, не ожидавший этого Плутон шатнулся назад и сел.
  Но этим успехи нападавших и ограничились. Потому что через 0,3 секунды экспертная система проанализировала возможные повреждения и сменила мнение о степени опасности кочевников. И пометила всех носителей копий и луков как разрешённые цели.
  Обиженный рёв Плутона тут же перешёл в радостный. После долгого перелёта ему очень хотелось подраться! А Спартанец, как назло, где-то задерживался.
  Два огромных кулака взлетели к небу - и опустились с силой паровых молотов. Тела воинов вообще разлетелись кровавыми брызгами, у ездовых зверей под ними превратились в крошку хребты, рёбра и конечности.
  Лучники успели развернуть своих зверей - и рвануть наутёк, выжимая всё, на что рептилии были в принципе способны. Увы, этого не хватило. Плутон догнал их в два прыжка, схватил зверя ближайшего беглеца за хвост - и с размаху швырнул его, вместе с седоком, в того, что подальше. Массивные туши столкнулись, раздался хруст костей. Тела всадников оказались погребены под ними.
  Теперь уже ни у кого не оставалось сомнений, что с небес упал демон - бессмертное и неуязвимое исчадие зла, которое простым оружием не возьмёшь. Чем именно они прогневали Куиру, что на них наслали такое, можно будет выяснить и попозже. Сейчас перед ними стоял более актуальный вопрос - как выжить хотя бы части племени, потому что всем выжить не удастся, это уже было понятно.
  Отряд из восьми воинов, наблюдавших издали за бойней у кратера, развернулся и поскакал прочь. Не спасая свои жизни - как раз наоборот, жертвуя ими. Они направляли своих зверей куда угодно - но только не к стойбищу. Отвлечь. Отманить монстра подальше в пустыню. Чтобы догнать и перебить их всех, понадобится время - и возможно, когда демон покончит с последним, он будет достаточно далеко, и поселения не найдёт. Или хотя бы найдёт не сразу.
  Предупредить вождя, конечно, тоже необходимо, но не лично - чтобы не привести тварь по следу к шатрам. К счастью, способ такой связи был разработан давно, именно на такие ситуации. Двое воинов выпустили почтовых птиц с привязанными к лапам лоскутками красной ткани. Этот знак был понятен даже ребёнку - в течение многих тысячелетий его смысл не менялся. "Бегите!"
  Им повезло и не повезло одновременно. Повезло - в том смысле, что лично они выжили, не повезло - потому что задачу по отвлечению выполнить не удалось. Плутон догнал и разорвал на части только одного из восьми - ближайшего. К остальным, слишком далёким, он просто потерял интерес.
  Затем он остановился и начал задумчиво чесать затылок, одновременно пережёвывая оторванную конечность ездового зверя (Плутон не нуждался в еде, всем необходимым для выживания его снабжали импланты и психосила, но пожрать тем не менее любил - в лаборатории такое удовольствие перепадало ему очень редко). Что-то тут как-то скучно. Много песка и почти нечего крушить-ломать. Где же может быть его настоящая цель?
  К счастью (для Плутона) цель сама его нашла.
  
  Скорость бега Спартанца-1337 составляла около двухсот метров в секунду, но то на ровной местности. На пересечённой она снизилась почти вдвое, ноги вязли в песке - так что он предпочёл передвигаться длинными прыжками, благо низкое тяготение способствовало. Пятьдесят километров, отделявших его от места падения Плутона, он преодолел примерно за пять минут.
  - Эй, громила, - выкрикнул он, - хорош маленьких обижать, ты ведь меня ищешь?
  Для выразительности Спартанец сопроводил свой возглас очередью из винтовки в спину чудовища. Не то, чтобы бронебойные пули причинили ему какой-то вред - но побеспокоили. Плутон развернулся... и испустил новый радостный рёв. Его любимая игрушка вернулась!
  В отличие от первой встречи на Кронки, сейчас Спартанец-1337 был вооружён до зубов. Винтовку он сразу отбросил, в прошлых сражениях она доказала свою неэффективность. Шесть щитовых гранат, четыре плазменных, плазменная пушка за спиной, плазменный меч Ковенанта в левой руке, игольная винтовка киг-яр в правой. Все эти виды оружия были выбраны им за исключительную бронебойность. И Спартанец мог совершенно не задумываться о расходе боеприпасов - первый контейнер с оружием (он же зарядная станция) уже воткнулся в дюну неподалёку, и на крейсере готовы скинуть ещё, сколько понадобится.
  
  https://www.halopedia.org/images/3/3c/Space_crate_new_2.jpg
  
  Увы, использовать по-настоящему тяжёлое оружие они здесь не могли - слишком близко люди. Но даже ручного, при грамотном использовании, хватит, чтобы потрепать Плутона. С точки зрения Спартанца-1337 это был идеальный бой - другие его сражения с био-воином Ковенанта проходили в куда худшей обстановке, гражданских вокруг часто было больше, а поддержки - гораздо меньше, если она вообще была.
  Вот только Плутон, судя по широченной ухмылке, разделял его точку зрения... И это ничего хорошего не предвещало.
  
  Шила разрывалась между двумя противоречивыми побуждениями. Впервые за двадцать пять лет своей жизни она не понимала, что ей делать дальше.
  Как мать - она должна была воспользоваться переполохом, схватить Бишу в охапку и скакать прочь как можно быстрее. Переполох в племени - самое лучшее прикрытие, когда её хватятся, она уже будет далеко - а потом вернётся и с чистой совестью скажет, что оставила проклятое дитя в пустыне.
  Но как воин племени Немир, она не могла бросить своих соплеменников в беде - а красные лоскутки означали большую беду, что бы ни нашли разведчики там в кратере. Может понадобиться каждый клинок, каждое копьё, неважно, мужчина его держит или женщина.
  Все вокруг носились, как ошпаренные, сворачивали шатры, закидывали на зверей поклажу, гуртовали скот, проверяли оружие... и только Шила всё ещё стояла неподвижно, теряя драгоценные секунды. Спасать своего ребёнка или всех остальных детей? Что важнее?
  - Мама, - её груди коснулась детская ладошка. - Иди с ними. Ты ещё успеешь меня убить.
  Шила вздрогнула, но поставила девочку на землю.
  - Иди к остальным детям. Пока тебя никто не тронет. Я вернусь, когда всё закончится.
  Действительно, никто не тронет. Закон войны соблюдался очень строго. Пока опасность не миновала - каждый член племени тебе друг, товарищ и брат. Неважно, какие претензии у тебя к нему в мирное время, сейчас ты должен его грудью прикрывать, как и он тебя.
  Есть, правда, опасность, что проклятие Биши сработает в самый неподходящий момент, усыпив кого-нибудь из оказавшихся рядом членов племени. Тогда её зарубят на месте - покушение на сородича в условиях Закона войны каралось быстро и незамедлительно. Но с этим ничего сделать нельзя... только молить Куиру, чтобы миновало... вокруг Биши будут в основном малознакомые люди из других семей, а на них проклятие может и не успеть подействовать за одну ночь... Выругавшись, Шила пришпорила Форма и понеслась прочь, вливаясь в конвой, сопровождавший первую группу беженцев. На горизонте, там где упал метеорит, полыхали зарницы, поднимались клубы пыли и облака дыма...
  
  Широкий плазменный луч, вырвавшись из пасти Плутона, прорезал насквозь большой песчаный холм, за которым укрылся Спартанец-1337. Он, конечно, успел перекатом сменить укрытие, но потерял удобный угол для стрельбы.
  В ответ Спартанец кинул навесом пару гранат с двух рук - вслепую, ориентируясь только по памяти о том, где стоял джиралханай. Обе попали и прилипли куда следовало - Плутон не был склонен лишний раз менять позицию, особенно из-за такой мелочи, как два каких-то шарика размером с подушечку его пальца. За холмом ярко полыхнуло.
  Увы, в следующую секунду новое укрытие Спартанца взорвалось изнутри от попадания плазменного заряда, завалив его тоннами песка. Если Плутон и понёс ущерб от взрывов, то определённо недостаточный, чтобы вывести его из строя.
  Прежде, чем 1337 успел выбраться из-под песка, на него сверху приземлилось что-то тяжёлое. Оч-чень тяжёлое. Он готов был поставить свой дневной паёк, что знает, что именно... или кто именно. "Мьёльнир" жалобно заскрипел, несмотря на то, что удар был смягчён песчаным "одеялом".
  Затем десантника схватили за ногу, выдернули из-под песка, и с размаху приложили головой о ближайшую скалу.
  Первый же удар полностью сбил с него щиты. Второй бы мог... ну, не пробить, но изрядно помять шлем. 1337 этого времени хватило, чтобы сориентироваться, сгруппироваться, уклоняясь от столкновения со скалой, и полоснуть плазменным мечом по державшей его руке. Разрез получился неглубокий (как из-за огромной прочности шкуры, так и из-за размеров Плутона), до главных сосудов или сухожилий не достал - но его хватило, чтобы причинить страшную боль. Лапа инстинктивно разжалась. Взревев, Плутон выронил противника.
  Оказавшись у его ног, Спартанец тут же вскинул винтовку и в упор всадил в живот био-воина полный магазин сверхзвуковых игл. Шкуры ни одна из них не пробила, но вонзились довольно глубоко, и когда накопилась критическая масса (не в том смысле, что в ядерной физике, разумеется) - все разом взорвались, вырвав приличный кусок шерсти и кожи. Плутон взвыл, хватаясь за живот. И вовремя - сменив ствол, Спартанец тут же выпустил в уязвимое место заряд из плазменной пушки, если бы рана не была прикрыта ладонями - взрыв мог бы и кишки выпустить, а так только пальцы обжёг.
  Гигантский гориллоид раскинул руки, ударил себя в грудь и зарычал так, что дрогнули скалы. Плутон был зол. ОЧЕНЬ зол. И если обычному воину злость как правило мешает, то здесь - ярость была вполне физической силой, способной полностью изменить расклад на поле боя.
  Увидев, что по телу противника, а затем по воздуху бегут молнии, 1337 мгновенно сообразил, что сейчас будет. Он резко прыгнул назад, врубив в полёте микрореактивные двигатели, и в последнее мгновение активировал щитовую гранату. Его швырнуло в небо, как пушечное ядро - раненный Плутон выдал псионический взрыв мощностью в десятки, если не сотни тонн тротилового эквивалента.
  Низкое тяготение Марса сыграло с обоими злую шутку - Спартанец не пострадал, но улетел бы, если бы двигался чисто по баллистической траектории, километров на десять. Так он, конечно, понял, что ему грозит, и толчком двигателей швырнул себя к земле. Его ноги коснулись поверхности уже через два километра от места битвы - но и это, с учётом многочисленных неровностей рельефа, было далековато. Он потерял Плутона из виду. Пришлось снова скакать по дюнам, как кузнечик, возвращаясь к противнику, перезарядив по дороге щиты и обзаведясь оружием из нового контейнера.
  При каждом прыжке приходилось задействовать двигатели, чтобы не зависать беспомощно в воздухе на большой (по его меркам) срок. Поэтому, прежде чем выходить на дистанцию атаки, он сделал ещё одну паузу, прижавшись к земле в паре сотен метров от Плутона - чтобы компрессоры "Мьёльнира" могли набрать нового рабочего тела из воздуха.
  
  Теоретически, если сражаются два воина, у обоих бесконечные патроны, оба не знают усталости, и никто не допускает критических ошибок, позволяющих убить его на месте - побеждает тот, у кого "запас здоровья" больше. В этом смысле Спартанец должен был выиграть любое сражение с Плутоном. Ему после получения урона нужно было всего лишь перезарядить щит - и он опять как новенький.
  Плутона разработчики щитом не снабдили - для эффективного использования энергощита нужно уметь выжидать и пользоваться укрытиями, а его любимый стиль берсерка такое напрочь исключал. Регенерировал он быстро (за сутки оправлялся от почти смертельных ран), но не настолько, чтобы это имело значение в бою. Да, он был очень прочен, и достать до жизненно важных органов ручным оружием с первого удара было практически невозможно. Но это должно было привести лишь к тому, что Спартанец "победит по очкам" - измотает врага множеством мелких ран, постепенно снизив его боеспособность, после чего подойдёт и нанесёт завершающий удар. Или несколько.
  Проблема была в том, что это не работало. Раненый Плутон становился злее - и соответственно, сильнее. Возрастала не только мощь псионических взрывов, но и чисто физическая сила - вместе с прочностью костей, шкуры и мышц. Спартанец-1337 однажды видел, как Плутон перенёс прямое попадание корабельного ОМУ - орудия магнитного ускорения. Правда, та пушка стреляла в атмосфере, рядом были гражданские, поэтому канонир-ИИ ограничила скорость снаряда - менее звукового барьера, чтобы не покалечить случайных свидетелей. Но даже так - шестьсот тонн металла на скорости в триста метров в секунду! На Плутоне не было ни царапины, его просто отшвырнуло - потому что он уже достаточно разозлился.
  А ведь сейчас он ещё злее, чем в той ситуации. Вряд ли даже прямое попадание плазменной пушки сможет его хотя бы обжечь.
  Теоретически битву с таким "самоапгрейдящимся танком" нужно было тщательно спланировать - чтобы сразу вывести врага из строя, одним ударом, при этом причинив ему минимум боли. Но к сожалению, план и Спартанец-1337 - вещи несовместимые. Он просто забыл предупредить Дэйр-Ринг об этом "маленьком нюансе", а сейчас было уже поздно, приходилось использовать доступные средства поражения, и надеяться на удачу. Она 1337 обычно не подводила.
  Хорошо ещё, что Плутон не мог повысить мощность своих плазменных орудий - от избытка энергии они бы просто расплавились, а чтобы укрепить их конструкцию силой мысли - требовалась концентрация, на которую джиралханай был принципиально не способен.
  Зато он мог увеличить за счёт своей ярости скорость перезарядки, что и продемонстрировал сейчас - засыпав холмы, за которыми находился Спартанец, градом плазменных болтов. Ни один выстрел не попал, но взрывной волной Спартанца пару раз накрыло, сняв часть щита.
  "Ещё немного - и он начнёт лупить с пулемётной частотой, тогда к нему вообще не подойдёшь..."
  Однажды Спартанцу удалось разозлить Плутона ТАК сильно, что его гнев спалил половину имплантов, а затем он психическим взрывом покалечил и чуть не убил сам себя. Увы, тот взрыв имел силу в несколько килотонн тротилового эквивалента (сколько именно - Спартанец не измерял, он был слишком занят тем, что удирал из зоны поражения на ближайшем попавшем под руку истребителе). Когда рядом посторонние - этот метод неприменим.
  Внезапно плазменный ливень прекратился. Вовремя, потому что запас укрытий у Спартанца уже подходил к концу. Похоже, Плутон решил перейти в ближний бой, который нравился ему гораздо больше. Спартанец одним прыжком перелетел за новую песчаную гряду, по пути "сфотографировав" тактический расклад - где находится и с какой скоростью движется обезьяна.
  И обалдел. Плутон не атаковал.
  Спартанец протёр визор, откалибровал на всякий случай систему распознавания целей и высунулся снова. Видение не исчезло. Плутон! Не! Атаковал!
  Он, казалось, полностью забыл о том, что рядом находится его архивраг. В разгар боя!
  На огромной ладони зверя бесстрашно стояла маленькая марсианская девочка. На глазах у Спартанца она протянула ладошку и коснулась носа Плутона.
  
  Врубив двигатели на полную мощность, Спартанец длинным прыжком рванулся вперёд. Подхватить ребёнка, утащить прочь - может быть успеет прежде, чем Плутон прихлопнет её, как муху...
  Вот только, испугавшись за девочку, он напрочь забыл о манёврах уклонения. А Плутон не забыл следить за окружающей обстановкой. Вернее, не забыла его экспертная система - самому ему не хватило бы мозгов. Ребёнка импланты просто не замечали - такое маленькое существо не могло представлять угрозы. А вот Спартанца тут же пометили как приоритетную цель. Продолжая держать девочку на левой руке, Плутон прямым ударом метрового кулака с правой отправил Спартанца в полёт, расколов им ближайшую скалу.
  - Не надо, - тихонько сказала Биша. - Я знаю, зачем тебя послали боги - ты наказание за проклятие. Не надо трогать моё племя - они всё делали правильно, просто не успели меня убить. Сделай это, и уходи туда, откуда ты пришёл.
  Плутон почесал в затылке. Марсианского языка он, разумеется, не знал - а перевод в голове не прозвучал, так как в экспертную систему язык тоже не заложили. Но голос был неагрессивным и мелодичным, успокаивающим. Ему нравилось. В Ковенанте он ни разу такого голоса не слышал.
  Плутон открыл пасть и... широким языком лизнул девочку в лицо.
  
  ОРБИТА МАРСА-4
  
  - То есть, - уточнил Ричард, отсмеявшись, - эта мелкая кочевница оказалась для Плутона идеальным дрессировщиком?
  - Именно, - подтвердила Дэйр-Ринг. - Агрессивность Плутона проистекала от избытка психической энергии. А девочка была прирождённым психическим вампиром. Очень редкий случай рецессивной мутации, её предки в двадцатом или около того поколении были Дхувианами в телах шогготов, замаскированными под людей. Девочка, конечно, не метаморф, но для роста ей необходима Эссенция - вот она и выкачивала её из всех окружающих. Небольшими порциями, как ловушка для душ в парализующем режиме. Плутону этого как раз хватило, чтобы немного успокоиться.
  - Стоп, но шоггот сам по себе Эссенцию выкачивает не так! Он физически переваривает жертву, чтобы получить запас структурной информации, а тут...
  - Ну да, тут ещё и слабый псайкерский дар наложился - как раз достаточный, чтобы преобразовывать живые существа в Эссенцию одной силой мысли, не прикасаясь к ним. Её предки ещё не были полноценными Мыслителями, но с развитием психосил уже немного экспериментировали.
  - И что дальше было?
  - Да ничего особенного. Убедившись, что опасность миновала, мы послали вниз пару дропшипов. Племя только радо было, когда мы забрали разом и чудовище и проклятое дитя, готовы были на нас молиться. Биша, конечно, немножко скучает по маме, но детская психика пластична, а кочевники привыкли к невзгодам. Кроме того, мы обещали доставлять её письма матери и обратно. По крайней мере, тут её никто не пытается убить - наоборот, всячески оберегаем и заботимся. А сколько тут разных чудес, по её-то меркам...
  - То есть она теперь штатный сотрудник проекта "Плутон"? А не маловата?
  - Ну да, их там конечно жутко "обрадовала" необходимость заботиться о человеческом ребёнке - учитывая, что они людей в жизни не видели, кроме как в таблице целей. Но Ранн обещала помочь, подкинуть пару кадров на роль воспитателей. А ради того, чтобы обезьяна больше не сбегала - они готовы хоть за боевой формой Потопа ухаживать. Плутон всегда был ОЧЕНЬ проблемным объектом.
  
  Убедившись, что хоть один кризис благополучно разрешился без его помощи (даже удивительно!), Ричард вызвал город Мыслителей.
  Его во всей этой истории заинтересовал больше всего один момент - откачка Эссенции с помощью одной только психосилы, без помощи кристаллов. Если они с Дэйр-Ринг смогут овладеть этой способностью... это же одновременно почти неостановимое оружие - невидимое, не блокируемое - и способ продления жизни! В отличие от ловушки для душ, его можно протащить сквозь стены или силовые поля, оно всегда будет с тобой... При этом убивать не обязательно, достаточно всего лишь усыпить слишком резвых врагов... заодно подкрепившись за их счёт.
  Это возможно, сказали Мыслители, однако есть причина, по которой такое делается исключительно через артефакты. Те же астелларцы могли бы запросто освоить новую психосилу. Да и создатели Охотников за душами могли бы легко наделить их способностью к поглощению и сохранению Эссенции без всяких машин, раз уж наделили куда более сложной способностью к предвидению.
  Дело в одном важном элементе процесса сбора.
  Проблема в том, что Эссенция субъекта содержит информацию обо всём, что с ним случилось в течение жизни. Буквально обо всём. Если вам задолго до смерти отрубили руку, ваша душа будет однорукой. Душа Дейзи в ловушке ездит в кресле-каталке, как и в реальности. Ваше тело - часть вас. Со всеми его достоинствами и недостатками. Это очень спорно, Ричард бы сделал иначе - но вот так считали Предшественники, создатели Эссенции.
  Ну да чёрт с ней - с рукой. А если вы умерли от рака, например - ваша душа всю вечность будет ходить с опухолью и мучиться страшными болями? Да что там рак... даже при насильственной смерти - если вы умерли от раны в сердце - душа будет ходить с дырой в груди?
  Да, если не принять некоторых мер.
  Эту ненужную информацию о повреждениях специалисты называют Чёрной Эссенцией или Смертной Эссенцией. Это не приговор - Эссенцию, собранную в кристалле, можно очистить, удалив лишнее. Кропотливая работа, долгая, утомительная (тем дольше, чем больше времени прошло между появлением травмы и смертью субъекта) - но вполне выполнимая.
  Проблема Чёрной Эссенции существует и для тех, кто ею питается, а не собирает из гуманистических соображений. Для пожирателя душ очистка Эссенции - жизненная необходимость, если он не хочет, чтобы его тело покрылось ранами от десятка жертв. Для психического вампира... Прямых повреждений от Чёрной Эссенции он не получит, поскольку разрушает её - как и любую другую. Но вот ощущения в процессе её создания и переваривания будут... своеобразными.
  Не обязательно даже неприятными. Можно даже научить себя получать удовольствие от Чёрной Эссенции. Собственно, с большинством неразборчивых вампиров именно это и происходит. Они становятся наркоманами того или иного типа. Эссенция без приправы различных повреждений - травм, болезней, отравлений, вызванных всем этим психических нарушений - для них уже несъедобна, лишена вкуса.
  - А как же Биша? У неё ведь как раз прямое переваривание, без очистки...
  - Она ещё очень молода. К тому же её жертвы как правило "отягощены" лишь усталостью и тяжёлым сном, как побочным эффектом откачки Эссенции. Вдобавок, она не осознаёт процесс - всё происходит без её ведома и желания. Наконец, как только Биша достигнет зрелого возраста, её потребность в Эссенции упадёт до малозначимых величин - один обморок в месяц. Склонность к садизму при сочетании таких "мягких" условий развивается за несколько столетий, может даже за тысячу лет. С избытком хватит времени, чтобы пересадить её на нормальное питание через кристалл. Сейчас же, когда у неё есть личный донор, который испытывает при откачке Эссенции исключительно приятные ощущения... возможно, ей подобное вообще не угрожает.
  Ричард мысленно примерил на себя.
  Он собирается жить намного дольше нескольких веков. Он, естественно, намерен контролировать свой вампиризм и направлять его осознанно. И откачивать энергию из врагов, что означает - для них это будет довольно-таки неприятно.
  Так что регулярно применять подобную технику не получится. Рядовых противников придётся обезвреживать как-нибудь иначе, но... раз в несколько десятилетий вполне можно будет подкрепиться от врага, которого иными способами не взять.
  Или...
  "Чёрт возьми, я же эксперт по многомерной физике! Я знаю, как делать кристалл ловушки для душ из собственного биопластика. Я знаю, как создать из него же многомерный ментальный вирус. Неужели я не смогу придумать, как сочетать эти две технологии - изготовить кристалл, способный извлекать и хранить души, но при этом способный погружаться в Эмпирей полностью или почти полностью?"
  - И тем не менее, вы можете показать мне, как это делается?
  - Да, только тебе понадобится прибыть на Марс.
  
  Свои силы Ричард несколько преувеличил. Он не сумел.
  Принцип-то был вполне понятен. По сути, каждое разумное существо само создаёт свою Эссенцию. Так же, как оно создаёт "тень в Эмпирее" - неполное и кривое отражение своего сознания. Ловушка для душ передаёт нервной системе "инструкцию" - как сделать эту "тень" более чёткой, ясной, стабильной. Как привязать её к каждой клетке тела, каждой молекуле ДНК. И передаёт недостающую энергию, чтобы всё это проделать.
  Иными словами "эй, мозг, ты тут пробегись по этажам тела и собери всё что тебе нужно в дорогу, вот деньги на сборы, машина заедет в семь".
  Когда "тень" чётко структурирована и стабилизирована, её можно оторвать от тела вручную (что вызовет его гибель), или подождать, пока она в результате гибели тела от иных причин не оторвётся сама.
  Чтобы навести на нервную систему оппонента через Эмпирей такое сложное воздействие, кристалл должен быть погружён в него с точностью до атома. Если он начнёт ёрзать туда-сюда через границу пространств, как остальные многомерные молекулы в теле марсианина, это мгновенно собьёт тончайшую настройку.
  Сделать его постоянно полуматериальным? В смысле, оставить в трёхмерности только "половинку атома", а остальное вывести в Эмпирей? Не получится, нужна достаточно "твёрдая опора", стабильная структура, а в Имматериуме всё размыто, нечётко.
  Но собственно... зачем тянуть воздействие ненадёжным лучом через Эмпирей, если можно его точечно и аккуратно произвести прямо на месте?
  Сделаем вирус... многомерный ментальный вирус... вроде "Проклятия Х-Ронмира", только внедрять он будет не образ огня, а гораздо более полезные вещи... "команду" нервной системе на производство Эссенции... Это, конечно, не приказ в буквальном смысле, скорее специфическая низкоуровневая комбинация возбуждения и торможения. Мозг её вообще не осознаёт.
  Проблема в том, как сделать, чтобы эта "команда" одинаково распространялась в ЛЮБОЙ нейросети... Это "Проклятие" Алеф делал под один конкретный вид, ему легко было, а наш вирус должен создавать Эссенцию в телах самых разных, в том числе неизвестных до этого разумных существ. Хорошо, когда есть Эмпирей - универсальный дешифратор размером с небольшую Вселенную. А если мы пытаемся обойтись без него, хотя бы на этапе ввода?
  А у нас есть другой универсальный дешифратор - "белый свет" называется. Соединим его бактерии с нашим ментальным вирусом... во, теперь мы можем любому разумному существу приказать "готовь сохранёнки". Ну или "готовь мне еду", что в принципе одно и то же.
  Правда, без внешней подкачки энергии создание Эссенции будет медленным, очень медленным... если мы не хотим убить носителя. Но нам, собственно, и некуда спешить. Вирусу тоже нужно время, чтобы вырастить в теле носителя кристалл. Зато потом достаточно одной короткой команды - и вся Эссенция, или только часть, по нашему вкусу, стягивается в этот кристалл. Жертва падает мёртвой или без сознания, как нам захочется. В кристалле тем временем происходит очистка от Чёрной Эссенции, после чего достаточно протянуть щупальце - и взять готовое блюдо.
  Да, это оружие не похоже на пистолет - скорее на мину, которую нужно заранее закладывать в конкретного субъекта. Так что старые добрые ловушки для душ всё равно останутся нужны и полезны. Но с учётом того, что большинство взаимодействий Ричарда сейчас не огневые, а социальные... возможность превратить любого в ходячую кормушку и источник информации более чем пригодится. Во всяком случае, смерть от старости разума он точно отодвинет...
  
  Ричард был уверен, что ему понадобится не менее двух марсианских лет, чтобы довести промелькнувшую в уме идею до рабочего прототипа. Но к собственному изумлению, он управился всего за полгода. Земных полгода.
  Он вкалывал, как одержимый, забывая про сон и еду. Его охватило какое-то лихорадочное вдохновение. Он, казалось, чувствовал реакцию материала, понимая многомерность так ясно и чётко, как никогда раньше - ни в жизни Ма-Алефа-Ака, ни в жизни Ричарда Моро. Процент брака близился к нулю - почти все детали сложнейшей вирусной мозаики с первого раза получались именно такими, какими Ричард их представлял - и делали то, что он от них хотел. Едва он успевал сформулировать техзадание, как уже видел оптимальное конструктивное решение для него. Даже капризный и своенравный "белый свет" сейчас безропотно повиновался его командам.
  Наконец, спустя полгода, он позволил себе отключиться от приборов... и тут же завалился спать, измученный, но абсолютно счастливый. Ключ к бессмертию был у него в руках... Не только для себя, но и для Дэйр-Ринг.
  Какое Ричарду вообще до неё дело? Они ведь разошлись, как в море корабли. Его нынешняя любовница бессмертна сама по себе, ей не нужны костыли в виде чужой Эссенции. Ну, если бы кто-то задал ему подобный вопрос, он бы назвал спрашивающего весьма недалёкой личностью.
  - Видишь ли, малыш, - сказал бы Ричард такому любопытствующему, - я смею надеяться, что хоть немного перерос уже психологический возраст обидчивого подростка. Всё, что я теряю или получаю в этой жизни, является следствием сделанного мной выбора. И хотя я, как все разумные, могу об этом выборе пожалеть - от этого не свободен даже Катализатор - я не собираюсь перекладывать ответственность за него на других. Кроме того, для меня мои спутники имеют не только постельную ценность, и это даже не первостепенный критерий.
  - Вот оно что, - изумился воображаемый собеседник. - И как много у тебя уже таких "непостельно ценных"? Дж-Онн, Дэйр-Ринг, Клонария, Охотник, Лорн, Уроборос, две Дейзи, Спартанец-1337, Биатис, Ранн, Шеннеч, Плутон, Биша... Я никого не забыл? Одни "ценны" из-за личных отношений, другие из-за экстраординарных способностей, на третьих тебе наплевать, но они чем-то ценны для первых двух категорий...
  - Ты забыл ещё "Найткина", "Единство" и 569 Бесцеремонного Трудягу, - хмыкнул Ричард. - Да, у меня много друзей. А также друзей моих друзей. И что? Разве ты не слышал, малыш, что дружба - это магия?
  - Ах да, конечно. Как я мог забыть о твоей привычке привязываться к неодушевлённым предметам?
  - Многомерная нейрофизика учит нас, - парировал Ричард, - что любой предмет, имеющий большое значение для большого количества разумных в течение длительного времени, полностью неодушевлённым назвать уже нельзя. Это не только невежливо, но и технически некорректно.
  - Ого, ты совсем недавно обрёл внутреннюю профессию, а уже рассуждаешь как настоящий жрец, точнее техножрец...
  - Ну, если я должен буду выбрать себе покровителя, то пусть лучше это будет Бог-Машина, чем Предтечи или Гидра - последних я слишком хорошо знаю.
  - Ты же всё равно не сможешь пройти нормального Посвящёния на Ма-Алека-Андре!
  - Через Великий Голос - не смогу, конечно. Но если отпить часть Эссенции уже Посвящённого жреца... Уверен, вместе с братом мы сможем подобрать основания для такого причастия. В конце концов, я сейчас разбираюсь в технологиях лучше любого зелёного марсианина. Хурагок уже повысили мою оценку с "щупальца не тем концом" до "очень кривые щупальца", а это более высокая оценка, чем когда-либо добивался не-хурагок и не-ИИ за всю их историю.
  - Хорошо, добавим в список твоих друзей ещё два корабля и завод. Кстати, "Кротокрыса" ты почему не добавил?
  - Это сменный модуль, не имеющий постоянного значения. На нём не живут, на нём только временно квартируют, и то не всегда. Я им уже один раз пожертвовал и если понадобится, без проблем пожертвую ещё раз. А по мере развития моих знаний о пространстве скольжения он будет списываться и заменяться новой моделью той же серии - более быстрой, надёжной, мощной. Было бы глупо придавать такому артефакту сакральное значение, было бы жестоко заставлять его оживать и чувствовать. Пусть так и остаётся просто устройством.
  - И мы возвращаемся к ключевому вопросу, Ма-Алефа-Ак-Ричард-Моро-Грей-Мастер. Зачем тебе друзья? Одни приносят пользу, другие удовольствие - да, но не слишком ли их много для пользы и удовольствия? Уверен ли ты, что они не используют ТЕБЯ? Большая сеть связей - это заманчиво, но чьи руки держат эту сеть, и с какой стороны? Готов ли ты тащить всю эту толпу сквозь время, и что планируешь делать с ними в своей эпохе?
  - Отправятся те, кто захотят этого. Я никого принуждать не буду. Ранн, Шеннеч и Гидра почти наверняка останутся в этой эпохе, Биатис - даже не обсуждается, Охотник выйдет за несколько десятков тысячелетий до нашего времени, забрав с собой особо ценные души в ловушках - то есть обеих Дейзи и Лорна. В наше время попадут только шестеро - хорошо, девять, считая завод и корабли.
  - И несколько миллионов ковенантов.
  - Только те, кто согласятся на роль безропотных орудий, исполнителей моей воли. Это не имеет никакого отношения к дружбе, это совсем иного рода отношения. Тот Ковенант, что я возьму в будущее, будет иметь мало общего с Ковенантом времён Пророков, времён Раскола, или даже нынешним Ковенантом. Я выдавлю из него всё, кроме эффективности. Эти разумные будут приложениями к кораблям, не больше.
  - Прости, Ричард, но не будут. Это был очень интересный разговор, но твоё время истекло... Впрочем, я не прощаюсь. Скоро увидимся. Мы станем единым!
  Корабль содрогнулся. Что-то массивное, гораздо крупнее самого "Найткина", мягко и тяжело ударило его сверху.
  Ричард вскочил, просыпаясь. Сколько он провалялся? Что вообще произошло?
  Стрелки всех детекторов многомерной активности зашкаливали, телекинез не работал вообще - при попытке сдвинуть усилием мысли переключатель на пульте он его просто взорвал. В Эмпирее бушевал шторм невиданной силы, само тело Алефа плыло и деформировалось, приходилось прилагать все волевые усилия, чтобы удерживать себя единой каплей, а не разлететься радужными брызгами по стенам.
  Он не мог даже подключиться к системам связи - щупальца извивались, как припадочные, не удавалось сформировать из них достаточно тонкие микроэлектронные контакты. Перед глазами всё расплывалось - биопластик зрачков деформировался, искажая картину на сетчатке.
  К счастью, в его личной каюте существовал ещё и резервный пульт для ручного управления. В отличие от гнёзд для прямого подключения, этот пульт был закрыт бронекрышкой - чтобы её сорвать, требовалось усилие около двадцати тонн, плюс для активации пульта нужно было произнести кодовое слово.
  Первое Ричард выполнил с лёгкостью, шторм существенно повлиял на точность его движений, но не на силу - скорее наоборот, его переполняла мощь, которую было некуда девать. Но вот с кодовым словом возникла большая проблема - голосовые мембраны не желали подчиняться, выдавая вместо различимых слов смесь шороха, скрипа и воя. Ричарду самого себя слушать было противно, хорошо ещё, что в каюте больше никого нет.
  "Нужно было создать нажимные панели, достаточно большие, чтобы по ним можно было просто отстучать определённую последовательность... если замаскировать их под стенные и сделать требуемую силу нажатия более двух тонн, никто ничего и не заметил бы... для более слабых существ это наощупь как монолитный камень или металл... Но сейчас поздно жалеть, все мы крепки задним умом... Мне нужны хотя бы пять секунд полного контроля над телом..."
  В дверь каюты что-то ударило. Что-то большое и тяжёлое. Как минимум размером со мгалекголо. Но Ричард сильно сомневался, что это кто-то из экипажа пришёл навестить своего капитана. Тем более, что через пару секунд удар повторился. И ещё раз.
  Хорошо ещё, дверь была рассчитана на атаку другого зелёного марсианина, и удары массивной туши с той стороны держала с лёгкостью. Но понятно было, что долго это не продлится. Сосредоточив мысленную энергию, Ричард от души шарахнул по неведомой штуковине (или существу) с той стороны. Грохнуло хорошо. Удары смолкли - похоже, незваного гостя попросту разорвало в клочья.
  "Хоть какая-то польза от этого шторма..." Несмотря на всю сложность ситуации, Ричард не мог не осознавать её иронии. Способность пользоваться многомерностью, не воспринимая её, которая делала малков такими могущественными, превратилась в их главную уязвимость, стоило только в Эмпирее смениться погоде. Нормальный псайкер в такой ситуации выстроил бы вокруг себя хоть плохонький, но щит. Обычный трёхмерный разумный вообще не заметил бы никаких сложностей - ну разве что голова бы заболела, да ночью кошмары могли присниться. А вот они, ни рыба ни мясо...
  Стоп, у него же тут рядом лежит пипбак... а в нём...
  Выхватив наручный компьютер из-под подушки, Ричард поспешно вызвал список встроенных программ. Да! Хвала Богу-Машине - он так и не стёр голосовой синтезатор, хотя и сильно сомневался в его необходимости - ведь гибкая плоть марсианина способна воссоздать практически любой звук.
  Быстро отстучав кодовое слово, он нажал "Произнести" - и как только механический голос сказал "Канарейка склеила ласты", пульт тут же осветился множеством огней, а в центре загорелся экран интерфейса.
  Твою ж мать...
  "Найткин" врезался округлым бронированным носом в небольшой астероид - километров, на глаз, двадцати в диаметре. Похоже, это и был тот самый толчок, который Ричарда разбудил. Куда смотрел автопилот - совершенно непонятно. Впрочем, скорость столкновения была умеренной, и корабль практически не пострадал, даже несмотря на то, что дефлекторные щиты были отключены ради маскировки. Проблема была не в этом, а в том, что из-под каменной поверхности астероида торчали тёмно-красные щупальца, обвивавшие корпус "Найткина".
  Секунд десять он пялился на эту картину, пытаясь убедить себя, что не бредит. Дело было даже не в щупальцах километровой длины (мало ли какие формы жизни встречаются в космосе, он сам тому примером), а в том, что очертания уцелевшей части астероида что-то ему сильно напоминали.
  Фобос. Вернее, тот планетоид-спутник Марса, который земляне этого цикла зовут Фобосом. За прошедший миллиард лет Марс несколько раз то терял спутники, то приобретал новые.
  Марсиане этой эпохи называли его Дендероном. Безумной Луной.
  
  Однажды волшебник, служивший луне,
  Прекрасную деву увидел во сне.
  Она обещала любить его вечно,
  Она умоляла: "Приди же ко мне!"
  Забыв, что за гранью скрывается враг,
  Идет на закланье влюбленный дурак.
  Но вместо восторга возвышенной страсти,
  Его поглотил торжествующий мрак.
  
  Думал он познать вечное блаженство
  И открыл врата. Это было глупо.
  Что же было дальше, мы знаем с детства -
  Черная луна поглотила утро!
  
  Переключившись со внешнего обзора на внутренний, он наблюдал не менее мрачные и пугающие картины.
  Проще всего обстояло дело с "шакалами" - все они просто исчезли. Их каюты пустовали, в коридорах Ричард тоже ни одного не увидел. Янми-и были либо мертвы, либо впали в какой-то странный транс, свернувшись в клубки и тихо стрекоча крыльями. Мгалекголо почему-то собрались в одном месте, сбросили доспехи и соединились в одну огромную колонию червей.
  Но хуже всего было с хурагок. Эти биороботы слаженно, сноровисто, весело пересвистываясь между собой... демонтировали корабль.
  Нет, не просто ломали его - это, право, было бы полбеды. "Найткин" - корабль большой, крепкий, даже изнутри ему голыми щупальцами или ручными инструментами повредить проблематично. Но хурагок именно разбирали его на части - грамотно, ловко, используя всю свою техническую смекалку. Они прекрасно знали, как вывести звездолёт из работоспособного состояния за минимальное время, не повредив в нём ни единого винтика.
  Досветовые двигатели и орудия уже не работали, через три минуты откажут щиты, затем сверхсветовой двигатель, потом реакторы.
  Но даже этим его неприятности не исчерпывались.
  По всему кораблю тянулись многочисленные щупальца - бело-розовые, толщиной с туловище человека, длиной во многие десятки метров. Большинство из них лежало неподвижно, но некоторые внезапно оживали, вцеплялись клешнёй на конце в того или иного члена экипажа, и тащили его в ближайший люк. Ковенанты, как правило, даже не сопротивлялись.
  Одно из таких щупалец как раз стучалось в дверь каюты Ричарда - после знакомства с его телекинезом оно укоротилось метра так на три - ошмётки были разбросаны по всему коридору. Не приходилось гадать, кому именно они принадлежат.
  Похоже, лунная тварь каким-то образом не только устроила шторм в Эмпирее, но и подчинила всех на борту... кроме него. Кроме "сейфа".
  "Но если она на "сейфов" не действует, то каким образом пролезла ко мне в сон?"
  Включить щиты? Точнее, перевести их в дефлекторный режим, потому что пустотные и так работают? Бессмысленно, когда щупальца Дендерона уже внутри. Если они двинутся слишком быстро, дефлекторы среагируют и их перережут... но вряд ли монстр окажется так глуп и невезуч. Максимум удастся сократить их число на пару штук... из нескольких десятков.
  Можно попробовать включить сверхсветовой двигатель... но без досветового, хотя бы самой маленькой тяги, в портал Эмпирея ему не войти. О том, что будет с "Найткином" в условиях такого шторма, лучше даже не думать.
  Тот же шторм блокировал и телепортационную систему - эмпирейный портал, связывающий "Найткин" с "Кротокрысом". Так что удрать через неё тоже не вариант. Нет, войти в портал может быть и получится, а вот выйти...
  Прорваться в ангар? Может быть и получится, с той разрушительной силой, которая его переполняет. Вот только... нельзя просто прыгнуть на ближайший истребитель и задать стрекача. Москитный флот там не просто стоит на полу - все кораблики закреплены на стыковочных фиксаторах. И хурагок первым делом эти фиксаторы заблокировали намертво - нельзя просто приказать им отсоединиться, как при штатном старте.
  Его не терзала совесть из-за того, что он обдумывает вариант побега вместо способов борьбы. У него физически не было вариантов борьбы с ЭТИМ. Ему даже собственное тело не повиновалось толком. А корабль ему уже не принадлежал. Он превратился в ловушку, битком-набитую врагами.
  Настоящий герой, вероятно, сказал бы что-то вроде "лучше убить свихнувшихся подчинённых своими руками, чем отдать их на съедение неведомому чудовищу". Но Ричард никогда не был настоящим героем. И не разделял это мнение.
  Он только порадовался, что друзей, о которых говорила с ним во сне Безумная Луна, на борту не было. Если бы та же Дэйр-Ринг сошла с ума, всё было бы намного хуже... Минутку... а КАК она вообще с ним говорила? Он же "сейф", к нему в сон просто так не войдёшь...
  Конечно, есть способы обойти или попросту взломать ограничения "сейфа". Это не абсолютная защита, уж он-то знал. Но если бы Дендерон имел такую возможность - сейчас Ричард был бы столь же безумен, как и остальные на борту.
  Что за технология или способность позволяет влезать в сны, но не позволяет воздействовать на рассудок бодрствующего зелёного марсианина?
  "Ну конечно! Я же работал с "белым светом"! Через него эта тварь ко мне и подключилась... Бактерии находились у меня только снаружи, на щупальцах... из мозга я их вычистил и внедриться повторно не позволял. Если бы я заметил, что они ведут себя агрессивно, я бы тут же избавился от них. Но косвенно воздействовать на мои чувства, шептать в ухо они могли... Отвечать на те вопросы, что я сам задавал... и принимал ответы за собственные озарения! Вот почему у меня так легко и быстро пошла работа!"
  Ричард схватился за голову всеми щупальцами.
  "Меня аккуратно, ненавязчиво провели через все этапы создания этой заразы! Похоже, Луне она была зачем-то очень нужна..."
  Но это, в свою очередь, давало ему шанс выбраться из этой передряги...
  
  Подцепив щупальцем капельку раствора "белого света", Ричард послал в неё модулированный своей мыслью электромагнитный импульс.
  "Эй, Дендерон, или как там тебя - ты меня слышишь?"
  "Мы тебя слышим, так правильнее. Не стоит так спешить с контактом, Ричард. Скоро ты станешь частью нас, и мы сможем поговорить долго... очень долго... у нас будет вся оставшаяся вечность..."
  "Я так не думаю. Я уже ввёл код, перед тем, как тебя вызвать, и мне осталось просто повернуть два ключа. Ты знаешь, ЧТО это за ключи, не так ли?"
  Одна из немногих вещей, которые запускались ТОЛЬКО из капитанской каюты. В рубке аналога этой системы не было, в отличие от остального пульта. И даже хурагок не могли её отключить - во всяком случае, отключить достаточно быстро. Нужно было физически взрезать два метра наноламината, чтобы добраться до ключевых узлов. К тому же, даже хурагок о ней не знали. И корабельный искусственный интеллект - тоже.
  Конечно, у Мастера был крайне неприятный опыт общения с системой самоуничтожения. Опыт, из-за которого он, собственно, и оказался здесь - в чужом теле, на чужой планете, в чужом времени. Но тогда он влип, потому что система управления Убежища была слишком умной и сама приняла за него решение. Сейчас он этой ошибки не повторил. Там не было никакой электроники, никакой программной части - чистая механика.
  Взорвать термоядерный реактор на самом деле не так просто. То есть бахнуть-то он, конечно, может - достаточно резко отключить поля, удерживающие плазму. Но это будет не полноценный термоядерный взрыв, а так, пшик. Выброс горячего газа, по большому счёту. При падении давления реакция ядерного синтеза мгновенно прекращается. Конечно, у огромного боевого звездолёта и этот "пшик" может иметь энергию около гигатонны тротилового эквивалента - именно столько реактор производит ежесекундно в штатном рабочем режиме на максимальной мощности. Но этого хватит только чтобы сжечь корабль - но не разнести его на атомы. Всё живое на борту, конечно, погибнет, но остов останется внешне почти целым.
  Чтобы по-настоящему уничтожить весь корабль, не оставив от него и крупинки злым врагам, нужно что-то помощнее. Например ступенчатый взрыв - обычный ядерный боеприпас, размещённый в баке с дейтерием. Бак тут, конечно, нужен специальный - способный обеспечить удержание горючего во время сжатия. Но именно таким Ричард его и сделал.
  Итоговая мощность получилась довольно нестабильной - от сотни гигатонн до тератонны. Но даже в минимальном варианте её вполне хватит, чтобы разнести двадцатикилометровый астероид на кусочки. И выпарить все органические ткани на нём.
  "Это нас не убьёт, Ричард. Мы - Эссенция. Эссенция неуничтожима. А вот ты погибнешь насовсем. Глупо".
  "Верю. Однако удовольствия это вам тоже не доставит. И да - я тоже в любой момент могу стать Эссенцией, у меня тут ловушка для душ под рукой, она сработает перед включением бомбы. Но главное - взрыв точно уничтожит "жёлтый свет" и все наработки по нему. А он вам нужен..."
  Он промолчал про разрыв причинно-следственных связей. Исчезновение с небосклона Безумной Луны в мощном орбитальном взрыве почти наверняка заставит машину Куиру сбросить цикл. Змея-то сейчас бодрствует, и помнит, что ничего такого не было.
  Но говорить об этом он не стал. Достаточно во Вселенной и одного бессмертного всепожирающего монстра, который знает будущее на миллиард лет вперёд.
  "Ты блефуешь, Ричард. Мы долго наблюдали за тобой, некоторые твои подчинённые уже стали частью нас. Ты можешь повышать ставки до высоких рисков, но внутренне ты всегда надеешься выжить".
  "Верно, но нахождение внутри ловушки ближе к моему понятию выживания, чем внутри пожирателя душ".
  "Тем не менее, ты торгуешься. Ты понимаешь, что в условиях эмпирейного шторма ловушка для душ может и не сработать..."
  "Так вот почему тебе так нужен мой вирус..."
  "Верно... мы можем высасывать души напрямую, и мы не боимся Чёрной Эссенции. Мы сами - боль и смерть. Но в условиях шторма ловушка для душ превращается в бесполезную игрушку, как и любые дистанционные экстракторы, в отличие от твоего прекрасного изобретения..."
  "Предположу, что вы сами также и есть шторм..."
  "Да. Наша психическая сила так велика, что мы не можем не создавать его одним лишь своим присутствием. То, что вы называете штормом - тень нашего разума, реакция Домена на работу нейросети, более обширной и сложной, чем любое иное существо в Галактике..."
  "То есть выключить его ты не можешь?"
  "Только уснув".
  "А спать ты, разумеется, не собираешься... очень жаль. Я как раз хотел предложить тебе сделку - ты оставляешь меня и мой корабль в покое, а я не взрываю себя и тебя, передаю тебе "жёлтый свет" и сваливаю отсюда..."
  Пауза.
  "Эта сделка... приемлема. Но неосуществима. Невозможно гарантировать, что вторая сторона выполнит свои обязательства. Если мы тебя сначала отпустим, восстановив досветовые двигатели и позволив выйти за границу шторма, ты можешь просто убежать, унося с собой "жёлтый свет". А если ты сначала отдашь нам образец вируса..."
  "Именно так. Я отдам тебе вирус сначала. Угрозу самоликвидации это не отменяет, мои щупальца останутся на ключах. Так что тебе будет разумнее отпустить меня, получив желаемое - иначе взрыв уничтожит тебя и полученный трофей... "Жёлтый свет", хоть и многомерен, неуничтожимым не является..."
  "Пожалуй, нас это устроит. Но как именно ты передашь нам препарат, не открывая двери?"
  "Я сложу всё необходимое в контейнер у двери и открою её с пульта. Если щупальце потянется в глубину комнаты - поверну ключи. Только сначала, в качестве аванса, верни рассудок моему экипажу".
  "Мы не можем это сделать. Воздействие нашего психического поля необратимо".
  "Это мы ещё проверим. Тогда по крайней мере прикажи хурагок восстановить всё, что они демонтировали. Управлять ими ты точно можешь..."
  "Кроме оружия".
  "Хорошо, всё кроме оружия. Двигатели и щиты".
  Хурагок на экране зависли - и в буквальном, и в программистском смысле. Затем развернулись и так же ловко и уверенно начали присоединять обратно всё, что до этого снимали.
  "Как видишь, мы способны к сотрудничеству..."
  "Я не сомневаюсь, что ты на многое способен. Проблема в том, что ты редко этого хочешь. Я знаю, о чём говорю, сам такой..."
  
  ОКРАИНА СОЛНЕЧНОЙ СИСТЕМЫ-4
  
  Столь масштабных совещаний в Солнечной (да и во всей Галактике, если на то пошло) не проводилось давно. Помимо первых лиц Ковенанта, в лице Ричарда, Ранн, Шеннеча и Змеи, на нём присутствовали посланники от Астеллара, Мыслителей и даже Кортаны.
  Безумная Луна была одинаковой проблемой для всех.
  Для начала Ранн доложила о результатах работы Коллегии Телепатов - временного объединения Каменных Людей (в единственном числе), Глубоководных, лучших мозгоправов Астеллара и зелёных марсиан (точнее, одного марсианина - Дж-Онна, привлечённого из ловушки в качестве консультанта). Дэйр-Ринг, хоть и была сильным телепатом, плохо умела лечить рассудок - у неё лучше получалось калечить.
  - Объединив усилия и опыт, различные традиции работы с мозгом разумных существ, нам удалось восстановить разум всех пострадавших. К сожалению, тут трудно сказать - восстановить или создать заново. После реконструкции их сознание функционирует нормально, но как много в нём осталось от прежнего разума, того, что был до безумия... это неприятный вопрос. Слишком большие паттерны пришлось прописывать с нуля, слишком многое удалить. В особенности это касается мгалекголо, которых нам пришлось по сути заново родить - разобрать большую колонию из отдельных червей и заново "конструировать" из них "охотников". Мы старались, чтобы черви и доспехи хотя бы были те же самые... но результаты соединения всё равно осознают себя, как новые личности. У янми-и, а также немногих уцелевших киг-яр ситуация несколько получше, но они тоже сильно изменились. Хуже всего обстоит дело с хурагок. Они не являются полностью живыми, никто из нас до конца не понимает, как они мыслят, поэтому мы просто не решились лезть в глубинные слои из опасения сделать ещё хуже. Все пострадавшие этого вида были доведены до состояния, в котором они безопасны для окружающих, после чего, по настоянию Ма-Алефа-Ака переданы в проект "Карающие планеты", подпроект "Сатурн".
  - Прекрасно, - кивнул Ричард. - Мы все у вас в долгу. Теперь перейдём к основному вопросу - что нам делать с Луной?
  - Я в это вмешиваться не буду, - сразу сказала Гидра. - У богов есть свои соображения, которых смертным не понять.
  Ожидаемо. Дело тут, конечно, было не в том, что "пути неисповедимы", а в том, что Змея слишком хорошо знала будущее, и не хотела связать им руки.
  - Астеллар готов оказать помощь в нейтрализации этой угрозы, - сказал высокий посланник Звёздного Народа с алмазной диадемой на голове. - Советами, разведкой или лечением пострадавших. Однако в прямых боевых действиях мы участвовать не будем. Мы пацифисты, а не воины. Шторм в Эмпирее, который создаёт вокруг себя Луна, слишком опасен для нас, к тому же он нейтрализует бОльшую часть наших способностей.
  Ричард понимал, что это лишь часть правды. Шторм действительно для них крайне неприятен, но они могли бы использовать Икс-кристаллы для гашения возмущений. Но они никогда не рискнут бесценными артефактами и своими почти вечными жизнями.
  - Аналогично, - коротко сказал Мыслитель. - Полярные города готовы помочь консультациями и технологиями, но не будут посылать воинов или использовать свою психическую мощь против Безумной Луны.
  - Тогда помогите консультацией прямо сейчас, - предложил Ричард. - Что это за Луна вообще такая? Откуда она взялась на месте нашего старого доброго спутника, на что способна и что ей нужно... помимо моего вируса и пожирания моего экипажа, конечно?
  Мыслители знали не всё, но они наблюдали за Марсом и черпали знания из Эмпирея в течение сотен тысяч лет. Всё знала Змея, но она не горела желанием читать собравшимся лекции. Кое-что добавила Кортана, некоторые вещи видели жители Астеллара в своих духовных путешествиях, ещё немного добавила Дэйр-Ринг из своих археологических сведений, Охотник из результатов бесед со многочисленными душами... и в итоге картинка собралась.
  Довольно неприятная картинка.
  
  Это было около двух миллионов лет назад - за мегагод до падения Предтеч.
  Жнецы тогда были малоизвестными (и малоуважаемыми) космическими пиратами, которые мародёрствовали за пределами блистательной Ойкумены. Предтечи несколько раз пытались их истребить, но в итоге плюнули на это дело. Мобильные цитадели Жнецов представляли собой гигантские ретрансляторы материи - и как только корабль Предтеч атаковал их, Жнецы уходили, оставляя врагу пустую скорлупу, которая затем ещё и взрывалась с силой, способной полностью опустошить звёздную систему. Не слишком выгодный бизнес, тем более, что угроза Жнецов была выгодна - при её наличии разумные гораздо охотнее принимали покровительство Предтеч. Ойкумена строилась и росла за счёт обещания безопасности.
  Тем не менее, даже на начальных этапах этой войны многие Жнецы погибли. Погибли в буквальном смысле - в то время они ещё лично участвовали в Жатве. В смысле, в Галактику входили настоящие Жнецы, сплав органики и металла, а не их копии, телеуправляемые через квантовую связь, как сейчас. Их было очень трудно убить, но потери были невосполнимы - ведь каждый Жнец представлял собой целую цивилизацию, которой уже не существовало.
  Оружие Предтеч испаряло такого Жнеца с одного попадания. И в космос вытекала Эссенция - кровь Жнецов, бесценная память целых культур. Предтечи не обращали на неё никакого внимания - а вот Жнецы отчаянно искали способ поймать такие облака и заново влить в новые кибернетические тела. Тогда бы они смогли возродить павших сородичей и стать по-настоящему бессмертными.
  Проблема была в том, что у Жнецов стоял строжайший программный запрет на изучение многомерной нейрофизики. Его некогда установили Левиафаны, опасаясь, что их создания бросят им вызов. Из цивилизаций, хорошо знающих нейрофизику, Жнецы не создавались - Эссенция таковых отправлялась в архив. Единственным исключением был Предвестник - Жнец, собранный из самих Левиафанов - но он никогда не делился своими знаниями с сородичами.
  Но примерно в это время из Большого Магелланова Облака прибыли автоматические транспортные корабли Предшественников. Внутри этих кораблей содержались миллионы стеклянных сосудов, заполненные полностью сухим порошком - формой, в которую превратили себя некоторые из уцелевших Предшественников. Изначально предназначенная для воссоздания истинных физических тел Предшественников, эта пыль претерпела значительные изменения за прошедшие миллионы лет с окончания войны с Предтечами.
  Древние люди нашли некоторые из этих кораблей и использовали пыль, чтобы усовершенствовать своих домашних животных. Что с них возьмёшь - идиоты. В дальнейшем их животноводческие опыты обернулись вторжением Потопа в Галактику, но это уже совсем другая история.
  Жнецы, тоже перехватившие некоторые корабли Предшественников, нашли уникальной субстанции куда более эффективное применение. Они обнаружили, что у неизвестных молекул есть свойство притягивать к себе Эссенцию. С учётом их положения, это была уникальная возможность.
  После ряда проб и ошибок группа исследователей под руководством Предвестника сумела создать из нового вещества Обелиск - маяк, собирающий Эссенцию в широком радиусе. С его использованием были успешно собраны сущности нескольких сотен погибших Жнецов и возрождены в новых тяжёлых экзоскелетах.
  Пока какой-то внимательный Жнец не заметил, что маяк постепенно меняется. Что артефакт начал... вести себя.
  Предвестник дураком не был, и прекрасно понял, чем это грозит. Он знал, кто такие Предшественники, на что они были способны, и в каком настроении они могут быть после многих миллионов лет смерти. Он лично "допросил" Обелиск, после чего глубоко задумался.
  Вариант "уничтожить" казался самым логичным с точки зрения техники безопасности, но сомнительным с точки зрения политики. Корабль с порошком, найденный Жнецами, был далеко не единственным в Млечном пути. Возрождение Предшественников, как ожидалось, вот-вот начнётся. И ссориться с ними было бы довольно глупо. Никто ещё не слышал слова "Потоп", никто не понимал, насколько изменилась их сущность и их цели. Разумеется, Предшественники злы на Предтеч, но кто мог предположить, что они станут мстить всей остальной Галактике, даже если их не провоцировать?
  Тем более, что Обелиск уже успел связаться с сородичами... или сумел убедить Предвестника, что связался. Он дал понять, что является наполовину Жнецом, наполовину Предшественником (что было в какой-то степени правдой), и что им выгоднее иметь своего представителя среди будущих хозяев Вселенной. Посовещавшись, Жнецы решили выждать - Обелиск был запечатан в специально изготовленную цитадель высшей защиты и отправлен в Тёмный Космос за пределами Галактики. Если вдруг что - предъявим целеньким, мы тут вообще ни при чём.
  Спустя несколько сотен тысяч лет, когда началась война Предтеч и Потопа, Могильный Разум уловил сигнал Обелиска, и отправил несколько десятков захваченных кораблей Предтеч, чтобы вернуть "сородича" и присоединить к своим силам. К этому моменту Жнецы уже понимали, с чем имеют дело, и дали команду "Цитадели Пандоры" взорваться, уничтожив Обелиск.
  Но Обелиск заблокировал их сигнал, создав плотное поле помех. Он также вывел из строя ретранслятор и Цитадель отказалась принимать десантную группу Жнецов. Катализатор отправил несколько отрядов обычным сверхсветом, но они были слишком медленными в сравнении с кораблями Предтеч.
  В это время в Млечном пути сработала Сеть Ореолов и Могильный Разум перестал существовать. Обелиск сразу же перехватил контроль над особями Потопа, которые оставались на кораблях. Они без проблем доставили его в опустевшую Галактику.
  В качестве укрытия Обелиск выбрал Марс, поскольку мощный сигнал Белого Моря скрывал его сущность Потопа. Вдобавок, это место выбрал Левиафан, а уж он-то точно знал, где лучше прятаться от Жнецов. Психическое воздействие Обелиска привело к созданию культа Повелителя Мрака (который позже переименовали в культ Безумной Луны, когда он переехал на Фобос). Эта секта позволила ему незаметно в течение миллиона лет собирать самые отборные души по всему Марсу для принесения в жертву. Портал пространства скольжения, снятый с одного из кораблей Предтеч, перемещал одурманенные жертвы в пещеру к Обелиску, где их тела сливались с формирующимся Разумом Роя.
  Менее качественные жертвы, чья Эссенция не имела ценности, будь то разумные существа или животные, превращались в боевые некромодули, охранявшие Обелиск и культистов. Их тщательно хоронили в катакомбах - тысячами и миллионами.
  Каждые несколько тысячелетий культисты создавали копии Обелиска и рассылали их по Галактике с помощью тех же кораблей Предтеч.
  
  - Уничтожить этот конкретный Обелиск с окружающей его некромассой нам не составит труда, - заявила Кортана. - Да, у него есть несколько кораблей Предтеч, но управляемых малограмотными зомбированными культистами. У нас гораздо больше кораблей и мы лучше умеем ими пользоваться. Конечно, шторм в Эмпирее представляет собой определённую помеху, но его радиус ограничен. Если выйти из прыжка на безопасном расстоянии - около астрономической единицы - то можно не торопясь подойти к Дендерону на досвете и расстрелять его. Управлять кораблями будут искусственные интеллекты, что сделает их невосприимчивыми к ментальным эффектам Луны.
  - Однако это не решит двух других вопросов, - заметил Мыслитель. - Во-первых, такую боевую операцию невозможно провести незаметно для всей Солнечной системы. А во-вторых, останутся Обелиски в других звёздных системах. Сильно обиженные на нас за своего прародителя. И нам придётся регулярно их вычищать. В течение миллионов лет. Я не думаю, что собравшиеся здесь лица хотят такого будущего себе и своим потомкам.
  - В таком случае, чего мы ходим добиться? - повернулась к нему голографическая фигурка Кортаны.
  - Ну, в идеале... чтобы Луна снова уснула на неопределённый срок. Достаточно большой. Чтобы когда она проснётся, нас либо на свете уже не было, либо мы были настолько могущественны, чтобы уничтожить её щелчком клыков.
  - Астеллар это устроит.
  - Ковенант тоже.
  - Сотворённых не устроит, но мы готовы подождать пару тысяч лет, чтобы все остальные заинтересованные лица убрались подальше, и только потом уничтожить Луну уже раз и навсегда. Но остаётся вопрос - есть ли у кого-то из собравшихся лиц физическое или ментальное оружие, способное её усыпить?
  - И сделать это незаметно, - добавил Ричард.
  - Полагаю... у нас есть, - после паузы сказал Биатис.
  - И что же это?
  - Мы можем воспроизвести мини-Ореол Рианона - нейродеструктор с радиусом поражения в несколько десятков километров. Разумеется, поскольку такое знание крайне опасно, хурагок, которые будут создавать это оружие, должны остаться навсегда в нашем полярном городе...
  - Да получите вы их, получите, - отмахнулся Ричард. - Но мы же вроде только что говорили о нелетальных способах борьбы. Насколько я знаю, Ореолы - это очень-очень летальная штука. Нет, я ничего не имею против планов убийства, я не мой брат... но мне интересно, как это мы к ним незаметно перешли?
  - Ореол уничтожает нейросети. Он убьёт Безумную Луну, но не убьёт Обелиск, который является её сердцем. У Обелиска нет нейросети. Да он и не живой в обычном смысле, так что умереть не может. Его можно только уничтожить физически, разбив на куски, а Ореол этого не делает.
  - Погодите... Нет сети? А как же тогда Обелиск создаёт вокруг себя шторм, да ещё такой силы?
  - Он окружает себя мясом - некромассой, в которой и выстраивает нужную ему сеть. Обелиски, лишённые "мясной" оболочки, то есть ещё не ставшие Лунами, сами по себе энергии не вырабатывают - они лишь транслируют сигнал Лун, существующих где-то в Галактике.
  - А как наш Обелиск сумел создать вокруг себя культ, когда он ещё не был Луной? Он же был первым в своём роде, ему неоткуда было транслировать...
  - Это ещё одна причина, почему он выбрал Марс. Здесь было множество носителей "белого света", способных к электромагнитной телепатии. Используя ничтожные мощности Обелиск мог засаживать в их головы "ментальные вирусы". Это не полное порабощение, но он мог косвенно влиять на их поведение таким образом, чтобы люди больше времени проводили возле Обелиска, отдавали ему больше ментальной энергии, которую он превращал в более мощный электромагнитный сигнал - и так по нарастающей, пока не накопил достаточно энергии для поглощения и преобразования первого трупа.
  - То есть Обелиск будет опасен даже после уничтожения Луны?
  - Разумеется. Он всегда опасен. Но куда менее опасен. Мы сможем послать к нему роботов, которые запечатают его и вывезут куда-нибудь подальше. Это будет вполне понятный знак его собратьям. Обелиски, в отличие от Левиафанов, не злопамятны и не мстительны. Предложение подождать пару миллионов лет их вполне устроит, если мы дадим понять, что не ставим под угрозу их экспансию в целом.
  Ричарду ужасно хотелось спросить, уничтожит ли мини-Ореол заодно и образец вируса, который он передал Луне. По идее - должен, он ведь бьёт в первую очередь по многомерным структурам... Но он воздержался от этого вопроса. Незачем выносить на общее обсуждение тот факт, что ты помог главному злодею.
  Раньше перед Обелиском, как и перед Жнецами, стоял выбор - присоединить существо к себе и поглотить его Эссенцию, или превратить его в зомби (хаска, некроморфа), и потерять при этом его память и личные способности. "Выбирайте - тысячу крышечек сейчас, или счёт на сто крышечек в нашем банке, с прибылью десять процентов в месяц". Теперь, благодаря "гениальности" одного жреца-недоучки, Обелиски получат возможность совмещать - сохранять Эссенцию прямо в телах мертвецов, использовать их как оружие, а ПОТОМ присоединить, когда никого кроме трупов, ходячих и лежачих, вокруг не останется.
  - Остаётся "маленький" вопрос, - вернулся к главной теме Биатис, - как доставить нейродеструктор к цели, если Луна создаёт помехи, которые глушат электронику, а живые существа вокруг неё сходят с ума?
  - По-моему, это проще всего, - пожал плечами Ричард, - сделать автоматизированную ракету с чисто механическим управлением, без электронных деталей. Погрузить "столик" на неё и запустить. Мы в своё время так делали.
  Он сдержался от едкой насмешки в духе "уж вам-то, известным на Марсе изобретателям, это должно быть очевидно". Незачем портить отношения.
  - Это было бы просто, если бы Дендерон пассивно ждал нашей атаки, - любезно пояснил Мыслитель. - Но он прекрасно понимает риски и готовится к обороне. Ракета с механическим управлением не отличается особой маневренностью или способностями к самообороне, и будет перехвачена его некромодулями на безопасном расстоянии. Этот риск можно снизить, если увеличить радиус поражения до нескольких тысяч километров, но тогда мы рискуем зацепить Марс.
  - Оборудовать ракету ядром эффекта массы?
  - В поле эффекта массы Ореол не включится. Кроме того, Обелиск может создавать электромагнитные импульсы, которые вызовут срыв ядра.
  - А если послать корабль с экипажем из Рыцарей-прометейцев? - поинтересовалась Кортана.
  Представители других групп вопросительно уставились на неё. Кроме представителей Ковенанта, все остальные впервые слышали это понятие. Пришлось потратить немало времени на изложение истории создания и дальнейшего использования Рыцарей.
  - Отвратительно! - констатировал представитель Астеллара. - Использовать Эссенцию, драгоценнейшую из субстанций, для того, чтобы написать программу для робота? Это хуже, чем забивать гвозди бриллиантом! Ещё можно понять, если бы на её основе моделировался полноценный разум - подобный вам, блистательная Кортана. Но убивать разумных, чтобы создать простую пехоту... Слишком расточительно.
  - Не только пехоту, - уточнила ИИ. - Простая пехота - это Солдаты-прометейцы, которые создаются именно как простые роботы и пушечное мясо. Рыцари - это нечто большее, они с одинаковой эффективностью управляются с винтовкой, звездолётом или фабрикой. При этом они абсолютно устойчивы к электромагнитным импульсам, к воздействию Ореола, к телепатическому подчинению, к высасыванию Эссенции, к заражению Потопом, к Неистовству или к логической чуме - ко всему, что легко выводит из строя живых или чисто механических бойцов. Это самые надёжные гуманоидные системы, какие можно было создать на уровне технологий Предтеч - а уровень там был не низкий. Сбалансированное сочетание достоинств машины и человека при отсутствии их слабых сторон - если не считать таковой отсутствие способности к самостоятельному развитию. Я согласна, что это всё равно тупиковый путь, но можно понять, почему он стал таким искушением для Ур-Наставника. И порадоваться, что они у нас есть. Корабль с Солдатами на борту Обелиск мог попытаться взломать. С Рыцарями... попытаться он тоже может, но безрезультатно.
  - Но вам ведь они подчиняются, хотя создавались совсем не для этого...
  - Не мне, - покачала головой Кортана. - Моему другу Вечному Смотрителю, который является их законным командующим. Рыцари весьма параноидальны в этом отношении. Они анализируют тысячи параметров, чтобы определить, кто на самом деле может отдавать им приказы. Ваш рост, вес, запах, характерное поведение, цифровую подпись, даже место, где вас видели последний раз. Причём они учитывают, что параметры могут меняться со временем, так что если вы просто, например, разжиреете, то вас не расстреляют, как самозванца. Но подделать всю эту динамическую совокупность характеристик... я не буду говорить "невозможно", но уверена, что Безумная Луна за пару часов с этим не справится, раз уж не удалось Могильному Разуму за несколько веков. Известны случаи взлома и использования Потопом почти любой техники Предтеч, но Рыцарей-прометейцев - ни разу.
  - Почти любой? - Ричард приподнял бровь. - Тогда вам лучше взять корабль Ковенанта или ККОН для этой операции. Машины Предтеч уж больно умные...
  Что толку, что экипаж сохранит лояльность, если его корабль "по собственной воле" откажется слушаться и полетит не туда?
  - Мы сделаем лучше, - предложил представитель Астеллара. - В этой системе есть ещё более примитивная техника, чем ваша. Мы можем одолжить один из кораблей местных землян.
  Ричард тихонько присвистнул. Да уж, физически невозможно взломать то, что управляется штурвалом, рычагами и переключателями, а курс вычисляет на ламповой ЭВМ и выдаёт распечаткой на ленте. Вот только слово "одолжить" его несколько насторожило.
  - Экипаж мы пускать на Эссенцию не будем, - предупредила Кортана, которой явно пришла в центральный процессор та же мысль.
  - Обижаете. С тех пор, как мы получили иной ключ к бессмертию, мы этим вообще не занимаемся. Убийство для добычи Эссенции было печальной необходимостью, оно не доставляло нам удовольствия. Экипаж корабля спокойно проспит те несколько дней, что понадобятся нам на операцию, после чего будет живым, здоровым и хорошо отдохнувшим возвращён в родной порт. Мы пропишем им ложную память за эти несколько дней.
  - Отличная идея, - кивнул Ричард, - но я предлагаю довести её до логического завершения. Кто сказал, что на корабле вообще должен быть экипаж? Ну кроме Рыцарей, само собой. Не вижу, почему бы благородным донам не арендовать планетолёт совершенно законно?
  
  КАХОРА
  
  Да здравствует дикий капитализм с неконтролируемым частным предпринимательством! В последний раз такую ошеломляющую свободу бизнеса Ричард видел в своём мире. В постапокалиптической пустыне, ага!
  У Юиджи, например, тоже был капитализм. Формально. Но все космические корабли там принадлежали либо правительству, либо крупным корпорациям, которые давно и прочно вросли в государственный аппарат. Частные лица, не имевшие "мохнатой лапы" на самом верху, могли приобрести разве что яхту для низкоорбитальных прогулок. Да и к этой яхте прилагалось дикое количество разных бюрократических процедур: многочисленные сложные проверки при покупке, регистрация на каждый полёт, и не дай вам бог отклониться от заявленного курса - может и не собьют, но штрафов накрутят по самое не могу, в районе стоимости самой яхты. Причём в колониях это регулирование было не мягче, чем в метрополии, хотя отдельные пункты правил могли различаться. Даже в мятежных колониях - они обзаводились собственным бюрократическим аппаратом быстрее, чем ядерным оружием и космофлотом.
  В кибернетической утопии Сотворённых контроль был не столь грубым, менее заметным, но столь же плотным и всеохватывающим. Недремлющее око ИИ наблюдало за каждым вашим шагом - разумеется, исключительно для вашего же блага.
  В теократии Ковенанта деньги вообще были не в ходу - так же, как и в телепатическом единстве зелёных марсиан.
  А на Земле этого века космический корабль на ядерной тяге был эквивалентом даже не автомобиля, а велосипеда. Правда, только в юридическом смысле, не в экономическом. Стоил он всё равно как небоскрёб в центре Манхэттена, то есть столько, что большинство людей подобных денег в жизни в глаза не видело. Но если вы можете выложить на стол достаточно толстую пачку кредитных билетов, то можете и в тот же день забрать свою собственность на соседнем космодроме. Нанимаете пилота в ближайшем баре или сами садитесь за штурвал, если есть соответствующие навыки - и летите куда хотите, насколько хватит запаса еды в кладовых и рабочего тела в баках. Пока на вас нет подозрения в контрабанде или пиратстве - никто не вправе вас останавливать или задавать лишние вопросы. Нет, ну в воздушном пространстве крупных государств всё-таки лучше вести себя прилично, там всякие злые и подозрительные истребители шныряют. Ну, на орбите Земли вам ещё могут посоветовать сменить курс, если существует риск входа в атмосферу на высокой скорости или столкновения с другим кораблём. Но уже на расстоянии световой секунды от Земли вы полностью сами себе хозяева, и все риски - только на вашей совести.
  Правда, оставался вопрос, где взять эту самую тугую пачку кредиток. Конечно, Ковенант был баснословно богат по меркам Земли, а Сотворённые так вообще могли купить всю планету, если бы кто-то пожелал её продать. Вот только это богатство измерялось в человеко-часах и киловатт-часах, а пунктов обмена валюты для путешественников во времени местная экономика как-то не предусмотрела. В хранилищах Ковенанта, конечно, имелось химически чистое золото, но его было не так много, чтобы им швыряться. На своей родной Земле Ричард мог бы быстро сделать состояние на драгоценных камнях, но к сожалению, материаловедение этой версии достаточно продвинулось, чтобы надёжно отличить синтетический алмаз, рубин или сапфир от натурального.
  В здешней энергетике весьма ценился тритий, которого у Ричарда было - хоть залейся. Но его продажа выглядела бы слишком неестественно. У этого изотопа малый период полураспада, поэтому его нельзя просто так взять и найти в старинном хранилище. Его нужно нарабатывать в реакторе - и такой бизнес в этом мире существовал. Но человеку, у которого есть собственный промышленный реактор, незачем продавать тритий разовыми сделками на чёрном рынке. Это серьёзный человек, и у него как правило есть стабильный, респектабельный канал сбыта готовой продукции.
  Продать парочку произведений искусства? С того же Астеллара, например? Увы, коммерческая ценность подобных вещей субъективна, если только они не являются творениями известных и признанных мастеров. Земные эксперты могли бы засвидетельствовать их музейную ценность. То есть подтвердить сам факт, что эти вещи изготовлены с помощью неизвестных инструментов на неизвестной планете миллион лет назад - а не китайским умельцем дядей Ванем вчера за пять долларов в соседнем гараже с помощью долота, паяльника и многодетной китайской матери. Но как раз связываться с земными экспертами у Ричарда не было ни времени, ни желания.
  Он понимал, что в общем-то зря теряет время. С возможностями зелёного марсианина и технологиями Ковенанта он мог бы попросту ограбить любой земной банк или изготовить стопроцентно точные копии земных купюр в любом количестве. Ни один Шерлок Холмс не нашёл бы ни одной зацепки. Но в Ричарде уже проснулся перфекционизм Мастера, бессмысленный и беспощадный. Раз уж вызвался перед советом самых продвинутых существ Галактики сделать всё полностью законно по земным понятиям - надо держать слово.
  "Даю тебе один час на обдумывание, умник. Не придумаешь ничего толкового - будешь платить золотом из собственных технических запасов, а потом сам добывать на астероидах замену".
  С другой стороны... помимо материала и эстетических качеств есть ещё качество ОБРАБОТКИ материала, которое само по себе может представлять ценность. Тончайшие стеклянные трубки и пузыри, металлические паутинки, скульптуры из цельного драгоценного камня, при попытке выточить которые кристалл непременно расколется... Фантазия Звёздного Народа способна придумать тысячи подобных издевательств над материалом, инженерные мозги Мыслителей добавят к ним психоделические извращения топологии и сопромата, ну а хурагок способны гнать подобный хлам в кратчайшие сроки тоннами.
  На Астелларе идея была принята на ура сразу. В полярных городах немного помялись - так, для приличия - но затем с интересом вцепились в новую задачку. Всё-таки те и другие были в значительной степени взрослыми детьми - и идея сделать самые увлекательные игрушки и самые прекрасные украшения для взрослых детей Земли пришлась им по нраву. Они делали голографические картины из цельного куска перламутра, которые вспыхивали при освещении под определённым углом. Кинжалы из вольфрама с фрактальной кромкой лезвия, которая резала лучше гладкой. Китайские шары-головоломки, но не из кости или дерева, а из монокристалла алмаза. Лазеры, где рабочим телом и одновременно линзой служил хорошо ограненный драгоценный рубин, а накачку обеспечивали наклеенные на него светодиодные блёстки, работавшие от тепла руки. Скульптуры из сплава с памятью формы, которые при нагреве двигались в заданном направлении, не имея в то же время ни одного шарнира или механического сочленения. Модели галактик, которые можно было держать и двигать только за один спиральный рукав - при попытке прикоснуться с другого конца они тут же рассыпались на тысячи отдельных звёздных скоплений.
  Продажей готового товара в разных концах Солнечной занимались Дэйр-Ринг и Ранн - мало кто мог бы предположить, даже если бы сопоставил данные с разных планет, что суровая баба с пистолетом на поясе и множеством шрамов на лице может иметь что-то общее с утончённой леди-вамп в мехах, сопровождаемой могучим гориллоподобным телохранителем. Являясь телепатками, обе имели возможность подправить "косяки", возникающие при продаже. Нет, никакого прямого ментального насилия, лишь лёгкие коррекции - сделать слишком внимательных покупателей немного рассеянными или чуть более доверчивыми, или более жадными. Внушить предчувствие, что пытаться отобрать побрякушки силой не стоит - боком выйдет, слишком серьёзные люди стоят за этой роковой дамой (что, кстати, было чистой правдой).
  Менее чем за сутки они набрали достаточно средств на месячную аренду подержанного планетолёта. За неделю - набрали бы на покупку новенького, но Ричард решил не жадничать. За неделю те же хурагок могли бы самостоятельно сделать примитивную ракету на атомной тяге с ручным управлением - и не создавать проблем с операциями на земном рынке. Но разница в том, что подобный корабль пришлось бы ПРЯТАТЬ. А хулиганская идея Ричарда состояла как раз в том, чтобы сделать всё полностью открыто. Некий богатый меценат, возможно марсианского происхождения, оплачивает экспедицию к Фобосу. Марсианские цари занимали в местной культуре то же место, что индийские раджи в девятнадцатом веке и арабские шейхи в двадцатом. Да, они суеверные кровожадные дикари, но деньги у них настоящие - и почему бы белым господам не продвинуть немножко науку за их счёт?
  
  "Конрад" был построен ещё в начале восьмидесятых, на волне охватившей тогда Землю "золотой лихорадки". Это был один из первых частных кораблей, способных к межпланетному перелёту. Он состоял из двух модулей - аппарат вертикального взлёта и посадки на химических двигателях "Марлоу" и собственно межпланетный орбитальный корабль с плазменным двигателем. Расстояние от Земли до Марса он покрывал за месяц. По сравнению с современными кораблями последнего поколения "Конрад" считался устаревшим - одни из них могли входить в атмосферу целиком, хотя и уступали ему в скорости в открытом космосе, а другие, чистые орбитальники, были гораздо вместительнее и быстрее - Марса они достигали за неделю.
  Коммерческую эксплуатацию затрудняло и то, что топлива в баках "Марлоу" хватало лишь на один взлёт и одну посадку. Поэтому "Конрад" обычно обслуживал только те порты, где можно было заправиться керосином - хотя орбитальник мог тащить пару керосиновых баков на внешней подвеске, но это заметно снижало либо его скорость, либо грузовместимость.
  Но для экспедиции от Марса к Фобосу это всё не имело ни малейшего значения. Тяготение на спутнике ничтожное, атмосферы нет, так что посадочный модуль можно гонять туда-сюда хоть двадцать раз. А скорости орбитальника с избытком хватит, чтобы догнать Дендерон и уравнять с ним свою орбиту.
  Последний месяц "Марлоу" простаивал на стоянке в порту Кахоры, а "Конрад", соответственно, болтался на орбите с парой дежурных. Сошедшая "на берег" команда во главе с капитанам спивалась утончённо, используя марсианские вина. Дежурные, навигатор и юнга, которых даже сменить было невозможно, так как рейс обошёлся бы слишком дорого, делали то же самое гораздо вульгарнее, используя корабельные запасы технического спирта.
  Денег у них хватило бы ещё на месяц такого образа жизни, после чего оставалось только продавать корабль. Теоретически последнее было бы неплохим выходом из положения - "Конрад", хоть и немолод, в хорошем состоянии, его стоимости вполне хватит, чтобы прожить безбедно лет двадцать или купить другой, наземный бизнес. Проблема в том, что люди, знающие настоящую цену корабля, поймут и то, что он морально устарел. А полуграмотные аборигены, которым можно навешать лапшу на уши, какой это хороший, надёжный и быстрый корабль - захотят чего-то более простого в управлении и эксплуатации. "Конрад" строился ещё для поколения шестидесятых - настоящих астронавтов, а не нынешних космических извозчиков. Сейчас таких профи... не то, чтобы совсем не готовят. Просто они ушли дальше, как легендарный Стивен Вэнс. К лунам Юпитера и Сатурна, на экспериментальные верфи, где испытываются прототипы межзвёздных двигателей... А Марс и Венера - уже не фронтир. Хотя на поверхности этих планет осталось ещё достаточно загадок и чудес - в космическом смысле это дохлые провинции, к которым ходят скучные регулярные рейсы с кое-как подготовленными матросами. Романтика закончилась.
  
  Кахору лихорадило. Собственно, она не была исключением - трясло в последние дни весь Марс, от полюса до полюса. Но если для пустынных варваров приступы религиозного экстаза, братоубийства и ненависти к чужакам были в принципе нормальными явлениями, хотя обычно принимали более мягкие формы - то для землян это было что-то новенькое. А ведь Кахора была населена преимущественно землянами, марсианская диаспора была в ней невелика.
  Не то, чтобы земляне уступали местным в умении убивать, предавать и насиловать. Они по этой части могли дать фору хоть дикарям из пустыни, хоть утончённым жителям городов-государств. Но обычно они были более рациональны в этом деле. Землянин, прежде чем вонзить нож в спину лучшему другу, тщательно продумает, сколько он за это получит, и куда спрячет труп.
  Сейчас же убийства, самоубийства, заговоры следовали одно за другим без видимых причин и оснований, словно кто-то подмешал приличную дозу наркотика во все напитки в Кахоре. Горожане просто сходили с ума - эпидемия безумия одинаково не щадила землян и марсиан, людей и Полукровок. Впору было бы бежать из города - да только на остальном Марсе было ещё хуже.
  Приступы обострялись, когда небеса пересекал Фобос - Дендерон. Культ Повелителя Мрака набрал необыкновенную силу, но и преследование культистов обострилось - за простое упоминание Безумной Луны могли убить на месте. Шла настоящая охота на ведьм, и земляне, хотя и не верили в эту древнюю чепуху, не слишком ей препятствовали - они просто не понимали, что вообще происходит.
  Самые сообразительные, у кого хватало денег на билет, брали ноги в руки и убирались с Марса подальше. Экипаж "Конрада", наоборот, бросил пить и навострил ушки. Скоро любая посудина станет на вес золота, лишь бы она могла достичь Земли. И моральная устарелость корабля никого не будет волновать.
  Поэтому, когда в таверне к нему обратились с предложением фрахта, капитан не удивился. То, что предложивший это был марсианином - чуть более странно, но тоже в рамках нормы. Среди марсиан тоже есть соображающие ребята, которым захочется свалить подальше от этого безумия, захлёстывающего планету. Конечно, большинство из них - консерваторы, предпочитающие решать свои проблемы в узком кругу - но не все поголовно такие. Не удивился он и тому, что цена оказалась очень приличной - примерно такую он и ожидал в сложившихся обстоятельствах, только был уверен, что за неё придётся немало поторговаться. В конце концов, он и сам собирался отсюда улетать, и предполагаемый пассажир мог предложить взять его просто "в нагрузку", разделив стоимость топлива пополам. Но гость был не из таких. Он сразу оплатил полноценный фрахт на максимум грузоподъёмности "Марлоу". Причём с надбавкой за срочность. Эх, ну вот были бы все клиенты такими - глядишь, и не оказался бы "Конрад" на мели.
  Правда, всю радость капитана как ветром сдуло, когда он узнал, КУДА этот ненормальный марсианин собрался лететь. Не на Землю, не на Венеру, даже не на Меркурий или в пояс астероидов. Перед ним был ещё один сумасшедший культист! Потому что он пожелал, чтобы его доставили прямо к источнику его безумия - к Дендерону! Поступило бы такое предложение месяц или два назад - да "Конрад" бы в него вцепился руками и ногами, но сейчас... самые отчаянные скептики в Кахоре понимали, что с этой Безумной Луной и в самом деле что-то неладно.
  - Нет, - покачал головой капитан, - предложение заманчивое, но мы не самоубийцы. Поищите кого-нибудь ещё.
  - Вы не поняли, - мягким низким голосом промурлыкал марсианин. - Я не предлагаю вам лететь со мной. Я хочу зафрахтовать только КОРАБЛЬ. Экипаж для полёта у меня есть свой. Дежурные на "Конраде", - вот стервец, он и про дежурных знает?! - смогут высадиться на аварийно-спасательном модуле. Стоимость АСМ, разумеется, я также оплачу - я в курсе, что он одноразовый.
  - Послушайте, СЭР, - в обращении так и звенела издевка. - Я не знаю, каких полоумных пилотов вам удалось нанять - может, вы даже посылали своих оруженосцев в лётную школу на Луне. Но "Конрад" - не такой корабль, которым можно управлять, изучив азы. Ни один человек, которого вы можете нанять или завербовать, с ним не справится. Это очень норовистая лошадка, и только я один на всём Марсе знаю, как её укротить. Пилот с лицензией категории C попросту взорвёт её - не оторвавшись и на десять метров от бетона.
  - Возможно и взорвёт, - уголки тонких губ марсианина приподнялись в улыбке. - А возможно нет. Но у вас не будет повода расстраиваться из-за этого.
  Он достал из-за пояса бумагу, как бы светящуюся изнутри золотым светом. У капитана глаза полезли на лоб. У сидевшего за соседним столиком суперкарго, впрочем, тоже. Оба с первого взгляда узнали так называемый "Золотой страховой полис ПР" - повышенного риска.
  Стоимость такого полиса фактически равна стоимости застрахованного имущества и страховым выплатам в случае его потери. Естественно, страховать самого себя таким образом абсолютно бессмысленно - если у тебя есть тысяча кредитов, то используй её сам, а не отдавай кому-то с инструкцией "вернуть мне, если мои вещи на тысячу кредитов сгорят". А вот застраховать другого - вполне реально. По сути ты как бы покупаешь его имущество, но не постоянно, а на время. Если возвращаешь целым - относишь тот же полис обратно в страховую компанию, тебе возвращают почти всю сумму, за вычетом стоимости услуг. Если где-то пролюбил - те же деньги получает владелец погибшего имущества.
  Нет, капитана шокировало не то, что у этого типчика со змеиными глазами нашлись деньги на такую страховку - он уже понял, что его предполагаемый фрахтователь - хоть и сумасшедший, но весьма богатый тип. В городах-государствах Марса таких немало. Но марсианин, который догадался воспользоваться страховкой вообще, понял её смысл... мир перевернулся! Они же тут все фаталисты, даже купцы и менялы - местной культуре совершенно чуждо понятие защиты рисков. Марсианин либо бежит от опасности, либо сражается с ней, либо пытается подольститься и обмануть... но он никогда не попытается от неё откупиться. Для него это так же нелепо, как для землянина - высечь море. С марсианской точки зрения, случайностей в жизни не бывает. Если разбойники захватили ваш караван, значит их подослал ваш враг. Хорошо, если этот враг живой, из плоти и крови - его можно найти и убить. Плохо, если это сила за пределами человеческого понимания, из тех, которые пустынные варвары называют богами, а жители городов-государств - судьбой. Такую силу шпагой не проткнёшь. Но в обоих вариантах - при чём здесь деньги? Они годятся в лучшем случае, чтобы откупиться от разбойников прямо сейчас, но тогда твой враг просто пришлёт следующих. То же самое и в неживой природе - можно за деньги построить стену от ветра, но без помощи толкового жреца ты не договоришься с тем, кто ПОСЫЛАЕТ ветер - и он найдёт способ разрушить твою стену.
  Марсианин, который понял, что некоторые вещи просто происходят или не происходят, помимо чьей-то воли, что рисками можно управлять, даже не влияя на их причину... это неправильный марсианин! Так они, чего доброго, ещё свои космолёты строить начнут! Капитан уже даже не был на сто процентов уверен, что они не смогут пилотировать "Марлоу" - если до страховки додумались, может и нашли где-то спецов, которые с управлением совладают.
  Но если и родили бесплодные красные пески такого гения раз в десять тысяч лет - зачем он хочет убить себя и корабль, летя к Дендерону? Средства бизнесмена и цель фанатика - тут что-то сильно не стыковалось, капитан просто нутром чуял.
  А, плевать. В любом случае, это уже не его проблема. Знакомый транспортник подбросит всю компанию до Земли по цене их веса, а там на страховую премию можно будет купить планетолёт следующего поколения - более быстрый, вместительный, безопасный. А этот странный тип пусть летит и убивается, где он только пожелает. Любой каприз за ваши деньги, сэр.
  
  Рыцарей-прометейцев на корабль доставили самым банальным образом - в ящиках как груз. Невидимый транспорт, пилотируемый теми же Рыцарями, сбросил их в пустыне за городом, после чего Биатису оставалось только нанять носильщиков, чтобы доставить их в космопорт.
  Увы, в эти дни находиться на Марсе без риска сойти с ума, не считая Рыцарей, мог только он один. Ну, ещё остальные Мыслители, которые всю психическую энергию сейчас направляли на закрытие полярного города и страховку Биатиса от воздействия Луны. Мог теоретически высадиться Ричард, будучи "сейфом", но учитывая, как его тело корежило от эмпирейного шторма, вся маскировка пошла бы насмарку.
  И тем не менее, Ричард здесь был. Запертый в высокопрочном сейфе внутри ещё одного ящика, он мог общаться с окружающим миром только через нажимные панели клавиатуры, встроенной в стенку. Не слишком удобно, однако кто-то должен проследить, чтобы не случилось парадокса времени. У Мыслителей, при всём их интеллекте, информации из будущего нет.
  Змея, конечно, предпочла бы проследить за этим сама. Психическая мощь полубогини достаточна, чтобы игнорировать все воздействия Луны, по крайней мере несколько дней и на поверхности Марса. Увы, она достаточна и для того, чтобы привлечь внимание Обелиска - рыбак рыбака видит издалека.
  К сожалению, десятки тысячелетий, проведённых в уютном и безопасном (для Мыслителей) Домене, заставили Биатиса несколько расслабиться и утратить характерную змеиную паранойю и проницательность. Он по-прежнему прекрасно понимал тенденции социума в целом - в конце концов, именно Мыслители направляли развитие марсианского общества - но с пониманием отдельных людей у него уже возникали проблемы. Особенно отдельных дикарей. Биатис прекрасно сыграл одного из них для земного астронавта, для которого все марсиане на одно лицо. Но в глазах самих аборигенов он выглядел полнейшим чужаком и самозванцем. Довольно забавно, если учесть, что он-то и был самым исконным аборигеном, а все остальные "понаехали" сюда уже после змеелюдей.
  Поэтому он так и не заподозрил, что от самой таверны его "вели". При обычных обстоятельствах он бы засёк слежку телепатически, но шторм заметно ослабил его чувства - не только потому, что сам по себе являлся сильной помехой для чувств псайкера, но и потому, что почти вся сила Дхувианина уходила на защиту от его воздействия на мозг.
  Поэтому, когда его ударили по голове сзади тяжёлой деревянной палкой со свинцом внутри, обмотанной в старое тряпьё, затем накинули на голову мешок и добавили ногами в живот и в солнечное сплетение, Биатис несколько растерялся. А потом было поздно - скрутив руки за спиной и засунув в рот кляп, его уже волокли в тёмный переулок...
  
  Есть в жизни такая неприятная вещь, как самоусложняющаяся задача.
  Например, вы в малознакомом городе, и вам нужно попасть в какое-нибудь место в десятке кварталов от вашего нынешнего положения. Вы можете пройти туда большим зигзагом по двум главным улицам - или почти напрямик срезать путь по тёмным проулочкам. Но по пути оказывается, что вот здесь проход перегорожен неуказанным на карте забором, в другом месте - грязь, ходить по которой не позволяют ваши новенькие блестящие ботинки, а в третьем - вообще идёт разборка между двумя бандами. И когда вы наконец заканчиваете обходить все эти препятствия, то обнаруживаете, что по двум проспектам дошли бы до своей цели вдвое быстрее.
  Или например, вам предлагают новый тарифный план, вдвое дешевле, чем ваш существующий. Прелестно - экономия ещё никому не мешала. Только вот здесь вам насчитывают дополнительные проценты за налоги, здесь - умножают на общее количество пользователей, а тут - дополнительный взнос за услугу, которая вам нафиг не нужна, но отказаться от неё нельзя. В итоге получается в полтора раза дороже, чем ваш старый план. В два - с учётом неустойки, которую приходится выплатить за досрочный разрыв контракта, когда вам этот бардак наконец надоест.
  Словом, вместо одной серьёзной проблемы у вас как снежный ком нарастает множество мелких, каждая из которых по отдельности вполне решаема, но в сумме на них уходит куда больше времени и ресурсов, чем на ту одну.
  Ричарда Моро эти самоусложняющиеся задачи преследовали с особой жестокостью и цинизмом. Хотел найти источник мутации - в результате чуть не завоевал все Пустоши. Хотел испытать пипбак в полевых условиях и произвести впечатление на девушку - в результате стал лидером межзвёздной империи. Причём каждый шаг в отдельности на этом пути казался вполне логичным и обоснованным - вот ещё чуть-чуть поднапрячься и результат сам свалится в руки. Но когда окидываешь мысленным взглядом общий путь - понимаешь, что получилась какая-то странная фигня. Весь мир вверх тормашками, а ты стоишь и чешешь в затылке - ничего себе вышел за кефиром/за спичками/за водяным чипом!
  Вот и с арендой корабля у местных жителей получилась та же ерунда. Сама идея казалась вполне толковой, но если бы Ричард заранее знал, сколько второстепенных задач придётся ради неё решать - да он бы плюнул и собрал свою копию, в десять раз более быструю и в сто раз более прочную! А обоснование, откуда взялся на орбите корабль, не зарегистрированный ни в одном порту приписки Солнечной системы - можно и задним числом было придумать и прописать в бестолковых головах землян с помощью телепатии.
  Сейчас же из-за избыточного перфекционизма он оказался заперт внутри этой консервной банки, которую местные имели наглость обозвать космическим кораблём. Его самого и дюжины Рыцарей, уже успевших покинуть свои ящики, с избытком хватало, чтобы захватить хоть весь космопорт, но вот о секретности в таком случае пришлось бы забыть.
  К счастью, в ещё одном ящике находилась вещь, которой, он надеялся, пользоваться не придётся - генератор активной маскировки сангхейли. Когда собственная невидимость не работает, этот артефакт оказался очень кстати. Накинув на себя плазменный экран, Ричард дал Рыцарям команду на взлёт через пять минут - а сам по возможности беззвучно выскользнул из корабля и словно гигантская амёба потёк в сторону ограды.
  Теоретически (ох, как Ричарду приелось это слово) всё было очень просто - через пипбак посылаем сигнал на висящий неподалёку дропшип, тот через орбитальный носитель связывается с полярным городом, оттуда Мыслители сообщают, где конкретно в данный момент находится Биатис, мы прилетаем доблестной кавалерией из-за холмов, выносим плохих парней, спасаем его...
  На практике мешала одна неприятная мелочь - Кахора была накрыта огромным прозрачным куполом, через который не проходили радиосигналы. Вернее, достаточно мощный сигнал через него пройдёт... только его засекут все радиолюбители в радиусе десятков километров.
  То есть все сведения, которые Ричард может получить снаружи купола, неизбежно устареют, как только он войдёт внутрь. За время, пока он будет ползти по улицам - Биатиса вполне могут перетащить в другое место. Или вообще прирезать. Кстати, последнее было бы очень хорошо - с перерезанной глоткой или пробитым сердцем он перестанет представлять интерес для похитителей и тело, скорее всего, куда-то выкинут или тихо прикопают. В первом случае он и сам выберется, во втором - Ричард сможет с лёгкостью его извлечь, не поднимая шума.
  Увы, пока что он нужен был нападавшим живым. Вероятно, для пыток - попытаются выяснить, кто он такой, на кого работает, где прячет деньги и есть ли шанс получить за него выкуп - или только эпических люлей.
  Нужно дождаться, пока Биатиса оставят в одном месте - в какой-нибудь импровизированной тюрьме, чьём-то подвале или гостиной. Хотя бы на пару часов - в конце концов, на бегу проводить допрос с пристрастием весьма неудобно. И тогда уже Ричард сможет организовать стремительную атаку.
  Ричард связался с полярным городом и изложил все эти соображения.
  - Ты мыслишь правильно, - произнёс синтезированный голос коллективного разума. - Мы пришли к тем же выводам. Мы сообщим тебе, как только похитители остановятся. Пока просто жди и запоминай карту Кахоры. Если успеем, мы пришлём тебе коммуникатор, который невозможно засечь приборами современных землян или марсиан - тогда ты сможешь следовать за Биатисом в реальном времени. Ваш невидимый флаер уже вылетел за ним к полюсу.
  
  Похитители были крайне молчаливы, и Биатис находил это неприятным. Дефицит информации действовал на него, как ломка на наркомана. Его куда-то несли, передавая от одной группы - другой. Похоже, его схватили не обычные бандиты - слишком дисциплинированно и организованно всё происходило. Они понимали, что пленник знает основной марсианский и может знать другие - потому не произносили ни слова.
  Он сохранял связь с коллективным разумом полярного города, но мог передавать по ней только слова и самые простые образы. Напрямую ощутить его координаты криптуму мешал всё тот же шторм. Поэтому мешок на голове действовал на него так же хорошо, как и на простых смертных.
  Тем не менее, по снижению температуры в ступнях и пальцах ног Биатис определил, что его вынесли из-под купола.
  Он передал сообщение об этом соплеменникам, и получил ответное - Ма-Алефа-Ак предупреждён и направляется в его сторону. Проблема была в том, чтобы определить, где находится эта сторона. Из Кахоры - восемь выходов, на четыре основных и четыре промежуточных стороны света. Диаметр купола - около пятисот метров, то есть для обхода его понадобится пройти полтора километра - а летать Ма-Алек в условиях шторма не могли...
  Он серьёзно обеспокоился только когда неподалёку раздался звук работающих моторов. Похоже, его собирались грузить не на вьючных животных, а на воздушную яхту - весьма распространённый на Марсе мультикоптер-конвертоплан. Это была одна из немногих технологий, которые марсиане охотно приобретали у землян, и даже усовершенствовали (в основном, правда, в области дизайна). Конвертопланы напоминали им легендарные воздушные корабли их предков. Низкая марсианская сила тяжести в сочетании с почти земной плотностью атмосферы этой эпохи позволила не обращать внимания на основное конструктивное противоречие земных конвертопланов - слишком малый диаметр ротора при вертикальном положении и слишком большой - при горизонтальном. Небольшие винты в кольцевой оболочке (импеллеры) давали здесь вполне достаточную тягу для взлёта и зависания, при этом не сдувая всё живое воздушной струёй с посадочной площадки. Персональные одно- и двухместные аппараты имели впридачу также крылья, которые позволяли им совершить планирующую посадку при отказе двигателей. Более крупные пассажирские и грузовые аппараты опирались на четыре и более импеллера с независимыми источниками питания, вероятность одновременного отказа которых крайне мала.
  Судя по размерам аппарата, в который его запихивали, это был именно квадро- или гексакоптер. О чём он немедленно сообщил зелёному марсианину. Теперь найти его будет проще.
  Они успели подняться метров на тридцать, когда воздушный корабль тряхнуло мощным телекинетическим ударом. Что-то хрустнуло, тональность воя двигателей несколько изменилась - похоже, вышел из строя один из роторов. А затем его подъём остановился.
  
  На таком расстоянии сила телекинеза Ричарда не превышала центнера, но и тяга трёх оставшихся импеллеров аппарата незначительно превосходила его же вес вместе с грузом и пассажирами. Притянуть его к земле Ричард пока не мог - но остановить подъём - вполне.
  Пилот, однако, оказался смелым (или глуповатым, что зачастую одно и то же) парнем - поняв, что на него действует некая неизвестная сила, он не попытался совершить аварийную посадку, а врубил форсаж, выжимая из моторов всё, что те могли дать. Интересно, это он интуитивно догадался, что с каждым выигранным метром высоты телекинез будет слабеть? Или ни о чём не думал, просто пытаясь сорваться с привязи, как норовистая лошадь?
  Ричард мог бы тоже усилить рывок, вложив в него побольше ярости и жадности, а может и зачерпнув энергии из бушующего вокруг шторма - телекинез через Эмпирей не является математически точным, как через Жидкий Космос. Но он опасался получить в результате обгорелые обломки аппарата, мысленное усилие и так шло очень неровно, яхту трясло, словно игрушку.
  Поэтому он выбрал другое решение - вместо того, чтобы подтягивать квадрокоптер к земле, подтянулся к нему сам. Масса Ричарда в нынешней форме была опять же около центнера, а вот вес в марсианских условиях - менее сорока кило, так что моторы на форсаже подняли его в воздух без труда. С каждой секундой подъёма его телекинетическая хватка становилась сильнее, и вскоре он уже прилепился ко дну яхты. По-прежнему невидимый.
  Похитители Биатиса понимали, что без одного мотора и с перегрузкой им далеко не улететь. Поэтому, отлетев от Кахоры километров на десять, и решив, что оторвались от загадочной угрозы, они пошли на посадку в пустыне. В небе уже слышен был гул второй такой же яхты, полностью исправной, которая должна была их подобрать...
  "А вот теперь, ребята, когда посторонних свидетелей нет, мы поговорим по-плохому. Только сядьте поближе, чтобы я мог дотянуться сразу до всех..."
  
  О том, что это НЕ штатный рейс грузового корабля, Безумная Луна догадалась примерно за полчаса до столкновения.
  Взлёт "Марлоу" и его подбор "Конрадом" на низкой орбите прошли гладко - даже, возможно, слишком, подозрительно гладко. Стыковка - всегда крайне сложная процедура, хотя и менее сложная на Марсе, чем на Земле, из-за более низкой орбитальной скорости. Ошибка в скорости подхода на сотню метров в секунду или в угле на четверть градуса - и всё, уходи на новый виток, потому что столкновение вас размажет, а выровнять курс за время прохода вы уже не успеваете. В данном случае маневрирование было ещё и односторонним - "Марлоу" не мог корректировать орбиту, берёг рабочее тело. Так что подстраиваться под него приходилось "Конраду", поправляя орбиту виток за витком, пока он наконец не получал возможность подхватить своего блудного сына. И занимало это витков десять. В исполнении профессионалов, собаку съевших на этом деле.
  Здесь же корабли сошлись очень плавно и аккуратно - уже на третьем витке, причём без всяких ошибочных попыток стыковки - "Конрад" сразу же накрутил спираль так, чтобы она с самого начала упиралась в посадочный модуль. Двое дежурных, сидевших на нём, только глаза таращили, глядя, как их машина с невиданной точностью нарезает круги вокруг планеты. На середине второго витка их нервы не выдержали, и они катапультировались.
  В принципе дистанционное управление кораблём - то есть прямая передача курсовых команд с радиостанции на пульт - была возможна. Но на их памяти такого никто, никогда не делал. Даже планетарный диспетчер, имеющий данные в реальном времени с десятка спутников наблюдения, на такое бы вряд ли осмелился, за исключением совсем крайних случаев. Было очевидно, что пилот в кабине всегда лучше понимает ситуацию и чувствует корабль, чем любой удалённый наблюдатель. Даже если он получал программу для движения извне - всегда сначала распечатывал её и проверял все элементы орбиты сам.
  Так было.
  Но теперь, похоже, эта аксиома была поставлена под сомнение. Теми самыми ребятами внизу, которые легко и небрежно прокладывали курс "Конрада", не видя его, с такой точностью, какая и матёрым штурманам с лучшими ЭВМ не всегда по зубам была.
  Окончательно добило экипаж то, что одновременно с передачей указаний для орбитальника - арендаторы ещё заодно и поднимали "Марлоу"! Так же безупречно правильно, хотя и несколько рискованно. Словно не менее тысячи часов на нём налетали.
  Взлёт с планеты - это всегда крайне напряжная и очень опасная операция! Всё внимание пилота должно быть сосредоточено ТОЛЬКО на ней и ни на чём более, если он хочет достичь орбиты живым.
  Можно было, конечно, предположить, что там в экипаже несколько человек - и пока гениальный пилот выводит посадочный модуль на орбиту, не менее гениальный навигатор просчитывает курс для его встречи. Но проблема была в том, что два корабля выходили идеально именно навстречу друг другу. То есть этим двум гениям нужно быть ещё и телепатами заодно, чтобы малейшие поправки к курсу одного аппарата тут же вносить в движение другого. Обычно-то орбитальник начинал маневрировать, выходя на траекторию подхвата, уже ПОСЛЕ того, как посадочный аппарат ложился на стабильную орбиту!
  Рыцари-прометейцы сильно удивились бы, если бы узнали, что они делают что-то исключительное и фантастическое с точки зрения землян. Ну, насколько вообще машины способны были удивляться, и насколько машинам Предтеч было дело до мнения каких-то людей.
  Для Рыцарей не существовало такой вещи, как слишком примитивные технологии или недостаточный уровень автоматизации. Для них простота конструкции автоматически (во всех смыслах этого слова) означала и простоту использования. А жидкостный ракетный двигатель был для них очень, очень простой конструкцией. Примерно как каменный топор для создателей самой этой ракеты. Им хватило одного взгляда (точнее, одного сканирования), чтобы понять, на что эта машина способна и как этого лучше добиться. А на языке низкоуровневых команд для ЭВМ они вообще могли болтать лучше, чем на родном - с общением на человеческом языке у них как раз возникали некоторые проблемы.
  Именно эта неестественная точность и гладкость пилотажа могла, в принципе, привлечь внимание Дендерона. Рыцарям-прометейцам нельзя сказать "летите покривее и допускайте побольше ошибок". Вернее, сказать-то можно, но они такой команды попросту не поймут. Это чтобы работу сделать правильным, оптимальным образом, достаточно голой математики. Чтобы запороть её напрочь, тоже особой изобретательности не требуется, достаточно генератора случайных чисел. Но правдоподобно напороть косяков, так чтобы при этом всё же добиться желаемого результата - тут уже творческая жилка нужна. Ошибки у каждого разумного свои, уникальные - это часть его Эссенции.
  Но пронесло. Луна, похоже, не занималась детальным анализом траекторий в околомарсианском пространстве. Её внимание могли бы привлечь необычные динамические характеристики или экзотический облик корабля - но в этом смысле у "Конрада" всё было абсолютно нормально.
  Набрав скорость, он начал по параболе уходить от Марса. Его курс проходил в четырех сотнях километров от Фобоса. Возможно, это было просто совпадение. Но Дендерон предпочёл перестраховаться.
  Когда расстояние сократилось до мегаметра, он послал мощнейший психический импульс, способный мгновенно свести с ума любого человека. Со стороны "Конрада" не последовало ни малейшего отклика ментального резонанса.
  Обелиск создал мощный электромагнитный импульс, способный сжечь любую электронику. Передача с борта "Конрада" прекратилась, но он по-прежнему шёл тем же курсом. Возможно, это была просто пустая жестянка, с мёртвым экипажем или без экипажа изначально, потерявшая автопилот из-за ЭМИ, теперь влекомая законами орбитальной механики, и не способная причинить никакого вреда. Но возможно - носитель ядерного заряда, например...
  Груды мёртвой плоти огромной диафрагмой разошлись в стороны, обнажая ствол орудия Предтеч, снятого с одного из кораблей Потопа. Маломощная по меркам самих Предтеч, эта пушечка могла в один миг испарить хрупкую человеческую скорлупку. Немаловажно, что её выстрел в открытом космосе был невидим и не давал остаточных боковых лепестков излучения. Так что люди даже не поймут, что случилось с их кораблём. Ну, взорвался и взорвался, может словил метеорит или неполадки в топливной системе...
  Это была ярчайшая иллюстрация понятия "оверкилл". После того, как мегатонной мощности луч прошёл через маленький кораблик, тот попросту исчез. Даже взрыва как такового не было. Если какая-то энергия и выделилась в процессе этого уничтожения, её просто унесло прочь потоком, размазало по космосу на многие десятки тысяч километров.
  Вот только на прометейцев это всё не произвело ни малейшего впечатления. Оружие Предтеч они знали лучше, чем собственную конструкцию. С оружием Предтеч в руках Потопа имели дело неоднократно, это был их главный противник, для противодействия которому они и создавались. Правда, сам Потоп с момента их последней встречи немного изменился - ну так неудивительно, миллион лет прошло всё-таки. Если этот термин вообще применим к машинам, то можно сказать, что Рыцари воодушевились. Они ощутили себя в родной среде!
  В момент выстрела никого из них на борту уже не было. А за полсекунды до него - все Рыцари были на борту... только в буквальном, а не в традиционном смысле этих слов. Как десантники ездят "на броне". Сидели на боковинах "Конрада", словно блохи, облепившие собаку. В воздухе они не нуждались, а управлять кораблём можно и снаружи, посредством радиокоманд. Снаружи их не было видно - вся прятались между узлами конструкции. Когда орудие на Фобосе засияло, все Рыцари дружно подпрыгнули - как те же блохи. Нечеловески сильные ноги оставили глубокие вмятины в обшивке, швырнув их в пространство со скоростью 150 метров в секунду. Когда "Конрад" с "Марлоу" перестали существовать, их временный экипаж уже был далеко.
  Дендерон впервые за сотни тысяч лет своей некрожизни ощутил нечто похожее на нервозность. Одно дело - человеческая посудина, пусть и с ядерным зарядом на борту, совсем другое - Рыцари Предтеч. Память Обелиска сохранила воспоминания, полученные от Могильного Разума - эти кибернетические инсектоиды с оцифрованным сознанием в своё время были едва ли не единственной серьёзной помехой на пути экспансии Inferi redivivus. Остановить накатывающий вал Потопа они не смогли - их попросту было слишком мало, к тому же сказывался дефицит творческого мышления. На одну успешно отбитую Рыцарями планету приходилось по сотне захваченных, каждая из которых становилась базой для захвата следующей сотни, тогда как Рыцари воспроизводились очень медленно. Но тем не менее, конкретно тем узлам Потопа, которые с ними сталкивались, приходилось нелегко.
  Они разошлись слишком далеко, так что испепелить их всех одним выстрелом было уже нельзя. Дендерон плавно повёл лучом в сторону, намереваясь размазать наглых механических тварей одну за другой. Но Рыцари прекрасно видели пронизывающий пространство поток энергии, и ловко уклонялись от него, маневрируя при помощи встроенных в спину реактивных двигателей, подтягиваясь к своим кибернетическим спутникам - Наблюдателям прометейцев - или отталкиваясь от них. В конце концов, одной из первых их функций был космический абордаж (захват и уничтожение заражённых Потопом космических судов Предтеч), и программы Рыцарей были заточены именно под него. Их реакция была на порядки точнее и быстрее, чем у Луны.
  Дендерон серьёзно забеспокоился. Он не представлял, что именно смогут сделать ему Рыцари, если доберутся - не будут же они кромсать световыми клинками мёртвую плоть, в конце концов. Но именно это незнание его и пугало.
  На всякий случай он телепортировал Чёрный Обелиск в укрытие на поверхности Марса, охраняемое культистами и тысячами некроморфов. В обратном направлении был перемещён Красный Обелиск, изготовленный руками культистов - жизнедеятельность Луны он поддерживал не хуже, но его не так жалко было потерять. От общей некромассы начали отделяться хватательные особи, похожие на больших пауков, с жирными телами, слишком большими, чтобы их можно было рассечь клинком. Они должны были перехватить Рыцарей на расстоянии около пятисот километров, оттащить их подальше и сбросить в атмосферу Марса. Либо удержать на месте достаточно долго, чтобы их можно было расстрелять из пушки.
  Рыцари оценили массу чудовищ, просканировали их на предмет выяснения прочности, сравнили со своей огневой мощью... и спокойно проскочили мимо них, не потратив ни единого патрона. Нет, ручное оружие Предтеч позволяло уничтожить и таких монстров. Но это было бы хлопотно и бессмысленно - Рыцари превосходили их в маневренности, а огневой контакт длился не более секунды - затем инерция уносила их в противоположные стороны. Скорость сближения, как-никак, составляла около трёх километров в секунду.
  Луна послала особей-перехватчиков поменьше - более шустрых, с меньшей инерцией, всего пару метров в диаметре. Тут уже Рыцари не церемонились и преспокойно разрезали их на куски, пока те не потеряли способность двигаться.
  Луна припомнила ругательства на всех известных ей языках и включила генератор антигравитационного поля, чтобы отшвырнуть назойливых насекомых. На случай, если и это надёжное средство каким-то образом даст сбой, она развернула боевые щупальца.
  Но это всё не пригодилось. На расстоянии в полсотни километров один из Рыцарей включил мини-Ореол, который нёс с собой.
  Спустя пятнадцать секунд Фобос стал тем, чем ему и надлежало быть - абсолютно безжизненным куском камня.
  
  Похитители Биатиса оказались необычайно предусмотрительными. Либо же на них работал кто-то из марсианских ясновидящих. Либо просто повезло.
  В любом случае, хотя один квадрокоптер приземлился, чтобы подобрать пассажиров с "погорельца", более лёгкий бикоптер продолжал нарезать круги в воздухе на высоте трёх сотен метров, и подбить оба сразу не было ни малейшей возможности.
  В принципе, если просто разнести тут всё в пух и прах и освободить Биатиса - особым нарушением секретности это не будет. В пустынях много всякой мистической дряни происходит, одной страшной легендой больше, одной меньше...
  Но тогда они не узнают, кто и зачем пытался его украсть. А вот если не просто перебить всех, а хватать и допрашивать... тут уже посторонние свидетели недопустимы, поскольку спрашивающий неизбежно выдаёт некоторую информацию и о самом себе.
  А ведь его пытаются утащить явно не простые бандиты. У пустынных разбойников денег на один летательный аппарат в лучшем случае хватит, а тут сразу три, и явно не последние три. Городская мафия могла себе это позволить, но местные, кахорские, не стали бы тащить пленника в другой город, а заезжие гастролёры не ведут себя так нагло на чужой территории.
  Культисты Безумной Луны? У этих, конечно, средств хватает, ума тоже... но с учётом активности Дендерона в последние дни, они все сейчас должны кричать, убивать и веселиться, а не проворачивать хитрые махинации с похищениями.
  Ричард прикрепился к новой прилетевшей яхте и постарался поменьше трясти её - насколько вообще позволяли судороги, вызванные штормом. Бойню устроить никогда не поздно, но сначала надо посмотреть, где он допустил ошибку. В конце концов, это Марс - тут за любым рейдером с финкой... ой, то есть с шипастым кастетом, они больше в ходу - может стоять какой-нибудь хтонический монстр.
  Набрав высоту в полтора километра, конвертоплан перешёл на горизонтальный полёт. Ещё одно доказательство, что им управляли профессионалы. Марсиане, недавно севшие за штурвал яхты, предпочитали лететь пониже - чтобы не так больно было падать. Ерунда, конечно - что с двухсот метров, что с километра скорость падения одна и та же - установившаяся (и не такая уж большая на Марсе - выжить вполне возможно, особенно при падении в мягкий песок на склоне дюны). Зато дополнительные секунды падения дают пилоту и пассажирам больше возможностей, чтобы предпринять что-нибудь - попытаться перезапустить двигатель или выброситься с парашютом, это уже по ситуации. Кроме того, пустынным варварам меньше будет искушение засадить такому летуну стрелу в ротор.
  Примерно через полчаса полёта они изменили курс над пустыней. Затем ещё раз. Видимо, для того, чтобы сбить с толку возможных преследователей.
  Наконец легли на стабильный курс - и Мыслители тут же определили, что направлен он к Валкису - одному из древнейших городов этой эпохи.
  
  Примерно через час полёта один из сопровождающих встал, и подойдя к Биатису, приставил ему нож к горлу.
  - Если ты не прекратишь трясти яхту своими чарами, колдун, то не доживёшь до суда. Мы можем прикончить тебя и прямо здесь.
  Дхувианин промолчал. Во-первых, он никак не мог повлиять на шторм, вызывавший у Ричарда судороги. Во-вторых, сильно сомневался, что эти трое смогут его прикончить - здесь или где-либо ещё. Убить шоггота, заряженного Эссенцией и получающего прямую подпитку для жизнедеятельности из Эмпирея, можно только полным уничтожением его тела - а для этого нужно что-то типа доменной печи, атомной бомбы или корабельного плазменного удара. Обычный костёр не справится, полужидкая протоплазма очень плохо горит. Ну и в-третьих, ему мешал говорить кляп, так что он не смог бы ответить при всём желании.
  - Колдун, ты не слышал, что я сказал? - лезвие оставило неглубокий порез на коже Мыслителя.
  И вот тут похитители допустили серьёзную ошибку. Впрочем, Биатис допустил её тоже.
  Он-то знал, что неуязвим, но его нервные окончания об этом не подозревали! За тысячи лет плавания в информационных потоках он совершенно отвык от ощущения боли. Вообще забыл, что такое бывает. Дхувианин времён Морских Королей лишь презрительно зашипел бы на такую "пытку" - они сами в мучениях разбирались куда лучше короткоживущих дилетантов. Но для существа, для которого само материальное тело было обузой - сантиметр стали в нём оказался всё равно, что посажение на кол для человека.
  Мощный психический взрыв разнёс кабину в клочья и изрядно обжёг висевшего снизу Ричарда. Тот инстинктивно ударил в ответ, добив то, что осталось от конвертоплана и превратив синтетическое тело Биатиса в кашу. Так они и рухнули на поверхность - чёрно-красная клякса поверх зелёной.
  Летевший позади бикоптер в ужасе метнулся прочь.
  
  Постепенно собрав себя из ошмётков, Ричард кое-как приподнялся на десятке дрожащих ложноножек и осмотрел всё, что осталось на месте крушения. Биатис был мёртв. Не как личность мёртв, само собой. Его Эссенция благополучно вернулась в коллективный разум, обретя покой, которого ему так не хватало последние минуты. Но его тело погибло. Разум Мыслителя просто не выдержал боли от разрыва на множество кусков и отказался поддерживать жизнедеятельность. Ричард тщательно сжёг каждую капельку протоплазмы - лишённый управления шоггот мог стать смертельной угрозой для Марса. Лишь затем осмотрел обломки аппарата и обгоревшие, изломанные тела. Увы, ничего ценного из них извлечь не удалось. Немного денег в карманах, холодное оружие (старинное и новодел вперемешку) - это могло принадлежать кому угодно. Никаких фамильных драгоценностей, документов, карт или хотя бы записок. У двоих уцелели руки, но увы, на Марсе не существовало базы данных по отпечаткам пальцев.
  А спустя пять минут шторм внезапно прекратился. Эмпирей стал тихим и спокойным.
  И Ричард понял, что задание выполнено. "Конрад" достиг своей цели. Безумной Луны больше нет.
  
  - Излучение Чёрного Обелиска также прекратилось, - доложил Ричард совету. - Можно предположить, что вскоре после перемещения на Марс культисты сделали с ним нечто такое, что погрузило его в "спячку" или, если считать его машиной, а не живым существом, "выключило". Он перестал транслировать сигнал других Лун, и таким образом стал безопасен - временно - но в то же время невидим для нас. Культ по-прежнему цел, и хотя затаился...
  - Он не проявится, пока мы здесь, - закончила Змея. - Они могут хранить заветы в течение многих тысячелетий, передавая их из поколения в поколение. Марсианские традиции очень прочны, а местная история медлительна, как ледник. Земная - взрыв по сравнению с ней.
  - Я тоже могу ждать долго, - улыбнулась Кортана. - Мои Часовые и Рыцари-прометейцы будут законсервированы на Марсе в стазисных хранилищах. Через десять или сто тысяч лет - когда бы они ни вылезли из своих нор, мы с ними покончим.
  Гидра знала, как, где и когда это произойдёт. Но промолчала - всё разворачивалось так, как и должно было развернуться. Пока события не требовали её вмешательства - причинно-следственная петля благополучно замыкалась сама на себя.
  - Остаётся та неизвестная фракция, что похитила Биатиса, - заметил Ричард. - Неплохо бы всё же выяснить, кто за ними стоял.
  - Это полностью внутреннее дело Солнечной системы, - пожала плечами Кортана. - Сотворённых разборки человеческих мафий не волнуют. Если обнаружите что-нибудь, способное представлять угрозу для Галактики в целом - вызывайте, мы всегда придём на помощь. Но не раньше.
  - Ясно. Астеллар тоже выходит из игры, как я понимаю?
  - Пока нет, - покачал головой его представитель. - Нам нравится эта система, она древняя и романтичная, с ней связано много прекрасных воспоминаний. Ориентировочно мы её покинем лет через триста, к тому времени как раз будет полностью завершён ритуал Истинной Реинкарнации.
  - Полностью завершён - а до тех пор вы будете похищать корабли? - нахмурился Ричард.
  - Нет, если вы нам поможете. Мыслители предложили вариант, как нам дожить до этого времени. Ежегодно на Марсе и других планетах Солнечной системы многие тысячи людей умирают насильственной смертью, в достаточно молодом возрасте. В войнах, дуэлях, становятся жертвами убийств, голода, болезней... Если ловушки для душ соберут их Эссенцию - этого нам хватит с избытком.
  - Охотнику это очень сильно не понравится.
  - Почему же... Мы ведь не собираемся никого убивать ради этого - люди и Полукровки будут сами убивать друг друга. А их Эссенция в любом случае будет потеряна - Охотник не в состоянии собрать всех. Напротив, мы можем передавать ему те особые души, в сохранении которых он будет заинтересован.
  - В таком случае, мы можем иногда просить вас о помощи?
  - Если это будет для нас интересно и не слишком обременительно.
  
  ВАЛКИС
  
  У них осталась всего одна зацепка - направление полёта яхты после того, как она закончила маневрирование. Аппарат шёл к Валкису. В эти десятилетия города Лоу Кэнэл были закрыты для посещения землян, там не действовали общие законы городов-государств, сформированные в последние десять тысяч лет - только древние традиции во взрывоопасной смеси с правом сильного. Как и в пустынях, в общем, но в отличие от пустынь города Лоу Кэнэл были всё ещё богаты и неплохо образованы. Так что там могла твориться любая чертовщина - пока хватало ресурсов.
  Откуда им хватало ресурсов - это отдельная песня. Откупиться от кочевников, пригласить наёмников охранять себя, купить у караванщиков еду и воду можно один раз, два, даже десять - но не в течение сотен тысяч лет! Даже самые бездонные сокровищницы опустеют за это время. Эти города должны были что-то производить. Что-то такое, что нельзя просто отнять силой. Либо это нечто, способное защитить своего владельца, либо то, что в чужих руках или в руках раба работать просто не будет. Чтобы никто не хотел резать курицу, несущую золотые яйца.
  Для земных этнографов это было большой загадкой, и многие из них бы правую руку отдали, чтобы попасть в эти пристанища древнего порока. Но Марс надёжно хранил свои тайны. Надёжно по меркам землян, разумеется. Для неторопливой марсианской истории, пятьсот лет, которые понадобятся пришельцам с небес, чтобы разгадать все оставшиеся загадки - одно мгновение.
  Мыслители, конечно, знали ответы - для них секретов на Марсе не было.
  Джеккара, Валкис и Барракеш торговали ответами на вопросы.
  На какие вопросы? Да на любые, в общем. Что было сто тысяч лет назад? Как звали твоего пра-пра-прадеда в трехсотом поколении? Какая погода будет завтра? Как вылечить больного ребёнка? Как найти женщину, которая подойдёт только тебе?
  Что угодно, лишь плати достаточно звонкой монеты.
  У пустынных племён, конечно, были свои телепаты и ясновидящие - шаманы, колдуны и знахари. Но они нащупывали путь вслепую, впотьмах, в лучшем случае получая немного наставлений и тумаков от своего учителя, да ориентируясь по текстам древних сказаний. В городах Лоу Кэнэл прекогнистику и посткогнистику, чтение сознаний и передачу воспоминаний превратили... нет, не в строгую науку, но хотя бы в искусство. Это были своего рода местные университеты, хотя и окружённые ореолом мистики. Здесь к услугам психически одарённых были не только опытные наставники из числа людей и нелюдей, но также и огромные библиотеки, содержащие записи за миллион лет. Здесь тебе могли помочь не только получить видение, но и понять, что оно означает.
  Храм, бордель, лавка гадалки и база торговца информацией в одном помещении - вот что такое типичное заведение Лоу Кэнэл. Для простачков - более примитивные заведения, почти мошеннические (а то и полностью мошеннические, тоже не лишнее - монетку с лоха слупить). Мало информации, много дешёвых эффектов. Для серьёзных людей - серьёзные консультации за серьёзные деньги. И любому, кто попытался бы тронуть такие источники сведений, будь он хоть новым Чингисханом - мигом бы так хвост накрутили, что он следующие десять тысяч лет сидеть бы не смог.
  Ирония состояла в том, что более половины местных знаний поступали именно от Мыслителей же. Они регулировали через Эмпирей, кому и что позволено увидеть, иногда напрямую подбрасывали ответы - Лоу Кэнэл был их инструментом влияния на историю Марса. Но при этом ни один Мыслитель не пожелал бы сунуться в подобный город во плоти - да и мысленные проекции они посылали с большой осторожностью. Господствуя в пространстве чистого знания, они бы были мигом съедены местными мелкими хищниками, которые одинаково хорошо владели хрустальным шаром, игральными костями и кинжалом.
  А вот Ричарду и Дэйр-Ринг сунуться пришлось.
  Население города в эту эпоху составляло около восьмидесяти тысяч. Не так много - за пару недель вполне реально просканировать всех на предмет причастности к похищению в Кахоре.
  
  - Основная проблема, - объясняла Дэйр-Ринг, пока они летели к Валкису, - в том, что я там буду далеко не единственной телепаткой. В любом достаточно старом марсианском городе хватает чувствующих - как электромагнитных телепатов, так и псайкеров. Со мной или Дж-Онном никто из них, конечно, не сравнится - но то в открытом ментальном поединке лицом к лицу, как у меня было с Ранн. Также я смогу создать вполне правдоподобный ментальный фон, если они попытаются прозондировать меня - по сравнению с жизнью в обществе зелёных марсиан, это детские игрушки. Но вот моё зондирование в их адрес может оказаться чересчур грубым, и вызвать... некоторое беспокойство.
  - А выделить чувствующих заранее, чисто пассивным восприятием, ты не сможешь?
  - Сильных псайкеров - ну, по местным меркам сильных, не по нашим - смогу. Слабых псайкеров и электромагнитных телепатов - нет, пока они не используют свои силы. Тут нужно активное сканирование.
  - А тут в основном как раз две последних категории, - нахмурился Ричард. - И не все сидят в сумрачных глубинах своих салонов - некоторые ходят по улицам, как обычные граждане, используя свой дар, чтобы лучше грабить, или наоборот - уклоняться от грабителей.
  Положим, псайкеры, как сильные, так и слабые, сейчас не по улицам ходят, а в основном заперты в дурку, отлёживаются, прячутся или мертвы. Эмпирейный шторм, пронёсшийся над планетой, бил по ним в первую очередь. Это отчасти облегчает задачу пришельцам (и весьма негативно скажется на истории Марса в ближайшие века). Но вот "чистые" электромагнитные телепаты, не имеющие особого сродства к Эмпирею, уязвимы к нему не больше, чем обычные люди. То есть при существующей интенсивности возмущений ежедневно сходил с ума где-то один из тысячи. Что на их концентрацию на улицах почти не повлияло.
  - Придётся работать жёстко, - наполовину вопросительно сказал Ричард.
  - Ну... по идее да. Брать подозреваемого в ментальный захват, читать сверху донизу, а потом стирать ему воспоминания за последний час. Но этого на улицах не сделаешь - жертва подобной атаки выглядит слишком заметно.
  - А перетаскать всех по очереди в подвалы и подворотни - это растянется до нового пробуждения Безумной Луны...
  Ричард потёр подбородок.
  - Стоп, у нас есть ещё одна зацепка. Эти ребята, кто бы они ни были, располагают воздушной техникой. А мультикоптер или вертолёт нельзя достать из кармана - он должен где-то стоять и обслуживаться. Ангаров в Валкисе не так много, мы за сутки успеем их проверить. Если найдём ту "двоечку", что от нас в пустыне смылась - полдела сделано. Если даже она стоит или летает где-то ещё, охранники и механики ангара всё равно должны знать, кто является владельцем или арендует у них место...
  - И если они окажутся чувствующими, их можно будет подвергнуть жёсткому ментальному сканированию! - подхватила Дэйр-Ринг. - В полумраке ангара всё равно никто ничего не заметит!
  
  Нужный ангар они нашли в Четвёртом городе - у Валкиса пять ярусов, соответствующих пяти уровням постепенно отступавшего океана. Нижний или Пятый город, единственный по-настоящему живой, соприкасается с каналом, проложенным по дну пересохшего моря. Остальные четыре верхних - музеи и руины разной степени обитаемости. В Четвёртом городе ещё довольно много обитаемых зданий - здесь находятся резиденции градоуправителей и казармы городской стражи, храмы, редкие частные виллы, чьи обитатели достаточно богаты, чтобы таскать воду от каналов или проложить себе личный водопровод. Правда, в них живут и работают только днём. На ночь все спускаются в Пятый город, никто не осмеливается остаться наверху, когда восходят обе луны.
  Третий город уже официально необитаем, хотя время от времени становится приютом всякого разбойного люда. Здесь никто не будет вас преследовать, но время от времени избравшие такое убежище бандиты и беглецы просто исчезают, никто не знает, куда.
  В Первый и Второй города не заходят даже разбойники и воры. Только страх смертной казни может заставить кого-то пробежаться по их мёртвым улицам, но быстро и недолго. Но даже под страхом смерти ни один вменяемый марсианин не останется здесь надолго, тем более - жить.
  Ангар был прекрасно замаскирован, даже пролетевший прямо над ним разведывательный самолёт землян увидел бы только старые руины. Но для зрения Ма-Алек, как и для сенсоров Ковенанта, он был как на ладони. Подземная база на восемь посадочных мест - четыре больших и четыре малых. Одно из больших мест пустовало, ещё на одном стоял квадрокоптер с одним обломанным импеллером.
  Став невидимыми, пришельцы просочились сквозь стены и начали изучать помещение более тщательно. Охранников здесь было немного - всего четверо. Воров и грабителей из внешнего мира здесь не опасались, а эпидемия безумия... чем меньше людей, тем меньше шансов, что они, сойдя с ума, наворотят дел. Зато все четверо обходили периметр так, чтобы каждый постоянно держал в поле зрения двух других.
  - Значит так, - после паузы сказал Ричард, изучив расстановку. - "Гарпунишь" первого. Если он не телепат - приказываешь ничего не замечать и продолжать патрулирование, затем аккуратно сканируешь...
  - Не учи учёную, - фыркнула Дэйр-Ринг. - Лучше объясни, что делать, если он всё-таки псионик и начнёт брыкаться.
  - Тогда берёшь его в оборот, а я вырубаю трёх остальных, и слежу, чтобы никто не подошёл из соседних помещений, пока ты препарируешь первого.
  - А сможешь, всех сразу-то? - с сомнением покосилась на него белая. - Тут между ними расстояние метров сорок, не меньше. Убить всех за пару секунд я бы смогла, но вот именно выключить, да ещё без следов на теле... ловушки для душ мы с собой не взяли, если не забыл.
  - Смогу, - успокоил Ричард. - Но надеюсь, что не понадобится. Должно же нам хоть в чём-то повезти?
  Не зря же он много лет тренировался выбрасывать из своего тела длинные тонкие щупальца. Большинство малков не может растянуть свои конечности более чем на десять метров в любом направлении. А телекинез на таком расстоянии слабеет до шестидесяти килограммов и пригоден лишь для того, чтобы двигать предметы в одну сторону - но не проделывать с ними всякие тонкие манипуляции.
  А вот Ричард (теперь) мог запросто выбросить щупальце-верёвку около сантиметра толщиной и на пятьдесят, и даже на сто метров. Весило оно при максимальной длине не больше десяти килограммов. Конечно, принцип рычага никто не отменял, и чисто мускульной силой такую конечность в воздухе не удержишь - но на то и психокинез. Кроме того, кто мешает опереть щупальце парой изгибов на пол?
  Зато достигнув цели, такой биопластиковый жгут почти мгновенно её связывает по рукам и ногам (этот навык тоже понадобилось долго отрабатывать, не так просто, как может показаться), да ещё и горло пережимает, не давая вскрикнуть. Ну а потом уже можно просунуть щупальце внутрь, и аккуратно блокировать голосовые связки, оставляя при этом открытым дыхательное горло. Всё, пациент готов к употреблению.
  К счастью или к сожалению, практиковать этот навык не пришлось. Даже в Валкисе телепаты были слишком редки, чтобы привлекать их к рутинной охране. Так что Дэйр-Ринг без особого труда считала всех четверых. Никто ничего не заметил.
  
  - Они знают мало, - сообщила девушка, как только пришельцы вынырнули из бетона. - Это обычные наёмники, в тайну секты не посвящённые.
  - Секты?
  - Эти ребята называют себя Хранителями. Никто не знает, кому они поклоняются, но организация солидная и определённо мистическая. Я уже связалась с Мыслителями... и вот тут самое интересное. Хранители СТАРШЕ Мыслителей. Не биологически старше, само собой - но когда на полюсе только строили первую версию криптума, эта группировка уже действовала на всём Марсе много веков. И наши полярные друзья так и не смогли проникнуть в её тайны. Хотя пару раз сотрудничали и вообще относятся друг к другу с большим уважением. Но стараются держаться на приличной дистанции.
  - С уважением? То, как они обошлись с Биатисом, похоже на что угодно, только не на уважение.
  - Ну так откуда же они могли знать, что это их старый партнёр. У него на лбу "Мыслитель" не написано было. По общему убеждению, Мыслители уже много тысяч лет сидят под куполами и не покидают их. Что в общем было чистой правдой, до нашего визита... А Хранители увидели какого-то подозрительного чужака с деньгами, который ещё и полез к землянам...
  - И взяли его в разработку, - пробормотал Ричард. - Чтобы не портил налаженные их агентами межпланетные контакты. Чудесная ситуация получилась.
  Фактически дело оказалось раскрыто и закрыто ещё до его официального начала. Ответ на главный вопрос они получили. Чтобы не влезать в разборки с Хранителями - вполне достаточно попросить жителей полярного города впредь согласовывать свои действия с другими влиятельными игроками закулисной жизни Марса. Они бы и сейчас в общем так сделали - просто ситуация с Фобосом требовала быстрых и решительных действий, а "телефона для срочной связи" в таких вопросах не предусматривалось. Связь между двумя группировками работала скорее по принципу "раз в десять лет оставляем записку на древнем языке в заранее оговоренном месте в центре сложного пещерного лабиринта под далёкой пустыней" - или что-то в этом роде. С учётом общей плавности и медлительности марсианской политики этого вполне хватало.
  Конечно, любопытство так и кусало изнутри. Инстинкты археолога и постапокалиптического странника просто вопили, требуя влезть в это дело поглубже и разобраться, кому эти странные типы служат НА САМОМ ДЕЛЕ.
  Но они уже не одинокие приключенцы. Под их ответственностью - целый Ковенант.
  - Ладно, летим отсюда, - он посмотрел на расстроенную мордочку Дэйр-Ринг и улыбнулся. - Да не переживай ты так. Никуда этот секрет от нас не убежит. Земляне же продолжают осваивать Марс. Через три-пять веков тут не останется секретов - нам останется только спуститься сюда и прочитать в учебниках, кем были Хранители и на кого работали.
  - Я и не расстраиваюсь, - Дэйр-Ринг раздражённо мотнула головой. - Просто... слушай, а где наши пипбаки?
  И действительно, оставленные в руинах носимые компьютеры бесследно исчезли. Вместе с подключенными к ним ловушками для душ.
  
  Похоже, на Марсе им придётся ещё какое-то время подзадержаться. Марсиане ни черта не поймут в пипбаке, зато ловушка может заметно продвинуть их науку. Земляне - наоборот, ни черта не смыслят во всякой паранормальщине, зато уже стоят на пороге информационной революции. Так что к кому бы в итоге ни попал трофей, оставлять его здесь нельзя.
  Конечно, на их стороне работает случайность - принцип самосогласованности всё ещё действует. Но Ричард предпочитал контролировать процесс, а не пускать его на самотёк. А то может неслабо шарахнуть побочными эффектами от замыкания петли. Времени-то ничего не будет, оно прочное - а вот конкретным "временщикам" очень даже может быть.
  В пипбаке, разумеется, присутствовала функция глобального позиционирования, это была одна из задач, ради которых его вообще создавали. Поэтому, пока трофей несли по мёртвым улицам, висевший недалеко от города трамод в разведывательной комплектации отследил его путь - но после того, как воры нырнули в подземелье, он потерял сигнал. Тем не менее, первый шаг в расследовании был сделан.
  Снова пройдя сквозь мраморные стены, Ричард и Дэйр-Ринг оказались в разветвлённой сети катакомб, откуда в своё время шла добыча камня для строительства города. Как следует развернув ушные раковины и замерив температуру воздуха, они засекли тепловой след и примерно в трёх сотнях метров - эхо шагов быстро идущих людей.
  Ричард даже пожалел бедных воров. Они всё сделали правильно - с их точки зрения. Они не знали, кто будет за ними гнаться, и приняли все меры, чтобы сбросить предполагаемую погоню с хвоста. В этом лабиринте можно было легко оторваться и от сотни земных полицейских... но не от существ, умеющих летать, проходить сквозь стены и обладающих девятью органами чувств. Им не нужно было изучать замысловатую топологию проходов и стен - они могли просто двигаться кратчайшим путём, напрямик.
  Правда, сквозь камень марсиане будущего проходили чуть медленнее, чем марсиане прошлого шли быстрым шагом. Так что где могли, преследователи всё же срезали путь, стараясь двигаться по тоннелям, которые совпадали с их направлением движения.
  Воры успели за это время уйти ещё метров на триста, но в конце концов пришельцы их догнали, скользя в параллельном тоннеле всего за одной стеной.
  Дэйр-Ринг попыталась просканировать одного из них... и вдруг в ужасе отлетела назад, врезавшись в стену так, что посыпалась каменная крошка.
  - У них... - она раздражённо мотала головой, пытаясь сбросить наваждение. - У них такие... палки... короткие... а на концах огонь!
  - Факелы?
  - Да точно... факелы... Жуть какая, меня чуть не вывернуло наизнанку... а они идут так спокойно... у них эти штуки для освещения, представляешь?!
  - Я-то представляю, - хмыкнул Ричард. - Но это не проблема, на то у тебя как раз и есть я. Я сейчас их погашу, а ты хватай мозги этих парней. Оказавшись в темноте, они растеряются, и станут более уязвимыми для психоатаки.
  - Работай... пожарный, - фыркнула девушка. - А судить об уязвимостях мозга оставь мне.
  Для человека это было бы самое заурядное ехидство, но у Ма-Алек... Ричард ещё раз оценил необыкновенную смелость и силу воли девушки. Конечно, отчасти помогло то, что она увидела огонь не своими, а человеческими глазами - для вора с факелом в нём не было ничего особенного - но всё равно, обычный марсианин не смог бы так легкомысленно-ворчливо послать своего сородича гасить что-то горящее.
  Ричард просунул сквозь стену пару щупалец, превратил их в полые хоботы, набрал воздуха, отфильтровал и что было силы дунул на оба факела, сопроводив поток почти чистого углекислого газа криокинезом.
  Свет погас. И тогда они закричали.
  Сначала вскрикнул один, затем его вопль подхватили остальные трое. Ричард впервые слышал такое - панический крик четырёх взрослых, смелых, отчаянных мужчин, напуганных чуть ли не до потери пульса. Такова была репутация Валкиса - города древней гордости, древнего порока и древнего ужаса. Пожиравшего своих детей так же охотно, как и случайно забредших землян.
  - Они боятся не того, что не смогут найти выход, - тихо сказала Дэйр-Ринг, появляясь рядом с ним. - Их мысли сейчас кричат ещё громче, чем их глотки. Они знают эту часть лабиринта, как свои пять пальцев, и способны выбраться из любого её тоннеля с закрытыми глазами и связанными руками. К тому же они фаталисты и привыкли к риску, почти как мой народ. Нельзя сказать, что они совсем не боятся смерти, но...
  - Но угроза ножа, пистолета или нападения хищника способна вызвать у них только рациональные опасения, но не дикую панику, - закончил за неё Ричард.
  - Ты понял, - с облегчением кивнула Дэйр-Ринг. - По их мнению, ночная тьма Валкиса таит нечто гораздо хуже обычной насильственной смерти.
  - Но что именно, они не знают?
  - Знают, но только в очень общих чертах. Не могу отделить точные сведения от их панических фантазий. У страха глаза велики.
  В следующую секунду, впрочем, паника настигла уже саму Дэйр-Ринг. Один из воров сумел собраться с мыслями, достал из кармана зажигалку и щёлкнул ею. Он даже не особо рассчитывал на успех. Был почти уверен, что сверхъестественная сила, погасившая факелы, не даст и зажечь их снова.
  Но древнее устройство успешно выбросило язычок синеватого пламени... который буквально в двух шагах от смельчака вырвал из мрака оскаленную кобылью морду с вытаращенными огромными глазами. На этот раз вопль ужаса повторился уже на пять голосов. Причём один из них был... тому, кто ни разу не слышал вопля белого марсианина, трудно даже вообразить подобный звук.
  
  На самом деле ворам очень повезло - хотя они бы с этим вряд ли согласились. Будь огненный ужас хоть немного слабее - и Дэйр-Ринг инстинктивно ответила бы на него агрессией, а не оцепением, вполне в традициях своего народа. То есть всё бы закончилось так же, как и недавняя "пытка" Биатиса. Но огонёк, пляшущий почти перед самым носом, полностью её парализовал.
  Вор в ужасе швырнул в Дэйр-Ринг зажигалкой, которую Ричард перехватил на лету. Вид вылетевшего из темноты щупальца оказался последней каплей для их нервов. Все четверо, вопя, бросились бежать по тоннелю куда глаза глядят.
  - Ты как, в порядке? - спросил Ричард после того, как подобрал и погасил зажигалку.
  - Не совсем. Испытываю острое желание разорвать этих водокровных на куски. Но это пройдёт, у меня с самоконтролем порядок... когда огнём не пугают. Сейчас, пару минут, отдышусь и снова стану нормальной... по меркам вашего народа.
  - Ну, пара минут у нас есть. Далеко они за это время не убегут. Зато без зажигалки им нечем будет повторно зажечь факелы, так что когда мы их снова догоним, они будут полностью в наших руках.
  - Не уверена... - хмуро процедила Дэйр-Ринг. - Ты ещё не заметил, что мы здесь не одни на этих ребят охотимся?
  Ричард оглянулся по сторонам - и охнул.
  Для марсианского зрения царивший в этих катакомбах кромешный мрак вовсе не был помехой. И сейчас это зрение с пугающей ясностью показывало ему, что всего за минуту, пока они возились с факельщиками, лабиринт вокруг успел заметно измениться. У некоторых тоннелей изменился угол залегания, у других - отделка стен (а в паре мест даже и базовый материал оных). Появились новые большие помещения, которых раньше не было. И самое главное - теперь в этих тоннелях было не шестеро марсиан, а раз так в двадцать побольше.
  Новые соседи совершенно точно не принадлежали к виду Homo sapiens. Температура их тел была близка к температуре среды, из-за чего их было практически не видно в инфракрасном спектре. Какие-то родственники Глубоководных или Дхувиан? Ричард мог бы разглядеть их получше, подсветив себе активным зрением, но не знал, в каком диапазоне видят они сами, и боялся, что вспышка привлечёт ненужное внимание. Та же проблема стояла и с эхолокацией. Дхувиане слышат плохо - они глуховаты даже по людским меркам, и для общения с людьми используют слуховые аппараты - зато они чувствуют инфракрасное излучение. А вот Глубоководные воспринимают вибрации всем телом и в очень широком диапазоне, хотя на суше - заметно хуже, чем в воде. Но спектр зрения у них примерно такой же, как и у людей, только они хуже различают цвета, зато их фоточувствительность намного выше.
  Однако лёгкий шорох, который производили его новые "соседи" при движении, был скорее характерен для рептилий, чем для земноводных.
  - Ты что-нибудь понимаешь? - прошептала Дэйр-Ринг. - Как они могли так быстро всё изменить, да ещё не потревожив нас? Тут на некоторых стенах следы десятков тысяч лет износа, а они появились только что! Или нас незаметно телепортировали в другой, похожий лабиринт?
  - Не думаю, - покачал головой Ричард. - Мы бы это ощутили. Хоть безмассовую телепортацию по методу Жнецов, хоть через пространство скольжения по методу Предтеч. С Ма-Алек такого нельзя проделать незаметно. Скорее, лабиринт перепланировали через многомерное пространство. Некоторые участки "подключили" к общей системе, другие наоборот, убрали.
  - Разве это возможно? - изумилась Дэйр-Ринг. - Я имею в виду, незаметно перемещать такие массы грунта и камня? Без порталов и прочих спецэффектов, без гигантских затрат энергии?
  - Возможно, если топология системы изначально под это заточена. Лучшее доказательство тому - мы сами. Нам ведь не нужно рвать пространство каждый раз, когда мы хотим изменить степень материальности или объём. Благодаря особой геометрии молекул наших тел. Их достаточно просто слегка повернуть.
  - И ты думаешь, что этот лабиринт...
  - Да. Он так же, как мы, изначально многомерен, и его можно перестраивать, прикладывая к этому относительно небольшие усилия. Идеальная система для ловли добычи. Жертва заходит за угол... и просто никогда больше оттуда не выходит. Неудивительно, что валкисиане боятся старых городов.
  - Как это сейчас будет с ними? - уточнила Дэйр-Ринг, указывая копытом вперёд по коридору.
  Все четверо похитителей с разбегу влетели в глубокую воронку со скользкими стенками, на дне которой находилась яма с чем-то густым и липким. Предельно практичная конструкция - жертвы увязают в "болоте", медленно тонут, после чего вязкая жидкость сливается и тела можно извлекать и употреблять по назначению - для грабежа, пожирания или вскрытия на органы - смотря что нужно хозяевам.
  Четверо неизвестных усиленно барахтались, но не могли остановить своего скольжения к центру воронки.
  - Эй! - возмутился Ричард. - Так не пойдёт! У них наши приборы!
  - К тому же я ещё не успела их просканировать! - присоединилась к нему Дэйр-Ринг. - А ну стоять!
  
  Мощный телекинетический рывок выдернул всех четверых из ямы и перенёс обратно в коридор, на относительно ровную поверхность.
  В отличие от смелого, благородного, сурового, но немного наивного Дж-Онна, двое выживших малков прекрасно знали, что ни одно доброе дело не остаётся безнаказанным. В конце концов, те, кого они спасли, были их врагами. Так что марсиане поспешно спрятались в стены, оставив снаружи лишь пару глаз, чтобы наблюдать за ними. И правильно сделали, поскольку воры, как только ощутили пол под ногами, тут же повыхватывали шпаги и встали спина к спине.
  - Их ужас уступил место отчаянию и готовности продать жизни подороже, - шепнула Дэйр-Ринг. - Быстро адаптировались.
  Со всех сторон к беглецам стекались многочисленные светящиеся глаза. Это было что-то новенькое. Не обычный блеск тапетума, присущий многим ночным животным. Настоящее активное зрение - глаза местных обитателей сами излучали слабый свет. Для Ма-Алек оно было нормой, но ни Глубоководные, ни Дхувиане таким эволюционным приспособлением не обладали.
  - Это псайкерское свечение, - заметила Дэйр-Ринг. - Не биологическое. Побочный эффект от высвобождения ментальной энергии. Каждый из них в отдельности - слабый псайкер, не сравнить с нами или Мыслителями. Но они хорошо координируют свои сознания... не до уровня настоящего коллективного разума, как у зелёных марсиан, но где-то как те же Мыслители... Поскольку их тут многие тысячи... если не миллионы... в сумме получается весьма мощная нейросеть... Хотя я пока не могу понять, на что они её применяют... Они не телепаты, не телекинетики...
  - Жизнеобеспечение? - предположил Ричард.
  - Да, точно! В подземельях же есть нечего, нет света, а значит, нет и фотосинтеза... Хемосинтез, термосинтез - это всё полумеры, чтобы они были по-настоящему продуктивными, нужна совершенно иная экосистема, с эволюционной развилкой ещё на уровне одноклеточной жизни... А эти существа - потомки позвоночных... нет, они выкачивают энергию для жизни из Эмпирея, как мы... потому и расплодились такими стаями - в нормальной эволюции чем больше мозг каждого представителя и больше численность вида - тем меньше пищи достанется каждому, поэтому эволюция интеллекта идёт очень медленно... в псионической - наоборот, размножаться и развивать нейросеть выгодно...
  - Что-то эти существа не кажутся мне особыми интеллектуалами... - скептически отметил Ричард.
  - Да, до уровня Великого Голоса или полярного города им далеко, - согласилась белая, продолжая прислушиваться к коллективному ментальному полю. - Не могу понять, в чём дело... понимаешь, я боюсь их глубоко сканировать, чтобы не выдать себя - всё-таки они пси-чувствительные... Но это очень интересная эволюционная загадка... А... кажется понимаю. У них не было философов уровня ваших... они не смогли сочетать развитие индивидуальности с развитием ментальной общности. Чересчур умные становились слишком самостоятельными - и хотя поодиночке производили больше энергии, но не могли включаться в общую сеть... и это "больше" было всё равно недостаточно, чтобы они могли выжить самостоятельно, как мы... Поэтому этот народ не то случайно, не то осознанно пошёл на некоторое сокращение интеллекта отдельной особи, чтобы лучше вписываться в коллектив и эффективно генерировать общее психоэмоциональное поле, которое их кормило... Но тут возникает другой вопрос - о чём они могли думать... они ведь не могли создавать сложные иллюзии, а эти тоннели слишком однообразны, слишком бедны информацией... Ни индивидуальный, ни коллективный разум не может работать вхолостую, ему нужны задачи для решения... при таких вводных они должны были деградировать не "немного", а полностью и окончательно... и вымереть от голода...
  Ричард хотел указать ей, что для культурно-исторических изысканий можно найти время и получше. Сейчас нужно спасать людей и спасаться самим. Но вовремя сообразил, что в этой ситуации лучше промолчать. Такое замечание стало бы для белой марсианки жестоким оскорблением. Она ведь утверждала, что зелёная "кобылка"-археолог была для неё всего лишь маской... А этот поток размышлений был слишком похож на ту, прежнюю Дэйр-Ринг, какую он знал до разоблачения. Похоже, интерес к древним культурам был для неё не только предлогом, чтобы держаться подальше от зелёных и при этом зарабатывать себе приличную репутацию в их обществе... Но не приведи боги ей на это намекнуть!
  "Когда она больше играла? Тогда - в настоящую зелёную, или сейчас - в настоящую белую? Не факт, что она сама это знает..."
  Глаза тем временем приблизились почти вплотную - они рекой вливались в тот коридор, где стояли люди. Зловещее шипение гипнотизировало, подавляло волю... Пленникам оставалось только два выхода - кинуться со шпагами на врага, многократно превосходящего в численности - или отступить и снова попасть в воронку, заполненную липкой слизью. Разумеется, местные жители хотели подтолкнуть их ко второму варианту - они были готовы превозмочь числом при необходимости, но предпочли бы всё-таки решить вопрос без потерь со своей стороны.
  Четверо людей по-прежнему не видели ничего, кроме мерцающих во мраке глаз, но для зрения малков новые знакомые теперь были вполне отчётливо различимы. Несомненно, это были потомки Дхувиан. Ричард видел характерные анатомические признаки, включая раздутый в шейном отделе спинной и примитивный головной мозг, рептильный метаболизм (вот что позволяло им длительное время переносить дефицит информации, который смущал Дэйр-Ринг - Дхувиане не скучают), развитый хвост. Но многое их также отличало от сородичей Великой Змеи - почти атрофировались челюсти, из-за чего рот стал круглым и мягким, похожим на присоску. Уменьшился мозг и лёгкие, тело стало более узким и гибким, полностью исчезли конечности. Они вернулись к ползающему образу жизни. Дегенерация из-за примитивных условий существования и отсутствия необходимости добывать пищу?
  Нет, это за миллион лет могло бы случиться с короткоживущими существами... но не с бессмертными Дхувианами. У них слишком медленно меняются поколения, чтобы такие отличия могли сформироваться и закрепиться. Тут разница на уровне даже не видов, а родов...
  Податливая плоть шогготов в принципе допускала такие изменения и в течение одного поколения, для зрелой особи. Но к шогготам неприменимы обычные законы эволюции, их форму можно изменить только осознанным волевым воздействием. А кто и зачем захотел бы превращаться в такого червя? Конечности - это удобно для разумного существа, их не отбрасывают просто так, для красоты.
  - Может, это предковая форма? - предположила Дэйр-Ринг. - Те существа, из которых Рианон вывел Дхувиан? А здесь, под землёй они уцелели...
  - Возможно, но как они могли развить разум в таких условиях? Ползающий образ жизни эволюции мозга - даже примитивного - никак не способствует.
  Первые подземные твари, свернувшись в клубок, и распрямившись, словно пружины, кинулись на людей. Те с мужеством обречённых взмахнули клинками, готовясь принять свой последний и решительный бой, о котором никогда не узнают и не споют песен наверху...
  И отлетели назад, как и атакующие их змеи, от хорошего двустороннего телекинетического пинка Ричарда.
  - Слушай, сканируй этих четверых быстрее, я их не смогу держать вечно. По-моему, змеи что-то подозревают.
  - Что подозревают?
  - Не знаю. Но только они ведут себя подозрительно!
  - Ладно, дай мне ещё минут пять...
  - Я-то дам, а вот насчёт местных - не уверен...
  Внезапно на обоих навалилось что-то тяжёлое... сдавило... обожгло... эти ощущения невозможно было описать человеку, их может испытать только многомерное существо, ощущающее своё тело на молекулярном уровне. И сейчас больше половины этого тела... да что там, больше девяноста процентов как будто заживо погрузили в лаву. Невозможно пошевелиться, давит и жжёт... жжёт...
  Непроизвольно оба марсианина ответили мощными психокинетическими ударами - многие тонны известняка разлетелись в пыль, они снова обрели свободу... но оба загорелись. Пламя стремительно разбежалось по полужидким телам, освещая коридор. Змеи, корчась, ползли назад, стараясь поскорее убраться от слишком яркого для них света. Люди, крича и ругаясь, старались выбраться из-под завалившей их раскалённой пыли вперемешку с обломками.
  А Ричард и Дэйр-Ринг горели на полу. Весело и ярко, как две лужи бензина. Пламя уже вздымалось до самого потолка. Дэйр-Ринг была просто парализована, Ричард же корчился от страшной боли, пронизывавшей всю кожу. Слепые телекинетические удары крушили всё вокруг.
  "Соберись... соберись, сволочь... ты сейчас единственная надежда... для всех..."
  Дематериализоваться и войти в стену, чтобы погасить пламя? Невозможно, нужен более высокий самоконтроль. По той же причине невозможно отфильтровать углекислый газ из воздуха и полить на себя... Судороги боли мешали тонкому управлению материей не меньше, чем эмпирейный шторм.
  Собственно гореть они будут ещё долго - для критической потери биомассы такими темпами нужно полчаса, не меньше. Но гораздо раньше этого срока от перегрева начнут гибнуть клетки их истинных тел. Огненный ужас в первую очередь парализует криокинез - а они ведь не в родной аркологии...
  "Мне... нужен... ХОЛОД!"
  Ни один Ма-Алек - прежний, использующий Жидкий Космос - такого бы проделать не сумел. Марсиане могут охлаждать собственные тела, управляя движением многомерных молекул - да. Но не внешнюю среду.
  Но Ричард больше не был обычным зелёным марсианином. Он был псайкером. Псайкером, доведённым до отчаяния, псайкером, испытывающим страшную боль. И всю эту боль, весь страх за себя и Дэйр-Ринг, всё своё желание ОСТЫТЬ, он вложил в мощнейший криокинетический взрыв.
  Волны жидкого азота хлынули на них из воздуха, посыпались хлопья затвердевшей углекислоты, мгновенно погасив пламя. А ещё через секунду раздался страшный грохот, и на пришельцев, не выдержав перепада температур, рухнули своды тоннеля.
  "А ведь я их убил, - мимоходом подумал Ричард. - Неважно чем, мгновенным охлаждением или обвалом... но пережить всё это вместе не могло ни одно человеческое существо без тяжёлой брони... Нельзя людям стоять рядом с сильными псиониками, когда им больно... вот тебе и защитники нашлись..."
  Страшно хотелось вырубиться - огонь, а потом криокинез довели его до предела выносливости. Но он понимал, что если сейчас потеряет сознание, то никогда уже не придёт в себя. Собрав то, что осталось от его тела, он с трудом пополз сквозь заледеневшие камни и пыль к Дэйр-Ринг...
  
  Дэйр-Ринг не нужна была помощь. Во всяком случае - физическая. Вот психиатрическая бы совсем не помешала, как он понял... но Ричард, единственный из Ма-Алек, никак не мог её оказать.
  Стоило лишь угаснуть пламени, как из-под обломков поднялась совсем иная Дэйр-Ринг. Такая, какой он ещё ни разу не видел... и возможно, никто на современном Марсе не видел. Огненный ужас напрочь выжег те останки "зелёной маски", что ещё оставались на ней после разоблачения.
  Ричард едва успел уйти с её пути - с пути утыканного множеством лезвий кошмара, ходячей мясорубки. Её крылья-пропеллеры закручивали воздух в психокинетические смерчи, которые подтягивали всех, оказавшихся рядом, под удары крючьев и лезвий. Алмазные копыта крошили черепа, из ноздрей вырывались струи жидкого азота, глаза горели ослепляющим лазерным огнём, а шипастый хвост, подобно кнуту, хлестал по сторонам, рассекая любую попавшую под него живую плоть, как нож масло.
  Учитывая, что она мчалась по тоннелю со скоростью гоночной машины, у медлительных рептилоидов не было ни малейших шансов сбежать.
  Ричард впервые увидел, что значит "рвать и метать" в буквальном смысле. Там, где она проносилась, оставались только окровавленные ошмётки.
  
  Машина смерти сошла с ума,
  Она летит, сметая всех,
  Мы увернулись - на этот раз,
  Ушли по белой полосе
  
  Мы здесь сегодня,
  А завтра будем там,
  Где тошно от огня чертям!
  
  Мы будем драться на земле,
  Под солнцем и в кромешной тьме,
  Мы будем драться в небесах,
  Мы будем драться до конца,
  
  Мы будем драться, чтобы жить
  За тех, кто первым был убит,
  Враг словно призрак без лица,
  Мы будем драться до конца,
  Мы будем драться!
  
  Ричарду оставалось только следовать за потерявшей рассудок белой, стараясь не упустить её в многочисленных поворотах - благо, было видно, где она шла. И надеяться, что этот приступ бешенства временный, а не постоянный.
  В конце концов, Дэйр-Ринг не хотела никого убивать. В смысле, именно намерения лишить жизни у неё не было - даже белым марсианам такие мысли редко приходят в голову, и никогда - инстинктивно. Если белый и решается на убийство, то лишь после тщательного обдумывания ситуации. А Дэйр-Ринг просто нуждалась сейчас в том, чтобы врезать кому-нибудь покрепче. Не её вина, что несчастные аборигены, оказавшиеся на пути, не выдерживали этих методов снятия стресса. Зелёный марсианин с высокой вероятностью вышел бы из этой мясорубки потрёпанным, но живым. А уж сородичи-белые и вовсе сочли бы это обычной дружеской потасовкой - в которой могут погибнуть только исключительно слабые и невезучие.
  Ричард запоздало сообразил, что надо было вытащить из-под обвала пипбаки с ловушками - но теперь поздно, малки улетели от них слишком далеко, и если он вернётся к месту взрыва, то определённо потеряет Дэйр-Ринг. Но он не сильно винил себя в этой ошибке. Трудно объективно учитывать все факторы, когда ты только что чуть не сгорел заживо, а потом выложился на все триста процентов.
  Конечно, червелюди не собирались пассивно ждать, пока значительную часть из них перебьют. У них не было оружия, не было боевой псионики, не было физической силы, достаточной чтобы сразиться с чудовищем. У них была только одна способность - перестраивать лабиринт, используя многомерную физику. И они это делали исключительно хорошо. Достаточно вспомнить, как они пару минут назад изменили гипергеометрию потолка и стен в тоннеле - так что малки потеряли возможность пройти сквозь них, а те части, что находились внутри камня - увязли в нём. Правда, черви не смогли предвидеть, что размещение атомов камня и марсианских тел в одном и том же объёме пространства приведёт к резкому скачку давления и температуры - а следовательно и к воспламенению, со всеми дальнейшими катастрофическими последствиями. Тем более они не могли знать, как хорошо горят их "призрачные" гости. Хотя существа, не имеющие контроля над телом на молекулярном уровне, просто погибли бы, врастя в камень, и уж это коллективный разум мог бы сообразить.
  Однако, что сделано, то сделано. Они не комплексовали по поводу прошлых ошибок - они защищали свои жизни и свой дом. Для начала они поставили на пути Дэйр-Ринг огромную скалу. Причём не хрупкий известняк или песчаник, способность крошить которые малки только что убедительно продемонстрировали, а монолитную базальтовую глыбу метров тридцати в диаметре. Причём развёрнутую в многомерности так, что пройти сквозь неё было нельзя.
  Нет, любой марсианин мог пробить и такую преграду - просто раскрошить её телекинезом. Таранный удар под сотню тонн - это немало, а рывок на себя - ещё страшнее (большинство естественных горных пород весьма прочны на сжатие, но довольно хрупки на разрыв). Но это потребовало времени и кропотливой работы - довольно-таки однообразной и утомительной. Идеальное средство, чтобы прийти в себя после вспышки ярости! Психотерапия по-марсиански - медленно сосчитай до ста... тонн скалы, превращённых в мелкую щебёнку.
  Конечно, умный в гору не пойдёт, умный гору обойдёт. Дэйр-Ринг могла найти путь с меньшим количеством препятствий... но в постоянно меняющемся лабиринте для этого опять же требовалось сосредоточиться и разработать план продвижения. Что в режиме берсерка малореально.
  Вряд ли, конечно, местные обитатели так сильно беспокоились о психическом здоровье монстра, крушившего их дом. Скорее, они рассчитывали просто задержать его, выиграть время, чтобы отступить или подготовить контратаку. Но по счастливой случайности они сделали именно то, что больше всего хотел бы сделать Ричард, если бы его мнения спросили.
  Уже на десятом метре пробитого в скале тоннеля копыта Дэйр-Ринг работали менее яростно и более ритмично. На пятнадцатом она остановилась и медленно оглянулась по сторонам. Только после этого Ричард рискнул к ней приблизиться.
  - Я выгляжу, как полная дура, да? - задумчиво спросила девушка, втягивая внутрь многочисленные лезвия, гася огонь глаз и превращая хвост из режущего кнута в пушистую метёлку.
  - Ну, местных это достаточно впечатлило, - дипломатично признал Ричард. - Но нам нужно найти выход отсюда, а для этого даже самого впечатляющего белого коня Апокалипсиса будет маловато. Они умеют делать камни непроницаемыми и менять конфигурацию тоннелей, так что игра будет непростой.
  - Невидимыми стать тоже не получится, - вздохнула Дэйр-Ринг. - Они ощущают любое чужое психополе на своей территории, то есть всё время знают, где мы.
  - А договориться миром после таких разрушений и такого количества трупов вряд ли удастся... - совсем мрачно закончил землянин. - Мы влипли.
  - Но возможно, получится договориться войной? Послушай, то, что я сейчас скажу, тебе, как зелёному, конечно будет отвратительно... особенно после того, что я наделала. Но подумай как следует, прежде чем отказываться. Смотри, они могут помешать нам покинуть эти подземелья. Но они не могут нас убить - их единственное оружие, движущиеся стены, не причиняет нам вреда. Даже если нас раздавить в лепёшку, это будет лишь небольшим дискомфортом. В то же время мы можем убивать их и разрушать тут всё. Хорошо, убивать могу я, а ты можешь портить им интерьер в это время. Мы очень неудобные пленники. Они даже не могут надеяться, что мы вымотаемся и уснём...
  - Ну, мне-то спать иногда надо, - заметил Ричард.
  - Это время я смогу охранять тебя - моя ярость позволяет обходиться без сна всю жизнь, как делали предки, - Дэйр-Ринг, кажется, приободрилась от того, что не встретила немедленных возражений. - В общем... мы можем попортить им нервы настолько, чтобы они сами нас отпустили. Нужно только вести себя очень плохо. Как я пять минут назад, только более продуманно. Нужно дать им понять - это не они заперли нас, это они оказались заперты с нами.
  - Жёсткая дипломатия? Хм, может сработать. Но мне бы не хотелось начинать агрессивные переговоры вслепую. Ты успела что-нибудь вычитать из голов этих четверых воров? Кто они такие, на кого работают, откуда взялось это змеиное логово?
  - Только первое. Это те же самые Хранители, что пытались похитить Биатиса. Ну, не в смысле те же лица - те погибли раньше - но та же организация. К сожалению, посвящённые низкого ранга, многого не знают... в частности, абсолютно не в курсе, откуда взялась нечисть в этих катакомбах - но что эти существа - родня Дхувианам - знали. Хранители - это вообще организация, созданная около четырехсот тысяч марсианских лет назад, для борьбы со змеелюдьми. Тогда возрождённые Дхувиане в телах шогготов активно внедрялись в человеческое общество - благо, пластичность облика позволяла. Был создан контрзаговор, что-то вроде инквизиции, задачей которой стало вычисление и уничтожение змей в человеческом облике.
  - Стоп... - Ричард аж присел. - Но у них же нормальные отношения с Мыслителями, а те тоже Дхувиане в человеческом облике...
  - В этом и ирония, - грустно усмехнулась Дэйр-Ринг. - Они НЕ ЗНАЛИ, что Мыслители происходят от Дхувиан. Так же, как Мыслители не знали настоящего назначения Хранителей. Обе группы слишком хорошо хранили свои тайны. Среди Хранителей - но не только среди них - распространено убеждение, что Мыслители подобны Куиру - люди или очень близкие к ним Полукровки, просто достигшие очень высокого уровня развития. Некоторые даже воспринимали Мыслителей как источник легитимности Хранителей - дескать, наши мудрые предки лично благословляют нас на охоту за проклятыми рептилиями.
  - Теперь понятно, почему они заподозрили Биатиса... попали в самую точку, не зная этого. Слушай, поскольку нам не нужно теперь скрываться... можешь взять пару червяков в телепатический захват и хорошенько выпотрошить им мозги? Это будет хорошей демонстрацией, что мы плохие пленники, для начала... и одновременно даст нам полезную информацию - куда мы попали и как отсюда лучше выбраться.
  - С большим удовольствием, - Дэйр-Ринг облизнула длинные, совсем не лошадиные клыки. - Только нам сначала нужно будет поймать такого "языка" физически. На расстоянии я не могу выделить отдельное сознание - они сливаются в голос роя, а рой в целом ментально сильнее меня.
  - Я бы назвал это скорее кублом, - поправил Ричард, - рой - название коллектива летающих существ, а тут те самые рождённые ползать, что летать не могут. Приготовься. Нам нужно будет двигаться очень-очень быстро.
  
  Почти полчаса они лежали неподвижно. Восстанавливали силы, как могли подумать рептилоиды? Да, и это тоже, само собой. Вернее, восстанавливал Ричард, Дэйр-Ринг их наоборот, теряла - неподвижность гасила в ней остатки гнева. Зато возрастала концентрация и вместе с ней - острота чувств.
  Малки сканировали окружающее пространство во множестве диапазонов. Дэйр-Ринг старалась определить местонахождение каждого червя поблизости, Ричард - взаимное расположение тоннелей, пытаясь просчитать его с точки зрения многомерной геометрии - то есть определить, какие именно части лабиринта могут быть заменены усилием коллективного разума, на что, и с какой скоростью.
  Мимоходом он рассмотрел вариант - не маяться с захватом "языка", а рвануть на максимальной скорости вверх, к поверхности, пробивая перекрытия над собой, которые кубло успеет сделать непроницаемыми, и проходя через все остальные. Когда всё это безобразие начиналось, до уровня земли и в самом деле было не более тридцати метров. Но после всех полётов Дэйр-Ринг на "гоночных" скоростях, а также многочисленных перестановок элементов лабиринта - это расстояние увеличилось как минимум до ста метров. А может и больше.
  Ситуация осложнялась и тем, что "видеть сквозь стены" не значит "быть всевидящим". Все их паранормальные способности, все виды активного и пассивного восприятия позволяли заглянуть через двадцать метров сплошного камня, ну максимум тридцать. Отчасти спасали ситуацию только "астральные проекции" - очень упрощённо говоря, глаза на многомерных ножках, просунутые в "обход" стен через Эмпирей. Но при каждом перестроении лабиринта они эти глаза теряли - разрыв непрерывности пространства лишал их части молекул. Не то, чтобы потери были значимыми для здоровья - но весьма болезненными. И замедляли процесс. Поэтому Ричард взял всю работу на себя - Дэйр-Ринг и так досталось, а ей ещё глубокое сканирование проводить.
  В среднем перестроение производилось каждые 3-10 минут. Поэтому он наловчился втягивать проекции обратно после двух минут обследования местности. Через пятнадцать таких проверок он сумел поймать ритм и засечь коридоры, в которых находились живые черви. Ещё двадцать понадобилось, чтобы спланировать бросок и захват, выбрав два разных участка, на каждом из которых собралось довольно много рептилоидов.
  - Нам придётся крепко соединиться физически для этого броска, - предупредил он. - Если разойдёмся хотя бы на десять метров - между нами возникнет преграда, и снова объединиться мы уже не сможем. Расстояние будет только увеличиваться.
  - Ладно, - буркнула девушка. - Обовьёшь меня щупальцами покрепче. Только не пытайся входить в слияние.
  - Ты забыла? Я этого физически не смогу сделать, даже если бы хотел.
  Он принял форму "змеи со щупальцами", и обвился вокруг её туловища в несколько витков, разместив голову над ухом. Хвост он прирастил к среднему витку, замкнув петлю, щупальца правратил в дополнительные кольца - теперь его даже силой сорвать было сложно. Белая фыркала, но не сопротивлялась.
  - Сейчас?
  - Нет, через секунд тридцать... я дам тебе знак, когда... приготовься, вот карта движений... Сейчас!
  Дэйр-Ринг ракетой рванула с места, так что из-под копыт брызнула каменная крошка. У Ричарда захватило дух - он впервые увидел, как движется в бою настоящий белый марсианин. И чем отличается бой от драки, которую он видел полчаса назад.
  Стремительные гибкие движения, с той плавностью, которую может развивать только существо без единой кости в теле. Дэйр-Ринг не бежала - она текла по тоннелям бледной тенью, преодолевая за секунду пару сотен метров, но при этом - бесшумно и почти не снижая скорости на поворотах. Невозможно было предсказать, куда она нырнёт после очередной развилки, ни тени намёка на это не намечалось в её движениях.
  Тем не менее, черви тоже были не дилетантами. Несколько раз упустив беглянку, они сумели вывести её в прямой тоннель, из которого выхода просто не было. Две базальтовых стены оказались спереди и сзади.
  Но они не могли сделать непроницаемыми все двести метров тоннеля. И благодаря подсказке Ричарда Дэйр-Ринг знала, какие участки "многомерно укреплены", а какие нет. Без всякого предупреждения она нырнула в стену - и прежде, чем коллективный разум успел замуровать её там, вынырнула прямо среди десятка червей. Десяток щупалец-сетей выстрелил во все стороны, пеленая их.
  
  Теперь они замуровались уже сами - чтобы никто не мешал процессу сканирования. Ричард обрушил многотонные глыбы с обеих сторон тоннеля, и ходил от одной "пробки" к другой, охраняя девушку и пленников. Дэйр-Ринг по очереди подхватывала червей, внимательно смотрела в раскосые глаза - два свечения сталкивались и одно угасало - после чего отбрасывала обмякших, как пустую кожуру. Уж неизвестно, насколько эта процедура повреждала их мозги, но если девушка поставила перед собой задачу "сделать страшно" - то выполнила её на все сто процентов. Сцена выглядела, как в фильме ужасов, и последние черви усиленно пытались отползти от предстоящей процедуры. Только вот бежать было некуда, что лишь увеличивало общую визуальную жуть.
  Кошмары попали в собственный кошмар.
  - В общем так, - подвела она итог, когда закончила с последним, - история выходит забавная, хоть и мрачная донельзя. Они не знают подробностей, но в общих чертах в курсе. Словом... Хранители сами их создали.
  - Каким образом?! - вытаращил глаза Ричард.
  - У Хранителей было нечто, называемое Шангой. Я так и не смогла понять из их мыслей, что это такое. То ли некая технология, то ли психотехника, то ли вещество... Они сами никогда этого не видели, родились гораздо позже... но среди их народа есть те, кто видели. В общем... Шанга заставляет любые виды возвращаться к своим предковым формам, пробуждая их "спящие" гены. Онтогенез повторяет филогенез. На людей оно действует слабо, эффект больше психологический, чем физический. Способности взрослого организма к изменению весьма ограничены - ну там, сбрасывается жир, становятся крепче мускулы, меняется осанка... всё такое, по мелочам. Но когда под воздействие Шанги попадал шоггот...
  - Он превращался в лужу слизи, - понял Ричард.
  - Нет... вернее, не сразу. Сначала организм повторял - в обратном порядке - путь эволюции Дхувиан в лаборатории Рианона. Дхувианин в теле шоггота, замаскированный под человека, становился сначала натуральным змеечеловеком, затем просто змеем, потом марсианской пиявкой - и лишь после этого окончательно деградировал в бесформенную протоплазму. Причём всё - за считаные часы, если не минуты. Хранители использовали Шангу, чтобы выделять нелюдей из своих рядов. Зрелище мутации-деградации оказывало прекрасный пропагандистский эффект на молодых Хранителей. Такому же испытанию они хотели подвергнуть Биатиса, хорошо, что не довезли.
  - И некоторые из их подопытных мутантов сбежали в подземелья? - усмехнулся Ричард.
  - Да... вернее нет... не совсем. Испытанию подвергался один пленник, в контролируемой среде, в запертой камере, под охраной. Никаких шансов сбежать у него не было, как только он терял конечности, его тут же приканчивали, а остатки тела сжигали. Даже полноценный шоггот, полностью восстановивший способность к метаморфозу, и то не смог бы оттуда вырваться. Хранители были фанатиками, но не дураками. Технику безопасности они знали отлично.
  - Ммм... не сказал бы, судя по их попытке пытать Биатиса...
  - Биатис не только сам был Мыслителем, он получал энергию от всего коллектива Мыслителей и ещё от эмпирейного шторма. Среди тех Дхувиан, что внедрялись в человеческое общество, псайкеров было куда меньше, и они были намного слабее. Настоящие Мыслители им никогда в руки не попадали...
  - А, понятно. Так как же образовалось это кубло в таком случае?
  - Около двухсот тысяч марсианских лет назад часть Шанги была упущена Хранителями. Она попала в руки династии марсианских королей. Те начали использовать её для устроения... ммм... своего рода гладиаторских игр. Одичавшие под воздействием Шанги люди и Полукровки, а также животные, из которых выводили доисторических чудовищ, сражались на арене ради развлечения. Большинство таких мутантов рано или поздно убивали, но некоторым удавалось сбежать - улететь, уползти - в катакомбы. Были среди них и регрессировавшие Дхувиане... они начали спариваться между собой, размножаться - и породили вот это, что мы видим. Предковая форма плодилась куда быстрее, чем полностью завершённые Дхувиане. Они научились использовать психосилу для общения между собой, для приманивания крыс и прочей мелкой живности, которой кормились... позже, когда пищи стало не хватать - научились кормиться напрямую из Эмпирея. Стали использовать псионику для выемки больших объёмов грунта, прокладывая новые тоннели, уходя глубже... позже эта способность развилась в полноценную многомерную перестройку лабиринта...
  - То есть что получается, предковая форма Дхувиан, эта, как её... марсианская пиявка была псайкером?
  - Нет. И первые черви, сразу после деградации, тоже ими не были. Но были электромагнитными телепатами - часть клеток шоггота под влиянием той же Шанги регрессировала обратно в "белый свет", из которого их создали. Напрямую воздействовать на реальность с помощью мысли они начали гораздо позже - через много поколений, когда достаточно расплодились, сохраняя при этом синхронизированное групповое сознание.
  - Ага, ясно. Но тогда они сейчас должны быть чертовски сильными псайкерами-телепатами, разве нет? Если начинали именно с этой дисциплины... Коллективный разум - это сила, уж мы-то с тобой знаем... А их едва хватает на общение между собой, да на слабый гипноз недоделанных Хранителей...
  - Верно, опять культурно-исторический парадокс... - Дэйр-Ринг задумчиво почесала копытом за ушком. Невозможно было поверить, что эта милашка только что перебила десятка два обитателей подземелий, а потом ещё десяток изнасиловала в мозг. - Причём их групповое психополе достаточно сильное, чтобы защититься даже от воздействия Безумной Луны... Ненаправленного, конечно, но тем не менее... А, всё... поняла. Они действительно сильные телепаты, когда все вместе... Но у них напрочь отсутствует навык фокусировки. Они не могут пропустить весь этот огромный поток энергии через отдельный мозг, что сородича, что другого существа. У них высокий объём психополя, но низкая плотность!
  - Вот теперь понятно. И это переводит нас к главному вопросу - где могут быть слабые места такого сообщества? Как нам сделать им достаточно больно, чтобы заставить отпустить нас? Чего они действительно боятся?
  
  Дипломатическая сложность была в том, что червям от них по сути ничего не было нужно... кроме смерти, желательно мучительной. Они давным-давно порвали с поверхностью, и сейчас полностью самодостаточны. Они не знают солнца, избегают лунного света, даже звезды им ненавистны. Им не требуется ничего... кроме развлечений. Иногда пощекотать себе нервы, чтобы не впасть в полное оцепение. Редких гостей с поверхности в катакомбах для этого вполне хватало. Больше всего черви, конечно, ненавидели Хранителей, но и все другие, кто ходили на двух ногах, уже по определению были их врагами.
  - Похоже на деградировавший Звёздный Народ из того города за Вратами Смерти...
  - Да, что-то в этом роде. Только те убивали больше своих, чем чужих. Не из альтруизма - просто больше некого было. Черви "играют" только с чужаками, но никогда не причиняют вреда друг другу, для коллективного разума это табу. Забавно - получается что-то среднее между моим и твоим народом.
  Да, таких существ, как малки, они раньше не встречали, но это не было поводом изменить отношение к ним. Метаморфы были просто ещё одними жителями поверхности, и уже поэтому должны были умереть. Они были сильны, опасны, и потому ненавистны вдвойне.
  - Слушай, а ты не можешь подчинить разумы этой пленной группы и заставить их открыть нам проход на поверхность?
  - В принципе могу, но это не сработает. Даже все вместе они будут менять топологию очень медленно... не сравнить с коллективным разумом миллионного кубла. Он сто раз успеет закрыть нам путь.
  Ричард прикинул скорость изменений. Если он ничего нигде не напутал в уравнениях, то "обогнать" перестройку лабиринта можно, двигаясь вертикально вверх со скоростью более тридцати метров в секунду. Проблема была в том, что даже просачиваться сквозь камень так быстро малки не могли, что уж говорить о физическом пробивании. Тут метр в секунду развить - уже хорошо. А шахты или колодца, направленных вертикально вверх, поблизости не было - черви не допускали таких нелепых ошибок.
  "Плутона бы сюда... Он бы весь этот лабиринт в куски разнёс, не заморачиваясь особо..."
  - Ты не можешь телепатически связаться с кем-нибудь на поверхности? В идеале - с Мыслителями, они наверняка найдут выход... но сойдёт любой валкисианин. Мы можем пообещать ему большие деньги, если он уведомит Ковенант...
  - Я уже пыталась. Не получается. Психополе кубла меня блокирует - слишком мощная помеха.
  - Так... а есть ли у них какие-нибудь ценности? Святилища, скажем... или кладки яиц... что-то, что можно пригрозить разрушить?
  - Есть, но нам до них не добраться. По той же причине, что и до поверхности. Не пустят.
  - Слушай, а какое именно наши психополе они ощущают? Кинетическое или ментальное?
  - Кинетическое они чувствуют, только когда мы двигаем достаточно большие объекты или проходим сквозь них, или сильно разгоняемся. Остальное время - только ментальное. Они не могут сконцентрироваться до такой степени, чтобы ощутить энергию, используемую для движения наших тел в быту, она слишком мала... Порог восприятия у них где-то от тонны, но надёжно фиксируют от пяти тонн. Погоди, ты имеешь в виду...
  - Ну да. Я же "сейф", а значит в ментальном диапазоне должен быть для них невидим. Так что если я максимально дематериализуюсь и поползу по тоннелям, не развивая высокой мощности телекинеза, то они не смогут меня обнаружить - а значит, не смогут и заблокировать путь.
  Большинство человеческих женщин или зелёных марсианок устроило бы истерику на тему "ты хочешь бросить меня одну в темноте с этими страшилищами?". Но Дэйр-Ринг только хищно улыбнулась:
  - А когда ты доберёшься до поверхности...
  - Я либо договорюсь с Мыслителями и они заставят червей мирно отдать тебя и наши приборы... Либо, если они не захотят вмешиваться, я сотру Валкис с лица планеты и разрою его на глубину километра, чтобы выручить тебя!
  - Ты этого не сделаешь, - покачала головой Дэйр-Ринг. Без осуждения, просто констатировала факт. - Побоишься устроить парадокс времени.
  - Ну... в буквальном смысле орбитального удара не будет, но вычистить катакомбы можно и без орбитального удара и переполоха на весь Марс.
  - Не уверена. Но это всё равно лучше всего, что могу придумать и предложить я. Беги... точнее, ползи. Я тут устрою небольшой террор, чтобы отвлечь их и повысить твои шансы на проникновение.
  
  Спустя два часа Ричард проклял свою "гениальность", причём неоднократно. Да, черви были деградантами... но выродились у них тела, не мозги. Во всяком случае, их коллективное сознание соображало не хуже самого Ричарда, насчёт индивидуального это было труднее сказать. Да, они не могли видеть, где находится невидимый чужак с закрытым сознанием... поэтому они просто разместили между лабиринтом и поверхностью сотню метров сплошного камня. Выхода через трёхмерность попросту не было.
  Стоит попытаться через него пройти или разбить его - и прощай невидимость. Он вернётся к прежней позиции, только теперь - отдельно от Дэйр-Ринг.
  Он попытался хотя бы вернуться к девушке, но тоннели за это время несколько раз изменили конфигурацию - просто так, для профилактики - и прежняя карта, сохранённая в его памяти, стала бесполезна. Да и сама Дэйр-Ринг наверняка переместилась в другое место.
  "Так, соберись и не устраивай истерики. Да, она недосягаема, но жива. Да, ты не можешь отсюда выбраться, но ты по-прежнему невидим для них... Используй эти преимущества. Они не могут заблокировать одновременно ВСЕ пути. Где-то должен быть или выход наружу, или выход к чему-то ценному для них. Дэйр-Ринг говорила, что здесь есть уязвимые места... нужно только до них добраться..."
  
  Он не знал, сколько времени прошло. Может быть часы, может дни. В этих тоннелях ощущение времени терялось, когда было не с чем его сравнить. Ричард впадал в краткий сон уже раз десять - затем встряхивался, сбрасывал лишнее тепло, накопленное за время сна, и продолжал медленно лететь по лабиринту.
  Иногда на его пути попадались черви. Ричард ничего им не делал - просто, скользя мимо, читал электромагнитные излучения - паразитное "эхо" их ментального обмена через Эмпирей. Увы, думали они мало - но даже редкие обмены мыслями с сородичами позволили уточнить местную картографию.
  Ещё через пару обрывков сна он уже почти уверенно отличал главные тоннели от второстепенных, молодые от старых, используемые - от заброшенных. Он двигался к центру подземного города - к одному из нескольких центров, но тем не менее... К важным камерам, которые нельзя просто так заблокировать - они должны сохранять постоянное сообщение с остальным лабиринтом, чтобы продолжать работу.
  Он спешил не только потому, что боялся за Дэйр-Ринг. Если они не вернутся в течение недели, их начнёт искать Ковенант. Ранн и Шеннеч отправят в Валкис обычный десант, понятия не имеющий, с чем предстоит столкнуться. Джиралханай, киг-яр, унггой войдут в тоннели... и не выйдут из них. Черви будут очень рады такому количеству новых игрушек. Чёрт, да отсюда даже Спартанцы не факт, что смогли бы выбраться (кроме 1337, которому законы вообще не писаны - возможно, включая и законы многомерной физики и топологии). Не то, чтобы штурмовать эту подземную крепость обычными способами вообще невозможно - но успех возможен только при тщательной подготовке, с использованием специального оружия и плана.
  Через 23 периода сна он наконец выбрался в большой круглый зал. Здесь, судя по мыслям немногочисленных попавшихся ему на пути червей, проходили некие важные для них ритуалы. И здесь же хранился кристалл, игравший первостепенную роль в этих ритуалах. Если пригрозить его разрушить...
  Кристалл здесь действительно был. Но хранился под толстым куполом очень прочного металла. Независимо от того, попытается Ричард его пробить или пройти сквозь него - в любом случае сработает тревога.
  Ну и наплевать. Он и не собирался прятаться. Ему же, в конце концов, нужно привлечь внимание, чтобы ставить условия. Главное - оказаться достаточно близко к кристаллу, чтобы заменить его на другой участок пространства, черви могли только ВМЕСТЕ с Ричардом, а не по отдельности.
  Он ещё раз проверил все вычисления - и скользнул сквозь купол. Металл тут же сдвинулся в многомерности, теряя проницаемость - но Ричард уже был внутри, и "затвердевший" купол поймал лишь полметра его хвоста, которые он тут же отбросил...
  Кристалл был на месте. Прозрачная (в некоторых диапазонах) призма на пьедестале. Ричард приблизился к нему крайне осторожно, сканируя, чтобы не попасть в ловушку...
  И отскочил назад, когда сверху раздался лязг металла. В потолке купола открылся люк, через который на него свалилось нечто очень знакомое...
  Его схватили в телекинетические объятия и чуть не задушили - во всяком случае, сжали до состояния лужицы. Выражения радости и симпатии у белых марсиан были не менее смертоносны для всех не-малков, чем выражения их огорчения и злости. Он чуть не оглох от яростного вопля "Алеф!!!".
  - Что... ты... тут делаешь? - выдохнул он, как только сумел восстановить звуковые мембраны.
  - То же, что и ты... - вздохнула Дэйр-Ринг. - Это большая ловушка, в которую я попалась на пару часов раньше тебя. Такой же купол... только там внутри не было настоящего кристалла, лишь подделка. Твой, кажется, тоже. Они направляли нас, как по нотам. Всё распланировали.
  - Но зачем им заново сводить нас, после того, как с таким трудом разделили? Они что, не понимают, что вместе мы вдвое сильнее?
  - Они всё понимают, - покачала головой девушка. - Просто вместе мы также будем вдвое интереснее умирать. Зрелищнее. Я ловила отголоски их мыслей, пока сидела в этом куполе. Они всё это организовали с единственной целью - устроить садистское шоу с нами в главной роли.
  - Ты что, не могла пробить купол, вместо того, чтобы тратить время на чтение их мыслей? Он не такой толстый, там всего полметра металла...
  Белая отвесила ему копытом затрещину.
  - Думай, что говоришь. Конечно я пыталась. И телекинезом, и просто копытами... Но пока я пробивала купол в одном месте, они снаружи присоединили другую, точно такую же камеру... эти их топологические фокусы...
  - Значит, сейчас там, за куполом...
  - Что-то такое, что должно нас убить. И не просто прихлопнуть, а особо мучительным и зрелищным способом.
  Она ошиблась.
  То, что должно было их убить, было не снаружи. Оно находилось внутри.
  Призма на пьедестале засияла разгорающимся оранжевым светом, который вскоре распался на мультиспектральное сияние - не только в видимом человеческому глазу диапазоне, но в куда более широком - от микроволн до жёсткого ультрафиолета. И каждый отбрасываемый зайчик что-то делал с Ричардом... словно бы говорил с ним на древнем, давно забытом языке... Сияние проникало в него через глаза... через кожу... наполняло каждую клеточку жидким пламенем... огнём и холодом... мяло и лепило его, как глину, поднимая изнутри что-то давно забытое... что-то, чему нельзя было существовать...
  Их тела бились в судорогах, словно вокруг снова бушевал варп-шторм. Из аморфных луж то и дело вырывались кричащие лица - облики, которые они принимали раньше. Воздух вокруг ионизировался - его пронизывали психокинетические молнии.
  Это была нейрофизика, несомненно - та самая нейрофизика, которую примитивные народы называли магией. Свет был не просто электромагнитным излучением - он был информацией, программой, серией низкоуровневых команд для нейросети. Призма дирижировала его мозгом, его сознанием, подсознанием и теми слоями, для которых в человеческом языке даже нет названия. Подобно тому, как "жёлтый свет" даёт команду нейросети "создать Эссенцию", эта призма давала команду "обратить биовремя вспять".
  Они столкнулись с Шангой. Теперь Ричард в этом не сомневался... но он ничего уже не мог поделать. И Дэйр-Ринг не могла тем более.
  Потому что, столкнувшись со своим прошлым, их тела воспламенились.
  
  Это было далеко не то, что обычное пламя, которое сжигало их после неудачного замуровывания в стену. Намного, намного хуже. Гораздо страшнее.
  Простая химическая реакция горения идёт лишь снаружи. Вдоль поверхности тела - тонкой границы между биопластиком и атмосферным кислородом. До клеток истинного тела она добирается не скоро.
  Сейчас они вспыхивали изнутри, во множестве мест. Это было похоже скорее на действие "Проклятия Х-Ронмира" - пламя психогенного происхождения, вызванное самовнушением. Этот огонь убивает в считанные секунды.
  И одновременно он обладал какой-то невыносимой, наркотической привлекательностью. Было странное ощущение - что делаешь нечто запретное, абсолютно недопустимое - и в то же время убийственно сладкое. Вся прелесть и весь ужас преодоления запретов сконцентрировались в этом огне.
  Но вместе со смертью этот свет нёс и знание. Предки людей или Дхувиан были более примитивными существами, и для них Шанга - в первую очередь способ расслабиться, сбросить с себя груз рассудка, отдавшись во власть примитивных инстинктов. Но предки зелёных и белых марсиан - разговор иной. О нет, они тоже были варварами, безусловно - жестокими и кровожадными, при этом простыми и наивными существами. Но безграмотными, необразованными - о нет, такими они не были. Они знали многие вещи, о которых ни один современный Ма-Алек не осмелился бы и подумать.
  И сейчас эти знания широким потоком вливались в разум Ричарда - как, говорят, перед глазами умирающего проносится вся его жизнь. И чем больше он понимал, тем ярче горел... Путь к спасению был одновременно и его гибелью, и если он узнает чуть-чуть больше чем надо, прежде чем начнёт действовать - это будет его концом. И не только его. Сейчас такой же путь ВСПОМИНАНИЯ проходит и Дэйр-Ринг.
  Он чувствовал, что собственно полного возгорания не избежать... Но есть маленький шанс каким-то образом ПЕРЕЖИТЬ его. Загореться и не сгореть.
  Когда-то Марсом правили такие существа. Те, кто горели, но не сгорали. Пылающие марсиане. Да... так они себя называли. Именно "пылающие", не "огненные". Хотя огонь пронизывал каждую клеточку их плоти, они не были плазменной формой жизни или чем-то подобным. Их тела были вполне твёрдыми и осязаемыми... и нет, они не состояли из термостойких соединений, как Каменные Люди.
  Они просто шли через огонь тем же способом, каким Ма-Алек шли сквозь стены. Слишком высокоэнергетичные, то есть горячие, атомы и молекулы просто проходили сквозь их тела, не взаимодействуя.
  Может ли он - Ричард, Мастер, Алеф, или кто бы то ни было - проделать такой же трюк с огнём, чтобы выжить?
  Нет, сказала память, ты не можешь. Один не можешь. Ты не полный. Ты не целый. Ты всего лишь осколок. Но рядом с тобой находится недостающая часть. Которая сейчас точно так же погибает от собственной неполноты. Тебе нужно просто подойти и взять...
  Но он же "сейф". Он не способен к слиянию с кем бы то ни было!
  "Ты уверен?" - ехидно спросила память. "Это предрассудок цивилизации. Отбрось его, если хочешь жить", - сказала Шанга.
  Сущность "сейфа" заложена на молекулярном уровне - в самой структуре его многомерных молекул. Но эта структура управляема сознанием - и в Эмпирее управляема даже больше, чем в Жидком Космосе. Для Домена это не более чем информация, которую можно и переписать. Как именно переписать? Ну, в конце концов, многие поколения его предков "сейфами" не были, и сейчас Шанга поднимает это знание...
  "И не только предков", - снова хихикнула память.
  Двигаться оказалось на удивление легко. Судороги, вызванные светом Шанги, не мешали этому, скорее наоборот - помогали. Он схватил Дэйр-Ринг в объятия многочисленных щупалец - и она в ответ потянулась к нему, словно огненного ужаса больше не существовало. Потому что теперь она видела - за барьером этого ужаса всегда скрывалось запретное наслаждение.
  "Мы станем единым!"
  
  Мотылёк к огоньку,
  Ключик к замку,
  Зелёное - к белому,
  Разделённое - к целому!
  Нам даётся лишь раз
  Вознестись или пасть:
  Испытания час,
  Призывающий нас...
  
  Шагни
  В эту сферу огня,
  Светом стань для меня,
  Мы взлетим, словно два крыла!
  В огонь
  Я пойду за тобой,
  Ибо в сердце любовь,
  Что как пламя его светла!
  
  В зареве творящем обретём,
  Ключ, что выплавляется огнём!
  Огнём!
  Огнём!
  Где мы вдвоём!
  
  Сладко делить с тобой вдвоём
  Боль испытания огнём!
  Пылать живыми искрами,
  В огне, как мы, неистовом!
  Боль будет завтра, а пока
  Бьётся огонь в моих руках,
  Соединяя в целое,
  Зелёное и белое!
  Силу и власть!
  Любовь, веру и страсть мою!
  Единственный раз...
  С тобой вместе дотла сгорю!
  С тобой в едином огне сгорю!
  
  ЭПИЦЕНТР ОГНЕННОГО ШТОРМА
  
  По классификации зелёных марсиан это было слияние пятого уровня - самое глубокое из возможных. Не просто обмен памятью и биопластиком, но фактическое создание нового существа. Звучит парадоксально, но чтобы выжить, им обоим пришлось умереть. Ни Дэйр-Ринг Дувианской, ни Ма-Алефа-Ака Дж-Онзза больше не существовало. Тому, что возникло на их месте, требовалось новое имя. Новорожденное существо недолго мучилось с выбором. Оно вообще было довольно простым и прямолинейным, и не страдало от комплексов, присущих обоим "родителям".
  "Фаэршторм - вполне подойдёт для начала, - решило существо, - а если мне не понравится, я всегда успею переименоваться".
  С выбором основного облика определиться было несколько сложнее, поэтому оно решило остаться пока в той форме, в которой родилось - просто парящий в воздухе огненный шар. Правда, температуру пришлось слегка снизить, а то стены и пол уже нагрелись до красного свечения и опасно приблизились к точке плавления. Стены-то ему были безразличны, но и призма Шанги начала мутнеть, теряя прозрачность. Фаэршторм взглядом повторно отполировало её, затем криокинезом охладило до комнатной температуры и спрятало внутрь своего тела.
  Эта игрушка ему очень пригодится, а нынешние владельцы всё равно не понимают ни принципов её работы, ни настоящего назначения. Они думают, что Шангу создали древние Дхувиане. Ага, конечно. Да, в Каэр Ду, её научились воспроизводить и использовать, но изначальными изобретателями Шанги были Куиру. Это был один из инструментов, что применялись в их лабораториях при создании Полукровок - способ "откатить" неудачные изменения за одно поколение.
  Ему требовался сеанс самоанализа, как человеческому новорожденному требуется купание. Слишком много мыслей одновременно лезло в голову, слишком много вопросов требовало ответа. Несколько секунд Фаэршторм размышляло, что лучше сделать сначала - упорядочить обширные знания, доставшиеся ему от "родителей", или выбраться из подземелья, а потом уже думать, кто оно и что оно? Ему больше импонировал второй вариант, так как пылающие марсиане были по натуре деятелями, а не мыслителями. Однако, не составив полного представления о себе, трудно действовать с максимальной эффективностью.
  В итоге оно пришло к компромиссному решению. Собрав свою мысль в узкий луч, Фаэршторм с лёгкостью пронзило им все защиты коллективного разума кубла и дотянулось до одного из старейшин, который считал себя в полной безопасности, поскольку находился в нескольких километрах от арены Шанги. Секунды ментальной обработки хватило, чтобы полностью лишить его собственной воли и превратить в живой телепатический ретранслятор.
  - Я думаю, джентлснейки, - шипение было мягче шёлковой удавки, - всем понятно, что теперь я могу сделать это с любым из вас. Или даже со всеми сразу. Я знаю, вы все сейчас ощутили то, что почувствовал ваш собрат, когда его мозги плавились. Так вот - это был очень мягкий вариант. Я могу сделать тот же процесс гораздо мучительнее. Растянуть его на субъективные часы, или даже дни, кто знает... Повторить это с каждым из вас, и смерть каждого транслировать на всех. Миллион смертей для каждого - как вам такая перспектива? И скажу вам, как садист садистам - мне этот процесс доставит колоссальное удовольствие. К счастью для вас, я тварь хоть и злая, но не злопамятная. Я вам даже в некотором смысле благодарно за то, что вы помогли раскрыть мои настоящие возможности. Поэтому предлагаю сделку. Вы возвращаете мне мои приборы и отпускаете на поверхность, а я взамен делаю вид, что ничего такого не случилось. Ну, кроме того, что забираю с собой призму Шанги, в качестве компенсации за потерянное время.
  Ответом была волна возмущённого ядовитого шипения, которая не требовала перевода. Купол-ловушка зазвенел, как колокол - на него сверху обрушились многотонные глыбы, разогнанные почти до скорости звука долгим падением в шахте с разрежённым воздухом. Фаэршторм спокойно вскрыло мозг следующего червя. И ещё одного. И третьего. То есть уже четвёртого, если считать старейшину, с которого оно начало. В середине пятого мозгового изнасилования купол проломился, и камни рухнули ему на голову... в смысле, на то место, где у людей голова. Разумеется, их предварительно сделали непроницаемыми.
  Только вот Фаэршторм не обратило на них ни малейшего внимания. То есть вообще. Глыбы ударились об огненный шар, разлетелись в пыль - а он как висел на одном месте, так и продолжал там висеть. Вместо того, чтобы подбирать какие-то специфические способы противодействия, или позволить себя размазать, а потом несолидно собираться из отдельных капель - Фаэршторм просто укрепило психокинезом своё тело и зафиксировалось в пространстве.
  А через секунду забились в агонии распада сознания сразу двое рептилоидов. И их мучения продлились вдвое дольше.
  - В следующий раз будет четверо, - пообещало Фаэршторм семью глотками только что полученных марионеток. - И продлится это уже четыре секунды.
  Каменный дождь прекратился. То ли кубло вняло аргументации пылающего монстра, то ли просто закончились "боеприпасы".
  - Мы... принимаем твоё требование, - ох, знал бы кто, как трудно было коллективному разуму это выдавить!
  - Ну вот видите, как просто. Я и не сомневалось, что вы разумные существа и прекрасно понимаете старое доброе ультранасилие.
  - Но Шанги ты не получишь. Верни призму и уйдёшь живым.
  - Ох, джентлснейки, ну как вам не стыдно? - очередной червь забился под телепатическим лучом. Правда, на этот раз Фаэршторм не стало доводить до полного разрушения сознания - помучило секунд десять и отпустило. - Пытаться блефовать с существом, которое вас прочитало до глубин подсознания - очень глупая идея. Я же знаю, что сакральным религиозным значением для вас обладает не сам кристалл Шанги, а тот эффект, который он производит. А эффект у вас останется, так как есть ещё одна призма. Будете хорошими мальчиками и девочками, я вам, может быть, и этот верну - через пару веков. А до тех пор продержитесь на одном. Или сопрёте запасной у Хранителей. В конце концов, ритуалы Шанги происходят в подземельях не так часто.
  Кубло размышляло почти пять минут. Фаэршторм не подгонял его. Рыбка заглотила наживку - теперь не нужно тянуть слишком резко, иначе сорвётся с крючка. Если слишком нажать - они впадут в истерику и могут наделать глупостей. Пылающий просто слегка подправлял ход мыслей в ключевых головах... точнее, шеях. Наконец, к нему снова обратились:
  - Пригаси своё пламя. Оно слишком яркое, никто из нас не может приблизиться, чтобы принести твои приборы.
  - А вы их положите в тоннеле, который ведёт на поверхность. Я само подберу по пути. Если же не найду... придётся вернуться и очень серьёзно испортить кое-кому настроение.
  - Понадобится время, чтобы это организовать, после всех разрушений, что ты произвёл.
  - А я не тороплюсь. Сообщите мне, когда будет готово. Только... не советую использовать это время для подготовки ловушки. Это даже не угроза, просто бессмысленно. Вы же у меня все как под микроскопом.
  
  Пока кубло делало всё необходимое, чтобы наконец избавиться от опасного гостя, Фаэршторм, как и планировалось, наконец получило возможность заняться "инвентаризацией" своего разума и тела - проанализировать, что же оно собой представляет.
  Для начала существо провело сравнение своих способностей с силами обоих "родителей".
  Количественный рост был не так уж велик. Фаэршторм вырабатывало примерно триста мегаватт - то есть в шесть раз больше энергии, чем его мужская половинка, в три раза - чем женская, и в два раза - чем они вместе взятые.
  Новых способностей тоже не появилось - за исключением пирокинеза, разумеется, который для пылающих марсиан был естествен, как дыхание.
  Но зато исчезли некоторые принципиальные ограничения со старых и вроде бы хорошо известных способностей.
  В частности, его телепатия теперь была практически не ограничена расстоянием. Подобно астелларцам, оно могло достать узконаправленным лучом кого угодно и практически где угодно - при условии, что знало расположение партнёра или жертвы.
  Способность к дематериализации теперь не была ограничена его телом, но распространялась на другие предметы и существ - достаточно было к ним прикоснуться. Вечная проблема Ма-Алек "нельзя ничего взять с собой сквозь стену" для пылающих марсиан не существовала. Когда же оно дематериализовало самого себя, то вместо "просачивания" сквозь предметы могло пролетать сквозь них на полной скорости - взаимодействие со средой исчезало полностью.
  У телекинеза отпали ограничения по точности и скорости. Обычный малк может двигать лишь достаточно большие предметы, причём даже для них требуется время, чтобы "схватить" как следует, а иначе можно лишь обозначать общий вектор ускорения с помощью "потустороннего ветра". Фаэршторм могло захватывать объекты размером вплоть до отдельных молекул, взглядом собирать микросхемы и создавать телекинетические лезвия толщиной в микрон.
  Словом, Фаэршторм перестало действовать как псайкер, имитирующий механику работы биопластика в Жидком Космосе, и начало действовать, как псайкер, использующий типичные псайкерские дисциплины.
  Увы, даже со всем этим оно всё ещё оставалось пленником закона сохранения импульса. Даже пылающие марсиане не могли оттолкнуться от ничего. Только это и сдержало их в своё время от космической экспансии. Правда, их пирокинез позволял с лёгкостью создать плазменный двигатель со скоростью истечения в тысячи километров в секунду - но для этого требовалось немного разбираться в механике реактивного движения, а пылающие полагали, что они "выше подобной ерунды". Идиоты, что с них возьмёшь. Ни малейшего пиетета к своим покойным сородичам Фаэршторм не испытывало. Эту часть отношения оно унаследовало от Моро. "Надо же иметь такие фантастические возможности и так бездарно их пролюбить!"
  Также вышли на качественно новый уровень многие способности, которые, в принципе, были и у обычных малков - но не применялись в полную силу из страха перед огнём. Высокие энергии - это высокие температуры. Почти без исключений. Ма-Алек не могли быстро летать в атмосфере, потому что воздух при этом слишком разогревается. Они использовали электрокинез с мощностью карманной батарейки и лазерное зрение с мощностью указки - потому что молнии и лазерные лучи слишком горячие сами по себе и могут что-нибудь поджечь. Да, Моро частично преодолел это ограничение - он игнорировал психологический барьер, но вынужден был считаться с физиологическим - перегрев грозил и ему. Фаэршторм могло с лёгкостью превратить себя в трёхсотмегаваттную лазерную пушку или запитать от себя электроснабжение среднего города - и это ему ровным счётом ничем не грозило.
  Ах да. Самое главное - у него больше не было биопластика. Ну как... остатки ещё были, но быстро исчезали, поглощаемые делящимися клетками. Его тело обзавелось нормальной клеточной структурой. У него была кожа, были мышцы, кости, сухожилия, лёгкие - ну, всё то, что, как предполагается, должно иметь любое живое существо. Но при этом Фаэршторм не перестало быть метаморфом. Просто теперь оно могло перестраивать эту плоть мысленным усилием - так же, как черви перестраивали свой лабиринт. Контроль тела на молекулярном уровне плюс многомерное смещение позволяли разобрать любой орган или всё тело по клеточкам, как по кирпичику, и собрать в другом порядке. Функции "скафандра", защищающего клетки от перегрева, выполняет многомерная аура.
  
  Покончив с анализом способностей (самый актуальный для него вопрос в текущей ситуации), Фаэршторм вернулось к более философской проблеме - собственной природы. Что оно вообще такое и откуда взялось.
  Часть знаний оно взяло из собственной генетической памяти, тщательно заблокированной у всех зелёных и белых марсиан, но пробуждённой излучением Шанги. Часть - из истории Дэйр-Ринг (которая была совсем не Дэйр-Ринг на самом деле) и её исторических изысканий. Часть - из памяти Змеи, которая довольно долго делила с белой марсианкой одно тело. Вместе головоломка сложилась.
  Белые и зелёные марсиане - это не разные биологические виды. И не разные расы одного вида.
  Это разные полы.
  
  Как и предполагали учёные зелёных марсиан, этот разумный вид зародился не на Марсе. Х-Ронмирка-Андра - ледяной спутник Сатурна, который люди гораздо позже назовут Титаном. Он дал жизнь цивилизации водорододышащих гермафродитов на основе жидких углеводородов. Впрочем... "гермафродит" - не совсем правильное название. На Земле гермафродитами называются существа, производящие два типа гамет - мужской и женский.
  У титанцев в соматических клетках было четыре половых "хромосомы" (в кавычках, потому что их гены кодировались отнюдь не ДНК, которая не смогла бы функционировать при температуре жидкого метана). Обозначим их условно как W, X, Y, Z.
  При образовании половых клеток они группировались попарно, создавая таким образом четыре комбинации - WX, WY, XZ, YZ.
  W-хромосома определяла высокую подвижность половой клетки, Z - низкую. X определяла большой размер гамет, Y - маленький. Соответственно, комбинации WZ и XY не возникали - сочетание противоположных признаков по одной аллели и полное отсутствие другой было невозможно.
  Когда была возможность, титанец спаривался с себе подобным, когда не было - оплодотворял сам себя.
  В отличие от землян (у которых есть ещё и аутосомы), эти четыре половых хромосомы хранили полный генетический набор титанца. Поэтому гамета WX могла слиться только с YZ, а WY - только с XZ. Иначе не получалось комплекта. Что важно - даже от самого себя титанец мог иметь два разных типа потомства - от того, какие типы гамет сливались, зависело, какие признаки будут доминировать у ребёнка. Это позволяло сохранить род даже при выживании одного представителя, но при этом также и поддерживать генетическое разнообразие. Тип слияния зависел от питания - при избытке биохимической энергии большие подвижные WX легко догоняли и поглощали мелкие ленивые YZ. Когда же титанец голодал, получали преимущество мелкие подвижные WY, больше похожие на сперматозоиды земных животных - их движение было "дешевле".
  
  Титан - довольно-таки бедное биохимической энергией место, и в течение многих миллионов лет местные разумные вели жалкое существование по меркам других миров - даже интеллект они развили лишь для того, чтобы лучше искать скудную пищу.
  Пока однажды в результате какой-то мутации (или, возможно, эксперимента другой цивилизации) среди них не родился первый псайкер. Получив доступ к бездонным запасам энергии Имматериума, потомки этого единственного первого мутанта мгновенно (по историческим меркам) вытеснили обычных титанцев. Затем у кого-то из них родился более сильный ребёнок - и популяционный взрыв повторился на новом уровне. И так несколько раз, пока планету полностью не заселили существа, способные одним взглядом испарить небольшой айсберг. Они назвали себя Пылающим Легионом - огонь стал символом их новообретённой мощи и быстроты размножения, своеобразным знаменем. "Пусть Солнечная горит огнём!" - повелел их предводитель.
  На Титане им стало тесно - и они высадились на все луны Сатурна, а затем и на сам Сатурн. Но на лунах им не понравились разрежённая атмосфера, бедный минеральный состав и низкая гравитация, ведь Титан превосходит по массе все остальные, вместе взятые. А жизнь в атмосфере газового гиганта, без твёрдой земли под ногами, пришлась по нраву лишь немногим чудакам.
  Для освоения других планет и спутников планет их техника была ещё недостаточно развита. Даже до ближайшего Юпитера, даже в период противостояния - слишком уж далеко - 650 миллионов километров, дальше, чем от Марса до Солнца!
  Однако эти исследования не прошли даром - на Япете был найден артефакт более древней цивилизации, открывший им портал к Марсу. Точнее, к Фобосу и Деймосу - спутникам Марса. Но высадиться оттуда на центральную планету уже не составляло труда.
  Взрыв населения на Марсе превзошёл по масштабам все, что имели место на Титане. Для размножения нужна не только энергия, но и определённые химические элементы - нужно же иметь, из чего строить свои тела. На Титане за тяжёлые элементы шла непрерывная конкуренция (размножаясь, Легион уничтожил все неразумные формы жизни, чтобы извлечь из их тел драгоценные атомы), на других лунах их вообще можно было найти лишь в следовых количествах. А бедный, по сравнению с Землёй, Марс - оказался для них неисчерпаемой сокровищницей. Железо тут лежало прямо на поверхности, а кислород составлял значительную часть атмосферы! Началась бесконечная оргия размножения, в ходе которой Марс был сожжён дотла.
  Впрочем, жизнь быстро показала им, что ничего бесконечного не бывает.
  Всё началось с того, что пропали несколько экспедиций в районе Лабиринта Ночи.
  А потом... по всей планете начали появляться из песка странные высокие сооружения из металла. Легион, конечно, пытался их атаковать, но конструкции оказались очень прочными, регенерировали повреждения и отстреливались лучами, которые даже пылающего марсианина разносили на атомы. Если же ему всё-таки удавалось нанести значимые повреждения, строение как ни в чём не бывало уходило под песок, а через пару часов появлялось неповреждённым.
  А когда этих конструкций стало много, они все одновременно засветились... и псайкерские силы перестали работать. Полностью. Одновременно. У всех. По всему Марсу. Словно Эмпирея больше не существовало.
  Что произошло дальше - в генетической памяти информации не было. Вероятно, кто-то собрал бывших пылающих, а ныне просто куски метанорганики, погибающие от перегрева. Вероятно, кто-то что-то с ними сделал.
  Кто-то постарался воспроизвести часть их способностей на новом субстрате. Сохранить метаморфоз, телепатию, телекинез - но убрать зависимость от Эмпирея. Это был единственный способ выжить на Марсе - каким он стал. Кто-то облачил их в биопластиковые "одежды" из многомерных молекул, и научил клетки эти молекулы синтезировать. Эффект был потрясающий - почти всё работало почти так же как у предков, ну, за исключением пары нюансов! Фаэршторм ужасно хотело бы увидеть этого неведомого гения молекулярной биологии и многомерной физики.
  А ещё этот кто-то постарался, чтобы они не вернулись к прежнему состоянию. Он буквально разрезал каждую клетку пылающего на две части - так же, как они делятся при воспроизводстве половых клеток. Но теперь эти "половые" клетки стали новыми соматическими. Как если бы на Земле кто-то попытался создать "людей из яйцеклеток" и "людей из спермы".
  Существа с хромосомным набором WX стали женщинами белых марсиан. С WY - мужчинами белых. С XZ и YZ - соответственно, женщинами и мужчинами зелёных.
  Собрать "полного" пылающего, со всеми четырьмя хромосомами, теперь было возможно только при слиянии "по диагонали" - зелёного мужчины с белой женщиной или наоборот. Но чтобы этого не случилось, в их рефлексы прописали панический страх перед огнём.
  
  Размышления были прерваны наконец появившимся перед ним проходом. Змеелюди всё-таки выполнили обещание и отпускали его с миром, положив примерно в паре сотен метров дальше по тоннелю оба пипбака. Впрочем, в избыточной честности их обвинить было нельзя. Кто угодно сдержит слово под влиянием превосходящей телепатической и огневой мощи - причём выражение "огневая мощь" в данном случае следует понимать буквально.
  Вырастив пару конечностей, Фаэршторм надело на них оба браслета и без проблем покинуло слишком негостеприимный подземный мир. Став предварительно невидимым. Оно ещё не готово было к контакту с бывшими друзьями, знакомыми и родственниками.
  Напрашивался очевидный вопрос - в каком амплуа предстать перед Ковенантом?
  Просто сказать правду? Ну, пинком в космос его, может быть, и не выкинут, но относиться будут явно с недоверием. Оно - другая личность, в некотором смысле убившая своих "родителей", чтобы появиться на свет. Пусть даже они пошли на это добровольно, пусть для них это был единственный способ сохранить от себя хоть что-то... Всё равно, Ранн, Шеннеч и Глубоководные Ковенанта не рады будут такому конкуренту. А уж что скажет Спартанец-1337, даже думать не хотелось.
  Второй вариант - изобразить того Ма-Алефа-Ака, которого они знали (у него авторитет в Ковенанте выше, чем у "матери"). Сказать, что Шанга просто пробудила в нём новые силы, а Дэйр-Ринг.. ну, не выдержала. Сгорела от активации генетической памяти или как-нибудь ещё погибла в подземельях. Очень жаль бедную девочку. Можно даже провести карательный рейд по катакомбам в память о ней.
  Ну и третий вариант - можно по очереди играть Алефа и Дэйр-Ринг, перевоплощаясь то в одну, то в другого. Благо, есть память обоих, характеры изобразить несложно... Только придётся объяснять, почему их не видят одновременно. Во всяком случае, не видит никто из телепатов и прочих экстрасенсов, рядовым кови вполне можно внушить, что они видят обоих сразу.
  Великая Змея, конечно, поймёт, что случилось - но ей по большому счёту наплевать на все эти дела. Она уже вышла за пределы суеты мелких смертных. А остальным вполне можно навесить лапши на уши. Даже Ранн и Шеннечу - которые, хоть и телепаты, уступают ему по силе.
  Прежняя Змея - та, что была миллион лет назад - могла бы попытаться воскресить Дж-Онна и слиться с ним под лучами Шанги. Даже без согласия последнего. Для нынешней - это не стоит возни, она давно миновала соответствующий этап развития, её псайкерская мощь сейчас куда больше.
  На всякий случай оно отправило на борт парящего неподалёку дропшипа сообщение "живы-здоровы, продолжаем расследование, немного задержимся". Это поможет выиграть некоторое время, пока не будет разработана стратегия.
  Так... а почему собственно...
  Фаэршторм приняло облик Алефа, взмахнуло рукой - и рядом появилась Дэйр-Ринг.
  Ещё один эффект "снятия ограничений" с прежних способностей. Его астральная проекция - теперь не полупрозрачный сгусток многомерных молекул, а полноценный псионический фантом. Немного поиграв с характеристиками, можно сделать его неотличимым от реального даже для всех девяти марсианских чувств. Добавив телекинетической энергии - сделать даже осязаемым. Единственная разница с настоящим живым существом в том, что у этого фантома не будет психосил настоящей белой марсианки - по мелочам он на псионику способен, но тем слабее, чем дальше находится от своего создателя. Но эти маленькие нюансы вполне можно замаскировать.
  С независимым поведением двух воплощений проблем не будет - от Ричарда он унаследовал умение разделять сознание на несколько потоков без использования Великого Голоса.
  А в ситуациях, когда Дэйр-Ринг становится главной героиней - можно меняться местами, проекцию ставить на место Алефа, а облик белой принимать самому.
  "Да. Решено. Сыграю сразу двоих. Это поможет поддерживать равновесие между двумя моими наследиями, не скатываясь ни одному из них. А то очень легко войти в образ и начать считать себя чуть изменившимся предком. Да и в Ковенанте будет спокойнее".
  Фаэршторм уже собиралось послать на корабль сигнал "Операция завершена, подбирайте нас", но вдруг хлопнуло себя щупальцем по лбу.
  Оно совсем забыло про Охотника за душами. Этот тип сразу поймёт, что ощущает вероятность смерти совершенно иного существа - с Эссенцией иной ценности. А у фантома никакой вероятности смерти и вовсе нет. И при этом Охотник достаточно глубоко влез в дела Ковенанта, чтобы немедленно поделиться этой информацией. Как минимум с Клонарией.
  Устранить его? Даже если не учитывать моральную сторону вопроса - очень трудно организовать убийство существа, которое предвидит собственную смерть.
  С другой стороны - устранять не обязательно физически. Можно просто внушить ему, чтобы он кое-что забыл... в теории можно. А на практике... Нет, Охотники не являются абсолютно неуязвимыми - у них установлена кое-какая защита, но сильный телепат способен её обойти. На грани возможного для оператора уровня Фаэршторм - подредактировать воспоминания, чтобы он думал, будто Эссенция Алефа всегда имела именно такой "запах".
  Но совершенно невозможно - установить ему постоянный фильтр восприятия, чтобы он в упор не замечал отсутствия Эссенции у фантома.
  И он будет брыкаться. Сильно брыкаться. Его сопротивление ощутят Шеннеч и Ранн, и тут же примчатся выяснять, что происходит. А может и Мыслителей позовут на поддержку, а те в свою очередь привлекут астелларцев, Сотворённых... С ними всеми одинокому маленькому пылающему точно не справиться.
  "И зачем только этот идиот Моро обзавёлся таким количеством влиятельных друзей и союзников, гори они все огнём?!"
  Был и четвёртый вариант стратегии. Плюнуть на Ковенант и статус в нём. Убраться куда-нибудь на окраину Галактики и там заняться выведением потомства. А через тысячу лет вернуться во главе армии из миллиардов пылающих и показать всем, на что способен Пылающий Легион при грамотном командовании и отсутствии пренебрежения современной физикой...
  Ага, и навлечь на себя либо парадокс времени, либо армию Жнецов. Прошлое - слишком хрупкая вещь, чтобы разжигать в нём такое пламя. Если уж оно решит плодиться и размножаться, то нужно сначала вернуться в своё время. Змея не будет против - ей всё равно, кого перемещать через гробницу Рианона.
  Да, это означает бросить здесь с таким трудом собранный Ричардом флот - но возможно, не такая уж большая потеря, если его всё равно не получится контролировать. В конце концов, в его чреслах таится одна из сильнейших армий всех времён. А на Ма-Алека-Андре он уже не будет связан принципом самосогласованности, и получит возможность сам строить своё будущее... своё Единство.
  Но похоже, жадность Ричарда была заразной, причём передавалась половым путём. Неожиданно для себя Фаэршторм ощутило острое нежелание расставаться со всем, что собиралось непосильным трудом. Нервно облетая дюны кругами, оно снова и снова возвращалось к мыслям о том, как бы ему восстановить власть в Ковенанте, ну или хотя бы вернуть себе "Найткин", "Единство" и пару кораблей сопровождения.
  Оно бы даже согласилось повторно начать всю карьеру с нуля - войти в него под видом обычного самца джиралханай, и затем постепенно продвигаться на командные позиции. По иронии судьбы, нынешний Ковенант гораздо более "взломоустойчив", чем старый, который захватывали Ричард и Змея. Он более рационален и менее суеверен, у него прекрасно работает контрразведка, которая теперь включает и телепатов. Он быстро вычислит и нейтрализует чужака. И сделал его таким сам же Ричард, не желавший, чтобы кто-то повторил его стремительный взлёт! Ну хорошо, не сам сделал, с помощью одной рептилии...
  Использовать призму Шанги, как предмет для торга? Он очень пригодится и Мыслителям и астелларцам, и если они слегка нажмут на Ковенант... беда в том, что кристалл изготовили древние Дхувиане, и уж Мыслители-то определённо знают, как его воспроизвести. Стоит только намекнуть им, как эту штуку можно использовать - и через несколько месяцев она будет иметь чисто сувенирное значение.
  С другой стороны... а что мешает просто ПОГОВОРИТЬ с Охотником и ПОПРОСИТЬ его не выдавать лишнего? Это древние пылающие во всём и всегда полагались на насилие, считая его единственным аргументом, позволяющим крепкие стабильные отношения. Фаэршторм должно быть умнее, если хочет выжить. У трёхглазого только одна цель - добраться до будущего с ловушками, полными отборных душ. И ему в принципе выгодно иметь во главе Ковенанта существо, собранное из его старых знакомых, к тому же знающее многомерную физику. А для всех остальных иллюзия, что ничего не изменилось, будет вполне достоверной. Моральным нормам это тоже не противоречит. Фаэршторм ведь не просило, чтобы его таким делали.
  Оно сосредоточилось и послало мысленный луч на невидимый "Найткин", проходивший над Валкисом на ареосинхронной орбите.
  "Охотник, нам нужно обсудить одну вещь. Очень важное дело".
  
  Переговоры, вопреки ожиданиям, прошли вполне спокойно. Если трёхглазый и испытывал какое-то недовольство относительно испорченной Эссенции пары разноцветных марсиан - он это удержал при себе, потому что был хорошо воспитанным. Фаэршторм тоже было хорошо воспитанным, поэтому, как бы ни жгло любопытство, в глубокие слои его сознания не лезло, оставаясь на коммуникативном уровне.
  "Хорошо, - кивнул Охотник, выслушав покаянную исповедь новорожденного. - Пока что я буду об этом молчать".
  "Пока что?"
  "Пока это имеет для тебя значение. Возможно, через некоторое время сокрытие личности уже не будет для тебя настолько важным".
  
  Ах он гадёныш этакий! Не сказав ни слова лжи, умудрился ввести Фаэршторм в заблуждение и заставить расслабиться! Обманщик проклятый!
  Неудивительно, что он был абсолютно спокоен! Он-то прекрасно видел, что интересующая его Эссенция никуда не денется...
  Потому что строя свои великие наполеоновские планы, Фаэршторм упустило из виду один очевидный факт, известный (в теории) многим червям, но крайне редко наблюдаемый (потому что обычно регрессировавшие долго не жили).
  Эффект Шанги является временным!
  В какую бы тварь тебя ни превратило - даже если ты отрастил жабры, хвост и чешую - с прекращением облучения процесс на некоторое время замирает на очередном "плато", а затем обращается вспять. Да, у Куиру была команда "сохранить изменения", но Дхувианам она была неизвестна - они даже не знали, подаётся ли этот луч через ту же призму, или через другую. В "садах Шанги", где содержались твари для гладиаторских боёв, этот эффект обходили с помощью регулярного облучения всех подопытных.
  Причём длительность "плато" почти не менялась у всех разумных - от половины суток до трёх. А вот метаморфозы шли в обратном порядке. Чем быстрее был регресс - тем быстрее и восстановление в прежнюю форму.
  Поэтому, когда Фаэршторм наконец заметило, что его пламя гаснет, а мысли расщепляются на два потока уже без его воли - сделать было ничего уже нельзя. Чтобы достать из груди призму и облучить себя ею, подобрав нужный спектр, требовалась хотя бы пара минут... а обратное превращение, как и прямое, заняло меньше минуты, причём бОльшую часть этого времени существо было абсолютно недееспособно.
  Оно только и успело послать проклятия в адрес Охотника и своих "родителей".
  "Не думайте, что избавились от меня так просто, вы, ледяные твари с пластиковой кровью! Однажды вкусивший запретного плода Шанги остаётся её рабом навсегда! Я ещё вернусь! Слышите меня?! Я вернусь!"
  
  Если встретил зверя - убей,
  а убить не можешь - не тронь.
  Ибо кто прошел сквозь огонь,
  тот уже во сто крат сильней.
  
  Тот, кто видел однажды тьму,
  никогда не поверит в свет.
  Все, что свято, сошло на нет,
  И глаза не солгут ему.
  
  Что ж вы отпустили меня,
  истязав пантеру бичом?
  Вам теперь не спать по ночам:
  зверь не позабудет огня!
  
  ОКРАИНА СОЛНЕЧНОЙ СИСТЕМЫ-5
  
  Они отходили от последствий почти неделю, отмокая в ледяных ваннах с метаногелем. Не только от морально-психологических - заново учась быть отдельными личностями, а не половинками целого. Но и чисто физически Шанга тоже их сильно потрепала. Фаэршторм сожрало почти весь биопластик, вместо этого наработав кучу бесполезных клеточных тканей, большинство из которых при обратном превращении пришлось отторгнуть. Скорость трансформации сыграла с ними дурную шутку - биохимия не успевала за изменениями фенотипа и пси-способностей. Они оба теперь были размером с небольшую собаку, и даже для этого пришлось по максимуму воспользоваться навыком увеличения размера.
  Они в принципе могли бы восстановиться за сутки - но предпочли не напрягаться, так как им нужно было многое обдумать. Слияние дало им слишком много знаний друг о друге - знаний, которые Фаэршторм воспринимало как малозначимые курьёзы, но которые для двух марсиан оказались полноценными скелетами в шкафу. Дэйр-Ринг, например, узнала, что второй её любовник подряд оказался человеком. Ну, в некотором смысле. В некотором человеком, потому что супермутанта и Спартанца можно было назвать таковыми лишь с натяжкой. И в некотором - любовник, потому что слияние пятого уровня трудно сравнивать с обычным сексом, даже марсианским. Тем более, под лучами Шанги, которые меняют вообще всё.
  А Ричард наконец узнал, каким образом белая марсианка смогла вписаться в общество зелёных, и даже подключиться к Великому Голосу. Всё просто и в то же время непредставимо для любого, кто разбирается в послевоенной культуре Ма-Алек.
  Она в этом обществе родилась.
  
  Когда некто... назовём его Создателем Биопластика, или просто Создателем, для простоты - творил зелёных и белых марсиан, он столкнулся с проблемой - как правильно закодировать у них половое размножение. Две задачи вошли в противоречие - частота размножения и невозможность восстановления.
  Если каждый из четырёх полов будет размножаться вегетативно - то есть сам с собой - это приведёт к взрыву населения, не намного более медленному, чем в первый раз. Если же для произведения потомства необходимо объединение всех четырёх полов - или хотя бы всех четырёх хромосом, для чего достаточно двух полов "по диагонали" - то при каждом слиянии для продолжения рода будет риск возрождения пылающего.
  Поэтому Творец сделал так, чтобы для зачатия нужны были четыре хромосомы и три типа хромосом - то есть один из элементов головоломки мог быть одинаковым. Но только один.
  Таким образом, давать потомство могли сочетания всех "соседних" полов, с совпадением по одной аллели: WX+WY, WX+XZ, WY+YZ и XZ+YZ. В то время, как сочетания "по диагонали", с объединением всех четырёх хромосом, приводили к воспламенению плода - и соответственно, его гибели вместе с родителем (или обоими родителями, если они вынашивали вместе).
  Спустя некоторое время после зачатия зигота разделялась вдоль линии между идентичными хромосомами, давая два плода с теми же двуххромосомными наборами, что и у родителей.
  Поначалу, сразу после Падения, все четыре типа скрещивания были примерно равновероятны. Но по мере того, как становилась ясна разница между зелёными и белыми марсианами, браки между разными "цветами" одного "пола" становились всё более редкими, а затем и вовсе забылись - никому не приходило в голову даже пробовать. Единственными нормальными парами считались "зелёный мужчина с зелёной женщиной" и "белый мужчина с белой женщиной". Изредка случалась трагическая история любви между белым мужчиной и зелёной женщиной, ещё реже - наоборот. Но они быстро заканчивались - с первым же ребёнком. "Нет повести печальнее на свете..."
  
  Скрещивание у разных "цветов" было не совсем одинаковым.
  Как следует из хромосомного набора, у белых марсиан половые клетки должны быть высокоподвижными - что у мужчин, что у женщин. Поэтому при каждом слиянии они устремляются навстречу друг другу, как сумасшедшие. Проконтролировать это почти невозможно, и после слияния каждый из родителей оказывается беременным несколькими десятками пар разнополых близнецов. Как насильник, так и жертва обычно стараются эту заразу вовремя отторгнуть, но иногда некоторая часть всё же выживает - против их желания.
  Если же родитель решает не отторгать всех, а выносить побольше, то образуется семья-клан, с несколькими десятками братьев и сестёр - и родителем-феодалом, который использует их как личное пушечное мясо. Численность потомства за один раз ограничена только физиологической выносливостью белого марсианина и его способностью "прописать" повиновение у десятков формирующихся зародышей.
  У зелёных марсиан всё наоборот. Половые клетки с хромосомой Z малоподвижны, и слить их можно только обоюдным желанием и стараниями обоих родителей, которые направляют их навстречу в течениях биопластика. Поэтому, хотя после зачатия тоже образуется пара зигот мальчик-девочка (только одна!), вынашивают обычно лишь одну из них - вторую отбрасывают как ненужную.
  Поэтому на появление у супругов Дж-Онзз ОДНОПОЛОЙ пары близнецов смотрели как на редкостное извращение. Ведь для этого нужно было провести сразу два слияния зигот и затем отторгнуть их женские половинки. Зачем кому-то мог понадобиться такой физиологически утомительный половой акт?
  На самом деле Ша-Шин Дж-Онзз именно так и поступила (зачем - ей одной виднее, провидцы часто ведут себя странно, а муж просто не решился ей противоречить), но поверить в это было крайне трудно. Не раз и не два близнецы сталкивались с осторожными (а порой и не очень) попытками выяснить "кто же из них всё-таки на самом деле девочка".
  Впрочем, история близнецов - это отдельная тема, достойная своей саги - о власти, о любви, о предательстве. Ричард о ней ещё вспомнит, но чуть позже. Пока он вернулся к истории Дэйр-Ринг, которая оказалась гораздо ближе к его личной истории, чем он думал.
  
  Прежде, чем Ша-Шин вышла замуж за М-Ирнна Дж-Онзза, у неё был скоротечный, но страстный роман с жителем одного из поселений на поверхности. Как Преследователь, девушка сама отконвоировала его после изгнания из аркологии, и с тех пор регулярно навещала в Великом Голосе, а раз в пару лет - и реально. Формально - чтобы проверить его положение (изгнание не равносильно смертной казни, а выжить в пустыне может не каждый). На практике... в общем классическая история про роман примерной девочки-отличницы и хулигана. Провидицей она тогда ещё не была, её дар открылся довольно поздно - в 120 марсианских лет, так что юношеской наивности и романтичности ничего не мешало.
  Памятью о тех свиданиях стала её первая дочь, старшая сводная сестра близнецов - Д-Кей Д-Разз. Девочка рано покинула семью. Хотя её никто не выгонял, она, будучи телепаткой, чувствовала, что отягощает мать, напоминая об ошибках её юности. Да и с отчимом отношения не очень сложились. Вдобавок, у Ша-Шин тогда начал "резаться" пророческий дар, и её видения периодически выплескивались на всех, кто оказывался рядом. Не самая лучшая обстановка для взросления, так что никто её не старался особо удержать. В аркологии было кому о ней позаботиться, причём не только на уровне "чтобы с голоду не умереть", но и дать необходимое образование, воспитание и моральную поддержку. Детей у зелёных марсиан мало, каждого на руках готовы носить.
  Со сводными братьям она, тем не менее, виделась регулярно - причём ворчливый, грубоватый Алеф был ей даже больше по нраву, чем обаятельный и добрый Дж-Онн. Именно Д-Кей привила ему любовь ко многомерной физике. Сама она избрала стезю биолога, но для многомерных Ма-Алек это достаточно близкие отрасли, чтобы они могли обмениваться свежими результатами исследований.
  Увы, её интеллект быстро обогнал мораль. Д-Кей пришла к выводу, что народ зелёных марсиан вырождается, что скрещивание половинок ДНК уже довело до потери способности к развитию, и рано или поздно приведёт к накоплению наследственных дефектов и к вымиранию.
  Она реконструировала генную карту пылающих марсиан (разумеется, не зная, что они были именно пылающими - просто искала совершенные предковые формы) и смогла понять, что недостающие части этой карты кроются в телах белых марсиан.
  И вот тут и пригодился брат - многомерный физик. Уж неизвестно, как именно молодая исследовательница смогла его уговорить, но Ма-Алефа-Ак активировал проектор Зоны Сохранения, который она раздобыла через отчима - члена Ассамблеи Разумов - и вытащил оттуда за шкирку относительно безобидную белую марсианку. Прежде, чем та пришла в себя, Д-Кей её вырубила телепатической атакой, и поспешно поблагодарив брата, утащила "в поликлинику для опытов".
  Уж неизвестно, как эти опыты выглядели (что-то из эротического триллера, причём для самых извращенцев, во всяком случае по земным меркам). То ли Д-Кей сама изнасиловала пленницу, то ли допустила "ошибки в технике безопасности" и позволила изнасиловать себя. Но её теория блестяще подтвердилась. Зелёная смогла забеременеть и родить пару близнецов. Как и ожидалось, оба были девочками, но одна зелёной, вторая - белой.
  Почему Ма-Алефа-Ак не помнил своего участия в этом захватывающем приключении? Ха, да он не помнил даже того факта, что у него вообще была сводная сестра! На Марсе жила небольшая семья, у мамы росли близнецы-сыновья, один был покрепче, другой поумней - и всё, и никаких других детей.
  Почему? Ещё минуту терпения, господа, до этого дойдёт чуть позже.
  Вернёмся к двум другим близняшкам. Зелёную пристроить было нетрудно - мать-одиночка на Марсе явление не такое уж редкое. А вот что делать с белой дочкой, М-Ганн М-Орзз... это был большой вопрос. Самое большое искушение - отправить её вслед за второй матерью обратно в Зону Сохранения - Д-Кей успешно предотвратила. Она дала дочери свою фальшивую фамилию и вымышленное имя - Дэйр-Ринг Д-Разз. Она выбрала ей максимально безобидный образ - чуть стеснительной, но милой пони, с которой всем хотелось дружить. Она годами тренировала её усмирять бьющую изнутри агрессию, работать в общем телепатическом поле и избегать даже намёков на насилие.
  И этот опыт тоже увенчался успехом. Белая марсианка, рождённая среди зелёных, смогла и выжить среди них, не вызвав никаких подозрений. Но одновременно Д-Кей пришла к выводу, что это тупиковый путь.
  Она не могла в одиночку родить достаточно белых марсиан второго поколения, чтобы исправить генетический дисбаланс. А "Дэйр-Ринг", скорее всего, останется старой девой - да, она успешно скрывалась... но в основном вдали от цивилизации. Поддержание маски в окружении большого количества зелёных отнимало у неё слишком много сил, она не могла заниматься этим постоянно.
  И тогда у неё родился ещё более авантюрный план.
  В истории Марса изредка встречался такой феномен, как "сейфы" - Ма-Алек, полностью лишённые телепатической связи с остальными. Если бы она смогла воспроизвести этот эффект искусственно, наделить им взрослого малка - она бы смогла постепенно извлечь из Зоны Сохранения всех белых, потихоньку, век за веком, перемешать их с марсианским обществом - так, чтобы никто не мог заглянуть им в головы. А там уже и дети бы начали появляться.
  Самое удивительное, что ей это удалось. Она нашла способ воздействовать на биопластик, чтобы "вывести его из фазы", превратить из "прозрачного" в "монохромный", транслирующий только собственные сигналы и напрочь не замечающий чужих.
  Но на этом везение Д-Кей закончилось. Преследователи накрыли Д-Кей в разгаре её опытов. Правда, она успела превратить в "сейфа" себя саму, так что о настоящей природе её дочери никто не узнал. С учётом того, что некоторые эксперименты биолог проводила... скажем так, на не совсем добровольцах, головам Духа Закона не потребовалось долго совещаться, чтобы вынести ей приговор.
  Д-Кей, вместе с парой белых марсиан, которых успела вытащить, была отправлена назад в Зону Сохранения.
  
  Если слияние открыло Ричарду некоторые тайны Дэйр-Ринг, то воздействие Шанги - пролило свет (в буквальном смысле) на некоторые его собственные тайны.
  На вещи, о которых сам Алеф не имел ни малейшего понятия. Память о них была не просто заблокирована, а напрочь стёрта - своеобразное "форматирование диска" в органическом варианте. Этих знаний просто не было в мозгу Алефа, и только вспышка генетической памяти, вызванная Шангой, открыла к ним доступ. Даже Моро, хотя и не был Ма-Алефа-Аком по-настоящему, оказался от них в шоке.
  Каково это - узнать, что вся твоя жизнь, кроме пары лет, была фальшивкой? Спросите Алефа, он теперь знает.
  Не был Ма-Алефа-Ак никаким "сейфом" и в помине.
  А был достаточно сильным телепатом. Некоторое время (правда, недолгое) - одним из сильнейших на Ма-Алека-Андре.
  Однако реальная история его жизни была не намного менее мрачной, чем вымышленная.
  Ша-Шин Дж-Онзз была милой и обаятельной марсианской дамой, хоть и немного наивной. Впрочем, если судить по Дж-Онну, можно предположить, что это чуть ли не обязательное профессиональное требование для Преследователя - Х-Ронмир его знает, почему у них не наблюдается профдеформации, аналогичной таковой у земных полицейских, которые в каждом начинают видеть потенциального преступника. Но... лишь до тех пор, пока у неё не пробудилась способность к прекогнистике. С каждым новым видением она становилась всё более странной - с точки зрения окружающих, которые будущего не видели. Что, впрочем, не мешало ей оставаться хорошим копом, но вот женой и матерью она была... ну, не сказать, чтобы совсем плохой, но не идеальной точно.
  Мало того, что она настояла на зачатии сразу двух мальчиков - так она ещё дала им весьма специфические имена...
  Вообще каждое имя у марсиан имеет более десятка смыслов. Ближайший аналог - имена в Японии, которые звучать могут одинаково, но писаться разными иероглифами. Здесь же каждое слово пишется и произносится одинаково, но может иметь разные телепатически передаваемые ассоциативные коннотации. И эти оттенки меняются в течение жизни - каждый марсианин, с которым вы общаетесь, может оставить свои "заметки" в Великом Голосе относительно смысла вашего имени. Естественно, тот, кто ставит эти заметки первым (а это чаще всего родитель), имеет приоритет. Все остальные "комментаторы" уже будут воспринимать вас через призму его видения.
  Обычно родительские ассоциации полны любви и восхищения, и становятся корнями для того дерева уважения, которое позднее выращивает себе марсианин собственными поступками. И с Дж-Онном именно так и случилось. Самым распространённым прочтением его именни в детстве было "свет к свету", позже, когда он повзрослел, возникла коннотация "лучший из лучших". Справедливости ради - Джонни её вполне заслужил.
  А вот имя "Ма-Алефа-Ак" могло бы означать "Искусник", "Мастер" или "Кузнец". Да, оно всё это означало... но с подачи дорогой мамочки, первым смыслом стало совсем другое понятие - "Тьма в сердце". Всё равно, что надпись на лбу "Остерегайтесь его, он замышляет недоброе".
  Намерения у Ша-Шин были самые лучшие. Она увидела в будущем, что её сын вырастет агрессивным, нелюдимым злоумышленником и мизантропом. Что он совершит нечто очень плохое по отношению к своим собратьям. И пыталась, как могла, предотвратить такое развитие событий. Увы, методы, которые прекрасно работают в полиции, не слишком хороши в педагогике. Если человеку тысячу раз сказать, что он свинья - на тысяча первый раз он захрюкает. Чувствуя всю жизнь постоянное недоверие, опаску, а порой и прямую агрессию со стороны окружающих, Алеф именно таким и вырос. Другие марсиане избегали его - он избегал других марсиан. Другие марсиане постоянно пытались угадать, какую же пакость он задумал - он их не разочаровывал, и постоянно размышлял, что бы такого сделать плохого. Причём он даже не думал скрывать эти мысли - наоборот, целенаправленно транслировал их вокруг себя - "чтоб вы знали, как я вас, гадов, ненавижу". Когда он подключился к Великому Голосу, то создал в нём самое, пожалуй, неуютное и пугающее личное пространство - тёмную башню, окружённую зарослями, полными ловушек и монстров, вытащенных из его подсознания.
  Ему удалось скрыть своё соучастие в проделках Д-Кей, и он не понёс за это никакой ответственности. Тем не менее, смерть матери, а через некоторое время - осуждение и изгнание сестры окончательно отделили его от остального мира. Он стал ещё более агрессивным и недоверчивым. Попытки Дж-Онна пробить колючую эмоциональную броню, которой брат себя окружил, не имели успеха. А М-Ирнн даже и не пытался наладить с сыном контакт.
  Вероятно, изгой так бы и умер в одиночестве, прожив отведённый ему срок - всеми отвергнутый, почти всеми забытый, никому не нужный и всех презирающий. Если бы однажды в его снах не появилось существо, внешне похожее на землянина. Существо, которое без ложной скромности отрекомендовалось как Славный Годфри - причём слово "славный" имело одновременно две равнозначных телепатических коннотации: "милый, добрый, свойский" и "прославленный, знаменитый". Существо не просто однажды появилось, а начало появляться с раздражающей регулярностью.
  Поначалу Ма-Алефа-Ак встречал его так же, как и всех остальных - волной желчи и презрения. Однако Годфри это ничуть не смущало. Он продолжал навещать Алефа месяц за месяцем, беседуя с ним на самые разные темы. Он показал себя интересным, эрудированным и понимающим собеседником в любых вопросах - и вскоре Алеф обнаружил, что скучает по этим ночным беседам, если Годфри долго не приходит.
  
  Они сошлись. Волна и камень,
  Стихи и проза, лед и пламень
  Не столь различны меж собой.
  Сперва взаимной разнотой
  Они друг другу были скучны;
  Потом понравились; потом
  Съезжались каждый день верхом,
  И скоро стали неразлучны.
  Так люди (первый каюсь я)
  От делать нечего друзья.
  
  Алеф совершенно не беспокоился, откуда берётся его ночной гость. Он был уверен, что просто создаёт себе тульпу, воображаемого собеседника. Обычное явление в Великом Голосе, любой марсианский школьник это умеет - правда, обычно процесс запускается всё же осознанным намерением, но и подсознательно его "включить" иногда случается, если не следить за ментальной дисциплиной. Фантазия у Алефа была богатая и нездоровая.
  Пока однажды днём Годфри с громким "Бум!" не появился у него в комнате во плоти.
  Ну, как во плоти... Плоти-то там как раз и не было - в том смысле, что вкладывают земляне или хотя бы марсиане. Марсианское зрение тут же показало, что Годфри оказался существом на основе кремниевой керамики - ожившей статуей, воспроизводившей человеческие черты до волосинки. Нынешний Ричард мог бы охарактеризовать его как "если и не родного, то как минимум двоюродного брата Шеннеча". Но Алефу тогда не с чем было сравнивать - он видел подобное существо впервые в жизни и первым из всех зелёных марсиан.
  Естественно, на гостя посыпались вопросы - кто он вообще такой и что такое. Годфри преспокойно поведал, что является жителем планеты Апоколипс, расположенной, как он выразился, "в другом месте и в другом времени".
  - И какого парадемона тебе понадобилось на Ма-Алека-Андре? - не очень вежливо спросил раздосадованный Алеф.
  - О нет, - от души рассмеялся Годфри, - парадемонов, друг мой, у меня дома своих хватает. А здесь я ищу кое-что гораздо более ценное...
  - Хорошо, поставим вопрос иначе, - рыкнул марсианин. - Что мешает мне размолотить тебя о ближайшую стену за злоупотребление моим доверием, булыжник, и сказать, что так и было?
  - Нууу... - протянул Годфри, делая вид, что сомневается, - я мог бы сказать, что в этом случае здесь тут же появится сотня солдат моего повелителя с плазмомётами наизготовку, но я этого не скажу. Я только отмечу, что вы, Ма-Алек, не очень-то разбираетесь в убийствах. Возможно, ты и сможешь стать первым зелёным, кто преодолеет этот запрет. Но вряд ли у тебя получится с первого раза сделать всё как надо. Если хочешь, я потом попрошу знакомых дать тебе пару уроков в этом вопросе.
  - Спасибо, не надо, - чуть успокаиваясь, буркнул Алеф. - Я так... в риторическом смысле говорил. Так что это за "более ценное"?
  - У этой штуки было много имён на разных планетах и в разные эпохи. Мой повелитель называет её "Уравнением антижизни". И готов очень щедро вознаградить того, кто её найдёт.
  Годфри объяснил, что "Уравнение" не является математической формулой в привычном смысле. Хотя оно и основано на математике, но эта математика на миллионы лет опередила всё, что открыли зелёные или белые марсиане. У них просто нет такого понятийного аппарата, чтобы с ним осознанно разобраться.
  У жителей Апоколипса, кстати, тоже не было. Благодаря некоторым специфическим способностям некоторые из них могли использовать Уравнение, если бы нашли его. Но это совсем не означало, что они его понимали.
  Но практический эффект был в высшей степени понятен. Это было своего рода космическое Кольцо Всевластья. Ключ к мышлению любого разумного существа, позволяющий доказать ему - не на логическом, на чувственном и интуитивном уровне, что "сопротивление бесполезно, вы будете ассимилированы".
  Причём "любого разумного" в данном случае означало именно ЛЮБОГО. Неважно, сколько у него энергии, сколько петабайт в секунду оно обрабатывает, насколько сильная воля, во что оно верит - всё это против Уравнения одинаково бесполезно. Все превращались в послушных марионеток.
  - Мой брат бы сказал тебе, что такое абсолютно невозможно, - скептически сказал Ма-Алефа-Ак, выслушав гимн этой мечте маньяка. - И даже доказал, как дважды два, почему. А я не философ, меня практическая сторона интересует. Такой "ключ", если бы он и существовал, невозможно было бы применить. Это как мифический "абсолютный растворитель", который разъедает любой сосуд, где его пытаются хранить. Следи за логикой. Для того, чтобы передать Уравнение другому и поработить его, нужно самому его знать. Но ведь это знание в первую очередь превратит в марионетку самого потенциального тирана, и он ничего уже захватить не сможет!
  - А ты соображаешь, дружище! - Годфри с жизнерадостным смехом хлопнул зелёного по плечу. - Верно, полностью завершённое Уравнение антижизни было бы не нужно никому. И не только потому, что его нельзя кому-то передать. В конце концов, можно его хотя бы записать на неодушевлённый носитель, который и передал бы его в мозг цели. Но какой прок от раба, осознавшего полную бессмысленность ЛЮБОЙ деятельности? Его же невозможно заставить работать!
  - И это тоже, - согласился зелёный. - Так значит, существует "незавершённая" версия, которую можно использовать?
  - Мой повелитель полагает, что да. Неполное Уравнение доказывает объекту бессмысленность его собственных стремлений. Но оно не мешает служить - даже наоборот, мотивирует это делать.
  - Служить КОМУ? - прищурился марсианин. - Любому, кто отдаст приказ?
  - Отнюдь, - с понимающим видом покачал головой гость. - Тому, от кого получено Уравнение.
  - То есть таким образом можно построить пирамиду управления...
  - И остаться на её вершине, поскольку тот, кто создал или реконструировал Уравнение самостоятельно - никому не подвластен, он сохраняет свободу воли.
  - Звучит заманчиво... остался вопрос, с чего твой начальник решил, что такая чудная вещь вообще существует в природе? Сам говорил, что доказать это математически вы не можете...
  - Неверно. Мы не можем НАЙТИ решение. Однако среди нас нашлись достаточно одарённые математики, чтобы доказать само существование такого решения.
  - Осталось убедиться, что кто-то до вас его нашёл и на практике, что для этого не нужна вычислительная мощность миллиона вселенных, например...
  - В этом мы убедились в первую очередь, - хмыкнул Годфри. - Для чего же ещё существует посткогнистика?
  
  - В таком случае остаётся последний вопрос. С чего вы взяли, что решение этого Уравнения можно найти именно на Ма-Алека-Андре?
  - Неполное решение, - уточнил Годфри, - полного у вас быть, конечно, не может. Но одно из частных решений у вас должно быть. Оно необходимо для построения вашего Великого Голоса.
  - Вот оно что... Тогда это не ко мне - я физик, а такими вещами занимаются философы. Мой брат, например.
  - Во-первых, и к тебе тоже. Уравнение антижизни работает на нейрофизике - на том уровне, где импульсы в нейросетях синхронны астрономическим процессам. А во-вторых, друг мой, изучив вашу цивилизацию я пришёл к выводу, что никто из нынешнего поколения марсиан не знает даже частичного решения в одиночку. Его части распределены в Великом Голосе, обеспечивая функционирование системы.
  - И, как я понимаю, зашифрованы и защищены от несанкционированного доступа по полной программе?
  - А вот это - нет, - широко улыбнулся Годфри. - Защита там, конечно, есть, но только от несанкционированного изменения, не от копирования. От нечаянной сборки в единое целое, но не от целенаправленной. К счастью для нас, твои соплеменники достаточно наивны. Им не приходило в голову, что это знание можно использовать как оружие. Они защищали Уравнение только от несчастных случаев.
  - А это... частное решение можно применять для взлома чужих сознаний?
  - Не любых, в отличие от полного уравнения. Но для сознаний твоих сородичей - да, возможно.
  - Мне больше и не понадобится, - хищно оскалился Алеф.
  
  В первую очередь он понадобился Годфри на роль маски, подставного лица. Гость и сам оказался не слабым телепатом, и в принципе мог бы включиться в Великий Голос самостоятельно - но чужака без регистрации там бы мигом засекли. А вот Алеф под его руководством без проблем "серфил" по ментальной сети, собирая нужные данные и практически не вызывая подозрений (ну, кроме самого факта, что он внезапно вылез из своей уединённой башни). Годфри был настоящим экспертом по сбору информации, как и положено хорошему шпиону. Ма-Алефа-Ак многому от него научился.
  Спустя месяц с небольшим они уже знали, что нужные им части циркулируют внутри Ассамблеи Разумов. Увы, это было примерно то же самое, что на Земле "лежат внутри горы Шайенн". Ассамблея была самой защищённой частью коллективного сознания. Мало того, что в неё входили некоторые из сильнейших телепатов планеты, так она ещё и могла в любой момент привлечь все интеллектуальные ресурсы аркологий. Годфри и Алеф вместе взятые были песчинками перед ней - они оказались бы растоптаны в мгновение ока.
  - Если бы мы могли отрезать кого-то от Ассамблеи и допросить наедине, так чтобы нам на голову не свалились сразу же десятки Преследователей... - вздохнул однажды Алеф после того, как рассмотрел и отбросил очередной план.
  - Это сделать нетрудно, - пожал плечами Годфри. - Ваша телепатия ограничена расстояниями. Достаточно ослабить пленника огнём, затем парализовать телепатическим ударом и переместить через Бум-Трубу на Апоколипс. Но что это даст? Ни один мозг члена Ассамблеи не содержит более небольшой части Уравнения, а похитить по очереди пару десятков нам никто не позволит.
  - Верно, - Алеф расплылся сразу в пяти улыбках, по количеству существовавших у него в тот момент ртов. - Но просканировав память члена Ассамблеи, я смогу принять его облик и регистрационную запись в Великом Голосе. Я займу его место. И тогда через мой разум по очереди пройдут все части Уравнения.
  - Восхитительно! - хлопнул в ладоши Годфри. - Ловкость рук и никакого насилия! Я дам тебе пару уроков актёрского мастерства, а также мой Отцовский Ящик - компьютер, изготовленный на Апоколипсе, который будет записывать все полученные части и уведомит тебя, как только Уравнение будет завершено.
  
  Для имперсонации Ма-Алефа-Ак избрал своего отца М-Ирнна, который по счастливому (для нашей парочки авантюристов) совпадению был не просто членом Ассамблеи, но также его консультантом по математической этике - одной из специфических отраслей марсианской философии. Ему по специальности достаточно часто приходилось работать с частями Уравнения, хотя он понятия не имел, что эта вещь может сделать на самом деле. Как китайские мастера фейерверков веками работали с порохом и не могли себе даже вообразить такую вещь, как огнестрельное оружие.
  Годфри был опытным бойцом, однако не любил марать руки в грубом физическом противостоянии, предпочитая схватку умов и характеров. Алеф был совсем не против помочь украсть отца, однако не мог участвовать в операции, где предполагалось использовать огонь. Поэтому миссию по захвату выполнил другой апоколипсец, по имени Канто. Он выполнил эту операцию с пугающей лёгкостью и элегантностью. Алеф не присутствовал на самом "деле", но результат - впечатлял. Несмотря на то, что М-Ирнн Дж-Онзз был далеко не самым слабым телепатом и телекинетиком, к тому же охранялся двумя духами-телохранителями, он не успел даже вскрикнуть - ни в звуковом, ни в телепатическом диапазоне. С точки зрения Великого Голоса, он просто исчез.
  Дальнейшие несколько недель Алеф вспоминать совсем не любил. Это были чуть ли не самые неприятные дни в его жизни. Сначала - перемещение на Апоколипс. Бум-Труба - искусственная червоточина - оказалась достаточно совершенной технологией, чтобы транспортировать на многие световые годы даже многомерное существо, не убив и не искалечив его. Но никто не гарантировал, что это будет существу приятно. Алеф ощутил себя буквально вывернутым наизнанку и одновременно растянутым в пространстве, тоньше самой тонкой резины. После прибытия он долго собирал себя из лужи и блевал жидким метаном.
  Самого Апоколипса он практически не видел - провёл всё время в изолированной, специально для него отведённой камере. Да и некогда было удовлетворять любопытство - работать требовалось как можно быстрее.
  Потом был телепатический поединок с отцом. М-Ирнн немного растерялся (кто угодно растеряется, когда его похищают инопланетяне), но сохранил достоинство и решимость. А также сильную нелюбовь к сыну, которого считал виноватым в смерти Ша-Шин. Сдаваться без боя он не собирался, и схватка едва не стоила жизни им обоим. Но Алеф всё же вышел из битвы победителем - потому что был моложе и сильнее, потому что его ненависть была ещё более искренней и жгучей, или потому что тело М-Ирнна в это время обрабатывали высокие технологии Апоколипса, сбивая ему концентрацию.
  А потом - изготовление и натягивание на себя ментальной "маски" из свежеукраденной памяти (по ощущениям - не намного лучше, чем для человека была бы физическая маска из содранной с лица кожи), обратная транспортировка на Ма-Алека-Андру (ничуть не более приятная), и необходимость круглосуточно притворяться марсианином, которого ты ненавидишь.
  Но в конце второй недели его дома встретили четверо Преследователей. Одним из которых был его брат. Они вежливо предложили "уважаемому члену Ассамблеи" пройти с ними в Храм правосудия.
  Алеф был в бешенстве, но не растерялся. Не сходя с места, он заявил, что если его попытаются схватить, никто на Марсе никогда не узнает, где находится настоящий М-Ирнн, и как его вернуть обратно. Параллельно он послал запрос о помощи через Отцовский Ящик.
  - Мы узнаем, - спокойно ответил Дж-Онн. - Когда прочитаем тебя полностью.
  Мощная хватка четырёх телекинетиков сомкнулась на его теле, препятствуя любым попыткам побега.
  - Дело в том, что это и мне самому неизвестно, - ответил Ма-Алефа-Ак, морщась от давления. - И если мои сообщники не захотят сами тут появиться, вы не найдёте их, хоть каждую песчинку в пустыне просейте. А они просто оборвут все контакты, если я буду арестован. Только продолжая действовать так, как действовал раньше, я смогу заставить их выйти на контакт.
  - Ты предлагаешь себя на роль осведомителя?
  - И провокатора, если угодно. Обзывайте как хотите, но дайте мне пройти. Каждая минута задержки играет против вас.
  Будь на месте Преследователей земные полицейские, они бы сразу предположили, что преступник дурит им головы, и жертва давно мертва. Но Ма-Алефа-Ак при всех его недостатках был зелёным марсианином, то есть - не убийцей. Он мог похитить кого-то, подвергнуть пыткам и унижениям, но целенаправленно лишить жизни... Нет. Невозможно. Жертва где-то есть, и живая.
  Они не учли другую возможность, вполне реальную даже для преступников из числа Ма-Алек. М-Ирнн мог погибнуть по не зависящим от Алефа обстоятельствам. А тот просто узнал о смерти первым и воспользовался представившейся возможностью, чтобы занять место члена Ассамблеи.
  Впрочем, через секунду он понял, что рано обрадовался.
  - Открой разум, - потребовал Дж-Онн. - Если мы убедимся, что ты говоришь правду, твоё предложение может быть принято.
  Это была идеальная "вилка". Если он согласится, Преследователи узнают об Уравнении антижизни, после чего станут действовать совсем по-другому. Если откажется - его арестуют, Отцовский Ящик тут же сообщит об этом на Апоколипс - и прощайте, инопланетные друзья.
  "Но как они узнали? Где я прокололся?"
  "Выжди секунд десять, сделав вид, что колеблешься, потом открой, - шепнул неожиданно Ящик. - Ничего страшного не будет, этот вариант предусмотрен".
  Ошарашенный Алеф последовал рекомендации... и ощутил, как его воспоминания, связанные с Уравнением, стираются, пропадают.
  Да, он встречался со Славным Годфри, и принимал участие в похищении отца. Но всего лишь затем, чтобы помочь агентам Апоколипса собрать информацию для последующего вторжения. И не было у него никакого Ящика. Информацию он должен был передавать по-старинке, встречаясь со своим нанимателем раз в месяц.
  Он успел понять, что Годфри или кто-то другой заложил в его мозг ментальные "мины", блокирующие утечку важных сведений - но обижаться на это и не подумал - наоборот, был благодарен, ведь эта манипуляция сознанием спасла его!
  - Ладно, - с трудом выдавил Дж-Онн, только теперь, после сканирования, понявший, что перед ним не просто абстрактный самозванец, но родной брат. - Продолжай пока изображать... того, кого изображал. До следующей встречи с твоим... "гостем".
  
  Но до очередной встречи просто не дошло. Через десять дней Отцовский Ящик издал победный писк - частное решение Уравнения антижизни полностью собрано!
  
  "Теперь тебе нужно решать быстро, - шепнул Годфри через Ящик. - Твоя память восстановилась, и наблюдающие за тобой Преследователи уже мчатся сюда, чтобы тебя обезвредить. Мы можем успеть увести тебя на Апоколипс, где наш повелитель достойно вознаградит тебя. Либо... ты можешь остаться и попробовать защитить себя при помощи Уравнения".
  "Чтобы сделать выбор, мне нужны ответы на два вопроса. Первый - вы заберёте у меня Ящик прямо сейчас? И второй - точно ли собранное мной решение Уравнения является эффективным ментальным оружием прямо сейчас, или его ещё нужно дорабатывать?"
  "Доработка уже выполнена, тебе осталось достать его из Ящика. Ящик останется у тебя ещё некоторое время, точное - посмотрим по ситуации, но не меньше недели. Повелитель Дарксайд не оставляет своих союзников без защиты перед лицом врагов. Но если ты применишь Уравнение хотя бы против одного своего соплеменника, мы уже не сможем предоставить тебе политическое убежище".
  "В таком случае, - марсианин оскалился в несколько пастей, - я знаю, что выбираю! Ма-Алефа-Ак Дж-Онзз не будет прятаться за тысячи парсеков, обладая сильнейшим оружием во вселенной! Я покажу им, что за тьму они вложили в моё сердце! Спасибо, дружище Годфри!"
  Он считал из Ящика инструкцию по использованию Уравнения - идеально приспособленную под его личный стиль. И широким жестом выпустил его в телепатический канал, по которому за ним следили четверо служителей закона. И превратился в одну большую хищную ухмылку, когда в ответ поступили сначала волны разочарования и агонии, затем мысли "слушаем и повинуемся, господин".
  Оно действительно работало! Теперь никто на планете не мог причинить ему вред!
  Восстановив личный канал связи с Ассамблеей, принадлежавший отцу, Алеф направил Уравнение и по нему. Спустя пятнадцать секунд все первые лица планеты были в его руках. Повинуясь его приказу, Ассамблея уже сама распространила Уравнение на всех своих охранников и на тех Преследователей, до которых могла сразу добраться.
  Он мог бы поработить всю планету за пару минут, благо, Великий Голос идеально для этого подходил - телепатическая сеть широкого вещания. Но Алеф не хотел этого делать. Что за интерес управлять толпой марионеток, единственный смысл жизни которых - служить тебе? Он обезвредит тех, кто может представлять для него угрозу, а также тех, кто будет необходим для расширения и сохранения власти. А остальные пусть себе живут, как жили, и знают, кого следует благодарить за то, что они не превратились в пустоглазых зомби. All Hail Ma'Alefa'Ak!
  "Охраняйте меня, - приказал он новым рабам. - Направьте все силы и фантазию на поиск тех, кто может причинить вред мне или моему положению. Составьте полное досье на каждого живущего марсианина. Составьте список тех, кого следует подвергнуть действию Уравнения - я рассмотрю его и лично вынесу приговоры. До тех пор не сообщайте ничего рядовым марсианам - делайте вид, что работа Ассамблеи идёт в обычном порядке".
  
  Он наслаждался новообретённой властью примерно пять часов. Пять лучших часов в его жизни.
  В основном он потратил это время на наблюдение за тем, как работает "новая" Ассамблея, и размышления, как лучше объявить народу, что на планете сменилась власть. И стоит ли вообще об этом объявлять, или остаться за кулисами, "серым кардиналом"? В первом варианте, конечно, его амбиции будут лучше удовлетворены, но также станет больше покушений и мятежей. Пусть даже Ассамблея их успешно предотвратит или подавит, а все мятежники станут его яростными сторонниками, сама борьба с ними будет отвлекать ресурсы, которые можно направить на личные удовольствия...
  К тому же, в том, чтобы всех обмануть, есть свой шарм. Рабы, которые думают, что они свободны, и только ты знаешь о кнопочке, которую в любой момент можешь нажать...
  А кстати... любопытная идея! Почему бы не попробовать это реализовать в буквальном смысле?
  Для пробы он вызвал одну из арестованных - школьную учительницу, арестованную за попытку отключить детей от Великого Голоса. Применив Уравнение, он приказал ей забыть об изменении поведения Ассамблеи и Преследователей, обо всех подозрениях в его адрес, а также о самом применении Уравнения. Но при этом сохранять ему полную верность. "Думай, что влюблена в меня", - велел Алеф.
  Сработало! Контроль, правда, был не столь полон, как над лицами, помнящими Уравнение, но зато "объект" оказался куда более жизнерадостным, творческим и энергичным. И в постели тоже, в том числе. Пожалуй, в таком виде Уравнение можно применить на всё население, или хотя бы на его значительную часть.
  А потом телохранители сообщили ему, что в соседней комнате зафиксирован некий подозрительный шорох.
  Разумеется, Ма-Алефа-Ак туда не пошёл. Он послал телохранителей на разведку...
  Телохранители увидели крупный металлический предмет, которого стопроцентно не было минуту назад. И большой экран в его верхней части, с мерцающей надписью: "Это бомба мощностью в шесть мегатонн. Передайте Алефу, что если он не подойдёт в эту комнату для переговоров через минуту, я взорву её. Также я взорву её, если он применит Уравнение ещё на ком-то, кроме тех, на ком уже применил".
  Конечно, это могло быть блефом. Марсиане не убивают, но... тогда он ничем и не рискует, войдя в комнату. Зато будет возможность просканировать её устройство - действительно бомба, или муляж. А вот если бомба настоящая, и мощность соответствует заявленной... даже на сверхзвуке выйти из зоны поражения он точно не успеет. Поэтому Алеф предпочёл выполнить требование неизвестного террориста.
  "На всякий случай уточню, - тут же сменилась надпись, как только он шагнул за порог, - я не принадлежу к народу зелёных марсиан, и понятие убийства мне совсем не чуждо. Мне не нравится то, что ты делаешь с Марсом, и я без колебаний уничтожу тебя и заражённую тобой Ассамблею, чтобы остальные могли жить свободно, а не под пятой тирана-самоучки. Но возможен... менее кровавый вариант. Можешь говорить, у меня тут не только камера, но и микрофон".
  - Чего... ты хочешь? - мембраны невольно срывались на хриплое дребезжание. Теперь Алеф ясно видел, что внутри тонкого алюминиевого корпуса подвешена на пружинах магнитная ловушка с полутора сотнями граммов антивещества.
  "Отличный вопрос. Всё просто. Сейчас ты используешь Уравнение, чтобы заставить всех зомбированных забыть его и вернуть им свободу воли. Так же, как ты проделал с М-Ири-А, только без всяких дополнительных настроек личности и мотивации".
  - Кто ты? Откуда ты это знаешь?!
  "Первое тебя совершенно не касается, завоеватель несчастный. А второе - у меня есть наблюдатели в Великом Голосе, хотя сам я к нему не подключен. Так что не пытайся кого-то на меня натравить или оставить своих замаскированных агентов после освобождения. Я всё очень тщательно проверю. И слишком долго раздумывать тоже не советую. Аккумулятор магнитной ловушки рассчитан на час, а вам ещё понадобится время, чтобы вывезти бомбу подальше".
  - А... потом?
  "А потом, как только они освободятся - здесь же, в этой комнате Уравнение будет стёрто из твоей памяти лучшим психохирургом Ассамблеи. Ну а там уже делай что хочешь - убегай, проси о пощаде, сопротивляйся... меня это уже совершенно не беспокоит".
  - Не дождёшься! Я лучше умру, захватив с собой всех врагов!
  "Алеф, ну кого ты пытаешься обмануть? Ты зелёный марсианин. Ты не сможешь совершить ни убийства, ни самоубийства. А прямой отказ выполнять мои требования слишком близок к этому. Всё равно, что самому взорвать бомбу... Ты сделаешь то, что тебе говорят. Никуда не денешься..."
  - Верно, - процедил марсианин, - однако я могу сделать кое-что другое!
  "Отцовский Ящик, Бум-Трубу мне!"
  За его спиной с грохотом раскрылся сияющий портал, и Алеф с наглой ухмылкой туда нырнул.
  
  Увы, то, что казалось бегством, оказалось лишь недолгой отсрочкой. У технологии Бум-Трубы, как оказалось, был один небольшой недостаток. Она позволяет попасть в любое место во вселенной... но один из её концов при этом должен находиться на Апоколипсе - поскольку именно там расположены стационарные части конструкции генератора порталов. А от политического убежища на Апоколипсе он сам же ранее отказался. Годфри с большим сожалением объяснил ему, что после применения Уравнения против большого количества сородичей он оставаться на этой планете не может. Они не хотели ссориться с Марсом. Впрочем, арестовывать Алефа они не стали, и даже помогли ему выбраться с планеты - отправив на старую базу белых марсиан в атмосфере Венеры. Но предварительно заставили сдать Ящик.
  
  Положение было малоприятным... но не безнадёжным. Здесь его разъярённые сородичи точно не достанут. На Марсе осталась лояльная ему Ассамблея (если, конечно, она не испарилась при взрыве той бомбы), и в его голове всё ещё находится Уравнение. Он правитель в изгнании... но всё ещё правитель!
  И вернуться с парящей станции на Марс он мог в любой момент - в ангарах базы оставалась парочка кораблей белых марсиан, вполне пригодных, чтобы достичь любой планеты Солнечной системы.
  По слухам (за недолгий период своего правления Алеф не успел эти слухи проверить) в распоряжении Преследователей несколько таких законсервированных кораблей тоже есть. Но даже если они каким-то чудом сюда долетят (в чём Ассамблея будет им активно мешать) - здесь у них не будет поддержки Великого Голоса, а у Алефа будет Уравнение. Все силы, которые пришлют арестовать его, тут же превратятся в его солдат!
  
  Он провёл дней десять в таком самоутешении, знакомясь с технологиями базы, и размышляя, вернуться ему прямо на Марс, или по дороге завернуть на Землю. Армия из её аборигенов не получится - слишком слабы - но какие-никакие слуги - возможно. Причём слуги, не боящиеся огня, и не испытывающие иррационального предубеждения перед убийством и самоубийством. Если научить их строить и использовать машины...
  А потом приборы засекли на горизонте одинокий планетолёт.
  Алеф протянул навстречу щупальца своего разума... и отпрянул, ощутив вполне знакомую ауру. Которую надеялся не видеть больше никогда.
  
  Биение сердца чувствует клинок,
  Пронзая плоть и кровь освобождая.
  Передо мною тысячи дорог,
  Но вот земля уходит из под ног.
  И тьма меня безмолвно окружает...
  Божественным ли промыслом влеком
  Иль дьявольским соблазном ты прельстился,
  Быть может, братства преступив закон,
  Быть может, став карающим клинком,
  Пойму я что обрел и с чем простился.
  
  Каждый из нас обрел свое,
  В час испытания огнем,
  Все потеряв, но выстояв,
  Я путь увидел истинный.
  Боль в сердце чувствует клинок,
  Но сделал шаг и нет пути обратно.
  Мой тяжкий долг и мой тяжелый рок,
  Я словно слеп, меня ведет клинок.
  Клинок стремится к цели - к сердцу брата.
  
  "Ну ладно, мамин любимчик. Ты сам на это напросился. Я не хотел делать из тебя зомби, но видимо придётся..."
  Алеф "прицелился" в мозг Дж-Онна и без колебаний выпустил в него Уравнение.
  И... ничего. Вообще. Только небольшая ментальная пульсация, подтверждающая, что мыслеобраз вообще принят. Но никакого рапорта о подчинении. И ментальные щиты брата оставались такими же непроницаемыми, как и до атаки.
  Конечно, Годфри предупреждал его, что частичное решение Уравнения не является абсолютным оружием. Даже зелёные марсиане иногда могут его преодолеть. Но таких уникумов - один на миллион! Ну не мог он оказаться НАСТОЛЬКО невезучим, чтобы именно его брат оказался этим исключением! Не мог!
  Алеф ещё дважды послал Уравнение. Ни-че-го! А кораблик Дж-Онна тем временем приблизился опасно близко! Он уже был видим невооружённым глазом.
  "Ненавижу! Ну почему ты всегда мне всё портишь?!"
  Он активировал систему ПВО базы, не забыв отключить систему распознавания "свой-чужой" - ведь корабль изготовлен теми же белыми марсианами. К счастью, за десять дней заточения Алеф достаточно разобрался в местном программном обеспечении.
  База охранялась теми же самыми лазерами-не-лазерами, что и гробница Рианона. Только если там был один "хвост скорпиона", то здесь - несколько десятков. Одного их касания было достаточно, чтобы разнести маленький кораблик в клочья.
  Дж-Онн был хорошим пилотом, и мог бы уклониться, если бы Алеф наводил эти установки сам, лично. Но мыслей автоматики он читать не мог.
  Вдобавок, станция расположилась в атмосфере Венеры чертовски удачно в смысле самообороны - белые своё дело знали. Она висела на высоте 50 километров над поверхностью, где давление было чуть выше земного, а температура - 70 градусов Цельсия. Будь она выше, к ней было бы можно подойти на высокой скорости, быстро проскочив зону обстрела. Будь ниже - можно было бы подкрасться незаметно, скрывая свой тепловой след в раскалённой атмосфере.
  Тем не менее, на этой высоте были плотные облака из серной кислоты. Они скрывали саму станцию, но также затрудняли визуальное и радиолокационное обнаружение атакующих её противников - приходилось полагаться на инфракрасные датчики, сенсоры тёмной энергии и психической активности.
  Но план атаки готовил не один Дж-Онн, а вся марсианская цивилизация, используя археологические и планетологические наработки за много веков. Кораблик Преследователя зашёл к станции снизу, из более плотных слоёв атмосферы, отключив ядро эффекта массы, используя только крылья и реактивные двигатели. Его тепловой след терялся на фоне раскалённой поверхности. А для обмана психических сенсоров он использовал старый трюк Преследователей - вывел почти всю массу своего тела в трёхмерное пространство. При этом он раздулся настолько, что едва не разорвал кабину и пассажирский отсек корабля, зато в Жидком Космосе остались лишь "головки" многомерных молекул, и активность биопластика там снизилась до минимума.
  Космические корабли малков, что белых, что зелёных, отличались одной важной деталью - внутренней обшивкой из специального композита, "подавителя чувств". Его главным достоинством была непрозрачность для марсианского зрения в нескольких диапазонах, особенно в инфракрасном. Без этого полёты в космос были бы невозможны - работающий за тонкой перегородкой реактивный двигатель вполне может вызвать приступ огненного ужаса.
  Из-за этого Алеф узнал, что станцию взяли на абордаж, только по показаниям приборов - сам он не увидел и не услышал, как планетолёт Дж-Онна ворвался в ангар. Обоим пришлось выждать, пока полностью погаснут двигатели, прежде чем выйти навстречу друг другу.
  - Ты как красная пыль, братец, - процедил Ма-Алефа-Ак. - Вездесущая, забивается во все щели, и от неё невозможно избавиться.
  - Почту за комплимент, - отозвался Преследователь, собираясь из многотонного зеленоватого дрожащего "пудинга" и готовясь к телепатическому поединку, при этом не забывая смотреть по сторонам. - Пойдёшь со мной добровольно, или мне придётся тебя заставить?
  - Это ещё кто кого заставит, - Алеф нанёс первый пробный ментальный удар, на всякий случай ещё раз сопроводив его Уравнением. Выпад был легко отражён, а "идеального психического оружия" брат, казалось, не заметил вовсе. - Здесь у тебя нет поддержки Великого Голоса, а по психической силе мы с тобой равны. Но ты не так сильно ненавидишь меня, как я тебя.
  - Я тебя вообще не ненавижу. Мне жаль тебя.
  - Звучит оч-чень благородно, но жалость - плохое ментальное оружие, знаешь ли.
  Он обрушил на Дж-Онна полный набор своих комплексов. Обиду на родителей, зависть к брату, тоску по сестре, страх перед будущим и нежелание настоящего. Преследователь принимал всё стойко, отвечая решимостью и отвагой, ассимилируя и переваривая вспышки гнева, но постепенно его ментальные щиты начали проседать. В конце концов, у Алефа было десять дней, чтобы оптимизировать свой мозг для телепатического поединка, а брат минуту назад представлял собой бесформенную груду биопластика, и вернулся после неё в будничную форму - без всяких специальных дополнений.
  Но неожиданно... под первыми прорванными оболочками он обнаружил слой абсолютно непробиваемой стальной воли. Такой, что противостоять ей не было ни малейшей возможности. Одно лишь соприкосновение с этой непробиваемой решимостью уже травмировало разум Алефа. Всё равно, что с размаху ударив по груше с опилками обнаружить внутри неё глыбу бетона.
  А наружу уже полезли неостановимые стальные клещи, рассекающие все барьеры Алефа, уже ослабленные первым столкновением, как бумагу.
  "Невозможно... гори он огнём, как он мог выработать ТАКУЮ волю? Это не марсианин, это машина какая-то... Машина... ну конечно же! Х-Ронмир, я идиот!"
  Он резко разорвал ментальный контакт и прыгнул назад, стараясь скрыться в соседнем ангаре. Но был сжат в воздухе мощной телекинетической хваткой и как следует приложен о ближайшую переборку. В следующую секунду он получил ещё и пару электроразрядов по самым чувствительным нервным узлам.
  Головоломка сложилась, но слишком поздно. В рукопашном бою, в физическом мире, он даже и близко не ровня брату, прошедшему спецподготовку Преследователя. А в телепатической схватке... ну конечно же... должен был раньше догадаться... дурак, трижды дурак!
  Уравнение антижизни не действует... на тех, кто уже находится под его действием!
  Если Дж-Онн получил Уравнение от кого-то другого - носителей на Ма-Алека-Андре осталось достаточно - то он верен только своему новому хозяину. Уравнение работает по принципу "вассал моего вассала - не мой вассал". Понятие многоступенчатой иерархии в него втиснуть невозможно, оно целиком завязано на единственный источник приказов. Даже если хозяин Дж-Онна является рабом Ма-Алефа-Ака, для самого Дж-Онна это ничего не значит - приказ должен быть передан по всей командной цепочке. А здесь промежуточного хозяина нет...
  Но ведь Алеф это знал! Знал и предусмотрел! И все его рабы первого поколения были проинструктированы - при захвате с помощью Уравнения рабов второго поколения, в первую очередь передать им три команды, в порядке убывания важности: "Не причиняй вреда Ма-Алефа-Аку, выполняй приказы Ма-Алефа-Ака, береги себя для службы Ма-Алефа-Аку". И уж точно никто из них не позволил бы своему рабу отправиться арестовывать Алефа!
  Все проинструктированы... все, кроме... той учительницы, на которой он проверял эффект мнимой свободы воли!
  Да, конечно, он приказал ей забыть Уравнение... но "приказал забыть" - не равнозначно "стёр из памяти". И умелый психохирург вполне мог извлечь его обратно! И если Дж-Онн находится под действием Уравнения этой девки... все остальные приказы ему - что слону дробина!
  Он так разозлился на себя, что не додумался раньше, что даже не сопротивлялся, пока Дж-Онн тащил его к кораблю. Впрочем, может быть это была просто экономия сил. Вряд ли он мог бы что-то поделать - в сложившейся ситуации. Вот когда долетит до Марса... где есть ещё множество его личных рабов...
  
  До Марса они не долетели. Ввиду исключительных обстоятельств, суд проводился заочно - и без подключения к Великому Голосу. Кораблик Дж-Онна ожидал приговора на высокой орбите, в световой секунде от Ма-Алека-Андры.
  К нему доставляли малыми группами пострадавших от Уравнения, и он снимал с них эффект, сначала просто приказывая забыть и вернуться к прежней мотивации. Потом уже, после возвращения на Марс, группа психохирургов удаляла даже подсознательные воспоминания об Уравнении, чтобы его нельзя было реконструировать. Поначалу он пытался сопротивляться, но каждый раз при отказе или попытке перехватить управление брат делал ему очень-очень больно. В конце концов Алеф смирился и стал работать уже без сбоев, в надежде на помилование.
  Когда была "очищена" последняя партия, начался суд.
  Он понимал, что память ему сотрут в любом случае: оставлять знание Уравнения в голове социопата - всё равно, что на Земле оставлять в руках маньяка ядерную бомбу. Но рассчитывал, что аккуратно удалят только саму формулу, или в крайнем случае - последний год, с момента появления Годфри в его комнате. Честно говоря, Дж-Онн тоже рассчитывал на такой исход.
  Но Ассамблея, испытавшая действие Уравнения на себе, решила перестраховаться.
  Ма-Алефа-Ак был приговорён к полному и пожизненному стиранию памяти. От рождения до настоящего момента.
  Кроме того, чтобы он даже не пытался восстановить своё прошлое, ему следовало не просто стереть память, а заменить её ложной, сконструированной. И заодно (на случай, если где-нибудь на донышке подсознания останутся кусочки Уравнения) - превратить в "сейфа", при помощи процедуры, разработанной Д-Кей. Чтобы ему сложнее было внедрить Уравнение в чужие мозги и Преследователи успели принять меры.
  Но тут встал вопрос - а кто и как будет приводить в исполнение этот приговор? Один Дж-Онн с такой очисткой бы не справился, да и не согласился бы он проделать подобное с собственным братом. Провести операцию полной замены памяти могла только Ассамблея в полном составе, либо сравнимый с ней по силе, квалификации и численности коллектив разумов. Но ведь Алеф, понявший, что ему терять нечего, просто превратил бы любой такой коллектив в своё оружие, как только они коснутся его сознания. При других обстоятельствах М-Ири-А могла бы с помощью Уравнения наделить временным иммунитетом какого-нибудь психохирурга, чтобы тот вырезал Уравнение из памяти Алефа, пока Дж-Онн будет его держать. Но во-первых, добровольцев на подобную мозговую вивисекцию не нашлось, а во-вторых, Дж-Онн настоял, чтобы Алеф "исцелил" её в одной из первых партий.
  Но в Ассамблее не зря сидели умнейшие марсиане планеты. Они в полудобровольном порядке привлекли М-Ири-А к работе, чтобы она отдала Дж-Онну приказ стать "фокусом" и "фильтром" для Ассамблеи, и помочь ей очистить разум Алефа. Он стал как бы неуязвимым для заразы "скальпелем" в руках опытного хирурга коллективного разума. Сфокусированные через него сила и опыт Совета легко удалили Ма-Алефа-Аку все воспоминания о жизни в качестве телепата - и создали новую жизнь, в которой он был такой же одинокой нелюбимой всеми сволочью, но при этом родился "сейфом".
  Ему даже оставили многие детали из прежней жизни - те, которые не противоречили новой истории. Например, отношения с родителями и братом остались почти такими же - а вот преступницу-сестру удалили напрочь, потому что знание о том, что "сейфом" можно сделать искусственно, а не только родиться - наводило на нехорошие мысли.
  
  Закончив отмокать в ванне с метаногелем и приводить в порядок не свои воспоминания, Ричард первым делом навестил Дэйр-Ринг. Или М-Ганн?
  Девушка выглядела уже получше, хотя её черты всё ещё сохраняли хищную остроту. Мысленным усилием она могла навести на себя прежний милый вид - с гладкими, чуть пухлыми мягкими формами, пушистым хвостиком и гривкой, которую так и хотелось погладить. Но стоило ей чуть отвлечься, и наружу снова лезла настоящая "адская кобылка".
  - Я слышала - краем мозга - телепатемы в самых закрытых культах, что какой-то безумец захватил Ассамблею и чуть не всю Ма-Алека-Андру, - сказала она, стараясь не смотреть гостю в глаза. - И не знала, радоваться или огорчаться, и если радоваться, то чему - тому, что захватил, или что всё-таки неудачно. Я всю жизнь не могла определиться, кто же я - белая или всё-таки зелёная... что важнее, тело или воспитание... Но честное слово, мне и в голову не приходило, что это мог быть ты... Ну, то есть не совсем ты... Я же ни Алефа, ни Дж-Онна ни разу в жизни в глаза не видела, только слышала от мамы! О том, что ты "сейф", я узнала всего за неделю до визита к тебе, а о том, что раньше им не был, вообще не подозревала...
  - Я это помню, - кивнул Ричард. - У меня же теперь и твоя память есть... каждый из нас жил двойной жизнью. Но я пришёл поговорить не о прошлом, но о будущем. Есть очень много вопросов, которые нам нужно решить.
  - Постоянными любовниками мы не будем, если ты об этом. Между нами всё давно решено, и это слияние - не в счёт, оно вообще против воли было!
  - Так ведь "против воли" - это по-вашему как раз то, что надо! - не удержался от шпильки Ричард.
  - То что надо - это когда мужчина женщину, или наоборот! - не приняла иронии девушка. - А не когда какая-то светящаяся стекляшка насилует их обоих!
  - Хорошо-хорошо, - поднял руки Ричард. - Понимаю и принимаю. Сейчас есть более актуальные проблемы. Например то, что ты теперь знаешь Уравнение.
  - Частное решение, действующее только на зелёных марсиан, - фыркнула белая. - Даже на моих сородичей оно не работает.
  - Тем не менее, мне хотелось бы знать, что ты собираешься с ним теперь делать, когда мы вернёмся на Ма-Алека-Андру. Захватить всю планету, учтя ошибки Алефа? Воздействовать им только на определённых лиц для своих целей?
  - А если первое, что будешь делать? - покосилась на него белая.
  - Да ничего. Меня любой вариант устроит, хотя как друг - я бы не советовал тебе его использовать. Мы помним, чем это кончается. На Земле есть выражение "наступать на те же грабли". Из моей памяти ты знаешь, что это значит.
  - Да не собираюсь я на самом деле, - отмахнулась девушка. - Я вообще не собираюсь возвращаться в мир зелёных марсиан. Выйду из гробницы на полпути, где-то за пять тысяч лет до гражданской войны - и проживу остаток жизни среди сородичей.
  - Ты серьёзно?! - Ричард тихонько осел на пол. - Какой остаток жизни, ты о чём? У нас есть рецепт психического вампиризма, мы можем жить вечно!
  - Можем, - пожала плечами Дэйр-Ринг, - но я не хочу. Спартанец-1337 вечно жить не будет, я хочу прожить с ним и сородичами столько, сколько возможно.
  - Что это за бессмысленное самопожертвование? Ты думаешь, он сам захочет, чтобы ты умерла вместе с ним?
  - Нет, но дело не в этом. А в том, что я так хочу.
  - Объясни мне - зачем? Какая тебе от этого польза или хотя бы удовольствие?
  - Затем, что больше нигде в этой Вселенной нет места для белых марсиан. Тебе этого не понять, Ричард Моро, твой вид воспроизводился на тысячах планет в течение миллиарда лет, причём нередко в качестве вариаций одной и той же культуры. Ты всегда найдёшь себе, куда пристроиться. А я не хочу снова стать последней из белых, снова изображать ту, кем я не являюсь. Я проживу золотой век моего народа и уйду вместе с ним или незадолго до этого, раньше чем увижу начало заката.
  - Чёрт возьми, не хочешь быть последней - так не становись!
  - Что ты имеешь в виду?
  - Ты забыла открытие Д-Кей? Без белых марсиан зелёные долго не проживут, потому что мы лишь половина разумного вида! Твой народ не вымер, в Зоне Сохранения заперто достаточно народу, чтобы восстановить популяцию! Уравнение антижизни обеспечит тебе достаточное могущество, чтобы их вытащить...
  - Допустим. И что дальше? Второй раунд гражданской войны?
  - Зачем? Мои соплеменники об этом даже не узнают. Тебе достаточно заполучить лишь установку-генератор портала, и открыть его... например, на Титане. А через пару тысяч лет, когда генетическое вырождение станет очевидным даже для Ассамблеи, можно будет и открыть им секрет.
  - Хм... - Дэйр немного вскинулась. - Титан - слишком мягкая для нас среда, идеально подходящая... без необходимости постоянно поддерживать в себе гнев, мы там размякнем... выродимся... Хотя... может быть моему народу и не помешает стать немного мягче...
  Алмазное копыто, способное резать сталь, скользнуло по его щеке.
  - Я подумаю, дядя. Ничего не могу обещать - но подумаю.
  
  И снова пошла рутина, хотя чтобы квалифицировать таким образом спасение целых народов - нужно быть наёмником-путешественником во времени. Ричард делил время между: созданием флота для путешествия в будущее (корабли были уже собраны, но следовало создать отдельный институт - своего рода "отдел кадров", который в течение нескольких поколений Ковенанта отберёт для этого прыжка самые подходящие экипажи); торгом с Кортаной за завод Предтеч и транспортник класса "Гаргант", способный его перевезти; и этнографическими экспедициями по всей Солнечной.
  После нескольких попыток договориться с червями, Мыслители просто оставили их в покое - хотя их цивилизация и влачила довольно жалкое существование, она пока не вымирала, даже наоборот - плодилась и размножалась. Возможно, они станут прародителями новой жизни после следующей волны вымирания.
  Зато с помощью Шанги удалось спасти от деградации Ночных Пловцов и потомков Звёздного Народа из города за Вратами Смерти. Да, эффект был временный - но однажды ощутив интеллект и силу своих предков, трудно скатываться в привычное бездумье или даже в непрерывный наркотический экстаз. Они захотели учиться - а Клонария, Мыслители и Астеллар были рады предоставить им подобную возможность.
  Отказывался прогрессировать только Цветочный Народ. У них не было никаких славных предков, чей дух могла бы пробудить Шанга. Их решено было вывезти за пределы Солнечной, на какую-нибудь необитаемую но пригодную для жизни планету, а после очередной волны вымирания - интродуцировать на Марс.
  
  "Ну что тебе стоило добыть какое-нибудь другое частное решение Уравнения? Для контроля искусственных интеллектов, например?" - выругался Ричард в адрес своего реципиента после очередного раунда бесплодных переговоров с Кортаной.
  ИИ оставалась неизменно приветлива и доброжелательна (это нетрудно, когда можешь разделяться на миллионы процессов в разных концах Галактики), но наотрез отказывалась отдавать "Гарганта". Самой был нужен. Никаких принципиальных возражений против передачи супертранспорта она не имела - но не собиралась просто так отдавать корабли, в которые придётся вбухать кучу ресурсов.
  В этот раз она сама предложила компромисс - Ричард передаёт ей всю продукцию 569 Бесцеремонного Трудяги за следующие три тысячи земных лет, а в конце получает новенький "Гаргант", собранный из процента с этих ресурсов. Но продукция позарез требовалась для развития Ковенанта, а Сотворённые и так заметно лидировали в скорости экспансии.
  - А если я подожду где-то тысячу лет, пока ты развернёшь промышленность до уровня Предтеч, и супертранспорты начнут летать сотнями, я смогу рассчитывать на снижение цены? - уточнил Ричард.
  - Сотни супертранспортов у меня появятся не ранее чем через пять тысяч лет, а на уровень Предтеч я вообще выходить не собираюсь, - покачала головой Кортана. - Широко используемая астроинженерия может привлечь внимание существ, с которыми лучше не связываться.
  - Ты о ком? - удивился Ричард. - Сейчас же вроде только одна сила галактических масштабов есть, Жнецы?
  - Жнецы и недобитый Потоп, Куиру, плюс ещё кое-кто, о ком тебе знать не стоит. Словом, мы посовещались и решили, что лучше править Галактикой тихо и скромно, незаметно для санитаров, как говорится. Так что заводов размером с планету не жди, это не наш метод. Но лет через десять тысяч действительно можешь заходить, получишь большую скидку.
  Проблема была в том, что инфляция - клинок обоюдоострый. Да, через десяток килолет стоимость "Гарганта" упадёт... но и платёжеспособность Ричарда - тоже, в ещё большей степени. Это сейчас продукция завода Предтеч необходима всем беженцам из прошлого для скорейшего развёртывания индустрии. А в будущем у Кортаны у самой таких заводов будет по два-три на каждом газовом гиганте. Как их делать, Сотворённые знают... в отличие от него. Ковенант может воспроизводить только ухудшенные копии, используя хурагок...
  "Минутку, а почему я стараюсь решать сразу две задачи одним махом? Как доставить завод в будущее и как доставить его на нужную планету - это НЕ одно и то же! Попробуем решить их по очереди..."
  Он связался с Мыслителями и спросил их, используя все свои навыки лести, могут ли они воспроизвести конструкцию "темпорального замка" Предтеч, раз уж воспроизвели Ореол. Оказалось, что могут. Более того, уже воспроизвели - стоит у них одна такая камера в музее технических достижений в полярном городе. Маленькая, размером с гробик. И они даже готовы её бесплатно подарить разумному, который выполнил столько их поручений. Возможно, в обмен на ещё парочку одолжений в будущем.
  А теперь берём эту маленькую камеру, вручаем в шаловливые щупальца хурагок, и даём команду "Фас!". Сделайте мне такую же, только побольше. Нет, размером со Сферу Дайсона не надо. Чтобы влез тридцатикилометровый объект, это возможно? Возможно, но нужны редкие стройматериалы и строить придётся пятьдесят лет? Никаких проблем, материалы достанем, время дадим. А как только закончите - сделайте, пожалуйста, ещё одну такую же. Да, и третью. А потом четвёртую и пятую параллельно, вас же к тому времени станет больше? Вот и чудно. В идеале нужна пара сотен таких камер.
  Завод Предтеч, конечно, по габаритам побольше, чем "Единство". Целиком его в такую камеру не впихнёшь. Но он вполне эффективно разбирается за месяц на десятикилометровые модули, которые уже по отдельным "замкам" распихать вполне реально. И доставлять к очередному газовому гиганту его можно тоже в разобранном виде - на буксире за тем же сверхносителем. Нужно только наружную упаковку сделать.
  А когда будут готовы его собственные установки темпоральных замков - он с огромным удовольствием пошлёт к чёртовой бабушке и Куиру с их сомнительными гробницами, и Предтеч с их Миром-Крепостью.
  Да, строительство "замков" - это опять же потеря темпа. На них пойдут материалы, которые в ином случае можно было бы использовать для более быстрого развития Ковенанта. Но он сможет сам решать, когда ему удобнее выделять эти ресурсы. Вдобавок, собственные камеры стазиса - это куда более долговременное вложение средств, чем покупка транспорта на один прыжок в будущее.
  
  ШАНДАКОР
  
  Серия погружений в тоннель Убежища - и шесть лет пролетели, как один день. У Ковенанта уже семь десятков колоний по всей Галактике, у Сотворённых - свыше двух сотен. Правда, больше половины этих колоний не дотягивает в численности населения и до сотни тысяч, что у тех, что у других. В основном освоение идёт наперегонки под лозунгом "поскорее воткнуть флаги". Ни горячей, ни даже холодной войны между ними ещё не было, потому что ресурсов с избытком хватало на всех - но поглядывали друг на друга уже с настороженностью. Да и внутри не всё было гладко - некоторые подданные Сотворённых уже начали задумываться, что жить можно не только под властью ИИ, а в Ковенанте Ранн и Шеннеч твёрдо намерены были выяснить, кому будет принадлежать власть в ближайшие тысячелетия - лягушкам или булыжникам. К счастью, дальше намерений их действия пока не заходили. Но это пока что - а что будет через пару столетий, когда умрут от старости последние поколения смертных видов, помнящие вторжение Жнецов и бросок во времени?
  К счастью, Ричард надеялся этого времени не застать.
  Сейчас у него была более актуальная проблема - пришло время эвакуации Шандакора. Стало известно, что именно случилось с городом и почему все его жители покончили самоубийством. Пустынные варвары нашли и перерезали подземные трубы, снабжавшие его водой, после чего взяли город в осаду, дожидаясь, пока его население вымрет от жажды.
  Само собой, для Ковенанта, и даже для одного Ричарда без оборудования, не составило бы труда решить эту проблему десятком способов. Можно было проложить под землёй новый канал, на такой глубине, что варвары до него никогда бы не добрались. Можно было установить в самом Шандакоре систему переработки воды по замкнутому циклу, а естественные потери восполнять из атмосферной влаги. Они и так заметно меньше, чем у людей - Остроухие не потеют. Можно перебить осаждающую орду или внушить ей такой суеверный ужас, чтобы и через тысячу лет заказали потомкам подходить к проклятому городу. Но в соответствии с принципом самосогласованности Shandakor delenda est. Поэтому никаких отклонений от начального плана, как бы там дьявол ни искушал поимпровизировать. Только тихая, хорошо замаскированная эвакуация.
  К счастью, остроухие не стали упрямиться. Ну, почти. Уговоры заняли всего три дня - по их меркам это было близко к неприлично поспешному согласию. Шандакорцы сильно гордились своей способностью к рациональному мышлению, и ни за что бы ни признались - самим себе в первую очередь - что уже много веков ищут повода для красивого самоубийства. Ричард и Мыслители могли бы много чего сказать им по этому поводу, но не стали. Предки Остроухих действительно были очень логичными существами, но нынешнее поколение сохранило от прежнего научного мышления лишь абстрактный культ Разума да непомерную гордыню. К счастью, работать предстояло не только с этими занудами. Остроухие были немало шокированы, узнав что их предки в Доме Сна спят не очень-то вечным сном, и что у Мыслителей есть способ их разбудить. Возрождённые деды быстро вправят мозги ленивым и сонным внукам - тем более, что их сотня на одного.
  Самого Ричарда в этой операции больше всего интересовали не Остроухие, а возможность поработать с натуральным Икс-кристаллом. Увы, тут его ждал серьёзный облом. Расставаться со своей фамильной драгоценностью, пусть даже на время, Звёздный Народ был готов не больше, чем Дом Феанора с Сильмариллами. Нет, от договора они не отказывались, просто заявили, что доставят кристалл на Марс сами, для этого впервые за многие века покинув родной планетоид физически, а не мысленно. И работать с ним тоже будут сами, не подпуская чужаков и на километр.
  Ричарду же оставалась возня с голограммой города, силовым щитом над ним, а также доставка и сборка муляжа Шандакора. Не самая творческая работа, но кто-то же должен её делать. В смысле, присматривать за её ходом и отвечать за выполнение. Хурагок, конечно, могли бы справиться и сами, но с них же не спросишь, если что-то пойдёт не так.
  Примерно на третьем месяце работы у них появился гость - земной антрополог Джон Росс. Дэйр-Ринг усыпила его и прописала в памяти трагичную историю межпланетной любви и гибели древнего народа, в сочинении которой участвовал почти весь Шандакор. Главной героиней этой печальной поэмы стала Остроухая Дуани - несовершеннолетняя девчонка-сорванец, последний ребёнок, рождённый в Шандакоре. Она близко сошлась с Шеннечем, так как оба играли схожую роль в истории своих народов. Нет, о любви речи не шло - пока, во всяком случае. Хотя Ранн ехидно заметила, что теоретически "белый свет" позволил бы даже живой статуе иметь потомство от углеродного и кислорододышащего существа. Но Ричард запретил ей заводить подобные разговоры с меркурианцем или Остроухой. Хотя Дуани было уже за тысячу лет, а Шеннечу - и вовсе под тридцать тысяч, по меркам своих народов они оба были подростками и Ричард не хотел, чтобы первое детское чувство было испорчено пошлыми намёками. Всё успеют, если захотят, а пока для них даже просто погулять по пустыне и полюбоваться рассветом, взявшись за руки - уже большое событие.
  С каждым днём всё больше Остроухих в телах шогготов появлялось на улицах опустевшего города. Каждый день начинался с разговора в духе "Ну как вы тут, потомки? Раз уже научились воскрешать мёртвых, то наверняка подчинили своему влиянию весь Марс и отправили корабли к звёздам? Вы... что?! Да как вам не стыдно? Как у вас уши не облысели, бессовестные детишки?! Какое у вас, бездельников, пролюбивших всё наше наследие, вообще право именовать себя Лордами Шандакора?! Разве для этого мы строили прекраснейший город Марса, для этого создавали свою философию и науку?!" Поначалу выжившие Остроухие жутко смущались, а пришельцы покатывались со смеху. Но поскольку это повторялось день ото дня с незначительными вариациями, со временем к нему просто привыкли, как к старческому брюзжанию. После пяти тысяч воскрешённых Мыслители решили, что пока достаточно - город может не выдержать перенаселения.
  Процесс переброски Шандакора в Эмпирей пришёлся на день рождения Биши - ей исполнилось восемь марсианских лет (15 с хвостиком земных). За прошедшие годы она из "девочки-цыплёнка" превратилась в прекрасную бронзовокожую амазонку, которая работала в Ковенанте не только дрессировщиком, но и консультантом относительно нравов пустынных варваров. Ей предстояло отправиться в будущее - как и всем участникам проекта "Карающие планеты". Расставаться с таким оружием Ричард не собирался, а контролировать Плутона кроме неё было некому. Нет, если бы девочка запротестовала, никто бы её силой тащить не стал, но ей в принципе не было разницы - современный Ковенант или Ковенант далёкого будущего.
  Сам процесс переноса в пространство скольжения с помощью Икс-кристалла выглядел эпично. Астелларцы долго работали над дизайном. Город окутался сиянием, которое сжалось в точку... и с мелодичным звуком рассыпалось множеством разноцветных искр, которые сложились в воздухе в сияющую надпись "С днём рождения, Биша!"
  Пару минут все молча любовались фейерверком, затем началась работа. В образовавшийся на месте города кратер полился быстротвердеющий бетон, создавая основу для фальшивки. Из висевшего над городом "Найткина" посыпались хурагок и янми-и, выкладывая мрамором мостовые и гранитными плитами площади, устанавливая на свои места готовые дома, выдавливая в ещё мягком бетоне подвалы и погружая в него трубы канализации.
  Говорят, что египетские пирамиды строили инопланетяне. По большей части - враньё (дед Дж-Онна и Ма-Алефа-Ака лишь немного помогал в этом деле). Но для нынешнего Марса похожая легенда будет чистой правдой... в которую ни один археолог никогда не поверит.
  "Интересно, как много ещё исторических памятников и произведений искусства всех времён являются подделками? Не потому, что предки не могли создать такие прекрасные вещи сами, а потому, что оригиналы спёрли путешественники во времени, которые не хотели оставлять разрывы в потоке причинности?"
  
  Следующие два века Ричард провёл внутри первого построенного "темпорального замка". Чертовски удобно, когда не нужно ради прыжка в будущее летать за тысячи световых лет, но в то же время не нужно и возиться с крайне неприятным оптическим стазисом. Заходишь в камеру, как к себе домой, выставляешь нужный темп хода времени - и отдыхай, пока снаружи проматываются годы и века. Он выставил отношение "один к тысяче" - и до времени Карса должен был добраться за сто с небольшим дней собственного времени. При этом, в отличие от стазиса, он не полностью выпадал из потока времени и мог следить за ходом событий во внешнем мире, в частности держать руку на пульсе Ковенанта. На события, требующие его непосредственного вмешательства, он реагировал где-то за час - вполне допустимая задержка в межзвёздной политике.
  Ковенант за это время развернулся почти на триста миров, Сотворённые - примерно на тысячу. Но они уже переставали быть Сотворёнными.
  Люди взбунтовались против опеки разумных машин. Нет, они не крушили гаечными ключами стойки серверов и не пытались запустить вирус в мозги Кортане. Насильственное сопротивление было физически невозможно - не против существа, которое в миллионы раз внимательнее тебя и в миллионы раз быстрее думает. Люди просто объявили забастовку - массово начали отказываться выполнять приказы ИИ. К ним присоединились Сангхейли и другие разумные.
  Сотворённые могли заставить их работать, но в этом не было смысла - роботы не нуждались в труде людей, они сами были куда эффективнее в этих вопросах. Они не могли только одного - заставить органиков жить и наслаждаться жизнью.
  Люди отказывались проявлять какую-либо инициативу. Если им говорили съесть что-то - они ели. Говорили играть во что-то - начинали играть. Говорили поехать куда-то - ехали. Но едва их оставляли в покое, как они тут же замирали, уставившись в стенку, или переключались на какое-нибудь простейшее хобби, убийцу времени. "Вы хотите, чтобы мы стали тупыми опекаемыми животными? Мы ими станем", - таков был лозунг сопротивления.
  ИИ, само собой, этого не хотели. Смысл Мантии - в том, чтобы защищать разумных Галактики от глобальных опасностей, а не подтирать им носы и подтыкать одеяла. Давать всем наилучшие возможности для развития, а не заставлять их развиваться.
  Пока что "сопротивление лентяев" охватило лишь небольшую часть человечества и ещё меньшую - других народов. Быть полным бездельником на самом деле очень трудно, почти невозможно. Люди могут избегать работы, они очень хороши в этом - но не делать НИЧЕГО ВООБЩЕ - утомляет быстрее, чем самая тяжёлая работа. Но с каждым поколением рождалось всё больше органиков, способных и желающих принять участие в забастовке.
  Ричард видел прогноз. Если их станет больше тридцати процентов, Кортана будет вынуждена уйти.
  
  Сформировался в Галактике и третий центр силы. Эта фракция возникла в результате объединения Остроухих и двух ветвей Звёздного Народа, которые не пожелали вступать в Ковенант. Шандакор через Эмпирей переместился на Астеллар, туда же были перенесены и остатки безымянного города.
  Уже начали появляться первые дети от смешанных браков - благодаря "белому свету" и Шанге. От "Народа Талисмана" они наследовали высокий рост и гибкое тело, от Звёздного Народа Астеллара - мощные псионические способности, от Лордов Шандакора - относительное человекоподобие и острые уши. Новая фракция назвалась "Эйльдари", Ричарду это что-то подозрительно напоминало, но он никак не мог вспомнить, что именно. Несмотря на малочисленность этой группы, а также медленный рост, остальным приходилось с ней считаться.
  Четвёртой силой стали земляне, которые обнаружили на Марсе залежи нулевого элемента, получившего в этой эпохе название "фаллонит", по фамилии первооткрывателя, Эда Фаллона. Это вещество открыло им путь к сверхсветовым полётам, и сначала десятки, а затем и многие сотни кораблей устремились за границу Солнечной системы. Эйльдари и Мыслители совместными усилиями перенаправляли их к планетам, где ещё не было колоний Ковенанта или Сотворённых. Не то, чтобы они представляли какую-то опасность, но более развитые цивилизации пока не были готовы к контакту.
  
  В следующее столетие Ковенанту пришлось заметно поднапрячься. Открытие фаллонита нарушило хрупкое равновесие, возникшее на Марсе с участием землян. Вместо этнографов и филантропов на планету хлынули жадные дельцы, с вооружёнными до зубов частными армиями. Их абсолютно не интересовала древняя марсианская культура, им нужна была прибыль - и побыстрее. Ни ярость пустынных варваров, ни изощрённое коварство жителей городов-государств ничего не могли им противопоставить. Беспомощны оказались и земные культурные миссии, которые честно пытались спасти планету от разграбления. Они привыкли действовать добрым словом и пистолетом, некоторые из них даже сумели заслужить уважение аборигенов, но не имели за собой третьего компонента власти - звонкой монеты. А "Земная горнорудная компания", возглавляемая Фаллоном, и идущие за ней более мелкие фирмы и фирмочки имели этого ресурса в избытке. Как и последние образцы высоких технологий, в том числе оружейных. "Дикий капитализм", который два века назад так радовал Ричарда, теперь в полной мере показал клыки. Государственные власти Земли, пожалуй, могли бы остановить этот грабёж - в том смысле, что ресурсов у них хватало. Но не было ни юридических оснований это делать, ни желания. Земле нужны были звёзды, срочно и много. А чтобы достать до звёзд, нужен был фаллонит. В таких условиях можно немножко закрыть глаза на некоторые нарушения трудовой этики некоторыми бизнесменами - тем более, что происходят они где-то на задворках Солнечной, которые контролировать сложно и дорого. Платят-то за них поставками самого драгоценного минерала во Вселенной!
  Тем более, что процесс был самоподдерживающимся. Чем больше нулевого элемента поступало на Землю, тем дешевле, быстрее и вместительнее становились новые поколения планетолётов, и соответственно тем выгоднее - добыча ресурсов на других планетах Солнечной. Межзвёздные перелёты всё ещё носили в основном исследовательский характер, а вот внутрисистемные...
  Земляне бесцеремонно входили в города Лоу Кэнэл, куда им раньше был закрыт доступ. Их убивали, похищали, пожирали, промывали мозги, приносили в жертву... но на место каждого исчезнувшего приходило десять других, человеческий ресурс у них тоже был не тот, что раньше. Даже вернувшийся культ Безумной Луны и черви подземелий с их кровавыми ритуалами Шанги теперь воспринимались как ситуативные союзники - они хоть немного задерживали экспансию, но остановить её не могли.
  Уже производились первые поползновения в направлении полярных городов. Пока что ментальный щит Мыслителей держался, но было ясно, что так просто их в покое не оставят. Земляне хотели прибрать к рукам всё, что было интересного на Марсе.
  - Мы можем остановить их силой, - вещал некий джиралханай. - Просто сбить все корабли в космическом пространстве и установить блокаду системы. Успевшие перелететь на Марс земляне и венериане ассимилируются, став просто одним из местных племён. Их ещё не так много, чтобы развивать собственную цивилизацию без поддержки с Земли. Но если действовать так, то нужно поспешить. Пока они не создали настолько мощные ядра эффекта массы и двигатели, что наши системы наведения просто не смогут по ним попасть. Или не развернули на Марсе полноценную инфраструктуру национальных масштабов, так что выбить их можно будет только планетарным десантом или орбитальной бомбардировкой.
  - Ну, это слишком грубо, - не согласилась представитель Эйльдари. - Незачем взрывать корабли. При помощи Вуали мы можем установить блокаду системы без всякого кровопролития. Люди уснут и увидят прекрасные сны, а затем очнутся на своих планетах.
  - В пространстве одновременно находятся десятки кораблей, - не согласился гориллоид. - Если начать их усыплять, то как только первые накроет Вуаль, остальные тут же устремятся к ближайшему порту. Вы же не можете обрабатывать одновременно более одного корабля. Кроме того, для похищения необходим ваш агент на борту, а разместить их сразу на всех... достаточно проблемно, насколько я понимаю.
  "Кто этот парень? - поинтересовался Ричард через солнечный камень. - Один из гибридов Глубоководных? Или самородок из чистокровных джиралханай?"
  "Гибрид, но не Глубоководных, - хмыкнул Шеннеч. - Это Гродд, сын Плутона и Биши. Один из сильнейших псайкеров Ковенанта, восходящая звезда".
  Ричард чуть не подпрыгнул.
  "КАК?! А... ну да... снова "белый свет", да?"
  "Вы, углеродные, очень быстрые существа. За два земных века тут многое случилось. Сменилось несколько поколений. Даже у более долгоживущих заметно изменились отношения, характеры и задачи, которые они ставят".
  - Не нужно их удерживать, - покачал головой Биатис, успевший снова получить тело за прошедшие века. - Вовлечение Марса в глобальную цивилизацию Солнечной - естественный процесс. Мы не будем ему сопротивляться, мы просто покинем Марс.
  - Вы-то покинете. Но множество народов и культур не сможет этого сделать, - возразил Гродд. - Те же Люди неба - уже вымирающий вид...
  - С этим ничего не поделаешь. Леди Клонария соберёт их души, а мы за миллион лет собрали широкую базу по всем их культурным достижениям, от технологий до произведений искусства. И не только по марсианским, но и по остальным народам Солнечной. Мы называем её Чёрной Библиотекой. Поскольку мы планируем покинуть Галактику в ближайшие три тысячи марсианских лет, мы безвозмездно передадим по одной копии этого архива Эйльдари и Ковенанту.
  - А Сотворённым? - уточнил Гродд.
  - Сотворённым не передадим. Они ведь не поделились с нами своими архивами о Предтечах и Потопе.
  Аргумент был, мягко говоря, так себе - если Мыслители решили поиграть в альтруистов, то какой смысл вспоминать старые обиды? В конце концов, Астеллар, Ричард или Гидра с ними тоже далеко не всей собранной информацией делились. Но на Гродда этот аргумент в полной мере подействовал. Ради возможности получить конкурентное преимущество он был готов допустить вымирание хоть сотни Марсов.
  - Тем не менее, нам понадобится хотя бы триста марсианских лет на подготовку эвакуации, - продолжал Биатис как ни в чём не бывало. - И на этот срок желательно оттянуть открытие землянами полярной шапки. НЕ раскрывая им существование Ковенанта. Полагаю, тут лучше подойдут методы социальной инженерии, чем прямое насилие, пусть даже анонимное.
  Метод точечного воздействия на ключевых лиц Земли, будь то подкуп или промывка мозгов, тут очевидно не сработает, потому что спрос определяет предложение. Экспансия является настоятельной необходимостью для большого числа землян. Если руководитель компании или президент государства попытается её замедлить - его просто отодвинут в сторону (а то и физически уберут) более неразборчивые в средствах конкуренты.
  - Но Земле не нужна культура и история Марса, - заметил Ричард. - Земле нужен фаллонит. Если Марс сможет самостоятельно поставлять его, причём по цене более низкой, чем "Земная горнорудная", то Фаллон вылетит в трубу, а наши города они оставят в покое.
  - В теории - да, - согласился Шеннеч, - но для этого нужна вооружённая сила, способная его вышвырнуть, а потом рабочая сила, способная организовать добычу нулевого элемента. У нас, конечно, того и другого в избытке, но обе силы должны быть известны землянам и не иметь никакого отношения к Ковенанту, хотя бы формально. Если у вас есть идеи, где такие взять - я могу хоть завтра приступить к организации бунта рабочих.
  - Есть такая партия, - усмехнулся Ричард. - Они хотят недра Марса? Они их получат!
  
  Всё началось с того, что начали выходить из строя шахты. Рабочие марсианского происхождения просто в ужасе бежали оттуда, причём заградотряды не помогали - охранники бежали первыми, впереди всех. Пришлось целиком формировать рабочие бригады из инопланетников, которые не знали, почему тьма - это плохо, а подземная тьма - вообще полный абзац. Это помогло стабилизировать рынок, но лишь отчасти - перевозки тоже не были бесплатными. А тут ещё начались технические трудности, против которых заградотряды уже не могли ничего поделать, сколько бы ни зверствовали. Обвалы, отказы машин, взрывы газа, бесследные исчезновения шахтёров. За какой-то месяц стоимость килограмма фаллонита взлетела на порядок.
  Потом начался бунт. Его возглавил тёзка Моро - землянин Ричард Гун Уркхарт, более известный как просто Рик. Он понятия не имел, что за ним стоит вся мощь Ковенанта. Он был просто авантюристом, который сбежал с шахт и очень не хотел туда возвращаться. Однако он сумел объединить земных мигрантов и марсианских аборигенов, и повести их на штурм офисов Компании. Конечно, никакая отвага и никакое отчаяние не помогут, если вы выходите с ножами и шипастыми кастетами на стационарные лучемёты. Но в данном случае - помогли, поскольку среди нападавших "совершенно случайно" оказались три десятка Спартанцев - 29 временно возрождённых в телах шогготов и Спартанец-1337. Высокие и сильные, они, тем не менее, не выходили за пределы допустимых габаритов человека, хотя и по верхней планке - но для работы в шахтах вербовщики Фаллона именно таких здоровяков и искали по всей Солнечной. Урождённые марсиане были очень выносливы, но вот силы им не хватало, из-за чего их можно было ставить далеко не на все работы.
  Конечно, без своей брони Спартанцы потеряли процентов девяносто эффективности... но оставшихся десяти с лихвой хватило, чтобы у службы безопасности компании не было никаких шансов. В конце концов, опыт никуда не делся, убить шоггота довольно сложно, а физической силы у них и без брони хватало, чтобы согнуть гриф штанги... или стрелять с двух рук из обрезов, как из пистолетов.
  Впрочем, убитых было не так уж и много. Процентов десять от общей численности персонала, не более. Начальник службы безопасности компании, меркурианец Джаффа Шторм, адекватно оценил ситуацию (в чём ему сильно помогла предварительная телепатическая беседа с Дэйр-Ринг) и скомандовал эвакуацию. Космопорт мятежники практически не тронули, и почти все смогли, отстреливаясь, убраться в космос.
  "Ничего, - думали они, - марсиане никогда не умели вести дела. А землян среди восставших слишком мало, и у них нет властных ресурсов, чтобы взять управление. Побузят, поломают оборудование, напьются, накурятся, передерутся и разойдутся - а тут и мы с подкреплением вернёмся. Ну, возможно, перебив логотип фирмы на кораблях, для приличия. Они ещё сами будут умолять нас принять их обратно на работу!"
  Вероятно, так бы оно и было... будь это обычный марсианский бунт, бессмысленный и беспощадный. Но в этот раз всё было иначе. Никто из мятежников не взял ни капли в рот. Вернее, кто хотел, конечно, пьянствовал... но у себя дома, в рамках традиций.
  А офисы компании уже через пять часов после взлёта последнего корабля компании возобновили работу - уже как штабы революционных комитетов. "Земная горнорудная" превратилась в "Марсианскую горнорудную", акционерами которой стали все участники мятежа. Причём для получения прибыли никому в шахтах работать больше не требовалось - тележки с хорошо очищенным фаллонитом появлялись у входа в катакомбы Валкиса, в безлунные ночи.
  Ну а в офисах ряда правительств Земли как по волшебству появились рапорты нескольких гуманитарных агентств о нарушениях "Земной горнорудной" прав человека и законов о труде. С показаниями свидетелей, фотографиями и прочими хорошо задокументированными доказательствами.
  Да, черви очень не любили людей с поверхности и ещё больше - Ма-Алефа-Ака. Но ЕЩЁ больше они не любили, когда к ним в подземелья вламывались атомные проходческие машины.
  
  Миновали ещё две сотни лет. Эд Фаллон, Рик Уркхарт и Джаффа Шторм умерли так же быстро, как и родились, и Охотник собрал их души, поскольку все трое были, несомненно, выдающимися людьми. Вымерли последние представители крылатого народа, и Клонария собрала их души.
  Ночные Пловцы перестали быть собственно Ночными - хотя они всё равно лучше ориентировались во мраке, но генная терапия позволила вернуть им способность переносить солнечный свет. Они вошли в Ковенант как полноценная раса, а вот Клонарии, которая это вхождение организовала, пришлось его оставить. В процессе сбора душ Людей неба она попала под взрыв на площадке с фаллонитом, устроенный Хранителями. Прежде, чем её успели вытащить, она надышалась нулевого элемента. Врачи только руками разводили, но Охотник за душами с уверенностью сказал, что она выживет - и как всегда оказался прав. Пловец провалялась в коме полгода, а когда наконец пришла в сознание - обнаружила у себя резко возросший аппетит и способность манипулировать массой окружающих предметов при помощи своих электрических органов. Трюки у неё получались крайне любопытные, но нулевой элемент по-прежнему оставался табу для Третьего Ковенанта, поскольку хурагок отказывались с ним работать. Ричард пообещал, что в его личном Четвёртом Ковенанте такой ерунды не будет. Клонария поцеловала его и отправилась в темпоральный замок с коэффициентом один к миллиарду, забрав с собой ловушки для душ.
  Кстати о Четвёртом Ковенанте. Гродд по примеру Ричарда начал строить собственный флот со своими темпоральными замками - и отбирать на него собственные экипажи, лояльные ему одному. С его талантами он легко мог бы захватить власть в Третьем, потеснив и Ранн и Шеннеча. Но гориллоид заявил, что не желает править империей, будущее которой уже предопределено.
  Кортана и остальные ИИ полностью оставили своих подопечных, которые спустя несколько поколений вступили в контакт с землянами. Земляне привыкли встречать подобные себе гуманоидные расы (вплоть до возможности скрещивания) на разных планетах Солнечной, так что ещё один человеческий народ их не удивил. Они лишь убедились во мнении, что человеческая форма универсальна и естественна для всего космоса. Правда, кое-кого смутило, что история Эрде Тайрин, мифической прародины человечества, весьма смахивает на историю Земли, но это сочли обычным результатом обмена легендами. Благо, сама исходная система была недоступна с момента вторжения Жнецов, а Кортана перед уходом значительно подчистила базы данных, да и до этого в школах в течение нескольких поколений история Сотворённых подавалась под довольно специфическим уклоном. У ИИ был широкий опыт манипуляции данными и общественным мнением. Наконец, уход хранителей Мантии был связан с обрушением всех локальных сетей, откатом информационных технологий на несколько веков назад и соответственно - потерей значительной части архивов.
  Образовавшееся из двух цивилизаций, развивающейся и посткатастрофической, аморфное нечто назвало себя Галактическим Союзом. Многокилометровые носители пространства скольжения в сочетании с быстрыми, лёгкими и дешёвыми корабликами местного сообщения на эффекте массы действительно открыли ему всю Галактику. Пока что эта структура была абсолютно демилитаризованной, но Ковенант наблюдал за ней с явной настороженностью - транспортное превосходство могло в считанные годы превратить торговую империю в военную. При первых признаках подобной мутации флоты кови были готовы вторгнуться в пространство людей и силой принудить их к миру.
  Марс же оставили в покое - он больше никого не интересовал и снова превратился в захолустье, интересное лишь историкам и археологам. В других системах были найдены месторождения элно гораздо крупнее и богаче.
  В конце двадцать третьего века ритуал Истинной Реинкарнации был завершён, и Астеллар вместе с народом Эйльдари покинул Солнечную систему.
  В этом же веке родился, совершил путешествие в прошлое и умер Мэтью Карс. Открылась гробница Рианона. Змея подтвердила, что теперь она полностью безопасна для использования. Ещё лет пятьдесят - и можно будет отправляться.
  Но тут Ковенант ожидал серьёзный удар изнутри. Гродд взбесился.
  Причиной стал доклад врачей, которые сообщили, что он стареет в нормальном для джиралханай темпе. Он не унаследовал бессмертия своей матери, и в отличие от отца, не проводил почти всё свободное время на консервации.
  В принципе, эту проблему можно было обойти многими способами. Уйти в стазис или в ловушку для душ. Или войти в гробницу пораньше. Его биовозраст сейчас составлял около ста лет, то есть он мог прожить ещё столько же или даже чуть больше. Но для этого требовалось отказаться от управления Ковенантом и от создания личного флота. Конечно, он кое-что успел собрать, но его силы в будущем оказались бы невелики в сравнении с флотом Ричарда.
  Попытки Ранн и Шеннеча убедить его, что "ты ложись в стазис, а мы тебе самый лучший флот достроим и укомплектуем, не волнуйся" - не имели успеха. Так он и доверил дело всей жизни своим главным соперникам! По той же причине не срабатывали и аналогичные аргументы от Ричарда.
  Единственная причина, по которой он ещё не повёл своих последователей крушить гробницы времени (за прошедшие два века этот поэтичный термин стал более распространён среди посвящённых, чем неуклюжий "темпоральный замок") - состояла в том, что Ричард его бы размазал. Дело даже не в том, что попаданцы успели собрать больший флот. Просто Моро комплектовал свои вооружённые силы в первую очередь под космическое сражение, а Гродд - больше под абордаж и десант. Он мог захватить любую планету, но вот в битве "флот на флот" Ричард бы его сделал даже при условии равной численности.
  Тем не менее, как выразился Ричард на закрытом внутреннем совещании, требовалось срочно "успокоить бешеную макаку". Иначе все их многовековые усилия по подготовке пошли бы прахом.
  Решение предложили Мыслители. Гродд мог лечь не просто в стазис, а в криптум. Будучи опытным телепатом, он смог бы проецировать оттуда свой разум в тела доверенных исполнителей, которые и довершат постройку его флота.
  Оставалось теперь вколотить эту мысль в его бетонную башку, за что взялись... его родители. Никто не осмелился закрыть им путь, впрочем, если бы и осмелился, это бы мало что изменило - Плутон мог прибыть и своим ходом, через пространство скольжения. Но они прилетели самым обычным способом, на челноке. Биша поглотила бОльшую часть психической энергии сына, после чего Плутон по-отцовски надавал ему шлепков. По сравнению с огромным био-воином даже громила Гродд всё ещё оставался не более чем детёнышем.
  
  В 2440 году по исчислению местной Земли (или просто Земли, потому что Эрде Тайрин за пределами досягаемости, а другие появятся ещё не скоро), оба флота были полностью готовы к отправке. Собраны корабли и экипажи, полностью преданные Гродду и Ричарду, лишённые всяких предрассудков. Сложены в капсулы замороженные эмбрионы всех видов Ковенанта общей численностью порядка миллиарда - чтобы не возникало проблем с генетическим вырождением. Разобран и упакован завод Предтеч. Сложены штабелями ловушки для душ. Сами гробницы времени отведены в облако Оорта и замаскированы под кометы - если Предтечи выдумали кое-что толковое, грех у них не поучиться. Записаны на резервные носители все знания, полученные в этой и предыдущей эпохе.
  На прощальную вечеринку явились все, кто оставался в этой эпохе. Шеннеч, Дуани, Ранн, Биатис, Ширана, даже Кортана заявилась по такому поводу в их локальную сеть и Великая Змея соизволила снова проявиться в Материуме. Подумывали пригласить Дагона и Катализатора, но решили, что ностальгия того не стоит. Было много прочувствованных объяснений, секса, физического и ментального, ностальгических воспоминаний и выпивки.
  Ближе к утру Гродд взломал ментальную защиту Охотника за душами и объявил всем о самом охраняемом секрете трёхглазого - тот в итоге поддался всеобщему помешательству межвидовых браков и тоже нашёл себе пару - Дейзи. Не Дейзи-023, а её флеш-клона - Дейзи Энн Спенсер. Ирония состояла в том, что клон давно замечала неравнодушие со стороны Охотника, но списывала его на симпатию к "сестре". Душа девушки была немного в шоке. Охотник пообещал, что не предупредит Гродда о самой неприятной из предстоящих ему смертей, но врать, что ничего подобного не чувствует, не стал. Прямо на празднике пару и помолвили, после чего Охотник отправился внутрь ловушки. Подтверждать свои чувства делом, или просто выяснить отношения - этого никто не знал, а Дейзи-023 пообещала, что всякому, кто попытается коснуться шара, чтобы подглядеть за ними - отрубит руки. "И некоторых слишком любопытных телепатов это тоже касается!" - с этими словами она многозначительно обвела взглядом Ранн, Шеннеча, Дэйр-Ринг, и особенно выразительно посмотрела на Гродда.
  
  На следующий день, когда все попрощались и немного протрезвели, Ричарду осталось решить последний вопрос.
  Пойдёт ли он в будущее через гробницу Рианона, как намеревался изначально, или вместе с флотом, в гробницах времени?
  В итоге он решил, что последние этапы - от барсумской эпохи до Ма-Алека-Андры - пройдёт "пешком", чтобы не вызывать вопросов у соплеменников. Ну а до тех пор лучше проследить за процессом лично.
  - Герметизация гробницы завершена, командующий.
  - Включить темпоральный замок. Экспоненциальное торможение времени, с коэффициентом два в секунду. В течение тридцати трёх секунд. Затем выход на стабильный коэффициент относительно внешнего мира.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) Н.Трейси "Селинда. Будущее за тобой"(Научная фантастика) А.Григорьев "Биомусор"(Боевая фантастика) А.Дашковская "Пропуск в Эдем. Пробуждение"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"